Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Третьякова Кира: " Жена По Объявлению Один Из Способов Отделаться От Наследства " - читать онлайн

Сохранить .
Жена по объявлению: Один из способов отделаться от наследства Кира Третьякова

        Подумать только, папа решил жениться! И со своей невестой он знаком уже два года! А она после смерти матери взвалила на себя все домашние заботы и все свое время посвящала отцу, сестрам и братьям. И это вместо того, чтобы устраивать собственную жизнь! Ну все, хватит, теперь все изменится. Вот, в газете есть объявление…

        Кира Третьякова
        Жена по объявлению

        Глава 1

        — Рита, я знаю, о чем ты думаешь. Давай поговорим, наконец. Сколько можно ходить вокруг да около.
        «Действительно, сколько можно ходить вокруг да около»,  — с горечью повторила Маргарита про себя слова отца.
        Она стояла возле окна и молча смотрела сквозь капли дождя на старые ржавеющие детские качели в саду. Сегодня исполнилось восемнадцать самому младшему из детей, когда-то взлетавших на них к небу. Стас, тот самый мальчишка-сорванец, бесстрашно делавший на них «солнышко», уже перерос качели на полголовы.
        Маргарита вспомнила мать, слишком рано ушедшую от них. Уже восемь долгих лет прошло с того времени. Маргарите было тогда двадцать три. Она училась в университете и мечтала о карьере, хотя будущее представлялось девушке еще очень смутно. Учительница, журналистка, музейный работник — все эти профессии казались ей одинаково интересными.
        А потом наступил день, принесший страшное, никак не укладывавшееся в голове известие: больна мама. Рак в последней стадии… И никакой надежды на излечение.
        Борису было тогда шестнадцать — самый разгар переходного возраста. Тринадцатилетняя Юля еще играла в куклы. Ну, а Стас, совсем ребенок, похоже, даже не понял по-настоящему, почему так внезапно осиротел их уютный, счастливый дом. Мамы не стало, и вместе с ней ушли из семьи внимание, забота и ласка, которые может дать только мать. Отец, любивший жену до беспамятства, осунулся, постарел и почти забыл о детях, отдавшись во власть своего горя. И Маргарита, беспечная, веселая, живая, взяла на себя ответственность за всю семью. Конечно, пришлось оставить учебу, забыть о поклонниках, перестать встречаться с друзьями. Ее собственная жизнь уже не принадлежала ей. Постепенно, сама того не замечая, она перестала думать о карьере и возможном замужестве. Маргарита была главой семьи и со временем, пожертвовав всем ради близких людей, научилась чувствовать себя счастливой.
        И вот теперь неожиданное признание отца: он собирается снова жениться! Никто из детей даже не предполагал, что у него есть любимая женщина, Клара, которая скоро станет членом их семьи.
        «Ни за что не отдам свой дом чужой женщине»,  — шептала Маргарита, прижимая ладони к пылающим щекам.
        Входная дверь распахнулась и ударилась в стену.
        — Стас!  — возмущенно крикнула Маргарита.
        — Пиво кончилось,  — с порога затараторил Стас, не слушая сестру,  — нам нужно еще два ящика, только быстро, пожалуйста.
        Он от нетерпения припрыгивал, и его рыжие вихры припрыгивали вместе с ним. Задорные веснушки на носу делали его лицо веселым и добрым. Заметив на столе тарелку с тефтелями, от которых шел пар, он мимоходом цапнул одну прямо рукой и отправил в рот.
        — Ты это Рите говоришь или мне?  — остановил его голос отца.
        Стас изумленно оглянулся.
        — Рите, конечно. Я и не знал, что ты дома…
        В словах сына прозвучал упрек, и Платонов-старший не мог его не почувствовать.
        — Да, в последнее время я редко бывал дома…  — начал было он, но его прервал звук распахнувшейся двери.
        Вслед за братом в дом влетела Юля, обвела глазами присутствующих и тоже протянула руку к тарелке с тефтелями. Жуя, она переводила взгляд с отца на Маргариту, с Маргариты на Стаса.
        — Что это тут у вас?  — поинтересовалась она.  — Военный совет?
        — Не говори с набитым ртом!
        Хотя сестра уже выросла, Маргарите трудно было удержаться от замечаний. Они вырывались у нее бессознательно, по привычке.
        Юлия недовольно поморщилась:
        — Ну тебя, Ритка. Ты мне не мамка-нянька, я сама уже взрослая.
        Маргарита пожала плечами:
        — Да, я тебе не мамка-нянька. Но очень скоро у тебя будет настоящая новая мама.
        Рита намеренно не реагировала на смущенный взгляд отца. Он просил ее пока не говорить младшим о своей женитьбе. Но с какой стати она должна деликатничать? Сам-то он подумал о ее чувствах? Ведь все это время именно она была хозяйкой в их доме.
        — Ты шутишь!!! Отцу пятьдесят восемь. Какие могут быть женщины?  — Юлия искренне рассмеялась.
        Тут в разговор вступил Стас:
        — Да, Ритка, ну и шуточки у тебя. Отец сказал бы нам.
        Маргарита отошла в сторону. Пусть отец сам объясняется, в этом деле она ему не помощница.
        Юрий Сергеевич ослабил воротник рубашки, словно ему не хватало воздуха.
        — Собственно говоря, я надеялся… Я думал, за ужином… тогда вы могли бы познакомиться с Кларой, моей будущей женой… она вам обязательно понравится.
        — Ты что, серьезно?  — Стас с Юлей растерянно переглянулись.
        — Нет, нисколько,  — спокойно ответил отец, бросая на старшую дочь неодобрительный взгляд.
        Она отвернулась.
        — Ты хочешь жениться? В твоем возрасте?
        — Ты же абсолютно не знаешь женщин!
        — В каком таком моем возрасте? И с Кларой я знаком уже больше двух лет…  — пытался оправдаться отец.
        — Целых два года? А почему ты нам ничего о ней не рассказывал?  — Юлия смотрела на него с осуждением.
        — Черт подери! Именно это я и делаю. Вы будете меня, наконец, слушать?  — Отец начал терять терпение.
        — Нет, я сейчас не могу. Нам срочно нужно еще пива.
        Совершеннолетие бывает раз в жизни. И Стасу совсем не хотелось портить свой день рождения семейной неразберихой. Но, выходя за дверь, он все же остановился на пороге и внимательно посмотрел на отца:
        — Или ты собрался жениться прямо завтра?
        — Нет. Я скажу вам, когда…
        — Хорошо хоть, что скажешь.  — Юлия демонстративно удалилась вслед за братом, хлопнув дверью.
        — Спасибо, дочь! Просто замечательно все получилось!  — с огорчением воскликнул отец.  — Я же хотел, чтобы все было не так. Ну сели бы мы, поужинали, как у людей принято… Неужели надо было вот так с бухты-барахты, на ходу…
        — И в самый разгар нашего прекрасного ужина ты ввел бы в дом другую женщину и представил ее своим детям. А я в это время, как Золушка, готовила бы, подавала бы на стол и чистила кастрюли.
        Маргарита открыла кран и сунула пару бокалов под хлещущую воду. Брызги летели во все стороны, так что отцу пришлось отступить на несколько шагов.
        — Ну что ты говоришь? Какая еще Золушка?  — Он положил руку на плечо дочери, но она сразу же стряхнула ее.  — Знаешь, я думал, ты, наоборот, обрадуешься. Ведь теперь у тебя будет возможность жить так, как хочется. Гулять, учиться и… в конце концов, тебе давно уже пора создать собственную семью.
        Последняя фраза тяжело повисла в воздухе. Маргарита покачнулась, как от удара и, медленно завинтив кран, повернулась.
        — Создать семью, говоришь? И с кем же, скажи на милость?!
        Юрию Сергеевичу стало не по себе, когда он посмотрел в вопрошающие темно-зеленые глаза старшей дочери. Роскошные пряди золотистых волос обрамляли возмущенное лицо. Ее чистая, обычно очень бледная кожа слегка порозовела. Пожалуй, впервые он заметил, что его Рита действительно красавица. И, несмотря на это, она никогда ни с кем не встречалась. Никогда ни один поклонник не переступал порога их дома. Удивительно, но отец только сейчас понял, что, отдав всю себя служению родным, Маргарита не имела ни времени, ни возможности устроить свое личное счастье. Теперь уже Юрий Сергеевич досадовал на себя — равнодушный, бесчувственный человек, свалил на девочку весь дом и даже не подумал, что ждет ее впереди при такой жизни.
        — Давай успокоимся,  — наконец примиряюще сказал он.  — А завтра все обсудим еще раз. Прости, дочь, обед уже заканчивается, убегаю. Пока!
        Маргарита рассеянно смотрела на холодильник, в блестящей дверце которого отражалось ее лицо. Она думала об отце, о Юле и обоих братьях. Все четверо находились под ее опекой, казалось, уже целую вечность.
        — Хватит! Мне и правда пора подумать о себе,  — прошептала она.

        Альберт с шумом притормозил перед самыми дверями клиники, в которой боролся со смертью его старший брат Артем. Сергей Петренко, адвокат, служивший их семье уже многие годы, срочно попросил вдруг приехать. Бросив мотоцикл возле железного зубчатого забора, Альберт торопливо зашагал в приемный покой.
        — Да не до вас тут,  — отмахнулся он от дежурной медсестры, пытавшейся всучить ему полиэтиленовые тапочки.
        Перепрыгивая через ступеньки, он поднялся на второй этаж и свернул в левый коридор. Здесь находилось реанимационное отделение. Альберт остановился и, глубоко вдохнув, быстро, неумело перекрестился. Он едва коснулся костяшками пальцев двери, собираясь постучать, как дверь открыла медсестра в шапочке и белоснежном халате.
        — Альберт Амбрацукян. Я хотел бы навестить брата.
        Женщина сочувственно кивнула:
        — Входите, пожалуйста. Он в сознании.
        Она не попросила его надеть халат. Косвенный признак того, что брату осталось жить совсем недолго,  — никакие уличные бактерии ему уже не страшны.
        Бледный, исхудавший до прозрачности, Артем лежал на больничной койке, чуть приподнявшись на подушках.
        — Привет, старик. Ты молодцом, выглядишь гораздо лучше.  — Альберт изо всех сил старался, чтобы улыбка получилась веселой. Кажется, это не очень ему удалось.
        Но глаза Артема, затуманенные болью и усталостью, прояснились. Глаза остались теми же, что и раньше, когда Артем был здоров. Тогда братья часто ссорились. Больше всего из-за того образа жизни, который предпочитал вести Альберт — бабочка-однодневка, ни постоянной работы, ни обязательств. В то время как старший брат руководил отелем…
        Губы больного шевельнулись. Альберт наклонился ниже: брат говорил тихо, собираясь с силами после каждого слова:
        — Ты единственный, кто может вести мое дело… Позаботься об отеле — как хотел отец.
        Отец построил этот отель сам, будучи уже совсем не молод. В конце восьмидесятых, во время Бакинской смуты, когда армяне, бросив все нажитое, вынуждены были бежать из любимого города, семья Амбрацукянов перебралась на юг Краснодарского края. Отец, бывший замдиректора крупной нефтяной компании, не сдался, хотя практически вся жизнь теперь должна была начаться сначала. Так появился небольшой гостеприимный отель «Амбрацукян и К°». Отец не уставал повторять, что его самое заветное желание — чтобы гостиница осталась в семье. Однако Альберт на правах самого младшего смотрел на семейный бизнес со стороны. В отличие от своего брата он не чувствовал в себе никаких задатков предпринимателя. Еще ребенком он часто страдал оттого, что вся жизнь семьи подчинена семейному делу. Комфорт постояльцев всегда был на первом месте.
        Но сейчас… сейчас было не время ворошить воспоминания. Альберт крепко пожал руку брата:
        — Я сделаю все, что смогу. Не волнуйся, ладно?
        Благодарная улыбка осветила лицо Артема.
        — И женись, Алик. Заведи семью.
        Сам он не был женат, и сознание того, что в семье нет наследника, беспокоило его даже сейчас.
        — Ты обещаешь?  — эти торопливые слова было уже почти невозможно разобрать.
        Альберт боролся со слезами.
        — Я женюсь и заведу целую кучу детей, которым потом передам отель.
        — Иди, теперь иди,  — снова устало улыбнувшись, прошептал больной,  — я хочу немного поспать.
        Взволнованный, Альберт вышел из палаты и разъединил скрещенные пальцы. Все это время он держал руку в кармане. Детское суеверие: ложь, произнесенная со скрещенными пальцами, прощается.
        Две вещи Альберт Амбрацукян знал точно: он не хочет заниматься отелем и не собирается жениться.
        Не родилась еще та женщина, которая наденет на него ярмо.

        Глава 2

        — Артем пропадал там днем и ночью. Я же всегда ненавидел этот отель.
        Альберт метался по офису адвоката, испепеляя взглядом все, что попадалось ему на пути. Пару раз досталось и ни в чем не повинному Сергею Петренко, который терпеливо ждал окончания грозы, а между делом размышлял о пустяках и разглядывал своего экстравагантного клиента.
        Альберт был красив. Яркие, правильные черты его лица просто гипнотизировали женщин. Очень стильно смотрелась необычная прическа: короткие, будто слегка растрепанные волосы. В этой элегантной небрежности понимающий человек, конечно же, сразу видел работу хорошего парикмахера.
        Адвокат понимал, почему этого мужчину так часто можно увидеть в женском обществе. Привлекательность и шарм достались Альберту от рождения. Так же, как его брату,  — трудолюбие и упорство.
        — Альберт, ты помнишь главное условие отцовского завещания?  — спросил Сергей, решив, что ждет уже достаточно долго.
        — Как будто об этом можно забыть,  — огрызнулся Альберт и, к удовольствию собеседника, наконец-то плюхнулся на стул.
        — Согласно завещанию, отель должен оставаться в собственности и безраздельном владении семьи,  — продолжил адвокат невозмутимо.
        — Отец думал, что Артем будет заниматься этим проклятым домом!
        — Твой брат попал в аварию. Никто не мог этого предвидеть.
        Альберт зло закусил нижнюю губу и тут же почувствовал во рту солоноватый привкус крови. Тыльной стороной кисти он вытер губы.
        — В семье меня никогда всерьез не воспринимали. И тут — вот тебе раз — именно я должен стать хозяином отеля! Это просто смешно.  — Целая гамма противоречивых чувств отразилась на его лице.  — Еще раз повторяю: отель нужно продать. Я не собираюсь им заниматься!
        Он стукнул кулаком по столу. Но адвокат даже не поменялся в лице, по-прежнему спокойно глядя на Альберта.
        — В тексте завещания есть один очень неприятный для тебя пункт, в котором говорится, цитирую дословно: «Если никто из членов семьи не пожелает вести дела, весь доход от продажи отеля либо любые другие доходы, получаемые от него, отходят ряду благотворительных организаций».
        Альберт посмотрел на Сергея так, словно адвокат лично придумал эту юридическую каверзу. Получается замкнутый круг: если Альберт откажется от отеля, ему не на что будет жить. Раньше его снабжал деньгами брат, и Альберту практически не приходилось утруждать себя работой. Ну, только если самому захочется, например, провести презентацию отеля. Большего от него никто не требовал. Так что руководить отелем он вряд ли сумеет. Но в конце концов, не отдавать же все каким-то благотворителям!
        — Тогда, черт подери, я сам буду заниматься этим чертовым отелем. До его полного разорения!  — Выходя из конторы, Альберт громко шваркнул дверью.
        Сергей улыбнулся. Он прекрасно знал вспыльчивый характер своего клиента. Гнев молодого Амбрацукяна утихнет, а решение он уже принял. И правильное решение.

        Все еще спали, когда Маргарита ранним субботним утром доставала почту из ящика. Прошло уже две недели после дня рождения младшего брата. И вот не за горами другое, для нее отнюдь не приятное событие: отец и эта Клара назначили день свадьбы. И как бы того ни хотелось Маргарите, отменить его было нельзя.
        «Почему жизнь никогда не дает того, о чем ты больше всего мечтаешь?»
        Тогда мама была бы по-прежнему жива, а Маргарита прожила бы последние восемь лет спокойно и так, как она действительно хотела их прожить. Этой ночью она так и не смогла заснуть. Стоило ей закрыть глаза, как она видела перед собой чужую женщину, хозяйничающую в ее доме, и сон отлетал прочь.
        Газета раскрылась на странице объявлений о работе. Работа! Это именно то, что ей сейчас нужно. Но что она умеет делать? Мыть, скрести, готовить, а еще пропалывать сорняки в саду.
        Маргарита вспомнила те времена, когда она составляла с каждым членом семьи план работы на день, согласовывая и координируя его выполнение. Было очень трудно, но она все, все успевала: сводить маленького Стаса к стоматологу, отвезти Юлю в конный клуб на тренировку и постирать Борису спортивную форму. Отец каждый месяц отдавал Маргарите зарплату, не забивая себе голову мыслями о том, как распорядиться деньгами так, чтобы к весне купить Юле новое пальто, Борису — ботинки, а Стасу — давно обещанные ролики.
        «Я не домохозяйка, я менеджер»,  — часто думала Маргарита.
        Менеджер? Она чуть не расплескала свой кофе. Конечно! Это именно то, чем она могла бы заняться. Она была великолепным организатором, руководившим маленьким, но очень удачным семейным предприятием из пяти человек. С нарастающим возбуждением Маргарита начала водить пальцем по газетной странице. Где-то же должна существовать работа, которая отвечает ее способностям и умениям.
        «Требуется опытный менеджер в семейный отель. Большинство постояльцев — русские».
        Она собралась отметить объявление, но задумалась: а похожи ли обязанности управляющего отелем и домашней хозяйки? Само собой, их роднят организация и координация. И необходимость постоянно делать счастливое лицо…
        Сердце радостно забилось. Это объявление было просто знаком судьбы, Маргарита чувствовала это. Она решительно взяла карандаш и жирными чертами подчеркнула нужные строки, потом подняла голову и прислушалась. На втором этаже хлопнула дверь в ванную. Значит, скоро здесь появятся ее домочадцы с тысячей желаний и просьб.
        «Рита, сделай это! Рита, а можно?..»
        Она закрыла газету. Позже. Впереди еще целый день. А дальше…
        Возможно, жизнь дает ей замечательный шанс.

        — Вы давно работаете здесь. Неужели нужно спрашивать меня о вещах, которые вы делали уже тысячу раз до этого?!
        Альберт нервно взъерошил волосы и обхватил голову руками. Стоило ему только войти в бывший офис брата, как тут же в кабинет повалили сотрудники, засыпая нового директора вопросами и просьбами. Вот и снова, не успел еще Альберт собраться с мыслями, в дверь постучали.
        — Господин Амбрацукян, поставщик напитков просит оплатить счет, иначе он отказывается сотрудничать с нами.
        — Так оплатите.
        — Эти счета всегда оплачивал Артем Рубенович.
        — Ты хочешь сказать, что теперь это должен делать я?
        — Ну… да, господин Амбрацукян.
        — Я все улажу, когда у меня будет время.
        — Альберт Рубенович, еще закончились чистые скатерти.
        — И с этими мелочами вы идете ко мне? Постирайте их, и побыстрее.
        — Но раньше мы всегда отдавали их в прачечную.
        — Раньше? Что, прачечной мы тоже должны?
        — К сожалению, именно так.
        — Убирайтесь отсюда! Все! Я сегодня здесь в первый раз.
        Он закрыл дверь и устало откинулся на спинку стула. Какой из него директор отеля? Быстрый мотоцикл, хорошая еда, вечеринки и красивые женщины — по большей части это составляло его прежнюю жизнь.
        Вздохнув, Альберт снова вернулся к лежащим на столе бумагам. Их накопилось так много, что он внутренне содрогался каждый раз, когда представлял себе работу по их разгребанию. Оставалось надеяться, что на объявления, которые он поместил в газетах и на «рабочих» сайтах Интернета, кто-нибудь да откликнется.
        Прелестный южный городок давно облюбовали туристы. Отель «Амбрацукян и К°» принимал, как правило, постоянных клиентов, из года в год приезжавших в понравившееся им место. В основном это были россияне, которых привлекало довольно редкое сочетание умеренных цен и приличного сервиса. Хотя Альберт всю свою жизнь прожил среди русских и знал их язык гораздо лучше родного армянского, менталитет этого народа по-прежнему оставался для него загадкой. Как можно было часами торчать на пляже, не замечая чудесной природы, от красоты которой перехватывает дыхание? Альберт помнил, что, когда случались дождливые ветреные дни, постояльцы сидели в отеле и от скуки придирались к номерам, еде и обслуживающему персоналу. Русский менеджер, конечно же, облегчил бы общение с клиентами.
        Альберт неохотно вытащил письмо из стопки бумаг и, уныло поморщившись, открыл его. Из конверта выпал неоплаченный счет.

        У Маргариты не было денег на самолет, и ей пришлось провести в поезде целых три утомительных дня. Она первая выбежала на перрон, волоча за собой старомодный чемодан на колесиках. Высоко в небе стояло яркое солнце. Но после душного купе Маргарита почти сразу замерзла. Стоял март, и погода еще была неустойчивая.
        Маргарита оглянулась вокруг в поисках такси. Пожилая супружеская пара села в последнюю ожидавшую пассажиров машину, и улица совершенно опустела. Наступил сонный послеобеденный час. Маргарита все больше и больше разочаровывалась. Она почему-то представляла себе этот довольно известный курортный городок несколько иначе. Думала, что здесь теплее и дружелюбнее.
        Только через час Маргарита наконец добралась до отеля. Критически осмотрела фасад: не особенно большой, не слишком красивый, не сказать, что богатый,  — короче говоря, ничем не выдающийся, стандартный отель. Она прикинула, что он должен вмещать около сотни туристов. Перед входом стояла большая деревянная бочка с цветами — должно быть, раньше они роскошно цвели. Теперь же все вокруг производило впечатление легкой запущенности и заброшенности.
        Ничего удивительного, что владелец ищет кого-то, кто привел бы это место в порядок. Она отошла в сторону, уступая дорогу семье с детской коляской. Краем глаза Маргарита заметила какое-то движение, которое тотчас же привлекло ее внимание. Из окна на первом этаже вылезал мужчина. Очутившись в саду, он осторожно осмотрелся. Маргарита шагнула к нему совершенно неосознанно.
        — Что вы тут делаете?
        Она почувствовала, как ее сердце сделало кульбит и рухнуло куда-то вниз. Мужчина был на голову выше ее. Черные густые волосы, очень смуглое лицо. Белые узкие джинсы и тонкий светлый свитер подчеркивали красоту мускулистого тела. На ногах ловко сидели кожаные туфли. Носков не было. Незнакомец смотрел на нее как-то странно, отчего ее сердце уже несколько долгих секунд билось часто и прерывисто. Она чувствовала себя беззащитной под взглядом, который, казалось, проникал в самые тайные уголки ее души. Потрясенная, она осознала, что, пожалуй, впервые попала в такую необычную ситуацию. Мужчины уже давно не обращали на Маргариту внимания, и это притупило ее женские инстинкты. Ни на кухне, ни в спортивном зале, ни в супермаркете, ни в других местах, что посещают домохозяйки, никто так на нее не смотрел. Мужчина, казалось, заметил ее смятение. Насмешливо улыбнувшись, он наклонился и стал небрежно стряхивать пыль с джинсов. Маргарита залилась краской, наблюдая за игрой мышц на сильных мужских руках. Ее взгляд привлекла выпуклость на его джинсах, довольно большая. Как, интересно, он выглядит, когда…
«Помогите!» Боже мой, эти наблюдения сейчас совершенно неуместны. Особенно если учесть, что речь идет о воре, которого она поймала практически на месте преступления.

        Глава 3

        — Не двигайтесь с места. Я позову управляющего отелем,  — сказала она дрожащим голосом.
        — Вынужден вас разочаровать, но у этого отеля нет управляющего,  — мужчина ухмыльнулся так, словно бы и не чувствовал за собой никакой вины.
        Маргарита закусила губу. Она ведь проделала такой долгий путь только для того, чтобы самой занять место управляющего. Как она могла забыть об этом?!
        Она отступила, когда он бесшумно и быстро шагнул к ней.
        — Боишься?
        Маргарита сделала каменное лицо, пытаясь унять дрожь в голосе.
        — Вот еще!  — И повернулась на каблуках.  — Я сейчас позову директора отеля. Или кого-нибудь другого, кто решает такие вопросы.
        Она не успела пройти и нескольких метров, когда услышала нагоняющие ее шаги. Мужчина схватил ее за сгиб локтя и развернул к себе.
        — Как мне убедить вас, что ничего плохого я не сделал? Придумайте что-нибудь.
        — Это я должна что-то придумать? Вы ничего не путаете?
        — Вы полагаете, что я должен дать вам какое-нибудь романтичное объяснение?  — Его голос стал глубже.
        И не успела она издать протестующий возглас, как незнакомец привлек ее к себе и впился поцелуем в губы.
        Она стояла, все еще держа в руке чемодан, полностью растерявшись от такой наглости. У нее вдруг подогнулись ноги — то ли от усталости, то ли оттого, что в непонятном ей мужчине было, пожалуй, слишком много чувственности и страсти. Неожиданно Маргарите захотелось обнять его, провести рукой по загорелой груди, взъерошить темные густые волосы. Она, кажется, уже была готова сделать это, когда незнакомец выпустил ее из объятий.
        — Если хочешь, мы могли бы продолжить нашу маленькую прелюдию,  — прошептал он ей на ухо.
        Словно во сне, Маргарита покачала головой:
        — Нет, спасибо.
        Секунду спустя он опять поцеловал ее. Она не противилась — этот поцелуй вновь поднял в ней целую бурю чувств.
        И тут же, немного отстранив Маргариту от себя, мужчина вдруг изумленно посмотрел на нее. Наверное, его самого удивило действие своих поцелуев.
        — Добро пожаловать,  — смущенно пробормотал он, развернулся и быстро пошел к отелю.
        Маргарите показалось, что прошла вечность до того момента, когда она наконец очутилась у входа в гостиницу.

        «Как долго я здесь пробуду?  — Маргарита задумалась.  — Возможно, одну или две ночи».
        Еще по дороге, в поезде, Маргарита обдумала свой план. Прежде чем официально просить место управляющего отелем, она хотела немного пожить в гостинице. Так она смогла бы спокойно изучить само здание и своих потенциальных коллег. Кроме того, необходимо было понять, с чем именно ей придется столкнуться в качестве управляющего.
        Она сразу же отметила пятна на жилете портье, регистрирующего постояльцев. Какой кошмар! Внешний вид портье — это же визитная карточка отеля.
        — К сожалению, свободных номеров нет,  — буркнул портье, не поднимая головы.
        — Как жалко,  — расстроилась она.
        Действительно, глупо было на что-то рассчитывать. Ведь даже ранней весной на юге отдыхает огромное количество туристов. Маргарита собралась уже уходить, но вдруг заметила, что мужчина за стойкой как будто бы чего-то ждет.
        «Ну ничего себе, он же хочет денег!»
        Она никогда никому не давала взяток, из принципа, но данная ситуация просто заставляла сделать исключение. Лучезарно улыбнувшись, она вытащила из кошелька купюру в десять евро:
        — Вы действительно уверены, что свободных номеров не осталось?
        Портье равнодушно скользнул взглядом по банкноте. Маргарита достала еще одну.
        — Впрочем, есть одна комната, возле лифта,  — после недолгого молчания ответил Олег (такое имя значилось у него на табличке, прикрепленной к нагрудному карману),  — думаю, я мог бы ее вам предложить.
        — С этого и надо было начинать,  — едва скрывая раздражение, сказала Маргарита.
        Она заполнила карточку, которую он ей протянул. Когда Олег пододвинулся ближе, чтобы что-то объяснить, она почувствовала легкий запах спиртного. Конечно, бокал красного вина за обедом, как утверждал отец, только повышает жизненный тонус и разряжает внутреннее напряжение. Но вряд ли такая разрядка допустима для портье отеля.
        Подхватив багаж, Маргарита зашагала к лифту. Никто из служащих отеля даже не сделал попытки помочь ей.
        «Похоже, их совершенно не волнует, понравится ли мне здесь».
        Ее недовольство еще больше усилилось, когда она открыла дверь своего номера. Комната была такой крошечной, что просто удивительно, как туда удалось втиснуть кровать, столик и стул, которые заняли практически все пространство. Маленькая каморка справа оказалась ванной. Маргарита, по-детски давая выход эмоциям, с силой бросила свои вещи на пол.
        Что она здесь делает? И как можно чувствовать себя хорошо в такой обстановке?

        — Стоило тащиться за три тысячи верст!  — громко ворчала она, стоя в тесной душевой кабинке.
        Маргарита чувствовала себя очень уставшей и поэтому первым делом решила смыть с себя трехдневную дорожную пыль. Когда прохладные, бодрящие струи, весело разбрызгиваясь, запрыгали по плечам, ей сразу стало легче. Она не спеша намылила голову. В этот самый момент в ванной вдруг что-то скрежетнуло, и вода закончилась. Труба с горячей водой надсадно загудела.
        — Черт возьми, и именно сейчас!
        Она потрясла трубу, постучала по ней — напрасно.
        Что за день сегодня, снова неприятность. Как же теперь смыть с головы всю эту пену? Вызвать горничную, портье или директора? А потом терпеть издевательства персонала?! Эта дурацкая, нелепая ситуация подорвет весь ее авторитет, случись Маргарите все-таки стать здесь начальником.
        А может быть, на этаже есть общий душ? Она обмотала голову полотенцем, надела халат и нащупала сандалии. Потом осторожно открыла дверь и осмотрелась. Коридор был пуст. Ни души. Ни звука. Пена на голове стала подсыхать, превращаясь в корку, и кожа под полотенцем уже начала чесаться. Маргарита на цыпочках подкралась к двери напротив, приложила ухо и послушала: в номере, похоже, никого не было, и она тихонько попыталась повернуть ручку. Дверь оказалась заперта. Все двери были заперты! Оставалась последняя, возле лифта. Маргарита толкнула ее ладонью, и дверь неожиданно открылась.
        Комната была пуста. Постель аккуратно застелена. Никаких посторонних вещей. Все указывало на то, что номер никем не занят.
        Пена на голове подсыхала, и зуд нарастал, так что Маргарита отбросила все сомнения и бегом пустилась в ванную. Быстро повернула кран — и вода потекла как ни в чем не бывало. Маргарита сняла халат, кинула на шкафчик полотенце и встала под душ. Ура, теперь можно снова жить!
        Она не знала, как долго пробыла здесь. Но когда наконец выключила воду, то почувствовала себя вновь свежей и полной сил. Маргарита подумала, что не зря приехала, вне зависимости от того, получится здесь с работой или нет. Все-таки главное сейчас — спокойно разобраться со своей жизнью. И вообще, побыть вдали от семьи — это всегда полезно.
        Ванная наполнилась паром, зеркало запотело. Маргарита потянулась к нему, чтобы протереть, и остановилась. На полочке под зеркалом стоял шариковый дезодорант. Мужской. Из серебристого стаканчика торчали зубная щетка и тюбик с пастой. Рядом лежала расческа. Вот это да! Значит, комната, в которую она вторглась, обитаема…
        Маргарита распахнула дверь… На кровати лежал мужчина! Закинув руки за голову, он внимательно смотрел на нее. Маргарита остро ощутила, что халатик у нее слишком короткий и едва прикрывает бедра. Она испуганно приоткрыла рот, но не смогла издать ни звука и только глотала воздух, как рыба, вытащенная из воды.
        — Рад видеть вас снова.
        Маргарите показалось, что ее сердце остановилось, когда этот тип приподнялся на кровати. Она попыталась натянуть полы халатика на бедра, но перестаралась, и тот сполз с плеч, чуть не обнажив грудь. Маргарита едва успела перехватить другой рукой воротник.
        И тут она узнала его. Перед ней стоял тот самый незнакомец, с которым она встретилась час назад, когда он вылезал из окна.
        — Так вы не вор?  — растерянно, то ли утвердительно, то ли вопросительно произнесла она.  — Вы турист?
        — А что бы вы предпочли?  — Он растянул губы в широкой улыбке.
        — Я? Да какая мне разница!  — вызывающе ответила Маргарита, а сама не в силах была оторвать взгляд от его губ, вспоминая головокружительные, волнующие поцелуи, которые они ей совсем недавно подарили.
        Мужчина медленно приблизился к ней, гипнотизируя взглядом своих черных, необыкновенно притягательных глаз. Глубоко вздохнув, Маргарита сделала шаг назад:
        — Извините меня за вторжение, но я была уверена, что в комнате никто не живет.
        — И вы просто сюда вошли, никого не спросив?
        — Так получилось. Понимаете, я поселилась в номере на этом же этаже. Точнее, в каморке. И там сломался душ. Я не успела промыть волосы. И мне пришлось с намыленной головой ходить по коридору и искать воду.
        — А почему вы не вызвали по телефону портье?
        — Портье! Да вы его видели? Он пьян и едва стоит на ногах.  — Ее щеки запылали от негодования.
        — Да?
        Он стоял сейчас прямо перед ней и по-прежнему улыбался. Случившееся, казалось, просто забавляло его.
        Маргарита судорожно сглотнула. Ей представилось, что он подойдет сейчас близко-близко. Может быть, снова ее поцелует. Властно и нежно. А потом… медленно, мучительно сладко снимет с нее халат или сорвет его одним движением и бросит на пол. Прижмет ее к себе, и она, словно воск, будет плавиться в его руках…
        — Вы меня слушаете?  — прервал ее неожиданные мечты резкий голос.
        Маргарита покраснела.
        «Дура! Размечталась! Можно подумать, что этот южанин только и ждет подходящего момента, чтобы затащить в свою постель закомплексованную домохозяйку.
        Она усмехнулась, тут же представив себя в фартуке у кухонной плиты. Потом вспомнила, как неделями откладывала поход в парикмахерскую. На руках нет и следа маникюра. А ноги! Про ноги лучше вообще не вспоминать. По вечерам она едва доплеталась до кровати — так много было дел и проблем в их маленькой семье.
        «Вряд ли хоть один нормальный мужчина соблазнится идеей приударить за Маргаритой Платоновой с Урала».
        — Пожалуйста, простите мою ошибку. Я, наверное, очень вам помешала,  — сухо сказала она.
        Маргарита старалась казаться спокойной, но из этого ничего не вышло. Она выбежала из комнаты слишком поспешно и чуть не растянулась в дверях, запнувшись о порог.

        Глава 4

        После злосчастного приключения с душем Маргарита решила развеяться и прогуляться по окрестностям.
        Местные газеты провозглашали город лучшим курортом на побережье. Если им верить, чуть ли не на каждом углу тут можно было встретить какого-нибудь видного деятеля. Но Маргарита, бродившая по улочкам центра, не встретила ни одного знакомого лица. Впрочем, она не заметила и великолепных старинных построек семнадцатого века. Перед глазами все время стоял высокий привлекательный мужчина…
        Одним словом, город показался Маргарите самым обычным, но прогулка все же пошла на пользу. Она успокоилась и, возвращаясь назад, снова строила планы на будущее.
        Когда Маргарита вошла в отель, то сразу же обратила внимание на полного мужчину холле.
        — Здесь ни от кого ничего не добьешься! Я три раза просил починить жалюзи в своем номере! Их невозможно опустить! Окна-то на солнечную сторону! В комнате жарче, чем в инкубаторе!  — негодующе восклицал он, энергично размахивая руками.
        — Я позабочусь об этом, господин Сурков.  — На лице портье появилась гримаса, весьма отдаленно напоминавшая улыбку.
        — У вас было три дня, чтобы это сделать. Я не хочу здесь больше оставаться. Выпишите мне счет. И как можно скорее.
        — Вы хотите уехать? Но позвольте, номер был забронирован на десять дней.
        — И я подам в суд, чтобы мне возместили причиненный ущерб. Вы испортили нам весь отпуск. Дочка не может спать ночами, жена тоже. Мы переезжаем в другую гостиницу. Сегодня же. Сейчас!
        Маргарита была солидарна с Сурковым. Сервис в этом отеле — не просто плохой, а на все сто со знаком минус.
        В саду, прямо под окнами отеля, было маленькое кафе. Маргарита села за столик и, заказав бокал красного вина, продолжала внимательно следить за спором.
        В холле хлопнула дверь. Маргарита коротко взглянула на вошедшего и поспешила надеть солнцезащитные очки. Это был он — герой ее странных фантазий.

        Альберт услышал шум и выглянул в холл. Какой-то упитанный господин громко возмущался сломанными жалюзи в своем номере. Альберту совсем не хотелось решать эту проблему. И без того в последние недели их у него было предостаточно.
        Он уже собирался снова скрыться за спасительной дверью, как его взгляд упал на девушку, которая так поразила его при первой встрече.
        Маргарита Платонова. Он уже успел узнать ее имя.
        Сияющие на солнце золотые волосы забраны в высокую прическу. Беззащитная прелестная шейка без всяких украшений. Светлое платье с вырезом в форме сердца. Короткий вязаный жакет.
        Она выглядела невинно — именно такое определение пришло Альберту в голову. В карточке, которую она заполнила, заселяясь сюда, был указан ее возраст — тридцать один год. Большинство женщин к этому времени, как правило, уже имеют семью, но на пальце Маргариты не было обручального кольца. Он обратил на это внимание еще тогда, когда увидел ее в своей комнате.
        С некоторой ревностью он наблюдал за тем, как официант подходит к Маргарите, чтобы спросить, не желает ли она еще чего-нибудь. И как его взгляд при этом блуждает по ее декольте. Альберт зло подумал, что потом задаст парню взбучку. Тут отель, нужно уважать гостей.
        — Альберт Рубенович!
        Черт подери! Портье его заметил.
        — Этот человек хочет уехать. А его номер забронирован еще на десять дней.
        Снова выругавшись про себя, Альберт подошел ближе. Скорее бы кто-нибудь ответил на его объявление, с какой бы радостью он спихнул с себя все эти заботы и вернулся к своей прежней жизни.
        Оказавшись рядом с портье, он непроизвольно принюхался. Что ж, Маргарита Платонова не обманула: тот благоухал винными парами так, будто только что побывал на дегустации спиртных напитков.
        — Вы намерены уехать?  — спросил Альберт возмущенного постояльца, слегка наклонив голову в знак приветствия.
        — Разумеется. Мы бронировали отель, в котором можно хорошо отдохнуть, как нас уверяли. Но вместо этого получаем нечто противоположное элементарным представлениям о сервисе.
        Альберт не нашелся, что ответить.
        — Не задерживайте отъезжающих,  — наконец сказал он.  — Желаю вам хорошо провести время,  — повернулся он к мужчине.
        — Но, Альберт Рубенович, они обвиняют нас…
        Альберт движением руки остановил портье. Всего на минуту он оторвал взгляд от Маргариты, и она исчезла.
        — Я сказал, они могут идти,  — коротко повторил он и, развернувшись, пересек холл, захлопнув за собой дверь.
        «Я не директор отеля. И никогда им не стану».
        В сотый раз Альберту захотелось бросить все к черту: этот отель, людей, которые на него работают. Но снова в сознании прозвучал твердый голос отца:
        «Амбрацукяны никогда не сдавались!»

        Маргарита дрожащими пальцами промокала салфеткой пятно от красного вина, которое она пролила на свое новое платье. Как можно быть такой неловкой? Она, конечно, очень растерялась, когда узнала, что ее грабитель не кто иной, как владелец отеля. И у этого человека она собралась работать?! Да как же теперь это сделать? Их знакомство явно было не самым удачным. Она скомпрометировала себя в его глазах!
        Маргарита сердито пнула ногой камешек. Это же надо, принять владельца отеля за вора?! А полуголой ворваться в его комнату?!
        Закусив губу, она рассеянно наблюдала за детьми, которые, взявшись за руки, бежали по асфальтовой дорожке. Может быть, пойти в гувернантки? А впрочем, почему все же не попробовать сначала получить место здесь? Блуждая взглядом по стенам отеля, она увидела совсем близко от себя распахнутое окно. За письменным столом спиной к ней сидел мужчина. Маргарите не пришлось угадывать, кто это, она уже научилась узнавать его. Альберт (конечно же, это был он) с раздражением листал какие-то бумаги.
        И Маргарите вдруг пришла в голову отчаянная мысль. Не раздумывая, она подошла к окну, подтянулась и перекинула ногу через подоконник.
        — Какого черта!  — Альберт, вздрогнув, поднял голову.  — Вы?
        Он изумленно посмотрел на ее длинную голую ногу — юбка задралась куда сильнее, чем того позволяли приличия. Но Маргарита, будто бы и не смутившись, одернула ее быстрым, но спокойным движением.
        — У вас уже, кажется, вошло в привычку самым неожиданным образом вторгаться в мою жизнь.  — Сверкнули озорным блеском его глаза.
        — Я подумала, что вход через окно — ваш обычный способ попасть в офис, Альберт Рубенович,  — парировала она.  — Так, значит, вы директор отеля?
        — Ну да, он принадлежит мне. Вы это имели в виду?
        — Вы ищете управляющего. А я хотела бы здесь работать,  — выпалила она.
        — Что? Вы лезете в мое окно, чтобы предложить себя в качестве наемного работника? Вам не кажется, что это чересчур?
        — Насколько я могу судить, вашему предприятию необходим человек с новыми идеями, способный привести тут все в порядок.
        — Ну и?..
        — Мне кажется, что отелю не помешала бы небольшая реконструкция, к примеру, было бы хорошо привести в порядок сад…
        — Минуточку. Вы когда-нибудь работали в отелях?
        К счастью, Маргарита была готова к этому вопросу.
        — Я руководила маленьким, довольно успешным семейным предприятием из пяти… э… сотрудников. В моем ведении находились организационные и координационные вопросы.
        — И вы имеете понятие о сервисе?
        — Это, можно сказать, мой конек.  — Маргарита не лгала: каждый день она только тем и занималась, что обеспечивала сервис для своей семьи.
        Помолчав, Альберт задумчиво сказал:
        — Вообще-то я хотел бы видеть на месте управляющего мужчину.
        — Извините, но это глупо — отказывать соискателю только из-за того, что он неподходящего пола.
        Она стояла, высоко вздернув подбородок.
        — Ну, хорошо, покажите-ка мне ваши бумаги.
        Ее щекам стало жарко, а по спине пробежал холодок. Альберт Амбрацукян вполне резонно, как и всякий работодатель, полагал, что у нее есть какие-то документы.
        — У меня ничего нет,  — честно призналась она.
        — Нет диплома?  — Он был неприятно удивлен.  — Вообще никакой бумажки, подтверждающей вашу квалификацию?
        Маргарита покачала головой:
        — Все мои документы… они… сгорели.
        — Сгорели?
        — Да. Такое несчастье. Я все потеряла. Я здесь еще и поэтому.
        — Потому что вы все потеряли?  — продолжал удивляться Альберт.
        — Да, я хочу начать жизнь с чистого листа.
        — Именно в нашем городе? А что, в Челябинске это было невозможно?
        Ее глаза вызывающе блеснули:
        — Я чувствую, вы не хотите поверить в меня. Жаль, а я во многом могла бы вам помочь.
        — Уверен в этом,  — двусмысленно улыбнулся он.
        Маргарита проигнорировала его замечание, холодно добавив:
        — Туристы уже разбегаются, потому что сервис в отеле оставляет желать лучшего. Я могла бы вам помочь вновь сделать отель успешным предприятием.
        — А если я этого не хочу?
        — Прекрасно, я все поняла, эта вакансия для мужчины.  — Она подошла к двери.  — Всего доброго.
        — Прощайте. Несмотря ни на что, желаю вам удачи.
        Маргариту раздирали самые противоречивые чувства, когда она, выйдя из директорского кабинета, зашагала по коридору к лифту. Сожаление, что она не получила эту работу. Злость и обида при воспоминании о высокомерии Альберта. И немного уязвленного самолюбия — почему он не схватил ее за руку и просто не поцеловал?
        Маргарита остановилась. Опять эти безумные мысли?! Почему этот человек так действует на нее? Ведь он — просто-напросто мужчина, слишком хорошо знающий о своей привлекательности, ничего не принимающий близко к сердцу: ни женщин, ни свой отель. Жалкий самовлюбленный Казанова.
        Нужно выкинуть из головы все случившееся, погулять по центру, купить родным пару сувениров и ближайшим поездом уехать домой. Иллюзии рассеиваются, но приобретается опыт.

        Глава 5

        Альберт уже несколько минут смотрел на дверь, захлопнувшуюся за Маргаритой. Эта уралочка действительно забавная личность. Когда она утверждала, что ее бумаги сгорели, у нее на лбу аршинными буквами было написано: ложь. Но этим Маргарита понравилась ему еще больше. Из своего опыта он знал, что большинство женщин лгут много и так хорошо, что это невозможно заметить по их лицам.
        Почему же ей так хочется работать в его отеле? Отель — это куча забот, проблем и неприятностей, уж он-то теперь знает. И как Артем со всем этим справлялся?
        Альберт лениво поворошил бумаги, разбросанные по столу. Кроме счетов, там была несколько писем от соискателей. На место управляющего, как ему и хотелось, претендовали мужчины. Но теперь Альберт колебался.
        Наконец, не придумав ничего путного, он набрал номер своего адвоката.
        — Сергей, такая проблема,  — начал Альберт,  — только что от меня ушла молодая женщина, которая хочет управлять отелем.
        — Что значит «молодая»? Ей больше двадцати?  — насмешливо осведомился Сергей.
        Альберт готов был вспылить и бросить трубку, но вовремя сдержался:
        — У нее нет диплома, и она утверждает, что все документы якобы сгорели.
        — И ты ей не поверил,  — проницательно заметил Сергей.  — Ну так побеседуй с другими соискателями и возьми кого-нибудь другого.
        — Но она, кажется, знает, чего хочет.
        — Что ж, это даже больше, чем можно было ожидать.
        — И почему я до сих пор не сменил адвоката?  — пробормотал Альберт.
        — Потому что у меня для тебя всегда есть хороший совет. Ты не передумал продавать отель?
        — Да сбагрил бы с рук хоть сейчас.
        — Тогда бери на работу эту женщину и быстро соблазняй ее.
        — Ты не перегрелся?
        — Скорее наоборот. Никогда так хорошо себя не чувствовал и, если ты немного подумаешь, то поймешь, что я даю тебе хороший совет.
        — Я весь в ожидании.
        — Значит, так, согласно завещанию отель всегда должен принадлежать семье, иначе он отходит благотворительным организациям…
        — Все это я уже знаю.
        — Без всяких сомнений, эта дама надеется стать компаньоном предприятия через брак. Иначе зачем ей, не имеющей никакой квалификации, просить у тебя эту вакансию?
        — Может быть, она просто пошутила насчет работы?  — Альберт непроизвольно встал на защиту Маргариты. Почему, он и сам не знал.
        — Так даже лучше. Тогда тебе просто надо на ней жениться. Чтобы она стала членом семьи. После развода ты передашь ей отель, а она тебе за него заплатит. Это единственная возможность легально освободиться от отеля.
        Сергей говорил, казалось, совершенно серьезно. Но у Альберта это просто не укладывалось в голове.
        — Никогда не слышал ничего более дурацкого,  — коротко заключил он и бросил трубку на рычаг.
        «Жениться только для того, чтобы избавиться от отеля. Что за безумная идея!»
        Отец в гробу бы перевернулся, услышь он такое.
        Альберт потер ладонями виски. Чему верить? Тому, что говорит ему разум? Или своему сердцу? Он нерешительно встал, вышел из комнаты и медленно направился в холл. Портье, как обычно, сидел за столом напротив входной двери, рассеянно глядя в окно. Подошедшего начальника он даже не заметил.
        — Госпожа Платонова из шестьдесят седьмого номера уехала?  — сквозь зубы осведомился Альберт.
        Олег поспешно принялся листать свою тетрадь:
        — Еще нет. Но уже попросила подготовить счет… Вообще-то ключ от номера висит здесь. Наверное, она пошла прогуляться.
        — Как только вернется, передай, что я хочу поговорить с ней.
        Альберт улыбнулся. Он, конечно же, не собирается жениться на этой красотке, но работу ей даст. Пусть попробует.
        Марго, как про себя он уже называл Маргариту, слишком хороша, чтобы так просто ее отпустить.
        — Прежде чем вы приступите к работе, я хотел бы узнать о вас побольше. Вы замужем?  — вопрос, заданный спокойным, деловым тоном, прозвучал очень естественно, без всяких намеков на личный интерес.
        Маргарите совсем не хотелось говорить об этом, но… ничего не поделаешь — будущий работодатель имеет право знать такие вещи.
        — Я ни от кого не завишу, если вы это имели в виду, господин Амбрацукян.
        — Альберт,  — поправил он.
        Маргарита отрицательно качнула головой:
        — Спасибо. Но официальное обращение нравится мне больше, господин Амбрацукян. Вы — мой шеф, я — ваша подчиненная.
        Неожиданно будущий начальник повеселел, улыбнувшись тепло и задорно:
        — Если вы ко всему подходите с такой щепетильностью, то, думаю, скоро наш отель станет лучшим в городе.
        — Это то, чего вы хотите?
        — Чего я хочу?  — удивился Альберт.
        Его реакция сбила Маргариту с толку:
        — Ну да, вы ведь ждете конкретных результатов от моего управления. Сделать отель лучшим — это и есть ваша цель?
        — Цель?  — переспросил он и задумался.
        Маргарита наблюдала за ним с большим интересом. Нет, Альберт Амбрацукян был не просто привлекательным мужчиной. В нем таилось что-то загадочное, непостижимое, маняще интригующее. Такое, что не разглядишь вот так сразу.
        Или она просто хотела в это верить? Потому что тогда ей было бы легче смириться со своей необъяснимой тягой к этому человеку.
        — О чем вы задумались?  — услышала она его голос и от неожиданности покраснела.
        — Итак, я могу приступать к работе?  — уклонилась она от ответа.
        — Да, начинайте,  — подтвердил Альберт.
        — Спасибо. Вы об этом не пожалеете.  — Она улыбнулась ему — слегка, уголками губ — и направилась к выходу.
        — Маргарита.
        Она повернулась, вопросительно подняв брови.
        — Я скажу, чтобы ваши вещи перенесли в большой номер. Он находится этажом ниже того, где вы жили раньше.
        Маргарита согласно кивнула, но в ее глазах всего на секунду мелькнуло разочарование. И Альберт заметил это.
        «Стоит только поманить пальцем, и она будет моей. Прелестная. Молодая».
        Очень довольный своим выводом, он достал из кармана изящный портсигар и закурил, мечтательно пуская в потолок колечки голубоватого дыма.

        — Добрый день, Олег. С этого момента я ваш новый начальник.  — Маргарита, дружелюбно улыбаясь, подошла к стойке и положила на нее руки.
        — Вас Альберт Рубенович назначил?  — недоверчиво взглянул на нее портье.
        — Да. Полагаю, он вам еще об этом скажет. Давайте не будем терять время. Есть несколько вещей, которые я хотела бы с вами обсудить как можно быстрее. Во-первых, этот жилет, что на вас,  — он грязный. Даже не приглядываясь, я вижу по меньшей мере три пятна — два жирных и одно от красного вина.
        Портье с оскорбленным видом отвел взгляд в сторону, но Маргарита, набрав в грудь воздуха (все-таки она очень волновалась), решительно продолжила:
        — Предлагаю вам пойти и немедленно переодеться. Вы портье, визитная карточка отеля! Какое впечатление о гостинице создастся у наших гостей, если вы встречаете их в таком затрапезном виде?
        Она краем глаза заметила группу других служащих, внимательно прислушивающихся к разговору. Это было некстати, потому что Олег, насупив брови, упрямо забубнил:
        — Мой начальник — Альберт Рубенович. Пока он не отдавал никаких распоряжений…
        — Пойдемте-ка со мной,  — перебила его Маргарита.  — В этом отеле совершенно невозможно работать!
        Она энергично толкнула дверь директорского кабинета. Сидевший за столом Альберт удивленно поднял голову.
        — Господин Амбрацукян, мне нужна ваша помощь.
        Ну здравствуйте! Кажется, взяв Маргариту Платонову на работу, он вовсе не решил своих проблем. Все-таки женщины совершенно не способны занимать руководящие посты.
        Альберт, решив, что следует прекратить эти внезапные вторжения в свой кабинет с самого начала, недовольно ответил:
        — Очень жаль, но у меня нет времени. Я собираюсь на важную встречу.
        Это было правдой только наполовину. Он как раз хотел открыть записную книжку и позвонить какой-нибудь симпатичной даме, чтобы провести с нею вечер. Уже несколько недель Альберт крутился как белка в колесе, и времени на личную жизнь не хватало катастрофически.
        — Я отниму у вас не больше минуты.
        Альберт тут же придумал новую отговорку, но сделал ошибку, в упор взглянув на Маргариту. В ее зеленых глазах, блестевших от возбуждения, читался упрек. Точно так же раньше смотрела на него мать, когда он возвращался под утро, утомленный любовными приключениями. Теперь уже, как заколдованный, Альберт не мог отвести от Маргариты глаз. На ней были белая блузка и светло-голубая юбка до колен. Обычный деловой наряд. Но она выглядела в этой одежде невероятно сексуальной. Возможно, причина была в том, что Альберт неосознанно видел перед глазами нечто иное: облик полуодетой, в одном коротком халатике, смущенной и трогательно растерянной девушки не выходил у него из головы. Как женщина, Маргарита безупречна — Альберт был уверен в этом. И тем неожиданнее было то, что он, мужчина, не знавший удержу в своем стремлении завоевывать все новые и новые женские сердца, сам не понимая почему, твердо решил ограничить контакты с ней только профессиональным общением.
        — Пожалуйста, представьте меня вашим сотрудникам, чтобы я могла начать работать,  — сдержанно попросила Маргарита, кивнув на портье, стоявшего в дверях.
        — Альберт Рубенович, эта дама утверждает, что она новый шеф. Я представить себе не могу, что вы заключили контракт с женщиной.
        Хотя Олег и был почти на голову выше Маргариты, почему-то на ее фоне он выглядел маленьким и жалким. Альберт с удивлением отметил этот интересный феномен, но заострять на нем внимание, конечно же, не стал — до того ли?  — и вновь потянулся к записной книжке.
        — Сейчас не слишком подходящий момент для такого разговора,  — нетерпеливо заметил он.
        Однако вместо того, чтобы уйти, Маргарита захлопнула дверь прямо перед носом озадаченного портье.
        — А когда будет подходящий?  — спросила она, и в голосе ее зазвучали раздраженные нотки.
        Он откашлялся, прикрыв рот ладонью. И испугался, что Маргарита расценит это как жест смущения. Небо! В ней же сидит не одна, а две женщины. Одна — прелестная и соблазнительная, другая — упрямая и энергичная.
        И та, вторая, кажется, всерьез собирается командовать им. Альберт нахмурился:
        — Вы считаете, что имеете право указывать мне, что я должен делать?
        Она оторвалась наконец от дверной ручки и подошла к нему.
        Вблизи Маргарита выглядела еще великолепнее. Классический овал лица с маленьким, энергично вздернутым подбородком. Волосы уже успели немного выгореть под ярким южным солнцем. И почти никакой косметики — только ресницы слегка подкрашены и на губах блестит нежно-розовая помада. Волосы забраны так, что видны уши. Милые маленькие ушки. На правом, на самой мочке, едва заметная маленькая припухлость.
        Пристально взглянув в ее глаза, Альберт, как ни странно, почувствовал облегчение. Ему подумалось вдруг, что все идет замечательно.

        Глава 6

        — Вот уж не думала, что такому человеку, как вы, я должна буду рассказывать, что нужно делать, когда принимаешь на службу нового сотрудника,  — произнесла она спокойно.  — До настоящего момента все ваши работники считали меня обычной туристкой. Наверное, вполне объяснимо, что этот грязнуля-портье отказывается выполнять мои распоряжения.
        Альберт улыбнулся. После того как Маргарита сказала ему про пятна на жилете Олега, он тоже обратил на это внимание.
        — Согласен.
        — Это радует. Вы можете сейчас встать, выйти к сотрудникам и представить меня?
        — Позже,  — упрямо повторил он, делая вид, что занят чтением бумаг.
        И тут Маргарита подошла еще ближе и положила руку ему на плечо:
        — Пожалуйста.
        Он не успел ни удивиться, ни смутиться. В этот момент кто-то постучал в дверь, и Маргарита, отдернув ладонь, быстро шагнула к окну.
        В дверном проеме показалась любопытная физиономия Олега.
        — Альберт Рубенович, можно вас отвлечь на минутку?
        — Ты вовремя. Собери коллектив. Я хочу сделать заявление,  — не ответив, приказал ему Альберт.
        — Что-то случилось?
        — Узнаешь.
        Повернувшись к Маргарите, он добавил:
        — А вы идите с ним. Мне еще надо кое-что уладить.
        Она молча вышла вслед за портье, случайно бросив взгляд на его жилет. Надо же, этот упрямец все-таки переоделся.
        «Ну, начали!» — радостно подумала Маргарита.
        «Начали!» — в унисон ей радовался и Альберт, раскрывая свою записную книжку с телефонами самых прелестных женщин города. Ужин, прогулка по пляжу… Ни одна из местных красавиц и на секунду не задумается, идти ли ей на свидание с Альбертом Амбрацукяном. Но сегодня, странное дело, это совсем не грело его любвеобильное сердце. Он равнодушно перелистывал страницы — ни одно имя не пробуждало желания набрать номер. Исследовав все свои записи, Альберт раздраженно бросил записную книжку в ящик стола и с некоторым удивлением вдруг понял, что хотел бы видеть рядом с собой только одну женщину: Маргариту Платонову, менеджера его отеля.
        Ну и ну!

        Маргарита делала обход пышно цветущего сада отеля, когда в ее сумочке зазвонил мобильный телефон. Она не сразу услышала его, глубоко вдыхая напоенный ароматами воздух. Цветы, чудесные южные цветы пахли так, что от их благоухания даже слегка кружилась голова.
        Городок напоминал маленький рай. С каждым днем Маргарита все сильнее и сильнее влюблялась в это место.
        Телефон продолжал настойчиво звонить.
        — Да?
        — Ты меня еще помнишь?
        Само собой, она узнала голос отца и сразу же почувствовала угрызения совести. С момента приезда сюда она только раз позвонила домой, чтобы сообщить, что у нее все хорошо. Маргарита нервно ковырнула землю носком туфельки.
        — Привет, пап. Ну как я могла тебя забыть! Что за вопрос?
        В трубке на заднем фоне послышались громкие голоса и шумная возня. Кто-то пытался отобрать у отца телефон. Секунду спустя мобильный завопил голосом Бориса:
        — Здорово, Ритуль, это ты?
        — Ну, ты же знаешь, что я. Как ваши дела? Почему звоните?
        — Папа сломал запястье.
        — Бог мой! Как это случилось?  — ужаснулась Маргарита.
        — Он упал с велосипеда. Не заметил ямы на дороге и… бабах! Уже летит через руль.
        — Бедный!
        — Да так, ерунда, но врач наложил гипс. Можешь себе представить, как это нас напрягло?
        — Даже не представляю. Папа ведь такой капризный, когда болеет.  — Ее не оставляло неприятное чувство, что они звонят не просто так, поэтому к следующим словам брата она была уже готова.
        — Ему тебя не хватает.
        Маргарита промолчала, и Борис продолжил:
        — Ты не могла бы приехать домой?
        Она была на все сто уверена, что вопрос прозвучит именно так, и внутренняя истерика готова была уже прорваться наружу.
        — Из-за перелома запястья?  — уточнила Маргарита тем не менее очень спокойно, хотя неприкрытая усталость явственно слышалась в ее голосе.  — Но ведь вы же все там. И его жена! Она что, не может за ним поухаживать?
        — Ну, ты же знаешь, Клара работает. Не брать же ей его с собой в офис.
        — А вы? Ведь вполне достаточно, если ты утром поможешь ему одеться и потом покормишь.
        — Но это совсем не то, что ему надо,  — настаивал тот.
        Да, Борис прав, это действительно не то. Никто не будет ухаживать за отцом так, как она, если бы была дома. Раньше, когда отец болел, Маргарита его баловала. Чай, газеты, таблетки — все подавала на подносе прямо к кровати, взбивала подушки, поправляла одеяло, приносила тапочки, пижаму.
        Контролировала каждый вздох.
        — Так ты вернешься домой?  — это был даже не вопрос, а скорее утверждение.
        Брат не сомневался, что она уступит. И, наверное, так бы и случилось, если бы в этот момент Маргарита не увидела Альберта, выходящего из-за угла дома. Не заметив ее, он неожиданно юркнул в беседку, уютно расположившуюся в самой середине цветника. Маргарита озадаченно наблюдала, как с другой стороны к тому же укрытию приближается горничная. Смущенно хихикая, она, так же воровато оглядываясь, нырнула внутрь. Это могло означать только то, что о встрече договорились заранее. Маргарита почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, и растерялась оттого, что происходящее настолько ей небезразлично.
        Горничной было чуть больше двадцати. Маргарита это точно знала, потому что сама нанимала ее на работу. Альберт, улыбаясь, пытался в чем-то убедить девушку, играя при этом тесемками ее передника. Ажурные стены беседки не скрывали происходящего в ней. А если вдруг в сад выйдут постояльцы и заметят эту безобразную сцену?
        — Ты еще там?  — отвлек Маргариту голос Бориса.
        Но теперь она твердо знала, какое решение должна принять, и, не колеблясь, поспешила закончить разговор:
        — Нет, я не приеду. Мое место здесь. Я работаю и, согласись, не могу все бросить только потому, что дома не все в порядке.
        Тем временем горничная снова вошла в отель. Маргарита решила, что за девушкой нужно будет присмотреть. И не только за ней.

        Полчаса спустя она заметила, что горничная торопливо шагает к номерам на третьем этаже. Уборка там проводилась совсем недавно. Значит, причин идти туда, да еще так поспешно, у горничной быть не должно. Маргарита незаметно пошла следом. Так и есть! Девушка, никуда не сворачивая, направилась прямо к номеру Альберта.
        Маргарита вдруг показалась самой себе ужасно трезвомыслящей и разумной. Уж ей-то бы никогда не пришло в голову флиртовать с шефом. И никому из служащих она не позволит делать это.
        В тот момент, когда горничная постучала в дверь, Маргарита быстро приблизилась к ней:
        — Роза, могу я вас спросить, что вы тут делаете?
        Та испуганно повернулась.
        — Маргарита Юрьевна?! Альберт Рубенович просил меня…
        Дверь открылась, и Маргарита смело встретила недоуменно-недовольный взгляд Альберта.
        — Вас я не вызывал,  — тон его был холоден, пожалуй, даже слишком.
        — Ничего другого я и не ожидала. Идите вниз,  — приказала она горничной.  — Мне нужно обсудить кое-что с господином Амбрацукяном.
        — Но…  — Роза беспомощно посмотрела на Альберта, однако тот молчал, продолжая внимательно разглядывать Маргариту.
        — Мне еще раз повторить?  — добавила она чуть резче.
        Девушка развернулась и быстро побежала вниз по лестнице. Подозрительно быстро. Это укрепило предположение Маргариты, что отношения между ее начальником и подчиненной не ограничиваются служебными рамками.
        — Что вы себе позволяете?  — Альберт небрежно прислонился к дверному косяку, даже не потрудившись застегнуть рубашку, чисто символически прикрывавшую его плечи.
        — Господин Амбрацукян,  — начала Маргарита, непроизвольно поднимаясь на цыпочки, чтобы лучше видеть его глаза,  — я прошу вас ставить меня в известность, когда вы даете персоналу какие-то специальные задания.
        — Каждый раз?
        — Все, чем персонал занимается в рабочее время, находится в моей компетенции. В том числе и встречи в саду,  — выпалила Маргарита и тут же прикусила язык. Последние слова она охотно взяла бы назад.
        — Это не то, о чем вы подумали,  — сказала она, краснея до корней волос.
        — И что же я подумал?
        «Что я ужасно ревную и не хочу, чтобы вы назначали свидания горничным».
        Маргариту бросило в жар от этой мысли. Выходит, ей все же изменило привычное благоразумие?! Как можно ревновать мужчину, с которым ее связывают только деловые отношения?
        Она старательно отводила взгляд от его широкой, мускулистой груди. Но смотреть по сторонам не получалось, взгляд нечаянно скользнул вниз…

        Глава 7

        — И что же я подумал?  — настойчиво повторил Альберт.
        — Я полагала, что вы меня наняли не в качестве ясновидящей,  — холодно ответила Маргарита, взяв себя в руки.  — Еще раз повторяю: все, чем занимаются наши служащие в рабочее время, должно быть мне известно. Если что-то нужно сделать в вашем номере, пожалуйста, скажите мне. Я распоряжусь.
        Альберт был просто вне себя. Бесцеремонная управляющая появилась именно тогда, когда он наконец собрался позволить себе маленькое развлечение. Первое после стольких недель воздержания! Альберт обожал женское тело, замирающее в его объятиях, и, конечно, сладостный миг погружения… Безо всяких обязательств. Встретились — разошлись. Обычная мужская потребность.
        Альберт хотел уже поставить Маргариту на место какой-нибудь резкой или даже обидной фразой, но невольно передумал, залюбовавшись ею. Ее волосы падали на плечи, завиваясь крупными кольцами. В глазах словно бы блестели зеленоватые хрусталики льда. Нежно-розовое платье, обтягивающее фигуру, делало ее очень женственной. Еще бы во взгляде побольше мягкости…
        — Ну, тогда входите.  — Он освободил ей дорогу, сделав шаг в сторону.
        — Что, простите?
        — Вы сказали, что это в вашей компетенции, и я прошу вас войти в комнату.
        — Вы могли бы сказать мне все, что хотите, и здесь, в дверях.
        — Но то, что нужно сделать, находится в номере.
        Маргарита почувствовала себя очень неуютно, даже мурашки побежали по коже, но в комнату все же вошла.
        — Вы решили разобрать шкаф?  — оглядевшись, растерянно улыбнулась она.
        Повсюду, на кровати, на полу и столе, громоздились кучи белья, а в углу стояла небольшая решетчатая тележка-перевозка.
        — Что-то вроде того. В этой куче белье, которое нужно сдать в стирку.  — Он повел рукой вправо.  — А здесь, на кровати, лежат вещи, на которых много пятен, нет пуговиц и так далее. А во-он то вообще лучше выкинуть. Или раздарить.
        Маргарита изумленно смотрела на весь этот кавардак. Неужели она ошиблась? Комната Альберта была совсем не похожа на любовное гнездышко. В смущении она подошла к тележке, чтобы сложить на нее первую груду белья.
        — Извините меня,  — пробормотала она тихо, почти шепотом.
        — Что вы сказали?
        — Я сказала, простите меня. В какой-то момент я действительно решила…
        — Что я соблазняю своих работниц? Надеюсь, вам стыдно.
        — Вы берите эти грязные вещи, а я отнесу остальное в швейную мастерскую,  — сказала она, чтобы прекратить неприятный ей разговор.
        Альберт посмотрел на нее так, словно она предложила ему сбить луну с неба. Но все же взял белье. Лишь потому, что Маргарита улыбнулась ему и стала еще более обольстительной.
        Он громко вздохнул и про себя от всего сердца пожелал ей провалиться ко всем чертям.

        Вот уже пару часов Альберт носился на своем мотоцикле вдоль побережья. Гораздо быстрее, чем обычно. Он никак не мог отделаться от воспоминаний о своей последней встрече с Маргаритой. Когда-нибудь он непременно выскажет ей все, что о ней думает. Слишком уж дама правильная. Даже странно, что она решилась рассказать явно придуманную историю о сгоревших документах. Хотя, может быть, все-таки это не ложь? Все ее действия указывали на то, что она знает, как управлять отелем. Придраться было абсолютно не к чему. Скатерти в столовой регулярно менялись. Завтраки для постояльцев становились все лучше. Качество уборки в гостинице тоже повысилось. Работу каждого служащего Маргарита проверяла лично. Казалось, она присутствовала одновременно в сотне мест, вызывая у Альберта странное ощущение, что даже во времена его брата отель не знал такого контроля.
        С того момента, как Маргарита встала у руля, ни один гость не попросил рассчитать его раньше времени. Наоборот. Одна супружеская пара даже похвалила отличный сервис. Количество туристов неуклонно росло.
        «Лучше умереть от страха, чем бояться без конца».
        Необычная поговорка. Маргарита несколько раз повторила ее, когда уговаривала Альберта купить новую современную плиту для кухни.
        Он громко выругался, вспомнив об этом. Не из-за плиты, конечно, которую, как он ни сопротивлялся, все же пришлось приобрести. Альберту было непонятно, почему Маргарита не выходит у него из головы ни днем, ни ночью и даже в мыслях преследует его. Кошмарным образом управляет уровнем его гормонов. Как только она оказывалась рядом с ним, каждая клеточка его тела начинала страстно желать ее. Альберт разрывался от избытка сексуальной энергии, чувствуя себя пятнадцатилетним юнцом. Если бы он хоть раз был близок с ней, то наверняка почувствовал бы себя лучше. Но разве такое возможно? Всякий раз заговаривая с ним, Маргарита становилась холоднее льда. И, совершенно между делом, она умудрилась разогнать почти всех его обожательниц. Никто из женского персонала больше не рисковал приблизиться к Альберту из страха получить выволочку от строгого менеджера.
        Альберт снова зло ударил по газам. С того времени, как он встретил Маргариту, его жизнь бесспорно изменилась. В худшую сторону.
        Размышляя таким образом, он даже не заметил, как подъехал к офису адвоката Сергея Петренко. Спросить у него совета — определенно не самая плохая идея. Брата и отца больше нет, а собутыльники и друзья вряд ли поймут его проблемы.
        — Ты — классный парень. Она — клевая девчонка. Какие проблемы?  — скажут они.
        «Она задевает во мне какие-то душевные струны, о наличии которых я даже не подозревал. Что это значит? Может быть, обычный жизненный кризис?»
        Сергей пристально смотрел на Альберта. А тот уже десять минут сидел в кресле напротив, ни слова не говоря.
        — Как дела в отеле?  — первым нарушил молчание адвокат.
        — Лучше, чем я ожидал,  — Альберт разглядывал свои пальцы,  — новая управляющая компетентна.
        — И не больше? Только компетентна?
        — Помимо всего прочего, она еще красивая женщина,  — Альберт сделал паузу, после чего тихо добавил: — Но между нами ничего нет.
        Легко толкнув дверь, в кабинет вошла миловидная секретарша с подносом. На нем стояли два бокала, графин с красным вином и бутылка минеральной воды.
        — Спасибо, мы нальем сами.  — Сергей с улыбкой посмотрел на женщину.
        Ее аппетитные бедра туго облегала короткая юбка. Невольно Альберту пришло в голову, что у его старого друга, возможно, губа тоже не дура.
        — Я знал твоего отца, когда он был совсем молодым, Альберт. Я ведь тоже раньше жил в Баку. Мы подружились с Рубеном еще в студенческие годы. Тогда он вел развеселую жизнь. Кочевал из бара в бар, не вылезал из чужих постелей. Твой дедушка видел его, только когда у него кончались деньги.
        — Это правда?!  — недоверчиво спросил Альберт.
        Он помнил отца спокойным, работящим человеком и не мог представить его даже просто выпивающим, не говоря уж о женщинах.
        — Только твоя мать смогла его обуздать,  — подтвердил адвокат.  — Послушай-ка, не пришло ли время и тебе жениться?
        Альберт сделал глоток минералки прямо из бутылки, едва не поперхнувшись.
        — Ты думаешь, я и Маргарита… Нет! Это исключено. Мы слишком разные. Она, как бы тебе объяснить, чересчур серьезная, что ли. Все разговоры только о работе, даже не улыбнется лишний раз. А я, ты же сам знаешь, я совсем другой. Она не та женщина, которая мне нужна. Понимаешь, даже в самой депрессивной южанке огня больше, чем в Маргарите. Беспечность — она даже не знает этого слова! Она бы даже приглашение на танец восприняла как неприкрытую безнравственность…
        — Когда-нибудь ты постареешь,  — задумчиво и чуть грустно проговорил Сергей.  — И что тогда? Тебе некого будет винить в своем одиночестве, кроме себя самого.
        — Но у меня есть такой друг, как ты.
        — В конце года я закрываю контору и отхожу от дел. А тебе надо бы стать серьезнее. Найди себе женщину, которая поведет тебя верной дорогой, когда меня уже здесь не будет.
        Может быть, Сергей и прав, но где найти такую спутницу жизни? Такую, для которой надежность, верность, забота не пустые слова? Которая захочет и сумеет вести его огромное хозяйство? И при этом будет хорошо выглядеть?
        — Я полагаю, нам нужно еще подумать о продаже отеля,  — сказал Альберт, чтобы сменить тему почему-то очень взволновавшего его разговора.  — Не переживай за меня, мне не нужна женщина. Все и без того хорошо.
        И на следующий день Альберта не оставляло смутное беспокойство. Он старался не встречаться с Маргаритой, но часто думал о ней, ощущая почти постоянное, болезненное желание видеть ее. Сначала это навязчивое чувство злило Альберта, потом его неожиданно охватила тоска. Он грезил наяву, чувствуя, как ее руки обвиваются вокруг его шеи, а волосы касаются щеки.
        Он понял: вряд ли на всем белом свете есть еще одна женщина, которая подходит ему так же, как Маргарита.

        Маргарита никак не могла сосредоточиться на листе бронирования, лежащем перед ней. Принтер барахлил, оставляя в тексте белые пятна, так что чтение таблицы напоминало игру в угадайку. Конечно, она могла бы просмотреть текст прямо в компьютере. Но Маргарита была несколько старомодна. Чтобы собраться с мыслями, ей было необходимо делать на бумаги пометки карандашом.
        Собственно говоря, одна хорошая идея уже пришла ей в голову — уединиться в своем крошечном кабинете и не видеть Альберта.
        В последнее время ей постоянно казалось, что он пытается чаще быть рядом с ней. Он все время возникал в том месте отеля, где находилась она. И одновременно с этим сознательно ее избегал. Иногда Маргарита чувствовала, что Альберт за ней наблюдает, но стоило ей попытаться заговорить с ним, как он под любым предлогом тотчас же уходил. Другими словами — вел себя странно.
        И тут ей пришла в голову такая неприятная мысль, что от волнения она сломала карандаш. Может быть, Альберт недоволен ее работой?! И никак не может решиться сказать об этом? Вряд ли. Ее начальник не из тех мужчин, которые долго ходят вокруг да около, изображая деликатность. Он сразу бы сказал ей, что хочет ее уволить.
        Маргарита достала новый карандаш.
        Даже думать не хотелось о том, что будет, если ей придется покинуть отель. Она уже успела по-настоящему привязаться и к предприятию, и к работникам. Она полюбила первые теплые солнечные лучи, с которыми начинался ее день, свой номер-люкс, куда ей приносили завтрак, синие сумерки, когда приходила пора подвести итоги очередного напряженного дня.
        То, чем Маргарита занималась каждый день, было близко к тому, что она делала дома. Но за это платили деньги. И персонал, и постояльцы признавали ее авторитет. Все это в совокупности было в сто раз лучше, чем ее прежняя жизнь.
        И если все-таки Альберт недоволен ее работой, она обязательно будет бороться за свое место.

        Глава 8

        Она закрыла окно и задернула жалюзи, чтобы яркое послеполуденное солнце не нагрело комнату. Поправила волосы и вышла в коридор. В это время отель всегда словно бы вымирал. Большинство постояльцев либо были в своих комнатах, либо были на пляже.
        Маргарита прислушалась: ей почудился какой-то шум. Она оглянулась, и кровь горячими пульсирующими толчками застучала в висках. Высокая мужская фигура скрылась за дверью прачечной. Щеки Маргариты зарделись от гнева. Если Альберт идет в прачечную, то, несомненно, одна из горничных где-то неподалеку. Неужели этот человек совсем ничего не понимает? Своими дурными наклонностями он дискредитирует весь отель. Кто захочет работать в гостинице, хозяин которой не пропустит ни одной юбки? Конечно, определенную часть туристок это, пожалуй, скорее привлечет, чем отпугнет. Но все же оснований вмешаться более чем достаточно.
        Быстрыми шагами Маргарита подошла к двери и, не задумываясь, распахнула ее:
        — Как вам не стыдно?!
        Через секунду ей ужасно захотелось провалиться под землю, которая почему-то не спешила разверзнуться под ней.
        — Что случилось?  — Недоумение Альберта быстро сменилось понимающей усмешкой.
        Он стоял перед выстроенными вдоль стены стеллажами и как раз в этот момент, по-видимому, собирался снять с полки банку с белой краской. Никого рядом не было — никаких женщин. Маргарита украдкой осмотрела углы — пусто. Они с Альбертом стояли друг против друга. Ей показалось, что воздух между ними сгустился. Она лихорадочно искала пути к отступлению, но в голову ничего не приходило. Маргарита открыла рот, потом закрыла, снова открыла, пошевелила губами.
        — Вы хорошо себя чувствуете?  — словно сквозь туман услышала она обеспокоенный голос Альберта.
        И неожиданно оказалась в его объятиях. Его лицо оказалось в каких-то сантиметрах от ее лица, так что она почувствовала тепло его дыхания.
        И вдруг словно какая-то защитная перемычка лопнула внутри нее. Маргарита потянулась к нему всем телом. Губы Альберта были теплыми и мягкими, но она почувствовала, как они напряглись, когда она прижалась к ним. И его язык требовательно ворвался в ее рот.
        Ни один мужчина никогда ее так не целовал!
        Стоило им соединиться друг с другом, как время будто бы прекратило свой бег. С трудом Альберт оторвался от нее. Только лишь для того, чтобы закрыть дверь прачечной. Маргарите показалось, что прошла вечность, пока она ждала его возвращения.
        Больше всего в эту минуту Альберт боялся, что кто-то может им помешать. Но когда нежные женские губы коснулись его затылка, он сразу же забыл обо всех своих опасениях. Горячие, быстрые поцелуи сводили его с ума.
        — Если ты не перестанешь, Марго, я умру от удовольствия.
        «Какое удивительное, прекрасное признание».
        Разве когда-нибудь хоть один мужчина умирал от удовольствия рядом с ней? Она ласково прикусила мочку его уха.
        — Ничего другого не остается,  — прорычал Альберт и снова впился поцелуем в ее губы.
        Маргарита утонула в испепеляющей страсти, с которой он целовал ее. Она крепко прижималась к нему, в то время как его язык исследовал ее рот со все возрастающей жадностью.
        — Боже мой, что мы делаем! А если кто-нибудь нас услышит?
        И как раз в этот момент за дверью послышались чьи-то шаги. Испуганно вздрогнув, она слабо толкнула Альберта рукой в грудь, пытаясь отстраниться. Бурное, обжигающее кожу дыхание торопилось вырваться из ее сжатых губ. Когда шаги наконец затихли, Маргарита ощутила себя бесконечно счастливой и с облегчением вновь отдалась во власть его поцелуев.
        — Милая моя, не бойся. Никто нам не помешает,  — шептал Альберт страстно и нежно. Очень нежно. Проникновенно нежно.
        У Маргариты подогнулись колени. Она вдруг поняла, что все это всерьез…
        «Беги от него, или будет слишком поздно».
        …но не сделала ни одного движения. Ведь он так крепко обнимал ее.
        «Прошу тебя, не останавливайся».
        Альберт был хорошим любовником и сразу понял ее невысказанное желание. Рывком он поднял ее юбку. Маргарита чуть слышно вскрикнула, инстинктивно попробовав освободиться из его объятий, но умелые мужские руки подхватили ее под маленькие, крепкие ягодицы. Альберт еще сильнее прижал ее к себе, и Маргарита почувствовала силу его желания.
        — Альберт…
        Ее тело стало вдруг горячим и податливым. Времени на отступление не осталось. Все поглотило безудержное стремление — слиться наконец в одно целое.
        — Прошу тебя, Альберт, сейчас!
        Альберт неоднократно представлял себя с Маргаритой в своих фантазиях. Но никогда не думал, что это случится в таком прозаичном месте, как прачечная. Когда Маргарита немного отступила и начала расстегивать пуговицу на блузке, он засомневался. Может быть, лучше пойти в его номер и любить друг друга на удобной, широкой кровати?
        Под блузкой обнаружился прелестный кружевной бюстгальтер, соблазнительно подчеркивающий красивую высокую грудь.
        — К черту!
        Упругое полушарие полностью уместилось в его ладони, заполнив ее так, словно было создано для нее. Альберт провел пальцем по напряженному соску. Потом медленно расстегнул бюстгальтер, спустил бретельки и едва сдержал стон, прикоснувшись ладонями к нежной, пышущей жаром спине. Потом вновь несмело коснулся груди, ощущая ее мягкую, словно бархатную, кожу. Но долго противиться искушению не смог. Опустив голову, Альберт мягко обнял ее сосок губами. Дрожь удовольствия пробежала по ее телу. Она вся затрепетала, обхватив руками голову Альберта и прижимая ее к себе. Ничего на свете больше не существовало. Маргарита стонала, растворяясь во все возрастающем восторге.
        Альберт, несмотря на весь свой опыт, невероятно наслаждался этим ее любовным безумием. Ни с одной женщиной он не испытывал ничего подобного. Словно зачарованный, он шел вслед за полными страсти стонами. Ему уже было мало ее губ. Он хотел чувствовать все ее тело, гладить его, целовать. До тех пор, пока она не забудет обо всем. Он хотел любить ее здесь и сейчас.
        Осторожно опустив Маргариту на пол, Альберт мягко устроился рядом. Весь во власти своего желания, он жадно следил за тем, как она избавляется от блузки и бюстгальтера, который запутался в одежде, стягивает через голову тонкую шелковую юбку. На Маргарите остались только крошечные трусики, когда она нетерпеливо принялась расстегивать на нем рубашку. Сам он тем временем расправлялся с кожаным брючным ремнем. И прежде чем Альберт успел все снять, быстрые, обжигающие поцелуи покрыли его плечи и грудь.
        Маргарита не понимала, что именно она испытывает сейчас к Альберту. Тоска ли это по давно забытой ею близости с мужчиной? Или пришло наконец более глубокое, настоящее чувство? Разобраться в этом было сложно. Да Маргарита и не пыталась. Сами мысли, рассеянные, неотчетливые, пролетели в голове и исчезли. В эти минуты, рядом с Альбертом, думать о чем-либо оказалось невозможным.
        Улыбнувшись, она села к нему на колени, не отрывая взгляда от черных, как бездонное ночное море, глаз. Кровь застучала у него в ушах, когда она взялась за язычок молнии на его джинсах и медленно потянула молнию вниз. Альберт не двигался, лишь крепче сжал руку Маргариты, робко коснувшуюся его пульсирующего органа. Еще несколько волнующих, прекрасных секунд, и она быстрым грациозным движением выскользнула из своих трусиков.
        — Прошу тебя, Альберт, иди ко мне.
        — Ты уверена?  — Он нежно провел пальцем по ее щеке, коснулся набухших от желания губ.
        Маргарите казалось, что ее тело плавится от сжигающей его страсти. Она непроизвольно подалась вперед, ища ртом губы Альберта. Целуя Маргариту, он обхватил ее бедра и легко приподнял их над собой. Нежно и осторожно он вошел в нее. Ее глаза наполнились счастьем, когда он сделал первый сильный толчок.
        «Я ждала этого всю мою жизнь».
        Ничто из того, что ей довелось пережить в прошлом, не было даже и близко похоже на теперешние ощущения. Она наслаждалась удивительным чувством наполненности. Альберт целовал ее, проникая все глубже и глубже. Наконец и ее бедра начали двигаться ему навстречу.
        Когда Альберт услышал громкий восторженный крик, то ощутил радость, какой никогда не испытывал. Маргарита была словно создана для него. Они настолько идеально подходили друг другу, что внутренний голос шепнул ему: возможно, это и есть твоя судьба. «Не сейчас — потом»,  — отмахнулся от голоса Альберт. Он чувствовал, что Маргарита близка к оргазму, и обязательно хотел разделить вместе с ней этот момент. Альберт начал двигаться быстрее и сильнее, подстраиваясь под ее ритм, отдавая всего себя.
        Мощная волна наслаждения приподняла ее тело, и Маргарите почудилось, что тысячи фейерверков взлетели над ее головой. Она, долгие годы воспринимавшая себя лишь заботливой дочерью и сестрой, хранительницей семейного очага, была поражена своими возможностями. Ей грезилось, что она парит в облаках ничем не замутненного счастья.
        — Все хорошо?
        Маргарита почувствовала, что Альберт замер под ней в ожидании ответа. Она не успела ответить, встревоженная непонятным шумом в коридоре:
        — Тс-с-с, молчи…
        Альберт осторожно шевельнулся. Его сердце билось уже не так быстро и громко, но все же он не был уверен, что действительно услышал чей-то посторонний голос.
        Маргарита испуганно раскрыла глаза — в дверь постучали.
        Это была одна из горничных:
        — Эй, там есть кто-нибудь?
        И тут они услышали металлический скрежет в замочной скважине. Горничная, похоже, воспользовалась универсальным ключом, который подходил ко всем замкам на этаже. Влюбленные испуганно переглянулись.
        — Бог мой, она сейчас откроется!
        — Черт подери!
        Сейчас дверь распахнется, и их обнаружат. С быстротой молнии разнесется слух, что владелец отеля и его менеджер были вместе в прачечной.
        Альберт, торопливо натянув брюки, последний раз поцеловал Маргариту в шею.
        — Твои трусики на столе.
        Маргариту охватила паника. Руки не слушались. Она с ужасом думала о том, что теперь будет. Скорее всего, от ее непросто заслуженного авторитета не останется и следа.
        Несмотря на трясущиеся руки, ей удалось влезть в юбку, но на бюстгальтер и блузку времени уже не оставалось. Маргарита беспомощно посмотрела на Альберта, и ему показалось, что этот взгляд перевернул его душу. Он никогда не видел ее, энергичную и уверенную в себе, такой беззащитной. Эта ее другая сторона понравилась Альберту не меньше.
        — Минуточку, ладно?  — крикнул он горничной.  — Минуту, пожалуйста. Я…  — он ободряюще кивнул Маргарите,  — я не один. Подождите там, сейчас выйду.
        Альберт послал ей воздушный поцелуй, повернул ключ в замке и скрылся за дверью.
        Маргарита быстро застегивала блузку, напряженно прислушиваясь к голосу Альберта, беседующего с горничной:
        — Мария, я был бы вам крайне признателен, если бы этот маленький эпизод остался между нами.
        — Конечно, Альберт Рубенович.
        Голоса их удалялись, а потом и вовсе стихли.
        Она застегнула бюстгальтер, потом привела в порядок блузку. Осторожно приоткрыв дверь и осмотрев коридор, Маргарита с облегчением увидела, что тот пуст.
        Она без проблем добралась до своей комнаты. Теперь нужно принять душ и немного поразмыслить.
        «Ну кто бы мог подумать!»

        Глава 9

        Подставив лицо под струи теплой воды, Маргарита пыталась привести свои мысли в порядок. Ее тело все еще было слегка возбуждено после, пожалуй, лучших минут в ее жизни. Лучших? Да, она совсем запуталась.
        Всего пара минут в прачечной наедине с Альбертом — и вот результат: легкомысленный, безумный поступок. Что ж, она сохранит его в сердце как самое прекрасное воспоминание. Ведь для Альберта, без сомнения, это всего лишь очередное эротическое приключение.
        Боже! А она, неужели она полюбила его, мужчину, на которого слетаются все женщины, словно пчелы на мед? Глупо! Неужели не видно, что она и Альберт — совершенно не подходящие друг другу люди, живущие в разных мирах. Он — безответственный, любвеобильный богач. Она — домохозяйка и наемный работник.
        Они никогда не смогут быть вместе.

        «Да! Да! Да!»
        Альберт никогда раньше не чувствовал себя так замечательно. Он был в полной гармонии с собой. Все сомнения улетучились. Судьба сама указала ему дорогу, по которой он должен идти.
        Да, он готов жениться на Маргарите.
        Да, он готов позже развестись с ней и продать — или передать — ей отель. Тут уж как получится. Доходы, в конце концов, можно делить и пополам.
        А во время этого короткого брака он получал бы удовольствие от жизни с Маргаритой.
        Преимущественно в постели.
        Их тела идеально подходят другу к другу, словно именно для этого и были созданы. По реакции Маргариты Альберт понял, что она наслаждается их близостью не меньше, чем он.
        Точно, как дважды два, жизнь станет намного проще, если он женится. Альберт протянул было руку к телефону, чтобы сообщить о своем решении адвокату, но тут же передумал. Сначала нужно сделать Маргарите предложение. По всем правилам, как подобает.
        Он и не предполагал, что она может не согласиться. Поэтому, больше не раздумывая, вывел мотоцикл из гаража и поехал в центр города. Альберт знал там одного ювелира, который уже много раз ему помогал. Тот, конечно же, подыщет для постоянного клиента замечательное кольцо.
        «Тореадор, смелее в бой!» — громко насвистывал Альберт арию из любимой оперы.

        — Маргарита Юрьевна, вы можете меня выслушать?  — заглянул в ее кабинет портье. В это время постояльцы отеля ужинали, и у Олега был небольшой вечерний перерыв.
        — Пожалуйста, заходите,  — дружелюбно сказала она, в очередной раз удовлетворенно отметив, что портье серьезно изменился к лучшему: безупречно чистый, отглаженный костюм, свежее лицо, иная манера разговаривать.
        — Вы просили меня сообщать вам все необычное, что происходит у нас в отеле, особенно что касается сотрудников,  — усевшись в кресло напротив ее стола, начал он.
        Маргарита кивнула:
        — Совершенно верно. Конечно же, я не имела в виду, что вы должны шпионить за кем-то. Но мы оба знаем, что поведение персонала может повлиять на общее мнение об отеле. И мне хотелось бы пресечь любые проблемы еще на стадии их появления, чтобы избежать никому не нужных увольнений.
        — Я прекрасно это понимаю. К сожалению, у меня не очень приятное сообщение.
        — Даже так?
        — Сегодня произошел весьма нежелательный инцидент.
        — Рассказывайте. Вы тут замешаны? Или нет?  — улыбнувшись, пошутила она.
        — Одна из наших горничных…
        — Да?
        — …сегодня в обед услышала сильный шум в прачечной.
        — Сильный шум?  — медленно повторила Маргарита, чтобы выиграть немного времени.  — И… что там было?
        — Альберт Рубенович… э… принимал там посетителя. Точнее, посетительницу.
        — Горничная видела господина Амбрацукяна?
        — Да, он просил ее никому не говорить, поэтому было бы лучше, если бы Альберт Рубенович…
        — Что за вопрос, этот разговор останется между нами. А о его… партнерше… что-нибудь известно?  — Маргарита почти презирала себя. Ей было очень стыдно и неловко.
        — Я уже проверил, кто из нашего женского персонала в это время был на дежурстве и имел возможность… э… участвовать в этом инциденте.  — Олег сделал паузу.  — В принципе, это мог быть кто угодно. Альберт Рубенович пользуется широкой славой… Ну, вы понимаете, что я имею в виду.
        — Вы говорите о славе покорителя сердец?  — с оттенком горечи уточнила она.
        Да, теперь она и сама может подтвердить правдивость этой славы. Даже в столь странной двойственной ситуации, в которой она находилась в данный момент, при воспоминании об Альберте по ее телу прокатилась сладкая волна. Будет совсем непросто устоять перед ним в следующий раз.
        Портье улыбнулся:
        — Собственно говоря, горничная никого не заметила.
        — Ну что ж. Может быть, она просто хотела отвести подозрения от себя,  — лицемерно предположила Маргарита и, почувствовав, что краснеет, поторопилась выпроводить портье за дверь.  — Спасибо, что сказали. Это было очень важно для меня.
        Она нервно заходила по комнате, едва Олег вышел. Сейчас все виделось Маргарите в ином свете. Мимолетная любовная связь с Альбертом была самым чудесным событием, случившимся с ней за всю ее жизнь. Но ни в коем случае нельзя допускать повторения. У нее не было никакого желания вести двойную жизнь, постоянно лгать и изворачиваться.

        Маргарита схватила тряпку и сосредоточенно принялась оттирать чернильное пятно на письменном столе. Портье сказал ей, что Альберт уехал в город. Но ведь скоро он вернется и, конечно, придет к ней.
        «Если он меня поцелует, все пропало».
        Но он не поцеловал Маргариту, а сразу же, бросив требовательный, жадный взгляд на ее декольте, большим пальцем провел по ее груди. Маргарита непроизвольно застонала, сразу же вспомнив об их недавней близости.
        «Если я не возьму себя в руки, то все это повторится прямо сейчас».
        Она попыталась оттолкнуть его, но Альберт даже не обратил внимания на этот неуверенный протест. Только в следующее мгновение, увидев ее гневный взгляд, он опешил и, озадаченный, растерянный, взволнованно спросил:
        — Что-то случилось?
        Маргарита успела придать лицу особенно холодное выражение.
        — Уже пошли сплетни.
        Он слегка улыбнулся.
        — Ах, да. Ты хочешь сказать — об этом происшествии? Не переживай, никто нас не подозревает.
        — Я знаю. Твоя слава Казановы бежит впереди тебя. Каждая женщина, оказавшаяся на расстоянии вытянутой руки от тебя, готова прыгнуть в твою постель,  — на сей раз ей вполне удался ледяной тон.
        Но Альберт все еще неверно воспринимал ситуацию и был весел.
        — Ну и что? Я хорошо выгляжу, имею толику шарма. Было бы жаль, если б все эти качества остались никем не оцененными.
        Он взял Маргариту за руки и хотел уже привлечь к себе. Но она быстро и решительно высвободилась.
        — Прекрати, пожалуйста. В любой момент может кто-нибудь войти.
        Альберт беспомощно потер мочку уха. Он совсем не так представлял себе эту их встречу. Маленькая коробочка с обручальным кольцом лежала в его кармане, и Альберт уже был готов преподнести ее Маргарите вместе с предложением руки и сердца. С его стороны это была большая жертва. До сегодняшнего дня он никогда не представлял себя в будущем несвободным мужчиной.
        — Но, может быть, мы поужинаем вместе? Только ты и я. А потом найдем хорошее местечко, где нас никто не увидит.
        Он снова улыбнулся, и Маргарите очень трудно было устоять перед этой обаятельной, искренней улыбкой.
        — Спасибо за приглашение, но я не хочу с тобой встречаться.
        На какую-то долю секунды он онемел от удивления, но почти сразу же нашелся:
        — Эй! Что же со мной не так? Я регулярно моюсь, не беден…
        Она, вздохнув, проговорила тихо, но твердо:
        — Я ничего не имею против тебя. Ты всем хорош. Но между нами все кончено.
        — Все кончено?
        — Я не встречаюсь с мужчинами, подобными вам,  — еще решительнее повторила она, чувствуя, что вот-вот утратит власть над собой.
        — Мы снова перешли на вы?
        — Так лучше. Вы мой начальник. Я на вас работаю. То, что между нами произошло, было абсолютно неуместно.
        — Неуместно?  — повторив, недоуменно пожал плечами Альберт.  — Если все дело в том, что ты на меня работаешь, то это можно очень быстро изменить.
        Ей показалось, что в его голосе прозвучала угроза. Неужели он действительно выкинет ее на улицу только потому, что она отказывается продолжать с ним эти отношения?
        «Он может».
        — Вы хотите меня уволить?
        «Да, я бы охотно сделал это. Но с еще большим удовольствием я ввел бы смертную казнь для непочтительных служащих, отказывающихся пообедать с шефом». Он хотел этой шуткой разрядить обстановку, но передумал, нечаянно нащупав в кармане край коробочки с обручальным кольцом.
        «Она даже не представляет, на какую жертву я был готов ради нее».
        Альберт уже забыл, что собирался жениться только для того, чтобы избавиться от отеля.
        — Нет, я вас не уволю,  — сказал он.  — До свидания, Маргарита.
        Она молча кивнула.
        Альберт немного постоял за дверью, раздумывая. Всего несколько часов назад он был уверен, что Маргарита влюблена в него. Что ж, видимо, он ошибся. Все не так, а дело просто в том, что у нее давно не было мужчины. И нечего раньше времени воображать себе невесть что.
        Черт возьми! Эта женщина все равно ему невероятно нравилась. Под ее холодной внешностью скрывалась кипящая смесь порывистого темперамента, чувственной страсти и энергии.
        Альберт грустно усмехнулся, проходя по отелю. Он то и дело ловил на себе любопытные взгляды туристок, ждавших только повода, чтобы заговорить с ним. Но единственная женщина, которая была нужна ему, оттолкнула его.
        Горькая насмешка судьбы.

        Глава 10

        — Маргарита Юрьевна, вас к телефону.
        — Алло?  — рассеянно сказала Маргарита в трубку, пытаясь одновременно проверять новый лист бронирования. Насколько будет высока заполняемость отеля в следующем месяце?
        — Ты говоришь так, будто мыслями где-то совсем далеко,  — послышался голос Бориса.
        Улыбнувшись, она откинулась на спинку кресла.
        — Мне кажется, ты понимаешь, что я тут не в отпуске.
        — Знаю, но, я думаю, ты должна уделять больше времени семье. Работа — не самое главное в жизни.
        — Это мог сказать только тот, кому никогда не приходилось отказываться от своих желаний ради семьи.
        Повисла неприятная пауза. Невысказанные упреки, казалось, витали в воздухе. Во время тех долгих лет, отданных отцу и детям, Маргарита не вполне отдавала себе отчет, что идет на жертвы. Теперь она понимала это.
        — Как там у вас всех дела?  — спросила она мягко, стараясь придать голосу побольше теплоты.  — Что делает папа? Как его запястье?
        — Гипс снимут через два дня. Потом он будет носить обычную повязку.
        — Уже через два дня? Значит, на самом деле все было не настолько ужасно?
        — Ну, это как сказать. Ты же знаешь, нашему папе, когда он, не дай Бог, захворает, все время нужен кто-то рядом, кому он мог бы жаловаться.
        — И кто его бы немного баловал.  — Маргарита вдруг забеспокоилась.  — Борис, что случилось? Насколько я тебя знаю, ты не стал бы звонить только для того, чтобы поболтать со мной.
        — У тебя там не найдется большого номера для гостей?
        Она выпрямилась в кресле.
        — Ты кого имеешь в виду? Что за гости?
        — Например, Стас. У него скоро каникулы, и он хочет пару дней отдохнуть.
        — Об этом не может быть и речи. Я не хочу видеть здесь никого из близких. Вы и без меня хорошо справляетесь.
        — Я думал, ты была бы рада его повидать. Он всегда был твоим любимчиком.
        — Скажи Стасу, чтобы он лучше поискал себе работу на время каникул. Через два года он заканчивает учебу. Наверное, пора уже приобретать какой-то опыт. Надеюсь, он наконец определился с тем, чего он хочет?
        — Ты же знаешь Стаса.  — В голосе Бориса звучала насмешка.
        Маргарита тоже улыбнулась. Конечно же, она наизусть знала младшего брата. Тот был очень легкомысленным и, наверное, даже беспутным.
        «До сих пор меня волнуют их трудности».
        В каком-то смысле Стас напоминал Альберта, который тоже брал от жизни все, что она ему предлагала.
        Маргарита бросила взгляд на часы.
        — Ой, Борь, прости, через две минуты у меня общее собрание. Передай всем привет, я, к сожалению, должна бежать.
        И она повесила трубку, тут же выкинув из головы этот разговор.
        На следующее утро, стоя под душем, Маргарита услышала, как хлопнула входная дверь в ее номер.
        Альберт! Только у него хватило бы наглости войти к ней во время завтрака. Определенно, он считает, что после того случая в прачечной ему позволено все. Надменный, самоуверенный тип!
        Резким движением Маргарита стерла мелкие капли с запотевшего зеркала и посмотрела на свое отражение. Вид у нее был какой-то опустошенный, бесцветный. Пусть, так даже лучше. Если Альберт увидит ее такой, то наверняка сразу же потеряет к ней всякий интерес. Только вот… на самом ли деле ей этого хочется?
        Маргарита завернулась в банный халат и пошла к двери ванной, оставляя на полу мокрые следы ног. Она поймала себя на том, что снова волнуется и торопится отпереть заклинивший замок. В отношении Альберта ее мысли и чувства, к сожалению, никак не могли прийти к одному знаменателю.
        Открыв наконец дверь, Маргарита увидела букет удивительных роз на длинных стеблях. Их держал, стоя на пороге, коридорный, мальчик.
        — Маргарита Юрьевна, эти цветы прислали вам. Поставить их здесь, в комнате?
        Розы! Она обожала любые розы. А такие, как эти, на длинных стеблях, всегда были для Маргариты своего рода приметой, ею самою и выдуманной. Они должны были предвосхищать появление чуда, настоящего чуда, о котором мечтают всю жизнь.
        Она дала посыльному немного чаевых, подождала, пока он скроется за дверью, и с нетерпением вынула из букета картонную карточку.
        «Маленький утренний поцелуй для прекраснейшей розы нашего города. Альберт».
        Маргарите стало жарко. Ей сто лет не дарили цветов. Только отец раз в год педантично вручал букеты ко дню рождения.
        Она осторожно вытащила розы из упаковки. Они источали нежный, волнующий аромат. Альберт не мог бы доставить ей большей радости! Сначала Маргарита решила поставить цветы в своем кабинете, чтобы постоянно ими любоваться. Но тут же резко одернула себя. Альберт, конечно же, решит, что она согласна возобновить отношения с ним. Отношения, которые принесут ему наслаждение и уверенность в еще одной победе.
        Она тяжело вздохнула. Знакомые считали ее очень несовременной, даже старомодной. Но быть иной и подчиниться только своим чувствам Маргарита все равно уже не могла. И не хотела.
        Бережно поглаживая пальцами тонкие шелковистые розовые лепестки, она неохотно размышляла о том, как охладить пыл Альберта. Спустя десять минут щеки ее порозовели: сделать это будет очень, очень просто.

        — Что все это означает?  — Дверь так сильно ударилась о стену, что на пол тонкими пластинками посыпалась краска.
        Маргарита сжала колени ладонями, чтобы Альберт не заметил, как сильно они дрожат.
        — Что именно?  — спросила она равнодушным голосом.
        Теперь задрожали и руки.
        Возмущенный, нет, даже взбешенный, Альберт склонился над ее столом. На его лбу пульсировала голубая жилка.
        — За мной уже толпами бегают женщины, и боюсь, это ваша вина.
        — Ах!  — Она по-прежнему, казалось, не понимала, что его так разозлило.
        — Если бы вы хоть замужних оставили в покое. По отелю носятся как минимум два мужа, горя желанием пересчитать мне зубы.
        Маргарита почувствовала, что ею овладевает безудержное веселье.
        — Мне очень жаль,  — притворно посочувствовала она.
        — Мне не нравится, когда сотрудники смеются надо мной,  — жестко сказал он.
        На самом деле Альберт уже почти успокоился. Маргарита в своем зеленом костюме выглядела аппетитной, словно наливное яблочко. С каким удовольствием он откусил бы от нее кусочек прямо здесь.
        «Как бы я хотел, чтобы она не была такой колючей со мной!» — подумал он и почувствовал при этом странную тянущую боль в сердце, которое кричало ему: обними ее, обними и никогда не выпускай…
        — Мне очень жаль,  — повторила Маргарита,  — но я решила, что это хорошая идея: поставить по розе в каждый номер, где живут женщины. Так сказать, небольшой знак внимания от администрации отеля.
        К сожалению, в настоящее время у них гостило так много женщин, что ей самой не осталось ни одного цветка из букета, что прислал Альберт. И от этого Маргарите было немного грустно.
        Однако, вспомнив о карточках, которые сама сделала на компьютере, она опять развеселилась. Как забавно получилось.
        «Маленький знак внимания для самой красивой гостьи от Альберта Амбрацукяна».
        Она не виновата, что некоторые мужья так отреагировали бурно. Видимо, им пришло в голову, что жены флиртовали с владельцем отеля. В это можно было поверить. Среди постояльцев ни один мужчина не выглядел так привлекательно, как Альберт. Загорелый, подтянутый, мускулистый. Одежда, обувь, прическа — все в идеальном порядке. Манеры, взгляд, улыбка, голос полны невыразимого обаяния. Любви такого мужчины пожелала бы каждая женщина.
        Каждая.
        Тоскливое чувство потери разлилось по телу Маргариты, но она тут же прогнала непрошенные мысли.
        Она вдруг осознала, что Альберт сменил тему и говорит о чем-то другом:
        — …и поэтому вы пойдете со мной сегодня вечером.
        — Что? Куда пойду? Я не могу.
        — Вы меня не слушали?  — возмутился он.
        — Нет, но…
        — Никаких «но». Или вы сегодня составляете мне компанию во время делового ужина, или можете считать себя уволенной до окончания испытательного срока.
        Маргарита великодушно пропустила угрозу мимо ушей. Она поняла, что рада. Деловой ужин — это нормально. Значит, будет какой-нибудь деловой партнер. И разговор предстоит серьезный, рабочий.
        — Конечно, я могу сопроводить вас на деловой ужин. Он будет в ресторане?  — спросила она.
        — Да.  — Альберт быстро пошел к двери и, уже шагнув за порог, кинул через плечо: — И оденьтесь посимпатичнее.
        Маргарита задумчиво посмотрела ему вслед — неужели его так задела эта история с передаренными розами?  — и попыталась вновь углубиться в работу.

        Ресторан «Золотая рыбка» стоял на самой вершине скалистого утеса, возвышавшегося над морем. В этом небольшом заведении готовились исключительно блюда местной кухни, о которых уже ходили легенды. Клиенты съезжались отовсюду, чтобы провести здесь вечер.
        Волосы Маргариты развевались, когда она, высоко подняв голову и громко цокая тонкими каблучками, шла по кафельным плиткам через зал ресторана. Юбка порхала вокруг ее ног. В ямочке между ключицами блестела маленькая жемчужина.
        Когда Альберт поднялся ей навстречу, на его лице читалось восхищение. Маргарита подумала, что не зря провела столько времени перед зеркалом. Альберт в белом льняном костюме и бледно-зеленой рубашке выглядел еще элегантнее, чем обычно. Когда он отодвигал для Маргариты стул, она заметила на его запястье очень красивые, наверное, ручной работы часы. На браслете золотыми буквами была выгравирована фамилия Альберта. Эти часы Маргарита видела впервые.
        Она украдкой наблюдала за тем, как Альберт изучает карту вин, и очень удивилась, когда официант протянул ей меню.
        — Разве мы не должны подождать остальных?
        — А мы больше никого и не ждем.
        Маргарита вспыхнула.
        — Но вы сказали, что будет деловой ужин. Я не собиралась встречаться лично с вами.
        — Вы красивая женщина. Однако не стоит относить все мои поступки только на свой счет,  — спокойно ответил он и строго пояснил: — Я обдумываю возможность объединения с хозяином этого ресторана, но сначала хотел бы с вашей помощью оценить его кухню. Теперь понятно?
        Она покраснела. Конечно, крайне самонадеянно было решить, что все это он затеял только для того, чтобы побыть с ней наедине.
        Альберт еще ниже наклонился над картой вин, чтобы Маргарита не заметила его улыбки, и тихо поздравил себя с удачной мыслью — соврать насчет объединения. Хотя… эта дотошная особа вполне может начать расспрашивать о подробностях. Действительно, ну с какой стати сотрудничать отелю и маленькому ресторанчику? Ладно, можно сказать, что он, Альберт, разрабатывает новую экскурсионную программу, в которую будет входить и посещение этого местечка.
        Чтобы скрыть свое смущение, Маргарита принялась болтать о всякой ерунде и с облегчением вздохнула, когда официант принес вино.
        Альберт поднял бокал:
        — За прекрасную еду и незабываемый вечер.
        Она старалась не смотреть на Альберта, но, случайно встретившись с ним глазами, снова залилась краской. Альберт желал ее, она чувствовала это. И ее собственное тело предательски откликалось на его призыв.
        Сидя за столом напротив нее, Альберт твердо решил вести только нейтральную беседу. Но один лишь взгляд на Маргариту заставил его забыть об этом.
        — Я уже говорил тебе, как ты красива, Марго?  — спросил он.  — Не могу дождаться сегодняшней ночи. Ведь тогда мы будем вместе?

        Глава 11

        — Значит, это приглашение на ужин было совсем не безобидным?
        — Может, заключим пари?  — Он обнажил в улыбке белоснежные зубы, становясь похожим на хищника.
        Маргарита чувствовала, что ее твердое намерение не уступать ему начинает колебаться. Он нежно провел по ее ладони кончиками пальцев.
        — Мне очень хотелось бы быть с тобой сегодня ночью, что скажешь?
        Она уставилась в пустоту.
        — Я не уверена, что должна выслушивать эти сальности.
        — Нет,  — ласково возразил он,  — я говорю о прекрасной ночи любви. Я хотел бы баловать тебя, делать для тебя все, что ты захочешь.
        Она спокойно улыбнулась.
        — Будет так, как мы захотим,  — умоляюще продолжал Альберт.
        — Секс был для меня всегда… У меня не слишком много опыта…  — Она отняла у него руку.
        — Не нужно никаких объяснений, Марго. Ты хороша такая, какая ты есть.
        Она нахмурила лоб.
        — Тебе не нравится, когда я рассказываю о своей жизни? Не укладывается в твою обычную программу соблазнения? Тогда прошу извинить. У меня было не так много любовных приключений, как у тебя.
        — Я имел в виду совершенно другое, и ты это знаешь.
        — Я скоро вообще перестану что-либо понимать. Но одно знаю твердо — я не собираюсь больше иметь с тобой никаких отношений.
        На мгновение все расплылось у Альберта перед глазами. Она нужна, она просто необходима ему! Без нее жизнь теряет краски…
        — Мне кажется, ты чего-то боишься. Может быть, того, что я влюблюсь?  — тем временем спрашивала Маргарита.  — В таком случае ты сильно переоцениваешь свое влияние на меня. И я это докажу. Прямо после ужина. Какая тонкая будет месть, и пусть я стану первой, кто поставит тебя на место.
        Официант принес рыбу. Обрадовавшись, что можно отвлечься, занявшись ею, Маргарита схватила вилку, нож и принялась делить еду на мелкие порции. Она съела совсем немного и отказалась от десерта, попросив только кофе.
        — Еда действительно великолепна. Мы должны побеседовать с владельцем. Мне кажется, что совместная работа будет выгодна и нам, и ему.
        Альберт хотел снова направить разговор в более интимное русло. И в следующую секунду вдруг осознал, что носок ее ноги скользит по его икре. Он посмотрел в ее глаза. Нет никаких сомнений — она сама сделала попытку к сближению!
        — Ты долго еще собираешься тут сидеть?  — Маргарита смотрела на него подчеркнуто невинно.
        «Класс, она уже готова!»
        И Альберту захотелось немного поиграть с ней. Он откинулся на спинку стула и уставился на ее грудь:
        — Куда спешить?
        — Иначе тебе не хватит времени показать мне все, что ты хочешь.
        Такого сильного возбуждения он еще не испытывал! С каким удовольствием он взял бы ее прямо сейчас. Здесь. А еще нужно было неторопливо, как и принято в ресторане, оплатить счет и сохранить для Маргариты видимость того, что встреча на самом деле предполагалась быть деловой.
        — Поговорим с хозяином в следующий раз, да?
        Несколько шагов до машины показались Альберту не одной сотней метров. Он гнал «вольво» на предельной скорости, так что недовольно заскрипели колеса, когда автомобиль притормозил возле гостиницы.
        — Нет, нет,  — шепнула Маргарита.  — Не здесь. Если мы пойдем в отель, каждый, кто нас увидит, все поймет. Я не хочу этого.
        — Хорошо. Тогда мы поедем в совершенно незнакомое место.
        Он развернул машину прямо на узкой улочке и поехал по направлению к горам. Скоро послушная «вольво» оказалась на едва заметной проселочной дороге, посыпанной гравием. Они добрались до небольшой рощицы, где и остановились, поставив машину так, чтобы ее не было заметно проезжающим мимо. Альберт выключил фары и заглушил мотор.
        — Пожалуй, я уже слишком стар для таких приключений.
        Он хотел дать Маргарите возможность сказать «нет», если она вдруг передумала. И только Маргарита потянулась к ручке, намереваясь распахнуть дверцу и скрыться, оставив незадачливого Ромео с носом, как вдруг перехватила его взгляд.
        Неподдельная искренность светилась в глазах Альберта. И мольба. И готовность не принуждать ее. И еще… Или это ей только почудилось?
        Вмиг все разумные мысли вылетели у Маргариты из головы, и она очутилась у него на коленях. Альберту показалось, что его сердце и правда может выскочить из груди, так поразила его Маргарита этим своим поступком.
        В машине было очень тесно, и Альберт пребольно ударился локтем. Но он скорее позволил бы превратить себя в инвалида, чем отказаться от того, что происходит. Со смехом и стонами Альберт спустил ее трусики до бедер, а потом дальше, вниз, по стройным ножкам. Небрежно отбросил кусочек ткани на заднее сиденье.
        — Надеюсь, когда-нибудь потом я их найду.
        — Зачем? Ты и без них лучше всех на свете.
        Она улыбнулась и вызывающе потянулась к молнии на его брюках.
        — Права одинаковы у всех. Я тоже хочу твои трусы.
        — Никаких проблем, все равно мне в них уже давно довольно тесно.
        В животе у Маргариты будто бы затрепетали крылышками бабочки. Это было необычное и очень приятное чувство. Она вскрикнула, когда Альберт обнял ее, опрокинув на соседнее сиденье. Крыша машины, дверцы — все улетучилось куда-то.
        Маргарита снова не узнавала себя. Отбросив всякую застенчивость, она взяла на себя главную роль. Дрожащими пальцами расстегнула его брюки, одновременно лаская языком мочку его уха.
        — Давай, съешь меня…  — Альберт был в восторге от ее поведения. Эта была та же самая Маргарита, что и в отеле,  — энергичная и знающая, чего она хочет.
        Его восхищало и возбуждало то, что она так активно себя ведет. И его долгом было подтвердить славу великолепного любовника. Он расстегнул молнию ее платья и впился губами в напряженный левый сосок.
        — О-о-о,  — застонала она,  — не останавливайся, прошу.
        Он охотно выполнял ее желания. Целовал прикрытые веки, гладил нежную, пылающую кожу. Маргарита выгибалась под ним, словно маленький ловкий зверек, вздрагивая от удовольствия и желания. Потом его ладони скользнули под ее юбку. Альберт ласково поглаживал Маргариту между ног, его пальцы проникали все глубже и глубже, двигались все быстрее. Она послушно подалась навстречу его умелым рукам, дарящим невыносимое наслаждение.
        — Тебе так нравится?
        Все барьеры, что Маргарита так старательно возводила между собой и Альбертом, рухнули в один миг. Она откинула голову назад и упала на грудь своему возлюбленному. Он, как безумный, целовал ее волосы, лоб, глаза — все, до чего мог дотянуться. А она по-прежнему прижималась к его груди.
        Желание Альберта стало почти нестерпимым. Он хотел прямо сейчас войти в нее, соединиться с ней. Его пальцы покинули влажную пещерку, он рывком приподнял Маргариту и усадил себе на колени. Стараясь быть осторожным, медленно опустил ее на свой напряженный, раскаленный орган, потом со стоном стал целовать ее грудь.
        Она просто околдовала его. Как иначе объяснить то, что он настолько сильно желал ее?
        Он был близок со многими женщинами. Но ни одна не могла сравниться с Маргаритой.
        Ее хотелось оберегать и охранять. Нежно ласкать, предаваться безудержной страсти…
        «Марго…»
        Они обнимали друг друга с такой силой, словно боялись потерять. И вместе взлетели к небесам.

        — К сожалению, это было не особенно романтично,  — виновато пробормотал Альберт, уткнувшись в ее ложбинку на шее.
        — Просто великолепно,  — счастливо улыбаясь, возразила Маргарита.
        Она не спеша, с небрежной раскованностью начала расстегивать пуговицы на его рубашке. Одну за другой. Оказалось, что ей мало того, что она от него уже получила.

        Следующим утром Маргарита, закутавшись в банный халат, сидела на подоконнике в своем номере и смотрела в сад. Небо над городом потемнело; тучи, предвещая дождь, плыли так низко, что казалось, будто они касаются крыш самых высоких в городе домов. В душе Маргариты царила ночь.
        Как же она могла вновь отдаться Альберту? И это после всех ее планов поставить его на место! Теперь-то он точно решит, что она влюблена.
        В Альберта. Самого привлекательного мужчину, с которым она когда-либо встречалась. В Альберта — ходячее клише горячего любовника-южанина.
        Но она любила. Любила его бездонные глаза с веселыми огоньками. Его руки, которые могли совершать чудеса, погружая ее в бездну наслаждения.
        Каким опытным, изумительным любовником он был! Он предугадывал и исполнял любое ее желание. Он подарил ее телу новую жизнь. Пожалуй, впервые за много лет Маргарита ощутила себя настоящей женщиной. Не старшей сестрой, не дочерью, не домохозяйкой или служащей. Именно женщиной.
        Альберт.
        Нет, необходимо выбросить его из головы. Он для нее никто. То, что происходит между ними, лишь обычное физическое притяжение. Что общего может быть у нее с мужчиной, не готовым брать на себя ответственность? Ведь Альберт вел себя как гость даже в своем собственном отеле!
        Такой человек не для нее. Она не будет счастлива с ним. Хотя бы потому, что его планы, кажется, не идут дальше постели.
        Нужно научиться держать его на расстоянии. Обязательно.

        Альберт медленно спускался по лестнице в фойе, когда одна из горничных прямо перед его носом принялась пылесосить ковер. Машина гудела немногим тише трактора, хрипя и посвистывая.
        — Как раз именно сейчас ты должна здесь шуметь? Я даже мыслей своих не слышу.
        — Но Маргарита Юрьевна сказала, что сегодня к вечеру все должно быть в безупречном порядке.
        — Сегодня к вечеру?
        — Для большого бала.  — Девушка снова взялась за пылесос. Ей совсем не хотелось получить нагоняй от суровой, не знающей снисхождения начальницы.
        Альберт раздумывал, стоит ли спросить у горничной, что за мероприятие она имеет в виду. Но неожиданно вспомнил сам. Сегодня вечером в отеле будет весенний бал для постояльцев.
        Прошлая ночь стала для Альберта поворотным пунктом в его отношении к Маргарите. Никогда ни одна женщина не казалась ему такой близкой. Это была настоящая связь, не только телесная, но и духовная.
        Он чуть не сказал ей той ночью, что любит ее. Это слово постоянно вертелось на языке. Альберт был уже твердо уверен, что хочет жениться на Маргарите. Коробочка с обручальным кольцом, купленным для нее, до сих пор лежала в его номере, в ящике письменного стола.
        Но Альберту становилось не по себе, когда он вспоминал о мотивах, которые преследовал раньше. Тогда речь вообще не шла о чувствах. Он даже не мог предположить, что все окажется настолько сложнее.

        Он бродил по отелю, засунув руки в карманы брюк, и размышлял, пока горничная не спугнула его своим дурацким пылесосом.
        И тут Альберт как-то сразу, вдруг, решил, что прошлое, когда женитьба представлялась ему выгодной сделкой, нужно просто забыть. Маргарита должна ответить на его любовь. Но сначала, конечно, ей необходимо узнать, что он чувствует к ней. Альберт одернул свитер и, больше не раздумывая, зашагал к ее кабинету.
        В это утро Маргарита вновь олицетворяла собой идеального менеджера. Модный костюм, аккуратно уложенные волосы, легкий макияж.
        Альберт нашел, что она выглядит невероятно сексуально.
        — Еще так рано. Хочешь кофе?
        Она посмотрела на него так, будто он предложил ей заняться любовью посреди коридора.
        — Уже почти десять.
        — Ну и?  — Он нагнулся, чтобы поцеловать ее в щеку.  — Ты выглядишь прямо-таки роскошно. Когда я смотрю на тебя, то просто умираю от желания…
        В последнюю секунду Маргарита вывернулась, и поцелуй достался пустому месту. Немного смущенный, Альберт произнес тихо и ласково:
        — Вообще-то, я хотел предложить небольшую поездку на мотоцикле. Только мы вдвоем. Одни в горах.
        — Ты забыл про сегодняшний бал?  — Она посмотрела на него с ужасом.
        — Я привезу тебя обратно до его начала. Можешь на меня положиться.
        — Положиться? Как я могу полагаться на человека, для которого ответственность — пустой звук?
        Альберт прикрыл глаза.
        — Так да или нет?
        И тут Маргариту понесло:
        — Да ты еще спрашиваешь?! Сегодня вечером должен состояться большой весенний бал в нашем отеле! В твоем отеле, если быть точной!
        — Да, и что?
        — Ты директор отеля. Это — твой бизнес. Сегодня вечером ты будешь в самом центре всеобщего внимания!!! Тебе не кажется, что к этому нужно как-то подготовиться?
        — Насколько?
        Маргарита заметила, что горячится, пожалуй, сильнее, чем следовало бы, но остановиться уже не получалось.
        — Нельзя же все время думать только о том, что тебе хочется. Пришло время измениться и позаботиться немного и о своем предприятии.
        — Для этого я нанял тебя.
        Она словно со стороны услышала свои отрывистые, резкие слова:
        — Я менеджер, а не владелец.
        — Ты считаешь, что была бы лучшей хозяйкой? Теперь понимаю, зачем я тебе.  — Альберт повернулся и вышел.
        Если бы он задержался еще хоть на секунду, то точно потерял бы самообладание. Гордый армянин не должен отчитываться перед женщиной и выслушивать ее упреки. Быстрыми шагами Альберт покинул отель.
        Неожиданная стычка с Маргаритой отрезвила его. Она вовсе и не была влюблена в него. Рассудительная, холодная как лед, она мечтает заполучить его отель. Вот и все. Он жестоко ошибся в женщине, которую считал уже своей.

        Глава 12

        Маргарита твердо решила помириться с Альбертом. Она знала, что была не права, и очень переживала, вспоминая их ссору. За весь день Маргарите ни разу не удалось увидеть его. И чем меньше времени оставалось до вечера, тем сильнее она волновалась, что Альберт не появится на балу. Ее настроение колебалось от нестерпимого желания снова увидеть любимого до щемящей, пугающей оторопи перед этой встречей. Он, такой самолюбивый и не терпящий критики, вряд ли простит Маргарите ее глупую, обидную выходку. Страшно даже подумать, каким отстраненным или, может, полным ненависти будет взгляд Альберта, когда она притащится к нему со своими ненужными, робкими извинениями.
        «Лучше умереть от страха, чем бояться без конца».
        Стрелки на настенных часах одновременно скакнули вперед, образовав прямую вертикальную линию. Пора переодеваться к ужину. Сердце забилось быстрее, к горлу подступила легкая тошнота. Как бывало раньше перед экзаменами. Она запланировала этот бал, чтобы об отеле, который долгое время пребывал в забвении, снова заговорили. Многие туристы, приезжающие к морю, хотят разнообразия. И Маргарита мечтала, что организованный ею праздник станет событием, о котором будут вспоминать еще долго. Если все получится, наверняка гостиница вызовет особенный интерес и число постояльцев сразу увеличится. Маргарита очень этого хотела. Она уже не представляла своей жизни без маленького южного отеля.
        И, к сожалению, без его владельца тоже.

        На бал Альберт пришел даже чуть раньше положенного времени. В элегантном смокинге он выглядел более чем неотразимо. Он сам встречал приглашенных и поразил Маргариту своей искрометной речью, которую позже произнес перед гостями. Его выступление естественным образом направило по нужному руслу программу вечера. Гости чувствовали себя уютно и раскованно. Маргарита преисполнилась гордости за Альберта. Какой молодец! Однако напряжение отпустило ее только после того, как она попробовала угощение, которое предлагалось в небольшом, освещенном разноцветными огнями кафе. Здесь тоже все было в порядке, и Маргарита с радостью принимала сыпавшиеся на нее комплименты.
        «Теперь можно расслабиться и заняться личными делами».
        Маргарита поискала глазами Альберта. Пожалуй, стоит его поблагодарить. Так, возможно, они и помирятся. Потом она попросит у него прощения и признает свою неправоту. Они ведь уже не маленькие дети, чтобы молча дуться друг на друга. Стоит поговорить откровенно, чтобы разрешить все недоразумения.
        Но куда же он подевался? Маргарита не спеша вышла в сад.
        — О, Альберт! У вас такое замечательное чувство юмора. Вы так умны. И эта волшебная роза, что вы прислали в мой номер. Мне бы очень хотелось побыть с вами наедине.  — Женский голос звучал тихо и интимно.
        Маргарита быстро отступила за вишневый куст. Она понимала, что такт и приличие требуют, чтобы она вернулась назад, в здание. Но внутренний голос упрямо твердил: «Останься».
        — Я тоже охотно побыл бы с вами, но… Ох!
        Маргарита осторожно выглянула из своего укрытия. Поражающая своими габаритами, крашеная брюнетка пыталась прижаться к Альберту потеснее. Маргарита с такой силой стиснула кулаки, что ногти больно впились в ладони. Сейчас она выйдет и прогонит эту бессовестную потаскушку! «Да, но по какому праву?» — насмешливо спросил тот же самый внутренний голос. И Маргарита сникла.
        Они с Альбертом не были парой — и никогда ею не станут.
        Брюнетка крепко прижималась к нему, обнимая его за бедра, и жадно тянула полные губы к лицу Альберта.
        Маргарита сжала зубы, едва не прикусив язык. Ни одной минуты больше она не выдержит, глядя, как Альберт ласкает эту женщину. Как быстро все забыто! Одна маленькая ссора, и он уже ищет встречи с другими.
        С глазами, полными слез, Маргарита побрела к отелю. Она должна быть с гостями, должна веселиться, шутить, улыбаться. А ей больше всего на свете хотелось оказаться сейчас в своей комнате, обнять подушку и выплакаться.
        — Привет, Ритуль. А вот и мы.
        Маргарита онемела от неожиданности. Перед ней стояла вся ее семья. За исключением отца. Вот так сюрпризик!

        — Большое спасибо.  — Юлия двумя пальцами взяла с подноса бокал шампанского, кокетливо улыбнувшись официанту.
        Тот бросил быстрый взгляд на Маргариту. Она незаметно кивнула, подтверждая. Этот напиток — уже третий, который заказывала Юлия. Со вчерашнего вечера ее домочадцы наслаждались жизнью в полном объеме, ни в чем себя не ограничивая. Само собой, они считали, что их пребывание здесь и все их прихоти будет финансировать старшая сестра. Никому даже и в голову не пришло поинтересоваться, а есть ли у нее на это средства.
        У Маргариты не было ни малейшего желания одалживаться у Альберта. Поэтому она договорилась со своими сотрудниками, что все, что закажут ее гости, будет оплачиваться с ее личного счета.
        — Ты как будто и не рада, что мы приехали тебя навестить?  — Этот вопрос задал Стас. Он сидел, расслабленно закинув руки за голову, и даже не потрудился открыть глаза.
        Маргарита усмехнулась про себя. Стас отличался умением жить не напрягаясь. Там, где другие мучились, ему все удавалось с первого раза. Ей не очень это нравилось, потому что в результате брат вырос убежденным лентяем. Он оживлялся, только когда мог заняться любимым делом. Например, послушать музыку или поиграть на компьютере. Также, разумеется, в обязательную программу времяпрепровождения Стаса входили еженедельные мальчишники с гитарой и приличным количеством спиртного.
        — Конечно, я рада, что вы здесь.  — Маргарита натянуто улыбнулась и посмотрела на Бориса.
        Она никак не могла понять, что заставило его бросить хорошо оплачиваемую работу в рекламном агентстве и помчаться на юг. Насколько Маргарита помнила, это был его первый за два года отпуск.
        — Мне безумно хочется осмотреть город. Подумать только! Это же одно из самых шикарных мест на побережье. Тут в любой момент можно столкнуться со знаменитостью или каким-нибудь богачом.  — Восторг Юлии не знал границ.
        — Я пока еще ни одного не встретила,  — возразила Маргарита.
        Ее слова полностью соответствовали действительности. Когда она приехала, то не думала ни о чем, кроме работы. Она почти и не вспоминала о бомонде, облюбовавшем тихий, приветливый городок.
        Но ее сестра оказалась осведомлена гораздо лучше:
        — Тут же отдыхает вся элита и шоу-бизнес. Для девушки, которая хочет выйти замуж за богатого, здесь самое место.
        — Ты хочешь сказать, что приехала, чтобы найти мужа?  — удивилась Маргарита.
        — А почему бы и нет? Тогда мне не пришлось бы больше тыкаться носом в чужие ногти.
        — Но ведь тебе нравилось работать в салоне красоты.
        — Да, но не всю же жизнь. Мой шеф — настоящий рабовладелец…  — Юлия не договорила.  — Добрый вечер, Альберт Рубенович,  — к всеобщему изумлению, крикнула она, приняв соблазнительную позу.
        Альберт, который решил немного прогуляться по саду, поднял голову. Когда он узнал Маргариту, его лицо словно окаменело. Он впервые увидел ее так близко после той болезненной ссоры. На минуту Альберт замешкался. Ему очень хотелось уйти отсюда, но вместо этого он вежливо улыбнулся и подошел к маленькой компании.
        — Добрый вечер. Я рад, что вы стали гостями нашего отеля. Надеюсь, вам здесь хорошо?
        Маргарита с трудом сохраняла на лице равнодушное выражение, пока Альберт обменивался любезностями с ее сестрой. Ничего особенного, те же слова он говорит и остальным постояльцам.
        — Какой классный мужик этот Альберт!  — заключила Юлия, когда он попрощался с ними и направился в отель.  — Он мне уже нравится.
        — Он нравится всем женщинам,  — сухо ответила Маргарита.
        Но Юлия была слишком возбуждена, чтобы заметить, как помрачнела старшая сестра.
        — Держу пари, что всем, кроме тебя. Не могу вспомнить, когда в последний раз видела тебя с мужчиной.
        — Ну, это не твое дело,  — разозлилась Маргарита.
        Домашние давно считают ее синим чулком, думают, что она не способна страдать, любить, нравиться мужчинам. Конечно, ответственность и постоянные заботы о семье из пяти человек не оставляли ей и минутки полноценной для себя. Она жила в чудовищно однообразном замкнутом круге: магазин, кухня, стиральная машина, пылесос. И сейчас Маргарита была, пожалуй, даже благодарна отцу, что он решил второй раз жениться, открыв ей дорогу к новой жизни. Да, несомненно, все изменялось к лучшему.
        До тех пор, пока она не отказалась от Альберта.
        От своей любви к Альберту.
        От своих трудностей с Альбертом.
        Но это было правильно. Прошлой ночью она убедилась в том, что ничего для него не значит.
        Юлия дергала край своего короткого облегающего топа.
        — Если ты ничего не имеешь против, то, может быть, я займусь твоим шефом? Такие отличные экземпляры на дороге не валяются.
        Маргарита устало вздохнула. Снова и снова она повторяла себе, что поступила верно, оттолкнув Альберта. Даже Юлия не смогла устоять перед его обаянием.
        От таких мужчин трудно ожидать верности.
        Их чувства не бывают глубокими.
        — Делай, что хочешь,  — ответила она сестре,  — мне все равно.

        — Кто эти люди, что сидят в саду с Маргаритой Юрьевной?  — спросил Альберт у Олега.
        — Это ее братья и сестра,  — ответил он, не глядя в бумаги.  — Прошлой ночью они приехали из Челябинска.
        — Они приехали лично к ней?
        — Что значит лично? Не знаю. Во всяком случае, они зарегистрированы как официальные постояльцы отеля. Хотя, честно говоря, свободных комнат, когда они заселялись, не было, да и сейчас нет.
        — А где же они тогда ночуют?
        Портье дернул плечами и неуверенно улыбнулся.
        — Юные джентльмены спят на надувных матрасах в кабинете нашего менеджера. Дама живет в ее номере.
        Альберт приподнялся на цыпочках, чтобы лучше рассмотреть маленькую компанию в саду.
        Его удивляло поведение Маргариты. Почему она платит за них полную цену, если они не занимают номера? И, прежде всего, почему платит она? Что-то непонятное. Несмотря на ссору, он решил поговорить с ней об этом.
        Ее упреки очень взволновали его. По ее словам получалось, что он просто-напросто какой-то бесполезный, ни на что не способный паразит. Конечно, отчасти Альберт был согласен с этим. Да, он поверхностный, легкомысленный, порою безответственный. Нередко он растрачивает свое время попусту и не загадывает дальше сегодняшнего дня. Но разве от этого кому-нибудь плохо? Альберт считал, что, зарабатывая приличные деньги, он получает право жить так, как ему удобней.
        Но после последнего разговора с Маргаритой он твердо решил начать другую жизнь, полностью противоположную прежней. Он не хотел выглядеть в глазах своей любимой жалким трутнем и пообещал себе, что сделает все, чтобы измениться. Чтобы и она смогла полюбить его. Альберт был окрылен одной очень важной мыслью: заключение, что Маргариту интересует только отель, оказалась поспешным и ошибочным. Когда он увидел ее в кругу домочадцев, ему многое стало ясно.
        Маргарита не та женщина, которую интересует только карьера. Она человек, готовый нести ответственность. За себя и других. Причем забота о людях была для нее приоритетом.

        Глава 13

        Косые лучи солнца освещали письменный стол. Блики играли на ярко начищенных туфлях. И — просто так, без всяких оснований — хотелось радоваться жизни. Как жаль, что состояние это было недолгим.
        Настроение у Маргариты сразу же испортилось, когда Альберт быстрыми шагами вошел в ее кабинет и, хмуро поздоровавшись, в упор спросил:
        — Как это понимать? Почему твоя семья живет здесь, в отеле?
        «А! Так вот почему он пришел».
        — На правах обычных постояльцев.
        — Но они не занимают номеров, как обычные гости, а живут лично у тебя.
        — Если бы я знала, что они ко мне приедут, то, конечно же, подыскала бы им другое место для ночевки.
        — Речь не об этом,  — резко оборвал он ее,  — почему они оплачивают услуги, которые отель им не предоставляет?
        — Я не хочу, чтобы ты считал их нахлебниками.
        — Интересные ты выбираешь определения для людей, которых любишь.
        Но когда Альберт продолжил, Маргарита поняла, что ошиблась.
        Ни слова не говоря, он передвинул стул к ее столу и сел:
        — Насколько я могу понять, их привела сюда не просто любовь к тебе. Что им от тебя нужно?
        Она с изумлением посмотрела на Альберта. Неужели у него такая хорошая интуиция? Меньше всего Маргарите хотелось отвечать на его вопрос, но Альберт терпеливо ждал.
        — Я, собственно, не думаю, что тебя это как-то касается,  — начала она, подумав.
        Он мрачно хмыкнул, и Маргарита быстро продолжила:
        — Ладно, прости. Ты прав. У моих родственников действительно есть кое-какие проблемы. И я должна им помочь.
        — Например?
        — Ну, Борис, старший брат, поссорился со своей подружкой. Она бросила его, потому что он слишком много работает и пренебрегает ею.
        — Ага, значит, ты не единственная в своей семье, кого волнует только работа.
        Она кинула на него обиженный взгляд.
        — Если ты меня спросил только для того, чтобы делать гадкие комментарии…
        Альберт прервал ее, протестующе замахав руками.
        — А твоя сестра? Она хорошенькая.
        Сердце Маргариты сжалось. Она вспомнила, что и Юлия интересовалась симпатичным владельцем отеля.
        — Ну?
        Она вздохнула:
        — Юля работает маникюршей. В первоклассном салоне. Но она утверждает, что хозяин постоянно придирается к ней и хочет уволить.
        — Ты ей не веришь?
        Маргарита поразилась, что он читает ее мысли, как по раскрытой книге.
        — Да, мне кажется, что она больше жалуется, чем и вправду так некомфортно чувствует себя на работе. Скорее всего, моей сестре просто не хочется работать. Она в поисках обеспеченного мужа.
        Альберт сосредоточенно наморщил лоб.
        — Итак, остается младший.
        — Стас? Ему было всего десять лет, когда умерла наша мама. Я не сумела воспитать его как нужно. В этом году он перешел на второй курс в институте, но говорит, что дальше учиться не хочет. Знаешь, ему и без того хорошо.
        И тут внутри у Маргариты словно бы прорвало плотину. Она рассказала ему всю историю своей жизни. Он слушал ее серьезно и внимательно. Когда она закончила и с тревогой поглядела на Альберта, по его лицу было совершенно непонятно, о чем он думает.
        Теперь он знал о ней все. В том числе и то, что до работы в отеле она никогда не была управляющим. Маргарита напряженно ждала его реакции.
        Альберт, откинувшись назад и сложив руки на груди, молча смотрел на нее. Ей показалось, что прошли часы, прежде чем он наконец открыл рот:
        — Ты права. Я должен уделять отелю больше внимания.

        Альберт ушел, а Маргарита все так же неподвижно сидела за столом, уставившись в одну точку. Ее ноги дрожали так сильно, что каблуки туфель выбивали по полу затейливую дробь. Как можно было так опрометчиво, так наивно довериться Альберту! С какой радостью она забрала бы сейчас свои слова назад! Маргарита даже встала, чтобы пойти к нему и сказать, что ее рассказ (который может быть очень весомой причиной для увольнения)  — ложь от первого до последнего слова. Ее очень взволновала и обескуражила последняя фраза Альберта. Что он хотел этим сказать? Что должен заботиться об отеле сам, без ее помощи?
        Он часто говорил ей, что доволен ее работой. Но, может быть, для него хорошие рекомендации и дипломы значат больше, чем опыт и достигнутый результат?
        Маргарита боролась со слезами. Наверняка теперь ей придется оставить гостиницу. И Альберта, который не любит ее и, конечно, никогда не полюбит. Она снова бессильно опустилась в кресло. Все вокруг показалось Маргарите пустым и серым.
        Борис и Альберт сидели в баре.
        — Мужчинам и женщинам трудно понять друг друга. Такое ощущение, будто мы живем на разных планетах.  — Альберт, немного подумав, решительно откупорил уже третью бутылку отличного южного вина, наполнив стакан приятеля густой вишневой жидкостью.
        Борис с шутливой патетикой провозгласил:
        — За нас, мужчин!
        — Которые не могли бы существовать без женщин.
        — Ты знаешь, мы, в сущности, похожи.  — Борис, уже порядком захмелевший, тяжело опустил руки на плечи нового товарища.
        — Точно,  — ухмыльнулся Альберт, одним глотком опустошив стакан,  — мы похожи, как две капли воды. Мне нравится жить без забот, а ты заработался до смерти… Но я тоже могу много работать,  — помолчав, продолжил он.  — Я буду вкалывать в этом отеле, не разгибая спины. Только чтобы доказать твоей сестре, что я тоже чего-то стою.
        — Вот это настоящая любовь!
        — Не ерничай! Ты из-за своих любовных переживаний до Черного моря долетел — совета спросить.
        — А ты и посоветовал. Сам говоришь, что будешь вкалывать в поте лица, а мне предлагаешь работать кое-как.
        — Борис, у тебя другая ситуация. Тебе нужно выбирать. Или ты живешь только ради того, чтобы делать карьеру в рекламном агентстве. Или, если любишь свою девушку, иди к своей цели не спеша. Никуда твоя работа от тебя не денется.  — Альберт снова сделал большой глоток.  — Поверь мне, каждый мужчина должен слушать, что говорит ему женщина, которую он любит.
        — Ты это мне говоришь или себе?
        — Нам обоим, конечно.
        И они понимающе улыбнулись друг другу.
        В нескольких метрах от них, снаружи, через окно, Маргарита наблюдала за этой сценой. Ей показалось, что мужчины, два любимых ею человека, хорошо понимают друг друга. И это было приятно.

        Альберт и в самом деле оказался человеком слова. Он старательно вникал в каждую мелочь, необходимую для успешного руководства отелем. И очень скоро Маргарита была вынуждена признать, что у ее шефа неплохо получается. Даже замечательно. Складывалось впечатление, что он управляет отелем давно и с удовольствием. Даже общаться с людьми Альберт стал иначе. С постояльцами был искренне приветлив, с работниками дружелюбен и корректен, но требователен. Одна только Маргарита, встречаясь с ним, по-прежнему удостаивалась лишь вежливого кивка головы или сухого официального «здравствуй».
        Уже которую ночь она проводила почти без сна. Никак не получалось смириться с мыслью, что Альберт стал к ней равнодушен. Теперь Маргарита была готова принять его таким, какой он есть. Пусть ловелас. Пусть легкомысленный и безответственный. Пусть. Только бы он любил ее.
        Этим утром, стоя у дверей его кабинета, Маргарита наконец-то решилась войти. Она не знала, зачем делает это и что будет говорить.
        — Привет, Альберт. У тебя найдется для меня минутка?  — Она улыбнулась. Ну, по крайней мере попыталась, хотя сейчас больше всего ей хотелось зарыдать.
        — Входи и садись. Через пару минут я закончу,  — ответил он, не поднимая головы от бумаг.
        — Спасибо, очень мило.
        — Никаких проблем.
        Маргарита сжала руки, чтобы успокоиться, и стала ждать. Ее взгляд упал на его тонкие пальцы. Она вдруг представила, как он откладывает ручку в сторону и поднимает голову.
        С улыбкой он подойдет к ней, поцелует, погладит ее трепещущие плечи. Покроет поцелуями щеки, глаза, уши. Потом его губы коснутся ее шеи. Он сожмет ее грудь ладонями, и Маргарита испугается, что сейчас лишится чувств от пронзившего ее желания.
        — Все хорошо, успокойся.
        — Так успокой меня.
        Маргарита положит руки ему на плечи и прижмется к нему крепко-крепко. Потом рванет на себя его рубашку. Так, что пуговицы отлетят в стороны. Он нежно обнимет губами ее сосок и проведет по нему языком. И тогда она, сгорая от любви, медленно спустится тропинкой поцелуев до его пупка…
        — Чем могу помочь?
        Его голос резко выдернул Маргариту из фантазий. Кровь бросилась ей в лицо. Опять увлеклась!
        Альберт ждал ответа, и Маргарита начала говорить первое, что пришло ей на ум:
        — В последнее время меня удивляет твоя поразительная забота о моей семье. Я частенько вижу, что ты сидишь с Борисом в баре, о чем-то болтаешь с Юлей. Я хочу знать, чего ты этим добиваешься. Ты знаешь, что я полностью оплачиваю их пребывание здесь…
        — Это было бы не нужно, если бы ты сначала поговорила со мной. Кроме того, они достаточно взрослые, чтобы самим о себе заботиться. Я имею в виду, не только материально.  — Неожиданно Альберт поднялся и подошел к ней. Маргарите показалось, что он хочет обнять ее, но он опустил руки, и она судорожно вздохнула.
        — Но они приехали сюда именно для того, чтобы я им помогла. И я не могу отказать им в этом только потому, что они уже взрослые.  — Маргарита опустила плечи, потом вдруг выпрямилась и с отчаянной решимостью посмотрела в лицо Альберта.
        — Мы с тобой… мы могли бы начать все сначала?  — вырвалось у нее.
        — Начать сначала? Мы всего лишь директор и подчиненная, уже забыла?  — Альберт заставил себя сказать эти жестокие слова, хотя ему было очень жаль Маргариту, такую робкую и трогательно беззащитную в этот момент. «Пусть получит урок и поймет, что нельзя жить только по правилам»,  — думал он.
        — Я попрошу своих родственников уехать как можно быстрее. Я не хочу, чтобы они досаждали тебе своим присутствием,  — сказала Маргарита звенящим голосом и вышла из комнаты с высоко поднятой головой.

        Глава 14

        — Ты не поверишь, что случилось!  — взволнованно, давясь словами, закричала Юлия, отыскав Маргариту в винном погребе.
        — Юля, ты же видишь, я занята, подожди немного.
        — Ничего не хочу знать. Это ужасно! Позор для тебя и всей семьи.
        Маргарита устало вздохнула:
        — Какой позор?
        Повернувшись к сестре, она удивленно замолчала. Глаза Юлии сверкали от гнева, щеки пылали.
        — Этот Альберт!  — выкрикнула она.
        Маргарита тревожно посмотрела на нее.
        — Твой Альберт — жалкий эксплуататор. Ты знаешь, что он мне предложил?  — Юлия не дала сестре ответить.  — Он предложил мне работать в отеле. Официанткой! Ты представляешь меня в этой роли? Меня!
        — Но… Альберт не сказал тебе, почему он это сделал?
        — Он сказал, чтобы я спросила обо всем у тебя. Неужели ты ему обо мне что-нибудь рассказывала?  — недоверчиво протянула Юлия.
        — Нет. А ты…  — догадалась вдруг Маргарита,  — ты не пыталась, случайно, его соблазнить?
        Сестра капризно надула губы:
        — Конечно, нет, как ты могла подумать.  — Она сделала паузу.  — Ну, если только совсем немножко. Ты же знаешь, я люблю пофлиртовать.
        Маргарита покачала головой. Она никогда не одобряла такого поведения сестры. Юлия была очень привлекательной, но самоуверенно — или наивно — считала себя неотразимой. И поэтому иногда выглядела смешной, напрашиваясь на мужское внимание.
        — Не думаю, что тебе интересно мое мнение,  — негромко сказала Маргарита.  — Но все же выслушай один совет. Альберт, я уверена, хотел просто немного проучить тебя. Так вот, чтобы с тобой не обращались так, как сегодня поступил он, нужно всего-навсего научиться вести себя иначе. Поменьше самоуверенности, амбиций…
        Прежде чем она успела закончить, Юлия крепко схватила сестру за рукав.
        — Поехали домой, Рита, пожалуйста. Ведь это же совершенно не твой мир.
        — Я люблю свою работу.
        — Работать ты можешь и дома. Знаешь, после того как ты уехала, все изменилось. Папиной жене мы совсем неинтересны.
        «Ага. Вот откуда ветер дует».
        — Поехали. Будем жить вчетвером. Братья и сестры Платоновы. Как раньше.
        — Я не знаю.
        Маргарите отчего-то стало вдруг очень холодно. Она первой поднялась по лестнице и вышла в сад, где блестело на солнце голубое покрывало бассейна.
        Может быть, действительно уехать?
        Что ее здесь держит? Или, если быть точной, кто?

        Уже несколько дней Маргариту не оставляли мысли о возвращении в Челябинск. Возможно, так она быстрее избавится от своего любовного недуга. Или, правильнее, от навязчивого наваждения. И днем и ночью перед ее глазами стояло лицо Альберта. Даже находясь в комнате совершенно одна, она чувствовала прикосновения его рук и губ, слышала стук его сердца. И еще Маргариту не покидало странное ощущение того, что ее и Альберта связывает хоть и тонкая, непрочная, но единая нить. За то время, что они были знакомы, Альберт очень изменился. Он стал лучше, чем прежде,  — настоящий хозяин отеля: серьезный, организованный, знающий свое дело. Маргарита была горда тем, что не последнюю роль в его личностном росте сыграла она.
        — Здравствуйте, Маргарита,  — прервал ее раздумья неслышно подошедший сзади Сергей Петренко, семейный адвокат Амбрацукянов. Альберт не так давно познакомил с ним Маргариту.
        — Добрый день, Сергей Николаевич. Рада вас видеть,  — тепло поприветствовала она его.  — Могу я вам чем-нибудь помочь?
        Старый адвокат улыбнулся. Маргарита ему нравилась. Он с приятным удивлением отмечал, как благоприятно повлияло на Альберта общение с ней.  — Нет, дорогая, ваша помощь вряд ли потребуется. Я хотел поговорить с Альбертом о продаже отеля.
        Маргарита чуть не вскрикнула от неожиданности. Ни одним словом Альберт не намекнул ей, что собирается продавать отель.
        — Он должен быть в своем кабинете,  — машинально сказала она.
        Сердце бешено стучало, даже дышать было трудно. Казалось, чистый воздух стал тяжелым и плотным, с трудом проталкиваясь в легкие. Альберт хочет продать отель! Это просто — как там говорят?  — удар ниже пояса, запрещенный прием.
        Почему он ничего ей не рассказал? Разве он не понял, как сильно она привязалась к этой гостинице? Новый владелец вряд ли захочет оставить Маргариту на ее должности.
        Ну что ж, теперь возвращение в родительский дом — решение бесповоротное.
        Едва Сергей Петренко вышел от Альберта, Маргарита взяла письмо, которое подготовила сразу же после разговора с адвокатом. Заклеила конверт, и, закусив губы, постучала в дверь.
        Альберт стоял перед небольшим собранием картин, которые коллекционировали его отец и брат.
        — Что такое, Маргарита?  — Его голос звучал очень приветливо, но она не заметила этого. Ее сердце колотилось так, словно готово было пробить грудную клетку и выскочить наружу.
        Маргарита не знала, как хотелось Альберту в этот момент взять ее за руку, прижать к себе и нежно, горячо поцеловать. Но он был очень гордым, этот мужчина. Он ждал, когда Маргарита сама сделает первый шаг.
        — Ты принесла мне почту?
        — Ошибаешься,  — звонко сказала она и, стараясь скрыть дрожь в руках, протянула ему конверт.  — Это мое заявление об уходе, причина увольнения изложена в письме.
        — А ты не хочешь сказать мне о ней сама?  — Лицо Альберта вытянулось.
        — Я думаю, мы уже все друг другу сказали,  — на секунду Маргарита остановилась в ожидании, еле сдерживая предательски выступившие слезы. Но, поняв, что он не собирается ее удерживать, повернулась и молча вышла из комнаты.

        — Что ты сделал с Ритой?  — В кабинет Альберта без стука влетел Борис.
        — Я тебя не понимаю. Почему ты думаешь, что я с ней что-то сделал?
        Альберт провел бессонную ночь. Он не мог поверить, что Маргарита покидает его. Заявление об уходе, которое она отдала ему вчера, заронило щемящую пустоту в его сердце. Он даже и не предполагал, что она сможет бросить его.
        — Конечно же, ты что-то сделал,  — воскликнул Борис,  — иначе она бы не уволилась.
        — Мне кажется, что это было ее решение.
        — И ты ее упрекаешь?  — жесткий тон и угрожающий взгляд Бориса обескуражили Альберта.
        — Она уволилась со своей должности. Бросила не только меня, бросила отель.
        — Я никогда не видел свою сестру в слезах. Но сейчас она постоянно плачет.
        — Она вольна поступать как хочет.
        — Ты просто больной, если вот так ее отпустишь. Только слепой не заметит, что вы страдаете друг без друга. Не отпускай ее.
        — Как?
        — Покажи ей, наконец, что ты ее действительно любишь.
        Борис сжал кулаки. Ему нестерпимо захотелось расквасить Альберту нос, но он сдержался и медленно разжал пальцы. Вообще-то Борис очень не любил драться.
        — Насильно мил не будешь. Но ты прав, я люблю твою сестру.  — Впервые Альберт произнес эти слова вслух.
        — У тебя еще есть время, чтобы сказать ей это. Желаю удачи.
        Альберт долго смотрел на закрывшуюся за Борисом дверь.
        «У тебя еще есть время, чтобы сказать ей это».
        Да, Маргарита нужна ему как воздух. Она — его мечта, его надежда, его жизнь. Но, несмотря на это, он не станет препятствовать ее отъезду. Она сама должна сделать первый шаг.

        Еще одна ночь без сна. Маргарита вытерла глаза и уронила голову на скрещенные руки. Альберт принял ее заявление об увольнении. Так, как будто бы это было ничего не значащим событием.
        Она вспоминала, как приехала к морю, полная энтузиазма и решимости начать здесь новую жизнь. Если бы Альберт не встретился тогда на ее пути, она бы сейчас не мучилась.
        Маргарита подошла к балконной двери и выглянула в сад. Она так сильно полюбила город, людей, его населяющих, своих коллег. Очень горько было думать, что она навсегда прощается с ними. И с Альбертом!
        Она не представляла, как будет жить без него. Как сможет смеяться, думать о чем-то, с кем-то говорить…
        Дверь стукнула. И сердце ухнуло вниз — вдруг он!
        — Давай скорее. Мы такси уже вызвали,  — поторопили ее вошедшие в номер братья и Юлия. Они давно уже закончили укладывать багаж и с утра слонялись по отелю, коротая оставшиеся до отъезда часы.
        Маргарита заперла дверь своей комнаты. Медленно спустилась по лестнице к выходу. Она уже попрощалась со своими теперь уже бывшими коллегами. Но они все были там, внизу, чтобы пожелать ей счастливого пути. Все.
        Кроме Альберта, мужчины, навсегда укравшего ее сердце.

        Глава 15

        — Вот увидишь, как здорово мы заживем все вместе, будет реально круто!  — Стас и Юлия не скрывали своей радости.
        Никто из них даже не задумался о том, как тяжело было Маргарите оставить отель. Только Борис время от времени бросал на сестру сочувственные взгляды.
        Поезд на Челябинск стоял у перрона.
        — Ты надеешься, что он придет?  — тихо спросил брат, ласково положив руку на плечо Маргариты.
        — Я не понимаю, о чем ты.
        Но Борис почувствовал, как она вздрогнула.
        — Ну, сестренка! Не расстраивайся. Это не последняя твоя работа. Найдешь и лучше. Но… если дело в другом, если ты любишь Альберта, выходи из вагона сейчас, пока мы не поехали, и иди к нему.
        — А потом? Он со мной даже не попрощался. Я ему совсем, совсем безразлична.  — Она отрицательно потрясла головой, и долго сдерживаемые слезы потекли по щекам.
        Прозвучал сигнал к отправлению. Поезд тронулся.
        Альберт так и не появился.
        — Извините.  — Громко всхлипнув, Маргарита бросилась в туалет.
        Борис, вздохнув, сунул руку в карман. На мобильный пришла эсемеска.

        Если бы это было возможно, Маргарита не выходила бы из туалета никогда. Но проводник энергично стучал в дверь и не менее активно требовал от нее билет.
        — Пожалуйста, спросите мою сестру. Место пятьдесят два. Она покажет вам мой билет.
        — Ваша сестра сидит в ресторане. Она сказала, что вашего билета у нее нет.
        Она заглянула в сумочку. Точно. Небрежно сложенный вдвое билет лежал поверх косметички. Маргарита поспешно пригладила волосы и кинула последний взгляд в зеркало, прежде чем выйти из туалета.
        — Маргарита Юрьевна Платонова?  — осведомился мужчина.
        — Да.  — Она протянула ему билет. Проводник посмотрел его на свет и как-то странно, то ли недоуменно, то ли насмешливо хмыкнул.
        — Что-то не так?
        Поезд уже подъезжал к следующей станции.
        — Прошу вас пройти со мной.  — Он подхватил ее под локоть и повел к выходу.
        — Минуточку. Что происходит? Я никуда не пойду.
        — Ваш документ на поезд поддельный.
        — Поддельный? Этого не может быть. Я купила билет на вокзале. Я…  — Маргарита ощутила легкий толчок в спину. И очутилась на перроне.
        Она изумленно таращила глаза, а проводник, бросив девушке ее сумку, запер двери вагона, и поезд медленно тронулся.
        Маргарита оцепенела от ужаса — она осталась одна на платформе.
        Это было невероятно. Как теперь добираться до дома? И что подумают родные, когда не найдут ее в купе?
        — Вы, случайно, не хотите поужинать со мной на берегу моря?
        Маргарита быстро обернулась.
        — Ты?  — Она не могла поверить своим глазам.
        Альберт, держась за руль своего мотоцикла, смотрел на нее с той чувственной, теплой улыбкой, которую она так любила.
        — Неужели ты поверила, что я вот так просто тебя отпущу? Я израсходовал все свои запасы красноречия и потратил кучу денег, чтобы уговорить Бориса и проводника подыграть мне. И вот ты тут.
        Он молча похлопал по заднему сиденью мотоцикла. Маргарита села на теплую кожаную подушку и так сильно прижалась к Альберту, что он запросил пощады.

        Час спустя они сидели на пляже бок о бок. Солнце медленно опускалось в воду. Маргарита вздохнула и тихо пожаловалась:
        — Какой холодный сегодня вечер.
        — У нас будут дети. Мне нужен наследник.
        — Дома, в Челябинске, снова заморозки.
        — Ты просто не хочешь за меня замуж, верно?
        Она не ответила.
        — Я люблю тебя, Марго. Я люблю тебя так сильно, что мне даже больно от этой любви.
        Маргарита слушала его, смотрела в честное, открытое лицо. Но… нет, в это она не верила. Так мягко, как только можно, она сказала:
        — Ты не знаешь, что такое любовь, Альберт.
        — Раньше, может быть, и не знал, но сейчас определенно знаю.
        Возможно, дело было в том, что ее голова прижималась к его груди, прямо к сердцу, но она неожиданно вновь почувствовала нарастающее, волнующее желание.
        — Ты же помнишь, что я тебе обещал?  — спросил он.
        «Как романтично».
        Улыбаясь, она смотрела, как он идет в дом и возвращается с двумя бокалами вина.
        — Держу пари, ты любишь такое,  — он протянул ей бокал,  — это местное.
        Она пригубила.
        — Вкусное.
        Альберт усадил ее себе на колени. Маргарита расслабленно прислонилась к его мускулистому телу. Потом он взял бокал из ее рук и начал расстегивать платье. Без всякой спешки он снял все, что закрывало ее тело.
        Маргарита невольно остановила его руку. Вся дрожа от холода и возбуждения, она почувствовала теплую влагу на своей груди. Капля вина упала на кончик ее соска, и сердце тут же сбилось с ритма.
        Быстрым движением Альберт раздвинул ее бедра и опустился на колени. Когда же он наклонился вперед, черные глаза блеснули ярким агатовым светом. Дразняще медленно он слизнул каплю вина с ее груди.
        «Если она сомневается, стоит ли выходить за меня замуж, придется ее в этом убедить».
        Он нежно сжал ее грудь и, улыбнувшись, прижался губами к правому соску. А потом начал ласкать ее.
        Альберт полностью отдавал себе отчет в том, что он делает, с радостью заметив, что тело Маргариты отзывается, когда он слегка покусывает ее напряженный сосок зубами.
        — О, Альберт!  — Он понял, что на самом деле она хотела сказать гораздо больше, но возбуждение мешало ей.
        Еще одна капля вина упала на нежную кожу. Он медленно, снова слегка поддразнивая ее, слизнул капельку языком.
        — Тебе нравится?
        Она негромко застонала ему в ответ. Когда капля вина упала ей между бедер, из горячих полуоткрытых губ Маргариты вырвался короткий возглас наслаждения. Альберт наклонился ниже, и его язык коснулся самого чувствительного местечка. Она бессознательно выгнулась навстречу ему.
        — Прошу тебя, Альберт!
        Он тихо засмеялся и осторожно вошел в нее. Это было настолько приятно, что слезы выступили у нее на глазах. Ее охватило ощущение всепоглощающего счастья. Маргарита забыла обо всем. Они двигались в едином ритме, слившись в одно целое, будто всегда были одним человеком.
        И тут он вдруг остановился.
        Маргарита почувствовала дрожь напряжения, пробежавшую по его телу. Она рванулась навстречу ему, не было сил терпеть дальше, но Альберт рукой остановил движение ее бедер.
        — Но почему?
        — Маргарита, моя Марго, я спрашиваю тебя во второй и, наверное, в последний раз, но от всего сердца. Ты станешь моей женой?
        Это же просто шантаж. Она не пойдет на это.
        — Да, да, да,  — радостно воскликнула она,  — я хочу этого больше всего на свете.
        — Я клянусь всем, что для меня свято, ты никогда не пожалеешь о своем решении.
        Вне себя от счастья он, снова начал движение. И секунду спустя тесно сплетенные тела одновременно выгнулись и замерли в едином порыве восторга.
        Словно бы издалека Маргарита услышала, как Альберт выкрикнул ее имя.

        ВНИМАНИЕ!
        ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.
        ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ.
        ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к