Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Торп Кей: " Любовная Западня " - читать онлайн

Сохранить .
Любовная западня Кей Торп

        # Лиза Фаррел лишилась родителей и вынуждена была бросить учебу в архитектурном колледже, чтобы взять на себя заботу о, младшем брате. Оказавшись в Лондоне без гроша в кармане, она начинает работать чертежницей в дизайнерской фирме, но тут ее брат попадает в беду, растратив казенные деньги. Когда ситуация становится совсем отчаянной, свою помощь предлагает молодой успешный архитектор, с которым Лиза случайно познакомилась. Однако он ставит условие: девушка должна выйти за него замуж…

        Кей Торп
        Любовная западня

        Глава 1

        Дорога, пересекающая поместье, делала плавный поворот, деревья расступались, и открывался изумительный вид на усадьбу. Это было квадратное здание из песчаника мягкого, теплого оттенка. Оно было построено в псевдоклассическом стиле семнадцатого века; гармония форм, изысканные пропорции возрождали искусство самого Андреа Палладио.
        Озаренный жарким июльским солнцем, дом издали выглядел крепким и основательным, казалось, время и стихия пощадили его.
        Лиза, миновав тенистую аллею, по подъездной дорожке вышла к зданию и лишь теперь заметила следы упадка и разрушения: обвалившуюся каменную кладку, разбитые кое-где стекла.
        Все безмолвствовало в мареве полуденного зноя. Само место казалось пустынным и застывшим, как будто уже несколько столетий ничто не нарушало здесь покой и тишину.
        Несколько каменных ступеней вели к внушительной входной двери. Лиза еще раз окинула взглядом здание, мысленно составляя первые строки своей будущей статьи. Она должна сразу взять нужный тон, заинтересовать потенциального читателя, привлечь внимание редактора глубоко профессиональным, не слишком заумным описанием архитектурного раритета.
        Если же у нее ничего не получится и статью отвергнут…
        Лиза внезапно вздрогнула. Какая разница, примут статью или нет? Все равно ей не заплатят пятьсот фунтов. Но именно такая сумма необходима, чтобы вытащить Рика из беды. На этот раз не получится в рассрочку оплатить его картежный долг, как бывало. Теперь он действительно загнал себя в тупик. Через десять дней в офисе пройдет аудиторская проверка всех счетов и учетных книг, и все вскроется… если, только Рик не вернет на место то, что незаконно позаимствовал. Целых пятьсот фунтов! Где же найти такую огромную сумму за несколько дней?
        Лиза все стояла и думала, вспоминая вчерашний разговор с братом. Они были дома, сидели в крошечной гостиной, Рик в полном отчаянии умолял сестру помочь ему.
        - Я должен достать эти деньги любой ценой, - говорил он. - Макбайн возбудит дело, я знаю! У тебя никого нет, кто… кто мог бы… дать тебе взаймы жалких пятьсот фунтов?
        - Рик, я не знаю никого, кто одолжил бы мне хотя бы пятьсот шиллингов, - пыталась она растолковать брату. - В любом случае пришлось бы давать объяснения. Но разве я смогу кому-нибудь рассказать, что мне нужны огромные деньги, чтобы уберечь брата от тюрьмы? Зачем ты их взял? Что ты с ними сделал?
        Раздраженно передернув плечами, Рик резко отвернулся от сестры, его лицо исказилось злобой и мукой.
        - Какая разница! Ты все равно не собираешься мне помогать, да?
        - Рик, если бы у меня были такие деньги или я могла их где-нибудь раздобыть, я конечно же помогла бы тебе, ты это знаешь, - ответила девушка, проглотив обиду. - Но у меня ничего нет… Что мы будем делать?
        - Ты хочешь сказать, что я буду делать. - Рик сидел на стуле в позе мыслителя. - Я и так и этак прокручивал, прозондировал все возможности займа… и ничего. Ну и попал же я в переплет!
        - Ты можешь пойти к мистеру Макбайну и рассказать ему всю правду еще до аудиторской проверки, - нерешительно предложила Лиза. - Честно во всем признаешься и предложишь выплачивать свой долг частями из заработной платы. Тут я смогу тебе помочь. - Она перевела дыхание. - Я пойду с тобой утром на работу, если ты хочешь.
        Рик поднял голову и недоверчиво на нее посмотрел.
        - Ты что, смеешься надо мной? - заорал он. - Рассказать Макбайну? Да он сразу полицию вызовет.
        - Все равно стоит попробовать, - умоляла Лиза брата. - Может быть, он оценит твое мужество: вот так прийти и все рассказать. Пожалуйста, Рик, сделай это!
        - Ни за что! - Он вскочил и бросился к двери. - Это все, чем ты можешь помочь? Тогда я просто теряю время. Мне нужно все обдумать.
        - Куда ты? - Она пыталась остановить брата. - Ты вернешься?
        Молодой человек оглянулся на сестру. Она стояла такая хрупкая, маленькая, в испуге прижимая руки к груди. У нее было нежное тонкое лицо, темно-синие глаза, роскошные черные волосы. Ее взор был затуманен тревогой и печалью.
        - Ты имеешь в виду, не сбегу ли я? - Он пожал плечами. - Я уже думал об этом, но быть в бегах - тогда и жить не стоит. Макбайн камня на камне не оставит, чтобы найти меня и засадить в тюрьму. Ладно, не волнуйся, я что-нибудь придумаю. Не жди меня.
        Все равно она будет ждать, думала девушка, оставшись одна в пустой квартире. Будет ждать, как это было тысячу раз, до глубокой ночи, умирая от беспокойства.
        Рик - единственное, что у нее было. Одиннадцать лет назад в автокатастрофе погибли их родители. Лизе тогда было двенадцать, брату - десять. Растила сирот тетка, неплохой во всех отношениях человек, но воспитание племянников было для нее тяжелой обязанностью, и она особо не скрывала своего отношения к юным питомцам. Обделенная человеческим участием, Лиза горячо привязалась к брату. Она обожала его, всегда защищала, даже не раз брала на себя вину за мальчишеские провинности и шалости, лишь бы он был доволен. В семнадцать лет Лиза предприняла первые шаги на пути к заветной мечте стать архитектором. Но неожиданная смерть тети Элизабет год спустя отняла у Лизы надежду получить образование и добиться своего. Они остались одни-одинешеньки на белом свете. Пришлось переехать в Лондон вместе с братом. Здесь оба пытались обеспечить свое будущее, хотя каждый по-разному. Те небольшие деньги, что у них были, быстро кончились, но Лиза нашла место чертежницы в архитектурно-дизайнерской фирме. Ее заработок обеспечивал им с Риком вполне приличное существование. Правда, первые месяцы были очень трудными, и Лиза не
смогла переубедить брата, когда он в один прекрасный день заявил, что бросает школу и собирается искать работу.
        Потом все как-то наладилось, и жизнь для Лизы перестала быть лишь тяжелой, изнурительной борьбой за выживание.
        В свои восемнадцать Рик вдруг сильно изменился и стал мало походить на того подростка, каким был два года назад. Неудовлетворенный своей работой, состоянием кошелька и серым однообразием жизни в целом, он сделал не совсем верный выбор - увлекся азартными играми. Будто загипнотизированный вращающимся колесом рулетки, он стал свято верить, что именно так можно решить финансовые проблемы. Сначала ему везло - к сожалению, потому, что, даже превратившись в безнадежного неудачника, он продолжал верить в призрачную удачу.
        Как раз в это время Лиза начала подрабатывать внештатным корреспондентом в различных изданиях. Используя свои познания в архитектуре и любовь к истории, она готовила материалы, рассчитанные на определенный круг читателей. Все заработанное она тратила на Рика, вытаскивая его то из одной, то из другой неприятности, с ужасом и болью понимая, что брат все время ходит по краю пропасти. Переубедить его в чем-либо было невозможно: они давно потеряли способность общаться, разговаривать. По крайней мере, Рик не нарушал закон, утешала себя девушка. И вот, пожалуйста…
        - Мисс Фаррел!
        Лиза так глубоко ушла с себя, что раздавшийся откуда-то сверху голос заставил ее вздрогнуть и вернуться к реальности. У открытой двери стояла женщина лет пятидесяти и разглядывала девушку, приветливо улыбаясь. На ней был просторный рабочий халат, весь забрызганный грязью и каплями синей краски различных оттенков.
        Лиза поднялась по ступеням крыльца и пожала протянутую руку.
        - Простите, - вежливо проговорила она. - Я задумалась. Надеюсь, я пришла вовремя, миссис Марчбэнк?
        - Вас удивил мой нетрадиционный наряд для приема гостей? - засмеялась женщина. - Прошу извинить меня, дорогая. Я только что показывала этому болвану, называющему себя декоратором, как размешивать краску, чтобы получить желаемый оттенок. Я уже говорила вам по телефону, что двери Уоррал-Мэнор всегда открыты для вас, вы можете все-все изучить. Сейчас, правда, везде такая неразбериха: во многих комнатах вскрыты полы, горы мусора, кучи бута. Вы, наверно, думали, что реставрация уже завершена. Мне следовало уточнить по телефону, что работы начались два месяца назад.
        Миссис Марчбэнк перевела дыхание, а Лиза успела вставить слово:
        - Все в порядке. Моя работа посвящена процессу реставрации старинных зданий. - Девушка улыбнулась. - Я понимаю, что моя статья в несколько сот слов будет лишь поверхностным обзором такой сложной темы, которая интересует сотни людей. Они покупают старые дома и превращают их в замечательные обновленные жилища.
        - О, что мы тут только не делали! Наш опыт мог бы пригодиться многим, - согласилась миссис Марчбэнк. - Пойдемте, моя дорогая, я вам все покажу.
        Из прихожей с колоннами хозяйка провела Лизу в огромный светлый холл, откуда наверх вела веерообразная лестница.
        - Посмотрите, - указала женщина на вскрытый пол, - грибковая плесень, нам еще повезло - поражены не все доски. Сейчас почти все работы ведутся в задней части дома. Пожалуй, начнем с верхних помещений, там очень много уже сделано, а потом продолжим здесь.
        Лиза кивнула, достала из сумочки карандаш и блокнот:
        - Как вам будет удобно. Я обработаю материал позже.
        На верхнем этаже вовсю кипела работа. Козлы мастеров загромождали пространство комнат. Электрики трудились в главном коридоре. Напряженная работа близилась к концу, и они охотно сделали перерыв, чтобы ответить на вопросы Лизы и объяснить ей, как сложно проводить электричество в таком старом здании. Из рассказа опытного мастера девушка почерпнула массу полезной информации.
        На первом этаже миссис Марчбэнк провела гостью в заднюю часть дома, где рабочие вскрывали полы в трех комнатах.
        Мебели в помещениях было мало. Ее собственные вещи, по словам хозяйки, находились на складе, а то немногое, что перешло к ней вместе с домом, временно размещено на конюшне.
        Снаружи одна стена дома была в строительных лесах. На две другие рабочие торопливо наносили зловонную грязного вида смесь, как Лизе удалось выяснить, из навоза и сажи. Это делалось специально, чтобы искусственно «состарить» новые заплатки на каменных стенах. Такого Лиза еще не видела и с большим облегчением вскоре последовала за хозяйкой в дом: полуденный зной вовсе не смягчал запахи, испускаемые этой чудо-смесью.
        - Ну вот так обстоят дела, - сказала миссис Марчбэнк девушке, когда они вновь оказались в холле. - Вы узнали все, что хотели, мисс Фаррел?
        - Да, спасибо! Теперь у меня материала на несколько статей. - Лиза улыбнулась и протянула хозяйке руку. - Так любезно с вашей стороны, что вы согласились показать мне дом, уделили столько внимания. Надеюсь, я не отняла у вас слишком много времени?
        - Вовсе нет. Так приятно, когда действительно понимающий человек может оценить то, что мы тут делаем. - Женщина обернулась на стук открывающейся двери.
        В холле появились двое мужчин.
        - О, Вальтер! А я-то все думаю, куда вы оба подевались! - воскликнула хозяйка и обратилась к Лизе: - Пойдемте, я вас познакомлю с мужем. Ему будет очень интересно узнать о статье, которую вы готовите.
        Мужчины внимательно наблюдали за приближающимися женщинами. Какой разительный контраст: высокая, статная, почти величественная хозяйка усадьбы и худенькая, стройная девушка в простом голубом костюме.
        - Мой муж, - сказала миссис Марчбэнк, указывая на старшего по возрасту мужчину, и, улыбнувшись, повернулась к тому, что казался моложе. - А это Брэдли Нортон. Он с коротким визитом пожаловал к нам. Мисс Фаррел - журналистка, Вальтер. Она пишет статью о нашем поместье, о реставрации дома.
        - Очень приятно. - Ее муж пожал Лизе руку. Из-под густых седых бровей на девушку сверкнули живые глаза. - Нам подойдет любая реклама, чтобы привлечь сюда публику после завершения ремонтных работ. Придется пополнять семейный бюджет. Реставрация - дело дорогое в наши дни.
        - К сожалению, это правда, - вступил в разговор второй мужчина.
        До этого он молчал, но Лиза чувствовала, что он не сводит с нее глаз. При звуке низкого, сильного голоса Лиза бросила взгляд на говорящего. Он был высокий, стройный, широкоплечий. Удобная одежда подчеркивала его атлетическую фигуру. Больше Лиза ничего не заметила, завороженная пристальным взглядом холодных серых глаз.
        - Для каких изданий вы работаете, мисс Фаррел? - спросил он. - Надеюсь, для самых известных?
        Девушка гордо вскинула голову.
        - Нет, ничего такого. Я внештатный корреспондент.
        - Вам заказали эту статью?
        Лиза была в нерешительности.
        - Не совсем, - призналась она неохотно и заметила тень удивления на лице собеседника.
        - Да или нет… почему бы открыто не сказать?
        Лиза, неожиданно разволновавшись, посмотрела ему в глаза:
        - Я раньше уже писала для этого журнала. Меня попросили собрать еще кое-какие материалы. Образно говоря, мою статью можно назвать заказной.
        - Образно говоря, можно, - согласился с таким объяснением молодой человек, явно забавляясь сложившейся ситуацией. - Постарайтесь убедить их в том, что они действительно заказывали статью.
        - Брэд Нортон, какой ты задира! - сказала миссис Марчбэнк строго. - Не обращайте на него внимания, мисс Фаррел. - Она взглянула на часы. - Уже пятый час. Оставайтесь на чай, дорогая. Вот-вот будут подавать. - Хозяйка довольно улыбнулась. - Кухню мы сразу привели в порядок: чтобы хорошо работалось, надо хорошо поесть.
        - О, вы очень любезны. - Лиза виновато улыбнулась. - Но я хочу успеть на автобус. Еще раз спасибо за все. Статья обязательно будет опубликована.
        - Я тоже возвращаюсь в Лондон, - вмешался в разговор Брэд. - Могу вас подвезти, сэкономите силы и время. - Похоже, ответ его совсем не интересовал, и, повернувшись к хозяевам, он быстро проговорил: - Простите, что не остаюсь на чай, Грэйс. Мне еще надо кое с кем встретиться. Но мы скоро обязательно увидимся. А пока пусть работа спорится!
        - Передай привет матери, Брэд. Как только мы наведем здесь порядок, она должна будет приехать сюда на отдых. Спасибо, что специально сделал крюк и навестил нас, - тепло поблагодарила Грэйс. - Так приятно было тебя повидать.
        - Мне тоже было очень приятно. Ну, вы едете, мисс Фаррел?
        Его автомобиль был припаркован рядом с домом. Огромный, чрезвычайно комфортабельный универсал в два счета доставит своих пассажиров в Лондон. Что тут скажешь о тихоходном автобусе? Устроив девушку на переднем сиденье, Брэд сел за руль и, ни разу не взглянув на нее, вывел машину на дорогу.
        В салоне стояла тишина. Промучившись минут десять в попытках найти тему для разговора, Лиза пришла к выводу, что этот человек, видимо, не расположен к общению. Она украдкой взглянула на строгий, четкий профиль: массивный лоб, резко очерченный нос, жесткое очертание губ, выступающего подбородка, густые темные волосы. Нет, не красавец, подумала Лиза, и наверняка человек он сложный, своенравный. Такому палец в рот не клади!
        За окном автомобиля чередовались луга и рощи. Задумчиво глядя вдаль, Лиза спрашивала себя, что в данный момент делает Рик. Может быть, произошло чудо, и он справился со своими проблемами. Обычно в понедельник в это время он должен быть на работе, но девушка сомневалась, что брат там. Он совершил подлог, и тяжесть содеянного, страх разоблачения не позволили ему явиться на работу.
        Лиза чувствовала себя глубоко несчастной: это она настояла на том, чтобы Рик занялся бухгалтерией. Сам он хотел чего-то более динамичного и доходного, что приносило бы моментальную прибыль. Если бы она только позволила брату идти своей дорогой, этого ужаса не произошло бы!
        - Вы выглядите так, будто на вас обрушились все беды вселенной, - произнес вдруг мужчина, и Лиза от неожиданности вздрогнула. - Что случилось? Какие-нибудь финансовые проблемы?
        От такой явной бесцеремонности Лиза потеряла дар речи. Когда она вновь его обрела, голос звенел от гнева:
        - Если вы, мистер Нортон, полагаете, что предложение подвезти меня дает вам, совершенно чужому человеку, право вмешиваться в мою личную жизнь и задавать такие вопросы, то можете остановить машину, я выйду!
        Мужчина и бровью не повел.
        - Насчет незнакомцев, знаете, иногда бывает. полезно просто с кем-нибудь поговорить о своих проблемах, - ответил он спокойно. - Бесстрастный собеседник часто помогает найти решение в самом безвыходном положении, можете попробовать.
        На долю секунды Лиза почти поддалась безумному искушению рассказать все как есть. Это было бы такое облегчение раскрыть душу! Да, но только не этому человеку, возобладал в Лизе здравый смысл. Нельзя же доверить судьбу брата первому встречному!
        - Нет, спасибо, - чопорно ответила она, поджав губы. - Я как-нибудь сама справлюсь.
        - Судя по вашим печальным глазам, вы уже давно пытаетесь это сделать. - Он мельком взглянул на нее. - Честное слово, я хочу помочь вам, мисс Фаррел… Мне обязательно так вас называть?
        - Меня зовут Лиза, - ответила девушка, внезапно смягчаясь.
        - Лиза… - мечтательно отозвался он. - Мне нравиться ваше имя. Оно вам подходит. - Его голос немного изменился. - А кто вы и чем занимаетесь, Лиза Фаррел? Да, я знаю, вы журналистка, живете в Лондоне, а как насчет остального? Можно я сам угадаю? - поступило вдруг заманчивое предложение.
        Девушка неожиданно улыбнулась:
        - Попробуйте, если хотите.
        - Вот и хорошо. - Он удобнее устроился за рулем. - По-моему, вам года двадцать два - двадцать три, вы предпочитаете добротную классическую одежду, ведь качество важнее количества. Чтобы иметь такую кожу и такие потрясающие глаза, надо вести здоровый образ жизни, умеренно питаться и крепко спать. А эти волосы… вы просто неотразимы! Я абсолютно уверен, вы не пьете, не курите, за мужчинами не бегаете. - Его глаза лукаво блестели. - Ну, как?
        Напряжение, терзавшее девушку целые сутки, внезапно спало, Лиза рассмеялась.
        - Почти угадали, - призналась она.
        - Что же еще можно добавить?
        - Не очень много. Вы только в одном ошиблись: журналистикой я лишь подрабатываю. Я вообще-то сотрудник архитектурно-дизайнерской фирмы, живу с братом в Лондоне, в районе Ламбет, в маленькой собственной квартирке.
        - А родные, близкие?
        - У меня никого больше нет. - Помолчав, она добавила: - Я не знаю, зачем вы хотите узнать все обо мне. Вероятно, мы больше никогда не встретимся.
        - А я думаю, встретимся, - решительно заявил он. - Сегодня вечером, например, чтобы вместе поужинать. В восемь часов вам удобно?
        - Для вас все так легко и просто? - поинтересовалась Лиза, не испытывая ни малейшего раздражения, хотя должна была бы.
        - Конечно, - кивнул он невозмутимо. - Я не принимаю никаких отговорок… если только у вас уже запланировано что-то другое…
        - Ничего другого нет, но…
        - Никаких но, - твердо остановил он девушку. - Мне необходимо узнать вас ближе, и я не могу придумать ничего лучше, чем посидеть где-нибудь спокойно вдвоем.
        Лиза почувствовала приятное возбуждение: таких людей она еще не встречала. Его настойчивость граничила с высокомерием и могла оттолкнуть любого, но эта черта одновременно имела необъяснимую притягательность.
        - Хорошо, я пообедаю с вами, - неожиданно быстро согласилась она. В конце концов, чем она может помочь Рику, даже если будет сидеть дома и терзать себя бессмысленными размышлениями. Кроме того, появится он не скоро.
        Около пяти часов Брэд высадил девушку около дома.
        - Увидимся в восемь, - сказал он.
        Лиза легко взбежала по лестнице и открыла дверь ключом. Как она и предполагала, Рика не было, скорее всего, он не появится до утра.
        Девушка прошла в спальню, скинула туфли и покрутилась перед зеркальной дверцей шкафа. Да, она молода и стройна. Персиковый цвет кожи, темно-синие глаза, волосы цвета воронова крыла - вполне привлекательное сочетание. Но нет тут ничего потрясающего…
        Довольно улыбаясь, Лиза начала раздеваться. Внимание таинственного незнакомца, конечно, ей было приятно. Но она не допустит, чтобы он вскружил ей голову.
        Минут через пять, уже в брюках и рубашке, Лиза прошла на кухню, чтобы перекусить. Готовить не имело смысла, брата все равно не было. Девушка догадывалась, что в представлении Брэда понятие «ужин» никак не сочеталось со словом «скудный».
        О, как замечательно, что хотя бы раз в жизни ее выведет в свет человек, который, без сомнения, имеет возможность пользоваться всеми преимуществами безбедного существования. Машина, дорогая одежда, манера поведения - все говорило об этом. Да, она ничего не знает о нем, только то, что он друг семьи Марчбэнк - но одно это уже может служить рекомендацией: супруги были очень требовательны к своим друзьям, с недостойными людьми они не общались.
        Звук ключа в замке входной двери вывел Лизу из раздумья. Она встретила Рика в гостиной.
        - Привет, - мрачно поздоровался он. - Ты давно вернулась?
        - Пару минут назад. - Девушка сразу догадалась, что у брата все осталось без изменений. - Есть хочешь?
        Он покачал головой.
        - Уже перекусил, спасибо. Я зашел помыться и переодеться. - Рик явно нервничал, стараясь не встречаться с ней взглядом, потом неожиданно выпалил: - Сегодня вечером игра у Фила. Дашь взаймы?
        - О нет! - Лиза в ужасе смотрела на брата. - Только не карты, Рик!
        - А ты можешь придумать, как еще я могу раздобыть деньги! - Юноша перешел на крик. - Я в отчаянии, пойми же, Лиза!
        - И даже в таком состоянии ты не можешь отказаться от игры в покер, - заметила она, сдерживая волнение. - Рик, одумайся, какой смысл добавлять к старым долгам новые?
        - Может, удача улыбнется мне, - бубнил он упрямо, в глазах появился фанатичный блеск. - Если мне повезет сегодня, я легко получу по ставкам пятьсот фунтов. Я разработал систему… Она не подведет, надо только сразу поставить нужную сумму на подходящие числа. Видишь ли, нужно подсчитать…
        Лиза закрыла уши руками.
        - Не хочу ничего слышать! - закричала она. - Ничего не изменилось, да?! Даже если ты и выкарабкаешься теперь, ты все равно не прекратишь играть. Ты не желаешь остановиться!
        Рик пристально посмотрел на сестру.
        - Ты ведь не собираешься дать мне денег? - процедил он сквозь зубы, будто и не слышал ее слов.
        В каком-то оцепенении девушка медленно покачала головой, заметив, как перекосилось его лицо.
        - Ладно-ладно, я придумаю, как мне их раздобыть, - буквально прошипел Рик.
        Не успела Лиза остановить его, как он вылетел из квартиры, громко хлопнув дверью.
        Какой жуткий разговор! С содроганием вспоминала девушка последние слова брата, стараясь не думать о скрытой угрозе в его голосе. Он и так уже в беде и не будет рисковать, пыталась Лиза успокоить себя. Брат хотел напугать ее, вот и все. Стоит, наверно, внизу и ждет, когда она спустится к нему, как это не раз бывало во время ссор.
        Как всегда, она бросилась за Риком, твердо решив не поддаваться на его просьбы и не давать ему денег. Брат должен выслушать ее и понять.
        Но Рика не было возле дома. Девушка поплелась в квартиру, ощущая тоскливое одиночество, беспомощность и жгучий страх.

        Глава 2

        Брэд появился ровно в восемь. Открывая дверь, Лиза надеялась, что удачно замаскировала под слоем косметики все следы волнения. Слабая улыбка тронула ее губы. Лиза размышляла, как бы ей вежливо отказаться от приглашения на ужин, но потребуются объяснения, а у нее не было сил выдумывать оправдания.
        Брэд окинул девушку оценивающим взглядом. Она была в маленьком черном платье, плотно облегавшем ее стройную фигурку. Глубокое круглое декольте открывало жадному мужскому взору молочно-белые плечи и изящную шею. Делая вид, что осматривает комнату, Брэд лениво огляделся.
        - А у вас тут уютно. Брата дома нет, я полагаю.
        - Его нет. - Лиза отвернулась. - Через минуту я буду готова.
        Мужчина последовал за ней, галантно помог одеться.
        - Странно представить, но вчера в это же время мы даже не знали о существовании друг друга, - пробормотал он, поправляя воротник ее жакета. - Я так рад, что вы решили приехать в поместье Уоррал именно в тот момент, Лиза!
        Девушка, ощутив нежное мимолетное прикосновение его пальцев, затрепетала. Отстранившись чуть-чуть в сторону, она сконцентрировала все свое внимание на пуговицах. Когда Лиза, наконец, отважилась поднять на него испуганные, широко раскрытые глаза, оказалось, что Брэд, мягко улыбаясь, внимательно наблюдает за ней.
        В шикарном темном костюме незнакомец выглядел иначе, чем днем: он был как будто выше и солиднее. Вдруг, без всякой видимой причины, Лиза запаниковала. Она внезапно поняла, что лучше бы ей поскорее выдумать какую-нибудь отговорку и никуда не ходить, пока не поздно. Этот человек странным образом воздействовал на нее, буквально завораживал. Девушка была напряжена, как туго натянутая струна, в глубине сознания билась мысль: их встреча предрешена свыше.
        - Вы из Лондона? - нарушила Лиза тишину.
        Брэд расплылся в улыбке:
        - Теперь моя очередь отвечать на вопросы? Знаете что, сначала мы поужинаем, а потом я расскажу о себе.
        - Ловлю вас на слове, - засмеялась она.
        Они отправились в ресторан на Пикадилли, в котором Лиза никогда не бывала, но Брэд чувствовал себя здесь как дома. Их встретили с особой почтительностью и проводили к отдельному столику, скрытому от посторонних глаз в уютной нише.
        Лиза положилась на выбор Брэда и, пока он вел переговоры с официантом, с любопытством разглядывала интерьер ресторана. Здесь витал дух Викторианской эпохи: толстые красные с золотом шпалеры, сверкающие люстры и канделябры, полированные столы, на которых поблескивало серебро и искрился хрусталь. Роскошь поражала воображение. Неудивительно, что никто не приводил Лизу сюда. Шикарно и дорого, очень дорого.
        Заказ Брэда был выше всяческих похвал: охлажденная дыня, копченый лосось, цесарка на пару под устричным соусом. От десерта Лиза со смехом отказалась - она не сможет проглотить ни кусочка.
        Когда подали кофе, Брэд вольготно откинулся на спинку стула и, склонив голову набок, внимательно посмотрел на девушку:
        - По крайней мере, выглядите вы теперь намного счастливее, - заметил он. - Я могу на свой счет отнести результаты столь разительной перемены?
        Лиза нервно прикусила губу, опустив глаза.
        - Это было так заметно?
        - Что вы отказали себе в удовольствии как следует поплакать? Нет, не очень. - Брэд внимательно посмотрел на девушку и продолжил: - В наличии имеется подходящая жилетка, которой вы можете воспользоваться, Лиза. Если вас что-то беспокоит, лучше поделиться с кем-нибудь.
        - Я не могу, - тихо призналась она. - Это было бы нечестно.
        - По отношению к вам или ко мне? - В его голосе чувствовалось любопытство. - Если речь идет обо мне, не беспокойтесь, я уже говорил, что хочу вам помочь.
        - Почему? - спросила она, растерянно заглядывая ему в лицо. - Почему вам так хочется мне помочь?
        Странное выражение промелькнуло в глазах мужчины. Он с невозмутимым видом проговорил:
        - Можете считать это дружеским участием, если хотите. Проблемы бывают у каждого.
        Господи, что же ей делать, думала Лиза в изнеможении. Немного помолчав, она тихо напомнила:
        - Вы обещали рассказать о себе.
        - Точно, - подтвердил Брэд, понимая, что девушка пытается сменить тему разговора. - Что ж, начнем отвечать на вопросы. Так вот, я живу не в Лондоне, здесь у меня дела. Я из Йоркшир-Дэйлс.
        - Неужели?! - Лиза была поражена. - Я всегда представляла Йоркшир-Дэйлс как дикую вересковую пустошь, простирающуюся на тысячи километров вокруг.
        - Местами так и есть, но у нас все вполне цивилизованно. - На сей раз голос прозвучал весьма сухо. - Очевидно, вам не приходилось бывать в наших краях. Где вы жили до Лондона?
        - В Оксфорде. - Девушка стойко выдержала его взгляд. - Мы говорили о вас.
        - Да, говорили. - Глубокие серые глаза обжигали, манили и дразнили. - Дальше… Я живу в долине Эрдэйл, недалеко от города Скиптон, мне тридцать четыре, имею все обычные человеческие недостатки, работаю архитектором. Так что у нас есть кое-что общее. Кем вы все-таки работаете?
        - Я чертежница. - Лиза взглянула на него с новым интересом. - Я сама хотела стать архитектором.
        - Почему вы передумали?
        - Обстоятельства, - промолвила она, скривив губы. - Я прошла лишь годовое обучение. Моя нынешняя работа хоть как-то напоминает настоящее дело.
        - И какие же обстоятельства нарушили ваши планы? - спросил он со свойственной ему подкупающей искренностью, которая так трогала Лизу. - Гибель ваших родителей?
        - Их не стало, когда я была еще совсем девчонкой. - Неподдельный интерес и теплое участие в глазах собеседника растопили лед недоверия, и Лиза уже подробно рассказывала ему всю свою историю вплоть до кончины тетушки, которая не оставила им ни пенни. - Дом был арендован, если бы я даже нашла работу в Оксфорде, мы не смогли бы за него платить.
        Брэд нахмурился:
        - А тетушка никак не пыталась обеспечить ваше будущее?
        - Она не виновата, - заступилась Лиза за родственницу. - Просто ее доход поступал из фонда, учрежденного дедом ее мужа. Она не имела доступа к основному капиталу. Поскольку своих детей у тети Элизабет не было, ее доля капиталовложений перешла к какому-то дальнему родственнику, о котором мы никогда не слышали.
        - Теперь вы живете в Лондоне, устроились на работу и продолжаете присматривать за братом, - подытожил Брэд. - Чем он, кстати, занимается?
        Последние полчаса Лизе удавалось не думать о своих проблемах. Сейчас леденящий душу страх опять зашевелился у нее в сердце.
        - Бухгалтерией, - ответила она, допивая кофе, и не заметила, как напряглось лицо ее собеседника. Минутой позже девушка опять заговорила: - У меня такое ощущение, что вы не хотите рассказывать о себе, Брэд. Вы так ловко уходите от вопросов, мы только и делаем, что беседуем обо мне.
        - Для меня это лучшая тема, - спокойно заметил молодой человек. - А что еще вы хотели бы узнать?
        - Например, как вы познакомились с супругами Марчбэнк?
        - Они тоже жили в Эрдэйле, были нашими соседями. Три года назад уехали в Америку. Недавно вернулись назад в Англию, купили поместье Уоррал.
        - Это прекрасный дом.
        - Был когда-то и еще будет, когда они преодолеют все трудности с ремонтом. Я был поражен, увидев, сколько всего уже сделано. Как Вальтер правильно сказал, реставрация - дорогое удовольствие. Нельзя себе позволить сэкономить на чем-либо или латать лишь самые изношенные части старого здания. Я через это сам прошел и знаю, что так нельзя бороться с проблемами.
        Девушка слушала с возрастающим интересом.
        - Вы тоже живете в старинном доме?
        Он с улыбкой посмотрел на горящее воодушевлением девичье личико:
        - Семейство Нортон живет в Фарли уже более пяти веков.
        Эти слова ошеломили Лизу.
        - Дом такой древний?! Расскажите мне о нем!
        Он вновь улыбнулся, пожав плечами:
        - Я не мастер что-либо описывать. Это типичный образец средневекового каркасного зодчества. В таких зданиях жила знать в самом начале пятнадцатого века. Почему вы смеетесь?
        - Вы похожи, - весело проговорила она, - на экскурсовода.
        - А у меня в этой области большая практика. - Добродушная улыбка заиграла на его губах. - Фарли открыт для посетителей все лето по выходным дням. Очень важно делать что-то подобное, чтобы поместье не приходило в упадок. - И, как бы случайно, он добавил: - Может быть, вы и о нас напишете.
        - Сомневаюсь, - вздохнула она с сожалением, - я вряд ли окажусь в ваших краях.
        - От судьбы не уйдешь, - загадочно заметил Брэд. - Хотите еще кофе?
        Лиза покачала головой, и молодой человек подозвал официанта.
        В машине Лиза устало откинулась на спинку сиденья. Вечер пролетел быстро, слишком быстро. Брэд дал ей возможность отдохнуть от самой себя и не думать о Рике. Девушке захотелось поближе узнать этого человека, но едва ли у нее будет такая возможность: Брэд в Лондоне по делу.
        - Ваш брат, наверно, уже дома? - спросил он, останавливая машину у подъезда ее дома.
        - Не думаю, - девушка бросила взгляд на часики.
        Брэд заглушил двигатель и вытащил ключ зажигания.
        - Я провожу вас до двери. - Он улыбнулся, заметив испуг в широко раскрытых глазах. Только до двери, Лиза. Никаких вольностей, честное слово!
        Когда они поднимались по лестнице, он бережно поддерживал ее за локоть. У входной двери девушка, как обычно, перерыла всю сумочку в поисках ключей. Брэд с удовольствием наблюдал за нею.
        - Психологи уверяют, что характер человека можно определить по тем предметам, которые он носит с собой, - глубокомысленно изрек он, когда Лиза наконец торжественно извлекла ключ из недр сумочки. - Хотелось бы мне увидеть специалиста, который сможет сделать заключение по такому набору предметов!
        Не успел Брэд забрать у нее ключ и вставить в замочную скважину, как дверь распахнулась. На пороге стоял Рик. Девушка уставилась на брата, испытывая одновременно изумление и облегчение.
        - Рик, ты давно вернулся?
        - Несколько часов назад, - ответил юноша холодно. - Я и не знал, что ты куда-то собиралась уйти.
        - У меня не было возможности тебе сообщить. - Лизу внезапно ужаснула перспектива остаться с глазу на глаз с братом, вновь задавать одни и те же вопросы и получать на них уже знакомые ответы. Она стремительно повернулась к Брэду: - Не хотите чашечку кофе?
        Даже если у молодого человека и мелькнула мысль, что кофе они пили совсем недавно, он и виду не подал.
        - Да, пожалуйста, - последовал невозмутимый ответ.
        - Пойду поставлю чайник, - бодро объявила Лиза, отправляясь на кухню.
        - А ты не хочешь нас представить друг другу? - Многозначительно спросил юноша.
        Лиза, вспыхнув, поторопилась исправить ошибку:
        - Простите, Брэд, это мой брат Рик… Пожалуйста, присаживайтесь, Брэд. Кофе сейчас будет готов.
        Лиза возилась на крошечной кухне, совершенно не понимая, что делает. Чисто автоматически она достала кофе, молоко, ковшик и застыла у плиты, прислушиваясь к разговору в соседней комнате. Слов разобрать она не могла, но, видимо, у мужчин было о чем поговорить. Однако когда она принесла им кофе, оба настороженно молчали. Рик сидел в кресле у камина, Брэд расположился на диване. Он тут же встал, чтобы взять у девушки поднос.
        - Вы быстро управились, - мягко улыбнулся он Лизе. - Куда это поставить?
        - На пол у камина, пожалуйста. Где-то есть раскладной столик, но лучше не стоит искать: места так мало, что мы все равно его опрокинем.
        Как только Брэд поставил свою ношу на пол, Лиза опустилась на колени, чтобы разлить кофе по чашкам. Брэд вернулся на диван, Рик молча взял у сестры свою чашку.
        О, как хорошо Лиза знала своего брата, это уныло-скорбное выражение его лица, судорожно искривленный рот, обиженно-раздраженный взгляд. Так он выглядел всегда, когда его уличали в чем-то дурном. Интересно, Брэд опять проводил расследование?
        Лиза прекрасно сознавала, что новому знакомому удалось извлечь из ее сдержанных рассказов гораздо больше информации, чем ей бы хотелось. Но она чувствовала, что его предложение помочь было абсолютно искренним.
        Все равно, сердито думала девушка, это не дает ему никакого права вмешиваться в ее личные дела и пытаться разузнать то, что она хотела бы скрыть. Почему ее проблемы так волнуют Брэда?
        Нет, идея с кофе была явно неудачной, решила она пару минут спустя, ощущая, как накаляется обстановка. А каких-то два часа назад было так легко и просто в обществе Брэда! Сейчас же она была не в своей тарелке. Когда гость отказался от второй чашки кофе и собрался уходить, она вздохнула с облегчением. Оброненное в сторону Рика сухое «спокойной ночи» осталось без ответа.
        Провожая Брэда до двери, Лиза испытывала жгучий стыд за брата.
        - Завтра вечером мы сможем встретиться? - с надеждой в голосе спросил молодой человек, когда они стояли на лестничной площадке. - А еще лучше и днем. Ты ведь сейчас свободна от работы?
        Лиза грустно покачала головой:
        - Мне полагался отгул. Завтра я должна быть в офисе, как обычно.
        - Тогда вечером, - настаивал он. - Ты любишь театр?
        Лиза разрывалась между желанием вновь провести время с этим человеком и ощущением, что ей не следует наслаждаться жизнью, когда ее брат в беде. Правда, что изменится, если она будет сидеть дома и страдать? Помощи ждать неоткуда, чуда не произойдет. Ее вдруг, будто током, пронзило: вот оно, спасение, стоит прямо перед ней. Возможно, Брэд именно тот, в ком они так нуждаются.
        Лиза ужаснулась. Как только она может замышлять такое - просить об одолжении человека, с которым едва знакома!
        Может быть, он и хотел помочь, но пятьсот фунтов слишком большая сумма. Часто ли встретишь альтруиста, готового протянуть руку помощи и свой кошелек малознакомым людям, которые даже гарантий никаких дать не могут? Нет, это не выход!
        - Лиза! - в голосе Брэда сквозило нетерпение. - Ты слышала, что я сказал?
        - Да, я люблю театр, - поспешно сказала она. - Я с удовольствием пойду с тобой на представление.
        Прекрасная мягкая улыбка смягчила его черты.
        - В таком случае я возьму билеты и заеду за тобой в семь. Мы еще посидим где-нибудь.
        Он склонился над ней, пристально всматриваясь в девичье лицо, будто желал запечатлеть каждую черточку, каждую линию.
        - Спокойной ночи, Лиза.
        Девушка постояла на площадке, пока он не скрылся из вида, и медленно вошла в квартиру.
        Рик мрачно смотрел на сестру, с негодованием отмечая особый блеск ее глаз, блуждающую улыбку.
        - Ты опять собираешься с ним встретиться? - резко спросил брат сестру. - Ну и кто он?
        - Архитектор из Йоркшира. - Она собрала посуду на поднос. - Я познакомилась с ним сегодня днем в поместье Уоррал-Мэнор.
        - А он не тратит времени даром, да? - Голос Рика звучал ехидно и оскорбительно. - Что ты ему наговорила обо мне?
        - Ничего. Почему ты спрашиваешь? Что он тебе сказал, пока я была на кухне?
        - О, он тоже не верит пустым словам, этот твой дружок. Просто сидел тут, поедал меня взглядом, объяснял, что это из-за моих дел ты так беспокоишься, что пора бы мне самому о себе позаботиться.
        Лиза задумалась, пытаясь вспомнить, что она такого рассказывала Брэду о своей жизни. Да ничего особенного. Видимо, Брэд умеет читать между строк. Какой он проницательный: уловил ее потаенное чувство вины за слабость и бесхарактерность брата!
        - И что ты ему ответил?
        - Посоветовал не лезть не в свои дела. Как он смеет приходить сюда и совать свой нос куда не следует?
        - Может быть, так надо. - Лиза помедлила, прежде чем произнести следующие слова: - Он предложил свою помощь.
        - Неужели? - В Рике произошла мгновенная перемена. - Что-то конкретное?
        - Пока нет. Он же не знает, в чем дело. В любом случае мы не можем принять такую помощь от малознакомого человека.
        - Говори за себя. А я бы принял что угодно и от кого угодно, лишь бы выпутаться из этой истории. Если бы я знал, что у него филантропические намерения, я бы вел себя более сдержанно. - Он поджал губы, отрешенно уставившись в пространство. - А знаешь, он на тебя запал. Может, все-таки попросишь?
        - Ни за что этого не сделаю, - резко бросила Лиза. - Я его толком не знаю. - Девушка взяла поднос и отправилась на кухню.
        - Не сделаешь даже ради спасения своего маленького братика от тюрьмы? - вкрадчиво проговорил Рик.
        Лиза медленно повернулась и взглянула на него:
        - Знаешь что? Я думаю тюрьма пошла бы тебе на пользу, - Она быстро вышла из комнаты.
        Позже, уже лежа в постели, после мучительных раздумий она пришла к выводу: нельзя бездействовать и допустить, чтобы Рика арестовали. Надо что-то делать! Возможность попросить денег у Брэда все-таки существовала. Это был шанс. Может быть, единственный, и она просто обязана спрятать свою гордость и воспользоваться им. Но как обратиться с такой просьбой к человеку, которого едва знаешь? Ей что, придется подойти и сказать: «Брэд, я хочу, чтобы ты мне дал взаймы пятьсот фунтов, на что - не скажу, иначе ты окажешься втянут в сокрытие преступления. Да, вот еще что, я не знаю, когда смогу вернуть долг». Скорее всего, он рассмеется ей прямо в лицо.
        Лиза долго лежала без сна, пытаясь найти какое-нибудь решение… все впустую. Брэд - единственная надежда, в нужде на многое можно закрыть глаза, в том числе на условности и попранную гордость.
        Ее решимость значительно ослабла к вечеру следующего дня. Сидя в театре в полутемном зале, она наблюдала за мелькающими на сцене актерами и не имела ни малейшего понятия, о чем эта пьеса. Она была вся во власти неведомых эмоций, остро ощущая присутствие мужчины рядом с собой. Краем глаза она видела его четкий профиль. Лиза знала, что Брэд изредка посматривал на нее, видимо ощущая ее беспокойство. Их пальцы были крепко переплетены - на правах старого друга Брэд завладел ее рукой в самом начале второго акта. Нежность прикосновения потрясла Лизу. Сердце колотилось в груди как бешеное. Что же делать? У нее просто нет сил думать о проблемах с деньгами! Лучше бы ей держаться подальше от этого мужчины.
        - Какой замечательный вечер, - отметил Брэд, когда они снова оказались в машине. -
        Тебе уже пора домой? Может, погуляем по набережной, мне необходим глоток свежего воздуха.
        Лиза согласилась со смешанным чувством. Да, ей очень хотелось быть рядом с этим человеком, хотелось, чтобы вечер длился вечно. Но чем дольше она откладывала то, что задумала, тем труднее было это осуществить: Девушка решила отложить разговор и потом выяснить, насколько искренним было желание Брэда помочь ей.
        А вечер действительно оказался чудесным: теплый, ясный. Они оставили машину на улице у парка Виктория-Гарденс и отправились по набережной к мосту Ватерлоо. Брэд с восторгом подставил лицо мягкому бризу с реки.
        - Я считаю, это лучшая часть города, - с чувством проговорил он. - Такая большая река может так много дать для жизни, отдыха, развлечений. А вы, лондонцы, воспринимаете это как должное, верно?
        - Думаю, да. - Девушка сама удивилась, как спокойно прозвучал ее голос. - Ты долго пробудешь в Лондоне?
        - Я должен был уехать сегодня. - Он нежно посмотрел на нее. - Попробуй отгадай, почему я все еще здесь?
        Лиза затрепетала, у нее перехватило дыхание, кровь бешено застучала в висках.
        - Я не могу, - с трудом проговорила она.
        - Маленькая обманщица. - Кроме радости в его голосе слышались и другие, непонятные Лизе нотки. - Ладно, если говорить честно, я остался из-за тебя, мне было необходимо увидеться с тобой вновь. - Он остановился, взял ее за руку и развернул лицом к себе. - Тебя это удивляет? - В его серых глазах читался вызов.
        - Нет, - честно призналась девушка. - Ты не особенно скрывал, что я нравлюсь тебе.
        Брэд довольно рассмеялся, нежно погладив ее по щеке.
        - Скромность тебе к лицу. Привлекательных женщин много, но впервые в жизни одна-единственная заставила меня изменить свои планы.
        Слова так легко лились из его уст, что стало ясно: он в этом деле большой мастер. Лиза скептически отнеслась к его признанию, мысленно сдобрив каждое слово щепоткой соли. Где-то глубоко внутри она ощущала необъяснимую тревогу и боль. Что теперь будет?
        - Ты мне не веришь, так ведь? - Он внимательно изучал ее лицо. - Ты подозреваешь меня в неискренности? Как же мне доказать, что я настроен весьма серьезно?

«Вот, - подумала Лиза, - вот он мой шанс, преподнесенный на блюдечке». В горле пересохло, сердце отбивало бешеный ритм в груди. Несмотря на это, голос у девушки был ровным, когда она спокойно сказала:
        - Ты мог бы доказать.
        - Как? - Он удивленно распахнул глаза. Лиза глубоко вздохнула:
        - Одолжив мне пятьсот фунтов.
        Брэд был ошарашен, ему с трудом удалось овладеть собой, но что-то новое появилось во взгляде.
        - Это все из-за брата, да? - поинтересовался он. - У него, видимо, большие проблемы.
        - Да, - кивнула девушка, не видя смысла что-либо отрицать.
        - Что случилось?
        Она вся сжалась и смущенно проговорила:
        - Я не могу сказать, просто не могу.
        Лиза повернулась к реке и, облокотившись на парапет, устремила свой взор на плавно струящиеся водяные пряди. Стыд и разочарование жаркой волной затопили девушку.
        - Забудем об этом, Брэд. - Ее голос звучал глухо. - Пожалуйста, забудь все, что я сказала.
        - Когда это с ним случилось? - тихо спросил Брэд, стоя у нее за спиной.
        Она с трудом ответила:
        - Девять дней назад.
        - Очень странно, - задумчиво протянул он.
        Лиза взглянула на Брэда Нортона: ее новый знакомый по-прежнему был для нее загадкой, его реакция на необычную просьбу оказалась совсем не такой, как она ожидала.
        - Что тут странного?
        - Не важно. Так, мелькнула одна мысль. - Его взгляд обладал магической, влекущей силой, которую Лиза уже познала несколько минут назад.
        - Я одолжу Рику деньги, Лиза, - немного помолчав, сказал он. - Но я тоже кое-что хочу получить взамен.
        Девушка с трудом подавила приступ истерического смеха: ей что же, радоваться теперь такому обороту дел?
        - Я слушаю, - спокойно сказала она, изо всех сил пытаясь скрыть, как унизил ее непристойный торг. - Брэд, чего ты хочешь?
        Его ответ прозвучал как выстрел в ночной тишине:
        - Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

        Глава 3

        Прошло несколько минут, прежде чем Лиза вновь обрела дар речи.
        - Это, должно быть, шутка? - обиженно спросила она.
        Брэд невольно улыбнулся:
        - Мужчины, которые делают предложение шутки ради, должны за это расплачиваться. Но мне не свойственно так развлекаться.
        Лизе показалось, что она спит и видит фантастический сон.
        - Но этого не может быть, - медленно прошептала она, широко раскрыв глаза. - Мы знакомы всего сутки.
        - Это не важно, - серьезно заявил он. - Наверняка не я один нахожу тебя желанной.
        - Может быть, - согласилась девушка с таким заявлением. - Но не все считали брак обязательным условием для всего остального.
        - Очень странно слышать такие циничные речи от столь юной особы. - Брэд задумчиво разглядывал ее. - Возможно, мне стоит перефразировать свою просьбу.
        - Ты хочешь сказать, что любишь меня?
        В его серых глазах мелькнуло что-то неуловимое.
        - А как ты думаешь, есть еще какие-нибудь другие причины, по которым я хочу жениться на тебе?
        - Например… тебе стало меня жалко, - с сомнением в голосе предположила Лиза.
        Он снова улыбнулся:
        - Жалость - не повод для женитьбы. Во всяком случае, подобной благотворительностью я не занимаюсь.
        Он стоял и терпеливо ждал ответа, Лиза смотрела на него в полном изумлении.
        - Я… я даже не знаю, что сказать.
        - Попробуй сказать «да», - внес он предложение. - Это легче, чем произнести «нет», и намного приятнее. - Он неожиданно шагнул к ней, взял за руку и притянул к себе. - Иногда для женщин поступки бывают понятнее слов.
        Его губы, твердые, теплые, были настойчивыми и требовательными, возбуждая неутолимую жажду нежности и ласки.
        - Ну вот, - сказал он мягко, когда они, наконец, оторвались друг от друга, - по крайней мере, физически я тебе не совсем отвратителен.
        Заключенная в нежное кольцо его рук, Лиза испытывала что угодно, но только не отвращение. От его поцелуя она была сама не своя, кровь бешено пульсировала в жилах, порождая странное томление во всем теле.
        - Конечно нет, - прошептала она.
        - Тогда какой же будет ответ?
        - Если бы я сказала «нет», ты бы все равно дал мне денег?
        - Нет, не дал бы. Лиза, я хочу тебя и добьюсь своей цели. Если для этого надо помочь твоему брату, я так и сделаю.
        Лиза почувствовала себя слабой и беспомощной.
        - Ты всегда такой настойчивый, когда чего-нибудь хочешь?
        - Если очень хочу - да!
        - И нет никакой разницы, люблю ли я тебя?
        - Сейчас действительно нет никакой разницы: любовь может расти, Лиза. У нас с тобой много общего, ты мне только что объяснила, что как мужчина я тебе не противен. Разве это плохо для начала? Что еще надо?
        Да, что? - размышляла девушка, поддавшись соблазну помечтать, несмотря на роившиеся в голове сомнения. Последние одиннадцать лет она была лишена любви и поддержки, но так остро в этом нуждалась. Ей казалось, Брэд может осуществить ее самые заветные желания. Глупо отказываться от всего, что ей предлагают лишь потому, что по традиции женщина должна сначала влюбиться в мужчину, а потом выходить за него замуж. Видеть этого человека, быть с ним рядом уже стало для Лизы насущной потребностью, значит, эмоционально она увлечена. Множество браков выстраивалось на гораздо более скудной почве. А еще проблема с Риком, вновь ужаснулась девушка. Она должна дать ему шанс избежать надвигающейся опасности. Разве может она отойти в сторону непокойно наблюдать, как брата посадят в тюрьму? А спасение от этого кошмара - прямо у нее в руках!
        Но сомнения вновь овладели Лизой. Что она знает об этом человеке, который спокойно стоит в ожидании ответа? Что ей известно о его происхождении, финансовом положении, о характере, в конце концов. А еще она помнила, как она напугал ее своей настойчивостью, граничащей с жестокостью.
        - Мне нужно немного подумать, - с усилием проговорила девушка.
        - Зачем? Если бы ты хотела сказать «нет», ты бы уже это сделала.
        Сделала бы? Лиза напряженно размышляла, голова шла кругом. Как ей со всем этим справиться?
        - Ладно, отложим решение до утра, - внезапно резко прозвучал голос Брэда в тишине. - Давай я отвезу тебя домой.
        В машине они ехали молча, и Лиза испытала облегчение, когда ее спутник отказался от кофе.
        - Я заеду за тобой завтра в такое же время, - твердо заявил он. - И надеюсь получить ответ. Что бы ты ни решила, я должен знать.
        Квартира была погружена в темноту. Лиза зажгла свет и сразу заметила белый конверт на каминной полке. Девушка, торопливо схватив его, увидела свое имя, начертанное рукой Рика. Значит, он все-таки был дома. Она быстро распечатала и прочитала письмо, бледнея от ужаса:

«Лиза, аудиторская проверка перенесена на пятницу. Не жди меня. Рик».
        Как долго она простояла, глядя на расплывающиеся буквы, Лиза не знала. Она была в смятении. В хаотичном вихре отчаянных мыслей ясно проступила одна: у нее больше не было выбора.
        Лиза подошла к телефону и набрала номер отеля, где остановился Брэд. Дежурный соединил ее с номером Нортона.
        - Алло, - раздался хорошо знакомый голос. - Лиза, что случилось?
        Девушка взяла себя в руки.
        - Я решила, - просто ответила она. - Я выйду за тебя замуж.
        На другом конце провода повисла тишина, потом Брэд спокойно сказал:
        - Нам надо кое-что обсудить, я приеду.
        - Сейчас?! - воскликнула она. - Но уже полночь!
        Лиза не успела договорить, как он положил трубку.
        Через десять минут Брэд уже входил в ее квартиру. Закрыв за ним дверь, Лиза прислонилась к ней спиной, медленно подняла глаза на ночного гостя, приготовившись к всевозможным неожиданностям. Отступать было некуда.
        - Что-то опять случилось, - констатировал он, верно оценив обстановку. - Что-то должно было случиться, чтобы ты так поспешно приняла решение. - Он внимательно посмотрел на девушку. - Где Рик?
        - Его нет. - Она устало вздохнула и протянула Брэду записку. - Вот посмотри.
        Он быстро изучил послание, сохраняя полную невозмутимость.
        - И ты немедленно бросилась звонить мне, чтобы сказать «да».
        Что именно скрывалось за его словами, Лиза не могла понять, но что-то в его голосе насторожило ее.
        - Разве ты не этого хотел? - неуверенно проговорила она. - Ты же сам придумал, что брак станет условием для займа!
        Он внимательно посмотрел на ее бледное, осунувшееся лицо.
        - Ну, допустим, я, - заявил он наконец. - Надо же, какой я предприимчивый! Все равно, ты нужна мне, Лиза. - Он протянул к ней руки: - Иди же ко мне!
        Без сил, почти без желания она подошла к Брэду. Он взял ее за руки и притянул к себе. Лиза жаждала ласки, ее губы раскрылись ему навстречу. Она нуждалась в утешении. Казалось, ей надо саму себя убедить в чем-то очень важном.
        - Так лучше? - спросил он, раскрыв наконец объятия.
        Как же хорошо он понимает ее, чувствует малейшие нюансы настроения! Лиза ощутила прилив благодарности. Она молча кивнула. В его крепких, надежных руках думать о чем-то постороннем было невозможно, да и не хотелось. Когда он так целовал ее, брак, даже со всеми осложнениями, не казался таким уж безнадежным делом.
        - Я приготовлю кофе. - Лиза робко вскинула на него глаза.
        - Я помогу тебе.
        Его присутствие делало кухню еще меньше. Он достал чашки и блюдца, она поставила на плиту чайник. Говорить не хотелось, Лиза просто не знала, что еще можно сказать. Она была вся во власти эмоций, ощущая вкус его теплых губ, нежную силу мужских рук. Неистовая страстность объятий потрясла Лизу, наполнила смутным томлением. Внезапно ее пронзила мысль: такого мужчину нетрудно полюбить.
        Когда все было готово, он отнес поднос в гостиную, поставил на пол у камина, выпрямился и одарил ее неотразимой улыбкой:
        - Как видишь, я уже справляюсь по хозяйству.
        - Далеко пойдешь, - похвалила она.
        Его улыбка стала еще шире.
        - Замечательно, ты уже стала шутить. Все намного проще, чем кажется на первый взгляд.
        Вот именно, подумала она. Лиза расслабилась, его чуткое внимание растопило напряжение и скованность.
        - Все произошло так быстро. - Она была взамешательстве. - У меня в голове не укладывается…
        - Это ничего, пройдет. Принимай все, как есть. - Он немного помолчал. - Лиза, нам ничто ведь не мешает пожениться прямо сейчас? Я бы утром все подготовил, а в субботу мы могли бы расписаться и сразу после церемонии уехать в Фарли.
        Так быстро?! Лиза запаниковала. А как же Рик?
        - А что Рик? - удивился Брэд, когда она вслух высказала свои опасения. - Парню двадцать один год, вполне взрослый, чтобы позаботиться о себе. Ему будет полезно пожить самостоятельно, а не цепляться все время за тебя, может быть, он даже повзрослеет, и в нем проснется чувство ответственности. В любом случае, я не думаю, что Эрдэйл подойдет ему, он там умрет со скуки через неделю.
        Да, он прав, прав во всем, думала Лиза. Даже если Рика и пригласят в Йоркшир, в чем она сомневалась, брат ни за что не поедет. Он любил Лондон, сутолоку и суматоху большого оживленного города. Он чувствовал бы себя потерянным без всего этого. А его увлечения азартными играми… Что ж, может быть, последняя встряска его чему-нибудь научит. Скорее всего, он больше не рискнет тайно тратить деньги своих работодателей. А потом не на край же света она уезжает.
        - А что скажет твоя мама о такой спешке? - внезапно спросила она.
        Он ласково улыбнулся:
        - Это будет самый счастливый день в ее жизни, когда я привезу тебя домой. Она всегда мечтала о дочери.
        - Какая она? Ты похож на нее?
        - Нет, - ответил он, - я совсем на нее не похож. Она миниатюрная, хрупкая, светлая. - Он внезапно помрачнел. - У нее серьезная болезнь сердца, которая может ее убить в любой момент. Это еще одна из причин, по которой я тороплюсь с бракосочетанием.
        - О, Брэд, как жаль. - Темно-синие глаза затуманились. - Она знает?
        - Да, знает. Она больна уже несколько лет. Нам надо быть очень внимательными к ней: ее нельзя расстраивать и волновать. - Помолчав, он добавил тихо: - Наверно, мне следовало все это тебе рассказать прежде, чем предлагать руку и сердце. Может быть, тебе кажется, что я слишком многого требую?
        - Нет, не кажется. - Ее голос потеплел. - Я буду рада обрести мать. Свою родную я почти не помню. - Взглянув на поднос у своих ног, она предложила: - Давай лучше выпьем кофе, пока он не остыл.
        - Давай, - тут же согласился он.
        Лиза как раз наполняла свою чашку, когда стукнула входная дверь. Через секунду в комнате появился Рик и замер, увидев Брэда.
        - Так это ваша машина у подъезда, - догадался он. - Отличная штучка. - Нервно поигрывая ключами, он обратился к сестре: - Кофе еще есть?
        - Полно. - Лиза вскочила с кресла. - Схожу за чашкой.
        - Я уверен, Рик вполне может принести себе чашку сам, не правда ли? - твердо произнес Брэд, приветливо улыбаясь.
        Рик вспыхнул и, чтобы скрыть это, нахмурился.
        - А вам не кажется, что для случайного знакомого вы немного злоупотребляете гостеприимством? - ехидно поинтересовался юноша, совершенно забыв о необходимости быть вежливым и милым с потенциальным благодетелем.
        - Рик… - Лиза шагнула к брату. - Ты не понимаешь, мы… Брэд и я… - Девушка замялась, не зная, как сообщить такую ошеломительную новость.
        - Теперь я попробую. - Брэд взял инициативу в свои руки. - Рик, твоя сестра пытается сообщить тебе, что мы решили пожениться. Это предоставляет мне кое-какие права в доме.
        - Пожениться? - Рик был ошарашен. - Сестричка, это ты с ума сошла или он?
        - Успокойся, все правда, - четко проговорила Лиза.
        Юноша несколько секунд разглядывал сестру, по его лицу пробежала тень.
        - Решили пожениться, - повторил он, но уже с другой интонацией. - Значит, можно поздравлять. Когда же состоится счастливое событие?
        Если Лиза не догадывалась, о чем размышлял брат, то от Брэда ничто не укрылось.
        - Достаточно скоро, чтоб ты остался цел и невредим, - усмехнулся он. - Можешь не волноваться, твои грехи не вскроются. Утром ты получишь пятьсот фунтов.
        Рик сделал вид, что ему немного стыдно.
        - Спасибо, - буркнул он. - Я их, конечно, верну.
        - Считай, что это подарок, - бросил Брэд. - Не знаю, зачем они тебе нужны, да и не хочу знать, что ты натворил. Только постарайся, чтобы это больше не повторялось. Я не собираюсь тратить остаток жизни на то, чтобы финансировать твои приключения.
        - Ну, спасибо еще раз… большой брат. - Рик не мог скрыть обиду, возмущение и благодарность, бурлившие в нем одновременно. В его взгляде, устремленном на сестру, сквозило сочувствие. - Мои поздравления! Будьте оба счастливы!
        - Мы обязательно будем! - пообещал Брэд и собрался уходить. - Лиза, я, пожалуй, пойду.
        В коридоре он схватил девушку за руку и вытащил на лестничную площадку, захлопнув входную дверь.
        - Ты на меня сердишься? - прямо спросил он.
        Лиза тут же ответила:
        - Как я могу на тебя сердиться после того, что ты сделал? Ты мог не давать Рику денег, он бы как-нибудь справился сам.
        - И скорее всего, загнал бы себя окончательно в угол. Нет, пусть будет так. - Нежным движением руки он приподнял Лизин подбородок. - Увидимся завтра вечером. Это будет напряженный день.
        - Брэд! - жалобно пролепетала она. - Мы не сможем расписаться в субботу… и я, наверно, не смогу поехать с тобой в Йоркшир. Мне нужно сначала написать заявление об уходе и ждать еще целый месяц.
        - Не ищи отговорки, ты, как утопающий, пытаешься ухватиться за соломинку, - мягко подтрунил он над ней. - Не поможет - ты дала слово. - Он улыбнулся, но выражение стальных серых глаз осталось неизменным. - Я зайду в твой офис завтра после обеда и все улажу, вечером ты уже будешь свободна. Целых два дня мы будем вместе. Как тебе такая перспектива?
        Она ни секунды не сомневалась, что он может устроить все. Для такого человека не существовало препятствий.
        Девушка была в растерянности, разум не повиновался ей. Одно Лиза знала точно: она дала слово.
        - Лучше не придумаешь, - устало согласилась она.
        Брэд заметил, как побледнело и осунулось ее лицо, взгляд серых глаз смягчился.
        - Ты измотана, - сказал он. - Утро вечера мудренее. - Склонив голову, он легким поцелуем прикоснулся к ее губам, таким нежным, беззащитным. - Доверься мне, Лиза.
        Рик стоял у камина, когда Лиза медленно вошла в комнату. Его взгляд горел восхищением.
        - Ну и ну, - раздался его тихий, вкрадчивый голос. - Жизнь полна сюрпризов. Вот уж не думал, что ты на такое способна, сестренка. Я надеюсь, ты понимаешь, что подцепила важную птицу? Просто так выкинуть пятьсот фунтов! Да у него куры денег не клюют!
        - Прекрати! - Лиза старалась не выдать своих чувств. - Я выхожу замуж за Брэда, а не за его деньги, я даже не знаю, есть ли у него счет в банке.
        - Твои-то доходы его точно не интересуют, - размышлял Рик, гадая, что происходит. - Ты думаешь, я поверю в сказочку про любовь с первого взгляда?
        - Такое возможно.
        - С тобой - да. Ты вечно витаешь в облаках. Но с ним… - Рик с удовольствием прислушивался к собственному голосу. - Такие, как он, не поддаются внезапным порывам. Мне он кажется человеком, который взвесит все «за» и «против», прежде чем принимать решение… Он совсем тебя не знает. - Юноша помолчал. - А сама ты что о нем знаешь?
        Лиза не удивилась, что брат не смог разгадать истинных причин происходящего. А кто смог бы? Все так запутано. Девушка решила больше не скрывать, кто во всем виноват.
        - Я сразу поверила Брэду, когда он объявил, что не одолжит мне денег, если я не выйду за него замуж.
        Рик, выпучив глаза, уставился на сестру в таком изумлении, как будто видел ее первый раз в жизни.
        - Правда?! В тебе, видимо, масса скрытых достоинств, сестра моя, раз ты разбудила в человеке подобную страсть.
        Лиза, взглянув на брата, почувствовала, что ее начинает мутить от подобного разговора.
        - Тебя не волнует, что я выхожу замуж за человека, которого не люблю… и даже не знаю?
        - Ради меня, что ли? Что ж, премного благодарен! Она принесла себя в жертву ради брата! Не думаю, правда, что ты очень много теряешь в этом дельце. В конце концов, богатый муженек - разве не об этом мечтают почти все девчонки? - с явной издевкой разглагольствовал Рик. - Знаешь, тебе вообще свойственно все драматизировать. Ты должна радоваться, что ему захотелось еще и жениться. Хотя мне кажется, пятьсот фунтов непомерно дорогая цена за нечто другое. - В его голосе появились стальные нотки, когда он увидел напряженное лицо сестры. - И не пытайся сваливать все на меня. На поверку все мы оказываемся приспособленцами.
        - Рик! - Лиза невольно с мольбой протянула руки к брату. - Что с тобой случилось? Ты никогда не был таким! Я тебя не узнаю.
        - Ты никогда и не знала меня, - отрезал он. - Ты всегда видела лишь то, что хотела увидеть, что всю жизнь пыталась вылепить из меня. Ты, Лиза, вечно во все лезла, давила, как пресс. С тех пор, как мы переехали в Лондон, знаешь, как трудно было терпеть, что ты носишься со мной, как наседка. Господи, я уже и не надеялся, что ты выйдешь замуж и оставишь меня в покое.
        Говорят, что бы ни делалось, все к лучшему. Лиза была в полном оцепенении, с удивлением обнаружив, что у нее нет больше ни слез, ни сил.
        - Прости, - с невероятным достоинством проговорила она, полностью овладев собой. - Я не знала, что ты так ко мне относишься. - Не сказав больше ни слова, она вышла из комнаты.

        Бракосочетание состоялось в субботу, как и планировалось. Лиза была рада, когда официальная краткая, холодная церемония закончилась. Одета она была в строгое светлое платье и жакет. Единственным вольным отступлением от стиля оказалась ужасно легкомысленная шляпка из желтых цветов. Дерзко водруженная на гладко причесанную черноволосую головку, она являла собой откровенный вызов.
        Сразу после церемонии Нортоны отправились домой в Йоркшир. Брэд хранил молчание, лавируя по запруженным улицам субботнего Лондона. Лишь выбравшись на скоростную автостраду, он расслабился и с улыбкой взглянул на жену.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Хочу есть, - заявила Лиза абсолютно серьезно. - У меня с утра крошки во рту не было.
        Брэд весело рассмеялся.
        - Тогда было бы неплохо остановиться и заморить червячка. - Он бросил на нее быстрый взгляд. - А ты совсем не нервничала.
        - Все так быстро произошло, что некогда было почувствовать что-то особенное, - бесцветным голосом ответила она.
        - Действительно, очень быстро. - После небольшой паузы он тихо спросил: - Не жалеешь, что у тебя не было пышной свадьбы, о каком мечтает каждая женщина: белые кружева, десятки гостей?..
        - Нет, - задумчиво проговорила Лиза. - Не это ведь главное? Я думаю, это матери в основном мечтают о таком празднике для своих дочерей, и сами же потом получают от этого удовольствие.
        - Да, возможно, ты права. Что же касается родственников, твой братец сегодня что-то притих. Надо думать, Рик осознал, что жизнь его значительно усложнится теперь и не на кого будет опереться.
        Лиза задумалась. Будет ли Рик хоть немного скучать по ней? Она вспомнила предыдущую ночь, когда брат пришел к ней в комнату и, смущаясь, просил забыть все, что он наговорил три дня назад. Он пытался объяснить, что немного перебрал в тот вечер, был сам не свой, болтал всякую чушь. Лиза слушала брата, и ее пронзила мысль, что лишь страх перед будущим и надежда извлечь пользу из ее замужества двигали им. Она постаралась тогда отбросить все сомнения и пойти на мировую.
        - Рик не такой уж плохой, - вздохнула Лиза, думая о брате. - Он слабовольный, увлекающийся, но это ведь не преступление.
        - Лиза, меня восхищает такая преданность, - спокойно сказал Брэд. - Но теперь я твой муж, помнишь об этом? Тебе совсем не обязательно притворяться. Рик не первый раз попал в беду и, видимо, не в последний. Ему хочется красивой, легкой жизни, но работать он не желает. Чем быстрее ты признаешь, что твой братец не собирается меняться, тем лучше. Выброси все эти заботы из головы.
        - Все равно он мой брат.
        - И значит для тебя гораздо больше, чем я, - констатировал он мрачно. - Возможно, со временем что-нибудь изменится.
        Может быть, намного быстрее, чем кажется, размышляла девушка. За последние три дня их взаимоотношения с Брэдом сильно изменились. Верный своему слову, он выполнил свое обещание, уладил все Лизины дела. В среду она уже получила документы, недоумевая, как ему это все удалось.
        А потом началось нечто невообразимое. Лиза оказалась в плену бурных и страстных чувств, ураганом обрушившихся на нее. Ее избранник выполнял все мыслимые и немыслимые прихоти и капризы своей возлюбленной, тщательно планировал каждый миг их свиданий, лишь бы доставить ей радость и удовольствие. Она о таком и не мечтала! Нежный, внимательный, заботливый, Брэд старался предупредить любое ее желание, он совершенно очаровал девушку.
        Лиза покрутила массивный золотой ободок на безымянном пальце, здесь же было и колечко с крупным бриллиантом, подаренное женихом в честь помолвки. Внезапное успокоение снизошло на нее, невероятного напряжения как не бывало. Жребий брошен. Теперь она не Лиза Фаррэл, а Лиза Нортон. И она будет счастлива, очень счастлива!
        Молодожены остановились перекусить и снова отправились в путь. День был ясный, теплый, мягкая езда убаюкивала, и Лиза незаметно для себя уснула, измученная событиями последних недель.
        Когда она проснулась, машина неслась по довольно узкому второразрядному шоссе. Брэд, не сбавляя скорости, преодолевал крутые повороты.
        Лиза блаженно потянулась.
        - Добро пожаловать к нам из мира грез! - поприветствовал ее муж. - Ты неплохо поспала. Теперь лучше?
        - Намного. - Она посмотрела в боковое окно. Дорога вилась среди прекрасных долин, на горизонте темнели горы. - Где мы?
        - Примерно в восьми километрах от поместья. Мы будем дома около пяти.
        Дом… Лиза поняла, что это слово ничего для нее не значит, пока ничего не значит. Но ей так хотелось увидеть родной дом Брэда!
        Наконец машина съехала с шоссе. Лиза увидела старинные изъеденные ржавчиной чугунные ворота, распахнутые створки которых годами никто не трогал, они кренились под невероятным углом к своим опорам. Далее начиналась узкая частная подъездная дорога, которую поддерживали в хорошем состоянии. По сторонам пышно разрослись кусты. Лизе казалось, что она переносится в мир живой первозданной природы.
        Внезапно они выехали прямо к дому, машина остановилась. Брэд вышел и галантно открыл дверцу для Лизы. Девушка с облегчением почувствовала под ногами твердую землю.
        Замерев, она с восхищением разглядывала стоявшее перед ней здание: это было большое, величественное строение из дуба и камня, с покатой крышей, крытой черепицей, с высокими сводчатыми окнами, в которых отражались лучи заходящего солнца.
        Усадьба Фарли-Мэнор своим размахом и великолепием потрясала воображение.
        - Ну как? - с воодушевлением поинтересовался Брэд. - Что скажешь?
        Лиза в растерянности покачала головой:
        - У меня нет слов! О таком я могла только мечтать и даже не надеялась увидеть! Это чудо… истинное чудо, такое чистое, нетронутое!
        - Насчет последнего заблуждаешься, позже сама все увидишь, - пообещал Брэд жене. - В Фарли еще так много надо сделать, чтобы усадьбой могло гордиться не одно поколение семьи Нортон. - Он нежно улыбнулся, заметив, что Лизины щеки покрылись румянцем. - Это дело будущего, а сейчас тебе предстоит познакомиться с моей матерью.
        Прямо у входа начинался длинный коридор, тянувшийся через весь дом. Двойные двери с одной стороны открывались в центральный зал. Сквозь высокие окна с цветными стеклами лился солнечный свет. Голые стены не нуждались в украшениях - такой теплой и гладкой казалась поверхность деревянных панелей. Пол был выложен Йоркским плитняком вплоть до основания широкой лестницы, ведущей на открытую галерею.
        Брэд открыл дверь под галереей и провел молодую жену в уютно обставленную гостиную, озаренную лучами вечернего солнца.
        - Лиза, подожди здесь, пожалуйста, пойду поищу маму. Она должна быть поблизости. Она ждет нас.
        Лиза осталась одна в тихой комнате, с восторгом разглядывая обшитый дубом потолок с готической лепниной. Сколько же поколений одной семьи проводили здесь время! Какими были они, предки ее мужа? А какой окажется его мать?
        Девушка не слышала, как тихо отворилась дверь, и вздрогнула, когда у нее за спиной неожиданно раздался женский голос:
        - Должно быть, ты Лиза?
        Девушка быстро обернулась и поразилась, увидев незнакомку. Старше Лизы лет на шесть, эта молодая женщина была поразительно хороша собой: безупречные черты лица, огромные глаза, прекрасные пепельные волосы.
        - Меня зовут Фелиция Мур, - представилась красавица, улыбаясь одними губами, взгляд золотистых, как топазы, глаз оставался ледяным. - Я не знала, что вы уже приехали, пока не увидела машину Брэда у крыльца. А где он сам?
        - Пошел искать свою мать, - ответила Лиза.
        Изображая крайнее удивление, ее собеседница поинтересовалась:
        - И оставил молоденькую жену одну-одинешеньку? Какой невнимательный! Алисия у себя наверху. Боюсь, она слишком переволновалась. - Фелиция пристально посмотрела на Лизу. - Все были просто поражены, когда Брэд позвонил и сообщил эту сногсшибательную новость.
        - Я понимаю, - кивнула Лиза. - Надеюсь, это никак не отразилось на здоровье миссис Нортон.
        - Очевидно, нет. Представь только, доктор Адамс вообще заявил, что женитьба Брэда - лучшее для нее лекарство. - Голос Фелиции звучал весьма странно, глаза загадочно сверкали. - Теперь у нее есть о чем мечтать, так ведь? Внучата - такая радость для пожилых людей.
        - По-моему, ты слишком торопишь события, - раздался голос Брэда, внезапно появившегося в дверях. - Ты успела познакомиться с моей женой?
        В холодных глазах Фелиции, устремленных на Лизу, мерцало что-то недоброе. Наконец она медленно повернулась к Брэду:
        - Поскольку тебя не было рядом, мне пришлось самой с этим справиться. - Ее вкрадчивый голос изменился. - Она очаровательна. Ты сделал замечательный выбор.
        В знак согласия он кивнул:
        - Я тоже так считаю. - Брэд пытливо посмотрел на жену. - Мама сегодня все-таки немного переволновалась. Она спит сейчас, знакомство придется отложить.
        - Но я смогу ее сегодня увидеть?
        - Конечно, мы пойдем к ней после ужина. Пойду проверю наш багаж.
        - Я думаю, Лиза хочет привести себя к порядок после дороги, - медленно проговорила Фелиция. - Комната, в которой жили твои родители, теперь будет, видимо, вашей. Хочешь, я отведу Лизу туда, пока ты будешь занят?
        - Отлично! - Он тепло улыбнулся жене и вышел.
        Прекрасная светлая комната располагалась на втором этаже. Первое, что увидела Лиза, была огромная кровать с пологом на четырех столбиках. Это сооружение занимало почти все пространство, затмевая своими габаритами всю остальную мебель. Из спальни можно было пройти в ванную и в просторное помещение с диваном и массой шкафов, шкафчиков и полочек.
        Появился Брэд с чемоданами в руках:
        - Кажется, это все.
        Фелиция сухо улыбнулась:
        - Я велю Банни приготовить чай. Вы спуститесь вниз или приказать подать сюда?
        - Лучше сюда, - быстро ответил Брэд. - Нам надо переодеться, и я мечтаю принять душ.
        - Как хотите.
        Дверь закрылась, молодожены остались одни.
        Лиза подошла к окну и выглянула наружу. Там буйствовала природа: когда-то ухоженный сад теперь одичал и разросся.
        - В наши дни трудно найти хорошего садовника, - заметил Брэд, стоя у нее за спиной. - Позади дома сад выглядит лучше.
        Не оборачиваясь, Лиза с трудом проговорила:
        - Не надо было давать Рику деньги, они так нужны Фарли!
        Брэд молчал, но Лиза чувствовала, что он стоит близко, очень близко.
        - Все не так просто, - мягко сказал он наконец. - С одной стороны, пять сотен фунтов можно было бы использовать и здесь, в Фарли… - Он нежно взял ее за плечи и развернул к себе лицом. - В ближайший четверг мне исполнится тридцать пять, Лиза, и в этот день я получу, согласно последней воле моего крестного, четверть миллиона фунтов.

        Глава 4

        Лиза невольно ахнула, широко раскрыв глаза. Она была так потрясена, что слова вымолвить не могла.
        - Вот как, - недоуменно выговорила она наконец.
        - Вот как, - повторил за ней Брэд. - Мой крестный был человеком твердых убеждений. Он считал, что лишь к тридцати пяти годам люди становятся достаточно зрелыми и ответственными, чтобы управлять большим капиталом.
        - Просто замечательно! - воскликнула она радостно. - Ведь теперь ты сможешь сделать для Фарли все необходимое!
        Брэд окинул ее испытующим взглядом.
        - Как моя жена, ты наверняка рассчитываешь на долю моего состояния.
        - Какую такую долю, не понимаю, о чем ты говоришь?
        - О, большинство женщин были бы на седьмом небе от счастья владеть таким состоянием. Неужели ты лично для себя ничего не хочешь?
        - Хочу, - твердо заявила Лиза. - Я хочу быть уверена, что Фарли будет стоять еще много-много десятков лет.
        Брэд нежно взял в ладони ее лицо.
        - Я думаю, - сказал он, - ты единственная такая в целом мире. - И он припал к ней губами.
        Лиза прижалась к мужу всем телом, мечтая продлить эти блаженные минуты до бесконечности. Когда он так бережно обнимает ее, ничто на свете не имеет для нее никакого значения.
        Наконец Брэд решительно освободился из плена ее рук.
        - Ты заставляешь меня забыть обо всем, даже о душе. - Он заметно волновался. - С минуты на минуту Банни принесет чай.
        - Кто такая Банни?
        - Ее можно считать экономкой, но на самом деле она почти что член семьи. Когда я был младенцем, ее взяли в дом няней, а потом она просто осталась. Я не знаю, что бы мы без нее делали, когда умер мой отец.
        - Это тогда у твоей матери… - Лиза не знала, как сформулировать вопрос.
        - Да, тогда у матери случился инфаркт. Проблемы с сердцем у нее начались в юности после ревматической атаки. - Он отошел в сторону и снял пиджак. - Мечтаю о душе… Может, хочешь первая пойти?
        Типичное поведение мужчины, который привык думать о себе как о центре вселенной. Эта мысль заставила Лизу улыбнуться.
        - Нет-нет, иди ты первым, я распакую вещи. Мне кое-что надо достать.
        Кто такая Фелиция Мур? Над этим вопросом Лиза размышляла, глядя в спину удаляющемуся мужу. Брэд, видимо, полагал, что Фелиция сама объяснит свою причастность к семье Нортон, а та не сочла нужным это сделать. Что ж, придется Лизе провести расследование. Ее точило беспокойство, интуиция подсказывала ей, что эта сильфида может помешать расцветающему счастью молодоженов.
        Через несколько минут раздался стук в дверь и вошла женщина, полная, ясноглазая, с приятными чертами лица. Ее возраст определить было трудно: может быть, пятьдесят пять, а может, и шестьдесят пять.
        - После такого путешествия вам необходимо попить чайку, - приветливо сказала она и поставила поднос на маленький инкрустированный столик. - Прошу прощения, миссис Нортон, я не смогла вас поприветствовать, когда вы прибыли. Я, конечно, должна была, но завозилась с делами. Я так рада, что у Брэда теперь есть жена, да еще такая хорошенькая. Я уверена, вы будете счастливы.
        Лиза улыбнулась, радуясь такому дружескому участию.
        - Спасибо, Банни, обязательно будем.
        Пожилая женщина расцвела от умиления:
        - Брэд, стало быть, говорил обо мне. А он рассказал, что я стала его няней, когда он был совсем крошкой?
        - Да, - ответила Лиза, решив не уточнять, когда она об этом узнала. - Он сказал, вы здесь служите так давно, что стали членом семьи. Вам не кажется, что «миссис Нортон» звучит слишком официально? Я буду рада, если вы будете называть меня просто Лизой.
        - С удовольствием. - Голос Банни звучал особенно мягко. Было ясно, что просьба новой хозяйки ее покорила. - Вам налить чашечку или дождетесь мужа? Он в ванной?
        - Уже нет, - проговорил Брэд, возвращаясь в комнату. На нем был махровый халат, волосы влажно поблескивали. - Ну, Банни, что скажешь о моей жене?
        - Она потрясающая красотка. - Экономка, отбросив чопорную сдержанность, заговорила своим обычным ярким языком. - На редкость славные получатся у вас малыши Нортоны, Брэд!
        Мужчина ухмыльнулся, взглянув на свою юную жену:
        - Осторожно, Банни, сбавь обороты, она не привыкла к таким речам. Здесь, на севере, все такие прямолинейные и неотесанные. Не правда ли, дорогая?
        Брэд первый раз так ласково к ней обратился, Лиза почувствовала, что у нее сердце зашлось от нежности к нему. Ее лицо расцвело улыбкой.
        - Надеюсь, скоро привыкну.
        - Я ухожу, попейте чайку спокойно вдвоем, - проговорила Банни, посмеиваясь над молодоженами. - И не забудьте, ужин у нас ровно в семь тридцать, Брэд Нортон! Второй раз разогревать не буду. - Банни решительно покинула комнату.
        Наступило короткое молчание. Лиза внезапно почувствовала невероятное смущение: она осталась наедине с мужчиной, который стал ей мужем. Подойдя к столику с чайными принадлежностями, она нерешительно спросила:
        - Два кусочка?
        - Да. - Казалось, Брэда что-то безмерно забавляет, Лиза внутренне напряглась, готовясь отразить новые проявления северной прямолинейности. Ни один мужчина не смог бы понять, что с ней происходит. О чем в этот момент думал ее муж, осталось неизвестно, он молча взял у нее из рук чашку и сел в кресло.
        - Как вкусно. - Он пригубил ароматного напитка. - Банни всегда хорошо заваривает чай.
        Лиза с чашкой в руках села на подлокотник его кресла.
        - Брэд, - спокойно обратилась она к мужу, - кто такая Фелиция?
        - Разве она тебе не сказала? - удивился он.
        - Она назвала лишь свое имя.
        - Понятно. - Он задумался. - Она моя кузина, очень дальняя родственница.
        - Она постоянно живет здесь?
        Брэд нахмурился:
        - Нет, - она живет в Лидсе, здесь лишь в гостях, дольше ей, наверно, оставаться не захочется. Почему ты спрашиваешь?
        Лиза простодушно ответила:
        - Мне кажется, я ей не нравлюсь.
        Можно было бы посмеяться над подобным нелепым предположением, но Брэд только пожал плечами:
        - Наверно, не нравишься. Фелиция не умеет дружить с женщинами. Но ей придется привыкнуть к тебе.
        Брэд забрал у Лизы чашку и поставил ее рядом со своей на пол. Не успела девушка понять, что происходит, как он схватил ее за талию и притянул к себе на колени. Его глаза подозрительно сверкали.
        - Ты не можешь все время избегать меня, чем быстрее ты это поймешь, тем лучше. Ты боишься меня?
        Быстро последовал ответ:
        - Конечно нет.
        - Докажи!
        Она заглянула в бездонные серые глаза, сердце ее мучительно затрепетало. Лиза натянуто рассмеялась:
        - Ладно!
        Склонив голову, она мягко, целомудренно поцеловала мужа и невольно ахнула, когда он резким движением крепко прижал ее к себе. Лиза пыталась воспротивиться такому жесткому натиску, но всепоглощающий жар его ласки растопил остатки сдержанности, и она горячо ответила на его поцелуй.
        - Так-то лучше, - проговорил он, разжимая объятия. - Намного лучше. По-моему, у нас никаких проблем не будет. Как ты думаешь, Лиза?
        - Не будет, - согласилась она, зарывшись лицом ему в плечо. Проблем вообще не будет, раз он обладает даром разжигать в ней такой пламень. Неужели так зарождается любовь, превращая чисто физическое влечение в теплое свечение, которым наполняется все ее существо? Прежде ни один мужчина не вызывал в ней таких острых ощущений.
        Брэд пошевелился, нежно прикоснулся губами к ее виску, прижимая ее к себе, встал сам и помог ей подняться на ноги.
        - Иди переоденься, пока я еще в состоянии думать об ужине. У нас впереди целая жизнь.
        Целая жизнь… Как восхитительно это звучало! Здесь, в Фарли, у нее будет все, о чем она мечтала.
        В семь пятнадцать они с Брэдом спустились по чудесной старинной лестнице в зал. Находясь в приподнятом настроении, Лиза не замечала признаков упадка дома, о которых говорил ее муж. Она огляделась по сторонам и представила, что здесь происходило много-много лет назад: слышались голоса, раздавались торопливые шаги: это слуги накрывали огромный стол для вечерней трапезы. В старые времена зал был центром жизни всего поместья, здесь ели, пили, развлекались и просто проводили время. Одна картина прежней жизни сменялась другой. Лиза вспомнила, что когда-то существовал обычай устилать пол тростником. Нижний слой порой не меняли лет по двадцать, и он вбирал в себя бесчисленные крошки, остатки пиршеств… Лиза скептически хмыкнула: иногда знания могут приносить разочарование.
        Фелиция была уже в гостиной. Она выглядела восхитительно в простом шелковом платье терракотового цвета, и Лиза пожалела, что не выбрала более изысканный наряд, отдав предпочтение голубому льняному костюму. Она пыталась быть милой с этой женщиной, но явная антипатия последней мало способствовала миротворческому процессу.
        Из гостиной двустворчатые двери вели в столовую. Заняв свое место во главе длинного стола из красного дерева, Брэд с улыбкой смотрел на свою жену, сидевшую справа от него.
        - Если бы здесь распоряжалась Банни, ты бы сидела на другом конце, как и положено хозяйке Фарли. Но так лучше, правда?
        Она засмеялась:
        - Конечно, представляешь, как сложно было бы передать соль.
        Лиза подняла глаза и встретила насмешливый взгляд Фелиции, устремленный на нее. Веселье угасло. О, как было бы хорошо, если бы эта белокурая красавица, заставляющая ее так нервничать, исчезла из Фарли как можно быстрее!
        Банни вкатила уставленный блюдами сервировочный столик с подогревом. Это было необходимо, пояснил Брэд, поскольку кухня находится в другом конце дома. Он планирует переоборудовать одну из прилегающих комнат в современную лабораторию по приготовлению пищи.
        - Ты сам проведешь подготовительные измерения и расчеты? - увлеченно расспрашивала Лиза, совершенно забыв о присутствии другой женщины. - А когда начнутся непосредственно сами реставрационные работы?
        - Через неделю-другую. Я уже закончил общий осмотр дома, исторические и архитектурные изыскания, подготовил все планы.
        Фелиция недоуменно вскинула брови:
        - Твои вопросы, Лиза, звучат вполне профессионально. Удалось почитать специальную литературу?
        - Лиза имеет профессиональную подготовку в той же области, что и я, - быстро вставил Брэд.
        Удивлению Фелиции не было предела:
        - Еще и умненькая! Брэдли, дорогой, да тебе несказанно повезло!
        Эти слова оказали на мужчину странное воздействие, какое именно, Лиза не могла определить, Фелиции же вся сцена доставила массу удовольствия.
        - Но ты всегда был счастливчиком, - медовым голосом проговорила она. - Свались ты хоть в сточную канаву, все равно выберешься оттуда чистеньким, благоухая фиалками.
        - Ты на удивление вульгарна сегодня, Фелиция, - ответил он суровым тоном. - Прекрати, пожалуйста, Лизу удивляет твой юмор.
        Вовсе не обескураженная, Фелиция примирительно похлопала его по руке:
        - Мои шутки похожи на твои, дорогой. А ты, Лиза, не обращай на это внимания. Мы с Брэдом всегда при встрече пикируемся, так скрещиваем шпаги, что только искры сыплются.
        Сколько здесь злобы, неприязни! Лиза ушла в себя, склонившись над тарелкой. Что было между этой женщиной и Брэдом, чему помешала женитьба последнего? Волна ревности буквально затопила Лизу, но здравый смысл подсказывал, что бесполезно негодовать по поводу того, что было до их встречи. Это ее, Лизу, полюбил Брэд и на ней женился, остальное не имело никакого значения.
        Остаток ужина прошел без инцидентов. Как только они закончили, Брэд попросил Лизу пройти вместе с ним к матери.
        - Устала? - участливо спросил он, когда они шли по галерее. - Такой длинный день.

«Да, - подумала девушка, - очень длинный и такой замечательный».
        - Немного, - промурлыкала она.
        Он обнял ее за плечи, нежно прижимая к себе.
        - Надеюсь, что не очень, - мягко сказал он, заглядывая ей в глаза. - Это наша первая ночь, моя любовь, и мне бы хотелось, чтобы ты ее запомнила.
        Тут он постучался в одну из дверей и отступил, пропуская Лизу вперед.
        Комната тонула в мягком свете. Несмотря на то что на улице стоял теплый летний вечер, синие бархатные шторы были опущены, а в камине горел огонь. Пламя освещало лицо женщины, лежавшей в огромной кровати, точной копии их собственной.
        Внешность Алисии Нортон полностью соответствовала описанию, данному Брэдом. У матери и сына похожими были лишь серые глаза.
        - Лиза, - вздохнула пожилая женщина. - Если бы ты только знала, как долго я ждала, когда же мой сын приведет в Фарли жену. - Она протянула руку и тепло улыбнулась, когда Лиза взяла ее в свои ладони. - Ты прелестна, моя дорогая… и, я вижу по глазам, добра. Очень хорошо для Брэда, сам он частенько забывает о существовании такой добродетели. - Она снова улыбнулась, на этот раз сыну. - Он весь в отца - упрямец. Как ты думаешь, милая, ты справишься с ним?
        Лиза непроизвольно взглянула на мужчину, который стоял по другую сторону кровати, и поймала внимательный взор устремленных на нее глаз.
        - Я попробую. А с его отцом вам удавалось справляться?
        Алисия от души рассмеялась:
        - Обычно да. Но не всегда это было легко. С мужчинами из рода Нортонов надо обращаться очень умело и бережно.
        - Им также не нравится быть объектом обсуждения, да еще когда это происходит в их же присутствии, - спокойно добавил Брэд. - Все, хватит, наговорили столько всего за один вечер! Банни скоро придет и устроит тебя на ночь.
        - Вот видишь? - В глазах миссис Нортон вспыхнул веселый огонек. - Озорники они, все без исключения!
        Поддавшись внезапному порыву, Лиза наклонилась и поцеловала свекровь в лоб:
        - Надеюсь, завтра вам станет лучше.
        Выйдя из комнаты матери, Брэд остановился:
        - Не возражаешь, хочу побыть с ней наедине. Хочешь - иди вниз… или в свою комнату. - Его глаза задорно блеснули. - Надо лечь пораньше - это нам не повредит.
        Лиза вспыхнула. Сердце гулко и тревожно забилось.
        - Хорошо, я только захвачу свою сумочку из гостиной, - сказала она.
        - Я присоединюсь к тебе через пару минут, - пообещал Брэд и вошел в комнату к матери.
        В гостиной сидела Фелиция. Она удивилась, увидев Лизу в одиночестве.
        - Брэд уже тебя покинул? Как ему не стыдно!
        Лиза постаралась не реагировать на издевку:
        - Я спустилась за сумочкой.
        - Ты хочешь сказать, что уже собираешься отдыхать? Так рано? Дорогая, еще нет и девяти! Разве следует новобрачной проявлять такое нетерпение? - Она вытянула руку и принялась лениво разглядывать свои покрытые лаком ногти. - И все-таки я считаю, четверть миллиона делает мужчину более привлекательным.
        Прижав сумочку к груди, Лиза медленно выпрямилась и с отвращением посмотрела на собеседницу:
        - Ты намекаешь на то, что я вышла замуж за Брэда из-за денег?
        Золотистые глаза с любопытством уставились на разгневанную девушку.
        - А почему бы и нет? Что годится одному, должно подходить и другому.
        Совершенно сбитая с толку, Лиза растерянно взглянула на Фелицию:
        - Что все это значит?
        Внезапно вся притворная мягкость и ленивое равнодушие покинули белокурую красотку, ее глаза хищно сверкнули.
        - А то, моя маленькая, невинная овечка. Похоже, тебя ловко провели. Ты действительно думаешь, что Брэд влюблен в тебя? Естественно, он сказал тебе о наследстве, но, готова побиться об заклад, он ни разу не упомянул о самом важном пункте завещания.
        Она зловеще замолчала, внимательно наблюдая, как мертвенная бледность заливает лицо стоявшей перед ней девушки.
        - Он может получить деньги, лишь будучи женатым. Если по достижении тридцати пяти лет он останется холостым, то автоматически теряет право на наследство.
        Лиза сжалась в комок, как подстреленная птица. Она была в смятении.
        - Ты не хочешь мне верить, но ты уже поняла, что это правда. Для ясности я тебе еще кое-что расскажу. Не так давно Брэд просил меня выйти за него замуж. Получив отказ, он был в отчаянии. Он был готов пойти на что угодно, лишь бы не упустить эти деньги.
        Это правда, отупев от боли, думала Лиза. Ее поразила невероятная превратность судьбы. Она вышла замуж из-за суммы в пятьсот фунтов, которая казалась ей целым состоянием. На сколько же выше были его ставки!
        Оглядываясь назад, Лиза поняла, что все было совершенно ясно с самого начала. Надо отдать ему должное, он не стал лицемерить и говорить, что любит ее. Этот человек просто не мешал ей, наивной, бесхитростной глупышке, верить в то, во что ей так хотелось верить. Он точно определил, что даже ради брата девушка не согласилась бы на брак по расчету.
        Фелиция права - он счастливчик. Ему повезло найти такую, как она, да еще в самый последний момент. Ее кандидатура полностью отвечала его требованиям, а внешние данные обещали интересные перспективы.
        Оцепенение сменилось чувством глубокого отвращения. Одно Лиза знала точно: она не позволит использовать себя. С этой пародией на брак надо заканчивать. Всегда найдется какой-нибудь выход. Он получил свое, остальное его не должно касаться.
        - Приятных сновидений! - ехидно проворковала Фелиция, не поднимая глаз, и выплыла из комнаты.
        В спальне Брэда еще не было, Лиза закрыла дверь и в изнеможении прислонилась к ней спиной. Внезапно она вздрогнула, увидев приготовленную на ночь постель. Девушка отвела взгляд от призывно белеющих простыней. Подойдя к туалетному столику с зеркалом в позолоченной раме, она опустилась на табурет и замерла, уронив голову на руки. Наверно, то же самое чувствовал Рик, поняв, что грядет проверка: безнадежное отчаяние человека, попавшего в ловушку.
        Лиза подняла голову и увидела в зеркале свое отражение: бледное как смерть лицо, темные, наполненные болью глаза, в которых не было ни жизни, ни света.
        Так она и сидела, когда появился Брэд.
        - Ты только что пришла? - удивился он.
        - Да, - сдавленным, чужим голосом ответила она не оборачиваясь. - Я разговаривала с Фелицией.
        Глядя на его отражение в зеркале, Лиза заметила, как внезапно и враждебно застыло его лицо.
        - Понятно, - сухо проронил он.
        - Тебе понятно?! - Лиза развернулась на табурете, чтобы видеть его лицо. - Это все, что ты можешь сказать?
        - А что ты хочешь услышать? - равнодушно поинтересовался Брэд.
        - Хочу, чтобы ты мне ответил на один вопрос, просто «да» или «нет». В ту ночь, когда ты делал мне предложение, ты любил меня?
        Повисла мучительная пауза. Он смотрел ей прямо в глаза, его лицо оставалось бесстрастным.
        - Нет, - последовал ответ.
        Вплоть до этого момента у Лизы теплилась надежда, что Брэд отвергнет обвинения и сумеет убедить ее в своей любви и преданности. Если бы он так сделал, девушка поверила бы ему. Ей страстно хотелось верить в его любовь. Холодное «нет» обрушилось на нее как удар. Она в ужасе отшатнулась - в лице ни кровинки, огромные глаза устремлены на мужа, помертвевшие губы пытаются что-то сказать…
        - Похоже, больше и говорить не о чем, - только и смогла выговорить она.
        - Ну и какой вывод я должен сделать? - Его голос даже не дрогнул. - Что именно ты решила, Лиза?
        - А ты как думаешь? - Она отвернулась от него, пытаясь овладеть собой. - Я хочу аннулировать брак.
        - Нет, - холодно и безучастно прозвучал отказ.
        Лизу охватил ужас.
        - Ты получил все, что хотел. Или ты боишься, что у тебя все отнимут, если брак будет расторгнут?
        - Это важный довод, - согласился он. - О нем я и не подумал. Как ни странно, но есть другая причина, по которой я буду настаивать на сохранении брака.
        - Какая же?
        - Моя мать. Потрясение убьет ее. - Он наблюдал за девушкой, нахмурившись. - Видишь, я тоже умею страдать.
        Лиза прикусила губу, поняв, что о матери Брэд говорил искренне. Как же ей теперь принять правильное решение, если от ее выбора зависит чья-то жизнь? Если она покинет Фарли прямо сейчас, пожилая женщина может не выдержать удара. Во что превратится ее существование после этого?
        - Как ты мог! - гневно воскликнула она. - Неужели деньги значат для тебя так много?
        Он пожал плечами:
        - Насколько я помню, для тебя деньги совсем недавно играли решающую роль.
        Меткий удар! Брэд попал в больное место.
        - Но я была честна с тобой, - резко возразила она. - Я никогда не притворялась, что люблю тебя. Я ни за что не согласилась бы выйти за тебя, если бы знала об этом пресловутом пункте. Ты обхитрил меня, Брэд, я в тупике и вынуждена смириться с таким положением дел… пока, по крайней мере. И в определенных границах. Теперь у нас… деловое соглашение, не более того.
        - Не будь ребенком! Не важно, как и почему, но ты моя жена, - заметил он хладнокровно.
        Что-то в его словах насторожило Лизу, заставив быстро повернуть голову: он возвышался над ней, суровый, безжалостный.
        - Ты не собираешься… - Лиза запнулась, язык прилип к гортани.
        - Настаивать на исполнении супружеского долга? - закончил Брэд за нее. - Собираюсь не только настаивать, но и закрепить свое право!
        - Нет! - И хотя он даже не двигался, Лиза вскочила с намерением бежать, сама не зная куда. - Ты не имеешь права!
        - У меня есть право на все! - В его голосе звучали стальные нотки. - Я мужчина, ты моя жена. А это значит, что ты кое о чем забыла.
        - Брэд, - умоляюще проговорила она, знаю, мужчине не нужна любовь, чтобы заниматься сексом, но для женщины, для большинства женщин, все по-другому. Мне надо… я должна… - Лиза замолчала, наткнувшись взглядом на его ледяной взор.
        - Сегодня днем такая перспектива не вызывала в тебе отвращения, - вдруг сказал он. - Я ведь не изменился с тех пор. Я именно тот самый мужчина, который целовал тебя. А ты отвечала мне. - Он решительно выпрямился. - Я могу пробудить в тебе чувства, Лиза.
        Господи, как ей достучаться до него? Лиза была в отчаянии, наблюдая, как он медленно приближается к ней. Она собралась с духом и сделала последнюю попытку:
        - Брэд, не заставляй меня ненавидеть тебя!
        Это не остановило его.
        - Ненависть? - Он положил руки ей на плечи. - И тебе никто не говорил, что от ненависти до любви тоже один шаг?
        Брэд поднял ее на руки и отнес на кровать. Он был близко, совсем близко. Прижав Лизу к кровати, он силой повернул к себе ее голову. Лиза лежала тихо-тихо, глядя в бездонные серые глаза, в глубине которых разгорался пламень.
        - Ладно, - спокойно сказала девушка, - осуществляй свои законные права, если тебе это нужно, Брэд. Я не буду драться с тобой. Не доставлю тебе такого удовольствия. Если хочешь заниматься любовью с куском льда, пожалуйста, вперед!
        Он улыбнулся, пристально глядя ей в глаза.
        - Даже лед можно растопить, - проговорил мужчина, склоняясь к своей жене.
        Эти слова эхом отдавались у Лизы в голове, пока она пыталась обуздать собственные эмоции и наглядно продемонстрировать железную выдержку и ледяное спокойствие. Брэд накрыл поцелуем ее нежный рот, и она поняла: ничего не изменилось. Его руки и губы разжигали в ней безумный огонь страсти, тело готово было сдаться на милость победителя.
        В затуманенном мозгу билась одна мысль: это не любовь. Он, видимо, испытывал мимолетное влечение, какое может возникнуть у любого мужчины к любой женщине. Эти размышления не позволили Лизе отдаться потоку чувственности, она оставалась холодна и неподвижна.
        Брэд, наконец, оторвался от нее. В диком напряжении, на грани ярости он вскочил с кровати.
        - Высший бал за выдержку! - поздравил он свою молодую жену. - Желаю насладиться одиночеством сегодня ночью!
        Дверь за ним захлопнулась.

        Глава 5

        Когда Лиза проснулась, на улице бушевала настоящая буря. Девушка лежала в постели и слушала, как дождь стучит в окно и тревожно шумят деревья в саду. Какой зловещий знак - предзнаменование грядущих страданий.
        Лиза закрыла глаза, сжавшись от щемящего чувства одиночества. Что же ей делать? Она не может так жить, просто не может! Но уехать ей тоже нельзя, из-за Алисии. Просто тупик какой-то. Девушка широко раскрыла глаза, услышав, как открывается дверь гардеробной. Каким будет новый эпизод драмы, в которую превратилась теперь ее жизнь?
        - Лиза, - тихо, но отчетливо позвал Брэд, не решаясь войти в спальню.
        Она целую минуту притворялась, что спит, но абсолютная бесполезность такого поведения заставила ее передумать и гордо встретить опасность лицом к лицу.
        - Да, - отозвалась Лиза не двигаясь.
        - Нам надо поговорить. Ты, наверно, хочешь привести себя в порядок?
        Какая забота, какое внимание! Поздновато, однако!
        - Да, - подтвердила она.
        - У тебя десять минут, до завтрака я хотел бы кое-что обсудить. - Он ушел обратно в гардеробную, а оттуда в коридор.
        Кое-что обсудить… слова, одни слова… Лиза откинула одеяло и встала с постели. Он сказал «десять минут», значит, надо поторопиться. Направляясь в ванную, она гадала, о чем будет идти речь. Наверно, напомнит, что она давала обещания и должна их надлежащим образом выполнять. Неожиданно ее губы искривились в усмешке. Нет, точно не это. Ее муж не умеет просить, он только требует.
        Поспешно надев юбку и свитер, она стояла у окна, когда он ворвался в комнату, лишь для вида стукнув в дверь. Пытаясь подавить в себе тревогу, Лиза повернулась к вошедшему лицом. Высокий, стройный мужчина выглядел вполне нормально при дневном свете и мало напоминал чудовище, бушевавшее прошлой ночью.
        Он даже не пытался приблизиться к ней. Засунув руки в карманы брюк, Брэд холодно и отчужденно взглянул на нее.
        - Я решил заключить с тобой сделку, - перешел он сразу к делу.
        Лиза насторожилась:
        - Какого рода сделку?
        - Очевидно - необходимую. Я уже говорил, что для моей матери опасно любое волнение. Если она поймет, что наши семейные отношения закончились, не успев начаться, она очень расстроится. - Он излагал факты ровным, бесстрастным тоном. - Если ты мне подыграешь… Если мы сможем изобразить, что у нас все в порядке… Я обещаю к тебе больше не приставать. - В его голосе появились язвительные нотки. - Так тебе подходит?
        Проигнорировав последние слова, Лиза пыталась понять, чем может кончиться подобное театральное представление. Она не актриса. Разве сможет она сыграть роль, которую ей навязывают, достаточно убедительно? Ей придется ловко всех обманывать изо дня в день и делать вид, что у нее с мужем все в порядке. И как долго будет длиться этот обман? Бесконечно…
        Брэд с деланным безразличием смотрел на нее.
        - Отвечая на вопрос, который, я уверен, сразу у тебя возник, скажу: Нортоны по натуре очень сдержанные люди. Они не любят выставлять свои чувства и проблемы напоказ. Тебе не стоит бояться, что я как-то буду использовать наш договор против тебя. Ну как, убедительно?
        - Вполне. - Девушка подняла голову. - Как долго все это будет тянуться? Мы же не можем притворяться всю оставшуюся жизнь?
        - Этого не потребуется. Я еще должен тебе что-то сказать. Мама… ей осталось жить месяцев пять-шесть, не больше. Силы быстро покидают ее.
        У Лизы перехватило дыхание. Какими никчемными показались ей в этот миг ее собственные проблемы.
        - Неужели ничего нельзя сделать?
        У Брэда опустились плечи, он пытался скрыть от нее свою боль, это она знала точно. Алисия, без сомнения, единственная, кого этот мужчина любит по-настоящему.
        - Иногда в таких случаях делают операцию, но мама не перенесет ее, она стала слишком слаба. Самое правильное, что можно сейчас предпринять, - это сделать ее жизнь радостной, облегчить страдания.
        Какой удар по самолюбию - обращаться к ней за помощью! Эта мысль могла бы принести Лизе удовлетворение, но не принесла. Наоборот, ей стало безумно стыдно за свой эгоизм, и она поспешила с ответом:
        - Хорошо, Брэд, я попробую.
        - Спасибо тебе. - Он взглянул на часы. - Без пяти девять. Спустимся в столовую?
        Фелиция уже чинно восседала за столом. Она с жадным любопытством уставилась на вошедшую пару:
        - Доброе утро! Хорошо выспались?
        Лиза не знала, как Брэд поведет себя с женщиной, которая расстроила его брак. Она никак не ожидала, что он расплывется в улыбке и ответит за двоих:
        - Отлично, спасибо. Ты уже виделась с моей матерью сегодня, Фелиция?
        Красотка, явно обескураженная, замешкалась лишь на миг.
        - Да, - последовал ответ. - Я забегала к ней на минутку. Она сказала, что ей лучше.
        - Хорошо. Я заглядывал к ней в восемь, она еще спала.

«Я тоже спала, - подумала Лиза. - А что, интересно, в это время делал Брэд? Может, стоял надо мной, спящей, и размышлял, как обуздать свою строптивую супругу?»
        Лиза подняла глаза на вошедшую Банни и наткнулась на пристальный насмешливый взгляд Брэда. Ей стало не по себе: он вновь прочитал ее мысли. Покраснев до корней волос, она быстро отвернулась.
        - А что вы будете делать в такой ненастный день? - равнодушно спросила Фелиция, когда все трое перешли в гостиную. - На улицу точно нельзя. Ты, Брэд, наверно, возьмешь отпуск на неделю, чтобы показать Лизе наши заповедные красоты.
        - Я уже брал недельку, - ответил Брэд. - Возьму в другой раз. А сегодня есть что показать Лизе - наш дом.
        - Ах да! Ты интересуешься такими вещами. - Вопрос и ледяная улыбка были адресованы Лизе. - Хорошо, я вас покидаю. - Медленно направляясь к выходу, Фелиция обернулась и с вызовом посмотрела на Брэда: - Может, мне пора возвращаться домой?
        Мужчина вскинул голову:
        - Решай сама, если хочешь, поживи еще.
        Светловолосая красавица была в замешательстве, тщетно пытаясь прочитать ответ в его глазах, потом она перевела взгляд на Лизу, но и на тот раз ее ожидания не оправдались. Молодая хозяйка Фарли успешно изображала хорошую мину при плохой игре.
        - Я пока ничего не решила, - проговорила наконец Фелиция, вновь метнув взгляд на Брэда. - Но, может быть, я немного задержусь.
        Он молча кивнул и повернулся к Лизе:
        - Мама хочет видеть тебя. Мы можем пройти к ней сейчас.
        Поднявшись по лестнице, Лиза оглянулась, предполагая увидеть торжествующее лицо Фелиции, но в холле никого не было. У блондинки был повод злорадствовать, думала Лиза с горечью. Брэд ясно дал понять, что, несмотря на появление законной жены, он не прочь иметь и доме красотку.
        Как он мог предложить Фелиции остаться после всего, что та натворила? Лиза больше не сомневалась: Брэда и эту женщину что-то связывает. Возможно, при данных обстоятельствах ее муж попытается возобновить прерванные отношения. А вдруг… Девушка замерла на ходу, настолько ее поразила догадка: он и не собирался ничего прерывать.
        Фелиция говорила, что он делал ей предложение пару недель назад, но она ему отказала. Видимо, этой интриганке тоже не понравились его доводы. И он отправился на поиски и нашел ту, которая обеспечила ему возможность получить наследство. Но наличие жены никак не мешало Брэду замечать привлекательность других женщин.
        Лизу пронзила мучительная боль.
        Брэд помедлил перед комнатой матери, хмуро взглянув на отрешенное лицо жены.
        - Постарайся быть естественной, - буркнул он. - Мама больна, но она очень наблюдательна и проницательна. Она не ждет, что мы будем ворковать как голубки, но ей будет трудно понять, почему ты становишься такой замкнутой и напряженной, стоит мне очутиться рядом.
        - Я тебя не подведу, - тихо пообещала Лиза, пряча глаза. - Но я делаю это только ради Алисии, не ради тебя, Брэд.
        - Я знаю. - Голос мужчины звучал безжизненно. - Редко кому удается разжечь огонь истинного чувства в другом человеке.
        Он распахнул дверь прежде, чем Лиза успела как-то отреагировать на его слова.
        Алисия, обложенная подушками, сидела на кровати. Мягкие светлые волосы гладко зачесаны назад и перетянуты розовой лентой, в цвет была подобрана и ночная кофта с кружевным воротничком. Пожилая женщина радостно улыбалась, но ее лицо было бледно, под глазами залегли глубокие тени.
        - Здравствуй, моя дорогая! - воскликнула Алисия. - Какая же ты хорошенькая! На улице такое ненастье, а последние две недели были чудесны. Как жаль, Брэд, что вы не сможете выехать на пикник в Малэмдейл.
        - Конечно, - согласился сын с матерью. - Но наступят лучшие времена. - Присев рядом с Лизой на кровать, он обнял ее за плечи. - Врач заглядывал сегодня?
        - Обещал быть во второй половине дня. Мне так хочется спуститься на ленч.
        - Лучше не спешить, подождем, пока доктор Стюарт разрешит тебе вставать. А пока отдыхай, - мягко, но твердо проговорил Брэд.
        Алисия разочарованно взглянула на Лизу.
        - Никогда не позволяй ему командовать тобой, - посоветовала миссис Нортон своей невестке и обратилась к сыну: - Брэд, не возражаешь, если я немного поболтаю с Лизой? Сам понимаешь, я обрела дочь и мне так хочется поближе узнать ее. Ты можешь себя чем-нибудь занять минут на десять?
        - Придется, - сухо буркнул он. - Когда встречаются женщины, мужчина становится не нужен. Я буду в кабинете, Лиза. Даю вам десять минут. Мама может кого угодно заговорить до потери сознания.
        - Надо же, это мой сын - и никакого уважения к матери, - вздохнула Алисия с притворным смирением, когда он вышел. Она откинулась на подушки. - Давай поговорим о тебе. Брэд рассказал совсем немного по телефону. Я знаю, что ты потеряла родителей в юности, что изучала архитектуру. Он сказал, что вы познакомились у Марчбэнков. Они замечательные, правда?
        - Да, очень, - сказала Лиза и засмеялась.
        Алисия присоединилась к ней:
        - Все-таки он прав, я действительно много говорю. Мой муж всегда утверждал, что я так быстро тараторю и задаю так много вопросов одновременно, что ни у кого не остается ни малейшего шанса на них ответить. Все! Обещаю хранить молчание, по крайней мере, минут пять, пока ты будешь мне рассказывать о себе.
        Краткое резюме не заняло много времени. Яркие эпизоды, в которых Рик особенно отличился, были и вовсе исключены из жизнеописания.
        - Так вы с Брэдом были знакомы всего два дня и решили пожениться? - первое, что спросила Алисия. - Никогда бы не подумала, что мой сын может так влюбиться - так молниеносно… Вот еще одно подтверждение тому, что мы не знаем, что творится на душе даже у самых близких людей.
        Хоть кто-нибудь знал Брэда хорошо? - задала себе вопрос Лиза. Ей казалось, она начала понимать этого человека за те несколько дней, проведенных с ним в Лондоне. Как же она ошибалась!
        Тот мужчина совсем не походил на этого холодного комедианта, под внешним лоском которого скрывались расчет и эгоизм. А она-то уже готова была отдать ему свое сердце… Последняя ночь все изменила. Сейчас она испытывала целую гамму чувств: ненависть, обиду, горькое разочарование и… кажется, страх. Для такого человека обещание ничего не значит. А если он забудет об их уговоре и набросится на нее, заставит подчиниться и уступить его воле, как это было прошлой ночью? Если такие попытки повторятся, как долго она сможет сопротивляться? В глубине души Лиза знала: несмотря ни на что, одно нежное прикосновение может заставить ее, забыть все обиды и броситься в его объятия.
        - О чем ты думаешь? - участливо спросила свекровь. - У тебя такое расстроенное лицо.
        Что можно было ответить? Лиза взяла себя в руки. Надо быть начеку.
        - Я думала о брате, - сказала она первое, что пришло в голову. - Как верно вы подметили, самый близкий человек все равно остается для нас загадкой.
        Алисия задумчиво взглянула на девушку.
        - Твой брат, мне кажется, доставляет тебе массу хлопот. Нет-нет, - она жестом остановила невестку, - не нужно отвечать. Я не должна была касаться такой личной темы. - Она помолчала в замешательстве, потом внезапно спросила:
        - Лиза, как думаешь, ты смогла бы называть меня мамой? Мне было бы так приятно.
        Господи, час от часу не легче! Девушка силилась улыбнуться. Ах, если бы все сложилось по-другому, не было бы ничего проще называть эту женщину мамой. Но при нынешнем раскладе дел Лиза чувствовала себя не в праве так поступать.
        - Я так давно не произносила это слово, - сказала она мягко. - Мне нужно время, чтобы привыкнуть. Ничего, если я буду иногда забывать? - Лиза наклонилась и нежно поцеловала свекровь в лоб. - Мне пора, отведенное нам время истекло.
        - Поскорее заходи ко мне снова, - попросила Алисия, ее глаза закрывались от усталости. - Я думаю, Стюарт и Брэд сговорились и не разрешат мне вставать еще пару дней, а я себя вполне прилично чувствую. Стюарт - наш семейный врач, очень хороший человек, но очень много суетится…
        Голос Алисии замер, Лиза на цыпочках вышла из комнаты.
        Сбежав вниз по лестнице, девушка столкнулась с Банни. Экономка несла поднос в комнату больной.
        - Она заснула, - сказала Лиза. - Мы разговаривали, и вдруг она задремала.
        - Тогда нет смысла ее беспокоить, - решительно заявила Банни, отправляясь обратно на кухню. - Если вы ищете Брэда, он в кабинете.
        - А где это? - поспешно спросила Лиза.
        - За столовой по коридору, сразу увидите, - на ходу объяснила Банни.
        Лиза остановилась в нерешительности перед дверью в конце коридора. Помедлив секунду, она постучалась.
        - Войдите, - раздался голос Брэда, и, повернув ручку, она вошла в кабинет.
        Муж стоял у окна перед чертежным столом, изучая какие-то планы.
        Лиза огляделась по сторонам в полном изумлении. Она думала, здесь царит скучный, безукоризненный порядок, по углам чинно расставлена неудобная мебель. Но такого она не ожидала - всюду были книги, газеты, рабочий стол завален бумагами, уютная мебель радовала глаз. Лизу поразила какая-то утонченная интимность обстановки кабинета, его особая атмосфера.
        - Ты чем-то расстроена? - сухо поинтересовался Брэд, исподлобья наблюдая за ней. - Что-то не так?
        - Здесь очень хорошо. - Она обвела глазами комнату. - Но тебе это… не соответствует…
        Он усмехнулся:
        - Как ты можешь знать, что мне соответствует, а что нет. Чтобы это определить, надо знать человека, понимать его. А ты и себя-то не понимаешь.
        - На что ты намекаешь?
        Он выразительно пожал плечами:
        - Когда-нибудь узнаешь… Но при условии, что будешь честна перед собой. Ладно, не обращай внимания на мои слова…
        Разве можно на такое не обращать внимания? Лиза вновь испытала приступ тоски и одиночества. Если Брэд позволит ей уйти… когда она выполнит свою задачу… память об этом брачном договоре будет преследовать ее до конца жизни.
        - Это чертежи дома? - спросила она, заметно волнуясь.
        - Да, хочешь посмотреть?
        - Очень. - Она осторожно подошла к мужу, стараясь контролировать каждое свое движение. Ей до боли хотелось прижаться к нему, почувствовать тепло его тела, но она решительно подавила в себе это безумное желание.
        Разглядывая планы, она растерянно призналась:
        - Я никогда не видела ничего подобного!
        - Естественно. Обычный способ сведения всех промеров, съемок в один полный план привел бы к полной путанице в нашем случае. Я думал, ты сразу поймешь.
        Она отрицательно покачала головой:
        - Я весьма поверхностно разбираюсь в технических вопросах.
        - Тогда стоит повысить твои знания в этой области: - Брэд похлопал по стопке бумаг на столе. - Я начал обследование с устройства крыш, а их здесь четыре. Это отдельная техническая система со своим сложным соотношением нагрузки и опоры. Каждая часть конструкции должна иметь отдельную спецификацию, необходимо было установить историческое происхождение архитектурных элементов. Южное крыло, например, построено во времена Якова Первого. Потом я занялся исследованием несущей конструкции в целом. Вот, - он ткнул пальцем в чертеж, - смотри, как я все отразил согласно своей методике. Южный скат - каркасный, но в более старой части дома чердак имел выступы, сейчас они заложены каменной кладкой.
        Он увлеченно рассказывал, объясняя одну деталь за другой. Лиза молча слушала, вникая во все подробности. Она поняла, какую огромную работу, необходимую для проведения реставрации, проделал Брэд.
        Этот человек, по всей видимости, был исключительным специалистом в своей области. Все свои знания, умение, опыт он решил посвятить единственному делу - сохранению объектов старинного зодчества. Немало способствовал развитию этого страстного увлечения и тот факт, что Брэд родился и жил в имении Фарли.
        Как бы то ни было, человек, потративший шесть месяцев жизни на такую кропотливую работу, заслуживал уважения и восхищения.
        Он даже завершил оценку износа здания, фиксируя каждый дефект, составил план проведения ремонтных работ.
        - Теперь необходимо найти нужных людей, мастеров, - сказала Лиза, когда он закончил объяснения. - У тебя есть кто-нибудь на примете?
        - Опытный плотник - вот первая необходимость. Похоже, две балки в северном крыле пострадали от жука-точильщика, придется выпиливать пострадавшие места и заменять их новыми. Требуются очень опытные люди. Я даже знаю, кто мне нужен, проблема в том, как его заполучить. Он обучался у самого Роберта Томсона, живет в Кильбурне.
        - Роберт Томсон… тот самый, у которого мышка на эмблеме? Говорят, кто-то отправил ему письмо из Австралии, нарисовав на конверте мышь и написав лишь два слова:
«Йорк, Англия», и оно дошло.
        - Да, это правда. Он на весь мир известен как столяр-краснодеревщик. - Брэд изучал бумаги. - Мне нужны электрики. Пятнадцать лет назад отец провел электричество, с тех пор ремонта не было.
        - Вряд ли проводка могла сильно износиться за это время, - предположила Лиза, но тут же вспомнила: - О, дуб выделяет дубильную кислоту, которая разъедает даже покрытые свинцом провода.
        - Правильно! И от короткого замыкания может погибнуть в огне все здание. - Брэд положил на стол карандаш. - Хочешь я покажу тебе наш дом?
        - Да, если у тебя есть время, - ответила она таким официальным тоном, что его брови изогнулись, точно натянутый лук. Такая реакция буквально ужаснула Лизу, но отступать было некуда.
        - Меня вряд ли ждут сегодня на работе, до обеда у нас часа полтора, - невозмутимо ответил он.

        Лиза сразу осознала грандиозность поставленной Брэдом задачи. Он объяснил, что дни Фарли будут сочтены, если срочно не провести восстановительные работы. Основная угроза - сырость. Когда дом возводился, никто не слышал о влагоизоляции. В некоторых комнатах первого этажа половые доски укладывали прямо на землю, и они, конечно, сильно пострадали от гнили и плесени. Этой проблемой надо было заняться в первую очередь: заменить пол, прогнившие балки, остальное подвергнуть специальной обработке.
        Только в южном крыле в комнатах сохранилась обстановка. Здесь были собраны самые ценные предметы, которыми пользовались многие поколения Нортонов: причудливые стулья с мягкой спинкой работы мастера восемнадцатого века Хеппелуайта, отполированный до блеска инкрустированный приставной столик из мастерской декораторов братьев Адам, зеркало в резной позолоченной раме.
        Все это и многое другое Брэд показывал с чувством гордости и восторга, совершенно забыв о Лизе. Она была для него в тот момент лишь коллегой, любительницей старины.
        Наблюдая, как сильные мужские руки бережно поглаживают шифоньерку из розового дерева времен регентства, Лиза почувствовала, как сжалось сердце. Она быстро отвернулась, чтобы скрыть охватившее ее волнение. Разве можно испытывать ревность к неодушевленному предмету, к куску деревяшки?
        Девушка задумчиво посмотрела в окно. На улице по-прежнему шел дождь, ветер немного утих.
        - Похоже, посетители сегодня не появятся, - заметил Брэд. - А после выходных их и вовсе не будет… Сезон кончился. Да, мне будет не хватать диких полчищ счастливых туристов, желающих все увидеть и потрогать. Кстати, совершенно не представляю, как мне совместить свои рутинные обязанности и работу по дому. Сегодня я созванивался со своим партнером по бизнесу, мы получили контракт на строительство административного здания. Здорово, конечно, но немного свободного времени меня бы больше порадовало. - Я могу помочь? - спросила она нерешительно и почувствовала на себе его внимательный взгляд. - Я подумала, если бы ты мне подробно объяснил, что нужно сделать на каждом этапе, я могла бы контролировать весь процесс. От меня не так уж много и требуется, ты нанимаешь сведущих людей, которые представляют, с чем им придется столкнуться в таком старинном здании, как это. Значит, будет достаточно показать им технические характеристики износа, а они сами решат, с чего им начинать. Брэд лукаво улыбнулся:
        - В мире нет ничего проще… Я себя чувствую абсолютно лишним.
        Лиза покраснела до слез:
        - Я имела в виду не это…
        - Конечно нет, - насмешливо проговорил он. - Но если ты действительно хочешь помочь, я думаю, мне стоит воспользоваться твоим предложением. Хорошо, мы это еще обсудим.
        Лиза до последней минуты считала, что Брэд, решив наказать ее за строптивость, и близко не подпустит ее к реставрационным работам. Его великодушие совершенно сбило Лизу с толку. Интересно, что он замышляет? Его месть может оказаться изощренно тонкой и жестокой.

        Глава 6

        Следующие дни оказались самыми длинными и скучными. Из-за скверной погоды ей пришлось сидеть дома в компании Фелиции. Миссис Нортон уже вставала с постели, но из комнаты не выходила, врач запретил ей спускаться вниз.
        Во вторник девушка поняла, что больше не выдержит гнетущей атмосферы гостиной. Она взяла плащ и выскользнула на улицу, радуясь, что хоть на время избежит общества противной блондинки. В такие ненастные дни казалось, что усадьба Фарли отрезана от всего остального мира. Влажный туман окутал сады, заглушая звуки с отдаленной проселочной дороги, скрывая от глаз красоты района Крейвен-Хайлендс.
        Внезапно Лиза почувствовала себя неуютно в неверном свете гаснущего дня. Подъездная дорога оказалась неожиданно длинной, по обе стороны угрожающе нависали мокрые ветви кустов, дул пронизывающий ветер.
        Лиза сошла с дороги. Здесь, среди деревьев, тающих в тумане, вилась узкая тропинка. Девушка, ступив на раскисшую землю, почувствовала, как ноги заскользили на мокрой траве. Лизе показалось, что она - единственное живое существо на земле. Минут через пять тропинка вывела ее к коттеджу. Стоящий в тихом уединении дом был окружен ухоженным садом. В окне приветливо горел свет, из трубы струился дымок.
        Лиза, решительно толкнув белую калитку, вошла во двор и осторожно постучалась, понятия не имея, что скажет обитателям коттеджа. Но ей так хотелось поговорить с кем-нибудь.
        Дверь была закрыта неплотно и от легкого прикосновения распахнулась. Девушка увидела уютную комнату, в глубине которой горел камин. У огромного окна стоял мольберт с незаконченным пейзажем. Множество полотен украшало стены, на стуле лежала палитра.
        Не задумываясь, Лиза шагнула из сырого тумана в уютное тепло и тихо закрыла за собой дверь. Она сразу подошла к мольберту. Великолепно, решила она, склонив голову набок и разглядывая полотно. По манере письма оно напоминало работы Ван Гога.
        - Как замечательно! - не выдержав, вслух проговорила девушка.
        - Спасибо, - услышала она в ответ и, повернувшись, увидела мужчину, стоявшего в проеме двери в дальнем конце комнаты.
        Он удивленно улыбался. На нем был старый голубой свитер, весь в пятнах краски. Нет, этот человек никак не мог создать такую картину, думала Лиза, он совершенно не похож на художника. Ему было около сорока. Темные волосы на висках поседели, что придавало особую выразительность резко очерченному лицу.
        - О, простите, - проговорила девушка. - Я незваный гость, понимаю, но дверь была распахнута, и я… - растерянно остановилась она. - Я сейчас уйду, - тихо закончила Лиза.
        - В этом нет необходимости, я только что приготовил кофе. Хотите чашечку?
        Лиза неуверенно посмотрела на хозяина, ситуация складывалась отнюдь не простая. По ясные голубые глаза смотрели на нее с таким участием, что она заулыбалась в ответ:
        - С удовольствием.
        Мужчина быстро вышел в другую комнату.
        - Можете повесить плащ за дверью, - раздался его голос. - Времени у нас много.
        В доме было очень тепло, Лиза охотно скинула отсыревший плащ.
        Она сидела у камина, когда хозяин вернулся. Лиза с благодарностью приняла от него бело-синюю кружку.
        - Прошу простить меня, ничего более изящного нет, - сказал он.
        - Все в порядке. - Лиза с блаженством сделала глоток, чувствуя, что на нее смотрят.
        - Меня зовут Люк Йэлланд, - представился он. - А вы, наверное, молодая миссис Нортон? Что заставило вас выйти на улицу в такое ненастье?
        Девушка чуть отвернулась в сторону, избегая пытливого взгляда хозяина.
        - Мне захотелось погулять. Дождя я не боюсь.
        - А Брэд, стало быть, боится?
        - Его нет дома. И до шести не будет. - Она подняла голову, чтобы осмотреться. - У вас так хорошо, мистер Йэлланд.
        - Люк, просто Люк, пожалуйста, не люблю формальности. - Он сел на пол, прислонившись к камину. - Вас зовут Лиза, да?
        Девушка кивнула, ощущая, как спадает напряжение. Общение с этим человеком дарило радость и успокоение. Как хорошо, что она обнаружила тихую обитель и отважилась пойти! Она будто перенеслась в другой мир, где нет места злобе, лицемерию, скрытой нервозности, от которых она так страдала в Фарли. Лиза отдыхала душой, она могла быть сама собой.
        - Вы живете здесь круглый год? - спросила она, выглядывая и окно. Девушка пыталась представить, каково человеку жить совершенно одному в таком заброшенном месте зимой, этот район славится суровыми холодами.
        - Все не так страшно, - угадал ее мысли Люк. - На всякий случай я делаю запасы консервированных продуктов на несколько месяцев. А так я вполне самодостаточный человек. Иногда я несколько дней никого не вижу, и ничего, меня это устраивает. Люди обычно меня раздражают.
        - Тогда мне не стоит злоупотреблять вашим гостеприимством, - сказала Лиза, грустно опустив глаза.
        Художник мягко улыбнулся:
        - Я думаю, вы станете редким исключением. Ваша уникальная способность тихо радоваться жизни не требует от меня никаких усилий.
        Внезапно она спросила:
        - Откуда вы знаете мое имя?
        - Все знают. Возвращение Брэда с красавицей женой в Фарли - главная тема всех разговоров в деревне.
        - Я не красивая, - отрывисто проговорила Лиза.
        Художник несколько минут задумчиво разглядывал девушку.
        - Возможно, кому-то вы покажетесь немного худощавой, но красота таится в глазах. У вас правильные черты лица и прекрасные глаза. Я хочу написать ваш портрет.
        Девичьи губы дрогнули.
        - Вы мне льстите.
        - Я не стал бы утруждать себя лестью. Вы меня заинтриговали, Лиза. Вы такая молодая, милая, уже замужем… У вас есть все, о чем только может мечтать женщина, но, по-моему, вы несчастны.
        Уж очень он проницательный, подумала девушка огорченно. Ей пришлось поставить кружку - так сильно задрожали руки.
        - Конечно же я счастлива. У вас просто очень богатое воображение. - Она посмотрела в окно. - Я думаю, мне пора, а то опять начнется ливень.
        - Простите меня, - мягко попросил он. - У меня привычка говорить не подумав….Это дурная привычка. Я обещаю не совать свой нос в чужие дела, но, пожалуйста, останьтесь и допейте свой кофе.
        Она взглянула на него, зная, что хочет остаться и ему об этом известно.
        - Вы хорошо знаете Брэда? - спросила она неожиданно для себя.
        - Не очень. - Он сделал глоток кофе. - Рента за дом оплачивается через его представителя в Брэдфорде, поэтому нет нужды часто посещать усадьбу. Иногда он сам приходит сюда, интересуется, все ли к порядке. Он не беспокоит меня, я не беспокою его. Можно сказать, такая обоюдная договоренность всем подходит.
        Брэду точно подходит, Лиза была в этом уверена. У двух мужчин совершенно не было ничего общего, кроме, пожалуй, любви к искусству. Девушка внезапно осознала, что Брэду не понравится ее визит и коттедж… Если он об этом узнает, конечно.
        - Можно мне посмотреть ваши работы? - спросила Лиза.
        - Пожалуйста.
        Девушка, поднявшись со скамеечки, подошла к картинам и стала с интересом рассматривать полотна. Она была в восхищении. Пейзажи… но какие пейзажи! Буйство света и цвета! Солнце на закате: все оттенки красного и золотого на фоне аквамаринового неба; хмурые утесы, отбрасывающие лиловые тени на сочную зелень долин; потоки воды, низвергающиеся с отвесных скал, каждая капелька переливается в лучах солнца всеми цветами радуги. Все было настолько живым, теплым, реалистичным, что Лиза чувствовала брызги на лице.
        - Потрясающе! - воскликнула она. - Вам удалось что-нибудь продать?
        - В этом сезоне нет. Люди здесь редко появляются. - Люк сидел не двигаясь. - У моего друга своя галерея. Каждую осень он на неделю сдает ее мне. Обычно мы неплохо зарабатываем.
        - И на эти деньги вы живете целый год? - спросила Лиза, переходя к картинам, стоящим одна за другой у стены.
        - Не совсем. Мне повезло, у меня полная финансовая независимость, в разумных пределах, конечно. Денег хватает, чтобы я мог рисовать что захочется, а не угождать чьим-то вычурным прихотям. - Он усмехнулся. - Я не против тех, кто зарабатывает на человеческих слабостях. Успеха им!
        В комнате повисла тишина, Лиза, погрузившись в раздумья, даже забыла о собеседнике.
        - Знаете, говорю вам совершенно серьезно, я хочу нарисовать ваш портрет. Сможете мне позировать?
        - Я не думала, что вы занимаетесь и портретной живописью.
        - Обычно не занимаюсь. Под позированием я понимаю нечто нетрадиционное. Я уже вижу плакучие ивы, вы в зеленом платье сливаетесь с листвой, выделяется только ваше лицо. Я даже знаю это место, оно рядом, за домом. - Голос его окреп. - Это будет не совсем в моем стиле, но иногда надо пробовать что-то новое. Вы дадите мне такую возможность, Лиза?
        - Я… я не знаю, будет ли у меня время, - сказала она, вспомнив о ремонтных работах в Фарли.
        - Может быть, поговорим об этом в другой раз? У нас впереди целое лето.
        - Хорошо. - Лиза аккуратно поставила картины на место и вздохнула: - Мне действительно пора. Уже шестой час.
        Люк поднялся:
        - Я немного провожу вас, для разминки.
        Девушка еще раз окинула взглядом комнату и, подняв воротник красного плаща, вслед за Люком вышла на улицу. Стоял сырой пасмурный вечер.
        Они молча пошли но узкой тропинке, с деревьев тихо падали капли. Молчание не угнетало. Казалось, они так давно знают друг друга, что этап пустой светской болтовни давно миновал. Они расстались у подъездной дороги. Люк ничего не сказал, но было и так понятно, что Лиза может в любое время приходить в домик, ей всегда будут рады.
        Девушка обрела друга, она знала это точно, и что-то теплое согрело ее душу и сердце.
        Брэд столкнулся с Лизой у входной двери.
        - Я собирался идти искать тебя, - холодно бросил он вместо приветствия. - Тебя не было целых два часа! Чем ты занималась?
        - Гуляла. - Она спокойно закрыла за собой дверь. Лиза поняла, что ни за что не расскажет о своем приключении. - Просто гуляла.
        Во взгляде Брэда сквозило недоверие.
        - Где?
        - О… - Она неопределенно махнула рукой. - Тут недалеко. Мне надо было развеяться.
        - Развеяться? Что так утомило тебя? Ты и пяти минут не провела дома. - Губы его скривились. - И нечего от меня было бегать, я же уезжал.
        - Я не бегала, а гуляла, - с дерзким спокойствием ответила девушка и услышала, как он гневно, с шумом набрал воздух в легкие.
        - Ты меня не проведешь, Лиза! И моему терпению есть предел!
        - Предел твоему терпению! - Девичий голосок заметно дрожал. - Ты никогда ни о ком другом не думаешь? Только о себе, да?!
        Брэд гневно стиснул зубы.
        - Лучше бы я этого не делал, - вкрадчиво проговорил мужчина.
        Синие глаза в упор смотрели в серые, атмосфера накалилась. Брэд посторонился, пропуская Лизу.
        - Ты вся промокла. Иди скорее высуши голову, а то простудишься. В спальне горит камин.
        Поднявшись к себе в комнату, Лиза переоделась в халат, насухо вытерла полотенцем волосы. Она действовала чисто механически, запретив себе думать. Это было слишком мучительно.
        Лиза приняла ванну и оделась к ужину, выбрав кремовое платье.
        Сидя перед туалетным столиком и накладывая косметику, она услышала, как стукнула дверь в гардеробной. Девушка вздрогнула, напряженно ожидая, появится ли Брэд в спальне. Но он так и не вошел. Лиза в полном изнеможении уронила голову на руки. Господи, сколько можно это терпеть?
        В ванной все еще шумела вода, когда Лиза вышла в коридор. Часики показывали половину седьмого, до ужина целый час. Чем бы ей заняться? В гостиную она ни за что не пойдет - можно наткнуться на Фелицию. Если сейчас там никого нет, то позднее спустится Брэд. Оставаться с ним наедине, когда он находится в таком ужасном расположении духа, Лизе не хотелось. А что делает Алисия?
        Пожилая женщина сидела в удобном кресле у камина, вышивая маленькими, искусными стежками чехол для стула. Она улыбнулась, увидев девушку.
        - Здравствуй, моя милая! Как давно мы не виделись - целый день! Чем ты занималась все это время?
        - Почти ничем. - Лиза села на скамеечку у ног Алисии. - А это для чего?
        - Для стульев в столовой, они в ужасном состоянии. Я уже сделала шесть, это седьмой чехол, нужен еще один. - Она вздохнула. - Я стала такая медлительная. А ты умеешь рукодельничать, Лиза?
        Девушка мило улыбнулась:
        - Если честно, я не могу носок как следует заштопать. Рик считал, что лучше новые покупать.
        - От брата были весточки?
        Лиза отрицательно покачала головой и протянула руки к огню, как будто хотела согреться.
        - Рик не очень любит писать письма, - грустно проговорила она.
        - Покажи мне мужчину, который любит. Когда Брэд уезжает, он предпочитает пользоваться телефоном, а не ручкой и бумагой. Лично я не люблю звонить: положишь трубку, и в голову приходит масса проблем, о которых стоило поговорить.
        Рик не будет писать, она хорошо знала своего брата. Ему тоже удобнее пользоваться телефоном, вопрос был в том, захочет ли он общаться с сестрой или решит не утруждать себя. Став вольной птичкой, брат наверняка даже не вспомнил о ней. Конечно, она сама может позвонить ему, но это в крайнем случае. Не важно, что он просил прощения за то, что наговорил в ту ночь. То чувство, которое заставило его произнести ужасные слова, оставалось в нем, сидело глубоко внутри.
        Боль и обида не оставили Лизу. Брат должен сделать первый шаг к примирению. У нее и без того хлопот полон рот.
        - А где сейчас Брэд? - Голос свекрови вывел Лизу из задумчивости. - Я думала, вы вместе меня навестите.
        - Он переодевается к ужину. Вы его еще не видели? Он вернулся домой около пяти, - удивилась девушка.
        - Брэд вернулся намного раньше, заскочил ко мне, думая, что ты здесь. - Алисия, помолчав, добавила: - Мне он показался каким-то странным. Вы не поссорились?
        - Конечно нет, - поспешила Лиза с ответом, ненавидя себя за вынужденную ложь, а Брэда за то, что создал эту ситуацию. - Я гуляла после ленча и вернулась позже, чем предполагала. Брэд уже собирался меня искать.
        - Гуляла в такую погоду? Ты, наверно, промокла до нитки.
        - Нет, я… - Лиза внезапно замолчала, ей стало не по себе: скрывая от Брэда встречу с художником, она вынуждена обманывать и Алисию, чтобы та случайно не проговорилась. - Я пряталась от сильного дожди. Мне так не терпится увидеть все окрестности, добавила она. - Хоть бы дождь кончился и стало опять тепло!
        Алисия понимающе улыбнулась:
        - Да, у тебя вышло не совсем удачное знакомство с нашим краем. Но думаю, ты будешь приятно удивлена завтра утром. Видишь ли, во время чая ветер переменился на юго-западный, что предвещает улучшение погоды. Будем надеяться, правда? Брэд сказал, что завтра придут мастера.
        Лиза широко раскрыла глаза:
        - Уже?! Я думала на следующей неделе.
        - Разве он тебе ничего не сказал? Брэд смог все организовать быстрее, чем предполагал. - Алисия пожала плечами. - Удивительно, что могут деньги. Когда было известно, что Нортоны выгребли свои сундуки до дна, чтобы как-то поддержать дом, приходилось неделями ждать, пока кто-нибудь объявится и сделает свою работу. Теперь денег много… а новости тут распространяются со скоростью ветра, народ валом валит и умоляет дать подработать. Всегда одно и то же! - Пожилая женщина с любопытством взглянула на свою невестку. - Дорогая, мне кажется, мысль о богатстве тебя мало волнует. Я права?
        Лиза задумалась, не зная, как ответить на вопрос.
        - Для Фарли это необходимо, - медленно проговорила она. - Хорошо, что крестный оставил деньги Брэду.
        - Но сами по себе деньги для тебя ничего не значат, - констатировала Алисия с чувством глубокого удовлетворения. - Ты вышла за Брэда, ничего не зная о наследстве. Да-да, он мне все рассказал прошлой ночью… Деньги не влияют на твои чувства. Мой сын такой счастливец! У него есть ты, Лиза. За деньги можно много получить, но такую жену, как ты, за деньги не купишь. - Тут раздался стук в дверь. - А вот и он! - обрадовалась Алисия и позвала: - Скорей заходи!
        Брэд вошел, глядя в упор на жену. Лизе удалось изобразить улыбку, без тепла, но все-таки улыбку. Ради свекрови она будет старательно притворяться.
        - Ты быстро управился, - проговорила она безмятежно. - Я здесь всего несколько минут.
        - Не суди по себе. - Он легко и просто подхватил игру, даже бровью не повел. - Широко известный факт: женщины проводят в ванной комнате треть жизни.
        - Еще одна треть уходит на сон, - игриво добавила она. - На все остальное не так много времени остается. - Девушка со смехом обратилась к Алисии: - Вы замечали, мужчины обожают обобщения, когда речь заходит о женщинах. Мы для них общая масса, они не видят в каждой из нас неповторимую личность.
        Горящий камин и свет настольной лампы создавали в комнате уютный полумрак. Брэд подошел к матери и оперся локтем о спинку ее кресла. Глубокие серые глаза, устремленные на жену, мерцали странным блеском.
        - Какая разница? Ты сама любишь повторять, что мужчины все одинаковые. Да, представления у обоих полов могут быть похожи, но реакция на одну и ту же ситуацию бывает разной, иногда непредсказуемой.
        - О, я слышу зной мечей. - Алисия довольно улыбалась. - Борись за свои права, Лиза! Мужчины из рода Нортонов всегда безжалостны к слабым.
        - Лизу нельзя назвать слабой, - поспешно сказал Брэд, не дав своей юной жене даже собраться с мыслями. - Она с рождения строптивая. - Губы сложились в обычную для него скептическую улыбку. - Но я все же попробую ее укротить.
        - Какими средствами? Добротой? - Ради свекрови Лиза постаралась, чтобы вопрос звучал легко и просто. Скрытая угроза в голосе мужчины пугала и подавляла.
        Брэд заметил реакцию на свои слова и расплылся в самодовольной улыбке.
        - Если ничто другое не поможет… - Он помешал дрова в камине. - Стюарт заходил сегодня?
        - Да, - радостно ответила ему мать: - Он сказал, что мне можно спускаться в гостиную. Но я сначала дождусь хорошей погоды, так хочется на улицу. Ты сказал, что работы начнутся завтра?
        - Подготовительная часть в любом случае. Я взял выходной, чтобы проконтролировать начало реконструкции. - Он наклонился к матери. - Ты уверена, что выдержишь весь этот хаос, который мы тут устроим в ближайшие недели? Я могу на время отложить все задуманное.
        - Только не из-за меня, - торопливо проговорила миссис Нортон. - Ты же знаешь, сын, что Фарли значит для меня не меньше, чем для тебя. Повременить с работами - и реконструкция отложится на целый год! А дом безнадежно ветшает. Еще одна зима в таком доме, и мы все получим пневмонию. А Банни? Она так мечтает о новой кухне.
        - Ладно, ладно, сдаюсь! - Он шутливо поднял руки вверх. - Я только спросил!
        - Что ж, теперь ты знаешь ответ. Что слышно от американских поверенных Дэна?
        Брэд, бросив быстрый взгляд на мать, спокойно ответил:
        - Вчера пришло письмо. В четверг в полдень я получаю контроль над всем капиталом. Я отдал распоряжение продать часть акций на покрытие предстоящих расходов. Остальное я не намереваюсь трогать. Дэн был докой во всем, что касалось акций, фондов, ценных бумаг.
        - Да, весьма практичный человек.
        - Что бы ты делал, если бы крестный не оставил тебе свое состояние? - спросила Лиза и поразилась своей смелости.
        - Единственное, что мне оставалось, - передать дом в Национальный попечительский совет.
        - И был бы просто попечителем?
        Он выразительно кивнул:
        - Все бы изменилось. Крыша над головой должна быть собственной. Нет, я передал бы управление в их руки, а сам переехал. Купил бы современную квартиру…
        - И ненавидел бы ее, - сухо вставила Алисия. - Тебе было бы там тесно.
        - Тогда дом. В любом случае вопрос так не стоит. Дэн оставил мне деньги. Старый черт заставил меня десять лет ждать.
        Алисия негодующе покачала головой:
        - Нельзя так говорить о мертвых. Он сделал то, что считал правильным. Вспомни, он не видел тебя с детства. В его представлении ты был необузданным молодым человеком без царя в голове, как он любил говорить. Подумать только, все эти годы деньги лежали на процентных вкладах.
        - А я думаю лишь об одном, - сказал Брэд. - Десять лет назад Фарли уже был в плачевном состоянии. Конечно, я благодарен Дэну, что именно меня он сделал своим наследником. Не будь Дэн таким упрямым, он преодолел бы свою неприязнь к Альбиону, навестил нас и убедился, что я и в двадцать лет мог вполне ответственно управлять большим капиталом. - Встретив взгляд жены, он пояснил: - Мой крестный эмигрировал в Америку, когда женщина, которую он любил, бросила его. Тогда он не считал, что это к лучшему.
        - Какой ты циничный, Брэд, - проговорила Алисия, а он наклонился и нежно поцеловал ее в висок.
        - Мы утомили тебя разговорами. - Он решительно забрал у матери из рук вышивку. - На сегодня достаточно, Банни с минуты на минуту принесет тебе ужин. Зачем ты тратишь столько усилий на такое пустяковое дело, как вышивание?
        - Для меня это важно. - По голосу было слышно, что пожилая женщина действительно устала. - Я дала себе слово, что закончу до… - Она замолкла.
        Брэд переменился в лице.
        - У тебя масса времени.
        Алисия подняла глаза на сына.
        - Брэд, не обращайся со мной как с ребенком. Я заставила Стюарта сказать мне всю правду несколько недель назад. Будь что будет. Я не боюсь. - Она перевела взгляд на Лизу. - Ты дал мне то, о чем я всегда мечтала… дочь. Ты поспешил привезти ее сюда, чтобы я успела на нее нарадоваться, поближе познакомиться. Да благословит Господь вас обоих за это, - тихо проговорила женщина.
        Лиза в немом отчаянии простерла к ней руку, Алисия взяла ее в свои ладони, нежно погладила, успокаивая.
        - Ну а теперь бегите и до ужина посидите спокойно вдвоем за рюмочкой. А я, пожалуй, лягу.
        Банни как раз несла поднос с ужином для миссис Нортон, когда молодые покидали комнату. Экономка бросила понимающий взгляд на Брэда, пока тот придерживал для нее дверь, кивнула в знак благодарности и скрылась.
        - Банни знает, да? - спросила Лиза, спускаясь вместе с Брэдом по лестнице.
        - Знает о чем?
        - О нас…
        Он вздохнул:
        - Думаю, да. Это довольно необычно, когда молодой муж спит и гардеробной. Наверно, я должен радоваться, что она сама прибирает нашу комнату. Служанки сюда не ходят. А Банни можно доверять, надежна как скала. Она же понимает, что случится, если мама заподозрит, что наш брак - сплошной обман.
        - А кто в этом виноват? - не выдержала Лиза.
        Тонкие, плотно сжатые губы дрогнули.
        - Какая разница? Наш договор оправдывает свое предназначение.
        Лиза думала о словах Алисии, жгучий стыд охватил ее, лишил дара речи. Обманывать становилось все труднее и труднее. Как же им выдержать до тех пор… Мысли путались. Алисия не может умереть!
        - Ты не сказал матери об условии в завещании, - с трудом проговорила Лиза.
        - Я никому не сказал, - отрезал он.
        Девушка быстро взглянула на своего собеседника и тут же отвернулась:
        - Кроме Фелиции.
        Он замер у подножия лестницы и резко повернулся, загораживая Лизе путь.
        - Я сказал - никому. Фелиция узнала случайно.
        Весьма своевременно, с горечью подумала девушка. Она недолюбливала белокурую красотку. Но как решительно отказалась Фелиция от брака по расчету! За это ее стоило уважать.
        - Как тебе не повезло. - Лиза высоко держала голову, пытаясь сохранить хладнокровие.
        - Зависит от того, как ты на это смотришь. Не важно, что сказала Фелиция. Факт остается фактом: ты вышла замуж за меня, условие завещания было выполнено. Что касается остального… - Он окинул взглядом ее хрупкую фигурку. - Что ж, когда-нибудь тебе придется повзрослеть, Лиза! Ладно, пойдем и выпьем по рюмочке.

        Глава 7

        За ужином все молчали. Даже Фелиция казалась подавленной. Лиза заметила, что блондинка озадаченно поглядывает на Брэда. Когда подали сладкое, Фелиция нарушила молчание:
        - Банни сказала, что завтра приедут мастера.
        - Да, - буркнул Брэд, не глядя на нее.
        С невыносимой педантичностью блондинка медленно положила вилку и ложку на тарелку.
        - В таком случае утром я отправляюсь домой. До конца лета будет шумно, грязно, в отличие от Лизы, я не испытываю энтузиазма по такому поводу.
        Брэд наконец поднял голову, и в его глазах промелькнуло что-то неуловимое.
        - Пожалуй, так будет лучше, - согласился он. - Жить в Фарли пока будет нелегко.
        Такой ответ пришелся не по вкусу Фелиции. Поджав губы, сузив глаза, она поедала его взглядом, пытаясь проникнуть и мысли этого загадочного мужчины.
        - А как же твоя мама? Ее не будет мучить шум?
        - Для нее мучительным будет перенос сроков реконструкции. Она мечтает увидеть дом во всем блеске еще до… зимы.
        - Разве это возможно? - вступила в разговор Лиза, почувствовав, какого труда стоило Брэду закончить предложение, и сама ответила: - Это должно быть сделано!
        - Особых трудностей не должно быть. Я сумел нанять нужных мне людей.
        - В том числе и протеже Боба Томсона?
        - Джеффрис? Да, он прямо горит желанием потрудиться, особенно когда я ему поведал о работах Гиббонса в нашей библиотеке.
        - Правда, такие имеются? - Лизу охватило волнение. - Ты мне ничего не говорил, когда показывал библиотеку. Гиббонс действительно работал в Фарли?
        Брэд отрицательно покачал головой:
        - Вряд ли. В семейном архиве упоминается о резном украшении над камином, которое было привезено сюда из графства Суррей. Вероятнее всего, две настенные панели куплены в других местах.
        - Но это подлинные работы Гиббонса?
        - Да, он был величайшим резчиком по дереву. Его работы можно всегда узнать безошибочно.
        - По-моему, ты должна знать такие элементарные вещи, - протянула Фелиция с выражением скуки на лице. - Ты же, наверно, специалист в этой области?
        Лиза с вызовом посмотрела в злые пустые глаза, она не позволит этой красотке вывести себя из равновесия.
        - Я не специалист и никогда это не утверждала. Для подтверждения подлинности произведения необходимо тщательное исследование. У Брэда была возможность этим заниматься.
        Фелиция пренебрежительно вздернула брови, хитро поглядывая на своих собеседников.
        - Мне показалось или в тебе говорит профессиональная зависть? Брэд, твоей жене явно не по душе, что опытом и знаниями ты превосходишь ее.
        - Ерунда какая! - воскликнула Лиза, забыв, что дала себе слово сдерживаться. - Это неуместное замечание, Фелиция.
        - Она просто развлекается, - спокойно скачал Брэд и встал из-за стола. - Банни приготовит кофе.

        Это был длинный, скучный вечер. Лиза почувствовала облегчение, услышав, как часы в холле отбивают десять. Наконец-то можно сослаться на усталость и подняться к себе. В гостиной мирно текла беседа. Увидев, что она собирается покинуть гостиную, Брэд сказал, что скоро тоже поднимется. Но Лиза поняла: это для конспирации.
        Девушка действительно очень устала, но раньше уйти не решалась из-за возможных сплетен. В спальне Лиза в изнеможении рухнула на кровать. Как приятно лежать в неверном свете гаснущего дня! Тело расслаблено, напряжение постепенно исчезает, наступает покой. Так же хорошо было Лизе в коттедже. Такое ощущение, будто долго бродила по пустыне и вышла к оазису. Воспоминание о Люке и доме, который стал для нее душевным убежищем, теплой волной накрыло девушку. Интересно, он правда хочет написать ее портрет? - думала Лиза сонно. Если да, то позволит ли она ему это сделать? Как видят и воспринимают ее другие люди? Люк, скорее всего, не будет приукрашивать реальность. Он запечатлеет на холсте образ, соответствующий его художественному восприятию. А вдруг ей это не понравится? Возможно, она себя даже не узнает, потому что всегда представляла себя по-другому. Хочется ли ей таких испытаний…
        Когда она открыла глаза, в комнате было совсем темно, угольки в камине едва мерцали. Лиза резко села и посмотрела на светящийся циферблат часиков: без четверти одиннадцать. Значит, она спала минут тридцать.
        Из-под двери гардеробной свет не пробивался. Видимо, Брэд забыл о своем намерении лечь пораньше. Лиза включила лампу и встала. Зря она сразу не легла в постель, как только пришла сюда, уже бы видела десятый сон. А теперь надо мыться, причесываться, чистить зубы…
        Лиза подошла к туалетному столику, на ходу расстегивая длинную «молнию» на платье. Конечно же «молния» застряла. Стянуть платье через голову тоже не получалось. Что делать? Лиза вспомнила, что дверцы шкафа и гардеробной с внутренней стороны были зеркальными. Если как следует повертеться, можно будет понять, как открыть
«молнию».
        Девушка отправилась в гардеробную. Она была уверена, что Брэда нет, и спокойно протянула руку к выключателю. Внезапно на диване кто-то зашевелился. Лиза замерла в ужасе. Несколько секунд стояла гробовая тишина, потом Брэд зажег настольную лампу и удивленно уставился на ночную посетительницу.
        - Я думал, ты спишь, - сказал он. - Уже поздно.
        - Я нечаянно заснула. Сколько сейчас времени? - Она посмотрела на часики. - Ой, они стоят…
        - Точное время, - громко объявил он, - одиннадцать часов тридцать минут. Тебе что-нибудь надо?
        - Да… нет… - окончательно растерялась она, пытаясь отвести взгляд от бронзового тела мужа. Да, молодая жена до сих пор не знает, что ее супруг спит только в пижамных брюках. Вполне нормальная ситуация. - У меня «молния» сломалась. Я хотела в зеркало посмотреть, что можно сделать.
        - И это все? - Уже сам вопрос доставил Брэду большое удовольствие. - Иди сюда, я попробую починить.
        Лиза чуть не сбежала обратно в спальню, но сдержалась и медленно направилась к дивану.
        - Ну, садись поближе, пригласил Брэд. - Я не могу достать.
        Она судорожно вздохнула и послушно села на самый краешек, подставив спину мужу. Лиза была напряжена как натянутая струна. Сердце бешено стучало в мучительном предвкушении. От его прикосновения она непроизвольно вздрогнула. И Лиза поняла, что Брэд почувствовал это.
        - Часть подшивки застряла между зубчиками, - прокомментировал он, быстро разобравшись в проблеме. - Еще парочка сломана, видимо, ты сильно тянула. Есть один способ вытащить тебя из этого…
        Рывок, звук рвущейся ткани, ощущение ночной прохлады на коже.
        Лиза вскочила как ужаленная, резко повернулась к мужу.
        - Зачем ты это сделал? - набросилась она на него. - Зачем было рвать платье?
        Он холодно посмотрел на жену.
        - Хочешь, чтобы я возился с дурацкой «молнией» часа полтора? Какая разница? Ты можешь купить себе новое в Лидсе, хочешь верь, хочешь нет, это вполне современный центр. - Голос его напрягся. - Или ты считаешь, что брать у меня деньги не по правилам той игры, в которую мы играем?
        Придерживая платье на груди, Лиза тихо стояла перед ним.
        - Для меня это не игра.
        - А что тогда? Для супругов такой договор нельзя считать нормальным.
        Она напомнила с горечью:
        - Наш брак вообще нельзя назвать нормальным, Брэд. Ты заманил меня в ловушку, женился на мне, но причина для этого у тебя была весьма определенная. Я не хочу больше участвовать в такой комплексной сделке.
        Он опустил плечи, как будто ее слова придавили его к дивану. В раздумье он поднял глаза на Лизу:
        - А что бы ты делала на моем месте?
        - Была бы честной во всем и помогла бы тебе в ответ на твою помощь. Ты знаешь, как отчаянно я нуждалась в деньгах, но была готова передумать в любой момент.
        - Не обманывай себя! Не строй из себя мученицу! Да стоило мне лишь придумать какое-нибудь дикое условие, ты бы бросила Рика львам на растерзание… и глазом не моргнула. Если бы я был уродом - то же самое, ты все равно бы согласилась. И не делай вид, что изменилась, а то вынудишь меня доказывать тебе обратное. Ты вышла за меня не только ради Рика. Эта проблема оказалась для тебя удобным предлогом нарушить все традиции и условности. Твое малодушное сердечко не позволило бы тебе такой виртуозной выходки. Нет, моя крошка женушка, барьеры между нами ты создаешь сама.
        В голосе Брэда было столько презрения, что Лиза взорвалась:
        - А чего ты хотел? Думал, я спокойно приму твою ложь? Ты лгал, утверждая, что любишь меня.
        - Я не лгал, это ты так решила. Вспомни, я сказал, что нахожу тебя обольстительной. Я и сейчас так считаю. - Он пристально взглянул ей в глаза. - Я думаю, что любовь со временем принимает более глубокие формы. Как тебе кажется, что может получиться из нашего карикатурного брака?
        - Твои методы не лучше, - дерзко заявила она. - Любовь возникает, когда люди нравятся и симпатизируют друг другу, а похоть тут ни при чем!
        - А я тебе не нравлюсь? -
        Она возмущенно взмахнула руками, стараясь не замечать его издевки:
        - Я тебя ненавижу!
        Брэд даже не пытался скрыть улыбку.
        - Какие бурные эмоции! У тебя потрясающие способности к драматическому искусству, Лиза. Смотри, а то вживешься в роль, которую сама себе выбрала, и не будешь знать, что тебе делать. Развязка может оказаться совсем не такой, как ты думаешь. - Он посмотрел на часы. - Иди-ка лучше спать. У нас впереди напряженный день.
        Лиза молча вышла, закрыла дверь на ключ, не думая, слышал он или нет.

        Метеорологические предсказания Алисии сбылись. Ясное утро предвещало жару. Фелиция отбыла сразу после завтрака на такси, заказанном Брэдом. Лиза даже не вышла к машине, чтобы попрощаться. Надо признать честно: отъезд блондинки принес Лизе огромное облегчение.
        Вскоре после этого в фургоне прибыл передовой отряд армии мастеровых, остальные подразделения которой будут дислоцированы в Фарли в ближайшие дни. В сжатые сроки инструменты и строительные материалы были распакованы и размещены в доме.
        Отряд состоял из трех человек, и это была великолепная команда. Они начали с холла, покрыв пол брезентом, чтобы не испортить плитку. Поверх положили деревянный настил для прохода. Лестничные пролеты обшили досками, чтобы уберечь ступени от возможного повреждения. Точеные, хрупкие балясины были закрыты фанерными щитами, чтобы случайный удар не оставил свой разрушительный след.
        Рабочие прошлись по всем комнатам южного крыла, бережно укрывая чехлами и защитной обшивкой ценные архитектурные детали: каминные полки, филеночные панели и вставки.
        Из комнат, где вскрывались полы, была вынесена в другие помещения вся мебель. Многие предметы попали в гостиную, которая постепенно превращалась в фантасмагорический склад. Банни, подававшая легкий завтрак, готова была расплакаться при виде такого хаоса.
        - Только подумать, нам придется с этим мириться, - жаловалась она молодой хозяйке, передавая той чашечку кофе. - Никогда не думала, что будет такой жуткий беспорядок.
        - Боюсь, это только начало, Банни, - вздохнула Лиза. - На твоем месте я бы не появлялась в южном крыле, пока худшее не закончится… по крайней мере, ремонт полов. Основная часть работ на втором этаже пройдет в юго-восточном секторе, а некоторые комнаты останутся нетронутыми.
        - Вы меня успокоили. - Банни с облегчением улыбнулась.
        - У тебя найдется чашечка и для меня, Банни? - спросил подошедший к ним Брэд.
        - Я буду ни на что не годной экономкой, если забуду о хозяине дома, - гордо провозгласила она, протягивая Брэду угощение. - Пойду отнесу кофе работникам прямо на место. - Она кивнула в сторону столовой. - А для вас вон на столе тарелка с печеньем.
        - У меня такое ощущение, что в такую жару люди предпочли бы выпить пива, - заметил Брэд, когда экономка вышла. - Я позабочусь об этом завтра.
        Он взял одно печенье и стал его задумчиво жевать.
        - А ты не хочешь перекусить? - спросил он Лизу.
        Та покачала головой:
        - Мне достаточно кофе.
        В комнате было тихо-тихо. Брэд пристально смотрел на жену, ощущая ее нервозность.
        - Почему ты решил начать работы в южном крыле? - спросила Лиза. - Мне казалось, что прежде всего надо реставрировать самую старую часть дома.
        - Правильно. Но ты забываешь, мы живем в южном крыле, и чем быстрее мы создадим там порядок, тем лучше. Как только здесь закончатся работы, займемся дальнейшей реконструкцией, что будет значительно сложнее.
        - Понятно, - пробормотала Лиза. - Это был довольно глупый вопрос, да?
        - Скажем, я его не ожидал от такого умного человека, как ты. Почему тебе необходимо поддерживать со мной разговор? Не приходилось слышать о дружеском молчании?
        - Такое возможно между товарищами, к нам это, пожалуй, не относится, - сказала она нерешительно. - Думаю, сегодня я здесь лишняя. Съезжу в Скиптон, посмотрю, что и как.
        Брэд раздраженно пожал плечами:
        - Если тебе уже скучно, пожалуйста. Возьми машину, если поедешь в город. На автобус лучше не рассчитывать.
        - Откуда ты знаешь, что я вожу машину?
        - Ты как-то упомянула об этом. - Он допил кофе. - В случае чего, я буду в кабинете, а то вдруг тебе захочется меня видеть, что, конечно, маловероятно. - Он гордо удалился в свои владения.
        Лиза потягивала кофе, размышляя о Брэде: он, как нарочно, все не так понимает. Девушка не очень хотела ехать в Скиптон, но ей было необходимо добраться до магазинов. Завтра день рождения Брэда, а подарка нет.
        Она все еще стояла в гостиной, когда резко зазвонил телефон. Лиза знала, что Брэд поднимет трубку своего параллельного аппарата.
        - Лиза! - громко позвал он через секунду. - Это тебя… Рик.
        Вот и позвонил, подумала девушка, интересно, что ему нужно.
        - Спасибо! - крикнула она. - Я возьму трубку здесь.
        - Привет! - раздался такой знакомый голос брата. - Как жизнь?
        - Прекрасно. - Лиза знала, что Брэд мог слушать их разговор. Господи, никто даже не подозревал, какому унижению она все время подвергалась. - Ты в порядке?
        - Да, конечно. Лучше не бывает. Я тут кафе нашел, где подают завтраки каждый день, кроме воскресенья.
        - А вообще как?
        Он засмеялся:
        - Справляюсь. Послушай, у твоего муженька такой жуткий голос был, когда он взял трубку. Поругались, что ли?
        - Нет, - коротко ответила Лиза. - Рик, как прошла проверка?
        - Нормально, - бодро ответил он. - Я получил от старика Макбайна легкий нагоняй за беспорядок в учетных книгах. Но я сам нашел ошибку, сам исправил. Так что отделался замечанием, глупец.
        Рик совершенно не изменился, подумала Лиза. Внезапно она со всей ясностью поняла: брат - избалованный, эгоистичный, незрелый человек. О благодарности даже речи не было.
        - Рик, - Лиза решила все выяснить до конца, - зачем ты позвонил?
        - Зачем… - Казалось, он удивлен холодностью сестры. - Хотел узнать, как ты поживаешь. А какие могут быть еще причины?
        Лиза легко могла назвать одну, но воздержалась. Они еще немного поболтали, в основном о доме, потом брат заскучал.
        - Ладно, мне пора, - сказал он. - А то Макбайн может зайти в любую минуту.
        - Ты звонишь из офиса? - поразилась она. Хотя чему тут удивляться?
        - Конечно. Пусть старикашка оплатит счет, так ему и надо, этот скряга не может мне зарплату повысить. Все, пока, буду звонить.
        Что ж, получила что хотела, размышляла Лиза, положив трубку.
        В два часа она выехала на машине через главные ворота, испытывая необыкновенный подъем и чувство освобождения. У нее было много времени, которое принадлежало только ей: можно было делать все, что угодно. Сначала по магазинам, потом найти тихое кафе и попить чаю, а потом просто ничего не делать до самого отъезда.
        Лиза вела машину и наслаждалась чудесной панорамой: луга, пастбища, поля кукурузы, вересковые пустоши.
        В городе Лиза припарковала машину и отправилась бродить по Хай-стрит, разглядывая витрины и прилавки магазинов. Все удивятся, если Брэд не получит от своей жены подарок на день рождения. Но что можно выбрать для мужчины, которого плохо знаешь?
        Лиза купила кашемировый свитер, такой прозаичный подарок, и отнесла в машину. Все - теперь свободна! Можно делать все, что заблагорассудится!
        Ее внимание привлекла старинная приходская церковь с высоким каменным крыльцом, утопающим в цветах. Девушка вошла внутрь. Покой и тишина охватили ее, возникло чувство полной изолированности от окружающего мира. Она побродила по церкви, осмотрела надгробия Клиффордов, этим влиятельным землевладельцам много столетий подряд принадлежало все в округе.
        Выйдя вновь на озаренную солнцем улицу, Лиза посмотрела на часы: уже четыре. Как быстро пролетело время! А она еще так мало видела. Лиза намеревалась осмотреть замок, но экскурсию придется отложить, если она хочет выпить чаю. Где тут было кафе?
        Мужчина на противоположной стороне улицы остановился и восхищенно залюбовался хрупкой девушкой в бледно-желтом льняном платье, одиноко застывшей у приходской церкви. Он с улыбкой подошел к ней.
        Лиза так глубоко задумалась, что вздрогнула, услышав знакомый голос:
        - Вот уж не ожидал вас увидеть сегодня в городе.
        - Люк! - удивленно воскликнула девушка, радуясь встрече с этим человеком. - Что вы делаете в Скиптоне?
        - Мне надо кое-что купить, обычно я здесь появляюсь раз в месяц. А вы одна? - спросил он.
        - Да, я приехала за подарком для Брэда. Завтра у него день рождения.
        - Правда? - Он заговорщически прищурился и неожиданно предложил: - Выпейте со мной чаю. Вы ведь не спешите?
        - Не спешу. - Она мягко улыбалась. - И с удовольствием выпью с вами чаю.
        Через пять минут они уже сидели за отдельным столиком в крошечной чайной на какой-то глухой улице, Лиза никогда бы сюда не забрела. А было здесь чудесно: чисто, на столиках пестрые клетчатые скатерти, вазы с цветами. Люк заказал чай и лепешки с маслом. Откинувшись на спинку стула, он смотрел на Лизу и улыбался.
        - Какой счастливый случай! Не часто я получаю возможность развлекать во время чаепития прелестную молодую женщину. Вы представляете, каково мужчине моего возраста осознавать, что вся публика в этом заведении завидует ему черной завистью. Лиза рассмеялась:
        - Нас здесь только двое. И вы не в том возрасте, чтобы так печально рассуждать. Как говорят, в сорок жизнь только начинается.
        Люк сверкнул глазами:
        - Может, это и так. Но мне-то сорок пять.
        - Правда? - Лиза была искренне поражена. - Вам не дашь столько.
        - Благодарю за добрые слова.
        Дружеский разговор был прерван появлением официантки.
        - Где вы жили раньше? - спросила Лиза, разливая чай в чашки. У вас южный выговор.
        - Я действительно с юга. Родился в Корнуолле, в городке Малльоп-Коув. Знаете такой?
        - Да, знаю. Три года назад я провела отпуск в этих местах. Почему вы переехали сюда? Вам наскучил родимый край?
        - В каком-то смысле да. Мне нужны были перемены… - Он улыбнулся несколько натянуто. - Раньше я занимался не только живописью, лишь последние восемь лет я целиком посвятил себя искусству, с тех пор, как переехал в Дэйлс.
        - А в Корнуолле… что вы там делали?
        - Управлял отелем. Когда моя мать умерла, я продал дело и уехал сюда.
        - И вы осуществили свою мечту, - угадала Лиза.
        - Да. Семейные узы бывают очень обременительны. Отец умер, когда я был подростком, мать в одиночку не справлялась. Я вернулся домой из колледжа и оказался перед выбором: занять место отца или заставить мать бросить дело, которому она посвятила всю свою жизнь. Не хочу заниматься самовосхвалением, но я принял единственно возможное решение.
        - Может, стоило нанять управляющего?
        - Чужака? Мать никогда бы на это не пошла. Она не признавала незнакомцев, только постояльцев с кошельками. - Люк погрузился в воспоминания: - Она была странной женщиной во всех отношениях, ее одержимость граничила с помешательством. Иногда я испытывал дикое искушение все бросить и устроить свою жизнь по-другому. Но, как говорится, свой своему поневоле брат.
        - Когда вам удавалось рисовать? Вы наверняка не могли жить без кистей и красок все эти годы.
        - Нет, не мог. Каждую свободную минуту я рисовал и рисовал бесчисленные пейзажи. Это у меня в крови. По-настоящему я счастлив, лишь когда с кистью подхожу к холсту. - Он помолчал, потом добавил тихо: - Большинство людей не могут понять такую страсть. Меня обвиняли в том, что я напрасно трачу жизнь в погоне за мечтой. Иногда я думаю, а вдруг они правы?
        Лиза неторопливо мешала ложечкой чай.
        - Разве то, что приносит радость, может стать пустой тратой времени? Ваши картины продаются, Люк. И пусть я не эксперт в живописи, но подлинный талант я отличу. Как часто бывает в этом мире - признание приходит посмертно. Лет через сто ваши творения будут считаться гениальными.
        - Будь я в этом уверен - умер бы счастливым, - ответил он совершенно серьезно, протянул руку и нежно погладил Лизу по щеке. - Я знал, что вы поймете.
        Она смотрела на художника, потрясенная невероятным родством, магическим притяжением, возникшим между ними. Все препятствия, различия были сметены в одно мгновение.
        После напряженного противостояния в Фарли общение с Люком было отдохновением, Лиза как будто нашла тихую пристань в штормовом море. Этот мужчина был прямой противоположностью Брэду: добрый, внимательный, заботливый, прямой и открытый. Судя по его рассказам, весьма скупым, жизнь не баловала его. Сейчас все позади, и он может заниматься любимым делом - живописью. Лиза невольно завидовала Люку, его колоссальной силе воли, отметающей все сомнения.

        Глава 8

        Лиза вернулась в Фарли после шести. В доме тишина: работа до утра закончена. Она вошла в спальню. Никого не видно и не слышно, можно спокойно переодеться к ужину. Внезапно в дверях гардеробной появился Брэд.
        - Ты все-таки решила вернуться. - Голос звенел от гнева. - Где, черт возьми, ты была так долго?
        Что бы он сделал, подумала Лиза, если бы узнал правду: его жена провела время с другим мужчиной. И эти часы пролетели так быстро! Они обсудили все возможные темы, не стали касаться лишь личных проблем Лизы. Люк проявил максимум тактичности и ни о чем не расспрашивал.
        - Я осматривала город. - Слова соответствовали истине. - Брэд, я должна давать отчет о каждой проведенной вне дома минуте?
        Мужчина скривил губы.
        - А тебе не пришло в голову, что я мог волноваться о тебе? К чаю ты не вернулась…
        - Нет, - совершенно искренне ответила Лиза, глядя ему прямо в глаза. - Мне это не пришло в голову. А должно было? - Она отвернулась, сердце бешено колотилось в груди, как обычно бывало во время пикировок. - Почему такая суматоха? К ужину я успела.
        - Мы будем ужинать не дома, - все еще дулся Брэд. - Мой партнер и его жена хотят познакомиться с тобой.
        Только не это! Лиза была в смятении. Фелиция уехала, можно было тихо провести вечер дома, без лжи и притворства, которые так надрывали сердце и душу.
        - Мы обязательно должны идти? - тоскливо поинтересовалась она.
        - Да, Чарльз пригласил меня еще вчера, но я замотался и забыл. Вспомнил только сегодня после обеда.
        - Можно позвонить и сказать, что у меня разболелась голова, - предложила Лиза, тем более что это была правда.
        Она не слышала, как сзади подошел Брэд, и вздрогнула, когда он схватил ее за плечи, с силой повернув к себе лицом.
        Он проговорил медленно и отчетливо:
        - Лиза, мы не только сегодня встретимся с Чарльзом и Элен, но ты сделаешь так, чтобы они поверили, будто у нас все в полном порядке.
        - Почему? - устало спросила она. - Почему так важно, что именно подумают какие-то чужие люди? Я согласилась притворяться только ради твоей матери, а не ради спасения твоего драгоценного самолюбия.
        Брэд сильнее сжал хрупкие девичьи плечи, его пальцы просто впились и нежную кожу.
        - Не доводи меня до бешенства! - прохрипел он.
        Лиза молча бросила на него гневный взгляд, внезапно железные тиски разжались.
        - Иди переоденься, - буркнул он. - Буду ждать тебя внизу через полчаса.
        За это время Лиза успела принять душ, причесаться и надеть то самое черное платье, в котором она была на первом свидании с Брэдом. Хорошо, что удалось скрыть следы его безжалостных пальцев! Лизу все еще трясло, глаза лихорадочно блестели.
        Лиза медленно шла по галерее к лестнице, слушая, как Брэд разговаривал в холле по телефону. Вследствие поразительного акустического эффекта его голос звучал ясно и отчетливо:
        - Не звони мне сюда, Фелиция, захочешь со мной связаться, набери телефон офиса.
        Лиза остановилась как вкопанная, судорогой свело горло: значит, между Брэдом и этой женщиной по-прежнему что-то есть. Фелиция покинула поместье Фарли, но их отношения не прервались.
        Лизу охватил гнев. Он просил: «Подыграй мне ради матери, она не должна ничего знать». А сам?! А если вскроется правда о его интрижке с белокурой кузиной, Алисия разве не расстроится?
        Лиза с трудом спустилась в холл. Брэд предупредительно подошел к ней, вежливо помогая надеть жакет. Почувствовав на плечах тяжелые мужские руки, Лиза невольно сжалась.
        - Милая, - вкрадчиво проговорил Брэд ей прямо в ухо, его горячее дыхание опалило щеку. - Хочешь верь, хочешь нет, но я действительно волновался. Мне казалось, что-то случилось.
        - Со мной или с машиной? - Лиза отшатнулась от него. - По-моему, ты спешил.
        - Точно. - В голосе появились жесткие нотки. - Ладно, тогда в путь.

        Чарльз и Элен Джилл жили в современном многоквартирном доме в пригороде Брэдфорда. Дверь им открыл Чарльз. Он был высокий, худощавый, с живыми карими глазами, непослушными светлыми волосами, года на три моложе Брэда. И он абсолютно был не таким, каким представляла его Лиза.
        - Элен на кухне, колдует над кастрюльками, - говорил он, помогая гостям раздеться.
        - Уже не колдую, - раздался мелодичный голос, и в прихожей появилась высокая, стройная девушка. Она была поразительно красива: прекрасные черты лица, бездонные глаза, золотистые вьющиеся волосы. Именно такие лица встречаются на обложках глянцевых журналов.
        - Брэд, старина, а ты, оказывается, темная лошадка. Как ты мог такое сделать: взял женился, никому слова не сказал. Ты же знаешь, я обожаю свадьбы. - Улыбаясь, она протянула Лизе руку. - Господи, я так рада! Я ему всегда твердила, что он превращается в старого ворчливого холостяка.
        - Ты дважды назвала меня старым. Чтобы я мог с этим как-то смириться, тебе придется угощать меня по-царски!
        Элен кокетливо сморщила носик и весело рассмеялась, приглашая гостей в уютную, прекрасно обставленную комнату.
        - У нас с тобой есть кое-что общее: мы обе с юга, - обратилась она к Лизе. - Я родилась в Кенте, а в Лондоне жила целых два года.
        - Как интересно, - заметила Лиза, присаживаясь на низкий диван рядом с хозяйкой. - Чем ты там занималась?
        - Была моделью, - с теплой мягкой улыбкой объяснила Элен. - Не самого высокого ранга, но зарабатывала неплохо, пока не появился мужчина моей мечты. Он загипнотизировал меня, и я почувствовала непреодолимое желание все бросить и провести остаток жизни на кухне у плиты.
        - Это конечно же абсолютная правда. - Чарльз принес им выпить. - Женщина счастлива, лишь когда покорно батрачит на своего мужчину. Одна забота: работай до пота. Это происходит из-за врожденной склонности к подчинению.
        - Наш домашний психолог, - насмешливо сказала Элен. - Он представляет себя пещерным человеком, в шкуре и с дубинкой в руке. Но пусть вас это не вводит в заблуждение: он вполне спокойный, тихий, как ягненок. Большинство мужчин такие, несмотря на громкие слова, угрозы и самовосхваление.
        - Да? Все-то ты знаешь. - Чарльз со свирепым видом уставился на жену. - Я всегда говорю - в наши дни все беды от эмансипации. Ступай ты, о женщина, на кухню и изготовь кушанье своему господину и повелителю, а не то поразит тебя его гнев!
        - Мы смотрели «Укрощение строптивой» на прошлой неделе, - пояснила Элен, мрачно нахмурившись. - Главная идея ему безмерно понравилась. В ванной он часами оттачивает рык, подражая Бертону. - Она вскочила. - К сожалению, должна бежать на кухню. Я готовлю специальный соус к рыбе, его делают непосредственно перед подачей на стол.
        - Я могу помочь? - Лиза поднялась вслед за хозяйкой.
        - Нет, спасибо, остальное все готово. Но ты можешь пойти со мной, поболтаем, если хочешь. Мужчины будут обсуждать свои профессиональные проблемы. Это скучно.
        Чарльз с удовольствием взирал на жену и гостью.
        - День и ночь, - глубокомысленно изрек он. - Чудо, да и только! А ты как думаешь, Брэд?
        - Я бы сказал: - солнечный свет и сумрак, - не задумываясь, ответил он. - Я знаю, что ты имеешь в виду. Да они само совершенство!
        - Какие комплименты! - Элен смеялась. - Я рада, что вы оба понимаете, как вам повезло. - Она шутливо сделала реверанс. - Ужин через десять минут, господа.
        Лиза ахнула от восторга, увидев сверкающую современную кухню.
        - Банни умерла бы от счастья при виде такой красоты, - сказала она.
        - Да уж, я как-то была на кухне в Фарли… - Элен достала небольшую сковородку, чтобы растопить кусочек масла. - Я так поняла, Брэд собирается оборудовать новую, с разными техническими штучками.
        - Да, он хочет устроить ее в южном крыле, рядом со столовой. На следующей неделе он возьмет Банни в Лидс, чтобы она сама выбрала все для кухни.
        Элен взглянула на молодую хозяйку Фарли.
        - А ты? Тебе не хочется тоже участвовать в обустройстве помещения?
        Лиза ответила, тщательно подбирая слова:
        - Меня это как-то не привлекает. Банни - прелесть, но у нее свои принципы и представления, кухня - это ее царство. Однажды я предложила почистить овощи к ужину, но мне дали понять, что не следует утруждать себя заботами о домашнем хозяйстве.
        - Многие женщины с радостью приняли бы такие условия. Любая домашняя работа - такая тоска.
        - Да, если приходится делать одно и то же каждый день. - Лиза улыбнулась. - Меня не очень занимают домашние хлопоты, но готовить я люблю.
        - Ну ладно. - Элен с пониманием отнеслась к словам гостьи. - Всему свое время, и Банни привыкнет к новому укладу жизни. На ней ведь лежало все хозяйство с тех пор, как заболела Алисия. Как она, кстати?
        - Ей лучше. Она провела в саду на солнышке целый час сегодня, врач говорит, она очень окрепла за последнее время.
        - Понятно почему. Я думаю, она вообще сомневалась, что ее сын когда-нибудь женится. Она, наверно, очень радовалась, когда вы с Брэдом познакомились. У вас был сказочный роман, да? Встретить мужчину и на следующий день дать согласие на брак! Сомнения не мучили тебя?
        - Нет, не мучили, - спокойно ответила Лиза, огромным усилием воли подавив нахлынувшее чувство горечи и обиды. - Брэд был не похож на других.
        - О, Брэд лучше всех, после Чарльза, конечно. Он был шафером у нас на свадьбе. - Подумав, Элен добавила: - Мне кажется, вы поступили мудро: тихо расписались в Лондоне. Миссис Нортон могла не выдержать волнения по случаю бракосочетания.
        - Да, - подтвердила Л та, решив переменить тему: - Ты давно замужем?
        - Шесть лет. - На губах Элен расцвела улыбка. - Мы планировали иметь троих детей, но как-то все не складывалось, до сих пор… - Помолчав, она спросила с любопытством: - А ты любишь детей?
        Вопрос удивил Лизу.
        - Я… я об этом не думала. Я редко общаюсь с детьми.
        - А я старшая из восьми детей в семье. Я терпеть не могла этих маленьких чудовищ. Мокрые со всех сторон, вечно орущие! Я должна была ухаживать за ними. Тогда я дала себе слово никогда не иметь детей. Удивительно, как с возрастом меняются убеждения. - Она сняла с огня кастрюлю и перелила ее содержимое в соусник. - Все, готово! Я достану дыню из холодильника, а ты позови мужчин.
        К кухне примыкала столовая, где гостей ждал прекрасно сервированный стол. В центре Элен установила удивительный стальной канделябр, горящие свечи создавали уютную, интимную атмосферу.
        - Я не вижу, что у меня лежит на тарелке, - капризно брюзжал Чарльз. - Зачем женщинам нужна романтичная обстановка, чтобы просто поесть?
        - Мы очень возвышенные создания, - убежденно провозгласила его красавица жена. - А по-другому и быть не может. Ты бы умер от скуки рядом с обычной практичной женщиной.
        - Ну, не знаю. В этом есть какие-то преимущества… Например, мои носки лежали бы аккуратно в ящичке, и мне не надо было бы переворачивать вверх дном весь шкаф в поисках подходящей пары. Простая домовитая женщина с пониманием восприняла бы рекомендации производителей одежды, настаивающих на том, что петлицы на рубашках сделаны специально…
        - Мелочи, это все мелочи, - отмахнулась Элен, скорчив очаровательную рожицу.
        Лиза вдруг ощутила приступ острой зависти: вот как может быть, когда люди подходят друг другу. Чарльза и Элен связывала не только любовь, но и взаимопонимание, уважение. Лиза решила украдкой посмотреть на мужа и тут же пожалела об этом: ее обжег взгляд серых насмешливых глаз - Брэд опять прочитал ее мысли.
        Во время главного блюда Чарльз встал из-за стола и с таинственным видом стал возиться в баре. Зазвенело стекло, раздался громкий хлопок, и гостям торжественно явили бутылку, завернутую в салфетку.
        Брэд удивленно ахнул:
        - Шампанское? Вот угощение на славу!
        - Это в честь торжества. - Чарльз с улыбкой взглянул на жену. - На самом деле, двойного: начало вашего брака и реализация нашего. Вчера подтвердилась беременность Элен.
        - Дорогой, обязательно быть таким прямолинейным? - шутливо хлопнула Элен супруга по руке.
        - Я считаю, что вещи надо называть своими именами, в слове «беременность» нет ничего плохого. А как мне надо было сказать? Бормотать глупости об аисте и капусте?
        Элен веселилась как ребенок:
        - С возвышенным выражением лица… нет, не могу себе это представить.
        - Поздравляю. - Брэд был искренне рад. - Кого вы хотите?
        - Двойню, - последовал быстрый ответ. - Сразу все решить и купаться в лучах славы до конца жизни. Если не получится, будь что будет, но только не девочка. Не хочу, чтоб они имели численное превосходство.
        Лиза посмотрела Элен в глаза:
        - Я так за тебя рада. На кухне ты чуть не проговорилась.
        - Точно, - подтвердила Элен. - Но ведь должно состояться чествование триумфатора…
        - Вздор! - возмутился преданный муж. - Это наш праздник, я тебе лишь помогал… - Он поднял бокал в честь гостей: - Очередь за вами… или вы будете с этим тянуть, как мы? У природы есть свойство мстить тем, кто вмешивается в ее процессы. Нам это теперь точно известно.
        - Чарльз, они женаты несколько дней! - воскликнула Элен.
        - Тем более они должны прислушаться к советам опытного человека. - Он насмешливо посмотрел на Брэда. - Нечасто мне удается дать совет своему старшему партнеру.
        - Ты вообще редко говоришь то, что стоило бы слушать, - парировал его собеседник. - В любом случае мы будем иметь это в виду, правда, Лиза?
        Она натянуто улыбнулась, заметив особый блеск в его глазах.
        - Как скажете. - С деланным смирением она склонила голову.
        Чарльз был в восторге и дал волю своим чувствам:
        - Вот это мне нравится: жена, которая знает свое место! Пожалуй, тебе, Лиза, стоит пообщаться с моей благоверной и указать ей на ее ошибки.
        - Ты знаешь свое место, Лиза? - Вопрос Брэда был как пощечина.
        Лиза взглянула на его лицо, озаренное пламенем свечей. Она должна была бы ненавидеть мужа в тот момент, но магическая аура этого человека воздействовала на нее так сильно, что Лиза почувствовала хорошо знакомое жаркое биение в груди.
        - Для некоторых, - сказала она, скрывая волнение, - притворство становится стилем жизни. Но мне кажется, так можно и прогореть. Передай мне соль, пожалуйста… дорогой.
        - Гм, ладно. - Чарльз решительно встряхнулся. - Думаю, ты обрела союзницу, Элен.
        - Похоже, ты прав. - Маленькая морщинка появилась у нее между бровей. - Кто хочет еще соуса?
        Они пили кофе, когда Чарльз объявил следующий пункт вечерней программы:
        - Не пойти ли нам в «Фэлкон-клаб»? Я являюсь членом клуба уже пять месяцев, а были мы там лишь дважды. У них вполне приличное кабаре. Мы успеваем к началу представления. Согласны?
        - Звучит заманчиво. - Брэд искоса взглянул на жену, сидевшую рядом на диване. - Хочешь посмотреть представление?
        - Почему бы нет, - беспечно согласилась она, ей было все равно, куда пойти. Два бокала шампанского уже оказали на нее свое благотворное воздействие.
        В клуб решили ехать все вместе на машине Брэда. Будущие родители расположились на заднем сиденье, без всякого стеснения держась за руки, как молодые возлюбленные. Когда прибыли на место, Чарльз с такой нежностью помог жене выбраться из машины, что можно было забыть о его «неромантичности».
        Брэд как ни в чем не бывало взял Лизу под руку, когда они поднимались по ступеням ярко освещенного клуба.
        Сверкающее фойе производило на посетителей неизгладимое впечатление. Роскошный ковер с толстым-толстым ворсом и рыженькая улыбающаяся гардеробщица в крошечной мини-юбке никого не оставляли равнодушным.
        Друзья спустились в зал, и их провели к столику у самой сцены, администратор щелкнул пальцами, и, как по волшебству, из ниоткуда появился официант.
        - Давайте выпьем еще шампанского, - радостно предложил Чарльз и, не дожидаясь ответа, сделал заказ. - Ну, как тебе здесь, Брэд?
        Тот обвел глазами прокуренный, набитый людьми зал и вежливо ответил:
        - Ничего, для разнообразия.
        Чарльз ухмыльнулся:
        - Понятно, не в твоем вкусе, но ты готов смириться с этим ради нас. А по-моему, кабаре - это здорово! Лиза, хочешь потанцевать?
        - С удовольствием. - Та радостно приняла приглашение.
        Площадка для танцев была полностью заполнена медленно двигающимися парами. Кружась с Чарльзом, Лиза видела, как ее муж танцует с Элен. Он наклонился к ней, чтобы лучше слышать, - две головы, темная и светлая, склонились друг к другу. Лизе на секунду померещилось, что Брэд обнимает Фелицию, и у нее перехватило дыхание.
        Музыка кончилась, барабанная дробь возвестила о начале представления. Друзья вернулись к своему столику, появился официант и открыл шампанское. Свет в зале погас, сцена осветилась ослепительными прожекторами.
        Лиза поднесла бокал к губам, рука предательски дрожала. Что-то необъяснимое произошло с ней, когда она увидела в объятиях мужа другую женщину. Лиза была вся словно в огне, сердце тихо ныло.
        Шоу длилось минут сорок, но Лиза едва внимала происходящему. Она была поглощена своими внутренними переживаниями, остро, до боли ощущая присутствие своего загадочного мужа. Он сидел совсем близко, положив одну руку на спинку ее стула, вторую - на стол. Лиза, как завороженная, не могла глаз отвести от его смуглых сильных пальцев, судорожно вдыхая дурманящий аромат его сигары.
        Когда снова начались танцы, Чарльз увел свою жену на площадку, но Брэд как будто не собирался к ним присоединиться. Мучительное молчание затянулось.
        - Дай мне сигаретку, - каким-то надтреснутым голосом попросила она, не в силах выдержать напряженное молчание.
        Брэд удивленно посмотрел на нее:
        - Ты же не куришь.
        - Я не пробовала, теперь хочу узнать, чего я себя лишаю.
        - Да, это полезно иногда узнать, - ответил он. - Возьми, пожалуйста.
        Лиза закурила, дым обжег горло, и бедняжка, с трудом сдерживая кашель, потянулась за шампанским.
        - Может быть, хватит? - с ледяным спокойствием поинтересовался Брэд. - Чего ты добиваешься, хочешь напиться до беспамятства?
        Девушка с наигранной беззаботностью подняла свой бокал и через стекло стала разглядывать искрящиеся в лучах света пузырьки.
        - Моря шампанского для этого не хватит, - медленно проговорила она, поднесла бокал к губам и решительно выпила все до последней капли, лучезарно улыбаясь и глядя ему прямо в глаза. - И все-таки оно помогает.
        Его ноздри гневно затрепетали, губы плотно сжались.
        - А ты думаешь, мне легко выдержать такое напряжение? - спросил он низким, глухим голосом. - Думаешь, это не мучение, сравнивать их брак с нашими абсурдными отношениями? - Он яростно раздавил сигару в пепельнице. - Пойдем лучше потанцуем, пока ты меня не довела до белого каления.
        Под воздействием шампанского Лиза буквально парила в воздухе. Она совсем запуталась в своих чувствах и как бы раздвоилась: одна Лиза смутно виднелась где-то вдалеке, вторая в это же время тесно прижималась к Брэду, обнимая его за шею и нежно заглядывая в глаза. В глубине сознания промелькнула мысль, что вечер когда-нибудь кончится, и ей придется остаться с мужем наедине, но это уже не имело ни малейшего значения.
        - Не хмурься, дорогой, - Лизе было весело, - Чарльз смотрит на нас. Будет плохо, если он решит, что у нас не все в порядке.
        - Прекрати! - Его голос звучал напряженно, - В какую игру ты играешь?
        - В твою, ты же сам этого хотел… Вот, пожалуйста: жена, страстно влюбленная в своего статного, красивого мужа. Но ты мне не хочешь помочь, дорогой…
        Судорожно вздохнув, он внезапно крепко прижал ее к себе.
        - Ладно, - проговорил он сквозь зубы. - Я помогу тебе, раз ты так этого хочешь. - Брэд склонил голову к жене, воинственно сверкнул его искрометный взгляд. - Но помни, ты начала первая.
        Об остатке вечера у Лизы остались смутные воспоминания. В памяти сохранилось несколько эпизодов: она много смеется и болтает; она танцует с Чарльзом и страшно кокетничает, с диким восторгом наблюдая, как злится муженек.
        Около полуночи вечер закончился, и Брэд повез друзей домой.
        - Хорошо, что хоть один из нас трезвый, - веселился Чарльз, вылезая из машины. - Не хотите кофе?
        Брэд отрицательно покачал головой:
        - Нет, спасибо, мы лучше поедем. Уже очень поздно.
        Где-то вдалеке раздался бой часов. Элен воскликнула:
        - С днем рождения, Брэд! Поздравляю! Ты должен к нам подняться, мы приготовили тебе подарок.
        - Я лучше завтра зайду и заберу, - пообещал именинник. - Элен, спасибо за чудесный ужин. Было потрясающе!
        - А Лиза-то почти спит, - проговорила Элен, заглядывая в машину.
        - Я не сплю, - отозвалась Лиза, поднимая отяжелевшую голову. - У меня просто глаза устали.
        Чарльз усмехнулся:
        - Думаю, утром тебе будет не до смеха. Тебе известно, что такое похмелье?
        - Нет, но все когда-то бывает в первый раз. Потом поделюсь впечатлениями.
        - Спокойной ночи, - внезапно попрощался Брэд и завел двигатель.
        Всю дорогу домой он молчал, ни разу не взглянув на несчастное создание рядом с собой. Лиза изредка посматривала на мужа, ощущая нарастающую панику. По мере выветривания паров алкоголя она начала волноваться еще больше. В душу закралось нехорошее предчувствие. Из калейдоскопа сумбурных мыслей и воспоминаний память высветила лишь одну фразу: «Помни, ты начала первая».
        Когда они подъехали к дому, Брэд наклонился и открыл ее дверцу:
        - Вылезай, я поставлю машину в гараж.
        В холле горел свет. Дом выглядел холодным и заброшенным, всюду мрачные чехлы и пелена покровов. Лиза побежала по обшитой досками лестнице наверх. Гулкое эхо преследовало ее по пути в спальню.
        В комнате она с радостью обнаружила, что Банни разожгла камин, янтарное пламя озаряло пространство. Лиза включила свет, сбросила жакет и застыла в ожидании мужа. Наконец она услышала его шаги и стала их считать, с тихим трепетом представляя, что они замрут у ее двери. Так и случилось, но лишь на мгновение - он прошел к себе.
        Лиза с облегчением вздохнула, поднялась, нетвердой походкой отправилась в ванную и под шум воды заперла все двери. Помывшись, она юркнула к себе.
        Голова раскалывалась, тело ломило. Вода смыла хмельную тяжесть. Жаль, что нельзя смыть последствия ее безрассудно отчаянной храбрости. Что теперь будет?
        Она уже лежала в постели, когда в ванной раздался плеск воды. Лиза напряженно прислушивалась к звукам и надеялась поскорее заснуть, чтобы ни о чем не думать. Пять дней в этом доме казались ей адом. Сколько бессонных ночей и тоскливых дней она здесь проведет, мечтая о светлом чувстве? И сердце будет разрываться от безнадежного одиночества, жгучей боли и исступленной жажды любви!
        Внезапно все стихло. В окно лился лунный свет, гротескные причудливые тени застывших деревьев легли на стены и пол комнаты. Лиза подняла глаза на темное, усыпанное звездами небо. Много женщин из рода Нортон вот так же лежали когда-то и смотрели на это же самое небо и звезды. Может быть, многих терзали такие же страсти и желания. Их мужчины были суровыми и часто жестокими, даже Алисия признавала это. А хоть кто-нибудь из них познал настоящую любовь? Или все сводилось к грубой власти тела?
        Услышав, как стукнула дверь, Лиза быстро села в постели. Судорожно прижимая одеяло к груди, она смотрела на высокую фигуру в халате, появившуюся в дверном проеме. Лизу знобило, голова горела, кровь напряженно билась в висках, мгновенно пересохшие губы раскрылись.
        - Что тебе надо? - жалобно прошептала она.
        Брэд притворил за собой дверь и медленно подошел к ней. В лунном свете было видно, как шевелятся его губы.
        - По-моему, это лишний вопрос, или ты думала, я пошутил? - Слова, откровенные до грубости, прозвучали как удар. - Этот фарс слишком затянулся!
        - Пять дней! - увещевала она его, изнемогая от волнения. - Вот размер твоей честности, Брэд!
        Он угрюмо ответил:
        - Нельзя принуждать мужчину давать некоторые обещания. Но эту кашу ты заварила сама.
        Он сел на кровать, положил руки ей на плечи и медленно опустил ее на подушки. Он заглянул сквозь сумрак в синие бездонные глаза.
        - На этот раз, Лиза, тебе не будет спасения.
        Она послушно закрыла глаза, когда Брэд прикоснулся губами к ямке у нее на шее. Сладостно теряя волю, она отдавалась во власть жарких объятий и поцелуев и чувствовала, что бежать и спасаться она больше не хочет.

        Глава 9

        Месяц август выдался жарким, душным, лишь слабый ветерок остужал разгоряченные лица людей, работавших в Фарли. Они, правда, не жаловались. Большие запасы охлажденного пива поддерживали в них энергию и хорошее настроение.
        Деловая активность по ремонту дома стала для Лизы спасением. Она с головой ушла в работу, заслужив уважение мастеров. Сначала они были настроены снисходительно к ее неуемному стремлению все узнать и понять, но своей быстрой деловой хваткой и умом она полностью покорила их.
        Постепенно из первоначального хаоса в Фарли стали проступать порядок и гармония. Полы были перестелены, все опоры и перекрытия обработаны специальным составом. В этих помещениях теперь колдовали декораторы.
        Две комнаты в северной части дома использовались в эти дни как столовая и гостиная. Там витал дух упадка и запустения, но все мирились с временным неудобством.
        Новая кухня была почти готова. Стены этого просторного светлого помещения облицевали плиткой теплого желтого оттенка. Мебель из сосны Банни выбрала сама, она не могла дождаться, когда же можно будет готовить на новой плите.
        В усадьбе царило шумное оживление, невозможно было уследить за чередой новых лиц.
        Брэд не скупился и щедро оплачивал труд людей, сверхурочная работа оплачивалась отдельно.
        Четыре электрика, множество плотников под руководством Джона Джеффриса, штукатурщики, декораторы и многие другие сновали туда-сюда по всему зданию.
        Джон Джеффрис оказался неразговорчивым человеком лет пятидесяти. Он совершенно ясно дал понять Лизе, что скептически относится к тому, что таким серьезным проектом занимается женщина. Через несколько дней он сменил гнев на милость и признал, что у Лизы «голова на нужном месте». После этого они великолепно сработались.
        Лиза узнала от него массу потрясающих вещей. Джеффрис поведал ей о том, что раньше детали деревянного каркасного дома изготовлялись непосредственно на лесопилке, там же целиком собирали всю конструкцию, особыми знаками помечая каждый элемент. Потом все разбирали, перевозили на место строительства и собирали вновь, как огромную головоломку. Он показал Лизе римские числа, которыми были пронумерованы отдельные детали. Суть обозначений понять было трудно - слишком много воды утекло с тех пор.
        В давние времена при строительстве дома, масштабы которого уступали Фарли, его владелец обязан был согласовывать проект и внешний вид сооружения с соседями. Если тем что-либо не нравилось, они могли попросить хозяина переехать и увезти дом с собой. В случае отказа разгневанные соседи имели право разломать и растащить постройку на части. Недаром мы до сих пор говорим: сносить дом, дом на снос.
        В теплые дни Алисия обычно по утрам отдыхала на тенистой северной веранде, сюда не доносился стук топоров, шум и скрежет. Она мирно проводила время за вышиванием. Лиза приносила кофе и печенье, и женщины беседовали о самых разнообразных вещах, наслаждаясь обществом друг друга.
        Алисия обожала рассказывать о сыне, о его детстве и юности, о его отце.
        - Они были друзьями, - как-то поведала она своей невестке. - Отец и сын хорошо понимали друг друга. Так и должно быть между отцом и сыном, но редко случается. Брэд страшно переживал, когда Мэтью убили. В тот день, когда пришли полицейские и сообщили о несчастном случае, он был в отчаянии. Мне кажется, рана от утраты отца не затянулась до сих пор. - Она посмотрела на Лизу, сидевшую рядом в плетеном кресле. - Теперь, когда у него есть ты, он, возможно, будет меньше страдать. Мужчине нужен человек, которому можно довериться, открыть душу.
        - Но вы ведь всегда были рядом, - мягко напомнила Лиза, и комок подступил к горлу. Алисия даже не догадывалась, как мало Брэд доверял своей жене. Он даже не рассказал ей о гибели отца.
        - Дорогая моя, как и все мальчишки, Брэд перестал откровенничать со мной еще в ранней юности. Отношение сына к матери претерпевает значительные изменения, когда он взрослеет и перестает быть ребенком. Любовь, уважение… если мать их заслуживает, по-прежнему живут в его сердце, но его мировосприятие трансформируется, и он начинает осознавать, что женщина - это не только мягкость, поддержка и успокаивающий голос в ночи. В тот миг мать должна это понять, отпустить своего ребенка, дать ему свободу и возможность стать мужчиной. - Алисия вздохнула и задумалась.
        Мягкий ветерок играл листвой деревьев, разносил аромат цветущих трав. Пожилая женщина опять заговорила:
        - И в один прекрасный день ты начинаешь чувствовать, что скоро, очень скоро придется отказаться от желания иметь его целиком для себя. Это очень тяжелый момент для матери, но приходится мириться с неизбежным и мечтать, чтобы женщина, на которой когда-нибудь женится сын, будет обладать добротой, тактом и пониманием, и в сердце ее мужа навсегда останется местечко для матери. - Она подарила теплую улыбку невестке. - Мне кажется, на этот раз судьба была благосклонна ко мне. Ты на меня не в обиде, дорогая?
        Лиза впоследствии никак не могла вспомнить, что именно она ответила тогда, но, видимо, что-то правильное, потому что Алисия потрепала ее по руке. В тот момент Лиза особенно остро ощутила абсурдность своих отношений с Брэдом. Ей самой вообще не было места в сердце мужа. Он добился своего и получил, что хотел, но о любви речь не шла.
        По ночам, обнимая жену, он жадно брал то, что ему причиталось. Ему, быть может, даже льстило, что та, которая так долго и упорно сопротивлялась, невольно разделяет его страсть.
        Но что будет, когда он удовлетворит свое сексуальное вожделение, а произойдет это непременно? Отпустит ли он ее? Или его холодность и равнодушие будут расти, а ей будет отведена роль хозяйки Фарли? Зато честь семьи останется незапятнанной! Господи, она не выдержит такой жизни!
        Лето постепенно угасало. Вересковые пустоши пышно цвели: под лучами все еще жаркого солнца на ветру колыхались лиловые, фиолетовые волны. Но по утрам в воздухе чувствовалась бодрящая прохлада, перелетные птицы собирались в стаи.
        Для Лизы мало что изменилось. Она привыкла жить одним днем, стараясь не нарушать зыбкого перемирия, установившегося между супругами. Такая ситуация угнетала и истощала ее, она становилась апатичной, ко всему безучастной. Это выводило Брэда из себя.
        - Когда ты повзрослеешь? - как-то возмутился он. - Когда ты перестанешь изводить себя?
        - Я не знаю, о чем ты говоришь, - вяло ответила она, а он раздраженно хмыкнул.
        - Да нет же, знаешь. Ты точно знаешь, о чем идет речь. - Губы его искривились. - Ты только в дневные часы изображаешь такое равнодушие ко мне. А ночью… - Он с удовольствием наблюдал, как краска заливает ее лицо. - Нет, моя сладкая, ты так же мечтаешь о моих объятиях, как я о твоих. Лишь твое упрямство и гордость не позволяют тебе признать это.
        Лиза отвернулась не в силах выдержать этот насмешливый взгляд. Она боялась, что он вновь поцелует ее, как минуту назад, и она не устоит, потому что все ее существо жаждет этой ласки.
        Он говорил правду. Лишь ночью, когда темнота окутывала нее вокруг, могла она забыть о том, что их разделяло, и полностью отдаться сжигающей ее страсти.
        Если бы не дружба с Люком, она не выдержала бы жизни в Фарли. Как же хорошо ей было в коттедже! Там ее обволакивал умиротворяющий покой, художник всегда чутко реагировал на малейшее изменение в ее настроении. Обычно она отдыхала, он рисовал, они старались не нарушать тишину, лишь изредка перебрасываясь парой слов.
        - Ты очень бледная, - заметил Люк, когда Лиза заглянула к нему в очередной раз. Он добавлял последние штрихи к новой работе, стоя на заднем дворике. Это был вид Крейвен-Муэрс, роскошного верескового края, простиравшегося от домика до самого горизонта. - Ты слишком много на себя взвалила, надо чаще бывать на воздухе в такую погоду.
        - А мне хотелось бы делать еще больше, в работе время проходит незаметно. - Она задумчиво смотрела куда-то вдаль.
        Люк вопросительно взглянул на нее:
        - Время для тебя течет медленно? В твои-то годы? Обычно молодежи его не хватает.
        Лиза поделилась с Люком своими соображениями:
        - Я не принадлежу к поколению, о котором ты говоришь. Я ни то ни се, где-то посередине: юность давно прошла, но в душе я все еще семнадцатилетняя растерянная девчонка.
        - Наверно, ты еще не нашла себя. - Его голос звучал тихо. - Некоторым это вообще не удается. Зрелость к возрасту не имеет никакого отношения. Осознать себя, понять свое предназначение всегда трудно.
        Лиза расположилась на траве у ног художника, устремив на него пытливый взгляд ясных, широко распахнутых глаз.
        - А ты познал счастье, Люк?
        Он долго молчал, собираясь с мыслями.
        - Счастье, - задумчиво проговорил он, - каждый понимает по-своему. Поэт Роберт Браунинг выразил это так:

        Дано ли счастье познать
        Всем нам, блуждающим во мраке.
        Что было или быть могло - уж чуждо нам.
        Оставим же бесплодные скитанья,
        Нам остается лишь одно:
        Сегодняшним жить, волю явить,
        Мечту в реальность превратить.

        Человек учится быть в согласии с самим собой, принимать то, что невозможно изменить, и извлекать из этого максимум пользы. У меня есть моя живопись, я приспособился к тому образу жизни, который для себя создал.
        - Но ты самодостаточный человек, - подчеркнула она. - Тебе никто не нужен.
        - Так говорила и моя жена, - спокойно ответил он. - Это неправда, конечно. Самодостаточность не может быть абсолютной.
        Лиза была удивлена.
        - Я не знала, что ты женат.
        - Уже нет.
        - Что случилось? - участливо спросила она.
        - Жена объяснила мне, что я должен выбрать что-то одно: ее или искусство. Моя страсть к живописи оказалась сильнее. Вот и все.
        - А нельзя было пойти на компромисс?
        - Айлин не захотела этого. Я нужен был ей лишь на ее условиях или вообще никак. - Он криво усмехнулся. - Но ее нельзя винить. Что хорошего у нее было за шесть лет брака со мной? Жизнь в нашем отеле, плохие отношения с моей матерью, долгие холодные вечера в одиночестве… А я был поглощен своими переживаниями, которые она не могла и не хотела понять. Когда я объявил, что хочу продать отель, она вообразила, что мы начнем все заново. Она никак не могла уяснить, почему наличие денег ничего не меняет в нашей жизни. Меня интересовало лишь одно: кто я и кем я хочу быть. - Он пожал плечами. - Мы разошлись, а потом развелись. Это было единственно правильное решение. Ей вообще не надо было за меня выходить. Это была ее ошибка.
        - Потому что ты не любил ее?
        - Нет, не поэтому, - ответил он прямо. - Она недостаточно любила меня и ничего не хотела сделать, чтобы мы сблизились.
        - Но это нечестно! - внезапно бурно отреагировала Лиза. - Брак - это общее дело, обе стороны должны предпринимать совместные усилия.
        - Брак, дитя мое, изобрели женщины, и бремя ответственности за исправное функционирование этого сложного социального института целиком лежит на них. Нечестно… конечно, нечестно. Но этот мир принадлежит мужчинам, и мы очень эгоистичны. Для тебя любовь - это все, а для мужчины лишь часть жизни. Женщина, только научившись принимать этот факт, становится зрелой.
        Он внезапно переменил тему разговора:
        - Ты будешь мне позировать?
        - А ты действительно хочешь этого? - нерешительно спросила Лиза.
        - Я уже дано отвык говорить женщинам комплименты, Лиза, это замечательно, что в тебе совершенно нет тщеславия.
        - Почему ты хочешь писать именно мой портрет?
        - В тебе есть то, что я мечтаю запечатлеть на полотне, если сумею. - Он бросил взгляд на часы. - Начало третьего. Мы могли бы начать прямо сейчас.
        - Хорошо, как хочешь.
        - Отлично! - Люк снял с мольберта законченную картину. - Я отнесу это в дом, пусть просохнет, и возьму, что мне нужно. Ты мне поможешь, и мы переберемся на берег реки.
        Через десять минут они были на месте, которое облюбовал художник. Лиза замерла в восхищении: две ивы склонились над водой, уронив свои нежные пряди в бурлящий поток. Люк попросил ее встать в самую гущу ветвей, погрузиться в зелень листвы. Лиза подняла руку и, склонив голову набок, ухватилась за длинную гибкую ветку.
        - Вот так… замри, - велел Люк.
        Он установил мольберт, внимательно изучил свою модель, удовлетворенно кивнул и взялся за кисть.
        - Освещение замечательное для моей задумки, - пояснил он и стал быстро наносить первые мазки на холст. - Будешь приходить каждый день в одно и то же время.
        - Я не знаю, смогу ли я, - быстро вставила Лиза, понимая, что ее ежедневные исчезновения вызовут интерес у Алисии или Банни, последуют расспросы… и тогда Брэд может узнать обо всем.
        - Тебе все равно придется, - твердо прозвучал ответ. - Я уже не могу это бросить, а потом начать, когда тебе будет удобно. Зачем ты пошевелила головой? Не двигайся!
        В последующие полчаса Лиза сделала неожиданное открытие: Люк-художник очень сильно отличался от обычного Люка. Исчезли дружеский тон, сочувствие, понимающая улыбка. Он набрасывался на нее, стоило ей незаметно изменить позу, и хмурым взглядом пресекал все попытки поговорить.
        Она была рада, когда освещение изменилось и Люк решил закончить сеанс. Лиза со вздохом облегчения опустилась на траву, растирая онемевшие ноги.
        - Хорошо, что я не настоящая модель. Как они выдерживают такое?
        Раздался смех - Люк превращался в нормального человека.
        - Извини за грубость. Но знаешь, какой это кошмар - поднять на тебя глаза и увидеть, что угол наклона твоей головы неправильный. - Он принялся собирать краски. - Лучше тебе думать о чем-нибудь постороннем.
        - Например?
        - О чем угодно. Кстати, как идут работы в доме?
        - Все очень хорошо. - В ее голосе появился энтузиазм. - Южное крыло почти готово. Так приятно осознавать, что Фарли простоит еще пару столетий.
        - При условии, что в этом изменчивом мире сохранятся хоть какие-то ценности, - сказал Люк и, помолчав, добавил: - Повезло Брэду.
        - В каком смысле? - поинтересовалась Лиза.
        - Иметь жену, которая разделяет его интересы и понимает их суть. Брак не может быть основан только на физической привязанности. - Он сложил мольберт. - Наверно, пора пить чай. Попьешь со мной?
        Лиза покачала головой, поднялась на ноги, расправив платье.
        - Я лучше пойду домой. Обычно я пью чай со свекровью. Она удивится, если меня не будет.
        - Ты объяснишь ей, когда вернешься, - последовал разумный совет.
        Она ответила не задумываясь:
        - Нет-нет, она может что-нибудь сказать в неподходящий момент. Я имею в виду…
        - Ты имеешь в виду, что никому не сказала о нашем знакомстве. - Его взгляд стал суровым. - Почему?
        Лиза совсем растерялась.
        - Я не знаю… - пробормотала она, пряча глаза. - Наверно, не было подходящего случая…
        - Несмотря на то что ты приходишь сюда два-три раза в неделю на протяжении двух месяцев, - уточнил Люк недоуменно. - Ты боишься своего мужа, Лиза?
        Она отвернулась, избегая его испытующего взора.
        - Странный вопрос. Разве я вышла бы за него замуж, если бы боялась?
        - Иногда обстоятельства обуславливают поступки. Видимо, он имеет над тобой власть.
        Власть… можно и так сказать, подумала Лиза, вспоминая, как Брэд первый раз поцеловал ее там, на набережной в Лондоне. Боже, какую бурю эмоций она тогда испытала! Само собой, проблемы с Риком ускорили события, но надо признать честно, она вряд ли смогла бы долго подавлять собственные инстинкты. Да и захотела бы она это делать?
        - Может, я вышла за него из-за денег?
        - Ты говоришь о наследстве, которое он получил в свой день рождения? Полагаю, такая сумма соблазнит любую женщину. Сомневаюсь, что тобой двигала корысть. Ты романтическая натура, Лиза. Поэтому испытываешь сейчас такое разочарование.
        Она метнула на него быстрый взгляд:
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ты, скорее всего, слишком многого ждала от Брэда. Это только в сказках люди женятся и живут долго и счастливо без забот и хлопот.
        А многим приходится страдать и мучиться, как ей? Любая женщина, окажись она в подобной ситуации, вела бы себя так же.
        - Увидимся завтра, - попрощалась она.
        Люк не пытался задержать ее.

        Брэд позвонил около пяти и сказал, что задержится допоздна на работе и к ужину не вернется. Лиза хмыкнула про себя: он стал проводить на работе все больше и больше времени.
        - А когда ты вернешься? - застенчиво спросила она. - Я попрошу Банни оставить еду на плите.
        - Нет, не беспокойся, я поем в городе. - Его голос звучал отчужденно. Помолчав, он спросил: - Все в порядке?
        - Да-да, мастера на сегодня закончили. Пока никаких проблем.
        - По крайней мере, с домом, - сухо ответил он. - Увидимся позже, Лиза.
        После дневного шума воцарившаяся наконец тишина была почти осязаемой. В девять часов Лиза попрощалась с Алисией и отправилась в спальню. Но ложиться было рано, и она решила взять книгу в библиотеке. Спускаясь в холл, она вдруг поймала себя на мысли, что впервые скучает без Брэда. Несмотря ни на что, часы проведенные с ним, никогда не были тоскливыми.
        Неожиданно зазвонил телефон, и Лиза взяла трубку в надежде, что это Брэд:
        - Алло?
        - Привет! - раздался знакомый голос. - Могу я поговорить с твоим мужем, Лиза?
        - Его нет дома, Чарльз. Откуда ты звонишь? - Она почувствовала тревогу.
        - Из офиса. А ты не знаешь, где он может быть?
        - Когда он уехал? - пыталась выяснить Лиза.
        - Мы оба покинули офис в семь. Но я решил вернуться, чтобы кое-что проверить. Я думал, он уже дома.
        - Он звонил и сказал, что поест в городе. Я думаю, он скоро будет. Передать ему что-нибудь?
        - Я посижу в кабинете еще минут пятнадцать, потом поеду домой. Мне необходимо переговорить с ним сегодня.
        - Я обязательно ему все передам, - пообещала Лиза. - Как Элен?
        - О, моя жена полна сил и энергии. Она мне как раз вчера говорила, что хорошо бы нам всем вместе опять встретиться.
        - Как только закончат южное крыло, вы должны к нам прийти, - быстро решила Лиза. - Буду с нетерпением ждать встречи с вами!
        Напольные часы тоскливо отбили четверть. Лиза стояла в оцепенении, глядя в пустоту. Она знала, куда подевался Брэд. Скорее всего, он у Фелиции. И видимо, часто там бывает. Он же не знал, что Чарльз вернется в офис и позвонит ему домой. Лиза почувствовала, что задыхается.

        Глава 10

        Лиза сидела в темноте у открытого окна, когда к дому подъехала машина. Минут через пять Брэд появился в дверях спальни.
        - Что ты делаешь в темноте? - удивился он и зажег свет. - Ты спала?
        - Нет, я думала.
        Лиза села у туалетного столика и занялась своими волосами. Хрупкая фигурка в желтом коротеньком халате выглядела трогательно и беззащитно. В зеркале она видела, что муж наблюдает за ней.
        - Ты, наверно, устал. Это был длинный день.
        - Да, очень длинный, - согласился он, подходя ближе. - За сверхурочную работу полагается вознаграждение.
        Точно, в этом можно не сомневаться, подумала Лиза и спокойно сказала:
        - Звонил Чарльз. Ты должен с ним обязательно связаться.
        Брэд нахмурился:
        - Он не сказал, в чем дело?
        - Нет.
        - Ну ладно. - Он провел рукой по волосам. - Пойду звякну ему. Надо бы здесь тоже поставить аппарат. - Внезапно он спросил:
        - Чарльз, наверно, сказал, что я уехал из офиса в семь часов?
        - Да, сказал.
        Брэд схватил Лизу за руку и рывком развернул на табурете лицом к себе:
        - Ты меня хочешь подловить? Где, по-твоему, я был все это время?
        Их взгляды скрестились, Лиза попыталась отразить атаку:
        - И так понятно!
        - Да? И где же я был?
        - У Фелиции, - бросила она ему в лицо обвинение. - Ты считаешь, что я совсем глупая и не знаю, что между вами происходит. - Ее голос был тусклым, безжизненным. - Я слышала, как ты с ней разговаривал по телефону, и не вздумай отрицать это.
        Брэд и не пытался это делать. Он в изумлении смотрел на нее, потом медленно расплылся в улыбке.
        - Не может быть! Неужели ты ревнуешь? - насмешливо проговорил он и сильнее сжал ее руку, заставив встать на ноги. Он притянул жену к себе. - Тебя действительно беспокоит, что я сегодня мог обнимать другую женщину… вот так… И целовать ее… вот так?
        Лиза яростно сопротивлялась, размахивая кулачками, но он крепко держал ее, пытаясь отыскать губы.
        - Нет, - молила она в отчаянии, а он покрывал поцелуями ее шею. - Брэд, пожалуйста… Я возненавижу тебя!
        - Опять? - Он засмеялся и взял ее на руки. - Я все еще жив! - Он направился со своей драгоценной ношей к кровати. - Чарльз подождет…

        Лиза проснулась на рассвете. Она тихо разглядывала лежащего рядом мужа. Сон разгладил его лицо, смягчил черты, он выглядел помолодевшим, на губах блуждала легкая улыбка, как будто ему снилось что-то хорошее. Он обнимал ее одной рукой, не отпуская даже во сне.
        А он ведь не опроверг ее обвинений. Он даже не разозлился, чем выдал бы себя. Безмерная тоска сжала сердце. Вечером, пока она дожидалась Брэда, Лиза вдруг поняла: несмотря ни на что, она глубоко и преданно любит его. Как же ей жить? Лучше уехать отсюда как можно дальше. Этот мужчина всецело завладел ее мыслями и желаниями. Он заполнил собой все ее существо. Но она ему безразлична! Хотя кое-чем Лиза все-таки притягивала мужа, она это знала. Наверно, надо найти в себе силы и принять жизнь не мудрствуя лукаво, в надежде на лучшее будущее. Но делить его с другой женщиной?! Ни за что! Есть предел тому, что может выдержать любовь!
        Она пыталась еще немного поспать, но Брэд ворочался во сне и все время будил ее. В семь Лиза не выдержала, высвободилась из-под его руки и потихоньку выскользнула из постели.
        Сегодня суббота, вспомнила она, направляясь в ванную, муж останется дома. Как же она забыла об этом, обещая Люку прийти позировать? Нехорошо заставлять его напрасно ждать, он может провести время с большей пользой для себя.
        Лиза оглянулась - муж крепко спал. Она вполне успеет сбегать в коттедж и вернуться до его пробуждения.
        Лиза прикусила губу. Эти свидания с Люком носили отпечаток тайного, запретного, вызывая в ней чувство вины. Чтобы исправить положение, надо открыться Брэду или перестать бегать в коттедж. Нет, не подходит ни то ни другое. Слишком поздно для первого варианта: она уже не знала, как все объяснить. А дружбу с художником она ценила так высоко, что и помыслить не могла отказаться от нее, черпая в этих светлых, чистых отношениях единственное утешение. Пусть все остается как есть.
        Лиза быстро оделась и, никем не замеченная, вышла из дома. Дымчатая голубизна неба предвещала ясный, погожий день, солнце уже золотило верхушки деревьев. Лиза быстро добралась до коттеджа. Там было тихо-тихо. Люк даже на ночь не запирал дверь, и Лиза нерешительно вошла внутрь. В комнате царил беспорядок, на столе стоял поднос с остатками ужина. Очевидно, Люк еще не вставал. Жаль было бы его будить.
        Лиза решила оставить записку и огляделась в поисках карандаша. У окна стоял мольберт, прикрытый покрывалом, и Лиза почувствовала жгучее желание взглянуть на начатую работу, но не решилась. Взяв на столе лист бумаги и карандаш, она набросала несколько слов: «Прости, с портретом придется подождать до понедельника. Лиза».
        Когда она вернулась домой, Брэд принимал душ. Лиза привела в порядок постель и уже хотела поправить занавеси, неаккуратно отброшенные мужской рукой, но испуганно замерла - окно выходило на подъездную дорогу.
        - Хорошо прогулялась? - спросил Брэд, появляясь в дверях.
        Лиза медленно повернулась к нему. «Скажи ему, - шептал внутренний голос, - скажи ему о Люке».
        - Откуда ты знаешь, что я гуляла? - Голос не слушался ее.
        - Я видел, как ты возвращалась по дороге. - Он медленно закурил. - Похоже, ты торопилась, - подчеркнул он. - Мне показалось, тебе не терпится вернуться ко мне.
        - Думай как хочешь. - Она пыталась скрыть волнение под маской равнодушия, в его глазах что-то сверкнуло.
        - Мне хочется так думать, а теперь подойди и пожелай мне доброго утра.
        Интуиция подсказывала Лизе, что, если она этого не сделает, он все равно ее заставит. Она медленно подошла к мужу, положила руки ему на плечи и быстро поцеловала в щеку.
        - Достаточно? - осторожно спросила она, увидев его кривую усмешку.
        - Ладно, принимаю… Хотя ночью ты была менее сдержанна. - Он засмеялся, заметив, как она вспыхнула. - Зачем краснеть? Мы же женаты.
        Лиза отстранилась от мужа.
        - Я попросила Банни приготовить завтрак пораньше. Ты сможешь встретиться с Джоном Джеффрисом, как только он придет. Он хочет поговорить с тобой.
        - Ну, тогда пойдем вниз, - охотно согласился он.
        Джон Джеффрис прибыл в четверть девятого и все утро обсуждал с Брэдом план работ на следующую неделю. Лиза не была приглашена. Она бесцельно бродила по дому, потом разыскала Алисию на веранде.
        - Пусть Брэд сегодня всем управляет, - сказала свекровь. - Тебе полезно отдохнуть.
        - Я не устала, мне нравится чем-нибудь заниматься. Это дает ощущение востребованности.
        Алисия, задумчиво помолчав, спросила:
        - А просто быть женой Брэда - это не дает тебе такого ощущения?
        - Это другое, - поспешила Лиза с ответом. - Нортоны живут здесь, в Фарли, уже пять столетий, Брэд - неотъемлемая часть многовековой истории рода. Он любит свой дом.
        - Такая привязанность удивила тебя, но ты решила разделить с ним это чувство. У моего мужа была одна страсть, которую я плохо понимала… Ради своей работы Мэтью был готов бросить все и нестись куда угодно. Быть мировым судьей большая ответственность для многих мужчин, но Мэтью этого было мало. Все случаи, которые он рассматривал, становились для него личным делом. Он пристально следил за судьбой людей, которых приговорил к тюремному заключению. После их освобождения часто помогал им устроиться на работу. Многие, правда, вскоре брались за старое. А он оставался добрым, порядочным человеком. Можно сказать, гуманистом.
        Мне же было непонятно, почему я-то должна страдать из-за нужд тех, кто даже не заслуживал помощи. - Она помолчала, опустив глаза на свои белые прозрачные руки. - Я знала, что он любит меня. Но этого было мало. Мне хотелось владеть каждой частицей его существа, чтобы быть абсолютно удовлетворенной. - Она посмотрела своей невестке прямо в глаза. - Не делай такой же ошибки, девочка моя. В мужчине есть такие глубины, которых женщине никогда не достичь. Мудрая женщина это поймет и извлечет максимум из того, что имеет.
        Лиза задумалась над вопросом: если женщина ничего не имеет, что тогда?
        Вскоре Алисия задремала, и Лиза вернулась в дом, надеясь найти себе какое-нибудь занятие. Брэда и Джеффриса было не видно. Электрик сказал, что они где-то наверху. Лиза прошла в кабинет и просмотрела планы и чертежи, с чувством удовлетворения отметив, как много уже сделано. Если повезет, они успеют все закончить до холодов.
        Изучая планировку помещений первого этажа, Лиза машинально производила подсчет метража. Вдруг она нахмурилась: что-то не сходилось. Она перепроверила свои данные - результат тот же. Неужели Брэд ошибся, не учел разницу внешних и внутренних промеров. Даже если сделать скидку на толщину стен и перекрытий, полтора метра повисали в воздухе.
        Лиза мысленно просмотрела все комнаты, размышляя, где же могли потеряться эти метры. Точно не гостиная, здесь ничего не перестраивалось. В столовой стены обшиты панелями, возможно, под ними скрыты какие-то выступы или ниши.
        Библиотека! В начале семнадцатого века она сильно пострадала во время пожара, позже была восстановлена. Может быть, именно тогда устроили тайник. В бурные годы Реформации это было насущной необходимостью.
        Лиза оправилась в библиотеку и внимательно осмотрела камин и книжные полки, задняя стенка которых крепилась к панелям. В ней росла уверенность, что именно здесь скрыта тайна. Надо искать!
        Лиза внимательно изучила способ крепления полок. Она вытаскивала книги, ощупывая края панелей. Возможно, она и ошибалась: ее усилия ни к чему не привели. Она пыталась простучать стены, но и эта операция ничего не дала.
        Но как тогда объяснить разницу в метраже? Лиза задумчиво обвела глазами комнату. По обе стороны камина располагались секции книжных полок, над ними вплоть до потолка стена была покрыта панелями… Дальше… Стоп! Знак! Это она и искала.
        В те далекие годы войн и переворотов остро не хватало строительных материалов, зачем же тогда была сделана деревянная обшивка всей поверхности стены, даже за полками?
        Лиза подошла к секциям с книгами и начала поиски. На второй полке слева она наконец увидела нечто, что повергло ее в трепет. В том месте, где полка соединялась со стеной, Лиза обнаружила едва заметную, толщиной в волос, щель. Невооруженным глазом ее невозможно было заметить, но кто ищет, тот всегда найдет. Лиза поняла, что передвигать полки нет смысла, нужно искать механизм, который приведет в движение искусно спрятанную дверь.
        На поиски ушло полчаса. Наконец! Деревянное обрамление полок было украшено резным орнаментом. Лиза пробежала чуткими пальцами по выпуклым деталям, нажимая на канавки и прорези. Она ждала какого-то неуловимого движения, скрытой вибрации. Поиск увенчался успехом: один из лепестков шестого цветка неожиданно подался с легким щелчком в сторону. С бешено бьющимся сердцем Лиза мягко потянула за полку, и вся конструкция тяжело заскрипела, открывая темный проем. Пахнуло сыростью и плесенью. Лиза брезгливо смахнула паутину и с трепетом ступила в потайную комнату.
        Перед ней открылось тесное помещение площадью примерно в три квадратных метра. Пыль густым слоем лежала на полу, никем не потревоженная за много столетий. В одном углу стояли два каменных горшка. Лиза взяла в руки один из сосудов и подумала, что человек, который прикасался к нему в последний раз, умер триста лет тому назад. Здесь скрывались преданные трону роялисты, когда солдаты Кромвеля обыскивали дом. Каково им было здесь находиться целые дни напролет, тревожно прислушиваться к звукам и знать, что в случае обнаружения тайника погибнут все - и хозяева дома и они сами.
        - Боже! Как ты это нашла? - раздался изумленный голос Брэда у нее за спиной.
        Вырванная из мира грез, она быстро повернулась к мужу.
        - Это… чистая случайность, - ответила она, не желая объяснять, что сумела заметить нечто, что пропустил он сам. - Я изучала планы и нашла несоответствие между внутренними…
        - И внешними замерами, - закончил он за нее. - Я заметил этот факт, когда чертил план, потом в суматохе забыл. - Он подошел ближе и заглянул в камеру. - Но как ты поняла, где надо искать? Почему ты решила, что это в библиотеке?
        - Озарение. - Лиза все еще держала в руках сосуд. - Их использовали для хранения воды и пищи, как ты думаешь?
        - Возможно, - согласился он и взял у нее горшок. - Интересно, сколько верных слуг короля нашли здесь убежище, пока Кромвель не изгнал Сару Нортон и ее детей из Фарли, обрекая их на нищету.
        - Ты не говорил мне, что дом был фактически конфискован. - Лиза горела желанием узнать все подробности. - Какой ужас для бедной женщины. А что случилось с ее мужем?
        - Он был убит на войне, но Сара свято чтила идеалы, во имя которых он погиб. Позже ей разрешили вернуться в Фарли, но от обширных владений осталась лишь малая часть, остальное распродали, здания разграбили.
        - Но во время правления Карла II что-то должно было измениться к лучшему, - размышляла Лиза. - Нортон из Фарли погиб за корону. Карл II был в долгу перед вдовой и сиротами.
        Брэд сухо улыбнулся:
        - Верность и преданность, дитя мое, оставались в те дни без вознаграждения. У короля были более важные задачи, чем забота об обездоленном дворянстве. К счастью для семьи, бедствия и невзгоды не сломили Сару. Она навела порядок в своем маленьком хозяйстве. Естественно, былого богатства нельзя было вернуть. Следующие поколения семейства распродали остатки земель. Теперь мы владеем несколькими гектарами угодий, шестью фермами, прибавь к этому небольшой доход от туристов - вот на эти средства и существует Фарли. Да, еще рента за коттедж.
        Так Брэд впервые упомянул коттедж. У Лизы появилась возможность рассказать о своем знакомстве с арендатором, Но слова застревали в горле. Она потрогала обшитые досками стены тайника.
        - Видимо, пришлось выравнивать пустоты. Вот была работенка передвигать камин на целых полтора метра! Что испытывала Сара, когда круглоголовые обыскивали эту комнату?
        - Она была в ужасе, я думаю, - ответил Брэд. - Ей грозила смерть, если бы удалось доказать, что она давала приют роялистам. Сара была исключительно храбрая женщина. Редко встретишь мужчину, жена которого бы, рискуя собственной жизнью, мстила за его смерть. - Его голос звучал необычно. А что бы ты сделала на ее месте, Лиза? Ты бы продолжила дело мужа или выбрала более легкий путь, смирившись с потерей?
        Она смело посмотрела в серые глаза:
        - А ты как думаешь?
        - Я думаю, ты боролась бы до последнего во имя человека, которого любила. Хотел бы я знать, способна ли ты на такую любовь, какая жила в сердце Сары?
        Лизу пронзила мучительная боль.
        - Не знаю, не часто человек способен любить другого больше себя самого. - Внезапно она почувствовала, что потеряла ко всему интерес. Она выбралась из камеры и прошла мимо мужа. - Уже поздно, ты пил кофе?
        - Давным-давно. Мы думали, ты пошла погулять, и потеряли счет времени. Я слышал, ты любишь надолго исчезать. - Он вернул книжные полки на место и обернулся к жене. - Ты куда, Лиза? Ты себе тоже нашла тайное убежище, где можно спрятаться от меня и от Фарли?
        Неужели он догадался о коттедже? Если бы так и было, он не ходил бы вокруг да около, а спросил бы прямо.
        - Ты как-то сказал, что я не смогу от тебя убежать, - ответила она тихо. - Ты был прав, я не могу. Память об этой трагикомедии, которую мы разыгрываем, будет преследовать меня до конца жизни.
        - Какая трагикомедия? - резко спросил он. - Нравится тебе это или нет, но мы супруги со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        Она гордо вздернула подбородок:
        - А когда ты охладеешь ко мне?
        Он помолчал и ответил усталым голосом:
        - Что бы ни случилось, развода не будет, не сомневайся. Прошу тебя, переоденься к обеду. С нами будет Стюарт.

        Глава 11

        Появление доктора Стюарта Адамса несколько разрядило обстановку за столом. Он был старым другом Мэтью Нортона. Тихий, неприхотливый человек с вечно озабоченным лицом, он зимой и летом ходил в одном и том же твидовом костюме.
        Ему вечно не хватало времени. Даже когда выпадала свободная минутка, как сейчас, он нервничал, куда-то торопился и поглядывал на часы.
        Алисия была потрясена Лизиным открытием, и лишь врач сумел убедить ее отложить осмотр тайной комнаты до вечера.
        - Вы устали, - заявил он твердо. - Если эта дыра в стене библиотеки существует уже триста лет, она никуда не испарится за пару часов.
        - Хочу поговорить с вами обоими, - сказал врач тоном, не терпящим возражений, как только миссис Нортон удалилась.
        - О моей матери? - уточнил Брэд, и тот кивнул.
        - Да, об Алисии. О, не волнуйтесь, нет причин для беспокойства. Я вас обрадую, ей стало гораздо лучше. Брэд, ты помнишь, восемнадцать месяцев назад мы приглашали специалиста и он сказал, что ее общее состояние не позволяет провести операцию.
        - Да, - встревожился Брэдд, - я помню.
        - Так вот, она значительно окрепла за последние несколько недель… С тех пор… - он улыбнулся Лизе, - как ты привез жену в Фарли. Но все равно я бы хотел пригласить Саммерса для консультации.
        Брэд с надеждой и мольбой смотрел на врача.
        - Если оперативное вмешательство станет возможным, поможет ей это?
        - Операция значительно продлит ей жизнь и повысит ее качество, - объяснил Стюарт: - Даже если Саммерс только намекнет на такую возможность, я бы советовал не откладывать и рискнуть. В ее нынешнем состоянии всегда существует опасность повторного инфаркта, его последствия будут печальными. Твоя мать сильная духом женщина, Брэд, но тело ее изношено. Замена поврежденного клапана позволит ей начать новую жизнь.
        - А без операции… Если не будет очередного приступа?
        Врач помолчал.
        - Трудно точно предсказать развитие событий. В начале года она, казалось, сдалась, потеряла волю к жизни. Сейчас… Что ж, от апатии и депрессии не осталось и следа. Она отчаянно мечтает о внуках, так страстно, что усилием воли может заставить себя жить и ждать. Но, даже в лучшем случае, без операции она - инвалид и должна будет контролирован, каждый свой шаг, каждое движение.
        - Понятно. - Брэд поставил чашку на стол. - Вы ей об этом говорили?
        - Еще нет. Хочу услышать мнение Саммерса, прежде чем ее обнадеживать.
        - А вдруг она испугается, что состояние ее ухудшается, раз вы пригласили специалиста? - спросила Лиза, забыв о волнении, в которое ее ввергло упоминание о внуках. Она думала лишь о больной женщине, одиноко лежавшей в своей комнате.
        . - Мы объявим, что Саммерс должен прийти для обычного контрольного осмотра.
        - Когда бы он мог подъехать? - спросил Брэд.
        - Я взял на себя смелость позвонить ему сегодня и назначить встречу. Он будет здесь в среду в два часа. - Доктор поднялся. - Ну, мне пора, у меня вызов в Скиптоне.
        Лиза проводила Стюарта в холл, Брэд ушел за шляпой и сумкой доктора.
        - Вы верите в результат операции? - спросила Лиза.
        - Не мне принимать окончательное решение, но я считаю, операция необходима и возможна. - Он задумчиво посмотрел на Лизу. - Кстати, вы что-то бледны, мало едите… Не заскочить ли вам в клинику на проверку? - Глаза доктора лукаво сверкнули.
        - Это ничего, пройдет, слишком жарко. - Лиза с трудом улыбнулась. - Все чахнет, когда солнце так печет. Я не привыкла к такому. - Словно пытаясь защититься от неведомой опасности, она обхватила себя руками.
        - Ну, может быть, все и так, - согласился Стюарт. - Но лучше провериться, это не повредит. - Он похлопал ее по плечу и повернулся к Брэду, который принес его вещи. - Спасибо, будет великолепно, когда исчезнет вся эта грязь и неразбериха и не придется прятать вещи в чистое место.
        - Это утверждение Банни поддерживает всем сердцем. - Брэд улыбнулся. - Но с неизбежным надо мириться. Мастера на славу поработали, нам больше не придется этим заниматься.
        - Я думаю, что за такие деньги они просто обязаны были поработать на славу. Мне кажется, здание следовало передать государству и перебраться куда-нибудь. - Доктор был непреклонен. - И для вашей матери было бы удобнее.
        - Это ваше мнение или ее? - спросил Брэд.
        - Конечно мое, Алисия так же привязана к этим развалинам, как и ты. - Он нахлобучил шляпу. - Мне пора, опаздываю. Увидимся в среду. Брэд, сообщи как-нибудь поаккуратнее матери о визите Саммерса. Я сам не хочу ее волновать.
        - Я буду в кабинете, - сказал Брэд Лизе, когда они проводили доктора. - Передай Банни, что я выпью чай там. Мне надо поработать. - Он ушел не оглянувшись.
        Лиза почувствовала безмерную усталость, будто шквал эмоций обрушился на нее и не осталось больше ни чувств, ни сил.

        Шли дни. Брэд все время проводил в кабинете, выходил, только чтобы поесть. Предоставленная самой себе, Лиза бродила по дому и парку, читала, отдыхала. Она пребывала в каком-то болезненном оцепенении. Ей стоило огромного труда, например, подняться со скамейки и пройти в дом на обед или ужин.
        В воскресенье позвонил Рик. Взяв трубку, Лиза размышляла о том, когда же он попросит денег. Ничего у него не выйдет, своих у нее почти нет, помочь брату ей нечем.
        Но Рику не нужны были деньги.
        - Я звоню с Кингс-Кросс, - сообщил он, - еду на север.
        - Да? - Смысл сказанного наконец дошел до нее. - Ты что, едешь сюда?
        - Нет, я нашел работу в Ньюкасле. - Он, поколебавшись, добавил: - Лиза, тебе это не понравится, но я буду работать на парня, который открывает казино. Это то, чем я хочу заниматься, в перспективе возможно партнерство в деле. Я понимаю… - Он осекся и спросил подозрительным голосом: - Ты смеешься?
        Лиза смеялась, но не от радости. Рик строил свое будущее по-своему. Она ему больше не нужна. Никому не нужна.
        - Что ж, это твоя жизнь, Рик. Не мытьем, так катаньем.
        Он помолчал, явно сбитый с толку.
        - Ты очень изменилась, Лиза, верно? Когда-то ты бы все сделала, чтобы заставить меня передумать. Ты даже не будешь перечислять преимущества моей предыдущей работы?
        - Включая возможность заглянуть в чужой сейф, - язвительно сказала она и тут же пожалела об этом. - Прости, я не должна была так говорить.
        - Все в порядке. - Он ничуть не обиделся. - Все правильно. Не волнуйся, больше такое не повторится. Одного раза достаточно.
        - Да. - Лиза не знала, что еще сказать. У них не было ничего общего. - Желаю удачи на новом поприще. Надеюсь, тебе повезет.
        - Спасибо, - произнес он с явным облегчением. - Передай привет свояку, - сказал он, как всегда, легкомысленно. - И намекни, что когда-нибудь я, возможно, отдам ему долг.
        - Он не возьмет, - ответила она сухо. - Но я передам.
        Она застыла, удивляясь, что не скучает по брату. Как хорошо, что не надо больше беспокоиться о нем. Если его заинтересует работа в казино, он не будет рисковать своим положением и подавит в себе страсть к игре.
        Внезапно она почувствовала, что рядом кто-то есть, и, резко обернувшись, увидела Брэда.
        - Ты меня напугал, - сказала она, побледнев.
        - Естественно. С кем ты сейчас разговаривала?
        - С Риком, с кем же еще. - Лизу смутил его тон, холодный блеск глаз.
        - Ну, не знаю. - Он подошел и схватил ее за плечи. - Ты давно ходишь к Люку Йэлланду?
        Она спросили первое, что пришло в голову:
        - Откуда ты знаешь?
        Брэда буквально трясло от гнева.
        - Как обычно мужья узнают о таких вещах? Я пошел в коттедж, чтобы поговорить с ним о необходимом ремонте. Его не было, но на мольберте стоял портрет - твой!
        Лиза затрепетала:
        - Брэд… это не то, что ты думаешь. Он же мне в отцы годится.
        - Но он все еще достаточно привлекателен для женщин. - Его голос звенел металлом. - Я спрашиваю, как долго ты туда ходишь?
        - Семь-восемь недель, - с трудом выговорила она.
        Брэд со свистом набрал воздух в легкие.
        - Так долго? Ты тайно встречаешься с мужчиной уже несколько недель, а я должен верить, что все это совершенно невинно. Ты, наверно, считаешь меня идиотом!
        - А вы с Фелицией меня кем считали? - Она вспыхнула, отбросив все попытки скрыть свою обиду. - Люк - друг, просто друг… замечательный человек, но только друг. А что ты скажешь о Фелиции?
        - Друг… ни один мужчина не смог бы проводить с тобой столько времени и не думать о сексе.
        - Тебе это трудно понять. - Голос Лизы дрожал, но гнев и боль делали ее неумолимой. - Ты судишь Люка по своим меркам, но он не такой, как ты… Он хороший и добрый… и…
        - Он полная противоположность мне, ты это хочешь сказать. - Его плечи уныло опустились, в глазах потух огонь. - Ты влюблена в него?
        - Нет! - воскликнула она решительно. - Разве я могу, когда… - Она запнулась, увидев, как изменилось выражение его лица.
        - Когда - что?! - Он крепче сжал ее плечи. - Что ты хочешь сказать?
        Лиза поняла, что больше нельзя играть в молчанку и вставать в позу. Она подняла голову и посмотрела на него в упор.
        - Когда вся моя любовь принадлежит тебе, тебе одному, - четко проговорила она, и мужество покинуло ее. Лиза уткнулась лицом в широкую мужскую грудь и жалобно попросила: - Пожалей меня, будь ко мне добрым.
        - Лиза, - простонал Брэд. - Господи, Лиза!
        Он подхватил ее на руки и отнес в кабинет.
        Лиза не пыталась возражать, когда он с ней на руках опустился в кресло, и с готовностью подставила ему губы.
        Больше не надо сопротивляться, и одно она знает точно: что бы ни случилось, она никогда не покинет его. Брэд - вся ее жизнь.
        - Ничего не говори, - попросила Лиза, закрыв ладошкой ему рот. - Я знаю, ты не любишь меня. Но это уже не важно.
        - Я не люблю тебя? - Он встряхнул ее. - Глупенькая! А о чем же я, по-твоему, толкую последние пять минут? Конечно же, я люблю тебя!
        Она судорожно вздохнула и, прижав руку к шее, в изумлении уставилась на мужа:
        - Но ты же сам сказал, что не был в меня влюблен, когда делал предложение.
        - Ну, не был… так сильно, как сейчас. Я хотел тебя, нуждался в тебе, но по-настоящему полюбил в тот день, когда привез тебя домой и ты сказала, что мечтаешь видеть Фарли в целости и сохранности. - Он привлек Лизу к себе, губами прикасаясь к ее волосам. - Дорогая, настоящая любовь, такая, как у нас, рождается не сразу, надо познать человека как личность. Вот почему брак - рискованное мероприятие, ведь только совместная жизнь выявляет особенности каждого.
        - О, Брэд. - Она вздохнула. - Почему ты не объяснил мне все это в нашу брачную ночь. Столько ненужных мучений!
        - Ты не хотела слушать. Ты требовала однозначный ответ: да или нет. Я мог бы наговорить всего, но я был слишком зол, чтобы лукавить.
        - Ты часто на меня сердился последнее время, - сказала она капризно, а он заулыбался.
        - Точно, но строптивость и упрямство - неотъемлемая часть женщины, которую я люблю, я не хочу, чтобы ты менялась. Но иногда ты доводишь меня до бешенства. Кстати… - Он внимательно посмотрел на жену - Фелиция… Что ты навыдумывала?
        - Я думала, ты с ней встречаешься. - Лиза покраснела, глядя мужу в глаза. - Зная, что ты делал ей предложение, я…
        - Зная - что? - Он чуть не задохнулся от возмущения. - Господи, неужели она тебе такое говорила?
        - Это ложь?
        - Да, вечные интриги. - Он замолчал, но всем своим видом показывал, что Фелиция получила бы взбучку, окажись она в этот момент поблизости. - Был как-то разговор о браке, но это была ее инициатива, не моя. Она случайно узнала об условии завещания, видимо, видела копию у меня на столе, и предложила свою помощь в обмен на половину наследства.
        - Понятно. - Радость затопила Лизу, но было еще кое-что, что требовало разъяснений. - Ты бы принял ее предложение, если бы не было другою выхода?
        Он был в нерешительности.
        - Возможно, - честно признался он. - Я так отчаянно нуждался в деньгах, что готов был жениться на женщине, к которой, кроме презрения, ничего не испытывал. Фелиция обладает красотой, но хищно использует ее для достижения своих целей. Я привез тебя в Фарли, и это означало для нее не только потерю денег, это был страшный удар по самолюбию.
        Лиза мягко сказала:
        - Это гордость определила твою манеру поведения с ней после нашей…
        - После брачной ночи, которой у нас не было? Он усмехнулся. - Да, гордость. Я не хотел чтобы она догадалась, насколько удачными оказались ее тактические маневры, хотя я мог вывести ее на чистую воду. Еще есть вопросы? - Серые глаза загадочно мерцали.
        - Только один. Где ты был в пятницу после работы?
        - Я на машине доехал до своего заветного места в Малэмдейле и просто сидел и думал. Мне надо было побыть одному, подальше от дома и тебя, разобраться в себе и решить, что делать с нашими отношениями. Я с ума схожу по тебе, Лиза. Я хочу тебя всю, целиком, на меньшее я не согласен. - Он провел пальцем по ее мягким губам. - Я думал: если не добьюсь твоей любви, то сделаю так, чтобы ты не могла меня бросить. Я понял, что есть один способ этого добиться - дать тебе ребенка. Я надеялся, это сблизит нас. - Брэд в задумчивости посмотрел на жену. - Неплохая идея, да? Ты ведь любишь детей, Лиза?
        - Теперь уже поздно об этом размышлять. - Она с улыбкой наблюдала, как удивление на его лице сменилось пониманием, глаза загорелись страстью.
        Спустя некоторое время, продолжая ласкать губами ее нежную шею, Брэд спросил:
        - Ты давно знаешь?
        - Месяц назад я не была еще уверена, доктор Адамс вчера подтвердил мою догадку.
        - Целый месяц ты молчала…
        - Я не могла, Брэд, я даже себе боялась в этом признаться. Я думала, ты меня не любишь, и все теряло смысл. Мне казалось нечестным обрекать ребенка на жизнь в такой семье.
        - А сейчас? - спросил он.
        Лиза наклонилась, и их губы встретились.
        - Сейчас я чувствую, у меня есть все - твоя любовь и твой ребенок. - Она посмотрела в окно: солнце щедро дарило свет и тепло имению Фарли. Что еще нужно женщине?
        - Не будем останавливаться на достигнутом. - Брэд крепко обнял свою возлюбленную. - Это только начало, любовь моя.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к