Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Тэлкот Дианна: " Подари Мне Чудо " - читать онлайн

Сохранить .
Подари мне чудо Дианна Тэлкот

        # Скоро рождественские праздники, а у Ники Холлидей сплошные проблемы. К тому же она потеряла работу… Но видно, Санта-Клаус одаривает на Рождество не только детей. Во всяком случае, о таком подарке, который получила Ники, девушка и мечтать не смела.

        Дианна Тэлкот
        Подари мне чудо

        Глава первая

        Доминик Холлидей засунула в карман уведомление о своем увольнении и направилась к лифту. Войдя в него, она нажала кнопку шестого этажа. Что за чепуха? Как ее могли уволить? Должно быть, произошла ошибка.
        Десять минут назад Доминик пыталась поговорить со своей непосредственной начальницей Кэрол, которая робко и настороженно оправдывалась, говоря, что ей вообще не следовало брать Доминик на эту работу.
        Конечно, следует поговорить с тем, кто нагнал такого страха на Кэрол, а именно с владельцем торгового центра «Джиллетт» Джаредом Джиллеттом, которого за глаза называли Наполеоном и тираном. Продавцы в торговых залах бледнели и тряслись от страха, разговаривая с ним, а поставщиков товаров при упоминании его имени бросало в пот.
        Двери лифта открылись. Доминик оказалась в коридоре, ведущем к роскошным офисам. Уняв волнение, она напомнила себе, что ей уже нечего терять. Следовало просто лично встретиться с Джаредом Джиллеттом и выяснить причину своего увольнения.
        В офисах никого не оказалось. Был вечер субботы, до закрытия торгового центра оставался еще час.
        Подойдя к двери из красного дерева, Доминик постучала.
        - Войдите! - послышался низкий, серьезный мужской голос.
        Ники едва не умерла от нахлынувшего на нее волнения. Нажав на дверную ручку, девушка резко открыла дверь и ввалилась в кабинет хозяина торгового центра
«Джиллетт». Подняв глаза, она встретила пристальный и удивленный взгляд Джареда Джиллетта.
        Он оказался и намного моложе, и красивее, чем она предполагала. Джареду было около тридцати пяти лет. Он обладал блестящими черными волосами, широким лбом и высокими скулами, полными губами и прямым широким носом. На нем был надет темный костюм в тонкую полоску, красный галстук и белоснежная рубашка с золотыми запонками.
        Ники опасливо моргнула и неуверенно произнесла:
        - Мистер Джиллетт…
        - Да, - резко ответил он, откладывая в сторону стопку документов. - Это я, а вы кто такая?
        - Я Доминик Холлидей. Я работаю в торговом центре «Джиллетт»… или, по меньшей мере, работала час назад, - Ники вытащила из кармана уведомление об увольнении и протянула ему. - Я пыталась поговорить со своей начальницей, но она сказала, что ничего не сможет сделать… поэтому я решила, возможно, вы могли бы…
        Он нахмурился, и Ники почувствовала себя беспомощной.
        - Послушайте! - вызывающе сказала она. - Кэрол Уитмэн наняла меня две недели назад, потому что знала о моей способности работать с детьми. Я старательно выполняла свои обязанности. Я лучше всех на этаже играла роль Санта-Клауса. И я не понимаю, почему меня уволили.
        - Я уволил не только вас одну.
        - Но почему? Вы даже не знаете меня!
        - Мисс… - он нахально оглядел ее с головы до ног, - как там вас…
        - Ники Холлидей, - сказала она.
        - Да. У нас очень строгие критерии отбора людей на роль Санта-Клауса, и вы явно не подошли нам…
        - Что вы имеете в виду? - крикнула она. - Я делала все так, как нужно. Я веселила и развлекала окружающих. Вы можете спросить любого! Позвольте, я покажу вам, как я веселила детей…
        Джаред поднял руку, приказывая ей остановиться.
        - Не нужно, - резко произнес он. - Уже поздно, и сегодня мне не до веселья.
        - Вам невесело? Что ж, мне тоже придется несладко в это Рождество. И все из-за этого увольнения!
        - Мисс… хм, Холлидей,[Праздник, каникулы (англ.).] - он фыркнул, будто насмехаясь над ее фамилией. - Торговый центр «Джиллетт» является крупнейшим в южной Индиане. Наши клиенты привередливы…
        - По поводу чего?
        - По поводу Санта-Клауса. Его должен изображать мужчина, а не женщина.
        Он уволил ее за то, что она женщина? Ники задрожала, понимая, что в таком случае ничего не сможет сделать.
        - Я так старалась, чтобы веселить ваших покупателей и их детей. Я всем понравилась, и никто не подозревает, что я женщина, - продолжала защищаться она.
        Джаред хмыкнул и посмотрел на нее так, будто хотел пригвоздить к полу.
        - Мисс Холлидей, посмотрите на себя. Я сомневаюсь, что вам удается изображать дородного Санта-Клауса с внушительным брюшком. Его должны представлять пожилые мужчины с морщинистыми лицами и кустистыми бровями, И не придется намеренно говорить басом, как вам.
        - Если бы вы дали мне шанс…
        - Это даже не обсуждается! Забудьте о должности Санта-Клауса.
        - Вы не можете уволить меня только потому, что я женщина, - она покраснела, у нее затряслись руки.
        - Еще чего! Я делаю так, как хочу, а теперь убирайтесь из моего кабинета!
        - Не хочу беспокоить вас, но мне очень нужна эта работа, - Ники сцепила пальцы рук. - Мистер Джиллетт, я уверена, что вы читали мое личное дело… и обратили внимание на то, что…
        Джаред откинулся на спинку кресла. Сначала он свирепо взирал на нее, потом посмотрел на дрожащие руки девушки.
        - Послушайте, - раздраженно сказал он, перетасовывая документы на столе. - Если вам нравится изображать кого-то, оставайтесь и представляйте эльфа.
        - Нет, мне нужна роль именно Санта-Клауса, - упорствовала Ники.
        - Это невозможно. Санта-Клауса должен представлять мужчина. Вот если бы вы согласитесь изображать на Пасху кролика…
        - До Пасхи еще четыре месяца! - запротестовала Ники и сделала шаг в сторону его стола. - А сейчас у меня очень хорошо получается роль Санта-Клауса. Меня любят дети и их родители. От них не поступало ни одной жалобы. Если бы вы хотя бы раз увидели меня в роли Санта Клауса…
        - Мисс Холлидей, у меня нет на это времени. Выбирайте, либо вы получаете роль эльфа, либо не получаете ничего.
        Ники охватила слепая ярость. Она понимала, что этот человек бессердечен и не станет слушать ее.
        - Ничего не выйдет, - категорично сказала она. - Я не могу представлять эльфа.
        - Отлично. Значит, вы нам не нужны. Если передумаете, то…
        - Нет, - перебила его Ники. - Все намного сложнее, чем вы думаете.
        - Мисс Холлидей, мне нет дела до ваших сложностей. Вы сделали выбор и теперь поступайте, как знаете. Если вам больше нечего мне сказать, уходите и закройте за собой дверь. Мне нужно работать.
        Ники тупо смотрела на него какое-то мгновение, потом повернулась и вышла.

* * *

        Интересный сегодня выдался денек, подумал Джаред, закрывая папку с личным делом Ники Холлидей. Начиная с самого утра ему приходилось улаживать проблемы с новыми служащими, недовольными покупателями, тремя потерявшимися в торговых залах детьми, стариком, страдающим склерозом и забредшим в торговый центр, а также тремя ворами.
        А под конец дня в его кабинет ввалилась некая Ники Холлидей, жаждущая представлять Санта-Клауса.
        Она оказалась хорошенькой. Пухлые щечки с ямочками, светло-каштановые волосы. При виде ее сразу вспоминалось детство, веселый праздник, становилось спокойно на душе.
        Говорят, что глаза - зеркало души. При взгляде в голубые глаза Ники можно было сразу сказать, что она очень доверчивый человек.
        Да, вполне достойная и привлекательная девушка. Не случайно после встречи с ней Джаред долгое время не мог сосредоточиться на работе.
        Однако, несмотря ни на что, она не могла представлять Санта-Клауса в торговом центре «Джиллетт». Джаред всегда придерживался традиций. По его мнению, Санта-Клауса должен был изображать дородный мужчина с внушительным животом, а не с тонкой, как у Ники, талией.
        И все же ему было не по себе оттого, что пришлось расстроить Ники. Если бы это была только работа…
        Он тряхнул головой, напоминая себе, что принял верное решение насчет мисс Холлидей. Взглянув на часы, Джаред понял, что все уже разошлись по домам и ему снова придется самолично следить за закрытием торгового центра. В здании остался только он и охрана. Впрочем, так было каждый день.
        Надев пальто, Джаред выглянул в окно. На улице почти не было автомобилей, снова пошел снег, подмораживало. Взяв портфель, он направился к лифту.
        - Вы припозднились, босс, - сказал Джареду старый охранник Джо, придерживая дверь, пока гот выходил на улицу.
        - Скоро Рождество, - на ходу объяснил он. - Я знаю, сейчас все занимаются покупками.
        Выйдя на улицу, Джаред поднял воротник пальто. Стоял сильный холод. Внезапно он увидел Ники Холлидей, стоящую на автобусной остановке. Она была очень легко одета и дрожала, как осиновый лист.
        Подняв глаза, она увидела его, и шаги Джареда замедлились. Заметив в ее волосах снежинки, он сжалился над ней.
        - Вы еще здесь, мисс Холлидей?
        - Я опоздала на автобус, потому что долго разговаривала с вами.
        - Следующий автобус придет не раньше чем через сорок минут, - сказал Джаред, взглянув на часы. - Хотя он может не прийти вообще - сегодня суббота.
        - Спасибо, что предупредили, - Ники клацала зубами. - Я что-нибудь придумаю.
        - Послушайте, давайте я подвезу вас до дома.
        - Нет, со мной все в порядке.
        - В порядке? Вы же почти посинели от холода! Ледяной ветер трепал тонкий пиджак Ники.
        - Все хорошо, - она попыталась улыбнуться. - Я же Санта-Клаус! Я живу на Северном полюсе. Куплю себе чего-нибудь поесть и подожду автобуса.
        Джаред не ответил, смутно догадываясь, что Ники некуда ехать.
        - Уже поздно и холодно. Если вы снова скажете мне, что живете на Северном полюсе, я сочту вас полоумной.
        - Хорошо, - она рассмеялась, - признаюсь, что не живу на Северном полюсе. Я просто хотела привлечь ваше внимание и показать, как я веселила детей.
        - Мисс Холлидей, я все же отвезу вас домой.
        - Не нужно, - замотала она головой.
        - Вы понимаете, что я хочу помочь вам? Возможно, я чувствую свою вину за то, что вы опоздали на автобус.
        - Неужели вы сожалеете о том, что уволили меня? - Ники перестала дрожать и удивленно посмотрела на него.
        - Пойдемте со мной! - приказал он. - Мой автомобиль в гараже на стоянке.
        Ники не двигалась с места. Джаред повернулся к ней и удивленно поднял бровь, задавая ей молчаливый вопрос.
        - Я не хочу причинять вам беспокойство, - произнесла она.
        Джареда поразила ее искренность. Ники казалась такой уязвимой и трогательной. Ему захотелось снять с себя пальто и накинуть его ей на плечи.
        - Вы не причините мне беспокойства, - мягко сказал он, потом прибавил громче: - Или вы пойдете со мной, или я останусь здесь с вами ждать автобуса.
        - Если автобуса не будет совсем, то вам придется долго ждать.
        - Пойдемте! - Он достал ключи от автомобиля.
        На этот раз Ники не стала возражать, послушно наклонила голову и последовала за Джаредом. Они быстро подошли к «линкольну», и Джаред открыл Ники дверцу.
        - Спасибо, - запинаясь, произнесла она.
        - Это не учтивость, - рявкнул он. - Просто ваши пальцы замерзли и вы не смогли бы открыть дверцу сами.
        Усевшись в автомобиль, Ники принялась возиться с ремнем безопасности. Пальцы не слушались ее. Джаред взял у нее ремень и пристегнул его. Их пальцы на мгновенье соприкоснулись, и оба отпрянули друг от друга, потрясенные.
        Джаред опомнился первым, выпрямился и, прежде чем закрыть дверцу автомобиля с ее стороны, спросил:
        - Скажите, мисс Холлидей, почему вы не согласились изображать эльфа? Вам меня не переупрямить. Я каждый день общаюсь с людьми, подобными вам. Хочу предупредить, что я очень суровый и непримиримый человек. Настоящий Гринч - Похититель Рождества.

        Глава вторая

        Слова Джареда не на шутку рассердили Ники. Она подождала, пока он усядется на водительское сиденье, а потом сказала:
        - Я не пытаюсь вас переупрямить. Кстати, зовите меня по имени, мне не нравится официоз. Я на вас больше не работаю и не стала бы это делать, будь вы даже единственным человеком на Земле.
        - Так вам нужна работа или нет? - рявкнул он, удивленно подняв бровь.
        - Конечно. Работа нужна всем. Может, это покажется вам странным, но я, как и все, оплачиваю счета, - у нее еще хватало сил шутить.
        - Тогда какого дьявола вы упрямитесь? - резко выдохнув, спросил он.
        - Потому что не хочу надевать зеленые колготки и шапку с бубенчиками, изображая эльфа, - она покосилась на него. - В таком наряде я чувствую себя… идиоткой.
        Какое-то время Джаред никак не реагировал, потом громко расхохотался.
        От его смеха Ники внезапно стало очень спокойно, все страхи улетучились. Раз Джаред умеет смеяться, значит, он не такой уж плохой человек, подумала она.
        - А в красном бархатном костюме Санта-Клауса и с бородой вы находите себя привлекательной? - наконец спросил Джаред.
        - Я признаю, вы правы, - Ники пошла на попятный. - Я думала, что это того стоило…
        - То есть?
        - Видите ли, мне нужна была работа, потому что в прошлом месяце у меня сломался автомобиль. На его ремонт уйдет куча денег.
        - Поэтому сегодня вы бродили по улице в такой холод?
        - Я опоздала на автобус, так как слишком долго разговаривала с вами. Если бы я могла вызвать… - Ники умолкла, ибо не желала признаваться, что у нее нет денег на такси.
        - Так, а как насчет роли эльфа?
        - Забудьте об этом. Я уже разговаривала с начальницей. Эльфов должны представлять девочки подростки. Кроме того, вакансий на эту должность уже нет.
        - Понятно.
        - Нет, вы не понимаете, - она потерла руки и пожала плечами.
        Джаред повернулся и свирепо посмотрел на нее. Как она смеет возражать ему?
        Ники прикусила нижнюю губу и попыталась взять себя в руки. Она никак не могла унять дрожь, так как нервничала в присутствии Джареда. Меньше всего ей хотелось, чтобы он понял, как она боится его.
        - Мне нужно было быстро заработать деньги. Изображая Санта-Клауса, можно получить хорошие деньги, а за роль эльфа платят гроши, - она засунула ладони себе под мышки, пытаясь согреться, но все было безуспешно.
        - На роль Санта-Клауса требуется не просто человек с улицы, а кандидат, отвечающий определенным требованиям. Вот почему ему так много платят.
        Ники покосилась на Джареда Джиллетта, и ей показалось, что только сейчас она видит перед собой настоящего Джареда. Личина сурового бизнесмена ушла с его лица.
        Она, будто против воли, коснулась пальцами рукава его пальто.
        - Я понимаю ваши требования, - мягко сказала Ники, - но мне очень нужны деньги на ремонт машины. Я нисколько не пытаюсь влиять на вас или спорить.
        Джаред молча смотрел на нее, потом взглянул на свой рукав, к которому она прикасалась.
        - Почему вы не сказали мне об этом ранее? - он начинал злиться.
        - Вы не дали мне такой возможности, - она застенчиво отдернула руку.
        Джаред поджал губы и завел двигатель. Направляя автомобиль в переулок, он спросил, куда ее отвезти.
        - Я живу в Таммани-Хиллз, - Ники скрестила руки на груди. Вот уже полгода она не покупала себе одежду, а теперь у нее еще сломался автомобиль и нечем оплачивать счета. Когда ее мать серьезно заболела, Ники пришлось все срочно бросить и уехать из Флориды, чтобы ухаживать за ней. В результате она осталась на мели, и, похоже, после смерти матери расходы только увеличатся.
        - Вы живете в милом местечке, - заметил Джаред, выезжая на трассу.
        Ники пожала печами и выглянула в окно. В домах, мимо которых они проезжали, можно было увидеть огоньки рождественских елок. Ники внезапно почувствовала себя сиротой. Хотя, как говорят люди, первый год на новом месте всегда выдается очень тяжелым.
        - Через несколько месяцев закончится договор аренды на дом, в котором жила моя мама…
        - Ники?
        Она повернулась и посмотрела на мистера Джиллетта. Какие у него красивые губы… Внезапно ей захотелось узнать, каково это - целоваться с Джаредом…
        - Я по поводу сегодняшнего разговора, - сказал он, не слыша ее слов и не подозревая, о чем она размышляет. - Если вам нужна постоянная работа, я смогу подыскать ее вам.
        Ники напряглась. Меньше всего ей было нужно, чтобы ее жалели.
        - Нет, мне не нужна помощь. И вообще, вам не нужно быть со мной таким милым и тем более жалеть.
        - Милым? - резко осведомился он. - Ники, я никогда не отличался милым нравом, запомните это. Даже в самых идиотских ситуациях в бизнесе я не позволял себе этого.
        - Ну, я подумаю, но… - она снова отвернулась к окну. Ей стало грустно. Ничего не поделаешь, раз уж пришлось остаться без работы. - Мне в самом деле нравилось быть Санта-Клаусом. Я люблю общаться с детьми. Развлекая их, я чувствовала себя счастливой.
        - Я ознакомился с вашим личным делом, - сказал Джаред, перестраиваясь на другую полосу движения. - У вас явный талант располагать к себе людей. Я живу в Виллоу. Вы не против, если сначала мы заедем ко мне и я переоденусь? Видите ли, сегодня я иду на вечеринку в «Риц Карлтон». А потом я отвезу вас домой.
        - Хорошо, - быстро согласилась Ники. Ей не слишком-то хотелось возвращаться в пустой дом.
        - Вы действительно не против? - настаивал он.
        - Мистер Джиллетт, вы оказываете мне услугу, и я должна принимать ваши правила.
        - Вы дерзки так же, как и эльфы, которых отказались представлять, - он удивленно поднял бровь.
        - Мистер Джиллетт…
        - Извините, - он перебил ее, - но существует определенное правило.
        - Какое?
        - Все, кого я приглашаю к себе в дом, должны называть меня по имени.
        - Вы не приглашали меня в свой дом, - Ники затаила дыхание.
        - Нет, но собираюсь это сделать, - он остановил автомобиль и посмотрел на Ники.
        Увидев его ленивую улыбку, она поняла, что не может сопротивляться ему.

        Роскошный кирпичный особняк Джареда занимал почти четверть квартала. Он был огорожен кованым железным забором, украшенным гирляндами и рождественскими еловыми венками с красными бантиками.
        - Такой дом можно увидеть только на рождественской открытке, - пробормотала Ники. - Прямо как в сказке.
        - Могу вас уверить, что это не так, - мрачно заметил Джаред.
        У Ники не было возможности возразить, потому что Джаред быстро провел ее в дом. Увидев высоченные потолки, она ахнула. Одна гостиная в этом особняке была больше, чем весь дом, в котором жила ее мать.
        - Располагайтесь, - сказал Джаред, снимая пальто и бросая его на спинку кресла. Затем он включил приглушенное освещение. - Я буду через пару минут.
        - Спасибо, - кивнула Ники.
        Он сделал несколько шагов, потом остановился и начал снимать запонки, обнажая мускулистые запястья, покрытые темными волосками. Ники подняла глаза и увидела, что Джаред наблюдает за ней со странным выражением лица.
        - Если вам все еще холодно, могу предложить плед, - не успела Ники и рта открыть, как он накинул ей на плечи пушистый шерстяной плед. - Я так понимаю, что вы не умеете одеваться по погоде.
        - Вообще-то я просто не успела купить себе теплую одежду, приехав из Флориды.
        - Вы приехали из Флориды? - удивился он.
        - Это долгая история, - ответила Ники тоном, не терпящим возражений, и закуталась в плед, - и не слишком интересная, а вам нужно торопиться.
        - Я буду через несколько минут, - он не сводил с нее взгляда. - Устраивайтесь поудобнее.
        Ники кивнула и принялась осматривать комнату. Роскошь обстановки поразила ее. Подойдя к громадному роялю, Ники увидела фотографию маленькой светловолосой девочки. Разве у Джареда есть дочь? Ники не подозревала, что он женат.
        Осторожно поставив фотографию в рамке на место, Ники подошла к камину, на верхней полке которого стояли черно-белые снимки Джареда и его друзей. Ники фыркнула. На этих фотографиях Джаред казался намного человечнее, чем обычно. Внезапно ее внимание привлек белый крошечный детский ботинок. Не удержавшись, Ники взяла его и прочла надпись, сделанную на нем черным фломастером: «Первый ботиночек Джареда». А рядом на каминной плите она нашла деревянную игрушечную машинку, пластиковую коробочку, коричневый камень и детскую серебряную ложку.
        На стене рядом с камином висели две акварели. Ники на краткий миг остановилась, чтобы рассмотреть их.
        - Нравятся? - спросил подошедший сзади Джаред. - Моя мама считала, что именно здесь следует хранить семейные вещи. Я постоянно твержу себе, что следует убрать отсюда эту мазню и повесить дорогие картины.
        Застигнутая врасплох, Ники застыдилась и резко повернулась к нему. При виде мужчины у нее перехватило дыхание. На Джареде был черный смокинг, черный галстук-бабочка, белоснежная рубашка с золотыми запонками.
        - Они… Эти акварели такие потрясающие, - с трудом сохраняя спокойствие, сказала она. - Не убирайте их отсюда!
        - Забавно, - он рассмеялся. - А я думал, вы скажете мне еще о чем-нибудь.
        - Я хотела сказать, - Ники медлила, - что ваш смокинг напомнил мне кое-кого. - Она не выдержала и прыснула в кулачок. - Вы похожи на Гринча, напялившего костюм пингвина.
        Джаред удивленно посмотрел на нее, потом рассмеялся.
        Ники тоже расхохоталась, сняла с плеч плед и, аккуратно сложив его, положила на спинку кожаного дивана.
        - Хороший смех полезен нам обоим, так как у нас с вами был трудный день. Извините, если была резка с вами.
        Джаред посерьезнел и какое-то время молча смотрел на нее.
        - Ники Холлидей… вы самая… - Внезапно зазвонил телефон. Джаред моргнул. - Одну минуту…
        Он поднял телефонную трубку, и на него внезапно обрушился поток жалоб, которыми принялась делиться с ним его бывшая жена Сандра. Ники, стоявшая рядом с Джаредом, отчетливо слышала в трубке ее требовательный голос. Он повернулся к Ники спиной.
        - Сандра… конечно, я заберу ее, - Джаред заметил, как Ники отошла в противоположный угол комнаты. - Давай оформим совместную опеку.
        Он начинал злиться. Адвокаты предупреждали его, что когда-нибудь этот день настанет. Теперь Джаред хотел только одного: получить обратно своего ребенка, чего бы это ему ни стоило.
        - Мэдисон не любит Хоуи, и они постоянно ссорятся! - вопила в трубку Сандра.
        - Хорошо, мой адвокат завтра свяжется с тобой, - сказал он.
        - Но ты по-прежнему живешь один, Джаред! И ты все время торчишь в своем идиотском магазине, а Мэдисон нужен дом и женское влияние! Я знаю, ты заберешь ее и сразу забудешь о ней! Девочке нужно женское общество!
        Джаред посмотрел на Ники, и внезапно ему в голову пришла потрясающая идея.
        - Вообще-то у меня сейчас серьезный роман с женщиной, Сандра. Она находится рядом со мной. Только ничего не говори Мэдисон, хорошо? Я скажу ей обо всем, когда придет время.
        На том конце провода наступило гробовое молчание.
        - У тебя появилась женщина? - обвиняющим тоном спросила Сандра.
        - Она заботливая, милая, любит детей. Она тебе понравится.
        - Ну, я…
        - Сандра, послушай… мы все уладим.
        - Мне наплевать, когда ты собираешься это улаживать, потому что я отправляю Мэдисон к тебе, - прошипела Сандра.
        - Я оплачу ее авиаперелет, - сказал Джаред, зная, что Сандра не собирается тратить на дочь ни цента.
        Повесив телефонную трубку, Джаред несколько секунд молчал. Он явно растерялся. Вот уже несколько лет он пытался забрать к себе дочь, и наконец этот день настал.
        - Все хорошо? - Ники нахмурилась.
        - Лучше не бывает. Послушайте, я хочу предложить вам работу.
        - Вы серьезно? - она уставилась на него.
        - Абсолютно. Вы будете работать в моем доме и получать хорошую заработную плату. Намного большую, чем за работу Санта-Клаусом.
        - А что я должна делать? - удивленно и с подозрением спросила Ники.
        - Заботиться о самой умной девочке в мире.
        - О ком? - осведомилась она.
        - О моей дочери Мэдисон.
        - Джаред… - осторожно сказала она, - ведь вы едва знаете меня.
        - Я знаю о вас достаточно. До Рождества осталось двадцать девять дней, и найти няню сейчас нереально, - он подошел к роялю, взял фотографию девочки и протянул ее Ники. - Познакомьтесь, это моя дочь Мэдисон. Моя бывшая жена сделала мне самый дорогой подарок на это Рождество, заявив, что сыта дочерью по горло. Мэдисон будет жить со мной. Подумайте над моим предложением, ведь оно выгодно нам обоим.

        Глава третья

        Везя Ники домой, Джаред продолжал уговаривать ее согласиться на его предложение.
        - Вы идеально подходите для этой работы, Ники. Я читал ваше личное дело, о вас отлично отзываются.
        - Я никогда не работала няней, - возразила она.
        - Вы справитесь.
        - Однако мне придется заниматься еще и…
        - Вы будете заниматься только Мэдисон. У меня есть домработница Ирен, которая служит у меня много лет. Она готовит, убирает дом и даже стирает. Она поддерживает в моем доме железный порядок.
        - Великолепно! - сухо сказала Ники. - Значит, мне придется сражаться с вами и с ней.
        - Да, Ирен любит покомандовать, но она не людоед, - чувственные губы Джареда изогнулись в улыбке.
        - Вы постоянно на работе, а Мэдисон придется привыкать к новым условиям, - Ники теребила ручку сумки. - Возможно, вам нужно нанять более опытного и проверенного человека.
        - Ники, перед приемом на работу в мой торговый центр ваше прошлое досконально проверили. Мне нужна няня прямо сейчас, и я не смогу найти более подходящего человека, чем вы.
        - Но почему именно я? - почти завопила она. Джаред остановился на перекрестке и нетерпеливо сжал руками руль.
        - Нынешнее Рождество я хочу сделать особенным. Надо создать для пятилетней девочки атмосферу семейного праздника, подобрать лучшие игрушки в подарок. Я знаю, что с этим справитесь только вы.
        - Лучший подарок в таком возрасте - это мягкая игрушка, кукла или настольная игра, - Ники откинула голову на спинку кресла.
        - Вот видите! - Джаред нажал на педаль газа. - Последние несколько лет я не жил с Мэдисон, поэтому не знаю всех ее пристрастий.
        - Проблема в том, что я до сих пор не починила свою машину.
        - Если вы станете работать на меня, она вам не понадобится.
        От удивления Ники открыла рот.
        - В моем доме семь спален и шесть ванных комнат. Вы сможете расположиться в гостевых апартаментах. Там есть гостиная и удобная кухня.
        - Зачем вы так поступаете со мной? - простонала она.
        - Как?
        Ники какое-то время молчала.
        - Договор аренды на дом, в котором жила моя мать, заканчивается в январе, и мне придется подыскивать более дешевое жилье. Однако, если вы думаете, что нам с вами удастся ужиться в одном доме, то…
        - Удастся, - твердо сказал Джаред.
        - Хорошо, - неохотно ответила Ники. - Я поработаю няней вашей дочери какое-то время.
        Джаред самодовольно улыбнулся. Въехав на территорию жилого комплекса Таммани-Хиллз, он произнес:
        - Итак, время пошло. Ты приступаешь к работе завтра, а сейчас переоденься, потому что мы с тобой пойдем на благотворительную вечеринку.
        Ники попробовала возразить, но из ее попытки отказаться ничего не получилось. Джаред остановил двигатель и оперся локтем о сиденье.
        - Я сказал своей бывшей жене, чтобы она не беспокоилась насчет Мэдди, так как я встретил женщину, способную помочь мне в воспитании пятилетней девочки. Эта женщина - ты.
        Ники охватил страх. Она задалась вопросом, не спятила ли, соглашаясь работать на этого человека?
        - Я знаю свою бывшую жену. Завтра же она позвонит каким-нибудь знакомым и выяснит, что на вечеринке я был с тобой. Мы будем изображать, будто у нас серьезный роман.
        - Я не могу. Это нечестно! - продолжала отбиваться Ники.
        - Если бы ты знала мою бывшую жену, то не стала бы так говорить, - резко произнес Джаред. - Послушай, нам с тобой выгодна эта сделка. Мэдди должна жить со мной. Моей жене наплевать на нее, она совсем не заботится о дочери. А теперь, когда Сандра надумала вновь выйти замуж, девочка и вовсе ей не нужна.
        Ники понимала, что он искренен. И она прекрасно знала, что такое быть никому не нужной… В ее голове крутились противоречивые мысли.
        - Мне нужна моя дочь, а тебе - работа и деньги. Согласившись, ты получишь и то, и другое.
        Да, другого шанса у нее не будет. Ей была нужна работа, нужна уверенность в завтрашнем дне.
        - Мне необходима достойная зарплата, - дрожащим голосом сказала она. - Это все, о чем я прошу.
        - Договорились! - довольно улыбнулся Джаред.
        Она закрыла глаза, задаваясь вопросом, с кем заключила соглашение: с дьяволом или скрягой. Но, во всяком случае, в сделке была и приятная сторона - ей не придется снова наряжаться Санта-Клаусом.

* * *

        На вечеринку Ники надела длинное черное платье с высоким разрезом на юбке. Казалось, Джаред и не заметил, что ее серьги и ожерелье - дешевая бижутерия. При виде Ники он почти потерял дар речи. Да эта девчушка оказалась поистине красивой женщиной!
        - Да уж, твое платье намного привлекательнее красной шубы и накладной бороды, - справившись с эмоциями, пошутил он.
        - У меня нет пальто. Ты не будешь возражать, если я накину черную шаль?
        - Я не против.
        Глубоко вздохнув, Ники ловко завернулась в шаль, которая изящно свисала с ее плеч.
        - Я заметил на столе фотографию. Это твоя мать? - словно бы ненароком спросил он.
        - Да, я сейчас улаживаю финансовые дела после ее смерти, - сказала она.
        - Извини, я не знал… Итак, ты готова выйти в свет?
        Ники кивнула и проследовала за ним до двери. Джаред предложил ей руку, и она, помедлив, оперлась на нее.

        Поездка в «Риц Карлтон» прошла молча. Джаред, как предполагала Ники, размышлял о своей бывшей жене и приготовлениях к приезду дочери.
        - Запомни, - сказал Джаред, останавливаясь напротив «Риц Карлтона», - ты должна вести себя естественно. Если спросят, то отвечай, что мы знакомы недавно. Нам нужно просто появиться в свете, чтобы у Сандры не возникло подозрений.
        Ники потянулась за сумочкой, и разрез на платье еще больше обнажил бедро. Заметив пристальный взгляд Джареда, она торопливо вышла из машины.
        Войдя в танцевальный зал, Джаред и Ники ощутили на себе пристальное внимание присутствующих. Он, не переставая, кивал в знак приветствия и улыбался.
        Расспросы начались за столом.
        - Ты работаешь, Ники? - спросила Дженис - молодая жена крупного банкира.
        Ники захотелось громко рассмеяться - всего неделю назад, изображая Санта-Клауса, она развлекала детей этой женщины.
        - Сейчас она не работает, - ответил за нее Джаред. - Ники намерена провести это Рождество со мной. Мы решили устроить карнавал и погулять от души.
        - На тебя это не похоже, - шутливо заметил банкир, - ты же отъявленный скряга.
        - А что тебя не устраивает? - дружелюбно спросил Джаред. - Ведь все свои деньги я кладу в твой банк!
        Сидящие за столом рассмеялись. Ники обнаружила, что ей очень приятно находиться в обществе этих людей. Что удивило ее еще больше, так это их уважительное и доброжелательное отношение к Джареду.
        Когда начался сбор пожертвований, Джаред вручил чек на двадцать пять тысяч долларов на нужды детей-инвалидов. В толпе присутствующих раздался гул одобрения. Это было самое большое пожертвование за вечер. Ники почувствовала гордость за Джареда. Когда он, наконец, подошел к ней, то собственнически обнял за талию, отчего Ники едва не лишилась чувств.
        - Впечатляюще, - прошептала она.
        - Я не хотел никого впечатлять, а просто желал помочь. Потанцуем? Этого требуют условия нашего соглашения. Мы создаем иллюзию влюбленной пары.
        Ники неохотно согласилась. Джаред вывел ее на танцевальную площадку, будто королеву, потом быстро притянул к себе и принялся вести в танце.
        - На нас все смотрят? - прошептал он ей на ухо вопрос.
        - Да, - Ники старалась не замечать любопытных взглядов присутствующих.
        - Ты уверена, что на нас все смотрят?
        - Д-да, - проговорила она.
        - Хорошо, - Джаред прижал ее крепче, сделал круг по площадке, потом замедлил движение. - Теперь я поцелую тебя, а ты притворись, что тебе это нравится.

        Глава четвертая

        Ники открыла рот, чтобы возразить, но Джаред уже наклонил голову.
        - Я обещаю, что все будет хорошо, - прошептал он у ее губ. - Постарайся получить от этого поцелуя удовольствие.
        Произнеся это, он припал к ее губам. Ники почувствовала, что сейчас задохнется. Страстный и требовательный поцелуй Джареда был просто потрясающим. Наконец он оторвался от ее губ.
        - А ты удивительная актриса, - проговорил он. Сначала Ники не поняла его, потом до нее дошло. Джаред посчитал, что она пыталась соблазнить его! Осознание этого было подобно ушату ледяной воды, вылитой ей на голову.
        - Я просто пыталась вести себя естественно. Ты же сам меня об этом просил, - начала она оправдываться.
        Джаред пристально смотрел на нее, его губы изогнулись в снисходительной усмешке.
        - Ты была неповторима и убедительна. Возможно, мне следует дать тебе за такую игру премию.
        Ники почувствовала себя беспомощной. Неужели она согласилась работать на человека, который только что так цинично ее обидел? Все в этом мире Джаред связывает с деньгами.
        - Я знаю, о чем ты думаешь…
        - Тихо, - прервал он ее. - Все будет хорошо. Мы просто поцеловались разок, и все. Не стоит оправдываться за то, что ты ответила на мой поцелуй.
        - Я не целовала тебя в ответ, - прошипела Ники.
        - Разве? Значит, тебе не понравилось?
        - Запомни, что я всего лишь выполняю свою работу, - помолчав, сказала она, не желая признаваться в своих ощущениях, а тем более лгать.
        - Позволь тебе заметить, мой ангел, что свою работу ты выполняешь отменно, - сказал он.

* * *

        На следующее утро Ники лежала в постели и вспоминала вчерашнюю вечеринку. Джаред обещал заехать за ней в восемь часов. Она уже начинала жалеть, что согласилась работать на него и жить с ним под одной крышей.
        Глубоко вздохнув, Ники наконец поднялась с кровати и напомнила себе, что выбора у нее нет. Наплевать, кем является Джаред - тираном или отличным семьянином, ей нужна эта работа.
        Он заехал за ней на пять минут раньше, чем они договорились. Ники открыла ему дверь, одновременно одной рукой застегивая блузку. Впрочем, она тут же пожалела об этом, заметив, как Джаред пялится на вырез ее блузки.
        - Входи, - сказала она, намеренно не замечая его взгляда. - Хочешь кофе?
        - Вообще-то я… - Джаред нахмурился и посмотрел на ее босые ноги. - Я думал, мы поедем ко мне, но вижу, что ты еще не готова.
        Ники пошевелила пальцами ног с накрашенными алым лаком ногтями. Что на нее нашло? Или она подсознательно хочет соблазнить Джареда?
        - Ты сказал, что приедешь в восемь часов, но я думала, может быть, мы поболтаем немного…
        - Я хотел, чтобы ты посмотрела комнату Мэдисон и свою комнату. Возможно, потребуется кое-что поменять. Кроме того, надо обсудить с тобой твои обязанности.
        Ники побрела в кухню, где выключила кофеварку.
        - Какой аромат кофе! - Джаред без приглашения шел за ней.
        Пока она наливала ему кофе, он лениво пялился на ее губы, будто вспоминая вчерашний поцелуй.
        - Это ты? - спросил он, заметив фотографию в рамке на кухонном столе.
        - Я с мамой, - не глядя, сказала Ники, ибо иных снимков, кроме как с матерью, в доме не было. Отец ушел из семьи, когда Ники было шесть лет. Спустя какое-то время все его фотографии куда-то исчезли.
        Когда Ники оделась, они, наконец, вышли на улицу. Уже сидя в машине, они какое-то время не разговаривали, потом он осведомился:
        - Почему ты все время молчишь? Ты не передумала работать на меня?
        - Я плохо спала прошлой ночью, - уклончиво ответила она, теребя ремешок наручных часов.
        Джаред вопросительно посмотрел на нее.
        - Слушай, за последние сутки произошло много событий. Меня уволили, потом снова приняли на работу. Я познакомилась с тобой, побывала у тебя дома, мы вместе провели время на вечеринке, - она старательно избегала упоминания об их поцелуе. - Что тут странного, если мне всю ночь в голову лезли разные мысли?
        - Уж не вчерашний ли поцелуй виновен в твоей бессоннице? - спросил он, делая поворот на Лиман-авеню.
        - Конечно, нет, - Ники напряглась. - Я думала совсем о другом. Моя мама переехала в этот город пару лет назад, работала регистратором, потом заболела. Я приехала, чтобы ухаживать за ней, рассчитывая, что потом вернусь во Флориду, но мой автомобиль…
        - Я знаю, - прервал он ее. - Ты хорошо водишь? Если Мэдди придется ездить с тобой…
        - Вожу я хорошо, но автомобиль сломан и вряд ли его вообще когда-нибудь починят.
        - Я предоставлю тебе новую небольшую машину, - сказал Джаред.
        - Ты что, их коллекционируешь? - удивленно спросила Ники.
        - Нет, просто на каждый случай жизни у меня есть необходимая техника.

        Особняк Джареда выглядел другим при свете дня: неприступным, идеально отделанным. Глядя на этот дом, Ники никак не могла представить в нем ребенка. Особняк соответствовал своему обитателю, который был вечно в делах и приходил после работы поздно, очень уставшим.
        Джаред провел ее в дом и принялся показывать комнаты. Он сказал, что в комнате Мэдисон ничего не менялось с того момента, как она уехала отсюда со своей матерью. Джаред разрешил Ники поменять в детской все по ее усмотрению и купить новую мебель. Он собирался избавиться ото всего, что напоминало ему о прошлом.
        - Я думаю, тебе здесь будет удобно, - сказал Джаред, показывая Ники ее комнату. - После смерти отца мама заново переделала эту комнату, чтобы здесь могли останавливаться знакомые. Спешу уточнить, что здесь жили женщины.
        Ники прикусила губу, пытаясь скрыть улыбку. Окна комнаты выходили в парк и на улицу.
        - Тут есть небольшая кухня, - указал на дверь Джаред. - Можно готовить завтраки или разогревать бутерброды. Современный холодильник, мойка, посудомоечная машина, кофеварка и микроволновка.
        - Замечательно! Думаю, мне все это понадобится, - заявила Ники.
        - Я надеюсь, что ты станешь завтракать, обедать и ужинать вместе с Мэдисон. Можешь пользоваться кухней, которая расположена внизу, но должен предупредить: это не понравится моей домработнице. Тебе придется разбираться с ней самой, я в такие дела не вмешиваюсь.
        - Спасибо, запомню, - Ники кивнула, обращая внимание на роскошную ванную комнату и огромную гостиную рядом со спальней. - Очень мило.
        - Мне кажется, ты не привыкла к такому стилю жизни.
        - Здесь много того, что мне не понадобится, - честно сказала она, - и да, если честно, я не ожидала увидеть такую роскошь.
        - Пользуйся всем, что тебе нужно. Сегодня я поеду в торговый центр и хочу, чтобы ты сопровождала меня. Тебе нужно пройтись по отделам, подобрать рождественские подарки для Мэдисон, а также все необходимое для ее комнаты.
        - А если тебе не понравится мой выбор? - осведомилась она.
        - Я сразу же скажу тебе об этом.
        - У тебя самого есть какие-нибудь пожелания?
        - Я хочу, чтобы мой ребенок был доволен. В подробности выбора подарков вдаваться не буду, - проговорил он.
        Ники сглотнула, подняла брови и отвернулась от Джареда, потому что не хотела, чтобы он заметил ее удивление. Оглядев комнату, она внезапно увидела суровое выражение его лица в огромном зеркале в позолоченной раме. Ники захотелось провалиться сквозь землю, она густо покраснела. Итак, Джаред видел все ее эмоции.
        - Когда будешь выбирать подарки для Мэдисон, - сердито сказал он, - купи себе зимнее пальто. При одном взгляде на твою легкую одежду меня пробирает холод.

        Глава пятая
        - Ты предлагаешь мне купить пальто? - удивленно спросила Ники. Джаред решил покритиковать ее гардероб?
        - Да, я оплачу твою покупку.
        - А вот этого не надо. Я сама куплю себе одежду. У меня просто не было времени, чтобы сделать это, - солгала она.
        - Считай, что я куплю тебе это пальто в качестве премии за отличную работу, - произнес Джаред, выводя ее в коридор и закрывая дверь в апартаменты. - Сейчас в торговом центре никого нет, так что поедем.
        - Джаред, я не позволю тебе оплачивать покупку моего пальто. Я понимаю, ты хочешь, чтобы я выглядела соответствующим образом, ведь в твоем доме бывает много людей и…
        - Я нисколько не критикую твою одежду, а хочу оказать тебе, да и себе услугу. Мне неохота видеть, как ты замерзаешь на морозе, - он улыбнулся. - Брось, Ники, тебе ведь нравилось носить костюм Санта-Клауса, который, между прочим, принадлежит мне.
        - Это другое дело.
        - Разницы никакой. Я оплачиваю твою работу, вот и все, - сказал он.
        Ники медлила. В конце концов, она заслужила небольшой подарок после того, как Джаред заставил ее пройти через неуверенность и притворство.
        - Что касается работы, то я до сих пор ничего не знаю ни о тебе, ни о Мэдисон.
        - В следующие несколько дней у нас будет полно времени, чтобы поговорить. Ты многое узнаешь обо мне и моей дочке.
        - О тебе я уже кое-что узнала, и мне это понравилось, - тихо сказала Ники. - Я имею в виду денежное пожертвование…
        - Неужели ты это отметила? - насмешливо спросил он.
        Ники какое-то время молчала, потом произнесла:
        - Я должна была ухаживать за своей матерью, когда она заболела. Иногда мне казалось, что я сойду с ума от постоянного недосыпа. Кроме того, я не всегда могла даже поесть. Если бы не добровольные помощники, я бы не выдержала. Я навсегда в долгу перед ними.
        - Я ничего не знал об этом, - тихо сказал потрясенный Джаред.
        - Возможно, мне следовало рассказать тебе об этом вчера вечером. Нынешнее Рождество я встречаю уже без матери, и мне кажется, что оно будет самым худшим в моей жизни. Я говорю это не за тем, чтобы обвинить тебя в моем увольнении. Ты ведь не мог этого знать, так что не нужно чувствовать себя виноватым.
        - Ты должна кое-что понять, Ники. Я никогда не чувствую себя виноватым, если дело касается бизнеса. И не важно, насколько вовлечены в это личные отношения.
        - Даже если и так, - она застенчиво улыбнулась, - я видела, как ты радуешься приезду дочери, и это мне понравилось. Твоя теплота по отношению к ребенку намного дороже, чем зимнее пальто, уж поверь. Не беспокойся обо мне, я сама куплю себе одежду.
        - Послушай, не нужно ударяться в сентиментальность. Если хочешь, можешь поблагодарить меня за пальто, а лучше благодари торговый центр. И знаешь, я не люблю нежностей, так что не трать на меня время.
        Джаред отвернулся, чтобы уйти, но Ники положила ладонь на его предплечье, останавливая его. Она странно посмотрела на него и прошептала:
        - Спасибо тебе за все, Джаред.

        Впрочем, очень скоро Ники обнаружила, что Джареду Джиллетту не нравится быть милым и приветливым, несмотря на всю его честность и решительность. Он выслушал рассказ Ники о ее личной жизни, однако о себе ничего не сообщил.
        Возможно, Джаред стал черствее после развода? А может, повлияло его положение в обществе?
        А может быть, он на самом деле такой, каким кажется? Ники понимала, что работать на него будет нелегко. Тем не менее она решила, что рано или поздно заставит Джареда показать свое истинное лицо. Обо всем этом Ники размышляла, бродя по отделам торгового центра «Джиллетт».
        За пятнадцать минут до закрытия торгового центра Ники все никак не могла решить, верно ли сделала, что купила две приглянувшиеся ей картины, или нет. Наконец она направилась в кабинет Джареда. Постучав в дверь, она услышала его резкий голос, приглашающий войти.
        - Извини, что отрываю тебя от дел, - сказала она.
        Джаред нахмурился, кивнул ей на кресло и продолжил разговор по телефону:
        - Мне наплевать, что эти парни из дока не хотят работать сверхурочно! Сделайте так, чтобы товары были доставлены в срок, - какое-то время он молчал, слушая собеседника. - И что? Я знаю о приближающемся Рождестве и намерен получить прибыль от продаж. Им платят за сверхурочную работу. Все! - Положив трубку, он обратился к Ники: - Слушаю.
        - Извини, что помешала, я вижу, у тебя проблемы.
        - Проблем нет, это обычная рутинная работа, - он хмыкнул. - Что ты хотела?
        - Мне нужно знать твое мнение, - она вытащила из пакета репродукцию. - Что скажешь?
        - Мило.
        Ники вытащила вторую репродукцию. Джаред нетерпеливо посмотрел на изображенных на фоне цветущего луга херувимов.
        - Это… - он пожал плечами. - Хорошо, годится.
        - Вот эта репродукция мне понравилась больше всего, - Ники облегченно вздохнула. - Эти херувимы такие красивые. Они будут очень хорошо смотреться в комнате.
        - Слушай, зачем ты меня отвлекаешь такой ерундой?
        - Потому что я не знала, верный ли выбор сделала. Я не знакома с Мэдисон. Может быть, ей нравятся куклы, или мультяшные герои, или…
        - Или вообще на это наплевать, - Джаред откинулся на спинку кресла. - Слушай, до закрытия торгового центра осталось несколько минут. Купи любые репродукции, которые тебе понравятся, и подожди меня в отделе. Вернувшись домой, мы решим, какие их них подойдут.
        - Хорошо, - Ники широко улыбнулась. - Они тебе понравятся.
        - Кстати, - сказал Джаред, когда она уже направилась к двери, - ты купила пальто?
        - Купила. Теплое и практичное.
        - Практичное? - спросил он.
        - Да, оно с капюшоном, большими карманами, множеством пуговиц, молний и еще у него водоотталкивающая поверхность.
        - Именно этого я и боялся, - Джаред закрыл ящик стола и подошел к ней. - У этого пальто еще наверняка есть подстежка на молнии.
        - Ну… - начала Ники.
        - Все ясно! Мой рабочий день закончен, - он взял свое кожаное пальто. - Помимо репродукций нам нужно купить еще и пальто. Я не хочу, чтобы ты разгуливала по улице, одетая в то, что приобрела.
        - Погоди минуту, - Ники непроизвольно коснулась ладонью его груди, останавливая. - Разве тебе не все равно, как я выгляжу? Я просто пытаюсь делать так, как нужно тебе и твоей семье и…
        Какое-то время они молча смотрели друг на друга, потом Джаред осторожно убрал руку Ники со своей груди и задержал ее в своей ладони. Наконец он отпустил ее руку.
        - Дело не в том, как ты выглядишь, - хрипло сказал он. - Дело в том, что твоя гордыня мешает тебе позволить мне купить это чертово пальто.
        Ники не верила услышанному. Смешно, но ее мать постоянно твердила ей о том, что она слишком горда. Однако Ники привыкла к самостоятельности и не могла допустить, что кто-то сделает ей незаслуженный подарок.

        - Примерь-ка вот это! - Джаред протянул Ники синюю шерстяную вещицу.
        - Это очень дорого, - сказала она, взглянув на этикетку, - и его нельзя стирать, а нужно отдавать в химчистку…
        - Тогда возьмем еще и это, - он указал на красное шерстяное пальто с черной отделкой и большими круглыми пуговицами. - Будешь носить его, когда синее пальто отдашь в химчистку.
        Пока Ники мерила пальто и пыталась протестовать против покупки, мотивируя свой отказ дороговизной, Джаред как бы невзначай спросил ее:
        - Я говорил тебе, что сегодня звонила моя бывшая жена?
        Ники округлила глаза. Она не могла даже предположить, что он станет делиться с ней такой информацией.
        - Как я и говорил, она разузнала у друзей, с кем я приходил на благотворительную вечеринку. Тебе дали высокую оценку, и теперь Сандра согласилась отпустить Мэдисон ко мне. Она считает, что девочке будет полезно твое общество.
        - Джаред… я делаю только то, о чем ты просишь.
        - Однако делаешь это на «отлично». Возможно, моя бывшая жена и не хочет возиться с Мэдисон, но это ее дочь и она желает для нее только хорошего. В глубине души Сандра понимает, что Мэдисон будет у меня лучше, - он прерывисто вздохнул. - Я не видел дочь с прошлого лета. Она едва знает меня, и можно только предполагать, чего ей наговорила Сандра. Иногда, когда я разговаривал с ней по телефону, она не… - он стиснул зубы.
        - Со временем все уляжется, - Ники посмотрела на него. - Вы привыкнете друг к другу.
        - Брось! - Он фыркнул. - Хватит сентиментальности. Она слишком долго жила вдалеке от меня. И чего я совсем не могу понять, так это зачем говорю с тобой о дочери. Я никому никогда о ней не рассказывал.
        - Я тоже никому не рассказывала о своей матери или о том, как нас оставил отец, - Ники увидела удивленное выражение лица Джареда. - Так что ты единственный, кто знает обо мне так много. У каждого есть прошлое, но у кого-то, поверь, оно даже чуточку печальнее.
        - Возможно, - он мрачно кивнул, потом неуверенно улыбнулся. - Что до этого пальто, то считай его подарком к Рождеству или премией. Мы помогаем друг другу получить желаемое. Надеюсь, что нынешнее Рождество будет не таким уж плохим.

        Глава шестая

        В среду вечером, вернувшись домой непривычно рано, Джаред еще с порога почувствовал восхитительный аромат тушеного мяса и свежевыпеченного хлеба. Домработница Ирен была на кухне и мыла посуду.
        - Откуда ты узнала, что я приеду раньше? - спросил Джаред, входя в кухню и кладя портфель и пальто на стул у стойки бара.
        Ирен стояла к нему вполоборота. Она подняла брови и произнесла:
        - Я ни о чем не знала. Просто кое-кому из живущих здесь нужно вовремя питаться и набрать вес.
        Джаред нахмурился, чувствуя себя озадаченным.
        - Эта девочка слишком усердно работает, - сердито сказала домработница. - Она с утра до ночи таскает коробки и двигает мебель, обустраивая дом.
        - Я же сказал Ники, что найму грузчиков. Ей не следует таскать тяжелые вещи!
        - Она, видимо, их не дождалась, - проворчала домработница. - Я приготовила для нее ужин. Если хочешь есть, бери тарелку.
        - Хорошо, - он направился к буфету.
        - Ты должен правильно вести себя за столом, - перебила его Ирен, - и кроме всего прочего, мог бы пользоваться теми милыми льняными салфетками, что так нравились твоей матери.
        - У нас есть салфетки, - Джаред достал бумажные салфетки и увидел, как Ирен поджала губы, будто бросая ему вызов. - Хорошо, мы будем пользоваться льняными салфетками, но у тебя прибавится глажки.
        - А я когда-нибудь жаловалась тебе на то, что перерабатываю? - бросила она ему, вытирая руки о вышитое кухонное полотенце.
        Джаред пожал плечами, взял тарелки, столовые приборы и стаканы и направился в гостиную.
        - И зажги свечи, - сказала Ирен. - Пусть девочка расслабится и отдохнет после тяжелого дня.
        Он повернулся, готовый спорить, потом внезапно до него дошло: Ирен защищает Ники, значит, та понравилась ей. Джаред понял и другое: теперь его спокойные дни сочтены.
        - Ужин будет готов через полчаса, а теперь убирайся из моей кухни! Кроме того, сходи и посмотри, чем сможешь помочь этой девочке, - будто подтверждая его слова, тоном полководца велела ему Ирен.
        Джаред быстро вошел в гостиную, намеренно небрежно расставил тарелки и достал из буфета льняные салфетки. Ну вот, дожил! Теперь придется следовать определенному церемониалу. Почему нельзя поесть как прежде, сидя за журнальным столом или смотря телевизор? Без салфеток, в одиночестве и в полной тишине…
        Появление Ники в его доме только все усложнило. Ладно, наплевать. Сегодня он один-единственный раз уступит Ирен и Ники и поужинает при свечах, ведя светскую беседу.
        Поднимаясь в детскую, он услышал стон Ники:
        - Не получается… надо выше…
        - Что ты тут делаешь? - он вошел в комнату. Ники, стоящая на цыпочках на стуле, вздрогнула и покачнулась.
        - Я не могу повесить ее, - она указала на репродукцию, которую едва не выронила. - Ты напугал меня!
        Девушка прислонилась к стене, желая сохранить равновесие. Джаред подошел и обхватил ее за талию.
        - Что ты делаешь…
        - Помогаю тебе спуститься, пока ты не упала, - он легко опустил ее на пол, отмечая про себя, что эта женщина потрясающе гибка.
        - Я хотела повесить репродукцию до твоего приезда, но не могла дотянуться и…
        - Где ты хочешь ее повесить? Здесь? - Он приложил репродукцию к стене.
        - Немного правее, - сказала Ники, и Джаред сделал, как она просила. - Чуть выше, еще выше. Отлично!
        Внезапно Джареду стало смешно, и он улыбнулся, а потом фыркнул. Забив гвоздь в стену, повесил репродукцию. Оба отошли немного в сторону, рассматривая плоды своего труда.
        - Тебе не кажется странным, Ники, что в конечном счете я стал работать на тебя?
        Ники округлила голубые, по-детски наивные глаза и улыбнулась.
        - Я не могла найти лестницу, а снова беспокоить твою домработницу не стала. Я уже и так много раз отвлекала ее от дел.
        - Ты немногим бы нам помогла, упав со стула и сломав ногу.
        - У меня все получалось до тех пор, пока ты не вошел.
        - Я смотрю, ты много сделала, - не заметив ее подковырки, сказал Джаред и оглядел заново обустроенную детскую. Вокруг все было новым, и ничто не напоминало о прошлом.
        - Кровать привезли сегодня, - сказала она.
        - Я вижу, - ответил он, оглядывая дубовую кроватку, сделанную наподобие салазок. - Мне нравится.
        - Остальную мебель доставят через неделю. Я ничего не выбрасывала, а просто упаковала и надписала. Так что в любое время можешь найти старые вещи, - обеспокоенно стала объяснять Ники.
        - Нисколько не жалею о тех старых вещах, - решительно покачав головой, сказал Джаред. - К тому же я сам просил тебя упаковать их. Меня просто поражает, как ты все успела сделать?
        Ники нерешительно улыбнулась.
        - Как дела в твоей квартире? - спросил он.
        - Я распродаю мебель, чтобы оплатить кое-какие счета, - она вздохнула. - Все-таки становится немного легче, когда избавляешься от того, что наводит на грустные воспоминания. Только вот не думала, что будет так трудно расстаться с прошлым…
        Джаред смотрел на нее, будто загипнотизированный. Его поражала ее искренность и открытость.
        - Я тоже не думал об этом, Ники, - выпалил он первое, что пришло ему в голову.

        Сидя за столом при свечах рядом с Ники, Джаред осознал, что уже много лет ему не было так спокойно.
        - Расскажи, чем ты занималась, пока не стала работать Санта-Клаусом, - он отодвинул тарелку и оперся локтями о стол. - Я читал в твоем личном деле упоминание о художественном отделе.
        - Я работала иллюстратором, писала поздравления для компании, производящей открытки.
        - Впечатляет. Неудивительно, что у тебя ко всему такой творческий подход, - сказал он.
        - У каждого из нас есть талант, - Ники скромно улыбнулась. - Я, например, хорошо рисую.
        В гостиную вошла домработница, неся десерт. Посмотрев на Ники, она воскликнула:
        - Ты так устала, что не можешь есть? Ты даже не притронулась к тушеному мясу!
        - Я уже сыта, - Ники коснулась рукой живота. - У меня давно не было такого сытного ужина с тех пор, как…
        - С тех пор, когда готовкой занималась твоя мать? - спросил Джаред.
        - Да, - Ники с благодарностью улыбнулась ему, ей было нелегко признаться в этом.
        - Значит, я попала в хорошую компанию, - невозмутимо произнесла Ирен. - Твоя мать была славной женщиной, если воспитала такую умницу, как ты, - она поставила серебряный поднос на стол. - Я начинаю готовиться к приезду Мэдисон.
        Джаред и Ники ахнули, увидев поданное Ирен сдобное печенье в форме колокольчиков, звездочек, елочек, леденцов, Санта-Клаусов и оленей.
        - Я сто лет такого не ел! - воскликнул Джаред.
        - Потому что раньше ты даже не обращал внимания на то, что я тебе подаю, - сказала Ирен. - Я надеюсь, что после приезда ребенка в этом доме ужины станут традиционными. Дети должны привыкать к порядку, а не перекусывать на ходу. Им следует находиться в окружении любящих людей, которым можно доверять.
        Джаред несколько раз порывался взять печенье, но Ирен продолжала читать нотации. Что за несносная женщина! И все же сегодня вечером Джареду было невероятно хорошо. Напротив него сидела потрясающая и удивительная девушка, которая улыбалась ему и могла утешить. Теперь он был готов садиться за накрытый по всем правилам, включая льняные салфетки, стол каждый вечер, лишь бы она ужинала вместе с ним.
        - Ники, кажется, Ирен права. Я настаиваю на твоем присутствии за ужином каждый вечер. Это необходимо, чтобы ты могла присматривать за Мэдисон.

        Глава седьмая

        Все ждали приезда Мэдисон. Временами Ники переживала, понравится ли Джареду то, как она декорирует дом, однако он со всем соглашался.
        Ники убедила Джареда поставить в гостиную рядом с камином большую, но непременно живую ель, под которую они потом собирались положить ярко оформленные упаковки с подарками. Иногда во время декорирования комнаты или украшения ели Ники охватывали воспоминания о своих родителях. Она задавалась вопросом, скучал ли когда-нибудь по ней отец. Он давал о себе знать всего раз в год, посылая Ники открытку на день рождения.
        Джаред не переставал удивлять ее: Видя, как она тащит тяжелую коробку, сразу же выхватывал ее из рук. Слыша, как Ники поет, снисходительно улыбался. В остальное время Джаред по-прежнему вел себя скрытно и сдержанно. Несмотря ни на что, Ники начинала ловить себя на мысли о том, что Джаред нравится ей. Она помогала ему обустраивать его дом, становилась к нему все ближе, но понимала, что рано или поздно им придется расстаться.

        В два часа дня Джаред привез из аэропорта Мэдисон. В это время Ирен и Ники колдовали в кухне, и Ники видела, как перед домом остановилась машина. Выйдя из автомобиля, Джаред достал из багажника чемодан Мэдисон. Он выглядел таким измотанным…
        Напротив, белокурая Мэдисон, одетая в изношенные джинсы и мешковатую футболку, была само воплощение энергии. Девочка тут же начала носиться вокруг машины. Вот, пнув ногой камень, она что-то сказал отцу, и тот положил ей руку на плечо.
        Ники, стоя у окна, улыбнулась. Мэдисон показалась ей живым и общительным ребенком. Домработница, заметив, как Ники разглядывает приехавших, проворчала:
        - Посмотрим, как могущественная мисс Сандра воспитала свою дочь.
        Не успела Ники ответить, как парадная дверь с грохотом открылась и ударилась в стену.
        - Мэдисон, не нужно так резко открывать дверь, - послышался голос Джареда.
        Вбежав в кухню, девочка принялась оглядываться и, наконец, увидела вазу с печеньем.
        - Мэдисон, ты, должно быть, не помнишь нашу домработницу, - произнес Джаред, - однако она помнит тебя. Ее зовут Ирен, она готовила тебе еду, когда ты была совсем маленькой, и возила в коляске на прогулку.
        - О, привет, - нерешительно сказала Мэдисон.
        - Мы рады, что ты вернулась, - Ирен широко улыбнулась, наклонилась и пощекотала девочке подбородок. Мэдисон отпрянула назад и с отвращением наморщила нос.
        - А это Ники, - продолжал Джаред. - Она моя подруга и живет в этом доме. Ты будешь почти все время проводить вместе с ней.
        - Привет, Мэдисон, - Ники протянула ей руку, и девочка пожала ее. - Я рада познакомиться с тобой. Уверена, нам будет весело вместе.
        - Ладно! - Девочка уставилась на холодильник. - В этом доме есть чего-нибудь выпить?
        - А чего бы ты хотела? - спросила Ники, намеренно не показывая своего удивления и не замечая грубости Мэдисон. - У нас есть лимонад, сок, какао и даже гоголь-моголь.
        - Что еще за гоголь-моголь?
        - Это рождественский напиток, который очень нравится Санта-Клаусу, - сказала Ники. - Он выпивает чашечку гоголя-моголя перед тем, как усесться в сани и ехать поздравлять детей.
        - Правда, что ли? - Заинтригованная Мэдисон подняла бровь. - Дайте-ка попробовать.
        Домработница протянула стакан, и Ники налила в него гоголь-моголь.
        - Хочу соломинку! - потребовала девочка.
        Ее желание было исполнено, и Ники поставила перед ней стакан с таким видом, будто делая подношение вождю племени.
        - Похоже на молочный коктейль, - весело сказала Мэдисон, мешая соломинкой содержимое стакана. Наконец она шумно втянула гоголь-моголь через соломинку, потом плюнула, вытерла рот рукавом и завопила: - Вы что, отравить меня решили?!
        Ники протянула Мэдисон салфетку, а сама принялась вытирать ее рукав. Оттирая футболку, Ники заметила, что она уже давно не первой свежести и заляпана кетчупом, горчицей и шоколадом. Одежда была настолько мятой, что казалось, будто Мэдисон спит прямо в ней. Ее волосы были спутанны, а ногти не вычищены.
        Не удивительно, что Джаред выглядел расстроенным. За его дочерью явно не было должного присмотра.
        - Давай я дам тебе чего-нибудь другого, - сказала Ирен, вытирая стол.
        - Нет, я сыта этой фигней по горло, - Мэдисон слезла со стула.
        - Ники покажет тебе твою комнату, - произнес Джаред. - Я приду через несколько минут и принесу твой чемодан.
        - Пойдем, Мэдисон, - пригласила ее Ники, направляясь к двери.
        - Хотите избавиться от меня? - Девочка прищурилась, изучая Джареда и Ники.
        - Совсем нет. Мы подумали, что тебе захочется увидеть свою новую кровать. Я купила тебе головоломки, и книги, и…
        - Мне плевать, - ответила та.
        К разочарованию Ники, девочка не обратила никакого внимания на ель и Санта-Клауса. Поднимаясь по лестнице, она внезапно выдала:
        - Мы с мамой уехали из этого дома очень давно. Теперь он похож на отель, потому что тут очень много комнат и все двери закрыты.
        - Да, я думаю, он напоминает отель, - Ники улыбнулась. - Твоя комната будет как раз напротив папиной.
        - А эта женщина из кухни станет приносить нам еду, когда мы захотим? Здесь тоже есть обслуживание номеров?
        - Откуда ты знаешь об обслуживании номеров? - рассмеялась Ники.
        - Моя мама все время им пользуется. Она не любит готовить.
        - Нет, Ирен не будет приносить тебе еду. Мы будем есть все вместе в гостиной.
        - До чего ленивая тетка! - пожаловалась Мэдисон и пошла вдоль по коридору.
        Ники положила руку ей на плечо, желая направить в детскую, но девочка напряглась и сердито выпалила:
        - Сама найду!
        Ники шла за ней следом. В ее голове крутились невеселые мысли. Подбежав к детской, Мэдисон рывком открыла дверь и воскликнула:
        - Ух ты! И все это барахло мое?
        - Ты единственная, кто будет здесь жить, - Ники зашла в комнату за ней следом.
        Мэдисон прошла в центр комнаты и огляделась, потом принялась разбрасывать игрушки, поглядывая на Ники и хохоча. Ники решила не говорить ни слова, а просто молча стала собирать игрушки и водружать их на место.
        - Ты посмотри сюда! - Мэдисон разглядывала репродукции на стене.
        - Твой папа купил их специально для тебя.
        Мэдисон как-то странно посмотрела на Ники, потом повернулась к полкам, где была разложена бумага и аккуратно расставлены канцелярские принадлежности.
        - А у тебя есть карандаши?
        - Давай порисуем, - с облегчением сказала Ники, рассчитывая с помощью рисования успокоить девочку, но не тут-то было.
        - Смотри, что я делаю!
        Ники посмотрела на девочку и покраснела от негодования. Мэдисон, схватив черный мелок, подскочила к дорогим репродукциям и мигом пририсовала херувимам усы и козлиные бородки.
        - Вот это круто! - Мэдисон громко расхохоталась.
        - Мэдисон… я выбирала эти репродукции специально для тебя. Я не уверена, что нам удастся стереть следы от мелка… и твой папа…
        - Что?
        - Зачем ты так себя ведешь? - ужаснулась Ники.
        - Я пошутила, ты что, не поняла? С усами и бородой они нравятся мне больше.
        Еле сдерживаясь, Ники направилась в ванную комнату за тряпкой, желая оттереть следы мелка с репродукций. Внезапно она задалась вопросом: зачем она хочет скрыть проказы девочки? Следует обо всем рассказать ее отцу.
        - Эй, леди! Как там тебя? - вопила Мэдисон. - Иди сюда! Смотри, что я делаю!
        Резко выключив краны с водой, Ники побежала в спальню.
        - Мэдисон, прекрати! - ахнула она, увидев, как девочка расхаживает по спинке кровати, широко раскинув руки.
        - Почему? - спросила она.
        - Потому что ты можешь поцарапать новую кровать.
        - И что?
        - Ты можешь упасть.
        - Не упаду, смотри! - Она прокрутилась на спинке кровати и прыгнула на Ники, которая едва успела подхватить ее на руки.
        Девушка пыталась удержаться на ногах, когда внезапно услышала за спиной кашель Джареда. Повернувшись, она увидела его суровый взгляд. Мэдисон обхватила ногами талию Ники и пропела:
        - Привет, папочка!
        - Мэдисон, - твердо сказал он, - я не хочу, чтобы ты снова разгуливала по мебели.
        - Да, папочка, - кротко ответила она и надула губы.
        - Ники, меня вызвали на работу. Когда я вернусь, то прошу тебя сразу же зайти в мой кабинет. Я надеюсь, что до того момента тебе удастся держать ситуацию под контролем.
        После того как Джаред ушел, Мэдисон оглядела комнату и беспорядок, который сотворила, и заявила Ники:
        - Ты тоже уйдешь, как он, и бросишь меня?

        Глава восьмая

        Ники попыталась привлечь Мэдисон к распаковыванию ее вещей, однако тут же выяснилось, что в чемодане девочки лежат только поношенные, грязные вещи. К тому же все эти шортики, юбочки и майки были легкие, пригодные исключительно для лета, но никак не сейчас, перед Рождеством. Итак, это была своеобразная месть Сандры своему бывшему мужу.
        За ужином Мэдисон капризничала, и Ирен, не выдержав, все же уступила ей и подала вместо курицы и картофельного пюре арахисовое масло и сэндвич.
        Два часа спустя Ники, наконец, удалось искупать Мэдисон, расчесать ее волосы и подстричь ногти. По ходу дела выяснилось, что девочка не знает ни одной рождественской песни, зато знакома с достаточно пошлыми песенками для взрослых. Она поведала, что Хоуи частенько пьет пиво, а ее мать любит ходить в ночные клубы.
        - Тебе почитать перед сном? - спросила Ники, беря с полки книгу.
        - Нет, я лучше посмотрю телик. Я все время смотрела ночные шоу и спала на кушетке.
        - Так тебе почитать? - улыбнулась Ники.
        Мэдисон уставилась на нее, явно обдумывая это предложение, потом залезла в кровать, натянула на себя одеяло и похлопала ладошкой по кровати.
        - Ты будешь сидеть здесь? Я видела в кино, как няни читают перед сном сказки.
        - Конечно, - Ники улыбнулась. - Я рада, что ты знаешь о такой традиции.
        - Моя мама читает мне только по утрам - этикетки на коробках с хлопьями. А няни, которые были у меня, все время занимались только своими дружками.
        - Интересно, - заметила Ники, усаживаясь на матрас и прислоняясь к спинке кровати. Посмотрев на Мэдисон, она не удержалась и поправила прядь волос девочки. - Ты так вкусно пахнешь после ванны. У тебя красивые волосы. Я прочту тебе сказку о девочке с такими же, как у тебя, белокурыми волосами.
        Несколько мгновений спустя они обе увлеклись похождениями маленькой девочки, которая пыталась отыскать самую лучшую звезду для рождественской ели. У Мэдисон уже слипались глаза, но она внимательно слушала и разглядывала картинки в книге. Когда Ники дочитала сказку до конца, девочка зевнула и на вопрос, понравилась ли ей сказка, кивнула.
        - Извините, что прерываю, - раздался голос Джареда, стоящего на пороге, - однако уже поздно и я хочу с тобой поговорить, Ники.
        Ники выпрямилась и спустила ноги с кровати.
        - Мы только что закончили читать сказку, - поспешно сказала она, - и рассматривали картинки. Спокойней ночи, Мэдисон, до завтра.
        Мэдисон натянула одеяло до подбородка, не давая Ники возможности обнять ее, и произнесла:
        - Ты обещала, что завтра мы будем наряжать елку.
        - Я не забуду, - Ники погладила девочку по руке, потом направилась к двери, где по-прежнему стоял Джаред, преграждая ей путь.
        - Я приду в твою комнату через десять минут, - сказал он и повернулся, чтобы уйти.
        - Джаред, ты не пожелал дочери спокойной ночи, - потрясенная Ники не могла поверить, что он вот так просто уйдет. Джаред повернулся и удивленно посмотрел на нее. - Мэдисон ждет тебя.

        Мэдисон накрылась одеялом с головой и отвернулась от отца. Джареду стало не по себе. Хотя чего еще он мог от нее ожидать?
        - Спокойной ночи, Мэдисон. Я слышал, что ты завтра будешь наряжать вместе с Ники елку.
        Девочка молчала.
        - Хочешь, я помогу вам в этом? - спросил он.
        Мэдисон опустила одеяло до подбородка и нетерпеливо поерзала в кровати.
        - Зачем? - резко спросила она. - Я тебе не нужна. Ты оставил меня тут и уехал на работу.
        Так вот в чем дело!
        - Мэдди, я очень хотел провести этот день с тобой.
        - Ну да.
        - Вчера вечером мне пришлось задержаться на работе, чтобы сегодня утром забрать тебя из аэропорта. - (Мэдисон легла на спину и уставилась на стену, где висели испорченные ею репродукции.) - Скоро Рождество, и я занят больше, чем в обычные дни. Я совсем не хотел тебя расстраивать.
        - Ты мог позвонить, - обвинила она его.
        - Ты права, - Джаред присел на кровать. - Я мог позвонить. Давай я буду звонить тебе каждый день в три часа.
        - Я подумаю.
        - А как ты станешь украшать елку? - поразмышляв, спросил он.
        - Я повешу на нее леденцы, круглую жвачку и рисовые палочки.
        - Да ты что! - намеренно преувеличенно восхитился он. - А ты не съешь все это до Рождества прямо с елки?
        - Папа! - Девочка слабо улыбнулась.
        - Тебе понравилась Ники? - спросил он.
        - Она классная, но весь день заставляла меня играть в лото.
        - Заставляла?
        - Я у нее все время выигрывала, а она не хотела сдаваться, - Джаред уже хотел уходить, как вдруг Мэдисон спросила: - Папа, а тебе нравится Ники?
        - Конечно. Она забавная и имеет прямой доступ к Санта-Клаусу.
        Мэдисон округлила глаза, удивляясь непонятливости отца.
        - Она нравится тебе так же, как Хоуи нравится маме? - И, увидев замешательство Джареда, девочка прибавила: - Я знаю обо всей этой их возне.
        - Возне? Ники моя подруга, она какое-то время поживет с нами, пока ты не привыкнешь, а она не найдет работу.
        - Она уедет? - внезапно почти истерично спросила Мэдисон.
        - Ники не уйдет до тех пор, пока мы с тобой будем в ней нуждаться, - твердо сказал он.

        Джаред не понимал, что на него нашло. Ему следовало думать о дочери, а он постоянно размышлял о Ники. Увидев ее с Мэдисон за чтением книги, он испытал странное ощущение.
        Он любил свою дочь, но вышло так, что Сандра оказалась худшей из матерей. Разговаривая с Мэдисон, Джаред понял, что девочке нужна мать, похожая на Ники. Это должна быть женщина, знающая, чего хочет от жизни, обладающая определенными принципами и чувством юмора. И все это было в Ники. А вот в Сандре, увы, полностью отсутствовало.
        Сандра оказалась неверной, безответственной и корыстной женой. Даже ребенка она родила только для того, чтобы хвастаться перед друзьями и умело манипулировать чувствами Джареда.
        Он очень сожалел о своей глупости, в результате которой сделал неверный выбор и женился на Сандре. Встретив Ники, Джаред понял, что именно она является олицетворением всего, к чему он стремился. Большая семья, традиции, счастливые ожидания…
        Джареда очень смущал тот факт, что он все больше привязывался к Ники. Сможет ли он однажды расстаться с ней?
        Выйдя из комнаты Мэдисон, Джаред направился к Ники. Ее дверь оказалась широко открытой. При мысли о том, что она ждет его, он заволновался. Медленно подойдя к ее комнате, он постучал в дверной косяк.
        - Заходи, - Ники появилась из-за угла. Она была босой, блузка надета навыпуск поверх темных брюк. Указывая на коробки, девушка произнесла: - Извини за беспорядок.
        - У тебя нет времени на себя, - он пожал плечами, не обращая внимания на коробки, и протянул ей бутылку вина и два бокала, которые прихватил в кухне. - Это вино было выпущено в год рождения Мэдисон. Она тебя сегодня явно доконала.
        - Да уж. - Явно избегая его взгляда, Ники сделала шаг в сторону, пропуская Джареда в комнату. - Однако мы нашли общий язык.
        - Я должен сказать, что совсем не ожидал увидеть ее такой, - он прошел в кухню и принялся открывать бутылку. Открыв, протянул руку к бокалу. - Нам нужно обсудить, как долго ты здесь задержишься, потому что…
        - Послушай, то, что она разрисовала репродукции и прыгала на кровати и…
        - Хватит! - Джаред разлил вино по бокалам. - Я не это имел в виду.
        - Джаред, я должна признаться, что плохо выполняю свою работу. Я видела, что сегодня днем ты рассердился на меня. Ты пришел сюда с вином для того, чтобы таким образом притупить мои эмоции и наорать?
        - О чем ты говоришь? - Он нахмурился. - Я вовсе не собирался орать на тебя.
        - Разве ты пришел не за тем, чтобы уволить меня?
        - Нет, дьявол побери! Я пришел, чтобы умолять тебя остаться.
        - Я… - начала она.
        - Только не говори мне, что не порывалась сегодня оставить эту работу, - сказал он.
        - Куда я пойду? У меня больше нет дома. И работу перед Рождеством найти невозможно.
        У Джареда сжалось сердце.
        - Ники, останься с нами. Я не собираюсь увольнять тебя. Во всяком случае, во второй раз не стану этого делать.
        - Ты уверен? - Она улыбнулась.
        - На все сто, - произнес он.
        - Хорошо, тогда я признаюсь, что хотела уехать отсюда, но… - Ники закусила нижнюю губу, - я поняла, что нужна Мэдисон. Я вела себя как идиотка, потому что не поняла, отчего она действует так вызывающе. Она просто испытывала меня на прочность. Джаред, Мэдисон хотела знать, уйду ли я после того, что она натворила.
        Джаред лишь крепче обхватил пальцами горлышко бутылки.
        - Ее многие бросали, включая меня…
        - Таковы последствия развода, - пожала плечами Ники.
        - Дело в том, что дочь должна была остаться со мной с самого начала.
        Ники коснулась ладонью предплечья Джареда, и он вздрогнул.
        - Не вини себя, - тихо произнесла она. - По меньшей мере, теперь она с тобой. Мой отец поступил со мной иначе. Тебе нужно заново узнать свою дочь и привыкнуть к ней.
        - Только не нужно меня жалеть.
        - Я тебя и не жалею, - она убрала руку. - Я остаюсь здесь не из-за тебя или Мэдисон, а ради себя.
        - Хочешь полюбоваться на то, как папочка и его дочь станут налаживать отношения?
        - Нет, - твердо сказала она. - Я хочу, чтобы в этом году у меня было настоящее Рождество в кругу семьи, и этой семьей будете вы с Мэдисон, нравится вам это или нет.
        Ники протянула ему второй бокал, и Джаред сразу же наполнил его вином.
        - А если я не соглашусь? - спросил он.
        - У тебя нет выбора, потому что я нужна тебе. Ты сам сказал мне об этом. Кроме того, я поладила с Мэдисон.
        - Я знаю. Купание в ванне, причесывание, стирка одежды. Так ты заработала у нее каплю доверия.
        Держа бокал в руке, Ники прислонилась к кухонному столу.
        - Возможно, недоверие перешло ей по наследству от отца, - она вызывающе посмотрела на него.
        Джаред поджал губы, поставил бутылку на стол и взял бокал.
        - Ты должна понять, что Мэдисон сильно изменилась. Я сам не могу понять, что с ней происходит, хотя мне следовало догадаться. Родители Сандры потворствовали Мэдисон во всем, но дарили ощущение семьи и безопасности. Именно этого я ей дать не мог. После их смерти Сандра продала родительский дом и стала разъезжать по миру. Я должен был еще тогда забрать у нее Мэдисон, но не хотел вовлекать девочку в ужасный судебный процесс.
        - Джаред, я уверена, что тогда ты не мог поступить иначе, - Ники задумчиво вращала в руке бокал. - Мой отец ушел из семьи, когда мне было шесть лет, и больше никогда не появлялся.
        - Почему он ушел? Ты не говорила.
        - Мне было неприятно об этом рассказывать. Моя мама потеряла все после его ухода. Мы жили в маленьком городке, и единственная работа, которую она могла там получить, была должность официантки. Она надеялась, что отец пришлет нам деньги или вернется, - Ники усмехнулась и покачала головой. - Однако этого не произошло. Так что ты поступил по-мужски, не забыл об отцовских обязанностях, забрав к себе дочь. Я восхищаюсь тобой.
        Джаред наблюдал за ней, пытаясь найти на ее лице хоть тень злости или горечи, но не нашел.
        - Мэдди сейчас испытывает тебя. Все уляжется, Джаред.
        - За Мэдисон! - помолчав какое-то время, хрипло произнес он. - За то, что нам удастся залечить ее израненную душу и смирить непокорный нрав.
        - За Мэдисон! - Ники подняла бокал. Джаред дрожащей рукой поднес бокал с вином к губам. Ему очень хотелось обнять Ники и поблагодарить за проявленное понимание.
        Он посмотрел на ее разомкнутые, влажные от вина губы, блузку навыпуск и мягко подобранные вверх, немного спутанные волосы, завитки на висках и затылке. Джаред поддался импульсу. Подойдя к ней, он взял у нее из рук бокал.
        - Спасибо за сегодняшний день, - прошептал он и коснулся губами ее щеки.
        Ники коснулась руками его плеч, потом спины. Внезапно его охватило настолько сильное желание, что он с жадностью припал к ее губам. Ники тихо простонала, и Джаред едва не сошел с ума.
        Он прикоснулся к ее груди, потом принялся расстегивать блузку. Ники прижималась к нему все крепче. Джаред ласкал ее грудь через тонкое кружево лифчика. Она постанывала, откинув голову.
        - Джаред, - хрипло пробормотала она. - Я… никогда…
        Внезапно он остановился, будто на него вылили ушат ледяной воды. Джаред притянул к себе Ники, не желая отпускать и одновременно пытаясь успокоиться.
        - Нам не следовало этого делать, - прерывисто сказал он. - Извини.
        - Просто… я не хочу так… небрежно и торопливо.
        - Поверь мне, я тоже, - он чувствовал, как она дрожит.
        - Нам обоим нужно было успокоиться, поэтому мы действовали так порывисто, - сказала она.
        Джаред отстранился от нее и сглотнул.
        - Успокоиться? - Его губы изогнулись в усмешке. - Нам теперь придется ради собственного спокойствия постоянно держать эмоции под контролем.

        Глава девятая

        Ники еще долго не могла прийти в себя после того, что произошло между ней и Джаредом. Ей следовало быть смущенной, но вместо этого она чувствовала себя почти счастливой.
        - Я знаю, ты мой босс, - сказала Ники с преувеличенной горячностью.
        - Именно поэтому нам нужно следовать определенным правилам, - Джаред с неохотой отошел от нее. - Есть кодекс поведения, которого должны придерживаться работодатель и работник.
        - Мог бы мне об этом и не говорить, - она запахнула блузку.
        - Этого больше не произойдет, - сказал он и застегнул Ники блузку, потом отошел в сторону на приличное расстояние. - Нам нужно обуздать свои эмоции ради Мэдисон.
        - Я понимаю, - кивнула она.
        - Нет, ты не понимаешь!
        - Я знаю, что ты должен прежде всего думать о дочери.
        - Мой первый брак закончился трагедией. Когда Сандра ушла от меня, я почувствовал невероятное облегчение. После этого поклялся себе, что не стану усложнять свою жизнь. Никаких обязательств и клятв. Я не могу привязываться ни к одной женщине, Ники, даже к тебе.
        - Так ты только еще больше измучаешь себя, Джаред, - она пыталась скрыть душевную боль. - Ты не хочешь дать себе второй шанс стать счастливым.
        - Я сам выбрал себе такую жизнь, - его карие глаза сверкнули неверием, - и тебе нужно это понять.
        - Джаред…
        - Хватит! - резко сказал он. - В присутствии Мэдисон мы должны вести себя как друзья. Ничего большего мы себе позволить не можем.

        После поставленного Джаредом ультиматума жизнь Ники в его доме только усложнилась. Не могла же она завязать себе глаза и совсем не замечать его привлекательности! Хуже всего было то, что она начала искать его черты в Мэдисон, отмечая, как девочка хмурится, как барабанит пальцами по столу, как слушает кого-либо. У Мэдисон были такие же предпочтения в еде, как у Джареда. Она обожала апельсиновый сок и терпеть не могла брокколи.
        Совершенно случайно Ники узнала о том, что Джаред постоянно занимается благотворительностью и тратит огромные суммы на нужды детей-сирот. И вообще, несмотря на суровую внешность, Джаред обладал доброй душой. Это можно было понять даже по его невероятно терпеливому отношению к непослушной Мэдисон, которая хоть и медленно, но привыкала к новому образу жизни и становилась все ближе к своему отцу.
        Наблюдая за переменами в Джареде и девочке, Ники постоянно твердила себе, что ей не следует поддаваться чувствам и лелеять надежду на совместное счастье с мистером Джиллеттом. Джаред дал ей ясно понять, что его основная забота в этой жизни - Мэдисон.

        В один из вечеров за ужином Ники заговорила о посещении зоопарка.
        - Знаешь, - она протянула Мэдисон булочку с маслом, - зимой в зоопарке устраивается Праздник зверей.
        - Праздник зверей? - переспросила девочка.
        - В газетах пишут, что там очень красиво, всюду иллюминация и даже устраивается выставка оленей, - сказала Ники.
        - Это ежегодное мероприятие, - объяснил Джаред, - во время которого зоопарк получает громадную прибыль.
        - Может быть, отвезти туда Мэдисон?
        - Поедем посмотреть на оленя, папа! - Мэдди с надеждой посмотрела на Джареда.
        - Извини, но я сейчас очень занят, - сказал он.
        Девочка помрачнела.
        - Давай я отвезу ее туда, - предложила Ники, и Джаред задумчиво посмотрел на нее.
        - Ты снова ставишь меня перед выбором.
        - Я с удовольствием поеду с Мэдисон в зоопарк. Просто я думала, что тебе самому будет интересно провести с ней время.
        - Папа, поехали! Я хочу увидеть оленя Санты!
        - Хватит, хватит, - Джаред поднял руку, заставляя Мэдисон замолчать, потом с упреком посмотрел на Ники: мол, зачем ты только затеяла этот разговор, и проворчал: - Сейчас в торговом центре полно работы, и все об этом знают.
        Ники и Мэдисон молча уставились в свои тарелки.
        - И поэтому я хочу передохнуть! - закончил Джаред. - Сегодня вечером поедем в зоопарк все вместе. Сегодня в семье Джиллетт объявляется праздник!
        - А Ирен тоже поедет? - Мэдисон от удивления открыла рот.
        - Ни за что, - объявила домработница, входя в гостиную. - Я слишком стара, чтобы таскаться по зоопарку. Желаю вам хорошо повеселиться, - она многозначительно посмотрела на Джареда. - Тебе тоже не помешает отвлечься от дел.
        Джаред поднялся, взял свою тарелку и стакан.
        - Мы поможем тебе убрать со стола, а потом поедем, - сказал он.
        - Уезжайте, а ты не смей появляться в моей кухне, понял? - Ирен взяла из его рук тарелку и стакан. - Повеселитесь хорошенько!
        Джаред и Ники обменялись взглядами.
        - Ура! - закричала Мэдисон, соскочила со стула и побежала вверх по лестнице за своим пальто.
        Домработница, неся посуду, направилась в кухню.
        - Если мы поедем, нам нужно потеплее одеться, - сказала Ники. - Мэдисон следует надеть теплый костюм и пальто и…
        - Ники? - Джаред коснулся ладонью ее руки.
        - Да? - Сердце Ники внезапно бешено заколотилось.
        - Выполни мою просьбу. Надень красное пальто, я еще ни разу не видел тебя в нем, - произнес он. - Оно как раз подойдет для этой прогулки, ведь цветом напоминает костюм Санта-Клауса.
        - Ты хочешь напомнить мне, что наше с тобой общение началось с моего увольнения? - помедлив, спросила она.
        - Конечно, - Джаред слегка улыбнулся. - Ты всегда будешь для меня загадочной женщиной в красном.
        - Ого, - заговорщически прошептала Ники, стараясь унять неистовое биение сердца. Джаред, оказывается, помнит все детали и считает ее загадочной.

        Первое, что посетили в зоопарке, ярко украшенном к Рождеству разноцветными гирляндами, Джаред, Ники и Мэдисон, были вольеры с обезьянами. Мэдисон радовалась от души, Ники тоже было очень весело.
        - Давайте купим арахис, - предложил Джаред, останавливаясь у торговой палатки, и купил самую большую упаковку.
        - Потрясающе вкусно! - сказала Ники, пробуя горячий жареный арахис.
        - А обезьяны любят арахис? - спросила Мэдисон.
        - Его любят обезьянки вроде тебя, - быстро ответил Джаред.
        - Папа, ты все время дразнишь меня!
        - Давайте покатаемся на санях, - рассмеявшись, предложил он и повел их к кассе.
        Купив билеты, они встали в очередь и пятнадцать минут провели в разговорах, с удовольствием лакомясь арахисом. Со стороны их можно было принять за обычную семью. Ники наслаждалась каждым мгновением в обществе Джареда.
        - Если вы не против, то мы можем поместить вас в следующие сани, сэр, - сказал служащий аттракциона Джареду, - но вашей дочери придется сидеть впереди.
        Предложенные Джареду и Ники сани оказались достаточно узкими. Усевшись, он хмыкнул и положил руку на спинку саней, отчего только ближе подвинулся к Ники. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу.
        - Ты хорошо устроился? - спросила она, и Джаред кивнул, заметив, что Ники чуть наклонилась к нему, чувственно улыбаясь.
        Служащий накрыл колени Джареда и Ники покрывалом, отчего они почувствовала себя еще ближе друг к другу.
        - Правда, здорово, пап? - Мэдисон повернулась к отцу.
        Джаред казался напряженным, но улыбнулся дочери и кивнул в ответ. Он чувствовал, что Ники тоже напряжена, сидя так близко рядом с ним.
        - Мы как селедки в бочке, - пошутил Джаред, и Ники немного успокоилась.
        Погонщик оленей щелкнул кнутом и крикнул, приказывая оленям трогаться с места. Сани рванули вперед, и голова Ники откинулась на плечо Джареда, отчего он снова напрягся.
        - Джаред, смотри! - выдохнула она, указывая ему на пышно декорированный домик, расположенный недалеко от дороги. В воздухе витал аромат имбиря и каких-то других специй. Наклонившись к Ники, Джаред вдохнул аромат ее волос. Она повернулась к нему, и ее локон зацепился за его рукав. Джаред машинально поправил ее волосы.
        Выражение лица Ники изменилось. Застенчиво отведя волосы от лица, она сказала:
        - Нужно было надеть шапку.
        Возничий повернул направо, и сани въехали в лес.
        - Посмотри на небо, - прошептал на ухо Ники Джаред.
        Она подняла глаза и ахнула, увидев усыпанное звездами темно-синее небо. Деревья в лесу казались исполинами, устремленными в небо.
        - Никогда не видела такой красоты, - с удивлением произнесла Ники.
        - Я тоже, - Джаред пристально рассматривал ее лицо. Ему очень хотелось поцеловать ее.
        Сани проехали мимо игрушечной деревни и замерзшего пруда, на котором катались посетители зоопарка.
        - Я давно уже не делала ничего подобного, - призналась Ники. - После того как отец ушел от нас, мы едва сводили концы с концами, какие уж тут развлечения! Когда я уехала учиться в университет, моя мама снова вышла замуж, и второй ее муж оказался отличным парнем. Он был добрым и щедрым и отчасти стал для меня эталоном мужчины.
        - Ты поддерживаешь с ним связь? - Джаред взглянул на нее.
        - Нет… это грустная история, - сказала она. - Он погиб на буровой установке в Атланте в первый же год после женитьбы на моей матери. Моя мать была вне себя от горя. Затем она переехала сюда. Ей хотелось получить новую работу, заняться чем-нибудь, чтобы отвлечься.
        - Мне очень жаль, Ники.
        - Однако тот год их совместной жизни был замечательным, и я навсегда сохраню о нем самые добрые воспоминания. Джо и моей маме понравилось бы кататься на санях.
        - Тогда давай наслаждаться этой поездкой за твоих и моих родителей, которые не могли этого сделать.
        - Не могли? Что ты имеешь в виду? - спросила она.
        - Я был поздним ребенком, - он пожал плечом. - Мои родители придерживались старых принципов воспитания. Для них самым главным было хорошее впечатление, которое нужно производить на окружающих. Они редко появлялись в общественных местах и вели уединенный образ жизни. Мой папа шутил, что нанял в работники почти всех жителей этого города, но едва знает их.
        - Понятно, - поддразнила Ники. - Вот откуда у тебя такая сдержанность.
        - Этого требует бизнес. - Сани замедлили ход, а это означало, что поездка подошла к концу. Джареду очень не хотелось отпускать от себя Ники. - Давай прокатимся еще разок.
        - Нет, иначе я расскажу о себе слишком много, - произнесла Ники. - Я не знаю, почему рядом с тобой становлюсь такой откровенной.
        - А мне интересно слушать тебя. Интересно знать, как складывалась твоя жизнь до нашего знакомства, что привело тебя ко мне. Помнишь, как ты стояла в тот день на автобусной остановке?
        - Меня привела к тебе моя глупость. Мне не следовало упрямо ждать автобуса, а нужно было вызвать такси или…
        - Я рад, что ты все же решила подождать автобус. Если бы ты тогда уехала, мы сейчас не сидели бы в этих санях и не наслаждались поездкой.

        Глава десятая

        После посещения зоопарка Джаред, Ники и Мэдисон зашли в магазин подарков.
        - Посмотри, какие карандаши, Мэдисон, - сказала Ники. - Они сделаны в виде зверей. Здесь есть жираф, слон, медведь, даже пингвин.
        Мэдисон мельком взглянула на карандаши, вращая стойку с наклейками. Ники понимала, что девочка устала, и решила поскорее отвезти ее домой. Джаред встретил одного университетского приятеля и остановился поговорить с ним.
        - Давай расстегнем пальто, Мэдди, - сказала она.
        - Нет, я хочу пойти туда и посмотреть на игрушки, - заныла девочка.
        Ники взглянула на Джареда. Он по-прежнему разговаривал с приятелем и совсем не обращал внимания на то, что девочка устала. Придется на какое-то время чем-нибудь занять Мэдисон.
        - Хорошо, пойдем к игрушкам, только ненадолго, - согласилась Ники.
        Ники и Мэдисон принялись бродить между полками, уставленными мягкими игрушками.
        - Ух ты! - пропела Мэдисон. - Посмотри на этого мишку. Как он мне нравится… Ники, посмотри!
        Понравившийся Мэдисон медведь был огромным, на нем запросто можно было сидеть ребенку ее возраста, что, собственно говоря, Мэдди и сделала. Девочка взгромоздилась на ногу мишки и прижалась к нему.
        - Мэдди, - предупредила ее Ники, - не нужно…
        - Я хочу этого мишку, - печально произнесла девочка.
        Ники посмотрела на ценник, интересуясь, не на распродаже ли эта игрушка.
        - Мэдди, мишка очень дорогой, - сказала она.
        - И что? Мой папа богатый. Он может купить ее мне. Он может купить мне все, что я хочу! - произнесла Мэдисон на повышенных тонах, привлекая внимание других покупателей.
        - Мэдди, не шуми, - Ники покраснела. Девочка свирепо уставилась на нее.
        - Пойдем поищем твоего папу, - тихо сказала Ники.
        Мэдисон тряхнула головой и изо всех сил вцепилась в мишку.
        - Мэдди, скоро Рождество, - уговаривала ее Ники, - кто знает, что подарит тебе Санта-Клаус. Будь хорошей девочкой и…
        - Что происходит? - спросил подошедший Джаред.
        - Я хочу этого мишку! - потребовала Мэдисон.
        - Похоже, она вбила себе в голову, что… - начала было Ники.
        - Я буду с ним играть, папа. Правда.
        - Мэдисон, этот мишка не поместится в мой автомобиль, - Джаред рассмеялся. - Для того чтобы отвезти его домой, потребуется грузовик.
        Мэдисон надула губы, на ее глаза навернулись слезы.
        - Я хочу этого мишку. Я никогда ничего так не хотела в своей жизни. Папа… пожалуйста. Я буду хорошо себя вести и ни о чем тебя больше не попрошу.
        - Нет, Мэдисон, не сегодня, - проговорил он.
        - Если бы ты любил меня, то купил бы его! - крикнула она и стукнула ногой по полу.
        В груди Ники сжалось, и она отошла в сторону. Джаред поджал губы с такой силой, что они побелели.
        - И кто это здесь так шалит? - произнесла проходящая мимо пожилая женщина, обращаясь к Мэдисон.
        Услышав эти слова, Джаред решил действовать. Он стащил Мэдисон с медведя на пол, а она принялась брыкаться, царапаться и вопить.
        - Никто и никогда не мог шантажировать меня, Мэдисон, - спокойно сказал он. - Не получится это и у тебя. Я сказал, что не стану покупать тебе этого медведя. Он стоит пятьсот долларов. - (Мэдисон откинула голову назад и разревелась с такой силой, что даже покраснела.) - Пойдем отсюда, Ники.
        Ники схватила оставленные Мэдисон рукавички, шапку, упаковку с леденцами и елочными игрушками и поспешила за Джаредом. Все прохожие смотрели на них, так как девочка вопила все сильнее.
        - Я хочу к маме! - наконец выдала Мэдисон, вырываясь из рук Джареда. - Если бы моя мама была здесь, она купила бы мне этого мишку! Я ненавижу, ненавижу, ненавижу тебя!
        Путь, что они проделали до автомобиля, показался мучительно долгим. Наконец, открыв дверцу, Джаред швырнул брыкающуюся и сопящую от негодования Мэдисон на заднее сиденье, будто мешок картошки. Пристегнув ее ремнем безопасности, он погрозил ей пальцем и сказал:
        - Чтобы этого больше не было. Истериками ты ничего не добьешься. Ничего. Тебе взбрело в голову покапризничать, и тем самым ты испортила хорошее впечатление от этого вечера. Если ты когда-нибудь сделаешь нечто подобное, то будешь сидеть дома, привязанная к стулу до тех пор, пока не научишься как следует себя вести. Ты поняла меня?
        Вместо ответа Мэдисон кивнула и икнула, но плакать не перестала.
        Нахмурившись, Джаред с силой захлопнул дверцу автомобиля.
        - На какое-то время нам придется забыть о совместных прогулках и праздниках, - холодно сказал Джаред, обращаясь к Ники.
        - Я и представить не могла, что все так получится, - пробормотала Ники.
        - Я тоже не мог себе этого представить, - процедил Джаред сквозь стиснутые зубы.

        По четвергам у Ирен был выходной, и Джаред уже приготовился к холодному мясу или остаткам от вчерашнего ужина. Когда он и Сандра поженились, то сразу договорились, что по четвергам будут ужинать в ресторане. У Сандры не было навыков готовки, и учиться кулинарии она не хотела.
        Поэтому, вернувшись домой и ощутив запах только что приготовленной еды, Джаред опешил. В кухне звучали рождественские песенки, а на кухонном столе стоял цветочный горшок с алой пуансеттией.
        На Ники был надет фартук с нагрудником. Заглядывая в духовку, она явно разочарованно произнесла, обращаясь к Джареду:
        - Ты рано приехал, у нас еще не все готово.
        - Это что такое? - Джаред указал рукой на остывающие на столе пироги и жарящегося в духовке цыпленка.
        - Это ужин, - сказала она.
        - А я помогала его готовить, - с гордостью объявила Мэдисон.
        - Ты помогала? - намеренно немного сурово спросил Джаред, так как до сих пор не мог забыть вчерашней истерики дочери в магазине.
        - Я сделала зеленое желе. Но Ники сказала, что туда нужно добавить груши и красные вишни.
        - Получится настоящее рождественское желе в красно-зеленых тонах, - Джаред поставил портфель на стул.
        - Не только. Ники сказала, что мы должны есть больше фруктов. Это полезно нам всем.
        - В самом деле? - Джаред снял пальто и повесил на спинку стула. - Я рад, что она не ограничивается арахисовым маслом, макаронами и сыром.
        - Мы пекли пироги с черникой. Я мешала начинку, а Ники делала пироги. Ники сказала, что в следующий раз я буду класть начинку в тесто.
        - Похоже, что вы весь день провели в кухне, - подмигнул он.
        - Нет, мы просто играли в ресторан.
        Ники старательно избегала взгляда Джареда, пытаясь сосредоточиться на цыпленке, которого вынимала из духовки.
        - Творческий подход. А почему бы, в самом деле, не поиграть в ресторан? Я надеюсь, Ирен не станет возражать, что вы заняли ее кухню.
        Поставив противень с горячим цыпленком на стол, Ники покачала головой.
        - Мы с самого начала спросили у нее разрешения. Когда берешь чужие вещи, нужно всегда спрашивать разрешения.
        - У меня нет слов, - заметил Джаред. - Я вижу, сегодня день прошел с пользой для всех, - не удержавшись, он отломил вилкой кусочек пирога и сунул его в рот. - О боже! Это ведь не покупные пироги?
        - Эти пироги испечены по старинному семейному рецепту, - улыбнулась Ники.
        - Ага! - Джаред ослабил узел галстука и внезапно представил, что каждый вечер, возвращаясь домой, будет видеть Ники в кухне. Последние несколько лет он и Ирен только и делали, что ворчали друг на друга.
        - Папа? - Мэдисон влезла на стул у стойки бара и торжественно посмотрела на Джареда. На ней было надето ярко-красное платье с вышитыми игрушечными солдатиками по подолу. - Пока мы не сели ужинать, я хочу извиниться. Извини, что ударила тебя вчера вечером.
        Джаред был настолько ошарашен, что не знал, как реагировать.
        - Я правда хотела этого мишку, но… Я не должна была так себя вести. Извини меня.
        - Хм! - Джаред громко откашлялся. - Я рад, что ты извинилась, Мэдисон. Давай забудем то, что было вчера. Сегодня новый день. Если ты не будешь устраивать истерики, никто не станет сердиться.
        Мэдисон кивнула, и ее белокурые волосы разметались по плечам.
        - Я люблю тебя, папа. Правда. Я понарошку вчера ругалась на тебя.
        Джаред замер на месте. Невинное заявление и извинение дочери поставило его в тупик. Его сердце екнуло.
        Мэдисон выжидающе смотрела на него.
        Джаред молчал, мучительно осознавая, что стыдится проявить нежность к собственной дочери. Он ведь принял ее извинения, что же еще она от него хочет?
        - Мэдди, - вмешалась Ники, - разложи-ка эти салфетки на столе. Мы сейчас будем ужинать.
        Мэдисон с неохотой слезла со стула, взяла салфетки и, еще раз взглянув на отца, побрела в гостиную.
        Джаред уставился на Ники, но по выражению ее лица было невозможно о чем-либо догадаться. Какое-то время он молчал, теребя ручку портфеля.
        - Клянусь, Ники, меня это выводит из себя. Я уверен, что видел твой насмешливый взгляд. Как тебе удалось добиться такого? То есть не взгляда… Я говорю об извинении Мэдисон.
        Ники улыбнулась, и у нее на щеках появились ямочки. На какое-то мгновение Джаред подумал, что вот она - самая прекрасная из женщин.
        - Мэдисон просто проверяет, удастся ли ей манипулировать людьми с помощью старых трюков. Но… - Ники повернулась, чтобы положить в мойку вилку, - в этом доме ей потакать никто не будет. Я должна была все это ей объяснить, ради твоего спокойствия. Ты верно сделал, что посоветовал ей забыть о вчерашнем и начать новый день. Так ей не придется долго чувствовать себя виноватой.
        - Ты намеренно устроила сегодня праздник? - обвиняющим тоном спросил Джаред.
        - То есть? - невинно спросила она.
        - В кухне слышны рождественские песенки, в доме пахнем елью и потрясающим ужином. На Мэдисон надето нарядное платье, а ты в фартуке и улыбаешься, будто вся твоя жизнь посвящена тому, чтобы заниматься домашним хозяйством.
        - Кстати, какие пироги тебе нравятся? - Она наклонила голову и указала на поднос. - Я не знала точно.
        - С клубничным джемом, - пробормотал Джаред.
        - Они уже стоят на столе, - Ники широко улыбнулась.
        Он что-то промямлил, потом повернул голову в сторону гостиной и произнес:
        - Погоди, а почему пахнет дымом?
        - Ах, это! Мы разожгли камин, чтобы в доме было уютнее, - увидев, как Джаред удивленно поднял брови, она прибавила: - Надеюсь, ты не станешь ругаться за то, что мы сожгли все дрова, что находились на веранде.
        - Они мне вообще-то не слишком были и нужны, - тихо сказал Джаред.
        - Дело в том, что мы с Мэдисон взяли в прокате видеокассету. Возможно, сегодня вечером мы поужинаем, а потом втроем посмотрим кинофильм, сидя у зажженного камина.
        - Мы втроем?
        - Хотя, если ты занят… - Ники вытерла руки кухонным полотенцем, ожидая его ответа.
        Джаред нетерпеливо коснулся своего портфеля, в котором лежали сводки продаж в торговом центре. Он весь день пытался найти время, чтобы их просмотреть.
        - Сегодня я посмотрю с вами кинофильм, но в следующий раз, - он указал на нее пальцем, - ты обязана предупредить меня заранее, если затеешь нечто подобное.

        Они смотрели кинофильм, сидя в гостиной. После просмотра Джаред не удержался и помешал угли в камине, потом положил в него еще одно полено.
        - Люблю смотреть на огонь, - сказала Ники и грациозно потянулась, будто кошка. Свернув плед, она положила его на спинку дивана. - Мне что-то стало жарко.
        Джаред вздрогнул, внезапно представив, как прижимает к себе разгоряченную Ники. Мэдисон зевнула.
        - Тебе пора спать, детка, - беспечно заметил Джаред.
        - Разве уже пора? - заныла она.
        - Пора.
        - Пойдем, Мэдисон, - сказала Ники. - Я помогу тебе подготовиться ко сну. Твоему папе, вероятно, надо поработать. Пусть он останется в гостиной у камина один.
        Джаред наблюдал, как Ники, обняв Мэдисон за плечи, ведет ее к двери.
        - Ники?
        - Что?
        Она встала к нему вполоборота. Ее волосы были слегка взъерошены, одежда помята от сидения на диване.
        - Ты потом придешь сюда? Я хочу с тобой поговорить.
        Он заметил, что Ники удивлена и даже озадачена. Однако она послушно кивнула.
        Эта женщина сводила его с ума. Он постоянно думал о ней, даже во время работы, и это отвлекало его от дел. Джаред не мог сосредоточиться ни на чем. Перед его глазами постоянно стоял образ Ники.
        Даже сейчас, когда ему следовало просмотреть сводки продаж торгового центра, он не мог это сделать. И, по правде говоря, ему на это было уже наплевать. Джаред вспоминал, как Ники выглядела, наклоняясь, чтобы поставить видеокассету. Как она смотрела на него через плечо, чтобы удостовериться, верный ли канал выбрала для подключения.
        В голову лезли безумные мысли. Он хотел коснуться ее бедра, обнять… Такое состояние изводило его.
        Мэдисон зачем-то притащила цветок омелы. И сейчас Джареду хотелось повесить проклятый сорняк на каждой двери дома и почувствовать себя женихом Ники… Джаред желал целовать ее, обнимать, наслаждаться ее смехом и вдыхать аромат ее тела.
        Ники превратила его дом в уютное жилище, в котором все жили ожиданием Рождества. Камин зажжен, Джаред сыт и впервые в жизни по-настоящему доволен, ощущая себя в кругу семьи.
        Пришедшая Ники остановилась в дверях, будто ожидая разрешения войти.
        - Присядь со мной, - он похлопал по ковру рядом с собой.
        Ники округлила глаза и прошла в комнату.
        - Я и не думала, что кинофильм окажется таким длинным. Уже одиннадцатый час, а ты еще даже не брался за документы. Я знаю, что у тебя полно работы.
        Она осторожно присела рядом с ним на ковер на приличествующем расстоянии. Джаред усмехнулся про себя. Что поделаешь, он сам установил в их отношениях такие жесткие правила.
        - Забудь о работе.
        - Ты уже два вечера подряд не работаешь, а вчера сказал…
        - Забудь то, что я сказал.
        - Джаред… - она смущенно посмотрела на него.
        - Ники, послушай, я хочу быть хорошим отцом и примерным семьянином, но у меня в этом мало опыта. К тому моменту, когда я развелся, у моих приятелей уже были семьи, а Сандра считала, что мужа и жену объединяют исключительно денежные отношения. - (Ники слушала, наклонив голову, рассеянно приглаживая складки на своих брюках.) - Возможно, вчера вечером я излишне резко отреагировал на требования Мэдисон купить ей медведя. Но и ты пойми меня. Я не привык к тому, чтобы мне ставили ультиматум, особенно пятилетний ребенок. И тем более я не хотел становиться заложником ее требований.
        Ники кивнула, не глядя в его сторону.
        - Дети обычно так поступают, ты привыкнешь к этому.
        - Я готов попробовать снова, - сказал он.
        - Попробовать что?
        - В торговом центре в эту субботу устраивается рождественская вечеринка для работников. Я хочу, чтобы ты и Мэдисон пришли туда.
        Он заметил растерянность Ники. Она нахмурилась, а он, поддавшись импульсу, провел большим пальцем по ее лбу, словно желая разгладить образовавшиеся морщинки.
        - Я не думаю, что это хорошая идея, - медленно сказала она, ощущая прикосновение его пальцев к виску.
        - Это из-за Мэдисон? - спросил он.
        - Нет, с ней будет все в порядке. Я не гарантирую, но мне кажется, что она будет вести себя хорошо.
        - Тогда что?
        - Это из-за меня.
        Джаред нахмурился.
        - Если ты не заметил, то я скажу тебе… Мы становимся друг к другу все ближе, - она умолкла, понимая, что нужно уточнить свои слова. - Вернее, я хотела сказать, что…
        Джаред молчал, не желая перебивать ее.
        - Возможно, я не права, но, общаясь со мной и Мэдисон, ты ведешь себя естественно, смеешься, шутишь. Однако я знаю, в торговом центре работники считают тебя тираном, и я не хочу подрывать твой имидж, выставляя напоказ добрую сторону твоей души. Я не хочу, чтобы работники видели тебя не таким человеком, к которому они привыкли.
        - Это будет семейный праздник.
        - Вчера вечером ты сказал, что у нас больше не будет семейных прогулок и праздников.
        Он фыркнул от смеха и запрокинул голову.
        - Хорошо, пусть мне это и нелегко, но я признаю, что вчера был не прав. Кстати, я редко бываю не прав.
        - Конечно, - она поджала губы.
        - Однако на этот раз я считаю, что мне нужно присутствовать на этой вечеринке вместе с моей семьей.
        - А как же отношения между работодателем и работником? Я по-прежнему работаю на тебя, - напомнила ему Ники, - и между нами сложились далеко не официальные отношения, которые ты вряд ли захочешь демонстрировать перед работниками торгового центра. Я притворялась твоей возлюбленной на той благотворительной вечеринке, однако твои работники продолжают считать меня твоей служащей. Просто я перестала представлять Санта-Клауса, превратившись в няню. Подумай об этом, Джаред. Я не думаю, что тебе захочется представлять на всеобщее обозрение наши истинные чувства друг к другу.
        Дьявол побери! Эта женщина упрекает Джареда, опираясь на его же собственные бескомпромиссные аргументы, которые он приводил ей. Джаред вздохнул и опустил плечи. Ему не хотелось думать о том, что Ники вынуждена вести двойную жизнь: представляться возлюбленной среди его друзей и няней перед его работниками.
        - Послушай, - наконец сказал он, - ты можешь просто прийти, не думая ни о чем?
        - Я бы с удовольствием, - она очаровательно и чувственно улыбнулась, - спасибо, что вспомнил обо мне и не забыл пригласить.

        Глава одиннадцатая

        Ники пообещала Джареду, что она и Мэдисон будут готовы ровно к шести часам вечера.
        Умытая, причесанная и надушенная Мэдисон, одетая в белый пушистый свитер, черные бархатные брюки и лакированные ботинки, выглядела прекрасно. Пока Ники одевалась, девочка находилась в кухне и наблюдала за тем, как Ирен делает печенье.
        Ники уже опаздывала на пять минут, потому что все никак не могла решить, что же надеть на вечеринку. В последний момент Ники все же решила надеть темно-красное платье, которое больше подходило для такого случая.
        Ее очень волновало, что работники торгового центра могли начать расспрашивать ее о том, как ей служится в большом доме мистера Джиллетта.
        И как Джаред станет представлять ее? Подруга? Компаньон? Приятельница Мэдисон? Или его приятельница?
        Вспомнив поцелуй Джареда и его страстные ласки, она едва не потеряла голову от нахлынувших эмоций.
        Схватив сумочку и золотой браслет матери, Ники рванула по коридору, потом вниз по лестнице.
        - Вот это да! - воскликнул Джаред, глядя на нее. - Ты снова в красном. Неужели решила воспроизвести тот день, когда я уволил тебя? Помнишь, как ты ворвалась ко мне в кабинет?
        Ники покраснела и зажала в руке браслет, решив надеть его позже.
        - Нет, - глубоко вздохнув, произнесла она, - сегодня я никуда врываться не буду, а стану вести себя степенно, - коснувшись ладонью перил, Ники стала медленно и торжественно спускаться с лестницы, изображая из себя участницу конкурса красоты.
        - Отменно! - Джаред широко улыбнулся и покачал головой. - Может быть, я зря нанял тебя в качестве няни. Ты лучше бы смотрелась одетой в меха…
        - Не могу поверить в услышанное!
        Джаред беспечно пожал плечами.
        - Я опоздала, - виновато сказала Ники.
        - Я знаю, - он взглянул на часы. - Ты опоздала на шесть минут.
        - В последний момент я вдруг решила переодеться, - она посмотрела на него и принялась застегивать браслет на запястье. Прядь волос упала ей на лицо, и она состроила гримасу.
        - У тебя такие красивые волосы, - Джаред заправил непослушную прядь ей за ухо. - Так, я думаю, лучше.
        - Это прядь - настоящее недоразумение, - она подняла на него глаза.
        - Некоторые из самых лучших событий в этом мире начинаются с недоразумений. Позволь мне застегнуть твой браслет.
        Джаред взял ее за руку и застегнул замок.
        - Спасибо, - сказала она.
        Он продолжал удерживать ее запястье.
        - Дай мне посмотреть на тебя, - Джаред слегка отстранился от Ники и критически оглядел ее. - Я должен быть уверен, что члены моей семьи, а также слуги выглядят соответствующим образом, - Ники напряглась, и он усмехнулся.
        - Ты решил представить меня на вечеринке как свою служанку?
        - Я не думал об этом, хотя вряд ли кому-нибудь придет в голову спрашивать, кем ты мне приходишься, - он удивленно поднял бровь и отпустил ее руку. - Меня нисколько не волнует, как придется тебя представлять. Да, мне только что звонили. Мужчина, представляющий Санту, заболел.
        - И что теперь? - она вопросительно посмотрела на Джареда.
        - Я пытался найти ему замену, но безуспешно. - Я знаю одного человека, у которого имеется большой опыт представления Санта-Клауса, - сказала Ники и медленно растянула губы в улыбке.
        - Мы же уже договорились о том, что ты не будешь играть эту роль, - проворчал он.
        - Ты рассуждаешь об этом так, будто я занималась чем-то непристойным. Я веселила людей, и в этом нет ничего постыдного.
        - Ты не сможешь насладиться вечеринкой, если станешь разгуливать повсюду, как… как…
        - Санта-Клаус, - прошептала она и подмигнула ему.
        - Если кто-нибудь узнает, что я уволил тебя, как ты сможешь…
        - Джаред Джиллетт! - Она уперла руки в бока. - Ни для кого не секрет, что ты уволил меня. Неужели твоя гордыня не может смириться с тем, что несколько детишек посидят у меня на коленях?
        - Не говори ерунды. Я просто не могу представить, как ты станешь привязывать к себе подушки, надевать изъеденную молью красную шубу и прицеплять бакенбарды.
        - А я не могу представить, как можно отказаться от возможности выполнить любимую работу, - тихо сказала Ники, и Джаред уставился на нее. - Послушай, мы ведь таким образом сможем узнать, что хочет получить на Рождество Мэдисон. - Джаред фыркнул, но Ники поняла, что почти уговорила его. - Я просто хочу оказать тебе услугу и сделать вечеринку по-настоящему веселой. Я делаю это ради тебя. Неужели ты не можешь принять моей помощи? - Она рассмеялась. - Я не смогу подарить тебе на Рождество что-либо существенное, так пусть мой Санта-Клаус станет для тебя своеобразным подарком.
        - Прекрасно, - пробормотал Джаред, - давай, действуй. Не могу же я лишить детишек возможности посидеть на коленях у Санта-Клауса, - он наклонился к Ники. - Может быть, мне удастся сфотографироваться с Санта-Клаусом в этом году.
        - Осторожно, - предупредила она его, - для этого тебе придется сказать мне о своих желаниях.
        Он посмотрел на нее, насупившись, и обнял за талию. По выражению его лица было трудно понять, о чем Джаред думает.
        - Я всегда отличался тем, что хотел получить недостижимое, - низким голосом произнес он.

        Вечеринка для работников торгового центра «Джиллетт» удалась на славу. Ужин, танцы, игры для детей работников, а под конец - появление Санта-Клауса.
        Пока Мэдисон играла с другими детьми в углу, где надували воздушные шары, Джаред пригласил Ники на танец. Она наслаждалась музыкой, танцем и его объятиями. Джаред вел ее в танце таким образом, чтобы постепенно приблизиться к черному входу. Ники с неохотой отстранилась от Джареда.
        - Самое подходящее время для появления Санта-Клауса, - тихо сказала она у его плеча.
        - Ты в этом уверена? - спросил он.
        - Конечно.
        Ники тайком вышла из танцевального зала в помещение, где находился костюм Санта-Клауса, и принялась одеваться. Быстро привязав к себе подушки, она надела красную бархатную шубу, большие сапоги и кожаный пояс.
        Стерев с лица косметику, Ники водрузила на нос очки без стекол, прицепила бороду, усы и бакенбарды, потом надела белые рукавицы.
        И вот она вышла в танцевальный зал. Дети завизжали от восторга, женщины улыбнулись, а мужчины со снисходительным видом отошли в сторону. Внезапно в зале наступила тишина. Джаред подошел к Санта-Клаусу и пожал ему руку.
        - Санта! Рады тебя видеть! - сказал Джаред.
        Ники видела, как Джаред изучает ее лицо, скрытое под бородой и усами, и улыбнулась.
        - Я рад, что приехал сюда, Джиллетт! - низким голосом нараспев сказала Ники. - Здесь немного теплее, чем на Северном полюсе.
        - А как дела на Северном полюсе? - спросил Джаред, подыгрывая ей.
        Вокруг Джареда и Санта-Клауса собрались дети. Мэдисон протиснулась вперед и взяла отца за руку.
        - У меня было много дел. Мне пришлось многим раздавать подарки. Как у вас хорошо! Никогда еще я не встречал таких хороших мальчиков и девочек, - похвалила детей Ники и посмотрела на Мэдисон.
        Та нахмурилась и схватила отца за ногу.
        Затем Ники пришлось пожимать руки многим своим бывшим сослуживцам и фотографироваться с ними.
        Следующий час прошел в суматохе. Джаред раздавал рождественские премии и подарки, а Ники забавляла детей. Мэдисон тайком наблюдала за Санта-Клаусом и подошла к нему последней.
        - А вот и Мэдисон! - объявила Ники. - Посмотри-ка в тот объектив, папа хочет сфотографироваться с тобой. А что ты рассчитываешь получить на Рождество, Мэдисон? - спросила она и наклонилась к девочке, готовая услышать о большом мишке из магазина в зоопарке.
        Мэдди не сказала ни слова.
        - Ты хорошо вела себя в этом году? - спросила Ники.
        Девочка уперлась лакированным башмачком в сапог Ники и прижалась к ее животу.
        - Я старалась, как могла.
        - Постой, - задумчиво сказала Ники, - мне кое-кто сказал, что ты даже помогала по дому.
        Мэдди почти равнодушно кивнула. В ее голубых глазах отражалось беспокойство, она вцепилась в белые рукавицы Ники.
        - Санта… я не хочу никаких подарков, - сказала она.
        - Что я слышу? Девочка не хочет получить подарка?
        - Я только хочу уехать домой, - призналась она, ее нижняя губа задрожала. - Я хочу к маме…
        Ники опешила, не зная, что сказать. Мэдисон никогда прежде не упоминала о своей матери и не заявляла, что скучает по ней.
        - Подарки мне не нужны, - искренне продолжала говорить Мэдисон. - Мне бы поехать к маме на Рождество.
        - Я никогда раньше не слышал подобных просьб, Мэдисон. Обычно меня просят о куклах, поездах или видеоиграх, - Ники помедлила. - Ты правда скучаешь по своей маме?
        - Нет! - решительно заявила девочка.
        - Тогда почему…
        - Потому что меня никто не любит, - Мэдисон вцепилась в запястье Ники. - Все хотят избавиться от меня.
        Ники почувствовала себя дурно. Джаред столько сделал для этого ребенка: и оформил комнату, и накупил книг, и игрушек, и одежды. Он стал подстраиваться под ее ритм жизни. Джаред изо всех сил хотел вернуть Мэдисон способность радоваться жизни… он даже подумывал о том, чтобы стать ее единственным опекуном.
        - Я думаю, твой папа очень тебя любит, - тихо сказала Ники.
        - Он так говорит, но это не так. Иногда он орет на меня.
        - Те, кто любит тебя, иногда сердятся. Они просто хотят сделать так, чтобы все было по справедливости и всем было хорошо, - объясняла Ники. - Когда твой папа сердится, он все равно любит тебя! - (Мэдисон слушала, но не смотрела на Ники.) - Расскажи мне о своей маме. Если ты не скучаешь по ней, тогда зачем хочешь к ней поехать?
        - Я не знаю, - Мэдисон теребила рукавицу Ники. - Я моей маме тоже не нужна. Она больше любит Хоуи, но мне на это наплевать. Она не хочет знать, что я делаю, все время орет на меня, но мне все равно.
        - Таким образом, ты просто привыкла к такому обращению, - сказала Ники. - Может быть, тебе нужно постараться привыкнуть к своему папе? Я знаю, что ты часто разговаривала с ним, когда жила в Калифорнии.
        Мэдисон выпятила нижнюю губу.
        - Мама говорила, что если бы папа на самом деле хотел меня видеть, он приехал и забрал бы меня. Но он только присылал подарки. Моя мама говорила, что подарки ничего не значат. Люди дарят подарки тогда, когда не хотят любить. Вот так она сказала. А потом выбросила все папины подарки.
        Ники вздрогнула.
        - Твой папа не мог приезжать к тебе. Ты жила очень далеко, - сказала она.
        - Это ладно, но… когда я приехала сюда, он надарил мне много подарков, а потом уехал на работу. Он сказал, что работа для него важнее.
        - Понятно, - Ники погладила девочку по спине. - Я думаю, он хотел сказать, что в это время года очень занят в торговом центре.
        - Это не имеет значения, - Мэдисон пожала плечами. - Я сама о себе позабочусь.
        Интуиция подсказала Ники, что пора подвести итоги и сказать Мэдисон самое главное.
        - Итак, Мэдисон, я услышал о том, что ты хочешь получить на Рождество. Я не забываю ни одной просьбы. Я подумаю, что смогу сделать. Но… вернуть тебя к маме у меня может не получиться. Кроме того, по закону мне нельзя перевозить из штата в штат детей моложе восемнадцати лет, так что я не смогу отправить тебя к твоей маме. Ты должна спросить разрешения у своих мамы и папы.
        - А ты можешь поговорить с ними вместо меня? - Мэдисон помрачнела.
        - Знаешь что? - решительно произнесла Ники. - Я упомяну об этом в разговоре с твоим папой. Однако должен тебе сказать, что большинство детей любят просыпаться наутро в Рождество и находить под елкой подарки. Если ты не будешь так строга к своему папе, возможно, он подарит тебе то, что ты хочешь, и вы вместе весело отметите Рождество.
        - Это не имеет значения, - выражение лица Мэдисон было страдальческим. - Я просто думала, что ты сможешь все уладить, Санта.
        - Знаешь, - рассеянно сказала Ники, беря Мэдисон за пальчики. - Я подумаю, что смогу сделать. Иногда под Рождество чудеса в самом деле случаются. А знаешь, что такое чудо? Это когда происходит что-то очень хорошее, чего никак не ожидаешь.

        Уложив Мэдисон в кровать, Джаред и Ники прошли в гостиную, чтобы немного отдохнуть после вечеринки.
        Джаред опустился на ковер перед камином, чиркнул спичкой и принялся разжигать его.
        - Так о чем Мэдисон попросила Санта-Клауса? - спросил он, глядя, как разгорается огонь.
        Ники помедлила. Ему станет больно, если он услышит о желании дочери уехать к матери. И Ники не решилась сказать ему правду.
        - Мэдди просила чуда, - наконец загадочно сказала Ники.
        - Чего? - Джаред хмыкнул и поднялся на ноги.
        - Больше ни о чем не спрашивай. Информация, полученная Санта-Клаусом, строго конфиденциальна.
        - Я понял. Она хочет того пятисотдолларового медведя, - простонал он.
        - Хотела бы я, чтобы это было так, - пробормотала про себя Ники, укрываясь пледом.
        Ники очень нравилось проводить вечера вместе с Джаредом, особенно после того, как они укладывали спать Мэдисон. Иногда они смотрели старые кинофильмы, иногда просто новости по телевизору. Сначала, когда Ники, уложив девочку спать, спускалась вниз, Джаред на время отрывался от дел, чтобы переговорить с ней, а потом стал приглашать побыть с ним возле камина и выпить бокал вина.
        Они держались друг от друга на приличествующем расстоянии, разговаривали о пустяках, однако именно эти вечера стали теперь для Ники лучшей частью ее жизни.
        Джаред прошел мимо нее к телефону, и она закрыла глаза, представляя себе, как он двигается, слушает. Он включил автоответчик.

«Джаред, - выдал автоответчик, - это Сандра. Мы классно проводим время в Вегасе. Слушай, я вчера разговаривала с адвокатом и все обдумала. Я желаю, чтобы у Мэдисон все было хорошо, но мне ее присутствие рядом в тягость. Она такая… я не знаю, как сказать… темпераментная девочка. Упрямством она пошла в тебя. В любом случае я готова согласиться с твоими условиями. Ты можешь оформить единоличное опекунство. Мы планируем провести какое-то время в Мексике. Кто знает, возможно, мы останемся там навсегда. Твоя жизнь организована и устроена, и ты найдешь в ней место для Мэдди. Пока. Пожелай мне всего хорошего».
        Ники присела на диване и уставилась на Джареда.
        Сандра не спросила о том, как поживает Мэдди, и даже не передала ей привет! Она не просила Джареда сказать девочке, что мама любит ее. Сандра попросила пожелать всего хорошего лишь ей самой!
        Мэдди оказалась права: она не нужна своей матери.
        Джаред откинул голову назад. На его лице появилось странное выражение облегчения и злости. Он с силой зажмурился и покачал головой, будто не зная, что сказать и как реагировать.
        Ники поднялась с дивана. Ей следовало поздравить Джареда, однако у нее в мозгу постоянно звучали слова Мэдисон о том, что она хочет уехать домой, к своей маме.
        - Ну, вот я и вернул себе свою семью, - наконец сказал Джаред и пристально посмотрел на Ники. - Я хотел этого, но не думал, что все будет именно так. Я не думал, что Сандра настолько легко отдаст мне Мэдисон. Получается, материнство было для нее непомерной ношей. Она отделалась от Мэдисон, будто от груза.
        Ники попыталась утешить Джареда.
        - Этого никто не ожидал, - сказала она. - Все произошло так быстро.
        Джаред раскрыл свои объятия, и Ники наклонилась и обняла его.
        - Я получил свою дочь обратно, - повторил он. - На этот раз она останется здесь навсегда.
        Ники обнимала его, убежденная в том, что Джаред - добрый человек с благими намерениями. Она пыталась не вспоминать, какие чувства он вызвал в ней и как откровенничал с ней. Лучшее, что она могла сейчас сделать, это помочь Мэдисон поскорее привыкнуть к отцу.
        Она повернулась и села рядом с Джаредом, глядя на зажженный камин. Он положил подбородок на ее плечо. Ей показалось, что Джаред вдыхает аромат ее волос.
        - Я намерен сообщить Мэдди, что она навсегда остается со мной, что все улажено и…
        - Нет, - быстро сказала Ники.
        - Почему нет? - он отстранился от нее. Какое-то время она молчала.
        - Джаред, я знаю, что ты получил желаемое, - она коснулась ладонями его руки, которая лежала на ее талии. - Я понимаю тебя и даже слышу, как учащенно бьется твое сердце при одной мысли о том, что Мэдисон будет навсегда с тобой, но… не говори ей пока ни о чем. Она сейчас не готова к такой новости.
        Его руки коснулись ее локтей.
        - Ты чего-то недоговариваешь, - помолчав, сказал он.
        - Мэдди думает, что приехала к тебе в гости, Джаред. Она считает, что однажды вернется домой.
        - Она ни разу не упомянула Сандру, которая никогда не была ей настоящей матерью. Ты была большей матерью Мэдисон с тех пор, как…
        Ники не желал слушать то, что он скажет. Она не вынесла бы этого. Откинув голову назад, девушка зажмурилась.
        - Джаред, ты не можешь ей сейчас об этом сказать, - прошептала она. - Сообщение Сандры поразило меня. Мне кажется, что Мэдисон больше никогда не увидится со своей матерью. Я знаю, что такое терять родителя, - она умолкла. - Меня трогают твои слова о том, что я по-матерински относилась к Мэдди. Я с радостью забочусь о ней, и она небезразлична мне. Мне кажется, я стала частью вашей семьи, хотя это и не так, но…
        Ники прерывисто вздохнула, ей захотелось крепче прижаться к Джареду.
        - Постарайся забыть о прошлом и найди себе жену, Джаред. Это нужно сделать ради Мэдисон.

        Глава двенадцатая

        Просьба Ники сильно встревожила Джареда. Он должен постараться забыть о прошлом и найти себе жену?
        Джаред Джиллетт вот уже долгое время после развода с Сандрой не задумывался о том, чтобы снова завести серьезный роман. Он был зол и обижен на всех женщин, поэтому полностью погрузился в работу, лишая себя возможности общаться с близкими друзьями и познакомиться с какой-либо девушкой.
        Когда-то он пытался сохранить свой брак с Сандрой. Хотел, чтобы Мэдисон выросла в счастливой, полной семье. Хотя он сам не был доволен их браком, но мог бы пожертвовать своим счастьем ради собственного ребенка.
        В конце концов, Джаред стал вымещать свою обиду на тех, кто к его несчастьям не имел никакого отношения. На работе он вел себя как тиран, дома, в присутствии домработницы, в лучшем случае молчал. Он перестал даже общаться с друзьями.
        И вот в его жизни появилась Ники, и он поверил в то, что ей удастся создать атмосферу праздника в его доме. Джаред внезапно понял, что его тянет к Ники, причем настолько сильно, как никогда еще не тянуло ни к одной женщине.
        Ему хотелось разговаривать с ней, делиться своими мыслями, но как это лучше сделать?
        Вчера, сидя за столом во время завтрака, Джаред чуть не признался Ники, как ему хорошо рядом с ней, а вместо этого он засунул себе в рот печенье.
        Ему хотелось прикоснуться к ней, обнять, запустить пальцы в ее волосы…
        На прошлой неделе, во время катания на санях, он не удержался и поправил прядь ее волос, зацепившуюся за рукав его пальто. При этом он едва сдерживал эмоции и желание обладать этой женщиной. Джаред представлял себе Ники лежащей на кровати с разметавшимися по подушке волосами. На его кровати, в его спальне. Ему хотелось просыпаться рядом с ней, видеть ее заспанные глаза и взъерошенные волосы.
        Дьявол побери, что это происходит с ним?
        Не хватало только показаться слабым! Тем более перед молодой, привлекательной женщиной, которая работала на него. Он упорно отказывался признаваться себе в том, что с каждым днем его чувства к Ники становятся все сильнее.
        Джаред не мог себе позволить влюбиться в Доминик Холлидей.

        Ники заворожила Мэдисон словами, что под Рождество могут происходить чудеса, и теперь обдумывала, как развеселить девочку. Она разглядывала многочисленные фотографии Мэдисон.
        В который уже раз девушка задала себе вопрос, как ей удастся убедить Мэдди в том, что ее любят и желают быть рядом с ней. Как же уговорить ее остаться в доме отца, который временами так отстраненно ведет себя с ней?
        Перетасовав снимки, Ники разложила их в хронологическом порядке. Потом она внезапно вспомнила, как мать часто показывала ее детские снимки своим знакомым. При этом ее мать всегда делала это с любовью.
        Поняв, что нужно делать, Ники направилась в кабинет Джареда, забыв о его просьбе не беспокоить в течение часа, и постучала в дверь.
        - Что еще? - рявкнул он.
        - Это очень важно, вопрос жизни и смерти. - Ники просунула голову в дверной проем. - В противном случае я не стала бы тебя отвлекать. Я знаю, что ты занимаешься разбором корреспонденции.
        Джаред ждал, постукивая пальцами по конвертам.
        - Можно мне взять эти снимки и сделать с них копии, желательно цветные? - спросила она.
        - И вот это ты называешь вопросом жизни и смерти? - Он нахмурился, не понимая поведения Ники.
        - Да, это вопрос жизни или смерти, - сказала она.
        - Мне все равно, что ты сделаешь со снимками! - Джаред махнул рукой. - Поступай как знаешь, - Он внимательно посмотрел на нее. - Погоди минуту, ты же не собираешься нарезать их и устроить очередную забаву для Мэдисон?
        - Конечно, нет.
        - Тогда иди, мне нужно работать, - с облегчением сказал Джаред и махнул рукой, выпроваживая Ники.
        - И еще кое-что… - продолжала она, и он поднял глаза и прищурился. - Помнишь того игрушечного желтого зайца, которого ты хотел выбросить в мусорное ведро? Можно мне взять его?
        Джаред посмотрел на нее, как на сумасшедшую.
        - Я собираюсь сделать из него нечто необычное для Мэдди на Рождество. Я не стану его резать или пачкать клеем. Ты получишь его обратно.
        - Он в моей комнате, в ящике белого стола, на котором написано имя Мэдди. Зайца ты найдешь именно там.
        - Спасибо, - Ники направилась к двери.
        - Погоди… - произнес Джаред, останавливая ее, - что ты сделала со своими волосами?
        Джаред сидел за письменным столом, уставившись в документы, но заметил, что Ники непроизвольно засунула прядь волос себе за ухо. Она выглядела удивленной тем, что он заметил изменения в ее внешности.
        - Немного высветлила волосы, - сказала она.
        - Мило. Очень мило, - сказал он, просматривая очередное письмо. - Мне нравится цвет твоих волос. Если бы ты захотела, я организовал бы тебе посещение салона красоты в торговом центре «Джиллетт». В следующий раз, когда соберешься в салон, скажи мне об этом. Ты заслужила, чтобы тебя немного побаловали.

        С этого момента по ночам, когда Джаред и его дочь уже спали, Ники стала заниматься альбомом с фотографиями Мэдисон. Сначала Ники готовила его просто как подарок, но потом оказалось, что ей очень нравится возиться с фотографиями. В фотоальбом она помещала только снимки Мэдди, которые остались в доме после их отъезда с матерью.
        Ники делала иллюстрации к каждой фотографии, постоянно думая о Джареде и Мэдисон. Ей очень хотелось доставить девочке радость и заставить ее понять, что она любима в этом доме.
        Утром, как раз накануне Рождества, Ники принялась оформлять последнюю страницу фотоальбома, как вдруг услышала крики.
        Бросив красный фломастер, Ники надела халат и поспешила в коридор.
        Дверь в комнату Мэдисон была открыта. На пороге стоял одетый в костюм Джаред.
        - Нет, - сказала ему девочка, - ты этого не сделаешь!
        Услышав жалобный вопль Мэдисон, Ники ускорила шаг.
        - Что происходит? - спросила Ники, схватив Джареда за рукав пиджака.
        - Она собралась ехать домой. К Сандре! - повернувшись, выпалил он. - Сегодня вечером!
        Ники ахнула и проскользнула в комнату.
        - Мэдисон? - спросила она, замечая разбросанные по всей комнате вещи девочки. На кровати лежал открытый чемодан, в который были засунуты книги, игрушки и несколько любимых ею вещиц из одежды. - Что ты делаешь, милая?
        - Я упаковываю вещи, чтобы поехать домой, - ответила Мэдисон, засовывая в угол чемодана пару носков. - Я хочу быть готовой заранее.
        - Милая, сегодня канун Рождества…
        - И что? - спросила она.
        - Ты же не можешь вот так просто уехать от нас накануне Рождества…
        - Почему не могу?
        - По одной простой причине, - выпалил Джаред, подходя к Ники, - потому что тебе некуда ехать!
        - Я поеду к маме и буду жить с ней.
        - Твоя мама…
        Ники подняла руку, заставляя его замолчать.
        - Мэдди, у твоей мамы сейчас медовый месяц.
        Она не ожидает, что ты приедешь к ней прямо сейчас.
        - Ты ей не сказала? - обвиняющим тоном спросила она Ники и свирепо посмотрела на нее.
        - Мэдди, мы даже не знаем, где она сейчас находится.
        Мэдди стукнула ножкой, по ее щеке покатилась слеза.
        - Ты обещала мне, что я смогу поехать домой! Ты обещала!
        Ники внезапно почувствовала себя дурно. Она опустила плечи и закрыла глаза. Неужели Мэдисон обо всем догадалась? Как это возможно, ведь Ники так старалась, чтобы никто ничего не заподозрил?
        - О чем она говорит? - спросила Джаред, поворачиваясь к Ники.
        - Мэдисон… - начала Ники.
        - Я знаю, - девочка принялась реветь, время от времени икая. - Я знаю, что Ники притворилась Санта-Клаусом на той вечеринке! - Ее сотрясали рыдания. - Я не знала, что это она, пока не сказала ей о своем желании. А потом… я увидела ее браслет… и я поняла… и…
        Ники опустилась на колено и протянула к Мэдисон руки.
        - Мэдди, послушай меня…
        Ей хотелось обнять девочку и утешить ее, но Мэдди сделала шаг назад. Ники опустила руки.
        - Я не обещала тебе, что ты в самом деле поедешь к своей маме. Я сказала тебе, что твое желание может исполниться, но иногда мы не получаем того, чего хотим. Иногда наши желания исполняются подобно чуду, и от этого нам становится еще лучше.
        По лицу Мэдди градом катились слезы. Она смотрела на Ники, будто на злостную обманщицу.
        - Ты соврала, - обвиняла девочка. - Ты врала обо всем, - она икнула и вытерла слезы тыльной стороной ладони. - Ты даже не была настоящим Санта-Клаусом!

        После сцены, устроенной Мэдисон, Джаред и Ники вернулись в его кабинет. Джаред был вне себя от ярости. Ники никогда еще не видела его таким рассерженным. Нахмуренный, он сжимал кулаки с такой силой, что побелели костяшки его пальцев.
        - Может быть, ты соизволишь объяснить мне, какого дьявола ты затеяла все это? - тихо, но отчетливо спросил он.
        Ники прерывисто вздохнула. Она не знала, куда деваться, ее руки и ноги дрожали. Выпрямившись, Ники посмотрела в глаза Джареда.
        - Я не сделала ничего предосудительного. Я ничего ей не обещала. Она сказала мне, что хочет уехать домой, а я пыталась объяснить ей, отчего это невозможно сделать. Я не могла даже отвлечь ее, Джаред. Что, по-твоему, мне нужно было делать?
        - Сказать ей, что ее дом здесь, со мной! - рявкнул он.
        - Ты так ничего и не понял! - покачала Ники головой.
        - Она - мой ребенок, и я - дьявол побери! отлично понимаю, что говорю! - заорал он на Ники.
        Ники вздохнула, желая прежде всего успокоиться.
        - Я не могла тебе обо всем рассказать сразу. Не хотела тебя расстраивать. Я знала, что…
        Джаред ударил ладонью по письменному столу.
        - Можешь не беспокоиться о моих чувствах. Не нужно жалости. Выкладывай все, как есть!
        Ники помедлила, потом сказала:
        - Мэдди считает, что ее никто не любит. У ее мамы есть Хоуи, у тебя - твой бизнес.
        - Что?! - Он недоверчиво уставился на нее.
        - Она сказала мне, что в первый же день после ее приезда сюда ты отправился на работу. Я объяснила ей причину твоего поведения, но она ничего не хочет знать. Ей просто нужен папа, Джаред. Она хочет видеть рядом с собой любящего и заботящегося о ней человека.
        - Она знает, что я не просто так привез ее сюда.
        - Откуда ей об этом знать? Как она может об этом догадаться?
        - Да ты посмотри, сколько я сделал для нее! У нее есть все, о чем любой другой ребенок может только мечтать…
        - Хм… но у нее для полного счастья нет того пятисотдолларового медведя, - заметила Ники и криво усмехнулась, намеренно желая побыстрее разрядить ситуацию.
        Поначалу Джаред повелся на ее уловку, потом резко выпалил:
        - Ты находишь эту ситуацию смешной?
        Ники подошла к письменному столу и обеими руками оперлась о него.
        - Увы, ситуация совсем не смешная. Я не считала ее таковой с самого начала. Однако ты все время сидишь в этом кабинете и не замечаешь того, что вижу я, Джаред, - резко сказала Ники и сердито посмотрела на него. - Мэдисон не хочет никаких подарков. Она сказала, что они ей не нужны. Ее мать говорила, что ты посылаешь ей подарки потому, что не хочешь дарить ей любовь и тебе на нее наплевать. Знаешь, где все твои подарки? Сандра выбросила их в мусорное ведро. А теперь скажи мне, как я должна была вести себя, услышав от Мэдисон подобное?
        Джаред приоткрыл рот, будто не веря тому, что его бывшая жена могла так поступать с его подарками дочери.
        Ники решила забыть о гордости и сказать ему всю правду.
        - Я многого не знаю из того, что происходило в вашей семье, Джаред, но одно уяснила хорошо еще с детства. Я отлично понимаю, что такое жаждать отцовской любви.
        - Что? - Внезапно он смутился. - Неужели я недостаточно рассказал тебе о своей семье?
        - Я не знаю. Я знаю только, каково это лежать по ночам в кровати, не смыкая глаз, и задаваться вопросом: что ты сделала такого ужасного, если твой отец не любит тебя и даже не хочет позвонить, чтобы выяснить, как ты поживаешь.
        - Это не имеет никакого отношения к тому, что происходит с Мэдисон, - пробормотал он, избегая ее взгляда.
        - Сандра ни разу не позвонила Мэдисон, а ты постоянно занят на работе.
        - Ники… - предупредил он ее.
        - У меня не было другого выхода, - сказала она, перебивая его, - кроме как сказать, что папа очень любит ее и хочет быть рядом с ней. Я сообщила ей это на тот случай, если ты об этом не говорил.
        Глаза Джареда вспыхнули. Ники понимала, что ее слова наконец достигли цели.
        - Знаешь, иногда попадаются такие упрямцы, которых ни в чем не переубедишь. Я не уверена, что на тебя как-то повлияет этот наш с тобой разговор. - Ники умолкла, потом прибавила: - Все бесполезно.
        Повернувшись, она направилась к двери, ожидая, когда Джаред окликнет ее. Наконец он сделал это.
        - Слушаю тебя. - Она повернулась к нему и заметила, что выражение его лица немного смягчилось.
        - Просто… Мэдди сказала, что ты обещала ей чудо.
        - Я обещала ей чудесный подарок на Рождество, - произнесла Ники. - Этот подарок - любовь отца к своей дочери. Вы оба этого заслуживаете, тебе так не кажется? - Она пристально смотрела в его глаза. - А теперь извини, мне нужно пойти к Мэдди и попробовать убедить ее в существовании Санта-Клауса и в том, что чудеса все же бывают. Я обещала тебе, Джаред, что устрою настоящий рождественский праздник, и я намерена сделать это.

        Глава тринадцатая

        Ники осторожно постучала в закрытую дверь комнаты Мэдди. Никто не ответил. На какое-то мгновение Ники запаниковала, потом услышала сопение девочки. Она постучала снова, потом открыла дверь и заглянула в комнату.
        - Можно мне войти? Я хочу поговорить с тобой.
        Мэдисон восседала в огромном кресле-качалке, уставившись в окно. Тряхнув головой, она потерла красные, заплаканные глаза тыльной стороной ладони.
        - Извини, Мэдди, я не хотела тебя разочаровывать, - сказала она.
        Вместо ответа Мэдди фыркнула.
        - Я понимаю, что ты на меня сильно рассердилась.
        Девочка закивала головой.
        - В тот вечер, когда в торговом центре устраивался праздник, настоящий Санта-Клаус заболел, и мне пришлось заменить его. Я часто так делала в магазине твоего папы, пока не стала твоей няней. Я подумала, что справлюсь и на этот раз.
        Мэдди теребила кружево на ночной рубашке, внимательно слушая. Ее розовые губки были плотно сжаты.
        - Я собиралась поговорить с твоим папой о том, что ты сказала мне, но кое-что мне помешало.
        Мэдди оставила в покое кружево и наклонила голову, явно заинтересовавшись.
        - Звонила твоя мама и попросила, чтобы ты осталась здесь подольше. Она считает, что тебе у папы будет лучше, - сказала Ники.
        У Ники едва не оборвалось сердце, когда она увидела, как Мэдисон закрыла глаза, а ее нижняя губка задрожала.
        - Однако твой папа очень обрадовался тому, что тебе удастся остаться с ним подольше. Я не могла расстраивать его и говорить о твоем желании вернуться домой. Он в самом деле очень любит тебя, Мэдисон. В глубине души он очень добрый, а ты для него - самый главный человек в его жизни. Я говорю правду.
        Мэдисон с грустью посмотрела в окно.
        - Он никогда не говорил мне об этом, - наконец сказала она.
        - Я знаю. Он хотел сказать тебе, что счастлив видеть тебя в этом доме, раз так решила твоя мама, но я попросила его не делать этого. Мне показалось, что после сказанного мне ты не будешь рада услышать его признание. Я считаю, что сама во всем виновата, и мне жаль. Однако я хотела сказать, что твой папа очень-очень тебя любит и желает, чтобы ты осталась с ним здесь.
        Мэдисон засопела и непроизвольно передернула плечами.
        - Где он? - спросила она.
        Ники помедлила, зная, что должна тщательно продумать ответ.
        - Он должен был вернуться на работу, - тихо сказала она, - потому что у него назначено совещание. Однако сегодня последний раз, когда он так долго задерживается на работе. У нас с тобой есть целый день, чтобы подготовиться к празднованию Рождества. Сегодня твой папа придет домой пораньше.
        Мэдди выглядела явно опустошенной. Она подтянула колени к подбородку и обхватила их руками.
        - Я не хочу ничего делать, - наконец невыразительно произнесла девочка и откинулась на спинку кресла. Ее взгляд был равнодушным. - Оставь меня, пожалуйста, одну.
        Ники посмотрела на разбросанную по комнате одежду Мэдди.
        - Мэдди, я хочу, чтобы ты знала, как я люблю тебя. Меня огорчает то, что ты грустишь.
        Девочка не ответила, и Ники направилась к двери. Когда она уже собиралась закрыть ее за собой, Мэдди окликнула ее.
        - Ники?
        - Да? - Она вцепилась в дверную ручку.
        - Я просто хочу, чтобы ты знала… ты мой самый лучший друг. Но сейчас я хочу погрустить в одиночестве. Это все.

        Все, что так тщательно планировала Ники, желая организовать веселое празднование Рождества в доме Джареда, рухнуло. Ей так хотелось сделать нынешнее Рождество особенным, запоминающимся на долгие годы, но видимо, ничего не получится. Хотя сегодняшнее выяснение отношений между Джаредом, Ники и Мэдисон явно надолго запомнится всем троим.
        Джаред, вне сомнения, любил свою дочь, однако не позволял себе открыто проявлять по отношению к ней своих чувств. Он запретил их сам себе много лет назад. И теперь Джаред считал, что уже достаточно сделал для Мэдисон, накупив ей игрушек и одежды, наняв ей няню. Он так же относился и ко всем, не только к дочери. Например, Джаред полагал, что достаточно всего лишь выплатить премию своим работникам - и он выполнит перед ними свой долг. Тем не менее все ждали от босса не только денег, но и человеческого участия, доброго отношения. Ники также хотела, чтобы Джаред показал ей свое истинное отношение к ней, однако понимала, что это невозможно. Мистер Джиллетт никогда не ответит на ее чувства, и осознание этого мучило ее.
        Душевная боль, которую испытывала Ники, временами казалась ей невыносимой. А ведь все начиналось очень прозаично. Ее наняли для того, чтобы организовать веселое празднование Рождества в семье Джиллетт. А получилось, что в конце концов Ники полюбила маленькую девочку и ее раздражительного отца. Понимая, что не имеет права привязываться к ним обоим, Ники ничего не могла с собой поделать.
        Джаред Джиллетт, как же тебе удалось сделать так, что я влюбилась в тебя? - сердито размышляла Ники. Как я могла полюбить твой взрывной характер и бездушное отношение к окружающим тебя людям?

        Джаред быстро вошел в кабинет, где должно было состояться девятичасовое совещание, и со стуком швырнул портфель на стол. Сидящие за столом переговоров служащие непроизвольно отодвинулись и поежились, потом уставились на босса.
        Он был готов разнести всех присутствующих в пух и прах, только не знал, за что.
        - Какой идиот назначил совещание на девять часов вечера в канун Рождества? - прорычал Джаред.
        Наступило гробовое молчание.
        - Хм, совещание назначили вы, сэр, - кротко ответил вице-президент по маркетингу.
        - Я назначил совещание? - ошарашенно переспросил Джаред.
        - Да, сэр.
        И снова совершенно неожиданно перед Джаредом возник образ Ники. Волнистые волосы мягко обрамляют ее лицо. Вот она улыбается, и на ее щеках появляются милые ямочки. Теперь он представляет ее в костюме Санта-Клауса - с бакенбардами, в белых рукавицах.
        - Хорошо, - Джаред откашлялся и внезапно вспомнил заплаканное лицо Мэдисон. Это мешало ему сосредоточиться. - Я собрал вас затем, чтобы… - он глубоко вздохнул и уставился на свой портфель, в котором лежали сотни страниц со сводками продаж.
        Джаред нахмурился. Сейчас было самое неподходящее время для деловых переговоров.
        - Чтобы сказать вам, - повторил он с осуждением, - что накануне Рождества вы должны быть не на работе, а дома, в кругу семьи. Сегодня никто не станет здесь задерживаться. Мы закроем торговый центр раньше. Я надеюсь, что вы сейчас же разойдетесь по домам. Я не принимаю никаких отговорок. Вы меня понимаете?
        Все затаили дыхание. А потом молча закивали.
        - Я сам намерен быть в кругу семьи, - объявил Джаред и стиснул зубы. - Счастливого Рождества!
        Взяв портфель, он решительно прошагал к двери и вышел из кабинета, а опешившие работники уставились вслед своему боссу.

        Вернувшись домой, Джаред увидел, что Мэдисон сидит на коленях у Ники, а перед ними на журнальном столе разложены паззлы, из которых нужно было собрать картину. Ирен отправилась к своей сестре. В кухне оказалось тихо, и только было слышно, как что-то потрескивает в духовке. Судя по всему, ужин был уже почти готов.
        Джаред стоял в дверном проеме, и Ники с Мэдисон его не видели. Волосы девочки были зачесаны назад и стянуты красной лентой. На ней были надеты черные бархатные брюки и красный свитер. Ники выглядела напряженной и усталой, будто провела мучительный день.
        Ему захотелось обнять Ники и сказать, что все хорошо, однако он не мог этого сделать. Джаред показался себе вором, который крадет все ее мечты и надежды.
        - Привет, - осторожно сказал он, расстегивая пальто. - Я пришел.
        Ники и Мэдисон посмотрели на него, но не произнесли ни слова. Все трое словно чего-то выжидали. Наконец Мэдисон нарушила молчание.
        - Папа, Ники сказала, что мама хочет оставить меня у тебя подольше, это так?
        - Вообще-то да. Она звонила. Я полагаю, мне следовало сказать тебе об этом.
        Мэдисон какое-то время пристально смотрела на него, потом с торжественным видом сползла с коленей Ники и подошла к отцу.
        - Я могу остаться, - смело произнесла девочка. - Я останусь, папа, если ты хочешь этого.
        Глотнув воздух, Джаред опустился на колено, чтобы его глаза и глаза Мэдисон оказались на одном уровне.
        - Конечно, я хочу, чтобы ты осталась. Я рад, что ты со мной, Мэдди, - Джаред не мог обуздать нахлынувшие на него чувства. Удастся ли ему восстановить хорошие отношения с дочерью? Он сглотнул. - Нынешнее Рождество станет для меня особенным после твоего приезда, - продолжал он. - Для меня ты - лучший подарок.
        Мэдди с недоверием посмотрела на него и переменила тему разговора.
        - Мы достали паззлы, чтобы сложить их после ужина, - сказала она.
        - Я видел, - сказал Джаред. - Ты и Ники - большие придумщицы. Вы обе явно знаете, как сделать жизнь интереснее, - он поднялся на ноги и неуклюже потрепал Мэдди по плечу, потом посмотрел на Ники. - Мы сможем поговорить после ужина?
        - Конечно. Если ты голоден, я сейчас…
        Джаред махнул рукой, давая понять, чтобы она не обращала на это внимания.
        - Все потом. Сначала сложите свои паззлы. Кстати… - он вздохнул, снял пальто и бросил его в ближайшее кресло, - я могу помочь вам складывать картинку. Только я сперва переоденусь и разожгу камин. Это поможет… - он многозначительно посмотрел на Ники, - сделать комнату теплее и уютнее, ты согласна?
        Ники снисходительно ему улыбнулась.

        В этот вечер все были довольны и очень вежливы. Джаред предложил Ники включить музыку с рождественскими песнями, выбрав их по своему желанию. Потом все втроем ели традиционные тушеные устрицы, улыбаясь друг другу и восторженно разглядывая огромный цветок пуансеттии, стоящий в центре стола. А затем они все вместе сложили из паззлов картину. Это оказался большой желтый щенок Лабрадора в красном рождественском колпаке. Именно Мэдди положила последнее недостающее звено, потом объявила, что устала и готова отправиться спать.
        Джаред неуклюже обнял дочь и сказал:
        - Спасибо за то, что провела канун Рождества вместе со мной.
        Он что-то прошептал девочке на ухо, и Ники отвела ее наверх в спальню.
        Джаред ждал возвращения Ники минут пятнадцать, разглядывая разноцветные подарки, лежащие под елкой. Он задался вопросом, дарила ли Сандра подарки Мэдисон на Рождество. Скорее всего, нет. Как она могла так мучить собственного ребенка?
        Когда Ники вернулась, Джаред был по-прежнему погружен в размышления.
        - Похоже, тебе удалось успокоить Мэдди, - наконец сказал он.
        - Я пыталась, - Ники взяла бумажные салфетки и наклонилась, чтобы поднять два стакана.
        - Знаешь, я уже десять лет не приходил домой в канун Рождества так рано. Именно ты заставила меня измениться в этом году.
        Ники выпрямилась и с улыбкой посмотрела на него.
        - Тебе не нужно обольщаться на мой счет, - предупредил он ее. - Я могу гарантировать, что тебе не удастся вывести меня из себя, - он похлопал ладонью по дивану. - Оставь стаканы, присядь и поговори со мной. Давай поболтаем как друзья.
        Ники помедлила, обдумывая его предложение.
        - Мы с тобой уже давно стали друзьями, Джаред, хотим мы это признать или нет. Между нами уже с самого начала не было официальных отношений, какие присущи работодателю и работнику. - (Он безучастно и пристально смотрел в ее глаза.) - Я по-настоящему забочусь о Мэдисон и о тебе. Я привязалась к вам.
        Джаред стиснул зубы.
        - Мы должны поговорить, - хриплым голосом сказал он. - Поговорим начистоту.
        Поставив тарелки и стаканы в сторону, Ники подошла и присела на кожаный диван рядом с Джаредом. Он сидел, положив руку на спинку дивана. Внезапно Ники вспомнила их поездку на санях, которая была всего неделю назад. Обстановка была такой же интимной, как и в тот раз.
        Джаред не смотрел на Ники. Он пристально глядел на пляшущие язычки пламени в камине.
        - Рождество всегда было для меня не слишком веселым праздником в этом доме, - начал он. - Мои родители украшали дом, создавая иллюзию праздника, но в действительности их интересовали только лишь сводки продаж. Они много работали и ждали, что я вырасту и буду таким же. У нас все было: и дом, и семейная жизнь… Но все казалось безрадостным. Женившись, я понял, что Сандре нужно нечто совершенно иное. Ей приходилось очень долго привыкать к тому, что в моей семье называли рождественской прибылью от продаж.
        Ники прекрасно понимала, о чем говорил Джаред. Она не понаслышке знала, как Джаред заставлял работать служащих торгового центра в канун Рождества, желая получить прибыль. Работники делали все возможное, чтобы навязать покупателям товар и получить определенные проценты.
        - Однако таков был семейный бизнес, - резонно произнесла она. - Ты тоже этим занимаешься. Сандра должна была понять это.
        Джаред безрадостно засмеялся.
        - Сандра ничего не собиралась понимать, - с горечью сказал он. - Она - настоящий потребитель, хищница. Сандра получает все, чего захочет. Она считала, что в Рождество нужно сорить деньгами, много путешествовать и наслаждаться жизнью по полной программе, - он помедлил и провел указательным пальцем по вороту свитера Ники. Ей внезапно захотелось потянуться и замурлыкать, как кошка. - Наш брак оказался ужасным. Я настолько устал, что уже не мог даже спорить с ней. Я был не в состоянии убедить ее в том, что у меня есть определенные обязанности. Что необходимо было поддерживать уровень жизни, к которому она привыкла.
        Палец Джареда касался волос Ники. Она прикрыла глаза и непроизвольно подвинулась к нему ближе.
        - Как вы решили расстаться? - спросила она шепотом.
        - Мы ничего не решали. Она забрала Мэдди и уехала за две недели до Рождества. Мне только сообщили, что Сандра проводит Рождество в Калифорнии со своими родителями и намерена развестись со мной.
        Ники взглянула на него. Ее мать однажды оказалась в похожей ситуации.
        - С тех пор меня вообще не волновало, как я проведу Рождество, - эмоционально сказал Джаред. - Впрочем, меня и до женитьбы мало привлекал этот праздник, приходилось много работать. Правда, мне всегда нравилось, как другие радовались этому празднику. Казалось, что я наблюдаю за весельем людей со стороны…
        Ники машинально коснулась рукой его подбородка.
        - Я понимаю тебя, - тихо произнесла она, наклоняя его голову. - Все, что с тобой произошло, заставило тебя сделаться таким суровым и сдержанным.
        Джаред печально улыбнулся ей.
        - Возможно, но я хотел, чтобы нынешнее Рождество стало особенным, ведь Мэдди рядом со мной. Все прошедшие дни я уделял ей мало времени, не мог принять участие в подготовке к празднику.
        - У нас остался еще один день в запасе, - напомнила ему Ники и провела рукой по его щетине, потом коснулась его груди. - Я обещаю, что завтра ты впервые будешь отмечать по-настоящему семейный праздник. Ты не забудешь нынешнее Рождество до конца своей жизни.
        - Ники… - он положил ладонь на ее руку, - ты должна понять, что я не смогу снова стать по-настоящему семейным человеком. Я не хочу, чтобы ты… увлеклась мной. Моей семьей будет только моя дочь, - твердо сказал он. - Сандра оказалась хищницей, и из-за нее я поклялся никогда больше не жениться, - он взял ее руку и решительно положил ее ей на колени.
        Ники содрогнулась в душе. Это был настоящий отказ. Больше незачем надеяться на то, что он ответит ей взаимностью.
        - Что касается Мэдди, - продолжал Джаред, - то Сандра вела себя ужасно, то забирая у меня дочь, то отправляя ко мне. Девочке было очень тяжело. И я решил: с нынешней минуты самое главное в моей жизни - благополучие Мэдди.
        Ники слишком хорошо понимала, что с ним произойдет дальше, если он на самом деле откажется устроить свою жизнь, жертвуя собственным счастьем ради дочери.
        - Джаред, да ты послушай, что ты говоришь! Ты лишаешь себя возможности обрести семейное счастье?
        - Нет, - он решительно тряхнул головой. - Это тебя я лишаю возможности надеяться на семейное счастье со мной.
        Ники уставилась на него, не веря услышанному.
        - Я должен тебя предупредить. Ты столько сделала для нас, - хриплым голосом сказал он. - Для меня и Мэдди. Ты изменила меня, заставила меня чувствовать по-иному. Я и не думал, что у меня осталась способность что-то ощущать…
        - Джаред…
        - Я говорил, что хорошо заплачу тебе, и сдержу обещание. Однако я не смогу ответить тебе взаимностью. Как только Мэдди привыкнет к этому дому, тебе придется устраивать собственную жизнь где-то в другом месте…
        Внутри у Ники все оборвалось.
        - Ты даешь мне понять, что скоро придется уехать из твоего дома?
        - Я не смогу дать тебе того, что ты ждешь, Ники, или того, что ты заслуживаешь. Мы играем в семью, но таковой на самом деле не являемся. Мы с тобой оба знаем, что у нас ничего не получится… потому что я этого не допущу.
        - Ты убежденно мне отказываешь или просто боишься, что не справишься? - помедлив, спросила она.
        - Я знаю, что не могу себе этого позволить, - твердо ответил Джаред. - Я давно для себя все решил. И дело не в тебе. Это было задолго до того, как мы с тобой познакомились.
        - Возможно, в этом-то мы с тобой и отличаемся друг от друга, - тихим голосом произнесла Ники. - После того как мой отец бросил нас с мамой, я поклялась, что для меня в жизни прежде всего будут цениться человеческие отношения. Я хотела, чтобы у меня была семья, которую я любила бы больше всего на свете. Я верю, что все это у меня будет, Джаред. Мне просто жаль, что смысл жизни для тебя иной…
        - Одному Богу известно, как я хотел бы чувствовать то же самое, Доминик, - сказал он, невольно называя ее полным именем и поднимаясь с дивана, - однако должно произойти чудо, чтобы я разуверился в своих принципах.
        Произнеся это, Джаред направился в свой кабинет и плотно закрыл дверь, словно таким образом навсегда отгораживаясь от Ники.

        Глава четырнадцатая

        Ники негодовала. Войдя в свою комнату, она с силой швырнула фотоальбом в стену. Ламинированные фотографии выпали из альбома и рассыпались по ковру. Итак, все оказалось ложью с самого начала.
        К горлу подступил ком, на глаза навернулись жгучие слезы. С трудом сглотнув, Ники пыталась сдержать желание завопить и разрыдаться.
        Как она могла быть такой дуррой, посчитав, что Джаред Джиллетт обратит на нее внимание! Что он увлечется ею!
        Он только что лишил ее единственной надежды обрести семейное счастье. Рождественский праздник, которого она так ждала, лишь напомнил ей о прошлом и вызвал новые проблемы.
        И как Джаред смел заявлять, что они друзья? Зачем тогда он так чувственно обнимал и целовал ее? Для чего рассказывал о своей семье, делился самыми сокровенными воспоминаниями?
        По щеке Ники скатилась слеза. Она опустилась на колени, чтобы поднять страницы, выпавшие из фотоальбома.
        Вот снимок Джареда, одетого в брюки цвета хаки и темно-зеленую спортивную рубашку. Как же он красив и сексуален!
        Слеза упала на снимок Джареда, как раз в область его сердца.
        Ей очень хотелось помочь ему преодолеть трудности, забыть о прошлом. Однако чудо, которое она обещала Мэдди, помогло только девочке, считавшей, что ее не любят и не хотят видеть рядом с собой. Такого гордеца, как Джаред, Ники не удастся изменить.
        Он ясно дал ей понять одно: ей никогда не будет места в его сердце.
        Что ж, пора позаботиться о себе самой. Возможно, Джаред был прав. Пришло время и ей устраивать собственную жизнь. Чем дольше Ники останется рядом с ним и его дочерью, тем болезненнее будет для нее расставание.
        Следует как можно дальше убраться от Джареда Джиллетта, так как она уже совершила самую ужасную ошибку в своей жизни - влюбилась в него.

        В полночь Джаред вылез из постели и подошел к окну. В темном небе светила полная луна. Он вспомнил детство, и ему внезапно захотелось послушать историю о Рождестве, отыскать Санта-Клауса.
        Хотя своего Санта-Клауса Джаред уже нашел. Ники сейчас спит у себя в спальне, расположенной недалеко от его комнаты.
        Она не сидит в кухне, по обыкновению грызя печенье и запивая его молоком, не кладет подарки под елку. Сейчас Ники лежит одна в своей постели и наверняка ругает Джареда почем зря.
        И самое ужасное, что он заслужил ее брань. Взял и обидел Ники. Джаред закрыл глаза. Неужели он на самом деле отказал ей, лишив возможности надеяться обрести с ним счастье? Да, именно так он и поступил, и это единственный выход из создавшегося положения.
        Не хватало только наговорить Ники нежных, добрых слов, открыв перед ней свое истинное лицо.
        Доминик Холлидей принесла в его дом смех и любовь. Он фыркнул и вспомнил о том, как утром, придя в свой кабинет, еще раз внимательно просмотрел ее личное дело. Джаред хотел узнать как можно больше о женщине, которая сводила его с ума.
        Доминик Ноэль Холлидей родилась семнадцатого декабря, ровно за неделю до Рождества. Значит, на прошлой неделе был день ее рождения, но она ни разу не упомянула об этом… Этот день прошел совершенно незамеченным. У Ники не было ни праздничного пирога, ни поздравлений, ни пожеланий. Конечно, Джаред ничего не знал… и все же сейчас он чувствовал себя ничтожеством.
        Джаред взял в руки синюю бархатную коробочку, которую, вернувшись домой, положил на прикроватный столик. Как же он забыл о этом? Отправившись в ювелирный отдел, Джаред взял там одну из вещиц, которая внезапно напомнила ему… Ники. Он просто положил ее себе в карман и вышел. Самое странное в том, что он так и не отдал ее Ники, потому что не собирался этого делать. Не отдаст ее ей и после их разговора.
        Он провел большим пальцем по бархатной коробочке.
        Ему нужно подарить Ники что-то вроде пачки травяного чая, соли для ванны, может быть, книги в твердом переплете. Ничего сентиментального и наталкивающего на определенные мысли. Он подарит ей то, что она сможет увезти с собой, когда оставит его дом.
        А эта ювелирная вещица останется у него, как напоминание о встрече с удивительной женщиной, тронувшей его сердце. Джаред положит ее в ящик стола и станет время от времени посматривать на нее. В те минуты, когда его одиночество окажется для него невыносимым…
        Внезапно Джареда охватило чувство вины. Ники стала для Мэдди всем, разве может он отпустить ее? Да и сам он привязался к Ники… Рядом с ней он ощущал себя иным человеком. Он больше не сожалел о неудачном браке. Наоборот, у него теперь появилась надежда.
        И все это благодаря стараниям Ники.
        Открыв синюю бархатную коробочку, Джаред поднес ее к свету лампы, рассматривая мерцание драгоценных камней, золота и серебра.
        В горле пересохло. Он начал оценивать ситуацию и то, чем может обернуться его слабость, если он сейчас уступит своим чувствам.
        Остановись, ты всегда был рассудительным человеком! - напомнил он себе и захлопнул коробочку.
        Нечего размышлять! Дело давно решенное. Несколько лет назад он поклялся себе, что никогда не женится снова. И ничто не заставит Джареда нарушить свою клятву.

        Ники отчетливо слышала стук детских ножек по коридору. Мэдисон бежала к ней. Ники открыла глаза и потянулась к халату, лежащему на кресле у кровати, но было слишком поздно. Дверь в ее комнату распахнулась, и Ники прижалась спиной к изголовью кровати.
        - Наступило Рождество, - пропела Мэдди, врываясь в спальню и вскарабкиваясь в изножье кровати Ники. - Папа сказал, что мы можем посмотреть подарки!
        Ники улыбнулась, радуясь тому, что Мэдди так весело ждет минуту раздачи рождественских подарков. Она заправила длинную прядь волос за ухо девочки.
        - Он так сказал? И мы даже не позавтракаем? - спросила она.
        - Да. Он сказал, что завтрак может подождать.
        Ники услышала смех Джареда, который стоял за дверью.
        - Можно мне войти? - раздался его голос.
        У Ники сжалось сердце. Как же она может предстать перед ним в одной ночной рубашке?
        - Входи, - пригласила она, заставляя себя сохранять спокойствие. - Не думала, что вы так рано соберетесь распаковывать подарки. Я еще не готова к вам присоединиться, - Ники пыталась повернуться и натянуть простыню до подбородка, но Мэдисон, сидя у нее в ногах, удерживала простыни своим весом. Ники только удалось поправить бретельку ночной рубашки, сползшую с ее плеча.
        Джаред вошел, и его взгляд мгновенно изменился. Подойдя к кровати Ники, он посмотрел на нее, немного насупившись.
        Ники неудачно повернулась и ахнула, едва успев опять подхватить бретельку ночной рубашки, которая предательски соскользнула с ее плеча, почти обнажая грудь. Потом она внезапно выпалила первое, что пришло ей в голову. Фраза оказалась достаточно неуместной.
        - Я смотрю, ты не голоден.
        Джаред перевел взгляд с простыни на ее ночную рубашку.
        - Тебе слишком хорошо известно, что это не вполне верно.
        В словах Джареда была подтекст. Ники вспыхнула и снова потянула на себя простыню.
        - Пойдем, Ники. Я проверяла! - щебетала Мэдди. - Под елкой намного больше подарков, чем вчера вечером. Санта, должно быть, приходил. Я, конечно, не верю в него, но он оставил подарки!
        Ники нахмурилась и постаралась сосредоточиться на чем-то, кроме Джареда, стоящего так близко к ней.
        - А я-то думала, ты вовсе не хочешь никаких подарков, - лукаво произнесла она. - Не могу поверить в то, что ты так радуешься наступившему Рождеству. Я полагала, тебе не хочется проводить здесь этот праздник.
        - Ну, я просто хочу узнать, будет ли встреча Нового года другой, - на ходу стала придумывать Мэдди. - Может быть, в Новом году я получу то, что по-настоящему хочу.
        Несмотря на смущение оттого, что Джаред не спускал с нее глаз, Ники заставила себя улыбнуться Мэдисон и пощекотать ее под подбородком.
        - Возможно, - согласилась она, - в Новом году ты получишь то, чего хочешь, - Ники провела рукой по своим спутанным волосам. Она догадывалась, что ее глаза, вероятно, опухли от слез. - Дайте мне пару минут, чтобы одеться…
        - Не-а! - запротестовала Мэдисон.
        Джаред подошел к Ники ближе, взял в руки ее халат и молча протянул его ей.
        - Мэдди, - сказал он. - Пойди и включи кофеварку, я уже насыпал в нее кофе и налил воды. А мы с Ники сейчас придем.
        - Да-а-а-а! - Мэдди в мгновение ока соскочила с кровати и поспешила к двери.
        Оставшись надине, Джаред и Ники снова почувствовали себя неловко. Казалось, что воздух в комнате наэлектризован.
        - Я не причесана, я…
        - Ты очень красивая, - перебил ее Джаред.
        Ники густо покраснела.
        Джареду очень хотелось прикоснуться к ней. Он едва сдерживался.
        Постояв какое-то время молча, он встряхнул ее халат и протянул его Ники, приглашая ее одеваться. Опустив глаза, она вылезла из кровати, надела халат и завязала пояс. Джаред провел руками по ее плечам, приглаживая материал халата.
        Зачем он это делает? Зачем провоцирует ее?
        - Пусть я эгоистичен, но мне хотелось провести с тобой пару минут.
        - Для чего? - Сердце Ники сжалось.
        - Я хотел поблагодарить тебя за то, что ты сделала для меня. Для нас. Я всю ночь думал об этом. Зря я так резко отказал тебе.
        Ники не могла произнести ни слова. Она так и застыла, стоя к нему спиной.
        - Ники, - он прислонился к ней и заговорил хриплым голосом, щекоча дыханием ее ухо: - Я не мог сказать тебе о своих чувствах… хотел поведать тебе, что буду скучать после твоего отъезда.
        Итак, надежда, еще не успев окрепнуть, оказалась разрушенной. Ники показалось, что в комнате наступила кромешная тьма.
        - Что касается твоего отказа… - она отстранилась от него, подавшись вперед, - я тоже много думала об этом прошлой ночью… И решила уехать из твоего дома как можно скорее. Возможно, через несколько дней, - она почувствовала, как его руки, касающиеся ее плеч, напряглись. - У меня не так много вещей, я отправлю их багажом, а во Флориде куплю новый автомобиль. Это в самом деле самое логичное разрешение сложившейся ситуации.
        - Ты уедешь так скоро?
        - Согласись, это самое разумное решение. Мэдисон пока еще не слишком сильно привязалась ко мне. Нашей целью было сделать так, чтобы она привязалась к тебе, - пошутила Ники, - а не ко мне.
        Джаред прерывисто вздохнул.
        - Не понимаю, что тебя так тянет во Флориду, - пробормотал он. - Я могу найти тебе отличную работу и здесь.
        - Так лучше для нас обоих, и мы оба это знаем, - сказала она.
        - А как я смогу найти тебе замену? - прорычал он. - Я не успею подобрать няню за такой короткий срок.
        Ники повернулась к нему лицом, обхватила его руками за шею и притянула его голову к своему лицу.
        - Раз уж мы друзья, я скажу тебе, - прошептала она. - В отделе продажи игрушек твоего торгового центра полно хорошеньких девушек. Там ты найдешь подходящую няню. Я обещаю, что так и будет.
        - Мне не нужны эти хорошенькие девушки. Я хочу няню, похожую…
        Ники подняла глаза, радуясь тому, что осмелилась сказать ему обо всем.
        Джаред поджал губы и ничего не сказал.
        - Эй! Вы идете или нет? - раздался с первого этажа голосок Мэдисон.
        - Мы идем, Мэдди, - громко ответила Ники, повернулась к Джареду спиной и принялась укладывать волосы. Наконец она опустила руки, и волосы упали ей на плечи. - Счастливого Рождества, - прошептала она, улыбаясь сквозь слезы. -
        Спасибо тебе за все. Ты найдешь ту, которая идеально подойдет тебе. Я уверена в этом.
        Надев тапочки, Ники направилась к двери.
        - Папа! Ники! Идите!
        - Твоя дочь ждет, - тихо сказала Ники. - Не разочаровывай ее.

        Странное ощущение испытала Ники, сообщив Джареду о своем отъезде. Он уже давно перестал быть для нее просто работодателем, теперь он был для нее любимым. Ники была уверена, что будет любить его до конца своих дней, пусть им и осталось провести вместе всего несколько дней.
        Еще спускаясь по лестнице, Ники увидела стоящую внизу Мэдди.
        - Ты представляешь, Ники! - прошептала она. - Под елкой лежит розовый медведь. Он не такой большой, как в зоопарке, но он мне понравился!
        - В самом деле? - Ники подавила улыбку, потом посмотрела через плечо на Джареда и прошептала ему: - А я думала, что вчера Санта-Клаусом работал только один человек.
        Он беспечно пожал плечами.
        Они вошли в гостиную, держа Мэдди за руки.
        - Папа, ты садись на диван, а Ники сядет в кресло, - скомандовала девочка.
        Мэдисон принялась раздавать подарки, лежащие под елкой. Наибольшая их часть, конечно же, предназначалась ей самой. Отдав подарки Джареду и Ники, девочка уселась среди разноцветных коробок, адресованных ей, и принялась разворачивать обертки.
        - Погоди, погоди, погоди, - остановила ее Ники. - Не торопись, Мэдди.
        Мэдисон судорожно срывала упаковку с очередного подарка.
        - Я хочу поскорее посмотреть, что там.
        Джаред улыбнулся.
        - Мэдисон, - упрекнула ее Ники. - Санта-Клаус тщательно выбирал тебе подарки. Он очень постарался, чтобы привезти их сюда. Не торопись, оцени его старания.
        Мэдисон продолжала распаковывать подарок.
        - До чего же ты нетерпеливая, малышка Мэдди, - заметил Джаред.
        Девочка замерла и опустила руки. Сидя на полу, она повернулась к отцу.
        - Как ты меня назвал? - медленно спросила она и прищурилась, будто не расслышав.
        - Я назвал тебя нетерпеливой малышкой Мэдди, - произнес Джаред.
        Мэдисон ущипнула обертку подарка и поджала губки.
        - Я помню. Ты так называл меня, когда я была совсем маленькой.
        - Я называл свою дочку так с тех пор, как тебя выписали из роддома. Ты всегда была и будешь моей малышкой Мэдди.
        - Ты давно меня так не называл, папа.
        Джаред с трудом сглотнул.
        - Я… ну, я постоянно думал о тебе, хотя не говорил об этом вслух. Однако я думал…
        - Все хорошо, - быстро сказала Мэдди. - Я понимаю, - она нахмурилась, глядя на подарки, разложенные вокруг нее, будто решая, какой из них начать открывать.
        - Мэдди, распакуй вот этот подарок, - произнесла Ники. - Он от твоего папы, но я помогла ему. Он еще не видел его, так что для твоего папы этот подарок тоже станет сюрпризом.
        - Это книга. Я знаю, что это книга, - Мэдди взяла из рук Ники достаточно увесистый сверток.
        - Хм. Возможно…
        - Ух ты! На обложке моя фотография, - воскликнула Мэдди, сорвав обертку с подарка.
        - В этом альбоме все посвящено одной только Мэдди, - сказала Ники и присела на ковер рядом с девочкой. Мэдди переворачивала страницы, с восторгом разглядывая оформление к каждому снимку. Здесь были фотографии с самого ее рождения до настоящего времени. - Твои фотографии были в этом доме повсюду, твой папа хотел сделать с ними нечто необычное.
        Джаред присел рядом с Ники и Мэдисон на ковер.
        - Смотри, вот ты в бассейне, - произнес он, обращаясь к дочери, - а вот мы с тобой в зоопарке, когда ты была совсем маленькой.
        Джаред и Мэдди еще какое-то время молча разглядывали альбом со снимками. В конце альбома были пустые страницы, но на одной из них оказался текст, написанный каллиграфическим почерком.
        - «Драгоценная моя, Мэдди, - громко прочел Джаред. - В этом альбоме изображена твоя жизнь. В конце есть пустые страницы, но я надеюсь, что со временем мы заполним их фотографиями, хранящими счастливые воспоминания о добрых временах. Очень горжусь тем, что я - твой папа. Спасибо, что решила провести это Рождество со мной. С любовью… - Джаред умолк и прикусил нижнюю губу, - твой папа».
        В комнате наступило молчание. Было слышно, как тикают часы и завывает ветер за окном. Наконец Мэдди взяла с колен отца альбом и, ни слова не говоря, закрыла его.
        - Мэдисон, - мягко сказала Ники, - есть еще кое-что… - она протянула девочке очередной подарок. - Вот эту вещицу я заметила на каждой фотографии.
        Мэдди уставилась на подарок. Джаред тоже подозрительно посмотрел на него, его подбородок дергался.
        Взяв его, девочка без энтузиазма раскрыла его и достала желтого зайца. При виде него она широко раскрыла глаза и отбросила упаковку в сторону.
        - Это же Фостер, - расхохоталась она и прижала зайца к груди. - Это Фостер, - она принялась рассматривать его. - Где он был?
        - Я убрал его до твоего приезда, - Джаред выпрямился. - Я подумал, что, возможно, когда-нибудь ты захочешь его увидеть.
        - Я всегда хотела, чтобы он был со мной, - вздохнула Мэдисон, закрывая глаза и прижимая зайца к груди.
        Ники улыбнулась, благодаря судьбу за то, что своевременно поняла причину беспокойства Мэдди. Воспоминания о матери помогли Ники сделать верный выбор подарка для девочки.
        - Фостера ты держишь в руках почти на всех фотографиях, и я сказала твоему папе, что, вероятно, ты захочешь получить игрушку обратно. Знаешь, Мэдисон, в комнате твоего папы полно твоих детских вещей, - она глубоко вздохнула. - Возможно, на следующей неделе, когда меня уже не будет здесь, ты вместе с ним разберешь эти вещи. Я думаю, это будет полезно вам обоим.
        Джаред резко посмотрел на Ники.
        - А чудо все-таки произошло, - засопела Мэдисон, уткнулась лицом в зайца и тихо позвала: - Папа?
        - Да?
        - Я правда хочу остаться здесь с тобой навсегда. И я… я хочу, чтобы ты знал: это Рождество самое лучшее для меня. - Она подобралась к отцу, обхватила его за шею, и ухо ее игрушечного зайца угодило Джареду в глаз. - Я люблю тебя, папа.
        - Я тоже люблю тебя, малышка Мэдди. Мэдисон повернулась и посмотрела на Ники.
        - Ты обещала мне чудо, и оно произошло. Как ты и сказала. Мой папа на самом деле любит меня… только я не знала об этом.

        Глава пятнадцатая

        В оставшиеся утренние часы Джаред, Ники и Мэдисон лениво разбирали подарки. Затем Мэдисон, уставшая от массы впечатлений, поспешно ушла наверх в свою комнату, держа под мышкой зайца. Она намеревалась заняться подаренной куклой.
        Джаред, решив, что безумный разбор подарков закончился, заявил о желании подбросить еще одно полено в камин, пока Ники займется приготовлением праздничного ужина.
        - Погоди минуту, - сказала Ники, доставая из кармана халата маленькую коробочку. - У меня есть кое-что для тебя.
        После произошедшего вчера вечером она долго раздумывала, дарить ли Джареду подарок или нет. Теперь она все же решилась преподнести его.
        - Я не думал, что ты… - он умолк.
        - Открой и посмотри, - сказала она.
        Джаред какое-то мгновение помедлил, потом сорвал красочную обертку и достал синюю бархатную коробочку, похожую на ту, в которой лежала выбранная им в торговом центре ювелирная вещица. Он уставился на коробочку.
        - Мне кажется, я схожу с ума. Мне вот уже много лет никто ничего не дарил.
        - Как это? А разве подаренные тебе Мэдисон тапочки и перчатки не в счет? А подписка на журнал от Ирен?
        - Я имею в виду… - он умолк. - Я имел в виду нечто особенное. Настоящий подарок.
        - Тогда получи настоящий подарок. Сейчас самое время, - тихо сказала Ники. - Если еще учесть, сколько хорошего ты сделал другим людям.
        Джаред нахмурился и вопросительно посмотрел на нее.
        - Я случайно увидела список компаний, в которые ты перечисляешь деньги на благотворительные цели, - произнесла Ники. - Я правда совершенно случайно увидела его, но меня впечатлила твоя щедрость.
        - Моя щедрость здесь ни при чем, - отрезал он, - просто, когда занимаешься благотворительностью, платишь меньше налогов.
        - Однако ты ведь мог вообще не перечислять эти деньги, тем не менее ты решил это сделать. Ты жертвуешь средства на детей, женские приюты и в фонд по уходу за больными. Или взять, к примеру, меня, - подчеркнула она. - Ты принял меня в своем доме и полностью изменил мою жизнь. Я никогда не забуду тебя, Джаред, и того, что ты сделал для меня. Эти недели, что я прожила в твоем доме, были… - она не могла признаться ему, что влюблена. Как ей описать свои чувства: взволнованность, удивление, эйфория? - Этот подарок не слишком роскошный, так, пустячная вещица. Однако он будет напоминать тебе обо мне, я надеюсь на это.
        Джаред покачал головой.
        - Я подарил тебе упаковку травяного чая, соль для ванны и книгу. Я понятия не имел, что у тебя такое воображение и ты сделаешь потрясающий альбом для Мэдди…
        Ники заставила себя рассмеяться, хотя на душе было тяжело.
        - Принимаю твою похвалу, а теперь открывай подарок, - сказала она.
        Джаред открыл коробочку и увидел золотые запонки с жемчугом.
        Какое-то время Джаред молчал. Ники не выдержала и быстро-быстро заговорила:
        - Я понимаю, что мой подарок выглядит интимным, но в тот первый вечер, когда мы пошли на благотворительную вечеринку, я заметила, что ты носишь запонки. Не знаю почему, но я все время об этом вспоминала. У меня постоянно перед глазами твой образ, то, как ты выглядел в тот вечер. В тот день моя жизнь изменилась. Я никогда уже не стану прежней, особенно после того, как узнала, какой ты замечательный человек.
        Джаред стоял, наклонив голову. Казалось, что он потрясен ее откровенностью. Он смотрел на запонки, рассеянно поглаживая большим пальцем жемчужины.
        - Я думаю, что, впервые войдя в твой кабинет, я уже тогда немножко влюбилась в тебя, Джаред, - тихо призналась Ники. - Я не ждала всего этого. Просто хотела достойно выполнить свою работу. Мне нравилось представлять Санта-Клауса. Только начав жить в твоем доме, переживая не очень легкие моменты, видя тебя и Мэдисон, привыкающую к повой жизни, я стала понимать, что должна защитить себя. Защитить свое сердце, - подчеркнула она. - Потому что я никогда не была частью твоей семьи.
        Джаред взял ее за запястье.
        - Доминик, - хрипло сказал он, - прекрати. Ты являешься частью моей семьи. Если бы не ты, у меня ничего не получилось бы. Я не смог бы наладить отношения с Мэдисон.
        - Я так не думаю. Ты умен, поэтому нашел бы способ все уладить.
        - Я нашел этот способ, - заявил он. - Я встретил тебя.
        - Рада это слышать, Джаред, - осторожно сказала она, - люби свою дочь еще и за меня. Желаю тебе всего хорошего.
        - Не нужно меня слишком хвалить, - резко произнес он. - Не занимайся самоуничижением. Именно ты вернула Мэдисон понимание того, что я люблю ее. Ты подарила ей чудо, уверенность в собственной значимости. Теперь она понимает, что нужна мне. И я никогда ее не брошу. Именно ты вернула мне мою семью.
        Ники понимала, что Джаред говорит искренне, но не могла себе позволить всецело поверить в его слова. Не следовало снова верить в несбыточную мечту, ведь все это не исполнится и она останется наедине со страданием.
        - Единственное, о чем я по-настоящему жалею, - наконец сказала она с грустью, - так это о том, что мой подарок тебе - всего лишь запонки. Жаль, что я не могу подарить тебе чуда и помочь тебе вылечить свою душу. Я не в состоянии заставить тебя поверить, что ты сможешь снова полюбить и понять, что жизнь всегда предоставляет человеку второй шанс начать все сначала.
        Джаред состроил гримасу и крепче сжал запястье Ники.
        Она подавила подступившие к горлу слезы и сглотнула, чувствуя, что Джаред снова символично отстраняется от нее. Он позволяет ей уехать, молчаливо сообщая, что больше не сможет любить. Похоже, это последний ее день в обществе Джареда Джиллетта.
        - Спасибо за запонки, - сказал он. - Надевая их, я всегда буду вспоминать о тебе.
        Ники кивнула и молча направилась в кухню, чтобы заняться последними приготовлениями к рождественскому ужину. Готовя, она слышала, как Джаред бродит по гостиной, просматривает газеты и коробки, подбрасывает очередное полено в камин. Он всегда убегал от реальности и чем-нибудь занимал себя, когда был не в состоянии встретиться лицом к лицу с проблемами.
        Следующий час Ники провела в кухне, желая сделать последний ужин в этом доме особенным. Она с особым усердием приготовила картофельное пюре, тщательно взбив его. Когда она вошла в гостиную, чтобы проверить, все ли столовые приборы лежат на столе, то заметила, что купленные ею в зоопарке свечи зажжены.
        А на ее тарелке лежала синяя бархатная коробочка.
        У Ники перехватило дыхание. Джаред решил отказаться от ее подарка? Так он решил поставить ее на место, потому что она слишком о многом поведала ему? Она внезапно вспомнила его последние слова: «Надевая их, я всегда буду вспоминать о тебе…»
        Ники услышала, как подошедший сзади Джаред откашлялся. Она повернулась к нему лицом.
        - Ты сказала мне, что немножко влюбилась в меня, впервые войдя в мой кабинет, - сказал он.
        Ники вздрогнула, представляя себе, что сейчас Джаред начнет насмехаться над ней.
        - Проблема состоит в том, Ники, - продолжал он, - что я тоже сразу влюбился в тебя.
        Ники уставилась на него, не в силах понять, шутит он или говорит серьезно.
        - Ты не понимаешь меня? - спросил он. - Ты все же подарила мне чудо. Это чудо - ты, моя дорогая. Именно ты принесла в этот дом любовь, смех и надежду на счастливое будущее. Каждый вечер, усаживаясь за ужин, я делал это с удовольствием. Мне нравилось твое общество и общество Мэдисон, а также все, что вы обе придумывали. Я думал, что никогда больше не рискну полюбить, однако я ошибался. Ты доказала мою неправоту. Бог свидетель, я не могу потерять тебя.
        Ники схватилась за стоящее за ее спиной кресло, чтобы не упасть.
        - Ты не можешь уехать, Ники, - тихо сказал он. - Я не позволю тебе уехать. Я сделаю все возможное, чтобы удержать тебя здесь.
        Ники покачнулась.
        - Если бы я сейчас оказалась в твоих объятиях, то, наверное, поверила бы тебе больше, - слабо произнесла она.
        Джаред в мгновение ока оказался рядом с ней.
        - Так тебе лучше? - спросил он, обнимая ее.
        - Да, - она ощутила прикосновение его мускулистого тела, вдохнула аромат его кожи. Джаред принялся покрывать легкими поцелуями ее висок и лоб. - Я не могу ничего с собой поделать, потому что люблю тебя, - почти извиняясь, сказала она.
        - Как же я рад тому, что это так, - прошептал он, щекоча дыханием ее щеку и ухо.
        А потом Джаред поцеловал Ники в губы, все крепче прижимая ее к себе.
        - Я так тебя люблю, - задыхаясь, признался он. - Я никогда не думал, что можно настолько сильно влюбиться. Так было до тех пор, пока в моей жизни не появилась ты. Я помню, как ты стояла на холодном ветру на углу улицы, ничего не прося у меня, кроме возможности работать.
        - Я просила работы и возможности провести веселое Рождество, - прошептала она у его щеки.
        - Ты получила веселое Рождество, и так будет всегда, - уверил он ее. - И все потому, что я люблю тебя. Ты изменила меня, я стал совершенно другим. Именно ты - сердце и душа моей семьи.
        Джаред отстранился, протянул руку к тарелке и, взяв с нее синюю бархатную коробочку, вручил Ники.
        - Я приобрел это для тебя вчера… - сказал он, - и с тех пор все никак не мог решиться отдать тебе. После того как ты сказала о своем отъезде, я все еще раз обдумал и принял решение. Больше я никогда не передумаю на твой счет, - подтвердил он.
        Руки Ники соскользнули с его плеч, но она все никак не могла взять эту синюю бархатную коробочку. А что, если это будет не то, чего она ожидает?
        - Открой и посмотри, - предложил Джаред. Ники казалось, будто сейчас вся ее жизнь лежит на ладони. Что бы ни случилось, перед чем бы Джареду и ей ни пришлось оказаться, она знала, что до конца жизни останется с ним. Все остальное для нее теперь потеряло смысл.
        Ники осторожно открыла коробочку, готовая увидеть кольцо. Однако это оказался роскошный золотой кулон в форме сердца, инкрустированный бриллиантами.
        - Забудь о травяном чае и соли для ванны, - сказал он. - Перед тобой мой настоящий подарок в форме сердца. Ведь ты помогла мне понять мое собственное сердце.
        - Джаред, - выдохнула Ники. - Как красиво!
        - Надевая его, ты должна вспоминать обо мне, - произнес Джаред.
        - Как я могу не думать о любимом мной мужчине?
        Джаред улыбнулся, взял у нее коробочку, достал цепочку с кулоном и надел на шею Ники.
        - Я очень люблю тебя, Ники, и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
        Ники ахнула, прикасаясь пальцами к кулону. Он казался ей таким надежным и основательным, как и сам Джаред.
        - Выходи за меня замуж, Ники, - повторил он. - Тебе нечего делать во Флориде, твоя семья здесь. Я был не прав, когда предложил тебе начать новую жизнь. Твоя жизнь должна проходить здесь, рядом со мной и Мэдисон. В рождественскую ночь мы отметим начало нашей новой совместной жизни.
        - Джаред, это возмутительно! Ты отлично знаешь, что все назовут нашу свадьбу излишне поспешной.
        Он рассмеялся.
        - А какое мне дело до людской молвы? Например, сейчас мои заместители явно считают меня сумасшедшим. Я никогда прежде в канун Рождества никого не отпускал домой раньше одиннадцати. Однако сегодня всех отправил по домам, потому что сам очень хотел поскорее увидеть тебя и Мэдди. Ты сделала меня таким сумасшедшим, Доминик. Твой образ постоянно возникает у меня перед глазами. Я вижу тебя сидящей за столом вместе со мной, лежащей в моей кровати…
        При этих словах Ники вздрогнула. Она больше всего на свете мечтала о близости с Джаредом.
        - Я хочу, чтобы стала матерью моей дочери, - хриплым голосом сказал он. - А еще я желаю терять от тебя голову и мечтаю, чтобы ты подарила мне ребенка… нашего ребенка, который станет подтверждением нашей любви.
        Слыша его уверенный голос и понимая, что чувство его действительно искренне, Ники не выдержала. Все ее прежние доводы куда-то улетучились. Джаред мог дать ей все, о чем она мечтала.
        - Прошу тебя, стань моей женой, - снова произнес он, - просто скажи, что ты согласна.
        Ники кивнула, прижалась лбом к его груди. На ее глаза навернулись слезы.
        - Согласна, согласна, согласна.
        Джаред облегченно вздохнул. Ники вздрогнула, переполняемая эмоциями.
        - Папа, а что это с Ники? - спросила Мэдди, нерешительно стоящая на пороге в гостиную. - Она плачет…
        - Я знаю. Никогда прежде не видел ее плачущей, а ты?
        Мэдисон с торжественным видом покачала головой.
        - Я всегда плачу, когда счастлива, - отозвалась Ники, вытирая слезы тыльной стороной ладоней.
        - Значит, сейчас ты очень счастлива, - заметила Мэдисон.
        Ники хмыкнула, пытаясь сдержать смех.
        - Она больше чем счастлива, малышка Мэдди, - сказал Джаред, потом прибавил театральным шепотом: - Она влюблена.
        - Влюблена! А в кого?
        - В меня, - с видом триумфатора ответил он. - Доминик Ноэль Холлидей влюблена в меня.
        - Ого! - с благоговением произнесла Мэдисон.
        Ники слегка отстранилась от Джареда и чуть наклонилась, подзывая Мэдисон к себе.
        - Мэдди, дело в том, что я люблю твоего отца почти так же сильно, как и тебя. И знаешь… Он попросил меня выйти за него замуж.
        - Ого! Ух ты!
        - Мы станем семьей, Мэдди, - сказал Джаред. - Ты будешь нашей маленькой дочкой, которая в общем-то и объединила нас с Ники. Что ты скажешь на это?
        Мэдисон вбежала в комнату, сначала обхватила отца за колени, потом кинулась в объятия Ники.
        - Я скажу, что Рождество в этом доме становится все лучше и лучше с каждым годом! - объявила она.
        - А любви в нашем доме становится все больше, - согласился Джаред, - потому что теперь с нами Ники.
        - Знаешь что? - спросила его Мэдди. - Похоже, что на Рождество произошло еще одно чудо.
        - Так и есть, - Джаред крепко обнял своих девочек. - Любовь - самое замечательное из чудес на свете.

        notes

        Примечания

1

        Праздник, каникулы (англ.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к