Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Торп Сильвия: " Алое Домино " - читать онлайн

Сохранить .
Алое домино Сильвия Торп

        # Герент Сент-Арван, потомок знатного рода, известный дуэлянт, чтобы выйти из тюрьмы, вынужден согласиться оказать некую услугу сэру Чарлзу. Выясняется, что его ждет женитьба на Антонии, внучке сэра Чарлза - самодура и деспота. Герент, как и его красавица невеста, узнает об этом за два часа до венчания...

        Сильвия Торп
        Алое домино

        Глава первая

        В комнате было холодно и сумрачно, как в склепе; два громадных полена, пылающих в обширном сводчатом камине, все-таки не могли обогреть это помещение, до того огромное, что даже необъятная четырехспальная кровать, царившая на возвышении в центре, казалась маленькой. Окна были плотно зашторены, так что ветер, завывавший снаружи, в окружавшем дом парке, сюда доносился лишь долгими, едва слышными вздохами, но потоки ледяного воздуха непрерывно шевелили тяжелые занавеси. Над камином висел портрет; пляшущие языки пламени в камине да свечи в канделябрах скупо освещали портрет и небольшое пространство, а дальние уголки зала поглощала тьма.
        В этом пятне света у камина собрались шестеро. Старик - хозяин дома в просторном кресле, обложенный многочисленными подушками, от ног до пояса укутанный в меховое одеяло; его управляющий; эконом, приглашенный в качестве свидетеля; домашний капеллан, совершающий брачную церемонию; жених с невестой, впервые увидавшие друг друга за десять минут до начала церемонии.
        - …Соблюдая заповеди Господни… в благочестии… для взаимной любви, помощи и утешения, как повелел нам Господь Бог наш…
        Невеста задрожала, стараясь подавить нарастающий вопль протеста. Повелел Господь Бог! Нет, не Бог, а этот вот полусумасшедший деспот, сэр Чарльз Кел-шелл, ее дед, во имя сжигавшей его всю жизнь ненависти. И никакого взаимного утешения не ждет в таком браке ни ее, ни незнакомца, которому пришлось заплатить, чтобы он женился на ней.
        Она украдкой бросила взгляд на молодого человека, но чтобы увидеть его лицо, вынуждена была поднять голову, хоть и отличалась высоким ростом. Перед нею на фоне окружающего мрака четко вырисовывался профиль с прямым носом и решительным подбородком, в уголках твердо очерченных губ затаилось безрассудство, глаза смотрели прямо перед собой, светлые с золотистым отливом волосы гладко зачесаны и на затылке перевязаны широкой черной лентой. На всей наружности лежал отпечаток этакой небрежной элегантности, и если бы ей не сказали, то и в голову бы никогда не пришло, что каких-нибудь две недели назад он пребывал в Ньюгейтской долговой тюрьме. «Жених достаточно красив для любой женщины, - равнодушно заявил дед. - Почитай это за счастье, милая. Я легко мог бы выдать тебя за какого-нибудь старика или урода.» Но она не обольщалась. Сэр Чарльз нашел ей молодого и красивого мужа по одной-единственной причине: от этого союза должны родиться дети, законные наследники столь ревностно оберегаемого богатства.
        - …и остави все прочия… - И вновь из груди рвался молчаливый вопль протеста - мятежной кульминации всей ее жизни, полной бесплодного бунтарства. На сей раз крик едва не сорвался с губ, и сорвался бы непременно, если бы не пристальный взгляд сэра Чарльза. Выцветшие голубые глаза, утонувшие в желтой морщинистой коже, - но при этом до нелепости живые, сверкающие - предупреждали ее, что очередной бунт закончится тем же, чем и все предыдущие: униженным поражением.
        - …в горе и в радости, в богатстве и бедности… - Он-то разбогатеет, этот нищий, которого купил дед. Разбогатеет сначала на ее отнюдь не маленьком приданом, а потом, после смерти старика, и на всем поместье и состоянии Келшеллов. Неудивительно, что он согласился на такую бесчестную сделку. Словно со стороны слышала она свой голос, дающий согласие, произносящий пустые, ничего не значащие обеты любить, почитать, слушаться.
        - Сим кольцом брачую тебя… - Тонкий золотой ободок становился кандалами, приковавшими ее к будущему, выбранному для нее сэром Чарльзом; будущему, в котором ее собственные надежды, мечты, опасения в расчет не принимались, да и когда они вообще что-нибудь значили для него? И сама она чем была, как не пешкой в этой нескончаемой игре в ненависть и месть?
        - …и предаюсь тебе душою, телом и всем своим земным достоянием… - Теперь ей хотелось истерически расхохотаться, ибо ей ли в действительности следовало произносить сии слова? Ей ли, которой из-за «земного достояния», собственно, и навязали эту жалкую пародию на свадьбу, заманили в эту ловушку? Что за скрытая насмешка в обетах любви и верности, даваемых друг другу двумя чужаками. Да, пожалуй, то уж и не насмешка, а настоящее издевательство.
        Капеллан провозгласил их мужем и женой, были прочитаны все подходящие к случаю молитвы, даны все необходимые благословения, и церемония, в этот холодный февральский вечер 1761 года соединившая Антонию Келшелл и Джеррена Сент-Арвана пожизненными узами, пока не разлучит смерть, завершилась.
        Сент-Арван находился в престранном расположении духа, в котором почти поровну было злости, стыда и беспокойства. До самого приезда в Келшелл-Парк он и понятия не имел, что от него потребуется. В Ньюгейте к нему пришел капеллан, Эдвард Торнбери, принесший поразительное известие: сэр Чарльз Келшелл, о котором Джеррен до сей поры даже не слышал, уплатил все его долги и теперь, являясь единственным кредитором, готов аннулировать все обязательства в обмен на некую особую услугу. Услугу, по твердому ручательству мистера Торнбери, никоим образом не вступающую в противоречие с законом.
        Джеррен, разумеется, преисполнился подозрений. Откуда мог старый джентльмен, по словам того же Торнбери прикованный к постели где-то в глубине Глостершира, узнать такие подробности о совершенно незнакомом человеке? Откуда, в самом деле, он вообще узнал о его существовании?
        Ответ Торнбери был вполне искренним: - Я, сэр, сообщил ему все это. Я ведь родился в поместье Сент-Арван, но уехал оттуда еще во времена вашего деда. А сестра моя так и живет там, от нее-то и узнал я о ваших несчастьях. И надеюсь сослужить службу и вам, и сэру Чарльзу, в доме которого тружусь вот уж тридцать лет.
        - Тогда окажите мне особую любезность, мистер Торнбери, скажите, что конкретно ваш хозяин от меня хочет.
        - Сожалею, сэр, но я не волен раскрывать более того, что уже сообщил. Сэр Чарльз совершенно ясно распорядился об этом. Если вы хотите получить свободу, то должны безо всяких вопросов выполнить все требования сэра Чарльза.
        После этих слов в мрачной камере, где они беседовали, воцарилось молчание. Наконец Джеррен снова обрел дар речи.
        - Неужели вы говорите серьезно? Предлагаете, ничего не спрашивая, оказать неизвестную услугу незнакомому человеку, слепо доверившись его приглашению? Нет уж, благодарю покорно!
        Он резко отвернулся к маленькому зарешеченному оконцу и, ухватившись за прутья, уставился на снег, слабо мерцавший снаружи в холодных зимних сумерках. Если этот Торнбери не лгун и не безумец, то открывается путь к свободе, однако в таком чуде все же имеется изъян. Должен быть. Фортуна не дарует так просто своих милостей, ничего не требуя взамен. Хотя за возможность избавиться от Ньюгейта никакая цена не может показаться непомерной! Тут раздался голос Торнбери: - Позвольте заметить, сэр, что я нахожу ваши колебания странными и никоим образом не отвечающими ни традициям вашего семейства, ни вашей собственной репутации.
        - Необузданных Сент-Арванов, да? - В голосе Джеррена, снова повернувшегося лицом к капеллану, зазвучала мрачная насмешка. - Да, мы заслужили это прозвище за безрассудство и глупость, и я сам немало сделал для поддержания традиции. Однако соблаговолите удостовериться, куда это меня привело. И потому, так ли уж странно, что мне было бы желательно принять теперь какие-то меры предосторожности?
        - Если сюда вас привело безрассудство, мистер Сент-Арван, то предосторожность в нынешней ситуации, скорее всего, окончательно захлопнет за вами двери. Позвольте узнать, сколько вам лет?
        - Двадцать девять. - Джеррен сперва несколько удивился, но тут же рассмеялся: - Я понял! Если откажусь от предложенной сделки, сэр Чарльз попросту сгноит меня здесь.
        Он умолк, словно представляя в мыслях возможное будущее. Три долгих месяца уже прошли здесь, в грязи и униженности, в полной безнадежности этого обиталища потерянных душ, поставив его почти на грань отчаяния. А теперь ему предлагают избавиться от всего этого. И новообретенная осторожность, нестойкая еще и потому, что была чужда его истинной натуре, не устояла перед искушением.
        - Будь по-вашему, - он пожал плечами. - Я принимаю предложение вашего хозяина, мистер Торнбери. - Как скоро вы теперь сможете устроить мое освобождение?
        - Немедленно. Не теряя ни минуты, - мистер Торнбери, резво вскочивший было со скамьи, вдруг заколебался, закашлялся и в конце концов произнес с некоторым смущением: - Есть, правда, одно условие, мистер Сент-Арван. Сэр Чарльз настаивает, чтобы вы до освобождения подписали вексель на сумму, которую он уплатил от вашего имени.
        Джеррен довольно равнодушно воспринял подобное недоверие.
        - Ничего не упустил! Пожалуй, сэр Чарльз Келшелл достоин немалого уважения.
        Уважение длилось ровно до того момента, пока он не встретился со своим благодетелем лицом к лицу и не узнал, какой услуги от него требуют. Сэр Чарльз, которого совершенно не тронуло гневное возмущение молодого человека, не соизволил ни просить, ни спорить, а попросту поставил ультиматум: либо Сент-Арван немедленно женится на мисс Келшелл - а специальное разрешение мистер Торнбери уже получил в Лондоне, - либо возвращается в Ньюгейт. Джеррен, разъяренный, поставленный в безвыходное положение, согласился.
        После соблюдения небольших формальностей сэр Чарльз отпустил остальных в свойственной ему пренебрежительно-повелительной манере.
        - А теперь все оставьте меня. - Голос прозвучал особенно резко в тишине огромного зала. - Кроме вас, мистер Сент-Арван! С вами я желал бы переговорить.
        Молча наблюдал он, как капеллан, управляющий и эконом покорно торопились к выходу, а потом обратил злорадный взгляд на внучку.
        - А ты что медлишь? Тебя мое повеление не касается?
        Он словно обращался к служанке, и пренебрежительный тон вызвал на бледных щеках девушки легкий румянец, но она ничего не ответила, а только сделала церемонный книксен, повернулась и пошла, шурша шелковыми юбками по натертому паркету. Сент-Арван ринулся было открыть дверь, но она прошла мимо него, как мимо пустого места, не удостоив даже взглядом.
        Он закрыл дверь и медленно вернулся к сэру Чарльзу, снедаемый все тем же удивлением и любопытством, что и в первый момент, едва увидел старика: как это в таком ссохшемся, изношенном теле еще может теплиться жизнь. Бархатный черный камзол висел на нем складками, руки, высовывавшиеся из тонких кружевных манжет, напоминали скрюченные желтые птичьи лапы, лицо, обрамленное локонами пудреного парика, иссохшее, с пергаментной кожей, казалось, несло на себе уже печать смерти. И только в глазах, бледно-голубых, почти бесцветных, сверкала и искрилась жизнь, живые глаза на лице трупа… Этот контраст вызвал у Джеррена такое отвращение, подавить которое стоило значительных усилий.
        - Очень хорошо, - произнес старик. - Прекрасно! - И трясущейся рукой вынул из-за отворота камзола свернутую трубкой бумагу. - Возьмите и бросьте в огонь!
        Джеррен взял бумагу, развернул - это был вексель, подписанный им в Ньюгейте.
        - Бросьте в огонь, - повторил сэр Чарльз. - Долг уже уплачен.
        После минутного колебания Джеррен подчинился, но когда от бумаги остался лишь пепел, холодно произнес: I - Я выполнил вашу просьбу, сэр Чарльз. Не пора ли пояснить причины? - И спрашивая, был почти уверен, что знает ответ. Поджидая невесту, он озабоченно раздумывал, какое же у нее может обнаружиться уродство. Но Антония Келшелл оказалась редкостной красавицей, с фигурой и статью греческой богини. Поток волнисто-блестящих черных волос струился, обрамляя горделивое овальное лицо с огромными черными глазами и трагическим ртом - то была мрачная, совершенно не английская красота, никогда раньше им не виданная. Так что оставалось только одно правдоподобное объяснение. Богатые титулованные джентльмены не выдают внучек за незнакомцев впопыхах и в полной тайне, если на то не имеется наисрочнейшей, не терпящей отлагательства причины.
        Сэр Чарльз медленно кивнул: - Вы можете узнать причину, Сент-Арван - теперь. Это - убийство!
        Слово со всей своей ужасающей многозначительностью упало в полной тишине, но Джеррену показалось, что отзвук его многократно отразился от гулких стен. Он оторопело уставился на сэра Чарльза, смотревшего с сардоническим пониманием.
        - Вы-то, конечно, вообразили, что я пошел на все, чтобы вашим именем прикрыть грех и дать его чьему - то ублюдку, - презрительно заметил он. - Успокойтесь, Сент-Арван! Невеста целомудренна, хотя мне приходилось быть все время настороже.
        - Что ж, приятно слышать, - Джеррен поддержал иронический тон. - Позвольте, однако, заметить, что мне такое объяснение показалось бы более достоверным, нежели предложенное вами.
        - Убийство! - настойчиво повторил Келшелл. - Убийство двадцатилетней давности, до сих пор неотмщенное. - Трясущейся рукой он указал на портрет, висевший над камином, слабый голос дрожал от клокочущих в груди чувств. - Сын мой! Мой Энтони, жестоко убитый в двадцатидвухлетнем возрасте! Убитый потому, что был моим наследником! Но я обманул убийцу и, прежде чем умереть, обману еще раз.
        Джеррен бросил взгляд на портрет - белокурый юноша с безвольным, словно бы чуть обиженным лицом и с такими же как у сэра Чарльза, пронзительно-сверлящими, но еще более бесцветными глазами. Сомнений нет - старый Келшелл ненормален. Само безумие смотрит из этих жутких глаз, да и никакой нормально мыслящий человек не смог бы создать подобную фантастическую ситуацию. В мозгу Джеррена забрезжил уже какой-то намек на разгадку всего происходящего, но многое еще по-прежнему приводило его в недоумение.
        - Позвольте, сэр, убедиться, что я правильно понял, - сказал Джеррен. - Ваш сын, говорите, был убит кем-то, кто надеялся извлечь из убийства выгоду, но наследство, принадлежавшее Энтони Келшеллу, перешло к его дочери, о существовании которой убийца, предположим, не подозревал. А за ее жизнь вы не боитесь, особенно теперь, когда престарелый возраст не позволяет вам быть защитником?
        Бушующие в груди старика чувства, казалось, поутихли. Он насмешливо смотрел на Джеррена, трясясь от странного беззвучного смеха.
        - Нет, Сент-Арван, не боюсь. Опасность отныне угрожает не Антонии, а вашей жизни.
        - Моей? - Несмотря на замешательство и гнев, Джеррен даже засмеялся. - Святые угодники! Так вот, значит, зачем вы обманом заставили меня жениться? Чтобы отвести опасность от нее?
        - Нет! - Еще одна молниеносная перемена в настроении, ядовитое презрение наполнило шелестящий голос и сверкающие глаза. - Ее безопасность заботит меня не более, чем ваша, и лишь постольку, поскольку оба вы нужны для достижения моей цели. Более всего я заинтересован в том, чтобы ни пенни из моих денег не попало в руки Роджера Келшелла.
        - Роджера Келшелла? - недоверчиво переспросил Джеррен. - Так вы его подозреваете в убийстве сына?
        - Я не подозреваю, а знаю, что он виновен, - последовал резкий ответ. - Вы знакомы с ним?
        Джеррен пожал плечами: - Едва ли. Шапочное знакомство с его сыном, Винсентом.
        В необычных глазах старика на мгновение появилось какое-то странное выражение, неясный блеск, потом морщинистые веки опустились. Сэр Чарльз протянул скрюченную лапу и позвонил в серебряный колокольчик, стоящий на столике рядом.
        - Сейчас я очень устал, но завтра мы вернемся к нашей беседе. - Он опять затрясся в зловещем беззвучном смехе. - Можете идти, Сент-Арван. Невеста ждет.
        Антония, так поспешно выставленная дедом, медленно шла в библиотеку, находящуюся в западном крыле дома. Большинство гостиных Келшелл-Парка были заперты, ибо вот уже пять лет, как сэр Чарльз не покидал спальни, хотя даже много раньше и сам не ездил со светскими визитами, и гостей не принимал. Так что большую часть времени его внучка проводила в библиотеке или в маленькой гостиной, она же классная, на третьем этаже.
        Библиотеку она выбрала не случайно. Первой мыслью было: поискать убежища в своей гостиной, но эта комната, да еще соседняя с ней спальня были единственным местом в огромном доме, где Антония могла найти уединение, где могла считать себя «дома», поэтому самая мысль о том, чтобы привести туда незнакомца, ставшего отныне мужем, наполнила ее отвращением. Другую же мысль - что благодаря плану сэра Чарльза Сент-Арван теперь имеет право входить в любую комнату - она постаралась запрятать как можно дальше. Задерживаться на этой мысли означало поддаться зарождающейся в душе панике, а именно свой страх Антония решила не показывать ни в коем случае.
        Войдя в библиотеку, она подошла к камину, остановилась посмотреть на танцующее пламя и тут поняла, что это единственный в комнате источник света; она со злостью дернула шнурок звонка. Когда лакей явился на вызов, властно приказала: - Почему в комнате темно? Немедленно зажечь свечи. Все, какие есть.
        Он зажег от каминного огня тоненькую свечку и пошел вдоль стены, а Антония, устроившись у камина в вольтеровском кресле, наблюдала, как зажигались свечи, постепенно освещая книги и картины, и старалась при этом не обращать внимания на многозначительные, любопытные взгляды слуги. Все слуги в Келшелл-Парке внешне были почтительны с Антонией, но, поскольку хорошо знали истинное отношение к ней деда, то тем или иным способом непременно умудрялись дать ей это понять. И теперь, можно не сомневаться, злорадно обсуждали ситуацию, в которой она оказалась.
        Слишком взволнованная, чтобы сидеть на месте, Антония, едва лакей ушел, поднялась и стала без устали ходить по комнате. Происшедшее вечером своей нереальностью напоминало назойливый кошмар. Нет, невозможно вот так просто оказаться замужем, на всю жизнь соединенной с человеком, о чьем существовании она узнала всего час назад. Однако кольцо на пальце, этот символ тирании, от которой теперь никогда не освободиться, было вполне реальным. Жить деду оставалось недолго, но он все же сумел заставить ее выйти за выбранного им человека, и теперь мечтам, лелеемым в последнее время, мечтам о побеге к свободе и счастью, уже никогда не суждено сбыться.
        Дверь неожиданно распахнулась, и вслед за лакеем, недавно зажигавшим здесь свечи, в комнату вошел Сент-Арван. Резко обернувшись, Антония уловила на лице уходящего слуги ухмылку, и владевший ею страх перешел в гнев. Она метнула в Джеррена взгляд, полный такой яростной ненависти, что он, хоть и ожидал некоторой враждебности, невольно отшатнулся. Потом отвернулась и сделала вид, что поглощена выбором книги среди томов, расставленных по стеллажам вдоль стен. Джеррен остановился у камина, задумчиво рассматривая ее. И, когда молчание явно затянулось, тихо заметил: - В какую же дьявольски нелепую ситуацию попали мы с вами, мадам. Полагаю, не стоит надеяться, что вам о причинах всего этого известно больше, нежели мне?
        На минутку ему показалось, что она даже не собирается отвечать. Но потом все же последовал презрительный ответ: - Можете не сомневаться! Ведь одним из условий вашей сделки с сэром Чарльзом, полагаю, было «Без вопросов?» Или же нет?
        Он даже вздрогнул.
        - Так вы знали об этом?
        Антония взяла с полки книгу и наконец повернулась к нему лицом. Глаза их встретились, и взглядом, выражавшим пренебрежение, она окинула его с ног до головы, остановившись на лице, и сделала жест, полный такого же пренебрежения.
        - Довольно странный опыт. - В голосе был лед. - Не сомневаюсь, что мало кому из женщин достаются мужья, выкупленные из Ньюгейтской тюрьмы.
        От последних слов и сопровождавшего их взгляда щеки Джеррена вспыхнули, но он без всяких колебаний парировал насмешку: - Возможно, это и так, мадам, но уж коль скоро вы согласились, то не пристало и жаловаться.
        - Согласилась? - Сверкая глазами, она шагнула вперед. - Да как вы осмелились даже предположить, будто я хоть что-то подозревала о готовящемся?
        - Так, значит, не подозревали? А когда заговорили о моей сделке с сэром Чарльзом, я решил, что не только знали, но и одобряли его действия.
        - Вы ошиблись. Он сообщил мне об этом за час до начала этой проклятой церемонии.
        - Боже святый! - Взгляд его стал беспомощным, а потом слегка хмурым. - Но вы все-таки согласились на брак.
        - Да! - горечь, море горечи послышалось вдруг в голосе Антонии. - Согласилась! Я по собственному опыту знаю: невозможно безнаказанно ослушаться сэра Чарльза.
        Постояв еще с минутку нахмурившись, Джеррен повернулся и принялся мерить шагами комнату, сцепив руки за спиной и утопив подбородок в кружевном воротнике. Антония наблюдала за ним с некоторым смущением, которое, особенно когда он поворачивался спиной, и не пыталась скрыть, ибо у нее мелькнула пугающая мысль: Джеррен Сент-Арван тоже относился к людям, вступать в борьбу с которыми неразумно.
        В нем чувствовалось нечто неопределенно опасное, какая-то неясная угроза ощущалась во всем облике: в широком развороте плеч, обтянутых сливового цвета бархатным камзолом, в ленивой грации движений, за которой угадывалась скрытая сила, в очерке красивого, несколько недоброго лица с ярко-голубыми глазами и твердой линией рта, свидетельствующей о непреклонном стремлении добиваться своего. Да и можно ли было сомневаться в этом! Уж дедушка постарался подыскать ей в мужья человека такого же, как и сам, безжалостного.
        - У вас есть какое-нибудь разумное объяснение всей этой болтовне о наследстве и убийстве? - отрывисто спросил Джеррен, остановившись около нее. - Сэр Чарльз утверждает, будто его кузен, Роджер Келшелл, убил вашего отца в надежде унаследовать большое состояние.
        Антония пожала плечами и, отойдя подальше, уселась у огня.
        - Это он так считает. Роджер Келшелл убил моего отца на дуэли еще до моего появления на свет. Сэр Чарльз убежден, что убийство было преднамеренным, ради денег.
        - Но Роджер Келшелл богат.
        - Сейчас - да. Свое нынешнее состояние он получил от второй жены. А в год смерти Энтони Келшелла он бедствовал. Сэр Чарльз женился очень поздно, жена умерла родами, оставив ему сына. Говорят, он ее обожал и после ее смерти всю любовь перенес на ребенка. - Она снова пожала плечами. - Даже если это и так, то вся любовь и нежность, на какие он был способен, умерли вместе с сыном. С тех пор его душой владеет одно лишь чувство - ненависть, и светит одна лишь жизненная цель - помешать родственнику, лелеющему коварные планы завладеть состоянием Келшеллов. Только для этой цели он и воспитал меня. Только по этой причине и принял когда-то в дом.
        - Принял? - Брови Джеррена удивленно поднялись. - Да ведь вы же и так - дочь Энтони Келшелла!
        В возникшей паузе глаза Антонии пристально смотрели на него, светясь горьким удовлетворением.
        - Значит, он не сказал вам всего, - с тихим смешком произнесла она. - Эх вы, глупец! Да зачем же, по-вашему, он пошел на все, чтобы добыть мужа своей наследнице? Да, я - дочь Энтони Келшелла. От цыганки, которую он встретил на сельском празднике в Михайлов день.
        Теперь многое прояснилось для Джеррена. То было время, когда и среди дворян, и среди помещиков хорошее происхождение почиталось в той же, если даже не в большей, степени, что и богатство. В случае же с Антонией незаконнорожденность усугублялась дополнительным осложнением: не просто низкого рождения, но дочь цыганки! Да будь она наследницей хоть какого угодно состояния, никто из хорошего рода не взял бы такую в жены! Тем более что на всем ее облике лежал четкий отпечаток принадлежности к соплеменникам матери.
        Глядя на нее, Джеррен недоумевал, как это он сразу не догадался. Орлиный нос, черные волосы и глаза, горделивость и грация поступи, естественные, как дыхание, - все это он уже встречал у смуглых, замкнутых людей, которые кочевали по дорогам, иногда останавливаясь на сельских ярмарках и праздниках. Среди них немало попадалось красавиц, но у Антонии красота стала мягче, тоньше, вероятно, за счет наследственности, а скорее, благодаря воспитанию. В общем, она оказалась одной из красивейших женщин, каких ему приходилось встречать, вполне способной своей красотой завлечь и привести в экстаз любого мужчину, но - более чем низкого происхождения, наполовину цыганкой.
        И на ней его женили. То был ловкий трюк, приводивший в неописуемую ярость, ибо, невзирая на крайне затруднительное положение, он все же оставался человеком своего времени, преисполненным глубокой гордости за старинное родовое имя. Жениться, конечно, пришлось бы, но в надлежащее время, дабы исполнить долг перед предками и, дав свое имя девушке из хорошей семьи, продолжить род. Теперь же он попался в ловушку отчаянной нужды и хитроумно расставленные сети сэра Чарльза, вступив в своего рода мезальянс, на который в его кругу смотрят косо и на который он никогда бы не пошел по доброй воле.
        - В таком случае, мадам, удивлен вашим жалобам на сэра Чарльза: худо-бедно, но он обеспечил вам замужество. - Тон был беспощадным. - К тому же ему хватило благоразумия держать все в полном секрете. Знай я правду!..
        - То предпочли бы остаться в Ньюгейте, нежели взять в жены меня? - Антония говорила с таким же жгучим презрением и гневом. - Разве не мысль о свободе соблазнила вас или не возможность промотать мое состояние так же, как вы промотали свое? И вы хотите, чтобы я в это поверила? А сами-то верите?
        Яростное презрение в глазах и голосе Антонии несколько охладило его гнев. В самом деле, верил ли он? Если бы ему все выложили, как есть, отослал бы Торнбери прочь, предпочтя мерзость и грязь Ньюгейта женитьбе на этой девушке, что сейчас смотрит с такой враждебностью, словно бросает презрительный вызов? Внутренне посмеиваясь над собой, понял, что нет, не предпочел бы.
        - Наверное, нет. - Тон его был весьма принужденно сдержанным. - Теперь легко рассуждать, но тогда я, пожалуй, воспользовался бы любой возможностью вырваться, как, собственно, и поступил, согласившись на предложение сэра Чарльза.
        - Да и какой пленник не согласился бы! - В голосе Антонии звучала горечь, а в глазах, устремленных на огонь, появилось выражение, не свойственное столь юному возрасту. - Думаете, только в таком месте, как Ньюгейт, можно понять весь ужас пожизненного заключения? Да весь этот дом - тюрьма для меня, а сэр Чарльз - тюремщик! А теперь, зная, что скоро я стану совершеннолетней и он уже не сможет насильно держать меня здесь, навязывает этот брак с человеком, которого специально подкупил. Так что отныне он может быть уверен, что его тюрьма никогда не опустеет.
        Джеррен ответил не сразу. Потрясенный происшедшим, рассматривавший ситуацию только со своей точки зрения, он лишь сейчас понял, что Антония стала такой же жертвой хитросплетений сэра Чарльза. Ясно одно: церемония была вполне законной, их с Антонией обвенчали, и теперь уже ничего не достигнешь, хлеща друг друга оскорблениями.
        - Может, вам лучше всего было бы рассказать мне всю историю полностью, - произнес он наконец. - Отступать нам обоим уже поздно, а хорошая порция искренности может сослужить куда более добрую службу.
        Она пренебрежительно передернула плечами: - А история невелика. Энтони Келшелл должен был скоро жениться - на выбранной отцом девушке из хорошего рода, с богатым приданым - когда встретил мою мать. Стал открыто появляться с нею на людях, не скрывая, что они любовники. Разразился скандал, семья невесты отказала ему от дома, сэр Чарльз закатил истерику, и все это кончилось тем, что Энтони вместе с возлюбленной уехал в Лондон.
        И там, полагаю, назло отцу завел дружбу с кузеном, Роджером Келшеллом. Сэр Чарльз всегда питал недоверие к этой ветви фамилии. Пока не было Энтони, они числились в наследниках, и он всегда подозревал, что Роджер желает смерти Энтони и восстановления своего прежнего положения наследника. Несколько месяцев спустя его опасения оправдались: пришло сообщение, что Роджер, поссорившись с Энтони за карточным столом, вызвал его на дуэль и убил.
        - Правильно проведенная дуэль, - подчеркнул Джеррен, - едва ли может считаться убийством.
        - Сэр Чарльз считает это именно убийством. Он сделал все возможное, чтобы Роджер предстал перед судом, но тот предусмотрительно уехал за границу, а здесь все, похоже, поверили обвинению, что Энтони плутовал в карты, и оправдали Роджера полностью.
        Тогда сэр Чарльз обратил свои силы на то, чтобы расстроить предполагаемые планы родни. Цыганке, бывшей с Энтони все это время, скоро предстояло родить, и сэр Чарльз рассудил, что ребенок должен занять место отца в качестве наследника состояния Келшеллов. Он надеялся на внука, второго Энтони, и разочарование по этому поводу - одна из причин его ненависти ко мне. Ну, а вторая - то, что я выросла очень похожей на мать. Он, видите ли, считает и ее, и Роджера равно виновными в гибели сына.
        Джеррен нахмурился: - Говорите, он ненавидит вас, хоть и удочерил, дал воспитание, образование, сделал своей наследницей.
        - Да какое все это имеет значение? Из его собственного рода никого не осталось в живых, кроме Роджера Келшелла и его родственников. Он убежден, будто богатство, которое я унаследую, перевесит мое происхождение, будто он сможет выдать меня замуж, не задев гордости Келшеллов. Но врагов у него всю жизнь было больше, чем друзей, а старый скандал еще не забыт. - Она помедлила, глядя на Джеррена уже без малейших следов прежней вызывающей враждебности. - До сего дня я даже радовалась этому!
        Он пропустил ее слова мимо ушей.
        - Какие действия вы подразумевали, говоря о совершеннолетии?
        - Я намеревалась покинуть этот дом навсегда! - Антония вдруг поднялась и заметалась по комнате, словно понимая с сожалением и о неудавшемся бегстве, и о событиях, послуживших причиной неудачи. - Я давно бы уехала, но знаю: до тех пор, пока это в его власти, он будет возвращать меня сюда и наказывать, а выдержать такое наказание я не в силах. Потому и заставила себя сдерживаться, терпеливо дожидаясь того дня, когда смогу получить официальную свободу. Джеррен, облокотившись на резной выступ каменного камина, молча наблюдал за нею, восхищаясь гибкостью и грацией сильного тела, скрыть которые не могли даже многочисленные жесткие юбки. И наконец испытующе заметил: - Чтобы получить свободу, возможно, пришлось бы чем-то жертвовать. А если бы дед лишил вас наследства?
        - Думаете, меня бы это огорчило? - Голос ее дрожал гневом и презрением. - Ненавижу богатство Келшеллов и все, что оно олицетворяет! Я была бы в тысячу раз счастливее, если бы без гроша, но свободная, бродила по дорогам с соплеменниками матери, чем быть наследницей в этой мрачной тюрьме. Полагаю, вы не осмелитесь сомневаться?
        - Я не сомневаюсь, что вы именно так и считаете, - ответил он с легкой насмешкой, - и, веди вы подобную жизнь с самого рождения, так оно и было бы. Но сейчас цыганская жизнь отнюдь не покажется медом вам, привыкшей сладко есть и мягко спать.
        - Вы-то, конечно, в том не сомневаетесь, - она надменно вскинула подбородок. - Между тем как само выше присутствие здесь означает, что комфорт вам дороже всего на свете.
        - Пожалуй, сейчас он означает для меня гораздо больше, чем раньше, до пребывания в Ньюгейте, - признал Джеррен. - До той поры я принимал его как должное, так же, как, вероятно, и вы. Нужно близко познакомиться с бедностью и тяготами, чтобы по достоинству оценить жизненные блага. - Он помолчал, рассматривая Антонию одновременно с недоверием и любопытством. - Неужели вы и в самом деле намеревались убежать отсюда в мир одна, без друзей, без денег?
        Лицо ее стало вызывающе враждебным, и весь вид красноречиво подтверждал пренебрежительный тон речей; поворачиваясь, чтобы поставить на место так и не раскрытую книгу, она резко бросила через плечо: - Все бы отдала, только бы сбежать и из этого дома, и от безумной тирании деда. Уж я бы не голодала, уверяю вас.
        - Вот в этом-то сомневаться не приходится, - сухо откликнулся он. - С вашим лицом и фигурой вы незамедлительно обрели бы заступника. Но тогда я в полном недоумении: если вы готовы к такому, то почему же тогда так горько жалуетесь на то, что произошло?
        Она снова медленно повернулась лицом. Надменно кривились гордые губы, презрительно изгибались черные брови.
        - Уж не пытаетесь ли вы доказать, что есть какая-то разница?
        Секунду или две он еще рассматривал ее, потом не торопясь, спокойным шагом приблизился, положил левую руку на полку у самого плеча Антонии, а правой слегка взял ее за подбородок, так что ей волей-неволей пришлось смотреть ему в глаза.
        - О, разница огромная, дорогуша. - Губы его тронула улыбка. - Волею случая я ваш муж.
        Она стояла, напряженно выпрямившись, высокомерно не делая ни малейшей попытки высвободиться, но в темных, выражающих неприязнь глазах, за сердитой враждебностью он прочел страх, и его вдруг пронзило острое сострадание и яростное негодование на самого себя; рука скользнула к ее запястью, он поднес ее пальцы к губам и мягко поцеловал.
        - Чтобы привыкнуть к обстоятельствам, нам обоим нужно время. Мне, разумеется, очень хотелось бы познакомиться с вами получше, но сейчас, мадам, позвольте пожелать доброй ночи.
        Он выпустил ее руку, поклонился, отступая назад, и ушел. Уже закрылась дверь, а Антония все стояла, прислонившись к полке, потрясенная и озадаченная, прислушиваясь к решительным шагам.
        Сэр Чарльз Келшелл был зол и не пытался этого скрыть. Полусидя на огромной кровати, обложенный грудой подушек, при свете дня он казался еще более сморщенным и похожим на труп, чем вчера вечером, и со злорадством и раздражением смотрел на Джеррена, шедшего к нему через всю комнату. Отмахнувшись от учтивого приветствия, он заговорил с гораздо большей, нежели обычно, яростью: - Уж не пытаетесь ли вы сделать из меня дурака, Сент-Арван? Думаете, раз сожгли свой вексель, так и можете играть мною? Деньги пока еще не в ваших руках!
        Джеррен с удивлением смотрел на него, чувствуя, как в душе зарождается неприязнь к этому старику. Потом холодно произнес: - Не понимаю вас, сэр. И не потерплю, чтобы со мною так разговаривали.
        - Потерпите, потерпите, молодой человек, да еще как! А дабы помочь вам понять, разрешите напомнить, что не для того я входил в такие расходы и беспокойство, чтоб Антония оставалась вашей женою лишь на бумаге.
        - Проявите терпение, сэр Чарльз! - Тон Джеррена стал жестче, а манера - еще более вежливо ледяной. - Поскольку с вашей внучкой мы впервые повстречались только на свадебной церемонии, то не стоит ждать, что я немедленно предъявлю на нее свои супружеские права. - Он умолк, с растущим недоверием рассматривая лицо старика. - Боже святый! Так вы именно этого и ждали! Неужели вы нисколько не считаетесь с нею?
        - Считаться? С нею? - Хриплый, насмешливый шепот прозвучал, словно змеиное шипенье. - Не обманывайтесь, Сент-Арван! Держаться и говорить, как леди, она научилась, но в душе осталась такой же цыганкой, как и ее мать. Нечего деликатничать! Унизьте ее, сломите ее дух, покажите, что вы - господин!
        Прежде чем ответить, Джеррен помолчал, с нарастающей неприязнью приглядываясь к старику. До сего момента ему казалось, будто Антония преувеличивает, говоря о ненависти деда, но теперь стало ясно, что это - правда. Ненависть, неприкрытая, обнаженная, смотрела из глаз и звучала в голосе сэра Чарльза, когда он давал этот грубый совет - или то был приказ?
        - Чтобы внести полную ясность, сэр Чарльз, - резко произнес наконец Джеррен, - давайте кое-что уточним. Соединить нас узами, которых оба мы не хотели, вы смогли, но на этом ваша власть закончилась. Что воспоследует дальше - касается только нас двоих, и я не намерен обращаться со своей женой так, чтобы разрушить крохотную надежду на дружелюбие, которую судьбе угодно было подарить.
        Можно было ожидать, что такая отповедь вызовет у сэра Чарльза новый приступ ярости, но, как ни странно, она оказала противоположное воздействие. Сэр Чарльз опять затрясся в беззвучном смехе, сверкая насмешливыми глазами.
        - Что, уже попались в сети к этой черноглазой ведьме? Берегитесь, Сент-Арван! Именно такая красотка и загубила моего сына. И вас может загубить.
        - Благодарю за предостережение, - отрезал Джеррен, - и - прошу простить. Я выполнил ваши условия. И на этом - все!
        - Погодите! - снова приказал Келшелл, словно желая проверить, станут ли ему подчиняться. - Хочу дать еще одно предостережение, а вы хорошо сделаете, если прислушаетесь к нему. Жизнь моя на исходе, а как только я умру, вам будет грозить смертельная опасность.
        Тон его был спокойным и сдержанным, совершенно не таким, как раньше, и весьма неожиданно произвел на Джеррена впечатление. Он испытующе смотрел в глаза Келшелла, сверкающие, пронзительные, живые на этом почти уже мертвом лице, и видел в них вполне здравый ум.
        - Смертельная опасность, - повторил старик. - Пока я жив, в моей власти помешать коварным замыслам родственника, но с моей смертью и состояние, и эти алчные замыслы будут уже вашей заботой. А если вы умрете, не оставив потомства, то все это унаследует Антония.
        - Антония, - подчеркнул Джеррен, - но не Роджер Келшелл.
        Усмешка искривила губы сэра Чарльза.
        - У Роджера есть сын.
        - Винсент! - тихо произнес Джеррен. - Я и забыл о нем. В том, что касается планов, лелеемых вашими родственниками, вы рассуждаете вполне логично, а вот относительно Винсента, насколько я его знаю, позвольте усомниться.
        Сэр Чарльз нетерпеливо качнул головой: - Винсент - пустое место. Безмозглый, слабохарактерный глупец, со всех точек зрения. Остерегаться следует его папочки. Он убил моего сына и не упустит возможности убить вас.
        - Чтобы моя вдова - очень богатая вдова - могла выйти за его сына. - Глаза Джеррена иронически блеснули. - Схема, конечно, наивна, но даже если мистер Келшелл и тешит таким образом честолюбие, то задумать подобное гораздо легче, нежели исполнить.
        - Не будьте так доверчивы и уверены в себе, - последовал сухой совет. - Роджер Келшелл чертовски хитер и терпелив. Он будет выжидать и обдумывать, пока не уточнит, где и как нанести удар с максимальной вероятностью успеха; и уж конечно, попытается прибегнуть к дуэли, как много лет назад с Энтони, чтобы убрать вас со своего пути.

«Что ж, это, по крайней мере, нечто конкретное», - подумал Джеррен с мрачной усмешкой. Впервые ему пришлось драться на дуэли в восемнадцать лет, и с тех пор этих «поединков чести» было достаточно, чтобы снискать ему репутацию весьма искусного дуэлянта. Роджеру Келшеллу сейчас, должно быть, за пятьдесят, и каким бы прекрасным ни было его мастерство во дни смерти Энтони Келшелла, вряд ли он рискнет сразиться с человеком почти на тридцать лет моложе, к тому же в совершенстве владеющим шпагой. Какие бы хитроумные планы убийства он ни вынашивал, - а Джеррен вовсе не был уверен, что все это не плод болезненной фантазии сэра Чарльза, - он постарается воплотить их тайно.
        Он подошел к ближайшему окну и принялся разглядывать зимний пейзаж: оголенные сады, холмы со сбегающими со склонов домиками, окруженными такими же черными деревьями. И все же есть ли хоть крупица правды в подозрениях сэра Чарльза? Итак, Роджер Келшелл убил своего кузена Энтони; сэр Чарльз в отместку сделал незаконнорожденную дочь Энтони своей наследницей; а сейчас вынудил Джеррена жениться на ней. Таковы факты. А все остальное - не более, чем бред сумасшедшего.
        Слабый звук за спиной заставил его обернуться, и он увидел слугу в ливрее, вероятно, лакея сэра Чарльза, шептавшего что-то хозяину на ухо. Келшелл выслушал, кивнул и жестом отпустил слугу, а затем поманил к себе Джеррена.
        - Вам, Сент-Арван, придется все время быть настороже, - продолжил он, словно беседа и не прерывалась. - Помните, что Антонию повенчали с вами против воли, и если Роджер Келшелл станет искать ее поддержки, она согласится просто из озлобления. Чем вежливее она будет, тем меньше стоит ей доверять.
        Джеррен смотрел на него, насмешливо приподняв бровь.
        - Прелестную картину супружеского счастья вы нарисовали, сэр Чарльз. Как раз чтобы сразу посеять меж нами разлад. Неужели только для того, чтобы освободиться от меня, Антония сможет объединить усилия с человеком, убившим ее отца?
        - Не только сможет, но уже смогла, - последовал хмурый ответ. - Я еще не все рассказал. - Он помедлил, глядя на Джеррена злорадно сияющими глазами. - Полагаю, вы не из тех, кто позволяет пренебрегать собою, так вот, мой совет - отправляйтесь немедленно в маленькую гостиницу под названием «Колокольный звон», сразу за парком. Слуги скажут, как ее найти. Мне только что сообщили, что ваша жена направилась туда, на заранее назначенную встречу с Винсентом Келшеллом.
        В небольшой, отделанной деревянными панелями гостиной «Колокольного звона», перед пылающим камином, на диване с высокой спинкой сидела Антония. Перед нею со смешанным выражением недоверия и ужаса на лице стоял среднего роста юноша, хрупкий, с очень правильными чертами открытого, нежного, почти девичьего лица с серыми глазами, обрамленными длинными ресницами. Он, казалось, был оглушен только что услышанным и лишь через несколько минут, снова обретя дар речи, произнес, чуть заикаясь: - Этого н-не м-может быть! Не может!! Даже он не мог совершить такую п-подлость!
        - И однако же совершил! - В низком голосе Антонии слышалось нетерпение. - Меня силой заставили выйти за Джеррена Сент-Арвана. Я - его жена.
        - Его жена! - простонал Винсент, закрыв лицо руками, падая на диван. - И это моя, моя вина! Если б только я вернулся в Лондон до того, как сэр Чарльз узнал, что мы встретились! Надо было проявить терпение, дождаться твоего совершеннолетия.
        - Здесь нет твоей вины, Винсент, - взяв его за руку, Антония теперь говорила мягче. - Это я уговорила тебя остаться. Ведь только благодаря тебе я впервые поняла, что можно быть счастливой; самая мысль о разлуке стала непереносима. Как-то не думалось, что дед может придумать что-нибудь хуже лишения наследства, а это, сам знаешь, не имеет для меня никакого значения. Кроме того, я была уверена, он и на это не решится. - Не в силах усидеть на месте, она поднялась и стала ходить по комнате, мягко шурша по полу пышными юбками малинового платья. - Хоть бы ему поскорее оказаться в аду! Неужто он никогда не умрет?
        - Антония! - Винсент потрясение поднял голову.
        - Милая, не говори так. В конце концов, он же тебе дед.
        - Да разве для него это имеет значение? - возразила она с необыкновенной страстностью. - Разве он проявил ко мне хоть каплю доброты? Ты даже не представляешь, что это была за жизнь! Огромный холодный дом, вокруг деревья, и над всем этим - дед, словно злобный паук, сидя в паутине, наблюдает за мною своими жуткими глазами! - Она умолкла, прикусив губы, потом заговорила снова, уже спокойнее.
        - Знаешь, какое у меня первое воспоминание? Меня держат у портрета отца, а сэр Чарльз заставляет учить наизусть историю его убийства. У него тоже были бледно-голубые, почти бесцветные и такие же пронзительные глаза. Они следили за мною с портрета, дедушка - в жизни, так что в конце концов я перестала понимать, какие из них ненавижу и боюсь больше. Они и вчера наблюдали за мной, и нарисованные, и настоящие, когда сэр Чарльз заявил, что наша тайна раскрыта. Наблюдали, как меня венчают с Сент-Арваном.
        - Бедная девочка! - Винсент подошел ближе и взял ее руки в свои. - О, Антония, как бы мне хотелось увести тебя отсюда, сделать счастливой!
        Ее ладони недвижно лежали в его руках, черные глаза были непроницаемы.
        - Если бы ты захотел, я уехала бы с тобой, Винсент, - медленно произнесла она. - Но ты не сделал этого.
        - Это было бы ошибкой, и я не мог… ради тебя.
        - Ради меня? - отозвалась она. - Ты уверен, что не ради моего состояния?
        - Антония! - в негодующем возгласе смешались боль и упрек. - Ты н-не можешь так думать! Я люблю тебя! Полюбил с самой первой секунды, как только увидел.
        - А что есть любовь? - нетерпеливо прервала она.
        - Ты любишь меня. Сэр Чарльз любит воспоминания об умерших жене и сыне. Сент-Арван любит мое наследство. А я? - Она тряхнула головой. - Не знаю.
        - Разве ты не любишь меня, Антония? - умоляюще спросил он, но она, рывком высвободив руки, отошла к столу в центре комнаты.
        - Какой ответ ты хочешь получить? Даже если бы я любила тебя до безумия, уже ничего не изменишь - я замужем за Сент-Арваном. - Она помедлила, бесцельно водя пальцами по столу. - Ты говоришь, что знаком с ним. Что это за человек?
        - Мы встречались, но я плохо, недостаточно знаю его. У него репутация необузданного сумасброда - картежника и дуэлянта. - Он резко оборвал себя и подошел к столу. - Черт бы побрал этого Сент-Арвана! Антония, ты это всерьез? То есть, что мне н-нужно т-твое состояние?
        В первую минуту устремленные на него глаза сохраняли сердитое выражение, но потом смягчились, и, положив руку ему на плечо, Антония мягко произнесла: - Нет, я не имела этого в виду. Прости.
        Он обнял ее и поцеловал в щеку, подставленную с готовностью, но боязливо, ибо моменты подобной растроганности случались редко. Относясь к Антонии с рабским обожанием, он в душе все же побаивался ее.
        - Хочу надеяться, мадам, - произнес насмешливый голос за их спинами, - что эти объятия - не более чем родственные поздравления по случаю бракосочетания.
        Антония и Винсент отскочили друг от друга, оба залившись румянцем: она - от гнева, а он - от смущения. В дверях, опершись широкими плечами о притолоку и явно наблюдая за ними уже несколько минут, стоял Джеррен с самым кротким выражением лица.
        - П-позвольте объяснить, Сент-Арван! - поспешно произнес Винсент. - Вы не понимаете!..
        - Прошу прощения, Келшелл, как раз прекрасно понимаю. - Джеррен не спеша вошел, швырнул шляпу на стол и принялся стаскивать перчатки. - Должен, однако, напомнить, что в жизненных обстоятельствах вашей родственницы недавно произошли значительные перемены.
        - Не настолько значительные, - с яростью перебила Антония, - чтобы давать вам право шпионить за мною.
        - Нет? - На лице его было удивленно-важное выражение, но в голубых глазах метался иронический смех. - А мне показалось… - Он умолк и, взяв ее левую руку, задумчиво уставился на золотой ободок на безымянном пальце. - Ну, конечно! Я знал, что не мог ошибиться! Мы поженились вчера вечером.
        Она вырвала руку, и Джеррену показалось, что сейчас залепит ему пощечину, но вместо этого дрожащим от гнева голосом она произнесла: - И у вас хватило дерзости, нет, наглости последовать за мной сюда?
        - Естественно, голубушка. - Тон его был небрежен. - Как уже говорилось, я все прекрасно понял. Вы пожелали продемонстрировать, что вчерашняя церемония для вас решительно ничего не значит. Что ж, вы преуспели, а теперь моя очередь кое-что пояснить.
        К этому моменту он как раз стянул перчатки и лениво покачивал ими, держа в руке. Винсент обеспокоенно наблюдал за этими движениями. Заметив его тревожный взгляд, Джеррен расхохотался.
        - Успокойтесь, Келшелл! Я вовсе не собираюсь швырять их вам в лицо и требовать сатисфакции. - И, положив перчатки поверх шляпы, он уселся на уголок стола, одной ногой упираясь в пол. - Нет, я всего лишь хочу предостеречь - уверяю вас, самым дружеским образом. Мисс Келшелл могла, сохраняя приличия, принимать ваши слова и даже ваши поцелуи. Миссис Сент-Арван не может. Достаточно ли ясно я выражаюсь?
        - Да, ч-черт вас побери! - Винсент побелел от ярости и волнения. - Вы становитесь между нами!
        Последовал удивленный взгляд: - Дорогой Келшелл, подобное замечание должен скорее муж адресовать ну, скажем, поклоннику, а не наоборот, не так ли? Тем не менее, вы точно уловили смысл моих слов. Полагаю, в данных обстоятельствах говорить что-либо еще - излишне.
        - Минутку! - резко вмешалась Антония, раздраженная тем, что на нее не обращали никакого внимания. - Возможно, и у меня найдется кое-что сказать по этому поводу.
        - Не сомневаюся, голубушка, что у вас много чего найдется сказать, но лучше не утруждать этим слух Келшелла. Он будет смущен, ибо мужу и жене не следует ссориться в присутствии постороннего.
        С неясным восклицанием Винсент рванулся к ним, сжимая кулаки. Джеррен не двинулся, и губы его по-прежнему изгибались в улыбке, но что-то в спокойных голубых глазах и ленивой неподвижности высокой фигуры заставило Винсента отказаться от задуманного. Он остановился, неуверенно глядя на Антонию.
        - Тебе лучше уехать, Винсент, - ответила она на молчаливый вопрос. - Ссорой здесь не поможешь. Сейчас ничего не остается - только расстаться.
        - Сейчас, - задумчиво отметил Джеррен. - Многозначительное слово! Однако… - Поднявшись, он взял шляпу, перчатки и хлыст Винсента и сунул ему в руки. - Утешьтесь хотя бы этим, Келшелл. Похоже, разлука будет недолгой. - Он открыл двери. - Всего доброго… братец.
        Еще не понимая, как это произошло, Винсент оказался за дверью гостиной, громко хлопнувшей за спиной. С минуту постоял в нерешительности, потом, нахлобучив на голову шляпу, яростно пошел прочь из гостиницы.
        В гостиной же, закрыв дверь, Джеррен снова уселся на облюбованный уголок стола. Антония, стоя у камина, наблюдала за ним, враждебно блестя тазами.
        - Клянусь Богом, вы прирожденный актер! - воскликнула она, искривив губы. - Вчера - герой, рьщарь, сегодня - ревнивый муж. Какая роль будет следующей, интересно?
        Он вынул из кармана табакерку и неторопливо положил в нос щепотку табаку.
        - Есть одна роль, которую я никогда не сыграю - роль рогоносца. А вам, если дорожите безопасностью этого красивого юноши, лучше не принимать от него знаков внимания.
        - Вот вы и ответили на мой вопрос, - презрительно заметила она. - Новой будет роль дуэлянта, драчуна, бретера, но мне она нравится ничуть не более остальных. Винсент - мой кузен, почти брат, и потому, если я захочу, то буду проводить время в его обществе.
        - Ну, если хотите создать семейную проблему… - пожал плечами Джеррен. - Однако родственные связи не помешали его отцу убить вашего, а сыночку - попытаться заполучить ту же награду более мирным путем.
        Она надменно вздернула подбородок: - Ложь!!
        Он снова пожал плечами.
        - Как пожелаете, голубушка. Лучше скажите, отчего вы не сбежали с этим щеголем до того, как ваш дед обо всем узнал? - Она закусила губу и отвела глаза. Джеррен тихо засмеялся: - Он не захотел, да? Я так и думал.
        Лицо ее снова вспыхнуло: - Может быть, это я отказалась бежать с ним. В том не было необходимости, ибо и в голову не приходило, что сэр Чарльз навяжет мне эту пародию на брак. Я почти совершеннолетняя и могла подождать: он ведь не вечен.
        - И получить, таким образом, и наследство и мужа по собственному выбору? Мадам, да вы просто сама предусмотрительность! Вот только сэр Чарльз оказался коварней, чем предполагалось, в результате вы потеряли и то и другое. А сейчас, если не проявите благоразумия, то окончательно потеряете своего кузена Винсента, ибо стоит мне только лишь заподозрить вас в неверности, и…
        Встретившись с ним глазами, Антония поняла, что, невзирая на вроде бы небрежный, легкий тон, он поступит именно так, как говорит. Это поколебало ее смелость, но она взяла себя в руки и, не подавая виду, продолжала говорить с той же нетерпеливостью: - Но это же нелепо! Ведь мы с вами решительно ничего не значим друг для друга.
        - Вы - жена мне. Я не стремился к этому браку, но раз уж теперь, волей судеб вы носите мое имя, то извольте вести себя благопристойно. В противном же случае, заверяю вас, горько пожалеете.
        Взгляды черных и голубых глаз скрестились, и на секунду обоим показалось, будто в тишине комнаты раздался звон шпаг. Потом Антония, вся дрожа от гнева, подошла и остановилась в ярде от него.
        - Не советую слишком испытывать мое терпение, - произнесла она низким полным ярости голосом. - Я могу быть опасным врагом, ибо достаточно долго училась ненавидеть.
        Глаза его утратили минутную серьезность и снова заискрились смехом.
        - Значит, пришло время поучиться любить, - отвечал он, неторопливо протягивая к ней руки.
        Она уклонилась и отбежала в дальний угол комнаты. Удивленный этим, ибо скорее ожидал пощечины, чем такого бегства, он последовал за нею, но замер, увидев, как в руках у нее что-то блеснуло.
        - Я вас предупреждала, - она задыхалась. - А я никогда не угрожаю попусту.
        - Я - тоже, - смеясь ответил он и двинулся дальше.
        Она замахнулась, но Джеррен мгновенно среагировал, схватил ее за запястье, сильно сжал, и кинжал, не удержавшись в ослабевших пальцах, со звоном упал на пол. Отбросив его ногой, Джеррен схватил ее в объятия и поцеловал - отнюдь не робким поцелуем Винсента… потом отпустил. Она отшатнулась и прислонилась к стене, тяжело дыша, глядя расширившимися бездонными глазами, особенно выделяющимися на побледневшем лице.
        Джеррен наклонился за кинжалом. Это была изящная вещица с тонким узким лезвием и ручкой, богато инкрустированной золотом и бирюзой. Явно старинный, он оказался острым, как бритва, когда Джеррен коснулся лезвия кончиком пальца. Да, такой маленькой штучкой вполне можно нанести смертельный удар.
        - Прелестная игрушка! - заметил он. - Признаюсь, не ожидал, что вы окажетесь при оружии. - Он вскинул голову, вопросительно поднял брови. - Всегда так поступаете, или же сделали исключение для меня?
        Антония наконец пошевелилась, сделав попытку принять прежний высокомерный вид.
        - Этого вы никогда не узнаете, - заявила она. - Я немедленно возвращаюсь домой.
        - Я провожу. Не следует ездить одной по окраине.
        - До парка всего несколько сот ярдов, - холодно отозвалась она, - и я предпочитаю одиночество.
        Джеррен пожал плечами, но ничего не сказал, и она направилась к двери, но не успела дойти, как он заговорил.
        - Антония.
        Спина ее напряглась, и после минутного колебания она все же обернулась. Кинжал, вонзенный в стол, медленно покачивался, мерцая инкрустированной рукояткой.
        - Заберите свою безделушку, мадам, - произнес он, улыбаясь. - Она может вам еще понадобиться.
        После секундной заминки Антония вернулась, схватила кинжал за рукоятку и выдернула из стола. Похоже, хотела что-то сказать, но, передумав, вышла, не промолвив ни слова. Джеррен смотрел на закрывшуюся дверь, задумчивая улыбка скользнула по его губам.
        В Келшелл-Парк он прискакал в неслишком приятном расположении духа. Чувствовал, что его дурачат, и эта уверенность вызывала гнев, замаскированный легкой улыбкой и небрежными жестами, и потому гораздо более опасный. Сэр Чарльз не рассказал всего ни о происхождении Антонии, ни о ее связи с Винсентом Келшеллом. Джеррен начал подозревать, не скрыли ли от него чего-нибудь еще.
        Добравшись до дому, он немедленно потребовал новой встречи с сэром Чарльзом, но получил лишь чопорный ответ, что сэр Чарльз изволит беседовать со своим поверенным и строжайшим образом запретил его беспокоить. Сердито поразмыслив, Джеррен поинтересовался, где мистер Торнбери.
        Капеллана, который, похоже, сочетал обязанности секретаря с удовлетворением духовных потребностей обитателей дома, он нашел за столом в библиотеке. Капеллан что-то писал с озабоченным видом, но при появлении Джеррена сразу отложил перо и встал. На полнощеком розовом лице появилось выражение беспокойства.
        - Добрый день, мистер Сент-Арван. Чем могу быть полезен?
        - Тем, мистер Торнбери, что честно и прямо ответите на кое-какие вопросы, - решительно заявил Джеррен. - За последние сутки меня в избытке кормили намеками и недосказаниями.
        Беспокойство Торнбери усилилось. - И что же вы хотите знать, сэр? Может оказаться, что я не все могу рассказать.
        - Вот сейчас мы это и проверим. - Джеррен шагнул вперед и устроился на краю стола, жестом пригласив Торнбери сесть на место. - Знали вы, к примеру, приехав ко мне в Ныогейт, что Антония знакома, и весьма близко, со своим кузеном, Винсентом Келшеллом? - Торнбери медлил с ответом, и Джеррен хмуро добавил: - Может быть, следует рассказать, что я только что обнаружил их обоих в «Колокольном звоне», куда меня столь любезно направил сэр Чарльз.
        Глаза капеллана, смотревшие теперь прямо на Джеррена, наполнились тревогой.
        - А что произошло?
        - Уверяю вас, ничего страшного. - Джеррен внимательно наблюдал за ним, беззаботностью тона прикрывая пронзительность взгляда. - Я сказал мистеру Келшеллу, что не допущу дальнейших знаков его внимания к моей жене, и он… э-э-э… удалился. Как вы полагаете, могу я считать себя достаточно оскорбленным, чтобы потребовать сатисфакции?
        - Такая мысль не приходила мне в голову, сэр, - извиняющимся тоном признал мистер Торнбери, - прошу прощения. - Он помедлил, потом, решившись, резко прибавил: - Возможно, сэр Чарльз именно поэтому и направил вас туда.
        - Что? - недоверчиво переспросил Джеррен, но тут же понял, что это вполне возможно. Сын сэра Чарльза ведь был убит на дуэли Роджером Келшеллом, так этому старому безумцу вполне могло придти в голову приуготовить такую же судьбу и сыну Роджера и счесть это справедливым возмездием.
        - Сэру Чарльзу следовало бы разузнать все гораздо лучше, - сухо произнес он, помолчав. - Невзирая на многочисленные дуэли, я никого не убил - и не убью без достаточной причины.
        - В данном случае, мистер Сент-Арван, такой причины, конечно же, нет, - искренне заверил капеллан. - Могу дать вам слово.
        - В этом нет необходимости, мистер Торнбери. Увиденное и услышанное в гостинице вполне убедило меня. - По его губам скользнула насмешливая улыбка. - Насколько я знаю Винсента Келшелла, странно, если бы было по-другому.
        Торнбери смотрел непонимающе: - Так вы знакомы с Винсентом, сэр?
        - Да, но знакомство оказалось мимолетным, поскольку наши вкусы слишком различались. - Джеррен нахмурился. - Но мой вопрос так и остался без ответа. Знали вы, что он знаком с Антонией?
        - Да, мистер Сент-Арван, знал. Сэр Чарльз выяснил это еще перед моим отъездом в Лондон и именно потому принял мое предложение обратиться к вам.
        Джеррен высоко поднял брови: - Ваше предложение, мистер Тронбери? Капеллан кивнул.
        - Как я уже говорил, сэр, о несчастье, вас постигшем, мне стало известно от сестры. Долг платежом красен: ведь это благодаря вашему деду я смог получить сан священника, я теперь мне наконец представилась возможность отплатить добром.
        - И заодно послужить верой и правдой сэру Чарльзу. Не то что бы я не испытывал к вам благодарности, но старый джентельмен, должно быть, находился в самом отчаянном положении, раз согласился на ваш план, а вот этого, честно говоря, я не понимаю. Антония ведь не только наследница, но и редкостная красавица, и, думаю, когда пришло бы время искать ей мужа, это перевесило бы неблагоприятные обстоятельства ее рождения. Или есть еще что-то, неизвестное мне?
        - Больше ничего, мистер Сент-Арван, даю слово, - с самым торжественным видом заверил Торнбери.
        - Трудность заключалась в том, что сэр Чарльз твердо решил, что ее муж должен быть хорошего рода. Быть может, если бы он меньше стыдился ее происхождения или придумал бы, как его скрыть, все и забылось бы, но он никогда не делал из своих чувств секрета ни для нее самой, ни для окружающих. По его мнению, мисс Антония живет на свете только для одной цели - воспрепятствовать Роджеру Келшеллу получить наследство и обеспечить, чтобы это наследство перешло к кому-нибудь, в ком течет кровь сэра Чарльза. Прямому потомку Энтони Келшелла. Эта навязчивая идея управляет его жизнью уже более двадцати лет.
        Джеррен продолжал хмурится.
        - Так значит, вы признаете, что сэр Чарльз психически не вполне здоров?
        - Могут ли быть сомнения на сей счет, сэр? - со вздохом отвечал Торнбери. - О, когда речь заходит об управлении делами поместья, разум его совершенно ясен и здрав, но любой, до такой степени одержимый ненавистью, не может считаться вполне здоровым.
        - И однако же, вы не нашли ничего дурного в содействии этим безумным планам, - произнес Джеррен с неожиданной суровостью. - По-моему, вы как человек, облеченный саном, наоборот, должны были сделать все, чтобы защитить от них девушку.
        - Я делал все возможное, - мистер Торнбери выпрямился в кресле с несколько потешным достоинством. - Если бы ни жалость и боль за это несчастное дитя, я покинул бы этот дом еще много лет назад.
        - Жалость, которая выразилась в предложении насильно выдать девушку замуж за незнакомца! За человека, о котором вы не знали ничего, кроме имени и того, что он без гроша и сидит в долговой тюрьме. Как видите, сэр, я не строю иллюзий относительно самого себя.
        - Вы несправедливы к себе, мистер Сент-Арван, - с серьезным видом возразил Торнбери. - Мисс Антония всегда внушала мне сильную тревогу. Ведь она ничего не знает о мире, лежащем за пределами Келшелл-Парка, ибо всю жизнь ее держали здесь, словно пленницу, не позволяя встречаться ни с кем, кроме эконома да еще гувернанток и учителей. - Заметив недоверие в глазах Джеррена, он мрачно кивнул. - Я вовсе не преувеличиваю, сэр. Когда речь шла о ее образовании, сэр Чарльз денег не жалел: ее воспитали как настоящую леди и научили всему, что полагается - ни на секунду не давая при этом забыть, что она здесь из милости. Стерегли и охраняли, словно героиню какой-нибудь старинной легенды, хотя все знали: такое отношение диктуется ненавистью, а вовсе не любовью. Только представьте - она задумала убежать, едва станет совершеннолетней, совершенно не понимая, что придется одной, без средств оказаться в мире, о жизни которого она не имеет ни малейшего представления. И я должен был равнодушно дожидаться, не пытаясь предотвратить такое несчастье?
        - Еще неизвестно, намного ли меньшим несчастьем окажется устроенный вами брак, - иронически заметил Джеррен. - Раз уж вы считали себя ее другом, отчего же не помогли им с Винсентом обвенчаться, если именно этого она хотела?
        - Потому, сэр, что не доверяю ни ему, ни его отцу. Он не случайно познакомился с мисс Антонией, а появился в нашей округе под вымышленным именем именно для того, чтобы завоевать ее доверие и расположение. Разве это честно?
        - Я бы сказал - благоразумно и осторожно, особенно учитывая все обстоятельства. Вам кажется, будто он поступил так из намерения завладеть состоянием Келшеллов, а вот по моему твердому убеждению, он на это не способен. Титулованный поэт, романтик - мечтатель! Охотник за приданым? Нет, скорее уж - жертва красоты и странной, трагичной истории Антонии. Так что, мистер Торнбери, ваше предположение далеко от истины.
        - Возможно, сэр, возможно, - охотно согласился капеллан. - Однако, если о Винсенте вы судите и правильно, то отец его, будьте уверены, совершенно другой. Не исключено, что именно по его приказу юноша и принялся ухаживать за мисс Антонией, но просто оказался не в состоянии быть покровителем и защитником, в котором она так нуждается.
        - Защитником от кого, мистер Торнбери? От Роджера Келшелла или от сэра Чарльза?
        - От обоих, сэр, - с уверенностью отвечал собеседник. - От обоих и от того жестокого, неестественного образа жизни, в который ввергла ее их вражда. Защитником, каковым, я уверен, станете вы, если, конечно, захотите.
        - Если захочу… - задумчиво повторил Джеррен. Воцарилось молчание, мистер Торнбери смотрел напряженно, пытаясь прочесть хоть что-нибудь на этом волевом, отважном, но совершенно непроницаемом лице. Наконец Джеррен взглянул на него - в глазах светилась ирония: - Впрочем, мы с вами, сэр, оба хорошо знаем, что мое желание уже не важно, поскольку выбор за меня уже сделали - в тот момент, когда Антония стала моей женой.
        На следующий день, ближе к вечеру, Антония была в библиотеке, когда туда зашел Джеррен. После столкновения в гостинице она всячески избегала оставаться с ним наедине, и встречались они только за столом, в покровительственном присутствии мистера Торнбери и слуг. Джеррен тоже не искал ее общества, поэтому его появление в библиотеке несколько смутило Антонию. Она быстро поднялась с явным намерением убежать.
        - Соблаговолите задержаться на минутку, мадам, - учтиво произнес он. - У меня возникло желание побеседовать с вами.
        Лицо ее стало враждебным: - Я этого желания не разделяю, - хмуро возразила она и попыталась проскользнуть к двери, но он сделал это раньше и загородил проем рукой. Ситуация, похоже, забавляла Джеррена.
        - Не исчезайте, голубушка, - он улыбался. - Честное слово, можете меня не бояться.
        От такого явного вызова она застыла, в глазах заплескался гнев.
        - Бояться? Вас? - Тон был колюче-презрительным.
        - Вы себе льстите, сэр. Он улыбнулся еще шире: - В самом деле? Впрочем, у вас ведь есть кинжал, и вы им, без сомнения, воспользуетесь, не колеблясь.
        - Так что же вы хотите мне сказать? - прервала она с нетерпением. - Если это важно, то говорите скорее.
        Он изогнулся в поклоне, в глазах искрился смех: - О, вряд ли это так важно для вас. Я просто хотел сообщить, что через несколько дней уезжаю в Лондон.
        - Уезжаете? - Раздражение на ее лице сменилось удивлением, затем она пожала плечами. - Как вы справедливо соизволили заметить, для меня это совершенно не важно.
        - Да - если только вы не пожелаете сопровождать меня. Полагаю, Лондон покажется вам куда интереснее здешних окрестностей.
        - Лондон! - Сверкнув глазами, Антония стиснула руки. На секунду перед Джерреном вместо враждебно настроенной женщины мелькнула девчонка, полная нетерпеливого, жгучего любопытства, но тут же лицо ее снова затуманилось. - Он не отпустит меня.
        - Сэр Чарльз уже дал свое согласие, хотя, признаюсь, сперва пришлось напомнить ему, что, выдав вас замуж, он полностью утратил власть над вами. - Джеррен говорил спокойно, но чувствовалось, что все это его по-прежнему забавляет. - Полагаю, с подобным напоминанием, а тем более с убеждением, ему пришлось столкнуться впервые.
        Антония с подозрением смотрела на него: - С чего вы так хлопочете, чтобы доставить мне удовольствие?
        - Удовольствие? Вам? - бровь насмешливо поднялась, раздался тихий смех. - Рискуя показаться неучтивым, голубушка, должен все же заметить, что в данном случае я скорее доставляю удовольствие самому себе. И в Лондон уезжаю потому, что нахожу здешнюю обстановку невыносимой. Вы же можете ехать со мной или оставаться с дедом, если предпочитаете его общество моему. Выбор - за вами.
        Насмешливый тон снова вызвал у нее раздражение. Она пожала плечами и равнодушно произнесла: - Я подумаю. А теперь будьте столь любезны, позвольте, наконец, пройти.
        Усмехнувшись, он отошел в сторону и открыл двери. Пропуская Антонию, протянул руку и, взяв ее за правое запястье, откинул кружевную манжету, под которой на белой коже обнаружились синяки.
        - Откуда это? - последовал резкий вопрос.
        - И вы еще спрашиваете? - в ответе сквозило презрение. - Это - следы ваших пальцев.
        - Моих? - Он нахмурился, вспомнив, как вчера вырвал у нее кинжал. - Я вовсе не хотел причинять вам боль. - И запечатлел на ее запястье нежный поцелуй. - Прошу прощения.
        Антония вспыхнула и вырвала руку.
        - Ничего. Уже забыто.
        Она быстро вышла из библиотеки и направилась в маленькую, пока еще принадлежавшую ей, гостиную. Закрыв дверь, подошла к зеркалу, висящему на стене, и застыла, глядя на свое отражение.
        - Лондон! Уехать наконец отсюда! Думаю, стоит отправиться с ним. - Она задумчиво поглаживала правое запястье, потом, очнувшись, вспыхнула и сделала нетерпеливый жест. - Да, безусловно, поеду, - заявила с вызовом отражению в зеркале. - Ведь в Лондоне будет и Винсент. - Но тут же с досадой осознала, что решение приняла еще до того, как вспомнила о кузене.

        Глава вторая

        На второй день путешествия Джеррен и Антония остановились на известном постоялом дворе уже неподалеку от Лондона, чтобы отдохнуть и пообедать. Было по-прежнему очень холодно, и очень не хотелось менять теплую уютную гостиную с ярко пылающим камином на неудобную выстуженную почтовую карету. Антония удобно устроилась у самого огня, лениво грызя леденцы из блюдца, стоящего у ее локтя, а Джеррен, продолжая сидеть за столом, просто повернулся к камину лицом и небрежно вертел в руке бокал, задумчиво и рассеянно глядя перед собой.
        Пользуясь тем, что он так погружен в себя, жена рассматривала его с напряженным вниманием и интересом, которые в противном случае скрыла бы за маской презрения Со дня их первой встречи прошла неделя, но он приводил ее в такое же замешательство, как и в первый день. Поначалу она сочла его человеком удачливым, но совершенно беспринципным, который цинично продал деду свое старинное имя, так же мало заботясь о ее чувствах, как и старик. Предупредив, что не намерен быть покорным и уступчивым мужем, тем не менее ничего от нее не требовал и даже убедил сэра Чарльза отпустить ее в Лондон. Казался равнодушным, но при этом мог быть внимательным и понимающим. Когда ворота Келшелл-Парка захлопнулись за ними, Антонию пронизала дрожь страха перед неизвестностью. Она постаралась скрыть это, но Джеррен тихо сказал: - Можно сожалеть и о тюрьме, если кроме нее ничего в жизни не знал, но все же свобода куда желаннее.
        - Свобода? - Невзирая на усилия, голос предательски дрожал. - Просто одна тюрьма сменяется другой.
        - Вы неправильно судите обо мне, голубушка, - прошептал он с упреком. - Клянусь, я вовсе и не собирался быть вашим тюремщиком.
        Она с негодованием взглянула на него, подозревая насмешку, но обнаружив, что он ласково улыбается, грустно пожала плечами и отвернулась, пытаясь за этим жестом укрыть замешательство. Ей был непонятен этот человек, саму жизнь воспринимающий как шутку и на любые упреки и презрение отвечающий безудержным смехом. При ее скудном жизненном опыте такое наплевательски-легкомысленное отношение ко всему было просто непредставимым. Даже Винсент, со своим чрезвычайно серьезным отношением к жизни и к самому себе, мало преуспел в том, чтобы хоть как-то разогнать мрак ее существования. Джеррен же, похоже, ничто не воспринимал всерьез, даже и свою роль в бесчестной сделке с сэром Чарльзом.
        Сама того не желая, она сравнивала их. Винсент, провозглашая вечную преданность, клянясь избавить ее от дедовской тирании, не сделал решительно ничего. Джеррен же, ничего заранее не обещав, сразу предложил уехать, беззаботно, словно походя бросил ей этот необыкновенный дар освобождения, предоставив к тому же выбирать свою судьбу самой.
        Намеренно или нет, но во время путешествия он был неизменно заботлив и внимателен. У Антонии, никогда не выезжавшей из Келшелл-Парка дальше, чем на ближайшую сельскую ярмарку, да и то раз или два в жизни, все вокруг вызывало живейший интерес: и меняющиеся пейзажи, и деревни, по которым они проезжали, и особенно Оксфорд, где останавливались на ночь. Джеррен охотно отвечал на все бесчисленные вопросы, иногда даже умудряясь вызвать на трагических губах улыбку, так что в конце концов между ними установилось некое подобие дружбы. С ее стороны эта дружественность выражалась, конечно, пассивно, просто она перестала так негодовать, а теперь даже подумывала, не открыться ли ему в страхах, мучивших ее всю поездку.
        Она все еще собиралась с духом, чтобы заговорить, когда высокие часы в углу зашипели, захрипели, а потом пробили время неожиданно нежным звоном. Джеррен, вздрогнув, вышел из оцепенения, проглотил остаток вина и поднялся.
        - Пора ехать, если хотим добраться до Лондона сегодня, - заметил он и направился к звонку. - Велю закладывать лошадей.
        Антония кивнула, подавив вздох, а Джеррен задержался рядом, глядя на нее сверху вниз.
        - Устали, голубушка? Крепитесь, скоро путешествие закончится.
        Она покачала головой: - Я не устала. Просто… - Она умолкла, разглаживая на коленях юбку и избегая смотреть ему в глаза. - Вам никогда не приходило в голову, что меня могут не принять в высшем обществе?
        Он нахмурился: - Кто это вам такого наговорил? Дедушка?
        - Да, - неохотно призналась она. - Перед тем, как нам вчера отъехать, он послал за мной. Сказал, что я рано радуюсь, уезжая от него. Что вы совершаете глупость, увозя меня в Лондон, а когда выясните, что из-за матери меня нигде не станут принимать, тут же прогоните обратно. - Она с неожиданным вызовом подняла голову. - Не обманывайтесь на мой счет! Сама презираю и ненавижу текущую в моих жилах кровь Келшеллов, а вовсе не цыганскую, но вполне возможно, что сэр Чарльз прав.
        - Вас примут, не сомневайтесь! - убежденно сказал Джеррен. - Девочка моя, да неужели вы не понимаете, что сэр Чарльз сказал это с единственной целью - помучить вас? Он сам никогда и никому не расскажет историю, просто из самолюбия, да и Роджер Келшелл тоже. Ваша жизнь проходила в замкнутости и отдалении, знакомых в Лондоне нет, зато у меня их множество, и как мою жену вас примут без малейших вопросов. Успокойтесь и не мучайте себя этим больше.
        Однако на ее лице все еще было написано сомнение.
        - А если станут известны обстоятельства нашей свадьбы?
        - А чем они, собственно, отличаются от обстоятельств вашего рождения? Разумеется, в свете будут какое-то время строить разные предположения, но недолго - не долее недели, пока не появится какая-нибудь новенькая сплетня.
        - Вы уверены? - Черные глаза с волнением и недоверием смотрели на него. - Какую бы ненависть я ни питала к дому дедушки, но лучше уж сразу вернуться, чем испытывать подобное унижение.
        Он наклонился вперед, положив одну руку на спинку кресла, а другую - на ее нервно стиснутые, неподвижно лежащие на коленях руки.
        - Уверен, - спокойно ответил он. - Поверьте, я не взял бы вас в Лондон, будь хоть малейшие опасения или же сомнение.
        Антония не делала попыток отнять руки. Губы ее приоткрылись, глаза, все еще устремленные на него, сияли чудным, мягким блеском; такими он их еще не видел. И тут, прежде чем они успели сказать друг другу еще хоть слово, дверь открылась и появился мрачного, болезненного вида слуга с длинным, покрасневшим от простуды носом.
        - Какого черта тебе надо? - Джеррен резко выпрямился и направился к вошедшему с таким яростным видом, что бедняга инстинктивно попятился. Потом, облизав губы, несколько раз закрыл и открыл рот прежде, чем издать хоть какой-то звук.
        - В-вы… вы звонили, сэр, - пробормотал он наконец.
        - Что? Ах, да! Закладывай лошадей и побыстрее. Да не стой же ты, разинув рот! Убирайся, да пошевеливайся!
        Ошеломленный слуга в некоторой растерянности ретировался, неплотно закрыв за собою двери. По этой причине повелительные раскаты голоса Джеррена прогремели по коридору и достигли ушей некоей леди, которая как раз спускалась по лестнице.
        При этих звуках она застыла, устремив широко раскрытые глаза туда, откуда они доносились. Потом с неясным восклицанием бросилась к двери гостиной, едва не столкнувшись со слугой, робко отступившим в сторону. Ни Антония, с заалевшими щеками напряженно смотревшая в огонь, ни Джеррен, слегка нахмурившись наблюдавший за нею, не заметили ее. А леди, встав в дверях, видела только Джеррена.
        - Джеррен! - задыхаясь, произнесла она.
        Он вздрогнул от неожиданности и обернулся. Стоя в дверях, в одеждах собравших все оттенки голубого, в шелковом капюшоне поверх бледно-золотых, без малейшего следа пудры, волос, естественными локонами обрамлявших нежное, подобное камее, чистое личико, она являла собой прелестную, с изящными пропорциями фигурку напоминавшую дрезденскую статуэтку-пастушку. Фарфорово-голубые глаза, опушенные длинными ресницами, недоверчиво рассматривали Джеррена. На мгновение она замерла, словно птичка в полете, потом, протянув руки, впорхнула в комнату.
        - Джеррен! - воскликнула она снова. - Вы ли это? Услышав ваш голос, я решила, что сплю! Каким чудом вы здесь?
        Джеррен', у которого при виде ее вырвался сдавленный звук, подозрительно похожий на ругательство, взял себя в руки и отвесил самый официальный поклон, игнорируя протянутые руки. Антонию такая сдержанность нисколько не удивила: еще чуть-чуть и молодая леди бросилась бы в его объятия.
        - Какая неожиданная радость, мисс Челгроув, - холодно произнес он. - Надеюсь, вы в добром здравии?
        Протянутые руки бессильно упали, а на лице у мисс Челгроув появилось обиженно-недоуменное выражение. Прежде чем она заговорила снова, Джеррен повернулся к Антонии, обнаруживая тем самым перед юной леди ее присутствие.
        - Мадам, - продолжал он, - позвольте представить вам мисс Джессику Челгроув.
        Одного оценивающего взгляда было Антонии достаточно, чтобы уяснить, что, невзирая на более модную одежду, девушка очень невысокая. Тогда она грациозно поднялась во весь свой величественный рост и сделала по-королевски снисходительный реверанс, пока Джеррен, утратив некоторую долю своей обычной самоуверенности, продолжал представлять: - Мисс Челгроув - моя жена.
        Видение в голубом как раз делало ответное церемонное приседание, но при словах Джеррена замерло, и этот реверанс, пожалуй, никак нельзя было назвать изящным. Выпрямившись, она, как громом пораженная, переводила взгляд с Джеррена на Антонию.
        - Ваша жена? - прошептала она. - О, Джеррен, только не это!
        То был вопль души, но через минуту она уже взяла себя в руки, маска вежливой заинтересованности закрыла выражение отчаяния, на мгновенье мелькнувшее на лице, и даже появилось некое подобие улыбки.
        - Что ж, тогда должна пожелать счастья, - произнесла она. - Рада познакомиться с вами, мадам. Прошу простить мне некоторую неофициальность, с которой я позволила себе ворваться сюда. - Улыбка стала чуть злобной. - Мы с Джерреном старые друзья.
        - Нет нужды извиняться, мисс Челгроув, - ответила Антония таким медовым голосом, что даже Джеррен ошеломленно взглянул на нее. - Вы решили, что мой муж один. Знай вы, что я тоже здесь, то, разумеется, не вошли бы.
        Глаза у мисс Челгроув сузились, а вся маленькая фигурка под плащом напряглась. Но прежде чем она успела достойно возразить, в комнату вкатилась невысокая округлая дама, одетая в роскошное платье красно-коричневого бархата с соболями, и весьма недовольным тоном произнесла: - Джессика, ты ведешь себя совершенно недостойно! Бродишь в одиночестве по гостинице, врываешься в комнату к джентльмену - это уж ни на что не похоже, клянусь! Совсем уж разум потеряла! Что же касается вас, Сент-Арван, признаться, удивлена!..
        - Мама! - прервала Джессика напряженным голосом. - Полагаю, ты не заметила этой леди. Перед тобою - мисис Сент-Арван.
        Поток негодования оборвался на полуслове, дама повернулась и замерла, осознав, что смуглая незнакомка присела перед нею в приветственном реверансе. С растерянным изумлением она ответила на приветствие, потом ощупью нашла в мехах золотой лорнет и поднесла к глазам, чтобы рассмотреть ее получше. При виде поразительной красоты Антонии на лице дамы отразилось недоверие.
        - Миссис Сент-Арван? - переспросила она, с подозрением глядя на Джеррена. - Ваша женитьба - для всех нас большая неожиданность. В Лондоне о ней даже не слышали.
        - У нас была очень скромная, тихая свадьба неделю назад в доме жены, - коротко пояснил он. - Так пожелал ее дед, сэр Чарльз Келшелл, поскольку нездоровье приковало его к постели.
        - Келшелл? - Для мисс Челгроув один сюрприз следовал за другим. Она снова посмотрела на Антонию. - О, мадам, так значит, вы родственница старинной моей подруги, миссис Роджер Келшелл?
        - Да, мадам, я в родстве с ее мужем, - вежливо отвечала Антония, - хотя никогда его не видела. Это - первый мой визит в Лондон.
        Миссис Челгроув опустила лорнет. Знакомая фамилия Келшеллов убедила ее, что Джеррен не лжет, а собственный наблюдательный взгляд сказал, что платье новобрачной, хоть и не слишком модное, сшито из прекрасной, дорогой ткани, а плащ, небрежно брошенный на стул, богато отделан мехом; наряд же самого Сент-Арвана вообще отличался дорогостоящей изысканностью. Все эти наблюдения лучше всяких слов объяснили миссис Челгроув, что Джеррен Сент-Арван каким-то таинственным образом умудрился найти обворожительную жену с немалым, по-видимому, состоянием, и выражение благодушия исчезло с ее лица.
        - Ну что же, дорогая, позвольте вас поздравить, - любезно произнесла она. - И вас тоже, сэр. Не сомневаюсь, мы еще будем иметь удовольствие видеть вас обоих в Лондоне. А теперь мы вынуждены распрощаться, поскольку уже поздно, а я не люблю ездить в темноте. Пойдем, Джессика.
        Попрощавшись, как требовали приличия, мать и дочь ушли, но в дверях Джессика, помедлив, обернулась. В глазах, смотревших на Джеррена, и на лице отразились гнев, боль и упрек, но мать резко окликнула ее, она повернулась и исчезла.
        В гостиной воцарилось молчание. Из коридора подул холодный сквозняк, камин задымил, и Джеррен пошел закрыть дверь. Вернувшись к Антонии, небрежно произнес: - Видите, голубушка, как беспочвенны ваши страхи. Миссис Челгроув вращается в высших кругах, однако приняла вас не колеблясь, только немного удивилась. Если уж вы смогли удовлетворить требовательный взгляд этой титулованной вдовы, то и вообще беспокоиться не о чем.
        - Вы хорошо знаете миссис Челгроув? - кротко спросила Антония.
        Он пожал плечами: - Я встречался с нею множество раз. С учетом разницы в возрасте можно сказать - да, хорошо знаю.
        - А ее дочь? Знакомство с нею, полагаю, было не просто хорошим.
        - О да, далеко не просто хорошим. Я бы даже осмелился назвать его восхитительным. - Джеррен шагнул к застывшей у камина Антонии и улыбнулся ей прямо в пылающие гневом глаза. - Столь же восхитительным, сколь и вы, готов держать пари, находите свое знакомство с юным Винсентом.
        - А вот это, сэр, - гневно произнесла она, - вас совершенно не касается.
        - Безусловно, - шепнул он. - И не может, поскольку мы с вами тогда еще не встретились.
        Упрек, несмотря на всю свою шутливость, безошибочно попал в цель. Антония залилась румянцем и отвернулась, чтобы взять плащ, а когда он, опередив ее, накинул плащ ей на плечи, поблагодарила с церемонной любезностью. В тягостном молчании дождалась она, пока он расплатился по счету, и пошла рядом с ним к карете.
        Встреча с Джессикой Челгроув всколыхнула в памяти Антонии то, что Винсент рассказывал о репутации Джеррена и что несколько забылось за последние сутки. Почти против воли враждебность ее к мужу все уменьшалась и уменьшалась, пока его общество не стало доставлять ей даже удовольствие. Но вот появилась мисс Челгроув и напомнила, что и легкий нрав, и обаяние, уже почти убедившее Антонию, что он заботится о ней по-настоящему, не более чем оружие опытного обольстителя, которым он обдуманно и цинично пользуется, чтобы завоевывать сердца легковерных женщин.
        Это размышление вызывало в ней гнев и на себя и на него.
        Тягостное состояние враждебности длилось до самого конца путешествия, отравив радость прибытия в Лондон и притупив интерес к незнакомым видам и звукам большого города. На оживленном, шумном постоялом дворе, который и был для них местом назначения, Джеррен заранее забронировал обширные покои: гостиную, комнаты для себя и Антонии и для ее горничной, Тернер, что ехала за ними следом, в другой карете с багажом.
        В гостинице была суета, люди приходили, уходили, приезжали и отъезжали постояльцы, туда-сюда носились слуги, так что у Антонии вскоре разболелась голова, и она могла только радоваться распорядительности Джеррена, понимая, что без него вдвоем с Тернер было бы просто не справиться с хлопотами. А так, словно по мановению волшебной палочки, им быстро приготовили комнаты, внесли багаж и накрыли в гостиной легкий ужин. За стол она села без особого аппетита и, наскоро поев, тут же удалилась к себе в спальню.
        Непривычное двухдневное путешествие очень утомило ее, но заснуть долго не удавалось. Ей, привыкшей к сельской тишине, казалось, что лондонцы никогда не спят, и ночь уже наполовину прошла, прежде чем Антонии удалось забыться в тяжелой дреме. Поэтому встала она очень поздно и, выйдя в гостиную, нашла записку от Джеррена. Он писал, что поехал к своему поверенному посоветоваться о некоторых неотложных делах, но как только с этими делами будет покончено, вернется в ее распоряжение.
        Позавтракав в одиночестве, Антония подошла к окну и принялась наблюдать происходящее снаружи. Она находила всю эту суету и мельтешение бесконечно забавным и интересным, особенно из окна безопасной уютной гостиницы, честно признаваясь при этом самой себе, что все выглядело бы совершенно по-другому, окажись она в этом огромном неприветливом городе совершенно одна, без всякой защиты. Впервые она осознала, каким безумием было ее прежнее намерение, став совершеннолетней, убежать из Келшелл-Парка и самой заботиться о себе. Неудивительно, что Джеррен расхохотался, услышав об этом.
        Мысль за мыслью потянулась цепочка размышлений. Встреча с мисс Челгроув и ее дочерью подтвердила правильность предположений относительно того, как примут в Лондоне жену Джеррена, и к тому же показала, что на данный момент он готов вести себя так, словно в их браке не было ничего необычного. Но сможет ли и дальше, если она будет постоянно издеваться и насмехаться над ним? Пожалуй, вряд ли. Антония чувствовала, что Джеррен вовсе не так терпелив и добродушен, как хочет казаться. Она унаследовала от Келшеллов немалую проницательность, хоть и подавляемую нередко порывами страстей, переданных ей предками-цыганами, и хорошо понимала, что до тех пор, пока не займет в высшем свете достаточно прочного положения, следует быть более мягкой и любезной.
        Поэтому, когда заподдень вернулся Джеррен, она вежливо поздоровалась, уверила его, что нисколько не скучала в его отсутствие, поинтересовалась, благополучно ли закончились переговоры с поверенным. Он выслушал ее с некоторой иронией, но никак не отреагировал на подобную перемену в отношении.
        - Надеюсь, да. Я сказал ему, что хочу как можно скорее приобрести дом в фешенебельной части города, но, поскольку такую сделку все равно нельзя провести за день, он подыщет приемлемую квартиру, где мы сможем пока пожить. Вы и сами не сможете, да и не захотите оставаться здесь долее двух дней.
        - Да, я предпочла бы какое-нибудь более тихое место, - призналась она, добавив с сияющей улыбкой: - Я уверена, Тернер будет весьма признательна. Она-то убеждена, что нас здесь могут в любую минуту ограбить, а то и убить.
        Он рассмеялся: - Заверьте свою горничную, что убийство в этих местах - вещь почти неизвестная, а ограбить нас могут только при расчете. Ну что ж, голубушка, я уже достаточно долго пренебрегал вами. Есть что-нибудь такое, что вам особенно хотелось бы сделать или увидеть?
        Антония, у которой перед глазами все еще стояло изысканное модное одеяние Джессики Челгроув, ответила на вопрос не колеблясь.
        - Да. Я хотела бы купить себе новую одежду. - И тут на лице ее появилось сомнение. - Но может быть, вы не знаете, где?..
        - Уверяю вас, знаю, - забавляясь, ответил он. - Возможно, это покажется вам предосудительным, но у меня в таких делах немалый опыт, и я могу провезти вас по самым модным магазинам Лондона.
        Она с подозрением взглянула на него, но прежде чем успела вымолвить слово, дверь распахнулась, и гостиничный слуга, глядя на Джеррена с явно возросшим уважением, торжественно объявил: - Лорд и леди Маунтворт с визитом к вам, мистер Сент-Арван.
        Джеррен удивленно ахнул и повернулся навстречу входившим в комнату даме и господину примерно одних лет с ним. Леди Маунтворт, стройная брюнетка, отличающаяся скорее живостью и щегольством, нежели красотой, бросилась вперед и обеими руками схватила его за руку. - Джеррен, противный! - весело воскликнула она вместо приветствия. - Как ты нас всех напугал!
        - Люси, но все же прекрасно! - Джеррен поцеловал ее пальцы, потом протянул руку мужу. - Питер? Что такое заставило вас вернуться из Италии?
        - А что еще могло нас заставить, если не вести о твоих затруднениях? - ответил Маунтворт с улыбкой, пожимая протянутую руку. - Но как бы там ни было, наши усилия не пропали даром. Тебя, кажется, можно поздравить?
        - Да, это так! - Джеррен повернулся к Антонии, которая поднялась и в замешательстве рассматривала вошедших. Он взял ее за руку и подвел к остальным: - Люси, позволь представить мою жену.
        Антония вознамерилась было сделать учтиво-официальный реверанс, но миледи, похоже, не была склонна к церемонности. Антонию схватили за руки, и Люси весело произнесла: - О, прошу вас, давайте оставим церемонии, я ведь знаю Джеррена всю жизнь и уверена, что и с вами мы подружимся. Как замечательно, что мы вернулись в Лондон!
        Антония пробормотала какие-то любезности, и Джеррен представил ей лорда Маунтворта. Люси, склонив головку набок, словно малиновка, блестя глазами, с нескрываемым восхищением смотрела на юную девушку.
        - Дорогая, мы с вами зададим в Лондоне новый тон и вернем моду на брюнеток. Вот будет восхитительно! Хватит уже всем восторгаться глупо хихикающим блондинкам, вроде Джессики Челгроув. - Поймав смиренно-укоряющий взгляд мужа, она зажала рот рукой. - Ой, что за несчастный язык! И почему это я всегда сперва говорю, потом думаю?
        На этот вопрос никто не попытался ответить, только Джеррен небрежно заметил: - Следует ли так понимать, что вы прервали путешествие по Италии и поспешили назад в Англию, чтобы выручить меня из Ньюгейта.
        - Разумеется, - ответила Люси. - Новости, конечно, доходили до нас безумно долго, но как только дошли, мы немедленно выехали домой. Не думаешь же ты, что мы могли бросить тебя в этой жуткой тюрьме? Дорогой, это было ужасно, да?
        Он усмехнулся, с нежностью глядя на нее: - Не ужаснее того, что я заслужил за свою чертовскую глупость. И потом, - он бросил смеющийся взгляд на Антонию, - иногда и пребывание в Ньюгейте может принести неожиданную удачу.
        Люси открыла было рот, чтобы задать вертевшийся на языке и, похоже, нескромный вопрос, но тут предусмотрительно вмешался Питер: - Приехав в Лондон, мы обнаружили, что нас опередили. Ты оказался на свободе, но отбыл в никому не известном направлении. А сегодня утром я случайно встретил юную Челгроув, она и сказала, что ее мать встретила тебя вчера. Тогда я разослал посыльных по всем гостиницам, где ты мог остановиться, и вот, - он улыбнулся, пожав плечами, - мы здесь.
        - И очень рады видеть тебя в порядке, - самым искренним тоном прибавила Люси, - хоть и опоздали с помощью.
        Джеррен снова поднес ее руку к губам.
        - Милая Люси, - ласково произнес он, - вы даже не можете представить, как я благодарен вам обоим за заботу обо мне. Просто не нахожу слов. - Он умолк, потом заговорил снова, уже более беспечным тоном: - А вот твоя помощь подоспела как раз вовремя. Антония первый раз в Лондоне и жаждет обновить гардероб. Лучшей спутницы, чем ты, уверен, и желать нечего.
        - Замечательно! - воскликнула Люси и порывисто повернулась к Антонии. - Дорогая миссис Сент - Арван, поедемте тотчас же. Только вчера мне попалась на глаза парча, которая на вас будет смотреться изумительно.
        - Одну минутку, любовь моя, - смеясь, вмешался Маунтворт. - Джеррен, вы надолго в Лондон?
        Джеррен подтвердил, что именно таковы их намерения, и рассказал обо всех ближайших планах. Люси тут же напрямик заявила: - Глупости! Вы должны жить у нас, пока не купите что-нибудь приличное.
        - Совершенно согласен, - с готовностью подтвердил Питер. - Вам сразу следовало приехать прямо к нам, просто вы думали, что мы за границей, и только это вас извиняет.
        - Вы оба, как всегда, само благородство и великодушие, - с благодарностью заметил Джеррен. - Разумеется, мы с радостью примем ваше гостеприимное приглашение, не так ли, голубушка?
        Антония согласилась. Трудно было бы поступить иначе, да к тому же в этом случае ей вовсе и не хотелось оспаривать его решение. Несмотря на все заверения Джеррена, она никак не могла избавиться от дурных предчувствий, так что заручиться поддержкой леди Маунтворт совсем неплохо. Так будет куда спокойнее.
        История удивительного возвращения Джеррена Сент-Арвана в сопровождении богатой и красивой жены, рассказанная миссис Челгроув, быстро распространилась в обществе, не утратив ни одной из переданных ею подробностей. Слухи кипели самые разные; еще, оказывается, были живы несколько стариков, помнивших роковую дуэль между Энтони и Роджером Келшеллами, однако никто из них не был вхож в высшие слои света, так что задаваться вопросом о предках Антонии никому попросту в голову не пришло, Келшеллов знали все, и когда стало известно, что юная миссис Сент-Арван - внучка и наследница богатого, титулованного главы аристократического рода, никто уже больше ни о чем не спрашивал. Общее любопытство было направлено на то, как же все-таки Джеррену, заключенному в Ньюгейт, удалось не только выкрутиться, но и так удачно жениться.
        Но этот вопрос, занимавший почти всех, так и остался без ответа. Помимо Винсента Келшелла и, вероятно, его отца, вся история была известна еще только лорду и леди Маунтворт. Антония без возражений приняла решение Джеррена рассказать им правду. С Люси они с детства жили по соседству, а с Питером были знакомы со школьных лет, и, поскольку Антонии понравились эти старинные друзья мужа, она сочла неудобным и не захотела притворяться, живя в их доме.
        После того, как в свете узнали, что Сент-Арваны на время поселились у лорда Маунтворта, его дом на Гросвенор-сквер утром превратился просто в место паломничества. Люси, хорошо знавшая светские обычаи, еще раньше предупреждала об этом Антонию и весьма недвусмысленно намекнула Джеррену, что неплохо бы и ему присутствовать при этих визитах вежливости.
        - Люси, дорогая, да я и не собираюсь уклоняться от светских обязанностей! Ведь мне сейчас завидуют все мужчины Лондона, а далеко не каждому выпадает такая удача.
        Она удовлетворенно засмеялась: - Но и далеко не каждый умеет сделать такой изысканный комплимент, хотя в данном случае это уже и не комплимент, а правда. Ручаюсь, Антонию ждет небывалый успех.
        Антония, случайно уловившая взгляд Джеррена, вспыхнула и сама же разозлилась на себя за это. Раз уж Маунтворты знают всю правду, к чему продолжать вести себя так, словно он женился не по крайнему принуждению; да и самой ума не хватает не краснеть от удовольствия при его комплиментах и галантности опытного светского кавалера!
        Предположения Люси полностью оправдались. Поток визитеров не прекращался, пока голова у Антонии не начала пухнуть от имен и титулов: за два часа перед нею прошло больше людей, чем за всю предыдущую жизнь. Люси была довольна, о чем не замедлила высказаться во время короткой передышки, когда они остались только вчетвером.
        - Все верно, Люси, но я несколько разочарован. - За беспечностью тона было не понять, серьезен ли Джеррен. - Нет одного знакомого лица, хотя следовало бы ожидать, что кузен Антонии одним из первых явится поприветствовать ее в Лондоне. Интересно, не может ли он просто выжидать, пока народу станет поменьше?
        Дверь открылась, и словно для того, чтобы уличить его во лжи, было объявлено о прибытии мистера Келшелла. Антония бросила на Джеррена торжествующий взгляд, но к ее ужасу вошедший оказался незнакомцем. Высокий, элегантный, с явной легкостью несущий груз своих пятидесяти лет, Роджер Келшелл приветствовал сперва хозяйку дома.
        - Ну вот! - Джеррен, стоя у кресла жены, говорил ей прямо ухо. - Главный хитрец собственной персоной! Так что вы, голубушка, рано торжествовали победу.
        Она бросила на него неприязненный взгляд, но ответить не успела - Келшелл уже повернулся к ней. При виде его у нее неприятно засосало под ложечкой: с худощавого надменного лица изучающе смотрели пронзительные голубые, знакомо сверлящие глаза.
        - Миссис Сент-Арван! Дорогое мое дитя! - В голосе Келшелла умело сочетались официальность и теплота. - Этой радости я так давно ждал.
        Антония протянула руку.
        - Счастлива познакомиться, сэр, - отвечала она нетвердым голосом, все еще под впечатлением от этих глаз, так похожих на глаза деда. - Позвольте представить вам моего мужа.
        - О, да-да, вашего мужа. - Келшелл повернулся к Джеррену, отвесившему торжественный поклон, хотя в глазах его прыгали насмешливые искорки. - Что ж, Сент-Арван, вас следует поздравить! В последние несколько месяцев фортуна явно переменилась к вам.
        Глаза его встретили прямой, честный взгляд.
        - Совершенно верно, мистер Келшелл, но вам, несомненно, известно, что фортуна - дама капризная и склонности ее непредсказуемы. Когда ничего от нее не ждешь, она одаривает своей благосклонностью, а бывает, ждешь слишком многого, и… не получаешь ничего!
        Глаза у Роджера сузились, он в задумчивости постукивал моноклем по подбородку.
        - Вы правы, сэр, - произнес он наконец. - Удача может смениться невезением во мгновение ока. Разумного человека эта мысль всегда заставит остановиться и переждать.
        - Удача - невезением? - переспросил Джеррен.
        - Однако вы не очень лестного мнения о своей родственнице, сэр. Мы ведь, кажется, говорили о моей удаче, не так ли?
        Келшелл улыбнулся.
        - Ну, разумеется, - примирительно произнес он.
        - Это всего лишь оговорка, и я прошу меня извинить.
        - Он обернулся к Антонии. - Мадам, моя жена просила передать поздравления и наилучшие пожелания. Сама она, к сожалению, нездорова и не смогла меня сопровождать.
        - Какая жалость, сэр. Надеюсь, ничего серьезного?
        - Нет, всего лишь легкая простуда. Гостей она принимает, но выходить в такую суровую погоду не решилась, пожертвовав удовольствием познакомиться с родственницей.
        Антония искоса взглянула на Джеррена и, мысленно махнув рукой, с вызовом произнесла: - Если миссис Келшелл принимает посетителей, сэр, то может быть, мне будет позволено навестить ее завтра? Очень хотелось бы с нею познакомиться.
        - Миссис Сент-Арван, да она будет просто счастлива! Нам обоим всегда было безмерно жаль, что из-за несчастных событий прошлого связь между нашими семьями прервалась.
        Она подняла на него черные глаза: - Прошлое умерло, мистер Келшелл, и должно быть похоронено. Почту за счастье приобрести вашу дружбу и надеюсь на нее.
        Говоря, она подала ему руку, и он взял ее, по-отцовски похлопал другой ладонью.
        - Бесконечно рад, дитя мое, услышать от вас такие слова. Меня всегда крайне беспокоило, что ненависть, которую ваш дед питает ко мне - полагаю, вполне естественная, хотя никто не сожалеет о прошлом более, чем я, - распространилась и на вас. Моя семья не искала той, первой ссоры.
        - Могу в это поверить, сэр. Дедушка ссорится со всеми.
        - Что ж, тогда, милая племянница, в наших силах поправить существующее печальное положение вещей. Я скажу жене, что вы заедете к ней завтра, а сейчас позвольте откланяться. - Он поцеловал Антонии руку и повернулся к Люси. - Всего наилучшего, ваше сиятельство. Буду с нетерпением ожидать следующей встречи. Джентльмены, ваш покорный слуга.
        Он ушел. Джеррен, облокотившись на спинку кресла, протянул Питеру табакерку.
        - Такие сцены семейной привязанности чрезвычайно назидательны, - заметил он. - Подозреваю, однако, что они и чрезвычайно редки.
        - Циник! - поддел его Питер, усмехаясь. - Если у тебя плохие отношения с родственниками, это не означает, что и все остальные должны вести себя так же.
        - Друг мой, но у меня вовсе не плохие отношения с родственниками, у меня просто уже нет родственников.
        Маунтворт поднял брови: - А мне казалось, что в Барнете у тебя еще живет престарелый двоюродный дед?
        - То не кровное родство. Они с моим дедом были сводными братьями. Я не видел его уже почти год. Мы, знаете ли, и встречаемся-то лишь время от времени, когда он в очередной раз собирается умирать и призывает меня пред свои очи. Во всех остальных случаях мы договорились не надоедать друг другу.
        - Вот и неправда, - возразила Люси. - Не сомневаюсь, что ты искренне привязан к нему.
        Джеррен рассмеялся и пожал плечами.
        - О да, я многим обязан добросердечию этого старого джентльмена, - признался он и повернулся к Антонии. - Надо будет свезти вас к нему, голубушка. Этим я верну себе его благосклонность, ибо он еще много лет назад советовал мне жениться.
        Она не ответила, а Питер, глядя на друга с насмешливой улыбкой, спросил: - Большие надежды, а, Джеррен?
        - О Боже, конечно же, нет! Старик вполне достоин имени Сент-Арванов, поскольку растратил свое состояние на увеселение и удовольствия еще много лет назад. На самом деле…
        - На самом деле, - со смехом прервала его Люси, - тебе просто не нравится быть с ним в ссоре и ты собираешься прибегнуть к помощи Антонии, чтобы наладить отношения. Ну же, признайся честно!
        - Полагаю, ваша милость ошибается, - весьма нелюбезно заметила Антония. - Совершенно не понимаю, почему следует думать, будто я смогу их примирить, а посему не вижу и целей, которым мог бы послужить такой визит.
        - Но помилуйте, голубушка, это же невеликодушно! - воскликнул Джеррен с притворным отчаянием. - Если мне приходится мирится с вашими родственниками, то вы могли бы проявить хотя бы вежливость к моим.
        Горящими глазами она смотрела на него.
        - Понятно, - и презрительно кивнула, - это угроза, но может быть, вы дадите себе труд припомнить, что я ответила, когда вы пригрозили мне в первый раз?
        Она поднялась, шурша жесткими шелковыми юбками, и величественно удалилась из комнаты. Маун-творт с преувеличенно-напряженным вниманием снимал с рукава несуществующую пылинку, а его жена, бросив на Джеррена красноречивый взгляд, плотно сжала губы с видом человека, твердо решившего не высказывать своих мыслей вслух.
        Он усмехнулся, нимало не раскаиваясь: - Намеренный вызов, не правда ли? И тем не менее, она поедет со мной в гости к старому джентльмену, как только погода улучшится.
        На следующий день Антония отправилась с обещанным ответным визитом к миссис Келшелл, принявшей ее очень тепло. Она оказалась значительно моложе мужа, красивой, модно одетой, вполне светской. Габариты, да и стиль дома свидетельствовали о полной абсурдности всех подозрений сэра Чарльза. Мистер Келшелл был явно человеком состоятельным.
        Какое-то время обе дамы вели любезную беседу, но вскоре появился Винсент, и через несколько минут миссис Келшелл, извинившись, оставила их. Антония тут же подумала, кто бы мог спланировать этот тет-а-тет, и с сожалением поняла, что явно не Винсент.
        Едва за мачехой закрылась дверь, Винсент подсел на диван поближе к Антонии и взял ее за руку.
        - На такое я даже надеяться не смел, - с нетерпением произнес он. - Как вам удалось уговорить сэра Чарльза отпустить вас в Лондон?
        - Это Сент-Арвану удалось, а не мне.
        - О, - Винсент нахмурился, - и с какой же целью, интересно?
        Что-то в его тоне раздражало, и она ответила, пожав плечами: - Неужели вы думаете, я интересовалась? В конце концов, мне предложили возможность бежать из тюрьмы, и пока еще я не пожалела, что воспользовалась ею.
        В его глазах появилось подозрение.
        - И все же непонятно, как и почему сэр Чарльз дал себя уговорить.
        - У него не осталось выбора. По-моему, он просто не учел, что, выдав меня замуж, теряет надо мной всякую власть, которая переходит к мужу.
        Подозрение перешло в ревность. Винсент поднялся и пошел к камину.
        - А власть мужа вы, кажется, находите куда менее докучной, чем власть деда. - Тон его был уязвленным. - Может быть, теперь вы и моему обществу предпочитаете общество Сент-Арвана? Может быть, вам просто нужно было убежать и мало заботило, как и с чьей помощью удастся это сделать? - Он снова бросился к ней. - Это так, Антония? Вы потому обещали стать моей женой?
        Она ответила не сразу. До свадьбы не раздумывая заявила бы: обещала потому, что любит. Теперь такой уверенности уже не было. Если бы ее чувство к Винсенту было глубоким и настоящим, разве думала бы она так часто о Джеррене, разве заставляла бы себя сознательно подогревать враждебность к нему?
        - Я уже получил ответ! - трагическим тоном воскликнул Винсент. - Глупо было воображать, что вы меня л-любите! - Он бросился в кресло и обхватил голову руками. - О, если бы я только решился убежать с вами, когда была возможность! Если бы сэр Чарльз не узнал о нас!
        Она опять промолчала, с нарастающим раздражением следя за ним черными глазами. Окажись Джер-рен на месте Винсента, стал бы он тратить время попусту, проклиная судьбу, обвиняя кого-то в неудачных обстоятельствах? Нерешительность Винсента и настойчивость, с которой возвращалась мысль о Джеррене, стали уже досаждать ей, и если раньше в подобной ситуации она бросилась бы утешать и ободрять кузена, то теперь захотелось потрясти его еще сильнее. - Все это ни к чему не приведет, - произнесла она наконец, и никакие усилия не смогли скрыть язвительности в ее голосе. - У нас больше может не оказаться возможности побыть наедине, да и неблагоразумно пытаться. Тогда, в гостинице, Сент-Арван предупредил меня, и мне совсем не хочется подвергать вас опасности.
        - Предупредил? - Винсент побледнел и явно встревожился. - Ч-что вы имеете в в-виду?
        Ее брови поднялись: - Нужно объяснить точнее? Он сказал, что только заподозрит меня в неверности, то убьет вас; и сделает это, вне всяких сомнений. Я - его жена, а его гордость не позволит, чтобы даже тень злословия пала на мое имя.
        Винсент криво усмехнулся: - Он считает, что все еще имеет право на гордость, после сделки с сэром Чарльзом? Да таким, как он, все равно! И все они одинаковы! Думают, раз владеют шпагой или пистолетом лучше других, то могут застращать любого, а собственное поведение считают выше всякого злословия и критики. Хорошего же мужа подыскал для вас дедушка!
        - Но он, по крайней мере, мужчина! - вспыхнула она, тут же раскаявшись в словах, которые, кажется, сами собой слетели с губ. - Винсент, простите меня! Я сама не знаю, что говорю!
        - Зато достаточно ясно, что думаете, - с горечью заметил он, - хотя, полагаю, удивляться тут нечему. Говорят, Сент-Арван умеет обращаться с женщинами. - В горьком смехе, однако, присутствовала изрядная доля злобы. - Как раз тот случай, когда опыт может доставить н-немалое удовольствие.
        Антония резко поднялась и отошла к окну, стараясь не показывать нарастающее раздражение.
        - Мне не хочется ссориться с вами, Винсент, - произнесла она, не оборачиваясь, - но этот наш разговор показал, что подобные встречи ни к чему не приведут. Что было меж нами в Глостершире, то прошло. Я замужем за Сент-Арваном и не дам ему повода вызвать вас на дуэль. Впредь наши встречи будут совершенно случайными.
        - Тогда уж лучше вовсе не встречаться, - отозвался он убито. - О, Антония, если б вы знали, как мне больно! Как днем и ночью мучает меня мысль, что вы соединены с этим б-беспутным г-гулякой! - Он приблизился и схватил ее за руки. - Если и сорвались жестокие слова, так только из-за с-страдания. Вы должны меня простить!
        - Конечно, я прощаю вас, Винсент, - мягко ответила она. - Но моего решения это не изменит. - И, наклонившись, поцеловала его в щеку. - До свидания, дорогой мой, и постарайтесь забыть меня, ради вашего же блага.
        - Н-нет, н-никогда, - простонал он, не пытаясь, однако, больше возражать против разлуки. Не сомневаясь, что сердце его разбито, он, тем не менее, не испытывал ни малейшего желания оставлять обломки незащищенными перед смертоносной шпагой СентАрвана.
        В последующие недели Антония с наслаждением открывала для себя мир, о существовании которого раньше даже не подозревала - беззаботный мир богатства и элегантности, где все стремились к удовольствиям. Маунтворты были признанными законодателями моды, и под покровительством миледи юную миссис Сент-Арван везде принимали с радостью. В Келшелл-Парке жизнь шла по старинке, и, вырвавшись из этой рутины, она окунулась в свободную светскую жизнь, разрывалась между раутами, балами, театрами и прочими модными увеселениями, иногда даже не имея времени перевести дух.
        Поначалу все это приводило Антонию в замешательство, вызывало мучительную неуверенность в себе, однако полученное воспитание хоть и затрудняло взаимоотношения с людьми, все же научило ее владеть собой, так что теперь не составляло труда прятать свои страхи и неуверенность поглубже в душе. А мрачная, трагическая красота в сочетании со сдержанной, даже несколько отчужденной манерой держаться оказались в новинку и привлекли всеобщее внимание, так что через короткое время Антония к своему удивлению обнаружила, что ввела новый стиль. В моде совершенно неожиданно оказалась таинственность.
        В первые трудные дни Люси Маунтворт показала себя по-настоящему добрым другом. Старше Антонии, прекрасно разбирающаяся в тайных недоброжелатель-ствах и вражде, скрывающихся за маской церемонной светской вежливости, она незаметно и ненавязчиво заслоняла Антонию от других дам и от злости, которую вызывали у некоторых ее красота и богатство. Дамы, а среди них в первую очередь Джессика Челгроув, пытавшиеся свысока отноститься к молоденькой «провинциалочке», с удивлением обнаруживали, что ими со сдержанной улыбкой не только пренебрегают, но и весьма искусно манипулируют так, что стрелы эти жалят тех, кто их послал, ибо кажущаяся пустой болтовня Люси никоим образом не свидетельствовала о пустоте в ее хорошенькой головке.
        Все-таки именно Люси защищала Антонию от медоточивой светской злобности, и именно Джеррен стоял между нею и нежелательной галантностью. Само собой разумеется, у нее появились обожатели. В обычае джентльменов было ухаживать за признанной красавицей, искать ее расположения, осыпать цветами и комплиментами и оспаривать друг перед другом привилегии оказывать мелкие услуги, например, провожать до кареты. Очень часто за подобной учтивостью скрывались и более близкие отношения, но с Анто-нией поклонники вели себя весьма осмотрительно, памятуя грозную репутацию ее мужа. При всем том, он вовсе не был собственником, более того, и сам позволял себе флиртовать с дамами, - просто воздыхатели его жены скоро поняли, что при любой попытке нарушить поставленные им границы, он немедленно оказывается рядом, в прекрасном расположении духа, с неизменной беспечной улыбкой, в которой, однако, сквозило такое недвусмысленное предостережение, что не понять его мог только отъявленный тупица.
        Сама Антония вряд ли осознавала эту его постоянную настороженность, а замечала лишь то, что он очень уж часто стал бывать в обществе мисс Челгроув. Другие это тоже заметили, да и невысказанная неприязнь Джессики к миссис Сент-Арван не укрылась от внимательных великосветских сплетниц, для которых два этих наблюдения послужили богатым источником разнообразных догадок. Щепоток достиг слуха Антонии и вызвал естественный вопрос к Люси.
        Миледи казалась смущенной.
        - Дорогая, в этом нет ни малейшего смысла. Вам совершенно не стоит беспокоиться по такому поводу.
        - Я и не беспокоюсь ни в малейшей степени, - ответила Антония, - просто имя мисс Челгроув почему-то все время упоминается рядом с именем Сент - Арвана, а мне хочется быть так же хорошо информированной, как и все вокруг.
        - Что ж, - неохотно признала Люси, - не стану отрицать, что одно время ходили серьезные слухи. Джессика впервые появилась в Лондоне в прошлом сезоне и имела шумный успех, поскольку, согласитесь, она хорошенькая. Джеррен сразу же обратил на нее самое пристальное внимание, хотя я уверена - и Маунтворт согласен со мной, - что здесь им, как, впрочем, и всегда, двигало желание настоять на своем. Видите ли, другой ее поклонник, и весьма настойчивый - Дирэм, к которому очень благосклонна ее мать и которого не выносит Джеррен.
        Поверить в это было нетрудно. Антония встречала в свете графа Дирэма, молодого человека, обыкновенно с хмурым неодобрением взиравшего на экстравагантное веселье своих сверстников и любившего поморализировать перед ними со скучной торжественностью человека, считающего себя старше и разумнее. Он не только был явным ханжой, но и отличался полным отсутствием чувства юмора. Антония считала его большим занудой и хорошо могла представить, какое он производит впечатление на Джеррена.
        - И во всем этом не было бы ни малейшего вреда, - продолжала Люси, - не вбей бедная глупышка себе в голову, что у Джеррена серьезные намерения. С чего она это взяла - не представляю, поскольку все знают, что он…
        - Что он не может удержаться от флирта с каждой хорошенькой женщиной, - сухо закончила Антония вместо примолкшей в замешательстве подруги. - Люси, прошу вас, не надо щадить моих чувств. Это совершенно лишнее.
        Люси открыла рот, чтобы что-то сказать, но первый раз в жизни сначала подумала и продолжила рассказ: - Бог свидетель, Джессику предупреждали все, даже я шепнула ей на ушко пару слов, но она пренебрегла советами. Может быть, считала, что сможет изменить его: ведь ее глупость вполне равняется ее красоте, а тщеславие - того выше. Когда мы отправлялись в Италию, она упрямо отказывалась общаться с Дирэмом и бедная миссис Челгроув просто ума не могла приложить, что же делать. Понимаете, она боялась, как бы Джеррен и Джессика не сбежали.
        Антония нахмурилась: - Не понимаю отчего, если, как вы говорите, никто, кроме самой мисс Челгроув, не верил в серьезность его намерений.
        - Миссис Челгроув боялась вовсе не их взаимной склонности. Опасения у нее были совсем на другой счет. Джессика - независимая наследница: кто-то, по-моему, крестный отец, оставил ей все свое состояние, которое она получит без всяких условий после замужества; а все знали, что Джеррен окончательно запутался в долгах. Миссис Челгроув все бы отдала, лишь бы благополучно выдать Джессику за Дирэма, по ее мнению, прекрасную партию, которого, к тому же, никто не заподозрит в охоте за приданым.
        - В то время, как Сент-Арвана именно в этом все и подозревают?
        - Нет, что вы, только самые глупые или злобные, - откликнулась Люси с преувеличенной живостью и резкостью. - Если бы Джеррен вознамерился приобрести состояние женитьбой, то преуспел бы с легкостью. Эта дурочка тогда навязывалась ему самым бесстыдным образом, да и сейчас еще продолжает! Наверное, вы, дорогая Антония, единственная в Лондоне не заметили этого.
        - Я заметила, что они часто бывают в обществе друг друга, - сухо ответила Антония. - А вот чего я НЕ заметила, так это что Сент-Арвана кто-то принуждает.
        Люси помолчала, потом задумчиво произнесла: - Я с трехлетнего возраста близко знакома с Джер - реном и знаю его, как своих собственных братьев. Ему вовсе не свойственно держать сердце открытым. Если он продолжает не таясь флиртовать с Джессикой - как, впрочем, и с любой другой женщиной, - то заверяю вас, дорогая, жене решительно не о чем беспокоиться.
        Поверенный Джеррена подыскал премилый дом на Брук-стрит. Джеррену дом показался приемлемым, Антония же сочла ниже своего достоинства выказывать большее впечатление, хотя втайне пришла в восторг. Мысль о собственном доме, где она могла бы стать хозяйкой, а не всеми презираемой, непрошенной чужачкой, наполняла ее небывалой радостью, которую трудно было скрыть, и в мучительном нетерпении она ожидала, пока Джеррен окончательно улаживал дела с поверенным.
        Как только все формальности были закончены, она с головой ушла в обустройство дома. Вникала во все самые незначительные детали, самым тщательнейшим образом подбирала мебель, портьеры, украшения, отбирала прислугу. Выбор ее был практически никем не ограничен, поскольку Джеррену вскоре наскучили все эти домашние хлопоты, а вот советы Люси, охотно испрашиваемые и даваемые, были как нельзя кстати. Впервые в жизни у Антонии появилась подруга примерно одного с ней возраста, и это стало дополнительным источником радости для нее.
        Когда дом был наконец готов и они с Джерреном въехали, Антония с тайным волнением и нетерпением ожидала, понравятся ли ему ее труды. Невзирая на различия в характерах, она никогда не оспаривала его мнения по таким вопросам и не сомневалась, что он лучше разбирается в том, что в свете считается правильным или неправильным. Кое-какие советы Люси показались ей все-таки неприемлемыми, и она позволила себе поступить по собственному усмотрению. Теперь же ее вдруг начали одолевать сомнения.
        Однако волнения оказались напрасны. Обойдя весь дом и оказавшись снова в гостиной, Джеррен взял ее руку и с чувством поцеловал.
        - Примите мои комплименты, голубушка. Ваш вкус безупречен.
        Она зарделась от удовольствия: - Рада, что вам понравилось. Правда, на все это ушла уйма денег.
        Он иронически поднял бровь: - Полагаете, я стану придираться к вам?
        - Нет, - отвечала она с некоторой шутливостью, - но это вполне может сделать дедушка.
        - Думаю, сэр Чарльз не станет возражать против каких бы то ни было действий, возвеличивающих фамилию. Не захочет же он, например, чтобы наш дом хоть в чем-то уступал дому Роджера Келшелла.
        - Согласна! - Теперь в голосе Антонии послышалась горечь. - Но с другой стороны, он может самым решительным образом возражать против чего угодно, что делает счастливой меня.
        - А вы счастливы, Антония? - Джеррен коснулся узкого воланчика из кружев и лент, украшавшего вырез платья. - Неужели я постепенно искупаю ошибку, которую допустил, женившись на вас?
        За всегдашней беспечностью тона неожиданно послышалась серьезность, насторожившая ее. Уже сменяя суету дома Маунтвортов на уединенность собственного, она ощущала некоторое смятение, а теперь неясный трепет вылился в настоящую тревогу. Быстро отодвинувшись, она произнесла, едва дыша.
        - Конечно, сейчас я гораздо счастливее, чем в Келшелл-Парке. Здесь у меня полно друзей, развлечений и наконец-то, впервые в жизни, есть собственный дом. Не считайте меня неблагодарной.
        Он рассмеялся, видя такой испуг, и будучи достаточно опытен, не стал ни на чем настаивать.
        - Не уверен, что ваша благодарность - по адресу. При самом огромном желании я не смог бы обеспечить ни дома, ни подходящих увеселений, если бы сэр Чарльз не выделил на все это средств, однако не осмеливаюсь даже предполагать, что вы испытываете признательность к нему.
        - И правильно не осмеливаетесь, - Антония рассмеялась с облегчением, что он вернулся к своей обычной манере над всем подшучивать. - Самое сильное чувство, какое я испытываю в данный момент, - это удовлетворение; и не только оттого, что смогла наконец избавиться от него, но и оттого, какое унижение он, должно быть, испытывает, понимая, что своими руками, хоть и не желая того, предоставил мне для этого все средства. А теперь я должна пойти взглянуть, распаковала ли Тернер мои вещи.

«А она постепенно начинает смеяться, - отметил Джеррен после ухода Антонии, - это уже кое-что». И глаза уже не так мрачны, и лицо все чаще сияет юностью и беззаботностью. Да, это кое-что, но еще не все. Он не успокоится, пока из ее души не изгладится все прошлое и она не примет их брак во всех его аспектах. Начало было таким неблагоприятным, что он просто не мог не принять этот вызов судьбы и твердо решил, преодолев враждебность Антонии, завоевать ее и добиться
«добровольной сдачи на милость противника». Это решение вкупе с неясным ощущением, что он обязан помочь ей избавиться от опеки деда, и натолкнуло на мысль привезти ее в Лондон и здесь играть роль внимательного мужа. Но прошло не так много времени, а роль постепенно переставала быть просто ролью. Как ни иронизируй, ни посмеивайся над собой, а приходится признать: он все глубже привязывался к этой непокорной, насильно повенчанной с ним женщине.
        Завоевать расположение Антонии было вовсе не легким делом. При такой непредсказуемости настроений она могла самым неожиданным образом отреагировать на любое предложение. Зная, что у нее совсем нет драгоценностей, он, по приезде в Лондон, подарил ей прелестные серьги с изумительными рубинами и алмазом. Она же с подозрением уставилась на подарок: - Почему это вы вздумали дарить мне драгоценности?
        - А почему бы и нет? - Он намеренно отвечал с иронической небрежностью. - Обычно новобрачные преподносят женам в дар фамильные украшения, но все подобные вещи семейства Сент-Арванов давно уже у ростовщиков. Так что пришлось купить для вас эти серьги. Думаю, они подойдут и понравятся вам.
        Она довольно холодно поблагодарила и хотя то были первые ее собственные украшения, сунула их в ящик, даже не примерив. Он был разочарован, но через несколько дней на приеме у Люси заметил, что Антония надела их.
        Ободренный этим, Джеррен стал с тех пор время от времени делать ей подарки, которые иногда принимались с радостью, но гораздо чаще - с явным равнодушием. И в то же время ее отношение к нему постепенно менялось. Порой им случалось даже достигать взаимопонимания, но потом она вдруг впадала в гнев или погружалась в угрюмую враждебность. Зачастую он сам был виноват и понимал это. Его склонность видеть в любых обстоятельствах смешное, привычка непочтительно высмеивать даже самые серьезные вещи были пока еще неприемлемы для нее: слишком сильны оказались впечатления мрачного детства и пагубное влияние сэра Чарльза.
        Антония жила в предвкушении приемов в собственном доме и оказалась великолепной хозяйкой. Одними из первых на Брук-стрит были приглашены мистер и миссис Роджер Келшелл - Антония старалась показать, что совершенно не разделяет предрассудков своего деда. Она послала им приглашение и потом с некоторым вызовом сообщила об этом Джеррену, но он не выразил ни малейшего неудовольствия. После визита Келшелла к леди Маунтворт они уже встречались в свете, и неизменно Роджер проявлял к своей юной родственнице и ее мужу самую изысканную, улыбчивую любезность, в которой поровну было теплоты и сдержанности. Несмотря на всю неприязнь к мистеру Келшеллу, Джеррен не мог не оценить достоинство, с каким этот человек воспринял горькое поражение от руки сэра Чарльза. Если Антония предпочитала быть на сравнительно дружеской ноге со своими родственниками, то малую толику сердечности и он был готов внести.
        И выказывал мистеру и миссис Келшелл самое искреннее радушие и наилучшим образом справлялся с обязанностями хозяина дома, за исключением одного незначительного случая, когда позволил одержать верх своей привычке все высмеивать. Это произошло, когда миссис Келшелл мимоходом упомянула Винсента, а Антония, с вызовом глянув на Джеррена, не преминула заметить: - Я не видела кузена уже три недели. Надеюсь, с ним ничего не случилось?
        - Полагаю, ничего, - ответила миссис Келшелл. - Он уехал в деревню.
        - В это время года, мадам? - Непонятно, говорил ли Джеррен с искренним или же притворным удивлением. - Вы меня удивляете! Вот не думал, что он такой заядлый охотник.
        - Он отправился навестить бабушку по материнской линии, леди Блэкленд, - пояснила миссис Келшелл и выразительно посмотрела на Антонию. - Боюсь, он счел дальнейшее пребывание в Лондоне слишком болезненным и не смог долее выносить таких страданий. Полагаю, нет нужды пояснять что-либо еще.
        - Может быть, - примирительно вмешался Роджер, - Сент-Арвану повезло и романтические разочарования его миловали.
        - Вы мне льстите, сэр. - В тоне Джеррена слышалась неприкрытая ирония. - Но надобно признаться, в период подобных разочарований мне и в голову не приходило искать утешения у бабушки. Следует отметить, что кузен Винсент - большой оригинал.
        Антония подняла гневно вспыхнувшие глаза, но миссис Келшелл, не дав ей и рта раскрыть, торопливо произнесла: - Мать Винсента умерла родами, и почти все детство он провел с леди Блэкленд. Они очень привязаны друг к другу.
        - И этой привязанностью, боюсь, она избаловала юношу сверх всякой меры, - добавил Келшелл. - У миледи ведь никогда не было сына, а только единственная дочь - мать Винсента.
        Джеррен в задумчивости смотрел на него. Невзирая на спокойный тон, в словах ощущалось застарелое раздражение, давнее недовольство влиянием леди Блэкленд на внука. Когда Келшеллу пришлось покинуть Англию, Винсент был двух-трех лет от роду и все основные годы, когда формируется характер, провел на попечении миледи. Возможно, именно это Келшелл считал причиной излишне романтических представлений и недостатка силы духа в своем сыне. Сам-то Роджер отличался по-своему не менее сильным характером и властностью, чем сэр Чарльз.
        Предостережения сэра Чарльза относительно Роджера Джеррен совершенно выбросил из головы и даже посмеялся, что чуть было не поверил им. Келшелл, без сомнения, был в ярости, что состояние старика ускользнуло, хотя сын мог с такой легкостью завладеть им; но это-то понятно, и вряд ли он станет делать теперь новые попытки. Его вторая жена унаследовала значительное состояние, теперь Роджер был богат, имел прочное положение в обществе, и ему незачем рисковать всем, чтобы, покушаясь на убийство, пытаться увеличить свое состояние; только такой старый безумец, как сэр Чарльз, мог всерьез возыметь подобное подозрение. Под воздействием средневековой мрачности Келшелл-Парка Джеррену и самому на мгновенье почудилось, будто такое подозрение вполне оправдано, но в прозаическом окружении лондонского света идея оказалась просто смешной.
        Наступила теплая сухая погода, дороги подсохли, и Джеррен вспомнил о своем намерении познакомить Антонию с единственным своим оставшимся в живых родственником. Она поехала с неохотой, ибо даже мысль о старике подсознательно вызывала перед глазами образ деда. Однако все страхи оказались напрасными. Мистер Редферн был добрым, милым старичком с веселыми глазами и неисчерпаемым чувством юмора, а оказанный им теплый прием совершенно затмил весьма скромный размер дома, свидетельствующий о стесненных обстоятельствах, и физическую хрупкость, говорящую о слабом здоровье хозяина. Живя в уединении, он ничего не знал ни о тюремном заключении Джеррена, ни об обстоятельствах его свадьбы, и так по-детски радовался, глядя на молодую пару, что у Антонии просто духу не хватило его разочаровывать. Ведь никакого вреда не будет, если она на один день притворится счастливой новобрачной.
        Это оказалось не только на удивление легко, но и, к изумлению Антонии, доставляло ей несказанную радость, поэтому когда при расставании мистер Редферн настойчиво приглашал их поскорее приехать снова, она согласилась не колеблясь. Позднее, уже подъезжая к Лондону, Джеррен неожиданно сказал: - При таком состоянии здоровья, конечно, не стоило посвящать старика в подробности нашей свадьбы, и я признателен вам за то, что вы промолчали. Благодарю.
        - А зачем бы я стала говорить? - она с любопытством глянула на него. - А ежели вы так боялись, что я проговорюсь, отчего не предупредили меня заранее, еще до того как нам сюда приехать?
        Он рассмеялся: - Помилуйте, да был более чем уверен, что вы обо всем расскажете.
        Она резко отвернулась к окошку и, помолчав, тихо заметила: - Так значит, вы считаете меня до крайности эгоистичной и достойной презрения? Способной, нимало не задумавшись, заставить страдать тех, кто не причинил мне ни малейшего вреда?
        - Ясчитаю, - произнес он, посмеиваясь, - что в гневе или раздражении вы безудержны и не даете себе труда остановиться и задуматься, и я также уверен, что любая моя попытка употребить власть, несомненно, вызвала бы ваш гнев.
        Она зарделась, а в голосе появился вызов: - Более чем странное заявление, особенно если учесть, каким способом вы эту власть надо мной приобрели!
        - Так и не можете простить? - мрачно спросил он. - И сколько же времени должно пройти, пока вы наконец забудете обстоятельства нашей свадьбы?
        - Думаете, забыть так легко? Да можете ли вы вообразить мои чувства, когда я без всякого предупреждения узнаю, что через час уже буду обвенчана с каким-то незнакомцем, которого только что вытащили из самой позорной тюрьмы Лондона? Можете представить, что мне пришлось испытать? - Она помедлила, но Джеррен молчал. - И потом - в библиотеке - мне никогда не забыть, какой мною владел ужас. Изо всех сил старалась я его скрыть, но он все равно звучал в каждом дерзком слове.
        Джеррен взял ее руку и поднес к губам.
        - Бедная моя девочка, - обронил он, слабо улыбнувшись. - В этом не было никакой необходимости.
        Щеки ее порозовели, пальцы затрепетали в его руке, но голос звучал твердо: - А откуда мне было знать? Сэр Чарльз, как вы сами понимаете, представил мне ваш характер в самом неприглядном свете. Хоть потом я и разобралась, что он солгал, но не могу простить ни ему, ни вам этого унизительного венчания.
        - Но ведь каждый день происходят свадьбы, - тихо произнес он, - в которых пары знают друг о друге ненамного больше нашего, и склонность друг к другу имеют такую же, но тем не менее стараются быть терпимыми. Как вы думаете, будет большим безумием надеяться, что и мы попытаемся сделать то же?
        - Будет большим безумием, - возразила она, - не заметить, что мы это уже делаем.
        - Вы так считаете? Мы просто научились быть более вежливыми друг с другом. - В голосе Джеррена слышалась мягкая насмешка. - А ведь я вовсе не это имел в виду, и вы прекрасно меня поняли. Нынешнее положение вещей не может продолжаться вечно! - Она попыталась вырвать руку, но он только сильнее сжал свою, а другой - обнял ее за плечи, заглядывая в испуганное лицо. - Надобно признаться, что женившись на вас подобным образом, я поступил недостойно. Узнав о намерениях сэра Чарльза, мне следовало не соглашаться ради собственной выгоды, а отказаться ради вашего блага. Тем не менее, каким бы странным образом ни завязался этот узел, теперь вы - моя жена, Антония, и не можете вечно держать меня на почтительном расстоянии. И если не можете простить, то, во имя неба, забудьте!
        - Джеррен, я вас умоляю! - она пыталась оттолкнуть его. - Отпустите меня!
        Он рассмеялся и покачал головой: - Как раз этого я никогда не сделаю, даже если вы считаете, что питаете ко мне самую черную ненависть. - Он не отпускал ее, поцелуями заглушив протесты, и через минуту она затихла в его объятиях. Покрывая ее шею поцелуями, он со смехом шепнул: - А ненависть и любовь, возлюбленная моя, зачастую перепутываются в душе.
        Неожиданно снова перепугавшись, Антония начала неистово бороться.
        - Отпустите меня! О, Джеррен, пожалуйста!
        Железные объятия ослабели, она вырвалась из ласкающих рук и прижала ладони к пылающим щекам. Ее встревожило не только его поведение, но и собственная реакция, неожиданное осознание, насколько же за эти недели изменилось ее отношение к нему. К такому открытию она оказалась не подготовлена и была до крайности смущена.
        Только через минуту она снова осмелилась взглянуть на Джеррена. Он сидел в ушу кареты, откинувшись и скрестив на груди руки; поймав ее взгляд, коротко сказал: - Ни сейчас, ни потом - никогда не бойтесь меня.
        Не такой уж я злодей.
        Она не поняла, обиделся он или же сердится, но знала только, что не хотела бы ни того, ни другого. И примирительно положила руку ему на локоть: - Джеррен, простите меня! Я и сама не понимаю, что чувствую к вам. Возможно, вы и правы, и ненависть перепутывается с любовью. Первой я знала предостаточно, а второй не знала вовсе. - Она запнулась; в поднятых на него черных глазах был уже не вызов, а мольба. - Ведь вы будете терпеливы, правда? И оставите между нами все как есть, на время?
        Лицо его смягчилось, он накрыл ее руку своей.
        - Даю слово, что вам нечего страшиться, - тон был несколько натянут, - и я потерплю, хоть по натуре и не очень терпелив. Так что, Антония, не заставляйте меня ждать слишком долго.
        Однажды в конце апреля в утреннем выпуске «Лондонской газеты» появилось объявление о помолвке Джессики Челгроув и графа Дирэма. Антония увидела объявление первая и с некоторым нетерпением ждала, как отреагирует Джеррен, который воспринял новость с восхитительным спокойствием, даже если без укола сожаления и не обошлось. Показывая Антонии объявление, он, широко улыбаясь, заметил: - Итак, миссис Челгроув в конце концов одержала победу! Готов заключить пари, сегодня она - самая счастливая женщина.
        - А мисс Челгроув? - не удержалась от вопроса Антония. - Она счастлива, как вы думаете?
        Джеррен смотрел прямо на нее.
        - Даже если и нет, - он говорил размеренно, - не сомневаюсь, она найдет немалое утешение в графском титуле. Она ведь тщеславна, хоть всеми силами пытается это скрыть.
        Антонии, уловившей в его словах горечь, которой на самом деле не было, сразу расхотелось развивать эту тему дальше. В конце концов, именно из-за тщеславия Джессики, а не из-за великодушия Джеррена они так и не убежали, чего боялась миссис Челгроув. Он-то, возможно, и хотел этого, но Джессика, хоть и потерявшая голову, все же не позволила сердцу возобладать до такой степени, чтобы, забыв все на свете, пожертвовать своим личным пэрством. Антония припомнила слова Люси, что Джеррен не держит сердце открытым, и неожиданно для себя встревожилась: а ведь за нынешним его бесшабашным поведением, как и за продолжавшимся флиртом с Джессикой вполне могла скрываться боль, гораздо более глубокая, чем он позволял себе показывать.
        От этой тревожной мысли настроение у нее совсем испортилось, еще более усилив неразбериху переживаний. Всю свою жизнь жаждавшая хоть малой любви и привязанности, она теперь была напугана силой эмоций, разбуженных в ней Джерреном, ибо испытанное раньше влечение к Винсенту казалось сейчас слабым и ничего не значащим. Джеррен же с самой их первой встречи в библиотеке вызывал в ней чувства самые неистовые - ненависть, страх, гнев на затруднительное, обидное положение, в котором она оказалась из-за сделки Джеррена с сэром Чарльзом; впоследствии к ним прибавилось еще и презрение за его заигрывание с Джессикой Челгроув и другими женщинами. Теперь она уже и сама не понимала своих чувств, за исключением того, что он постоянно обитал в ее мыслях и тревожил мечты, что она остро ощущала его постоянное физическое присутствие и что испытание видеть его оказывающим знаки внимания другим женщинам наполняло ее с трудом скрываемой яростью.
        Пытаясь защититься, она укрылась за стеной отчужденности, выказывая равнодушие, которого на самом деле не питала, ибо интуитивно понимала, что, позволив этой буре чувств одержать над собой верх, она принуждена будет сдаться, и тогда разрушится та внутренняя цитадель духа, которая одна только позволила ей в свое время выдержать жесткое неестественное воспитание, да и сейчас помогла держаться.
        Подавленность продолжала владеть ее душою и тогда, когда вечером они с Джерреном вместе отправились на раут, устраиваемый миссис Келшелл. Нервы у Антонии были натянуты до предела, внутри все дрожало от напряжения, и даже то, что она выглядела восхитительно в новом платье из розовой тафты, с матово мерцающими в напудренных волосах жемчугами - последним подарком Джеррена, - и осознавала это, нисколько не улучшило настроения, и комплимент, сделанный Джерреном, остался без отклика.
        Когда они приехали, в гостиных было уже полно народу, гомон голосов почти заглушал звучание скрипок, и первым, кого увидала Антония, оказался Винсент. Он стоял в центре главной гостиной и явно ждал, потому что едва завидев ее, торопливо бросился навстречу. О его возвращении в Лондон она не знала, и эта неожиданная встреча, особенно в присутствии Джеррена, ввергла ее в смущение. Она покраснела, смешалась и тут же страшно разозлилась на себя за это.
        - Рада видеть вас снова, кузен. - Всем своим существом ощущая иронию Джеррена, она протянула руку, которую Винсент сжал с куда большей горячностью, чем позволяла официальная встреча. - Я думала, вы все еще в отъезде.
        - Я вернулся вчера вечером. А когда сегодня ждал мачеху, она сказала, что вы будете среди гостей. - Последовал формально вежливый кивок Джеррену. - Ваш слуга, Сент-Арван.
        - Взаимно, дорогой кузен, - процедил Джеррен, со все возрастающим насмешливым любопытством наблюдая невольную чопорность Винсента. - Как удачно вы вернулись в город - как раз вовремя, чтобы доставить нам удовольствие своим обществом.
        Лицо Винсента потемнело от гнева, но ответить ему помешали окружившие их знакомые, которые принялись весело болтать, . Через несколько минут по комнате пробежал легкий шумок: прибыли Джессика Челгроув с матерью в сопровождении графа Дирэма. Обрученных немедленно обступили друзья и знакомые, а Винсент посмотрел на Джеррена.
        - Поздравления пойдут в надлежащем порядке, - заметил он, криво усмехнувшись. - Не хотите присоединиться?
        Кружевным платком Джеррен смахнул пылинку с темно-желтого шелкового рукава.
        - Разумеется! - откликнулся он как всегда беззаботным тоном и подал руку Антонии. - Пойдемте, голубушка, не будем отставать от других. Хотя, - добавил он тише, когда они прошли вперед, - если уж поздравления пойдут в надлежащем порядке, то первой их должна получать миссис Челгроув.
        Джессика с матерью устроились на диване, а Дирэм стоял подле них. Миссис Челгроув смотрела победительницей, милорд имел весьма самодовольный вид, а у Джессики, одетой в платье любимого голубого цвета, было бледное под румянами лицо и в глазах стыла напряженность. Она как раз выслушивала добрые пожелания от импозантной вдовы какого-то лорда, но при виде приближающихся Джеррена и Антонии улыбка ее увяла, а рука судорожно стиснула веер.
        Все сразу же примолкли, прекратились смех и разговоры, и воцарилась выжидательная тишина, длившаяся едва ли секунду, и все же многозначительная и прозвучавшая подобно удару грома. Взгляд Джессики был со страдальческой напряженностью прикован к лицу Джеррена, и Антонии до безумия хотелось тоже посмотреть на него, но сделать это означало выдать свою неуверенность, а как раз ее-то Антония твердо решила никому не показывать. Говорить первой следовало ей, так она и поступила и с радостью услышала свой спокойный и безмятежный голос.
        - Позвольте мне пожелать вам счастья, мисс Челгроув, а вам, милорд - самые теплые мои поздравления.
        - Присоединяюсь, - прибавил Джеррен, а Джессика еле слышно прошептала что-то в ответ. - Вы счастливчик, Дирэм.
        Это замечание его сиятельство воспринял с довольно кислым видом. Да, ему удалось отвоевать у Сент-Арвана руку мисс Челгроув, но насмешка, явственно слышавшаяся в тоне Джеррена, значительно умаляла эту радость, и без того невеликую: ведь сам-то Джеррен уже нашел себе жену, не менее красивую и богатую, чем Джессика.
        Появились новые гости с поздравлениями, и Джеррен с Атонией отошли. К Антонии подлетел некий юный джентльмен, пылающий безнадежной страстью со дня их первой встречи, а внимание Джеррена в этот момент привлек кто-то из старых друзей. Антонию и Джеррена разделила толпа гостей, стоявших, сидевших или разгуливавших по гостиным; у них обоих немало было знакомых, так что прошло более двух часов, прежде чем Антония сообразила, что мужа давно нигде не видно.
        Тем временем юный обожатель, приняв для храбрости изрядную дозу горячительного, решился отбросить природную застенчивость и робость и, увлекши Антонию в занавешенный альков, пустился в пылкое и пространное изъяснение чувств. С подобной ситуацией ей пока еще трудно было совладать самой, без Джеррена, который, окажись он рядом, справился бы легко и быстро. Но Джеррена рядом не оказалось, да и в гостиных его что-то давно не было видно. В отчаянии она почти отшвырнула в сторону незадачливого поклонника, оставив его в полнейшей растерянности, и направилась к дверям настолько быстро, насколько позволяли приличия, чтобы не привлекать к себе внимания.
        Ей пришло в голову, что Джеррен может находиться на первом этаже, в библиотеке, на время сегодняшнего приема преобразованной в ломберную, или в соседней комнате, где были накрыты столы с прохладительными напитками. Она спустилась вниз, но при первом же взгляде поняв, что в столовой его нет, уже направилась было в ломберную и тут заметила на верхней площадке лестницы своего юного обожателя. К счастью, двое проходящих мимо джентльменов закрыли ее от его нетерпеливо высматривающего взгляда, и она быстро скользнула под изгиб лестницы, где, как ей помнилось с предыдущего визита, должна была находиться дверца в небольшую прихожую.
        Дверца оказалась едва притворенной и открылась сразу же. Прихожая была тускло освещена лишь отблесками свечей через открытую дверь да лунным светом, льющимся через незадернутое гардинами окно. Но и в этом слабом свете она заметила пару, стоявшую у окна очень близко друг к другу. Ярко блестел желтый атлас кафтана, матово мерцал голубой шелк платья, туманным облачком клубились напудренные волосы. Незамеченная, Антония застыла, как громом пораженная, услышав жаркий шепот Джессики: - Говорю вам, ни ваш брак, ни моя помолвка с Дирэмом ничего для меня не значат. Я согласилась, только чтобы избавиться от непрестанных просьб мамы, от ее надоевшей опеки и обрести, наконец, свободу, которой наслаждаются все замужние дамы. После моей свадьбы мы легко сможем придумать что-нибудь и встречаться…
        Антония круто повернулась и вышла, забыв о надоедливом юноше, все еще подстерегавшем ее, забыв обо всем, ослепленная яростью, нестерпимой болью, причиненной этим видением - Джеррена рядом с Джессикой. Винсент, в этот момент появившийся в дверях ломберной, увидел, как она идет навстречу с белым, как полотно, лицом и мрачными, полыхающими гневом черными глазами. Ему тут же пришло на ум поэтическое сравнение - она была похожа на богиню мщения.
        - Антония! - Но она продолжала слепо двигаться вперед, и пришлось взять ее за руку. - В чем дело?
        Что случилось?
        Она вся дрожала и смотрела на него, не узнавая. Потом взгляд прояснился, и дрожащим голосом она произнесла: - Я еду домой.
        - Вам дурно!!! - Голос Винсента был полон участия. - Позвать мачеху? - Она отрицательно качнула головой. - Тогда Сент-Арвана?
        - Нет! - с неожиданной силой почти крикнула Антония. - Просто пошлите за моим экипажем. Я уезжаю одна.
        - Я не отпущу вас одну в таком состоянии, - сказал Винсент с неожиданной твердостью. - И поеду с вами.
        Он немедленно послал одного слугу за экипажем, а другого - за накидкой миссис Сент-Арван. Когда оба приказания были выполнены, повернулся к Антонии, все еще стоявшей молча, погруженной в бурные переживания, и мягко тронул ее за локоть: - Поедемте, дорогая. - Тон его был так же мягок.
        Как слепая, она безропотно оперлась на предложенную руку и позволила провести себя через холл. Лакей торопливо распахнул двери, Винсент и Антония вышли на улицу, а с лестничной площадки за их отъездом задумчиво наблюдал граф Дирэм.
        Антония сидела в туалетной перед зеркалом, глядя на свое отражение, а видела только две фигуры в полутемной комнате, только две головы, склоненные друг к другу. Ярость выгорела дотла, и остались лишь боль и горечь.
        С полным безразличием она отдала себя попечению горничной, забыв о постоянном угрюмом неодобрении этой женщины с вечно сжатым в ниточку недовольным ртом. Всю свою жизнь Тернер провела в услужении в Келшелл-Парке и горькой обидой отреагировала на перемену обстоятельств, приведшую ее в Лондон, заставившую не спать допоздна, дожидаясь Антонии, заботиться о ее модной роскошной одежде, на которую это «цыганское отродье», по ее мнению, не имело ни малейшего права. В мрачном молчании она раздела хозяйку, облачила в легкий, отделанный кружевами пеньюар, и, накинув ей на плечи пудермантель ( - специалъная накидка, защищающая от сыплющейся пудры), принялась вычесывать из волос ароматическую пудру. Причем делала это с нарочитой резкостью, злобно дергая глянцевитые черные пряди, но Антония ничего не чувствовала.
        В коридоре послышались быстрые шаги, и в комнату вошел Джеррен. Встретившись взглядом с отражением Антонии в зеркале, он тут же посмотрел на служанку.
        - Можешь идти, - сдержанно сказал он.
        С кислой улыбкой Тернер отложила щетку, сделал книксен и вышла. Джеррен стоял у туалетного столика, глядя на жену сверху вниз. Он был явно до крайности рассержен: голубые глаза яростно сверкали, резко очерченные губы сжались в зловещетонкую линию.
        - Может быть, мадам, - резко начал он, - вы соблаговолите объяснить, отчего самым невежливым образом покинули дом своего дяди, не соизволив даже попрощаться с хозяйкой. А более всего меня интересует, почему вы уехали в сопровождении Винсента Келшелла?
        Уловив в последних словах скрытое обвинение, она пришла в ответное негодование: - Винсент проводил меня до дому. И если сообщил вам об этом, то, без сомнения, должен был сказать также и о том, что мне стало дурно.
        - Он ничего не сообщал. Мне сказал об этом Дирэм, черт бы побрал этого наглеца! Уехав из дому вместе с вами, Келшелл больше не вернулся, о чем вы, вероятно, прекрасно знаете. - Он многозначительно взглянул на дверь в спальню, выходившую в туалетную. - Он все еще там?
        От такого оскорбления, от такой несправедливости потухшая было ярость вновь вспыхнула. Антония вскочила на ноги, пудермантель соскользнул с плеч.
        - Нет, его там нет, - в бешенстве выкрикнула она. - Он только проводил меня до входной двери и тут же ушел. И не надо по себе судить ни о нем, ни обо мне!
        - Что, позвольте спросить, вы подразумеваете? - Голос Джеррена был угрожающе тих.
        - Я подразумеваю, что вместо того, чтобы внушать вам подозрения относительно меня, лорду Дирэму следовало бы получше присматривать за своей будущей женой. Такого поведения устыдилась бы даже кабацкая девка! Говорите, я проявила невоспитанность! А что сказать о женщине, которая едва только обручившись с одним, уже строит планы, как стать любовницей другого?
        Теперь его гнев сменился безмерным удивлением; прищурившись, он шагнул вперед.
        - Кто вам сказал? Келшелл?
        - Никто мне ничего не говорил, да в том необходимости не было! Я видела вас с нею в прихожей и слышала ее слова своими ушами. Нет, я за вами не шпионила! Просто стремилась укрыться от молодого Ригби, докучавшего мне своими назойливыми ухаживаниями. Вот и услышала то, что хотела узнать.
        - И узнали только половину истории! Задержись вы хоть на минуту, то услышали бы, как я ответил ей, что не желаю прибегать ни к каким уловкам. Что графиня Дирэм может любить, кого пожелает, но я от такой чести отказываюсь.
        - Ну да, а для того, чтобы сообщить это, совершенно необходимо было втихомолку укрываться с нею в полутемной комнате, не так ли? - надменно возразила Антония.
        - Да, чертовски необходимо. - Он говорил прочувствованно-серьезно. - Она становилась уже неуправляемой, грозилась устроить сцену. Представляете, какой мог бы разразиться скандал и к каким сплетням он бы привел. Пришлось провести десять адски неуютных минут, и не успел я выбраться из этой неприятности, как обнаружил, что не кто иной, как именно вы все-таки развязали языки всем сплетницам, удрав с вашим Винсентом.
        - Значит, теперь я во всем виновата? - Голос Антонии дрожал от гнева. - Что ж, это вполне согласуется со всем, что мне уже известно! Вы можете позволить себе какое угодно скандальное поведение, а меня даже родственник не может просто проводить домой с бала.
        - Только не в том случае, когда на этот бал вы приехали со мной или когда ваш отъезд дает пищу всяким нелепым слухам. Однажды я уже предупреждал вас, а теперь напоминаю, что коль скоро вы носите мое имя, то извольте и вести себя, как подобает.
        - Коль скоро вас так заботит имя Сент-Арванов, - вспыхнула она, - то крайне жаль, что так мало беспокоит собственное поведение, которое гораздо более, нежели мое, бросает на него тень.
        Несколько секунд глаза его сверкали яростным сапфировым блеском, рот жестко кривился; потом он вдруг неожиданно мягко произнес: - Берегитесь, Антония. Такого тона я не потерплю ни от кого, даже от вас.
        - Даже от меня? - Она рассмеялась с гневным презрением. - Ну что вы, сэр, я не ищу и не жду особых привилегий! В отличие от мисс Челгроув.
        Она отвернулась, но он схватил ее за плечи и заставил смотреть себе в глаза.
        - Раз и навсегда, давайте выясним все, что касается Джессики Челгроув. Год назад я флиртовал с нею, с модной в то время красавицей, как, впрочем, и множество других мужчин. Причем не домогался ни ее самой, ни ее богатства и даже не был влюблен. Вина моя заключается лишь в том, что она вовсе не отнеслась к этой комедии так же легко, как я сам и как я ожидал, но, Бог свидетель, с моей стороны не было дано ни малейшего повода, дабы заподозрить нечто более серьезное! Весь флирт прекратился, едва меня швырнули в тюрьму, и теперь я не испытываю ни малейшего желания начинать его сначала ни с мисс Челгроув, ни с графиней Дирэм.
        - Едва ли вас можно по-настоящему обвинить в подобных намерениях! Но из-за вашей преувеличенной галантности с нею весь свет подозревает именно это! - Антония попыталась вырваться, но он еще сильнее стиснул ее, сквозь тонкий шелк оставляя на плечах синяки. Устремленные на него черные глаза гневно пламенели. - Уж не воображаете ли вы, что обязаны разъяснять мне свое поведение! Меня совершенно не волнует, есть ли у вас любовницы и сколько их, но я не потерплю незаслуженных упреков.
        - Не волнует? - Джеррен смотрел ей в лицо. - Вы уверены, Антония?
        Она быстро отвернулась, не желая встречаться с ним глазами. Да, конечно, волнует. Она с безжалостной ясностью понимала, что в основе ее гнева лежит ревность, и сейчас нет ничего важнее, чем навсегда избавиться от тени даже предполагаемой любви Джер-рена к Джессике. Интуиция подсказывала верить его словам, да и самой хотелось этого.
        Ее неожиданно поразила тишина в доме, интимность этой минуты, когда они с Джерреном оказались так близко наедине, как никогда раньше. Стоя лицом к зеркалу, она могла видеть и его, и себя с рассыпавшимися в беспорядке по плечам, все еще напудренными волосами; тонкий пеньюар соскользнул, обнажив смуглые плечи и еще более усилив ее смущение. Она чувствовала себя беззащитной, лишенной панциря отчужденности, под которым последнее время старалась прятаться; от того, к а к он смотрел на нее и как переменил тон, гнев ее совершенно растаял.
        - Даю вам слово, - произнес он наконец спокойно и мягко, - что Джессика ничего не значит для меня. Если б это было не так, я не ограничился бы одной лишь пустой галантностью.

«Джеррену вовсе не свойственно держать сердце открытым». Эхо слов Люси снова прозвучало в душе Антонии, неся надежду, а с нею и мужество снова взглянуть ему в глаза.
        - Принимаю ваше слово, - ответила она, едва дыша. - Пока еще вы не давали мне повода сомневаться в нем.
        - Как раз сейчас я и собираюсь его дать! - Голос зазвучал глуше, а руки снова стиснули ее в объятии, вырваться из которого было совершенно невозможно. - Как-то раз я уже давал вам обещание, но есть обещания, любовь моя, сдержать которые мужчина просто не в состоянии.
        И он закрыл ей губы своими, пылающими, жадными и нетерпеливыми, подавляя невольное ее сопротивление. В первую секунду она еще боролась, но вскоре с бессвязным лепетом обвила руками его шею и больше не сопротивлялась. Все сомнения, страхи, даже само сознание куда-то унеслось, и когда он, подхватив ее на руки, внес в спальню, она не протестовала.

        Глава третья

        Антония в задумчивости стояла перед изящной вазой с красивым букетом, держа в руке оставшийся цветок и не зная, куда его поставить; потом, последний раз полюбовавшись делом рук своих и решительно тряхнув головой, поставила его к остальным.
        - Ну вот, - сказала она горничной, - это - вон туда, под зеркало. А фиалки, которые прислал мистер Сент-Арван, я поставлю в маленькую вазочку на столик у дивана.
        И она занялась фиалками, улыбаясь собственным мыслям, ибо была счастлива до невозможности, счастлива так, как раньше представить не могла. Кругом звенела и сияла юная весна, и с каждым днем чувство любви и полноты жизни росло в душе Антонии, пока не переполнило ее настолько, что она поняла: это первая в ее жизни настоящая Весна, и даже ощутила нечто вроде благодарности к деду, хоть и не сомневалась, что счастья-то он желал ей меньше всего.
        И все-таки даже теперь, нежась в теплых лучах любви Джеррена, защищенная его нежной заботой, она так и не смогла окончательно избавиться от теней прошлого. В дальнем уголке души продолжала гнездиться боязнь, маленький, суеверный страх, что такое полное, совершенное счастье не может продолжаться долго. Поделиться этим страхом с Джерреном ей было слишком стыдно, а преодолеть в одиночку - невозможно. Эта крохотная, но дьявольски раздражающая тень, тщательно укрытая на дне сознания, единственная омрачала безоблачный небосклон ее жизни.
        Не успела она поставить на столик вазочку с фиалками, как в туалетную вошел Джеррен. В руке у него было письмо, и Антония, заметив на его лице тревогу, сразу отослала горничную прочь. Служанка, высокая краснощекая девушка, подчинилась беспрекословно, но проходя мимо, бросила на Джеррена дерзкий взгляд снизу вверх. Он удивленно проводил ее глазами, потом глянул на жену, вопросительно подняв бровь.
        - Новая горничная, любимая? А что сталось с тем драконом, которого ты привезла из Глостершира?
        Антония рассмеялась: - Я отправила ее назад. Она совершенно невоспитана, - и она состроила гримаску. - Но это еще не все! Мне хотелось избавиться от всего, что хоть чуточку напоминало бы о дедушке. А у этой девушки, Ханны Престон, прекрасные рекомендации, и мы сразу же поладили. Что случилось, милый? Ведь не о слугах же ты пришел поговорить.
        Он взял протянутую руку, поцеловал нежную ладонь и уселся рядом.
        - Нет, - ответил он со вздохом. - Это письмо - от дядюшкиного дворецкого. Старик болен и хочет немедленно меня видеть.
        - О, Джеррен! - Она сочувственно сжала его руку.
        - Болезнь серьезна?
        - Надеюсь, нет. Такое уже случалось не однажды, и всякий раз, приезжая, я обнаруживал, что тревога была ложной, но все равно оставлять его призыв без внимания нельзя. Если я рискну не поехать, а болезнь окажется роковой, то потом никогда в жизни себе этого не прощу.
        - Конечно, поезжай, - немедленно согласилась она. - Хочешь, я поеду с тобой?
        - Больше всего на свете, - отвечал он с улыбкой, - но вовсе не желаю вовлекать тебя в то, что может оказаться глупым розыгрышем. Ведь у тебя наверняка множество приглашений… - И он в волнении прищелкнул пальцами. - Проклятье! Ведь сегодня вечером леди Петтигрю дает бал, верно?
        Антония кивнула, стараясь скрыть разочарование. Ведь она с таким нетерпением ждала этого первого в своей жизни бала-маскарада, но без Джеррена он не доставит полного удовольствия.
        - Я извинюсь за тебя, - произнесла она нарочито бодрым тоном. - Ты нужен дядюшке, а это важнее любого бала.
        - Если б я был уверен, что действительно нужен ему, то отказался бы без сожаления, да только, боюсь, это одна из очередных его выходок. Черт побери! И надо же было такому случиться именно сегодня!
        - Думаю, - начала она с неуверенностью, - ты не успеешь вернуться вовремя, к балу, даже если и выяснишь, что он тебя разыграл. Но еще довольно рано, и если поскачешь в Барнет верхом, а не поедешь в карете, то, может быть, и обернешься. О, Джеррен, пожалуйста!
        Он обнял ее за плечи одной рукой, глядя в лицо смеющимися глазами.
        - Да какое же значение может иметь для тебя мое присутствие? На всех балах и приемах ты обычно окружена таким количеством поклонников, что мне и приблизиться не удается.
        Ее смех был похож на журчание ручейка: - Ах ты, злюка! Даже если и так, все равно при твоем появлении они все разбегаются от страха.
        - И небезосновательно! - Тон был небрежен, но глаза смотрели совершенно серьезно. - Я не потерплю соперников, любимая.
        - Тебе незачем этого страшиться, - шепнула она, подставляя зардевшееся лицо жарким поцелуям. И уже припадая к его губам, прошептала: - Ты вернешься нынче вечером, любимый мой? Драгоценная любовь моя, ты приедешь?
        - Вернусь, - пообещал он. - Сам дьявол меня не удержит. - И он снова и снова целовал ее, но потом с печальным вздохом отпустил и, поднявшись на ноги, уныло сказал: - Черт бы побрал моего дядюшку! Он ведь надеется, что я побуду с ним, так что лучше отправляться, не теряя времени.
        Она прильнула к нему, все равно не желая отпускать.
        - Но ты вернешься сегодня вечером, пусть даже поздно, вернешься? Обещаешь?
        - Обещаю, - отвечал он. - Если только старик не окажется так болен, что придется остаться. Но в этом случае я дам знать.
        День Антония провела в приятных хлопотах. Съездила к модистке, принимала и отдавала утренние визиты, гуляла с Люси в парке Сент-Джеймс. Наконец пришло время одеваться на бал. Маунворты, тоже приглашенные к леди Петгигрю и знавшие об отъезде Джеррена, подвезли Антонию в своей карете до дома ее светлости, что было совсем не далеко, на Ганновер-сквер.
        У Антонии, как обычно, от поклонников отбою не было, но и танцуя, и весело болтая, она все поглядывала на дверь; время шло, Джеррен не появлялся и хорошее настроение постепенно покидало ее. К завершению бала она улыбалась уже через силу, чисто механически, и с облегчением приняла предложение Люси уехать в числе первых, ибо теперь к огорчению начало подмешиваться и беспокойство.
        На обратном пути до Брук-стрит она мало говорила, не в состоянии скрыть растущей тревоги, и Маунтворты, переглянувшись, решили проводить ее до дому. Но привратник сказал, что от мистера Сент-Арвана так и не было никаких известий, тогда сам Маунтворт, видя бледное лицо Антонии, решил взять все в свои руки и, не говоря ни слова, повел обеих дам в гостиную.
        - Не понимаю, - заметила Люси. - Нарушать обещания - это так не свойственно Джеррену. Может быть, его задержала какая-то неприятность, как вы думаете?
        Питер бросил на нее уничтожающий взгляд и обратился к Антонии, стоявшей у камина: - Прошу вас, не надо так волноваться. Все могло случиться: может, записка попала не по адресу, а может, дядюшка оказался так серьезно болен, что Джеррен просто не смог ничего сообщить.
        И тут снизу раздался громкий стук в дверь. Послышалось неясное бормотание и шаги вверх по лестнице. Дверь в гостиную распахнулась - на пороге, покачиваясь, стоял Джеррен.
        Он был без шляпы, но в длинном плаще для верховой езды, закутавшем его до самой шеи; прядь белокурых волос, выбившаяся из-под ленты и спадавшая на лоб, придавала ему небрежно-легкомысленный вид. Несколько секунд он стоял на пороге, блуждающим взглядом окидывая всех, потом рывком захлопнул дверь и нетвердо шагнул в комнату. Не обращая ни малейшего внимания на Маунтвортов, он обратился прямо к Антонии, рванувшейся было навстречу.
        - О, милая женушка, - произнес он хрипло. - Прошу прощения. Меня задержали по дороге. - Он пошатнулся и ухватился за ближайший угол. - Неожиданная… ну, просто чертовски непредвиденная задержка.
        Антония бессильно уронила радостно протянутые руки и недоуменно воззрилась на него; радость, написанная поначалу на лице, постепенно уступала место сперва презрению, а потом и отвращению: в его дыхании ощущался явственный запах бренди.
        - Все понятно, - язвительно произнесла она. - Значит, ты весело проводил время в какой-то таверне! Так надо было и оставаться там, пока не протрезвеешь!
        Он криво ухмыльнулся: - Прекрасно разыграно, дорогуша. - И добавил сардонически, но с какой-то запинкой: - Однако есть вопрос, на который я должен получить ответ, а дать его можешь только ты. - Он помедлил, явно пытаясь собраться с мыслями, потом продолжил: - Боюсь, я проявил невнимание! Твой день рождения, твое совершеннолетие - оно ведь осталось незамеченным, да?
        - Да какое, в конце концов, отношение имеет день рождения Антонии ко всему происходящему? - с изумлением спросила Люси, а Джеррен с горечью рассмеялся, ни на секунду не отрывая пристального взгляда от лица жены.
        - Полагаю, самое непосредственное, Люси! Я прав, мадам?
        - Ваши глупые пьяные шутки совершенно не смешны! - с неприязнью произнесла она. - Я стала совершеннолетней два дня назад.
        - Так я и думал! Какая небрежность с моей стороны - не запомнить даты. Проклятая небрежность!
        Он шагнул к ней, но, оторвавшись от стула, снова пошатнулся и рухнул на пол лицом вниз, прямо к ногам Антонии. Антония замерла, с оторопело-испуганным видом уставившись на него, но Питер очень внимательно, со все возрастающим подозрением наблюдавший за другом, подошел и опустился рядом с Джерреном на одно колено. Взял его за плечи и перевернул на спину; плащ при этом упал с плеч, обнаружив то, что Джеррен до сего момента так успешно скрывал: наспех накрученные бинты, насквозь пропитанные кровью.
        Было уже далеко за полдень, когда Джеррен открыл глаза и увидел Антонию, сидящую на стуле у кровати все еще в бальном, правда, уже основательно измятом платье. Несколько секунд он рассматривал ее глазами, полными и душевной муки и презрения одновременно, потом слабым голосом произнес: - Какая преданность! И сколько же времени ты вот так наблюдаешь за мною?
        При звуке этого тихого голоса она встрепенулась и открыла глаза. И в следующее же мгновенье уже была на ногах и склонялась над ним.
        - Джеррен! - прошептала она. - О, любимый мой, прости!
        - Простить? - произнес он пытливым тоном. - За что же именно?
        - За мою вчерашнюю глупость, за то, что я не поняла, что ты ранен. - Нагнувшись, она нежно поцеловала его в губы. - Разве есть еще что-то?
        - А вот это, мадам, - угрюмо откликнулся он, - вашей совести лучше знать.
        Она отшатнулась, глядя потрясенными и перепуганными глазами.
        - Я ничего не понимаю.
        - Надо же, какое притворство, - устало произнес он. - Ваш дедушка предупреждал меня, но я счел его слова фантазией безумца. Теперь все понятно. Если б ваш план удался, лежать бы мне мертвым в Угодьях Финчли.
        - Мой план? - вскинулась она. - Но ведь в тебя стрелял разбойник с большой дороги! Так мне сказал мальчик-посыльный, что привел тебя домой.
        - Я сам сказал так своим спасителям. Как вы думаете, хочется мне, чтобы все знали, что моя жена пыталась убить меня?
        Она вскрикнула и уставилась на него, вся побледнев от ужаса.
        - Джеррен, в своем ли ты уме? Я пыталась тебя убить? - Она запнулась, положила ему на лоб руку - он был сухим и горячим. Лицо ее прояснилось: - Да у тебя жар! Этого как раз и боялся доктор; и в самом деле - безумием было в таком состоянии ехать обратно в Лондон. О, Боже, ну почему же ты не дал мне ничего знать? Ведь я тут же прилетела бы к тебе.
        - Чтобы довести начатое до конца? - При всей слабости голос Джеррена сочился безмерным презрением. - Да, ты даром времени не теряешь, не так ли? Через два дня после совершеннолетия наносишь первый удар в борьбе за свободу. Надо было только выбирать в сообщники более меткого стрелка, тогда не пришлось бы наносить второго удара.
        Антония прижала руку ко лбу. Все происходящее казалось кошмарным сном.
        - В чем еще ты хочешь меня обвинить? С кем, по твоему мнению, я могла бы сговориться?
        - Стоит ли даже теперь по-прежнему изображать невинность? - Джеррен пошевелился и застонал от боли. - С кем же еще, как не с Роджером Келшеллом, который все еще домогается состояния вашего деда? И сыну которого вы обещали свою руку еще до того, как сэр Чарльз заставил вас выйти за меня.
        - Джеррен! - она снова умоляюще протянула руки. - Неужели ты веришь в то, что говоришь? Ведь я же люблю тебя! И разве не доказала это?
        Ни слова, ни жеста не последовало в ответ, только рот искривился в горькой усмешке.
        - Да, доказали - свое двуличие, - произнес он с трудом, но от его тона Антония вся сжалась, отшатнулась, как от пощечины. - То была месть, не так ли, за обиду, которую я нанес вам, согласившись на этот брак, обиду, которую вы так и не смогли простить? Вот только перед тем, как предать меня в руки своего родственника, вам зачем-то понадобилось убедиться в моей любви.
        Она смотрела потрясение, потерянно, прижав руки к груди, с лицом, почти таким же белым, как у него.
        - Ты совсем не веришь мне, - в голосе была глубокая печаль, - а еще говоришь, будто любишь! Что же это за любовь, которую может разрушить даже тень подозрения?
        - Подозрения? - переспросил он с неописуемым сарказмом. - А кому еще, кроме вас и меня, было известно, что я поскачу через угодья Финчли?
        Она смятенно охнула, вспомнив, как вчера вечером умоляла его вернуться, и понимая теперь, насколько подозрительным это показалось ему в свете последующих событий. И совсем не удивительно, что, потрясенный отчаянием и болью, он неимоверно преувеличил это обстоятельство.
        - Клянусь небом и всеми святыми, - произнесла она, призвав на помощь все свое хладнокровие и бестрепетно глядя ему в глаза, - пусть даже на твою жизнь покушался и мой родственник, но моим согласием и помощью он не заручался. - Но в голубых глазах по-прежнему была такая бездна недоверия, что хладнокровие ее не выдержало. - О, Господи! Ну почему, почему ты не веришь мне?
        Она упала перед кроватью на колени и, закрыв лицо руками, безудержно разрыдалась, сотрясаясь всем телом. По его лицу пробежала судорога боли, а рука медленно поползла к ней, словно желая приласкать, погладить по волосам, но замерла на полдороге, сжавшись в кулак на покрывале.
        Джеррена терзала такая душевная мука, что по сравнению с ней физическая боль почти ничего не значила. Когда его подстрелили из засады, рядом ехали и другие люди, так что сомневаться не приходилось: то был наемный убийца, а вовсе не обычный грабитель с большой дороги, и целился он именно в него. Спутники и спасли жизнь Джеррену, доставив его в ближайшую гостиницу, но когда предложили послать за врачом, он отказался. Рану наскоро перебинтовали, и он немедленно отправился в Лондон в наемной карете, зная, что не успокоится, пока не посмотрит Антонии в глаза.
        Всю обратную дорогу, несмотря на боль от раны и туман в голове от бренди, которое он непрестанно глотал для поддержания сил, все предшествующие события, теперь представшие совершенно в ином освещении, безжалостными видениями роились перед помрачненным взором. Антония одна знала, куда и как он поедет; ведь это по ее настоянию он отправился верхом, а не в карете, под защитой слуг; это она умоляла вернуться к вечеру. Убийца, вероятно, поджидал в засаде; без содействия Антонии такое покушение просто было бы невозможно. Видения толпились, кружились вокруг, все разрастаясь от начинавшегося жара и лихорадки.
        - От фактов никуда не деться, - выдавил он опустошенно. - Келшелл сколько угодно мог мечтать о чужом богатстве, но без вашей помощи надежд у него было бы мало. И не будь он в этой помощи уверен, никогда не попытался бы меня убить.
        Неимоверным усилием воли Антония подавила рыдания и выпрямилась, продолжая стоять на коленях. Долго-долго мерцающие непролитыми слезами черные глаза неотрывно смотрели в холодные голубые, и первым отвел взор Джеррен.
        - Неужели мое слово больше ничего не значит? - задумчиво и грустно спросила она. - Неужели тебе самому так безумно хочется верить, что я вероломна и зла?
        Поднявшись на ноги, она снова склонилась над ним, отвела со лба белокурую, потемневшую от пота прядь, потом взяла за руку.
        - Любимый мой, родной, все это - фантазии твоей изболевшейся души. Когда ты немного окрепнешь, то и сам поймешь, какие это были глупости.
        Джеррен отвернулся. Физическая слабость и эмоциональное напряжение измучили его до крайности; уверенность в вине Антонии была столь же сильна, как и желание верить в ее порядочность, и два противоположных чувства буквально раздирали его на части. Он не осмеливался даже посмотреть в ее сторону; голос, прикосновения, даже аромат духов доставляли несказанные мучения.
        - Оставьте меня! - выдохнул он. - Вам не удастся сыграть один и тот же трюк дважды, и никогда уже страсть к вам не ослепит меня и не заманит в западню.
        С этими словами из него, казалось, вытекла последняя капля сил, глаза закрылись, лицо стало мертвенно-бледным, и только из горла с трудом вырывалось хриплое дыхание. Напуганная Антония схватила со столика рядом чашку с лекарством и, подсунув руку ему под голову, поднесла чашку к губам. Но тут он открыл глаза, неестественно блистающие на белом, как полотно, лице и судорожным движением отбросил ее руку. Чашка выпала, лекарство разлилось по покрывалу.
        - Уйдите же! - прошептал он уже едва слышно. - Я ничего не приму… из рук, которым не доверяю.
        Едва дыша, с почти останавливающимся сердцем, она с минуту оторопело смотрела, сама без кровинки в лице, потом резко выдернула из-под его головы руку и отшатнулась, продолжая смотреть на него, затем со сдавленным криком выбежала из комнаты. У Джерре-на вырвался тихий презрительный смешок, неожиданно перешедший в рыдание. Он закрыл руками лицо, по которому, как и по телу, беспрестанно пробегали судороги боли, не имеющие никакого отношения к ранению.
        Час спустя Антония была уже в доме Роджера Келшелла. Она бросилась туда, подчинившись порыву, не думая о последствиях своего поступка, просто потому, что в тот момент не могла ни о чем рассуждать. Охватившее ее смятение нуждалось хоть в каком-нибудь выходе. Говорить о случившемся с Маунтвортами - друзьями Джеррена - казалось невозможным, и она инстинктивно обратилась к единственной своей родне.
        Сердце Антонии всегда преобладало над разумом, а чувства иногда не отличались слабостью - она любила или ненавидела со всей неуемной пылкостью своей страстной натуры, а Джеррена ненавидела в данную минуту более, чем кого-либо другого. Он все-таки завладел ее сердцем, и она предалась ему совершенно, как в молитве, душою и телом, поэтому теперь его обвинения, обидное, оскорбительное недоверие бросили ее в другую крайность и вызывали яростный стыд, гнев и такое жгучее страдание, какого она до сей поры не знала. Раненое самолюбие истекало кровью, и больше всего на свете ей хотелось отплатить Джер-рену той же монетой, уязвить так же, как он уязвил ее.
        Ее проводили в кабинет мистера Келшелла, сам хозяин уже шел ей навстречу с приветствиями, кланялся, как всегда, величественно и отечески пожимал ей руку.
        - Милая Антония, простите, что принимаю вас здесь, но я подумал, это будет лучше, раз вы хотите меня видеть по какому-то личному делу. В гостиной миссис Келшелл развлекает визитеров. - Все еще легонько сжимая ее руку, он пытливо разглядывал бледное лицо и мерцающие затаенным огнем глаза. - Дитя мое, что привело вас в такое состояние?
        - Неужто я так переменилась? - отрывисто бросила она, отдергивая руку и отходя в глубь комнаты. - Впрочем, да, кое-что случилось. Вчера в моего мужа стреляли и ранили, когда он скакал через угодья Финчли.
        - Ранили? - Келшелл был само сочувствие. - Бедное дитя, неудивительно, что вы в отчаянии! Надеюсь, рана не серьезна?
        - Доктор сказал, что рана не столько опасна, сколько болезненна, хотя Джеррен настоял на возвращении в Лондон и тем ухудшил положение. Он потерял много крови и сейчас лежит в жару.
        Роджер вздохнул и покачал головой: - Какое безрассудство! Скакать через угодья поздно вечером и, уж конечно, без сопровождения, - просто верх глупости. Ведь эти места кишат разбойниками и грабителями.
        - Да! - Антония все еще старалась говорить спокойно, но ее выдавала порывистость жестов. Резким рывком сдернув перчатки, она теперь нервно теребила их. - Убийство в тех краях никого бы не удивило.
        Возникла неприятная пауза. Роджер смотрел на Антонию, слегка нахмурясь.
        - По-моему, я вас не совсем понял. Вы считаете, что на Сент-Арвана напал вовсе не разбойник?
        - Джеррен и сам так считает. И уверен, будто это было преднамеренное покушение на его жизнь. А подстрекатель - вы.
        Еще одна пауза, на сей раз более продолжительная. Келшелл вынул из кармана табакерку, достал щепотку табаку и все это - с непроницаемым лицом, словно его внимание целиком было поглощено этим тривиальным занятием. И наконец сказал: - И вы тоже так считаете? А сюда пришли обвинить меня?
        Она сделала нетерпеливый жест.
        - Разумеется, я так не считаю! Да и что могло бы вас толкнуть на это?
        - Сэр Чарльз сказал бы, а Сент-Арван, скорее всего, согласился, что я домогаюсь состояния Квлшеллов.
        - Ну да, конечно, ведь вы же в нем до смерти нуждаетесь! - саркастически заметила Антония и рукой обвела пышное убранство комнаты, где они находились, не забыв и роскошно одетого хозяина. - Вы так отчаянно нуждаетесь в деньгах, что ради них рискнули бы кончить жизнь на виселице. Не шутите со мною, дядюшка, прошу!
        - Приношу свои извинения. Тогда, значит, вы пришли предупредить? Разве Сент-Арван намерен выдвинуть против меня какие-то обвинения?
        - Нет. По его словам, предпочтительнее, чтобы в свете считали это обычной попыткой ограбления. - Она колебалась, задумчиво глядя сквозь Роджера. - Видите ли, он считает, даже уверен, будто мы с вами сговорились убить его.
        - Так он подозревает Вас? - В голосе Роджера послышалось самое искреннее изумление. - Во имя господа Бога, да почему же?
        - Потому, что только он и я знали о его намерении отправиться вчера в Барнет. Потому, что я заставляла, нет, уговаривала его вернуться, пока он не согласился, как бы поздно это ни получилось.
        Она резко оборвала себя, не в состоянии владеть голосом, и отвернулась. Неужели только вчера она просила его и получила обещание? Кажется, это происходило в какой-то другой жизни. Сквозь накатившую вновь волну гнева и отчаяния она услышала голос дяди: - Роковое совпадение, конечно, но убедительные доказательства вряд ли удастся найти. Чтобы доказать ошибку, вам понадобится моя помощь? Я сделаю все, что в моих силах, разумеется, но если Сент-Арван отказывается верить вашему слову, то мое тем более сочтет неубедительным.
        - Ну, нет! - Она резко повернулась лицом, и снова через маску спокойствия прорвался гнев, подобно пламени, тлевшему до поры под золою. - Неужто вы думаете, я стану унижаться, просить и умолять, чтоб меня простили за что-то, чего я не совершала? Если он так мало доверяет мне, если убежден, будто я способна на такое после… Ах, да пусть думает, что хочет! Ненавижу! Как бы мне хотелось, чтобы он умер!
        - Дитя мое, вы вовсе так не думаете и не надо этого говорить! Теперь в вас говорит обида и гнев, но успокоившись…
        - Успокоившись, - запальчиво прервала она, - я найду способ заставить его пожалеть об этой чудовищной лжи, которую он на меня возвел. Вы ведь не знаете, а я просто не могу сказать вам, какие слова он мне сегодня говорил. Жестокие, унизительные - такое не прощают. - Она порывисто бросилась в кресло и закрыла лицо руками. - А я-то, дурочка, поверила, что он любит меня!
        - Бедное, бедное мое дитя! - Роджер осторожно встал рядом и положил руку ей на плечо. - Вы не первая женщина, поверившая в это, и боюсь, не последняя. В делах сердечных у Сент-Арвана нет совершенно никакой совести. Безмерно огорчительно видеть, что вы до такой степени подпали под его влияние, ибо, по моему глубокому убеждению, ничего, кроме горя, это вам не принесет. Вы горды, Антония, а гордость - неподходящая спутница для женщины, связанной брачными узами с бесстыдным распутником.
        Она покачала головой, не гладя на него: - Даже той крохотной гордости, которую милостиво изволил оставить мне дед, меня лишили сегодня. Не знаю, можно ли испытывать больший стыд, еще большее отвращение к себе! Ах, дядя, отчего вы не предупредили меня?
        - А разве тогда бы вы остереглись? - мягко поинтересовался он. - Впервые увидев вас в Лондоне, я решил, что вы уже достаточно узнали своего мужа, но потом понял, что ошибся. Он обманул вас, как, впрочем, и многих других, да и разве могло быть иначе при том, как вас воспитали - в строгости и уединении. Соблазнить чужую жену для Сент-Арвана никогда не представляло почти никакой трудности, поэтому оставалось лишь ожидать, что такого же успеха он добьется и со своей собственной.
        Говоря это, он почувствовал, как все сильнее напрягается и дервенеет ее тело. Наконец она подняла заплаканные глаза, но слезы не могли утишить бушевавшую в них ярость.
        - Нет нужды напоминать мне, сэр, о моей легковерности. Но теперь я уже так легко не обманусь и, клянусь, отыщу способ отплатить ему полной мерой за свое унижение! Еще увижу, как из него сделают дурака, выставят на посмешище!.. - Она умолкла, с трудом взяв себя в руки, и поднялась. - Мне пора идти. Пожалуй, не стоило и приходить, ибо если он узнает, то еще больше уверится в моей виновности. Простите, дядя, что перекладываю свои горести на ваши плечи, и благодарю за терпение, с которым выслушали меня.
        - Ну что вы, дитя мое, ни слова о благодарности, - торопливо откликнулся Роджер. - К кому вам еще и обращаться, как не ко мне! Только я ничем не смог вам помочь и безмерно сожалею.
        - Нет-нет, вы помогли мне уже тем, сэр, что терпеливо выслушали. - Она даже попыталась улыбнуться. - Если б не это, я, наверное, сошла бы с ума. И очень прошу, не тревожьтесь, что Джеррен предъявит какие-либо обвинения. Из одного только тщеславия он не допустит, чтобы наш воображаемый заговор стал достоянием гласности.
        - Верю в это, милая, и был бы только рад за вас, ибо вам это принесло бы липшее горе. - Он взял ее руку в свои и обеспокоенно заглянул в глаза. - Надо бы, конечно, попытаться найти средство избавить вас от подобных переживаний. Но, клянусь честью, немалая доля вины за все лежит на сэре Чарльзе!
        - И однако, сэр, он, скорее всего, продолжает спать совершенно спокойно, - с горечью произнесла она. - Мое счастье в его планах никогда не играло никакой роли.
        - Да, дитя мое, если бы он хоть немного думал о нем, то никогда не препятствовал бы вашему браку с Винсентом. Бедный мальчик боготворит вас и всю жизнь посвятил бы тому, чтобы сделать счастливой. И уж ему-то никогда бы даже в голову не пришло тиранить вас, как, боюсь, поступает Сент-Арван, если вы пытаетесь противоречить.
        Эти слова звучали в ушах Антонии все время, пока она прощалась с родственником и ехала обратно на Брук-стрит. Конечно, так оно и было бы. Она с самого начала понимала, что, выйдя за Винсента, сама бы главенствовала над ним. В его характере было - зависеть от более сильных натур, быть ведомым, а не вести за собой, подчиняться, а не командовать. Он был бы покорным, обожающим мужем, чутко улавливающим малейшее желание; конечно, он не заполнил бы ее жизнь смехом и весельем, не завладел бы так ее сердцем и не клялся бы в любви, но и не обвинил бы теперь в чудовищном предательстве.
        Она откинулась на бархатные подушки кареты и прикрыла глаза. Бурная, пламенеющая ярость, толкнувшая ее в дом дяди, утихла, схлынула, и теперь на сердце была давящая тяжесть, а во всем теле - безмерная усталость; теперь, наверное, даже воспоминания о горьких, обидных словах Джеррена не смогли бы снова вызвать эту ярость к жизни. Из-под прикрытых век потекли тяжелые, не приносящие облегчения слезы, покатились по щекам, закапали на платье, оставляя на дорогом шелке темные влажные пятнышки. Снаружи, за окнами кареты, на серые улицы Лондона обрушился дождь.
        Когда мистер Келшелл, проводив Антонию до кареты, вернулся в кабинет, у большого письменного стола, занимавшего целый угол в комнате, стоял человек. Худой, бледный, с такими непримечательными чертами лица и бесцветными волосами, что, увидев его, потом трудно было вспомнить, как же он выглядит; скромная, ничем не выделяющаяся наружность, строгая темная одежда, - в общем полная противоположность блистательному Келшеллу.
        Роджер смотрел на него, подняв брови: - Ты слышал, Тим?
        - Каждое слово, сэр. Пожалуй, такой ситуации мы не предусмотрели, - Что Сент-Арван заподозрит ее? Да, однако подобный поворот может оказаться мне на руку. Нужно сделать все возможное, чтобы углубить этот разлад между ними. - На лице его появилась слабая презрительная улыбка. - Моя юная родственница своим поведением, вне всякого сомнения, подтвердит хоть и невольное, но все же соучастие в нашем предполагаемом заговоре. Она - существо эмоциональное.
        Но его собеседник хмурился: - На эмоциональные натуры, сэр, никогда нельзя полагаться. А если, поостыв от гнева, она станет добрее к мужу?
        Роджер пожал плечами: - Сомнительно, чтобы не сказать - невозможно. Одна из самых болезненных вещей на свете - быть несправедливо обвиненным, а уж в том, что я не упущу ни малейшей возможности подогреть ее обиду, можешь не сомневаться. - Он уселся за стол и, откинувшись на спинку кресла, принялся поигрывать моноклем, висевшим у него на шелковой ленте. - А знаешь, Тим, пожалуй, события минувшей ночи вовсе не такая уж и неудача, как мы поначалу считали, и, думается мне, послужат к немалой нашей пользе и могут привести к успеху.
        - Надеюсь, что так, сэр. - В голосе Тимоти такой уверенности не было. - И все же, по моему мнению, было бы лучше, чтобы Сент-Арван не оправился от своей раны. Если Ханну снабдить нужным средством, то, пока он лежит в постели!..
        - Яд? - Келшелл покачал головой. - Нет, нет, Тим! Слишком опасно. Все может открыться. К тому же сейчас надобность в такой срочности уже отпала и лучше проявить осторожность. Не надо забывать о сэре Чарльзе.
        Тимоти все понял с полуслова, ибо хорошо разбирался в ситуации в семействе Келшеллов. Его родители служили еще родителям Роджера; с самим же Роджером они были ровесники и водили близкое знакомство еще с детских лет; Тимоти оставался личным слугой Роджера вот уже сорок лет и теперь занимал в доме совершенно особое положение.
        Одновременно слуга и друг, советник и наперсник, он способен был выполнить любое дело и даже пойти на любое преступление, если этого требовали интересы хозяина. За спокойными манерами и невыразительной внешностью скрывалась такая же безжалостность, как и у Келшелла, а безоговорочная преданность Роджеру была, пожалуй, единственной достойной чертой его беспринципного характера.
        - Какие новости о старике, сэр? - спросил Тим.
        - Когда я последний раз справлялся о его здоровье, мистер Сент-Арван сообщил, что, по словам капеллана, оно быстро ухудшается. Долго он не протянет, но пока жив, всегда есть опасность, как бы он не лишил ее наследства, если она неожиданно овдовеет. Именно эту опасность я и вынужден был учесть вчера. Но сегодня, спасибо Сент-Арвану, который подозревает свою жену, ситуация круто переменилась.
        - И что же вы намерены предпринять, мистер Роджер? Полагаю, ничего уже нельзя сделать, кроме как дожидаться, пока мистер Сент-Арван поправится.
        - Именно так, Тим, решительно ничего, только, как я уже говорил, поддерживать в его жене жар негодования и обиды. А ситуация многообещающая… Весьма многообещающая! Теперь остается лишь правильно рассчитать, чтобы повернуть все к наилучшей выгоде.
        В гостиной дома на Брук-стрит Джеррен и Антония молча смотрели друг на друга. Он в первый раз вышел сегодня из своей комнаты с тех пор, как его внесли туда без сознания; и с тех пор, как она убежала оттуда от его обвинений, они встретились тоже в первый раз. С того дня она уже не сидела у его постели, а просто справлялась время от времени, как он поправляется, И думала, что какая бы ненависть ни клокотала в душе, а после выздоровления им придется встретиться на равных. И вот этот момент наступил, и они, любившие друг друга, теперь оказались лицом к лицу как враги. Он стоял перед нею, высокий, прямой, слегка похудевший и побледневший, и в голосе его и в глазах был лед.
        - Что ж, пора прийти к соглашению, - резко произнес он. - Однажды вы сказали, что никогда не сможете простить мне своего замужества, и хоть тогда я и не поверил, но последние ваши аргументы… - он иронически приподнял бровь, но то была лишь бледная тень прежней насмешливости, - оказались достаточно убедительными. Вы по-прежнему моя жена, и исправить это, к несчастью, невозможно никакими средствами, не считая, разумеется, тех, что вы попытались применить. Так вот, в дальнейшем каждый из нас станет вести свою жизнь. Ваше положение в обществе уже достаточно упрочилось, и я не льщу себя надеждой, что могу еще понадобиться вам с этой точки зрения. Со всех же прочих точек зрения я никогда, можете быть уверены, не нарушу вашего уединения и не посягну на вас лично.
        В возникшую затем паузу Антония судорожно пыталась подыскать такие же холодно-язвительные слова. Ее затрясло от странной смеси чувств освобождения, гнева и, честно признаться, даже страха. Такого Джеррена, спокойного, хладнокровного и бесконечно опасного, ей еще видеть не приходилось. И она внезапно подумала, что именно таким его должен видеть противник в перекрестье тонких лезвий шпаг; и так же внезапно поняла, почему в его присутствии самые пылкие ее поклонники проявляли крайнюю осторожность.
        - Что ж, благодарна вам за это. - Ей удалось найти достаточно холодный тон. - Я не смела и надеяться на такую снисходительность, хоть вы и клялись, что никогда больше страсть ко мне не ослепит вас.
        Несмотря на все старания не выдавать своих чувств, она не сдержалась, голос дрогнул от боли и гнева. На мгновенье и в глазах Джеррена мелькнула тень ответного чувства, и он шагнул к ней.
        - Антония, у больных бывают странные фантазии, а мне тогда казалось несомненным, что эта ловушка - ваших с Келшеллом рук дело. Если ты не имеешь к этому никакого отношения, если я несправедливо обидел тебя… - Он схватил ее за плечи, пронизывающе глядя прямо в глаза. - Ради всего святого, девочка, заклинаю тебя, скажи правду!
        На секунду чаши весов замерли. В этот момент примирение было еще возможно, и через разделяющую их трещину, пока она не превратилась в пропасть, еще можно было перекинуть мостик. Искушение было велико, но самая сила его сделала сердце Антонии твердым и стойким, ибо, как она считала, правда на ее стороне. Обвинения, горькие, обидные и унижающие слова, полный отказ верить клятвам - и все это ей теперь предлагают выбросить из оскорбленной души, забыть как лихорадочный бред. И негодование, искусно подогреваемое ее родственником, пока Джеррен болел, снова выплеснулось наружу.
        - Если ты несправедливо обидел меня? - В голосе клокотала ярость. - Да разве ты когда-нибудь поступал со мною иначе? Если обидел!.. - Она вырвалась из его внезапно ослабевших рук, дрожа от гнева и обиды. - Прошу, избавьте меня от этого! Вы, кажется, говорили, что с этого момента каждый из нас будет вести собственную жизнь? Прекрасно, меня это очень устроит! По крайней мере, не нужно будет уже притворяться друг перед другом!
        - Да будет так! - Джеррен отшатнулся, снова превратившись в хладнокровного грозного врага. - Только не воображайте при этом, что я позволю вам развлекаться, как вздумается. Малейшая тень злословия на вашем имени - и я немедленно отправлю вас обратно в дом деда, навсегда! Так что не обольщайтесь.
        - Понятно! - отозвалась она охрипшим от ярости голосом. - Значит, мне придется смирно сидеть дома, пока вы станете развлекаться с мисс Челгроув и ей подобным. Для вас одни правила, а для меня - совсем другие.
        - Именно так! - подтвердил он с холодной неприязнью. - Я буду поступать, как нравится, а вы - как велено. - Она попыталась оспорить это утверждение, но он продолжал, повысив голос и не давая ей говорить: - Вы сделали свой выбор, Антония, и наша игра будет продолжаться, но по моим правилам. Я не стану принуждать вас ни к каким обязанностям жены, но в остальном вы будете меня слушаться.
        - Слушаться вас? - в бешенстве повторила она. - Да скорее я увижу вас в аду!
        Его брови поднялись: - С помощью вашего хлипкого родственничка, конечно? Благодарю за предупреждение, оно только подтверждает мои подозрения. Теперь я буду обороняться от Келшелла всеми мыслимыми способами, а если представится случай, то и убью. Какие бы козни вы там с ним ни строили, помните об этом! Я не считаю его человеком, способным отвечать не только за свою вину, но и за вину соучастницы.
        В свете скоро стало известно о раздорах в семье Сент-Арванов, и разговоры о происхождении этого брака, уже было утихшие, возобновились с новой живостью.
        Поправившись, Джеррен с головой окунулся во все возможные удовольствия. Он пил больше, чем позволяло здоровье, по крупной играл в карты и держал пари, выигрывая и проигрывая, и при малейшей возможности норовил затеять ссору. Но то были не единственные поводы для сплетен о нем. Он продолжал направо и налево флиртовать с каждой хорошенькой женщиной своего круга, но еще гораздо раньше его имя связывали, и вовсе не так невинно, с некой бойкой молодой вдовушкой, не имевшей доступа в порядочное общество. Однако даже эта дама не могла льстить себя надеждой оставаться единственным объектом его внимания: существовала еще и танцовщица из оперы, а также какая-то молодая женщина, брат которой содержал модный игорный дом.
        Более солидные и пожилые члены благовоспитанного общества, надеявшиеся, что брак остепенит Джеррена, с неодобрением наблюдали за его безудержными и безрассудными похождениями. Люси, озадаченная и расстроенная, пыталась взывать к его совести, но получила в ответ такую резкую отповедь, какой никак не ожидала от Джеррена. Антония же, в ответ на все расспросы, отвечала более вежливо, но с тою же твердостью решительно отказывалась вести какие-либо разговоры касательно своей семейной жизни. Люси кинулась со всеми страхами и сомнениями к мужу и была до крайности изумлена суровым повелением не вмешиваться: Маунтворту единственному Джеррен открылся в том, что считал правдой о покушении на свою жизнь.
        Антония тоже бросилась в лихорадочный круговорот светской жизни и редко бывала дома, если только не устраивала приемов сама, а это, вкупе с привычкой Джеррена перебираться из гостей в гости, привело к тому, что иногда они по-нескольку дней не встречались под собственной крышей, хотя постоянно сталкивались у других. В тех же редких случаях, когда официальное положение заставляло их вместе исполнять какие-то обязанности, они обращались друг к другу с холодной вежливостью и старались как можно быстрее разойтись каждый в свою компанию.
        Антонию всегда окружали поклонники, но хотя бесчисленные обожатели наперебой старались осыпать ее цветами и комплиментами или сопроводить на бал, их поведение никогда не переходило границ дозволенного. Но больше всего ее злило сознание, что она лишена возможности завести любовную интрижку, хотя в действительности и сама этого совершенно не хотела. Ею владела странная уверенность, будто фехтовальная репутация Джеррена бессменно оберегает ее - этакий невидимый страж, которому ни один из кавалеров не осмелится бросить вызов. Ни один, пока не появился капитан Реймонд Байбери.
        Первая их встреча была короткой и без официального представления. Как-то вечером она выходила из Королевского театра в огромной толпе, и вдруг рядом раздался учтивый голос: - Прошу прощения, мадам, кажется, вы обронили веер.
        Антония оглянулась и увидела джентльмена, протягивавшего действительно ее веер, который, как она думала, спокойно висел у нее на запястье. Но его там не было, а с руки свисала одна только порванная лента.
        - Да, это мой, - произнесла она с улыбкой. - Весьма признательна вам, сэр, поскольку я просто не обратила бы внимания, что его нет. Благодарю.
        Он слегка поклонился, возвращая ей веер.
        - Что вы, мадам, услужить миссис Сент-Арван - огромная привилегия.
        Заинтересованная, она взглянула на него с любопытством. Перед нею стоял худощавый незнакомец лет тридцати, чуть выше среднего роста, одетый по моде, но без экстравагантности. На лице, смуглый цвет которого резко контрастировал с напудренными волосами, а черты казались не по возрасту резкими, было выражение чуть циничной иронии.
        - По-моему, мы не знакомы, - заметила она неуверенно.
        - Я не могу отнести себя к счастливчикам, мадам, которым повезло быть в числе ваших знакомых, - галантно ответил он. - Но кто же в Лондоне не узнает дамы, чью красоту так щедро и заслуженно превозносят? Позволю себе повториться, но служить вам - привилегия.
        Он снова поклонился и исчез в толпе. Антония была заинтригована. Джентльмен привлек ее внимание, и ей стало любопытно, кто же он и смогут ли они встретиться вновь; а в том, что в свете он новичок, сомнений не было.
        Два дня спустя, гуляя в парке, она встретила его снова, на этот раз в обществе дамы, с которой была немного знакома. При обычных обстоятельствах Антония обменялась бы с леди Херствуд поклонами и тем бы ограничилась, но на сей раз ее сиятельство остановилась, чтобы поздороваться поосновательнее.
        - Миссис Сент-Арван, милая, надеюсь, вы в добром здравии? Вчера, на приеме у миссис Фонтескью вы, кажется, чувствовали себя не лучшим образом?
        Удивленная Антония ответила какой-то учтивой фразой. Леди Херствуд была значительно старше, и Антония знала лишь, что она замужем за очень богатым и очень больным стариком, который только и делал, что переезжал с одного морского курорта на другой; что она живет на Керзон-стрит, а ее карточные вечера, на которых, по слухам, проигрывались и выигрывались целые состояния, пользовались бешеной популярностью. Это была женщина весьма светская, очень экстравагантная, проявляющая немалый интерес к противоположному полу и почти никакого - к женскому.
        Впрочем, нынешняя ее заинтересованность быстро разъяснилась. Когда обмен любезностями закончился, она произнесла со слабой улыбкой: - Дорогая, позвольте представить молодого человека, который горит желанием познакомиться с вами и сумел-таки меня уговорить представить его. Итак, капитан Байбери - миссис Сент-Арван.
        Антония сделала учтивый реверанс, а смуглый джентльмен с тщательно отработанным изяществом склонился над протянутой рукой. Антония представила своих спутников, и вся компания отправилась дальше вместе. Капитан тут же весьма умело оттер от Антонии какого-то нарумяненного, всего в наклеенных мушках щеголя, который попытался было выразить недовольство едким замечанием во всеуслышание, но встретив насмешливый, вызывающий взгляд капитана, отвернулся и погрузился в хмурое молчание. Впрочем, капитану Байбери, все внимание отдавшему Антонии, было решительно не до него.
        Когда пришло время проститься, капитан, уже весьма понравившийся Антонии, успел испросить и получить разрешение навестить ее. Было в нем нечто, какая-то ненаигранная дерзость, которая очень импонировала ей, хотя скажи кто-нибудь, что он привлек ее своей неуловимой схожестью с Джерреном, она с негодованием отвергла бы такое далекое, по ее мнению, от истины предположение.
        В последующие дни в обществе быстро привыкли видеть миссис Сент-Арван в постоянном сопровождении капитана Байбери. Он не делал секрета из своего обожания, а она радовалась тому, что нашелся наконец человек, способный смотреть только на нее, а не все время одним глазом на реакцию ее мужа.

«Такого человека, - думала она, - устрашить не так-то легко.» Он мало рассказывал о себе, сообщив лишь, что долго жил за границей и совсем недавно вернулся в Англию, чтобы вступить в наследство, однако у Антонии сложилось о нем впечатление, как о человеке много повидавшем и принужденном, по крайней мере в юности, зарабатывать на жизнь тяжелым трудом.
        Однажды вечером, недели две спустя после их первой встречи с Байбери, Антония на балу увидела Роджера Келшелла. Отведя ее в сторонку, он тихо произнес: - Скажите, дитя мое, вы все еще жаждете наказать Сент-Арвана за жестокое обращение, уязвить его самолюбие? Если да, то теперь, полагаю, у вас имеется в руках достаточное средство для этого.
        Антония же, сгоравшая от унижения при виде Джеррена, в третий раз за вечер танцующего с Джессикой Челгроув, и понимавшая, что за неодобрительными взглядами, бросаемыми на него, стоит либо злорадство, либо жалость к ней, была как раз в таком настроении, к которому подобное предложение подходило как нельзя лучше. Ей даже в голову не пришло, что проницательный Роджер просто догадался о ее чувствах.
        - Умоляю, дядя, скажите, что же это за средство, - нетерпеливо откликнулась она. - Его поведение просто непереносимо - переходит всякие границы! Я этого не выдержу!
        - И не нужно, милая. Он уверен, что никто не осмелится поставить его на место, потому и ведет себя так. Возьмем, к примеру, Дирэма! Для самого Сент - Арвана, который весь вечер уединяется с чужой невестой накануне свадьбы, такое послужило бы достаточной причиной для дуэли. Однако Дирэм, во всех прочих отношениях вовсе не трус, предпочел благоразумно удалиться в ломберную, чтобы потом можно было делать вид, что ничего не видел и не знал. И неудивительно, что муж ваш почитает себя непобедимым.
        - Может быть, так оно и есть, - с сомнением в голосе заметила она. - Ведь он дрался на многих дуэлях, верно?
        Келшелл пожал плечами: - Я и не отрицаю, что у него есть кое-какой опыт, да только стоит мужчине одержать победу в нескольких поединках, как он тут же приобретает определенную репутацию, и потом ему уже все реже и реже нужно доказывать свою удаль и доблесть. - Он помедлил, раздумчиво глянул на нее и вкрадчиво добавил: - Разве вам, Антония, не доставит бесконечное удовольствие увидеть, как лопается мыльный пузырь его славы искуснейшего фехтовальщика, как все издеваются над нею и как он сам становится объектом насмешек?
        Антония не смотрела на него. Ее взгляд был устремлен к алькову на противоположной стороне комнаты, в котором Джеррен и Джессика расположились после танцев. Он близко наклонился к ней, шепча что-то, а закрасневшаяся Джессика укоризненно шлепнула его сложенным веером, и до Антонии донесся ее призывно журчащий смех.
        - О да, я была бы бесконечно рада, - язвительно подтвердила она, - но как это можно осуществить?
        Роджер поднял монокль и принялся через него обозревать комнату, пока не наткнулся взглядом на Реймонда Байбери, беседовавшего неподалеку с двумя молодыми людьми.
        - Вон человек, - тихо сказал он, - который сделает для вас все.
        - Капитан Байбери? - Антония удивилась. - Почему вы так считаете?
        Опустив монокль, Роджер перевел взгляд на нее.
        - Я заинтересовался Байбери и навел о нем кое - какие справки. Оказалось, что элегантный и галантный капитан отнюдь не баловень судьбы и жизнь вел весьма переменчивую. Последние два года перед возвращением в Англию, например, он был учителем фехтования в Париже.
        - Учителем фехтования? - Антония затаила дыхание. - Тогда, если они с Джерреном столкнутся в поединке…
        - Сент-Арван, без сомнения, потерпит самое унизительное поражение. Может быть, опыт его и достаточен, но не сравним с опытом человека, два года зарабатывавшего себе на жизнь именно шпагой. Как все посмеются над ним тогда!
        Ее глаза замерцали при мысли об этом, но потом лицо снова затуманилось.
        - Слишком опасно! Один из них может погибнуть.
        - Милое дитя! - Ее сомнения вызвали у Роджера тихий смех. - Байбери вовсе не захочет доводить дело до убийства, которое вынудило бы его покинуть и Англию, и вновь обретенное наследство. Просто Сент - Арвану придется оправдываться перед всеми. А пострадает он от всего-навсего давно заслуженного наказания.
        Между тем капитан оставил своих собеседников и направился к ним. Монокль мистера Келшелла легонько, напоминая, коснулся плеча Антонии.
        - Давно заслуженного наказания, - тихо повторил он. - Все в ваших руках, Антония. Только вы можете создать нужные обстоятельства.
        Слова Келшелла, соблазнительность которых усиливало поведение Джеррена, гвоздем засели в мозгу Антонии. Она принялась поощрять Байбери как никого из своих поклонников, и вскоре их везде стали видеть вместе. Он сидел с нею в ложе, танцевал на балах, сопровождал ее портшез по улицам и сделался постоянным посетителем дома на Брук-стрит. В обычае светских дам было допускать наиболее приятных им поклонников в свой будуар к завершению туалета, дабы те могли подать галантный совет по такому деликатному вопросу, как, например, какие выбрать духи, или куда наклеить мушку. И кто бы ни заходил в туалетную к Антонии по такому случаю, всегда мог видеть там капитана Байбери.
        Разумеется, пошли разговоры, и, разумеется, они достигли ушей Джеррена; однако эффект был вовсе не тем, какого ожидала Антония. Однажды вечером он совершенно неожиданно появился в туалетной к нескрываемому изумлению и даже ужасу двух джентльменов, которые сочли вторжение мужа в такой час столь же несвоевременным, сколь и зловещим. Третий же, капитан Байбери, с непринужденным изяществом склонившись над туалетным столиком, у которого Антония сидела, а Ханна стояла, держа раскрытую коробочку с мушками, просто бросил на Джеррена равнодушный взгляд, продолжая с живостью рассуждать о том, куда же миссис Сент-Арван лучше поставить мушку.
        - Нет-нет, госпожа моя, только не la majestuese (yеприступность) на лоб, не сегодня. И не galante (любезность). Сегодня нужна … дайте-ка подумать! … Ага, лучше всего, бесспорно, подойдет la friponne (плутовство - язык мушек/искусственных родинок/, весьма популярный в 18 веке. Налепляя ту или иную, а иногда и несколько, мушек, дамы сообщали поклонникам о своем настроении и чувствах; например, мушки над правой бровью и в центре левой груди означали:
«Сегодня все мои мысли и сердце заняты любовью»)! - Откинув кружевные манжеты, он выбрал из коробочки крохотную звездочку из черного шелка и с хладокровной дерзостью наклеил у самых губ Антонии.
        - Вот так! Великолепно! - Он поднял голову. - А, мистер Сент-Арван! Ваш покорнейший слуга, сэр.
        Улыбаясь только ртом, но не суровыми холодными глазами, Джеррен ответил на приветствие, сделал жене комплимент по поводу ее нового платья и крайне любезным тоном, в изысканных выражениях попросил выслушать его наедине до того, как она отправится на бал. Антония согласилась с деланным равнодушием, и, когда джентльмены удалились, чтобы подождать внизу, а Ханну отправили из комнаты, произнесла с нетерпением: - Ну, что случилось? Прошу вас, покороче, нас с Люси пригласили в концерт.

        Улыбка исчезла, холод в глазах остался.
        - Что ж, если покороче, тогда вот что. Байбери слишком много и часто видят в вашем обществе. Впредь вы будете привечать его не более, чем того требует обычная любезность.
        Такой безапелляционный приказ привел ее в бешенство, но ей удалось выдержать холодный тон: - И в чем же, скажите на милость, вы меня обвиняете?
        - Пока только в глупости, но и глупость может причинить много вреда. Когда в клубах начинают держать пари на то, сколько времени потребуется Байбери, чтобы добиться у вас окончательного успеха, благопристойность с вашей стороны становится просто настоятельной необходимостью. Он более не появится в этом доме.
        - А если появится?
        - А если появится и вы примете его, то прямиком отправитесь в Глостершир. И останетесь там. Келшелл-Парк или Брук-стрит - выбор за вами, мадам. Мне это совершенно безразлично.
        При такой угрозе ничего не оставалось, как через силу, но пообещать, ибо самая мысль о возвращении в дом деда наполняла ее сокрушительным ужасом. Нет, не может она отправиться туда. Не может! А с позором - тем более, потому что сэр Чарльз очень быстро докопается до причин ее возвращения, даже если Джеррен и не скажет ему. Возможно, он возьмется сам наказать ее, а вот ее намерения наказать Джеррена так и останутся неисполненными.
        В тот вечер все в один голос упрекали ее за плохое настроение. Она вполуха слушала концерт, ради которого приехала, задумчиво кроша печенье в корзиночке, а потом, когда, покинув ротонду, все решили погулять в саду и насладиться теплым вечером, рассеянно приняла сопровождение капитана Байбери, но едва ли замечала, куда они идут.
        Капитан пытался поддерживать ничего не значащий, беспечный разговор, но она отвечала изредка и невпопад, занятая мыслями об ультиматуме Джеррена и дилеммой, от которой, как ни старайся, было не уйти. Если она ослушается, он отправит ее в Глостершир, если подчинится, то не только лишится возможности унизить его своей местью, но и сама будет унижена, ибо все догадаются, что флирт с Байбери прекратился по приказу мужа.
        - Боюсь, мадам, вы сегодня не в духе, - заметил, наконец, Байбери. - Вас что-то тревожит, не так ли?
        Тон его, неожиданно серьезный, пробился к сознанию Антонии сквозь озабоченность, и она повернула голову.
        - Да, - искренне призналась она, - и я прощу прощения за то, что позволила это заметить. Сожалею, но сегодня я для вас никуда не годная компания.
        - Помилуйте, мадам, вы для меня всегда - самая лучшая компания, - откликнулся он с улыбкой, - но я упрекаю себя за то, что не смог поднять вам настроение.
        Она вздохнула: - Тогда перестаньте себя упрекать, ибо это не ваша вина.
        - Нет? - в его взгляде и тоне таилась насмешка. - Тогда, рискуя показаться назойливым, осмелюсь предположить, что эта вина вашего мужа? - Она напряглась и хотела было отнять у него руку, но он удержал ее, плотно закрыв своей. - Простите, ради Бога, простите! Я не имел права так говорить, но в начале сегодняшнего вечера вы не были в таком унынии.
        Антония быстро огляделась: Люси и других было почти не видно, вокруг гуляли незнакомые люди. Она остановилась и повернулась лицом к нему.
        - Он запретил мне принимать вас и выказывать какие-либо знаки внимания, кроме обычной вежливости. Возможно, мне и не следовало этого рассказывать, но я хочу, чтоб вы знали: не по моей воле дружбе нашей пришел конец.
        Мимо прошла группка весело болтающих молодых мужчин и женщин. Байбери отвел Антонию к краю аллеи, в тень окаймлявших ее деревьев.
        - А разве ей пришел конец? Значит, он ставит условия, а вы выполняете их - такое вот беспрекословное подчинение?
        - У него есть средство заставить меня, - с горечью пояснила она. - Я подчиняюсь или возвращаюсь к деду в Глостершир, причем без малейшей надежды когда-либо вернуться обратно. А этого мне просто не вынести! В том доме я никогда не была счастлива.
        - Причинять вам горе, - медленно произнес он, - я желал бы менее всего, но вы уверены, что это не пустая угроза?
        - Совершенно уверена, - решительно заявила она и криво улыбнулась: - Так что, капитан Байбери, как вы и сами понимаете, о дальнейшей дружбе между нами не может быть и речи, и я надеюсь, вы не осудите меня за то, что я предпочитаю закончить ее таким образом и остаться в Лондоне, нежели как непослушная, наказанная школьница вернуться с опущенной головой в Келшелл-Парк.
        Он умолк ненадолго. Под деревьями было слишком темно, выражения его лица, голубоватого пятна, обрамленного бледными от пудры волосами, было не разобрать, но ей почему-то казалось, что он смотрит на нее очень сурово и жестко.
        - Мадам, я все понимаю, - произнес он наконец очень тихо. - Мы оба с самого начала знали, что так и будет, но я искренне не хотел, поверьте, чтобы все закончилось столь быстро. - Он бережно поднес ее руку к губам. - Это - прощальный поцелуй. Завтра мы уже не сможем встретиться снова.
        С этими словами он опустил ее руку на свою и повел в том направлении, куда ушли все остальные. Теперь молчали оба, занятые своими мыслями. Антония была признательна ему за понятливость, но все же слегка раздосадована и уязвлена готовностью, с которой он принял свою отставку, но еще больше - его последними словами. Близкое их знакомство, возможно, и закончилось, но в достаточно светском кругу разве они никогда уже не смогут встретиться?
        Свидетели ссоры между Реймондом Байбери и Джерреном Сент-Арваном в один голос подтвердили, что капитан намеренно спровоцировал ее. Они также единодушно решили, что истинная причина ссоры заключалась вовсе не в тривиальном разногласии, из-за которого все началось, а в распространившейся недавно сплетне, связывавшей имена капитана Байбери и миссис Сент-Арван, прочее же можно было счесть не более чем благовидным предлогом, уловкой с единственной целью - защитить репутацию дамы. Никто особенно не удивился, но все утверждали, что Байбери проявил почти самоубийственное безрассудство, рискнув вызвать на поединок человека, о котором ходила слава одного из самых искусных и опасных фехтовальщиков.
        Ссора произошла на другой день после посещения театра, а поединок должен был состояться в Мерлибо-ун-Фиддс в семь утра через два дня. Новость быстро распространилась по всем светским клубам и игорным домам среди мужчин, которые, считая подобные вещи неподходящими для дамских ушей, оставили прекрасную половину благовоспитанного общества в полном неведении. У Роджера Келшелла, однако, были на сей счет свои соображения и он, желая, чтобы Антония знала о дуэли, послал на Брук-стрит лакея с запиской. Послание было доставлено Антонии горничной, когда она как раз одевалась к карточному вечеру у леди Брентфорд. Оно было кратким и содержало буквально следующее: «Дорогая племянница, Похоже, вы близки к тому, чтобы получить удовлетворение, коего так искренне желали. Как мне стало известно, осуществление давно заслуженного наказания будет иметь место завтра, в семь утра. Примите мои искренние поздравления.
        Остаюсь Всегда Ваш и проч.
        Р.К.»
        Антония уставилась на записку, не ощущая пристального, изучающего взгляда Ханны. Смысл слов Роджера был ясен, непонятно лишь, как именно все произошло. Судя по реакции Джеррена, он не собирался вызывать Байбери, поскольку это могло лишь раздуть пока еще тлеющий огонь злословия, чего он, по его же собственным словам, старательно избегал. Впрочем, несмотря на некоторое недоумение, Антония чувствовала признательность. Сделаться объектом насмешек - это послужит ему хорошим уроком за столь отвратительное обращение с ней. Конечно, никакая месть не устранит страшной несправедливости его обвинений и не залечит нанесенной им раны, но хотя бы покажет, что она не даст тиранить себя или диктовать, с кем дружить, а с кем нет.
        Чувство удовлетворения согревало ее весь вечер, и приятели, бывшие с нею у леди Брентфорд отметили, что миссис Сент-Арван, последние два дня находившаяся в крайне неблагоприятном расположении духа, совершенно преобразилась. Даже жестокая неудача, сопутствовавшая ей за карточным столом, не смогла испортить ей настроения; она лишь, смеясь, пожала плечами и сказала, что в ближайшие дни непременно отыграется.
        Однако, вернувшись домой, она не могла уснуть. Сон не шел к ней, и это было необъяснимо. Роджер заверил, что поединок между Джерреном и капитаном Байбери будет неопасен, что единственной жертвой станет тщеславие Джеррена; но вдруг он ошибался? Ведь и самые опытные фехтовальщики могут допустить ошибку. Она металась в постели, вертелась с боку на бок в безнадежной попытке вернуть то приподнятое настроение, которое - еще так недавно владело ею, и теперь, понимая, что инициатива выскользнула из ее рук, сожалела о том, что вообще поддалась искушению заняться этим. В конце концов она все же забылась тяжелой дремой, но спала беспокойно, с какими-то кошмарами и проснулась в слезах.
        К половине седьмого бездеятельное ожидание до того наскучило, что она принялась без устали мерить шагами спальню и туалетную. Ханну вызывать не стала, опасаясь возбудить еще больше ее и без того излишнее любопытство, а от нечего делать занялась сама долгим и сложным процессом одевания. Потом пыталась читать книгу, но безрезультатно: никак не могла сосредоточиться на страничке с буквами; отшвырнула томик и снова пустилась в бесконечный путь по комнатам. Сколько времени будет продолжаться дуэль? Когда она сможет узнать хоть что-то? Какими окажутся новости?
        Было уже около половины восьмого, когда до нее донесся голос Джеррена. Ее покои находились в задней половине дома, поэтому она не слышала, как он подъехал, а когда распахнула дверь на лестницу, он уже пересекал площадку. Остановился и несколько секунд безмолвно, уничтожающе смотрел на нее, затем шагнул вперед, схватил за руку и втолкнул перед собою в комнату. Потом отпустил и, захлопнув дверь, прислонился к ней спиной.
        Он был сумрачен, утомлен и пугающе бледен; на фоне мертвенно-бледного лица гневным огнем пылали холодные голубые глаза.
        - Уже поднялись, любимая? - Его голос буквально сочился ядовитым сарказмом. - Не предусмотрительнее ли было бы изобразить полную неосведомленность о происходящем? Не очень-то красиво с таким явным нетерпением поджидать новостей о собственном вдовстве.
        - О моем вдовстве? - Антония, растиравшая руку, за которую он ее схватил, в первый момент смотрела непонимающе, но потом вспылила: - Вы не имеете права так говорить! Вовсе не было речи…
        - Не имею права? - с холодной яростью прервал он. - Да вы меня за дурака считаете! Намеренно и весьма нарочито поощряли ухаживания Байбери в надежде, что я вызову его на дуэль, а когда поняли, что вероятнее всего сами отправитесь к своему деду, заставили поклонника учинить ссору со мною. Только ваши козни опять не удались. Могу лишь посочувствовать вашему разочарованию.
        - Да, я поощряла его, - к этому моменту Антония пришла в такую же ярость, - и хотела преподать вам урок. Доказать, что вы, с вашим незаслуженно присвоенным правом топтать ногами всех, кто выказывает хоть малейшее ослушание, вовсе не безнаказанны. Я хотела видеть вас униженным, осмеянным и …
        - Вы хотели видеть меня мертвым! - прервал он, повышая голос и заглушая ее возражения. - Первая попытка провалилась, так вы с помощью Келшелла подговорили Байбери на вторую. Возможно, вам интересно узнать, что на сей раз вы оказались на волосок от успеха. Он чертовски искусный фехтовальщик, лучший, с каким мне когда-либо приходилось драться, и I если бы не случайное везение, не вести бы нам с вами сейчас эту милую беседу.
        - Вы одолели его? - Голос Антонии упал почти до шепота. - Джеррен, он … не умер?
        - Ранен, но поправится. А мне пока не время покидать страну. Возможно, вам этого и хотелось бы, но, увы … примите мои сожаления и соболезнования.
        - Что ж, возблагодарите судьбу и за это. - Голос ее дрожал. - Жизни вашей никогда ничего не угрожало. Только самолюбию.
        В его глазах было такое жалящее презрение, что она отшатнулась, как от пощечины.
        - Умоляю, избавьте меня от своего лицемерия. - Тон был таким же жалящим, как и взгляд. - Мы оба знаем, что вы ненавидите меня и желаете мне смерти. Что же касается утреннего поединка, то неужели вы думаете, опытный дуэлянт не видит конечной цели противника, не понимает, что его намерены именно убить? Да если б я даже и не понимал, если б до этого никогда не дрался всерьез, то Байбери, явившись к месту поединка в карете, запряженной четверкой лошадей, и багажом, аккуратно сложенным сзади, достаточно ясно дал понять, чего добивается. И разделавшись со мной, уже был бы далеко на пути к побережью прежде, чем его успели бы задержать.
        Антония в смятении упала на диван, закрыв лицо руками, охваченная ужасными подозрениями. Вспомнила, как Роджер Келшелл предлагал ей отомстить Джеррену, возбудив вражду между ним и Байбери, как уверял, что о фатальном исходе их ссоры не может быть и речи. Так значит, он знал, что все будет не так. Он обманул ее, использовал в своих целях, едва не заставив совершить то самое преступление, в котором Джеррен несправедливо обвинил ее. И следом пришла другая, ужасающая мысль: если правдой оказалась эта попытка, то почему бы и не предыдущая?
        - Господи, прости меня, грешную! Что же я натворила? - Антония подняла к мужу бледное, как смерть, лицо. - Джеррен, клянусь небом, я …
        - Вот уж не нужно, - грубо прервал он, - без всякой цели приносить ложные клятвы. Я все равно не поверю, даже если вы поклянетесь на Библии. Больше всего мне хотелось бы немедленно отправить вас в Келшелл-Парк, но поступить так означало бы только подтвердить эти проклятые сплетни о вашем романе с Байбери. А посему вы останетесь в Лондоне до тех пор, пока не утихнут все слухи.
        - До тех пор?.. - В голосе Антонии было отчаяние. - Неужели вы и в самом деле хотите отослать меня туда? О, нет! Прошу вас, не делайте этого!
        Он удрученно смотрел на нее.
        - Господи, и зачем только я вообще увозил вас оттуда! Лучше бы мне было прислушаться к советам вашего дедушки, ибо он оказался куда мудрее, чем я считал. Но во второй раз я уж не ошибусь. Вы отправитесь к нему, как только я сочту, что время пришло. Это, по крайней мере, положит конец вашему участию во всех кознях и заговорах против моей жизни.

        Глава четвертая

        Утром, так рано, как только позволили приличия, Антония послала за экипажем и велела доставить себя в дом дяди. Он принял ее, как всегда, в кабинете и, восседая за письменным столом, молча, не шевелясь, выслушал все горькие обвинения в свой адрес. Откинувшись на спинку кресла, а локти поставив на подлокотники, размеренно постукивая о ладонь изящным моноклем в золотой оправе, он из-под полуопущенных век наблюдал, как она в гневе расхаживает перед столом взад-вперед. Вид у него был равнодушный и даже несколько насмешливый.
        - Мне хотелось бы, милое дитя, чтобы вы сели, - протянул он наконец. - Вы, конечно, обворожительны, да только слишком я стар и нахожу утомительным ваше неугомонное хождение.
        - И это все, что вы можете сказать? - Она остановилась перед ним и положила руки на край стола. - Так, значит, вы отрицаете, что обманули меня? Что капитан Байбери должен был убить Джеррена?
        - Не вижу смысла в отрицании, - скучающим тоном произнес он. - Да, я возлагал надежды - и немалые, надо сказать, - на то, что Джеррен будет убит, и он действительно чудом избежал смерти. Да он у вас, милая, просто заговоренный.
        - Вот и хорошо, ему это необходимо, коль скоро вы строите против него козни. - И она с горечью добавила: - Полагаю, не станете отрицать, что нападение в угодьях Финчли - тоже ваших рук дело?
        Он кивнул:
        - Не стану. Правда, в тот раз у меня еще не было намерения втравлять в это и вас.
        - Уж не прикажете ли рассыпаться в благодарностях? Боже мой, до чего же глупо было тогда лететь к вам за сочувствием! Я и прилетела прямиком к вам в лапы, не так ли?
        - Не думаю, что вам следует упрекать себя за это, - успокаивающе произнес он. - Я все равно узнал бы о случившемся. Вам никогда не приходило в голову поинтересоваться, а откуда же мне стало известно о намерении Сент-Арвана вернуться из Барнета в тот же вечер?
        - Разумеется, кто-то сообщил вам. И есть только один человек, который мог это узнать. Если она подслушивала у дверей наш с Джерреном разговор. Вы подкупили мою горничную, чтобы она шпионила за нами.
        - Да, нечто в таком роде, - признался он, чуть улыбнувшись. - Для достижения моих целей мне нужно было точно знать, как обстоят дела у вас с мужем.
        Антония медленно опустилась в кресло. Она уже несколько успокоилась и хорошо понимала, что необходимо собраться с духом и мыслями.
        - А вашей целью было, конечно, то, в чем так убежден все это время сэр Чарльз? Завладеть его состоянием?
        Улыбка стала чуть шире, но в светлых глазах зажегся холодный огонек гнева.
        - Состоянием, принадлежащим нам по праву. Мой отец был наследником сэра Чарльза.
        - До тех пор, пока сэр Чарльз не возымел дерзость жениться и даже завести сына! - В голосе Антонии слышалась издевка. - Вы говорите так, будто он обманом лишил вас того, что вам принадлежало от рождения. А я, дядюшка, нахожу это смехотворным.
        Роджер так резко вскочил на ноги, что свалил кресло; улыбку как ветром сдуло, а глаза бешено засверкали.
        - Но еще более смехотворно, когда сорокатрехлетний мужчина теряет голову при виде девчонки почти вдвое младше! Хорошенькой, глупенькой пустышки, которая не принесла за собой хоть какого-нибудь состояния! Мне было двенадцать лет, когда родился Энтони, и я хорошо помню, как сразу переменилась моя жизнь. Пока отец оставался наследником сэра Чарльза, все было прекрасно, но потом… - Он умолк, с явным усилием подавив неожиданный взрыв чувств. - Впрочем, вы же не можете правильно оценить ситуацию и потому этот разговор беспредметен. Бедность, милая Антония, - это одна из болезней, которой вам никогда не приходилось переносить.
        Она пожала плечами:
        - Зато перенесла другие. - И нахмурилась: - Мне понятно одно: вы до сих пор претендуете на состояние сэра Чарльза, хотя далеко уже не бедны. А смущает меня, почему вы решили, будто смерть Сент-Арвана поможет вам завладеть им.
        - Будет вполне достаточно, если им завладеет мой сын. Вы ведь собирались замуж за Винсента, прежде чем сэр Чарльз насильно выдал вас за Сент-Арвана. Надеюсь, овдовев, вы сочтете эту партию по-прежнему приемлемой.
        Ее брови поднялись:
        - Даже если и так, неужели вы думаете, сейчас сэр Чарльз допустит это скорее, нежели тогда?
        - Едва ли он сможет воспрепятствовать. Вы - совершеннолетняя и уже не пленница в его доме. Кроме того, пришлось бы еще соблюдать годичный траур, а в возрасте вашего деда год - очень большой срок.
        Она не стала притворяться, будто не поняла.
        - Думаю, он так долго не проживет, хотя все еще цепляется за жизнь, словно оплывшая свеча, что и не горит толком и погаснуть никак не может. Но даже если и так, не кажется ли вам, что вы делаете слишком много допущений? Понадобится не только согласие сэра Чарльза. А если я, после всех событий, не захочу больше выходить за Винсента?
        Он не спеша поднял кресло, поставил его на место и только потом с легкой иронией спросил:
        - А вы не хотите, дорогая?
        - Не в этом дело, - возразила она и, поколебавшись, добавила: - Несмотря на все ваши усилия, дядя, у меня все еще есть муж.
        - Который убежден, что вы дважды покушались на его жизнь.
        - Что я пыталась сделать это с вашей помощью, сэр. Теперь, когда я знаю правду, что может помешать мне рассказать всю историю Джеррену и тем доказать свою невиновность?
        - Ах, милая Антония, - тон Роджера был обидно снисходительным, - не можете же вы, в самом деле, считать, что я признаюсь во всем Сент-Арвану или кому-то еще, как только что совершенно конфиденциально признался вам? А у вас нет ни малейших улик в подтверждение подобных обвинений.
        - Вы так считаете? - с вызовом заметила она. - Но эти покушения вы ведь осуществляли, вероятно, не в одиночку? Я бы крайне удивилась, узнав, к примеру, что в угодьях Финчли, поджидая Джеррена, вы лежали собственной персоной.
        - И удивились бы, дитя мое, совершенно обоснованно. Я в тот вечер был у Уайта и оставался там до утра. А.. э-э-э… дело сделал мой личный слуга, Тимоти Престон. - Он увидел в ее глазах отблеск удивления и снисходительно улыбнулся: - Да-да, милая. Отец вашей горничной, Ханны, которую мне после некоторых стараний удалось внедрить к вам в дом.
        Эти сведения несколько поколебали уверенность Антонии, но она постаралась это скрыть.
        - Вы относитесь к слугам с исключительным доверием, сэр.
        - А, ну, Тимоти-то для меня не просто слуга. Его отец служил моему, мать нянчила меня, а с Тимоти мы все детство играли вместе. А когда выросли, он стал служить мне. После дуэли с вашим отцом, когда пришлось покинуть Англию, он поехал со мною. Он свято блюдет мои интересы, а я доверяю ему, как самому себе. Он - мое второе Я.
        - А его дочь?
        - Воспитана в полной верности мне и к тому же до смерти боится отца Ее вам тоже не уговорить предать меня.
        Антония почувствовала, как захлопнулся капкан. Оставался только один выход.
        - Но есть еще капитан Байбери!
        - Байбери! - Роджер тихо рассмеялся. - Нет, дорогая моя! Его нанял - надеюсь, вы уже поняли, что предполагаемое наследство никогда не существовало, - человек, которого он не сможет опознать, готов держать пари. Этот человек представился ему как посланник некоей дамы. Молодой и богатой, которую насильно выдали замуж, муж ей отвратителен, и она совершенно всерьез хочет от него избавиться. И готова весьма щедро за это заплатить. Вот, Антония, что сообщит Байбери, если вы совершите глупость и поднимите тревогу. Это он и сам считает правдой.
        - Но ведь вы же сами внушили мне мысль о дуэли между ним и Джерреном.
        - А вот в этом вам будет крайне трудно убедить хоть кого-нибудь. Я проявил большую осторожность и, наблюдая за вашим флиртом, не забывал высказывать самые родственные опасения. И даже попросил жену осторожненько шепнуть вам на ушко пару слов предупреждения. Она ведь шепнула, да? - Антония кивнула, совершенно обескураженная, а Роджер снова вкрадчиво улыбнулся: - Вот именно! И ведь не я познакомил вас с Байбери. Ему предложили добиться расположения Летти Херствуд, поскольку его и добиваться не нужно, она легко идет на знакомство с любым мало-мальски симпатичным мужчиной. Ну, а дальше все пошло своим чередом.
        Итак, капитан захлопнулся, не оставив ни малейшей возможности убежать, хотя она так и не поняла толком, зачем Роджеру было загонять ее туда. Только одно было ясно: этого милого улыбающегося, такого приятного с виду человека она боялась гораздо больше, чем собственного деда. И тут вместе с мыслью о сэре Чарльзе появилась надежда не избегнуть, нет, но хотя бы отдалить опасность, понятную еще не до конца.
        - Но Джеррен еще не хозяин состояния Келшел - лов, - возразила она, в душе порадовавшись тому, что голос звучит достаточно твердо, хоть сердце бешено колотится. - Если я неожиданно овдовею, то могу так же неожиданно и лишиться наследства.
        Он понимающе кивнул:
        - Такую возможность я всегда учитывал, но устранение Сент-Арвана представилось мне такой настоятельной необходимостью, что я решил рискнуть. - Увидев ее замешательство, он добавил с некоторой злобностью: - Кстати, весьма нежелательным осложнением, Антония, оказалась бы ваша беременность.
        Она вспыхнула, но смогла сохранить ледяной тон:
        - Полагаю, сэр, что при наличии в моем доме вашей шпионки, нет нужды самой докладывать вам, каковы нынче мои возможности родить наследника состояния Келшеллов, поэтому я продолжаю теряться в догадках, зачем же вам понадобился капитан Байбери.
        - Вполне естественное нетерпение, дорогая, занять то положение, к которому начал стремиться еще двадцать лет назад, - ровным тоном ответил он. - Но теперь я изыскал способ, как предотвратить лишение вас наследства.
        Она иронически рассмеялась:
        - О, да вы просто не знаете дедушки! Пока в нем теплится жизнь, он не переменится и будет поступать только так, как ему заблагорассудится.
        - Совершенно справедливо! И тогда тем более просто будет заставить его поверить, что наилучшим образом он соблюдет собственные интересы, как раз не лишая вас наследства. Все ведь очень просто. Что может быть естественнее, если, овдовев, вы решите вернуться в Келшелл-Парк? А прибыв туда, тут же объявите ему, будто ждете ребенка.
        Она воззрилась на него:
        - Да вы в своем уме? Ведь подобный обман вскроется самое большее через два месяца! Вы же не можете заранее знать, сколько он проживет.
        - Думаю, как раз смогу. Совсем недавно вы сами сравнили его с оплывшей свечкой, которая и не горит толком и погаснуть не может. Но такой слабенький огонечек ведь ничего не стоит задуть… Он может никогда и не узнать о вашем обмане.
        Антония ощутила, как по спине пробежала ледяная струйка страха. Сначала убьют Джеррена, потом сэра Чарльза, а потом?.. Такой безжалостный человек, как Роджер Келшелл, не успокоится до тех пор, пока не станет неоспоримым и единственным хозяином состояния, которое давно считает своим по праву!
        Он напряженно следил за нею, и невероятным усилием воли она приняла невозмутимый вид.
        - Нет, сэр, что-то не верится в серьезность ваших слов. Возможно, вы и приняли меры, чтобы я не смогла вас выдать, но заставить меня участвовать в ваших подлых замыслах у вас средства нет.
        Он ответил не сразу. Несколько секунд рассматривал ее, улыбаясь, задумчиво постукивая моноклем по подбородку, явно раздраженный ее упрямством и непонятливостью.
        - Да нет же, милая Антония, как раз есть. - Тон его был угрожающе вкрадчив. - Принять в них участие вам все-таки придется, поскольку альтернатива … скажем, малоприятна.
        Она ответила недоверчивым взглядом:
        - Не понимаю.
        - В самом деле? - Он вздохнул. - Да, кажется, я переоценил вашу разумность и сообразительность. Что ж, тогда позвольте пояснить. Рано или поздно, но Сент-Арван все-таки умрет, и насильственной смертью. Это неизбежно, ибо даже если вы попытаетесь предупредить, он не остережется, поскольку совершенно перестал доверять вам. Овдовев, вы возвращаетесь, как уже говорилось, в Келшелл-Парк, а затем, как только станет возможно, выходите замуж за Винсента. А если отказываетесь выполнить все это … - Он помедлил и неторопливо, отчетливо произнося каждое слово, закончил: - то незамедлительно предстанете перед судом за убийство мужа.
        Антония вцепилась в полированные, отделанные позолотой подлокотники кресла, борясь с неожиданно нахлынувшей дурнотой. В глазах потемнело, голос Роджера доносился словно из другой комнаты:
        - А то, что вас осудят, сомнению не подлежит. Сент-Арван давно уже убежден в вашей виновности, да и Маунтворт наверняка на его стороне. Все улики и есть и будут против вас. И стоит только всплыть кое-каким весьма любопытным фактам вашей биографии - замужества и особенно происхождения, - как ни один совет присяжных в нашем графстве попросту не станет вас оправдывать. Судебное разбирательство и его
…э-э-э… неизбежный вывод наделают, полагаю, немало шуму.
        Призвав на помощь остатки самообладания, Антония преодолела нарастающую слабость.
        - Боюсь, вы не оставляете мне никакого выбора, - еще неуверенным голосом произнесла она. - Так не проще ли сразу пустить в ход закон?
        - Милое дитя! Неужели вы думаете, я без крайней необходимости позволю подобному отвратительному скандалу разгореться вокруг наших имен? Кроме того, следует подумать и о Винсенте. Он боготворит вас, и мне хотелось бы видеть его счастливым. Можете не сомневаться - он решительно ничего не знает.
        - Я никогда и не сомневалась.
        - Увы, - с сожалением признался Роджер, - боюсь, ему не хватит решимости ни для задуманного мною предприятия, ни для того, чтобы определить, что ему больше всего нужно. - Он встал и, обойдя вокруг стола, остановился рядом с нею, положив руку ей на плечо. - Но вы-то, Антония, вы ведь не робкого десятка, не так ли? И очень хорошо понимаете, что целиком находитесь в моей власти и единственный выход для вас - слушаться меня. Слушаться беспрекословно, чего бы я ни потребовал.
        Рука легко, почти невесомо лежала на ее плече, но Антонии показалось, будто это рука палача. Боже милосердный, как хорошо она все понимала! Понимала, что своей глупостью, гневом и уязвленным самолюбием дала Роджеру возможность подстроить ей западню, что сама попалась в его смертоносные сети и что независимо ни от каких его слов ей грозит опасность не меньшая, чем Джеррену, разве только не такая непосредственная.
        Джеррен, выйдя от Уайта, отклонил предложение привратника послать за портшезом, отмахнулся от посыльного, с надеждой шагнувшего было вперед, и беспечной походкой направился в сторону дома. Улицы были пустынны: недавняя сильная гроза разогнала по домам всех любителей пеших прогулок, но теперь небо уже очистилось и в нем большим ярким фонарем висела луна.
        Он шел не спеша, перекинув плащ через левую руку и с наслаждением вдыхая посвежевший после грозы и дождя воздух; не переставая, однако, быть при этом настороже. Уже целую неделю ему казалось, что за ним следят. Сначала это было неясное, но неприятное ощущение чужого взгляда на спине. Он стал внимательнее присматриваться, и вскоре подозрения подтвердились, хотя и не так, чтобы немедленно принимать меры предосторожности. Какие-то смутные тени в ночи, бесшумные шаги за спиной по темной улице - вот и все, что он смог заметить, и все же был уверен, что его преследователи здесь, готовы напасть, как только представится случай. «Что ж, - решил он, - сегодня вечером такую возможность они получат».
        Наконец-то его бдительность была вознаграждена легким звуком шагов сзади, слегка поодаль. Он полуобернулся и краем глаза заметил, как к дверям, ища укрытия, прижался человек. Но, поскольку в планы Джеррена не входило давать своим преследователям понять, что они замечены, он остановился, глядя в другом направлении, а затем пошел дальше, беспечно мурлыча какой-то мотивчик.
        Действительно, преследователи попались на удочку и стали приближаться уже не так бесшумно, слышны были шаги как минимум двоих. Улицу, по которой шел Джеррен, пересекала другая, поуже, и Джеррен не спеша свернул за угол; высокая стена слева отбрасывала тень почти до середины улочки, к этой стене он и прижался спиной, одновременно вынимая шпагу. Вскоре из-за угла, осторожно ступая, показался человек, а за ним по пятам - еще двое; все трое, не замечая своей жертвы, вышли на середину улицы.
        - Э-эй, приятели, - тихо позвал Джеррен. - Уж не меня ли вы ищете?
        Троица обернулась на звук голоса, замерла на мгновение при виде обнаженного сверкающего лезвия, а затем молча окружила Джеррена, угрожая оружием. Предводитель выступил вперед, шпаги со звоном скрестились, и тут второй сделал угрожающий выпад слева, но шпага увязла в складках плаща Сент-Арвана. Третий вертелся рядом, стараясь улучить момент, когда Джеррен приоткроется.
        Шлага Джеррена глубоко вонзилась в плечо первого нападавшего, который тут же выронил свою и со стоном, споткнувшись, упал, а на его место метнулся третий. Несколько минут на залитой лунным светом улице шла беспощадная схватка не на жизнь, а на смерть. Джеррен отчаянно защищался, отбиваясь от все новых жестоких выпадов, и, едва успев отразить очередной, грубо выругался.
        Но тут по мокрой мостовой раздались знакомые шаги, приближающийся голос выкрикнул что-то ободряющее, и лорд Маунтворт собственной персоной вылетел из-за угла и, не теряя времени, ринулся в самый центр сражения. Один из противников Джеррена тут же пустился наутек, а другой, явно более смелый и выносливый, обернулся к новому сопернику. Оставив Питера разбираться с ним, Джеррен подошел к раненому предводителю, который, слегка оправившись, тоже намеревался ретироваться, и, схватив за руку, рывком притянул к себе.
        - Не так быстро, приятель, - угрожающе произнес он. - По-моему, нам еще есть что сказать друг другу.
        Парень, с приставленной к горлу шпагой, опасливо переводя взгляд с узкого лезвия на холодные голубые глаза, почел, наконец, за лучшее подчиниться. Джеррен кивнул в сторону Маунтворта и его противника. - Ну-ка, отзови своего сообщника, - отрывисто приказал он, - если хочешь спасти и его шкуру, и свою собственную.
        И снова его пленник решил, что сопротивляться бессмысленно, и велел приятелю остановиться. Приказ был исполнен незамедлительно, и Питер отобрал у противника шпагу. Джеррен снова обратился к пленнику:
        - Так вот, я дрался не с тобой, а с человеком, который заплатил тебе за убийство. Постарайся уяснить, что в твоих же интересах рассказать о нем все. Тогда я не только отпущу вас обоих, но и награжу.
        Человек, прислонившись к стене, сжимал плечо и нервно облизывал губы.
        - Да я вам, сэр, все скажу, все, чего знаю, - торопливо заговорил он. - Да ить незадача-то, знаю-то я маловато. Вот, хоть бы взять, я и лица-то ейного не видал…
        - Как ты сказал? - гневно вырвалось у Джеррена, и шпага, опущенная было вниз, снова взлетела к горлу парня.
        - Ее лица?
        - Точно так, сэр! - Парень отпрянул и растерянно взглянул на Маунтворта. - Женщина то была, этакая дамочка, вся в шелках да кружевах да с напудренными волосами… ну да, а еще в ейных ушах-то камушки были - я те дам, мне б цельный год хватило б жить не тужить, горя не знать! Да, а вот лица-то ейного я и не видал, потому как в маске она была-то, но зато высокая, рослая была бабенка, и все говорила так, свысока, что твоя королева.
        Джеррен не отвечал. Пока человек говорил, он снова опустил шпагу и теперь, смертельно побледнев, невидящим взором уставился на сияющее лезвие. Питер бросил на Джеррена проницательный взгляд и коротко спросил пленника:
        - Где ты видел эту даму?
        Парень назвал таверну в районе, пользующемся весьма скверной репутацией, и Маунтворт заметил с презрительным недоверием:
        - Уж не думаешь ли ты, что мы поверим, будто такая дама может даже что-то знать о подобном месте, а тем более приезжать туда без охраны, рискуя остаться без своих драгоценностей? Ты нагло лжешь, негодяй!
        - Она была не одна, - угрюмо заметил человек, - а с каким-то малым, видать, слугой или еще кем-то там. И оружие при нем было.
        Джеррен поднял голову:
        - Как он выглядел?
        - Да не больно-то я ево разглядел-то, он все шляпой прикрывался да шарфом замотался. Такой, с тихим говором, невысокий. Не больно-то я на ево и смотрел, все боле на камушки в ейных ушах. Уж так-то сияли, ну чисто тебе звезды. Рубины то были да алмазы. Она капюшон-то откинула, вот я и углядел.
        Джеррен с минуту еще безмолвно смотрел на парня, а потом с какой-то обреченностью вложил шпагу в ножны. - Можете идти, - устало приказал он. - Оба. Питер запротестовал:
        - Но ты не можешь так просто отпустить их!
        - А что еще можно сделать? Такое свидетельство мне не пригодится. Так что пусть катятся к черту, и чем скорее, тем лучше.
        Маунтворт хотел было возразить, но потом беспомощно пожал плечами и отступил в сторону. Оба пленника, не дожидаясь второй команды, что было сил пустились наутек; здоровый поддерживал раненого.
        Джеррен поднял с мостовой упавший плащ и уставился на него, словно не понимая, как тот оказался у него в руках. Питер схватил его за плечо.
        - Пойдем же, Джеррен, - тихо позвал он. - Здесь больше делать нечего.
        - Итак, мой план уличить Келшелла не удался, - с горечью сказал Джеррен. Питер никогда раньше не слышал у него такого тона. - Смешно, не правда ли, что я с риском для жизни пытаюсь добыть сведения, без которых предпочел бы обойтись?
        Маунтворт не ответил, поскольку сказать было просто нечего. Они сидели в библиотеке его дома на Гросвенор-сквер, куда пришли после стычки на улице. Он понимал, что необходимо обсудить их пугающее открытие, но никак не мог приступить к разговору.
        - Вне всяких сомнений, я - глупец, - подвел черту Джеррен, - но мне и в голову не могло придти, что эти парни выведут на кого-то другого, не на Келшелла. Вот почему я и просил тебя помочь мне.
        - Полагаю, - с сомнением в голосе произнес Питер, - ошибка вовсе не исключена. Они ведь не видели ее лица.
        - Никакой ошибки нет. Ты же слышал слова этого негодяя. Высокая, богато одетая женщина с высокомерными манерами, в серьгах с рубинами и алмазами. Черт побери, Питер, ведь я же сам подарил ей эти побрякушки, когда только привез в Лондон.
        - А что ее спутник? Кто бы это мог быть? Джеррен нахмурился.
        - Разумеется, не Келшелл. Вероятно, кто-то из его доверенных лиц, но даже если бы я и мог проследить связь, что толку. Факт остается фактом - их наняла Антония. Вот почему этот чертов поединок придется держать в секрете.
        Питер как-то странно посмотрел на него.
        - Я, конечно, понимаю твои чувства, - раздумчиво произнес он, - но черт побери, Джеррен, плюнь ты на все это! Ведь речь идет о твоей жизни. Не зная, где и когда они сделают очередную попытку, ты в один прекрасный день не сможешь уберечься и попадешься.
        - Ну и что ты в таком случае предлагаешь? - Джеррен беспокойно заметался по комнате. - Чтобы я позволил арестовать жену по обвинению в попытке убийства? А сам поступил бы так, окажись ты на моем месте, а на месте Антонии - Люси?
        - Это не аргумент, - нетерпеливо возразил Питер. - Люси и я…
        - Да, знаю, знаю! - так же нетерпеливо прервал его Джеррен. - Ты любишь свою жену. Так ведь и я, черт побери, по-прежнему люблю свою, хоть это и глупо после всего случившегося. Вот почему мне так дьявольски трудно.
        И снова у Маунтворта не нашлось слов. Сомнений больше не было: Антония Сент-Арван замыслила хладнокровное убийство мужа, и отрицать это Питер был не в силах, невзирая на самое горячее сочувствие к другу.
        - Конечно, легко махать кулаками после драки, - продолжал Джеррен уже более спокойно, - но ошибкой было привозить Антонию в Лондон. Не сведи она знакомство с Келшеллом…
        - Если уж хочешь знать мое мнение, - не таясь заявил Маунтворт, - то ошибкой было вообще жениться на ней.
        Джеррен вздохнул.
        - Может быть, ты и прав, - согласился он, - хотя, держу пари, ты поступил бы так же, если бы оказался перед тем выбором. Нет, я все же убежден, что за всеми этими покушениями стоит Келшелл. Он добивается богатства сэра Чарльза для своего сына. Потому-то с самого начала Винсента и послали завоевать любовь Антонии.
        - Что ж, если он надеется обеспечить Винсента этим состоянием, женив его на твоей вдове, то все эти попытки крайне неуклюжи и шиты белыми нитками. Черт побери, Джеррен! Да ведь если бы эти негодяи убили тебя сегодня, а сами попались, то след привел бы прямиком к твоей жене. Она даже убежать не успела.
        - Думаешь, я этого не понимаю? Или мне от этого легче? Полагаю, Келшелл достаточно проницателен, чтобы тоже понимать это. - Он вдруг умолк, прерывисто дыша приоткрытым ртом и потрясение глядя перед собой. - Ах, чертов проныра!
        Что-то в его лице и голосе заставило Питера вскочить на ноги. Он подбежал и порывисто схватил его за руку:
        - Что стряслось?
        - Келшелл вовсе не дурак, - медленно, словно размышляя вслух, протянул Джеррен. - Мы чуть было не упустили главного. Если меня убьют и ситуация обернется против моих убийц - а Келшелл с легкостью может это подстроить, - то они, в свою очередь, выдадут Антонию. И таким образом, хитроумно устранив все препятствия, он спокойненько завладеет состоянием, что невозможно, пока она жива.
        Питер нахмурился.
        - Но если бы она вышла за его сына, состояние и так принадлежало бы ему. И не надо мне говорить, что у Винсента хватит духу поступить наперекор отцу.
        - У него - нет, а у Антонии хватит, и Келшелл это уже понял, держу пари. И весьма сомнительно, что потерпит такое. О, он дьявольски коварен! Прекрасно понимает, что я никогда ничего не предприму во вред ей, и если все и дальше пойдет так же скверно, как ныне, он может чувствовать себя в полной безопасности.
        - Вполне возможно, она тоже поняла, что и ей грозит опасность.
        - Если и так, то поздно поняла. Она уже так глубоко увязла во всем этом, что выбраться не сможет, даже если и захочет. Совершенно не исключено, что, ослепленная желанием поскорее избавиться от меня, она не видит, перед какой пропастью стоит.
        В голосе его снова послышалась горечь, и Маунтворт торопливо произнес:
        - И что же ты намерен делать? Нельзя же оставлять все как есть.
        - Сделать можно только одно. Услать Антонию из Лондона, чтобы Келшеллу пришлось самому все сделать, а я мог бы повернуть против него его же оружие. Ей это, конечно, не понравится, но там она будет в относительной безопасности до тех пор, пока я не разберусь с ее родственничком.
        Питер подошел к окну и отдернул тяжелые бархатные занавеси. По небу уже разливался бледный предутренний свет, в этом сером свете от свечей исходило какое-то болезненное мерцание. Он сказал не оборачиваясь:
        - А если он ничего против тебя не предпримет? Что тогда?
        Джеррен пожал плечами.
        - Тогда придется спровоцировать ссору и закончить дело обычной дуэлью. Не сомневаюсь, что справлюсь.
        Питер, хмурясь, повернулся к нему:
        - Не нравится мне это, Джеррен. Плюнь ты на все, к чертовой бабушке! Келшелл тебе в отцы годится. С твоей репутацией последствия могут оказаться дьявольски неприятными.
        - Но не более, чем нож в спине, - возразил Джеррен. - Разумеется, придется уехать из Англии, но это не столь важно.
        - А жена?
        Джеррен бросился в кресло и потерянно посмотрел на друга На лице его лежала бледность и нечто большее, чем просто усталость, а в голубых глазах была мука.
        - Да, - мрачно произнес он, - жена! Эту проблему, дорогой Питер, решить куда труднее.
        Несколько часов спустя Антония, сидя в постели, пила утренний шоколад и равнодушно размышляла, какое платье надеть, как вдруг в дверь настойчиво постучали. Ханна открыла, и, к удивлению Антонии, вошел Джеррен. Подошел к кровати и остановился, глядя на Антонию с удивленно неприязненным выражением лица.
        В бледно-розовом шелковом капотике с воланами и кружевном ночном чепчике, завязанном под подбородком розовыми лентами, Антония была прелестна и именно такою представала в его воображении, однако краса ее ни на йоту не смягчила его. Он повелительно произнес:
        - Будьте любезны, мадам, собраться в дорогу. Вы уезжаете из Лондона после полудня.
        Глаза ее изумленно расширились.
        - Уезжаю из Лондона? - повторила она. - Куда же мы едем?
        Его брови поднялись, а в глазах появилась насмешка:
        - Боюсь, вынужден буду юс разочаровать, голубушка. Я - остаюсь. Это вы уезжаете - в Глостершир.
        У нее перехватило дыхание, а лицо стало покрываться смертельной бледностью, пока не сравнялось цветом с подушками. С усилием она выговорила:
        - Дедушка? Он… с ним что-то случилось?
        - Не имею представления за отсутствием известий из Келшелл-Парка. Однако в скором времени вы сможете сами удовлетворить свое любопытство на сей счет. - Он повернулся к Ханне. - Ты поедешь со своей хозяйкой. К полудню она должна быть готова в дорогу.
        Он уже подходил к двери, когда Антония с отчаянием сказала:
        - Джеррен, но я не могу вот так уехать из Лондона. У меня множество приглашений.
        - Так откажитесь от них, - последовал лаконичный ответ, и дверь закрылась.
        Она, как громом пораженная, смотрела ему вслед, потом взглянула на горничную.
        - Ну почему? - спросила она. - Зачем?
        Вместо ответа Ханна приблизилась к кровати и мягко произнесла:
        - Что же теперь делать, мадам? Может, мне лучше пойти к мистеру Келшеллу?
        - Дай подумать! - Антония прижала руку ко лбу: мозг словно оцепенел от неожиданности и страха. - Наверное, сказать ему надо, но сперва помоги мне одеться.
        Одеваясь, она попыталась привести перепуганные мысли в порядок. Возвращение в Келшелл-Парк, всегда противное ей, после зловещего предположения сэра Чарльза сделалось просто чревато опасностью. Правда, заставить ее саму убить деда он не сможет, но у нее было неясное чувство, что это может сделать Ханна, девушка беспринципная, которую коварный Роджер, к тому же, наверняка убедил, будто вся вина за преступление падет на голову его племянницы. Ей же оставалась лишь одна надежда: уговорить Джеррена переменить решение.
        Спустившись вниз, она с облегчением обнаружила, что он еще не ушел, а сидит и пишет письмо. На ее обращение он, отложив перо, с холодной вежливостью ответил, что весь к ее услугам. С неожиданной болью в сердце она отметила, как он постарел, и подумала, неужели эта неугомонная, казавшаяся неисчерпаемой веселость исчезла навсегда.
        - Джеррен, - произнесла она со всем спокойствием, на которое была способна, - почему вы меня отсылаете? Я ведь, кажется, имею право хоть на какое - то пояснение?
        Несколько секунд он рассматривал ее суровыми глазами.
        - Скажем, потому, что состояние здоровья вашего деда внушает некоторые опасения, и вам пришлось срочно выехать к нему. Вполне уважительная причина, чтобы не вызывать излишнего любопытства и с должным достоинством отказаться даясе от очень важных приглашений.
        - Нет! - Голос задрожал от тревоги. - Только не это! Если вам нужен благовидный предлог, сошлитесь лучше на мое здоровье, но только не упоминайте сэра Чарльза.
        Он нахмурился:
        - Почему?
        Она замешкалась с ответом. Невозможно же сказать, что, сославшись на нездоровье сэра Чарльза, он сыграет на руку Роджеру, а никакое другое объяснение не приходило в голову.
        Поэтому голос ее прозвучал неубедительно:
        - Неважно, почему. Просто лучше не делайте этого, и все. И потом, вы так и не объяснили, почему в действительности хотите отослать меня.
        - Антония, дорогая, - отвечал он ровным, насмешливым голосом, - я вовсе не обязан объяснять свои действия вам. Только лучше, если вы покинете Лондон. Лучше для вас и для нас обоих.
        - Для нас обоих! - повторила она с горечью. - Боже мой! Да вы сами не знаете, что делаете! - С неожиданной настойчивостью она схватила его за рукав. - Джеррен, умоляю, позвольте мне остаться!
        Он покачал головой:
        - Вы немедленно отправляетесь в Келшелл-Парк, и давайте оставим споры об этом - Поездку в деревню в это время, вы, без сомнения, сочтете неуместной, но утешьтесь тем, что дядя ваш не замедлит вскорости усовершенствовать свои планы, которые я по недостатку сообразительности разбил. Он гораздо более искусный интриган, нежели вы, Антония, и лучше бы вам этого не забывать. А теперь, с вашего позволения, я хотел бы закончить письмо сэру Чарльзу.
        Он снова повернулся к письменному столу и принялся перечитывать написанное. Воцарилось молчание. Антония, стиснув руки и прикусив нижнюю губу, с отчаянием смотрела на него. Наконец выражение затравпенности на ее лице сменилось решимостью.
        - Я не все еще сказала, - произнесла она, едва дыша. - Вы правы! Я причастна к покушениям дяди на вашу жизнь и его планам, но против воли. Он обманом заставил. Когда вы напрасно заподозрили меня, я была обижена и взбешена и сглупа все выложила ему, совершенно не подумав о том, что он сам мог приложить руку к нападениям на вас. Потом появился капитан Байбери - случайно, как я думала, - и дядя Роджер сказал, будто он единственный, кто может превзойти вас в искусстве фехтования. Мне так хотелось наказать вас, видеть вас объектом самых жестоких насмешек, что, к стыду своему, я допустила ссору между вами и Байбери, но, клянусь, никогда не желала вашей смерти. Дядя говорил, что пострадает только ваше тщеславие, и я поверила.
        При первых же ее словах Джеррен поднял голову с видом вежливого внимания и теперь, не меняя выражения, холодно произнес:
        - Подобное признание весьма запоздало. Я прекрасно осведомлен о вашем с Келшеллом сговоре и не понимаю, чего вы хотите добиться этой притворной искренностью.
        - Да как же вы не понимаете? Я вовсе не сговаривалась с ним, по крайней мере, не хотела. Только моя неосмотрительность с Байбери отдала меня во власть дяди, который теперь уверен, будто я слишком боюсь его, чтобы идти против. Так пусть и верит! Пока он так считает, то будет рассказывать мне о своих намерениях, и если я останусь в Лондоне, то смогу предупреждать вас обо всем, что он задумал.
        Секунду он смотрел на нее безучастно, потом расхохотался:
        - Наивная мысль, клянусь Богом! Да вы меня совсем дураком считаете?
        - Я вполне серьезна, Джеррен, - с самой горячей искренностью промолвила она. - Ведь он коварен безмерно и не прекратит строить самые хитроумные козни, а будет снова и снова злоумышлять против вас.
        - Однако теперь вы пожелали переметнуться, - заметил Джеррен и резко добавил: - Почему?
        Он ожидал, что она расскажет, как заподозрила Роджера в вероломстве, и был готов поверить. Если она осознала, в какую опасность ее ввергли собственные интриги, то, естественно, попытается избегнуть угрозы, даже если при этом придется объединить усилия с ним, Джерреном. Однако, к его изумлению, она даже не упомянула о Келшелле. Смертельно бледное лицо окрасилось легким румянцем, когда она тихо произнесла:
        - Потому, что попытавшись воспользоваться услугами Байбери, чтобы наказать вас, я с тех пор не однажды жалела о том, да как горько жалела! Угроза вашей жизни увеличилась в сотни раз, и теперь то, что я предлагаю, - единственное, кажущееся мне разумным средство исправить положение. Из-за меня пришлось вам драться на дуэли, но Бог свидетель, то была все-таки не моя вина. Прошу вас, Джеррен, верьте мне и примите помощь, которую я предлагаю.
        Говоря, она не осмеливалась поднять глаз и потому не могла видеть мрачного презрения, разливавшегося по его лицу. Он смотрел на нее, даже отчасти забавляясь, не переставая удивляться наглости этой женщины, которая, совершив невероятное предательство, наняв убийц, дабы лишить его жизни, и еще не ведающая о сегодняшнем столкновении с ними, осмеливается умолять его о доверии, намериваясь в доказательство предать своего сообщника; женщины, красота которой по-прежнему вызывала в нем мучительные судороги страсти, и которую, проклиная себя за глупость, он продолжал любить, невзирая на все ее зло. Он молча ждал, с горечью и недоумением вопрошая себя, как же далеко может зайти она в новой попытке обмануть его.
        - Теперь я понимаю, насколько была слепа, - продолжала между тем Антония. - Своевольно, . нечестиво слепа! Ведь вы лежали в жару и лихорадке, а я только и думала что о своей обиде. Мне следовало проявить терпение и дождаться, пока вы поправитесь и сами сможете убедиться, как несправедливо судили обо мне. Сейчас я прошу не прощения, поскольку мой поступок его не заслуживает, но хотя бы дозволения восполнить нанесенный мною урон.
        - Могу я поинтересоваться, - спросил он невыразительным тоном, - как вы предполагаете это осуществить?
        - Я уже говорила. Поскольку дядя Роджер считает, будто я все еще заодно с ним, то станет рассказывать мне о своих намерениях. Таким образом, вы сможете не только уберечься от его козней, но раз и навсегда побить его его же оружием.
        - А когда к мистеру Келшеллу будут приняты меры, что дальше? Вы же сами говорите, что не добиваетесь прощения?
        - Я не вправе его добиваться, - запинаясь, проговорила она, - но если хотите, могу лишь просить. Вы этого хотите, Джеррен? Видеть меня униженной, вымаливающей у вас прощения? Извольте! - И мягким, грациозным движением скользнув вниз, она упала на колени, сжимая его безответные руки в своих; в голосе ее трепетало рыдание. - Джеррен, если не можешь простить, то хоть поверь! Проси любого доказательства, и я дам его с радостью, только не отсылай меня!
        Она склонила голову, стоя на коленях, и умолкла; но раздавшийся бесконечно издевательский, хоть и тихий смех Джеррена прозвучал, как пощечина.
        - Мадам, вы оказываете мне честь, которой я не заслуживаю. И в какую же ловушку вы намерены заманить меня теперь?
        Голова ее откинулась, глаза недоверчиво раскрылись, щеки, шея и даже грудь покрылись пятнами. Выражение лица Джеррена было столь же презрительным, как и его тон, и со сдавленным рыданием она закрыла лицо руками.
        - Я не столь легковерен, как вы считаете, - продолжал он язвительно, - и заманить меня в подобную ловушку вам уже не удастся. Так что если вы с вашим дядюшкой продолжаете строить козни, то придумайте что-нибудь поновее. - Он подошел к двери и открыл ее. - Эта дискуссия бессмысленна. Так что давайте прекратим.
        С минуту она не двигалась, продолжая стоять наколенях, закрыв лицо руками. Потом поднялась и нетвердыми шагами направилась к нему, а, приблизившись, остановилась и подняла голову. Глаза его были полны печального всепонимания.
        - Timeo Danaos ( «Боюсь данайцев даже дары приносящих»(лат) - цитата из поэмы Вергилия «Энеида», слова троянского жреца Лаокоона о деревянном коне, оставленном греками(данайцами, как их звали троянцы) У ворот Трои яхобы в дар троянцам Лаокоона не послушались, коня втащили в город, а ночью из его полого брюха вышли греки и открыли ворота Трои Троя пала, а Лаокоон с двумя сыновьями был задушен двумя огромными змеями, напущенными на него из моря богами, предрешившими гибель Трои), - ответил он на ее рассеянный взгляд. - А если вам непонятно, то попросите вашего родственника объяснить. Уверен, он прекрасно знает латынь.

        В покоях служанка, но не Ханна, возилась с чемоданами и корзинами и обеспокоенно подняла голову при виде хозяйки, однако Антония даже не посмотрела в ее сторону. Она бросилась в кресло и невидящим взором уставилась перед собой, бессильно уронив руки на колени.
        Она понимала всю глубину своего унижения, но ни это, ни опасность, грозившая ей при возвращении в Келшелл-Парк, не занимали так, как другая, только что осенившая ее мысль. В эти последние минуты перед отъездом ей вдруг открылась истина, столь фундаментальная и всепоглощающая, что казалась невероятной. Она все еще любила Джеррена, любила всем сердцем, всей душой. И оказавшиеся тщетными старания избегнуть дядиных ловушек диктовались опасениями не за свою жизнь, а страхом за мужа и угрызениями совести.
        От горького, но запоздалого сожаления у нее перехватило горло и сжалось сердце. Обратного хода нет. Не в ее власти исправить что-либо; хоть она и признала свою вину, но Джеррен все равно не поверил в честность ее намерений. Он был для нее всем, а спасти ему жизнь она не могла.
        На какое-то время разум оцепенел от ужаса этой мысли, но потом в ней пробудился прежний дух бунтарства. Не в ее натуре было предаваться безропотному и бездеятельному отчаянию, если б так, то дух ее оказался бы сломлен еще много лет назад. Нет, должно быть средство спасти если не самое себя, то хотя бы Джеррена.
        Очнувшись от мыслей, она осознала, что смотрит на служанку, укладывающую вещи, и это напомнило о неминуемом возвращении в Келшелл-Парк, а также и еще об одной вещи, о которой до поры до времени не было нужды вспоминать. Единственная надежда Джеррена на спасение, хоть и весьма слабенькая, в том, что сэр Чарльз может лишить ее наследства, если она неожиданно овдовеет. Пока старик жив, это следует учитывать, но Антония была более чем уверена: после ее возвращения в Глостершир он вряд ли проживет долго.
        Значит, необходимость убежать из дедовского дома была тем более настоятельной, но для этого ей нужна чья-то помощь. И был только один человек, к которому она могла обратиться. Она торопливо подбежала к бюро и поспешно нацарапала записку Винсенту, но запечатав и надписав адрес, застыла в нерешительном раздумье, как передать ее быстро и втайне. Подобно большинству светских молодых людей, он жил не в отцовском доме, а в квартире в совершенно другой части города, так что можно было не опасаться, что записка попадет в руки Роджера. Но вот Джеррен, если увидит ее, может заинтересоваться содержанием. В конце концов Антония подозвала служанку и показала ей письмо.
        - Скажи, - спросила она, - ты сможешь найти этот адрес?
        С некоторым трудом, шевеля губами, женщина разобрала название улицы и кивнула:
        - О да, мадам, я знаю, где это.
        - Тогда окажи мне услугу, отнеси это письмо как можно скорее. - Антония достала несколько монет и вместе с письмом вложила их в руку служанки. - Помни, никто не должен об этом знать.
        - Конечно, мадам, и - благодарю вас. - Она опустила записку и монеты в карман и позволила себе тихим, заговорщицким шепотом произнести: - Вы можете мне доверять, мадам.
        Антония, отвернувшись, вздохнула:
        - Надеюсь, что могу. От этого зависит не одна жизнь.

        Глава пятая

        После отъезда Антонии Джеррен попытался найти забвение в таких беспутствах, перед которыми меркли все его прежние эскапады, но ни карты, ни непомерные возлияния, ни любовницы - ничто не могло отвлечь его от мысли о предательстве Антонии. До стычки с нанятыми ею убийцами ему еще удавалось убеждать себя, что все эти козни вдохновлялись Келшеллом, а Антония была всего лишь его орудием, но теперь исчезла даже эта утешительная иллюзия. Она самолично отправилась в какой-то воровской притон и не погнушалась сделкой с людьми, которым самое место было на виселице; она наняла целую кучу убийц, преследовавших его по пятам, и тем не менее, пытаясь добиться своего, разыгрывала угрызения совести и умоляла верить ей. Такова была степень ее ненависти, и эту озлобленность спровоцировали вовсе не обвинения больного человека. Нет, она ненавидела его с самого дня свадьбы, и чувства ее никогда не менялись, просто страстная натура взяла ненадолго верх, а она все равно ненавидела его, даже когда, обуреваемая страстью, лежала в его объятиях.
        Безудержные и безуспешные поиски забвения продолжались неделю. Однажды утром в спальню вошел лакей, отдернул с окон занавеси и с некоторым трепетом приблизился к кровати с пологом. В последнее время хозяин вставал по утрам все больше в скверном расположении духа, особенно если лег, как сегодня, всего четыре часа назад. Он с робостью раздвинул полог, и лучи солнца, упав на лицо Джеррена, исторгая у того стон гнева и раздражения.
        - Черт тебя побери, Хиншем! - хрипло проворчал он. - Какого дьявола ты входишь, если я еще не звонил?
        - Прошу прощения, сэр, - извиняющимся тоном промолвил Хиншем. - Я бы не решился побеспокоить вас, но из Келшелл-Парка прибыл посыльный с письмом и говорит, что очень срочное. Чрезвычайно срочное.
        - Что? - Джеррен приподнялся на локте, опять застонал и прижал руку ко лбу. Через минуту открыл глаза и увидел, что лакей протягивает серебряный поднос с письмом.
        Сделав отчаянное усилие, Джеррен принял сидячее положение и взял послание. Сломав печать, увидел, что письмо, адресованное ему, написано почерком Эдварда Торнбери. При взгляде на первые же строки он выругался и торопливо заглянул в конец. Потом прочел снова, уже медленнее, и когда поднял голову, Хиншем заметил, что глаза его уже не затуманены, а суровы и блистают гневом.
        - Я немедленно отправляюсь в Глостершир, - резко сказал он. - Уложи в седельные сумки смену одежды и все необходимое, да скажи в конюшне, чтоб через час запрягли серого. Ты с багажом поедешь следом, и как можно быстрее.
        Однако как он ни торопился, но в Келшелл-Парк смог приехать только на следующий день к полудню, и когда соскакивал с седла перед непривлекательным фасадом, глаза его были мрачны, а у рта залегла горькая складка. Он быстро взбежал по ступеням, а навстречу уже торопливо шел Эдвард Торнбери.
        - Нашли ее? - последовал резкий вопрос. Капеллан покачал головой.
        - Нет, мистер Сент-Арван, еще нет, но уже кое-что известно… - Он умолк и взял молодого человека за руку. - Пройдемте в библиотеку, и я все расскажу.
        В библиотеке Джеррен швырнул шляпу и перчатки на кресло. Торнбери заботливо заметил:
        - Вы, должно быть, хотели бы освежиться. Позвольте…
        - Ничего не нужно, благодарю вас, - прервал его Джеррен. - Что Антония?
        Мистер Торнбери, вздохнув, направился к столу, заваленному бумагами, и, перебирая их, медленно произнес:
        - Миссис Сент-Арван каждое утро ездила верхом. Так было у нее заведено и раньше, еще до свадьбы, и даже сэр Чарльз не усмотрел в том ничего подозрительного. Поэтому, когда на четвертый день ее лошадь вернулась одна, нашей единственной мыслью было, что произошло несчастье.
        - Как раз то, что хотели вам внушить! А когда выяснилась ошибка?
        - Ближе к вечеру, когда ее горничная обнаружила, что исчезли все деньги и драгоценности миссис Сент - Арван. Только тут сэр Чарльз и понял: она сбежала, - и послал во все ближайшие гостиницы и почтовые станции узнать, не нанимал ли кто экипаж…
        - Ради Бога, друг мой, ближе к делу! - с нетерпением поторопил его Джеррен и, шагнув вперед, схватил своего собеседника за руку. - Что за чертовщину вы там обнаружили, что так боитесь сказать мне?
        - Ну, хорошо, сэр. - Мистер Торнбери поднял на Джеррена бледно-голубые глаза. - Сожалею, что мне приходится сообщать вам такое, но нет сомнений, ваша жена сбежала отсюда с помощью и в обществе своего двоюродного брата, мистера Винсента Келшелла.
        Повисло тягостное молчании. Железная хватка руки Джеррена ослабела, на лице появилась странная смесь горечи, страдания и горя. Но через какую-то секунду все эти чувства сменились одним - безудержным, холодным бешенством, а рука инстинктивно потянулась к эфесу шпаги.
        - Боже милостивый, неужели это правда? - произнес он едва слышно и пронзительно взглянул на Торнбери. - Откуда вы узнали?
        - В Блю-Боур джентльмен из Лондона, проведший там две ночи, нанял почтовую карету. Хрупкого вида, слегка заикающийся молодой джентльмен. В утро исчезновения миссис Сент-Арван видели, как карета проследовала в этом направлении, а позднее - через деревню в нескольких милях отсюда - в сторону Глостера. В карете была дама, а рядом скакал джентльмен.
        Джеррен кивнул:
        - Келшелл, вне всяких сомнений! Наверное, сопровождал ее в Лондон. Что было дальше?
        - Это все, что я знаю, сэр. Понимаете…
        - Все, что вы знаете? Проклятие, Торнбери, с тех пор прошло уже три дня! Хотите сказать, что не разослали никаких запросов? - Он умолк, потом отрезал: - С вашего позволения, я хотел бы видеть сэра Чарльза.
        - Боюсь, сэр, это невозможно. Сэр Чарльз…
        - Минутку, Торнбери! - Джеррен снова схватил его за руку; голос был угрожающе тих. - Прошу правильно меня понять. Не сомневаюсь, что вы всего лишь выполняете его распоряжение, но не позволю отстранить себя подобным образом. Я увижу сэра Чарльза, даже если придется применить для этого силу.
        Маленький капеллан грустно взглянул на него:
        - Сэр Чарльз умер, мистер Сент-Арван, - тихо ответил он.
        - Умер? - Джеррен выпустил его руку и растерянно огляделся. - Когда? Почему мне ничего не сообщили?
        - Он умер, сэр, в тот же вечер, как миссис Сент - Арван покинула дом. Вам, конечно, тут же сообщили это печальное известие, но вы, должно быть, не успели его получить. Он сильно гневался, а когда узнал, что она сбежала именно с Винсентом Келшеллом, то вообще впал в неописуемую ярость, призывал проклятия и на нее, и на него, и на вас, за то, что плохо присматривали за женой. Он был очень слаб и, конечно, не вынес такого неистового гнева. К сожалению, вынужден сказать, что эти проклятия были его последними словами.
        Джеррен отвернулся и отошел к окну, задумчиво разглядывая сады, простиравшиеся до самых лесистых холмов.
        Смерти сэра Чарльза ждали давно, и невозможно было оплакивать его безумную измучившуюся и измучившую всех душу, но все же это событие имело далеко идущие последствия. Келшелл отныне мог именоваться «сэром Роджером», но титул был единственным, что он унаследовал; хозяином же Келшелл-Парка и всего состояния почившего становился Джеррен.
        - Так что вы понимаете, - продолжал мистер Торнбери, - что печальное это событие не дало мне возможности разослать запросы о миссис Сент-Арван. Я был слишком занят здешними проблемами.
        - Я отлично все понимаю, сэр, и примите мою благодарность, - Джеррен снова повернулся к нему лицом. - Я сам займусь поисками жены. - И он направился к звонку. - А до своего возращения оставляю вас здесь, мистер Торнбери, на ваше попечение.
        Вид у капеллана был покорно-недовольный, но он ответил, что по мере сил постарается оправдать оказанное ему доверие, которое ценит весьма высоко. На звонок Джеррена явился слуга.
        - Мне нужна свежая лошадь, лучшая в конюшне, - приказал Сент-Арван. - Чтобы через десять минут она была оседлана.
        - Мистер Сент-Арван, - запротестовал Торнбери, когда лакей удалился, - вы проскакали уже много миль. Неужели вы не хотите хоть немного передохнуть?
        - До вечера еще есть время, - лаконично отвечал Джеррен. - Как называется деревня, где видели карету, и как до нее добраться?
        Капеллан ответил, но попытался еще раз уговорить отложить поездку до завтра, чем вызвал с трудом сдерживаемое возмущение:
        - Боже праведный! Да как же вы не понимаете, сэр? Уже три дня моя жена находится в обществе Келшелла. Так неужели я должен прохлаждаться здесь вместо того, чтобы преследовать их? Я отыщу, не извольте сомневаться, где бы они ни схоронились!
        - Мистер Сент-Арван! Только умоляю, обдумывайте свои действия! Когда вы их найдете…
        Джеррен был уже у дверей, но остановился и пристально посмотрел на священника. На устах его цвела улыбка, но в глазах ясно читалась смерть.
        - Когда я их найду, мистер Торнбери, - тихо промолвил он, - то убью его. На сей раз он дал мне прекрасный повод.
        Нелегко отыскать следы беглецов по прошествии трех дней. В Глостере они перебрались через реку Северн и свернули к югу; дальнейшее преследование становилось все труднее. Джеррен скакал всю ночь, пока не свалился без сил, но рано утром был уже снова в седле. Поиски продвигались медленно, поскольку Винсент явно старался не афишировать конечной цели путешествия, и на каждом перекрестке Джеррен рисковал направиться по ложному пути. Трижды ему - пришлось возвращаться, пока в конце концов в каком-то городке следы преследуемых не утерялись окончательно. Он провел ночь в местной гостинице и на следующий день все же ухитрился найти верное направление, окольными путями ведшее из Глостершира в глубь Уилтшира.
        И, наконец, во второй половине дня оказался в маленькой, Богом забытой деревушке, затерянной где-то в лесах. Усталый, пропыленный стоял он у дверей единственной гостиницы, а в душе клокотали ярость, ревность и гнев, постоянно закипавшие в течение этих томительных, нескончаемых дней. Он шагнул в приветливую, радушную прохладу старого дома с соломенной крышей, нетерпеливо зовя хозяина.
        Навстречу вышла хозяйка, пышнотелая, невозмутимая женщина, которую, казалось, ничто не могло взволновать. Она принесла ему эль и терпеливо выслушала все расспросы о молодых леди и джентльмене, которые останавливались здесь несколько дней назад: леди - высокая, черноволосая, джентльмен слегка заикается.
        - А, так вы, верно, о молодом мистере Винсенте говорите, сэр, - беззаботно отвечала она. - Отсюда уж до Манора (Манор (англ.) - староанглийское поместье) недалеко, так что он здесь не останавливался, но муж видел, как он проезжал мимо. Верхом, а рядом карета ехала. В ней дама сидела, и они переговаривались. Кузина или еще какая-то родня, так он сказал.
        Рот незнакомца сжался, и ей даже показалось, будто в его глазах вспыхнул огонек, однако голос был очень тих:
        - Этот джентльмен - мистер Винсент, кажется… Вы видели его раньше?
        - Видела ли я его раньше? - она разразилась звонким, сочным смехом. - Клянусь Богом, сэр, да я помню его еще на помочах! И прехорошенький же был! Их сиятельство любили его до безумия, да и нынче любят.
        Джеррен нахмурился:
        - Их сиятельство? О ком это вы?
        - Как о ком? О леди Блэкленд, конечно, о ком же еще! О бабушке мистера Винсента. Она его воспитала, после смерти милой бедняжки - матери. Да и опосля, когда отец долго был в чужедальних краях, а потом взял другую жену, он почти все время жил в Маноре.
        - Минутку! - прервал ее Джеррен. - Я вас не очень понимаю. Вы хотите сказать, что Винсент Кел - шелл привез эту леди - свою кузину - в гости к бабушке»?
        - Ну да, сэр, именно так! А почему бы и нет? Ее милость обожает общество.
        Несколько секунд он оторопело смотрел на нее со странным выражением на лице, потом разразился смехом, в котором поровну слышалось и веселья и злости. Постепенно веселье возобладало, он поставил локоть на стол и, прикрыв глаза ладонью, затрясся в безудержном хохоте, хозяйка вторила ему в некотором замешательстве. Она смеялась с удовольствием, но никак не могла взять в толк, чем же могло быть вызвано такое веселье. Джеррен, словно почувствовав ее недоумение, вскоре поднял голову, и она заметила, что суровое, злое выражение исчезло с его лица.
        - Я смеюсь над самим собой, - беспечным тоном ответил он на молчаливый вопрос, - и над тем, что нафантазировал. Следовало бы помнить: кузен Винсент - большой оригинал.
        Джеррен остался в гостинице смыть дорожную пыль и отобедать, так что когда он подъехал к Манору, солнце уже садилось. На невысоком холме в окружении ухоженного сада и небольшого парка стоял дом, милая старинная барская усадьба. Когда он представился, его незамедлительно провели в отделанную белыми панелями гостиную, единственной обитательницей которой оказалась старая дама в модном платье из шуршащего фиолетового шелка. Она была невысокого роста, прямая, ее умное лицо с чудными серыми глазами, очень похожими на глаза внука, еще хранило следы былой редкостной красоты, пышные серебряные волосы украшал изящный кружевной чепчик.
        - Входите, мистер Сент-Арван, - дружелюбно приветствовала она. - Я ждала вас.
        Джеррен поцеловал протянутую руку и взглянул на нее сверху вниз, вопросительно-насмешливо подняв бровь.
        - Я так и предполагал, - ответил он, - и приношу извинения за медлительность. Добираться сюда мне пришлось довольно сложными путями.
        Выразительные, ясные, удивительно молодые глаза смотрели прямо на него, одобрительно блистая. Тростью из черного дерева она указала на кресло.
        - Прошу вас, сэр, садитесь. - И когда он сел, несколько секунд задумчиво рассматривала его. - Должна признаться, я вас представляла себе несколько другим.
        - Могу вообразить, как меня приукрасили, - отвечал он, посмеиваясь. - Боюсь, вам рассказывали обо мне с предубеждением. Вы действительно были столь любезны, что оказали гостеприимство моей жене?
        - Вы правы, сэр. Сейчас дневная жара спала, и она гуляет в саду с моей компаньонкой и внуком, но скоро придет. А мы с вами пока побеседуем.
        - Вы очень добры, ваше сиятельство. Однако должен вас предупредить, что дело у меня, скорее, к вашему внуку.
        - Вы меня удивляете, сэр, - спокойно заметила она. - Дозволительно ли поинтересоваться, какое именно?
        - Конечно, мадам, хотя, думаю, и не нужно. Мистер Келшелл слишком самонадеян. Я его как-то предупреждал, но безрезультатно, поэтому требуется более жесткий урок.
        - Не думаю! - Поднявшись, леди Блэкленд взглянула ему прямо в лицо. - Прошу вас, мистер Сент - Арван, это понять! Поединка между вами и Винсентом не будет.
        Джеррен тоже встал, глаза его угрожающе блеснули.
        - Интересно, - тон был нарочито спокоен, - почему вы так уверены?
        - Сейчас скажу. Вы мне кажетесь человеком вполне здравомыслящим, - Джеррен поклонился, - которому не захочется из пустяка раздувать большой скандал. Ваша жена убежала из дедовского дома. Не спорю, то была ошибка, но я имела удовольствие знать Чарльза Келшелла двадцать лет назад и не в силах винить ее за это. Винсент же, хоть и просто помог ей в этом побеге, поступил не только опрометчиво, но и крайне неразумно, поскольку ему следовало бы понимать, что рано или поздно вы все обнаружите. Но, мистер Сент - Арван, уверяю вас, он привез ее ко мне в тот же день. Надеюсь, вы не считаете меня способной прикрывать какую-нибудь непристойность?
        При виде невысокой, но воинственной фигурки в глазах Джеррена снова заискрился смех.
        - Мадам, - торжественно заверил он, - я просто не осмелюсь.
        - Вздор! - лаконично ответствовала миледи. - Полагаю, юноша, вы осмелились бы на многое, так что не лгите мне. И не пытайтесь казаться глупее, чем есть на самом деле, считая, будто ваша жена любит Винсента, ибо я и сама в это не верю.
        - Я вовсе так не считаю. - Тон Джеррена был по-прежнему беззаботен, однако теперь в нем слышалась горечь.
        - Просто я понял кое-что, о чем мистеру Келшеллу, вероятно, еще предстоит узнать. Что Антония любит лишь саму себя.
        - В самом деле? - И она с головы до ног смерила его пронзительным взглядом. - Возможно, мне следует сказать, что я знакома с обстоятельствами вашей свадьбы.
        - Тогда, мадам, вас не должно удивлять и полное фиаско нашей семейной жизни.
        - Что касается глупостей юных пар, - заметила миледи с мудрой иронией, - то здесь меня ничем уже не удивить. - Она снова уселась в кресло. - Вы дадите мне слово, что не станете затевать никакой ссоры с Винсентом? Боже милостивый и всеведущий! - добавила она, видя, как он колеблется. - Да неужели вы думаете, эта история станет хоть кому-нибудь известна, если только вы сами не проявите неразумие и не позволите ей выплыть на свет?
        Воцарилось молчание. Он поверх ее головы молча смотрел в сад, а она, задумчиво и чуть нетерпеливо, - на него. По складке между бровями, ужесточившейся линии рта и несколько помрачневшему лицу видно было, что его раздирают самые противоречивые чувства.
        - Что ж, ладно, - произнес Джеррен наконец резко. - В этом случае вызова не будет. Однако если вы дорожите его безопасностью, то уговорите впредь держаться от меня подальше.
        Леди Блэкленд улыбнулась, а ему опять подумалось, какой редкостной красотой она, должно быть, отличалась в молодости.
        - Благодарю, - просто ответила она. - Винсент для меня так много значит.
        - Он вам многим и обязан, - заметил он не без усмешки. - Не исключено, что вы спасли ему жизнь. И я надеюсь, он извлечет из этого урок.
        Она качнула головой:
        - Не надо судить его так строго, сэр. Он искренне верит, что любит Антонию.
        - В самом деле? - Голос Джеррена неожиданно посуровел. - Тогда позвольте выразить ему глубочайшее сочувствие.
        Она подняла брови, но ничего не сказала, лишь позвонив в колокольчик, велела вошедшему слуге:
        - Как только миссис Сент-Арван вернется, пусть окажет мне любезность и зайдет сюда. Но больше ничего не говори. Ты понял?
        - Можно спросить, почему? - поинтересовался Джеррен, когда слуга ушел.
        Ее светлость тихо рассмеялась:
        - Каприз, мистер Сент-Арван. Я уже достаточно стара, чтобы изредка потворствовать своим прихотям. Ну, а вы нашли свою беглянку и что намерены делать теперь? В первую очередь, конечно, надеюсь, будете моим гостем.
        - Вы очень добры, мадам. Но не удобнее ли будет для всех, если я отправлюсь в деревенскую гостиницу?
        - Ни в коем случае, - с живостью возразила она. - Я ухитрилась представить визит вашей жены как нечто вполне естественное и не собираюсь сводить на нет все свои усилия ради ваших чувств, или ее, или Винсента. Мои собственные не в счет. Меня, конечно, ничто не затруднит.
        Он рассмеялся:
        - В таком случае, леди Блэкленд, я с радостью и благодарностью воспользуюсь вашим гостеприимством - на одну ночь. Завтра мне необходимо вернуться в Келшелл-Парк. В день побега Антонии скончался сэр Чарльз, и меня ждет множество неотложных дел, которые я пока оставил на местного капеллана. Антония, разумеется, поедет со мною.
        - Почему «разумеется»? Он поднял брови:
        - Я не могу оставить ее здесь.
        - Не вижу причины. Я достаточно наслышана о ее жизни в Келшелл-Парке и понимаю, что невзирая ни на какие перемены, вы не сможете заставить ее вернуться туда сейчас.
        - А мистер Келшелл? Я вовсе не хочу сказать, что подозреваю вас в отсутствии надлежащей строгости, но…
        - Винсент завтра отправляется в Лондон, - прервала она, не дав ему договорить, - так что вам незачем беспокоиться на этот счет. - И, наклонившись вперед, добавила совершенно серьезно: - Поверьте, мистер Сент-Арван, это будет неразумно - пожалуй, даже жестоко - забрать Антонию в Келшелл-Парк, где она не знала ничего, кроме горя. Позвольте ей остаться со мной до конца лета.
        Джеррен не колебался ни минуты. Предложение леди Блэкленд было решением проблемы, посланным самим небом, ибо он с беспокойством обдумывал перспективу совместного с Антонией возращения в Глостершир. Дела, связанные со смертью сэра Чарльза, задержат его там, по всей видимости, на несколько недель. И одно дело - жить под одной крышей в лондонском доме, где у каждого из них был свой собственный круг общения, и совсем другое - постоянно общаться друг с другом в уединении Келшелл-Парка. При тех отношениях, что сложились у них сейчас, подобная ситуация была бы совершенно невыносимой.
        - Ваше сиятельство чрезвычайно добры, - произнес он. - Я принимаю предложение с несказанной благодарностью. Что бы там ни рассказывала про меня жена, но мне не хотелось бы причинять ей напрасные страдания.
        Прежде чем она успела ответить, за дверью раздались голоса. Джеррен даже сделал в ту сторону шаг; миледи, бросив на него проницательный, острый взгляд, тоже обернулась.
        Ничего не подозревающая Антония вошла в комнату, держа в руках соломенную шляпку. На ней было белое батистовое платье, а на груди приколоты темно-красные розы. Джеррену она показалась красивой, как никогда. При виде его она ахнула и застыла на мгновение, но острый взгляд леди Блэкленд сумел уловить в ее глазах радость, тут же сменившуюся опасением и испугом.
        - Джеррен! - почти беззвучно вскрикнула она, -
        Это вы?
        Он официально поклонился:
        - Как видите, мадам. Что же вы так испугались? Миледи посмотрела на одного, потом на другого и поднялась:
        - Вам так много надо сказать друг другу, что я, пожалуй, пойду. - И, приблизившись к дверям, которые Джеррен поспешил перед нею открыть, вполголоса добавила: - Всегда приятно видеть, как твои предположения оправдываются. Так не забудьте же, сэр, вашего обещания.
        И вышла. Джеррен закрыл дверь и повернулся к жене.
        - Какого обещания? - неуверенно спросила она.
        - Не вызывать Келшелла на дуэль за участие в этом деле. - Джеррен прислонился спиной к двери и достал табакерку; в первых же его словах прозвучало жгучее презрение: - Вне всякого сомнения, она совершенно права. Было бы несправедливо обвинять во всем его, поскольку, полагаю, вы попросту подольстились, чтоб он помог вам.
        Антония дрожала всем телом и принуждена была опереться на кресло, но с голосом сумела справиться и ответить довольно спокойно:
        - Да, это было бы несправедливо. Винсент всего лишь проводил меня сюда. И вам вовсе незачем вызывать его.
        - Ее сиятельство уже убедила меня в этом. - Он взял щепотку табаку, защелкнул табакерку и опустил ее в карман. - Может быть, вы соизволите объяснить, почему вам вздумалось покинуть дом, куда я вас отправил?
        - Просто не могла там оставаться больше! Ведь я же просила вас, умоляла не отсылать меня туда, но вы не вняли. - Голос ее предательски дрогнул, и она умолкла, силясь овладеть собой. - Это дедушка послал за вами?
        - Нет, Торнбери. С сожалением и прискорбием вынужден сообщить, что дедушка ваш скончался.
        Глаза ее распахнулись:
        - Скончался? - прошептала она. - Когда? Почему?
        - В день вашего побега из Келшелл-Парка. Что же до того, почему это произошло, то, полагаю, вина лежит на вас.
        Его слова произвели совершенно неожиданный эффект. Губы ее приоткрылись, лицо покрылось смертельной бледностью, она сделана неуверенный шажок и прежде, чем он успел пошевелить хоть пальцем, без чувств упала на пол.
        С удивленным восклицанием он опустился подле нее на колено и одной рукой приподнял за плечи. В этот момент дверь открылась, пропуская Винсента, который вошел с решительным видом, говоря:
        - Сент-Арван, я… - Он замер. - Бог мой! Антония! Ч-что вы с ней с-сделали?
        - Не будьте идиотом! - отрезал Джеррен, просовывая другую руку под колени Антонии и поднимая ее. - Это всего лишь обморок.
        - Я п-позову на п-помощь! - Винсент повернулся к двери, но Джеррен, глядя на белое лицо на своем плече, резко остановил его:
        - Постойте! Нечего создавать панику. Она уже приходит в себя.
        Он отнес ее на диван и, когда укладывал, она, тяжело вздохнув, открыла глаза. Взгляды их встретились, и на секунду обоим показалось, будто пропасть между ними исчезла, но с другой стороны дивана в нетерпении стоял Винсент, на губах которого трепетал невысказанный вопрос, и драгоценное мгновение было безвозвратно утрачено.
        - Антония! - он схватил ее за руку. - Вы в порядке? Ч-что с-случилось?
        С намеренной сдержанностью Джеррен подложил ей под голову подушку и выпрямился, с высоты своего роста глядя на юношу. В глазах его сверкал гнев.
        - Келшелл, - в отменно учтивом тоне таилась угроза, - подобная забота о кузине делает вам честь, но не соблаговолите ли вместе со своим неуместным, наглым любопытством отправиться куда-нибудь подальше, например, к черту?
        Винсент, хоть и пораженный таким недвусмысленным адресом, все же остался на месте и только крепче сжал руку Антонии.
        - Я не намерен выполнять ваши к-команды, - возразил он. - Если Антония желает, тогда…
        - О, Бога ради, уходите, прошу, воскликнула она, вырывая руку. - Оставьте нас одних!
        Недоумевающий, несколько растерянный Винсент поспешно ретировался, а Джеррен снова взглянул на Антонию. Она смотрела на него огромными, бездонно-черными глазами, казавшимися еще бездоннее и еще чернее на белом, как бумага, лице; в сокровенной глубине этой черноты притаился ужас. Сердце Джер-рена сжалось. Он с участием склонился к ней.
        - Прошу прощения. - Тон его был гораздо ласковее, нежели раньше. - Знай я, каким ударом окажется для вас смерть сэра Чарльза, то сообщил бы о ней не так резко. Позвать леди Блэкленд? Она качнула головой:
        - Не надо, мне уже лучше. Джеррен! - Она села, ухватившись обеими руками за его рукав. - Что вы имели в виду, когда говорили, будто вина за его смерть лежит на мне?
        - Я просто неудачно выразился, за что прошу у вас прощения. Сэр Чарльз, едва услышав о вашем побеге с Келшеллом, впал в такую неописуемую ярость, что ослабевший организм попросту не справился с нею. Его сгубили собственные темные страсти, а вовсе не вы или кто-то другой.
        Она выпустила его рукав и бессильно откинулась на подушки, вся дрожа, с лицом, столь же белым, как складки ее батистового платья. На лице этом были написаны такой ужас и отчаяние, что у Джеррена от жалости перехватило горло и безудержно захотелось взять ее на руки и укачать, утешать, как малого ребенка. Но оттого, что желание было таким неистовым, а мысль о ее вероломстве - такой горькой, он резко выпрямился и, отойдя от дивана, иронически прибавил:
        - Не знаю, мой ли приезд или известие о тяжелой утрате вас так огорчили, или же ужасает мысль о возращении в Глостершир. Если последнее, то успокойтесь. Леди Блэклэнд оказалась столь добра, что пригласила вас пожить у нее еще. Я принял это приглашение от вашего имени.
        Он говорил, не глядя на нее, и потому не мог видеть, как следовал за ним полный мольбы взгляд и умоляющим жестом протянулась к нему рука. Минуту спустя рука расслабленно упала, и все еще нетвердым, хоть и довольно спокойным голосом Антония произнесла:
        - Добросердечие ее сиятельства безгранично, и я с радостью останусь, но что будет с вами, Джеррен? Вы возвратитесь в Лондон?
        - Не сейчас. Сперва я должен покончить с делами в Келшелл-Парке.
        - Но когда все-таки будете в Лондоне, то позволите и мне присоединиться к вам? О, Джеррен, прошу вас!
        Он поднял брови:
        - С какой целью? Больше не надеетесь на помощь родственника или же так ненавидите меня, что просто не можете не принять во всем самоличного участия?
        - Ну как мне вам доказать! - с отчаянием произнесла она. - Ведь я хочу уберечь вас от смерти. Теперь, после кончины дедушки, угроза эта усилилась стократ, ибо сейчас между дядей Роджером и состоянием сэра Чарльза стоите только вы.
        С минуту он пристально рассматривал ее, потом презрительно усмехнулся:
        - Да вы просто сами себя в этом убедили! Только я, говорите, стою между ним и вожделенным богатством, однако умри я - богатство достанется вам.
        - Он уверен, что я выйду за Винсента и тем самым отдам все в его руки. А если откажусь, он, без сомнения, убьет и меня.
        - Ага! - насмешливо заметил Джеррен. - Наконец-то мы добрались до сути. Вы боитесь за собственную жизнь.
        - Считайте так, если хотите! И вообще, думайте обо мне, что хотите, только поверьте - я хочу помочь вам!
        - Поверить! Святый Боже, это уже слишком! Поверить вам после того, как вы всеми возможными средствами пытались меня извести?
        Он повернулся, чтобы уйти, но она, вскочив, опередила его и встала перед дверью, преграждая путь.
        - Вы все-таки выслушаете меня! Неужели непонятно, что вернувшись в Лондон в одиночестве, вы только сыграете на руку ему? Ведь он будет строить козни, интриговать, но сам никогда не нападет. - Она схватила его за отворот камзола и, торопливо нанизывая одно слово на другое, старалась говорить убедительно. - У него есть слуга, столь же опасный. Слуга? Вернее было бы сказать - близкий друг. Если один из них - мозг, плетущий сеть заговора, то другой - руки, все исполняющие. Я боюсь обоих!
        Эту торопливую, на одном дыхании речь Джеррен выслушал, не меняя выражения лица, а когда она закончилась, холодно произнес:
        - Не будете ли вы столь любезны, Антония, дать мне пройти? Это все тот же спор, что мы вели в Лондоне, и все такой же бесполезный. Так давайте же прекратим его, порешив, хотя бы из уважения к хозяйке, сохранять взаимную учтивость, пока мы оба пользуемся ее гостеприимством. - Он умолк, но, поскольку она не двигалась, взял ее за плечи и осторожно отодвинул в сторону. - Что ж, если вы не желаете двигаться сами, придется помочь, ибо я более не желаю обсуждать с вами этот вопрос. Вы останетесь здесь до тех пор, пока я не расквитаюсь сполна с вашим родственничком. Потом я пришлю за вами, тогда и настанет черед выяснять отношения, хотя один Бог ведает, сможем ли мы когда-нибудь разрешить эту дилемму.
        Джеррен уехал из Манора следующим утром, очень рано, но и жена, и хозяйка уже были на ногах, чтобы пожелать удачной дороги. Прощание с Антонией было кратким и официальным, а вот леди Блэкленд удивила его, сказав:
        - Давайте-ка перед отъездом пройдемся по саду, мистер Сент-Арван. Я хочу кое-что сказать вам.
        Он удивленно поднял брови, но согласился сразу, предложил ей руку, и они пошли по неширокой дорожке, вившейся вдоль просторного ровного газона, по которому протянулись длинные утренние тени от деревьев. С минуту они двигались молча, потом леди резко проговорила:
        - Я сама терпеть не могу людей, сующих нос не в свое дело, но только дурак - не заметит, что ваши отношения с женой оставляют желать много лучшего. А я, мистер Сент-Арван, вовсе не дура.
        - О, мадам, это неоспоримо, - посмеиваясь, согласился он, - однако, рискуя обидеть вас, я все же вынужден заметить, что не намерен обсуждать этот вопрос. Вам ведь, кажется, известны обстоятельства нашей свадьбы. Они вполне все объясняют.
        - Вздор! - отрезала миледи. - И не пытайтесь казаться глупее, чем есть на самом деле, мой мальчик, уверяя меня, будто не в ваших силах было примирить Антонию с этим браком, ибо я все равно не поверю. Я прекрасно вижу, как изумительно вы подошли бы друг к другу, не вмешайся кто-то посторонний. Кто - то, счевший необходимым из собственных корыстных побуждений посеять меж вами рознь. Роджер Келшелл, к примеру.
        Джеррен бросил на нее удивленный взгляд и встретился с проницательным взором. Минуту или две спустя он осторожно произнес:
        - Полагаю, сэр Роджер негодует из-за моей женитьбы на его родственнице.
        - Негодует? А, ну да, негодует! Берегитесь его, мистер Сент-Арван! Он совершенно беспринципен, и худшего и более опасного врага трудно себе представить.
        И снова Джеррен помолчал, прежде чем ответить. Такой поворот разговора оказался неожиданным, и он понимал, что нужно быть предусмотрительным в словах.
        - Странного мнения вы, мадам, о своем зяте.
        - О моем зяте? - В голосе леди Блэкленд послышалась горечь. Теперь дорожка шла в кустарнике, дома было не видно, миледи остановилась и повернулась лицом к Джеррену. - Роджер Келшелл увез дочь, когда той едва исполнилось семнадцать. В те дни легко было обвенчаться тайно, и ради Фебы нам с ее отцом пришлось принять этот брак, хотя мы прекрасно понимали, что Келшелла интересовало только приданое. Однако здесь он чуточку недодумал, ибо сэр Артур настоял, чтобы они жили с нами, и жесткой рукою регулировал их расходы. Когда родился Винсент, а Феба умерла, он сделал мальчика своим единственным наследником. Винсент получит все через два года, в день своего двадцатипятилетия. Джеррен нахмурился:
        - Так значит, не ради Винсента Роджер хотел женить его на Антонии?
        - Роджер Келшелл, - язвительно заметила миледи, - никогда и ничего не делает ради кого-то. Когда Винсент переехал в Лондон, влияние отца стало гораздо сильнее, чем хотелось бы, и Келшелл, несомненно, убежден, что такой брак предоставил бы деньги Антонии в его полное распоряжение. Это состояние - предмет его постоянных вожделений. Лично я уверена - хотя раньше никому в том не признавалась, - что у сэра Чарльза имелись немалые основания для подозрений относительно смерти сына.
        Джеррен промолчал, прищурившись глядя на нее.
        - Интересно, - медленно начал он, - а почему вы решили признаться в этом мне?
        Она пожала плечами:
        - Я достаточно долго прожила на свете и поняла, что время не меняет таких, как Келшелл. Дважды он едва не завладевал столь вожделенным состоянием, и дважды оно в последний момент ускользало из его рук. Однако он вполне еще может лелеять надежду женить Винсента на Антонии, если каким-либо образом устранит вас. - Она помолчала, потом неторопливо прибавила: - И я очень хорошо понимаю, что самый факт женитьбы на ней ставит вашу жизнь под угрозу.
        Снова воцарилось молчание, на этот раз продолжительное. Джеррен вопросительно смотрел на леди Блэкленд, а она молча отвечала выразительным взглядом глубоких серых глаз. Потом он так же молча поднял ее маленькую, морщинистую руку и поднес к губам.
        - Я понял все, ваше сиятельство, и благодарю за предупреждение. Я, признаться, тоже не доверяю Роджеру Келшеллу.
        - Так и продолжайте, Сент-Арван! Он - человек опасный. И не беспокойтесь о жене. Здесь, под моим присмотром она будет в безопасности.
        - Я знаю, мадам, и за это тоже благодарю вас. Теперь мне понятно, почему вам так хотелось подружиться с нею.
        - А мне нравится эта девушка, - заявила миледи, возвращаясь к своей обычной манере говорить. - И, что немаловажно, вы, юноша, нравитесь мне тоже, однако другой такой сумасбродной, своевольной и упрямой пары еще, пожалуй, поискать. Остается только надеяться, что рано или поздно вы все же придете в чувство, хотя лично я не очень-то рассчитываю на это!
        Антония жила у леди Блэкленд уже месяц. Джеррен никак не давал о себе знать, и она понимала, что писать ему бесполезно. Через несколько дней после его отъезда в Манор приехала Ханна с багажом хозяйки, но и она знала только о смерти сэра Чарльза и больше ни о чем другом; о ее нынешнем местопребывании сэру Роджеру было, скорее всего, известно, но и от него - никаких известий. Наконец, в полном отчаянии, Антония написала ему и в ответ получила письмо, в котором осторожными, обтекаемыми фразами говорилось, что до тех пор, пока Сент-Арван не вернется в Лондон, предпринять ничего нельзя.
        Письмо слегка успокоило Антонию, ибо косвенным образом подтверждало, что Джеррен пока в безопасности. Теперь, освободившись на время от гнетущего страха за него, она могла позволить себе спокойно обдумать разделившую их и все расширяющуюся трещину. «Слишком глубокая, - думала Антония скорбно, - едва ли она когда-нибудь зарастет», и даже если Джеррену и посчастливится со своим врагом, то вряд ли удастся забыть, какую роль сыграла во всех этих кознях жена, память об этом всегда будет стоять между ними. И никогда уже им не обрести снова то счастье, которым были они объяты так недолго.
        Мирную идиллию в Маноре прервало неожиданное появление самого сэра Роджера. Он приехал в один серый, тяжелый день, когда небо вокруг набухло грозой, и походя объяснил свое появление выдумкой о поездке в Бат и неожиданным решением заехать сюда по пути, дабы засвидетельствовать леди Блэкленд свое почтение, а ее молодой гостье - соболезнования по поводу кончины дедушки. Антония поначалу встревожилась, но, понимая, что в Манор его могла привести лишь чрезвычайная срочность, взяла себя в руки и, набравшись храбрости, спросила, когда они остались наедине, чем вызвана подобная неосмотрительность.
        - Совершенно не ожидала увидеть вас здесь, дядя, - выговорила она ему несколько рассерженно. - Ведь вы выдаете меня таким образом. Разве это благоразумно?
        - Благоразумие иногда приходится подчинять необходимости, - учтиво возразил он. - Вам известно, что Сент-Арван вернулся в Лондон?
        - Нет, - Антония с трудом удержалась, чтобы не поднять глаза от вышивки, которой занималась. - Он не очень-то спешит сообщать мне.
        - А вас это удивляет? - Его брови поднялись, а в голосе послышалась явная насмешка, сразу же разозлившая ее. - Однако вы не были ему уж очень преданной женой, не так ли? - Он помедлил, покачивая моноклем на ленточке, пристально глядя ей в лицо. - Позвольте узнать, вы знакомы с завещанием вашего деда? Нет? Тогда, возможно, вам будет интересно узнать, что, не считая обычных подачек слугам, сэр Чарльз все отписал Сент-Арвану. Вы же, дитя мое, лишены наследства в пользу вашего мужа и должны хорошенько понять, что теперь, после смерти сэра Чарльза, законный наследник Сент-Арван в вас больше не нуждается.
        Направленная с преднамеренной жестокостью стрела достигла цели, губы ее дрогнули, что доставило Роджеру минутную радость. Прежде чем ответить, она сделала несколько стежков, хотя руки дрожали так, что едва держали иголку, потом произнесла сдавленным голосом:
        - Нуждается или нет, но я все еще его жена.
        - Разумеется, однако же мы имеем интересную ситуацию, когда и муж и жена равно горят желанием избавиться друг от друга, а кроме как насильственным путем, этого никак не осуществить.
        - Что? - Ее сдержанную настороженность, как волной, смыло ужасающим гневом, потрясенная, она смотрела прямо ему в лицо пылающими яростью глазами. - Да как вы смеете думать, будто Джеррен намерен убить меня?
        Он выразительно пожал плечами:
        - Вы же пытались убить его, разве не так? Впрочем, если эта мысль вас так оскорбляет, давайте выразимся по-другому. Приключись с вами роковая случайность, он не слишком бы горевал о вас, как и вы о нем при подобных же обстоятельствах.
        Она по-прежнему смотрела на дядю, все еще не веря, но уже охваченная ужасным сомнением:
        - Нет, не могу поверить! Роджер пожал плечами:
        - А почему, собственно, нет? Только представьте на минутку его незавидное положение. Крайняя необходимость толкает его на мезальянс, который, конечно, принес богатство, но и поставил его жизнь под постоянную угрозу. Он соединен с женой, которая ему вовсе не жена. Знает, что вы покушались на его жизнь. Так неужели вы думаете, его остановят рыцарский кодекс или клятвы перед алтарем?
        - Да вы, никак, оправдываете его, дядюшка?
        - Я просто рассматриваю ситуацию с его точки зрения, так же, как и с вашей, когда вы проявили немалую мудрость и приняли свое замужество вместо того, чтобы откровенно искать способов избавиться от него. Однако ни одно из этих соображений не удержит меня от достижения своих собственных целей. Потому-то я и здесь. Вам надлежит не медля вернуться в Лондон.
        Она и сама уже решила это, но для виду воспротивилась. Ее неожиданная сговорчивость могла вызвать лишь ненужные подозрения.
        - Если я вернусь, он может снова отослать меня. Для чего необходимо мое присутствие?
        - Потому, что я не могу следить за его намерениями, если ни вас, ни Ханны не будет рядом с ним. А вводить нового слугу, даже такого, которому можно полностью доверять, опасно.
        - Что ж, хорошо! - с неслыханной решимостью произнесла Антония. - Когда вы, сэр, собираетесь обратно в Лондон? Не позволите ли поехать с вами?
        Его тонкие губы растянулись в улыбке: - С величайшим удовольствием, дорогая. Тогда, может быть - завтра?
        Леди Блэкленд, почуявшая, что дело нечисто, едва только Роджер Келшелл переступил порог, всячески пыталась отговорить Антонию от такого опрометчивого шага, но все впустую. На следующий день Антония уехала с дядей, как он и предполагал. Он вообще был весьма уверен в себе.
        В Лондон они прибыли двумя днями позже, к вечеру. Сэр Роджер довез Антонию и Ханну до Брук-стрит и даже проводил племянницу до самых дверей, но в дом зайти отказался. Буквально через две минуты она даже радовалась этому, ибо, пройдя мимо изумленных слуг, как раз увидела Джеррена, спускающегося по лестнице.
        Он был одет к балу: в камзол небесно-голубого шелка, атласные кюлоты и богато расшитый жилет. Волосы были завиты в локоны и напудрены, а в пене кружев, каскадом низвергавшихся с груди, блистали драгоценности. Внизу лестницы ожидал лакей со шляпой и плащом, подбитым шелком.
        При виде жены Джеррен нахмурился, но продолжал все так же спокойно и величественно шествовать по лестнице вниз. Она замерла посредине холла, глядя на него вопрошающими, немного испуганными глазами, и некоторое время оба хранили молчание. Джеррен наконец спустился, приблизился к жене, взял ее руку и небрежно коснулся губами.
        - Какая неожиданная радость, голубушка, - произнес он вполне дружелюбно. - Жаль, что не предупредили о своем приезде.
        При этом он сжал ее руку и, продев под свой локоть, повел Антонию в библиотеку, в дальнюю половину дома. Едва закрылась дверь и они остались одни, как манеры его тут же переменились. Отпустив ее, он сурово спросил:
        - Зачем вы вернулись?
        - А почему бы и нет? - Она отошла в сторону, снимая перчатки. - Не рассчитывали же вы, в самом деле, что я останусь у лэди Блэкленд навсегда?
        - Я рассчитывал, что вы поступите, как было велено, - сердито ответствовал он. - Насколько мне помнится, вам надлежало остаться в Маноре до тех пор, пока не будет покончено с вашим родственником, а я еще не закончил этого дела. Не сомневаюсь, что именно ему обязан вашим столь несвоевременным появлением.
        - Несвоевременным! - У нее вырвался короткий и тоже сердитый смешок. - Поистине, вы вполне откровенны!
        - И буду еще откровеннее. Впредь держитесь подальше от козней Келшелла, не то пожалеете. Чем бы ни закончилось это дело, думаю, грядет немалый скандал. - Он пошел к двери, но остановился и бросил через плечо: - И будьте любезны помнить, что вы в трауре и не можете посещать никаких увеселений.
        С этими словами он ушел. Хлопнула входная дверь, и Антония осталась наедине с невеселым размышлением, к кому же он так торопился.
        На следующее утро Антония поняла, что должна убить Роджера Келшелла. Мысль об этом пришла в затуманенную бессонной ночью голову совершенно неожиданно, как о некоем способе убедить Джеррена в искренности ее желания помочь, а в случае очередной неудачи с ним - предотвратить осуществление нового смертоносного намерения сэра Роджера. И то и другое казалось одинаково невыполнимым, ибо Джеррен опять не станет ее даже слушать, а сэр Роджер не перестанет угрожать ему до самой своей смерти.
        До самой своей смерти. Антония замерла, недоумевая, как такое простое решение не приходило ей в голову раньше. Сперва Роджера, а потом себя. И оружие есть. Небольшой старинный кинжал, которым она как-то угрожала Джеррену и который теперь лежал в запертом на ключ ящике в ее туалетной. Да, в этом остром сверкающем лезвии заключалось решение всех проблем.
        Теперь оставалось найти повод заявиться к нему в гости, и здесь сразу же пришла удача. С визитом приехала Люси Маунтворт, видевшая Джеррена предыдущим вечером и решившая навестить подругу, узнав о ее возвращении. Она приветствовала Антонию с радостью, к которой примешивалось любопытство, но Люси была достаточно хорошо воспитана, чтобы не давать ему проявляться, и лишь посочувствовала подруге по поводу ее утраты и траура, исключавшего всякую возможность повеселиться. Сама Люси собиралась отправиться завтра вечером с друзьями на маскарад в Воксхолл-Гарденс. Джеррен уже принял приглашение, и было бы так славно, если бы и Антония тоже пошла.
        Антония что-то рассеяно отвечала, а сразу же после ухода Люси в карете отправилась к дому сэра Роджера. По дороге она почти равнодушно раздумывала над тем, как ее поступок может быть истолкован в свете. Возможно, ее сочтут сумасшедшей. Так говорят о большинстве самоубийц, поскольку только такая причина самовольного ухода из жизни позволяет хоронить умершего все-таки по христианскому обряду. И только Джеррен, может быть, частично догадается об истине и поймет наконец, что она была искренна в желании помочь ему.
        Хотя сознание было спокойным и ясным, она двигалась, словно во сне, и единственной реальностью оставался кинжал, спрятанный в страусовой муфточке. Остановившись у дома Келшелла, Антония сказала привратнику, что у нее срочное дело к сэру Роджеру, и через несколько минут уже стояла в его кабинете. Роджер поднялся из-за стола ей навстречу и обеими руками взял протянутую руку.
        - Дитя мое милое, какой приятный сюрприз! Вот не ожидал лицезреть вас так скоро. Садитесь же!
        Она опустилась в указанное кресло.
        - Есть новость, которая заинтересует вас, дядя, - произнесла она, изо всех сил стараясь говорить естественно. - Завтра вечером Джеррен собирается на маскарад в Воксхолл.
        Усевшись в кресло, Роджер пристально рассматривал ее, словно подозревал в словах какой-то скрытый смысл. И наконец спросил:
        - И что с того, милая?
        - Что с того? - переспросила она с нетерпением. - И это все, что вы можете сказать, сэр? Я думала, вы привезли меня в Лондон, чтобы я держала вас в курсе его намерений!
        - Совершенно верно, просто я не понимаю, почему вы поспешили ко мне с такой малозначительной новостью.
        В глубине сознания возникала слабая тень беспокойства, но усилием воли Антония заставила себя говорить с той же нетерпеливостью и даже с гневом:
        - Да послушайте же вы! Разве не этой возможности мы ждали? Вы ведь знаете Гарденс (Гарденс - сады (англ.))? Эти тенистые дорожки и летние домики словно специально созданы для нашей цели, а завтра вечером их заполнят люди в домино и масках. Что может быть удачнее?
        - В самом деле? - повторил он раздумчиво. - Домино и масках, говорите! Действительно! Правда, определить нашу жертву будет несколько затруднительно, поскольку он тоже будет под маской.
        - А определить, как он будет одет - уже моя задача. Если нужно, я и сама поеду в Воксхолл.
        - Очень уж вы нетерпеливы, дорогая моя. Нельзя ли поинтересоваться, с чего вдруг такая кровожадность?
        - А нужно ли спрашивать? - Антония поднялась и стала ходить по комнате, словно не в силах усидеть на месте от переполнявших ее чувств. - Только представьте себе, как меня вчера приняли! Как бранили за ослушание! Он говорит, я должна вернуться в Келшелл-Парк и оставаться там под наблюдением мистера Торнбери и его слуг. Как пленница, клянусь Богом! Говорю вам, дядя, мне до смерти наскучили все эти угрозы и унижения! - Она остановилась как раз за его спиной, а пальцы внутри муфточки легли на рукоятку кинжала; Роджер не пошевелился и не обернулся. «Ради тебя, любовь моя, » - подумала она, стискивая кинжал, размахнулась и что было силы обрушила клинок вниз.
        И в ту же минуту, словно проникнув в ее намерения, сэр Роджер резко отклонился в сторону, и острый кинжал вонзился в деревянный край стола. Прежде чем она успела выдернуть его, Келшелл был уже на ногах, держа ее за руки, а огромное зеркало перед столом раскрылось, как двери, и в комнату ворвался Тимоти Престон.
        Одного взгляда ему было достаточно, чтобы понять случившееся, и он бросился к ним. Роджер передал ему пленницу, и слуга, заломив ей руку за спину железным захватом, подавил всякое ее сопротивление.
        Келшелл поднял упавшее кресло, неторопливо оправил камзол и галстук. Потом выдернул кинжал и провел рукой по вмятине на столе, оставшейся от удара.
        - Экая досада, Тимоти! - заметил он. - Теперь придется придумывать какое-нибудь объяснение. Антония, голубушка, вы стали крайне неосторожны и доставляете много беспокойства. Следовало помнить о зеркале.
        Антония, затаив дыхание, проследила за его взглядом. Губы Роджера искривились в сардонической усмешке.
        - Вот-вот! - почти ласково произнес он. - Я мог наблюдать каждое ваше движение, хотя, признаюсь, неожиданное нетерпение сделаться вдовой и без того показалось несколько подозрительным. Ведь я давно понял: вы пойдете на все, лишь бы спасти жизнь своему недостойному мужу. Как же вам не хватило ума это сообразить?
        Он отложил кинжал и совершенно хладнокровно дважды наотмашь хлестнул ее рукой по щекам, сперва по одной, потом по другой. Затем кивнул Престону:
        - Отпусти ее. Она больше не опасна. - И Антонии: А вы сядьте!
        Она упала в ближайшее кресло, слишком потрясенная, чтобы возражать, слишком напуганная своей неудачей и провалом, чтобы ощущать обиду и боль пощечин. Келшелл также уселся на свое место и снова взял кинжал.
        - Полезное оружие, - заметил он, осторожно касаясь лезвия пальцем, - но небезопасное в таких порывистых и неопытных руках. Пусть-ка оно лучше побудет у меня. Но к нему ведь должны быть ножны. А да, Тимоти, я думаю, ты найдешь их в ее муфточке, так небрежно валяющейся на полу. Благодарю! Нет, муфту можешь вернуть хозяйке. Тимоти, я хочу, чтобы ты остался здесь. Можешь сесть.
        Антония, потирая руку, так жестоко вывернутую Престоном, не удержалась и с вызовом проговорила:
        - Что, дядя, думаете, как бы еще помощь не понадобилась?
        Он покачал головой, посмеиваясь над нею даже с какой-то ласковостью:
        - Ни в коем случае, милая племянница. Полагаю, вы уже выдохлись. А теперь займемся-ка лучше разработкой западни, в которую хотим заманить Сент-Арвана завтра вечером.
        Она перестала растирать руку и оторопело уставилась на него. Даже у Тимоти сделался испуганный вид. Наконец она снова обрела голос и, не таясь, заявила:
        - Вы, должно быть, сошли с ума.
        - Вовсе нет, дитя мое. Пожалуй, ваше предложение весьма подходит. Маскарад в Воксхолле! Да, мне это нравится.
        Она сделала нетерпеливый жест:
        - Но вы же хорошо понимаете, что я просто использовала эту новость как предлог, чтобы поехать сюда.
        - И все-таки, Сент-Арван собирается в Воксхолл?
        - Да, с Маунтвортами, но ни за что на свете не буду я больше помогать вам. Не стану участвовать в ваших кознях, и все!
        - Боюсь, дорогая Антония, у вас нет выбора.
        - Нет?! - Подбородок ее вздернулся, глаза вызывающе засверкали. - Я всегда могу отдать себя в руки закона и признаться во всем. Мне все равно, что со мной будет, если и вы получите по заслугам.
        - Не сомневаюсь, но я, видите ли, вовсе не собираюсь получать, как вы выразились, по заслугам. Против меня, в поддержку ваших обвинений нет ни малейших улик, а я, естественно, буду все отрицать, Тимоти и Ханна - тоже. С другой стороны, есть масса свидетельств, что вы пытались убить своего мужа. В этом убежден даже сам Сент-Арван. Вы понапрасну погибнете, не причинив никакого вреда мне и не сумев спасти его, так что не льстите себя надеждой, будто я отступлюсь от своих намерений только потому, что вы отказались мне помогать.
        Он умолк, откинувшись на спинку кресла, и, сцепив пальцы, с непреклонной решимостью рассматривая ее. На лице его была написана мягкая снисходительностъ, но голубые глаза сверкали безжалостным холодным блеском, и с неожиданной ясностью она поняла, что выхода нет. Оставалась лишь одна надежда: притворно согласиться с любыми его замыслами на завтрашний вечер и попытаться предупредить Джеррена о ловушке. Роджер при всем своем хваленом хитроумии, кажется, проглядел такую возможность.
        - Да, похоже, придется помогать, - угрюмо ответила она. - Так что вы от меня хотите?
        Сэр Роджер лучезарно улыбнулся.
        - Я не сомневался, что вы проявите благоразумие. Сейчас мне нужно все как следует обдумать, но к завтрашнему вечеру план будет готов. В десять часов у Вестминстерского моста. Я буду вас там ждать.
        Она пожала плечами:
        - Позвольте напомнить, что я не могу идти на маскарад без домино, а у меня его нет. Если же попытаюсь купить, это дойдет до ушей Джеррена. Не забывайте, я ведь в трауре.
        - Будет вам и домино, и маска. Когда вернетесь домой, немедленно пошлите ко мне Ханну, и все будет улажено. А теперь вам лучше уехать, не то такое продолжительное свидание может вызвать подозрения. Позвольте вас проводить до кареты.
        Вернувшись в кабинет, сэр Роджер потирал руки и был явно очень доволен собой, однако Престон не разделял такой радости. Он стоял у стола, рассматривая кинжал Антонии, и хмурился.
        - Что такое, Тим? - окликнул его Келшелл. - Почему столь мрачное лицо?
        Престон качнул головой.
        - Не нравится мне все это, сэр, - проговорил он с убежденностью. - Слишком уж охотно она согласилась. И задумала опять обман, готов прозакладывать свою голову.
        Сэр Роджер пожал плечами:
        - Да что она может? Доказательств нашего сговора у нее нет. Нет доказательств даже тому, что я жаждал смерти Сент-Арвана.
        - Сэр Роджер, если миссис Сент-Арван и отправится завтра в Воксхолл, то с одной лишь целью - предупредить мужа.
        Неужели ты думаешь, я этого не понимаю?
        - Разумеется, понимаю?
        - Тогда, Бога ради, зачем она вам?
        Келшелл уселся в кресло, расположился поудобнее и смерил слугу ироническим взглядом.
        - Послушай, Тим, не заставляй меня объяснять тебе очевидное. Если Антонии не будет в Воксхолле, как же вина за преступление падет на нее?[

        Глава шестая

        Следующим вечером в девять часов Антония сидела за туалетным столиком. На плечах у нее поверх пеньюара из желтоватого шелка все еще был пудермантель, но волосы - уже убраны и напудрены.
        Рядом вертелась Ханна.
        - Мистер Сент-Арван сегодня раненько уехал на обед к лорду Маунтворту, - болтала горничная, поднося хозяйке шкатулку с мушками. - На нем был персиковый бархатный камзол с расшитыми цветами жилетом, а с собой - серое домино.
        Антония дрожащими пальцами пыталась приклеить к щеке кусочек черного шелка. Надеясь, что Ханна не заметит ее нервозности, с раздражением спросила:
        - Серое, говоришь? Там, наверное, половина будет в сером домино.
        - Жемчужно-серое, - с готовностью уточнила Ханна. - Думаете, сможете найти его?
        - Надеюсь. - Антония поджала губы: девушка явно стала более дерзкой. В присутствии посторонних она была вполне почтительна, но наедине обращалась со своей хозяйкой на равных. - Дядя прислал для меня домино?
        - Да. - Ханна приподняла крышку картонной коробки, стоявшей у кресла, и вынула алое шелковое домино. Антония в ужасе воззрилась на пышные складки, сверкающие, как перья попугая и волнами ниспадавшие на коробку и кресло.
        - Святые угодники! - воскликнула она. - Я не могу этого надеть! Я же в трауре.
        - Ежели вы в трауре, то вам и вовсе не следует быть на маскараде, - не без резона возразила Ханна. В сильвин домино никто вас не узнает. Смотрите, вот и маска. Так что не бойтесь.
        Антония взяла маску. Она была из того же яркого шелка, что и домино, по низу оторочена алым же кружевом и бисером и закрывала лицо почти до подбородка.
        - Наверное, ты права, - неохотно согласилась она, - но все-таки надо было выбрать что-то менее броское. Не думаю, чтоб в целом Гарденс было еще хоть одно такое домино.
        Ханна знала это точно, ибо ей пришлось немало побегать в поисках именно такого неповторимого оттенка, везде выступая от имени миссис Сент-Арван и с обязательной просьбой сохранить все в тайне, что, естественно, должно было, наоборот, вызвать разговоры. И осторожно произнесла:
        - Наверное, сэр Роджер просто хочет, чтобы вас легче было найти в толпе, но и еще одно: Сент-Арвану никогда и в голову не придет, что вы можете явиться на маскарад в таком наряде, когда должны сидеть дома.
        Антонию все это не убедило, но менять что-либо было уже поздно. Она встала, сбросила пудермантель и позволила горничной облачить себя в парчовое платье цвета слоновой кости, а поверх - в кружевную накидку. Разгладив платье и расправив складки, Ханна заметила:
        - Полагаю, вы наденете рубиновые серьги с алмазами? Я вынула их для вас. О, а сэр Роджер прислал белые розы и очень просил их приколоть.
        - Хорошо, хорошо. - Антония взглянула на часы. - Но поторопись же, ради Христа. Мы должны встретиться в десять.
        Через несколько минут, уже с серьгами в ушах, с домино, переброшенным через руку и держа в ней маску, она уже сбегала по лестнице и выходила из дому к карете. Ханна, глядя из окна на первом этаже, заметила, как лакей удивленно посмотрел на алое домино, и улыбнулась, довольная. Сэр Роджер оказался прав: такой цвет не мог не привлечь внимания.
        Когда Антония подъехала к Вестминстерскому мосту, Келшелл уже ждал и тут же помог ей спуститься в лодку. Он был в маске, и черное домино ниспадало с плеч скульптурными складками. Антония мысленно похвалила себя за предусмотрительность, подсказавшую надеть маску еще в карете. Она так поспешила не только из страха быть узнанной, но и желая укрыться от проницательного взгляда Роджера. К тому же скоро выяснилось, что они не единственные, решившие добраться по воде, и хотя никто из знакомых не попался на глаза, Антония все же была рада, что лицо ее скрыто маской.
        Роджер при встрече выказал всяческую приличествующую в подобном случае учтивость, но едва лодка стремительно полетела вверх по течению, тихо, чтоб не слышал лодочник, совершенно другим тоном произнес:
        - Думаете, мы найдем Сент-Арвана в такой толпе? Антония кивнула. Она была уверена, что узнает Джеррена где и когда угодно, в каком бы костюме, под какой бы маской он ни скрывался. «Невозможно, - думала она, - не ощутить его присутствия». Вслух же сказала:
        - Да, думаю, найдем. Кружок Маунтвортов узнать нетрудно, а я к тому же знаю, как он одет. Но найдя его, что я должна буду делать? У вас есть план?
        - Разумеется. Когда найдете его, не теряйте из виду и постарайтесь улучить момент, незаметно подойти и заговорить с ним.
        - Заговорить? - переспросила она растерянно. - Но если он узнает, что я здесь, то немедленно заставит меня вернуться домой.
        - Не испытывайте моего терпения своей несообразительностью! Разумеется, вам незачем себя раскрывать. На этих маскарадах в Воксхолле общество собирается самое разное, поэтому для женщины определенного сорта совершенно в порядке вещей самой заговорить с джентльменом. Если вы достаточно убедительно сыграете эту роль, он ничего не заподозрит. Антония только плотно сжала губы под отороченной кружевами маской. В голосе его слышалась насмешка, и она хорошо понимала, что его забавляет самая мысль, как она под видом женщины легкого поведения заговорит с собственным мужем. Ей очень хотелось отказаться, но сама судьба давала ей шанс предупредить Джеррена об опасности, и упустить этот драгоценный шанс было никак нельзя.
        - Вы мне льстите, дядя, - заметила она сухо. - Что потом?
        - Вы назначите ему свидание, в полночь у дверей ломберной. Потом уговорите взять одну из ваших роз и приколите ему на камзол.
        - А потом?
        Сэр Роджер выразительно взглянул на нее, и она заметила, как его рот под маской искривился в насмешливой ухмылке.
        - А вот это, дитя мое, я сообщу только после того, как вы назначите ему свидание. Мера предосторожности, знаете ли. Ну-с, вы поняли, что вам надлежит делать?
        - Я поняла, - тихо проговорила она, - и не ошибусь. Слишком многое поставлено на карту.
        Когда лодка развернулась бортом к причалу у самого входа в Гарденс, высокий человек в черном домино и маске выступил навстречу Антонии и протянул руку. Она вопросительно взглянула на сэра Роджера, но тот кивнул, улыбаясь.
        - Тимоти, - пояснил он. - Я велел ему встретить нас здесь.
        И Антония, опершись на предложенную руку, сошла на берег. Сэр Роджер спрыгнул следом, накинул ей на плечи алое домино.
        - Наденьте, как следует, - распорядился он, - не то он может узнать вас по платью.
        Он подождал, пока она застегнулась и завязала все тесемки, и, продев ее руку под свой локоть и сделав Тимоти знак идти с другой стороны, направился к центру Гарденс.
        - Я вас оставлю на минутку на попечение Тимоти, - сказал он, едва пройдя несколько шагов. - Постарайтесь побыстрее найти Сент-Арвана. Советую поискать сперва в ложах, поскольку он может ужинать. Тим, ты знаешь, где и когда мы встречаемся.
        Он поклонился и исчез, а Антония пошла дальше с Престоном. Была дивная ночь, тихая и теплая, и Гарденс, в ярком свете полной луны, залитый огнями сотен фонарей и фонариков, выглядел великолепно. В воздухе плыли нежные звуки музыки, а под деревьями, недвижно замершими в безветрии на фоне темно-синего неба, пересмеиваясь, перешептываясь и флиртуя, прогуливалось множество народу в домино всех вообразимых цветов и оттенков.
        Кругом царило веселье, какого Антонии еще не приходилось видеть, но сегодня она смотрела на все другими глазами и этот карнавал представлялся ей пляской смерти. Взрывы смеха резали слух, закутанные в домино фигуры с глазами, сверкающими сквозь прорези масок, казались призраками из потустороннего мира. Никто из участников этого празднества и не подозревал, что в их веселые, беззаботные ряды затесался убийца и, укрывшись под такою же маской и домино, уже бродит в поисках намеченной жертвы.
        Антония и Тимоти вскоре добрались до открытого пространства, где полукругом, друг против друга были устроены два ряда лож, почти в каждой из которой уже сидела за ужином смеющаяся компания, а между ложами туда-сюда прогуливалось множество людей. В течение минуты она насчитала не менее трех серых домино и, хотя ни одно из них явно не принадлежало Джеррену, сердце у Антонии упало: важность ее задачи впервые предстала перед нею во всей своей беспощадной ясности.
        Следующие несколько минут отнюдь не прибавили ей бодрости духа. Под руку с Престоном она медленно шла вдоль ряда лож, незаметно разглядывая и сидящих там, и проходящих мимо людей. Серых домино попадалось в достатке - серых, как графит, как сталь, сизовато-серых, да и жемчужно-серых тоже. Сбитой с толку, растерявшейся Антонии казалось, что все мужчины здесь одеты именно в серые домино.
        Она как раз остановилась около одной из лож, пытаясь разглядеть, не надет ли у проходящего мимо Серого Домино под плащом бархатный персиковый камзол, когда за спиной раздался безошибочно узнаваемый голос.
        - Маунтворт! - воскликнула Люси, ни на секунду не сомневаясь, что говорит шепотом. - Только взгляни на то алое домино. Ну разве оно не прелестно? Никогда не встречала такого чистого цвета.
        Антония даже отпрянула, невольно сжав руку Престона, и немалым усилием воли подавила желание немедленно повернуться и бежать. Голос Люси слышался из ближайшей ложи, которая только что пустовала, значит, Маунтворты с компанией вошли туда недавно. Антония заставила себя отойти на приличное расстояние и только потом рискнула обернуться.
        В ложе сидело шестеро. Люси, в голубом, легко было узнать по драгоценностям; рядом с нею, положив руку на спинку кресла, стоял Джеррен, разговаривавший с джентльменом в малиновом, в котором Антония определила Маунтворта. Еще двух дам и джентльмена она не узнала.
        - Вы видите его? - тихо спросил Тимоти.
        Она кивнула:
        - В третьей ложе слева. По-моему, они собираются ужинать.
        - Отлично! - удовлетворенно откликнулся Тимоти. - В таком случае, мадам, предлагаю последовать их примеру. Вон там есть свободная ложа, из которой мы сможем наблюдать за ними, не привлекая к себе внимания.
        Она с облегчением согласилась, понимая, что не сможет подойти к Джеррену в присутствии остальных, и радуясь возможности уйти с того места, где стояла. Замечание Люси было далеко не единственным, которое уловил ее слух, и множество голов повернулось вослед Алому Домино.
        Расположившись в ложе, Антония слегка успокоилась, хоть и не переставала чувствовать на себе любопытные взгляды. Какой-то наглец в фиолетовом строил ей глазки из соседней ложи, нисколько не пытаясь скрыть своих распутных намерений, а один раз ее даже дрожь пробрала, когда, взглянув в сторону Маунтвортов, она обнаружила, что Джеррен с любопытством рассматривает ее в моноколь. Она отодвинулась поглубже в тень и отвернулась, нервно поправляя маску. Впрочем, через минуту Джеррен уже снова разговаривал с кем-то в своей ложе.
        Время тянулось бесконечно. Наконец вся компания Маунтвортов собралась уходить. Антония и Престон последовали их примеру и тут же потеряли их из виду, чем доставили себе несколько неприятных минут, Впрочем, все общество обнаружилось мирно направляющимися в сторону большой площадки, где уже в разгаре были танцы и игры. У самой площадки Антония отвела Тимоти на обочину дорожки.
        - Подождите здесь, - шепнула она. - При разговоре с ним мне совершенно не нужен эскорт.
        Она уже была готова к возражениям, собралась настаивать, чтобы он хотя бы просто отошел подальше, но, к ее радости, ничего этого не последовало и не потребовалось, и она поспешила уйти, охваченная признательностью, такой искренней, что даже не задумалась, отчего это верный оруженосец сэра Роджера оказался вдруг таким покладистым.
        Джеррена, погруженного в растерянное созерцание, вывело из задумчивости легкое прикосновение к руке. Он поднял голову, оглянулся и увидел перед собой то самое Алое Домино, на которое еще раньше обратил внимание. Пока он удивленно рассматривал даму, раздался низкий хрипловатый голос:
        - Сэр, не пройдетесь ли со мною? Мне бы хотелось .поговорить с вами.
        Удивленный, заинтригованный, но не без подозрения, он продолжал разглядывать ее и вдруг прищурился. Алая маска с кружевной оторочкой прекрасно скрывала лицо, но когда она повернулась, чтобы посмотреть на его отставших спутников, в свете ближайшего фонаря сверкнули серьги с рубинами и топазами. Мрачная усмешка тронула его губы.
        - С превеликим удовольствием, милашка. Куда же мы пойдем?
        - Сюда. - Рука сжала его локоть, и они повернули на уединенную дорожку, известную под названием Аллеи Влюбленных. - Не нужно, чтобы нас видели.
        Насторожившись, ожидая подвоха, двинулся он с нею в тень. Она молча вела его в отдаленный уголок и только потом, повернувшись лицом, сняла маску. Он слегка поднял брови и…все.
        - Так что? - с вызовом спросила она через минуту.
        - Вы не удивлены? Он качнул головой.
        - Нет, - ответил он извиняющимся тоном. - Видите ли, голубушка, я сразу узнал вас. Выдали вот эти украшения, - и он дотронулся до серьги пальцем.
        - Очень опрометчиво было одевать их.
        - О! - она обеими руками схватилась за серьги. - Я и забыла о них, но это неважно. Джеррен, вам здесь грозит опасность!
        - Я это подозревал. - Он посмотрел по сторонам. - Почему же нанятые вами убийцы не нападают? Только должен предупредить, что буду защищаться изо всех сил, а шум драки наверняка привлечет внимание. Не кажется ли вам, что следовало бы отложить мою кончину?
        - Ах, вы все насмехаетесь! Я пытаюсь предупредить вас о ловушке, а вовсе не заманить в нее. Мой родственник где-то здесь, в Гарденс, вместе со своей слугой. Ради всего святого, умоляю, верьте мне!
        Взгляд Джеррена стал хмурым:
        - Почему же вы в таком случае не предупредили меня еще дома?
        - Потому, что я и сейчас еще не знаю планов дяди Роджера. Мне нужно назначить вам свидание в полночь у дверей ломберной, а до тех пор он не скажет о дальнейших наших намерениях. Знает, что я выдам его при первом же удобном случае, но уверен, будто может заставить меня подчиняться.
        - У дверей ломберной, говорите? - скептически переспросил Джеррен. - Не хотите же вы сказать, что они будут ждать меня прямо там?
        - Нет, конечно, нет. Полагаю, я должна буду потом увлечь вас в какое-нибудь уединенное место, где они смогут напасть. О, Джеррен, уходите отсюда прежде, чем они поймут, что я предупредила вас! Извинитесь перед Люси и придумайте какой-нибудь предлог.
        - Но если я не приду в назначенное место и Келшелл догадается о вашем предупреждении, что будет с вами?
        У нее вырвался нетерпеливый жест:
        - Да что он сможет сделать в таком людном месте? В любом случае, мне все равно! Джеррен, умоляю, не теряй времени! Уходи, пока не поздно!
        - Скажи-ка мне одну вещь, - спокойно произнес Джеррен, не обращая никакого внимания на ее мольбы. - Коль скоро вы решились на тайное убийство, зачем надели такой броский наряд?
        - Его купил дядя Роджер. Честно говоря, мне самой не очень нравится, но, думаю, он просто хотел побыстрее отыскать меня в толпе.
        - Да, - заметил Джеррен, - ошибиться ему будет трудно. - Он поднял моноколь и внимательно осмотрел ее с головы до ног. - Я, голубушка, конечно, не критикую, но не кажется ли вам, что этот цвет вам несколько резковат? Такой хитроумец, как Келшелл, мог бы как-нибудь поизящнее выделить свою сообщницу, даже и на маскараде.
        Эти слова напомнили ей кое о чем. Она развязала домино и из букета белых роз, приколотого к корсажу, отделила одну.
        - Он велел дать вам одну розу и убедиться, что она на вашем костюме, - пояснила она. - Ну, понимаете, как залог будущего свидания.
        - Какой прелестный жест! - Моноколь снова взлетел, но на этот раз был направлен на розу. - Нельзя ли узнать зачем?
        - Полагаю, чтобы знать точно, что в западню направляетесь именно вы. Когда все вокруг в масках, трудно быть уверенным.
        - Ну разумеется! Как я недогадлив! Ведь крайне неприятно будет обнаружить, что убил не того, кого нужно, не так ли? - Глаза его утратили насмешливое выражение, а ладони неожиданно накрыли ее руки, прикалывающие цветок к камзолу. - Интересно, могу ли я вам доверять?
        - Можете! - В ее голосе послышалось рыдание, а пальцы, выпустив розу, ухватились за его руки. - Верьте мне, прошу, вы можете мне верить!
        - Я хочу верить, - промолвил он тихо. - Ты докажешь мне свою честность, Антония?
        - Да, - пролепетала она, - о, да! Только скажи - как.
        - Помоги изловить Келшелла, заманить его. Если сегодня я смогу вызвать его на открытый поединок, со всеми его кознями будет покончено. Пусть он думает, будто ты меня провела, а потом, когда мы встретимся в полночь, ты скажешь, что он задумал. Я же пока расскажу о затевающемся Маунтворту и с его помощью смогу заманить и самого Келшелла, и его любимца. Ты сделаешь это, Антония?
        - Я сделаю все, что ты попросишь, - с трепетом отвечала она, - но когда ты его заманишь, что потом?
        Губы Джеррена сжались, и сквозь прорези маски сверкнули его глаза, глаза человека, не ведающего жалости.
        - Келшелл будет драться со мной, - спокойно ответил он, - и я его убью. На этот раз уж он не ускользнет. Я уже пытался вызвать его на ссору, но он ухитрился избежать ее, а на следующий же день уехал из Лондона.
        Она широко раскрыла глаза:
        - Он ничего мне об этом не говорил!
        - Разве? - Тон Джеррена опять стал ироническим. - Полагаю он тебе вообще многого не говорил, милая моя. Разве ты еще не поняла, что тебя используют в своих целях?
        - Да, - с горечью согласилась она. - Я давно это поняла, просто к тому моменту уже слишком увязла, чтобы выходить из игры. О, Боже мой, какой же я была дурой! - она вздохнула, отодвинулась от него и сняла с локтя маску. - Мне пора, не то Тимоти заподозрит что-нибудь, да и твои друзья скоро станут тебя искать. Она уже поднесла маску к лицу, когда Джеррен отвел ее руки. С минуту он смотрел ей прямо в глаза, а затем, схватил в объятия, впился в губы долгим, страстным поцелуем, от которого у нее перехватило дыхание, а все тело пронизала дрожь. Потом, опустив, сам взял маску и нежным, мягким движением надел на нее. Положил руки на плечи и со слабой улыбкой, слегка приподнявшей уголки губ, глядя в блиставшие в прорезях маски черные глаза, тихо произнес:
        - Интересно, конец это или же все-таки начало? Что ж, ждать осталось недолго - до полуночи.
        И, взяв за запястья, поднес ее руки к губам и нежно коснулся пальцев. Потом резко повернулся, и его серое домино быстро пропало в темноте.
        Антония, торопясь к Престону, была как никогда признательна судьбе за маску, так хорошо скрывавшую лицо. Без нее она, несомненно, выдала бы себя, ибо при воспоминании о руках Джеррена, обнимавших ее, о его поцелуе, тело пронизывал трепет, а сердце готово было выскочить из груди. Впервые она осмелилась подумать о том, что примирение не так уж и невозможно.
        Тимоти, по-прежнему развалясь, дожидался на том же месте, но едва завидев ее, вскочил с нескрываемым нетерпением.
        - Долго же вы, однако! - недовольно пробурчал он. - И как, добились успеха?
        Она кивнула, слишком счастливая, чтобы обижаться на его тон.
        - Да, я была вульгарна, как последняя проститутка, но проявила неожиданную скромность, когда он попытался снять с меня маску. Не волнуйтесь, он будет в условленном месте в назначенное время.
        - Прекрасно! - Тимоти взял ее за руку и повел за собой. - А теперь нужно найти сэра Роджера. Времени не так много.
        Место встречи, назначенное сэром Роджером, находилось в конце стены почти у самых ворот. Он уже ждал и был явно встревожен.
        - Все в порядке? - спросил он и прибавил после утвердительного кивка Тимоти: - Да, желал бы и я сказать то же самое. - И взял Антонию за руку. - Подожди здесь, Тим. Мы тотчас же вернемся. Пойдем, девочка.
        - Куда? - Она остановилась, охваченная неожиданным подозрением. - Что произошло?
        - Черт побери, Антония! Будете ли вы слушать? Если мы еще станем тут припираться, то все будет потеряно. Через минуту все поймете.
        Неохотно, все еще полная подозрений, но боясь своим отказом навредить Джеррену, она позволила вывести себя из Гарденс. Невдалеке ожидала захудалого вида наемная карета. Сэр Роджер открыл дверку.
        - Забирайтесь, детка, - скомандовал он. - Я должен вам кое-что сообщить, но только в укромном месте.
        Недоумевая, что могло так взволновать его, никогда, ни единым движением не выдававшего своих чувств, она подчинилась. Но не успела Антония войти в карету, как на голову ей набросили что-то плотное и тяжелое, а от толчка Келшелла она упала на пол кареты, на кучу тряпья.
        Она боролась отчаянно, изо всех сил, но безуспешно. Домино сорвали, а запястья и лодыжки туго связали чем-то мягким, но прочным, и все это время человек, накрывший ей голову, так сильно сжимал покрывало, что она чуть не задохнулась. Когда же его, наконец, сняли, она, едва переведя дух, собралась было закричать, но рот туг же заткнули кляпом.
        - Вот так! Дело сделано! - Роджер говорил едва слышным шепотом. - И минимум шума и суматохи. Прими мои комплименты. Ты оказываешь мне неоценимую помощь.
        С изумлением Антония подняла голову, чтобы посмотреть, кто же это заслужил такую признательность, сморгнула и всмотрелась снова. Сперва перед нею предстало ее собственное бальное платье, бледно-голубое, расшитое серебром, и надето оно оказалось на высокую молодую женщину, подрумяненную, с мушками и напудренными волосами, в которой она с трудом признала свою горничную.
        Сэр Роджер перетащил Антонию с пола кареты на сиденье и посадил в угол. Внутренность кареты слабо освещалась фонарями у входа в Гарденс и мерцанием луны, но все же можно было разглядеть, что он улыбается.
        - Приношу вам свои извинения, милая, - произнесен с лицемерным сочувствием. - Не выношу, когда приходится применять насилие, но я просто не могу позволить вам выдать меня Сент-Арвану еще раз. Как вы, полагаю, уже поняли, вместо вас на встречу с ним пойдет Ханна. Ну, а я уж не стану оскорблять ваших чувств описанием того, что последует.
        Антония сделала конвульсивное движение, глядя широко распахнутыми глазами, красноречиво выражавшими отчаяние, протест, ужас, которые она не в состоянии была скрыть. Ханна, оправив на плечах алое домино и надев маску, склонилась, чтобы вынуть из ушей хозяйки серьги.
        - Лучше, если я это тоже надену, сэр, - заявила она весьма бесстыдно. - Не сомневаюсь, мистер Сент-Арван их заметил.
        - Разумеется, Ханна! Мы все должны предусмотреть. - Сэр Роджер снова повернулся к Антонии. - Когда с вашим - … - э - э… нашим делом будет покончено, Ханна с отцом вернутся в эту карету и вы все вместе поедете на Брук-стрит. К тому времени, как вы подкатите к дому, все ваши вещи снова окажутся на вас, и никто не узнает, что это алое домино сегодня надевали две разные женщины. Остальным слугам известно, что его надели вы, да и Маунтворт, который наверняка согласился помогать Сент-Арвану ловить меня, тоже знает это. Можно не сомневаться, что, скорбя о друге, он первым обвинит вас. Мне очень жаль, милая, но, полагаю, нет нужды повторять, что выдвигать ответное обвинение против меня вам решительно не имеет смысла.
        Он умолк, рассматривая ее, и улыбнулся еще шире. Потом поправил домино, сбившееся во время борьбы, взбил кружева на груди и взглянул на горничную.
        - Ты готова, Ханна? - дружелюбно спросил он. - Тогда пойдем. Ты ни в коем случае не должна опоздать на тобою же назначенное свидание с Сент-Арваном.
        Когда пробило полночь, джентльмен в сером домино, ниспадающим до плеч свободными складками, и белой розой на персикового цвета бархатном камзоле широкими шагами направлялся к тому павильону Воксхолл-Гарденс, где находилась ломберная. Наружность у него была обычная, но сквозь прорези маски живо сверкали пронзительные голубые глаза. Он оглядывался по сторонам, словно ища кого-то; вдруг остановился, присматриваясь, и уже более целеустремленно пошел дальше.
        Из ломберной выскользнула высокая женщина в шелковом домино огненно-алого цвета. На пудреные волосы был наброшен капюшон, алая маска, изящно отороченная кружевом, скрывала лицо, но при каждом повороте головы в мочках вспыхивали рубины с алмазами. Серое Домино, быстро приблизившись к ней, поклонилось. Она же, обернувшись с нетерпением и явной опаской, сперва бросила торопливый взгляд по сторонам и только потом приняла предложенную руку, но и после, идя рядом, то и дело испуганно выглядывала из-за его плеча.
        Огибая павильон, Джеррен приостановился, но Алое Домино качнуло головой и, ухватив его за руку, поспешило в глубь Гарденс. По этой поспешности и тому, как она без конца оглядывалась, словно опасаясь преследования, он понял, что ей лишь на минутку удалось ускользнуть от своих сообщников и теперь не терпелось укрыться, пока они не появились и не начали действовать. Чувствуя, что ничего не сможет сделать, пока не узнает планов ее родственника, Джеррен не без охоты последовал за нею.
        Через короткое время из павильона осторожно вышло малиновое домино, под которым скрывался лорд Маунтворт, и направилось следом, ведомое алмазно-рубиновым проблеском, мелькавшим в лунном свете меж тенями деревьев. Он торопливо шел за ними, недоумевая про себя, куда это они так спешат. Для него не подлежало сомнению, что Антонии доверять никоим образом нельзя, но тщетно он пытался отговорить друга от этой опасной игры, где ставкой - его жизнь, а козыри ненадежны.
        Однако вскоре откуда-то из тени выступил высокий человек в черном домино, да так неожиданно и резко, что столкнулся с Маунтвортом, и оба чуть не упали. Питер, поспешно извинившись, хотел было пройти мимо, но человек схватил его за руку.
        - О, да это никак Маунтворт? - послышался знакомый насмешливый голос. - Вот уж, поистине, удача.
        Питер в упор уставился на говорившего и узнал бледно-голубые глаза, холодной иронией блестевшие в прорезях маски.
        - Эти якобы веселые карнавалы-маскарады на самом деле чрезвычайно утомительны, не правда ли? - продолжал Келщелл. - К счастью, существует еще карточный стол, за которым можно развеять скуку. Может, партию в пике, милорд? Если мне не изменяет память, вы питаете особое пристрастие к этой игре.
        Алое Домино со своим спутником уже почти исчезли из виду. Неожиданная догадка забрезжила в мозгу Питера, и откровенная наглость Келшелла на мгновение привела его в замешательство. Келшелл не только задерживал его здесь, мешая прийти на помощь другу, но и строил таким образом свое алиби, привлекая Питера в невольные свидетели.
        Как все спокойные люди, Маунтворт был способен крайне редко, но впадать в безудержную, слепую ярость. И сейчас волна именно такой ярости захлестнула его. Прежде чем сэр Роджер понял, что происходит, Питер свободной рукой ударил его в лицо, вырвал другую руку и нанес второй удар. Пока сэр Роджер собирался со своими невесть куда разбежавшимися мыслями, Маунтворта и след простыл.
        Между тем Джеррен, молча следуя за своей проводницей, по мере того как дорожки, по которым они шли, становились все темнее и пустыннее, ощущал в душе нарастающую тревогу. Они уже удалились на достаточное расстояние от возможной погони, но Алое Домино продолжало торопливо двигаться вперед. Полночь - время праздничного ужина, и людей им попадалось все меньше и меньше; Джеррен подумал, что Келшелл выбрал весьма удачное время, а Питер что-то не дает о себе знать. Он оглянулся на ходу, но малинового домино нигде не было видно.
        - Антония! - позвал он, остановившись, и она тут же обернулась. Секунду они смотрели друг на друга, потом она качнула головой, приложила палец к губам и, снова взяв его за руку, повлекла дальше по дорожке. Непонятно, почему она молчит, ведь уже нет риска быть услышанной. Что-то неуловимо переменилось в ее манере держаться и это вызывало смутное беспокойство: вроде бы и голову держит чуть выше, и двигается с несколько меньшей, чем обычно, фацией.
        Неясные подозрения, возможно, еще долго бы блуждали в его сознании, если бы не небольшой инцидент, помогший этим подозрениям превратиться в холодную твердую уверенность. Веткой, попавшейся на пути, край алого домино слегка отогнулся, приоткрыв голубой, расшитый серебром шелк. В памяти тут же всплыло, как Антония, чтобы отколоть с груди розу, откидывает плащ, под которым виднеется парча цвета слоновой кости и атлас. Кем бы ни было Алое Домино, за которым он так спешит, сомнений нет, это не его жена.
        Через минуту она остановилась перед одним из затейливых летних домиков, во множестве разбросанных по Гарденс. Положила руку на ручку двери и внимательно осмотрелась, как бы желая убедиться, что их никто не видит, потом самым естественным жестом пригласила его войти вовнутрь.
        Секунду или две он еще колебался. В этом отдаленном уголке Гарденс, куда музыка доносилась лишь слабым отзвуком, поблизости не было и намека на человеческое присутствие, и хотя луна освещала все мертвенно-белым светом, внутри домика было темно, как в гробу. Удачность сравнения вызвала на его губах мрачную усмешку, и он медленно переступил порог. Следующее его движение было совершенно неожиданным. Спокойно войдя, он вдруг с быстротою молнии пересек помещение и, прижавшись спиною к стене, выхватил из ножен шпагу. И все это прежде, чем невидимка, присутствие которого он явно ощущал, смог что-либо сообразить.
        Надо отдать должное, мужества убийце было не занимать, а может, это отчаяние подсказало ему следующий шаг. Что бы там ни было, но заметив на фоне высвеченного луной дверного проема темный силуэт, Джеррен прыгнул вперед и, плашмя ударив шпагой по блеску стали, вышиб клинок из руки противника.
        Оружие звякнуло об пол, а человек стал наступать, скрюченными пальцами пытаясь дотянуться до его горла. Сделать выпад шпагой оказалось невозможно. Джеррен отбросил ее и схватился с убийцей врукопашную, сразу же поняв по невысокому росту и неожиданной скрытой силе, что это не Келшелл.
        Задыхаясь, Питер изо всех сил бежал по дорожке и неожиданно оказался перед летним домиком, у открытых дверей которого на фоне освещенной луною стены темным силуэтом выделялась женщина в Алом Домино. Прижав руки к груди, она так напряженно следила за происходившим в домике, что даже не заметила появления Питера А по звукам, доносившимся из домика, можно было безошибочно определить схватку.
        Шпага Питера запуталась в складках малинового шелка, и пока он, отчаянно ругаясь, пытался ее высвободить, двое, сцепившись в яростной схватке, покатились по земле. Маунтворт наконец вытащил шпагу, но Серое и Черное Домино так тесно сплелись, что в неверном свете луны он не решился вмешаться.
        Еще несколько минут схватка продолжалась, но в конце концов сопротивление Черного Домино, явно ослабевавшего, прекратилось, и оно замерло на земле. Джеррен, пошатываясь, поддерживаемый под локоть Маунтвортом, поднялся на ноги.
        - Джеррен! - с тревогой спросил Питер. - Ты в порядке?
        Сент-Арван кивнул. Тяжело дыша, он сдернул маску, чтобы утереть пот с лица. И в эту минуту Алое Домино, до сей поры стоявшее у стены и в смятении смотревшее на схватку, неожиданно подхватило пышные юбки и, метнувшись мимо двух мужчин, со всех ног бросилось к центру Гарденс.
        Оторопев от изумления, они не успели удержать ее, хотя Маунтворт и попытался ухватить за подол. Джеррен кинулся было в погоню, но, вспомнив о Келшелле, вернулся в домик за шпагой. Кроме шпаги он нашел там и кое-что еще: кинжал, о который даже порезал пальцы, когда ощупью искал свое оружие.
        Он вынес его наружу и в лунном свете стальное лезвие зловеще замерцало. Секунду он молча глядел на него, нахмурившись, потом обернул носовым платком и опустил в карман.
        Маунтворт склонился над лежащим без сознания человеком. Снял маску, и луна осветила бледное, совершенно незнакомое лицо.
        - Келшелл самолично пытался помешать мне идти за вами, - заметил он через плечо. - А твоя жена, наверное, побежала к нему.
        - То была не Антония! - Джеррен вложил шпагу в ножны. - Присмотри-ка за этим парнем, Питер, а я пойду за нею.
        Ханна отчаянно спешила назад тем же путем, что и пришла. Это тоже было частью плана - стремительное бегство Алого Домино сквозь толпу, мимо лож к воротам, где уже ждала карета и где к ней должен был присоединиться Тимоти, возвращавшийся другим путем; однако человек, которому предназначалось лежать в летнем домике мертвым с кинжалом жены в груди, был живехонек и теперь, несомненно, гнался за нею. Эта мысль заставляла ее лететь все быстрее, и она бежала со всех ног, сожалея только, что расшитые туфельки, позаимствованные из гардероба хозяйки, были такими узкими и на таких высоких каблуках.
        Добравшись наконец-то до более людной части Гарденс, она рискнула остановиться, чтобы перевести дух и оглянуться. И совершила оплошность, ибо пока она, вывернув шею, вглядывалась в даль, какой-то фат в фиолетовом домино, подлетев, обхватил ее обеими руками. Это был тот самый бонвиван, что за ужином строил глазки Антонии, но уже изрядно хлебнувший.
        - Боже милостивый, вот удача-то! - хрипло заорал он. - Алое Домино, чтоб мне пропасть! А я уж думал, что потерял тебя, красотка.
        - Отпустите меня, черт бы тебя побрал! - с яростью вскрикнула она. - Отпусти сейчас же1
        - Ну уж нет! - смеясь, возразил он. - Вот мы сперва посмотрим, что там, за этой хорошенькой маской.
        Он уже подобрался к тесемкам маски, но Ханна со всей силой вонзила каблук ему в подъем ноги, он завопил от боли и выпустил ее. Она тут же ускользнула в толпу, оставив его поглаживать ушибленную ногу и проклинать злонравных женщин. Через несколько минут его еще сильнее ушиб, бесцеремонно отшвырнув с дороги, какой-то растрепанный молодой человек в порванном сером домино, лохмотьями свисающем с плеч.
        Джеррен, отбросив всякую учтивость, локтями прокладывал себе путь через толпу у лож, но Алое Домино все время ускользало. Толпа уже начала забывать хорошие манеры, в ход пошли грубые шутки, часто сопровождавшиеся выкриками и хохотом, а некоторые особенно подвыпившие джентльмены просто орали хриплыми голосами. Кое-кому, правда, резкое продвижение Джеррена в толпе не показалось шуткой и не понравилось, но достаточно было одного взгляда на его лицо, и всякие протесты замирали у них на губах, ибо становилось сразу ясно, что человек этот не потерпит ни малейших возражений.
        Алое Домино уже почти пробралось сквозь толпу, а Джеррену все никак не удавалось отделаться от окруживших его плотным кольцом пляшущих и вопящих шутников; казалось, она вот-вот ускользнет, ибо когда он наконец вырвался, ей оставалось чуть-чуть пробежать по дорожке, ведущей прямо к воротам, за которыми ждала спасительная карета. К Алому Домино приближалась развеселая компания, а неподалеку, под деревьями, окаймлявшими дорожку, неподвижно замерло Черное Домино, наблюдая за погоней. В этой неподвижности было что-то напряженное, а рот, не прикрытый краем маски, сжался в прямую, жесткую линию.
        Возможно, он что-то задумал, намереваясь помешать Сент-Арвану, но планы его обратились в прах. Кто-то из веселящейся компании заметил убегающее Алое Домино и Джеррена, стремящегося догнать, и решил принять участие в новой игре. Что-то крикнул остальным, все схватились за руки, и в одну минуту дорожка оказалась перегороженной хохочущими весельчаками, а путь к воротам - отрезанным. Когда же Джеррен оказался рядом с женщиной и опустил руку ей на плечо, все со смехом, шутками и выразительными жестами окружили их. Другой рукой Джеррен поспешил сорвать маску с лица незнакомки.
        - Силы небесные! - ошеломленно воскликнул он. - Ханна! - И так сжал пальцами ее плечо, что она охнула от боли. - Где моя жена? Ради Бога! Если вы с нею что-нибудь сделали!..
        Ханна с безумным видом оглядывалась вокруг. Она могла правильно и с толком следовать инструкциям, но теперь все планы Келшелла пошли прахом, она и отец оказались пленниками в руках Сент-Арвана. Где же сэр Роджер? Ведь он должен был помешать Маун-творту идти за Сент-Арваном к летнему домику и сейчас ему следовало быть рядом, чтобы помочь ей, но его нигде не видно. И сразу же появилась мысль, что ее предали. Вот и верь этому сэру Роджеру, который собственную безопасность ставит выше сообщнической верности. Ну, что ж, только он забывает, что преданный тоже может в свою очередь предать.
        - С ней все в порядке, - пробормотала она наконец, глядя на Джеррена снизу вверх. - Я скажу вам, где ее найти. И вообще, расскажу достаточно, чтобы сэра Роджера можно было повесить дважды - если сойдемся в цене.
        Беспомощная, брошенная в карете, Антония потеряла счет времени. То ли с момента ухода Келшелла прошло всего несколько минут, то ли уже несколько часов. Сперва она изо всех своих молодых сил пыталась освободиться, но путы, вроде бы мягкие, оказались на редкость прочными. Да, сэр Роджер все предусмотрел. От этих мягких веревок на ее лодыжках и запястьях наутро даже следов не будет, чтобы подтвердить похищение.
        В конце концов, выбившись из сил, она сдалась и устремилась мыслями обратно на маскарад вослед заговорщикам. Удастся ли Джеррену обнаружить подмену? Да нет, вряд ли, раз уж Келшелл так постарался убедить, что его ждет свидание с женой. Ничего не подозревая, пойдет он за Алым Домино, которое приведет его на смерть.
        Сколько же она уже сидит здесь? Должно быть, не меньше часу, а в укромном уголке Гарденс, наверное, лежит мертвый, окоченевший Джеррен, и никогда больше веселая улыбка не тронет этих насмешливых губ, и не заискрятся смехом эти голубые глаза, закрывшиеся навсегда.

«Конец, - сказал он недавно, уходя, - или же начало?» О, Боже, Боже мой, то был конец, конец ее жизни, ее мира.
        Открылась дверца, и сердце замерло в ужасе. Высокий человек впрыгнул в карету, дверца захлопнулась, и в ту же минуту лошади пошли. В голове у нее завертелись тысячи вопросов, но она молча смотрела, как человек срывает маску и домино и швыряет их на сиденье напротив. Потом он оправил камзол и кружевное жабо, слегка смявшееся под домино, и, откинувшись в угол кареты, достал табакерку. И все это с совершенно невозмутимым видом.
        - Вы, разумеется, удивлены, - любезно произнес он, - отчего пришел я, а не Тимоти с Ханной. - Открыл коробочку, достал понюшку, изящным жестом стряхнув просыпавшийся на колени табак. - Как вы уже, надеюсь, поняли, дела пошли не совсем по плану.
        С нескрываемым удовольствием он осторожно втянул табак носом, а Антония не отрывала страдальчески-напряженного взгляда от еле различимой в полумраке фигуры. Как это похоже на него - мучить ее, держать подольше в неведении… Если б не кляп во рту, она бы давно уже набросилась на него с криком, требуя сказать правду.
        - Не совсем по плану, - повторил он раздумчиво. - Да, приходится признать, что Сент-Арван одержал победу. Что сталось с Тимоти - не знаю, но Ханна, когда я видел ее в последний раз, усердно торговалась с вашим мужем, обещая сделаться его осведомителем. Разумеется, сперва ему удалось снять с нее маску. Интересно, чем же она себя выдала?
        Голос его стал отдаляться, отдаляться… крутящаяся мгла затопила сознание Антонии, но в этой мгле победными фанфарами звучала одна мысль - Джеррен жив. Он жив, а сэр Роджер потерпел поражение. Как это произошло, она не знала, да пока и не хотела знать; того, что Джеррен спасен, было более чем достаточно.
        Карета, мерно покачиваясь, катилась вперед. Келшелл, убрав табакерку, неторопливо склонился и так же неторопливо вынул кляп изо рта Антонии.
        - Полагаю, теперь мы можем обойтись без этого, - заметил он, - и без этих надоевших пут. Надеюсь, вам было не слишком неудобно?
        Антония облизала губы.
        - О, нет, ну, что вы! - ответила она с уничтожающим сарказмом. - Я просто обожаю, когда меня связывают по рукам и ногам.
        - А вы все так же бодры и непримиримы, - заметил он, развязывая веревки на запястьях. - Наше поражение, похоже, вас нисколько не тяготит.
        - НАШЕ поражение? - Наконец-то ее руки были свободны, и она принялась растирать их. - Не кажется ли вам, дядюшка, что время притворства кончилось? Вы же прекрасно знали, что ваших кровавых замыслов я не поддерживала никогда, за исключением очень короткого времени.
        - Да, знаю. В тот день вы пришли ко мне, охваченная слепой яростью, потому что Сент-Арван, не подозревавший, что Ханна подслушивала, все равно не поверил в вашу невиновность. Однако желание наказать его пылало в вас недолго и угасло, едва стих гнев. Меня это нисколько не удивило.
        Она как раз наклонилась, чтобы развязать себе лодыжки, но услышав последние слова, резко выпрямилась.
        - Не удивило?
        - Нисколько, - повторил он. - Не забывайте, я ведь знал еще вашу мать, на которую вы очень похожи. Помню, однажды, вообразив, будто Энтони ей неверен, она попыталась заколоть его. Он сумел отразить удар, кинжал лишь оцарапал руку, а ею тотчас же овладело раскаяние. То же самое, практически, произошло и с вами. На самом деле вы безумно любите своего Сент-Арвана, но он был несправедлив к вам, вот в вас и родилось желание мести, правда, недолговечное. Страсть к отмщению, милая! Это у вас в крови - цыганской крови. На редкость бесполезное чувство.
        - Не стану спорить, - с презрением отозвалась она, - хотя мне кажется, дядя, что я пришла к этому заключению гораздо раньше вас. Вы-то подобное бесполезное чувство лелеяли двадцать лет.
        - Я? - В его голосе тоже слышалось презрение, - Неужели вы всерьез думаете, будто я вел непримиримую борьбу за обладание Келшеллов только из чувства мести? Нет уж, увольте! Я вам не сэр Чарльз, полубезумный старец, одержимый ненавистью и жизнь положивший на мщение.
        - Но вы же не можете отрицать, что убили моего отца из-за наследства сэра Чарльза?
        - Я и не отрицаю. Да, я убил его по той же самой причине, по которой пытался погубить и вашего мужа. Но только двадцать лет назад я руководствовался простым честолюбием - быть богатым, а не бедным, теперь же мне грозит полный крах.
        Она воззрилась на него, пытаясь понять, что имелось в виду.
        - Не верю! Ваш образ жизни…
        - Видимость, дитя мое, одна лишь видимость. Роскошный фасад, за которым ничего, кроме долгов, Боже святый! Ужель вы думаете, я стал бы рисковать всем: семьей, положением, самой жизнью, наконец, - если бы видел иной путь избежать катастрофы?
        - Так значит, вы надеялись, женив на мне Винсента, взять бразды правления в свои руки и уплатить свои долги моими деньгами?
        - Милая Антония, - холодно ответствовал он, - вы себе чрезмерно льстите. Думаете, я позволил бы сыну жениться на женщине с таким происхождением, дочери бесчестного игрока, шулера и какой-то цыганки? Или Сент-Арван женился бы на вас, не будь он поставлен в такие отчаянные условия, при которых отказаться было невозможно? Да и то сэр Чарльз все же предпочел сообщить ему правду уже после того, как узел оказался благополучно и прочно завязан.
        Она даже пригнулась при последних словах, вызвавших в памяти многочисленные унижения детства и юности, но нашла в себе мужество возразить:
        - И вы можете говорить так, хотя сами отправили Винсента в Глостершир, чтобы он снискал мою любовь и сделал мне предложение?
        Он рассмеялся, тихо и даже мягко, но от этого смеха у нее по спине пробежал холодок:
        - Это было необходимо, чтобы завоевать ваше доверие, уговорить отдать мне полученное наследство. Боюсь, до свадьбы вы бы не дожили.
        Несмотря на теплую ночь, Антония задрожала. Как же прав был сэр Чарльз, не доверяя своему родственнику, и как же ей повезло избежать умело расставленной западни. В том, что Келшелл говорит правду, она не сомневалась, ибо его слова прояснили многое, прежде непонятное, вызвавшее недоумение. С таким Роджером Келшеллом, холодным, расчетливым, бесчувственным, с неуемной жаждой мести, двигавшей каждым его действием, Антония никогда не смогла бы смириться.
        Она погрузилась в собственные мысли, сэр Роджер тоже замолчал, и какое-то время единственным звуком, нарушавшим тишину, было цоканье копыт да стук колес. Вскоре, однако, ею овладело другое опасение, и она принялась вглядываться в темноту.
        - Куда вы меня везете? - настороженно и требовательно спросила она.
        - На Брук-стрит, - последовал ответ. - Хотя, надобно признаться, мне приходила в голову мысль увезти вас и потребовать выкуп, но подозреваю, Сент - Арван, вооруженный признаниями Ханны, не уступит подобному вымогательству. Кроме того, для успешного завершения такое дело потребовало бы времени и тщательной подготовки. Мудрый человек, Антония, понимает, когда его игра окончательно проиграна.
        После недолгого молчания она произнесла:
        - И что же вы намерены делать теперь?
        - Сперва спровадить вас домой, - отвечал он, - а затем вернуться к себе. Можете быть уверены: если Сент-Арван правильно распорядится ситуацией - а я убежден, что ему на это достанет разума, - то правда никогда не выплывет наружу. - Он помедлил, но, поскольку она так и не нашлась с ответом, продолжал: - А что же вы сами, Антония?
        - Я? - вздрогнула она. - Не понимаю?
        - Так-таки и не понимаете? - Ироничность не изменяла ему. - Хотя в самом вопросе уже заключался ответ. Ваше положение по меньшей мере двусмысленно. - Он помедлил, словно раздумывая. - И для вас, думаю, самым мудрым будет помириться с Сент-Арваном. Ваша сегодняшняя попытка предупредить его явно говорит, что вам и самой этого безумно хочется, а поскольку его поведение в последние несколько месяцев было далеко небезупречным, то и у вас найдется, что ему простить. Ошибок было полно с обеих сторон.
        Последовала еще одна, более продолжительная пауза, потом она едва слышно пролепетала:
        - Так вы хотите, чтоб я пошла на сделку с ним?
        - Именно так! - Сэру Роджеру явно понравилась такая смышленость. - Помните: вы связаны друг с другом на всю жизнь, и было бы только благоразумием прийти к какому-нибудь соглашению и сохранять дружелюбие и дальше. Не сомневаюсь, что вы сможете уговорить его забыть прошлые обиды. Кто старое помянет - тому глаз вон! Правда, он, конечно, не переменится, но у вас имеется одно неоспоримое и неоценимое преимущество перед всеми соперницами:
        вы - его жена.
        Она не ответила, а он больше не углублялся в эту тему, ибо хорошо понимал коварную силу и власть намеков, ядовитые уколы которых ранят ей душу, а посеянные сейчас семена сомнения сделают невозможным полное примирение между нею и мужем. Слабое, конечно, утешение, но это - единственное, чем он может вознаградить себя за полное крушение надежд.
        Проводив Антонию и вернувшись к себе домой, сэр Роджер направился прямо в кабинет и запер дверь. Зажег свечи в серебряных подсвечниках на столе, сел и достал письменные принадлежности. Довольно долго тишину кабинета нарушал лишь скрип пера, а когда он отложил его, свечи почти догорели. Потом вложил написанное в конверт, запечатал и изящным летящим почерком написал адрес. Отпер ящик, достал небольшой пистолет с серебряными накладками на рукоятке и, как всегда неторопливо и спокойно, принялся его заряжать.
        Покончив с этим, отложив оружие, вынул табакерку и с нескрываемым наслаждением втянул носом понюшку табаку. Во всем доме царила тишина, но в этот момент с улицы донесся голос стражника, выкрикивающего время горожанам. Усмешка коснулась губ сэра Роджера, и он твердой рукой взял пистолет.
        Антония медленно поднималась наверх, в туалетную. Там было пусто, поскольку Ханна, обычно дожидавшаяся хозяйки и помогавшая ей раздеваться, по всей видимости, еще пыталась выпутаться из последствий своего участия в заговоре против Джеррена. Вряд ли стоило ожидать ее возвращения.
        Антония зажгла свечи на туалетном столике, сменила измятое бальное платье с тугим корсетом и множеством нижних юбок на жестких неудобных фижмах на свободный шелковый пеньюар, уселась перед столиком и невидящим взором уставилась на свое отражение в зеркале. Первая радость, вспыхнувшая при известии о поражении сэра Роджера, сменилась теперь опасением перед возможными последствиями. Джеррен говорил, что если сэр Роджер попадется, то ссора может закончиться поединком на шпагах. Конечно, сэру Роджеру никогда не одолеть Джеррена, но смерть от руки Сент-Арвана может привести к весьма серьезным последствиям. Хоть поединки происходят достаточно часто, все же дуэли запрещены, и Джеррену, с его репутацией искусного фехтовальщика, придется туго, если он убьет человека намного старше себя. В лучшем случае ему придется бежать за границу, а в худшем - Антония даже поежилась, старалась не думать о том, что же будет в худшем. Не утешало и собственное положение. Слова и намеки сэра Роджера уже начали свою разрушительную работу, и отвратительное предположение, что ей придется заключить сделку с собственным мужем,
медленно прокручивалось в голове. По разумению Келшелла, раз Джеррен развлекался с другими женщинами, пока его жена строила против него заговоры, то теперь, когда ее интриги закончились неудачей, он должен будет с готовностью забыть все их раздоры. И, по мнению сэра Роджера, для Сент-Арвана не имело значения, как именно это произойдет. Что ж, возможно, так оно и есть, и коль скоро Джеррен пожелает предать забвению события последних месяцев, то она должна быть благодарна, но из сердца рвался отчаянный вопль; этого мало, мало. Любя его всей душой, она хотела знать, что по-прежнему любима так же глубоко, хотела вернуть счастье, весною осенившее их своим крылом.
        От грустных мыслей ее оторвал звук шагов снаружи, и она со страхом приблизилась к двери. Дверь распахнулась, и Джеррен, торопливыми, широкими шагами подойдя к ней, схватил ее за плечи, нетерпеливо вглядываясь в лицо.
        - Антония, ты в порядке? Тебе не причинили вреда? - Она покачала головой, и он отпустил ее, проговорив с кривой улыбкой: - Ханна сказала мне, где стоит карета, в которой тебя заперли, но когда я пришел туда, чертова экипажа и след простыл. Я сразу понял, что это - дело рук Келшелла, и боялся, как бы он не взял тебя в заложницы за Ханну и ее отца.
        - Он сказал, что ему приходила в голову мысль потребовать за меня выкуп, - дрожащим голосом ответила она, - но поскольку Ханна во всем призналась, надежды на успех у него было мало. - Она подняла на него испуганные глаза. - Джеррен, опасность действительно позади? Дядя Роджер заявил, что его игра проиграна, но не знаю, можно ли ему верить.
        Он кивнул:
        - Да, проиграна.
        - И поединка между вами не предвидится?
        - Нет. И это наилучший вариант. - Джеррен взял ее за руку и усадил на диван. - Ханна рассказала всю историю, а Престон, поняв, что правда выплыла наружу, подгвердил. Питер взял у них письменные признания, должным образом засвидетельствованные и подписанные, а владея такими документами, я всегда смогу держать Келшелла в руках. Боясь за свою жизнь, он ни за что не осмелится снова покушаться на мою жизнь. - Он умолк и слегка нахмурился. - Ты знаешь, что он на грани краха?
        - Да, он сказал мне по дороге домой. - И Антония едва слышно спросила: - Джеррен, будет большой скандал?
        - Не думаю. Это часть моего договора с Престоном. В обмен на признание я дал слово ничего не разглашать. Он предан Келшеллу и горит равным желанием - и защитить хозяина, и купить свободу себе и дочери.
        - Джеррен сунул руку в карман и достал серьги с рубинами и алмазами. - Вот твои украшения. А платье я разрешил Ханне оставить себе, поскольку, думаю, ты теперь вряд ли согласишься его надевать.
        - Да уж, конечно, - с горячностью подтвердила она, беря драгоценности, - но я признательна, что ты уберег серьги. Мне было бы очень жаль потерять их.

«Потому, что они - твой первый подарок мне, » - прибавила она мысленно, спрашивая себя, а помнит ли и он это тоже. Джеррен если и помнил, то не выразил ничем, а мрачно произнес:
        - Не в первый уже раз Ханна притворялась тобой. Келшелл понимал, что вряд ли удастся заставить тебя играть активную роль в его смертной игре, вот и решил сделать тебя виновной без твоего ведома.
        Сидя рядом, он рассказал о подосланных к нему наемных убийцах и о том, что они с Питером узнали от их предводителя.
        - Когда парень упомянул нанимавшую его женщину и описал ее, я поверил в то, во что и должен был поверить, по убеждению Келшелла - что это была ты. - Он помолчал и сухо добавил: - Это случилось за день до того, как я отправил тебя в Глостершир.
        - За день до того? - прижав руку ко рту, Антония воззрилась на него, понимая теперь, как нестерпимо фальшиво прозвучало в свете случившегося и ее признание, и предложение помочь. - Боже милостивый! Неудивительно, что ты не поверил мне!
        Впервые она позволила себе подумать о том, что они в тот день наговорили друг другу, понимая, насколько она с каждым словом заслуживала в его глазах все больше осуждения. Но тут вспомнила любопытное противоречие в его недавнем поведении и недоумевающе нахмурилась.
        - А вчера в Воксхолле ты был готов доверять мне.
        Почему?
        Он пожал плечами:
        - Ты наконец-то убедилась, что от Келшелла тебе грозит такая же опасность, как и мне, а поскольку всю эту чертову ситуацию следовало как-то разрешить, я и дерзнул пойти на немалый риск и поверить в твои честные намерения. А когда обнаружил, что Алое Домино, встретившее меня у ломберной, вовсе не ты, понял: мои рассуждения верны и ты - такая же жертва заговора, как и я.
        - Понятно! - шепотом проговорила Антония и склонила голову, чтобы скрыть смущение и разочарование. Значит, он по-прежнему уверен, будто ею двигал эгоизм, и убедить его в обратном нет никакой надежды. Чувство полной безысходности овладело ею, глаза наполнились слезами, усталость Я отчаяние помешали взять себя в руки. Но больше всего на свете страшась жалости, она немыслимым усилием попыталась все же говорить ровным голосом:
        - Я осознала опасность уже давйо, но теперь, благодарение Богу, все кончилось, даЯ Нас обоих. - Она умолкла, глубоко вздохнула и, теряя последние силы, произнесла уже не так спокойно: - Может быть, не станем говорить об этом сегодня? Я так устала.
        - Я знаю, - мягко откликнулся он, - но один момент все-таки нужно выяснить. То, что ты совершила вечером, вполне может объясняться желанием спасти самое себя. Но есть еще кое-что, уже не объяснимое этой причиной. Вот, Антония.
        И Джеррен протянул руку: на ра»С№той ладони лежал старинный кинжал с рукояткой, инкрустированной золотом и бирюзой.
        - Престон пытался применить его против меня, - продолжал Джеррен тихо. - А позднее рассказал, как этот кинжал попал к нему. Ради Бога, антония, зачем ты сделала это?
        Это краткое промедление лишило ее остатков самообладания. Глаза снова налились слезами, словно в тумане, а голос предательски задрожал:
        - Я должна была остановить его. Эг& мысль завладела мною - убить его, а потом себя. Но он разгадал мое намерение.
        - И слава Богу! - В голосе Джеррена тоже появилась дрожь. Он отшвырнул кинжал и схватил Антонию в объятия. - Любовь моя, да я просто не пережил бы спасения такой ценой! Без тебя жизнь потеряла бы всякий смысл.
        - Я думала, тебе все равно, раз ты меня больше не любишь, - прорыдала она. - О, Джеррен, простишь ли ты меня? Ведь я совершила непростительное.
        - Даже если и так, - с горечью произнес он, - то я толкнул тебя на это своими подозрениями, будь они прокляты. Боже святый, любимая, ведь мы могли провести всю жизнь в бесконечных подсчетах, чья же вина больше, и в поисках самооправдания - и много ли радости это принесло бы нам! Нет, мы выбросим все эти пакостные события из головы и вернемся назад, к тому моменту, когда я, оставив тебя дома, отправился в Барнет!
        - Если бы это было возможно! - Антония все еще задыхалась от слез. - О, если б только!..
        - Возможно, потому что мы оба хотим этого. - Он еще крепче, еще теснее прижал ее к себе, сияющие голубые глаза с любовью, дразняще и призывно улыбались черным. Она открыла рот, пытаясь что-то сказать, но он закрыл ее губы своими, заглушая всякие слова.
        - Тише, молчи! Мы поговорим обо всем, если захочешь, но завтра.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к