Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Торп Кей: " Невеста На Миллион " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста на миллион Кей Торп

        # Жизнь порой совершает невероятные повороты. Джина Сэкстон неожиданно узнает, что она богатая наследница. Ей завещано миллионное состояние, вот только, чтобы получить наследство, необходимо выполнить одно маленькое условие - выйти замуж.
        Что получится, если молодая девушка выйдет замуж по расчету за привлекательного мужчину?

        Кей Торп
        Невеста на миллион

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Джина представляла его совсем по-другому. Она не думала, что он будет таким молодым и вызывающе привлекательным. Россу Харлоу на вид было чуть за тридцать, не больше. Густые темные волосы, безукоризненно подстриженные, обрамляли его дерзкие скулы. Загорелое лицо, широкие плечи, сильные руки. Роскошный костюм сидел точно по фигуре.
        Росс тоже оценивающе оглядел ее с ног до головы, его серые глаза блестели. Джина собрала всю волю в кулак, чтобы просто протянуть руку для приветствия. От прикосновения его пальцев по спине девушки пробежали мурашки.
        - Как дела у… дедушки? - спросила она.
        - Как и следовало ожидать, - ответил Росс. Он взглянул на одинокий чемодан, который стоял на тележке для багажа. - Это все?
        - В мои планы не входит задерживаться здесь надолго, - произнесла Джина. - Меня бы вообще сейчас тут не было, если бы родители не уговорили меня приехать.
        - Мило с их стороны.
        - Они хорошие люди, - ответила девушка. В ее зеленых глазах загорелись искорки.
        - Уверен, что это так и есть, - с холодной вежливостью кивнул Росс. - Машина ждет.
        Он подхватил ее чемодан и быстрым шагом направился к выходу, Джина едва поспевала за ним. Его поведение оставляло желать лучшего, но девушка вполне могла понять его чувства. Она была гораздо ближе к роду Харлоу, чем он - человек, носящий эту фамилию.
        Лимузин, припаркованный в зоне для особо важных персон, был длинным и черным. Из машины вышел шофер, одетый в униформу, и открыл перед Джиной дверь. Девушка проскользнула внутрь, чувствуя себя как настоящая королева. Это был совершенно иной мир. Мир, о котором она даже не мечтала.
        Росс сел рядом с ней и нажал на какую-то скрытую кнопку, стеклянная панель отделила их места от водительского сиденья.
        - Я полагаю, вы не родной моему деду, - осторожно начала Джина.
        Росс кивнул, тряхнув своими темными волосами.
        - Когда моя мать вышла замуж за Оливера, мне было четырнадцать лет, а моей сестре - девять. Он дал нам свою фамилию.
        - Ваш настоящий отец не возражал?
        - Он умер. Моя мать вдова.
        - Простите.
        - Не нужно извиняться. Оливер был хорошим мужем ей и отличным отцом для меня и Роксаны.
        - Лучшим, чем для собственной дочери, - грустно усмехнулась Джина. Она отрицательно покачала головой, когда Росс хотел что-то сказать. - Я знаю, что она рано умерла. Письмо, которое Оливер написал мне, все объясняет. Он настоял на том, чтобы Дженни, моя мать, бросила меня, как только я родилась. Его тогдашняя жена, моя бабушка, умерла через год после того, как мою мать сбила машина. Через два года он женился на твоей матери.
        Росс молчал некоторое время и поглядывал на Джину с любопытством.
        - Кажется, тебя это все не очень беспокоит.
        - Я не вижу никакого смысла в том, чтобы оплакивать что-то, что произошло двадцать пять лет назад, - ответила девушка. - Мои родители чудесные люди. Они любят меня как родную дочь.
        - А если бы ты узнала, что тебя удочерили, прежде чем получила письмо от Оливера, ты, должно быть, заинтересовалась бы тем, кто твои настоящие родители.
        - Все может быть, - согласилась Джина. - Но я бы никогда не стала разыскивать их, чтобы увидеться. Мы переехали в Англию, когда мне было всего несколько месяцев, поэтому меня не беспокоят какие-либо воспоминания.
        Росс по-прежнему с интересом разглядывал девушку. У нее были светлые волосы медового оттенка, которые делали удивительно выразительными ее зеленые глаза. А, кроме того, маленький прямой носик и нежные губы.
        - Однажды я видел фотографию Дженни. Ты очень на нее похожа.
        Джина почувствовала легкий укол в сердце.
        - Ты знал, что у нее был ребенок? - спросила она.
        - Я узнал об этом, только когда Оливер сказал мне, что включил твое имя в завещание, - ответил Росс, покачав головой.
        - Наверное, это стало для вас настоящим шоком.
        - Конечно, - согласился он.
        - Я здесь не для того, чтобы заявлять о своих правах, если тебя это волнует, - гордо произнесла Джина. - Я более чем удовлетворена тем, что у меня уже есть. Большего мне не надо.
        - У тебя свой магазин одежды?
        - Он мой лишь наполовину, - ответила она, удивившись такой осведомленности. - Конечно, он не идет ни в какое сравнение с империей Харлоу, но мне этого достаточно, чтобы твердо стоять на ногах. Однажды я даже останавливалась в одном из отелей, принадлежащих семье Харлоу, - добавила она. - Очень мило.
        - Делаем для этого все возможное. Но сейчас ты будешь жить в нашем доме.
        - Твоя мать не против?
        - Нет, насколько мне известно, - улыбнулся Росс.
        - Ты тоже живешь там? - поинтересовалась Джина.
        - Я живу в пентхаусе в нашем отеле в Беверли-Хиллс.
        - Холостяцкая берлога?
        - С чего ты решила, что я не женат? - Росс одарил ее любопытным взглядом.
        - У незамужних женщин особое чутье в таких вопросах.
        - А ты сама так и не встретила того, за кого хотела бы выйти замуж? - На сей раз, улыбка задержалась на его лице надолго.
        - Я, как и ты, предпочитаю независимость, - ответила девушка. - По крайней мере, на данный момент.
        Аэропорт остался позади, машина ехала по шоссе. Со всех сторон их окружал город, Лос-Анджелес. Город, в котором она родилась. Джине до сих пор трудно было принять это.
        - Куда мы едем? - спросила она.
        - Малхолланд, - Росс махнул рукой куда-то вперед. - Оливер предпочитает жить за чертой города, подальше от смога.
        - Ты всегда называешь его по имени?
        - Он сам так хотел. Во всяком случае, от меня. Роксана зовет его отцом.
        - Как твоя сестра восприняла все эти новости?
        - Плохо. Она привыкла быть единственной любимицей в семье. - Некоторое время Росс изучающе смотрел на девушку. - А ты не такая, как я себе представлял, - неожиданно заметил он.
        - Это хорошо или плохо?
        - Посмотрим, - ответил он, усмехнувшись.
        Джина, обрадовавшись разрядившейся атмосфере, немного расслабилась. Последние дни она пребывала в постоянном напряжении. Ей предстояла первая встреча с умирающим дедом. Она должна с этим справиться. Оливер писал, что все, чего он хочет, - это увидеть ее перед смертью, услышать, что она простила его. Джина выполнит его желание, хотя, быть может, это будет не совсем искренне с ее стороны.
        Дом, к которому они подъехали, был такой огромный, что мог бы вместить дюжину семей. Стены из белого камня были озарены поздним солнечным светом, с террасы открывался потрясающий вид на город.
        Навстречу им, приветливо улыбаясь, вышла женщина. Это была Элинор Харлоу, жена Оливера.
        - Сразу видно, что ты дочь Дженни! - воскликнула она, обнимая Джину. - Спасибо, что приехала. Это так много значит для моего мужа! Он горько сожалеет, что вел себя так все эти годы. Если бы ты только могла простить его…
        - Я уже простила, - заверила ее Джина. - Поэтому я сейчас здесь.
        - Где он? - спросил Росс.
        - Он спит. - Лицо женщины омрачилось. - Ему весь день ужасно нездоровилось…
        - Он поправится. Он всегда был сильным. - Голос Росса звучал уверенно. - А сейчас Джина, наверное, хочет отдохнуть.
        - Пойдем, я покажу тебе твою комнату, - кивнула девушке Элинор.
        Джина последовала за ней вверх по витой лестнице, чувствуя на себе пристальный взгляд Росса. Она с облегчением вздохнула, когда они свернули в галерею.
        - Красивый дом, - произнесла она. - И такой огромный!
        - Он еще не слишком большой по сравнению с другими домами в Беверли-Хиллс, - ответила Элинор, улыбаясь. - Вот мы и пришли. Надеюсь, тебе будет удобно.
        Спальня была размером с квартиру Джины. На возвышении в центре комнаты стояла кровать, убранная шелковым покрывалом. Комната была обставлена с исключительным вкусом.
        - Обед в восемь, - добавила Элинор, - но я могу попросить, чтобы тебе принесли что-нибудь, если ты голодна.
        - Нет, нет, - заверила ее девушка. - Я поела в самолете. Я первый раз летала первым классом. Не уверена, что смогу когда-нибудь еще сесть в «эконом», - рассмеялась она.
        - Сомневаюсь, что тебе придется снова сделать это, - улыбнулась Элинор. - Спускайся, когда будешь готова. Мы будем на верхней террасе.
        Джина закусила губу, заподозрив, что ее шутка была неправильно понята. Она приехала сюда не за финансовой поддержкой, а затем, чтобы воздать дань уважения умирающему, вот и все. Ей не хотелось становиться частью того мира, в котором жили эти люди. В действительности, чем быстрее она вернется к своей обычной жизни, тем лучше.
        Свалившееся на нее как гром среди ясного неба письмо Оливера стало потрясением, как для нее, так и для ее родителей. Он писал, что обращается к ней только потому, что не может спокойно умереть, пока не убедится, что исправил то зло, которое причинил ей. Джина не хотела ехать, но воспитание не позволило ей отказать умирающему.
        В начале восьмого Джина спустилась из своей комнаты. В доме чувствовалась приятная прохлада, а на террасе, наоборот, было очень жарко, несмотря на раннюю весну. По всей территории были расставлены шезлонги с зонтиками.
        На одном из кресел в одиночестве сидел Росс Харлоу. Закинув ноги на соседний шезлонг, он неспешно потягивал какой-то напиток. Увидев Джину, он вежливо встал.
        - Оправилась после перелета?
        - В общем, да, - сообщила Джина. - Хотя в Англии сейчас должно быть только три часа утра.
        - Всегда лучше побыстрее привыкнуть к разнице во времени, - сказал он. - Что ты будешь пить?
        - Чай, пожалуйста.
        Росс подал знак человеку, который стоял возле двери, выходящей на террасу.
        - Когда я смогу увидеть Оливера? - спросила Джина, решив не откладывать дела в долгий ящик.
        - Завтра утром. Сегодня он еще не готов встретиться с тобой.
        Прошло какое-то время, прежде чем Джина решилась произнести:
        - Сколько ему еще осталось?
        - Несколько недель. Может, больше. Может, меньше, - ответил Росс, и глаза его потухли. - Но он не унывает. Надеюсь, в твои планы не входит довести его до инфаркта раньше времени.
        - Конечно, нет. - Девушка старалась, чтобы ее голос прозвучал уверенно. - Я не хочу предъявлять никаких претензий. Через пару дней я собираюсь вернуться домой.
        С минуту Росс изучающе смотрел на Джину, а затем произнес:
        - Ты чертовски далеко ехала ради пары дней.
        - Не вижу ничего особенного. Я уже говорила, что ни на что не претендую, а лишь выполняю свой долг. Так что можешь не беспокоиться, все достанется тебе!
        - Думаешь, это все, что меня интересует? - Подбородок Росса вздернулся, а губы вытянулись в тонкую линию.
        - Я полагаю, что ты готовился стать единственным обладателем всего этого, - сказала она спокойно. - Вряд ли тебе удастся убедить меня, что ты с радостью поделишься со мной.
        - Я не собираюсь ни в чем убеждать тебя. - Его голос был полон льда.
        - Можно к вам присоединиться или вы предпочитаете спорить один на один? - спросила Элинор Харлоу, незаметно приблизившись к ним. - Должна сказать, что для людей, которые встретились несколько часов назад, вы не теряли времени даром, а сразу сцепились! - улыбнулась она.
        Оглянувшись в сторону Росса, Джина поймала ироничный взгляд его серых глаз. То, что он не поверил ни единому ее слову, было очевидно. Что ж, скоро Росс поймет, что она говорила правду. Через два дня она отсюда уедет.
        - Он достает тебя, так ведь? - спросила Элинор девушку.
        - Ну… - Джина выдавила улыбку. - Кажется, он думает, что я обманываю, говоря, что меня не интересует какая-либо финансовая помощь с вашей стороны.
        - Должна признать, что ты ведешь себя весьма необычно, - задумчиво проговорила Элинор. - Большинство людей, оказавшись в подобном положении, рьяно берутся за получение личной выгоды.
        - Я - не большинство. Естественно, я сожалею, что не знала мою родную мать, но я отлично жила с моими родителями. Я люблю их больше, чем кого-либо в этом мире. И мне не нужна за это компенсация.
        - Скорее всего, ты расстроишь такими словами своего дедушку, - произнесла Элинор. - У него полно планов на твой счет.
        - Тогда, боюсь, ему придется от них отказаться.
        Росси пристально смотрел в зеленые глаза Джины. В его взгляде было странное выражение. Девушка кивнула в его сторону:
        - Можешь думать что хочешь.
        - Расскажи мне о себе, - продолжала Элинор. - Я знаю только, что ты окончила университет и сейчас у тебя собственный бизнес, но я хочу побольше узнать о тебе. У тебя есть молодой человек?
        - Нет, - честно ответила Джина. - Я сама себе хозяйка!
        - Ну, это ненадолго. Ты очень красивая.
        - По голливудским меркам я вряд ли бы вошла даже в первую десятку! - рассмеялась Джина.
        - Если бы ты увидела всех этих голливудских красавиц без косметики, то, скорее всего, была бы шокирована, - парировала Элинор. - Макияж при верном освещении способен творить чудеса. Я не преувеличиваю.
        Джина снова рассмеялась. Ей все больше нравилась Элинор. В отличие от Росса Харлоу.
        - Кстати, Росс, - Элинор оживленно повернулась к сыну. - Возьми как-нибудь Джину с собой на студию. Сэму будет только приятно.
        - Судя по тому, что Джина сказала мне, она не собирается задерживаться здесь надолго, - ответил он.
        - Полагаю, я успею посмотреть студию, - быстро откликнулась девушка. - Мне может никогда больше не представиться шанс посетить настоящую киностудию. Конечно, если ты очень занят…
        - Думаю, я смогу выкроить для этого время, - ответил Росс, вздохнув. - Я договорюсь о встрече. Что ж, идемте обедать?
        Обед подали на другой террасе, расположенной позади дома. Все было приготовлено великолепно, и Джина наслаждалась бы вкусной едой, если бы не раздражающее присутствие Росса. Девушка постоянно ловила на себе внимательный взгляд его серых глаз, и кусок не шел ей в горло.
        - Когда я смогу увидеть Роксану? - спросила Джина, чтоб хоть как-то поддержать разговор.
        - Когда она вернется из Сан-Франциско, - ответил Росс. - Если она вернется до того, как ты уедешь.
        - Перестань нападать на девушку, - укорила его мать. - Она уедет, когда захочет. - Элинор посмотрела на Джину. - Думаю, тебе следует пойти в свою комнату и хорошенько отдохнуть. Завтра будет новый день.
        - Ты снова читала «Унесенные ветром», - прокомментировал ее сын. - Раз уж на то пошло, мне тоже пора ехать. Он встал, посмотрел на Джину и произнес: - Я сообщу тебе, когда поедем на студию.
        - Хорошо, - ответила девушка. Она слишком устала для того, чтобы придумывать какую-то колкость. - Тогда спокойной ночи.
        - Спокойной ночи.
        Джина проводила его взглядом. С удивлением она отметила, что внутри у нее что-то дрогнуло - Росс был очень привлекательным мужчиной, пожалуй, самым привлекательным среди всех, с кем Джина общалась раньше.
        Забудь об этом, подумала девушка. Сексуальное влечение в такой ситуации просто немыслимо.
        - На самом деле он не такой жесткий, как может показаться сначала, - произнесла Элинор, наблюдая, как Джина смотрит на ее сына.
        - Я в этом не сомневаюсь, - улыбнулась девушка и прикрыла рот рукой, зевнув. - Давайте поговорим об этом завтра. Сейчас я даже думать неспособна.
        - Сможешь сама найти свою комнату? - спросила Элинор. - Или мне проводить тебя?
        - Нет, нет, все в порядке. - Джина сейчас больше всего на свете хотела остаться одна. Она улыбнулась милой женщине. - Увидимся утром.
        Девушка обошла дом и легко нашла свою комнату. Кровать так и приглашала ее ко сну. Джине пришлось приложить немалые усилия, чтобы заставить себя умыться, прежде чем рухнуть в постель.
        Несмотря на то, что она смертельно устала, сон не шел. В голове кружились разные мысли. В семье родителей никогда не было недостатка в деньгах. Ее приемный отец был директором компании, мать написала несколько книг, которые хорошо распродавались, их дом был не хуже других. Но все же они жили не в таком мире, в каком жили Харлоу. Может, она одна из них по крови, но она никогда бы не выбрала для себя такую жизнь. Пусть все достанется Россу.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Кроме некоторых трудностей с речью и скованности движений, не было никаких признаков, что в теле Оливера Харлоу поселилась разрушительная опухоль. В свои шестьдесят пять он неплохо выглядел.
        - Ты и есть дочь Дженни, - произнес он хриплым голосом. - Я не могу выразить словами, как важно для меня, что ты приехала, Джина. Что ты простила меня за все, что я сделал.
        - Думаю, лучшее, что мы оба сейчас можем сделать, - выбросить все это из головы, - произнесла она. А затем, стараясь говорить бодро, добавила: - У вас такой огромный дом! Я только сейчас начинаю немного ориентироваться. Утром мы с Элинор плавали вместе в бассейне. Это так здорово!
        Оливер улыбнулся, а затем внимательно посмотрел девушке прямо в глаза.
        - Как вы поладили с Россом?
        Джина сказала как можно более спокойно:
        - Как на пожаре. Он мужчина с характером.
        - В этом весь Росс, - ответил Оливер с ноткой удовлетворения в голосе. - Я распознал его нрав еще тогда, когда ему было четырнадцать. Конечно, он не унаследовал это от меня, но мне нравится думать, что я сыграл не последнюю роль в его воспитании.
        Они сидели на террасе под одним из широких зонтиков. Элинор присоединилась к ним, с любопытством поглядывая то на мужа, то на Джину.
        - Ну, как у вас дела?
        - Я думаю, что все в порядке, - ответил Оливер. - Согласна, Джина?
        - Конечно. - Она подумала, что сказать что-либо другое в этой ситуации было бы неуместно.
        - Росс звонил пару минут назад, - продолжала Элинор. - Он договорился о поездке на киностудию. На сегодня. Глава этой студии, Сэм Уолкер, - старый друг семьи.
        - Если быть честной, мне не очень-то интересна эта поездка, - призналась Джина.
        - Ну, если уж Росс потрудился договориться об этой встрече, тебе лучше поехать, - улыбнулся Оливер. - Во сколько он собирается быть здесь?
        - Через полчаса. Сначала он отвезет тебя на ланч, - обратилась Элинор к Джине. - Он передал, чтобы ты не беспокоилась по поводу того, что надеть. Тебе будет удобнее, если ты наденешь что-нибудь попроще.
        Джина постаралась воздержаться от сарказма.
        - Как мило с его стороны заботиться о моем комфорте. - И добавила неохотно: - Тогда я пойду и выберу что-нибудь. Не очень сложное…
        - С такой фигурой, как у тебя, ты можешь надеть мешок, и все равно будешь выглядеть прекрасно, - прокомментировал Оливер, явно чтобы доставить ей удовольствие. - Женщины из рода Харлоу во все времена отличались стройностью.
        Вернувшись в комнату, девушка начала перебирать свой скромный гардероб. Она остановила выбор на светлых джинсах и бежевой майке. Волосы она собрала в хвост. А в макияже ограничилась тушью для ресниц и помадой нежно-розового оттенка. Если Росс хочет чего-то попроще, именно это он и получит.
        Когда Джина спустилась, он уже ждал ее в холле. Росс тоже был в джинсах, которые сидели на нем как влитые. Хлопковая футболка, заправленная в них, обтягивала мускулистый торс.
        - Рад, что ты последовала моему совету, - прокомментировал он ее появление.
        - Очень тронута твоим вниманием к моему гардеробу, - съязвила Джина.
        На его лице промелькнула улыбка:
        - Считай это братской заботой.
        Сегодня утром что-то в нем изменилось, отметила Джина, когда они выходили из дома. Его взгляд, казалось, стал не таким жестким, как вчера. Может, он решил поверить ее словам о том, что ей ничего не нужно от его семьи. По правде говоря, Джина не думала, что его так сильно беспокоил финансовый аспект. Скорее, он больше переживал из-за того, что она унаследует часть империи Харлоу, бразды, правления которой он собирался взять в свои руки. Что ж, в этом отношении он тоже может быть абсолютно спокоен.
        Длинная темно-синяя машина с открытым верхом, припаркованная у дома, блестела на солнце. Это была настоящая «мужская» машина, мощная, агрессивная. Росс вежливо открыл перед Джиной дверь.
        Девушка почувствовала, как от близости с этим мужчиной по спине пробежали мурашки. Его руки были сильными и надежными. Интересно, что бы она почувствовала, оказавшись в его объятиях?
        Прекрати, одернула она себя, какого черта ты вообще думаешь об этом. Но мысль настойчиво крутилась у нее в голове.
        По пути они говорили мало. Джина наслаждалась открывавшимся видом. Беверли-Хиллс. Здесь живет так много знаменитых людей. Они проезжали мимо роскошных домов, принадлежавших звездам кино и шоу-бизнеса.
        - А ты кого-нибудь из них знаешь? - Джина не могла не спросить. Ее раздирало любопытство.
        - Некоторых знаю. Они такие же люди, как мы с тобой.
        Как он, может быть, подумала девушка; сама же она была далека от этого мира богатых людей. Ожидая, что они поедут на ланч в город, Джина удивилась, когда Росс въехал в широкие ворота, ведущие к большому зданию. Она поняла, что это отель, только увидев вывеску.
        - Так ты живешь здесь?
        Росс заехал на стоянку.
        - Вон там, наверху. Легче поесть здесь, чем пытаться попасть в какой-нибудь ресторан в центре города. Там сейчас полно народу.
        - Ты никогда не задумывался о том, чтобы купить собственный дом?
        - Слишком много мороки.
        Он остановил машину и привычным жестом бросил ключи молодому человеку в зеленой униформе. Джина вышла, когда служащий открыл перед ней дверь, и поспешила присоединиться к Россу.
        - Впечатляюще, - выдохнула она, стыдясь своего восхищения. - Это один из… скольких?
        - На сегодняшний день Харлоу принадлежат двадцать три отеля. В каком ты останавливалась?
        - В Нью-Йорке. Через друга в туристическом агентстве. Экономный маршрут плюс два дня в «Харлоу». Я не потратила много денег в магазинах на Пятой авеню, но все-таки совершила пару выгодных покупок.
        - Поездка стоила того?
        - Несомненно. По возвращении домой мои джинсы произвели фурор, а ведь я заплатила за них всего сорок долларов.
        - Я имел в виду обслуживание в отеле.
        Джина не изменилась в лице.
        - Как я уже говорила, там очень мило. Конечно, нас разместили в самых недорогих комнатах и еда не была включена, поэтому мы не…
        - Мы? - переспросил Росс с удивлением.
        - Ну да. Я была не одна.
        - И с кем же ты была?
        - С подругой. А что?
        - Да так, ничего. Кстати, нам лучше поторопиться, чтобы к двум добраться до студии. Сэм выделил для нас время. Он, конечно, знал Дженни. И с нетерпением ждет встречи с тобой.
        Отель оказался превосходным. Обширное фойе с мраморным полом было уставлено удобными кожаными диванами. Повсюду сидели люди, портье бегали с тележками, на которых развозили багаж. За стойкой из красного дерева, которая служила справочной, сидели три девушки, принимавшие гостей.
        Обычная жизнь богатых людей.
        - Кажется, бизнес процветает, - прокомментировала Джина.
        - Как и всегда. - Росс подозвал человека в темно-сером костюме. - Мы поедим в оранжерее.
        - Пирс приготовил для вас столик, - ответил мужчина. Он взглянул на Джину оценивающим взглядом.
        Далека от того типа девушек, с которыми обычно встречается босс, - Джине показалось, что она прочитала его мысли.
        Ресторан располагался немного дальше. Росс сразу направился через весь зал в сторону лоджии. Когда они занимали свои места, Джина почувствовала, что все взгляды устремились на них. Росса здесь наверняка знали все, и всем было интересно, что за спутница с ним. Джина чувствовала себя не очень уверенно.
        Перед ними возник метрдотель, и Росс заказал шампанского.
        - Мне не нужно, спасибо, - быстро среагировала Джина. - Я не люблю шампанское. Сок подойдет.
        - Принесите два, - кивнул Росс. - Я за рулем.
        - Зачем же ты заказывал шампанское, если ты на машине? - заметила она, когда метрдотель ушел.
        - Я просил его для тебя. - И добавил удивленно: - Ты единственная девушка из тех, что мне когда-либо встречались, которая не любит шампанское!
        - Значит, я не такая, как все, - хмыкнула Джина, пожав плечами.
        - Раритет, это точно, - улыбнулся Росс.
        - Прекрати смотреть на меня так, как будто я раздваиваюсь. - Джина не могла расслабиться под пристальным взглядом его серых глаз.
        - Вообще-то я думаю о том, как развлекать такую необычную девушку, - снова улыбнулся он.
        - Ты запутался в собственных представлениях о людях, - произнесла она с иронией.
        - Трудно найти вторую такую же в этом городе. Большинство стремится заработать побольше легких денег. Именно по этой причине мне трудно понять твое отношение к финансам. Оливер обеспечил бы тебя на всю жизнь.
        Зеленые глаза девушки смерили Росса холодным взглядом.
        - Поверь мне, я здесь не за этим. Если бы Оливер был в порядке, я бы вообще не приехала.
        - Но ты не могла отказать умирающему…
        Хотя Джина и не знала близко своего деда, ирония Росса заставила ее стиснуть зубы. Чтобы сдержаться, ей пришлось приложить немалые усилия.
        Им принесли напитки. Росс дождался, пока официант уйдет, а затем произнес:
        - Оливер не отпустит тебя с пустыми руками.
        - Боюсь, что у него не останется выбора. Мне нравится моя жизнь. Я не хочу ничего менять.
        - Ну, хорошо, я тебе верю! - сказал Росс, примирительно подняв руки. - Считаю, что ты сумасшедшая, но верю.
        - Вот и замечательно. - Джина взяла в руки меню в кожаной обложке. - Что ты мне посоветуешь?
        - Попробуй ягненка по специальному рецепту штата Колорадо. Это очень вкусно.
        Росс не преувеличивал. Ягненка подали со сладким перцем в качестве гарнира. Блюдо было совершенно потрясающим на вкус. От десерта Джина отказалась, ограничившись чашкой кофе.
        Они приехали на студию задолго до назначенного времени. Маленький и лысый, похожий на кого угодно, только не на миллионера, Сэм Уолкер в свои шестьдесят выглядел совсем неплохо. Он сообщил, что через десять минут у него встреча, но они могут и без него начать осмотр.
        - Дженни была замечательной девочкой, - сказал он. - Временами она, может быть, доставляла родителям проблемы, но не такие уж большие. У меня и самого три дочери, я знаю, как это бывает… У вас характерные для Харлоу черты лица, - заключил мужчина. - Вы бы хорошо смотрелись на экране. Я могу устроить для вас пробы.
        Джина рассмеялась, восприняв предложение настолько же несерьезно, насколько, как она была уверена, он его сделал.
        - Я не актриса.
        Сэм улыбнулся в ответ.
        - Вы редкая женщина, милая. - Он перевел взгляд на Росса. - Как дела у Оливера?
        - Держится, - ответил тот, пожав плечами.
        - Ему повезло, что он может положиться на тебя, Росс, чтобы держать дела компании под контролем. - Сэм посмотрел на часы. - Боюсь, что мне пора. Ты знаешь, куда идти, Росс. Чувствуйте себя как дома. Лишь только у меня выдастся свободная минутка, я зайду повидать Оливера.
        Росс взял Джину за руку, когда они направились на автомобильную стоянку через парк.
        - Мы воспользуемся электромобилем, - пояснил он.
        Студия была похожа на город в миниатюре, как показалось Джине. Здесь было даже собственное здание противопожарной безопасности. А также озеро, катер и макеты городских улиц.
        Они проезжали один из домиков, когда открылась дверь и оттуда вышла толпа людей. Росс остановил машину, когда от толпы отделилась красивая девушка и направилась в их сторону.
        - Подрабатываешь гидом? - спросила она, бросив на Джину оценивающий взгляд. - Не хочешь представить нас, дорогой?
        - У меня не остается выбора, - ответил Росс равнодушно. - Джина Сэкстон. Карин Трент.
        Внимание красавицы полностью переключилось на Росса.
        - Ты будешь в городе на следующей неделе?
        - Сомневаюсь, - ответил он.
        Пухлые губки казались слишком невинными для такой женщины. Из того, как вел себя Росс, Джина заключила, что интерес Карин был односторонним, но все же она могла и ошибаться. «Позвони мне», - попросила Карин.
        Она не стала дожидаться ответа, а направилась назад к своей группе, покачивая бедрами. На лице Росса не отразилось никаких эмоций.
        - Я видела ее в фильме «Пленник» в прошлом году, - осторожно начала Джина. - Она хорошо играла.
        - Это она умеет, - согласился он.
        - Ты с ней встречаешься?
        - К чему такой интерес?
        Росс приподнял бровь.
        - Просто я подумала, что у нее должна быть причина, чтобы испытывать чувство собственницы.
        - По твоим словам выходит, что каждая женщина, с которой я спал, имеет на это право?
        Джине потребовалось несколько секунд, чтобы найти достойный ответ.
        - По крайней мере, больше, чем те, с которыми ты не спал. В любом случае это не мое дело. Она очень красивая.
        - Не более чем многие другие.
        - Хочешь попробовать всех?
        Росс рассмеялся.
        - На всех мне и жизни не хватит. Тебе не следует беспокоиться за Карин. Она переживет.
        - Где-то в глубине твоего сердца живет бесчувственный эгоист, я ведь права? - спросила Джина резко.
        - Только в глубине? - В голосе Росса звучала ирония.
        Они вернули электромобиль на стоянку, и пересели в машину Росса.
        - Мне нужно заехать в офис. Это недалеко отсюда, - сказал он, сворачивая на шоссе
«Голливуд». Движение было затруднено, и они медленно двигались в потоке машин.
        - Ты еще не говорила со своими приемными родителями? - спросил Росс.
        - Звонила им сегодня утром, - отозвалась Джина. - Сказала, что вернусь в конце недели.
        - Сегодня уже среда, - заметил он. - Ты заказала обратный билет?
        - Нет. Но я не думаю, что с билетами в первый класс не возникнет проблемы. Когда я летела сюда, в самолете оставалось еще несколько свободных мест.
        - Обратное направление более загружено. Если ты настроена серьезно, тебе лучше заранее об этом позаботиться. Ты можешь позвонить в авиакомпанию из моего офиса.
        - Не можешь дождаться момента, когда избавишься от меня? - ехидно спросила Джина.
        Кажется, Росс даже не пошевелился.
        - Ты сама решила уехать.
        И, правда, пришлось признать Джине. Это первое, что она сказала ему. И даже повторила не один раз.
        - Я должна уехать. Меня ждут в субботу. Моя компаньонка начнет задавать вопросы, если меня не окажется в магазине в понедельник утром.
        - А почему вы решили открыть именно магазин одежды? - спросил Росс по прошествии нескольких минут. - Должен сказать, ты могла бы заняться чем-нибудь получше.
        - Это довольно прибыльный бизнес.
        - Все равно.
        - Хватит, - огрызнулась Джина. - Это мой выбор и моя жизнь.
        То, как Росс пожал плечами, дало понять, что он потерял всякий интерес к данной теме. Джина украдкой смотрела на мужественный профиль, думая о том, что никогда не признается, что совершила ошибку, когда занялась торговлей. Барбара увлекла ее своим энтузиазмом и сделала своим партнером так быстро, что Джина даже обдумать все толком не успела. Дела у них идут довольно успешно, но это совсем не то, на что Джина хотела бы потратить свою жизнь. Проблема в том, что Барбара не в состоянии выкупить ее долю, а у самой Джины не хватает средств, чтобы начать новое дело.
        У тебя может быть все, что захочешь, посетила девушку внезапная мысль. Там, в глубине подсознания, она не могла причинить никакого вреда.
        С шоссе они выехали на широкую автостраду, ведущую в центр города. Джина и ожидала увидеть роскошное здание, в котором работали главы империи Харлоу, но от вида огромной стеклянной башни у нее просто дыхание перехватило.
        Они поднялись на восьмой этаж, и попали в шикарную приемную Росса. Пол здесь был покрыт мягкими коврами, кожаная мебель в бежевых и нежно-розовых тонах. Картины же, висящие на стенах, наверняка были оригиналами. Женщина, которая сидела за столом, сама как будто сошла с холста.
        - Я не думала, что вы сегодня появитесь, мистер Харлоу! - воскликнула она.
        - Я ненадолго, Пенни. Ничего важного, - заверил ее Росс. - Нужно кое-что посмотреть.
        Пройдя приемную, он повернул направо и вошел в первую дверь, которая вела в огромный кабинет с потрясающим видом из окна на город и горы Санта-Моники.
        - Присаживайся, - предложил он Джине, указав на одно из мягких кожаных кресел. - Это не займет много времени. - Сам он подошел к столу и привычным жестом включил компьютер.
        - Одно движение руки - и все готово, - прокомментировала Джина, наблюдая, как он просматривает документы. - Что бы мы делали без компьютеров?
        - Облегчает работу даже лучше, чем хорошая секретарша, - отозвался Росс. - Но Пенни все же необходима.
        - Она очень привлекательна.
        - Ну и что? - Его глаза не отрывались от экрана. Услышав звонок телефона, он достал мобильный из кармана. - Харлоу, - ответил Росс. - О, приветствую! Что?.. - Он замолчал, меняясь в лице. - Мы будем там. Немедленно выезжаем.
        Джина вскочила и подошла к нему.
        - Что случилось?
        - Оливер, - ответил он взволнованно. - У него случился сердечный приступ. Они сейчас на пути в больницу.
        То, как они лавировали по дороге среди машин, могло разве что присниться в страшном сне. Джина вжалась в кресло, моля Бога, чтобы все обошлось. Сегодня утром она провела со своим дедом не более получаса и не хотела, чтобы этим все ограничилось.
        Росс всю дорогу молчал, скованный печалью. Неудивительно, что он испытывал такие чувства к человеку, который заменил ему отца.
        Наконец они добрались до больницы. Элинор уже была там. Она вышла к ним навстречу и прошептала:
        - Его больше нет.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Джине показалось, что на похоронах присутствовало полгорода. Бледная, но спокойная, Элинор принимала соболезнования. Девушка восхищалась ее мужеством.
        Джина встретилась взглядом с Россом, его ободряющая улыбка успокаивала. Все последние дни он был надежной опорой для своей матери. Он занимался всеми приготовлениями и говорил с нужными людьми. Даже сам сообщил эту новость сестре. А когда Элинор отчаянно нуждалась в сочувствии, рядом всегда оказывалась Джина. Она исполняла роль, которую, несомненно, должна была играть дочь Элинор. Но Роксана этого не оценила.
        Сестра Росса выглядела печально, но это не мешало ей оживленно беседовать с Сэмом Уолкером. Черный костюм делал ее выше, а тонкая талия выглядела еще изящнее. Девушка была очень красива, но, по представлениям Джины, красоту эту омрачала по-мужски жесткая линия губ.
        Роксана ясно дала Джине понять, какие чувства к ней испытывает. «То, что Джина внучка Оливера, не дает ей больших прав на его имущество», - заявила она.
        Джина не стала спорить. Зачем? Росс принес бокал с янтарной жидкостью и протянул его девушке.
        - Выпей, - скомандовал он. - Выглядишь так, как будто как раз это тебе и нужно.
        Чего на самом деле сейчас хотелось Джине, так это оказаться у себя дома. Но если это невозможно, виски тоже подойдет. Она взяла бокал из его рук и одним глотком осушила половину. Алкоголь обжог ей горло.
        - Крепко, - запоздало предупредил Росс. - Это настоящее столетнее виски. - Он некоторое время молча глядел на девушку. - Спасибо, что ты поддержала маму.
        - О, нет проблем, - заверила его Джина. - Если бы могла, я бы сделала для нее больше.
        - Когда уйдут гости, ей станет намного тяжелее. Особенно сегодня. Так что я собираюсь остаться.
        - Хорошо. - Джина почувствовала облегчение, узнав, что ей не придется коротать вечер в компании Роксаны.
        - А завтра огласят завещание, - продолжил Росс.
        - Неужели, это так срочно? - удивилась она. - Я думала, с такими вещами не принято торопиться.
        - В общем, да. Но не в нашем случае. Это формальность, которую нужно пережить. - Несколько секунд он молча смотрел на нее, а потом неожиданно произнес: - Должен принести тебе свои извинения. Я был груб с тобой, когда ты только приехала.
        Ее зеленые глаза встретились с его серыми. Джина старалась не выдать своих чувств.
        - Ничего страшного, я понимаю.
        Росс указал на незанятый диван, стоящий недалеко от них:
        - Почему бы нам не присесть на несколько минут. Это был долгий день.
        Джина не могла с этим не согласиться - у нее все тело ломило от усталости. Росс взял две чашки кофе с тележки, на которой прислуга развозила еду и напитки, поставил их на низкий столик, расположенный перед диваном, и сел рядом с девушкой.
        - Так лучше, - произнес он.
        - Намного, - согласилась Джина и оглядела просторную, роскошно обставленную гостиную. - Думаешь, твоя мать останется жить здесь?
        - Я уже задавал себе подобный вопрос, - отозвался Росс. - Ей лучше было бы снять квартиру, где ее окружала бы другая обстановка. Но готова ли она к таким переменам? Все годы с Оливером она прожила в этом доме.
        Джина украдкой поглядывала на Росса, восхищаясь его мужественной фигурой, которую удачно подчеркивал черный костюм, и выразительными чертами его лица.
        - Роксана останавливается здесь, когда приезжает в город? - спросила девушка, чтобы отвлечься.
        - Когда ей это удобно. - В его голосе появились жесткие нотки. - Роксана всегда поступает так, как ей удобно.
        - Это слова не очень-то любящего брата.
        - Братья и сестры не всегда ладят. Мы живем очень разной жизнью…
        Люди начали понемногу расходиться. Росс поставил чашку на столик и поднялся.
        - Пойду прощаться с гостями.
        Пока все не разошлись, Джина отдыхала на террасе, размышляя над тем, что сказал Росс о своей сестре. Похоже, что он не очень-то любит Роксану. Должно быть, между ними произошло что-то, чем было вызвано такое отношение. Однако какая ей разница? Через день-два она уедет и сможет оставить все эти события в прошлом.
        Она знала, что это будет нелегко. Росс произвел на нее слишком сильное впечатление, чтобы просто выбросить его из головы. Уже в тот момент, когда увидела его впервые, она знала, что именно так все и получится. И что ни к чему хорошему это не приведет.
        Когда Джина вернулась в дом, ее встретила Роксана со стаканом в руке. Она смотрела на девушку, не скрывая своей неприязни.
        - Тебе сейчас все равно нечем заняться, - пропела она. - Почему бы тебе не заказать билет домой?
        - Я уже сделала это, - холодно ответила Джина. - Это первое, о чем я позаботилась сегодня утром.
        - Почему же ты не улетаешь сегодня вечером?
        - Я устала.
        - Ты надеешься, что моя мать собирается попросить тебя остаться! - Милое лицо Роксаны исказилось от гнева. - Не думай, что я не заметила, как ты подлизывалась к ней все это время!
        - Я делала то, что на самом деле должна была делать ты, - огрызнулась Джина.
        - Я не нуждаюсь в том, чтобы ты указывала мне, как себя вести.
        Но кто-то же должен поставить тебя на место.
        - Что здесь происходит? - спросил Росс, незаметно приблизившись к ним. Он смотрел то на одну, то на другую в ожидании ответа. - Итак?
        - Я просто посоветовала девушке начать собираться домой, вот и все, - произнесла его сестра.
        - Предоставь Джине возможность самой решить этот вопрос, - заявил Росс твердо. - Ты знаешь, у нее больше прав оставаться здесь, чем у любого из нас.
        - Что за чушь ты несешь!
        - Это неважно, - вставила Джина прежде, чем Росс успел ответить, и поднялась с кресла. - Я, пожалуй, пойду переодеться.
        - Хорошая мысль, - отозвался он. - Оливеру, наверное, не понравилось бы, что мы все в черном. Он всегда был на стороне ирландцев, которые не надевают траурную одежду на поминки. - Росс посмотрел на сестру и спросил равнодушно: - Ты планируешь остаться?
        Джина предоставила им разбираться друг с другом. О чем бы они ни спорили, ее это не касается. Войдя в свою комнату, Джина постояла немного, чтобы прийти в себя. На часах было шесть вечера, а это значило, что она провела на ногах почти одиннадцать часов.
        Холодный душ помог ей расслабиться. Джина - переоделась и спустилась вниз. В гостиной ее ждал Росс.
        - Выпьешь чего-нибудь? - спросил он.
        - Я бы не отказалась от апельсинового сока.
        - Хочешь сохранить ясность ума? - Его улыбка была теплой и успокаивающей.
        - Просто еще не отошла от виски, которым ты меня угостил, - улыбнулась в ответ Джина. - Твоя мама спустится?
        - Скоро. - Он протянул ей стакан. - Роксана не будет ужинать с нами. Она решила, что в центре города найдутся куда более привлекательные места.
        - Она всегда была такой?.. - спросила Джина, помолчав немного.
        - Эгоисткой? - Он пожал плечами. - Насколько я помню, с детства. То, что Оливер стал нашим отцом, ни капли не изменило ее. Он так старался сделать все, чтобы она приняла его, что исполнял любой каприз этой упрямой девчонки.
        - А тебе он тоже потакал?
        - У него не было в этом необходимости. Мы с самого начала почувствовали расположение друг к другу. Оливер всегда хотел иметь сына. Может быть, если бы ты родилась мальчиком… - Он не закончил и лишь вздохнул: - Но ведь теперь мы все равно этого не узнаем, так?
        Прежде чем Росс снова заговорил, прошло некоторое время.
        - Ты была просто ангелом, посланным нам с небес, в эти дни. - В его голосе слышалась благодарность. - Не думай, что я преувеличиваю.
        - Я не сделала ничего особенного, - запротестовала девушка.
        - Ты была рядом с моей матерью, когда ей нужна была поддержка, какую может оказать только женщина. Ты помогла ей выговориться, а не будь тебя, она замкнулась бы в себе. Если бы Роксана… - Он снова запнулся, покачав головой. - Что теперь говорить?
        Джина не задала вопроса, который вертелся у нее на языке. Ей нет до этого никакого дела. Ее общение с членами этой семьи закончится завтра. Так должно быть.
        Она напоминала себе об этом на протяжении всего вечера. Ужин не был долгим. Измученная Элинор почти не прикоснулась к еде и быстро ушла в свою комнату.
        - Думаю, я и сама сегодня отправлюсь спать пораньше, - произнесла Джина, вставая.
        - Останься еще ненадолго, - попросил Росс мягко. - Мне не нравится сидеть за столом в одиночку.
        Взглянув в его серые глаза, Джина села обратно.
        - Наверное, это тяжело, - вздохнула она, - всю неделю сохранять спокойствие.
        - Должен признать, что да, - ответил он, слегка улыбнувшись.
        - Я никогда не могла понять, почему мужчины считают, что они должны скрывать свои чувства.
        - Так уж мы устроены. - Он помолчал немного, а затем сменил тему: - Какой была твоя первая реакция, когда ты получила письмо от Оливера?
        - Я не поверила, - сообщила девушка. - Была уверена, что это какая-то ошибка.
        - Это повлияло на твое отношение к Сэкстонам?
        - Конечно, нет. Быть родителями значит больше, чем просто дать тебе жизнь. Они замечательные люди.
        - А они в состоянии помочь тебе выйти из твоего бизнеса и начать новое дело?
        Пораженная, Джина молчала некоторое время.
        - С чего ты взял, что я хочу уйти из дела? - спросила она.
        - Интуиция, - ответил Росс, пожав плечами. - Ты не хотела говорить о бизнесе и отзываешься о своей партнерше не очень-то хорошо.
        - Этого мало, чтобы сделать такие выводы.
        - Но ты не можешь этого отрицать.
        Зеленые глаза немедленно вспыхнули гневом, когда встретились с упрямым взглядом проницательных серых глаз.
        - Хорошо, я не могу отрицать. И я полагаю, мои родители были бы в состоянии помочь мне, 'если бы я попросила их об этом. Но это моя ошибка, и я сама с ней разберусь.
        - Ты просто исключительная, ты знаешь это? - сказал Росс нежно.
        Джина почувствовала, как что-то задрожало у нее внутри, когда он встал и медленно, но уверенно подошел к ее стулу. Она не сопротивлялась, когда он поднял ее со стула, а, оказавшись в его объятиях, не думала ни о чем, кроме этого мгновения.
        Сначала он был нежен, его губы скорее искали, чем требовали, пробуждая страсть, закипающую в девушке с каждой секундой. Если быть честной, это было именно то, чего Джина ждала всю неделю. То, чего она ждала с того самого момента, как впервые увидела его. Сейчас ничего больше не имело значения, только желание, чтобы он был рядом, целовал ее. Он чувствовал то же самое, это было очевидно. По крайней мере, в это мгновение.
        Когда он подхватил ее на руки и отправился в ее комнату, она чувствовала себя немного беспомощно, но это длилось недолго. Осознания того, что он рядом, касания его рук, таких сильных и уверенных, запаха его туалетной воды было достаточно, чтобы забыть обо всем на свете.
        Целуясь, они медленно раздевали друг друга. Росс остановился на мгновение, оглядывая обнаженное тело девушки на шелковых простынях, он пробежал глазами всю ее, с ног до головы. Его дыхание прерывалось от страсти.
        - Ты очень красивая, - прошептал он.
        Он лег рядом с ней, опершись на локоть, чтобы видеть ее лицо, кончиками пальцев пробежал вдоль шеи девушки, спустился в ложбинку на груди, а затем с нежностью коснулся ее живота. Джина дрожала от желания, ее разум помутился, контроль был полностью утерян.
        Губами Росс прикоснулся к ее напрягшемуся от возбуждения соску и слегка прикусил его. Джина застонала и, запустив руку в его густые, темные волосы, привлекла его к себе.
        Когда они слились воедино, она уже почти изнемогала от наслаждения. Она никогда раньше не испытывала такого. Но Росс не терял контроля над собой, его движения были уверенными и умелыми. И вот он и сам, наконец, дошел до той точки, когда уже не мог более сдерживать себя, и они закружились в мощной волне страсти.
        Прошло некоторое время, прежде чем они смогли пошевелиться. Еще никогда в жизни Джина не чувствовала себя такой обессиленной.
        - Было чего ждать, - промурлыкал Росс на ушко Джине.
        - Ждать? - переспросила она расслабленно.
        - Я мог бы сделать это еще в тот день, когда ты только приехала сюда.
        Некоторое время Джина молчала, как будто обдумывая такую возможность.
        - У меня не возникало впечатления, что ты хочешь оказаться со мной в постели, - прошептала она лениво.
        Он основа рассмеялся низким грудным смехом и поцеловал ее в шею, чуть ниже уха.
        - Я и не собирался.
        - Потому что был уверен, что я здесь исключительно ради наследства?
        - Что-то вроде того. Между словами «желание» и «доверие» чертовская разница.
        - Но сейчас ты веришь мне?
        - После того, как ты вела себя в последние дни, я не могу иначе, - ответил он нежно. - Без тебя мама не перенесла бы всего этого.
        - Но ведь у нее есть ты. Ты был бы рядом.
        - Я уже говорил тебе, что не смог бы заменить ей женской поддержки.
        Он снова поцеловал ее, теперь уже в губы, горяча ее кровь и пробуждая желания. Джина отбросила все мысли, которые крутились у нее в голове, когда возбуждение вновь охватило ее. Какими ни будут последствия, уже поздно говорить «нет».
        Когда Джина очнулась от сна, чувствуя приятную истому во всем теле, солнце стояло уже высоко в небе. Росс, конечно, уже ушел. Ничего другого она и не ожидала.
        Прошлой ночью Джина совершила ужасную ошибку, и теперь ей предстоит за нее расплачиваться. Что ж, тем тяжелее будет отъезд.
        Джина была уверена, что для Росса все пройдет безболезненно. Прошлой ночью ему нужна была женщина, а она оказалась поблизости. Удовольствие, которое он получил, занимаясь с ней любовью, он мог получить и с любой другой женщиной.
        Когда Джина спустилась, она не обнаружила ни Росса, ни его сестры. Она съела тост на завтрак и выпила кофе, а затем отправилась искать Элинор. Женщина отдыхала у бассейна.
        - Почему бы тебе не присоединиться ко мне? - пригласила она.
        - Мне нужно собрать вещи, - ответила Джина. - Я звонила в аэропорт. Мой рейс сегодня в десять пятнадцать вечера.
        - Ты не можешь уехать, - резко вскочила Элинор. - Сегодня будет зачитано завещание Оливера. Я же говорила, что у него были планы на твой счет.
        Джина опустилась на соседний шезлонг.
        - Я действительно хотела бы, чтобы он не вносил мое имя в завещание. Я не за этим приехала, - тихо сказала она.
        - Знаю. Я говорила Оливеру о том, что ты чувствуешь. - Элинор покачала головой, усаживаясь рядом. - Но он не придал значения моим словам. Завещание было переписано еще до того, как ты приехала сюда. Он не сказал точно, что оставил тебе, но я уверена, что с этих пор ты будешь путешествовать только первым классом. Если ты откажешься, - добавила она, - это будет равносильно тому, что ты плюнешь ему в лицо.
        Джина закусила губу.
        - Это ставит меня в двусмысленное положение.
        - Просто прими его последнюю волю. - Элинор слабо улыбнулась. - Неужели деньги для тебя воплощение зла?
        - Нет, - пришлось признать Джине. - Я просто не…
        - Не хотела, чтобы кто-то из нас видел в тебе хищницу, - закончила за нее Элинор, как будто прочитав ее мысли. - Оливер убедился, что в тебе поистине течет кровь Харлоу, поверь мне. Тот факт, что тебе ничего от него не нужно, только доказывает, что он в тебе не ошибся. Сначала у Росса были сомнения на твой счет, но ты и его убедила в своей искренности.
        - Но только не Роксану.
        - Боюсь, что Роксана видит в тебе угрозу собственному благосостоянию, - вздохнула Элинор. - Но это не должно тебя беспокоить. Без сомнения, Росс возьмет на себя ответственность за дела компании. Оливер всегда этого хотел. Единственное, на чем он настоял, - это чтобы империя не меняла названия, поэтому он дал моим детям свою фамилию. Я не могла родить ему наследника, - ответила Элинор на немой вопрос Джины. - Оливер знал это, когда женился на мне. Он плохо обошелся с тобой и Дженни - никто не станет этого отрицать, - но во многом он был замечательным человеком.
        - Я уверена в этом, - ответила Джина мягко. - Он действительно очень сильно любил вас.
        На глазах женщины мгновенно появились слезы.
        - Я тоже его очень любила. Именно поэтому больше всего на свете я хочу, чтобы его желания исполнились.
        Джина поняла, что у нее не остается выбора.
        - Хорошо, - произнесла она, вздыхая. - Во сколько огласят завещание?
        - В два.
        - Тогда я не вижу причин откладывать свой отъезд. Я успею на самолет.
        - Я была бы тебе очень признательна, если бы ты смогла остаться еще ненадолго, - попросила Элинор. - Ты единственная, с кем я могу выговориться.
        Снова двусмысленное положение, печально подумала Джина. Если она будет настаивать на отъезде, то подведет Элинор, а если останется, Росс решит, что она усмотрела в событиях прошлой ночи нечто большее, чем просто секс. Ее имя в завещании и без того делало достаточно странными все ее уверения.
        - Хорошо, - ответила Джина, не оставляя себе времени на раздумья. - Я только позвоню своей компаньонке.
        Она оставила Элинор у бассейна и вернулась в дом. Ближайший телефон был в гостиной. Джине сразу удалось дозвониться до Барбары.
        - Тебя нет уже больше недели, - сказала та. - Насколько ты еще планируешь задержаться?
        - На два-три дня, - пробормотала Джина. - Уверена, ты отлично справишься без меня. В любом случае я сообщу, как только узнаю точную дату отъезда.
        Положив трубку, девушка повернулась и увидела Роксану, которая стояла в нескольких метрах от нее. Судя по тому, как она была одета, сестра Росса только что вернулась из ночного похода по увеселительным заведениям.
        - Хорошо провела время? - спросила Джина прежде, чем та открыла рот.
        - Очень, если тебя это так интересует. - Роксана готова была разорвать ее на куски. - Если ты наивно полагаешь, что останешься здесь… ты ошибаешься!
        - Это действительно так тебя заботит? - холодно парировала Джина. - У меня такое впечатление, что это дом твоей матери.
        Не в первый раз девушка пожелала, чтобы ничего этого не происходило, чтобы ее дед оставил все как есть. Ведь это его проснувшаяся совесть перевернула жизнь Джины с ног на голову.
        Утро подошло к концу. Ни брат, ни сестра не явились на ланч.
        - Росс уехал в офис, - сообщила Элинор. - Роксана, видимо, еще спит после бурной ночи. - Женщина вздохнула и покачала головой. - Я на самом деле не знаю, что с ней станет, если она будет вести такой образ жизни. Она моя дочь и, конечно, я люблю ее, но бывают такие моменты, когда она меня очень беспокоит.
        Женщина не произнесла больше ни слова, всем своим видом показывая, что и так сказала лишнее. Джине очень хотелось ободрить ее, но, если бы она сказала что-то хорошее о Роксане, это была бы ложь, и ничего более. Роксана - избалованная стерва, других слов для нее у Джины не нашлось.
        Росс появился через несколько минут после нотариуса, который должен был огласить завещание, и, извинившись за опоздание, присоединился к остальным собравшимся в библиотеке. Джина упорно старалась смотреть вперед, когда он занимал место неподалеку от нее, но его пристальный взгляд смущал ее.
        Сначала нотариус огласил список имен, вошедших в завещание, включая прислугу. Затем обслуживающий персонал попросили покинуть помещение на время, пока будет зачитана основная часть завещания. Слушая казавшийся бесконечным список пожертвований и благотворительных взносов, Джина смогла сделать вывод, что названные суммы были незначительной потерей для семьи Харлоу.
        Когда, наконец, подошли к списку членов семьи, Джина услышала недовольный голос Роксаны:
        - Ну, наконец-то!
        - Моей приемной дочери Роксане, - прочитал нотариус, - я завещаю сумму в миллион долларов на содержание. Моей любимой жене, Элинор, я завещаю…
        - Несчастный миллион! - Роксана вскочила, сверкая глазами. - Он не мог так со мной поступить!
        - Заткнись и сядь на место! - рявкнул Росс. - Ты должна быть благодарна, что он вообще не вычеркнул тебя. Еще одно слово, и ты вылетишь отсюда вон, - предупредил ее брат, когда она уже собиралась разразиться очередной гневной тирадой.
        - Моей любимой жене, Элинор, - повторил нотариус, когда Роксана уселась на место, - я оставляю все свои сбережения и вещи.
        Он остановился, как будто собирался с силами, не отрывая глаз от открытой перед ним страницы.
        - Принадлежащую мне компанию я завещаю в равных долях моему приемному сыну Россу Харлоу и моей внучке Вирджинии Сэкстон, при условии, что они сочетаются браком. Если это условие не будет выполнено, завещаю распродать компанию по частям с молотка.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Казалось, что эта тишина продлится вечно.
        Джина чувствовала себя так, будто ее ударили кирпичом по голове.
        Первой способность говорить обрела Роксана.
        - Такого я не потерплю, - взвизгнула она! - Я получила какой-то паршивый миллион, а эта - половину компании! Росс, как ты можешь терпеть это!
        - А что ты хочешь, чтобы я сделал? - спросил он подозрительно спокойно.
        - Мы можем оспорить завещание. Он был не в своем уме!
        - Не смей так говорить! - закричала Элинор. - Оливер знал, что делает. По венам Джины течет кровь Харлоу. У нее есть права на наследство!
        Джина с трудом нашла в себе силы говорить, при этом она старалась смотреть Россу в глаза.
        - Я не знала, что так случится. Я вообще не знала, что мое имя внесено в завещание, пока твоя мать не сообщила мне об этом сегодня утром.
        - Я тоже знала только то, что мне сказал Оливер, - вставила Элинор. - А он не упоминал никаких подробностей. Но это не значит, что мне эти требования кажутся беспричинными, - добавила она поспешно.
        Роксана с сомнением посмотрела на мать.
        - Ты что, тоже спятила?
        - Не говори с матерью в таком тоне! - рявкнул Росс. - Очевидно, Оливер хотел, чтобы его внучка была обеспечена. Конечно, я не ожидал, что он зайдет так далеко, но уверен, что мы сможем все как-нибудь уладить.
        - Как, например? - ошеломленно думала Джина. Как ее дедушка мог так поступить с Россом? Как он мог так поступить с ней, раз уж на то пошло?
        Росс посмотрел ей в глаза.
        - Думаю, нам нужно поговорить. Не здесь. Наедине.
        Джина хотела сказать, что нет никакого смысла обсуждать то, чего не может быть, но что-то удержало ее от такого поступка. Она машинально поднялась со своего места и последовала за Россом в другую комнату. В ушах Джины все еще звенел полный презрения голос Роксаны.
        Росс привел ее в кабинет и предложил присесть. Сам он остался стоять, облокотившись на угол стола. Глядя на него в этот момент, Джина могла с трудом поверить в то, что между ними что-то было прошлой ночью.
        - Я не… - начала она, но запнулась, когда Росс покачал головой.
        - Тебе не нужно ни в чем меня убеждать. Ты так же удивлена, как и любой из нас. Я не хочу спорить с желаниями Оливера, только с формой их выражения. Думаю, опухоль повлияла на его мысли. Иначе он бы представил себе, насколько нелепа та ситуация, которую он создал. Но, как бы то ни было, что сделано, то сделано. Оспаривать завещание в суде - а у меня нет никакого желания делать это - мы не будем. Хотя такой вариант возможен.
        Он поднял руку, как только она хотела заговорить.
        - Выслушай меня. Я являюсь собственником пятнадцати процентов акций, Оливер - шестидесяти, остальные двадцать пять процентов распределены между членами совета директоров. Если мы не выполним условие, которое Оливер поставил, мы предоставим кому-либо из них возможность завладеть контрольным пакетом акций и стать полноправным владельцем компании. Я не могу допустить такого. - Повисла мучительная пауза. - Это сводит варианты лишь к одному.
        Джина молча уставилась на него, в поисках хотя бы слабых признаков того мужчины, с которым она провела ночь. В том, как он сейчас смотрел на нее, не было ни капли той нежности… той чувственности, которую она помнила. Сейчас он выглядел совершенно незнакомым человеком. Совершенно чужим.
        - С твоей стороны, возможно, и так, - ответила она. - Но только не с моей! Ты действительно думаешь, что я выйду замуж за человека, которого едва знаю, чтобы просто… - Она замолчала, когда увидела, как он с иронией приподнял бровь, и почувствовала, что краска заливает ее лицо. - Чтобы он удовлетворил свою жажду власти!
        - Это на руку не только мне, - ответил он невозмутимо. - Ты тоже станешь миллионершей. Ты можешь искренне заявить мне сейчас, что это для тебя совсем ничего не значит?
        Я могу сказать это, подумала Джина, но это будет неправдой. Кого не поразит мысль, что он сможет стать обладателем миллионов?
        - Нет, - согласилась она. - Но деньги - это еще не все.
        Росс некоторое время молча смотрел на девушку. Когда он заговорил снова, в его голосе слышался лишь холодный расчет.
        - Наш брак продлится недолго. Никто не может запретить нам развестись, когда все утрясется. Фактически каждый из нас будет жить своей собственной жизнью. Я продолжу руководство компанией. Тебе не нужно будет ни во что вмешиваться. Все, о чем я тебя прошу, - это продать мне достаточное количество акций, чтобы у меня в руках оказался контрольный пакет.
        Девушку охватила злость. Прошлая ночь ничего не значила для него, потому что она для него ничего не значила. Конечно, она и так в этом не сомневалась, но напоминать ей об этом таким способом - это уж слишком! Желание поставить его на место пересилило доводы разума.
        - Может, у меня нет твоей деловой хватки, но если я соглашусь на это предложение, то займу свое место в составе совета директоров как до, так и после развода.
        - Не говори ерунды! - Росс напрягся. - В управлении компанией ты смыслишь ровно столько, сколько я в выборе ассортимента для магазина одежды!
        - Значит, тебе придется ввести меня в курс дела. Ты же все равно останешься основным обладателем акций. - Ну вот. Она выбрала свой путь и теперь не свернет с него. А ведь правда, что за идиоткой она была бы, если бы отказалась от миллионов?
        - Ну, что ж. Это твой выбор. - Серые глаза заледенели. - Кстати, что скажут твои родители? Как они воспримут такой поворот событий?
        До этого момента Джина даже не подумала об этом. Но она уже зашла слишком далеко, чтобы поворачивать назад.
        - Они переживут, - заявила девушка, шокированная тем, как цинично звучат ее слова. - Они ведь хотят для меня самого лучшего.
        Росс злорадно усмехнулся.
        - Прекрасно. Сразу и начнем. Собрание директоров завтра в десять.
        Это зашло далеко. Слишком далеко! Но что-то снова заставило ее ответить:
        - Буду ждать с нетерпением. Мы поедем туда вместе?
        - Майкл отвезет тебя. Утром меня здесь не будет.
        - Кто-то еще ангажирован на вечер? - спросила она сладко. - Может быть, Карин Трент? Кажется, она бы не отказалась.
        Росс никак не отреагировал.
        - Лучше пойдем и сообщим всем, что мы решили. Тебе будет сложнее договориться с Роксаной, чем с моей матерью, но не жди от меня помощи.
        - Я не нуждаюсь ни в чьей поддержке, - заявила девушка, скорее из упрямства. - Как бы твоя сестренка не обломала свои коготки.
        Росс саркастически приподнял бровь.
        - Я бы на это не рассчитывал.
        Джина поднялась с кресла, нисколько не удивившись тому, что еле стоит на ногах.
        Элинор и Роксана были в гостиной. Нотариус уехал, к этому моменту он выполнил свои обязанности.
        - Если ты думаешь, что я смирюсь с этим паршивым миллионом, то ты ошибаешься! - набросилась Роксана на девушку, как только они появились. - Я хочу получить все, что мне причитается!
        - Ты и так получила больше, чем заслуживаешь, - коротко ответил Росс. - Если бы это зависело от меня, тебе бы вообще ничего не досталось. - Он взглянул на свою мать. - Мы все решили.
        Совершенно не обращавшая внимания на Роксану, Элинор выглядела откровенно обрадованной. Она крепко обняла Джину.
        - Ты будешь мне замечательной невесткой!
        Джина нервно сглотнула, подумав, что вряд ли бы Элинор отнеслась к этому с таким энтузиазмом, если бы знала, насколько недолго продлится этот брак. Чем больше Джина поддавалась обстоятельствам, тем хуже все становилось. Конечно, еще не поздно вернуть все назад. Все, что нужно было сделать, так это просто сказать несколько слов.
        - Полагаю, вы хотите пожениться, и чем скорее, тем лучше, - сказала Элинор, обращаясь к своему сыну. - Свадьбу можно будет устроить уже через месяц.
        - Не торопи события, - ответил он сухо. - Гражданской церемонии будет вполне достаточно.
        - Ты не можешь так поступить! - воскликнула в ужасе Элинор. - Это неправильно. Только не в такой семье, как наша! Свадьба должна быть организована по полной программе!
        - Я так не думаю.
        - А я согласна, - вставила Джина, подумав. - Твоя мать права. Все будут ждать пышной свадьбы.
        Росс скривил губы.
        - Если вы хотите стать центром внимания для журналистов, что ж, дерзайте. Но потом не жалуйтесь, что вашу личную жизнь размажут по всем газетам!
        - Все равно, рано или поздно люди обо всем узнают, - заявила Элинор. - Тихая свадьба не остановит журналистов. Лучше уж пройти через это достойно.
        Она снова переключилась на Джину:
        - Конечно, ты останешься здесь. Майкл будет возить тебя до тех пор, пока ты не купишь собственную машину. Или можешь воспользоваться «кадиллаком» Оливера, который стоит в гараже. Уверена, он не был бы против.
        - Думаю, мне следует немного подождать, пока я не узнаю эти места получше, - ответила Джина, чувствуя, что все снова выходит из-под контроля. - Это такой огромный город.
        - Боишься потеряться? - съязвила Роксана.
        - Именно. Я изучу карту, прежде чем рискну выехать куда-то сама.
        - Мне нужно выпить, - резко сказала Роксана. - Кто-нибудь еще присоединится ко мне?
        Ей никто не ответил.
        Джине было любопытно, что такого она сделала своему брату. Росс явно настроен против нее. Да и Оливер тоже, судя по тому, какую сумму он завещал ей по сравнению с другими членами семьи. Как гласило завещание, Роксана даже не могла свободно пользоваться этими деньгами.
        Девушка посмотрела на Росса, молча сидящего за столом, и невольно вспомнила картину прошлой ночи, когда мускулистое тело этого мужчины было обнаженным, а губы - такими нежными. Хотя бы себе она должна признаться, что согласилась на брак с ним потому, что хотела его. Он тоже желал ее прошлой ночью, но для него это ровным счетом ничего не значило. Она просто стала одной из его легких побед.
        - Тебе нужно обновить свой гардероб. - Элинор отвлекла ее от грустных мыслей. - Мы могли бы завтра вместе съездить на ланч в город, и я бы показала тебе, куда лучше пойти за покупками. Скоро состоится большой благотворительный прием. Для этого тебе нужно купить что-то особенное.
        - Ты запугаешь бедную девочку до смерти, - прокомментировал Росс сухо.
        Джину передернуло от этих слов.
        - Наоборот, - ответила она холодно. - Великолепная мысль, Элинор. Все равно одежда, которую я носила дома, не подошла бы.
        Росс пожал плечами.
        - Отлично. Я обеспечу тебе все необходимое. Чтобы открыть счет на твое имя, потребуется день или два.
        - Я в состоянии купить все на свои деньги! - вспыхнула Джина.
        - В тех магазинах, которые имеет в виду моя мать, - сомневаюсь.
        - Он прав, - согласилась Элинор. - Одно только платье, которое подойдет для подобного события, обойдется в несколько тысяч, не говоря уже об остальном. Для людей, с которыми тебе предстоит общаться, одежда многое значит.
        Джина закусила губу, только теперь она начала сознавать, во что вовлекла себя.
        Росс уехал полчаса спустя, не предпринимая дальнейших попыток поговорить с девушкой с глазу на глаз. У Джины было такое чувство, что он собирается доказать ей, как смешны ее стремления. По правде говоря, она готова была с ним согласиться, но не могла позволить ему взять над ней верх. Ей придется научиться тому, чего она не знала.
        Элинор посвятила девушку в известные ей детали о работе компании. Оливер передал Россу бразды правления, когда узнал о своем диагнозе. Включая его, в совет директоров входят девять человек. Четверо из них только и видят, чтобы компания пошла с молотка. Приход Росса на место Оливера они восприняли враждебно.
        - Сейчас у них нет ни единого шанса скупить достаточно акций, чтобы завладеть контрольным пакетом, поэтому они попытаются всеми способами перетянуть тебя на свою сторону, - предупредила Элинор. - С твоими тридцатью процентами они смогут изменить положение вещей.
        - Что касается меня, думаю, компания будет в безопасности, - заверила ее Джина.
        Элинор улыбнулась.
        - Я в этом уверена. Ты ведь истинная Харлоу. - Она помедлила, прежде чем добавить: - Я знаю, что сейчас этот брак для тебя слишком поспешен, но уверена, что все будет хорошо. Мне кажется, что вы двое уже испытываете друг к другу какие-то чувства, я права?
        Отрицать это было бы глупым, подумала Джина, - Элинор умна и проницательна.
        - Что-то вроде того, - ответила девушка.
        - С этого все и начинается, милая. В тебе есть все качества, которыми должна обладать жена Росса. Ты способна поддержать его и вместе с тем сбить с него спесь. - Она рассмеялась, когда увидела выражение лица Джины. - Я не идеализирую своего сына. Он очень упрямый. Иногда даже высокомерный.
        - Я заметила, - пробормотала Джина.
        - Но с другой стороны, он верный и преданный тем, кто заслужил его дружбу. Кроме того, жены и мужья должны быть друзьями, в равной степени, как и любовниками.
        Джине пришлось прикусить язык, чтобы не рассказать все Элинор. Спустить женщину с небес на землю, объяснив, что этот брак будет заключен только на время, было бы жестоко. Подготовка к свадьбе вернет женщину к жизни. Пусть хотя бы это у нее будет.
        Роксана не попадалась Джине на глаза до конца дня. Понадеявшись, что она куда-нибудь уехала, Джина испытала настоящий шок, когда, поднявшись к себе в комнату, увидела там Роксану. Совсем другую Роксану. Примирительно улыбающуюся.
        - Я плохо с тобой обошлась, - сказала та печально. - Думаю, это все от ревности. Папа и я… мы всегда были так близки. Я относилась к нему как к своему родному отцу. Я даже не знала о твоем существовании. Можешь себе представить, каким шоком это для меня было?
        - Да уж. - Джина говорила осторожно, она была не совсем уверена в том, что девушка говорит правду. - Я почувствовала то же самое, когда получила письмо от дедушки. Я и не представляла, откуда происходят мои корни.
        - Я понимаю. Это, должно быть, ужасно - никогда не знать своей матери… я имею в виду твою родную мать.
        - Было бы замечательно встретиться с ней, - согласилась Джина, - но нет смысла жалеть об этом сейчас. По крайней мере, мне выпал шанс увидеться с дедом, пусть и ненадолго. И мне жаль, что все так получилось. Я не могла предвидеть, что он сделает то, что сделал.
        Выражение, которое отразилось на лице Роксаны, промелькнуло слишком быстро, чтобы успеть понять, как подействовали на нее слова Джины.
        - Должно быть, ты удивлена, почему он оставил мне так мало.
        - Это меня не касается, - поспешно ответила Джина.
        - Ему не нравились некоторые из моих друзей, - продолжала Роксана, как будто не услышав ее слов. - Он говорил, что они интересуются мной только потому, что я ношу фамилию Харлоу. И это было способом доказать свою правоту.
        Джина сохраняла спокойствие.
        - Он думал, что они отвернутся от тебя, как только узнают, что ты унаследовала всего миллион долларов?
        - Точно, - вздохнула Роксана. - Сделают они это или нет, я все равно в дерьме!
        - Ты должна кому-то денег? - угадала Джина.
        - Боюсь, что так. Я вложила деньги в проект, который обещал быть прибыльным, но он обанкротился. Люди, у которых я брала деньги, давят на меня, чтобы я скорее вернула им долг.
        - Уверена, они смогут подождать, пока ты не вступишь в права наследницы, - ответила Джина неуверенно.
        Роксана сдавленно усмехнулась.
        - Я ведь только буду получать доход с миллиона, помнишь. Я не могу распоряжаться капиталом.
        Теперь стало ясно, зачем она пришла, подумала Джина печально. Так вот что заставило Роксану так измениться.
        - Сколько ты должна? - спросила она.
        - Триста тысяч долларов.
        Джина в изумлении уставилась на девушку. Сама мысль занять такое количество денег была для нее просто сумасшествием. Она не знала, что на это ответить.
        - Ты просишь меня о помощи? - выдавила она из себя.
        Роксана умоляюще сложила руки.
        - Мне больше не к кому обратиться.
        - Но у тебя ведь есть мать и Росс.
        Роксана криво усмехнулась.
        - Едва ли я посвящу их в это.
        Джина пожала плечами, как бы извиняясь.
        - Не понимаю, что я могу сделать. Я и сама не могу воспользоваться деньгами, пока завещание не вступит в силу.
        - Росс ведь откроет для тебя счета, сделает кредитные карточки, - проговорила Роксана в предвкушении победы. - Я была бы тебе очень признательна!
        До тех пор, пока снова не окажешься в финансовых трудностях, подумала Джина. Единственное, что ей следует сделать, - это дать Роксане понять, что она не так легко поддается влиянию.
        - Прости, - произнесла она.
        Извиняющееся выражение исчезло с лица Роксаны, уступая место откровенной ненависти, и сразу все встало на свои места.
        - Ты пожалеешь об этом! - заорала она. - Я знала, что ты поступишь именно так! - Хлопнув дверью, она выскочила из комнаты.
        С трясущимися ногами Джина опустилась в кресло. Она чувствовала, как все внутри кипит от отвращения. Приемные дети Харлоу отличались лишь внешне. Они оба не заботились ни о ком, кроме себя.
        Джина собиралась доказать Россу, что она тоже неслабый соперник. И она сделает это.
        Ночь Джина провела не сомкнув глаз. То сбрасывала с себя одеяло и начинала собираться домой, то уговаривала не принимать происходящее так близко к сердцу. Конечно, деньги - это еще не все, но и у них есть свои преимущества. А в данном случае речь идет о миллионах.
        Она нервничала по поводу предстоящего собрания, но решила сознательно опоздать. Обозначить свое появление.
        Когда Майкл подогнал машину к офису компании, Джина уже запаздывала на пять минут. Собрав всю волю в кулак, она вплыла в приемную так, будто тысячи раз была здесь.
        Секретарша Росса, приветливо улыбаясь, проводила Джину в конференц-зал. За длинным, занимающим почти все пространство столом сидели шесть мужчин и две женщины. В тот момент, когда Джина вошла в зал, все головы одновременно повернулись в ее сторону, но выражения лиц были разными.
        Они встали, когда Пенни представила Джину. Немедленно приступив к своим обязанностям, девушка махнула рукой.
        - Пожалуйста, садитесь. Не нужно формальностей.
        Росс внимательно изучал ее, пока Джина шла к своему месту во главе стола.
        - Ты опоздала, - шепнул он ей.
        - Знаю. - Стоя у своего места, она наградила всех присутствующих широкой улыбкой. - Это ужасно с моей стороны заставить вас ждать. Просто я никак не могла решить, что мне надеть! - Улыбаясь, она обратилась к Россу: - Куда мне сесть?
        С раздражением в глазах он указал на кожаный стул справа от себя.
        - Где еще ты можешь сесть!..
        - Прекрасно! - Она заняла свое место, оглядывая совет директоров с неприкрытым интересом. Ни на одном лице она не увидела доброжелательного выражения.
        - Почему бы вам не провести совещание, как будто меня здесь нет? - смело предложила Джина, когда Росс представил ей присутствующих. - Слушай и учись - вот мой девиз! Представьте себе, я еще ничего здесь не знаю! Но мне бы не помешала чашечка кофе.
        - Сейчас тебе его принесут, - сказал Росс спокойно. - А мы пока сделаем так, как ты сказала.
        Принесли кофе, Джина выпила его, внимательно вслушиваясь в разговор. Ей было действительно интересно. В этом бизнесе вертелись огромные деньги! Ее собственное дело по сравнению с этим казалось детской забавой.
        Постепенно она погрузилась в собственные мысли. Ей столько всего предстояло сделать. Нужно просветить Барбару по поводу всего произошедшего. Конечно, она не будет требовать у нее свою долю за магазин. Пусть он достанется Барбаре.
        А вот рассказать обо всем родителям будет гораздо труднее. Вряд ли их огорчит свалившееся на Джину наследство, но вот свадьба с едва знакомым мужчиной…
        Джина вернулась к действительности, услышав, что Росс уже закрывает собрание. Конференц-зал быстро опустел, и они остались вдвоем с Россом.
        - Что ты задумала? - спросил он с любопытством.
        Джина собрала все силы, чтобы спокойно встретить взгляд его серых глаз.
        - Задумала?
        - Ты прекрасно поняла, о чем я говорю. - Его голос не изменился. - Сначала опоздала, потом вела себя как бестолковая блондинка.
        - А ты думал, я не такая? - спросила она с издевкой.
        Росс усмехнулся:
        - Не узнаю ту девушку, с которой я недавно провел ночь.
        - Это твои проблемы. Я больше не собираюсь спать с тобой, - парировала Джина. - Уверена, ты сможешь удовлетворить свои потребности и за пределами нашего будущего дома. Так же, как и я, - добавила она упрямо.
        Некоторое время Росс насмешливо смотрел на нее, потом ответил:
        - Думаю, мы с этим разберемся. - И резко сменил тему: - Я собираюсь съездить в Ванкувер. Тебе тоже следовало бы поехать.
        - Зачем? - удивилась Джина.
        - Я думал, это очевидно. Если ты хочешь участвовать в управлении компанией, тебе нужно изучите наш бизнес. Отель Харлоу в Ванкувере - одна из последних построек. По специальному проекту. Я сам еще не видел его.
        - А главы компании обычно сами совершают подобные проверки?
        - Глава компании делает то, что он хочет делать. Можно сказать, это одно из преимуществ нашей работы. - Росс взглянул на часы. - А сейчас тебе лучше поторопиться. Моя мать будет здесь с минуты на минуту, она никогда не могла устоять перед походом по магазинам. - Его голос смягчился. - Ты ей очень нравишься, Джина.
        - Она мне тоже, - ответила девушка честно. - И поэтому так не хочется говорить ей, что наша свадьба - обыкновенный расчет.
        - Она знает, что наш брак не от великой любви. - Росс подошел к двери и открыл ее. - Пойдем, я спущусь с тобой. У меня заказан столик на ланч.
        Наверняка он встречается с женщиной, мелькнула мысль у Джины.
        А что в этом такого, ведь их брак - «не от великой любви».

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Действительно, одежда может творить чудеса, думала Джина, оглядывая свое отражение в зеркале. Шелковое светло-зеленое платье скользило до самых щиколоток, облегая притягательные изгибы тела. Кожаные босоножки на высоком каблучке подчеркивали изящные ступни. Руку украшал бриллиантовый браслет.
        Конечно, за такие деньги она должна выглядеть великолепно! За несколько походов по магазинам они потратили целое состояние - Элинор не ограничивалась в средствах.
        Сегодня должен состояться благотворительный прием. Джина нервничала, как никогда. Ей впервые предстоит появиться в таком обществе, и наверняка все, кто знает, что она наследница Харлоу, будут с любопытством наблюдать за ней. Кроме того, она не могла не думать, кого бы пригласил Росс, если бы ему не пришлось идти с ней. Без сомнений, у него было множество претенденток.
        Собрав волю в кулак, Джина в последний раз посмотрелась в зеркало. Взяв с собой легкий палантин и маленькую дамскую сумочку, она направилась к двери.
        Росс уже ждал ее в холле.
        - Выглядишь сногсшибательно! - воскликнул он.
        - Потрясающе! - эхом откликнулась Элинор, вышедшая проводить их.
        Росс помог девушке накинуть палантин, и когда он коснулся ее плеч, Джина почувствовала, как забилось в груди ее сердце. Сквозь тонкую ткань она ощущала тепло, исходящее от его рук. И это разбудило в ней воспоминания, как эти руки недавно ласкали ее обнаженное тело. Росс не мог не заметить, как по ее телу пробежала дрожь. Но он не подал виду.
        Они сели в лимузин, и Росс сразу поднял перегородку за водительским сиденьем.
        - Ты никогда не разговариваешь с прислугой? - поинтересовалась Джина.
        - Только не тогда, когда моя голова занята другими мыслями, - отозвался он. - Ты осознаешь, что сегодня внимание всех присутствующих на этом приеме будет обращено на тебя? И не только из-за того, как ты изумительно выглядишь.
        - Имеешь в виду, что все разговоры будут о завещании Оливера?
        - Да вообще начнутся толки. Вся эта ситуация наделала много шума.
        Джина немного поколебалась, но потом все же решилась спросить:
        - Ты думал о женитьбе до того, как все это случилось? У тебя была претендентка на мое место?
        - А как же, - улыбнулся Росс.
        - Она, наверное, чувствует себя очень… раздраженно по этому поводу. Вообще из-за всей этой ситуации…
        В его глазах заиграли веселые чертики.
        - У нас ведь нет другого выбора.
        - Но ты сказал ей, что наш брак временный.
        - Не вижу причин говорить кому-либо об этом, - веселился Росс. - Это касается только нас двоих.
        - Тебе действительно так на всех наплевать? - осуждающе спросила Джина.
        - А чему ты удивляешься? Сама же окрестила меня эгоистом меньше чем через двадцать четыре часа после нашей первой встречи.
        - Женщины для тебя просто игрушки! - Джина не разделяла его веселья.
        - Следи за своими словами, девочка! - воскликнул он грубовато. - В этом городе женитьба - прямая дорожка в ад.
        - Твоя мать и Оливер так бы не сказали.
        - Их брак исключение, а не правило. - Повисла пауза. - Как твои близкие отнеслись ко всем новостям?
        Неужели ему это действительно интересно? Скорее, он просто хочет сменить тему, решила Джина.
        - Я еще ничего им не сказала, - неохотно призналась она.
        - Почему нет? - спросил Росс, сдвинув брови.
        - Мне самой еще трудно привыкнуть к этому. Я позвоню им завтра.
        В этот момент Джине не хотелось думать об этом. Через несколько минут она предстанет перед миром людей, которых видела только на экране. Она будет центром внимания, как сказал Росс. Похоже, что предстоящие часы отнимут у нее всю оставшуюся уверенность в себе. И зачем только она согласилась на этот брак, заранее обреченный на провал?
        Вспышки фотоаппаратов ослепили их, как только они вышли из машины. Охрана сдерживала толпу журналистов, пытающихся прорваться к ним. Росс уверенно двигался к входу, держа девушку под руку.
        Отодвинув какого-то телевизионщика, Росс затащил Джину в лифт, который уже закрывался. Пока они поднимались на самый верхний этаж, он не выпускал ее руку из-под своего локтя. Он был так близко, что девушка чувствовала тонкий, едва различимый запах его лосьона после бритья. Дрожь где-то внутри в этот момент она списывала на нервы..
        Огромная комната, освещенная сверкающими канделябрами, была украшена цветами, а пол в ней покрыт таким пушистым ковром, что Джина чувствовала, как в нем утопают каблуки ее босоножек. Их столик располагался неподалеку от танцевальной площадки, за ним уже сидели двое. Мерил и Джек Торнтоны - старые друзья Росса, обоим за тридцать, и оба связаны с торговлей недвижимостью. Они восприняли появление девушки вполне спокойно, хотя легко было догадаться, что их просто распирает любопытство.
        Джина старалась поменьше сидеть за столом и побольше танцевать. Находясь в объятиях Росса, она таяла от головокружительного тепла его тела. Она могла убедить себя в том, что он, несомненно, свинья, но это абсолютно не уменьшало того эффекта, который Росс производил на нее. Несмотря ни на что, она отчаянно хотела этого мужчину.
        Легкое прикосновение его губ к ее шее чуть не заставило Джину застонать.
        - Ты тоже это чувствуешь? - промурлыкал он. - Вечер не будет длиться вечно.
        Она знала, что должна сказать ему: «Отстань», но мысли путались у нее в голове, а язык перестал слушаться. То, что он считал ее желанной там, где полно было красивых женщин, льстило ее самолюбию. Почему бы не использовать то время, пока они вместе, по максимуму, спрашивала себя Джина. Может быть, это и избитая фраза, но лучше хоть что-нибудь, чем совсем ничего.
        - Вы великолепно смотритесь вместе с Россом, - улыбнулась Джине Мерил, когда они оказались у зеркала в туалетной комнате.
        Джина решила взять быка за рога.
        - Не нужно ходить вокруг да около. Я знаю, что наши отношения сейчас едва ли не самые обсуждаемые в городе.
        Мерил с облегчением рассмеялась.
        - Это так и есть! Должна признаться, эта новость немного шокировала всех. Могу представить реакцию Росса. До этого ему удавалось с легкостью избегать вопросов, касающихся женитьбы. По крайней мере, я знаю только одну женщину, которая чуть было, не затащила его под венец.
        Джина сделала вид, что все ее внимание сосредоточено на помаде, и как бы невзначай спросила:
        - Она сегодня здесь?
        - Полагаю, они пришли бы вместе, если бы на горизонте не появилась ты. Она была в бешенстве. Ни один мужчина не пренебрегал Дайан Ричардс!
        Джина почувствовала, как внутри все переворачивается.
        - Та самая Дайан Ричардс? - спросила она.
        - Единственная и неповторимая. Ты видела фильмы с ее участием?
        - Конечно.
        - Едва ли ее можно назвать лучшей в мире актрисой, но у фильмов с ней огромные кассовые сборы. Один взгляд в ее огромные голубые глаза, и мужчины просто с ума сходят! Росс не стал исключением. - Мерил посмотрела на отражение Джины в зеркале и спохватилась. - Ты и сама потрясающе выглядишь. И фигура у тебя великолепная! Росс - счастливчик. С ним рядом всегда красивые женщины.
        Какая разница, думала Джина, когда они шли обратно к столику. Только в прошлом году Дайан Ричардс была признана самой красивой женщиной в мире. Кто может с ней соперничать?
        Тем не менее, теплая улыбка, которой наградил ее Росс, когда она вернулась, поддержала девушку. Может быть, Дайан и необыкновенно сексуальна, зато с ней рядом нет мужчины. В этот вечер, по крайней мере. Возможно, это было и безумием - желать того, чего сейчас желала Джина, но она ничего не могла с собой поделать. Она хотела Росса. И она не могла ни о чем больше думать.
        Гости уже начали расходиться. По выражению лица Мерил, когда они прощались, Джина поняла, что эта женщина знает, чем закончится для Джины и Росса эта ночь. И уговаривала себя не обращать внимания.
        Машина уже ждала их у входа. Джина не стала возражать, когда Росс попросил отвезти их в отель Харлоу в Беверли-Хиллс. Она не отстранилась, когда он притянул ее к себе, чтобы поцеловать.
        - Я весь вечер ждал этого момента, - прошептал он.
        - Тогда почему же не сделал этого раньше? - промурлыкала она.
        Он рассмеялся своим бархатным смехом.
        - Я никогда не начинаю того, что не смогу закончить.
        Шампанское, которое Джина выпила на приеме, кружило девушке голову, а от объятий Росса разум еще больше затуманивался. Ее тело будто качалось на волнах, то ли возбуждения, то ли опьянения.
        И, только выйдя из машины возле отеля, Джина почувствовала тошноту. Она делала все возможное, чтобы подавить ее. Все пройдет, уверяла себя девушка. Она не хотела, чтобы этим все кончилось.
        В лифте ей стало еще хуже. Перед глазами все плыло, и она могла теперь только надеяться и молиться, чтобы ее не стошнило. Росс молча открыл перед ней дверь, взял ее за руку и проводил к ванной комнате. Джина едва успела запереться, и в ту же секунду ее вырвало.
        Кажется, прошла целая вечность, прежде чем кончился этот поток. Но даже после этого голова девушки продолжала гудеть. Как она могла быть настолько глупой? Она же говорила Россу, что не любит шампанское, хотя, наверное, следовало сказать, что это шампанское ее не любит. Джина проигнорировала эту опасность просто потому, что все его пили, а если бы она отказалась, это стало бы очередным поводом для сплетен.
        Сейчас она расплачивается за свою неосторожность. Она, наверное, первая женщина из тех, что приходили сюда с Россом, которая завершит ночь в обнимку с унитазом! Только Джина подумала, как теперь посмотрит ему в лицо, как подступил очередной приступ тошноты.
        Конечно, ей придется выйти. Не может же она остаться здесь на всю ночь. Хотя, может быть, это не самое плохое решение.
        Росс ждал ее в холле. Он оглядел ее с искренней заботой и спросил:
        - Лучше?
        Джина осторожно кивнула, превозмогая нестерпимую боль в голове.
        - Что-то не похоже, - произнес он, глядя на ее болезненно искаженное лицо.
        - Прости, что так получилось, - выдавила она с трудом.
        - Всякое случается, - ободрил ее Росс. - Мне следовало помнить, что ты говорила про шампанское.
        - Это мне не нужно было пить его, - перебила она. - Если бы ты вызвал такси, то я…
        - Ты не можешь никуда ехать в таком состоянии, - оборвал он Джину. - Тебе лучше пойти спать. Не беспокойся, у меня есть спальня для гостей. Посмотрим, как ты будешь чувствовать себя утром.
        - Я не могу… - начала, было, девушка, но так и не закончила, почувствовав очередные спазмы в желудке. Она бы не осмелилась сесть в машину в таком состоянии. - Прости, - повторила она. - Я знаю, ты ожидал…
        На его губах заиграла лукавая улыбка.
        - Я переживу. Ты сможешь сама добраться до спальни, или мне отнести тебя?
        - Меня немного знобит, но я не парализована! - воскликнула Джина, пытаясь пошутить, но это у нее не получилось. - А твоя мама? Она не будет волноваться, если я не вернусь домой?
        - Сомневаюсь. - Улыбка стала еще шире.
        Джина проснулась от легких звуков музыки. В памяти всплыла картина вчерашней ночи. Такого позора ей еще не доводилось испытывать.
        Осторожно приподняв голову с подушек, девушка поняла, что от плохого самочувствия не осталось и следа. Может, она и заслужила страдать от похмелья, но это было бы слишком.
        На часах едва минуло восемь утра. Джина приняла душ и надела нижнее белье. Длинный пушистый халат, который висел в ванной, вполне подходил ей по размеру. Девушка подумала, что вряд ли он предназначался для нее, но он пах свежестью и спасал от того, чтобы прямо сейчас облачиться во вчерашнее платье.
        Когда она вышла из спальни, музыка все еще играла. Двустворчатые двери вели в просторную гостиную величиной с футбольное поле. Одетый в шелковый халат и брюки от пижамы Росс сидел на балконе и читал газету.
        Увидев Джину, он вопросительно взглянул на нее.
        - Я в порядке, - смущенно отозвалась девушка. - Это аромат кофе, так ведь?
        Он молча взял кофейник и налил еще одну чашку.
        - Ты выглядишь как провинившаяся школьница, - заметил он.
        - Мне так стыдно, - ответила она. - Мне следовало быть умнее!
        - Если бы да кабы, - улыбнулся он. - Знала бы ты, сколько раз я сам напивался.
        - Но ведь не до такой же степени.
        - До сих пор я отделывался только больной головой. Но не надо так сильно убиваться по этому поводу. Не ты первая, не ты последняя.
        Джина смотрела на него из-под ресниц, не в силах отвести взгляд. Он был таким свежим и привлекательным. Халат не скрывал обнаженной, тронутой солнцем груди, сильных мускулистых рук. Джина кончиком языка облизала губы.
        - Ты голодна? - спросил Росс, заглядывая ей в глаза.
        Она встретилась с его взглядом немного смущенно, думая, что он точно знает, что происходит сейчас в ее голове.
        Если он о чем-то и догадывался, то не подал виду. Его лицо не выражало ничего, кроме иронии.
        - Немного, - призналась девушка. - Здесь есть кухня?
        - Вон там, за стойкой, - ответил он, указав в дальний угол комнаты. - Можешь сделать тосты или приготовить полноценный завтрак, но я обычно заказываю еду в номер. Что ты предпочитаешь?
        - Я бы не отказалась от тостов. Я могу сама приготовить, - добавила она быстро.
        Росс наградил девушку широкой улыбкой.
        - Раз уж ты собираешься поджаривать тосты, сделай и мне парочку.
        Джина ловко приготовила тосты, порезала ветчину и сыр и уложила все на поднос.
        - Очень по-домашнему, - прокомментировал Росс, оглядывая получившееся.
        Джина рассмеялась:
        - Это один из плюсов семейной жизни - домашний завтрак.
        Росс взял тост с подноса и намазал его маслом. - У семейной жизни есть и другие плюсы, - хитро улыбнулся он.
        - Например, всегда есть женщина под рукой?
        Джина прикусила язык. Она не хотела говорить этого, фраза просто сама сорвалась с губ.
        - Ну, у тебя, конечно, и так не бывает проблем с женщинами. - Она попыталась исправить ситуацию, но, похоже, не очень успешно.
        - Почему же, - мгновенно отозвался Росс. - Прошлой ночью, например. - Его улыбка стала еще шире, когда он увидел, что ее лицо залилось краской стыда. - За тобой должок.
        - Я ничего тебе не должна! - вскрикнула Джина. - Прости, что расстроила тебя, но ты сам сказал, всякое случается!
        В серых глазах плескалась насмешка.
        - Успокойся. Я ведь не требую немедленной расплаты. Сейчас я отвезу тебя домой. Сегодня днем мы едем в Ванкувер.
        С минуту Джина смотрела на него, не понимая, о чем идет речь. Она совершенно забыла о намеченной поездке.
        - Мы воспользуемся одним из лайнеров нашей компании, так что не будем ограничены во времени, - продолжал Росс. - Думаю, двух-трех дней будет вполне достаточно. Можешь захватить с собой купальник. На территории отеля в Ванкувере три бассейна.
        Джина с трудом смогла вернуть себе способность говорить.
        - Я не вижу никакого смысла в том, чтобы ехать с тобой туда.
        - Опыт, - ответил он. - Если ты всерьез намерена заняться делами компании и после развода, ты должна использовать любые возможности, чтобы набраться опыта.
        - Если ты говоришь мне это, чтобы напомнить, что наш брак не продлится долго, в этом нет необходимости! - вспыхнула Джина. - Я не пытаюсь отрицать, что испытываю к тебе влечение, но это мое дело.
        - Тогда нам обоим не о чем волноваться, - ответил он невозмутимо. - Лучше ешь свой тост, пока он совсем не остыл.
        Джина воздержалась от дальнейших споров. Немедленный отказ отправиться с ним в эту поездку мог вызвать у него вопросы, на которые у нее пока не было ответов. Несмотря на все его разговоры о том, что за ней должок, она не думала, что Росс имел в виду секс. То, что он увидел ее пьяной вчера ночью, да еще и наблюдал все последствия этого состояния, любого мужчину бы оттолкнуло.
        Сейчас ей хотелось улететь домой в Англию, а не в Ванкувер. И не думать ни о каком наследстве. Она бы с удовольствием вернулась к своей прежней жизни. Но теперь и от нее зависит будущее компании Харлоу. Если она не выйдет замуж за Росса, компания пойдет с молотка, а этого она допустить не может.
        Если бы ей только удалось избавиться от влечения к нему! Тогда она смотрела бы гораздо проще на предстоящий брак.
        О, как бы она хотела, чтобы они никогда не оказывались в одной постели. Ведь нельзя потерять то, что тебе не принадлежит.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Когда они подъехали к дому, было почти десять. Росс не стал заходить внутрь.
        - Перед поездкой мне нужно кое-что уладить, - произнес он. - Я заеду за тобой в два. Надень что-нибудь…
        - Попроще, - закончила за него Джина. - Я знаю.
        Войдя в дом, девушка не увидела ни души. Вдвое быстрее обычного она добежала до спальни и с облегчением закрыла дверь изнутри.
        Из чемоданов у нее был лишь тот, который она привезла с собой две недели назад. Джина не стала брать много одежды, а для полета выбрала тот же брючный костюм, что был на ней в первый день. Это деловая поездка, и ничего более. Впредь она сосредоточится только на этом и выкинет все мечты о Россе из головы.
        Когда часы показывали одиннадцать, Джина спустилась вниз в поисках Элинор. Та лежала под зонтиком возле бассейна.
        - Привет! Когда ты вернулась? - Женщина приветливо улыбнулась, оторвавшись от чтения.
        - Около часа назад. - Джина села на ближайший шезлонг, в ожидании поглядывая на миссис Харлоу. - Вы не собираетесь узнать, как все прошло?
        Элинор рассмеялась.
        - Милая, мне не нужно ничего спрашивать, я все поняла еще вчера вечером! Я знала, что ты и Росс созданы друг для друга, когда в первый раз увидела вас вместе. Может быть, ваш брак и будет заключен под влиянием обстоятельств, но это не помеха. Вы уже на верном пути.
        Снова почувствовав себя виноватой, Джина произнесла:
        - Я бы так не сказала. Я выпила слишком много шампанского, и мне стало плохо. Пришлось провести ночь в комнате для гостей.
        - Бедняжка Росс! - Глаза Элинор засверкали. - Он, наверное, чувствует себя обделенным! Но тебе не стоит беспокоиться. Голод только разжигает аппетит. Ты уже собралась?
        Джина смотрела на Элинор с удивлением.
        - Вы уже знаете о поездке?
        - Росс рассказал мне еще вчера вечером. Он планирует задержаться в Ванкувере до начала следующей недели. Для вас обоих будет хорошо провести несколько дней наедине. - Улыбнувшись, Элинор добавила: - Когда вы вернетесь, займемся подготовкой к свадьбе. Мы должны выбрать тебе платье. Конечно, времени на то, чтобы его сшили специально, у нас нет, но мы найдем что-нибудь подходящее. Что с подружками невесты?
        Джина покачала головой, не зная, что ответить.
        - У меня есть кузина, а у нее - две дочери. Близнецы твоего возраста. Если у тебя нет никого на примете, они с удовольствием согласятся!
        - Это было бы замечательно.
        Сейчас Джине меньше всего хотелось говорить о свадьбе. Ей даже думать о ней не хотелось. Сначала надо как-то пережить предстоящую поездку.
        Росс появился, когда на часах было без пяти час.
        - Рад, что ты послушала меня, - прокомментировал он, оглядев костюм девушки. Он взглянул на небольшой чемодан, который Джина протянула ему. - Это все?
        - Ты ведь говорил, что мы едем на два-три дня, - ответила Джина.
        - Мне следовало запомнить, что ты любишь путешествовать налегке, - улыбнулся Росс.
        В Ванкувере Джину и Росса ждал лимузин, который доставил их прямиком к отелю. Отель потрясал своим размером и убранством. В отличие от других сетей отелей, каждый из «Харлоу» имел свой стиль. И Джине это нравилось. В большинстве отелей, где девушка останавливалась раньше, даже картины, висящие на стенах в спальнях, были одинаковыми.
        Их встретил главный менеджер. Он сам проводил Джину и Росса в подготовленные специально для них соседние номера. Джина заметила, что они соединяются общей дверью, которая в данный момент была закрыта.
        Росс решил пообедать в одном из ресторанов отеля. К обеду Джина переоделась в купленную для нее Элинор простую хлопковую тунику, стоимости которой хватило бы, чтобы прожить в Англии пару месяцев.
        - Очень мило, - прокомментировал ее наряд Росс.
        - Я старалась, - ответила она, удивляясь, что может говорить так спокойно, когда каждая частичка ее тела жаждет оказаться в его объятиях. - Представляю, сколько начнется разговоров, когда все узнают, что ты здесь.
        - Что мы здесь, - поправил Росс. - Я, правда, предупредил управляющего, чтобы он не выделял нас.
        - Чтобы ты мог узнать, как идут дела на самом деле, так ведь? - улыбнулась Джина.
        - Я сам отбирал людей на руководящие посты. В некоторых случаях даже переманивал их из других отелей. За те деньги, что я им плачу, думаю, они должны заботиться, чтобы дела шли хорошо, здесь мы или нет. Пока я не замечаю ничего плохого. Но все не может быть идеально.
        Выбранный Россом ресторан располагался на первом этаже. Сверкающие белизной скатерти уже производили благоприятное впечатление. На столах стояли свежие цветы, которые, видимо, обновляли каждый день. Приглушенное освещение было достаточным, чтобы понять, что ешь, и при этом удачно оттеняло лица.
        Подошел официант, предлагавший напитки. Джина, чтобы не рисковать, заказала сок. Росс - бутылку какого-то вина, названия которого девушка даже не слышала.
        Наблюдая, как Росс разговаривает с официантом, Джина не могла сдержать внутреннюю дрожь. Он притягивал ее к себе как магнит. Его рот был таким чувственным. Девушка до сих пор не могла забыть его поцелуи, нежные, страстные, волнующие. Она так хотела снова быть в его объятиях, быть с ним душой и телом…
        Когда она, наконец, спустилась с небес на землю, официант уже ушел, а Росс с любопытством смотрел на нее.
        - Я спросил, выбрала ли ты, что будешь есть?
        Джина была рада, что при таком освещении он не увидит, как краска заливает ее лицо.
        - Прости, я задумалась. Я буду… семгу, - брякнула она первое, что пришло на ум.
        Во время еды Джина постаралась переключиться на деловой лад. Она расспрашивала Росса о компании, и он охотно отвечал на ее вопросы.
        Уже за кофе он поинтересовался:
        - Ты позвонила родителям?
        - У меня не было времени, - начала оправдываться девушка.
        - Но ведь я привез тебя домой утром, - заметил Росс. - Может, пора поставить их в известность?
        Лицо Джины приняло беспомощное выражение.
        - Для них это будет такой неожиданностью.
        - Когда бы ты ни позвонила, это будет шоком. - Он помолчал немного и спросил: - Может, ты хочешь, чтобы я сделал это за тебя?
        - Так будет еще хуже! Я позвоню им завтра.
        - Что ты собираешься им сказать?
        - Никаких подробностей. Как и твоей матери, им не обязательно знать, какие у нас планы. Думаешь, Элинор верит в то, что… наш брак продлится долго?
        - Судя по ее действиям, да.
        - Ты не хочешь рассказать ей правду?
        - Нет, - ответил Росс. - По крайней мере, не сейчас. Наша свадьба помогает ей пережить тяжелые времена. Ты лучше тоже пока не говори своим родителям всей правды.
        Он всегда знает, что делает, подумала Джина. Не то, что она сама.
        - А много ли будет гостей? - спросила девушка через пару минут.
        - Если мама составит список, думаю, наберется около двух сотен.
        - Люди из мира шоу-бизнеса тоже приглашены?
        - Конечно. Исключая Карин Трент, если ты ее имеешь в виду, - добавил он сухо.
        Джина думала совсем не о Карин. Она думала о Дайан Ричардс. Сама мысль, что актриса придет на их свадьбу, угнетала девушку. Но, конечно, Дайан не остановит женитьба Росса. Наверняка он рассказал ей о недолговечности своего брака.
        На часах было чуть за десять, но девушка почувствовала себя устало.
        - Думаю, я пойду в свою комнату, - произнесла она. - Я не выспалась вчера ночью.
        - Конечно. - Росс поднялся вместе с ней. - Нам обоим пойдет на пользу лечь спать пораньше.
        Сердце Джины дрогнуло, когда она встретила бесстрастный взгляд Росса. Похоже, что его мимолетное влечение к ней прошло окончательно.
        Комната, которую занимала Джина, располагалась ближе по коридору, чем номер Росса. Девушка трясущимися руками достала из сумочки пластиковую карту, которая служила ключом, и уронила ее на ковер. Росс поднял ее и галантно открыл для Джины дверь.
        - Увидимся за завтраком, - бросил он ей на прощанье и направился в свою комнату.
        Завтрак принесли в комнату со скоростью света. Еда была превосходной, обслуживание - на высшем уровне, но это не могло улучшить настроение Джины.
        Она помнила, что на сегодня Росс наметил осмотр отеля. А она должна будет сопровождать его, как все того и ожидают. Ей необходимо блестяще сыграть свою роль. В конце концов, она тоже - один из главных акционеров. Или будет им, как только они подпишут свидетельство о браке.
        Росс появился в девять, когда Джина допивала кофе. Он был готов к работе.
        - Управляющий покажет нам отель, - сказал он. - Скоро я и сам во всем разберусь, но сейчас он нам необходим.
        - Послушай, ведь совсем не обязательно, чтобы я сопровождала тебя, - осторожно начала Джина. - Я только буду мешаться под ногами. Может, я лучше пройдусь по галерее с магазинами. Я мельком видела их вчера, туда стоит зайти.
        - Ты можешь посетить их в любое время, - твердо заявил Росс. - А управляющий воспримет твое отсутствие как личное оскорбление.
        Управляющий может думать, что хочет! - огрызнулась про себя девушка, но вслух этого произнести не решилась.
        - Надеюсь, осмотр не займет у нас весь день?
        - Конечно, нет. - Росс с минуту изучал ее. - Мне нужно будет уехать днем. Тогда у тебя как раз будет время, чтобы пройтись по магазинам.
        - По делам? - спросила девушка неожиданно для самой себя. Она заметила, что в глазах Росса заиграли веселые чертики.
        - Можно сказать и так. Я вернусь к обеду.
        Который ты будешь, есть один, хотелось крикнуть ей. Джина не сомневалась, что он встречается с женщиной. Возможно, у Росса, как у моряка, в каждом порту своя девушка!
        На какое-то время осмотр занял все мысли девушки. Впервые она начала по-настоящему осознавать, как идут дела в больших отелях. К великой радости управляющего, Росс не усмотрел ничего из ряда вон выходящего.
        За ланчем к ним присоединился еще и помощник управляющего. Высокому симпатичному блондину, Нейлу Бакстеру, на вид было чуть больше тридцати. Джине он показался чересчур серьезным, но довольно милым.
        Росс уехал в три, так и не сказав, с кем и куда идет. Джина с неохотой признала, что у нее нет никаких прав требовать от него объяснений. Они оба свободны.
        Как она ни пыталась не думать об этом, мысли о Россе не покидали ее. Если он встречается с женщиной, то они, наверное, в этот момент уже находятся в постели. Перед ее глазами возникала картина: одежда разбросана по полу, а их тела слились воедино. Девушка понимала, что ревновать Росса глупо, но ничего не могла с собой поделать. Даже поход по магазинам не смог отвлечь ее от тяжелых мыслей.
        Когда Джина выходила из магазина, то случайно столкнулась с Нейлом Бакстером.
        - В зале для почетных гостей подают английский чай, - сказал он, поняв, что Джина одна. - Я часто пользуюсь своим положением, чтобы заглянуть туда. Не хотите присоединиться?
        Обрадовавшись компании, девушка слишком поспешно приняла его приглашение.
        Зал был полон. Чай подавали на серебряных подносах в тонких фарфоровых чашках, к нему предлагались свежеиспеченные кексы и печенье. Судя по обрывкам разговоров вокруг, в зале находились не только англичане.
        - Мы приглашаем людей всех национальностей, - подтвердил Нейл. - Даже тех, кто никогда не пробовал чая. Им нравится обстановка здесь. В этой чайной церемонии они видят что-то изысканное.
        Возникла пауза. Когда Нейл заговорил снова, в голосе его слышалось любопытство:
        - Правда, что вы и мистер Харлоу, просто деловые партнеры?
        Джина знала, ей следовало ответить, что это не его дело, но она устала притворяться.
        - Можно сказать и так. Это называется брак по расчету.
        Девушка пожалела, что с ее губ сорвались именно эти слова, но пути назад не было. Потом рассудила, что это не имеет никакого значения. Она не тешит себя иллюзиями по поводу свадьбы. Даже Элинор, кажется, иногда о чем-то догадывается.
        - Значит, я могу пригласить вас на обед, - заключил Нейл.
        Застигнутая врасплох, Джина решила обратить все в шутку:
        - Вы не теряете времени даром!
        - Кто не рискует, тот не пьет шампанского, - ответил он в том же тоне.
        Несмотря на соблазн, первой мыслью девушки было отказаться. С другой стороны, подумала она, почему бы не воспользоваться случаем показать Россу, что она не намерена сидеть и ждать его? Почему она должна хранить ему верность, если он сам развлекается?
        - Замечательная идея, - ответила она, не успев хорошо подумать. - Только не здесь.
        - Хорошо. - Нейл готов был согласиться на все. - Я знаю недалеко отсюда одно уютное местечко. Во сколько ты хочешь пообедать?
        - Давай пораньше, - предложила Джина. - Может быть, в семь?
        - Замечательно.
        Джина с сожалением подумала, что она поступает неправильно, но сейчас она уже не могла отказаться. В любом случае вряд ли у Нейл а в голове какие-то иные мысли, кроме деловых.
        Когда девушка поднялась в свою комнату, вокруг не раздавалось ни звука. Даже прислонившись ухом к смежной двери, она ничего не услышала. Она решила оставить под дверью Росса записку, но потом передумала. Ведь Росс тоже не стал ничего объяснять.
        Нейл ждал ее в фойе за пятнадцать минут до назначенного времени. Когда Джина шла ему навстречу, он смотрел на нее с нескрываемым восхищением. У девушки возникло такое чувство, что она какая-то сказочная принцесса.
        Как он и сказал, ресторан находился недалеко от отеля. Он был маленьким и уютным, а цены радовали. Без особого энтузиазма девушка согласилась разделить с ним бутылку «Шато», есть ей совсем не хотелось.
        Сначала разговор не клеился. Джина предприняла попытку поговорить о нем самом, но Нейл неохотно шел на контакт.
        - Еще пара лет, и я займу пост управляющего, когда Джеймс, наконец, уйдет на пенсию, - произнес он, когда она спросила его о работе. - Только не подумай, что я хочу использовать тебя для собственного продвижения, - поспешно добавил молодой человек.
        - Мне это даже в голову не пришло, - заверила его Джина, покривив душой. - Уверена, ты будешь отличным управляющим.
        Они уже пили кофе, когда раздался телефонный звонок. На лице Нейла отразилось недовольство.
        - Боюсь, что мне придется уйти. На работе возникли какие-то проблемы.
        - Служба превыше всего, - улыбнулась Джина, обрадовавшись, что вечер окончен.
        Когда они добралась до отеля, на часах было чуть за девять. Нейл сразу попрощался и исчез. Джина поднялась в свой номер.
        Горничная, которая убирала ее комнату, оставила включенным свет. Девушка замерла, когда увидела в кресле Росса.
        - Путешественница вернулась! - съязвил он.
        Джина с трудом скрыла свое удивление:
        - Как ты вошел сюда?
        - Очень просто. Я открыл смежную дверь. - Росс оглядел ее с головы до ног. - Я же сказал, что вернусь к обеду.
        - Правда? Наверное, я забыла. Боюсь, что я уже поела. Нейл Бакстер пригласил меня.
        - Я понял. - Росс усмехнулся. - Надеюсь, ты понимаешь, что он пытается не упустить своего шанса?
        Зеленые глаза девушки вспыхнули недобрым огнем.
        - Имеешь в виду, он пригласил меня на обед, только чтобы выбить себе место под солнцем? Ты ошибаешься.
        На самом деле Джина тоже так думала, но не собиралась никому признаваться в этом. Нахальное поведение Росса ее разозлило.
        - Если ты закончил, я хотела бы остаться одна, - проговорила она. - Начнем с того, что ты не имеешь права находиться в моей комнате!
        - Я уйду, когда захочу, - ответил Росс. - Нам еще нужно кое-что обсудить. Когда я сказал, что мы оба будем жить своей жизнью, я вовсе не имел в виду, что ты будешь встречаться с мужчинами. А тем более с нашим персоналом. Когда я вернулся, все только и судачили об этом.
        - Ну и что? - язвительно спросила девушка. - Все знают, что наш брак долго не продлится.
        - Мне плевать на это! - Росс вскочил, гневно сверкая глазами.
        - Что, страдает твоя драгоценная гордость? - парировала Джина. - По крайней мере, это не я провела целый день…
        Росс с сарказмом приподнял бровь, и она запнулась.
        - Ну и где, по-твоему, я провел весь день?
        - Десять к одному, что с женщиной, - ответила Джина, все равно она уже наговорила лишнего. - Нужно же компенсировать две ночи воздержания.
        Злость Росса мгновенно улетучилась, уступив место откровенному веселью.
        - Говоришь с большим чувством! А я-то думал, что поступил как джентльмен, дав тебе шанс выспаться прошлой ночью.
        - Не будь таким самоуверенным… - Джина с удовольствием пнула бы его за эту самоуверенность. - У меня нет никакого желания развлекать тебя!
        - Думаю, я смогу тебя уговорить.
        Она не двинулась с места, когда Росс медленно, по-кошачьи, подошел к ней. Ее сердце бешено забилось, и мурашки побежали по спине.
        - Не подходи ко мне! - закричала девушка.
        Она пыталась сопротивляться, когда Росс заключил ее в свои объятия, но сердце говорило ей совсем о другом. Больше всего на свете она хотела принадлежать ему.
        Он поцеловал ее так же страстно, как и в первый раз. В это мгновенье Джина забыла обо всем на свете, отвечая ему со всей пылкостью. Она слишком сильно хотела его, чтобы сопротивляться.
        Они не сразу пришли в себя после страстного секса. Джина молча лежала, утомленная и расслабленная. Росс приподнялся на локте, чтобы посмотреть на нее. Он улыбался.
        - Ну, ты и чертовка, Джина Сэкстон! - Он провел пальцем по ее губам, потом ласково чмокнул в нос. - У нас впереди целая ночь. И еще пара дней. Завтра мы летим на остров. Я снял нам домик на выходные.
        Росс доказал, что она готова быть с ним, когда бы он ни захотел. И сейчас пути назад у нее не было.
        Ну и что, сказала себе Джина, что бы ни случилось потом, это того стоило.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Дом, который арендовал Росс, находился в маленькой отдаленной бухте и внешне напоминал огромную хижину. С миром его соединяла узкая грязная дорога. В доме были две смежные спальни, гостиная и кухня, оборудованная по последнему слову техники.
        - Я все заказал в службе доставки, - пояснил Росс, кода Джина открыла дверь холодильника и увидела, что он до отказа забит едой. - Они пытались удовлетворить самый изысканный вкус. Тебе здесь нравится?
        Не дожидаясь ответа, он притянул Джину к себе. От его взгляда и нежных прикосновений ее сердце бешено забилось.
        Поцелуй Росса был обезоруживающим. Они занялись любовью прямо на ковре перед камином, пылко и страстно, как всегда. Джина отвечала на его ласки с неистовостью изголодавшейся тигрицы.
        - Тот, кто называет англичанок холодными, просто не тех выбирает, - весело пробормотал Росс по прошествии некоторого времени.
        - А может быть, мужчина не всегда может разбудить их пыл, - улыбнулась Джина.
        Девушка забыла все свои страхи и сомнения, она лежала рядом с Россом и наслаждалась его близостью, его теплом. Всего лишь месяц назад она и не знала о его существовании. Сейчас Джина с трудом могла в это поверить…
        День подходил к концу, когда они, наконец, смогли оторваться друг от друга и вылезли из постели. Приняв душ, они вышли из дома и расположились во дворе.
        Джина приготовила салат и откупорила бутылку вина, налив всего один бокал - для Росса. Сама она от вина отказалась, хотела в полной мере насладиться каждой минутой, проведенной здесь, с Россом.
        Ночной воздух был свеж и прохладен. Откинувшись на спинку кресла, Джина чувствовала свое единение с миром. Она полностью расслабилась, наслаждаясь тишиной и покоем.
        - Я могу лежать вот так всю жизнь, - прошептала она мечтательно, глядя в небо.
        - Мне знакомо это чувство, - согласился Росс. - Но жизнь иногда выдвигает собственные требования.
        - Ты имеешь в виду, компанию Оливера, так ведь? Ты не ожидал ведь, что все так сложится.
        - Конечно, - признался он. - Но работа - это еще не все. Даже Оливер прекрасно осознавал это. Он всегда находил время, чтобы хоть немного побыть рядом с мамой. Они много путешествовали в последнее время. Дом в Беверли-Хиллс - не единственный их дом. У них есть собственность на Барбадосе и на Багамах. Я не могу себе представить, что мама оставит все это.
        - А ты не думал о том, чтобы поселиться в одном из этих домов самому? - спросила Джина.
        - Я как раз размышлял о доме на Барбадосе, если, конечно, мама не будет возражать. Я участвовал в планировке и дизайне этого дома. Тебе там понравится, - неожиданно добавил Росс. - Это очень тихое место. И красивое. Мы можем провести там медовый месяц, если хочешь.
        Она рассмеялась.
        - Конечно, я не против!
        - А почему бы и нет? - сказал он. - Разве тебе не нравится проводить время вот так?
        Джина посмотрела на него, только сейчас начиная осознавать смысл его слов.
        - Ты что, говоришь серьезно?
        - Более чем. Поверь мне, после свадьбы нам просто необходимо будет немного отдохнуть.
        Росс подошел к ней и облокотился сзади на спинку ее кресла, обняв Джину за плечи. Девушка чувствовала себя так, будто оказалась на небесах. Они никогда раньше не были настолько близки друг другу. Если бы только так было всегда, подумала Джина с грустью.
        - Ты что-нибудь слышал о Роксане с тех пор, как зачитали завещание? - спросила она, чтобы не дать себе погрузиться в призрачные мечты.
        - Нет, - отозвался Росс. - Она как сквозь землю провалилась.
        - И ты не беспокоишься о ней?
        - Она может сама о себе позаботиться.
        - Что она такого сделала? Чем настроила так против себя? - спросила Джина с участием. - Это как-то связано с деньгами?
        Росс взглянул на нее с любопытством.
        - Она что-то у тебя просила?
        - Да, - призналась Джина. - Ей нужно было отдать долг.
        - Ты ведь не дала ей денег?
        - Завещание только зачитали, оно еще не вступило в силу. Мне просто нечего было дать ей. И, кроме того…
        - Что? - Его голос звучал напряженно.
        - Это довольно большая сумма.
        - Насколько она велика?
        - Триста тысяч.
        - Я так и знал! - воскликнул Росс.
        Джина была бы рада покончить с этой темой раз и навсегда, но, если уж Роксана будет ее золовкой, пусть даже на короткий срок, нужно все выяснить.
        - Знал что? - спросила девушка.
        - Что она снова взялась за старое. Она довела Гарри до банкротства, прежде чем развестись с ним. Разрушив тем самым его жизнь и подорвав здоровье. Я пытался его предостеречь еще до того, как он женился на моей сестре, но он не хотел ничего слышать. Он обожал ее.
        - А где он сейчас?
        - Умер, - ответил Росс с горечью. - Если быть точным, он утонул в море. Его тело так и не нашли.
        У Джины дыхание перехватило.
        - Он был твоим другом?
        - Да. - Видимо, этот разговор был Россу крайне неприятен, потому что он резко сменил тему: - Ты ведь позвонила родителям вчера?
        Джина отрицательно покачала головой. В глазах Росса отразилось удивление.
        - Чего ты дожидаешься? - спросил он строго.
        - Мне не хватает смелости, - призналась девушка. - Их это ранит. Особенно мою мать. Она и так чувствует себя неважно.
        - В любом случае когда-нибудь им придется узнать. Завтра воскресенье. Они наверняка оба будут дома.
        Конечно, Росс прав. Она уже давно должна была рассказать родителям, что происходит.
        - Завтра я позвоню им, - пообещала Джина.
        - На этот раз я прослежу за тобой, - сказал он твердо. - Так ты не сможешь уклониться от звонка, Джина. На карту поставлено слишком многое.
        Сразу после завтрака Джина позвонила родителям. Оказалось, что ее отец ушел играть в гольф, поэтому девушка смогла поговорить только с мамой.
        Новости о завещании миссис Сэкстон восприняла не особенно радостно. А сообщение о свадьбе так ошеломило ее, что некоторое время она не могла вымолвить ни слова.
        - Как ты можешь выходить замуж за человека, которого почти не знаешь? - наконец произнесла женщина. - Ты ведь даже не знаешь, что он из себя представляет!
        В некотором смысле мы очень хорошо знакомы, это подтверждают последние двадцать четыре часа, подумала Джина.
        - Я, правда, знаю, что делаю, мама, - ответила она вслух, чувствуя себя совершенно разбитой.
        Росс взял трубку из рук Джины. Она даже не успела закончить разговор.
        - Здравствуйте, миссис Сэкстон, - произнес он. - Я понимаю, как вы сейчас себя чувствуете, но могу вас заверить, что буду хорошо заботиться о вашей дочери. Вы воспитали чудесную девушку. Она должна быть вам благодарна. Я с нетерпением жду встречи с вами и с вашим мужем. Как и моя мать. Она позвонит вам позже, чтобы поговорить о свадьбе. - Некоторое время он слушал с неопределенным выражением на лице. - Боюсь, что это неосуществимо.
        Он протянул телефонную трубку Джине.
        - Она хочет поговорить с тобой.
        - Я сказала, что если вы собираетесь пожениться, - проговорил голос на том конце провода, - то свадьба должна состояться в Англии. Что значит, это неосуществимо?
        Джина собралась с силами, чтобы объяснить ситуацию помягче.
        - Просто на свадьбу приглашено слишком много людей. Не все смогут прилететь в Англию, - начала Джина. - Гораздо проще вам двоим приехать сюда. Вы ведь приедете, правда? - спросила она с надеждой.
        - Разве мы можем отказаться? - Миссис Сэкстон говорила без всякой радости. - Для твоего отца эта новость станет настоящим шоком.
        - Знаю. - Это все, что Джина могла ответить. - Я позвоню вам завтра.
        Она положила трубку на место, ненавидя себя. Она и Росса ненавидела в этот момент.
        - Это самое отвратительное из того, что мне когда-либо приходилось делать!
        Росс обнял девушку, поцеловав ее сначала в висок, а затем в ушко. От этого по спине ее снова побежали мурашки.
        - Пойдем-ка в постель, - произнес он нежно.
        - Неужели ты только и думаешь о сексе? - спросила Джина. Ее губы сами расплылись в улыбке, когда она увидела, как он смотрит на ее разгоряченное лицо.
        - Сейчас да, - промурлыкал Росс.
        Они прибыли в Лос-Анджелес в понедельник днем. Элинор встретила их с такой радостью, будто они не виделись несколько месяцев, а не несколько дней.
        - Официальное сообщение о свадьбе появилось в газетах в субботу, - рассказывала женщина, когда они все вместе сидели на террасе. - Журналисты предвкушают интервью.
        - Никаких интервью, - объявил Росс твердо. - Ты слышала что-нибудь о Роксане?
        - Ни слова, - ответила Элинор. - Она остановилась в нашем отеле. Я несколько раз звонила ей туда, но ее никогда не было на месте.
        - Я съезжу туда и проверю, - сказал Росс. - У меня есть телефоны некоторых ее друзей из Сан-Франциско. Им я тоже позвоню.
        - У тебя есть какие-то причины, чтобы так рьяно взяться за поиски сестры? - спросила его мать.
        - Она просила, чтобы Джина дала ей триста тысяч долларов - вернуть долг. Я хочу знать, кто кредитор. - Он встал, даже не притронувшись, к своему напитку. - Теперь оставлю вас двоих, чтобы вы смогли обсудить приготовления к свадьбе. Джина пыталась не смотреть, как Росс уходит, но это ей удавалось с трудом. Взглянув на Элинор, девушка увидела, что та улыбается.
        - Я так понимаю, что поездка прошла хорошо, - заключила женщина.
        - Если не считать телефонного разговора с моими родителями.
        - Как ты только нашла для этого время! - Элинор задумалась на некоторое время, очевидно осознав, как трудно было Джине рассказать обо всем. - Как они восприняли новости?
        - Не очень хорошо, - призналась девушка. - Хотя я говорила только с мамой.
        - Для нее это, несомненно, было шоком, но я уверена, что она все поймет. Может быть, мне надо позвонить ей?
        - Росс уже поговорил с мамой. Не уверена, помогло ли это, но родители хотя бы приедут на свадьбу.
        - Это замечательно, - Элинор облегченно вздохнула. - Надеюсь, они остановятся в нашем доме, мне очень хочется познакомиться с ними поближе. - Она улыбнулась Джине, и лицо ее засияло воодушевлением: - Послушай, нам с тобой еще столько всего надо обсудить. Завтра пойдем выбирать тебе свадебное платье. Я уже отметила одно-два, которые, как мне показалось, подойдут, но решать тебе. Приглашения тоже уже готовы. Я подумала, ты захочешь взглянуть на список гостей.
        Джина отрицательно покачала головой.
        - В этом нет смысла. Я все равно никого не знаю.
        Девушке было приятно, что ее мнением интересуются, но она сразу решила согласиться на все предложения матери Росса. Свадьба занимала сейчас все мысли Элинор, а ведь ей просто необходимо было отвлечься. Джине же оставалось примириться с тем фактом, что все эти приготовления, по сути, бессмысленны, потому что их брак не продлится долго.
        Газетные заголовки пестрели сообщениями о свадьбе. «Магнат Харлоу нашел свое счастье». «Принц женится на Золушке». Джина с ужасом разворачивала утреннюю газету, не зная, как далеко зайдет фантазия журналистов.
        Она отклоняла все предложения об интервью, она устала скрываться от назойливых камер, которые повсюду преследовали ее, на нее давила атмосфера публичности.
        - Почему журналисты делают из нашей свадьбы такое событие? - спросила она Росса, увидев однажды утром перед домом целую толпу людей. - Я знаю, что Харлоу - известная фамилия, но в Голливуде живут тысячи людей, еще более знаменитых.
        - Как я уже говорил, они любят копаться в чужом грязном белье. Их интересуют еще неопороченные личности Голливуда, - улыбнулся он. - Но это скоро кончится. А пока тебе придется скрывать свои переживания за улыбкой.
        Они находились в офисе Росса. Джина заскочила туда по пути на ланч, куда ее пригласила будущая свекровь. Занятая приготовлениями к свадьбе, девушка редко появлялась в компании. Она вообще редко видела Росса в последние пару недель. Со времен Ванкувера они не провели вместе ни одной ночи.
        Джина не сомневалась, что он спит с другими женщинами. Ее настроение было соответствующим.
        - Мои родители приезжают завтра, - объявила она. - У тебя найдется время, чтобы встретить их в аэропорту вместе со мной?
        - Наверное, - ответил Росс, не поднимая головы. - Днем я встречаюсь с Изабель, после этого я свободен. Изабель Дантри, - уточнил он, отвечая на немой вопрос. - Инвестор. Тебе она тоже может быть полезна. Я вас познакомлю.
        - Мне не нужны никакие инвестиции, - воскликнула Джина. - Не у всех же синдром жадности. Все дело в том, что деньги созданы, чтобы приносить удовольствие. Зачем сидеть и смотреть, как умножается твой капитал, если тебе жалко потратить доллар!
        Это произвело эффект. Росс с любопытством взглянул на нее, заметив, как раскраснелись ее щеки.
        - Это твое искреннее мнение или просто повод поругаться? Ты за этим и зашла ко мне на работу?
        - Я не собираюсь ни с кем ругаться, я пришла спросить насчет аэропорта, вот и все.
        - Ты могла бы просто позвонить.
        - Просто я по горло сыта всем этим притворством! - закричала Джина, давая выход эмоциям. - Я жалею, что согласилась на все это, с самого начала!
        - Слишком поздно. - Голос Росса звучал спокойно и уверенно. - Ты сожгла все мосты еще тогда, когда встала на этот путь.
        Сейчас больше всего на свете Джине хотелось поколотить его. Но она не сделала этого.
        - Потерпи, - произнес он. - Через четыре дня мы уже будем на Барбадосе, и свадьба останется позади. Там есть свой пляж. Мы сможем плавать обнаженными, заниматься любовью под звездным небом… Звучит заманчиво, правда?
        - Просто идиллия, - язвительно пробормотала Джина и выскочила из его кабинета.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Сэкстоны прилетели вечером, они выглядели усталыми после длинного рейса. Росса они поприветствовали довольно прохладно.
        - Должен признаться, это совсем не то, что мы ожидали, - объявил Лесли Сэкстон. - Но Джина уже большая девочка, чтобы самой принимать решения. Все, о чем мы просим, чтобы вы заботились о ней. Она нам очень дорога.
        - И мне она тоже очень дорога, - заверил их Росс.
        Это, правда, если принять во внимание, сколько он может потерять без меня, подумала девушка.
        Элинор тепло приветствовала родителей Джины. Она предоставила девушке показать им комнату, где они будут жить, и пригласила их к ужину.
        - Теперь я понимаю, почему ты не захотела отказаться от всего этого, - произнесла Лиза Сэкстон, оглядывая дом по пути в комнату. - Это совершенно другой мир. Но зачем так поспешно выходить замуж?
        Джина рассказала им только о том, что она унаследовала часть состояния деда, не посвящая родителей в детали. Но ведь рано или поздно они все равно узнают.
        - Оливер поставил условие, чтобы мы с Россом поженились, - решилась Джина.
        Лиза замерла на месте, на ее милом лице отражалась вся гамма эмоций.
        - Хочешь сказать, что ты даже не испытываешь никаких чувств к нему?
        - Я этого не говорила. - Джина приложила максимум усилий, чтобы ее голос звучал оптимистично. - Просто при нормальных обстоятельствах мы бы поженились позже, вот и все.
        - Но ведь это брак не по любви.
        - Возможно, но ведь кроме любви есть еще и другие чувства.
        - О чем ты говоришь? - произнесла Лиза расстроено. - Ты изменилась с тех пор, - как уехала из Дома, Джина. В тебе никогда раньше не было такой жесткости.
        - Это называется уверенность в себе, - ответила девушка с легкостью. - Она необходима, чтобы выжить в таком мире, как этот. Не волнуйся за меня, мама. Я знаю, что делаю.
        - Ты уже говорила мне об этом, но я тебе не поверила, - сказала Лиза. - Просто мы любим тебя, Джина. И, конечно, мы не можем не волноваться!
        - Думаю, нам лучше пойти в нашу комнату, - тоном дипломата вставил Лесли. - Мы можем поговорить и позже.
        Джина проводила родителей в комнату и оставила их отдыхать. Закрыв за ними дверь, девушка почувствовала себя неловко. Ей было стыдно, что ей приходится обманывать родителей. Да и Элинор тоже.
        Росс в одиночестве сидел на террасе. Он был благодарен Джине, когда та присоединилась к нему.
        - Что случилось? - спросил он, взглянув в ее грустные глаза.
        - Я рассказала родителям об условии Оливера, - ответила девушка. - Им это не очень-то понравилось.
        - Может быть, тогда тебе следовало оставить их в неведении.
        - Чтобы кто-нибудь другой рассказал им. Вряд ли это было бы лучше.
        Росс с минуту смотрел на девушку, а затем спросил:
        - А ты как себя чувствуешь?
        - О, я просто в восторге! - Джина не пыталась скрыть сарказма. - Я стану миллионершей. Что может быть лучше?
        - Если ты снова думаешь отступить, забудь об этом, - произнес он твердо. - Раз уж мы так далеко зашли, то дойдем до конца. А все-таки, чем вызвано такое настроение? Все было в порядке до вчерашнего дня.
        Я действительно замечательно чувствовала себя, пока ты не оставил меня одну на целых две недели, хотелось крикнуть ей, но этими словами она только обнаружила бы свои чувства к нему.
        - Я убеждала себя, что деньги компенсируют все, чего мы будем лишены в браке, - нашлась Джина. - Я ошибалась.
        - Я бы не сказал, что мы будем лишены чего-то, - возразил Росс.
        - Ты имеешь в виду секс? - Она пожала плечами, стараясь сохранить спокойствие. - Ты можешь спать с другими женщинами. О, нет, не беспокойся обо мне, я переживу. Я слишком привыкла к хорошей жизни, чтобы отказаться от нее из принципа. Ты разыскал Роксану?
        Росс воспринял неожиданный вопрос спокойно. Выражение его лица не изменилось.
        - Она в Финиксе. Живет там с каким-то мужчиной, с которым познакомилась в Сан-Франциско.
        - Она приедет на свадьбу?
        - Я с ней не разговаривал. Человек, с которым она живет, сказал, что Роксана отдыхает и не хочет, чтобы ее беспокоили. Он передаст ей приглашение. Остальное зависит только от нее.
        Он поднялся, когда из дома вышли родители Джины в сопровождении Элинор, и вежливо произнес:
        - Не хотите ли чего-нибудь выпить перед ужином? Я считаю, что это поможет расслабиться после утомительного перелета.
        Вечер длился бесконечно, разговор шел с трудом. Джина не могла винить родителей за то, что они ведут себя подобным образом. Она вполне понимала их чувства. Она с сожалением подумала, что ей следовало бы рассказать им все с самого начала. Тогда у них, по крайней мере, было бы время, чтобы немного привыкнуть к мысли, что их дочь выходит замуж.
        Элинор прилагала все усилия, чтобы разрядить обстановку, но ее действия были обречены на провал. Лиза ушла в свою комнату в десять, объяснив это тем, что у нее глаза слипаются от усталости.
        - Думаю, я и сама лягу сегодня пораньше, - сказала Элинор, когда Сэкстоны удалились.
        Джина взяла свой бокал и осушила его, а когда Элинор вышла, со звоном поставила его обратно на стол.
        - Я думала, ты тоже собираешься уходить, - съязвила девушка.
        - Не сейчас. - Росс говорил тихо, но твердо. - Нам нужно поговорить.
        - Мне не о чем с тобой разговаривать. Все, что хотела, я уже сказала.
        Росс внимательно взглянул на нее.
        - Прости, что не уделял тебе внимания в последние дни. Я был очень занят.
        Она в этом и не сомневалась. Вопрос - с кем?
        - Ладно, как долго мы будем жить вместе после свадьбы? - спросила Джина, стараясь держать себя в руках.
        На лице Росса промелькнуло едва уловимое выражение, она не могла понять его реакцию.
        - Несколько месяцев, может быть.
        - А так ли легко здесь развестись?
        - Если обе стороны пришли к соглашению, то да.
        - Возможно, нам следует заключить брачный контракт? - поинтересовалась Джина. - В конце концов, у тебя намного больше имущества, чем у меня.
        Росс скривил губы.
        - Если ты настаиваешь на этом, я предоставлю тебе такую возможность.
        Росс встал и вышел, даже не попытавшись поцеловать девушку. Джина уже не удивлялась его поведению, и даже на переживания у нее не осталось сил.
        Больше всего на свете ей хотелось, чтобы Оливер оставил все как есть. Не считая ошибки в выборе карьеры, Джина была вполне счастлива в своей прежней жизни. И ей, несомненно, было бы намного лучше, не знай, она, что Росс вообще существует.
        На следующий день Джина с родителями отправилась в город. Они походили по магазинам, пообедали в ресторане. Всю дорогу они обменивались впечатлениями от Лос-Анджелеса, старательно избегая разговоров о предстоящей свадьбе. Джина была благодарна родителям за то, что они не мучили ее вопросами, на которые у нее не было ответов.
        Вернувшись, домой, Джина воспользовалась возможностью часок отдохнуть у бассейна. Ей необходимо было немного побыть одной.
        Завтра в это время она уже будет на пути в церковь. В самую роскошную в городе, естественно. Любая невеста мечтает о грандиозной свадьбе, где все взгляды будут прикованы к ней. Но не каждой невесте придется столкнуться с таким пристальным вниманием публики, как это предстоит завтра Джине. А зачем все это? Их брак заранее обречен. Допустим, она откажет Россу в разводе, но чем это ей поможет?
        Девушка ожидала, что она не заснет всю ночь, волнуясь о предстоящем дне, но вопреки всем ожиданиям крепко проспала до самого утра. День тянулся мучительно медленно. Она через силу поела - Элинор и ее мать настояли, чтобы она перекусила перед предстоящей церемонией. Кому-то покажется странным, что свадьбу проводят в пять часов вечера, но для этих мест это обычная вещь.
        Элинор, Лиза и подружки невесты на длинном белом лимузине уехали в церковь в четыре. Джина вместе с отцом должны были прибыть на старинном «роллс-ройсе».
        Лесли Сэкстон едва удержался от слез, когда увидел, как Джина спускается по лестнице в прекрасном белом свадебном платье.
        - Ты такая красавица! - воскликнул он с восхищением. - Нам будет так тебя не хватать!
        - Я тоже буду скучать без вас, - ответила девушка честно. - Но ведь то, что я выхожу замуж, не значит, что мы больше никогда не увидимся. Я буду приезжать к вам так часто, как только смогу.
        Если ее отец и заметил, что она произнесла «я» вместо «мы», то не подал виду.

«Роллс-ройс» привлек всеобщее внимание, когда проезжал по городу. Джина ожидала, что журналисты будут на их свадьбе, но она оказалась совершенно не готова увидеть такую толпу газетчиков возле церкви. Вспышки камер ослепили ее, когда она ступила на красную ковровую дорожку, ведущую к алтарю. Джина приложила все усилия, чтобы с ее лица не сходила улыбка. Невеста должна, по крайней мере, выглядеть счастливой.
        Она почувствовала облегчение, оказавшись под церковным сводом, где ее уже ждали подружки невесты в одинаковых платьях гранатового цвета. Когда Джина под руку с отцом проходила между рядами под звуки органа, все лица были обращены на нее. Дайан Ричардс сидела в середине третьего ряда. Она была едва узнаваема в своей широкополой шляпе. Ее сапфировые глаза сверкали от гнева. Джина сомневалась, что Элинор вписала ее имя в список приглашенных, значит, это сделал Росс. Но, в конце концов, почему бы и нет? Их соперничество добавит перца в обычный ход свадебной вечеринки.
        Росс, который выглядел просто великолепно в темно-синем костюме, ждал появления невесты у алтаря. Джина почувствовала ком в горле, когда посмотрела в проникновенные серые глаза своего будущего мужа. Росс дружески подмигнул ей.
        Дальнейшее запомнилось ей лишь отдельными фрагментами - речь священника, путь из церкви под руку с человеком, который теперь стал ее мужем, искушение послать воздушный поцелуй Дайане, вспышки фотокамер.
        - Слава богу, все позади! - воскликнул Росс уже в машине, когда они ехали на свадебный банкет. Он смотрел на Джину, даже не пытаясь прикоснуться к ней. - Выглядишь чудесно!
        - Я чувствую себя музейным экспонатом, - проговорила она, стараясь казаться легкомысленной. - Я не ожидала, что будет так много людей.
        - Свадьбы всегда привлекают внимание, - пояснил Росс. - Нам еще предстоит пережить банкет, так что не расслабляйся.
        Вечеринка проходила недалеко от отеля. Здесь их поджидала очередная толпа журналистов. Элинор, родители Джины, а также шафер и подружки невесты уже собрались у входа, чтобы приветствовать прибывающих гостей. Заняв свое место рядом с Россом, Джина приготовилась пройти очередное испытание.
        Кажется, это длилось целую вечность. У нее рука болела от всех рукопожатий, а скулы свело от застывшей на лице улыбки. Девушка уже встречалась с некоторыми из этих людей, но не помнила ни одного имени. Последней каплей стало появление Дайан. Она ослепительно улыбалась, ее глаза блестели, но в них не было и намека на теплоту.
        - Мои поздравления, - промурлыкала Дайан, даже не протянув Джине руки. Актриса немедленно переключила все внимание на Росса, расплывшись в улыбке. - Тебе повезло. Она вполне симпатичная!
        - Правда? - спросил он. - Я рад, что ты смогла прийти, Дайан.
        - Как будто я могла пропустить такое событие!
        Дайан последовала дальше, под руку с человеком, который сопровождал ее в этот день. Джине оставалось только стиснуть зубы и улыбаться. Она не могла скрыть своего раздражения оттого, что Росс спал с этой женщиной и, скорее всего, спит до сих пор.
        - Потерпи, - прошептал ей муж, взглянув в ее побледневшее лицо. - Осталось совсем немного.
        Вечеринка была поистине шикарной. На каждом столе стояли ведерки с охлажденным шампанским. Официанты разносили закуску под музыку специально приглашенного квартета. Новобрачные принимали бесчисленные поздравления, гости произносили речи и тосты. После еды начались танцы. Первыми, конечно, танцевали новобрачные.
        - Еще полчаса, и мы уйдем, предоставив гостям развлекаться дальше, - прошептал Росс на ушко Джине. Он поцеловал ее, чем вызвал бурные аплодисменты в зале. - Думаю, что этот поцелуй достоин такой реакции публики!
        Джина никак не отреагировала на последнее замечание Росса. Она совершенно не предполагала, что он поцелует ее. От его поцелуя, такого неожиданного и страстного, у девушки закружилась голова, и сбилось дыхание.
        Росс находился так близко, что Джина утратила способность думать о чем-либо еще. Каждой клеточкой своего тела она страстно желала, чтобы этот танец никогда не кончался. Она так хотела быть с ним, стать частью этого мужчины, который теперь стал ее мужем.
        Человек, имя которого Джина никак не могла вспомнить, похлопал Росса по плечу.
        - Пора вам, голубки, дать и гостям шанс потанцевать, - весело сказал он.
        Рассмеявшись, Росс выпустил Джину из своих объятий.
        - Только не думай, что ты украл мою жену на долго!
        Джина улыбнулась, когда мужчина закружил ее по залу. Она понимала, что нужно делать вид, что это настоящая свадьба, соблюдать правила и традиции. Но какой же это все-таки фарс!
        Гости присоединились к танцующим, заполнив зал так, что едва не наступали друг другу на ноги. Вот Джину подхватил очередной гость, потом еще один. Так продолжалось снова и снова. Она делала все возможное, чтобы поддерживать разговор со всеми, старательно улыбалась и изображала веселье. Ведь все это было неотъемлемой частью такого события, как свадьба. Просто нужно пережить этот день.
        Вдруг у нее возникло искушение забыть обо всем - о завещании, о наследстве. Она выходит замуж за любимого человека, на ее свадьбе собралось полгорода, она сегодня самая красивая женщина на этом празднике. Может, стоит просто радоваться и плыть по течению?
        Но одного взгляда на Дайан в объятиях Росса хватило, чтобы все иллюзии развеялись. Эти двое, казалось, ничего не хотели скрывать. Они смотрели друг на друга так, как смотрят любовники.
        Джина чувствовала себя разбитой и униженной. Он мог бы, по крайней мере, не афишировать свою любовную связь с этой женщиной. Хотя бы не на собственной свадьбе!
        Когда Росс нашел ее через полчаса, Джина сделала вид, что вовсю веселится.
        - Выпей со мной шампанского! - предложила она, доставая бутылку из ведерка со льдом. - Ночь только начинается!
        Росс критически осмотрел жену.
        - И сколько ты уже выпила?
        И хотя Джина выпила совсем немного, она не собиралась в этом признаваться.
        - Я потеряла счет! - воскликнула она легкомысленно. - Какая разница? Я ведь не за рулем.
        - Завтра утром нам предстоит пятичасовой перелет на Барбадос, - ответил он. - Так что нам пора, уже полночь.
        - Магический час! - воскликнула девушка. - За это стоит выпить! А потом наш с тобой последний танец.
        Выражение лица Росса не изменилось, лишь в глубине его серых глаз появился мерцающий блеск. Он протянул Джине руку.
        - Пойдем. - Росс резко дернул ее за руку и притянул к себе.
        - Улыбайся, дорогой, на нас все смотрят! - ехидно пропела Джина. - Ты же не хочешь произвести неправильное впечатление на журналистов, так ведь?
        - Они меня не интересуют, - пробормотал он.
        Джина рассмеялась.
        - Ну, конечно! Ты сам прекрасно знаешь, что наша свадьба - фарс. Какой смысл притворяться! Это все происходит из-за того, чтобы нам досталась компания Оливера. Я вышла за тебя замуж только потому, что не хочу, чтобы имя Харлоу было забыто или, еще хуже, стало предметом насмешек. Но я никогда больше не лягу с тобой в одну постель.
        Он все еще держал ее в своих объятиях.
        - Ты уверена?
        - Можем заключить пари, - ответила девушка. - Сегодня я буду ночевать в комнате для гостей.
        Росс немного отстранил Джину от себя и заглянул ей в лицо. Ее зеленые глаза сверкали огнем. Похоже, она настроена серьезно.
        - Но ты же сама не ледышка, Джина. Мы уже доказали это.
        - Все меняется. - В горле у девушки пересохло, в груди стоял ком, но она не собиралась сдаваться. - Ты можешь выбрать себе любую другую женщину. Например, Дайан Ричардс. Вы, кажется, очень близки!
        В его глазах вспыхнула насмешка.
        - По отношению к Дайан я едва бы употребил слово «близость». У нас с ней кое-какие дела.
        Ну, конечно, подумала Джина, я так и поняла, увидев, как вы танцуете. Однако вслух она ничего не сказала.
        Колени девушки дрожали, но она продолжала играть свою роль. Росс не сломит ее решимость, какое бы давление он на нее ни оказывал. Она не собирается быть одной из вереницы его женщин.
        Когда новобрачные прибыли в отель Харлоу, расположенный в Беверли-Хиллс, было уже почти два часа ночи.
        И машине, и по пути в апартаменты Росс не сказал ни слова. Джина тоже молча ждала, пока он откроет дверь. Вдруг Росс подхватил ее на руки и перенес через порог.
        - Это обычай, - улыбнулся он.
        Джина сопротивлялась, когда он понес ее в спальню, но на него это не повлияло. Он аккуратно опустил ее на кровать. Ее платье застегивалось на множество крошечных жемчужных пуговиц. Джина отстранила его руку, когда он начал расстегивать их.
        - Не смей даже прикасаться ко мне! - прошипела она сквозь зубы. - Я же сказала, это не пройдет!
        Он усмехнулся:
        - Хочешь проверить?
        Джина попыталась отвернуться, когда Росс склонился над ней, но она не могла устоять перед его губами. Если бы он силой хотел вырвать у нее поцелуй, она могла бы побороться с ним. Но он целовал ее так нежно, ласково, мягко, что у нее закружилась голова.
        Девушка не могла унять бешено колотящееся в груди сердце. Она приоткрыла рот, отвечая на поцелуй, по ее телу пробежала дрожь. Запустив пальцы в густые черные волосы своего мужа, Джина с нарастающей страстью целовала его. Все ее эмоции обрушились сейчас на Росса, ведь они не виделись почти две недели.
        Жемчужные пуговички одна за другой падали на пол. Джина не обращала на них внимания, она вообще ни о чем не могла думать. Росс расстегнул молнию на платье, и оно соскользнуло на пол, туда же, где валялись крошечные жемчужины. Когда они, наконец, слились воедино, волна наслаждения накрыла Джину с головой, заставив забыть все обиды и сомнения.
        И только когда страсти утихли и они лежали на шелковых простынях, пытаясь восстановить сбившееся дыхание, в голове девушке мелькнула тоскливая мысль - Росс доказал свою правоту, она не может устоять перед ним.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Барбадос показался Джине необыкновенным, вилла Харлоу - потрясающей. Джина влюбилась в этот дом с первого взгляда.
        Она была рада, что на вилле нет прислуги, и Росс, казалось, тоже наслаждался уединением. Первые дни молодожены провели, отдыхая на личном пляже, плавая и загорая, когда им того хотелось. Они в полной мере наслаждались медовым месяцем, занимаясь любовью в лунные, звездные ночи.
        Первый укол ревности Джина почувствовала, когда они однажды поехали на ланч в ресторан. Она заметила, как привлекательная девушка, сидевшая в одиночестве за столиком неподалеку, смотрела в их сторону. Но, выйдя из дамской комнаты, Джина никак не ожидала увидеть эту особу за их столиком в обществе Росса.
        - Здравствуйте! - поприветствовала она Джину, все еще смеясь. Очевидно, Росс сказал ей что-то смешное. - Я - Саманта Бартон. Росс сказал мне, что вы проводите здесь медовый месяц. Я бы ни за что не подошла, знай я об этом раньше.
        - Сэм живет на острове. У нее студия дизайна на Броад-стрит, - пояснил Росс. - Я не заметил ее, когда мы вошли.
        - Я переехала сюда пару лет назад, подальше от бешеного ритма Лос-Анджелеса, - продолжила Саманта. - И ни разу не пожалела об этом. А тебе нравится Барбадос?
        - Здесь чудесно, - согласилась Джина. - Я бы и сама с удовольствием жила на этом острове.
        - Особенно на вилле Харлоу! Я как-то останавливалась там на пару недель, пока не обосновалась в другом месте.
        - Вы, наверное, давно знакомы? - предположила Джина.
        - Не очень. Я помогала в разработке дизайна их дома в Беверли-Хиллс. Поэтому Росс и предложил мне воспользоваться их виллой здесь. - Она снова повернулась к мужчине, улыбаясь слишком уж интимно. - Я была ему очень благодарна.
        Новоявленная миссис Харлоу пыталась понять, приезжал ли Росс на остров в это время. Судя по тому, как вела себя эта девушка, становилось ясно, что в прошлом между ней и Россом что-то было. Но даже если бы их брак не был заключен по расчету, его прежняя жизнь Джину никак не касается.
        - У меня сегодня что-то вроде дружеской вечеринки, - сообщила Саманта перед уходом. - Я бы очень хотела, чтобы вы тоже пришли.
        - Мы будем там, - пообещал Росс прежде, чем Джина успела придумать благовидный предлог для отказа.
        - Замечательно! Тогда подъезжайте к восьми. - Она посмотрела на Джину так, будто только что одержала над ней маленькую победу. - Буду с нетерпением ждать.
        - По-моему, ты не в восторге от предложения Саманты, - заключил Росс, когда девушка отошла.
        Джина натянуто улыбнулась.
        - Я не люблю вечеринки, где собирается множество людей, которых мы, скорее всего, больше никогда не увидим.
        - Мы всю неделю провели вдвоем, - ответил он. - Я подумал, тебе захочется провести вечер в другой компании.
        - А тебе уже захотелось?
        - Мне - да, - ответил он. - Хотя бы на несколько часов.
        Она снова заставила себя улыбнуться.
        - Что ж, тогда все в порядке.
        Остаток дня они больше не затрагивали эту тему. Они сняли лодку и провели три незабываемых часа, плавая вдоль побережья. Джина искренне считала, что она могла бы поселиться на Барбадосе. По сравнению с Лос-Анджелесом остров был оазисом мира и спокойствия.
        Когда Росс и Джина вернулись на виллу, было уже поздно. У них осталось время только на то, чтобы перекусить и собраться на вечеринку.
        Из-за Саманты Джина остановила свой выбор на платье, подчеркивающем все достоинства ее фигуры. Косой срез давал возможность оценить великолепные ноги девушки. Лиф почти не скрывал высокую грудь, плечи были открыты. Босоножки на тонком каблуке завершали наряд.
        Выглянув из ванной комнаты, Росс присвистнул.
        - Своим видом ты способна свести с ума любого мужчину!
        - Я и не предполагала, что тебя нужно сводить с ума, - улыбнулась она.
        В глубине души Джина надеялась, что сейчас он предложит остаться дома вместо того, чтобы идти на эту вечеринку. Именно этого она хотела добиться, появившись перед мужем в таком наряде. Но он, очевидно, не собирался менять своего решения. Что ж, она, по крайней мере, будет чувствовать себя уверенно в этом платье.
        По дороге они перекинулись парой ничего не значащих фраз; Джина приложила максимум усилий, чтобы ее голос звучал легкомысленно. Ну и что с того, что Росса и Саманту в прошлом связывали какие-то отношения? Это совсем не значит, что он испытывает влечение к ней и сейчас.
        Она знала, что хватается за соломинку. То, как эти двое смотрели друг на друга, когда она впервые увидела их вместе, дало ей понять, что между ними что-то еще осталось.
        Дом Саманты по размеру не уступал вилле Харлоу. Когда прибыли Росс и Джина, там уже присутствовало огромное количество гостей.
        Слишком много для дружеской вечеринки, подумала Джина печально.
        Саманта, выделяющаяся из толпы благодаря своему наряду цвета золота, встретила их как почетных гостей. И, очень ловко оставив Джину в обществе зрелого мужчины по имени Адриан, увела Росса. Она сказала, что познакомит его с кем-то из мира гостиничного бизнеса, кто хочет продать свой отель на острове.
        - Меня удивляет, что Росс с такой легкостью оставил вас в обществе другого мужчины. Вы выглядите просто потрясающе! - улыбнулся Адриан. - Я бы точно не оставил вас одну!
        - Вы давно знаете Саманту? - спросила Джина, никак не прореагировав на его слова.
        - Около года, - ответил он. - Мы живем вместе. - Он уловил в глазах девушки немой вопрос и с непринужденной улыбкой произнес: - Мне сорок шесть. Я бы сказал, у нас с ней не такая уж и большая разница в возрасте. Может быть, немного больше, чем у вас с Россом, но что с того?
        И в самом деле? - подумала Джина, почувствовав облегчение оттого, что Саманта не свободна.
        - А этот дом принадлежит вам?
        - Да. Я построил его в прошлом году. Дизайн - дело рук Саманты. Она умная женщина. - Возникла недолгая пауза. - Она сказала мне, что ваш муж является ее старым другом. Но я чувствую, что их связывало нечто большее.
        Джина приложила все усилия, чтобы не выдать свои эмоции.
        - Вас это беспокоит?
        - Не важно, что было у нее до меня, - ответил он, пожав плечами. - Все, о чем я прошу, - это быть верной, пока мы вместе. Смею предположить, что от мужа вы ждете того же.
        Джина не собиралась вдаваться в подробности ее отношений с Россом.
        - Я не думала об этом, - уклончиво ответила она. - Я уверена в его порядочности.
        - Ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, - произнес Адриан. - В жизни много соблазнов, а люди слабы. Мне и самому иногда трудно устоять перед искушением, особенно сейчас. - Последние слова он сопроводил улыбкой. - Сейчас, наверное, не самый подходящий момент, но, может быть, вы согласитесь посмотреть сад? - Он снова улыбнулся. - Мне необходим глоток свежего воздуха, здесь так душно.
        Как ни старалась, Джина не увидела поблизости ни Росса, ни Саманту. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы сосредоточиться на разговоре с мужчиной, стоявшим перед ней.
        - С удовольствием выйду с вами в сад. Мне и самой не помешает немного освежиться.
        Сад располагался по обе стороны дома. Он был освещен приглушенным светом. Джине еще никогда не приходилось видеть столь прекрасный сад. Она была поражена мириадами ароматов, царящих в этом месте.
        - Здесь чудесно! - с чувством воскликнула она. - Я бы так хотела иметь такой сад, только мы живем в пентхаусе при отеле.
        - Ну, так переезжайте в дом, - ответил Адриан, таким тоном, будто это было проще всего на свете. - Или постройте свой собственный. Пентхаус не место, чтобы растить детей. Если вы, конечно, хотите завести малыша.
        - Несомненно. - Джине стоило больших усилий улыбнуться. - Но не сейчас. Я еще даже не привыкла к положению замужней женщины.
        - Я бы не стал долго ждать с этим, - посоветовал Адриан. - Я бы ни за что не расстался с женой, если бы у нас были дети.
        Джина подумала, что если брак держится только на детях, то не стоило вообще связывать свои судьбы, но воздержалась от комментариев.
        Они вернулись как раз в тот момент, когда Росс и Саманта появились с другой стороны дома. По их лицам невозможно было понять, чем они занимались, пока были вдвоем.
        Саманта первой нарушила тишину:
        - Я показывала Россу нашу новую яхту. А вы где пропадали?
        - А я проводил экскурсию по саду. - Голос Адриана звучал спокойно, хотя Джина чувствовала, что он немного напряжен. Эти двое отсутствовали около часа - времени им хватило бы на что угодно.
        - Как прошла встреча? - спросила Джина, чтобы немного разрядить обстановку. - Отель подходящий?
        - Не для Харлоу, - ответил Росс спокойно. - Почему бы нам не потанцевать, раз уж мы здесь?
        Она с трудом удержалась от резкого отказа, который был уже готов сорваться с ее губ. Джина молча прошла с ним на танцевальную площадку, от близости мужа по спине снова пробежали мурашки.
        - Тебя что-то беспокоит? - спросил он.
        - С чего ты это взял?
        - Ты выглядишь так, будто съела жгучего перца. Я знал, что ты не очень-то хотела идти на эту вечеринку, но, кажется, ты прекрасно чувствовала себя в обществе Адриана всего пару минут назад.
        - Так и было, - ответила она. - Он очень милый. Саманта сделала хороший выбор.
        - Согласен. Так же, как и он. Они составили прекрасную пару.
        - Лучше, чем досталась тебе? - Слова сорвались с ее губ прежде, чем Джина смогла сдержаться. Она уже сожалела о своем замечании.
        Прежде чем Росс заговорил, прошло некоторое время. В его голосе сквозили прохладные нотки.
        - Мне следует ожидать таких выпадов каждый раз, когда ты встретишь меня с женщиной, с которой я знаком?
        - Нет, конечно, нет. - Джина приложила максимум усилий, чтобы голос звучал ровно. - Мы оба свободны.
        - Да что ты говоришь! - усмехнулся Росс и вдруг привлек ее к себе. - Я хочу тебя, - прошептал он, коснувшись губами ее щеки. - Поехали домой.
        Джина почувствовала удовлетворение, увидев, как расстроилась Саманта, когда Росс сказал ей, что им пора. Хотя и поспешила улыбнуться, чтобы скрыть это. Саманта заявила, что надеется увидеть их еще раз до отъезда в Лос-Анджелес. Адриан сердечно распрощался с ними, но таких пожеланий не высказал. Это заставило Джину подумать, что его тоже терзают сомнения по поводу того времени, что Росс и Саманта провели вместе.
        Джина наслаждалась прохладой ночного воздуха, когда они ехали обратно по побережью. Остров был наполнен тишиной и покоем. Ей будет не хватать всего этого в Лос-Анджелесе. Девушка сомневалась, что когда-нибудь они снова вместе приедут на Барбадос. Конечно, она могла и одна приехать сюда, но, скорее всего, не будет этого делать. В мире есть еще множество мест, где она никогда раньше не бывала. Не связанных ни с какими воспоминаниями.
        Через несколько дней они вернулись в Лос-Анджелес. Элинор встретила Росса и Джину с нескрываемой радостью.
        - Полагаю, мне стоит присмотреть себе дом поменьше и поближе к городу, - заявила она, когда все трое, как обычно, расположились на террасе.
        - У меня идея получше, - отозвался Росс. - Почему бы тебе не переехать в мои апартаменты, а мы с Джиной переберемся в этот дом? Ты сможешь заказывать еду прямо в номер, когда захочешь. Ты ведь знаешь, что в «Харлоу» замечательное обслуживание.
        Кажется, Элинор его предложение понравилось. Она взглянула на Джину.
        - А ты что думаешь, дорогая?
        Девушка была совершенно сбита с толку. Она и представить себе не могла, зачем Россу понадобилось переезжать в такой огромный дом.
        - Я бы с удовольствием поселилась здесь, - ответила она. Девушка просто не могла сказать что-то другое при данных обстоятельствах.
        - Тогда будем готовиться к переезду, - объявил Росс. - В понедельник я займусь необходимыми приготовлениями. Полагаю, ты захочешь изменить мой пентхаус, прежде чем переехать, - обратился он к матери. - Дизайн всегда имел для тебя большое значение.
        - Верно. Я позвоню своему дизайнеру и попрошу его взглянуть на апартаменты. - Женщина говорила с энтузиазмом. - Ты, наверное, тоже захочешь все здесь изменить, Джина.
        - Мне все здесь нравится, - ответила девушка искренне. - У нас очень похожие вкусы. А вы уверены в том, что хотите поменяться? - Джина почувствовала необходимость спросить об этом. - Я хочу сказать, конечно, пентхаус в «Харлоу» довольно большой, но он не идет ни в какое сравнение с этим домом. Кстати, а как же бассейн? Вы ведь плаваете каждое утро.
        - При отеле есть два бассейна. Я смогу плавать там перед завтраком. - Очевидно, у Элинор в мыслях никаких сомнений не возникало. Она бодро поднялась со стула. - Пойду-ка я позвоню Морису. Он, скорее всего, по уши в работе, но должен найти для меня время.
        После ее ухода повисла пауза. Росс первым нарушил тишину:
        - У тебя есть возражения?
        - Почему возражения? - спросила Джина. - Я просто принимаю во внимание все возможные неудобства.
        - Мне сразу пришла в голову эта идея, когда мама заговорила о переезде, - сказал Росс. - Уж лучше я буду жить в этом доме, чем мы его просто продадим. И я уверен, что тебе будет удобнее жить здесь, чем в моих апартаментах.
        Джине нечего было возразить. Несмотря на то, что пентхаус был достаточно большим, он не шел ни в какое сравнение с домом Оливера.
        - Ты думаешь, твоей матери там будет комфортно? - спросила она с сомнением.
        - А почему нет? Она сама подумывала о том, чтобы переехать в пентхаус, - заявил Росс. В любом случае она там все переделает. Или Морис сделает это за нее. Кстати, мама не станет возражать, если ты тоже внесешь изменение в дизайн этого дома.
        - Я не вижу в этом смысла, учитывая то, что я буду жить здесь в лучшем случае несколько месяцев.
        Возникла пауза. Росс снова заговорил первым:
        - Ты все еще хочешь входить в совет директоров компании после развода? Я имею в виду, в качестве одного из главных держателей акций.
        - Сомневаюсь, - призналась девушка. - Скорее всего, я вернусь в Англию. Ты сможешь стать обладателем контрольного пакета, я отдам тебе свою долю.
        Если Росс и был благодарен ей за это, то он не показал виду.
        - Чем ты собираешься заняться по возвращении в Англию?
        - Тем, что мне нравится, - ответила Джина, пожав плечами. - Может быть, буду путешествовать. Я ведь нигде не бывала, кроме Испании, Италии и теперь вот Америки. Я всегда мечтала посмотреть мир.
        - Звучит так, будто ты собралась в кругосветное путешествие, - прокомментировал Росс без энтузиазма. - В одиночку?
        - Так лучше всего, - ответила девушка. - В одиночестве наслаждаться красотами мира. В любом случае все это пока только мечты.
        - Конечно, все так скоро не делается. Все, что нам нужно, - это оформить необходимые бумаги. Если ты всерьез намерена продать мне свою долю, то мне нужно от тебя всего лишь шесть процентов. Остальные акции ты можешь оставить себе, и дважды в год будешь получать с них неплохие дивиденды. Ведь у тебя останется двадцать четыре процента акций. На эти деньги ты сможешь делать все, что захочешь.
        - Отлично. - Джина не хотела думать об этом. Все ее разговоры о путешествии по миру в одиночестве - полная чушь. Какое же это удовольствие, когда даже не с кем поделиться впечатлениями?
        Вдруг зазвонил мобильный Росса. Росс достал телефон из кармана.
        - Привет. Как дела? - произнес он. По его голосу невозможно было понять, кто ему звонит - мужчина или женщина. Некоторое время Росс слушал собеседника, затем, вздохнув, сказал: - Боюсь, что сейчас я не смогу. Позвоню тебе позже.
        Если бы не фамильярное приветствие, Джина могла бы подумать, что это деловой звонок. Когда Росс без комментариев положил телефон обратно в карман, в ее голову закрались определенные подозрения, хотя она и пыталась побороть их.
        Элинор вернулась на террасу. Вид у нее был немного растерянный.
        - Морис согласится поработать над пентхаусом, только если он сможет начать в ближайшее время.
        - Нет проблем, - заверил ее Росс. - Мы можем переехать уже завтра. Большая часть наших вещей поместится в легковых машинах.
        - Я могу отправить туда Майкла на лимузине, - предложила ему мать, снова захваченная энтузиазмом. - Как замечательно, что дом остается в нашей семье! Оливеру это бы тоже понравилось. - Элинор вдруг остановилась, взглянув на Джину. - Прости, дорогая, я слишком тороплю события. Может быть, тебе нужно время?..
        Джина, улыбаясь, отрицательно покачала головой. Она решила не ссориться с Россом в присутствии его матери.
        - Решение принято. К чему ждать? Мы можем пожить пока в моей комнате.
        - Нет, нет. Вы, конечно, займете главную спальню! Я распоряжусь, чтобы ее приготовили для вас.
        Росс спокойно встретил рассерженный взгляд своей жены. Он в ожидании приподнял бровь, то ли пытаясь разгадать причину ее злости, то ли строя из себя дурака. Джина не могла понять. Если честно, скорый переезд не был главной причиной ее расстройства. Джина была уверена в том, что Россу недавно звонила женщина.
        Они уехали из дома в пять часов, все уже было подготовлено к их возвращению. Переезд предстоял на следующий день, после того как Росс и Джина съездят к нотариусу, чтобы оформить все необходимые бумаги.
        - Что ж, теперь это будет наш дом, - произнес Росс, когда они ехали в «Харлоу».
        - Мне не нравится твое поведение! - воскликнула Джина резко. - Сначала дом, потом переезд! Может быть, это и временно, но, пока мы женаты, я хочу, чтобы мое мнение тоже учитывалось!
        - Я принимаю те решения, которые считаю нужными. Как ты заметила, ты здесь долго не задержишься.
        Хоть это и была правда, но Джина почувствовала укол в сердце. Будь он проклят, подумала девушка яростно. Будь проклят весь этот фарс с их свадьбой!
        Повисла непереносимая тишина. Росс откинулся на сиденье и включил радио. Джина украдкой посмотрела на него. То, что ее муж напряжен и рассержен, было очевидно. Что ж, она чувствует то же самое!
        Но возник вопрос, что ее так разозлило? Его последние слова или все-таки что-то другое? Разве она вправе судить его за телефонный звонок? Ведь она даже не уверена, что звонила женщина.
        Когда они вошли в пентхаус, Росс сразу же направился в душ. Собирая верхнюю одежду, которую он разбросал, Джина нащупала в кармане его брюк мобильный телефон. Не устояв перед искушением, она посмотрела, кто звонил.
        Дайан.
        Джина положила телефон обратно. В груди стоял ком. Росс сказал, что позвонит позже. Девушка сделала вывод, что он собирается встретиться с Дайан. Ей следовало просто выбросить все это из головы. Она вышла замуж по расчету. Личная жизнь Росса ее не касается.
        Но ведь сердцу не прикажешь.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Первая неделя на вилле пролетела незаметно. Росс до вечера пропадал на работе, Джина занималась обустройством и училась общаться с прислугой.
        В пятницу Элинор захотела показать невестке, как дизайнер переделал бывшие апартаменты Росса, и пригласила ее на ланч. Джина с трудом смогла узнать пентхаус, где совсем недавно жила вместе с мужем. Здесь не осталось мебели в скандинавском стиле, стены были перекрашены в темно-зеленый цвет, а на полу лежал пушистый ковер бежевого цвета. Шторы золотого оттенка завершали картину.
        - Сначала я была не уверена насчет цвета, но Морис убедил меня, что это стоит того, - радовалась Элинор. - Завтра он привезет кое-какие картины. Мне жаль расставаться с вещами на вилле, - добавила женщина, - но они напоминают мне об Оливере.
        - Вы можете привезти оттуда что-нибудь, - предложила Джина. - Некоторые предметы интерьера наверняка подошли бы.
        - Морису это не понравится. Если уж он берется оформлять помещение, то любит иметь во всем свободу действий.
        - На Барбадосе я познакомилась с дизайнером, которая оформляла вашу виллу, - сказала Джина как бы случайно. - Кажется, ее зовут Саманта Бартон.
        Элинор на минуту задумалась, а потом воскликнула:
        - Ах да! Это было около трех лет назад. Мориса не было в стране, поэтому я наняла эту девушку. Она оформляла две спальни на вилле. Конечно, она хорошо сделала свою работу, но ее стиль отличается от стиля Мориса. Она была в отпуске на Барбадосе?
        - Нет, она там живет.
        - Это замечательно.
        Очевидно, Элинор и не подозревала, что между ее сыном и этой девушкой что-то было. Женщина не проявила никакого интереса к данной теме, и Джина сделала вывод, что ей тоже можно выбросить это из головы. Саманта - больше не проблема.
        Вернувшись после ланча на виллу, Джина немного поплавала, а потом еще около часа загорала у бассейна, пока не набежали тучи и не закапал дождь. Росс появился в начале седьмого и сразу отправился наверх.
        - Сегодня везде чудовищные пробки, - сказал Росс, снимая пиджак. На шоссе - уже две аварии. А как у тебя дела? Хорошо провела день?
        - Замечательно, - подтвердила Джина. - Пентхаус прямо не узнать.
        Он рассмеялся.
        - Могу себе представить! А ты не решилась изменить что-нибудь здесь?
        - Я уже говорила, что не хочу ничего переделывать. Вилла потрясающая!
        - Из всех жен ты, наверное, одна такая. Другая уж точно все уже сделала бы по-своему, - улыбнулся Росс, направляясь в ванную.
        Из одежды на Джине сейчас было только кружевное белье и черный пеньюар, но он, кажется, даже не обратил на это внимания. Девушка сделала вывод, что его мысли заняты чем-то или кем-то другим.
        По крайней мере, с тех пор, как они переехали в этот дом, у Росса не было возможности встречаться с Дайан. Один вечер молодожены провели, обедая в городе. Остальные, так же как и сегодняшний, на вилле в компании Элинор. Завтра мать Росса переедет в пентхаус. И у него не будет больше необходимости изображать из себя любящего мужа. Он сможет не ночевать дома, если захочет.
        Но это не единственная причина, по которой Джина будет скучать по своей свекрови. Они стали близкими подругами, и общение с Элинор доставляло девушке искреннюю радость. Элинор привлекла девушку к благотворительности, которой сама с удовольствием занималась. Джине понравилось это занятие. По крайней мере, пока она живет здесь, она сможет сделать что-то хорошее.
        За обедом девушка сказала Россу, что не хочет заниматься делами компании, она готова передать ему акции и не ходить больше на собрания совета директоров. Его реакцию трудно было понять.
        - Это твой выбор, - ответил он, не выражая никаких эмоций. - Да, пока я не забыл, на следующей неделе мы приглашены на премьеру. Новый фильм с Дайан Ричардс. Купи что-нибудь особенное. Это большое событие.
        Джина изо всех сил постаралась сдержать негодование.
        - Не волнуйся, я тебя не подведу, - язвительно пробормотала она.
        Пока Росс ел, девушка думала о том, как же ей вести себя на премьере этого злополучного фильма. Если бы там не играла Дайан Ричардс, Джина чувствовала бы себя совершенно нормально. Но ведь на премьеру какого-нибудь другого фильма они могли бы и не пойти. Она была уверена, что Росс посещал далеко не все светские мероприятия.
        Не пойти? Нет, Джина ни за что не доставит такого удовольствия своей сопернице. Но чтобы достойно встретиться с ней, ей понадобятся все силы.
        - Может быть, нам позвать кого-нибудь на обед? - обратилась Джина к мужу, чтобы сменить тему. - Человек восемь-десять, включая нас.
        - Давай. Мама регулярно устраивала такие приемы, пока Оливеру не поставили страшный диагноз. Кого ты хочешь позвать? - спросил Росс без всякого интереса.
        - Торнтонов точно. Мы уже обедали у них. Я не знаю, кого еще пригласить. Может быть, ты выберешь?
        - Нет, - он отрицательно покачал головой. - Это твоя затея. Только не устраивай вечеринку в честь моего дня рождения. Я уже давно вышел из того возраста, когда задувают свечи.
        - Я и забыла, что у тебя скоро день рождения, - удивилась Джина. - А до моего еще три месяца.
        - Я знаю. Если ты думаешь, что к тому времени мы разведемся, то ошибаешься, - произнес Росс с иронией. - Нас не разведут так быстро.
        Джина уставилась на него.
        - Сколько же нам придется ждать, прежде чем мы снова станем свободными?
        - Год как минимум.
        - Целый год!
        Росс произнес довольно жестко:
        - Боюсь, что тебе придется смириться с этим. Могло быть и хуже.
        Джина в отчаянии подумала, что хуже уже ничего быть не может. Жить с мужчиной, который не испытывает к тебе ничего, кроме физического влечения! Что же будет с ними через год? И это не считая Дайан Ричардс и ей подобных!
        - Это не значит, что я буду жить здесь так долго, - заявила девушка, хватаясь за последнюю соломинку. - Твоя мать, похоже, будет единственным человеком, который расстроится, если мы расстанемся. Но она смирится с этим, если мы начнем ссориться как можно раньше и решим пожить какое-то время раздельно.
        - Может, и так. Хочешь проверить это?
        Он выглянул на улицу в открытые двери, ведущие на террасу.
        - Дождь кончился. Как насчет купания в лунном свете?
        Внезапная смена темы заставила Джину озадаченно замолчать на несколько секунд.
        Вода успокоит меня после недавнего разговора, подумала она.
        - Я схожу за купальником и полотенцами.
        - Нам не нужны купальники, а в раздевалке у бассейна полно полотенец. - Росс уже стоял на ногах и протягивал жене руку.
        После дождя на улице так приятно пахло свежестью! Нагревшаяся от солнца вода создавала ощущение шелка, окутывающего тело. Джина подплыла к бортику и, облокотившись на него, посмотрела вдаль. Город, освещенный миллионами огней, казался отсюда сказочной страной.
        - В нем есть какая-то особенная красота, правда? - спросила она Росса, когда тот подплыл к ней.
        - Так же, как и в тебе, - прошептал он нежно.
        Росс опустил руки на бедра Джины и притянул ее к себе. Он приник к губам девушки и начал целовать ее с все более нарастающей страстью. Его губы обжигали и будили желание. Ни с кем и никогда ей не было так хорошо.
        Позже, уже лежа в постели, Джина обдумывала все события, произошедшие за сегодняшний вечер, пытаясь понять, что ей делать дальше. Мужчина, с которым она занималась любовью в бассейне, был совсем другим - нежным, чутким. Он смотрел на нее глазами, полными страсти. Может быть, все-таки есть хотя бы маленький шанс, что эта страсть перерастет в нечто большее.
        Может быть…

* * *
        На премьеру Джина решила отправиться в платье от Версаче. Оно было сшито в древнеримском стиле. Серебряный обруч на поясе акцентировал внимание на тонкой талии, лиф подчеркивал ее великолепную высокую грудь. Золотистый цвет необыкновенно шел к зеленым глазам. Джина приподняла волосы так, что локоны каскадом спадали на плечи. Макияж был безупречен. Девушка знала, что выглядит потрясающе. Может быть, она никогда еще не выглядела лучше.
        Росс доказал, что она права, воскликнув:
        - Ты великолепна! - Он взял бархатную коробочку синего цвета, которая лежала в тумбочке возле кровати. - Кажется, я угадал, выбрав именно это.
        В коробочке лежало великолепное ожерелье с изумрудами и такие же сережки.
        - Это твой выбор или тебе помогла какая-нибудь женщина? - поинтересовалась Джина, когда он застегивал ожерелье на ее шее.
        Росс рассмеялся.
        - Ладно, мне немного помогли.
        Майкл отвез их на премьеру на лимузине, который Элинор предоставила в их распоряжение. Когда они вышли из машины и со всех сторон снова раздались щелчки фотоаппаратов, Джина поняла, насколько сильным было внимание журналистов к их персонам. Она постаралась изобразить уверенность и гордо ступила на красную ковровую дорожку.
        Одетая в вечернее платье женщина представляла прибывавших гостей, а камера немедленно фокусировалась на них.
        - А сейчас мы видим пару, о свадьбе которой несколько недель назад говорил весь город! - объявила в микрофон ведущая церемонии. - Вы прекрасно выглядите! Какое потрясающее платье, Джина! - И тут же переключилась на Росса: - Великолепен, как и всегда! Ты когда-нибудь мечтал стать кинозвездой, Росс?
        - Нет, с тех пор, как мне исполнилось семь лет, - ответил он с легкостью, вызвав в толпе взрыв смеха. - Хорошего вечера, Сью.
        Сэм Уолкер встретил их тепло, как старых друзей. Он сообщил, что Дайан еще не приехала, но они могут пройти и занять свои места, если хотят избежать репортеров, устроивших засаду в фойе.
        Они так и сделали. Росс прошел в конец ряда и поприветствовал пару, сидящую рядом с ним. Он представил Джину Анне и Карлу Синденам. Как Росс позже рассказал жене, они оба играли далеко не последние роли в киноиндустрии.
        Дайан прибыла в сопровождении целого кортежа, раздавая направо и налево улыбки и приветствия: Джине пришлось признать, что в своем красном платье актриса выглядела сногсшибательно. Когда она проходила мимо них к местам для почетных гостей, ее улыбка была обращена исключительно к Россу, Джину она наградила лишь холодным взглядом. Росс не проявил видимых признаков заинтересованности, но Джина все равно почувствовала резкий укол в сердце.
        Пока длился двухчасовой показ, Джина сидела и молча смотрела на экран, не задумываясь о смысле фильма. Как однажды сказала Мерил Торнтон, Дайан не самая выдающаяся актриса, но ее внешность, несомненно, привлекает внимание. Когда на экране замелькали титры, зал разразился бурными аплодисментами.
        - Еще один бесспорный хит! - воскликнул Карл с удовлетворением. - Марк, конечно, тоже хорошо играл, но Дайан была неповторима. А ты что думаешь, Джина?
        Девушка полагала, что актерские способности Марка Лестера превосходили игру Дайан, но Карла это не интересовало.
        - О, мне очень понравилось, - ответила она. - Мисс Ричардc - нечто особенное!
        Росс бросил на нее недовольный взгляд, как если бы уловил непозволительный тон в ее голосе, но ничего не сказал. Это навело Джину на определенные мысли.
        Празднование премьеры проходило в доме режиссера фильма. Огромный старый дом в стиле ранних двадцатых годов вполне соответствовал роду занятий своего хозяина. Лестница, соединяющая просторный холл и второй этаж, в точности повторяла ту, что можно было увидеть в фильме «Унесенные ветром». Большая часть комнат представляла собой смешение старого и нового стилей, что придавало дому особую неповторимость. На заднем дворе располагался бассейн, окруженный пальмами. Он служил настоящим искушением при здешней жаре.
        И в доме, и на заднем дворе танцевали, везде на столах стояли напитки и закуски. Беседуя с Анной и Карлом, Джина прилагала все усилия, чтобы поддержать разговор о технологии создания кино.
        Росс отошел, чтобы принести Джине выпить. Если верить часам, это было двадцать минут назад. Наверное, кто-то перехватил его. Джина старалась не думать, что он может сейчас делать.
        Он не посмеет! Только не здесь!
        Прошло еще десять минут, прежде чем она начала беспокоиться. Извинившись, она отправилась в дом на поиски пропавшего мужа.
        Джина ходила из комнаты в комнату, но его нигде не было. Дайан тоже не попадалась ей на глаза. Неудивительно, что у Джины возникли определенные подозрения. Улыбка, которой Дайан наградила Росса на премьере, была из разряда тех, которые безотказно действуют на любого мужчину, и актриса это знала. Если они сейчас вместе…
        Джине приходилось улыбаться всем вокруг, несмотря на то, что в горле застыл ком. Когда девушка обошла весь дом, ей не оставалось ничего, кроме как ждать, пока появится Росс. Сэм Уолкер перехватил ее, представив людей, с которыми беседовал в тот момент. Девушка не могла дождаться конца разговора, сосредоточенного на премьере фильма.
        Она невольно вздрогнула, когда Росс подошел к ней сзади и обнял за талию.
        - Я тебя повсюду ищу! - воскликнул он, кивая остальным. - Я же оставил тебя снаружи.
        - Примерно сорок минут назад, - ответила она с милой улыбкой, но так, чтобы он понял намек. - А где вино, которое ты собирался принести мне?
        - Наверное, я оставил где-то бокалы, пока искал тебя. В любом случае вижу, что ты неплохо развлекаешься.
        - Ты счастливый человек, - галантно заключил один из мужчин, стоявших рядом.
        - Знаю. - Росс убрал одну руку с талии Джины, другой рукой все еще поддерживая девушку. - Больше, чем того заслуживаю!
        - Скажи это еще раз, - промурлыкала Джина чуть слышно, чем заслужила вопросительный взгляд.
        - Что ты сказала?
        - Я уже подумала, что ты уехал домой, - съязвила она, - ты так бесследно исчез.
        - Это достаточно просто в такой толпе народа. Хочешь уехать или останемся до конца?
        Джина ответила не сразу, остановив свой взгляд на женщине, которая только что появилась из двустворчатых дверей, ведущих в холл. Дайан выглядела как кошка, которая наелась сметаны. Джине показалось, что она слышит ее урчание. Прическа лежала волосок к волоску, но ведь прошло достаточно времени, чтобы она успела все поправить.
        - О, давай останемся, - услышала Джина свой собственный голос. - Это такое событие!
        Росс пару секунд внимательно смотрел на жену.
        - Нет проблем, - ответил он, пожав плечами.
        Меньше всего на свете Джина хотела остаться наедине с Россом на заднем сиденье машины. Она боялась, что не сможет удержаться от обвинений в его адрес. Конечно, у нее не было доказательств, так же как и в случае с Самантой, но она была почти уверена в том, что ее муж развлекался с Дайан.
        Джине наскучили разговоры о фильме, но ей пришлось терпеть их, пока гости не начали разъезжаться. Хотя Росс больше не предлагал поехать домой, Джина чувствовала, что он едва скрывает свое раздражение.
        Когда они, наконец, сели в машину, Росс не выдержал:
        - С чего это у тебя возникло такое внезапное желание остаться? Тебе же там не нравилось.
        - С каких пор ты умеешь читать чужие мысли?
        - Я хорошо знаю язык тела. Ты весь вечер была как на иголках.
        - Тебе показалось. - Джина откинулась на сиденье и закрыла глаза. - Разбуди меня, когда приедем.
        Росс пробормотал что-то сквозь зубы. Джина почувствовала исходящую от него злость. Что ж, он может злиться сколько угодно. А еще он может забыть о том, что сегодня будет заниматься с ней любовью. В этот раз она ни за что не уступит!
        Остаток пути оба не произнесли ни слова. Джина открыла дверь и выскользнула из машины, как только они въехали в ворота. Она направилась к дому, даже не оглянувшись.
        Она ждала, что Росс пойдет за ней, но он этого не сделал. Джина уже лежала в постели, когда он вошел спустя почти полчаса. Он раздевался, а она неподвижно наблюдала за ним. Когда Росс молча лег на свою сторону кровати, Джина почувствовала тепло его тела и свежий запах, исходящий от его кожи.
        Тишина, стоявшая в комнате была почти осязаема. Джина обнаружила, что, затаив дыхание, ждет, чтобы произошло хоть что-нибудь.
        - Давай спать, - произнес Росс жестко. - Я сегодня не в настроении.
        Девушка должна была почувствовать облегчение, но этого не произошло. Ей пришлось с горечью признать - несмотря ни на что, она все еще отчаянно хочет этого мужчину.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Прием, устроенный Джиной, удался на славу. Как выразилась одна гостья, все было на высшем уровне.
        Несколько мужчин собрались в группу и оживленно что-то обсуждали. Оказалось, они говорили о гольфе. Джина размышляла, как они отреагируют, если она предложит им прервать беседу и присоединиться к остальным гостям.
        - А ты не играешь в гольф? - спросила Анна Синден, увидев, как девушка наблюдает за мужчинами.
        - Никогда даже не пыталась, - призналась она.
        Анна рассмеялась.
        - Я тоже. Карл играет в гольф, где только возможно. Хорошо, что мы работаем вместе, а то мы бы вообще перестали видеться. Я и не знала, что Росс увлекается гольфом, - добавила Анна. - Должно быть, они играют на разных площадках.
        А может, и в разные игры, подумала Джина.
        - Я предъявила Питеру ультиматум, - сказала другая гостья. - Или он будет проводить со мной больше времени, или я найду себе любовника.
        - И что, сработало? - поинтересовалась Мерил.
        - Ну, теперь мы поедем в круиз в конце месяца. Джина, вы с Россом непременно должны к нам присоединиться. На прошлой неделе, когда мы заказывали билеты, несколько кают еще были свободны.
        Питер Росситер, глава сети крупных магазинов, известных по всему миру, обеспечивал своей жене Джун безбедную жизнь, к которой она и так привыкла с детства. Джине девушка казалась довольно милой, но она не могла себе представить, что сможет провести длительное время в ее компании. Не то чтобы Джун ей не нравилась, просто их взгляды на жизнь были разными.
        - Неплохая мысль, но я планирую в конце месяца съездить в Англию, - нашлась Джина. - Мне кажется, я не была там уже целую вечность.
        - Одна? - спросила Мерил.
        Поездка в Англию была лишь благовидным предлогом для отказа, но Джица не могла в этом сознаться в присутствии Джун.
        - Думаю, да, - ответила она. - Росс слишком занят. Кто-нибудь хочет еще кофе?
        Когда около полуночи гости, наконец, разошлись, с юга раздались раскаты грома, а горизонт разрезала молния.
        - Похоже, в Сан-Диего разразилась настоящая буря, - заключил Росс, как только последняя машина отъехала от их дома. - Надеюсь, нас это не коснется.
        Он повернулся к дому, и, обратившись к жене, заметил:
        - Кажется, все прошло хорошо.
        - Думаю, да.
        Джина не смогла больше ничего добавить. Последние два дня были беспокойными. Во всяком случае, для нее. С той самой ночи после премьеры, Росс так и не прикасался к ней. Может быть, это из-за их ссоры. Но у девушки сложилось такое впечатление, будто только она виновата в том, что они не занимаются любовью.
        В ее голову закрадывались мысли, что, возможно, она сделала неверные выводы. Если не считать звонка Дайан, у Джины не было конкретных доказательств того, что Росс вообще встречается с этой женщиной. Как бы там ни было, Джина твердо была уверена лишь в одном - так больше не может продолжаться.
        - Может, хватит дуться? - спросила она. - Не знаю, что на меня нашло тогда.
        Росс усмехнулся.
        - Я тоже. В ту ночь я почувствовал себя никому ненужным. Ну что, мы помирились?
        - Если хочешь.
        - Я думаю, обойдемся без лишних слов.
        Он притянул Джину к себе, и она с радостью ответила на его поцелуй, не в силах сдержать дрожи в коленях. Девушка твердо решила не тешить себя иллюзиями. Они оба свободны и могут делать все, что пожелают. Если она хочет быть с Россом, ей придется смириться с этим.
        На следующий день после завтрака позвонила Мерил, чтобы поблагодарить за чудесный вечер.
        - Я подумала, может быть, мы встретимся перед тем, как ты уедешь? - поинтересовалась она. - Ты ведь собираешься сегодня в город?
        - Вообще-то, нет. Я больше не работаю в компании. - Джина старалась не проявлять никаких эмоций. - От моего присутствия на собраниях нет никакого толку. Теперь я занимаюсь благотворительностью вместе с Элинор.
        - Что ж, это твое дело, - сказала Мерил. - А эта поездка в Англию… Все в порядке, правда? Я имею в виду между тобой и Россом. Знаю, что для вас обоих свадьба была неожиданностью и события развивались слишком быстро, но вам, кажется, хорошо вместе.
        Сейчас следовало бы признаться, что поездка в Англию служила лишь поводом для отказа от круиза, но это прозвучало бы как неуважение к Джун.
        - Я так давно не видела своих родителей, - ответила девушка, думая, что это, по крайней мере, правда.
        - Но ты ведь не задержишься там надолго, так ведь?
        Джина подумала, что этот вопрос прозвучал скорее как предупреждение. Может быть, Мерил знает что-то, что не готова пока сказать ей?
        Девушка закончила этот разговор, пока он не зашел слишком далеко.
        Росс заглянул к жене перед уходом на работу.
        - Какие у тебя планы на сегодня? - спросил он.
        - Никаких. Поезжу по окрестностям, возможно.
        - Действительно, почему бы и нет? - В его голосе не было осуждения, но и особого интереса Росс тоже не высказал. Наверное, что-то другое занимало сейчас его мысли. - Сегодня вечером мы идем в ресторан. В половине восьмого. Я позвоню тебе, если буду задерживаться, чтобы к моему приезду ты уже была готова.
        Джина порадовалась тому, что он заказал столик в ресторане еще до того, как они помирились. Небольшое утешение, но все-таки.
        После ухода мужа Джина, предоставленная сама себе, взяла книгу и отправилась к бассейну. И отложила ее, прочитав совсем немного. Лежа в тени зонтика под дуновением легкого ветерка, она размышляла о том, что большинство людей отдали бы все на свете, чтобы жить так, как она живет сейчас. А когда это закончится, она все равно сможет делать все, что захочет. Кроме Росса есть и другие мужчины. В конце концов, Джина найдет того, кто займет его в сердце, как бы долго ей ни пришлось ждать.
        Погрузившись в собственные мысли, она не сразу услышала, что кто-то произносит ее имя. Открыв глаза, Джина увидела Роксану, которая смотрела на нее с нескрываемым презрением.
        - Наслаждаешься жизнью, которую ты у меня украла?
        - Едва ли я украла ее у тебя, - парировала Джина, мгновенно собравшись с силами. - Ты сама все потеряла.
        - Где моя мать? - злобно поинтересовалась Роксана.
        Она ведь не знает о последних событиях, подумала Джина. Очевидно, ей придется сообщить сестре Росса эту новость.
        - Ты сможешь найти ее в отеле «Харлоу» в Беверли-Хиллс, - сказала она. - Мы поменялись домами.
        - Вы сделали что? - спросила Роксана, как громом пораженная.
        - Ну… в общем, это была идея твоей матери - переселиться в дом поменьше.
        - Променять этот дом на пентхаус?
        - С соответствующей доплатой, разумеется. - В действительности Джина не знала, была ли какая-нибудь доплата вообще, но она не собиралась говорить об этом Роксане. - Конечно, Элинор все там переделала на свой вкус. Ты просто не узнаешь пентхаус!
        - Ты интриганка… - прошипела Роксана сквозь зубы. Ты уверена, что выиграла, так ведь? - спросила она резко. - Все это и Росса в придачу! Только не воображай, что будешь вертеть им, как хочешь!
        - А я ничего и не воображаю. - Джина собрала всю волю в кулак, чтобы не наброситься на эту нахальную особу. - Думаю, тебе лучше уйти.
        - О, не волнуйся, я не собираюсь торчать здесь. - И со злостью добавила: - Росс может делать что угодно, чтобы уберечь проклятую компанию от развала, но с Дайан тебе не сравниться, уж поверь мне!
        Роксана не стала дожидаться какого-либо ответа, она развернулась и направилась прочь. В любом случае Джине нечего было на это сказать.
        Девушка поднялась с шезлонга и прыгнула в бассейн. Она тысячу раз проплыла от бортика к бортику, чтобы выбросить из головы последние слова Роксаны. Но это не сработало. Джина знала, что эта стерва права.
        День шел своим чередом. В половине первого позвонила Элинор и рассказала, что Роксана нанесла ей визит.
        - Может быть, я была недостаточно любящей матерью для своей дочери, - заключила женщина с грустью. - Как я могла воспитать двоих настолько разных детей? Я так понимаю, что она сначала зашла к тебе. Надеюсь, она не испортила тебе настроение.
        - Конечно, нет. - Джина старалась, чтобы ее голос звучал спокойно. - Она сказала, где сейчас живет?
        - У нее есть квартира в городе. Оливер купил ее, когда она потеряла Гарри. Что ж, по крайней мере, она не живет с тем человеком, о котором говорил Росс. Я спросила ее о деньгах, которые она задолжала. Роксана сказала, что обо всем позаботилась.
        Кто расплатился с кредиторами, сама Роксана или Росс? - подумала Джина. И вообще, не сочинила ли она эту историю с долгом?
        - Я рада, что ваша дочь хотя бы дала о себе знать, - сказала девушка вслух. - Вы, наверное, за нее волновались.
        - Я не могла не волноваться, ведь это моя дочь. Какой бы она ни была, я люблю ее. Хорошо, что хотя бы за Росса я спокойна. - Элинор помолчала пару секунд и спросила уже совсем другим тоном: - Как насчет того, чтобы послезавтра вместе сходить куда-нибудь на ланч после собрания благотворительного комитета?
        - С удовольствием. - Джина с радостью приняла предложение свекрови.
        - Что ж, тогда увидимся в половине девятого на собрании.
        Росс так и не позвонил, значит, он не задержится. Когда он приехал домой в половине седьмого, Джина уже приняла душ и переоделась.
        - Почему ты не сообщила мне, что собираешься вернуться в Англию, - заявил он с порога. - Почему я должен узнавать об этом от посторонних?
        - Это был всего лишь предлог, чтобы отказаться от предложения Джун поехать с ними в круиз, - запротестовала девушка.
        - Если это так, зачем ты подтвердила это Мерил, когда она звонила тебе сегодня утром?
        Зеленые глаза Джины вспыхнули от негодования.
        - Она не имела права говорить тебе об этом!
        - Мерил беспокоилась. Она думает, что у нас не все в порядке.
        - Уверена, что ты разубедил ее в этом. Ведь ты не хочешь, чтобы кто-то узнал, что между нами происходит.
        - Это только наше дело, - заявил Росс твердо. - Я не возражаю, чтобы ты съездила домой, просто надо было сначала обсудить это со мной. Я займусь необходимыми приготовлениями.
        Джина почувствовала, как к горлу подступил комок. Она попалась в свою собственную ловушку!
        - Я подумаю об этом через неделю или две, - осторожно произнесла она, - сейчас ни к чему торопиться.
        - Отлично. Просто дай мне знать, когда соберешься.
        Чтобы он мог спланировать свое время, пока меня не будет, подумала Джина, когда Росс начал переодеваться. Если она уедет, пусть даже на короткое время, у него будет полная свобода действий. Он сможет даже пригласить Дайан пожить с ним на вилле.
        Росс заказал столик в ресторане, расположенном в Беверли-Хиллс. Джина никогда раньше здесь не бывала. С первого взгляда ей стало ясно, что этот ресторан относится к одним из лучших в городе, - пока они шли к своему столику, Джина заметила, по крайней мере, трех известных людей.
        Они уже заняли свои места, когда девушка увидела, как в ресторан входит Дайан. Росс сидел спиной к двери, но Джина была уверена, что он знал о присутствии актрисы. Хотя вряд ли Росс договорился с ней заранее, ведь шансы, что Дайан могла зайти в такой модный ресторан просто так, были достаточно велики. Актриса пришла в сопровождении своего партнера по фильму Марка Лестера.
        Пока Дайан оглядывала зал, Джина молча изучала меню. Для нее не стало неожиданностью, когда к Россу подошел метрдотель с предложением присоединиться к мисс Ричардс и мистеру Лестеру за их столик. Росс вежливо отказался, даже не взглянув в сторону Дайан, и от этого на сердце Джины слегка полегчало.
        Может быть, я все-таки была не права? - размышляла девушка. Разве стал бы он вести себя так по отношению к женщине, к которой испытывает какие-либо чувства? К тому же для звезды уровня Дайан такое пренебрежительное отношение со стороны Росса было бы в высшей степени оскорбительным. Теперь между ними точно все кончено. Такого актриса не потерпит.
        Настроение девушки заметно улучшилось.
        - Пожалуй, для начала я закажу салат, - произнесла она с воодушевлением. - Потом
«Rindsgu-lasch mit Beilage», что бы это ни было.
        - Это австрийское блюдо. Тушеная говядина с гарниром, - объяснил Росс. - Ты говоришь с энтузиазмом!
        - Голод, - ответила девушка. - Во время ланча я поела лишь немного фруктов.
        Она не обманывала. Шокированная визитом Роксаны, девушка даже не притронулась к еде во время ланча. Сейчас она готова была проглотить что угодно.
        Когда Росс и Джина выходили из ресторана, Дайан все еще сидела за столом со своим кавалером. Джина не смогла удержаться и посмотрела на актрису. Ее встретил полный ненависти взгляд синих глаз Дайан. Росс же прошел мимо, даже не взглянув в сторону актрисы. Он не мог бы яснее выразить свое безразличие. И это много значило для Джины.
        В данный момент это было единственным, что имело значение.
        Россу понравился подарок, который преподнесла ему жена на день рождения. Хотя он и просил ее не устраивать вечеринку, этот сюрприз он воспринял благосклонно. Великолепный «ягуар», который Джина выбрала специально для мужа, надолго стал предметом восхищения мужчин, приглашенных на праздник.
        - Не могла бы ты поговорить с моей женой? - спросил один из них у Джины. - Лучшим из того, что она когда-либо мне дарила, была лошадь для верховой езды, которая сбросила меня, как только я сел на нее верхом. Я чуть шею себе не свернул!
        Росс принял подарок жены с нескрываемым удовольствием. Было еще что-то в его взгляде, но Джина не могла понять что. Возможно, он считал такой подарок слишком шикарным, если учесть, какие между ними отношения, но девушка ничуть не жалела о своем выборе.
        Росс подождал, пока не ушел последний гость, а затем сразу сообщил Джине последние новости.
        - Мне повезло, что сегодня я остался дома. Завтра утром я улетаю в Нью-Йорк. Проблемы в компании.
        - Тебе обязательно присутствовать там? - спросила девушка.
        - Со мной поедут еще двое наших сотрудников, но иногда просто необходимо присутствие руководства, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.
        - Долго тебя не будет?
        - Столько, сколько потребуется, чтобы прийти хотя бы к какому-то соглашению. Пару дней, может быть, больше.
        Джина уже хотела предложить ему поехать вместе с ним, но не стала этого делать. Даже если бы Росс согласился, в чем она сомневалась, у нее здесь есть дела.
        - Почему бы тебе не пожить с мамой в это время? - предложил он. - Я уверен, что она с радостью примет тебя.
        - Со мной все будет в порядке, не беспокойся, - ответила Джина, чтобы он не подумал, что она не сможет и дня без него прожить.
        Росс улетел восьмичасовым рейсом, в Нью-Йорк он должен был прибыть в половине пятого утра. Чтобы добраться до отеля потребуется еще пара часов. Джина надеялась, что муж позвонит уже в середине дня, если все будет в порядке.
        Но этого не произошло. Вместо Росса позвонила Элинор и предложила пообедать вместе, чтобы Джине не пришлось коротать вечер в одиночестве. Девушка рассудила, что ей и правда не следует слоняться по дому в ожидании звонка от Росса. В конце концов, у нее есть мобильный.
        - Мужчины! - воскликнула Элинор, выслушав невестку. - Оливер был точно такой же. Помню, он уехал по делам, а позвонил только через два дня. Они не понимают, что мы волнуемся.
        Элинор и Джина обедали на балконе в пентхаусе. На столе стояли ароматические свечи, вид на залив завершал умиротворяющую картину тихого летнего вечера. Джина воспользовалась затянувшейся паузой, чтобы сменить тему.
        - Вы когда-нибудь сожалели, что уехали с виллы? Наверное, вам не хватает ее.
        Элинор улыбнулась.
        - Здесь мне хорошо. Это место мне идеально подходит. Пентхаус достаточно большой, чтобы приглашать гостей, а, кроме того, его легко содержать. А еще я редко пользуюсь кухней. Морис посоветовал мне сделать из нее комнату побольше. Ты должна непременно пригласить его, когда решишь изменить что-нибудь в доме, - добавила женщина. - Он лучший из всех дизайнеров!
        И конечно, самый дорогой, отметила про себя Джина. У нее не было необходимости задумываться о деньгах, но эта привычка осталась у нее со времен жизни в Англии. В любом случае не было смысла переделывать что-либо в доме, где ей осталось жить совсем недолго.
        Когда наконец зазвонил мобильный, Джина и Элинор уже пообедали и наслаждались кофе. Это был Росс.
        - Я звонил домой. Ты где?
        - У твоей матери, - ответила Джина. - В Нью-Йорке, наверное, уже поздно.
        - Почти полночь, - подтвердил он. - Я был занят, поэтому не смог позвонить раньше.
        - Ну и как дела? - спросила девушка, чтобы спросить хоть что-то.
        - Как я и говорил, здесь возникли некоторые проблемы, но мы стараемся все уладить. Кажется, это займет больше времени, чем я ожидал. Так ты все-таки решила погостить у мамы?
        - Нет. - Джина замолчала, прислушиваясь. - Что это у тебя за шум? По-моему, кто-то смеется.
        - Так и есть. Главный менеджер взял с собой жену. Мы решили пропустить по стаканчику, прежде чем разойтись. Я так понял, ты будешь дома, если я позвоню завтра утром?
        - Да. Только не забудь о разнице во времени. Если ты меня разбудишь чуть свет, я буду чувствовать себя разбитой весь день.
        - Постараюсь, - ответил Росс холодно.
        Джина не успела ничего на это ответить, а Росс уже повесил трубку. Элинор в ожидании смотрела на невестку, пока та убирала мобильный обратно в сумочку.
        - Плохие новости?
        - Проблемы с бизнесом, - подтвердила Джина.
        - Проблемы, всегда одни проблемы! - воскликнула Элинор с сочувствием. - И так же, как и Оливер, Росс хочет непременно находиться в гуще событий. Ты должна приструнить его. Нет никакой необходимости в том, чтобы Росс решал все лично.
        - Могу представить его реакцию, если я попытаюсь это сделать, - прокомментировала Джина, подавив смешок.
        - Ну, как-нибудь постепенно. У меня ушли годы, пока я достигла видимых результатов.
        Джина подумала, что у нее остался в лучшем случае год. Эта мысль заставила ее снова загрустить.
        Домой она добралась без происшествий. Первую ночь после свадьбы ей придется провести в одиночестве. Она спала очень беспокойно и проснулась в семь утра, чувствуя себя ужасно. Сегодня должно было состояться очередное собрание благотворительного комитета. Джина не хотела идти, но положение ее обязывало.
        Девушка должна была в десять выйти из дома.
        На часах: было уже девять сорок пять, а Росс так и не позвонил. Она не могла больше задерживаться и сама набрала номер отеля. Джина попросила соединить ее с номером мистера Харлоу.
        Прошло некоторое время, прежде чем портье снова взял трубку.
        - Мне очень жаль, миссис Харлоу, - сказал он вежливо, - но мистера Харлоу сейчас нет в номере. Желаете оставить ему сообщение?
        Джина отказалась, злясь на себя за то, что вообще решила позвонить мужу. Росс, скорее всего, и не вспоминал о ней.
        Собрание шло как обычно. Суммы пожертвований росли. Чтобы не мешать выступающим с речами, Джина отключила мобильный. А, включив его снова, обнаружила голосовое сообщение. От Росса.
        - Я пытался застать тебя дома, но ты уже ушла. Позвоню позже.
        - Что-то не так? - спросила Элинор, увидев выражение лица девушки.
        Девушка постаралась улыбнуться.
        - Нет, нет, все в порядке. Может быть, пройдемся по магазинам, раз уж мы в городе?
        Когда Джина, наконец, приехала домой, часы показывали чуть больше семи. Майкл получил почту, оставив письма на столике в холле. Девушка мельком взглянула на них. Большинство писем было адресовано Россу, но на одном конверте значилось:
«Лично Джине Харлоу». Как оказалось, конверт был доставлен курьером. Внутри лежала единственная страница из нью-йоркской газеты. Небольшой отрывок из колонки светской хроники был выделен фломастером:

«Маленькая птичка прилетела и рассказала мне, что недавно женившийся миллиардер, владелец целой империи отелей, был замечен в городе со своей старой любовью. Похоже, между ними снова вспыхнула искра. Или она никогда и не затухала?»
        Джина застыла с этой страницей в руках и молча смотрела на выделенный фрагмент. Сколько времени она так простояла - неизвестно. Конечно, эти слова посвящены Россу и Дайан. В этом нет сомнений! Женщина, чей смех она слышала вчера, разговаривая с мужем по телефону, была совсем не женой главного менеджера. Росс звонил с мобильного, а значит, он мог быть где угодно.
        Нью-Йорк в трех тысячах миль отсюда. Джина так никогда бы и не узнала об этом, если бы какой-то доброжелатель не послал ей письмо. Судя по качеству бумаги, газету сначала переслали по факсу курьеру, а он потом доставил его на виллу Харлоу.
        Злость Джины не знала предела. Эмоции захлестывали через край.
        Она позвонила в аэропорт и заказала билет на девять пятнадцать сегодня же вечером. На самолет, прибывающий в Нью-Йорк в пять двадцать утра. Джина выбежала из дома, захватив с собой лишь сумку, с которой ходила весь день. У нее было только одно намерение - застать Росса и Дайан в одной постели. О том, что случится дальше, она не задумывалась.
        Несмотря на дорожные пробки, Джине пришлось почти час сидеть в аэропорту, ожидая вылета. Она не стала переодеваться в другую одежду, осталась в изящном костюме цвета лайма, в котором ходила на благотворительное собрание. Взглянув на себя в зеркало, Джина удивилась, как она может выглядеть так спокойно, даже хладнокровно, когда внутри все кипит.
        Полет, казалось, длился целую вечность. Свернувшись в кресле салона первого класса, Джине даже удалось немного поспать. Двадцать минут она провела в душе. В голове ее проносились разные мысли. Может быть, Росс и не испытывает к ней никаких чувств, кроме физического влечения, но она все равно заслуживает лучшего отношения. Если бы девушка не согласилась выйти за него замуж, он мог потерять всю ту власть, за которую так борется.
        Самолет приземлился в аэропорту точно в назначенное время. Когда Джина вошла в отель, на часах не было и шести утра. На информационном стенде располагались вчерашние газеты, одну из которых Джина и получила по почте. Значит, это не шутка, статья действительно была напечатана.
        Росс никогда не читал колонки светской хроники, значит, он не будет готов к объяснениям.
        Все к лучшему, подумала девушка. У нее есть шанс застать Росса и Дайан в одной постели. Что ей делать, если это произойдет, Джина до сих пор не представляла.
        Из-за выражения, которое застыло на лице у портье, у Джины возникло подозрение, что он читал колонку светской хроники и уже знает, зачем она приехала. Все служащие обожают такие сплетни. Джина не отвела взгляд. Люди могут думать, что хотят. Ей все равно.
        Получив карточку от номера, девушка поднялась на десятый этаж. В самолете она перевела часы на нью-йоркское время. Значит, сейчас уже семь двадцать пять. Джина вошла в номер.
        Дверь, ведущая в спальню, была открыта, оттуда не раздавалось ни звука. Тишина казалась почти осязаемой. Джина без колебаний вошла туда и, подойдя к окну, распахнула шторы.
        Разбуженный, Росс заворочался, а потом сел на кровати. Он потер глаза от слепящего света. Наблюдая за ним, Джина почувствовала угрызения совести. Она проделала весь этот путь, чтобы посмотреть ему в лицо, когда застанет его с Дайан. Теперь она поняла, как глупо попалась в чью-то ловушку. Ведь ей прислали всего лишь статью, в которой не было имен. Может быть, доброжелательницей была ее любимая золовка. Почему она не подумала об этом? Почему поддалась эмоциям?
        Росс некоторое время смотрел на нее, не понимая, что происходит.
        - Что случилось? - спросил он недоуменно.
        У Джины в горле пересохло. Она отчаянно пыталась найти выход из сложившейся ситуации, чтобы Росс не узнал правды.
        - Ничего особенного, - пролепетала она. - Я свободна в ближайшие несколько дней, вот и подумала о том, чтобы приехать сюда. Может быть, похожу по магазинам.
        - Да здравствует шоппинг!
        - Конечно, я немного поторопилась. - Джина натянуто рассмеялась. - Это сумасшествие, знаю.
        - Не то слово! - Росс повернулся и посмотрел на часы, висевшие в изголовье кровати. - Я собирался звонить тебе в семь.
        - Кажется, кто-то проспал, - усмехнулась Джина, чтобы разрядить обстановку. - Полетят головы!
        - Возможно, - ответил он. - Кто впустил тебя?
        - Никто. Я взяла ключ у портье.
        - И он по одной только просьбе дал его тебе?
        - Все здесь знают, кто я такая.
        Росс откинул покрывало и встал. Он всегда спал обнаженным, и эта ночь не стала исключением.
        - Мне нужен холодный душ. А тебе лучше позвонить и заказать нам в номер что-нибудь на завтрак.
        Джина попыталась вспомнить, что он любит из еды, но, как только за ним закрылась дверь, мысли ее потекли совсем в другом направлении. То, что она не застала Дайан в постели Росса, еще не значит, что статья в газете полностью выдумана. С другой стороны, Росс не был похож на мужчину, застигнутого врасплох. Может быть, он и был озадачен несколько минут, но не более того.
        Продолжая свои мучительные раздумья, Джина позвонила, в сервис по обслуживанию номеров. Она заказала горячий завтрак для Росса и тост для себя, потому что не ела в самолете. Джина чувствовала, что у портье, несомненно, возникли определенные вопросы. Если сплетни о прибытии миссис Харлоу еще не разнеслись по кухне, то скоро это точно произойдет. Росс сказал однажды, что служащие в отеле - непревзойденные сплетники. Сейчас Джине казалось, что это очевидно.
        Росс надел брюки и свежую белую рубашку, серый шелковый галстук свободно висел на шее, еще не завязанный. Джина налила кофе и молча протянула мужу чашку, пожав плечами, когда он вопросительно посмотрел на нее. Девушка до сих пор не была уверена в том, как ей следует себя вести.
        - Тебе не нужно ничего говорить. Я не должна была приезжать сюда. Это была глупая затея.
        Росс улыбнулся.
        - Мне в голову приходят мысли похуже. Ты потрясающе выглядишь для девушки, которая всю ночь провела в самолете.
        - У женщин есть одно маленькое преимущество. Они могут скрыть все недостатки внешности с помощью макияжа, - ответила Джина. - В любом случае путешествовать первым классом совсем неутомительно.
        Раздался стук в дверь, это принесли завтрак. Джина молча сидела на кровати, пока официант расставлял тарелки на столе. Она кивнула ему, встретив его недоумевающий взгляд улыбкой.
        - Я полагаю, сейчас он думает о том, что я здесь делаю, - пробормотала Джина, когда служащий скрылся за дверью.
        - Я и сам до сих пор не могу этого понять, - заметил Росс. - Но раз уж ты здесь, лучше воспользоваться этим по-максимуму. Вот только в девять у меня назначено совещание, так что тебе придется провести это время без меня. Боюсь, что оно может затянуться надолго.
        Подозрения, что Росс выдумал проблемы в компании, также не подтвердились. Джина чувствовала себя ужасно. Как она могла настолько не доверять ему? Должно быть, Росс не понимает, что привело ее в Нью-Йорк. А всему виной ее глупая ревность.
        - Что-то я не вижу твоего багажа, - заметил Росс, оглядывая комнату.
        - Я ничего с собой не взяла. - Джина с трудом сдержала смех, когда он посмотрел на нее. - Я же говорю, это был какой-то сумасшедший порыв! Но я ведь могу купить здесь все, что мне нужно.
        Росс в недоумении покачал головой.
        - А моя мать знает о том, что ты здесь?
        - Нет, - призналась девушка. А ведь Элинор наверняка позвонит ей, чтобы узнать, как она провела ночь.
        - Думаю, тебе лучше сообщить маме, где ты, прежде чем она поднимет на ноги все службы, заявив о твоем похищении, - сказал Росс. Он некоторое время смотрел на жену, будто собираясь сказать ей что-то еще, но потом, кажется, передумал. Он отодвинул стул и встал. - Мы поговорим позже.
        - О чем? - спросила Джина неожиданно для самой себя.
        - Об этой ситуации. - Его голос звучал холодно и устало.
        Очевидно, его терпение лопнуло. Так же как и ее, раз уж на то пошло. Сколько можно играть в какие-то странные игры? Чем скорее они разъедутся, тем скорее она сможет наладить собственную жизнь.
        Ее сумочка упала со стула, когда Росс резким движением задел ее. Все содержимое рассыпалось по ковру. Росс опустился на одно колено, чтобы собрать выпавшее. Вдруг Джина увидела, как он склонился над статьей из газеты, той самой, что прислали ей вчера. Она ведь сама положила ее в сумочку. Росс резко поднялся и направился к ней. Она старалась смотреть ему в глаза, но вспыхнувшая в них злость напугала ее.
        - Где ты это взяла? - прогремел он.
        - Кто-то прислал конверт вчера, пока меня не было дома, - выдохнула Джина. - Я не знаю, от кого это.
        - А я, кажется, догадываюсь, - сказал он, - но это подождет. И ты восприняла эту заметку как доказательство того, что в Нью-Йорке я договорился встретиться с Дайан?
        - Да, - прошептала девушка беспомощно.
        - И давно ты подозреваешь, что я встречаюсь с ней?
        Джина неуверенно смотрела мужу в глаза, она не ожидала, что он будет говорить с ней об этом.
        - Я думала, вы никогда не переставали…
        - А ты не могла спросить меня об этом напрямую?
        - Мы ведь договорились, что будем жить, как хотим, - робко напомнила она ему. - Ты сам сказал мне, что твоя жизнь меня не касается.
        - Это было давно. Я полагал, мы прошли этот период.
        - Так ты утверждаешь, что не виделся с Дайан? - спросила Джина, затаив дыхание.
        - Да, я не встречался с ней со дня нашей свадьбы.
        - Почему? - прошептала она.
        Росс молчал, собираясь с силами.
        - Я думал, ответ очевиден. Я потерял к ней интерес, когда влюбился в собственную жену. - Он покачал головой, когда Джина попыталась что-то сказать. - Все в порядке. Тебя это ни к чему не обязывает.
        Джина не знала, плакать ей или смеяться.
        - Я влюбилась в тебя с первого взгляда, - прошептала Джина. Голос ее охрип. - Меня съедала ревность к Дайан. Я не смогла бы сравниться с женщиной, которая занимает первое место в списке самых красивых людей в мире.
        - Дайан - продукт индустрии, - рассмеялся Росс. - Ей с тобой не сравниться.
        Он притянул жену к себе и заключил в объятия. Джина почувствовала себя самой счастливой женщиной на свете, когда он поцеловал ее. Больше не будет ревности, а дни не будут проходить в ожидании ночи. Они любят друг друга!
        - Кажется, ты уже чертовски опаздываешь на собрание, - промурлыкала Джина спустя долгое время.
        Росс поцеловал жену в висок.
        - Это подождет! У меня есть гораздо более веские причины быть здесь.
        Он посмотрел на жену, будто старался сохранить в памяти малейшие ее черты.
        - Я бы никогда не подумал, что такая красавица может ревновать кого-то к другой женщине.
        - Вы, мужчины, многого не знаете, - улыбнулась Джина.
        - Как оказалось, да. - Он замолчал на мгновенье и рассмеялся: - Кто бы ни послал тебе эту статью, он оказал нам неоценимую услугу. Это похоже на Дайан, но я бы не удивился, если бы узнал, что моя сестра тоже приложила к этому руку. - Росс на мгновение задумался, и лицо его стало серьезным. - Я не мог сказать тебе о своих чувствах, ведь я был уверен, что ты не любишь меня. Помнишь, я говорил тебе, что пройдет не меньше года, прежде чем мы сможем развестись. Я ведь тогда сказал неправду. Я не знаю, сколько времени необходимо для развода. Я просто хотел быть с тобой как можно дольше.
        Он снова поцеловал Джину. Этот поцелуй сказал ей больше, чем могли выразить слова.
        - У нас будет долгая и счастливая жизнь, миссис Харлоу! Я люблю тебя.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к