Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Туголукова Инна: " Сим Сим Откройся " - читать онлайн

Сохранить .
Инна Туголукова Инна Туголукова Инна Туголукова

        Серафиме не везет с мужчинами. Не везет хронически, постоянно, почти что МИСТИЧЕСКИ. Ведь обоих молодых людей, так или иначе оставивших след в ее жизни, почему-то звали… Владимирами! Совпадение? Возможно… Но случайно встреченный на курорте красавец из спецслужб, которого Сима — ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ!  — полюбила по-настоящему. ТОЖЕ ВЛАДИМИР! Третий «проигрышный номер»? А может, все-таки — Бог троицу любит?

        Инна Туголукова
        Сим-сим, откройся!

        1

        Наверное, имя и впрямь как-то влияет на судьбу человека. В одной книге Сима прочитала: «Серафимы чрезвычайно доверчивы, поэтому их часто обманывают. Кроме того, они каким-то непостижимым образом притягивают к себе различные неприятности».
        Вот это точно про нее! Примеры? Да сколько угодно! Возвращались они однажды с девочками из школы. Шли веселой стайкой мимо многоэтажного дома, болтали, смеялись. И вдруг какая-то сволочь бросила с верхнего этажа яйцо. Куда оно упало? Естественно, Симе на голову. И взорвалось, как граната, стекая тягучими соплями.
        Когда девочки привели рыдающую от боли и обиды Симу домой, мама, открыв дверь, издала душераздирающий вопль: решила, что по щекам Симы текут мозги…
        Или вот дружила она в десятом классе с мальчиком по имени Вова Шляпкин, второгодником, между прочим. А потом был вообще экзотический вариант — третьегодник! Первая любовь… К ее берегу прибивает только нестандартные личности. Неглупый тем не менее был парень, симпатичный. Но вот как-то не получалось у него со средним образованием.
        Но вернемся к Вове Шляпкину. Однажды он решился «вырвать у нее первый поцелуй». Из песни, как говорится, слова не выкинешь, но на ласки Вова размениваться не стал, а сразу ринулся, аки лев рыкающий, и сгреб в объятия, охваченный внезапным сексуальным порывом.
        От неожиданности и мощи наскока голова у Симы дернулась. Как раз о стенку. И ее бесчувственное тело безвольно рухнуло к ногам потрясенного Шляпкина. Тот мгновенно ретировался.
        А как она однажды встретила 8 Марта? Страшно вспомнить! Уже в университете училась.
        Родители уехали в санаторий. А Сима простудилась, отказалась от всех приглашений, но ничуть об этом не жалела, предвкушая, как славно проведет денек на диванчике у телевизора, наслаждаясь праздничной программой и всякими вкусностями.
        Ан не тут-то было! Сколько она ни нажимала кнопки на пульте, экран являл ей лишь серую звенящую пустоту.
        Сервисные службы, естественно, отдыхали. И Сима позвонила сокурснику, который славился своими познаниями в этой области. Тот с радостью согласился помочь и, прибыв через полтора часа, поверг Симу в величайшее изумление, с порога продемонстрировав предусмотрительно захваченную зубную щетку.
        Пока Сима соображала, как это ей удалось столь сильно дезориентировать бедного парня, принявшего просьбу починить телевизор за приглашение переночевать, доморощенный Кулибин приступил к ремонту. Он долго и безуспешно бился над «ящиком», а Сима тем временем думала, как бы поделикатнее выставить сокурсника за дверь, не дожидаясь утра. В конце концов тот заявил, что поломка слишком серьезная и устранить ее можно только в мастерской на стенде. Но выглядеть несостоятельным в глазах прекрасной дамы не хотелось (особенно на пороге грядущей ночи).
        Вот тут-то на глаза ему и попалась отцовская спортивная палка. Согнуть ее оказалось совсем не просто, но позор отступления был бы слишком велик, и сокурсник это хорошо понимал.
        Сердобольная Сима подошла поближе, непроизвольно напрягая мышцы и всем сердцем желая ему помочь. И он, будто подпитавшись этим ее стремлением, последним отчаянным усилием свел воедино тугие концы. Но мощная пружина в тот же миг вырвалась и ударила Симу рукояткой снизу в челюсть.
        Сима в глубоком нокауте надолго забылась на ковре, заливая его кровью из рассеченной скулы.
        Сокурсник в отличие от Шляпкина оказался настоящим джентльменом: вызвал «скорую помощь» и сопроводил приведенную в чувство и подвывающую от боли Симу в Склифосовского.
        Врачи обработали рану, констатировали потерю половины зуба и поздравили Симу с Женским днем.
        А у телевизора, кстати, просто-напросто выпала антенна…
        В следующий нокаут Сима отправила себя сама. Наверное, это был уникальный случай.
        Она мирно лежала в своей девичьей постели и читала. А потом дернула неудобно подвернувшееся одеяло. Рука сорвалась и со всей силы вмазала в челюсть. Впрочем, через восемь секунд Сима уже кое-что соображала, значит, это был скорее нокдаун.
        Вообще голова — ее слабое место. Первым это обнаружил папа, когда Симе едва исполнилось полгода. Он изучал газету, пока дочка пускала слюни в своей коляске, не заметил, как она перегнулась через бортик, и Сима шарахнулась головой об пол. Он потом долго боялся, как бы девочка не тронулась умом. Слава Богу, пронесло…
        А в поезде, когда они возвращались с Урала, где отец после окончания ВЮЗИ работал в областной прокуратуре? Симе было четыре года. Она хорошо помнит, как они хохотали с папой, когда тот подбрасывал ее, пока не врубил о верхнюю полку. На ее рев тогда сбежался весь вагон.
        Еще была у них такая игра: папа страшным голосом обещал откусить Симе нос, а она визжала в притворном ужасе, уворачиваясь от его щелкающих зубов. Но однажды он все-таки хватанул ее за нос. Случайно, конечно. Но шрамик остался…
        А еще один шрамик появился на лбу, когда она спасалась бегством от своего обожаемого, но кровожадного кота Кеши и со всей силы долбанулась о дверной косяк.
        Она вся покрыта шрамами, как боевая лошадь!

* * *

        Сима вздохнула и посмотрела в окно «Икаруса». Сгустившаяся темнота за стеклом вернула ей тусклое отражение опечаленного лица.
        Как могло получиться, что она опоздала на самолет? Она, которая никогда никуда не опаздывала! Всегда приходила раньше и ждала назначенного часа.
        А теперь ее многострадальный багаж улетел на юг, а она возвращается домой, потому что следующий самолет будет только завтра. Хорошо еще, что билет удалось получить. Ведь разгар сезона!
        «Это все Супонькин виноват,  — нашла она козла отпущения.  — Задурил мне голову своим нытьем, провожать потащился. Теперь едет в своей „вольво“ с кондиционером и сознанием исполненного долга, а я пилю в душном автобусе».
        Сима понимала, что несправедлива, но раздражение против Вовы Супонькина было слишком велико. А в чем он, собственно, виноват, если разобраться по совести?
        Познакомились они пять лет назад. В метро. Он увидел Симу на соседнем эскалаторе — она спускалась, Вова поднимался — и с дикими криками «Девушка! Девушка!», расталкивая возмущенных граждан, помчался вниз.
        Сима, как обычно погруженная в собственные мысли, и думать не думала, что поднявшийся гвалт имеет к ней какое-то отношение. Интересно, что он в ней такое увидел, чтобы так вот возбудиться?
        Супонькин ее догнал, насмерть при этом перепугав. Он упал перед ней на колени, вцепился в подол на радость мгновенно собравшейся толпе и пообещал броситься под поезд, если она сейчас же с ним не познакомится.
        Он был красив, белозуб, глаза горели. Ну кто бы устоял? Сима не устояла. И началась промеж них сумасшедшая любовь. У Симы госэкзамены, у него просто экзамены за четвертый курс, которые он благополучно завалил и в итоге загремел в армию.
        Для Симы это была настоящая трагедия. Она взяла большой лист ватмана, разбила его на 730 квадратиков и каждый вечер перед сном зачеркивала один из них в ожидании любимого.
        Родители подшучивали над ней. Особенно мама.
        — Ну что это за фамилия такая — Супонькин!  — говорила она.  — Сима Супонькина! Это просто курам на смех.
        — Во-первых,  — горячилась Сима,  — я могу оставить свою фамилию, если она тебе больше нравится. А во-вторых, не имя красит человека.
        — И имя тоже!  — не сдавалась мама.  — Одно дело, если тебя зовут Андрей Болконский или, допустим, Печорин, и совсем другое — если ты Вова Супонькин.
        — Ну что за чушь!  — возмущалась Сима.  — Странно даже слышать от тебя такое. Разве фамилия определяет сущность человека?!
        — В человеке все должно быть прекрасно,  — смеялась мама.  — Как его назовешь, так он свою жизнь и проживет.
        — Поэтому ты назвала меня Серафимой…
        — Прекрасное имя. Бабушка предлагала назвать тебя Бертой, как соседскую собаку…
        Двести сорок восьмой квадратик Сима зачеркнуть забыла. Через пару дней спохватилась, взяла было ручку, помедлила, сняла со стены ватман, разорвала и выбросила в мусорное ведро.
        На Вовины письма она добросовестно отвечала, но это были уже чисто дружеские послания.
        На побывку Супонькин не приезжал, и, когда через два года предстал перед ней, Сима ахнула, увидев не мальчика, но мужа. Это был настоящий воин, смуглый, мускулистый и абсолютно в себе уверенный.
        Образование продолжать он не стал, пошел работать к отцу — владельцу сети авторемонтных мастерских. Сейчас у Вовы собственный сервисный центр «Вольво», парочка бензозаправочных станций, а также заводы, дома, пароходы — короче, мистер Твистер-Супонькин — миллионер.
        И единственное, чего Вове в этой жизни не хватало, так это Симиного согласия стать его женой. И она ему свое согласие дала. Всю ночь рыдала в подушку, а на следующий день попросила у Вовы, явившегося с роскошным букетом, чтобы вести ее в загс подавать заявление, тайм-аут.
        Супонькин не верил своим ушам! Любая пойдет за ним на край света босиком по стеклам — стоит ему только пальцем поманить! А Симка? Капризы?
        — Ну что ты хочешь доказать? И кому — себе? Мне?  — в который раз вопрошал он.
        — Ничего я никому не собираюсь доказывать,  — сердилась она.  — Мне нужно время, чтобы подумать. Ты же меня не на трамвае покататься зовешь, а замуж.
        — Мы ведь с тобой не вчера познакомились! О чем тут думать?!
        — Вов, ты опять начинаешь…
        — Ну ладно-ладно. Но зачем ты эту путевку дурацкую купила? Едешь одна в какой-то занюханный санаторий. Что, я тебя не мог бы за кордон отправить. Да в любое место, самое крутое, только скажи, если тебе так уж необходимо уехать!
        — Ну вот, пошли по десятому кругу!  — Сима взглянула на часы и ахнула: — Господи! Времени-то сколько! Что же мне такси не звонит? Я же вызывала!
        — Да ты что, Симка! Какое такси?  — взорвался Вова.  — Я что, тебя в аэропорт не отвезу? Или ты мне демонстрируешь что-то?
        Сима не успела ответить — зазвонил телефон. К счастью. Потому что она и сама не знала, как объяснить свое глупое упорство.
        — Это такси!  — возликовала она.
        Но Супонькин сам поднял трубку, отменил заказ, спустился вниз рассчитаться с шофером за вызов и повез Симу в аэропорт. Вот там-то и начались все злоключения.
        — Ты бы еще побольше чемодан нашла,  — ворчал Вова, оглядываясь в поисках носильщика или тележки.  — Как ты там одна управишься с этим монстром?
        И, будто в подтверждение его опасений, у чемодана оторвалась ручка. Худо-бедно они все же доставили его к регистрационной стойке, но злобная аэрофлотовская девица принимать багаж в таком виде категорически отказалась. То ли правила не позволяли транспортировать чемоданы без ручек, то ли еще по какой-то причине — не важно. Отказалась — и все!
        Супонькин вывернулся наизнанку, пытаясь разрулить ситуацию — миром, деньгами, скандалом. Ничего не помогло. Чем больше он старался, тем сильнее упиралась рогом девица. В конце концов она вызвала подмогу, да и пассажиры, как это обычно бывает в очередях, начали возмущаться задержкой, и пришлось ретироваться.
        Пока они метались в поисках магазина, пока перекладывали вещи в купленную там дорожную сумку, время неумолимо истекало.
        Девица, не поднимая глаз, приняла сумку и оформила билеты, но сделала это, видимо, нарочно. Потому что, когда взмокший Супонькин, проклиная все на свете, чмокнул наконец Симу в щеку и удалился, а она побежала к указанному выходу, выяснилось, что посадка уже закончена. И пока Сима в отчаянии пыталась хоть кого-нибудь найти, кто бы мог ей помочь, самолет улетел.
        И вот она возвращается домой, виня во всех своих несчастьях Вову Супонькина.
        «Почему я так злюсь на него?  — думала Сима.  — Потому что собираюсь причинить ему боль? Но разве в этом есть его вина? Просто поезд Супонькина ушел.
        Его поезд ушел, а мой самолет улетел,  — усмехнулась Сима.  — А может, это судьба подала мне свой знак? А я не умею его прочитать?»
        На следующий день Сима улетела в Сочи.

        2

        Отдельный номер, обещанный в путевке, Симе получить не удалось. Зато ее соседкой оказалась очень симпатичная сорокапятилетняя «ягодка» Наташа Полежаева: веселая румяная толстушка с роскошными волосами и изумительной нежной кожей.
        Она вышла из ванной, шумно обрадовалась, и Симе показалось, что они сто лет знакомы. Просто давно не виделись и вот встретились наконец после долгой разлуки.
        Наташа, прибывшая накануне, на правах старожила все Симе показала-рассказала, а вечером предложила:
        — Давай сядем с бутылочкой и поведаем о себе друг другу всю подноготную. Нам вместе жить три недели, и хочется, чтобы это было в кайф, без неожиданностей.
        — Давай!  — легко согласилась Сима.  — Но поскольку инициатива наказуема, первой будешь ты!
        Они помыли фрукты, открыли бутылку белого сухого вина и устроились в шезлонгах на лоджии.
        Теплый южный вечер накрыл их ароматной волной, звенели цикады, где-то тихо играла музыка. Наташа закурила сигарету, задумалась.
        — Ну, что ж вы, Шахразада Ивановна,  — шутливо поторопила Сима.  — Я вся внимание…
        — Родители мои — люди простые, но очень славные,  — начала Наташа.  — Очень. Папа, к сожалению, уже умер. Царствие ему небесное. А мама, слава Богу, жива-здорова.
        По профессии я учитель английского языка, но в школе почти не работала. Направили меня — активистку, спортсменку, отличницу — инструктором аж в горком комсомола. И была я такая идейная, правильная. Но о своей боевой юности я тебе рассказывать не стану: теперь это уже никому не интересно. А вот о личной жизни расскажу с удовольствием. Здесь я тоже придерживалась твердых принципов. Проповедовала, что замуж надо выходить только по любви, ребенка заводить исключительно в браке, а девственность терять после свадьбы. А уж чтобы на женатого покуситься! Ни-ни.
        И чем, ты думаешь, все закончилось? Вышла замуж по глупости, развелась. Десять лет встречалась с женатым и была счастлива. Сына родила от случайного человека. А уж переспать с кем не то что не откажусь — сама к себе в койку затащу…
        — Господи, ну что ты выдумываешь!  — попыталась остановить ее откровения Сима, не на шутку расстроенная неожиданным ракурсом вынужденного соседства. Хоть домой уезжай!
        — Да нет, я не выдумываю,  — усмехнулась Наталья, прекрасно понимая настроение своей собеседницы.  — Это ведь только звучит все так… грубо. А на самом деле — обычная жизнь, без грязи. Рассказать?
        — Рассказывай,  — вздохнула Сима.
        — Со своим будущим мужем я познакомилась на выездном семинаре. Был он военный строитель, тоже комсомольский активист. Некрасивый, тщедушный парень. Но человек золотой.
        Влюбился в меня с первого взгляда и окружил таким обожанием, на такую вознес высоту, что я почувствовала себя королевой.
        Больше он меня не оставлял, и мне было с ним хорошо — спокойно, надежно и весело. Он умница большая, романтик, живет увлеченно, с кайфом. Любит бардовские песни, природу, читает запоем, руки у него растут откуда надо. Вот только одна беда — не любила я его.
        А он меня замуж звал!.. Говорил: «Попробуй, а может, тебе понравится, может, все у нас получится. Ну а если нет — уйдешь, я держать насильно не стану».
        И все вокруг, и мама изо дня в день: «Упустишь такое счастье, всю жизнь потом будешь локти кусать». И все-таки сломали они меня, уговорили. Вышла я за него замуж, и все свои обещания Гена выполнил — жила я с ним как у Христа за пазухой. Если б только не надо было в общую постель ложиться…
        И, кто знает, может, до сих пор бы жила, не понимая, как себя обездолила, если бы не встретила Ивана…
        Я тогда уже завучем работала в английском лицее. А он пришел поговорить о своем сыне.
        О чем говорили, куда потом пошли — ничего не помню, будто кто-то опоил меня, околдовал, но ночь эту мы провели вместе. Вот тут-то я и проснулась, пробудилась от первого же поцелуя. А утром пришла домой. Гена едва взглянул на меня и сразу все понял. Собрал свои вещи и ушел. А я осталась с Иваном.
        Я и представить себе не могла, что есть такие чувства, такие ощущения, такой восторг. Первый год прошел словно в хмельном угаре: летала как на крыльях, не говорила — пела. И он был такой же. Я тогда с ним все могла сделать, все, что хотела: из семьи увести, ребенка родить. Но мне и в голову не приходило — просто купалась в своем счастье, наслаждалась жизнью. А потом уже поздно было что-то менять, вроде так и надо. Не знаю уж, что он там в семье говорил, но ко мне приходил два-три раза в неделю. Ночевал, правда, редко, а отпуска мы всегда проводили вместе. Вот здесь и проводили, в Сочи.
        О ребенке Иван даже слышать не хотел, категорически возражал. А время шло, и я поняла, что, если сейчас не рожу,  — все, останусь одна. Было мне тогда тридцать четыре года.
        Но думаю, раз уж так моя жизнь сложилась, в осеменители возьму самого лучшего: здорового, умного, красивого и пробивного. Ну и не пьющего, естественно.
        Лицей у нас частный, элитный, ты знаешь. И попросила я одного высокопоставленного папашу достать мне путевку в правительственный санаторий. Вернулись мы в очередной раз с Иваном из Сочи, и я, загорелая, отдохнувшая, тогда еще стройная была, как модель, отправилась к морю по второму кругу. Благо отпуск у учителей длинный.
        Желающих набралось немало, но я выбрала самого лучшего, на всю страну известного, суперпроизводителя. Он, правда, с дамой был. Но ничего, успел и здесь, и там.
        Вот так появился на свет мой чудесный мальчик. Иван сразу понял, что не от него. «Как же ты,  — говорит,  — могла?» «А разве,  — спрашиваю,  — ты бы мне разрешил?»
        И он ушел. Но я была уже не одна. Правда, страдала — любила его очень.
        Но скоро Иван вернулся. «Не могу,  — говорит,  — без тебя, места себе не нахожу».
        И это был второй момент, когда я могла его перед выбором поставить: или — или. И он бы со мной остался, я знаю. Но в то время одна у меня была забота, один свет в окошке — мой будущий сыночек. И все вернулось на круги своя.
        Потом Ванечка родился…
        Наташа долила в бокалы вина, повернулась к Симе.
        — Ты испытывала когда-нибудь ощущение полного, абсолютного счастья?
        — Не знаю,  — растерялась Сима.  — Наверное, испытывала.
        — Ну, если бы испытывала,  — усмехнулась Наталья,  — то бы не сомневалась. Знаешь, когда Ванечка ночью плакал и я к нему вставала, брала на руки и прижимала к груди, это было такое счастье…  — Она покачала головой, щелкнула зажигалкой, прикуривая новую сигарету.  — А потом Иван мне сказал, что Новый год мы встретим вместе. Это впервые за десять лет! Ванечке уже восемь месяцев было. Я тогда как на крыльях летала: очень мне это важным показалось, знаменательным. Квартиру вылизала, елку финскую заказала, живую, наготовила всего — это с маленьким-то ребенком! Но ничего, успела. Ванечку искупала, спать уложила, нарядилась, подкрасилась и села ждать любимого. Так до утра и просидела у накрытого стола.
        Позвонил он мне второго января. Что-то начал говорить, но я даже слушать не стала, сказала, что между нами все кончено, и трубку повесила. Потом, конечно, жалела очень, страдала, ревела белугой. Сколько раз порывалась вернуть его… И знаешь, что меня остановило? То, что он сам ни разу — ни разу!  — больше не позвонил мне, не пришел. Будто только и ждал, когда я его отпущу. Дождался и ушел…
        Сима потрясенно молчала.
        — Но я все это тебе рассказываю не просто потому, что захотелось кому-нибудь в жилетку поплакаться. Есть еще одна причина…  — Наталья достала из пачки очередную сигарету, однако так и не закурила, мяла пальцами, кроша табак себе на колени.
        Заинтригованная Сима не торопила, молча ждала. И дождалась…
        — Не могу я без мужчины, понимаешь?  — заговорила наконец Наталья.  — Иван будто механизм во мне включил дьявольский. И это не похоть, поверь мне. Это физиологическая потребность какая-то, неодолимая, как болезнь. Я и сама себе не рада — мечусь, маюсь, места не нахожу. «Господи,  — думаю,  — когда же ты меня избавишь от этой напасти? Когда же мне мужики не нужны будут!!!» — Она взглянула на Симу, изумленно взирающую на нее с приоткрытым ртом, и решительно закончила: — Уж ты прости меня, дорогая. Злоупотреблять твоим терпением я не буду, но и одна не останусь…

        3

        Свое обещание соседка исполнила уже на следующий день.
        Сима причесывалась перед зеркалом в ванной, когда в приоткрытую дверь заглянула Наталья и сообщила, что у них гости, а затем и сам гость возник на пороге и застыл в деланном изумлении, демонстрируя свое восхищение открывшейся его взору красотой.
        Это был импозантный восточный мужчина с зовущими черными глазами и упругим брюшком, обтянутым белоснежной сорочкой.
        — Сейчас я выйду,  — сказала Сима, досадуя на испорченный вечер.
        Мужчина продемонстрировал ей набитый фруктами пакет с торчащей бутылкой шампанского, которое она терпеть не могла, и многообещающе подмигнул.
        Через пару минут, когда Сима вошла в комнату, восточный гость уже вальяжно раскинулся на диване, пощелкивая пальцами в такт звучащей мелодии. В массивном золотом перстне холодно вспыхивал внушительных размеров бриллиант. Наташа хлопотала вокруг журнального столика.
        — Познакомься, Вагиф,  — кивнула она.  — Это моя соседка Серафима.
        — О, Сэра!  — Вагиф подвинулся и похлопал волосатой рукой по дивану, приглашая Симу занять место рядом с собой, но она опустилась в кресло напротив.
        Наташа нахмурилась: из них двоих гость явно предпочел Серафиму.
        — Одна маленькая птычка,  — вдохновенно продолжал между тем тот,  — пришла утром на мое окно и сказала: «Сегодня ты встретишь прекрасную дэвушку…»
        — Ой, извините,  — перебила его Сима.  — А сколько сейчас времени?
        Кавказец небрежно тряхнул рукой с золотым «Брегетом».
        — Двадцать часов сэмь минут…
        — Опоздала!  — всполошилась Сима.  — Меня ждут…  — пояснила она уже на ходу и скрылась за дверью.
        Она немного погуляла по извилистым дорожкам парка, с наслаждением вдыхая густой аромат цветущих розовых кустов, и спустилась к морю.
        На пляже, несмотря на неурочный час, было многолюдно, шумно и весело, и Сима вдруг как-то особенно остро почувствовала свое одиночество. Она сняла босоножки и побрела по влажной береговой кромке. Волны с тихим шорохом стелились у ног, легкий ветерок трепал подол сарафана, путал волосы, и было так грустно, так почему-то жаль себя — хоть плачь…
        Путь ей преградила уходящая в море россыпь камней. Сима облюбовала один из них, искусно выточенный водой и ветрами в форме огромного кресла с широкими подлокотниками и удобной выемкой между ними.
        Она устроилась в этой ложбинке и откинулась на хранящую дневное тепло шероховатую поверхность.
        Солнце огненным шаром коснулось моря, и Симе показалось, будто оно зашипело, медленно погружаясь в прохладную пучину.
        Она задумалась и, наверное, задремала, а очнулась от того, что кто-то теплыми губами коснулся уголка ее рта.
        Сначала Сима решила, что видит чудесный сон, но, открыв глаза, подпрыгнула как ужаленная.
        Перед ней стоял загорелый красавец и улыбался во весь рот.
        — Вы что себе позволяете?!  — возмутилась Сима.  — Как вы посмели?..
        — Ой-ей-ей, какие мы сердитые,  — развеселился красавец.  — А что же, по-вашему, должен делать герой, наткнувшись на спящую принцессу, если не пробудить ее от колдовских чар?
        — А вы герой?  — усомнилась Сима.
        — Конечно!  — удивился герой.  — Мне кажется, это видно с первого взгляда.
        — А по-моему, вы просто нахал,  — заключила Сима.
        — А вы, между прочим, оккупировали мой камень,  — сменил тему нахал.
        — Ваш камень? Вы что, его купили?
        — Купил не купил, а камень мой. Могу доказать. Вот идите сюда,  — поманил он ее.
        С тыльной стороны валуна красовалась выбитая надпись: «Здесь был Вова. 1983 г.».
        — Вас зовут Вова?  — изумилась Сима.
        — А что тут странного?  — обиделся Вова.  — Вы так реагируете, как будто меня зовут… Афиноген…
        — Просто для меня это неудачная серия,  — засмеялась Сима.
        — Ну, Вова Вове рознь,  — философски заметил тот.  — А ваше имя, прекрасная незнакомка?
        — Серафима,  — представилась она.
        — О!  — восхитился он.  — Оригинально. Можно, я буду называть вас Фима?
        — Лучше Сима.
        — Вы думаете, это будет лучше?  — подколол он ее.
        Она взглянула на него и улыбнулась. Вова номер три был действительно хорош — просто образчик мужской красоты. И ведь знал это!
        — Послушайте,  — повернулась она к нему,  — неужели вы сами выбили на камне эту дурацкую надпись?
        — Сам,  — не стал отпираться он.  — Но ведь я тогда был пацан.
        — И сколько же вы трудились?
        — Да дней пять, не меньше.
        — Упорный вы парень. Вы, случайно, бисером не вышиваете?
        — Я вышиваю пулями…  — И он показал, как это делает.
        — Вы военный?  — предположила Сима.
        — В некотором роде,  — туманно согласился Вова.
        — Милиционер!  — догадалась она.
        — Да нет,  — устало усмехнулся он.  — Я работаю в более серьезной организации.
        — Вова, вы чекист!  — торжественно провозгласила Сима.  — Разведчик! Боец невидимого фронта…
        — Послушайте, не называйте меня Вова!  — раздражился он.  — У вас это получается как-то… уничижительно.
        — А как прикажете вас называть? Петя?  — поддразнила она его.
        — Ну, я не знаю. Володя…
        — Ладно, Володя, скоро будет совсем темно. Давайте прощаться.
        — Давайте лучше купаться!  — неожиданно предложил он.
        — Купаться? Да вы с ума сошли!..
        — Ну если купаться летом в Черном море — признак слабоумия, то на этом берегу ежегодно собираются тысячи дебилов. Веселенькое местечко!
        — Ну при чем здесь…  — поморщилась Сима.  — Просто скоро станет совсем темно.
        — А вы когда-нибудь купались ночью?  — спросил он.  — Это удовольствие, ни с чем не сравнимое!
        — У меня и купальника нет,  — уже не так уверенно произнесла Сима.
        — А зачем вам купальник? Здесь же никого,  — повел он руками.
        — Как никого?  — удивилась она.  — А вы?
        — А я уплыву подальше в море и не буду вас смущать. Только держитесь правее, а то там камни скользкие,  — махнул он в сторону валунов и, словно вопрос с купанием был уже решен, стянул тенниску.
        Сима смотрела на его накачанную шею, на мощные плечи, рельефную гладкую грудь — и не могла отвести глаз. Да он просто античный бог! Аполлон! Атлет…
        Аполлон между тем сбросил джинсы, подмигнул ей веселым серым глазом и, оставшись в одних узких черных плавках, пружинистой походкой направился к морю.
        Сима взглянула на его узкие бедра и усмехнулась. Как-то, вернувшись с работы пораньше, она включила телевизор. Шла «Большая стирка»; темой обсуждения была мужская красота, и полоумные тетки глубокомысленно философствовали о том, что самым привлекательным в мужчине является… задница!
        Не ум, не внешность, не внутреннее содержание, не манеры, не, на худой конец, социальное положение, а именно задница!
        «И почему это передачи из цикла „Мир дебилов“ типа „Моя семья“ имеют такой высокий рейтинг?  — думала Сима.  — Потому что глупость, являясь оборотной стороной ума, не менее привлекательна, нежели сам ум? Интересна как явление человеческой жизни?»
        Так или иначе, а у Вовы номер три прекрасным было все, включая и пятую точку. Вот только душа его и мысли оставались пока ей неведомы.
        Пока? Она что, не исключает продолжения знакомства?
        Вова исчез из поля зрения, и, ободренная полумраком, Сима решилась наконец снять сарафан.
        Погруженная в свои философские мысли, она упрямо забирала влево, поближе к валунам, стремясь защитить себя от гипотетических посторонних взглядов и избежать столкновения с Вовой.
        Нога скользнула в расщелину между камнями и застряла там, не доставая дна.
        Согбенная Сима пыталась освободиться из неожиданного капкана и понимала, что не может этого сделать. Тьма сгущалась, море по-змеиному шипело, она корячилась в идиотской позе абсолютно голая, и оставалось только отгрызть себе лапу, чтобы вновь обрести свободу.
        «Господи! Ну почему, почему это произошло именно со мной?!  — горестно вопрошала Сима, изнемогая от мучительной боли в напряженных мышцах.  — Но лучше умереть, чем предстать перед ним в таком виде!»
        — Вова!  — отчаянно закричала она.
        И тот, подстегнутый этим пронзительным воплем, будто плеткой, рванулся ей на помощь.
        Он сразу оценил ситуацию, без лишних слов принялся за дело и через несколько томительных минут освободил ее из каменного плена.
        Сима, ни на секунду не забывающая о своей наготе, тут же рванула к берегу, но поскользнулась и, не подхвати он ее, рухнула бы в воду.
        Оказавшись на руках у спасителя, Сима невольно обняла его за шею. Он быстро взглянул на нее, развернулся на сто восемьдесят градусов и двинулся в море.
        — Ой, нет, нет, нет! Хватит мне на сегодня приключений! Я хочу домой,  — запротестовала Сима.
        — Неужели хочешь?  — усомнился он, разжимая руки. Сима ахнула, вцепилась в его плечи, а ноги, не доставая дна, сами собой обвили крепкие бедра.
        Он охватил ладонями ее ягодицы и спросил в самые губы:
        — Ты когда-нибудь занималась любовью в море?
        И Сима вдруг ощутила, что ее охватывает острое, сумасшедшее, неодолимое желание, а потерявшее контроль тело живет своей собственной жизнью.
        Он тоже это почувствовал, но спешить не стал, томя ее поцелуем, пока она сама не попросила его об этом. И тогда он вошел в нее, легко манипулируя ее невесомым в воде телом.
        Потом они плавали, дурачились, смеялись и вновь любили друг друга, и только когда уже занимался серый рассвет, Сима вернулась в номер.
        Наташа спала или делала вид, что спит, и Сима, блаженно потянувшись на прохладных простынях, мгновенно уснула, довольная собой и жизнью во всех ее неожиданных проявлениях.

        4

        Утром ночное приключение показалось сном. Наталья ходила кругами, держала под прицелом вопрошающих глаз, но Сима упорно молчала. А что она могла рассказать? Как познакомилась на берегу с мужчиной по имени Вова и тут же отдалась ему без лишних слов?
        «А если он сифилитик?  — ужаснулась Сима.  — Или, допустим, женат и имеет троих детей? Кто он? Откуда? Чем занимается? Ах да: „пулями вышивает…“ А вдруг он серийный убийца и пришьет тебя уже сегодня, если, конечно, ты снова потащишься к этому камню? Ведь не потащишься?»
        Сима вспомнила Вову номер три и призналась себе, что не только потащится к камню, но едва сможет дождаться этой вожделенной минуты.
        — Симчик,  — не выдержала наконец Наташа,  — ты где пропадала всю ночь?
        — Гуляла…  — отговорилась Сима.
        — Одна?  — не поверила соседка.  — До самого утра?
        Сима молча пожала плечами.
        — Смотри,  — предостерегла Наталья.  — Я тертый калач и то иногда впросак попадаю. А тебя любой прохвост вокруг пальца обведет.
        — Ты так говоришь, будто я вчера только из Урюпинска приехала,  — возмутилась Сима.  — Я, между прочим, в милиции работаю.
        — Ну, ты из себя Каменскую-то не строй. Ты в пресс-центре работаешь.
        — Можно подумать, что в пресс-центре одни лохи сидят. Да у нас такие сюжеты проходят — никакой Каменской не снилось! Так что я тоже стреляный воробей — на мякине не проведешь.
        — То-то и оно, что воробей,  — не сдавалась Наталья.  — Он, надеюсь, не местный, этот твой бой-френд? А то здесь, среди аборигенов, такие виртуозы попадаются — во сне не приснится. Тонкие психологи — понимают, зачем сюда бабы едут. Это для них как спорт…
        — Ну, я сюда не за этим приехала,  — обиделась Сима.  — И ты это прекрасно знаешь.
        — Да я-то знаю…
        — А тонкий психолог, по-твоему, не догадается?
        — Поэтому ты и пришла сегодня под утро?  — съязвила Наталья и, взглянув на обескураженную Симу, добавила: — Ты уже болтаешься у него на крючке. Все, ловушка захлопнулась.
        — Тебя послушаешь, так ни порядочных людей, ни истинных чувств уже не существует.
        — Да существуют!  — отмахнулась Наташа.  — Но есть еще и такие понятия, как курортный роман. Помни об этом и не строй иллюзий — вот и все, что я хочу тебе сказать.
        — Но как же так можно…  — развела руками Сима.
        — Да можно, можно. Просто не стоит считать, что каждый, прибившийся к твоему берегу, мечтает на тебе жениться.
        — Господи, да я и в голову не беру!..
        — Вот и умница. А он что, из нашего санатория?
        — Пока мне сие не известно,  — честно призналась Сима и тут же замахала руками, увидев, что Наташа приготовилась произнести еще одну пламенную тираду.  — Я знаю все, что ты мне сейчас скажешь, и готова подписаться под каждым словом. Обещаю, что вечером выведаю всю его подноготную.
        — Если он, конечно, придет…  — не удержалась Наталья.
        Вова пришел. Когда Сима в назначенный час появилась на берегу, он сидел на своем камне, курил и задумчиво смотрел вдаль.
        Сима тихо подошла сзади и закрыла ему глаза. Он взял ее руки, прижал к губам и сказал невнятно, в ладони:
        — Я ждал этой минуты весь день.
        Она наклонилась и прижалась щекой к волосам на затылке. Волосы были мягкими, как у ребенка, но пахли по-мужски: табачным дымом и… бензином? «И руки у него красивые, мужские, и видно, что рабочие»,  — подумала Сима и прошептала:
        — Я ничего о тебе не знаю…
        — Я расскажу тебе все, на что имею право,  — пообещал Вова.
        — В каком смысле?  — не поняла она.  — Кто-нибудь ограничивает твои права?
        — Организация, в которой я работаю. Я не принадлежу себе, Сима.
        — И чем же ты занимаешься?
        — Ты смотрела «Семнадцать мгновений весны»?
        Сима тупо кивнула.
        — Тогда ты должна понимать…
        — Ты что, резидент иностранной разведки?  — ужаснулась она.
        — Ну почему же иностранной?..  — удивился Вова.  — Впрочем,  — прервал он себя,  — я уже сказал тебе больше, чем мог. Гораздо больше… Но может быть, это даже хорошо. Потому что теперь ты поймешь, почему сегодня, сейчас я должен уйти…
        — Уйти…  — как эхо повторила Сима.
        — Да, родная.  — Он порывисто прижал ее к себе.  — Хорошо еще, что я успел предупредить тебя об этом. Чаще бывает наоборот. Но если это случится — а это случится,  — не обижайся и знай: я обязательно вернусь, как только выполню свою работу, буду ждать тебя здесь, у этого камня…
        Он взглянул на ее опечаленное лицо. Сима огорченно молчала.
        — Не расстраивайся, родная. Верить и ждать — это участь наших женщин. Наших жен…
        — Так ты женат?!  — встрепенулась Сима.
        — Нет,  — честно признался Вова.  — Но вчера я впервые задумался об этом…  — Он сжал ее поникшее плечо и взглянул на часы.  — А вот теперь я действительно опаздываю!
        — И ты не поцелуешь меня на прощание?..  — лукаво поинтересовалась Сима.
        Но Вова разгадал ее маленькую хитрость.
        — Тогда я уж точно не смогу уйти.  — Он провел пальцами по ее щеке и чуть приподнял голову за подбородок.  — Я поцелую тебя завтра.
        — Завтра…  — повторила Сима.
        Он резко повернулся и зашагал прочь. Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду. Вова не оглянулся. Ни разу.

        5

        Завтра наступило, и Сима, сгорая от нетерпения, пришла к заветному камню почти на час раньше назначенного времени. И просидела допоздна.
        Она уже собиралась уходить, когда Вова наконец появился. Сима смотрела, как он идет к ней, в белом костюме, с алой розой в руках, и слушала гулкие удары своего сердца.
        Он протянул ей цветок, и Сима порывисто сжала толстый стебель, не замечая, как больно впиваются в ладонь острые шипы.
        — Пойдем,  — потянул ее за руку Вова.
        — Куда?
        — Сейчас увидишь.
        Они вышли на дорогу к припаркованной у обочины сверкающей черным лаком «ауди».
        — Ого-о!  — подивилась Сима.  — Шикарная машина!
        Он галантно распахнул перед ней дверцу.
        — И куда же мы поедем?  — осведомилась она, усаживаясь на удобное сиденье.
        — Скоро узнаешь,  — продолжал интриговать ее Вова, плавно трогаясь с места.
        Больше, пока они ехали, он не сказал ни слова, только изредка смотрел на нее. И Сима, не поворачивая головы, чувствовала эти обжигающие взгляды.
        «Что происходит?  — думала она.  — Как получилось, что этот человек приобрел надо мной такую безграничную власть? В первый же день, в первую минуту… И чем он лучше Супонькина? Да ничем. Что он делает иначе? Ничего! Все то же самое. Тогда почему я теряю голову? От одного бегу, а другой сводит с ума… Эффект новизны? Нет, нет… Это просто наваждение какое-то…»
        Он коснулся ее руки, и Сима подпрыгнула как ужаленная.
        — Я, видно, совсем потерял от тебя голову,  — озвучил Вова ее мысли, и Сима уставилась на него, будто внимая откровениям оракула.  — Понимаешь,  — продолжал он,  — у меня нет своего жилья в этом городе. Я часто бываю здесь по служебным делам, но останавливаюсь всегда на ведомственной территории. Посторонних туда не пускают. А здесь у нас конспиративная квартира. Я не имею права приводить сюда чужих, но, вот ты видишь, впервые в жизни решился нарушить…
        — Господи!  — заволновалась Сима.  — Не надо ничего нарушать! Давай уедем отсюда…
        — Нет,  — покачал он головой.  — Я серьезно рискую — это правда. Но сейчас для меня главное — ты. Просто нам надо быть умными и осторожными. Никто не должен тебя видеть. В любой ситуации ты к этой квартире не имеешь никакого отношения.
        — А какие могут быть ситуации?  — растерялась Сима.
        — Ну это я так, на всякий случай. Ничего не бойся. Эй, выше нос! Что делать, вот такая у меня работа…  — развел он руками.
        Они вышли из машины, «садами-огородами» прошли к нужному дому, и Вова первым скрылся в подъезде. Сима постояла в темноте двора еще несколько минут и, с величайшими предосторожностями прокравшись по лестнице, юркнула в приоткрытую дверь конспиративной квартиры.
        Замок защелкнулся, и Сима сразу оказалась в тугом кольце его рук. Они начали раздевать друг друга еще в прихожей и, уже в недрах квартиры, упав на широкую постель, оказались абсолютно нагими.
        — Родная моя, родная…  — говорил он срывающимся хриплым шепотом, покрывая поцелуями все ее льнущее к нему тело. И потом тоже что-то все время говорил, но Сима не разбирала слов, упиваясь самим звучанием его голоса, и с умилением думала: «Да он болтун! Настоящий болтун…» Ей нравилось в нем все.
        Они так и не заснули до самого утра. В воспоминаниях Симы эта ночь осталась зыбкой картинкой: темнота, размытая рассветом, нежные волны счастья, наплывающие одна на другую, и ажурное плетение слов.
        — У человека, если, конечно, повезет,  — философствовал Вова,  — бывает только одна большая любовь и много влюбленностей. Они эту любовь никак не оскорбляют, но тоже очень важны, потому что придают жизни остроту, стимулируют, не позволяют закиснуть. И умная женщина это понимает и не устраивает трагедию, если муж немного расслабился на стороне. Как ты считаешь?
        — Какой ты умный,  — мурлыкала Сима, вполуха слушая его сентенции о многогранности любви и скользя губами по гладкой смуглой груди.  — Какой красивый…  — слегка прикусывала она его шею,  — сильный…
        — Ах ты, хитрая маленькая лисичка!  — Он теснее прижал ее к себе.  — Ну, говори, чего ты хочешь.
        — О! Я многого хочу,  — ворковала Сима.  — Во-первых, я хочу, чтобы ты меня любил. Во-вторых,  — загибала она его пальцы один за другим, поочередно целуя каждый из них,  — чтобы холил и лелеял. В-третьих, скучал в разлуке. В-четвертых, я хочу, чтобы ты меня любил…
        — Ты это уже говорила…
        — Я помню…
        — А чего же ты хочешь в-пятых?
        — Чтобы ты рассказал мне о своем детстве. Наверное, ты был очень смешной маленький. Где живут твои родители?
        — Во Владивостоке. Мы с тобой обязательно туда поедем. Сразу, как только я закончу здесь свою работу. Ты очень понравишься моей маме…
        …Ранним утром Вова подвез ее к воротам санатория и уехал. Сима смотрела на исчезающую за углом «ауди» и чувствовала, как покидает ее разноцветная радость жизни, вытесняемая серой тоской одиночества.
        Вожделенный вечер казался бесконечно далеким. Надо было как-то пережить этот день. «А еще лучше переспать»,  — усмехнулась Сима.
        Но, едва переступив порог номера, она попала под прицел рентгеновских Наташиных глаз.
        — Ну, удалось что-нибудь выяснить?  — с места в карьер поинтересовалась та.
        — Ты так спрашиваешь, как будто нет уже никаких сомнений в том, что он авантюрист!  — возмутилась Сима.
        — У меня лично их никогда и не было. А у тебя словно шоры на глаза надеты. Спишь с ним, а что о нем знаешь, кроме того, что он Вова и работает Штирлицем?
        — Я знаю, что его родители живут во Владивостоке!  — с вызовом сказала Сима.  — И он, между прочим, хочет познакомить меня со своей мамой.
        — Хорошо, что не в Гонолулу,  — ядовито заметила Наталья.
        — Ну при чем здесь Гонолулу?!
        — А при том, что проехаться до Владивостока так же нереально. Да что с тобой говорить!  — От досады Наталья пихнула кулаком подушку.  — Хорошо! Допустим он весь такой засекреченный. А почему у него ногти грязные — ты сама сказала.
        — Во-первых, я не говорила, что грязные. А во-вторых, если даже и так, то о чем это, по-твоему, свидетельствует? Что он маньяк, а под ногтями у него запекшаяся кровь невинно убиенных?
        — Да ладно, ты не передергивай,  — отмахнулась Наташа.  — Хотя лично я бы не удивилась. Не бывает секретных агентов с рабочими руками.
        — Ты-то откуда знаешь?!
        — Оттуда, откуда и ты!  — отрубила соседка.  — Или он тот, за кого себя выдает, и тогда у него руки интеллигентного человека, или он Митя с пилорамы…
        — Слушать тебя противно. А если он действительно рабочий человек, разве это позорно?
        — А тогда зачем он врет, что он Штирлиц?!
        Сима молчала.
        — Вот видишь, и крыть-то тебе нечем,  — подытожила Наталья.  — Да я бы слова не сказала, если бы ты просто хотела пару раз с ним перепихнуться. Но я же вижу, что с тобой происходит! Послушай моего совета: пошли его подальше и сделай это первая — потом не так горько будет.
        — Нет,  — покачала головой Сима,  — я ему верю…

        6

        День прошел, истекая секундами, редкими и тягучими, как капли, за ним другой и третий. А на четвертый, приближаясь к камню, Сима увидела Вову. Он сидел спиной к ней в черных джинсах и черной рубашке, смотрел на море и не обернулся на звук ее шагов.
        Она закрыла ему глаза руками и уткнулась носом в черные густые, пахнущие машиной волосы.
        — Английская королева?  — предположил Вова.  — Нет? Может быть, принцесса Греза? Тоже нет? Неужели Сима?!
        Он поцеловал ее пальцы, обернулся, и Сима замерла, вновь потрясенная его волнующей, вызывающей красотой.
        Она хотела сказать ему, как тосковала в эти дни, томимая любовью и бесконечностью разлуки, а еще страхом, что больше никогда его не увидит, но сказала совсем другое:
        — Ты такой красивый…
        — Для мужчины это не главное…  — Он притянул ее к себе.
        — А что главное?
        — Пойдем, я покажу,  — засмеялся Вова.
        Они вышли к дороге, и он подвел ее к изящной белой «тойоте».
        — Ничего себе!  — удивилась Сима.  — Ты меняешь машины как перчатки. Эта тоже твоя?
        — Это моя, а «ауди» служебная. А вообще машины — моя страсть.  — Он распахнул перед ней дверцу, и Сима юркнула внутрь салона. Вова обошел «тойоту» и сел на водительское кресло.  — Я могу любую по винтикам разобрать, а потом опять собрать.
        — И не останется лишних винтиков?  — лукаво поинтересовалась Сима.
        — Не останется,  — заверил он ее.  — Вот этими самыми руками.  — Он подмигнул ей веселым серым глазом и плавно тронул «тойоту» с места.
        — Теперь я понимаю, чем от тебя пахнет и почему у тебя такие руки. А то я голову сломала: какая связь между твоей работой и…
        — Да ты у меня настоящий Шерлок Холмс!  — подивился Вова.
        — Ну так не зря же я в милиции работаю,  — засмеялась Сима.
        — Ты работаешь в милиции?  — Он изумленно уставился на нее.
        — Эй! Смотри на дорогу! Я же сказала не в лепрозории, а в милиции. Что тут странного? Ты никогда не видел милиционера в юбке?
        — Не видел…
        — Ну вот и погляди,  — развеселилась она.  — У меня вообще, знаешь, какая семья? Папа — прокурор, мама — судья, а дедушка — адвокат!
        Сима рассказывала всякие курьезные истории, связанные с ее юридической семьей, и вдруг заметила, что Вова глубоко погружен в собственные мысли.
        — Да ты совсем меня не слушаешь,  — огорчилась она.  — Тебе не интересно…
        — Нет-нет, ну что ты!  — очнулся Вова.  — Дело не в этом. Просто я получил сигнал немедленно явиться на работу и очень расстроился.
        — А как ты его получил?
        — Тебе не нужно этого знать…  — Он взглянул на ее опрокинутое лицо и остановил машину.  — Прости, родная, но я себе не принадлежу. Мы увидимся завтра. Я обещаю. А сейчас, не обижайся, даже подвезти тебя не смогу.
        — Да ну что ты! Я прекрасно доберусь сама!  — Голос ее дрогнул.
        — Знаешь,  — он притянул ее к себе,  — я не мастер говорить красивые слова. Просто помни, что ты очень дорога мне, очень. И что бы ни случилось…
        — А что может случиться?!  — испугалась Сима.
        — Да ничего не может. Все будет хорошо…
        Это была их последняя встреча. Сима каждый вечер ходила к камню, сидела допоздна и все глубже погружалась в пучину отчаяния. По ночам Наталья слышала, как она тихо плачет в подушку.
        Отстаивать свою версию, доказывая, что Вова — ничтожный ловелас, значило добить Симу окончательно. Оставалось одно — признать, что именно суровая работа вырвала его из объятий любимой и удерживает в неведомой дали.
        Впрочем, это уже не имело никакого значения, поскольку неотвратимо приближался день отъезда.
        — Я его больше никогда не увижу,  — обреченно говорила Сима.  — Понимаешь? Никогда!..
        — Никогда не говори «никогда»,  — попробовала пошутить Наталья.
        — Наташа, ведь это конец! И ничего, ничего нельзя сделать.
        — Безвыходных ситуаций не бывает. Всегда можно найти…
        — Ну, найди, найди!
        — Вот эта квартира, где вы были… Можно оставить сообщение, записку. Давай туда вместе сходим. Ты адрес знаешь?
        — Нет, конечно!
        — Но ты же должна была запомнить, как вы ехали?
        — Должна была. Но не запомнила.
        — Совсем ничего?
        — Абсолютно. Темно было, мы разговаривали, да я и в окно не смотрела.
        — Хорошо. Тогда можно навести справки в местном отделении ФСБ.
        — Вот это ты здорово придумала! Я скажу: «Здравствуйте, товарищи! Помогите разыскать вашего сотрудника. Зовут Вова, родители во Владивостоке…» А они мне: «Пойдемте в кадры. Мы вам сейчас всех наших секретных агентов покажем. Выбирайте, который ваш…»
        Наталья хотела было возразить, что Вова такой же секретный агент, как она прима-балерина Мариинского театра, но промолчала.
        — Все?  — осведомилась Сима.  — Других вариантов нет?
        — Ну, если ты ему действительно так дорога, как он говорит, так он тебя сам найдет.
        — Это каким же образом? Ни моей фамилии, ни адреса он не знает.
        — Зато знает, в каком санатории ты отдыхала. И если он тот, за кого себя выдает, то получить всю необходимую информацию ему не составит никакого труда.
        — Слушай!  — воодушевилась Сима.  — Да ты просто умница, Наташка! Как же это я сама не догадалась?! Ну конечно, конечно! Он так и сделает, как только ему позволят обстоятельства. К тому же у меня довольно редкое имя!..
        Она схватила Наталью и закружила по комнате.
        — Да пусти ты, ненормальная!  — весело отбивалась та, пока они обе в изнеможении не повалились на кровать.
        — Уф-ф!  — шумно выдохнула Сима.  — Просто хочется петь и смеяться, как дети! И ведь, Наташка, есть еще камень!
        — Какой камень?
        — Его камень…  — загадочно пояснила Сима.
        Наталья удовлетворилась этим ответом. Главное, что Сима обрела надежду и теперь не будет так убиваться по исчезнувшему навсегда Вове. А в том, что Вова исчез именно навсегда, Наталья нисколько не сомневалась. Ну и черт с ним! Время залечит раны, а там, глядишь, и новый Вова появится, краше прежнего…

        7

        Сима не оставила записку на камне — мало ли в чьи руки она попадет, а вот администратора предупредила, чтобы та обязательно сообщила ее адрес, если кто-то им поинтересуется.
        Администратор понимающе усмехнулась, но вслед посмотрела сочувственно.
        И Сима улетела в Москву. В аэропорту ее ждал сияющий Супонькин. Они встретились глазами, и улыбка медленно сползла с его лица.
        Вот так Вова Супонькин ушел из ее жизни, и образовавшуюся пустоту никто не торопился заполнить. Дважды в день, утром и вечером, Сима бежала к почтовому ящику и отходила несолоно хлебавши. Телефонные звонки будили надежду, а дарили разочарование.
        Время текло, но не спешило проявлять свои лекарские способности, а тоска становилась все сильнее. Правда, днем в суматохе дел, в молодом, веселом, шумном коллективе все куда-то отступало, уходило, и она становилась прежней жизнерадостной Симой. А ночью тоска возвращалась…
        «Неужели Наташа права,  — иногда думала она, мучаясь бессонницей,  — и Володя действительно всего-навсего пошлый обманщик?» Она вспоминала его сияющие любовью глаза, его руки, ласкающие ее, слышала голос, обволакивающий нежным коконом, и вновь обретала уверенность, абсолютную и непоколебимую.
        Первой забила тревогу мама.
        — Симчик,  — спохватилась она однажды воскресным утром,  — а где Супонькин?
        — Понятия не имею,  — беспечно отмахнулась Сима.
        — То есть как?  — опешила мама.  — Вы же жениться хотели?
        — Хотели,  — согласилась Сима.  — А теперь перехотели.
        — Что значит «перехотели»? Ты не ерничай! Объясни мне толком, что происходит.
        — Мам! Дай мне хоть дома отдохнуть! Я устала…
        — Устала?!  — изумилась мама.  — Это в твои-то годы? И от чего же ты так устала, что даже с матерью поговорить не можешь?
        — Я, между прочим, еще и работаю!  — гордо сказала Сима.
        — От такой работы устать нельзя!  — отрезала Татьяна Ильинична.  — Тут пару слов прочитала, там пару строк написала, покрутилась, поболтала — вот и вся недолга. Это мы с отцом работаем денно и нощно. Принимаем ответственейшие решения. У нас в руках человеческие судьбы! Мотаем нервы на разных идиотов с диктофонами!
        — Ты имеешь в виду журналистов?
        — Я имею в виду шизофреников. Но мы не ноем и честно выполняем свой долг…
        — Мам! Сойди с трибуны! Давай хоть дома обойдемся без пресс-конференций!
        — Симона!  — В дверях кухни возник свежевыбритый Михаил Леонидович.  — Хамишь, парниша!
        — Пап! Ну сколько можно просить? Не называй меня Симона!
        — Я тебя породил — я тебя и называю как хочу.
        — Хорошо! Тогда я тоже буду тебя называть…
        — Нос откушу,  — пообещал отец и для большей убедительности пощелкал зубами.
        — Хватит дурачиться! Все остывает — давайте завтракать,  — прервала баталию Татьяна Ильинична.
        — Слушаюсь, ваша честь!  — Отец положил на тарелку тонкий румяный блин, щедро полил его сметаной и повернулся к дочери: — Ну так что там у вас с Владимиром происходит?
        — С Супонькиным?  — уточнила Сима.  — Мы расстались. Я поняла, что это не мой человек.
        — Сама поняла, или кто-то помог?
        — Помог… кое-кто…  — И Сима неожиданно для себя поведала родителям свою сочинскую эпопею.
        Те слушали не перебивая и только время от времени переглядывались.
        — Дочка…  — начал было отец, но Сима не дала ему договорить:
        — Я знаю, папа, знаю, что ты мне скажешь. И со стороны, наверное, все так и выглядит. Но ведь вы его не видели, не слышали, не знаете…
        — А ты знаешь!
        — Я его чувствую! И я ему верю, не могу не верить. А иначе как же мне жить дальше?
        — Значит, ты нас не услышишь, что бы мы сейчас тебе ни говорили,  — вздохнула Татьяна Ильинична.  — Родители мечтают, чтобы их дети учились на чужих ошибках, но каждый учится на своих. Наверное, иначе нельзя.
        — То есть вы не сомневаетесь, что он гнусный обманщик, а я его соблазненная и покинутая жертва?  — сердито спросила Сима.
        Татьяна Ильинична пожала плечами:
        — По-моему, это очевидно.
        — Тогда давайте прекратим этот бесполезный разговор. Но потом вам будет стыдно!  — предрекла Сима.
        — Хорошо бы,  — вздохнул отец и поинтересовался: — А как скоро, по-твоему, нам может стать стыдно?
        — Ну, месяцев через десять,  — подсчитала Сима.
        — Ты что, беременна?  — ужаснулась Татьяна Ильинична.
        — Мам, я же не слониха, чтобы быть беременной десять месяцев,  — удивилась Сима.
        — А что, слониха вынашивает свое потомство так долго?  — поинтересовался Михаил Леонидович.
        — Да перестань ты, Миша!  — начала сердиться мама.  — Разговор как в сумасшедшем доме. Что должно случиться через десять месяцев?  — строго спросила она Симу.
        — Ну прямо как на процессе: перекрестный допрос,  — фыркнула та, но ответить ответила: — Через десять месяцев я поеду в Сочи.
        — Зачем?  — в один голос изумились родители.
        — Мы там встретимся,  — пояснила Сима.  — На нашем месте. Я знаю…
        — Неужели ты думаешь…  — начала мама, но отец прервал ее:
        — Ну конечно. Какие могут быть сомнения?! Наш герой сидит на берегу и с упорством идиота ждет любимую. Ты что, дочка, Олдингтона начиталась?
        — Да какого Олдингтона? Они и фамилии-то такой нынче не слышали! Они теперь другие книжки читают.
        — «Они» — это кто?  — ядовито осведомилась Сима.  — Извечный конфликт отцов и детей: высокоинтеллектуальные родители и их катастрофически деградирующие потомки!
        — Ну что же,  — усмехнулся отец,  — можно с удовлетворением констатировать, что завтрак прошел в теплой, дружественной обстановке.
        — Пап,  — неожиданно сменила тему Сима,  — а у фээсбэшников в Сочи есть свой санаторий?
        — Да был какой-то. По-моему, «Правда» называется.
        — О!  — восхитилась Сима.  — Прекрасное название для санатория! Поэтичное — в духе самого ведомства. Полный… Олдингтон!  — Она подсела к отцу и потерлась носом об его щеку.  — Папуль, достань мне туда путевку на август. Ты можешь, я знаю…

        8

        День, казавшийся бесконечно далеким, все же настал, и Сима ступила на сочинскую землю. Едва сойдя с самолетного трапа, она тут же впилась тревожным взглядом во встречные лица. В своем номере, который на сей раз действительно оказался одноместным, Сима быстро распаковала дорожную сумку и отправилась знакомиться с санаторием. Она обследовала территорию до самого последнего уголка, но следов пребывания Вовы, естественно, не обнаружила. Оставался камень…
        Но до вечера было еще далеко, а нетерпение все возрастало, горячило кровь, сбивало дыхание и торопило действовать незамедлительно, уже сейчас. И Сима отправилась в парк, поближе к камню.
        Она присела на скамью, но тут же поднялась, не в силах оставаться на месте, и быстро пошла по аллее. «Ну что ты мечешься, словно тигр в клетке?  — успокаивала она себя.  — Надо смириться с мыслью, что он может не прийти. Вообще никогда. Ведь этого же нельзя исключить? Ведь это только один шанс из тысячи, что он снова появится в твоей жизни. Но ведь этот шанс есть. Есть!..»
        От мысли, от одного только представления, что она снова увидит Вову, Симу бросило в жар, ладони увлажнились, и она стала оглядываться в поисках туалета, чтобы умыться и привести себя в порядок.
        Наконец впереди замаячил белый домик, и Сима пошла к нему по узкой дорожке, окаймленной аккуратно подстриженным самшитом.
        Надо было решить, когда появиться у камня: прийти первой и ждать или, наоборот, неожиданно возникнуть перед Вовой и по его реакции сразу все понять. Она и сарафан надела тот самый, в котором была тогда, в день знакомства. Господи! Да она давно уже должна сидеть там, а не терять попусту драгоценное время!
        И Сима, погруженная в свои важные мысли, почти вбежала в дверь, над которой стояла большая зеленая буква «М».
        У писсуара журчал мужчина. Они увидели друг друга и застыли, ошеломленные. Первой очнулась Сима, резко развернулась и бросилась прочь из туалета.
        — Девушка, не бойтесь, я же его держу!  — весело заорал вслед мужчина.
        «Дура!  — ругала себя Сима, убегая подальше от злополучного домика.  — Вот дура! Ходишь как сомнамбула, ничего вокруг не замечаешь. Осталось только под машину попасть для полного счастья!»
        Она еще долго бродила по парку, пытаясь разобраться в своих ощущениях: хотелось немедленно оказаться у камня и одновременно отдалить этот момент, способный принести и счастье, и горькое разочарование. Наконец она решилась.
        Сима шла краешком моря, опустив очи долу, и считала. Сосчитать надо было до счастливой цифры 88 — ее номер в роддоме, «люблю-целую» в азбуке Морзе. И конечно, сбилась, расстроилась ужасно: мол, теперь-то уж точно ничего не получится, подняла глаза — и остолбенела. Сердце рванулось и забилось тяжело и гулко — на камне спиной к ней сидел Вова номер три.
        Выйдя из ступора и вновь обретая способность к движению, Сима сняла босоножки, неслышно подошла к нему и закрыла глаза ладонями. Он вздрогнул от неожиданности, сбросил ее руки и резко повернулся.
        Сима узнала его сразу. Это был тот самый — из туалета.
        — Ба!  — воскликнул он.  — Знакомые все лица! Ваша настойчивость впечатляет. Ну что ж, если уж я вам так понравился, давайте знакомиться.
        — Да мне не надо с вами знакомиться,  — саркастически оскалилась Сима.  — Я и так все про вас знаю.
        — Вот как?  — удивился незнакомец.  — И что же вы про меня знаете?
        — Зовут вас, естественно, Вова,  — ядовито предположила она.
        — Ну, допустим,  — пожал он плечами.
        — Господи!  — потрясенно взвилась Сима.  — Ну и примитивные же вы существа — мужики. Неужели ни на что другое фантазии не хватает?!
        — Я вас не понимаю…
        — Да все вы прекрасно понимаете! И вы, Вова, не слесарь, не токарь, вы даже не летчик-испытатель, вы агент национальной безопасности, верно? И здесь вы не просто отдыхаете, и не проездом в Тулу из Конотопа. О нет! Здесь вы, Вова, с особо важным заданием…
        — Послушайте,  — попытался он остановить поток ее красноречия,  — у вас что сегодня, день открытых дверей в дурдоме?..
        Но Сима не собиралась упускать инициативу:
        — Разведчик, а ногти у вас чистые?
        Она попыталась взять его руку, но он решительно отстранил ее и быстро зашагал прочь.
        — Иди-иди,  — закричала вслед ему Сима.  — Но запомни: со мной у тебя этот номер не пройдет! Ищи другую дуру…
        — Боюсь, что другой такой мне уже не найти,  — бросил он через плечо и выразительно покрутил пальцем у виска.
        Он ушел, а Сима осталась. Она села на камень, с которым связывала такие большие надежды, и сказала себе: «Вот и все, принцесса, сказка закончилась!»
        Не было ни горя, ни слез. Только одно большое облегчение, словно тяжесть с души свалилась, наваждение, которое довлело над ней весь этот год.
        Значит, права была Наталья. А разве сама она не знала? Еще как знала! Просто не хотела поверить, гнала от себя тяжелые мысли, придумала романтическую историю. Наверное, надо было пройти весь этот путь длиною в год, чтобы не погибнуть сразу под тяжестью невыносимого отчаяния, навалившегося на нее в те дни, а растянуть, распределить понемногу на каждый час, на каждую минуту и постепенно, потихоньку пережить, перетерпеть, отпустить…
        И Вова этот очередной тоже, конечно, дан был ей не случайно, а чтобы открыть глаза и показать, что таких веселых парней здесь целая бригада работает. И ведь один краше другого! Вот этот, например. Настоящий полковник! Сколько дурочек на его счету, таких же наивных, глупых и доверчивых, как она прошлым летом? Теперь-то ей палец в рот не клади. Но каковы дебилы! Не потрудились даже как-то разнообразить свою легенду: все Вовы, все чекисты и все сидят на одном и том же камне. А зачем им, собственно, дурную голову ломать, когда и так клюет?
        И ладно бы все по-честному, как у Натальи: курортный роман — никто никому ничем не обязан. А то ведь о женитьбе он впервые задумался, с мамой хотел познакомить, сволочь. И жаль, что она этого, номер четыре, упустила. Надо было на нем за всю компанию отыграться: поматросить и бросить его, гада!

        9

        Подполковник Владимир Протасов работал в управлении «К» Департамента по борьбе с экономическими преступлениями ФСБ и в Сочи действительно выполнял особо важное и, соответственно, особо секретное задание. А посему невероятная осведомленность сумасшедшей девицы его чрезвычайно озадачила. Надо было тщательно обдумать неожиданный поворот событий и принять единственно правильное решение, а иначе не только скрупулезно подготовленная операция, но и многомесячный труд десятков людей могли пойти насмарку.
        Итак, начнем, как говорится, ab ovo — от яйца.

        Жил да был на белом свете некто Соловей Юрий Александрович, дослужился в доперестроечные времена до генеральских чинов, а в начале 90-х то ли сам ушел, то ли ушли его в отставку. Но деятельный генерал капусту на даче выращивать не собирался: время было шальное, умные люди деньги гребли лопатами. А Соловей был не дурак, ой, не дурак! И друг у него имелся закадычный, тоже человек неглупый, Борис Евсеевич Буйлов. Трудился честно в экономическом отделе ЦК КПСС и в бурном море перемен не утонул, и связей наработанных не растерял, прибился к новым берегам — к аппарату президента.
        Соловей идею сгенерировал, а Буйлов претворил ее в жизнь, и в результате их совместных усилий родилась на свет новая фирма — государственная транспортная компания «Русский медведь».
        Можно было, конечно, на такой высокий статус не замахиваться, создать что-нибудь частное, поскромнее и попроще. Но дело было не в масштабе, а в расчете на то, что в компанию, распоряжение о создании которой подписано премьер-министром, никто с проверками не полезет.
        Работа велась в двух направлениях. Первое называлось «лжеэкспорт» и заключалось в следующем: товары, оформленные как экспортируемые, фактически продавались на необъятных просторах нашей Родины, а налоги возвращались из бюджета в бездонные карманы мошенников.
        Вторым направлением был «лжетранзит»: грузы, якобы транзитные через территорию России, оставались и продавались внутри страны без уплаты налогов, которые, минуя бюджет, текли неоскудевающими потоками все в те же карманы.
        Но безнаказанность, как известно, порождает беспечность, а аппетит приходит во время еды. И то ли времена переменились, то ли Соловей с Буйловым закусили удила и перешли уже все мыслимые и немыслимые границы дозволенного, а может, не поделились с кем-то наворованным, как положено, а только заинтересовались «Русским медведем» компетентные органы. А поскольку цифры бюджетных потерь давно уже зашкаливало, заинтересовались самые компетентные из компетентных, то есть ФСБ. И именно подполковник Протасов возглавил группу по разработке зарвавшейся фирмы.
        Параллельно деятельность «Русского медведя» привлекла внимание налогового управления МВД. А из оперативной информации Протасову стало известно, что особенно любопытствовал на сей счет некий милицейский чин, профессионально соблюдающий всяческую осторожность. За свое содействие чин требовал баснословную взятку, которую прижатые к стенке «медведи» готовы были дать. И следовало безоговорочно установить личность этого самого «оборотня в погонах».
        Так уж получилось, что как раз в Сочи сошлись интересы действующих лиц и именно здесь предполагалось расставить все точки над i. И вдруг появляется эта ненормальная, и операция оказывается под угрозой срыва.
        Случайность Протасов отсекал сразу. Оставалось два варианта: либо фирмачи пытаются «подложить» под него девицу, либо менты. Так или иначе, но секретная информация каким-то образом ушла (следовало еще выяснить — каким!), он засветился и должен на время выйти из игры, чтобы не завалить все дело. Отныне он просто отдыхающий. А девицу, если она, конечно, вновь возникнет на горизонте, придется взять на себя и тем самым нейтрализовать. А может, и использовать в своих целях, тут уж как карта ляжет.

        Проснулась Сима от голода, что совсем неудивительно, поскольку за весь минувший день у нее маковой росинки во рту не было, если не считать легкого завтрака в самолете. Да она ни разу и не вспомнила о еде — была сыта эмоциями.
        А теперь в душе осталась только злость и досада за пропавший попусту год. Ну ничего! Она все наверстает! Уже сегодня, сейчас в ее жизни начинается светлая полоса. И отныне она сама себя любит, обожает, боготворит, холит и лелеет. Раз уж больше некому…
        Сима сделала легкую зарядку, приняла душ, побрызгала воздух спреем и покружилась в ароматном облачке. Потом расчесала свои чудесные волосы и схватила их на затылке клешнями заколки. Постояла немного в раздумье перед распахнутыми створками шкафа, выбрала легкие белые бриджи и короткую трикотажную маечку, а вчерашний сарафан засунула на самое дно дорожной сумки…
        Перекинув через плечо лямку изящного рюкзачка из мягкой бежевой замши и сунув ноги в мокасины того же цвета, Сима отправилась в столовую.
        — А мы вас уже потеряли, хотели розыск объявлять,  — пропела ярко накрашенная администратор.  — Пойдемте, покажу вам ваше место.
        Она подвела Симу к столику у окна и громогласно объявила:
        — Вот ваша новая соседка. Прошу любить и жаловать.
        Мужчина, сидевший за столом, оглянулся.
        — О!  — восхитился он.  — От вас не скроешься — вы везде!
        — А можно мне сесть за другой столик?  — повернулась Сима к администратору.
        — Нет!  — отрезала та.  — Все другие столики заняты. Сегодня вам подадут дежурные блюда. А на завтра, вот, заполните заявку.  — И она протянула Симе листочек с отпечатанным меню.
        Сима недовольно поджала губы и взяла бумажку.
        Названия блюд в обширном перечне были столь соблазнительными, что изголодавшийся Симин желудок громко и требовательно заурчал. Раздосадованная Сима тряхнула рюкзачок в поисках ручки, и на белоснежную скатерть выпала красная корочка служебного удостоверения.
        «Значит, все-таки менты,  — усмехнулся Протасов.  — Ну-ну…»
        — А в нашем полку прибыло!  — Пожилая супружеская пара, приветливо улыбаясь, усаживалась за их столик.  — Доброе утро, Володя! Познакомьте нас с вашей дамой.
        — Это не моя дама,  — холодно открестился подполковник.  — И представиться она еще не успела. Вы позволите?  — Он взял лежавшее на столе удостоверение и прочитал: — Серафима Михайловна Строгова, старший лейтенант.
        — Отлично, коллега! Позвольте расчехлить перед вами знамена: я тоже лейтенант, но еще и немножко генерал в отставке Петр Алексеевич Круглов. А это моя жена и боевая подруга Ирина Львовна, действующий маршал.
        — Отчего же не генералиссимус?  — поинтересовалась жена.
        — Оттого, дорогая, что генералиссимус у нас твоя мама, и тебе до нее, слава Богу, еще далеко.
        — Маму не трогай,  — посоветовала боевая подруга.
        — Не буду,  — легко согласился генерал.  — А это, как вы уже знаете, Владимир Николаевич Протасов, подполковник и, между прочим, холостяк,  — подмигнул он Симе.  — Так что прошу любить и жаловать.
        Она подняла глаза и встретилась с изучающим взглядом Протасова.
        — А вы, голубушка,  — продолжал неугомонный генерал,  — не замужем?
        — Пока нет.
        — Тогда советую обратить самое пристальное внимание. Такой шанс выпадает раз в жизни!
        — Ты бы ел свою кашу,  — посоветовала Ирина Львовна.
        — Я подумаю,  — пообещала Сима.
        Протасов хмыкнул.
        — Ну что ж,  — сказал он,  — будем считать, что знакомство состоялось. А сейчас позвольте откланяться.

        10

        Сима была обескуражена. Похоже, она села в лужу. Это невероятная случайность, но парня действительно зовут Володя, и он работает в ФСБ — подполковник, и все такое. Интересно, что он подумал, когда она сначала прилипла к нему, а потом набросилась, как фурия? А в туалет ворвалась?.. Больная! Что он еще мог подумать?..
        И все время она натыкается на него, как на ржавый гвоздь. И, судя по реакции, он считает, что она его преследует. «Вы везде!» Болван! Да она в его сторону больше даже не посмотрит ни разу.
        Сима шла по пляжу, внимательно разглядывая плотные ряды загорающих, чтобы опять не напороться на Протасова. Впрочем, она не собиралась жариться под палящими лучами солнца.
        Увидев под тентом свободный шезлонг, Сима направилась к нему, сбросила сарафан и осталась в мини-бикини. И тут же парочка прыщавых юнцов, резавшихся поблизости в карты, разразилась бурными аплодисментами, прищелкивая языками.
        Мужчина в соседнем шезлонге опустил газету, и Сима остолбенела, встретив его насмешливый взгляд. И надо же ей было умудриться пройти весь пляж и облюбовать именно этот навес!
        Протасов, как бы раздраженный новым вторжением на свою территорию, швырнул газету и гордо удалился, всем своим видом демонстрируя, как же ему осточертела эта назойливая девица.
        Сима смотрела ему вслед и думала: «Ненавижу! Ненавижу гада!» Она увидела, как высокий толстый парень двинулся за Протасовым, тихонько свистнул, и к нему присоединился еще один, такой же мордоворот.
        «Хорошо бы эти два качка сбили с тебя немного спеси, подполковник!» — позлорадствовала Сима, глядя вслед неспешно удаляющейся троице.

        В столовой неизменно царил Петр Алексеевич. Непонятно, как ему удавалось поглощать пищу и одновременно говорить не закрывая рта. Он был великолепным рассказчиком, которому требовались не собеседники, а только аудитория. Впрочем, никто и не возражал, поскольку любая тема в его интерпретации звала не дискутировать, а слушать — наслаждаться этим блестящим потоком сознания.
        В сторону Протасова Сима не смотрела. Он больше не существовал для нее. Она и раньше-то относилась к фээсбэшникам весьма скептически — считала их людьми коварными и неискренними, а теперь только укрепилась в своей неприязни. Вот Протасов, такой молодой, а уже подполковник — значит, тот еще жучара. А что он в его-то годы холостяк, может поверить только такой наивный человек, как Петр Алексеевич — счастливое исключение в среде фээсбэшников. Он такой же холостяк, как она многодетная мать. Поехал отдыхать, а колечко дома оставил. И тут же сел в засаду у моря ловить доверчивых дурочек. «Не бойтесь, девушка, я его держу!» Тьфу на него!

        Подполковник Протасов был потомственным чекистом. Его легендарный прадед стоял у истоков Чрезвычайной комиссии и был расстрелян в подвалах Лубянки. Дед до последнего вздоха работал во внешней разведке и умер от сердечного приступа прямо за столом своего кабинета, не дожив двух дней до шестидесятилетия. Отец шагнул еще выше, почти догнав именитого пращура.
        И Протасов-младший действительно не был женат. Тому имелись свои причины…

        …Однажды теплым майским вечером Володя (он был тогда еще младший лейтенант и жил вместе с родителями в ведомственном доме на Красной Пресне) ехал на своих «Жигулях» вниз по Зоологическому переулку и вдруг увидел девушку. Она шла по тротуару ему навстречу и ела мороженое, тоненькая, стройная, нарядная. Весенний ветер играл прядями черных волос и подолом пестрого платья, высоко открывая длинные ноги.
        Он потом часто вспоминал ее и жалел, что так глупо упустил свое, как ему тогда казалось, счастье.
        А затем настал день, когда он увидел ее снова. Переулок был пуст и тих, и только ее каблучки звонко стучали об асфальт.
        Протасов резко затормозил и бросился к ней через улицу, оставив посреди дороги раскрытую настежь машину.
        Впоследствии он не раз задавался вопросом: почему именно Галя сыграла в его жизни столь роковую роль? Чем она так прочно его зацепила? И не находил ответа. Видимо, траектории полета любовных стрел столь же неисповедимы, как и пути Господни…
        Так или иначе, но их знакомство разделило надвое безоблачную доселе жизнь Протасова-младшего.
        К немалому удивлению Володи и его большой радости, оказалось, что Галя с некоторых пор жила в одном с ним ведомственном доме, поскольку ее отец, полковник Слабиняк, был переведен из Читы в Москву за особые заслуги в борьбе с внутренним врагом.
        Для Гали Слабиняк это стало огромным, неожиданным, невероятным счастьем — из заштатной Читы переехать в столицу, в роскошные трехкомнатные хоромы с двумя туалетами, холлом и раздвигающимися стеклянными дверями, а банальный провинциальный вуз сменить на храм наук — Московский государственный университет. Во сне не приснится!
        Она была дремучей провинциалкой в худшем смысле этого слова, но обладала бешеным напором, упрямством и непомерным честолюбием своего отца, а от матери-цыганки унаследовала таинственную власть над людьми и змеиную женскую хитрость.
        Она не стушевалась в среде надменных продвинутых сокурсников-москвичей, на лету хватая новые для себя подробности столичной жизни, и легко вписалась в компанию — красивая, веселая и обольстительно сексуальная.
        Училась Галя без особого интереса — ниже среднего, но учебу не бросала, понимая разницу между необразованной домашней хозяйкой и дипломированной специалисткой, ведущей светскую жизнь. Работать она не собиралась ни при каких обстоятельствах, сидеть на отцовской не слишком удобной шее — тоже. Оставалось выйти замуж — удачно и побыстрее (время поджимало — пятый курс).
        Из всех своих многочисленных поклонников Галя выбрала двоих. Требовалось только решить, какой лучше. Но вопрос был слишком серьезный, судьбоносный, так что торопиться никак не следовало, и Галя пока не торопилась.
        Первым кандидатом в будущие мужья стал, не ведая того, Галин сокурсник Максим Гукасов. Господь не одарил его ни выдающейся внешностью, ни особыми талантами, зато дал богатого папу. Гукасов-старший производил продуктовую тару и упаковочные материалы, и это, казалось бы, нехитрое дело приносило ему баснословные доходы. На эти деньги Максим учился, одевался в дорогих бутиках, отдыхал на Канарах и просто жил не тужил. Он уже был совладельцем отцовской фирмы, а по окончании вуза его ждало руководящее кресло в одном из ее филиалов.
        Галя Слабиняк ворвалась в его беззаботную жизнь подобно сияющей комете. Семестр был в разгаре, когда на факультете появилась новая студентка из Читы. «Вот,  — провозгласила староста курса Валька Семенова, влетев в аудиторию,  — наша новая боевая подруга! Прошу любить и жаловать!»
        Максим обернулся и зажмурился, ослепленный открывшейся красотой. А может, чем-то еще, не важно. Не важно! Никогда в жизни с ним не происходило ничего подобного. Он растерялся, оробел, потом засуетился и повел себя совсем глупо, нелепо: стал что-то громко говорить, хохотать…
        И позже, когда выяснилось, что они будут учиться в одной группе, Максим в ее присутствии всегда держался неестественно. И чтобы скрыть эту свою незащищенность, вел себя нарочито грубо и насмешливо.
        Галя поначалу в его сторону не смотрела. Привлекли ее внимание два обстоятельства. Во-первых, она узнала, что Гукасов — богатенький Буратино, а во-вторых, вот это его предвзятое отношение задевало и уязвляло ее.
        «Чита из Читы»,  — звал он ее за глаза. Она знала об этом, злилась, но, главное, хотела понять, чем вызвана эта неприкрытая агрессия. Неужели ненавистью? Но за что?..
        Однажды в аудитории, случайно оглянувшись, она наткнулась на его взгляд, устремленный на нее. Он тут же отвернулся. Но Галя уже знала: это любовь! Остальное было делом техники.
        В мае они подали заявление. А потом она встретила Володю.
        Он понравился ей сразу и с каждым днем нравился все больше. Был в нем мощный внутренний стержень, обещающий, что ни в горе, ни в радости, ни в здравии, ни в болезнях Протасов не предаст. Впрочем, столь высокими категориями Галя не мыслила. Просто интуитивно ощущала его жизненную надежность.
        Она металась между невзрачным женихом и Протасовым, и расчет боролся с любовью или с теми чувствами, которые Галя принимала за любовь. Впрочем, к Володе она испытывала не одни только эмоции — Протасов-старший был прямым начальником ее отца, и полковник Слабиняк ничего не имел против такого зятя.
        Был даже момент, когда Галя хотела разорвать данные Гукасову обещания, но сдержалась. Деньги, деньги! Неодолимое притяжение для пустой души.
        Но как говорится, безвыходных ситуаций не бывает. И в запасе у Гали имелся еще один, не самый плохой, вариант. А может быть, и самый хороший — это как посмотреть: «Муж — для удобства, а для любви — любовник».
        Вот только надо было очень постараться, чтобы этот расклад устроил Володю. И Галя постаралась. Очень.
        О Гукасове она особо не переживала, ибо муж, как известно, все всегда узнает последним. Или вообще не узнает.
        А Володя? Мог ли он представить, что за его спиной плетутся такие хитрые сети? И кто свивает послушные нити…
        То переломное лето было поначалу таким щедрым на солнце, на радость, на любовь. Родители жили на даче, и квартира осталась в полном его распоряжении. Он с головой уходил в работу, в новые для него проблемы, такие важные, сложные, гордился ответственностью, тяжело придавившей плечи, вел долгие откровенные разговоры с отцом теперь уже совсем на равных, как коллега, товарищ. И это сумасшедшее счастье…
        Он так до конца и не понял, чем приворожила его Галя. Ни доброты в ней, ни чуткости, ни тепла, одна только темная, изнуряющая чувственность.
        Она стала для него сосредоточием наслаждения. Жажда обладать ее телом была неодолимой, а ласки нужными, как хлеб и вода, как воздух, как наркотик.
        В конце лета Галя буднично сообщила, что выходит замуж, но к ним это не имеет ровным счетом никакого отношения, поскольку там один только голый расчет, а здесь большая и трепетная любовь.
        И пока ошеломленный Протасов пытался осмыслить полученную информацию, Галя спокойно повествовала, как замечательно они устроятся на фоне ее новой семейной жизни.
        Когда она закончила, Протасов, так и не проронивший ни единого слова, ушел и вернулся домой только глубокой ночью. На столе его ждала записка: «Не дури, Володька! Хочу тебя. Галя». Она так и написала: не «люблю», а «хочу».
        Сумей он тогда поставить точку, и все давно было бы забыто, вычеркнуто из памяти, как дурной, постыдный сон. Но еще долгих восемь лет Протасов находился во власти этой женщины, пока наконец не стряхнул наваждение.

        11

        Как-то после ужина Ирина Львовна предложила Симе прогуляться «для моциона», как она сказала. Петр Алексеевич составить компанию категорически отказался: мол, не генеральское это дело — ногами шаркать. Протасова гулять не пригласили.
        — А где вы познакомились с Петром Алексеевичем?  — полюбопытствовала Сима, которую всегда волновало, как же реализуются эти невероятные случайности, позволяющие людям обрести друг друга.
        — О, это совсем не романтическая история,  — засмеялась Ирина Львовна.  — Я тогда студенткой была. Жила в общежитии. А моя подружка в одного парня влюбилась. Письма ему анонимные писала. И наконец завлекла на нашу вечеринку. Все у нас тогда было в складчину. И мне поручили приготовить горячее блюдо.
        — И что вы сделали?
        — Перцы нафаршировала. Зашла с кастрюлей в комнату — в фартучке, раскраснелась у плиты,  — а все уже за столом сидят. И досталось мне место как раз рядом с тем самым парнем, но я тогда еще ничего не знала.
        — Это и был Петр Алексеевич?  — догадалась Сима.
        — Тогда это был просто Петька,  — усмехнулась Ирина Львовна.  — А перцы мои удались на славу. И решил он, что я отменная повариха. А поесть-то любит!
        — Я заметила,  — поддакнула Сима.
        — Весь вечер он со мной танцевал. А я тогда совсем другого парня ждала, тот не пришел, и я с досады согласилась встретиться с Петькой на следующий день.
        Назначил он мне свидание на Новом Арбате. А холодно было, и ветер по проспекту как в аэродинамической трубе. Он мне говорит: «Прячься за мою широкую спину, я тебя прикрою». И вот иду я за ним и думаю: «Нет, это герой не моего романа». Совсем он мне поначалу не приглянулся. А он спрашивает: «Тепло ли тебе, девица?» «Холодно,  — отвечаю,  — насквозь продувает». «Неужели,  — говорит,  — я такой продувной парень?»
        В общем, стали мы с ним встречаться. И подружка моя всегда рядом. Очень она старалась меня в его глазах опорочить. Но я уже тогда знала, какую роль невольно сыграла в ее жизни, и не обижалась.
        Тем более что Петька внимания не обращал на ее нападки, только посмеивался.
        — А зачем же вы терпели ее присутствие?  — удивилась Сима.
        — Да она мне особенно не мешала. Даже наоборот. Я с ее помощью держала Петра Алексеевича на определенном расстоянии: видела, что он по мне просто с ума сходит, а ответить тем же не могла — не любила, как мне тогда казалось, боялась, что замуж звать станет.
        — А он не звал?
        — Нет. И мне это было даже странно. Так мы втроем и ходили. А однажды поссорились сильно. Мы и раньше, конечно, ссорились, но так серьезно никогда. Я теперь уже даже не вспомню, из-за чего весь сыр-бор разгорелся. Ерунда какая-то, пустяк, но слово за слово, я его прогнала. А подружка приветила.
        — Дождалась, значит, своего часа!
        — Дождалась. А со мной удивительная метаморфоза произошла. Вот уж поистине: что имеем, не храним, потерявши, плачем. Едва мы расстались, как свет мне стал без него не мил. Места себе не находила, слезы лила, только о Петьке и думала.
        И уж совсем было я собралась идти к нему мириться, как появилась моя подружка и сообщила, что ждет от него ребенка.
        «А Петька,  — говорит,  — подлец, от ребенка отказывается и требует генетической экспертизы».
        У меня просто земля из-под ног ушла. Но держусь, не хочу ей своего отчаяния показывать. Спрашиваю: «А это действительно его ребенок?» «Конечно,  — кричит,  — а чей же еще?!» «Тогда,  — говорю,  — чего ты боишься?» «Ну нет!  — отвечает.  — Раз он сомневается, я аборт сделаю. Но он должен на мне жениться, а не унижать меня, как последнюю шлюху!»
        Но он на ней не женился и порвал все отношения. Она каких-то таблеток напилась, в больнице долго лежала. Он даже не навестил ни разу. Все его тогда осуждали, и я в том числе, хотя вроде радоваться должна была.
        А потом Петька пришел ко мне в общежитие. Я дверь открыла, а он в комнате сидит. Я так на пороге и застыла с разинутым ртом. А он говорит: «Прошу тебя, выслушай, не перебивая, а потом как решишь, так и будет».
        И рассказал мне, что стерилен, то есть детей иметь не может. Поэтому подружкины сказки о ребенке — чистой воды шантаж. И по той же причине он не звал меня замуж и никогда не позовет, просто не посмеет лишить любимую женщину материнского счастья. Что давно уже должен был мне это сказать, но все оттягивал момент, зная, что это конец.
        — А вы…  — потрясенно промолвила Сима.
        — А я бросилась ему на шею. Тогда, конечно, не понимала, какая это беда… Но знаете, Петр Алексеевич дал мне так много! Я ни о чем не жалею…  — Она взглянула на Симу, тщетно пытающуюся найти подходящие случаю слова, и сменила тему: — А вы заметили, Симочка, как рано начало темнеть?
        — Да,  — вздохнула Сима.  — Илья Пророк два часа уволок. Скоро лету конец. Хотя здесь этого совсем еще не чувствуется, правда?
        Она повела рукой, как бы приглашая Ирину Львовну убедиться в правоте своих слов, и увидела Протасова, энергично шагающего к санаторным воротам.
        «Ага,  — язвительно усмехнулась Сима,  — отправился на ночную охоту. Интересно посмотреть, как он будет это делать. А еще интереснее сорвать ему удовольствие. Вот это был бы кайф!»
        — Ирина Львовна!  — обернулась она к спутнице.  — А давайте выйдем в город! Там сейчас самая жизнь начинается.
        — Да нет, Симочка. Мне пора возвращаться к Петру Алексеевичу, а то он станет волноваться. А вы идите, развлекайтесь, если это, конечно, не опасно.
        — Ну что вы!  — отмахнулась Сима.  — Безопаснее только в морге!

        12

        Сима и сама не знала, зачем пошла за Протасовым. Будто черт ее попутал. Не хватало только, чтобы он увидел, как она его выслеживает. Вот это будет номер!
        Но с другой стороны, не останавливаться же теперь на полдороге. И Сима отбросила сомнения.
        Протасов еще немного покружил по городу, вошел в парк и направился в самую глухую и безлюдную его часть. Сима держала дистанцию, но из виду не теряла. И вдруг увидела тех самых качков, которые провожали Протасова с пляжа, и теперь их тоже явно интересовал именно он.
        Пока Сима осмысливала открывшуюся ситуацию, Протасов исчез из виду, она заметалась по дорожкам и вдруг увидела его прямо перед собой в начале аллеи. Сима ахнула и нырнула в темные заросли кустов.
        Последующие события развивались стремительно. Сима налетела на чей-то упругий живот, и этот кто-то мгновенно зажал ей рот огромной потной ладонью.
        — Ну и что теперь с этой сучкой делать?  — услышала она свистящий шепот.
        — Дай ей по чану. Только быстро. Он уже рядом. Зайдешь спереди, а я сзади…
        И пока ее мозг, парализованный ужасом, отказывался мыслить, профессионально тренированное тело сработало автоматически: качок вылетел из кустов и рухнул на асфальт, но жертву свою не выпустил.
        И Сима, яростно отбиваясь, отчаянно закричала:
        — Володя! Володя! Беги! Здесь на тебя засада!
        Но тут появилось множество парней в камуфляжной форме, завязалась драка, кто-то то ли случайно, то ли нарочно пнул ее голову тяжелым армейским ботинком, и Сима потеряла сознание.
        Проснулась она ясным солнечным утром в больничной палате и, морщась, села в постели — в голове стучали молоточки.
        — Да ты лежи, лежи,  — загомонили соседки.  — Мы тебе подадим что надо!
        — А что случилось?  — спросила Сима.
        И поскольку в больницах все друг про друга все знают, соседки рассказали, что привезли ее вчера поздно вечером с пробитой головой, обрили, обмыли, зашили, сделали укол и спала она до утра, как младенец.
        Из всего потока информации Сима выхватила ключевое слово «обрили», холодея от ужаса, ощупала перебинтованную голову и поняла, что волос действительно нет. Вообще…
        Она накинула линялый больничный халат, сунула ноги в растоптанные шлепанцы и отправилась на поиски врача выяснить, уж не трепанацию ли черепа ей сделали. В коридоре за стойкой сидела очень красивая медсестра.
        — О!  — шумно обрадовалась она.  — Ну что, недострелённая, оклемалась?
        — А в меня что, стреляли?!  — ужаснулась Сима.
        — Не знаю, может, и стреляли, но, слава Богу, промахнулись,  — озарилась красавица голливудской улыбкой.
        В ней всего было много: волос, зубов, грудей, децибелов и энергии. Сима невольно залюбовалась и, ответно улыбнувшись, спросила:
        — А кто мне все-таки объяснит, что со мной происходит?
        — А чего тут объяснять?  — удивилась медсестра.  — Считай, что тебе крупно повезло: удар пришелся по касательной — кожу содрало, а кости целы. Так что проверим тебя на сотрясение мозга и отпустим подобру-поздорову.
        — Скажите, а кто меня остриг?  — нахмурилась Сима.
        — Я и остригла.
        — Зачем же вы это сделали?! Как вы могли?..  — Она задохнулась от переполняющего ее возмущения.
        — Да ты что?  — удивилась медсестра.  — У тебя настоящий колтун на голове образовался, все слиплось от крови, в грязи… Да что ты так возбудилась-то? Волосы не зубы — отрастут, еще краше будут.
        — А зачем вы мне всю голову забинтовали, как будто мне полчерепа снесло?
        — Ну ты даешь! А как бы я тебе повязку закрепила? Повязка-то на ране держаться должна!
        — А зеркала у вас здесь нет?  — сменила тему Сима. Что теперь говорить, когда дело сделано и ничего уже нельзя исправить?
        — Ну, в зеркало тебе лучше сейчас не смотреться. Повремени маленько,  — сочувственно посоветовала сестра.
        — Я так ужасно выгляжу?  — расстроилась Сима.  — Но мне все-таки хотелось бы посмотреть…
        — Ну посмотри, если хотелось…  — вздохнула медсестра, распахнула сумку и, достав небольшое квадратное зеркальце, протянула его Симе.
        Та глянула на свое отражение и прошептала:
        — Господи! Кто это?..
        На нее смотрело чужое одутловатое лицо, вся правая половина которого была фиолетово-синей и какой-то особенно зловещей на фоне белоснежных бинтов.
        — Ладно, не кисни,  — постаралась утешить медсестра.  — Через недельку будешь как новенькая. Парик купишь или шляпку какую…
        — Ну вот если только шляпку…  — горько усмехнулась Сима, возвращая зеркало, и замерла с протянутой рукой.
        Из распахнутого чрева сумки с цветной фотографии прямо на нее смотрел Вова номер три. На его могучих плечах сидела очаровательная малышка и тоже весело улыбалась.
        — Господи! Что это?..  — пролепетала Сима.
        — «Что это», «кто это»,  — передразнила медсестра.  — Какая ты любопытная! Эй! Ты что закаменела-то? Ау-у!..
        — Это ваш… муж?  — наконец выдавила Сима.
        — Да,  — гордо подтвердила медсестра.  — А что, хорош?
        — Он жив?  — вопросом на вопрос ответила Сима.
        — Ты чего?  — обалдела сестра.  — Видать, тебя головкой приложили по полной программе. Конечно, жив! Мне прямо дурно сделалось!
        — А где он работает?
        — Механиком работает в автосервисе. Иномарки ремонтирует. Знаешь, какой специалист? Любую тачку по винтику разложит и снова соберет.
        — И ни одного винтика не останется…
        — К нему очередь на год вперед стоит.
        — А своя машина у вас есть?
        — А зачем нам своя. Вовка, когда нужно, любую возьмет, самую крутую. Скажет, обкатать надо, и все дела.
        — Красивый он у вас. Наверное, с таким не просто…
        — Это ты на баб, что ли, намекаешь? Да он не по этой части. Брезгливый очень и нас с дочкой сильно любит. А потом я же в сменах работаю: сутки здесь, трое дома. Так что Вовка у меня все время на глазах. Я его вот где держу!  — И она сжала крепкий увесистый кулачок.
        — Ну, тогда конечно,  — согласилась Сима и, повернувшись, торопливо пошла, почти побежала по длинному коридору, глотая слезы и еле сдерживая рвущиеся наружу рыдания. И у самых дверей столкнулась с переступающим порог Протасовым.
        Он придержал ее, выставив вперед руку с цветами — вторая была занята пакетом,  — и, не узнав в первый момент, хотел уже обойти, но встретился с глазами, полными такого горя, и выронил пакет.
        — Что с тобой? Что ты? Что случилось?!
        И она, не в силах больше крепиться, упала к нему на грудь, сминая цветы, и заплакала так горько, так отчаянно, будто ребенок.

        13

        Цветы и фрукты предназначались Симе. Протасов так пока и не понял ее роль в сложившейся ситуации. И вчера она чуть не сорвала им все дело. Но тех двоих они взяли. И парни уже дают показания.
        Одно он знал наверняка: Сима спасала его ценой собственной жизни. А это дорогого стоит.
        Он сам вытащил ее из свары, защитил от новых ударов, вызвал «скорую». Но в больницу поехать не мог — надо было завершать операцию. И вот пришел навестить…
        Не выпуская из рук рыдающую Симу, он вывел ее в больничный сад и усадил на лавочку в пустом тенистом уголке. Вопросов не задавал, просто сидел рядом и ждал, когда успокоится эта странная девушка, которая с первой их встречи повела себя, мягко говоря, неадекватно. Наконец она заговорила…
        Конечно, если бы все эти несчастья не обрушились на нее так внезапно, Сима никогда, ни за что на свете не открылась бы перед посторонним. Да что там посторонним! Перед враждебным, отторгающим ее человеком! Но несчастья обрушились, и рядом оказался именно Протасов. Ему и рассказала она свою бесхитростную историю с того самого момента, когда Вова номер три впервые поцеловал ее, и до сегодняшнего горького прозрения.
        Протасов молча слушал, смотрел на нервные пальцы, комкающие мокрый от слез платок, на склоненную забинтованную голову, трогательную тонкую шею, на кровоподтек в пол-лица, и странная, острая жалость горячей волной затопляла его, щемила сердце.
        «Выходит, мы друзья по несчастью»,  — усмехнулся Володя. Что ж, он готов поделиться опытом, как пережить обман и вернуться к нормальной жизни. Только вряд ли она его сейчас услышит…
        — Строгова!  — По дорожке стремительно приближалась красивая медсестра.  — Ее там с собаками ищут, а она с мужиками милуется. Иди быстро в палату — обход начался.
        — Иди, Сима!  — сжал он ее руку.  — Я вечером зайду.
        — Вот видишь,  — потянула ее за собой медсестра,  — еще и недели не прошло, а какие к тебе орлы слетелись. А ты боялась!..
        Сотрясения мозга у Симы, слава Богу, не обнаружили, но в больнице пришлось задержаться на несколько дней. Впрочем, Сима «на свободу» особенно и не рвалась. Куда бы она пошла в таком виде? Ворон пугать?..
        В шестиместной палате собрались неплохие тетки — настоящий женский клуб. Чего только Сима не наслушалась за это время! И всяческих кулинарных рецептов (узнала даже, как приготовить потрясающее домашнее вино из черной смородины!), и неведомых ей доселе секретов женской красоты, и удивительных историй о жизни и, конечно же, о любви…
        Своей «лав стори» Сима удивлять никого не стала. Слишком больно было пока об этом говорить, да и медсестра могла узнать — языки-то без костей. Кстати, хорошая оказалась девка, и звали ее соответственно внешности — Анжелика.
        Утром приходила Ирина Львовна, приносила фрукты в плетеной корзинке, йогурт, румяные булочки с кунжутом. Сима серый больничный геркулес не ела, ждала ее.
        — Хоть позавтракаю с тобой за компанию, а то совсем отощаю на курорте,  — смеялась Ирина Львовна.
        — А как же вы Петра Алексеевича одного оставили?  — удивлялась Сима.
        — А Петр Алексеевич теперь не завтракает. На него, видишь ли, сошло вдохновение. Встает в шесть утра и до обеда пишет, не поднимая головы. Володя вообще только к ужину появляется, и то не всегда. А я, понимаешь, девушка компанейская, не могу есть одна. Знаешь, как Фаина Раневская говорила: «Есть одной — это все равно что срать вдвоем».
        — Ой,  — смеялась Сима,  — как здорово сказано!
        — Да уж,  — соглашалась Ирина Львовна.  — Прошу прощения за ненормативную лексику, но великих нужно цитировать без купюр.
        Они садились на скамейку в тени рододендронов и, уничтожая содержимое корзинки, болтали обо всем на свете. В запасе у Ирины Львовны было великое множество историй, а отсутствие мужа давало редкую возможность солировать. И две женщины, молодая и зрелая, не ощущая разницы в возрасте, коротали время до обеда.
        Накануне выписки Ирина Львовна вручила Симе маленькую подарочную сумку.
        — Ой,  — засмущалась та,  — это мне?
        — Нет,  — подразнила ее Ирина Львовна,  — это я только подержать тебе принесла, а потом обратно заберу. Ты примерь. Если не понравится, что-нибудь другое подберем.
        Сима расстегнула кнопку и достала лохматый пшеничный паричок.
        — Не может быть!  — сказала она.  — А здесь нет ни одного зеркала!
        — Я принесу тебе завтра вместе с одеждой…
        — Завтра будет поздно!  — расстроилась Сима.  — Мне обязательно нужно сегодня. Сегодня к вечеру…
        — А… что будет сегодня вечером?  — лукаво полюбопытствовала Ирина Львовна.  — Уж не влюбилась ли ты в лечащего врача?..
        — Влюбилась?  — переспросила Сима, кривя рот в сардонической усмешке.  — Вот уж нет! Больше я на эти грабли не наступлю!
        Она лукавила, знала об этом, но делала вид, что управляет ситуацией, пытаясь саму себя обмануть. Ее смущали собственная ветреность, непостоянство, легкомыслие: не успела оплакать Вову номер три, как уже и думать о нем забыла. И совсем у нее другой теперь свет в окошке, а сердце бьется так же сильно, и голова кружится, и не спится ночами. Так и будет она порхать по жизни от одного к другому? И каждая новая любовь покажется сильнее предыдущей?
        Или все это только фантазии от затянувшегося томительного больничного безделья? Или нынешнее ее убожество так обостряет чувства? Или она, как Наталья, не может без мужчины? Не умеет быть одна и кидается на первого встречного…
        Но дело не только в этом. Неизвестно, как к ней относился Он. Не лечащий врач, естественно, Боже упаси! А Протасов… Потому что именно Володя занимал теперь все ее мысли.
        Опять ложь! Все она прекрасно знала. Он невзлюбил ее с самого первого дня, что, впрочем, совсем неудивительно, если вспомнить, как они познакомились… И все же иногда ей казалось, что в последнее время что-то изменилось. Ведь женщина всегда чувствует, ее не обманешь! Или все-таки она ошибается, выдавая желаемое за действительность?
        …Каждый вечер в восемь часов Володя ждал ее у входа в приемное отделение. Сима выходила и улыбалась радостно и смущенно — стеснялась своего нынешнего, как ей казалось, уродства.
        Голову больше не бинтовали, два кусочка лейкопластыря удерживали на подсыхающей ссадине тонкую марлевую повязку, и Сима надевала маленькую красную косыночку, делавшую ее похожей на комсомолку двадцатых годов. И если бы не линялый халат и стоптанные шлепанцы!.. Но упрямый заведующий травматологическим отделением не разрешал больным носить домашнюю одежду.
        — Как он не понимает, что удобные и красивые вещи ускоряют процесс выздоровления?!  — горячилась Сима.
        Но сегодня она наденет свой паричок, а завтра Ирина Львовна принесет ей нормальную, человеческую одежду, она покинет эти унылые стены, и тогда держись, Протасов!..
        …Сима легко сбежала с крылечка, насколько дурацкие шлепанцы позволили ей это сделать, и Володя, не узнав ее в первое мгновение, удивленно приподнял брови. Легкая улыбка, чуть тронувшая его губы, и этот взгляд, которым он смотрел на нее, сказали ей столь много, что сердце рванулось к горлу и забилось так неровно и часто, что Сима невольно прижала руку, пытаясь усмирить его бешеные удары.
        И в этот последний больничный вечер все было немного иначе. Чуть изменились интонации, недосказанности таили в себе особый скрытый смысл, а случайные прикосновения сбивали дыхание. И это волшебное, сумасшедшее, пьянящее ожидание, предощущение чего-то большого, настоящего!..
        — Спокойной ночи!  — сказала Сима, прощаясь, и голос ее дрогнул. Она знала, что сейчас он ее поцелует. И совсем уже шепотом добавила: — До завтра.
        — Завтра я уезжаю,  — сказал Протасов и тоже зачем-то добавил: — В Москву.
        Как будто ей было так уж важно, в какой именно точке земного шара он исчезнет для нее навсегда…

        14

        Странно, но плакать совсем не хотелось. Хотелось спать: закрыть глаза и провалиться в темную безмолвную пустоту.
        Но заснуть так и не удалось, и утром, после бесконечной ночи, полной горестных раздумий, Сима ненавидела весь мир. Она улыбалась, а глаза туманились слезами. Симе казалось, что это были слезы ярости.
        В обычное время появилась Ирина Львовна с Си-миной одеждой и традиционной уже корзинкой для завтрака. А в двенадцать, сразу после обхода, получив выписку и врачебные наставления, Сима облачилась в шелковое, небесной голубизны, платье, показавшееся ей верхом элегантности, сменила ненавистные шлепанцы на изящные черные босоножки, натянула паричок и вырвалась на свободу.
        Ирина Львовна чувствовала ее возбуждение, взвинченность, скрытую агрессию и тревожно поглядывала на свою юную подругу, пытаясь понять причину такого странного состояния.
        Они уже отошли от больничных ворот, когда Сима решила вернуться к расположенному у выхода киоску и купить мороженое.
        — Мне не покупай!  — крикнула вслед Ирина Львовна.
        — Ладно!
        Сима сняла обертку, бросила в урну и шагнула на проезжую часть, чуть не налетев на капот мягко притормозившей у обочины машины.
        — Какие красавицы бросаются мне под колеса! С вами все в порядке? А то я быстро на ноги поставлю. Давайте знакомиться. Я врач. Работаю как раз…
        Уже зная, кто этот велеречивый водитель, Сима плавно повернулась и сняла солнцезащитные очки.
        Вова еще что-то говорил, но улыбка уже медленно сползала с его лица, и он так и застыл с приоткрытым ртом.
        — Здравствуй, милый. Жену приехал навестить? Ну, что же ты стоишь как обкаканный?
        Сима подошла к нему почти вплотную. Глаза ее сузились, как у кошки, готовящейся к прыжку, а голос зазвенел веселой злостью.
        — Да ты весь взмок! Жарко тебе? На-ка вот, охолони маленько!  — И она ловко воткнула эскимо в его открытый рот так глубоко, что наружу осталась торчать только деревянная палочка.
        Она шла к Ирине Львовне, тоже открывшей рот от изумления, и слышала, как давится и кашляет за спиной Вова номер три.
        — Бежим отсюда,  — подхватила ее под руку Ирина Львовна, потрясенная разыгранной только что батальной сценкой,  — пока он не опомнился.
        — Он уже никогда не опомнится,  — беспечно отмахнулась Сима. В душе ее пели струны. Вот так она теперь будет расправляться со своими обидчиками!
        Хотя какими, собственно, обидчиками? Да она их ликвидирует как класс! Пора уже и повзрослеть, и поумнеть. Она больше никому не позволит посмеяться над собой!
        А может, это ей расплата за Супонькина? Но она и не думала над ним смеяться! Просто разлюбила и ушла. А Протасов? Разве он хотел ее обидеть? Нет. Он всего лишь не захотел ее полюбить…
        Настроение опять безнадежно испортилось.
        — Ты меня слышишь? Ау-у!  — пробился сквозь мрачные мысли голос Ирины Львовны.
        — Ой!  — спохватилась Сима.  — Извините! Задумалась…
        — Давай зайдем в бар, выпьем сока. Или, если хочешь, можно на улице посидеть, под зонтиком.
        — Лучше в баре. Там кондиционер.
        Они заказали сок, мороженое, и Ирина Львовна вновь первая нарушила молчание:
        — Знаешь, есть такое выражение «разделить неприятности». Это очень правильно! Я, может быть, не смогу помочь, но выслушаю. Отпусти свои печали, детка, и тебе станет легче, поверь. Давай подумаем вместе, может, все не так уж страшно, как тебе сейчас кажется…
        Сима удивленно подняла брови: мол, с чего это вы взяли, что у меня неприятности — и… заплакала.
        В пустом маленьком баре было сумрачно и тихо. Барменша деликатно скрылась в подсобке. Ирина Львовна молчала, ждала, когда Сима успокоится, но не удержалась, спросила:
        — Этот человек возле больницы… Это из-за него?
        — Да он не человек, а самый настоящий козел,  — вспыхнула Сима.  — Жаль только, что я это слишком поздно поняла. А теперь, если бы и заплакала, то лишь от радости, что больше никогда его не увижу. Он тут абсолютно ни при чем! Он даже не воспоминание, а так, обрывок сна, от которого утром неловко: вроде ты нормальная, а вот привиделось же такое…  — Она вздохнула и покачала головой, будто удивляясь самой себе.  — А ведь совсем недавно он был для меня самым главным! А сейчас даже думать противно…
        Вот что это?  — подалась она к Ирине Львовне.  — Разве не странно? Такие чувства, такие муки, и вдруг все проходит или вообще обращается в свою противоположность! Значит, и с Протасовым так будет? Помучаюсь немного и забуду? И появится кто-то третий, десятый! И с ними тоже закипят страсти и утихнут? Или я любить не умею? Или что-то во мне не так, если все от меня уходят?..
        — Ты сказала: Протасов?
        — Я сказала?  — удивилась Сима.  — А кто это? Я и думать о нем забыла…
        Она нервно хлебнула сока, закашлялась и рассердилась, тщетно пытаясь продолжить гневную тираду.
        Ирина Львовна взглянула на ее покрасневшее несчастное лицо, похлопала по спине. «Неужели Володя? Не может быть!»
        — А мы с Петром Алексеевичем думали, что вы подружились… Сима!  — Она тронула ее за руку.  — Что случилось? Расскажи мне. Вы поссорились?
        — Как можно поссориться с человеком, с которым не имеешь ничего общего?! Мы…  — она шмыгнула носом и неожиданно для самой себя перешла на другую тональность,  — мы так много обо всем говорили, и мне казалось, понимали друг друга. И я все ему о себе рассказала. Наверное, не надо было этого делать. Потому что он-то мне о себе не сказал ничего! И что я за дура такая! Устроила душевный стриптиз абсолютно ему ненужный, неинтересный. А он для меня так и остался загадкой. У него мама, случайно, не во Владивостоке живет?
        — Нет, он москвич. Из хорошей семьи. Петр Алексеевич работал с Володиным дедом и отца его знает. Что он сделал, Сима? Чем он тебя обидел?
        — Да вот тем, наверное, и обидел, что ничего не сделал,  — невесело усмехнулась Сима.  — Нет-нет, вы не подумайте, ничего такого. Никаких к нему претензий. Просто мне показалось…  — Она посмотрела в глаза своей визави и решилась озвучить то, в чем не хотела признаться даже себе: — Просто я в него влюбилась. А он уехал. Сразу, как только понял, что это произошло.
        — Ну ты ведь не знаешь причину его отъезда…
        — Но ведь и этот вариант исключать нельзя!
        — Нельзя,  — согласилась Ирина Львовна.  — Но он же не единственный. Мало ли какие обстоятельства вынудили его уехать именно в этот момент. И тогда, если твои ощущения верные, он вернется! Не надо терять надежду!
        — О нет!  — саркастически засмеялась Сима.  — На надежду я больше не уповаю! Финита ля комедиа! Ну а если где-то сдохнет медведь и он действительно вернется… Так это будет моя партия!..

        15

        Следственная бригада занялась обвинительным заключением, и у Протасова наконец-то появилась долгожданная передышка. Он оформил двухнедельный отпуск и вылетел в Сочи.
        Удивительно, но память хранила мельчайшие подробности каждой его встречи с Симой. Начиная с той, самой первой, нелепой, когда он заподозрил ее бог знает в чем и потом еще долго чурался, рассматривая все слова и поступки через обманную призму недоверия.
        Но самым главным воспоминанием были ее глаза в тот последний вечер в больнице, когда он сообщил, что уезжает.
        Он уже тогда понимал, что его влекут к ней не только благодарность, сожаление о недавнем недоброжелательстве и сострадание, но и совсем другие чувства, и она эти чувства разделяет и ждет от него определенных слов и действий, и он уже готов был эти действия совершить и сказать эти слова, но произнес совсем другие: «Завтра я уезжаю!» И увидел, как два бездонных омута, эти зовущие глаза Евы, только что отведавшей запретный плод, вдруг расширились непониманием и подернулись такой отчаянной болью, что он осекся, дернулся все исправить! Но слово было уже произнесено…
        Остаться он не мог. Взятые в парке молодцы оказались мелкой сошкой. Их показания только дополнили общую картину. Протасова интересовала рыбка покрупнее. И за то время, что Сима провела в больнице, они выловили эту рыбку! Да что там скромничать — акул! Теперь предстояло не менее сложное — довести дело до суда и раздать всем сестрам по серьгам. Но это уже без него. Свою часть работы он выполнил. И вот возвращается в Сочи…
        Он пока не думал, что ей скажет и как она его встретит. Все равно все сложится иначе, чем он сейчас насочиняет. И не глупость ли он затеял? Наверное, глупость… Но по ее реакции он сразу все поймет. Что он, собственно, теряет? Если не суждено им быть вместе, лучше расстаться сразу, пока не прирос всей кожей…
        …Вчера Протасов встретил Галю. Вышел из родительского подъезда и увидел ее черный «лексус», припаркованный вплотную к его машине.
        Она с кошачьей грацией ступила на асфальт, тоже вся в черном: узкая юбка с разрезом почти до пояса, полупрозрачный блузон и вызывающе крупные гагаты в ушах.
        — Сдай немного назад. Я не выеду…
        Она прожгла его цыганскими непроницаемыми глазами.
        — А мне насрать на тебя…  — И хотела добавить еще что-то, страшное, но сдержалась, презрительно скривив ярко-красные губы.

        Володя давно жил отдельно от родителей в двухкомнатной квартире на улице Барболина в Сокольниках. В холостяцкой берлоге, как говорила мама.
        Спартанское жилище одинокого мужчины. Ничего лишнего: огромный шкаф-купе, письменный стол, книги, компьютер, диван и телевизор — вот и весь джентльменский набор. Правда, кухне могла бы позавидовать любая хозяйка, даже самая привередливая.
        Но Галя хозяйкой не была, ни привередливой, ни какой другой. Хотя ключи от квартиры имела. Ни разу не взяла в руки тряпку, не убрала постель, не вымыла посуду. Не постирала, не купила продуктов, не приготовила поесть… Да и могло ли ей прийти в голову нечто подобное? Этих пошлых проблем в ее жизни попросту не существовало. Дома трудилась прислуга, а здесь она была в гостях. Порядок, вкусная еда, выстиранная одежда, вычищенная обувь — все это казалось естественным, не требующим усилий. Просто было как солнечный свет, как воздух…
        Да и когда бы она стала этим заниматься? С утра до вечера как белка в колесе: массаж, парикмахерская, фитнес-клуб, шопинг, презентации, просмотры, поездки. Ну и, наконец, личная жизнь…
        Володе в ней отводилось немалое место. Но восемь лет! За это время остынут любые чувства, даже самые горячие. И не то чтобы она его разлюбила. Ушла острота ощущений. Как с Гукасовым: и бросить жалко, и никаких эмоций. Ну или почти никаких. Во всяком случае, ничего похожего на то, что творилось с ними вначале. А она цыганка! В ней кровь играет, бурлит, клокочет! И вокруг так много мужчин — красивых, страстных, сильных…
        Галя никогда не была однолюбкой. И под словом «любовь» понимала не возвышенную чушь, а совершенно конкретные отношения. Да, рядом с ней всегда мужчины. Ну и что? Кому от этого плохо? Никому. Всем хорошо! И испортить себе жизнь, все сломать, разрушить из-за ерунды, на пустом месте мог только такой старомодный болван, как Протасов.
        И надо же было такому случиться! Просто как в дурацком анекдоте: «Возвращается муж из командировки…» Но он ей не муж! Не муж!

        Протасов уезжал на две недели. Она сама отвезла его в аэропорт и, как говорится, помахала на прощание платком. А на обратном пути у «лексуса» лопнул ремень. Галя давно слышала, как что-то там постукивает, но она же, слава Богу, не механик! Надо было, конечно, заехать в автосервис, но все мы крепки задним умом. Короче говоря, пришлось вызывать эвакуатор.
        Пока она его дождалась, пока тридцать раз позвонила, у мобильного села батарейка. В общем, когда спаситель наконец подъехал, Галя готова была разорвать его на части.
        Парень спрыгнул на землю и повел плечами, разминая уставшие мышцы. Он явно не торопился.
        Галя открыла было рот, собираясь высказаться по полной программе, но так и не произнесла ни звука.
        — Куда поедем?  — Он прошелся по ней ленивым оценивающим взглядом и, похоже, остался доволен увиденным.
        Теперь он смотрел ей прямо в глаза, чуть покачиваясь на широко расставленных ногах, наглый, красивый, насмешливый — настоящий мачо…
        — Поедем в сервисный центр на Кутузовском…  — Она не отвела взгляда, медленно провела языком по пересохшим губам.  — Но денег у меня с собой нет…
        Он усмехнулся:
        — До дома довезу. Расчет на месте…
        Они прекрасно понимали друг друга — говорили на одном языке.
        До Москвы практически молчали в ожидании, в предвкушении того, что должно было произойти между ними. И от одного только представления об этом обрывалось сердце, сладко тяжелело в паху, а в груди росла звенящая пустота.
        «Лексус» сгрузили, квитанции оформили, и, уже выезжая из ангара, он опять спросил:
        — Куда едем?
        — На Барболина,  — не задумываясь ответила Галя и проверила, на месте ли ключи.
        Ключи лежали в сумочке, в отведенном для них потайном кармашке…

        Протасов летел в командировку с двумя коллегами: майором Егоровым и полковником Худяковым.
        Майор, заядлый шахматист, едва самолет оторвался от земли, предложил Володе сыграть партию и достал дорожные шахматы, с которыми не расставался. Худяков откинулся в кресле, смотрел в иллюминатор.
        Минут через сорок он наклонился к коллегам и тихо сказал:
        — Мужики, по-моему, мы летаем по кругу. И стюардессы что-то забегали…
        Неладное заметил не только он, и в салоне повисла напряженная тишина.
        Наконец появился второй пилот и успокоил, а может, еще больше растревожил пассажиров, сообщив, что заклинило правое шасси, убрать его так и не удалось и придется совершить вынужденную посадку, вернуться, так сказать, на исходные позиции.
        Через час приземлились, еще полтора томились в ожидании, пока наконец их вылет не отложили на сутки. Они взяли такси и поехали в город.
        Протасов позвонил отцу, а потом Гале — хотел рассказать о своих приключениях,  — но ее мобильный молчал. Он еще подумал, не махнуть ли к родителям, но Егоров жил по соседству, на Стромынке, и Володя не стал ломать компанию, поехал к себе, на Барболина.
        Он шагнул в прихожую и сразу понял, что в квартире кто-то есть. Бесшумно прикрыв дверь, Протасов расстегнул кобуру и достал свой ПМ.
        На брошенном посередине гостиной одеяле исступленно совокуплялась обнаженная пара. Протасов даже не сразу узнал Галю — ее запрокинутое, искаженное экстазом лицо показалось ему отвратительным. А она, словно почувствовав устремленный на нее взгляд, на мгновение застыла и вдруг закричала тонким, срывающимся голосом и забилась, задергалась, пытаясь столкнуть с себя случайного попутчика. Но тот, уже на пике наслаждения, считая все ее звуки и движения симптомами страсти, а скорее всего даже не воспринимая их, продолжал мощно вбивать Галю в пол, все убыстряя удары могучих чресел, перекрывая ее кудахтанье хриплым криком.
        Наконец он содрогнулся в последний раз, скатился с партнерши и увидел Протасова с наведенным на них пистолетом. Надо отдать ему должное: он не испугался, но и на рожон не полез. Поднял ладони, словно демонстрируя свою полную и безоговорочную капитуляцию:
        — Прости, командир! Я не знал, что это твоя телка, честное слово, не знал. Больше ты меня никогда не увидишь! Опусти пушку…
        Тут только Володя заметил, что все еще сжимает рукоятку пистолета, но опускать его не стал.
        Парень похватал одежду и, не надевая даже трусов, медленно пошел к выходу, не сводя глаз с дула. Он бочком протиснулся мимо Протасова, обдав его острым запахом пота, немного повозился с замком и выскочил на площадку.
        — А-а-а!  — послышались с лестницы женские крики.  — Помогите! Это же вор! Вор!
        Истошно залаяла собака, раздался грохот, проклятия, мат: «Фу, Чарли! Назад!», «Держи собаку, сука!», «Ой, не могу! Она ему сейчас яйца откусит!..»
        И Протасов вдруг оглушительно захохотал, до слез, до упаду, до изнеможения, представляя, какая водевильная сценка разыгрывается сейчас на лестничной клетке, глядя на встрепанную, прыгающую на одной ноге Галю, не попадающую в свернувшиеся жгутом трусики-«танго», и ощущая всем своим существом, всем сердцем, как его покидает больное, тягостное чувство к этой женщине!
        Если бы он заклеймил ее последними словами, если бы ударил, избил… Но вот этого смеха, очистительную суть которого она интуитивно поняла, Галя не простит ему никогда…

        16

        Сима делала зарядку. Занималась каждый день, считая это столь же обязательным и непременным, как и все прочие утренние процедуры. Поставив ноги на ширину плеч, она медленно наклонялась, касаясь пола согнутыми в локтях руками.
        Музыка играла, в открытое окно вливалась утренняя разноголосица, и Сима, не услышав стука, в очередной раз нагнувшись, увидела, как за ее спиной открывается дверь и в комнату входит… Протасов?..
        Есть такая детская игра «Раз, два, три — замри»: в какой позе настигнет тебя безоговорочный приказ, в такой ты и окаменеешь. Сима стояла кверху попой и смотрела на Володю снизу вверх круглыми, изумленными глазами.
        Он пожал плечами, повернулся к ней спиной, переломился пополам и, выглядывая меж своих ног, приветливо сказал:
        — Здравствуй, Сима! Я вернулся!  — И погладил себя по голове, явно намекая на ее стриженые волосы. Он едва успел выпрямиться…
        — Володя?  — говорила она, будто не веря, что все это действительно происходит наяву, с ней, в ее комнате.  — Володя! Ты вернулся? Вернулся!..
        Она порывисто обняла его за шею и прижалась, прильнула всем телом, чувствуя, как закипают на глазах, текут по щекам горячие слезы.
        Он целовал ее колючую макушку, осторожно касался губами розовой полоски шрама, и его затопляла беспредельная, пронзительная нежность. Не та темная, неуправляемая сила, что влекла, толкала его к Гале, а жгучая, до сердечной боли потребность уберечь, пожалеть, защитить…
        Сима шмыгнула носом, взяла протянутый платок и спряталась за ним, смущенная своим бурным порывом.
        — Ты уже позавтракал?
        — Я не смог получить здесь места.
        — И… как же теперь?..  — испуганно взметнулись мокрые стрелки ресниц.
        — Здесь живет бабушка моего друга. Я устроюсь и вернусь. Ты жди меня…
        — Я буду ждать…

        Странно все-таки устроены люди! Быть счастливыми умеют единицы. Остальные всегда найдут ту единственную причину, ту самую каплю дегтя, сакраментальное «если бы», которое не позволит почить на лаврах. Сима называла это синдромом зубного тюбика. Но сама была из большинства.
        Едва за Протасовым закрылась дверь, как она начала корить себя:
        — Ну к чему эти слезы? Что за щенячий восторг? Теперь-то он уж точно не сомневается, что ты влюбилась в него по уши, лысая дура!
        «А зачем ему сомневаться?  — удивился внутренний голос.  — Одно то, что он вернулся…»
        — Я не знаю, почему он вернулся, и, возможно, не имею к этому никакого отношения!
        «Он не лукавит…»
        — Конечно, нет! Стоит ли метаться в поисках подружки, когда уже есть готовая на все?!
        «Ты все испортишь,  — заволновался голос.  — Сама разрушишь, своими руками».
        Но кто из нас прислушивается к внутренним голосам?..
        «Да, Наташа была права,  — думала Сима.  — Нельзя забывать две вещи: это всего лишь курортный роман, и хорошо смеется тот, кто уходит первым. Все элементарно…»

        Протасов появился незадолго до ужина и сразу почувствовал в ней эту неуловимую перемену. На его вопрошающий взгляд Сима ответила лучезарной улыбкой. Она уже была немножко актрисой. Она, конечно, жила на сцене, но строго соблюдала законы жанра, а главное, знала, каким будет финал комедии.
        — Я хочу пригласить тебя на ужин,  — сказал Протасов.  — Вернее, этого хочет моя хозяйка.
        — А ты, значит, не хочешь?  — лукаво прищурилась Сима.
        — Пойдем,  — засмеялся Володя.  — Нас ждет такси.
        Они проехали мимо роскошных, утопающих в зелени особняков и остановились у приземистого белого дома с коричневой черепичной крышей.
        Хозяйку звали Роза Исаевна. Это была худенькая старая женщина, такая энергичная и властная, что язык не поворачивался назвать ее бабушкой. Кроме нее, в доме обитали еще могучая домработница Нюша и матерый котище, чрезвычайно избалованный и наглый.
        Сима, обожающая кошек, потянулась было его погладить, но тот глухо заворчал и попятился, пытаясь избежать непрошеной ласки. Она все же успела коснуться шелковой шерстки, и кот, гневно вякнув, замахнулся когтистой лапой и принялся судорожно зализывать оскверненное место.
        — Шизофренический синдром чистоты,  — пояснила хозяйка.  — Умывается с утра до вечера. Поэтому и имя свое получил — Мойша. Но вы, дети, с ним поосторожнее, он серьезный парень.
        В ярко освещенной столовой Роза Исаевна переключила внимание на Симу.
        — А ну-ка, милая, дай я на тебя посмотрю!
        Она взяла ее за руку, заглянула в глаза и повернулась к Володе.
        — Береги ее, мальчик. Покружило над тобой воронье, покуражилось. А это райская птичка. Упустишь — будешь потом локти кусать, как мой Марик, да что толку…
        Я ведь его с рождения знаю,  — пояснила она Симе.  — С моим внуком Мариком на одном горшке сидели, так и идут по жизни, оба неженатые. Вот приехал! «Поживу,  — говорит,  — у тебя две недели». А мне, старухе, и радость.
        Клади, клади ей побольше,  — приказала она Нюше, снующей вокруг стола с удивительным для своих габаритов проворством.  — Теперь ведь есть не модно. Все фокусничают. А ты, девочка, к себе прислушивайся, желудок сам подскажет, что ему надо. Да больше сердцу доверяй, не голове. Голова-то она не туда увести может, а сердце не обманет.
        — А если обманет?
        — Это коли подсказывать ему, поправлять. Мы ведь слышим то, что хотим услышать. А ты доверься.
        — А как ошибешься? Не тому доверишься?
        — А тут уж тебя никто не научит. И старые ошибки не помогут. Потому как ничто в жизни не повторяется: так, да не так…
        — Значит, и вас ошибки ничему не научили?
        — Еще как научили! Да ведь исправить ничего нельзя. И по наследству не передашь. Вот муж мой покойный все говорил: «Давай, Роза, родим много детей, чтоб было кому перед смертью воды подать». А я ему отвечала: «Сёма, эти дети сначала всю твою кровь выпьют, а потом воды подадут, чтобы ты уже напился и умер». Родили мы мальчика. А где теперь этот мальчик? Живет в Майами. И меня туда звал. А я не поехала: здесь жила, здесь и умру. Так он дом мне построил у моря, Нюшу нанял хозяйствовать. Вот она мне последний стакан и подаст. А как бы все сначала начать, я бы много мальчиков родила.
        Нюша фыркнула, сердито загремела посудой.
        — Ну скажи, скажи про свою жизнь,  — ободрила Роза Исаевна.
        — Да сами уж и рассказывайте, а я послушаю, подивлюсь: неуж со мной такой Голливуд…
        — Воистину Голливуд,  — согласилась Роза Исаевна.  — Ты не смотри,  — повернулась она к Симе,  — что Нюша у меня хозяйство ведет. Она и ее муж юридический факультет Московского университета закончили. Муж работал, по служебной лестнице высоко поднимался, а она ему детей рожала. А как пятого родила, он от нее к продавщице ушел. Уж его и по партийной линии, и по профсоюзной ломали, а он: люблю — и все тут, хоть тресни. Семью, правда, обещал материально поддерживать, да только они от его помощи отказались. А ему что? Баба с возу… И билась Нюша как рыба об лед, а всех на ноги поставила. Ну а на своих ногах они уже сами пошли. Кто куда. Одного в Чечне убили. Другой в Кронштадте живет, по всем морям плавает, дома почти не бывает. Третий легкой жизни искал, сидит теперь в местах не столь отдаленных.
        У дочки тоже судьба не задалась: носит ее по свету от одного к другому, ни кола своего ни двора. А последний сынок к матери в дом молодую жену привел и такую ей свободу дал, что матери и места в этом доме не осталось, со мной живет, и последний стакан, может, я и подам, если успею. Вот и думай, какие ошибки Нюша в жизни наделала и какие из них можно извлечь уроки.
        В комнате повисла долгая пауза.
        — Батюшки!  — спохватилась вдруг Роза Исаевна.  — А кавалер-то наш сбежал! А и правда, какой ему интерес? Все эти печальные истории он уже наизусть знает.
        Тут только и Сима заметила, что за столом нет Протасова.
        — Вы давно с Володькой-то познакомились?  — воспользовалась ситуацией Роза Исаевна.  — В Москве?
        — Нет, мы здесь познакомились, в санатории.
        — Так это он к тебе сюда вернулся?
        — Не знаю,  — растерялась Сима и задумчиво повторила: — Я… не знаю…
        — К тебе!  — убежденно заверила Роза Исаевна.  — Ты верь ему, девочка. Он человек бесхитростный. Мальчишкой таким был и сейчас остался.
        — Расскажите мне о нем!
        — Нет, милая, он сам тебе все расскажет.
        «Расскажет,  — подумала Сима,  — если успеет…»
        — Да ты иди к нему. Чего тебе со старухами-то сидеть?
        — Да нет, уже очень поздно,  — уязвленная уходом Протасова, сказала Сима.  — Я поеду…
        — Ни в коем случае!  — безапелляционно отрезала Роза Исаевна.  — Нюша тебе наверху постелила, прямо напротив лестницы твоя комната. А рядом ванная. Прими душ и ложись. Только проверь прежде, не забрался ли к тебе в кровать наш проказник. А то напугает до полусмерти.
        «Интересно, чем бы это он мог меня напугать, этот… проказник?» — поджала губы Сима.
        Она поднялась наверх и заглянула в спальню. Постель была разобрана и пребывала в некотором беспорядке. «Кто лежал на моей кровати и смял ее?» На массивном дубовом столе в изголовье стоял огромный букет маленьких желтых роз, наполняя комнату тонким чудесным ароматом. А на подушке лежало что-то золотистое, воздушное, нежное, оказавшееся ночной рубашкой!
        Сима приложила ее к груди и, обернувшись к зеркалу, печально вздохнула: никто не увидит этой красоты…
        Она стянула паричок и отправилась принимать душ.
        В кремовой ванной, автоматически совершая все необходимые процедуры, Сима думала: «Какой странный день! Такой длинный, как будто полжизни прошло: встретились, расстались, а серединка выпала и забылась. И никто уже не узнает, какой она была.
        Куда ушел Володя? И почему исчез? И когда вернется? И зачем вообще привез меня в этот дом? Понял, что ему ничего не нужно, и решил таким вот оригинальным способом прервать отношения? А разве у нас были отношения?
        И что за уроды мне попадаются? Или это я сама урод? Наверное, я его напугала утром: на грудь кинулась, слезу пустила. Ну, скажет, точно больная. Особенно если вспомнить все прочие эксцессы…
        А может, так гораздо честнее?»
        Она окуталась золотистым шелковым облачком ночной рубашки и повернулась к зеркальной стене, но слезы туманили глаза.
        «Не смей! Не смей…» Сима накинула халат и вернулась в комнату. Ни книжки, ни телевизора. Значит, придется лежать и жалеть себя, пока не уснешь. Если, конечно, удастся уснуть. Тем более что насчет проказника Роза Исаевна явно погорячилась…
        Сима нырнула в постель и взвыла от дикой боли, пулей вылетев обратно. Глубокие царапины на разодранной ноге сочились кровью.
        Из-под одеяла выскочил разъяренный Мойша. Тяжело спрыгнув на пол, он забил хвостом, прижал уши и утробно заорал, прожигая перепуганную Симу немигающими горящими глазами. Кот явно готовился к новой атаке, парализуя жертву пронзительными воплями. И когда в комнату ворвались Роза Исаевна, Нюша и неизвестно откуда взявшийся Протасов, он все же кинулся на нее и впился, как аспид, все в ту же многострадальную ногу сразу и когтями, и зубами.
        Кота общими усилиями отодрали, вышвырнули в коридор, и он возмущенно орал там, шаря лапой под дверью, в страстной надежде проникнуть обратно в спальню.
        — Батюшки-светы!  — обомлела Роза Исаевна, указывая на Симу дрожащим пальцем.  — Да он с нее скальп сорвал!
        — Господи Иисусе! И правда…  — ахнула Нюша, прижимая к груди руки. В глазах ее полыхал ужас.
        Протасов громко захохотал. Сима, которая принципиально не смотрела в его сторону, тоже заулыбалась сквозь слезы. И вдруг осознала, что все это время пребывает в своем полупрозрачном эфемерном одеянии, никак не скрывающем наготы.
        Она быстро взглянула на Протасова и смешалась, потрясенная тем, что успела прочитать в его глазах. И уже не знала, чему верить, и в чем сомневаться, и как объяснить… И отвечала невпопад, кутаясь в поданный им халатик — вся как на ладони, как открытая книга. А он по-прежнему оставался неразрешимой загадкой, тайной за семью печатями…
        Пока Протасов рассказывал, как Сима лишилась волос, Нюша обработала ранки йодом, и женщины ушли, прихватив негодующего Мойшу. А Протасов остался.
        — Ты представляешь,  — сказал он,  — я вышел на веранду, сел в качалку и сам не заметил, как заснул под ваше воркованье. Замотался на работе, почти не спал последние дни. И сон мне какой-то дурацкий приснился. И вдруг эти дикие вопли! Я спросонок ничего не понял. Из кресла этого еле выбрался! Решил, с тобой опять что-то приключилось…
        — Так ты что же, подумал, это я так кричу… нечеловеческим голосом?  — обиделась Сима.
        — Да я, собственно, и подумать-то ничего не успел. Просто почувствовал…
        — Какой ты чуткий…  — прищурилась она.
        — Да,  — без ложной скромности согласился Протасов,  — я такой.
        — А почему Роза Исаевна приготовила мне эту комнату? Ты что, сказал, что я останусь ночевать?
        — Нет, конечно! Как ты могла подумать? Это комната для гостей. Она всегда готова…
        — А букет?
        — В саду полно цветов! Здесь везде стоят букеты.
        — Ну, допустим. А ночная рубашка?
        — Разве не ты ее прихватила?
        — Я прихватила?!  — задохнулась Сима.  — Да она лежала вот тут, на подушке!
        — Тогда это, по-видимому, Нюшина рубашка.
        — Да она ей на нос не налезет!
        — Значит, Розы Исаевны.
        — Ну что ты выдумываешь!  — рассердилась Сима.  — Разве пожилая женщина наденет такую рубашку?!
        — А чем плоха рубашка?  — удивился Протасов, ловко стягивая с нее халатик.  — По-моему, просто замечательная!..
        Она на мгновение замерла, ошеломленная его вероломством, и рванулась выручать свою одежку. Но Володя, отбросив халатик, раскинул руки и принял ее в объятия.
        Это был их первый поцелуй, такой бесконечный и сладкий, такой достаточный, что ни ему, ни ей не требовалось ничего другого — только стоять вот так, тесно прижавшись друг к другу, вне времени и пространства, за гранью бытия — источник не оскудевал, но и жажда была неутолимой.
        А потом она поплыла в его руках, окунулась в крахмальную прохладу простыней и приняла блаженную тяжесть его тела. И это ощущение полета! Или падения… камнем… в сияющую бездну… Она и не знала, что бывает такая нежность…
        Сима потерлась щекой о жесткие волоски на его груди и осторожно потянула носом воздух.
        — Ты что там вынюхиваешь?  — улыбнулся Володя.
        — Знаешь, оказывается, запах мужского тела благотворно влияет на женское здоровье. Ученые установили, американские.
        — Выходит, от душа придется отказаться…
        — Почему же?
        — Жаль будет подрывать твое здоровье.
        — Ладно уж, иди!  — милостиво отпустила Сима.
        — Хочешь первая?
        — Ой, нет, нет, нет! Я кота боюсь!
        — Ну что ж, принимаю огонь на себя…
        Она проводила его взглядом и закусила губу. Ну почему, почему хорошее так быстро кончается? И как глупо своими руками приближать этот конец. Еще не известно, что больнее: зализать собственные раны или нанести их другому и потом мучиться сомнением, не разрушила ли свое счастье, не сломала ли жизнь и себе и ему, ведь все у них могло бы получиться… Хотя с чего это она решила, что опечалит его своим уходом?
        — Ты спишь?  — Он присел на краешек кровати.
        — Нет, я думаю.
        — И о чем, если не секрет?
        — Я думаю, откуда писиет гусь.
        — Гусь?!
        — Так моя бабушка говорила,  — засмеялась Сима.  — Ну что, могу я пройти в ванную без риска для жизни?
        — Иди. Ночью людоеда сажают на цепь.
        — Странно, что этого не делают днем. У меня тоже есть кот, очень серьезный товарищ, но все-таки не такой вурдалак, как этот Мойша.
        Сима стремительно преодолела расстояние до ванной, скинула ночнушку и встала под тугие прохладные струи.
        «Как странно,  — думала она.  — То, что произошло сейчас между нами, очень важно. И это было чудесно! А мы говорим о какой-то ерунде, будто тридцать лет спим в одной постели. Значит, все это не так уж нужно и ему, и мне? Классический курортный роман, имитация чувств. А все мои ощущения — простой самообман?»
        Сима вытерлась большим мохнатым полотенцем и взглянула на свое отражение.
        «Кому ты так уж сильно нужна, закомплексованная дурнушка?..»
        Она вернулась в комнату и застыла у двери, вглядываясь в темноту.
        — Ты словно экзотическая бабочка в этом наряде. Лети ко мне…  — позвал Володя и протянул руки.
        Сима метнулась к кровати и порхнула в его распахнутые объятия. И в этом стремительном коротком полете со всего размаха врубилась лбом о толстую дубовую столешницу и плюхнулась ему на грудь, как подбитая утка.
        Теперь она знала, как из глаз сыплются искры. Было так больно, так неловко и обидно, что вслед за искрами брызнули слезы, но Сима пыталась улыбаться.
        Потрясенный Протасов прижал ее к груди, покрывая поцелуями многострадальный лоб, на котором начала вздуваться большая шишка, и мокрые глаза, и изо всех сил старался сдержать смех. Но это плохо получалось, и Сима тоже смеялась вместе с ним, поскуливая от боли. И вот это его тронуло больше всего — ее смущенный смех сквозь слезы.
        Протасов принес из холодильника лед, сделал Симе компресс и, укачивая ее, словно маленького ребенка, зашептал разные нежные глупости, какие говорят обычно детям, чтобы успокоить, утешить, чтобы защитить их своей безграничной любовью.
        — Завтра мы перевезем сюда твои вещи. А когда вернемся в Москву…
        — Завтра я уезжаю,  — сказала Сима.
        — Ну зачем ты!..
        Сима высвободилась из его рук и села в постели.
        — Мой отпуск кончается. В понедельник на работу. Вот и все…
        — А у меня две недели…
        Она тронула вздувшийся уродливой шишкой лоб, поморщилась от боли, от своей досадной неуклюжести и, по-своему трактуя его невинную фразу, язвительно заметила:
        — Ничего, еще успеешь найти себе подружку.
        — Я тебя чем-то обидел? Испугал? Что с тобой, Сима? Ты как улитка, вдруг спряталась в свою ракушку, а я не понимаю…
        — Все ты прекрасно понимаешь! Просто не хочешь быть честным…
        «Остановись,  — сказала она себе.  — Остановись! Что ты делаешь?!»
        И Володя, будто прочитав ее мысли, предостерегающе поднял руку:
        — Остановись, Сима! Ты сейчас скажешь что-то, о чем потом пожалеешь. Давай продолжим этот разговор завтра…
        — Завтра я уезжаю,  — напомнила она.  — Откуда мне было знать, что тебе захочется вернуться? А иначе я бы непременно вписалась в твои планы: бросила работу, послала все к чертовой бабушке и скрасила грядущие две недели. Но мне и этого не дано было знать, и я, дурочка набитая, счастья своего коротенького не предугадала и билет купила. Вот, хочешь, покажу?..
        Она потянулась за сумкой и опрокинула вазу.
        Протасов пулей вылетел из кровати. И Сима, вся в желтых мелких розочках, невольно засмеялась, глядя на него — голого, мокрого, взъерошенного.
        Володя решил, что все это она сделала нарочно, и заорал:
        — У тебя что, совсем крыша уехала? Или ты на сей раз приложилась головенкой до полной невменяемости?
        — Ну, знаешь!  — закипела Сима.  — Счастливо оставаться!
        — Приятного полета! Не понимаю только, зачем тебе билет? Ты бы прекрасно обошлась своим помелом…

        17

        Надо было бы сразу уйти отсюда. Но ночью Симу и поганой метлой из дома не выгонишь — боялась ночных прогулок: и по работе, и по жизни знала, чем это может закончиться.
        Однажды она засиделась допоздна у подружки и шла от метро дворами, холодея от ужаса. В окнах горели редкие огни, тускло светили фонари и стояла странная, удивительная для огромного города тишина. И в мертвой этой тишине гулко раздавались шаги идущего сзади человека — зловещие, как каменная поступь Командора.
        Сима почти бежала, но этот кто-то не отставал, и она готовилась бешено драться за свою жизнь, побелевшими от напряжения пальцами сжимая сложенный зонтик — единственное свое оружие.
        Где-то она потом прочитала, что животные чувствуют, когда их боятся, и даже самая безобидная собака инстинктивно нападает, уловив этот гормон страха. Может быть, потому на нее и набросился Мойша? И возможно, преступники тоже улавливают своим звериным чутьем парализующий жертву ужас? А тот, идущий следом, ощутил ее готовность дать отпор и не посмел напасть? А может, он и не был злодеем — просто случайный прохожий, не подозревающий даже, какую бурю вызвал в ее душе…
        Так или иначе, но Сима, влетев в квартиру и захлопнув за собой дверь, упала на колени и вознесла Господу горячую молитву, благодаря за спасение.
        Можно было, конечно, уйти на рассвете, по-английски, пока все спят. Но дом наверняка заперт, а Мойша бодрствует. Нет, придется испить эту чашу до дна.
        Под утро Сима все же уснула. Разбудил ее стук в дверь и громкий Нюшин голос:
        — Вставай, красавица, проснись! На самолет опоздаешь! Володя сказал, ты улетаешь сегодня…
        — Самолет у меня вечером,  — откликнулась Сима.  — Доброе утро!
        — Доброе,  — согласилась Нюша.  — Давай спускайся, мы тебя к завтраку ждем.
        — А Мойша?
        — Ушел на охоту с утра пораньше. Не бойся!  — успокоила Нюша.
        Бывают в жизни черные полосы, когда несчастья сыплются как из рога изобилия, и возникает странное, парадоксальное желание: еще больше усугубить ситуацию, испытав при этом какое-то мрачное удовлетворение.
        Сима еще раз оглядела себя в зеркале с ободранных ног до изуродованной головы и натянула паричок, но короткой челкой шишку на лбу замаскировать не удалось. Она поджала губы и спустилась вниз, чувствуя, как растет, поднимается в душе неодолимое раздражение.
        — Ну вот и наша…  — начала было Роза Исаевна и прикусила язык.  — Кто это так тебя приложил?! Неужто Мойша?..  — И вместе с Нюшей испытующе впилась глазами в лицо Протасова.
        — Я тут совершенно ни при чем!  — немедленно открестился тот.
        — А как это могло произойти?  — грозно приподнялась со своего места хозяйка.  — Когда мы уходили, со лбом все было в порядке.
        Володя взглянул на Симу и, поскольку та гордо молчала, ответил сам:
        — Стукнулась о столешницу…
        — Ты мне, Володька, голову не дури,  — рассердилась Роза Исаевна.  — Как это нормальный человек может стукнуться о столешницу, чтобы шишку себе такую набить?!
        — Нет, ну нормальный, конечно, не сможет,  — согласился Протасов.  — А если она молилась?.. Не рассчитала поклона?.. Или, допустим, писала и клюнула носом?  — предположил он.
        — Ладно,  — отмахнулась Роза Исаевна.  — С тобой каши не сваришь. Она нам сейчас сама все расскажет, правда, девочка? Подай ей стул!
        Володя взялся было за спинку стоящего рядом стула, но Сима, не удостоив его даже взглядом, рванула к себе совсем другой, притулившийся у стены.
        — Не трогай его, не садись!  — закричали все трое.  — Он сломан!..
        Но было уже поздно. Сима плюхнулась на сиденье, сиденье вылетело, и она со всего размаха воткнулась в образовавшуюся дыру, как плотно забитый клин, взвыла от боли и задергала торчащими кверху ногами, пытаясь выбраться. Но сделать это без посторонней помощи было невозможно, а потенциальные помощники корчились от смеха. Особенно веселился Протасов, просто умирал от потехи…
        Первой очнулась Нюша и могучей рукой вырвала Симу из западни. Ободранный копчик нестерпимо болел, и она, трясясь от злости, ядовито произнесла:
        — Рада была доставить вам несколько веселых минут. А сейчас разрешите откланяться.
        — Ну что ты, девочка!  — заспешила к ней Роза Исаевна, вытирая слезы.  — Не обижайся! Это у меня привычка такая дурацкая: как кто упадет — я смеюсь. Нервная реакция. Это ж мы не над тобой потешаемся! Над ситуацией! И ты посмейся вместе с нами. Давай садись вот на этот стул, позавтракаем наконец!
        — Нет-нет!  — решительно отказалась Сима.  — Я пойду, пока кое-что уцелело и функционирует. Пока не все органы выведены из строя. А то, боюсь, еще немного, и меня отсюда вынесут на носилках. Вперед ногами…
        Она подхватила сумочку и решительно направилась к двери.
        — Я провожу!  — дернулся было Протасов.
        — Ни в коем случае!  — взвизгнула Сима, переходя на галоп.  — Мне еще пожить хочется! Спасибо за гостеприимство! И вообще за знакомство! Давно я так не отдыхала!..
        Она скатилась с крыльца и рванула к калитке. На прогретой солнцем бетонной дорожке нежился Мойша. Кот едва успел отпрыгнуть в сторону, выгнул спину, ощетинился и гневно заорал. Но Сима даже не взглянула в его сторону, и Мойша, бросив ей вслед короткое кошачье ругательство, снова рухнул на теплую поверхность, вытянул лапы, откинул хвост и блаженно зажмурился.
        В столовой воцарилась тишина, нарушаемая только позвякиванием ложечки о край стакана.
        — Куда-то все тебя заносит, Володька, не в ту степь,  — заговорила наконец Роза Исаевна.  — Из огня да в полымя…
        — Ну, ее можно понять,  — усмехнулся Протасов.
        — Ее-то можно, а вот тебя не понимаю. Ты, что ли, ей шишак-то поставил?
        — Баба Роза!..
        — Что ж, он у нее сам вырос?
        — Она действительно налетела на стол.
        — Это как же надо было лететь?  — сурово посмотрела на его улыбающееся лицо хозяйка.  — Ну что ты лыбишься, непутевый? Все у вас, видать, на этом шишаке и закончится с твоей Симой.
        — Нет, баба Роза, все у нас с ней только начинается.
        — Пойдешь провожать?
        — Провожать не пойду.
        — В Москве заявишься? А как она тебя погонит?
        — Не погонит.
        — Она девка горячая.
        — А я подожду, пока остынет…

        18

        Конечно, Сима надеялась, что Протасов все же появится. И конечно, в этом случае непременно излила бы на него всю горечь своего нынешнего состояния. Но Протасов не появился ни в санатории, ни в аэропорту. И Сима окончательно утвердилась в своей правоте: это действительно банальный курортный роман, и хорошо, что она первая поставила в нем точку и вышла из игры. Правда, с некоторыми потерями. Но ничего! Все заживет, отрастет, рассосется. Зато она не утратила собственного достоинства! Вот только Симу не покидало ощущение, что что-то все же потеряно, тоже очень важное…
        «Легко сказать: „Слушайся сердца“,  — думала Сима.  — А если я, как шизофреник, слышу разные голоса, как разобрать, сердце это или… селезенка, Вот про Вову номер три все понимала, но и слушать никого не хотела. А Протасов? Знаю ведь, все знаю и про себя, и про него, а поделать с собой ничего не могу. Значит, беда моя не в том, что не разбираю, какой орган вещает, а в том, что все равно поступаю как Бог на душу положит. И как с этим бороться, если такая вот я набитая умница?..»
        Объявили начало регистрации на московский рейс, и Сима направилась к стойке, у которой уже образовалась небольшая очередь. И последней в этой очереди стояла… Наташа Полежаева!
        — Не может быть!  — сказала Сима.  — Не может быть! Какое счастье…
        Наташа повернулась и несколько мгновений смотрела непонимающе.
        — Сима?  — наконец предположила она.  — Ты, что ли? Не узнаю…
        — А так?  — спросила Сима и сняла паричок.
        — О Господи!  — отшатнулась Наталья.  — Кто это тебя?!
        — Девчонки!  — оживился стоящий сзади масленый мужичок.  — Откуда такие красивые?
        — Из зоны,  — охотно пояснила Сима и сделала пальцы веером.  — Хочешь познакомиться?
        — Не-а!  — отказался мужичок.  — Какая-то ты психованная.
        «Точно!  — подумала Сима.  — Правильно он определил. Именно так я себя и веду».
        — Быстро надевай парик и давай сюда билет!  — приказала Наталья.  — В самолете все мне расскажешь.

* * *

        — Последнее время я только и делаю, что живописую свои злоключения,  — закончила повествование Сима.  — И все мне дают полезные советы. А я поступаю с точностью до наоборот.
        — В таком случае я тебе ничего советовать не стану — напрасный труд. Я знаю это состояние. Оно пройдет. И тогда ты поймешь: может, тебе этот Протасов вообще не нужен?
        — Да нет, он мне нужен. Я это и сейчас понимаю.
        — Но найти его уже не сможешь…
        — Смогу, если захочу. Позвоню Ирине Львовне…
        — А ты захочешь?
        — Уже хочу,  — усмехнулась Сима.  — Но не буду ни сейчас, ни потом.
        — Почему? Ну сейчас понятно, а потом-то почему не будешь?
        — Да он меня пошлет подальше со всеми моими фокусами! И правильно сделает.
        — А если он сам тебя найдет?
        — Вряд ли! После всего…
        — Но ты же говоришь, что он…  — начала было Наталья и сама себя перебила: — Хотя ты и в прошлый раз говорила. О Вове номер три. Просто насмерть стояла…
        — Это совсем другой случай!  — отмахнулась Сима.
        — Понятное дело…
        — Ты сомневаешься?
        — Да нет. На сей раз действительно все иначе. В смысле главного героя. А вот ты в своем репертуаре: где надо бежать без оглядки, вцепляешься, как пиранья, а от Протасова, наоборот, шарахаешься, словно черт от ладана. Ну так все-таки, если он объявится?
        — Я сейчас сама себя понять не могу, тем более тебе объяснить. Хочу одного, а делаю совсем другое. Как в том анекдоте. Хотел сказать жене: «Муся, сделай мне, пожалуйста, бутерброд с сыром». А сказал: «Сука! Ты мне всю жизнь сломала!» Помнишь, прошлым летом сколько я тебе наговорила о своей великой любви? А сейчас ничего сказать не могу. Хотя если бы ты знала, что у меня в душе творится! Но ведь невозможно, дико теми же самыми словами описывать то и это! А других-то слов нет! А я как будто уравниваю Володю с этим… Вовой.
        — Сим, это клиника какая-то! Ты совсем меня запутала! Значит, про Вову номер три ты в глубине души все понимала, но так его любила, что не могла в это поверить. Про Володю ты тоже все понимаешь и тоже любишь, но, боясь гипотетического обмана, разрываешь с ним отношения. Так? Ну что ты смотришь, как в афишу коза? Ведь это же глупо!
        — Но уже произошло.
        — Все еще можно исправить!
        — Нет безвыходных ситуаций? Я помню твою теорию. И ты все правильно нарисовала. А я дополню эту картинку еще одним колоритным штришком. Предположим, я его найду, или еще более невероятное — он сам появится, а меня опять занесет не в ту степь? Вот чего я еще боюсь… Конечно, это ненормально, ты права. Но что же мне делать?!
        — Может, тебе к психологу сходить?
        — Лучше уж к психиатру…
        — Нет, я серьезно. У тебя душевная травма: пережила обман и никому теперь не веришь.
        — Ну ты посмотри на меня! Я же просто девушка по имени Беда! Вся в ранах — и внутри, и снаружи…
        — А может, ты и правильно сделала, что ушла,  — неожиданно заключила Наталья.  — Пока ты пребываешь в таком состоянии, ничего у вас путного не получится: поцапались, поцапались, да и расстались навсегда. А так, может, что-то еще сладится.
        — Ну вот и ладушки. Пришли к консенсусу,  — усмехнулась Сима.  — Ты лучше о себе расскажи, пока я тебя совсем своими проблемами не заморочила.
        — А я и рада бы тебя заморочить, да нечем. Все у нас по-старому: Ванечка учится, сейчас с мамой на даче живет на время моих традиционных сочинских каникул. Я работаю, по-прежнему одна… И вот что я тебе скажу, Симка: нет ничего на свете страшнее одиночества. Ни-че-го! Помни об этом.

        19

        В такси, по дороге домой, Сима спохватилась, что ничего не придумала для родителей по поводу своих увечий. Но путных мыслей не приходило, и она положилась на вдохновение и извечное русское авось.
        — Доченька!  — расцвела Татьяна Ильинична.  — Не обиделась, что не встретили? У нас машина в ремонте. Позавчера еще должны были починить — до сих пор не готова. Так мы решили что-нибудь вкусненькое состряпать по случаю твоего возвращения. Миша! Ну где ты там застрял?  — крикнула она в сторону кухни.
        — Не могу, девочки! Ответственный момент — закладываю рис!  — отозвался отец.
        — Плов готовит,  — пояснила Татьяна Ильинична.  — Особым способом — узбекским. Купил на рынке какой-то специальный рис — липкий, красного цвета. И торговец ему прямо на пакете рецепт написал. Меня не подпускает, Похлебкин. Говорит: «У тебя не плов, а каша получается». А сам-то? То рис переварит, то не разгрызешь. А с этим новым способом вообще, считай, пропал обед…
        — А я есть хочу!  — облизнулась Сима.
        — Ты чего это тут на меня клевещешь?  — В дверях в огромном клетчатом фартуке появился Михаил Леонидович.  — Лишу добавки! Ну-ка, ну-ка,  — пошел он к Симе, раскинув руки,  — покажись отцу с матерью! Загорела… Прическу какую-то новую себе смастерила!
        — Да это парик,  — сказала Сима.
        — Зачем тебе парик?  — удивилась мама.  — С такими-то роскошными волосами!
        — Ну, пока еще они отрастут!
        — Кто?  — не понял отец.
        — Волосы,  — пояснила Сима.  — Не буду же я лысая ходить?
        — Что-то я не уразумел…  — начал было Михаил Леонидович и застыл с открытым ртом, глядя, как его дочка стягивает паричок.
        — Миша! У нее шрам на голове!  — обомлела Татьяна Ильинична.  — А мы думали, она отдыхает! Ты где была?
        — В Чечне,  — ответила Сима и тут же замахала руками: — Ладно-ладно! Дайте хоть умыться с дороги! Сядем обедать, я вам все расскажу. Если, конечно, плов не сгорит…
        — За плов не волнуйся,  — обнадежил отец. И напрасно, поскольку рис, как обычно, не удался. Впрочем, этого никто не заметил.
        — Ну?!  — в один голос воскликнули родители, едва усевшись за стол.
        — Шла по улице, споткнулась, потеряла сознание, очнулась — гипс. В смысле, обрили и швы наложили.
        — Нос откушу,  — пригрозил отец.
        — Нет, пап, правда: упала, а дура медсестра обрила всю голову.
        — А шишка у тебя на лбу свежая!  — уличила мама.
        — Да!  — подтвердил Михаил Леонидович.  — Чем ты там занималась?!
        — На меня напал кот. Я отпрянула и шарахнулась головой об угол, как тогда с Кешей, помните?
        — А почему он на тебя напал? Ты что, его дразнила?
        — Мам, ну что я, ненормальная, котов дразнить? Напал, и все. Дай, думает, нападу!
        — Ты не ерничай! С этими вещами не шутят! Он тебя укусил?
        — Поцарапал.
        — Покажи,  — потребовала Татьяна Ильинична. Сима послушно встала из-за стола и задрала брючины, демонстрируя подсохшие царапины.
        — Боже!  — ужаснулась мама.  — Миша! Надо немедленно сделать уколы от бешенства!
        — Мам! Успокойся! Кот был абсолютно здоровый!
        — Вот как? Это он сам тебе сказал?
        — Обычный домашний кот. Просто я на него случайно села.
        — Не понимаю, как можно случайно сесть на кота? Хорошо, что он не выцарапал тебе глаза!
        — Хорошо, что это вообще оказался кот, а не бультерьер или, допустим, ротвейлер…
        — Давайте поговорим о чем-нибудь более интересном,  — предложила Сима.
        — Давайте!  — с готовностью согласился отец.  — Расскажи-ка нам, дочка, состоялась ли встреча с… чекистом?
        — Еще как состоялась!  — воскликнула Сима.  — Столкнулись прямо на улице, нос к носу. Оказался автомехаником, мужем той самой медсестры, которая меня обрила. Так офонарел от неожиданности, что даже варежку разинул. Ну я ему туда мороженое и сунула… по самые помидоры!
        — Что за жаргон!  — поморщился отец.
        — Теперь я все поняла!  — озарилась Татьяна Ильинична.  — Он тебя догнал и стукнул по голове! Этого нельзя оставлять безнаказанным! Мы подадим на него в суд!
        — Успокойся, мам! Это совершенно другая история.
        — И ты нам ее расскажешь?  — осторожно поинтересовался отец.
        — Когда-нибудь расскажу,  — пообещала Сима и поспешно опустила глаза.  — Только это очень грустная история.

        20

        Прошел почти месяц, и, значит, Протасов давно вернулся в Москву. Сима ждала, что он позвонит, и боялась этого. Но телефон молчал.
        Приближался ее день рождения. Двадцать семь лет — это вам не кот начихал! Она помнила, с каким недоумением в свои семнадцать смотрела на двадцатисемилетнюю сокурсницу в университете. Тогда казалось, что в таком почтенном возрасте пора было о душе подумать, а не о высшем образовании. А сейчас ощущает себя девчонкой, тем более что ни мужа, ни детей, ни… ума.
        В их семье дни рождения всегда отмечались дома. И никто никогда от этого правила не отступал. На работу Сима отнесла большущий торт, шампанское, фрукты и еле вырвалась из цепких рук сослуживцев, требовавших продолжения банкета.
        Едва они уселись за стол, раздался звонок в дверь. Открывать пошел Михаил Леонидович.
        — Мать честная!  — воскликнул он и позвал: — Девчонки! Быстро все сюда!
        «Девчонки», а именно Сима, Татьяна Ильинична, обе бабушки и примкнувший к ним дед-адвокат, высыпали в прихожую и замерли в немом восхищении. На пороге стоял незнакомый парень в фирменной одежде и держал в руках огромный, изумительной красоты букет, вернее, даже не букет, а причудливую композицию, в центре которой сидел смешной ушастый заяц и держал в лапах маленький конвертик.
        — Вас приветствует салон цветов «Леди Флер»,  — торжественно провозгласил посыльный.  — Букет для Серафимы Строговой! Распишитесь, пожалуйста.
        — Я и цветов-то таких никогда не видывала. Какая красота!  — восторгалась Татьяна Ильинична.  — Ну-ка признавайся, кто тебе прислал эдакое чудо?
        — Понятия не имею,  — постаралась сохранить спокойствие Сима.  — Может, профсоюз работников милиции?..
        — Ой, темнишь, девка,  — лукаво погрозил пальцем дед.  — А мы сейчас проведем собственное расследование…  — И он вытащил из заячьих лап конвертик.
        Внутри оказалась белая карточка с телефонным номером.
        — Чей это телефон?  — хором спросили родственники.
        Сима пожала плечами и даже руки в стороны развела, выражая высшую степень недоумения.
        — Ну так позвони!  — подсказала мама.  — Глупая ты курица! Неужели тебе не интересно?!  — И поскольку Сима не двинулась с места, подала ей трубку.
        — Нет, нет, нет!  — решительно воспротивилась та.  — Сейчас я звонить никому не буду! Я потом позвоню… без свидетелей.
        Конечно, она знала, кто прислал этот необыкновенный букет, и рада была несказанно неожиданно подаренной возможности сделать первый шаг. И все-таки несколько дней собиралась с духом, прежде чем набрать номер.
        — Алло,  — ответил женский голос.  — Алло! Говорите! Я вас не слышу! Вовчик, может быть, это тебя?
        И Сима повесила трубку. Она же не знала, что это была Володина мама. Ирина Львовна говорила, что он живет один, отдельно от родителей…

        А осень стояла тихая, солнечная, и на душе было светло и немного грустно. Потом зарядили дожди, задули ветры, сорвали с черных веток последние листья, под ногами развезло. Сима захандрила, заметалась, кидаясь из крайности в крайность: то жалела себя, отчаянно, до слез, то зло насмехалась — «моя дорога к счастью вымощена граблями», то ненавидела всех и вся.
        Именно в такой момент и появился Протасов. Рабочий день закончился. Сима шагнула под мелкий противный дождь, замешкалась, доставая зонт, и увидела, как из припаркованной у обочины машины выходит Володя. Она растерялась, замерла на мгновение и вдруг метнулась обратно в дверь, чуть не сбив с ног выходившего на улицу коллегу.
        Володя опустил цветы в урну, сел за руль и уехал…

* * *

        В начале декабря Симе позвонили из Следственного управления ФСБ и предложили приехать и уточнить кое-какие детали, связанные с происшествием в сочинском парке. Она удивилась столь запоздалому интересу, но в назначенный час сидела напротив молодого черноволосого мужчины с большим породистым носом и внимательными голубыми глазами за толстыми стеклами очков.
        — Ну-с, Серафима Михайловна, давайте знакомиться. Зовут меня Марк Борисович Брагилевский. С вашего позволения задам вам несколько вопросов.
        — Да я, собственно, рассказала уже все, что знала, еще там, в Сочи. Меня расспрашивал ваш следователь… Харитонов, кажется, его фамилия.
        — С тех пор открылись некоторые новые обстоятельства. Дело это сложное, запутанное…
        — А вас тогда не было в Сочи? Такое впечатление, что мы с вами уже встречались…
        — Да это у меня лицо такое типичное. Я всем кажусь знакомым…
        — Наоборот!  — запротестовала Сима.  — Лицо у вас совершенно нетипичное, и я вас точно где-то видела!
        — Это хорошо, что вы такая наблюдательная,  — похвалил Марк Борисович.  — А вот скажите, почему у вас сложилась уверенность, что те два типа в парке ждали именно Протасова?
        — Это было очевидно, да они и сами говорили между собой, я слышала. А еще до этого, на пляже, за ним следили, я видела.
        — А как получилось, что вы видели и слышали столь многое именно о Протасове? Вы что, тоже… за ним следили?
        — Я? Нет…  — смешалась Сима.  — Просто мы сидели за одним столом, я проводила его глазами и увидела, что те двое переглянулись и пошли следом. А в парке я гуляла… А почему вы спрашиваете об этом?  — перебила она себя.  — С ним что-то случилось? Где он, Протасов?..
        — Он сейчас далеко отсюда,  — опечалился Брагилевский.  — Уехал, чтобы отвлечься, сменить обстановку. И я, как друг, его понимаю…
        — А что… что с ним случилось?  — всполошилась Сима.
        — Была у него девушка, которую он любил всем сердцем. А она его оттолкнула, отвергла его любовь,  — проникновенно поведал Марк Борисович.  — Тоже, кстати, Серафима. Такое редкое имя, а вот поди ж ты…
        — Да нет!  — горячо заговорила Сима.  — Она его не отвергла! Просто так получилось. У нее был трудный период…
        — А вам-то откуда это известно?!  — удивился визави.
        — Потому что я эта девушка! Где он?!  — Сима резко подалась вперед, и Марк Борисович испуганно отшатнулся.  — Дайте мне его адрес! Я сама туда поеду!
        — Это невозможно! Он на ответственном задании… И потом, это очень далеко. Туда и вертолеты-то не каждый день летают… Спецпочта…
        — Но что же делать? Что делать?!  — всхлипнула Сима, заламывая руки.
        — Да вы успокойтесь!  — перепугался Брагилевский.  — Я вам обязательно помогу! Прямо вот на днях и позвоню. Давайте мне ваш пропуск, я отмечу. Идите домой и ни о чем не думайте. Все будет хорошо…
        Выпроводив Симу, он стукнул в стенку, и через минуту в кабинете появился Протасов.
        — Я говорил, что с тебя коньяк,  — напомнил Брагилевский, теперь уточняю, что не бутылка, а ящик…
        А Сима брела домой, глотая слезы.
        Что же она наделала? Что наделала! Два раза Володя давал ей шанс, протягивал руку, и оба раза она эту руку оттолкнула. И вот теперь он уехал, и, может быть, она его больше никогда в жизни не увидит. Но нет! Этого просто нельзя допустить! Она найдет его! Обязательно найдет, чего бы это ни стоило. И Марк Борисович ей поможет. Он обещал. И он очень хороший человек — это сразу видно, с первого взгляда. Большой и добрый, как кот. Такой котище по имени Марик.
        — Господи!  — остановилась Сима.  — Ну конечно же, Марик! Как это я сразу не догадалась?!
        Она достала мобильный, сверилась с бумажкой и набрала номер Брагилевского.
        — Марк Борисович!  — закричала она, едва тот ответил.  — Я вспомнила! Вы Марик!
        — У вас неплохо развито логическое мышление,  — усмехнулся тот и, подмигнув Протасову, нажал кнопку громкой связи.
        — Да нет! Я видела вашу фотографию у Розы Исаевны в Сочи. Она говорила, что вы Володин друг, что вы с ним на одном горшке сидели. Я люблю его! Помогите мне, очень вас прошу. Он должен знать! Он должен вернуться…
        — Успокойтесь, Сима,  — серьезно сказал Марик.  — Он вернется. Я вам обещаю…
        Протасов взял у него из руки трубку и положил на рычаг.
        — Ну хватит,  — сказал он.  — Довольно разыгрывать комедию. Я сейчас же к ней еду.
        — Да ты соображаешь, о чем говоришь?!  — охладил его пыл Брагилевский.  — Она же сразу поймет, что мы ее разыграли, и уж этого точно тебе не простит никогда в жизни. Нет, брат, затеяли балаган — надо идти до конца. Три месяца терпел, еще пара недель погоды не сделает. Давай лучше подумаем, как устроить твое счастливое возвращение. Она девица с норовом: один неверный шаг — и начинай сначала…

        21

        Для Симы это были горькие дни. Она казнилась, ругала себя за свое идиотское поведение, хотя давно уже поняла: беда состоит именно в том, что все знают, как надо себя вести, но поступают всегда иначе, как Бог на душу положит.
        Все уже произошло, и если еще можно хоть что-то исправить… Главное, чтобы он узнал: она любит его, ждет! А еще главнее, чтобы ничего с ним не случилось в этой неведомой враждебной дали! Богатое воображение рисовало картинки одна страшнее другой. По ночам ей снился Володя. Он укоризненно смотрел на нее, Сима пыталась крикнуть, как он ей дорог, как нужен,  — и не могла. Он медленно уходил, его образ таял в тумане, и надо было бежать следом, остановить, вернуть, но ноги отказывались повиноваться…
        Каждый день она звонила Марику, но ответ был всегда одинаков: пока ничего.
        Временами Сима ненавидела себя за свой странный характер, ненавидела Протасова за то, что уехал, страдает сам и заставляет страдать ее, ненавидела весь мир за то, что так несовершенен.
        Приближался Новый год. Витрины сверкали огнями, на улицах и площадях монтировали огромные искусственные елки, и настроение у всех было особенное, приподнятое, какое бывает только в канун Нового года. У всех, кроме Симы…
        И в природе случились досадные неполадки: снег совсем растаял, холодный дождик поливал черную землю, и в лужах отражались, дробились разноцветные новогодние огоньки. Сублимация зимы…
        На это суматошное время приходилось еще одно традиционное семейное торжество — день рождения Михаила Леонидовича.
        На сей раз компания собралась особенно большая: из Владимира приехали две отцовские сестры, Симины тетки — Ольга и Галина,  — обе отменные кулинарки. Весь день они колдовали на кухне, а к вечеру по квартире плыли божественные ароматы, а огромный, раздвинутый на всю длину стол в гостиной являл собой произведение поварского искусства.
        Едва все расселись по местам, раздался звонок в дверь, и Михаил Леонидович пошел открывать.
        — Это телеграмма от тети Шуры,  — сказала Татьяна Ильинична.
        «Это Володя»,  — подумала Сима.
        На площадке стояли два Деда Мороза, в масках, голубых колпаках и халатах, подпоясанных белыми кушаками. Один держал длинный сверкающий посох, а второй пахучую финскую елку.
        — Елочку заказывали?  — спросил тот, что с посохом.
        — Нет,  — засмеялся Михаил Леонидович,  — вы ошиблись адресом.
        — Ну как же?  — удивился Дед Мороз и достал квитанцию.  — Для девочки Симы. Вот, взгляните, все оплачено. У вас есть девочка Сима?
        — Да девочка-то есть,  — все еще сомневался хозяин.  — А почему вас двое? Раньше Дед Мороз со Снегурочкой ходил, а теперь с приятелем. Это как прикажете понимать? И одежка соответствующего цвета…
        — Какое у вас, папаша, богатое воображение,  — обиделся Дед Мороз.  — И придет же в голову! Мы же не артисты, а сотрудники фирмы. Что же, вам елку Снегурочка будет монтировать? А если вы передумали, распишитесь вот здесь, и мы уйдем. Но деньги фирма обратно не возвращает.
        — Миша!  — закричала из комнаты Татьяна Ильинична.  — Ты чем там занимаешься? Мы же ждем!
        — Ну, проходите,  — посторонился Михаил Леонидович, пропуская нежданных гостей, и Деды вошли в комнату.
        — Здесь живет девочка Сима?  — громогласно вопросил тот, что с посохом, и грохнул им об пол.
        Все вздрогнули и изумленно уставились на диковинных пришельцев. Упала из чьих-то рук и разбилась на мелкие кусочки тарелка. И только владимирские тетушки пребывали в счастливой уверенности, что все идет по заранее кем-то спланированному замечательному сценарию.
        — Здесь, здесь!  — весело закудахтали они.
        — А мы ей подарочек принесли! Но сначала она должна прочитать Дедушке Морозу стихотворение.
        Сима пришла в страшную ярость. Проклятый Протасов! Вместо того чтобы просто прийти к ней, он опять придумал какой-то дурацкий спектакль с посыльными. Дает понять, что вернулся, и ждет от нее первого шага? Ну, сейчас она его совершит…
        Сима рванула на середину комнаты стул и взлетела на него.
        — Стихотворение!  — сказала она, сделала книксен и с чувством прочла:

        Я любила его при луне,
        А он взял мои белые груди
        И узлом завязал на спине.
        Вот и верь после этого людям!

        — Какая хорошая девочка,  — похвалил Дед Мороз,  — начитанная.
        — Да,  — согласился второй.  — Интеллект — великая сила!
        Родня потрясенно молчала. Первыми опомнились владимирские тетушки. Торопясь загладить впечатление от дерзкой выходки племянницы, а главное, руководствуясь провинциальным кодексом гостеприимства, они наперебой заговорили:
        — Да что же это мы никак не сядем? Томимся у накрытого стола. Вино прокиснет! Разве ж это дело? И вас просим, гости дорогие! Раздевайтесь, составьте нам компанию.
        — С удовольствием!  — сказали Деды Морозы и сняли маски.
        Это были Марик и Володя. Сима хрюкнула и бросилась Протасову на грудь.
        — Где ты был? Боже мой, где ты был? Где был?..  — как заведенная говорила она.
        — А… где он был?  — осторожно поинтересовалась Татьяна Ильинична.
        — Судя по всему, в Лапландии…  — усмехнулся Михаил Леонидович.
        — Он, как Улисс, бродил по свету в поисках счастья,  — туманно пояснил Марик.
        — А кто это?!  — обрел наконец дар речи дедушка-адвокат.
        Сияющая Сима обернулась и тонким голосом сказала:
        — Мама, папа, познакомьтесь, пожалуйста! Это мой жених!
        — Вот как?  — приподняла брови будущая теща.  — И когда же свадьба?
        — Сегодня мы уже опоздали,  — взглянул на часы Протасов.  — А завтра прямо с утра поедем в загс подавать заявление.
        — А венчаться будете в Суздале!  — радостно загомонили владимирские тетушки.
        — А зачем в Суздале?  — спросил дед-адвокат.  — В Москве, что ли, церквей не хватает?
        — Ну как же?  — удивились тетки.  — Симочку там крестили. Она еще батюшку обкакала, и он сказал, что теперь-то уж просто обязан погулять на ее свадьбе…

        ВНИМАНИЕ!
        ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.
        ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ.
        ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к