Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Тэлбот Фрэнни: " Разбуженная Страсть " - читать онлайн

Сохранить .
Разбуженная страсть Фрэнни Тэлбот

        # Элиза мечтала выйти замуж за человека, для которого станет смыслом жизни. Перспектива быть на вторых ролях ее не привлекала. Сирота, она никогда не ощущала себя по-настоящему необходимой кому-либо, поэтому вопрос замужества и создания семьи был для Элизы очень важным. Она стремилась к стабильности, к уверенности в будущем, и правильный выбор спутника жизни означал счастье и спокойствие на долгие годы. Сразу двое мужчин добиваются права назвать Элизу женой. Кому же отдать предпочтение?

        Фрэнни Тэлбот
        Разбуженная страсть

1

        Ну вот и все позади!
        Элиза лежала на широкой постели в номере уютного отеля, расположившегося на берегу реки. Толстые стены старинного двухэтажного здания спасали от шума, и, хотя в отеле было полно народу, в комнате стояла благословенная тишина. Послеполуденное солнце пробивалось в окно сквозь густую листву деревьев, легкий ветерок доносил запах воды и весенних цветов.
        Она наслаждалась новыми для нее ощущениями. Беспокойные сны, которые часто тревожили ее ночами, ушли в небытие. Сколько раз за эти годы Элиза просыпалась разгоряченная, вся в поту, с пересохшими губами и разочарованная от неудовлетворенного желания! Теперь в ее душе царили абсолютный покой и умиротворение. Кеннет прав, она стала другой.
        Или нет?
        Элиза встала, накинула толстый махровый халат и прошла в ванную. Теплый душ приятно освежил ее тело, но не избавил от вновь проснувшихся тревожных мыслей. Что, собственно, изменилось?
        Все прошедшие годы она тосковала без Кеннета. Да, она бежала от любви, потому что он был женат и не мог оставить маленького сына. Элиза не искала утешения в новых знакомствах, она просто хотела выйти замуж и иметь семью. Как странно складывается судьба… Если бы не авария, сейчас она была бы женой Майкла.
        Что же она наделала?!
        Вытирая мокрые серебристо-пепельные волосы, Элиза всматривалась в собственное отражение в туманном зеркале ванной и задавала себе один и тот же вопрос: что же я наделала?!
        И будущее представилось Элизе в довольно мрачном свете. Разве изменили что-нибудь блаженные мгновения самой интимной близости? Да, теперь он свободен, но захочет ли жениться на ней? И захочет ли она стать его женой?
        Элиза всегда мечтала выйти замуж за человека, для которого станет смыслом жизни. Перспектива быть на вторых ролях ее не привлекала. С самого рождения лишенная семьи и дома, она никогда не ощущала себя по-настоящему необходимой кому-либо и росла, завидуя детям, у которых есть любящие родители. Элиза понятия не имела, кто ее отец и мать. Ее грудным младенцем подбросили в приют, не оставив ни записки, ни каких-либо вещей, по которым можно было судить о ее происхождении. В школе Элиза с грустью смотрела на одноклассников, имеющих дом, семью, братьев и сестер, словом, все то, чего она была лишена.
        В раннем детстве она переходила из одной «семьи» в другую, приемным матерям нравилось возиться с малышкой, но, повзрослевшая, она их утомляла, и Элиза возвращалась в приют. У одной пары она, правда, жила довольно долго, однако только привыкла к ним и стала считать близкими людьми, как они решили развестись и Элизе пришлось выбирать, с кем остаться. В результате она опять оказалась в одиночестве.
        Поэтому вопрос замужества и создания семьи был для Элизы очень важным. Она стремилась к стабильности, к уверенности в будущем, и правильный выбор спутника жизни означал счастье и спокойствие на долгие годы. Майкл казался ей подходящим человеком, но теперь о браке с ним не могло быть и речи, а Кеннет…

        Неприятности начались у Элизы три года назад. Фирма, где она проработала несколько лет, добившись приличного заработка, неожиданно разорилась. Всем служащим пришлось искать другие места. Элиза была в шоке, она не представляла, что такое может случиться сразу, буквально в один день. Зная, что ей не на кого рассчитывать - ни на семью, ни на родственников, она не мешкая занялась поисками работы.
        Во время ланча Элиза заглянула в ближайшую контору. Она сильно волновалась, и вид у нее был, наверное, слегка испуганный, потому что добродушный толстяк преувеличенно любезно предложил ей присесть и стал расспрашивать ее о любимых фильмах, о том, какую еду она любит, а о том, где Элиза работала и что умеет делать, интересовался между делом. Успокоившись, на более сложные вопросы, которыми улыбчивый толстяк мучил ее добрых полчаса, она отвечала непринужденно.
        Интервьюер, наконец закончив допрос, откинулся на спинку кресла и ласково спросил:
        - И когда вы готовы приступить к работе?
        Сердце Элизы радостно ёкнуло.
        - Вы согласны взять меня?! Прямо сейчас?!
        Толстяк кивнул, в его глазах заплясали смешинки.
        - Да. Именно так я и собираюсь поступить. Так когда вы выйдете?
        О такой удаче Элиза не смела и мечтать. Конечно, она знала, что должна найти работу и чем скорее, тем лучше. Желательно до конца недели. Никто не будет за нее платить за квартиру и не даст денег на жизнь. Она сама, и только сама должна заботиться о себе.
        - Может быть, с понедельника? - не скрывая облегчения и радости, спросила Элиза.
        - Прекрасно! Жду вас в девять. Мы поднимемся в офис, и я покажу, где ваш стол. Вы будете работать с главным управляющим. Руководитель его секретариата мисс Коллинз расскажет вам о ваших обязанностях, они, на мой взгляд, не слишком трудные, но требуют внимания и аккуратности. В офисе работа отлажена как часы, и мисс Коллинз жестко следит за этим. Постарайтесь не раздражать ее. Порядок в офисе - ее гордость.
        Последние слова вызвали у Элизы легкое беспокойство, но обещанная зарплата была вполне приличной, да и то, что ей предстояло делать, не казалось сильно обременительным. Размышляя о том, что правительство не обеспечивает социальной защиты таким, как она, не платит пособие, пока они ищут себе другое место, Элиза вернулась в свою фирму.
        Одна из девушек, с которыми она делила комнату, оторвалась от бумаг и спросила:
        - Как настроение, Элиза? Что собираешься делать?
        - О, я нашла новую работу. Приступаю со следующего понедельника, - небрежно бросила Элиза, в душе все еще не веря своему счастью.
        - Как тебе удалось?
        - Просто повезло.
        Рассказ Элизы был выслушан с недоверием и сопровождался завистливыми вздохами.
        - Я тоже сбегаю туда после работы, - заявила одна из девушек, и остальные согласно закивали.
        К концу недели все коллеги Элизы сумели устроиться, кое-кому удалось даже найти лучшее место, с более высоким заработком. Девушки знали, что расстаются надолго, может быть, навсегда, поэтому решили напоследок устроить себе праздник в небольшом китайском ресторанчике неподалеку от их офиса.
        На вечеринке Элиза взгрустнула. А как же иначе? Она словно подводила черту под определенным этапом своей жизни, прощаясь с первым местом своей работы. Элиза пришла в эту фирму, когда ей исполнилось шестнадцать, теперь ей было почти двадцать, но она ощущала себя значительно старше. Это объяснялось скорее всего тем, что, покинув стены приюта, она стала отвечать за себя сама. Опасность остаться без денег всегда подстерегала ее, и это научило Элизу жесткой дисциплине, умению экономить. Она не позволяла себе покупать то, без чего можно обойтись, бережливость была необходимой при ее скудном бюджете, который то и дело грозил иссякнуть.
        Несмотря на то что Элиза нечасто обновляла гардероб, на работе она всегда выглядела эффектно. Она умела найти недорогую, но хорошо сшитую вещь, освежить
«заслуженную» блузку нарядным шарфиком, кружевным воротничком, оригинальными пуговками, кроме того ее одежда всегда была безупречно чистой и аккуратно выглаженной. Ела Элиза как птичка, покупала самые дешевые продукты - чаще всего овощи, иногда немного рыбы, еще реже - цыпленка. Да и одноконфорочная электрическая плитка не располагала к созданию кулинарных шедевров.
        Элиза не проявляла интереса к противоположному полу, не хотела ни с кем встречаться и тем более вступать в близкие отношения. Пару раз она ходила на свидания с молодыми людьми, но эти встречи ничуть не взволновали ее, и Элиза оставила подобные попытки.
        Прощаясь с девушками, к которым за эти три года успела привязаться, Элиза чувствовала легкую печаль. Она теряла пусть не близких, но все же подруг, и ей стало грустно, хотя потери давно стали для нее привычными. Зато Элиза не переставала радоваться, что неправдоподобно быстро устроилась на новую работу. Если бы не фантастическое везение, как она, например, платила бы за квартиру? Жизнь на улице, без крыши над головой могла привидеться Элизе только в ночных кошмарах. Наяву об этом страшно было даже подумать.

        В понедельник Элиза всю дорогу нервничала, хотя вышла из дому намного раньше, чем нужно. Нервничала, поднимаясь в лифте, нервничала, разговаривая с приветливой девушкой, сидевшей за соседним столом.
        - Ты знаешь, кто твой шеф? Наш главный управляющий, мистер Уордвик, - с большим почтением сообщила девушка. - Тебе так повезло! Он просто неотразим. И очень приветлив. Но, на наше несчастье, женат. Жена у него тоже красотка, хоть сейчас помещай ее фото на обложку какого-нибудь журнала мод. Они изумительная пара…
        - Что я должна делать? - нетерпеливо прервала ее Элиза. - Мне ничего не объяснили. - Ее ни капли не интересовали ни обаяние, ни обходительность шефа.
        Девушка небрежно повела плечами.
        - Обычная секретарская работа: отвечать на телефонные звонки, записывать сообщения, сортировать письма… В нашей комнате сидит полдюжины девушек и личный
«дракон» мистера Уордвика - мисс Коллинз.
        - Мне уже говорили о ней, клерк, который проводил со мной собеседование, предупреждал, что с ней надо быть поосторожнее.
        - Она, конечно, не убийца, но большая стерва.
        Девушка ничуть не преувеличила, в чем Элиза убедилась позже, увидев большие холодные глаза женщины, вошедшей в комнату.
        Изабелла Коллинз была отнюдь не красавицей, но производила впечатление. Худощавая элегантная шатенка с длинными прямыми волосами, обрамляющими лицо, она словно плыла по воздуху и будто бы никого не замечала. Блузка сияла ошеломительной белизной, а обтягивающая юбка выгодно демонстрировала приятные округлости. Она казалась скульптурой, высеченной из мрамора. Настоящая Снежная Королева, не слишком жалующая людей, особенно тех, кто мешает ее интересам или угрожает ее власти, соперничая с ней.
        Изабелла Коллинз соизволила дать Элизе краткие указания и удалилась в маленький, но все же отдельный кабинет.
        Соседка Элизы скорчила рожицу вслед начальнице.
        - Пугало, да и только, - шепнула она. - Кстати, меня зовут Мэгги.
        Она была примерно того же возраста, что и Элиза, маленькая, пухленькая и очень миловидная. Пышные светло-рыжие волосы падали на плечи, карие глаза отливали золотом, что придавало Мэгги неуловимое сходство с добродушной львицей, сонно греющейся на солнце.
        - Очень рада. А меня - Элиза.
        - Какое красивое имя, - Мэгги вздохнула, - а мое такое обычное… Если тебе будет что-то непонятно, ты скажи. Я здесь тоже недавно и хорошо знаю, как неприятно быть на новеньких.
        В первую неделю Элиза не раз обращалась к Мэгги за помощью. Она не всегда была уверена, кому какой ответ следует посылать, а Мэгги успела досконально изучить офисные порядки.
        Главный управляющий, как поняла Элиза, временно уехал по делам, во всяком случае, в офисе он ни разу не появился, так что новые обязанности пока не сильно утомляли ее.
        - Да что в нем такого уж привлекательного?! - не выдержала однажды Элиза, когда Мэгги уже в который раз стала петь шефу осанну.
        Золотистые глаза Мэгги мечтательно затуманились.
        - Он настоящий мужчина. Эта чертова кукла Коллинз сходит по нему с ума. Он женат на невероятно красивой женщине и мисс Коллинз вовсе не замечает. Да и как она может кого-то привлечь, вечно замороженная и злющая? Она и по отношению к нам вредничает потому, что уверена: мы тоже влюблены в него.
        - Бедная мисс Коллинз, - посочувствовала Элиза, искренне проникнувшись симпатией к стареющей женщине.
        - Не вздумай ее жалеть! - возмущенно фыркнула Мэгги. - Ее разбитое сердце - не повод для того, чтобы превращать нашу жизнь в сущий ад.
        - Конечно, не повод, - с улыбкой согласилась Элиза, - но ты все-таки так и не сказала, почему вам нравится работать с мистером Уордвиком.
        - Он требователен, но в отличие от несносной мисс Коллинз не мучает нас придирками, а просто заставляет серьезно относиться к делу. Потом, он не пристает к девушкам, всегда вежлив и учтив. Некоторые пробовали соблазнить его, но он никогда не шел навстречу. Зачем? Он счастливо женат.
        - У него есть дети?
        - Сын, ему года четыре, зовут Дэнни. В кабинете мистера Уордвика висит его фото в серебряной рамке. А рядом снимок жены шефа - глаз не оторвешь. Подожди, ты ее увидишь!
        Но увидеть миссис Уордвик Элизе довелось лишь через несколько месяцев, зато сам Кеннет Уордвик появился в офисе в следующий понедельник.
        Элиза первые дни приходила на работу пораньше, чтобы все подготовить и собраться с мыслями. Она только начинала осваиваться, и кроме того мисс Коллинз постоянно подстерегала ее, как ястреб добычу, замечая каждую ошибку. Элиза очень боялась снова потерять работу, поэтому ездила более ранним автобусом.
        Был холодный ветреный день. Пока она шла по дорожке к офису, ее светлые волосы разметались от ветра, щеки разрумянились от ходьбы и холодного воздуха. В офисе еще никого не было. Элиза села за свой стол, приготовила пачку писем, разложила разноцветные ручки, раскрыла телефонную книжку и собиралась приступить к работе, когда за ее спиной неожиданно хлопнула входная дверь. Элиза с улыбкой обернулась, думая, что пришел кто-то из девушек, но, к ее удивлению, на пороге стоял незнакомый мужчина - высокий, слегка смуглый, с умными и теплыми глазами. Элиза сразу же обратила внимание на его приятную внешность.
        Мужчина тоже, казалось, удивился, увидев ее.
        - Простите, вы - кто?
        - Я здесь работаю, - столь же коротко ответила Элиза, - а вы - кто?
        - Я главный управляющий.
        Элиза с трудом проглотила комок в горле. Только этого не хватало. Ей следовало догадаться, все знали, что шеф появится в понедельник.
        - Вам нетрудно будет приготовить чашечку кофе? - любезно попросил мистер Уордвик, не обращая внимания на замешательство Элизы. - Принесите в кабинет. Да, и прихватите блокнот, мне надо продиктовать несколько писем.
        Он хлопнул дверью своего кабинета, оставив Элизу в состоянии близком к обмороку. Надо же, как неудачно началось знакомство! Ей не доставила никакого удовольствия первая встреча с мистером Уордвиком. А она должна была бы, по словам девушек, прийти от него в восторг.
        Элиза поспешно приготовила кофе, выложила на тарелочку печенье и сахар, составила все на поднос и, захватив блокнот и карандаши, направилась в кабинет шефа.
        Поначалу она чувствовала себя с мистером Уордвиком стесненно и неуверенно, так как боялась наделать ошибок. Его характер, по слухам, был довольно суровым - хотя управляющий не раздражался без повода, ошибок, даже незначительных, не прощал. Поэтому Элиза постаралась сосредоточиться, грифель легко и гладко скользил по бумаге, пока мистер Уордвик диктовал письма клиентам и поручения подчиненным.
        Мисс Коллинз появилась, когда диктовка была окончена. Элиза с удивлением обнаружила, что Снежная Королева, оказывается, может волноваться: она покраснела и, даже не сняв модный серый плащ, принялась бормотать извинения:
        - Прошу прощения, мистер Уордвик. Я давно была бы здесь, даже раньше вас, но мне не повезло, на остановке собралась такая толпа, что пришлось ждать чуть не вечность, прежде чем удалось втиснуться в автобус.
        Шеф равнодушно кивнул.
        - Не беспокойтесь, мисс Коллинз. Элиза была уже на месте, когда я пришел, и я продиктовал ей все, что нужно. - Он взглянул на Элизу. - Отправьте письма побыстрее и будьте готовы, вы мне скоро понадобитесь. Благодарю вас.
        Элиза вышла, ощущая на спине ледяной холод взгляда мисс Коллинз.
        - Ты откуда? - удивилась Мэгги, которая только что пришла на работу и вешала пальто на крючок.
        Элиза шепотом ей все рассказала. Мэгги присвистнула.
        - Она теперь долго не забудет этого. Босс - ее собственность, она возненавидит тебя, если ты будешь делать что-нибудь для него в ее отсутствие.
        Мэгги, как всегда, оказалась права. Весь день мисс Коллинз придиралась к Элизе, сердито делала замечания, завалила ее работой. Она прошлась и по внешнему виду подчиненной - раскритиковала макияж, упомянула о недопустимости ярко-красного маникюра в деловом учреждении.
        - Вы смотритесь слишком вызывающе! Мистер Уордвик не любит, когда его служащие похожи на индейцев в боевой раскраске. Прошу вас впредь появляться на работе в более достойном виде!
        Элиза бормотала несвязные оправдания, остальные девушки благоразумно не вмешивались.
        Позже мисс Коллинз дала Мэгги новый повод для болтовни.
        - Я закончила работу, - сообщила мисс Коллинз Элиза. - Мистер Уордвик просил принести ему на подпись письма. Я могу зайти к нему?
        - Нет, - отрезала мисс Коллинз, - я сделаю это сама. - Она подошла к столу Элизы, схватила отпечатанные письма и ушла.
        - Брр… прямо зимой повеяло, - прошептала Мэгги. - Я тебе говорила, она теперь тебя возненавидит. Сделай еще один шаг в сторону мистера Уордвика, и она тебя просто убьет.
        Элиза вспыхнула.
        - Это несправедливо! Он просил меня писать под диктовку, я и писала - не моя вина, что мисс Коллинз не было.
        Мисс Коллинз довольно быстро вернулась из кабинета шефа и направилась прямо к столу Элизы.
        - Вы слишком много болтаете, - обронила она неприязненно и положила на стол новую пачку писем.
        Весь день Элиза сносила придирки, каждое ее движение раздражало мисс Коллинз. Рабочий день подходил к концу, и Элиза вздохнула с облегчением, увидев, что начальница надевает плащ. Но она рано обрадовалась. Перед уходом мисс Коллинз обрушила на стол Элизы еще одну кипу деловых бумаг, которые надо было срочно перепечатать.
        - Это же на несколько часов… - простонала Элиза, когда за мисс Коллинз захлопнулась дверь. - Она, наверное, хочет, чтобы я сидела здесь до утра.
        - Будешь знать, - съехидничала Мэгги, застегивая пуговицы пальто, - впредь и не думай смотреть на босса. Мы - жалкие рабы, а она - королева.
        Прошло больше часа, прежде чем Элиза добралась до последней из оставленных ей бумаг, закрыла чехлом машинку и навела порядок на столе. Все девушки давно ушли, в офисе было пусто и тихо. Элиза оделась, взяла сумочку и собралась уходить, но тут открылась дверь кабинета управляющего, и на пороге появился мистер Уордвик.
        Взглянув на него, Элиза смутилась. Кеннет Уордвик действительно был очень привлекательным мужчиной. Темный костюм подчеркивал стройность его фигуры, а ослепительно белая рубашка оттеняла загорелую шею.
        Сердце Элизы беспокойно дрогнуло.
        - Вы все еще здесь? Разве можно столько работать? Вы сегодня, похоже, выполнили двойную норму, - с улыбкой обратился он к Элизе, насмешливо прищурившись. - Все уже ушли?
        Элиза молча кивнула, не в силах произнести ни слова.
        - Пойдемте! Сейчас сюда придут убирать.
        Он выключил свет. Комната погрузилась в темноту, и поспешившая к выходу Элиза случайно задела мистера Уордвика и неожиданно вздрогнула, как от удара током.
        - Вам далеко ехать? Вы где живете?
        - Не очень далеко отсюда, минут двенадцать на автобусе, - испуганно пробормотала Элиза.
        А вдруг мисс Коллинз где-то поблизости и слышит наш разговор? - подумала она. Если это произойдет, мое пребывание в офисе станет невыносимым.
        - Как раз по дороге. Я могу вас подвезти. Моя машина стоит рядом, на стоянке.
        Элиза отшатнулась.
        - Нет, нет! Не стоит беспокоиться!
        Уордвик удивленно взглянул на нее.
        - Почему вы так испугались? Я не кусаюсь и не буду к вам приставать.
        Элиза вспыхнула.
        - Нет… я не это имела в виду… я не думаю…
        Он взял ее под локоть и решительно направился к стоянке.
        - Вы живете в квартире или у вас собственный коттедж?
        Почему он об этом спрашивает? - недоумевала Элиза, все еще пунцовая от смущения. Девушки из офиса говорили, что шеф ни за кем не ухаживает, что он счастливо женат. Скорее всего мои опасения просто нелепы и неуместны.
        Элиза подавила восхищенный вздох, когда Уордвик подвел ее к длинному сверкающему лаком лимузину. Ей еще не доводилось ездить в такой роскошной машине.
        Уордвик отпер дверцу и усадил Элизу на переднее сиденье. Она погладила мягкие бархатистые подлокотники и стала рассматривать полированную приборную доску, на которой было множество разных приспособлений, вплоть до магнитофона. Это, должно быть, стоит кучу денег, подумала Элиза, он, наверное, миллионер.
        Уордвик завел мотор и обратился к Элизе:
        - Где вы работали до нас и почему ушли?
        Выслушав подробный ответ, он сочувственно улыбнулся.
        - Не повезло. А вы долго искали место, прежде чем устроились к нам?
        - Нет. Не прошло и недели, как я стала работать здесь.
        - Это хорошо. Сидеть без работы занятие не из приятных. Надеюсь, у вас все сложится удачно.
        - Я уверена в этом, - храбро заявила Элиза, стараясь выкинуть из головы придирки мисс Коллинз. - Я уже освоилась и чувствую себя как дома.
        Теплая, почти дружеская улыбка, осветившая лицо Уордвика, совершенно изменила его.
        - Приятно слышать. Мне понравилось с вами работать. Если вы всегда так четко и аккуратно исполняете свои обязанности, мы найдем общий язык.
        Уголком глаза Элиза следила за его тонкими длинными пальцами, уверенно держащими руль. Теперь она могла понять отчаянную влюбленность мисс Коллинз. Мужественный профиль Кеннета Уордвика производил сильное впечатление. Интересно, почему он с утра был не в духе? - подумала вдруг Элиза. Поссорился с женой?..
        Машина остановилась возле ее дома. Уордвик неодобрительно разглядывал полускрытое кустарником старое здание с потрескавшимися стенами, с висящей клочьями штукатуркой и скрипучими, явно нуждавшимися в ремонте дверьми. Сад перед домом был тоже запущенным, заросшим сорняками и бессистемно разбросанным кустарником.
        - Это ваш фамильный особняк?
        - Нет, я снимаю здесь комнату.
        Он нахмурился.
        - На вашем месте я переехал бы. Здесь могут жить только привидения, а не люди. Он смахивает на курятник, и, готов биться об заклад, здесь водятся крысы.
        - Ни кур, ни крыс здесь нет, - обиженно возразила Элиза, - правда, в моей комнате живет мышь. Я не могу убить ее, она все-таки живая! Но комната дешевая и достаточно просторная. Меня это устраивает.
        К тому же я не могу рассчитывать на лучшее, уныло закончила она про себя.
        - А где живут ваши родители?
        Элизе не хотелось говорить ему правду, но все же, собравшись с духом, она рискнула:
        - У меня никого нет.
        - Нет родителей? - В его голосе звучало удивление, смешанное с недоверием.
        - Совсем никого.
        Карие, с рыжими крапинками глаза Уордвика испытующе впились в лицо Элизы. Она отвела взгляд, чувствуя себя почти как на допросе.
        - И давно вы живете одна?
        - Всю жизнь. - Она умолкла, раздумывая, стоит ли быть откровенной до конца, потом продолжила: - Я подкидыш. Я действительно не знаю, кто мои родители и есть ли у меня родственники.
        Повисла неловкая тишина.
        - Прошу прощения, - сказал наконец Уордвик. - Мне очень жаль. У вас было несчастливое детство. Мне повезло больше. Мои родители, к сожалению, недавно умерли. У меня есть сестра, я женат и имею сына. Надо продолжать род.
        - Конечно, - согласилась Элиза. Не желая продолжать этот разговор, она поспешила выйти из машины. - Спасибо, что подвезли, мистер Уордвик. Спокойной ночи.
        Он смотрел, как она шла по дорожке к дому, как отпирала входную дверь. Элиза чувствовала его взгляд, но не обернулась. Ей нельзя даже думать о Кеннете Уордвике. Он - ее босс, просто босс, и ничего больше.
        Но, как ни старалась Элиза отвлечься, пытаясь читать, весь вечер ее мысли возвращались к мистеру Уордвику. Она включила радио - все-таки живой голос в комнате, - но и это не помогло ей отвлечься.
        До сих пор Элиза ни разу не влюблялась, ни один мужчина не потревожил ее покой. А сейчас она не могла не думать о Кеннете Уордвике, вспоминала его живые добрые глаза, обаятельную улыбку, стройную и сильную фигуру.
        Ей хотелось знать, как он живет. Неужели его дом так же красив, как его лимузин? Так же элегантен, роскошен и комфортабелен? Уордвик не грустит вечерами, как она, - у него есть жена и сын. Понимает ли он, какой он счастливчик?
        Эту ночь Элиза против обыкновения спала беспокойно. Во сне она ехала куда-то в машине Кеннета Уордвика, и его мимолетные взгляды вызывали непривычный жар в груди, Элизе хотелось прикоснуться к его смуглой коже. Проснулась она с тяжелой головой и злая на себя.
        Так это начиналось.

2

        Элиза каждый день встречалась с Кеннетом Уордвиком в офисе. Он всегда приветливо улыбался ей, и она была готова парить в воздухе, согретая его дружеской теплотой. Случалось, она работала с ним, и тогда ей трудно было оставаться спокойной и сосредоточенной, хотя она очень старалась. Когда Кеннет улыбался ей или случайно касался ее руки, сердце Элизы тревожно вздрагивало и буквы на бумаге расплывались.
        Однажды он вызвал ее в свой кабинет. Мисс Коллинз в это время отмечала с друзьями в кафе свой день рождения. Во всяком случае, так Элизе по секрету сказала Мэгги, которая знала все офисные сплетни, знала, кто, куда и с кем пошел и что где отмечается.
        - У них там замечательные кексы, - завистливо блестя глазами, рассказывала она, - они заказывают кофе-гляссе, шоколадные кексы, эклеры с заварным кремом - такие нежные, что тают во рту… Я тоже там посидела бы, если бы были деньги. Но пока пооблизываемся.
        - Картинка заманчивая, - согласилась Элиза, для которой подобная роскошь была недосягаемой.
        В этот момент из кабинета выглянул Кеннет Уордвик и, найдя глазами Элизу, распорядился:
        - Зайдите ко мне.
        Элиза вспыхнула и поспешила встать из-за стола.
        - Моли Бога, чтобы мисс Коллинз не вернулась, пока ты будешь с ним, а то не сносить тебе головы! - не преминула съязвить Мэгги. - Кстати, мне тоже начинает казаться, что дело нечисто. Почему он всегда вызывает тебя? Почему не меня?
        Элиза даже не пыталась ответить - она не знала почему. Мистер Уордвик проявил к ней внимание с самого начала ее работы в офисе. Может быть, потому, что узнал ее грустную историю и пожалел? Других причин Элиза не находила.
        Когда она вошла в кабинет, Кеннет Уордвик стоял лицом к окну, разглядывая голубое небо. Элиза взглянула на его худощавую спину, на длинные сильные ноги и в очередной раз почувствовала, что перехватило горло и стало трудно дышать. Уордвик обернулся к ней с почти домашней улыбкой, предназначенной только ей, и сердце Элизы болезненно затрепетало.
        - Я хочу попросить вас об одной любезности. Это не связано с работой, так что вы можете отказаться, если моя просьба покажется вам обременительной. Я очень занят сегодня, у меня совершенно нет времени самому это сделать. Сегодня у Дэнни день рождения, а я не успел купить ему подарок. Не могли бы вы сходить в магазин и выбрать что-нибудь для него?
        Элиза не ожидала такой странной просьбы, а потому замешкалась с ответом.
        - Да, конечно… Но… я не знаю, какие игрушки у него есть и что он любит.
        - Он обожает автомобили - тракторы, грузовики, пожарные машины и тому подобное. Наверное, лучше всего купить что-нибудь в этом роде.
        - Понятно. Я постараюсь. Когда я должна это сделать?
        - Хорошо бы до ланча. - Он вынул из кармана пиджака пачку банкнот и передал Элизе несколько бумажек. - Этого, думаю, достаточно. Вам нетрудно будет купить еще и поздравительную открытку?
        Его прикосновение было обжигающим, у Элизы подкосились ноги, и внутри растеклось мягкое сладостное тепло. Но ей удалось сохранить внешнюю невозмутимость, она согласно кивнула, улыбнулась и поспешила выйти из кабинета.
        Она решила выбрать подарок в самом лучшем магазине. Остановившись у прилавка с громадными машинами, Элиза несколько минут раздумывала и наконец выбрала блестящую ярко-красную пожарную машину с выдвигающейся лестницей и целым отрядом пожарников. К машине прилагались свернутые в кольца шланги, топорики, ведра, носилки - словом, все мелочи, необходимые для игры. В другом отделе она купила открытку, показавшуюся ей симпатичной.
        Элиза на ходу перехватила пару бутербродов, чтобы успеть вернуться на работу вовремя. Но, когда она вернулась, мисс Коллинз уже была на посту.
        - Она тебя искала, - предупредила Мэгги, - спрашивала, почему ты ушла на ланч раньше и кто тебе разрешил. Я притворилась дурочкой и сказала, что ничего не знаю. А где ты была?
        - Бегала в магазин, - бросила Элиза, направляясь в кабинет Кеннета Уордвика.
        Она положила пакет на стол и поспешила вернуться на свое место, пока мисс Коллинз не застала ее в кабинете шефа. Последствия могли быть ужасными.
        - Слушай, я начинаю беспокоиться, - непривычно серьезно заговорила Мэгги. - Что происходит между тобой и Уордвиком?
        - Ничего! Не говори глупостей, - буркнула Элиза, погружаясь в работу.
        Минут через десять появилась мисс Коллинз и потребовала у Элизы объяснений, почему она раньше времени ушла на перерыв.
        - Мне нужно было успеть за покупками, - потупив глаза, ответила Элиза.
        - Я не ослышалась? Вы просто ушли, ни с кем не договорившись?
        Элиза хотела было сказать мисс Коллинз, что ее послал с поручением сам мистер Уордвик, но решила, что сделает себе еще хуже, и промолчала.
        - Как вы посмели уйти без разрешения! - кипела мисс Коллинз. - Впредь будьте любезны уходить вовремя! - Голос мисс Коллинз угрожающе зазвенел. - Еще один такой фокус, и вы останетесь без работы!
        Элиза вздрогнула. Она боялась потерять это место, ведь не было никакой гарантии, что ей повезет во второй раз и она легко найдет что-нибудь взамен. А без постоянного заработка ей пришлось бы совсем туго.
        - Мне очень жаль, что так получилось, - прошептала она.
        - Вы будете жалеть еще больше, если позволите себе повторить подобную выходку, - процедила мисс Коллинз и удалилась к себе, хлопнув дверью.
        - Я тебя предупреждала, - сочувственно шепнула Мэгги, взглянув на расстроенное лицо Элизы.
        К концу рабочего дня мисс Коллинз выплыла из своего кабинета, подошла к столу Элизы и смерила ее холодным торжествующим взглядом.
        - Вы, я вижу, опять не успеваете. Думаете у нас можно работать спустя рукава? Надеюсь, вы закончите с этими письмами до завтра. Я проверю. Вам ясно?
        - Да, мисс Коллинз, - обреченно ответила Элиза.
        Ей представилось, что придется сидеть здесь всю жизнь, чтобы обработать эту груду писем.
        Все наконец ушли. Элиза положила руки на стол, опустила голову и расплакалась. Каждый день мисс Коллинз находила повод для замечаний, заставляла переделывать работу, следила за каждым ее шагом, и сейчас у Элизы лопнуло терпение.
        Она с тоской вспоминала свое прежнее место. Там все было просто и легко, она все успевала, со всем справлялась, ее ценили и повышали зарплату. А здесь она не знала, что делать. Чего добивается мисс Коллинз? Неужели хочет, чтобы Элиза сама ушла отсюда?
        - Что случилось? - раздалось над самым ее ухом.
        Элиза вздрогнула и попыталась незаметно смахнуть слезы.
        - Ничего… Простите… я просто устала, - постаралась отговориться она, избегая смотреть на Кеннета Уордвика.
        Он протянул руку и, наклонившись, провел пальцами по щеке Элизы. Его недоверчивый взгляд перебегал с ее мокрых ресниц на нервно дрожащие уголки пухлых губ.
        - Вы плачете.
        - Это от усталости, - упрямо повторила она, ощущая во всем теле уже ставшее привычным томление.
        Сердце билось так гулко, что Элиза почти ничего не слышала и не могла как следует вздохнуть. Лицо Уордвика расплывалось в неясное пятно.
        - Неправда! Что-то случилось. Расскажите мне!
        У Элизы кружилась голова, во рту пересохло, все внутри пылало. Она никогда не испытывала ничего подобного. Неужели влюбилась? Это было бы безумием, но как от него удержаться, она понятия не имела.
        Лицо Кеннета, казалось, еще приблизилось. Она не могла оторваться от золотистых искорок в его зеленовато-карих глазах и, смутившись, непроизвольно перевела взгляд на решительные, плотно сжатые губы.
        Элизу охватила паника, когда она вдруг ясно представила себе, что Кеннет ее целует, как не раз ей мечталось во сне. Он именно это и сделал: наклонился и бережно прикоснулся к ее губам. Элиза вздрогнула и закрыла глаза. Его поцелуй был нежным, но только мгновение, затем Кеннет страстно прижался к ее губам, сильным рывком подхватил Элизу на руки и так крепко прижал к себе, что она даже сквозь одежду ощутила жар его тела. Сердце Кеннета стучало как молот.
        Перестав ощущать время и пространство, не в силах открыть глаза, Элиза погрузилась в незнакомую бархатную темноту, чувствуя себя совершенно беспомощной в его сильных руках. Ее губы сами отвечали на требовательный страстный поцелуй Кеннета и не хотели отрываться от его жаждущих губ.
        Только когда он на секунду отстранился, чтобы вздохнуть, Элиза выплыла из сладкого тумана и к ней вернулась способность думать. Она залилась стыдливым румянцем, но уже в следующее мгновение побледнела от гнева.
        - Как вы смеете! А жена?!. - выпалила Элиза.
        Кеннет посмотрел на нее, и его лицо потемнело.
        - Да, - выдохнул он, - простите… я не должен был… Я не хотел прикасаться к вам, не хотел целовать вас. Просто не смог удержаться.
        Кеннет ласково погладил ее лицо, тонкими пальцами коснулся губ, вновь пробуждая в Элизе томление.
        - Не надо, - прошептала она, в глубине души мечтая, чтобы Кеннет снова поцеловал ее.
        - Боже! Если бы вы были чуть постарше… - простонал он. - Вы еще совсем ребенок. Я не должен был даже близко подходить к вам. Я не хотел смущать ваш покой, но я никак не могу выбросить вас из головы. Мне кажется, я уже целую вечность мечтаю поцеловать вас.
        - Кеннет, - с трудом выговорила Элиза, - мы не можем… не должны… Вы женаты, - волна ревности захлестнула ее, - и ваша жена - красавица.
        Его лицо стало жестким.
        - О да! Она красавица! Но наш брак - фикция. Мы редко видимся. У нее уже больше года есть любовник, она часто надолго уезжает из дома.
        Как вы думаете, почему я попросил вас купить подарок Дэнни? Жены нет дома, она, возможно, вообще забыла, что у сына день рождения.
        - О… мне очень жаль, - пролепетала ошеломленная Элиза. - Мне в самом деле очень жаль. Я думала, вы счастливо женаты, да и все в офисе так считают. - Она нахмурилась, ей пришла в голову неприятная мысль. - Но я не хочу быть заменой, чтобы тешить ваше самолюбие. Я не гожусь на роль утешительницы, мистер Уордвик.
        Он недовольно поморщился.
        - Я не собирался «использовать» вас подобным образом, Элиза, поверьте. Я поцеловал вас потому, что искушение было слишком велико и я не устоял. В ваших глазах я прочел желание, чего никогда не видел в глазах своей жены. Я давно разлюбил ее, наш брак существует только на бумаге. Ее теперешняя связь уже третья. Увлечения длятся недолго, но, пока они не закончатся, они для нее - все, она занята только этим. Я не развелся только из-за Дэнни. Будь я проклят, если когда-нибудь снова захочу быть с ней вместе, но сына я люблю и стараюсь не причинять ему ни малейшего огорчения.
        - Я понимаю. Бедный малыш. Он останется без матери, если вы разойдетесь. - Элиза вздохнула. - Мое детство было весьма печальным. У меня не было ни отца, ни матери, никого, кто обо мне заботился бы. Я уверена, Дэнни вас любит, и, поверьте, ему очень нужна отцовская любовь.
        - Он и так почти все время видит только меня. Мать отсутствует неделями.
        - Но она все-таки возвращается, ведь так? - почти спокойно спросила Элиза. - Значит, если я уступлю, это ничего не изменит.
        Кеннет грустно улыбнулся.
        - Вы, оказывается, старше, чем я думал. Видимо, так. Вы правы, я сейчас не могу делать ничего, что может повредить сыну. - Он ласково отвел от лица Элизы выбившуюся прядь волос. - Поверьте, Элиза, я точно так же не хочу ничем навредить вам. Но мне кажется, что я полюбил вас.
        Он догадался, что я люблю его! - с ужасом поняла Элиза.
        - Ты такая чуткая и нежная… я не могу дольше терпеть… - бормотал Кеннет.
        Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но Элиза резко отпрянула и хрипло выкрикнула:
        - Нет! Не надо!
        - Ты ведь хочешь меня, Элиза!
        Его лицо дышало такой страстью, что Элиза испугалась - испугалась, что не сможет сопротивляться. Ей хотелось прижаться к его сильному телу, трепет желания пылал в ее крови, предупреждая, что, если Кеннет снова начнет целовать ее, она рано или поздно уступит. Но Элиза не хотела становиться тайной любовницей, ей даже думать об этом было стыдно.
        Значит, выход у нее только один: уйти от Кеннета Уордвика, и чем раньше, тем лучше.

        Дождавшись, когда Кеннет по делам уехал на несколько дней, Элиза развила кипучую деятельность. Первое, что она сделала, - нашла себе работу в страховой компании, располагавшейся на окраине города. Затем подыскала однокомнатную квартиру в пригороде, довольно дешевую. Элиза обрубала концы: она не хотела ничего больше знать о Кеннете Уордвике и не хотела, чтобы он мог узнать что-то о ней. Ее жизнь должна идти своим путем.

3

        Последующие три года прошли спокойно. Конечно, Элизе пришлось строить жизнь заново, но у нее уже был опыт. Она легко сходилась с людьми, на работе держалась дружелюбно и спокойно. Работала она споро и добросовестно и быстро пошла в гору. Ей несколько раз повышали зарплату, и Элиза стала подумывать о собственном доме.
        Это была ее давняя мечта. Свой дом был для нее не просто уютным помещением, а символом самостоятельности, надежности, уверенности в себе. Элиза была готова обойтись без дорогих нарядов, сшитых в модных ателье, без развлечений, без отдыха на курортах. Все это казалось ей мишурой по сравнению с настоящим домом.
        И вот ее мечта сбылась!
        На самой окраине Бирмингема продавался маленький двухэтажный коттедж. Продавался по довольно низкой цене, так как здание находилось в плачевном состоянии. Эксцентричный пожилой джентльмен унаследовал дом от своего отца и жил в нем около сорока лет, ни разу не сделав даже косметический ремонт. Правда, агент, который показывал Элизе дом, уверял, сияя улыбкой, что привести коттедж в порядок будет не так уж сложно. Она, разумеется, не верила ему, но домик показался Элизе уютным, да и цена подходящей.
        На работе ей дали ссуду и пообещали в дальнейшем помогать с выплатой кредита. Но все-таки Элизе приходилось на всем экономить, чтобы вносить плату каждый месяц. Она самостоятельно покрасила стены и потолки, но ремонтировать крышу и привести в порядок ванную не рискнула. Элиза пригласила строителей, справедливо рассудив, что серьезные работы следует делать фундаментально и не считаться с расходами.
        И вот теперь у нее был свой дом, отделанный по ее вкусу, пусть маленький - две спальни и ванная на втором этаже и кухня с гостиной на первом, - но уютный.
        Подруг у Элизы почти не было, только, пожалуй, Дженни, с которой она недавно сблизилась. Они часто делились секретами, но о Кеннете Уордвике Элиза не рассказывала никому.
        Два года назад Майкл, ее новый босс, сделал ей предложение, но тогда Элиза ответила ему отказом. Через год он вернулся к этому разговору, и она согласилась. Майкл ей нравился, с ним было легко, просто и спокойно. За три года работы Элиза узнала его вкусы и привычки, его плюсы и минусы. Он был немного скучным, но зато заботливым и надежным.
        Элизе было приятно бывать с ним на людях, он всегда эффектно выглядел и одевался со вкусом. Она получала удовольствие и от более интимного общения. Когда он прикасался к ней или целовал ее, она не трепетала так, как от прикосновений Кеннета, но об этом пора было забыть. Они не дошли до самого конца и не спали вместе потому, что Майкл этого не хотел. Они часто бывали близки к этому, но в последнюю минуту он удерживался, говоря, что хочет оставить все лучшее до свадьбы. Майкл полагал, что свадьба должна быть самым замечательным и значительным событием в жизни, и Элиза соглашалась с ним, хотя временами его серьезность удручала ее.
        Конечно, он прав: удовлетворить желание легко, а жить с осознанием уступки собственным слабостям трудно. И все-таки… Все-таки с ее стороны в их отношениях кое-чего не хватало, и Элиза хорошо знала чего именно: не хватало самого существенного - любви. Она хотела быть честной с Майклом с самого начала, и потому сказала ему правду: я тебя не люблю, ты мне просто нравишься, а выходить замуж надо по любви.
        На это Майкл ответил, что понимает ее и согласен с ней, но верит, что, став его женой, Элиза полюбит его. Элиза тоже искренне надеялась на это. Но она ни слова не сказала Майклу о Кеннете Уордвике, как не сказала и о том, что до сих пор видит его во сне и просыпается в тоске и в слезах.
        Близился день свадьбы. Майкл со свойственной ему пунктуальностью продумал все детали. Свадебное платье было почти готово. Однако причудница судьба распорядилась по-своему…

        Вечеринка была в самом разгаре, но Элиза устала - перевалило за полночь, а она привыкла ложится около одиннадцати. Когда была помоложе, она могла танцевать хоть всю ночь, но теперь ее тело объявляло забастовку. Элиза с годами осознала простую истину: нельзя жечь свечу сразу с двух концов, надо выбирать какой-нибудь один.
        В квартире толпилась уйма народу, многие курили, и было трудно дышать. Превозмогая головную боль и через силу улыбаясь, Элиза кружилась с Майклом в танце.
        - Как ты думаешь, мы можем уйти? - шепнула она на ухо Майклу.
        Он взглянул на нее с высоты своего роста и, хотя сам выглядел полусонным, ободряюще ей улыбнулся.
        - Я ни о чем не думаю. Я просто падаю с ног. Пойдем найдем Дженни, принесем ей извинения и сбежим.
        Они нашли хозяйку в кухне за приготовлением крошечных бутербродиков. На столе на тарелках лежали нарезанные кусочки бекона, сыра, масла, зелень и фрукты для украшения. Дженни хотелось для этого праздника приготовить все своими руками, и она, должно быть, трудилась весь день.
        - Прости, Дженни, но нам пора, - извиняющимся тоном проговорила Элиза, целуя подругу. Дженни была жизнерадостной хохотушкой, и Элиза успела привязаться к ней. - Нам еще добираться до дому. Мы прекрасно провели время. Спасибо, что пригласила нас отметить твою помолвку.
        Дженни порывисто обняла Элизу.
        - Вы молодцы, что выбрались. Мне тоже кажется, что все довольны.
        - Иначе и быть не могло. Изысканное угощение и отличная музыка. Где ты раздобыла эти световые штучки?
        - Взяла напрокат. У тебя не заболела голова от мелькания? Я знаю, иногда так бывает.
        - Не беспокойся, все обошлось. - На самом деле постоянные вспышки яркого света раздражали Элизу, они не соответствовали мягкой, успокаивающей музыке, хотелось более интимного освещения.
        - Попробуй тартинку, - предложила Дженни.
        Элиза послушно взяла бутербродик с кусочком бекона, маслиной и веточкой зелени.
        - Восхитительно, - заключила она. - Извини, но мы пошли. Надеюсь, ты будешь счастлива. Ты выбрала в мужья отличного парня.
        Дженни засияла, зарумянившись от комплимента.
        - Ты вправду так думаешь? Мне он кажется очень эффектным. Почти таким же, как Майкл.
        Майкл рассмеялся, и Дженни чмокнула его в щеку.
        - Не сомневаюсь, Майкл будет неотразимым, я так и вижу его рядом с тобой в свадебном наряде.
        - Я постараюсь, - серьезно заверил Майкл, крепче прижимая к себе Элизу. - Не верится, что свадьба будет в конце следующей недели, мне кажется, что мы готовимся к ней уже сто лет. Кстати, Дженни, я тебе советую начинать приготовления к твоей свадьбе уже сейчас, а то потом будет спешка и суматоха.
        Сам Майкл заранее все продумал, записал в отдельный блокнот, дважды пересчитал намечаемые расходы вплоть до мелочей. Он был мозговым центром подготовки, а Элиза выполняла поручения.
        Майкл и Элиза вышли в весеннюю прохладную ночь. После духоты маленькой квартиры свежий воздух был особенно приятен, Элиза даже взбодрилась. Прижавшись к Майклу, чтобы не замерзнуть в открытом вечернем платье, она думала о будущей свадьбе. Впереди еще столько дел!
        Их автомобиль стоял не у дома Дженни, а чуть ниже по улице. Город сиял огнями, несмотря на поздний час. Наступила суббота, и молодежь отдыхала в кафе и в маленьких ресторанчиках, прогуливалась по ярко освещенным улицам, болтая и смеясь. По улицам бродили и мужчины постарше, которым, видимо, хотелось почувствовать свободу, а не спешить в семейные гнездышки.
        Майкл выпил на вечеринке немного, он был сдержанным человеком и умел держать себя в руках. Ведя машину по центральным оживленным улицам города, он не спускал глаз с дороги, сосредоточив все свое внимание на управлении, и молчал. Постепенно огней становилось все меньше - они выехали на окраину города. Шоссе было в этот поздний час совсем пустынным, и яркий дальний свет, который предусмотрительно включил Майкл, освещал только придорожные кусты и серое полотно дороги. До дома оставалось минут десять езды.
        Пригород Бирмингема, где жила Элиза, напоминал деревенский поселок, типичный для Англии. Здесь была и церковь со шпилем, и пруд, в котором вечно стояли по колено в воде коровы. Вокруг пруда расположились уютные коттеджи с небольшими тенистыми садиками. В пригороде сохранились и пабы, существующие с незапамятных времен. Один из них, особенно любимый местными жителями, назывался «Козлиное копыто». Второй паб, «Веселый стрелок», был когда-то любимым местечком сборищ окрестных браконьеров и до сих пор считался не слишком респектабельным.
        Со временем поселок стал пригородом Бирмингема, а с появлением железной дороги обрел цивилизованный вид: вместе с новыми людьми из большого города, мечтающими жить поближе к природе, появились автомобили, заправочные станции, большие магазины и, наконец, современные многоэтажные здания, в одном из которых жил Майкл. Его дом находился на самой окраине, неподалеку стоял и коттедж Элизы.
        - Скоро будем дома, - сонно пробормотал Майкл.
        Элиза откровенно зевнула, поправляя длинные пряди светло-пепельных волос, все время падающих на лицо. Она втайне гордилась их необычным цветом и никогда не пробовала менять оттенок.
        - Слава Богу! Ты знаешь, хотя я устала, но вечеринка мне понравилась. Так приятно встретиться с коллегами в нормальной обстановке! Обычно только и видишь склоненные головы и серьезные лица. А на вечеринке все улыбались и шутили.
        - Да, это приятно, - согласился Майкл. - Дженни и Фрэнк казались пребывающими на вершине блаженства. Она и в самом деле счастлива? Дженни выглядит очень привлекательной, статус невесты ей явно нравится.
        - Мне мой - тоже, - заметила с улыбкой Элиза.
        Майкл благодушно рассмеялся и потянулся к ее руке, на которой сверкало мелкими бриллиантами и искорками темного граната обручальное кольцо.
        - Рад слышать! И мне нравится! Быть женатым лучше, чем ходить в холостяках.
        - Да, - подтвердила Элиза.
        Наконец-то у нее будет своя семья!
        Уличные фонари остались далеко позади. Они ехали теперь по узкой проселочной дороге под ветвями деревьев, стоящими по обочинам почти сплошной стеной. Элиза, уютно расположившись на переднем сиденье, думала о подвенечном платье, которое завтра принесут на последнюю примерку. Местная портниха слыла ловкой мастерицей, работала она спокойно, несуетливо, но умелая рука чувствовалась. Элиза это поняла, когда увидела, что платье получается необычно элегантным, даже изысканным - тонкий шелк падал вниз мягкими складками, легкие кружевные сборки казались парящими в воздухе, капельки жемчуга создавали ощущение свежести. Завтра, нет, уже сегодня утром последняя примерка. Элиза не могла отпрашиваться с работы, поэтому пришлось назначить примерку на выходной. Майкл, конечно, пока не видел платья, жених не должен видеть невесту в подвенечном уборе, это считалось дурной приметой.
        Элиза приготовила и вуаль, но еще не купила венок - никак не могла найти такой, что ей понравился бы. Она несколько недель бродила по магазинам, но безуспешно. Однако вчера вечером в витрине салона для новобрачных она увидела удивительно изящный венок, напоминающий формой лилию, обрамленную мелкими жемчужинами. Она хотела тут же купить его, но салон уже был закрыт. Надо будет в понедельник во время ланча сбегать туда, подумала Элиза.
        Все приходится обдумывать, заранее готовить каждую мелочь… Ей так хотелось, чтобы рядом была мать или кто-нибудь из родственников, кто помог бы советом и разделил хлопоты, но, будучи круглой сиротой, Элиза не могла ни на кого рассчитывать. Из-за того, что у нее не было семьи, которая частично оплатила бы свадебные расходы, подготовка к свадьбе съела добрую половину ее сбережений. Майкл взял на себя траты по приглашению гостей и свадебному ужину, подумал о машине, о цветах в церкви…
        Правильно она решила, согласившись стать его женой. Элиза взглянула на Майкла. В лунном свете, пробивающемся сквозь ветви деревьев, она видела его курчавые волосы, тонкий прямой нос, полуоткрытые губы, придающие лицу мальчишеское выражение. Он будет надежным другом, он всегда выдержан, заботлив, внимателен. Элиза знала его уже три года, и, чем ближе узнавала, тем больше он ей нравился.
        Майкл прибавил газу. Коттедж, где жила Элиза, был за поворотом. Майкл, не снижая скорости, решительно срезал угол… Впереди оказалась машина, едущая прямо им навстречу.
        Элиза ахнула, откинувшись назад, Майкл изо всех сил нажал на тормоза, успев резко отвернуть руль в надежде избежать столкновения. Шины завизжали по асфальту, но было уже поздно. Автомобили ударились с такой силой, что Элиза вылетела бы через ветровое стекло, если бы не ремень безопасности.
        Несколько секунд она не могла ни двигаться, ни думать, ни понять, что же произошло. Наконец, когда шок прошел, она повернулась к Майклу. Он уже овладел собой, отстегнул ремень и открыл дверцу машины.
        - Ты в порядке? - хрипло спросила Элиза.
        - Думаю, да, - буркнул Майкл. - Оставайся здесь.
        Второй автомобиль, шикарный черный «ягуар», стоял поперек дороги.
        Вдруг водитель погиб? - с ужасом подумала Элиза, но в этот момент дверца автомобиля открылась и из него выбрался высокий мужчина в вечернем костюме.
        Сердце Элизы гулко забилось, губы задрожали, кожа покрылась мурашками - она слишком хорошо помнила эту фигуру.
        Двое мужчин встали друг против друга, сердито набычившись.
        - Вы не пострадали, сэр? - осведомился Майкл.
        - Только пара царапин и синяков, - ответил тот насмешливо, - но говорить вам
«спасибо» я не собираюсь. Какого черта вы мчались с такой скоростью?
        - А почему вы пошли на поворот, не глядя по сторонам? - попробовал защищаться Майкл.
        - Я притормозил перед поворотом и посмотрел на левую полосу, она была пустой. Я начал поворачивать, и тут на дорогу вылетела ваша машина со скоростью больше семидесяти миль в час. У меня не было ни малейшего шанса отвернуть.
        Майкл действительно ехал слишком быстро, он должен был притормозить. Обычно он соблюдал правила, но на этот раз изменил своей привычке и пренебрег ими, поскольку не ожидал поздней ночью встретить хоть какую-нибудь машину. Великое счастье, что они легко отделались, могли и погибнуть.
        Майкл не стал спорить, он, несомненно, понимал, что авария случилась по его вине. Переведя взгляд на «ягуар», он спросил:
        - А машина сильно пострадала?
        Элиза закуталась в темную накидку, оставив открытыми только глаза, внимательно следящие за каждым движением мужчин.
        Майкл наклонился, изучая полированный капот «ягуара».
        - Похоже, есть царапины.
        - Заметные, - подтвердил мужчина, - придется заново покрывать краской. А что с вашей машиной?
        Он полуобернулся взглянуть на автомобиль Майкла, и Элиза в свете фар ясно увидела крупный нос, властный, с насмешливо изогнутыми уголками, рот, чуть набрякшие веки и внимательные глаза.
        - Я вижу, у вас пассажир! Женщина… Свидетель. Надеюсь, она не будет лгать, если дело дойдет до суда?
        - Не стоит понапрасну оскорблять людей, - с трудом сдерживаясь, ответил Майкл. - Допускаю, я ехал слишком быстро, но по главной дороге, вы должны были меня пропустить. Тем не менее я согласен оплатить расходы по ремонту вашей машины, и тогда у нас не будет необходимости обращаться в полицию или в суд. Но, если дойдет до этого, я не стану просить свою спутницу лгать.
        Мужчина усмехнулся, давая понять, что не верит ни одному слову. Майкл ощетинился, его руки сжались в кулаки, но он продолжал говорить спокойно и с достоинством:
        - Предлагаю обменяться адресами и телефонами наших страховых агентств. Кстати, я владелец подобного агентства, так что вы можете не опасаться обмана. Сейчас достану документы.
        Он направился к автомобилю, в котором сидела Элиза.
        Мужчина нырнул в салон «ягуара», покопался там и, когда распрямился, в руках держал какой-то пакет. Он направился к машине Майкла, и Элиза, вжавшись в сиденье, сунула нос в накидку. Она чувствовала, что мужчина разглядывает ее, и прикрыла глаза, надеясь остаться не узнанной.
        - Ваша подружка, надеюсь, цела?
        - Что? - Майкл перестал рыться в «бардачке», где лежали нужные документы, и спросил Элизу: - С тобой ничего не случилось?
        - Нет. Просто устала и немного испугалась, - хрипло прошептала она, не поднимая головы.
        Элиза по-прежнему чувствовала на себе испытующий взгляд карих глаз, и ее сердце тревожно стучало.
        Майкл наконец повернулся к водителю «ягуара» и протянул ему документы. Мужчины устроились на капоте машины Майкла, переписывая нужные сведения. Элиза, едва дыша, сквозь ресницы наблюдала за ними, вслушивалась в интонации низкого холодного голоса и молилась, чтобы ее не беспокоили, выясняя адрес или еще что-нибудь.
        О, если бы она могла уехать, исчезнуть! Спастись. Элиза чувствовала, что судьба снова угрожает ей, что ее счастье висит на волоске. Она знала, что не настолько сильна, чтобы бороться с судьбой. Поторопись, Майкл! - мысленно молила она. Не трать время на болтовню!
        Она досконально изучила излюбленную тактику своего жениха - вкрадчивый голос, вежливое многословие, убедительные фразы. Приемы, которые Майкл ежедневно отрабатывал на клиентах, он был мастер заговаривать зубы. Майкл пускал в ход весь такт, обаяние, ум, настойчивость и, как правило, добивался успеха. Вот и сейчас, наверное, сумел договориться.
        Хватит уговаривать, Майкл! - думала Элиза, близкая к отчаянию. Поехали домой! Я больше не могу! Отвези меня скорее в мой спокойный мирный дом!
        Мужчины наконец пожали друг другу руки.
        - Спокойной ночи, мистер Уордвик. Я с вами свяжусь.
        Послышалось ответное невнятное бормотание, и мужчина, снова бросив внимательный взгляд на Элизу, направился к своему шикарному автомобилю. Элиза, трясшаяся от страха, немного расслабилась и стала дышать свободнее - он ушел.
        Майкл сел в машину.
        - Надо же такому случиться! Вот уж не повезло, - пожаловался он. - Конечно, я сам виноват, не надо было лететь с такой скоростью. - Он включил зажигание, мотор зафырчал, набирая обороты. - Надеюсь, там ничего не сломалось.
        - Много повреждений?
        - Одно крыло немного помято, но это легко исправить, и дверца с моей стороны скрипит. Могло быть много хуже.
        - Мы вообще могли погибнуть, - согласилась Элиза.
        Ее взгляд не отрывался от мужчины, садящегося в «ягуар». Ночной ветер развевал его шелковистые каштановые волосы, словно перебирая их ласковыми пальцами. Элизу знобило, она будто избежала серьезной опасности, кровь бурлила, в висках стучало.
        Скорее бы оказаться дома, подальше от всего этого!

        Майкл остановил машину возле коттеджа Элизы и потянулся к ней, чтобы поцеловать.
        - Спокойной ночи, дорогая! Извини за эту маленькую неприятность… - Он взглянул на нее и нахмурился. - Ты какая-то холодная. Сердишься?
        - Нет, что ты! Просто устала.
        - Авария, конечно, не подарок. Но все-таки спи спокойно. Увидимся в понедельник.
        Элиза вышла, хлопнула дверцей и махала рукой, пока машина не скрылась из виду. Войдя в коттедж, она включила свет, и, не успела захлопнуть дверь, как под ногами мелькнула тень и стремглав метнулась через холл в кухню.
        Тяжело вздохнув, Элиза заперла замок и пошла в кухню.
        - Ты напугал меня, глупый кот. Я хочу поскорее лечь, а не возиться с тобой.
        Пит не обратил внимания на упреки хозяйки и разлегся, вытянувшись, возле холодильника, словно знал, что там для него есть остатки цыпленка. Он мог, конечно, есть и кошачьи консервы, но разве они сравнятся с нежной курятиной? Элиза по опыту знала, что покою ей не будет, пока она не ублажит кота. Положив еду в миску, она поставила ее перед полосатым вымогателем. Пит немедленно принялся за еду.
        Элиза поднялась в спальню, приняла душ и надела легкую ночную сорочку. Стоя в ванной перед зеркалом, она придирчиво рассматривала свое отражение. Лицо казалось неестественно бледным, а глаза непривычно блестели, зрачки были огромными и темными, как ягоды смородины.
        Это виноват шок, решила Элиза, недовольно отворачиваясь. Вернувшись в спальню, она зарылась в простыни и выключила свет.
        Вокруг было привычно тихо. Шум машин не доносился сюда, соседние коттеджи были отделены садиками, да и люди здесь жили спокойные. Когда они с Майклом поженятся, они будут жить здесь. Во-первых, Элиза не хотела переезжать. Во-вторых, Майкл разочаровался в своей квартире. Жить в многоэтажном доме означало все время видеть непоседливых орущих детишек, бегающих по двору целый день, гоняющих мяч. А еще есть и соседи, которые обожают включать радио или телевизор на полную мощность.
        Куда спокойнее в этом маленьком коттедже! Майкл будет выплачивать ссуду, а Элиза на свои деньги будет покупать продукты и вести хозяйство. Что останется, они будут откладывать на отдых - оба мечтали попутешествовать.
        Лежа в темноте, Элиза улыбалась своим мыслям. Она не так уж рвалась за границу, ей просто хотелось отдохнуть, посмотреть незнакомые места, порадоваться хорошей погоде.
        Образ вспыхнул в ее мозгу с такой неожиданной яркостью, будто это случилось сейчас, прямо здесь, и она застыла, дрожа.
        Визг тормозов по асфальту шоссе, скрежет столкнувшихся автомобилей, рывок ремня, черный блестящий «ягуар» - и ужасный момент, когда из машины вылез водитель.
        Сердце Элизы болезненно заворочалось, лицо запылало. Она прикрыла глаза, не желая будить прошлое. Она должна все забыть, выбросить из головы! Зачем так случилось? Почему именно теперь?! У судьбы странное чувство юмора. Через неделю - свадьба, Майкл станет ее мужем. Почему они не попали в аварию, не врезались в эту злосчастную машину в более подходящее время!
        Элиза попыталась уснуть, но сон бежал. Вспыхнувший образ, вернувшийся из прошлого, не исчезал. Мозг оказался врагом Элизы, он не слушался и не хотел выбросить томительные воспоминания. В результате у нее вновь разболелась голова. Элизу бросало то в жар, то в холод, она вертелась в кровати, слушая тиканье часов, и ей казалось, что это стучит ее тоскующее сердце.
        В конце концов к утру ей удалось забыться тяжелым тревожным сном.

4

        Резкий звонок будильника поднял Элизу с постели.
        Девять часов. Пора вставать и готовиться к примерке. Но чувствовала она себя так, будто ее все ночь колотили чем-то тяжелым. Она с трудом поднялась, заставила себя влезть под душ и, натянув на себя футболку и джинсы, отправилась варить кофе.
        Пит встретил ее голодным воплем. Обычно к этому времени он был уже давно накормлен и становился ласковым и благодушным, особенно когда еда была вкусной. Поэтому сейчас он законно возмущался, путался под ногами, пока Элиза наполняла его миску, и немилосердно гнусно орал:
        - Мяу, мяу!
        Видимо, это следовало понимать как: «Где мой завтрак?!»
        Наконец Пит успокоился, вылакав целое блюдце молока с хлебом, и Элиза выпроводила его на улицу. Кот моментально исчез в кустах. Облегченно вздохнув, она вернулась в кухню и налила себе апельсинового сока. Задумчиво потягивая кисловатый напиток, Элиза почувствовала, что ее аппетит вроде бы проснулся и требует чего-нибудь посущественнее. Она сделала себе омлет с сыром и сварила кофе.
        Через полчаса появилась портниха, чистенькая и свеженькая, в короткой черной юбке и в нежно-розовой блузке.
        - Прекрасное утро, не правда ли? - приветствовала она Элизу, открывшую ей дверь.
        - Настоящая весна, - откликнулась Элиза, хотя не успела ничего заметить, занятая утренними хлопотами.
        Теперь она выглянула в окно и увидела яркое весеннее солнце, голубое небо, цветущие вишни под окном, белые и желтые нарциссы, разбросанные по всему саду. В прошлом году Элиза разбивала клумбу, а в эту весну цветы выросли сами по себе, где им хотелось.
        Вот еще одна из шуточек судьбы: погода совершенно не соответствовала настроению Элизы. Сейчас должна бушевать буря, с грозой и ливнем, с мрачными, низко несущимися тучами.
        - Чашечку кофе, миссис Броуди? - предложила Элиза портнихе.
        - Спасибо, не откажусь, но не сейчас. - Миссис Броуди вгляделась в лицо Элизы и нахмурилась. - Что с вами, дорогая? Вы очень бледны.
        - Мы вчера поздно ночью возвращались с вечеринки и попали в аварию.
        - Какой ужас! Никто не пострадал?
        - Слава Богу, нет. Машина тоже почти не повреждена, но мы, конечно, поволновались.
        - Еще бы! Неудивительно, что вы так бледны. Не беспокойтесь, я постараюсь отнять у вас не слишком много времени. Доделать осталось совсем немного, платье почти закончено. Уверена, подгонять почти не придется.
        - Я тоже так думаю.
        - Ну и прекрасно. Снимайте джинсы и футболку и становитесь на стул. Мы наденем платье через голову.
        Миссис Броуди подождала, пока Элиза разделась, и быстро накинула на нее платье. Гладкий шелк легко скользнул по рукам, чуть задержался на плечах и мягко распределился вдоль тела. На стене напротив висело зеркало, так что Элиза могла видеть свое отражение. В этом сказочном наряде она казалась себе прекрасной незнакомкой. Неужели свадебное платье преображает всех невест? Элизе не верилось, что воздушная фея в зеркале - она. И, если она сейчас кажется самой себе чужой, что же будет потом, после свадьбы?
        Миссис Броуди ходила вокруг Элизы и, не переставая что-то подкалывать булавками, беспрерывно щебетала:
        - Вы опять похудели, приходится убирать.
        - Не сердитесь, я не знаю, отчего худею. Диеты я не соблюдаю, гимнастикой не занимаюсь…
        - О, это часто бывает с невестами. Они нервничают, носятся везде как угорелые и забывают о еде. Девушки всегда начинают худеть перед свадьбой. Ничего, я исправлю.
        Миссис Броуди работала так быстро и ловко, что Элиза невольно залюбовалась. Солнечные лучи так и плясали на пышных волосах изящной женщины. Наконец портниха взглянула на часы и ахнула.
        - Я должна бежать, у меня на сегодня назначено еще несколько примерок! Платье придется немного ушить, но не волнуйтесь, никто ничего не заметит. Вы будете очаровательной невестой.
        Шелк еще раз прошуршал над головой Элизы, миссис Броуди убрала платье в пластиковый чехол и стала собираться.
        - Как насчет кофе? - напомнила Элиза.
        - Нет-нет, не успеваю. Скоро увидимся.
        Через минуту она ушла. Элиза оделась и отправилась пить кофе в одиночестве. На душе у нее было тревожно. Через неделю… теперь уже почти на этой неделе… она станет женой Майкла. Женщины вспоминают день свадьбы как самый счастливый в своей жизни. Почему же ей сейчас так плохо?
        Может быть, все невесты чувствуют себя обреченно, боятся будущего, ощущают боль в сердце и тошноту? Бесконечно далекая от счастливого ожидания, Элиза все больше утверждалась в подозрении, что, выйдя за Майкла, сделает самую серьезную ошибку в жизни.
        Она должна перестать так думать. Что с ней случилось? Она хочет быть счастливой - и будет. Вопреки всему. Хватит мучить себя дурными предчувствиями!

        Понедельник всегда был спокойным днем. Почтовый ящик пустовал, работы по оформлению сделок было мало, так как служащие старались все доделать в пятницу. Элиза вполне могла позволить себе уйти на перерыв пораньше, чтобы заехать в салон для новобрачных, где она видела замечательный венок в форме лилии, потом быстро перекусить где-нибудь и вернуться вовремя на работу.
        К радости Элизы, понравившееся ей украшение до сих пор красовалось в витрине. Продавец принес вуаль и венок, чтобы Элиза могла примерить. Она села перед зеркалом и, улыбаясь, рассматривала себя. Это было как раз то, что она долго искала.
        - Вам очень идет, - льстиво запел продавец, но Элиза и без него знала, что выглядит прелестно.
        - Это именно то, что мне хотелось, - обрадованно сказала она. - Я его беру.
        Она с улыбкой двинулась к выходу, но остановилась как вкопанная, увидев за дверью магазина высокого элегантного мужчину.
        Их взгляды встретились. У Элизы внутри все сжалось, ледяной холод сковал сердце, и она потеряла сознание.

        Она медленно приходила в себя, не понимая, что произошло. Ее губы дрожали, голова кружилась. Она приоткрыла глаза. Словно из тумана выплыли двое мужчин, склонившиеся над ней. Одним был продавец салона, а вторым…
        Элиза снова закрыла глаза. Она не могла поверить, что это и в самом деле Кеннет Уордвик. Разве не воображала она тысячу раз нечто подобное, вспоминая о нем в самое неожиданное время и в самых неожиданных местах? Голова Элизы гудела от болезненно тревожных вопросов: как Кеннет очутился здесь? что ему понадобилось в магазине для новобрачных? куда он шел?
        - Вы снова потеряете сознание, - заволновался продавец, - вы опять побледнели. Я сбегаю за врачом. Или лучше вызвать «скорую»?
        - Не стоит. Она не больна, просто делает вид, что лежит в обмороке, - раздался спокойный низкий голос, так хорошо знакомый Элизе.
        Как он смеет! Кто дал ему право читать ее мысли? Разозлившись, Элиза широко открыла глаза и в упор посмотрела на Кеннета. Он склонился над ней и, обхватив одной рукой, поднял как пушинку. Элиза безуспешно пыталась остановить его возмущенным взглядом. Теплая рука Кеннета оказалась почти под ее грудью, и интимность этого прикосновения наполнила Элизу болезненным томлением.
        - Может быть, пока не стоит ее тревожить? - волновался продавец. - Она еще не совсем пришла в себя.
        - Все будет прекрасно, - решительно заявил Кеннет. - Вы не могли бы поймать такси?
        Он все еще крепко прижимал к себе Элизу. Такая близость была невыносимо трудной для нее. За эти три года Кеннет заметно изменился, лицо стало более жестким и ироничным, резко очерченные скулы придавали ему почти злобный вид. Таким Кеннет был в день их знакомства, только сейчас его настороженность сильнее бросалась в глаза. Наверное, красотка-жена допекла его новыми связями. У Кеннета скорее всего тоже есть любовница, вдруг с грустью подумала Элиза, не мог же он все эти годы обходиться без женщины!
        Элиза услышала удаляющиеся шаги, звон дверного колокольчика и поняла, что они с Кеннетом остались вдвоем. Ее охватила паника, и она резко оттолкнула его.
        - Вам стало получше? - Его глаза насмешливо поблескивали.
        Неужели он находит эту ситуацию забавной? - возмутилась Элиза.
        - Да, благодарю вас.
        Ее голос звучал холодно и отстраненно, Элиза ничем не выдала ярость, которая поднялась в ее душе при одной только мысли о том, что Кеннет не упустит случая посмеяться над ней.
        - Такси ждет! - выпалил вернувшийся продавец.
        - Спасибо. - Кеннет посмотрел на Элизу. - Не забудьте вашу покупку. Мы уходим.
        Что значит «мы уходим»?! - подумала Элиза. Я вовсе не хочу идти с ним куда-либо!
        - Что вы решили с венком? - спросил, вспомнив о своих обязанностях, продавец.
        - Я его возьму.
        Элиза порылась в сумочке, достала кошелек и расплатилась. Через пару минут она держала в руках нарядный пакет с покупкой.
        Продавец, поддерживая под локоть, проводил Элизу до дверей, Кеннет шел за ними. У выхода из магазина эскорт Элизы поменялся, и теперь уже Кеннет, бережно поддерживая ее, помог ей дойти до поджидающего такси и усадил в машину.
        - Я не хочу… - выдавила Элиза.
        - Вы опять можете упасть в обморок, - усмехаясь, напомнил Кеннет и уселся рядом с ней. - Нам придется поехать вместе.
        Элиза не расслышала, какой адрес он назвал шоферу, и не успела спросить ни о чем. Машина рванулась вперед с такой стремительностью, что Элизу резко бросило вперед.
        - Помогите мне пристегнуть ремень! - потребовала она.
        Ее спутник послушно протянул ремень от плеча к талии Элизы. Застегивая ремень, Кеннет - нечаянно или нарочно? - прикоснулся к ее бедру. Элиза надеялась, что он не будет больше прикасаться к ней, слишком уж это ее будоражило.
        - Куда мы едем? - резко спросила она.
        - Я хотел найти место, где мы могли бы спокойно поговорить, и дал таксисту адрес моего отеля, - не глядя на нее, сообщил Кеннет. - Вы успели перекусить?
        - Я не поеду ни в какой отель, я хочу вернуться на работу!
        - Вы можете позвонить и сказать, что неожиданно вам стало плохо, - возразил Кеннет, - это чистая правда. Так вы успели перекусить?
        - Да, - солгала Элиза и с досадой заметила, что в его глазах опять появился холодный насмешливый блеск.
        - Где? Вы выбежали из своего агентства, вскочили в автобус и доехали прямо до магазина. И где же вы могли съесть что-нибудь?
        - Вы следили за мной?! Шпионили?! Как вы смели?! Вы не имели права! - захлебнулась криком Элиза, краснея от возмущения. - Я не видела вас в автобусе. Где вы прятались?
        - Меня там и не было, я ехал следом в такси, а потом пошел за вами в магазин.
        Элиза задумалась, хмурясь.
        - А как вы узнали, где я работаю?
        - Ваш жених сказал, где он работает, я подъехал к офису, спросил у швейцара, работаете ли здесь и вы, он ответил утвердительно, и я стал ждать.
        Как все просто, подумала Элиза, когда узнаешь порядок действий. Она не сомневалась, что Кеннет может выследить ее, если захочет, но не предполагала, что у него появится такое желание.
        - Меня приглашали войти, но кто-то из девушек сказал, что вы уже спускаетесь и идете в какой-то магазин. И действительно, через минуту я увидел, как вы выходите из лифта, и последовал за вами.
        Элиза потеряла дар речи. Он считал совершенно нормальным преследовать человека, шпионить за ним, и его это нисколько не смущало! Нет, это просто возмутительно!
        Кеннет насмешливо улыбнулся, блеснув глазами.
        - Не стоит так злобно смотреть на меня, Элиза. Я хотел видеть вас. И вы знали об этом с той минуты, как наши машины прошлой ночью столкнулись на шоссе. Вы знали, что мы должны встретиться, - нам есть о чем поговорить.
        - Нам не о чем говорить! Я вообще не желаю с вами разговаривать! Я хочу вернуться в свой офис и забыть об этой глупой истории!
        Элиза так нервничала, что непрестанно поправляла выбившуюся прядь волос. У нее дрожали руки, она понимала, что наблюдательные умные глаза Кеннета все замечают, но не могла остановиться.
        - Вы уверены, что искренне этого хотите? - медленно протянул он, придвигаясь к ней вплотную.
        Элиза отшатнулась к самому краю сиденья.
        - Конечно. - Она боялась взглянуть на Кеннета.
        Он протянул руку, длинные пальцы скользнули по ее щеке.
        - Какой смысл лгать, Элиза? Вы стараетесь убедить не столько меня, сколько себя.
        Она оттолкнула его руку.
        - Не прикасайтесь ко мне!
        Такси подъехало к отелю. Элиза знала, что здесь хороший ресторан, хотя никогда в нем не была - цены кусались. Неплохо, наверное, было бы посидеть здесь вечерком. Но не с Кеннетом Уордвиком.
        - Вы можете идти в свой отель, а я вернусь в офис, - упрямо заявила Элиза, вцепившись в сиденье.
        Кеннет оставил ее слова без внимания и расплатился с таксистом.
        - Прошу! - Он отстегнул ремень Элизы и открыл для нее дверцу.
        Элиза хотела закричать или завизжать, ударить Кеннета, вцепиться в безупречно причесанные волосы, но швейцар в роскошной ливрее с золотыми галунами, улыбаясь, уже приглашал их войти. Элиза не могла себе позволить устроить публичный скандал.
        - Я не хочу. Позвольте мне уйти, - робко пролепетала она, все еще цепляясь за сиденье.
        - Позвольте вам помочь, - проворковал Кеннет и, обхватив за талию, чуть не на руках вынес Элизу из машины.
        Она не успела и глазом моргнуть, как очутилась в лифте, плавно скользящем вверх. В кабине кроме них никого не было, и Элиза, с трудом держась на ногах от слабости, прижалась к стенке, глядя на Кеннета с неприкрытой злобой.
        - Как вы смеете распускать руки! И, если вы думаете, что я войду в вашу спальню…
        - Скандалить вам не к лицу, Элиза, - холодно проронил Кеннет. - Успокойтесь, в номере есть гостиная, там мы и побеседуем.
        - Я не пойду с вами! В спальне ли, в гостиной - мне все равно, я нигде не хочу быть с вами наедине.
        - Вы уже наедине со мной, - насмешливо сообщил Кеннет, наклонившись к ней.
        Его приближение вызвало в Элизе бурю чувств.
        - Отойдите от меня… - прошептала она дрожащими губами.
        - Кого вы боитесь, Элиза? Меня или себя?
        Смутившись, она пробормотала:
        - Что за глупости! Как можно бояться себя?
        - Вы боитесь собственных инстинктов и желаний. - Кеннет выпрямился и теперь пристально смотрел на нее. - Вы в ужасе оттого, что чувствуете. Вот почему вы ищете убежища, прячетесь за ненависть ко мне. Вы не хотите рисковать и не хотите даже смотреть на меня. Разве я не прав?
        Элиза покраснела, ее глаза забегали.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите. Кстати, к вашему сведению, в конце недели я выхожу замуж.
        Лифт остановился, и дверь открылась. Кеннет схватил Элизу за руку и бесцеремонно потащил за собой.
        - Я не пойду! Пустите!
        Она, пытаясь вырваться и удрать, поцарапала ему щеку, потом двинула его по скуле и вскрикнула от боли - кость оказалась твердой.
        - Успокойтесь! - Кеннет потер свободной рукой щеку, на которой появилось красноватое пятно. - Вам больнее, чем мне.
        Дверь ближайшего номера отворилась, и из нее выплыла пожилая леди в брючном костюме и в нелепой соломенной шляпке.
        - Что-нибудь случилось? - недовольно проквакала она.
        Элиза на секунду замешкалась, но, прежде чем она собралась с мыслями, Кеннет ответил:
        - Она испугалась резкой остановки лифта. Свадебный месяц, нервы… Вы знаете, как женщины теряются в таких случаях.
        Старая леди неожиданно вспыхнула румянцем и улыбнулась. Элиза сердито взглянула на Кеннета. Вот уж дамский угодник, и с годами оттачивает свое мастерство!
        - Я отнесу тебя, дорогая! - заворковал он и, подхватив Элизу на руки, пронес ее мимо старой леди, застывшей на месте с романтической улыбкой на губах.
        Элиза знала, что может ругать его самыми последними словами, вырываться, драться, делать что угодно, но не в присутствии посторонних. На публичный демарш она просто не осмелилась бы. Воспользовавшись ее слабостью, Кеннет беспрепятственно донес ее до своего номера.
        - Опустите меня! - потребовала Элиза.
        Кеннет и ухом не повел. Он внес ее в спальню и аккуратно опустил на огромную кровать, прямо на белое покрывало, расшитое серебром. Сердце Элизы отчаянно колотилось, чуть не выскакивая из груди. Неужели он намерен…
        Она резко вскочила на ноги, лихорадочно оглядываясь в поисках какого-нибудь предмета для защиты. Настольная лампа показалась подходящей, ее бронзовой подставкой можно было уложить наповал любого.
        Но Кеннет, даже не взглянув на Элизу, направился к двери, небрежно бросив через плечо:
        - Рекомендую заглянуть в ванную, ваша прическа растрепалась.
        Дверь за ним закрылась. Элиза осталась в одиночестве и - пока - в безопасности. Она с интересом стала разглядывать роскошную комнату - французские окна с кружевными занавесками, старинную мебель, вазу с белыми розами.
        Элиза прошла в ванную и, войдя, на всякий случай защелкнула замок. Ванная оказалась ультрасовременной, с цветным кафелем и хромовыми кранами. На полочке лежали крем для бритья, лезвия, шампунь. Почему-то рассматривать принадлежащие Кеннету предметы личной гигиены Элизе показалось неприличным. Она поспешила заняться делом. В первую очередь - волосы и косметика! Взглянув в зеркало, Элиза недовольно отметила лихорадочный блеск глаз, подрагивающие губы, бьющуюся на шее жилку.
        Надо же было дойти до такого состояния, раздраженно подумала Элиза, какой идиотизм! Причесываясь, она сосредоточилась на поиске способа избавиться от Кеннета Уордвика. У него было время остыть - может быть, теперь он ее отпустит?
        Выйдя из ванной, Элиза осторожно подошла к двери спальни и открыла ее. За дверью никого не было. Она на цыпочках прокралась через холл к выходу, но остановилась, услышав за спиной спокойное предупреждение:
        - И не думайте.
        Элиза, похолодев, обернулась.
        В проеме двери, ведущей в гостиную, стоял, скрестив, руки на груди, Кеннет Уордвик. Позой, выражением лица он напоминал павлина, распустившего хвост и уверенного в своей неотразимости. Он знал слабость Элизы, ощущал свою власть над ней и явно наслаждался своим превосходством.
        Элиза поняла, что уйти не удастся, все ее попытки вырваться на свободу все равно потерпят поражение. Она попыталась воспользоваться другим оружием.
        - Но меня выгонят с работы.
        - Я уже позвонил в офис, сообщил, что вы упали в обморок и поедете отлеживаться домой.
        Волна ярости захлестнула Элизу.
        - Вы не должны были звонить!
        - Я успел заказать ланч, совсем легкий, - продолжал он как ни в чем не бывало. - Салат, немного сыру, холодная телятина, фрукты и кофе.
        - Я ничего не хочу. Ешьте свой ланч, а я поеду в офис!
        Элиза направилась к двери.
        - Могу я хотя бы немного позаботиться о вас?
        В голосе Кеннета проскользнули молящие нотки, и это было так неожиданно и трогательно, что Элиза снова остановилась и обернулась.
        - Зачем вам это нужно? - с упреком спросила она. - К чему такая настойчивость? Вы женаты, я выхожу замуж - нам не о чем говорить.
        И тут в дверь постучали.

5

        Элиза превратилась в соляной столб. Кто это может быть? Неужели разыскивают ее? Да нет, чушь, наверное, пришли к Кеннету.
        Тем временем Кеннет крикнул:
        - Войдите!
        Щелкнул замок, дверь открылась, и, сверкая дежурной улыбкой, появился официант, который катил перед собой столик на колесиках.
        - Куда прикажете поставить, сэр?
        - Возле окна.
        Официант выполнил указание, протянул Кеннету счет и ручку. Кеннет подписал счет.
        - Спасибо. Можете идти. С остальным мы справимся сами.
        Официант ушел. Элиза хотела выскользнуть из номера следом, но Кеннет задержал ее.
        - Прошу вас, останьтесь! Нам надо поговорить.
        - Но я не хочу.
        - Дело в том, что я теперь неженат, - сообщил Кеннет, и у Элизы внутри все болезненно сжалось от горечи его тона.
        Широко раскрыв глаза, она уставилась на Кеннета, не веря своим ушам.
        - Вы теперь неженаты? Что это значит?
        Он сухо усмехнулся.
        - Джун ушла от меня два года назад к чемпиону по теннису. Она всегда обожала теннис и часто бывала на турнирах. Познакомившись с чемпионом, который был на вершине вполне заслуженной славы, она захотела заполучить его. Но ей мало было любовной связи, она решила стать его женой. Джун попросила меня о разводе, я не возражал. Она тут же выскочила замуж, тем все и кончилось.
        Элиза пристально наблюдала за ним. Интересно, что он почувствовал, когда жена попросила о разводе? Насколько Элиза помнила, Кеннет не хотел развода, даже и не помышлял о нем. Был он удивлен или потрясен, когда Джун заговорила с ним об этом?
        - Я ничего не знала, - сказала она, - наверное, об этом писали в газетах, но я редко читаю светскую хронику. А с кем ваш сын?
        - Она оставила его мне.
        Элиза онемела от изумления. Как мать может бросить собственного ребенка?! Хотя, возможно, Кеннет согласился на развод при условии, что сын останется с ним…
        Уордвик рассеял ее сомнения, добавив пренебрежительно:
        - Джун сказала, что ее новый супруг не хочет, чтобы рядом болтался ребенок, это не соответствует стилю чемпиона. Они ведут бурную светскую жизнь, вращаются в высшем свете, и ребенок не вписывается в эту картину. Впрочем, Джун никогда не была образцовой матерью.
        Да уж, это Элиза помнила.
        - Так Дэнни живет теперь с вами, - тихо сказала она.
        Кеннет поморщился.
        - Нет, это было бы слишком сложно, пришлось бы нанимать прислугу, а иметь в доме чужого человека мне не хотелось. Я устроил его в школу-интернат. Ему там, слава Богу, нравится.
        - Бедный малыш! Он, должно быть, переживал. Развод всегда сказывается на детях.
        Кеннет покачал головой.
        - Не думаю, чтобы он всерьез огорчался, не настолько он был близок с матерью. Это не значит, что он не заметил ее исчезновения - разве такое возможно? Но она всегда редко бывала дома. И он знал, что с ним остаюсь я. Если бы он захотел остаться дома, я нашел бы ему няню. Но он мечтал о школе-интернате. Один из его приятелей уже год учится там, Дэнни решил, что ему там тоже будет здорово. Он будет с друзьями и днем, и ночью, к его услугам все, что нравится детям, - телевизор, спортивные игры, плавательный бассейн. Одноклассники к Дэнни хорошо относятся. Как ни странно, его отчим своего рода клад, спортивные герои высоко котируются. Мальчишки завидуют Дэнни. Джун и ее супруг как-то навестили Дэнни, и он был страшно горд. Я тоже навещаю его каждую неделю и стараюсь брать домой на уик-энды. Правда, из-за того, что я часто в разъездах, выходные с сыном провожу примерно раз в месяц.
        - Передайте ему привет, - Элиза смутилась, - если он помнит меня.
        - Но он же вас не видел никогда, - удивился Кеннет. - Ничего, это еще впереди. Вы должны приехать ко мне на уик-энд.
        - Я, конечно, буду рада познакомиться с ним, но в эту субботу у меня венчание.
        - Ах да! - Кеннет досадливо поморщился. - Свадьба! Я совсем забыл. Неужели вы выходите замуж за того занудного типа, который испортил мне машину? Это несерьезно.
        Элиза услышала иронию в его голосе и, возмущенная и рассерженная, огрызнулась:
        - Абсолютно серьезно! Вы не знаете Майкла. И не говорите о нем так.
        - Я его видел, разве не помните? Он изворачивался ужом, и мне не пришло в голову, что столь скользкий тип может вам нравиться.
        Элизе была неприятна такая оценка, Кеннет слишком резко осудил Майкла.
        - Майкл был не в себе. Это все из-за аварии. Простите, но мне действительно пора уходить.
        - Но мы так и не поговорили. Повторяю, я теперь свободен.
        Кеннет подошел и взял Элизу за руку. Она чувствовала силу его крепких пальцев и понимала, что, если захочет высвободиться, он сумеет ее удержать.
        - Меня это не интересует, - отрезала Она, мечтая избавиться от волнующего прикосновения. - Прощу вас, отпустите меня.
        Вместо того чтобы отпустить Элизу, Кеннет полуобнял ее и крепко прижал к себе.
        - Вы еще очаровательнее, чем были тогда, - шепнул он, молниеносно пройдясь по ее фигуре оценивающим взглядом, в результате чего призывный огонек в его глазах стал заметнее, - вы теперь просто неотразимы. Я не могу представить вас рядом с этим скучным делягой. Как он обнимает вас такими короткими ручками?
        Ехидный вопрос о сугубо интимных вещах показался Элизе неприличным. Она не считала возможным обсуждать свои отношения с Майклом, и тем более обсуждать с Кеннетом. Ничего не ответив, она высвободилась и села за столик.
        - Что вам положить, мистер Уордвик, салат или мясо?
        Он рассмеялся.
        - Пытаетесь отвлечь меня, Элиза? - И, наклонившись, осторожно поцеловал в шею, заставив вздрогнуть всем телом. - Вы же знаете, я умею читать ваши мысли.
        А вдруг и вправду умеет?! - встревожилась Элиза. Надо внимательнее следить за собой, не выдать себя. Ужасно, если Кеннет поймет… Она в отчаянии закрыла глаза. Неужели он все про нее знает?
        Кеннет на мгновение замер почти у ее лица, Элиза ощутила на щеке его дыхание, но, к счастью, он выпрямился, отошел к креслу, стоящее по другую сторону столика, и уютно устроился в нем прямо напротив Элизы.
        - Посмотрим, что нам принесли, - приговаривал он, снимая серебряные крышки с тарелок. - Выбирайте.
        Опустив глаза, все еще трепеща от его прикосновения, от запаха его тела, Элиза, стараясь выглядеть спокойной, небрежно положила себе пару ложек салата, взяла кусочек хлеба и несколько ломтиков порезанных яблок.
        - У меня с утра маковой росинки во рту не было, - сказал Кеннет, отрезая себе кусок холодной телятины. - На завтрак выпил только кофе и апельсиновый сок.
        - В офисе говорили, что это ваш обычный завтрак, - бросила Элиза и прикусила язык: так недолго и выдать себя, ведь она уже три года как ушла из конторы Кеннета, а до сих пор помнит такие мелочи. Она поспешила переменить тему: - Вы остановились здесь надолго?
        - Нет, Бирмингем лишь один из пунктов в моей нынешней деловой поездке. Такова уж моя судьба, все время куда-то ездить. - Он потянулся за горчицей. - Я мало бываю дома.
        - Вы живете все там же?
        Задавая вопрос, Элиза надеялась немного разрядить атмосферу, успокоить свои нервы. Впрочем, чего она так испугалась? Что страшного в настойчивости Кеннета? Он может говорить и делать все, что хочет, но силой добиваться, чтобы она уступила ему, не станет.
        А так ли это? - вдруг усомнилась Элиза. Что я знаю о нем? Наше знакомство длилось всего несколько недель, да и было это три года назад. Откуда мне знать, что Кеннет Уордвик за человек?
        - Нет, я снимаю квартиру. Это удобнее. Два раза в неделю ее убирают. Питаюсь я где придется, иногда готовлю себе салаты или омлет, словом, с чем справляюсь сам и что не требует много времени и умения. У Дэнни, конечно, есть своя комната, но она занята только во время каникул. Ему нравится быть самостоятельным.
        - Вы не обсуждали с ним, стоит ли менять жилье?
        Кеннет удивленно посмотрел на Элизу.
        - А что? Надо было?
        Она пожала плечами.
        - Я спросила бы. Вы поставили его перед фактом. Но сейчас уже поздно что-либо менять. И все-таки мне кажется, прежде чем принять серьезное решение, касающееся мальчика, лучше сначала поговорить с ним.
        Кеннет откинулся на спинку кресла и впился взглядом в лицо Элизы.
        - Например, если я надумаю жениться?
        - Д-да… Конечно.
        Сердце Элизы куда-то ухнуло, руки похолодели. Что за странные слова? Неужели он собирается жениться? На мисс Коллинз? Не может быть! Наверное, на ком-то из недавних знакомых.
        - Значит, вы считаете, - задумчиво протянул Кеннет, - я должен посоветоваться с сыном, прежде чем решать свою судьбу?
        - Он знаком с вашей… избранницей?
        - Нет еще.
        - Уверяю вас, они должны как следует узнать друг друга, подружиться. Без этого значительные перемены в вашей жизни недопустимы.
        Элиза не смотрела на собеседника и упорно разглядывала кончики своих туфель, злясь на жгучую боль, возникшую при одной мысли о том, что Кеннет женится во второй раз. Ревновать было глупо, она сама собирается выйти замуж. Прошло три года с тех пор, как она работала в его офисе, три года с тех пор, как разговаривала с ним в последний раз. Она настолько увлеклась, что даже целовалась. Но это осталось позади. Годы прошли. Она стала старше, узнала больше о жизни. Тогда она была девочкой с широко раскрытыми доверчивыми глазами. Теперь стала взрослой, и Кеннет Уордвик для нее ничего не значит.
        - Вы давно знаете этого вашего страхового агента? - небрежно спросил Кеннет, и сердце Элизы сжалось, готовое взорваться, когда она встретилась с настойчивым взглядом его карих глаз.
        Ну как можно всерьез думать, что этот мужчина для нее ничего не значит, если собственное тело бессовестно предает ее, как только Кеннет посмотрит на нее? В ночь, когда случилась авария, Элиза видела его всего несколько минут, но их оказалось достаточно, чтобы прежнее чувство вспыхнуло с новой силой. Она все эти годы пыталась убедить себя, что забыла Кеннета Уордвика, но это было не так.
        - Три года, - неохотно ответила Элиза.
        - Другими словами, с тех самых пор, как сбежали от меня?
        - Я не сбежала! - обидевшись, запротестовала она.
        - Понятно. Отправились погулять? - насмешливо поинтересовался он.
        - Просто я решила найти себе другую работу, - поправила Элиза, сердито глядя на него. Как он смеет в чем-то упрекать ее, если сам надумал жениться?! - Я нашла место в страховой компании и сразу же стала работать с Майклом.
        - И очень скоро завлекли его.
        Элиза ощетинилась, ее лицо покраснело, она даже подскочила в кресле.
        - Что вы, в самом деле, допрашиваете меня как инквизитор?! Моя личная жизнь вас не касается!
        Майкл почти сразу начал ухаживать за ней, но Элиза довольно долго отказывалась от свиданий. Однако, догадываясь, что именно такого ответа Кеннет и добивается, она предпочла промолчать.
        - Вы любите его?
        - Я не отвечу больше ни на один вопрос. - Элиза приподнялась и дотянулась до кофейника. - Вам налить кофе? Вы какой кофе пьете?
        - Черный и без сахара.
        Она налила в чашку кофе и передала Кеннету, а сама со своей чашкой пересела на диван. Элиза тут же пожалела об этом, так как Кеннет последовал за ней. Он уселся рядом, вытянул длинные ноги, удобно скрестил их, касаясь одной ногой ее туфель, и явно настроился на длительную беседу. Элиза понимала, что пересаживаться глупо, это будет выглядеть как своего рода бегство.
        - Если вы не любите его, зачем выходите замуж? - продолжил он неприятные расспросы.
        - Я не сказала, что не люблю его.
        - Но и не сказали, что любите! Вот я и предположил обратное.
        - Я не ответила потому, что вы не имеете права задавать подобные вопросы.
        - Но, если вы любите его, то почему бы попросту не сказать об этом?
        Их разговор казался Элизе попыткой пройти через минное поле. Она боялась каждого слова, каждого движения…
        - Вы когда-нибудь прекратите ваши оскорбления? - Ожидая ответа, она в упор смотрела на Кеннета.
        Но это оказалось ошибкой. Кеннет сидел значительно ближе, чем казалось Элизе. Рыжие искорки в его глазах так насмешливо поблескивали, что Элиза задохнулась.
        - Что случилось, Элиза? - ласково спросил Кеннет.
        - Ничего. Не понимаю, о чем вы…
        - Неправда, - выдохнул он и, прежде чем Элиза успела отстраниться, наклонился и в яростном порыве приник к ее губам.
        Элиза рванулась в отчаянной попытке освободиться, но Кеннет отбросил ее к спинке дивана. Он оказался так близко к ней, что у Элизы не было ни возможности, ни душевных сил сопротивляться. А когда жар губ Кеннета опалил ее, она сдалась и закрыла глаза.
        Это было, как в тот далекий день, когда Кеннет впервые поцеловал ее, Элиза не могла думать, могла только чувствовать, стремиться к наслаждению сладостной негой его губ, к теплу его тела, прильнувшего к ней. Она обхватила шею Кеннета нетерпеливыми руками, он еще крепче прижался к ней, его пальцы спускались от ее плеч к нежной груди, пробуждая в Элизе ураганной силы трепет, который раньше она никогда не испытывала.
        Все три года она мечтала о подобной минуте. Ей часто снились тревожные сны, Элиза возвращалась из глубин сна обессиленная, трепещущая от страсти его поцелуев, в слезах и в тоске по утраченному. Она подавляла воспоминания об этих мучительных грёзах, старалась не думать о них, радовалась, когда их долго не было, - но они возвращались, продолжая тревожить ее покой. Теперь эти грёзы стали явью: Элиза трепетала в руках Кеннета, возвращая ему поцелуи, уступая его страсти.
        Он оторвался от ее губ и внимательно посмотрел ей в лицо. Элиза прикрыла глаза, пытаясь унять дрожь. Она боялась встретиться с Кеннетом взглядом, зная, что он увидит в ее глазах страсть, безудержное желание, до сих пор бурлящее в крови, беззащитность перед его силой.
        - Не говори, что любишь его, - с трудом вымолвил Кеннет.
        Элиза заставила себя открыть глаза, зная, что зрачки стали огромными от возбуждения.
        - Я выхожу за него замуж.
        - Ты должна отказаться. Вы не будете счастливы. Он скоро поймет, что ты не любишь его, и возненавидит тебя. Он почувствует притворство, и будет караулить каждый твой шаг. Ваша жизнь превратится в ад.
        - Вы слишком мало знаете о нас, чтобы так уверенно пророчествовать!
        - Зато я много знаю о несчастливом браке, - мрачно возразил Кеннет.
        - Из-за того что ваш брак неудачен, вы не должны думать, что у всех будет так же. Конечно, мы с Майклом разные люди. Но он добрый, ласковый, заботливый, и я постараюсь ничем его не огорчать. И, естественно, не буду изменять ему, это не мой стиль.
        - Я тоже не изменил жене с тобой, - проворчал Кеннет и ласково прикусил мочку ее уха.
        Элиза вздрогнула.
        - Не трогайте меня! Вы можете думать обо мне что угодно, но ваши ласки оставьте для той особы, которой это нравится.
        - Ни за что! - страстно прошептал он. - Минуту назад ты лежала в моих руках и не сопротивлялась. Я мог раздеть тебя и дойти до конца, но я себе этого не позволил. Но остановился-то я, а не ты.
        - Неправда! - вскипела Элиза.
        Но она так же хорошо, как и Кеннет, знала, что это правда, что она совсем потеряла голову от жгучего желания. Элиза снова попыталась оттолкнуть его, но Кеннет впился в ее губы, и она ответила ему со всей страстью, на которую только была способна.
        Элиза никогда не испытывала такого всеохватывающего чувства по отношению к Майклу. Он нравился ей, но не пробуждал в ней страстного желания, и, если говорить честно, Элиза знала, что на это надежды нет. Однако она не собиралась сообщать об этом Кеннету. Его не касается, что она думает о будущем супруге. Какое ему дело?
        Он улыбнулся Элизе, и ее сердце растаяло, как лед на солнце.
        - Ты знаешь, что я прав. Когда я оторвался от твоих губ - о чем ты подумала? Ты ждала, чтобы я снова поцеловал тебя, сознайся.
        - Я просто боялась шелохнуться.
        - Неужели? - Кеннет скептически прищурился.
        - Вы ужасно испугали меня. Страшно было подумать, что может случиться дальше.
        Его лицо потемнело от негодования.
        - Ты маленькая лгунья. Ты вовсе не испугалась, а ждала, что я еще раз тебя поцелую.
        - Как мне это надоело! - выпалила Элиза.
        Опрометчиво, как выяснилось, потому что ее слова разозлили Кеннета, и он, решив доказать свою правоту, вновь приблизился к Элизе, не оставив ей ни малейшей надежды на спасение.
        - Посмотрим, посмотрим, - ласково мурлыкал Кеннет, целуя ее снова и снова.
        Нежное прикосновение его губ каждый раз вызывало вспышку жара во всем теле Элизы и сладкую истому. Боясь потерять контроль над собой, она обессиленно прошептала:
        - Вы убиваете меня… - И, вцепившись в его шевелюру, яростно затеребила шелковистые волосы. - Хватит!
        Кеннет оторвался от ее губ.
        - Это ты готова убить меня. Оставь в покое мои волосы, а то я стану лысым!
        - Ну и пусть! - пробормотала Элиза, слегка смутившись, так как в ее пальцах и в самом деле осталось несколько волосинок.
        Кеннет и Элиза в упор смотрели друг на друга - сердитые и взъерошенные, еле переводя дух.
        - Я должна уйти, - хрипло проговорила она, отворачиваясь, чтобы Кеннет не заметил ее слабости. - Отпустите меня, Кеннет! Пожалуйста!
        Он наклонился и бережно поцеловал ее.
        - Хорошо. Я отвезу тебя домой.
        - Нет! Не надо! Я доеду на автобусе!
        При одной мысли о том, что она будет сидеть рядом с ним, нервы Элизы взвинтились до предела. Она хотела быть подальше от Кеннета, она не могла больше так мучиться.
        - Нет-нет, я отвезу тебя, - настаивал он. - Мне это очень важно. Я должен видеть, как ты живешь. Надеюсь лучше, чем когда работала у меня? Тот дом был ужасен, совершенно непригоден для нормального человека. У тебя все еще одна комната?
        - Нет. Небольшой коттедж.
        Элиза скромно потупилась. Она любила свой уютный домик. Но что подумает о нем Кеннет? Она не была уверена, что дом ему тоже понравится.
        - Ты снимаешь целый дом? - удивился он.
        - Я купила его в рассрочку.
        - Правда? Значит, у тебя хороший заработок.
        - Я сейчас получаю намного больше, чем раньше, но купить дом мне помогла страховая компания, где я работаю. У них такая политика. Они покупают имущество в свою собственность, а служащие постепенно выплачивают его стоимость. Таким образом компания надолго привязывает сотрудников, мы заинтересованы в работе.
        - И тебя тоже завязали в этот узел, - цинично заметил Кеннет. - А если ты захочешь сменить работу, уйти из фирмы?
        - Интерес есть интерес, и моих работодателей не стоит осуждать. В конце концов, почему они должны помогать мне, если я бросила их?
        - Где вы собираетесь жить после свадьбы?
        - В моем доме. Майкл живет в новом современном районе, но там хуже, чем у меня.
        Кеннет встал.
        - Пора идти. Ты уверена, что не хочешь фруктов? Возьми немного с собой.
        - Спасибо, нет. Я съела более чем достаточно.
        Они вышли из номера и спустились на лифте в подземный гараж. Элиза сразу узнала машину Кеннета: гладкий черный блестящий «ягуар». В прошлый раз, ночью, она видела машину помятой, крыло было сплющено и поцарапано. Теперь машина сияла как новенькая.
        - Незаметно, что недавно она попала в аварию. Надеюсь, ремонт не слишком дорого стоил?
        - Пришлось выправить несколько вмятин и подкрасить, но цена была терпимой.
        Кеннет открыл дверцу, помог сесть Элизе, потом обогнул машину и устроился за рулем.

6

        Ехать пришлось больше часа. В дневные часы движение в городе было очень оживленным, все улицы были забиты спешащими куда-то машинами. Впрочем, Элизе вовсе не хотелось спешить. Здесь, в машине, она была в относительной безопасности, а в коттедже… Как знать?
        Кеннет сосредоточился на управлении и молчал. Элиза старалась не смотреть на него, но это было выше ее сил. Она невольно любовалась его сильными руками, уверенно держащими руль. Хотя салон был достаточно просторным, Элиза отодвинулась к самой дверце, чтобы случайно не прикоснуться к Кеннету.
        Наконец они выбрались в пригороды Бирмингема, и в открытое окно прорвался поток свежего прохладного воздуха, приятно обвевающего разгоряченное лицо Элизы и разлохматившего ее серебристо-пепельные волосы. Она смотрела на придорожные заросли кустов, покрытые белыми цветами, на зеленеющие поля и на возвышающиеся вдалеке деревья. Все вокруг казалось спокойным и привычным. Только она сама изменилась. Она не могла разобраться в себе. Глубоко внутри плескалась паника. Ее налаженная жизнь была перевернута, как почва после землетрясения, - везде вздыбленные обломки, все разрушено и выворочено.
        - По какой дороге ехать дальше? - спросил Кеннет.
        Элиза оторвалась от раздумий и указала нужное направление.
        - Теперь недалеко, мы будем на месте минут через десять.
        Кеннет снизил скорость, когда они проезжали участок, где ночью произошло столкновение с машиной Майкла.
        - Откуда вы возвращались, - не удержалась Элиза, - так поздно ночью?
        - Я ехал с обеда, на который меня пригласили деловые партнеры. Здешних мест я не знаю, и потому плохо ориентировался.
        Через несколько минут машина остановилась возле коттеджа Элизы.
        - Спасибо, что довезли, - сказала она, открывая дверцу.
        Кеннет тоже вышел из машины и, подойдя к Элизе, крепко сжал ее руку.
        - Домик выглядит очень привлекательно. Конечно, пришлось перестраивать его?
        - Да, - торопливо бросила Элиза, боясь, как бы соседи не заметили их и не стали бы сплетничать.
        - Мне хотелось бы посмотреть.
        - И не просите! - Элиза нетерпеливо встряхнула головой. - Мне нужно срочно позвонить Майклу, пока он не ушел с работы, а то он будет беспокоиться, почему меня нет. Мы обычно вместе уходим домой. Он живет неподалеку.
        Кеннет захлопнул дверцу и, не выпуская руки Элизы, пошел вместе с ней к коттеджу.
        - Сейчас только половина пятого. Он ведь не приедет так рано? По-моему, он принадлежит к тому типу людей, которые сидят на работе до последнего. Думаю, у вас есть время показать мне, как вы живете.
        - Вы просто невыносимы! - вскипела Элиза. - Почему вы все слова превращаете в спор и выигрываете его?
        Кеннет искренне рассмеялся.
        - А что делаете вы? С вами те же проблемы. Как только я что-нибудь попрошу, вы сразу же начинаете противоречить.
        Элиза открыла входную дверь, задыхаясь от возмущения.
        - Я просто хочу, чтобы меня оставили в покое, и вы прекрасно это знаете!
        Пит выскочил из зарослей кустарника и стремглав промчался между ними на кухню, где его ждала, как он надеялся, вкусная еда.
        Кеннет улыбнулся чуть насмешливо и грустно.
        - О, я в этом не сомневаюсь, но я не уйду, Элиза. Я хочу спасти вас от вас самой.
        Что он замышляет? - встревожилась Элиза. Хочет дождаться Майкла и устроить ему сцену? Сказать ему… А что он, собственно, может сказать? Мы с Кеннетом не были любовниками, поэтому и говорить не о чем. Ну поцеловались пару раз, только и всего. Я сбежала от Кеннета именно потому, чтобы не допустить греховной связи.
        Конечно, эта связь прежде всего была недопустимой для меня самой. Если бы я не боялась непоправимого, не пустилась бы в это нелепое бегство. Но поймет ли меня Майкл?
        Как ему понять, мрачно подумала Элиза, если Кеннет нарисует красочную картину, а он сделает это, без сомнения, убедительно. Для Майкла будет большим потрясением узнать, что до знакомства с ним я была безумно влюблена в другого.
        Элиза никогда не обманывала жениха, но и не говорила ему ничего об истории с Кеннетом, даже не упоминала его имени.
        Кеннет внимательно разглядывал потемневшие деревянные балки.
        - Сколько лет этому дому?
        - Судя по документам, он построен в прошлом веке, но, возможно, и раньше. Он отмечен на старой карте. - Она посмотрела на старинные часы, висящие над камином. - Майкл скоро должен прийти. Вы намерены покинуть мой дом? Я хотела бы иметь возможность принять душ и переодеться до его прихода.
        Кеннет будто не слышал. Он расхаживал по комнате, разглядывал украшения на стенах, книги в шкафу… подошел к окну, посмотрел на задний дворик и отправился в кухню. Элиза пошла вслед за ним и обнаружила, что он уже открыл буфет и изучает его содержимое. Пит, разумеется, вертелся у ног Кеннета в надежде получить что-нибудь вкусненькое.
        - Замечательный зверь, - похвалил Кеннет и наклонился почесать кота за ухом. - Мне нравится такой стиль устройства кухни, очень успокаивающая гамма цветов. Должно быть, приятно заходить сюда зимним утром.
        - Вы надеетесь бывать здесь и зимой? - съехидничала Элиза.
        Кеннет обезоруживающе улыбнулся.
        - Мне просто интересно, как вы живете. Я пытаюсь представить вашу жизнь в этом доме. Вы постоянно одна или ваш жених иногда остается ночевать?
        - Я просила вас не обсуждать Майкла и наши с ним отношения.
        - Так вы не спите с ним?
        Вопрос был задан вроде бы спокойно, но поза Кеннета - напряженная и настороженная - встревожила Элизу. Хотелось бы ей знать, что он опять задумал.
        - Это не ваше дело!
        Он сделал шаг к ней, и Элиза испугалась всерьез. Развернувшись, она выскочила из кухни, взбежала по лестнице, ворвалась в спальню и захлопнула дверь. Усевшись на кровать, она прислушалась: идет Кеннет за ней или наконец ушел?
        Не слышно ни звука. Ни шагов на лестнице, ни хлопка входной двери. Он, должно быть, еще внизу. Или ушел, тихо прикрыв за собой дверь?
        Элиза открыла гардероб, ища во что бы переодеться. Ее серовато-голубые глаза в зависимости от цвета одежды заметно меняли оттенок, поэтому она всегда старалась подбирать туалеты по настроению. Сейчас ей хотелось выглядеть подтянутой и собранной, и она остановилась на строгом приталенном стального цвета платье, которое, выгодно подчеркивая фигуру, придавало и лицу особое выражение - строгое и серьезное. Платье было простым, но изящным. Майклу оно нравилось.
        Она застелила кровать чистым бельем, намереваясь после душа спокойно отдохнуть до прихода Майкла. Разделась, оставшись лишь в белье. Направляясь в ванную, Элиза подошла к двери и на всякий случай еще раз прислушалась. Ни звука.
        Элиза спокойно открыла дверь и похолодела: прямо перед ней стоял Кеннет. Воспользовавшись ее замешательством, он перешагнул порог, и Элиза отшатнулась, ахнув.
        - Вон из комнаты! - опомнившись, закричала она.
        Кеннет окинул взглядом спальню, оценивая тщательно подобранные детали интерьера: изящные занавески, нежно-сиреневый пушистый ковер, светлую мягкую мебель.
        - Очень мило. Вы сами подбирали или приглашали мастеров?
        - Уходите сейчас же, дайте мне одеться! - потребовала Элиза, вложив в эти слова всю свою злость на глупость ситуации, в которой оказалась. - Это просто неприлично!
        Кеннет оказался еще крупнее, чем ей представлялось: его голова почти касалась потолка маленькой спальни, а фигура заполнила большую часть комнаты, которую Элиза всегда считала достаточно просторной.
        - Зачем вы побежали наверх, если не затем, чтобы я пошел за вами? Вы же знали, что я пойду.
        Элиза посмотрела на него неприязненно, с холодком.
        - Я надеялась, вы догадаетесь покинуть мой дом.
        - Очень неубедительно. - Кеннет покачал головой. - Зачем вам понадобилось переодеваться? Не для того же, чтобы остановить меня? - Он протянул руку и потрогал кружевной шелк ее белья. - Я не ожидал столь приятного сюрприза.
        - Нет… - прошептала Элиза, залившись краской стыда и проклиная себя за то, что позволила застать себя врасплох.
        - Да! - решительно сказал Кеннет, привлекая ее к себе.
        Элиза не могла даже вздохнуть, горло ее болезненно сжалось, с губ слетел то ли хрип, то ли стон. Она хотела быть с Кеннетом и - боялась этого. Желание и страх боролись в ее душе, но Элиза знала: желание одержит победу.
        - Не надо, - взмолилась она, когда Кеннет бережно уложил ее на кровать.
        Элиза закрыла глаза, беспомощно распластавшись на широкой постели, а Кеннет целовал ее с нарастающим пылом. Его ласковые руки столь умело возбуждали Элизу, что она дрожала от нетерпения. Она потеряла представление о времени, о том, что происходит, сосредоточившись на новых для нее ощущениях. Еще ей остро хотелось прикоснуться к Кеннету, снять с него рубашку, ласкать его обнаженную грудь, чувствовать силу его мускулов, гладить шею, теребить шелк волос… Элиза столько раз проделывала это в грёзах, а теперь Кеннет был с ней наяву. Совсем рядом неровно стучало его сердце, его кожа жгла огнем ее тело.
        Удивление вспыхнуло в затуманенном мозгу Элизы - как может она чувствовать прикосновение его тела? Открыв глаза, она увидела, что Кеннет как-то ухитрился раздеть ее, трусики и бюстгальтер валялись на полу. Когда и как он это сделал, она не заметила, наслаждаясь ощущением его близости.
        - Элиза! - простонал Кеннет, поочередно целуя ее нежные груди.
        Он тоже успел раздеться, в ужасе обнаружила Элиза. Он так же незаметно, как раздел ее, сбросил с себя все. Как она могла ничего не заметить?
        Или не хотела замечать?
        Кеннет прервал ее размышления, начав нежно покусывать сосок. Элиза ответила ему сладким стоном желания.
        Неведомая истома охватила Элизу, она обняла Кеннета, тесно прижав к себе. Она ласкала его обнаженную спину и чувствовала, как его колени раздвигают ее ослабевшие ноги. Он скользнул вниз, между ними…
        - Я хочу тебя! - выдохнул Кеннет.
        Элиза не успела насладиться этими словами - от двери донесся непонятный возглас. Вздрогнув, Элиза посмотрела в ту сторону. Кеннет обернулся.
        На пороге комнаты стоял Майкл, и на его лице застыло непередаваемое выражение.

        Элиза не могла смотреть Майклу в глаза и мечтала провалиться сквозь землю. Она похолодела и дрожала как в лихорадке.
        Что она могла сказать Майклу? И - тем более - что он мог сказать ей?
        Майкл молча повернулся и вышел в коридор, но его чувства были понятны и без слов: он шел, гордо подняв голову и сжав руки в кулаки.
        Кеннета пикантная ситуация, казалось, нисколько не смутила.
        - У него был свой ключ? Не влез же он в окно! Если он получил хорошее воспитание, то должен был сначала позвонить, тогда у нас было бы время одеться, прежде чем он появится. Он даже не окликнул тебя, поднимаясь по лестнице, так что сам виноват в том, что увидел такую картину.
        Гнев и обида захлестнули Элизу.
        - Как ты можешь сваливать вину на него! Майкл беспокоился за меня. Ему сказали, что я неожиданно заболела, и он не хотел заставлять меня вылезать из постели и спускаться к нему.
        Она сердито оттолкнула Кеннета и, встав с кровати, дрожащими руками стала натягивать одежду. Кеннет повернулся на бок и лениво наблюдал за ней сквозь полуприкрытые веки. Элиза пыталась не замечать его, но даже сейчас глупое тело подводило ее: во рту пересохло, кровь стучала в висках, ноги дрожали. Почему она не чувствовала ничего подобного с Майклом? Он был обаятельным, хорошим другом и в общем-то ей нравился, но Элиза и не надеялась, что Майкл вызовет в ней ту бурю чувств, которые пробуждал Кеннет.
        - По крайней мере, тебе не придется думать, что ему сказать, - проронил Кеннет.
        - Почему мне надо думать?
        - Перестань, Элиза! Стоит ли обманывать его и себя? Он ждет объяснения именно от тебя. Он любит тебя, ты - его невеста, а я для него - никто, он меня не знает. Ты не говорила ему обо мне? Не говорила. Мое имя, когда мы выясняли отношения после аварии, его ничуть не взволновало, значит, он обо мне ничего не знал. И вот он входит сюда и застает нас в постели. И как ты собираешься это объяснять?
        - Ненавижу тебя, - только и смогла прошептать Элиза, выходя из комнаты.

        Майкла она нагнала у самой двери.
        - Погоди, Майкл! - окликнула Элиза. - Нам надо поговорить. Я очень виновата. Я понимаю, ты возмущен, но…
        Он обернулся и посмотрел на нее с таким изумлением, будто видел впервые.
        - Возмущен? Ты говоришь, возмущен? Нет! Я убит! Совершенно сбит с ног! Ты, все люди, ведущие себя, как… как… - Лицо Майкла исказила брезгливая гримаса. - Еще час назад я мог бы поклясться на Библии, что ты не способна на подобную гадость, но я видел это собственными глазами.
        - Я знаю, я виновата… - лепетала, захлебываясь слезами, Элиза. - Мне так жаль…
        Майкл напряженно думал о чем-то, потом прошел мимо нее в гостиную. Элиза, закрыв входную дверь, пошла следом за ним. Как она и ожидала, первым вопросом, который Майкл задал, было:
        - Кто он?
        Он не узнал Кеннета? - удивилась Элиза. Впрочем, это возможно, Майкл видел его в темноте, да и нервничал после столкновения.
        - Кеннет Уордвик, - быстро ответила она.
        - Я слышал где-то это имя, - пробормотал Майкл. - Этот Уордвик работает в офисе?
        Элиза покачала головой.
        - Нет. Помнишь разбитый «ягуар»?
        - Разбитая машина? - Глаза Майкла широко раскрылись. - Бог мой! Ты права. Это тот парень, с которым мы столкнулись. - Он откинул волосы назад и наморщил лоб, вспоминая. - Но я не понимаю… Ты не сказала ему ни единого слова, ты сидела в машине… ты хочешь сказать, что он ворвался… - Голос Майкла неожиданно стал хриплым. - Он набросился на тебя? Только что? Он хотел… Ради Бога, Элиза, что он сделал с тобой?!
        Элиза с трудом сдержала истерический смех: она вдруг поняла, какой безупречный выход из положения ей предлагается. Майкл надеялся услышать, что Элиза - невинная жертва, а Кеннет - подлый насильник. Но солгать Майклу и свалить вину на Кеннета, хотя он это и заслужил, она не могла. И Элиза решила сказать жениху правду, как бы трудно и болезненно для каждого из них это ни было. Она и так три года скрывала от Майкла очень важную часть своей жизни. Настал момент истины.
        - Нет, Майкл. Я давно знаю его. Я знала его задолго до этой аварии. Я работала в его фирме. - Побледнев, Элиза запнулась, с трудом сдерживаясь. - Я… мы…
        Она не могла найти слов, чтобы объяснить свои прошлые муки. Она и Кеннет не были любовниками, но могли бы ими стать, если бы она не сбежала.
        Майкл помрачнел. Он всегда обращался с Элизой как с девочкой. Она казалась ему такой юной, такой беззащитной!
        - Он был твоим любовником?
        - Нет. Нет, но мог бы им стать. Вот почему я скрылась. Он был женат, у него есть сын. Я не хотела разрушать семью, но и любовницей быть не хотела. Я покорилась судьбе, бросила работу, и с тех пор мы с Кеннетом не виделись.
        Майкл провел рукой по лицу, словно стирая следы всех чувств, и заговорил. Он был почти спокоен, голос звучал холодно и отстраненно:
        - Почему ты не сказала мне об этом той ночью? Ты должна была узнать его.
        - Да, конечно. Я его узнала.
        - Почему ты не сказала, что знаешь его?
        - Не сочла нужным. Я думала, что не стоит ворошить прошлое. Тем более что между нами ничего серьезного не было. Мы тянулись друг к другу и могли бы стать любовниками. Но я уехала, и этого не случилось. Так что рассказывать было не о чем. Я не предполагала, что когда-либо встречусь с ним.
        - Но сегодня он появился.
        - Да.
        Элиза догадывалась, о чем думает Майкл, и не осуждала его. Она не видела Кеннета три года, а сегодня они, обнаженные, лежали в ее постели. Неудивительно, что Майкл в шоке. Она сама чувствовала себя ничуть не лучше. Элизе казалось, что она все о себе знает, может представить свое поведение в любой обстановке, однако сегодня она открыла такие потайные глубины своей натуры, о существовании которых и не догадывалась.
        - Мне очень жаль, Майкл. Я не ожидала, что так получится.
        - Ты хочешь сказать, что он не принуждал тебя?
        Элиза рада была бы оправдаться, но надо быть честной.
        - Нет. Он настойчив и использует все средства, но не насилие.
        Кеннету не было нужды применять силу. Он знал слабости, эмоции и желания Элизы и легко победил, потому что она не могла долго бороться с собой. Кеннет нашел способ вернуть прошлое и свою власть над ней.
        Майкл глубоко вздохнул.
        - Это все, что ты можешь сказать мне? Ты любишь его?
        Элиза молчала, покусывая губы.
        - А не меня, - медленно продолжил Майкл. - Ты всегда это говорила, и это - правда. Ты никогда не любила меня.
        Элиза снова промолчала. Обманывать она не привыкла, а говорить чистую, как перед Богом, правду не хотелось, не хотелось причинять Майклу более жгучую боль.
        - Ради Бога, скажи хоть что-нибудь! - воскликнул он, побледнев. - Ты можешь объяснить?! Разве я не имею права, по крайней мере, на это!
        Элиза глубоко вздохнула и наконец решилась.
        - Майкл… Мне так… так жаль… я не знаю, как объяснить. То, что я чувствую, не любовь. Это скорее ощущение… Только я ничего не могу поделать с собой.
        Он невесело рассмеялся.
        - А я-то все это время возносил тебя на пьедестал. Ждал, пока мы поженимся. Пальцем тебя не тронул, думая, что ты невинна и чиста, как падающий снег. И вот меньше чем за неделю до свадьбы застал тебя в постели с мужчиной!
        - Я…
        - Замолчи!!! - вдруг заорал Майкл.
        Он смертельно побледнел и с такой яростью смотрел на Элизу, что ей показалось, будто он сейчас ее ударит. Вспышка гнева прошла неожиданно, Майкл резко отвернулся к окну и после минутного молчания, томительного, как вечность, продолжил разговор:
        - Что дальше? Свадьбы, понятно, не будет. Если ты не возражаешь, труд сообщить всем об отмене мероприятия я возьму на себя. Пусть лучше это будет идти от меня, а не от тебя.
        - Что ты будешь говорить?
        - Правду. Скажу, что за последние одиннадцать часов мы передумали. - В комнате повисла напряженная тишина. - Это тебя устраивает?
        - Да, - прошептала Элиза.
        - Тогда прощай!
        Развернувшись, Майкл вышел из комнаты.
        Элиза стояла, слушая удаляющиеся шаги, и чувствовала себя слабой и опустошенной. Дверь за ним захлопнулась.
        Всего неделю назад они с Майклом тщательно продумывали каждую мелочь, каждую деталь их свадьбы, и вот теперь все стремительно оборвалось.
        Элиза нахмурилась. Майкл сказал «прощай», значит, имел в виду, что она не будет работать у него? Странно было бы ожидать от него чего-то другого. Да и как они могут работать вместе после того, что случилось? По офису наверняка поползут сплетни. Женщины будут ему сочувствовать и, что еще хуже, открыто это показывать, а Майкл жалость терпеть не мог. Сотрудники будут шептаться за их спинами и при встрече с любопытством разглядывать, бросать язвительные реплики, а то и задавать щекотливые вопросы: «Почему? Почему свадьбу отменили? Что случилось? Вы встретили другого? Или Майкл нашел новую подругу?»
        Представив это, Элиза содрогнулась. Нет, она не сможет вернуться на работу, видеть боль и обиду в глазах Майкла, чувствовать себя отвергнутой невестой и отвечать на наглое любопытство. Завтра она отошлет в агентство письмо с отказом от места, потом продаст коттедж и уедет куда подальше.
        Она тяжело вздохнула. Много времени, сил и денег было потрачено на устройство этого дома, ее собственного дома. Это был первый в жизни Элизы дом, отделанный по ее вкусу ее собственными руками. Как не хотелось ей уезжать отсюда! Но она знала, что оставаться здесь не может. Теперь не может.
        Слезы подступили к глазам Элизы, и она заплакала навзрыд.

7

        Кеннет, как всегда, появился рядом неожиданно - теплые сильные руки обхватили ее плечи, он повернул Элизу к себе и прижал к груди. Она была настолько огорчена, что не пыталась сопротивляться, ей отчаянно хотелось покоя и утешения. Она, всхлипывая, прижалась к Кеннету. Он, поглаживая, ласково перебирал ее волосы, и Элиза постепенно успокоилась.
        - Он был не слишком груб?
        Элиза вытерла мокрые щеки и нервно всхлипнула.
        - Нет, не очень. Мне было так стыдно!
        Кеннет приподнял подбородок Элизы, посмотрел в ее заплаканные глаза и осторожно поцеловал сначала один, потом другой.
        - Ты не любила его, и он это обязательно понял бы после свадьбы. Вот тогда ему стало бы еще хуже, чем сейчас. Неужели ты не понимаешь?
        Элиза не ответила, ее била нервная дрожь. Кеннет еще крепче прижал ее к себе, осторожно поглаживая ее плечи и внимательно глядя ей в лицо. Его глаза смотрели испытующе, темные зрачки сузились и стали похожими на бусинки. Элизе он вдруг показался похожим на хитрого кота, подстерегающего неосмотрительную мышь.
        - Сейчас вам лучше уйти, - враждебно сказала она.
        Вместо этого Кеннет обнял ее и, склонив голову, прижался к ее губам. Тепло поцелуя согрело Элизу, злость исчезла, будто ее никогда и не было. Но уступать Кеннету Элиза не собиралась, она овладела собой. Она изо всех сил уперлась в его плечи и попыталась оттолкнуть, но с таким же успехом можно было пытаться сдвинуть гору: Кеннет не шелохнулся. Словно желая доказать Элизе бессмысленность ее попыток, он еще настойчивее прижался к ее губам. Элиза дрогнула и не смогла сдержать стон, рвущийся, казалось, из глубин души.
        Кеннет, невнятно бормоча ласковые бессвязные слова, подхватил ее на руки. Секундой позже Элиза уже лежала на диване, а Кеннет прижимал ее всем телом к мягким подушкам. Его пылающие неистовым желанием поцелуи заставляли ее кровь бурлить как кипяток.
        Когда он поднял голову, Элиза не могла даже пошевелиться, тело ныло от наслаждения, она едва дышала. Полузакрыв томные глаза, она могла только смотреть на Кеннета.
        - Видишь? Ты - моя, - прошептал он. - Выходить замуж за этого бедного парня было бы преступно. Он заслужил право иметь жену, которая будет любить его. Даже лучше, что так вышло, хотя беднягу, конечно, выбило из колеи. Он успокоится, найдет другую и будет с ней счастлив. А с тобой у него на это не было никаких шансов.
        Элиза спрятала лицо на его широкой груди и прислушалась к торопливому стуку сердца Кеннета.
        - Свадьба, надеюсь, отменяется? - с улыбкой спросил он.
        Элиза кивнула.
        - Майкл решил лично заняться отменой приглашений и остальными делами. Он всегда контролировал мои фантазии, даже не доверил мне заказать машину.
        - Тогда почему ты плачешь?
        - Из-за Майкла.
        - Ты никогда его не любила! Согласись!
        - Но он любил меня, а я его смертельно оскорбила. И потом, придется продавать мой коттедж, который я так люблю. Теперь я должна уйти из агентства, я не могу работать с Майклом после всего, что случилось. И у меня не хватит денег, чтобы выплатить фирме залог.
        - Ты суетишься и создаешь лишние проблемы.
        - У тебя все так просто, - сердито проворчала Элиза. - Моя жизнь за мгновение изменилась, и это твоя вина. Раньше я жила в жалкой комнатенке, а сейчас теряю свой дом, первый, по-настоящему мой, дом.
        - Переходи жить ко мне.
        Элиза встала и тяжело печально вздохнула.
        - Нет уж. Лучше умереть.
        Кеннет расхохотался.
        - Неужели, если придется выбирать, ты выберешь смерть? Представь: умереть или жить со мной?
        - Это вовсе не смешно, - обиделась Элиза, - легко тебе смеяться. Лучше уходи поскорее, оставь меня в покое.
        Кеннет встал и ласково потрепал ее по волосам.
        - Скажи, пожалуйста, здесь можно где-нибудь прилично пообедать?
        - Лучше в центре.
        - Я хочу пообедать с тобой.
        Элиза сверкнула глазами.
        - Разве ты недостаточно сделал для меня сегодня? Было прекрасное утро, до моей свадьбы оставалось меньше недели, впереди была счастливая жизнь. Но тут появляешься ты, и все разлетается вдребезги. И после этого ты предлагаешь вместе пообедать? Я отвечаю: нет! Я не хочу никакого обеда. Я не желаю видеть тебя. Тебе все ясно?
        Короткого взгляда Кеннета оказалось достаточно, чтобы сердце Элизы растаяло как весенний лед.
        - Ты так не думаешь. Ты хочешь быть со мной так же сильно, как я хочу быть с тобой. К чему притворство, Элиза? Мы оба свободны.
        Она, опустив глаза, раздумывала. Кеннет больше не делал попытки ее поцеловать, но и не уходил; неизвестно, как долго она сможет удерживать его на расстоянии. Он снова ворвался в ее жизнь и разбил на куски, не заботясь о бедах, которые обрушились на ее голову и на Майкла. Он думал только о своих интересах. Он сказал, что хочет ее, но не сказал, что любит. Если бы он любил ее, то не стал бы преследовать за несколько дней до свадьбы. Они не виделись три года. Кеннет не мог знать, любит она Майкла или нет. Точно так же он не знал, что она чувствует, чего хочет, о чем думает.
        Ему это было неважно. Он не спросил ее о работе, не поинтересовался, что происходит в ее сердце и в мыслях. Его привлекало только ее тело. Он вознамерился завладеть им.
        Разве это - любовь?
        Нет, решила Элиза, я не позволю ему идти по намеченному пути.
        - Элиза, - мягко сказал Кеннет, - что я должен сделать? Умолять? Упасть на колени? Пообедаем вместе, там и поговорим.
        Элизе казалось, они сегодня весь день только и делали что говорили. Но какой в этом смысл, если они говорят на разных языках. Она хотела, чтобы Кеннет покинул ее дом, но как убедить его сделать это? Есть только один путь - притвориться, что она согласна отобедать с ним. Кеннет почувствует себя победителем и спокойно отправится в свой отель, а она тем временем сбежит.
        - Недалеко отсюда есть клуб… - начала Элиза и заметила на лице Кеннета довольную улыбку.
        - Там приличный ресторан?
        - Вполне. Английская и французская кухня.
        - Закажем столик? Или сразу поедем?
        - Лучше заказать.
        Кеннет узнал у Элизы название клуба, нашел телефон ресторана в телефонной книге и занялся заказом обеда. Элиза же лихорадочно искала способ выпроводить Кеннета.
        Он закончил разговор, положил трубку и, повернувшись к Элизе, внимательно осмотрел ее с головы до ног.
        - Ты, вероятно, захочешь переодеться к обеду?
        - Конечно.
        - Я бы тоже переоделся, но не успею съездить в отель и вернуться. Однако мне придется поискать бензин. Мы будем возвращаться поздно вечером, заправочные станции могут быть закрыты. Есть где-нибудь поблизости заправка?
        - Недалеко, по дороге к клубу. Пока ты съездишь за бензином, я переоденусь.
        Кеннет улыбнулся, и Элиза ощутила странную смесь раздражения и удовольствия. Кеннет на редкость обаятельный мужчина, слишком обаятельный. Ему не следует доверять. Он скорее всего хочет провести с ней всю ночь: за обедом напоит ее вином, потом привезет в коттедж и проводит наверх - сначала в спальню, потом в постель.
        Элиза сомневалась, что захочет и сможет сопротивляться. Она боялась, что даже если откажет Кеннету сегодня, то уступит - вопреки самой себе! - завтра.
        - Я ненадолго, - сказал Кеннет и ушел.
        Слава Богу! Элиза замерла, внимательно вслушиваясь во все звуки: удаляющиеся шаги Кеннета, легкий скрип входной двери, хлопок закрываемой дверцы автомобиля, урчание мотора и, наконец, удаляющийся рев быстро мчащейся машины.
        Облегченно вздохнув, Элиза взбежала по лестнице, схватила чемодан и побросала туда смену белья, ночную сорочку, джинсы, пару свитеров, теплый пуховый жакет. Она непременно должна успеть исчезнуть до возвращения Кеннета.
        Элиза вспомнила о симпатичном отеле, где не раз бывала с Майклом. Она позвонила туда, заказала номер и приготовила еду для глупого кота, который удрал в самый неподходящий момент. Она не беспокоилась за Пита, тот приходил и уходил, когда хотел, у него был собственный вход в кухню. Иногда он пропадал несколько дней подряд и кормился где придется. Пит был самостоятельным и независимым котом.
        Перед уходом Элиза проверила, выключен ли свет, взяла ли чековую книжку. Через несколько минут она уже выезжала на шоссе, моля Бога случайно не встретиться с машиной Кеннета.

        Пока Элиза добиралась до отеля, погода испортилась, стала пасмурной и холодной. Элиза поставила машину на стоянку, взяла чемодан и подошла к портье. Маленькая аккуратная женщина подала Элизе гостевую карточку и спросила:
        - Будете обедать, мадам?
        - Да, конечно, - заполняя карточку, ответила Элиза.
        - Во сколько?
        Элиза взглянула на часы и удивилась, как быстро она доехала. Это потому, подумала она, что я хорошо знаю эти места и поехала в объезд, здорово сократив путь.
        - Можно пообедать в половине девятого?
        - Конечно. Джон отнесет ваши чемоданы.
        Откуда-то из глубины холла появился седоусый пожилой мужчина, подхватил чемодан Элизы и потащил его по широкой скрипящей лестнице наверх. Элиза последовала за ним, чувствуя неловкость. Джон на первый взгляд годился ей в отцы, и она надеялась, что чемодан не слишком тяжел для него.
        Джон остановился возле двери в самом конце темного коридора и, поставив чемодан на пол, отдал Элизе ключ.
        - Вот ваш номер, мисс. Надеюсь, вам будет уютно.
        - Спасибо.
        Получив чаевые, он благодарно кивнул и ушел. Элиза осталась одна. Комната ей понравилась, она казалась просторной и уютной. Элиза открыла чемодан, достала одежду и развесила ее на плечики в гардеробе. На столике на подносе стояли чайник и пара чашек, рядом лежали пакетики чая и кофе. Элиза предпочла кофе.
        Она стояла у открытого окна с чашкой дымящегося напитка и смотрела на реку, где у причала покачивались на волнах выстроенные в ряд шлюпки. Сквозь серый клубящийся туман фигуры, мелькавшие на берегу, казались ирреальными.
        До обеда оставалось полчаса. После долгого сидения в машине, подумала Элиза, неплохо бы прогуляться. Она накинула жакет, спустилась вниз и вышла из отеля в туманную вечернюю дымку. Где-то неподалеку раздался певучий звон часов. Они пробили восемь раз. Значит, нельзя уходить далеко, а то можно опоздать к обеду. Элиза шла вдоль причала, читая названия на бортах лодок. Туман стал гуще, она не видела собственной вытянутой руки. Вокруг не было ни души, и Элизе почудилось, что она на необитаемом острове, а может быть, вообще единственное живое существо на Земле.
        Но спустя несколько секунд за ее спиной послышался шорох шагов, и Элиза испуганно оглянулась. Из тумана выступили смутные очертания худощавой мужской фигуры. Лица не было видно, но Элиза чувствовала угрожающий, как ей показалось, взгляд незнакомца. Мужчина приближался, и Элиза испугалась уже не на шутку. Она прибавила шагу, потом побежала, но споткнулась о чалку, к которой привязывали лодки. Элиза упала как подкошенная, растянувшись во весь рост. Ее преследователь мгновенно оказался рядом и, не успев удержать, встал подле нее на колени.
        - Не ушиблась?
        От неожиданности Элиза потеряла дар речи. Она сразу узнала и голос, и насмешливые интонации. Повернув голову, она увидела знакомое лицо. На волосах и на бровях Кеннета искрились, подобно жемчужинам, капельки воды, пуховый пуловер плотно обтягивал широкую грудь.
        - Откуда ты здесь? - вырвалось у Элизы.
        Только колдовством можно было объяснить его появление в этой туманной глуши. Элиза не сомневалась, что он за много миль отсюда и она в безопасности.
        Кеннет встал и помог подняться Элизе, его сильные руки крепко держали ее.
        - Опять хотела сбежать от меня?
        Его насмешливый тон взбесил Элизу.
        - Как ты узнал, куда я отправилась?! - Она никак не могла смириться с его присутствием и силилась понять, как он выследил ее. - Ты видел, как я уезжала?
        - Подозрение о твоих намерениях у меня возникло после твоего неожиданно легкого согласия пообедать со мной. Я почувствовал, что дело нечисто и ты что-то задумала. Я немного проехал вниз по шоссе и спрятал машину за деревьями. Коттедж было видно, а мою машину - нет. Я предполагал, что ты опять пустишься в бега. И оказался прав, не так ли? Я видел, как ты села в машину, и последовал за тобой на безопасном расстоянии.
        Та же примитивная хитрость, что и в прошлый раз, когда он ждал меня у офиса и последовал за мной до свадебного салона! - с негодованием подумала Элиза. Мне следовало сообразить, что надо ехать другой дорогой!
        Только сейчас она заметила, что Кеннет все еще обнимает ее за талию. Шлепнув его по рукам, Элиза сделала шаг назад.
        - Осторожно, не свались в воду! - Он схватил ее за руку и резко дернул на себя.
        Элиза поспешила высвободиться.
        - Кого ты строишь из себя?! Джеймса Бонда? Почему не оставишь меня в покое?! - выкрикнула Элиза, дрожа от злости. - Да, я вынуждена убегать, я уже говорила, что не хочу тебя видеть. И вот опять! Зачем нужно устраивать охоту за мной, изводить меня?
        - Я не извожу тебя, - возразил Кеннет, - напротив, я забочусь о тебе, особенно когда ты в таком состоянии. Ты рассталась с женихом, и это, наверное, печально. Ты можешь наделать глупостей.
        - Не волнуйся, не наделаю!
        Он пожал широкими плечами.
        - Допустим, я поверил. Зачем же тогда надо было ехать так далеко? Чтобы устроиться в этой дыре?
        - Мне так нравится. Здесь спокойно. - Элиза заметила его недоверчивый взгляд и добавила: - И никто не потревожит.
        Кеннет улыбнулся.
        - Ты заказала обед в отеле?
        - Да, надо побыстрее вернуться.
        Кеннет как привязанный шел за ней.
        - Пожалуй, остановлюсь там же.
        Сердце Элизы тревожно сжалось, хотя она была уверена, что так он и поступит. А как же еще?
        - Мы все-таки пообедаем вместе! - победно провозгласил Кеннет.
        Элиза хотела возразить, но она слишком устала и к тому же понимала, что Кеннет найдет способ уговорить ее. Он был, похоже, самым настойчивым из всех мужчин, кого она встречала. Он не слушал ее доводов, находил ее, когда она убегала. Он дважды вторгался в ее старательно налаженную жизнь. И сейчас он снова рядом, поймал ее и не хочет отпускать! У Элизы возникло ужасное подозрение, что ей никогда не удастся избавиться от Кеннета Уордвика. Неужели она обречена прятаться от него всю жизнь?
        Тепло и уют старого отеля немного успокоили ее. Элиза поспешила подняться в свой номер, сняла жакет и привела себя в порядок - причесалась, освежила макияж. Глядя в зеркало, она с огорчением заметила, что глаза лихорадочно блестят и уголки губ подрагивают. Заметил ли он это Кеннет? И, если да, то понял ли, что она нервничает по его вине?
        Элиза раздраженно отвернулась от зеркала и, спустившись по лестнице, вошла в ресторан. Кеннет уже сидел за столиком у окна и задумчиво смотрел на реку. На столе стояло ведерко со льдом, и в нем бутылка шампанского. Кеннет переоделся, сменил пуловер на темный костюм с белой рубашкой и серым шелковым галстуком. Элиза уже в который раз подумала: как ему удается всегда выглядеть элегантным и привлекательным?
        - Наконец-то! - радостно приветствовал он Элизу. - Я почти испугался, что ты опять куда-то скрылась.
        Элиза села напротив него и демонстративно углубилась в меню. Выбор был скромным, но названия блюд казались соблазнительными. Она выбрала салат, рыбу с картофелем фри и холодное мясо. Официант записал ее заказ и склонился над Кеннетом. Тот отдал предпочтение бифштексу с яйцом, поджаренному хлебу и салату из свежих овощей.
        Официант ушел, а Кеннет налил в бокал Элизы шампанского.
        - Ты долго собираешься здесь пробыть?
        - Еще не решила, но… - Элиза пригубила золотистый напиток и почувствовала, как по телу разливается теплая волна, - думаю, недолго. Мне нужно вернуться и начать все заново. Я отправлю письмо в компанию, сообщу, что увольняюсь. Потом продам коттедж и буду искать новое место.
        - Ты можешь работать у меня.
        - Спасибо, не хочу. - Элиза сухо взглянула на Кеннета. - По-моему, это не самая лучшая идея.
        - Почему?
        Смутившись, она опустила глаза, рассматривая пузырьки, играющие в бокале. Элиза устала от его вопросов. Она и сама не знала, что думает и что чувствует. И не могла понять, почему в ней живет такое сильное желание спрятаться, убежать неведомо куда.
        - Они скажут: «Неужели это она? Зачем она вернулась?»
        - Кто это - «они»? - со смехом спросил Кеннет.
        Элиза посмотрела на него и смешалась, поняв, что ее слова звучат странно.
        - Ну-у… люди.
        - Людям нравится учить других жизни. Ты не должна позволять им управлять собой. Жизнь есть жизнь, естественная и непредсказуемая. Людьми нельзя управлять. Ты - не машина, а живое существо.
        Элиза отпила еще глоток вина.
        - Кстати, о непредсказуемости. Я поехала бы искать работу за границей, например, в Италию.
        Кеннет помолчал, о чем-то задумавшись.
        - Ты хорошо знаешь язык?
        - Я неплохо знаю французский и немецкий, а итальянский очень слабо. Но, если жить в стране, можно быстро научиться. Мне давно хотелось побывать в Италии, посмотреть на Рим, на Венецию, послушать неаполитанские песни.
        - Но ты будешь для них иностранкой, - охладил ее пыл Кеннет. - Жить вдали от родины не так легко, как кажется. Местные жители везде плохо принимают в свой круг иностранцев. Лучше искать работу в родных пенатах.
        Официант принес заказанные Элизой фрукты. Они были затейливо уложены вокруг огромной кисти нежно-розового винограда. По краям блюда снежными горами возвышались взбитые сливки.
        - Красиво, как в сказке, - прошептала Элиза.
        - Я не гурман, но это вкусно, - заметил Кеннет, пробуя вспененные сливки.
        - Я тоже не привередлива в еде, - сообщила Элиза.
        - Но ты говорила, что неплохо знаешь это заведение и бывала здесь не раз.
        - Это так, но раньше кухня здесь была не привлекательной. Наверное, у них появился новый повар. - Элиза взяла с блюда сливу. - Эти сливы, я думаю, привозные. Мы с Майклом прошлым летом гостили у знакомых, у них в саду росли разные сорта слив - белые, желтые, лиловые, но таких огромных и темных я не видела.
        Кеннет помрачнел и сердито сдвинул брови.
        - Честное слово, до сих пор не могу понять, как ты могла согласиться выйти за него замуж. Неужели у тебя не появлялось ощущения, что ты делаешь величайшую ошибку в жизни?
        - Мы могли бы быть счастливы, - возмущенно воскликнула Элиза, - если бы не ты!
        - Ты не любила его, да и он не любил тебя по-настоящему. Не могу представить, чтобы такой тип потерял голову или заболел от любви.
        - Ты не знаешь Майкла, - кинулась на защиту бывшего жениха Элиза, - он достойный человек!
        - Достойный, но скучный. Брось, Элиза, ты прекрасно знаешь, что он не способен пылать страстью. И как вы могли бы быть счастливы? Все, что тебя ожидало, - это мирная, сытая, спокойная жизнь с человеком, который не требует от тебя слишком многого.
        Элиза съела виноградину, откинулась в кресле и с негодованием уставилась на Кеннета.
        - Я, кажется, просила больше об этом не говорить.
        - Неужели ты действительно хочешь жить с человеком, который обеспечит тебе скучный покой?
        Элиза вспыхнула, ее обидел этот вопрос.
        - Теперь благодаря тебе с моим замужеством покончено, и нет смысла продолжать обсуждение.
        - Я пытаюсь разобраться в твоих побуждениях, - спокойно объяснил Кеннет, и Элиза еле сдержалась, чтобы не наброситься на него за бесцеремонность.
        - Мои мысли - мое дело, а не твое! Если мне понадобится психолог, я сама его найду! Тебе понравилось бы, если бы я копалась в твоих мыслях? Я тоже не желаю, чтобы любитель мучил мои мозги.
        - Должен же кто-то думать, раз ты не хочешь! Тебе необходимо разобраться в себе. Ты одна из самых взбалмошных женщин, с которыми я сталкивался. Ты понятия не имеешь, что творится в твоей душе.
        Элиза хотела сказать в ответ что-то резкое, но к столику подошел официант, и ей пришлось молча наблюдать, как Кеннет доливает в ее бокал холодное искристое шампанское. Элиза поймала себя на мысли, что ей хочется выпить много вина, значительно больше, чем в бокале. Это было странно, подобные желания появлялись у нее крайне редко.
        Может быть, это тоже попытка уйти, скрыться от Кеннета Уордвика, отвлечься? Элизе было необходимо разобраться в себе, привести в порядок мысли и чувства, успокоить нервы. Она не могла думать ни о чем, кроме одного - как спастись от Кеннета.
        Официант принес заказанный Кеннетом бифштекс. Кеннет отодвинул в сторону вазу с цветами, стоявшую в центре стола, и теперь Элиза была перед ним как на ладони.
        - Ты не против познакомиться с моим сыном?
        Удивившись, Элиза неуверенно ответила:
        - Мне кажется, вам лучше побыть вдвоем. Он, наверное, в школе скучал по тебе.
        - Я хочу, чтобы он узнал тебя поближе, а ты узнала его.
        - Но… зачем?
        - Дэнни редко видит мать. А женская забота ему не помешает. Я не хочу, чтобы он рос в исключительно мужском обществе. Это ненормально.
        Элиза согласно кивнула - она всегда считала, что детям нужно иметь и отца, и мать. Она знала, как тяжело без родителей.
        - Но ты говорил, что у тебя есть сестра. Есть, наверное, и другие родственницы?
        Элиза очень мало знала о Кеннете. Он был женат, и это возвело между ними стену. Она и не пыталась узнать больше.
        Кеннет как будто не слышал вопроса.
        - Почему ты не хочешь познакомиться с моим мальчиком?
        - Я этого не говорила, я не отказываюсь, просто я…
        Элиза не могла признаться Кеннету, что боится встречаться с его сыном. У ребенка, можно считать, нет матери, и жестоко дать ему возможность искать в ней, Элизе, опору, если она появится в их доме всего на один день.
        - Так что ты решила?
        Кеннет настойчиво ждал ответа, прожигая Элизу зрачками карих глаз. Она, не выдержав напора, согласно кивнула.
        - Я не против.
        В конце концов, согласиться ничего не стоит, потом можно найти подходящий предлог отказаться.
        Кеннет тепло, обаятельно и слегка торжествующе улыбнулся Элизе. Она ответила сухой вежливой улыбкой.
        Он любил побеждать. Вот в этом она не сомневалась.
        - Умница! - похвалил он Элизу. - Уверен, Дэнни тебе понравится.
        - Ты почти ничего не рассказывал о нем. Что он любит?
        - Меня, - гордо заявил Кеннет, - он очень любит меня.
        - Ну, ясно, - ехидно проронила Элиза, - такой замечательный, самый лучший в мире отец.
        Кеннет, не ожидавший колкости, недоуменно посмотрел на Элизу. У нее дрогнуло сердце, она не хотела обидеть Кеннета. Боясь выдать себя, она стала думать, о чем бы поговорить, но, к счастью, им принесли заказ, и они принялись за еду.
        Обед прошел почти в полном молчании. Элизу не удивляла неразговорчивость Кеннета, она решила, что, добившись ее согласия на встречу с сыном, он дает ей передышку.
        Покончив с заказанными блюдами, Кеннет предложил взять на десерт пудинг, но Элиза отказалась.
        - Если я много съем вечером, ночью ни за что не усну.
        - Тогда, может быть, что-нибудь полегче, кофе или сок?
        - Нет, от кофе тоже может быть бессонница.
        Элизу уже одолевала зевота, и она была уверена, что уснет. А кофе могло помешать.
        - Устала?
        Она сдержанно кивнула и встала.
        - Прости, сегодня был безумный день. Я совсем обессилела и должна выспаться. Завтра у меня масса дел. Надо поехать домой и отправить письмо об уходе и о продаже дома. Потом съездить в агентство, узнать цену. Ну и стоит подумать о новой работе.
        Кеннет тоже встал и, расплатившись с официантом, галантно проводил Элизу до ее номера.
        - Во сколько мы будем завтракать? - спросил он.
        Элиза строго посмотрела на него.
        - Ты можешь завтракать когда угодно.
        - Я хотел бы позавтракать с тобой. - Кеннет просительно улыбнулся.
        - Откуда я знаю, когда проснусь? Я просила меня не будить. Могу встать очень поздно. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, - отозвался Кеннет и пошел прочь.

8

        Элиза повернула ключ в замке и вошла в свой номер. В ту же секунду в комнате оказался Кеннет и захлопнул за собой дверь. Такой реакции и проворству можно было только позавидовать.
        - Как ты смеешь?! - возмущенно вскричала Элиза. - Убирайся, а то я закричу!
        Кеннет схватил ее в охапку и жадно поцеловал в губы. У Элизы закружилась голова, глаза закрылись, она таяла в его руках, безнадежно пытаясь устоять, не вздрагивать от пронизывающего все тело наслаждения, от страстного поцелуя Кеннета, от близости его сильного тела.
        Самым ужасным было то, что она не могла совладать с собой. Элиза могла быть спокойной, уверенной, даже язвительной, когда они беседовали, но, когда Кеннет прикасался к ней, бороться с собой было выше ее сил. Оказываясь в объятиях Кеннета, она теряла рассудительность, сдаваясь взрыву эротических желаний, которые он в ней пробуждал. Разум уже не контролировал тело. Элиза полагала, что ей свойственна рассудочность, но, как выяснилось, что она не выдерживает такого напора эмоций, захватывающего желания - глубокого, жестокого, неодолимого, заставляющего ее трепетать, сметающего все разумные доводы.
        Кеннет слегка запрокинул голову и посмотрел на Элизу.
        - Ты страстно отвечаешь на мои поцелуи и требуешь, чтобы я оставил тебя в покое? - еле слышно прошептал он. - Что с тобой творится? Мы оба теперь свободны, нас ничто не разделяет. Так почему ты сопротивляешься?
        Элиза не раз задавала себе этот вопрос, но до сих пор не знала ответа. Как Кеннет правильно заметил, они оба свободны. Она хотела быть с ним, не могла отказаться от страстного желания, и все же… Ничто не мешало им быть вместе, но Элиза не могла объяснить даже себе, почему пытается исчезнуть, избавиться от Кеннета.
        - Ты слишком торопишься, - объяснила она, внутренне убежденная в его вине. Элиза вырвалась из объятий Кеннета и отступила на шаг. - Не прошло и суток, как мы встретились после трехгодичного перерыва, а моя жизнь пошла кувырком. Мой брак расстроился, я потеряла работу и продаю свой дом. За последние несколько часов на меня обрушилась лавина эмоций. Не хватает только, чтобы ты применил силу!
        Кеннет, мрачно нахмурившись, отошел в сторону.
        - Возможно, это так. Но я боюсь, что ты снова исчезнешь. Такая у тебя манера. И ты обманщица, Элиза! Что ты сделала, пообещав пойти на обед со мной? Помчалась сюда, в эту глушь. Зачем ты это сделала? И как я могу надеяться, что ты не повторишь любимый фокус и утром, выйдя к завтраку, я не узнаю, что ты уплыла на одной из лодок и не сообщила куда?
        Элиза невольно рассмеялась.
        - Обещаю, не уплыву. Даю слово.
        - И мы встретимся за завтраком? - недоверчиво спросил Кеннет. - Клянешься?
        - Клянусь! Во сколько?
        - В восемь тридцать.
        - В восемь тридцать я буду здесь, сэр! - шутливо доложила Элиза. - Потом поеду домой писать письма и звонить по делам.
        Кеннет взглянул на Элизу с ласковой иронией.
        - Спокойной ночи. Надеюсь, мы увидимся за завтраком.
        Решительно наклонившись, он поцеловал ее в кончик носа и вышел. Элиза закрыла за ним дверь. Нежная бережность Кеннета мягким теплом обволокла ее душу, и это тепло грело ее все время, пока она смывала косметику, раздевалась, принимала душ и укладывалась в кровать.
        Между ними с самого начала возникла какая-то особая близость. Элиза никогда не испытывала подобных чувств к кому-нибудь другому. Да, ей нравился Майкл, но по трезвому размышлению она допускала, что сделала бы непоправимую ошибку, выйдя за него замуж. Она не любила его, не любила по-настоящему.
        Выключив ночник, Элиза закрыла глаза, вслушиваясь в равномерный плеск волн, набегающих на невидимый в тумане причал. В комнате было спокойно и тихо. Ничто не мешало Элизе сладко уснуть.

        Когда Элиза проснулась, туман рассеялся и комната была залита ярким солнцем. Откинув одеяло, она встала и подошла к окну. Причал блестел будто умытый, легкие маленькие лодочки качались на волнах, словно играли друг с другом. После вчерашнего серого гнилого тумана причал казался особенно оживленным и жизнерадостным.
        Солнечные лучи наполнили Элизу ощущением счастья. Все еще улыбаясь, она пошла в ванную и приняла душ. Она обедала вчера поздно, но успела проголодаться. Пора было одеваться к завтраку.
        Элиза натянула джинсы и пушистый мохеровый свитер сиреневого цвета, который придавал ее глазам нежный фиалковый оттенок. Она чувствовала себя спокойной и уверенной, яркость весеннего утра помогла ей забыть о неприятностях. Выйдя из номера, она не спеша спустилась по лестнице, слушая скрип ступеней, отмечающий каждый ее шаг.
        У входа в ресторан она увидела Кеннета. Отложив газету, он наблюдал, как она спускается по лестнице.
        - Почему ты здесь? - удивилась Элиза.
        Кеннет поднялся с кресла.
        - Я боялся, что ты исчезнешь еще до завтрака, - спокойно объяснил он и распахнул перед Элизой дверь в ресторанный зал.
        - Я обещала, что не убегу, - пробурчала, покраснев, Элиза.
        У нее опять участилось дыхание, как только она взглянула на Кеннета. Он не отрывал глаз от ее груди, обтянутой свитером, и в глубине карих глаз дрожали огоньки желания. Элиза окончательно смутилась.
        Кеннет же вел себя как ни в чем не бывало.
        - На твои обещания, как я успел заметить, не всегда можно полагаться.
        Элиза не стала возражать, она понимала, что заслужила упрек. Они сели за тот же столик, что и вчера, заказали кофе и тосты.
        - Ты поедешь прямо домой? - спросил Кеннет за завтраком.
        - Да. И, пожалуйста, не надо меня провожать. Я буду очень занята, и… мне хочется побыть одной.
        Выражение лица Кеннета стало холодным и бесстрастным.
        - Я тоже расплачусь и пойду собираться. Скорее всего я уеду раньше тебя. Так что можешь отправляться по своим делам совершенно спокойно.
        Не закончив завтракать, он бросил на стол купюру и, не попрощавшись, ушел. Элиза беспомощно смотрела на его удаляющуюся спину.

        Элиза не гнала машину, наслаждаясь красивыми пейзажами и веселым щебетанием птиц, и до дома добралась только после полудня. Припарковывая машину, она с ужасом заметила у своего коттеджа автомобиль Майкла. Ее охватила тревога. Он наверняка сидит в гостиной и ждет ее. Голова сразу заболела, вопросы обрушились на Элизу, лишив ее благодушного настроя: почему Майкл здесь? чего он хочет? почему не пошел на работу? Вчера он был в шоке, «сбит с ног», как он выразился. Но прошла целая ночь, он, наверное, много думал и решил выяснить отношения.
        Неужели придется выдержать скандал? Элиза стиснула зубы. Хочет она или нет, но ей придется сказать все прямо в лицо Майклу. Она не должна больше прятаться. Ей хватает бесконечных попыток сбежать от Кеннета. Элиза гордо вскинула голову и решительно пошла к входной двери, которая сразу же открылась перед ней.
        В дверях, похожий на мрачного ангела мести, в темном костюме стоял Майкл.
        - Где ты была?! - негодующе спросил он. - Тебя не было всю ночь! Постель не тронута, везде грязь… - Он помолчал, потом с трудом выдавил: - Ты была с ним?
        Элиза тяжело вздохнула, входя в дом.
        - Нет, не была.
        Она не лгала: Майкл явно имел в виду секс, а Элиза действительно не спала с Кеннетом.
        - Не будем ссориться, Майкл. И не устраивай мне допрос с пристрастием. Лучше скажи, зачем ты приехал?
        - Я решил, что должен увидеться с тобой. Мы ведь вчера не смогли толком поговорить, вот я и приехал.
        Он вошел в кухню вслед за Элизой и в ожидании ответа смотрел, как она ставит на плиту чайник, достает чашки, вынимает из буфета заварку и сахар.
        - Думаю, Майкл, мы сказали друг другу все, что нужно.
        - Мы оба были слишком взвинчены, - резко возразил он, - теперь мы пришли в себя, у нас было время подумать. Смотри, если хочешь, ты можешь остаться в компании. Уходить, терять место нет необходимости. Люди часто откладывают свадьбу или отменяют помолвку, в этом нет ничего особенного. У тебя тогда будет время поискать подходящее место, если ты все-таки надумаешь уволиться. Нельзя уходить в никуда и оставаться без денег, пока ищешь подходящий вариант. Я не хочу, чтобы из-за меня ты сидела на мели.
        Элиза недоверчиво смотрела на Майкла, она не ждала подобной заботы.
        - Спасибо за заботу.
        Он покраснел и смущенно затоптался на месте.
        - Мы же с тобой друзья! Отмена свадьбы еще не конец света, и не будем об этом. Так ты останешься?
        Элиза покачала головой.
        - Еще раз спасибо за предложение, но мне лучше уволиться. Я просто не смогу смотреть людям в глаза. Я найду другое место, меня устроит даже меньшая оплата.
        - Ты пойдешь к нему?
        Элиза уставилась в пол.
        - Нет.
        - Ты говорила, что работала у него.
        - Да, давно.
        - Почему он не предложил тебе вернуться? - злобно спросил Майкл. - Он подонок! Из-за него ты осталась без работы.
        - Майкл! - простонала Элиза. - Конечно, он предлагал. Он уговаривал меня вернуться на прежнюю должность, но я не захотела.
        - Но ты и он… будете вместе?
        - Нет! Я не собираюсь… Нет!
        Майкл почесал затылок, явно сконфузившись.
        - Прости, но я не понимаю. Я думал, ты находишься с ним в любовной связи и поэтому не хочешь выходить за меня замуж. Но, если это не так, что мешает нам быть вместе?
        На плите зафыркал чайник, Элиза встала, приготовила чай и продолжила разговор.
        - Все не так просто, Майкл. Попробуй понять. Я знаю, это трудно, но все-таки попробуй. Встретив Кеннета опять, я поняла, что не любила тебя и никогда не полюблю. И что я должна отказаться от брака с тобой, поскольку он не принесет счастья ни мне, ни тебе. Теперь понятно?
        - Нет, непонятно. Ты сказала, что не вернешься к Уордвику, уверяешь меня, что вы не любовники, - так откуда ты знаешь, что не сможешь полюбить меня?
        - Майкл… - Элиза подыскивала слова, стараясь найти самые щадящие выражения, чтобы не оскорбить его чувства. - Я была влюблена в Кеннета три года назад. Безнадежно влюблена. Мне было безумно тяжело, но я знала, что поступаю правильно, исчезая из его жизни, не разрушая семью. Когда мы встретились с тобой, я полагала, что с прошлым покончено. Я забыла, что ощущала, когда была с Кеннетом. Я честно верила, что мы будем счастливы.
        - А я все еще надеюсь, что так и будет! - нетерпеливо прервал ее Майкл. - Ты не была близка с ним, значит, у нас есть шанс.
        Элиза отпила глоток крепкого чая и покачала головой.
        - Прости, Майкл, но у нас нет шанса. Теперь я точно знаю, что зря надеялась быть счастливой с тобой.
        Майкл встал, обогнул стол и, подойдя к Элизе, ласково обхватил ее за плечи, уткнулся носом в серебристые волосы и быстро заговорил:
        - Откуда такая уверенность? Два дня назад все было прекрасно. Потом ты встретила этого чертового Кеннета, и вдруг - все кончено, не на что надеяться. Почему, если ты не уходишь к нему, мы не можем пожениться?
        - Потому, что я вспомнила, как страдала из-за него и как в то же время была счастлива! - страстно воскликнула Элиза. - Когда я решила выйти замуж, я считала, что все это забыто.
        Майкл наклонился и нежно поцеловал ее.
        - Я научу тебя любить меня так же, Элиза!
        Она покачала головой. Ей не хотелось огорчать Майкла, но Элиза понимала, что это неизбежно.
        - Не сердись, Майкл. Мне было хорошо с тобой, и я радовалась нашему будущему. Но теперь я совершенно уверена, что никогда не смогла бы полюбить тебя так же, как Кеннета.
        Он застонал и снова поцеловал ее - настойчиво и страстно.
        - Элиза… я не хочу терять тебя… мы еще будем счастливы. Сейчас мы вместе. Я всегда верил, что мы подходим друг другу. Ты уверена, что не пытаешься достать с неба Луну? Где он, твой замечательный возлюбленный? Что, если ты больше не увидишь его? Ты хочешь остаться в одиночестве на всю жизнь?
        Оглушительно затрезвонил дверной звонок, и оба вздрогнули. Звонок повторился.
        - Это - он? Манера звонить нахальная, похожая на него, - злобно прошипел Майкл. - Ты оставайся здесь, а я с ним разберусь.
        - Не надо! - испуганно вскрикнула Элиза, пытаясь остановить его, но Майкл с такой решимостью кинулся к двери, будто ему предстояло сражение с целой армией.
        Элиза не успела его догнать, Майкл стремительно открыл дверь и с ненавистью уставился на Кеннета.
        - Уходите. Здесь вас никто не ждет. Оставьте нас в покое!
        - Не стоит говорить за Элизу, - процедил Кеннет, глядя на Майкла с высоты своего роста.
        - Она моя невеста!
        - Это не значит, что она бессловесная тварь, даже если вас такой вариант устраивает.
        - Как вы смеете?! - взорвался Майкл.
        Элиза внезапно почувствовала себя как на сцене - в окнах соседних домов зашевелились занавески, из щелок между ними засверкали глаза любопытных соседей.
        - Сейчас же заходите в дом! - прошипела разъяренная Элиза. - На вас смотрят.
        - Пока этот нахал не уйдет - ни за что! - мрачно глядя на соперника, заявил Майкл.
        Кеннет небрежно пожал плечами.
        - И не подумаю.
        Багровая от злости, Элиза втащила Майкла в прихожую. Кеннет невозмутимо проследовал за ними и закрыл за собой дверь.
        - Попроси его уйти, - настойчиво повторил Майкл, умоляюще глядя на Элизу, и этот взгляд заставил ее почувствовать себя виноватой и совсем беспомощной. - Что ему здесь надо, в самом деле? Ты же говорила ему, что не хочешь больше его видеть, так почему он снова объявился?
        Кеннет возмущенно и негодующе уставился на Элизу.
        - Ты так говорила? Он потребовал от тебя обещания не встречаться со мной? И ты согласилась?
        - Я просила тебя не приходить сюда, - напомнила Элиза, гордо вздернув подбородок и сердито блестя глазами.
        - Теперь мне понятно почему, - сквозь зубы процедил Кеннет. - Вы с ним договорились здесь встретиться, а я мог помешать и подлить масла в огонь.
        - Ничего подобного! Ни с кем я не договаривалась! Майкл приехал сам, чтобы спокойно поговорить.
        - И вы договорились не отменять свадьбу? У него весь рот в твоей губной помаде, и не пытайся уверять меня, что он тебя не целовал.
        - И что? Это не ваше дело! - выпалил Майкл. - И наша женитьба тоже не ваше дело. Вы здесь - незваный гость, Элиза только что об этом ясно сказала. Вы слышали? Я знаю ее чувства. Она - не безмолвная статуя. Она повторила то, что с самого начал я сказал за нее. Так почему вы все еще здесь? Почему не уходите?
        - Я буду делать то, что считаю нужным, и пошли к чертям все ваши просьбы! - вскипел Кеннет.
        У Элизы задрожали губы, ей еще не доводилось видеть его в такой ярости. Она даже слегка испугалась. Тем не менее Элиза решительно встала между мужчинами и, возмущенно глядя на Кеннета, заявила:
        - Уходи немедленно! Я просила тебя не появляться здесь, и настаиваю на этом. И прекрати угрожать Майклу, а то я швырну в тебя чем-нибудь тяжелым.
        Лицо Кеннета смягчилось, уголки рта поползли кверху и в глазах заплясали веселые искорки.
        - Я уже испугался!
        - Не сомневаюсь!
        Кеннет сложил ладони и умоляюще простер руки к Элизе.
        - Хорошо-хорошо. Я буду паинькой. Обещаю, мисс.
        Элиза внимательно вглядывалась в его лицо, стараясь понять, насколько серьезно его обещание. Ее настораживали подозрительно насмешливые искорки в его глазах. Надеясь, что Кеннет хотя бы не станет буйствовать, Элиза повернулась к Майклу.
        - Мне кажется, тебе лучше уйти.
        - Почему должен уйти я? - Майкл все еще пребывал в воинственном настроении. - А не он?
        - Я так хочу! - чуть капризно сказала Элиза. - Я хочу, чтобы ты ушел первым. Ни к чему, чтобы вы выходили одновременно. Я вовсе не хочу, чтобы вы сцепились, как только выйдете за порог, соседи и так получили удовольствие. Как только ты уедешь, Кеннет тут же уйдет.
        - Скажи ему, пусть он уйдет первым, а я после, - по-ребячьи упрямился Майкл. - Почему я должен уходить раньше него?
        Элиза взяла его за руку.
        - Неужели так трудно, Майкл, уйти без всяких объяснений? Просто уходи… Умоляю!
        Он колебался, ему явно не хотелось сдаваться, особенно при таком свидетеле, как Кеннет. Наконец Майкл решился и, пожав плечами, заявил:
        - Хорошо, я ухожу, но только ради тебя.
        С трудом отведя взгляд от соперника, Майкл направился к выходу. Элиза шла за ним и размышляла, почему все мужчины старательно демонстрируют свое «я» и лелеют свое самолюбие. Она подозревала, что Майкл стремился показать себя не столько перед ней, сколько перед Кеннетом.
        Майкл открыл дверь, но вдруг, словно что-то вспомнив, обернулся к Элизе.
        - Ты останешься жить здесь, в коттедже?
        - Нет. Я буду его продавать, свяжусь со своим агентом сегодня или завтра.
        - Не надо. Я куплю твой дом. Ты знаешь, он мне всегда нравился. Зачем продавать через агентство, когда можно продать мне напрямую.
        - Ты уверен, что хочешь жить здесь? - удивилась Элиза.
        - Конечно. Я уточню в агентстве цену. Мне не хотелось бы хоть как-то ущемить твои интересы. Думаю, мы сумеем договориться и легко оформим сделку.
        Подумав, Элиза кивнула.
        - Хорошо, Майкл. Я тебе доверяю. - Она улыбнулась. - Твое предложение сбережет мне кучу денег, не придется платить агенту.
        Майкл посмотрел через ее плечо в холл.
        - Ты уверена, что тебе с ним ничего не грозит?
        - Не глупи, Майкл, все будет в порядке.
        Он пожал плечами.
        - Мне бы твою уверенность. Прошу тебя, не говори ему, что мы еще встретимся.
        - Не бойся, не скажу.
        Майкл наклонился и, мимолетно прикоснувшись к губам Элизы, хрипло выдохнул:
        - Только ради тебя!

9

        Увидев, как машина Майкла сорвалась с места, Элиза облегченно вздохнула и закрыла дверь. Одно дело сделано, теперь ей предстояло решить, как дальше вести разговор с настойчивым Кеннетом. Медленно повернувшись, Элиза замерла - Кеннет стоял совсем рядом, сделай она шаг, и наткнулась бы на него.
        - Кто тебя просил приходить сюда? - напустилась на него Элиза.
        Кеннет усмехнулся и насмешливо изогнул бровь.
        - Я хотел удостовериться, что он и в самом деле уехал.
        - От тебя одно только беспокойство и неприятности! - Элиза широко распахнула входную дверь. - Теперь наконец ты можешь уйти.
        Кеннет неторопливо направился в кухню, лениво бросив через плечо:
        - Пока нет!
        Элиза прикрыла дверь и поспешила за ним.
        - Я не хочу видеть тебя здесь. Нам не о чем больше говорить, все уже сказано.
        Кеннет плавно обернулся и коснулся ее руки. Сердце Элизы застучало, готовое выскочить из груди.
        - Я еще не все сказал. Почему ты позволила ему целовать тебя?
        Элиза смутилась.
        - Я не позволяла… так получилось. Впрочем, это не твое дело.
        - Возможно, это так, - согласился Кеннет, не спуская пристального взгляда с губ Элизы.
        Она с трудом сдерживала нервную дрожь. Ей не хотелось отвечать на его призыв, лучше бы Кеннет ушел и оставил ее в покое. Но, заметив в его глазах неодолимое желание, Элиза почувствовала, как в ней яростным пламенем вспыхнула страсть.
        - Оставь меня! - из последних сил сдерживаясь, прошептала она, пытаясь унять бешеное биение сердце.
        Кеннет отшвырнул в сторону кресло, за которое Элиза пыталась спрятаться, и сильными руками вцепился в ее плечи.
        - Ты принадлежишь мне, Элиза, и знаешь это, хотя не желаешь признавать. С той минуты, как мы встретились, мы оба знали, что созданы друг для друга. Если бы тогда у меня не было семьи, то все эти годы мы были бы вместе. Но, к несчастью, я не был свободен. Ты исчезла и до сих пор пытаешься убежать от меня. Зачем?
        - Я уже говорила. Ты сломал мою жизнь дважды, я не хочу, чтобы это произошло в третий раз.
        - Ты любишь меня, - страстно прошептал Кеннет, обнимая Элизу и теснее прижимаясь к ней, - а я люблю тебя. Так стоит ли впустую тратить драгоценное время?
        Он нежно притронулся к ее щеке. Элиза хотела отшатнуться, но ее словно парализовало. Она застыла и только чувствовала на своей талии крепкие руки Кеннета и его теплые губы, скользящие по ее щеке вниз, к губам. Как ни старалась Элиза бороться с собой, она не могла преодолеть неотвратимую тягу к Кеннету.
        Кончик его языка уверенно раздвинул ее губы, Кеннет целовал ее все более жарко и страстно, еще настойчивее, и Элиза застонала от наслаждения, в ее теле пылал огонь желания. Закрыв глаза, она прижалась к Кеннету, забыв обо всех своих опасениях, обо всех тех причинах, которые заставляли ее сопротивляться. При каждом его прикосновении она таяла, Элизе казалось, что ее уносит неведомый вихрь и она сейчас затанцует в воздухе, как осенний лист на ветру.
        Она с трудом заставила себя открыть глаза и ошеломленно посмотрела на Кеннета. Он молча взял ее на руки и решительно понес куда-то.
        - Что… что ты делаешь? - испуганно прошептала Элиза.
        Через несколько секунд она уже лежала на софе в гостиной. Кеннет улегся рядом и всем телом прижался к Элизе.
        - Ненавижу! - выдохнула она, дрожа от ярости и от необузданного желания.
        Кеннет был опасно близко, она ощущала его всем телом, от плеч до кончиков пальцев ног, и пылала как в огне. Но внутренний голос нашептывал Элизе, что уступить - смертельно опасно, Кеннет искалечит всю ее жизнь. Она должна заставить себя быть стойкой.
        - Ненавидишь? Что с тобой, Элиза? - мягко спросил Кеннет, с улыбкой глядя в ее потемневшие, ставшие почти свинцово-серыми, глаза.
        - Да, да! Мне противно даже смотреть на тебя! - упорствовала Элиза, в запале даже не замечая, что его ловкие пальцы уже расстегнули ее кофточку и пробираются под кружевной бюстгальтер. - Нет, не надо… не… надо… - простонала она, когда Кеннет дотронулся до ее обнаженной груди.
        Кеннет, не вняв ее мольбе, наклонился к ее груди, осторожно взял мягкими губами торчащий сосок и начал ласкать его языком и покусывать.
        Элиза сдалась, поняв, что протестовать бессмысленно и Кеннет не отпустит ее. Она стонала, погрузившись в море неизъяснимого удовольствия, ее била дрожь. Ей хотелось прижаться к Кеннету еще теснее, отдать ему каждый кусочек своего тела, слиться с ним, раствориться в нем, стать единым целым, хотя бы на мгновение.
        А что будет потом? - пробилась вдруг сквозь туман сладострастия трезвая мысль. Кеннет, всеми правдами и неправдами добивающийся близости, получит удовольствие и быстро забудет о нем, а ты, доверчивая дурочка, опять останешься в унылом одиночестве. Она резко оттолкнула Кеннета.
        - Я не буду спать с тобой!
        Кеннет поднял голову. Его лицо раскраснелось, глаза помутнели от возбуждения, но он нашел в себе силы выдавить улыбку.
        - Перестань бороться с собой, Элиза. Ты хочешь спать со мной, как бы ты ни отговаривала себя и что бы ни говорила.
        Он взглянул на ее полуобнаженную грудь, наклонился и лизнул сосок. Элиза не смогла сдержать счастливый стон.
        - Вот видишь! - торжествовал Кеннет. - Тебе это так же нравится, как и мне. Не пойму, зачем ты противишься нашему общему желанию.
        - Да, это правда! - хрипло проговорила Элиза. - Я теряю голову, когда ты ласкаешь меня. - Заметив, что глаза Кеннета радостно заблестели и губы расплылись в победной улыбке, она разозлилась на себя и поспешила добавить: - Но я все-таки не хочу продолжать наши встречи. Три года назад мне пришлось все менять в своей жизни. Сейчас произошло то же самое. Я не выдержу больше подобных повторений. А теперь я спрошу тебя. Почему ты не отступаешь? Почему не оставишь меня в покое?
        Кеннет нетерпеливо отмахнулся.
        - Ну вот, опять! Мы начинаем идти по кругу! Но, если ты настаиваешь, повторим все в очередной раз. Рано или поздно ты, может быть, научишься внимательно слушать. Итак: три года назад я был женат; теперь я свободен; мы оба это знаем; я люблю тебя и хочу тебя, ты, как я считаю, чувствуешь то же самое. Так в чем проблема?
        Во время этой возмущенной и резкой речи Элиза успела встать, привести в порядок одежду и волосы. Кеннет еще заканчивал тираду, а Элиза, уловив момент, уже отошла от него подальше и встала у окна, спиной к Кеннету.
        - Проблема простая, Кеннет, - дождавшись паузы, заговорила Элиза, - я не хочу снова страдать. Как ты знаешь, я подкидыш. И три года назад, когда ты предпочел остаться с женой и сыном, я опять почувствовала себя брошенной.
        - Побойся Бога, Элиза! Что мне оставалось делать? Дэнни был совсем маленьким, я не мог уйти от него!
        - Дайте договорить! - нетерпеливо перебила она Кеннета. - Я не говорю, что ты поступил некрасиво, я тебя понимаю и не осуждаю. Ты был необходим своему малышу, должен был остаться с ним, заботиться о нем и о его счастье.
        - Да, и не только потому, что я его отец. Джун не заботилась о сыне, ее ничто не волновало, кроме собственных дел. Она хотела веселья, ярких событий, а маленький ребенок мешал ей наслаждаться жизнью.
        - Я согласна, Дэнни не мог обойтись без твоей заботы, у тебя действительно не было выбора. Ты должен был остаться с женой ради блага сына. Но это ничего не меняет. Мне, какие бы у тебя ни были высоконравственные оправдания, нужен человек, который всегда принадлежал бы только мне и мог бы беречь меня, а не кого-то еще.
        - Я мечтал быть с тобой, Элиза! Неужели ты можешь думать, что это не правда?! Я до сих пор помню, как тяжело дался мне выбор. И потом я долгое время мучился.
        Она обернулась к Кеннету, ее лицо побледнело и осунулось.
        - Я тебя не упрекаю. Мне понятно, почему ты поставил на первое место сына. Но понимать - не значит соглашаться с таким выбором. Когда пришлось решать, ты выбрал сына, а не меня, решив сохранить семью, и, я не сомневаюсь, так будет всегда.
        Кеннет нервно взъерошил волосы и провел рукой по лбу, стирая выступившие капельки пота.
        - Я не мог поступить иначе! Куда мне было деться? Ты говоришь, что все понимаешь, так надо ли еще раз объяснять? Дэнни я выбрал три года назад, теперь - совсем другое дело. Все изменилось: мой брак распался и Дэнни живет в школе-интернате. Сразу же после развода я нанял детектива, чтобы он разыскал тебя. Ты все это время жила в моей душе. Я люблю тебя, Элиза, и теперь мы можем пожениться. Ничто не мешает нам быть вместе.
        - Я мешаю, Кеннет!
        Он подошел к Элизе и, вглядываясь в ее лицо, настороженно спросил:
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я боюсь, что все повторится. Я не сомневаюсь, что и теперь сын будет у тебя на первом месте, а я - на втором.
        - Элиза, мы ведь не на конкурсе! Это просто нелепо! Ты говоришь так, словно ревнуешь к Дэнни. К ребенку! Это безумие!
        - Нет, я вовсе не ревную. Но я ужасно устала от горя и страдания. Ты говоришь, что любишь меня, но я никогда не чувствовала, что и в самом деле занимаю значительное место в твоем сердце и в твоей жизни.
        - Элиза…
        Кеннет хотел обнять ее, но она отскочила в сторону и отчаянно затрясла головой.
        - Нет! Пожалуйста, Кеннет, отойди, не трогай меня. Я говорю именно то, что думаю, что заставляет меня все время пускаться в бега, вместо того чтобы быть рядом с тобой и наслаждаться любовью. Я настрадалась три года назад и не хочу страдать теперь. Я много думала обо всем. У нас нет будущего, Кеннет.
        Он откинул со лба прядь волос и мрачно посмотрел на Элизу.
        - Я не принимаю твои слова. Это какая-то нелепица, и ничего больше.
        Элиза смерила его холодным взглядом и пожала плечами.
        - Если ты так думаешь, значит, ты не пытался меня понять или просто не слушал. В таком случае продолжать разговор бессмысленно, я не изменю свою точку зрения, а ты, по-видимому, не хочешь взглянуть на наши отношения моими глазами.
        - Хорошо, я ухожу. Но ты обещала приехать ко мне познакомиться с Дэнни. Ты, надеюсь, сдержишь слово несмотря ни на что?
        - Стоит ли мне приезжать? - утомленно спросила Элиза. - Я не собираюсь связывать свою жизнь с твоей, какой тогда смысл встречаться с твоим сыном?
        Карие глаза Кеннета стали почти черными, как грозовые тучи, из них ушли тепло и страсть, осталась только монолитная твердость камня.
        - Думаю, смысл есть. Мне хотелось бы вас познакомить. Каждый из вас мне нужен больше всего на свете. Я хочу, чтобы вы узнали друг друга.
        Элиза нахмурилась.
        - Зачем? Зачем тебе это надо?
        - Я уже говорил. Я хочу, чтобы вы встретились хотя бы раз. И ты мне пообещала. Несколько часов твоего времени, вот все, что я прошу. Неужели тебе так трудно подарить мне несколько часов?
        Элиза горестно вздохнула.
        - И почему ты так настойчив? Ты никогда не уступаешь?
        - Когда вопрос по-настоящему важен для меня, - нет, не уступаю.
        Она помолчала, размышляя.
        - Ну хорошо. На один раз я согласна. А потом… потом… - все? Обещаешь? Ты не будешь настаивать, чтобы я встречалась с твоим сыном снова и снова?
        Кеннет кивнул.
        - Договорились. Я заеду за тобой в пятницу, часов в одиннадцать. Возьми с собой необходимые вещи - халат, тапочки, ночную сорочку… Выходные мы проведем в отеле.
        - Кто это «мы»?! - встрепенулась Элиза.
        Кеннет перехватил ее подозрительный взгляд и иронически хмыкнул.
        - Не беспокойся, я не жажду устраивать любовные игры. Дэнни разместится в моей комнате, а у тебя будет собственная. Так что тебе ничто не угрожает.
        К сожалению, с самой первой встречи Элиза, находясь рядом с Кеннетом, ни минуты не чувствовала себя в безопасности. Сначала он сделал ее беспредельно счастливой, потом - безнадежно несчастной, и она была уверена, что счастье с ним ее уже не ожидает. Когда-то она мечтала о любви и видела в своих грёзах не красавца, нет, но человека, для которого она будет на первом месте и который будет любить ее больше жизни. С Кеннетом подобное было невозможно.
        - Кстати, я слышал, ты решила продать этот коттедж Майклу? - спросил Кеннет.
        - Так ты еще и подслушивал?! - возмутилась Элиза. - Ты должен знать все, не правда ли? Когда ты решаешь свои дела, ты не подпускаешь к ним никого! Да. Майкл просил меня продать коттедж ему. Мы после свадьбы собирались жить здесь, потому что ему здесь нравилось.
        - Надеюсь, ты получишь нормальную цену?
        - Конечно. Так будет проще. Мне не придется платить лишние деньги посреднику, и вообще я доверяю Майклу.
        - Я бы не стал! - фыркнул Кеннет.
        - Ты его не знаешь, он порядочный человек!
        - А он случайно не покупает коттедж, чтобы иметь возможность встречаться с тобой?
        Элиза уловила в его тоне колючую иронию.
        - Нет, что ты! Он покупает дом просто потому, что ему здесь нравится, и всегда нравилось. И потом, сразу после оценки дома я уеду. Покупку мы оформим через доверенных лиц, никакого личного контакта не будет.
        - Я ревную, - холодно сообщил Кеннет. - Его рот был вымазан твоей помадой, значит, вы целовались, и я ревную.
        Элизу бросило в жар, ее лицо вспыхнуло, она опустила голову и отступила на шаг. Обида и ярость Кеннета подействовали на нее убийственно: ноги подкосились, тело обмякло, внутренняя злость растаяла.
        Кеннет взглянул на Элизу, его лицо стало непроницаемым.
        - Увидимся в пятницу. - И он стремительно вышел из комнаты.
        Элиза смотрела в окно, как он сел в машину и уехал. Потом тяжело вздохнула. Любовь, подумала она, иногда просто невыносима.
        Борьба с Кеннетом совершенно измучила Элизу. Ей казалось, что она побывала в клетке с тигром и еле вырвалась из его лап, спасая свою жизнь. Элиза села к столу написать заявление об уходе с работы и задумалась. А что, если устроить себе каникулы, не спешить искать новое место?
        Да, это хорошая идея. Отдых ей совершенно необходим.

10

        Пока приглашенный Майклом оценщик внимательно осматривал дом, изучал пристройки, проверял, нет ли где плесени или источенной жучками древесины, Элиза и Майкл сидели в саду и пили кофе с бисквитами.
        - По-моему, он должен дать приличную цену, - небрежно заметил как всегда практичный Майкл. - Ты сделала этот уголок совершенно очаровательным и со вкусом поменяла интерьер. Теперь дом выглядит вполне современным и должен дорого стоить. Деньги ты вложила в него немалые, но удачно. Ты купишь себе новый коттедж или положишь деньги в банк?
        - Первое, что я сделаю, устрою себе каникулы. - Элиза вдруг вспомнила о том, чего теперь уже не будет, и спросила: - А ты отменил свадебное путешествие?
        - Нет, оказалось, что уже поздно. Я решил поехать один.
        - О, Майкл! Мне очень жаль…
        - Думаю, я сумею все-таки получить удовольствие. А куда ты хочешь устраиваться на работу?
        - Я об этом пока не думала. Вернусь, тогда и начну искать. Посмотрю, где поинтереснее, где больше платят.
        Они помолчали. Майкл разглядывал малиновок, порхающих с ветки на ветку. Птички уселись наконец на шнур, которым Элиза подвязывала пионы, и засуетились, пытались согнать друг друга с понравившегося им места.
        - Да, а как… с ним? - как бы между прочим спросил Майкл. - Вы поедете вместе?
        Элиза вздохнула.
        - Не спрашивай меня, пожалуйста, о Кеннете. Я не хочу говорить о нем. Сегодня такое прекрасное утро, не стоит его портить.
        Майкл, похоже, обиделся.
        - А твое платье? Оставишь на вашу свадьбу? Когда она состоится?
        Элиза не ожидала от Майкла такой колючей прямолинейности, даже злости. Она не верила, что Майкл был безумно в нее влюблен, и, стало быть, она не разбила ему сердце. Но вот по его самолюбию, по его самоуважению она, конечно, нанесла болезненный удар. Мужчины весьма тяжело это переносят.
        - Я была у портнихи и расплатилась за него. Могу взять в любой момент. - Элиза взяла его за руку. - Майкл! Не сердись на меня. Я принесла тебе горе, но я этого не хотела. Просто нам не повезло. Несчастный случай на шоссе… Хотя, может быть, стоит считать его счастливым. Если бы не эта авария, я не встретилась бы снова… с ним и не поняла бы то, что понимаю сейчас. Как мы могли бы быть счастливы, если я не любила тебя? Рано или поздно, но ты это понял бы, и тогда нам обоим стало бы в сто раз хуже, чем теперь.
        Майкл отвернулся и что-то пробурчал себе под нос.
        - Ты еще встретишь свое счастье, Майкл, - горячо заверила Элиза. - И ты полюбишь, и тебя будут любить.
        Оценщик, закончив осмотр дома, приготовился не менее тщательно изучать сад.
        - Согласитесь, здесь очень мило, - обратился он к Элизе, - домик выглядит просто очаровательно. Прежде чем идти к вам, я ознакомился с планом и вижу, как много труда вы вложили. Как я понимаю, покупая этот дом, вы находились в несколько стесненных обстоятельствах. Неужели вы все здесь делали своими руками?
        - Почти все, кроме крыши и водопровода. Я даже увеличила кухню и переделала ее на современный лад. Прежний хозяин, похоже, ничего не ремонтировал.
        - Вы молодчина!
        - Спасибо. Чашечку кофе? - предложила Элиза.
        - Благодарю. Мне, пожалуйста, черный и без сахара. А сад - тоже ваша работа?
        - В основном, да. Я не люблю платить деньги за то, что могу сделать сама. К тому же мне нравится копаться в земле и делать любое дело на совесть, это меня радует.
        Оценщик сделал глоток кофе.
        - Понимаю, что вы имеете в виду. Я вижу, что вы любите все делать как следует. Кофе превосходный.
        Элиза рассмеялась, польщенная. Майкл нетерпеливо ёрзал в кресле, слушая эту милую светскую болтовню.
        - Ты говорила с нотариусом, Элиза, - не выдержав, вмешался он, - о продаже коттеджа?
        - Я показала ему проект договора, и он сказал, что все в порядке.
        - Ну и ладно. Я представлю ему окончательную оценку сразу же, как она будет готова. У меня есть знакомые в конторе, но я не смогу оформить покупку, пока фирма не выдаст мне ссуду.
        - Надо прежде всего закончить с оценкой, - сказала Элиза.
        - Спасибо за кофе, пора приниматься за дела. - Оценщик аккуратно поставил чашку на стол и встал. - Я сейчас займусь садом и участком, отмечу все на плане.
        Он ушел. Майкл взглянул на часы.
        - Половина одиннадцатого. Скоро ланч. Позавтракаем вместе?
        - Не могу, много дел, - сразу же отказалась Элиза.
        Чем быстрее прекратятся встречи с Майклом, тем лучше. Ни к чему им продолжать отношения. Его явная раздражительность в разговоре с оценщиком лишний раз убедила Элизу в том, что Майклу недостаточно спокойной дружбы. Он все еще надеется вернуться к тем узам, которые их прежде связывали. Если они не будут видеться, Майкл станет забывать о ней. Элиза почти не сомневалась, что Майкл не был увлечен ею до беспамятства. Они не стали любовниками, Майкл видел в ней достойную подругу жизни, но страстью не пылал.
        Он считал ее достаточно образованной, хорошей хозяйкой, надежным человеком. Теперь оба знали, что это не совсем так. Элиза оказалась неподходящим партнером, Майкл - не таким мужчиной, который ей нужен. Майкл был слишком положительным и хладнокровным, поэтому был готов ждать свадьбы, не добиваясь интимных отношений. Элиза же, как выяснилось, была страстной женщиной, она умирала от желания, когда Кеннет всего лишь прикасался к ней. И она хотела бы пылать такой же страстью к будущему мужу.
        Но им будет не Кеннет Уордвик.
        Он не любит ее так, как Элиза мечтала. Сына он любит больше, чем ее, и, хотя она обожала Кеннета, его привязанность к сыну охлаждала ее пыл.
        Элизе пришлось признать, что Кеннет недостаточно сильно любит ее, и в этом крылась главная причина ее нежелания думать о браке с ним. Она была согласна выйти замуж только за того, кто станет любить ее больше всего на свете и будет ставить ее интересы на первое место. Печальное одиночество детства до сих пор болью отзывалось в ее душе. Как ей не хватало родителей, братьев и сестер, которые согревали бы ее теплом и заботой! Элизе хотелось найти человека, для которого она стала бы центром Вселенной, и знать, что ее всю жизнь будут нежить и лелеять. Но от Кеннета этого не дождешься. Нет, конечно, Элиза верила его признаниям, она видела, как сильно его тянет к ней, но еще более сильное желание заботиться о сыне не позволит ему полностью отдаться страсти к Элизе. Кеннет будет делать то, что захочет сын.
        Майкл и агент наконец ушли, Элиза осталась одна. Она сидела, греясь в солнечных лучах и раздумывая о наполнявших ее чувствах. Наверное, многие сочли бы ее рассуждения по-детски наивными и далекими от реальной жизни; большинство людей мыслят по-другому, и, возможно, они правы. Но отказаться от сладкой мечты, которая столько лет скрашивала ее одиночество, Элиза не могла.

        На следующий день Элиза поднялась рано. Ночь выдалась тревожной, она плохо спала.
        С самого утра Элиза занялась сборами. Она решила взять минимум вещей и достала небольшой саквояж. Надо подумать, в чем ехать. Элиза накинула легкую свободную блузу из скользящего светло-серого шелка, сунула ноги в сандалии на толстой, но почти невесомой подошве, повесила на плечо соломенную сумку и подошла к зеркалу. Она выглядела неплохо и осталась довольна собой: шелк не скрывал изящества ее фигуры, серый цвет оттенял серебристый оттенок волос. Элиза выглядела элегантной и независимой. Ей не хотелось казаться Кеннету легкой добычей.
        Элиза с трудом заставила себя съесть пару тостов и немного фруктов. После завтрака она решила немного прибраться. К приезду Кеннета ее дом должен быть чистеньким и аккуратным, чтобы все блестело и радовало глаз. Она успела закончить уборку как раз к тому моменту, как к коттеджу подкатила роскошная машина Кеннета.
        Сердце Элизы радостно вздрогнуло, дыхание стало неровным, но она взяла себя в руки и, подхватив легкий дорожный саквояж, небрежной походкой вышла из дома, не забыв тщательно запереть дверь.
        Кеннет вышел из машины, поставил саквояж Элизы на заднее сиденье, помог ей сесть, сам сел за руль, и машина тронулась. Сегодня на Кеннете был светло-голубой полотняный костюм, явно сшитый на заказ, и синие кожаные туфли, очень дорогие на вид. Каждая деталь одежды была продумана и подобрана со вкусом. Кеннет смотрелся удивительно эффектно.
        Элиза украдкой взглянула на его уверенные сильные руки, лежащие на руле, и в ее памяти невольно возникла картина - гостиная, она лежит на софе рядом с Кеннетом, его руки ласкают ее обнаженную грудь, а рот обжигает ее губы нетерпеливым поцелуем.
        Она отвернулась и стала рассматривать пейзаж за окном стремительно мчащегося автомобиля.
        Но беспокойство не оставляло Элизу. Нет, она не может ничего забыть.
        Она была бы рада не мучить себя желанием, изгнать это жгучее чувство. Но как это сделать, если каждая клеточка ее тела ноет от тоски по Кеннету, если она тает при одной мысли о нем?
        Надо начать говорить о чем угодно, только бы избавиться от этих глупых воспоминаний!
        - Сколько ехать до интерната? - Элиза старалась говорить спокойно, но ее выдавала нервная дрожь голоса.
        Нервная из-за того, что Кеннет снова был совсем рядом, только узкое пространство отделяло Элизу от его страстного рта, от мужественного притягательного тела.
        - Чуть больше часа. Я сказал Дэнни, что мы приедем к ланчу. Я заказал нам столик в ресторане отеля, который недалеко от школы. Там весьма прилично готовят, у них великолепный шеф-повар.
        - Дэнни знает, что я приеду с тобой?
        - Да. Я разговаривал с ним по телефону вчера вечером. Ему нравится уезжать из интерната. Он любит школу, но каждый отъезд для него целое приключение. Недалеко от отеля есть озеро, он мечтает покататься на лодках. А ты любишь?
        - Не сказать чтобы очень, но я в свое время занималась греблей. Майкл считал меня почти фанатиком этого спорта. Но сейчас я немного не в форме и не взяла спортивных туфель, без них в лодке нет упора.
        - Купим или возьмем напрокат.
        - Как я поняла, ты знаешь эти места. Часто бывал здесь с сыном?
        - Да, не один раз, но никогда не интересовался прокатом.
        - А ты любишь кататься на лодке?
        - Если ты поедешь, то и я поеду. Здесь есть квалифицированный инструктор, он может заняться с Дэнни, если мы останемся. Но обычно я сам вожусь с сыном, мне приятно видеть его старания.
        - Ты взял с собой все необходимое?
        Кеннет кивнул.
        - Когда Дэнни заявил, что хочет поработать веслами, я раскопал даже кепи. Тебе звонить по этому поводу было бессмысленно, у меня дома все равно не нашлось бы ничего подходящего, и я понадеялся, что на месте разберемся.
        - Ладно, что-нибудь придумаем. - Элиза откинулась на спинку сиденья, любуясь изумрудной зеленью расстелившегося за окнами простора полей.
        Когда они проезжали поворот и встречная машина пролетела мимо них на огромной скорости, Кеннет, видимо вспомнив об аварии, притормозил, как и в ту ночь, когда они столкнулись с машиной Майкла.
        Еще одна машина с ревом промчалась мимо них. Кеннет резко повернул и затормозил, его машина чуть не врезалась носом в каменный бордюр. Их окружила тишина, облако пыли плавно оседало на узкую ленту проселка. Элиза только теперь поняла, что она, оказывается, закричала. Эхо ее испуганного крика отозвалось в салоне машины и зазвенело в голове. Кеннет пробурчал какое-то ругательство. Спустя несколько секунд он повернулся к Элизе.
        - Не ушиблась? Я не хотел тебя напугать. Он ехал со скоростью не меньше восьмидесяти миль - наше счастье, что я не гнал машину. Мы непременно столкнулись бы.
        Элиза нервно рассмеялась.
        - Так получилось. Это называется - так получилось. Именно подобным образом и произошла авария той ночью.
        Кеннет криво усмехнулся.
        - Да. Сердце у меня до сих пор стучит как паровой молот.
        Он взял руку Элизы и приложил ладонью к своей груди. Сердце и в самом деле отчаянно колотилось. Тепло, греющее ладонь, всколыхнуло в Элизе желание забраться под рубашку Кеннета и ощутить живую, трепетную плоть его тела.
        Кеннет пристально следил за выражением лица Элизы и, должно быть, уловил тень страсти, мелькнувшую в ее глазах, потому что неожиданно наклонился и прижал ее всем телом к спинке сиденья. Она знала, что надо оттолкнуть его, не позволять снова целовать ее, но шок от дорожного происшествия еще не отпустил ее нервы, она чувствовала себя несчастной и перепуганной.
        Элиза ответила на поцелуй с отчаянной страстью. Кеннет гладил ее трепещущее тело, и ей казалось, что желание становится нестерпимым, подобным урагану, все сметающему на своем пути. Если бы они сейчас не сидели в машине, один Бог знает, что могло бы дальше произойти. Но они стояли на обочине шоссе, мимо все время проносились машины. Нет, нельзя заходить слишком далеко. Кеннет застонал, заставляя себя оторваться от губ Элизы.
        - Я готов убить тебя. Ты понимаешь, что делаешь со мной?!
        Элиза неподвижно полулежала на сиденье, прикрыв глаза и тяжело дыша. Она-то знала, что Кеннет делает с ней. Неужели и ему приходится трудно? Элиза не хотела больше останавливать Кеннета, она мечтала, чтобы он дошел до конца и удовлетворил ее яростное желание.
        - Нам лучше двинуться, а то мы опоздаем на ланч, - пробормотал Кеннет. - Сядь прямо, Элиза! Не терзай меня!
        Он завел мотор, и машина медленно тронулась с места. Элиза выпрямилась и закрыла глаза, пытаясь привести себя в норму.
        Остаток пути они проделали в молчании. Они добрались до интерната, когда почти всех детей уже разобрали. Кеннет остановил «ягуар», оставил Элизу в машине и отправился за сыном.
        Элиза рассматривала здание, похожее скорее на замок, чем на школу. Каменные стены увивал дикий виноград, на крыше торчали забавные башенки. Кеннет очень быстро вернулся вместе с сыном, который бодро тащил рюкзак. Дэнни оказался довольно высоким, крепким и здоровым на вид. Пока они шли к машине, Элиза успела разглядеть, что мальчик похож на отца - крупные, четкие черты лица, темные волосы, только глаза не карие, а голубые.
        Элиза выпрямилась и улыбнулась им.
        - Знакомься, Дэнни. Это Элиза.
        Кеннет взял у сына рюкзак и поставил в багажник. Мальчик протянул руку Элизе.
        - Привет!
        - Привет, Дэнни, - отозвалась она, пожимая его теплую ладонь с маленькими тонкими пальцами.
        Интересно, много ли он взял от матери? Внешне Дэнни похож на Кеннета, но какой у него характер? Что он унаследовал от Кеннета, а что от матери?
        - Давайте побыстрее, - поторопил их Кеннет, - мы можем опоздать на ланч. Дэнни, садись!

        В ресторане Элизу ждал неприятный сюрприз. Метрдотель хотел проводить их к столику, но Дэнни замер как вкопанный, глядя на ослепительную блондинку, которая пристально смотрела на него.
        - Мама! - радостно завопил Дэнни.
        Женщина встала.
        Так вот, оказывается, как выглядит жена Кеннета! Джун действительно была хороша. Фигура в меру пышная и женственная - высокая, отличной формы грудь, что подчеркивала сиреневая блузка с глубоким декольте; стройные бедра радовали глаз плавными линиями; ноги, обтянутые белыми джинсами, поражали невероятной длиной. Волосы Джун цвета спелой золотистой кукурузы обрамляли очаровательное лицо. Большие голубые, как у Дэнни, глаза смотрели томно и зазывно.
        Все мужчины в зале с жадностью и вожделением уставились на Джун, когда она встала. Элиза быстро взглянула на Кеннета и обнаружила, что и он - не исключение.
        Он, должно быть, все еще в нее влюблен, а что возненавидел - всего лишь слова. На Элизу часто обращали внимание, она считала себя довольно привлекательной, но с Джун соревноваться не рискнула бы.
        Джун с улыбкой смотрела на сына, Дэнни подбежал к ней, поцеловал ее и уткнулся в протянутые руки.
        - Сюрприз, сюрприз, - ворковала она.
        Кеннет, словно его тянули невидимые нити, тоже подошел к Джун.
        - Почему ты не сообщила о приезде?
        - Я говорила, что постараюсь, но не была уверена, что сумею вырваться. Мне не хотелось разочаровывать Дэнни, если ничего не вышло бы. - Продолжая сжимать руку сына, Джун лениво улыбнулась Кеннету. - А ты как поживаешь? Выглядишь просто ужасно!
        - Нормально. - Кеннет мельком взглянул на сидящего за столом мужчину и недружелюбно поздоровался: - Привет, Роберт!
        - Привет! Как дела? - вежливо отозвался тот с сильным шотландским акцентом.
        - Отлично, спасибо. - Кеннет протянул сыну руку. - Сейчас мы спешим на ланч, поговорим потом. Мы пару дней побудем здесь. А у вас какие планы?
        - По крайней мере на эту ночь мы останемся, - ответила Джун. - Может, пообедаем вместе? - Она взглянула за плечо Кеннета, где у столика стояла Элиза. - Это твоя подружка? Ты не предупреждал, что будешь не один. Мы обязательно должны познакомиться, надеюсь увидеть ее вечером. - Джун холодным взглядом окинула простенький наряд Элизы. - Мила, очень мила, - снисходительно процедила она, вздернув подведенную бровь, давая понять, что на самом деле вовсе так не думает.
        Элиза оторопела от возмущения. Кем эта красотка себя возомнила?!
        - Позвони нам, - равнодушно бросил Кеннет, уводя сына.
        Усевшись за столик, Дэнни сообщил Элизе:
        - Это моя мама.
        - Я поняла. - Она выдавила вежливую улыбку и спряталась за меню, притворяясь, что тщательно его изучает.
        Дэнни последовал ее примеру, водя пальчиком по строчкам.
        - Папа, а можно мне дыню с бисквитом? - спросил он. - Шербет - это что? Мороженое?
        - Вроде того. Ты сделал хороший выбор, я, пожалуй, закажу себе то же самое.
        - А мясо в белом соусе? Интересно. В школе я чаще всего ем котлеты.
        - Хорошо, хорошо.
        Кеннет, казалось, не особенно внимательно прислушивается к словам сына. Его лоб прорезали морщины, глаза помрачнели, он явно был занят своими мыслями. Элиза, наблюдая за ним из-под полуприкрытых ресниц, перехватила хмурый взгляд, который Кеннет бросил в противоположный угол зала, где оживленно щебетала Джун. Элизе отчаянно захотелось узнать, о чем он думает. Очевидно, Кеннет растерялся, увидев Джун. И все же какие именно чувства вызвала она у него? Кеннет старался казаться абсолютно спокойным и держать себя в руках, но ему это плохо удавалось.
        Подошла официантка и приняла у них заказ. Элиза попросила для себя дыню и еще палтуса в апельсиновом соусе.
        Дэнни оживленно рассказывал о полном приключений походе, в который на прошлой неделе ходил с классом, когда к столику подошли Джун и Роберт. Ослепительно улыбнувшись Кеннету, Джун промурлыкала:
        - Нам хотелось бы прокатиться с Дэнни на машине и где-нибудь попить чаю. Я вечность его не видела. Ты не против, Кеннет?
        Он бесстрастно выслушал просьбу, отстраненно посмотрел на бывшую жену и перевел взгляд на сына.
        - Это вопрос к тебе, Дэнни. Хочешь прокатиться с мамой и с Робертом?
        В глазах мальчика Элиза прочитала нерешительность и сомнение, он украдкой взглянул на рыжеволосого чемпиона. Интересно, подумала Элиза, смотрит Дэнни на Роберта, как на героя, или нет?
        - Конечно, - осторожно протянул Дэнни, - если ты, папа, не возражаешь.
        - Мне все равно, лишь бы ты был доволен, - успокоил его Кеннет, и лицо ребенка прояснилось.
        - Пойдем, - сказала Джун, протягивая руку сыну. Он выскочил из-за стола и вприпрыжку помчался к выходу. - Увидимся вечером, - бросила через плечо Джун, уходя.
        Кеннет тяжело вздохнул.
        - У меня не было выбора. Я не мог не отпустить его. Не хочу, чтобы Дэнни винил меня за то, что редко видится с матерью.
        - Уверена, он и не будет тебя упрекать. У вас с ним, похоже, отличные отношения.
        Кеннет довольно улыбнулся.
        - Ты действительно так думаешь? Что же, признаться, и я на это надеюсь. Не хочу ограничивать встречи Дэнни с матерью - напротив, пусть они чаще видятся, но у Джун временами бывают непредсказуемые вспышки злобы. Она вполне может внезапно исчезнуть вместе с сыном, не вернуть его мне. А через какие-нибудь день-два новая игрушка ей надоест, и Дэнни будет очень больно.
        - Не думаю, что она с ним сбежит, сегодня на вечер у нее намечены другие игры, - сухо заметила Элиза.
        - Что ты хочешь сказать?
        Она сердито передернула плечами.
        - Ей, конечно, нравится производить впечатление на мужчин, но мне кажется, она до сих пор неравнодушна к тебе. Возможно, Джун из тех женщин, которые хотят держать на привязи всех когда-либо им близких мужчин. Ты ушел от нее, и это ее оскорбляет.
        - Интересная мысль, - удивленно проронил Кеннет, допивая кофе.
        Элиза не стала озвучивать свои более неприятные подозрения. Для нее казалось очевидным, что Джун явно недовольна появлением рядом с ее бывшим мужем женщины, которая моложе ее на добрых десять лет.
        - Пойдем к себе, распакуем вещи, - предложил Кеннет.
        Элиза молча встала и последовала за ним. Они взяли ключи и поднялись на второй этаж. Элиза прямиком направилась в свою комнату, Кеннет остановился в дверях, хмуро осматриваясь. Комната была уютной, но совсем крошечной. У стены стояла узкая кровать, на тумбочке лежал рюкзак Дэнни.
        - Они решили, что это комната для мальчика, - догадалась Элиза.
        Кеннет толкнул соседнюю закрытую дверь и оказался в гостиной. Элиза прошла через нее в смежную комнату. Это была просторная спальня с двумя кроватями, застеленными шелковыми покрывалами. Комната выглядела очаровательной, мебель в стиле восемнадцатого века казалась мягкой и уютной. У входа, бок о бок, стоял саквояж Элизы и сумка Кеннета.
        Элиза обернулась к Кеннету.
        - Надо было предупредить портье, что эту комнату займете вы с Дэнни. Они, по-видимому, решили, что мы с тобой поселимся в этой комнате, а в комнате поменьше будет жить твой сын.
        - Я не обсуждаю с персоналом, где я буду спать! - раздраженно воскликнул он. - Я просил у них номер с двумя смежными и одной отдельной комнатой. Сейчас же позвоню и попрошу номер попросторнее.
        - Не беспокойся. Маленькая комната меня устроит. - Элиза подхватила свой саквояж. - Пойду распаковываться. Ты заберешь вещи Дэнни?
        Кеннет взял рюкзак.
        - Извини, Элиза, мне очень неловко. Мне и в голову не приходило, что они предложат нам такую крошечную комнатушку.
        - Это не имеет значения. Всего-то на пару дней!
        - Зато гостиная полностью в твоем распоряжении, сиди здесь сколько угодно. Не забудь, вечером мы обедаем с Джун и Робертом, - напомнил Кеннет.
        - Но при чем тут я? - Элиза раскрыла саквояж и как бы невзначай спросила: - Ты знал, что она сегодня здесь будет? Поэтому и настаивал, чтобы мы поехали вместе? Я нужна тебе как трофей, чтобы твоя бывшая жена поняла, что ты уже не тоскуешь по ней и нашел себе другую.
        Кеннет даже покраснел от гнева.
        - Не смеши! Я же говорил, она редко приезжает к Дэнни и я не ожидал ее здесь встретить.
        Элиза ему не поверила. Как ловко Кеннет использовал ее! Элиза чувствовала, что в ней разгораются, острыми ножами впиваясь в сердце, ревность и негодование. В машине она тешила себя мечтами о том, что может произойти в этом отеле, размышляла, как удержать Кеннета в рамках, сразу дать понять, что ему не удастся затащить ее в постель, когда Дэнни будет спать.
        И в то же время в Элизе бурлили страсть и беспокойное ожидание. Хотя она и решила для себя, что не будет спать с Кеннетом, она ничего не могла поделать с желанием вновь оказаться в его объятиях. И пусть это было противоречиво, нелогично, безумно, ее тело жаждало соприкоснуться к телу Кеннета, слиться с ним воедино, отдаться во власть всепоглощающей страсти.
        Возможно, постоянные попытки Элизы убедить себя, что Кеннет для нее - запретный плод, только подливали масло в огонь, усиливая желание. Элиза не предполагала, что вместо этих сладких забот встретится с его бывшей женой, и тем более не ожидала, что Кеннет воспользуется ею как прикрытием, чтобы позлить женщину, которую еще не забыл.
        Почему же, как не поэтому, он так настаивал на их совместной поездке?
        Она вспомнила момент, когда Кеннет увидел Джун. Элиза тогда заметила, как напряглось его тело, он стиснул зубы, на скулах заходили желваки, глаза сердито прищурились. Он до сих пор влюблен в нее, злобно решила Элиза, и ревнует к новому мужу. Этот загорелый спортсмен с двумя извилинами в мозгу самая подходящая партия для красотки Джун. Они и в самом деле словно созданы друг для друга, хотя, скажи Элиза об этом Кеннету, он бы, конечно, разозлился.
        Элиза принялась раскладывать вещи в шкафу. Кеннет молча наблюдал за ней.
        - Ты сам распакуешь вещи Дэнни или этим заняться мне?
        - Ты ревнуешь, - неожиданно сказал он, - ты ревнуешь меня к Джун. - В ту же секунду Кеннет оказался рядом с Элизой и, схватив за плечи, повернул ее лицом к себе. - С тех пор, как мы снова встретились, ты пытаешься убедить меня, что я тебе безразличен, что ты не хочешь меня видеть - и при этом ревнуешь к Джун. Это доказывает, что ты вовсе не равнодушна, иначе зачем бы тебе меня ревновать?
        - Ничуть я не ревную! - яростно вскинулась Элиза.
        - Ну конечно! Это ясно видно по твоим глазам, они спокойны, как лед на озере, - насмешливо изрек Кеннет.
        - Чистая выдумка, - Элиза отступила на шаг, - тебе просто нравится так думать.
        - Элиза, я не ожидал увидеть здесь Джун. - Голос Кеннета стал вдруг хриплым и тихим. - У меня не было никаких дурных намерений, мне хотелось, чтобы вы с Дэнни подружились и ближе узнали друг друга. И еще…
        Он запнулся. Элиза подозрительно смотрела на Кеннета, пытаясь по выражению лица прочитать его мысли, догадаться о несказанном.
        - И что еще? - настойчиво повторила она.
        - Неважно. Я забыл, что собирался сказать.
        - Неправда! Раз уж слово брошено, надо договаривать.
        - Хорошо, - Кеннет поморщился, - только это может не понравиться. Я собирался сказать, что мечтал провести этот уик-энд с тобой и ласкать тебя. - Жадно пожирая жгучим взглядом, он притянул ее к себе. - Ты не уставала повторять, что не хочешь меня видеть, а я не хочу сдаваться.
        Его рука медленно поползла вниз и, добравшись до подола, рывком подняла его и скользнула прямо к бедрам. Кончиками пальцев Кеннет прикоснулся к самым потайным местам, что вызвало у Элизы восторженный сладостный вздох.
        - Видишь? Ты тоже этого хочешь, - прошептал он, почти касаясь губами губ Элизы. - Близость, вот что нужно нам обоим. - Кеннет со стоном крепко прижал ее к себе. - Я хочу быть с тобой, хочу подарить тебе свою любовь.
        - Нет… нет! Не трогай меня!
        Элиза дернулась в сторону, дрожа от неистового желания, губы нестерпимо жгло. Каждая клеточка ее тела жаждала прикосновений Кеннета.
        - Тебе это нужно не меньше, чем мне, согласна ты это признать или нет, - пробормотал Кеннет.
        Одной рукой он плотно прижимал Элизу к себе, другую, словно баюкая, положил ей на затылок, чтобы было удобнее не отрываться от ее нежных губ.
        Элиза предпочла бы умереть, но не признаться в своем желании, она сопротивлялась неистовым напористым губам Кеннета с таким упорством, что ему пришлось переместить руку и властно обхватить ее за талию.
        Губы Элизы непроизвольно приоткрылись, предательски отвечая на его страстную требовательность, тело льнуло к Кеннету, но трезвый разум еще не сдавался - она продолжала сопротивляться с такой неведомо откуда взявшейся силой, что оба свалились на кровать.
        - Пусти, пусти меня! - кричала она, упираясь в широкие плечи Кеннета.
        Он посмотрел на нее, и горящий в его темных глазах откровенный огонь желания заставил Элизу замереть. Кеннет не мешкая стянул с Элизы платье, сорвал белую, всю в пене кружев, комбинацию, расстегнул полупрозрачный бюстгальтер и отшвырнул в сторону. Элиза предприняла робкую попытку остановить его, но пальцы Кеннета делали свое дело ловко и уверенно. Не прошло и минуты, как на Элизе остались только трусики.
        - Боже, как ты хороша! - со стоном выдохнул Кеннет, ложась рядом с Элизой.
        Он откровенно любовался ее обнаженным телом, с восторгом смотрел на нежную мягкую грудь; его взгляд медленно скользил все ниже и ниже - к бедрам и желанному заветному месту.
        - Моя желанная! - прошептал Кеннет, целуя груди Элизы.
        Она не шелохнулась, только закрыла глаза, когда Кеннет снял с нее трусики. Элиза почувствовала, что, если не остановит Кеннета, он овладеет ею прямо сейчас, здесь, на этой кровати, и она не сможет отказать ему.
        Элиза вновь попыталась оттолкнуть Кеннета, вырваться из его объятий, но он раздвинул ее ноги, и Элиза впервые в жизни почувствовала прикосновение мужской возбужденной плоти.
        - Я не хочу! - вскрикнула Элиза.
        - Я не буду тебя насиловать, - страстно шептал ей на ухо Кеннет. - Дай мне насладиться тобой! Ты мне отчаянно нужна. О Господи, сколько я ждал тебя!
        Кеннет целовал ее страстно, безудержно, и ее губы с жаром отвечали на его поцелуи, тело трепетало. Где бы и когда бы это ни было, но всякий раз, как Кеннет целовал ее или просто дотрагивался, Элиза теряла власть над собой, ее тело жаждало близости с Кеннетом. В душе она проклинала себя за слабость, но ничего не могла с собой поделать. Неужели разум вообще не властен над вероломной плотью? Остановись, кричал он Элизе, а то будет поздно!
        Но разве можно остановить ураган!
        Элиза почувствовала, как сильные руки приподняли ее ягодицы, - Кеннет рвался к высшему, завершающему аккорду страсти.
        - Нет! Нет, я боюсь! - стонала Элиза. - Пусти! Я не такая… Я никогда… ты… Это впервые!
        - Милая, - нежно прошептал он, осыпая ее лицо и плечи поцелуями, - за это я и люблю тебя. За твой страх, за твою невинность, за твою гордость. Я обожаю тебя!
        Его ласки проникали в самую глубину души Элизы, рождая ответное пламя желания, в котором она пылала, забыв обо всем, кроме жаркого тела, обжигавшего ее огнем страсти.
        - Ты - моя. Ты это знаешь, - выдохнул Кеннет, - и я хочу, чтобы мы стали единым целым раз и навсегда.
        Элиза тоже мучительно хотела этого, но сдаваться нельзя… Кеннет медленно и очень мягко повел бедрами, и Элиза забыла обо всем, застонав от наслаждения. Он притронулся к ней самым кончиком возбужденной плоти, и она всем телом потянулась принять его. Кеннет легкими толчками пробирался все глубже и глубже, она отвечала на каждое движение счастливым стоном. Он надавил сильнее, и Элизу пронзила неожиданно острая боль.
        - Не надо, мне больно! Уйди! - Элиза уперлась руками в его плечи и попыталась оттолкнуть.
        - Только не сейчас! Потерпи! Умоляю! Еще немного…
        Новая вспышка боли - еще острее, еще мучительнее… и Кеннет наконец вошел в нее, наполнил ее своей тяжестью, своим жаром. Боль ушла, у Элизы осталось блаженное ощущение удовлетворенного желания. Какой смысл отрицать, что она сама хотела этого, жаждала соединиться с Кеннетом, стать частью его плоти?
        Наклонившись, он целовал ее набухшие соски, гладил вздрагивающее тело, а Элиза уже ничего вокруг не замечала, потонув в нарастающей волне физического наслаждения. Она двигалась в едином ритме с Кеннетом, стоная, словно в беспамятстве. Ей казалось, что сердце не выдержит прилива восторга.
        К завершению они пришли вместе. Элиза, потрясенная, содрогалась от рыданий, Кеннет, тяжело дыша, уткнулся в ее плечо, не в силах шелохнуться.
        Придя в себя, он передвинулся, лег рядом с ней и стал успокаивать:
        - Не плачь! Ради Бога, не плачь! Тебе так больно?
        Закрыв лицо руками, Элиза безудержно рыдала, не в состоянии что-либо ответить. Плакала она, конечно же, не от боли, а от неожиданного ощущения опустошенности. С пика пылкого наслаждения она вновь опустилась в пучину бед и обыденности.
        Кеннет отвел ее руки и стал целовать заплаканное лицо, дрожащие губы, мокрые ресницы и щеки, завитки волос.
        - Перестань, Элиза! Пожалуйста, прекрати плакать! Не будь такой несчастной! Согласен, я - эгоист, но я так боялся, что ты опять исчезнешь. Я не перенесу этого. Я должен был как-то тебя остановить, заставить остаться. И я подумал…
        - Что подумал? - Элиза села, схватила платье и кое-как, лишь бы прикрыться от жадного взгляда Кеннета, натянула его.
        - Подумал, что теперь, когда мы стали близки, ты останешься. Знаешь, есть старая легенда о русалке, которая влюбилась в земного юношу. Она приплывала на свидания с ним, но всегда возвращалась обратно в море. И так было до тех пор, пока он не овладел ею. Она стала настоящей, земной женщиной, они поженились и были счастливы долгие годы.
        - Но однажды, - в тон ему продолжила Элиза, - она уплыла, уже навсегда.
        Кеннет поморщился.
        - Неужели сказка так плохо закончилась? Я-то помнил только…
        - Только то, что тебе хотелось, - перебила Элиза, - так удобнее. Ладно, мне надо принять душ. Покинь мою комнату, пожалуйста.
        Кеннет скатился с кровати и принялся собирать свою разбросанную по комнате одежду. Элиза знала, что подглядывать некрасиво, но не могла оторвать глаз от его гибкого обнаженного, такого желанного тела, только что вознесшего ее до небес.
        Не потрудившись одеться, Кеннет ушел в гостиную. Элиза бросилась к двери, закрыла ее на задвижку и, вернувшись к кровати, упала на нее в изнеможении.
        Мысли о будущем не оставляли Элизу ни на миг. Кеннет прекрасно знал: овладев ею, он стал победителем, она не сможет теперь сказать ему «нет». Но для Элизы это ничего не меняло, не решало ее судьбу. Как бы ни сложились их отношения, ей никогда не быть первой. Кеннет всегда будет ставить на первое место заботу о сыне. Ей не суждено стать для него самой главной, смыслом его жизни.
        Значит, ничего не изменилось. Но Элиза не могла примириться с пребыванием на вторых ролях. Она, как и прежде, только по другим причинам, не может остаться с Кеннетом, ей придется уйти.
        Подобно русалке из сказки она исчезнет, на этот раз - навсегда!

11

        Готовясь к вечерней встрече с Джун и Робертом, а прежде всего, конечно, с Кеннетом, Элиза сознательно выбрала самый скромный из всех нарядов, что взяла с собой: темно-серую длинную юбку и строгую приталенную блузку. Придирчиво изучив в зеркале свое отражение, она решила, что выглядит именно так, как хотела. Не стоило вызывать у Кеннета лишние эмоции, подчеркивая женственность. Волосы Элиза зачесала назад и завязала на затылке простой лентой. Косметику она тоже использовала по минимуму: чуть оттенила веки серым - глаза стали более глубокими и суровыми - и тронула губы еле заметной розовой помадой. Подумав, она капнула на волосы духами, окутавшими ее тонким ароматом пахнущего свежескошенной травой луга.
        Комната, где недавно по всему полу была разбросана одежда, ее и Кеннета, была теперь в полном порядке. Элиза села в кресло и включила телевизор. На экране мелькали какие-то сцены, но Элиза совершенно не могла включиться в нить спектакля: несмотря на принятое решение, в голове крутились беспокойные, тревожные мысли. Она отгоняла их, но они возвращались.
        Часом спустя в комнату постучал Кеннет. Прежде чем открыть дверь, Элиза еще раз взглянула в зеркало. Да, именно так ей и хотелось выглядеть: холодно отстраненной, почти недотрогой, и - насколько возможно - полной противоположностью той страстной, неистово отдающейся женщине, которую он не так давно сжимал в объятиях.
        Она отворила дверь и с удовлетворением отметила огонек удивления, вспыхнувший в глазах Кеннета. Он не ожидал увидеть ее спокойной, уравновешенной, подтянутой, и явно заметил подчеркнутую скромность ее туалета.
        - Если ты готова, мы можем спуститься и выпить чаю, - только и сказал Кеннет. - Джун обещала вернуться с Дэнни к шести, а сейчас уже пять.
        - Прекрасная мысль, - светским тоном отозвалась Элиза, взяла сумочку и бросила туда ключ от своей комнаты.
        Дверь, соединяющая их комнаты, заперта, и так будет все время, пока они живут здесь. Элиза боялась бури, которая бушевала в ней сегодня, пусть Кеннет остается по ту сторону баррикады.
        Но сердце Элизы забилось пугающе часто, как только Кеннет взял ее за руку. Куда девались ее холодная решимость и светская отстраненность! Легкое учтивое прикосновение Кеннета к ней вновь привело Элизу в трепет.
        Спускаясь по лестнице, она чувствовала его испытующий и тревожный взгляд. Что Кеннет еще задумал? Ему не следует доверять, она не позволит больше сбить себя с толку.
        Они сели за столик, откуда хорошо был виден вход, и заказали чай. Элиза видела, что Кеннет, не сводя глаз с входа, нервно барабанит пальцами по ручке кресла. Он действительно боится, что Джун не вернет ему сына, подумала она. Бедный Кеннет! Он сойдет с ума, если Джун и впрямь похитит ребенка. А если она уедет за границу, возьмет ли мальчика с собой? Тогда пройдет не один месяц, прежде чем Кеннет увидит сына, и время ожидания будет для него сплошным кошмаром.
        Чтобы отвлечь Кеннета от грустных мыслей, Элиза как бы между прочим заметила:
        - Я подумала, неплохо бы устроить себе каникулы, а потом уж искать новую работу.
        - А куда ты собираешься поехать?
        - Куда-нибудь, где потеплее, я еще не решила точно. Я ведь нигде не была: сначала не было денег, потом я стала прилично зарабатывать, но покупка коттеджа съела все мои сбережения.
        Кеннет задумчиво посмотрел на Элизу.
        - У тебя была не слишком веселая жизнь, правда? Ни семьи, ни настоящего дома, и совсем немного денег. Купить коттедж, тем более самостоятельно, было для тебя немалым достижением, зато, продав его, ты получишь кругленькую сумму и будешь при деньгах.
        - Пожалуй, - согласилась Элиза.
        Как приятно будет иметь свободные деньги, с которыми она может делать все, что захочет, тратить их на любую ерунду! До сих пор у нее каждый заработанный пенни был на счету - нужна была еда, много денег уходило на транспорт, потом начался ремонт коттеджа, и деньги растекались, как вода.
        - Но придется покупать новый дом, - Элиза вздохнула, - а это, возможно, будет стоить дорого, так что я опять останусь на мели.
        - Если ты выйдешь за меня замуж, тебе не придется покупать дом, - небрежно, как бы невзначай, проронил Кеннет.
        Элиза чуть не поперхнулась чаем.
        - Такими вещами не шутят! - Она прекрасно понимала, у него нет таких намерений, он просто дразнит ее. - Это не смешно!
        Однако глаза Кеннета были серьезными.
        - Я делаю тебе официальное предложение, Элиза. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
        Она не поднимала глаз, пристально разглядывая рисунок на тонком фарфоре чашки, пытаясь сдержать неожиданный взрыв ревности.
        - Ты все еще влюблен в свою бывшую жену. Я поняла это, когда ты, не ожидая с ней столкнуться, увидел ее в ресторане. Я видела, как ты возбудился.
        - Да, я не смог сохранить спокойствие, - честно признался Кеннет.
        - Ты даже не отрицаешь! - с горечью упрекнула Элиза. - Тебя легко понять. При одном взгляде на Джун любой потеряет дар речи!
        Джун была ошеломляюще хороша. Элиза не могла винить Кеннета за сохранившееся чувство к жене. Кроме того, Джун когда-то была в его власти, а теперь принадлежит другому. Мужчине, а тем более такому самолюбивому, как Кеннет, это перенести нелегко.
        Внезапно ей припомнилась ревность Кеннета к Майклу; если Кеннет ревновал даже ее, Элизу, то какие же чувства поднялись в нем, когда он увидел свою бывшую жену, счастливую с новым мужем!
        - Не спорю, - продолжил Кеннет, - видеть ее мне было больно. Я уже почти успокоился, решил, что она не собирается навещать Дэнни. Но, увидев ее, я безумно испугался, не захочет ли она увезти его в Шотландию. Там чаще всего становятся на сторону матери, особенно если поручить дело знающему адвокату. При тех деньгах, которые есть у Роберта, она может себе позволить тяжбу. Правда, мне кажется, она не станет этим заниматься, она всегда была плохой матерью, - но кто ее знает? Вдруг знаменитый чемпион решит для рекламы таскать с собой милого ребенка!
        - Мне он показался немного простоватым, но порядочным, не из тех, кто способен на подобные штучки. - Элиза пристально посмотрела на Кеннета и нахмурилась. - Ты, оказывается, ревнуешь!
        - Не говори глупостей! - На скулах Кеннета выступили красные пятна, глаза раздраженно заблестели. - Что за абсурд! Ревновать к нему? Джун? Да я ни за какие деньги не вернулся бы к ней! - Кеннет возмущенно посмотрел на Элизу. - Я только что сделал тебе предложение. И что ты сделала в ответ? Обвинила меня в ревности к Роберту, в тайной страсти к моей бывшей жене и еще Бог знает в чем. Как ты думаешь, о чем это говорит? О том, что ты меня вовсе не знаешь, да и я не знаю тебя, так как совершенно не ожидал услышать от тебя подобные идиотские заключения.
        Кеннет был в ярости; Элиза молчала, стиснув зубы. Он прав, не стоило так думать, но она не предполагала, что заденет его. И как люди могут влюбляться, терять голову, почти не зная друг друга?
        - Она удивительно красивая, - оправдываясь, пробормотала Элиза.
        Кеннет иронически усмехнулся.
        - Внешне да, но душа ее выглядит совсем по-другому: Джун эгоистичная, ленивая, жадная и меркантильная; она была плохой женой и плохой матерью. Я и за миллион фунтов не согласился бы вернуться к ней.
        В этот момент появились Джун, Роберт и Дэнни, который, увидев отца, бегом бросился к нему.
        - Папочка! Роберт учил меня играть в теннис! Мы отрабатывали подачу. Он сказал, что у меня хлесткий удар.
        - Не трещи как сорока, дорогой! - простонала Джун. - Ох уж эти дети! Он говорит без умолку. У меня разболелась голова. - Она опустилась в кресло. - Кеннет, отправь Дэнни наверх. Ему надо отдохнуть, да и мне тоже. Я забыла, как много сил у детей и сколько от них шума.
        - Лучше бы при нем об этом не говорить, - тихо заметил Кеннет.
        - Я отведу Дэнни, - вызвалась Элиза. - Дэнни, сначала надо принять душ, ты весь потный и в пыли, а потом спустимся обедать.
        - Можно заказать обед в номер? - спросил Дэнни. - Я тогда смогу есть и смотреть телевизор. Я видел, они приносят гамбургеры, чипсы, воду, мороженое…
        - Хорошо, - Кеннет засмеялся, - так и сделаем. Попрощайся с мамой и с Робертом и иди отдыхать.
        Дэнни пробормотал какие-то вежливые слова, схватил Элизу за руку и потащил ее к лестнице. В гостиной он первым делом схватил меню, чтобы заказать себе обед.
        - Ты выбрал что-нибудь? Я позвоню и закажу, - предложила Элиза.
        - Я сам позвоню, - гордо отказался Дэнни.
        Пока Дэнни разговаривал по телефону, Элиза рассеянно смотрела в окно. День клонился к вечеру, небо окрасилось в золотисто-розовые тона, под деревьями темнели глубокие тени.
        - Они сказали, через пятнадцать минут все будет в номере, - сообщил Дэнни.
        Элиза подошла к мальчику и села рядом.
        - Как прошел день, ты доволен?
        - Да, очень. С Робертом интересно, мне он понравился. Все наши ребята захотят с ним познакомиться. - О матери Дэнни не сказал ни слова. - Мы поедем завтра кататься на лодках? Папа обещал.
        - Да, он говорил, что вы собирались. Но я не в очень хорошей форме, устала. Поэтому скорее всего останусь и полежу отдохну.
        - Мама с Робертом завтра рано уедут, мы с ним не скоро увидимся. - Судя по тону, это обстоятельство Дэнни не слишком беспокоило. - Роберт говорит, что маме все быстро надоедает, она не любит деревню, а любит большие города - Лондон, Париж, Рим, - где много магазинов. Ей нравится покупать все новое, у нее столько одежды, что им придется заказывать большой гардероб. Она ездит с Робертом на все турниры, но на игру не смотрит, а сидит в баре. И еще она не любит детей, говорит, что они слишком шумные и надоедливые.
        - Она, наверное, пошутила, - поспешила вставить Элиза. Сильно ли Джун обидела Дэнни? Кеннет прав, она плохая мать. Как можно говорить такие вещи своему ребенку?
        - Вряд ли, - не согласился Дэнни, - я знаю, что очень непоседливый и много болтаю, а она от этого устает.
        Он уселся к телевизору и стал щелкать программами. Элиза была счастлива, когда он наконец остановился на каком-то мультфильме и уткнулся глазами в экран.
        В дверь постучали. Элиза открыла дверь, и официант вкатил в номер небольшой столик, на котором красовались посеребренные тарелки с гамбургерами, ваза с мороженым и несколько небольших бутылок с водой и соком. Она оплатила счет, вручила чаевые и, закрыв за официантом дверь, усадила Дэнни за стол.
        - Я пойду к себе, - сказала она ему, - если понадоблюсь, позови.
        - Ладно, - согласился Дэнни, откусывая от гамбургера огромный кусок и прибавляя звук.
        Элиза на всякий случай не стала плотно закрывать дверь, улеглась на кровать, открыла увлекательный детектив в бумажном переплете и стала читать. Сосредоточиться на чтении плохо удавалось, в соседней комнате вовсю орал телевизор. Элиза заглянула в комнату и увидела, что Дэнни уже поел и лежит на полу перед телевизором.
        - Давай-ка разденемся. В пижаме тебе будет удобнее, а телевизор можно посмотреть и в кровати, - предложила Элиза. Дэнни обрадованно вскочил. - Только сначала надо принять душ и почистить зубы. - Видя, что мальчику ее предложение не пришлось по душе, она добавила: - Папе не понравится увидеть твою рожицу, вымазанную вареньем.
        - Так и быть. - Дэнни скорчил унылую гримасу и поплелся в ванную.
        Из ванной он появился чистенький, прилизанный и благодушный. Он улегся в кровать, Элиза погасила верхний свет и оставила ночник.
        - Я в соседней комнате. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи. А можно, я буду звать тебя Лиз? - неожиданно спросил Дэнни.
        - Конечно. Меня часто так зовут. - Она улыбнулась, умолчав о том, что всегда ненавидела это имя.
        В своей комнате Элиза переоделась в вечернее платье, которое предусмотрительно взяла с собой. Легкий голубой шифон с мягкими сборками по низу юбки так же мягко лежал на вороте и рукавах. В этом платье она казалась удивительно юной и какой-то летящей. Из шкатулки Элиза достала изящный кулон на серебряной цепочке, темно-синий сапфир особенно ярко выделялся на светлом фоне платья. Изящные серьги с небольшими сапфирами дополняли изысканность ее туалета.
        Прекрасно зная, что с белокурой великолепной Джун соревноваться бесполезно, Элиза тем не менее постаралась выглядеть наилучшим образом.
        Кеннет, войдя в комнату минут через пятнадцать, застал Элизу сидящей в кресле и спокойно читающей книгу.
        - Что ты тут сидишь?! - взорвался он. - Мы ждем тебя внизу чуть ли не полчаса! О чем ты думаешь?
        - Извини, я возилась с Дэнни и не рассчитала время. - Кеннет казался таким сердитым, что Элиза почувствовала себя неловко.
        - Где он?
        - Смотрит телевизор.
        Кеннет осторожно заглянул в полутемную спальню. Бормотание телевизора смолкло, полоска света погасла. Кеннет вышел из комнаты.
        - Он спит. Я все выключил.
        - Вот и хорошо, он устал сегодня, набегался с Робертом. - Элиза встала и взяла сумочку. - По-моему, лучше здесь оставить свет и не закрывать плотно дверь, чтобы Дэнни не испугался темноты, если случайно проснется. Он может позвонить, и нас позовут.
        - Спасибо, ты очень внимательная и заботливая.
        - Я помню, как боялась темноты в детстве. - Элиза поёжилась. Она помнила и то, что ее некому было утешать, поскольку приемные родители считали это капризом и ругали ее.
        - Ты нужна мне за столиком, я сыт по горло кокетством Джун.
        Опять Кеннет думал в первую очередь не о ней, а о себе; жаловался, что сидел внизу, а она не спасала его - он, как и все мужчины, снова показал себя настоящим эгоистом.
        - Я не могу находиться в двух местах одновременно, - резонно заметила Элиза.
        Кеннет шагнул вперед, властно притянул Элизу к себе и прикоснулся губами к ее лбу. Элиза, забыв свои мудрые решения, посмотрела на него и не могла отвести взгляд: в его глазах горел мрачный огонь, зрачки превратились в крошечные черные точки, его воля подавляла ее. Элизе хотелось натянуть на себя любую защитную маску, только бы не выдать свое неуемное желание остаться с Кеннетом наедине, снова броситься в пучину страсти, опасную и притягательную.
        - Элиза, не смотри на меня так, - выдавил Кеннет, с трудом преодолевая себя. - Нельзя, нас ждут.
        Они вышли из номера и пошли вниз по лестнице. Кеннет бережно придерживал ее, его рука почти касалась ее груди. Элиза почувствовала слабость и снова подумала, что ей нельзя оставаться в его беспредельной власти, надо спасаться от него.
        Конечно, если она решила, она скроется. Но это будет потом, а пока она будет жить этими счастливыми мгновениями.
        - Ты прелестно выглядишь, - неожиданно сказал Кеннет. - Тебе очень идет этот цвет. Он удивительно красиво сочетается с твоими необыкновенными волосами. Ты свежа, как сама весна.
        Элиза вспыхнула от удовольствия.
        - Мне хотелось порадовать тебя.
        - Джун тоже переоделась, - сообщил Кеннет, - она надела что-то черное. Меня всегда раздражали женщины в черном. Сразу вспоминаешь о похоронах.
        Увидев Джун, Элиза подумала, что отнюдь не всем оценкам Кеннета можно верить.
«Что-то черное» оказалось дерзким, плотно обтягивающим платьем из черного шелка, с очень глубоким декольте, открывающим соблазнительную округлость высокой, в меру пышной груди. Платье сужалось к талии и падало с бедер свободными складками. Мужчины пожирали Джун глазами, а их спутницы злобно смотрели на нее, готовые растерзать на месте. Иными словами, Джун могла пробудить в окружающих любые эмоции, но только к похоронному настроению они не имели отношения.
        Роберт встал, приветливо улыбаясь Кеннету и Элизе.
        - Привет! Элиза, вы великолепно выглядите. В этом платье что-то необычное.
        - Спасибо. Джун, вы в этом платье неотразимы.
        Джун потягивала коктейль, мурлыча знакомый мотив.
        - Приятно, что и вы это заметили. Скорее заказывайте что-нибудь, я умираю с голоду.
        Элиза выбрала черепаховый суп и фазана с рисом. Кеннет уже позаботился о себе, прежде чем подняться за Элизой.
        Пока они ждали обед, Роберт стал расспрашивать Элизу о Дэнни.
        - Он заказал себе обед?
        - Да. Взял кучу гамбургеров и мороженое.
        - Я и сам люблю, что попроще. Все эти деликатесы не для меня. Чтобы не прибавить в весе, приходится сидеть на салатах и на фруктах. Хочешь быть чемпионом, держись в форме. Дэнни не боится спать один?
        - Я сказала, чтобы он нас позвал, если проснется. - Элиза взглянула на Джун, которая поигрывала бокалом с таким видом, будто речь шла не о ее сыне, а об удручающе скучном предмете. - Сожалею, что заставила ждать, но надо было посидеть, пока он уснет.
        - Все нормально, - улыбнулся Роберт, - ты правильно сделала, что позаботилась о нем. Он - отличный парень. Я обещал взять его с собой на турнир, он сразу загорелся этой идеей. Он рассказывал, у них в школе многие увлекаются теннисом и знают всех чемпионов. Думаю, ему хочется похвастаться перед мальчишками знакомством со мной. - Роберт посмотрел на Кеннета. - Можно будет его взять на несколько дней?
        - Сейчас не стоит. Занятия в школе - дело серьезное. А в летние каникулы - пожалуйста.
        - О, Кеннет, можешь не беспокоиться, - вмешалась Джун. - Нам вовсе не хочется повсюду таскаться с ребенком, который все время хнычет и выпрашивает гамбургеры. Он требует к себе постоянного внимания. Придется нанимать ему няньку. Мы, конечно, это сделаем, но я с нетерпением жду, когда он подрастет. Если рядом подросток, с ним хотя бы есть о чем поговорить, а маленькие дети - одно мучение!
        - Побойся Бога, Джун, ты же его мать! - не выдержал Кеннет. - Тебе положено любить сына, получать удовольствие от заботы о нем. Да Элиза в десять раз лучше относится к нему!
        Джун окинула Элизу насмешливым взглядом.
        - Элиза, наверное, из тех наседок, которые везде хвастаются своими капризными и избалованными детьми и вечно появляются вместе с ними, не давая никому покою.
        Жаркий румянец разлился по щекам Кеннета.
        - Дэнни не избалован и не любит хныкать.
        - Ты прав! - неожиданно поддержал его Роберт. - Он просто слишком энергичный и непоседливый. А Джун не относится к типу самоотверженных матерей.
        - К счастью, нет! - гордо заявила Джун. - Слава Богу, мы не все одинаковы. - Она бросила выразительный взгляд на Элизу.
        - Элиза, должно быть, из тех женщин, - примиряюще заговорил Роберт, - которые любят семью, детей, кухню, домашний уют, старые традиции. Современная женщина предпочитает не обременять этими хлопотами свою жизнь.
        - Вы считаете это обременительным?! - возмутилась Элиза.
        - Я так не считаю, - успокоил ее Роберт, - а у Джун мать занималась своей карьерой и оставляла дочь с няней, никогда не тратила время на дочь. Вот почему и Джун не относится к типу самоотверженных матерей.
        - А Элиза - сирота, - вмешался Кеннет, - у нее не было ни матери, ни отца. Она никому не подражает.
        Элизе странно было слышать, что Кеннет встал на ее защиту. Она этого не ожидала и была искренне тронута.
        - Тебе в детстве уж точно досталось, - посочувствовал Роберт, - держу пари, ты теперь готова рыть землю, но устроить семейную жизнь, получить то, чего была лишена.
        - Пожалуй, - признала Элиза, чувствуя внимательный взгляд Кеннета.
        - Это и объясняет избыточную заботу о Дэнни, - лениво протянула Джун. - У Элизы будет прочная семья.
        Как хорошо, что принесли заказанный обед, подумала Элиза. Она так разозлилась на наглость и бессердечность Джун, что готова была влепить той пощечину. Теперь она могла не разговаривать и не слушать - все занялись едой. Роберт и Кеннет беседовали о теннисе, Элиза не вмешивалась.
        После кофе Джун встала и предложила Кеннету:
        - Потанцуем?
        Кеннет неохотно встал из-за стола, и они вышли на небольшое пространство перед эстрадой. Заиграли вальс. Кеннет обвил рукой талию Джун, а она положила руки ему на плечи. Они плавно скользили по паркету, их тела ритмично покачивались в такт музыке. Элиза вновь почувствовала прилив жгучей ревности. Она вспомнила, как их тела, ее и Кеннета, еще днем дышали одним ритмом, только их несла не волна музыки, а волна неистовой страсти, и ей было мучительно больно видеть Кеннета, принадлежащего, пусть ненадолго, другой.
        Из тревожных раздумий ее вывел тихий голос официанта. Он наклонился к Элизе и попросил ее подняться в номер, у Дэнни что-то случилось. Элиза вскочила и, попрощавшись с Робертом, помахав на прощание Джун и Кеннету, поспешила подняться наверх.
        Войдя в номер, Элиза услышала негромкое всхлипывание, доносящееся из спальни, и поспешила туда. Дэнни калачиком свернулся в углу кровати и, спрятав лицо в подушку, плакал. Присев рядом, Элиза погладила его встрепанные волосы.
        - Что ты, Дэнни?
        - Мне приснился страшный сон!
        Его лицо пылало, губы дрожали, глаза опухли от слез. Элиза сходила в ванную, намочила полотенце и, вернувшись к Дэнни, умыла его заплаканное лицо.
        - А что тебе снилось?
        - За мной что-то гналось. Оно было большим, темным и ужасно грохотало. Я не знал, что это, и не знал, как убежать.
        - Терпеть не могу такие сны.
        Дэнни крепко прижался к ней.
        - Ты тоже видела такие сны?
        - Они часто снятся детям, когда те растут. Самое противное, что во сне не знаешь, кто за тобой гонится. - Элиза протянула мальчику стакан с соком. - Попей немного, тебе станет легче.
        Дэнни послушно выпил сок и, успокоившись, сладко зевнул. Элиза уложила его, укрыла одеялом и села рядом.
        - Спи спокойно, я никуда не уйду.
        Дэнни закрыл глаза и через минуту крепко уснул.
        Элиза переоделась, накинула халат и прилегла на диван в гостиной с книгой в руках. Тишина и сонное дыхание ребенка усыпили и ее.
        Проснулась она от легкого шороха и, открыв глаза, увидела Кеннета, присевшего на краешек дивана.
        - Привет, - отодвинувшись от него подальше, сказала Элиза. - Роберт объяснил, почему я ушла? Дэнни приснился кошмар, пришлось его утешать.
        - Он сейчас крепко спит, я проверил. Спасибо, что посидела с ним.
        Кеннет смотрел почему-то не в ее лицо, а ниже плеч. Элиза неожиданно сообразила, что под халатом на ней лишь прозрачная ночная рубашка и низкий вырез позволяет видеть обнаженную грудь. Она лихорадочно потянулась запахнуть халат, но Кеннет этого не допустил. Он наклонился и поцеловал желанную ложбинку между грудей.
        - Кеннет, не надо, - взмолилась Элиза. - Я устала!
        Протестовать было бесполезно. Кеннет еще шире распахнул халат и жадно целовал грудь Элизы, добираясь до возбужденно торчащих сосков. От каждого его прикосновения ее пронзала томительная судорога, тело изгибалось, стремясь вновь прикоснуться к жаркому телу Кеннета, слиться с ним воедино, снова познать миг высшего наслаждения.
        Из соседней комнаты раздался какой-то звук, и Кеннет тут же вскочил на ноги, прислушиваясь. Элиза, воспользовавшись моментом, соскользнула с дивана.
        - Пойди, посмотри, все ли в порядке, - шепнула она и поспешила скрыться в своей комнате, пока Кеннет не задержал ее.

12

        На следующее утро они спустились завтракать совсем поздно и у лестницы внизу встретили Джун и Роберта, уже готовых к отъезду. Роберт был одет слегка небрежно, грязно-желтый пуловер и потрепанные джинсы делали его похожим на возвращающегося с работы докера. Джун в ярко-красном платье с сильно открытыми плечами, напротив, выглядела, как на картинке модного журнала. Можно было подумать, что она собралась на вернисаж или на премьеру. Проходящие мимо люди с удивлением смотрели на колоритную пару.
        Дэнни смущенно покраснел, глядя на мать. Ему тоже было неловко видеть не ко времени одетую Джун. Кеннет изумленно поднял брови, но попрощался в высшей степени вежливо.
        - Желаю приятного отдыха! Прошу тебя, Джун, в следующий раз, если соберешься навестить Дэнни, сообщи заранее. - Он протянул руку Роберту. - Мы с Дэнни обязательно приедем поболеть за тебя.
        - Буду рад, - улыбнулся Роберт, пожимая руку Кеннета.
        - И со мной, и со мной! - кинулся к нему Дэнни.
        - Не забывай про тренировки.
        Джун посмотрела на часы.
        - Нам пора. - Дэнни она не сказала ни слова, только небрежно чмокнула в щеку.
        Элиза подумала, что мальчик может огорчиться и даже обидеться на мать. До чего несносная эта Джун! Элиза посмотрела на Кеннета и встретила его успокаивающий взгляд. Он-то знал, что Джун всегда была равнодушна к сыну.

        Джун и Роберт уехали, можно было спокойно позавтракать. Кеннет заказал фрукты, Дэнни - овсянку, к которой привык в школе. Элиза же не могла смотреть на еду и чувствовала себя совсем больной.
        - Сегодня тепло, можно прогуляться вокруг отеля, - предложил Кеннет. - В нескольких милях отсюда есть большой торговый центр. Хочешь, съездим туда?
        - Лучше погулять.
        Дэнни засиял и закричал обрадованно:
        - Мы тогда поиграем в теннис!
        - Попробуем, - согласилась Элиза. - Я, правда, никогда не держала в руках ракетку.
        - Ничего, я тебя научу, - важно сказал Дэнни. - Роберт говорил, что у меня неплохо получается.
        В теннис они поиграли. Дэнни, конечно, победил, и Элиза пообещала ему в качестве приза мороженое. Вернувшись в отель, мальчик схватил завоеванный приз, помчался вверх по лестнице, ворвался в номер, включил телевизор и с наслаждением уставился в экран.
        Элиза и Кеннет остались в гостиной. Она устроилась в кресле, а он сел на диван.
        - Днем можно будет покататься на лодках, только надо будет одеться потеплее. Ты взяла с собой свитер или пуловер?
        - Взяла. Но я не поеду. Мне кажется, вам с Дэнни лучше побыть без меня. И вообще я не так уж хочу мерзнуть на воде. Я лучше устрою себе отдых до самого обеда. Неделя была очень тяжелой, сплошные неприятности.
        Кеннет понимающе кивнул.
        - Согласен, неприятностей хватало, но теперь все позади. В конце концов, эти изменения для тебя к лучшему. Ты хотела выйти замуж за Майкла по расчету. Он, конечно, достойный человек, но чересчур спокойный, как стоячая вода, и ты не любила его.
        - Хватит о Майкле, - буркнула Элиза, покосившись на дверь спальни, где Дэнни смотрел телевизор, - не говори о том, чего не знаешь!
        - Зато я знаю, что ты любишь меня, - уверенно заявил Кеннет.
        Элиза задохнулась от возмущения и выпрямилась в кресле.
        - Что ты можешь об этом знать?! Твое самолюбование просто невыносимо! На каком основании ты так считаешь? Я не говорила, что люблю тебя!
        Кеннет пересел на ручку ее кресла, сжал щеки Элизы ладонями и нетерпеливо приник к ее губам. Она не успела отвернуться, спрятаться от его жадного рта и, на мгновение справедливо возмутившись, затихла, отдалась чувствам и ответила на поцелуй.
        - Скажи, Элиза! Скажи, что любишь меня, - шептал Кеннет. - Я люблю тебя, ты знаешь. Ты тоже любишь меня - вчера я стал твоим первым мужчиной. Скажи мне эти слова! Мне необходимо их услышать.
        Непрошеные слезы навернулись на глаза Элизы. Она всхлипнула и, упираясь руками в грудь Кеннета, попыталась оттолкнуть его.
        - Мужчины всегда думают только о том, что им нужно. Почему никто не думает о том, что нужно мне?
        - А что тебе нужно?
        - Время, - простонала Элиза, - время подумать. Я в страшном смятении. Всего неделю назад я готовилась к свадьбе с Майклом. Теперь я здесь, с тобой. Вся моя жизнь перевернулась. Я чувствую себя как после землетрясения. Я уже не знаю, кто я и чего хочу. А ты мучаешь меня, заставляешь делать то, что, по твоему мнению, я должна делать. Оставь меня в покое, Кеннет, дай время и возможность разобраться, что мне действительно надо!
        Он, нахмурившись, внимательно изучал ее лицо, потом нежно чмокнул Элизу в кончик носа.
        - Договорились, решим это позже. Как тебе понравился Дэнни? Я наблюдал за вашей игрой, и мне показалось, что вы станете друзьями. Я помню, ты говорила, что хотела бы иметь мужа, для которого жена была бы на первом месте. Но это было до встречи с Дэнни. Ты и теперь так думаешь?
        Элиза вздохнула.
        - Не знаю. Нет, пожалуй, нет. Я увидела Дэнни рядом с матерью, и мне стало его очень жаль. В детстве я была лишена любви и заботы, может быть, поэтому для меня было так важно найти мужа, для которого я стала бы главным в жизни. Я могу понять, что и для Дэнни важно быть главным. Я ведь прошла через то, что ему пришлось пережить. Ему даже хуже, чем было мне, его мать равнодушна к нему. Я была одиноким и заброшенным ребенком, но меня не обидели так, как обидели Дэнни.
        Кеннет помрачнел.
        - Джун всегда была такой. Она думала только о себе. Видишь, что получается, когда женщина настаивает на том, чтобы быть на первом месте.
        - Нечестно упрекать меня! - запротестовала Элиза. - Я не говорила, что буду ставить себя на первое место, если у меня появится ребенок.
        - Ты не будешь, я уверен, а Джун на этом настаивала. В ее сердце не было места для сына. Чем реже Дэнни будет видеть ее, тем лучше. Он не будет так переживать. Будь моя воля, я запретил бы ей появляться, но я не хочу, чтобы Дэнни упрекал меня, когда вырастет, что я лишил его матери.
        Они понизили голоса почти до шепота, чтобы Дэнни в соседней комнате случайно не услышал их разговор.
        - Я сделал ужасную ошибку, женившись на Джун, - неохотно признался Кеннет. - Если бы я знал, что она собой представляет, никогда не сделал бы этого. Но я был наивным юношей, а она была обворожительной.
        - Она и сейчас неотразима, - ревниво заметила Элиза. - Ты не спускал с нее глаз, любовался ею.
        - Это удар ниже пояса! Она сейчас даже эффектнее, чем была тогда. Джун знает толк в туалетах и умело пользуется макияжем. - Кеннет насмешливо улыбнулся. - Я понимаю, ты ревнуешь, у тебя злые глаза.
        - Вовсе нет! - немедленно взвилась Элиза.
        - Вовсе да! - Кеннет рассмеялся. - Не стоит ревновать, Элиза. Я еще вчера сказал тебе, красота - это еще не все. Она не так уж много значит. Это - фасад. Настоящая женщина должна иметь сердце, быть ласковой, заботливой… И еще хотелось бы, чтобы у нее было чувство юмора. У Джун эти качества отсутствуют, и, хотя она потрясающе смотрится, для меня этого недостаточно.
        Еще вчера Элиза могла бы усомниться в словах Кеннета, но сегодня верила каждому слову. Она видела его ироническую усмешку, когда он смотрел на свою бывшую жену. Джун не властна над ним.
        В комнату влетел Дэнни, встрепанный и вымазанный мороженым.
        - Я досмотрел соревнования. Когда ланч?
        Кеннет поправил сбившуюся челку сына и улыбнулся ему.
        - Ты хочешь есть?
        - Да! Я уже давно голодный.
        - Не забудь принять душ, - напомнила Элиза, - и причесаться.
        - Ладно. - Дэнни с таким топотом помчался в ванную, что Элиза вздрогнула.
        - Мне бы его энергию, - проронил Кеннет, - и его аппетит. Он только что съел мороженое, но, как всегда, готов проглотить все подряд.
        - Он растет, - заступилась за Дэнни Элиза.
        Она не считала его любовь к еде чем-то необычным и тем более неприличным. Его судьба, неожиданно для нее самой, беспокоила ее. Дэнни походил на отца, но у него явно было свое «я». Элиза все больше симпатизировала ему.
        После ланча Дэнни и Кеннет собрались на озеро, а Элиза уютно устроилась на диване с книжкой. Кеннет еще раз предложил Элизе пойти с ними, но она отказалась, сославшись на то, что хочет отдохнуть.
        Кеннет, чуткий ко всему, что касалось Элизы, недоверчиво посмотрел на нее.
        - Надеюсь, ты не собираешься исчезнуть? Ты дождешься нас?
        - Можно уйти, не задавая скучных вопросов? - Элиза притворилась рассерженной. - Дай спокойно поваляться!
        Как только Дэнни и Кеннет ушли, Элиза вскочила и стала упаковывать свои вещи. Она твердо решила не оставаться, чувствуя приближение катастрофы. Ей было хорошо с Кеннетом, но Элизу все время что-то беспокоило, она не могла полностью отдаться страстному чувству к Кеннету.
        Подхватив саквояж, Элиза спустилась в холл и попросила вызвать такси.
        - Ваши спутники тоже уезжают? - вежливо осведомился портье, боясь, видимо, что счет за номер не будет оплачен.
        - Они остаются. Они ушли на озеро и вернутся через пару часов. Их вещи наверху.
        Портье успокоился, позвонил куда-то и сообщил, что машина будет через десять минут.
        Элиза села в кресло и стала рассеянно смотреть в сад. Солнце сияло, согревая цветы, запах которых терпким сладким облаком окружал Элизу, успокаивая ее и разрушая решимость.
        Скорее! Скорее! - торопила время Элиза. Она боялась, что не сумеет вырваться, уйти от властной настойчивости Кеннета.

        Домой она попала только к вечеру - пришлось ждать поезда, потом долго добираться на автобусе.
        Весь вечер ее нервы были на пределе, она боялась звонка Кеннета. Но телефон молчал.
        Посреди ночи Элиза вдруг проснулась вся в слезах, они ручьем текли по щекам. Во сне она вернулась к тому, от чего убежала: она снова была в жарких объятиях Кеннета, его поцелуи обжигали ее губы, она чувствовала тяжесть его тела и трепетный миг слияния.
        После этого сна Элизу с невероятной силой охватило ощущение беспросветного одиночества и покинутости.
        Она заставила себя подняться, набросила халат и уныло поплелась в кухню. Приготовив горячий шоколад, она поднялась в спальню, уселась в мягкое кресло и попыталась вспомнить, что же ей приснилось. Подробности не вспоминались, но ощущение счастья заставило ее глубоко задуматься.
        Элиза была в смятении. Она колебалась между мечтой вернуться к Кеннету, быть с ним рядом, в его руках, в его постели, и непонятной боязнью связать с ним свою жизнь навсегда.
        Он, конечно, был прав, настаивая на ее встрече с Дэнни. Кеннет уверял, что они найдут общий язык. Он рассчитывал обезоружить ее, и ему это удалось. Элиза поняла, что не станет отнимать у Дэнни ни капельки внимания отца, не станет стараться быть на первом месте.
        Элиза знала, что Дэнни тяжело переживает равнодушие матери. Как может она лишать мальчика любви и заботы отца?
        Нет, она согласна уступить Дэнни первое место в сердце Кеннета.
        Но все равно Элиза боялась выйти замуж за Кеннета.
        Перебирая в уме каждое движение души, Элиза пыталась понять, что же ее останавливает, заставляет бежать. Спокойная прохлада весенней ночи неожиданно помогла ей найти ответ.
        Она боится риска!
        Все оказалось очень просто. Неожиданное появление Кеннета, после того как три года от него не было ни слуху ни духу, лавина событий, обрушившихся на нее, сбили ее с ног, лишили привычной рассудительности. Она боялась сделать роковой неверный шаг. Стать женой Кеннета для нее было тем же самым, что спрыгнуть с утеса в море, рискуя разбиться о скалы.
        Уже не первый раз Кеннет разрушал ее с трудом налаженную жизнь. Три года назад она была вынуждена бросить работу и исчезнуть. Элиза старалась забыть его, но не удалось. Когда они встретились снова, Элиза объясняла свое инстинктивное желание не видеть Кеннета сначала обидой на прошлое, на его выбор в пользу семьи, но теперь она поняла, что эта причина не единственная.
        Элиза просто боялась, что жизнь с Кеннетом не принесет ей покоя и счастья. Она как ребенок тянулась к огню и боялась его. Она не хотела рисковать!
        Покончив с шоколадом, Элиза легла в кровать, выключила свет и тихо лежала в темноте, пытаясь уснуть. Пора выбросить из головы всякие глупости, надо подумать о чем-нибудь приятном, например, об отдыхе.
        Куда бы поехать? В Испанию?.. В Италию?.. В это время года там замечательно, еще не жарко и мало туристов. Надо выбрать не слишком модный курорт, это и дешевле, и спокойнее. Она нигде не была, ей все будет интересно. Мечтая, Элиза незаметно заснула.
        Утром, открыв глаза, она почувствовала себя бодрой и уверенной. Ночные тревоги ушли, жизнь продолжалась. Элиза решительно встала, приняла душ, быстро оделась и, перехватив на ходу пару тостов и стакан сока, поспешила в сад подышать свежестью раннего утра и покосить подросший газон.
        За жужжанием косилки Элиза не услышала, как подошел Майкл.
        - Где ты была? - напустился он на Элизу.
        Она выключила косилку и откинула с разгоряченного солнцем лица волосы.
        - Привет, Майкл. Была у друзей.
        - У каких таких друзей? - агрессивно спросил он. - Уж не у Кеннета ли Уордвика?
        - Не устраивай допрос, Майкл. Я не обязана сообщать тебе, с кем я встречаюсь и где бываю.
        Он злобно фыркнул.
        - Я беспокоюсь за тебя. Этот тип - настоящий дьявол. Беги от него, пока не поздно!
        - Не хочу обсуждать его с тобой точно так же, как не обсуждаю тебя с ним.
        - А что он говорит обо мне? - тут же спросил Майкл, покраснев как рак.
        - О Боже! - простонала Элиза. - Майкл! Зачем ты пришел? Что ты хочешь?
        - Я хотел бы обсудить в деталях вопрос о покупке дома. Я все просчитал, посмотри еще раз контракт.
        Элиза стянула перчатки.
        - Хорошо. Пойдем в дом. Я сварю кофе, и мы все обсудим.
        - Не хочу тебя торопить. Давай только уточним дату, когда подпишем договор о продаже, а потом живи здесь, сколько хочешь.
        - Ты очень внимателен, Майкл. - Элиза действительно была ему благодарна, но вовсе не хотела, чтобы он и дальше вмешивался в ее жизнь. Она перевела разговор на более безопасную тему: - А почему ты не улетел сегодня?
        - Я позвонил в агентство и объяснил, что мне нужно только одно место. Они предложили мне лететь завтра. Я согласился, решив заодно сегодня повидаться с тобой.
        - Надеюсь, ты хорошо отдохнешь.
        - Хотелось бы. - Майкл посмотрел на часы. - Мне пора. Надо еще уложить вещи.
        - Хорошей погоды! - крикнула ему вслед Элиза.

        После ланча Элиза отправилась в ближайшее турагентство и взяла там рекламную брошюрку. Ей хотелось найти такое местечко, где она могла бы совместить ленивый отдых на пляже с интересными экскурсиями. Она давно мечтала увидеть и Рим, и Венецию, и Неаполь. Полетит она, конечно, прямым рейсом, а по Италии будет перемещаться на автобусе. Тщательно все продумав, Элиза вернулась в агентство и заказала себе тур.
        Поскорее бы уехать! Тогда она долго не увидит Кеннета, и ей станет легче наладить свою жизнь.
        Элиза прошлась по магазинам, покупая разные мелочи, необходимые для путешествия, и, довольная, поехала домой.
        Элиза испугалась, увидев перед коттеджем знакомую роскошную машину. Кеннет стоял, опираясь на капот, и задумчиво смотрел на дом.
        Услышав звук мотора, он обернулся и насмешливо улыбнулся. Элизу будто парализовало, она вцепилась в руль, борясь с желанием помчаться вперед, все быстрее и быстрее, пока не появится уверенность, что Кеннет ее не догонит. Но зачем? Она спрячется, однако рано или поздно Кеннет доберется до нее. Она успела хорошо узнать его настойчивость.
        Делая вид, что не замечает Кеннета, Элиза вышла из машины и поспешила к дому. Она открыла дверь, и Кеннет вошел следом, наклонился и заглянул ей в лицо.
        - Где ты была?! - возмущенно, совсем как Майкл утром, спросил он.
        - Ходила по магазинам и заказала тур по Италии, - небрежно бросила через плечо Элиза, проходя в кухню.
        - Ты, очевидно, забыла, - с холодным высокомерием проронил Кеннет, - мы собирались в свадебное путешествие.
        - Об этом речи не было, - огрызнулась Элиза, - ты один это решил.
        Кеннет по-хозяйски, как будто жил здесь, поставил на плиту чайник, достал кофе, чашки, молоко и уселся за стол.
        - Ты устроился, как дома, - раздраженно заметила Элиза. - И кто подумает, что ты здесь гость?
        - Это дом Майкла, - протянул Кеннет, - но им здесь и не пахнет. Соседи сказали, что он уехал наслаждаться медовым месяцем. Я подумал, уж не с тобой ли? Может, ты все-таки решила выйти за него.
        - Нет, - холодно ответила Элиза.
        Глаза Кеннета засияли. Со стремительностью и грацией пантеры он сорвался с места, прижал Элизу всем телом к стене и яростно прошипел ей в лицо:
        - Не вздумай сделать эту глупость!
        - И не собираюсь. Ты спросил, выхожу ли я замуж за Майкла, я ответила «нет». И что ты так разозлился?
        - Я схожу с ума, - прорычал Кеннет, его лицо побелело от гнева. - Я не уверен, что ты не совершишь подобную глупость. Я ничего не понимаю. Как ты могла так бесцеремонно сбежать от меня!
        Сердце Элизы разрывалось от боли. Она не могла свободно вздохнуть, не смела взглянуть в возмущенные и обиженные глаза Кеннета.
        - Ты обещала, что будешь ждать нас с Дэнни в отеле, - продолжал он обвиняющую речь, - но, как только мы ушли, ты собрала вещи и удрала! Портье мне все рассказал. Почему?! Почему ты опять исчезла?! Ты говорила, что Дэнни тебе понравился, и я знаю, что ты неравнодушна ко мне…
        - Нет, - не выдержала Элиза, - не в этом дело. Это не так!
        - Ты лжешь! - Кеннет притянул ее к себе и жадно впился в губы. Элиза едва не лишилась чувств от силы вспыхнувшего в ней желания. - Видишь? Я могу взять тебя сейчас, прямо здесь, на полу. Ты хочешь меня. Признайся!
        - Это просто секс, - теряя силы, выдохнула Элиза.
        - Называй это как угодно, но ты хочешь меня, и я хочу того же.
        - Не смей так говорить! - возмутилась Элиза. - Я не какая-нибудь потаскушка, с которой можно… - Она умолкла, смутившись.
        - Я никогда не думал ничего подобного. Ты называешь это «секс», но мы оба знаем, что это - любовь. Почему ты убегаешь от нее?
        Элиза закрыла глаза, в горле стоял комок, по щекам текли слезы.
        - Я боюсь рисковать.
        Кеннет нахмурился, не понимая.
        - Что значит «рисковать»?
        - Я боюсь, что ничего не выйдет. Три года назад, когда мы расстались, я чуть не умерла от горя. Я столько времени тосковала. И теперь я боюсь… всего. Вдруг мы поженимся, а ты меня разлюбишь? Где я тогда найду работу, что будет с домом, что ждет меня в будущем? Я боюсь всего!
        Кеннет обнял Элизу и, взяв на руки, баюкал, как ребенка, целовал заплаканные глаза, нежно сдувал с лица спутанные волосы. Она, всхлипывая, постепенно успокаивалась.
        - Не бойся, я всегда буду рядом, - шептал Кеннет, - я люблю тебя! Скажи мне правду, ты любишь меня?
        - Да, - пряча лицо от его призывного взгляда, еле слышно выдохнула Элиза.
        - Повтори!
        - Да! Да! Да! Люблю!
        Непривычное слово звенело в воздухе, наполняя Элизу ощущением необыкновенного счастья. Все эти годы она пыталась забыть Кеннета Уордвика - и не могла. Теперь он был с ней навсегда.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к