Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Торп Кей: " Влюбиться В Незнакомца " - читать онлайн

Сохранить .
Влюбиться в незнакомца Кей Торп

        # В этом романе известная писательница с тонким психологизмом рассказывает о вечных отношениях, связывающих Мужчину и Женщину.
        Придя в себя на больничной койке после автокатастрофы, Джулия с ужасом понимает, что потеряла память. Она совершенно не помнит, что произошло с ней за последние три месяца. Росс Меннеринг утверждает, что он ее муж. У нее нет причин не верить этому человеку, однако Джулию мучает вопрос, отчего она не может вспомнить его? Может быть, подсознательно по какой-либо причине она постаралась забыть все, что было связано с ее замужеством? Но почему?
        Как сложится судьба героини, вы узнаете, прочитав этот увлекательнейший роман.

        Кей Торп
        Влюбиться в незнакомца

        Пролог

        Первые лучи утреннего солнца, мягко рассеянные тонким тюлем штор, постепенно позолотили комнату. Дойдя до широкой двуспальной кровати, солнечный лучик упал на безмятежное лицо молодой девушки, крепко спавшей в объятиях темноволосого широкоплечего мужчины, чья рука по-хозяйски лежала у нее на груди. Разбуженная солнцем, девушка широко распахнула сонные голубые глаза, и счастливая улыбка появилась на припухших губах. Она осторожно потянулась, стараясь не разбудить мужчину, и, чуть приподняв крепкую загорелую руку, плавным движением выскользнула из постели. Набросив легкий халатик, она босиком подошла к окну. Восходящее солнце освещало белоснежные вершины величественных тор. Голубое небо казалось безоблачным. День обещал быть превосходным.
        Из окна повеяло прохладой, и она зябко передернула плечами. Неожиданно теплое дыхание коснулось ее щеки, и хрипловатый со сна мужской голос с нежностью произнес:
        - Ты сегодня решила пораньше проснуться, любимая?
        Она радостно обернулась и прижалась к теплой мускулистой груди.
        - Я не могу спать в такое чудесное утро. Какие у тебя планы на сегодня?
        На минуту он отстранился и посмотрел на нее так, как будто увидел в первый раз, не в силах оторвать взгляд от изящной фигурки феи в легкой паутинке тонкого халатика, насквозь пронизанного солнечными лучами.
        - Надеюсь, моя любимая, наши желания и намерения совпадают? - прошептал он, дразняще касаясь губами ее рта.
        Губы мужчины на секунду оторвались от податливых уст, разбудив в девушке мгновенно вспыхнувшее желание. Он нежно прикусил розовое ушко, скользнув губами по изящной лебединой шее, впился с еле сдерживаемой страстью в один из затвердевших темно-розовых сосков. Ласковая рука нашла другую грудь, и он, обхватив бедра девушки, крепче прижал ее к себе. Пламя страсти вспыхнуло в ней как разорвавшийся фейерверк. Она почувствовала головокружительное возбуждение и инстинктивно подалась к любимому всем телом.
        - Ты колдунья, - почти выдохнул он прерывающимся от желания голосом, продолжая ласкать ее, осыпая поцелуями нежное лицо. - Кто может устоять перед тобой, моя царица? Я - та крепость, что сдается без боя…
        Тихий смех и страстный поцелуй были ему ответом. Тонкие руки сомкнулись на сильной шее, она прижалась к колючей щеке, разметав светлое пламя волос у него по плечам.
        - Ой, ты колешься, как щетка для волос! - Она провела пальчиком по его скуле. - По тебе бритва плачет…
        Расхохотавшись, он подхватил ее как перышко на руки, и они, не разнимая объятий, со смехом упали на мягкую постель.
        Вечная как мир, но по-прежнему непостижимая встреча, сливающая воедино две половинки одного яблока - мужчину и женщину.
        Солнце заливало ярким светом комнату, отражаясь от зеркала солнечным зайчиком; утренний ветерок играл легкой шторой; на дереве кричали сороки. День разгорался.
        Но мужчина и женщина не замечали этого…

        Глава 1

        Неясное световое пятно качнулось и вновь вернулось на место, постепенно обретая более четкие очертания и превращаясь в лицо человека в стерильно белом головном уборе. Глаза были добрыми, человек ободряюще улыбнулся ей.
        - Все нормально, - снова сказал голос, на этот раз уже отчетливее. - Вам повезло, дорогая. Теперь все будет хорошо!
        Голос и лицо почему-то не сочетались. Джулия на секунду прикрыла глаза, открыла их снова и попыталась сфокусировать взгляд на втором человеке в белом халате, стоявшем рядом с ее кроватью. Он был немолод, невысокого роста, жилистый. Из-под шапочки виднелись тщательно уложенные тонкие песочного цвета волосы. Прохладные пальцы держали ее за кисть, нащупывая пульс, он не отводил глаз от ручных часов. Наконец доктор кивнул и перевел взгляд на нее, удовлетворенно улыбаясь.
        - Ну, милочка, заставили вы нас поволноваться, но теперь, похоже, самое страшное позади. Не успеете оглянуться, как мы поставим вас на ноги. Как вы себя чувствуете?
        - Как-то странно, - прошептала она в ответ. Язык не повиновался ей, губы были как чужие. - Не думаю, что я… - Еле слышный голос затих, а лоб прорезала маленькая морщинка. - Г-где я?
        - «Оттербридж Дженерал», - лаконично ответил мужчина. - Вас доставили сюда после несчастного случая.
        - Не… несчастного случая?
        - Вы не помните? Ну, ничего, ничего. Вы отделались только большой шишкой на голове. У вас очень добросовестный ангел-хранитель, знаете ли.
        - На голове? - Тяжелая, как свинец, рука медленно потянулась к тому месту, где жила и пульсировала боль, коснулась повязки и бессильно упала обратно. - Болит, - неуверенно пожаловалась больная. Голова, казалось, была набита ватой, и женщина плохо соображала. - Сколько я уже здесь?
        - Около семи часов, - ответил врач. - И я думаю, что пока достаточно разговоров, миссис Меннеринг. Позже, когда вы отдохнете, у вас будет предостаточно времени для вопросов. Ваш…
        Но она уже не слушала. Миссис Меннеринг? Кто это миссис Меннеринг? Здесь, должно быть, какая-то ошибка. Туман в ее сознании немного прояснился, хотя она все еще не могла вспомнить, как с ней случилась беда.
        - Гарднер, - сказала она. К ней возвращались ощущения. И сейчас она почувствовала, что было что-то не так с ее щекой и подбородком. - Джулия Гарднер. И я не замужем.
        Доктор и медсестра быстро переглянулись, но профессионально не выразили удивления. Это длилось мгновение, и все же Джулия, даже в полубессознательном состоянии, уловила их растерянность. Очевидно, во время происшествия пострадало несколько человек, и документы перепутали. Конечно, здесь какая-то ошибка. Сколько раз отец напоминал ей, чтобы она всегда носила при себе какой-нибудь документ, удостоверяющий личность. И наконец она вняла его уговорам. Отец. Постепенно к ней начинала возвращаться память.
        Он умер почти три года назад после тяжелого инфаркта, через несколько дней после того, как она отметила свой двадцатый день рождения. Они жили вдвоем с тех пор, как ей исполнилось двенадцать. Даже прошедшие с его смерти годы не умерили боль от невосполнимой утраты.
        - Не расстраивайтесь. - Доктор увидел, что пациентка разволновалась. - Вы несколько часов пробыли без сознания, нет ничего необычного, что память возвращается к вам с трудом. Постарайтесь расслабиться, отдохните, и все встанет на свои места. - Он кивнул медсестре. - Я собираюсь дать вам снотворное. Когда вы проснетесь, будете чувствовать себя намного бодрее.
        Джулия решила, что так будет лучше всего. Она еще плохо соображала и была очень слаба. Надо поспать.
        - У меня болит лицо, - проговорила она с трудом. - Я… У меня останутся шрамы?
        Доктор ободряюще улыбнулся.
        - Нет, - твердо сказал он. - Эти ощущения у вас от сильных ушибов. Принесите, пожалуйста, зеркало, сестра. Сейчас вы увидите себя и успокоитесь. Право, нет повода для подобных волнений.
        Лицо, которое она увидела в зеркале, оказалось бледным до голубизны, что еще более подчеркивалось черным почти во всю левую щеку синяком. На правой щеке алели небольшие, но глубокие царапины. Из-под повязки на висок выбивалась прядь светлых волос. Все было знакомым: голубые глаза со странно расширенными, наверное, от лекарств зрачками, небольшой прямой нос, слегка подрагивающие бледные губы.
        Несмотря на бодрые заверения доктора, только увидев себя в зеркале, она по-настоящему успокоилась.
        Послушно выпив лекарство, принесенное медсестрой, женщина расслабленно откинулась на подушки. Мысли в голове у нее путались, боль гулко стучала в висках, хотелось плакать. Что с ней случилось, почему ее называют чужим именем? Господи, помоги, дай ответ на эти мучительные вопросы!
        Лекарство начинало действовать, веки незаметно для нее сомкнулись, и она забылась тревожным, путаным сном. Изредка с ее губ слетал тихий болезненный стон, тонкие пальцы начинали метаться по одеялу. Даже во сне ей не было покоя.

        Когда она снова открыла глаза, за окном был ранний вечер. В легком вечернем сумраке она не сразу заметила, что кроме нее в палате находится еще кто-то. Она скорее почувствовала, чем поняла это. Осторожно повернув голову, женщина увидела стоявшего у окна спиной к ней мужчину. Это не доктор, тут же поняла она. На незнакомце был серый костюм, густые волосы цветом напоминали спелый каштан. Словно почувствовав ее пристальный взгляд, мужчина обернулся, и на его лице промелькнуло какое-то странное настороженное выражение.
        - Привет, Джулия, - тихо сказал он. Джулия смотрела на него в замешательстве.
        Она могла поклясться, что никогда раньше не встречала этого человека, тем не менее он обращался к ней так, что не было никакого сомнения, что хорошо знает ее. Этот парень не красавец, отметила она машинально, - лицо слишком мужественное, волевое, даже жесткое. Если судить по губам - он человек не мягкий, скорее всего решительный и твердый, такие люди при определенных обстоятельствах могут быть и… безжалостными.
        Ей стало не по себе.
        - Извините, - проговорила она нерешительно. - Я не совсем хорошо помню… Я, вероятно, знаю вас?
        Серые глаза незнакомца прищурились, и он молча какое-то время смотрел на нее.
        - Ты совсем ничего не помнишь?
        - О том, что со мной произошло, - ничего. Если вы имеете в виду мое несчастье. А вы тоже там были, когда все это случилось?
        - Можно и так сказать, - ушел он от ответа. Они помолчали.
        Мужчина отошел от окна, взял стул и сел рядом с ней, не отводя пристального тревожного взгляда от ее лица.
        - О, тогда, возможно, вы можете рассказать мне, что же произошло на самом деле? Меня сбила машина? Меня ударили по голове и вырвали сумочку? Боже, как болит голова… - Она сжала виски ладонями и застонала.
        Мужчина ободряюще положил руку на ее плечо.
        - Ты выпала из машины. К счастью, в этот момент я начал тормозить, иначе ты разбилась бы насмерть. - Он внимательно следил за ее реакцией. - Это новая машина. Возможно, ты хотела открыть окно и взялась не за ту ручку. Так случается.
        Она ничего не могла понять.
        - Я была в машине с вами?
        - Да. - Казалось, он пытается подобрать нужные слова, что было странным для такого решительного человека. - Мы возвращались домой с вечеринки. Было поздно, и ты страшно устала. Я был…
        - Я… не понимаю. - Она поднесла дрожащую руку к губам, которые почему-то неожиданно пересохли. Ее взгляд вдруг поймал золотой отблеск. Она внимательно посмотрела на безымянный палец. Нет! На нем было широкое обручальное кольцо с выгравированными неясными лилиями. Словно зачарованная, женщина не могла отвести от него взгляд.
        - Я надел его на твой палец три месяца назад. - Голос мужчины неожиданно слегка дрогнул. - Я Росс Меннеринг, Джулия. Твой муж.
        - Боже! - прошептала она. - Нет, не может быть. Я… У меня нет мужа. - В ее глазах, которые она наконец-то отвела от кольца, металась паника. - Я Джулия Гарднер и никогда раньше не видела вас!
        - Гарднер - твоя девичья фамилия, - сказал мужчина. - Мы поженились в Кансон Холле, провели медовый месяц в Австрии и оттуда вернулись сразу сюда, в Хэмпшир. Ты не помнишь, как радовалась нашему уединению? Три коттеджа, соединенные в один, вокруг никого. Ты говорила, что наше пристанище напоминает пряничный домик колдуньи, к которой попали Гензель и Гретель. Ты даже…
        - Прекратите! - Она прижала крепко сжатые в кулачок пальцы к губам и зажмурила глаза. - Это неправда! Этого не может быть! Моя фамилия Гарднер. Я никогда не была в Австрии, зачем вы все это выдумываете? - Слезы брызнули из-под длинных ресниц.
        - Спокойно. - Он наклонился к ней, взял ее руки и сжал в своих ладонях. - Не нервничай. - Он пересел на край кровати. - Посмотри на меня, Джулия. Открой глаза, дорогая, и посмотри на меня!
        Она повиновалась, борясь с желанием вырвать свои руки и закричать, чтобы он убирался. А может, ее разыгрывают? - мелькнула дикая мысль. Не может быть, чтобы все это происходило в действительности. Нет, просто не может быть. И в то же время она понимала, что это не сон, не видение. Сидящий рядом мужчина был совсем не из потустороннего мира. Зачем он лжет? Она даже представить себе не могла, с какой целью он все это ей рассказывает, но для чего-то он это делает? Какая женщина забудет своего собственного мужа, не говоря уже о свадьбе?
        - Какое сегодня число? - спросил он, слегка сжав ее ладони.
        Число? Дурацкий вопрос! Какое отношение число имеет ко всей этой безумной истории? И все же она постаралась сосредоточиться. Так - несчастный случай, должно быть, произошел с ней вчера, когда она возвращалась из офиса.
        Вчера был… пятница… Да, пятница, тринадцатое.
        - Сегодня четырнадцатое, - с облегчением сказала она и увидела в его глазах растерянность. - Суббота, четырнадцатое июня.
        Он долго молчал, мучительно глядя на нее. Когда он снова заговорил, в его голосе что-то изменилось.
        - Мы познакомились тринадцатого июня, - сказал он. - И мы еще с тобой смеялись, что не верим в плохие приметы. Сегодня двадцать шестое сентября, дорогая.
        Кровь зашумела у нее в ушах, сердце гулко стукнуло и куда-то упало. С трудом она произнесла:
        - Я вам не верю.
        - Придется поверить. Посмотри… - Он выпустил безвольные руки и взял с тумбочки, стоявшей возле кровати, газету. Развернув ее на первой странице, он показал: - Вот, черным по белому.
        Отрицать подобный факт было бессмысленно. Хорошенькое дело, каким-то образом она потеряла целых три месяца своей жизни! Три месяца, в течение которых она встретила этого незнакомца, влюбилась в него и вышла замуж. Три месяца их совместной жизни. Боже правый! Она ничего не помнит! Мужчина снова взял ее руку. Она перевела взгляд на его сильные пальцы, от которых, казалось, исходила какая-то таинственная сила. Это ее муж. А она его жена.
        На его лице не дрогнул ни один мускул, когда она отняла свою руку и спрятала ее под одеяло. Он даже не изменил позу.
        - Извините, - сказала она с отчаянием в голосе. - Я не могу… Мне нелегко осознать… - Она предприняла отчаянную попытку унять неизвестно откуда взявшуюся противную дрожь и навести хоть какой-то порядок в хаотичном потоке мыслей, круживших ей голову. - Вы сказали, что мы были женаты более трех месяцев. Но если мы встретились только тринадцатого июня…
        - Можно сказать, наши отношения развивались очень стремительно. - Он достал из кармана портсигар, открыл его, но, так и не взяв сигарету, закрыл и опустил в карман. - Я оказался по делам в фирме, где ты работала. Был конец рабочего дня. Одна девушка увольнялась с работы в связи с предстоящим замужеством и устроила небольшое угощение. Я пригласил тебя на ужин, и спустя шесть дней мы поженились. Остальное я тебе уже рассказал.
        Весь этот рассказ не вызвал у Джулии ни капли воспоминаний. Пятница была обычным рабочим днем в страховой фирме, где она работала секретарем. Говоря правду, она не очень хорошо помнила, во сколько ушла с работы прошлым вечером, но это, возможно, было из-за ушиба головы. Вчера - или ей только кажется, что все произошло вчера? Нет, надо как следует все вспомнить. Она прикрыла глаза и попыталась сосредоточиться.
        Небольшой праздник на работе, сказал он. Это ни о чем не говорило. Среди машинисток две девушки были помолвлены, но, насколько она знала, ни одна, ни другая не собирались замуж в ближайшее время, хотя обе бешено экономили на чем только могли, чтобы внести деньги за дом. Действительно? Действительно. Ну, сосредоточься же, приказала она себе. Сосредоточься!
        Открылась дверь, и она с облегчением увидела доктора. Доктор - он как старый друг. Она знала его. Знала, кто этот человек - по крайней мере, чем он занимается.
        Доктор, посмотрев на нее, перевел взгляд на мужчину, который встал и шагнул к нему навстречу. Она почувствовала, что они без слов обменялись какой-то одним им понятной информацией. Врач деловым шагом подошел к кровати и, взяв ее руку, стал считать пульс.
        - Вы не должны расстраиваться, миссис Меннеринг. Временная амнезия после травмы головы обычное явление. Иногда она длится несколько часов, а бывает, что и несколько дней.
        - А есть случаи, когда память так и не возвращается? - без всякого выражения спросила Джулия.
        - Конечно, но это чрезвычайно редко. Вы голодны?
        - Нет. - Она сказала чистую правду.
        - У вас сразу появится аппетит, как только вы почувствуете запах цыпленка. Его приготовили специально для вас. Поверьте, через несколько дней вы выйдете отсюда, как новенькая.
        Доктор засунул руки в карманы халата и повернулся к мужчине.
        - Я думаю, было бы неплохо, если бы ваша жена немного отдохнула, мистер Меннеринг. А вы можете прийти сюда снова завтра утром.
        - Конечно. - Мужчина снял со спинки стула легкий плащ и обернулся к Джулии с напряженной улыбкой: - Все встанет на свои места, дорогая, - сказал он. - Не надо беспокоиться. Спокойной ночи, Джулия.
        Она замерла, когда мужчина нагнулся к ней, но тот только коснулся губами ее щеки и снова выпрямился. Доктор проводил его до двери палаты, и они вместе вышли в коридор, оставив дверь неприкрытой. Она слышала приглушенные голоса и различала голос мужчины, который назвался ее мужем. Но, о чем шла речь, понять не могла. Когда доктор вернулся в палату, она тихо плакала, беспомощно глядя на стерильно белые стены.
        - Очень важно, чтобы вы не волновались, - твердо повторил доктор, с участием глядя на нее. - Наш мозг работает порой странным образом. Он отказывает нам в памяти, когда мы особенно упорно пытаемся что-то вспомнить, но давно забытая информация всплывает сама собой, когда мозг не ощущает давления.
        - Доктор, дорогой, - сказала она, вытирая глаза. - Это как целое пропавшее досье. Я помню день, в который, как сказал этот человек, мы встретились, но я совсем не помню его самого. Я не могу понять этого, доктор, и схожу с ума!
        Он покачал головой.
        - Вы не должны так мучить себя. Это неразумно. Временная потеря памяти - это еще не катастрофа. Пройдет время, и вы постепенно все вспомните. Время лечит. - Он сделал паузу, улыбнулся и продолжал: - Сейчас будет ужин. Я хочу, чтобы вы попытались что-нибудь съесть. Медсестра снова даст вам снотворное, чтобы вы хорошо выспались. - Услышав звуки, доносящиеся из коридора, он подошел к двери: - А вот и цыпленок приближается, если не ошибаюсь. Обещайте мне быть умницей и делать так, как я говорю.
        - Хорошо. - Ей ничего не оставалось как согласиться. Что еще она могла предпринять, лежа на больничной койке? - Когда я смогу вставать?
        - Не надо торопиться. Посмотрим, как вы будете себя чувствовать завтра. Утром я вас навещу, миссис Меннеринг.
        Миссис Меннеринг. Миссис Росс Меннеринг. Надо привыкнуть к этому имени, потому что теперь оно ее. Господи, зачем ей все это? Она не хочет быть замужем за человеком, которого абсолютно не знает, которого видит первый раз в жизни и не желает видеть во второй!

        Она провела беспокойную ночь, и утро не принесло облегчения. Проснувшись в семь, она промучилась пару часов, размышляя над тем, что же ей теперь делать. Медицинский персонал был добр и отзывчив, но никто не мог помочь в решении ее основной проблемы. Никто, кроме нее самой.
        К тому времени, как в десять появился доктор, она смогла более или менее взять себя в руки. Слезы и глупые эмоции не помогут, тем более в ее случае. В ответ на бодрое приветствие она заставила себя улыбнуться, и доктор, увидев эту улыбку, кивнул с одобрением.
        - Вот это характер! Умница! Нельзя позволять обстоятельствам брать над нами верх. Давайте-ка осмотрим вас сначала. Ну, как там ваша голова? - Легким движением он снял повязку и внимательно осмотрел пострадавшую часть лица. Судя по его улыбке, доктор остался доволен увиденным и, ласково похлопав ее по руке, сказал:
        - К счастью, обошлось без серьезных повреждений, так что бинты можно больше не накладывать. У вас останется небольшой шрам, но потом он рассосется. Не пугайтесь, не пугайтесь, - добавил он, увидев, как она вздрогнула. - Волосы все прикроют. Через пару месяцев вы и думать о нем забудете. А сейчас не хотите ли посидеть час-другой у окна?
        - Да, это то, что мне сейчас нужно, - сказала она, мечтая поскорее выбраться из больничной койки. Однако мысль, не дававшая покоя ни днем, ни ночью, заставила ее вновь обратиться к доктору. - Вы не знаете случайно, когда придет мистер Меннеринг?
        - Он вчера звонил мне и сказал, что будет около десяти, - ответил доктор ровным голосом. - Я уверен, он будет рад увидеть вас такой бодрой, да и выглядите вы гораздо лучше. Ничего, все наладится. Для вашего мужа это тоже нелегко, миссис Меннеринг, он себя чувствует ужасно, понимая, что сейчас бьется в глухую стену.
        Но не настолько глухую, как ее собственная, подумала она и машинально поправила волосы.
        - Я должна опять встретиться с ним наедине? - с отчаянием спросила она. - Вы не могли бы остаться со мной?
        - Сожалею. Это было бы неразумно. Он ваш муж, и вещи, которые вы должны обсудить, касаются только вас двоих. - В его глазах она прочла сочувствие. - Поверьте мне, я хорошо представляю себе ваши чувства, но вы должны довериться мужу. Возможно во время вашего разговора вы вспомните все, что было.
        - Да. - Она не приняла слова доктора всерьез, да и он тоже, похоже, не верил своим словам. Если бы амнезия была временной, после ночного сна память стала бы возвращаться к ней.
        Но в одном доктор прав. Она должна думать о господине Россе Меннеринге как о своем муже. Она должна!
        Когда доктор ушел, сестра помогла ей встать и надеть пеньюар, сочетавшийся по цвету с нежно-голубой ночной рубашкой. Взяв пеньюар из рук сестры, Джулия отметила, что это дорогая вещь из модного магазина. Сама она никогда бы не смогла позволить себе заплатить такую цену за подобную безделицу. В ногах чувствовалась слабость, голова слегка кружилась, но в основном Джулия ощущала себя нормально. Она присела в кресло у окна и, подперев щеки ладонями, с тоской посмотрела во двор.
        Вид из окна не впечатлял. Небольшой садик, окруженный высокой белой стеной, за которой виднелись крыши городских строений; и только макушка церкви привлекала к себе взгляд. Мрачная галка долбила клювом кусок черствой булки и косила черной бусинкой на несчастную Джулию. Вздохнув, Джулия поднялась.
        Оттербридж, так назвал доктор это место. Вроде это где-то в Хэмпшире. Не хотелось ни о чем думать, пусть будет что будет. У нее нет сил расспрашивать медсестер. Чем меньше людей знает о ее проблемах, тем лучше.
        Чувствуя, что еще очень слаба, она передвинула кресло ближе к столу и открыла модную кожаную сумочку с золотой застежкой. В ней оказалась маленькая косметичка с дорогой помадой и пудрой - они были ей знакомы. Духи в изящном флаконе, несомненно французские, - запах ей понравился, - хотя такие духи были явно ей не по карману. Джулия развернула тщательно отглаженный носовой платок с вышитыми инициалами в уголке. Ни одной вещи, которая могла бы помочь ей. Ничего, что дало бы толчок ее памяти.
        Трудно было поверить, что все эти вещи принадлежат ей, и все же придется поверить в реальность происходящего. Кольцо на пальце, этот дорогой пеньюар, который был на ней, французские духи - все это принадлежало тем трем месяцам ее жизни, которые она потеряла. Если бы ей удалось вспомнить хоть что-нибудь из того, что случилось между пятницей в июне и моментом, когда она пришла в себя в этой палате. Хоть что-нибудь!
        Короткий стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Быстрым движением она защелкнула сумочку и постаралась принять спокойный вид, ложась в кровать. Открылась дверь, и вошел Росс Меннеринг.
        Джулия отметила силу и легкость, с какой приближался к ней этот широкоплечий мужчина. Было видно, что он увлекается спортом и имеет отличное здоровье. О возрасте трудно было судить. Тридцать четыре? Тридцать пять? Да и какое это имеет значение.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он. - Я вижу, с тебя уже сняли бинты. - Он остановился в ногах ее кровати.
        - Да. - Она не знала, что сказать. О чем можно говорить с человеком, которого любишь, с которым живешь, а потом даже не можешь узнать? - Доктор Стюарт успокоил, что хотя первое время шрам будет заметен, но потом исчезнет. А пока волосы его скроют. - Она отвела взгляд. - Спасибо за цветы. Они прекрасны.
        - Рад, что они понравились тебе. - Он не спускал с нее внимательных глаз. - Можно мне присесть?
        Она быстро оглядела комнату.
        - Можно пододвинуть поближе кресло.
        - Ничего, и кровать сойдет.
        Он присел на край кровати и оказался так близко, что до него можно было дотронуться. Если он прикоснется к ней, промелькнуло у Джулии в голове, она закричит. Но ведь у него есть право касаться ее, обнимать, целовать, для этого стоит только захотеть. Три месяца назад она дала ему это право, став его женой. Возможно, если чаще повторять про себя эту фразу, она и сама поверит в это.
        - Не беспокойся. - Он печально улыбнулся, заметив ее замешательство. - Я больше не подвинусь к тебе ни на дюйм. Нам нужно поговорить, Джулия.
        - Я знаю. - Ее руки чуть приподнялись, словно соглашаясь с неизбежностью предстоящего, и снова упали на одеяло. - С чего начнем?
        - Давай, я расскажу тебе о себе. - Он ненадолго замолчал. - Я занимаюсь недвижимостью. Мой офис в Саутхемптоне. Коттедж в десяти милях к западу отсюда. Я был знаком с твоим боссом, Билли Гривсом. При случае мы оказывали друг другу кое-какие услуги в бизнесе. Поэтому я и оказался в его офисе в пятницу.
        В ту самую пятницу.
        - Небольшая вечеринка, - сказала она с трудом. - Вы, наверное, не помните имя девушки, которая ее организовывала?
        Он нахмурился.
        - Возможно, я слышал ее имя, когда произносились тосты, но… - Он покачал головой. - Это важно?
        - Наверное, нет. Просто я не могу припомнить никакой прощальной пирушки на той неделе.
        - Я вспоминаю какие-то шутки - то ли девушка, то ли ее жених, кажется, что-то выиграли… Тебе это не поможет?
        - Нет, - безнадежно сказала она. - Боюсь, что нет. Я помню, что это была обычная, ничем не примечательная неделя. - Беспокойные пальцы теребили край голубого пеньюара. Собравшись с духом, она спросила: - Почему вы женились на мне?
        Он встал и принялся шагать по палате:
        - Обычные причины не подходят?
        - Нет, но… - Она не могла заставить себя встретить его взгляд. - Вы ведете себя странно для молодожена… вы влюблены в меня?
        - Тебе кажется необычным мое поведение? - В его голосе послышалась ирония. - Подумайте, а у меня сложилось впечатление, что любое проявление эмоций с моей стороны для тебя крайне неприятно. Ты просто застываешь в ужасе, когда я приближаюсь к тебе хоть на дюйм. Если я кажусь сдержанным, то это оттого, что стараюсь справиться с ситуацией, с которой любой мужчина не смог бы примириться просто так.
        - Извините. - Ее голос слегка дрогнул. - Я тоже делаю все, что могу. Это нелегко.
        Он непроизвольно потянулся к ней, но тут же спохватился.
        - Я понимаю. Давай спрашивай все, что ты хочешь знать. Я постараюсь честно ответить.
        - Хорошо. - Следующий вопрос она должна была обязательно задать, но ей это стоило огромного труда. - Мы были… Мы подходили друг другу?
        Он сел, наклонился вперед, опершись локтями на колени и положив голову на сплетенные кисти рук.
        - Если ты желаешь знать, всегда ли наши мнения совпадали, спорили ли мы по пустякам, то здесь у нас все как у людей. - Едва заметная улыбка промелькнула на его лице и исчезла. - У нас очень много общего - например, ни ты, ни я не любим ездить на заднем сиденье машины. Иногда подобные пустяки могут испортить настроение.
        Джулия улыбнулась, услышав такой пример. После смерти отца ей пришлось стать очень самостоятельной. Она знала, что противилась бы всякий раз чужому нажиму и желанию сделать что-нибудь вразрез с ее желаниями. Глядя на этого мужчину, с первой же минуты было ясно, что он захочет стать доминирующим партнером в любых отношениях. Как же она могла уступить? Или сейчас она смотрит на него другими глазами, потому что не испытывает к нему никаких чувств и эмоциональная окраска их отношений не влияет на нее, как во время первых встреч? Чем же он очаровал ее? Почему она вышла за него замуж в такие рекордно короткие сроки? Действительно ли она любила его или ее заставили поверить в это? Что ж, на первый взгляд, и с этим трудно не согласиться, он выглядит очень привлекательным и интересным мужчиной.
        - Все молодожены ссорятся время от времени, - продолжал он. - Говорят, что первый год всегда самый трудный. Два человека не могут научиться жить дружно друг с другом вот так сразу, за одну ночь. - Он поднял голову, и его лицо осветилось улыбкой. - Самый прекрасный миротворец - это общая кровать. Ты согласна?
        Бледные щеки Джулии залил жаркий румянец. Она быстро проговорила:
        - Скажите, вы всегда жили в этих краях?
        - Нет, я родился и вырос в Лондоне. Так же как и ты.
        - Что заставило вас переехать сюда?
        - На это нашлись разные причины. - Он на мгновение заколебался, или, возможно, ей это только показалось. - В Лондоне я руководил фирмой вместе с партнером, а потом решил организовать свое дело. Удача улыбнулась мне, и я переехал сюда пять лет назад. - Он посмотрел на нее долгим взглядом. - Все это ты знала еще до нашей свадьбы. Ты не помнишь этого? - Джулия отрицательно качнула головой. - Пожалуйста, не выставляй колючки, как ежик. Мы должны понимать, что память может не сразу вернуться к тебе и нам понадобится уйма времени и терпения, чтобы начать все снова. Я должен узнать тебя новую, понять, как с тобой обращаться.
        Сердце Джулии замерло, она ощутила, как на виске у нее запульсировала жилка.
        - Ведь это не просто, да? Ты ведь не можешь ожидать, что я… мы можем сразу вернуться туда, откуда мы начинали?
        Лицо мужчины оставалось непроницаемым, он держал свои чувства под контролем.
        - А какая у нас альтернатива? Что ты можешь предложить?
        - Я не знаю, - постаралась произнести она спокойно. - Но какой-то выход из этого положения должен существовать. Скажите, вы смогли бы жить с человеком, которого даже не узнаете?
        - Я хотя бы попытался в надежде, что память вернется. - Он вздохнул. - Джулия, ты моя жена, и я за тебя отвечаю. Я люблю тебя и хочу, чтобы мы были вместе. Ты для меня желанна, и я по-прежнему готов для тебя на все.
        - Простите меня, но мне так трудно! Я не уверена в завтрашнем дне, тем более в том, что могу возродить свое чувство к вам. Вы просите меня вернуться и снова, как прежде, стать вашей женой. Как…
        - Нет, - прервал он ее. - Я мечтаю вернуть прошлое, но я не могу попросить тебя о том, что ты не можешь дать мне по своему желанию. Я заставил тебя полюбить меня однажды, и я снова смогу это сделать, будь уверена.
        - Вы заставили меня влюбиться в себя? - невольно вырвалось у нее, и он усмехнулся.
        - Если ты, конечно, не первоклассная актриса. Я понимаю, что силком тебя не заставишь после выписки вернуться домой, но не жди, что скоро избавишься от меня. Для тебя должно иметь значение, что мы провели вместе три месяца. Сколько ночей подряд ты любила меня? Неужели не хочешь вспомнить?
        - Конечно, хочу. - Несмотря на все усилия, ее голос задрожал. - Я отдала бы все на свете, чтобы только вспомнить наше прошлое, хоть малюсенький эпизод для начала. Только я не могу. Все это больше для меня ничего не значит. Мне жаль, если я причиняю вам боль. Но ничего не могу поделать… Хотела бы, но не могу!
        - Хорошо, хорошо, - произнес он успокаивающе. - Не расстраивайся. Я не хочу, чтобы тебе стало плохо. Мы можем поговорить об этом в другой раз, если ты не против.
        - Да, - прошептала она с облегчением. Хотя проблема оставалась, ей была дана отсрочка. - Да, так и сделаем. Отложим все до следующего раза.
        Он не отводил от нее взгляда, упорно пытаясь понять, о чем она думает.
        - Ты хотела бы узнать что-нибудь еще? Какие-нибудь детали, о чем я забыл сказать?
        О, у нее накопилось множество вопросов, но сейчас вряд ли своими рассказами он поможет ей. Мало людей знает себя достаточно хорошо и способны правильно оценить себя и свои поступки. Он предложил после больницы переехать к нему в их дом, чтобы вернуть память, но она еще не готова принять такое решение. Ей надо все хорошенько обдумать, ведь нельзя не учитывать, что память об этих трех месяцах любви могла к ней так никогда и не вернуться. Возможно ли заново полюбить этого человека, жить с ним снова? Может быть, эта ситуация станет для них еще сложней, если она сделает так, как он предлагает? Есть с ним за одним столом, спать в одной постели…
        - Нет, - ответила устало она. - Мне ничего больше не приходит в голову. Простите.
        - Тогда мне лучше уйти. Ты выглядишь утомленной. - Он поднялся. - Я приду вечером, Джулия. Хочешь, чтобы я что-нибудь принес?
        Джулия покачала головой, не доверяя своему голосу. Она чувствовала, что он наблюдает за ней, ждет каких-то слов, но ничего на свете не могло заставить ее сейчас поднять голову и посмотреть на него.
        - Постарайся отдохнуть, дорогая, - сказал он после паузы. - Я слышал, что ты плохо спала этой ночью.
        Росс ушел, оставив после себя слабый аромат дорогого лосьона после бритья. Джулию охватило какое-то необъяснимое чувство, будто она лишилась чего-то важного. Росс Меннеринг был звеном, связывающим ее с прошлым. Если он уйдет, что ей останется? Что такое человек без прошлого? Ничего, пустое место. Не имеет значения, что она думает или чувствует к нему, как к мужчине, только с его помощью она может вновь вернуть свою память и свою прошлую жизнь.

        Глава 2

        Главная дорога проходила через центр Оттербриджа. Когда машина двигалась по аккуратным улочкам городка, Росс заметил:
        - Мы живем не в самом городе, так что в твоем распоряжении всегда «мини», если тебе что-нибудь понадобится в центре. Две машины для нас просто необходимость.
        - Я не вожу машину, - сказала Джулия.
        - Водишь. Я учил тебя. Ты получила права. Готов поспорить, что ты вспомнишь, как только сядешь за руль.
        Джулия в это не очень-то верила. Она закусила губу. Что ж, она и не ожидала, что все дастся ей легко, но дела оказались еще хуже, чем она предполагала. Если бы только можно было убедить себя, что все это фантастический кошмарный сон, и он скоро кончится, но, к сожалению, это не сновидение…
        Машина миновала деревню, и сейчас они ехали на приличной скорости по узкой дороге, по обеим сторонам которой росли могучие деревья. Росс притормозил у обочины и заглушил мотор.
        - Ты как испуганный котенок. Чего ты боишься - что я не сдержу слова?
        - Нет. - Ее голос звучал неуверенно. - Право же, я ничего не могу с собой поделать. Пожалуйста, постарайся понять.
        - Я пытаюсь. Поверь мне, я пытаюсь. Но ты тоже иди мне навстречу. - Он замолк на мгновение, подбирая слова. - Ты должна доверять мне, или у нас ничего не получится, Джулия. Мы с тобой в одной лодке, и нам надо грести в одну сторону, иначе потонем.
        - Я знаю. И я пытаюсь что-то сделать. Но вы знаете, как все у нас было, а я могу это только вообразить. Мне приходится заставлять себя делать некоторые вещи и смотреть на них так, как я не привыкла. Не надо меня торопить, я постараюсь справиться сама. Да, на это нужно время, а сколько, я и сама не знаю. И если вы будете давить на меня, то все испортите.
        Он грустно улыбнулся.
        - Что же, ты права, моя дорогая. Хорошо, давай забудем все, что я сказал. - Росс опустил руку в карман и достал серебряный портсигар. - Сигарету?
        - Пожалуйста. - Довольная, что может больше не отвечать на его вопросы и помолчать какое-то время, она склонилась над зажигалкой и, закурив, откинулась на спинку сиденья. Сигарета помогала расслабиться, облегчала общение. Джулия почувствовала, что начинает успокаиваться. Росс делал все от него зависящее, проявлял к ней максимальное внимание, выказывал сочувствие, а ведь для него это тоже, наверное, нелегко.
        Она незаметно повернулась к Россу и взглянула на его чеканный профиль, чувственный рот с четко очерченными губами, волевой подбородок с симпатичной ямочкой посередине. Она целовала эти губы, а он целовал ее, эти руки, спокойно лежащие сейчас на баранке автомобиля, страстно сжимали ее в объятиях, ласкали, доводили до любовного обморока. Казалось невероятным, что можно было забыть эти моменты. Разве такое забывается?
        - Нам еще далеко? - спросила она, и он повернулся к ней. - Я хочу поскорее увидеть наш дом.
        - Не очень. - Он помолчал, потом опустил руку в карман. - Перед тем как мы поедем дальше, я хочу тебе кое-что вернуть.
        Джулия с удивлением посмотрела на маленькую коробочку, которую он вложил в ее руку, и почувствовала необыкновенное волнение.
        - Открой ее, - попросил он.
        Закусив губу, Джулия повиновалась. На черном бархате сиял оправленный в золото бриллиант. Джулия не могла заставить себя дотронуться до сияющих граней. Эта вещь принадлежала не ей. Кольцо имела право носить та другая, которая выбирала его с сияющими от счастья глазами.
        - Очень красивое, - вежливо произнесла она и закрыла коробочку. - Извините, я… я не могу. Вы не возражаете, если я верну его вам?
        - Ну уж нет, - сказал Росс твердо. - Очень даже возражаю. - Он взял коробочку, вынул кольцо, и сам надел его ей на палец. Прикосновение было решительным, но нежным. - Если мы собираемся все повторить, то должны вспомнить наши поступки с самого начала. Это первое кольцо, которое я подарил тебе. Ты его не снимала ни днем, ни ночью. - Он отпустил ее руку и добавил: - Я люблю тебя, Джули. Никогда не забывай об этом. Ну, а теперь давай поедем домой.

        Примерно через полмили они свернули на узкую проселочную дорогу, по обе стороны которой были вырыты глубокие канавы. Джулия подумала, что в темноте в таком автомобиле она одна никогда бы не смогла здесь проехать, даже если была асом вождения, как утверждает Росс.
        За поворотом среди розовых кустов и азалий появился крытый красной черепицей дом. Белые стены и наличники окон были увиты клематисами. Это был сказочный домик с картинки из детской книжки, о котором мечтает большинство людей, но так и не могут найти денег, чтобы позволить себе купить подобное чудо. Наверное, Россу пришлось потратить кучу денег, чтобы привести его в порядок - ставни и крыша выглядели как новенькие.
        Росс вытащил из багажника чемодан и открыл дверцу машины, помогая Джулии выйти.
        Сердце Джулии защемило от какого-то томительного ожидания. Она прошла за Россом по устланной плитами дорожке к дубовой двери, подождала, пока он вставил ключ и открыл замок. Они попали в просторный мрачноватый холл. Направо открытая дверь вела в гостиную. Джулия заметила большой камин из грубо отесанного камня. Две другие двери были закрыты. Изящная винтовая деревянная лестница вела наверх.
        - Эту лестницу ты сам придумал? - спросила она, не глядя на него. - Очень необычно и привлекательно.
        - Конечно, можешь не сомневаться, - сказал он, опуская чемодан на натертый воском пол. - У меня был целый год, чтобы все обдумать, пока шла реконструкция дома. В этих краях несложно найти хороших мастеров, но заставить их работать быстрее, чем им хочется, дьявольски трудно. - С непроницаемым выражением он подошел к самой дальней двери и распахнул ее. - Иди посмотри, это кухня. Надеюсь, ты вспомнишь, что любишь готовить?
        Джулия медленно прошла за ним, окинула взглядом блестящее кухонное оборудование и признала очередное поражение своих надежд. Все было бесполезно. Она должна свыкнуться с мыслью, что придется жить с чужим человеком. Ни один предмет, что она сейчас увидела, не пробудил никаких воспоминаний; восхищение, удовольствие - да. Она чувствовала себя чужой в этом доме, ничто - ни запахи, ни вещи не возвращали ее в прошлое. Джулия с тоской посмотрела по сторонам и постаралась не расстраиваться. Она даже улыбнулась Россу.
        - Да, я обожаю готовить, - ответила она и повернулась к двери. - Могу я пройти в свою комнату?
        - Подожди минутку. - По его лицу нельзя было прочесть, о чем он думает. - Ты еще не видела сад. - Он протянул ей руку, но Джулия сделала вид, что не заметила этого жеста.
        В эту минуту Джулии как никогда захотелось остаться одной, но Росс уже распахнул ведущую во двор дверь. Она неохотно подошла и встала рядом с ним, с невольным восхищением глядя на изумрудную зелень травы, покрывающую пологий склон, ведущий к пруду, над которым склонялись плакучие ивы.
        Под огромным старым дубом она заметила великолепную немецкую овчарку, замершую при их появлении. Росс тихо свистнул, и зверь помчался к ним, шумно приветствуя хозяина. Джулия немного попятилась, увидев, как умная собака повернулась в ее сторону. Собака узнала ее, это было очевидно. Пес смотрел на нее с обожанием, поскуливал и перебирал лапами, боясь без приказа прикоснуться к ней. Огромный розовый язык умильно свесился на сторону, глаза светились любовью.
        Помедлив мгновение, Джулия протянула руки и позволила холодному мокрому носу уткнуться в ее ладонь. Тихонько поглаживая, она почесала рукой у собаки за ушами. Та счастливо прижалась к ласковой руке.
        - Шен, достаточно, - скомандовал Росс, и собака послушно уселась на землю, приветливо постукивая пушистым хвостом, готовая выполнить любое желание хозяина. - Ну как, рассеяны последние сомнения? - тихо спросил Росс.
        Джулию поразила такая прозорливость.
        - Я не совсем понимаю…
        - Ты понимаешь, но не хочешь этого признать. В уголке твоего сознания прячется подозрение, что все, что я тебе рассказывал, может быть ложью, так? Хотя я и не представляю, какие мотивы могут мной руководить для того, чтобы выдавать себя за твоего мужа.
        - Ну, хорошо, - ответила она честно. - Да, мне приходило в голову, что вы врете. Согласитесь, в этом нет ничего странного.
        - Хватит об этом, Джули. Посмотри, может быть, ты что-нибудь вспомнишь? Ты готовила на нашей кухне мне завтрак. Тебе нравилось ходить по полу босиком. - Он прислонился к стене, засунув руки в карманы. - Ты посадила цветы и эти розовые кусты перед домом, переживала, когда несколько саженцев погибло. Помнишь ты или нет, но в этом доме есть часть тебя, и ты должна принять это как должное.
        - Не волнуйтесь так, пожалуйста. - Она сама удивилась, как ровно прозвучал ее голос. - Кто же откажется от такого приза, как этот дом? Он восхитителен.
        - Так ты рада, что заполучила понравившийся тебе дом? И только-то? - За резкостью фразы стояла горечь. - Ты хотела, кажется, посмотреть свою комнату?
        Они поднялись наверх, и он показал ей спальню - большую комнату с двумя окнами и огромную кровать, занимавшую большую часть пространства. В спальне сладковато пахло розами, которые стояли в чудесных парных китайских вазах на каминной полке. Старинные бронзовые часы, расположенные между ними, гулко и хрипловато ударили три раза.
        Джулия от неожиданности вздрогнула.
        - Спускайся, когда будешь готова, - сказал Росс и распахнул дверь шкафа. - Здесь ты найдешь все необходимое. Я приготовлю чай. Миссис Купер оставила ужин в холодильнике.
        - Кто это - миссис Купер?
        - Женщина, которая готовит и убирается у нас. Я сказал ей, что на ужин достаточно будет приготовить салат и холодное мясо. Ты ведь любишь холодное мясо?
        - Да, люблю. - Она колебалась. - А что еще вы сказали ей?
        - Я все объяснил и попросил ее помочь нам. Она хорошая женщина и постарается вести себя как раньше, но ты должна быть готова, что могут произойти разные недоразумения. Ты ведь наверняка не помнишь ее.
        - Вы уверены, что это так?
        Он пожал плечами.
        - Не узнала же ты собаку. Доктор Стюарт говорит, что на возвращение памяти может повлиять какая-нибудь незначительная на первый взгляд мельчайшая деталь, или, на худой конец, может понадобиться еще один удар по голове.
        - Это идея, - пробормотала она, вызвав его слабую улыбку. - Думаю, что вы скоро созреете для такого шага.
        - Нет уж, давай лучше по новой привыкай ко мне.
        Она захлопнула за ним дверь и с облегчением прислонилась к косяку, закрыв глаза. Ей нужно выбрать правильный тон, найти маску, за которой легко было бы спрятаться, пока она не привыкнет к этой совершенно бредовой ситуации. И надо начинать сегодня, прямо сейчас, иначе все пойдет прахом.

        Джулия огляделась. Подойдя к стенному шкафу, она открыла его и с любопытством заглянула вовнутрь. На вешалках висели платья, которые она никогда раньше не видела, но слабый запах духов был ей определенно знаком. Она расстегнула молнию янтарного шерстяного платья, которое Росс принес ей в больницу, и бросила его на кровать. Из шкафа вынула знакомое облегающее темно-синее платье, которое купила год назад, и немедленно почувствовала себя лучше. Она снова стала Джулией Гарднер, пусть хоть ненадолго.
        На столике в серебряной рамке стояла большая фотография. Рука Росса лежала на ее обнаженном плече, и они вместе над чем-то смеялись. Глядя на себя и Росса в купальных костюмах, Джулию охватило чувство, что она случайно вторглась в чью-то чужую жизнь. Ей стало неприятно, она поставила фотографию на место и отвернулась. С каждой минутой Джулия чувствовала себя все хуже и хуже.
        Услышав, что она спускается по лестнице, Росс вышел из кухни с подносом в руках. Он успел снять пиджак и засучить рукава. Ворот рубашки был расстегнут, и Джулия отметила, что у Росса красивая и сильная шея, правда, решила, что ему нужно было бы еще и побриться. От этих глупых мыслей ей стало немного легче. Кажется, он не заметил, что она сменила платье. Ну и пусть, так даже лучше.
        Большой камин в гостиной ярко пылал. Дрова, охваченные красными языками огня, сухо потрескивали. Джулия уселась в глубокое уютное кресло недалеко от низенького столика, на который Росс поставил поднос. Она взяла чашку, которую он ей протянул, и поднесла к губам, невольно отмечая, что ей приятно, когда Росс так внимательно смотрит на нее.
        - Что бы мы делали без чая? Когда мужчина и женщина остаются наедине, им только и делать, что пить чай, не так ли? - иронично заметил Росс, без труда прочитав ее мысли. - Сахара достаточно?
        Она заставила себя посмотреть на него.
        - А ты хочешь, чтобы девушка, не выпив даже чашечки чая, сразу прыгнула к тебе в постель? Спасибо, сахара достаточно. Мне кажется, у тебя должна быть хорошая память на разные мелочи, не так ли?
        - Что касается тебя, да. Именно разные мелочи скрепляют семейную жизнь. Спасибо, что стала обращаться ко мне на «ты». - Он сел напротив в такое же кресло, выпил свою чашку в два глотка и поставил ее на столик. - Я знаю, какой кофе ты любишь по утрам, знаю, что тебе нравится, когда яичница поджарена с обеих сторон, и ты предпочитаешь черный хлеб белому. Я знаю, как ты выглядишь со спутанными после сна волосами и заспанными глазами, как ты стонешь, когда я ласкаю тебя… - Он следил за ней с улыбкой. - Продолжать дальше?
        Она покачала головой, заливаясь румянцем.
        - Хорошо, хорошо, ты меня почти убедил. А какой кофе любит мой муж?
        - Крепкий и черный. Бекон хрустящий, яичницу глазунью, поджаренную с одной стороны, тосты бледно-золотистые. Утром до работы, если успеваю, я люблю просмотреть спортивные страницы газет. Это означает, что с понедельника до субботы завтрак ровно в восемь. - Он вопросительно приподнял бровь. - Думаешь справишься?
        Она не могла удержаться от улыбки.
        - А я справлялась?
        - Превосходно. Но после того как ты меня стала заставлять делать кое-какую работу на кухне. Но ты крепкий орешек и умеешь настоять на своем. Это было нелегко. - На его лице промелькнула нежность. - Еще чаю?
        - Я налью. - Она потянулась к столу. - А тебе?
        - Одна чашка - больше я себе не позволяю. Стараюсь соблюдать диету и почти не пью вина. Тебе повезло с мужем - попался почти идеальный экземпляр.
        - Ты имеешь в виду, что я не умру от напряжения, таская огромные сумки с продуктами из магазина? - заметила она, когда он потянулся за портсигаром.
        Росс улыбнулся.
        - Теперь скажи мне, что я много курю, и я действительно почувствую, что ты снова дома.
        Улыбка Джулии мгновенно погасла. Она поставила чайник на стол и, поднявшись, подошла к окну.
        - Шена никогда не пускают в дом? - спросила она, с преувеличенным любопытством глядя во двор.
        - Так было до тех пор, пока ты здесь не появилась. У пса прекрасная просторная конура во дворе - почти дворец. Сначала ему разрешили появляться на кухне. Потом он втерся по вечерам и в гостиную. А однажды, когда я предположительно должен был остаться на ночь в Лондоне, но неожиданно вернулся, я застал его, как незадачливый муж, у тебя под кроватью. И когда я стал тебя отчитывать, он бросился на меня.
        Она резко обернулась.
        - Серьезно?
        - Да уж куда серьезнее. Ты сама видишь, что с этим парнем шутки плохи, но пришлось проучить его. Если бы я спустил ему, он мог бы ослушаться и в другой раз. - Росс замолчал на Мгновение. - Кажется, он понял, кто в доме хозяин. Ты ведь не побоишься оставаться с ним?
        - Не думаю. Кажется, пес любит меня.
        - И не только он, - сказал Росс легким тоном. - Давай пойдем и посмотрим на сад, пока солнце не село. Ты мечтала так много сделать до наступления холодов.

        Они медленно шли по дорожке сада. Шли отдельно друг от друга. Росс по своему обыкновению засунул руки в карманы брюк, а Джулия сорвала цветок и вертела его между пальцами. Минуты проходили за минутами - они молчали, не зная о чем говорить. Наконец Джулия завела разговор о розах. Ее отец проводил в саду много времени и привил ей свое увлечение, когда она была еще девчонкой. Росс в ответ признался, что никогда не испытывал интереса к такого рода занятиям. Кустарники, по его мнению, существуют для того, чтобы в жаркий денек валяться под ними с травинкой в зубах и с банкой холодного пива рядом.
        Незаметно наступил вечер. В семь часов они поужинали, достав их холодильника все, что им приготовила миссис Купер, а потом Джулия сварила кофе. Когда она вошла с подносом в гостиную, шторы на окнах уже были задернуты, а Росс склонился над горящим камином, подбрасывая туда очередное полено.
        - Обещали холодную ночь, - сказал он, вертя переключатель приемника в поисках какой-нибудь музыкальной программы. - Немного рановато для наших мест. Обычно теплая погода держится до первой декады ноября. В шкафу в твоей комнате ты найдешь запасное одеяло. Если ночью будет холодно - накинь его.
        - Спасибо. - Джулия налила Россу кофе и машинально добавила в его чашку сахар.
        Замерев, она спросила:
        - Черный и сладкий?
        - Да, - ответил он лаконично и опустился в кресло. - Ты не разучилась готовить хороший кофе, - сказал Росс, делая вид, что не заметил ее испуга. - Нашла на кухне все что надо, трудностей не было?
        - Кухня - это ведь не космический корабль. Особой премудрости не требует, - ответила она и отпила глоток.
        Джулия медленно потягивала кофе, мучительно пытаясь понять, почему именно в его чашку она положила сахар. Сама она никогда не пила кофе с сахаром. Неужели… Нет, лучше не думать об этом, надо успокоиться и попытаться снять напряжение. Было бы замечательно раз и навсегда покончить со всеми проблемами, которые одолевали ее.
        - В какое время миссис Купер приходит сюда по утрам? - спросила она.
        - Обычно в половине девятого. Я проезжаю мимо нее по проселочной дороге и машу ей рукой. Послушай, Джули, мне нетрудно остаться еще на день, если хочешь. На работе ничего срочного.
        - О, не надо! - быстро ответила она. Может быть, чересчур быстро и попыталась смягчить отказ. - Рано или поздно мне придется остаться одной. Ты обедаешь в городе?
        - Если только не бываю по делам в этих краях. Если еду домой обедать, то обычно звоню. - По его тону нельзя было понять, как он отнесся к ее отказу. - Чем ты собираешься заняться днем?
        - Не знаю еще. Чем обычно занимаются в деревне, кроме, конечно, возни в саду? - постаралась пошутить она.
        Он пожал плечами.
        - Ты всегда находила себе занятие. Когда миссис Купер уйдет, у тебя останется Шен, потом есть машина, можешь осмотреть окрестности. Ты говорила, что хочешь взять лошадь с фермы, чтобы покататься. Когда я первый раз услышал это, то очень удивился. Я и не знал, что ты увлекаешься верховой ездой.
        - «Увлекаешься» - сильно сказано. Пару раз я покаталась верхом на ферме в Кенте, у одной из своих подруг. - Она задумалась. - А вообще это мысль. Почему бы не покататься, если найдется для меня какая-нибудь спокойная лошадка? А ты ездишь верхом? - Она первый раз заставила себя посмотреть ему в глаза.
        - Никогда не пробовал. Автомобиль, и только быстрый автомобиль, всегда занимал мои мысли. - На его губах промелькнула улыбка. - Не хочешь ли ты вовлечь меня в эту авантюру, чтобы я как верный страж сопровождал тебя на прогулках, а?
        - Вовсе нет, - вырвалось у нее. - По-моему, ты староват для подобных экспериментов. - Она покраснела, увидев его вопросительно поднятые брови, и продолжила, оправдываясь: - Я имею в виду, что несолидно в твоем возрасте падать и разбивать себе нос. Хотя, конечно, учиться никогда не поздно…
        - А почему ты решила, что я обязательно буду разбивать себе нос? - Он долго разглядывал ее. - Но в одном ты права. В тридцать пять мужчине не обязательно оказываться в такой ситуации. Ты уверена, что тебе нужна лошадь?
        - Нужна. А почему бы и нет? По крайней мере я помню, что ездила верхом.
        - Как только сядешь за руль, ты вспомнишь, и что водила автомобиль. Ты вспомнишь, на какие педали жать и за какие ручки дергать. Попробуй завтра покататься.
        - А если я съеду в канаву на обочине?
        - Ты боишься заночевать в ней? Тогда подожди, пока я вернусь домой, и тогда попробуй.
        В данный момент Джулия не чувствовала вообще никакого желания водить автомобиль, но она не хотела показаться неблагодарной. Если Росс утверждает, что она умеет водить машину, она не будет спорить. Умеет так умеет. Наступит час, и она на практике проверит это заявление. Зачем лишние конфликты?
        - Я подожду тебя, - сказала она. - Я буду чувствовать себя спокойней, когда ты будешь рядом. В конце концов лежать в канаве веселей вдвоем.
        - Справедливо. Постараюсь вернуться пораньше. - Он кивком поблагодарил ее за новую порцию кофе и положил себе две ложечки сахара. - Слушай, почему бы нам не впустить Шена? Он скребется в дверь уже минут десять.
        - Ты не возражаешь? - быстро спросила она.
        - Я уже давно перестал сопротивляться, - заметил он сухо, размешивая сахар. - Я разрешал ему находиться здесь, пока ты была в госпитале, хотя по-прежнему считаю, что собаку лучше держать на улице. Теперь этот нахал думает, что обвел нас обоих вокруг пальца. Иди впусти его, пока он не ободрал всю краску.
        Джулия распахнула дверь. Собака стояла у порога, вопросительно помахивая хвостом. Она ткнулась холодным носом в ладошку Джулии и прошествовала в холл, но в гостиную не прошла, а остановилась, поджидая хозяйку. Джулия кивнула, и пес мигом оказался в гостиной. Он занял место у камина, которое облюбовал давным-давно, положил умную голову на лапы и не сводил благодарных глаз со своих хозяев.
        - Все, собака погибла, - заметил, смирившись с неизбежным, Росс. Пес в ответ на эти слова радостно забил о пол пушистым темным, как соболиный мех, с проседью хвостом.
        - Он знает, что ты говоришь это не серьезно. - Джулия улыбалась, видя, как пес с явным наслаждением радуется теплу. Она наклонилась и почесала пальчиком собаку между ушами. Шен в ответ потерся о ее руку. - Удивительно, как он может быть счастлив от малейшего внимания к нему, правда?
        - И к тому же, очевидно, для тебя лучше находиться в компании с собакой, чем со мной. Твой кофе остынет.
        Джулия резко выпрямилась, улыбка исчезла с ее лица.
        Она вела себя естественно с собакой, но не могла заставить вести себя непринужденно с Россом, и он это заметил, что было нетрудно. Джулия не могла пересилить себя и смотреть на этого человека не только как на любимого, но даже просто как на законного супруга. Господи, что же мне делать? Нет, ей не следовало приезжать сюда, пронеслось у нее в голове. Не надо было возвращаться в этот дом. Должны же быть какие-то другие способы решения проблемы.
        - У нас ничего не получится, Росс, - выдавила она. - Ты же не слепой, видишь, что у нас ничего не получается. Я не могу заставить себя чувствовать то, что не испытываю.
        - Я и не неволю тебя. Успокойся, пожалуйста. Все, что я прошу, это постараться пойти мне навстречу. - Он говорил спокойно, но в его голосе чувствовалось еле сдерживаемое напряжение. - Можешь себе представить, каково мне наблюдать, как ты отгораживаешься от меня железным занавесом, как тяжело тебе находиться со мной вдвоем? Не собираюсь притворяться, говоря, что физическая сторона брака не имеет для меня никакого значения. Я хочу тебя, Джули. Я смотрю на твои ноги, плечи, на твою грудь и просто умираю от желания. Мне очень больно видеть, что ты не испытываешь ко мне ничего подобного. Когда ты глядишь на меня, в твоих глазах только напряжение и тоска. А ведь когда-то ты жаждала моих объятий, ты была ненасытна, как молодая тигрица. Мы проводили ночи без сна, наслаждаясь друг другом, а днем спали как убитые, а проснувшись, снова и снова занимались любовью. Неужели ты не помнишь?
        Она посмотрела на свои руки, крепко зажатые между коленями.
        - Нет, я ничего не помню, Росс, прости.
        Росс поднялся, собрал чашки и вынес поднос на кухню. Джулия услышала, как зашумела вода, - он мыл чашки. Через несколько минут он вернулся, вытирая руки полотенцем.
        - Почему бы тебе не лечь пораньше? Ты еще не пришла в себя после больницы.
        - Да, действительно, мне надо прилечь. - Она встала и поправила волосы. - Прости, что приношу тебе столько хлопот.
        - Спокойной ночи, дорогая. Мне нужно еще просмотреть некоторые бумаги и написать письмо. Увидимся утром.
        - Хорошо. - Она неторопливо направилась к ведущей наверх лестнице, но, дойдя до нее, обернулась, чтобы взглянуть еще раз на мужчину и пса, сидящих перед пылающим камином. - Доброй ночи, мальчики!
        - Доброй ночи, - ответил Росс, не поднимая головы.

        Глава 3

        Прошло две недели, прежде чем Джулия почувствовала себя достаточно уверенной, чтобы водить машину без Росса, который страховал ее и в любой момент мог прийти на помощь. За эти две недели она успела привыкнуть к нему и к этому дому и даже изучила окрестности.
        Когда Джулия гуляла по цветущему поздними цветами лугу, спускаясь вниз по проселочной дороге, ее охватывало странное чувство, что она бывала в этих местах, что все это уже видела раньше. Правда, сейчас уже осень, а тогда было лето, и на ней не было жакета, который согревал ее этими прохладными осенними днями.
        В деревне Джулия была только раз. Она заметила любопытство на лицах прохожих на улице, их возбужденный шепот за спиной, когда делала покупки в магазине. Несомненно, они слышали ее историю от миссис Купер. И все же она не могла слишком строго судить эту маленькую некрасивую женщину - ну кто бы мог удержаться и не поделиться с соседями подобными новостями?
        Джулия старалась убедить себя, что ей наплевать на сплетни. Со временем все эти люди найдут новый предмет для обсуждения. Сейчас она делала заказы по телефону, продукты и необходимые в хозяйстве вещи ей приносили на дом. В деревне она больше не появлялась.
        Постепенно дни приобрели определенный распорядок. По утрам она прогуливалась по окрестностям с Шеном, который, несмотря на свой грозный вид, бегал около нее кругами и распугивал лаем всех окрестных кошек. Возвращалась к обеду домой, проводила послеобеденное время, копаясь в саду, если, конечно, позволяла погода. Джулия много читала, заново открывая для себя классиков, с которыми познакомилась еще в школьные времена, а также читала других, неизвестных ей до сих пор авторов, книги которых она нашла на полках библиотеки. Перебирая книги, она пришла к выводу, что интересы ее мужа весьма разносторонни и многогранны.
        Это была спокойная, размеренная жизнь и… очень одинокая. Неизбежно пришло время, когда она поняла, что порой с нетерпением ждет возвращения Росса домой, прислушиваясь к звуку знакомого автомобиля, шуму захлопываемой дверцы, решительным шагам по каменным плиткам садовой дорожки. Иногда ей так хотелось его видеть, что она почти забывала об их странных взаимоотношениях. Она привыкла к нему - к его голосу, походке, привычке насвистывать в ванной, когда он брился. И все-таки он оставался для нее чужим.
        В пятницу она пересаживала розы в саду после обеда, как вдруг услышала шум приближающегося по проселочной дороге автомобиля. Взглянув на часы, она поняла, что это не Росс, который обычно возвращался не раньше шести. Да, судя по звуку автомобильного двигателя, это не машина Росса, решила она.
        Джулия уже привыкла к одиночеству, и появление чужого автомобиля невольно встревожило ее. Сердце взволнованно забилось. Она бросила лопатку и стояла, всматриваясь вдаль, безуспешно надеясь, что, может быть, кто-то заехал сюда по ошибке. Она еще не была готова к приему гостей.
        Джулия думала, что Росс предупредил всех общих знакомых о ее несчастье, и надеялась, что они тактично воздержатся от визитов.
        Возможно, это был кто-то, кого муж забыл предупредить, в любом случае теперь ей самой придется все объяснить гостю. Вот несчастье, подумала она с отчаянием и, вытерев руки, быстро пошла к дому.
        Хотя Джулия и ждала звука медного колокольчика, она все-таки вздрогнула от неожиданности. Словно каменная, сидела она в кресле, положив руку на голову Шена, который тихо рычал. Может быть, если она будет вести себя тихо, незваный гость решит, что никого нет дома, и уедет?
        Спустя какое-то время раздался требовательный второй звонок. Джулия решила тихонько выглянуть в окно - все-таки надо знать, кто приехал. Она кинула быстрый взгляд в сторону гостиной и поняла, что ее затея сидеть тихо, как мышка, провалилась - там вовсю горел камин, значит, от калитки можно было заметить дым из трубы. Она с досадой нахмурила брови. Раздался скрип железных ворот, и послышались быстрые шаги. Все было бесполезно, ей теперь не спрятаться. Джулия вздохнула, одернула платье и вышла на порог. Мужчина, появившийся на тропинке из-за высоких кустов, был молод, небрежно одет. Светлые волосы взлохмачены, как от сильного ветра. Увидев Джулию, он удивленно остановился. Удивление сменилось неуверенностью, а когда Шен, громко лая, бросился к нему, натянув поводок, незнакомец и вовсе растерялся и сделал шаг назад.
        - Ну-ну, дружище, все в порядке! Я друг, а не враг. - Осторожно поглядывая в сторону лающей собаки, он улыбнулся Джулии. - Ну, здравствуйте. Я - Дэвид.
        Джулия молча не сводила с него глаз, пытаясь удержать разъяренную собаку. Не нужно было спрашивать, кто этот человек, - сходство было поразительным. Парень лет на восемь-девять моложе Росса, но похож на него вплоть до ямочки на подбородке. Почему Росс не рассказывал о нем? Он никогда даже не упоминал, что у него есть родственники.
        Молчание затянулось.
        Улыбка исчезла с загорелого лица. Незнакомец явно почувствовал себя не в своей тарелке.
        - Извините, - начал он. - Кажется, меня не ждали? Я написал две недели назад, что возвращаюсь в Англию. Вы не получили мое письмо?
        - Нет, - произнесла она наконец. - Росс не… Он сказал бы…
        - Оно было адресовано вам обоим. Вот и доверяй почте! Мне жаль, что я свалился вам как снег на голову.
        Джулия взяла себя в руки.
        - Проходите, Дэвид. Для Росса это будет приятный сюрприз! Извините, что не открыла вам ворота. Я копалась в саду и не слышала звонка.
        Он улыбнулся.
        - Я надеялся, что какое-нибудь окно обязательно оставлено открытым, и я попаду в дом, даже если не застану хозяев. Не хотелось ехать в город к Россу за ключом. - Он прошел за ней на кухню, захлопнув дверь перед носом Шена. - Назад, собака, - и с одобрением огляделся. - Строители еще работали, когда я уезжал в Алжир. А у вас очень уютно. Вам не кажется здешняя жизнь слишком тихой и спокойной после шумного Лондона?
        - Иногда, - подтвердила она, испытывая неловкость от своего признания, и быстро добавила, как бы оправдываясь: - Но у меня есть машина. Хотите кофе?
        - С удовольствием. - Он непринужденно прислонился к буфету, неумышленно повторяя позу брата. - Росс говорил, что вы готовите кофе как ни одна другая женщина на свете.
        Она резко обернулась.
        - Когда вы видели его?
        - Видел его? Ну, наверное, около года назад, перед тем как уехал за границу. - Он посмотрел на нее со странным выражением. - Не удивляйтесь, пожалуйста. Просто я запомнил эту фразу из одного его письма. Там было пожелание приятно провести праздники, написанное вашей рукой. Не помните?
        Она почувствовала укол в сердце. Сейчас самое время сказать Дэвиду правду, но она никак не могла подобрать нужные слова.
        - Я забыла это, - сказала она на удивление себе обычным голосом. - Вы прибыли самолетом или на судне?
        - Самолетом. Приземлился этим утром в Хитроу, нашел машину, и вот я у вас. Знаете, я собирался послать телеграмму о приезде, но закрутился и так и не послал. - Он вздохнул. - Возможно, я причиню вам неудобства?
        - Что вы, нет, - поспешно ответила она. - Просто это так неожиданно. Как долго вы собираетесь у нас погостить?
        - Если вы не возражаете, то месяц. Я думал отдохнуть с вами недельки две, а потом махнуть в город. Я не получил ответа на свое письмо, да и времени не оставалось еще раз написать вам, и я решил, если мой приезд нежелателен, Росс нашел бы способ сообщить мне об этом. Если это так, прошу вас, честно скажите мне. Я ведь могу остановиться в городской квартире - если Росс ее не сдает, не так ли?
        - Я уверена, что Росс захочет, чтобы вы остановились здесь, у нас, - быстро сказала Джулия, почему-то разволновавшись. - Здесь три спальни.
        - Мне сгодится и одна. Вам может понадобиться запасная спальня - вдруг вы захотите наказать Росса, если с ним разругаетесь. Не дай Бог, конечно…
        Ложка, которой она насыпала кофе, со стуком упала на пол. Джулия наклонилась, чтобы поднять ее, радуясь, что появилась возможность спрятать свое вспыхнувшее от смущения лицо.
        Три спальни, три человека. Ну, естественно, Дэвид думает, что они с Россом спят вместе в большой спальне. Объяснений, конечно, не избежать. Нет уж! Не сейчас. Пусть Росс сам все объяснит незваному гостю, когда приедет домой. Это его брат, и он сам знает, что и как тому сказать.
        - Вы не возражаете, если мы выпьем кофе здесь? - спросила она, вынимая из буфета чашки и блюдца. - В это время я обычно начинаю готовить ужин. Надеюсь, вы любите рыбу?
        - Конечно. Не беспокойтесь обо мне. Я тихонько посижу здесь и буду смотреть, как вы священнодействуете. - Совершенно по-мужски он рассудил, что, где двое, там и третий без труда прокормится. - Я мечтал о настоящей английской пище. У нас в Изре была столовая, но кошка, которую я один раз накормил котлетами из этого заведения, сдохла, а чипсы снятся мне каждую ночь в кошмарных снах.
        Джулии очень хотелось спросить, где находится эта Изра, но тогда она себя сразу же выдала бы. Предполагалось, что она должна знать, где и кем работал брат ее мужа. Она понимала, что ведет себя глупо, но ничего не могла с собой поделать. Лучше уж промолчать и прикинуться рассеянной, чем объяснять этому Дэвиду что и почему. А может быть, постараться расшевелить его, попросить рассказать о себе, как он жил в последнее время? А что? Неплохая мысль!
        Джулия мило улыбнулась, задала пару вопросов, и скоро завязалась непринужденная беседа.
        Все получилось не так уж плохо. Дэвид оказался болтуном. Поощряемый ее вопросами, он рассказал о своей жизни за последний год. Джулия узнала, что он инженер одной из крупных нефтяных компаний и сейчас вернулся из командировки на Восток. Пребывание в лагерях в знойной пустыне тянулось бесконечно, и было безумно скучным, хотя временами приходилось держать ухо востро, когда сталкивалась политика и корыстные интересы местных воротил. Однажды они были отрезаны от цивилизации на три недели, пока два местных шейха выясняли отношения между собой. Когда победила дружба, вся геологическая партия погибала от истощения и нехватки воды. Если бы шейхи затянули выяснение еще на пару дней - им бы пришел конец.
        - Наш лагерь находился в двадцати милях от ближайшего городка, - рассказывал Дэвид. - Городок - это, конечно, сильно сказано. - Он усмехнулся. - Искусственный канал - единственное украшение этого местечка, напоминал мне Марлоу - только не запахом, конечно. Если мы хотели приобщиться к цивилизации, нужно было залить в бак бензина до самого верха и ехать шесть часов на машине. Хороши же мы были после шести часов пути по бездорожью! Знаете, как человек, измученный отсутствием городских удобств, я удивляюсь, что вам нравится жить в такой глуши. Я думал, что как истинная горожанка вы не вынесете более двух месяцев здешней жизни. Хотя для молодоженов - это райский уголок.
        Джулия сосредоточенно мешала в кастрюльке соус, который медленно густел и пускал пузыри. Добавив в восхитительно пахнущую приправу натертого сыра, она сказала:
        - Когда будете в Лондоне, наверное, навестите всех своих старых подружек? У вас есть девушка, Дэвид?
        Дэвид ответил не сразу.
        - Разве Росс вам ничего не сказал? - спросил он изменившимся голосом.
        Рука Джулии застыла в воздухе.
        - Не сказал мне что?
        - Обо мне и Лу. Я был помолвлен с девушкой, которая решила выйти замуж за другого. Работа подвернулась очень кстати. Через десять дней я уехал.
        - Извините, - сказала она. - Простите меня, Дэвид! Я ведь не знала…
        - Все в порядке. Это уже далекое прошлое. - Жизнерадостный тон прозвучал несколько натянуто. - Я только думал, что Росс рассказывал вам об этом, хотя, конечно, если подумать, что особенного в моей истории? Что было, то прошло. Ладно, не будем об этом, хорошо? - Он удовлетворенно втянул в себя воздух. - Божественный запах! Вы не проходили кулинарную стажировку у Карлика Носа, дорогая? Если Росс сию минуту не явится - я погибну у этой кастрюльки…
        - Минут через пятнадцать он будет дома. - Джулия открыла духовку и вынула дымящееся блюдо. Она слегка нахмурилась. Что-то в словах Дэвида беспокоило ее. Почему он так усиленно просит ее забыть прошлое? Что в прошлом должно быть забыто?
        Она размешала в сырном соусе кусочки рыбы и грибы, добавила щепотку перца и поставила все снова в духовку. К тому времени, как она накроет на стол, Росс уже приедет и блюдо будет готово. Если муж и радовался чему-то, так это тому, что буквально через десять минут после его прихода домой ужин уже стоял на столе. Может быть, он просто притворялся и делал вид, что восхищен, но это разряжало атмосферу. Джулия улыбалась, и оба они бывали счастливы.
        Она оставила Дэвида, жующего корочку хлеба, на кухне, а сама прошла в столовую. Двумя минутами позже он появился в дверях со стаканом виски в руке. Постояв немного, прислонившись к дверному косяку, глядя как она накрывает на стол, он спросил:
        - Послушайте, не возражаете, если мы включим приемник или телевизор? В Изре радио у нас не умолкало ни на минуту, музыка лилась даже из водопроводных труб. К этому вроде как привыкаешь. Мне чего-то не хватает.
        - Включайте, - разрешила она. - Магнитофон в гостиной.
        Он скрылся снова. Спустя минуту в комнату ворвались звуки современной ритмичной разрывающей барабанные перепонки музыки. Джулия поморщилась, вспомнив концерт Листа, который она недавно слушала, и подумала, что сколько людей, столько, наверное, и вкусов.
        - Вы не могли бы сделать немного потише? - крикнула она Дэвиду.
        Шум сразу стал тише. Дэвид показался в дверях.
        - Извините. Я, наверное, веду себя как мальчишка? - спросил он.
        Джулия улыбнулась.
        - Все нормально. Вам действительно это нравится? - И увидела удивление на его лице.
        - Вы имеете в виду поп-музыку? - Он подумал. - Не могу сказать, что я об этом задумывался. Подобная музыка да еще местные информационные программы - все, что мы слышим в Алжире. - Фальшиво просвистев несколько нот, он замолчал и улыбнулся ей. - Как вы, наверное, уже догадались, я не силен в музыкальной грамоте. Я просто не могу выносить тишину. Друзья не одобряют моего пения в ванной. Кто-то однажды сказал, что мое музицирование похоже на рев быка во время брачного сезона.
        Джулия расхохоталась. Резко хлопнула входная дверь, и она замолчала, мгновенно превратившись в обычную замкнутую недотрогу.
        - А вот и Росс, - проговорила она. Дэвид уже повернулся к двери, и широкой улыбкой приветствовал Росса, входившего в холл.
        - Привет! Не ждал? Неожиданно получился сюрприз. Слушай, Джулия говорит, что ты не получил моего письма?
        - Нет. - Голос брата был вежлив, но Дэвид не услышал в нем особой радости. - Рад видеть тебя, Дэйв. Откуда ты взялся?
        - Я прилетел утром. А сюда прибыл час назад. - Не замечая холодного приема, Дэвид сердечно улыбался брату. - Ты был прав насчет кофе. Лучшего я и не пробовал. Судя по запахам с кухни, твоя жена к тому же отменно готовит. Ты заполучил настоящее сокровище!
        Лукавые серые глаза Дэвида встретились со взглядом Джулии, и та первая опустила ресницы. Она поняла - Дэвид удивлен, что его брат, вернувшись домой, даже не поцеловал молодую жену, которую обожал. Да, такое поведение наводило на размышления.
        - Обед почти готов. Почему бы вам двоим не выпить чего-нибудь, пока я накрываю на стол?
        - Хорошая идея. - Глаза Росса светились теплотой, и, когда она проходила мимо, он притянул ее к себе за талию и поцеловал в висок. - Как прошел день?
        - Как обычно. - Она поборола желание оттолкнуть его. Сделав над собой усилие, Джулия улыбнулась: - Вам с Дэвидом, наверное, надо о многом поговорить?
        - Да, конечно. - По его лицу невозможно было прочесть, что он чувствует в этот момент. Он отпустил ее и взглянул на брата, который, немного смущенно улыбаясь, наблюдал за ними. - Ты все еще предпочитаешь виски, Дэйв? Или томатный сок?
        - Виски. Только виски. - Молодой человек подмигнул Джулии. - Вы уверены, что вам не нужен помощник на кухне?
        - Абсолютно уверена, спасибо. Обед будет на столе через десять минут.
        Вернувшись на кухню, Джулия прислонилась к стене и вздохнула. Она еще чувствовала прикосновение губ Росса на виске, тепло его сильных рук. Он в первый раз прикоснулся к ней с тех пор, как привез из госпиталя, в первый раз проявил желание дотронуться до нее. Она давно жаждала этих прикосновений, таких мимолетных, но так много говоривших обоим. Интересно, насколько глубоки в действительности его чувства к ней, если он так легко мог контролировать проявление своих эмоций? И почему сегодня он сделал исключение? Скорее всего это обычный ход. Просто он не захотел, чтобы брат обо всем догадался. Но рано или поздно Дэвид все равно узнает правду…
        Джулия чувствовала, что совсем запуталась.
        Радио было выключено, когда она зашла в комнату пригласить мужчин к столу. Один взгляд на Дэвида, и она поняла, что он по-прежнему ни о чем не догадывается. Росс был спокоен и невозмутим, в его взгляде ничего нельзя было прочесть. Наверное, он решил выбрать более подходящий момент, чтобы рассказать Дэвиду о случившемся. До тех пор ей ничего не оставалось делать, как продолжать играть свою роль любящей жены.
        Это было сложно, но не настолько, как показалось вначале. Джулия понимала, что, скорее всего именно этим вечером все раскроется. Она старалась быть приветливой и не делать ошибок, но все-таки пару раз заметила на себе недоуменный взгляд Дэвида. Было ясно, что он чувствует - между ними что-то не так, но не может понять что. Может быть, ей самой надо было с самого начала рассказать ему всю правду? Все оказалось бы проще и правильней. В конце концов, в том, что с ней случилось, не было ничего постыдного. Такая беда с каждым может случиться.
        Мужчины приступили ко второй чашке кофе, а Джулия отправилась стелить постель Дэвиду в свободной комнате. Когда она вернулась в гостиную, Росс был один.
        - Дэвид пошел к машине за чемоданом, - сказал он. - Я понял, что он собирается погостить у нас недели две, не меньше.
        - Да, я знаю. - Джулия нерешительно замолкла. - Ты… Ты ему еще не сказал?
        Брови Росса вопросительно приподнялись.
        - По твоему поведению я понял, что ты не желаешь, чтобы я ему что-то рассказывал. Или это не так? Кстати, если ты хочешь играть в открытую, почему сама ему ничего не скажешь?
        - Потому что, - ответила она, - я вижу его первый раз в жизни. Пока он не появился в дверях, как чертик из табакерки, и не сказал, кто он, у меня и мысли не было, что у тебя есть брат. Ты никогда не говорил о нем. Или я опять что-то забыла?
        - Это казалось неважным. Он был за тысячу миль отсюда и, насколько я знаю, не собирался здесь показываться. Для тебя и так сейчас достаточно проблем. - Его лицо приняло суровое и отчужденное выражение. - Слушай, с Дэвидом все по-другому, да? Ты с ним чувствуешь себя свободнее?
        - Свободнее? - Ее голос неожиданно дрогнул. - Последние часы были как игра в шарады, я все время боялась допустить ошибку.
        - Мы говорим о разных вещах. Мне кажется, что как мужчина он не представляет для тебя никакой особой проблемы, в то время как со мной ты ходишь по натянутой проволоке, опасаясь сделать или сказать такое, что могло быть расценено мною как проявление поощрения к дальнейшему сближению. Сегодня первый раз после катастрофы я услышал, как ты смеешься, впервые ты разговаривала и вела себя как та, прежняя девушка, на которой я женился. Я рад, что кто-то смог заставить тебя стать хоть ненадолго самой собой. Но не думай, что мне приятно, что успехов в этом добился мой брат, в то время как мои попытки кончились неудачей. Неужели я был к тебе недостаточно внимателен?
        Джулия почувствовала, что у нее от волнения стали влажными ладони.
        - Все это не совсем так, Росс, - сказала она тихо. - Ты держался со мной эти две недели довольно отчужденно. Я не была уверена…
        - Ты хотела знать, что я чувствовал? Не обнаружил ли я, что любил тебя совсем не так сильно, как думал? Ты это хотела сказать? - Он стоял, засунув руки в карманы, не отводя от нее прямого взгляда. - С моими чувствами все в порядке. С чем я не могу смириться, так это с тем, как ты смотришь на меня, когда я позволяю себе хоть малейшую ласку. Мне разрешено говорить с женой о книгах, о музыке, обо всем на свете, кроме нас самих. Это непросто для меня, дорогая. Я ведь не терял память…
        У нее задрожал голос.
        - Мне очень жаль. Но, право, я стараюсь… - Она растерялась и не находила слов. - Что мы будем делать с Дэвидом?
        Росс секунду помолчал.
        - Думаю, сказать ему правду. Что еще мы можем сделать?
        - Какую правду? - Дэвид стоял в дверях с дорожной сумкой в руке. На его загорелом лице читалось недоумение. - Простите, я не собирался подслушивать. Это случилось абсолютно случайно. - Он переводил взгляд с одного на другого. - Мой приезд не очень удобен, да?
        - Как раз наоборот. - Росс резко повернулся к маленькому столику, на котором лежали сигареты и зажигалка. Затянувшись, он продолжал тем же ровным голосом: - Джулия попала в аварию несколько недель тому назад. Она долго была без сознания, а когда пришла в себя, не помнила ни меня, ни этот дом, ничего, что случилось с ней за последние месяцы. Медики называют такое состояние частичной амнезией. Как долго это продлится, неизвестно. Она здесь только потому, что ей негде больше жить.
        Джулия встретила ошеломленный взгляд Дэвида и отвернулась. Что ж, Росс объяснил все четко и ясно. Лаконичные, холодные слова. Хотя не все в этих словах было правдой. Она здесь, в этом доме, потому, что ей необходимо узнать хоть что-то о тех исчезнувших из ее памяти месяцах жизни - необходимо. Это как прочитать книгу без первых трех глав и потом попытаться понять, почему все так получилось.
        - Что вы хотите, чтобы я сделал? - спросил Дэвид после долгой паузы. По его напряженному тону было ясно, что он пытается как можно быстрее разобраться в новой для него ситуации. - Так что же, мне лучше уехать или остаться? Вы только…
        - Остаться. - Решительный голос Росса поставил точку в этом вопросе. - Присутствие гостя в доме для нас обоих может оказаться решением проблемы. Чувствуй себя как дома. А мне нужно еще погулять с собакой. - Он негромко свистнул, и пес радостно бросился к нему.
        Джулия подождала, пока за ним закрылась дверь, и произнесла невыразительным тоном:
        - Ваша комната вторая справа. Приготовить еще кофе?
        Дэвид промолчал.
        - Зачем вы притворялись? - спросил он через минуту.
        - Не знаю. - Она повела плечом. - Инстинктивно, полагаю. Я хотела казаться нормальной.
        - В потере памяти нет ничего ненормального - так как вы это имеете в виду. Я знал парня, который полностью потерял память, упав со строительных лесов. Не мог вспомнить ни жены, ни детей, ну совсем ничего. А потом неожиданно как-то сразу память к нему вернулась.
        Джулия тихо сказала:
        - Спасибо, Дэвид.
        - Это чистая правда, - запротестовал он. - На самом деле.
        - Я не сомневаюсь. Просто начинаю думать, что со мной это уже не произойдет. - Она устало потерла лоб ладонью. - Самое тяжелое - это признать, что катастрофа была, ты ничего не помнишь, и что с тобой делать близким - тоже непонятно.
        - Могу себе представить. - Он покачал головой и неожиданно встал. - Нет, черт возьми. Не могу! Не могу представить, что вы чувствуете. Для этого надо самому все пережить.
        - Вы очень… Вы меня понимаете.
        - Я посторонний наблюдатель, - сказал он, поднося зажигалку к сигарете. - Мне легче. Я понял, что что-то не так, когда Росс вернулся домой, но решил, что это всего-навсего небольшая семейная размолвка.
        Джулия невесело рассмеялась.
        - Как бы я хотела, чтобы это было так!
        Он пошел и взял сумку, оставленную у дверей.
        - Хотите поговорить об этом? Я не могу предложить никакого решения, но иногда не мешает выговориться.
        - О чем здесь говорить? Однажды утром я проснулась, обнаружив около моей кровати незнакомца, который сказал, что он мой муж. Вот и все.
        - Я бы сказал, что это только начало. Вы захотели узнать остальное, иначе вас не было бы здесь.
        Джулия взглянула на него.
        - Вы, кажется, понимаете меня лучше, чем ваш брат.
        - Я же сказал. Росс здесь не посторонний. Это ведь и его касается. Три месяца он был счастливейшим человеком на свете, а теперь он все потерял. Естественно, он должен ужасно мучаться.
        - Он был счастлив? - быстро спросила она. - Это действительно так? Откуда вы знаете?
        - Из его писем. Он не… - Дэвид замолчал смущенно и поставил сумку у ног. - Я понимаю, что вы имели в виду, когда говорили, что вам теперь надо научиться все принимать на веру. Неужели ничего не припоминаете? Никаких проблесков памяти?
        - Ничего. Если только… - Она заколебалась. - Если не считать, что мои руки помнят, где что находится. Даже в первый день я безошибочно находила нужные вещи. Хотя до сих пор не могу решить, то ли это память, то ли женская логика.
        Улыбка Дэвида была неотразимой.
        - Будучи мужчиной, я допускаю, что некоторым женщинам присуще логическое мышление, но это только мое мнение. Мужчины до сих пор об этом спорят. Что о вас думают друзья?
        - Не знаю, - сказала Джулия. - Я никого не видела. Я не хочу никого принимать. Пока еще не время.
        - Но оставаться здесь в полном одиночестве… Росс не в счет. Это вам не поможет.
        - Мне ничто не поможет. Я смирилась с этим. Но я не перенесу, если начнут меня разглядывать и шептаться за спиной.
        - Будут больше судачить, если вы станете жить, как отшельница. Ну, а что касается того, что на вас начнут глазеть, вам надо привыкнуть к этому. - Он лукаво улыбнулся. - Билл Гриве всегда умел выбирать секретарш.
        - Иногда я думаю, - проговорила она, как бы не слыша его, - что было бы лучше потерять память полностью. То, что я помню все, что произошло до того, как мы встретились с Россом, делает эту историю ужасно нереальной. Как будто тебя вынули из твоей жизни и поместили в середину жизни другого, совсем незнакомого человека.
        Дэвид взял в руки с полки маленькую фарфоровую статуэтку и рассеянно повертел ее в руках.
        - Вы не хотели бы вернуться в Лондон, может, там вам удастся что-нибудь вспомнить? С Россом вас познакомил Билл. Вы никогда не знали…
        - Да. Я думала об этом. Но мне кажется, если я покину этот дом, то сюда уже никогда не вернусь. - Она взяла кофейник. - Я собиралась еще приготовить кофе.
        - Сейчас, - сказал он, - я не отказался бы от чего-нибудь покрепче. А как вы?
        Она покачала головой.
        - Мне кажется, что если я начну, то уже не смогу остановиться. А вы угощайтесь.
        Она вышла на кухню с подносом, налила горячую воду в раковину и поставила туда чашки. Оконное стекло, за которым темнел лес, отражало, как в зеркале, ее лицо. Ей представился Росс, который был сейчас там, в темноте, один с Шеном, и Джулия подумала, наступит ли время, когда она сможет полностью довериться своему мужу? Рискованная ситуация. И как повлияет на их отношения Дэвид, так понимавший ее?

        Глава 4

        Росс вернулся только в начале одиннадцатого. Джулия сварила свежий кофе, приготовила сандвичи. Выпив полчашки, она извинилась, сказала, что очень устала, и поднялась к себе в комнату. Она ожидала, что мужчины проговорят еще по крайней мере с полчаса, и удивилась, услышав минут через десять, как они оба поднимаются по лестнице. Еле слышный разговор, звук закрывающейся двери и некоторое время спустя - стук в ее дверь и негромкий, но твердый голос Росса:
        - Джули, я хочу поговорить с тобой.
        Джулия встретилась глазами со своим отражением в зеркале, отложила щетку для волос, которую сжимала в руках, и повернула ключ. Росс стоял, плечом опираясь о косяк двери. Его взгляд скользнул по прозрачному голубому пеньюару.
        - Ты разрешишь мне войти или будет удобнее, если мы спустимся вниз?
        Она посмотрела на него долгим пристальным взглядом и отступила от двери. Росс вошел и плотно прикрыл за собой дверь. Повернувшись к ней, он спросил:
        - Как ты смотришь на то, что Дэвид здесь останется? Если тебе этого не хочется, скажи прямо, ведь у меня есть квартира.
        - Квартира? - повторила она, стараясь выиграть время.
        - Над офисом. Я сам там жил, до того как мы поженились, потом сдавал ее. В настоящее время она свободна.
        - Ты, наверное, находил это удобным? - осторожно проговорила она. - Я имею в виду, жить рядом с работой? А когда ты купил этот дом? Он великоват для холостяка, ты не находишь?
        - Я собирался жить в городе в течение рабочей недели и приезжать сюда отдохнуть в тишине на выходные. Когда у меня появился пес, мне пришлось задуматься. Небольшая городская квартира и резвый крупный щенок не очень хорошо сочетались. Я убедил миссис Купер приходить пять раз в неделю, и сам переехал сюда окончательно. - И с нетерпением спросил: - Так как же насчет Дэвида? Ты согласна?
        Джулия повернулась к трюмо, взяла в руку щетку, подержала, словно взвешивая.
        - Он твой брат.
        - Так «да» или «нет»? - Настойчивые глаза смотрели на нее из зеркала. - Мы должны быть честными друг с другом, иначе у нас ничего не получится.
        - А люди вообще бывают полностью честными друг с другом? - прошептала она тихо.
        Выражение лица Росса внезапно изменилось.
        - Если и нет, то иногда на это есть веские причины. Отвечай, Джулия. Как ты решишь, так и будет.
        - А ты хочешь, чтобы он остался?
        Он нетерпеливо повел плечом.
        - Я желаю вернуться к более-менее нормальной жизни. Тебе нужно как-то отвлечься, а сама ты этого не сделаешь. Ты ведь избегаешь встреч даже с миссис Купер.
        - Ей от этого только легче.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Она, возможно, думает, что мне место в сумасшедшем доме.
        - Эй. - Его голос смягчился. - Первый раз вижу, чтобы ты горевала о себе.
        Уже пожалев о том, что сказала, Джулия попыталась смягчить сгоряча сказанные слова.
        - Может быть, я преувеличиваю, но иногда мне кажется, что она смотрит так, как будто не знает, что от меня ожидать в следующую минуту.
        - Ну, если бы эта женщина боялась тебя, она бы не стала сюда приходить. Ты, возможно, единственный человек, который делает ее жизнь интересной.
        - Ну, тогда это того стоит.
        - Джулия, прекрати! - Он пересек комнату, нежно повернул ее к себе лицом и положил руки на плечи. - Мы можем постараться найти еще кого-нибудь, если ты хочешь. Я не знал, что эта женщина тебе неприятна.
        Она ощутила волнующую близость Росса, почувствовала пьянящий мужской запах, запах его волос, тепло рук. Один шаг, и он заключит ее в объятия. Она отступила и увидела, как на его лицо набежала тень.
        - Нет, - сказала она быстро. - В этом нет никакой необходимости. Я веду себя по-детски. Дэвид должен остаться, он нам нужен.
        - Конечно. - Он отпустил ее, закурил сигарету и взялся за ручку двери. - Я больше не держу тебя. Спокойной ночи.
        Дверь открылась и снова закрылась.
        Джулия опустилась на стул, на котором сидела до того, как вошел Росс, провела щеткой по пышным светлым волосам. Ее рука дрожала, а в сердце она ощущала глухую боль. Джулия швырнула щетку на столик так, что опрокинула какие-то баночки с кремом, сбросила пеньюар, погасила свет и нырнула в постель.

        Когда Джулия проснулась на следующее утро, было восемь часов. Из кухни доносился восхитительный запах жареного бекона. Спустившись по лестнице и войдя в кухню, она увидела, что Дэвид уже выливает взбитые яйца на сковородку, одним глазом следя за закипающим молоком.
        - Привет, - поздоровался он, заметив ее. - Я собирался принести вам наверх поднос, но поскольку вы уже здесь, может быть, приготовите кофе, пока я закончу с яичницей? Томаты будете?
        - Нет, я не ем по утрам сырых помидоров. - Она с улыбкой наблюдала, как он ловко высыпал на сковороду порезанные ломтиками помидоры. - Вы готовите очень профессионально.
        - Вы находите? - Он усмехнулся. - Практика ведет к совершенству или не так? Я обслуживаю себя сам слишком долго, чтобы мириться с плохой готовкой - своей или чьей-то еще. Заметьте, я, конечно, не дипломированный шеф-повар, но отличу на вкус баранину от телятины. Достойно малой премии. Как вы думаете? - Он ножом ловко помешал помидоры.
        Джулия подобрала с пола крышечку от молочной бутылки и серьезно вручила ему.
        - Примите медаль за кулинарную доблесть!
        - О, спасибо. - Не обращая внимания на непросохшие капли молока на крышке, он прижал ее к своей рубашке. - Хотя золота в медальке маловато. Это серебро? Терпеть не могу быть вторым. Лишь только мне исполнилось девять лет, я поклялся, что, когда закончу школу, буду таким же высоким, как Росс. Результат, как вы видите, налицо. Разница в росте не превышает четверти дюйма. Разве это не пример победы разума над обстоятельствами?
        - Вы думаете, в этом ваша заслуга?
        - А разве нет? За свои двадцать шесть лет я кое-что понял. Например, полюбил приписывать себе достижения во всем, в чем только можно. Это делает биографию много интересней. - Он жизнерадостно улыбнулся ей. - Джулия, вам следует смеяться как можно чаще. Вам это очень идет.
        Джулия мгновенно стала серьезной, вспомнив, что комната Росса находится как раз над кухней.
        - Вы дружили, когда были мальчишками? - спросила она.
        - Очень, учитывая девятилетнюю разницу в возрасте. Я многим ему обязан. Благодаря Россу я закончил колледж и теперь имею интересующую меня работу. Может, иначе я стал бы никчемным лоботрясом. Мама обычно любила повторять эту фразу. - В его голосе не было обиды. - Она любила всегда только Росса. - Переворачивая помидоры на сковородке, он добавил: - Вы позовете его или мне позвать?
        Одновременно с этими словами открылась дверь, и на пороге появился Росс. Он поднял брови, глядя на два повернувшихся к нему удивленных лица.
        - Вы думали, я сплю? - спросил он, выходя в прихожую и наклоняясь, чтобы снять ботинки. - Сегодня чертовски холодное утро. Ноги так замерзли, что ничего не чувствуют. Никто не бросит мне тапочки? Я их оставил под столом.
        Джулия включила кофеварку и нырнула под стол за коричневыми вельветовыми тапочками.
        - Я не знала, что ты выходил, - проговорила она.
        - Я понял, - сказал он без выражения. - У собак свои требования. Но, кажется, я хорошо рассчитал время, не так ли?
        - Сегодня за шеф-повара у нас Дэвид, - сказала Джулия, и он взглянул на брата.
        - Ты стараешься приносить пользу в хозяйстве? Запах отменный, надеюсь, что и на вкус это кушанье окажется таким же замечательным. Я успел нагулять аппетит. - Усевшись, он продолжил: - Не хотите ли сегодня съездить в город? У меня встреча в одиннадцать, но я бы вас встретил часа в два, и мы могли вместе пообедать.
        - Звучит заманчиво, - небрежно сказал Дэвид, ковыряя вилкой в тарелке. - Может, сходим к Луиджи? Он еще не закрылся?
        - Насколько я знаю, нет. Но я там не был около года.
        - Маленький итальянский ресторанчик недалеко от центра города, - объяснил Джулии Дэвид. - Неимоверно популярный, готовят там превосходно. Если желаете, то я вас приглашаю.
        - Почему же она не желает? - спросил Росс, наливая себе молока. - Кто может отказаться от приличного обеда?
        - С удовольствием приму ваше приглашение. - Джулия сделала усилие, чтобы сказать это как можно легкомысленнее, и это ей удалось. - Вы должны показать мне город, Дэвид. Может быть, я что-нибудь вспомню.
        - Слепец ведет слепца. Я сам не очень-то хорошо его помню. Может быть, нам лучше нанять гида? Что скажешь, Росс?
        - Ты справишься, - сказал Росс. - Поплутаете часа два. Это вас развлечет.
        Когда они закончили завтракать, Джулия вымыла и убрала посуду и пошла переодеваться. Она выбрала уже не новый твидовый костюм верескового цвета, который очень любила, натянула теплый свитер и провела щеткой по волосам. Подкрасив губы и оглядев себя в зеркале, она нашла, что выглядит неплохо. У нее поднялось настроение, и она с нетерпением стала думать о предстоящей поездке. Росс был прав в одном - она чувствовала себя раскованней с Дэвидом, ей было легче в его присутствии, он снимал напряжение, возникающее между ней и Россом.

        Они отправились на «консуле», оставив взятую Дэвидом напрокат машину в гараже. Росс подбросил их в центр города и там высадил, договорившись встретиться у Луиджи в час.
        Стоя с Дэвидом посреди людной улицы и глядя вслед удаляющейся машине, Джулия испытала странное чувство облегчения. Место, где они стояли, было ей незнакомо, но теперь это уже не имело никакого значения. Улыбаясь, она повернулась к своему спутнику.
        - Куда мы сначала отправимся?
        - По магазинам? - предложил он с серьезной миной, и она расхохоталась. - Я думал, все женщины любят ходить по магазинам.
        - Не обобщай, - заметила она, переходя на «ты». - Сегодня прекрасный день. Давай погуляем.
        Они бродили по городу, болтали. Джулия вспомнила детство. В двенадцать лет она почувствовала себя слишком большой, чтобы играть в куклы, но еще недостаточно взрослой, чтобы интересоваться мальчишками. Она мучилась оттого, что не понимает, чего хочет и что же с ней происходит. И если бы не отец… Он был ей и за отца, и за мать.
        - А он никогда не думал жениться еще раз?
        - Никогда. У него была я. Нам было хорошо вдвоем. Этого было достаточно.
        - А ты бы приняла мачеху?
        - Говорю тебе, он об этом и не помышлял. Отец был доволен и счастлив той нашей прошлой жизнью.
        Они дошли до доков и по взаимному согласию повернули налево. Некоторое время они шли молча, потом Джулия спросила:
        - Ты всегда хотел быть инженером или это Росс решил за тебя?
        Он с интересом повернулся к ней.
        - Почему ты спрашиваешь?
        - Дэвид, ты утром промолвил что-то насчет благодарности. Мне показалось, ты что-то не договорил, как будто… как бы с затаенной обидой.
        - Да? Может, и так, - признал Дэвид и развел руками. - Наверное, я всегда немного завидовал Россу. Он был старше, ну и все такое. После того как умер отец, я пустился в разгульную жизнь - связался с дурной компанией, не раз попадал в полицию. Росс взял меня на поруки, заставил заняться настоящей работой. - Дэвид пожал плечами. - Ему было двадцать два, а мне тринадцать. Я старался прислушиваться к нему, потому что он был очень разумен, но все это мне совсем не нравилось. И только в последние годы я оценил то, что брат для меня сделал.
        - Тем не менее в глубине души ты злишься, что у него в долгу, - предположила она, но Дэвид неожиданно рассмеялся.
        - Ну-ка, прекрати меня мучить вопросами. Я не настолько сложное существо, чтобы представлять для тебя интерес.
        - Извини. - Она виновато улыбнулась. - Если кто здесь и нуждается в психоаналитике, так это я.
        - Ты ударилась головой, временно потеряла память, но, пойми, временно, только временно. Психически ты совершенно здоровый человек. Росс сказал мне, доктора считают, что у тебя хорошие шансы через какое-то время полностью восстановить память.
        - Они твердят это с того самого времени, как я очнулась в больнице. Думаю, что они сами верят в это не больше меня, да и Росс тоже… - Она смотрела под ноги, играя в детскую игру, стараясь не наступать на трещины между плитами Мостовой. - Что еще Росс рассказал тебе?
        - А что еще он должен был говорить? Росс не из тех людей, которые любят делиться своими Проблемами. - Он помолчал. - Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять - вы с ним не живете как муж и жена. Это, должно быть, чертовски трудно.
        - Для Росса?
        - Для вас обоих. Ты уверена, что я не буду вам мешать налаживать отношения?
        - Совершенно уверена. - Она поглядела на него с улыбкой: - Ты уже… - Она замолчала, услышав, как ветер донес откуда-то издалека бой часов. - Неужели уже час?
        - Точно, - подтвердил он, сверяясь со своими ручными часами. - И отсюда далековато до ресторана Луиджи. Нам лучше взять такси.
        Но, как назло, все такси как сквозь землю провалились. К тому времени, как они добрались до ресторана, на часах была уже половина второго. Росс сидел за столиком. Перед ним стоял стаканчик виски. Увидев их, Росс потушил сигарету, раздавив ее в пепельнице.
        - Прости, - извинился Дэвид, отодвигая стул и приглашая Джулию сесть. - Мы дошли до доков и забыли о времени. Ты уже сделал заказ?
        - Нет еще. - Росс окинул взглядом Джулию. - Ты выглядишь веселее. Очевидно, прогулка пошла тебе на пользу. Хотите что-нибудь выпить перед обедом?
        Она решила отказаться, но в последний момент передумала:
        - Пожалуй, я выпью сухого мартини.
        - А мне виски с содовой. - Дэвид сел за столик и огляделся. - Это место почти не изменилось. Надеюсь, что готовят здесь тоже по-прежнему хорошо. Дайте подумать, последний раз я здесь был…
        - С Лу, - вставил Росс, когда Дэвид сделал паузу. - В тот раз ты привез ее на уик-энд. Что слышно о ней в последнее время?
        - О, она прислала мне открытку из Италии где-то в конце сентября. С тех пор - ничего. - Сами по себе слова были совершенно обычны, но в голосе Дэвида слышалось определенное напряжение. - Она находилась там в деловой поездке.
        - С мужем?
        - Нет, одна. Я понял из ее последнего письма, что их брак оказался не очень удачным. - Две пары одинаковых серых глаз встретились в молчаливом поединке. - Я думал об этом. Любой может сделать ошибку.
        - Конечно. - Росс цинично улыбнулся. - И всегда удобно иметь что-нибудь про запас. На всякий случай.
        - Это не очень справедливо. Она не предлагала встретиться.
        - Нет конечно, ее нужно будет в этом убедить, не так ли? Не будь дураком, Дэвид. Она бросила тебя из-за другого парня.
        - Ты тогда тоже так говорил. - Губы Дэвида сжались. - Беда твоя в том, что ты хочешь измазать дегтем и вывалять в перьях всех брюнеток после… - Он замолчал, изменившись в лице. Неловко взглянув в сторону Джулии, Дэвид добавил: - Мы расстраиваем твою жену. Давай поговорим об этом позже.
        - Мы можем вообще не говорить на эту тему, ты прав. Ты достаточно взрослый, чтобы делать свои собственные ошибки. - Росс поднял свой стаканчик и осушил его одним глотком. Поставив пустой стакан на стол, он огляделся. - Где, черт возьми, официант?
        Заказанные ими блюда оказались первоклассно приготовленными, мужчины принялись с аппетитом есть и, казалось, забыли о стычке.
        Когда они решили вернуться домой и подошли к машине, Дэвид уселся рядом с Россом, а Джулия устроилась сзади. У нее жутко разболелась голова. Она откинулась на спинку кожаного сиденья, закрыла глаза и, избегая разговоров, притворилась, что задремала.
        - Извини за то, что я тебе наговорил, - негромко произнес Дэвид через несколько минут, как машина тронулась. - Это был удар ниже пояса. Прости.
        - Я сам напросился. - Росс переключил скорость на подъеме. - Забудь об этом.
        Они, может, и забудут, но Джулия разволновалась. Россу не нравилась невеста брата, это было ясно. Но почему? Потому что она напоминала ему кого-то? Кого он любил и кто бросил его? Она почувствовала озноб. Действительно ли ей нужно знать это?

        Уик-энд проходил с переменным успехом.
        В воскресенье с утра полил дождь, и они весь день были вынуждены провести в доме, предоставленные сами себе. Сразу после ленча Росс исчез в маленькой комнате рядом с холлом, которую он приспособил под кабинет, заявив, что ему нужно заняться кое-какой бумажной работой. Уютно устроившись в кресле рядом с камином, глядя на потрескивающие поленья, Джулия болтала с Дэвидом.
        - Ты думаешь остаться на Востоке, когда истечет твой контракт? - поинтересовалась она. - Или у тебя другие планы?
        Он улыбнулся и заложил руки за голову.
        - Сейчас я маленькая спица в очень большом колесе. Когда время подойдет, подумаю над этим, но я не строю никаких определенных планов.
        - Довольно недальновидный взгляд на жизнь.
        - Возможно, но это убережет от разочарований. Нет планов, не будет разочарований, если те не исполнятся.
        - Это, - осторожно сказала Джулия, - относится и к Лу?
        Он не пошевельнулся и на какое-то время замер.
        - По правде, я сейчас не думаю о ней. Росс застал меня врасплох своим замечанием. Я даже не знаю, остались ли у меня к ней какие-то чувства.
        - Ты переписываешься с ней?
        - Она мне изредка пишет, а я вежливо отвечаю. Просто дружеская переписка. Мы были близки одно время, а теперь она, очевидно, нуждается в ком-то, кому может излить душу. - Он опять замолчал ненадолго, потом вопросительно поднял глаза: - Или ты смотришь на это так же, как Росс?
        - Я не берусь судить о человеке, с которым никогда не встречалась. - Неизвестно, почему у нее вдруг пересохло горло и нервно запульсировала жилка на виске. - Я ведь ее не встречала?
        - Кого? Лу? - Он задумался. - Возможно, вы виделись, хотя это маловероятно. Почему ты спрашиваешь?
        - Я… не уверена… - Она подняла руку к виску и слабо улыбнулась. - Мне показалось, что это имя мне знакомо - знаешь, когда просыпаешься и не можешь точно вспомнить, что же тебе снилось. - Она покачала головой. - Нет, иначе Росс упомянул бы ее как-нибудь в разговоре, а я ни разу не слышала от него это имя. Он… она ему не очень нравится, по-моему.
        - Это из-за того, что она меня бросила. Я полагаю, письмо не самый лучший способ, чтобы объяснить разрыв. - Он пожал плечами. - Мы мало подходили друг другу. Думаю, я знал об этом с самого начала, только не хотел в этом сознаться. Лу нужен мужчина, который может держать удар. Я не могу.
        - Похоже, у нее сильный характер, - тихо заметила Джулия и поплотнее закуталась в вязаную шаль.
        - Росс тоже так сказал, только выбрал слова покрепче: эта женщина берет все, что может получить, и ничего не дает взамен. - Дэвид замолчал, прислушиваясь. - Слушай, это не шум мотора?
        Это была машина. Теперь Джулия и сама ясно слышала шум двигателя. Она выпрямилась в кресле и взглянула на часы. Половина третьего. Нормальное время для воскресных визитов, если не считать, конечно, погоду. Знакомое чувство паники начало охватывать ее, сдавливая горло.
        - Ну-ну, не надо так волноваться. - В голосе Дэвида было понимание и сочувствие. - Пока нет причин для беспокойства.
        Открылась дверь в холл. Джулия встала и подошла к Россу, который, выйдя из кабинета, стоял перед зеркалом в затейливой медной раме, поправляя галстук.
        - Какая-то машина остановилась у наших ворот, - растерянно сказала она.
        - Знаю, - равнодушно ответил тот и пригладил рукой волосы. - Это Пегги и Майк Эшли - наши самые близкие друзья. Они не останутся надолго.
        - Да, но…
        - Но что? Рано или поздно тебе придется встречаться с людьми. И лучше рано, чем поздно. - Он взглянул на нее, и его голос потеплел. - Ну хорошо, нам, конечно, не избежать неловкости, как бы мы ни стремились, но потом все пройдет. Ты не можешь взять себя в руки? Сделай это для меня, дорогая.
        - Ты вроде не оставляешь мне выбора? - Джулия увидела, как на его лицо снова вернулась прежняя холодная маска.
        - Пойми, я хочу сделать как лучше.
        Хлопнула дверца автомобиля, потом другая, и на каменной дорожке послышались быстрые шаги. Росс подошел к двери и открыл ее. Вошли двое, смеясь и снимая намокший черный мужской плащ, прикрывающий обоих.
        - Забыли зонтик, - выдохнула Пегги, встряхивая мокрыми огненно-рыжими кудряшками, обрамляющими милое, усыпанное веснушками лицо. - Ну и ливень! - Она перевела взгляд с Росса на Джулию и широко улыбнулась. - Привет, Джулия. Как я рада тебя видеть!
        Джулия изобразила натянутую улыбку, тщетно пытаясь найти хоть что-нибудь знакомое в облике этих людей, по всей видимости, ее друзей. Но нет - ни одной знакомой черты.
        - Привет, - проговорила она.
        Росс был, конечно, прав. Первые минуты встречи оказались самыми неловкими. Дэвид не был знаком с этой парой, и, пока шли взаимные представления, Джулия попыталась вспомнить, что Росс говорил об этих ребятах. Майк - плотный, невысокий мужчина - занимался строительным бизнесом. По виду ему чуть за тридцать. Джулия подумала, что ему бы пошло заниматься регби, и действительно, тот через пару минут уже с увлечением описывал вчерашнюю игру. Пегги казалась постарше Джулии. У нее был собственный магазинчик модной одежды в Саутхемптоне. Казалось, она излучает жизнерадостность и бодрость.
        - Надеюсь, мы не собираемся весь вечер проговорить об игре! - воскликнула она, возводя глаза к небу в притворном отчаянии. - Что бы я отдала за мужа, который по субботам лежит на диване с газетой на носу и спит после обеда! Ты не представляешь… - обратилась она к Россу, - с чем я должна мириться. Я даже наняла помощника на неполный рабочий день, чтобы ездить с ним на соревнования.
        Росс усмехнулся.
        - Ты всегда можешь отпустить его одного.
        - Ни за что! Слишком много искушений. Иметь и держать, обещала я, выходя за него замуж.
        - А как насчет того, чтобы уважать и повиноваться? - смиренно спросил муж и получил в ответ ироничное хмыканье.
        - Только не я! Мы эту формулировку немного изменим. Доверяй, но проверяй! Вот мой девиз. Равенство во всем.
        - Причем, заметьте, одни более равные, чем другие. - Майк опять повернулся к Россу и продолжил: - Как я говорил, мяч был почти у меня в руках, всего в пяти ярдах, когда эта большая обезьяна…
        - Безнадежно, - опуская руки, сказала Пегги Джулии. - И Росс не лучше, он его подначивает. Помнишь тот уик-энд в июле, когда мы все… - Она вдруг оборвала себя: - Прости, я всегда умудряюсь сказать что-нибудь невпопад.
        - Не имеет значения, - ободряюще улыбнулась ей Джулия. - Скажи то, что собиралась. - Она постаралась еще раз улыбнуться задрожавшими губами. - Уик-энд мы все…
        - Ну, мы ездили на пикник в Эмири Дауне, и кончилось тем, что эти двое стали играть в крикет с толпой мальчишек, а мы любовались, как они сбивают друг друга с ног от неловкости… Заметь, Росс может играть в эту игру одной рукой лучше, чем Майк двумя. - Тут она повернулась и взглянула на Дэвида, сидящего рядом с Джулией на диване: - А вы тоже играете?
        - Не так хорошо, как Росс, конечно, но я тоже знавал моменты славы, - ответил тот. - Я слышал, что деревня заняла первое место в местной лиге в этом году?
        - И все благодаря капитану. Этот парень молодец. Он мог бы сделать карьеру и заработать кучу денег, если бы занялся этим серьезно в молодости.
        - Что он не сделал и, если бы начать все заново, опять не сделал бы, - вмешался в разговор тот самый капитан. - Это только хобби. - Он ухмыльнулся, заметив, что Пегги собирается что-то сказать: - Посмей только!
        Она сделала невинные глаза.
        - Я только собиралась сказать, что скромность тебя украшает. Почему ты такой подозрительный?
        Слушая их, Джулия ощутила какое-то стеснение в груди. Перед ней был другой Росс, совсем не похожий на того, которого успела узнать за несколько недель. Почему он не смотрит на нее так любовно-снисходительно, как сейчас на Пегги? Когда он последний раз выглядел таким раскрепощенным? Она почувствовала угрызения совести. Видно, ее поведение мучает его и заставляет замыкаться в себе.
        Джулия до крови закусила губу, украдкой бросив взгляд на мужа. Увидев, что в этот момент он тоже посмотрел на нее, она покраснела как рак. Мог ли он догадаться, какие мысли пронеслись в ее голове? Может, он хочет заставить ее ревновать, демонстративно проявляя внимание к своей симпатичной собеседнице?
        Она встала.
        - Пойду приготовлю чай. Должно быть, уже почти пять.
        Пегги прошла за ней на кухню и как-то неуверенно остановилась в дверях.
        - Могу я чем-нибудь помочь?
        - Если хотите. - Джулия натянуто улыбнулась. - Я полагаю, вы знаете, что где лежит.
        - В основном. - После небольшой заминки Пегги продолжила: - Я не самая тактичная женщина в мире, поэтому скажу, что чувствую. Я и муж очень переживаем за тебя, Джулия, и, если мы чем-нибудь можем помочь, ты только скажи. Ты можешь и не помнить, но мы действительно были друзьями, хорошими друзьями, все четверо. Не попробовать ли нам снова подружиться?
        Джулия стояла с чайником в руках, забыв, что с ним надо делать.
        - Вы первая, кто не делает вид, что я вдруг возьму и все сразу вспомню. Остальные пытаются вести себя так, словно я больная и при мне надо говорить шепотом. От чего меня оберегать? От самой себя?
        - Я не вижу смысла ждать плохого, которое может случиться, а может и не случиться. Жизнь слишком коротка. - На лице Пегги расцвела улыбка. - Я королева банальностей, как сказал бы твой муж.
        - Вы с Россом, похоже, хорошо понимаете друг друга, - вырвалось у Джулии против воли.
        Пегги не отвела взгляда.
        - Да. Но не пойми неправильно. Росс любит подтрунивать надо мной, мы часто пикируемся, и это все. Даже если у меня не было бы мужчины, по которому я схожу сума, шанс завоевать Росса, пока есть ты, равняется нулю.
        - Вы давно знаете Росса?
        - Да в общем-то нет. Возможно, немного больше года, с тех пор как Майк завел свое дело. Мы приехали в эти края два года назад. Неплохое местечко, а?
        Джулия улыбнулась:
        - Я еще не так много видела. Вчера мы ездили в Саутхемптон, и я получила большое удовольствие от этой поездки.
        - Нам нужно будет встречаться за ленчем, как бывало. Обычно пятница была нашим днем встречи. Все самое наилучшее, ну и, конечно, толстая чековая книжка. День расплаты, как называет его Майк. Ты согласна?
        - Почему бы и нет? - Джулия почувствовала, как будто с сердца у нее сняли огромную Тяжесть. Как она могла быть такой глупой и бояться встретиться с этими людьми? Не удивительно, что Росс, в конце концов, потерял терпение и взял инициативу в свои руки. - Теперь я буду ждать следующую пятницу.
        - Вот и чудесно! - Пегги решительно подошла к буфету и стала доставать оттуда посуду. - Я поставлю все на поднос, хорошо?
        Эшли уехали в половине восьмого, одолжив у них зонт, чтобы добежать под ливнем до машины. Джулия провожала их взглядом, стоя в дверях. Росс подошел к ней и положил руку на плечо. Впервые за долгое время Джулия почувствовала себя в безопасности. Впервые за прошедшее время она наконец поверила в глубину его чувств. Она была к нему несправедлива. Не давала ему шанса. Он любит ее, и ведь она когда-то любила его. Как же вернуть это чувство, да и вернется ли оно, даже если она очень постарается?

        Глава 5

        Джулия с удовольствием проводила время с Дэвидом. Ей уже надоело быть одной целыми днями. Он оказался превосходным гостем - аккуратным и тактичным, с ним было легко, и она совсем не чувствовала напряжения или неловкости. Они вместе подолгу гуляли, ездили на машине в Ливингтон, взяв с собой Шена, который устраивался на заднем сиденье, клал им грязные лапы на плечи и пытался лизать шею или лицо. Много смеялись и говорили ни о чем. Джулия хотела бы многое узнать о Россе, но не могла заставить себя расспрашивать Дэвида. Ей было неловко. Если уж захотелось узнать человека, за которого вышла замуж, то придется расспросить его самого.
        Однако легче сказать, чем сделать. Кажется, у Росса не было возражений против того, что она проводит много времени с его братом, или он это отлично скрывал.
        В те редкие часы, когда они оставались наедине, Росс вел себя почти как чужой, стараясь, чтобы в их отношения не примешивалось ничего интимного. Джулия не знала, как вести себя в такой ситуации, как создать легкую непринужденную атмосферу, которая могла бы послужить прелюдией к сближению. Желание чего-то большего, чем их нынешние отношения, росло и укреплялось в ней с каждым днем.
        Она не находила себе места днем, а ночью металась и долго не могла уснуть на широкой одинокой постели. Она поняла, что ее тело просит то, что не помнит мозг. Она не хотела признаться себе, что физический голод можно испытывать и без любви. Ведь всю свою сознательную жизнь она верила в романтику влюбленности, страсти, брака, считала, что все должно происходить именно в такой последовательности, и никак иначе.
        Неизбежно с течением времени она начала видеть в Дэвиде все те качества, которые, казалось, отсутствовали у его брата. Дэвид обладал мягким характером, он был хорошим компаньоном, всегда считался с ее чувствами и настроением, и если и набрался цинизма за свои двадцать шесть лет, то знал, как держать себя в рамках, если нужно. Они существовали так бы на одной волне - прекрасно понимая друг друга. Им нравилось делать одни и те же вещи.
        Превосходный человек, думала о нем Джулия, закрывая глаза на слабое чувство раздражения, которое она мимолетно испытывала, когда Дэвид легко соглашался со всеми ее возражениями. Странно, но в таких случаях она всегда вспоминала высказывание своего отца: «Женщина всегда знает, что хочет от мужчины, пока не получит это».
        Сейчас, задумываясь над этим, она видела, что отец во многом был похож на Росса. Он тоже был человеком, скрывающим свои мысли и чувства до тех пор, пока его не прижмешь к стенке.

        Пегги позвонила в четверг вечером и спросила, не хочет ли Джулия встретиться с ней в пятницу за ленчем. Джулия почти не колебалась. Ей необходима была смена обстановки, а Пегги казалась единственным человеком, с которым она чувствовала себя самой собой. Ведь она вела странную и неестественную жизнь, и насколько эта жизнь была странной и неестественной, Джулия осознала только в пятницу, встретившись с Пегги в фойе небольшого, но фешенебельного отеля.
        - О, ты не взяла с собой Дэвида! - с язвительным удовлетворением отметила Пегги, как только они поздоровались. - Я боялась, что ты посчитаешь, что обязана прихватить и его, поскольку он гость и все такое.
        - Я приглашала, но он отказался, сказав, что будет нам мешать, - чистосердечно призналась Джулия. - Он очень тонко чувствует такие моменты.
        - На самом деле? - Пегги приподняла красиво очерченную бровь. - Как необычно для мужчины. Если бы у Майка оказался шанс пообедать с двумя интересными женщинами, ему бы и в голову не пришло, что они хотят побыть одни. О, он в отношении дам очень толстокожий, этот мой любимый голубок. Хочешь что-нибудь выпить перед ленчем?
        - Не буду возражать против сухого шерри.
        - Сумеешь ли ты удержаться на ногах после такой ударной дозы? - беззлобно пошутила Пегги. - Нет, лично мне после утра, которое я провела на моей чертовой кухне, нужно что-нибудь покрепче. Знаешь, когда я была девчонкой - а это было так давно, помогите мне небеса, - я считала себя счастливой, если имела на тряпки двадцать фунтов в год. Теперь я трачу эту сумму за одно утро и не думаю об этом. А все ворчу! Иногда у меня такое чувство, что мне следовало родиться позже лет на пятнадцать!
        - Пятнадцать? - переспросила Джулия с искренним удивлением.
        - О, мне следовало промолчать. Я забыла, что ты не знаешь о моем возрасте… Росс, будучи джентльменом, не сказал, сколько мне лет? Как ты думаешь сколько?
        - Возможно, двадцать семь.
        - Мне тридцать два, и иногда я чувствую себя старухой. Но, слава Богу, не сегодня. - Она нетерпеливо махнула рукой, подзывая официанта, сделала заказ и откинулась на спинку стула, разглядывая Джулию. - Должна отметить, ты выглядишь лучше, чем в прошлый раз. Рискуя быть нетактичной, спрошу - кого за это благодарить: Росса или его братца?
        - Дэвид замечательный человек, - уклонилась от прямого ответа Джулия. - Он столько делает для меня.
        - Я думаю! Ты принадлежишь к тому типу женщин, ради которых мужчины в лепешку разбиваются, только предоставь им случай. Лично на меня он произвел впечатление человека с довольно слабым характером - по сравнению с Россом, конечно.
        - Он работает на Востоке по трехгодичному контракту. Я не сказала бы, что это проявление нерешительности и бесхарактерности.
        - Да, но отчего он забился в такую глушь? Не знаешь? Разорванная помолвка. Ему следовало вступить в Иностранный Легион. По крайней мере, в этом есть что-то драматичное! - съязвила Пегги. - Не обращай на меня внимания. Я и наполовину не так цинична, как хочу казаться. Назови это защитной реакцией, если хочешь. Нормальная женщина в наше время не привлечет внимания даже курицы.
        Джулия рассмеялась:
        - Так важно быть на гребне модных веяний?
        - Важно? Это секрет успеха! С ума сойти, сколько всего наслушаешься в примерочной.
        - У тебя есть примерочная в магазине?
        - Да. Это одно из составляющих успеха. Молодежь ценит хороший стиль, что бы о ней ни говорили. Они любят быть одеты как картинки из модного журнала. Я за очень небольшую плату или вовсе бесплатно подгоняю одежду по фигуре, и моя выгода в том, что это привлекает клиентов. - Она покачала головой. - Не отвлекай меня. Полагаю, в главном у тебя без изменений?
        - Да. - От заданного в лоб вопроса Джулия смутилась и как никогда обрадовалась приходу официанта с заказанными напитками. Когда он отошел, она взглянула на Пегги и улыбнулась: - За что мы выпьем?
        - За будущее?
        Джулия почувствовала, что ей стало легко и радостно.
        - Хорошо, за светлое будущее. Надеюсь, оно будет.
        - Обязательно, - уверенно с лукавой улыбкой провозгласила Пегги. - Кто хочет, тот добьется!
        Они все еще смеялись, как вдруг взгляд Пегги скользнул поверх головы Джулии к двери и замер.
        - О Боже, - прошептала она. - Сюда идет Неприятность с большой буквы, если я не ошибаюсь. - Она взглянула на Джулию и быстро добавила: - Приближается наш общий знакомый с нехорошим блеском в глазах. Нам повезет, если мы выпутаемся. Хочешь положиться на меня?
        - Да. - Джулия не осмеливалась повернуться, чтобы посмотреть, кто приближается к их столику - впрочем, даже если бы она и видела, вряд ли ей это помогло. - Не выношу даже мысли, что надо давать кому-то какие-то объяснения.
        - Так я и думала. - На лице Пегги была написана решительность. - Не беспокойся. Я справлюсь с Лесли Коннелли.
        Подошедший мужчина встал за спиной Джулии и уверенно положил руки на спинку ее стула, произнеся подчеркнуто грассируя:
        - Давненько не виделись! Верный способ держать мужчину на крючке, да, девочки? Как поживаете, красотки?
        - Пока жизнью довольны, - ответила за обеих Пегги. - Это что, один из твоих обычных приколов, а, Лестер?
        - Ты колешься, как колючка, Пег. Ну, почему ты такая сердитая? Муж разлюбил? - спросил он не моргнув глазом. - Мне нравится твое поведение, Пег. Ты бьешь наверняка.
        - Надо отдать тебе должное, - последовал спокойный, ответ, - тебя нелегко выбить из седла. Что ты делаешь здесь в этот час?
        - Встречаюсь с клиентом. Одним из самых богатых и упрямых как осел. - Последовала небольшая пауза, и Джулия спиной ощутила взгляд, сверлящий ее затылок. - Значит, мое место теперь в собачьей конуре, да?
        Интуитивно поняв, что вопрос обращен к ней, она заставила себя медленно повернуться и увидела мужчину среднего роста, худощавого, с темными вьющимися волосами и аккуратно подстриженными модными усиками как нельзя кстати дополнявшими его облик определенного типа мужчины. Может быть, ей помогло присутствие Пегги, но, когда она заговорила, ее голос был на удивление тверд и спокоен:
        - Почему вы так решили?
        Удивленно приподняв бровь, он посмотрел е в глаза.
        - Ты как будто изменилась, с тех пор мы виделись последний раз. Или мне только кажется? Переменила ли ты свое мнение обо мне, а?
        - Не уверена, - правдиво ответила она, - что оно у меня было.
        - Ничего себе ответ. - Он выглядел недовольным. - Есть женщины, которых я просто не могу понять!
        Пегги фыркнула:
        - Как тебе не хочется это признавать, но эти женщины относятся к большинству. Отвали, малыш. Мы не заинтересованы.
        И он отвалил, как послушный ягненок. Столкнувшись с язвительностью Пегги, Джулия поступила бы так же.
        - Что он имел в виду? - с сомнением спросила Джулия. - Что… Что-нибудь случилось, когда мы встречались с ним в последний раз?
        - Не совсем. - Пегги с трудом подыскивала слова. - Последний раз, когда ты виделась с Лестером, ты чуть больше, чем обычно, поощрила его.
        - Ты имеешь в виду, что я флиртовала с ним?
        - Ну, я не стала бы выражаться так сильно. Дело в том, что наш Лес может раздуть из мухи слона. Послушай, Джулия, - произнесла она с подкупающей откровенностью, - все было очень плохо в тот вечер, тебе даже не стоит это вспоминать.
        Джулия уставилась в свой бокал. Сердце у нее болезненно заныло.
        - Если это касается меня, я должна знать. Расскажи мне об этом, Пегги, пожалуйста.
        Пегги пожала плечами.
        - Ну, хорошо. В общем-то, тут почти нечего рассказывать. Когда ты появилась у нас, сразу стало ясно, что вы с Россом поссорились. На твоем лице всегда все написано. Когда Лестер, как обычно, стал клеиться к тебе, ты его не отшила немедленно, и, будучи Лестером, он, конечно, воспринял это как аванс и волочился за тобой весь вечер. Вот и все.
        Джулия осмысливала это сообщение молча несколько минут, потом тихо спросила:
        - А Росс? Что он сказал на это?
        - При нас ничего. Но когда вы остались наедине, я представляю… Он терпеть не может Лестера. Вообще, этого парня мало кто переносит. Не могу представить себе, почему его приглашают на наши вечеринки, наверное, потому, что он поддерживает дружбу со всеми нашими знакомыми, которые водили компанию еще с незапамятных времен.
        - И когда все это было?
        Пегги уставилась на нее.
        - Послушай, не хочешь ли ты сказать, что Росс тебе ничего не сказал?
        - Что именно?
        - Что с тобой произошел несчастный случай, когда ты возвращалась с нашей вечеринки. Как странно! Я думала… - Она замолчала, но потом пожала плечами и улыбнулась. - Это неважно, я полагаю.
        Возможно, что для Пегги так и было, но для Джулии это обстоятельство оказалось очень важным. В ночь, когда произошел несчастный случай, они с Россом поссорились, возможно даже не один раз, а дважды. И результатом первой ссоры было то, что она намеренно флиртовала с мужчиной, который только что отошел от их стола, человеком, совершенно не внушавшим ей никаких симпатий. Так, ей нужно срочно поговорить с Россом. Она должна знать, что же произошло между ними до их приезда на вечеринку. О чем они говорили после, когда ехали домой. Она чувствовала, что, если не узнает, - умрет.

        Джулия почувствовала облегчение, когда после обеда Пегги не стала задерживать ее, полагая, что до возвращения домой Джулия должна еще встретиться с Дэвидом. Та, действительно, назначила встречу Дэвиду, но не раньше четырех. Она попрощалась с Пегги и села в такси, которое ей вызвал служащий отеля.
        Офис Росса располагался недалеко от центра города в середине целого комплекса магазинов. Расплатившись с таксистом, Джулия с бьющимся сердцем остановилась у входа. Позади нее тихо переговаривалась молодая пара. Обнявшись, они принялись мечтательно рассматривать выставленную в витрине большую цветную фотографию, на которой красовался очень симпатичный домик.
        - Нам повезет, если мы сможем получить дом с террасой на ту сумму, что нам удалось отложить, - прошептала опечаленно девушка, и молодой человек сжал ее руку.
        - Но и этот неплох для начала, а? Мистер Меннеринг обещал постараться найти нам что-нибудь такое же красивое.
        Итак, Росс находится в офисе. Джулия как-то и не задумывалась, что его может не оказаться на месте. Желание узнать правду о том трагическом вечере, из-за которого она примчалась сюда, начинало отступать. Теперь она даже была готова повернуть назад и оставить все как есть до другого раза.
        Она все еще нерешительно стояла перед витриной, не зная, как поступить, когда открылась дверь, и появился Росс. Он сразу увидел ее, и на его лице мелькнула радость, но, прежде чем Джулия опомнилась, оно приняло прежнее невозмутимое выражение.
        - Почему ты не заходишь? - осведомился он. - Ты здесь давно?
        Она покачала головой.
        - Только что подошла. - Джулия была рада, что рядом никого нет, - парочка незаметно удалилась. - Я… Я хотела бы поговорить с тобой, Росс, если это удобно.
        Он даже не улыбнулся. Просто спокойно открыл дверь и пропустил ее вперед.
        - Прошу.
        Девушка, сидевшая за небольшой конторкой, подняла голову и улыбнулась, показав великолепные зубки.
        - Как вы быстро вернулись. - И тут же, увидев Джулию, официально добавила: - Здравствуйте, миссис Меннеринг.
        Росс бросил папку с бумагами на угол стола.
        - Позвоните Фоллоузам и передайте им, что я скоро буду. Хорошо, Крис? Мы поднимемся в квартиру. Позвоните, если буду нужен.
        Джулия заставила себя улыбнуться как можно дружелюбнее и прошла мимо девушки к ведущей на второй этаж лестнице.
        Квартирка, хоть и была небольшой, выглядела очень приятно: комната, в стену которой была встроена убирающаяся постель, небольшая кухонька и ванная комната. Увидев квартиру, Джулия поняла, почему Росс, приобретя собаку, счел необходимым переехать, хотя одинокому холостяку квартира была как раз.
        - Кофе? - предложил он, но она покачала головой.
        - Нет, я уже выпила чашку вместе с Пегги. - И решив больше не оттягивать разговор, Джулия сразу перешла к неприятной для нее теме. - Помнишь ты человека по имени Лестер Коннелли, Росс?
        - Помню, помню. - Росс внимательно смотрел на нее. - Так что дальше? Ты встретила его?
        - Он подошел к нам с Пегги. Она отлично справилась с ним. Я не думаю, что он о чем-нибудь догадался, но…
        - Но? - машинально повторил Росс.
        Он стоял в расслабленной позе в нескольких футах от нее и небрежно курил. Но Джулия ясно видела за внешним спокойствием его внутреннюю напряженность.
        - Он подлетел ко мне, как назойливая муха, и оказался удивлен моим прохладным отношением к его особе, - проговорила она, не замечая своих нервно сцепленных рук с побелевшими от напряжения пальцами. - Пегги рассказала, что, когда мы приехали к ним в тот вечер, мы были, похоже, в ссоре, и я флиртовала с этим мужчиной. Почему ты не сказал мне, что в тот вечер мы были у Эшли?
        - Почему? - Он пожал плечами. - Почему я не рассказал тебе всего? А когда у меня была возможность?
        - Ты мог бы найти возможность, если бы захотел, - возразила, защищаясь, Джулия.
        - Из твоих слов можно заключить, что ты думаешь, я не хотел этого? - произнес он странным тоном. - С какой стати мне понадобилось скрывать это от тебя, Джули?
        - Я не знаю. - Она с трудом заставляла себя продолжать разговор. Силы покидали ее, и, почувствовав неожиданную слабость, она опустилась на кушетку. - Я не знаю сама, зачем приехала сюда. Приехала - потому что не могла иначе, наверное. Мысль о том, что я могла дать надежду подобному человеку, что я… что мы…
        - Перестань! - сердито перебил ее Росс. - Лес Коннелли ежесекундно готов к приключениям, у него ветер в голове. Не велика беда, что ты пофлиртовала немного в тот вечер. Просто этот парень слишком много понимает о себе. Неужели он рассчитывал, что ты будешь в том же настроении месяц спустя или больше?
        - Не совсем так, - произнесла она охрипшим от волнения голосом. - Я заигрывала с ним, потому что хотела отомстить тебе. По крайней мере, так считает Пегги. - Она взглянула на него и словно увидела в первый раз - высокий, подтянутый мужчина, знакомый и чужой одновременно, смотрел на нее, как ей показалось, с раздражением. - Из-за чего мы поссорились в тот вечер, Росс?
        - Ну что ты мучаешь себя? У тебя в тот день было просто плохое настроение, ты нервничала, раздражалась. Я отнес это за счет твоего плохого самочувствия и пытался шутить, но ты не хотела воспринимать мой юмор и, когда мы ехали к Пегги, чуть не оторвала мне голову за какое-то невинное замечание. Я вспылил и наговорил тебе черт знает что. Ты разозлилась, как дикая кошка, и целый вечер морочила голову Лестеру.
        - А потом?
        На его скулах заиграли желваки.
        - А потом, признаюсь, я устроил тебе скандал. Если бы это был кто-то другой, а не дурак Коннелли… - Он не закончил. - Потом, на обратном пути, следовало заставить тебя пристегнуть ремни; мне всегда приходилось тебе напоминать об этом. Одно неверное движение - и у поворота на Марлоу ты выпала и, сильно ударившись головой, потеряла сознание, - произнес он внезапно охрипшим голосом. - О том, что было в последующие часы, я предпочел бы не вспоминать, если ты не возражаешь. Думаю, я постарел на десять лет.
        - Росс, - плохо понимая, что она делает, с бешено бьющимся сердцем, Джулия поднялась с кресла. - Росс, я…
        Она не успела закончить фразу, как Росс оказался перед ней. Он протянул к ней руки и прижал к себе. Горячий поцелуй опалил ее уста. Непроизвольно, повинуясь вечному инстинкту, она прижалась к нему, радостно ощущая, как напряжение, сковывавшее ее последние несколько недель, рухнуло под напором нахлынувших на нее чувств. Но только на мгновение. Она отстранилась от него, заливаясь краской. Кровь стучала у нее в висках, туманила рассудок.
        - Джулия. - Росс поймал ее за руку, пытаясь удержать. - Не начинай все снова, дорогая. Я не собираюсь завоевывать тебя силой по праву мужа. - Он нежно взял ее за подбородок и прошептал ей в губы. - Я с ума схожу по тебе, ты разве не чувствуешь? Ты, как вино, пьянишь меня и кружишь голову. Да, я хочу тебя, но буду ждать, пока ты захочешь того же. Я готов умереть за тебя, Джулия…
        - Я хочу, - онемевшими губами прошептала она. - Ты не знаешь, как сильно я хочу этого!
        - Ну, тогда половина пути уже пройдена. - Он улыбался. - Я должен быть благодарен Лестеру за то, что ты оказалась сейчас здесь. Если бы ты не встретила его, мы могли бы еще несколько недель ходить все вокруг да около, избегая прямого разговора. А теперь, раз мы уже зашли так далеко, обратного пути нет. Не отгораживайся от меня снова. Я не смогу этого вынести.
        - Не буду. - В это мгновение Джулия поняла вдруг, какие чувства пробудил в ней этот человек после первого знакомства. Того самого знакомства, после которого она влюбилась в Росса и вышла за него замуж. Он оказался человеком, в которого трудно было не только не влюбиться, но, что важно, на него можно во всем целиком и полностью положиться. Почему она не видела этого раньше? Где были ее глаза?
        - Когда ты должна встретиться с Дэвидом? - спросил Росс.
        Джулия ответила, и он взглянул на часы.
        - Тогда у нас еще есть время. Мне нужно съездить в Ботли. Дела на несколько минут. Знаешь, там такие красивые окрестности…
        Она радостно улыбнулась.
        - Я с удовольствием составлю тебе компанию.

        Отъехав пять миль от города, они оказались на небольшом, но хорошо распланированном участке, на котором стояло несколько только что построенных небольших домов. Росс остановил машину около крайнего дома, на котором висела табличка «Продается». Улыбнувшись, Росс попросил Джулию подождать его в машине, обещав скоро вернуться. Джулия молча кивнула. В машине так в машине. Она готова ждать его хоть всю жизнь.
        Росс вернулся довольный.
        - Только что мне вернули веру в человечество, - заметил он, трогая машину с места. - Хозяева, узнав, что молодая пара, которая хочет купить этот дом, не может сейчас полностью заплатить первый взнос, согласились снизить цену.
        - Ты радуешься, как ребенок, но ведь твои комиссионные окажутся меньше?
        Он беззаботно пожал плечами.
        - Ну, что делать? Они хорошие ребята, и им так понравился этот дом. - Он свернул на основную дорогу. - Я тут подумал, не переехать ли и нам поближе к городу? Найти покупателя на наш коттедж не составило бы труда. Что скажешь?
        Оставить их дом! Джулии стало нехорошо только от одной мысли об этом.
        - Не мне решать, - выдавила она наконец. - Это твой дом.
        - Наш, - поправил он, не отрывая глаз от дороги. - Я вписал твое имя в бумаги, как только мы вернулись из Австрии. - Он коротко усмехнулся. - Ты считаешь, я поступил неправильно? - Джулия посмотрела ему в глаза и пожала плечами. - Не буду притворяться, что мне не жаль расставаться с нашим добрым старым домом, ведь я столько души вложил в него. Но мне кажется, будет лучше, если мы переедем на новое место. Ты только скажи, и я начну поиски.
        - Нет, - твердо, ни минуты не колеблясь, ответила она. - Я не хочу переезжать. Я люблю этот дом.
        Он посмотрел на нее.
        - Ты ведь понимаешь, что зимой тебе будет довольно одиноко? Я уезжаю на целый день. В прошлом году дом занесло снегом по самую крышу. Это не пугает тебя?
        - Нет. - Джулия ответила честно: зима - это так еще далеко. До зимы ей предстояло решить более важные проблемы. Она постаралась перевести разговор на другую тему. Посмотрев вперед, Джулия заметила: - Ты был прав. Окрестности здесь действительно чудесные. Тебе еще нужно куда-нибудь заехать?
        - Вторая встреча в пять. Есть время покататься, если ты не против.
        - Прекрасно. - Она откинула голову на спинку сиденья. - Мы часто проводили время как сейчас, когда ты был не слишком занят?
        - Случалось. У тебя была привычка появляться в офисе совершенно неожиданно, как сегодня, например. И ты любила ездить со мной, когда я встречался с клиентами за городом.
        - Ты не сердился?
        - Это все равно, что спросить, не возражаю ли я против того, что идет дождь. Я наслаждался твоей компанией, думаю, что и ты моей. - Он искоса лукаво посмотрел на нее. - Слушай, впервые ты проявила настоящий интерес к нашему прошлому, с тех пор как вернулась из больницы.
        - Я знаю. - Она попыталась найти нужные слова, чтобы неловким словом не нарушить их хрупкое единение. - Меня не покидает странное чувство, что до больницы в коттедже жил кто-то совсем на меня не похожий. С моими привычками, но совсем другая женщина. И задавать о ней вопросы кажется мне вторжением в чужую личную жизнь. Смешно, да?
        - Вовсе нет. Мне кажется, я только теперь начинаю понимать, через что тебе пришлось пройти. - Впереди показался автомобиль. Росс прибавил скорость и обогнал его. - Нет, продолжал он мягко, - как бы ты ни старалась, невозможно сразу нормально вести себя в подобной ситуации. Твой мозг отказывается понять случившееся. Я читал о таких вещах, приключающихся с другими людьми, но, когда это случилось с тобой, отказался поверить в действительность. Боюсь, я был слишком поглощен своими собственными переживаниями и вел себя как последний эгоист.
        - Неправда, - горячо возразила она и отвернулась. - Ты был очень терпелив со мной, поверь.
        - Потому что не настаивал, чтобы мы спали вместе? - Он улыбнулся и покачал головой. - Не думай, что я каменный и не испытываю искушения. Сколько раз мне приходила в голову мысль, что, прояви я тактику пещерного человека, и лед был бы мгновенно сломлен, но здесь вмешивалась гордость. Никакому мужчине не понравилось бы думать, что его ласки можно так легко забыть.
        Дорога стала подниматься в гору. Росс, свернув на обочину, остановил машину. Внизу под низким серым небом расстилался город. Дома отсюда выглядели аккуратно расставленными игрушками.
        - Неплохая картина, да? - Росс открыл дверцу машины. - Конечно, в ясный день видимость лучше. Когда остров в дымке, это обычно примета того, что сюда движется циклон, который принесет дожди. - Он полез в карман за сигаретами. - Хочешь закурить?
        Джулия взяла сигарету, подождала, пока он поднесет к ней зажигалку, затянулась и посмотрела, как он закурил сам. Месяц назад она сидела рядом с ним в машине, как натянутая струна, с трясущимися от нервного напряжения руками. Сегодня барьер между ними еще существовал, но он уже не казался таким непреодолимым. У них оказался еще один шанс, но использовать его нужно с большой осторожностью и терпением. Скольким женщинам, подумала она, судьба давала в жизни возможность дважды влюбиться в одного и того же человека?
        - Когда я была маленькая, мы обычно проводили выходные дни на острове, - заметила она, выбросив сигарету. - Странно, как все иногда в этой жизни получается. Я ведь, в конце концов, поселилась в той части страны, которая мне больше нравилась. Начинаешь думать, что, может быть, действительно судьба существует.
        - Нет, - решительно возразил он. - Мы сами лепим свою судьбу, своими собственными поступками.
        - Ты не веришь в то, что все за нас предрешено заранее?
        - Не верю. Дело в другом. Форма может быть изменена, если вовремя понять, как нужно поступить в данный момент. - Положив локоть на руль, с забытой сигаретой в пальцах, он повернулся к ней. - У нас впереди еще вся жизнь, Джулия, и от нас двоих зависит, как мы ее проживем. Прежде всего нам придется смириться с мыслью, что память об этих трех месяцах может никогда не возвратиться к тебе. Боюсь, что шучу неудачно, но не могла бы ты попробовать забыть, что эти три месяца вообще были?
        - Смешного мало, - тихо ответила она, - но со временем я постараюсь научиться жить с этим. Не торопи меня, Росс. Это пока все, что я прошу.
        - Это немного, дорогая. - Он чуть улыбнулся уголком рта. - Ты могла бы потребовать большего. - Он решительно погасил недокуренную сигарету и повернул ключ зажигания. - Пора возвращаться.

        Глава 6

        В жизни Джулии наступил новый период. Она захотела забыть прошлое и стала стараться жить мыслями о будущем. Джулия заново узнавала своего мужа и больше не боялась давать волю чувствам, которые с каждым днем все сильнее испытывала к нему. Подсознательно она понимала, что не получила ответы еще на много вопросов, но решительно закрыла на это глаза и постаралась не думать о случившемся. Значение имело только настоящее.
        Погода становилась с каждым днем все холоднее, но дожди были относительно редки. С помощью Дэвида она привела в порядок цветочные клумбы и подготовила землю для весенних посадок. Они отнесли мусор и сухие листья к пруду и устроили там небольшой костер. Однако на следующее утро, после ветреной ночи, сад опять был устлан ворохом сухих веток и облетевших листьев.
        - Пустая трата сил, - без всякого выражения заметил за завтраком Росс, намазывая булочку маслом. - Ухаживать за садом равносильно одному из семи подвигов Геракла.
        - Если ты только, конечно, от этого не получаешь удовольствия, - спокойно возразил Дэвид, отодвинув пустую кофейную чашку, и был награжден в ответ вопросительным взглядом.
        - И давно у тебя появился интерес к огородничеству?
        - С тех пор, как я познакомился с твоей женой. - Дэвид с вызовом поднял голову. - Начинаешь получать удовлетворение, видя, как растут цветы, и зная, что ты приложил к этому руку. Чувствуешь, что твой труд не пропал зря.
        Прищурив глаза, Росс задумчиво посмотрел на брата.
        - Тебе следует остепениться и завести кучу ребятишек, - заключил он. - Возможно, такая жизнь покажется более хлопотной, чем возня с ноготками, но зато получишь больше удовлетворения. - Встав, он кивком поблагодарил Джулию. - Ну ладно, пора идти. Меня ждет клиент в половине десятого.
        С его уходом воцарилось молчание. Свалив грязную посуду в раковину, Джулия прислушалась к замиравшему вдали звуку удаляющейся машины, думая, что каждое утро вместе с Россом что-то важное уходит из ее жизни.
        - Мне пора искать себе другой приют? - неожиданно спросил Дэвид, и она с удивлением повернулась к нему.
        - Я думала, ты останешься до конца недели.
        - Я собирался. - Он вертел в руках чашку, углубившись в изучение кофейной гущи на дне. - Только я чувствую, что я начинаю злоупотреблять вашим гостеприимством - во всяком случае, Росса…
        - Какая ерунда. - Джулия пустила горячую воду и стала мыть чашки. - Конечно, он хочет, чтобы ты остался.
        - Да? - Дэвид взглянул на нее. - Ты так хорошо его изучила?
        Джулия залилась румянцем.
        - Лучше, чем раньше. Достаточно, чтобы понять, что он не хочет твоего отъезда. Если бы ты нам мешал, Росс так бы об этом и сказал, ты это знаешь лучше меня.
        - Все, все, сдаюсь. Я был не прав! Но все-таки скажи, вполне естественно для мужа хотеть остаться наедине с женой. - Он встал и отодвинул стул. - Хорошо. Давай забудем об этом. Чем сегодня займемся? Нет смысла делать что-нибудь в саду, пока не закончится ветер, ты не находишь?
        - Думаю, ты прав, - согласилась она, укладывая посуду в сушилку. - Я безбожно эксплуатировала тебя эти дни, да, Дэвид? Не самый лучший способ проводить отпуск.
        - Я горжусь, что был тебе полезен. В пустыне у нас нет цветов. - Его голос изменился. - Там вообще ничего нет, кроме песка и солнца, и они здорово начинают надоедать уже после первой недели.
        - Тебе обязательно возвращаться?
        - Нет, я всегда могу бросить работу и вернуться домой. До меня дошел слух, что в одной фирме требуется инженер моей квалификации. Может, стоит об этом подумать? С другой стороны, если я все брошу, то снова погружусь в привычную рутину. Теперь мне нелегко заниматься нелюбимой работой, есть с чем сравнить. - Он стал насвистывать что-то, водя пальцем по краю мокрой тарелки, и вдруг неожиданно предложил: - Послушай, если у тебя нет других планов на сегодня, то давай спустимся на ферму и узнаем, не дадут ли они нам пару лошадей. Я сейчас с удовольствием размялся бы.
        - Я не знала, что ты ездишь верхом, - заинтересовалась Джулия.
        Он усмехнулся.
        - Как и в кулинарии, я не могу конкурировать с признанными авторитетами. На нашей станции в пустыне есть пара пони, которых мы держим для экстренных случаев. Неплохая физическая зарядка, к тому же на этих малышек, всегда можно положиться, они-то найдут дорогу на станцию.
        - Честное слово, мне нравится твоя идея! Я целую вечность не садилась на лошадь. Просто забыла, как это делается, - улыбнулась Джулия. - Я только мигом переоденусь во что-нибудь более подходящее, и мы пойдем. Если на ферме нам откажут, я уверена, мы найдем конюшни где-нибудь еще.

        Но все получилось как нельзя лучше. За довольно не умеренную плату им дали в аренду пару лошадей.
        - Они принадлежат моим сыновьям, - сказал фермер. - Сейчас их нет дома, лошади застоялись. Вот, стал давать их напрокат, чтоб обеспечить кормом. Недешево прокормить скотину, знаете ли. - Он вручил Джулии поводья вороного мерина, а Дэвиду - гнедого жеребца. - Эти парни могут показаться вам поначалу слишком резвыми - на них вчера не ездили, так что будьте настороже. Держите Чемпиона подальше от машин, если сможете, - добавил он, взглянув на Джулию. - Малыш не любит автомобили. Приятной прогулки.
        Джулия с опаской оглядела Чемпиона. Она не была новичком в верховой езде, но что-то в повадках вороного, когда она взяла у фермера поводья, не внушало ей доверия. К тому же он был очень крупным. То, что у Дэвида жеребец еще больше, мало успокаивало. Дэвид ездил на арабских пони, известных своим норовом, в то время как ее опыт сводился к спокойным восьмилеткам, которых даже заставить идти шагом стоило немалого труда.
        Дул пронизывающий, холодный ветер. Хотя он и несколько утих с утра, тем не менее, у Джулии на глазах наворачивались слезы, когда она подставляла лицо навстречу ветру. К тому же ей было зябко, куртка ее почти не грела, словно сшитая из папиросной бумаги. Почувствовав неуверенность всадницы, Чемпион стал проявлять нервозность - то пугался упавшей ветки, сбитой вороной, то скрипа петель ворот, а то просто шарахался в сторону от собственной тени, когда на какой-то момент из-за туч неожиданно выглядывало солнышко.
        - Крепче держи поводья, - посоветовал Дэвид, - покажи ему, кто хозяин.
        - Он знает, - уныло шмыгнула носом Джулия. - И это плохо! Извини, Дэвид. Тебе такая езда не доставляет удовольствия, я же вижу. Почему бы тебе не пустить лошадь галопом?
        - И оставить тебя наедине с этим упрямцем? - Он отрицательно покачал головой. - Не настолько уж фанатично я предан верховой езде. Не падай духом, я думаю, все наладится. Возможно, большая дорога приведет твоего молодца в чувство.
        К тому времени как они доскакали до леса, вороной действительно стал спокойнее. Джулия настолько осмелела, что пустила его вслед за Дэвидом рысью, а затем перешла на галоп. В осеннем лесу пронзительный ветер не чувствовался, а поэтому казалось значительно теплее. Листья толстым пружинистым ковром укрывали землю, верхние - золотисто-коричневые и чистые, нижние - потемневшие и жухлые, пронзительно пахли осенью и сыростью. Тишину нарушали редкие крики птиц и карканье вспугнутых ворон.
        - Что мне нравится в старушке Англии, та это то, что где бы ты ни находился, тебя от цивилизации отделяют всегда какие-то несколько миль, - заметил Дэвид, когда они остановились чтобы дать отдохнуть лошадям. - Пустыня монотонна и тосклива. Спустя какое-то время начинает казаться, что во всем мире ничего нет, только один песок. - Он взглянул на нее, смущенно улыбаясь: - Тебе трудно в это поверить, наблюдая эту красоту?
        - Ну, отчего же, - тихо ответила Джулия и добавила: - Я думаю, тебе надо подыскать новую работу, что-то изменить в жизни, Дэвид. Не нужно затягивать с решением этого вопроса. Почему бы тебе не подумать об этом сейчас, пока ты гостишь у нас?
        - Я могу попытаться, - с некоторым сомнением в голосе отозвался тот. - Все зависит того, как скоро мне смогут найти замену.
        - Ты изменился с тех пор, как приехал. - Джулия задумчиво сорвала ветку с кустарника. - В день приезда ты был полон энтузиазма - даже когда рассказывал о пустыне.
        - Наверное, я пытался уговорить самого себя. Теперь я понял, что сделал ошибку, поехав работать туда. Если бы остался здесь, возможно, я дольше бы не мог забыть Лу, но, по крайней мере, вел бы нормальную привычную жизнь. У меня тогда была хорошая работа, но я все это не принял во внимание. - Он решительно натянул поводья. - Ну ладно, на сегодня обо мне хватит. Хозяин этих мустангов сказал, что следующие клиенты придут за лошадьми в одиннадцать.

        Было без пяти одиннадцать, когда они снова выехали на дорогу. Нежелание заставлять незнакомых людей ждать, а также примерное поведение Чемпиона последние полчаса сделало Джулию менее осторожной.
        Мимо них на приличной скорости промчалась машина, ее шум, усиленный ветром, до смерти испугал пугливого мерина. Джулия сделала отчаянную попытку удержаться в седле, схватившись за гриву, но ее нога выскользнула из стремени, и она упала. Она все еще не двигалась, когда встревоженный Дэвид спрыгнул с коня.
        - Джулия! - Его голос прервался от волнения. - Джулия!
        Она перекатилась на бок и медленно села. Дэвид, поддерживая, обнял ее за плечи.
        - Если я не могу слезть с лошади нормально, тогда лучше просто свалиться с нее, - попыталась она пошутить, потирая бок. - Все в порядке. Я не ушиблась, пострадала только гордость. Не думаю, что я когда-нибудь стану…
        Глаза Джулии встретились с взглядом Дэвида, и улыбка растаяла на ее губах. Когда он поцеловал ее, она испытала только смущение.
        - Прости меня, - сказал он, краснея. - Я знаю, что не должен этого делать, но не мог ничего поделать с собой. Увидев тебя, лежащую на земле, я подумал… О Боже, я не знаю, что я подумал! Все, что я понял в этот момент, это то, что если бы что-нибудь случилось с тобой… - Он крепко прижал ее к себе. - Я понял, что влюбился в тебя с самого первого дня. Помнишь, мы сидели на кухне, разговаривали и пили кофе? Нет, даже еще раньше. Как только я обогнул дом и увидел тебя в дверях с полотенцем в руках и пятнышком грязи на носу.
        - Я думаю, - нетвердо проговорила Джулия, - мне лучше встать.
        Дэвид подал ей руку, помогая подняться, и молча смотрел, как она механически стала отряхивать одежду.
        - Ты сердишься на меня за то, что я сказал тебе правду? - спросил он.
        - Нет. - Она наконец подняла на него глаза. - Я только думаю, что ты не совсем разобрался в своих чувствах. Мне кажется, я нравлюсь тебе, так же как и ты мне, но ты не влюблен, нет. Ты ведь знаешь меня так недолго, Дэвид.
        - Это не так. Росс рассказывал о тебе во всех своих письмах. Незначительные вещи - словечки, которые ты говорила, или мелочи, которые делала. Вот откуда я знаю о его чувствах. Росс постоянно думал о тебе.
        Это было в прошлой жизни, подумала Джулия, а теперь? Чувствовал ли Росс и сейчас то же самое, или он пытается возродить былое. Сомнения. Страхи. Они все еще не покидали ее, мучительно терзая иголочками беспокойства.
        - Мы опаздываем. - Дэвид собирался что-то еще сказать, но Джулия перебила:
        - Нет, нет, пожалуйста, ничего не говори, Дэвид. - Она направилась к Чемпиону, который как ни в чем не бывало стоял возле изгороди, невинно срывая мягкими губами зеленые листочки. - Дальше я поведу этого смельчака на поводу. - Она улыбнулась: - Больше уж сегодня на него не сяду. - Они пошли рядом по дороге, ведя под уздцы лошадей.
        Всю обратную дорогу от фермы пока они ехали в машине, Дэвид был непривычно молчалив и задумчив. До дома оставалась примерно половина пути, когда он, видимо сделав над собой усилие, заговорил:
        - Принимая во внимание случившееся, мне лучше всего собрать вещи и уехать, так? Я, как обычно, все испортил, ведь не собирался же говорить тебе о своих чувствах, но, как последний дурак, проболтался.
        - Все, что Господь ни сделает, все к лучшему. - Джулия произнесла первое, что ей пришло в голову. Влюблен в нее Дэвид на самом деле или нет, но слова об этом были произнесены и навсегда изменили их отношения. Она не могла больше чувствовать себя с ним так же легко и беззаботно, как раньше, особенно наедине. - Ты решил уехать? Когда?
        - Сегодня. - Он не мог скрыть горечи. - Скажу Россу, что я устал от спокойной жизни. Он поверит. Я заскочу повидать его перед отъездом.
        Джулия быстро взглянула на него и отвела глаза.
        - Так ты уже все решил?
        - Да. - Сделав короткую паузу, он сухо добавил: - Можно сказать, история повторяется. Я хотел остаться из-за тебя. Но теперь все будет по-другому, и я должен уехать.
        Еще одна разбитая надежда! Джулия закусила губу. Она должна думать о Россе. Должна! Чувство безопасности, которое она обретала благодаря этому, становилось главным стабилизирующим фактором в ее жизни.

        Дэвид отбыл в Лондон сразу после ленча, неловко и застенчиво попрощавшись с ней.
        - Я дурак, - горестно произнес он. - Я испортил то, что было так прекрасно. Мне следовало молчать, и тогда мы могли бы остаться друзьями на всю жизнь.
        - Ты все драматизируешь, - ответила Джулия, но она знала, что прежних отношений уже не может быть. Ее инстинктивно влекло к Дэвиду потому, что во многом он был похож на брата, но она не ждала от него ответных чувств. Сейчас же она чувствовала только облегчение оттого, что Дэвид покидает их дом, хотя прекрасно понимала, что ей будет не хватать его.
        День казался нескончаемым. Ветер утих, выглянуло бледное солнце. Джулия была на кухне, когда в три зазвонил телефон. Она нерешительно подняла трубку и услышала голос Росса.
        - Мы приглашены сегодня на ужин, - сообщил он. - Помнишь молодую пару, о которой я рассказывал тебе в пятницу?
        - Благодарные клиенты? - постаралась пошутить она и услышала ответный смешок.
        - Что-то вроде этого. Ты любишь китайские блюда?
        - Очень. Мы собираемся сегодня их отведать?
        - Это не очень дорого, но вкусно. Я не хотел им отказывать. Они сейчас не в состоянии оплатить дорогой ужин в ресторане. Мы отдохнем и немного выпьем. В половине восьмого, хорошо?
        - Прекрасно. - Она набралась духу и выпалила: - Росс, Дэвид уехал. Насовсем. Он сказал, что собирается остановиться у друга, у которого квартира на Ланкастер Гейт. - Она знала, что говорит необычно оживленно, но остановиться не могла. - Он просил передать тебе, что скоро даст о себе знать.
        Росс ответил не сразу, но его голос был как обычно спокоен:
        - Ну, думаю, в этом нет ничего удивительного. Так или иначе, он собирался уехать в конце недели. - Трудно было судить, знал ли он это или предполагал. - Джулия, пожалуйста, проверь мой синий костюм. Там вроде было пятнышко на лацкане.
        - У тебя же есть другие, - заметила она и вдруг почувствовала, что говорит как жена - любая жена всплеснула бы руками и возвела глаза к небу, услышав подобную просьбу, будто бы заботиться о костюмах мужа - самое главное женское занятие.
        - Да, есть. - В его голосе послышался скрытый смешок. - Но я хочу надеть синий. Он под цвет твоих глаз. Увидимся в шесть, Джулия.
        Улыбаясь, Джулия положила трубку. Она бросила взгляд в зеркало и увидела, что у нее блестят глаза, и этому блеску она была обязана Россу. Почему надо сомневаться в нем? Зачем ему притворяться, что он любит ее, когда обстоятельства делали возможным быстро и безболезненно прервать их отношения несколько недель назад? В обмане не было смысла.
        Первый раз Джулия вошла в комнату Росса.
        Обычно все стирала и убирала миссис Купер, и любую попытку помочь ей в уборке воспринимала как намек на то, что она не справляется со своими обязанностями. Джулия прошла по красновато-коричневому ковру к стенному шкафу и открыла его, провела пальцами по грубой материи спортивного твидового костюма. Наклонившись, она почувствовала легкий запах табака, и у нее учащенно забилось сердце. Росс надевал его только однажды, в первую неделю ее приезда. Это, казалось, было так давно.
        В синем костюме она Росса никогда не видела. Джулия вынула костюм из шкафа и повесила на дверцу так, чтобы на него падал свет. На левом лацкане пиджака она действительно заметила пятнышко, розовое размазанное пятнышко как раз на уровне ее губ. Она задумалась, пытаясь снова пробиться сквозь мрак, окутывающий ее сознание. Нет, конечно, это было безнадежно. Темнота и пустота, ни одной зацепки, ни одной искорки памяти. Она знала теперь только то, что ей рассказывали. И, возможно, так все и останется.
        Закусив губу, она стряхнула с себя оцепенение, борясь с уже знакомым чувством приближающейся депрессии, взяла костюм и пошла вниз, из шкафа над мойкой достала пятновыводитель - помада не должна доставить много хлопот.
        Через пять минут на костюме действительно не осталось даже намека на пятно. Джулия встряхнула пиджак, чтобы побыстрее улетучился запах химикатов, и заметила, как из бокового верхнего кармана выскочила какая-то бумажка и упала на пол. Это оказалась страничка из записной книжки с телефонным номером, небрежно нацарапанным определенно женской рукой. Глядя на нее, Джулия почувствовала, как у нее неприятно сдавило сердце. Ну и что, одернула она себя сердито. У Росса куча клиентов, и, конечно, среди них есть и женщины. Эта бумажка пролежала у него, возможно, несколько месяцев.
        Она резко скомкала ее и хотела бросить в мусорную корзину, но передумала и вместо этого тщательно расправила. Эта бумажка не принадлежит ей, и не ей решать выбросить эту записку или оставить. Важен этот телефонный номер или нет? Нужно, по крайней мере, показать ее Россу. Но как? Если она отдаст ему записку сама, это может выглядеть так, как будто она проверяет его карманы. Может быть, оставить записку на письменном столе и предоставить ему самому обнаружить ее?
        И посмотреть, какая будет реакция, когда он увидит ее, мелькнуло в голове. У нее неожиданно задрожали ноги, и она опустилась на ближайший стул. Нужно прекратить это! Разве ей мало забот, так она еще выдумывает себе неприятности?
        Кончилось тем, что она положила записку на прежнее место в карман костюма и отнесла его наверх, повесив в шкаф немного отдельно от других вещей. Вернувшись в свою комнату, Джулия достала простой брючный костюм из бледно-янтарной шерсти и положила его на постель вместе со свежим бельем и колготками. Ей нужно еще успеть принять душ до приезда Росса.
        Взглянув на часы, она с удивлением обнаружила, что сейчас только начало пятого. Росс должен приехать не раньше чем через час, у нее оставалось еще много времени до того, как можно начинать одеваться.
        Джулия бесцельно прошлась по комнате, поглядела в окно на гнущиеся на ветру ветви деревьев на фоне темного предвечернего неба и вспомнила, что из-за утренней верховой прогулки не гуляла с Шеном. Вот и нашла работу, подумала она. Как раз займет полчаса.
        Пес радостно приветствовал ее с горячностью существа, которое уже решило, что его бросили и забыли. Ветер набросился на нее с яростной силой, срывая куртку, как только они оказались на открытом пространстве. Она с тоской подумала, что такой силы ветер наверняка покончит с ее розовыми кустами, вернее с тем, что от них еще оставалось, и с грустью представила зрелище, которое будет ожидать ее завтра утром.
        Джулия не собиралась удаляться далеко от дома, но у Шена неожиданно возникли другие идеи. В первый раз он не послушался ее призывного свиста, когда пришло время возвращаться домой, бросившись в сгущавшуюся темноту за чем-то невидимым. Она без особого восторга последовала за ним, чувствуя, как к ветру прибавился еще и дождь, который хотя и был пока небольшим, но по всем признакам мог в ближайшее время превратиться в ливень. Проклятое животное, почему ему надо для своей охоты выбрать именно это время! Она снова позвала его свистом, услышала взволнованный лай и пошла, спотыкаясь, по мокрой траве, молясь, чтобы не поскользнуться и не упасть где-нибудь.
        Когда она наконец нашла его, пес рыл землю лапами, в перерывах засовывая в ямку нос и принюхиваясь. Джулия в сердцах отругала его, оттащила назад и, привязав вместо поводка к ошейнику пояс от брюк, потащила к дому. Выслушав нотацию от хозяйки и осознав вину, пес всю дорогу заглядывал ей в лицо и послушно шел рядом. Дождь разошелся вовсю и уже лился за шиворот. Ветер тоже не утихал. Попытавшись в сотый раз удержать капюшон на голове, Джулия махнула на него рукой. Волосы она вымоет и высушит феном, когда вернется.
        К тому времени как они добрались до дома, оба промокли насквозь. Войдя под навес, Джулия взяла тряпку и насухо вытерла лапы Шена, потом взялась за кухонную дверь, чтобы впустить его в дом. И тут же чуть не упала, когда дверь стали открывать с противоположной стороны.
        Росс подхватил ее за локоть, когда она чуть не грохнулась, споткнувшись о порог, и внимательно оглядел, отстраняя другой рукой обрадовавшегося Шена.
        - Ты что, собираешься схватить пневмонию? - Чувствовалось, что он сердит не на шутку. - Выводить собаку в такую погоду! Сам бы погулял, не маленький.
        - Когда мы пошли гулять, такой погоды еще не было, - оправдывалась она, откидывая со лба мокрую челку, с которой на лицо стекали тонкие струйки воды. - Как ты испугал меня, когда открыл дверь. Почему ты не зажег свет?
        - Потому что я только что вошел и услышал возню за дверью, - сказал он, еще раз неодобрительно окинул взглядом ее промокшую фигурку, крепко взял за локоть и повел в холл. - Иди наверх и срочно прими горячую ванну. Давай твою куртку, я отнесу ее сушиться.
        Джулия расстегнула молнию и, сняв куртку, дала Россу. Оставив на коврике около двери ботинки, она босиком пошла наверх. Пока наливалась горячая вода, она начала снимать брюки и свитер. Через минуту у двери послышался голос Росса.
        - Когда будешь готова, зайди в спальню, я приготовлю для тебя бренди.
        - Со мной все в порядке, - отозвалась она, пробуя ногой воду в ванной. - Не в первый раз попадаю под дождь. К тому же я не люблю бренди.
        - Не спорь. Тебе это будет полезно. - Он отошел от двери, прежде чем она успела что-либо возразить.
        Когда пятнадцать минут спустя она вошла в спальню, Росс стоял перед окном, ожидая ее. Он еще не переоделся и был в темно-сером свитере. Свет настольной лампы, мягко освещавшей комнату, подчеркивал ширину его плеч.
        - Погода все ухудшается, - заметил он, не поворачиваясь. - Может, мне позвонить и предложить перенести нашу встречу?
        - Мы же поедем на машине, - сама не зная почему, стала спорить Джулия. - И ты сам говорил, что не хочешь разочаровывать их, - продолжала она срывающимся голосом. - У них может не оказаться другого времени для встречи с нами.
        Росс обернулся. Мягкие сумерки не позволили прочитать его мысли, когда он оглядел хрупкую фигурку Джулии в купальном халате.
        - Ты вымыла волосы. Они успеют высохнуть?
        - Если подсушить их феном. - Джулия взяла со стола маленькую рюмку с янтарного цвета жидкостью и не удержалась от гримасы. - Мне вовсе это не нужно. После ванны я согрелась.
        - Тебе это не повредит, - твердо возразил Росс. - Давай пей!
        Она неожиданно улыбнулась.
        - Ты иногда говоришь, совсем как мой отец.
        - Да? - Он тоже улыбнулся, но тон его голоса казался необычным. - Тогда притворись, что я - это он, и сделай хоть раз, как тебе говорят. Это совсем маленькая порция. Ну, не гримасничай!
        Он был прав, и Джулия должна была признать, что бренди сразу же согрело ее. Она поставила пустую рюмку на стол.
        - Вот так-то лучше. - Росс вынул руки из карманов и двинулся к двери. - Пойду переоденусь, в такую погоду до города придется добираться дольше обычного.
        Джулия осталась стоять на том же месте, где он оставил ее. Чего она в действительности ожидала? Или на что надеялась? Прошло пять дней, с тех пор как у себя на квартире он поцеловал ее. Пять дней, как они решили начать все сначала или хотя бы попытаться это сделать. Чего он ждет, чтобы она первая сделала шаг навстречу? Нет, скорее всего, нет, подумала она. Росс не был человеком, уступавшим инициативу. Тогда почему, почему он не поцеловал ее сейчас, здесь, в этой комнате, когда ей так это было необходимо? Росс же не дурак. Должен же он чувствовать, что она испытывает - хотя Джулия и сама до конца не понимала себя.
        Действие рюмки бренди уже давно закончилось к тому времени, как Джулия переоделась и решила спуститься вниз. У нее была такая ясная голова и она казалась такой спокойной, что удивлялась сама себе. Она не помнила, когда в последний раз так хорошо себя чувствовала. Росс ждал в гостиной, просматривая утреннюю газету. Рядом с ним на столике стоял стакан с виски. Он поднял голову, когда она вошла, молчаливо одобрив ее костюм, и, аккуратно свернув газету, бросил ее на диван.
        - У нас еще есть пять минут, - сказал он. - Хочешь шерри?
        - После бренди - нет. - Она наклонилась и погладила собаку. - Ты весь вечер не отойдешь теперь от камина, так ведь, песик? - Не поднимая головы, она обратилась к Россу. - Можем мы оставить его здесь, Росс? Ну, только на сегодня. На улице такая отвратительная погода, и я уверена, что он будет умницей и ничего не натворит.
        - Его теперь только силой можно выставить отсюда, - улыбнулся Росс. - Во двор, Шен? - Увидев, как собака положила в ответ голову на лапы и просяще постучала хвостом по полу, он расхохотался. - Хорошая сторожевая собака превратилась в нежное создание, и кто в этом виноват?
        - Ты, - невозмутимо ответила Джулия. - Ты мне его доверил. Если так важно держать его вне дома, тебе следовало настоять на этом. Это ведь твоя собака.
        - Ты права. - Что-то промелькнуло в его взгляде, но она не успела понять что. - Ладно, пусть остается. - Он встал, взял пальто Джулии, которое та положила на ручку кресла, и протянул ей. Улыбка тронула его губы. - Пора идти, малышка. Опаздывать неприлично и кивать на непогоду тоже. Накинь шарф на голову, пока мы добежим до машины.
        Джил и Винсент Муры уже ждали их в баре отеля, где они договорились встретиться. Это была та самая пара, которую Джулия встретила у дверей офиса Росса в пятницу. Они были примерно одного с ней возраста и женаты почти два года, но жили пока родителями Джил.
        - Сначала было ничего, но постепенно с обеих сторон накопились взаимные обиды, - призналась Джил позже, наморщив носик. - Мы уже давно подыскивали себе дом, но не надеялись, что удастся найти такой симпатичный. - Она взволнованно посмотрела на Росса. - Вы, уверены, что хозяева не передумают, мистер Меннеринг? Я бы просто не выдержала, если бы сделка сорвалась, ведь я уже думаю об этом доме, как о своем.
        - Вряд ли, - успокоил ее Росс. - Они не такие люди. У них сказано - сделано. Вы, наверное, и сами поняли это, когда познакомились с ними. Одни люди прирожденные пустомели, Для других слово никогда не расходится с делом. Не стоит беспокоиться, все пройдет как надо.
        - Хорошо бы, - согласилась Джил, но было видно, что она не перестанет волноваться, пока бумаги не будут подписаны окончательно - такой уж у нее характер. - Вы так много сделали для нас.
        - Не больше, чем требует работа. Слава Богу, все довольны.
        - О, мы благодарны Всевышнему, - сказал Винсент и проницательно добавил: - Но, сочитесь, другие агенты убедили бы хозяев держаться первоначальной цены, чтобы не уменьшались их коммисионные.
        - Ну… - Росс поднял руку, делая знак официанту, - забудем об этом, хорошо?
        Это был приятный вечер, хотя и несколько скучноватый. Джулия слушала, как Джил собирается обставить свой новый дом, о коврах, шторах и прочих мелочах быта, и удивляла тому, что не жалеет, что ей не пришлось испытать это удовольствие самой. Убранство их дома соответствовало ее вкусу - выбор Росса полностью совпал с ее. Это, наверное, все объясняло!
        - Вы знаете, сначала, когда мы только познакомились с вашим мужем, я его побаивалась, - откровенно призналась Джил Джулия поправляя прическу в дамской комнате. - Но потом, узнав поближе, успокоилась. Некоторый люди могут заставить почувствовать унижение оттого, что тебе не удалось скопить достаточно денег, а ты уже хочешь купить дом. Но ваш муж ведет себя так, что с ним легко говорить. Мы никогда не додумались бы открыть счет в строительном банке, чтобы получить там кредит на выгодных условиях. И все же нас ждало разочарование - мы не смогли заплатить аванс. Я чуть не расплакалась у него в офисе в тот день, когда узнала, что нам недостает двух сотен. Эти немалые деньги для нас, и я никогда бы не подумала, что Фоллоузы согласятся уступить нам - ведь они могли бы продать дом еще кому-нибудь. - Она с удовлетворенным видом захлопнула крышечку пудреницы. - Я много болтаю да? Вин всегда сравнивает мою болтовню с заевшей граммофонной пластинкой.
        Джулия шла к столу и думала. Две сотни, сказала Джил, а Росс упоминал только одну. Она была в этом уверена. Значит, он внес от себя вторую сотню? Нет, он не мог. Зачем ему это надо? Если ты вносишь деньги за клиента, то и чему тебе заниматься бизнесом?
        Позже, прощаясь с Мурами, Росс неожиданно вспомнил, что ему нужно кое-что уточнить у Винсента, и попросил того записать это на бумаге. Взяв листочек у молодого человека, он аккуратно сложил его и собрался положить в верхний карман пиджака, как его пальцы нащупали там другую бумажку, и он вытащил ее. Джулия даже задержала дыхание от волнения, но Росс, бросив мимолетный взгляд на листок, пожал плечами и небрежно бросил его в ближайшую мусорную корзину. Вот и все. Возможно, он даже не вспомнил, чей это был номер телефона.

        Когда они доехали до Марлоу, дождь уже прекратился. Джулия смотрела в окно машины и думала о другой ночи, когда произошла авария. Она, должно быть, находилась в необычном состоянии, интересно, в каком? Джулия заставила себя не думать об этом. Все было в прошлом, и с этим покончено. Она не позволит больше прошлому терзать себя.
        - Ты, кажется, сказал мне, что Фоллоузы согласились снизить цену на сотню? - спросила она и увидела, как Росс бросил на нее быстрый взгляд.
        - Да? А что?
        - Джил Мур почему-то считает, что они снизили цену больше чем на две сотни. - Она подождала с полминуты и повернула голову, и внимательно глядя на твердый профиль мужа.
        - Ты сам покрыл разницу, Росс? Заплатил вторую сотню, да?
        - Да, - подтвердил он спокойно. - Я отказался от комиссионных.
        - Ты так говоришь об этом, будто это сущая ерунда, - тихо сказала Джулия. - Я думаю, ты поступил великодушно, даже если ты не хочешь это признавать. И часто ты так помогаешь своим клиентам?
        - Нет, и не думаю, что это еще повторится когда-нибудь, так что не представляй меня с нимбом вокруг головы. Эти ребята мне чем-то понравились, и я захотел, чтобы они обязательно получили этот дом. Джил не догадалась, ты ей ничего не сказала, я надеюсь?
        - Конечно нет! Я сама была не уверена.
        - Так ты что, не можешь поверить, что я способен на душевные порывы? - Он произнес это ровным тоном, но Джулия заметила, как сурово сжались его губы. - А может, это тонкий расчет? Может, я хотел, чтобы тебе стало об этом известно?
        - Я не верю. Расскажи, как мы познакомились, Росс. О чем говорили в первый раз?
        - В основном о тебе. - Улыбка сделала его очень симпатичным. - На тебе было синее платье с большим белым воротником, и весь вечер я страшно хотел тебя поцеловать. Это я запомнил на всю жизнь.
        - И ты поцеловал?
        - При первой же возможности - у дверей твоей квартиры, в которой ты жила с двумя
        подругами. Ты вела себя очень строго. Я потратил двое суток, чтобы убедить тебя, что людям
        не обязательно знать друг друга два года, чтобы быть уверенными в своих чувствах. - Он затормозил перед воротами, поставив машину так, чтобы передние фары освещали дорожку к дому. - Я посвечу, пока ты дойдешь.
        Джулия положила руку на ручку двери и почувствовала нежное прикосновение его руки на своем запястье. Она медленно повернула голову. Ее сердце застучало так громко, что, наверное, Росс услышал этот стук. Их поцелуй был долгим и нежным. Сначала, словно спрашивая разрешения, Росс слегка коснулся ее губ, и только потом приник к ней, как истомленный жаждой путник к холодной воде. Поцелуй закончился, а Джулия продолжала тесно прижиматься к нему всем телом, положив голову с закрытыми глазами на его плечо. Он очень нежно провел пальцем по ее щеке, коснулся длинной шеи, потом наклонился и, перегнувшись через нее, открыл дверцу машины.
        Только когда она вошла в дом, Росс снова завел машину и отъехал от калитки, чтобы поставить машину в гараж. Шен выбежал из гостиной, приветствуя Джулию, и снова улегся уже у нижних ступеней лестницы после того, как Джулия прошла наверх в спальню, чтобы зажечь лампу. Внизу послышались знакомые звуки захлопывающейся входной двери, задвигаемого засова, негромкая команда Шену, и вскоре в дверях комнаты возник Росс.

        Глава 7

        Только-только начинало светать. Джулия проснулась и с минуту лежала, смотря в потолок, перед тем как осторожно повернуть голову. Росс спал на боку, одной рукой он обнимал ее за талию. Со спутанными со сна волосами он выглядел моложе, в его лице было что-то мальчишеское. Она протянула руку и легонько коснулась прядки волос, упавшей ему на глаза; почувствовала, как он пошевелился, и вспомнила неясную теплоту рук и его голос в ночи, воспламеняющую страсть поцелуев и вихрь наслаждения. Это ее муж, сказала она себе. Ничто больше не имеет сейчас значения.
        Двигаясь медленно и с величайшей осторожностью, она выскользнула из-под его руки и встала с постели, накинула халатик и подошла босиком к окну. В утреннем тумане деревья в саду стояли словно молчаливые сказочные великаны. Осенний воздух был влажен и свеж, и даже отопление не могло полностью согреть комнату. Успев за несколько минут слегка озябнуть после теплой постели, Джулия плотнее закуталась в халатик и обернулась к кровати. Неожиданно она встретилась со взглядом Росса, который проснулся и, опершись на локоть, с улыбкой наблюдал за ней.
        - Привет, - нежно приветствовал он ее и протянул руку. - Иди сюда.
        Она подошла и позволила Россу притянуть ее к себе, заключив в надежный круг крепких рук.
        - Ветер стих, - сказала она. - Я снова смогу собрать листья.
        - Не сегодня. - Он коснулся кончиком пальца ее щеки. - Сегодня - особый день. Я собираюсь взять выходной и провести его с тобой. Только ты и я. Ты хотела бы пойти куда-нибудь?
        - А это обязательно? - Она прижалась щекой к его загорелой груди. - Я хочу только одного - быть с тобой. Это очень глупо?
        - Напротив. Именно эти слова я хотел услышать от тебя все эти недели. - И добавил тихо. - Ни о чем не жалеешь?
        - О чем? О том, что я снова стала твоей? - Она рассмеялась. - Я думаю, это лучшее из того, что мне удалось сделать в жизни. Единственное, о чем жалею, так это о том, что не могу вспомнить нашу первую встречу, как я увидела тебя в первый раз. Придется вести отсчет с того момента, когда я проснулась в больнице, если больше ничего не удастся вспомнить.
        - Ну, и не надо думать об этом. Пусть это будет наша первая ночь. - Он с любовью смотрел ей в глаза, вдруг выражение его лица слегка изменилось, - казалось, он что-то собирался сказать, но передумал. Он взял ее за подбородок и твердо сказал: - Ты думаешь готовить завтрак или мы проведем здесь все утро? А за кофе обсудим наши планы на сегодня.
        Когда он спустился, на нем были поношенные джинсы и свободный белый свитер, в руке зажата карта. Джулия поджаривала на сковороде бекон.
        - Когда-нибудь была в Стоунхедже? - спросил Росс, расстилая на столе карту и не обращая внимания на то, что на нем стояло. - Мы можем припарковать машину в Амсбери и дальше пойти пешком, а вернуться можно будет другим путем. Как только выйдет солнце, сразу станет веселее. - Он вопросительно приподнял бровь. - Что ты скажешь?
        - Звучит неплохо. - Джулия вынула масло из холодильника. Ее не заботило, куда они поедут, где проведут время, лишь бы не уходило чувство теплоты и доверия, которые она боялась потерять. Пробыть с ним целый день наедине было бы чудесно. Сейчас ей больше ничего другого и не нужно. - Что мне надеть?
        - Что-нибудь теплое и удобное - особенно на ноги. - Он усмехнулся. - Не выношу женщин, которые для прогулки одеваются как на парад мод.
        Джулия улыбнулась в ответ.
        - А что, я этим грешила?
        - Один раз, если быть точным. Ты однажды попыталась штурмовать вершину горы в Австрии в босоножках, но я тебя отговорил. Настоящая городская девушка, моя женушка!
        - Прекрати издеваться, - возразила она, наливая ему кофе, - ты сам был горожанином, пока не переехал сюда.
        - Может быть, по образу жизни, но не по духу. Больше всего я любил уезжать из города по выходным.
        - Один? - спросила она, ставя перед ним тарелку.
        - Да. Тогда у меня не было никого, с кем бы я хотел разделить свое свободное время. - Сложив карту, он наконец отложил ее в сторону и, взяв нож и вилку, принялся за бекон. - Это платье я купил тебе в Австрии.
        - Вообще-то это домашний халат. - Она нежно дотронулась до ворота. - Почему ты купил его?
        - Потому что тебе оно понравилось. В магазине было еще одно, которое приглянулось тебе, но ты сказала, что оно безумно дорогое и не стоит тех денег, которые за него хотели. Помню, я поздравил себя, что у меня не только красивая, но и бережливая жена. Это были три самые счастливые недели в моей жизни.
        Она неожиданно почувствовала, как сжалось ее сердце. Росс говорил об их медовом месяце - времени, которое большинство пар вспоминает всю последующую жизнь. Придет ли время, когда она тоже сможет это вспомнить? Не может же ее беспамятство продлиться до конца жизни?
        Машинально ее рука потянулась к виску, и она коснулась скрытого волосами небольшого шрама. Если бы только она могла вспомнить! Она так задумалась, что невольно вздрогнула, когда Росс окликнул ее.
        - Джулия! - Росс наклонился и накрыл ладонью ее руку, лежащую на столе. - Не надо. У тебя сейчас такой же вид, как тогда, когда я только что привез тебя из больницы.
        - Извини. - Она попыталась улыбнуться. - Я обещала себе постараться не думать о прошлом, но это нелегко.
        - Тогда мы постараемся, чтобы твоя голова была занята другими мыслями, - сказал он со значением. - Может, нам договориться не говорить больше о прошлом? Начиная с сегодняшнего дня, что бы ни случилось, будем думать только о будущем.
        - Нет. - Она отрицательно покачала головой. - Это не решение проблемы. Я должна научиться принимать вещи такими, какие они есть. Дай мне только время, Росс. - И лучисто улыбнулась. - Я всегда мечтала посетить Стоунхедж. Как ты догадался?

        Они отправились в путь в половине десятого. Шен по-хозяйски расположился на заднем сиденье. Росс не собирался брать с собой собаку, но у пса были свои идеи на этот счет - он прокрался через боковую калитку и прыгнул в машину, как только открылась дверца.
        - У меня такое чувство, что мое слово не имеет уже никакого веса в собственном доме, - заметил Росс, разворачивая машину на лужайке перед домом. - Полагаю, этот нахал повсюду сопровождал вас с Дэвидом? - Он повернулся к ней и, не услышав немедленного ответа, внимательно посмотрел на нее. - Не беспокойся, я догадываюсь, почему Дэвид уехал так неожиданно. Ты - первая женщина, с которой он тесно общался после целого года, проведенного в пустыне. Само собой разумеется, что он начал испытывать к тебе более глубокие, нежели братские, чувства. Хочешь рассказать мне, что случилось?
        - Это было бы несправедливо по отношению к Дэвиду. Он немного увлекся, это так. Дэвид сам захотел уехать. - Джулия взглянула на мужа. - Ты увидишься с ним перед его отъездом?
        - Конечно. Если он захочет. - Морщина прорезала его лоб. - Он рассказывал что-нибудь о Лу?
        - Нет. - О Лу в тот момент он не думал, решила про себя Джулия. И снова она испытала какое-то странное чувство при упоминании этого имени, как будто оно что-то значило для нее. - Какая она? - как можно равнодушнее спросила Джулия и, затаив дыхание, ждала ответа.
        Росс немного помедлил с ответом, что, возможно, объяснялось колдобиной на дороге, которую он в этот момент осторожно объезжал, сворачивая за угол.
        - Привлекательная, - наконец произнес он. - Высокая, стройная, симпатичная…
        - …Брюнетка, - добавила она и почувствовала на себе его взгляд.
        - Зачем спрашивать меня, если Дэвид тебе все рассказал?
        - Да ничего он не рассказывал. - Джулия нахмурилась, глядя в окно. - Он упомянул о ней, когда мы сидели у Луиджи. Не знаю, отчего, но я подумала, что она брюнетка. Как ты думаешь, Росс, что он имел в виду, сказав, что ты настроен против всех брюнеток?
        Он вздохнул и неожиданно остановил машину. Некоторое время он молча сидел, потом достал сигарету и затянулся.
        - Я должен тебе кое-что рассказать, Джулия, - начал он. - Конечно, это не самое подходящее место и, наверное, еще менее подходящее время, но я должен снять груз со своей души. Постарайся выслушать меня спокойно и не делай поспешных выводов.
        Джулия почувствовала легкую тошноту, сердце упало и стало биться сильно и неровно. Её бросило в жар.
        - Хорошо, я слушаю.
        Росс наклонился над рулевым колесом, не делая никаких попыток прикоснуться к ней.
        - Я был уже женат. Давно - лет восемь, нет, девять назад. Ее звали Энид. Она умерла за шесть месяцев до того, как я переехал сюда. Я хотел рассказать тебе все еще в больнице, но доктор Стюарт посоветовал не делать этого пока… ну, пока у нас не наладятся отношения. Возможно, не надо было это рассказывать тебе, но на этот раз я хочу быть уверенным, что ты узнаешь все только от меня.
        Чувство дурноты стало покидать Джулию, но она ощущала легкий озноб.
        - На этот раз? - переспросила она едва слышно.
        - Если бы ты знала, что я был раньше женат, ты не вышла бы за меня, - произнес он невыразительным голосом. - Ты много рассказывала о своем отце в наш первый вечер, и я понял, что повторный брак в твоем понимании невозможен. Ты бы воспротивилась повторной женитьбе отца, потому что это означало, что кто-то третий встанет между вами. Так же неприязненно отнеслась бы и к тому, что до тебя я любил другую женщину, любил достаточно сильно, чтобы связать с ней свою жизнь.
        Неужели это правда? Секунды складывались в минуты, а она продолжала сидеть как в трансе. Неужели она была такой бесчувственной? Ее отцу исполнилось только сорок, когда умерла его жена, и он был привлекательным мужчиной. Но, конечно…
        - Ты собирался сказать мне об этом после свадьбы? - услышала она собственный голос.
        Росс сухо улыбнулся.
        - Собирался, но все никак не мог выбрать подходящий момент. Как я уже говорил, на первый год совместной жизни всегда выпадает и без того достаточное количество проблем.
        - Но я каким-то образом узнала об этом?
        - У меня нет стопроцентной уверенности. Я даже не могу быть уверенным, что это так. Никто, кроме Дэвида, не знал о ней. Во всяком случае, я так думал. - Он говорил медленно, тщательно подбирая каждое слово. - Но, предположим, ты узнала о моей первой жене, пришла в ужас и смятение, и твой мозг заблокировал твою память и все, что с этим было связано. Вот почему доктор Стюарт не хотел, чтобы я рассказал тебе эту историю. Он надеялся, что со временем ты сама все вспомнишь, если захочешь.
        - Я не верю этому, - с трудом выговорила Джулия. - Даже если бы я выяснила случайно, я… - Она закрыла глаза, и ее голос предательски задрожал. - Росс, я не могла быть такой бесчувственной. Я не могла!
        - Никто не говорит, что ты бесчувственная. - Он обнял ее и притянул к себе. - Это только теория, одно из возможных объяснений. И если то, что я рассказал, не вызвало у тебя отвращения ко мне, значит, наше предположение оказалось ошибочным. Теперь мы можем начать нашу жизнь заново. - Он слегка отстранил Джулию от себя, чтобы видеть ее лицо. - Или мы снова вернулись к старому?
        Джулия встретила открытый спокойный взгляд его глаз и покачала головой.
        - Нет, - произнесла она так твердо, как только смогла, - это известие ничего не меняет. Я не позволю, чтобы тень прошлого изуродовала нашу жизнь. - Она секунду помолчала. - Если ты не против, расскажи мне о ней.
        - Хорошо. Мы поженились, когда мне исполнилось двадцать шесть, а через два года она погибла, катаясь на лыжах в Швейцарии. Она была очень хорошенькая, всегда пользовалась популярностью. Все считали, что мне очень повезло, - продолжал он ровным невыразительным голосом. - Я тоже думал так целых шесть месяцев, пока она не начала снова посматривать на своих старых приятелей. Прошло еще полгода, пока я не понял, что новизна, которая первоначально заключалась для нее в браке, стала постепенно стираться. К этому времени я уже и сам охладел к нашему браку и к тому же стал испытывать к ней мстительные чувства. Полагаю, рано или поздно я дал бы ей развод, тем более что она открыто шла на разрыв.
        - Извини, - проговорила Джулия дрожащим голосом. - Мне не следовало спрашивать.
        - Я рассказал, и мне стало легче. - Он отвел непослушный локон, упавший ей на щеку, и улыбнулся одними губами. - В конце концов, я оказался крепким орешком. Никогда не думал, что захочу снова жениться. Но встретил тебя и - вот!
        - Встретил - и все? - Джулия не могла скрыть, что ей необходимо услышать еще и еще его заверения. Она успокоилась, почувствовав пожатие сильной руки.
        - Встретил - и все. Пришел, увидел и был побежден. - Он снова улыбнулся, и на этот раз улыбка мелькнула в его глазах. - Для меня это тоже было немаловажной победой - я ведь украл тебя из-под носа у Билла. Думаю, только из-за нашей давнишней дружбы он согласился быть свидетелем на нашей свадьбе.
        - Билл приглашал меня только пару раз, - запротестовала Джулия. - Между нами никогда ничего не было.
        - С твоей стороны, может быть, и нет. Но это не значит, что он не питал надежд, что такой день наступит. Билл всегда готов проявить терпение, если он в чем-то действительно заинтересован.
        - Если ты будешь продолжать в таком роде, - сказала она, - я начну думать, что ты сам захотел меня только потому, что я нравилась Биллу. - Увидев, как изменилось его лицо, она поспешила добавить: - Прости, я пошутила. И ты не прав в отношении Билла. Мы были друзьями, и только.
        - Ладно, давай больше не будем. - Внимательный взгляд скользнул по ее лицу. - Как ты себя сейчас чувствуешь?
        - По-другому, - призналась она. - Ты заставил меня увидеть себя со стороны. Я такой себя еще не знала. Если ты прав, что я помешала отцу устроить свою судьбу, - мне стыдно за себя. Ему не следовало разрешать мне быть такой эгоистичной и управлять его жизнью по моему усмотрению.
        - Он очень любил тебя. Это нетрудно понять.
        Не думая, Джулия обхватила ладонями любимое лицо и стала покрывать поцелуями. Надежные руки обняли ее, и она в ответ первая страстно поцеловала мужа.
        Их поцелуй был прерван самым невероятным образом. Шен, видимо, решил, что настал момент наконец напомнить о себе, и ткнулся мокрым носом Джулии в ухо, заставив ее вскрикнуть от неожиданности.
        - Господи, почему ты не связал лапы этой противной собаке? - спросила она со смехом, отталкивая пса, который теперь пытался лизнуть ее в щеку. - Прекрати, Шен!
        - Сидеть! - скомандовал Росс, не повышая голоса, и собака уселась на сиденье, высунув язык и не сводя с него счастливых умных глаз. - Так на чем мы остановились? - Росс снова привлек ее к себе.
        - Я счастлива, дорогой. - Глаза Джулии, обращенные на Росса, светились от счастья. - Я рада, что ты мне рассказал об Энид, Росс. Возможно, когда-то это меня и беспокоило, но обещаю тебе, больше этого не случится. - Она слегка задумалась. - Но она была очень похожа на Лу? Ты ведь говорил Дэвиду, что она готова схватить все, до чего сможет дотянуться?
        - Я? - переспросил Росс, и его лицо снова обрело бесстрастное выражение. - Тогда, наверное, у меня были на это причины. Считай, что это интуиция, если хочешь.
        Джулия замолчала. За словами Росса скрывалось что-то большее. Росс не был человеком, готовым судить о других по первому впечатлению. Может быть, такие, как Лу, его тип женщины? Допустим, Лу привлекла его сходством со своей первой женой, которую он любил однажды. Не было ли это причиной горечи, испытанной им, когда та бросила его брата? Вся эта история еще тревожит его, и он не хочет говорить о ней. Джулия прикрыла глаза, борясь с неприятным чувством.
        Росс завел стартер, и машина тронулась. Было это правдой или нет, вся эта история кончилась еще до того, как Росс встретил ее. Если они собираются быть счастливы вместе, следует перестать думать с таким постоянством о прошлом.

        Тот день, проведенный с Россом, стал лучшим днем из всех за ее пока еще недолгую жизнь. Теперь, когда Джулия оставалась одна, она с нетерпением ждала возвращения Росса, строила планы на вечер. Чтобы скоротать время, она начала снова появляться в деревне. Делала небольшие покупки в маленьком магазинчике и даже смогла преодолеть свою робость в общении с людьми, которые знали ее до несчастного случая. Потребуется время, думала она, чтобы они привыкли к ее новому положению, но постепенно все встанет на свои места.
        В понедельник утром позвонил Дэвид. Росс снял трубку и, разговаривая с братом, поглядывал на вышедшую на звонок Джулию. Да, сказал он, у них обоих все нормально.
        - Как жизнь в городе? - поинтересовался он у Дэвида. Через минуту или две он сказал: - Подожди. - И, зажав трубку рукой, подозвал Джулию. - Он хочет пригласить нас куда-нибудь поужинать. Как ты на это смотришь?
        - А ты как на это смотришь? - спросила она. Он улыбнулся.
        - Готов проявить благородство. К тому же для тебя это смена обстановки. Мы могли бы встретиться с ним в ближайшую пятницу. - Он снова заговорил в трубку. - О'кей, Дэвид. Тогда в пятницу. До встречи.
        - Спасибо, - тихо поблагодарила Джулия, когда он положил трубку на рычаг. - За то, что ты не дал ему понять, что знаешь о его чувствах. Впрочем, у него скорее всего уже все прошло.
        - А если это не так? Он, может быть, надеется еще раз увидеть тебя, хотя бы и в моей компании, - заметил Росс с усмешкой. - При складывающихся обстоятельствах я едва ли смогу отказать ему в подобной мелочи. Через пять дней он опять будет в пустыне.
        - Ты думаешь, пустыня ему необходима? - спросила Джулия, когда они вернулись в гостиную.
        - Он приобретет хороший опыт. После работы в пустыне его цена как специалиста значительно повысится.
        - Но там ужасно одиноко, судя по тому, что он рассказывал. Не будет ли лучше, если он попытается найти работу здесь, в Англии?
        - Пусть сам решает, не маленький. - Росс опустился на стул, на котором сидел до звонка Дэвида, закурил еще одну сигарету и взглянул на Джулию сквозь облачко дыма. - Единственное, чего ему там может не хватать, так это общества женщин. Но если ему так уж приспичит, из этого положения всегда есть выход. Она наморщила нос.
        - Ну, это довольно грубо.
        - Жизнь есть жизнь. Половое влечение - вполне естественная потребность. - Разговор явно веселил его. - Полагаю, ты хотела бы думать, что его чувства к тебе имели другую природу?
        - Думаю, что да. - Она загадочно улыбнулась. - Может быть, у меня есть на это основания.
        - Ты пытаешься заставить меня ревновать?
        Между ними возникла минута напряженного молчания, но оба почти одновременно улыбнулись, и неловкий момент прошел.
        - Да, - подтвердила она, - именно так. Если следовать советам авторов журнальных статеек, мужу не идет на пользу, если он становится чересчур благодушным.
        - Значит, я стал благодушным, да? - Он неожиданно протянул руку и, схватив ее за запястье, посадил к себе на колени. Хитровато прищурившись, он спросил: - Не хочешь взять свои слова назад?
        - Я могла бы, - она засмеялась. - Но не могу открыть рот, пока ты пускаешь дым мне прямо в лицо.
        - О, какие пустяки! - Росс загасил сигарету и потерся подбородком о ее лоб. Услышав ее негромкое восклицание, он усмехнулся: - Еще жалобы, миссис Меннеринг?
        - Нет, - нежно ответила она и увидела, как его глаза потемнели. Ничто не сможет встать между ними теперь, подумала она, с неизведанной ей доселе страстью отвечая на его горячий поцелуй. Никто и ничто!

        Пегги и Майк обедали у них во вторник. На Джулии было ее любимое синее платье, которое ей очень шло, и она знала, что выглядит на все сто.
        - Что-то между вами произошло, и видно, что это пошло вам обоим на пользу, - прокомментировала Пегги со свойственным ей простодушием, когда они вдвоем с Джулией стерегли на кухне закипающий кофейник. - Сегодня все прямо как раньше, хотя ты этого, наверное, не помнишь.
        - Нет, - признала Джулия, поднимая на Пегги спокойный взгляд. - Но теперь это не имеет значения. Может быть, я когда-нибудь вспомню все, а может, и нет. Но определенно я не собираюсь больше переживать по этому поводу.
        - Молодец. - Пегги высыпала сахар в сахарницу. - Росс сказал, что вы собрались на пару дней в Лондон. Где вы остановитесь?
        - Не имею представления. Росс все сам организует. Он сказал тебе, что Дэвид возвращается на Восток в следующий четверг?
        - Упомянул. Кажется, считает это хорошей идеей.
        - Он боится, что Дэвид может снова связаться с Лу. - В первый раз Джулия смогла упомянуть это имя, не испытывая при этом неприятных чувств, которые обычно странным образом возникали у нее, когда она слышала это имя. - Из того, что Дэвид рассказал мне о своей подружке, я не думаю, что эта встреча возможна, но у Росса на этот счет другое мнение. Ты знаешь, что бывает, если у него появляется какая-нибудь навязчивая идея. - Она замолчала, а потом неожиданно рассмеялась: - Слушай, мне кажется, ко мне понемногу начинает возвращаться память. Я ловлю себя на том, что знаю о Россе вещи, которые не могла бы узнать о нем за последние недели - ну, например, какой из галстуков он предпочитает носить с тем или иным костюмом, хотя я не помню, чтобы он их носил. Это какое-то неподдающееся описанию чувство - временами, как вспышки каких-то неясных озарений. Знаешь, об этом говорят, когда пытаются доказать, что существует шестое чувство. Во многом, я полагаю, мы начали как бы снова проживать эти три месяца.
        Пегги улыбнулась в ответ.
        - У вас получился не медовый месяц, а медовый год, разве не так?
        Это был очень приятный вечер, и Джулии стало искренне жаль, когда Эшли собрались домой.
        - Вы должны обязательно приехать к нам на следующей неделе, - сказала Пегги, когда они прощались. - Хотя не надейтесь, что буду конкурировать с этим чудным венгерским блюдом, которым ты нас угостила. Позвоню тебе в понедельник.
        Когда за гостями закрылась дверь, и смолк вдали шум отъехавшей машины, Джулия посмотрела на Росса и тихо заметила:
        - Хорошие люди.
        - М-м-м… - Росс обнял ее за плечи, другой рукой прикрывая зевок. - Но очень разговорчивые. Я хочу завтра пораньше выехать, или, вернее сказать, сегодня. Мне нужно еще сделать пару визитов. Если ты не возражаешь, час-другой побудь после полудня без моего общества.
        - Хочешь одним выстрелом убить сразу двух зайцев? - пошутила она, и он легонько ущипнул ее за руку.
        - Просто пользуюсь случаем. Я не так часто бываю в городе. Но если ты хочешь, чтобы я остался…
        - Конечно, хочу. Очень хочу, но готова в интересах дела пойти на жертву. Ведь это у тебя деловые встречи?
        Росс протянул руку и выключил свет в холле.
        - Да, - произнес он в темноте, - деловые.

        Они были в центре города уже днем и решили пообедать в ресторане отеля.
        Что касается Джулии, ей казалось, что она не была в Лондоне всего шесть или семь недель. Ей приходилось пару раз даже напоминать себе, что в действительности прошло больше пяти месяцев. Почти полгода, как она съехала с квартирки, в которой жила с двумя незамужними подругами.
        Сначала она хотела позвонить и увидеться с ними, но потом передумала. Будет слишком много вопросов, придется избегать невольных ловушек, ей ведь совсем не хочется рассказывать им, что случилось за это время. Зачем им это знать?
        Росс уехал в два, сказав что задержится не больше чем на пару часов, и Джулия была предоставлена себе на это время. Она неторопливо прогуливалась по улицам, залитым ярким послеобеденным солнцем, и наслаждалась чувством одиночества в толпе людей, где ее никто не знал. Истинное удовольствие она испытывала теперь лишь от сельских окрестностей, от своего деревенского дома. Как радикально могут измениться взгляды, и за такое короткое время, подумала она, останавливаясь перед витриной магазина с зимней одеждой. Пару лет назад, даже год назад, она и представить себе не могла, что захочет жить где-то еще, кроме Лондона.
        - Джулия! - выкрикнул радостно мужской голос, и кто-то схватил ее за локоть. - Откуда ты взялась? И почему не дала мне знать, что ты в городе?
        Джулия улыбнулась плотному мужчине в темном деловом костюме.
        - Здравствуй, Билл. Я как раз думала, не позвонить ли тебе на работу. Ты как раз туда, наверное, возвращаешься?
        - Собирался. Но нет никакой спешки. - Он оглянулся. - Ждешь Росса или ты здесь одна?
        - Понемножку того и другого. Он будет ждать меня в отеле в половине пятого.
        - Тогда у нас есть целый час. Давай выпьем по чашечке кофе. Я тебя не видел сотню лет.
        На следующем перекрестке за углом находился бар, который они раньше часто посещали. Усевшись на привычное место, Джулия взглянула с улыбкой на своего бывшего босса.
        - Совсем как в старые времена.
        - Нет, - не согласился он. - Не совсем. Все трофеи - победителю. - Улыбаясь, он рассматривал ее. В уголках его глаз таились так хорошо знакомые ей морщинки. - Мне не нужно задавать традиционный вопрос. Ты прекрасно выглядишь, хотя и немного похудела с тех пор, как я видел тебя последний раз.
        - Зарядка, физическая нагрузка, - небрежно соврала она. - Подолгу каждый день гуляю с собакой. А как все?
        - Как обычно. Хотя… В прошлом месяце была небольшая перестановка. У меня теперь Джози Харрис.
        - О, великолепная огненно-рыжая дама! - Джулия насмешливо приподняла брови и театрально произнесла грудным соблазнительным голосом: - Мне захватить мой блокнот, мистер Гриве?
        Билл ухмыльнулся.
        - Каждому свое. После той старой бой-бабы, которую администрация прислала после тебя, на Джози, по крайней мере, гораздо приятнее смотреть. Я достаточно пожил на белом свете, чтобы распознать охотницу на состоятельных мужчин. Не беспокойся. Я не попаду в ее сети. А Росс в городе по делу?
        - Сначала дело, а потом развлечения. Мы сегодня ужинаем с его братом Дэвидом.
        - Не знал, что он вернулся. И давно?
        - Несколько недель назад. Он гостил у нас, а потом перебрался в город. - Ей так много хотелось спросить, но она сдержалась, понимая, что тогда придется рассказывать и самой. - Я думала, он звонил тебе.
        - Нет, не звонил. - Билл взял свою чашку и отпил глоток. - Ты сказала Лу, что он вернулся?
        Джулия боялась пошевелиться. Она боялась отвести взгляд от чашки с кофе и машинально размешивала сахар ложечкой. Вот те вопросы, на которые она не знала ответа! Сделав над собой гигантское усилие, она непонимающе улыбнулась и переспросила:
        - Лу?
        - Помнишь, я познакомил вас несколько месяцев назад, когда ты зашла в офис, и вы вместе ушли после обеда. Я подумал, вы подружились. - Он внимательно посмотрел на нее. - Слушай, ты побледнела. Хорошо себя чувствуешь?
        - Да. - Собственный голос доносился до нее как бы со стороны. - Билл, какого числа я заходила в офис, не помнишь?
        - Число? - Он наморщил лоб. - Я не… Подожди минуту. Лу отправлялась на две недели в Грецию. Это было… двадцать пятое сентября. А что?
        Двадцать пятое. Джулия с трудом перевела дыхание. Итак, она находилась в Лондоне в день аварии и провела какую-то часть дня с бывшей невестой Дэвида. На мгновение ей показалось, что она стоит в конце длинного черного туннеля и что-то надвигается на нее из темноты. Что - она не может понять, но сердце ее замерло от страха.
        - Знаешь, я потеряла очень дорогие перчатки где-то примерно в то время, - соврала она с трудом. - И подумала, может, Лу нашла их. - Это прозвучало не очень убедительно, но лучшего она не могла сейчас придумать. - У тебя есть ее адрес?
        В лице Билла что-то неуловимо изменилось.
        - Да, она живет в Кенсингтоне. Но не думаю, что ты сейчас застанешь ее дома. Почему бы тебе не позвонить ей?
        - Хорошая мысль, - согласилась она, не отводя взгляда, проследила, как он достал ручку и записал номер на листочке из записной книжки. - Напиши сюда и адрес, - предложила она прерывающимся от волнения голосом и кашлянула. - Если не дозвонюсь ей по телефону, то напишу письмо.
        - Конечно, отчего бы и нет. - Было видно, что Билл почему-то смущен, но воздерживается от вопросов. Он отдал ей записку. - Я уверен, что она связалась бы с тобой, если бы нашла перчатки. Но все же на всякий случай позвони.
        - Ты, как всегда, прав. Что я теряю? - Джулия сложила бумажку и выдавила из себя жизнерадостную улыбку: - Ты давно ее видел?
        - Последний раз на прошлой неделе. - Он встретил ее любопытный взгляд и пожал плечами. - Я знаю, что ты думаешь. Мне следовало бы помнить, как она поступила с Дэвидом. Я знаю, что она собой представляет и что ей нужно, но, когда я с ней, то обо всем забываю. Самое смешное, я думал, что просто пытаюсь забыть о тебе, когда ты выбрала Росса.
        Джулии стало стыдно:
        - Как ты ее встретил?
        - Столкнулся с ней на улице около четырех месяцев назад. Она спросила о Дэвиде, и, казалось, искренне сожалела, что оставила его. Слово за слово, и я не заметил, как мы уже ужинали вместе.
        - Понятно. - В какой-то момент Джулия подумала, а не сказать ли Биллу, что Лу сама поддерживает связь с Дэвидом, но потом решила не говорить. В этом Билл должен разобраться сам, а у нее полно своих нерешенных проблем. - Мне уже пора идти, - сказала она со вздохом. - Рада была видеть тебя, Билл.
        В его глазах промелькнуло удивление.
        - Послушай, - спросил он неожиданно, - что тогда произошло между тобой и Лу, Джулия?
        - Вот это, - ответила она твердо, - как раз я и собираюсь выяснить. Ты можешь сам спросить ее, когда увидишь в следующий раз. Прощай, Билл.
        Пока Билл отсчитывал мелочь по счету, она уже была у двери. Невдалеке Джулия заметила остановившееся такси и бросилась к нему, успев усесться на секунду раньше своего менее удачливого конкурента, также пытавшегося поймать такси. Расправляя сложенный клочок бумаги, она назвала таксисту адрес и еще раз посмотрела на номер телефона, записанный Биллом. Ошибки не было - это тот же номер, что она нашла в кармане Росса. Он выбросил ту бумажку. Но почему? Потому что больше не собирался звонить по этому номеру или потому что знал его наизусть? Она должна знать точно.
        Таксист остановил машину рядом с Черч-стрит. Джулия решила пройтись пешком. Дома в этом районе были в хорошем состоянии, чувствовалось, что многие квартиры сдавались внаем. Она прошла мимо 63-го дома и предположила, что 143-й должен быть на следующем перекрестке. Встретится ли она с женщиной, которая, возможно, держит в руках ключ к ее памяти? Джулия замедлила шаги. Предположим, Лу не окажется дома. Что тогда? Она не могла представить себе, что сможет вернуться к Россу, так ничего и не узнав. Нет, решила Джулия, если Лу не окажется дома, она будет ждать ее сколько понадобится. Так или иначе…
        Неожиданно Джулия почувствовала, как у нее подкосились ноги. Из дома, недалеко от которого она, задумавшись, остановилась, вышел мужчина. Задержавшись на мгновение, чтобы загасить сигарету, мужчина подошел к краю тротуара, где на мостовой стояла зеленая машина, открыл дверцу и сед за руль. Джулия не отрываясь смотрела на машину, пока та не исчезла из виду, чувствуя, как стены черного туннеля сжимаются вокруг нее и затягивают в воронку калейдоскопа обрывков ее возвращающейся памяти.

        Глава 8

        Я счастлива целых три месяца, думала Джулия, отпуская такси перед знакомым зданием. А казалось, что прошла неделя с того дня, как Росс появился в их офисе на первом этаже и с тех пор прочно вошел в ее жизнь. Уголки ее губ тронула улыбка. Семейная жизнь оказалась далеко не такой привлекательной, как она себе представляла вначале, но Джулия не променяла бы ее ни за что на свете.
        Она обрадовалась, увидев Сью Рейнер, которая все еще работала в приемной. Неслышно пройдя через вертушку, она тихонько подошла к столу, где Сью сортировала корреспонденцию. Джулия негромко окликнула ту и рассмеялась, глядя на удивленное лицо Сью, когда та подняла на нее глаза.
        - Привет.
        - Джулия! - Удивление мгновенно сменилось на лице Сью искренней радостью. Сью окинула ее оценивающим взглядом. - Ты выглядишь замечательно! Ну, просто красотка! Только не говори, что твой румянец естественный!
        - Чистый воздух и солнце целый день. Этого вам, городским жителям, не понять.
        - Ты вроде и сама ничего плохого не находила в городской жизни, пока не появился этот молодчик Росс и не увез тебя из города. Как поживает этот образчик великолепного самца?
        - Превосходно, - засмеялась Джулия. - Я передам ему твои слова, когда увижу.
        - Обязательно передай, пусть знает. Ты надолго в городе?
        - Только на день. Я думала убить сразу двух зайцев - пройтись по магазинчикам и повидать старых друзей. Билл здесь?
        Сью поджала губы.
        - Здесь, но я не уверена, что ты его увидишь. У него там подружка.
        - Подружка?
        - Твоя замена. Замужняя женщина, ни больше, ни меньше.
        - О, брось. Билл не…
        - Нет? Ну, ты знаешь его лучше, чем мы. - С непроницаемым выражением лица Сью потянулась к селектору. - Я дам ему знать, что ты здесь.
        - Нет необходимости, - заметила Джулия, увидев, как открывалась дверь кабинета. - Он уже выходит.
        Но мгновением позже ей показалось, что бывший босс приветствовал ее несколько смущенно, хотя и широко улыбался знакомой улыбкой.
        - Какой сюрприз! - сказал он. - Ты одна?
        - Да, - ответила она и подумала, что не ошиблась, увидев промелькнувшее в его глазах облегчение. - Росс передает тебе привет.
        - Так вы жена Росса Меннеринга? - Молодая женщина, вышедшая вслед за Биллом, подошла ближе и окинула оценивающим взглядом Джулию. Голос ее был вполне доброжелательным, но в улыбке сквозила ирония. - Я всегда говорила, что у Росса хороший вкус. Ты не собираешься нас познакомить, Билл?
        Билл чувствовал себя явно неловко.
        - Джулия, разреши представить тебе Лу Роксфорд.
        - И больше ты можешь ничего не говорить, - вставила молодая женщина, насмешливо наблюдая за выражением лица Джулии. - Да, я та самая Лу Роксфорд, бывшая невеста Дэвида. Он все еще на Востоке?
        - Да. - Итак, эта женщина была причиной тому, что брат ее мужа бросил все и уехал из страны. Увидев эту красотку, Джулия представила себе, что почувствовал бы любой мужчина, потеряв ее. Лу была одной из самых привлекательных женщин, которых Джулия когда-либо встречала, - с темными волосами, живая и энергичная, с большими темными, как вишни, глазами. Она была ненамного старше Джулии, но держалась с таким достоинством и уверенностью, как будто вокруг не было ей равных. В этом Джулия явно не могла соперничать с ней. - Полагаю, он скоро приедет в отпуск.
        - В самом деле? - Трудно судить, был ли этот вопрос искренним или Лу проявила просто вежливый интерес. - Я давно его не видела. Надеюсь, он здоров?
        - Как насчет кофе? - Билл постарался разрядить затянувшуюся паузу. - Сью, не будешь ли…
        - Я не могу остаться, - быстро сказала Джулия. - Но все равно, спасибо. Я должна успеть на поезд в пять пятнадцать. Я только заскочила на минутку по дороге на вокзал. В самом деле… - Она взглянула на часы на стене. - Мне лучше поторопиться, если хочу успеть вовремя.
        - Вокзал «Виктория»? - Лу неторопливо натягивала перчатки. - Мне по дороге. Я могу подвезти вас. - Она взглянула на Билла со странной улыбкой. - Значит, увидимся через полмесяца. Я напишу открытку.
        - Спасибо. - Он перевел взгляд на Джулию, и та почувствовала, что он чем-то обеспокоен. - Надеюсь, когда ты выберешься к нам в следующий раз, у тебя будет побольше времени, ладно?
        - Постараюсь, - пообещала она. - До свидания, Билл. Рада была видеть тебя. - Она рассеянно улыбнулась Сью и вышла через вертушку вслед за Лу.
        Почти новый «мерседес», принадлежащий Лу, был припаркован на стоянке сразу за поворотом, и счетчик уже показывал штрафные минуты.
        - Кладите ваши вещи на заднее сиденье и давайте побыстрее рванем отсюда, пока не появился любознательный контролер, - сказала Лу, открывая машину. - У меня два часа, чтобы добраться до Гатвика, и, судя по тому, какое сейчас движение, я уже опаздываю.
        - Отдыхать? - спросила Джулия, когда они тронулись.
        - Нет, по делу. Я собираюсь проверить готовность некоторых курортных мест разместить туристов в следующем сезоне. Для разнообразия, вместо того чтобы посылать других, еду сама.
        - О, понимаю. Вы работаете в туристическом агентстве?
        - Вы правы. - Гладкая темная головка повернулась в ее сторону. - И что же Росс говорил вам обо мне?
        Чувствуя себя неловко, Джулия ответила.
        - Немного. Только то, что вы были помолвлены с Дэвидом, но решили выйти замуж за другого.
        - Ну, полагаю, можно сказать и так. - Лу нажала педаль газа, обгоняя такси и игнорируя выразительный жест водителя. - Дэвид - неплохой парень, но скучный. Мне не следовало сближаться с ним.
        - Тогда почему вы это сделали?
        - О, по разным причинам. У меня был трудный период, когда я встретила его. Я ненавидела свою работу, и брак казался решением проблемы. - Она пожала плечами. - Может, и на самом деле так, но все зависит от того, за кого выходишь замуж. Дэвид оказался не подходящей для меня кандидатурой, впрочем, как и тот, ради кого я оставила его.
        - А Билл? - вырвалось у Джулии. На лице Лу мелькнула улыбка.
        - Я так и думала, что это вас беспокоит. Паршиво, не так ли, когда пламя страсти так быстро гаснет.
        - Я не уверена, что понимаю, о чем вы говорите.
        - А я думаю, что понимаете. Вы боролись с собой, решая, стоит ли вам снова встретиться с Биллом, и не смогли избежать искушения. Желали посмотреть, как он без вас, не так ли? И вам не понравилось, когда вы увидели меня. Поэтому и не захотели остаться.
        - Это просто смешно, - сухо возразила Джулия. - Мне нужно успеть на поезд.
        - Они ходят в вашу сторону довольно регулярно. Вы могли бы уехать и следующим. - Лу не сомневалась в своей правоте. - Не беспокойтесь, я понимаю ваши чувства. Я и сама немного собака на сене. Большинство людей ужасные эгоисты, только не все хотят это признать. Вы можете отнести к этой категории и своего Росса.
        - Росса?
        - Ну, возьмите, например, как он относился к своей первой жене. Если брак разваливается, нужно все закончить мирным путем, но он решил по-другому. Отказывал ей в разводе из мести, хотя, возможно, и пожалел об этом, когда она погибла. - Что-то в молчании Джулии привлекло внимание Лу, и она скосила на нее глаза. Ее тон неожиданно изменился. - Конечно же вы знаете об Энид? Росс не… - Она оборвала фразу, взглянула на Джулию и негромко закончила: - Очевидно, он не сказал. И я выпустила кота из мешка. Извините.
        Джулия почувствовала, как ее руки, лежавшие на коленях, сжались в кулаки, а ногти впились в ладони, но в данном случае она только была рада физической боли. Она ощутила страшную пустоту. Росс уже был однажды женат. Она его вторая жена. Почему он не сказал ей? Почему?
        Машина подъехала к вокзалу. Лу остановила машину.
        - Послушайте, - проговорила она, - мне действительно очень жаль. Есть границы, которых я строго придерживаюсь. Мне никогда не приходило в голову, что…
        - Все нормально. - Джулия открыла дверцу и, взяв свои покупки, посмотрела в темные глаза. Она задала вопрос, на который уже знала ответ. - А как вы узнали об… Энид?
        В ответ Лу пожала плечами.
        - А как вы считаете?
        Дальше слушать Джулия не стала. Ей стало невмоготу. Она слышала, как Лу позвала ее, но продолжала идти, не оглядываясь, зная, что эта женщина не сможет оставить машину и пойти за ней. Росс и Энид. Росс и Лу. Росс и куча других женщин!
        О, предположим, она достаточно хорошо представляла себе, когда впервые встретила его, что он не монах. Трудно ожидать приличного поведения от мужчины его лет. Но первый брак, о котором он никогда не упоминал, плюс любовница, которая была одно время помолвлена с его собственным братом, - это уже чересчур! Джулия с трудом вздохнула. Нет сомнений, что одно время у него была связь с Лу. Это было очевидно из тех подробностей о его жизни, которые ей известны. Когда? - задала она себе вопрос, и с болезненной ясностью перед ней предстал очевидный ответ - пока Лу еще была помолвлена с Дэвидом. Росс осуждал ту не из-за брата, а потому, что его собственной гордости был нанесен Удар.
        Голова Джулии раскалывалась. Она верила Россу, доверилась ему, отдала безоговорочно свою любовь. А теперь за несколько коротких мгновений все разрушено. Что ей теперь делать? Росс ждал в машине, когда ее поезд в половине седьмого прибыл на станцию. Он вышел из машины, увидев ее, и подошел взять покупки. Нежно поцеловав жену в лоб, он спросил:
        - Хорошо провела время?
        - Да. - Джулия пошла с ним к машине и, усевшись, молчаливо ждала, пока он укладывал пакеты на заднее сиденье. Пока она ехала в поезде, ей не терпелось сказать Россу в глаза всю правду, но теперь ее охватило чувство какого-то безразличия и неестественного спокойствия. Она вела себя как сомнамбула, которая ходит во сне с открытыми глазами, все видит, но ничего не чувствует.
        Покончив с ее свертками, Росс сел за руль бросил на нее внимательный взгляд.
        - Ты выглядишь усталой. Если это Лондон так влияет на тебя, то лучше в будущем не ездить так далеко за покупками. Ты заходила на бывшую работу?
        - Нет. - Она сама не знала, почему так ответила, откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. - Ты не будешь возражать, если и я помолчу? Я… у меня страшно разболелась голова.
        - Конечно, - сказал он сочувственно. - Отдохни.
        До дома они добрались в рекордно короткое время. Джулия притворилась спящей. Это было самым легким выходом. Дома она сняла жакет, бросив его на телефонный столик, и прошла на кухню. Она наливала воду в кофейник, когда вошел Росс.
        - Будем пить кофе наверху? - спросил он, и она кивнула, не оборачиваясь. В затянувшемся молчании она чувствовала на себе его взгляд: - Может, хочешь, чтобы я позвонил Пегги и сказал, что ты плохо себя чувствуешь?
        Пегги? Джулия крепко закрутила кран. Она совсем забыла о вечеринке у Эшли. Джулия представила, как бесконечно будет тянуться сегодняшний вечер, и поняла, что не сможет вести себя нормально с Россом. Нет, сейчас ей не под силу остаться с ним наедине. Она этого не вынесет.
        - Нет, не надо, - ответила она. - Я выпью пару таблеток аспирина и приму душ. Когда ты хочешь выезжать?
        - Думаю, в восемь. Ты уверена, что хочешь поехать?
        Ее охватило раздражение.
        - Я же тебе сказала. Да!
        - Хорошо. - Было видно, что Росс с трудом сдерживал себя. - Я отнесу наверх твои покупки. Для меня кофе не делай. Я выпил чашку в городе, пока ждал поезд.
        Джулия выключила газ и решила вообще не готовить кофе. Она делала все автоматически, чтобы чем-то занять себя. Прошла наверх в спальню, достала из шкафа первое попавшееся платье, нашла подходящие туфли. Из ванной комнаты доносились звуки льющейся воды - Росс принимал душ. Он будет готов через десять минут. Росс никогда не задерживался в душе надолго в отличие от Джулии, поэтому у него вошло в привычку занимать ванную первым. Это экономило нервы и предотвращало возможные стычки.
        У нее неожиданно задрожали ноги, и она присела на стульчик рядом с туалетным столиком. Что ей делать? Могла ли она продолжать жить с Россом после того, что узнала сегодня о его прошлом? Смогла бы она вынести разрыв с ним? Она прижала ладони к щекам и уставилась на бледную незнакомку в зеркале. Забыть все? О, если бы она и дальше могла оставаться в неведении!
        К тому времени, как они выехали из дома, уже сгустились сумерки и похолодало так, что Россу пришлось включить обогреватель в машине. Они ехали молча несколько минут.
        - Как Билл? Ты, наверное, видела его? - поинтересовался Росс.
        - Да, - односложно ответила Джулия. - У него все нормально.
        - Долго с ним разговаривала?
        - Нет, несколько минут.
        - О? - Он не скрывал удивления. - Я думал…
        - Прекрати расспросы! - прервала она раздраженно. - Я видела Билла только несколько минут. И это все!
        Губы Росса сурово сжались.
        - Ну, хватит. После этой прогулки ты словно с цепи сорвалась. Я старался не обращать внимания, но пора тебе сменить настроение, a то будет поздно.
        Оставшуюся дорогу до дома Эшли они не произнесли ни слова. И только у самой двери Росс сжал ее руку:
        - Если ты будешь дальше продолжать в том же духе, - угрожающе предупредил он, - у тебя не только голова заболит. Обещаю.
        Она взглянула на его жесткое лицо, слабо освещенное фонарем, и испытала мгновенный прилив ненависти.
        - Не беспокойся, - произнесла она холодно, - я не подведу тебя.
        Гости уже заполнили дом, и вечеринка была в самом разгаре. Пегги встретила их у дверей с блюдом в руках.
        - Снять пальто можно в последней комнате по коридору, а почистить перышки - в передней. Нет, Росс, к тебе последнее не относится. Пойдем, будешь мне помогать носить все это, а то я никак не могу найти Майка.
        Джулия, не глядя на Росса, стала подниматься по лестнице. Бросив пальто на кровать, где была уже навалена целая куча одежды, она прошла в переднюю часть дома. Около зеркала уже толпились три женщины. Одну она знала, две другие были ей незнакомы. Они представились друг другу. Женщины, закончив пудрить носики, удалились, оставив Джулию одну. Она расправила смявшуюся юбку и дрожащей рукой поправила чуть растрепавшуюся прическу.
        Внизу, прислонившись к перилам лестницы, со скучающим видом стоял Лестер Коннелли. При виде Джулии его лицо просветлело.
        - Молодая жена, и одна? Это все меняет. Ты выглядишь сегодня особенно привлекательно.
        - Спасибо. - Джулия накрыла его руку своей ладошкой и с удивлением обнаружила, что смогла легко улыбнуться. - Не принесешь ли мне что-нибудь попить?
        Несколько раз в течение вечера она видела, как Пегги предпринимала отчаянные шаги, чтобы оторвать ее от Лестера, но тот был слишком переполнен своей последней
«победой» и не отступал от Джулии ни на шаг. Сама же Джулия не делала ни малейшей попытки освободиться от навязчивой компании Лестера. По выражению лица Росса, смешавшегося с толпой гостей, она видела, что ее поведение достигло цели. Нет, это была не ревность, сказала она себе, а чувство собственничества. Ущемленная гордость. Ну и хорошо, пусть немного пострадает. Хоть так.
        О чем они с Лестером разговаривали все это время, она даже не могла вспомнить. Наверное, о какой-нибудь ерунде, однако, она сумела поддерживать беседу, так как, даже когда время подошло к полуночи, ее кавалер не выражал признаков недовольства или скуки. Она стояла вместе с Лестером у камина, прислонясь к стене, как вдруг часы пробили полночь. Лестер, облокотившись одной рукой о камин, нагнулся так близко к ней, что его локоть почти коснулся ее груди.
        - Двенадцать, - с томным намеком в голосе изрек Лестер, многозначительно приподнимая брови. - Время, когда хорошим девочкам следует идти спать, не так ли?
        - Совершенно правильно. - Из-за его спины показался Росс с абсолютно непроницаемым лицом. Через его плечо было перекинуто пальто Джулии. - Именно так наша девочка и собирается поступить. - В его взгляде, устремленном на нее, таилось предостережение. - Попрощайся с Пегги и Майком, нам пора ехать.
        - О, ну не будь же таким занудой, ты портишь весь вечер. Мы только начинаем веселиться. - Лестер положил руку на плечо Росса в манере «как мужчина мужчине». - Ты же видишь, Джулии совсем не хочется уезжать.
        - Убери руку, - процедил Росс, не повышая голоса, - если не хочешь получить по морде. - Он даже не повернул к нему головы, почувствовав, что рука исчезла. - Джулия, я жду.
        Она отделилась от стены, замечая любопытные взгляды гостей, послала Лестеру пустую вежливую улыбку и прошла впереди Росса в холл, где Пегги и Майк вели оживленную беседу с гостями. Как только они вышли из дома, их сразу же окутала туманная мгла. Крыша машины была Росс влажной от осевшего тумана. Они не сказали друг другу ни слова, пока не показался перекресток.
        - Сделай еще раз так, и ты пожалеешь об этом, - холодно прервал молчание.
        - Что мне нельзя делать? - поинтересовалась Джулия. - Разговаривать с другим мужчиной?
        - Не слишком умничай, - заметил он сквозь зубы. - Ты кокетничала с мужчиной, который тебе даже не нравится, чтобы позлить меня. И ты называешь это нормальным поведением?
        - Нет, - произнесла она бесцветным голосом. - Я никак это не называю. Мы просто разговаривали, вот и все.
        - Уединившись, словно пара голубков, на три часа. Интересно, о чем же вы говорили? - Он с силой переключил третью скорость. - Готов поспорить, что ты не рассказывала ему о своей головной боли. Нет, эти разговоры припасены для мужей! И если ты решила закусить удила, даже не думай, у тебя это не пройдет. Мое терпение на исходе!
        Джулия сидела неподвижно. Она чувствовала пульсирующую боль в голове, и стены салона, казалось, сжимались вокруг нее, мешая дышать. Эти последние три месяца были пародией на брак. Росс не любит ее. А она так хотела быть любимой! Господи, ну почему он мучает ее? Одного его ласкового взгляда достаточно, чтобы она успокоилась. Насмешка судьбы - и все же она счастлива. Счастлива, потому что не знает правды.
        Машина замедлила ход перед поворотом на Марлоу. Джулии стало совсем нечем дышать. Она протянула руку, чтобы открыть окно, почувствовала, что падает, и закричала Россу. Последнее, что она помнила, была его рука, пытавшаяся удержать ее, и скрип тормозов.

        - Простите, мисс, но мы закрываем через пять минут. - Джулия, очнувшись, увидела склонившегося перед ней служителя в форме.
        - Извините?
        - Закрываемся, мисс. Через несколько минут. Боюсь, вам придется уйти. - Он говорил извиняющимся тоном. - Зимние часы, знаете ли.
        На улице быстро темнело, уже зажглись уличные фонари. Она, должно быть, просидела в парке больше часа, поняла Джулия, и только сейчас почувствовала пронизывающую сырость воздуха и окоченевшие руки.
        - С вами все в порядке, мисс? - Служитель участливо смотрел на нее.
        Она сделала усилие, чтобы сосредоточиться.
        - О, да. Все в порядке, спасибо. - Джулия встала и попыталась улыбнуться. - Боюсь, что я задумалась. Не заметила, что уже так поздно.
        Направляясь к выходу, она чувствовала на себе его взгляд и постаралась идти стремительной, целеустремленной походкой, как будто спешила по делу. Впрочем, так и надо было делать. В это время она должна уже находиться в отеле.

        Попасть в отель и встретиться с Россом, зная, что он только что был с Лу! Может, он просто заглянул к ней по делу, раз уж выбрался в Лондон? Нет, что-то не похоже. Какие у них могут быть дела? Джулия вздохнула - известно какие. А может быть, нет? Сегодня Росс не в первый раз виделся с Лу после того, как она ушла от мужа. Они встречались, тогда-то она и дала ему номер своего телефона. По крайней мере, одна встреча была точно.
        Странно, но она еще сомневалась, что полностью проиграла другой женщине. Росс, может быть, находил Лу неотразимой, но не был настолько дураком, чтобы довериться подобной женщине, которая однажды уже обманула его доверие. Джулия даже могла поверить, что он по-своему любит ее, свою жену. Только она так не могла. Он нужен ей весь, целиком и полностью, и она не собиралась делить его с кем-либо.
        Какой же у нее выбор? Еще раз потерять память? Еще одна отчаянная попытка начать все заново? Рот Джулии искривился от горькой усмешки. Нет, это не должно снова повториться. Та, другая Джулия была совсем другим человеком. На этот раз она собирается стойко встретить все, что бы ни случилось. Но что же делать? Разъехаться? Развестись? Она постаралась представить жизнь без Росса и почувствовала, как у нее сжалось сердце. Хорошо, тогда что? Ультиматум? Заставить его сделать выбор? Она знала, что это тоже не ответ. Возможно, она и одержит победу, но что произойдет с их браком?
        Уже совсем стемнело, когда Джулия добралась до отеля. Когда она вошла в комнату, Росс говорил по телефону. Он взглянул на нее и сказал в трубку:
        - Ладно, забудь об этом, - и резко закончил разговор. - Где ты была, черт возьми? - поинтересовался он. - Я только что пытался дозвониться Биллу.
        - Он уже, наверное, ушел, - сказала она. - По пятницам он никогда не остается так поздно.
        - Даже если есть ради чего остаться?
        Она вздернула подбородок.
        - Что ты имеешь в виду?
        Последовала длительная пауза, во время которой он изучал ее прищуренными глазами, потом пожал плечами и, проведя рукой по волосам, встал с постели.
        - Ничего важного. Я беспокоился о тебе. Что-нибудь случилось?
        - Ничего, - ответила она слишком быстро. - Я только… гуляла и забыла о времени.
        - Магазины закрылись час назад.
        - Закрылись, но не все. Кроме того, есть другие вещи, стоящие внимания. - Она отвернулась от него и положила сумочку на стул. - Мне кажется, я не должна отчитываться за каждую минуту.
        - Нет, если не хочешь. - Нахмурив брови, он следил за ней в зеркале. - Храни свои маленькие тайны. Не пора нам собираться? Мы встречаемся с Дэвидом в четверть восьмого.
        Они оба будут хранить свои секреты, ожесточенно подумала она. Куда же им деваться? Ему видите ли, не нравится, что она могла провести это время с Биллом! А он сам? Разглядывая в зеркале его лицо, Джулии было равно трудно совместить то, что она теперь знала об этом человеке
        с тем образом, который она так долго носила в своем сердце. Не один раз, а уже дважды сумел он убедить ее в своей честности и порядочности. Как слепы женщины, когда это касается мужчин, которых они любят! Они предпочитают закрывать глаза, чтобы не видеть то, что им не понравилось бы!
        Платье, которое она захватила с собой для вечера, было из черного шелка, облегающее, без рукавов. Теперь этот цвет показался ей полностью соответствующим дурному настроению. К тому времени как она вышла из ванной комнаты, Росс ушел в бар, крикнув ей перед этим, что будет ждать ее там. Десять минут восьмого Джулия, забрав сумочку и пальто, спустилась вниз. Какое-то мгновение она чувствовала ужасающую пустоту и даже была рада этому чувству. Впереди целый вечер, у нее еще будет время, чтобы принять решение. Что бы ни случилось, Дэвид ни о чем не должен догадаться. Ей придется сделать над собой усилие.
        Дэвид был уже там, когда она подошла к бару. Мужчины встали при ее появлении, но только у Дэвида радостно вспыхнуло лицо.
        - Рад снова видеть тебя, Джулия, - сказал он.
        - А я тебя. - Поддавшись порыву, она поцеловала его в щеку, немедленно, впрочем, пожалев об этом. Если Дэвид еще продолжает испытывать к ней не братские чувства, а судя по его поведению, так оно и было, любое поощрение с ее стороны, было бы несправедливым по отношению к нему. - Здравствуй и прощай одновременно, - улыбнулась она, стараясь свести все в шутку. - Сейчас так холодно, но ты, уезжая, распрощаешься с зимой.
        - Это точно. Не могу сказать, что мне нравится такая погода. - Он был решительно настроен на шутливый тон. - Мартини, Джулия?
        - Пожалуйста. - Садясь, она поймала ироническое выражение в глазах Росса и быстро отвела взгляд. Она не знала, о чем он думает, и еще меньше ей хотелось об этом знать. Если она желает, чтобы вечер прошел хорошо, ей нужно на что-то переключить свои грустные мысли, найти верную тему для разговора и не думать о Россе. - Ты больше не думал о переводе на Северное море? - спросила она отчаянно, когда за столом возникла затянувшаяся пауза. - Та, другая, работа сильно бы отличалась от теперешней?
        - Вовсе нет, - ответил Дэвид, ставя на стойку пустую рюмку. - Я все так же был бы отрезан от цивилизации, от ее удобств и развлечений. С другой стороны…
        - Она спросила о работе, - уточнил насмешливо брат. - Знаешь, это то, за что тебе платят.
        - О, это. - Дэвид в ответ насмешливо ухмыльнулся и снова перевел взгляд на Джулию. - Тебе ведь не интересно слушать о добыче нефти, а?
        - Напротив, - твердо сказала Джулия. - Интересно. Ты все говорил вокруг да около, но никогда конкретно о деле. Как, например, узнают, где искать нефть?
        Росс взял стакан и отпил глоток. На его губах играла улыбка, но во взгляде, обращенном на жену, не было и тени веселья.
        - Ну, Дэвид, это твой вечер.
        Нефть, ее добыча, переработка и использование обсуждались, пока они сидели в баре, потом в такси по дороге в ресторан и, наконец, в самом ресторане. К тому времени голова Джулии просто распухла от массы информации, которой в дальнейшем, по ее твердому мнению, она никогда не найдет применения. Она почувствовала огромное облегчение, когда Дэвид пригласил ее танцевать.
        - Я рад, что ты согласилась прийти сегодня, - проговорил он тихо, когда они кружились на танцевальной площадке.
        Она посмотрела ему в глаза.
        - У меня не было причин отказываться.
        - Ты знаешь, что были. Мы оба знаем. - Рука Дэвида на мгновение крепче прижала ее. - Для меня ничего не изменилось, Джулия. Вот почему я уезжаю в четверг. Опять убегаю, можно сказать.
        Джулия не знала, что ответить. Да и что тут можно сказать? Ведь она не свободна. Дэвид был… Дэвидом. Он очень хороший, но… Ее сердце екнуло. Лу! Лу! Все упиралось в Лу. Украдкой она бросила взгляд в сторону их столика, где в мрачном одиночестве сидел Росс. Он медленно крутил в пальцах стакан, рассматривая там что-то, ему одному видимое. Думал ли он о ней сейчас? Хотел ли быть с ней? С этого часа каждый раз, когда она будет смотреть на него, она всегда будет задавать себе этот вопрос.
        - Уходя, ничего не выиграешь, - сказала она. - Жизнь догонит тебя рано или поздно. - Она сделала усилие и спросила: - Ты виделся с Лу в этот приезд?
        - Да, - выражение его лица изменилось. - Я видел ее.
        - И?
        Он покачал головой.
        - И ничего. Говоря правду, я остался совершенно равнодушным. Не могу понять, что я находил в ней. - Он поймал мимолетное выражение ее глаз и неожиданно слегка покраснел. - Признаюсь, она все еще заставляет учащенно биться мой пульс, но и только. Лу действует так на всех мужчин. Но все остальное больше не волнует. Ей нужен человек такой же жесткий и сильный, как она.
        Например, Росс. Но он тоже не удержал Лу. На что теперь ей надеяться? Что Лу сама захочет еще раз порвать отношения с Россом?
        - Что ты собираешься делать теперь, когда Ричард решил снова занять квартиру? - спросил Росс, когда они возвращались за столик. - Ведь там только одна кровать?
        - Да, но он великодушно предложил мне кушетку, хотя это и повлияет на его отношения с подружками. Он не преминул мне об этом сообщить. Любит, когда о его жертвах все знают, этот наш Рич. - Дэвид посмотрел в окно, откуда открывался прекрасный вид на Темзу. - Тяжко подумать, что в это время через неделю я уже буду за тысячи миль отсюда. Путешествия всегда так влияют на меня. Я бы предпочел неспешный вояж морем - этакий круиз.
        Росс усмехнулся.
        - Ты опоздал родиться на сотню лет. Тебе трудно находить себя в современной жизни.
        - Ну, почему же? Я, возможно, еще найду свою собственную колею, - легко сказал Дэвид. - В одном я уверен, это будет не в пустыне.
        Вечер наконец приблизился к концу. Прощаясь с Дэвидом, Джулия яростно боролась с неожиданно возникшим желанием пригласить его провести последние дни перед отъездом в их доме. Но это могло бы только на время отложить ее проблемы, а не решить их.
        Росс почти не разговаривал в такси по дороге в отель, и это почему-то беспокоило ее.
        - Хочешь что-нибудь выпить на ночь? - предложил он в фойе, но она лишь тупо покачала головой. - Ну, а я, пожалуй, приму. - Его губы были решительно сжаты. - Увидимся в номере.
        Она была уже в постели, когда он вернулся. Лампа с ее стороны кровати была погашена, она лежала с закрытыми глазами, натянув одеяло до подбородка. Остановившись у двери, он простоял там, казалось, вечность, прежде чем закрыл ее. Потом она услышала тяжелые шаги рядом с туалетным столиком, стук опускаемых на столик ключей и мелочи, высыпаемой из кармана, затем мягкий звук просевшего под тяжестью стула, стук поставленных на пол ботинок, шум льющейся в ванной воды.
        Вернувшись из ванной, он выключил свет, и Джулия почувствовала, как под его тяжестью прогнулся край матраса.
        - Ты же не спишь, - сказал он. - Не притворяйся.
        - Я устала. - Она поразилась, как спокойно и невыразительно она смогла это произнести. - Это был длинный день.
        - Я так и понял. - Он замолчал, но она чувствовала на себе взгляд, хотя в темноте не могла судить о выражении его лица. - Ты не собираешься рассказать мне, где ты была сегодня днем?
        - Я уже сказала тебе. Я только…
        - Гуляла. Да, я знаю. Гуляла, где?
        - Тут и там. - Ее голос дрогнул, но она не знала, заметил ли он это. - Я… я много думала.
        - О? - Его тон неуловимо изменился. - И о чем?
        - О нас. - Кто сказал, подумала Джулия, что лучше половина правды, чем ничего - или наоборот? - Я… я пыталась забыть об Энид, Росс, но у меня ничего не получилось. Я знаю, что это глупо, но ничего не могу с этим поделать. В итоге оказалось, что это имеет для меня значение. Прости.
        Казалось, прошли минуты, прежде чем он заговорил.
        - Я рассказал тебе о ней более недели назад. И я бы не подумал, что на тебя это произвело такое уж неизгладимое впечатление.
        - Я уже сказала тебе, что пытаюсь справиться с собой, - прошептала она. - Ты не знаешь, как сильно я мучаюсь. Когда… Когда ты касаешься меня, я тут же думаю о ней. Что бы ты ни говорил мне, все то же самое раньше говорил и ей. Ты был прав в отношении меня, Росс. Я не могу играть вторую скрипку.
        - Вот так, да? - Вспыхнул свет. Серые глаза сурово смотрели в голубые. - Ты что, думаешь, я железный? Неделями я обращался с тобой как с хрупкой китайской фарфоровой статуэткой. Провалиться мне на этом месте, Джулия, если я собираюсь начать все сначала. Чтобы ты ни говорила, я не поверю, что с твоей стороны все, что случилось на прошлой неделе, было игрой. Ты хотела меня так же сильно, как я тебя!
        С сильно бьющимся сердцем, она глухо выдавила:
        - Брак - это не только физическое влечение. Я думаю, ты согласен со мной. Дай мне время, Росс. Позволь разобраться в этом самой.
        Его глаза сузились.
        - Я не психолог, - выдавил он, наконец, - но я узнал о женщинах одну вещь - в половине случаев вы сами не знаете, чего хотите. Если я соглашусь с тем, что ты предлагаешь, ты решишь, что я недостаточно люблю тебя. - Он крепко взял ее за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза. - Так не пойдет, Джулия. Я не собираюсь потерять то, что мы смогли спасти. Если хочешь думать об Энид, думай. Я же буду думать только о тебе.
        Джулия закрыла глаза, чувствуя, как ее губы опалил жаркий поцелуй. В этот момент она уже не думала ни о чем.

        Глава 9

        В понедельник утром ей позвонила Пегги.
        - Ну как, хорошо провела время? - сразу спросила она. - Я собиралась позвонить еще вчера, но закрутилась.
        - Спасибо, прекрасно, - автоматически ответила Джулия. Хотя, что еще она могла сказать? - Дэвид передает вам привет.
        - Замечательный парень. Он не собирается заскочить к вам перед отъездом?
        - Думаю, что нет. Мы попрощались в пятницу. - Ей не хотелось возвращаться к той роковой пятнице - слишком много неприятных воспоминаний возникало при этом. - Росс говорил, что собирается заглянуть к вам сегодня после работы. Он хочет о чем-то поговорить с Майком, я думаю.
        - Думаешь? - По голосу можно было догадаться, что Пегги улыбается. - Разве твой мужчина не все рассказывает тебе?
        - Не все, - осторожно ответила Джулия.
        - О, все мужчины таковы, - успокоила ее Пегги. - Как насчет четверга у нас? Если ты не против, я могла бы предложить эту идею Россу, когда он будет у нас.
        - Прекрасно. - Джулия подумала, что надо было употребить для разнообразия какое-нибудь другое слово. - Во сколько?
        - Как обычно… О, проклятье! - Пегги опять забыла, что Джулия, потеряв память, не могла этого помнить. - В восемь нормально?
        - Да… - Джулия вздохнула. - Мы будем вчетвером?
        - Ну да. - После паузы Пегги, не удержавшись, с любопытством поинтересовалась: - А почему ты спрашиваешь?
        - Да просто так. Итак, до встречи, Пегги. Спасибо, что позвонила.
        Она положила трубку со смешанным чувством облегчения и сожаления. Общение с Пегги стало для нее символом «нормальности» - обыденного хода жизни, «как у всех», необходимость которой она так болезненно ощущала все это время. Однако напряжение, которое она испытывала в стремлении достичь этого, почти перевешивало эту необходимость. Как у всех! Она подумала о Россе. Какое холодное отчужденное лицо было у него эти два последних дня! После той пятницы он близко к ней не подходил, всем видом давая понять, что любая попытка сближения в будущем должна исходить от нее. В этом, по крайней мере, она не могла винить его. Немногие мужчины получили бы удовольствие, лежа в постели с бесчувственным бревном.
        Не в первый раз Джулия страстно пожелала, чтобы она обрела наконец контроль над мучившими ее противоречивыми чувствами. И других женщин обманывали мужья. Что те делали в подобных случаях? Может быть, ей недоставало характера или просто ее любовь была недостаточно сильна, чтобы она захотела бороться за Росса? Если бы она только могла с кем-нибудь поделиться, рассказать о своих проблемах…
        Она неожиданно ощутила толчок в сердце. Один такой человек есть - доктор Стюарт. Он знал большую часть ее истории. Хуже не станет, если узнает и остальное.
        Номер телефона больницы найти было нетрудно. Набирая его, Джулия думала о том, не совершает ли ужасную ошибку. Но надо что-то делать, найти какой-то выход, иначе она сойдет с ума. Чувствуя, как сильно бьется ее сердце, она попросила к телефону доктора Стюарта. Раздираемая сомнениями, Джулия едва не положила трубку, пока его искали, но, услышав хорошо знакомый спокойный голос, обрадовалась, что не сделала этого.
        - Как поживаете, миссис Меннеринг?
        - Я хотела бы подъехать и встретиться с вами, - попросила она. - Это возможно?
        - Конечно, дорогая, - ответил доктор без тени удивления. - Можете приехать сейчас?
        Где-то в глубине души она знала, что этот человек не подведет ее. Сейчас или никогда, надо решиться.
        - Я буду через полчаса, - пообещала она. Миссис Купер вопросительно взглянула на Джулию, когда та прошла в пальто через кухню, чтобы взять ключи от автомобиля.
        - Собираетесь куда-то, да? - вежливо спросила она.
        - Да. - Джулия не смогла заставить себя улыбнуться. - Вы, вероятно, уже уйдете, когда я вернусь. Не могли бы вы налить воды в миску Шена, когда будете уходить, хорошо?
        - Ладно. Но собака утром не гуляла.
        - Я знаю. Я погуляю с ним во второй половине дня. Увидимся завтра утром, миссис Купер.
        Дорога до больницы заняла у нее двадцать минут. Она вошла через главный подъезд и тут же увидела доктора Стюарта, вышедшего из лифта и направляющегося навстречу ей по коридору.
        - Я увидел вас из окна палаты, - сказал он. - Пойдемте, в кабинете старшей медсестры мы могли бы выпить кофе. - Он увидел, как у нее изменилось выражение лица и, улыбаясь, добавил: - Сестра в настоящий момент занята в другом месте, и нас никто не потревожит, если это вас беспокоит.
        Не дожидаясь ответа, он взял ее за локоть и повел к лифту. В лифте Джулия никак не могла заставить себя посмотреть ему прямо в лицо, хотя видела его отражение на блестящей полированной поверхности стальных дверей лифта.
        Она поступила импульсивно, позвонив доктору Стюарту. Но сейчас отчаяние, приведшее ее сюда, все больше и больше уступало место колебаниям. Доктор готов выслушать ее, в этом сомнений не было. Но как он может помочь ей? Физически она была в полном порядке, и ей не нужны рецепты на лекарства. О чем говорить? Как начать?
        Кофе немного помог. Чашка ароматного напитка, теплый аккуратный кабинетик, казалось, немного примирили ее со случившимся. Помощь доктора Стюарта оказалась более эффективной благодаря тому, что он не стал долго ходить вокруг да около, а сразу приступил к сути.
        - Я видел вашего мужа на прошлой неделе, - сказал он. - Судя по его виду, я решил, что основные ваши трудности позади, но, видно, это не так.
        Джулия удивленно заморгала.
        - Росс был здесь?
        - Нет, мы встретились случайно. Мой друг продает дом, и я был у него, когда Росс заехал, чтобы сделать примерную оценку дома. Естественно, я спросил его о здоровье моей бывшей пациентки.
        - Понимаю. - Она задумалась. - И что он ответил?
        Доктор улыбнулся.
        - Он сказал, что вы в добром здравии и настроении. Ваш муж немногословный человек, но зато каждое слово значимо - или я ошибаюсь?
        - Нет, вы правы. - Джулия поставила чашку. - Вы удивитесь, если я скажу, что ко мне вернулась память?
        - Скорее заинтересуюсь. - Он проницательно посмотрел на нее. - Когда?
        - Три дня назад. - Она ненадолго замолчала. - Все это довольно сложно.
        - Но не так, как вам кажется. Вы не первая женщина, которая испытывает эмоциональный стресс, узнав, что ее муж что-то скрывал от нее. Ваш муж сделал ошибку, не сказав вам о своем первом браке. Признаем это, но…
        - Дело не в этом, - перебила его Джулия. И тут же, стараясь быть до конца честной сама с собой, добавила: - Росс рассказал мне об Энид больше недели назад.
        - До того, как к вам вернулась память? Тогда… - Он не договорил. - Продолжайте.
        Самое трудное было начать. Потом стало легче. Джулия рассказала доктору все, начиная с первого момента и до того, как увидела Росса, выходившего из квартиры Лу.
        - Энид - это прошлое, - закончила она. - Так же как и его первоначальная связь с этой женщиной. Непереносимо то, что это происходит сейчас.
        - Вполне понятно. - Доктор, прищурившись, внимательно смотрел на нее. - А вы полностью уверены, что между вашим мужем и этой женщиной что-то сейчас есть? Может быть, его визит к ней объяснялся какими-нибудь весьма прозаическими причинами?
        - Если бы это было так, то зачем тогда лгать? - произнесла она как можно равнодушнее и, встав, подошла к окну, из которого открывался вид на город. - Вы думаете, мне следует оставить его?
        - Нет, - ответил он спокойно. - Я думаю, вам следует поговорить с ним. Дайте ему шанс объясниться.
        - Какое объяснение он может дать? Что любой мужчина может сказать в подобной ситуации? - Она сердито обернулась к нему - в ее взгляде смешались горечь и презрение. - Или вы думаете, для мужчины не так уж плохо иметь и жену и любовницу?
        - Если рассматривать физический аспект, вреда это ему не причинило бы, - ответил тот спокойно. - С точки же зрения морали, я бы осудил его.
        Ее гнев прошел так же быстро, как вспыхнул.
        - Извините, - произнесла она с трудом. - Мне не следовало так говорить. Вы не просили меня приезжать сюда и рассказывать вам о своих проблемах.
        - Но я рад, что вы это сделали. Если накапливать все в себе и не давать выхода, это может в конечном итоге привести к плачевному итогу. - Он замолчал ненадолго и сухо добавил: - Мне жаль, что я не могу дать вам лучшего совета. Но, если вы получите подтверждение своим подозрениям, хуже, чем теперь, вам уже не будет.
        Только ускорит принятие решения, к которому она еще не готова, промелькнуло в голове у Джулии.
        - Я подумаю над этим, - сказала она и отошла от окна, чтобы взять пальто. - С вашей стороны было очень великодушно уделить мне время, доктор Стюарт. Даже только то, что я получила возможность рассказать кому-то все, очень помогло.
        - Но, видно, недостаточно. - Он взял пальто из ее рук и помог надеть его. - Вы всегда можете на меня рассчитывать, если у вас опять возникнет необходимость поговорить.
        - Спасибо, - поблагодарила Джулия искренне. - Я не забуду этого.
        Он проводил ее до машины. Закрывая за ней дверцу машины, он какое-то время продолжал держаться за ручку дверцы, как будто что-то еще хотел сказать, но потом только улыбнулся, передумав, и попрощался с ней. Выезжая из ворот, Джулия задала себе вопрос, а что собственно она ожидала от этого разговора? Никакого быстрого решения для подобного рода проблем не существовало, выбор был за ней.
        Когда она вернулась, в доме царила тишина. Миссис Купер оставила записку, в которой можно было усмотреть укор. Она писала, что у них закончился чистящий порошок, поэтому она не смогла «сделать» раковину на кухне и принесет порошок из дома завтра. А тем временем, догадалась Джулия, ей остается примириться с пятнами от чая, покрывавшими стенки раковины. Джулия быстро справилась с едой, проглотив бутерброд и запив его чашечкой кофе, погуляла с Шеном, пока не пришло время чая, и с приближением вечера решила приготовить на ужин блюдо из цыплят под названием
«Чикен Маренго».
        Росс вернулся домой в восемь, поел то, что она поставила перед ним, и удалился в гостиную с вечерней газетой и сигаретой. Когда Джулия наконец закончила уборку и тоже пришла в гостиную, он подкладывал полено в огонь, неровным светом освещавший его лицо с высокими туго обтянутыми кожей скулами.
        - Пегги сказала, что звонила тебе утром, - произнес он ровным невыразительным голосом, когда она усаживалась в кресло напротив. - Я позвонил сам минут десять-пятнадцать спустя, но тебя не было.
        - Да. - Она заколебалась всего на мгновение, но и это не осталось незамеченным. - Я ездила в город.
        - Что-нибудь купить?
        - Нет, просто прогуляться.
        Он выпрямился и, очищая руки, твердо посмотрел на нее.
        - Тогда, должно быть, миссис Купер ошиблась, думая, что ты договаривалась о приеме с неким доктором Стюартом?
        Жаркая волна обдала ее лицо и тут же схлынула.
        - Ну хорошо, я виделась с доктором Стюартом.
        - Тогда почему ты об этом не сказала?
        - Потому что мне нелегко с тобой говорить. - Она держала крепко сцепленные руки на коленях. - Я… мне нужно было с кем-то поговорить о своих проблемах.
        - Ты могла попытаться со мной.
        - Я пыталась, - ответила она и увидела, как окаменело его лицо.
        После долгого молчания он сказал:
        - Я не невропатолог. Если тебе от исповедей станет легче, давай валяй. Мне же вся эта история никакого удовольствия не доставила. Не могу сказать, что мне понравилось, что ты побежала за советом к Стюарту, но если это может помочь, пусть будет так. Когда ты снова собираешься увидеть его?
        - Больше не собираюсь. - Джулия тяжело вздохнула. - Он тоже не психиатр.
        - Но он человек, который понимает тебя лучше, чем я? - спросил Росс жестко. - Ему это нетрудно. Он определенно не хотел, чтобы я рассказал тебе все слишком рано. Если бы у меня был здравый смысл, я держал бы рот на замке, и наш брак, возможно, сейчас не разрушился бы.
        - И на чем бы он основывался? - Она нетвердо встала на ноги. - Я собираюсь ложиться.
        - Джулия. - Он сделал движение к ней, но остановился и сунул руки в карманы. - Что с нами станет дальше?
        - Не знаю, - честно сказала она. - Я действительно не знаю.
        - Тогда тебе лучше скорее принять решение. Я не смогу долго жить в подвешенном состоянии. - Он резко отвернулся от нее. - Пока ты будешь это обдумывать, я переберусь в другую комнату.
        Если перед этим она еще могла что-то сказать, теперь этот момент прошел безвозвратно.
        - Возможно, ты прав, - произнесла она и ушла, оставив его одиноко стоящим у окна.

        Джулия прожила остаток недели почти в бессознательном состоянии. Ужин у Эшли был событием, которое оба ждали, поскольку надеялись, что это несколько разрядит возникшую между ними напряженную атмосферу, но одновременно и боялись. Однако если Пегги и заметила радикальную перемену в их отношениях, она никак это не прокомментировала. Внешне Росс был все такой же. Он говорил, смеялся, создавал для окружающих впечатление человека с обычным для каждого грузом проблем. Только в его глазах Джулия видела перемену. В его взгляде, обращенном на нее, не было никаких чувств, это был взгляд постороннего человека. Она теряла любимого и не могла заставить себя ничего сделать.
        Из этого мертвого состояния, в которое она с каждым днем все глубже погружалась, ее вывел один телефонный звонок, раздавшийся в их доме утром в пятницу. Росс, завтракавший в это время, снял трубку и прикрыл дверь на кухню, так что Джулия ничего не могла услышать из разговора. Когда он вернулся к столу, у него был вид человека, обретшего новую цель в жизни.
        - Я уезжаю на день, - объявил он. - Возможно, вечером не вернусь. Полагаю, мое отсутствие не очень обеспокоит тебя. - Он не дал ей времени для ответа - если на это вообще можно было ответить. - Возможно, для тебя это будет хорошей возможностью попытаться разобраться в себе и решить, что ты хочешь делать, - произнес он ровным голосом, безучастно глядя на нее. - Однажды я совершил ошибку, пытаясь удержать то, что уже не существовало. В этот раз я соглашусь с твоим мнением. Только приди к какому-то решению, Джулия. - Он опустил салфетку на стол. - Я пойду и кое-что соберу в дорогу.
        - Нет. - Она быстро встала. - Я сделаю это сама. Ты заканчивай завтракать.
        Сложить все необходимое в дорожную сумку заняло всего три минуты. Три минуты - и вся жизнь. Это был звонок от Лу, и Росс ехал к ней. Что ж, пускай уходит. Пусть он достанется Лу. Она надеялась, что они будут счастливы вместе. Когда он вернется утром, ее уже здесь не будет. Все оказалось так просто.
        Когда она спустилась, Росс ждал ее в холле. Взяв у нее сумку и коротко поблагодарив, он повесил на руку плащ и, казалось, колебался секунду, глядя на нее; потом его лицо снова стало непроницаемым.
        - До встречи, - сказал он.
        После его ухода в доме стало невыносимо пусто. Джулия приняла душ и оделась. Спустившись вниз под бодрые звуки льющейся из кухни музыки, она окончательно пришла к выводу, что одиночество для нее лучшее средство не сойти с ума.
        Ключи от машины были еще в кармане ее пальто. Она вышла через переднюю дверь, села в машину и поехала вниз по дороге, ни разу не оглянувшись назад. Миссис Купер остается полновластной хозяйкой в ее доме, а для нее лучше, ехать куда глаза глядят, чем сидеть и думать о Россе, отправившемся в Лондон к женщине, которая ждала его.
        Джулия жала на газ, не думая, куда направляется, и неожиданно для себя обнаружила, что приехала к холму, у которого они с Россом останавливались несколько недель назад. Она остановила машину на том же самом месте, выключила двигатель и долго неподвижно сидела, смотря на знакомый ландшафт под голубым морозным небом. Зима была уже недалеко, и довольно суровая по всем приметам. Деревья сбросили листья. Она подумала о своем саде, о работе, которую она проделала в том саду за прошедшие месяцы. Мерзкие сорняки, с которыми она боролась, были на редкость упрямы, но результат стоил той борьбы. Таковы уж сады и огороды - что посеешь, то и пожнешь.
        Глядя сейчас назад, она поняла, как часто поступала неправильно. Брак стал для нее новой игрушкой. Росс казался ей отцом, братом, любовником, но никогда она не воспринимала его как мужа. Она не была готова для брака тогда - теперь она это поняла. Она не могла внести в их отношения истинно глубокие чувства.
        У нее вырвался стон. Доктор Стюарт, конечно, был прав. Она должна остаться, не убегать от проблем, а встретиться с ними лицом к лицу. Оставить Росса было бы жестом, но не решением вопроса, и к тому же от этого больше всех в конечном итоге пострадала бы она сама.
        Если она хочет жить с Россом и считает, что он стоит того, за него надо бороться - при условии, конечно, что еще не слишком поздно.
        Джулия не торопилась вернуться, съездила в соседнюю деревушку, выжидая, когда миссис Купер уйдет, с тем чтобы побыть дома одной. Однако первое, что ей бросилось в глаза, когда она свернула к дому, - красная машина с лондонским номером. Первой мыслью было то, что Дэвид, в конце концов, приехал попрощаться. Она быстро вошла в дом, прошла через арку в гостиную и остановилась как вкопанная, увидев поднимавшуюся с кресла Лу.
        - Ваша прислуга впустила меня и разрешила подождать вас, - сказала Лу с еле заметной улыбкой. - С большим неудовольствием, должна заметить. Видно, я произвожу плохое впечатление на слуг. Я приготовила себе кофе. Надеюсь, вы не будете возражать?
        Джулия растерянно покачала головой, пытаясь собраться с мыслями. Если Лу здесь, то где же Росс?
        - Так это ваша машина около дома? - спросила она, чтобы как-то начать разговор.
        - Нет, я взяла ее напрокат. Моя на ремонте. Я собираюсь в Лимингтон провести уик-энд с друзьями. - Лу сделала паузу, оглядев комнату. - Милое гнездышко. Здесь все только строилось, когда я приезжала сюда с Дэвидом. - Она перевела взгляд на Джулию, и ее тон слегка изменился. - Билл передал мне, что вы спрашивали мой адрес на прошлой неделе. Вы уже нашли то, что искали?
        Джулии показалось, что в голосе женщины прозвучала ирония.
        - Да, - ответила она и спросила: - Вы приехали только затем, чтобы узнать нашла ли я перчатки?
        - Ну, не совсем. - Ее соперница казалась абсолютно спокойной. - Вы помните, последний раз, когда мы с вами встречались, я сказала, что есть определенные вещи, которые я никогда не делаю?
        Брови Джулии сошлись над переносицей.
        - Да, что-то такое припоминаю. Вы сказали это сразу после того, как поведали мне об Энид?
        - Хотите верьте, хотите нет, но я сделала это не нарочно. - В первый раз за все время Лу заколебалась. - Так уж получилось, что я сказала вам неправду. Я узнала это от другого человека.
        - От другого?
        - Когда вы спросили меня, откуда я узнала о первой жене Росса, мне до смерти захотелось намекнуть, что именно от него, чтобы отомстить, вы понимаете… - Она элегантно передернула плечом. - К тому времени, как я передумала, вы уже ушли.
        Джулия уставилась на нее, не веря своим ушам. Сердце ее бешено колотилось, грозя выскочить из груди.
        - Что вы хотите сказать?
        - «Пытаюсь» - более точное слово. Выяснение отношений - это не мой конек. Я, возможно, никогда бы и не приехала сюда, но Билл так беспокоился о вас с тех пор, как видел в последний раз. Вы поверили, что мы с Россом довольно хорошо знаем друг друга, поскольку мне много известно о его личной жизни? - В этот раз в иронии ее слов нельзя было ошибиться. - Правда в том, что, если бы было так, как я хотела, у нас были бы другие отношения, чем обычная любовная связь. Странно получается - единственное, что ты действительно хочешь, оказывается единственным, что тебе не дается. Даже если бы я не была помолвлена с Дэвидом, с Россом у нас ничего бы не вышло. Росс не видел меня, для него существовала только Энид.
        Джулия судорожно вздохнула.
        - Так это Дэвид рассказал вам о ней?
        - Да. Не думаю, что вам приходила в голову такая мысль. Так уж устроен женский мозг - всегда готов усмотреть худшее. - Она наклонилась, чтобы взять с кушетки пальто. - Ну, на этом мои добрые дела на сегодня закончены, позвольте откланяться. Меня уже ждут на ленч. - Последовала короткая пауза, пока она надевала шляпку. - Между прочим, вы должны намекнуть Россу, что он может больше не беспокоиться о Дэвиде. Я подумала над нашим разговором на прошлой неделе и собираюсь позвонить мужу. - Она улыбнулась: - Может быть, ничего хорошего и не получится, но, во всяком случае, нельзя упустить такой шанс. Дэвид не узнает, почему его оставили работать в Англии, иначе не примет этой услуги.
        - Лу, - голос Джулии звучал так тихо, что она сама едва понимала, что говорит, - спасибо.
        Стоя у дверей, Лу оглянулась.
        - Не стоит говорить об этом. Я только надеюсь, что вы цените то, что имеете.
        Ценю, подумала Джулия, не то слово. Она неподвижно стояла, прислушиваясь к шагам на ступеньках, вот хлопнула дверца машины, завелся мотор. Только когда звук машины замер вдали, ничего не замечая вокруг себя, Джулия подошла к креслу и буквально упала в него.
        То, что она творила с Россом, было немыслимым, и теперь надо стойко встретить все последствия. Какое-то слабое оправдание находилось лишь в том, что ей пришлось пережить шок, когда она узнала о первом браке Росса, но этого явно недостаточно. Она не могла спрятаться от случившегося, повернуться спиной или притвориться, что ничего не понимает. Она судила и обвинила его, не выслушав даже объяснений, вела себя хуже истерички, капризничала как ребенок. Лу оказалась права, она не заслужила любовь такого мужчины, как Росс, - если та любовь еще не убита.
        Джулия решительно сжала губы. От того, что она станет сидеть и страдать, много толку не будет. Если уже поздно, чтобы что-нибудь изменить, она должна знать об этом. В ней еще жила надежда.
        Росс не был поверхностным человеком, в нем скрывались такие глубины, какие она не могла еще постигнуть. Сказать правду будет нелегко - признавать свою вину всегда трудно. Но она должна быть с ним честной. Она виновата - ей и отвечать.
        Остаток дня тянулся бесконечно долго. Если бы Джулия могла рассчитывать на то, что Росс вернется вечером домой, все было бы не так уж плохо. Но сейчас она могла только сидеть и ждать, одновременно надеясь и боясь услышать телефонный звонок. Ей было необходимо услышать его голос, но то, что она собиралась сказать ему, нельзя было доверить телефону. Она должна видеть его, посмотреть ему в глаза, чтобы знать наверняка, что он еще любит ее.
        В пять часов совсем стемнело. Над полями расстилался мокрый туман. Джулия пустила Шена в дом и, устроившись вместе с ним у камина, была рада его компании. С тоской она думала, что впереди ее ожидает ночь без Росса. В семь часов она заставила себя съесть бутерброд и выпить кофе, потом выбрала на полке книгу и попыталась читать. Неожиданно до нее донеслись звуки медленно приближающейся к дому машины, и ее охватило странное смешанное чувство облегчения и сдерживаемого нервного напряжения.
        Причина медленного движения машины стала ясна, как только она открыла дверь. Туман усилился, и видимость была ужасной. Только когда машина оказалась уже достаточно близко, чтобы разобрать в тумане ее марку, она поняла, что это не Росс. Это был Майк.
        Ее сердце оборвалось в ужасном предчувствии. Она вышла из дома и бросилась к машине, почти упав в объятия Пегги.
        - Что-то случилось с Россом! - дико вскрикнула она. - Случилось, да?
        - Он попал в аварию. - Пегги удерживала ее руки. - Мы приехали, чтобы отвезти тебя в больницу, Джулия. Росс не хотел, чтобы ты ехала одна.
        Джулия закрыла глаза и бессильно обмякла в руках Пегги. Он был жив. Росс был жив!
        - Тебе нужно взять пальто, - говорила Пегги. - Майк развернет машину, и мы поедем. Туман густеет с каждой минутой. Мы чуть не съехали в канаву по дороге сюда.
        Несколько минут спустя Джулия уже стояла рядом с Пегги в наброшенном на плечи пальто. Пегги заперла дверь, положила ключ в свой карман, и обе быстро пошли к машине. Майк ободряюще улыбнулся Джулии и осторожно тронул машину с места.
        - Расскажите мне, что случилось, - попросила та. - Как вы…
        - Полицейский позвонил нам по просьбе Росса. На шоссе Линдхурст Роуд произошла авария - из-за тумана столкнулись несколько автомобилей. Около шести, как сказали в полиции.
        - Они… они сказали, как тяжело он ранен?
        - Нет. Полиция таких справок не дает. - Пегги крепче сжала руку Джулии. - Но он, очевидно, был в сознании. Постарайся не волноваться, дорогая.
        Постараться не волноваться - затасканная ничего не значащая фраза, которую автоматически говорят в минуты испытаний. Постараться не волноваться, когда вся ее жизнь сосредоточена на человеке, о котором они говорили.
        - Не можем ли мы ехать быстрее? - попросила она.
        - Попробуем, как только выедем на шоссе. - Майк не отрывал глаз от дороги. - Мы довезем тебя, Джулия, не беспокойся.
        После она практически ничего не помнила об этой поездке, только лихорадочное желание поскорей добраться до места и ужасный страх.
        Они добрались до больницы в половине девятого, и им сказали, что Росс в операционной. Нянечка принесла им чая, но Джулия не могла заставить себя выпить его, чувствуя, что не сможет сделать и глотка. В первый раз она осознала, через что прошел в ту ночь Росс, когда ждал в больнице сведений о ее состоянии. Агония беспомощного ожидания и неизвестности, каждая минута кажется бесконечностью.
        Когда из операционной вышел врач в зеленом халате, Джулия с трудом заставила себя взглянуть на него. Она боялась услышать самое страшное.
        - С вашим мужем все будет в порядке, миссис Меннеринг. Сломана рука, трещины в паре ребер, серьезные ушибы, но легкие не пострадали, как мы сначала боялись. Мы выпишем его через несколько дней.
        Как в тумане, она видела рядом Пегги и Майка, поддерживающих ее, чувствовала резкий запах антисептика. Хирург с усталым лицом сочувственно смотрел на нее.
        - Спасибо, - сказала она. - Спасибо.
        Врач разрешил ей увидеть Росса в семь часов, утром. Росс осунулся, но взгляд был таким же непроницаемым, как обычно.
        - Ну вот мы и поменялись ролями. - Он слабо улыбнулся. - Ты просидела за дверью всю ночь?
        - Нет, они предложили мне кресло в комнате для посетителей. - Она не добавила, что всю ночь не сомкнула глаз. - Пегги и Майк уехали домой, но они надеются, что им позволят навестить тебя сегодня. - Она замолчала, неуверенно взглянув на него, и поняла, что теперь все зависит от нее. Росс больше не будет проявлять инициативы. Его здоровая рука лежала поверх покрывала. Она накрыла ее своей ладонью и что-то начала говорить - сама не зная что. Чувства, обуревавшие ее, не могли найти выход в словах. Она коснулась губами тыльной стороны его руки, приложила ее к щеке, потом к своей груди; почувствовала, что вот-вот заплачет, и даже не стала вытирать слез. - Я думала, что потеряла тебя, - прошептала она.
        - Тебе это не удастся. - На его губах играла улыбка, но голос был сдержанным. - Я еще собираюсь пожить.
        - И… любить? - вырвалось у нее. Она увидела, как изменилось его лицо - вспыхнули глаза, и Джулия получила ответ на свой вопрос. Она сказала просто: - Я люблю тебя, Росс. В этот раз по-настоящему.
        Он посмотрел на нее долгим взглядом и после небольшой паузы мягко спросил:
        - Ты уверена, что не ошибаешься?
        - Уверена. У меня это заняло довольно много времени, но теперь я знаю наверняка. - Ее голос слегка дрогнул. - Ты помнишь, как сказал мне однажды, что в некоторых вещах я сущий ребенок? Я решила, что ты имел в виду физическую сторону наших отношений. Мне кажется, я ответила, что ты слишком много ожидал.
        - Я помню. - В его взгляде неожиданно что-то промелькнуло, и он внимательно посмотрел на нее. - Это было, когда мы были в Австрии.
        - Да. - Она улыбнулась. - Во время нашего медового месяца.
        После недолгого молчания он спросил:
        - Как давно к тебе вернулась память, Джулия?
        - С того дня, как ты виделся с Лу. - Об этом нужно было сказать рано или поздно. Но Джулии потребовался весь запас мужества, чтобы продолжать: - Когда ты выходил от нее, я случайно оказалась за углом на ее улице.
        Запинаясь и не поднимая глаз на Росса, Джулия рассказала все - начиная от своей первой встречи с Лу. Она боялась прочитать презрение в его глазах. Покончив со своей исповедью, она продолжала сидеть не поднимая головы, словно ожидая, когда топор опустится на повинную шею и он холодно выскажет ей все, что о ней думает. Но Росс молчал. В конце концов она была вынуждена поднять глаза и увидела, что он смотрит на нее со странной слабой улыбкой.
        - Обычно считается, - сказал Росс, - что любовь и доверие неразлучны. Но это не так - далеко не так. Ты еще не задавалась вопросом, почему я никогда не упоминал о том дне, который ты провела в Лондоне? - Он не ждал ее ответа. - Я знал, когда женился на тебе, что люблю тебя гораздо больше, чем ты меня, но был настолько самоуверен, что считал себя способным со временем это изменить. Я даже думал, что смогу навсегда зарыть в землю свою ревность к Биллу. Я знал, что ты виделась с ним, ведь ты так изменилась после этого. Если бы Биллу что-нибудь было известно об Энид, я мог бы предположить, что он рассказал тебе о ней. Но так как он ничего не знал, и имя Энид не всплывало, единственно возможным объяснением казалось то, что ты, в конце концов, осознала свою ошибку, которую совершила, выйдя замуж за меня, а не за него.
        И когда ты потеряла память и не помнила ровно ничего, кроме Билла, я лишний раз получил подтверждение своим выводам, хотя и продолжал цепляться за слабую надежду, что все-таки могу ошибаться. Теперь видишь, мы оба совершили ошибки, и моим меньше оправдания, чем твоим.
        Джулия ощущала такую сухость во рту, что едва могла говорить.
        - Ты не веришь мне, да? - с трудом произнесла она. - Ты все еще думаешь, что я не способна любить тебя по-настоящему?
        Он опять улыбнулся.
        - Если ты сама веришь в это, то уже неплохое начало. Мы можем заложить фундамент наших новых отношений.
        Увидев, что она собирается что-то сказать, он поднял руку, слегка сморщившись от боли, и поднес палец к ее губам.
        - Давай оставим все как есть, Джули. Ты снова со мной, и это все, что имеет значение в настоящее время.
        Ее сердце разрывалось, и она почти физически ощутила страшную боль в груди. Какими словами она может убедить его? Существуют ли такие слова? Нет, подумала она, нет таких слов на свете. Она взглянула на дорогие любимые черты лица, черты человека, который, по ее убеждению, не признавал компромиссов. Повинуясь инстинкту, она коснулась губами его рта, и губы Росса благодарно откликнулись на эту безмолвную мольбу сначала нежно, а потом жадно и страстно, не оставляя больше места никаким сомнениям. Росс обнял ее здоровой рукой и, не обращая внимания на боль, прижал к себе так крепко, как будто никогда не собирался отпускать.
        - Росс, твои ребра! - Опомнившись, Джулия попыталась отстраниться.
        Черные брови сошлись на переносице, но глаза искрились от смеха.
        - Твое объятие стоит того, - сказал он. - Готов поспорить, что и Адам так думал!

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к