Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Тэлкот Дианна: " Купидон Выходит Замуж " - читать онлайн

Сохранить .
Купидон выходит замуж Дианна Тэлкот

        # Купидон Джонс много лет помогает одиноким людям найти свою любовь. Но вот она допускает досадную промашку - отдает невесту сурового владельца ранчо Берка Райли другому мужчине!..

        Дианна Тэлкот
        Купидон выходит замуж

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Блондинка, уже долго маячившая у дверей, самоуверенно поправила прическу и взглянула на часы. Купидон Джонс, начальница почтового отделения в городке Валентайн, внимательно присмотрелась к клиентке.
        В уголках голубых глаз женщины образовались небольшие морщинки - такие бывают у людей за тридцать, когда те много улыбаются, а светлые локоны казались мягкими, ангельскими. Купидон знала - знала, и все тут, - что необычные сережки женщины и есть ее главный козырь. Впрочем, они были действительно великолепны: с бриллиантами, в форме медвежат.
        Блондинка окинула Купидон взглядом и подошла к стойке.
        - Надеюсь, я не доставляю вам неудобства, слоняясь здесь, в прихожей? Я жду моего друга по переписке. Мы оба подумали, что почтовое отделение как нельзя лучше подойдет для встречи.
        - О, все в порядке. Это общественное место. Люди то и дело заходят сюда.
        Блондинка нервно теребила единственную пуговицу своего блейзера, машинально разглядывая снимки на доске объявлений.
        - Это Марайя, - пояснила Купидон. - Я распечатала постер «разыскивается» и поместила в центр снимок внучки Попа Томлинсонса. Поп обожает своих внуков, и я подумала, ему понравится, что фото его внучки будет выставлено для всеобщего восхищения.
        Женщина присмотрелась к фотографии.
        - Я всегда хотела стать матерью, - мечтательно произнесла она. - Но вот не могу. Иметь детей, я хочу сказать.
        - О, простите. Я…
        - Нет, прошу вас. Не извиняйтесь. Слушайте, - добавила она, вытянув руку в приветствии, - меня зовут Мойра. - Купидон заметила на правой руке женщины кольцо с жемчугом. - Кажется, я должна представиться, раз уж отвлекаю вас, болтая о своих секретах. Я, разумеется, уверена, что при вашей работе вы наблюдаете сотни разных судеб.
        Губы Купидон тронула легкая улыбка.
        - Да. Можно сказать и так.
        Они немного помолчали, и тут Купидон заметила, как к зданию почты направляется Джейк Кроуэлл, чтобы забрать причитающуюся ему корреспонденцию - обнадеживающие кипы писем. Девушку вдруг осенило. Все так логично складывается!
        Вот женщина, мечтающая стать матерью.
        Вот Джейк, который овдовел два года назад и один воспитывает трех очаровательных дочек.
        Все вдруг приобрело смысл. Кроме того, Купидон уже прониклась симпатией к этой женщине.
        - Как, вы сказали, вас зовут? - переспросила Купидон.
        - Мойра. Мойра Макферсон.
        - Откуда вы?
        - Из Чикаго. Но я могу переехать и сюда, если…
        - Привет! - раздался бархатистый баритон Джейка. - Есть что-нибудь для меня?
        Купидон заметила, как на щеках Мойры заиграл румянец.
        Дело в шляпе, подумала она.
        Мойра повернулась вполоборота к Джейку, смущенно потупившись. Он же едва окинул ее взглядом, кивнув.
        Черт, они не встретились глазами!
        Купидон нахмурилась, перебирая почту.
        - Ничего хорошего. Одни счета. - Девушка не сразу отдала их ему, сперва она нарочито медленно перевязала конверты лентой. - Джейк, - произнесла она мягко, - я полагаю, ты не знаком с Мойрой Макферсон, да? Она недавно в городе. Приехала из Чикаго.
        Удивленный Джейк протянул незнакомке руку.
        - Джейк Кроуэлл, это Мойра. Мойра, познакомься с Джейком. Он владелец скобяной лавки, но его основная работа - воспитание трех самых прелестных маленьких девочек в Канзасе.
        - Она имеет в виду, что я вдовец, - пояснил Джейк, взяв изящную ручку Мойры в свою ладонь.
        - Ясно. Здравствуйте… - Мойра взглянула на него. Ее кристально-голубые глаза встретились с его темными.
        Улыбка на лице Джейка сменилась смущением.
        Есть! То, что надо!
        Удовлетворение наполнило Купидон. Ха! Она лучше, чем Саманта из «Зачарованных». Ей не приходится даже щелкать пальцами или морщить носик. Один взгляд - и любовь зацвела. И удобрять не обязательно. Очень просто, правда!
        Девушка вздохнула, зная, что в цветном мире Джейка и Мойры она превратилась в серое пятно. Что ж, и такое случается. Эта любовь с первого взгляда имеет свои подводные камни - неблагодарная все-таки у Купидон работа. Но ведь кто-то должен ее выполнять!
        Пять минут спустя, когда парочка увлеченно беседовала друг с другом, Купидон извинилась и принялась вручную набивать почтовые штемпели. Да. Иногда все случается по воле судьбы. Всякий раз, когда удавалось создать пару, Купидон говорила себе это. Фраза стала ее мантрой.
        Тут открылась дверь и на пол упала длинная тень. Купидон подняла глаза - и затаила дыхание. Высокий, широкоплечий ковбой в пыльных ботинках вошел в здание слегка покачивающейся походкой. Джинсы, потертые на коленях и с заклепками на бедрах. Ремень с серебряной пряжкой. Голубая ковбойская рубашка. Все это сидело на нем идеально.
        Взгляд Купидон поднимался выше к широкой груди, мускулистым плечам и жилистой шее, пока не остановился на самом красивом лице, какое она когда-либо видела.
        У нее перехватило дыхание, сердце бешено забилось. В лице этого ковбоя не было изъянов. Волевой подбородок. Широкий лоб. Прямой нос. Четкие скулы. Темные волосы зачесаны назад. Ковбой прищурился. Его глаза блестели. Как два бриллианта, подумала Купидон. Она жаждала узнать их цвет. Кобальтово-синий или свинцово-серый?
        Мужчина обратился к ней, а она только глупо уставилась на него, слыша лишь тембр его голоса и то, как мелодично он слагает звуки в слова. Просто бальзам для ее ушей! Замолчав, ковбой нетерпеливо окинул взглядом пару позади себя.
        Наконец до Купидон дошло, что он ждет от нее ответа. Девушка постаралась взять себя в руки.
        - Простите? Я задумалась о… - она взглянула на его широкие плечи, - о другом.
        Его пряжка словно подалась к ней. У Купидон подкосились колени. Ей не нравилось, когда вещи начинали жить своей собственной жизнью. Это казалось ей неправильным.
        - Я здесь встречаюсь с подругой, - повторил он. - С женщиной.
        Купидон пронзила догадка.
        - Вы? Вы и есть тот самый друг по переписке? - не веря, спросила Купидон.
        - Берк Райли, - представился незнакомец. - И я здесь, чтобы встретиться…
        Блондинка, заслышав его имя, обернулась, на миг отстранившись от Джейка.
        - Берк? Берк Райли? - спросила она.
        - Да. - Возникла напряженная пауза. Купидон затаила дыхание, когда взгляд Берка скользнул по Мойре Макферсон.
        - Я полагаю, ты - Мойра?
        - Это так. - Блондинка помедлила. - Подождите. Простите… - Мойра повернулась к Джейку с милой улыбкой, полной обожания. - Кофе у Расти Нейла - отличная идея. Дайте мне несколько минут, и я скоро присоединюсь к вам.
        Не сводя глаз с Мойры, Джейк кивнул и попятился к двери.
        - Конечно. Я займу лучший столик. В углу.
        Как только Джейк ушел, Мойра схватила Берка за руку и повела прочь от коробок с письмами. Чувствуя себя чужой в здании собственной почты, Купидон изумленно наблюдала за ними.
        Минуточку. Что происходит? Она всегда была у руля!
        - Знаю, что я обещала, - услышала Купидон слова Мойры, - но ничего не получится. Обстоятельства изменились. Может, если бы вы пришли на пятнадцать минут раньше… до того, как я встретила Джейка…
        Райли замер.
        - Что?
        - Это не важно. - Она махнула рукой в сторону двери. - Хозяйка почты познакомила нас… и кажется, этот мужчина и есть герой моего романа. Простите. Ничего личного. Мне пора идти. - Мойра сделала глубокий вдох, приблизила к себе лицо ковбоя и поцеловала его в щеку, вызвав у Купидон приступ зависти. - До свидания, Берк, - произнесла она уже у двери. - Все кончено. - И вышла.
        Берк пошатнулся на своих каблуках, глупо глядя на развевающуюся юбку Мойры и ее туфли на шпильках. А потом резко развернулся и наградил Купидон яростным взглядом.
        - Не хотите ли рассказать мне, что здесь происходит?
        Купидон поежилась за стойкой.
        - Я подумала… мне показалось, она больше не хочет переписываться с вами.
        - Простите? - его глаза превратились в два блестящих уголька.
        - Она больше не желает быть вашей подругой по переписке, - тихо произнесла Купидон.
        - Подругой по переписке, черт возьми! - в ярости рявкнул Берк, приближаясь. - Да ты знаешь, кто это?
        Купидон невольно отступила.
        - Нет…
        - Это моя невеста! И ты только что отдала ее другому мужчине!
        Купидон вскрикнула, почувствовав себя преотвратительно. Такого никогда раньше не случалось. Купидон приносила людям любовь, а не разочарование. Она всегда полагалась на свои инстинкты… хотя сегодня они, кажется, основательно ее подвели.
        - Я ее не отдавала. - Купидон отвернулась. - Я всего лишь познакомила их.
        - Это одно и то же.
        - Ну, она все равно вам не подходила, - нашлась Купидон.
        - Не подходила мне? - повторил Берк, хмыкнув. - И как, позволь узнать, ты поняла это?
        Купидон отложила конверты, которыми занималась, и предстала перед лицом разозленного ковбоя.
        - Она милый домашний цветок, а вы с вашими грубыми манерами - колючий кактус.
        Берк опешил. Именно в этот момент Купидон поняла, что его глаза не свинцово-серые, а стальные. И эти глаза сверлили ее насквозь.
        - В эту дверь вышла красивая женщина! А я планировал быстренько на ней жениться. Даже уговорил себя жениться, не вкусив прелестей невесты. И тут вмешалась ты и представила ее другому мужчине, а она вышла за ним в эту дверь и…
        - Уговорил себя? - У Купидон закипела кровь. - Уговорил себя? - повторила она, взвизгнув. - Если в этом вы видите смысл брака, тогда, я думаю, просто счастье, что вы опоздали.
        - Да кто ты такая, чтобы вмешиваться в мою личную жизнь? - фыркнул Берк. - Купидон?
        Выпрямившись во весь рост, девушка посмотрела ему прямо в глаза.
        - Да. Я - Купидон. - Она вздернула подбородок до уровня «не связывайся со мной».
        Настал черед Берка Райли опешить от удивления. Он уставился на стоявшую перед ним женщину, облаченную в униформу. Тут она похлопала по бейджу у себя на груди.
        Купидон.
        Дыхание сперло. Вне себя от изумления, Берк все перечитывал:

«Купидон Джонс, начальник почтового отделения, Валентайн, Канзас».
        - Ты, наверное, меня разыгрываешь.
        - Вовсе нет. Моя мама была хозяйкой почты в Валентайне. Она много занималась знакомствами по переписке. Ей казалось, будет здорово иметь маленького купидона, которому можно оставить свое дело. Купидон. - Девушка снова щелкнула по табличке на груди. - Да. Купидон. Это я.
        Оторвавшись от таблички, Берк принялся рассматривать девушку.
        На вид ей было около двадцати пяти, она, может, лет на десять моложе его. Веснушки на носу и щеках придавали ее лицу моложавости и какой-то колдовской очаровательности. Губы девушки были алыми и пухлыми.
        Купидон Джонс с достоинством выдержала его изучающий взгляд. Берк даже восхитился подобной стойкостью. Но есть в ней еще что-то, повторял он себе. Ощущение… аура, что-то, чего он не мог определить, но что являлось частью этой девушки и делало ее особенной.
        И все же Берк продолжал сердиться. У него были планы, а Купидон Джонс, сознает она это или нет, разрушила их.
        Через месяц Берк должен был жениться на Мойре Макферсон. И он знал из писем и из тех снимков, которые Мойра ему присылала, что она выйдет за него. Да, она не была похожа на фотомодель, мужские головы не поворачивались в ее сторону. Ему не нужно было много воображения, дабы понять, что у нее хорошие формы, однако вряд ли бы она стала королевой в его постели. Но она была согласна попробовать. А там, глядишь, все и наладилось бы.
        И вдруг такое…
        Главное, Берку действительно нужна жена, семья. У него не было времени искать идеальную пару. Ему почти тридцать шесть, и моложе он не становился. Бывали дни, когда он напоминал себе своего отца, и это пугало его до смерти.
        Берк не желал оказаться ветхим стариком с артритом, которому придется еще и возиться с поздними детьми. Не хотел потакать жене, влюбившись в нее по уши, и всякий раз повторять: «Прости, я совершил ошибку» - своим детям.
        Этот скорый брак не стал бы союзом двух одиноких сердец, это было практичное решение проблем владельца ранчо в пятидесяти милях от города. Пятьдесят миль от места, которое большинство людей шутливо называют романтической столицей мира. Берк надеялся, что это принесет ему удачу и он встретит свою невесту здесь, в здании почты, откуда раз в году отправлял валентинки с маркой, на которой значилось: «Любовь цветет в Валентайне, Канзас».
        Но ему это нисколько не помогло, ведь так?
        Берк расправил могучие плечи.
        - Что же, мисс Купидон, - заговорил он, - вы отдали мою невесту другому, и я этого не оценил. Поэтому вам придется найти мне другую. У вас на это три недели.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Купидон едва не лишилась дара речи.
        - Но так не бывает! - запротестовала она.
        - Как «так»?
        - Я не могу найти вам невесту и помочь создать пару только потому, что вы просите меня об этом. Условия должны быть… то есть… - она вдруг осеклась, зная, что и так наговорила лишнего. Девушка попыталась отступить и начала бормотать: - Я хотела сказать… взгляните на меня. Если бы у меня имелись должные навыки в таких вещах, я бы давно нашла себе мужа. Хотя я была подружкой невесты на тринадцати свадьбах, но до сих пор не замужем. И никогда не была. Подружка невесты - пожалуйста, но невеста - никогда.
        Берк нахмурился.
        - Несчастливое число, - произнес он, буравя ее взглядом.
        - Простите?
        - Тринадцать. Несчастливое число.
        Купидон пожала плечами, чувствуя внутреннее облегчение от того, что Берк не стал углубляться в данную тему. Она вовсе не собиралась говорить ему о том, что это она познакомила все эти пары - а были и такие, кто не пригласил ее на свою свадьбу.
        - Знаю, - согласилась девушка. - Но ведь на подходе четырнадцатое. И это мое счастливое число. Я полагаю, следующая точно…
        - Пардон? - перебил Берк. - Ты сказала «четырнадцатое». Неужели четырнадцатое февраля?
        Ее мать говорила, что в день ее рождения солнце, луна и звезды сияли сильнее обычного. Это в сочетании с генами сформировало ее способности. Впрочем, Купидон не афишировала полученный по наследству дар. Никто не догадывался, что ей часто удавалось создать пару, едва представив людей друг другу.
        Джейк, это Мойра.
        Мойра, познакомься с Джейком.
        Судьба у нее такая - сводить людей. Делать так, чтобы они влюблялись и потом жили долго и счастливо. А работа на почте всего лишь покрывала расходы.
        - Я полагаю, Мойра упоминала, что хочет выйти замуж четырнадцатого февраля.
        - В мой день рождения? - не подумав, спросила Купидон.
        - Четырнадцатое февраля - день всех влюбленных - день твоего рождения?
        - Да. То есть нет. То есть Мойра ничего такого не говорила. Если бы я знала… - Купидон глубоко вдохнула.
        - И что бы ты сделала?
        - Я бы отговорила ее от этого, - объявила Купидон. - Меня угораздило родиться в Валентинов день. А с именем Купидон я и вовсе объект всех шуточек в округе. Если бы только могла, я бы как можно скорее уехала из Валентайна куда подальше, сменила имя на Афродиту и…
        - Афродита? - ковбой склонил голову набок, словно бы не расслышав.
        Купидон кивнула.
        - Афродита… - повторил Берк. - Милое, обычное имя. Да. Точно. Понимаю, почему вы хотите спрятаться за ним.
        Купидон только подивилась, как этому мужчине удается так легко вытягивать из нее все ее секреты.
        - Афродита - мое второе имя, - призналась девушка, пожимая плечами. - Это все моя матушка.
        - Просто любопытно, твою матушку, наверное, звали…
        - …Венера, - закончила Купидон.
        Берк удивленно приподнял бровь.
        Купидон скрылась за стойкой и появилась снова с кипой конвертов в руках.
        - Для вас - миссис Джонс. Моя мать - степенная седовласая женщина, она не всякому позволит называть ее по имени.
        Берк качнулся на каблуках.
        - Купидон. Купидон Афродита… - он словно пробовал имя на вкус. - Купидон, дочь Венеры.
        - Венера Пандора Джонс, - машинально добавила девушка.
        Берк чуть не подпрыгнул.
        - Пандора?
        Да что с ней такое? Этот мужчина только взглянул на нее, а она уже выболтала ему почти все семейные секреты и глазом не моргнув!
        - Бабушка предвидела, что мама доставит ей хлопот, - импровизировала Купидон. - Она называла ее ящиком Пандоры. - От вранья Купидон ощутила, как тело охватил жар. Или жар от того, что Берк Райли так на нее смотрит? - Это… семейная шутка. - Купидон помолчала. - Мама убьет меня, если узнает, что я раскрыла вам ее полное имя.
        - О, - Берк поднял руки, - я не скажу. Никто мне все равно не поверит. Просто любопытно, а как звали твоего отца?.. Если Зевс, или Геракл, или…
        - Боб. Боб Джонс. Обычное имя, простое и неприметное. - Очень простое. Купидон даже порой казалось, что именно оно мешает отцу поладить со всеми женщинами в его семье. Слава богу, сестра Купидон, Лисандра, нашла работу в свадебном салоне в Лавноте и переехала в Техас.
        Неожиданно Берк склонился к стойке, опершись на нее локтями. Его лицо находилось в каком-то сантиметре от лица девушки.
        - Так или иначе, даже твое имя обязывает тебя помочь мне.
        Он был так близко, что Купидон чувствовала его запах. Запах мужчины. Безумное сочетание мыла и пота, кожи и ткани.
        Кровь заторопилась по жилам, в ушах зазвенело.
        Перед глазами все поплыло. Купидон видела только серые глаза Берка.
        - Мне бы хотелось жениться один раз. И на одной женщине, - вновь заговорил он. - Мне плевать, сколько это стоит или как ты это сделаешь. Ты все организуешь. Включая невесту.
        Купидон вздрогнула. Во рту пересохло.
        - Это не так просто. Я не могу щелкнуть пальцами, - она щелкнула пальцами, - и появится невеста!
        - Эй, ты ведь отдала мою женщину другому!
        - Я не…
        - Невесту, Купидон. И чем скорее, тем лучше.
        - Но зачем? Почему вы так торопитесь жениться? Да еще на той, которую даже не знаете! Вы должны…
        - Я хочу семью, - перебил Берк. - Последние - двадцать лет я провел среди ковбоев. Сейчас готов остепениться. У меня хорошая жизнь. Я хочу разделить ее с кем-то.
        - Но послушайте, вы… - Купидон подыскивала верное слово. Лакомый кусочек, горячая штучка, красавчик. Она шумно прочистила горло. - Вы привлекательный мужчина, - осторожно произнесла девушка. - У вас не должно быть проблем с женщинами. Черт, да многие не глядя согласились бы на ваше предложение, дай вы им шанс.
        - У меня нет на это ни времени, ни желания. - Берк отошел от стойки. - Я живу на ранчо в пятидесяти милях от Валентайна и не собираюсь возить туда вереницу невест, чтобы знакомить их с тем, как я живу. Я не желаю проходить через период узнавания друг друга, не желаю, чтобы женщина осыпала меня своими требованиями и капризами. Нет, я не хочу всех этих сложностей. Мне просто нужна жена, с которой я смог бы встретить старость.
        - Это все мечты. Так не бывает.
        - А как насчет тебя? Ты не замужем.
        Купидон на мгновение перестала дышать от такого неожиданного поворота событий.
        - Не смешите меня! Это самая большая нелепость, которую я когда-либо…
        - Ты болтливая и немного вспыльчивая, но я смог бы с этим справиться. Ты бы успокоилась, как только оказалась бы в моей постели.
        Такая самоуверенность должна была бы разозлить девушку, но одна только мысль о великолепном теле Берка Райли привела ее в сладостный трепет. Купидон задрожала.
        - Я не могу. И не хочу. - Девушка помолчала. - Большинство женщин, включая меня, надеются когда-нибудь выйти замуж по любви. Но ведь ковбою с замашками надсмотрщика этого не понять.
        - А я слышал, что многие сперва женятся, а влюбляются уже потом. Это как пустить повозку впереди лошади.
        - Ожидаемое сравнение для ковбоя. И вообще, ничего у вас не получится. Сейчас женщине даже не обязательно иметь мужчину. Женщины уверены в себе, независимы, успешны. Так что найти вам жену… не так-то это просто.
        Берк сверлил Купидон взглядом. Но это она, а не он, видела его насквозь. Его честность. Его искренность. Его навязчивое намерение жениться.
        В воображении пролетали самые неожиданные картинки. Берк Райли на лошади. Берк Райли без рубашки, с факелом в руке и с потрепанной соломенной шляпой за спиной.
        Берк Райли один на своей кухне, ему не с кем разделить утренний кофе…
        Он приехал сюда за Мойрой, своей невестой по переписке. Сказал Купидон, что ему нужна жена. Что у него хорошая жизнь и он хочет разделить ее с кем-то.
        Ей следовало бы знать, что он и Мойра…
        И Купидон приняла решение. Ей лучше побыстрее избавиться от этого мужчины, заняться своими делами и позабыть о том, как Берк Райли всколыхнул ее чувства.
        - Ладно, - сказала она. - Я знаю почти всех в Валентайне и его окрестностях. Я смогу познакомить вас с девушкой, которая может стать вам подходящей женой. Но никаких гарантий, вы же понимаете. Я сделаю что могу, но остальное - в ваших руках.
        - И все?
        - И… - Купидон подняла руку и щелкнула пальцами, - все.
        Берк широко улыбнулся.
        - Мне это подходит. Раз уж я здесь, давай пообедаем вместе и обговорим детали.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Купидон понятия не имела, почему согласилась пообедать с Берком Райли. Она первой вошла в закусочную и была очень удивлена, увидев возле барной стойки Флору Уильямс. Флора, недавно разведенная, смотрела в их сторону. Она глядела прямо на Берка!
        Купидон перевела взгляд на своего спутника и заметила, что он ослепительно улыбнулся Флоре. Девушка подавила раздражение.
        Берк провокационно близко склонился к уху Купидон.
        - Представь меня той женщине, - шепнул он.
        Купидон резко отвернулась, задев Берка локтем, когда пробиралась к столику подальше от Флоры.
        - Это не ваш тип, Берк, - отрезала девушка. - Она уж точно не из тех, с кем можно встретить старость.
        Берк отодвинул стул для Купидон, потом сел сам. На его лице застыло раздражение.
        - Я думал, ты собираешься знакомить меня с девушками.
        - Да. Но нам для начала нужно поговорить. Расскажите мне, какой вы и чего хотите.
        - Я хочу жену, - упрямо повторил он.
        - Это мне известно. Вы ясно выразились. Но разве вы не желаете, чтобы она стала вашей постоянной спутницей жизни? Флора не из таких.
        - Флора? Ее зовут Флора? - Берк снова посмотрел в сторону бара. Флора расплылась в. улыбке, излучая сексуальность.
        - Да, - ответила Купидон, привлекая внимание Берка. - Но в отличие от флоры и фауны, типичных для этой области, данная Флора цветет редко. И нелегко транспортируется. И уж точно не выживет в условиях, которые вы предлагаете. - Купидон расправила салфетку и постелила ее на колени.
        Разочарование промелькнуло на лице Берка. Купидон отметила это про себя, взяв на заметку.
        Наивный. Берк Райли наивен. И именно в том, что касается женщин. В сравнении с Флорой он просто ребенок, потерявшийся в лесу.
        Купидон ощутила внезапную симпатию к этому мужчине. Она должна защитить его.
        - Расскажите о вашем ранчо, - сменила тему девушка.
        Берк взял два меню и протянул одно Купидон.
        - Нечего рассказывать. Отец посадил меня на лошадь еще в шесть месяцев. Я вырос в седле.
        - Ясно. Значит, ваш отец настоящий ковбой.
        - Нет. Он был пьющим сукиным сыном, который зарабатывал, продавая лошадей. В этом вся разница. - Берк помолчал немного и, не заметив реакции Купидон, открыл меню. - Все звали его Петрушка. Отец был из тех, кто считал, что если его сын видит мир с конского седла, то больше ничего и не нужно.
        Такое объяснение удивило Купидон. Она решила разрядить ситуацию.
        - Что ж. Значит, вы провели всю жизнь среди лошадей.
        Берк улыбнулся и закрыл меню.
        - Можно сказать и так. Но когда будешь представлять меня девушкам, помни, что я владелец ранчо, а не ковбой.
        Купидон смотрела на своего спутника. Во что же она ввязалась?
        - Мой отец, - пояснил Берк, - не знал, что делать с людьми. Ни с женой. Ни с ребенком. Он имел представление лишь о том, как благородны высокогорные мустанги. Но я не желаю сейчас обсуждать репутацию Петрушки Райли. Она никак не повлияла на мою. Брак отца был недолгим, а я не позволю, чтобы так случилось и со мной.
        Купидон мысленно взяла на заметку и это.
        - Значит, вы предпочли сосредоточиться на ранчо, а не на лошадях или…
        - У меня лучшие скакуны в стране, спасибо папочке. Он привил мне свою страсть, а мама четыре года работала в Техасе. У меня, кстати, степень по ведению бизнеса.
        - Ясно. Значит, вас растила мама, если я правильно понимаю.
        - Нет. - Берк забрал меню у Купидон и отложил его в сторону вместе со своим. - Она ушла, когда мне было шесть лет. Отец говорил, она вольна делать, что хочет. И что сын Петрушки Райли не закончит городским гулякой, который носит шорты и играет в рок-группе.
        - Господи. Полагаю, у твоего отца был тот еще характер. - Купидон не заметила, как тоже перешла на «ты».
        Берк хмыкнул.
        - Он всегда возил с собой бутылку. Это точно.
        Сомнения охватили Купидон. Она решила озвучить свои мысли.
        - Берк! Ты уверен, что хочешь этого? Жениться, я имею в виду. Из того, что я услышала, могу сделать вывод, что у тебя слегка размытое представление о браке и семье. То есть у меня сложилось впечатление, что ты не смотрел «Брейди» или «Семья Партридж».
        - Я смотрел только старые фильмы: «Пондероса», «Кнут» и «Дикий, дикий Запад».
        Купидон невольно улыбнулась.
        - Я считаю…
        Берк перегнулся через стол и накрыл ее руку своей ладонью. Купидон ощутила дрожь во всем теле.
        - Твое мнение мне известно, - заключил он серьезно, но мягко. - Не нужно ничего объяснять. Я гарантирую, что не являюсь воплощением своего отца. И уж точно я не копия матери. Я не сбегаю, когда дела плохи. Я немного груб, но не запугиваю людей, чтобы добиться того, чего хочу. Меня ничто не пугает, Купидон. И я смогу выдержать все. Нет ничего слишком сложного для меня. Ничего. И особенно в том, что касается женщин.
        Купидон молчала. Пока его рука лежала на ее руке, девушка не могла пошевелиться, не то что ответить. У нее была дюжина аргументов, но сейчас она позабыла их все. Лицо Берка было так близко!
        Купидон видела силу в Берке Райли, но замечала и слабость. И это сбивало ее с толку. Ставило в тупик. Берк был загадкой. Тайной, которую любой женщине интересно разгадать. Купидон умирала от любопытства. Ей отчаянно захотелось узнать этого мужчину получше.
        Его пальцы расслабились. Он нежно гладил ее руку.
        - Только что… - произнес Берк тихо, переключая внимание Купидон, - сюда вошла девушка. С родителями, я так полагаю. Вон та брюнетка. Как насчет нее?
        - Она слишком… - Купидон замялась, пораженная тем, что ей хочется оградить Берка от всех здешних женщин, - молода.
        - Молода? Да она выглядит как старая дева.
        Купидон внимательнее присмотрелась к брюнетке.
        - Ах, эта… Это Клер Воллнер, - шепнула она, удивленная, что Берк обратил внимание на эту угловатую простушку. - Она ведет затворническую жизнь. Поздний ребенок. До сих пор живет в семейном гнезде и заботится о родителях. Я сказала «молода», имея в виду мироощущение.
        - Уже понял.
        - Видишь, как она внимательна к родителям? Хорошее качество, не спорю. Но, честно говоря, жениться на ней было бы ошибкой. То есть взгляни…
        Клер торопливо расправила салфетку на коленях отца, потом протянула матери таблетку и стакан воды.
        - Если я правильно тебя понимаю, - задумчиво произнес Берк, - то я выбрал из всех ту, что слишком открыта, и ту, что слишком закрыта.
        - И тот, и другой вариант тупиковый, - прокомментировала Купидон, пожимая плечами. - Дай мне время. Наберись терпения.

        Берк решил прислушаться к совету девушки. Позже, когда оба ели, его внимание было приковано исключительно к Купидон. Симпатичная, остроумная, обаятельная, она как-то незаметно отошла от темы невест и развлекала его забавными случаями из жизни.
        Его взгляд остановился на ее губах. Берк был очарован тем, как поднимаются уголки губ девушки, когда она улыбается.
        Он тоже улыбнулся сам себе. Да, появление Купидон придаст этой игре перчинку!
        - Наверное, я уеду в отпуск за неделю до Дня всех влюбленных, - продолжала между тем Купидон, вытирая рот салфеткой. - В прошлом году на почте был настоящий аншлаг. Конечно, дело не во мне, а в моем имени. Все хотели, чтобы их валентинки отправляла Купидон. На удачу или что там еще.
        Берк хохотнул. Но тут же вспомнил, что и ему пришло в голову, что встретиться с Мойрой лучше именно на почте в Валентайне.
        - Однажды людей собралась целая длиннющая очередь. По обе стороны тротуара и в два ряда.
        Берк покачал головой, представив себе такую картину.
        - Один парень попросил меня поцеловать его конверт, а другой принес с собой губную помаду и попросил запечатлеть поцелуй на всех его конвертах.
        Берк приподнял одну бровь, затем вторую. Купидон обвела языком верхнюю губу.
        - Я не стала этого делать. Да и не смогла бы. Это заняло бы слишком много времени. У него было около сорока валентинок. И люди, стоявшие за ним, никогда бы этого не позволили.
        - Горожане, видимо, считают, что у тебя есть особенные способности, - заключил Берк.
        - По крайней мере хотят в это верить. - Купидон загадочно улыбнулась. - Поразительно, как сильно может быть влияние слухов и суеверий.
        - Значит, мне повезло, что именно ты найдешь мне жену. Хотя ты ведь просто представишь меня потенциальным претенденткам.
        - Разумеется. А там уж все в твоих руках.
        Берк положил на стол кредитку, едва взглянув в счет.
        - Кого бы ты выбрала для меня, Купидон?
        - А кого ты хочешь?
        - Честную и порядочную женщину. Сильную. Милую. Здравомыслящую. Такую, которая не боится грязи…
        Купидон жестом остановила его.
        - Подожди минутку. Уверен, что ты ищешь не скаута? Или, может, собачку?
        Берк улыбнулся.
        - И с чувством юмора, - заключил он. - Такую, как ты.
        Официантка принесла счет по кредитке, и Берк подписал его, упустив реакцию Купидон.
        - Качества, которые ты назвал, напомнили мне кое о ком, - таинственно произнесла Купидон. - Только сейчас я не могу точно сказать. - Она пожала плечами. - Возможно, девушка уже занята. Так обычно и бывает, если невеста хороша.
        - Здорово. Звучит обнадеживающе, - иронично заявил Берк.
        Купидон рассмеялась.
        - Не отчаивайся, мы еще даже не начинали. Найти тебе жену в любом случае удастся, просто я хочу быть уверена, что мы найдем тебе идеальную жену. С этим тоже поспоришь? - Купидон поднялась из-за стола и взглянула на Берка через плечо.
        На долю секунды он заметил задорный огонек у нее в глазах, и кровь застыла в жилах. Берк никогда раньше не испытывал ничего подобного. Кристальный блеск голубых глаз - чистый, как летнее небо, роковой, как падение в бездну…
        В груди кольнуло. Берк словно утратил контроль над собственным телом. Его мысли больше не принадлежали ему. Желание, какого он не знал до сих пор, наполнило все его существо и побежало по венам. Им словно руководила какая-то неведомая сила.
        Берк попытался освободиться от столь странного чувства и вернуться к реальности. Ковбой решительно встал на ноги и выпрямил спину. Он сжал руки в кулаки, заставляя себя успокоиться.
        К черту все. Берк Райли не станет задерживаться в мире грез.
        Мир приобрел знакомые черты. Берк моргнул, убеждая себя в том, что такому минутному затмению должно быть объяснение. Феноменально. Освещение бара придало лицу Купидон загадочности, а шар диско отразился в ее глазах.
        К тому времени, как они оказались на улице, Берк позабыл об этом волнующем моменте. Он вернулся к насущным проблемам.
        - Значит, договорились? Ты серьезно подыщешь мне жену?
        - Абсолютно серьезно.
        - И ты меня не разыгрываешь?
        - Я в ответе за то, что твоя невеста ушла к другому, - объявила девушка. - И я найду тебе другую жену.
        Берк взглянул в лицо Купидон. Он уловил насмешливые нотки у нее в голосе, которые отозвались у него в груди странной дрожью.
        - Мой старик говаривал, - произнес Берк, наблюдая за реакцией девушки, когда взял ее под локоть, - что сделку с мужчиной скрепляют рукопожатием… а с женщиной - поцелуем. - Он удовлетворенно отметил, как расширились при этом глаза Купидон, погружая его в свои глубины. Ее губы слегка приоткрылись, а голова склонилась.
        Берк не мог устоять. Даже если бы от этого зависела его жизнь.
        - На удачу, - шепнул он, приближаясь. - Для тебя и меня. И будущей свадьбы.
        Купидон не сопротивлялась, когда он обнял ее. Она была мягкой там, где нужно. Ее формы упирались в его грудь. Она ответила на его поцелуй.
        Сердце Берка забилось в бешеном ритме, который породил незнакомое почти безумное ощущение.
        Женщина, сказал разум, тебе просто нужна женщина.
        Берк отстранился. Глаза девушки были все еще закрыты, щеки пылали. Он чувствовал себя виноватым перед ней за то, что воспользовался ее минутной слабостью.
        Медленно, осторожно он коснулся своей спутницы.
        - Купидон?
        - Д-да?…
        Ее дыхание все еще было неровным, а рука так и осталась лежать у него на груди.
        - Эй, Купидон! - прервал их единение женский голос.
        Купидон повернула голову, не сразу узнав девушку.
        - Джейн? - Прошла еще секунда. - Ой, Джейн, привет! Как ты?
        - Отлично. Как всегда по вторникам, встречаюсь с Грегом и Марси за обедом, - Высокая, явно одинокая женщина в ожидании смотрела на Берка.
        Несмотря на то, что только что произошло между ним и Купидон, Берк не собирался упускать такую замечательную возможность. Он широко улыбнулся и поглядел на Купидон.
        - Не хочешь представить меня своей подруге? - прямо спросил он.
        Купидон вздрогнула, затем нахмурилась.
        - Нет.
        - Что? - Он не скрывал удивления.
        - Я не могу.
        - Не можешь?
        Купидон неловко переминалась с ноги на ногу.
        - Дело в том… ммм… - она закусила губу, - что Джейн уже опаздывает. Она всегда опаздывает. Скорее всего, Грег и Марси уже ждут ее.
        Джейн эффектно откинула голову и рассмеялась.
        - Знаешь меня как облупленную, Купидон. Признаюсь, это моя вредная привычка. Всю жизнь прихожу на пятнадцать минут позже. - Джейн похлопала подругу по руке и заглянула Берку прямо в глаза. - Может, в следующий раз, ковбой. Когда рядом не будет Купидон.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Пока Берк вез Купидон домой, она бросала на него любопытные взгляды. Ее губы все еще горели.
        Вот это был поцелуй! Сногсшибательный поцелуй, от которого голова идет кругом. Купидон буквально растаяла. Колени подкосились, сердце забилось галопом, а в глазах до сих пор отражался калейдоскоп цветов.
        Всего лишь поцелуй.
        Но он взволновал ее так, что все остальное неожиданно утратило смысл.
        Ее никогда в жизни никто так не целовал. И вдруг все произошло под неоновой вывеской ресторана. Да еще и с потенциальным клиентом.
        Купидон снова украдкой взглянула на Берка из-под полуопущенных ресниц.
        Он был таким мужественным - желторотым юнцам, с которыми Купидон встречалась в старших классах, было до него далеко. Их поцелуи были в лучшем случае дилетантскими. Поцелуй Берка - мужской, мастерский.
        Купидон не брала в расчет отношения с Роджером, которые длились два года после школы. Они были дружескими, сердечными и платоническими. Роджер был слишком большим романтиком. Он имел все качества, чтобы стать хорошим мужем и отцом, но даже его поцелуи не будоражили кровь так сильно. В нем не было… той химии, от которой теряешь голову. Купидон могла бы выйти за него замуж, но не стала.
        - Музыку? - прервал ее размышления Берк.
        - Да. Было бы здорово. - Она заметила, с какой уверенностью Берк ведет свой седан. Держа одну руку на руле, другой рукой он нащупал магнитолу и настроил на нужную волну.
        - Нормально?
        - Да. Отлично.
        Они немного послушали музыку, а потом Берк заговорил, не сводя глаз с дороги:
        - Знаешь, я почему-то вообразил, что ты найдешь мне жену уже сегодня.
        - Неужели? Ты думал, я способна вот так запросто сделать это?
        - Ммм… Согласен, звучит как безумие, но у меня возникло именно такое ощущение. Что, возможно, ты знаешь кого-то или… - Берк пожал плечами.
        Купидон замялась. Он что, начал сомневаться в ее способностях?
        - Скажи мне, почему ты так торопишься жениться? Большинство мужчин стараются избегать похода к алтарю как можно дольше.
        - Взгляни на меня. Я не становлюсь моложе. Полгода назад мне стукнуло тридцать пять.
        Раз уж Берк сам предложил Купидон воспользовалась возможностью рассмотреть его как можно подробнее. Физически Берк был в самом расцвете сил. Мускулистое тело, широкие плечи… Большинство женщин сами бы упали в его объятия, так он был привлекателен. И Купидон тоже не устояла перед его шармом.
        - Значит, ты холостяк за тридцать. В наши дни таких становится все больше.
        - Полагаю, ты-то знаешь много таких мужчин?
        От вопроса, заданного столь игривым тоном, Купидон почувствовала себя неловко. Он флиртует с ней? Такая возможность интриговала и удивляла одновременно.
        - Я вообще знаю много людей. Я их… знакомлю. Как Мойру, например. Когда она вошла сегодня в здание почты.
        - Ах, да. Мойра.
        - Вы с ней правда не встречались раньше?
        - Не-а.
        - Значит, начали переписываться, а потом она согласилась стать твоей женой?
        - Вроде того.
        - Нет. Дай-ка угадаю. - Купидон хотела проверить свою интуицию. - Ты ведь нашел ее не на страницах журнала о знакомствах, правда?
        - Что, если и так? - поинтересовался Берк. - Она написала по-настоящему красивое письмо. По таким письмам можно многое сказать о человеке.
        - Достаточно, чтобы связать с ним свою судьбу?
        - Это была главная цель.
        Купидон закатила глаза и выглянула в окно.
        - Мне кажется, нет большой разницы в том, чтобы купить журнал, зайти на сайт знакомств или познакомиться с девушкой в баре.
        - Ты прав. Совершенно никакой разницы. Странно другое: почему же тебе пришлось прибегнуть к помощи… мм… э-э…
        - А что тут такого? - перебил Берк. - Я лишь один из многих.
        - А ты подумай. Ты… - Купидон глубоко вдохнула, - довольно привлекательным, пояснила она. Лгунья. Берк Райли мог бы позировать дня обложки «GQ».
        - Это верно.
        - Я просто пытаюсь быть честной. - Купидон сглотнула.
        - Ладно. Продолжай.
        - Ты… мм… кажется, трудолюбивый и сосредоточенный. Честный. Милый… - Сексуальный. Купидон прогнала эту мысль. Ей нужно держать дистанцию. Профессиональную дистанцию. - Такому человеку правильнее познакомиться с кем-нибудь… мм… обычным путем. Чтобы понять, понравитесь ли вы друг другу и будет ли нам приятно в обществе друг друга.
        - Я узнавал Мойру через письма. Мне этого достаточно.
        - Ты… - Купидон на секунду засомневалась, - влюбился в нее?
        - Влюбился? При чем здесь Любовь? Берк был искренне удивлен. - Мойра милая девушка. Я думал, что это все - любовь там и тому подобное появится потом.
        Глаза Купидон изумленно распахнулись, но она попыталась смягчить свой ответ.
        - А я считаю, что любовь - отличное начало, если уж ты собираешься провести с человеком остаток жизни. Жениться. Иметь детей. Знаешь, - продолжала девушка, - ты целуешь любимого, и земля уходит из-под ног… и, - она прокашлялась, - все становится… неважно.
        Берк посмотрел на нее игривым взглядом.
        - Слушай, мы говорим о любви или о сексе?
        Купидон почувствовала себя так будто он проколол ее воздушный шарик иголкой.
        - Типичный вопрос для мужчины, - обиделась она. - Не понимаю, зачем я трачу на тебя время.
        Берк с безразличным видом пожал плечами.
        - Я же говорю о чувстве… единения. О связи между двумя людьми. Когда тебе не все равно, что происходит с другим человеком. Когда ты заботишься о нем, переживаешь.
        - Ах, это… Я думал, все развивается со временем. Я вошел в двери почты, не ожидая влюбиться с первого взгляда.
        - Погоди-ка, - Купидон подняла руку. - Ты не веришь в любовь с первого взгляда?
        - Нет.
        - Но ведь она есть! - с чувством объявила Купидон. - Так бывает. Я сама видела. Видела, как людей буквально сбивает с ног. Один взгляд. Всего один взгляд - и оба пропали. Влюбились. - Она щелкнула пальцами. - Вот так.
        Берк замедлил ход машины. Он улыбался, одна бровь задорно приподнялась.
        - Хм. Без ума от любви?
        Купидон с энтузиазмом закивала.
        - И ты была тому свидетелем?
        - И не однажды.
        Берк усмехнулся.
        - Что ж, дорогая, со мной такого не произойдет.
        Купидон внутренне возмутилась. Кажется, их поцелуй не произвел на Берка Райли такого же впечатления, как на нее.
        - Это потому, что ты даже не допускаешь такой возможности.
        - Да неужели?
        - Правда. Если бы ты просто позволил себе плыть по течению, а не охотился бы за женой, как падальщик или кто-то…
        - Знаешь ли, никогда не считал себя падальщиком.
        - Сейчас у меня именно такое впечатление. А что было бы, пойми ты, что Мойра тебе не нравится? Все равно женился бы на ней?
        Берк помолчал.
        - Слушай. Я приехал сюда, считая, что заключаю сделку, ничего больше. Мойра ставит свою подпись, я - свою.
        - О звезды…
        - Но я не собирался быть несчастным, если ты об этом. Я действительно не верю в любовь и романтику и в разную чепуху про счастливый конец. Все это мило, но в жизни по-другому.
        Совсем не такое заявление хотелось бы услышать Купидон. Она желала, чтобы он разделял ее взгляды на любовь и брак. Она хотела бы иметь с ним что-то общее.
        А он вместо этого рассуждает о журналах и сайтах знакомств. Кажется, он считает, что хеппи-энд может случиться только в кино.
        Черт, он ошибается, ошибается, ошибается!
        Купидон отлично знала, что любовь существует. Это чудесное, волшебное, непредсказуемое чувство. Когда любишь, действуешь не разумом, но сердцем.
        И лучшее, что она сможет сделать для Берка, - доказать ему это на деле.
        Возможно, случай с Берком трудный. Может быть, Купидон переоценивает свои силы. Берк Райли свалился на нее как снег на голову и перевернул все вверх тормашками. Этот поцелуй и остальное…
        Согласно любовной книге по созданию пар, личная заинтересованность может повлиять на «дар». Похоже, это уже произошло. Мысли Купидон затуманились. Она ощущала это.
        Нужно бы заручиться поддержкой мамы. Мать Купидон всегда знала, что делать в таких случаях. Было бы благоразумно попросить ее подыскать жену для Берка.
        Но завтра мама уезжает в Сан-Франциско на пятидесятый ежегодный слет свах. Отец, недавно вышедший на пенсию, намерен сопровождать ее, он даже объявил, что это станет их вторым медовым месяцем. Отец совсем не возражал, что там с ними будут еще несколько сотен свах первого разряда.
        Нет. Купидон сама все сделает. Не важно, насколько это будет сложно. Если возникнут проблемы, можно позвонить Лисандре.
        Пока же девушка намеревалась доказать Берку Райли, что он не прав. Она сделает так, что он влюбится, хочет он того или нет.
        - Берк, - сказала наконец Купидон, - я не уверена, что ты из тех, кто женится. Но я сделаю все возможное, чтобы свести тебя с кем-нибудь. Клянусь.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Берк никак не мог позабыть о Купидон. Все его мысли постоянно сводились к ней. Поразительная женщина! Смешная, обаятельная и добрая. Она обладала чистой девичьей красотой, но при этом и умом мудрого, зрелого человека.
        Странная вещь: вернувшись домой, Берк продолжал думать о ней. Он поразмыслил над тем, понравилось ли бы ей его ранчо, его жизнь. Подумал, а бывала ли эта девушка вообще на ранчо? И умеет ли ездить верхом? И мог бы он научить ее кататься на лошади?
        У него есть хорошая кобыла для нее…
        Берк представил себе, как Купидон выглядит верхом на этой лошади. И продолжал думать о том, как они провели бы долгий счастливый день, катаясь на лошадях, смеясь. Целый день вместе, а не каких-то несколько часов, как в ресторане.
        Берк вообразил, как помогает ей вскочить в седло. И спуститься с лошади. Представил свои руки на ее талии. Он поцеловал бы ее снова…
        Боже, да от таких мыслей шорты порвутся к чертям!..
        И эта мысль заставила Берка вспомнить о глупом мнении, которое Купидон высказала по поводу любви и секса. Или это он глупо высказался?
        Берк вдруг понял, что никогда раньше не думал о разнице между любовью и сексом. Он просто считал, что люди женятся и живут вместе. И все. Брак. Пара. Договор. На всю жизнь.
        Два месяца назад Берк заключил, что Мойра подходит для всего этого. Нужно просто жениться на ней, и дело в шляпе. Ему не пришлось бы проходить вес эти цветочно-конфетные периоды. И не нужно было бы мучить себя сомнениями и подозрениями.
        Странно, и все же Берк совершенно выбросил Мойру из головы спустя какие-то секунды после того, как она выплыла из здания почты, уходя следом за тем парнем.
        Без сомнения, это случилось к лучшему. Он уловил аромат изысканных духов Мойры, и этого оказалось достаточно, чтобы убедить его в том, что эта женщина едва ли подходит на роль жены владельца ранчо.
        Часы показывали десять вечера. Пятница… Прошло уже три дня с тех пор, как он в последний раз видел Купидон, говорил с ней. Три дня, которые казались вечностью, особенно если учесть, что Берк постоянно думал о ней. Он включил телевизор и попытался сосредоточиться на сообщении о погоде; только по этой причине он еще не лег спать.
        Неожиданно тепло для января. Шестнадцать-семнадцать. Без осадков.
        Берк воспринял такой прогноз как знак.
        Завтра суббота. Купидон работает только до обеда; девушка сама рассказала ему об этом. День будет солнечным и прекрасно подойдет для поездки верхом.
        Позабыв о времени, Берк поднял телефонную трубку и позвонил Купидон. К третьему гудку он неожиданно почувствовал себя виноватым. Уже поздно. Наверное, не стоило звонить ей.
        - Алло?
        Ее голос был для него как глоток свежего воздуха.
        - Купидон?
        - Да. А это, должно быть… Берк? - Кажется, она рада. - У тебя, кстати, совершенно не меняется голос по телефону.
        - Правда?
        - У тебя… мм… запоминающийся голос.
        Берк расправил плечи, тронутый подобным комментарием.
        - Я подумал, пора позвонить и узнать, как продвигается охота на невест.
        - Охота на невест? - Купидон рассмеялась. - Ха! Значит, вот как ты это называешь. Я бы скорее сказала «охота на ведьм». Здесь абсолютно никого нет для тебя, Берк. Ни единой души.
        Берк хохотнул. А девица-то остра на язычок! Но именно рядом с ней он чувствует себя как никогда живым и обретшим новые надежды.
        - Только не говори, что уже сдалась.
        - Я? Нисколько. Но я решила воспользоваться методом «от противного».
        - Поясни.
        - Вычеркиваю девушек, которые тебе не подходят.
        Берк помолчал немного.
        - Кто-нибудь остался в списке?
        Он был готов поклясться, что она улыбнулась.
        - Не скажу. Но прогноз не очень хорош. - И снова он уловил в ее голосе дразнящие нотки.
        - Зато завтра будет хороший день. Кстати, я тут подумал: а не приехать ли мне в Валентайн? Мы могли бы все обсудить. Заодно и покататься…
        Берк услышал звуки, словно Купидон теребила телефонный провод.
        - Мм… да. Я смогу.
        - Тогда я привезу пару лошадей и…
        - Лошадей?
        - Для катания.
        - А. Точно. Ну… я просто подумала, ты говоришь о машине…
        - Ты ведь не боишься лошадей, правда?
        - О, нет! Я их обожаю. Просто…
        - Что?
        - У меня промелькнула безумная мысль, вот и все.
        - Расскажешь?
        Купидон замялась.
        - Слова. Из старой песни. Ну той, знаешь: «Любовь и семья, любовь и семья, всегда вместе, как всадник и лошадь». Не понимаю, что со мной такое… просто вспомнилось, и все.
        Берк широко улыбнулся.
        - С тобой все в порядке, Купидон. В полном порядке.

        Купидон снова взглянула на часы. Время тянулось нестерпимо медленно. День будто не собирался наставать. Купидон не могла припомнить дня, когда ей бы так хотелось поскорее уйти с работы. Обычно она все время что-то делала или наводила порядок. Сегодня же девушка вышла из здания почты как никогда рано. На пять минут раньше.
        На пять минут ближе к Берку Райли.
        У Купидон перехватило дыхание.
        Девушка почувствовала себя виноватой.
        Она не так уж и старалась найти Берку невесту. Как только она выбирала следующую кандидатуру, всегда находилось что-нибудь, что казалось ей неподходящим для такого, как Берк. И Купидон отметала девушек одну за одной. Если она собиралась сделать все правильно - а особенно для Берка, - то девушка должна быть идеальной.
        Чтобы их любовь длилась вечно.
        Купидон глубоко вдохнула и, закрывая почту, произнесла про себя еще одну свою мантру: «Стрела Купидона поражает в самое сердце даже тех, кто в это не верит».
        Это лучшее, что Купидон могла сделать для Берка.
        Берк Райли был тяжелым случаем. Он расценивает брак лишь как переход на новый уровень жизни. Но Купидон ощущала его нерастраченный внутренний потенциал. Чувства просто ждали, когда появится та, ради которой все они вырвутся наружу и наполнят голову нежными мыслями, а ночи - жгучей страстью.
        Купидон расслышала это в его голосе вчера вечером, когда Берк звонил. Он старался скрыть свою эмоциональность, но Купидон все равно заметила ее. И это хороший знак.
        Однажды Купидон даже подумала, что сама могла-бы стать женщиной, перед которой Берк опустится на одно колено.
        Странно, но Берк никак не выходил у Купидон из головы. Девушка постоянно думала о нем. Она составила его гороскоп и изучила потенциалы. Результаты не поразили ее, но были интересными… очень интересными.
        Берк имел склонность к женитьбе и серьезным отношениям, но их ему нужно было строить только с той женщиной, которую он полюбит.
        Также Берк принадлежал к сильному, молчаливому типу, а по статистике, большее количество женщин привлекают именно такие мужчины.
        Купидон сама попадала в это большинство. Наверное, потому, что мужчины такого типа обычно темноволосые и высокие, похожие на романтических героев из классических романов.
        Что же до Берка, то рядом с ним Купидон чувствовала крылья за спиной, ее сердце пело. В мыслях же творилось что-то невообразимое, но и они все сводились к Берку Райли. Этот мужчина наполнил ее собой.
        С ним Купидон видела свое будущее. Картинка пока была размыта, но увита розами. Красными розами.
        Купидон не раз видела эту картинку в рамке из роз. Но иногда розы были увядшими или с множеством шипов. И все же чаще она видела их свежими и цветущими, с каплями росы па лепестках.
        Купидон никогда в жизни не испытывала ничего подобного к другому человеку. Это опьяняло. И одновременно настораживало.

        В волнении Купидон дошла до своего небольшого бунгало в южной части Валентайна. Берк, его машина и трейлер с лошадьми уже ждали ее у входа. Купидон торопливо припарковалась и вышла навстречу Берку, размышляя, сколько он уже здесь.
        - Что ж, как говорится, мы проделали долгий путь, малыш, - улыбнулся Берк.
        От его слов подкосились колени. Купидон понравилось, как он произнес эту фразу. И то, как он поприветствовал ее. Никаких скучных «привет, как дела?», только намек на близость и заигрывающий тон.
        - А кто это у нас здесь? - подхватила Купидон, глядя на красивую кобылу, которую Берк держал под уздцы.
        - Это Рози. - Ковбой чуть отодвинулся, чтобы Купидон могла познакомиться с лошадью.
        Купидон захлопала ресницами. Она вспомнила розы.
        - Рози?
        - Из-за окраса, - пояснил Берк, хоть это было очевидно. - В честь самой прекрасной розы в стране.
        Купидон покачала головой, избавляясь от опасных мыслей. Ну и воображение у нее!
        - Чудесная лошадь, - сказала она наконец.
        Берк широко улыбнулся.
        - Я подумал, она тебе подойдет. Вы, кажется, созданы друг для друга. У вас обеих такие светло-красные волосы…
        - Цвета клубники, - машинально произнесла Купидон, поглаживая нос Рози.
        - Ммм… Клубничная лошадь для клубничной девушки.
        Купидон бросила в сторону Берка беглый взгляд и задрожала. Ей показалось, будто Берк коснулся ее. И тут же по спине пробежал холодок. Хватит! Держи дистанцию, напомнила себе девушка.
        - Значит, ты все предусмотрел. Это хорошо. Даже можно сказать, романтично, Берк. Некоторые женщины, без сомнения, оценили бы такое внимание.
        - Считаешь, я выиграл несколько очков в погоне за невестой?
        - Возможно. - Купидон погладила Рози.
        - Так ты собираешься свести меня со своими подругами?
        Купидон ощутила неловкость. Почему она должна оказывать своим подругам такую услугу?
        - Нет. Наверное, нет. У меня друзья по всему миру. Зачем мне таскать тебя через полстраны, чтобы познакомить с кем-то? Мои подруги сейчас ездят по миру и делают карьеру. Семья и брак для них дело десятое.
        - Точно. Но лишь до тех пор, пока они не доживут до моих лет, и тогда возникнет отчаяние. Они начнут задумываться о том, что упустили. И о том, что могут остаться одни до конца своих дней.
        - Ты думаешь, что-то упустил, Берк?
        Он взглянул на нее тепло и даже нежно, но уже через секунду его взгляд потух.
        - Я имел в виду не себя. Говорил в общем. Кажется, люди в наше время сосредоточены на карьере и никто не торопится найти свою вторую половину, чтобы прожить рядом всю жизнь.
        - Да. Ты прав.
        Берк дернул поводья, и Купидон случайно погладила его плечо.
        - Что? - удивился Берк. - Неужели я сказал все правильно?
        Берку трудно открыться перед другим человеком, Купидон поняла это. Но желание узнать, что скрывается у него внутри, никуда не ушло, а лишь усилилось.
        - Я считаю, Берк Райли, что ты созрел для женитьбы. Просто… - Купидон закусила губу.
        Девушка подняла глаза, заметив, что он на нее смотрит с самым удивительным выражением лица. Она тут же перестала кусать губы - ведь он может воспринять это как приглашение.
        - Я хочу узнать тебя лучше. Чтобы я смогла свести тебя с лучшей невестой.
        Берк усмехнулся.
        - Купидон, - в его голосе слышались веселые нотки, - у меня такое чувство, что все это для тебя некий спорт. Ты ведь не делаешь зарубки на постели? За каждую пару, которую свела?
        Купидон покраснела.
        - Не говори ерунды. - Девушка была рада, что он не видел ее постель: на покрывале она вышивала столько сердечек, сколько пар ей удалось создать. - Все дело в моем имени. Ты даже не представляешь, как я с ним намаялась. - Она изобразила негодование. - И вообще, я думала, ты приехал покататься и обсудить наше общее дело.
        - Ладно, не буду портить тебе настроение. - Берк оглядел Купидон. - Тебе нужно переодеться?
        - Дай мне две минуты. - Она посмотрела на Берка, затем на Рози и на жеребца, который стоял в трейлере. - Хочешь войти?
        Берк взглянул в сторону дома, где на окнах висели валентинки, которые Купидон недавно приклеила.
        - Нет. Я лучше пока выведу Арчи и оседлаю его. Мы не должны терять ни секунды такого чудесного дня.
        - Согласна. Погода потрясающая. Середина января, а пальто не нужно. Лучше не придумаешь… Кажется, нам благоволят боги.
        - Боги? - хихикнул Берк. - Только не говори, что веришь во всю эту ерунду!
        - Я? О, нет! - заявила Купидон, скрестив пальцы за спиной. - Не верю.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Какое-то время они ехали на лошадях по шоссе, потом по Шестьдесят третьей магистрали. Затем свернули на старую извилистую дорогу. Берк повернулся в седле.
        - Чуть дальше по этой дороге есть таверна «У мельницы». Хочешь заехать?
        - С удовольствием. - Купидон расправила плечи, стараясь избавиться от странного ощущения в спине. - Кроме того, там может оказаться идеальная жена для тебя. Сидит у бара и ждет суженого.
        - Ты правда так думаешь?
        Купидон натянула поводья и поравнялась с Берком.
        - Не совсем. Но я решила, что ты будешь рад услышать это.
        Берк улыбнулся ей.
        - Я рад хотя бы тому, что наконец ты заговорила о деле. А то мы только ходим вокруг да около.
        - Ездим, - поправила его Купидон. - Ездим вокруг да около.
        Берк пожал, плечами и пустил лошадь в сторону мельницы. Купидон последовала его примеру. Они ехали по дороге плечом к плечу.
        - Я купил путевку в Лас-Вегас и снял небольшую венчальную часовню. Мы согласились пожениться быстро, и я сделал вывод, что, если все подготовлю заранее, мы уже точно не передумаем и не повернем назад в последний момент.
        - Так просто?
        - Так просто. Четырнадцатого февраля этого года я был бы уже женат.
        При упоминании об этом дне Купидон ощутила нехватку кислорода. Четырнадцатое февраля для нее было как Рождество, для Санта-Клауса. Это был ее день. День, в который с ней происходили самые неожиданные вещи.
        Она резко повернулась к Берку и в упор посмотрела на него.
        - Что-то не так?
        - Просто любопытно. Почему ты выбрал именно этот день?
        - Сердечки и цветы. Я решил, женщинам это нравится.
        - О! Ты выбрал день только потому, что решил, будто это ей понравится? Значит… это не искренний порыв?
        - Искренний, насколько возможно.
        Купидон взяла эту информацию на заметку и подавила приступ паники внутри. Почему ее так волнует то, что планировали Берк с Мойрой? Это все в прошлом.
        И все же почему-то это не давало Купидон покоя.
        Его решения говорили многое о нем, хотя объяснения не всегда вписывались в общую картину. Купидон нужно было знать, почему Берк так закрывается от других, что руководит его поступками. Очевидно, он готов был потакать Мойре, только чтобы получить желаемое. И это было немного странно.
        Не имея никакого понятия о замешательстве Купидон, Берк подвел Арчи под тень дерева, где стояла бочка с водой, и спрыгнул с жеребца. Не выпуская поводья из рук, он повернулся к Купидон:
        - Нужна помощь?
        От шляпы на лице Берка играли свет и тени. Его плечи сейчас казались еще шире. Такими широкими, как у Атлантов, на которых держался мир. У Купидон разыгралось воображение.
        - Я… ммм…
        - Давай помогу, - предложил Берк, забирая у нее поводья и протягивая руку. - Ты же не привыкла ездить верхом, я понимаю.
        Купидон вложила свою руку в ладонь Берка, а второй рукой оперлась на его плечо. Она ощутила каменные мышцы, почувствовала жар тела своего спутника. Оно было волнующим, это прикосновение.
        Девушка перекинула ногу через седло, ощутив руки Берка у себя на талии. Она осторожно соскользнула вниз одной ногой, а вторая застряла в стремени.
        - Я ужасно неловкая, - смущенно пролепетала Купидон, высвободив ногу и повернувшись к Берку лицом.
        - Я научу тебя кататься. Пройдет немного времени, и будешь соскакивать с седла как старый ковбой.
        - Ммм… звучит заманчиво.
        Берк принялся закреплять подпругу. Купидон все еще стояла в опасной близости от него. У нее снова возникло какое-то странное чувство внутри: соблазнительное, волнующее, пленительное.
        - Как думаешь, - Берк склонился к девушке, чтобы заглянуть в ее глаза, - это хороший способ провести субботний день?
        - Да, - выдохнула Купидон. - Лучший.
        Арчи уступил место у дерева Рози. Купидон могла бы сейчас отойти от Берка на безопасное расстояние, но, к своему удивлению, обнаружила, что не желает этого делать. Ее тело хотело находиться как можно ближе к Берку.
        Он тем временем закончил возиться с упряжью.
        - В детстве я часто приезжал сюда.
        - Правда?
        - Ммм… Отец любил околачиваться здесь.
        - Неужели? Но ведь это далековато от дома.
        Берк пожал плечами.
        - Терлби - город, в котором действует сухой закон. Нильс и Клэркстон отец считал слишком маленькими городишками, где живут люди недалекого ума. Ему нравилось здесь, на ранчо. Он разводил лошадей и практически ни с кем не общался.
        - Поэтому ты не стал искать жену там?
        - Похоже на то.
        - Знаю, это небольшие города, но…
        - Но там полно людей, которые твердят: «Держись подальше от сына Петрушки Райли. Однажды он унаследует все качества своего папаши, и тогда, берегись». - Берк внимательно посмотрел на Купидон. - Тебе не кажется, что с такими рекомендациями те места не лучшие для поиска невесты? И я решил убраться подальше от папочкиной репутации.
        Купидон не пришлось делать выводы. Было вполне очевидно, что Берк рос заброшенным ребенком. И все его проблемы уходят своими корнями в несчастливое детство.

        Берк подождал, пока официантка поставила перед ними чашки с дымящимся каппуччино, и задал вопрос:
        - Давай начистоту, Купидон. Ты не можешь найти мне невесту, так?
        - Берк… - Купидон нервно вертела свою чашку кофе. - Я работаю над этим. Но Валентайн тоже не очень большой город. Здесь не так много ягодок.
        - Ты или слишком дотошная, или не воспринимаешь ситуацию серьезно. Я уже понял, что не безнадежен. И что ты можешь найти мне кого-нибудь.
        - Я очень серьезно воспринимаю ситуацию, - возразила Купидон. - Составила твой гороскоп, проверила потенциал и совместимость и… - она сглотнула, осознав, что наговорила слишком много.
        Берк откинулся на спинку стула, изучая девушку.
        - Знаешь, иногда я не могу понять, шутишь ты или нет.
        Купидон нервно сглотнула.
        - Я не шучу с любовью и браком, Берк. Я всего лишь расширила круг поиска. Я знаю кучу девушек. Просто мне кажется, ни одна из них тебе не подходит.
        - Наверное, я крепкий орешек. Люди считают, что у меня сложный характер, - пояснил Берк. - Я не прощаю. Никогда. Только борюсь. Я нетерпелив и не люблю общество. - Он в ожидании смотрел на Купидон.
        - Ясно. Женщины любят таких. Может, я и ошибалась и все окажется проще, чем я думала.
        - У меня к тебе предложение, - неожиданно объявил Берк. - Если ты так хочешь расширить круг поиска, почему бы нам не съездить в небольшое путешествие?
        - Ты о чем?
        - У меня есть билеты в Лас-Вегас. Мы можем воспользоваться ими. Четыре дня и три ночи в роскошном отеле. Там полно девушек, готовых к знакомствам. Отличное поле для охоты.
        Воображение Купидон рисовало не очень приятные картины. Тусовщицы. Охотницы за наживой. Старые девы в поисках своего последнего шанса. Скучные офисные мышки, у которых самые яркие отношения с собственным компьютером.
        - Не знаю. Каникулы, поездка - это одно дело. Но искать кого-то… там? Полагаю, это будет холостой выстрел.
        - Ладно, - хохотнул Берк. - Значит, поедем просто повеселиться. И будь что будет. За все заплачено. Если найду кого-нибудь - отлично, если же нет… - он пожал плечами.
        Его слова придали Купидон энтузиазма. Действительно, там ведь много людей, надеющихся встретить кого-нибудь, с кем они смогут разделить свою радость и счастье. Женщины в сексуальных нарядах. Мужчины в смокингах. Одиночки, тысячи одиночек в поисках идеальной половинки.
        Вегас мог бы стать раем для свахи. Возможностью, которой у Купидон, может быть, уже не будет.
        - У меня есть билеты. И ты приглашена, - снова повторил Берк.
        - Да, мне определенно нужен отпуск, - согласилась Купидон. - Пусть и рабочий.
        - Что?
        - Я… то есть обычно мне сложно вырваться в отпуск. Тем более так, спонтанно. Но мне нужно взять неделю до Дня святого Валентина, потому что мое присутствие на почте в эти дни создает хаос.
        - Значит, ты сможешь поехать?
        - Да. Если захочу, конечно.
        - Ты же знаешь, что хочешь. У тебя в глазах это написано.
        Купидон сильно удивилась. Ну и поворот! Это она должна заглядывать в чужие глаза и читать по ним.
        Не наоборот. Никогда еще с ней не происходило ничего подобного.
        Она ступила на опасную территорию, согласившись провести с ним несколько дней. Но ведь это ради дела! Найдя Берку Райли любимую, Купидон докажет себе, на что способна.
        - Ты прав. Я хочу поехать. И поеду.
        - Вот и умница! - с воодушевлением произнес Берк. Он обнял Купидон за талию. - Мы улетаем через две недели, и обещаю тебе, - я привезу домой жену.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Купидон решила заехать к матери. Мама была на кухне, суетилась у плиты. Тихонько постучав, чтобы предупредить о своем появлении, Купидон вошла.
        - Привет, мам.
        - Здравствуй, дорогая. - Венера обернулась на голос дочери. В руках у нее был поднос с печеньем.
        - Ты только вчера приехала и уже печешь печенье? - удивилась Купидон, обнимая мать.
        - Это для внучат.
        - Я так и поняла.
        - У Лисандры полно дел, а День святого Валентина не за горами. Ну же! Ты поможешь мне покрыть печенье глазурью?
        Купидон сняла пальто и повесила его на спинку стула. Затем села перед миской розовой глазури и взяла в руки печенье в форме сердечка.
        - Как съездила?
        - Чудесно. Увиделась с многими из тех, кого не встречала целую вечность.
        - А папа? Ему понравилось?
        Глаза матери заблестели, а на лице заиграла улыбка.
        - О, он воспринял все с большим воодушевлением. Словно помолодел лет на двадцать пять! Клянусь, так и есть.
        - Мам… - заговорила Купидон, чувствуя легкое волнение.
        - Что? Не желаешь ничего слушать, потому что у тебя и так есть дар? Обе мои девочки одаренные.
        - Ммм… Именно об этом я и пришла поговорить с тобой. Специально. О моем даре. - Купидон нанесла на печенье глазурь с помощью ножа для масла.
        Венера немедленно бросила пустой поднос в раковину и села на стул напротив дочери.
        - Что случилось? У тебя какие-то проблемы?
        - Я вроде как… нашла себе клиента. - Купидон отложила готовое печенье и принялась за другое.
        Мать пожала плечами.
        - Такое случается.
        - Ну, он не собирался пользоваться моими услугами. Пришел на почту, чтобы встретиться там со своей невестой, а я отдала ее другому мужчине.
        - Видимо, они не подходили друг другу, да?
        - Точно. И теперь я чувствую себя обязанной ему, что ли.
        - Понятно…
        - У меня проблемы с тем, чтобы найти ему подходящую пару. Я уже рассмотрела все возможные варианты. Со всех сторон. И ничего. Все не для него.
        - Ммм… А твоя сестра Лисандра? Она ведь занимается такими случаями.
        - Мам… но я…
        - Ты? Ты руководствуешься интуицией. В том, что касается способов создания влюбленных пар, вы с твоей сестрой разные как день и ночь. Так было всегда.
        Купидон взяла еще одно печенье и, густо смазав его глазурью, отправила себе в рот.
        - Проблема не в этом. - Девушка слизала крошки с губ. - Он хочет, чтобы я поехала с ним в Вегас на поиски жены. И я согласилась.
        - О! Личная заинтересованность?
        - Не знаю, о чем я думала.
        - Мне кажется, что здесь нечто большее, чем видно на первый взгляд.
        Купидон вспомнила комментарий Берка, что все-написано у нее в глазах, и отвернулась.
        - Это… странно. - Девушка расправила плечи. - Он читает меня. И правильно читает! Я имею в виду… это ведь я должна читать его. Все так запуталось! И я не уверена в том, кто контролирует ситуацию.
        - Это что-то новое для тебя.
        - Технически, полагаю, я смогла бы найти ему пару, а он мог бы взять ее с собой в Лас-Вегас.
        - И что же?
        - Просто мне это кажется неправильным.
        - Я понимаю, дорогая.
        - И знаешь, мам, я правда хочу поехать с ним.
        - Так поезжай. - Венера изучающе посмотрела на дочь. - Знаешь, Купидон, твой отец тоже иногда читает меня. Но мне это не мешает жить. И наслаждаться жизнью. Я думаю, это… честно.
        - Честно? Что здесь честного? Это ведь я должна нажимать на тайные кнопки в этой области!
        - Купидон, - спокойно произнесла мать, - если он хороший человек, забудь обо всем. Ты найдешь способ помочь ему. Просто все может обернуться не совсем так, как ты ожидаешь. Вот и все.

        Итак, Купидон Джонс отправляется в Лас-Вегас. С Берком Райли.
        Ее мать считала, что все к лучшему, и воодушевленно уговаривала ее отдохнуть и повеселиться. Отец посоветовал поиграть в казино и поставить на число четырнадцать.
        Берк собирался найти там жену. А Купидон не понимала, почему увязалась за ним в это путешествие. Она сошла с ума? Пусть бы он сам искал себе невесту и совершал собственные ошибки! Зачем ей ввязываться в эту историю?
        Последние две недели Купидон говорила с Берком по телефону каждый вечер. И их разговоры зачастую уходили далеко от темы его будущей свадьбы. Чем больше Купидон узнавала о Берке, тем больше удивлялась. Этот мужчина интересен. У него огромный потенциал, куча энергии, бездна обаяния. Он пробуждал в Купидон чувства, которых она никогда раньше не испытывала.
        И почему только такой мужчина ищет поспешной женитьбы?
        Зачем ему это?
        Такой, без сомнения, понравился бы многим женщинам. Купидон могла с легкостью перечислить все его хорошие качества: он красив, энергичен, надежен, а-кроме того, щедр, добр и приятен в общении. Да и умен. Плюс чувство юмора.
        И он стоял сейчас у терминала в какой-то паре метров от нее. Купидон оглядела его со спины. Широкие плечи, облаченные в кожу, обтягивающие джинсы…
        В старые времена мама Купидон назвала бы его «выгодным приобретением». Сегодня Купидон рассматривала его как «редкий вид».
        Берк перекинул через плечо свою дорожную сумку и повернулся к девушке.
        - Все готово, - объявил он, уводя ее от стойки терминала. - Купидон, что ты там ешь?
        - Это чтобы успокоиться. Я всегда немного нервничаю перед полетом. Хочешь? - Она пошарила в кармане и протянула ему три леденца в форме сердечек. Розовых. С надписью «Только ты».

        Купидон, привыкшая к маленьким домам небольшого города, была поражена размерами Лас-Вегаса. Она уставилась на высокое здание отеля «Оазис», который выбрал Берк в качестве временного пристанища.
        - Это новейший отель в городе, - пояснил он Купидон, ожидая девушку на ресепшене. - Я хотел бы отдельный номер для моей спутницы, - обратился он к дежурной, протягивая ей кредитку. - Если бы вы могли предоставить нам смежные номера или комнаты на одном этаже…
        - Простите, сэр, но в отеле нет свободных номеров.
        - Здесь тысяча комнат.
        - Три тысячи четыреста пятнадцать! - с гордостью объявила девушка. - И все уже заняты или забронированы. Недалеко отсюда проходит врачебная конференция. - Она просмотрела какой-то список. - Полагаю, в «Тай» могут быть свободные места. Это в семи кварталах отсюда. Я могу попробовать забронировать там номера для вас.
        Берк и Купидон обменялись взглядами.
        - Семь кварталов? - повторила Купидон. - Далековато, да и не очень удобно.
        Служащая глянула на монитор компьютера.
        - Секундочку, но для вас уже забронирован номер для новобрачных… - она смотрела то на Берка, то на Купидон.
        - Планы изменились, - поспешила ответить Купидон. - На первую брачную ночь.
        - Ах, ясно. - Дежурная наградила Берка сочувствующим взглядом. Было видно, что она ничего не поняла.
        Берк громко прокашлялся.
        - Это большой номер. Там вполне хватит места на двоих, - заключила девушка.
        - Прости, дорогая, - начал Берк, играя роль терпеливого жениха. - Никогда бы не подумал, что в таком огромном отеле…
        - Все в порядке. Мы справимся. То есть мы вроде как ни от чего не страдаем.
        - Оставляю выбор за тобой. - Он обнял ее за плечи и притянул к себе.
        - Нет проблем, правда. Мы сможем жить в одной комнате, - произнесла Купидон, пытаясь отстраниться хоть немного.
        Девушка за стойкой протянула Берку два электронных ключа и замялась.
        - Знаете, когда клиенты заказывают номер для новобрачных, обычно они сразу требуют именно этот номер… Но в вашем случае… Кстати, я заказала вам сеанс массажа. Это специальная услуга для молодоженов. Вы можете воспользоваться ею, когда захотите.
        - О, - запротестовала Купидон.
        - Не стоило… Спасибо, - перебил Берк, забирая ключи и сертификат. - Очень любезно с вашей стороны.
        - Что ты делаешь? - набросилась на него Купидон, как только оба подошли к лифтам.
        - Я забронировал этот номер для себя и своей невесты. И хочу воспользоваться полным пакетом услуг.
        Его поведение раздражало Купидон. Вместо того чтобы чувствовать себя хорошо от мысли, что скоро у Берка появится невеста, она мучилась ревностью. Ей не хотелось больше ничего знать ни о Берке, ни о его будущей «миссис». Это становилось невыносимым. Купидон не желала признавать, что жизнь Берка потечет в другом направлении - где ей не останется места.
        Разумеется, она потеряет его. Но ей хотелось бы иметь уверенность, что ее жизнь пойдет своим чередом. Что она снова станет работать. И получать удовольствие от работы… но она не могла себе этого представить. Просто не могла.
        Они стояли у лифтов, и Купидон, чтобы сосредоточиться на чем-нибудь безобидном, спросила:
        - На каком этаже наш номер?
        - Ммм… - Берк изучил карточку. - На четырнадцатом.
        - Шутишь?
        Берк дал Купидон посмотреть ключ.
        - Это же мое число!
        - Я помню, ты уже говорила. - Берк пропустил Купидон вперед и нажал на кнопку нужного этажа. - Тебя это беспокоит?
        - Меня? - она сглотнула. - Конечно, нет.
        - Не произойдет ничего такого, чего ты не захочешь.
        Купидон отвернулась, довольная тем, что двери лифта наконец открылись.
        - Знаю. Если бы я не доверяла тебе, меня бы здесь не было.
        - Дело не в доверии, Купидон.
        Девушка остановилась, похолодев.
        - Здесь нечто большее. - Берк взглянул на нее. - Я думаю, ты здесь потому, что не могла устоять перед тем, чтобы оказать мне услугу. Есть в тебе что-то такое… Ты просто не можешь не помогать людям. И мне это нравится.
        - Правда?
        - Ага. Сомневаюсь, что в мире найдется хотя бы горстка людей, которым не наплевать на других. Я бы не стал ничего делать.
        Его ответ смутил Купидон. Вдруг она неправильно судила о нем?
        - Но… ты же сам попросил меня найти тебе невесту.
        - Нет. Я потребовал. - Он остановился у двери номера. - Пришли.
        Купидон не сдержала восторженный возглас. Никогда в жизни она не видела такой комнаты. Букет красных роз стоял в вазе посередине черного мраморного стола. Рядом ведерко, в котором дожидалось своего часа охлажденное шампанское. Камин. И черный кожаный диван прямо перед ним.
        А из большого окна открывался потрясающий вид на Лас-Вегас.
        Массивная кровать в форме сердца, застеленная красным шелковым бельем, стояла неподалеку, на небольшом возвышении от стены до стены. В ее изголовье лежало множество подушек и две черные шелковые пижамы.
        Купидон смотрела на все это, и сердце ее скакало в груди галопом. Она представляла, каково это - облачиться в одинаковые пижамы. Каково ощущать на своей коже руки Берка. Купидон задрожала.
        Его голос вернул ее в настоящее.
        - Посмотрим ванную. - Берк распахнул смежную дверь.
        Глазам предстала комната черного мрамора, с отделкой под золото. Черные полотенца висели на вешалке, полки были уставлены маслами, кремами и гелями.
        - В стиле декаданса, - заключила Купидон.
        - Что выбираешь? - спросил Берк, подхватив корзину с маслами.
        - Ты о чем?
        - Здесь есть малина, лимон, мед… О, что я вижу! Вишня и шоколад.
        - Больше похоже на буфет, - поморщилась Купидон.
        - И наконец… клубника из… - Берк замолчал, сдерживая смех, - из жилища Купидона.
        - Ты это выдумал!
        - Клянусь богом, так и написано! - Берк протянул ей упаковку маленьких кусочков мыла в форме клубничек. - Кстати, у нас есть шампанское. Которое мы можем выпить, сидя на диване перед камином.
        Купидон на мгновенье позабыла, как дышать.
        - Я хотела сказать, что мое имя штампуют везде. И это раздражает.
        - А мне это кажется очень сексуальным.
        - Правда?
        Берк взял один кусочек мыла и понюхал.
        - Ммм… клубника. Напоминает о тебе. - Его глаза загорелись. - Сексуальная маленькая упаковка обещаний. Держи. Это для тебя. Сохрани его. Напоминание о нашей первой ночи вместе.
        Купидон машинально взяла упаковку. Ее пальцы сомкнулись вокруг нее, впитывая тепло его рук.
        - Если бы я ничего не знала, то решила бы, что ты заигрываешь со мной так. Говоря о нашей…
        - Молчи. Я знаю, что ты хочешь сказать, Купидон.
        - И что же?
        - О нашей единственной ночи вместе.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Они поели в уютном ресторанчике приотеле, где консьерж заказал для них столик.
        В дальнем углу играл виолончелист. Нежная мелодия подходила к их настроению. Купидон погладила накрахмаленную скатерть.
        - Я не ожидала, что все будет именно так.
        - А чего ты ожидала? - Берк приподнял бровь одновременно с бокалом вина.
        - Много шума. И людей.
        - Мы можем пойти и в такое место. - Он глотнул вина. - Если хочешь.
        - Нет. Я просто хотела сказать, что здесь так уединенно. Даже интимно.
        - Я не хотел провести медовый месяц как-либо иначе. - Берк отставил бокал в сторону.
        - И тебе приходится проводить его со мной.
        - Все могло быть еще хуже.
        У Купидон сложилось впечатление, что Берк хотел сделать ей комплимент.
        - Добрый вечер, - прервал их размышления метрдотель. - От лица всего обслуживающего персонала нашего отеля мне хотелось бы поприветствовать вас. Мы надеемся, что здесь вы найдете все для вашего полного удовлетворения. Нам нравится знать, что в «Оазисе» новобрачные счастливы.
        - О, мы не… - начала Купидон.
        - Да. Все отлично, - перебил Берк.
        - Замечательно. - Метрдотель улыбнулся, даже не заметив протеста Купидон. - Я принес вам небольшие подарки от руководства. Дань уважения к вам и напоминание о времени, проведенном у нас. - Он протянул Купидон красную розу на длинном стебле. - С наилучшими пожеланиями.
        - Спасибо, - поблагодарила Купидон. Еще одна роза. Разумеется, это всего лишь традиция. Да и Валентинов день не за горами.
        - И для вас, сэр… - мужчина отдал Берку серебряную рамку для фотографии, - небольшое напоминание.
        Купидон придвинулась, чтобы прочитать надпись, выгравированную в нижнем углу.

«Вместе навсегда».
        Купидон догадалась по выражению лица Берка, что он не знает, что делать с подарком.
        - Посмотрите на меня, - попросил метрдотель. - Улыбочку…
        Они повиновались, и обоих ослепила фотовспышка.
        - Чудесно! - воскликнул довольный мужчина. - Мы доставим портрет в ваш номер. И мои искренние поздравления. Вы чудесно смотритесь вместе. Потрясающая пара!
        Они снова остались наедине. Берк выглядел так, будто обратился в камень. Купидон чувствовала, что у нее дрожат губы. Она поднесла к носу розовый бутон, чтобы скрыть нахлынувшие эмоции.
        - Нужно было сказать ему правду, - укорила она своего спутника.
        Берк тряхнул головой.
        - Я собирался сказать, что все в порядке и он может идти. И вообще не понимаю, почему я должен что-то кому-то объяснять.
        - Ясно. Но эти подарки. Ладно роза, но что ты будешь делать с этой рамкой? Не представляю.
        - Я поставлю туда наше фото.
        - Ммм… Берк. Насчет снимка…
        - Да?
        - Не думаю, что это хорошая мысль. По крайней мере сейчас.
        - Почему?
        - Ты ведь собираешься жениться. На другой женщине. - Она не смотрела ему в глаза, уставившись на розу. - Иногда… в такие моменты, как этот, у меня возникает странное чувство. Как все странно обернулось! Будто я украла что-то у Мойры. Словно участвую в том, что должно было принадлежать ей. Ее вечер. Ее медовый месяц.
        - Забудь о Мойре. Она бы все равно не оценила всего этого. Как ты.
        - Но… я держу в руках ее розу. Я наслаждаюсь обедом при свечах, накрытым для вас двоих. Я буду спать на ее кровати. С тобой. Ну не так, конечно. Не рядом, но…
        - Рядом, - возразил Берк. - Звонил администратор, пока ты была в душе. Они не смогут предоставить нам дополнительное место.

        Купидон была слепа. Неужели все ее способности, включая шестое чувство, решили одновременно уйти в отпуск? Или исчезнуть?
        Ее взгляд упал на пустую рамку для фотографии, которую Берк поставил на камин. Надпись навечно останется в памяти.

«Вместе навсегда».
        Ей следовало бы быть осторожнее.
        Что ж, по крайней мере не все ощущения покинули ее. Она почувствовала присутствие Берка у себя за спиной. Его дыхание теплом овевало шею.
        - Купидон, - произнес он нежно, его пальцы сомкнулись на ее локте. - Я могу поспать на диване, а ты спи в постели.
        - Не говори ерунды. Я верю, что ты не перейдешь границы. И я тоже. И нам обоим будет удобнее на кровати. Как я смогу познакомить тебя с кем-нибудь завтра, если у тебя будут мешки под глазами?
        Хриплый смех вырвался из горла Берка. От такого смеха у женщин голова идет кругом.
        Купидон и сама затаила дыхание. Она ожидала, что Берк откажется от ее предложения, но он этого не сделал.
        - В этой кровати есть нечто такое, отчего на ней не хочется спать в одиночестве, ты не находишь?
        - Не хочу даже говорить об этом, Берк.
        - Ммм… Почему?
        - Потому что не хочу.
        - Все ясно.
        Берк отпустил руку Купидон. Она почувствовала его разочарование.
        - Ты меня неправильно понял, - добавила Купидон поспешно. - Я здесь, чтобы найти тебе жену. Если наше знакомство перейдет на другой уровень, это только все усложнит.
        - Купидон, ты когда-нибудь спала в одной постели с мужчиной?
        - Берк, я всего лишь сказала…
        - В этом есть что-то очень успокаивающее. Слышать ровное дыхание женщины. Видеть, как слегка подрагивают ее ресницы. Замечать, как соскользнула с плеча ночнушка. - (У Купидон кольнуло в сердце. Берк Райли романтик, только он этого даже не подозревает.) - Я так понимаю, ты тоже должна замечать такие сексуальные мелочи в мужчине.
        - Погоди-ка. Мы здесь говорим не обо мне, - возразила девушка. - Мы обсуждаем тебя. И я думала, ты собираешься жениться, чтобы как раз обнаружить все это.
        - То, что я хочу жениться, не значит, что у меня не было опыта. Я знаю, каково это - просыпаться рядом с женщиной.
        - Хорошо. Но мне вовсе не обязательно знать, как ты себя при этом чувствуешь. Вот я уеду, и можешь делать что хочешь. - В довершение Купидон перевернула рамку надписью вниз.
        Берк рассмеялся. Его смех звоном отозвался в ушах девушки.
        - Могу поклясться, что ты просто несносно вертишься, когда спишь.
        Купидон улыбнулась. В детстве Лисандра всегда жаловалась, что Купидон ерзает во сне и стягивает с нее одеяло.
        Поразительно! Берк обладал волшебной способностью вызывать у нее улыбку. Может, у него и много недостатков, но и достоинства имеются.
        - Ладно, спущусь в бар, выпью рюмочку хересу.
        - Рюмочку хересу?
        - Это всего лишь предлог, - признался Берк. - Я подумал, тебе нужно переодеться. Пятнадцать минут тебя устроят?
        - Да. Отлично. Полагаю, ты не желаешь видеть меня в этом черном одеянии? - она кивнула в сторону пижамы.
        - Делай что хочешь. - Берк вышел, и на мгновение Купидон даже расстроилась, что его дыхание больше не согревает кожу.
        Она знала, ей следует поторопиться, но что-то заставляло ее медлить. Девушка помылась, расчесала волосы и натерла тело маслом. Потом зачем-то подкрасила ресницы и пощипала щеки, чтобы придать коже румянец.
        - Я просто не хочу, - говорила она своему отражению в зеркале, прекрасно зная, что ищет оправдания, - чтобы Берк проснулся утром рядом со мной и разочаровался.
        Купидон вышла из ванной и удивленно взглянула на стоящего у камина Берка.
        - Прости. Кажется, я дал тебе недостаточно времени, - извинился он. Его взгляд словно ощупывал девушку с ног до головы.
        Купидон надела ночную сорочку в сердечко. Берк заметил, какие изящные у нее лодыжки и крошечные ступни. Он представил себе, как они копошатся под одеялом и задевают его своими накрашенными розовым лаком ноготками. Чтобы не думать об этом, Берк произнес:
        - Я думал, ты уже в постели. Натянула одеяло до подбородка.
        - Ах, да. Это было бы типично для меня, маленькой Красной Шапочки, ожидающей грозного Серого Волка. - Купидон словно подплыла к кровати.
        Берк наблюдал, как она расправляет белье.
        - О, да тут шоколад на подушках. Хочешь?
        Берк не собирался упускать такую возможность. Он подошел к Купидон почти вплотную, следя за каждым ее движением.
        От нее исходила неведомая аура притягательности. Девушка выпрямилась, тонкая бретелька сорочки упала с плеча. Но Купидон как будто ничего не заметила.
        Берк увидел, как поднялась и опустилась ее грудь. И еще кое-что: любопытную родинку в форме сердца и цвета клубники.
        Купидон протянула ему шоколад, но вместо того, чтобы взять его, Берк вытянул руку и коснулся «сердечка».
        - Родимое пятно?
        Купидон вздрогнула и резко дернула головой. Короткий сдавленный стон вырвался из ее груди. Девушка пошатнулась. Берк удержал ее под локоть.
        - Купидон?..
        - Никогда… Никогда так больше не делай. - Она поправила бретельку. - Это мое чувствительное место, - пояснила она. - Моя собственная ахиллесова пята.
        - Твоя что?
        Купидон удивленно подняла глаза на Берка.
        - Ничего. Так говорят, вот и все. Некоторые люди боятся щекотки. Мне щекотно… здесь.
        - Ха. Ты меня разыгрываешь.
        - Нет.
        Берк рассмеялся.
        - Значит, у тебя есть родимое пятно. Тут нечего стыдиться.
        - Я и не стыжусь, - парировала Купидон. - Я горжусь им. Это я! Оно меня отличает.
        - Ладно. Я не хотел щекотать тебя.
        - Ты и не щекотал!
        - Нет?
        - То есть…
        - Да?
        - Это чувствительное место. Я не позволяю малознакомым людям тыкать в мои… мои…
        - Да?
        - В мои эрогенные зоны!.
        Берк хмыкнул. Боже, ему нравилось, когда она такая!
        - Твое плечо. Оно было голым. Что в этом такого?
        - Это мое… сладкое местечко.
        - Прости?
        - Так, семейное. Что-то, что передается из поколения в поколение.
        - Как рыжие волосы и лицо сердцевидной формы?
        - Нуда.
        - И как тяга к цветам и сердцам? - он кивнул на ее сорочку.
        Купидон покраснела.
        - Ты заметил?
        - И жгучее желание играть в сваху?
        - Именно. Ты все правильно понял в моих генах.
        - Значит, вся твоя семья собирается за столом в западном Канзасе, планируя что-нибудь романтичное и создавая пары.
        - Сказать по правде, папа этим не занимается.
        То, с какой честностью она произнесла это, чуть не заставило Берка поверить в остальную часть выдумки.
        - Ладно. Достаточно. Скажи честно. Ты правда «купидон»?
        - Вообще-то да, Берк.
        - И ты говоришь серьезно?
        - Серьезней некуда. - Она перекрестила сердце.
        Он тепло улыбнулся. Господи, как она хороша.
        - Мне следовало бы знать.
        - Да. Следовало бы. Я хотела тебе сказать, но решила, что ты сам все понял.
        - Ты потрясающая, ты знаешь это?
        Берк неотрывно смотрел на ее губы. Воспоминания об их первом поцелуе до сих пор волновали его. Она такая сладкая, такая беззащитная… ее так хочется целовать!
        - Ты забыла о шоколадках.
        - Ой, они… - Купидон разжала кулак и продемонстрировала две маленькие шоколадки, - наверное, растаяли.
        - Так еще вкуснее.
        Берк взял из ее рук шоколад и откусил кусочек, оставив его таять на языке.
        - И еще… раз уж ты ложишься спать…
        - Да?
        - Долгий поцелуй на ночь?
        Берк не дал ей времени ответить. Он хотел ощутить вкус шоколада у нее на губах… Притянул ее к себе и страстно поцеловал.
        Ему потребовалась вся сила воли, чтобы ограничиться одним лишь поцелуем. Он хотел обладать ею… но как же обещание, что она может довериться ему? И как бы там ни было, он не нарушит его.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        После умопомрачительного поцелуя Берк деловито отстранился от Купидон. Затем быстро, словно пуговицы обжигали ему пальцы, расстегнул рубашку, снял ее и повесил на ближайший стул.
        - Что ты делаешь? - поинтересовалась девушка дрожащим голосом.
        - Я? - Его руки замерли на кнопке джинсов. - Готовлюсь ко сну.
        Зная, что не выдержит продолжения подобного шоу, Купидон отвернулась к кровати и сделала вид, будто поправляет одеяло.
        Берк обошел постель.
        - Я сплю в одних трусах. Надеюсь, это тебя не шокирует?
        - О, нет. Совсем нет.
        Берк расстегнул джинсы и повернулся к Купидон спиной. Девушка крепко зажмурилась. Так ей не придется смотреть на его мускулистый торс и широкие плечи.
        Она услышала звук молнии и шуршание спущенных джинсов. Берк тяжело сел на постель рядом с ней. Вот он снял ботинки и носки. Должно быть, на полу образовалась кучка одежды.
        Кажется, Берк немного неряшлив. Сосредоточься на этом, приказала себе Купидон. На чем угодно, только не на запахе его лосьона после бритья или шуршании простыней с его стороны. На его глубоком ровном дыхании…
        Берк встал, выключил свет, затем залез под одеяло. Купидон затаила дыхание.
        Девушка открыла глаза. Ей удалось разглядеть, что Берк лежит на спине. Он положил руки под голову и уставился в потолок.
        - Ты уже собралась спать?
        - Наверное, нет.
        - Я тоже. Не могу поверить, что я здесь.
        - Не можешь поверить?
        - Поездка удивила тебя, да, Купидон? - Он хохотнул.
        - Сейчас я должна была бы штамповать конверты и клеить марки с надписью
«Доставлено с любовью из Валентайна, Канзас».
        Берк хмыкнул.
        - Тебе нравится твоя работа?
        - Ну да.
        - Говоришь не слишком уверенно.
        - В общем мне нравится. Люди, время, дела. Но с другой стороны, я домоседка. Мне бы хотелось, чтобы у меня было больше времени, чтобы печь печенье, или сажать цветы, или… я не знаю, всякое такое.
        Странно, но Купидон кожей чувствовала, что Берк улыбается.
        - Знаешь, чего не хватает в этом номере? - сказал он наконец.
        - Чего?
        - Звезд на потолке.
        Купидон повернулась к нему, не веря своим ушам.
        - В этом городе полно огней, но все они электрические. Невозможно увидеть небо. Даже ночью.
        - А пластиковые звезды на потолке помогли бы?
        - Мне, думаю, да.
        Они немного полежали в тишине. Купидон скорее ощущала, нежели видела, что Берк сменил позу.
        - Знаешь, тут есть свободное пространство; если хочешь, можешь придвинуться, - произнес он.
        Повисла секундная пауза.
        - Я ведь не нарушу доверия, если поступлю так, правда?
        - Не-а. Мы сможем разглядеть наш кусочек неба вместе.
        Купидон не ответила, но подвинулась к Берку, положив голову на его плечо.
        - Так лучше? - спросил он.
        - Да. Здорово.
        - Точно? Не хотелось бы наткнуться на твое сладкое местечко и причинить тебе неудобство или вроде того.
        Купидон улыбнулась. Зачем она только упоминала об этом! За все приходится платить.
        - Ты не причинишь мне неудобства, Берк.
        - Уверена в этом?
        - О, вполне.
        Снова воцарилась тишина. Тело Берка излучало тепло. Купидон слышала биение его сердца, шеей ощущала изгиб его руки.
        - Расскажи мне о своем ранчо, - попросила она.
        И Берк рассказал. Рассказал ей обо всем.
        Как отец построил дом еще в пятидесятых годах. Кирпичное здание с большим количеством ванных, чем спален, и верандой, где жарко летом и холодно зимой. Он упомянул и о лошадях, которых разводил отец.
        В темноте его голос звучал чуть ли не страстно. Он говорил о жизни, которую сам для себя избрал.
        Говорил о тяжелом труде и о двух своих соседях - Брендоне, заводчике овец из Австралии, и Лестере, фермере из Монтаны.
        Берк рассказал Купидон даже о своей матери, профессоре, которая носила коричневое твидовое пальто с кожаными заплатками на локтях - она была старомодной женщиной. Мать провела последние шесть лет на Филиппинах; она звонила или писала сыну дважды в год - на день рождения и Рождество.
        Вспомнил Берк и о кухонных обоях, которые поклеили по вкусу Мойры. Он хотел обои персикового оттенка, но Мойра настояла на дурацком розовом.
        Купидон рассмеялась.
        - Я прямо так и вижу: большой плохиш Берк Райли жарит яичницу в розовой кухне.
        - Кто бы говорил! - хмыкнул Берк. - Этот цвет словно твой отличительный знак. Ты вся в нем.
        - Мне бы очень хотелось увидеть твой дом. Кажется, там чудесно.
        - Увидишь, Купидон. Однажды увидишь.

        Купидон проснулась и потянулась к приятному теплу. Берк!
        Девушка опомнилась и перекатилась на свою сторону. А потом посмотрела на него. Хотя резкие черты лица были расслаблены и бороздка между бровями исчезла, это был все тот же Берк Райли. Его дыхание было ровным и спокойным. Он спал.
        Купидон аккуратно откинула покрывало и хотела уже встать. Но Берк остановил ее.
        - Куда ты? - сонно поинтересовался он.
        - Одеваться. У нас впереди сложный день.
        - Ммм… охота на невест?
        На сердце у Купидон стало тяжело.
        - Да. Охота на невест.
        - Мы же пока только посмотрим, да? Как на витрины в магазинах?
        В душе Купидон затеплилась надежда. Может, он уже не захочет привозить отсюда жену. Возможно, Берк понял, что спутницу жизни так не выбирают.
        - О чем ты?
        - Ну, не знаю. Я подумал, сегодня мы посмотрим город, а потом уже всерьез займемся поисками.
        - Не будем терять время. - Купидон высвободила руку, Берк неохотно отпустил ее.
        Девушка провела обычные полчаса в ванной, затем надела скромное удобное платье. На рукаве была аппликация в форме сердца; Купидон знала, что Берк-непременно скажет что-нибудь по этому поводу.
        Купидон закатала рукава, чтобы скрыть аппликацию, и вышла в спальню, обнаружив, что Берк уже оделся.
        - Взгляни. - Он протянул ей конверт. - Наша фотография и записка от администратора.
        - Неужели? Дай-ка.
        - Они предлагают нам бесплатный обед в «Солярисе» сегодня вечером - хотят переснять фото. Там странная краснота. - Берк дал девушке рассмотреть снимок.
        - О, это, наверное, из-за меня. Я, должно быть, испортила фотографию.
        - Странно. - Берк покорябал снимок пальцем. - У тебя над головой как будто красный сигаретный дым плывет.
        - Я не курю, - напомнила ему Купидон. - Странный феномен. Словно дым с кухни или…
        - Мы сидели слишком далеко от кухни.
        - Пленка низкого качества? - предположила девушка. - Впрочем, ничего страшного. В любом случае ты ищешь другую женщину, и тебе вообще не нужна будет эта фотография.
        - Да. Ну что же, пошли? Подумаем над этим позже. - Берк снова поглядел на снимок. - И все-таки фотография хорошая. Даже с этой красной вуалью вокруг. Наверное, ты такая красная, потому что метрдотель решил, будто мы женаты.
        - Точно. Так и есть.
        Оба рассмеялись. Берк оставил фото на столике и подхватил пиджак.
        - Готова?
        - Полностью. Давай осмотрим город.
        Берк широко-улыбнулся и открыл перед Купидон дверь. Она снова подумала, что во многом Берк обходительный мужчина. Заметила, что он старается заботиться о ней и ее удобстве и о том, чтобы у нее было все, что нужно. Хорошее качество для мужчины. Особенно если мужчина собирается жениться.
        Вот только для чего? Об этом Купидон размышляла чаще всего.
        Они прошлись по отелям, казино и магазинам, посмотрели массу достопримечательностей. Оба отлично провели время вместе, позабыв о главной цели поездки.
        День близился к вечеру, когда в очередном казино Берк порылся в карманах джинсов и достал жетон.
        - Это последний. Нам не очень-то везло сегодня.
        Седовласый мужчина, сидевший рядом с ними, усмехнулся.
        - Не удалось сорвать джекпот сегодня?
        - Не о чем написать домой, - подыграла ему Купидон.
        - Вот. Играйте, ребята. И удваивайте ставку. - Он высыпал в руки Купидон горсть фишек.
        - Я не могу…
        - Перестань. Это всего лишь деньги. И способ потратить время.
        - Спасибо вам, но…
        - Мы действительно здесь не затем, чтобы играть, - вмешался Берк. - Это должен был быть медовый месяц…
        - Что ж, тогда примите мои поздравления! Я вам завидую. Вы начинаете новую жизнь вместе. А моя жена умерла два года назад, - признался джентльмен. - Поэтому я время от времени путешествую, чтобы занять чем-то свое время. Меня зовут Винс Маккой. Приятно познакомиться с вами.
        Купидон сделала попытку высыпать фишки обратно в стаканчик мужчины.
        - Нет-нет! Считайте это моим свадебным подарком. Может, Госпожа Удача улыбнется вам и вы найдете свой клад по ту сторону радуги.
        Купидон было неловко принимать фишки как подарок к свадьбе, но было что-то интригующее в последних словах мужчины. Он словно оставил сообщение со скрытым смыслом.
        - Я куплю их у вас. - Берк полез за кошельком.
        - Забудьте. Наслаждайтесь друг другом, ребятки. Это лучшее время в вашей жизни.
        Купидон понравился Вине Маккой. Очень понравился.
        Она заметила, что он одинок. Безнадежно одинок. Девушка оглядела его зеленый свитер, золотые часы, кольцо-печатку. Ей захотелось, чтобы и этот пожилой мужчина обрел хоть немного счастья. Это было бы правильно. Сейчас Берк говорил с ним о чем-то.
        - Да уж, Колорадо - благословенная земля! - восклицал Винс. - Лучшее, что со мной случилось, - это получение работы там.
        В голове Купидон зазвенело, она посмотрела словно сквозь ряды игровых автоматов. Все погрузилось в туман и стало серым: звуки, картинки, запахи. Ее взгляд сфокусировался на женщине, одетой в стиле кокеток штата Колорадо. Шелковая рубашка, юбка, чуть тронутые сединой платиновые волосы.
        Купидон мысленно послала ей сигнал.
        Не прошло и минуты, как женщина двинулась в их сторону.
        - Боже! - Незнакомка тепло улыбнулась. - Здесь так много народу. Не могу найти свободный автомат.
        - Садитесь за наш, - пригласила Купидон.
        - Можно? Не хочу стеснять вас. - Она взглянула на Винса.
        - Присаживайтесь, - потеснился Берк.
        - Значит, вы из Колорадо?
        - Жила там, но сейчас переехала в Таксон. После смерти мужа пообещала вернуться. Полагаю, нужен был предлог. Откуда вы з…
        - Я много ездил, но мое сердце навсегда осталось там, - присоединился к разговору Вине.
        Пожилая пара завела беседу на общие темы, а Берк сделал Купидон знак, что пора удалиться.
        - Минутку, - попросила Купидон. - Как вас зовут? - обратилась она к женщине.
        - Джун. Джун Уитли.
        - Джун, я хотела бы представить вас - официально - Винсу Маккою. - Ее голос стал сладким и тягучим, как мед. - Винс, познакомьтесь с Джун.
        Они пожали руки, и - бац! - Купидон заметила, как словно электрический ток пронзил обоих. В их глазах зажегся огонь любви. Да, в ее работе всякое случается. Иногда достаточно одного взгляда, одного касания, знакомства… и люди уже влюблены друг в друга.
        - Еще увидимся. - Купидон улыбнулась, беря Берка под руку. - Счастливой вам жизни.
        Берк вдруг остановился и взглянул через плечо на Винса и Джун.
        - Ты это видела? Клянусь, они влюбились друг в друга с первого взгляда!
        - Мне казалось, ты не верил в любовь с первого взгляда. - Купидон потянула спутника за руку.
        - Да.
        - Тогда в чем дело? Всего лишь два поклонника штата Колорадо нашли друг друга.
        - Нет. Мы разговаривали, а потом… потом они посмотрели друг на друга, и мы как будто исчезли из их мира.
        - Ты преувеличиваешь.
        - Купидон, они даже не замечали нас. Они не заметили, как мы ушли.
        - Радостно видеть такое, правда?
        Они вышли из казино в фойе отеля.
        - И мне показалось, что ты словно… руководила ими.!. Ладно, проехали. Что скажешь вон о той женщине в зеленой юбке как о возможной кандидатке для меня?
        Купидон оценила сумки, которые несла женщина. Там лежали сплошь плюшевые игрушки.
        - Полагаю, она одна воспитывает детей.
        - А та, в голубом?
        Купидон заметила кучу цепей, колец и браслетов.
        - Слишком эгоистична.
        - А женщина в желтой кепке?
        Купидон увидела спортивный костюм и кроссовки.
        - Помешана на спорте. Не для тебя.
        - Ладно, а пышечка в углу?
        - Абсолютно нет. Она закормит тебя.
        - Погоди. Это так плохо?
        - Но ты из тех, кто ест мясо и картошку.
        На лице Берка застыло такое выражение, будто она угадала.
        - А вон та, с собачкой?
        На напомаженном пекинесе был ошейник со стразами, розовые ботиночки и собачий костюмчик.
        - У нее другие приоритеты. Ты будешь вечно соревноваться с ее любимцем.
        - Женщина в черном у двери?
        Та, о которой говорил Берк, была завернута в лайкру, обтягивающую и обнажающую максимум тела.
        - Искательница мужского внимания. Забудь.
        - Ладно, ладно, а та? Она в кружевах и шифоне.
        Купидон присмотрелась. Та женщина выглядела милой и доброй. Но на ней была чересчур длинная юбка и слишком закрытая блуза.
        - Не-а. Слишком большая скромница.
        - Что за черт! Ты представила двух незнакомцев в казино, и они полюбили друг друга. Я видел звезды в их глазах! Если ты можешь сделать это для других, почему со мной у тебя ничего не выходит?
        - Это произойдет, Берк. Всему свое время.
        - Но времени у нас все меньше, Купидон! Уже два дня прошло. Остался всего день, чтобы найти женщину. И еще один, чтобы жениться на ней.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Слова Берка не давали Купидон покоя. Она не знала, почему никак не может найти ему девушку. Вот не может, и все! Прошло уже два дня с тех пор, как они в Лас-Вегасе. И каждый раз, когда Купидон видела вроде бы подходящую женщину, присмотревшись внимательнее, она всегда находила в ней что-то не то.
        Возможно, ей просто не хочется отдавать Берка? Никогда в жизни она настолько не наслаждалась общением с мужчиной. Девушка продолжала находить в нем ценные для себя качества. Были даже моменты, в которые она не знала, сможет ли вынести разлуку с ним и снова быть одна.
        Но ведь Купидон пообещала найти Берку жену. Более того, настоящую родственную дуплу. Сделать его счастливым. И не просто счастливым, а самым счастливым мужчиной на свете.
        Она желала найти для него любовь, такую чистую и светлую, что даже свет мерк бы перед ней. Подсознательно Купидон решила, что Берк Райли полюбит. И полюбит до боли.
        Но что делать, если ее влечет к нему! Такого никогда раньше не случалось. Никогда ее не влекло к Клиенту с такой непреодолимой силой. Она просто делала свою работу и продолжала жить как раньше.
        Но случай с Берком отличался от остальных. Ковбой смутил ее чувства. Словно безумие охватило Купидон, и она была не в силах остановить его. Оно все росло и росло, пока однажды девушка не почувствовала, что не может насытиться этим мужчиной. Купидон не представляла себе, что ей придется отпустить его. Особенно к другой женщине. Это было бы невыносимо!..
        Конечно, возможно было бы самой составить ему пару, такое уже случалось в практике свах. Однако Купидон не была уверена, может ли она рискнуть всем и не думать о последствиях.
        Ее тетя Сирена отдала свое сердце мужчине по ошибке, потеряла свой дар и всегда сожалела об этом.
        Берк предупреждал, что не верит в любовь. Он хотел женщину, с которой мог бы разделить то, что имеет, но при этом не обязательно любя ее.
        И это заявление ставило Купидон перед дилеммой. Она знала, что сможет влюбить его в кого-нибудь. Но в себя?..
        Купидон никогда раньше не встречала мужчину, настолько уверенного в себе и обладающего такой силой воли. В каком-то смысле они даже были похожи в этом. С менее сильным мужчиной Купидон могла бы потягаться, но с Берком?..
        Она не могла оценить свои шансы или то, возможен ли между ними союз.
        Берк был хорошим и добрым. И честным. Но сможет ли он когда-нибудь открыть свое сердце?
        Берк был похож на Адониса. Рядом с ним Купидон сомневалась в силе своего дара.
        Нет. Лучше найти ему пару. Умыть руки и позволить ему жить его собственной жизнью.
        Опасность слишком велика.
        В этот вечер за обедом она познакомит его с кем-нибудь. У нее нет другого выбора.

        - Уверена, что не против снова пообедать в отеле? - поинтересовался Берк, предлагая Купидон корзинку горячего домашнего хлеба.
        - В этом отеле пять ресторанов. - Она взяла кусочек. - Совершенно не чувствуется, что мы в том же самом месте.
        Берк хохотнул и густо намазал свой кусок хлеба маслом.
        - Хотя здесь немного не хватает того виолончелиста. Он был действительно хорош.
        Купидон улыбнулась и поглядела на женщину, которая в одиночестве сидела через два столика от них. Интуиция подсказала девушке, что незнакомка приехала на врачебную конференцию. Вот это - будет пара! Владелец ранчо и пародонтолог.
        Эта ирония болью отозвалась в сердце.
        - Слушай, - сказала Купидон, - спасибо за понимание и за согласие не фотографироваться снова. Полагаю, это было бы нехорошо, особенно если ты хочешь провести остаток жизни с другой женщиной. Она может начать ревновать тебя.
        - Плохое начало, полагаю.
        - Да. - Купидон снова взглянула на ту женщину. Незнакомка мила и хорошо одета, не кричаще и не вызывающе. Явно обладает хорошими манерами, вежлива с официантами.
        - Купидон?
        - Да?
        - Ты какая-то рассеянная.
        - О, я… просто подумала, что будет, когда ты женишься.
        - И?
        - Возможно, мы больше никогда не увидимся.
        - Ты будешь жить своей жизнью, а я своей. Так?
        - Ну, да. Я снова буду хозяйкой почты в Валентайне, а ты станешь думать о годовщинах, новых стиральных машинах и о том, нет ли у твоей жены аллергии на собаку.
        Берк рассмеялся.
        - Ты о Лэдди? Откуда знаешь, что у меня есть собака?
        - На каждом ранчо есть собака, не так ли? Нечто вроде живого звонка.
        - По крайней мере мой пес на что-то годен, - признался Берк. - Тебе бы он понравился.
        - С чего это?
        - У него такая белая штука в форме сердечка на груди. Полагаю, вы похожи в любви к сердцам.
        - Мило. - Купидон посетило странное чувство потери оттого, что она никогда не увидит Лэдди и никогда не подружится с ним. Он не лизнет ее руку и не станет вилять хвостом при ее появлении. - Это большой пес, да?
        - А как же? Помесь стаффордшира с дворнягой. Да, мы оба два старых отшельника, связанные одной цепью.
        Купидон поежилась. Берку просто необходимо быть любимым. Больше, чем он сам осознает. А значит, нужно как можно скорее найти ему невесту. Прежде, чем она узнает о нем еще больше и сильнее влюбится в него.
        Купидон потрогала серебряный доллар у себя в кармане. Сегодня вечером она сыграет на него.
        Женщина, одетая в голубой наряд, заметила ее взгляд и улыбнулась.
        Сейчас, приказала себе Купидон, сделай это сейчас!
        Подошел официант, загородив женщину.
        Ладно, пусть будет после еды. Хороший обед уберет это странное ощущение в животе.
        Еду принесли слишком быстро. Купидон смотрела на свою тарелку с морепродуктами, когда голову пронзила неожиданная мысль. Она выберет любую одинокую женщину в ресторане и подаст ее Берку на блюдечке, хочет он того или нет!
        Купидон начала есть, наблюдая, как Берк последовал ее примеру. Девушка сжала серебряный доллар в кармане, мысленно повторяя свою мантру, зная, что только она может дать ей сил справиться с этой запутавшейся ситуацией.
        Она подбросила монетку, и та с шумом приземлилась под стулом той самой женщины.
        Брюнетка удивленно посмотрела под стул.
        - О, простите, я такая неловкая сегодня, - извинилась Купидон, когда женщина протянула серебряный доллар назад. - Спасибо большое.
        - Ничего страшного. Вчера я опрокинула целый стакан фишек, и все бросились помогать мне собирать их. Странное место, не правда ли? Носишь недельную зарплату в стаканчике!
        - О да. Но, кажется, вам нравится в Вегасе. - Купидон убрала монетку обратно в карман.
        - Здесь чудесно. Я приехала на врачебную конференцию.
        Кто бы сомневался!
        - Такое впечатление, что все приехали на эту конференцию, - ответила Купидон. - Откуда вы?
        - Из Канзас-Сити.
        - Правда? Значит, мы с вами из одного штата. - Купидон взглянула на Берка, давая ему знак присоединиться к разговору.
        Но он лишь лениво улыбнулся, в ожидании того, что же будет дальше. Купидон немного поговорила с девушкой, оказалось, они живут в противоположных частях штата.
        - А вы здесь… - Купидон напряглась, она не хотела задавать этот ненавистный вопрос, - одна?
        - Со мной еще несколько сотрудниц. Так как мы все свободны, то много путешествуем вместе.
        - О! - Ответ Купидон прозвучал коротко и разочарованно. Берк, будь он неладен, даже не помог ей.
        - Они хотели пойти на сегодняшнее шоу, а я осталась в отеле. Я просто влюбилась в это место, но иногда хочется тишины и покоя. Мои родные всегда говорят, что я больше подхожу к жизни, например, на ранчо…
        Купидон никогда еще не чувствовала себя хуже. Эта женщина, похоже, идеально подходит Берку.
        - Я… Кажется, мы так и не познакомились.
        - Меня зовут Вивиан. Вивиан Блисс.
        Блисс. Благословение. Это знак. Купидон знала, что это знак.
        - А я Купидон Джонс и…
        - Купидон? Это и вправду ваше имя? - Вивиан восторженно улыбнулась.
        - Ну да. Вполне подходящее имя для хозяйки почты. - Сердце девушки учащенно забилось. - И, Вивиан, это… - Сейчас! Сделай это прямо сейчас! - Это… - Купидон никак не могла заставить себя произнести имя Берка. Словно какая-то неведомая сила мешала ей. - Это… мой друг, - неумело закончила она. - Из Канзаса.
        Берк ничего не сказал. Только кивнул.
        Купидон заметила, как в его глазах заиграли веселые чертики. Он помолчал, потом взял зубочистку и засунул ее себе в рот, давая ей знак, что закончил с едой.
        - Было приятно познакомиться с вами, - улыбнулась Вивиан. - Пока я ела, все думала, какая вы чудесная пара.
        - Спасибо. Простите, я не представила вас… - И Берк, и Вивиан в ожидании смотрели на Купидон, - своему другу, потому что… - Последний выстрел. Сейчас или никогда.
        Разум спорил с сердцем.
        Нет. Она не могла этого сделать.
        Ощущение поражения и облегчения одновременно наполнило Купидон.
        - Потому что мне нехорошо. Простите меня.
        Купидон выскочила из-за стола и побежала прочь, не зная, что Берк повернулся к Вивиан и сказал:
        - Мадам, я должен убедиться, что с ней все в порядке. Вынужден вас покинуть.

        Купидон прижалась к прохладной зеркальной стене возле лифта и закрыла глаза. Девушка была опустошена, эмоционально вымотана. Только что она упустила возможность создать лучшую пару за всю свою карьеру. Мама была бы разочарована. Лисандра посмеялась бы над ней.
        Купидон провалила простейшее задание. «Берк, это Вивиан. Вивиан, это Берк». Так просто и так сложно одновременно! Что ж, теперь все зависит от Берка. Пусть сам ищет себе невесту. Он вполне может познакомиться сам. Она ведь сделала первый шаг за него. Ему нужно всего лишь воспользоваться шансом.
        Купидон очень хотелось побыстрее оказаться в комнате и зарыться с головой под одеяло.
        - Едешь на четырнадцатый этаж? - поинтересовался знакомый голос.
        Купидон широко раскрыла глаза, узнав Берка.
        - Ты? Я думала, ты и она… ну, ты знаешь… начнете знакомство.
        Берк покачал головой:
        - Не-а.
        - Не-а? Что ты хочешь этим сказать? Она идеально тебе подходит! Возвращайся и женись на ней! Берк, ты не можешь ее потерять. Я весь день ее искала!
        - Она не в моем вкусе.
        - Не в твоем вкусе? - Купидон даже рот раскрыла от удивления. - Ты в своем уме?
        Берк внимательно посмотрел на Купидон.
        - Возможно, и нет. Я вызову лифт и скажу консьержу, что мы воспользуемся сеансом массажа. Сегодня. Думаю, тебе это не помешает.

        В молчании они поднялись в комнату. Берк отпер дверь магнитным ключом, зажегся зеленый свет. Купидон тронула его за рукав, останавливая.
        - Я думала, ты хочешь пойти куда-нибудь сегодня.
        - Мы провели чудесный день. Я удовлетворен.
        - А у меня такое чувство, что это я удерживаю тебя. Если хочешь уйти, более того, если хочешь, чтобы я уехала прямо сейчас, я пойму.
        - Я хочу, чтобы ты была здесь, Купидон.
        Если бы Купидон была меньшим экспертом в области чувств, она подумала бы, что ее пронзила стрела любви.
        Берк проводил ее в комнату. Кровать была застелена, а на столе стояла корзина фруктов. На карточке было написано: «С наилучшими пожеланиями счастливой паре от руководства».
        - Берк, нам нужно поговорить. - Купидон повернулась к нему. - Все думают, что мы женаты или собираемся пожениться. Я должна была представить тебя той женщине в ресторане, но не смогла.
        - Знаю.
        - Знаешь?
        - Да. - Берк хохотнул. - Мне нравится наблюдать, как ты находишь в женщинах недостатки. Я ждал, что ты скажешь о той.
        - Ты разве не понял? Она идеально тебе подходит.
        - Я так и подумал.
        - Тогда почему?..
        - Почему я ничего не сделал? Я посмотрел на нее… потом на тебя… и решил, что лучше буду с тобой.
        - Что?
        - У меня не было ни малейшего сомнения.
        - Но я думала, ты хочешь жениться. Если бы я знала, зачем тебе такая поспешная женитьба, это помогло бы мне, но…
        - Все очень просто. Я хочу разделить с кем-то радости своей жизни, как и говорил. Но здесь есть нечто большее. Я хочу детей. Чтобы кто-то унаследовал все, что у меня есть, и вспоминал меня… по-хорошему. Хочу оставить след в этом мире. Оставить что-то после себя. Но не так, как это сделал мой отец.
        Купидон машинально подошла ближе и обняла Берка, утешая его. Это объятие превратилось в единение двух одиноких сердец. Берк погладил щеку девушки и заправил прядь волос за ухо.
        - Это замечательно.
        - Рад, что ты одобряешь.
        - Но ты не до конца все узнал про Мойру.
        - То есть?
        - Если ты хотел иметь семью… ну… Мойра не могла иметь детей. Она рассказала мне.
        Берк ненадолго замолчал.
        - Я бы не стал винить ее в этом. Наверное, все сложилось к лучшему. Я слышал, она уже вышла замуж за того парня с тремя дочками.
        - Она будет им чудесной мамой. Мужчины мечтают о наследниках, а женщины о том, чтобы стать матерью. Я люблю детей. За их невинность, доверчивость…
        - Ты когда-нибудь думала, - Берк сильнее обнял ее, - что у нас с тобой могло бы что-нибудь получиться?
        Берк не мог даже представить себе, сколько раз!
        - Это приходило мне в голову, - осторожно произнесла Купидон.
        - Выходи за меня, Купидон, - предложил Берк. - Будь мне женой и спутницей, какую ты мне обещала.
        - Это все меняет.
        - Часовня все еще заказана на завтра на одиннадцать утра. Мы оба можем иметь то, что хотим.
        Мысль о столь поспешном замужестве никогда не приходила Купидон в голову. Она всегда представляла, что у нее будет долгий роман, пышная свадьба, свадебное платье, белое как снег, с фатой и длинным шлейфом. Ей не хотелось брать платье напрокат, держать в руке искусственный букет цветов. Да и как пожениться без друзей и родственников?
        - Завтра День святого Валентина, - напомнил ей Берк. - И день твоего рождения. Может, вместо торта и свечек я подарю тебе свидетельство о браке? И свадьбу в придачу?
        Купидон знала, что Берк дразнит ее, однако не могла не принимать во внимание всех знаков, какие толкали их друг к другу. Совпадение дат и цифр, то, что Берк прикасался к ее родимому пятну. Его вера в ее способности и ее собственные внутренние ощущения, в конце концов.
        Возможно, заключила Купидон, вмешалась сама судьба. Она могла бы отказаться, но ведь интуиция никогда не подводила ее раньше.
        Прими его предложение, шептал внутренний голос, прими его, и плевать на риск!
        - Я думаю, Берк, - храбро произнесла Купидон, - ты только что нашел себе жену.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Берк уставился на Купидон, на мгновенье опешив. Он не ожидал, что она так легко примет его предложение.
        Она красива и мила и могла бы выйти замуж за того, кого пожелала бы. И все же она согласилась. А он ведь говорил ей, что не верит в любовь; возможно, она даже знает, что он никогда не изменится, и все равно ответила согласием!
        Берк ощутил трепет и удивление одновременно.
        Он чувствовал, что должен сделать ее своей. Целовать ее, обнимать. Строить планы на завтра и на всю оставшуюся жизнь.
        Но Берк не мог сдвинуться с места. Странно, как легко было это сделать вчера ночью и даже несколько минут назад, когда им просто необходимо было поддержать и утешить друг друга или когда они спали совсем рядом. Берк хотел бы, чтобы это доверие - эта связь между ними - длилось вечно.
        Осознав это, Берк поддался на какое-то время растерянности.
        - Я знаю, мы сможем быть счастливы вместе, - произнес он наконец, не сводя глаз с ее губ. Берк потянулся к ней, и они снова оказались в объятиях друг друга. Он целовал ее виски, лоб. - Я сделаю все, чтобы ты никогда не пожалела о своем решении.
        - Давай не будем сейчас говорить о сожалении. - Ее дыхание согревало его шею. - Иногда мне кажется, что так и должно было быть.
        Берк рассмеялся мягким бархатным смехом. Он уже представлял себе, какой будет их совместная жизнь. Союз, основанный на прочном фундаменте, на взаимном уважении.
        - Тогда мы можем скрепить наш договор поцелуем.
        - Ммм. - Купидон потянулась навстречу его губам, его ласке.
        Она заводила его, распаляла воображение. Купидон его женщина, в этом у него не было сомнений.
        Берк взял ее за подбородок и с минуту смотрел ей в глаза, словно оттягивая сладостный момент. А потом раскрыл ее губы, проникая в рот языком, испивая ее сладость.
        Они отдались поцелую. Оба знали, что скоро станут принадлежать друг другу как муж и жена, мужчина и женщина.
        Поцелуй закончился, но они так и стояли, обнявшись.
        - Скажи, правда, что этот город никогда не спит? - спросила Купидон, уткнувшись в плечо Берка.
        - Надеюсь, что нет. Потому что я планирую провести ночь с моей будущей женой. - (Купидон покраснела.) - Зачем тебе это знать?
        - Я хотела купить свадебное платье и живые цветы. У нас так мало времени.
        - Завтра с утра мы сразу же займемся этим. Ты можешь выбрать платье в свадебном салоне при отеле и отослать его в часовню или…
        - Нет. Я хочу, чтобы ты пошел со мной. И мы бы выбрали вместе.
        - Я думал, видеть невесту в подвенечном платье до свадьбы - плохая примета.
        - А я не верю в приметы. Их всё выдумали люди. А брак заключается на небесах.
        Услышав надежду в ее голосе, Берк потупился. Черт, он не хотел разочаровывать ее! Он был честен и откровенен с ней, и Купидон должна была понять, что она получит: работягу, который решил завести семью. И все. Романтичная связь хороша для тех, кто может себе ее позволить.
        Но Берк настолько привязался к Купидон, что ему вовсе не хотелось разочаровывать ее.
        Стук в дверь заставил их отстраниться друг от друга. Интимность была разрушена так же, как и его намерения прояснить ситуацию.
        Берк подошел к двери, раздраженно спросив:
        - Кто там?
        - Массажисты, сэр. - В комнату вошли юноша и девушка лет двадцати. - Нам нужно пару минут, чтобы все подготовить для часового сеанса массажа. Раздевайтесь до пояса, а если хотите, то и полностью. Мы подождем.
        Берк взглянул на Купидон. Возможно, массаж не такая уж хорошая идея. По крайней мере сейчас.
        - Меня зовут Сэнди, - заговорила девушка. - Мы с Джимом профессиональные массажисты. Специализируемся на шведском расслабляющем массаже. Могу гарантировать, после сеанса вы почувствуете, что родились заново.
        Джим включил портативный проигрыватель, и комната наполнилась звуками классической музыки.
        - Купидон! Не боишься?
        - Нет! - храбро ответила она.

        Через пятнадцать минут они расслабленно лежали на массажных столиках. Джим зажег камин. Для создания атмосферы, пояснил массажист.
        Сэнди поинтересовалась, нет ли у них аллергии на эфирные масла, а когда получила отрицательный ответ от обоих, зажгла аромалампы.
        Берк смотрел на линию спины Купидон, потом, когда она улеглась навзничь, на очертания ее груди и чувствовал возрастающее возбуждение. Он не раз видел женскую спину и грудь, но никогда в жизни не испытывал в такие моменты ничего подобного.
        В теле Купидон было нечто манящее, загадочное, приглашающее, заставляющее мужчину испытывать первобытный голод.
        Купидон относилась к тем женщинам, которых лепили скульпторы, а художники изображали на своих холстах.
        Ее клубнично-золотые волосы спускались на плечи, как у греческой богини. А изящная лебединая шея напомнила Берку скульптуры, которые он видел в музеях. Масло придавало ей еще более аппетитный вид.
        - Я хочу немного присыпать вас тальком, - сообщил Джим.
        Берк молча кивнул.
        - Чудесно, - промурлыкала Купидон на соседнем столике.
        Сеанс был окончен.
        - Садитесь осторожно, - предупредила Сэнди. - Первый раз может закружиться голова.
        Купидон и Берк повиновались. Они сидели напротив и улыбались друг другу, опьяненные ощущениями.
        Массажисты быстро собрали свои принадлежности.
        - Можете не переодеваться. Отдайте полотенца горничной.
        Берк дал паре щедрые чаевые и проводил их до двери.
        Потом вернулся к Купидон. Девушка стояла посреди комнаты. Огненные блики играли в ее волосах. Простыня оставляла открытыми ее плечи, спадая до самых ступней.
        - Рада, что я вспомнил о массаже? - улыбнулся он.
        На губах Купидон заиграла улыбка Моны Лизы.
        - Думаю, у тебя есть все для того, чтобы стать отличным мужем. Я только переоденусь, и можем… - ее взгляд упал на постель.
        - Переодеваться не обязательно. Если не хочешь.
        - Но мы ведь еще не женаты. Может, я и не суеверна, но думаю, что всему свое время, Берк.
        - Понимаю. - Он не понимал. Не совсем. Он не привык к таким поворотам. В его жизни мужчины всегда делали то, что хотели, а женщины приспосабливались к этому. Но он пообещал пересмотреть свои взгляды на жизнь и намеревался не сходить с пути. - Хочешь позвонить родным? Сообщить им, что мы женимся?
        - В этом нет необходимости, - покачала головой Купидон. - Они знают, что я делаю свой выбор… следуя зову сердца.
        Купидон вошла в ванную и поспешно переоделась, не желая быть вдали от Берка даже секунду.
        Никогда больше ей не придется спать одной в своей большой постели в Валентайне. Все изменилось. Теперь она не одна. Две подушки на кровати. И одно одеяло на двоих.
        Да, она поедет с Берком на его ранчо. И ее жизнь уже никогда не будет прежней. Купидон ни о чем не жалела. Просто удивлялась, как быстро она поняла, что Берк тот самый мужчина, который ей нужен.
        В постели она снова положила голову ему на плечо. Как и вчера, они смотрели в потолок и разговаривали. Вот только сегодня все казалось другим. А завтра настанет их первая брачная ночь…
        - Поцелуй на сон грядущий, - промурлыкал Берк, и Купидон потянулась к его губам.
        Его рука ласкала ее грудь. Купидон прогнулась, желая большего.
        - Берк?..
        - Нет. Не сегодня. Завтра я покажу тебе, что такое связь между мужчиной и женщиной.
        Простонав, он отстранился. Купидон поняла, как он хочет быть с ней и как ему сейчас трудно.
        Несколько минут они лежали, обнявшись. Мысленно составляя список дел на завтра, Купидон не заметила, как задремала. Думая о делах, она отвлекалась от мысли, что Берк может никогда не признаться ей в любви.

        Купидон вышла из примерочной в зал. Продавщица поглядела на нее с одобрением.
        - Не думала, что этот наряд с розоватым отливом. Но вам очень идет. А вы как считаете? - обратилась она к Берку.
        Он одобряюще кивнул, оглядев платье с длинными рукавами и соблазнительным корсетом.
        - Нравится? - поинтересовалась Купидон. - Или…
        - Милое.
        - Может, оно слишком пышное. Но я хотела, чтобы платье запомнилось нам обоим. Чтобы, вспоминая о дне свадьбы, ты видел меня именно такую.
        - Вспоминать тебя в этом платье… неплохо.
        - Фата мне не нужна. Я просто…
        - У нас есть прозрачная фата как раз к этому платью, - вмешалась продавщица. - Хотите примерить?
        - Да, - ответил за невесту Берк.
        Женщина тут же достала фату и надела на голову Купидон. Тонкий, почти невесомый шелк в сердечко делал ее похожей на ангела.
        - Берем. Моя невеста обожает сердца.
        - Правда? Тогда у нас есть и подходящие туфельки. - Женщина вынесла из подсобки пару крошечных белых туфель с сердцами, расшитыми жемчугом.
        - Какая красота! - Купидон потянулась к ним.
        - Это последняя пара. И больше их не будет.
        - Позвольте мне. - Берк кивнул Купидон на кресло и, опустившись на одно колено, примерил туфельку на ее ножку. - Подходят.
        - Чувствую себя Золушкой, нашедшей своего принца.
        Взгляд Берка потеплел. Он улыбнулся Купидон и сказал продавщице:
        - Мы берем все. И срежьте бирки прямо здесь, иначе мы можем опоздать на собственную свадьбу.

        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Часовня показалась Купидон совсем крошечной по сравнению с огромным зданием отеля или казино.
        Женщина за стойкой предложила Купидон букет.
        - Но цветы искусственные, - возразила девушка. - Да. Но этого не видно на фотографиях.
        - Ведь это подделка, - произнесла Купидон громче.
        - Может, вы хотите один цветок? Выбирайте. У нас сегодня плотный график. Валентинов день, если помните.
        - Будто я этого не знаю, - буркнула Купидон, бросив беглый взгляд на Берка, который расплачивался за церемонию. Он повернулся, чувствуя на себе ее взгляд.
        - Все в порядке? - произнес он одними губами.
        Купидон отрицательно покачала головой.
        - Я не могу выходить замуж с этим. - Она подняла искусственный букет и указала на шелковые розы у стены. - Они называют это цветами.
        - Они отлично смотрятся на фото, милая. Никто и не узнает.
        - Но я знаю. Это все меняет. Нет ауры…
        Берк знаком остановил ее тираду, подписал кредитный чек и подошел к цветочнице.
        - Я заказывал цветы сегодня утром. Их разве не доставили?
        - Был один букет. Но я решила, что это чья-то шутка. - Женщина достала перевязанную лентой коробку и похлопала по карточке. - Видите?
        На карточке было написано: «Купидон». И больше ничего.
        - Это я. Я - Купидон.
        Женщина изо всех сил пыталась не рассмеяться.
        - Забавно. И главное, выходите замуж в Валентинов день.
        - Я этого не планировала.
        - Это я так решил, - вмешался Берк.
        - Да, но тогда ты собирался жениться на другой, - напомнила ему Купидон, доставая букет роз из коробки. У женщины за стойкой глаза вылезли из орбит. - Спасибо, - просто поблагодарила ее девушка.
        Двери в часовню открылись. Оттуда вышла счастливая пара.
        - Вы следующие, - объявила служащая. - Я включу музыку, и можете занимать свои места.
        Купидон поправила букет и вошла под своды часовни. Священник с черной Библией в руках стоял возле небольшого аналоя.
        Берк шел немного впереди. Вскоре он остановился у аналоя.
        - Я думала, все будет по-другому, - пробормотала Купидон себе под нос.
        Она пошла навстречу Берку к аналою и к своей судьбе. Она любила этого мужчину, верила, что и Берк любит ее. Или уже любит, или она заставит его полюбить. Это единственный путь к счастью.
        Возможно, сейчас он не готов признать свои чувства, но его влечет к ней, Купидон была уверена в этом. Она видела это даже в его глазах…
        Когда Берк сказал «согласен», Купидон заглянула в его глаза и увидела там его душу.
        Она была чиста и нежна.
        - Можете поцеловать невесту, - объявил священник.
        Берк так и сделал. Они, улыбаясь, покинули часовню, побывав под салютом из конфетти, сфотографировались на память и вышли на улицы Лас-Вегаса.
        Вскоре они остановились под неоновой вывеской зала игровых автоматов. Подул ветер, и фата Купидон обвилась вокруг талии.
        Берк взял жену за руку, чтобы согреть ее ладошку.
        - Ты когда-нибудь хотела поцеловать кого-то на углу улицы посреди людей и машин просто потому, что можешь себе это позволить? Потому что вышла замуж?
        - Я никогда раньше не была замужем.
        - Как и я не был женат. - Берк заключил жену в объятия и запечатлел на ее губах соблазнительный и сладкий поцелуй, спускаясь ниже к шее и открытым плечам.
        Позади раздавались сигналы проезжающих машин. Мужчины свистели, девушки хихикали. Берк наконец отстранился от нее.
        - Я заказал столик в ресторане, а потом… будь что будет.
        Намек был ясен. Купидон поняла, что значат эти его слова. И сладкая истома разлилась по ее телу.

        Сгущались сумерки, когда они вернулись в свой номер в отеле. Всю вторую половину дня Купидон казалось, что Берк специально придумывает причины, чтобы оттянуть возвращение в отель.
        - Хочешь позвонить родным и сообщить им новости? - поинтересовался Берк, ослабив галстук.
        - Мы можем рассказать им вместе, когда приедем домой. Будет лучше, если они сначала познакомятся с тобой. - Купидон замолчала, наблюдая, как Берк снимает пиджак. Только тут она осознала, что он стал ее мужем. - Ты им понравишься, я уверена.
        - За то, что я женился на их малышке безо всяких веских причин?
        - Они желают мне счастья. И всегда уважали мой выбор.
        Берк отвернулся к окну, словно чувствуя неловкость. Он достал из ведерка со льдом бутылку шампанского и откупорил ее.
        - Наконец у нас появился повод открыть еще бутылочку.
        - Ты заметил, что в ведерке всегда есть бутылка шампанского?
        - Полагаю, это потому, что наш номер для новобрачных. - Берк усмехнулся. - Ха, розовое шампанское. Я начинаю думать, что ты и правда олицетворяешь этот цвет.
        - Возможно, ты прав. - Ее голос звучал мягко и тягуче. - Я подойду к твоей розовой кухне.
        - Жизнь странная штука, тебе не кажется? Я собирался жениться на другой и встретил тебя. Я и не воображал, что женюсь на такой, как ты.
        Несомненно, это был скрытый комплимент. Никогда еще Берк не оказывался так близко к тому, чтобы открыть свою душу другому человеку.
        Купидон выросла в любви; Берк рос, отрицая любовь. Сможет ли она завоевать его доверие и сломать стену, за которой он спрятал свое сердце?
        Девушка отпила немного шампанского. Берк взял бокал из ее рук и поставил его на столик рядом со своим.
        - Я хочу поцеловать тебя.
        Купидон потянулась к нему. Люби меня, люби, мысленно взмолилась девушка.
        Берк поцеловал ее. И целовал до тех пор, пока она не потеряла голову, задыхаясь от его нежности.
        Купидон прижалась к Берку всем телом. Его умелые руки скользили по ее телу, распаляя в девушке неведомые до сих пор желания.
        Платье упало к ногам, обнажая прекрасную грудь. Купидон простонала. Берк легко подхватил ее на руки и уложил на кровать в форме сердца.
        Она позволила снять с себя туфли и осталась только в крошечных белых трусиках и чулках. Берк один за другим снял их с нее.
        Не сводя с нее глаз, он избавился от рубашки и брюк. Какой большой и мощный! Купидон, затаив дыхание, смотрела на него.
        Берк лег рядом, лаская ее живот, бедра. Его тело было теплым, руки сильными. Он потерся подбородком о ее плечо, и Купидон задрожала.
        Так много новых приятных ощущений! И все казалось очень правильным. Все.
        - Это только начало, - шепнул Берк. - Наша первая ночь.
        Его рука скользнула в ее трусики, нащупав самый чувствительный бугорок плоти. Купидон прогнулась от удовольствия.
        - Берк…
        - Подожди, милая, не так скоро…
        Девушка вцепилась в его плечи, подаваясь вперед, моля о продолжении. Она обвила ногами торс Берка, открывая ему дорогу в лоно наслаждения. И он вошел.
        Купидон закричала. Боль на мгновенье ослепила ее, и она инстинктивно вонзила ногти в плечи Берка, подавшись ему навстречу.
        Берк смотрел на нее, не веря своим глазам.
        - Ты… - от осознания того, что произошло, голова пошла кругом. - Черт, если бы я знал, что ты никогда…
        - Все хорошо… хорошо… - бормотала Купидон. - Ведь именно это и должно происходить в первую брачную ночь, правда?
        - Если бы ты сказала мне, все было бы по-другому.
        - Но я не знала, как. Думала, может, ты сам поймешь.
        - Я не хотел делать тебе больно. Но теперь все пройдет лучше, обещаю. Клянусь.
        Берк сдержал обещание. В следующий раз, когда он вошел в нее, было уже не так больно. Ее тело расслабилось, принимая Берка в себя. Его движения становились нежнее и осторожнее, пока финальный стон не сорвался с его губ.
        - О, малышка!.. - простонал Берк.
        Они лежали обнявшись, их тела и души переплелись.
        Купидон смотрела в потолок и мечтательно улыбалась, думая, что теперь так будет всегда, пока смерть не разлучит их. Она вздохнула от счастья.
        - Что?
        - Все в порядке. - Купидон обняла мужа, благодаря звезды за то, что они послали ей его.
        Они лежали лицом к лицу, обнаженные и довольные.
        - Ты потрясающе красивая женщина. - Берк заботливо укрыл Купидон одеялом. - А я ужасно счастливый мужчина.
        - Я считаю тебя потрясающе красивым. Во многих смыслах.
        - Но тебе не с кем сравнивать.
        - Разве не так и должно быть?
        - Возможно. Но ты должна была рассказать мне. Если бы я знал, что ты никогда раньше не была с мужчиной, что ты невинна, я бы все сделал по-другому. Возможно, даже наша свадьба прошла бы иначе.
        - Как? Как можно сделать идеальное еще лучше?
        - Не нужно высоких слов, Купидон. - (Она замерла.) - Я думал, ты знала, на что идешь. Что у тебя были другие мужчины.
        - Но ведь наличие мужчины еще не предполагает секс.
        - Просто я совершенно этого не ожидал.
        - Эй, ты что, разочарован? Мне никогда не приходило в голову, что подобное может удивить тебя, Берк. Я всегда поступала так, как считала правильным. И верила, что выйти за тебя замуж - правильно. И отдаться тебе - тоже. Я хранила этот подарок для одного-единственного мужчины. Потому что хотела выйти замуж один раз и навсегда.
        - Тогда ты выбрала не того человека. Я не такой. Я уж точно не идеальный муж. Ты просто хочешь, чтобы так было, поэтому наделяешь меня положительными качествами.
        - То есть, по-твоему, я сделала неправильный выбор? - похолодела Купидон. Внезапно ей стало трудно дышать.
        Берк заколебался, но решил быть честным до конца.
        - Я не хочу причинять тебе боль, Купидон. Клянусь богом, не хочу. - Он обнял ее. - Но не заставляй меня говорить то, чего я сказать не могу. Не заставляй меня испытывать чувства, которых нет. Я с самого начала сказал тебе правду. И не жди, что все изменится. Ни сейчас, ни в будущем. В наших отношениях я зайду не дальше, чем смогу. Только так.

        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        Наутро они снова занимались любовью. Берка поражала страстность Купидон. Она была так хороша!
        Чертовски хороша. Ее неопытность только прибавляла сексуальности. И сладости. Секс с ней был похож на одно безумное, восторженное открытие.
        Итак, они занимались любовью. Черт, он ненавидел эту фразу - «заниматься любовью», но как еще выразить это словами? «Заниматься сексом» по отношению к Купидон казалось неправильным. С ней все клише казались пустым звоном.
        Затем они решили позавтракать где-нибудь, чтобы провести свой первый день как муж и жена. Пока Купидон собиралась, Берк листал журнал, не уверенный в том, что он вообще в состоянии прочесть что-нибудь. Он все думал о Купидон, о том, как она выглядит и какая она на вкус.
        Купидон вышла из гардеробной, застенчиво потирая ладонями брюки.
        - Ты, наверное, умираешь с голоду, - виновато произнесла она.
        - А ты нет? - После такого-то марафона, подумал Берк. Отложив журнал, он подошел к своей молодой жене.
        Она немного беспомощно пожала плечами.
        - Я… чувствую в себе перемены. Покинуть эту комнату после всего, что произошло между нами прошлой ночью и сегодня утром… - Купидон подняла на мужа полные надежды глаза. Неожиданно она прижалась к нему всем телом. - Я хочу быть тебе хорошей женой, Берк. Знай это.
        Берк попытался сглотнуть внезапно возникший в горле комок.
        - Нам будет хорошо вместе.
        - Я постараюсь.
        - Я тоже очень хочу сделать тебя счастливым.
        - Ты уже сделала. Эй, ты нашла мне жену, разве не так? Даже если ради этого тебе пришлось самой выйти за меня замуж.
        - Никогда не думала, что буду ощущать подобную близость с другим человеком.
        - Мы, - шепнул он, опершись подбородком на голову Купидон, - были близки, насколько это вообще возможно.
        - Берк, я имею в виду заботу о другом человеке.
        Берк не хотел говорить об этом. О сердцах, чувствах и. о любви. Однако он не мог не восхищаться тем, с какой искренностью она принесла свои чувства в супружескую постель и предложила их ему. Он никогда не сможет отплатить ей тем же.
        - Купидон, - мягко напомнил он, - мы пропустим завтрак.
        - О, - девушка подавила разочарование, - какая же я глупая. Мне следовало бы запомнить, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
        - Что это значит?
        - Я просто хотела поговорить, рассказать тебе, что чувствую. О прошлой ночи. О тебе.
        - Но я не силен во всех этих сладких мелочах, хотя и чувствую себя виноватым в этом. Мы женаты. Мы семья. Мы будем уважать друг друга и делать все от нас зависящее, чтобы обоим было хорошо. Этого достаточно, Купидон. Правда.
        Смущение Купидон уступило место злости. А как насчет всего того, о чем он говорил ей вчера ночью? Что она красивая? И что он не хочет причинять ей боль? Это уже не считается?
        - Вчера я подумала, что тебе не все равно.
        - Ради бога, Купидон, мне и не все равно. Но ты ведь знала. Знала все еще до того, как мы обменялись клятвами. Я рассказал тебе о том, чего хочу и что готов дать взамен. Я могу дать тебе достойную жизнь и детей. А все остальное в руках судьбы.
        Он, разумеется, прав. Во всем. Купидон сама решилась на столь отчаянный шаг. Она подумала, что сможет привести его прямиком в райские кущи. О, да, они вчера побывали в раю, но, кажется, это не привело ни к чему хорошему.
        - По крайней мере ты честен со мной, Берк, - произнесла Купидон, но что-то в ее душе словно надломилось. Она-то, дурочка, решила, что сможет завоевать его сердце!
        Она вообразила, что ее страсти хватит на двоих. Вместо этого Берк стал отдаляться. Его отказ принять ее любовь или полюбить взамен приведет к тому, что Купидон сломается. И потеряет свои способности. Это всего лишь вопрос времени.

        Берк Райли, поняла девушка, стал самым большим ее промахом.
        Купидон ненавидела ожидание в аэропортах. Она, как обычно, решила убить время, создавая парочки. Сегодня она и проверит свой дар.
        Берк остановился, чтобы купить бутерброды, и Купидон тут же заметила привлекательную женщину в демисезонном пальто. Одного взгляда на нее хватило, чтобы понять: она проводит почти все свое время на работе.
        Жаль.
        Купидон оглядела зал ожидания. Многие пассажиры были неженатые и не имеющие серьезных отношений.
        Ладно, можно провести эксперимент и посмотреть, что будет.
        Купидон заняла место рядом с женщиной. Ей потребовалось немного времени, чтобы вступить с ней в разговор о предстоящем полете, а потом и о ее работе.
        - Да, мне нравятся командировки в Денвер, - призналась женщина по имени Ивонн. - Я бы даже переехала туда, если бы представилась возможность.
        К удовольствию Купидон, в разговор включился мужчина, которого она выбрала для Ивонн.
        - Мои коллеги тоже только об этом и говорят.
        Не прошло и десяти секунд, как Купидон уже знала его имя. Она приготовилась представить молодых людей друг другу и создать тем самым еще одну пару.
        - Джим, это Ивонн Райт. - Ее голос стал плавным, тягучим, как мед. - Ивонн, познакомься с Джимом Мартином.
        Купидон улыбнулась в ожидании хорошего финала.
        Вместо этого Ивонн посмотрела на нее с выражением, будто говорившим: «Какого черта ты знакомишь нас?»
        Джим уткнулся в свой ноутбук и пробормотал:
        - Умм, приятно познакомиться. Ничего. Абсолютно ничего.
        Ни блеска в глазах. Ни-че-го. Знакомство с треском провалилось.
        Купидон подавила приступ паники.
        - Вы… э-э-э… знакомы?
        - Нет.
        - А должны? - Ивонн с подозрением смотрела на Купидон.
        - Я подумала, раз уж вы ждете один и тот же рейс…
        - Надеюсь, ты любишь индейку, - вмешался Берк, протягивая ей бутерброд.
        - Да. Спасибо. - Купидон откусила кусочек, но не почувствовала вкуса. Джим и Ивонн опять погрузились каждый в свои дела, не обращая на нее никакого внимания. Ивонн писала что-то в блокноте, а Джим снова залез в Интернет.
        Раньше Купидон никогда не проваливала такие задания. Никогда. Даже в академии она всегда поражала своей великолепной интуицией и профессоров, и своих сокурсников.
        Купидон охватил страх при мысли, что она лишилась своего дара.
        Теоретически у подобного провала было несколько причин: неправильная атмосфера, неправильная интонация или крах личных отношений.
        Было очевидно одно: выйдя замуж за Берка, она приняла отношения без любви. Потеря способностей - такова цена за это.
        Купидон не могла поверить, что такое случилось именно с ней. Только не с ней! Она надеялась, что ей удастся перехитрить законы мироздания. Завоевать Берка и жить как раньше, помогая людям обрести друг друга.
        Как она ошиблась! Как глупо! Какой абсурд!
        Берк протянул ей салфетку.
        - Ты не голодна?
        Черты Берка расплылись. Его загар показался молочно-белым, тогда как его глаза впились в нее, горя ярким светом. Фантом. Купидон охватила паника. Фантом видишь перед тем, как теряешь дар навсегда.
        Мир вокруг закружился. Все стало очевидно: Берк был ее судьбой. Ради него она пожертвовала всем.
        - Купидон? - забеспокоился Берк. - В чем дело? Ты похожа на привидение.
        - Фантом, - пробормотала девушка, чувствуя, как по спине бежит ледяная дрожь.
        - Что?
        Купидон резко вонзила ноготь в бутерброд. Ее так сильно трясло, что, кажется, она дрожала всем телом.
        - Наконец он идо меня добрался, - вымолвила девушка. - Когда я вышла замуж. За тебя.
        Неожиданно Берк обрел прежние черты. Купидон уловила боль в его глазах.
        - И теперь ты сожалеешь о том, что наделала?
        Купидон сделала глубокий вдох, собираясь с силами. Озноб прекратился.
        - Нет, - смело ответила она. - Я думаю обо всех тех вещах, которые хочу сделать и которые мне нужно сделать, чтобы начать совместную жизнь с тобой.
        У нее не оставалось выбора, осознала Купидон. Все ее время, вся энергия ушли на Берка. Течение ее жизни изменилось. Берк стал большей ее частью.
        Возможно, сейчас он не любит ее, но они по крайней мере постараются жить вместе.
        - Боюсь, намучаешься ты со мной, - улыбнулась она через силу. - Я не умею готовить, шить и имею небольшое представление о том, что такое ранчо. Зато я знаю, какая разница между посылкой и авиапочтой. Если это поможет.
        - Кажется, нам еще многое придется узнать друг о друге, правда?
        - Больше, чем ты можешь себе представить.

        Ни родители, ни Лисандра - никто не удивился, что Купидон отошла от дел и вышла замуж. Она всегда была импульсивна, как говорили друзья и знакомые, и всегда оказывалась права.
        В ее семье Берка приняли с распростертыми объятиями, что, как заметила Купидон, заставило его почувствовать себя неловко.
        Однако они настояли на праздновании свадьбы в Валентайне. Купидон снова надела свое подвенечное платье, а Берк - костюм. Мама взяла на себя стол, а отец нанял квинтет Эрла Манли. Гости танцевали до двух часов утра.
        Это событие связало Берка и Купидон в глазах общества. Никто ничего не заподозрил, когда Купидон ушла с работы и выставила дом на торги. Конечно, не обошлось и без шуточек, что почта Валентайна никогда больше не будет такой романтичной и сладкой, если в ней не будет Купидон.
        Они зажили спокойной, размеренной жизнью, Берк и Купидон. Она восхищалась его домом с просторными светлыми комнатами. Сначала это была настоящая холостяцкая берлога, но со временем Купидон привнесла в дом уют.
        Особенно Берку нравились звезды на потолке в главной спальне. Они напомнили ему об их первой ночи в Вегасе. Он удивился, что Купидон не забыла, что он говорил ей тогда.
        - Я помню каждое твое слово, Берк, - улыбнулась девушка. Они готовились ко сну. Берк даже перестал раздеваться. - Это тебя удивляет?
        - Немного.
        - Но ведь тебе это нравится, правда?
        - Да. - Он с нежностью взглянул на жену. - Я даже начал привыкать к сердечкам на кухне. Хоть и до сих пор боюсь вытирать руки об эти твои розовые полотенца.
        Купидон рассмеялась.
        - Хочешь сказать, я перевернула твою жизнь вверх тормашками?
        - На этом ранчо никогда раньше не было столько цветов и сердец. Иногда мне кажется, что я попал в чью-то чужую жизнь.
        - Что? - с деланым ужасом спросила Купидон, - Тебе это не нравится?
        - Просто еще не совсем привык, вот и все.
        Больше Берк так ничего и не сказал. Но Купидон чувствовала, что достигла определенных успехов. Ей удалось растопить сердце Берка, смягчить его мысли и душу. Купидон сделала все возможное, чтобы создать в доме уют и теплую атмосферу. Она подружилась с собакой Берка, Лэдди, и теперь просила завести котенка.
        Муж сопротивлялся.
        - Здесь не приживутся создания, оставляющие за собой клубы шерсти. - На ее разочарованный взгляд Берк добавил: - Кроме того, у меня аллергия на кошек.
        И все же не прошло и недели, как он принес целую корзину котят, пригласив Купидон во двор посмотреть их.
        - Дворовые кошки. - Он махнул рукой. - Хорошие мышеловы.
        После этого Купидон занялась садом. Она обнаружила там «разбитое сердце». Мама всегда говорила, что это плохой знак, но Купидон не стала пересаживать или уничтожать растение. Оно было частью прошлого Берка, напоминанием о его матери для его отца, как она узнала позже.
        Купидон работала в саду всякий раз, когда у нее появлялась возможность. А кроме этого делала еще миллион мелочей. Разобрала холодильник, повесила шторы в комнате для гостей, перенесла домашнюю библиотеку Берка из дальнего угла спальни поближе к окну. А еще через две недели заказала подушки и египетские одеяла.
        - Как тебе это удалось? - поинтересовался Берк, залезая под одеяло.
        - Я научилась правильно заправлять постель, - с гордостью объявила Купидон. - Представляешь, есть целая система.
        Берк хохотнул и притянул жену к себе.
        - Забавно, но я всегда думал, что ты предназначена для того, чтобы расправлять постель.
        Берк был прав. Они много времени проводили в постели. И это была лучшая часть дня. Они были вместе, говорили и смотрели в усыпанный звездами потолок.
        Им принадлежали волшебные ночи, но днем Купидон замечала, что Берк отдаляется от нее.
        В нем как будто уживались два совершенно разных человека. Ночью выходил один, днем господствовал другой.
        И все же иногда она ловила на себе его взгляд, полный смущенного восторга.
        Был вечер пятницы, когда Берк поддел Купидон, смеясь:
        - Ты снова съела последний огурчик в банке!
        - Жадина!
        Купидон потянулась к мужу. Она знала, что, когда он вот так гладит ее руку, это прелюдия к поцелую.
        Она ощутила, как быстро забилось ее сердце, а соски напряглись под тонкой тканью сорочки. В животе словно запорхали бабочки, а колени подкосились.
        Так все и начиналось. С разговоров, ласк, пока оба не соединялись в порыве страсти.
        - Мне нужно завтра сходить в магазин. - Купидон потянулась, как кошка. - Огурчики, мороженое, ну и так далее. Хочешь пойти со мной?
        - Завтра у меня встреча с Маерсоном. Не могу.
        - О, как плохо. Я хотела купить еще один тест, чтобы убедиться. Прежде чем идти к врачу.
        - Что? - Берк замер.
        - Кажется, мистер Райли, вы скоро станете папой.
        - Ты беременна?
        - Это тебя удивляет? После всех попыток? - Купидон уткнулась в его плечо и слегка прикусила его.
        - Я не ожидал, что это произойдет так быстро.
        - Возможно, это произошло еще в первую брачную ночь. Или сразу после. Узнаю все у доктора. Но кажется, к Дню благодарения ты станешь папой. Нам есть что отпраздновать, дорогой, - промурлыкала Купидон, воображая, что сейчас Берк заключит ее в объятия и они проведут еще одну потрясающую ночь вместе.
        - Завтра мы устроим обед.
        - Ммм… да, - согласилась она, поудобнее устраиваясь рядом с Берком.
        - Ты, кажется, пополнела?
        - Чуть-чуть.
        Они немного полежали молча.
        - Забавная штука жизнь. Получаешь то, что хочешь, а потом не знаешь, что с этим делать, а?
        Берк, как всегда, утаил бурю эмоций, которую вызвала эта новость у него в душе, а Купидон пообещала себе, что даст ему столько времени, сколько потребуется, чтобы научиться выражать свои чувства. Чувства, которые связывают мужчину и женщину.
        Купидон понимала, как изменилась ее жизнь. У нее был муж, а скоро появится и ребенок. Прежняя жизнь позади. Ее уникальные способности давно отсутствовали.
        - Нам предстоит долгое ожидание, - произнесла она, отказываясь сожалеть о своем выборе.
        Берк не ответил. Он долго обнимал ее в тишине. В эту ночь, впервые с того дня, как они поженились, они не занимались любовью.

        ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

        Живот Купидон становился больше и круглее. Ей нравилось это новое ощущение, но в глубине души она волновалась. Берк менялся, и девушка совершенно не знала, как это остановить.
        Родственники Купидон восторженно приняли новость о том, что в их семье скоро появится ребенок, а Берк с каждым днем мрачнел все больше, словно жена и семья тяготили его. Купидон не могла понять своего мужа. Ведь он сам так хотел этого!
        Иногда Берк говорил о малыше, уверенный в том, что родится мальчик.
        Теперь, когда дни становились длиннее, он все больше времени работал далеко от дома. Купидон видела его лишь мельком. Он даже спать ложился позже.
        Купидон была в полном недоумении. Она разочаровалась. Да, сейчас самое сложное время года для владельцев ранчо. Но не такой брак она себе представляла. Берк как будто специально находил тысячу причин, чтобы уехать от нее. Она иногда даже думала: а вдруг это все потому, что она так сильно растолстела?
        - Мои родственники приглашают нас на пикник четвертого июля, - сообщила Купидон однажды вечером, поставив перед Берком тарелку его любимого мяса с овощами.
        - Не могу. Мне нужно привезти сено. Ты иди, если хочешь.
        - Не можешь взять один выходной? Погода обещает быть чудесной. Прогноз на следующую, неделю…
        - Я только-только покосил еще восемь акров. Не могу оставить сено лежать на поле. Вдруг пойдет дождь?
        - Но ведь это праздник!
        - И что?
        - А то, что в последние два месяца ты не хочешь общаться ни со мной, ни с моими родными. Ни с кем.
        - А ты хочешь поссориться? - Берк отложил салфетку.
        - Хочу понять, что происходит!
        - Ничего не происходит. Мне просто нужно привезти чертово сено, и все! - закричал Берк.
        К глазам Купидон подступили слезы, но она не поддалась. Ни за что!
        - Да. Ты занят с тех самых пор, как я сообщила тебе о беременности!
        - Мы живем на ранчо. И я не могу бросить все только потому, что четвертого июля выходной. Или потому, что моя жена ждет ребенка.
        - Ясно. А у тебя будет время зайти, когда твоя жена родит этого малыша? - огрызнулась Купидон. - Или мне сначала свериться с расписанием и выбрать день, когда ты не на конюшне, или на рынке, или еще где-нибудь?
        - Возможно, я совершил ошибку, - прошипел Берк сквозь зубы. - Наверное, мне следовало сначала показать тебе, как я живу, чтобы ты знала, чем занимаются такие, как я.
        - Они могут много работать днем, но по ночам все дома и занимаются любовью со своими женами! - Купидон в ужасе прикрыла рот рукой, удивляясь, откуда взялись эти слова.
        И все же она не соврала. Берк уже месяц не прикасался к ней.
        - Так вот в чем дело?
        - Я… - Ей не хотелось уступать. - Я не знаю. Частично. Дело во всем, полагаю. Я… Мне тебя не хватает. Я вышла за тебя замуж, потому что хотела быть с тобой.
        - Я хочу заниматься с тобой любовью, родная, но не хочу, чтобы что-то случилось с малышом… и с тобой…
        - Ты волнуешься, что причинишь вред ребенку? - Купидон тронула Берка за рукав. - Наша сексуальная жизнь может идти так же, как раньше. Врач так сказал. - (Берк не ответил, снова помрачнев.) - Ты веришь мне?
        - До рождения осталось не так много времени, а потом…
        И тут до Купидон дошло. Все чувства Берка и его эмоции связаны с ребенком. Не с ней. Он никогда не сможет полюбить ее. Он хотел, чтобы она рожала ему детей, и только. От этой мысли Купидон ощутила почти физическую боль.
        Она встала из-за стола, но Берк перехватил ее запястье, не давая ей уйти.
        - Я хочу тебя. Как мне доказать это?
        Слезы навернулись на глаза. Купидон закусила губу до крови.
        Берк выругался. Девушка вырвалась.
        - Я не хочу сделать тебе больно, Купидон. Никогда не хотел. - Он встал, возвышаясь над ней, и провел большим пальцем по ее нижней губе. - Ты укусила себя до крови.
        - У нас, рыжих, тонкая кожа.
        Берк рассмеялся, но совсем невесело.
        - Ты несчастна. - Это было утверждение, не вопрос.
        - Я просто хочу, чтобы мой муж был со мной.
        Берк поцеловал ее. Он целовал ее долго и страстно, а потом поднял на руки и отнес в спальню, положил Купидон на постель и нежно погладил округлившийся животик жены.
        Они занимались любовью страстно, изголодавшись друг по другу.
        А после Купидон лежала в его объятиях.
        - Значит, ты пойдешь со мной на пикник?
        - Разумеется, - просто ответил он, заботливо укрывая жену одеялом.
        Она в блаженстве закрыла глаза. Возможно, жизнь на ранчо действительно сложнее, чем она представляла.
        - Я не хотел ссориться с тобой, Купидон.
        - Понимаю. Я тоже.
        - Раз уж мы заговорили об этом, я хочу, чтобы ты знала кое-что. Если ты считаешь, что у нас ничего не выйдет, ты свободна. - (Купидон словно окаменела.) - Но ребенок останется здесь. Он мой сын и принадлежит мне и этому дому. Обещаешь?
        Купидон, пораженная таким заявлением, молча кивнула. Это было глупое обещание, рассудила девушка позже, ведь она не собиралась покидать Берка. Она намеревалась лишь укротить его.

        Берк чувствовал себя виноватым. Он сократил рабочие часы и старался больше времени проводить с Купидон. Он никак не мог преодолеть страх, что жена уйдет от него. Что ей надоест это ранчо и муж, не способный любить.
        А он не способен любить, Берк знал это.
        У его матери не оставалось для него времени. Она бросила его, даже не оглянувшись. Вот и сейчас миссис Райли была настолько занята собой, что, собственно, не заметила, как сын женился. Однако прислала открытку и чек.
        Отец доброму слову предпочитал наказание. Поэтому Берк вырос закаленным и сильным, умеющим выжить практически в любой ситуации.
        Но теперь все изменилось. У него появились какие-то непонятные мысли и сожаления. Он даже задавал себе пресловутый вопрос: «Что было бы, если?..»
        Иногда Берк опасался, что он все-таки сын своего отца. Что гены взяли над ним верх. Ведь он точно так же боится, что его жена уйдет к кому-то лучше, моложе, милее.
        Берк боролся с этим всю жизнь и уже подумал, что выиграл, когда появилась Купидон. Он так сильно хотел быть с ней, что его страхи росли с каждым днем.
        Дело не в ребенке. Дело в ней. Боже, Берк не знал, что будет, если он потеряет ее! Он не мог сказать, что любит ее. Черт возьми, он вырос, не зная, что такое любовь. Но ему была дорога Купидон. Ему хотелось заботиться, о ней. И он не мог представить свою жизнь без нее.
        Он смотрел на ее округлый животик, и душа наполнялась неведомым теплом.
        Берк мог часами сидеть в детской и листать «Матушку Гусыню» вместо финансовых страниц. Крошечные детские вещи, которыми Купидон заполнила комод, восхищали его.
        И его дом больше не принадлежал ему одному. Он наполнился розовыми сердечками и розами и ароматом домашнего печенья. В его постели спала рыжеволосая колдунья, которая все-таки стала носить черную шелковую пижаму.
        И Берку это нравилось. Ему нравились все перемены. Но он не знал, как выразить свои чувства словами.
        Берк был честен с Купидон в одном: он никогда не желал причинить ей боль. Но именно это он и сделал, заставив ее пообещать отдать ему ребенка в случае расставания.
        Купидон. Самая добрая. Самая нежная женщина, какую когда-либо знал Берк. И вот она изменилась. Прямо у него на глазах. И он не мог объяснить, почему.
        Купидон уже не была самой собой. Она больше не расспрашивала его о любви или о важности взаимоотношений между людьми. И больше не сводила людей, говоря: «Они станут чудесной парой. Нужно им помочь».
        Блеск в ее глазах погас.
        И это беспокоило его.
        Черт, будущие мамы должны радоваться жизни, не так ли?
        Берк так боялся сделать все еще хуже, что даже начал захаживать в таверну, где так любил бывать его отец, только чтобы не возвращаться домой. Туда, где ему больше всего хотелось быть.
        Он просто не мог дать Купидон того, что она хочет. Проклятье! Она хочет, чтобы он любил ее, но он не может подарить ей любовь.

        Иногда молчание Берка становилось просто невыносимым. Он словно пытался избежать встречи с ней.
        Страсть так мимолетна!
        Берк очень, очень хороший человек. Но он почему-то отчаянно не хочет признаваться себе в этом. Иногда у Купидон возникало такое ощущение, что она тяготит его так же, как их будущий ребенок. Не этого ждала женщина от своего замужества!
        Она желала быть для Берка помощницей днем и любовницей ночью. Но ему, кажется, совсем не нужна ее помощь.
        Ее мать что-то заподозрила и осторожно завела с дочерью разговор на щекотливые темы. Венера уговаривала дочь не волноваться, утверждала, что мужчины иногда ведут себя странно, особенно перед рождением первенца. Им кажется, что они потеряют жену из-за ребенка. Они даже ревнуют.
        - Ты давно не составляла пары, так ведь? - неожиданно спросила Венера однажды.
        - Я… - Купидон не могла признаться матери, что вышла замуж за мужчину, который не любит ее, и потеряла свой дар. - Я решила создавать пары на основе математических вычислений, как Лисандра.
        - А что об этом думает Берк?
        - Ну… Вообще-то я ему не сказала. Не совсем. Я немного смягчила тот факт, что…
        - Купидон!
        - Мам, все случилось так быстро. Дай парню передохнуть.
        - Купидон, дорогая, если он любит тебя, то поймет. - Если любит. Вот ключ. - Твой папа все понял, когда узнал, какая у нас наследственность. - Венера похлопала дочь по руке. - Не волнуйся так. Берк просто еще не осознал, что скоро станет отцом. Ему не хочется тебя ни с кем делить, вот и все. А я зато, переживаю, видя эти круги под глазами.
        Купидон улыбнулась. Ей не хотелось еще больше сложностей и горя. Она хотела завоевать Берка. Заслужить его любовь, чтобы вернуть себе дар…

        Пять утра, вторник. Берк еще не успел улизнуть к своим лошадям.
        Он удивленно застыл на месте, увидев Купидон.
        - Ты встала?
        - Вчера ты поздно вернулся. Я хотела застать тебя перед уходом сегодня утром.
        Он виновато потупился. Купидон знала, почему. Она поняла, где он был вчера. В таверне. Когда Берк лег в постель, от пего пахло пивом и сигаретным дымом.
        - Яичницу? - предложила Купидон.
        - Если не трудно.
        - Не трудно.
        - Я наткнулся на старого приятеля вчера, - оправдывался Берк, надевая ботинки. - Мы заболтались. - Он вздохнул. - Я хотел позвонить, но боялся разбудить тебя. Подумал, тебе нужен покой.
        - Не важно. Я все равно не спала.
        - Тогда зачем встала так рано?
        - Я теперь не чувствую себя комфортно. Ни стоя, ни сидя, ни даже лежа. Но больше этого не будет.
        - Ты о прошлой ночи? Прости, я снова редко бываю с тобой.
        - Ты можешь это исправить.
        - Да? Как?
        - Сегодня в десять я иду на УЗИ. Пойдем со мной.
        - Я… но… осталось несколько часов.
        - Я говорила тебе об этом на прошлой неделе.
        - Купидон, я не гожусь для этого! Сидеть в коридоре, среди кучи беременных. Я буду только мешаться и…
        - Снова ищешь оправдание?
        - Да. Потому что…
        - Берк, ты нужен мне там. Я немного боюсь, - Ложь. Купидон вовсе не боялась. - Знаю, это звучит глупо, но иногда я смотрю на тебя и вижу очень сильного мужчину. Твое присутствие придаст мне сил. - Она помолчала. - Мы оба родители этого ребенка. А ты до сих пор не слышал, как бьется его сердце. - Почувствовав, что малыш зашевелился, она положила руку мужа на свой живот. - Возможно, Петрушка Райли не был в родильной палате, когда рожала его жена. Но ты не Петрушка Райли. Ты сам мне говорил. И ты все сделаешь по-другому.
        Берк сглотнул. Он заметно напрягся, закрыл глаза. И сдался, задав один-единственный вопрос:
        - Во сколько нам выходить?

        ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

        Берк слышал, как бьется сердце их малыша, видел его размытые очертания на мониторе. Сердце словно застряло в горле, в груди сдавило, воздуха не хватало.
        Ручки и ножки, такие крошечные!
        Берк сглотнул. Он держал Купидон за руку. Боже! Они создали это чудо вместе! Берк был смущен и никак не мог оторвать взгляд от экрана.
        - Странно… - произнесла медсестра. - На экране возникает розовое свечение.
        Купидон широко распахнула глаза.
        - Наверное, помехи… Это ваше первое УЗИ?
        - Да, - выдохнула Купидон. Чувство счастья, эйфории, блаженства пронзило все ее существо.
        - Странно, очень странно. Никогда раньше я не видела ничего подобного.
        Берк бросил на Купидон вопросительный взгляд.
        - Может, это блик? - предположила Купидон. - От моего жакета?
        Все посмотрели на флисовый жакет Купидон, висевший у окна.
        - Ах, черт, наверное, снова сломался аппарат.
        Жакет убрали, но розовое свечение осталось.
        Купидон украдкой посмотрела на Берка, уловив в его взгляде некие подозрения.
        - Но все остальное в порядке? - попыталась отвлечь всех девушка.
        - Я не врач, - улыбнулась сестра - но, кажется, у вас родится здоровенький малыш. Она… ой, - женщина замолчала, снова проведя по животу Купидон аппаратом. - Простите. Вы хотели знать пол будущего ребенка?
        - Девочка? - Берк сжал руку жены в своей ладони. - Это девочка?
        - Простите, - снова извинилась медсестра, - я не хотела портить сюрприз ни вашему мужу, ни вам. И я могу ошибаться.
        - Все нормально, - заверила ее Купидон. - Не переживайте.
        - Нет, погодите! - Берк прилип взглядом к экрану. - Здесь ошибка. У нас мальчик!
        - Понимаю, мистер Райли, вам бы хотелось сына, но в данном случае я считаю…
        - Нет. У нас будет мальчик.
        - Берк… - Купидон приложила ладонь к его груди.
        Но это не помогло. Берк помрачнел. Он был явно разочарован.
        - Что я буду делать с девочкой?

        Пятнадцать километров они ехали в полной тишине. Потом Купидон поняла, что здесь, в машине, Берк не сможет сбежать. Ему придется выслушать все, что она захочет ему сказать.
        - Ну, Берк, кажется, я провалилась по всем пунктам.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Прекрасно понимаешь. И не смей даже притворяться, что тебе ничего не известно. Я могу заставить других людей влюбиться друг в друга, но не могу сделать так, чтобы ты полюбил меня. Я подарю тебе дочь - в этот раз, - но не сына, которого ты так хотел.
        - Это не важно. - Берк включил радио.
        Купидон выключила его.
        - Нет, важно. Это очень важно для тебя. Я видела твое лицо, когда мы были у врача. Ты был разочарован. Твои глаза говорили за тебя. И я почувствовала себя ни на что не годной. Я проиграла. И этот брак…
        - Ты замолчишь? - Берк повысил голос.
        - Что? Думаешь, это очередной скандал?
        - Разве нет?
        - Я уже ничего не понимаю, Берк. Чем больше стараюсь сделать тебя счастливым, тем больше совершаю ошибок.
        - Ты не проиграла, - возразил Берк. - Но, клянусь богом, я не знаю, что с тобой такое. Ты изменилась. Ты хочешь от меня больше, чем хотела полгода назад, или девять месяцев назад, или…
        - Я изменилась? - Она замолчала, потом похлопала себя по животу. - Ну да, ты прав. Во всех смыслах.
        Берк прибавил газу.
        - Притормози.
        Берк глубоко вдохнул, но повиновался.
        - Да, я изменилась. - Ее голос дрогнул. - Ты сделал из меня женщину, Берк. Я ждала тебя всю мою жизнь. Я отдалась тебе, потому что так хотела. Это был мой выбор. Ты подарил мне ребенка, которого я ношу под сердцем уже много дней. Я отдала тебе свою любовь… а ты отказываешься принять ее.
        Берк моргнул, не сводя глаз с дороги.
        - Ты расстраиваешься. А это нехорошо для тебя и ребенка.
        - Не я расстраиваюсь, Берк. Все расстраивается вокруг нас. Наш брак разваливается.
        - Значит, это не тот союз, который ты себе воображала. Я с самого начала признался, что у моих чувств есть предел. Люди постоянно воспевают что-то. Может, половина из тех пар, что так спешили пожениться в День всех влюбленных, уже развелись.
        - Думаешь?
        - Да! И наша свадьба была не такой, как ты мечтала!
        - А я говорила тебе, Берк, что мы сами строим будущее. Я бы не вышла за тебя замуж, если бы не хотела этого!
        - Меня бы тоже здесь не было, если бы я не хотел этого! Может, я не кричу о любви, но я рядом. И буду рядом. Может, наш брак не продлится вечно. Но я буду с тобой ради малыша. Полагаю, ты тоже этого хочешь. Мы спорим из-за ерунды. Мы оба хотим одного и того же для нашей малышки.
        - А как же наш брак, Берк?
        - А что брак? Многие живут в браке только для видимости. А на деле муж сам по себе, жена сама по себе.
        Купидон в ужасе смотрела на Берка. Она не верила своим ушам. Нет. Она не сможет завоевать его.
        - Полагаю, ты кое-чего не понимаешь. Я люблю тебя. - Купидон произнесла последние три слова плавным, тягучим, как мед, голосом. - И нашего малыша люблю. Я слишком сильно люблю вас обоих.
        Берк с бешено колотящимся сердцем въехал в ворота ранчо.
        - Купидон, это не сработает.
        Она подождала, пока Берк заглушит мотор.
        - Да. Не сработает. Мы слишком все запустили. Я думала, тебе нужно время, но и это не помогло. - Она покачала головой. - Я так много потеряла, Берк! Ты даже не представляешь. Сейчас я сама не могу понять, кто я.
        - Купидон… - он накрыл руку жены своей ладонью, но та отдернула ее и вышла из машины.
        Берк быстро догнал ее, проводил до дома, открыл перед ней дверь и пропустил в холл.
        Купидон прошла в гостиную и бросила сумочку на кофейный столик. Скинула туфли.
        - Я устала, Берк. От всего устала.
        Он положил подушку в форме сердца в угол дивана.
        - Вот. Полежи. Тебе станет лучше.
        Купидон взглянула на маленькую одинокую подушку и рассмеялась. Слишком поздно.
        Мама говорила, некоторые мужчины не понимают, что происходит у них под носом. Может, Берк относится к таким. Он не осознает, как сильна ее любовь к нему. Не осознает, что может потерять ее навсегда.
        - Нет, Берк, спасибо. Я устала не в этом смысле. Мне нужно время подумать о том, чего я хочу. - Купидон повернулась и улыбнулась Берку. Пожала плечами. - А чего я хочу… Кто знает? Может, найти то, что потеряла. Возможно, мне удастся все исправить. А может, найти способ жить с тобой. А если не получится, тогда научиться жить без тебя.

        ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

        Купидон осознала нечто новое. Она положила свою любовь перед Берком. Она прямо сказала ему, что любит. Что еще она может сделать?
        Купидон дала Берку шанс, но он не нашел в себе сил и мужества ответить ей.
        Ее чемодан был уже наполовину упакован. Девушка достала его и, положив на кровать, открыла.
        Там было все, что она хотела взять в больницу. Новая розовая сорочка, тапочки. Купидон отложила все это и посрывала одежду с вешалок.
        Она всегда ужасалась, какими пустыми кажутся шкафы, когда из них убирают всю одежду. Теперь рядом с вещами Берка зияла пустота.
        Огромное пустое место.
        Как в ее сердце.
        Одновременно с этой мыслью тело сковала невыносимая боль. Купидон глубоко вдохнула и села на край кровати. Она обхватила живот руками. Боль ушла так же быстро, как появилась.
        - Ух ты, - дрожа, выдохнула женщина. Может, Берк был прав, и не стоило так изводить себя? Она ведь на последнем месяце беременности.
        Купидон встала, захлопнула чемодан, и вдруг боль пронзила ее снова. Она закрыла глаза и сосчитала до десяти. Как только боль ушла, она снова выпрямилась и застегнула чемодан, размышляя, удачная ли это вообще затея.
        Купидон сомневалась. Наверное, стоит еще раз все обдумать. Не уходить пока от Берка. Ведь если она сейчас оставит его, то пути назад не будет. А она не хотела терять его.
        И тут возникла другая мысль, которая подтолкнула Купидон к двери. Берк не любит ее и никогда не полюбит.
        Купидон уверенно направилась к машине.
        Берк наблюдал за женой из окна. Она шла резко, злобно. Одним рывком открыла дверцу машины и закинула чемодан на заднее сиденье.
        Купидон услышала шаги Берка.
        - И куда же ты собралась? - потребовал он ответа.
        Купидон развернулась, собираясь высказать ему все, но вмешалась жизнь. Новая жизнь. Малыш перевернулся в животе, и тоненькая струйка теплой жидкости стекла по ее ноге.
        Она неловко замерла, потом опустила глаза. Чулки и туфли промокли.
        Воды отошли.
        - Ну? - настаивал Берк.
        Купидон смотрела на него во все глаза. Перед ней стоял отец ее ребенка. Мужчина, который недавно признался ей, что его немного трясет от родовых палат.
        Неожиданно Купидон засомневалась, сможет ли пройти через все это одна. Без него. Он придавал ей сил и уверенности. Только с ним она чувствовала себя счастливой, живой.
        Голая правда пронзила сердце. Купидон никогда не разлюбит Берка, даже если не сможет с ним жить. Даже если останется одна.
        И снова тело пронзила боль.
        - Я? - выдавила Купидон. - Еду в больницу. Рожать нашего ребенка. Хочешь поехать со мной?

        Берк сверлил ее взглядом.
        - Собиралась уйти от меня, так?
        Купидон держалась за живот, почему-то думая, что раздувшаяся женщина, похожая на арбуз, не так уж привлекательна для мужских глаз.
        - Эта мысль приходила мне в голову.
        Берк не ответил, и тогда Купидон села на пассажирское сиденье и закрыла глаза. Они проехали немного в тишине.
        - Купидон… - заговорил Берк. - Я не собираюсь везти тебя к твоим родственникам.
        - Знаю. - Девушка распахнула глаза. - У тебя нет на это времени. Вези меня сразу в больницу. Рожать ребенка, которого ты не хочешь.
        - Я никогда не говорил ничего подобного. Просто был немного удивлен, вот и все.
        - Ты знал, что я беременна, Берк. С самого начала. И знал: нет никаких гарантий, что у нас будет мальчик!
        - Ладно, можешь считать меня идиотом. Я решил с первого же дня, что родится мальчик. Я знаю, как обходиться с мальчиками. Я мог бы научить сына верховой езде, рыбалке, охоте и всему тому, что сам умею. Ты же понимаешь, я просто понятия не имею, что делать с девочкой.
        Купидон поглядела на строгий профиль мужа. Он продолжал:
        - Я рос среди мужчин. Мне знакомы все мужские штуки. Не то чтобы я разочарован в том, что у нас девочка. Просто мне немного… страшно.
        - Тебе? - не сдержала изумления Купидон. - Берк Райли… боится?
        - Черт! Есть еще много вещей, которые меня пугают.
        - Назови хоть одну.
        Берк заметно напрягся.
        - Я боюсь, что мы не сойдемся в том, как назвать малышку.
        - Мило. Но это совсем не то, что ты хотел сказать, Берк, я же вижу.
        - Слушай, я не разочарован в девочке. И научусь обращаться с ней. А если она будет похожа на тебя…
        - Да?
        - Я буду чертовски благодарен.
        Благодарен. Далеко не то слово, которое Купидон так хотела услышать. Наверное, она будет жить, как тетя Сирена, всю жизнь ждавшая от любимого слов любви.
        - Кажется, я заключил, что, если буду постоянно думать, что родится мальчик, так и произойдет. И я никогда не переставал так считать.
        - По крайней мере в этом мы схожи. - Купидон переждала очередную схватку. - Потому что я решила… что, если не перестану любить тебя, однажды ты полюбишь меня в ответ.
        Берк застыл, словно кто-то обдал его ледяной водой.
        - Но я поняла, что так дело не пойдет. Всю жизнь я верила в любовь. Выросла с убеждением, что мир держится на любви. Посвятила свою жизнь созданию пар. Это было моим увлечением, хобби, не знаю…
        - Нужно найти тебе занятие, - заключил Берк, свернув к больнице.
        - Я Купидон, Берк. И я свожу людей. Я такая, и другой не стану.
        - Здорово. - Он припарковался у входа. - Другие женщины занимаются рукоделием и кулинарией, а мне досталась та, что уверена, будто у нее дар соединять сердца.
        - Я старалась, Берк, - слабо улыбнулась Купидон. - Но без любви я бессильна. Я потеряла часть себя и не уверена, смогу ли вернуть все на свои места… - Она простонала, снова почувствовав схватку.
        Девушка свернулась на сиденье, вцепившись в дверную ручку. Тело горело, над верхней губой выступил пот.
        Берк восхищался ее силой и выдержкой. Он поспешил помочь жене. В голове пролетал миллион нелогичных мыслей. Берк боялся. Боялся всего. Иметь ребенка. И не иметь его. Быть вместе с Купидон. И не быть с ней.
        Он боялся открыть свое сердце.
        Боже, Берк впустил Купидон в свою жизнь, но не дальше, чем мог себе позволить…
        Он так ошибался!
        - Ребенок, Берк… - прошептала Купидон, возвращая его в реальность. - Он идет…
        - Дыши, милая, дыши, как тебя учили. - Берк выскочил из машины и открыл переднюю дверцу со стороны Купидон.
        Он без усилий взял ее на руки. Она горела. Берк побежал в больницу, мысленно моля Бога, чтобы ничего не случилось с его любимыми женщинами. Дочкой. И Купидон.
        - У нас тут ребенок, который собрался появиться на свет, - объявил он прямо посреди холла, - и папа, которому страшно.

        - Хорошо, вот так, тужься… - командовал врач. - Толкай, вот так.
        Пока Купидон производила на свет их малютку, Берк стоял рядом и держал ее за руку, свободной рукой промокая ее лоб влажной тряпкой.
        - Головка вышла, - объявил доктор. - Только взгляните на эти рыжие волосы! - (Все, включая Берка и Купидон, рассмеялись.) - Еще немного, и у вас на руках будет ребенок.
        Малышка вышла в мир после еще трех схваток.
        - У вас чудесная девочка!
        Берк широко улыбнулся. Купидон упала на подушки.
        Все засуетились вокруг малышки. Ее омыли и завернули в теплое полотенце и только потом передали Купидон.
        - Эй, - Берк восторженно погладил ручку малютки. - Только взгляни. Эти ручки созданы для поводьев. Ты подарила мне скакунью.
        - Она такая красивая! - со слезами на глазах промолвила Купидон.
        - Как и ее мама. Идеальная.
        - Вам нужно отдохнуть, - вмешалась медсестра. - Ребенка осмотрят и потом принесут на кормление. У нее уже есть имя?
        - Пандора, - не раздумывая ответила Купидон. - В честь моей мамы.
        Сестра удивленно смотрела на новоиспеченных родителей, дивясь столь необычному имени. Берк лишь кивнул.
        - Алтея. Пандора Алтея, - объявила Купидон, чуть подумав. - Это греческое имя. - Она нежно погладила руку Берка. - Оно означает, что любовь способна исправить все и вылечить все сердечные раны.

        - Не понимаю, почему я считал, что у нас будет мальчик?
        - Может, потому что ты хотел сына?
        - В моей семье всегда рождались мальчики. Но я не жалею, что у нас девочка. Честно.
        - Я тебе верю, Берк. Но есть еще кое-что…
        - Ты говоришь о нас?
        - В последнее время мы не могли найти общий язык…
        - Забудь, это все мелочи. Но… я… часто я говорил совсем не то, что хотел сказать.
        - О! Например?..
        - Ну, что я не хочу тебя терять. Не желаю, чтобы ты уезжала от меня. Я неуклюжий, старый ковбой, Купидон. И не понимаю, как ты терпела все это. Да еще столько времени.
        - Это было кошмаром, - признала Купидон.
        - А я так боялся лишиться тебя, что все время отталкивал, решив разорвать отношения раньше, чем это сделаешь ты. Я хочу быть с тобой, Купидон, но у меня не выходит. Я никогда не испытывал ничего подобного. Может быть, это и есть любовь?
        Купидон готова была разрыдаться от счастья. На глазах у нее, как бриллианты, блеснули слезы.
        - Я так люблю тебя, Берк! И я никогда не оставлю тебя, любимый. Любовь - это все. Она заставляет тебя просыпаться по утрам и засыпать ночами.
        - Знаю. Она наполняет жизнь смыслом. Я люблю тебя, Купидон.
        Потрясающее чувство успокоения и единения окутало ее. Все вокруг засверкало. В груди разлилось приятное тепло, которое вскоре наполнило все тело.
        - Купидон? Ты как будто покраснела, - забеспокоился Берк. - Хотя нет. Это больше похоже на… - он оглядел жену с ног до головы, - на ту розовую дымку… которая была у тебя над головой на нашем первом снимке.
        - Мистер Райли, - вмешалась вошедшая медсестра, - можете взять дочь на руки. Вес три семьсот, рост пятьдесят пять сантиметров.
        - И рыжие волосики. - Берк погладил дочурку по головке, даже не заметив; как вышла медсестра.
        Он поправил одеяльце. Крошечная распашонка съехала с плечика, обнажив розовую кожицу. - Клянусь, Панди, ты просто копия мамы и… - Берк замер. Его брови поползли вверх от удивления. Он смотрел то на Купидон, то на малышку. - Купидон? Это… эта метка купидона передается по женской линии в вашей семье?
        - А что?
        - Я готов поклясться, что видел звездочки в ее глазах. И у нее абсолютно такое же родимое пятнышко. На том же самом месте, что и у тебя.
        Купидон взяла из рук Берка ребенка и изобразила изумление.
        - О, ты только посмотри. Ты прав. Странная штука гены, да?
        - Купидон! - неожиданно заговорил Берк. - Ты же знаешь своего врача? Того, что принимал у тебя роды?
        - И-и-и?.. - Купидон рассматривала ушки новорожденной дочки.
        - Он одинок.
        - Неужели?
        - Я слышал, как он говорил, что устал вечерами возвращаться в пустую квартиру. Поэтому он работает ночами.
        - Он так сказал?
        - Нехорошо, правда? Ему бы познакомиться с той медсестрой, что приняла тебя. Помнишь ее? У меня создалось впечатление, что она… - он пожал плечами, - ну не знаю, немного одинока.
        Купидон играла с малышкой.
        - Окажи мне услугу, - попросил Берк. - Представь их друг другу.
        Купидон замерла от неожиданности.
        - Я думала, ты не хочешь, чтобы я этим занималась.
        - Может, я был не прав.
        - Миссис Райли? - В палату заглянула милая девушка. - Мне сказали, к вам уже можно. Вы так долго были в родовой, что я забеспокоилась. - Девушка подошла к кровати. - Меня зовут Кейтлин Мохаус. Я принимала вас, когда вы приехали. Вы, наверное, меня не помните.
        - А вот и та самая девушка, о которой я тебе только что рассказывал, - улыбнулся Берк. - У нас родилась дочка.
        - Какая красивая! - умилилась сестра. - И такие рыжие волосики!
        - Берк говорит, она вылитая я.
        В палату заглянул врач Купидон, Алекс Уитман.
        - Как малышка?
        - Отлично! - отозвались молодые родители.
        - Я пришел пожелать всем спокойной ночи и… - его взгляд остановился на Кейтлин, которая поправляла одеяльце.
        - Купидон! - подтолкнул жену Берк.
        - Спасибо, доктор. - Она обняла дочь. Не важно, что будет, теперь у нее есть Пандора. И Берк.
        Неожиданно Купидон представился дом Уитманов, полный маленьких детишек…
        - Доктор, - голос Купидон стал плавным, тягучим, как мед, - это Кейтлин Мохаус. Она работает в приемном покое. Кейтлин, это доктор Алекс Уитман.
        Взгляды новых знакомых встретились. Улыбка коснулась губ Кейтлин, Алекс не сводил с нее глаз.
        Бац! И все. Как в старые добрые времена.
        Оба, кажется, позабыли о существовании Берка и Купидон. И о том, что в палате новорожденная.
        - Я как раз направлялся к своей машине, - заговорил Алекс. - Могу я вас проводить?
        - О да, благодарю. У меня есть несколько вопросов о приеме больных. Может, вы мне что-нибудь посоветуете?
        Они вышли из палаты, увлеченные беседой.
        - Ты снова это сделала.
        - Что?
        - Ты знаешь, что.
        Купидон улыбнулась. Ее глаза светились от радости и огромного счастья. Она взяла Берка за руку.
        - Иногда нужно просто поверить, Берк.
        - К тебе вернулись способности, да?
        Купидон рассмеялась.
        - Ты свела Мойру с тем парнем и парочку в казино… Ты даришь людям счастье.
        - Стараюсь.
        - Ты Купидон, и ты заставляешь их влюбляться.
        - Да. Но это больше чем просто увлечение. И лучше тебе привыкнуть к этому, Берк. Отныне нас будут приглашать на множество свадеб.
        - На множество свадеб, говоришь? И родится много детишек, я полагаю?
        - Увидишь. - Купидон помолчала, восхищаясь своей девочкой, благодаря звезды и судьбу за то, что в ее жизни появился Берк Райли. - Мне нужна твоя любовь, Берк. Чтобы жить. И делать других счастливыми.
        - А мне нужна ты, мой ангел, чтобы научиться любить. И выражать свою любовь. Я люблю тебя, Купидон.
        - И я тебя.
        - Любовь надолго ушла из моей жизни, Купидон. Но я нашел путь к ней. С тобой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к