Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
После грозы Фрэнни Тэлбот

        # До двадцати семи лет Элси жила в своем крохотном мирке - работа, помощь церковной общине, нехитрые развлечения. Но в один прекрасный день всему этому наступил конец. К ней пришла любовь в лице частного детектива, мужественного красавца Пирса Доула. Неповторимый шарм Элен тоже не оставил его равнодушным. Но вот проблема - Пирс по натуре одинокий холостяк и не намерен связывать себя семейными узами. У их отношений нет и не может быть будущего! - считает он. Так ли это на самом деле?..

        Фрэнни Тэлбот
        После грозы

1

        Деревья шелестели листвой, пели птицы, светило яркое солнце. В такую погоду мысль о работе просто невыносима! Особенно если ты частный сыщик и каждый день рискуешь жизнью. Уходишь из дома по вызову и не знаешь, вернешься ли.
        Только Старику могло прийти в голову вызвать меня из дома в такую отличную погоду, мрачно подумал Пирс Доул, поводя широкими плечами. Но что поделаешь, такая уж работа! Надо же на что-то жить!
        Он подошел к двери с табличкой «Сыскное агентство Эгрет», покопавшись в карманах, достал ключ, вставил его в замок, набрал код и, пройдя через приемную, оказался в просторном кабинете.
        - Доул, - тут же откуда-то сверху раздался металлический голос, - ты опоздал!
        - Что делать! - оправдался Доул. - Шина спустила!
        С этими словами он направился к одному из металлических стульев с прямой спинкой, расположенных у дальней стены, и уселся лицом к видеокамере.
        - Ты работаешь в агентстве «Эгрет», - продолжал металлический голос. - У нас превосходная репутация, основанная прежде всего и главным образом на профессионализме сотрудников.
        А то я не знаю! Пирс промолчал. Он и сам понимал: главное в их деле - результаты. Агентство специализируется на поимке воров, поиске беглых мужей или жен, возврате похищенной собственности.
        Мы лучшие, с гордостью любил повторять Старик. Мы беремся за дела, от которых отказывается полиция, и неизменно добиваемся результата. Наш принцип - стопроцентная конфиденциальность.
        И это действительно так. Тут не поспоришь. Агентство, насколько известно Пирсу, работало и впрямь успешно. О подробностях дела знали Старик - владелец «Эгрета», мистер Кирк - его ближайший помощник, оперативник, непосредственно занимавшийся делом, ну и конечно, сам клиент.
        Самое интересное то, что Старика никто не видел. Вначале этот факт немало забавлял Пирса. Что это он так стесняется на людях показаться? Решив устроиться в агентство на работу, Пирс собрал целое досье, но фотографии Старика ему раздобыть так и не удалось.
        Возможно, мистер Кирк и Старик - одно лицо. Просто Старик хочет придать себе больше таинственности или страдает от комплекса неполноценности, вот и выдумывает невесть какие трюки.
        Как бы то ни было, Старик и с клиентами и с сотрудниками общался на расстоянии.
        Впрочем, вскоре Пирс с этим свыкся и даже перестал думать, существует ли вообще Старик или это лишь компьютерный голос, раздающий приказы. Главное, ему платят деньги, и немалые, у него престижная работа в лучшем агентстве на юге США, к тому же он приносит пользу людям.
        Старик не сразу согласился взять Пирса Доула на работу. Вначале пришлось пройти немалый испытательный срок - и это после того как Пирс лет десять отбарабанил в полиции. Старика смущало явное нежелание Пирса носить оружие. Но тот зарекся: как только уйду из полиции, до револьвера даже не дотронусь. Руки и ноги - вот мое оружие, повторял он Старику. Дело в том, что Пирс отлично владел приемами восточных единоборств и легко мог справиться с вооруженным противником.
        - Мистер Кирк, - раздался металлический голос, - сообщит тебе, Доул, о деле, которым надо будет заняться.
        Распахнулась дверь, и в кабинет пружинистой походкой вошел высокий темноволосый мужчина с холодным самоуверенным взглядом карих глаз - тот самый вездесущий Кирк. Он отличался хорошими манерами, правда с примесью высокомерия, и, беседуя с Доулом, ясно давал понять, кто из них начальник, а кто подчиненный.
        - Прошу, - сказал Кирк вместо приветствия и протянул Пирсу пухлый конверт. - Знакомься. Мисс Элен Джексон.
        Пирс извлек из конверта цветную фотографию и замер. Его глазам предстала черноглазая красавица. Длинные волнистые волосы ниспадали ей на плечи, оттеняя гладкую белую кожу. Следов косметики почти не заметно. Милая, немного застенчивая улыбка.
        Да, подумал Пирс. Она из тех, в кого влюбляются с первого взгляда. Из тех, кого не забудешь, если хоть раз встретишь.
        - Мисс Джексон двадцать семь лет, - бесстрастным голосом сообщил Кирк. - Племянница Ричарда Джексона. Ричард Джексон - банкир. Он также имеет почетное звание дьякона Методистской церкви святого Петра в Риверсдейле.
        В дверь постучали. Кирк впустил в кабинет лысеющего мужчину средних лет и среднего роста, ожидавшего в приемной. На вошедшем был серый в елочку костюм, неброский галстук и очки в золотой оправе. Голова его была забинтована. Неудачно стукнулся или тут дело серьезнее? - спросил себя Пирс.
        - Мистер Ричард Джексон, - проговорил Кирк, указывая на большое кожаное кресло. - Методисты Риверсдейла - наши постоянные клиенты. А это наш сотрудник, Пирс Доул.
        Джексон воздержался от рукопожатия. Возможно, это был его стиль, а может, ему претила сама мысль обмениваться рукопожатием с каким-то там наемным работником.
        - Моя племянница… - начал Джексон. - Я очень о ней беспокоюсь. Она такая хрупкая, уязвимая… - Он замолчал.
        - Да-да, я вас слушаю, - произнес Пирс. - Расскажите, что произошло.
        Джексон облизал губы.
        - У Элен… моей племянницы… неустойчивая психика. Вообще-то она нормальная, вы не подумайте, она не склонна к насилию, только… - Снова запинка.
        - Не стесняйтесь, говорите все, как есть, - приободрил Пирс клиента. - Я же на вашей стороне. Если вы будете что-то скрывать, вряд ли от моей работы выйдет толк.
        - Наверное, вы правы, - согласился Джексон и тяжело вздохнул. Его лицо исказила гримаса боли. - Много лет назад Элен лечилась в психиатрической клинике. Возможно, сейчас ее снова следует туда поместить. С тех пор как она переехала ко мне, с ней творится что-то неладное. Дело в том, что ее отец почти пятнадцать лет назад покончил с собой. Но это, как вы понимаете, случилось давно. А совсем недавно Элен… Она перешла всякие границы!
        Взгляд Пирса снова остановился на повязке. Джексон говорил с явным усилием, рана, видимо, довольно серьезная.
        - У вас щека забинтована, - сказал Пирс. - Это ваша племянница вас так?
        - Не знаю. Меня оглушили сзади. Кто нанес удар, Элен или кто-то еще, я не могу сказать. Помню лишь одно. Я пришел в церковь, направился в свою комнату и заметил на столе сумочку Элен. Затем сзади раздались шаги, и вдруг меня словно обухом хватили. Я потерял сознание. Когда я очнулся, голова раскалывалась от боли, волосы пропитались кровью. Элен и след простыл. Ни ее сумочки на столе, ни денег из церковного фонда. А там было не меньше двух тысяч долларов. Это произошло вчера, после обеда. Я тут же бросился искать Элен, но тщетно. Ее машина исчезла. Саму ее никто не видел.
        - Вы говорили с матерью Элен? Может, она что-то знает? - поинтересовался Пирс.
        - Мать Элен шестнадцать лет назад умерла от рака. Сами видите, жизнь мою племянницу не слишком баловала. Отсюда и эти ее бесконечные депрессии. Она не раз сбегала из дому. Оказывалась на другом конце города и даже не могла объяснить, как туда попала. Меня одно удивляет - раньше она не проявляла склонности к насилию.
        - Почему же она озлобилась, можете сказать?
        - Виной всему перенапряжение. Она открыла собственную бухгалтерскую фирму. Я советовал ей не ввязываться в это дело: слишком много забот, сказал я ей, ты не справишься. Но она меня не слушала. С месяц назад мне стало известно, что она не укладывается в срок и теряет клиентуру. Элен работала как проклятая, но ничего не могла поделать. Напряжение оказалось для нее слишком велико и привело к неоправданному насилию.
        - То, что вы рассказали, похоже, дело полиции. Почему бы вам не обратиться в участок? Заодно и деньги сэкономите!
        - Ни в коем случае! Не хватает, чтобы Элен бросили в тюрьму! Сами знаете, как работают полицейские. Стоит кому-то оказать им сопротивление, как они не задумываясь начинают стрелять направо и налево. Мистер Кирк заверил меня, что вы принципиально не носите оружия. Поэтому-то, посоветовавшись с церковным советом, я решил нанять вас.
        - А деньги, которые она украла? - спросил Пирс. - Они для вас важны?
        - Деньги - дело десятое. Главное, разыскать Элен, вернуть ее и избежать огласки.
        - Вы не упомянули о ее муже. Из этого я делаю вывод, что она не замужем. Возможно, у нее есть приятель или даже жених? Вы с ним говорили?
        - Друга у нее нет, - ответил Джексон. - С ее клиентами мы сочли за лучшее не говорить, чтобы никто не узнал о ее исчезновении. Поэтому-то и полицию привлекать к делу не хотелось бы. А на вашу порядочность, надеюсь, можно положиться.
        - Сделаю все, что в моих силах, - буркнул Пирс. - Вы сами-то не Можете предположить, куда она могла отправиться?
        - Трудно сказать. Элен сама не понимает, что творит. В такой ситуации строить догадки, что ей придет в голову, бессмысленно. Я знаю одно: она не вернулась домой и не связалась с клиентами.
        - Где она любит бывать?
        - Элен не из тех, кто ведет светскую жизнь или шатается по дискотекам. Она привыкла к тяжелому труду, а в свободное время помогает нам в церкви.
        Пирс промолчал. Судя по всему, Джексон чего-то недоговаривает. К тому же он сильно нервничает. Отчего? Потому, что исчезла племянница, или его что-то еще беспокоит?
        - Назовите мне имена ее ближайших друзей и знакомых. Возможно, они наведут на след.
        - У Элен знакомых пруд пруди. Я составил список. Впрочем, с большинством из них я сам довольно близко знаком. Напрямую я их не спрашивал, но из беседы сделал вывод: они даже не знают, что Элен исчезла. - Ричард Джексон достал из кармана сложенный лист бумаги и протянул его Пирсу. - Жаль, что я мало чем могу вам помочь. Но я и сам мало что знаю.
        - С этого момента собирать информацию уже наша задача, - вмешался Кирк, все это время хранивший молчание. - Доул займется вашим делом, причем незамедлительно. Уверяю вас, вам не придется долго ждать результатов. Да, и еще. Вы положили в конверт то, о чем я просил, - что-нибудь из ее одежды, но не после стирки, так, чтобы запах не исчез?
        Джексон кивнул.
        - Да, конечно. В этом пакете блузка.
        - Спасибо, что нашли время прийти к нам и лично обо всем рассказать, мистер Джексон. Как только у нас появятся новости, Доул с вами свяжется.
        Проводив клиента, Кирк обратился к Пирсу:
        - Твой напарник тебя уже ждет в гараже, у внедорожника.
        - О Боже! А нельзя на этот раз обойтись без него?
        - Это уж не тебе решать. - Кирк отдал ему пакет с блузкой. - Думаю, он найдет ей применение.
        Зная, что спорить бесполезно, Пирс кивнул и пошел в гараж. Кирк запер дверь кабинета и направился за ним следом.

        По пути Кирк размышлял: уж не совершил ли он ошибку, доверив столь ординарное дело такому асу, как Пирс Доул? Ведь все кажется довольно банальным: Элен распсиховалась, стянула у дяди деньги - кстати, не так уж и много - и поехала куда глаза глядят. Может, нечего и волноваться: кончатся две тысячи долларов - она как миленькая вернется домой.
        Но интуиция подсказывала Кирку, что все не так просто. Поэтому он и поручил расследовать обстоятельства исчезновения Элен Джексон Доулу, на которого, как любому в агентстве известно, можно положиться. Даже внешность у него и та вызывает доверие, что немаловажно для сыщицкой профессии: высокий, спортивного телосложения. Коротко постриженные волосы аккуратно причесаны. Чисто выбрит. Пружинистая походка… Да что там, на такого и посмотреть-то приятно!
        Пирс тем временем вывел из гаража джип-внедорожник. Агентство экипировало машину всем, что только может потребоваться оперативнику, - палаткой, если придется ночевать под открытым небом, сотовым телефоном и пейджером, фонариками разного размера, лопатками, покрышками, которые можно использовать, позиционером со спутниковой связью, позволяющим в любой точке света определить свое местонахождение.
        Не успел Пирс нажать на кнопку, чтобы задвинуть двери гаража, как откуда ни возьмись выскочила огромная немецкая овчарка. Когда их с Пирсом разделяло несколько сантиметров, пес затормозил, выбивая когтями искры в асфальте, и ткнулся носом в ботинки хозяина.
        - О Господи! - воскликнул Пирс. - Тебя только мне и не хватало!
        - Нашел о чем горевать! - сказал Кирк. - Радуйся, что у тебя такой помощник!
        - Я и радуюсь, - буркнул Пирс. - Ну здравствуй, Фокс! - Он потрепал собаку по загривку.
        Услыхав свою кличку, пес поднялся на задние лапы, передние пристроил на груди у Пирса и лизнул его в лицо.
        - Ладно, пора за работу, - сказал он. - Фокс! В машину! - Тот покорно направился к машине. Пирс любезно распахнул перед ним заднюю дверцу, но пес не сдвинулся с места. - Ах да, совсем забыл! Ты ж у нас крутой парень! Ну ладно, полезай на переднее сиденье. - Пирс открыл дверцу и, не дожидаясь, пока пес усядется, занял место водителя, затем захлопнул правую переднюю дверцу. - Ладно тебе, Фокс, посторонись! Что ты мне в ухо дышишь, будто паровоз! К твоему сведению, на этот раз нам предстоит общаться с настоящей леди. Так что не больно-то погань сиденье.
        Бросив на Пирса изумленный взгляд, Фокс отвернулся и стал смотреть в окно.

2

        Поговорив со знакомыми в полицейском участке, Пирс выяснил: мимо них проезжала машина, которую вела женщина, похожая на Элен Джексон. Впрочем, бывший коллега Пирса говорил без особой уверенности: машина - кстати, не та, которая, по словам Ричарда Джексона, принадлежит его племяннице, а какая-то другая - пронеслась на большой скорости. Женщина за рулем вроде что-то такое крикнула, но полицейский не расслышал. Ему и не до того было: он торопился на срочный вызов.
        Доехав до развилки, Пирс повернул на мощенную гравием дорогу и по привычке взглянул в зеркало заднего вида.
        Сзади шел автомобиль, которого еще минуту назад на шоссе не было. За ним что, следят?
        У развилки Пирс снова повернул и съехал на обочину. Если за ним хвост, машина скоро появится. Нет, похоже, показалось.
        Пирс снова поехал по мощеной дороге в поисках жилища. Может, Элен где-то здесь скрывается? Но свежих следов не заметно. Судя по всему, никого здесь не было. Впереди показался забор. Подъехав поближе, Пирс прочитал надпись на воротах:
«Частное владение. Вход воспрещен».
        Возможно, именно здесь Элен залегла на дно. К тому же рядом с калиткой отпечатки ног. Ну, она здесь прошла или не она, это мы сейчас выясним.
        Выйдя из автомобиля, Пирс отворил дверцу для Фокса, подержал перед его носом блузку, принесенную Джексоном, и приказал:
        - Фокс, след!
        Он не стал держать собаку на поводке. Так и овчарка будет чувствовать себя свободнее, и ему будет лучше, если возникнут неприятности и потребуется пространство для маневра.
        Фокс заковылял вниз по холму, нюхая землю. Вдруг застыл и коротко гавкнул, подлез под забор и понесся по частному владению. Не долго думая, Пирс перелез через забор и побежал за собакой.
        Вдалеке показалась небольшая хижина. С дороги ее не было видно из-за забора и скрывавших ее сосен. Где-то неподалеку слышалось журчание ручья, а позади хижины виднелся небольшой прудик, который, судя по всему, и питался из ручья. На деревянном мостике сидела девушка в розовом лифчике и трусиках, расписанных какими-то цветочками. Она полоскала в пруду блузку, а чуть поодаль, на дереве, сушилась юбка.
        Надо же, как мило! Цветочки на трусиках! Не больно оригинально, подумал Пирс. И тут его тело отреагировало на вид полуобнаженной красавицы, причем так, как не положено реагировать телу оперативника.
        Она была буквально создана для любви. Черные волосы нежно ласкали кремовую кожу плеч, намокшее белье подчеркивало изящные изгибы фигуры. Да, на фотографии Элен Джексон - а сомнений в том, что это она, у Пирса не осталось - сильно проигрывает! В жизни она гораздо красивее. Прямо ходячее искушение.
        Она поднялась, вероятно чтобы развесить на ветке дерева выстиранную блузку. В этот момент раздался лай и Фокс, словно взбесившись, прорвался через кусты и ринулся на мостик.
        Увидев несущегося на нее огромного пса, Элен закричала.
        - Эй вы, осторожнее! - воскликнул Пирс.
        Но предупреждение опоздало. Элен Джексон покачнулась, не смогла удержать равновесие и, подняв бурю брызг, плюхнулась в воду.

        При других обстоятельствах Пирс Доул просто бы посмеялся над этим, надо признать, весьма забавным происшествием. Покажи такое в кино - не поверят, скажут: вымысел! А ведь она и вправду свалилась в пруд, хотя Фокс ее и не коснулся.
        Ха-ха! Есть, впрочем, одно «но»: Элен Джексон, судя по тому, как она бултыхается в воде, ни черта не умеет плавать.
        В такой ситуации дорога каждая секунда. Погода прохладная. Вдруг ей ногу судорогой сведет? На ходу сбросив сапоги, Пирс пробежал по мосткам и бросился в пруд.
        Хм! Вода прямо ледяная. Но ему все нипочем: они не в таких переделках бывал. Несколько мгновений - и он уже подплыл к Элен. Но та, обезумев от потрясения, сучит руками, вопит что-то, вырывается, будто решила утонуть.
        - Перестань брыкаться! - рявкнул Пирс. - Тебе что, жить надоело?
        Повинуясь его команде, Элен затихла. Пирс обхватил ее руками. Она вся дрожала.
        - Ладно уж, не волнуйся! Сейчас вытащу тебя на берег, и все будет в порядке.
        Доплыв до мелководья, Пирс встал и на руках вынес ее на берег. Надо дать ей обсохнуть, пусть одевается!
        Но искушение оказалось слишком велико. Он опустил голову и припал к ее губам. Элен подарила ему нежный поцелуй. Даже не сопротивлялась! Наоборот, словно целый день ждала, когда же он появится, чтобы подарить ему несколько сладостных мгновений.
        Пирс отстранился и осторожно поставил ее на землю.
        Ее глаза были подернуты влажной пеленой.
        - Ну вот, - немного хрипло произнесла она и откашлялась. - Я вас отблагодарила. А теперь идите.
        Ее влажная кожа сверкала на солнце. Жадному взгляду Пирса явилось тело, созданное для любовных ласк.
        - Вам нечего бояться. - Он подошел к мостику, поднял ее мокрую юбку. Чуть поодаль на ветке сушилась белая блузка. От взгляда Пирса не укрылось размытое красное пятно. Элен замывала кровь?
        Она тем временем подняла с земли крепкую палку.
        - Думаю, вам лучше уйти!
        - Тут я с тобой не соглашусь. По крайней мере, Фоксу ты явно понравилась, - заметил Пирс.
        Фокс, неслышно подкравшийся к ней сзади, подал голос. От неожиданности Элен вскрикнула.
        - Не бойся! Будь паинькой, и он ничего не сделает. - Пирс отдал ей мокрую одежду. - Оденься. Так, по-моему, будет поуютнее.
        - Кто вы? - спросила она, натягивая мокрую юбку.
        - Друг с овчаркой. Тот, кто не желал, чтобы ты утонула.
        - Как благородно, учитывая, что это из-за вас я упала в воду! - Не сводя взгляда с Пирса и собаки, Элен прошла по мостику и надела туфли. - По-моему, ваш Фокс на волка смахивает, а не на овчарку.
        - Да, крупный экземпляр, - согласился Пирс, надевая сапоги.
        Подул прохладный ветерок. Элен поежилась. Если так и дальше пойдет, скоро у нее зуб на зуб не попадет. Не хватает вернуть ее в лоно семьи с воспалением легких!
        - Ваш домик? - спросил Пирс, кивая на хижину, хотя прекрасно знал ответ. - Лучше вам зайти и согреться. Погода сегодня отличная, но все-таки холодновато.
        - Да… - неопределенно ответила Элен. - Я тут пока живу.
        Вот это здорово! Могла бы наврать: мол, моя хижина, и все! Если уж она решилась на воровство, столь невинная ложь ей наверняка по плечу.
        - На вас нет формы. Вы из полиции?
        - Нет. Я же сказал: просто друг. Надеюсь, в этом сарае есть сухая одежда?
        - В шкафу висит старая фланелевая рубашка, - отозвалась Элен. - Ее и надену. - С этими словами она повернулась и направилась по выложенной гравием дорожке к хижине.
        Пирс последовал за ней. Сзади трусил Фокс. К дому они приблизились одновременно. Пирс любезно открыл ей дверь, подождал, пока в дом зайдет собака, и последним вошел сам.
        Пройдя к шкафу, Элен нашла на верхней полке стопку старых полотенец, одно взяла себе, другое отдала ему. Пирс начал было вытирать шею, но замер: он не мог отвести взора от представившейся ему картины. Элен, самая красивая девушка на свете, вытирает намокшие черные волосы. Как она прекрасна!
        И как все-таки жаль, что у нее не все дома.
        - Пойду переоденусь во что-нибудь сухое.
        - Фокс составит тебе компанию. И не вздумай спорить! Он же душка!
        Пожав плечами, Элен прошла в соседнюю комнату и уже через минуту вернулась в серой фланелевой рубашке.
        - Отлично! - похвалил Пирс. - Ну, Элен, пойдем!
        - Куда? - встревожилась она. И лишь потом поняла подвох: он назвал ее по имени.
        - Вас зовут Элен Джексон. Не правда ли?
        В ее глазах мелькнул страх.
        - Откуда вы знаете?..
        - Не волнуйтесь. Я вам не враг. Это я вас из воды вытащил, забыли? А мог бы ведь и утопить!
        - Тут вы правы, - кивнула она. - Но вы так и не назвали себя. Кто вы? Чем занимаетесь?
        - Фамилия моя Доул. Меня послал ваш дядя. Вы нуждаетесь во врачебной помощи, и он вам ее обеспечит. Еще я должен вернуть деньги, которые вы украли из церковного фонда.
        - Я? Украла?
        - Да. Тысячи две долларов. После того как тюкнули по башке своего дядю. Но не волнуйтесь, он уже пришел в себя. В полицию на вас никто не заявит. И дядя и церковный совет просто хотят вам помочь. Потому и держат ваше исчезновение в тайне.
        Элен в раздумье покачала головой.
        - Тут что-то не сходится. Я не могла ударить своего дядю, я в нем души не чаю! Кроме него, у меня никого не осталось. К тому же я не воровка!
        - Тогда что же случилось? Расскажите свою версию. И какими судьбами вы оказались в здешних краях?
        Элен опустила голову.
        - Я ничего не помню. Знаю лишь, что вошла в церковь, а потом - какой-то провал в памяти. Я очнулась в машине, рядом сидел мужчина, задумавший меня убить. Мне удалось вырваться и убежать.
        Пирс смерил ее взглядом. Хорошенькая история! Выдумала бы уж что-нибудь поправдоподобнее!
        - Каким образом вы оказались в машине рядом с этим мужчиной? И что это была за машина? Ваш автомобиль исчез.
        Глаза Элен наполнились слезами, но она сдержала рыдания.
        - Не помню. Не помню! И не понимаю, что с моей памятью! Я стараюсь вспомнить, но ничего не выходит.
        - Расскажите хотя бы то, что помните.
        - Я была в церкви. Ждала дядю. Помню, как прошла к нему в кабинет. И все. Следующее воспоминание - это уже когда я очнулась в машине рядом с тем мужчиной. На мне были наручники. Потом я вырвалась и убежала. Вот все, что я помню.
        - Что ж это за наручники такие? Как вы их сняли? Нашли ключ?
        - Нет. Здесь я отыскала долото, пассатижи и другие инструменты. Вставила долото в замок и жала, пока замок не сломался. - Пройдя на кухню, Элен взяла наручники и протянула ему. - Взгляните сами.
        Бросив взгляд на наручники, Пирс сунул их в карман куртки. Наручники не из тех, что используются в полиции, меньше размером, более хлипкие. С полицейскими наручниками ей бы ни за что не справиться.
        Впрочем, наличие наручников еще не доказывает правдоподобности ее истории. Может, она сама их где-то купила, или у нее есть знакомый в охране, или еще что-нибудь.
        - Вы мне не верите! - В голосе Элен слышалось разочарование.
        - Если честно, я не знаю, чему верить. Но, похоже, вы в свою историю верите на все сто.
        - Думаете, я свихнулась?
        - Я не врач, откуда мне знать? По мне, так вы нормально выглядите!
        Элен рассмеялась. Да уж, удачно он выразился, ничего не скажешь, «нормально выглядите»! Она великолепная, потрясающая, притягательная, желанная…
        Но что это с Фоксом?
        Приподнявшись на задних лапах, пес высунул морду в окно и принюхался.
        - Похоже, кто-то решил составить нам компанию, - объяснил Пирс. Пройдясь по хижине, он устроил беглый осмотр. Открыл шкафы и ящики стола, заглянул под лежак, прочесал кухню. Похоже, денег здесь нет, по крайней мере там, где их легко обнаружить. Ладно, это подождет. Скажет Кирку, чтобы послал людей как следует все здесь обыскать. - Пора!
        Пирс взял ее за руку и вывел через черный ход. Фокс шел впереди. Вдруг он замер, пригнулся и пополз вперед. Все ясно! Незнакомцы близко. Натренированный нюх Фокса учуял запах алкоголя или пороха, а значит, жди беды.
        - Быстрее! - сказал Пирс.
        В ту же секунду из-за песчаного холма вышли двое в лыжных масках.
        - Здорово, приятель! - сказал один, сжимавший в руке бейсбольную биту. - Отойди в сторонку, не засти солнце! У нас с дамой кое-какое дельце. Ты нам не нужен. Проваливай! Идем, Элен!
        Фокса не было видно. Пирс знал: он затаился где-то рядом и ждет команды хозяина, чтобы броситься на обидчика.
        - Мой тебе совет, - спокойно произнес Пирс, - уходи туда, откуда пришел!
        - Ты что? Крутой, да? Сам нарвался! Прощайся с жизнью, парень!
        Пирс резко свистнул. В ту же секунду Фокс, будто реактивный самолет, появился из-за куста и, сбив высокого незнакомца с ног, вцепился ему в запястье. Бандит взвыл от боли и выпустил биту. Он попытался ударить собаку кулаком левой руки, но промахнулся.
        Пирсу было, впрочем, не до этого захватывающего зрелища. Он ударил второго незнакомца в грудь. Тот покачнулся. Пирс нанес ему удар в живот. Тот сложился вдвое, издал вопль и со всех ног бросился бежать.
        - Стоп! - приказал Пирс.
        Фокс отпустил бандита. Держась за окровавленное запястье, тот поднялся и побежал. Пирсу хотелось их догнать, но сейчас было не до того. Воспользовавшись неразберихой, Элен могла сбежать.
        Пирс оглянулся. Вот это да! Она взяла биту, которая вылетела из руки незнакомца, и приготовилась отбиваться.
        - Брось! - сказал Пирс. - Они не вернутся. Пора нам убираться отсюда подобру-поздорову.
        - Я хотела сказать то же самое.
        - Великие умы сходятся! - хмыкнул Пирс.
        К его удивлению, Элен говорила совершенно спокойно. Он взглянул на нее с уважением. Ведь могла бы тысячу раз сбежать, но предпочла остаться и помочь ему. Что о многом говорит.
        Есть, правда, и еще кое-что, позволяющее сделать важный вывод. Элен действительно грозит опасность. В этом он сам убедился. А значит, передавать ее кому бы то ни было преждевременно. Вначале он должен убедиться, что она будет в безопасности.
        Разумеется, тем самым он нарушит указания начальства. Что с того? Чужая жизнь важнее самой распрекрасной работы.

3

        - Хотели, чтобы я пошла с ними! Но зачем я им сдалась? Я ведь даже понятия не имею, кто это такие.
        Лишь когда они добрались до машины Пирса и выехали на шоссе, Элен вздохнула с облегчением.
        - Чего не знаю, того не знаю, - ответил Пирс. - Главное, ты не волнуйся! Пока мы с Фоксом рядом, опасность тебе не грозит!
        Просто удивительно! Элен не верила своим ушам. Кто-то обещает взять ее под защиту! Надо же. Чрезвычайно романтично, как в сказке: красавец мужчина и огромный пес.
        Пирс искоса взглянул на нее. Он прямо излучает энергию, подумала Элен. Высокий, широкоплечий, темноволосый. Но дело даже не в этом. Он обладает не только физической, но и какой-то внутренней силой. От него буквально веет спокойствием и уверенностью. Вот и ей он смог вернуть самообладание.
        - Я боялся, что ты сбежишь! - сказал он.
        - Разве я могла? - ответила Элен. - Ты из-за меня попал в эту передрягу. Должна же я отплатить добром за добро! Все равно от меня мало было толку. Пока я добралась до биты, исход схватки был уже предрешен.
        Пирс улыбнулся. От этой улыбки у Элен холодок пробежал по коже. Ей так нужны его поддержка, его доверие! Но сколько сил понадобится приложить, чтобы этого добиться!
        Она вспомнила его глаза, засветившиеся от желания, вспомнила страстный поцелуй и объятия, в которых чувствуешь себя такой защищенной.
        - Ответь лучше ты мне. Почему ты думал, что я убегу?
        Пирс моргнул.
        - Как же иначе? Эти двое громил жутко тебя испугали. Бегство вполне логичный поступок в такой ситуации.
        - Но не могла же я убежать и оставить того, кто бросился на мою защиту. Ты рисковал жизнью из-за меня.
        Он бросил на нее взгляд, полный нежности и восхищения. Но тут же осекся и принялся оглядывать дорогу.
        - Думаешь, они вернутся?
        - Вряд ли, - сказал Пирс. - Я не вижу ничего подозрительного, да и Фокс, похоже, не чует опасности.
        Гораздо важнее сейчас другая проблема: почему это вдруг ему так не хочется высвобождать руку? С чего это он начал поглаживать ее ладонь подушечкой большого пальца?
        Ответ, конечно, напрашивается сам собой - чтобы успокоить, убедить, что все в порядке. Зачем же еще?
        - Отвезешь меня в Сейделл? - спросила Элен. - Теперь тебе волей-неволей придется поверить, что я сказала правду. Кто-то и впрямь за мной охотится. То, что они меня обнаружили, говорит о том, что они за тобой следили. Думали, что ты выведешь их на мой след. Так и случилось. К счастью, ты меня не дал в обиду.
        Да уж! Поразмыслить и впрямь есть над чем. О том, что Пирс получил задание, знали немногие: Старик, мистер Кирк, дядя Элен и члены церковного совета, посоветовавшие Джексону обратиться в сыскное агентство. Да, он еще показал фото Элен полицейскому. Но полиция в деле явно не замешана.
        Факт остается фактом: бандиты знали Элен по имени. Стало быть, дело не в ограблении и ни с кем они ее не спутали.
        - Надо позвонить, - твердо произнес Пирс.
        Припарковавшись на обочине, он вышел из машины, захватив сотовый телефон. Ключи оставил в замке зажигания - так Элен будет знать: он ей доверяет.
        - Не волнуйся, я скоро! Фокс будет с тобой.
        В ту же секунду овчарка прыгнула на переднее сиденье и уселась между Элен и рулем, тыкаясь мордой ей в грудь. Оглянувшись, Пирс увидел, что она легонько поглаживает его здоровенную голову. Значит, и пес почувствовал в ней не врага, а друга, иначе бы ни за что не позволил себя гладить.
        Со второго же гудка на том конце провода сняли трубку.
        - Кирк слушает.
        - Доул, - представился Пирс. - У меня проблемы.
        Он изложил Кирку, к чему привели его поиски. Не упустил ни нападения бандитов, ни того, что машина Элен Джексон исчезла без следа.
        - Вряд ли Старику придутся по душе осложнения, - заметил Кирк. - Что намереваешься делать?
        - Я знаю одно: передавать ее клиенту пока опасно. Неизвестно, кто подослал этих качков. И в полицию Сейделла я обратиться не могу: узнав об ограблении и о том, что Элен ударила своего дядю, они должны будут возбудить дело. Если же решат, что она психопатка, представляющая опасность для окружающих, не миновать ей лечебницы. А это может сильно облегчить задачу тем ребятам, которые ее преследуют. К тому же наш клиент просил полицию в дело не вмешивать. Вот я и подумал: лучше всего Элен Джексон пока не выплывать на поверхность, а я тем временем тихонько разберусь что к чему.
        Подумав, Кирк согласился.
        - Ладно, пусть будет так, но под твою ответственность. Помни: мисс Джексон не владеет собой и полагаться на ее слово, возможно, опасно. От ее дяди мы не узнаем подробностей, он лишь может высказать свои догадки. Постарайся выяснить, что она помнит, и проследить ее передвижения. Я тем временем соберу о ней полное досье. Да, опиши человека, который, по ее словам, хотел ее убить. Возможно, нам с этим повезет.
        Вернувшись к машине, Пирс обнаружил, что Элен и не думала исчезать: она играла с собакой.
        - Полезай на место! - приказал он Фоксу.
        - Каково твое решение? - спросила Элен прохладным тоном. - Мне не хотелось бы впускать в свою жизнь незнакомцев, но я нуждаюсь в твоей помощи. Однако мне не нравится ложь.
        - Ложь? Ты о чем?
        - Я знаю, кто ты.
        - Вот оно что!
        - Да. Пирс Доул. Тридцать лет. Должность - сотрудник сыскного агентства «Эгрет».
        Пирс невольно проверил, на месте ли бумажник. Вроде все в порядке.
        - Откуда ты узнала?
        Элен кивнула на отделение для перчаток.
        - Пока ты говорил по телефону, у меня было достаточно времени, чтобы туда заглянуть. Машина принадлежит агентству, но записана на твое имя. Я слышала об
«Эгрете». Ваше агентство считается одним из лучших, хотя известно, что, если понадобится, вы готовы преступить закон.
        - Да, похоже, Элен, я тебя недооценил. Прости. В следующий раз буду держать лицензию в бумажнике.
        - Если у меня пробелы в памяти, это еще не значит, что я не в состоянии логически мыслить! Я в беде, это точно. Жизнь моя висит на волоске. Но в чем моя вина, я не знаю. В такой ситуации мне нужен друг, союзник. И теперь настала твоя очередь сделать ход. Скажи, кто ты мне: друг или враг?
        Можно, разумеется, попытаться заговорить ей зубы, успокоить, сказать, что она преувеличивает опасность. Но ложь с ней, похоже, не сработает.
        - Пока я не могу сказать с уверенностью. Обещаю лишь одно - я сначала выясню все о той передряге, в которую ты попала. И не выдам тебя никому, пока не пойму, кто тут жертва.
        - Понятно, - кивнула она.
        Положение не из легких. Рядом с ним девушка, которая носит трусики, разрисованные изображениями Микки-Мауса. Воплощение женской красоты и невинности. Но не обманчивое ли это впечатление? Судя по рассказам ее дяди, она страдает расстройством психики. Может, и впрямь она его ударила!
        Только теперь, приглядевшись, он заметил розоватый шрам у нее на затылке. Значит, ей в самом деле пытались нанести увечье?
        - Сейчас поедем в частную клинику в Сейделле.
        - Не надо! Что, если туда заявятся люди, которые за мной охотятся?
        - Вряд ли. Те двое, кого подослали к тебе, были хоть и крутые парни, но не из лучших. За твоим домом и за работой, скорее всего, установлена слежка. Однако, чтобы следить за другими местами, где ты, возможно, появишься, требуется много людей. Судя по всему, заказчики такими ресурсами не располагают. У тебя на затылке шишка и шрам. Значит, кто-то ударил тебя по голове. Отсюда и пробелы в памяти. В клинике работает врач, связанный с нашим агентством. Он тебя осмотрит, не докладывая о нашем визите. Что, если у тебя сотрясение? Надо выяснить.
        - Никуда я не поеду! Ненавижу больницы!
        - Это не обсуждается.
        - Еще чего! Останови машину!
        Он лишь искоса взглянул на нее.
        - Тормози! - крикнула она. - Никуда я с тобой не поеду, если не хочешь меня выслушать.
        Ответа не последовало. Тогда Элен схватилась за ручку дверцы. К счастью, Пирс оказался проворнее и успел схватить ее за запястье.
        - Съезжай на обочину, если не хочешь, чтобы мы оба пополнили список ДТП!
        - Какого черта? - рявкнул он, остановившись на обочине.
        - Сам видишь, Пирс, мне нелегко приходится. Меня ударили по голове, у меня провалы в памяти. В таком положении мне просто необходима чья-то помощь. Но ты и сам не уверен, на чьей ты стороне - на моей или нет. Поэтому и я не знаю, могу ли до конца тебе доверять. А тут ты вознамерился куда-то тащить меня против моей воли! - С этими словами она открыла дверцу.
        Пирс схватил ее за руку.
        - Отпусти! - Она вырвалась. - Может, ты и здорово дерешься, но мною командовать я никому не позволю!
        - Ничего не выйдет. Меня наняли сделать так, чтобы с тобой ничего не случилось. Значит, я просто обязан за тобой проследить, даже если придется защищать тебя от тебя самой.
        - Думаешь, я сошла с ума? Обращаешься со мной так, будто я сама не могу принять решение!
        - Разумеется, не можешь! Ты в подобных делах новичок!
        Ее глаза наполнились слезами.
        - Не вздумай! - буркнул Пирс. Одна мысль о том, что Элен заплачет, была ему невыносима. - Извини, зря я так с тобой… Прости!
        - Ладно… Прощаю.
        Она через силу улыбнулась. Пирсу захотелось прижать ее к себе и крепко-крепко поцеловать.
        Он отвел взгляд, опасаясь, что не совладает с инстинктами.

4

        Меньше чем через час они приехали в частную клинику в Сейделле, о которой говорил Пирс. Оставив машину на стоянке под охраной Фокса, он провел ее по ярко освещенному коридору в приемную, подошел к медсестре и представился.
        - Врач сейчас будет, - сказала та. - Пройдите пока в смотровую.
        Пирс молча указал Элен на соседнюю дверь.
        - Ты что, пойдешь со мной? - встревожилась она.
        - Когда врач появится, оставлю вас наедине. Если что, я рядом, в приемной.
        - Добрый день! - раздался мужской голос.
        В смотровую вошел доктор. Элен раньше с ним никогда не встречалась, да и он, судя по всему, ее не знал.
        Пирс вышел. После тщательного осмотра к Элен подключили какие-то датчики, взяли анализ крови и, оставив одну, разрешили одеться. На цыпочках прокравшись к двери, Элен прислушалась.
        Говорил врач:
        - Я проведу анализ на наличие наркотиков. Компьютерное обследование покажет, нет ли черепно-мозговых травм. А результатов анализа крови придется подождать.
        Что толку? Все равно они ничего не обнаружат. Ладно уж, Пирс должен убедиться. Плох не сам осмотр, а то, что он ей не верит.
        Что толку в помощнике, который в тебе сомневается? Если их дорожки разойдутся, наверное, и ему и ей будет только лучше. В конце концов, почему ради нее он должен рисковать жизнью?
        Наилучший выход - вернуться в церковь, дождаться, пока оттуда все уйдут, войти и попытаться минута за минутой восстановить происшедшее. Надо лишь как-то подтолкнуть память, и все пережитое само собой к ней вернется.
        Голоса за дверью стихли. Пирс и врач пошли дальше по коридору. Улучив момент, Элен выскользнула и бросилась к двери с табличкой: «Запасной выход».
        Вот он, ее шанс!
        Со всех ног она бросилась бежать вниз по лестнице. Уф, еще немного и… Она ткнулась прямо Пирсу в грудь.
        Откуда он здесь взялся? Вырос будто из-под земли.
        - Привет!.. - выдавила из себя Элен. - Я как раз хотела…
        - …Сбежать, - закончил Пирс. - Пойдем, я отведу тебя к врачу.
        Они поднялись на третий этаж. Когда они вошли в кабинет, доктор взглянул на них с плохо скрытым удивлением. Вероятно, даже он заметил, что между ними пробежала кошка.
        - Результаты анализа крови будут готовы через три дня, - сообщил он. - Но первоначальный осмотр не выявил наличия в вашем организме наркотических веществ. О сотрясении мозга, к счастью, тоже речи нет. Таким образом, потеря памяти не вызвана физической травмой.
        - Значит, тут дело в психологии?
        - Вероятно, - кивнул врач. - Однако я не психиатр, поэтому с уверенностью утверждать не могу. Во всяком случае, внешних признаков, позволяющих объяснить амнезию, мне обнаружить не удалось.
        - Ясно, - произнес Пирс. - Ну, нам пора! Счет, как обычно, пришлите в агентство.
        - Разумеется. Вместе со счетом я отправлю результаты анализов крови. Удачи вам!
        Элен совсем сникла. Пирсу ни за что не понять, почему она решила его оставить. Ведь так для них обоих было бы лучше. А теперь у него еще больше причин ей не доверять.
        Нечего сказать, удружила сама себе!
        - Прошу! - Пирс открыл перед ней дверцу, дождался, пока она сядет в автомобиль и пристегнет ремень безопасности, затем прошел на водительское место. Фокс наклонил к ним свою морду, но, почувствовав, что что-то не так, отвел взгляд в сторону и принялся смотреть на дорогу.
        Пирс молчал. Наконец Элен решилась нарушить тишину.
        - Куда мы едем? - спросила она.
        - В один дом. На полпути к Бремингтону. Там будет безопаснее всего. - Они еще несколько миль проехали в молчании. - Есть кто-то, с кем я могу о тебе поговорить? - спросил Пирс. - Желательно тот, кто хорошо тебя знает.
        - Зачем тебе?
        - Не отвечай вопросом на вопрос!
        - Мне не хотелось бы вмешивать в это дело друзей и знакомых. Кто знает, почему за мной охотятся? Я не хочу никого подставлять.
        - Так или иначе, нам нужен кто-то, кто прольет свет на случившееся с тобой. Человек, которому можно доверять.
        - Если только кто-то из церкви… Но вряд ли они разговорятся с сыщиком. Да и я перед ними за тебя поручиться не могу.
        - Расскажи о своей работе, о своих клиентах.
        - У меня бухгалтерская фирма. Рабочее помещение - мой дом, все сотрудники - я сама. На доход от фирмы я и живу. Как понимаешь, делать все одной не очень-то легко. Но плохо то, что меня - бухгалтера! - обвиняют в воровстве, и у кого - у церкви! Хуже и не придумаешь!
        - Ладно, не волнуйся, я с тобой!
        Так оно и есть. Пирсу можно верить на слово, в этом Элен была уверена. Если он обещал ее защитить, то никто до нее не доберется.
        - Далеко еще до этого безопасного места?
        - Скоро будем. Дом на границе штата. Он не мой, а моего друга Картера. Он в отъезде, участвует в тренировках на Восточном побережье США. Так что никто нас там не побеспокоит.
        - Картер тоже работает в агентстве «Эгрет»?
        - На этот вопрос я не могу тебе ответить. Мы с ним дружим очень давно, еще с тех пор, как вместе служили в полиции.
        - Вдруг соседи нас заметят?
        - Меня они знают. Там в округе живут в основном бывшие полицейские и военные, так что проблем не будет.
        Элен тяжело вздохнула.
        - Ты хоть понимаешь, что у меня ничего нет - ни денег, ни удостоверения личности, ни даже одежды. Рубашка и то не моя! Лучше забрать из дома мои вещи!
        - Исключено! За твоим домом, скорее всего, следят.
        - Ладно, - кивнула Элен. - Но переодеться мне все равно во что-то надо!
        - Остановимся у магазинчика по дороге. Ты будешь сидеть в машине под охраной Фокса. Мне скажешь размеры и что купить. Я подберу подходящие вещи.
        Так они и поступили. Быстро управившись с покупками, он вернулся в машину, положил пакеты на заднее сиденье и в молчании возобновил путь.
        - Надо же, - не без иронии произнесла Элен, - молчаливый благородный герой.
        - Что?
        - Ты ужасно смелый! Ни капельки не испугался, когда эти двое бандитов на тебя бросились!
        - Смелость тут ни при чем, - заявил Пирс. - Работа такая.
        - Не боишься, что защищаешь воровку?
        - Слова «бояться» в моем словаре нет. Что же до тебя, в обиду я женщин не даю. Пока что я исхожу из рабочей версии, что за тобой охотятся и ты ни в чем не виновата.
        - Пока что?
        - Да? А чего ты еще хочешь? Если ты намерена завоевать мое доверие, окажи хоть какую-то посильную помощь. Надо разобраться в происходящем, а без тебя мне никак не справиться. Ладно, потом поговорим. Приехали!
        Пирс припарковал машину у деревянного дома в жилом районе, расположенном вблизи реки.
        - Заходи, располагайся!
        Обстановка была не слишком богатая. Зато в доме было все необходимое - комфортабельная мебель, продукты в холодильнике, компьютер, снабженный программой для составления фоторобота. С ее помощью Пирс надеялся составить портрет человека, который похитил Элен.
        Глядя на Пирса, который с легкостью настоящего профессионала управлялся с компьютером, Элен думала о том, как нелегко будет завоевать его доверие. Конечно, он сомневается. Как же может быть иначе?
        Ее хотят подставить. Полицию к делу не привлекают, но это пока: если история с украденными церковными деньгами выплывет наружу, Элен упекут за решетку. И дяде придется нелегко: он поставил на кон свою репутацию, поручившись перед церковным советом, что она ни в чем не виновата. Если ее арестуют, с его карьерой покончено. Да и позора не избежать.
        - Я не брала денег! И никого не била по голове! - сказала Элен. - Я не знаю, что произошло, но уверена, что не совершала преступления.
        Пирс задумчиво кивнул.
        - Я не сумасшедшая! - Она поймала его взгляд. - Не смотри на меня так! Терпеть не могу, когда меня жалеют. Она, мол, конечно, тронутая, хоть с виду и не скажешь!
        - Ничего я такого не думал! - возразил Пирс. - Твой дядя рассказал мне, что у тебя иногда бывают провалы в памяти. И что после депрессии ты какое-то время лечилась в больнице.
        - Полгода! Полгода после того, как отец покончил с собой. Я присутствовала при этом. Представляешь, какое это потрясение для тринадцатилетней девчонки? - Она глубоко вздохнула. Было видно, что воспоминания о далеком прошлом до сих пор не дают ей покоя. - Из моей памяти стерлись подробности происшедшего. Потом дядя рассказал мне, как это случилось. Сообщил все, что я должна знать. В любом случае, сделанного не воротишь. Я смирилась с действительностью, научилась жить так, как будто ничего страшного не было. Врачам пришлось постараться, чтобы привести меня в чувство. Но, выписавшись из клиники, я больше в нее не возвращалась!
        - Но теперь у тебя снова провалы в памяти…
        - Мой мозг, очевидно, блокирует нечто страшное, такое, с чем я никак не могу смириться. Ведь тогда, в тринадцать лет, со мной произошло то же самое, но мне удалось справиться и начать жить нормальной жизнью. Я давно не принимаю лекарств, не посещаю психиатра. Плохо то, что окружающие все равно воспринимают меня как не вполне нормальную. Сколько я ни пыталась изменить мнение о себе, ничего не вышло! Бедняжка Элен, у старины Рича Джексона с ней столько забот! И попробуй их переубеди!
        - Не волнуйся. Мы докопаемся до правды, и ты заживешь совсем другой жизнью.
        - Нет, - покачала головой Элен. - Даже если с меня снимут все подозрения, прошлое будет неотступно следовать за мной. Однако я не собираюсь сидеть, поджав крылья как беспомощный цыпленок. Я буду бороться!
        - Молодец! Садись поближе, программа загрузилась.
        Места за столом было мало, их колени касались друг друга. Элен почувствовала, как по ее телу заструилось тепло. Прежде она такого не испытывала. В глазах Пирса ей почудилось желание: его душу бередил тот же огонь, что и ей не дает покоя с самой их встречи. Да и у нее в сердце бушевала целая буря эмоций и переживаний.
        Она заставила себя отвести взгляд, иначе неизвестно куда заведет их эта ситуация.
        - Как работает эта программа? - спросила она, сосредоточиваясь на экране компьютера.
        На то, чтобы составить потрет злоумышленника, похитившего Элен, потребовался целый час. Напряженную работу скрасил Фокс. Он подошел к Элен, пристроил свою громадную голову у нее на коленях и тихонько заскулил, когда она начала ерошить шерсть у него на затылке.
        - Вот это пес! - проговорила Элен.
        - Куда там! - отозвался Пирс.
        Он был раздражен. И злился и на Элен, и на Фокса. Но больше всего на самого себя, прежде всего потому, что не в состоянии совладать с первобытными инстинктами. Ведь они здесь для того, чтобы составить фоторобот. На этом и нужно сконцентрировать внимание. А вовсе не на ее красивых коленках, скрытых темно-зелеными шерстяными брюками, которые он купил в магазине, и не на волосах, которые она откидывает со лба, глядя на монитор. И не на руках - таких нежных, ласковых, прямо созданных для того, чтобы передать свое страстное тепло его обнаженной коже.
        - Вот! Это он! Этот мужчина собирался меня убить!
        Пирс заставил себя спуститься с небес на землю. С экрана на него смотрел заурядный белый американец средних лет. Лицо не толстое и не худое. Самое обыкновенное.
        - Я с этим типом не знаком. Нет догадок, откуда он взялся?
        Элен медленно покачала головой.
        - Ладно. - Пирс сделал распечатку фоторобота и направился к факсимильному аппарату, стоявшему рядом с телефоном. - Пошлю картинку Кирку. Пусть проверит ее в базах данных. Может, что-то и выяснится.
        Элен терла глаза.
        - Устала? Ты, наверное, и глаз не сомкнула с тех самых пор, как эта история закрутилась?
        - В хижине было не до сна, - ответила Элен. - Я все время боялась, что явится хозяин…
        - Тогда ложись отдохни.
        - Нам еще столько нужно сделать…
        - Пока дел особых нет. Я отправил портрет, теперь буду ждать звонка Кирка. Пока он не позвонит, можешь вздремнуть.
        Она покорно встала.
        - Я с ног валюсь от усталости. Голова совсем не соображает. Ты честно не возражаешь, если я немного посплю?
        - Разумеется, не возражаю! Спальня - первая дверь слева. Если что-то понадобится, зови. Я рядом.
        - Спасибо. - Элен посмотрела на него и выдавила из себя улыбку. - Когда ты сбрасываешь с себя маску крутого парня, ты бываешь таким милым! - Она вышла из комнаты.
        Бросив взгляд на Пирса, Фокс получил разрешение и проследовал за ней.
        Подождав немного, Пирс заглянул в спальню посмотреть, что поделывает парочка его подопечных. Увиденное превзошло все его ожидания. Они вдвоем забрались на кровать. Фокс разлегся на боку, рядышком с Элен, голову пристроил на диванной подушке. Ее левая ладонь покоилась у него на мохнатой груди.
        Заметив приближение хозяина, Фокс открыл глаза, но не пошевелился, будто боясь разбудить Спящую Красавицу. Элен ровно дышала: видимо, усталость взяла свое и она забылась долгожданным сном. Пробежав глазами по ее изящному телу, он снова ощутил прикосновение ее бархатистой кожи, ее легкий пьянящий аромат, и его снова охватило желание. Фокс глядел на него с нескрываемым осуждением. Брось, парень! - словно говорил он. Все так, как и должно быть. Я рядом с ней, потому что это мое место. Тебе к ней прижиматься ни к чему.
        Тихо чертыхнувшись, Пирс вышел из спальни, прошел на кухню и стал ждать звонка Кирка. Наконец его сотовый телефон издал два коротких гудка.
        - Доул слушает!
        Кирк сообщил Пирсу, что получил его факс, и потребовал подробного отчета. Выслушав Пирса, Кирк спросил:
        - Думаешь, она виновата?
        - Не знаю, - честно признался Пирс. - Мне показалась, что Элен ничего не скрывает. Хотя, возможно, все дело в том, что она отличная актриса.
        - Будь я на твоем месте, то поразмыслил бы над этим. Вполне возможно, что так оно и есть. Я недавно беседовал с медсестрой, которая ухаживала за Элен Джексон, когда та лечилась в психиатрической клинике. Девочка умная, сказала медсестра, пожалуй, даже слишком. Поэтому ее так быстро и выпустили. По словам медсестры, пациентка быстро смекнула: врачам надо говорить то, что они хотят услышать. К тому же ее красота тоже сыграла свою роль. Как видишь, есть над чем задуматься. Хотя, должен признать, медсестра эта настроена к Элен явно предвзято.
        Пирс молча выслушал начальника. Кто знает, кому верить? Медсестре? Или Элен, которая кажется такой милой и невинной? Может, и впрямь она его просто-напросто использует?
        - Будь осторожен!
        - Само собой.
        Закончив разговор, Пирс открыл холодильник. Пора перекусить! У Картера всегда в запасе есть консервы, а он по дороге купил хлеба, еды для Фокса и немного фруктов. Для ужина сойдет.
        Звон разбитого стекла нарушил мерное течение его мыслей. Сердце Пирса бешено заколотилось: грохот донесся из спальни. Он бросился туда. На полу блестел множеством осколков разбитый стеклянный абажур. Элен прыгала на одной ноге, пытаясь удержать равновесие. По ее лицу текли слезы.
        - Что тут у вас? - спросил Пирс.
        - Мне привиделся кошмар! - всхлипывая произнесла Элен. - В испуге я дернулась, сшибла с ночного столика лампу и… Извини, я не даю тебе покою!
        - Ладно, чего там… - Пирс слегка успокоился. Могло быть и хуже. Взглянув на Элен, он заметил, что из ее босой ступни течет кровь. - Присядь на кровать. Ты, верно, наступила на осколок и порезалась. Подожди, я принесу бинт. - Он взглянул на Фокса. Не хватает еще, чтобы пес поранил себе лапу. - Сидеть!
        Фокс подчинился. Пирс сбегал в ванную, взял аптечку и намочил в холодной воде чистое полотенце.
        - Ранка поверхностная, - поставил он диагноз, осмотрев ее ногу. - Скоро заживет. К счастью, стекло в ногу не попало.
        Промыв рану, он намазал ее антисептиком и наложил повязку.
        - Спасибо! Очень мило с твоей стороны!
        - Сиди смирно, я пока соберу стекло.
        Покончив с уборкой, Пирс позволил Фоксу спокойно ходить по комнате и предложил Элен:
        - Ну, теперь опробуй свою забинтованную ногу!
        Сделав несколько шагов по комнате, она улыбнулась.
        - Как новенькая! Еще раз спасибо, - сказала она и сжала его локоть.
        В ту же секунду тело Пирса наполнилось желанием. Но, памятуя слова Кирка, он не поддался страсти, а лишь рассеянно кивнул в ответ и спросил:
        - Расскажи, что ты видела во сне? Что тебя так испугало?
        Элен прохромала к кровати и села на краешек.
        - Я и не помню толком. Какие-то обрывки впечатлений! Люди… даже не люди, а кровавые блики… - Она запнулась, сдерживая слезы.
        Пирсу захотелось обнять ее, прижать к груди и утешить. Но он не шелохнулся, опасаясь, что зайдет в утешениях слишком далеко.
        - Ты кого-то узнала?
        - Нет… Сон был такой неотчетливый! Я не видела лиц этих людей. Я знала, что это люди, но выглядели они как кровавые пятна…
        - Думаешь, сон как-то связан с тем, что произошло в церкви?
        - Не знаю.
        - Постарайся сосредоточиться. Может, во сне ты заново пережила то, что случилось наяву?
        Элен покачала головой.
        - Ужасный кошмар… Эти люди… Еще голоса, которые буквально скрежетали у меня в ушах… - Она вздрогнула.
        Пирс понял, что обязан настаивать, иначе Элен опять загонит воспоминания вглубь, а от этого им всем будет только хуже.
        - Постарайся припомнить голоса! Вспомни хоть что-нибудь, хоть какую-нибудь деталь! Это необходимо, пойми, Элен! Такие сны нужно стараться запоминать. В них ключ к разгадке.
        - Тебе легко говорить! Это же не тебе приснился кошмар!
        - Пойми, я ради твоего же блага стараюсь!
        Ее глаза снова наполнились слезами, и Пирс пожалел о своей настойчивости. Но вспомнил предупреждение Кирка и повторил сам себе: я должен быть начеку!
        Он улыбнулся и сказал бодрым тоном:
        - Давай сначала поедим, а то уже почти семь, а у нас маковой росинки во рту не было! Потом пораскинем мозгами, что можно предпринять.
        - Есть у меня одна мысль, - сказала Элен, открывая консервированный суп.
        - Да? Какая же?
        - Хочу побывать в церкви. У меня там своя комната. Я занималась их бухгалтерской отчетностью, связанной в основном с церковным фондом. Денег у прихожан немного, так что порой непросто приходилось дебит с кредитом свести. Возможно, если я снова окажусь там, где все началось, ко мне вернется память…
        - Весьма вероятно, - согласился Пирс. Взяв у Элен мисочку с супом, он поставил ее в микроволновую печь. - Однако вот так туда заявиться тоже не дело!
        - Как же нам быть? Прокрасться тайком не получится!
        - Остается лишь одно, - загадочно улыбнулся Пирс. - Устроим маскарад. Учась в университете, я подрабатывал на студии и научился обращаться с камерой и прочей телевизионной дребеденью.
        - С камерой? При чем тут камера? - удивилась Элен. - Что ты задумал?
        - Потом узнаешь! Это сюрприз!

5

        - Ты почти не хромаешь, - заметил Пирс.
        Оставив Фокса в машине, они подошли к церкви. Пирс был увешан объективами. В руке он держал большую профессиональную камеру.
        - Ладно, - сказала Элен. - Ты столько талька мне в волосы насыпал! Стоит кому-то чихнуть, облако поднимется!
        - Это ничего! Словно дымовая завеса. Главное, не забывай идти ссутулившись. Иначе кто примет нас за пожилую супружескую пару?
        - Эта юбка с меня вот-вот спадет! - пожаловалась Элен. - Хорошо хоть я догадалась ее поясом затянуть!
        - Не волнуйся!
        - Зато тебе эти мешковатые брюки весьма кстати. Вот уж не думала, что ты прирожденный актер! Ссутулился, дрожащей рукой опираешься на трость - прямо дряхлый старик!
        - Смотри на меня и делай так же. Можешь поверить, если сыграем достоверно, на наши лица никто и внимания не обратит. Сгорбись, смотри в землю, старайся ни с кем не встречаться взглядом - и дело в шляпе! Нас примут за пожилую пару фотолюбителей, зашедших поснимать красоты местной церквушки.
        Элен и Пирс обошли церковь и, войдя с заднего хода, по пустому коридору добрались до кабинета с надписью «Бухгалтерия». Элен знала, что в это время поблизости никого не должно быть: прихожане, по доброй воле помогавшие церкви, днем работают. Лишь из зала слышалось урчание полотера.
        - Сторож с женой. Пол натирают, - объяснила Элен. - Бояться нечего: они всегда работают, когда в церкви пусто, чтобы верующим не мешать.
        Элен отперла дверь кабинета, и они вошли. Пирс огляделся. Обстановка обычная - два крутящихся стула, компьютер, факс, принтер, каталожные ящики. Ни малейшего признака беспорядка.
        Постояв немного, Элен покачала головой.
        - Ничего… Никаких ассоциаций.
        - Сядь, включи компьютер. Сделай то, чем ты здесь обычно занимаешься.
        - Ладно. Тогда проследи, чтобы никто не вошел. Не хватало еще, чтобы пожилую пару застукали при попытке проникновения в базу данных церковного компьютера!
        - За это не беспокойся! Кстати, о базе данных. Проверь, все ли в порядке в вашей бухгалтерии. Может, счета церковного фонда выведут нас на разгадку?
        - Думаешь, кто-то занимается тайными махинациями с финансами церкви? По-моему, с этим и мараться никто не станет! Ради таких денег подставляться ни один мошенник не захочет: там и было-то всего тысячи две-три долларов.
        - Все равно проверь.
        Элен повернулась к монитору и вошла в бухгалтерскую программу. Пирс на цыпочках подошел к двери и выглянул в коридор. Пусто.
        - Странно, - послышался за его спиной голос Элен.
        Пирс обернулся.
        - Что?
        - Если две тысячи долларов действительно исчезли из церковного фонда, их должны были снять с одного из счетов, принадлежащих церкви. Однако за последнее время никаких трансакций не производилось. Может, дядя что-то напутал? Вы в агентстве не проверяете информацию клиентов?
        - Вряд ли кто-то захочет платить деньги, не разобравшись что к чему. Мы же, в конце концов, не полиция! Методистская церковь Риверсдейла обязалась оплатить счет, который представит ей наше агентство, и счет, смею тебя заверить, не маленький. Так что ж нам сомневаться в словах твоего дяди?
        - Верно… - Элен задумалась. - Если с церковных счетов денег не снимали, тогда откуда взялись эти две тысячи долларов?
        Пирс метнул на нее взгляд.
        - Распечатай счета, потом посмотрим.
        - Принтер матричный, печатать будет целую вечность, да и шума от него, как от экскаватора. К тому же в церкви старая проводка, боюсь, как бы при работающем полотере пробки не вылетели!
        - Ладно, тогда скопируй на дискету! Или отправь все по электронной почте!
        - На дискету не уместится. А к Интернету слишком долго подключаться.
        - Как мило! - Пирс замолчал. На фоне урчания полотера раздались мощные органные аккорды.
        - Мистер Эрбах, наш церковный органист, приехал, - объяснила Элен. - Он каждый день по часу играет, практикуется.
        - Молодец. Теперь пойдем к твоему дяде. Посмотришь, что там у него в компьютере!
        - Ты что? Мой дядя в жизни бы чужих денег не присвоил! Тем более у церкви!
        Пирс хотел было огрызнуться, но сдержался.
        - Давай все равно проверим. На всякий случай.
        Элен кивнула на дверь смежной комнаты.
        - Нам туда. Но я не уверена, что смогу войти в систему. Пароля я не знаю.
        - Есть ли счета, с которыми работает только твой дядя?
        - Нет, церковный комитет вникает во все дела. Если ты намекаешь на то, что средства расходуются не по назначению, то об этом забудь. Я повторяю: денег у церкви кот наплакал и комитет отчитывается за каждый грош.
        - Вот как? - Пирс взглянул на модель церкви с проектом пристройки, стоявшую в застекленной витрине. - По-моему, ваше широкое строительство стоит денег.
        - Строительство начали давно. Денег не хватает на все, что запланировано. Поэтому сооружение нового крыла здания идет так медленно… - Элен не успела договорить.
        Услышав, как поворачивается ручка двери в соседней комнате, Пирс бросился на нее, зажал в угол и приложил руку к ее губам, призывая к молчанию. В ту же секунду он почувствовал, что с ним творится что-то неладное. Стоило ему ощутить тепло ее тела, как из головы у него вылетели церковные финансы, похищение, опасности и человек, который, должно быть, приближается к ним и вот-вот их застанет. Он припал к ее губам, и они слились в поцелуе.
        Никогда Пирс не испытывал такого блаженства.
        - Что вы тут делаете? - раздался удивленный голос.
        Прервав поцелуй, Пирс слегка повернул голову, загораживая от вошедшего Элен, и сказал:
        - Мы хотели бы поговорить со священником. Вы, должно быть, преподобный Кент?
        - Нет, - рассмеялся вошедший, - я всего лишь органист. Преподобный придет через час. Располагайтесь, пожалуйста, и подождите. - Он повернулся, намереваясь уйти, и добавил: - Понимаю, вы уже не подростки. Но все же закрывайте дверь. Так будет лучше! - Забрав с полочки, висящей у двери, ноты, он попрощался и вышел.
        В ту же секунду Пирс отпустил Элен. Оторваться от нее было нелегко, но разум приказывал ему остановиться. Иначе одному Богу известно, куда их заведет эта история.
        Элен разочарованно вздохнула.
        - Пора убираться отсюда подобру-поздорову, - хрипло произнес Пирс.
        - Эрбах будет недоумевать, куда мы запропастились.
        - Ничего, переживет. Может, мы устали ждать!
        С этими словами Пирс увлек ее к двери. Он не отпускал ее, пока они не подошли к машине. Вдруг Элен замерла и оглянулась.
        Его мускулы напряглись.
        - Что такое?
        Пирс встревоженно огляделся. Вроде все в порядке.
        - Почтовый ящик!
        Ящик как ящик! Правда, не совсем обычный - в виде церкви, выполненный на заказ. Но ничего странного в этом нет. Что же Элен так испугалась?
        - Недавно я отправила письмо. И положила его в этот ящик.
        - Что было в письме?
        Она нахмурила лоб.
        - Не знаю! Не помню…
        - Может, подумаешь? Адрес какой-то, наверное, был?
        - Наверняка. Но я не помню.
        - Когда ты отправила письмо?
        Элен задумалась.
        - Наверное, позавчера, - медленно проговорила она. - Помню, что вышла из церкви, прошла тем же путем, что и мы сегодня, положила письмо в почтовый ящик и подняла флажок, чтобы почтальон забрал письмо… Для меня было очень важно отправить это письмо. Еще… мне кажется, я чего-то боялась.
        - Молодчина, ты начинаешь вспоминать! Видишь, у тебя все получается. Главное не впадать в отчаяние!
        Элен принялась разглядывать почтовый ящик.
        - Как сложно! Все равно что пытаться сложить рисунок мозаики… На секунду меня словно озарило, и вдруг все снова прошло.
        - Это только начало, - подбодрил ее Пирс. - Главное, память к тебе постепенно возвращается.
        Они подошли к машине. Фокс ткнулся мордой Элен в грудь. Она почесала его за ушами. Пирс отвел взгляд.
        - Не слишком его балуй! - сказал он. - Не будет держаться начеку, и пиши пропало.
        - А ты… - спросила Элен, - тоже всегда начеку?
        - Работа такая, - уклончиво ответил Пирс. - Иначе не выживешь.
        Его тон не допускал дальнейших вопросов. Но Элен решила выяснить все до конца.
        - Ты столько обо мне знаешь. А мне о тебе совсем ничего не известно. Может, поделишься информацией?
        - Что ты хочешь знать? - холодно поинтересовался Пирс, намекая, что личные вопросы не приветствуются.
        - Как ты стал сыщиком, например?
        Пирс с облегчением вздохнул.
        - Восемь лет прослужил в полиции. Уходя со службы, решил, что должен служить людям. Кое-какие навыки я приобрел, вот и стал частным сыщиком.
        - Все-таки необычный выбор, - заметила Элен.
        - У этой профессии есть определенные преимущества. В отличие от полицейских, например, необязательно играть по правилам.
        - Ах вот что тебя прельщает! Ты считаешь правила несправедливыми?
        - Иногда да. К тому же, будучи полицейским, не всегда знаешь, на чьей стороне справедливость.
        - Почему ты не носишь револьвер?
        Она и про это знает!
        - Есть причины. Не хочу сейчас вдаваться в подробности.
        - Как скажешь. - Помолчав, она перевела тему беседы в иное русло. - Ты сломя голову бросился на мою защиту. Ты не думаешь об опасности, а ведь неизвестно куда заведет нас наше дело и насколько затянется эта история. Тебе не о ком волноваться? Я не видела, чтобы ты кому-то звонил. Только своему начальнику - мистеру Кирку.
        Пирс улыбнулся.
        - Хочешь знать, не женат ли я? И нет ли у меня подружки?
        - А это так или нет? - не отступала Элен.
        - Ответ на оба вопроса отрицательный. Удовлетворена? - Пирс подмигнул ей. - Женат я ни разу не был. Да и серьезных отношений у меня ни с кем сто лет не было. Наверное, меня такое положение устраивает. Я сам себе хозяин.
        - Просто ты не нашел женщину, которая знает, что тебе нужно…
        - Вот как? - Пирс пожал плечами. - Не знаю, может, ты и права. Работа у меня неспокойная. Вечно в разъездах, ни дня, ни ночи, ни выходных. Откуда взяться подружке? Вот ты - другое дело.
        Элен с молчаливым вопросом посмотрела на него.
        - Ты, - продолжал Пирс, - красивая женщина. Наверняка у тебя должен кто-то быть. И целая орава парней, ждущих своей очереди, если твой нынешний ухажер тебе наскучит.
        - Спасибо за комплимент! - рассмеялась Элен. - По правде говоря, я не больно-то общительна. Мне трудно с кем-то сблизиться. Если я болела в детстве, это еще не значит, что у меня не все дома. И не нужно относится ко мне как не вполне нормальной! Мне это претит! Находились у меня друзья, с которыми я время от времени встречалась, но наши свидания были мимолетны.
        Пирс кивнул. Может, девчонка не такая уж психованная! По крайней мере, рассуждает логично. Верно оценивает свое место в мире.
        - Многие, у кого в прошлом были проблемы, стремятся оградить себя от окружающих, - произнес Пирс, размышляя вслух.
        - Ты это о ком? О себе или обо мне? - поинтересовалась Элен.
        - У меня в прошлом не было проблем! - бросил Пирс. - Я из тех, кто знает, чего хочет.
        - А я, скажешь, нет?
        - Скажешь - да?
        - Да, - отрезала Элен. - Я знаю, чего хочу. У меня очень простое желание: остаться в живых. Поэтому я и о тебе стремлюсь узнать побольше. Ты, возможно, единственный, кто в состоянии спасти мне жизнь.
        Пирс опустил взгляд.
        - Чего ты разозлилась?
        - Потому что меня бесят те, кто считает, что проник мне в душу, и знает, что я думаю и чувствую.
        - Поразмышлять над своими мыслями и поступками никогда не вредно, - наставительно заметил Пирс. - Возможно, у твоей амнезии психологическая причина: память блокирует нечто такое, о чем твой мозг отказывается вспоминать. Почему отказывается, это уже другой вопрос.
        Элен испепелила его взглядом.
        - И не смотри на меня так! Я не психиатр и толковать твое поведение по Фрейду не собираюсь. Но если ты задумаешься над тем, что вызвало потерю памяти, может, это подтолкнет подсознание и обрывки впечатлений сложатся в стройную картину. - Пирс помолчал, затем добавил: - Кстати, возможно, это выход. А? Гипноз! Что скажешь?
        Элен покачала головой.
        - Вряд ли гипнотизер со мной справится. В клинике меня пытались лечить внушением. Все без толку! Если хочешь знать, я против гипноза. Не желаю, чтобы какой-то дядя манипулировал моим сознанием. Поэтому ставлю между собой и гипнотизером плотный заслон.
        - Понятно.
        Пирс решил ни на чем не настаивать. Если она склонна к упрямству, пытаться ее в чем-то убедить - значит сделать только хуже.
        - Я слышал, ты в детстве лишилась родителей, - сказал он. - Тебя взял на воспитание дядя. Было легко с ним сойтись? Или вы и до этого были близки?
        - Честно говоря, в детстве я побаивалась дяди Рича. Они с отцом вечно о чем-то спорили. Вероятно, поэтому я его и невзлюбила. - Элен вздохнула. - К тому же мой дядя не из тех, с кем легко общаться. Он довольно строгий и чопорный. Мои же родители ко всем относились дружелюбно. Они совершенно разные люди, мои родители и Рич.
        - Вот как?
        Пирс был рад, что Элен наконец заговорила о себе.
        - Да, у дяди совсем другое отношение к жизни. Например, в детстве я брала уроки бальных танцев. Помню, дядя сказал отцу: ты зря тратишь время и деньги. Твоя дочка же не собирается становиться балериной! Его любимая поговорка: с деньгами можно делать две вещи - либо тратить, либо зарабатывать. И мой тебе совет, любит повторять он, лучше их зарабатывать. Поэтому, повзрослев, я устроилась на работу и сама зарабатывала себе на все необходимое: учебу, одежду и так далее.
        Пирс молча кивнул. Подобные методы воспитания, конечно, не в его стиле, но ее трогательная признательность дяде за все, что он сделал для нее, пришлась Пирсу по душе. Другой вопрос, что их с дядей любовь, похоже, не вполне взаимна.
        Вообще, в этом деле слишком много неясности. Сидящая рядом с ним красивая девушка совсем не похожа на бесстрастную и расчетливую особу, какой изобразил ему ее мистер Кирк.
        Да и с дьяконом тоже не все гладко, надо бы его допросить. Что-то Пирса настораживает. Ричард Джексон вроде и не обвинял ни в чем Элен, но как-то само собой вышло, что во всем виновата она - и в краже денег, и в его ранении.
        Пирс привык доверять своей интуиции. В прошлом ему случалось полагаться лишь на логические построения, и ничего хорошего из этого не вышло.
        - Бедный дядя! - тем временем проговорила Элен. - Он наверняка ужасно волнуется. Надо ему позвонить, сказать хотя бы, что со мной ничего не произошло.
        - И думать не смей! - сказал Пирс. - Церковный комитет поручил твоему дяде обратиться в наше агентство и начать поиски. Работу доверили мне. Я должен был тебя обнаружить и доставить. Но стоит кому-то узнать про то, что с тобой все в порядке, что ты со мной, как об этом, возможно, проведают твои враги. А это нам меньше всего нужно. Похоже, тут не обошлось без заговора. Кто-то вознамерился заткнуть тебе рот, и, если мы будем неосторожны, этим людям удастся выполнить задуманное.
        Элен замолчала. То ли задумалась над его словами, то ли еще что-то. Пирсу даже стало не по себе от ее молчания.
        - Короче, нам ничего не известно, - подытожил Пирс. - Лучше всего вернуться в наше безопасное жилище. Мы с Фоксом будем спать по очереди, чтобы один из нас постоянно был на страже, как и прошлой ночью. Но я и сейчас хотел бы немного поспать, чтобы восстановить силы: реакция у меня должна быть лучше, чем у автогонщика.

6

        Полистав журнал, Элен в беспокойстве поднялась с кресла и принялась ходить по комнате. Пирс по-прежнему спал, а ей не сиделось на месте. Она не сомневалась в правоте его слов и все же считала необходимым сообщить дяде Ричу, что с ней все в порядке.
        К тому же с этой историей она забросила работу. На сегодня у нее было назначено несколько встреч с весьма перспективными клиентами. Элен не могла простить себе подобную безответственность: раз она взялась за работу, то должна ее выполнить.
        Да, точно! Им тоже нужно позвонить. Она не сообщит им, где находится, но хоть извинится за то, что не может заняться их делами.
        Решено! Она незаметно выберется наружу и дойдет до ближайшего телефона-автомата, откуда и позвонит. Пирс даже не заметит: он ведь спит как сурок.
        Забрав с комода мелочь, Элен прокралась по коридору и приготовилась отпереть входную дверь.
        Но неожиданно путь ей преградил Фокс.
        - Фокс! Пирс спит! Карауль его!
        Пес не шелохнулся.
        Элен вздохнула. Ладно, попробуем иначе.
        - Эй, Фокс, может, прогуляемся?
        Овчарка радостно вильнула хвостом.
        Отперев дверь, Элен вышла из дома, втягивая носом свежий вечерний воздух. Фокс неотступно следовал рядом, да так, что она несколько раз едва не наступила ему на лапы.
        - Охраняешь меня, да? Молодец!
        Фокс на нее даже не взглянул. Он сосредоточенно озирался вокруг, словно проверяя, нет ли где-нибудь рядом опасности. Настоящий проводник и телохранитель!
        Прошагав по мощеной дороге, Элен вышла на шоссе. Вечер выдался облачный, луны не видно, так что в темноте ее никто не узнает. Не прошло и десяти минут, как она добралась до телефонной будки на заправочной станции, что заприметила еще давно. Встав так, чтобы фонарь не светил ей в лицо, она быстро сделала несколько звонков. Фокс сидел рядом, провожая взглядом каждую машину.
        Без приключений вернувшись в дом, Элен обнаружила, что Пирс по-прежнему спит. И немудрено! Она и отсутствовала-то всего полчаса, не больше!
        Вскоре зазвенел будильник. Пирс потянулся и встал с дивана.
        - Немного же ты спал! - заметила Элен. - Только восемь.
        - На работе особенно не заспишься. Зато я большой мастак по части еды. Может, разогреем цыпленка или мясо отыщем? А то вчера бобами ужинали, а для меня это не еда.
        - Полностью с тобой согласна! - весело откликнулась Элен.
        Фокс гавкнул и, прижав уши, подбежал к окну. Он высунул морду наружу и втянул ноздрями воздух. После чего издал негромкое рычание. Сонливость Пирса как ветром сдуло.
        - Хватай вещи и бежим! - приказал он.
        Не прошло и трех минут, как они уже сидели в вездеходе. Фокс снова зарычал, теперь уже протяжнее.
        - Они близко! Держись!
        Пирс завел мотор. Откуда-то сзади послышался выхлоп машины или что-то похожее.
        - Стреляют! Сматываемся!
        Не дожидаясь, пока Элен застегнет ремень безопасности, Пирс тронул машину, и они унеслись в полную темноту.

        Лишь когда они проехали миль десять, Элен перевела дыхание.
        - Похоже, на хвосте никого нет, - пробурчал Пирс, в очередной раз оглянувшись. - Можно и скорость сбавить, а то, попадись полиция, нас за превышение задержат. Но как они нас нашли? Не понимаю!
        Элен слегка сползла вниз по сиденью. Фокс с невозмутимым видом полеживал сзади.
        Бросив на нее взгляд, Пирс посмотрел на пса и сказал:
        - Вам обоим что-то известно. Да? - В его вкрадчивом голосе слышалась скрытая угроза.
        - По крайней мере, - начала Элен, - я точно знаю, за мной не было слежки!.. - И осеклась.
        - Что? - Пирс спросил совсем тихо, будто шепотом, но ему удалось вложить в это короткое слово целую бурю негодования.
        - Я… прогулялась… пока ты спал, - растерянно произнесла Элен.
        - И он, - Пирс кивнул в сторону Фокса, - позволил?
        - Вообще-то… он пошел со мной. Ты его не выгуливал, а ему это явно было необходимо.
        - И где же вы гуляли? По двору? - После паузы Пирс добавил: - Только не говори, что ты все-таки позвонила дяде!
        - Не звонила я ему! Просто сделала несколько звонков с телефона-автомата на заправке.
        - Так. - Элен заметила, как он вцепился в руль. - И кому же?
        - Своим главным клиентам. Должна же я была им объяснить, что произошло! Они решат, что со мной невозможно иметь дело: хорош бухгалтер, который исчезает невесть куда без всякого объяснения!
        - Кое-что проясняется… Ладно, сейчас некогда думать, как они нас вычислили. Но в следующий раз не смей устраивать такие выверты! Впрочем, теперь я знаю, что делать. Придется мне в следующий раз, пока буду спать, приковать тебя наручниками.
        - Эй, послушай!..
        - Стоит мне поверить тебе на слово, как ты начинаешь творить Бог весть что! Два раза я лопухнулся, но на третий не надейся! В следующий раз удача может и отвернуться от нас!
        - Не понимаю, о чем ты? О том, что я пыталась улизнуть из больницы? Но теперь же совсем другое дело! Я не хотела сбежать, я вернулась!
        - Вот и молодец. С этого момента ты будешь у меня под круглосуточным наблюдением.
        Следующие десять минут они ехали в полном молчании. Элен, увидев, как помрачнел Пирс, сочла за лучшее не вступать с ним в беседу. Несмотря на испорченное настроение, Пирс по-прежнему хотел есть.
        Заехав в придорожное кафе в пригороде Бремингтона, он купил жареного цыпленка, принес картонку с едой в машину и выехал на полузаброшенную дорогу, расположенную южнее города.
        Почуяв запах еды, Фокс завилял хвостом.
        - Сидеть! - прикрикнул на него Пирс.
        - Не знала, что овчаркам можно курицу!
        - Во-первых, это не курица, а цыпленок, а во-вторых, Фоксу можно все. Только от меня он цыпленка не получит. В багажнике полно собачьей еды. Витамины, микроэлементы и прочая дрянь. Пусть радуется!
        Фокс зарычал.
        - Ладно тебе, - смилостивился Пирс. - Держи крылышко! Лучше уж ешь то, что есть, чем рассыпать по всей машине собачий корм. Ты у нас молодец! В очередной раз нам шкуру спас! Хочешь еще?
        - Уж не означает ли это, - попыталась пошутить Элен, - что ты скормишь все ему, а мне ничего не достанется?
        Пирс задумчиво взглянул на нее.
        - Пожалуй, ты права! Еды ты не заслужила, но голодные обмороки мне ни к чему! Держи тарелку. - Он поставил ей на колени пластмассовую тарелку и раскрыл вторую картонку с курицей. - В той баночке, - он махнул пластмассовой вилкой, - салат.
        - Спасибо… Аппетит пропал…
        - В нашей ситуации не выбирают. Сказано ешь, значит, ешь!
        Элен покорно принялась ковыряться в еде.
        - Вернемся к нашим баранам, - сказал Пирс минуты через две. - Скольких клиентов ты успела обзвонить?
        - Четырех.
        - Значит, возможно, за тобой охотится один из них. Или кто-то прослушивает телефоны всех тех, с кем ты так или иначе связана. Или сообщник злоумышленников имеет доступ к телефону одного из твоих клиентов и сообщил остальным твой номер, увидев его на определителе.
        - Возможно также, что они заметили твою машину, припаркованную у дома Картера. Или опознали меня, пока я звонила, и тайком проследили за мной до самого дома.
        - Это вряд ли. Думаешь, они колесят по стране, заглядывая на каждую заправочную станцию: вдруг мы где-то появимся? Нет, не похоже! Лучше расскажи про своих клиентов.
        - Я хотела позвонить им, потому что должна была отчитаться. Одному предстоит аудиторская проверка.
        - Вот оно что! И кто же этот счастливчик?
        - Ллойд Хиксон. У него большой магазин копировальной техники. Но проверку проводит совет директоров, а не налоговая полиция, так что ничего особенного в этом нет. В любом случае, вряд ли он рассказал кому-то о моем звонке. Он не слишком болтлив.
        - Что ты ему сказала?
        - То же, что и остальным. У меня возникли чрезвычайные обстоятельства, требующие моего неотложного присутствия. В подробности я не вдавалась. Сказала только, что, когда все уладится, я вернусь к работе. Если им срочно что-то нужно, они могут связаться по модему с моим компьютером и посмотреть свою отчетность. Я дала каждому из них пароль. Поскольку файлы с бухгалтерской отчетностью разные, у каждого файла свой пароль и никто из них не сможет посмотреть чужие файлы. Однако я просила их ничего с моего компьютера на свой не переносить: в последнее время, сказала я, с системой не все в порядке. Возможно, в компьютере орудует вирус, так что призывала их к осторожности!
        - И все?
        - Еще сказала, в какую бухгалтерскую фирму в городе можно обратиться, если им срочно понадобится. - Элен сжала губы. - Это, между прочим, было непросто. Я столько сил потратила, чтобы у меня были постоянные клиенты, а теперь чужая фирма, даже пальцем не шевельнув, их переманит!
        - Спасибо хоть, что ты своему дядечке не позвонила! Он ведь нанял меня, чтобы я тебя обнаружил. Узнав, что поиски увенчались успехом, он потребует доставить тебя и дать объяснения. Если же я скажу ему, что происходит, он тоже будет в опасности.
        Элен покачала головой.
        - Я обещала, что дяде звонить не буду. И сдержала слово! Мне ужасно хотелось ему позвонить. Если церковная община думает, что я украла деньги, представляю, как ему стыдно! Вдруг им взбредет в голову, что он тоже как-то замешан в краже! Даже если на него и не падет подозрение, его репутации все равно настанет конец. Он должен был предвидеть, какая я ненадежная, и принять меры!
        - Судя по тому, что я видел и слышал, твой дядя занимает важное положение в церкви. Деньгами на строительство он лично ведает?
        - Не лично, а вместе с финансовым комитетом, - сказала Элен.
        - Однако все финансы проходят через его компьютер?
        - Да, он сам ведет отчетность, - кивнула Элен.
        - А значит, в случае необходимости может подправить кое-какие цифры!
        - Исключено! - воскликнула Элен. - Он на это не пойдет!
        - Как знать… Вдруг его сильно припекло? Ты знаешь, каково его финансовое положение?
        Элен опустила голову.
        - Есть перочинный нож? - спросила она. - Помидор хочу разрезать.
        Пирс протянул ей ножик.
        - Так что? Я попал в самую точку? У него проблемы с деньгами?
        - Может быть… Наверняка я не знаю, просто случайно мне стало известно… - Она замолчала.
        - Продолжай! Я обязан все знать.
        - Ты никому не скажешь?
        - Если это не имеет отношения к тому, что происходит с тобой, - ответил Пирс.
        Элен вздохнула и после паузы начала:
        - Все началось с месяц назад. С моим компьютером стало твориться что-то неладное. Я вносила в него платежный баланс, закрывала отчет, и все было нормально. Но потом, когда выводила платежную ведомость на печать, в ней, непонятно откуда, появлялись статьи расходов, о которых я и знать не знала и которые в компьютер не вводила. Приходилось все по нескольку раз перепроверять. В конце концов я обратилась к программисту, но и от того толку было мало. Времени на то, чтобы свести концы с концами, уходило много, и я стала отставать по срокам. Я работала дни и ночи напролет, но все равно не укладывалась в срок. Церковную бухгалтерию я веду бесплатно, поэтому решила в первую очередь сделать то, что необходимо моим клиентам. Поэтому счета церкви я, можно сказать, запустила. Дяде это сильно не понравилось.
        - Что между вами произошло?
        - Он потребовал, чтобы я закрыла фирму, клиентам рекомендовала другое бухгалтерское агентство, а сама перешла на работу в большую компанию. Тем, у кого были проблемы со здоровьем, сказал он, лучше не открывать собственного дела.
        Элен замолчала.
        - Продолжай. - Пирс был весь внимание.
        - Его слова меня сильно разозлили. Это же удар ниже пояса! Я так ему и сказала. Мы повздорили! Он обратил мой гнев против меня, сказав, что это тоже доказывает мою эмоциональную неустойчивость.
        - Думаешь, он прав?
        Элен взглянула на Фокса. Тот просунул морду на переднее сиденье. Она погладила его по загривку и сказала:
        - Я, конечно, расстроилась и погорячилась, признаю. Но с кем не бывает? Дядя же утверждает, что сказываются последствия моей душевной болезни, поэтому я так себя и веду!
        - И как же ты горячишься? - полушутя спросил Пирс. - Бьешь посуду? Швыряешь стулья?
        Глаза Элен наполнились слезами.
        - Я не способна на насилие! В жизни никого не ударила!
        Она посмотрела ему прямо в глаза. Пирс не отвел взгляда.
        - Ты не ответила на мой вопрос.
        - Если я злюсь, то начинаю громко кричать. Вот и все. Доволен?
        Пирс пожал плечами.
        - Я бы сказал, твое поведение в пределах нормы… Но я так и не понял, при чем тут денежные затруднения твоего дяди?
        - Во время перебранки я заметила, что у него на столе лежит квитанция с предупреждением о перерасходе, возникшем на его личном счете. Он увидел, что я заметила квитанцию, и тут же накрыл какой-то папкой. А я тогда заявила: чем меня ругать за то, что я не справляюсь с работой, лучше бы свои счета аккуратно вел! Он, разумеется, взбесился, выбежал из комнаты и хлопнул дверью. Целую неделю после этого он на меня дулся!
        - Он занят строительством в церкви. Какими деньгами он ворочает?
        - Вначале денег было относительно немного, тысяч двадцать. Но не так давно умер один прихожанин, который завещал церкви свое имущество. И фонд пополнился на восемьдесят тысяч.
        - Значит, - Пирс положил в полиэтиленовый пакет пустые тарелки, - речь идет о ста тысячах? Это уже что-то! Ради таких денег можно отважиться и на финансовые махинации и даже на убийство! А не может этот ваш комитет обвинить тебя в воровстве не двух тысяч, а всего фонда, предназначенного для строительства?
        - Кто же поверит, что я украла столько денег! Я живу простой жизнью! К тому же к счету на строительство я доступа не имею. Им распоряжается финансовый комитет, а сам счет находится в компьютере дяди.
        - Посуди сама. Церковные деньги пропали. Ты имеешь дело с компьютером. Ты сбежала. Сопоставь эти факты и поймешь: у многих могут возникнуть подозрения.
        - И у тебя тоже?
        - Я тебя почти не знаю. Ни тебе, ни мне неизвестно, что произошло в тот период, о котором ты ничего не помнишь.
        - Тогда почему ты по-прежнему мне помогаешь?
        - Я знаю, что за тобой гонятся, и обязан тебя защитить. В этом наш единственный шанс дойти до правды. - Пирс продолжал, как бы размышляя вслух: - Предположим, что украдены в действительности деньги, предназначавшиеся для строительства. Тогда кто-то из церковного совета вор, а остальные его покрывают, потому что не хотят, чтобы наружу выплыла правда о размере этой суммы. Тебя ищут как воровку, а истинного преступника это как нельзя устраивает. Кто еще знает о существовании особого счета на строительство и имеет к нему доступ?
        - Финансовый комитет, который состоит из секретаря церкви, нашего священника, преподобного Брауна, моего дяди и органиста, Квина Эрбаха. С ним ты знаком. И, разумеется, банк, в котором открыт счет. Ты не учитываешь одного. Члены комитета далеко не друзья. Если и впрямь произошла столь крупная кража, кто-нибудь из них наверняка бы обратился в полицию.
        - Может, и так, - согласился Пирс. - А может, и нет. Если в денежной махинации замешан человек, разбирающийся в бухгалтерии, понять, как именно были украдены деньги, не так-то просто. К тому же они, вероятно, не хотят посвящать в случившееся всю церковную братию, а надеются потихоньку урегулировать вопрос. Может быть и так, что они уверены: это ты взяла деньги. Если обратиться в полицию, то тебя поймают и предъявят обвинение, поднимется шумиха, которой они так стремятся избежать.
        - По-моему, ты все придумываешь, - покачала головой Элен. Она огляделась. Вокруг ничего, кроме пустынной дороги и невысоких деревьев, молчаливо приветствующих их появление в полной темноте. - Возвращаться домой к твоему другу Картеру опасно. Что ты намерен предпринять?
        - Позвоню своему Кирку. Прошу обеспечить нам убежище. У агентства есть надежные дома и квартиры, где можно скрыться, да так, что днем с огнем не сыщешь.
        Съехав на ближайшем повороте с асфальтированного шоссе на грунтовую дорогу, Пирс остановил машину под раскидистым дубом, выключил двигатель и фары. Вытащив из кармана сотовый телефон, он махнул Элен на отделение для перчаток.
        - Будь добра, достань карту!
        - Кирк, - раздался в трубке знакомый голос.
        - Говорит Доул. - Пирс вкратце обрисовал шефу обстановку. - Нам нужно убежище, и, если можно, где-нибудь неподалеку. Да, записываю. - Он раскрыл блокнот и написал что-то карандашом. - Вот уж где нас действительно никто не обнаружит! Глухое место!
        - На то это и убежище, - невозмутимо произнес Кирк.
        Выяснив по карте, куда ехать, Пирс вернулся на шоссе и направился к магистрали АВ. Через час машина съехала на проселочную дорогу. Немного погодя за деревьями показалась полуразвалившаяся деревянная хижина.
        - Ну вот мы и дома! - с притворной бодростью произнес Пирс. - Домик не самый роскошный, но что поделаешь! Тут, похоже, давно не жили. Посиди пока в машине, а я схожу узнаю, не прописались ли там зверюшки.
        Вытащив ключ из замка зажигания, он сунул руку в карман и, прежде чем Элен успела опомниться, защелкнул наручники у нее на левом запястье, приковав ее к рулю.
        - С ума сошел?
        - Извини, я лишь выполняю свой долг. Меня наняли тебя найти и доставить в целости и сохранности. Так ты, по крайней мере, не вздумаешь совершить экскурсию по местным живописным местам. Не волнуйся, мы ненадолго!
        - Куда я могу сбежать? На целые мили вокруг нет ни души!
        Пирс взглянул на нее. В гневе Элен была еще красивее. Ее большие глаза яростно сверкнули, и он едва поборол в себе желание расцеловать ее.
        Но нет, служба прежде всего!
        - Держи! - Он протянул ей одеяло. - Грейся, а мы с Фоксом скоро будем!

7

        Время тянулось ужасно медленно. Чтобы скоротать его, Элен начала было следить за фонариком Пирса, но вскоре ей это наскучило. Тем более что ее мучил один вопрос - ее отношения с Пирсом. Когда сегодня с утра в церкви он притянул ее к себе и поцеловал, окружающий мир перестал для нее существовать.
        Все потеряло значение - внезапная амнезия, подстерегающие ее на каждом шагу опасности, беспокойство из-за невыполненной работы. Для нее в эти непередаваемо сладостные минуты существовал только он… Пирс.
        Как-то они говорили с мамой о любви.
        - Вы, ты и папа, так друг друга любите! - помнится, сказала Элен. - Когда я стану большой, смогу ли я так полюбить?
        Ее мать улыбнулась.
        - Конечно, сможешь! К тебе придет настоящая любовь, ты найдешь своего избранника, того единственного, которому посвятишь всю свою жизнь. - А еще мама сказала Элен: - Не торопись с выбором, ибо любовь создана для наслаждения, а не для страданий.
        Так кто же для нее Пирс? Элен к нему влечет. Но кем он станет для нее - источником наслаждений или страданий? Он словно мечта, внезапно ставшая реальностью. Он живет, повинуясь своим правилам игры, не теряется перед лицом опасности.
        Но любит ли она его? И сможет ли полюбить?
        Кто знает… Он для нее загадка…
        Взгляд Элен упал на наручники. Не так давно другой мужчина тоже надел на нее наручники. И хотел убить.
        Сейчас совсем другое дело. Пирс ей не враг. Но обращается с ней, как с преступницей! Разве такое мыслимо?
        - Ты не слишком торопился, - сказала Элен, когда Пирс, по-прежнему держа в руке включенный фонарь, подошел к ней.
        Он заметил, что одеяло так и осталось лежать на соседнем сиденье, хотя ночь выдалась холодная. От его внимания не укрылись и гневные искры, сверкавшие в ее глазах.
        Пирс невольно зажмурился. Ее улыбка, тепло ее кожи навсегда отпечатались у него в памяти. А теперь эти искрящиеся глаза…
        Снова его относит куда-то в сторону! Эта женщина сводит его с ума!
        - Идем! В доме пусто.
        Сняв с Элен наручники, Пирс подхватил одеяло и повел ее в дом.
        Жилище оказалось более чем скромным: три комнаты, крохотная ванная, ручной насос, огромный бак, топившийся углями для нагрева воды. Ни тебе электричества, ни телефона!
        Опустившись на колени перед очагом, Пирс чиркнул спичкой и развел огонь. Фокс расположился на старом коврике подле двери. Элен села на краешек хлипкого стула.
        Когда огонь разгорелся, Пирс подошел к круглому деревянному столу и сел напротив Элен. Она отвернулась от него и стала смотреть на огонь.
        - Что замолчала? - наконец спросил он. - Все еще сердишься?
        - Да.
        - Охота тебе об этом думать!
        - А я и не думаю. - Фокс зевнул и подошел к ней. Она принялась чесать его за ухом. - Если тебе и впрямь интересно, я подумала, что сегодня церковный совет и прихожане обедают у миссис Поламбо. Она замечательно готовит и дом содержит в полном порядке, и это притом, что она слепая! Представляешь?
        Пирс расплылся в улыбке.
        - Замечательно!
        - В каком смысле?
        - У меня из головы не выходит компьютер твоего дяди. Ты подала мне отличную мысль, как к нему подобраться.
        - Хочешь проникнуть в церковь, пока все на обеде? Это опасно! Кто-нибудь в церкви непременно останется.
        - Ну и что? - усмехнулся Пирс. - Даже если и так, кому придет в голову заподозрить несчастного слепого и его собаку-поводыря? - Он похлопал Фокса по загривку: - А что скажешь, приятель? Сегодня у тебя будет еще одна возможность заработать себе на собачьи консервы!
        - Согласна, но все же…
        - Если меня спросят, я снова скажу, что пришел к преподобному Кенту. Но ты со мной не пойдешь. Если там окажется этот органист, он, возможно, вспомнит, что где-то нас видел.
        - Ну не знаю… - Элен с сомнением покачала головой. - Ты, может, и сыграешь слепого, а вот Фокс за поводыря вряд ли сойдет, с его-то габаритами!
        - Он еще тот актер, увидишь!
        Фокс гавкнул.
        - Вы оба просто сумасшедшие. А мне что предлагаешь в это время делать?
        - Сидеть в машине у церкви, только подальше от фонарей, чтобы никто не увидел твоего лица. Если спросят, я скажу, что ты моя соседка и любезно согласилась меня подвезти. Должен же кто-то помочь слепому! Надо будет только тебя тоже слегка приукрасить, чтобы не узнали.
        - Приукрасить или перекрасить? ~~ подозрительно спросила Элен.
        - Не волнуйся. В нашем убежище все предусмотрено. Даже женские парики. Примерь! Посмотрим, какие волосы тебе пойдут - светлые или рыжие.
        Не давая ей возможности возразить, Пирс прошел в соседнюю комнату, открыл шкаф и достал парик.
        - Ну-ка, надень!
        Элен подчинилась. Подошла к зеркалу, прошлась по накладным волосам расческой и повернулась к Пирсу.
        - Что скажешь?
        Он был потрясен. Рыжий цвет ей был не очень к лицу, но с этой невинной улыбкой и сияющими глазами Элен все равно смотрелась сногсшибательно. Сердце у него в груди бешено заколотилось, но он нашел в себе силы сдержаться.
        - Сойдет! - небрежно бросил он. - Ладно, надо позвонить Кирку. Он обеспечит нас всем необходимым.

        Спустя час они уже ехали в церковь. Элен помалкивала. Внутренний голос шептал ей, что близится катастрофа. С каждой минутой опасность становится все реальнее.
        Но почему? Если рассуждать логически, то им вряд ли что-то грозит.
        - Ты хорошо разбираешься в компьютерах? - спросила она у Пирса.
        - Я, конечно, не хакер, но с бухгалтерской программой справлюсь.
        - Что, если файлы защищены паролем?
        - Как-нибудь взломаю, - пожал плечами Пирс. - Попробовать-то все равно стоит!
        - Ты веришь в интуицию?
        - Пожалуй, да. В моей работе нередко приходится полагаться на шестое чувство.
        - Тогда послушайся моего шестого чувства и не ходи в церковь!
        - Извини, но моя интуиция говорит совсем иначе. Надо разобраться с тем, что творится, и начать первым делом с церковного компьютера.
        Ее руки задрожали. Возможно, амнезия как-то связана с тем, что она узнала про счета?
        - Как бы мне хотелось вспомнить все, что произошло тогда со мной! Только так я смогу всем доказать, что ни в чем не виновата!
        - Может, наоборот?
        - Как будто я себя не знаю! На преступление я не способна. То, что случилось за это время, настолько меня потрясло, было таким шоком, что мозг предпочел об этом забыть.
        - Возможно, мозг не может смириться с реальностью и включил защитный механизм. Тебя заставили сделать что-то такое, чего бы по доброй воле ты никогда не совершила.
        - Хотела бы я с тобой поспорить, но не стану: я сама ничего не знаю…
        - Ну ладно, я выхожу! - сказал Пирс, когда они подъехали к церкви.
        Ворота были открыты, двери не заперты. Связавшись по телефону с Кирком, Пирс договорился с ним об условном месте, где должен быть оставлен собачий поводок, маленький микрофон с передатчиком и темные очки с встроенным наушником.
        - Я вошел, - сказал он Элен по микрофону, который незаметно прикрепил под медной пуговицей на куртке. - У тебя все тихо?
        - Пока да.
        - Гляди в оба, тебе есть что терять! Фокс, вперед!
        Пес сделал несколько шагов и замер на месте.
        - Слушай, приятель, я с тобой спорить не намерен! - Пирс уселся рядом с ним на колени. - Слышал я, как ты зарычал, когда снова пришлось надеть на Элен наручники. Знаю, тебе это не по душе. Мне тоже. Но что поделаешь? Если меня нет рядом, она останется в наручниках. Ясно? Идем!
        Фокс с явной неохотой поднялся и нерешительно направился вперед.
        - Давай, песик, не засыпай!
        Дверь кабинета на этот раз оказалась запертой. Но для такого профессионала, как Пирс Доул, не составило труда справиться с примитивным замком. Не прошло и минуты, как он уже сел за компьютер, оставив Фокса на страже.

«Операционная система на жестком диске не обнаружена», сообщил компьютер.
        Это что еще за напасти? С утра все было нормально. Уж не Элен ли сама удалила системные файлы? Да, есть над чем задуматься. Зря, может, он доверился ей, когда она села за компьютер.
        Пирс осмотрел стол. Может, есть запасная дискета? Заглянул в ящик стола. Только ручки и скрепки. Вытащив ящик, он перевернул его и присвистнул: ого! Что это?
        На дне ящика снаружи он обнаружил клочок бумаги, прикрепленный с помощью липкой ленты. На клочке были написаны печатными буквами два слова: «засуха» и «церковь».
        Это пароли, точно? Но какой файл с их помощью открыть?
        Пирс перезагрузил компьютер, ввел сначала первое слово, потом второе. Ничего не выходит. Система не загружается. Похоже, жесткий диск пуст.
        Вернув содержимое ящика на место, Пирс убедился, что комната выглядит так же, как и до его прихода, и прошел в кабинет Джексона. Оставив дверь приоткрытой, Пирс сел за компьютер.
        Интересно. Элен, между прочим, говорила, что никакие пароли ей не известны. А эту бумажку тогда как понимать? - подумал Пирс.
        Загрузив компьютер, Пирс ввел слово, которое значилось на клочке бумаги:
«церковь». Не сработало.
        Он попробовал другое слово - «засуха». Экран мигнул, и взгляду Пирса предстал длинный перечень файлов. Вытащив из кармана дискету, Пирс скопировал на нее файлы небольшого размера. Большие все равно не уместятся.
        - Машина едет, - раздался в наушнике голос Элен.
        - Я уже все, - откликнулся Пирс.
        Он сунул дискету в карман, выключил компьютер и, сделав знак Фоксу, вышел из кабинета. Автоматический замок щелкнул, запирая дверь.
        Хорошенькое дело! Элен в очередной раз его обманула. Сказала, что никаких паролей не знает, а сама приклеила бумажку к ящику! Даже если кто-то хочет ее подставить, ложь остается ложью.
        Он сам виноват! Разнюнился, захотел помочь бедной обиженной девушке, к тому же красавице каких поискать. Потерял, короче, чутье.
        Ну, ничего, это он исправит! Отныне с ней он станет вести себя совсем иначе.

        От Элен не укрылось, как взглянул на нее Пирс, открывая дверцу машины. Он глядел зло и настороженно, явно пытаясь совладать с гневом. Внутренний голос подсказал ей, что лучше молчать.
        Пирс молча завел двигатель и выехал за ворота церкви.
        - Жаль, - медленно и отчетливо произнес он, - что ты не знаешь пароля от дядиного компьютера. Все было бы гораздо легче.
        - Я не работаю за компьютером дяди. Далеко мы едем?
        - Возвращаемся в наше убежище. Уже поздно, почти одиннадцать. Когда отъедем подальше, остановимся, я позвоню Кирку. - Он говорил без всякого выражения, безразлично.
        Что-то случилось…
        Но как спросить у него в чем дело? Задумавшись над этим вопросом, Элен молчала. Пирс тоже не делал попыток нарушить тишину.
        - Ладно, говори! - наконец произнесла она. - В чем дело?
        - Я вошел к тебе в кабинет и обыскал его. И нашел вот это. - Пирс протянул ей клочок бумаги.
        Она подвинулась поближе, их руки соприкоснулись, и ее тело словно током пронзило, лишив ее способности мыслить. Поймав его взгляд, она заметила странный блеск в уголках его глаз и поняла, что он испытывает то же самое.
        Заставив себя перевести взгляд на листок бумаги, Элен прочитала написанные на ней два слова и тяжело вздохнула. Она вспомнила про бумажку.
        - Совсем вылетело из головы! - потерянным голосом произнесла она. Он, разумеется, не поверит.
        Пирс ответил ей холодным взглядом.
        Как он торопится ее осудить!
        - Теперь ты думаешь, что я лгала?
        Пирс молчал. Элен опустила голову.
        Он съехал на обочину, остановил машину и сказал:
        - Позвоню Кирку.
        - Постой! Сначала выслушай меня! Я тебе не лгала. Честное слово, просто забыла об этой бумажке. Сам посмотри! Видишь, буквы немного стерлись, лента пожелтела. Она была приклеена давно, несколько лет назад. Поэтому я и забыла.
        - И сколько же времени ты располагаешь паролем?
        - Трудно сказать. Наверное, все случилось года два назад. Перед тем как отправиться в деловую поездку, дядя назвал мне свои пароли, чтобы я могла иметь доступ к счетам церкви и производить ежемесячные выплаты. Сомневаюсь, что теперь этот пароль действителен. Наверняка дядя несколько раз его менял.
        - Не менял. Пароль работает.
        Пирс внимательно следил за ее реакцией.
        - Не знаю, как еще убедить тебя в том, что я не лгунья!
        Она сама виновата: совершает одну ошибку за другой, играя на руку врагам. Скоро Пирс вспомнит, что она не хотела, чтобы он шел на обыск один, и присовокупит это к обвинительному акту.
        - Мне нравится моя работа, я стараюсь подходить к ней ответственно. Для меня не деньги главное, иначе бы я давно пошла в какую-нибудь корпорацию или хотя бы переехала в другой штат, где никто не знает меня и тех проблем, что были у меня в прошлом.
        - Все верно, - кивнул Пирс. - Но пойми и ты: если я без труда обнаружил пароли, то и любой другой мог их найти.
        - Но кто стал бы искать? Пирс, всем, кто работает в церкви, я безгранично верю. Они мне больше чем просто друзья, они моя семья.
        - И все же не торопись с выводами. Подумай сама: подозревать их вполне резонно. Если кто-то обыскал твой кабинет и нашел пароль, тогда понятно, почему у тебя возникли проблемы со счетами в компьютере, о которых ты говоришь. С помощью модема, через Интернет, любой мог соединиться с твоим компьютером и, используя пароль, хорошенько в нем покопаться. Ты ведь постоянно держишь компьютер включенным?
        - Да, но никто из моих знакомых на подобное не способен! Так поступить могут только враги, а у меня их нет!
        - Ошибаешься, Элен. Враги у тебя есть! Ты только вспомни ту сладкую парочку, которая давеча едва не сцапала тебя! Есть же кто-то, кто их послал!
        - Наверное, ты прав, - в отчаянии вздохнула Элен.
        Похоже, ей не скрыться от страшной правды. У нее есть враг или враги. Они не остановятся, пока с ней не будет покончено.
        - Все полетело кувырком, - печально заметила она. - У меня была такая спокойная, упорядоченная жизнь, а теперь!..
        - Так борись! Борись до конца! Другого выхода нет.
        - Не знаю, получится ли… Они хотят упечь меня за решетку, а то и убить.
        - Вот почему ты не должна никому доверять. На карту поставлена твоя жизнь. Что, если твой враг тот, на кого ты и подумать не можешь?
        У Элен не осталось сомнений в справедливости его слов. Но как трудно с подозрением смотреть на друзей, ждать от них подвоха! И все-таки это единственный выход. Иного не дано.
        - Еще одна не очень приятная новость. Твой компьютер не загружается. Кто-то стер всю информацию с жесткого диска. Даже операционную систему.
        Элен сжала губы.
        - Это не так страшно. Приятного мало, но у меня на дискетах есть все данные, так что я могу восстановить содержимое жесткого диска, хотя, конечно, на это уйдет время. Дискеты у меня дома, в безопасном месте.
        - Кто, как думаешь, поработал над твоим компьютером?
        Она поняла скрытый смысл вопроса: может, ты сама как-то отформатировала жесткий диск, когда днем мы заходили в церковь?
        - Я тут ни при чем! Какой смысл? К тому же ты стоял рядом. Это было бы слишком рискованно. Я не солгала тебе о запасных дискетах. Они действительно лежат у меня дома, и на них проставлены даты.
        - Увы, в твой дом нам путь закрыт. За тобой гонятся, и наверняка за домом установлено наблюдение. Значит, с этим придется подождать. Где, ты говоришь, эти дискеты?
        - В безопасном месте. Туда никто не проникнет. Я положила их в сейф.
        - Вот оно что… Но этот сейф расположен так, что его любой заметит, или он чем-то скрыт?
        - Сейф вмонтирован в стену прачечной. Сразу его не обнаружат, его закрывает мебель.
        - Да уж, хотел бы я знать, что произошло с твоим компьютером! Случайность тут исключается.
        - Кстати, насчет компьютера. Я кое-что вспомнила! Такое и раньше бывало. Скажем, год назад, воспользовавшись моим отсутствием, ко мне в кабинет проник сын органиста, совсем мальчишка. Он достал какую-то новую компьютерную игру и, пытаясь ее наладить, случайно отформатировал жесткий диск. С тех пор я каждый файл копирую на дискету.
        - Это правильно, - сказал Пирс. - Ладно, мы кое-что выяснили. Пора позвонить Кирку.
        Так он и сделал. Доложил по существу, не вдаваясь в подробности, и сказал, что пока продолжит расследование.
        Элен внимательно слушала его. Подождав, пока Пирс закончит разговор, она спросила:
        - Полагаю, ты и в компьютер моего дяди заглянул?
        - Разумеется.
        - Что с его жестким диском?
        - Все в порядке. Слышала, я договорился с Кирком, что оставлю ему в условленном месте дискету? На нее я перенес файлы с жесткого диска. Пусть проверят, что там, может, кое-что и прояснится. Правда, обработка данных займет какое-то время. Есть еще одна новость: по словам Кирка, со мной хочет встретиться преподобный Кент, и чем скорее, тем лучше.
        - Что-то срочное?
        - Вряд ли. Он вернулся с вечеринки и ждет меня. Думаю, мне стоит с ним встретиться. Возможно, задав несколько наводящих вопросов, я закрою белые пятна в твоей истории.
        - Ты поедешь к нему в церковь?
        - Нет, домой. Кирк сказал, что это рядом.
        - Да, - подтвердила Элен.

        Они снова поехали в сторону церкви. Преподобный Кент жил в пригородном районе, примыкавшем к территории церкви. По дороге Пирс заехал на почту и оставил в абонентском ящике дискету, как и договорился с Кирком.
        Поставив машину на расстоянии ста метров от дома, где жил Кент, Пирс надел очки со встроенным динамиком и прикрепил микрофон.
        - Сиди здесь и внимательно слушай нашу беседу, - сказал он Элен. - Ты хорошо знаешь обстановку в церкви, людей, которые там работают. Если Кент соврет, сразу поймешь.
        - Преподобный Кент не способен на ложь! - с возмущением в голосе произнесла Элен.
        - Посмотрим. Порой ко лжи людей вынуждают разные обстоятельства.
        Она хотела было возразить, но промолчала. Пустые споры делу не помогут. Важно выяснить, кто ее хочет подставить.
        - Здесь, как видишь, темно. Сомневаюсь, что тебя опознают. Но, если что, Фокс останется с тобой. - Взгляд Пирса упал на наручники. - На этот раз обойдемся без них. Я хочу тебе верить, Элен! И хочу, чтобы ты оправдала мое доверие. Если поймешь, что тебя выследили, немедленно заводи мотор и уезжай. Ключи будут в зажигании. Убедившись, что за тобой не едут, направляйся в нашу хижину. Там и встретимся. Если же за тобой хвост, поезжай в наше агентство, там о тебе позаботятся. Запомни, как туда проехать.
        Объяснив ей маршрут, Пирс вышел из машины и направился к дому преподобного Кента. Он и сам был рад, что может не надевать на Элен наручники. Не только ей, но и ему было от этого не по себе.
        И так он ведет себя черт-те как. Нарушил главную заповедь оперативника: дело есть дело, личные переживания побоку!
        Не успел Пирс постучать в дверь, как она распахнулась. На пороге стоял маленький толстенький человечек. Преподобный Кент будто знал, что Пирс вот-вот появится.
        - Добрый вечер! - поздоровался он. - Извините за поздний визит. Кажется, вы хотели меня видеть? Я Пирс Доул.
        - Здравствуйте, мистер Доул! Проходите, пожалуйста!
        Проводив Пирса в гостиную, преподобный Кент усадил его в кресло, налил ему чаю и, расположившись напротив, устремил на него взгляд блестящих карих глаз.
        - Вы что-то хотели мне сказать? - спросил Пирс, отпив из чашки.
        - Да. Элен нас очень беспокоит. Ей в жизни пришлось нелегко. Я всегда старался ей помочь и сейчас места себе не нахожу, не зная, где она и что с ней. В последнее время ходят разные слухи, а вы сами знаете… - Он многозначительно замолчал.
        - Какие именно слухи?
        - Ее исчезновение не прошло незамеченным. Когда ее дядю, дьякона Джексона, спрашивают, где Элен, он отвечает, что она ненадолго уехала отдохнуть. Но, похоже, этому мало кто верит. Начинаются разговоры…
        - О чем, например?
        - Я ничего не хочу сказать плохого про своих прихожан, - как бы оправдываясь, произнес священник. - Но людям свойственно ошибаться. Когда меня нет поблизости, они начинают обсуждать, что случилось с Элен. В послед нее время она ведет себя немного странно, очень рассеянна, ошибается в счетах клиентов. А ведь основу ее клиентуры составляют наши прихожане. Решив, что она не справляется со своими обязанностями, они откажутся от ее услуг. Если же кто-нибудь узнает о краже из фонда, скандала не миновать. Люди будут настаивать, чтобы мы обратились в полицию.
        - Вы сказали, что Элен вела себя странно. Думаете, она могла похитить деньги?
        - Я не исключаю такой возможности, хотя, по правде говоря, меня больше волнует она, чем деньги. Она жила среди людей, которые ее знают и любят. Это был ее крохотный мирок, в котором она могла чувствовать себя в безопасности. Но что станет, когда она окажется среди чужих? Вдруг она попадет в безвыходное положение?
        - Возможно, вы ошибаетесь. Вы допускаете мысль, что она исчезла или сбежала по какой-то другой причине?
        - Хотел бы в это верить! - сказал преподобный Кент. - Но, учитывая ее прошлое и то, как она вела себя в последнее время, я уже сомневаюсь…
        - Ладно! - Пирс поднялся с кресла. - Обещаю держать вас в курсе дела. Если же вы что-то узнаете, сразу же позвоните в агентство.
        Раздался стук входной двери.
        - Моя дочь вернулась! - с улыбкой произнес Кент. - Не хотите ли с ней поговорить? Она моложе Элен, но знает ее много лет и может что-то рассказать.
        - Буду весьма признателен.
        Пирс сомневался, что от разговора с дочерью священника будет толк, но упускать возможность поговорить с кем-то, кто способен пролить свет на загадочную историю, он, разумеется, не хотел.

8

        Как тяжело сознавать, что никто тебе не верит! Даже преподобный Кент от нее отвернулся…
        Трудно ожидать чего-то иного: ведь все свидетельствует против нее. Недаром говорят: от прошлого не убежишь. Те, кто ее давно знает, считали и продолжают считать ее не совсем нормальной. Бедняжка Элен! Что с нее взять? Она ведь с самого детства не в своем уме!
        Другое дело Пирс. В его взгляде нет презрительной жалости. Для него она женщина, сражающаяся за свою жизнь, ибо именно ее жизнь поставлена сейчас на карту.
        Элен вздохнула. Ее ноздри наполнил терпкий аромат, от которого сердце у нее в груди затрепетало.
        Запах Пирса… Смесь осенней свежести и мужественной горячности… Да, он такой! Вот почему ее буквально тянет к нему, как бы она ни сопротивлялась.
        Осветив улицу фарами, проехала машина. Краем глаза Элен заметила, что в фургоне, стоящем на обочине неподалеку от дома, кто-то есть.
        Не укрылось от ее внимания и то, что этот кто-то - упитанный мужчина с длинными волосами - смотрит в бинокль. В такое-то время?
        Сомнений нет! За домом преподобного Кента следят, причем вряд ли полицейские, уж больно уголовный вид у этого мордастого с биноклем!
        Наконец-то ей представляется возможность внести посильную лепту в расследование. Она подкрадется поближе к фургону и попытается разведать что к чему.
        - Фокс, за мной! Пойдем погуляем.
        Открыв дверцу машины, Элен вышла на тротуар, стараясь держаться в тени деревьев. Впрочем, даже если случайно ее и высветит огонь уличного фонаря, в этих наушниках ее примут за местную жительницу, которая выгуливает собаку и слушает плеер.
        Чем ближе они подходили к фургону, тем настороженнее вел себя Фокс. Он встревоженно принюхивался, поводя ушами, его тело напряглось, будто он приготовился к бою.
        - Не переживай! - шепотом приободрила его Элен. - Мы подойдем поближе, вот и все.
        Ее отделяло от фургона метров пятнадцать, когда дверца распахнулась и мужчина вышел на улицу. Лицо его на мгновение осветилось - он зажег сигарету. Элен успела разглядеть его. Нет, раньше она с ним не встречалась.
        Оставаться здесь, пожалуй, опасно: при свете фонарей она и Фокс видны как на ладони. Элен повернулась, намереваясь вернуться в автомобиль, ее тень скользнула по мостовой. Мужчина обернулся и, увидев ее, бросился вперед.
        Видимо, он узнал либо ее, либо пса. Не долго думая, Элен побежала. Фокс понесся за ней.
        Оглянувшись, Элен обмякла: незнакомец сжимал в руке пистолет. До автомобиля Пирса осталось совсем немного, но глаза ей застлало облако, неизвестно откуда на нее свалились обрывки каких-то страшных воспоминаний. Фантазии и реальность смешались в какое-то красное марево.
        В темноте Элен споткнулась, не удержала равновесие и полетела на землю. Преследователь был совсем рядом.
        Путь ему преградил Фокс. Бросившись наперерез, он яростно зарычал, и незнакомец на секунду замер. Но уже в следующее мгновение он навел пистолет на собаку и приготовился нажать на курок.
        В отчаянии Элен закричала. Где-то слева и сзади отворилась дверь, и на пороге появился Пирс. Он сориентировался в происходящем мгновенно.
        - Элен, я здесь! - крикнул он и бросился бандиту наперерез.
        Тот со всех ног побежал к фургону и вскочил внутрь. Мотор взревел, и фургон понесся вперед по ночным пустынным улицам.
        Пирс развернулся и побежал к своей машине. В считанные секунды он догнал Элен, которая уже открыла дверцу и пропустила вперед Фокса.
        - Мы его догоним! - крикнул Пирс, залезая в машину. - Пристегни ремень!
        Выжав газ до предела, Пирс бросился в погоню. Фургон был уже далеко, но Пирс знал, что бандитам не удастся развить большую скорость и на своем мощном внедорожнике он догонит их без особого труда.
        Однако тут возникло непредвиденное затруднение. Бросив взгляд на Элен, он увидел, что она сидит в какой-то неестественной позе, полузакрыв глаза.
        - Что с тобой? - спросил он, не прекращая преследование.
        - Ты так гонишь… - простонала она.
        Пирс чертыхнулся. Какой же я недогадливый! На Элен напали, и уже не в первый раз. Для нее это огромное потрясение. Нет ничего удивительного в том, что она на грани обморока.
        Делать нечего, придется прекратить преследование. А жаль! Еще немного, и у него был бы шанс потолковать с этими бандитами.
        - Успокойся, Элен, - мягко произнес Пирс. Он вел машину левой рукой, а правую положил ей на плечо. - Все в порядке. Я уже еду совсем тихо. - Он нажал на тормоза и остановил машину на краю проселочной дороги.
        Элен бил озноб.
        - Это все из-за меня, - пролепетала она сквозь слезы.
        - Ладно тебе, не волнуйся! Все позади. Перестань дрожать! Хочешь, я тебя согрею?
        Элен прильнула к нему.

9

        - Знаю, - устало произнес Пирс, - ты валишься с ног. Я тоже. Но нам нужно поговорить.
        Элен устремила взгляд на очаг, где играли и искрились огоньки пламени. Веселятся, несмотря ни на что! Вот бы мне так, с завистью подумала она.
        - Ладно, спрашивай, - прошелестела Элен. - Тебе покоя не дает мысль: зачем я вообще высунула нос из машины? Я права?
        - Разумеется! Я же просил тебя не выходить!
        - Но я заметила подозрительный фургон. Проезжавшая машина высветила лицо одного из бандитов, сидевших в фургоне. Я заметила, что он сжимает в руках бинокль. У меня тут же возникли подозрения, и, чтобы их проверить, я вышла из машины и подобралась поближе.
        - Проверять подозрения - моя работа, - мрачно заметил Пирс.
        - Не злись! Если ты рискуешь, то мне сам Бог велел…
        - Что? Подвергать себя опасности? Опомнись, Элен, мы же не в кино! Тут убивают по-настоящему!
        - Я только посмотрела… Поняв, что вижу этого человека первый раз в жизни, я повернулась и пошла обратно в машину. Но он, судя по всему, меня заметил и бросился в погоню. Я побежала, а оглянувшись, заметила, что у него в руке пистолет. В голове у меня что-то завертелось, какие-то старые воспоминания… И, поскользнувшись, я упала. К счастью, Фокс был рядом, и тот побоялся меня трогать. А потом появился ты.
        - Как выглядел этот человек?
        - Довольно упитанный. Длинные волосы. Белый. Честно говоря, я не слишком его разглядывала, все произошло в считанные секунды…
        Пирс окинул Элен взглядом, прошелся глазами по ее черным волосам, ниспадающим на плечи, вздымающейся груди. Она снова задрожала.
        Ему захотелось обнять ее и успокоить, утешить, обрадовать… Но теперь, когда каждое мгновение их подстерегает опасность, увы, не до нежностей!
        - Элен, - мягко начал он, - мне нужно, чтобы ты все рассказала. Ты что-то вспомнила, какие-то обрывки прошлого снова возникли у тебя в сознании. Так скажи мне, что именно тебе привиделось.
        - Привиделось? - В ее голосе слышались возмущение и досада. - Думаешь устроить мне очередной сеанс психоанализа? А то вдруг я уже совсем спятила и меня пора отправить в психушку?
        Пирс не винил Элен за этот всплеск эмоций. Ее негодование вполне объяснимо. За свою жизнь она испытала столько насмешек и притворной жалости, что любое неосторожное слово ее больно ранит.
        - Ты все неверно поняла, - попытался растолковать он. - Мы теперь в одной спайке. Твои слабости - мои слабости. Я должен знать тебя вдоль и поперек. Нечто, случившееся в далеком - а может, и не в столь далеком - прошлом, сделало тебя чрезвычайно уязвимой. И я должен знать, что именно.
        - Ладно… - Элен глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. - Я запаниковала, увидев в руке у этого мужчины пистолет. Для меня пистолет и смерть - одно и то же. С тех пор как отец застрелился, я не могу равнодушно смотреть на огнестрельное оружие. Это ты в состоянии понять?
        - Разумеется, - заверил ее Пирс. - Во всяком случае, я стараюсь.
        Это были не пустые слова. Он хотел узнать ее получше не только потому, что без этого невозможно разгадать тайну, которая свела их вместе. Элен со всеми ее странностям и слабостями овладела его мыслями и чувствами. Ни о ком другом он просто не может думать. Элен страдает, и он страдает вместе с ней.
        - Пистолет я заметила мельком, - продолжала она, - но и этого было достаточно, чтобы на меня свалился весь груз прошлого. Глаза заволокло кроваво-красной дымкой, передо мной встали картины, которые я старательно изгоняла из своей памяти… И в то же время я продолжала осознавать реальность, в которой нахожусь: за мной гонятся, мне грозит смерть. Я бежала и бежала, потому что знала: мне во что бы то ни стало нужно добраться до автомобиля. Но бежать становилось все труднее, я споткнулась, упала, и, если бы не Фокс, со мной было бы покончено…
        - Что ты помнишь о том, как твой отец покончил с собой? Ты говорила про обрывки воспоминаний. Значит, ты вспомнила то, что успело стереться из твоей памяти?
        - Не совсем. Дело даже не в воспоминаниях, а в тех чувствах, которые вдруг снова нахлынули на меня с прежней силой. - Элен встала и принялась ходить по комнате, пытаясь справиться с нервным напряжением. - Я винила себя в том, что произошло. Поэтому и пришлось отправиться в психиатрическую лечебницу. Меня снедало чувство вины за то, что я ничего не поняла и не смогла его остановить.
        - Но как ты могла предотвратить эту трагедию?
        - Возможно, я и впрямь была бессильна помешать отцу, но я восприняла все не логически, а эмоционально. Отец переживал смерть моей матери еще больше, чем я. И мне это было известно. А когда он покончил с собой, я не могла избавиться от мысли, что проглядела его состояние и не сделала того, что было в моих силах.
        - Пойми, Элен, твой отец сам принял решение. Ты не можешь нести ответственность за чужие поступки. За свою жизнь я это усвоил.
        - Понимаю, мой разум подсказывает мне то же самое. Но сердце говорит совсем иное. Я не смогла спасти отца, меня не было, когда он так нуждался в поддержке! И этого я себе никогда не прощу!
        Переживания Элен глубоко его тронули.
        - Тогда даже лучше, что подробности трагедии стерлись у тебя из памяти.
        - Наверное, - согласилась Элен. - Дядя и так слишком много мне рассказал. После болезни и смерти матери мы едва сводили концы с концами. Магазин не приносил дохода. Суммы, в которое обошлось лечение, были умопомрачительные. Мамы уже не было в живых, а отец продолжал платить по старым счетам из больницы! Наверное, он не смог этого выдержать. Как-то вечером дядя зашел к моему отцу и увидел, что тот прижал к виску пистолет. Дядя бросился к нему, но было слишком поздно. Раздался выстрел, и все было кончено…
        - Ты видела, как это случилось?
        - Да… Услышав, что они спорят, я вошла в кабинет, и в эту секунду отец выстрелил. Выстрел буквально оглушил меня. Помню, еще поднялось облачко дыма - и все. Дальше в моей памяти провал. Если честно, я этому даже рада.
        - Теперь твой мозг заблокировал еще какие-то воспоминания, - заметил Пирс.
        - Я сама боюсь, что вспомню… Ведь тогда, когда мой отец покончил с собой, я забыла о случившемся, потому что иначе бы умерла от шока. Вот так и теперь: я видела нечто страшное, что поразило меня в самое сердце… И снова наступила амнезия, потому что я боюсь вспомнить…
        - Когда сегодня за тобой погнался этот бандит, ты уверена, что вспомнила обстоятельства смерти своего отца? Может, ты вспомнила то, что произошло в церкви в день твоего исчезновения?
        - Не знаю. Вряд ли. Ведь в церкви никто не умер? А в моих воспоминаниях все было буквально окутано кровью! Ужасно! - Она поежилась. - Это нечто из моего давнего прошлого…
        - В церкви был ранен твой дядя. Ему нанесли удар сзади. Вот та кровь, о которой ты вспоминаешь!
        - Мне так не кажется… - Элен покачала головой. - Но наверняка я все равно ничего сказать не могу.
        Она даже не представляет себе, как хорошо он ее понимает!
        - Знаю, - произнес он.
        - Откуда тебе знать? Никто не может понять, как это ужасно - жить с неотступной болью, с сознанием того, что могла спасти чужую жизнь, но даже пальцем не пошевелила! Я пытаюсь загнать боль поглубже, но она все равно не дает мне покоя!
        - Я все знаю, - тихо произнес Пирс. - Я тоже испытал боль. Я знаю, что значит потерять близкого человека и сознавать, что ты, прежде всего ты, в этом виноват.
        Пирс никогда и ни с кем об этом не говорил. А в эту минуту у него вдруг возникло непреодолимое желание поделиться с Элен горькими воспоминаниями о прошлом, которые с некоторых пор стали неизменными его спутниками.
        - Я владею несколькими боевыми искусствами и всегда полагался больше на свои кулаки, чем на оружие. Но, когда однажды мы с напарницей брали преступника, я решил действовать по инструкции, достал пистолет и сказал: сдавайся, все равно тебе не уйти! Преступник действительно не смог уйти и понес наказание. Но он сделал выстрел первым и попал моей напарнице прямо в сердце. Она умерла мгновенно… Если бы я сразу, без предупреждения, сбил его с ног, она была бы до сих пор жива.
        - После этого ты ушел из полиции?
        - Да. Теперь я следую только собственным инструкциям. Мои инструкции - те, что подсказывает мне интуиция и совесть. Я дал себе слово, что лучше погибну сам, чем допущу чужую смерть по своей вине. Как видишь, у нас есть что-то общее.
        Элен кивнула, села ближе и положила голову ему на грудь. Оказывается, их столько всего объединяет! Не только недавние события, которые случайно свели их вместе, но и тяжелый груз прошлого.
        - Мы оба жили с болью, - сказала она, - оба страдали… - Пирс обнял ее. - Но ты, - продолжала Элен, - показал, что у жизни есть и другая сторона, о существовании которой я даже не подозревала. Теперь я знаю: нежности и любви под силу залечить самые тяжелые раны.
        Пирс посмотрел на нее. Влажный рот, затуманенный взор. Да Элен словно создана для любви!
        Нет, это они созданы друг для друга.
        - Мы нужны друг другу, - прошептал он. - Мы должны быть вместе.
        Их губы соединились в сладостном поцелуе, языки принялись совершать страстный танец любви.
        - Знаю, - наконец произнесла Элен, приподняв голову, чтобы посмотреть ему прямо в глаза, - прикасаясь ко мне, ты чувствуешь, что у меня на сердце… Но я тоже должна знать, что ты не видишь во мне красивую дурочку, у которой не все дома…
        Пирс внимательно посмотрел на нее.
        - Когда я смотрю на тебя, то вижу как бы свое отражение, вторую половинку своего разбитого сердца. Может, наша встреча была предначертана на небесах? Сам Господь Бог захотел, чтобы наши сердца соединились!
        Элен провела языком по его небритой щеке и сказала:
        - Покажи, что ты чувствуешь!..
        - Если сейчас не остановимся, пути назад не будет, - предупредил ее Пирс.
        - Знаю…
        Элен почувствовала, как накаляется вокруг воздух и ее охватывает пламя страсти - не то пламя, безжалостные языки которого терзают измученную душу, не давая покоя ни днем, ни ночью, а сладостный огонь, отогревающий сердце, уставшее от холода и безысходности.
        У нее не было сомнений, что, бросаясь очертя голову в объятия Пирса, она поступает правильно. К этому выводу она пришла не путем логических рассуждений, нет - все произошло как бы само собой, но настолько естественно, что Элен даже в голову бы не пришло усомниться в своем чувстве.
        Она плотнее прижалась к нему, ее торопливые пальцы принялись расстегивать его рубашку. Ей страстно хотелось ощутить его кожу, прижаться сосками к его мускулистому торсу. Она стянула с него рубашку и провела языком по мощным мышцам груди, опускаясь все ниже и ниже, к его талии.
        Пирс застонал. Он погладил ее плечи, коснулся руками пуговиц блузки, снял ее и освободил от лифчика ее груди. Ее кожа мерцала в неровном свете очага. Элен изогнула спину, живот коснулся его джинсов, и от охватившего ее предвкушения она едва не лишилась чувств.
        Она снова поцеловала его, и в эти сладостные мгновения мир для Пирса перестал существовать. Его пальцы прикоснулись к ее животу, вдавились в пупок.
        - Ты доверишься мне? - хрипло спросил он.
        - Вся моя жизнь в твоих руках! Какое еще доверие тебе нужно?
        Пирс коротко приказал Фоксу оставаться настороже, а сам легко подхватил Элен на руки и, толкнув ногой входную дверь, понес ее наружу, туда, где источали непередаваемо сильный, эротичный запах высокие сосны.
        Пирс раздел ее до конца, а Элен замешкалась, не в состоянии справиться с пряжкой его ремня.
        - Я хочу… ощутить твое тело, - выдохнула она.
        - Сейчас, любимая, сейчас… - Его голос был хриплым и в то же время звучным. - У тебя будет не только это…
        Он нежно взял ее руки и поцеловал их, а затем, наклонившись назад, снял с себя одежду и встал перед ней - обнаженный и прекрасный в своей наготе.
        Пирс опустился перед ней на колени. Элен тяжело дышала. Ее грудь вздымалась, затвердевшие соски буквально требовали поцелуя. И он не заставил себя ждать.
        Она прижималась к нему со всей страстностью, на какую была способна, желая раствориться в нем и забыть о невзгодах. Его пальцы отправились в путешествие по ее телу, а когда добрались до мягких складочек, Элен содрогнулась и беспомощно вскрикнула. Но Пирс не отступал. Сноровистые пальцы дразнили ее, проникали все глубже. Элен закрыла глаза: ее пожирал огонь страсти. В этом огне она сгорела и родилась снова.
        Лишь почувствовав, что ее плоть откликается на его желание, повинуется ему, Пирс пошел до конца. Ее тело послушно вибрировало в ритме его движений, а он не сводил глаз с Элен, стараясь запечатлеть ее в памяти такой - страстной, нежной, отдающейся любви…
        Через час он на руках внес ее в дом и уложил в постель. Элен открыла сонные глаза и улыбнулась, увидев его лицо.
        - Спи, - тихо произнес он, - спи!
        Дождавшись, пока она погрузится в глубокий сон, Пирс осторожно, чтобы не потревожить ее, приподнялся на кровати.
        Глядя на нее, такую красивую и беззащитную, он не мог не испытывать чувства вины. Опять он потерял голову, хотя сколько раз уже зарекался не вмешивать свои личные чувства в работу. Кто знает, что их ждет дальше? Нет, сейчас не время для наслаждений, не время для любви!

10

        - Проснулась? - Не глядя на нее, Пирс вошел в комнату. За окном ярко светило солнце.
        Элен резко села на кровати. Уж не привиделась ли ей прошлая ночь?
        - Пирс!
        - Я здесь. Что случилось?
        - Я было подумала, что мне почудилось… - Она перехватила холодный взгляд его глаз и нерешительно добавила: - То, что было между нами.
        - Не почудилось, - низким мрачным голосом ответил он.
        Она думала, что он подойдет и обнимет ее, но он продолжал стоять в проеме. Между ними снова пролегла граница. Жаркую любовь сменила благоразумная настороженность.
        - Одевайся, - сказал он. - Сегодня у нас большая программа.
        Сердце опять заныло! С ней такое не впервые! За наслаждением и радостью следует боль, потеря. Как глупо было с ее стороны воображать, что для него эта ночь что-то значит! Мимолетное удовольствие, не более… Он ведь опытный. Это для нее их ночь - соитие сердец. Для него же…
        Встав, Элен надела брюки и блузку, вытерла слезы и приказала себе успокоиться. Сейчас не время для любви. Она слишком уязвима, чтобы поддаваться чувствам. Пирс хочет сделать вид, что ничего не было? Что ж, отлично. Она согласна подчиниться его условиям.
        Они быстро позавтракали в полном молчании.
        Складывая свои вещи, Пирс произнес:
        - Если хочешь, оставь что-то в хижине, но лучше самое необходимое взять с собой. События происходят с головокружительной быстротой. Ни в чем нельзя быть уверенным: может, нам больше не представится возможности сюда вернуться.
        Кивнув, Элен сняла со спинки стула одежду и, аккуратно сложив, поместила ее в полиэтиленовый пакет.
        - У тебя какие-то планы? - спросила она холодным, деловым тоном.
        Пирс кивнул.
        - Надень парик - рыжеволосый, пожалуй. Я намереваюсь нанести визит некоему Ллойду Хиксону.
        - Ллойду? Он-то здесь при чем? - не смогла сдержать удивления Элен.
        - Он ведь твой клиент. Вот я и посмотрю, какой у него бизнес. Ты сама сказала, что у него проходит аудиторская проверка. Пока ты одевалась, я позвонил Кирку и выяснил у него адрес.
        - Ллойд скорее всего у себя в магазине или в подвале, там где склад. Его дело приносит доход, но только благодаря тому, что он работает сутки напролет.
        - Вот в магазин-то мы и поедем. Осмотримся, посмотрим что к чему. Если держать ушки на макушке, сами сотрудники, и не подозревая того, многое расскажут. Особенно если творится что-то неладное. Мне надо одно выяснить: есть ли ему, что скрывать? Если он в своем магазине и впрямь преуспевает и у него и в мыслях нет похищать что-то из церковного фонда, тогда все в порядке. Если же он нуждается в деньгах, мы об этом узнаем.
        - Но как? Не будешь же ты просто крутиться вокруг и задавать всякие вопросы?
        - У нас есть фоторобот человека, который тебя похитил. Разумеется, про похищение мы будем молчать. Скажем просто, что у тебя сломалась машина, а этот парень воспылал желанием помочь. Он подвез тебя до ближайшего автосервиса, где ты и вызвала подмогу. К сожалению, беседуя с рабочими автосервиса, ты не успела узнать имени своего избавителя, а тот - вот скромняга! - тут же уехал. Мы разыскиваем его, чтобы отблагодарить. Можно, конечно, и любую другую историю сочинить. Главное, чтобы звучало правдоподобно. Если между Ллойдом Хиксоном и этим красавцем на фотороботе есть какая-то связь, они, вероятнее всего, встречались и кто-то из работников магазина мог их заметить. Тогда этого парня опознают по фото.
        Элен пожала плечами. План Пирса казался ей слишком сложным.
        - Ладно, ты пока надевай парик, а я пойду выведу погулять Фокса. Он уже заждался!
        Минут через пятнадцать они уже катили по шоссе. Пирс старался помалкивать. На кон поставлено слишком много. Может быть, их жизнь. И сейчас не время думать о всяких там романтических чувствах. Он профессионал, и этим все сказано. Он просто обязан вести себя профессионально. Ему поручили дело, а раз так, он должен его успешно завершить. Выяснить всю правду, какой бы горькой она ни оказалась.
        Пирс с силой сжал руль, так что костяшки пальцев побелели.
        - Помни: мы едем с чисто познавательной целью, - предупредил он. - С Ллойдом Хиксоном ты по возможности не должна столкнуться. Заметив, что он поблизости и вот-вот подойдет, тут же иди в машину и жди меня. Если же встречи избежать не удастся, попытайся хотя бы держать рот на замке. Понятно?
        - Как-нибудь попытаюсь усвоить, - не без сарказма ответила Элен.
        - И нечего иронизировать! - добавил Пирс. - Напрасный риск нам ни к чему.
        Элен промолчала.
        - Я вообще-то один бы поехал в магазин, да как тебя одну оставишь?
        - Боишься, что я нарвусь на неприятности?
        - От тебя всего можно ожидать! - рявкнул он. - Так что делай, что я сказал, и не вздумай спорить. - Он повернулся и посмотрел на нее.
        Элен, казалось, и не слышала его слов. Она задумчиво смотрела в окно, любуясь окружающей природой.
        - Ты слышала, что я сказал?
        Она невозмутимо взглянула на него.
        - Разумеется. Я всегда слушаю. И поступаю так, как считаю нужным.
        В зеркало заднего вида ему видна морда Фокса. Пирс готов был поклясться: пес ухмыльнулся!

        Магазин Ллойда Хиксона располагался в крупном торговом центре на въезде в Сейделл. Пирс вышел из машины, придержал входную дверь для Элен и вопросительно взглянул на нее. Она покачала головой: владельца поблизости нет.
        Пройдя по торговому залу, будто досужий посетитель, Пирс подошел к конторке, за которой сидел продавец. Рядом с телефоном он заметил определитель номера. Теперь понятно, как местонахождение Элен могли выяснить.
        Без долгих объяснений Пирс шлепнул фоторобот злоумышленника прямо перед лицом молодого служащего.
        Тот устремил на него испуганный взгляд.
        - Вы полицейский?
        - Я-то? Да ты что?! У меня и значка нет. Просто сделал фоторобот на компьютере, благо разжился программой! Этот парень помог моей красавице. У нее посреди дороги прямо машина сломалась. И ладно бы было от чего, а то ведь автомобиль совсем новенький! Ну так вот, этот парень остановился, покопался в моторе и все починил. Представляешь? Так моя красотка смогла добраться до дому. А то бы ей на своих двоих топать пришлось! Одно плохо: уезжая, парень забыл футляр с инструментами, а они как-никак денег стоят! Вот я и хочу ему инструменты вернуть!
        Элен отошла в сторонку, надеясь, что Пирс не заметил краску, залившую ее лицо, когда он назвал ее своей красавицей. По ее позвоночнику заструилось приятное тепло.
        Все это, наверное, глупости. Ничего его слова не значат. Так, правдоподобная история, рассчитанная на простака служащего. Сегодня с утра Пирс ясно дал понять: долгосрочные отношения его не интересуют.
        Пирс вдруг обернулся и подмигнул ей.
        - Короче, этот парень на фото ей здорово помог, - объяснил он, - вот и я хочу отплатить ему добром за добро. Пятьдесят монет плачу тому, кто скажет, как его звать и где найти. Кстати, может, ты, случаем, его узнал?
        Юный служащий, еще совсем мальчишка, всмотрелся в фоторобот.
        - Н-нет, - робко ответил он. - Что-то не припоминаю. Если хотите, я у других спрошу.
        - Давай, давай! - милостиво согласился Пирс.
        Чуть поодаль за конторкой было еще двое служащих и начальник; судя по виду, отставной военный.
        Воспользовавшись отсутствием юноши, Пирс наклонился и повернул к себе экранчик определителя номера. С помощью кнопки возврата он без особого труда установил номер таксофона, с которого звонила Элен позапрошлой ночью. Теперь ясно: либо ее вычислил сам Ллойд Хиксон, либо один из его подручных.
        - Есть! - сказал он Элен и вернул определитель номера на место.
        К ним вернулся молодой продавец.
        - К сожалению, - произнес он, - мы ничем не можем помочь. Такого никто из нас не видел.
        - Ладно, я так и думал! - сказал Пирс. - Вот что, сделай мне восемь - нет, пожалуй, десяток - ксерокопий фоторобота. Покажу фото людям в округе. Может, кто его и знает.
        К ним подошел пожилой мужчина, видимо начальник.
        - Приятно, - сказал он, - что в наше время не перевелись еще рыцари. На шоссе сейчас опасно, даже не знаешь, чего ожидать. К счастью, в вашем случае все обошлось.
        - Да, да, да, - закивал Пирс.
        Из служебного помещения в торговый зал вошел солидный седовласый мужчина. По тому, как посмотрела на него Элен, Пирс понял: это и есть владелец заведения, Ллойд Хиксон. Не говоря ни слова, она повернулась и направилась к выходу.
        Пирс тем временем заулыбался незнакомцу.
        - Милое у вас место! - похвалил он. - По правде, мне давно хотелось завести себе такой вот бизнес! Наверное, чтобы открыть фирму, нужно получить уйму разрешений?
        - Да, для этого нужно пройти определенную процедуру. Впрочем, это не так уж и сложно. Главное, найти деньги и продержаться несколько месяцев, пока магазин не окупит затрат. А потом все пойдет как по маслу.
        - Вы, похоже, в этом деле смыслите! Небось, владелец?
        - Да, я Ллойд Хиксон, - поклонился тот и протянул Пирсу руку.
        Они обменялись рукопожатием.
        - Работа вам по душе, сразу видно! - заметил Пирс.
        М-да… Что-то не похоже, что этот радушный толстяк способен на преступление. Маловероятно, что он нанял головорезов, чтобы покончить с Элен. Внешность, конечно, обманчива, но Хиксона явно заботы не гложут.
        - А то как же! - с завидным оптимизмом подтвердил Ллойд. - Одно угнетает: столько надо бумажек заполнять. Бюрократия! В остальном же пожаловаться не на что: и сотрудники у меня что надо, и оборудование хорошее.
        - Ваши копии готовы, - сказал служащий и протянул ему тонкую пачку листов.
        - Да, спасибо! - поблагодарил Пирс и расплатился. - Ну, приятно было пообщаться!
        Через минуту он уже сидел в салоне внедорожника рядом с Элен.
        - Я видела, как ты перекручивал назад звонки на определителе номера, - сказала Элен. - Номер телефона на заправке, с которого я звонила Ллойду, определился?
        - Определился. После этого узнать, где расположен таксофон, плевое дело. Компьютер с базой данных с этим за пару секунд справится. Но мне, по правде, не верится, что Хиксон желает тебе смерти. Ты не помнишь содержание вашей с ним беседы?
        - Я позвонила, а у него был клиент. Так, во всяком случае, я поняла. Наша беседа продолжалась недолго, и говорил в основном Ллойд. Если с ним рядом был кто-то, кто сообразил, что меня можно найти, поскольку рано или поздно я свяжусь со своими клиентами, то этому человеку было не сложнее, чем тебе сегодня, узнать по определителю номер и выяснить, где стоит таксофон.
        - Может, и так, - согласился Пирс. - Когда-нибудь мы узнаем, как они на нас вышли. - Задумавшись, он смотрел на дорогу, пытаясь сообразить, что предпринять дальше. - Заедем в полицейский участок. Только поправь парик, а то съехал. Для тебя есть одна работенка.
        - Какая? Что ты задумал?
        - У меня остались там друзья. Один работает в архиве. Ты знаешь, что в полиции хранятся фотографии всех преступников, как задержанных и осужденных, так и тех, что в розыске?
        - Знаю.
        - Все фотографии помещены в особых журналах. Просмотришь их, может, наткнешься на физиономию того, кто тебя похитил.
        - Отлично придумано! Но как я объясню твоему приятелю, зачем мне это нужно?
        - Никак. Он не привык задавать лишних вопросов. Ты же сама помалкивай.
        - Но если он твой друг…
        - Он решит, что ты моя клиентка. Даже если он начнет допытываться что к чему, не торопись с ответами. Будешь молчать, он и отстанет. Я могу на тебя рассчитывать?
        - Да, я не подведу!
        - Отлично, иначе проблем не оберешься. Ты будешь смотреть фотографии, а я тем временем побеседую со знакомым лейтенантом и разузнаю, ведется ли в полиции расследование, как-то связанное с тобой - с кражей, похищением или чем-то еще.
        Элен кивнула. Замолчав, Пирс попытался сосредоточиться на дороге, но это оказалось не так-то просто. Присутствие Элен просто невозможно было игнорировать.
        Неверно истолковав его молчание, Элен добавила:
        - Не волнуйся! Я справлюсь! Все будет в порядке.
        - Знаю. Но мне нравится о тебе волноваться.
        Его голос был низким, мужественным. Элен покраснела и быстро отвела взгляд, пытаясь скрыть от него свою реакцию.
        Но Пирс успел заметить, как порозовели ее щеки и участилось дыхание. То же самое произошло с ней сегодня ночью. Но тогда они были совсем рядом, их тела вибрировали в упоительном танце любви и…
        Чертыхнувшись про себя, Пирс сильнее сжал руль. Опять начинается! Нет, похоже, ему никогда не удастся выкинуть из головы Элен Джексон!

        В участке, оставив Элен со знакомым полицейским смотреть фотографии преступников в альбоме, Пирс по тускло освещенной лестнице поднялся на второй этаж и открыл дверь с табличкой «Лейтенант Глисон».
        - Пирс Доул?! - удивился тот. - Вот уж не ожидал! Какими судьбами?
        - Да так, зашел проведать старого приятеля. - Пирс уселся на потертый стул. - Как делишки?
        Глисон подозрительно взглянул на него.
        - Что это тебя мои дела заинтересовали? Никак, тебе моя помощь понадобилась?
        - Брось, Шон! Я же сказал: мне с тобой повидаться захотелось!
        - Думаешь, я на это клюну? - Глисон смотрел на Пирса с прежней настороженностью.
        - Во всяком случае, это правда, - заявил Пирс. И про себя добавил: только отчасти.
        - Ты по уши увяз в каком-то деле, да? - не отступал Глисон. - А сюда пришел, чтобы узнать, нет ли у нас кое-каких сведений, которые тебе помогут! Чего самому обувь портить, когда полиция есть?
        Отрицать было бесполезно. Они с Шоном были сто лет знакомы и видели друг друга насквозь.
        - Скажем так, - осторожно ответил Пирс, - я занимаюсь одним делом, которое для полиции ни малейшего интереса не представляет…
        - Но ты думаешь, что мы накопали что-то по обстоятельствам, связанным с твоим делом, я угадал?
        Пирс промолчал.
        Откинувшись на спинку стула, Глисон осуждающе поцокал языком.
        - Зря ты из полиции ушел, Пирс. Здесь бы твои способности пригодились! В сыскных агентствах платят хорошо, но мы здесь друг за дружку держимся, мы все, можно сказать, братья!
        - Не спорю, - сказал Пирс. - Кстати, ушел я вовсе не из-за денег, и тебе об этом известно.
        Глисон безразлично пожал плечами.
        - Ладно, если хочешь, расскажу о том, чем я сейчас занимаюсь, - сказал он. - По-приятельски. У подножия гор, близ шоссе, обнаружили труп белого мужчины среднего возраста и среднего телосложения. При себе у него было удостоверение личности с паршивой фотографией, так что и не поймешь, он это там изображен или не он, и еще одна фотка - местной жительницы. Этим делом занимается твой бывший отдел.
        - Гм… Что за женщина?
        - Молодая и красавица, каких поискать.
        - Как погиб этот человек? Он был застрелен?
        - Нет, его сбило машиной. Водитель либо задел его случайно и скрылся, либо это было преднамеренное убийство.
        - Ты не мог бы поточнее описать, как выглядел убитый? Может, я его и встречал? Или кто-то из моих знакомых его опознает?
        Лейтенант Глисон достал из папки с делом описание и прочитал его Пирсу.
        - Ну как?
        - Так, общие слова, - ответил тот. - А на фото он как выглядит?
        - Жутко, как же еще! - Глисон перекинул фотографию убитого по полированной поверхности стола. - На, полюбуйся!
        - Да уж, - поежился Пирс, - зрелище не из приятных! - Он от всей души надеялся, что Шон не заметит, как блеснули его глаза: на фото был изображен тот самый человек, фоторобот которого они составили позапрошлым вечером с Элен Джексон. - Но на машине-то наверняка сохранились следы.
        - Так-то оно так, только где взять эту машину? - Глисон протянул ему небольшую фотокарточку. - А вот женщина, которая находится в розыске. Нам удалось установить ее личность. Элен Джексон, двадцать семь лет. Племянница дьякона Ричарда Джексона из методистской церкви святого Петра в Риверсдейле. Не знаком с такой?
        Пирс бросил взгляд на фотографию. На Элен были шорты и футболка. Судя по всему, снимали ее на пикнике.
        - С такими я предпочитаю дела не иметь, - уклончиво ответил он, - а то потом жениться придется.
        - Так ты ее знаешь или нет? - Лейтенант Глисон устремил на Пирса проницательный взгляд. - Ты что-то скрываешь!
        - Только свои желания, которые просыпаются при виде этой девчонки.
        - Тоже мне, оригинал!
        - Как она связана с убитым?
        - Насколько нам известно, никак, - ответил Глисон. - Может, это она его бампером тюкнула. А может, он за ней охотился. Установив, кто изображен на фото, мы отправились к ней домой, но не застали. Похоже, она исчезла. Логично было бы предположить похищение. Он ее похитил, а заказчик его убил. Или она сама его прикончила и скрылась. Как видишь, предположений множество. Ее ближайший родственник - Ричард Джексон - не знает, где она находится. С убитым она вроде бы не была знакома. Мы опросили соседей, но от них было мало толку. В доме у нее никого нет, машина исчезла. Короче, полный мрак. Ну, какие мысли?
        - Никаких, - пожал плечами Пирс. - А раньше она в полиции не проходила?
        - Нет, нарушений за ней не замечено. Сегодня вечером в газете появится снимок убитого. Так, возможно, удастся установить его личность.
        - А этой красотки? - с напускным безразличием спросил Пирс.
        - Пока рано. Мы лишь хотим ее допросить. А если поместим в газете и ее фотографию, то можем спугнуть. К тому же она ведет церковную бухгалтерию, и священник настаивает, чтобы мы не смели чернить ее незапятнанную репутацию.
        - Ах вы теперь и к мнению церкви прислушиваетесь?!
        - А как же! - ухмыльнулся Глисон. - Нас это тоже устраивает. Главное сейчас - выяснить личность убитого. Потом посмотрим. Если Элен Джексон жива, мы ее обнаружим. В любом случае, патрули уже получили ее фото.
        - Вижу, у тебя все под контролем! - заметил Пирс, вставая. - Ну что ж, рад был повидаться. Если что-нибудь выясню, дам тебе знать. Буду и тебе благодарен, если скажешь, когда найдете машину, совершившую наезд. Вероятно, вы прочесываете авторемонтные мастерские?
        - Да, - кивнул Глисон. - Машина получила серьезные и своеобразные повреждения. Так что рано или поздно мы ее найдем. Пока что мы сосредоточились на поисках в районе, где было совершено преступление. Да, кстати! - Пирс уже взялся за ручку двери, но замер, ожидая продолжения. - Мы с тобой старые друзья. Но, если выяснится, что ты перешел дорожку полицейскому управлению, на снисхождение не надейся! Воспрепятствование правосудию - обвинение серьезное, помни!
        - Учту, - сказал Пирс.
        Так и должно быть. Дружба дружбой, а служба службой. Рано или поздно Глисон все равно бы поставил те рамки, за которые Пирсу отныне вход заказан. Теперь он не полицейский и обязан считаться с представителями власти.
        Распрощавшись с лейтенантом, Пирс сбежал вниз по лестнице и быстро, но так, чтобы не привлекать к себе внимания, пересек холл. Надо поскорее забрать отсюда Элен от греха подальше.
        Он обнаружил ее в том же кабинете, где и оставил со своим знакомым. Она сидела одна.
        - А он-то куда делся? - спросил Пирс.
        - Пошел в буфет принести мне чего-нибудь выпить.
        - Вот черт! Нам нужно уходить.
        Элен покорно направилась к двери.
        - Постой, я первый.
        Выглянув в коридор, Пирс заметил своего приятеля-очкарика. Тот, сжимая в руках два пластмассовых стаканчика, беседовал о чем-то с секретаршей. Пирс похолодел: секретарша протянула ему снимок Элен, который ему только что показывал лейтенант Глисон.
        Вот неудача! Какой бы он ни был близорукий, но Элен быстро узнает, стоит ему взглянуть на нее поближе.
        - Через коридор путь закрыт, - сообщил Пирс, затворяя дверь. - Остается только окно. Вперед?
        - Ты что? Оно же под самым потолком!
        - Я тебя подсажу. Не время спорить!
        Элен вскарабкалась ему на плечи и, открыв раму, выбралась наружу.
        - Осторожно там! Гляди, не свались в заросли кактусов!
        Элен благополучно спрыгнула вниз, благо было не слишком высоко, за ней выскочил наружу Пирс.
        - Быстрее! Возможно, он сообразит, что мы на стоянке. Надо уехать до того, как он здесь появится! - Пирс дал задний ход и выехал со стоянки.
        - Но что случилось? Ты же говорил, что там твои друзья!
        - Друзья, как же! Наше положение и так было не из лучших, а теперь нам вообще не позавидуешь!
        Пирс рассказал ей, что произошло в участке. Элен восприняла случившееся мужественно, и мысленно он похвалил ее за это.
        - Я просмотрела несколько альбомов, но так и не нашла преступника. Впрочем, теперь уже это не так важно. Требуется другой подход.
        Как ни старалась Элен скрыть беспокойство, Пирс заметил, что она с трудом справляется с внутренним напряжением, и сам встревожился. Вчерашняя ночь не прошла даром. Между ними возникла какая-то невидимая связь, связь на уровне души, подсознания.
        Пора остановиться, приказал себе Пирс. Нельзя верить всем этим романтическим бредням о душе и страстных переживаниях! Он оперативник и доверяет фактам и тому, что подсказывает интуиция. А всякие там чувства нужно оставить побоку!
        Элен дрожащей рукой потрепала по здоровенной голове Фокса.
        - Если у того мужчины, труп которого обнаружила полиция, нашли в кармане мою фотографию, это означает, что либо он меня похитил, либо знал, кто это сделал, - проговорила она. - Но я никого не убивала! Я лишь помню, что ударила его по лицу руками в наручниках и уехала. Он же побежал за машиной.
        - Постарайся вспомнить. Уезжая, ты не могла задеть его машиной?
        - Нет, никак! Помню, я посмотрела в зеркало заднего вида. Он бросился в погоню за машиной, но, конечно, отстал. Чтобы задавить его, мне пришлось бы затормозить, развернуться и подъехать к нему, но, поверь, этого мне хотелось меньше всего! У меня в голове одно было: как бы побыстрее скрыться! Ну и страху же я натерпелась!
        - Ты сражалась за свою жизнь, Элен. В подобной ситуации люди готовы на что угодно. Постарайся все хорошенько вспомнить. Какова вероятность того, что в этом месте был кто-то еще? Что преступников было двое?
        Элен задумалась.
        - Даже если так, я больше никого не видела, - сказала она. - Мне в голову пришло другое: я ударила его изо всех сил, и, возможно, у него помутилось сознание. Он бросился на шоссе, чтобы остановить меня, и тут его случайно сбила проезжавшая мимо машина. В таком случае я все равно несу ответственность за его смерть, хоть это и не я его убила.
        - Ничего подобного! Если он выбежал на дорогу и был сбит машиной, это его вина, а вовсе не твоя. Ты действовала исключительно в целях самообороны. Другой вопрос, как это доказать. Пока у нас нет ничего, что мы могли бы предъявить полиции, тебе придется залечь на дно. Они хотят тебя допросить, но не отступятся, если не услышат того, чего хотят.
        - Господи, когда-то моя жизнь была такой скучной!.. - вздохнула Элен. - Неужели это время никогда не вернется? - Ее голос задрожал.
        Пирс от всей души ненавидел людей, которые сотворили с ней такое. Обижать женщин недостойно. Но здесь случай еще более тяжкий: преступники охотятся за той, которая принадлежит ему.
        С какой стати Элен стала его собственностью, Пирс и сам бы не смог объяснить. Но чувствовал он все именно так.
        - В этой ситуации есть по крайней мере одно преимущество, - подбодрил он Элен. - Выйдя победительницей из этих испытаний, ты станешь намного сильнее. Ты больше не будешь пасовать перед трудностями, научишься преодолевать себя…
        - Если мы победим!
        - Победим, как же иначе! Мы просто обязаны выиграть и будем сражаться до конца!
        Воцарилось молчание. Неужели Элен решила смириться и сидеть сложа руки? Пирс искоса взглянул на нее. Элен ответила ему твердым решительным взглядом.
        - Мне в голову пришла одна мысль, - сказала она. - Кое-что, возможно, стоит проверить. Я тут все думала… Люди, караулившие меня у дома преподобного Кента, догадывались, что я обращусь к нему за помощью. Иначе зачем же они стали бы меня там поджидать? Логично предположить, что они установили слежку и в других местах, где я могу появиться, - у меня дома, дома у моего дяди, у моих клиентов. Давай наведаемся ко мне и к моему дяде. Вдруг я права? Если повезет, мы как следует рассмотрим этих людей. Возможно, нам даже удастся проследить за ними и они выведут нас на главаря.
        - Полицейские ищут твою машину и наверняка установили наблюдение за твоим домом. Проехать мимо я могу, но один. Брать тебя с собой - значит напрашиваться на неприятности.
        - Я не собираюсь отсиживаться, пока ты рискуешь жизнью. Если хочешь, я скорчусь на сиденье или вообще растянусь на полу машины, но только одного тебя я не отпущу!
        Пирс почувствовал, что его тело начинает реагировать на эти слова, и согласился:
        - Ладно, будь по-твоему! Тогда позвоню Кирку, и он поможет нам замаскироваться.
        Достав из кармана сотовый телефон, он принялся сосредоточенно набирать номер.
        После разговора с Кирком Пирс заехал в автомастерскую, связанную с агентством
«Эгрет», и закамуфлировал свой внедорожник под машину службы доставки: багажник был теперь полон больших коробок, на дверце красовался соответствующий знак, а задние стекла затемнены, чтобы Элен не было видно.
        На въезде в район, где жила Элен, Пирс огляделся.
        - Так-так, - произнес он. - Пора тебе в укрытие. Видишь там вдалеке пикап? Это полицейская машина, только без опознавательных знаков. Я с такими штуками знаком. Водителей ловят, которые превышают скорость. Ну и заодно бандитов могут подкараулить! Там мой знакомый полицейский дежурит, вместе с ним работали!
        - Значит, он тебя узнает?
        - Наверняка! Но раз так, лучше всего не проехать мимо на полной скорости, а, напротив, остановиться и поболтать. Ничего, не волнуйся, за тонированными стеклами и коробками он тебя не разглядит. Главное, сама не высовывайся!
        Пирс направил машину прямо к пикапу, остановил ее и дружески помахал дежурному полицейскому.
        - Дейв, старина! Вот уж кого не чаял увидеть!
        - Ну и дела, Пирс! Гляжу, ты, никак, свой бизнес открыл? Доставкой подрабатываешь?
        - Вроде того… - неопределенно ответил Пирс.
        - Ладно, не темни! Будто я тебя не знаю! Небось, слежку за кем-то решил установить?
        - Да нет! Выяснял прошлое одного парня, запарился и решил домой поехать, пивка выпить, душ принять! А что?
        - Да так, ничего! - Дейв обошел машину Пирса. - Ну и коробок у тебя! Что ты туда наложил? Сокровища?
        - Какие там сокровища! Они пустые! Так я с легкостью за доставщика сойду!
        Полицейский кивнул, но в его глазах появилось настороженное выражение.
        - Отлично! Тогда потешь мою любознательность. Открой заднюю дверцу, дай я взгляну, что там у тебя.
        - Ты что, решил, что я картон контрабандой за пределы штата вывожу? Или, по-твоему, у меня в коробках и впрямь слитки золота?
        - Уж больно много у тебя коробок, даже для курьера, - заметил Дейв. - Если ты мне не соврал, тогда в чем проблема? Покажи, что у тебя сзади, и поезжай спокойно!
        Что делать? Пирс прикинул в уме пути отступления. Можно, разумеется, встать в позу и сказать Дейву: а ну-ка, предъяви ордер на обыск! Но этим ничего не добьешься. Дейв все равно задержит его под каким-нибудь предлогом, раздобудет ордер, и вот тогда-то уж начнется настоящий скандал.
        Но… есть же и другой выход!
        - Как скажешь! Ради тебя, Дейв, я что хочешь сделаю. Но должен сразу предупредить: по дороге я заехал в ветеринарную лечебницу и забрал оттуда пса одного своего знакомого. Псина здоровая и злая. Настоящий тигр! Так что смотри, может, не стоит?
        - Вот еще! - отмахнулся Дейв. - Я давно знаю: ты собак недолюбливаешь.
        - Я? Вовсе нет! Я псов обожаю! Ладно, хочешь посмотреть, смотри! Я тебя предупредил.
        Выбравшись из машины, Пирс вручил Дейву ключи и, отойдя в сторонку, приготовился стать зрителем потешного спектакля.
        Дейв отпер дверцу, распахнул ее и наклонился внутрь, туда, где вместо заднего сиденья были напиханы коробки. Он отодвинул в сторону одну коробку, и в ту же минуту откуда ни возьмись высунулась огромная собачья морда. От неожиданности Дейв отпрянул.
        Фокс злобно зарычал и рявкнул, обнажив гигантские клыки. Из его рта потекла слюна.
        Дейв застыл.
        - Ч-черт! - выругался он шепотом. - Тихо, тихо, хороший мальчик!
        Фокс изготовился к прыжку.
        - Отходи, - проговорил Пирс, - только медленно. Старайся не выказывать страха, тогда он, даст Бог, на тебя и не бросится.
        Дейв, пятясь задом, отошел от машины. Пирс захлопнул дверцу и обернулся к полицейскому:
        - Я же говорил: он злится, что у ветеринара пришлось побывать!
        - Да он совсем с катушек слетел! Смотри, как бы твой пес не проголодался! Иначе трагедии не миновать!
        - Да-да, я настороже. Ладно, еще увидимся, Дейв! - Сев за руль, Пирс завел двигатель и уехал. Через минуту, когда Дейв был уже далеко, он обернулся. - Ну как, Элен, все в порядке?
        Она давилась от смеха.
        - Твой Дейв сначала басом разговаривал, а когда Фокс на него гавкнул, он прямо запищал! Жалко, я его лица не видела!
        - Хорошо, что он твоего не увидал! - ухмыльнулся Пирс. - Ничего, сам виноват! Теперь-то он уж точно никому не расскажет о сегодняшнем происшествии. Как-никак, его гордость задета.
        - Молодец, что ты такой сообразительный! Иначе не миновать мне разоблачения!
        - Это Фокс у нас молодец! Только не задирай нос, слышишь?
        Пес умильно посмотрел на Пирса и чихнул, обдав его волной брызг.
        Элен расхохоталась.
        Пирс состроил Фоксу рожу, но тот оставался невозмутим.
        - Положение усугубляется, Элен. Надо что-то предпринять. У меня есть одна мыслишка. - Пирс с тревогой взглянул на нее. - Правда, не знаю, как ты воспримешь…
        - Что ты задумал?
        - Отправиться на поиски машины, в которой ты скрылась от похитителя. В этом районе по-прежнему рыщет полиция, но у нас есть преимущества. Во-первых, ты знаешь, где ее бросила, а они нет. А во-вторых, в лесу нам легко будет укрыться от посторонних глаз.
        - Ну что ж, едем!
        Пирс с одобрением кивнул.
        - Молодчина!
        Он остановил машину, и Элен пересела на переднее сиденье.
        - Ты точно не против? - на всякий случай спросил Пирс, видя, что Элен молчит. - Тебе придется вернуться туда, где ты едва не рассталась с жизнью, а это непросто!
        - На этот раз ты будешь рядом… Значит, со мной ничего не случится.
        Ее слова тронули Пирса до глубины души. Отбросив всякую сдержанность, он прижал ее к себе. Обнимая Элен, он хотел ей сказать, что она бесконечно дорога ему, что помогает он ей вовсе не потому, что такая у него работа…
        Но кто знает? Если его убьют, сможет ли она перенести боль утраты? Она за свою жизнь порядком настрадалась, хватит с нее переживаний!
        Она нуждается в нем… Но надолго ли? Сейчас положение таково, что без Пирса Элен просто пропала бы.
        Он заметил, что небезразличен ей. Их связывает не только эта загадочная история. В них пробудились глубокие чувства. Но, если загадка благополучно разрешится и Элен будет вольна идти на все четыре стороны, не бросит ли она его? Вполне возможно. Она захочет начать новую жизнь, в которой ничто не будет напоминать ей о перенесенных горестях.
        Пирс же - часть ее старой жизни. И она расстанется с ним просто потому, что он будет будить в ней мрачные воспоминания.
        Чем быстрее он выполнит свою работу, тем быстрее настанет момент расставания. И кого в этом винить? Только самого себя.
        - Все хорошо, - раздался голос Элен. - Не волнуйся. Ты придумал отличный план, осталось его выполнить.
        Зазвонил сотовый телефон.
        - Да, мистер Кирк?
        - Мне только что позвонил врач из нашей больницы. Он получил результаты анализов крови. Следов наркотических веществ не обнаружено.
        - Я так и знал, - сказал Пирс.
        На другом конце провода замолчали. Недобрый знак!
        - Что-то еще? - в нетерпении спросил Пирс.
        - Доул, в истории, которую рассказала тебе эта женщина, полно неувязок. По моим сведениям, она не из тех, кто убоится лжи. Будь осмотрителен! Если ей от тебя что-то нужно, она пойдет на все!
        - Хорошо, - откликнулся Пирс.
        Он даже не стал спорить. Что толку? По-своему Кирк прав. Он исходит из своего богатого опыта. А Пирс в данном случае руководствуется интуицией, которая подсказывает ему: Элен ведет честную игру и она с ним в одной команде. Они борются за правду против лжи, за честь, за ее доброе имя. И они обязаны выиграть!
        Если бы Пирс знал, что Элен обуревают те же мысли! Глядя на Пирса, который, несмотря на потертые джинсы и клетчатую рубашку, выглядел таким мужественным и сексуальным, она чувствовала, как сильнее начинает биться сердце и в груди у нее отдаются эхом его ласковые слова, которые он говорил ей той ночью…
        Пирс искоса взглянул на нее и улыбнулся. Почему? Прочитал ее мысли? Пожалуй, лучше об этом не думать! Он никогда не захочет остаться с ней. Пирс Доул, как говорится, не из тех, кто женится. Он вообще не привык к постоянству. Такая уж у него работа.
        Кстати, о работе… Ей многое предстоит сделать, многое передумать, прежде чем она снова сможет вернуться к нормальной жизни. Сейчас, как никогда, она должна быть сдержанной, сосредоточенной, даже мужественной.

        На подъезде к горам они заприметили полицейские машины.
        - Не будем лезть на рожон! - сказал Пирс. - Лучше пока переждем в лесочке, а там будет видно.
        - Как скажешь.
        Когда начало темнеть, они снова подъехали к юрам. С каждой минутой Элен чувствовала себя все хуже. По спине пробегал холодок, во рту пересохло.
        Но ничего! Она выдержит, обязана выдержать! Пирс ни о чем не догадается.
        - Похоже, - сказал тот, - полицейские закончили прочесывать окрестности. По дороге они нам тоже не попадались. Так что путь свободен. - Он внимательно посмотрел на Элен. - Отныне тебе давать указания. Если кто-то и знает, где твоя машина, так это ты. Куда ехать?
        - Вначале нужно повернуть на развилке, - ответила Элен. - А затем ехать на юг.
        Пирс так и сделал.
        - Почему ты считаешь, что так важно именно сейчас обнаружить мою машину?
        - Хочу сам ее осмотреть до того, как это сделает полиция. Возможно, машина выведет нас на след.
        - На чей? Или ты думаешь, что на машине остались следы от убийства, которое я совершила? Считаешь, это я переехала своего похитителя и сбежала, даже не сообщив в полицию?
        - И эти следы я тоже буду искать. Только не подумай, Элен, что я тебе не доверяю, нет! За долгие годы службы в полиции я убедился: попадая в чрезвычайное положение, люди перестают ясно мыслить. Даже воспоминания о том, что произошло, становятся неотчетливыми. И немудрено: речь ведь идет о жизни и смерти! Но машина нужна мне не за этим. В ней должно быть что-то, что укажет на тех, кто за тобой охотится. Скорее всего, автомобиль украден. Именно угнанными машинами чаще всего пользуются, чтобы совершить преступление. Тщательно осмотрев машину, я буду знать, что делать дальше.
        - Хорошо, - без особого энтузиазма отозвалась Элен. - Нам осталось проехать две-три мили по проселочной дороге.
        Осталось совсем немного… На Элен навалились воспоминания. Где-то здесь у похитителей спустила шина. Ей приказали вылезти из машины, и она подчинилась. А потом…
        Что было дальше? Элен хотела вспомнить, но страх ледяной рукой сжал ей сердце.
        - Как ты? - спросил Пирс.
        - Ничего, справлюсь.
        Машина ехала на первой скорости. Он внимательно осматривал окрестности.
        - Далеко еще?
        - Почти приехали. Тормози! Отсюда лучше пойти пешком. - Элен указала на плотные заросли кустарника. - За кустами овраг. Если хорошенько присмотреться, то машину видно даже отсюда.
        Пирс подошел поближе и вгляделся.
        - Вижу! Теперь понятно, почему полицейские не нашли ее. Они ограничили поиски районом, где обнаружили труп, а сюда даже и не подумали заглянуть. Похоже, твой похититель успел далеко уйти от машины, которая якобы совершила наезд.
        Приказав Фоксу сидеть, Пирс осторожно спустился в овраг, стараясь не ступать по влажной земле, чтобы не оставить отпечатков ног.
        - Стой на месте! - приказал он Элен. - Чем больше мы наследим, тем лучше для полиции. Не для нас.
        Подойдя поближе к машине, Пирс достал из кармана резиновые перчатки.
        - Машина-то совсем старенькая! Странно, как она раньше не развалилась, на проселочной-то дороге! Посмотрим… - Он склонился над бампером, тщательно осмотрел его в лупу.
        Элен стояла на краю оврага и настороженно следила за его передвижениями.
        - Ни малейших следов крови! И свежих царапин не видно. Вряд ли на этой машине был совершен наезд. - Пирс заглянул внутрь машины. - Гляди-ка, полетевшая покрышка! Как ты и говорила! Так или иначе, но мне ясно одно: ты спустила машину в овраг и оставила ее здесь, больше ее никто не трогал.
        - Значит, этого мужчину, собиравшегося меня убить, прикончил кто-то еще! - воскликнула Элен.
        Но не послужила ли она, сама того не зная, причиной его смерти? Как ужасна одна мысль об этом!
        Пирс будто прочитал ее мысли.
        - Его смерть никак не связана с твоим побегом. Его убили свои же, чтобы больше промахов не допускал. - Открыв дверцу, Пирс залез в машину и принялся осматривать салон. - Скоба, к которой крепится ремень безопасности, оторвана, - объявил он. - Именно к ней, как ты говоришь, тебя приковали наручниками? Вот видишь, твоя история подтверждается! Я позвоню Кирку, продиктую ему номер машины, пусть узнает, откуда она взялась.
        Беседа с Кирком заняла несколько минут. Закончив разговор, Пирс вышел из машины и сообщил Элен:
        - Кирк выяснил по компьютеру, кому принадлежит автомобиль. Его угнали три дня назад в Бостоне. Собственно, так я тебе и сказал. Теперь пойдем. Нам здесь больше нечего делать. С остальным полицейские справятся гораздо лучше. Сняв отпечатки пальцев, они сравнят их с отпечатками пальцев трупа и убедятся, что отпечатки совпадают. Возможно, вскоре они уже выяснят личность убитого.
        - Но в машине ведь и мои отпечатки пальцев! - потерянным голосом произнесла Элен.
        - Верно. Но что поделать? Не стирать же все отпечатки. Возможно, в машине будут обнаружены и другие улики, которые помогут распутать преступление. - Он встретился с ней взглядом. - Не волнуйся ты так! Все образуется! Я же сказал: мы обязаны победить!
        - Как только полиция обнаружит эту машину, это будет еще одно очко в пользу моих врагов, - заметила Элен. - Обнаружив кровь того мужчины, они решат, что между нами возникла драка, а раз он погиб, то я виновна в его смерти. Я стану главной подозреваемой!
        - Почему же? Найдя твои отпечатки, они установят, что ты находилась в машине. А то, что у вас с ним возникла борьба и тем более что ты его убила, еще надо доказать.
        - В любом случае все против меня, - тяжело вздохнула Элен. - Я ведь в бегах! Как бы мне хотелось вспомнить то, что случилось в церкви! Я стараюсь, но ничего не получается! Из головы не выходит одна мысль - происшедшее как-то связано с самоубийством моего отца.
        - Вполне возможно, - согласился Пирс. - Оба происшествия окутаны тайной. Оба раза при этом присутствовал твой дядя. Возможно, в этот раз ты увидела или услышала нечто такое, что напомнило тебе о случившемся в детстве.
        - Ты упомянул о дяде Риче… Знаю, он тебе не нравится. Ты подозреваешь, что он как-то замешан в этом деле, но, уверяю тебя, это не так! После смерти отца я отчаянно нуждалась в помощи и поддержке. Не знаю, что бы со мной было, если бы не дядя!
        - Значит, ты ему благодарна. Он тебе помог, и, возможно, сама того не понимая, ты загнала в подсознание воспоминания о том, что сделал или чего, наоборот, не сделал Ричард в день, когда твой отец свел счеты с жизнью.
        - Даже если так, какое это имеет отношение к тому, что сейчас со мной творится? - Элен покачала головой. - Бессмыслица какая-то! Ведь в церкви никто не умер!
        - А вот это нам как раз неизвестно, - возразил Пирс. - Признаю, это маловероятно. Мы не знаем о других подозрительных случаях. Единственная смерть, которая произошла в последнее время - смерть твоего похитителя, - явно имела место далеко от церкви. Но то, что случилось с тобой, могло затронуть старые воспоминания - они снова выплыли на поверхность! Вспомни, как только ты видишь пистолет, тебе сразу становится не по себе.
        - Не по себе - это еще слабо сказано! Но ведь, когда у дома преподобного Кента за мной погнался бандит, я не потеряла сознания и не забыла о том, что со мной случилось!
        - Это верно. И все же ты не сознаешь, насколько уязвима. То, что скрыто где-то в тайниках твоей памяти, словно бомба замедленного действия. Ее нужно обезвредить, вытащив фитиль. Ты должна сама вспомнить, что было. Иначе раздастся взрыв и нас с тобой обоих погребет под обломками.
        Элен не могла с ним не согласиться. И все же в его тоне ей послышалась какая-то недоговоренность.
        - Ты еще о чем-то хотел сказать? Что тебя беспокоит?
        - Элен… - начал Пирс и остановился. - Я действительно должен кое-что тебе сказать, хотя это очень тяжело. - Он взглянул ей прямо в глаза. - Я должен извиниться перед тобой. То, что случилось между нами той ночью… Я не должен был этого допускать. Воспользовавшись тем, что ты…
        - Перестань, - перебила его Элен. - Я хотела того же. Но ты прав. Мы не должны были этого допустить.
        Пирс опустил голову.
        В его глазах мелькнуло разочарование. Или ей показалось?
        В любом случае у их отношений нет будущего! О чем может идти речь, если прошлое постоянно затягивает ее в темную пучину, причиняя ей невыносимые страдания? Разве она может допустить, чтобы вместе с ней страдали и другие?
        Пирс молчал, собираясь с мыслями.
        - Я позвоню в полицию, - сказал он наконец, - и сообщу, где находится машина, не называя себя, разумеется. Пока я буду разговаривать, не производи шума и проследи, пожалуйста, чтобы Фокс молчал.
        Элен кивнула. Пирс достал телефон, набрал номер полицейского управления и рассказал дежурному о находке. Он говорил хриплым шепотом, совсем не походившим на его обычный голос.
        - Они не могут установить, кто звонил, по номеру? - спросила Элен, когда он закончил.
        - Вряд ли. Мой сотовый блокирует определение номера. К тому же далеко не всегда номер сотового удается установить, если нет специального оборудования. Ладно, давай поедем, пока не нагрянули полицейские!
        Они вернулись во внедорожник Пирса. Элен откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.
        - Даже если я выиграю, что со мной станет? - спросила она сквозь слезы. - Смогу ли я вернуться к прежней жизни? Или мне придется уехать куда-то далеко-далеко, где меня никто не знает, и начать жить с белого листа?
        Пирс молчал. Что он мог ей сказать? Ведь его мучают те же вопросы, вопросы, ответов на которые он не знает.

11

        - Мистер Кирк? Доул. Хочу вам отчитаться.
        Пока Элен выгуливала Фокса, Пирс забрался на холм, чтобы на передающую антенну прошел сигнал с сотового телефона, и набрал номер агентства.
        Он подробно описал Кирку, как они с Элен нашли машину. Рассказав о своих находках, Пирс спросил, не удалось ли экспертам напасть на след каких-то махинаций по файлам, которые он скопировал из компьютера Ричарда Джексона. Оказалось, в финансовой отчетности нет каких-либо подозрительных несоответствий. Похоже, дьякон и впрямь невинен как младенец.
        Да уж, в этом деле немудрено запутаться! Недаром, когда Старик вызвал его, чтобы поручить ему это дело, у него по дороге колесо спустило. Это было дурное предзнаменование.
        В рассказе Элен по-прежнему осталось много белых пятен. И все-таки Пирс ей верил. Чем дальше он продвигался в своем расследовании, тем больше находилось вещественных доказательств, подтверждавших ее рассказ. Но в глубине души Пирс понимал, что руководствуется не логикой, а чувствами, которые влекут его к Элен вопреки любым доводам разума.
        И что с ним такое? Он прямо на себя не похож. Куда делся прежний Доул - холодный, расчетливый, лишенный всяких эмоций? Подумать только, он с головой бросился в пучину любви, как пятнадцатилетний мальчишка! И это в ситуации, когда ему грозит опасность.
        А ведь он считал себя волевым человеком. Раз уж что-то решил, то не отступит. Но сколько раз он зарекался не смотреть на Элен влюбленными глазами, не вспоминать о той ночи, когда ее горячее дыхание обожгло его сердце, но… Увы, Пирс вынужден был признать: к Элен его тянет как магнитом.
        Заметив, что Элен с псом уже сидят в машине, Пирс забрался на водительское место и завел мотор.
        - Кирк говорит, что файлы отчетов, которые я переписал на дискету из компьютера твоего дяди, в полном порядке. Ни малейших следов махинаций.
        - А я что тебе говорила? - улыбнулась Элен. - Что будем делать дальше? Есть мысли?
        - Кирк сказал, чтобы я побеседовал с вашим органистом.
        - С Квином Эрбахом? Он-то тут при чем?
        - Выяснилось, что Эрбах не просто на органе поигрывает. Он еще и заседает в целом ряде церковных комитетов. К тому же крупный предприниматель. Возможно, ему что-то известно.
        - Но ты забыл…
        - Что он нас уже видел в церкви? Не страшно. Тогда он встретил пожилую пару - дряхлого старика, опирающегося на палку, и седовласую старуху. Сомневаюсь, что у него возникнут подозрения.
        - А если?
        - Маловероятно. Наша встреча продолжалась совсем недолго, мы были в тени. Вряд ли он смог нас рассмотреть. В любом случае, стоит рискнуть - другого выхода у нас все равно нет.
        Элен вздохнула.
        - Зря я тебя в эту историю втянула. Жил бы себе спокойно, работал, как привык. Ты во мне сомневаешься, Пирс, но все равно рискуешь ради меня жизнью!
        - Неужели ты думаешь, что я способен бросить кого-то, кто оказался бы на твоем месте?
        - Не знаю… Меня ты не бросишь, а мне кажется, следовало бы. Предоставь мне самой разбираться со своими проблемами, и будь что будет.
        - Не пойдет! Да, отношения между нами зашли слишком далеко. Я воспринимаю тебя не как клиентку, и, возможно, это неправильно. Но какой толк от оперативника, который пасует перед малейшей опасностью? Я взялся за твое дело и доведу его до конца. Так что придется тебе меня терпеть.
        Фокс гавкнул.
        - И его тоже, - добавил Пирс.
        Элен погладила пса по голове.
        - Какие же вы оба упрямые!
        - Ради твоего же блага стараемся, Элен! Привыкай к нашей компании.
        Они рассмеялись.
        - Так что тебе известно об органисте Эрбахе, так его фамилия?
        - Да. У нас с ним чисто шапочное знакомство. Разумеется, бывая в церкви, мы встречаемся, обмениваемся приветствиями, но и только. Друзьями нас не назовешь. - Она устремила взгляд на дорогу. - А ты что, прямо сейчас с ним собрался говорить?
        - Да. Кирк договорился с ним, что мы встретимся прямо в церкви. Он будет меня ждать.
        - Как бы мне хотелось присутствовать при вашей беседе! Наверняка именно в церкви ключ к разгадке. Я это чувствую!
        - Что ж, похоже, ты права. Надо только придумать, как ты сможешь пойти со мной, не будучи узнанной. Само собой, надо надеть парик. Но и лицо как-то надо замаскировать.
        - Может, повязать голову платком? Сегодня ветрено, так что ни у кого не возникнет подозрений.
        - Пожалуй. Платок у тебя с собой?
        - Нет, придется купить по дороге. Я заплачу!
        Пирс усмехнулся. Надо же, какая щепетильность!
        Они заехали в гипермаркет, где было легко затеряться в толпе, и Элен выбрала себе красивый шелковый платок. Пирс с удовольствием отметил, что у нее отличный вкус.
        - А теперь - в церковь! - сказал он.
        Через двадцать минут они добрались до церковной ограды. Внимательно осмотрев стоянку, Пирс сказал Элен:
        - Похоже, тут только одна машина, старый «понтиак».
        - У Эрбаха «понтиак».
        - Не больно-то он преуспел в бизнесе, если ездит на подержанных машинах! - пробурчал себе под нос Пирс, выходя из машины. - Итак, действуем по плану. Я вхожу в зал, завожу с ним беседу, а потом уже появляешься ты. Не надо входить тихо, но лишнего внимания не привлекай. И держись подальше от света.
        - А Фокс как же? - спросила Элен. - Не заскучает он в машине?
        - Ничего, он у нас терпеливый! - Пирс потрепал овчарку по голове. - Я оставлю открытой дверцу багажника. Если ему надоест сидеть в машине или всякие там потребности возникнут, он сможет выбраться. Меня ты волнуешь, а не он.
        - И напрасно. Церковь еще открыта. Вечерняя служба недавно кончилась. Я войду, сяду и постараюсь все вспомнить. Уверена, воспоминания придут сами собой! - Она задумчиво взглянула на церковь. - Все эти годы я стремилась отгородиться от прошлого, от тех страхов, которые меня преследовали. Но теперь поняла, что от самой себя не убежишь. Надо быть взрослой и сильной. Только так можно справиться с любыми неприятностями.
        - Молодец! Рад, что ты настроена решительно. Уверен, у тебя все получится!
        - Слышала бы тебя моя память!..
        - Надеюсь, ты сможешь ее подтолкнуть. Ладно, пожелаем друг другу удачи! Будь осторожна!
        - Обещаю.

        Войдя в церковь, Пирс по уже знакомому коридору прошел в кабинет, который занимали Элен Джексон и ее дядя.
        - А, мистер Доул! - приветствовал его Квин Эрбах. Он сидел за письменным столом, разбираясь в каких-то бумагах. - Мы недавно беседовали с вашим начальником, мистером Кирком. Он хотел, чтобы я ответил на ваши вопросы, но, говоря по правде, мне самому давно хотелось побеседовать с вами.
        - Вот как?
        - К сожалению, вы не знаете всех подробностей происшедшего. А без этого, боюсь, вести расследование будет очень трудно.
        - Значит, интуиция меня не подвела! - удовлетворенно произнес Пирс. - Так я и думал, что от меня что-то скрывают.
        - Я постараюсь объяснить… Да вы присаживайтесь! - Эрбах указал ему на стул с прямой спинкой. - Нам с самого начала следовало бы поставить вас в известность… Но мы решили, что лучше… Даже не знаю, с чего начать.
        - Начните сначала, - произнес Пирс, устраиваясь поудобнее. - У нас много времени.
        У органиста, похоже, не возникло подозрений: согбенного старика он в оперативнике сыскного агентства не признал. И на том спасибо.
        - Мы долго сомневались, прежде чем обратиться в «Эгрет», - начал Квин Эрбах. - В конце концов поручили Ричу Джексону связаться с вами, но он не сам выбирал, что вам говорить, а что нет. Это мы решали сообща.
        Пирс в нетерпении заерзал на стуле. Он боялся оставлять Элен одну в церкви. Он и в гипермаркете от нее ни на шаг не отходил, а тут еще опаснее. Зато и вероятность найти разгадку здесь гораздо выше.
        - Мы стремимся защитить близких нам людей, - продолжал Эрбах. - У нас не очень большая церковная община, да и не очень богатая. Мы на собственные деньги отремонтировали старинное здание, привели здесь все в порядок, наша церковь существует, несмотря на более чем скромный бюджет. Каждый из нас обязан помогать ближнему своему. Такова наша позиция. Если у кого-то из церковной общины возникнут затруднения, этот человек, кто бы он ни был, всегда может рассчитывать на нашу поддержку. Вот почему нам было особенно больно, когда мы узнали о краже…
        Как странно ведет себя этот органист! Так гладко говорит, будто по бумажке. Похоже, он заранее отрепетировал свою речь.
        - Что вы утаили?
        - Дело в том, - тщательно выбирая слова, ответил Эрбах, - что размер средств, украденных у нашей церкви, намного превышает две тысячи долларов. В действительности сумма составляет почти сто тысяч. Деньги, все до единого цента, предназначенные на строительство пристройки, исчезли совершенно таинственным образом.
        На лице Пирса и мускул не дрогнул. Этого следовало ожидать. Так он и знал.
        - Зачем вы скрыли этот факт?
        - Из уважения к нашему дьякону, дяде Элен. Он один из наиболее выдающихся членов нашей церковной общины, всю свою жизнь он положил на благо церкви. Если о похищении церковных средств станет известно, это нанесет удар и по его репутации, и по репутации церкви. Особенно если Элен предъявят обвинение в краже. Сами подумайте: сюда съедутся репортеры, полиция перевернет все вверх дном! - Эрбах замолчал. Затем, покачав головой, добавил: - Нам и в голову не приходило, что все зайдет так далеко. Воспользовавшись услугами вашего агентства, мы рассчитывали решить все свои проблемы, не привлекая полицию. Мы, разумеется, не подозреваем, что Элен действовала из злого умысла. Однако, похоже, поиски затянулись.
        Пирс потер кончик носа, пытаясь скрыть раздражение. Тоже мне, святоша! Он ни на кого не держит зла, но так и сыплет обвинениями и в адрес Элен, и в адрес агентства.
        - Все же я не понимаю, - сказал Пирс, - почему вы только сейчас решили обо всем рассказать?
        - На вчерашнем заседании церковного совета я высказал общее мнение: ситуация вышла из-под контроля. Об Элен и о деньгах по-прежнему ничего не известно. Ричу, ее дяде, совсем плохо. Он не встает с постели. Последнее время он чувствует себя все хуже и хуже. Говорит, что простудился, но, по-моему, сказывается результат непрерывного стресса. Ситуация с Элен слишком сильно на него подействовала. Кстати, у нас побывала полиция! Вам известно, что Элен разыскивается в связи с убийством человека?
        - Вы рассказали полицейским о пропаже церковных денег? - ответил Пирс вопросом на вопрос.
        - Разумеется! Я не намерен и дальше покрывать преступницу. Я и Ричу посоветовал сделать то же самое.
        - Вы с ним виделись?
        - Нет, - покачал головой Эрбах, - мы говорили по телефону. - Помолчав, он добавил: - Полагаю, вашему агентству следует более активно заняться поисками Элен Джексон. Привлеките побольше людей. Слишком многое поставлено на карту: репутация церкви, да и наше доброе имя. Нам необходимо вернуть деньги, а защищать преступника мы никогда не желали. Мы защищали ее - защищали душевнобольного человека, который совершил проступок, не отдавая себе отчета в том, что творит. Если Элен вернет деньги, мы не будем выдвигать против нее обвинение, но покрывать того, кто замешан в убийстве, - нет уж, увольте!
        - Я понял вашу точку зрения, мистер Эрбах. Но у агентства «Эгрет» другие методы работы. Эффективность нашей деятельности зависит не от количества оперативников, которых мы привлечем к работе, а от того, в каком направлении мы сосредоточим поиски, пытаясь выяснить правду. - Произнося эти слова Пирс внимательно следил за реакцией Эрбаха. Тот явно избегал встречаться с ним взглядом. Не слишком-то типично для человека, который заявил, что хочет поговорить обо всем начистоту. Нет, органист явно о чем-то умалчивает. Значит, надо поспрашивать его. Может, удастся поймать его на лжи.

        Элен сидела в пустом зале для богослужений, обхватив руками голову. Она пыталась сосредоточиться на воспоминаниях, благо в воспоминаниях недостатка не было. Обрывки прежних впечатлений и чувств накатили на нее, закружились в голове, вызывая ураган переживаний.
        Но остановиться на каком-то одном воспоминании, ухватить его за кончик и вытянуть все произошедшее Элен, как ни старалась, не могла.
        Это были лишь мгновенные вспышки, которые ярким светом озаряли ее сознание и тут же гасли. Она снова погружалась во тьму…
        Вот бы Пирс был рядом! Он всегда спокоен, уверен, энергичен. Его целеустремленность передается и ей.
        Ах, Пирс!.. Нам не суждено быть вместе. Судьба свела нас, но она же нас и разлучит. У нас разное прошлое и разное будущее.
        - Да-да, уже иду! - раздался сзади знакомый голос.
        Элен вздрогнула. Преподобный Кент!
        Украдкой оглянувшись, она увидела, что священник, беседуя со сторожем, входит в церковь. Натянув пониже платок, она опустила голову, будто в молитве.
        Взгляд преподобного Кента скользнул по ее фигуре. Но, по всей видимости, он не заметил ничего подозрительного, потому что прошел к алтарю и занялся своими делами. Улучив момент, Элен выбежала наружу.
        Как назло, в этот момент во дворе церкви появился сторож. Взглянув в небо, он пощелкал языком - дождя давно не было. Потом вытащил шланг и приготовился поливать лужайку.
        Путь к машине был отрезан.
        Что же делать? Идти, не обращая внимания на сторожа, опасно. Вдруг он обратит на нее внимание? Вдруг узнает?
        Но возвращаться в церковь тоже опасно. Там преподобный Кент и Эрбах.
        На ее счастье, из служебного входа появился Пирс. Оглядев по привычке двор, он заметил ее в тени сосен, понял, в чем проблема, и подошел к сторожу.
        - Вас зачем-то просят в церковь! - сказал он.
        - Иду, иду! - откликнулся старик и направился в церковь.
        Пирс сел в машину и подъехал к тому месту, где стояла Элен. Она быстро села в автомобиль, и Пирс тут же тронулся с места, не дожидаясь, пока она пристегнет ремень.
        - Спасибо! Какие новости у мистера Эрбаха?
        - Ничего хорошего, - мрачно ответил Пирс и пересказал ей свою беседу с органистом.
        - Бедный дядя! - воскликнула Элен. - Ему нездоровится, а я даже не могу помочь!
        - Как-нибудь сам справится! - сказал Пирс. - Тебе удалось что-то вспомнить?
        - Увы, нет, - печально ответила она. - В голове у меня роились воспоминания, но я так и не смогла составить их в стройную картину. Когда начинаю вспоминать, передо мной словно стена встает!
        - Возможно, тебя что-то пугает. Как думаешь, что?
        - Не знаю. Я терзаю себя вопросами, но ответы на них, должно быть, совсем не те, которые мне хотелось бы получить. - Она задумалась. - А С тобой, Пирс, так не бывает? Ты воспринимаешь действительность такой, какая она есть?
        - Стараюсь… Порой мы слишком многого от себя требуем, не задумываясь о последствиях. Мне нелегко пришлось, когда погибла моя напарница. Смириться с тем, что виновен в чужой смерти…
        - Но ведь это не ты нажал на курок! А я даже не знаю, что совершила. Возможно, поэтому и боюсь вспомнить правду!
        - Да, на курок нажал не я. Но я мог предотвратить смерть напарницы. Мог повести себя как-то иначе, и она осталась бы жива. Я же действовал по инструкции, чтобы никто не придрался, и проиграл… Воспоминание о том, что случилось, будет преследовать меня до конца жизни. У нее остался годовалый ребенок. К счастью, его взяла на воспитание сестра. Но обо мне она и слышать не хочет.
        - Почему?
        - Ее сестра погибла, а я жив, вот почему! Я смирился с этой болью, научился по-новому смотреть на жизнь. Мне удалось, значит, и тебе удастся.
        - Я не такая сильная.
        - Скажешь тоже! - Он сжал ее ладонь. - Я рядом. Моя сила - твоя сила. Ты выдержишь!

12

        Они были на полпути к их затерянной хижине, когда зазвонил сотовый телефон.
        - Доул слушает. Да, мистер Кирк. Да, понял. Хорошо, посмотрю. Да.
        И Пирс прервал связь.
        - Что там такое?
        - Кирк звонил, - сказал Пирс. - Твой снимок красуется на первых полосах вечерних газет. Неподалеку должен быть магазинчик. Там наверняка торгуют газетами. Я куплю номер, полюбуемся, как ты вышла. В статье говорится о твоем исчезновении. Тебя разыскивает полиция, чтобы допросить в связи с убийством бывшего заключенного, который недавно вышел из тюрьмы. В машине обнаружены отпечатки троих - владельца машины, твои и этого преступника. Им удалось установить его личность. Фамилия его Шульц. Посадили его за ограбление банка, но, похоже, он и убийствами не брезговал, только на суде доказать ничего не удалось. За хорошее поведение его освободили досрочно, а подельники до сих пор за решеткой сидят. Полиция рассматривает несколько версий. Например, что его прикончили враги. Но, поскольку подозреваемого у полицейских нет, они жаждут побеседовать с тобой.
        - Я так и думала! - воскликнула Элен. - Я стала главной подозреваемой. Ее жизнь летит кувырком. Люди, которых она уважает и любит, готовы отвернуться от нее, считая, что она предала их доверие. Дядя лежит больной, а она не в состоянии ему помочь. В дело вмешалась полиция, и теперь Пирс тоже в опасности: он ведь укрывает свидетельницу. - Надо что-то делать. Менять тактику! Может, мне пора перестать скрываться? Тогда мои враги почувствуют себя безнаказанно и допустят ошибку.
        - Это еще зачем? Положение не такое уж отчаянное.
        - Чем скорее мы узнаем, как было дело в действительности, тем лучше.
        - Только не надейся, что я позволю тебе рисковать жизнью, изображая подсадную утку! Мы что-нибудь придумаем. Сначала заедем в магазин, я куплю газеты.
        Оставив Элен ждать у входа, Пирс влетел в магазин, купил местную газету, расплатился с продавцом и вернулся в автомобиль. Он отдал газету Элен, а сам завел мотор.
        - Да уж! - проговорила она, глядя на аршинный заголовок. - Местный репортер, узнав о краже из церковного фонда, решил подать это как сенсацию. Даже фотографию мою раздобыл!
        Отъехав подальше от города, Пирс остановился в безлюдном месте и взглянул на снимок.
        - Такого я еще не видел. У похитителя было другое фото. Как думаешь, где этот газетчик разжился твоим портретом?
        Элен отвела взгляд.
        - Какая разница? Сейчас надо решить, как быть дальше. Как назло, лицо снято крупным планом. Меня просто невозможно не узнать.
        - Да уж… Придется тебе теперь все время носить рыжий парик. Правда, не уверен, что это сильно поможет: у тебя запоминающиеся черты лица. Но это на улице.
        - А в помещении?
        - Главное, ни с кем не встречаться взглядом. Это мгновенно вызывает подозрение. Можно, разумеется, черные очки надеть, но это только привлекает к себе внимание. - Повернувшись, он посмотрел ей прямо в глаза. - Ты мне не ответила. Откуда у газетчиков этот снимок? Ты же знаешь!
        - Знаю… - потерянным голосом отозвалась она. - Фотографию сделал мой дядя. Она стоит у него в кабинете.
        Пирс сжал зубы.
        - Пора мне по душам поговорить с вашим дьяконом. Да и тебе не помешает послушать наш разговор.
        - Верно! Вдруг он упомянет о чем-то, что позволит мне вспомнить! Хотя бы крохотный намек!.. Мне бы и этого хватило.
        Пирс не мог не заметить, что Элен меняется. Она научилась преодолевать свой страх, смотреть в лицо опасности. Поставив перед собой цель - докопаться до правды, - она будет идти к этой цели и достигнет ее во что бы то ни стало.
        - Черт, ну ты и женщина! - вырвалось у него.
        - Спасибо на добром слове!
        - А что такое? - не понял Пирс.
        - Ну, комплиментов от тебя не больно-то дождешься.
        - Я же говорил: ты красивая.
        Элен рассмеялась.
        - Упоминал… мимоходом. Ты повторил свои слова потом, но тогда между нами происходило нечто другое, так что тот раз не считается.
        - Очень даже считается! - возразил Пирс. - Даже больше чем считается! Ведь как раз тогда я смог доподлинно убедиться, какая ты красавица!
        На ее щеках выступил румянец. Пирс улыбнулся. В мгновение ока перед ним снова прошла та ночь, и испытанные тогда ощущения помимо воли вспыхнули в его сознании. Пирс ощутил ее тепло, ее страстность. С прежней силой в нем возникло вожделение.
        Он посмотрел на ее соски, проступавшие под тонким шелком блузки, на длинную белую шею, на черные кудри, виднеющиеся из-под рыжего парика.
        Стоп! Парик!
        - Поправь парик, пожалуйста! - сказал Пирс и завел мотор. - Мы отправляемся с визитом к твоему дяде.
        - Тогда давай я сразу заберусь назад. Там меня никто не увидит! Какой бы ни был парик, стоит дяде Ричу меня заметить, как он тут же смекнет, кто перед ним!
        Эти слова дались ей с трудом. Как тяжела мысль о том, что человек, которого любишь и которому привыкла доверять всю свою сознательную жизнь, может оказаться предателем.
        Пирсу почувствовал ее боль, но он был бессилен что-либо поделать. Такова жизнь!
        - Ладно, лезь назад, только быстро, а то вдруг мимо машина проедет!
        - В таком случае Фокс пусть садится рядом с тобой. Тогда к машине никто и близко не подойдет.
        - Отлично придумано!
        Отыскать дом, в котором живет Ричард Джексон, оказалось гораздо проще, чем Пирс предполагал. Невдалеке ошивалась пара молодцов, в которых за версту можно было узнать полицейских.
        - Похоже, нам не придется скучать!
        - В чем дело? - забеспокоилась Элен.
        - Твоего дядю стерегут переодетые полицейские. Мои старые знакомые по службе в полиции.
        - Они следят за моим дядей?
        - Не знаю. Попробую выяснить.
        Пирс сунул в карман маленький микрофон и открыл дверцу.
        - Не зря ты перекрасил машину, - проговорила Элен. - Они меня сзади не заметят.
        - Не больно высовывайся! - предупредил он. - Они не такие олухи, какими кажутся. Сначала я подойду к ним, а уж потом отправлюсь на встречу к твоему дяде. Если их и впрямь послали следить за ним, я должен знать почему.
        - Они, наверное, его охраняют! Вдруг на него тоже напали? А если эти полицейские не расскажут тебе, почему здесь дежурят?
        - Посмотрим! Мы все-таки бывшие сослуживцы!
        Убедившись, что микрофон работает, Пирс вышел из машины и направился к двум молодым парням, сидевшим в машине почти у самого крыльца дома, где жил Ричард Джексон.
        - Смотри, кто идет! - проговорил Ленни, мускулистый здоровяк, похожий на боксера-тяжеловеса. - Пирс, старина, какими судьбами? Сто лет тебя не видел! Ты вроде в частное агентство подался?
        - Слухи тебя не обманули! Я и здесь по делу. Пришел навестить своего клиента, Ричарда Джексона.
        - Он и тебя нанял? - удивился Ферд, поджарый брюнет, сидевший рядом с Ленни. - Сколько ж ему телохранителей нужно?
        - Я ему не охранник. Я на него работаю. Помогаю решить один чисто деловой вопрос. А вы что здесь делаете?
        - Он нас нанял его шкуру беречь. Что греха таить, у мужика не все дома, ну и что ж? Главное, платит!
        - Это да…
        - Знаешь, он ведь чуть ли не с секундомером за нами следит, не дай Бог мы куда-то отлучимся.
        - Что же его так пугает?
        Ферд пожал плечами.
        - Сам его спроси.
        - Вы тут круглые сутки дежурите? - поинтересовался Пирс.
        - Нас двое, а вечером сменят еще двое, - сказал Ленни. - Одного ты знаешь, это Джефф Франк, а другой - бывший военный, сын одного из церковных прихожан. Не парень, а прямо скала, здоровее меня!
        - Джексон выходит только в вашем сопровождении?
        - Да он и не выходит вовсе! Еду ему на дом доставляют, а мы еще смотрим, все ли в порядке. Вдруг кто-то бомбу подложил? - хохотнул Ленни. - Так ты, говоришь, к нему собрался? Тогда подожди, я должен у него разрешения спросить, иначе, прости, не пущу.
        - Валяй, спрашивай. Не зря же я сюда приехал!
        Ленни зашел в дом и через пять минут снова появился на пороге.
        - Босс говорит: можешь заходить! - объявил он.
        - Благодарю, - произнес Пирс и прошел в дом.
        Пирс направился в гостиную. Ричард Джексон полулежал на диване в расслабленной позе. Здесь царил полумрак. Шторы были опущены, окна плотно закрыты. С кухни доносился запах свежесваренного кофе.
        - Вы, кажется, больны? - спросил Пирс.
        - Уже поправляюсь. Лучше вы ответьте на мой вопрос. Удалось вам обнаружить Элен? Вы хотя бы знаете, где ее искать?
        - Как только появится след, вы первый узнаете. Собственно, поэтому я и пришел. Ваша племянница попала на первые полосы газет.
        Джексон кивнул.
        - Это ужасно. - Он указал рукой на развернутую газету, лежащую на диване. - Представляете, у них сделанная мною фотография Элен!
        - Значит, это вы дали ее газетчикам?
        - Как я мог! Я во что бы то ни стало стремлюсь избежать огласки, а тут такое дело! - Джексон мрачно взглянул на Пирса. - Вы же сыщик. Вот и узнайте, кто виновник. А главное, скорее найдите Элен.
        Пирс нарочито медленно окинул взглядом комнату.
        - Снаружи дежурит охрана. Вы здесь прямо-таки забаррикадировались. В чем дело? С болезнью подобные предосторожности никак не связаны. Вы боитесь до смерти!
        - Я?
        - Кто ж еще! Этот вывод сам собою напрашивается. С чего вы так перепугались?
        - С того, что вы никак не можете найти мою племянницу! - огрызнулся Джексон. - Если хотите знать, я потерял покой. Мне кажется, что Элен вот-вот появится и прикончит меня. Она совсем потеряла рассудок! Ко мне приходили полицейские. Оказалось, Элен разыскивают в связи с наездом, в результате которого был убит человек. Полиция подозревает, что это она убила его на своей машине! - Он нервно забарабанил пальцами по крышке стола. - Мне надо было это предвидеть! То она ударила меня по голове, а теперь еще это! Нужно немедленно изолировать ее от окружающих, иначе трагедии не избежать.
        - Раньше вы сомневались, что это она вас ударила.
        - Так оно и есть, - слегка смутился дьякон, - но это было до того, как я узнал о наезде. Где бы ни появилась Элен, там одни несчастья!
        Пирс с сомнением покачал головой.
        - Вы меня не убедили. По вашим словам, после самоубийства отца Элен ее поместили в психиатрическую лечебницу. После того как лечение было успешно завершено, к психиатрам она не обращалась. Однако, едва услыхав о гибели человека и о том, что в связи с этим полиция хочет допросить Элен, вы тут же решили, что она убийца. У вас и тени сомнений не возникло!
        - Хотел бы я сомневаться, - печально проговорил Ричард Джексон, - но, увы, все указывает на нее… Разумеется, я не врач, но, по-видимому, затаенная агрессия вдруг, под влиянием внешних обстоятельств, вышла наружу. Она выливается в насилие, обращенное против окружающих, даже против членов ее семьи. - Поднявшись с дивана, Джексон направился к двери, давая понять, что разговор окончен. - Вы думаете, что я боюсь за себя? Это так. Но еще больше я боюсь за Элен. Мне кажется, она натворила такое, что никакие адвокаты ее не спасут. Размер денег, пропавших из церковного фонда, гораздо больше, чем мы вам сказали. Теперь этот факт может стать достоянием гласности, и тогда пиши пропало! И на Элен, и на каждом, кто связан с нашей церковью, будет поставлен крест.
        - Просто не надо было с самого начала утаивать правду. Мы исходили из неверной информации!
        - Мы ничего не утаивали, просто не хотели спешить с выводами. Но теперь, когда… Вы хотя бы продвинулись в поисках?
        - Думаю, скоро я ее найду, - сказал Пирс и взялся за ручку двери. - Вы узнаете первым.
        - Значит, вы нашли какие-то зацепки?
        - Я не имею права разглашать служебные сведения без позволения начальства. Вопрос слишком деликатный.
        - Но я же ваш клиент! И имею право знать.
        - Несомненно, - согласился Пирс. - Как только у меня появится что-то конкретное, я вам сообщу. Вы знаете, что на наше агентство можно положиться, так что успокойтесь и доверьтесь нам.
        - Ладно, - смирился Джексон. - Только побыстрее! С каждым днем проблем становится все больше.
        Пирс кивнул и, выйдя на улицу, закрыл за собой дверь.
        - Ну как? - спросил Ферд, выходя ему навстречу. - Впечатлился?
        - Не то слово! Понять не могу, что он так трясется? Говорит, его племянница воровка и вот-вот сюда заявится, чтобы его пришить. Если она и впрямь что-то украла, то ее давно и след простыл! Нет, тут явно какая-то неувязка. Этот малый что-то скрывает!
        Ферд согласно кивнул. Когда они отошли от двери, он сказал:
        - Я с тобой согласен. Только это, разумеется, между нами! Насколько я понял, его племянница сбежала, прихватив кругленькую сумму наличными. Тогда совершенно непонятно, с чего это вдруг ей сюда возвращаться.
        - То-то и оно! - согласился Пирс. - В конце концов, его племянница же не снайперша, затаившаяся в кустах! Нет, тут дело нечисто. Похоже, он боится не ее, а еще кого-то, и не без оснований.
        - Возможно, он считает, что она наняла крутых парней, чтобы те его прикончили.
        Пирс кивнул, хотя и знал, что это не так. Молодчики, набросившиеся на Элен, были явно не на ее стороне. Джексон либо тоже от них пострадал, либо он-то их и нанял, а потом чего-то с ними не поделил.
        - Ну ладно, Ферд, мне пора! - сказал Пирс. - Поосторожнее тут! - С этими словами он забрался на переднее сиденье своего внедорожника. - Слыхала нашу беседу? - спросил он у Элен, заводя мотор. В зеркало заднего обзора он увидел, что на ее лице застыло выражение боли.
        - Да…
        Может, зря он настоял, чтобы она незримо присутствовала при его разговоре с дядей?
        - Прости, Элен! Мне правда очень жаль. Но в нашем положении надо быть готовым ко всему.
        Она молчала, а Пирс не стал настаивать на ответе. Когда они выехали на шоссе, Элен снова поменялась местами с Фоксом.
        - Скажи мне, Пирс, - наконец произнесла она. - Ты по-прежнему веришь в мою невиновность?
        - Это не вера. Я знаю, что это так. Тебя хотят подставить, вот и придумывают всякие небылицы. Будь ты на самом деле виновата, улики были бы налицо.
        - Честное слово, я не воровала денег! И никого не убивала! Я не помню, что случилось со мной, но уверена: на насилие я не способна! - Помолчав, Элен добавила: - Жаль, что дядя так обо мне думает! У меня и в мыслях нет причинить ему зло! Наверное, люди, которые за мной охотятся, заставили его обвинять меня, угрожая, что, если он откажется, они его убьют!
        - Не думай об этом.
        - Нет, так больше нельзя. Я и так слишком долго боялась взглянуть правде в лицо! Полжизни провела, пытаясь убежать от самой себя, загнать поглубже болезненные воспоминания, ни о чем не думать, жить, как будто ничего не случилось. Но от себя не скроешься! Теперь настало время перестать лгать самой себе!
        Решительность сделала Элен еще более красивой. Пирс отлично понимал, что она чувствует. Ему самому пришлось преодолевать себя, и он знал, насколько это трудно.
        - Тогда ты должна быть готова ко всему, - предупредил он. - Наши враги ни перед чем не остановятся. Для них слишком много поставлено на карту. Но и мы рискуем всем.
        - Я это понимаю, но больше не хочу бояться… Я устала бояться всего на свете! Так больше невозможно жить!
        - Значит, решено, - подытожил Пирс. - Будем сражаться до конца.
        Элен кивнула.
        - Расскажи мне, чем занимается твой дядя?
        - У него фирма по недвижимости. Целыми днями он только и делает, что работает.
        - И тем не менее у него возникли финансовые проблемы. Тебе известно в чем причина?
        - Могу лишь предположить. Они владели фирмой вместе с партнером по имени Харрисон, но года два назад дядя выкупил у него долю и теперь является единоличным владельцем. У Харрисона был настоящий нюх на деньги, его пронырливости любой бы позавидовал! А мой дядя совсем не такой. Он служит в церкви, а значит, должен заботиться о других, а не о собственном кошельке. Поэтому и упустил несколько выгодных сделок: побоялся выглядеть в глазах паствы беспринципным воротилой. Кстати, именно поэтому я не верю, что он замешан в каких-то финансовых махинациях.
        - Веришь ты или не веришь, сейчас не время для проявления родственных чувств, - заметил Пирс. - Нам нужно докопаться до правды, какой бы горькой она ни была!
        - Знаю, поэтому и предлагаю тебе такое, о чем неделю назад мне и подумать было бы стыдно. Давай тайком проникнем в его кабинет. Я сама загляну в его финансовую отчетность и выясню, каково положение его фирмы.
        - Отлично придумано! Молодец! Надо действовать быстро, потому что неизвестно, что нас ждет впереди.
        - Ты предлагаешь поехать прямо сейчас?
        - Не гони лошадей! Семь раз отмерь - один отрежь. Не хватало еще, чтобы нас задержали за взлом и проникновение!
        - Взлома не будет. Мне известно, где хранится запасной ключ.
        - А что, если там сигнализация?
        - Это уже по твоей части. Разработай план, а я буду слепо тебе повиноваться.
        Пирс заколебался. Он здесь, чтобы охранять ее, а не подвергать опасности.
        - Пожалуй, лучше мне пойти одному.
        - Даже не мечтай! Если дядя имеет какое-то отношение ко всему случившемуся, я должна знать. Ты не слишком силен в бухгалтерии, не разбираешься в бухгалтерских программах для компьютера. Половину времени угрохаешь на то, чтобы разобраться что к чему. Если же я буду рядом, мы быстренько все посмотрим и уйдем, никем не замеченные.
        В ее словах есть смысл, приходится признать! Но еще неизвестно, как все обернется. Может, придется в спешке отступать, а он даже не продумал как следует план.
        - Ладно, - нехотя согласился Пирс. - Поехали искать одежду для нашего ночного пикника, а потом решим, что делать!
        Они заехали в магазин, купили джинсы, темные свитера и теплые куртки: ночью, как обычно, сильно похолодает. Пирс торопил Элен, боясь, что их кто-то заметит и опознает. Минут через пять они уже снова сидели в машине.
        - Где же мне переодеваться? - озадаченно спросила она. - Не в машине же!
        - Неподалеку есть заброшенный парк с великолепными кустами шиповника. В это время суток там почти никого нет. Надеюсь, нам повезет и ты сможешь переодеться, не собрав толпу зевак.
        Пока Элен, сопровождаемая Фоксом, занималась своим туалетом, Пирс, не выходя из машины, натянул теплый свитер и надел сверху ветровку. В нетерпении посмотрев на часы, он вышел из машины. Куда Элен запропастилась? Уж не случилось ли чего?
        - Ты скоро? - позвал он.
        - Уже иду!
        Через мгновение она появилась в новых темных джинсах и черном свитере, придававшем ей какую-то особую, изысканную красоту. Сверху она набросила серый пиджак с черным бархатным воротником.
        Боже, как она хороша! - подумал Пирс. Голова у него закружилась, и он ухватился рукой за бампер, чтобы не упасть.
        - Я готова, - спокойно произнесла Элен, не подозревая о том, какой грандиозный эффект произвело на него ее появление. - Мы так торопились, что я не рассмотрела как следует джинсы, а у них на заднем кармане пуговица оторвана. - Повернувшись, она указала ему где именно.
        У Пирса во рту пересохло.
        - Пошли, - просипел он. - Фокс, место!
        - Ты расстроился? - огорчилась Элен. - Но у меня почти не было времени выбрать. Я просто взяла первую попавшуюся вещь моего размера.
        - Все отлично. Джинсы сидят как влитые, - буркнул Пирс, садясь за руль.

13

        Припарковав машину на стоянке, Пирс тихо открыл дверцу и вышел наружу. Вокруг было тихо. Казалось, ни в здании, где располагалась фирма Джексона, ни за его пределами нет ни души. Лишь ветер негромко шевелил листву деревьев да издалека доносился шум случайных машин.
        - Держись рядом! - предупредил он Элен, наклонившись к окну автомобиля. - Когда войдем в здание, не вздумай импровизировать! Наша жизнь будет, возможно, висеть на волоске. За какую-то долю секунды я должен буду принять решение. Договорились?
        Элен кивнула.
        - Тогда выходи, только не хлопай дверцей.
        Пирс выпустил собаку. Элен тем временем покопалась в камешках в декоративной вазе и нашла ключ.
        Камер не видно, сигнализации вроде бы тоже нет. Но нервы Пирса все равно были на пределе. Несколько лет назад при сходных обстоятельствах они с напарницей пошли брать преступников. Преступники были пойманы, но в живых остался лишь один Пирс.
        Он пропустил Элен вперед, чтобы она отперла замок.
        - Готово! - сказала она.
        - Отойди, - шепнул Пирс. - Я войду первым.
        Он огляделся в поисках датчиков сигнализации.
        - Но там же пусто! Никого нет!
        - Мы договорились, что ты во всем мне подчиняешься. Забыла? Стой у входа, а мы с Фоксом осмотримся.
        Войдя в помещение, Пирс зажег крохотный фонарик и приступил к тщательному обыску. Убедившись, что все в порядке, он махнул Элен.
        - Теперь твоя очередь.
        С помощью фонарика Элен добралась до компьютера и включила системный блок. Настройки дисплея она изменила таким образом, чтобы с улицы не было заметно голубоватое мерцание экрана. Наконец она загрузила программу и набрала пароль. Компьютер выдал сообщение об ошибке.
        - Он сменил пароль! - воскликнула Элен. - Как же быть?
        - Не сдавайся! Попытайся еще. Какие слова он мог использовать?
        Лишь седьмая попытка, когда Элен набрала пароль «доллар», увенчалась успехом.
        - Получилось!
        Загрузив счета, Элен замолчала, изучая бесконечные колонки цифр, а Пирс, чтобы не мешать ей, отошел к двери и прислушался, нет ли чего-нибудь подозрительного.
        - Постарайся побыстрее! - подстегнул он Элен.
        - Я и так делаю, что могу, - ответила она, - но разобраться не так-то просто. Из контракта на постройку крупного торгового центра на Западном побережье ничего не вышло, и он потерял много денег. Ему пришлось продать землю, понеся большие убытки. В графе прихода порой значатся крупные суммы, но, откуда они, мне неясно. Источник закодирован, однако, насколько мне известно, в недвижимости такие коды не используются.
        - А церковный фонд? Об этих деньгах ты что-то выяснила?
        - Я как раз хотела сказать, что с текущего счета церковного фонда были сняты какие-то суммы…
        - Сколько? - перебил ее Пирс.
        - Не знаю. Размер суммы закодирован, и я не смогла подобрать ключ. Похоже, кто-то проник к нему в компьютер и получил доступ к церковным счетам, причем действовал настолько ловко, что все заподозрят в воровстве моего дядю.
        - Ладно, если больше ты по компьютеру ничего узнать не можешь, выключай его, - распорядился Пирс. - В шкафах хранятся какие-то бумаги, может, они выведут нас на что-то конкретное.
        - Хорошо. Ты мне не поможешь?
        - Мне нужно следить за входом и выходом. Фокс один не справится.
        Элен кивнула и подошла к шкафу. Выдвинув один из каталожных ящиков, она, светя себе фонариком, принялась перебирать документы.
        - Ого! - присвистнула вдруг Элен.
        - Что такое?
        - Письмо. И какое-то странное…
        - Чье письмо? Твоего дяди?
        - Моему дяде. От Квина Эрбаха.
        - И что ж тут такого?
        - На, прочитай!
        Пирс взял у нее письмо.

«Дождь иссяк. Любому контракту приходит конец, а этому тем более.
        Квин Эрбах».

        - Похоже на завуалированную угрозу, - заметила Элен.
        Неосторожно повернувшись, она коснулась его локтем, но и этого мимолетного контакта было достаточно, чтобы нарушить спокойное течение его мыслей.
        - Мне представляется, - медленно проговорил Пирс, пытаясь сосредоточиться, - что твой дядя занимается шантажом. Вот откуда эти крупные суммы доходов, обозначенные особым шифром. Возможно, он шантажировал и Эрбаха, но не называя себя. Когда Эрбах догадался, кто шантажист, то решил расправиться с твоим дядей. Узнав о его намерении, тот запаниковал, устроил из своего дома крепость и нанял полицейских, чтобы те в свободное от работы время стерегли его днем и ночью.
        - Сущий вымысел! - возмутилась Элен. - Мой дядя не способен на шантаж. Тем более шантажировать того, кто тоже работает в церкви!.. Нет, во всем этом нужно хорошенько разобраться!
        - Шшш! - Пирс прикрыл ей рот. Заметив, как Фокс навострил уши, он понял: что-то неладно. Возможно, идет охранник, а то и еще хуже. - Отойди от шкафа. Держись подальше от окон. Выключи фонарик. После этого не шевелись.
        Элен, не требуя объяснений, повиновалась.
        Осторожно выглянув в окно, Пирс заметил, что у здания остановился микроавтобус. Судя по всему, охрана совершает регулярный обход.
        Фокс глухо зарычал.
        - Оставайся здесь! - шепнул Пирс. - Я ухожу. Запри за мной дверь, а сама сиди здесь - и ни звука!
        - Ты куда?
        - Некогда объяснять! Не волнуйся, я вернусь. Если не получится, за тобой придет Фокс. Дождись ухода охранника и отправляйся в нашу хижину. Там и встретимся.
        - Но…
        Увидев в ее глазах страх, Пирс не долго думая прижал ее к себе и поцеловал. Поцелуй был коротким, но жадным, будто он хотел в последний раз насладиться ее теплом и страстью, чтобы навсегда запечатлеть их в своей памяти.
        Когда меньше чем через секунду он отпустил ее, страха в глазах Элен как не бывало.
        - Зачем ты?..
        - На удачу.
        Отдав ей ключи от машины, Пирс подошел к двери, подал знак Фоксу и не оглянувшись вышел из кабинета.
        - Ну, настала и твоя очередь заработать себе на собачьи консервы! - сказал он Фоксу. - Смотри, не подведи!
        Поцелуй и ему помог выработать остроумный план. Убрав фонарик-карандаш в карман, он достал обычный фонарь, который видно за версту, и, шаркая по полу, принялся делать вид, что обыскивает коридор.
        Тактика сработала. Прошло не более минуты, когда ему в грудь ткнулось дуло пистолета.
        - Стоять! Не двигаться! - произнес совсем юный охранник.
        Фокс зарычал.
        Охранник отступил, пытаясь сообразить, в кого целиться - в собаку или в злоумышленника. Разоружить такого плевое дело, но зачем лезть на рожон?
        - Успокойся, парень, - невозмутимо произнес Пирс. - Я же видел, как ты поставил машину. И знал, что ты появишься. Я частный детектив. Ричард Джексон нанял меня следить за его домом и конторой. Фокс, сидеть!
        Пес сел, не сводя глаз с охранника.
        - Это ты в полиции расскажешь! - нашелся тот.
        - Ради Бога. Прежде чем звонить полицейским, узнай хотя бы, как меня зовут. Лицензия у меня в кармане брюк. Если хочешь, я сам достану. - Он медленно полез в задний карман. - И помни: при желании мой пес тысячу раз мог вцепиться тебе в глотку, ты и пикнуть бы не успел.
        Покраснев, охранник отвел взгляд.
        - Кстати, зря ты размахиваешь пистолетом, - продолжал Пирс. - Фокс натаскан защищать хозяина от вооруженного нападения. А хозяин у него - я.
        В подтверждение его слов Фокс зарычал, обнажив зубы.
        - Говоришь, тебя Джексон нанял? - прохрипел охранник.
        - А то кто же! Ему за пятьдесят, слегка лысоват. - Достав бумажник, он раскрыл его, махнул перед лицом охранника лицензией частного детектива и тут же убрал документы снова в карман. - После того как в церкви на Джексона напали, он опасается за свою жизнь. Его дом находится под круглосуточной полицейской охраной. А меня он просил два раза в день проверять, все ли в порядке у него в конторе.
        Фокс гавкнул.
        - Может, возьмешь его на поводок? А я уберу оружие.
        - Не трепыхайся! Он у меня смирный. Кстати, помещение можешь не проверять. Я проверил: окна и двери надежно заперты.
        - Ну… тогда я пойду, - проговорил охранник. - Мне еще несколько мест обойти надо. А мой напарник, как назло, заболел.
        - Да, случается, - сочувственно отозвался Пирс. - Ну тогда бывай!

        Минуты ожидания тянулись мучительно долго. Элен не знала, что и думать. Каков план Пирса? Обвести охранника вокруг пальца, так чтобы ему и в голову не пришло заглянуть в кабинет? Или устроить скандал и попасть в полицию? А если охранник с испугу примется стрелять? Что тогда?
        И таких вопросов были десятки… Пирса не было давно, целую вечность, кажется, но она по-прежнему ощущала терпкий вкус его губ.
        Нет, больше ждать просто нет сил! Что бы там ни было, она должна выбраться наружу и помочь ему.
        Элен уже схватилась за ручку двери, и в этот миг снаружи постучали. Она отпрянула.
        - Это я! - раздался знакомый голос. - Отпирай!
        Элен, повернув замок, распахнула дверь и увидела Пирса с самодовольной ухмылкой на загорелом лице. У нее возникли два противоположных желания: поцеловать его и хорошенько вмазать по чувственным губам, расплывшимся в улыбке.
        - Как ты смеешь стоять тут, будто ничего не случилось, и ухмыляться? А я тут с ума схожу!
        - Вот оно что… - протянул Пирс. - Стало быть, ты волновалась? Не может быть! Неужто ты думала, что я с этим олухом не справлюсь?
        - С тобой просто невозможно! - фыркнула Элен.
        - Но мне приятно, что ты сходишь по мне с ума!
        - Ничего я не схожу! И вообще, не смей меня больше целовать, а потом исчезать неизвестно куда!
        - Тебе не понравилось? А мне показалось, что ты была в восторге!..
        - Ты сделал свой ход, а мне не дал возможности ответить. - Она хитро улыбнулась.
        - Звучит загадочно. И что бы ты со мной сделала?
        - Теперь все равно не узнаешь.
        - Тогда придется мне снова тебя поцеловать?
        - И не мечтай! После того что я вытерпела!.. Пойдем лучше в машину.
        Усевшись за руль, Пирс завел мотор и повернулся к Элен.
        - Зря ты беспокоишься по пустякам, - сказал он. - Ты же знаешь, я могу за себя постоять.
        - Так-то оно так, но, мне кажется, ты себя переоцениваешь.
        Он усмехнулся.
        - Это намек?
        - Вполне прозрачный, заметь! Кстати, я вовсе не схожу по тебе с ума. Сомневаюсь даже, что мне приятно твое общество.
        - Тогда я просто обязан тебя поцеловать!
        Элен не успела ответить: у Пирса зазвонил сотовый телефон.
        - Доул слушает.
        - Кирк, - послышался в трубке знакомый голос. - Наш информатор в полиции только что передал важную новость. Полицейские конфисковали компьютер, стоящий дома у Элен Джексон, и, тщательно проверив все файлы, обнаружили, что она сняла крупные суммы со счета церковного фонда и перевела их в швейцарский банк. Сейчас эксперты устанавливают точный размер переводов. Все суммы были зашифрованы, поэтому их не сразу обнаружили. Дата последнего перевода - третье августа.
        - Насколько можно доверять этим сведениям?
        - На все сто процентов. Как видишь, дело предстает в новом свете. Что ты намерен предпринять?
        - Не знаю. Надо подумать. Я вам перезвоню.
        Съехав с шоссе на второстепенную дорогу, Пирс затормозил и сообщил Элен:
        - Очередные проблемы.
        Пересказывая новости, он внимательно следил за Элен.
        - Ну, что скажешь? Как такое возможно?
        - Наверное, действовали так же, как и с компьютером моего дяди. Я облегчила хакерам задачу: ведь я держу компьютер все время включенным. Вот почему я не могла свести концы с концами, делая баланс! Твой начальник назвал тебе числа, в которых были сделаны переводы на счет в Швейцарии?
        - Таких переводов было несколько. Последний датируется третьим августа.
        - Но эту же дату я обнаружила только что в компьютере у дяди! Помнишь, я говорила тебе о закодированных суммах? Так вот, последнее изъятие со счета было произведено третьего августа.
        - Это точно?
        - Точно. Эту дату я никогда не забуду: в этот день покончил с собой мой отец.
        - Видишь, уже кое-что вырисовывается! Значит, те, кто подставил тебя, проделали ту же штуку и с твоим дядечкой. Но тот обнаружил, что творится неладное, и… - Пирс запнулся. - Что-то не сходится. Если бы твой дядя узнал о махинациях, через которые его хотят подставить, то наверняка бы стер файлы!..
        - По-моему, он и не знает ничего ни о том, что творится с его компьютером, ни о том, что происходит с моим. Он вообще бухгалтерию на дух не переносит. Максимум того, на что он способен, - это каждый месяц подводить баланс. Мне нужно было самой как следует проверить компьютер, но я и подумать не могла о каких-то закодированных файлах!
        - Помимо твоего дяди в этой истории с какого-то боку замешан и Квин Эрбах. Твое дело с самого начала наводило меня на мысль о заговоре, но теперь я думаю, что ситуация даже сложнее. Похоже, здесь переплелись два преступления - шантаж и махинации с церковными деньгами.
        - Но нам пока что не все известно. - Элен нахмурилась. - Шантаж, махинации… Это совсем не похоже на моего дядю. А уж кому его знать, как не мне! Ведь он меня воспитал, заботился обо мне, оплачивал все расходы. Представляешь, в какую сумму влетело ему мое содержание в психиатрической клинике! У меня нет оснований заподозрить его во лжи или нечистоплотности. Для него все, что связано с церковью, свято. Он не стал бы воровать деньги или шантажировать органиста!
        - Пойми, Элен, твой дядя по уши увяз в этой истории, так что хватит его защищать! Подумаешь, он заплатил за твое лечение! Родители всегда тратятся на детей! Такова жизнь.
        - Ты не понимаешь. Лишь недавно я до конца осознала, скольким он для меня пожертвовал. Он никогда не жил в роскоши, всю жизнь проездил на подержанной машине, которую купил по сходной цене у одного из прихожан. Не заболей я тогда, он смог бы тратить на себя гораздо больше. Вот почему я чувствую себя виноватой.
        - Глупости! Твоей вины в происшедшем нет.
        - Как же нет? Он работал с утра до ночи, лишь бы оплатить лечение, а я только и делала, что пакостила врачам, не желая ничего вспоминать. Разумеется, я это не нарочно! Врачи твердили мне, что, только вспомнив все, я смогу избавиться от страхов прошлого, а я считала, что для этого еще не настало время. Они давили, я же еще больше замыкалась в себе. Наконец дядя сказал им, чтобы они лучше научили меня жить такой, какая я есть, а прошлое мое оставили в покое. Лишь благодаря ему меня выпустили.
        Пирс помолчал, потом спросил:
        - Недавно ты сказала, что готова посмотреть правде в глаза и вспомнить все, что стерлось из памяти, - и о недавнем и о далеком прошлом. Это так?
        - Разумеется, - без колебания ответила она. - Моя жизнь полностью переменилась. Когда я была маленькой, я боялась оставаться одна. Потом умерли мои родители. Они ушли друг за другом, почти сразу, и я это очень тяжело переживала. У меня остался только дядя, и я страшилась, что он меня бросит. Стоило ему хоть чуть-чуть задержаться на работе, как у меня уже начиналась паника. С возрастом я поняла, что нельзя так зависеть от других людей, и научилась обходиться собственными силами. Так я и себе и другим доказала, что я сильная, такая, какой мне давно хотелось казаться. - Элен глубоко вздохнула. - А теперь я снова потеряла память… Снова стала слабой и беспомощной. Но я хочу вспомнить! И я вспомню, уверена!
        - Надо, чтобы тебе кто-то помог, - сказал Пирс.
        - Только не психиатры! Ими я уже сыта по горло!
        - Это же не единственная возможность. Остается гипноз. До этого он не сработал, поскольку ты сознательно ставила заслон работе гипнотизера. Но если теперь ты готова ему помочь, возможно, из этого выйдет хоть какой-то толк.
        - Не знаю, - покачала головой Элен. - Не доверяю я как-то этим гипнотизерам. Но ты прав, попробовать стоит! Только к кому обратиться?
        - У меня на примете есть подходящая кандидатура - эксцентричный тип по имени Майкл Финнерти. Он не профессиональный гипнотизер, но дело знает. Я сам проверял: как-то он гипнотизировал желающих на вечеринке и получилось весьма здорово. Так что, если не боишься довериться непрофессионалу, давай отправимся к нему прямо сейчас.
        - У меня нет другого выбора. Может, твой приятель не окажется шарлатаном…

14

        - Какая встреча! - Майкл Финнерти был само радушие. - Проходите, проходите! Прошу прощения за скромную обстановку, но, полагаю, Пирс предупредил вас, чего ожидать.
        От того не укрылось, с каким восхищением Майкл взглянул на Элен. Глаза гипнотизера задержались на ее лице чуть дольше, чем позволяют приличия, и Пирс догадался: он видел газеты и знает, кто она такая.
        - По телефону я не услышал ничего конкретного, - сказал Финнерти. - Надеюсь, Пирс, теперь ты объяснишь в чем дело?
        - Мне нужно все вспомнить, - без обиняков заявила Элен.
        - Вот как? Что именно?
        Пирс, не вдаваясь в подробности, изложил существо дела.
        - Справишься?
        - Не знаю. Мне представляется, что опасно трогать воспоминания, которые сам мозг предпочел заблокировать. Вдруг после сеанса наружу выплывет гораздо больше, чем вам хочется?
        - Я хочу вспомнить все, что со мной было. Лучше знать горькую правду, чем постоянно жить в страхе.
        - И помни, дружище, от этого зависит ее жизнь, - добавил Пирс. - И моя, между прочим, тоже.
        - Хорошо, - согласился Майкл. - Мы попытаемся сделать все, что возможно. Если вам покажется, что я слишком сильно давлю, сразу же скажите. В таком деле порой опасно переходить границу. Когда вы хотите приступить?
        - Прямо сейчас. Или у тебя другие планы?
        - Отнюдь. - Финнерти снял с полки старый будильник. - Готовы?
        - Да, - ответила Элен. - Она постаралась придать голосу твердость, но руки ее слегка дрожали. Ведь ей предстоит снова пережить ужасные минуты прошлого, да к тому же оказаться во власти человека, которого она совсем не знает.
        Пирс понимал, о чем она думает, но ничем не мог помочь. Похоже, это единственный выход. Никто, кроме нее самой, не сможет избавить ее от страданий и боли, связанных с прошлым.

        - Тишина! Вокруг тихо. Все спокойно. Вы расслаблены. Элен, сосредоточьтесь на моем голосе. Вы слышите, как тикает будильник? Какой ритмичный, однообразный звук!.. Постоянный, никогда не прекращающийся. Под него хорошо расслабиться и заснуть, правда? Вы спокойны… У вас умиротворенное настроение… Вокруг друзья… Все хорошо… Расслабьтесь…
        Элен повиновалась. Она закрыла глаза и попыталась выполнить все, что требовал гипнотизер. Пусть это глупо, даже смешно, но попробовать стоит…
        Прошло несколько минут, и вот под мерное тиканье будильника Элен перенеслась из скромного жилища Майкла Финнерти куда-то далеко-далеко. Она плавала в облаках, а вокруг царили покой и красота.
        - Элен, вы слышите меня? - спросил Финнерти.
        Его голос раздавался откуда-то издалека.
        - Да…
        - Вернитесь на несколько дней назад, - приказал он. - Вы спокойны и расслабленны. Все происходящее вы видите как бы в кино. Вы сторонний наблюдатель. Вспоминайте: вы идете в церковь, там вас ждет работа. Что вы делаете? Скажите нам.
        - Мне надо зайти к дяде. У меня кончились бланки отчетов. Возьму у него, они лежат в верхнем ящике стола, я знаю. Я иду к нему в кабинет. Открываю дверь. Захожу. - На лице Элен появилась гримаса. - Трогаю ящик, он заперт. Но я знаю, где ключ, видела, как дядя его прячет. - Ее дыхание участилось. - Откуда здесь деньги? Странно! И зачем пистолет?! - Ее начало трясти. - И еще эта видеокассета…
        - Что вы делаете? - не отступал Майкл Финнерти.
        - Надо поговорить с дядей Ричардом. Он все объяснит!
        - Что вы видите?
        - Входит мой дядя! Он прямо побелел от гнева. Начинает кричать! Но я не боюсь. Я обязана знать, что происходит. - Элен вдруг оглянулась. - Нет! - Она вскочила, взмахнула руками, пытаясь кого-то оттолкнуть. В ее глазах застыл ужас. - Не-ет!
        - Все, хватит! - резко произнес Майкл Финнерти. - Слушайте меня, Элен. Я сосчитаю до трех, и вы проснетесь. Будете чувствовать себя спокойной и отдохнувшей. Раз, два, три!
        Открыв глаза, Элен не сразу сообразила, где находится.
        - Пирс? Что случилось? - наконец произнесла она. - Я справилась?

        Он сжал кулаки, пытаясь вернуть самообладание. Кто-то до смерти напугал Элен, и этот человек ему ответит, заплатит за каждое мгновение ее страха!
        - Как вы себя чувствуете? - спросил Финнерти, протягивая ей салфетку. - К вам вернулась память?
        Элен утерла слезы.
        - Чувствую себя отлично. Мне удалось кое-что вспомнить, но не все. Помню, что вошла в кабинет к дяде, открыла ящик и увидела там кучу денег, видеокассету и пистолет. Я не поверила своим глазам. Дядя Рич, который терпеть не может оружие, обзавелся пистолетом! В эту секунду он вошел в кабинет, и я потребовала у него объяснений. Он разозлился, и тут нас прервали. После этого я ничего не помню. Знаю, что испытала ужасный страх и… Нет, не могу вспомнить!
        - Не надо, Элен. Ты и так уже многое вспомнила. Торопиться тоже плохо.
        - Я понимаю, но и жить дальше, не зная, что было в прошлом, тоже невозможно.
        - Обещаю тебе, Элен, мы очистим от лжи твое доброе имя и раскроем правду. Нас ничто не остановит!
        В машине Элен сказала:
        - Мне хотелось бы где-нибудь побыть в тишине, там, где никто не нарушит ход моих мыслей. Если повезет, я смогла бы сосредоточиться на прошлом и, может быть, даже кое-что вспомнить. Или уже слишком поздно? Ты хочешь спать?
        - В округе есть одно милое место, где никто не помешает. Если ночью не будет заморозков, там же можно и переночевать.
        Они доехали до тихой рощи, расположенной милях в двадцати к северу от Сейделла. Стояла безоблачная ночь. Луна ярко освещала ветви деревьев.
        - Как хорошо! - Элен потянулась, будто не знала, какое действие произведет это на Пирса.
        - Элен! - Не в силах противиться своим чувствам, он прижал ее к груди и стал целовать ее волосы. - Со мной ты в безопасности. Погрузись в воспоминания, а если вспомнишь что-то страшное, скажи мне. Я тебя защищу!
        Они сели прямо на траву. Элен положила голову ему на плечо и закрыла глаза. Через две минуты она уже спала глубоким сном. Вскоре задремал и Пирс.

…Он проснулся на заре. Осторожно, чтобы не разбудить Элен, встал, подошел к машине и открыл багажник. Надо подумать о том, что делать дальше. Первым делом необходимо позавтракать, а потом…
        - Доброе утро! - раздался ее звонкий голос. - Я думала, ты готовишься к отъезду.
        - Так и есть. - Пирс достал из багажника толстый конверт с чеками из придорожных ресторанов. - Проверяю нашу наличность. Наверное, стоит вначале заехать в какую-нибудь забегаловку по пути в Сейделл и перекусить, а потом уже…
        Он остановился, заметив, что она завороженным взглядом уставилась на пухлый конверт.
        - Что такое?
        - То письмо, которое я положила в ящик… Конверт был точь-в-точь такой же: коричневатый, большой, переполненный. Я положила туда все деньги! - Ее глаза засветились. - И видеопленку тоже! Я вспомнила, Пирс, вспомнила!
        - А пистолет?
        - Его я показала дяде. Тогда мы и поспорили. Он хотел, чтобы я вернула деньги, но я не признавалась, куда их дела. Было уже поздно. Я бросила конверт в ящик, и вскоре появился почтальон.
        - Кому ты отправила посылку?
        Элен задумалась.
        - Вот этого я не помню! - Она покачала головой. - Но это явно были не все деньги, предназначенные на строительство пристройки к церкви. Купюр было много, но они были маленького достоинства. Я же знала, что права! Дядя никакой не вор, тут дело в чем-то другом…
        Пирс взял ее за плечи.
        - Элен, послушай! Постарайся вспомнить! Не блокируй снова память! Ты ведь можешь вспомнить!
        Она отвела взгляд.
        - Не выйдет. Я…
        - Перестань! Смотри мне в глаза! Пожалуйста, вспомни, вспомни ради нас обоих!
        Элен уставилась на него невидящим взглядом. Вдруг выражение ее лица изменилось.
        - Мы тогда повздорили! Я и дядя Рич! Он был вне себя от злости, потребовал, чтобы я вернула деньги и пленку, иначе не видать нашей церкви средств на строительство.
        - Что было дальше?
        - Тут появились какие-то люди, двое или трое. - Ее дыхание участилось. - Не помню их лиц, но в руках у них было оружие. Потом случилось что-то ужасное. Даже не могу представить, что именно. Помню, что жутко испугалась и поняла: надо во что бы то ни стало бежать.
        Пирс прижал ее к себе, но Элен высвободилась из его объятий.
        - Нет! Я приношу сплошные несчастья. Сначала мой отец, теперь дядя! Он тоже попал в беду, а я, вместо того чтобы помочь, только усугубила его положение. Но хватит! Я не допущу, чтобы и с тобой случилось нечто подобное.
        Он поднес к губам ее ладонь.
        - Ты приносишь счастье. Моя жизнь приобрела смысл, и только благодаря тебе!
        Элен вырвала у него руку, хотя больше всего на свете ей сейчас хотелось оказаться у него в объятиях.
        - Я боюсь за тебя. Ты мне небезразличен, Пирс, и сам это знаешь. Но ты и так много для меня сделал. Нельзя, чтобы я подвергала тебя опасности. Неизвестно, что нас ждет впереди. Я должна добиться правды, а для этого мне необходимо по душам поговорить с дядей Ричем.
        - Не глупи, Элен. Разве ты проберешься к нему через заслон охраны? Надо попытаться зайти с другой стороны.
        - Как это? - не поняла она.
        - Я имею в виду не охрану, а в целом наш план. Готов поспорить: среди людей, которые напали на тебя и дядю в церкви, был Квин Эрбах. Нам уже известно, что твой дядя его шантажировал. Забравшись в компьютер, Эрбах смог перевести деньги на счет в швейцарском банке, представив дело так, будто это вы с твоим дядей их украли. Если Ричард Джексон действительно шантажировал органиста, то, возможно, на видеопленке был записан компромат… Давай поступим так. Я завезу тебя в нашу хижину и оставлю под охраной Фокса, а сам нанесу визит Эрбаху.
        - Не выйдет! Я с тобой! Надо действовать сообща. Если хочешь, я надену парик, но оставаться в стороне я не намерена!
        - Не забывай: полиция тебя разыскивает. Это означает, что вступить в открытую борьбу ты пока еще не можешь.
        - Я это отлично понимаю. Но мы и так рисковали, а сейчас уже поздно отступать!
        - Ладно, - смирился Пирс.
        Сложив вещи в багажник, они отправились в путь.
        - Фокс, в машину! - приказал Пирс.
        Пес не разлегся, как обычно, а сел, напряженно вглядываясь в лица Элен и Пирса.
        - Он настороже, - заметила она.
        - Реагирует на наше состояние. Он чувствует возникшее напряжение и ведет себя соответственно. Кстати, надо быть осторожным: в подобной ситуации Фокс может наброситься на любого, кто подойдет к нам слишком близко.
        Элен почесала собаку за ухом.
        - Расслабься, парень, все в порядке! - мягко проговорила она.
        Зевнув, Фокс улегся в заднем отсеке внедорожника.
        - Ты с любым самцом справишься, а? - улыбнулся Пирс.
        - Надо лишь проявить понимание и сочувствие.
        По дороге они решили, что все-таки заедут в хижину, примут душ и переоденутся. Увидев Пирса в клетчатой хлопковой рубашке, Элен замерла, не в силах отвести от него взгляд. Говорят, одежда украшает человека. Но Пирс из тех людей, которым даже самый незамысловатый прикид придает особое очарование.
        От Пирса не укрылась ее реакция. На его губах на мгновение мелькнула довольная ухмылка. Или ей показалось?
        Впрочем, сейчас не до того. Вытащив из машины коробки, они поставили на место заднее сиденье, сняли вывеску службы доставки и почистили салон.
        - Что, если мы ошибаемся? - спросила Элен, когда они уже ехали в контору, где работал Квин Эрбах. - Не исключено ведь, что произошедшее между ним и моим дядей никак не связано с пропажей церковных денег.
        - Ты же сама в это не веришь!
        - Хотелось бы мне думать, что мы вышли на след. Но что-то в последнее время уж слишком часто разбивались мои надежды.
        - Такова работа сыщика. Никогда не знаешь, что тебя ждет. Но расстраиваться заранее тоже не стоит.
        Через полтора часа они прибыли в строительную компанию, принадлежащую Квину Эрбаху. Оставив машину на стоянке, Пирс открыл дверцу.
        - Микрофон при мне, так что ты будешь в курсе нашей беседы. Вряд ли в присутствии клиентов Эрбах начнет трепыхаться. Судя по поведению рабочих и этим грузовикам, которые чем только не нагружены, дела у них идут своим чередом. Теперь то, что касается тебя. Старайся держаться незаметно. Если Эрбах тебя узнает, проблем не избежать. Если увидишь еще кого-то из знакомых, уезжай.
        - Ладно. Ты сам будь осторожен! Если все так, как мы думаем, то Эрбах опасен: ведь ему есть что терять. А гориллы, которые на него работают, тем более ни перед чем не остановятся.
        - Не волнуйся. Я смогу за себя постоять. - Пирсу совсем не хотелось оставлять ее здесь, рядом со строительной площадкой, где полным-полно незнакомцев. Неизвестно, что им придет в голову. Но другого выхода нет. - Будь осторожна! Не расслабляйся!
        Пройдя метров двести по стройплощадке, Пирс вошел в простое блочное здание и сказал дежурному:
        - Мне нужно поговорить с Квином Эрбахом.
        - Вы по вопросу поставок? - спросил тот.
        - Нет. У меня к нему личное дело.
        - Ладно. Он где-то рядом. Как выйдете через эту дверь, поверните направо и идите мимо склада с досками. Он где-то там, сами увидите!
        - Спасибо, - сказал Пирс и отправился в путь.
        Выйдя наружу через служебную дверь, он понял, что микрофон в условиях строительного склада бесполезен. Где-то рядом визжит бензопила, мимо с грохотом проехал грузовик. Разве в таких условиях что-то разберешь?
        - Элен! - негромко позвал он. - Ты меня слышишь?
        Ответа не последовало. Должно быть, он говорит слишком тихо. Но кричать тоже нельзя. Что ж, остается надеяться, что ей хватит ума сидеть в машине и не высовываться.
        Пройдя мимо досок, Пирс повернул направо, туда, где стояло несколько бетономешалок. Под навесом он заприметил Квина Эрбаха. Но тот был не один. Подойдя поближе, Пирс узнал и его собеседников: с этими головорезами он познакомился несколько дней назад - вскоре после того, как вытащил из воды Элен.
        Держась в тени, Пирс подобрался совсем близко, так что ему было слышно каждое слово.
        - Недоумки! - вопил Эрбах. - От вас только и слышно: простите, босс, мы не нарочно! Я тысячу раз требовал: отыщите эту чертову бабу и заткните ей рот навсегда. И с ее защитником нечего цацкаться! Надо было сразу его прикончить. Если Элен найдет деньги и пленку, мне конец. Но и вам не поздоровится.
        - Мы же хотели Джексона взять в оборот, - забубнил громила. - Думали, он нас на нее выведет. Это ведь из-за него все началось.
        - Из-за него, из-за него! - передразнил его Эрбах. - Джексон залег на дно: без пленки он ничего не докажет. А вот его психованной племянницы и впрямь стоит опасаться. Что толку подбираться к Джексону, когда у него такая охрана? Подождем. Деньги у него выйдут, а охранники задаром работать не станут. Тогда он будет в наших руках. Теперь же самое главное - отыскать девчонку и найти кассету. Остальное - потом.
        Эрбах направился к выходу, громилы последовали за ним, а Пирс не шелохнулся. Он и так достаточно слышал. Все ясно. Их предположения подтвердились. Имеет место шантаж, но, где пленка и деньги, Эрбаху неизвестно.
        Итак, даже не поговорив с ним, Пирс узнал все, что хотел. Пора отсюда сматываться подобру-поздорову. Вдруг кто-то ткнул его в спину.
        Пирс застыл.
        - Привет! - раздался голос Элен. - Что ты тут делаешь?
        Он резко развернулся.
        - С ума сошла! - прошипел он. - Я же сказал: сиди в машине!
        - Но мне ничего не было слышно. Я решила посмотреть, что с тобой творится, и на всякий случай привела Фокса. - Она кивнула в сторону овчарки.
        - Очень зря, - проговорил Пирс. - Пса за версту видать. Нам нужно разделиться и поскорее уматывать отсюда. Иди с Фоксом в машину, а я за тобой.
        Сзади послышался рев мотора. Отступив в сторону, чтобы пропустить машину, Пирс мельком взглянул на водителя. На него в упор смотрели холодные серые глаза Квина Эрбаха.
        - Бежим! - крикнул Пирс.
        Раздался визг тормозов. Машина остановилась. Из нее выскочили Эрбах и двое его молодчиков и бросились в погоню за Элен и ее спутником.
        Пирс и Элен укрылись за бетономешалкой.
        - Беги с Фоксом к машине, - прошептал Пирс. - Я их задержу, а ты уезжай. В бардачке найдешь адрес агентства. Когда доедешь, спроси мистера Кирка. Все ему расскажешь. Пусть вызывает подмогу. Усекла?
        - Ты что, здесь один хочешь остаться?
        - Другого выхода нет. Я должен отвлечь их внимание, иначе нам троим конец.
        - Оставь себе хотя бы Фокса!
        - Тебе от него может быть больше пользы. Ты мне доверяешь? Тогда делай, что я говорю!
        Глаза Элен наполнились слезами. Но делать было нечего. Кивнув, она бросилась бежать.
        - Фокс, охраняй! - приказал Пирс.
        Пес помчался за Элен. Пирс понесся в противоположном направлении. Бежать оказалось недалеко. У железобетонного забора его настигли трое здоровяков. Двое были вооружены узкими дощатыми рейками, а третий прихватил кусок железной трубы. Револьверов у них не было. Видно, они решили не прибегать к помощи огнестрельного оружия.
        - Вот мы и встретились! - криво усмехнулся мускулистый парень, который, казалось, был совершенно лишен шеи.
        - Я этому безумно рад, - процедил сквозь зубы Пирс и сделал выпад, выбив у него из рук кусок трубы.
        - Стоять! - раздался сзади металлический голос.
        Квин Эрбах! Быстро он сориентировался в обстановке! Пирс оглянулся. Прямо на него смотрело черное дуло револьвера. Да, похоже, этот органист не принадлежит к числу гуманистов.
        - Одно движение - и ты покойник! - угрожающе проговорил Эрбах. - Стоишь? Молодец, понятливый! Ребята, займитесь им!
        - Поворачивайся, да поживее, руки за спину и вперед! - пробасил громила.
        Развернувшись, Пирс изо всей силы вмазал ему в челюсть. Громила взвыл, но его спутник огрел Пирса деревяшкой. Тот свалился на землю. Эрбах не спеша подошел к нему и, размахнувшись, ударил его носком ботинка в бок.
        - Не переживай! - бросил он. - Ты не сразу умрешь! Сначала я дам ребятам возможность с тобой позабавиться. Они мастера на всякие выдумки. - Он отошел в сторонку и приказал: - Поднимите его. Будем бить по очереди, пока не расскажет нам все, что знает.
        Гориллы подняли Пирса с земли. В этот момент неожиданно раздались резкие звуки автомобильной сирены. Воспользовавшись замешательством, Пирс ударил одного из обидчиков ногой в живот. Тот взвыл от боли и ослабил хватку.
        На строительную площадку на полной скорости въехал внедорожник. Пирс краем глаза заметил, как отпрыгнул Эрбах, рисковавший оказаться под колесами машины. Дверца распахнулась, и из машины, оскалив зубы, с диким рыком выскочил Фокс. Бандиты, знакомые с его бешеным нравом, бросились наутек.
        Пирс в мгновение ока оказался в машине. Свистнув Фоксу, он придержал дверцу, чтобы тот забрался в машину. Элен выжала газ, и они покатили прочь со стройки. Вскоре они уже мчались по оживленной улице.
        - Ты никогда не слушаешь, что тебе говорят, - прошлепал он разбитыми губами.
        - Я не бросаю тех, кто мне дорог. Кому, как не тебе, это знать! Ну как ты, в порядке?
        - Сносно. - Он выдавил улыбку. - Я и сам бы справился!
        - Брось, в тебе говорит уязвленное самолюбие!
        - Вовсе нет! У меня был план. Но все равно спасибо. Помощь пришлась очень кстати! - В боку кольнуло, и он невольно поморщился от боли.
        - Ты ранен?! - воскликнула Элен. - Поменяйся с Фоксом местами. Он сядет впереди, а ты ляжешь на заднее сиденье.
        - Еще чего! Подумаешь, синяки! Спасибо нашему общему другу Эрбаху.
        - Что, если он сломал тебе ребро?
        - Не говори ерунды! Будто у меня переломов не было! Ничего, поболит и перестанет.
        - Я должна отвезти тебя в больницу.
        - Тоже мне, надумала! У нас есть дела поважнее. Надо срочно съездить к твоему дяде. Я тут такое услышал!
        Он пересказал ей разговор Квина Эрбаха со своими подручными.
        - Все равно, - заявила Элен, - никуда дядя Рич не денется. Он под охраной, да и эти молодчики больше за ним не охотятся. Им нужна я. Давай заедем в нашу хижину, ты переоденешься, если что, я перевяжу твои раны. - Пирс запротестовал, но она не желала ничего слушать. - Помни: за рулем сейчас я, значит, мне и решать, куда мы едем.

15

        Пирс потрогал синяк на скуле.
        - Больно?
        - Ни капельки! - улыбнулся он. - Брось волноваться, мне не впервой попадать в такие переделки!
        - Выглядишь ты и впрямь получше, но ребра твои меня все-таки беспокоят. Как-то несерьезно ты относишься к своему здоровью. - Элен недовольно покачала головой. - Надо бы тебя врачу показать.
        - Ну вот еще! - фыркнул Пирс. - Я вообще не хотел сюда возвращаться. Дело не терпит отлагательства, а мы…
        - Это ты не терпишь отлагательства! Я поставила кипятить воду. Как только она закипит, я промою твои раны. Да и холодная повязка на глаза не повредит.
        - Холодная повязка, - усмехнулся Пирс. - Если хочешь меня мыть, сама и раздевай, а я не хочу!
        Элен догадалась, что он задумал. Решил, вероятно, что она постесняется его раздеть. Тогда он заявит: раз так, поехали к твоему дяде!
        - Разумеется, я тебе помогу, - без колебания ответила она и принялась расстегивать рубашку.
        - Эй, постой!
        - Что такое? Застеснялся?
        Он хохотнул.
        - Боюсь, ты не готова к этому зрелищу!
        - Ты меня недооцениваешь. - Элен невозмутимо взялась за брючный ремень, затем, покончив с пряжкой, расстегнула молнию.
        - Ты играешь с огнем! - предупредил Пирс.
        - Ты же лентяй, так что у меня просто нет другого выхода! - рассмеялась она.

        - Ммм, - потянулся Пирс. - Твои ласки буквально вернули меня к жизни!
        - Я старалась, - потупившись, отвечала Элен.
        Солнце уже скрылось за горизонтом. Пирс дождался наступления сумерек, полагая, что под покровом темноты подобраться к Ричарду Джексону будет проще.
        - Если повезет, мы прорвем кольцо обороны, которым окружил себя твой дядя. Но лучше тебе пересесть на заднее сиденье. Если охранники тебя заметят, пиши пропало!
        Остановив машину за два квартала до того места, где жил Джексон, Пирс дождался, пока Элен и Фокс поменяются местами.
        - Сегодня, наверное, дежурят другие ребята, но, если повезет, кто-то из них мне знаком. Они должны знать, что я заслуживаю доверия.
        - Каков твой план?
        - Поговорю с охранниками, посочувствую их нелегкой службе и предложу отдохнуть. Чашечка горячего кофе в теплой забегаловке не помешает. Однако такой план можно будет реализовать только в том случае, если они меня знают. Если же сегодня дежурят незнакомцы, придется сказать, что мы оба работаем на Джексона.
        Подъехав к дому, Пирс притормозил у тротуара.
        - Пока что я вижу только одного. Ого! Это же мой старый знакомый! - Он открыл дверцу. - Микрофон надевать не буду. Следи за происходящим внимательно! Увидев, что коп уходит, вылезай из машины и, стараясь держаться незамеченной, иди в дом. Главное не напугать твоего дядю. Мы войдем к нему вместе.
        - А Фокс как же?
        - Он пойдет со мной. Те, кто меня знает, знают и то, что мы неразлучные друзья. - С этими словами Пирс отошел от машины и направился к охраннику, махнув ему рукой в знак приветствия. Фокс трусил рядом. Взглянув на собаку, Пирс насторожился. Пес явно был встревожен, а значит, вот-вот жди неприятностей! - Ну что ты, Фокс, спокойно! - Подойдя к охраннику, Пирс протянул тому руку: - Привет, Джефф! Я был уверен, что тебя здесь застану!
        - Да ты что? - заулыбался Джефф, выходя из своего укрытия. - Давненько мы не виделись, года два, наверное, уже прошло, а то и больше. Чем занимаешься? Слыхал, ты на дьякона Джексона работаешь?
        - Да, выполняю для него кое-какую работенку, - уклончиво ответил Пирс.
        - Вот оно что?! А то я не мог понять, что ты в такой холод сюда заявился!
        - Мне не холодно, видишь, как я оделся? - Пирс указал на теплый свитер. - А вот ты, похоже, порядком промерз. Слушай, вот что мне в голову пришло! Ты не хочешь передохнуть? Сходишь в бар, выпьешь горяченького кофе, согреешься… А мы с Фоксом пока за тебя постережем Джексона. Как ты на это смотришь?
        Идея Пирса пришлась Джеффу по душе.
        - Ты правда тут подежуришь? Вот здорово! Тогда, пожалуй, я и впрямь загляну в кафе и наполню термос, а то в моем уже почти ничего не осталось. И сандвич перехвачу.
        - Не торопись, отдыхай сколько влезет! - Пирс был сама любезность. - Уж полчаса как минимум у тебя есть.
        - Правда? - обрадовался Джефф. - Ну, я мигом! Слушай, Пирс, отныне я у тебя в долгу! - С этими словами он бросился к своей машине, припаркованной в переулке, и отъехал, даже не взглянув в сторону внедорожника Пирса.
        Едва Джефф скрылся за поворотом, как Элен открыла дверцу и, проскользнув по пустынной улице, взбежала на крыльцо.
        - Молодец! - шепнул ей Пирс и постучал в дверь.
        Долго ждать им не пришлось. Дверь приоткрылась, в образовавшейся щели показалась на мгновение озабоченная физиономия Ричарда Джексона.
        - Что слу?.. - начал он, обращаясь к Пирсу. И заметил Элен. Распахнув дверь, он увлек их обоих внутрь. - Как я рад тебя видеть, Элен! У тебя усталый вид, но ничего! Главное, ты цела и невредима! - Джексон посмотрел на Пирса. - Я вам очень благодарен, мистер Доул, что вы нашли ее. Теперь я буду смотреть за ней в оба. Сообщите в агентство, чтобы прислали счет.
        - Пирс никуда не уйдет, - твердо заявила Элен. - Ты столько лжи наговорил обо мне, дядя. Я пришла узнать почему. Мы не уйдем, не выяснив правды.
        Пирс отлично понимал, как ей нелегко. Должно быть, ужасно вот так обращаться с человеком, которого знаешь с детства, который тебя воспитал и заботился о тебе. Но, увы, другого выхода нет!
        - Я лишь хотел защитить тебя и церковь, - проговорил Джексон. - Это ты должна мне сказать, куда дела деньги. Не знаю, - печально улыбнулся он, глядя на Пирса, - что она вам наговорила, но, увы…
        - Бросьте! - резко оборвал его Пирс. - Хватит мелодрам! Нам все известно о деньгах и о пленке, ради которой Эрбах готов пойти на убийство. Так что нечего пудрить нам мозги! В ваших же интересах рассказать всю правду, и как можно быстрее. Люди, которые за вами охотятся, не привыкли шутить, и, если что, в отсутствие копов нам троим будет крышка.
        - Что? Вы отослали полицейских? Как вы могли?!
        - Перестаньте вы слюной брызгать! Выкладывайте, что знаете, да побыстрее!
        - Ты не брал денег, принадлежащих церкви? - спросила Элен.
        - Разумеется, не брал! Неужели я способен?.. Это ведь Эрбах перевел все деньги на свой счет, а я попытался вернуть их!
        - Вот оно что! Звучит не слишком убедительно! - Пирс подошел к окну и выглянул наружу. Пока все в порядке, но надолго ли?
        - Однажды я застал Эрбаха за своим компьютером, - начал объяснения Джексон. - У меня возникли подозрения, и, чтобы их проверить, я устроил ловушку. С помощью скрытой камеры я заснял каждое его действие. Придя ко мне в кабинет, он каким-то образом взломал пароль и снял со счета церковного фонда крупную сумму. Эту сумму он перевел на какой-то другой счет. Видеопленка полностью его изобличала.
        - Так что ж вы молчали? Надо было сообщить в полицию! - сказал Пирс.
        - Я проверил, кому принадлежит счет, на который переводились деньги. Оказалось, Эрбах открыл этот счет в швейцарском банке на мое имя и имя моей племянницы. Однако и с этого счета по прошествии нескольких часов он перевел сумму куда-то еще. Он нас обоих подставил! Но, куда делись деньги, я обнаружить не смог. Чтобы заставить его вернуть украденное, я отважился на шантаж, рассудив, что это выгодно и ему, и мне. Вернув деньги, он будет знать, что ему нечего опасаться, и меня он уже тогда не смог бы подставить.
        - Ты все же не обратился в полицию! - покачала головой Элен.
        - Это было бы слишком рискованно! Суд, возможно, не принял бы во внимание видеозапись. Зато у Эрбаха было полно улик против меня и тебя, Элен! Еще неизвестно, кому бы поверила полиция - мне или ему. - Джексон опустил голову. - Теперь уже все равно!.. Неизвестно, доживем ли мы до вмешательства полиции! Без пленки я совершенно бессилен!
        - Слюни оставьте на потом! Что было дальше? - спросил Пирс.
        - Дальше? А дальше Элен обнаружила выплаты, которые делал мне Эрбах, видеокассету и пистолет, который я держал для самозащиты. Помнишь, Элен? Ты ужасно расстроилась, я не знал, как тебя успокоить!
        Элен хотела что-то сказать, но слова застряли у нее в горле.
        - Я удалил все файлы в компьютере, зато Эрбах сохранил все изобличающие нас с тобой улики! Если ты не вспомнишь, куда дела пленку, мы оба погибли!
        Снаружи гавкнул Фокс.
        Пирс сделал Джексону знак молчать. Выглянув в окно, он сказал:
        - Пойду посмотрю…
        Закончить он не успел. Входная дверь с треском распахнулась. В дверном проеме стояли двое: Квин Эрбах и один из его головорезов.
        - Не ожидали? - хохотнул Эрбах, делая телохранителю знак закрыть дверь. - Отличный сюрприз, да? Эй ты, скажи псу, чтобы заткнулся!
        Фокс неистово лаял, пытаясь пробраться в дом.
        - Тихо, Фокс, тихо! - сказал Пирс.
        Вот те раз! Не зря Джексон беспокоился. Стоило полицейскому устроить себе перерыв, как нагрянул Эрбах со своими бандитами. Но он глубоко ошибается, если думает, что поймал их в западню! Это мы еще посмотрим!
        Не сводя глаз с Пирса, Эрбах подошел к Элен и приставил дуло пистолета к ее виску. Здоровяк охранник держал под прицелом Джексона и Пирса.
        - Что скажешь, Пирс? - со смешком спросил Эрбах. - Нравится? Скажи девчонке, чтобы отдала пленку, иначе вам троим конец! А начну я с нее!
        - Не волнуйся, Элен, - дрожащим голосом проговорил Джексон. - Он тебя не тронет! Ты ему нужна.
        - Хотите проверить, дьякон?
        Глаза Элен сверкнули. Пирс заметил, что в них нет больше страха. Казалось, к ней медленно возвращается чувство реальности, осознание того, что происходит, и того, что уже было с ней.
        - Дядя ошибается, - медленно проговорила она. - Эрбах с самого начала хотел меня убить. Теперь я знаю почему.
        Тот ткнул пистолетом ей в висок.
        - Так говори! Скажи все, что знаешь, и покончим с этим!
        В напряженной тишине шум разбитого стекла был подобен ядерному взрыву. Через окно в комнату прыгнул Фокс и, прежде чем все успели понять, что происходит, вцепился в телохранителя. Тот взвыл от боли и выронил пистолет. Фокс с остервенением вцепился ему в горло. Воспользовавшись замешательством, Пирс развернулся и изо всех сил ударил Эрбаха ногой в грудь. Тот отлетел к противоположной стене.
        Комнату заполнил запах крови и пороха. Пирс огляделся. Похоже, Эрбах все же успел выстрелить, но промахнулся. Элен схватилась руками за голову. Слишком много воспоминаний свалилось на нее в один миг. В висках стучало, сердце бешено колотилось. Глаза застлала красная пелена.
        - Все в порядке, Элен! - послышался голос рядом. - Я же сказал: ты справишься! Мы победим.
        Она, медленно приходя в себя, открыла глаза. Исчезнувшая память о прошлом вернулась к ней. Но теперь воспоминания не причиняли боли. Элен показалось, что у нее прибавилось сил: события предстали перед ней в совсем ином свете.
        - В тот день, - звонким голосом произнесла она, гордо выпрямившись, - я видела, как в тебя, дядя Рич, стреляли. Я решила, что ты убит. Я же бросилась бежать куда глаза глядят. Я была ужасно напугана, у меня наступила амнезия. То же самое произошло в день, когда умер мой отец. В день, когда ты начал лгать. - Она в упор посмотрела на него.
        Джексон отвел взгляд.
        Связав шнуром от шторы Эрбаха и его подручного - оба были без сознания, - Пирс осмотрел Фокса.
        - Как он? - спросила Элен.
        - Слегка порезался, но до свадьбы заживет! - Пирс потрепал пса по холке. - Ведь Фокс у нас профессионал! - С этими словами он снял телефонную трубку и вызвал полицию.
        Элен с отвращением посмотрела на Ричарда Джексона.
        - Настало время перестать лгать и сказать правду о том, что случилось уже очень давно.
        - Значит, я был прав в своих подозрениях? - спросил Пирс. - Это он убил твоего отца?
        - Да. Они вместе владели писчебумажным магазином, но дела с каждым годом шли все хуже и хуже. От магазина были сплошные убытки. Как-то раз, вернувшись раньше обычного из школы, я подошла к кабинету отца и услышала, что они с дядей о чем-то горячо спорят. Я поняла, что дядя намеревается устроить поджог и получить всю страховку. Отец пытался разубедить его, но тщетно. Я открыла дверь, вошла в кабинет и спросила: «Папа, что происходит? Почему вы ругаетесь?». У дяди в руке были спички, а рядом с письменным столом стояли две канистры с бензином. «Я уже все решил, - заявил он, доставая из ящика стола пистолет. - Убирайтесь оба, не то я вас пристрелю!» - Элен взглянула на Джексона. - Разумеется, отцу и в голову не приходило, что его брат выполнит свою угрозу. Он рассмеялся и попытался отобрать у него пистолет. - Она опустила голову. - Тогда и раздался выстрел…
        - Это был несчастный случай, Элен, - произнес Ричард Джексон. - Все случилось как-то само собой. Я понятия не имел, что пистолет заряжен. Я просто хотел припугнуть…
        - Отец погиб прямо на моих глазах! - всхлипнула Элен. - А я даже не смогла ничего сделать!
        - Я не нарочно, - попытался оправдаться Джексон.
        - Но вы знали, что она винит себя за случившееся, - вступил в разговор Пирс, - и тем не менее все эти годы скрывали от нее правду. Она поверила в вымысел о самоубийстве, и вас это как нельзя больше устраивало: так вы спасли собственную шкуру!
        - Я не хотел, чтобы ты страдала, Элен. Я любил брата. И тебя я тоже люблю! Я воспитал тебя, как собственную дочь… Я оплачивал все твои расходы. И не думай, что мне пришлось сладко. Всю жизнь с того самого дня меня мучают угрызения совести. Я не мог смириться с тем, что натворил… Поэтому я с головой погрузился в церковные заботы и стремился помогать другим людям.
        - И спас мне жизнь! - проговорила Элен.
        - Значит, ты вспомнила? - устало спросил Джексон.
        - Когда Джексон и его громилы принялись нам угрожать в тот день в церкви, ты бросился на него. Он выстрелил, а я побежала со всех ног вон из церкви! Оглянувшись, я заметила, что ты упал, и решила, что они тебя убили!
        - Но, к счастью, Бог спас меня. Эрбах промахнулся.
        За окном послышалась вой полицейской сирены.

        У дверей полицейского участка Элен окликнули:
        - Мисс Джексон!
        Она в удивлении остановилась. Навстречу ей шел высокий темноволосый человек лет пятидесяти.
        - Вы меня не знаете. Моя фамилия Кирк, я начальник Пирса Доула.
        - Очень приятно, - почему-то смутилась Элен.
        Вот он, оказывается, какой, этот знаменитый мистер Кирк!
        - У меня для вас сообщение от Пирса. Он не знал, когда вас отпустят, а я вызвал его для срочного отчета мне и Старику, владельцу агентства. Он не хотел покидать участок, но выхода другого не было. Я пообещал, что передам вам: он ждет вас у себя дома. Если вы не слишком устали после всего случившегося, я вас подвезу!
        - Я согласна. - Элен кивнула.
        Кирк указал ей на свою машину.
        - Прошу вас!
        Всю дорогу Кирк молчал. Элен даже стало как-то не по себе. Лишь когда они уже подъехали к дому Пирса и Элен вышла из машины, Кирк вдруг произнес:
        - Кстати, я хотел выяснить у вас две вещи.
        - Вот как? - удивилась Элен, останавливаясь у открытой дверцы. - Да, пожалуйста!
        - Во-первых, что произошло с пленкой, которую вы нашли в ящике стола у дяди?
        - Я отправила ее своим знакомым в Сейделле. Приписала, чтобы они не открывали конверт до конца месяца. Если до тридцатого числа я им не позвоню или как-нибудь еще не дам о себе знать, они должны были отнести конверт в полицию.
        - Понятно, - протянул Кирк и снова замолчал.
        - А второй вопрос? - наконец спросила Элен.
        - Он касается Пирса. Видите ли, это один из лучших наших оперативников, на него в любой ситуации можно положиться…
        - Я в этом убедилась.
        - Мне показалось, - тщательно выбирая слова, произнес Кирк, - что его заботливость по отношению к вам выходит за пределы профессионализма. Нет-нет, не смущайтесь! Просто я хочу, чтобы вы знали: под его внешне невозмутимой личиной скрывается ранимое сердце…
        Послышался лай. Двери дома распахнулись, к машине на полной скорости понесся Фокс. За ним бежал Пирс. Его лицо сияло.
        - Фокс учуял твой запах, Элен! - произнес он. - Удержать его было невозможно! Соскучился! - Он взглянул на начальника. - Здравствуйте еще раз, мистер Кирк!
        Тот кивнул.
        - Воспользовавшись вашим присутствием, - продолжал Пирс, - я совершу один не очень красивый поступок. Я собираюсь попросить Элен кое о чем, но боюсь, что без свидетелей она откажет.
        У Элен сильнее забилось сердце. Она смутно догадалась, что это будет за просьба, но все же сказала:
        - Я сделаю все, что ты скажешь.
        - Точно? Смотри, не пожалей! - Пирс вдруг засмущался. Опустив голову, он помолчал, затем взглянул ей прямо в глаза и спросил слегка хриплым голосом: - Ты выйдешь за меня замуж?
        Заметив, как Элен покраснела, Кирк невольно улыбнулся.
        - Зря ты прибегаешь ко всяким трюкам, Доул! - проговорил он. - Гляди, как блестят у нее глаза! Любому видно, что ее ответ: «да». - Кирк завел мотор. - Разве может быть иначе?
        Словно подтверждая его слова, Фокс лизнул Пирса в лицо. Тот поморщился.
        - Вот видишь? - смеясь сказала Элен. - Даже пес тебе говорит на своем собачьем языке: она тебя любит.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к