Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Топаз Жаклин: " Любовное Прозрение " - читать онлайн

Сохранить .
Любовное прозрение Жаклин Топаз

        # Юная студентка Бостонского университета Дженнифер Эллис выходила замуж по любви. Однако со временем осознав, что ее стремление стать юристом наталкивается на непонимание Ричарда, она уходит от него, желая во всем быть самостоятельной.
        И вот через семь лет - новая встреча с мужем. За это время Дженнифер стала известным адвокатом, ее профессионализм и опыт ценят коллеги. И поступаться своей независимостью и карьерой она не намерена. Несмотря на то, что любовь к Ричарду, оказывается, вовсе не умерла в ее сердце. Неужели супругов ждет новый разрыв?..

        Жаклин Топаз
        Любовное прозрение

1

        Судья Фрэнклин Уильямс, известный строгим соблюдением этикета в зале суда, только что сошел со своего кресла и беседовал с клерком, когда Дженнифер заметила, что он поднял глаза и изумленно уставился на дверь. Она прекратила складывать бумаги в свой дипломат и отвернулась от адвокатского стола, за которым сидела, чтобы посмотреть, что привлекло внимание судьи.
        В дверях зала стоял полутораметровый кролик. Не настоящий кролик, разумеется, а некто в костюме кролика. Розового кролика, с вышитым на груди красным сердечком и розовым же пакетом в лапах.
        Стоявший рядом с Дженнифер Гаррисон Бойтано улыбнулся. Она впервые увидела улыбку на лице старшего партнера фирмы «Бойтано, Бойтано и Грейсон».
        - Вы, наверное, не помните, что сегодня День святого Валентина - праздник всех влюбленных. Жаль мне бедного дурачка, который явился отмечать его в суд к Уильямсу!
        Весь зал замер, глядя, как нахальный кролик шлепал своими лапами по центральному проходу. Женщины захихикали.
        Он направлялся прямо к адвокатскому столу, и Дженнифер огляделась, пытаясь сообразить, кто же является объектом его внимания. Вокруг никого не было. К ее ужасу, костюмированный персонаж остановился прямо перед ней.
        - Вы Дженнифер Эллис? - пропищал кролик тонким голоском, который мог с равным успехом принадлежать и мальчику-подростку, и девушке. Тем временем он приплясывал и подергивал пушистым хвостиком, вызывая бурный восторг зрителей.
        Она кивнула, не в силах говорить и не осмеливаясь взглянуть на мистера Бойтано, чтобы оценить его реакцию.
        Кролик сложил лапы на груди и запел, виляя бедрами:

        Нет лучше роз аромата
        В чудесный утренний час.
        На свете нет адвоката
        Умней и ученее вас!

        Дженнифер растерянно смотрела поверх головы кролика и видела, как люди спешили в зал из холла. Большинство из них широко улыбались.
        Она растерянно копалась в памяти. Кто мог сыграть с ней такую шутку? Вроде бы у нее не было явных недоброжелателей: за исключением, быть может, Кетча Блейкли, мордастого конкурента по партнерству в фирме. Но даже он не осмелился бы зайти так далеко!
        Но это было еще не все. Кролик молитвенно сложил лапы, подпрыгнул, притопнул и продолжал:

        Я розы те не забуду,
        Которые вам дарил,
        И вечно помнить буду,
        Как сильно я вас любил!

        Ничего похожего уже много лет не случалось в тщательно отрегулированной жизни Дженнифер. Сейчас ей больше всего хотелось провалиться сквозь землю.
        Кролик глубоко вздохнул, готовясь к ударному номеру, затем взмахнул лапами и пропел:

        О, эти красные розы -
        Пример всем другим цветам!
        Когда позовут на допросы,
        Признаюсь я только вам.

        С самодовольной ухмылкой кролик наконец вручил ей пакет и склонился в поклоне. Зрители бурно зааплодировали.
        - Убирайся вон! - прошипела Дженнифер сквозь зубы. Кролик осуждающе покачал головой и запрыгал по проходу, довольный произведенным эффектом.
        Дженнифер поглядела на подарок. Сквозь розовую упаковочную бумагу проглядывала коробка конфет с надписью «Леди Годива». Кто бы ни был автором этого унизительного спектакля, он, без сомнения, знал, что ее тщательно соблюдаемая диета нарушалась только при одном искушении - конфетах именно этого сорта.
        Затем она заметила конверт, очень маленький. В то время как импровизированная аудитория начала расходиться, Дженнифер склонила пылающее лицо и вытащила из конверта карточку. На карточке было написано:
        С любовью, Ричард
        Ричард? Невероятно! Когда она последний раз видела его? Семь лет назад, когда посещала Бостонскую палату, пытаясь спасти человечество, и не очень беспокоясь о спасении собственного брака...
        Времени на размышления не оставалось. Строгий судебный пристав уже направился к ней от стола секретаря, и на мгновение у Дженнифер мелькнула дикая мысль, что судья собирается арестовать ее за неуважение к суду.
        У нее пропал голос, и она с благодарностью услышала, как заговорил мистер Бойтано.
        - Чем можем служить?
        Суровый пристав ответил неожиданно мягко, с заметным ирландским акцентом.
        - Его честь интересуется, не знаете ли вы, где можно нанять такого кролика? Видите ли, он хотел бы тоже поздравить свою жену с Днем святого Валентина.
        - А-а... - На конверте был отпечатан адрес фирмы. Дженнифер оторвала его и вручила приставу. - Вот, пожалуйста.
        - Благодарю вас.
        Непослушными пальцами она кое-как сложила документы в дипломат. Когда она снова подняла глаза, судебный пристав уже ушел и зал суда опустел.
        Мистер Бойтано выходил из зала вместе с ней. Дженнифер поборола отчаянное желание немедленно удрать в дамскую комнату. Инцидент оставил у нее ощущение, что ее тщательно собранные в пучок светлые волосы растрепались, а тушь, которой были обведены ярко-голубые глаза, расплылась темными кругами.
        - Что он там пел насчет допросов? - спросил мистер Бойтано, когда они спустились в лифте на первый этаж Верховного суда Лос-Анджелеса.
        - Что?
        - Этот... ну розовый кролик сказал, что, если его допросят, он признается только вам, но мне кажется, что кролик тут ни при чем, а речь идет о ком-то еще.
        По вежливому ровному голосу мистера Бойтано никак нельзя было судить о его отношении к забавному происшествию.
        Дул прохладный февральский бриз, и Дженнифер застегнула на все пуговицы свой добротный серый жакет. Она надеялась избежать объяснений, но теперь у нее не оставалось выбора.
        - Это от Ричарда Эллиса.
        Единственной реакцией со стороны босса было то, что он слегка споткнулся. Через некоторое время мистер Бойтано сказал:
        - Я не знал, что он был вашим другом.
        - Это не совсем так...
        - А вы знали, что он вернулся в Штаты?
        - Нет.
        Пожалуйста, не впутывайте меня в это дело! - отчаянно взмолилась про себя Дженнифер.
        Она уже несколько лет усердно работала на фирму «Бойтано, Бойтано и Грейсон». Сейчас она и Кетч Блейкли были помощниками в важном деле о клевете; они с мистером Бойтано пришли сегодня утром в суд, чтобы обсудить предварительные ходатайства. Хотя никто прямо не говорил об этом, но было совершенно очевидно, что ей с Кетчем предстоит борьба за право стать младшим партнером фирмы.
        Почему Ричард, столько времени пропадавший Бог знает где, выбрал именно этот момент, чтобы вмешаться в ее жизнь?
        - Не хотелось бы совать нос в чужие дела, но не дает ли эта записка оснований судить о его местонахождении? - спросил мистер Бойтано, когда они шли подземным переходом к автостоянке.
        - Нет. Полагаю, он даст о себе знать более прозаическим способом.
        - А почему... - Мистер Бойтано осекся на полуслове. Тем временем они подошли к его
«мерседесу», и он открыл дверцу перед Дженнифер.
        Пока они выезжали со стоянки и вливались в общий поток машин, мистер Бойтано целиком сосредоточился на управлении машиной. Он был очень осторожный и терпеливый человек; эти качества, видимо, и помогли ему занять столь высокое положение в мире юстиции.
        - Я как-то раньше не обращал внимания... - произнес он ровным, невыразительным голосом. - У вас ведь та же фамилия. Он ваш родственник, да?
        Отпираться не было смысла.
        - Да. Он мой муж.
        У мистера Бойтано лишь чуть дрогнула щека.
        - Вы кому-нибудь об этом сообщили?
        Дженнифер отрицательно покачала головой.
        - Я семь лет не видела его, мистер Бойтано. И пока не поработала над этим делом несколько месяцев, не знала, что он проходит по нему свидетелем. Уверяю вас, у меня даже нет его адреса - ни здесь, ни в Европе.
        - Понятно...
        Понятно ли ему? Дженнифер тщательно обдумала ситуацию и пришла к выводу, что, поскольку инцидент произошел до суда, здесь не может быть сделано заявление о столкновении интересов. В конце концов, сейчас ее связывают с Ричардом Эллисом лишь старые и в общем-то неприятные воспоминания.
        И поскольку дела о клевете обычно тянутся в судах годами, она не видела смысла опережать события. Особенно в связи с этим трудным делом, которое занимало большую часть времени фирмы. Если она его бросит, то Кетч Блейкли окажется в весьма выгодном положении.
        - Вы официально разведены?
        - Нет. Для юриста это, конечно, возмутительно, но я никогда не беспокоилась о разводе, - стала зачем-то оправдываться Дженнифер. - Я только что окончила колледж, и, когда поступила на юридический факультет, мы... ну, мы расстались. Меня это не очень беспокоило. Я, видите ли, не планировала снова выходить замуж.
        Она терпеть не могла рассказывать о своей личной жизни, особенно мистеру Бойтано, у которого, как ей иногда казалось, личной жизни вообще не существовало. И хотя она знала, что он женат, ей иногда представлялось, что ее элегантный пятидесятилетний босс, возвращаясь вечером в свою стерильно-чистую квартиру, спит в ней стоя, чтобы не помять безукоризненный костюм.
        - Ситуация довольно необычная, - медленно произнес мистер Бойтано, сворачивая на другую дорогу. Было десять тридцать, и утренний пик движения уже прошел. - Однако я не вижу, чем она может нам повредить. Наоборот, из этого можно извлечь пользу, если, конечно, вам удастся определить местонахождение Ричарда Эллиса и уговорить его дать показания.
        - Если он вернулся из Европы, мы можем вызвать его обычной повесткой в суд, - без особой уверенности сказала Дженнифер.
        Как она и ожидала, босс недовольно покачал головой.
        - Я хочу, чтобы он сотрудничал с нами. Чтобы дал слово, что появится в суде, когда бы процесс ни начался. При его работе он может в любой момент снова уехать за границу.
        Активный и непоседливый в годы их учебы в колледже, Ричард мало изменился с годами. Он преуспел в журналистике и выпустил четыре книги о политических течениях в США, весьма спорные, но две из них стали бестселлерами. Она однажды видела его в телевизионных дебатах; он развивал те же темы, которые волновали его в колледже, - закулисные действия политиков и как они отражаются на рядовых гражданах.
        - Я сделаю все, что в моих силах, - неуверенно сказала Дженнифер. - Но я не имею понятия, где его искать.
        - Зато он отлично знает, где искать вас, - заметил мистер Бойтано.
        Остаток пути до офиса они проехали в молчании. Дженнифер усиленно размышляла. Что ему надо, Ричарду? Ее глаза скользнули по коробке конфет на коленях, и она поморщилась. Да, он знал, как произвести впечатление, это уж точно.
        То, что Ричард проходил по этому делу, было случайностью. Их клиентом был кинопродюсер, которому родители дали необычное имя Монтгомери Алабама и который предпочитал, чтобы его называли просто Монти. Он судился с бульварной газетой
«Взгляд изнутри» по поводу статьи, в которой сообщалось, что Алабама был в стельку пьян на вечеринке в Голливуде. Эта тема была для Монти особенно болезненна, так как он был «завязавшим» алкоголиком и часто читал молодежи лекции о вреде алкоголизма.
        Третья книга Ричарда, о харизматических лидерах Среднего Востока, была выбрана Монти для экранизации, и так уж случилось, что именно в тот вечер эти двое вели продолжительную беседу. Хотя были и другие свидетели, показания Ричарда стали бы особенно ценными из-за длительности и серьезного характера разговора, из которого следовало, что Монти был абсолютно трезв.
        К несчастью, в последние несколько месяцев все усилия разыскать Ричарда оказались тщетными. Его агент сообщил, что тот путешествует по Европе с чтением лекций и некоторое время будет вне досягаемости.
        Но теперь он, очевидно, вернулся. Несмотря на попытки игнорировать его существование в течение семи лет со дня их расставания, Дженнифер знала, что несколько лет назад он переехал из Бостона на Западное побережье, когда писал книгу об эпохе маккартизма в политике и ее влиянии на кинопроизводство.
        Но зачем ему осложнять ей жизнь? С чего это вдруг у него возникло желание ее увидеть!..
        Когда они приехали в респектабельную, изысканно обставленную юридическую контору в одном из центральных небоскребов, мистер Бойтано ни словом не упомянул об инциденте с кроликом, и Дженнифер была ему за это благодарна.
        У себя на столе она обнаружила стопку записок. Среди них сообщения о звонках, требовавших ответа, а также приглашение на встречу с Юджином Ингрэмом, пожилым и очень больным свидетелем, чьи показания они считали важными. Конечно, их можно было получить и во время процесса, но не было уверенности, что свидетель доживет до суда.
        Ей нужно было еще поймать Фрэнка Берджа, адвоката редакции «Взгляда изнутри», работающего в фирме «Макконнел, Маккиган и Шварц». При даче показаний должны были присутствовать адвокаты обеих сторон.
        Дженнифер нажала клавишу интеркома.
        - Полагаю, Фрэнк Бердж сможет присутствовать при даче показаний мистера Ингрэма?
        - Да, мисс Эллис, - фыркнула ее секретарша Бетти, средних лет женщина из старослужащих фирмы. - Я свое дело знаю.
        Бетти, служившая еще в те времена, когда все юристы были исключительно мужчинами, так и не смирилась до конца, что ее нынешний босс - женщина, и, как подозревала Дженнифер, терпела ее только потому, что не могла обнаружить никаких дефектов в ее стиле одежды и манерах. И все же саркастические реплики секретарши иногда заставляли Дженнифер чувствовать себя девчонкой-школьницей.
        В середине стопки Дженнифер попался тонкий розовый конвертик. Она в ужасе уставилась на него. Нет, не может быть! Похоже, этот мужчина замыслил сегодня ее добить.
        Дрожащими руками она распечатала конверт и вытащила записку. Та гласила: С Днем св. Валентина! Надеюсь, тебе понравился мой сюрприз. Скоро увидимся. С любовью, Ричард.
        В холле послышались шаги, замершие перед ее дверью. В них было что-то мягкое, крадущееся. На мгновение Дженнифер со страхом подумала, что это может быть Ричард, но тут же сообразила, что Бетти ни за что не пропустила бы его.
        - Заходите, Кетч! - позвала она.
        Дверь распахнулась, и в кабинет действительно вошел Кетч Блейкли. Хотя этот человек был страшным чистоплюем и одевался в лучших магазинах готового платья, он приносил с собой ощущение какой-то неряшливости, нечистоплотности и Дженнифер хотелось после общения с ним вымыть руки.
        Она бегло взглянула на своего конкурента, пытаясь понять, что же ее так задевало в нем. Может, бесцветные глаза или мучнисто-бледное лицо - интересно, как он ухитрялся избегать солнца в Южной Калифорнии? - а может быть, намечающееся брюшко, затянутое, как она предполагала, в корсет.
        Тем не менее она должна была признать, что он въедливый и дотошный юрист. Возможно, если судить по справедливости, ее неприязнь объяснялась лишь тем, что она, как женщина, должна была следить за каждым своим словом и шагом и одеваться строго и элегантно, в то время как он мог позволить себе появиться в аляповатом галстуке или с кислой миной на лице.
        - Мне звонил приятель, - произнес Кетч с неприятной улыбкой. - Как я понимаю, вам пришлось поволноваться в зале суда.
        Этот человек безусловно обладал талантом к интригам, которые иногда приносили пользу в работе, но большей частью просто удовлетворяли его страсть к сплетням.
        - Вы пришли по делу или чтобы выудить из меня какую-то определенную информацию? - Она постаралась сказать это как можно равнодушнее.
        - Я восхищен! - Кетч насмешливо оглядел ее, пригладив ладонью свои преждевременно редеющие волосы. - Дженнифер Эллис, эта снежная королева... такая недоступная... имеет тайного поклонника?
        Господи, что же будет, когда он узнает правду!
        - Очень рада, что смогла хоть чем-то скрасить ваши тоскливые будни... А теперь, извините, я занята!
        Она взяла дурацкую коробку и прошла мимо Кетча, чтобы отдать конфеты Бетти и попросить раздать их секретаршам. Когда она вернулась, Кетча и след простыл.
        Розовый конверт... Дженнифер сразу увидела, что его трогали. Ох, этот чертов Кетч! Но как она могла быть такой дурой, чтобы оставить записку на видном месте?
        Она снова включила интерком.
        - Бетти, здесь лежала записка в розовом конверте. Как она сюда попала?
        - С посыльным, - сквозь зубы ответила секретарша. Бетти не любила говорить по интеркому, и два обращения за короткое время вывели ее из себя.
        - Благодарю.
        Дальнейшие события тоже протекали не гладко. Примерно в три пополудни Дженнифер приехала в дом Юджина Ингрэма, пожилого свидетеля и бывшего сценариста, и обнаружила, что Фрэнка Берджа там еще нет.
        Ингрэма возила по кабинету в инвалидной коляске хорошенькая юная сиделка. Истощенный, с шелестящим голосом, он выглядел так, словно мог не дожить до вечера, не говоря уже о нескольких годах процесса.
        К изумлению Дженнифер, старик оценивающе оглядел ее и начал интересоваться ее интимной жизнью. Первое, что он спросил, было:
        - Скажите, моя милая, вы - одна из этих деловых женщин с рыбьей кровью, которые кроме работы ни о чем не думают, или вам нравится заниматься сексом?
        - А вам не кажется, мистер Ингрэм, что это не имеет для дела никакого значения? - возразила Дженнифер, прислушиваясь к звуку подъезжающей машины.
        - Все, что касается женщин в постели, имеет значение! - хихикнул свидетель, покосившись на сиделку, которая терпеливо улыбалась.
        - К сожалению, в настоящее время я не занимаюсь любовью, - отрезала Дженнифер, надеясь положить конец разговору. - А как насчет вас?
        - Так я к тому и веду! - закричал старик. - Вам не хватает секса, да и я хочу его! Что будем делать?..
        О Господи, уныло подумала Дженнифер, кажется, я напоролась на восьмидесятипятилетнего сексуального маньяка. Она взглянула на часы. Фрэнк Бердж опаздывал уже на пятнадцать минут. Однако!
        Она позвонила в фирму «Макконнел, Маккиган и Шварц». Да-да, сказала секретарша, Фрэнк Бердж недавно выехал.
        Дженнифер была недовольна. Адвокат противной стороны уже несколько раз или опаздывал на встречи под надуманными предлогами, или являлся в последнюю минуту. Вряд ли сейчас он рассчитывал, что свидетель не доживет до его прихода; скорее просто пытался выбить Дженнифер из колеи, чтобы она подергалась и ей труднее стало бы работать. Примитивная тактика, конечно, но у парня это было первое более-менее серьезное дело.
        Неужели в каждой юридической фирме должен быть свой Кетч Блейкли? - удивилась она.
        Спустя сорок пять минут даже Ингрэм потерял терпение. Дженнифер снова позвонила в офис Берджа.
        - Он только что звонил и сообщил, что у него по дороге сломалась машина, - прощебетала секретарша. - Мистер Бердж будет у свидетеля завтра в десять утра.
        - Он мог бы взять такси! - зло крикнула Дженнифер в трубку. - Я буду ждать его завтра в десять. Но точно!
        Она бросила трубку, страстно желая влепить пощечину этому кретину.
        Пришлось опять звонить Бетти, чтобы предупредить ее об изменении планов.
        Секретарша с вежливой холодностью выслушала ее указания и под конец спросила:
        - А куда девать цветы, мисс Эллис?
        - Цветы?
        - Две дюжины роз, которые принесли час назад. С запиской. Если хотите, я вскрою конверт и прочту вам.
        - Нет, спасибо, не надо! - Дженнифер съежилась от страха. - Почему бы вам не взять их домой, Бетти?
        Пауза.
        - Что ж, спасибо, это очень мило с вашей стороны. - Голос секретарши заметно потеплел. - Хорошо, я возьму цветы, а записку оставлю у вас на столе.
        - Договорились, до завтра.
        Извинения Дженнифер мистер Ингрэм встретил недобрым взглядом.
        - С мужчинами-адвокатами такая проблема у меня никогда не возникала!
        - Ну а теперь возникла! - отрезала она. - Вы же видите, кто из нас здесь, а кто умудрился сломаться по дороге!
        Ох, нервы, нервы! - подумала она, когда старик признал ее правоту и позволил сиделке увезти себя.
        Остаток дня начисто потерян, размышляла Дженнифер, выезжая на шоссе. Хорошо хоть, что уже среда; осталось всего два дня до заслуженного и долгожданного отдыха. Если погода позволит, можно будет даже позагорать на пляже.
        На бульваре Санта-Моника произошла дорожная авария, и Дженнифер потратила не менее получаса, чтобы преодолеть несколько миль до Брентвуда. Потом ей пришлось ждать минут десять в бакалейной лавке, потому что какой-то идиот затеял долгий спор с кассиршей о чеках, выданных еще в прошлом месяце.
        Пожалуйста, Господи, не дай сегодня больше ничему случиться, взмолилась она, поднимаясь на лифте в свою квартиру с большой сумкой в руках, мечтая лишь поужинать в спокойной обстановке и посмотреть вечерние новости по телевизору.
        Ключ в замке. Дверь открыта. Тишина. Но что-то не так. Дженнифер стало не по себе.
        Она застыла на пороге, готовая к бегству. Стоп! Откуда этот удивительно знакомый запах? Восхитительный аромат китайской еды, приготовленной в любимом ею стиле шэхуань. Она почти ощутила вкус креветок кунг нао, посыпанных перцем и толчеными орехами.
        В мире был только один человек, способный проникнуть к ней в квартиру и приготовить ужин, зная, чем ее пронять. Хотя ей абсолютно не хотелось встречаться с Ричардом, Дженнифер никак не желала быть изгнанной из собственной квартиры. Кроме того, она была голодна.
        Она захлопнула входную дверь и вошла, чувствуя, как устали руки от тяжелой сумки.
        - Выходи, не прячься, я знаю, что ты здесь, - усталым голосом произнесла она. - Я раздала твои конфеты и розы, но прежде чем вышвырнуть тебя вон, я собираюсь поесть.
        В дверях кухни появился Ричард. Дженнифер с изумлением заметила, что он изменился, причем в лучшую сторону: его когда-то хилая грудь стала широкой и мускулистой, а густые темные волосы уже не свисали как прежде, на плечи, а были аккуратно подстрижены. Но глаза, те самые пронзительные изумрудно-зеленые глаза, нисколько не переменились.
        Некоторое время и он изучал ее, рассеянно облизывая большую деревянную ложку, которую держал в руке. Он по-прежнему предпочитает джинсы, заметила Дженнифер, но не такие, как в дни их студенческой юности - вытертые до седины и с драными коленками. Его зеленый джемпер с отложным воротником был очень модным и связанным из добротного кашемира, насколько можно было судить, так как большая его часть была скрыта под ее любимым фартуком. Когда-то, много лет назад, Ричард подарил ей его со словами: «Место здесь гиблое, но народ отличный».
        - Классно выглядишь! - Он выдал знакомую медленную улыбку, от которой ее сердце, как и много лет назад, забилось сильнее. Почему он до сих пор на нее так действует? - Однако несколько прядей волос выбилось из твоей прически. Видимо, у тебя сегодня был трудный день.
        - Да, был, и, между прочим, по твоей вине!
        Она прошла мимо него, стараясь не реагировать на горьковато-изысканный запах его одеколона, и поставила сумку на кухонный стол. Стоя к нему спиной, она сунула молоко, хлеб и фрукты в холодильник, а полуфабрикаты - в морозилку.
        - Ты перешла на готовую пищу? - спросил он, опасно приблизившись, так что голос прозвучал у нее над ухом, а дыхание тронуло завитки волос на шее.
        - Скажем так: сегодня мне столько пришлось вытерпеть, что готовить обед уже не осталось сил! - Дженнифер захлопнула дверцу холодильника, надеясь, что дала Ричарду отпор, которого он заслуживал, но тот лишь покачал головой.
        - Тогда ты будешь довольна! - Он показал ей на дразнящие обоняние блюда, кипевшие на плите.
        Дженнифер прислонилась к холодильнику, пытаясь собраться с мыслями.
        - А ты не подумал, что я могу отказаться есть твои яства?
        - Та миссис Эллис, которую я знал, никогда не отказывалась от вкусной еды, - покачал головой Ричард.
        - Кстати, а как ты сюда проник?
        - Показал консьержке внизу удостоверение личности, свою последнюю книгу и наше свидетельство о браке...
        - Великолепно... Почему бы тебе не арендовать рекламный щит на бульваре Сансет и не объявить на весь мир, что я твоя бывшая жена? - Она холодно и надменно посмотрела на него.
        - Вовсе не бывшая. - Ричард взял пару китайских палочек для еды, подцепил в кастрюле креветку и сунул ее в рот Дженнифер, прежде чем та успела запротестовать. - Ну как, вкусно? Почему бы тебе не переодеться во что-нибудь удобное? Кстати, я там положил кое-что тебе на кровать.
        - Ах, ты невыносим!
        Дженнифер скользнула мимо него и захлопнула за собой дверь спальни.
        Поперек кровати лежало новое платье, нечто совершенно необычное. Сшитое из белого муслина с кружевами и плетеным поясом, оно было скорее всего привезено с арабского Востока. Надев его, она обнаружила, что сидит на ней платье превосходно.
        Отражаясь в зеркале в полный рост, Дженнифер старалась увидеть себя глазами Ричарда. Она сохранила хорошую фигуру с высокой округлой грудью. Ее светлые волосы, когда она их расчесала, мягкими волнами обрамляли лицо и спадали на плечи. А голубые глаза стали ярко-синими, как всегда, когда она волновалась. Такого давно не бывало с ней.
        Она вполне могла позволить себе этот вечер. Может быть, если немного подыграть Ричарду, он подумает, что одержал над ней верх, и перестанет донимать ее.
        - Спасибо за платье, очень красивое! - Она вернулась в кухню, когда Ричард выставлял на резной деревянный стол ее лучшие тарелки.
        Зеленые глаза оценивающе оглядели ее.
        - Увидев это платье на большом базаре в Стамбуле, я сразу понял, что ты единственная женщина, достойная его. Оно напомнило мне то, что ты обычно носила, когда мы учились в колледже.
        - Это было так давно!.. - Дженнифер стала разливать ледяную воду в высокие хрустальные бокалы.
        - Слишком давно! - Ричард подошел к ней сзади, обнял за талию и притянул к себе, касаясь щекой ее распущенных волос.
        На мгновение Дженнифер прильнула к нему, наслаждаясь чувством уюта и безопасности, исходящим от его теплого тела. Затем он крепче обнял ее и жадно прильнул губами к шее.
        - Прекрати! - Она вывернулась и посмотрела ему в лицо. - Ричард, зачем ты пытаешься снова влезть в мою жизнь? Скажи, чего ты хочешь?
        - Я хочу вернуть тебя обратно.
        Слова как будто повисли в воздухе.
        - Нет. Когда-то я была твоей женой, но это было так давно...
        - Мы не разводились, - напомнил он ей.
        - Я не хочу бередить старые раны, - тихо сказала Дженнифер.
        - Почему? У тебя ведь с тех пор не было даже постоянного дружка, так?
        Он спокойно смотрел на нее.
        - Откуда ты знаешь, с кем и когда я встречалась! - крикнула она, смутно ощущая, что Ричард знает о ней слишком много. Вот что значит быть пронырливым репортером! - И если ты в течение семи лет не удосужился дать знать о себе, то не оправдывайся тем, что был все это время где-то далеко.
        - Я и не думаю делать этого. - Он начал выкладывать огромные бело-розовые изумительно пахнущие креветки на тарелки, добавляя рассыпчатый вареный рис. - Когда я вернулся из Вашингтона и обнаружил, что тебя нет, то пришел в ярость.
        - Я не хочу говорить об этом, - холодно заявила Дженнифер.
        - Хорошо, не будем.
        Он сел за стол, и, поскольку чувство голода пересилило в ней чувство раздражения, Дженнифер неохотно присоединилась к нему.
        Некоторое время они ели молча, смакуя изысканное блюдо. За прошедшие годы Ричард нисколько не утратил присущего ему кулинарного искусства.
        Переведя дух перед второй порцией, Дженнифер отпила ледяной воды, бросив на Ричарда выжидающий взгляд поверх ободка бокала. Он ловко орудовал палочками, без труда подбирая отдельные зернышки риса или горошинки.
        Наверное, во время подготовки одной из своих книг он путешествовал по Китаю или Японии и привез оттуда рецепт приготовления этих креветок. Конечно, он бывал также в Ливане и Ливии, во Франции, Испании, Турции - странах, которые для нее были только пятнами на карте и фотографиями в журнале «Нэшнл джиогрэфик».
        Да, где он только не был! Как странно сознавать, что этот человек, который три года был ее мужем, впрочем, нет, десять лет - нельзя забывать, что они до сих пор официально состоят в браке, - провел значительную часть своей взрослой жизни в приключениях, к которым она не имела никакого отношения!
        Дженнифер почувствовала приступ зависти ко всем женщинам, которых он, должно быть, знал за эти годы, которые участвовали в его жизни с тех пор, как романтический юный студент созрел и превратился в опытного и блестящего журналиста. А что, если бы она его не покинула? Впрочем нет, иначе поступить она не могла...
        - Сожаления? - Его голос был мягким и понимающим. - У меня лично их была масса, Дженни. Я долго злился на тебя, поэтому не искал, чтобы исправить положение. Знаешь, я так и не понял, почему ты ушла.
        - Разве ты не прочел мою записку?
        Он кивнул.
        - Конечно! Ну и что? Я хочу сказать, мне этого было недостаточно, Дженнифер. Недостаточно, чтобы уяснить, почему ты предала все, что нас связывало, и исчезла из моей жизни. Я думал, что больше значу для тебя...
        Нет. Он никогда не узнает, как много значил он для нее, потому что в этом она ему никогда не признается. Он не узнает, что был для нее дороже всего и всех, быть может, незаслуженно.
        Если сейчас начать говорить об этом, то она расплачется. А Дженнифер никогда перед ним не плакала. И теперь не собиралась.
        - Спасибо за обед. - Она резко прервала разговор, встала и начала убирать со стола. - Не беспокойся о тарелках, у меня есть посудомоечная машина.
        - Да у меня и мысли о них не было, - небрежно заявил он, вытянул длинные ноги и откинулся на стуле, упершись головой в стену.
        - Это был намек! - Дженнифер с треском открыла дверцу посудомоечной машины. - У меня выдался очень трудный день, мистер Эллис, отчасти из-за ваших выходок, поэтому я должна отдохнуть. Тебе пора уходить.
        - Ой, извини, но я забыл сказать самое главное. - По его лицу скользнула дьявольская ухмылка. - Теперь я буду жить здесь.

2
        - Ты с ума сошел?! - взвизгнула Дженнифер.
        - Временно, разумеется. - Ричард, похоже, наслаждался эффектом своего заявления. - Я строю дом на берегу моря в Венисе. Думал, он будет готов к моему возвращению из Европы, но пока в нем еще жить нельзя, а я ненавижу мотели! Если ты заглянешь в гостевую спальню, то увидишь мои чемоданы.
        - Нет, тебе нельзя оставаться здесь. Я тебя вышвырну отсюда, спущу с лестницы, если ты сам не уйдешь, Ричард Эллис!
        - А ты ни о чем не забыла?
        - Ох, конечно, забыла. Я забыла пообещать швырнуть в тебя пару тарелок, а это надо было сделать еще несколько лет назад. Ты меня всегда воспринимал как предмет мебели, с которым можно не считаться, не так ли, Ричард? Но теперь многое изменилось.
        Она швырнула тарелки в мойку, игнорируя грохот, с которым они разбились.
        - Если это и так, то у меня было семь лет, чтобы все тщательно взвесить и оценить тебя по достоинству, - мягко заметил он. - Но речь сейчас не об этом. Позволь тебе напомнить, что я свидетель.
        Да, об этом она и впрямь забыла. Дженнифер страшно хотелось наплевать на работу и кратко сообщить Ричарду, куда он может катиться вместе со своим свидетельством, но она знала, что наутро горько пожалеет об этом. Кроме того, Кетч Блейкли пугал ее даже больше, чем Ричард.
        - Ладно, хватит! - Мистер Бойтано специально наставлял ее относительно сотрудничества, и теперь она не хуже Ричарда понимала, что загнана в угол. - Можешь остаться на несколько дней. Кстати, а когда твой дом будет закончен?
        - Недели через три.
        - Ты искушаешь судьбу, парень! - Она подняла бокал, как бы целясь ему в голову.
        - Может, и быстрее. - Ричард как-то робко улыбнулся. - А чтобы показать, как я тебе обязан, буду счастлив с завтрашнего утра начать давать показания.
        - Отвяжись! - Дженнифер насыпала порошка в посудомоечную машину и включила ее. - Я занята! До завтра!
        - Пойдем-ка в гостиную. В этом шуме я сам себя не слышу. - Он обнял ее за талию и потащил вон из кухни, закрыв за собой дверь. - Завтра, говоришь, ты занята? Днем мне понадобится машина.
        - Ах вот как? - Дженнифер плюхнулась на кушетку. - Ну, ты и нахал!
        - Это вовсе не нахальство, - подчеркнуто терпеливо объяснил Ричард. - Я продал машину, чтобы не платить за ее обслуживание все это время.
        - Но ты ведь предполагаешь купить новую, не так ли? - Она старалась говорить спокойно, но у нее это плохо получалось.
        К ее облегчению, он кивнул.
        - Завтра же! Вот почему мне будет нужна твоя машина.
        - А...
        - Послушай, у меня идея. - Он опустился на кушетку рядом с ней. - Почему бы не провести утро вместе? Мне будет приятно увидеть, где ты работаешь, посмотреть, чем ты занимаешься. Кроме того, если я собираюсь давать показания в интересах твоего клиента...
        Дженнифер содрогнулась от мысли, что сделает Кетч, когда увидит их вместе. Нет сомнений, что перед старшими партнерами он раздует это в уголовное преступление.
        - Нет, так не пойдет. Я должна снять показания с другого свидетеля.
        И ей пришлось вкратце описать ему проблему с Фрэнком Берджем.
        - Он меня с ума сводит, - заключила она. - Все это отнимает у меня кучу времени, и при этом возникает ощущение, что мы обманываем свидетеля.
        - Бердж служит в фирме «Макконнел, Маккиган и Шварц», так? - Ричард наполнил два бокала белым вином из графина, стоящего на кофейном столике, и протянул ей один. - Знаешь, Макконнел - мой старый приятель. Что, если я смогу помочь?
        - Сомневаюсь. - Она неохотно взяла бокал. Может быть, вино снимет болезненное напряжение этого дня? Мистер Макконнел - высококвалифицированный адвокат по гражданским делам, вряд ли ему было дело до того, что сотрудник его фирмы чем-то не устраивает адвоката противной стороны.
        - В моих интересах помочь тебе побыстрее развязаться с этим делом, - задумчиво произнес Ричард. - Почему бы тебе с утра не проверить Берджа и не дать мне знать, продолжает ли он свои игры? Если да, то я посмотрю, что можно будет сделать.
        Несмотря на неприятное ощущение, что ее снова обставили, Дженнифер была вынуждена согласиться. Она не могла себе позволить тратить время на возню с Фрэнком Берджем. Кроме того, несмотря на свое бахвальство, Юджин Ингрэм выглядел довольно паршиво. Что, если он действительно отдаст концы, не дождавшись допроса?
        - Хорошо. Тогда, в зависимости от того, когда мы закончим, я могу тебя подобрать. Всю вторую половину дня я буду занята в офисе, тогда ты и воспользуешься моей машиной.
        - Нет, так не годится.
        Ричард поставил свой бокал и начал нежно массировать ее напряженный затылок. Это было чудесно. Прямо как в первые месяцы их короткого супружества.
        - Почему не годится? - пробормотала она, закрыв глаза.
        - Я же не могу вести одновременно две машины, так как же я доставлю твой автомобиль домой? Ты должна ехать со мной!
        - Отложи покупку машины до субботы.
        Его опытные пальцы теперь разминали ей спину под лопатками.
        - Тогда мне придется воспользоваться твоей машиной в пятницу: у меня деловая встреча. Послушай, скажи своему боссу, что завтра ты уйдешь с полудня, а зато отработаешь в субботу.
        - Как же я отработаю?
        Восхитительные манипуляции его пальцев подавляли ее волю к сопротивлению.
        - Ты будешь брать у меня показания.
        Дженнифер вздохнула. Она никак не могла переварить то, что на протяжении всего одного дня вся ее жизнь перевернулась вверх тормашками. И, похоже, ей с этим ничего не поделать.
        - Но мы должны все подготовить с адвокатом противной стороны...
        Его пальцы гладили ей шею под копной пушистых волос.
        - Не беспокойся, - пробормотал он. - Мак действительно мой приятель. Я обо всем позабочусь.
        - Хорошо... - Дженнифер совершенно расслабилась. - Но, Ричард, не думай, что я делаю это, потому что у меня нет выбора!
        - Ну, конечно! - Он закончил массаж поцелуем в шею. - Как насчет телевизора?
        - Разумеется.
        Не в силах подняться, она осталась сидеть на софе, в то время как он по-хозяйски покопался в ее видеокассетах и вытащил «Историю любви».
        - Давненько не смотрел этот фильм, - заметил он, вставляя кассету в видеомагнитофон и включая телевизор.
        Дженнифер слишком поздно сообразила, как сильно эта история напоминает их студенческие дни в Бостоне. Она невольно вспомнила бурные споры однокурсников в кофейне. Здесь обсуждались всевозможные мировые проблемы, как будто от их мнения что-то зависело, и, вероятно, из-за этого половина группы завалила в первом семестре гуманитарные науки.
        Она была новичком, а он - опытным студентом. Но для обоих все было впервые - мгновенно возникшая сильная тяга друг к другу, тяга, которая еще более усилилась, когда началась зима и они перенесли свои споры в маленькую квартирку Ричарда, где был камин.
        Рождественские каникулы оказались сущим мучением. Дженнифер бесцельно слонялась по родительскому дому в Цинциннати, а Ричард заездил себя до полусмерти, добровольно участвуя в предвыборной кампании кандидата в губернаторы.
        Их воссоединение в январе было бурным и трогательным, и Дженнифер поняла, что больше не может с ним расставаться. Ни на час! Но их разлучали то занятия, то продолжающаяся политическая деятельность Ричарда, то манифестации против войны во Вьетнаме, захватившие очень многих студентов.
        - Я не могу всегда думать о себе, хотя ужасно этого хочу, - честно признался он ей однажды вечером, жуя бутерброд. - Наш мир формируют люди - тот мир, который мы оставим нашим детям. Некоторые из этих людей - злодеи, другие - полные идиоты. Как я могу не замечать того, что они творят? У меня есть долг перед своей страной!
        Это был их первый разговор о детях. Возможно, что он не думал о них конкретно, да и Дженнифер понимала, что не готова к такому важному шагу, но почему-то после этого они начали говорить о браке.
        Весной оба поняли, что не желают повторения рождественских каникул, и поэтому, хотя родители обоих считали своих отпрысков еще слишком молодыми и не готовыми для брака, они с Ричардом поженились в июле, вскоре после экзаменов.
        Следующие несколько месяцев они прожили в каком-то полуподвале у друга Ричарда в Вашингтоне, пока Ричард подвизался в качестве независимого журналиста. Он взялся за эту работу, чтобы поближе сойтись с людьми, направлявшими политику правительства.
        Полуподвал был сыроват, и Дженнифер, которая и так всегда привередничала, тратила большую часть времени на борьбу с плесенью. И все же ощущение счастья не покидало ее. Каждую ночь они обнимали и ласкали друг друга, а днем она ходила осматривать памятники национальным героям, много читала, причем те книги, до которых во время учебы руки не доходили, и мечтала о собственном доме и двух ясноглазых детишках, похожих на своего отца.
        Потом они возвратились в Бостон - она на второй курс, Ричард - на последний. Окруженная друзьями, живя в уютной квартирке Ричарда, Дженнифер чувствовала себя абсолютно счастливой и даже иногда присоединялась к мужу в его политических кампаниях и маршах протеста.
        Но она не могла полностью игнорировать признаки беспокойства, вызванные тем, что Ричард все глубже и глубже погружался в политическую деятельность и в конце концов записался на спецкурс журналистики.
        Не то чтобы Дженнифер возражала против его одержимости политикой, но она жаждала иметь в жизни порядок, стабильность и семью. Ричард же, тративший почти все свободное время на написание статей и организацию маршей протеста, не выказывал ни малейшего желания хоть немного остепениться.
        Развязка наступила летом, перед ее последним учебным годом. Как журналист-практикант Ричард получал в Нью-Йорке так мало, что не мог позволить себе самостоятельно снять квартиру на двоих сверх той, что предоставлял ему университет в Бостоне. Ему пришлось поделить комнату с приятелем-журналистом.
        Со свойственной Ричарду изобретательностью он нашел и для жены соседку по комнате, молодую женщину, которая сотрудничала с ним при проведении какой-то очередной политической кампании. Познакомившись с Мэри-Энн и найдя ее дружелюбной и аккуратной, Дженнифер безропотно согласилась.
        Она ожидала, что все ее время будет занято секретарской работой, но то, что уик-энды и вечера ей зачастую приходилось проводить без Ричарда, Дженнифер очень огорчало. Беседы с Мэри-Энн постепенно перешли из разряда бытовых в личностные и политические диспуты, и Дженнифер узнала, что ее соседка по комнате участвует в так называемом женском движении.
        Конечно, она читала статьи в газетах и слышала едкие насмешки над «борцами за свободу от лифчиков», но некоторые высказывания Мэри-Энн заставили ее призадуматься. Слишком много в них было справедливого.
        Действительно, почему она всегда предоставляла Ричарду ведущую роль в их отношениях? Почему никогда не думала, что будет с ее занятиями, которые ей очень нравились, если у них появятся дети?
        Мэри-Энн заронила семена сомнения в ее душу, а Ричард, вернувшись осенью, дал им прорасти, хотя и ненамеренно. Он говорил о растраченном потенциале, о косном мышлении, о подлых служебных интригах - причем все это касалось исключительно мира мужчин.
        А что же женщины? Дженнифер однажды вечером бросила ему этот вопрос, когда мыла пол в кухне.
        - Ну, я думаю, что некоторые женщины испытывали трудности, но несравнимые с мужскими, - сказал ей Ричард. - Им в первую очередь приходится думать о семье и быте. Не тот масштаб!
        - О, в самом деле? - язвительно спросила она. - Удел женщины - лишь семья и быт? А мужчин эта сторона как бы и не касается? Раз уж мы рассуждаем о справедливости, как насчет того, чтобы ты делал по дому немного больше, чем только приготовить одно вкусное блюдо за уик-энд?
        Он шутливо отмахнулся от нее и вернулся к своим занятиям.
        Хотя раньше она никогда не проявляла большого интереса к гражданским правам, Дженнифер почувствовала, что ее зацепило. Снова и снова она спрашивала себя, почему Ричард и его друзья совершенно не интересуются положением женщин. Больше всего ее беспокоило даже не то, что Ричард был с ней не согласен, а то, что он вообще не принимал ее всерьез. Когда она объявила, что подала документы на юридический факультет, он скептически сказал «ну что ж, посмотрим», как взрослые говорят детям, когда те проявляют излишнее своеволие.
        Той весной их разногласия усилились, хотя Ричард вряд ли сознавал это. Он уезжал на целые недели, добывая кулуарную информацию в Вашингтоне, выступая перед молодежными группами, готовя статьи для оппозиционных газет.
        Когда она заявила, что им надо сесть рядышком и обсудить планы на будущее, Ричард заверил ее, что сам даст ей знать, когда решится на следующий шаг. Разговора не получилось.
        Документы о зачислении в Калифорнийский юридический институт пришли, когда Ричарда не было в городе. Дженнифер с нетерпением ждала его возвращения, гордая своим достижением.
        Но когда она рассказала ему, Ричард лишь безучастно взглянул на нее.
        - Юридический? В Калифорнии? Ну что ж, дерзай... А сейчас, Дженнифер, извини, мне надо готовить статью.
        День ее выпуска совпал с маршем против расовой дискриминации. Когда утром она проснулась, Ричарда, одного из организаторов акции, уже не было дома.
        Она поехала на автобусе на место проведения митинга и в конце концов разыскала его.
        - Нам надо серьезно поговорить, - сказала она. - Наш брак разваливается, и я в последний раз хочу попытаться спасти его.
        - Ты выбрала не очень подходящее время для «разборок», - возразил Ричард, показывая юному студенту, где поставить транспарант.
        - Другого времени не было месяцами! - рассердилась она. - Я говорю о нас, о наших отношениях!
        - С этим можно подождать, пока я вернусь. - Он помахал рукой подошедшим организаторам марша.
        - Нет, Ричард! Мне надо отправляться в Калифорнию, если только ты не приведешь убедительных доводов против этого. Но и в этом случае я хочу точно знать, чем буду заниматься.
        - Тем же, чем и сейчас: будешь моей женой, - сказал он.
        И тогда Дженнифер произнесла те слова, которые давно хотела сказать:
        - Мне этого недостаточно!
        - Не капризничай! Вполне достаточно! - И, услышав, что его зовут, Ричард направился к группе, собравшейся возле трибуны.
        Дженнифер вернулась на квартиру и стала собирать чемодан. Написала записку, в которой попыталась объяснить свое разочарование их отношениями, затем отправилась на выпускную церемонию в университет. После этого съездила к родителям на уик-энд в Цинциннати и оттуда улетела в Калифорнию...

        С тех пор прошло семь лет. И вот теперь она снова сидит рядом с Ричардом и удивляется, зачем это ему понадобилось вновь вторгаться в ее жизнь.
        Фильм закончился: Эми Макгроу изящно умерла, а Райан О'Нил остался совсем один, благородно страдая. Раньше Дженнифер всегда плакала над этим фильмом, но сейчас вымышленный сюжет оттолкнул ее. Господи, как все примитивно и совсем не похоже на реальную жизнь с ее сложностями и проблемами! Она фыркнула.
        - Ты стала жестокосердной, - заметил Ричард, выключая телевизор и перематывая пленку. - Раньше ты над этим фильмом ревела в три ручья.
        - Это было очень давно... - Дженнифер зевнула. - Я иду спать. И не вздумай!..
        - Кто, я? - Ричард лучезарно улыбнулся. - Я даже обещаю мыть пол в кухне, пока буду здесь. Насколько я помню, это было одной из причин, по которым ты уехала.
        - Ты никогда меня не понимал, - буркнула Дженнифер, направляясь в спальню. - Кроме того, меня бы больше устроило, если бы ты вымыл ванную.
        - Не сегодня, если не возражаешь. Можно, я пойду туда первым?
        - Ты как-никак мой гость.
        Она зашла в свою комнату и сняла подаренное им платье, помедлив, чтобы полюбоваться его простыми, классическими линиями. Неужели Ричард действительно думал о ней, когда покупал его в Стамбуле?
        Его решение снова разыскать ее оставалось для нее загадкой. Но спрашивать об этом означало в первую очередь затеять разговор о причинах ее ухода. Она не была к этому готова; ей не хотелось снова переживать его бессердечный отказ считаться с ее мыслями и желаниями.
        Прошедшие годы, похоже, не слишком изменили Ричарда - он, видимо, все еще считал, что имеет право распоряжаться ее жизнью. Что ж, возможно, будет легче показать ему, что это не так, чем объясняться с ним.
        Дженнифер надела голубую шелковую ночную рубашку. Глубокий вырез, отделанный соблазнительным кружевом, был довольно игрив, но ни хлопковых, ни фланелевых рубашек у нее не было. Ей пришлось накинуть купальный халат, который своим покроем и застежками в виде розочек не улучшил впечатление - скорее, наоборот.
        С громким стуком, который она очень хорошо помнила, Ричард захлопнул дверь, выйдя из ванной. Дженнифер выжидала достаточно долго, чтобы он достиг своей комнаты, и пошла чистить зубы.
        Когда она появилась на пороге ванной, то обнаружила, что Ричард выходит из кухни с двумя чашками горячего шоколада.
        - Я уже почистила зубы, - сразу сказала она, нарочито игнорируя тот факт, что на нем были лишь пижамные штаны, и решительно подавляя знакомое по прежней жизни желание погладить рукой шелковистые волоски на его мускулистой загорелой груди.
        - Подумаешь, проблема? - нагло усмехнулся он, входя к ней в спальню. - Насколько я помню, ты всегда пила шоколад, не задумываясь о кариесе. И не говори мне, что не любишь какао; оно у тебя стоит прямо на кухонном столе.
        Дженнифер ужасно не хотелось поступаться принципами, но она позволила себе взять чашку с горячим шоколадом, потому что это напоминало ей ощущение уюта, испытанное некогда перед камином в их бостонской квартирке.
        - Раз уж ты его приготовил, не пропадать же добру, - грубовато сказала она.
        Ричард устроился как дома в глубоком кресле возле ее софы. По контрасту с элегантной простотой современной датской мебели в остальной части квартиры, ее комната была убрана более женственно - кружевное покрывало на кровати, большие куклы на полке, викторианский календарь на стене.
        - У тебя здесь уютно. Ты здесь больше похожа на ту Дженнифер, которую я знал прежде, - заметил Ричард, потягивая шоколад.
        Весь его облик - обнаженная грудь, небрежные жесты уверенного в своей неотразимости самца - задел в душе Дженнифер какую-то глубинную струну. Она почувствовала себя беспомощной и слабой под напором его грубой силы.
        Дженнифер взяла себя в руки, пересекла комнату и присела на край софы.
        - Я изменилась, Ричард! - сказала она и тут же поняла, что это было не совсем правдой.
        - Да? - Его взгляд ласкал ее, скользя по округлостям грудей в вырезе халата. - Ты созрела, Дженнифер. Тебе сколько? Двадцать девять? Женщина, очень красивая женщина. Я мог бы возненавидеть тебя за все те годы, что ты провела вдали от меня, те годы, когда я мог бы наблюдать, как ты превращаешься из девчонки, которой была, в столь соблазнительное существо, которым ты стала сейчас...
        Его слова больно кольнули ее. Как часто она страстно желала, чтобы он оказался рядом, чтобы делил с ней радости и горести, чтобы можно было ночью прижаться к его горячему сильному телу. Тогда она почти ненавидела его именно за то, что он заставил ее покинуть его.
        - Я тебе сказала, что не готова говорить об этом, - как-то чересчур робко пробормотала она, потягивая шоколад. Он был густым и вкусным.
        - Тогда давай ни о чем не говорить. Смотреть друг на друга тоже приятно.
        Дженнифер слегка вздрогнула под его изучающим взглядом, чувствуя, как кровь прилила к щекам, как сладкая истома разлилась по телу. Она потупила глаза и уставилась на пушистый ковер под ногами.
        - Удивительно, что ты отрастила волосы, - вкрадчиво произнес наконец Ричард. - Помню, когда я однажды это предложил, ты сказала, что не желаешь выглядеть как все.
        - Так и есть. - К ней вернулось присутствие духа, и она подняла глаза. - Сейчас все стригутся коротко, вот почему и я отпустила волосы.
        Ричард кашлянул.
        - Да, в тебе по-прежнему сидит дух противоречия. Ты допила?
        Она кивнула. Он взял обе чашки и, поставив их на прикроватный столик, сел рядом с ней.
        - Ну и что дальше? Что ты хочешь? - осведомилась она.
        - Съесть тебя, - насмешливо ответил он.
        Дженнифер видела, что препираться с ним нет смысла, поэтому нырнула под одеяло.
        - Кажется, я тебя возбуждаю, - с отвратительным самодовольством заявил он. - Ты даже забыла снять халат. Надеешься избежать грехопадения?
        - Я всегда сплю в халате, - соврала она.
        - А не жарко? Ну, впрочем, твое дело... - Он натянул ей одеяло под подбородок, как ребенку, и склонился над ней. Уж не поцеловать ли меня он собирается, подумала она, и тут же его губы слегка коснулись ее лба.
        - Спокойной ночи, малышка Дженни!
        Звяканье чашек, его шаги по ковру, затем темнота. Холодная, одинокая темнота и пустота в груди. Вернись! - молча взмолилась Дженнифер, но что-то помешало ей сказать это вслух.

        Она приехала к Юджину Ингрэму в десять часов утра. Как легко было предположить, ее звонок Фрэнку Берджу часом раньше принес информацию, что «он задерживается». Секретарша не смогла сказать, надолго ли.
        Провожая Дженнифер на работу, Ричард сказал ей в дверях, что позаботится о деле и чтобы она не задерживалась.
        - Трудно сказать! - процедила она сквозь зубы. - Этот тип придет неизвестно когда! А, может быть, вообще не появится!
        - Посмотрим, - произнес Ричард.
        Теперь она сидела, праздно болтая с Юджином Ингрэмом. Он, очевидно, плохо провел ночь: под глазами у него были темные круги, и он бессвязно бубнил о своих хворях и недугах. Дженнифер, пожалуй, предпочла бы слышать от него фривольные замечания.
        В десять тридцать в дверь позвонили. Это был сам мистер Макконнел. Ему было под пятьдесят, и он казался человеком очень мягким с его бледно-голубыми глазами, средним ростом и черными волосами, слегка тронутыми сединой. Но Дженнифер знала, что эта мягкость обманчива.
        Она встала, чтобы обменяться с ним рукопожатием, немного смущенная тем, что противостоит такой важной персоне. Мистера Макконнела часто упоминали как кандидата на пост судьи благодаря его блестящей репутации, проницательности и умению подмечать детали.
        - Сожалею о причиненных вам неудобствах, - сказал он. - Я не знал, что мистер Бердж так ведет себя. Приступим к делу?
        Они включили магнитофоны и сели рядом со свидетелем. Медленно, иногда с долгими паузами, Ингрэм начал отвечать на их вопросы.
        Мистер Макконнел старался высветить колебания старика, напирая на то, что его память уже давно ослабела и он вряд ли может уверенно судить, пьян был Монти на вечеринке или нет.
        Дженнифер, наоборот, старалась подчеркнуть сильные стороны свидетеля, но ей стало ясно, что лишь на основании показаний Ингрэма дело клиента не выиграть. Похоже, Ричард был прав.
        С мистером Макконнелом они расстались довольно дружелюбно. Он проявил к ней больше внимания, чем она ожидала. Ей хотелось думать, что это произошло благодаря ее профессионализму, но более вероятно - в результате его разговора с Ричардом.
        - Все прошло великолепно! - сообщила она Ричарду, ведя свой «камаро» к центру города, после того как завернула домой и захватила его. - Надо же, сам Макконнел! И как хорошо, что это уже позади!
        - Отлично. Бердж вел себя, конечно, безобразно. Терпеть не могу сопляков; буду очень рад, если ему достанется.
        - Твои показания очень важны, - сказала она. - Полагаю, будет лучше всего, если тебя допросит один из наших старших партнеров.
        - Боюсь, не выйдет, - возразил Ричард. - У меня ужасная память. Ты единственная, кто сможет заставить ее работать. Кроме того, я знаю, где лучше всего давать показания, но твоему боссу это место может показаться совершенно неподходящим...
        - Что-то мне не нравится то, что ты говоришь, - ответила Дженнифер, въезжая на стоянку. - И где же это?
        - Увидишь! - Он выскользнул из машины, обежал ее, чтобы открыть ей дверцу, затем взял ее кейс, и они вошли в здание.
        Ричард с интересом оглядел интерьер.
        - Ты давно здесь работаешь?
        - Четыре года, - сказала Дженнифер.
        - Я пытаюсь представить себе, как ты все это время каждый день проходишь по этому коридору, садишься в этот лифт... - задумчиво произнес Ричард. - Да я бы уже с ума сошел от такой монотонности бытия! Мне нравится путешествовать, встречать новых людей...
        - А я предпочитаю стабильность, - возразила Дженнифер.
        Супруги обменялись понимающими взглядами. Дженнифер припомнила, как они, бывало, посмеивались над основательной разницей своих темпераментов в наивной убежденности, что они прекрасно дополняют друг друга, что их отношения должны выжить именно потому, что Ричард витает в облаках, а она твердо стоит на земле.
        Войдя сквозь двойные стеклянные двери в офис фирмы «Бойтано, Бойтано и Грейсон», они прошли через холл в кабинет Дженнифер. Ни Кетча, ни старших партнеров не было видно. Но Бетти торжественно восседала за столом в старомодных роговых очках, через которые она строго уставилась на Ричарда.
        - Бетти, я рада представить вам моего... мужа, Ричарда Эллиса, - сказала Дженнифер. - Ричард, это миссис Дебрум.
        Реакция секретарши живо напомнила ей поведение комического персонажа из какой-то старинной пьесы. Обнаружив, что Дженнифер замужем и услышав имя «Ричард», она вытаращила глаза и разинула рот.
        - Я... э... очень рада с вами познакомиться, мистер Эллис. - Бетти осторожно протянула руку, словно опасаясь, что ее может ударить током.
        - Я тоже очень, очень рад, миссис Дебрум! - Ричард сладко улыбнулся и уверенным движением поднес ее руку к губам. И где он научился таким манерам, удивилась Дженнифер.
        - Э... - Секретарша стала заикаться от волнения. - Э... да, миссис Эллис!
        К изумлению Дженнифер, она уважительно выделила звание замужней женщины. Обычно Бетти произносила слово «мисс» с легким оттенком презрения.
        - Меня просили передать, как только вы придете, что в кабинете мистера Грейсона назначено совещание и чтобы вы туда подошли как можно скорее!
        Ух-ох! Хорошее настроение Дженнифер мигом улетучилось.
        - Я сейчас же иду.
        Ричард проводил ее до приемной мистера Грейсона. Секретарша старшего партнера показала Дженнифер на вход.
        В большой комнате, обшитой дубовыми панелями, стоял огромный стол для совещаний, и Дженнифер увидела вокруг него трех старших партнеров, стенографистку и Кетча Блейкли.
        Когда она вошла, Кетч, сидевший к ней спиной, что-то говорил. Она уловила, что речь идет о частном детективе.
        - А, мисс Эллис! - сказал мистер Бойтано. - Прошу садиться.
        Все головы повернулись к ней. Мистер Би, как его иногда звали за глаза, сидел в торце стола рядом с братом, Эдвардом Бойтано, которого, чтобы избежать путаницы, все называли «мистер Три».
        Во главе стола восседал старый Николас Грейсон, с огромной головой, увенчанной густой серебристо-белой гривой. Настоящий лев! Это он тридцать лет назад основал фирму вместе с отцом братьев Бойтано.
        - Я вижу, мисс Эллис все же решила присоединиться к нам, - заметил Кетч с привычной глумливой усмешкой.
        У Дженнифер так и чесался язык ответить ему какой-нибудь резкостью, но у нее не было его таланта к грязным инсинуациям и она боялась показаться смешной. А этого ей уж никак не хотелось, особенно перед грозным мистером Грейсоном, который не очень-то жаловал сотрудников-женщин и по неизвестным ей причинам протежировал Кетчу.
        - Кетч рассказывал нам о своих планах - как разыскать пропавшего свидетеля, - пояснил мистер Три.
        К ней мигом вернулось хорошее настроение, и она заняла место рядом с мистером Бойтано.
        - Не буду повторяться, чтобы не наскучить остальным, - произнес Кетч. - Основное - это утверждение агента мистера Эллиса, что тот неизвестно почему решил прервать свое журналистское турне. Я подумал, что он, может быть, заинтересован взять интервью у ливийских террористов в Англии, и узнал название здешней частной детективной фирмы, у которой есть филиал в Лондоне.
        - Понятно. - Дженнифер закусила губу, соображая, как бы получше выложить свои козыри.
        - Кстати, - сказал мистер Бойтано с тем видимым простодушием, на которое попадались многие свидетели, хотя сейчас его целью был скорее Кетч, чем Дженнифер. - А вам удалось что-нибудь сделать для розыска мистера Эллиса?
        - Да, конечно, кое-что удалось, - скромно сказала Дженнифер.
        Подозрительность и злоба смешались во взгляде Кетча.
        - Вы подслушали мои телефонные переговоры! - выпалил он.
        - Простите, что вы сказали?..
        Прямое обвинение перед лицом старших партнеров переводило их соперничество в открытую битву, на что коварный Кетч обычно не осмеливался.
        - Не прикидывайтесь невинной овечкой, мисс Эллис!
        Узкий и ограниченный - вот подходящие слова, чтобы описать его самого, его глаза, его рот, его разум, думала она, сидя в ожидании дальнейших вопросов.
        - У вас не хватит ума самостоятельно выследить его!
        - Вот как? - Она знала, что его вспышка не понравится никому из старших партнеров, даже мистеру Грейсону. Юрист обязан всегда сохранять самообладание. - Сейчас я вам докажу обратное.
        Она подошла к двери, открыла ее и кивнула Ричарду, который вопросительно посмотрел на нее, оторвавшись от чтения журнала.
        Обернувшись к остальным, Дженнифер позволила себе скромно улыбнуться.
        - Позвольте представить вам моего мужа, Ричарда Эллиса!

3

        Мистер Бойтано мгновенно поднялся со своего места и пожал руку Ричарду, вежливо игнорируя ошеломленное выражение лиц своих сотрудников.
        - Рад познакомиться с вами, мистер Эллис, - сказал он и представил сидящих вокруг стола. Мистер Три и мистер Грейсон быстро пришли в себя и пригласили Ричарда присесть, один Кетч продолжал изумленно таращиться на Ричарда и Дженнифер.
        - Хотел бы я знать, почему вы скрывали от нас свой брак со свидетелем, - набросился он на Дженнифер, явно пытаясь спасти лицо в данной ситуации. - Мне это кажется весьма непрофессиональным, коллега!
        - Мистер Блейкли в чем-то прав, - сказал мистер Грейсон. - Вы бы сэкономили нам немало усилий, если бы пораньше открыли местонахождение своего мужа, миссис Эллис!
        - Она сама об этом не знала. - Мистер Бойтано избавил Дженнифер от необходимости оправдываться. - Они несколько лет не виделись.
        - И вы это знали? - выдохнул Кетч.
        - Со вчерашнего дня.
        Старший партнер чуть-чуть приподнял бровь. Кетч, похоже, и не заметил, но Дженнифер поняла, что молодой человек получил предупреждение за грубость.
        Искоса взглянув на Ричарда, она догадалась, что у того не заняло много времени сообразить, что собой представляет Кетч.
        - Джентльмены, суть в том, что мистер Эллис сейчас здесь и намерен дать показания, - быстро сказала она.
        - Истинная правда! - Мистер Грейсон оперся локтями на полированный стол и сплел пальцы. - Думаю, было бы лучше, если бы допрос провел мистер Блейкли.
        Только Дженнифер открыла было рот для возражения, как Кетч трубно высморкался. Этот прием он иногда использовал в суде, чтобы привлечь к себе внимание или отвлечь внимание присяжных от доводов своего оппонента.
        - Ценю ваше доверие, сэр. - Кетч украдкой бросил на Дженнифер злобно-торжествующий взгляд. - Я кое-что почерпнул из книг мистера Эллиса и думаю, что сумею достойно справиться с этим делом, тем более что миссис Эллис вряд ли может действовать эффективно по причинам... ну, скажем, эмоционального характера.
        Выпады Кетча обычно действовали на Дженнифер как красная тряпка на быка, и она чуть не задохнулась, сдерживая нахлынувшую ярость.
        Ее выручил Ричард. Разглядывая свои ногти с притворным безразличием, он небрежно бросил:
        - Вы упустили важный момент, мистер... э... Флейкли.
        - Блейкли! - рявкнул Кетч.
        - Ах, да, пардон, - покаялся Ричард. - Так вот, мистер Блейкли, я дам показания по доброй воле, но при этом только своей жене.
        Мистер Грейсон слегка покраснел, что было ему несвойственно.
        - Миссис Эллис, похоже, что из-за вас все наши усилия пойдут прахом.
        - Вовсе нет! - Дженнифер в смятении уставилась на него. - Мы с мужем уже давно живем врозь, мистер Грейсон! Если вы думаете, что я имею на него хоть какое-то влияние, то сильно ошибаетесь!
        Она тут же пожалела о своих смелых словах. Молодой юрист, претендующий на партнерство в фирме, не должен так разговаривать с одним из ее основателей. Тот факт, что Кетч позволил себе подобное с мистером Бойтано, не имел значения, с обидой думала Дженнифер, - дерзость прощается мужчинам, но не женщинам.
        К ее облегчению, Ричард вновь заговорил и тем привлек к себе всеобщее внимание.
        - Моя жена права. Она не имеет на меня влияния. Я сам решил явиться сюда и дать ей показания. Ей, но никому другому.
        - Мы можем вас вызвать повесткой! - пригрозил Кетч.
        - Ну, ну, полегче, мистер Блейкли, - пробормотал Ричард. - Пока вы ее напишете, я уже буду вне пределов вашей досягаемости. И сделаю все, что в моих силах, чтобы остаться для вас недоступным и во время процесса.
        - Мы, право же, хотим добровольного сотрудничества, - смягчил ситуацию мистер Три. - Боюсь, что наш молодой коллега выразился слишком поспешно. Но мне кажется, что и вам, и вашей жене будет проще, если допрос проведет кто-нибудь другой, разве не так?
        - А меня это не волнует, - спокойно ответил Ричард, оглядывая каждого из сидящих за столом, и у Дженнифер возникло впечатление, что за эти несколько минут он ухитрился раскусить их всех.
        - Что ж, хорошо, - уступил мистер Грейсон.
        - И вот еще что, - продолжал Ричард. - Моя жена сегодня должна быть свободна, чтобы помочь мне в моих личных делах. Но зато в течение уик-энда она снимет с меня показания. Это вас устроит?
        - Боюсь, что ничего не выйдет, мистер Эллис, - вмешался мистер Бойтано. - Во время снятия показаний должен присутствовать адвокат противной стороны...
        - Об этом я позабочусь, - сказал Ричард.
        Все изумленно уставились на него, включая Дженнифер.
        - Но как... - начала было она и смолкла, вспомнив о его дружбе с Макконнелом.
        - Итак? - настаивал Ричард. - Если все формальности будут соблюдены, то джентльмены согласны?
        - Это в высшей степени необычно... - Мистер Грейсон пристально глядел, но не на Ричарда, а на Дженнифер.
        - Зато весьма удобно, - подхватил Ричард. - Монти Алабама - мой приятель, и, насколько я знаю, он - как и вы тоже - хотел бы полной объективности в воссоздании картины дела, чтобы быть уверенным в решении суда. Его не беспокоит, если придется ждать годы, чтобы восстановить свое доброе имя.
        Это прозвучало достаточно убедительно. Мистер Грейсон неохотно выразил согласие, и совещание закончилось.
        Дженнифер вышла, хорошо понимая, что преимущество, полученное ей благодаря представлению Ричарда, было утеряно в стычке с мистером Грейсоном. Он не упустит случая каким-либо способом ущипнуть ее, и, хотя мистер Бойтано, кажется, покровительствовал ей, она знала, что Кетч Блейкли все еще сохраняет лидерство.
        Его злейший враг - вовсе не она, а он сам, подумала Дженнифер, когда Кетч подкрался к ней в тот момент, когда Ричард давал автограф взволнованной секретарше мистера Грейсона.
        - Пытаетесь использовать женские хитрости, чтобы вырваться вперед, не так ли? - ухмыльнулся Кетч. - С «его преосвященством» такие штуки не проходят, миссис Эллис! Я бы сказал, что ваш маленький план погорел.
        Как это типично для Кетча - использовать прозвище мистера Грейсона у него же в приемной. Она очень надеялась, что в один прекрасный день Кетча подслушают.
        - Вы все время так интригуете и виляете, что уже не в состоянии быть объективным, - холодно ответила она. - Это не мой план, Кетч. Как сказал мой муж, дать показания мне - всецело его идея.
        - Ну, разумеется! - Кетч злобно улыбнулся и пошел дальше.
        Дженнифер провела следующий час, отвечая на полученные ранее телефонные сообщения, затем сложила в папку некоторые документы, чтобы поработать над ними вечером. Выйдя из своего кабинета, она обнаружила, что Ричард, развалившись в кресле, оживленно беседует с ее восхищенной секретаршей.
        - Когда я прочла вашу книгу, я впервые по-настоящему поняла... О, привет, миссис Эллис! - Бетти просияла.
        - Я и не знала, что вы поклонница моего мужа, - спокойно сказала Дженнифер.
        - Ах, ну конечно! - пылко ответила Бетти. - Я покупаю каждую его новую книгу, и обязательно в твердом переплете. Если я принесу книги вашей жене, чтобы она взяла их домой, вы поставите мне автографы, мистер Эллис?
        - Почту за честь! - Ричард поднялся и обменялся с ней рукопожатием. Весело насвистывая какой-то шлягер, он вышел вслед за Дженнифер из офиса.
        Ее ледяное молчание в лифте наконец пробило брешь в его раздражающе хорошем настроении.
        - Что-нибудь не так? - осведомился он.
        - Ну что ты, - язвительно ответила Дженнифер. - Почему меня должно задевать, что ты командуешь моими боссами на совещании и отрываешь мою секретаршу от дела? Естественно, моя работа для тебя не более чем развлечение и ты можешь сколько угодно вмешиваться в нее.
        Они спустились на первый этаж и вышли из лифта.
        - Думаю, что тебя не это беспокоит, - заметил Ричард.
        - Неужели?
        - Мне кажется, тебе просто завидно, что я привлек к себе всеобщее внимание и легко выиграл спор. - Он вынул ключ у нее из рук, отпер дверцу машины и распахнул ее перед ней. - А твоя миссис Дебрум может горы своротить, когда захочет, и мне кажется, что она в основном это и делает ради тебя.
        - Ну что ты! Мне явно не хватает твоего мальчишеского обаяния. - Она включила мотор, как только села за руль, и рванула с места резче, чем обычно.
        - Что бы я ни сделал, ты в любом случае сочтешь меня эгоистом, но дело не в этом, - заметил Ричард. - Ты знаешь, так же как и я, что, когда я говорил на совещании, все меня внимательно слушали. Конечно, им нужны мои показания, но это еще не все.
        - Возможно, их заворожила твоя популярность.
        Прежде чем продолжать, он указал ей направление к автомагазину.
        - Я пытался убедить тебя в том, что я естественный лидер, а ты почему-то не хочешь этого признавать. Я это заметил еще в Бостоне; сначала думал, что ты ревнуешь меня к другим людям, но потом понял, что ты сама хочешь быть одной из тех, кто всегда на сцене. Дженнифер, по-моему, ты должна быть такой, какая есть, и ни под кого не подлаживаться!
        - А хочешь знать истинную причину, почему эти люди сегодня больше слушали тебя, чем меня? - осведомилась Дженнифер.
        - Конечно!
        - Потому что ты мужчина! - Она мрачно улыбнулась и уставилась на дорогу. - И не говори мне, что это феминистская риторика, это сущая правда. Кетч Блейкли - трус и негодяй, но он член того же клуба, что и мистер Грейсон, и они вместе играют в гольф. А что до Бетти, то я, наверное, самый толковый и самый снисходительный начальник из тех, кто у нее когда-нибудь был, но мой голос на октаву выше, чем ей нужно.
        Она ждала, что он засмеется или сделает какое-нибудь ироническое замечание, но вместо этого Ричард спросил:
        - А что скажешь о мистере Гаррисоне Бойтано?
        Дженнифер подумала.
        - Мы с ним вполне ладим. Он дал мне некоторые шансы.
        - А ты не думаешь, что это из-за того, что ты женщина?
        На этот вопрос она могла ответить с полной уверенностью в своих словах.
        - Если бы ты лучше знал мистера Би, Ричард, то понял бы, что он абсолютно беспристрастен. Если он кого-то похваливает, значит, тот заслужил. Он никогда не флиртовал со мной, и я никогда не слышала, чтобы он предпочитал нанимать на работу женщин-юристов. Я честно завоевала его уважение, но на это ушла большая часть тех четырех лет, что я здесь работаю.
        Ричард ответил не сразу.
        - По правде говоря, я бы подумал, что ты преувеличиваешь, если бы сам там не находился.
        - Ну и?..
        - Ну и ты, пожалуй, права, во всяком случае частично. Кетч Блейкли - как бы это поприличнее выразиться? - просто мразь.
        Дженнифер довольно усмехнулась. Да, Ричард всегда умел припечатать.
        - Далее, соблюдая объективность, должен признать, что на явные провокации ты поддавалась меньше, чем Блейкли или мистер Грейсон, - продолжал Ричард. - И все же Блейкли довольно удачно сострил насчет твоей «эмоциональности». - Дженнифер не могла не признать, что он хорошо все подметил. Она внимательно слушала, стараясь не перебивать. - А что до миссис Дебрум, - задумчиво произнес Ричард, - то я заметил, что она выказала тебе особую почтительность, узнав, что ты моя жена. Я все думаю: стала бы она так обращаться с адвокатом-мужчиной?
        Дженнифер промолчала, чувствуя, что его не переспорить.
        Добрых десять минут Ричард больше ничего не говорил, и ей хотелось надеяться, что он начал понимать, что она не просто упрямая девчонка, пытающаяся обвинить других в собственных неурядицах, а вполне самостоятельный человек, объективно оценивающий ситуацию.
        В автомагазине Ричард выбрал серебристый «вольво». Он настоял, чтобы она прокатилась в нем, перед тем как окончательно решиться на покупку, и она была вынуждена признать: машина что надо.
        Дженнифер вернулась домой одна, а Ричард уехал на новом «вольво» по своим делам. Едва войдя в квартиру, она поспешила переодеться: сменила строгий твидовый костюм на джинсы и просторную домашнюю блузку.
        Как странно находиться дома днем в четверг, когда солнце вовсю заливало гостиную сквозь балконную дверь. Она достала из кейса папку и разложила бумаги на кофейном столике, но вдруг поняла, что не может сосредоточиться. Здесь было слишком тихо.
        Слишком тихо? Запутавшись в собственных мыслях, Дженнифер побрела в кухню и сварила себе чашку кофе.
        Хоть на один краткий вечер Ричард сумел заполнить это унылое пространство своей кипучей натурой, своим живым умом, своим мужским обаянием.
        Дженнифер припомнила последние минуты, проведенные ею в их бостонской квартире, чемодан в руке, взгляд, брошенный на их общую постель, на погасший камин, в окно эркера...
        Ее душа осталась там, и она чувствовала себя чуть ли не воровкой, смывшейся из чужого дома до того, как хозяин обнаружил пропажу. На самом деле она не бросила его. Она поняла это, когда приехала в Цинциннати и открыла чемодан.
        Оттуда выплыл аромат его лосьона, неведомо как пролившегося на ее ночную рубашку, и укоризненно пощекотал ей ноздри. О, эта боль, которая тогда сжала ее сердце и сотни раз сжимала потом, боль, которая, конечно, ослабела со временем, но так и не прошла.
        Дженнифер допила кофе и поставила чашку в раковину. До вчерашнего дня она думала, что все-таки одержала верх над ним. Но сейчас казалось невероятным, что они так долго жили врозь... и столь же невероятным, что он когда-нибудь снова станет центром ее жизни.
        Резкий стук в дверь прервал ее воспоминания.
        - Погодка что надо! - воскликнул Ричард прямо с порога. - Подумать только, середина февраля, а на улице пятнадцать градусов тепла! Бери сумочку, детка, пойдем прокатимся!
        Все равно сейчас она не в состоянии работать, подумала Дженнифер и согласилась.
        Ричард затормозил у механической мастерской. После короткого, но бесполезного спора она достала ключ от квартиры и разрешила ему сделать дубликат. Вернувшись, Ричард вручил ей два ключа.
        - Один - от моей машины, - сказал он. - На случай, если тебе захочется произвести впечатление на клиента, подрулив на «вольво».
        Его предупредительность улучшила ей настроение, а бархатная обивка салона восхитила ее. Прежде чем она поняла, куда они едут, машина уже выезжала на набережную океана.
        - Я подумал, что ты, может быть, захочешь взглянуть на мой домишко. - Глаза Ричарда озорно блеснули в лучах солнца, бьющего сквозь ветровое стекло.
        Уже несколько месяцев Дженнифер не бывала на побережье. Теперь она дышала бодрящим соленым воздухом океана, в то время как хриплые крики чаек над головой уносили ее воображение в дальние страны, в которых она никогда не бывала - Индия, Австралия..

        Ричард въехал в аллею и затормозил позади недостроенного гаража, закрывавшего вид на дом.
        - Приехали!
        Из-за гаража доносились стук молотка и визг пилы.
        Выйдя из машины еще до того, как он успел обойти вокруг и открыть ей дверцу, Дженнифер направилась по тропинке между новым домом и соседним коттеджем. Ричард догнал ее, и они вышли на тротуар, идущий вдоль набережной.
        Двухэтажный дом был выстроен вовсе не в современном стиле, столь популярном в последние годы, как она ожидала. Вместо этого она была приятно поражена видом двускатной черепичной крыши, фронтонов, балкончиков, больших округлых цветных окон-витражей и даже маленькой башенки. Светлое дерево, кирпич. Домик выглядел, как будто явился прямо из волшебной сказки - в нем могла бы жить добрая фея.
        - Можешь представить себе, как трудно было найти архитектора, который бы сделал то, что мне хотелось, - пробормотал Ричард.
        - Да, очень мило, - сказала Дженнифер, подмечая любопытные детали: скругленный верх входной двери, ящики для цветов под окнами... - И уютно. Не таким я представляла себе жилище холостяка!
        - Но я же не совсем холостяк! - воскликнул он, осекся и мягко сказал: - Мне это почему-то напоминает нашу квартиру в Бостоне.
        Острая тоска вдруг пронзила Дженнифер, и она была благодарна паре подростков, которые с грохотом промчались мимо на роликовых коньках и отвлекли ее.
        - Мне нравится, - тихо сказала она. - Можно войти?
        Ричард открыл дверь, что-то тихо сказал строительному рабочему, затем поманил Дженнифер.
        Интерьер показался ей удивительно светлым и воздушным. Архитектор искусно соединил современный дизайн внутреннего пространства с архаичным внешним видом.
        Строительные материалы, разложенные на полу, мешали им продвигаться, и Ричард осторожно вел ее между ними.
        Кухня была большая и светлая, с окном в оранжерею. Наверху Дженнифер заглянула в две маленькие гостевые спальни и с завистью оглядела главную, в которой можно было посидеть около большого, под старину, камина.
        - Нравится? - спросил Ричард, и она кивнула. О, да, ей очень нравится!
        Обвив рукой ее талию, Ричард спустился с ней вниз. Рабочие собирали инструменты, и она взглянула на часы. Было около пяти.
        - Съестного ничего нет, но мы можем раздобыть чего-нибудь перекусить в одном из прибрежных кафе, - предложил Ричард, и она с готовностью согласилась.
        Они бросили машину там, где она стояла, и пошли пешком по аллее вдоль побережья. Полоса пляжа между ними и океаном сегодня принадлежала только чайкам.
        Неподалеку они обнаружили кафе. Оба заказали по омлету, Дженнифер - с авокадо, сыром и беконом, Ричард - с грибами и сметаной. Когда еду принесли, они молча, будто по уговору, разрезали омлеты пополам и обменялись половинками, как привыкли делать когда-то.
        После столь долгой разлуки они все еще сохраняли совместимость, призналась сама себе Дженнифер. Как легко было позволить Ричарду забрать ее в свою жизнь, усадить в серебристый «вольво» и поселить ее в том прелестном доме. Но куда при этом денется настоящая Дженнифер Эллис?..
        На обратном пути они взяли напрокат видеокассету с чудесным фильмом Дзефирелли
«Ромео и Джульетта». Это для них тоже была реликвия сладких дней прошлого.
        Сладкие дни прошлого. Дженнифер тихо грустила, пока они возвращались в город. Как далек был спокойный, солнечный Лос-Анджелес от бурных контрастов угрюмого, заснеженного Бостона!
        Когда они уютно устроились перед телевизором с чашками горячего шоколада в руках, Ричард ничего не сказал, чтобы развеять ее грустное настроение. Может быть, он нарочно так себя ведет? - подумала Дженнифер. Может быть, нарочно будит в ней воспоминания прежних дней. Что ж, ему это успешно удавалось.
        Казалось, так естественно сидеть рядом с ним на диване, вытянув ноги и положив голову ему на плечо. Ричард гладил ее по голове, целовал в висок, вытаскивая потихоньку заколки и распуская золотистые пряди.
        Постельная сцена в фильме Дзефирелли всегда поражала ее своей удивительной чувственностью. И теперь, когда Ричард привлек ее к себе и накрыл ее губы своими, она не стала сопротивляться.
        Вначале поцелуй был нежным и трепетным, но постепенно его язык становился все более настойчивым. Неожиданно она оказалась сидящей у него на коленях. Забытый и родной запах его тела вызвал в ней острый прилив желания, и она страстно ответила на его ласку.
        Разве могла Дженнифер забыть его сдержанный огонь, который всегда вызывал в ней ответный жар? Она потрогала его слегка колючие щеки, провела пальцами по подбородку, по горячим губам.
        Руки Ричарда нежно гладили ее тело, массируя плечи и спину, касаясь мягких округлостей груди.
        - Хочу, - хрипло прошептал он. Дженнифер понимала, что ей следует отстраниться от него, но он странно действовал на нее, наполняя опасным желанием заставить этого сильного, властного мужчину изнывать от желания.
        Ее губы впились в его рот, дразня касаниями языка. Ричард отвечал ей так страстно, что она начала задыхаться.
        Он опустил ее на диван, расстегнул блузку и сдвинул вниз бретельки кружевного лифчика, освободив зовущие холмики, набухающие под его руками.
        Дженнифер тихонько застонала, когда Ричард начал ласкать пальцами коричневые соски. Какая сладкая мука! Уже много лет, с тех пор как они расстались, она не знала этого страстного желания, этого умопомрачительного голода, требовавшего немедленного насыщения.
        Быстрым движением он сдернул с себя рубашку и лег рядом, обняв ее рукой и прижимаясь к ее грудям своей твердой обнаженной грудью.
        - О, Дженни, - пробормотал он, покрывая частыми поцелуями ее лицо, шею. - Я люблю тебя больше, чем раньше.
        Она тоже любила его. Любила так сильно, что, невзирая на семь лет, потраченных на то, чтобы стать личностью, легко бы отдала все достигнутое - снова стала бы той ясноглазой, восторженной девочкой, всюду следовавшей за ним и покорно дожидавшейся, когда он вспомнит о ее существовании.
        И, конечно, Ричард позволит ей заниматься юридической практикой, если это не будет нарушать его планы. Разрешит ей, пока это не помешает чему-то для него более важному, поиграть в адвоката.
        - Нет!
        Она резко вскочила, вырвавшись из его объятий, пытаясь навести хоть какой-то порядок в одежде.
        - Ричард, я не хочу!
        - Неправда, Дженни. - Он сел и крепко схватил ее за руки. - Зачем ты борешься с собой? Я же чувствую в тебе отклик. Я знаю, ты хочешь этого так же, как я. Почему ты сопротивляешься своим желаниям? Это поразительно!
        - Я не хочу того, что будет потом! - Не в силах освободить руки, она отвела глаза.
        - Что это значит? - проворчал он. - Ты говоришь так, будто я избивал тебя или делал что-то в этом роде.
        Дженнифер не могла объяснить свое состояние словами, зная, как легко он отмахнется от них. Он тут же сделает все ее доводы смешными, пустыми, нелепыми. Но в глубине души она знала, что Ричард просто не считается с ее мнением, и если они снова сойдутся, то ее раздражение будет снова копиться до следующего взрыва. И у нее не было намерения начинать все сначала.
        - А тебе никогда не приходило в голову, что в моей жизни может быть кто-то другой? - сказала она.
        Ричард отпустил ее руки и замотал головой.
        - Никогда! О, я допускаю, что ты иногда с кем-то встречалась, но никого, кроме меня, никогда не любила!
        - Почему ты так уверен? - озадаченно спросила она.
        - Хотя бы потому, что ты до сих пор не развелась со мной.
        - Может быть, до этого просто руки не дошли? - Она пригладила волосы, пытаясь стряхнуть с себя жгучее ощущение его прикосновений.
        - Дженни, я ведь не дурак, - возразил Ричард. - Мы, журналисты, всегда проводим собственное расследование. Я бы не вторгся в твою жизнь вслепую. Если бы у тебя был другой мужчина, разве стал бы я посылать тебе «валентинку» в зал суда? Я же не настолько полный идиот?
        - И как же ты вел свое расследование?
        - Несколько телефонных звонков. Это было нетрудно.
        - Звонков - кому?
        Она была слишком занята своими отношениями с Ричардом, чтобы обзаводиться в колледже другими близкими знакомыми, кроме Мэри-Энн, да и с ней отношения прервались несколько лет назад, когда та вышла замуж и уехала в Швецию.
        Он пожал плечами.
        - К обычным людям.
        - Нет таких обычных людей!
        И тут она поняла. Телефонный звонок матери на прошлой неделе, настойчиво ее спрашивающей, как она поживает. Она поняла, что мать чего-то добивается, но не могла сообразить, чего именно.
        - Ах ты, хитрый змей! Ты обратился к моим родителям, у меня за спиной! Ты не лучше Кетча Блейкли!
        - Категорически отказываюсь становиться в один разряд с этим пресмыкающимся, - фыркнул Ричард. - Естественно, я обратился к твоим родителям. Кто же лучше их знает о тебе? И они с удовольствием поделились со мной информацией.
        Ее родители так никогда и не поняли, из-за чего они разошлись, и с большим интересом следили за карьерой Ричарда. Пожалуй, иногда думала Дженнифер, с гораздо большим интересом, чем за ее собственной.
        - Нет, это поразительно! - огрызнулась она. - Ты влезаешь в мою жизнь, заручившись поддержкой родителей, шантажируешь моих боссов, чтобы отпустили меня в качестве твоего шофера и личного помощника, и еще удивляешься, отчего я злюсь! А тебе никогда не приходила в голову мысль обратиться непосредственно ко мне и пригласить встретиться, чтобы обсудить возможность примирения?
        - Приходила, но я ее отверг. Ты бы ни за что не согласилась, и я бы потерял последние шансы заставить тебя осознать свою неправоту.
        Ричард поднял с пола рубашку и спокойно надел ее. Он-то не теряет головы, подумала Дженнифер.
        - Допускаю, что ты не поверишь, - заявила она, - но если бы ты обращался тогда со мной как со взрослым человеком, а не как с глупой маленькой дурочкой, нуждающейся в опеке, меня не пришлось бы долго убеждать, что мы можем жить вместе.
        - Неудивительно, что ты стала юристом: тебе нравится жить, закутавшись в логику и обвязавшись предусмотрительностью, - сказал Ричард. - А ведь ты была романтиком. Что случилось?
        - То же самое, что с одной принцессой, которая растила волосы до тех пор, пока принц не стал о них спотыкаться, - ответила Дженнифер. - Красавица надоела принцу, вот и все.
        - О, Дженни... - Он сжал руку в кулак и оперся на него подбородком, печально глядя на нее. - А я ведь так тебя люблю! Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне и жила со мной в моем... в нашем доме. Неужели ты думаешь, я строю его только для себя? И обещаю, что никогда не буду спотыкаться о твои волосы.
        - Нет, так не пойдет, Ричард. - Дженнифер резко встала, чтобы выключить видео, о котором они уже забыли. - Я хочу уберечь нас обоих от сердечной боли, поверь мне!
        - Но ты должна понимать, что я так просто не сдамся!
        - И я торжественно заявляю, что тебе от этого будет только хуже. - Она начала перематывать пленку. - Ричард, я бы хотела снять с тебя показания завтра, в офисе.
        Он покачал головой.
        - Извини, но на завтра у меня приглашение.
        - Не может быть!
        - Правда! - Ричард насмешливо прищурился. - В Голливуд. Встреча со сценаристом, который адаптирует мою книгу для Монти. Так что видишь, Дженни, придется заняться этим в уикэнд. И я уже выбрал подходящее место.
        - Место? - Она смутно припомнила, что он и раньше что-то говорил об этом. - А чем здесь плохо?
        - Твоя территория, - лаконично пояснил он. - К тому же слишком многое отвлекает. Думаю, нам надо поработать так, чтобы ничто не мешало.
        Чтобы ничто не мешало. Значит, где-то в уединении. Конечно, туда приедет и другой адвокат, пресловутый Фрэнк Бердж, но что будет, когда он уйдет?..
        - Нет, Ричард Эллис, ты меня никуда не заманишь, - сказала она вслух. - Мы возьмем обе машины.
        - Нет нужды, - возразил он. - У тебя есть ключ от моей. Если я стану уж слишком несносным, ты сможешь удрать на «вольво» и оставить меня с носом. Справедливо, не так ли?
        Этот человек мог быть неотразимым, когда хотел, и сейчас именно это ее и пугало. Но у нее не было выбора. Ей нужны, нужны его показания, и ясно, что она получит их только на его условиях.
        Дженнифер извлекла кассету и сунула ее в футляр.
        - Но ты обещаешь ответить на все мои вопросы? Все до единого в этот уик-энд? И после этого покинуть мою квартиру?
        - Ты предлагаешь невыгодную сделку, - угрюмо буркнул он.
        - Тебе лучше принять мои условия. - Она вздернула подбородок. - И благодари судьбу, что я не требую от тебя письменных показаний.
        - Ладно, - обиженно произнес Ричард. - Если уж ты настаиваешь, чтобы я ушел в понедельник, я уйду. В конце концов, всегда можно переночевать в гараже.
        - Ты можешь переночевать и в гостинице, тебе это вполне по карману, - фыркнула она. - Спокойной ночи, Ричард!
        Лежа в постели в прохладной шелковой ночной рубашке, Дженнифер поняла, как ей повезло, что она сегодня сумела удержать его на расстоянии. Иначе...
        Страстное желание, овладевшее ею в этот вечер, снова разгорелось. Она чувствовала вкус его губ на своих губах, ощущала его ладони на своей груди, бедрах; ее спина выгнулась, и она зовуще протянула руки, как бы моля о физической близости, но его здесь не было.
        Казалось, миновали часы, прежде чем она задремала, и сон ее был тревожен.

4

        В пятницу, по дороге на работу, Дженнифер почувстовала себя странно одинокой, но безжалостно отогнала это чувство. Ей предстоит провести только один уик-энд с Ричардом - платонический уик-энд! - и она вновь обретет желанный покой.
        Бетти просияла, когда вошла Дженнифер. На углу стола громоздилась стопка книг. Ах, да, Ричард обещал подписать их для нее!
        - Доброе утро. Я могу забрать книги? - спросила Дженнифер.
        - Да, пожалуйста, миссис Эллис! - пропела секретарша. - Как удивительно, что вы хранили свой секрет все эти годы! Не хотели ощущать себя тенью талантливого человека, так я полагаю? Во всяком случае, мне это понятно! Хотя вы не правы. Вы чудесная пара!
        Вот так! - подумала Дженнифер, заходя в свой кабинет, полусогнувшись под тяжестью книг и кейса с документами в придачу. Ей казалось, что она никогда не слышала от Бетти столько слов за один раз, да еще сказанных с такой добродушной улыбкой.
        Спустя полчаса в дверь заглянул Кетч Блейкли. Он улыбался. Это был плохой признак.
        - Думаете, вы сравняли счет, а? - елейным голоском произнес он. - Рано пташечка запела, Дженнифер!
        - Цыплят по осени считают, вы не находите! - вежливо ответила она.
        - Посмотрим... - Кетч ретировался, оставив неприятное впечатление, будто произошло что-то мерзкое. Что это могло быть? Вроде бы больше не было никаких свидетелей защиты, о которых Дженнифер не знала.
        Черт побери, юридическая практика не должна вырождаться в дурацкие ссоры между коллегами! В этой нелепости следовало винить мистера Грейсона, она здесь ничего не могла поделать.
        Дженнифер понимала, что партнерство в фирме угрожает ускользнуть у нее из рук. В дополнение к дружбе с одним из основателей фирмы Кетч обладал хитростью и железной хваткой, помноженной на знание законов. А у Дженнифер имелся большой недостаток: она была женщиной.
        Ей бы не хотелось так думать, но она считала, что единственной силой, способной остановить Кетча Блейкли, был сам Кетч Блейкли с его огромным самомнением и длинным языком.
        Ладно, об этом можно не беспокоиться, сказала она себе. На столе перед ней лежала распечатка показаний Юджина Ингрэма, и она начала изучать ее, стараясь быть объективной. Не подорвал ли мистер Макконнел доверие к свидетелю? Удалось ли ей подчеркнуть наиболее важные моменты? Наконец она решила, что, с учетом состояния здоровья Ингрэма, сделала все, что было в ее силах.
        Вскоре после одиннадцати к ней зашел мистер Бойтано.
        - Работаете над делом Алабамы? - спросил он.
        Дженнифер скорчила гримаску.
        - Просматриваю показания Юджина Ингрэма. Есть пара пунктов, которые мы сможем подкрепить другими показаниями. А с учетом сопротивления мистера Макконнела... ну, я и этого не ожидала.
        - Уверен, что вы сработали не хуже любого из нас.
        - Спасибо, - сказала она и, чуть поколебавшись, добавила: - Прошу простить меня за вчерашнюю сцену, мистер Бойтано. Ричард, знаете ли, несколько... э... несдержанный.
        - В самом деле, я нашел это зрелище увлекательным. - Старший партнер сел на стул лицом к ее столу. - Было довольно забавно видеть, как он выставил Кетча Блейкли идиотом. Николас Грейсон не сможет посмотреть на это сквозь пальцы, вот так.
        Мистер Би разделяет ее мнение о конкуренте! Это было большим облегчением, хотя поддержка лишь его отнюдь не гарантировала ей успеха.
        - Могу я что-нибудь сделать для вас? - спросила Дженнифер с благодарностью.
        - О да. Я приглашен на ланч с Монти Алабамой, чтобы обсудить перспективы этого дела.
        Дженнифер несколько раз встречалась с продюсером и находила его весьма умным и наблюдательным человеком.
        - Он чем-то озабочен?
        - Нет, это обычное, рядовое свидание. Я согласился на него, потому что это приятный перерыв в работе. К несчастью, выяснилось, что в час тридцать мне надо быть в суде по другому делу. Вы знакомы с делом Алабамы так же, как и остальные, и я подумал - а почему бы вам не встретиться с Монти вместо меня? Разумеется, я сейчас перезвоню ему, и если он будет возражать, то перенесу встречу с ним, но он человек занятой, и, полагаю, что в этом не будет необходимости.
        - Конечно, так будет лучше, - кивнула она.
        Мистер Би ушел созваниваться с клиентом, а Дженнифер поторопилась в комнату отдыха - посмотреть, как она выглядит. Прическа была в порядке, но лицо нуждалось в прикосновении пудры и губной помады. Не более того; на работе она всегда обходилась минимумом макияжа.
        Мистер Бойтано подошел вскоре после того, как она вернулась.
        - Все улажено. Он ждет вас в своем офисе в двенадцать тридцать.
        - Отлично.
        Дженнифер еще никогда не приходилось бывать на киностудиях. Босс дал ей краткие указания, на что надо обратить особое внимание, и Дженнифер взяла с собой пачку документов. Ей не хотелось оставлять книги Бетти в кабинете, хотя тащить всю груду было тяжело.
        Выйдя из кабинета, Дженнифер чуть не налетела на мистера Грейсона.
        - Уходите пораньше на уик-энд? - ехидно заметил он. - О, я вижу, вы освежаете в памяти книги мужа для интервью. Можно подумать, что вы их раньше не читали, миссис Эллис!
        - Читала, и они не мои, и я не ухожу пораньше! - выпалила она, чувствуя, что еще секунда - и у нее из рук все вывалится. - Извините, у меня... э... встреча.
        - Ну конечно! - явно неодобрительно протянул он.
        Ладно, пусть она не похожа на деловую женщину с обложки модного журнала, упрямо думала Дженнифер, влетая в лифт. Кетч Блейкли выглядит еще хуже, даже если принарядится!
        Она пролетела полпути до киностудии, перебирая в уме все, что можно было сказать в ответ мистеру Грейсону. И пришла к выводу, что от этого ничего бы не изменилось.
        Вторая половина пути дала ей время взять себя в руки перед первой встречей один на один с Монтгомери Алабамой.
        И не то чтобы она раньше не встречалась с клиентами вне офиса. Но это было громкое дело, из тех, что притягивают внимание газет и телевидения. Если «Бойтано, Бойтано и Грейсон» выиграют, они окажутся в центре внимания, хотя выиграть дело о клевете всегда очень сложно, особенно если истец - такая знаменитость, как продюсер.
        А как бы я себя чувствовала на его месте? - подумала Дженнифер. Если бы какая-нибудь газета заявила, что я напилась допьяна на вечеринке?
        Она бы, конечно, жутко разозлилась. Но для Монти это значило гораздо больше. Ведь он читал лекции о том, как излечится от алкоголизма, и теперь его репутация поставлена на карту.
        Эй, ты что-то сегодня разнервничалась! - одернула она себя. Ну-ка, делай свое дело, детка!
        Охранник у ворот киностудии нашел ее имя в списке посетителей, пожелал успеха и указал направление в лабиринте зданий. Территория студии напомнила Дженнифер небольшой город.
        Офис Монти Алабамы находился в торце устланного ковром коридора. Снаружи он не очень впечатлял, но, когда секретарша ввела ее внутрь, Дженнифер поразило, что окна открывались в пышно озелененный внутренний дворик с фонтаном посередине.
        - Хорошо бы всегда встречаться здесь, - простодушно сказала она, когда невысокий жилистый мужчина поднялся ей навстречу. - У нас в офисе комната для встреч выглядит слишком буднично.
        - Я рад, что вы пришли сюда, - сказал продюсер, человек лет под пятьдесят, загорелое лицо и бьющая ключом энергия которого свидетельствовали о значительной роли тенниса и бега трусцой в его жизни. Он указал ей на удобное кресло и взялся за телефон. - Итак, если вы не против, пойдемте-ка сначала перекусим в нашей студийной столовой.
        - Отлично!
        Дженнифер немного нервничала. Она слышала, что звезды кино и телевидения иногда завтракают на студиях в столовых. Хотя она и жила в Лос-Анджелесе, ей редко доводилось видеть этих звезд, и перспектива столкнуться с кем-то из них нос к носу завораживала ее так же, как любого туриста со Среднего Запада.
        Монти быстро поговорил по телефону - что-то насчет размещения фильмов - и повел ее к двери.
        - Наверное, лучше сесть в автобус, - сказал он.
        - Автобус? - Дженнифер в первый момент подумала, что он шутит.
        - Парковаться здесь очень трудно, и вы, наверное, заметили, что улицы очень узкие - если это вообще можно назвать улицами.
        Монти помахал рукой, и к ним подрулил помятый старый автобус.
        В нем сидели с полдюжины незнакомых людей. Автобус ловко пробирался по узким улицам между рядами деревянных домиков, которые напоминали Дженнифер виденный в кино военный лагерь времен Второй мировой войны.
        - Совсем не то, чего вы ожидали? - спросил Монти, словно прочитав ее мысли. - Конечно, здесь все строилось не для красоты!
        - А что находится в этих зданиях?
        Дженнифер взглянула в окно на пару пешеходов, одетых в джинсы и футболки. У одного из них на груди была надпись: «Никогда не играл в баскетбол!», а на спине - «Даже в средней школе!».
        - В них работают, - сказал Монти и показал рукой туда, где как раз снимали какой-то фильм. - Это все павильоны.
        После многих поворотов и остановок, так что вряд ли Дженнифер нашла бы обратный путь без компаса, они наконец вышли из автобуса вместе с остальными пассажирами. Пройдя мимо маленькой «деревенской площади», они свернули в «переулок» и вошли в опрятное, но невыразительное здание. Здесь и находилась столовая.
        Передний зал, большой и светлый, выглядел как кафетерий. Монти повел ее дальше, и они вошли в другой зал, напоминающий элегантный ресторан, со скатертями на столах и официантками. Не Бог весть что, подумала Дженнифер, однако же в помещении было многолюдно и шумно.
        Их сейчас же проводили за столик и вручили меню. Она выбрала рыбное ассорти, затем достала из своего кейса блокнот, в котором были намечены главные пункты беседы.
        - Ну, вперед, - сказал Монти. - О, привет, Кен, Джерри! - помахал он рукой каким-то симпатичным парням.
        Стараясь не таращиться по сторонам, Дженнифер все же проследила за его взглядом и узнала двух известных актеров. Один из них остановил на ней оценивающий взгляд. Слегка смущенная, она повернулась к своему спутнику.
        В промежутках между заказом блюд, их поглощением и многочисленными взаимными приветствиями Монти и его друзей она ухитрялась понемногу выполнять свою работу.
        Перед тем как сделать заключение, она глубоко вздохнула, и Монти, до того внимательно слушавший, перебил ее.
        - А как с Ричардом Эллисом? Вы его нашли, не так ли?
        Зачем он об этом говорит?..
        - Да, нашли. И в этот уик-энд я собираюсь снять с него показания. И он обещал, что будет доступен, когда бы ни начался процесс.
        - Вот молодец! - рассмеялся Монти. - Особенно есть учесть, какую я ему выплатил премию.
        - Премию?.. Ах, ну конечно! Ведь вы экранизируете одну из его книг! Стало быть, вы тоже знали, что он вернулся в город... - Дженнифер сама не понимала, что бормочет. Как она могла забыть, что Ричард известный в кино и на телевидении человек.
        - Только помяни черта, он уж тут как тут! - усмехнулся Монти, показывая на кого-то.
        Это был Ричард. Он входил в ресторанный зал под руку с эффектной брюнеткой.
        Увидев Дженнифер и Монти, Ричард коснулся локтя брюнетки и направился к ним. По дороге его спутница что-то сказала ему на ухо, и они оба заулыбались.
        А мне-то что до него? - спросила сама себя Дженнифер, в то время как сердце у нее ушло в пятки.
        - Монти, рад тебя видеть! - произнес Ричард, пожимая руку продюсеру, приподнявшемуся из-за стола. - Привет, Дженнифер. Позволь представить тебе Фебу Биллингс!
        - Одна из наших лучших сценаристок! - подхватил Монти. И как это у него на всех хватает энтузиазма? - Феба, это Дженнифер Эллис. Видишь, я выбрал себе самого красивого адвоката! Она поможет мне задрать подол этой гнусной газетенке.
        У брюнетки возле глаз были наложены потрясающие тени: они переливались, меняя цвет от розоватого по краям до фиолетового ближе к центру. Такие тени, должно быть, надо накладывать целый час.
        Брюнетка хихикнула.
        - Разве это не забавно? Дженнифер Эллис встречается с Ричардом Эллисом. Какое забавное совпадение! Может, вам стоит пожениться?
        - А мы уже женаты, - невозмутимо произнес Ричард.
        Это заявление было встречено гробовым молчанием. Затем Монти слегка кашлянул.
        - Ну, брось шутить!
        - Я вполне серьезно, - сказал Ричард.
        Продюсер взглянул на Дженнифер, и та кивнула, смущенная и сердитая на Ричарда. Ну зачем сейчас это обнародовать?!
        - А я-то и впрямь подумал, что вы с трудом отыскали его! - засмеялся Монти.
        - Так оно и было, - строго сказала Дженнифер. - Мы живем врозь...
        - Жили врозь, - мягко поправил ее Ричард. - А теперь опять вместе.
        Она подавила яростное желание броситься на него с вилкой и ножом. Спокойно, Дженнифер, спокойно, ты юрист! - осадила она себя.
        - Ну разве это не восхитительно?! - воскликнула Феба, и ее слова кололи, словно осколки льда. - Ничего похожего на обычное семейное счастье!
        Хотела бы я когда-нибудь испытать его, подумала Дженнифер, но юридический опыт пришел ей на помощь и она промолчала. Нельзя спорить перед клиентом, это будет выглядеть непрофессионально.
        - Ладно, увидимся позже! - весело кивнул Ричард и повел сценаристку к другому столику.
        - Вот это сюрприз! - пробормотал Монти. - А Гаррисон знал?
        Дженнифер виновато покачала головой.
        - Нет, я сказала ему только на этой неделе. Надеюсь, вы не думаете... Это не нанесет ущерба вашим интересам, мистер Алабама!
        - Зовите меня Монти... Я уверен, что нет. И все-таки это удивительно! Я всегда думал, что Ричард Эллис - закоренелый холостяк, а он, оказывается, давно женат!
        Они заканчивали трапезу, болтая о фильмах Монти, о делах на киностудии. Дженнифер не могла время от времени не поглядывать на тот столик, где сидела Феба, вперившись в Ричарда. Противная баба, думала она, пялится на него, хоть и знает, что женат! А может быть, это делает его еще желаннее - запретный плод и все такое? .

        К тому времени как Дженнифер вернулась в офис, было уже почти четыре. Она доложила мистеру Бойтано о состоявшейся беседе с Алабамой, естественно, не упомянув о встрече с Ричардом.
        - Почему-то у меня складывается ощущение, что не все так просто, как вы говорите, - задумчиво произнес старший партнер, откинувшись в мягком кожаном кресле за массивным столом орехового дерева.
        Дженнифер отхлебнула черного кофе из одноразового стаканчика, помещенного в неудобный пластмассовый подстаканник. Проклятый стаканчик вмещал не больше двух глотков, да к тому же кофе в нем остывал за несколько секунд.
        - И какой идиот их выдумал! - не удержалась она.
        - Простите?..
        - Ох, извините, мистер Би... мистер Бойтано! - Черт! Что я несу? - Я только теперь поняла, как чертовски неудобны эти кофейные стаканчики!
        Он проследил за ее взглядом.
        - А-а... - и переменил тему. - Прежде всего, Дженнифер, почему бы вам не называть меня просто Гаррисон? Иначе мне придется звать вас миссис Эллис, когда вы станете партнером.
        - Ваши слова внушают оптимизм!
        - Скажем так: Кетч Блейкли не соответствует моему идеалу юриста на будущее. Однако меня кое-что беспокоит...
        - Да? - Дженнифер нервно сглотнула. Она, кажется, знала, что именно.
        - Ваш муж выбрал вполне подходящий момент, чтобы вернуться в вашу жизнь, если говорить о деле Алабамы, но не очень подходящий в том, что касается лично вас. Так мне кажется.
        - Вы считаете, это мешает моей работе?
        - Ну... - Гаррисон Бойтано постучал пальцами по гладкой поверхности стола. - До сих пор вы работали, как хорошо смазанная машина. Я не считаю, что это самое главное в нашем деле, но по крайней мере гарантирует от мелких сбоев.
        - Машины предпочтительнее женщин, да? - опять не удержалась она.
        - Для некоторых людей, похоже, так, - согласился он. - А с тех пор, как появился ваш муж, вы стали, простите, несколько нервозной.
        Дженнифер вздохнула.
        - И немного ошалелой, и немного одурелой... Сегодня утром я чуть не сбила с ног мистера Грейсона пачкой книг Ричарда.
        - Полагаю, вы сможете решить свои личные проблемы в ближайшее время, - сказал старший партнер. - Сделайте это побыстрее, и я чувствую, что все будет в порядке!
        - Спасибо, мистер... спасибо, Гаррисон! - Дженнифер устало поднялась. - Ричард обещал съехать в понедельник. - Она осеклась, потом вдруг выпалила, не удержавшись: - Я хочу сказать... ну, что он спит в другой комнате...
        Гаррисон снисходительно и немного смущенно улыбнулся.
        - Я ничего такого не имел в виду, но, честно говоря, Дженнифер, давайте не забывать о перспективе. У вас неплохие возможности для роста.
        - Спасибо! - Она хотела было сообщить своему боссу, что очень ценит его поддержку, но решила, что его это только смутит.
        - Надеюсь в этот уик-энд закруглиться, - только и сказала она, и он одобрительно кивнул.
        По дороге домой Дженнифер притормозила у магазина и купила свежих эскалопов. Ричарду всегда нравилось, как она их готовит.
        Она поставила машину на стоянку, но ей пришлось дважды спускаться обратно, чтобы перетащить книги и покупки. Ричарда еще не было. Отлично, у нее будет время преподнести ему сюрприз.
        Переодеваясь в домашнее, Дженнифер размышляла над словами мистера Бойтано. Приятно, что он открыто объявил себя ее сторонником. Но он также выразил озабоченность ее браком...
        Моим браком? - думала она, повязывая фартук, ставя кипятить воду для риса и нарезая зеленый лук. А есть ли он у меня?
        Ричард сказал, что хочет вернуть ее. Видно, он готов на все, чтобы осуществить это. Он даже счел нужным поставить в известность об их отношениях эту противную... как ее... Фебу Биллингс и Монти.
        Дженнифер расхохоталась, вспомнив их ошеломленные лица.
        И надо ей было ревновать к этой дурочке с ее вульгарным макияжем и ехидными замечаниями? Интересно, Ричард тоже нашел ситуацию забавной? Или нет?
        Ревновать. А разве я ревновала? - удивилась она, доставая из холодильника латук и помидоры и отрывая банку маринованных артишоков. Да, она была явно задета, увидев их вместе, призналась она себе.
        Все ее мысли вертелись вокруг Ричарда; она вспоминала его выразительные глаза, удивительно нежные руки, обнимавшие ее, когда они сидели перед телевизором. Что ни говори, он очень красив, сейчас даже более, чем раньше. И бесконечно обаятелен, с его острым чувством юмора и живым восприятием.
        Дженнифер постелила на стол лучшую китайскую скатерть и поставила бокалы, предварительно удостоверившись, что бутылка итальянского вина терпеливо ждет своего часа в холодильнике.
        После обильного ланча на киностудии она не была голодна, но теперь, почувствовав легкое нытье в желудке, позволила себе съесть пару артишоков. Эскалопы пока не стоит трогать. Она начнет их жарить в последнюю минуту.
        Из прорези в дверях выпала газета. Иногда ей казалось, что почтальон не спит всю ночь, раздумывая, куда бы еще бросить свою корреспонденцию.
        Поставив старую пластинку Джоан Баэз, Дженнифер опустилась на диван и начала просматривать колонки новостей.
        Через полчаса она прочла газету и отложила ее в сторону. Уже почти семь. Ричард должен скоро вернуться. Дженнифер принялась разгадывать кроссворд.
        В семь тридцать она поела немного салата и включила телевизор, чтобы посмотреть программу теленовостей.
        Восемь. Ей уже сильно хотелось есть, и она поминутно выглядывала в окно. Она включила газ и приготовила приправу к эскалопам: оливковое масло, вишни, маринованный чеснок и мелко нарезанный зеленый лук.
        К тому времени, как все было почти готово, часы показывали восемь тридцать. Тишина.
        Мог бы хоть позвонить, что задерживается! - сердито подумала Дженнифер, начиная беспокоиться, не случилось ли аварии. Не обратиться ли в службу розыска без вести пропавших? Ах, что за глупость!
        Несмотря на голодное урчание в животе, есть уже не хотелось. Тем не менее она поджарила эскалопы и съела свою половину с холодным рисом. Потом убрала со стола и сунула бокалы обратно в буфет.
        Попытка читать потерпела неудачу. Тогда Дженнифер открыла служебный кейс и начала формулировать вопросы, которые собиралась задать Ричарду на допросе.
        В десять часов она и это закончила. О Господи, куда же он провалился?
        Невольно перед ней возник образ Фебы Биллингс, ее густые черные волосы, так соблазнительно распущенные по сравнению с собственными белокурыми локонами, собранными в деловой пучок на затылке. Карие глаза Фебы глядели на него с неприкрытым обожанием, а не с вызовом, как ее голубые.
        Нет, он не мог так поступить. Ричард бы никогда... никогда? Но он был в течение семи лет предоставлен самому себе. И за это время, должно быть, имел кучу женщин.
        Хватит! - приказала себе Дженнифер. Она переоделась в ночную рубашку и яростно расчесала волосы. В конце концов, какое ей дело до того, где он шляется! Они чужие друг другу люди!
        Она еще не спала, когда он вернулся, и посмотрела на часы. Десять минут двенадцатого.
        Она слышала, как он ходил по квартире: стук кейса, поставленного на пол в холле, шаги по линолеуму кухни, щелканье дверцы холодильника, позвякивание вилки о сковородку - видимо, он ел холодные эскалопы.
        - Дженнифер!
        Какой смысл притворяться спящей!
        - Ну что?
        Ричард прошел в спальню и сел на край кровати: темная фигура, очерченная светом из коридора.
        - Ты приготовила обед?
        - Тогда это выглядело хорошей идеей.
        - Мне очень жаль! - Он коснулся пальцами ее волос. - Я как-то не подумал, что надо было позвонить.
        - Ерунда! - сказала Дженнифер, пытаясь проглотить комок обиды в горле.
        - Постой, постой! - Он схватил ее за запястья, притиснул их к подушке и наклонился, чтобы поцеловать. Дженнифер замотала головой, стараясь увернуться. - Ты сердита? Признавайся!
        - Ладно! Я сердита! А теперь иди в постель!
        - Это что, приглашение?
        - Нет! Ты можешь залезть в постель к любой женщине, которую захочешь, но не ко мне! - Она надеялась, что в темноте Ричард не увидит ее слез.
        - К любой?.. - Последовала пауза, затем Ричард радостно воскликнул: - Да ты ревнуешь! Здорово!
        - Пошел вон!
        - Признавайся! Ты ревнуешь!
        Посмеиваясь, он продолжал сжимать ее запястья.
        - Какое мне до тебя дело? Оставь меня в покое!
        Его веселье растаяло.
        - Ты плачешь? Дженнифер? - К ее унижению, его пальцы нащупали влагу у нее на щеках. - Ты плачешь, не правда ли? О милая, прости! - Он заключил ее в объятия. - Дорогая, я был с Монти. Он предложил пойти выпить кофе, и мы кончили обедом и долгой беседой. Мне и в голову не пришло... то есть мне бы следовало сообразить, что ты ждешь, но ведь меня уже семь лет никто не ждал домой!
        Дженнифер перестала плакать. Он не был с Фебой. Она ведь и не думала, что он был с ней, не так ли? И его последние слова звучали так убедительно...
        - Все в порядке, - сказала она. - Просто сегодня был трудный день, я устала.
        Ричард еще немного подержал ее за руку, затем нежно поцеловал и натянул на нее одеяло.
        - Ладно, давай спать, - прошептал он. - Завтра нам рано вставать!
        И вышел из комнаты, прежде чем до нее дошел смысл его слов. Рано вставать, в субботу? Куда же он собирается ее повести и как обеспечит присутствие другого адвоката?
        - Ричард! - позвала она. Но единственным ответом был шум воды в ванной. Ладно, что бы там ни было, он по крайней мере не отказывается от дачи показаний. Она вздохнула и вскоре уснула.

5

        Что-то было явно не так. Дженнифер балансировала на грани сна и яви. Раздражающий свет бил в лицо...
        - Доброе утро! - Ричард вторично потряс ее. - Шесть часов, соня! Пора в путь!
        - Отвяжись! - пробормотала она и укрылась с головой теплым одеялом.
        - Разве туристы так себя ведут? - Ричард сорвал с нее одеяло, и Дженнифер стало холодно. - Мы собираемся посетить Эллис-лагерь. Наша специальность - гонки на каноэ, плетение мокасин, наблюдение за птицами! Мы же не хотим упустить такой отличный шанс позабавиться, не так ли?
        - Что тебе от меня надо? - Дженнифер предприняла отчаянную попытку выхватить край одеяла, но он держал его вне пределов досягаемости. Свирепо глядя на него, она закричала: - Какого черта ты здесь делаешь? Я же сплю!
        - Ты спала, - возразил Ричард. - А теперь не спишь. Ты собираешься в дорогу.
        - Куда? - осведомилась она, ошарашенно глядя на него.
        - Цель путешествия в Эллис-лагерь никогда заранее не разглашается. - Ричард окончательно стянул с кровати одеяло. - Потому что это испортит удовольствие. Поднимайся! Кто последний встанет - тот хвостатый бабуин и будет есть на завтрак только бананы!
        - Считай, что я последняя, - проворчала она, нехотя поднимаясь с постели и накидывая халат.
        - Это точно! - сказал он и вышел из комнаты.
        - Я начинаю вспоминать все твои мерзкие проделки! - закричала она ему вслед, тщетно пытаясь отыскать свои тапочки и, махнув рукой, прошлепала в ванную босиком. Там еще стоял пар, свидетельствующий, что Ричард только что сам принял душ.
        Шесть утра! Даже в рабочие дни Дженнифер не вставала раньше семи.
        Она высушила волосы феном и завила их щипцами, распустив по плечам. Однако не могла ведь она предстать перед восторженным Ричардом в домашнем халате. Что надеть? После минутного раздумья она выбрала джинсы и бирюзовый свитер, гармонировавший с цветом ее глаз.
        Заметки к его показаниям уже лежали в ее маленьком кейсе рядом с диктофоном и полудюжиной кассет. К деловой части она была готова.
        - Что брать с собой? - крикнула она, просунув голову в дверь и ощутив соблазнительный запах жареного бекона. - Купальник?
        - А почему бы и нет, - сказал Ричард с улыбкой, появляясь на пороге кухни в ее фартуке. - В Эллис-лагере надо быть готовым ко всему! - И он снова исчез.
        Откуда у него столько энергии после вечера, проведенного с Монти? Ведь от Ричарда, когда он вернулся, заметно попахивало спиртным. Это было явно несправедливо: сама-то она так и не выпила ни капли! А ведь хотела. Да и вообще она вела себя малодушно. Расплакалась при Ричарде! Значит ли это, что она все еще любит его? Дженнифер не хотелось думать об этом, тем более в шесть тридцать утра в субботу. Она сосредоточилась на сборах.
        Быть готовым ко всему... В Южной Калифорнии за этим кроется широкий круг неожиданностей, даже в феврале. Купальный костюм и шорты, джинсы и свитер, туристские ботинки, даже платье для коктейлей. Когда все было уложено, Дженнифер едва сумела закрыть чемодан.
        Уминая вещи, она бормотала проклятия в адрес мужа. Он, наверное, получал большое удовольствие, расстраивая хорошо налаженный порядок ее жизни.
        Хотя с другой стороны... Дженнифер усмехнулась. Юрист должен уметь посмотреть на вещи с точки зрения оппонента. Ричард всегда любил приключения и неожиданности. Он ухитрялся вносить их даже в рутину обычной жизни, и она признала, что это было прекрасное качество.
        Но лучше бы ему не пытаться отказываться от дачи показаний.
        Завтрак был превосходный - яичница с беконом, оладьи с черникой. Дженнифер почувствовала, что давно не завтракала так плотно. Тем более в такую рань.
        Она вымыла посуду, пока Ричард загружал машину, затем уселась в нее рядом с ним, стараясь не выказывать своего чудесного настроения.
        Даже когда они выехали на шоссе, он отказался назвать пункт назначения. Ее вопросы только раздражали его, и в конце концов он стал насвистывать известную песенку о том, что все когда-нибудь откроется.
        - Тебе кто-нибудь говорил, что по утрам ты совершенно невыносим? - спросила она с усмешкой.
        - Да. Ты и говорила.
        Дженнифер видела, как мелькают дорожные знаки, когда они проезжали через Лос-Анджелес, направляясь на восток. Пустыня или горы?
        - Палм-Спрингс? - с надеждой спросила она.
        - Возможно.
        Она умолкла, не желая больше потакать его самонадеянности.
        Горы становились все ближе и ближе.
        - Мы действительно едем туда, правда? - не выдержала она. - А я не захватила пальто!
        - Мне казалось, я тебя предупредил, что надо быть готовой ко всему!
        - Ах, оставь! Я не взяла также ни акваланга, ни парашюта!
        Ричард преувеличенно шумно вздохнул.
        - Ладно, у меня найдется для тебя что-нибудь подходящее.
        - Здесь? - Она скептически оглядела его спортивную сумку.
        - Если уж на то пошло, в Биг Бэр существует филиал Эллис-лагеря, полностью укомплектованный всем необходимым, - заявил он.
        Его собственный дом?.. Почему эта мысль так ее задела?
        Потому что напоминала ей, что он некоторое время уже жил в Южной Калифорнии и наверняка имел здесь немало друзей, развлекался и, без сомнения, встречался с красивыми женщинами. Целая жизнь, в которой ей не было места.
        В голову пришла другая мысль.
        - Как же тебе удалось заставить мистера Макконнела прислать кого-нибудь в Биг Бэр?
        - Нет проблем! - Ричард кашлянул. - Фрэнк Бердж, похоже, всегда ездит сюда на уикэнд, и я решил, что и нам никто не мешает поступить так же. Мак был счастлив отдать ему распоряжение о сотрудничестве; он сердит на Берджа за то, что был вынужден подменить его.
        - Так, значит, этому прощелыге придется из-за нас прервать свой уик-энд? - заулыбалась злорадно Дженнифер. Она терпеть не могла Фрэнка Берджа почти так же, как и Кетча Блейкли. - Воистину, месть бывает сладкой!
        - Похоже, ты не возражаешь против моих планов, - заключил Ричард.
        - Если только ты не заставишь меня кататься на лыжах, - парировала она.
        Он промолчал.
        Извилистая дорога в горы начала наполняться машинами, следовавшими в том же направлении, что и они. У многих на верхних багажниках были и впрямь ремнями пристегнуты лыжи. Через некоторое время Дженнифер заметила на земле пятна снега.
        - Становится холодно, - констатировала она.
        - Зимой всегда так... Особенно на больших высотах.
        - Как странно, - задумчиво сказала она, - если бы мы поехали в противоположном направлении, то уже были бы на пляже, где даже сейчас температура не ниже двадцати.
        - Так мы и собираемся жить на побережье, - самодовольно заявил Ричард. - Мы будем видеть пляж каждый день. Еще надоест!
        - Поправка: не мы, а ты собираешься жить на побережье!
        Однако ее сердце радостно подпрыгнуло при мысли о возможности жить вместе с Ричардом в том чудесном, сказочном доме, который он строил.
        - Посмотрим! - бросил он небрежно.
        По мере подъема все выше и выше Дженнифер стала бессознательно цепляться за подлокотник сиденья. Глядя на острые скалы, громоздившиеся в сотнях футов внизу, она начинала чувствовать тошнотворный страх высоты.
        - Разве не прекрасный вид? - Ричард снял руку с руля и обвел ею окрестности, видимо, не замечая, что машина движется по самому краю обрыва.
        - Знаешь, мне бы не хотелось стать его частью, - проворчала Дженнифер.
        - Расслабься и получай удовольствие! - усмехнулся он. О, этот человек умел наслаждаться жизнью. Ладно, как только она получит то, что ей надо, все переменится!
        Наконец они достигли Биг Бэра, прокатились по заснеженным улицам между сувенирных лавочек и ресторанов и остановились недалеко от городка у А-образного деревянного домика.
        Дженнифер, дрожа, выбралась из машины, ее теннисные туфли сразу провалились в снег. Запах сосен пьянил. Кругом стояла звенящая тишина.
        - Красотища! Ты согласна со мной? - Ричард выгрузил вещи и направился к двери дома. Она только сейчас заметила, что на нем зимние сапоги и плотная куртка цвета хаки. Хорошо, что она хоть взяла с собой туристские ботинки.
        Внутри было просторно, но уютно. Лестница вела наверх, к спальне; внизу располагалась большая гостиная, убранная индейскими тканями, а в кухне оказался солидный запас консервированных, сухих и замороженных продуктов.
        Ричард заметил, что Дженнифер раскрыла дверцу холодильника.
        - Уже проголодалась?
        - Нет еще. Просто любопытствую. Ты с кем-то делишь этот дом?
        - По правде говоря, да. Я купил его вместе с тремя приятелями. Теперь каждый из нас может проводить здесь один уик-энд в месяц.
        Как Дженнифер и подозревала, в спальне оказалась только одна кровать, но очень широкая.
        - Диван внизу, надеюсь, раскладывается? - спросила она, раздеваясь.
        - Зачем ты спрашиваешь?
        - Потому что думаю, что ты предпочтешь спать на нем, а не на полу.
        Ричард шумно вздохнул.
        - О Господи, женщина, почему ты не можешь не создавать проблем?
        - В данном случае потому, что я хочу спать спокойно! - И бросилась вниз по лестнице, не дожидаясь его ответа.
        В чулане возле входа она обнаружила несколько теплых курток. Одна из них более или менее подошла ей по размеру, правда, была довольно потрепанной, из грубого вельвета. Ну и пусть, кто ее здесь собирается рассматривать?
        У задней стены чулана она заметила несколько пар лыж. Это не для нее, решила Дженнифер и закрыла дверь.
        - Сейчас еще слишком рано, чтобы заниматься делами, - сказал Ричард, успевший приготовить две чашки растворимого какао. - Бердж настоял, чтобы ему дали некоторое время на собственные развлечения.
        - Тогда зачем же ты поднял меня в такую безумную рань? - осведомилась Дженнифер. - На склонах пока никого нет...
        Его хитрый взгляд все ей сказал.
        - О нет! - Она решительно сжала кулачки. - Я не собираюсь ломать себе ноги! Это развлечение не для меня!
        - Ну конечно нет! Мы начнем полегоньку, со склона для начинающих! - Он поднял кружку с горячим какао, словно произнося тост. - Есть что-то неотразимое в женщине, скользящей вниз с горы!
        - Визжащей, падающей и ломающей ноги? Не дождешься, мой друг!
        - Ладно, вот что я тебе скажу. - Ричард сидел за дубовым столом и пристально глядел на нее. - Ты в любом случае пойдешь со мной. Я буду кататься, а ты будешь меня ждать на лыжной базе. Там есть обзорная веранда, так что ты сможешь полюбоваться на меня, сидя в тепле и уюте.
        Ну что ж, мысль была неплохая. Может быть, на лыжной станции можно купить газеты или какие-нибудь журналы, чтобы убить время.
        - Хорошо, - согласилась Дженнифер.
        Она поняла свою ошибку минут через пятнадцать, когда они оставили «вольво» на стоянке лыжной базы и стали пробираться к ней сквозь шумную ватагу студентов в разноцветных куртках.
        Она ожидала встретить что-то роскошное и уютное, вроде швейцарских курортов, виденных в кино. Вместо этого ее глазам предстал деревянный сарай с длинными деревянными скамьями вдоль стен. Вокруг звенели голоса и орало радио, а пол был мокрым от талого снега. И ничего похожего на журнальный киоск.
        - Я не могу целый день просидеть в этом бараке! - проворчала она. - Один шум сведет меня с ума!
        - Ты могла бы покататься на лыжах, - возразил Ричард.
        Бросив на него взгляд, которым можно было испепелить менее отважную душу, Дженнифер поплелась за ним в прокатный пункт. Служащий выдал ей лыжи и палки. Хорошо, что она уже переобулась и взяла с собой вязаную спортивную шапку и перчатки, обнаруженные в ящике комода.
        А может быть, это и к лучшему, внушала она себе. Что, если ей понравится это занятие и она станет одной из тех светских дам, помешанных на горных лыжах и проводящих отпуска на альпийских курортах Европы?
        Ричард надел собственные лыжи и встал на лыжню. Мимо них пронеслась стайка веселых лыжниц в ярких спортивных костюмах - косые ярко-красные и оранжевые полосы по белому или черному фону.
        Дженнифер оглядела свой неописуемый наряд и скорчила гримасу.
        - Ничего, Золушка, зато вечером ты станешь принцессой, - прошептал Ричард ей на ухо. - Я видел, какое прекрасное полупрозрачное платье ты привезла с собой.
        - Зачем только я притащилась сюда, - сказала Дженнифер. - Я даже идти не могу. Смотри!
        Она попыталась сделать пару шагов, но лыжи, не слушаясь ее, скрестились, и она чуть не упала.
        - Пустяки! - отрезал Ричард. - Смотри, я уже взял билеты на подъемник. На горе ты почувствуешь себя великолепно.
        Она нервно сглотнула. Невольно вспомнилась трансляция с последней зимней Олимпиады, когда видеокартинка подавалась с камеры, укрепленной на шлеме горнолыжника. Зрителю представлялось, что это он сам летит с горы со скоростью свыше ста километров в час, а мимо проносятся вешки, флаги и болельщики. Ей было страшно даже подумать об этом.
        Однако склон для начинающих оказался гораздо более пологим, чем она себе воображала. На него забирались с помощью тросового подъемника - толстого каната, за который цеплялись обеими руками. Подъемник вытащил наверх намертво вцепившуюся в него Дженнифер. Плечи ее заныли.
        - Вот где, наверное, раздолье для костоправов! - крикнула она.
        - О да! - отозвался Ричард. - Передохни немного и попробуй спуститься! Не бойся.
        Техника спуска, по ее наблюдениям, была очень простая: сделать пару шагов и покатиться вниз, слегка пригнув колен. Однако она быстро обнаружила, что существует еще один более легкий метод: сделать пару шагов и сесть на ягодицы.
        - Очень забавно, - с улыбкой сказал Ричард, помогая ей встать.
        - Пошел к черту, - огрызнулась она и тут же снова упала.
        Ричард был терпелив, показывая ей, как правильно держать палки, направлять лыжи и наклоняться вперед на спуске. Это позволило ей проехать целых два метра, прежде чем снова упасть в снег.
        - Что, забавно? - мрачно спросила Дженнифер.
        - Попробуй еще. Надо же хоть один раз спуститься с горы! - И он слегка подтолкнул ее.
        - А-а-ах! - Дженнифер дико замахала руками и полетела вниз - по крайней мере, испытала состояние свободного полета. Через несколько секунд она столкнулась с почтенной дамой, которая по известным только ей причинам неуклюже ехала не вдоль склона, а поперек него.
        Они мгновенно сплелись в вопящий клубок из лыж, рук, ног и голов. Никто не обратил на них никакого внимания.
        - Помогите! - Дженнифер, зарывшаяся носом в снег, даже и не пыталась самостоятельно подняться. Наконец она увидела рядом с собой Ричарда, скорчившегося от смеха. - Ах ты, негодяй! Нашел забаву!
        - Это было великолепное зрелище, - выдохнул он, вытирая слезы и подъезжая поближе. Он помог обеим женщинам подняться. Дженнифер, встав на ноги, неожиданно сильно толкнула его, и он сам упал в снег.
        - Ну что, дождался? Разве это не забавно? - злорадно заявила она, отряхиваясь. - Разве не великолепно, когда снег лезет тебе в рукава и за шиворот?
        - Я весь день мечтаю проделать то же самое с моим мужем, - засмеялась почтенная дама. - Только никак не могу его найти.
        Когда дама отъехала, Ричард сказал:
        - Слушай, Дженни, ты не будешь возражать, если я оставлю тебя на часок на базе? Мне хочется немного покататься по-настоящему.
        К этому времени ноги Дженнифер уже настолько гудели с непривычки, что посидеть, даже в таком неуютном месте, казалось ей пределом мечтаний. С помощью Ричарда она добралась до прокатного пункта, и он тут же умчался, пока Дженнифер сдавала лыжи.
        Интересно, как же профессиональные горнолыжники способны сутками тренироваться, совершенно не зная усталости, удивлялась она, заказывая в буфете сандвич с курицей и кофе. После изнурительной прогулки на свежем воздухе еда казалась просто восхитительной, и даже детский гомон не раздражал ее.
        Через окно веранды было видно, как с горы съезжают опытные горнолыжники. Она узнала Ричарда по куртке цвета хаки и впервые смогла оценить, как ловко он владеет своим гибким телом, как отточены его движения.
        Через некоторое время он исчез из виду, наверняка перебравшись на один из более крутых склонов. Эта демонстрация им своих способностей, должно быть, была устроена в ее честь.
        Ричард вернулся спустя два часа совершенно счастливый, его щеки пылали.
        - Ух, просто здорово! - объявил он, ставя на стол поднос с едой.
        - Ты был великолепен, - неохотно признала она. - Где ты этому научился?
        - То здесь, то там... - Он неопределенно пожал плечами, но она поняла, что комплимент ему приятен. - Швейцария, Австрия... Я везде побывал.
        - Не сомневаюсь... - Нет, она не позволит себе думать об элегантных женщинах, осаждающих элитные горнолыжные курорты. Много чести! - Послушай, мне кажется, я уже достаточно наигралась в эти игры...
        - О чем ты?
        - У нас уговор, ты не забыл? Ты даешь мне показания и в понедельник съезжаешь с квартиры! И нам, должно быть, уже пора встретиться с Фрэнком Берджем. Он должен прийти к тебе сам или мы увидимся где-то еще?
        - Он придет... - Ричард наклонился вперед и погладил ее по щеке. - Знаешь, тебе очень идет эта шапочка.
        Дженнифер нахмурилась: он что, зубы ей заговаривает?
        Он в один присест расправился с ланчем и побежал укладывать лыжи в машину.
        Когда они ехали обратно, погода переменилась, набежали тучи и холодный ветер вздымал небольшие снежные вихри.
        - Тебе это не напоминает Бостон? - как бы невзначай спросил он, когда они приехали и вошли в дом.
        - Напоминает. - Она стащила перчатки и подула на руки. - Знаешь, я всегда вспоминаю, как приятно зимой сидеть у камина и пить горячий шоколад. И совершенно забываю, как отвратительно, когда отмерзает нос.
        - Намек понял. - Ричард сложил дрова в камин, добавил горстку углей и разжег огонь. - Знаешь, в этом тоже есть свой фокус! Надо иметь по крайней мере два полена. Огонь разгорается между ними.
        - Учту на будущее.
        Она деловито направилась наверх, чтобы взять диктофон, блокнот и документы.
        На ее часах было два пополудни, когда в дверь позвонили. На крыльце стоял Фрэнк Бердж с кислым выражением лица.
        - Полагаю, что всем этим обязан вам, адвокат, - проворчал он, входя в холл и снимая с себя явно очень дорогую лыжную куртку. Хотя она знала, что ему лишь чуть за тридцать, редеющие волосы и узкие сутулые плечи создавали впечатление, что он гораздо старше.
        Дженнифер принесла кофе, и они заняли свои места с осторожностью боксеров, прощупывающих друг друга в начале матча. Она чувствовала, что с этим типом надо быть начеку. Когда они с Фрэнком включили диктофоны, она не без труда заставила себя думать о Ричарде как о любом другом свидетеле.
        - Расскажите мне своими словами, что произошло вечером... - Она заглянула в свои заметки и назвала точную дату.
        Ричард подробно припомнил вечеринку и свою беседу с Монти. К ее удовлетворению, он твердо стоял на том, что не обнаружил у своего собеседника никаких признаков опьянения. Правда, признался он, один раз к ним подошел официант и спросил: «Не желаете ли еще шампанского, мистер Алабама?»
        Когда наступила очередь Берджа вести перекрестный допрос, тот заставил Ричарда признать, что он не находился рядом с Монти в течение всего вечера и, следовательно, не видел, мог ли тот выпить.
        - Не мог ли кто-то подучить официанта задать такой вопрос? - осведомился Фрэнк.
        - Это выглядит маловероятно...
        - Протестую против записи этого вопроса, - вмешалась Дженнифер. - Вы интересуетесь не тем, что видел свидетель, а тем, что он думает об этом.
        Они продолжали допрос, время от времени останавливаясь, чтобы сменить кассеты. Естественно, каждой стороне хотелось иметь собственную запись.
        Наконец оба адвоката выдохлись.
        - Если у меня возникнут еще вопросы, я с вами свяжусь, - сказала Дженнифер и, невзирая на явное нежелание Берджа, взяла номер его телефона в Биг Бэре. Уходя, он простился с ней лишь сухим кивком.
        - Я обеспокоена, - призналась Дженнифер, присоединяясь к Ричарду на диване. - Может быть, я действительно слишком близка к тебе, чтобы быть объективной. Надо было сразу отказаться от этого дела, как только я узнала, что ты - свидетель!
        - Почему же ты не отказалась?
        - По дурости, - сказала Дженнифер, затем добавила: - И по тщеславию, зная, как важно для фирмы выиграть это дело. Я уже вложила в него много сил. Мне действительно важно, что случится с Монти Алабамой.
        - Чего ты, собственно, добиваешься? - спросил Ричард. - Чтобы тебя любили? Хочешь завоевать безупречную репутацию или заработать много денег, или что?..
        Она поколебалась.
        - Хочу добиться успеха в юриспруденции и чтобы меня при этом уважали. Чтобы меня повысили и я могла бы чаще работать с наиболее интересными делами. Меня мутит от мысли быть подчиненной Кетча Блейкли.
        - Можно ведь перейти в другую фирму, не так ли?
        Ричард откинулся назад, задумчиво глядя на нее.
        - Это не просто, - ответила Дженнифер. - Не всегда есть вакансии, и к тому же руководство любой мало-мальски уважающей себя фирмы не очень любит адвокатов, слишком часто меняющих место работы. Ввести нового юриста в дело нелегко. Требуется немало времени. А я вложила часть своей души в дело Алабамы, мне нравится работать с мастером Бойтано. Нет, я не хочу уходить.
        - Ну, я только пытаюсь помочь... - Ричард коснулся ее щеки указательным пальцем, и у нее по спине пробежали мурашки.
        - Знаю, - согласилась она. - Мистер Би говорил... - осеклась и нахмурилась, поглядев за окно. - Эй, что это? Туман?
        Ричард обернулся, чтобы посмотреть.
        - О Боже, это не туман! Это снег... снежный буран!
        Несколькими минутами позже он достал откуда-то старенький приемник и включил его в сеть. Комментатор подтвердил то, о чем они уже догадались: на Биг Бэр обрушился неожиданно сильнейший буран.
        Все дороги вниз оказались перекрыты. И никто не мог предсказать, долго ли продлится непогода.

6
        - Думаю, нам следует отправиться пообедать, пока еще можно выйти, - пробормотал Ричард.
        Взгляд на часы подсказал Дженнифер, что уже шесть вечера. Неудивительно, что она была голодна. Завтра, возможно, придется питаться одними консервами. Пожалуй, действительно лучше выйти сейчас, пока дороги хоть сколько-нибудь проходимы.
        Новая мысль вдруг пронзила ее сознание.
        - Я ведь должна вернуться на работу в понедельник!
        - Это сомнительно, - сказал Ричард. - Но вся ответственность на мне.
        - Ну я и влипла!.. - Ее хорошее настроение улетучилось. Слава Богу, в понедельник ей не надо было являться в суд, но все равно... Жителям Лос-Анджелеса, где сейчас можно загорать на пляже, трудно представить себе, что можно застрять в снегу всего в двух часах езды от города.
        - Стоит ли беспокоиться о том, что вне твоей власти? - Ричард надел пальто и бросил ей уже просохшую куртку. - Веселее, Дженнифер!
        О том, чтобы переодеться в платье, не могло быть и речи. Дженнифер вышла вместе с Ричардом в ранние зимние сумерки и держала фонарик, пока он надевал на колеса цепи против скольжения.
        Они медленно двинулись к курортному городку, ничего не видя впереди дальше нескольких футов.
        - Мы, должно быть, сошли с ума, - усмехнулась она.
        - Иногда полезно потерять голову хоть на какое-то время! - Ричард направил на ветровое стекло струю теплого воздуха от отопителя.
        Метель пела и завывала. Вокруг было белым-бело - снизу, сверху, со всех сторон - и только иногда сквозь белизну проглядывали зловещие пятна свинцово-серого неба.
        Дженнифер казалось, что они с Ричардом оказались вдвоем на какой-то другой планете. Отопитель тихо жужжал, наполняя машину теплом. Ни спереди, ни сзади не было видно ни зги, и они ехали ниоткуда в никуда.
        Она была почти разочарована, когда они вырулили на стоянку возле веселенького немецкого ресторанчика с ярко освещенными окнами. Метель уже превратила многие машины в сугробы.
        Волна тепла ударила в лицо, когда Ричард открыл дверь заведения и они проскользнули внутрь. Внутри было полно веселых румяных лыжников - эти студенты казались совсем еще школьниками! - а в воздухе стоял аппетитный запах жареной капусты.
        Дженнифер обнаружила, что венский шницель с капустой плюс кружка баварского пива - это невероятно вкусно. И удовольствие еще усиливалось от близости Ричарда. Он настоял, чтобы они сели рядом, а не друг против друга, и теперь ей было очень приятно ощущать бедром прикосновение его мускулистой ноги.
        - Здесь чувствуешь себя совсем юным, - тихо произнес он, отхлебывая пиво и оглядывая зал.
        - Кажется, будто мы вернулись в Бостон, - согласилась Дженнифер, наблюдая за двумя юными парами, которые оживленно беседовали, размахивая руками и перебивая друг друга. - Здесь так же весело и дружелюбно.
        - Я так и думал, что тебе понравится Биг Бэр, - удовлетворенно кивнул Ричард. - Хоть ты и не сильна в зимних видах спорта. Надеюсь, с роликами у тебя пойдет успешнее.
        - С роликами?
        - По набережной все бегают на роликах, а мы ведь собираемся там жить, ты не забыла?
        Он махнул официантке рукой и попросил счет.
        - Ричард, твоя идея, чтобы нам снова соединиться... - она глубоко вздохнула, - она не проходит!
        - Эй, я же едва успел начать, - запротестовал он. - Три дня - это не срок! Дай мне хотя бы неделю!
        - Один уик-энд. Ты обещал!
        - Ладно, посмотрим.
        Официантка подала счет, и Ричард встал, надевая пальто. Расстроенной Дженнифер ничего не оставалось, как последовать за ним к машине.
        За короткое время, пока они сидели в ресторане, на машину навалило снега в дюйм толщиной. На обратном пути оба молчали, и Ричард сосредоточился на почти невидимой дороге. Они миновали полдюжины заваленных снегом машин, но нигде не видели нуждающихся в помощи.
        Когда они подъехали к домику, Дженнифер вздохнула с облегчением. Среди этой жуткой холодной белизны он казался настоящей крепостью.
        - Я чувствую себя полностью отрезанной от цивилизации, - с улыбкой сказала она, когда они отряхнули снег на крыльце и вошли внутрь. - Я, должно быть, выгляжу ужасно.
        - Наоборот... - Ричард помог ей снять куртку. - Впрочем, я бы не возражал, если б ты надела то платье, которое привезла. - Она уже была готова отказаться, но он добавил: - В Европе некоторые женщины тратят немалые деньги, покупая специальный гардероб «после лыж». Своего рода игра на контрасте. Впечатляет!
        Дженнифер сразу почувствовала себя неуютно в джинсах и свитере. Она вызвала в памяти образ жгучей обворожительной брюнетки Клаудии Кардинале, фланирующей по горному курорту в фильме «Розовая пантера».
        Временами ей было трудно представить себе, чтобы Ричард - ее Ричард! - общался с такими дамами. Хотя как автор бестселлеров, как знаменитый журналист, он был вхож в самое высшее общество. Какой же серой мышкой должна была она выглядеть в сравнении с дамами высшего света!
        Вымокшие ниже колен джинсы подтолкнули ее к решению.
        - Пойду сниму эти джинсы, - пробормотала она, как бы оправдываясь, и устремилась наверх.
        Дженнифер смыла с себя отрицательные эмоции под горячей струей душа, затем подзавила волосы, наложила макияж и надушилась.
        Платье для коктейлей из черного крепа с глубоким V-образным вырезом достаточно плотно облегало ее, чтобы выглядеть соблазнительно. Натянув чулки и надев черные лакированные туфли на высоких каблуках, Дженнифер обозрела себя в зеркале.
        Ее голубые глаза ярко блестели, а щеки и нос чуть порозовели от дневной прогулки. Платье подчеркивало округлость груди и стройные, длинные ноги.
        Вот тебе, Клаудиа! - подумала Дженнифер, вышла из комнаты и стала царственно спускаться с лестницы.
        Ричард, очевидно, воспользовался второй ванной для собственного преображения. Он сидел перед камином в норвежском лыжном свитере светло-зеленом с черно-белым узором на груди и песочного цвета вельветовых брюках. От кувшина на столе исходил чудесный запах горячего глинтвейна с корицей.
        - Как здорово! - Дженнифер присела на диван рядом с ним и налила себе в кружку горячего напитка. Почему-то при этом ее сердце заколотилось, а руки вспотели.
        - Ты выглядишь прямо-таки убойно! - Ричард положил ладонь на ее талию. - Эта ткань производит такое впечатление, что под ней скрывается нечто невероятно соблазнительное.
        - Похоже на Европу? - Она метнула на него прищуренный взгляд, отбросив голову назад, так что золотистые волосы окутали облаком ее плечи.
        - Лучше... - Он отхлебнул глинтвейна, не отрывая глаз от ее лица.
        - Ты... ты, должно быть, знал много по-настоящему красивых женщин?..
        Зачем ей надо об этом спрашивать? Но Дженнифер действительно очень хотелось это знать. Была ли она для него просто развлечением? И сравнивал ли он ее мысленно с какой-нибудь элегантной европейской шлюхой?
        - О да, я знаком со многими актрисами и фотомоделями, - возмутительно хладнокровно ответил он.
        - Я не это имела в виду!
        - Тебе интересно, спал ли я с ними? - Его голос прозвучал слегка удивленно, и Дженнифер вспыхнула.
        - Да, конечно, я об этом и спрашиваю!
        - Ну, а если я тебя спрошу о том же? - с вызовом сказал он. - Ты, должно быть, встречала немало красивых парней за эти годы?
        - О, десятки... Например, Кетча Блейкли.
        - Ну, я уверен, что ты предпочла что-нибудь получше.
        - Почему бы тебе не расспросить мою мать? Не сомневаюсь, она тебе с удовольствием все расскажет! - Чего это я такая агрессивная? - удивилась Дженнифер и продолжила: - Но ты так и не ответил на мой вопрос!
        - Насчет женщин, с которыми я встречался за эти годы? - переспросил Ричард. - Почему же, я тебе ответил.
        - Не строй из себя идиота! Ты мне ничего не сказал!
        - Правильно. - Он долил себе еще вина и добавил: - Потому что мне нечего сказать.
        - Ну конечно!.. - Жар от камина обжигал ей щеки и туманил глаза, когда она смотрела на него. - Семь лет, Ричард! Целых семь лет! Ты же полноценный, здоровый. .
        - Здоровый самец? - Он насмешливо оглядел ее. - Ты так думаешь обо мне? Или обо всех мужчинах? Что ж, искушения были, не отрицаю. Но проблема в том, Дженнифер, что я не могу заниматься любовью с другой женщиной, пока мы с тобой женаты, и, если бы даже я не думал об этом, в глубине души все равно хотел бы быть женатым только на тебе.
        - И у тебя ушло долгих семь лет на то, чтобы это осознать?
        Ей трудно было сразу справиться с нахлынувшими от его слов чувствами. Потому что под этим таилось опасное осознание того, что она тоже все это время любила его.
        - Вспомни, ведь это ты бросила меня, а не наоборот! - произнес он. - Я долго сердился, Дженнифер, очень долго. А потом с головой окунулся в журналистику. Это было не лучшее время, чтобы искать тебя; я не оставался на одном месте больше нескольких месяцев.
        - А затем?
        - А затем в одно прекрасное утро я проснулся и обнаружил, что той цели, которую поставил перед собой, я уже достиг и мне больше не надо испытывать себя. Мне было. . то есть мне и сейчас тридцать один год, и немалый отрезок моей жизни уже прошел.
        Она ждала, не осмеливаясь перебивать.
        - Итак, я запланировал построить собственный дом - теперь я мог себе это позволить.
        - Должна ли я отсюда сделать вывод, что для полноты счастья ты подыскиваешь подходящую особу женского пола, готовую напялить фартук и встать к плите? - осведомилась она.
        - Подходящую особу женского пола... - Ричард печально покачал головой. - Ты стала настоящим адвокатом, не так ли?
        - Продолжай. Я хочу знать, как тот кролик очутился в зале суда.
        - Ну, я потерял тебя, потерял на долгих семь лет. Так вот, вернувшись в Штаты, я позвонил твоей матери. И обнаружил, что, по невероятному совпадению, ты работаешь не где-нибудь, а именно в фирме «Бойтано, Бойтано и Грейсон», которая разыскивает меня.
        - И что я не вышла снова замуж, и у меня нет дружка, но есть гостевая спальня...
        - Нет, с этим мне просто повезло, - признался он, обняв ее одной рукой. - Иначе пришлось бы спать на полу. Ну, конечно, еще можно было надеяться, что ты скажешь - кто старое помянет, тому глаз вон.
        - Ох, все было бы иначе, если бы ты не был так чертовски сексуален! - простонала Дженнифер.
        - Что? - Его глаза расширились от удивления. - Ну-ка, повтори!
        - Ты и так все знаешь, лицемер проклятый! - Ее рука скользнула по его щеке и сползла на шею. - Ты же натуральный самец! Когда я увидела тебя в переполненном зале...
        - В университетской кофейне? - Он снял ее руку со своей шеи и поцеловал в запястье.
        - ...я тут же подцепила тебя и сразу позволила затащить себя в твою квартиру... - Дженнифер задрожала от возбуждения, когда его руки легли на ее талию.
        - Где пылал камин, - хрипло пробормотал он.
        - А потом ты... ты... - Она вцепилась в его плечо, ища поддержки, и он осторожно опустил ее на диван.
        - ...С бешеной страстью занимался с тобой любовью.
        Они поцеловались: их губы соприкоснулись вначале робко, нерешительно, потом Дженнифер игриво куснула его за нижнюю губу, помня, что Ричарду это всегда нравилось. Ей было приятно услышать в ответ его учащенное дыхание.
        Он прижимался к ней лицом, и Дженнифер наслаждалась прикосновением его слегка шершавой кожи к своей нежной щеке, этой удивительной близостью, которой так долго была лишена.
        Его требовательные губы снова нашли ее рот, а ладони нежно гладили ее спину, находя чувствительные впадинки под лопатками и на пояснице.
        Затем его пальцы коснулись ее груди, нежно теребя через тонкую материю платья набухающие соски.
        - Да, - прошептала она вожделенно.
        Все было так удивительно хорошо, что ей не верилось - неужели они семь лет жили врозь? И в то же время почему-то казалось, что они вдвоем впервые.
        - Знаешь, - прошептал он, - вот так я любил тебя во сне, много-много раз...
        Дженнифер только крепче обняла его за шею, целуя в макушку. Она ведь тоже, просыпаясь по утрам, забывала или старалась не вспоминать, кто всю ночь прижимался к ней в ее снах.
        Его руки гладили изгибы ее тела, и она уже думала, что не вынесет такого долгого ожидания.
        Ричард, однако, вовсе не торопился. Он ласкал ее соски до тех пор, пока Дженнифер не ощутила жгучее желание сейчас же сорвать с себя одежду и, бесстыдно обнажившись, полностью отдаться ему.
        - Ричард, - пробормотала она. - Я так долго была без тебя. Я тебя хочу!
        Он в одно мгновение стащил с себя свитер, и колеблющийся свет упал на скульптурные линии мускулистой груди и плеч, на узкие бедра. Желание туманило ей глаза, но он нарочно продвигался вперед очень медленно.
        - Как ты могла подумать, что я когда-нибудь захочу другую женщину, а не тебя? - шепотом спросил он, зарывшись лицом в ее распущенные волосы. - Однажды или дважды, подумывая заняться любовью с кем-то еще, я обнаруживал, что невольно выбираю женщину, очень похожую на тебя...
        Не дожидаясь ответа, он привлек ее к себе. Сквозь тонкий креп платья Дженнифер ощущала исходящее от него тепло и твердость его мышц.
        Она отстранилась от него и быстро стала снимать платье, как будто оно жгло ей кожу, и вот уже Ричард бережно уложил ее на диван, а сам снял брюки, затем трусы.
        Обнаженное мужское тело мерцало в золотистых отблесках камина, и Дженнифер судорожно вздохнула, наслаждаясь этим зрелищем. Она завороженно глядела на его поросшую курчавыми волосками мускулистую грудь, на плоский живот, на восставшую мужскую плоть.
        Он опустился на колени рядом с диваном, вбирая глазами каждый дюйм ее тела, и его ладони пробежали по нему, вздрагивающему под его прикосновениями.
        - Вот о чем я мечтал каждую ночь, - прошептал Ричард.
        Затем он навис над ней, как пантера, изготовившаяся к прыжку, опираясь на диван локтями и коленями и не касаясь ее своим телом. Склонив голову, он целовал сначала шею, а затем бутоны сосков. Когда его губы двинулись ниже, из ее горла исторгся сладостный стон.
        И в тот момент, когда она подумала, что больше не может терпеть ни секунды, он слился с ней, и их тела начали ритмично двигаться - вначале быстрыми толчками, затем медленнее, более нежно и ласково.
        Им уже не нужен был огонь камина, им хватало собственного жара и пламени. Она выгибалась под ним, дразня его, упиваясь стонами, слетавшими с его губ.
        Затем настала ее очередь потерять голову, когда он после небольшого перерыва возобновил ритмичные движения, превратив их соитие в изысканный танец. Сейчас в мире не существовало ничего важнее, чем быть с Ричардом, дарить ему наслаждение и самой наслаждаться его близостью.
        Дженнифер обвила вокруг него руки и ноги и впилась губами ему в рот, кусая и облизывая его, пока наконец они вместе не взорвались, содрогаясь и крича от наслаждения.
        Затем они лежали безмерно долго, сплетенные воедино, не понимая, где кончается одно тело и начинается другое.
        - Что ты говорил раньше? - пробормотала Дженнифер. - Что-то насчет двух поленьев, между которыми разгорается огонь?
        Ответом ей был легкий смешок.
        - Я же все-таки считаюсь писателем, моя прелесть.
        - А это было... так, как тебе снилось? - прошептала она.
        - В тысячу раз лучше, - произнес он нежно.
        - Да, да, это было чудесно, - согласилась она, целуя его в ухо.
        Семь лет, семь долгих, пустых лет. Какой же я была дурой! - подумала Дженнифер. Неважно, что между нами возникли трения, я должна была остаться и все наладить.
        Я больше никогда не убегу от него, молча поклялась она. В следующий раз... а почему собственно, должен быть следующий раз? Может быть, я тогда недооценила его. Но мы оба стали старше и, видимо, умнее. Мы больше не повторим тех ошибок.
        - Как насчет душа? - вдруг спросил Ричард.
        - Хорошая мысль! - Она вскочила на ноги, побежала в ванную и быстро пустила воду. Он отдернул занавеску и присоединился к ней.
        - Я не забыл сказать, что люблю тебя? - Дженнифер обняла его, прижалась щекой к его груди. - Ты, наверное, ждешь от меня чего-то вроде декларации, - сказал Ричард и поднял ей подборок так, что их глаза встретились. - Повторяй за мной: я...
        - Я...
        - Люблю.
        - Люблю... - Она хихикнула.
        - Тебя.
        - Тебя.
        - Видишь, это совсем не трудно, - сказал он, покрывая ее лицо частыми поцелуями.
        - Я люблю тебя, - согласилась Дженнифер. Позже, лежа в постели, сплетя ноги с ногами Ричарда, она задумалась: что же ждет их дальше. Жизнь в его доме - нет, в их доме на побережье, совместные планы, попытка соединить обе карьеры...
        Но сейчас не стоит об этом думать. Все так ново, так удивительно...

7

        Воскресным утром Дженнифер проснулась раньше Ричарда и лежала, любуясь правильными чертами его лица в обрамлении спутанных темных волос.
        Воскресенье. Особенный день. К сожалению, сейчас у них не было, как когда-то в Бостоне, толстой газеты, чтобы все утро листать ее, посмеиваясь над комиксами. Но это утро навсегда запомнится тем, что перед ним была эта волшебная ночь любви.
        Тихонько, чтобы не разбудить Ричарда, Дженнифер выбралась из постели, надела тапочки и халат и выглянула в окно. Снег все сыпал и сыпал, укрывая землю толстым слоем, белым по белому.
        Пейзаж изменился до неузнаваемости. Немногие машины в пределах видимости превратились в сугробы, высокие сосны серебрились морозным блеском, дома тихо дремали под огромными снеговыми шапками.
        И вообще тот мир, в котором Дженнифер жила последние семь лет, куда-то исчез. Неужели действительно в пятидесяти милях отсюда ярко светит солнце, толстые дамы с красными и синими зонтиками прогуливаются по пляжам Санта-Моники?
        Снежный плен как нельзя лучше подходил к ее настроению. Они с Ричардом были вдвоем в волшебной стране, где могло случиться что угодно. Кто знает, какие эльфы и тролли прячутся под таинственным зимним покрывалом? Может быть, они обнаружат, что вновь вернулись в Бостон, в счастливые студенческие времена, когда только что поженились?
        А что, если действительно попробовать начать все сначала? Вдруг на этот раз у них хватит мудрости ничего не испортить?
        Внизу, в кухне, она пошарила по полкам и решила приготовить черничный пирог: тесто-полуфабрикат, сухое молоко, сироп - все это она обнаружила среди припасенных продуктов.
        Поставив на огонь воду для кофе, Дженнифер, мурлыча под нос модный мотивчик, взялась за дело. Скоро дом наполнился восхитительным запахом душистого ванильного теста.
        Она поставила его в духовку, налила себе чашку кофе и села, ожидая, пока пирог поспеет.
        Шлепанье босых ног возвестило о том, что Ричард проснулся. После паузы хлопнула дверь ванной. Полилась вода. И вот наконец послышались шаги по лестнице.
        Налив для мужа чашку кофе, Дженнифер замерла в ожидании, напряженном, как в фильмах Стивена Спилберга. Она уже позабыла, как полезно прислушиваться, чтобы определить местонахождение супруга.
        Ричард спустился в кухню в подпоясанном кушаком красном халате, щурясь на яркий свет лампы.
        - О Господи, что это за божественный запах?
        - Черничный пирог, - улыбнулась Дженнифер. - Ты не против? Или ты, может быть, на диете?
        - Мечи его на стол, женщина, да поживей! - зарычал он.
        Пирог был съеден молниеносно. Когда поднос опустел, Дженнифер блаженно потянулась.
        - Ох, как хорошо... А что мы будем сегодня делать?
        - Как это «что делать»?! - закричал Ричард. - Заниматься любовью! И играть в снежки!
        - Да, но...
        Он поставил тарелки в раковину.
        - Пошли! Посуда подождет! - И устремился наверх.
        Дженнифер быстро прикинула последствия неповиновения и решила, что просто смешно сидеть в доме, пока Ричард будет резвиться в снегу.
        Она натянула высохшие за ночь джинсы, свитер. Через десять минут оба, тепло одетые, в шапках и шарфах, выбежали из дома.
        - Снежки! Снежки! - крикнул Ричард, вздымая вокруг себя облако снежных хлопьев.
        - Нет, никаких снежков! - возразила Дженнифер, видя, что он начинает уминать в ладонях снежный комок. - Помнишь, в Бостоне ты однажды в меня так залепил снежком, что я едва в себя пришла. Так вот, с тех пор я больше в эти игры не играю!
        Он поколебался и неохотно бросил снежок.
        - Ладно, тогда давай просто поваляемся в снегу.
        Он плюхнулся в сугроб, смеясь и молотя по нему руками и ногами.
        Дженнифер с визгом последовала его примеру. А снежные хлопья все продолжали падать сверху, тая на их разгоряченных лицах.
        Если верить радио, то снега навалило рекордное для этого месяца количество. Но солнце уже начало проглядывать сквозь тучи, и Дженнифер, несмотря на то что вся промокла, чувствовала себя абсолютно счастливой.
        - Давай лепить снежную бабу! - предложила она.
        Ричард расхохотался.
        - Зачем же, моя жена и так выглядит как снежная баба! - радостно заявил он и затем медленно, смакуя слова, повторил: - Моя жена.
        Дженнифер подошла поближе и обняла его. Прильнув друг к другу, они покачивались взад-вперед, как пара танцующих белых медведей.
        - Я тебе говорил, что ты очень красивая? - спросил он, поцеловав ее в кончик носа.
        - Мало, повтори, пожалуйста! - прошептала Дженнифер. - Ты так хорошо отогрел мне нос!..
        - Ладно, давай действительно слепим снеговика! Точнее, снежную бабу.
        Они скатали большие шары для головы и туловища, а потом Ричард искусно приладил еще два снежных шарика поменьше вместо грудей.
        Потом они отошли подальше рука об руку, чтобы полюбоваться своим творением.
        - Разве она не прекрасна? - сказала Дженнифер, заботливо стряхивая снег с его плеч.
        - У меня есть идея... - вкрадчиво сказал Ричард, и она сразу же поняла, что он подразумевает.
        - Нет! Не сейчас! Мы же замерзли! - засмеялась она.
        - В том-то все и дело. Вмиг согреемся, - усмехнулся он.
        Они набрали дров, вошли через заднюю дверь и сбросили их на пол в подсобке. Затем отряхнули друг друга от снега. Взаимные касания возбуждали их даже сквозь плотную одежду.
        Дрожащими пальцами Дженнифер начала расстегивать застежки пальто Ричарда, а он одним движением рванул вниз молнию на ее куртке.
        - Мм... - Дженнифер влезла руками Ричарду под свитер и футболку, желая побыстрее снять их и чувствуя под пальцами его горячее мускулистое тело.
        Он поцеловал ее долгим, зовущим поцелуем, и она в свою очередь сняла с себя свитер, расстегнула лифчик... Не сговариваясь, оба спустили с себя джинсы.
        - Ой, ботинки... - хрипло прошептала Дженнифер.
        - Сейчас... - усадив ее на стоящий в холле столик, он опустился на колени и стащил с нее мешающие ботинки, затем джинсы и трусики. Дженнифер стало холодно, но горячие руки Ричарда, гладившие ей бедра, быстро согрели ее.
        - Иди ко мне, - прошептала она, притягивая его к себе и трепеща от желания, когда его обнаженное тело склонилось над ней.
        Закрыв глаза, Дженнифер застонала, когда он стал лизать и нежно покусывать ее соски. Потом, опрокинув на столик, он неожиданно резко вошел в нее, исторгнув из ее груди судорожный вздох удовольствия. Их тела двигались в такт, искушая, дразня, наполняя друг друга наслаждением, и ей хотелось, чтобы эти сладкие мгновения никогда не кончались.
        Когда же их пыл все же угас, к ней вернулось восприятие окружающей действительности: крохотная прихожая, грубый низкий стол под ними, холодный воздух, проникающий под нелепую груду пальто и свитеров, которыми они укрывались..

        Дженнифер начала хихикать. Ричард поднял голову, посмотрел на нее и тоже расхохотался.
        Через несколько минут они, поеживаясь от холода, слезли со стола. Ричард поднял Дженнифер на руки и понес в теплую ванную...

        Когда Дженнифер наконец вышла из ванной комнаты с полотенцем на голове, она нашла мужа развалившимся на пушистом ковре перед потрескивающим камином. Ричард по-хозяйски оглядел ее, с удовольствием задерживая взгляд на соблазнительных изгибах ее тела, хорошо различимых под узким купальным халатом.
        Ей было несколько непривычно средь бела дня валяться перед камином в халате, но сейчас она чувствовала, что ей на все наплевать.
        - А знаешь, - лениво проговорил Ричард и, поймав ее за руку, притянул к себе, - некоторые глупые люди предпочитают заниматься любовью в постели!
        - В постели? - удивилась Дженнифер, придвигаясь поближе. - Да это же ужасно неудобно! Постельное белье очень мешает.
        - Да, - подхватил он. - А скрип пружин? Нет, это совершенно неподходящая идея!
        - И все же, - промурлыкала она, - в ближайшее время надо будет попробовать.
        - Придется, - усмехнулся Ричард. - Когда перепробуем все остальные места.
        Оба рассмеялись.
        - Кстати, - напомнил Ричард, - ты от меня получила всю информацию, которая тебе была нужна? У тебя не будет накладок?
        Дженнифер вздохнула.
        - Надо бы, конечно, заново прослушать запись. Фрэнк, наверное, убьет меня, если придется снова позвать его - а, с другой стороны, он ведь тоже не может сейчас вернуться отсюда в Лос-Анджелес, поэтому что ему еще делать?..
        Она слушала запись около часа, делая пометки, но все, кажется, было в порядке. Необходимость в новой встрече с Фрэнком Берджем отпадала. Когда она закончила, в заснеженном окне уже потемнело.
        - Какая-то часть моего существа ждет не дождется возвращения, чтобы увидеть, что поделывает Кетч Блейкли, - призналась Дженнифер, разогревая к обеду тушенку с только что сваренными макаронами, в то время как Ричард мыл посуду, оставшуюся грязной от завтрака. - А другая часть жаждет остаться здесь навсегда.
        - Вот эту половину я и люблю, - сказал Ричард.
        Этой ночью они снова занимались любовью, не так пылко, как днем, но зато с медленной и нежной страстью, которая заставляла каждую клеточку тела Дженнифер томиться от сладкой истомы.
        Утром, уже в понедельник, она позвонила в офис, объяснила Бетти ситуацию и попросила к телефону мистера Бойтано.
        - Это я, Дженнифер, - сказала она виновато, когда он взял трубку. - Знаете, Ричард решил дать показания в горах, в Биг Бэре, и здесь нас занесло снегом: в итоге мы не сможем выбраться отсюда по крайней мере до сегодняшнего вечера, Фрэнк Бердж тоже здесь, очевидно, в той же ситуации.
        Ей показалось, что она видит нахмуренное лицо Гаррисона.
        - Но завтра, надеюсь, вы вернетесь?
        - Постараюсь, - заверила его она. - Бетти перенесет мои встречи, а в суде я, к счастью, не занята. Что-нибудь не так?
        - Мистер Блейкли прозрачно намекнул о каком-то своем серьезном успехе в деле Алабамы, - сказал мистер Бойтано.
        - Успехе? Чушь какая-то... У меня сложилось впечатление, что все и так сделано очень хорошо. Чем он еще мог отличиться?
        - Боюсь, что ничем, - сказал босс. - Честно говоря, я не одобряю многих действий Блейкли, на которые Грейсон смотрит сквозь пальцы. Мы не телекомпания, каждое мероприятие должно обсуждаться старшими партнерами, а он себе позволяет... Впрочем, извините. Мне не следовало говорить так откровенно.
        В этом был весь Гаррисон Бойтано. Осторожный, благоразумный, не желающий критиковать своих партнеров перед третьим лицом, особенно перед рядовым сотрудником.
        - Есть какие-нибудь особые причины, по которым я должна завтра обязательно явиться?
        - Мистер Блейкли в присущей ему детективной манере заявил, что во вторник будут сделаны какие-то разоблачительные заявления.
        - Удивительно, - пробормотала она. - У меня такое чувство, что противники забили гол, а я даже не заметила, когда они перехватили мяч.
        - Ладно, будем надеяться, ничего особенного не случится, - сказал Гаррисон; его голос внезапно изменился, и Дженнифер поняла, что в кабинет кто-то вошел. - Что ж, до завтра!
        - Я спущусь с горы, даже если для этого мне придется ползти на четвереньках! - заверила она его и повесила трубку.
        - В чем дело? - спросил Ричард.
        Она вкратце объяснила ему.
        - Интересно, что этому мерзкому типу удалось раскопать? - задумчиво произнес он, когда они сидели друг против друга за кухонным столом, вновь, как и накануне, попивая глинтвейн.
        - Хотелось бы мне знать! - Дженнифер помешала палочкой стружки корицы в своем бокале. - Мы уже допросили всех бывших на вечеринке, включая бармена, - тех, кого вспомнил Монти. Но у нас, увы, не было списка официантов, и мы не могли всех отследить и допросить, чтобы не возникло и тени сомнения, что кто-то из них подавал ему спиртное.
        - А ты мне говорила, - сказал Ричард, наставительно подняв палец, - что в разговоре со мной Кетч выказал себя полным идиотом.
        - Верно. - Дженнифер улыбнулась, вспоминая. - Но зато у него существует сеть шпионов, которая сделала бы честь ФБР.
        - Как же он ее создал?
        - О, разными способами. - Она припомнила всякие намеки, подслушанные обрывки телефонных разговоров, беседы с завсегдатаями судов. - Есть куча пенсионеров, которые проводят большую часть времени в судах, посещая самые сенсационные процессы. Для них это своего рода хобби. Блейкли болтает с ними, дает им почувствовать себя значительными и просит сообщать ему, если они увидят или услышат что-нибудь скандально-интересное, связанное с различными известными фирмами и их делами.
        - И?.. - поторопил ее Ричард.
        - Иногда он подкидывает кое-какую информацию, не предназначенную для печати, репортерам. О нем говорят, что он даже охмуряет почтенных пожилых дам, назначает им свидания... Приглашает на обеды...
        - Забавно... - заметил Ричард. - Своего рода недозволенные приемы?
        - Да! - Дженнифер подперла подбородок ладонью. - Именно так, но, пока он не засветится с документами, которые для него не предназначены, его трудно схватить за руку. Но когда судьи это обнаружат, ему придется туго.
        - С другой стороны, если он сам не проколется, то всегда будет на высоте, так ведь? - усмехнулся Ричард. - Может быть, тебе тоже стоит завести свою агентурную сеть?
        - Для женщины это всегда труднее, - пожав плечами, ответила она. - Во-первых, судейские круги вообще не очень-то доверяют женщинам-юристам. И женщина вряд ли может пригласить судебного пристава пообедать... Во-вторых, я предпочитаю повышать свой профессионализм, а не тратить время на шпионские игры. И, наконец, - честно добавила она, - у меня просто нет тяги к интригам.
        - Ты прелесть и умница! - с неподдельным восхищением произнес Ричард. - Ты строишь прочную репутацию на базе упорного труда и таланта, а в конце концов это себя окупит.
        Дженнифер протянула руку и коснулась его плеча, довольная поддержкой и одновременно смущенная похвалой.
        Через некоторое время вдоль дома двинулись снегоочистительные машины, и Ричард поехал в магазин, а Дженнифер решила кое-что простирнуть.
        Долгое время она видела только отрицательное влияние брака на свою карьеру, думала Дженнифер, отделяя белое белье от цветного. И воображала, что Ричард ее полностью подавит. На самом деле все наоборот. Так чудесно иметь человека, которому можно поплакаться, к кому обратиться за советом и поддержкой. Возможно, и ему это стало необходимо?..
        Прежде Ричард всегда изображал из себя полностью уверенного в себе человека, особенно когда речь шла о его работе, вспоминала она, засыпая порошок в стиральную машину. Ему не нужна была ничья помощь. Каждая из его книг была сплавом поисков, наблюдений, логики и... и страсти. Впрочем, может быть, это и сделало его работы такими популярными?..
        С другой стороны, она в колледже даже и не помышляла о карьере. Да и потом, на юридическом, ее самооценка оставалась на невысоком уровне. Несмотря на усердную учебу и высокие оценки, ей всегда было очень трудно выступать публично, а тем более спорить с критически настроенной аудиторией.
        Одно время она подумывала пойти в такую область юриспруденции, где не надо было бы выступать в суде. На это ее провоцировал один из профессоров, публично объявивший, что она трусиха.
        А она и была трусихой, призналась себе Дженнифер, улыбаясь при звуке подъехавшей машины Ричарда. И сейчас еще порой ее душа замирала от страха. Но пока она не позволяла трусости управлять своей жизнью, это не имело значения.
        К полудню дороги были расчищены, и они с Ричардом неохотно уложили вещи в багажник и прибрались в домике.
        - Я чувствую, будто провела здесь медовый месяц, - призналась Дженнифер Ричарду с застенчивой улыбкой.
        - Знаешь, я тоже. - Ричард обнял ее и нежно поцеловал. - И теперь мы уже никогда не расстанемся. Иначе...
        Он шутливо погрозил ей пальцем, и всю дорогу вниз сердце Дженнифер пело от счастья.

8

        Когда они спустились в долину, было около шестнадцати градусов тепла.
        - Соскучилась по пальмам? - спросил Ричард, в то время как машина мчалась на запад, к Лос-Анджелесу. - Знаешь, а я готов в любую минуту вернуться в Биг Бэр.
        - Я тоже. Но после того как выясню, какой фортель выкинул этот Кетч Блейкли.
        - Держу пари, он просто пыжится, - фыркнул Ричард.
        - Хотелось бы верить, - вздохнула Дженнифер.
        Ричард решил по пути домой завернуть на стройку дома в Венисе.
        - Выглядит неплохо, - сказал Ричард бригадиру, когда строители собрались на тротуаре перед домом. - Две недели? Это даже раньше, чем я ожидал.
        Дженнифер любовалась чудесным домом с его балкончиками и башенками. Это будет их общий дом, радовалась она. Они с Ричардом будут жить здесь вместе, радостно и счастливо.
        Такое еще два дня назад казалось невозможным. А теперь это стало правдой.
        - Я бы хотел, чтобы ты помогла мне подобрать ковры и занавески, - попросил Ричард по дороге обратно к машине. - И, может быть, в этот уик-энд мы сможем начать подыскивать мебель. Хорошо?
        Дженнифер мысленно оценила мебель в своей квартире. Ее «девичья» спальня, конечно, никоим образом не подходила для семейной пары. В гостиной, пожалуй, было несколько достойных предметов, но вряд ли ими можно было обставить такой большой дом.
        - Звучит заманчиво, - ответила она. - Если только я не буду занята работой.
        - Возьмешь пару дней в счет отпуска, - невозмутимо бросил Ричард, заводя мотор.
        - Ну, вот, начинается... - Она замолчала. А что будет, если ее работа вступит в противоречие с планами Ричарда? Опять разрыв?
        Ах, не будь дурой, одернула она себя, когда они свернули на главную магистраль. Накличешь беду! Смотри на жизнь проще!
        Квартира сегодня показалась ей меньше и темнее, чем два дня назад. Цветы на подоконниках немного завяли, и она поторопилась полить их, в то время как Ричард распаковывал вещи и искал для них место в ее комоде. Она не возражала, но была не слишком довольна, обнаружив, что он свалил все ее белье в один ящик, изрядно помяв его. Конечно, мужчинам важнее целесообразность, чем аккуратность.
        Пустяки! - внушала она себе, разглаживая нижнее белье. Ну и что, если на лифчике будет складка? Если по ванной комнате разбросаны бритвенные принадлежности, а на кофейном столике громоздятся экземпляры «Нью рипаблик»? Ну и что? Ты так долго жила одна, что превратилась в старую занудную холостячку!

        Они вместе вышли купить чего-нибудь к обеду и вместе вернулись обратно. Как настоящие примерные супруги. Дженнифер стала смотреть передачу об экзотических животных и вдруг услышала голос Ричарда из спальни. Он говорил по телефону.
        - Конечно, мы взволнованы, - произнес он, когда она появилась на пороге. - Да, разумеется, вас это беспокоило... - Он поднял на нее глаза. - Дженнифер, твоя матушка на проводе! - И передал ей трубку.
        - Привет, мама! - больше ей не удалось сказать ни слова. Из Цинциннати лился нескончаемый поток поздравлений и пожеланий.
        Когда он иссяк и Дженнифер наконец повесила трубку, она сказала:
        - Я что-то не слышала звонка.
        - А его и не было, - улыбнулся Ричард. - Я сам позвонил.
        - Ты позвонил моей маме?
        - Я знал, что она будет рада узнать о нашем воссоединении. Она действительно очень обрадовалась.
        Дженнифер присела на край кровати. С чего бы ей чувствовать обиду? Однако она почувствовала.
        - Лучше бы ты сначала спросил меня, - сказала она сухо.
        - Зачем? Какая разница? - Ричард подсел ближе и обнял ее.
        - Не знаю... - Она прильнула к нему, но не могла скрыть некоторой напряженности в теле. - Я просто думала, что все решения мы будем принимать вместе...
        - А ты не преувеличиваешь? - пробормотал он. - Сообщить твоей матери, что мы снова вместе - вряд ли это важный жизненный шаг!
        - Но кто решает, какой шаг важный? - настаивала Дженнифер. - В конце концов, это моя мать. Может быть, я бы предпочла сообщить ей о нас с тобой как-то по-другому.
        - Да не выдумывай ты, - поддразнил Ричард, целуя ее в шею. - Ты вообще не собиралась звонить ей.
        - Ну... я была немного сердита на нее.
        - За что?
        - За то, что она говорила с тобой за моей спиной, а потом даже не сообщила мне об этом, - ответила Дженнифер. - Я не люблю, когда мной манипулируют.
        - Мы что, спорим? - Ричард снова чмокнул ее в шею. - Мы собираемся ссориться, бить посуду? Если да, то у меня есть предложение.
        - Какое? - Дженнифер обнаружила, что не слишком охотно уступает его веселому напору.
        - Давай перескочим ту стадию, на которой мы целуемся, и пойдем дальше!
        Претворяя слова в дело, он опрокинул Дженнифер на кровать, прилег рядом и поцеловал, сначала легко, потом с возрастающим возбуждением.
        Ее досада растаяла, и она ответила. Они моментально сбросили одежду и, обнявшись, взлетели на крыльях любви к вершинам наслаждения.
        Лежа рядом с ним, согретая его теплом, Дженнифер с любовью глядела на Ричарда.
        - Дженнифер, - произнес он, приподнявшись на локте. - Честное слово, я вовсе не хотел тебя задеть, позвонив твоей матери. Я знал, что она будет рада узнать, что мы вместе, и решил доставить ей это удовольствие.
        - Да я вовсе не против... - Она запустила руку в его густые темные волосы. - Меня задело только то, как ты это сделал. Даже мне не сказав.
        - Я очень хочу, чтобы на этот раз наш брак состоялся, - заверил он ее. - Это значит - чтобы ты была счастлива. И если надо, я обещаю больше никогда не звонить твоей матери, не посоветовавшись с тобой.
        Дженнифер рассмеялась.
        - Только если будут важные заявления. Мы же одна команда, разве нет? «Никаких пресс-конференций без участия всех игроков!»
        - Согласен, котенок!
        Что ж, подумала она, уплывая в сон, похоже, это не так уж трудно, как ей казалось.
        На следующее утро она проснулась еще до звонка будильника и выключила его, чтобы он не разбудил Ричарда. Глядя на мирно спящего мужа, Дженнифер на мгновение позавидовала ему.
        Как, должно быть, хорошо, когда не надо вскакивать каждое утро чуть свет и жить по жесткому расписанию, подумала она, затем заставила себя встать и начать собираться на работу.
        Конечно, при тех деньгах, что Ричард сделал на своих книгах, ей, как его жене, можно вовсе не работать. Они могли бы путешествовать, развлекаться, валяться на пляже, заниматься спортом...
        А дальше что? - строго спросила она себя, таща кейс и книги Бетти к машине. Что, если он будет слишком занят своим творчеством и у него не останется времени на нее? Она что, хочет превратиться в одну из тех женщин, которые каждые пару лет переустраивают свой дом, потому что им больше нечем заняться?
        Может быть, если у них появятся дети, она почувствует себя по-другому? Но и дети вырастают, напомнила себе Дженнифер. И как она будет чувствовать себя с влиятельными друзьями Ричарда, не зная, о чем с ними говорить?
        Правда состоит в том, поняла она, тормозя возле светофора, что Ричарду очень легко превзойти ее. Он такой талантливый, такой активный и такой обаятельный, что она могла бы жить в его тени, так же, как жила раньше. И он же первый может начать презирать ее, станет помыкать ею...
        Твердым шагом Дженнифер вошла в офис. Пора выкинуть личные проблемы из головы, надо заниматься Кетчем Блейкли.
        Ричард подписал Бетти книги еще с вечера, и секретарша просияла, когда Дженнифер сложила их на стол. Поверх пачки она положила кассеты с показаниями, которые Бетти должна была перепечатать, а Ричард - подписать.
        Если по каким-либо причинам он не сможет присутствовать на процессе, показания будут зачитаны двумя юристами фирмы, один из которых будет читать за Дженнифер, другой - за Ричарда. Разумеется, перекрестный допрос будет зачитан адвокатами фирмы «Макконнел, Маккиган и Шварц».
        Дженнифер обнаружила на столе кучу сообщений и принялась за работу, распечатывая конверты и отвечая на телефонные звонки. Она также пометила на календаре часы нескольких встреч, назначенных на этот день.
        Мистер Бойтано зашел, чтобы поздравить ее с возвращением, но никаких новостей относительно Кетча у него не было.
        - Буду держать вас в курсе дела, - пообещал он.
        День тянулся и тянулся. Из холла доносились обрывки разговоров и общий шум. Казалось, все чего-то ждут. Кетч, самодовольно улыбаясь, сунул голову в дверь и поприветствовал ее, но, разумеется, ничего не сказал.
        Дженнифер не хотела уходить на назначенную встречу из боязни пропустить что-нибудь важное, но деваться было некуда. Ее присутствие требовалось для юридической консультации в серьезной корпорации, одной из тех, которые держат адвокатские фирмы у себя в вассальной зависимости.
        Ричард мог бы избавить ее от всего этого, размышляла Дженнифер. Не надо будет терпеть удары Кетча в спину и снисходительное отношение к себе мистера Грейсона. И не будет больше споров перед судьей Уильямсом. Не будет и радостных волнений, когда находишь дополнительные свидетельства или новый, свежий подход к проблеме, а также ощущения своей компетентности и значимости, когда готовишь ключевой документ или приводишь веские аргументы другим адвокатам...
        Ну, хватит! - приказала себе Дженнифер. Все равно вывод всегда один и тот же, и он справедлив: без личной карьеры она никогда не будет счастлива.

        Кетч ухитрился не взорвать свою бомбу до конца дня. Он попросил мистера Грейсона созвать совещание старших партнеров, на которое, по настоянию мистера Гаррисона Бойтано, была приглашена и Дженнифер. Она только что вернулась со встречи.
        - Я бы хотел отметить в протоколе, что миссис Эллис проделала отличную работу по допросу Ричарда Эллиса, - сказал Бойтано, когда они уселись вокруг стола для совещаний в обшитом деревянными панелями кабинете мистера Грейсона. - Я просмотрел неоткорректированный вариант и увидел, что она затронула несколько важных моментов...
        - У нее для этого было более чем достаточно времени, - съязвил Кетч. - И я уверен, что она применила некоторые весьма эффективные методы, чтобы склонить свидетеля к сотрудничеству.
        Дженнифер с трудом подавила искушение залепить пощечину мерзавцу за столь грязные намеки. Вместо этого она ответила ледяным молчанием, предоставив его жалкому лепету висеть в воздухе до тех пор, пока, как она надеялась, партнерам станет трудно игнорировать его непрофессионализм.
        - Вы, кажется, хотели нам что-то сообщить? - спросил мистер Три абсолютно бесстрастным голосом. Он был сейчас очень похож на своего брата, мистера Би, но относился неодобрительно к партизанской войне молодых адвокатов.
        Кетч широко улыбнулся, и Дженнифер уловила отблеск самодовольства в глазах мистера Грейсона. Значит, старший партнер был предупрежден... Она была уверена, что он радуется этому триумфу так же, как и сам Кетч, и ей стало грустно. С чего она взяла, что у нее есть шансы на выигрыш?
        Открыв папку, Кетч достал фотографию и поднял ее вверх. Это был черно-белый портрет привлекательной молодой женщины, слегка веснушчатой, с зазывным взглядом. Очевидно, профессиональный снимок, из тех, которые актрисы рассылают на киностудии в качестве рекламы своих внешних данных.
        - Бриджит О'Феллон, - заговорил Кетч. - Голливудская актриса - на эпизодах. Возраст - двадцать три, как она утверждает в анкете. Единственную главную роль сыграла два года назад в мелодраме.
        Он говорит, как детектив или паршивый телеведущий, подумала Дженнифер с неприязнью.
        - Прелестно, - сказал мистер Три. - Чем еще замечательна эта юная леди?
        - Она поставляла информацию газете «Взгляд изнутри».
        Кетч помолчал, давая собравшимся возможность переварить услышанное.
        Газета до сих пор не открыла, кто именно пустил слух о предполагаемом проступке Монти, оставляя открытой возможность, что дельце было полностью сфабриковано. Появление главного свидетеля позволило бы адвокатам Монти как минимум укрепить защиту, а может быть, и совсем разрушить обвинение.
        - Как я понимаю, она была на вечеринке с Монти Алабамой? - спросил мистер Бойтано.
        - И утверждает, что видела нашего клиента пьяным, - драматически сказал Кетч.
        - Но зачем ей это нужно?! - воскликнула Дженнифер. - Мы же знаем, что это неправда!
        - О, неплохой вопрос, адвокат, неплохой вопрос, - одобрил ее Кетч с самодовольной ухмылкой.
        - Возможно, она имела зуб на Монти, - предположил мистер Три.
        Кетч покачал головой.
        - Я прямо спросил ее об этом, когда мы разговаривали по телефону. Нет, у нее были чисто карьерные мотивы. Ей не нужны деньги от желтой прессы, ей нужна реклама. И они собираются ей это устроить.
        - Но она же сделает Алабаму своим врагом! - воскликнула Дженнифер. - А он - главный продюсер!
        - Вот это она, кажется, начала понимать, - согласился Кетч. - Разумеется, после того как я ей подсказал. Ясно, что одна публикация, даже самая заманчивая, не компенсирует ей гнева нашего клиента. Вот почему она хочет завтра прийти сюда и сделать заявление. Думаю, когда в газете узнают, что мисс О'Феллон собирается сделать достоянием гласности, то позаботятся о том, чтобы закрыть дело и опубликовать опровержение.
        - Интересно, они изначально знали, что она лжет? - спросил мистер Бойтано.
        - Мы не уверены, - ответил Кетч. - Но в любом случае газетчики должны были понимать, что эта дамочка явно не из тех, кого называют «надежными источниками». Так что им бы следовало перепроверить публикуемые сведения.
        - Похоже, что вы с этим делом здорово управились, - сказал мистер Три.
        Мистер Би медленно кивнул.
        - Если она признается, что сфабриковала эту историю, то Монти будет реабилитирован. А ему только это и нужно, гораздо больше, чем материальное вознаграждение.
        - Поздравляю, - сказала Дженнифер, честно признавая успех соперника.
        - Она прибудет сюда завтра в десять часов утра, - сообщил Кетч. - Естественно, я рассчитываю лично допросить ее.
        - Думаю, что и миссис Эллис следовало бы в этом поучаствовать, - произнес мистер Бойтано.
        Кетч и мистер Грейсон одновременно раскрыли рты для возражения, но Гаррисон остановил их движением руки.
        - Минуточку, - промолвил он. - Я знаю, что между нашими двумя лучшими молодыми адвокатами существует соперничество и может показаться, что я делаю это предложение, чтобы продвинуть своего кандидата. Но я совершенно искренне считаю, что если хорошо подумать, мы увидим пользу от присутствия на допросе другой женщины.
        - Не могу принять вашу точку зрения, - буркнул мистер Грейсон.
        - Как я понимаю, мы точно не знаем, что мисс О'Феллон делала на этой вечеринке, не так ли? - Гаррисон обвел взглядом сидящих за столом. - Возможно, она подрабатывает на стороне, ну, скажем, не вполне достойными способами. Могут всплыть деликатные подробности, которые ей не захочется раскрывать перед мужчиной - даже адвокатом. Далее, женщина скорее подметит противоречия в рассказе другой женщины. В конце концов, ведь наша главная цель - интересы клиента, не так ли, леди и джентльмены?
        Все были вынуждены согласиться.
        Напоследок мистер Три задал еще один вопрос:
        - Кстати, мистер Блейкли, а как вы вышли на эту девушку?
        - О, благодаря одному из моих информаторов, - туманно ответил Кетч. Мистер Три явно не был удовлетворен ответом, поэтому молодой адвокат добавил: - Другая актриса, потерявшая из-за нее роль, прослышала об этом и решила насолить Бриджит, сообщив мне о том, что знала. Что в этом плохого?
        - Ничего, - ответил мистер Три. Что именно он думал насчет дружбы Кетча с подобными девицами, осталось при нем.
        Возвращаясь вечером домой, Дженнифер совсем пала духом. На сей раз шпионская сеть Кетча сработала блестяще. Несомненно, мистер Грейсон воспользуется этой возможностью и постарается сразу продвинуть его.
        От перспективы иметь несносного коллегу в качестве начальника у нее заныло в животе. Конечно, всегда можно перейти в другую фирму. Но ведь это будет выглядеть трусостью с ее стороны.
        Она не обязана принимать решение прямо сейчас, сказала себе Дженнифер. Почему бы не подождать решения по делу Алабамы? Тогда можно будет уйти с чистой совестью.
        Каким облегчением было застать Ричарда дома и выложить ему все события дня!
        - Этот парень - дурак, - заявил Ричард, когда она закончила. - Он сам себе яму роет.
        - Может быть, - мрачно сказала Дженнифер. - Но я знаю несколько совершенных ничтожеств, которые успешно занимаются адвокатской практикой. К несчастью, их личные качества и даже их порочная этика нисколько не мешают им преуспевать.
        - Ладно, у меня есть одна вещь, которая отвлечет тебя от твоих печалей. - Ричард достал из кармана два билета на знаменитый бродвейский мюзикл. - Идет в Шубертовском зале.
        - Сегодня? - с сомнением в голосе сказала Дженнифер. - Завтра я буду чувствовать себя уставшей.
        - Тебе надо немного расслабиться. Ну, Дженни, встряхнись, переведи дух!
        Он был прав. Действительно, после душа Дженнифер почувствовала себя заметно посвежевшей. А когда она надела бежевую шелковую блузку и такого же цвета плиссированную юбку с золотым пояском, а поверх - коричневый шерстяной жакет, ее настроение явно поднялось.
        К тому времени как она закрыла за собой дверь и спустилась к Ричарду, который уже ожидал ее в машине и выглядел просто ослепительно в темно-синем костюме-тройке, она уже смотрела в завтрашний день почти с оптимизмом.
        - Мне кажется, иногда человек имеет право на личную жизнь, чтобы не потерять перспективу, - заметила Дженнифер, когда в маленьком китайском ресторанчике, куда они заскочили перед спектаклем, им подали креветки кунг пао и свинину мао шу.
        - Чаще, чем иногда, - откликнулся Ричард. - В этом смысле я очень много упустил. Сколько, начинаю понимать только сейчас.
        Он потянулся через стол и порывисто сжал ее руку.
        Дженнифер зарделась от его прикосновения.
        - Расскажи теперь ты, что делал сегодня днем? - Она ловко подобрала креветку палочками. - Работал над новой книгой?
        - Ну... вернее будет сказать, делал предварительные наброски.
        - О чем она? - спросила Дженнифер.
        - Знаешь, я бы не хотел сейчас об этом говорить. Она разительно отличается от всего написанного мною прежде, и издатели могут не принять ее. Я считаю, это плохая примета - рассказывать о том, что еще не сделано.
        - Прекрати, Ричард, - возразила она, - неужели после всех твоих успехов издатели могут отвергнуть тебя?
        Он тщательно полил свинину сливовым соусом.
        - Как знать... Извини, Дженни, не обижайся. Как только будет о чем говорить, ты все узнаешь первая.
        Он решительно сменил тему и стал обсуждать достоинства кандидатов на предстоящих выборах губернатора штата. Дженнифер не хотела спорить, и вскоре беседа заглохла.
        Шубертовский зал располагался недалеко от ее офиса, но Дженнифер не могла даже думать о фирме. Она искренне старалась расслабиться и, когда они поднимались на лифте с подземной стоянки, думала только о предстоящем зрелище.
        Площадь перед концертным залом сверкала огнями. Фотографы и зеваки образовали живой коридор, через который проходили счастливые обладатели билетов. Блики фотовспышек и броски собирателей автографов свидетельствовали, что охота на знаменитостей идет вовсю.
        - Как ты достал билеты? - спросила Дженнифер, когда они вступили в этот коридор.
        - Позвонил в пресс-центр и попросил оставить места в ложу, - почти равнодушно сказал Ричард. - Я считал...
        Вспышка ослепила Дженнифер. От неожиданности она споткнулась, и рука Ричарда тут же поддержала ее.
        - Мистер Эллис! Мистер Эллис! - Толстая женщина в безвкусном платье из синтетики совала ему блокнот. Ричард расписался в нем и дал еще с полдюжины автографов.
        - Ричард Эллис? - подлетел юноша в мешковатом пиджаке и джинсах, борясь со сползающей с плеча видеокамерой. - Кто эта очаровательная молодая леди?
        Дженнифер догадалась, что это репортер местного телевидения. И, судя по его манерам, не с самого респектабельного телеканала.
        - Моя жена, - хладнокровно ответил Ричард. - А теперь извините...
        Прежде чем репортер успел прийти в себя от изумления, они обошли его и проскользнули внутрь.
        - Теперь у них будет что обсасывать, - усмехнулся Ричард.
        Едва они успели занять свои места и полистать программку, как свет начал меркнуть. Вскоре Дженнифер полностью поглотили звуки залихватски веселой музыки - весьма легкой и незапоминающейся, но именно такая и нужна была ей сегодня.
        В антракте они вышли в фойе и чуть не столкнулись нос к носу с Монти Алабамой.
        - О, привет! - воскликнул он. - Рад, что вам удалось достать билеты.
        - Спасибо, что подсказали, как это делается, - ответил Ричард. - Мне и в голову не приходило, что я считаюсь достаточно важной шишкой, чтобы заказать билеты в ложу.
        Монти, потягивающий кока-колу, выглядел сейчас гораздо бодрее, чем при предыдущей встрече. Она отнесла это на счет искрометного мюзикла, но тут он добавил:
        - Ваш коллега отлично сработал, Дженнифер!
        - Да? - Ей не хотелось задавать никаких вопросов, пока она не узнает, что ему известно.
        Продюсер кашлянул.
        - Должен признаться, познакомившись с Кетчем Блейкли, я был о нем довольно низкого мнения. Честно говоря, мне показалось, что ему не место в столь солидной адвокатской фирме, как ваша. Я ошибался. Когда он нашел эту свидетельницу, у меня гора с плеч свалилась.
        - Я очень рада, - довольно сухо сказала Дженнифер. - Вам об этом сообщил мистер Грейсон?
        - О нет. - Он глотнул еще коки. - Кетч сам позвонил мне сегодня. Надо сказать, на меня это произвело впечатление. - Монти помахал кому-то через фойе. - Ладно, увидимся позже!
        - Не могу поверить, что он это сделал, - пробормотала Дженнифер, когда Ричард принес бокалы с белым вином.
        - Что? Сообщил Монти? Но, в конце концов, ведь он - клиент и платит за все, разве не так? - сказал Ричард.
        - Да, но сообщать клиенту об изменениях в ходе дела должен Бойтано, а не Кетч! - возразила Дженнифер. - И потом, это преждевременно. Что, если девица завтра не явится? Что, если она скажет совсем не то, чего от нее ждут? Мы же будем выглядеть полными идиотами!
        - Поправка: Кетч будет выглядеть идиотом! - И Ричард приподнял свой бокал.
        - Не похоже... - вздохнула она. - Кетч с его везением всегда выйдет сухим из воды.
        - Ты все слишком близко принимаешь к сердцу. Я уверен...
        Закончить разговор им не удалось. Начали подходить какие-то люди. Некоторые были знакомыми Ричарда, другие лишь хотели выразить свое восхищение его книгами.
        Дженнифер были невыносимы обращенные на ее мужа оценивающие взгляды других женщин. Конечно, Ричард был красив - высокий, стройный, в прекрасно сшитом костюме. Он так обворожительно улыбался, когда вежливо отвечал на комплименты.
        Дженнифер вдруг снова почувствовала себя трепетной, неуверенной в себе второкурсницей. Неужели этот блестящий мужчина хочет провести с ней всю оставшуюся жизнь?..
        В то же время она с удовлетворением отмечала, как по-хозяйски он держит ее под руку, как подчеркнуто вежливо представляет своим знакомым. Ну, конечно, он тоже считает ее блестящей женщиной, подумала она, и ей стало легче.
        Она никак не могла сосредоточиться на втором действии мюзикла. Мысли были заняты Ричардом, затем Кетчем, затем снова Ричардом. Что мы за странная пара! - удивлялась она, потихоньку улыбаясь.
        Хотя они вернулись домой только к полуночи, Дженнифер не сразу заснула.
        Прислушиваясь к шуму льющейся в ванной воды, она поняла, что же до сих пор в глубине души тяготило ее. Его отказ за обедом рассказать ей о своей последней книге, вот что!
        Действительно ли он не хотел говорить о ней из суеверия? Или на то были другие причины?
        Они же вроде бы договорились, что важнейшие решения должны принимать вместе. Вряд ли он намерен уже сейчас нарушить их договор.
        А может быть, не стоит об этом беспокоиться, сонно подумала Дженнифер. В конце концов, о чем он пишет - это его личное дело, и он не обязан рассказывать тебе о своих замыслах, пока они не созрели, так же, как и ты ему - о деле, которое тебе поручено, но еще не закрыто.
        И все же не вредно будет дать ему понять, что она не желает оставаться в стороне. Недостаток общения в их первые годы был столько же ее виной, сколько и его, и то, что они не были откровенны друг с другом, в какой-то степени привело к разрыву.
        Она даст ему понять, что заинтересована... да... Дженнифер зевнула. Заинтересована... в... в...
        Когда Ричард вошел в спальню, она уже сладко спала.

9

        Бриджит О'Феллон опоздала на тридцать минут. Когда часы отбили десять тридцать, Дженнифер решила, что свидетельница вообще не придет, не зная, то ли радоваться за себя, то ли огорчаться за Монти.
        Но в тот момент, когда Кетч уже наморщил нос от разочарования, девица впорхнула в дверь, одетая в стиле панк, с красными волосами, в рваной рубашке и джинсах с кучей заклепок.
        - Привет! - кинула она секретарше и затем с явной неприязнью уставилась на Кетча, Как всегда угрюмого и неряшливо выглядевшего, несмотря на дорогой шелковый костюм. Дженнифер, наблюдавшая за этой сценой, вспомнила, что эти двое до сих пор общались только по телефону.
        Бриджит даже не подумала извиниться за опоздание. Кетч сразу же пригласил ее в комнату для совещаний и нехотя представил Дженнифер. Свидетельница, похоже, вздохнула с облегчением, узнав, что ей не придется оставаться наедине с этим неприятным и скучным мужчиной.
        - Сама не знаю, зачем я пришла, - заявила Бриджит, принимая чашку кофе. - Я не совершила ничего дурного!
        - Разумеется, нет! - согласился Кетч и включил диктофон.
        - Эй! А это зачем, парень? - всполошилась девица.
        - Всего лишь формальность! - Слыша противный елейно-приторный голос Кетча, Дженнифер поняла, что она тоже не стала бы ему доверять.
        - Не надо! Выключите!
        - Но послушайте, мисс О'Феллон...
        - Выключите! - потребовала свидетельница. - Или я уйду!
        Дженнифер решила, что пришло время вмешаться.
        - Право же, это только для вашей защиты!
        - Что вы имеете в виду?
        - После того как мы побеседуем, секретарша перепечатает магнитофонную запись, вы сможете прочитать ее и убедиться, что все сказано правильно, - объяснила Дженнифер. - Вам обязательно дадут копию ваших показаний. Таким образом, если мы вдруг припишем вам то, чего вы не говорили, вы легко сможете опровергнуть нас.
        - А... - Бриджит задумалась. - Ну тогда ладно.
        Кетч стал задавать вопросы по поводу пресловутой вечеринки. Бриджит часто отвлекалась, спрашивала, знает ли мистер Алабама, что она согласилась сотрудничать, и даст ли он ей роль в своем фильме.
        - Это уж он рам решит, - ухмыльнулся Кетч.
        - Я хочу, чтобы это было записано! - надулась Бриджит.
        - Вы что, думаете, он поддастся на шантаж? - взорвался Кетч. - Вы думаете, он даст вам роль в обмен на то, что вы скажете правду?
        - Ладно, пожалуй, мне надо идти, - сказала Бриджит, приподнимаясь со стула. - Моему агенту, между прочим, уже три раза звонили с тех пор, как я ушла со студии.
        - Мисс О'Феллон! - Дженнифер сверкнула глазами на Кетча, и тот удержал готовую сорваться с губ резкость. - Мистер Алабама сейчас не может сделать вам никаких предложений. Это бы дискредитировало ваши показания в суде, создалось бы впечатление, что мы вас подкупили. Ему нужно только, чтобы вы сказали правду. Как только дело будет закрыто, он оценит вас по достоинству.
        На самом деле она была уверена, что маленькую бездарную интриганку вообще вышвырнут из Голливуда, но об этом лучше было помалкивать.
        - Ну, ладно, - капризно пробормотала Бриджит, снова усаживаясь на место.
        Кетч продолжал допрос. Очень скоро выяснилось, что свидетельница вовсе не намерена признаваться, что солгала газете «Взгляд изнутри».
        Вместо этого она явно виляла, утверждая, что принесла Монти всего один коктейль и что потом он наткнулся на нее, и в то же время отрицала, что заявляла прежде о том, что он был пьян.
        - Да не могла я сказать, что он пьяный! - заключила Бриджит, вполне довольная собой. - Разве с одной стопки опьянеешь?
        - Вас-то с одной рюмки явно не развезет, - съязвил Кетч. - Но всем известно, что Монти Алабама - «завязавший» алкоголик. Для него выпить стопку - значит погубить все, чего он добился за последние пять лет!
        Девица небрежно пожала плечами.
        - Это не мои проблемы.
        Кетч сжал губы.
        - Давайте еще раз все вспомним!
        - Я хочу кушать, - заявила свидетельница.
        Прежде чем они успели начать спорить, Дженнифер предложила заказать еду.
        Она выскользнула из комнаты и попросила секретаршу Кетча послать за сандвичами.
        После этого Дженнифер обдумала одну идею, копошившуюся где-то в глубине сознания. Ричард упоминал об официанте, предлагавшем Монти шампанское. Об официанте. А не об официантке.
        Она быстро набрала домашний номер, скрестив пальцы на счастье. Ричард ответил почти сразу.
        - Ричард, это я! - сказала она. - Ты не помнишь, на той вечеринке с Монти напитки разносили официанты или официантки? Или те и другие?
        После секундной паузы он твердо сказал:
        - Официанты.
        - Но женщины тоже присутствовали?
        - Да. - Снова пауза. - Насколько я помню, они разносили закуски.
        - Ты уверен? - взволнованно переспросила она.
        - Да, - ответил Ричард. - Обычно бывает наоборот, вот почему я обратил на это внимание.
        - Спасибо!
        Дженнифер подождала, пока принесут сандвичи, надеясь, что Кетч не успеет начисто разругаться со свидетельницей. Ей хотелось застать Бриджит врасплох за едой.
        Когда Дженнифер снова вошла в комнату, Кетч злобно буравил актрису глазами, а Бриджит сидела в защитной позе, сложив руки перед грудью. Сандвичи внесли желанное успокоение.
        Секретарша принесла также лимонад и кока-колу, и оба адвоката вместе со свидетельницей с аппетитом принялись за еду. Кетч хотел было выключить диктофон, но Дженнифер, поймав его взгляд, еле заметно покачала головой, и он оставил его включенным.
        - Вы часто работаете на вечеринках? - спросила Дженнифер.
        Бриджит пожала плечами.
        - Иногда. Актрисам, знаете ли, тоже приходится платить налоги.
        - Там кормят? Я имею в виду, когда вы работаете?
        - Как сказать... - Она откусила добрый кусок бутерброда с тунцом. - Иногда можно урвать что-нибудь прямо с подноса, а вообще-то разрешают доедать, что останется.
        - Вы, наверное, помните, что там ели, правда? - спросила Дженнифер. - Меня всегда интересовало, что подают богатым людям. Там была икра? Крабы?..
        - О, разумеется! - воскликнула Бриджит. - И устрицы! И разные овощи, и грибы. И куча разных сыров.
        Кетч с любопытством поглядывал на Дженнифер, но, к счастью, у него хватало здравого смысла не перебивать.
        - Подносы, наверное, тяжелые? Небось, настоящие серебряные, не алюминиевые?
        - Еще бы! - Бриджит, кажется, было приятно показать себя знатоком. - У меня два дня потом плечи болели!
        - Странно, что они не поручают мужчинам разносить подносы, - как бы вскользь заметила Дженнифер. - Это было бы разумнее.
        - Да уж, конечно, - согласилась свидетельница. - Тем более что за раздачу закусок никто никогда не дает чаевые! Правда, на частных вечеринках чаевые вообще не предполагаются, но если разносить напитки, иногда, если повезет, можно сшибить несколько баксов.
        - А почему же тогда напитки разносят одни мужчины?
        - О, разумеется, на это я могу ответить. - Девица принялась за ветчину и сыр. - Почему-то мужчин-официантов всегда оказывается вдвое больше, чем женщин. А устроителям нужно гораздо больше людей, чтобы разносить напитки, и они не хотят смешивать нас. Наверное, думают, что так будет лучше.
        Кетч, который давно все усек, больше не мог сдерживаться.
        - Итак, тем вечером вы разносили закуски? Значит, вы никак не могли подать Монти коктейль!
        Бриджит чуть не подавилась. Дженнифер прямо-таки видела, как завертелись ее мозги в поисках выхода из ловушки. Но выхода не было.
        - Вы меня надули! - крикнула она. - Вы это знали... Точно! - Она вскочила и схватила свою сумочку, не забыв сунуть туда пару сандвичей. - Я с вами больше не разговариваю! Вы оба придурки ненормальные!
        И выбежала из комнаты.
        Кетч выключил диктофон. Их взгляды встретились. Дженнифер понимала, что он едва не сорвал допрос, и он знал, что она это понимает. Доказательство было на пленке.
        - Клиент останется нами доволен, - бесстрастным голосом сказала Дженнифер и с гордым видом направилась к себе в кабинет.
        Вечером Ричард пришел в восторг, узнав о случившемся.
        - Ты молодец! - кричал он, танцуя с ней по гостиной и заканчивая танец бешеным твистом. - Ты хорошо щелкнула по носу нашего друга Блетча Кейкли!
        - Я бы не торопилась радоваться, - заявила она, чмокнув его в нос, прежде чем освободиться и пройти в кухню, чтобы поджарить бифштексы. - Мы с этим приятелем Николаса Грейсона идем ноздря в ноздрю, а поскольку он мужчина, то это значит, что он всегда на голову впереди.
        - Хочешь скаламбурить? - Ричард начал резать латук для салата. - У Кетча голова впереди? Как у осла?
        Дженнифер фыркнула.
        - Ну, если бы я начала перечислять достоинства Кетча, то с головы бы не начала.

        Остаток недели прошел в фирме тихо и спокойно. Разумеется, все три старших партнера прочли запись беседы, и, как стало известно Дженнифер, Макконнел, Маккиган и Шварц были обо всем осведомлены, однако о роли ее или Кетча ими не было сказано ни слова.
        Ее соперник шатался по офису, но, по крайней мере, воздерживался от оскорбительных замечаний. Его нетерпеливость чуть все не погубила, и он, похоже, начал понимать преимущества объективности и сдержанности. А может быть, Дженнифер только надеялась на это.
        По вечерам они с Ричардом ходили по магазинам, подбирая себе простую, прочную дубовую мебель - не слишком модерновую, не слишком антикварную. Цвет должен был быть самый естественный: желтовато-коричневый, с оттенком золота и ржавчины. Датский мебельный гарнитур из ее гостиной мог бы подойти для кабинета наверху.
        Несмотря на их упоительную физическую близость, Дженнифер все еще ощущала тревожащие душу сомнения, касающиеся их отношений с Ричардом. Он по-прежнему избегал обсуждать с ней свои творческие планы, отговариваясь желанием сохранить их в тайне до тех пор, пока они не начнут воплощаться в жизнь.
        Хотелось бы мне чувствовать себя как-то увереннее, как-то определеннее, размышляла она, вернувшись в пятницу с ланча. Терпеть не могу неустроенности и недоговоренности. Может быть, я слишком рассудочная, слишком педантичная?..
        Но кому охота испытывать беспокойство? Она не знала, ее или Кетча сделают партнером, а может быть, ни того, ни другого. И что же все-таки думает Ричард?..

        Около двух часов в ее кабинет зашел мистер Бойтано, в углах его рта залегли глубокие морщины. Вот оно, подумала Дженнифер. Босс собирается сообщить ей о том, что она проиграла.
        Вместо этого он сказал:
        - Боюсь, что буду вынужден подпортить вам уик-энд, Дженнифер.
        - Я готова, - спокойно ответила она, бросив взгляд на стопку бухгалтерских книг и папок у него в руках. - Что-нибудь не так?
        Гаррисон опустился в кресло и сложил документы ей на стол.
        - Мне только что позвонили - жену увезли в больницу с острым аппендицитом; ей предстоит срочная операция. Я планировал за уик-энд проработать финансовые документы по делу Симпсона, но теперь, боюсь, придется провести его в основном в больнице.
        - Суд когда, в понедельник?
        Он кивнул.
        - Нам придется просить отсрочки. Документы поступили только сегодня; миссис Симпсон, как вам известно, взяла их с собой, когда уехала.
        Арнольд Симпсон, крупный бизнесмен, давнишний клиент фирмы, был теперь вовлечен в ожесточенное бракоразводное сражение. Учитывая, что на карту ставились миллионы долларов, это было неудивительно.
        - Симпсон сам отсутствовал некоторое время, - продолжал Гаррисон. - И теперь он хочет встретиться с нами и со своим бухгалтером в понедельник днем, чтобы получить представление, чего можно ожидать от его супруги. Если вы сможете проработать эти документы и сделать мне сводку к утру понедельника, я буду вам очень признателен.
        Дженнифер понимала, что на эту работу уйдет весь ее уик-энд без остатка. А ведь они с Ричардом планировали встречу с художником по интерьеру, чтобы подобрать ковры и шторы, да и вообще отдохнуть вдвоем. Что ж, это подождет...
        - Ну разумеется, - сказала она. - А иначе зачем нам выдали ключи от офиса?
        Мистер Би улыбнулся.
        - Спасибо! - сказал он, вставая.
        - Надеюсь, операция вашей жены пройдет удачно, - добавила Дженнифер. - Вы поедете в больницу прямо отсюда?
        Он кивнул.
        - Увидимся в понедельник!
        Несколько долгих телефонных разговоров задержали Дженнифер на работе, и шел уже девятый час, когда она, усталая, вошла в лифт своего дома, думая о груде бумаг Симпсона, ожидающих ее в офисе.
        На лестничной клетке она вдруг услышала громкую музыку и голоса, идущие из ее квартиры.
        - Ричард? - Она обнаружила, что дверь не заперта, и толкнула ее.
        Человек двадцать толпились в скромной гостиной и в кухне, пытаясь перекричать хриплый вой группы «Новая волна».
        Уже одно это привело Дженнифер в уныние, к тому же сцена выглядела как кадр из фильма Феллини: все были в маскарадных костюмах, один причудливее другого. Здесь был пират с черной повязкой на глазу, Клеопатра, чьи обведенные тушью глаза пялились из-под густой челки, Мария-Антуанетта в огромном кринолине и с красивыми мушками на лице, а также, среди прочих, полуодетая русалка, в которой легко угадывалась Феба Биллингс, шустрая сценаристка.
        Дженнифер пробиралась сквозь толпу, закипая от злости. Только этого ей не хватало - сборища пьяных гостей, роняющих пепел на ковры и явно собирающихся веселиться до утра!
        Она нашла Ричарда в кухне, смешивающего «дайкири» в шейкере. Он нарядился под Тарзана, с обнаженным торсом и леопардовой шкурой вокруг пояса. При других обстоятельствах Дженнифер мигом разомлела бы от его неотразимой сексуальности.
        - Привет! - крикнул он. - Я уж было начал за тебя беспокоиться.
        - Мог бы и позвонить, - холодно ответила она. - Вместо того чтобы сидеть и рвать на себе волосы от беспокойства. Тем более что это неправда.
        - Эй! - Ричард положил ей руку на плечо. - Ты что, сердишься? Я, видишь ли, заглянул к Монти, и он пригласил меня на заключительную вечеринку. А потом...
        Дженнифер знала, что это был праздник в честь завершения съемок очередного фильма. Ричард все еще пытался ей что-то объяснить.
        - Ну вот, некоторые из нас решили, что кончать веселье еще рано, и мы перебрались сюда. Поскольку завтра суббота, я решил, что проблем не будет.
        Дженнифер вздохнула.
        - К сожалению, мне в этот уик-энд придется работать. Все время.
        Тень разочарования пробежала по лицу Ричарда, но, к его чести, он не стал спорить.
        - Надо так надо, - сказал он. - А пока что почему бы тебе не расслабиться и не присоединиться к нам? По дороге сюда мы прихватили пиццу, в духовке еще лежит хороший, теплый кусок.
        В самом деле, почему бы и нет? - подумала она. Негодование, вызванное тем, что Ричард пригласил в дом эту разношерстную толпу, не спросив у нее согласия, мигом улеглось перед его готовностью принять изменение ее планов.
        - Идет! - сказала она с улыбкой.
        - Я даже утащил для тебя костюм из студии. - Он игриво подмигнул ей. - Посмотри на кровати!
        Оказавшись наконец одна в своей комнате, Дженнифер изумленно уставилась на разложенную перед ней экипировку, в которой вполне можно было исполнять танец живота, но для себя Дженнифер такой костюм бы не выбрала. В него входили узенький бюстгальтер из золоченой парчи и просторные шаровары из той же ткани, туго охваченные резинками на лодыжках. На полу стояла пара позолоченных сандалий.
        - Он, верно, с ума сошел! - рассмеялась Дженнифер.
        Однако ей вовсе не хотелось рисковать испачкать пиццей или коктейлем свое дорогое платье. Она сняла его и поискала в гардеробе что-нибудь хотя бы отдаленно напоминающее маскарадный костюм. Безуспешно.
        Любопытство взяло верх, и, сняв лифчик, Дженнифер примерила костюм восточной танцовщицы. Она зачесала волосы назад и заколола их усыпанной «драгоценностями» заколкой.
        Эффект оказался поистине ошеломляющий. Никто бы не узнал благоразумную деловую женщину-юриста в этой чувственной, сексуальной диве с полуоткрытой грудью и голым пупком.
        Дженнифер припомнила костюм Фебы: крохотный верх от бикини и блестящий рыбий хвост, начинающийся внизу, на бедрах. Она почувствовала злорадное удовлетворение от того, что выглядела в этом костюме гораздо соблазнительнее.
        Почему бы и нет? - снова подумала она и вышла в гостиную, где вовсю гремела музыка.
        Не считая нескольких восхищенных мужских взглядов, никто не обратил внимания на то, что она появилась, как ей казалось, почти обнаженной. Несколько разочарованная, Дженнифер прошла в кухню.
        Ричард, вытиравший руки, обернулся и увидел ее. Его глаза широко открылись, и он восхищенно присвистнул.
        - Прошлый уик-энд мы мерзли в снегу, а сегодня я выступаю почти голая, - заметила Дженнифер, доставая пиццу из духовки. Та была теплая, с оливками, грибами и толстым слоем расплавленного сыра.
        Ричард наклонился и пробормотал ей на ухо:
        - Как думаешь, если мы польем этих людей газировкой, они уйдут домой?
        - Ты же сам их пригласил, а теперь!.. - Она недоуменно пожала плечами, наливая в высокий стакан пиво из холодильника.
        - Ох, не напоминай мне!
        В кухню неожиданно заглянула Феба.
        - О-о... - выдохнула она. - Я не помешала?
        - Пока нет, - хитро прищурившись, ответил Ричард. - Чего желаешь? Налить тебе выпить?
        - Да, спасибо! - Она подставила стакан, и он плеснул ей «дайкири». Феба бросила долгий взгляд на Дженнифер, потом на Ричарда и, видимо, поняв, что ей здесь ничего не светит, удалилась, демонстративно виляя бедрами.
        - Ммм, - промычала Дженнифер, впиваясь зубами в пиццу и испытывая настоящее наслаждение.
        Гости начали заглядывать в кухню с пустыми бокалами, и Ричард всем наливал. Дженнифер больше не видела никого из знакомых; Монти, по-видимому, не пришел. Слава Богу! Она совсем позабыла о нем, когда надевала этот костюм.
        Вскоре отодвинули кофейный столик к стене и начали танцевать.
        - Пошли! - Ричард схватил бумажную салфетку, вытер Дженнифер губы после пиццы и поднял ее на ноги. - Приглашаю!
        Они не танцевали друг с другом много лет. Он поставил кассету с аргентинскими танго, чувственными и зовущими. Несмотря на обычную сдержанность, Дженнифер охотно откликнулась, тем более что никто не обращал на них никакого внимания.
        Ричард держал ее за талию, извиваясь всем корпусом, пока они двигались среди других танцоров. Дженнифер тоже начала игриво вилять бедрами, счастливо улыбаясь.
        Когда она снова взглянула на него, то обнаружила, что глаза Ричарда устремлены на ее грудь, которая чуть ли не вываливалась из лифчика при движении. Ну и ладно, пусть пялится! Он ведь ее муж как-никак.
        Вокруг них чокались бокалами, шутили и смеялись, выделывали немыслимые танцевальные па. Уж эти люди явно не страдают комплексом неполноценности, с некоторой завистью подумала Дженнифер.
        Но волновал ее только муж, с его густыми темными волосами, с широкой грудью, вздымающейся под леопардовой шкурой. Зеленые глаза сияли, дыхание участилось, мышцы играли, и он звал ее соединиться с ним в языческом танце юности и любви.
        Дженнифер ощутила в себе раскрепощенность, которой прежде никогда не испытывала. Она передернула плечами и начала ритмично извиваться, словно действительно исполняла танец живота. Когда-то она посещала танцевальную студию, но, пропустив несколько занятий из-за загруженности на работе, забросила ее. Теперь она жалела, что мало занималась.
        Темп музыки ускорился. Слава Богу, все были поглощены собственными действиями, иначе ей стало бы очень неловко, когда Ричард просунул руки ей под мышки и большими пальцами влез под тугой, сверкающий лифчик.
        Ее губы беспомощно и соблазнительно приоткрылись, и он тут же наклонился, быстро поцеловал ее и тотчас откинулся назад.
        Сердце Дженнифер затрепетало, и ее вдруг охватило неистовое желание. Но что можно себе позволить, когда квартира полна посторонних людей? Ох, если бы у нее была волшебная палочка, чтобы заставить их всех провалиться сквозь землю!
        Она вцепилась Ричарду в шею и откинулась назад, корчась и выгибаясь.
        - Давай перенесемся в знойную Африку, - прошептал Ричард, выводя ее из толпы и увлекая в спальню. Он закрыл за собой дверь и запер ее.
        Теперь в музыке и впрямь звучали африканские ритмы, отчетливо слышные даже здесь. Дженнифер прильнула к мужу, жадно ища его губы, молча требуя близости.
        Целуя Дженнифер, он шарил руками по ее телу, почти грубо тиская ее налитые груди, пока их соски не отвердели. Затем прыгнул на кровать, потянув ее за собой. Он вынул заколку, и ее волосы потекли золотым водопадом по плечам. Одна секунда, и Ричард оказался сверху, сорвав с нее бюстгальтер, а с себя - костюм Тарзана.
        Он с жадностью облизывал ее отвердевшие соски, пока она не издала гортанный стон и не сжала его узкие бедра своими ногами.
        Сквозь парчовую ткань костюма танцовщицы она не чувствовала его тела. Эта преграда - единственное, что мешало им слиться в экстазе, и Ричард с остервенением стащил шаровары с Дженнифер. Музыка и смех, доносившиеся из гостиной, только подчеркивали восхитительное ощущение освобождения от оков цивилизации.
        Словно не знающие стыдливости дети тропиков, они продолжали свой танец нагишом. Смеясь, Дженнифер встала на колени, заложив руки за голову, ее тонкая талия и округлые груди задвигались в ритме хула-хупа.
        Ричард тоже поднялся на колени и стал извиваться вместе с ней под будоражащую кровь музыку.
        Они постепенно сближались, и вот уже ее соски коснулись его груди, а его бедра - ее ног. Оба сдерживались, пока она не откинулась назад, по-прежнему стоя на коленях, так что голова коснулась кровати.
        - Чудесно! - пробормотал Ричард и накрыл ее своим телом, вовлекая уже совсем в другой танец, танец любви.
        Он нарочно сдерживал себя, пока она не стала корчиться, прижимаясь к нему, как бы безмолвно моля о том, чтобы он взял ее. И только тогда он ввел член в ее жаждущее наслаждения лоно.
        Да, это был совсем другой танец, этакое эротическое танго, которого Дженнифер даже вообразить не могла. Чувства ее были напряжены до предела. Она продолжала извиваться и корчиться, возбуждала его, дразнила своим телом, пока не почувствовала, что больше не вынесет ни минуты.
        Содрогаясь от наслаждения, двигая бедрами в такт его стремительным движениям, она уловила его оргазм, и они вместе взмыли к облакам, рухнули вниз и снова взмыли. Потом они лежали рядом совершенно опустошенные, ее голова на его плече; Дженнифер тяжело дышала и чуть ли не поскуливала от удовольствия.
        - Слушай, мы ведем себя безобразно, - с улыбкой пробормотала Дженнифер, немного придя в себя. - Гости могут обидеться.
        - Ну и черт с ними, - отрезал Ричард.
        Немного погодя, приведя костюмы в порядок, но с пылающими лицами, они все же вернулись в гостиную и обнаружили, что все поглощены собственными развлечениями. Если кто и заметил их отсутствие, то вида не подал. Даже Феба была занята - она хихикала, сидя на коленях у симпатичного бородатого мужчины.
        Вечеринка закончилась около полуночи. Дженнифер и Ричард усердно смешивали напитки и прибирали разбитые стаканы, не смея взглянуть друг на друга, чтобы не расхохотаться.
        После ухода гостей, оглядывая разоренную гостиную, Дженнифер покачала головой.
        - Мне надо рано утром быть в офисе. Как думаешь, ты сможешь завтра прибраться здесь без моей помощи?
        - Это будет вполне справедливо, - согласился Ричард. - Ведь это я все затеял.
        Он погладил ее по обнаженному животу и ухмыльнулся.
        - Красота! Я еще никогда не занимался любовью прямо на вечеринке. Это было здорово!
        - Не стану спорить, - ответила она. И они вместе пошли спать, прекрасно понимая, что вряд ли смогут сегодня выспаться.

10

        Этот уик-энд Дженнифер провела совершенно бездарно. Оба дня она сидела в пустом, гулком офисе и рылась в книгах, счетах и финансовых отчетах, пытаясь точно определить, что по законам штата Калифорния принадлежит Арнольду Симпсону, а что - его отвергнутой супруге.
        Иногда звонил Ричард, и тогда она устраивала передышку. И Дженнифер все же подъехала на встречу с декоратором, чтобы взглянуть на расцветку ковров и дать добро на жалюзи и шторы для многочисленных окон дома.
        Отсутствие Кетча, мистера Би, Бетти и прочих сотрудников превращало офис в какой-то призрачный город. Временами Дженнифер посещали странные мысли: будто она единственная из всей фирмы выжила после ядерной войны или что она уснула и проснулась через несколько веков одна в каком-то бункере.
        Зато как приятно было после работы возвращаться в тепло квартиры, где Ричард ждал ее с обедом и видеокассетой для вечернего отдыха.
        Уик-энд заодно дал Дженнифер возможность поразмыслить, что ей редко удавалось в повседневной суете. Потягивая кофе днем в воскресенье, одна в своем кабинете, она глядела на полки с юридической литературой и спрашивала себя, чего же она хочет добиться.
        Внешние обстоятельства сейчас значили для нее не так много, как когда она только что получила диплом. Стать партнером - серьезная цель, потому что это откроет новые перспективы и она не будет подчиняться Кетчу Блейкли.
        А дело Алабамы? Выиграют ли они его или уладят миром, не так уж важно, хотя победа могла принести ей признание в кругах юристов. Самое главное - чтобы человек по имени Монти восстановил свое доброе имя, и тогда любители скандалов, может быть, станут немного разборчивее относиться к источникам информации.
        А Ричард? Она улыбнулась при мысли о его зеленых глазах, об увлеченности, с которой он строил планы их совместной жизни в новом доме.
        Неважно, кто из них был прав, а кто виноват, поняла она. То, что они вновь вместе - самое ценное. И она это счастье постарается больше не упустить.
        Загадка его будущей книги, его деловые планы продолжали беспокоить ее. Но, наверное, он не станет рисковать их семейным благополучием больше, чем это сделала она.
        Несмотря на работу без выходных, в понедельник Дженнифер проснулась полная энергии. Она вновь обрела свое место в мире, и теперь ее больше ничего не беспокоило.
        Она с облегчением узнала, что жена мистера Бойтано быстро поправляется и что тот смог явиться на заседание суда. Кажется, он остался доволен и встречей с Арнольдом Симпсоном.
        - Должен признаться, я побаивался, что сейчас, когда вы воссоединились с Ричардом, личные дела помешают вам работать так же энергично, как прежде, - сказал Гаррисон, когда они собрали бумаги после совещания. - Но вы сработали отлично, хотя это заняло, должно быть, большую часть уик-энда.
        - Честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы это превратилось в систему, - осторожно ответила Дженнифер.
        - Надеюсь, что нет!
        Она поколебалась. А почему бы не высказать то, что ее беспокоит?
        - Что-нибудь решилось, я имею в виду, относительно партнерства?
        Мистер Бойтано, нахмурившись, помедлил с ответом.
        - Возможно, не стоило бы пока говорить, но мы собираемся встретиться завтра днем, чтобы обсудить этот вопрос, так что вы, наверное, все скоро узнаете.
        - Спасибо... - Дженнифер вернулась в кабинет с сильно бьющимся сердцем. Завтра! Неужели все решится так скоро? И в чью пользу?
        - Должно быть, в твою, - промурлыкал Ричард, когда вечером она пересказала ему разговор с боссом. Он раскладывал куски жареной курицы по тарелкам.
        - Завидую я тебе, - призналась она. - Заглянуть на студию, чтобы проконсультировать сценарий по твоей книге, поговорить с издателем по телефону - интересно и необременительно!
        - Ты кое-что упускаешь из виду. - Ричард смешал два стакана чая со льдом.
        - Что?..
        - Я сейчас ничего не пишу. - Он сел за стол и открыл маленькие коробочки с картофельным пюре и капустным салатом. - У меня, между прочим, отпуск. А когда я пишу, то занят с раннего утра до позднего вечера. И работаю как каторжный.
        - Ладно, не принимай близко к сердцу! - Курица восхитительно хрустела на зубах, и Дженнифер говорила с набитым ртом. - Ты, должно быть, сделал на этом кучу денег?
        - Ты же знаешь, я работаю не из-за денег. Хотя ничего не имею против них.
        - Значит, чтобы спасти мир? - Она улыбнулась. - Судя по тому, что я слышала о твоих книгах, тебе кое-что удалось.
        Он покачал головой.
        - Я не уверен, что эти книги действительно хоть что-нибудь изменили. Они только пролили свет на кое-какие мировые события и, надеюсь, показали, что для каждого человека лучше всего - не становиться политиком. Это очень непривлекательное занятие. Слишком много компромиссов.
        Кажется, настало время затронуть деликатную тему.
        - И что же ты теперь задумал?
        - Я хочу расстаться с чисто политической тематикой, - чуть поколебавшись, произнес Ричард. - Чем больше я узнаю, тем больше убеждаюсь, что политики - это гигантская корпорация и что миром правит корпоративное мышление.
        - Но ты же не собираешься обвинять большой бизнес во всех грехах, от Вьетнама до Уотергейта, не правда ли? - Дженнифер не привыкла воевать с мужем на его территории, но на эту тему готова была поспорить. - Конечно, транснациональные корпорации заслуживают свою долю критики за нарушение экологии, но большинство компаний делает многое в области медицины и благотворительности. Кроме того, они ведь дают миллионам людей работу!
        - Да, я знаю. - Он рассеянно помахал вилкой. - Что бы мне хотелось - рассмотреть общество как микрокосм и показать как положительные, так и отрицательные следствия прогресса.
        - Звучит амбициозно... Какое общество?
        Он вздрогнул, словно проснувшись. О-хо-хо, подумала Дженнифер. Он понял, куда я клоню.
        - Я еще не решил. - Ричард явно тянул время.
        - Пожалуйста, продолжай! - попросила она. - Разве я не имею права знать о твоих планах на будущее? Они меня ведь тоже касаются. Или нет?
        - Ммм... - Он задумчиво жевал капустный салат. - Знаешь, я бы съел шоколадное пирожное.
        - Пирожное?
        - Да, там в буфете есть несколько штук... Они выглядят так аппетитно, но я было решил, что уже не захочу их.
        - Ускользаешь от темы?
        - Послушай, Дженнифер, - миролюбиво сказал Ричард. - Мое творчество - не для обсуждения и не для голосования. Что будет, то и будет. Придет время - разберемся. А теперь... не перейти ли нам в гостиную?
        Отчасти Дженнифер его понимала. Ричард всегда чувствовал себя как бы на острие ножа: вряд ли можно было ожидать, что он покорно вернется в тихое лоно семьи.
        И все же ее задевало, что он не пускал ее в свой внутренний мир, в точности так же, как это было в Бостоне.
        Что он сказал? «Придет время - разберемся»? Что ж, так или иначе они разберутся, успокоила она себя, с наслаждением уплетая шоколадные пирожные.

        В одиннадцать часов следующего утра пришла грандиозная новость. Газета «Взгляд изнутри» предложила Монти Алабаме пятьдесят тысяч долларов отступных и опровержение в обмен на отзыв иска.
        Деньги ерундовые, учитывая, что он вчинил им иск на десять миллионов, но дело было, разумеется, не в сумме, размышляла Дженнифер.
        Она слышала обрывки разговоров, доносившихся из кабинетов мистера Бойтано и мистера Грейсона. Они, конечно, собирались настаивать, чтобы газета оплатила судебные издержки. И чтобы опровержение было дано на первой странице крупным шрифтом.
        Около полудня в кабинет заглянул Кетч.
        - Пойдемте завтракать? - предложил он.
        Дженнифер чуть не свалилась со стула. Мир перевернулся?
        - Пойдем! - спокойно ответила она.
        Они пошли в столовую, обшитую деревянными панелями с позолотой. Дженнифер выбрала себе суп и салат, Кетч заказал макароны с сыром.
        - Я слышал, они хотят сегодня после полудня обсудить вопрос о партнерстве, - сказал он.
        Дженнифер кивнула.
        - Вы об этом что-нибудь знаете? - настаивал он.
        Она улыбнулась.
        - Я теперь считаюсь одним из ваших информаторов? А что я за это получу?
        - Ах, будет вам! - Кетч сунул салфетку за ворот рубашки, подобно детскому нагрудничку. Это сделало его похожим на малыша-переростка. - Вам же не нужна эта работа! Ричард Эллис, должно быть, уже мультимиллионер.
        - Я у него налоговую декларацию не запрашивала, - отрезала Дженнифер.
        - Почему бы вам просто не порадоваться жизни? - В промежутках между словами Кетч энергично жевал хлеб с маслом. - Если бы я мог себе позволить, ни минуты не участвовал бы в этих крысиных гонках!
        - Чего вы, собственно, хотите? - резко спросила она. Ей было известно о нем очень немного, хотя они уже несколько лет работали более или менее совместно: что он окончил университет, холост, двадцати девяти лет от роду, уик-энды проводит обычно на чужих яхтах.
        - Славы. Удачи. Главным образом, удачи!
        Мимо проходил официант с подносом.
        - Можно попросить немного маринада? - обратился к нему Кетч. - Спасибо!
        Дженнифер подождала, пока официант удалился.
        - А как насчет семьи? Дома?
        Кетч пожал плечами.
        - Это всегда можно иметь, были бы деньги.
        Потом она никак не могла вспомнить, о чем еще они говорили, но ей вдруг стало ужасно жалко его. Потому что она поняла: что бы Кетч Блейкли ни получил от жизни, счастливым это его не сделает.
        Нервозность - единственное слово, которым можно было описать ее состояние в тот день. Время текло так медленно, что Дженнифер иногда набирала номер службы точного времени, чтобы удостовериться, что ее часы не остановились.
        Вызов поступил в четыре тридцать. Мистер Грейсон хотел бы видеть ее у себя в кабинете.
        Дженнифер задержалась в туалетной комнате, чтобы подоткнуть выбившуюся из шиньона прядь и чуть тронуть губы помадой. От волнения ладони у нее стали влажными.
        Неожиданно оказалось, что важнее всего для нее стать партнером. Все остальное... ну, это было совсем другое дело.
        Она старалась овладеть всеми тонкостями профессии. Конечно, на ее пути случались и ошибки, но были ли они настолько значительными, чтобы помешать ее продвижению вверх?
        Настало время подвести итоги. Любовь и семья значили для нее, как оказалось, очень много, но Дженнифер нужно было знать, чего стоит она сама как личность - знать, что ее усилия не пропали даром.
        С мрачным видом она вошла в кабинет Грейсона.
        Отец-основатель тряхнул львиной гривой и хмуро взглянул на нее. Сердце Дженнифер упало. Ему не было нужды быть таким жестким с ней. Но есть одна вещь, которую она никогда, никогда себе не позволит - это проявить малодушие перед мистером Грейсоном. Ни за что на свете!
        По его приглашению она присела на резной ореховый стул, неестественно прямо, словно аршин проглотила.
        Он изложил ей что-то вроде преамбулы о совещании с мистером Бойтано и мистером Три, на котором они взвесили множество факторов.

«Ближе к делу!» - хотелось ей крикнуть.
        - Мы решили, что ваш труд на благо фирмы достоин похвалы, - провозгласил мистер Грейсон. - И все же в одном случае на вашу репутацию легло пятно.
        Она с трудом сглотнула слюну и продолжала внимательно слушать.
        - Вам следовало выйти из дела Алабамы, как только вы узнали об участии в нем своего мужа, - продолжал седовласый старец. - Вы могли оказаться втянутой в серьезный конфликт интересов, хотя Гаррисон и уверяет, что вы собирались все открыть еще до суда. - Она безмолвно кивнула. - Тем не менее это серьезное упущение. - Мистер Грейсон надел очки для чтения и проглядел некоторые бумаги, лежавшие перед ним. - Но я внимательно прочел протокол допроса Ричарда Эллиса и не нашел в нем ни одной ошибки.
        - Благодарю вас, - пролепетала она, удивившись собственной глупости. Можно ли было надеяться, что они не только вновь сойдутся с Ричардом, но и вернут себе все, что когда-то имели? Ладно, будем утешаться тем, что так и случилось, чего бы это ни стоило.
        - Я уделил также особое внимание допросу Юджина Ингрэма, в котором вашим оппонентом был сам Джеймс Макконнел, - говорил старший партнер. - А равным образом заявлению, сделанному Бриджит О'Феллон.
        К чему он клонит? Нельзя, что ли, сразу выложить плохие новости и отпустить ее в одиночестве зализывать раны?
        - Как вам известно, ваш коллега, мистер Блейкли - весьма способный молодой адвокат. - Грейсон снял очки и протер их бумажной салфеткой. - По-моему, вы оба виноваты в том, что позволяете чувствам вмешиваться в вашу работу.
        Кетч? А у него есть чувства? - злобно подумала она, но промолчала.
        - Хотя он провел отличную работу по розыску мисс О'Феллон, его нетерпеливость чуть не стоила нам потери ее показаний, - продолжал Грейсон. - Это прискорбное качество я замечал за ним и раньше. Вдобавок до меня дошли сведения, что он взял на себя труд сообщить клиенту об определенных успехах в его деле, что полагалось делать только мне или Гаррисону.
        Старый законник откашлялся.
        Все ясно, ни один из нас не достоин быть партнером, сказала себе Дженнифер. Мистер Грейсон и пытается это выразить. Но пусть он немного поторопится!
        - Мои партнеры и я пришли к выводу, что на основе достигнутых успехов в области юриспруденции партнерства должны быть удостоены вы, миссис Эллис. - Мистер Грейсон встал и протянул руку через стол. - Примите мои поздравления.
        Дженнифер в шоке таращилась на него несколько секунд, прежде чем вскочить на ноги и пожать ему руку.
        - Благодарю вас, сэр! Это для меня большая честь. И... и я надеюсь, что у мистера Блейкли появится другой шанс.
        - Да, мы тоже надеемся. - Тень одобрения мелькнула в глазах Грейсона при этом проявлении честной игры. - У вас обоих - большой потенциал. Хорошо. Мистер Бойтано введет вас в курс дела.
        - Благодарю вас, - повторила Дженнифер и добавила: - Я приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие.
        К чести Кетча, он пришел через несколько минут после того, как услышал новость, поздравил ее и пожелал дальнейших успехов.
        - По правде говоря, я кое-чему у вас научился, когда мы возились с этой девицей О'Феллон, - признался он перед уходом.
        Следом за ним в дверь сунулась Бетти.
        - Миссис Эллис, я только что услышала потрясающую новость и должна сообщить, что я восторге!
        - Спасибо! - Дженнифер удивленно подняла глаза. - Я, гм, понимаю, что вам довольно долго пришлось привыкать к тому, что в фирме служит женщина-юрист...
        - Что вы, я уже давно привыкла! - Секретарша широко улыбнулась. - Работать с женщиной? Никаких проблем! Особенно с женой такого замечательного... ой, я, кажется, слишком разболталась, да? Извините меня.
        И Бетти удалилась, оставив Дженнифер удивленной и слегка раздосадованной тем, что ее ценят не только за ее собственные достижения, но и за достоинства мужа.
        После вызовов к мистеру Бойтано и мистеру Три для короткой беседы, поздравлений и добрых пожеланий Дженнифер вернулась к себе в кабинет, чтобы собрать вещи.
        - О, миссис Эллис! - вошла Бетти, держась куда подобострастнее, чем раньше. - Звонил ваш муж и просил вас встретиться с ним в «Браун дерби». Он что-то говорил насчет «отпраздновать и выпить».
        - Спасибо! - Дженнифер улыбнулась, и ей стало приятно, когда выражение ее лица тут же отразилось на лице секретарши.
        Как мило со стороны Ричарда подумать о выпивке! - решила она, ведя машину по улицам Голливуда. Несомненно, Бетти сразу же сообщила ему о ее повышении.
        И только тут она поняла, что это - реальность.
        Она сделала это! Она добилась!
        Мысли прыгали у нее в голове как веселые чертики. Она пришла в столь дикий восторг, что ей пришлось заставить себя ехать осторожнее, чтобы не врезаться в кого-нибудь.
        Дженнифер не испытывала такого возбуждения со дня свадьбы. Даже когда она была принята на юридический, радость была смазана страхом перед реакцией Ричарда.
        Но сейчас не было никаких препон на пути к счастью! Она добилась успеха, о котором мечтала, и у нее был муж, которого она любила.
        Тихий, предупреждающий голос прозвучал где-то в глубине души: никто не получает сразу всего, чего хочет. За все надо платить. Что-то обязательно должно быть не так.
        Ах, нет, глупости! - мысленно возразила она себе. Я уже уплатила все свои долги. Семь лет одиночества и упорных занятий юриспруденцией - разве этого не достаточно!
        Энергия так и бурлила в ней, когда она съехала с магистрали на бульвар Голливуд и свернула на Вайн-стрит, минуя любопытных туристов, которые пялились на звезды, врезанные в тротуар в память о любимых актерах.
        Она зарулила на стоянку возле знаменитого ресторана. Изысканная, приглушенная атмосфера внутри резко контрастировала с уличным шумом.
        Обеденный зал, с его удобными кабинетами, располагался слева от нее. Дженнифер прошла прямо через холл в бар.
        Там было занято всего несколько столиков. За одним из них сидел Ричард, но не один. С ним была Феба Биллингс. И Монти Алабама.
        Что они тут делают? - думала Дженнифер, подходя к Ричарду и целомудренно целуя его в щеку. Какой-то еще лишний повод для празднования? Ричард должен был бы упомянуть о Монти. Пока что она решила помалкивать о своей новости.
        - Поздравляю! - Она пожала руку продюсеру. - Я была рада услышать об исходе дела. Надеюсь, это именно то, чего вы добивались.
        - Да, - согласился Монти, и добрая улыбка осветила его загорелое лицо. - Спасибо за все, что вы сделали, Дженнифер. Как я понимаю, мисс О'Феллон оказалась вам очень полезной.
        - Мы всего лишь делали свое дело. - Дженнифер села рядом с мужем. - Что теперь с ней будет?
        - А ничего, - фыркнул Монти. - Во всяком случае, в моих картинах вы ее не увидите.
        - И правильно, - поддакнула Феба, очевидно, бывшая в курсе дела. - Ненавижу, когда такие проныры чего-то добиваются.
        Дженнифер заморгала. Эту гневную реплику можно было адресовать и самой Фебе, хотя сегодня она вроде бы не флиртовала с Ричардом.
        Подошел официант, и Дженнифер заказала пиво. Через несколько секунд оно появилось, свежее и охлажденное, окруженное ободком соли по краю кружки.
        - Как приятно, что муж пригласил меня присоединиться к вам, - чинно сказала Дженнифер, когда в беседе возникла пауза. - Я действительно очень рада за вас, Монти.
        - О, но это не единственный повод для празднования! - Ричард откинулся на стуле с самодовольным выражением лица.
        - Твоя книга? - догадалась Дженнифер, чувствуя острое недовольство. Почему это он рассказал другим людям раньше, чем ей?
        Ладно, остынь! - успокоила она себя. Ведь он звонил в офис, но не застал ее, вот и все.
        Ричард кивнул.
        - Мой издатель наконец открыл мне зеленый свет. И выдал сто тысяч долларов аванса. Для документальной литературы это неплохо.
        - Ну, теперь-то ты откроешь тайну? - осторожно осведомилась Дженнифер. - Какая же страна станет твоим индустриальным микрокосмом?
        - Япония, - бросил он.
        - Превосходно! - выпалил Монти, прежде чем Дженнифер оправилась от шока. - За каких-то два поколения они прошли путь от феодализма до общества высоких технологий!
        - Что меня восхищает - так это их способ мышления, - деловито заметила Феба, поигрывая бокалом. - Например, в обеденный перерыв вместе заниматься гимнастикой или чем-нибудь в этом роде, делать харакири, если не поступил в университет... Они... Их психология ориентирована на успех!
        - Да, весьма интересно... - Дженнифер отхлебнула пива, надеясь, что комок в горле не помешает ей проглотить его. Япония! Это не самое удаленное от Калифорнии место, но все же...
        Ее глаза поймали взгляд Ричарда. От него не укрылись нотки сомнения в голосе Дженнифер. Его губы сжались, показывая, что он не одобряет ее позицию.
        Но почему же он сам не принес ей эту новость? - молча вопрошала Дженнифер. Почему обрек их обоих на эту публичную пытку? Почему она должна притворяться, чтобы сохранить лицо перед чужими людьми?
        Вокруг нее непринужденно текла беседа. У Дженнифер были вопросы - когда он собирается начинать, надолго ли уезжает, - но ей было неудобно задавать их при всех. Может показаться странным, что она вынуждена спрашивать об этом собственного мужа в присутствии посторонних.
        Вот так-то насчет получения всего, чего хочешь! - с печалью подумала она.
        Каким-то образом Дженнифер удалось в ближайшие полчаса сохранить присутствие духа. Монти предложил перейти в другой зал и как следует пообедать, но Дженнифер отказалась, отговариваясь усталостью.
        - Ладно, на сей раз, Дженнифер, мы вас отпускаем, - сказал Монти. По его внимательному взгляду она поняла, что от него не ускользнула напряженность, возникшая между ней и Ричардом. - Но я надеюсь вскоре видеть вас обоих у себя.
        - Да, а я не поблагодарила за ту вечеринку! - вставила Феба. - И я высоко ценю, что Ричард...
        - Потом, - перебил ее он.
        Что она ценит? - удивилась Дженнифер. Нет сомнения, это был еще один из сюрпризов Ричарда.
        Когда она приехала домой, завернув по дороге в «Макдональдс», чтобы набрать гамбургеров, то вспомнила, что так и не сказала ему о своем повышении.
        С этим надо разобраться раз и навсегда, мрачно подумала она, подруливая к дому и видя, что серебристый «вольво» Ричарда уже стоит на своем месте. До того, как мы переедем в новый дом! До того, как мы повторим прежние ошибки и уже навсегда разрушим свое счастье!

11

        Ричард уже поджидал ее в гостиной.
        - Эй, что с тобой происходит? - сказал он прежде, чем она успела поставить пакеты на кухонный стол.
        Она не торопилась, стараясь найти верные слова. Нет смысла обрушиваться с обвинениями или поднимать крик; эти приемы работают в реальной жизни не лучше, чем в суде.
        - Я хочу, чтобы ты мне первой рассказывал свои новости, - начала она.
        - Да я пытался, но Бетти сказала, что ты на совещании! - Ричард присел на край дивана.
        - Послушай! - Она села напротив, на стул с прямой спинкой. - Сколько раз я тебя спрашивала, что будет предметом твоей новой книги? Из твоих ответов я поняла: это что-то местное и оно должно стать сюрпризом. Тебе следовало сказать мне, что речь шла о Японии.
        - Вот как? - прищурился Ричард. - Значит, меня надо держать на привязи? Я должен выбирать такие темы, которые будут удобны для тебя и твоей работы, так, Дженнифер?
        - Нет! - Она стиснула руки. - Ты все перепутал!
        - Что же, объясните, адвокат. Не держите меня в напряжении!
        Первый раз со времени их воссоединения он серьезно разозлился на нее, и Дженнифер дрогнула. Но она не собиралась сразу сдаваться.
        - Какой бы выбор ты ни сделал насчет будущего, он, видимо, касается и меня тоже, - сказала она с ноткой искренней мольбы в голосе. Ах, если бы он мог понять! - И какой бы выбор ни сделала я, он касается тебя. Нельзя преподносить друг другу такие сюрпризы, как... как свершившийся факт.
        - Отлично, давай поговорим о выборе, - спокойно произнес Ричард, но в голосе его слышалась угроза. - Ты, помнится, не раз делала выбор, не посоветовавшись со мной. Например, поступив на юридический.
        - Я пыталась посоветоваться, но ты не желал слушать!
        - Возможно, - уступил он. - Хотя я не уверен, что ты очень уж серьезно пыталась.
        - Может быть, и так, - в свою очередь уступила она. - Но сейчас я говорю с тобой откровенно. И хочу сказать, что ты только что сделал выбор, важный выбор, а я оказалась не в курсе. Боже мой, Феба Биллингс узнала об этом раньше меня!
        - Вот оно что!.. - Ричард встал и начал ходить взад-вперед. - Ты ревнуешь?
        - Нет! Я лишь хочу, чтобы ты держал меня в курсе своих дел, а не вел себя со мной как с посторонней! - крикнула она.
        - Я боялся, что ты разнервничаешься, - сказал он.
        - Я и так разнервничалась! - Дженнифер попыталась сдержать себя. Ей не хотелось пускать в ход сарказм при общении с собственным мужем. - Я ведь даже не знаю, надолго ли ты собираешься уехать! - жалобно закончила она.
        - На шесть - восемь месяцев, - пробормотал он.
        Дженнифер на мгновение прикрыла глаза. Шесть - восемь месяцев одна в большом доме, в полном одиночестве, без него...
        - Это довольно долгий срок.
        - Он не покажется тебе таким долгим. Ты полюбишь Японию.
        - Что?..
        - Я об этом думал, и время, по-моему, самое подходящее. Дело Алабамы закрыто, верно? Ты можешь позволить себе оставить работу - может быть, даже насовсем, хотя я на этом не настаиваю.
        Он так увлекся, что, видимо, не замечал потрясенного выражения ее лица.
        - В конце концов, мы получили кучу денег, - продолжал Ричард. - И еще вот что: ты всегда говорила, что хочешь иметь детей. Учти, мы не становимся моложе! Будет ли другое время, лучше, чем сейчас?..
        - Стоп! - осадила его Дженнифер, тревожно глядя на него. - Вот так, вдруг, я ухожу с работы и мгновенно «залетаю», да? Не знаю даже, стоит ли об этом всерьез говорить.
        Ричард придвинул стул поближе и сел.
        - Ты, кажется, не понимаешь, что я стараюсь во всем учитывать твои желания, Дженнифер. Ты мне не раз говорила, что тебя огорчают интриги в твоем офисе, верно? И ты всегда хотела ребенка! А несколько раз ты замечала, как должно быть интересно путешествовать.
        - Ну, естественно...
        - Так что же плохого в том, чтобы собрать вещички и?.. - заключил Ричард. - Большинство женщин даже колебаться бы не стали! Я люблю тебя и хочу быть с тобой, Дженни, и вместе мы сможем все осуществить!
        Что ни говори, он прав, размышляла Дженнифер, собравшись с духом. То, о чем он говорил, выглядело чудесно. Разве не об этом она мечтала в юности - не о мужчине, который бы шел рядом с ней по жизни и на которого всегда можно было бы положиться? Но она знала наверняка, что в одно прекрасное утро, через полгода или через год, она проснется, чувствуя себя пойманной в капкан, и отчаянно захочет убежать.
        - Я еще не успела сказать тебе, что сегодня стала младшим партнером в фирме, - тихо промолвила она.
        Ее заявление повисло в воздухе. Потом Ричард сказал:
        - Поздравляю. Очень рад за тебя.
        - Я работала ради этого долго и упорно. - Дженнифер чувствовала, что это утверждение было банальным и ненужным, но ей все еще казалось, что она сумеет найти подходящие слова. - И я не собираюсь все это перечеркнуть одним махом.
        Она щелкнула пальцами.
        - Так вот к чему все сводится, - протянул Ричард. - Твоя работа или моя.
        - Нет! - Она сделала протестующий жест рукой. - Хотелось бы мне знать, как можно тебя переубедить... Ты говоришь о конечном результате, а я - о процессе. В первую очередь о том, как мы принимаем решения!
        - А ведь ты никогда не спрашивала меня, хочу ли я, чтобы ты была партнером, - уколол ее Ричард. - Ты никогда не советовалась со мной - видимо, считала, что я буду счастлив всю жизнь торчать здесь, в Южной Калифорнии, и здесь же писать свои книги.
        - Это неверно! - Каким-то образом ей удавалось придать своим рассуждениям видимость логики, но в глубине души она чувствовала, что не права. - Я так считала только потому, что ты не говорил мне, что собираешься куда-то отправляться! А я искренне обсуждала с тобой свои перспективы - мое повышение ведь не с неба свалилось!
        - Так что же мы теперь будем делать? - осведомился Ричард.
        - Не знаю... - Она в растерянности уставилась на него. Одно было очевидно: она не собирается сдаваться без борьбы. - Полагаю, сейчас надо пообедать.
        - Отлично. - Он выдавил из себя вялую улыбку. - Я и впрямь проголодался.
        - Может быть, будет лучше, если мы подумаем над этим в течение нескольких дней, - предложила Дженнифер, доставая гамбургеры из бумажного пакета. - Все станет яснее, когда мы немного... остынем.
        Ричард согласился. Немного погодя его глаза как-то странно блеснули:
        - Хочешь, я расскажу тебе про Японию.
        - Конечно!
        Она с интересом слушала, как он описывал места, которые собирался посетить, и перемены, происшедшие там за последние полвека. Дженнифер пришлось признать, что все это было безумно интересно, и часть ее души уже устремилась туда вместе с ним.
        Затем он расспросил ее о событиях прошедшего дня, и она поведала ему, что ей говорили мистер Грейсон, мистер Бойтано и Кетч.
        Как приятно вот так, как сейчас, беседовать с ним, печально подумала Дженнифер. Почему так не может быть каждый день?
        Неужели всему виной ее гордость, ее амбициозность? - удивлялась она позже, лежа в постели и прислушиваясь к бормотанию телевизора, по которому Ричард смотрел одиннадцатичасовые новости. Или она настолько эгоистична, что не способна идти на компромисс?
        Нет. Дженнифер припомнила те мучительные месяцы на старшем курсе, когда Ричард отказывался всерьез воспринимать ее чувства. Она никогда не вернется к этому, никогда не станет придатком своего мужа. Партнером - да. Но как этого достичь?..
        Ричард еще спал, когда Дженнифер проснулась с ощущением, словно всю ночь решала сложную проблему. Она смутно припомнила сон, в котором, одетая в костюм гейши, подавала чай мужу, поглощенному оживленной беседой с Фебой Биллингс.
        В ту среду весь офис бурлил от последних сообщений: Бриджит О'Феллон была арестована за продажу дозы кокаина агенту по борьбе с наркотиками. Ее репутация свидетеля, и без того уже подмоченная, окончательно рухнула, и газета «Взгляд изнутри» согласилась на все условия Монти.
        Дженнифер и Гаррисон Бойтано собрались на ланч около часа дня. Раньше мистер Би никогда не приглашал ее присоединиться к нему, поэтому она была польщена.
        Усевшись за столиком в рыбном ресторане, они праздно болтали, пока мистер Бойтано не заметил:
        - Вы сегодня с утра выглядели несколько расстроенной, Дженнифер. Что-нибудь случилось?
        - Ну... да, - призналась она и рассказала ему про Ричарда.
        - Гмм... - Старший партнер отхлебнул белого вина. - Нам бы крайне не хотелось потерять вас.
        - Вы меня не потеряете!
        Высказавшись, Дженнифер сразу поняла, что это было правдой. Она не хотела разрушать свой брак и предпочла бы не расставаться с Ричардом так надолго, но она и не собиралась пускать на ветер свою карьеру и свои достижения.
        - Так что же вы собираетесь делать?
        - Не знаю.
        Подошел официант и принял заказ. Когда он отошел, Дженнифер сказала:
        - А как вы думаете, что мне делать? Я имею в виду - с Ричардом? Вы, как мужчина, наверное, считаете, что я не права?
        Мистер Би поразмыслил.
        - Нет. Это сложная ситуация, но я, пожалуй, соглашусь, что ваш муж, похоже, упускает из виду нечто важное. Я пытаюсь представить себя на вашем месте. Что бы я чувствовал, если бы моя жена поставила меня в такое положение? - Он помолчал и продолжил: - Думаю, что я бы обиделся, как и вы. И Ричард, полагаю, чувствовал бы то же самое, если бы роли переменились.
        - Ну, вряд ли я займусь адвокатской практикой где-нибудь в Монголии, - пошутила Дженнифер, затем неожиданно умолкла, и ее бокал застыл на полпути ко рту.
        - Я даже побаиваюсь спросить, - а что же вам подойдет? - вкрадчиво спросил мистер Бойтано.
        - Думаете, я хотела перейти в другую фирму? - усмехнулась Дженнифер. - Из-за того, что не верила в повышение? Знаете, я однажды видела Ричарда в ток-шоу, и он говорил, что хотел бы сделать книгу о том, как на самом деле принимаются законы в Конгрессе США: силовые игры, компромиссы, выкручивание рук...
        - Я не вижу связи.
        - Он мог бы написать такую книгу и в Вашингтоне, вместо того чтобы ехать в Японию, не правда ли? - Это была безумная идея, но она захватила Дженнифер. - Тогда, если бы я нашла работу в Вашингтоне, мы смогли бы вместе там поселиться. Конечно, это не совсем реально, но, предположим, мне удастся убедить его, что это именно то, что нужно?..
        Официант принес заказ. Дженнифер с трудом заставила себя приступить к еде.
        - Я начинаю понимать, куда вы клоните, - наконец произнес мистер Би.
        - Вы думаете, это слишком очевидно? - спросила Дженнифер, пережевывая креветки в чесночном соусе.
        - Да, он наверняка поймет что к чему. - Старший партнер окунул в соус ломтик французской булочки. - Однако он может и ухватиться за эту мысль.
        - Если бы можно было одурачить его, хотя бы ненадолго... - размышляла Дженнифер.
        - Помните Элисон Элдер? - Вопрос озадачил ее, но она кивнула.
        - Конечно. Она перешла в другую юридическую фирму года два назад, не так ли?
        - В фирму в Вашингтоне, - уточнил мистер Бойтано.
        Дженнифер чуть не поперхнулась вином.
        - А у вас случайно не осталось ее телефона?
        - Думаю, что да, остался.
        Дженнифер позвонила в тот же лень. Элисон, с которой они подружились с первых дней работы в фирме, была рада слышать ее, и они быстро обменялись свежими новостями.
        - Знаешь, я стала партнером, - сообщила наконец Дженнифер. - Но сейчас хочу просить тебя об одолжении...
        Она обрисовала ситуацию с Ричардом. Элисон проявила полное понимание.
        - Я сама теперь партнер, - сказала она. - Если хочешь, я тебе напишу письмо на нашем бланке.
        - Напиши так, как будто мы это обсуждаем уже несколько недель, ладно?
        - Всегда рада помочь женщине, которая преподносит мужчине заслуженный урок! - весело ответила подруга.
        Дженнифер повесила трубку, чувствуя нервное возбуждение. Как бы все не вышло наоборот! Ричард может не поверить ни единому слову. Он может смертельно обидеться, что стал объектом розыгрыша. Все это может плохо кончиться.
        С другой стороны, он может прийти и к пониманию проблемы. А уж если она его так и не проймет, уныло подумала Дженнифер, значит, их брак снова в большой опасности.
        Кто не рискует, тот не выигрывает, попыталась внушить она себе.
        Сам Ричард, похоже, пребывал в счастливом неведении относительно серьезной угрозы их взаимоотношениям. Он предложил ей вечером заглянуть в новый дом, и, когда они туда прибыли, Дженнифер обнаружила, что ковры уже постелены, а занавески повешены.
        - На следующей неделе можно переезжать! - радостно воскликнула она. - Как быстро все сделано, Ричард!
        - На неделю раньше срока, - согласился он. - В следующем месяце мы уезжаем в Японию, и мне хотелось до этого полностью все устроить.
        - Да? - сказала Дженнифер.
        - Феба согласилась пожить здесь. Через несколько недель у нее кончается договор аренды квартиры, и я ей предложил наш дом за невысокую цену. Это дело стоящее - быть уверенным, что дом в надежных руках.
        Так вот за что Феба пыталась поблагодарить его в «Браун дерби»!..
        - Да уж, ты времени зря не теряешь!
        Странно, но сейчас, зная, что не собирается сдаваться, Дженнифер не чувствовала гнева, который должен был бы душить ее от такой наглости.
        Я тебя очень люблю, дорогой, думала она, переходя с Ричардом из комнаты в комнату и показывая, где лучше поставить диван, а где - стол. Но в тебе есть нечто такое, дружок, что мне совсем не нравится.
        Она не могла понять, как человек, разумный во всех отношениях, может быть столь слеп.
        У Дженнифер было достаточно времени подумать об этом, поскольку с пятничной почтой письмо от Элисон еще не пришло и она могла предъявить свой сюрприз только после очередного уик-энда.
        Несмотря на их беседу, Ричард вел себя так, словно жена полностью согласилась с его планами. Он уже уладил дело с Фебой; теперь он начал исподволь формировать гардероб Дженнифер, подарив ей брошюру, призванную помочь гостям Японии приспособиться к местным обычаям.
        Пытаясь взглянуть на вещи глазами мужа, Дженнифер видела, как все действительно получается стройно и логично: он зарабатывает кучу денег, путешествие будет великолепным, они не разлучатся и даже смогут завести ребенка.
        Она знала теперь, что ее злит, решила Дженнифер вечером в воскресенье, расчесывая волосы на ночь. Это - ощущение, будто она на самом деле не существует. Она всего лишь «супруга». Женщина, пригодная на все случаи жизни и выходящая на первый план только для того, чтобы сказать нечто блестящее и остроумное, оправдывающее замужество за столь выдающимся человеком.
        Но Ричарду бесполезно даже пытаться объяснять это. Он скажет, что никогда не полюбит никого, кроме нее, и никогда не спутает ее с какой-то там «супругой». Почему у нее нет подходящих слов, чтобы выразить то, что наболело? Ох, как она надеялась, что ее план сработает! Потому что если нет... Об этом лучше даже не думать.
        Ричард пришел через несколько минут.
        - Ты выглядишь великолепно! - Как собственник он оглядел ее тело, мягко обрисованное ночной рубашкой цвета персика.
        Дженнифер сидела вполоборота к нему перед туалетным столиком. Ей были видны его худые мускулистые ноги под коротким вельветовым халатом и полуобнаженная грудь, покрытая курчавыми волосками.
        - Ты тоже смотришься что надо!
        - Хочешь меня потрогать?
        - Еще бы! Ах, ты просто большой, красивый самец!
        Он сгреб ее в охапку, и она хихикнула, чувствуя его дразнящую плоть сквозь тонкую ткань рубашки.
        Они ласкали друг друга медленно и нежно. И все же, несмотря на всю тягу к Ричарду, бессвязные мысли не давали Дженнифер возможности сосредоточиться на любви.
        Образ Японии, сошедший со страниц географической энциклопедии, казалось, незримо витает в уютной спальне. Даже прижимаясь губами к его плоскому животу, Дженнифер пыталась понять, способен ли он покинуть ее, быть может, навсегда. Потому что у нее не было сомнений, что в мире найдется немало женщин, готовых все бросить и пойти за Ричардом туда, куда он захочет.
        А почему же не она? - спросила Дженнифер сама себя несколькими секундами позже, лежа поперек кровати и чувствуя его горячее дыхание у себя на шее. И тут же ответила: потому что она больше не девятнадцатилетняя студентка, а женщина, и хочет прожить оставшуюся жизнь с любимым мужчиной как женщина, а не как лоза, обвившаяся вокруг дуба.
        - Эй! - Ричард приподнялся на локте. - Что с тобой? У меня такое чувство, что здесь только половина тебя.
        - Ох, прости... - Дженнифер покраснела. - Ну... в общем, ты прав.
        Он кивнул.
        - Я так увлекся делами, что стал немного бесчувственным. Я это знаю и впредь учту, Дженнифер. Для тебя это серьезная перемена и небезболезненная. Кстати, ты уже подала заявление о длительном отпуске?
        - Знаешь, а я ведь не согласна с твоим планом, - заметила она.
        Ричард шумно вздохнул.
        - План - замечательный, не спорь, - сказал он. - Когда еще у тебя будет возможность пожить в такой интересной стране? И как еще мы можем не разлучаться?
        - Не знаю.
        Дженнифер выпрямилась, натянув на себя одеяло.
        - Мы собирались поговорить, помнишь?
        - Ладно, давай поговорим!
        Ее так и подмывало рассказать ему о своем плане, но осторожность удержала ее от этого. Лучше держать его в запасе. Он еще мог понадобиться.
        - Я тебя люблю, - сказала Дженнифер.
        - Неплохое начало, - улыбнулся он. - Я тебя тоже.
        - Как ты представляешь себе наше будущее? - спросила Дженнифер. - Допустим, мы уехали в Японию. Отлично, спустя восемь месяцев мы вернулись домой. Что дальше?
        - Поживем - увидим! - Он сел, обхватив руками колени. - Может быть, ты будешь беременна.
        - Возможно.
        - Естественно, ты захочешь побыть дома.
        - И мы не будем путешествовать? - допытывалась она. - Ведь ребенок может этому помешать. Не находишь?
        - О, дети вполне транспортабельны! - Ричард легко отмахнулся от ее возражений, а Дженнифер мысленно представила себя в номере сомнительного отеля с кучей грязных пеленок. - И для них будет огромным удовольствием повидать мир!
        - А как насчет моей карьеры юриста?
        - Она всегда будет при тебе, если захочешь... В частности, ты можешь быть очень полезна при заключении моих контрактов.
        Дженнифер понадобилось все ее самообладание, чтобы не взорваться при этом заявлении. Полезна для его контрактов, как же! Перед ней возник образ женщины в фартуке: в одну руку ей вцепился хныкающий малыш, а другой она помешивала суп в кастрюле, одновременно проглядывая юридический документ, пришпиленный к папке с медицинскими рецептами.
        - Об этом поговорим позже, - сухо сказала Дженнифер.
        - О чем тут говорить? - Ричард насторожился.
        - О том, разобью я тебе голову щипцами для завивки волос или нет, - отрезала она. - Давай спать. У меня нет настроения заниматься любовью.
        - Так я и думал... - Ричард выключил свет и нырнул к ней под одеяло. - Я тебя очень люблю, Дженни. И я все тщательно продумал. Вот увидишь, я прав.
        Черта с два, подумала она, но вслух сказала только:
        - Спокойной ночи, милый. Может быть, утром мы оба все увидим другими глазами.
        На следующий день почта принесла письмо от Элисон.

12

        В конверте было два листка бумаги: официальное письмо и записка.
        Записка гласила:
        Милая Дженнифер, по-моему, это как раз то, что тебе надо. Надеюсь, ты не будешь возражать, что я посвятила своих партнеров в эту игру, мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь однажды случайно увидел письмо и подумал, что я отправила его всерьез и без разрешения. Желаю удачи! Твоя Элисон.
        Дженнифер обратилась к письму. Оно было выдержано в корректном официальном духе и сообщало, что согласно итогам их переговоров в течение нескольких последних недель она приглашается в качестве партнера в юридическую фирму Элисон.
        Она сунула его в сумочку, разрываясь между безумным желанием захихикать и приступом нервозности. Что, если Ричард взорвется? Что, если скажет «ну и уходи»?
        Внезапно память вернула ее в тот день, когда в зале суда появился забавный кролик, чтобы поздравить ее с Днем святого Валентина. Ричард добавил к этому конфеты, цветы и китайский обед, приготовленный на ее же собственной кухне.
        Его ухаживания были настойчивыми и упорными. Конечно, он не захочет потерять все, что достигнуто, только потому, что рассердился на Дженнифер.
        Нет, сказала она себе. Последний раз она его покинула, а не наоборот. А на этот раз она останется и будет сражаться. И он меня поймет... раньше или позже...
        Она показала письмо Гаррисону.
        - Мне нужна моральная поддержка, - призналась Дженнифер. - Я начинаю ощущать, что все это меня слишком волнует.
        - Гмм... - Почтенный адвокат тщательно просмотрел письмо. - Даже если бы это было правдой, у вас все-таки существовала бы возможность отказаться. Так что у мистера Эллиса нет оснований полагать, что вы приняли окончательное решение.
        - Хотелось бы мне знать, окончательно ли его решение насчет Японии, - вслух размышляла Дженнифер. - Я совершенно не представляю, каким может быть компромисс, даже если он учтет мою точку зрения.
        Мистер Би задумчиво глядел на нее.
        - Вы действительно хотите быть замужем, Дженнифер?
        - Да, за Ричардом, - быстро ответила она, надеясь, что он не собирается предложить ей бросить все во имя любви.
        Вместо этого он сказал:
        - Вы, кажется, давно не были в отпуске? Я что-то не помню, чтобы за последние несколько лет вы покидали нас более чем на продленный уик-энд.
        - Да, это так... - Сразу по окончании юридического факультета Дженнифер позволила себе путешествия в Сан-Франциско и Йосемитский национальный парк, а потом ограничивалась лишь поездками на пляж в уик-энд.
        - Вот над чем вам следует подумать, - произнес Гаррисон.
        Проверка личного дела выявила, что у Дженнифер действительно накопилось шесть недель неиспользованного отпуска. Конечно, это не шесть - восемь месяцев, думала она по дороге домой, но все-таки дает некоторую свободу для маневра.
        Она крепче сжала рулевое колесо. Предъявление письма должно быть тщательно подготовлено. Если она начнет ликующе размахивать им перед его носом, Ричард наверняка что-то заподозрит. К тому же, напомнила себе Дженнифер, она никогда не была хорошей актрисой.
        Нет, пусть лучше он найдет письмо как будто случайно. Она снова вскипела, вспомнив, как Ричард открыл свои планы перед лицом Фебы и Монти. Но у нее не было возможности воспроизвести подобную ситуацию; кроме того, это могло осложнить и без того натянутые отношения.
        - Привет! - долетел до нее голос Ричарда из спальни, когда она вошла в дом. - Почему бы нам не поехать обедать на пляж?
        - Конечно!
        Дженнифер осмотрелась в поисках места, где можно было «забыть» письмо. Лучше всего оставить его на кухонном столике, рядом с банкой какао, которое Ричард обыкновенно варил на ночь. Достав письмо, она положила его так, что часть листка, с хорошо видимым текстом, высовывалась из конверта. Неужели он сможет удержаться от того, чтобы прочесть его?

        Они пообедали в Венисе. Дженнифер ела грибы и эскалоп в чесночном соусе, Ричард - телятину со спаржей. Окна ресторана выходили на океан, и они любовались дивным пурпурно-золотистым закатом.
        - Наверное, странно будет чувствовать себя по ту сторону океана, - задумчиво произнес Ричард.
        - Страна восходящего солнца... Так, кажется, переводится ее историческое название - Ниппон? Звучит захватывающе, не правда ли? Или вот это: «Торговая палата Кабуки».
        - Кабуки - это национальный театр, - поправил Ричард. - Приедем в Японию - обязательно туда сходим.
        Вечер шел так гладко, что сомнения Дженнифер только усилились. По предложению Ричарда после обеда они вышли потанцевать на террасу.
        Во время танца, прижавшись щекой к плечу Ричарда, Дженнифер с наслаждением впитывала в себя его густой, теплый аромат. Она ни в силах расстаться с ним. Ни на час, ни на минуту!
        Ей хотелось быть там с любимым, встречать его по вечерам, полного энтузиазма и новых впечатлений. Хотелось увидеть Японию и узнать ее людей.
        Но ей так же хотелось развивать собственное мышление, спорить о законах с Гаррисоном, а иногда, быть может, повергать судей в восхищение неожиданным доводом или новым свидетельством.
        Видимо, ей нужно все сразу, уныло подумала Дженнифер. А так не бывает.
        - Завтра тебе надо работать, да? - спросил наконец Ричард и неохотно повез ее домой.
        Переодевшись в ночную рубашку, она вернулась из ванной и обнаружила Ричарда в постели за чтением детективного романа.
        - А какао? - прошептала она, удивляясь, как ей удалось выдавить из себя слова сквозь спазм в горле.
        - О, разумеется! - Он отложил книгу, сел и сунул ноги в кожаные шлепанцы. На нем были только пижамные штаны, и она, как всегда, залюбовалась его атлетическим торсом. - Хотя... если ты не перестанешь так смотреть на меня, то я предложу тебе кое-что получше!
        - Э... не сегодня, - сказала Дженнифер. - Я порядком устала и злая, как кошка!
        Она услышала, как он наливает воду в чайник и ставит его на плиту. Сейчас он, по-видимому, берет в руки банку с какао. Его взгляд обязательно должен упасть на письмо, заметить вашингтонский адрес.
        Долгое молчание в кухне усилило ее тревогу. Читает ли он его? И что при этом думает?
        Дженнифер ожидала услышать позвякивание ложки, накладывающей какао в кружки. Но нет, вместо этого раздался слабый щелчок - он выключил плиту.
        Шлеп-шлеп. Ричард появился в дверном проеме, и Дженнифер, испытывая чувство панического страха, съежилась. В руке он держал письмо.
        - Ну? - осведомился он. - Я полагаю, что заслуживаю объяснений?
        - Ох, прости, - виновато сказала Дженнифер. - Я хотела показать тебе раньше, но была так голодна...
        - ...И это было не очень важно? - мрачно продолжил он. - Выходит, все время, пока я радовался, что мы вновь обрели друг друга, ты планировала уехать в Вашингтон? Опять удираешь, Дженнифер?
        - У меня даже в мыслях подобного не было! - горячо запротестовала она. - Я думала, ты поедешь со мной, Ричард! - Она так старалась уверить себя, что письмо настоящее, что ее слова прозвучали вполне убедительно.
        - Поеду с тобой?..
        - Ну конечно! Я слышала, ты говорил, что хотел бы написать книгу о том, как проворачиваются законы в Конгрессе. Это была бы для тебя прекрасная возможность!
        - Неужели тебе не приходило в голову, что я не могу ломать свои планы, чтобы угодить тебе? - Он говорил спокойно, но с явным напряжением.
        - Но я же как раз и учитывала твои планы, - поспешно возразила Дженнифер. - Разве ты не видишь, Ричард, какая это замечательная возможность? Япония никуда не денется!
        - Конгресс - тоже.
        - Но не предложение работы в Вашингтоне! Конечно, когда я впервые обратилась к ним, то не знала, что стану партнером здесь, но вообще я давно подумывала об отъезде.
        - Ты никогда об этом не упоминала, - растерянно произнес Ричард.
        - А я хотела сделать тебе сюрприз! - Дженнифер сама поразилась, до чего естественно звучали в ее устах его собственные доводы.
        - А дом? - нахмурившись, спросил он. - Это для тебя что-нибудь да значит?
        - Ну конечно! - Дженнифер сама не подозревала, что способна так вдохновенно импровизировать. - Мы можем сдать его в аренду. Честно говоря, мне бы хотелось сохранить резиденцию здесь, в Калифорнии.
        - Зачем?
        - Затем, что, когда я наберусь опыта, а ты проведешь свои исследования и посвятишь меня в них, я бы хотела выставить свою кандидатуру в Конгресс США!
        Конечно, это уже была чистейшей воды фантазия. Но в тот момент она прозвучала вполне правдоподобно.
        - Кандидатуру в Конгресс? - Ричард выглядел так, словно ему не хватало воздуха. - Я что-то не пойму, а есть ли в этих твоих планах хоть какое-то место для мужа? Или ты полагаешь, что я буду словно челнок мотаться вслед за тобой туда-сюда, между Вашингтоном и Калифорнией?
        - Нет, дорогой, ты можешь быть мне очень полезен! - с энтузиазмом выпалила Дженнифер. - Ты будешь моим спичрайтером, будешь писать мне отличные речи!
        Предложение было встречено гробовым молчанием. Еще несколько секунд Дженнифер сдерживалась, глядя на его ошарашенное лицо. Затем расхохоталась и рухнула на подушку.
        - Эй! - Ричард подошел и вернул ее в сидячее положение. - Что это значит?
        - Разве до тебя не дошло? Разве ты не услышал от меня свои же собственные доводы? Мы просто поменялись местами, - вздохнула она.
        - Я не понял. - Ричард присел около нее, в его глазах мелькнула неуверенность. - Так это приглашение - фальшивка? Ты на самом деле не собираешься в Вашингтон?
        Она помотала головой.
        - Тогда так... что?..
        - Элисон Элдер - моя старая приятельница, - пояснила Дженнифер. - Она прежде работала в нашей фирме.
        Ричард тупо уставился на белый листок у себя в руке.
        - Ну? - требовательно спросила Дженнифер. - Как ты себя чувствуешь, когда тебе преподносят твое будущее, аккуратно упакованное и перевязанное розовой ленточкой? Заметь, я приняла во внимание все твои пожелания! Я даже сообразила, как увязать твое творчество с моими политическими планами. Разве это не благородно с моей стороны?
        - Но... это совсем не одно и то же, - вяло возразил Ричард.
        - Да? А в чем же разница?
        Она мысленно представила, как он лихорадочно перебирает возможные аргументы и отбрасывает их как неубедительные. «Ты всегда говорила, что хочешь путешествовать. Но я говорил, что хочу писать книгу в Вашингтоне. Я зарабатываю достаточно для двоих. Но и ты тоже будешь получать неплохие деньги, если станешь партнером ведущей адвокатской фирмы в Вашингтоне».
        - А как насчет детей? - сказал он наконец.
        - Чтобы они росли в гостиничных номерах? Чтобы таскать их за собой по всему свету, оставляя след из грязных пеленок?..
        Это было редкостное зрелище - наблюдать, как его глаза постепенно освещаются пониманием.
        - Я действительно был таким высокомерным тираном? - виновато спросил он.
        Она кивнула.
        - Ты категорически отказывался назвать мне тему своей новой книги. А потом вдруг выложил эту новость перед Фебой и Монти.
        - Я был поражен, что ты так холодно восприняла ее... Это в самом деле была наглость с моей стороны, ты считаешь?
        - Да, - отрезала она, не имея намерения щадить его.
        - Ну и дела!.. - растерялся Ричард, обмахиваясь письмом, словно веером. - И много народа об этом знает?
        - Только ты, я и Элисон. Ох, еще мистер Бойтано. И партнеры Элисон.
        - А как насчет мормонского церковного хора? А телезрители шоу «Сегодня вечером», случайно, не в курсе?
        - Ах, полно, Ричард. - Дженнифер протянула руку и убрала у него со лба прядь темных волос. - Ты просто терпеть не можешь проигрывать.
        - Ну и дела! - Он придвинулся к ней вплотную. - Господи, как же ты со мной скверно поступила. Я так зол! Ты перехитрила меня, обвела вокруг пальца, вывернула мои слова наизнанку...
        - Ну-ну, продолжай!.. - иронически улыбнулась Дженнифер.
        Он мгновенно осекся.
        - Ладно, - сказал Ричард после долгого молчания. - Что мы теперь будем делать? Как я понимаю, Вашингтон всерьез не рассматривается? Значит, мы возвращаемся к матчу
«Лос-Анджелес против Японии».
        - Именно так. - Она натянула на себя одеяло, почувствовав озноб. - Знаешь, я выяснила, что имею право на шесть недель отпуска...
        Они еще немного поговорили о жизни врозь, о многомесячной разлуке, которой ни он, ни она не хотели, о том, как одиноко будет себя чувствовать Дженнифер в новом доме.
        В конце концов они договорились, что для Ричарда единственным разумным вариантом будет отправиться сначала одному и устроиться в Японии. А Дженнифер присоединится к нему спустя пару месяцев на шесть недель, потом вернется. И, конечно, он постарается, насколько возможно, сократить свое пребывание в Японии.
        - И так будет всегда? - с грустью спросил он чуть позже, придвигаясь к ней так, что ее спина коснулась его твердой и горячей груди. - Нам опять придется надолго расставаться?
        - Не знаю, - призналась она. - Это от многого зависит. И от того, какие книги ты будешь писать, и от того, когда у нас появятся дети. Надеюсь, что уж от них-то ты надолго не уедешь. А до тех пор, может быть, мне удастся получить длительный отпуск, чтобы побыть с тобой.
        - Сколько сложностей! - вскричал Ричард. - И почему я выбрал себе такую упрямую жену?
        - Потому что ты любишь меня, - серьезно ответила Дженнифер.
        - Должно быть, именно так!
        - А самое главное, - добавила она, - что эти решения мы приняли совместно!
        Он обреченно кивнул.
        - Я больше никогда не буду выставлять себя таким идиотом, Дженни, я теперь всегда буду советоваться с тобой по любому важному делу. Верь мне!
        - Стоп! - Она прижалась к нему. - Что значит «советоваться»?
        - Не понимаю?
        - Ричард, «советоваться» в юриспруденции означает, что ты составляешь планы, а затем спрашиваешь меня, что я думаю о них, - объяснила Дженнифер. - А принимать решения совместно - это означает, что мы сообщаем друг другу о каждом своем серьезном намерении. Обсуждаем все плюсы и минусы. Находим компромиссы. И никаких сюрпризов!
        Он не сразу ответил, а когда заговорил, то сказал:
        - Я не могу жертвовать своей работой, так же как ты - своей.
        - Никто от тебя этого и не требует!
        - Но ведь какие-то конфликты между нами все равно неизбежны! - Его зеленые глаза потемнели от беспокойства. - Тебе не всегда будет нравиться то, о чем я пишу или где я провожу исследования...
        - Может быть, мне что-то и не понравится. - Она обвила его шею руками. - Но, Ричард, я не собираюсь тебе приказывать! Пока ты понимаешь мои заботы, а я - твои и мы оба чувствуем, что рядом - близкий человек, всегда готовый выслушать и помочь, мы справимся с любыми трудностями!
        - Дженни... - Он нежно куснул ее за ухо. - Ты больше никогда не убежишь от меня, правда?
        - О, Ричард! - Она теснее прижалась к нему. - Нет, ни за что на свете! Я потому и попросила Элисон написать это письмо. В Бостоне я не смогла придумать ничего подобного, потому и сбежала. На этот раз я осталась. Насовсем. Навсегда!
        - Так-то лучше! - прошептал он, пряча лицо в ее шелковистых волосах. - Потому, что если бы ты убежала, я бы все равно догнал тебя!
        Слова стали ненужными. Они сплели свои тела и воспарили к вершинам блаженства.

        Теплым апрельским днем Дженнифер провожала Ричарда в Японию. Обнимая его в последний раз в аэропорту, она по-прежнему была полна дурных предчувствий. Как можно было отпускать его даже на несколько месяцев? Вдруг с ним там что-нибудь случится, а ее рядом не будет?
        Когда он посмотрел на нее, его глаза были влажными.
        - Знаешь, - прошептал Ричард, - мне что-то совсем не хочется улетать.
        - Может, я не права, - пробормотала Дженнифер, с трудом сдерживаясь, чтобы не разреветься, - но мне следовало бы лететь вместе с тобой.
        - Насколько все было бы проще, если бы ты была той самой кроткой и милой девушкой, которую я встретил в колледже! - воскликнул он. - Но, с другой стороны, тогда и я бы остался таким же самодовольным и наглым ослом, как прежде, а это могло погубить мою душу, не правда ли?
        - У тебя прекрасная душа, - искренне сказала Дженнифер.
        - Я люблю тебя, родная! - Он снова поцеловал ее и, прежде чем они успели передумать, пошел к выходу на посадку...
        Ричард позвонил ей той же ночью, а она написала ему длинное письмо, но прошла еще целая вечность, пока она наконец вылетела к нему в Токио.
        Когда таксист открыл перед ней дверцу машины у выхода из терминала, а чуть позже швейцар отеля забрал у нее чемодан, Дженнифер поняла, что это, наверное, не последний раз, когда она прилетает к мужу в чужую страну.
        Кто скажет, где они встретятся в следующий раз? В Южной Америке? В России? А может быть, и в Вашингтоне?..
        Но где бы это ни произошло, к нему на шею бросится не та неуверенная в себе, терзаемая амбициями и обидами девчонка, какой она была когда-то, а зрелая, опытная, счастливая и верная женщина, торопящаяся вручить ему ту чистую, страстную любовь, которая навсегда вошла в ее сердце.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к