Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уайлдс Эмма: " Искушение Герцогини " - читать онлайн

Сохранить .
Искушение герцогини Эмма Уайлдс

        # Юная Брианна - истинная леди. Она красива, образованна, скромна и полна достоинства. О такой супруге может лишь мечтать блистательный аристократ Колтон Нортфилд, герцог Ролтвен.
        Знал бы он, что ждет его в первую брачную ночь…
        Совершенно случайно в руки благопристойной Брианны попала книга о том, как именно женщине следует доставлять удовольствие мужчине - и чего ждать от него в ответ. Конечно, книжонка предназначалась для дам полусвета, но новоиспеченная герцогиня мудро решила, что замужней женщине тоже неплохо бы усвоить кое-какие уроки жриц любви…

        Эмма Уайлдс
        Искушение герцогини

        Посвящается тете Джен и дяде Мику с любовью и озорной улыбкой

        Пролог

        Если вы не пробудили у него интерес, то, как сможете его удержать?

    Из предисловия к «Советам леди Ротбург», опубликованным в 1802 году
        Как она и рассчитывала, фойе было заполнено хорошо одетыми людьми, красующимися в изысканных нарядах подобно райским птицам.
        Брианна Нортфилд позволила мужу снять с плеч бархатный плащ и нарочно повернулась к нему спиной, с улыбкой кивая знакомым в толпе. Герцог передал плащ стоявшему поблизости слуге и поздоровался со своим старым другом, лордом Бассфордом, пока Брианна ждала, все еще стоя к нему спиной. Это был первый шаг ее плана, и она искренне надеялась, что он сработает, потому что чувствовала себя сейчас почти обнаженной.
        Колтон закончил беседу и взял Брианну за руку, высматривая в толпе путь к их ложе.
        - Сюда, дорогая. Думаю, мы сможем протиснуться мимо графа Фаррингтона.
        - Кто эта женщина с ним? - прошептала Брианна, обратив внимание на блестящие волосы и роскошную фигуру красивой молодой дамы. - Бог мой, он годится ей в отцы.
        - Думаю, его новая любовница, - спокойно ответил муж, пока они пробирались сквозь толпу. - Уверен, они вместе явились в оперу, чтобы позлить его супругу. Осмотрительность никогда не была присуща Фаррингтону.
        От Брианны не укрылась нотка неодобрения в голосе мужа, но, по крайней мере, оно не было направлено на нее. Пока не было. Колтон Нортфилд, пятый герцог Ролтвен, считал неуместным выносить личную жизнь на всеобщее обозрение. За три месяца совместной жизни Брианна успела это понять.
        Если бы у Колтона была любовница, он бы точно не привел ее сюда и не выставил напоказ перед изысканным лондонским обществом. Не стал бы он намеренно унижать и свою жену. Брианна молилась, чтобы у него никогда не возникло желания завести любовницу.
        Колтон легко поддерживал Брианну под руку, помогая ей подняться по устланной ковровой дорожкой лестнице в элегантную ложу, откуда открывался вид на главную сцену. Несколько голов повернулись в их сторону, послышались дружеские приветствия, и Брианна заметила, что не один джентльмен задержал на ней взгляд, а некоторые дамы приподняли брови.
        Прекрасно. В конце концов, она желала произвести впечатление. Если долгие мужские взгляды были достаточным тому доказательством, то Брианна явно преуспела.
        Она вспомнила момент, когда Колтон впервые заметил ее платье. Они наполовину поднялись по лестнице, и тут он замедлил шаг, а его рука крепче сжала ее. Колтон замер на месте, так и не опустив ногу на следующую ступеньку, и его взгляд оказался прикованным к декольте Брианны.
        - Боже мой, что на тебе надето?
        - Неужели обязательно останавливаться на лестнице и так неотрывно смотреть на мою грудь? - спросила она с наигранным спокойствием, решительно делая шаг вперед. - Это последнее творение мадам Эллен, признаю, вырез несколько смелый, но я уверена, моя фигура позволяет мне носить такое платье.
        Ее муж на мгновение застыл неподвижно, его глаза заблестели при виде матовой кожи и пышных грудей, приподнятых корсетом. Наконец он тихо произнес.
        - Безусловно, ты можешь себе позволить его надеть, но, возможно, тебе следовало бы подумать, стоит ли это делать. А лучше бы ты вообще спросила меня.
        Спрашивать Колтона о моде? Как будто ему это интересно. Он одевался безупречно, но ни разу не обратил внимания на наряды Брианны.
        Возможно, это изменится. Для начала неплохо, ведь он обратил на нее внимание.
        - Колтон, на нас смотрят люди и думают, будто мы ссоримся, - прошептала Брианна.
        - Может быть, так и есть. Ты сошла с ума?
        Герцог Ролтвен устроил перепалку с женой на лестнице в опере? Невозможно. Брианна выбрала это место, потому что была уверена в его безукоризненной вежливости. Сама мысль о ссоре ужаснула бы его. Брианна попыталась безмятежно улыбнуться, однако ее улыбка была лишена искренности, и подтверждением тому служили ее загоревшиеся щеки и бешеное биение сердца.
        - Вовсе нет. Займем места?
        Тихо выругавшись, Колтон почти потащил ее к ложе - его длинные пальцы сомкнулись на запястье Брианны, когда они шли по галерее к балкону. Лицо Колтона было безучастным, но губы плотно сжались, когда он усадил Брианну в кресло и сам расположился рядом.
        Зал был полон, как обычно, сверкала огромная хрустальная люстра, в позолоченных ложах гудели сотни голосов. Люди пришли не столько посмотреть представление, сколько показать себя и увидеть других, и это было слишком хорошо известно мужу Брианны.
        - Что ж, раз мы уже здесь, было бы неосмотрительно завернуть тебя в плащ и вынести на улицу, - язвительно заметил Колтон, вытягивая длинные ноги. - Я знаю, что наше прибытие обычно не остается незамеченным, но все равно недоумевал, почему в фойе к нам было приковано столь пристальное внимание. Теперь-то мне все ясно. Полагаю, сегодня вечером больше биноклей будет направлено на твою пышную грудь, чем на сцену. И что же побудило вас, мадам, выбрать такое скандальное платье?

«Просто я хочу соблазнить тебя», - подумала Брианна, глядя на мужа. Этим вечером он был поразительно красив, впрочем, как и всегда, хотя вид у него был недовольный, а чувственные губы плотно сжаты. Колтон был высокого роста, с густыми каштановыми волосами, худощавый, но сильный, и в те редкие мгновения, когда он улыбался, каждая находившаяся в комнате женщина чувствовала, как ее щеки заливает румянец. Высокие скулы придавали лицу надменное выражение, а прямой нос, овал лица и подбородок были словно вылеплены искусной рукой, скульптора. Впервые встретив его, Брианна была поражена блестящей внешностью герцога, а когда он начал проявлять к ней интерес, она влюбилась без памяти, словно героиня романтической сказки.
        Однако кое-чего Брианна не смогла предвидеть. Подобно сказочному принцу, Колтон почти не имел недостатков. Он был одним из богатейших людей в Англии, обладал невероятным политическим влиянием, а его аристократическая родословная была способна поразить воображение любой наивной девушки, однако Брианна и представить не могла, как мало времени Колтон будет уделять ей после свадьбы.
        Тем не менее, женой Колтона стала не просто безропотная и наивная девушка, как он, вероятно, полагал.
        - Здесь немало дам с такими же большими вырезами на платье. Я думала, тебе понравится, - как можно спокойнее ответила Брианна.
        - Понравится, что каждый мужчина в Лондоне будет пожирать глазами обнаженную грудь моей жены? - ответил Колтон, приподняв брови, и тут же быстро опустил глаза. - Подумай еще раз, моя дорогая.
        - Вообще-то, - продолжала Брианна, почувствовав в душе лучик надежды, потому что, хотя Колтон и сердился, он не мог отвести от нее взгляда, - я решила, именно тебе может понравиться, как я выгляжу в этом платье.
        На лице Колтона отразилось удивление, его ярко-голубые глаза чуть сузились.
        - Ты потрясающе красива, Брианна, и я никогда не перестаю восхищаться тобой. Как ты думаешь, зачем бы я иначе женился на тебе?
        Это было совсем не то, что она хотела услышать. Обмахиваясь веером, Брианна сердито ответила:
        - Ваша светлость, я надеюсь, вы женились на мне не для того, чтобы я была украшением светских приемов. Я человек, женщина и ваша жена.
        Резкие слова Брианны смутили Колтона - а это не часто случалось.
        - Возможно, я неверно выразился. Я хотел сказать, я всегда нахожу тебя привлекательной. Для этого тебе вовсе не обязательно представать в полуобнаженном виде.
        - Тогда докажи это.
        - Прошу прощения? - Брови Колтона поползли вверх, и он озадаченно уставился на жену.
        Замечательно, вот теперь она полностью завладела его вниманием. Слишком часто он вел себя так, словно Брианны рядом и не было. Колтон был занятым человеком, и Брианна прекрасно понимала, что ответственные дела, возложенные на него титулом и положением в обществе, требуют много времени. Но когда они оставались одни, она хотела бы, чтобы ее муж хотя бы получал удовольствие от общения с ней. Они оба пока еще привыкали к совместной жизни, по крайней мере, Брианна. Колтон, женившись, почти не изменил своих привычек. Большую часть дня он по-прежнему работал, продолжал посещать свой клуб, а на балах и званых вечерах проводил много времени за игрой. Многие светские женатые пары жили как бы отдельной друг от друга жизнью. Но Брианна не хотела такой участи для себя, и в надежде изменить отношение Колтона она была твердо намерена заставить его обратить на нее внимание.
        Музыканты начали настраивать инструменты. Не обращая внимания на сидящих в соседних ложах, Брианна отчетливо произнесла:
        - Я хочу, чтобы сегодня вечером ты доказал мне, что я действительно тебе нравлюсь.
        - О чем ты, черт возьми, говоришь?
        Брианна посмотрела на мужа и чуть слышно вздохнула.
        - Я боялась, ты скажешь что-нибудь в этом роде.
        Женщины такие непредсказуемые, эмоциональные создания, начисто лишенные логики, мрачно размышлял Колтон Нортфилд, почти не прислушиваясь к музыке Моцарта и лениво поглядывая на сцену, где актеры в ярких костюмах танцевали под те же мажорные мелодий, что он уже много раз слышал прежде. Рядом, полная восхищения, сидела его прекрасная жена, лениво обмахиваясь веером, - в огромном зале было душно. Шелковистые завитки золотистых волос спадали на изящную шею, а нежное лицо пылало легким румянцем.
        Колтон не солгал. Брианна была одной из прекраснейших женщин, которых он когда-либо видел, и с первой минуты их знакомства почти год назад он страстно желал ее. Ухаживания, помолвка и супружеская жизнь ничего не изменили. Даже сейчас легкое колыхание ее пышной груди в вырезе платья цвета слоновой кости, невзирая на все уверения Брианны, было настолько соблазнительным, что плотно облегающие брюки Колтона стали ему тесны.
        Какие мысли теснились в ее хорошенький головке? Если бы его спросили об этом раньше, Колтон ответил бы: Брианна отнюдь не из тех молодых женщин, кто способен облачиться в столь откровенный наряд. Она всегда вела себя, как подобает молодой леди. Иногда была чересчур чопорна, но это можно было объяснить ее неопытностью и невинностью. Колтон всегда старался подавить в себе вожделение, поэтому их ночи никогда не были бурными, скорее он хотел приучить жену к близости и помочь ей отбросить запреты.
        Сегодня же вечером она, казалось, забыла обо всем, и Колтон поразился, какое впечатление это произвело на него. Ему бы следовало сердиться на Брианну за выбор столь откровенного наряда для выхода в свет. Да впрочем, он и сердился, но не только. Он был заинтригован.
        Брианна чуть подалась вперед и поднесла к глазам позолоченный театральный бинокль, чтобы лучше видеть сцену. Ее грудь, едва сдерживаемая корсетом платья, при этом слегка приподнялась, и Колтон мог поклясться, что даже заметил за краем корсета ее розовый сосок.
        Вполне вероятно, его мысли двигались в неверном направлении, продолжал размышлять Колтон о неожиданном поступке Брианны. Нет, он отнюдь не одобрял ее появления на публике в столь откровенном наряде, но вид жены восхищал его. Безусловно, у нее была прекрасная грудь, полная и нежная, а контраст между непорочным цветом платья и слишком открытым декольте оказывал греховное воздействие на определенную часть тела Колтона.
        - Крайне интересно. Сопрано очень эффектна, правда? - Брианна улыбнулась, опустив бинокль, ее темно-голубые глаза в обрамлении длинных ресниц все еще были обращены на сцену.
        Колтон почти не следил за действием, поэтому не нашелся что ответить.

«Ты намного эффектнее ее», - подумал он.
        - Да, очень талантливо, - уклончиво пробормотал он.
        - Последняя ария была потрясающей.
        Потрясающими были обнаженные плечи Брианны и ее безупречная кожа. Не говоря уж о соблазнительных, мягких розах губ, темных бровях, оттенявших золотой блеск волос…
        - Господи, - прошептал Колтон, и в эту минуту с удивлением ощутил презрение к себе. Что он творит? Поэтические метафоры и сладострастные мысли в оперной ложе были совершенно не в его духе. Он заставил себя обернуться к сцене. По крайней мере, попытался.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем замерла музыка, стихли аплодисменты, и публика принялась поспешно покидать театр. Высокий рост позволил Колтону заметить просвет в толпе, и он быстро вывел жену наружу, чтобы избежать ненужных разговоров о ее наряде и - если быть совсем честным - не позволить другим мужчинам испытать на себе неоспоримое воздействие ее чар. В спешке они обменялись со знакомыми, обычными любезностями после представлениями Колтон с нетерпением ожидал, пока Брианна наденет плащ. С каким облегчением он накинул его ей на плечи!
        - Пожалуйста, экипаж, - коротко бросил он лакею, который тут же поклонился и, очевидно, поняв, что дело безотлагательное, кинулся выполнять приказание.
        - Ты спешишь? - спросила Брианна.
        Ее слова прозвучали вполне невинно, с опаской подумал Колтон в ожидании экипажа, однако теперь он не был в этом уверен. Без сомнения, сегодня вечером Брианна удивила его.
        - Просто не хочу ждать до бесконечности, - солгал он.
        - Действительно, это утомительно, - согласилась Брианна, слегка откинув с плеч плащ и вновь представив на обозрение Колтона то, что он так стремился прикрыть. - Боже мой, как тепло, правда?
        Колтон обливался потом, но вряд ли именно теплый вечер был тому причиной.
        Как только подали экипаж, Колтон помог Брианне забраться внутрь, а сам уселся напротив и резко побарабанил по крыше, давая кучеру сигнал к отправлению.
        В полумраке экипажа, сбросив с плеч плащ, так что ее пышная грудь почти выпадала из выреза платья, а кожа, словно вся, излучала бледное сияние, Брианна выглядела еще более соблазнительно. Колтон покашлял.
        - Тебе понравилось представление, дорогая?
        - Да. - Ее голос был тихим, и она бросила на мужа взгляд из-под длинных ресниц, взгляд дерзкий и соблазнительный, какого он никогда прежде не замечал. С каждым вздохом ее грудь угрожала прорвать тонкую ткань платья. - А тебе?
        Колтон не мог отвести от жены глаз. Черт побери, она ведь только что задала ему вопрос, поэтому он вежливо ответил:
        - Все было великолепно. - Колтон уже отказался от всяких попыток сдержать свою разгоревшуюся страсть.
        Брианна улыбнулась в точности как та наивная девушка, которую он взял в жены, а на самом деле она оказалась соблазнительной и чувственной женщиной.
        - Если я могу доставить тебе удовольствие, пожалуйста, не отказывай себе в этом. Сейчас самый подходящий момент.
        - Сейчас? - переспросил Колтон, недоумевая, правильно ли он ее понял.
        - Сейчас. - Улыбка Брианны стала еще ослепительнее.
        Она говорила чистую правду.
        В глубине души Колтон немного злился, потому что Брианна знала, насколько выбила его из колеи, но сейчас он обо всем позабыл. Победу одержало его тело.
        Колтон не собирался ничего предпринимать. В конце концов, что могло быть неприличнее проявления чувств в экипаже, но внезапно ему стало все равно. Он порывисто обнял жену и заставил ее лечь к нему на колени, а сам вновь откинулся на спинку сиденья. Наклонившись, он жадно поцеловал Брианну, наслаждаясь сладким вкусом ее губ. Она страстно ответила на поцелуй, обвив шею Колтона руками и тесно прижимаясь к нему своим гибким телом. Не прерывая поцелуя, он приспустил платье с плеча и погладил ее мягкую, нежную грудь.
        Все вокруг померкло - стук колес экипажа, катившегося по булыжной мостовой, теплый вечер, осталось лишь невыносимое давление в нижней части тела.
        Колтон слышал неровное дыхание Брианны, когда, наконец, оторвался от ее губ, и принялся целовать ее изящную длинную шею, на мгновение, задержавшись там, где бился ее пульс. Брианна издала слабый стон, когда Колтон пальцем обвел вокруг ее напряженного розового соска. Она откинула голову ему на плечо.
        - Пожалуйста, Колтон…
        Ее кожа была такой нежной и гладкой… Пальцы Колтона быстро нащупали застежки платья на спине, и в мгновение ока оно соскользнуло до талии. Колтон ощущал нараставшую страсть своей прелестной жены; когда она прижималась к нему и шептала его имя, а он тем временем целовал ее тело, соблазнительную ложбинку между грудями, пока ее соски не стали твердыми.
        В герцогском экипаже были широкие сиденья, но только сейчас Колтон оценил их удобство.
        - Не могу поверить, что я это делаю, но, Боже, помоги мне, Брианна, я хочу тебя прямо сейчас, - прерывисто прошептал он, укладывая ее на сиденье.
        - Я тоже тебя хочу, Колтон. - Ее волосы растрепались, и шелковистые пряди в беспорядке падали налицо, плечи матово мерцали в тусклом свете, обнаженная грудь слегка дрожала от движений экипажа. У Колтона замерло сердце, когда Брианна потянула вверх подол своего платья, открыв взгляду длинные, прелестные ножки в шелковых чулках с подвязками. На фоне белоснежной кожи выделялся маленький золотистый треугольник волос, и не успел Колтон скинуть пальто, как Брианна маняще развела ноги.
        Колтону казалось, он вот-вот вспыхнет от охватившего его желания. Резким движением, сбросив мешающие брюки, он склонился над раскинувшейся перед ним полуобнаженной женщиной и устроился между ее бедер. Ухватившись за обитое тканью сиденье, Колтон вошел в ее влажное лоно. Брианна крепко уцепилась за его плечи и тихо застонала.
        Как прекрасно, пронеслась лихорадочная мысль в мозгу Колтона, но он даже не стал просить Брианну быть потише. В другой день мысль о подслушивающем кучере ужаснула бы его, но только не сейчас. Плавными движениями он погружался в ее узкое лоно, ритмично покачиваясь в такт экипажу.
        Брианна выгнула спину, приподняла бедра навстречу Колтону, ее глаза были закрыты, на заалевшем лице темнели длинные ресницы. Обоих охватила страсть, и Колтон сквозь тонкую батистовую рубашку почувствовал ее острые ногти, с изумлением сообразив, что она вот-вот достигнет своего пика без дальнейшей помощи с его стороны. Внезапно раздался сдавленный крик, ее тело изогнулось, и мышцы принялись неистово сокращаться.
        Этого зрелища было довольно для Колтона. Резко погрузившись в тело Брианны, он простонал ее имя, и несколько мгновений дрожь пережитого экстаза сотрясала его тело. Когда Колтон вновь смог нормально дышать, перед глазами возникла торжествующая улыбка его прекрасной жены, а экипаж, в котором они сейчас сидели, бесстыдно полуобнаженные, остановился.
        - Проклятие, - пробормотал Колтон, не веря в происшедшее. Неужели он только что занимался любовью со своей женой в экипаже, словно какой-то похотливый юнец?

        Глава 1

        Мужчины стремятся нас понять, но их стремление поверхностно. Они полагают, будто непостоянство наших чувств делает нас созданиями слишком сложными для понимания. В какой-то степени я могу с этим согласиться. Мужчины слишком прямолинейны в жизни. Помните об этом, и вы сможете выиграть. Женщины понимают друг друга очень хорошо.

    Из главы «Их реальность против наших иллюзий»
        Косые лучи полуденного солнца проникали сквозь высокие окна, квадратами ложась на богатый узорчатый ковер. Створчатые двери были распахнуты в сад, и воздух напоен ароматом цветущих роз. Сидевшая напротив Брианны Ребекка Марстон подозрительно приподняла бровь:
        - Ты странно выглядишь, Бри. Ты вообще нас слушаешь?
        - Согласна, - вмешалась в разговор Арабелла Смайт, графиня Бонэм. Эта миловидная, изящная девушка примостилась на краешке стула с вышитой обивкой, ее черные волосы были собраны в скромный пучок на затылке, прекрасные карие глаза вопросительно смотрели на Брианну. - Ты какая-то рассеянная.
        - Неужели? - Изображать недоумение было просто глупо, и Брианна деланно рассмеялась. Они собрались в маленькой гостиной Арабеллы выпить чаю и поболтать, и Брианна знала, что ее подруги правы: уже несколько минут назад она перестала прислушиваться к разговору о последних модных новинках. Прошлый вечер был ее триумфом. Можно даже сказать - откровением. Невозможно было без улыбки вспоминать о нем.
        - Да, ты выглядишь очень довольной собой и как будто витаешь в облаках, - согласилась Ребекка, поудобнее устроившись на парчовом диванчике.
        Это была высокая, гибкая брюнетка с очень нежным лицом и завидной фигурой. У мужчин вошло в моду изображать влюбленность в нее, однако она пока так никого и не выбрала, несмотря на все настояния ее отца, желавшего как можно скорее выдать ее замуж. Это был уже второй сезон для Ребекки, и теперь она словно бросала вызов молодым людям из высшего общества. - Так что же случилось? - снова спросила она.
        Все трое дружили с детства, и, невзирая на стремление Брианны изобразить невинность, ей это не удалось.
        - Почему ты решила, будто что-то случилось?
        Девушки переглянулись, а затем вновь устремили взгляды на Брианну.
        - Можешь называть это обоснованным предположением, - сдержанно заметила Арабелла. - Мы тебя прекрасно знаем, и нам знакомо это выражение лица. Я сразу вспоминаю те дни, когда мы в полночь убегали лазить по развалинам аббатства в надежде встретить привидение, а поймавшей нас моей гувернантке ты рассказала такую невероятную историю, что она поверила. Но мы-то знали правду, так как сами нарушили правила.
        Брианна взяла в руки чашку и задумчиво протянула:
        - Но мне же тогда удалось спасти нас от наказания, не так ли?
        - Ты была очень убедительна, - заметила Ребекка. - Но не пытайся сыграть эту шутку с нами. Итак, что же означает твой взгляд в окно с этой необычайно довольной улыбкой на лице?
        Брианна вовсе не была уверена, стоит ли ей говорить им правду. Происшедшее было довольно скандально. Однако во всем мире не было людей, которым она доверяла больше, чем своим подругам.
        - Бри? - повторила Ребекка.
        - Я вернулась и купила ее, - призналась Брианна.
        Обе девушки выглядели удивленными и так и застыли на месте, не выпуская чашек из рук.
        Брианна пояснила:
        - Я вернулась в ту крошечную книжную лавку и купила «Советы леди Ротбург».
        Арабелла раскрыла рот от изумления, а Ребекка чуть не подавилась чаем.
        Брианна остановила их умоляющим жестом:
        - Прежде чем вы начнете спорить, позвольте сказать вам: книга сработала. Совет оказался бесценным. Я прочитала первую главу и очень многое поняла. Вы бы видели Колтона. Думаю, вчера вечером он позабыл об опере и смотрел только на меня. По крайней мере, на определенную часть моего тела.
        - Какую часть? Господи, Бри, что ты творишь? - Арабелла чуть не расплескала чай. - Ты представляешь, как был бы взбешен мой муж, если бы такая книга оказалась у меня? И уж прости мне мои слова, но Эндрю намного снисходительнее Ролтвена.
        Возможно, беззаботный муж ее подруги и был более снисходительным, но Брианна не могла забыть бурной страсти Колтона в экипаже. Ему не нужно было подстегивать себя, и именно этого Брианна и ожидала.
        - Сначала он был шокирован, но потом смирился.
        - Перед чем смирился? - Зеленовато-синие глаза Ребекки заблестели. - Прекрати говорить загадками и объяснись.
        Брианна скромно поправила подол платья.
        - В первой главе сказано, что для похорон или званого ужина у двоюродной бабушки необходимо выбрать неброский наряд, но если вы хотите обратить на себя внимание своего мужа, нужно быть смелее.
        - Насколько смелее? - поинтересовалась Арабелла.
        - Значительно. - Брианна почувствовала, как вспыхнули ее щеки. - Должна признать, мое декольте было весьма смелым, но, несмотря на ярость Колтона, я видела, что он заинтригован, а случившееся позднее это подтвердило. Сначала он пришел в бешенство, но было уже слишком поздно тащить меня домой, люди начали бы шептаться, а вы знаете, он этого терпеть не может. Однако затем он вполне примирился с моим нарядом, предоставлявшим возможность такого обзора.
        - Ты, наверное, шутишь. Герцог всегда ведет себя так прилично и сдержанно. Когда бы люди ни говорили о Ролтвене, а это случается часто, потому что твой муж большой человек, они всегда с уважением отзываются о его поведении.
        - Ну, тогда вчера вечером он впервые в жизни забыл свои манеры. - Брианна понизила голос и добавила: - По дороге домой в экипаже он страстно занимался со мной любовью, и я была в восторге. Правда, должна признать, несколько неловко выходить из кареты, когда твой туалет явно не в порядке. - Щеки Брианны раскраснелись еще больше, когда она вспомнила, как ее муж едва успел застегнуть брюки и помочь ей опустить платье, прежде чем слуга распахнул дверцу. Ее волосы были распущены, а плащ валялся на полу, поэтому не оставалось сомнений в том, чем они занимались в экипаже.
        Чашка Арабеллы задрожала в ее руках так, что зазвенела ложка, и она поспешила поставить чашку на блюдце. Ее глаза расширились.
        - В экипаже? Герцог? Господи, Боже мой!
        - Это было восхитительно, - искренне призналась Брианна. - Вы видите его полным достоинства и скучным, но это не его настоящее лицо. Мне кажется, Колтон думал, что испугает меня, проявив свою страстную натуру. Я знаю, ему с детства прививали эту мысль: герцог должен вести себя благопристойно и соответствовать своему высокому титулу! Ухаживая за мной, он позволял себе лишь несколько целомудренных поцелуев, хотя я-то знала: ему хочется намного большего. - Опустив ресницы, Брианна добавила: - Современный покрой брюк не позволяет мужчинам все скрыть.
        Арабелла вздохнула, откинулась на спинку стула и оправила рукава бледно-голубого платья.
        - Эндрю никогда бы не занялся со мной любовью в экипаже.
        - Колтон бы тоже, поверь мне, если бы его к этому не подстегнули. - Брианна подалась вперед. - Приятно осознавать, что страсть можно разжечь. Леди Ротбург все правильно написала. Мужчины и женщины совершенно по-разному воспринимают понятие
«романтичный». Колтон никогда не забудет про цветы, драгоценности и тому подобное, но он был бы поражен, узнав, что я предпочту ласковую улыбку или нежный поцелуй бриллиантовой побрякушке. Он думает совершенно иначе.
        - Как незамужняя женщина, я потрясена. Полагаю, ты собираешься переделать Колтона? - Ребекка вопросительно приподняла бровь. - И хотя у меня пока нет мужа, я, кажется, начинаю кое-что понимать. Мужчины и женщины - противники, которые живут в одном вооруженном лагере и вынуждены потому становиться союзниками.
        - Что-то в этом роде. - Брианна рассмеялась. - Скажем, у нас есть нечто общее, и я собираюсь помочь нам с Колтоном открыть это в себе. Если для мужчин, как утверждается в книге, романтика равняется самому акту любви, то я приложу все усилия и заставлю Колтона считать меня очень романтичной. Я не желаю, чтобы он начал смотреть по сторонам, потому что находит меня скучной в постели.
        - Ты безнадежная идеалистка. Такие мужчины, как Ролтвен, не из тех, кто падает на колени с уверениями в безумной любви, - покачала головой Арабелла. - Им это и не нужно, Бри.
        Брианна уже поняла, что привилегированное положение ее мужа таит в себе немалые ограничения в брачных отношениях. Вот почему она втайне купила эту книгу.
        - Моя сестра и ее муж счастливы в браке, - ответила Брианна, стараясь говорить ровно. - Вы бы видели их вместе. Порой они лишь улыбнутся друг другу, но их чувства очевидны. Генри ее обожает, а Лия вышла за него, несмотря на то, что он всего лишь адвокат. Родители даже угрожали отречься от нее, но моя сестра была влюблена, и им пришлось смириться. Откровенно говоря, мне нигде не бывает так уютно, как в их скромном доме. Хотела бы я, чтобы и в моем доме было так же тепло.
        Вряд ли можно было назвать лондонский особняк Колтона домом. Скорее роскошным дворцом. Ролтвен-Мэнор был еще огромнее.
        Может, она и вправду идеалистка.
        - И о чем еще пишет леди Ротбург? - с заметным интересом спросила Ребекка.
        - О том, что нам не пристало читать, а тем более повторять. Сомневаюсь, - уверенно заявила Арабелла, выразительно указывая чайной ложечкой на Брианну, - чтобы твой красивый, но очень уважаемый супруг одобрил твое увлечение этой книгой. До сих пор поверить не могу, как ты отыскала ее в этой грязной лавчонке, да еще и осмелилась купить.
        Это была правда. Более десяти лет назад только что изданную книгу леди Ротбург запретили. Ветхий томик заинтересовал Брианну и, лишь открыв его, она поняла - это удачная покупка.
        - А мне книга кажется очень познавательной и полезной для нашего брака, - спокойно ответила она. - Почему бы Колтон стал возражать?
        - Потому что она бесстыдная и речь в ней лишь о совращении и безнравственности, а написала ее наверняка какая-нибудь бесславная куртизанка, - не допускающим возражений тоном заявила подруга Брианны.
        Веский довод. Колтон придет в ярость, узнав о книге. Вне всякого сомнения, он тут же прикажет ее выбросить.
        Брианна спокойно взяла с тарелки на сервировочном столике лимонное пирожное.
        - Может, и так, но, похоже, Колтону понравился совет из первой главы. - Изящно откусив маленький кусочек, она добавила: - Вы и представить не можете, что предлагается во второй главе.

        Лондонский клуб «Уайтс» был, как всегда, полон. Колтон отдал пальто дворецкому и направился к своему любимому столику. Там уже сидел его младший брат Роберт с бокалом бренди в руке, удобно откинувшись на спинку стула. Рядом с графином лежала аккуратно свернутая газета, и Роберт усмехнулся, когда Колтон указал на нее пальцем.
        - Твоя очаровательная герцогиня удостоилась нескольких параграфов в светской хронике, - заметил Роберт, даже не поздоровавшись с братом.
        Колтон поморщился, выдвинул стул и потянулся к графину.
        - Так я и думал.
        - И на самом видном месте, - добавил Роберт.
        Колтон ненавидел рубрики светской хроники, но понимал: откровенное платье Брианны не могло остаться незамеченным.
        - Страшно даже спрашивать, о чем там пишут.
        На три года моложе Колтона, Роберт был его лучшим другом. Его волосы быть чуть светлее, скорее цвета старого золота, нежели каштановые, а глаза того же небесно-голубого цвета, как во всей семье Нортфилд. Сейчас в них светилась неподдельная радость.
        - Не всё так плохо, Колт. Они просто написали, что ее… женские прелести не могли не привлечь взгляды. Вот и все. Ах да, и еще задают вопрос, не станет ли она законодательницей новой моды для молодых женщин из высшего света.
        - Ничего подобного, - тихо произнес Колтон, щедро наполняя бокал бренди. - Я просто сразу не заметил, поэтому Брианна и появилась на публике в этом платье. Когда же ее дерзкий наряд бросился мне в глаза, было уже поздно - мы пришли в оперу.
        - Как ты мог не заметить такое? - Роберт откинулся на спинку стула, с трудом сдерживая улыбку. - Прошу прощения, но, судя по статье, ее наряд был весьма вызывающим.
        Хороший вопрос. Колтон уже не раз задавался им, по-прежнему удивляясь, как он мог действовать столь неосмотрительно в экипаже по пути домой. Лакей увидел его буквально полуголым, и Колтон был уверен: вся прислуга в курсе происшедшего между ним и его прекрасной молодой женой. Хорошо, хоть об этих деталях случившейся катастрофы не стало известно всему Лондону.
        - Она опаздывала и успела накинуть плащ, когда мы спустились вниз, - объяснил Колтон. - Поверь мне, в противном случае я бы заметил.
        Колтон был уверен: Брианна специально накинула плащ, чтобы он не заставил ее переодеваться. Ее поведение ставило его в тупик, ведь он мог поклясться - она не из тех женщин, кто попытался бы его одурачить. Тем не менее, то, что произошло, говорило об обратном.
        - Брианна еще молода, - заметил Роберт, поворачивая бокал длинными пальцами. - Уверен, она не понимала…
        - Еще как понимала, - резко перебил Колтон, вспоминая ее зарумянившееся лицо, когда он впервые увидел ее наряд. - Знай, этого больше не случится. В конце концов, это я плачу за ее платья.
        Роберт удивленно приподнял бровь.
        - Я плохо разбираюсь в вопросах брака, но я знаю женщин, и, по-моему, игра в строгого мужа - не самый лучший выход.
        За соседним столиком раздался взрыв смеха, но Колтон не мог быть уверен, что причиной тому было замечание Роберта. Тем не менее, ему захотелось оправдаться:
        - А что еще мне остается делать: позволить ей так одеваться каждый день? Не думаю. Она герцогиня Ролтвен. Я пока сам еще не уверен, чем был вызван ее поступок, однако Брианна уверяет меня: она надела это чертово платье, будучи уверенной, что оно мне понравится.
        - И тебе понравилось?
        Колтон сердито взглянул на брата:
        - Возможно, если бы она носила его только при мне.
        - Возможно?
        - Ну да, мне показалось, оно ей идет, но это лишь примитивная мужская точка зрения. Она моя жена и не должна была так одеваться.
        - Ах, вот как!
        - Что, черт возьми, это значит?
        Роберт не мог сдержать улыбку:
        - Вижу, ей удалось заставить тебя забыть о чопорных герцогских манерах. Что ж, ей повезло.
        Колтон терпеть не мог, когда его называли чопорным. Перед глазами сразу представали образы любящих осуждать всех и каждого седовласых пожилых дам или суровых пресвитерианских священников.
        Будучи английским пэром, Колтон, естественно, не мог пренебрегать светскими приличиями. Его общественное положение требовало от него следования определенным правилам поведения.
        - Не все мы стремимся к дурной славе, Робби, - заметил Колтон, не пытаясь скрыть раздражения. - И не все мы бездумно перебегаем из спальни одной прелестной женщины к другой. Я серьезно отношусь к своим обязанностям, и это касается и моего брака.
        Роберт, имевший репутацию повесы, которому было неведомо постоянство, не выглядел пристыженным, а лишь ухмыльнулся:
        - Уверен, ты так и делаешь. За что бы ты ни брался, будь то управление поместьем или обязанности в палате лордов, везде ты проявляешь равное умение и опыт. Но давай взглянем правде в глаза, Колт, ведь ты плохо знаешь женскую натуру. Женщина не станет повиноваться каждому твоему желанию просто потому, что тебе этого хочется. Скорее всего, она не станет этого делать, даже если ты ей прикажешь. Брианна не только красива, но и умна и способна сама принимать решения, в этом я уверен.
        Колтон был уязвлен.
        - Знаю. Кому это знать, как не мне? Мне бы и в голову не пришло жениться на глупой кукле. Я восхищаюсь ее характером и умом.
        - Поэтому здесь необходим более тонкий подход, нежели просто объявить ее портнихе, что с этого дня ты желаешь видеть все новые платья Брианны. Это не только оскорбительно для нее, но, поскольку ты ненавидишь пересуды, и весьма опрометчиво. Все сразу поймут: тебе не понравился наряд жены - и станут это обсуждать. Вряд ли стоит рассчитывать на умение модистки держать язык за зубами.
        Колтон был немного раздражен попыткой брата, дать ему разумный совет, касающийся его брака - хотя бы потому, что Роберт не был женат. Тем не менее, брат был прав. Он знал женщин, поскольку испытал на себе действие чар не одной из них.
        Колтон допил бренди и налил еще, потер подбородок и пристально посмотрел на брата:
        - В принципе я с тобой согласен. Естественно, я предпочитаю дипломатичный подход, но и не желаю, чтобы имя Брианны постоянно было у сплетников на устах.
        На красивом лице Роберта появилось задумчивое выражение.
        - Было бы предпочтительнее склонить ее на свою сторону, нежели проявлять власть. Если она снова решит надеть слишком открытое платье, сделай вид, будто ты в последнюю минуту передумал идти. Ты ведь сам сказал: наедине ты бы мог любоваться ее нарядом. Так докажи ей это. И всякий раз, когда платье Брианны будет шокировать тебя, просто оставайтесь дома. Она сразу же все поймет. Если ей хочется выйти в свет, пусть одевается надлежащим образом. Возможно, тебе повезет, и Брианна согласится остаться дома, и так вы еще приятнее проведете время вместе. Думаю, это беспроигрышный подход.
        К удивлению Колтона, совет Роберта понравился ему. По крайней мере, теперь он уже не воспылает безумной страстью к жене в экипаже, а вместо этого поведет ее наверх и закроет за собой дверь спальни. Конечно, произошедшее было прекрасно, но Колтону очень не хотелось быть пойманным с поличным. Он бы предпочел не торопиться, особенно с такой соблазнительной женщиной, как Брианна.
        Глядя поверх края бокала на брата и вдыхая тонкий аромат бренди, он произнес:
        - Мне кажется, это вполне разумное решение.
        Роберт иронично развел руками, и его лицо озарила лукавая улыбка.
        - Мне намного интереснее обсуждать данный вопрос, чем скучную политику, которая обычно так тебя занимает, или твою последнюю встречу с адвокатами по поводу какой-нибудь финансовой сделки. Что может быть лучше разговора о женщинах?
        Вот слова настоящего повесы. Колтон не мог оказаться в положении человека, который занят размышлениями, как помириться с очередной любовницей, но, откровенно говоря, раз уж Роберт продемонстрировал такую проницательность, Колтон, возможно, еще не раз попросит у него совета.
        - Никогда так не думал, но ведь у меня и нет подобной свободы действий, - тихо ответил он и выпил бокал до дна.
        - Верно, - весело согласился Роберт и потянулся к графину. - Ужасно скучно быть герцогом. Намного лучше родиться третьим в семье. Но и это изменится, когда у тебя появится наследник.
        Порой титул и связанная с высоким положением в обществе ответственность тяготили Колтона, но, такова жизнь. Легкомысленный Роберт еще не успел этого понять.
        - Когда-нибудь, - задумчиво произнес Колтон, - придет день, и ты склонишь колени перед молодой дамой, чему я буду несказанно рад.
        - Может быть, - спокойно отозвался Роберт с оттенком самодовольства. - Но пока этого не случилось, и я сомневаюсь, чтобы это вообще произошло, я всегда дам тебе совет, как обращаться с твоей прекрасной женой.

        Глава 2

        В отношениях между мужчиной и женщиной тайна необходима как воздух. Это словно изысканный танец, придающий отношениям пикантность.

    Из главы «Они такие же, как мы, и в то же время другие»
        Отражение в зеркале порадовало Ребекку Марстон. Она аккуратно уложила каштановый локон и принялась придирчиво изучать себя. Да, бледно-розовое платье было ей к лицу, прекрасно гармонируя с матовой кожей и оттеняя ее темные волосы. Ее волосы в отличие от столь модных сейчас светлых имели одно преимущество: Ребекка эффектно выделялась на фоне множества других юных дебютанток, борющихся за внимание потенциальных женихов. Ей хотелось бы быть чуть пониже, однако отнюдь не ее рост отпугивал поклонников. Нет, истинная причина заключалась в ее возрасте, знатном происхождении, к тому же она была невестой на выданье, а ее отец обладал огромным влиянием. Сразу несколько проблем, которые, впрочем, в основном завязаны вокруг одного человека.
        Поднявшись из-за туалетного столика, Ребекка со вздохом взяла веер и вышла из спальни. В прихожей ее уже ожидали родители. Мать выглядела великолепно в шелковом зеленом платье и бриллиантах, сверкавших в искусно уложенных темных волосах. Отец был в элегантном вечернем костюме с рубиновой булавкой на белоснежном шейном платке, седеющие волосы были аккуратно зачесаны назад. Он нетерпеливо мял в руках перчатки, и когда Ребекка спустилась, окинул ее одобрительным взглядом.
        - Наконец-то. Я уже собирался кого-нибудь послать за тобой, моя милая, однако ожидание того стоило. Ты выглядишь потрясающе.
        Ребекка чуть принужденно улыбнулась. Предстоящее не очень-то радовало ее. Очередной бал, очередной вечер, когда мужчины будут виться вокруг, а человек, чьего мимолетного взгляда она так ждала, вновь станет смеяться и очаровательно шутить с другими женщинами, так и не взглянув в ее сторону.
        Эта мысль сводила Ребекку сума.
        - Прошу прощения за опоздание, - тихо произнесла она, позволяя лакею накинуть ей на плечи плащ. - Никак не могла выбрать наряд.
        Это прозвучало несколько легкомысленно, хотя Ребекка никогда не считала себя поверхностной, скорее наоборот. Ее страстью была музыка, и хотя родители не одобряли, если она говорила вслух о своем увлечении, Ребекку нельзя было назвать лишь талантливой пианисткой, к тому же неплохо играющий на арфе, флейте и кларнете, нет, ее истинной страстью было сочинение музыки. Уже в двадцать лет она написала две симфонии и множество мелких произведений. Казалось, будто она постоянно слышит ту или иную мелодию, поэтому вполне естественно было перенести ее на бумагу.
        Конечно, все это было столь же немодным, как и цвет ее волос.
        Экипаж уже ожидал их, и отец помог сесть сначала жене, потом Ребекке. Она расположилась на сиденье и приготовилась выслушать очередное наставление.
        Мать не стала терять время.
        - Милая, сегодня вечером у Хэмптонов будет лорд Уоттс. Прошу тебя, потанцуй с ним.
        Скучный лорд Уоттс с наигранным смехом и жидкими усиками. Будь он даже единственным мужчиной на свете, Ребекка не смогла бы наслаждаться его обществом, несмотря на его огромное состояние.
        - Он напыщенный болван, - честно ответила она. - Мещанин, совершенно не интересующийся искусством, и…
        - Красивый, богатый, к тому же сын моего друга, - твердо перебил ее отец, и его взгляд стал суровым. - Потанцуй с ним. Он совершенно тобой очарован и уже дважды просил твоей руки.
        Ребекка не имела ни малейшего желания поощрять человека, за которого никогда бы не вышла замуж, но решила не спорить.
        - Хорошо. Я уделю ему один танец.
        - Возможно, тебе стоит подумать над его предложением. Я считаю, вы подходите друг другу.
        Никогда на свете этому не бывать, но Ребекка благоразумно промолчала.
        Мать укоризненно взглянула на нее, а колеса экипажа в это время загрохотали по булыжной мостовой.
        - Когда-нибудь тебе все же придется сделать выбор.
        А поскольку молодые женщины, ровесницы Ребекки, были уже помолвлены или вышли замуж, не исключая ее лучших подруг, Арабеллу и Брианну, ей необходимо было принять решение. Она прекрасно понимала своих родителей. Сама Ребекка уже сделала выбор, но его осуществление было совершенно невозможно.
        Никто не знал о ее тайном увлечении.
        Особняк сиял огнями, а вереница карет на круговой аллее говорила, насколько большим успехом пользовалось предстоящее событие. Семейство покинуло экипаж, и их вместе с другими гостями проводили в дом. Ребекка не смогла удержаться и внимательно обвела взглядом людей, теснившихся в ярко освещенном холле. Появится ли он сегодня? Ведь он посещает большинство званых светских вечеров, потому что он брат герцога и… А вот и он.
        Такой высокий и мужественный, с точеными чертами лица и светло-каштановыми волосами, которые всегда выглядели безупречно ухоженными и одновременно обворожительно взъерошенными. Сейчас он здоровался с приятелем, и его лицо осветила радостная улыбка. Лорд Роберт Нортфилд был очаровательным повесой, обходительным, умным и не питал к ней совершенно никакого интереса. А значит, у нее нет ни единого шанса, со вздохом подумала Ребекка. В глубине души она даже жалела, что Брианна ее подруга, тогда бы она никогда не встретила младшего брата герцога Ролтвена, но предательский голос продолжал нашептывать, как же ей повезло.
        Ребекка знала: влюбиться можно в мгновение ока. Один взгляд, один зачарованный миг, когда он склонился к ее руке и скользнул по ее лицу своим знаменитым обжигающим взором, и она потеряла голову.
        Если бы отец, стоявший сейчас рядом, прочел мысли Ребекки, то пришел бы в ужас. Она прекрасно понимала, что у Роберта дурная репутация любителя карт и женщин, скорее сначала женщин, а потом уже азартных игр. В то время как Колтон был уважаемым человеком, обладающим политическим влиянием и огромным состоянием, младший брат представлял собой его полную противоположность.
        Отец Ребекки терпеть не мог Роберта: не раз он с презрением отзывался о младшем брате герцога Ролтвена, и она так и не осмелилась спросить почему. Возможно, причиной была его скандальная репутация, однако Ребекка подозревала нечто иное.
        Украдкой глядя в сторону Роберта, Ребекка заметила, как к нему подошла хозяйка дома и весьма игриво тронула его за рукав. Поговаривали, будто леди Хэмптон питает слабость к раскованным красивым молодым людям, к каковым можно было причислить и брата герцога Ролтвена. Две дуэли Роберта явно не свидетельствовали в его пользу.
        Двумя достоинствами лорда Роберта в глазах общества были его имя и высокое положение его брата.
        И, тем не менее, Ребекка была безнадежно влюблена в этого человека. Даже если бы каким-то чудом Роберт заметил ее, преодолел свою неприязнь к брачным узам и предложил ей руку и сердце, отец ни за что бы, не согласился на их брак.
        Жаль, что она не пишет книг о любви вместо музыкальных произведений. Тогда бы она придумала грустную историю о страданиях юной героини, безнадежно влюбленной в красивого повесу.
        - Мисс Марстон, как приятно вас видеть. Я надеялся, вы придете.
        Ребекке пришлось отвести взгляд от Роберта, уже успевшего пригласить леди Хэмптон на вальс. Склонив голову, он слушал эту бесстыдную женщину с легкой улыбкой на лице. Похоже на шутливую беседу не без примеси кокетства. Неужели они любовники? Как же Ребекке хотелось оставаться равнодушной, не думать о вещах, ее не касающихся, ведь Роберт даже не знал о ее чувстве к нему, и если леди Хэмптон желала смотреть на него собственническим томным взглядом, Ребекка все равно ничего не могла с этим поделать.
        - Мисс Марстон?
        С упавшим сердцем Ребекка оторвалась от созерцания блестящей пары. Перед ней с широкой улыбкой стоял лорд Уоттс со своими жидкими усиками.
        - Добрый вечер, - безрадостно ответила она и заслужила неодобрительный взгляд отца.
        - Могу я рассчитывать на танец? - Ребекку раздражала восторженность молодого человека, но сейчас его водянистые голубые глаза смотрели умоляюще.
        Если бы только его волосы не были похожи цветом на солому, а вместо безвольного подбородка лорд Уоттс мог похвастаться точеным мужественным профилем и чувственными губами, способными завораживающе улыбаться…
        Но даже и тогда он не был бы Робертом Нортфилдом.
        - Конечно же, она согласна, - спокойно вмешался в разговор отец Ребекки. - Она как раз говорила, как ей не терпится потанцевать с вами. Ведь так, милая?
        Ребекка была не из тех, кто привык лгать, поэтому только улыбнулась. По крайней мере, изобразила подобие улыбки, больше похожей на гримасу. Похоже, её ждет долгий, унылый вечер.

        - Ты выглядишь рассеянным.
        Заговорщический тон Марии Хэмптон слегка разозлил Роберта, и он с трудом обратил свое внимание на женщину, с которой кружился по залу под звуки модной мелодии.
        - Я просто устал.
        - Понятно, - улыбнулась Мария, и ее зеленые глаза сладострастно блеснули. - Я ее знаю?
        - Нет никакой «ее», - раздраженно ответил Роберт. - Да, наверное, это из-за женщины, но вовсе не то, о чем ты подумала. - Они совершили очередной круг, и губы Роберта тронула язвительная усмешка. - Сегодня был день рождения моей бабушки.
        У Марии были пышные рыжие волосы и не менее пышные соблазнительные формы. Сейчас на ее лице появилось выражение удивления.
        - И что же?
        - Поэтому мне пришлось встать на рассвете и преодолеть приличное расстояние верхом, чтобы вовремя попасть в семейное поместье на завтрак в ее честь, - спокойно пояснил Роберт.
        - Ты?
        - Неужели я не в состоянии сделать небольшое усилие?
        По крайней мере, Мария не стала притворно спорить, а просто ответила:
        - Не могу в это поверить, дорогой.
        Роберт не стал бы ее винить. Принимая во внимание его репутацию, лондонские сплетники были бы немало удивлены, узнав, как он обожает свою бабушку. Несмотря на последствия чрезмерного количества выпитого накануне вина, он с радостью отправился в эту поездку. Конечно же, Колтон уже прибыл в Ролтвен со своей очаровательной женой, и Брианна выглядела особенно привлекательно в муслиновом платье с веточками; украшенном крохотными розочками, ее золотистые волосы были собраны светлой лентой в тон платья. Она была похожа на свежую, невинную ученицу - полная противоположность газетным намекам о ее дерзком наряде накануне вечером. Однако Роберт заметил две интересные вещи.
        Во-первых, Колтон обращался с Брианной чуть иначе. Роберт не стал бы утверждать, что он был внимателен, просто, казалось, его старший брат начал замечать свою жену. И во-вторых, Брианна вела себя отнюдь не застенчиво, словно начала осознавать всю силу не только своей красоты, но и ума. Как заметил Колтон, он не выбрал бы в жены пустышку только ради рождения наследника.
        Было сложно понять причину столь уверенного и спокойного поведения Брианны, но от этого ситуация становилась еще более интересной.
        Из раздумий Роберта вывела налетевшая на них танцующая пара - очевидно, они выпили вина больше, чем следовало. В эту минуту его мысли не были заняты браком старшего брата. Больше всего ему хотелось разорвать цепкие объятия Марии Хэмптон. Поскольку вежливостью ничего добиться не удалось, он решил сменить тактику. Нет, Роберт отнюдь не считал Марию непривлекательной, ее роскошные формы, огненные волосы и бледная кожа поражали воображение, но, к сожалению, он был хорошим другом ее мужа.
        Роберт прекрасно знал о своей репутации, однако никогда бы не стал любовником супруги своего друга. Даже если они оба не отличались верностью, сама эта мысль была Роберту не по душе. В мимолетных связях не было ничего зазорного, но только если они не могли разрушить дружбу, которой он дорожил.
        И несмотря на все недовольство прелестной Марии, Роберт должен был найти тактичный путь к отступлению.
        В этот вечер он уже дважды танцевал с хозяйкой дома и не желал продолжать в том же духе. К счастью, когда они оказались около створчатых дверей, ведущих на веранду, музыка смолкла. Роберт поклонился и тихо произнес:
        - Прошу прощения, миледи. Думаю, мне не повредит немного свежего воздуха. Увидимся позже.
        Мария схватила его за рукав.
        - Я с тобой. Здесь довольно тепло.
        - У тебя же гости, - напомнил Роберт, мягко разжимая ее пальцы. Сколько раз он уже слышал этот чуть хрипловатый женский голос. - Полагаю, Эдмонд предоставляет тебе много свободы, но давай не будем его смущать.
        И не успела Мария возразить, как он пошел прочь, надеясь, что был вежлив, и никто не обратил внимания на их минутную размолвку. В спешке, открывая двери, Роберт столкнулся с молодой дамой, которая тоже, видимо, стремилась поскорее покинуть зал.
        Роберт всегда считал, если уже и придется на кого-то случайно натолкнуться, то пусть лучше это будет женщина с нежными и округлыми формами. Щекочущий аромат цветочных духов тоже пришелся бы кстати. Роберт подхватил незнакомку, чтобы помочь ей сохранить равновесие.
        - Прощу прощения, - пробормотал он, глядя в широко распахнутые зеленовато-синие глаза, в которых застыло выражение изумления. - Это все моя вина.
        - Н… нет, - запинаясь, ответила девушка, - я сама во всем виновата. Я торопилась и не смотрела по сторонам.
        Воздух на улице был свеж, и свет почти полной луны, время от времени скрывавшейся за маленькими прозрачными облачками, неровными отблесками падал на плиты. После душного зала здесь было почти как в раю.
        - Думаю, мы оба спешили. Прошу вас. - Роберт жестом пригласил девушку пройти вперед.
        - Спасибо. - Она пошла впереди, выпрямив спину.
        Следуя по пятам, Роберт сообразил, что знает эту даму. Он восхищался ее плавной походкой и блеском темных волос. Она была как-то связана с его невесткой. Возможно, не дальняя родственница, а подруга. Как же ее зовут?
        Было бы невежливо просто уйти, поэтому Роберт пошел рядом с ней. Она направлялась к тропинке, ведущей к большому саду. Вдалеке слышалось усыпляющее журчание воды в фонтане.
        Розовый шелк шелестел по камням, и налицо девушки падал неровный свет луны. Довольно привлекательный профиль, рассеянно заметил Роберт, все еще силясь припомнить ее имя. Чуть вздернутый кончик носа, шелковистые длинные ресницы, гладкий лоб, изящная шея и плечи. К тому же очень красивая, пышная грудь. Роберт был знатоком женских прелестей, и от его взора не укрылись округлые холмики под корсетом.
        - Здесь значительно прохладнее, - откашлявшись, заметил он.
        - Да, - еле слышно отозвалась она, все еще отворачивая лицо.
        - Всегда задыхаешься на подобных мероприятиях, - вежливо продолжил Роберт. Поскольку Брианна вышла в свет в прошлом году, а эта дама была ее подругой, неудивительно, что он был с ней едва знаком, правда, обычно он хорошо помнил имена и лица.
        Девушка по-прежнему отворачивала лицо в сторону, и Роберт не мог хорошенько разглядеть ее. Она вела себя немного странно. Шла быстрым шагом и чуть приподняла подол платья, когда они добрались до спуска в сад.
        - «Задыхаешься» - вы не могли бы сказать лучше.
        Она явно говорила не о погоде. Роберт легко уловил намек по чуть заметному отвращению в ее голосе. Отсюда ее спешка и их обоюдное стремление сбежать с праздника. Роберт не смог удержаться от смеха.
        - У этого слова много значений, верно?
        - Да.
        - Осмелюсь предположить, вам не хватает воздуха из-за настойчивости поклонника?
        Она кивнула, впервые бросив на него быстрый взгляд.
        Это был лишь мимолетный поворот головы, и она тут же отвернулась в другую сторону. Она выдала себя, и Роберт почувствовал ее волнение. В их разговоре не было ничего, даже отдаленно напоминающего флирт, совсем наоборот, но, вне всякого сомнения, она узнала его, хотя он и не мог припомнить ее имени.
        Неужели его образ настолько непригляден, что молодая леди не может пройти и десяти шагов в его обществе, опасаясь за свою репутацию? Эта мысль отрезвила Роберта, к тому же она была подругой его невестки. Что о нем подумает Брианна? Когда они остановились у пологих ступеней, Роберт машинально протянул ей руку, поскольку она явно собиралась сойти на тропинку в сад. Мгновение она колебалась, но потом легко коснулась пальцами его рукава.
        Ее тонкие пальцы дрожали и, когда они сошли вниз, она поспешно отдернула руку.
        Роберт не был святошей, но никогда не пользовался наивностью юных леди, поэтому в его обществе она могла чувствовать себя в полной безопасности. От раздражения он чуть было не произнес это вслух. От одной крайности к другой, язвительно подумал он: сначала бесстыдно преследующая его Мария, а теперь эта испуганная наивная девушка, спасающаяся от страстного поклонника и столкнувшаяся с ним.
        Тенистые тропинки разбегались в разные стороны между живыми изгородями из самшита и высокими кустами рододендрона, ранний осенний вечер был слегка прохладен. Понимая чувства своей спутницы, Роберт спокойно предложил:
        - Возможно, дальше вы хотите идти одна?
        Наконец-то она подняла голову и взглянула ему прямо в глаза:
        - Нет-нет.
        Роберт с облегчением вздохнул, но когда они наконец свернули направо, с трудом подавил смех. Какое имеет значение, что подумает о его нравственных устоях или же отсутствии таковых какая-то молодая и симпатичная девчонка? Сплетни его никогда не беспокоили. Роберту было лишь небезразлично мнение его семьи и нескольких близких друзей. Он не считал себя выше скандалов, не думал, затронут ли они его, просто ему было все равно. Половина того, что говорили о Роберте, было ложью, а правду знал лишь он один. Но что он мог поделать, если сплетни были развлечением лондонской знати? С ранней юности, с семнадцати лет, когда Роберт привлек внимание одной знаменитой актрисы, и она на публике высказала свое суждение о том, насколько он искусен в постели, он был, казалось, обречен всегда, носить маску испорченного повесы. Тогда Роберт еще был слишком молод и приходил в ужас всякий раз от всеобщего обсуждения своей личной жизни, не говоря уж о чувстве досады, испытанном, когда о его знойном романе с актрисой узнала мать, но со временем и это стало ему безразлично. По крайней мере, Элиза сделала ему комплимент.
Успех Роберта у самых знаменитых светских красавиц был крайне убедителен и говорил сам за себя.
        За исключением таких вот мелких происшествий, как сегодня вечером. Уверенность Марии Хэмптон в его предательстве в обмен на мимолетную связь раздражала Роберта.
        - Мне просто показалось, вам не очень уютно в моем обществе, - мягко заметил он.
        - Простите.
        Услышав это робкое извинение, Роберт нахмурился. Он посмотрел на обращенное к нему лицо девушки и даже в лунном свете заметил на ее щеках яркий румянец. Отмахнувшись от назойливого образа Марии Хэмптон, он улыбнулся:
        - За что простить?
        - Даже не знаю. - Она покраснела еще сильнее.
        Роберт понял: кто бы ни была эта девушка, она очень привлекательна. Не так красива, как Брианна, с ее блестящими золотистыми локонами и правильным овалом лица, но, тем не менее, довольно интересна.
        Внезапно его осенило: Ребекка Марстон! Теперь Роберт был совершенно уверен. Одна из красавиц нового светского сезона, которая в прошлом году отклонила предложение о замужестве, а также все домогательства поклонников, желающих связать себя брачными узами, - естественно, Роберт к ним не относился. Ее отец был богатым и очень влиятельным человеком в политике, ходили даже слухи, что в будущем его могут выдвинуть на пост премьер-министра.
        Роберт прекрасно знал - этот человек его презирает. Не играла никакой роли его полная невиновность в предполагаемом преступлении, поскольку сэр Бенедикт недвусмысленно дал понять, что верит в самое худшее.
        Возможно, ему не стоит находиться в темном саду наедине с дочерью сэра Бенедикта. Роберт собирался было извиниться и уйти, когда с террасы окликнули:
        - Мисс Марстон?
        Ребекка ухватила Роберта за руку.
        - Помогите мне спрятаться.
        - Спрятаться? - Он удивленно приподнял брови.
        - Прошу вас. - Она огляделась по сторонам с выражением паники на прелестном лице. - Я больше не смогу выдержать ни минуты в обществе лорда Уоттса, боюсь, это меня доконает.
        Роберт знал упомянутого лорда и мог только посочувствовать Ребекке, вспомнив, как поспешно она покинула дом. Он никогда не мог отказать даме, просившей его о спасении, и, заметив узкую тропинку, ведущую через живую изгородь, произнес:
        - Идите сюда.
        Ребекка живо повиновалась, бросившись впереди него, и хотя было бы намного пристойнее предоставить ей возможность самой избежать общества скучного виконта, Роберт с улыбкой последовал за ней. Тропинка вела вдоль маленького пруда с лилиями и рыбками и резко обрывалась в нише, вырезанной в изгороди. Им открылась бронзовая статуя Пана с флейтой и двумя маленькими скамьями по бокам. Наверное, здесь было приятно посидеть в теплый день, но сейчас тут царили полумрак и уединение.
        Мисс Марстон обернулась, глядя мимо Роберта, и прошептала:
        - Думаете, он меня видел?

«Видел нас, - услужливо подсказал Роберту внутренний голос. - Наедине в темном саду».
        Что он, черт возьми, делает?
        - Мисс Марстон? - На этот раз голос звучал увереннее и ближе. - Ребекка!
        Проклятие, было слишком темно, и Уоттс не мог ясно разглядеть их, но, должно быть, уловил какое-то движение и теперь шел следом.
        Роберт приложил палец к губам и потянул Ребекку в тень. Поставив девушку спиной к изгороди, он отвел от ее изящных плеч жесткие ветки, и шепнул ей на ухо:
        - Я от него избавлюсь, если вы мне подыграете. Только ничего не говорите, и прячьте лицо.
        Она кивнула, ее огромные глаза блестели.
        Роберт был значительно выше и более крепко сложен, поэтому решил, что при слабом свете никто наверняка не сможет различить лицо Ребекки. Он услышал приближающиеся шаги и понял - ему жизненно необходимо избавиться от назойливого поклонника мисс Марстон. И зачем только Роберт пошел за ней следом? Этот странный импульс имел бы очень нехорошие последствия, застань их кто-нибудь в укромном уголке сада вдвоем.
        Роберт склонил голову и губами легко коснулся щеки Ребекки. Даже не губ, хотя и почувствовал их соблазнительную близость и уловил ее нежное дыхание. Это был не настоящий поцелуй.
        Целовалась ли она когда-нибудь по-настоящему? Что за неуместные мысли!
        - Положите руку мне на плечо, - попросил он.
        Ребекка повиновалась, и Роберт ощутил легкое и неуверенное прикосновение ее пальцев.
        Как он и предвидел, незадачливый поклонник Ребекки добрался до их уголка сада, однако лорду Уоттсу потребовалось некоторое время, чтобы заметить мнимых любовников.
        Что ж, здесь его репутация сыграет ему на руку, подумал Роберт. Никто не подумает, будто он зажал в уголок невинную молодую женщину. Его любовницами всегда были умудренные опытом дамы, которых не интересовали постоянные отношения. Ребекка Марстон совершенно не походила на них, поэтому вряд ли Уоттс смог бы догадаться.
        Роберт повернулся к Уоттсу, давая тому возможность узнать его, и отчетливо произнес:
        - Я был бы премного благодарен, если бы вы ушли отсюда, милорд.
        - Ох… прошу меня простить, Нортфилд. Я тут кое-кого искал… Сейчас уйду. - В голосе лорда слышалось смущение. - Простите. Не ожидал вас тут встретить. Мне нужен кое-кто другой.
        Роберт молча отвернулся якобы поцеловать молодую женщину, чье нежное тело почти прикасалось к нему, и он явно ощущал под платьем ее теплую упругую грудь и вдыхал дурманящий аромат духов - опыт подсказывал ему, что это жасмин.
        Его любимый аромат.
        У Ребекки поразительно нежная кожа, думал Роберт, едва касаясь ее щеки и прислушиваясь, как этот клоун Уоттс уходит прочь.
        К досаде Роберта, его тело начало реагировать на близость Ребекки и манящий запах ее духов.
        Но к счастью, он сумел прислушаться к голосу разума. Да, у нее прекрасная кожа, гибкое тело, блестящие в лунном свете волосы. А сколько ей лет? Девятнадцать? Самое большее двадцать? Ей вполне можно выходить замуж. И если отец заметит ее исчезновение и решит последовать…
        Учитывая отношение к нему сэра Бенедикта, на рассвете они могут сойтись на дуэли.
        Роберт поспешно выпрямился и шагнул назад.
        - Возможно, вам стоит переждать тут несколько минут. Я все равно собирался уходить и покину сад через задние ворота.
        Ребекка кивнула, глядя на него, чуть приоткрыв губы:
        - Спасибо. Вы очень изобретательны.
        Ее губы соблазнительно блестели. И даже скромный наряд не мог скрыть фигуру, которая самой природой была создана привлекать внимание мужчин. В отличие от некоторых его знакомых Роберт не очень любил миниатюрных женщин. И хотя Ребекка была на голову ниже его, рост у нее был значительно выше среднего, и наверняка ее обнаженная грудь поражала воображение - Роберт отметил это взглядом знатока. Ничего удивительного, если Уоттс болтается по саду в поисках этой прелестной юной леди.
        Наверное, Роберт так же глуп, как Уоттс, стоя с ней наедине в темном саду и мечтая прикоснуться к этому соблазнительному телу, а теперь доказательством его сладострастных мечтаний были ставшие довольно тесными брюки.
        А ведь Ребекка, судя по всему, совершенно невинна и неопытна. Пора уходить как можно скорее.
        Роберт беспечно улыбнулся:
        - Пожалуйста. - И хотя разум уже подавал ему тревожные сигналы, он все же не удержался и добавил: - Если вам когда-нибудь понадобится спрятаться от других назойливых поклонников, дайте мне знать.
        После этого он благоразумно развернулся и покинул Ребекку.

        Глава 3

        Не стоит пренебрегать элементом неожиданности. Помните - мужчины любят разнообразие. Если вы им его предоставите, они не станут искать развлечений в другом месте.

    Из главы «Как понять свою жертву»
        - Не хочешь поведать мне, о чем ты думала? - спросила Лия, неодобрительно приподняв бровь.
        Был чудесный теплый осенний день, на небе ни облачка, и молодые женщины расположились в маленьком саду старшей сестры Брианны. Одна из дочерей Лий носилась неподалеку, с пронзительным радостным визгом падала на траву и каталась по ней, не боясь запачкать кружевное платьице. Брианна следила за проделками племянниц, едва скрывая улыбку.
        - О чем это ты?
        Сестра бросила на нее испепеляющий взгляд. Лия была на пять лет старше, стройная и с такими же светлыми волосами. Между ними было явное сходство, только Лия всегда отличалась некоторой чопорностью.
        - Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Этот случай попал на страницы всех газет - на тебе было платье французской модистки, о котором опера шепталась весь вечер. По общим отзывам, это был либо последний писк моды, либо самый провоцирующий наряд, который когда-либо носили на публике:
        Несмотря на свой высокий титул и положение в обществе, Брианна почувствовала себе ребенком, которого распекает старшая сестра.
        - Платье довольно смелое, - призналась она, - но у меня имелась веская причина надеть его. И потом, там были и другие женщины с не меньшими декольте.
        - Надеюсь, ты понимаешь, тебе многие завидуют. - Лия подняла дочь на руки, отряхнула травинки с ее платья и снова отправила играть с двумя другими детьми, после чего опустилась на нагретую солнцем скамейку, придерживая пышные юбки. - Разве столь вызывающий поступок может остаться незамеченным? Ты ведь герцогиня Ролтвен.
        - Я всего лишь пыталась привлечь внимание Колтона, а не кого-то еще.
        - О чем ты говоришь? Мне кажется, он проявляет к тебе достаточно внимания. Он твой муж.
        - В тот вечер он не отрывал от меня взгляда. - Улыбнувшись про себя, Брианна припомнила поездку в экипаже.
        - И что это значит?
        Брианна небрежно пожала плечами. На самом деле случившееся глубоко затронуло ее.
        - Что плохого, если я хочу немного большего от нашего брака?
        - Мне казалось, ты была на седьмом небе от счастья, выходя за Колтона, и безумно влюблена в своего мужа - что несколько старомодно в наши дни, - слегка нахмурившись, заметила Лия.
        Чистая правда. Но трудность заключалась именно в этом. Если бы Брианна просто хотела выйти замуж за влиятельного герцога, она могла бы удовольствоваться статусом, деньгами и влиянием, которые давало ей ее нынешнее положение. Но она бы выбрала Колтона - впрочем, как и Лия своего Генри, - даже если бы он был ничем не примечателен.
        - Я люблю Колтона, но дело не в этом. То есть, наверное, в этом. - Брианна лениво расправила шелковое платье, не отрывая взгляда от играющих детей. - Думаю, он рад, что женился на мне. Знаю, я ему нравлюсь, ему хорошо со мной, хотя, с моей точки зрения, мы видимся недостаточно часто. Но любит ли он меня? В этом я не уверена. В нашем обществе вполне допустим брак без любви. Меня же это не устраивает. Уверена, я была бы довольна жизнью, не будь, затронуты мои чувства. Однако я не желаю быть просто довольной, я желаю быть счастливой. И более того, хочу, чтобы Колтон тоже был счастлив.
        - Сомнительно, чтобы он был счастлив, когда ты появилась на публике полуобнаженная, - резонно заметила Лия.
        - Это его очень разозлило, - призналась Брианна. - Но в то же время, может быть, впервые с момента нашего знакомства он почувствовал, что я тоже личность и не всегда бываю предсказуемой, нравится ему это или нет. - Она не удержалась от лукавой улыбки. - И кроме того, когда мы остались наедине, я четко поняла - платье Колтону все же понравилось. Только по этой причине я его надела. До сих пор мы жили по правилам Колтона, но скоро это изменится. Я хочу, чтобы мы не просто существовали под одной крышей, а были близки друг другу.
        Некоторое время Лия молчала и вдруг рассмеялась:
        - Ясно! У тебя такой решительный вид. В детстве тебя было невозможно переубедить, стоило тебе вбить что-то в голову. Похоже, у бедняги действительно нет шанса. Понимает ли Колтон, во что он ввязался?
        Брианна вспомнила о книге и невозмутимо ответила:
        - Он и понятия об этом не имеет.

        Происходило что-то странное, и в этом не было ни малейшего сомнения.
        Когда распахнулась дверь в его спальню, Колтон слегка насторожился. За ужином Брианна была очень оживленной, и, не будь у них гостей, он прямо спросил бы ее, почему она ведет себя так необычно. Он мог бы поклясться, она нервничала, но он и представить не мог, отчего. Лорд и леди Блэк почти не разговаривали, а только молча ели, так что вряд ли Брианну так воодушевило их присутствие.
        - Уже поздно, и я отправила служанку спать. Ты не поможешь мне снять платье? - Брианна вынула из волос шпильки, и в тусклом свете Колтон увидел, как блестящие светлые локоны упали ей на плечи. Босая, она медленно подошла к нему, вопросительно приподняв брови.

«Ты не поможешь мне снять платье?» Что может быть приятнее этого?
        Чуть дрожащими пальцами Колтон расстегнул застежки ее вечернего платья. Оно соскользнуло с изящных плеч и упало на пол. Под ним оказалась сорочка, так не похожая на скромные платья Брианны. Это были просто прозрачные кружева, словно на ней и вовсе ничего не было. Колтон затаил дыхание и глухо произнес:
        - Вижу, мадам Эллен снова взялась за свою скандальную работу.
        Обернувшись, Брианна лукаво улыбнулась:
        - Лето выдалось теплым, поэтому мне захотелось заказать себе более легкое белье.
        - Да, очень тепло, - хмуро пробормотал Колтон, ослабив узел шейного платка, а потом и вовсе снял его.
        - Мне вернуться к себе?
        Он почти не расслышал тихого голоса Брианны. Розовые соски идеальной формы резко выделялись под рубашкой, и тонкий материал еще отчетливее подчеркивал ее полные груди. Сорочка доходила до середины бедра, и Колтон ясно видел завораживающий темный треугольник.
        - Прошу прощения?
        Ее легкий смех прозвучал вызывающе, нежные губы чуть скривились.
        - Я спросила, уйти ли мне к себе, но, полагаю, - Брианна посмотрела на заметную выпуклость на узких брюках Колтона, - это говорит само за себя. Ты мне помог, а теперь моя очередь.
        К изумлению Колтона, в этот момент его прекрасная, утонченная молодая супруга опустилась перед ним на колени и начала расстегивать его брюки. Прикосновение ее тонких пальцев невероятно возбуждало, он почувствовал, как желание становится еще сильнее, и почти перестал дышать, когда Брианна, наконец, справилась с последней пуговицей. Наконец-то он освободился от сковывающих брюк.
        - Брианна, - хрипло прошептал Колтон, когда она начала ласкать его, отчего все его тело содрогнулось, - что ты делаешь?
        С нескрываемым любопытством она посмотрела прямо в лицо Колтону, словно юная нимфа с длинными вьющимися волосами и соблазнительным телом. Ее ресницы чуть дрогнули, и Колтон ощутил, как его обдало жаром, когда Брианна чуть подалась вперед с вполне очевидным намерением. Ее мягкие губы подарили ему ни с чем не сравнимое ощущение.
        Никогда в жизни Колтон не был так разгневан, и никогда ему не было так хорошо.
        Да, у него были любовницы до брака, ублажавшие его подобным образом, но то были опытные женщины, а не благовоспитанные, невинные юные леди, которым не пристало знать о таких вещах. Колтон потянулся было к волосам Брианны с твердым намерением выяснить, где это его жена научилась вести себя столь распутно, но как только его пальцы запутались в шелковистых прядях, он издал глухой стон, и все его тело содрогнулось. Позабыв обо всем, он сам подался ей навстречу. Это вышло случайно, и он попытался было отодвинуться, но прикосновение Брианны снова заставило его застонать. Он задрожал и уже был не в состоянии просить Брианну остановиться, и у него не было ни малейшего намерения сделать это, пока губы Брианны касались его плоти. Подобные вещи не пристали джентльменам, но желание было просто невыносимым.
        - Довольно, - прорычал он, найдя в себе силы высвободиться из объятий Брианны. Он почти швырнул ее на кровать. Она была полуобнажена, ее золотистые локоны разметались. Схватив подол сорочки, Колтон услышал треск деликатной материи, и ему в голову пришла безумная мысль: раз уж одеяние испорчено, то лучше его просто побыстрее сорвать. Брианна негромко вскрикнула, увидев, как он разрывает на ней сорочку.
        Она смотрела на Колтона, лежа перед ним во всей своей великолепной наготе. Он понимал: если завершит начатое прямо сейчас, то обманет ее ожидания и лишит удовольствия. Поэтому он принялся медленно расстегивать пуговицы своей льняной рубашки, но махнул рукой и резко стянул ее через голову.
        - Если вы желаете поиграть в порочные игры, мадам, - произнес он, любуясь обнаженным телом жены, - то теперь моя очередь.
        Брианна облизнула губы.
        - Я готова играть в любую игру, в какую захочешь играть ты.
        - Эта тебе понравится. - Забравшись на кровать, Колтон принялся ласкать ее груди, поцеловал в живот и уткнулся лицом между бедер.
        Брианна ахнула и на мгновение сомкнула ноги, словно испугавшись этого недозволенного поцелуя, но Колтон был начеку. Он медленно развел ее бедра и вновь поцеловал низ живота, лаская и дразня Брианну также, как она дразнила его, и чувствуя, как она начинает медленно возбуждаться. У нее был такой сладкий вкус, и Колтон еще больше воспламенился от ее стонов. Через несколько секунд Брианна начала дрожать и вцепилась в него руками. Не дав ей времени опомниться, Колтон быстро вошел в нее.
        Все произошло очень быстро. После первых трех толчков во влажном жаре ее тела Колтон ощутил неземную эйфорию, закрыл глаза и на миг застыл. Брианна провела руками по его влажной спине, и когда наконец наступила развязка, сжала пальцы. Тело Колтона дрожало от напряжения.
        Собравшись с силами, Колтон посмотрел на обворожительную женщину в разорванной кружевной сорочке, лежавшую в его объятиях.
        - Может быть, скажешь, - тяжело дыша, спросил он, - что на тебя нашло, моя милая?
        Пальцы Брианны скользнули по его пояснице.
        - Мне кажется, Колтон, ты еще внутри.
        Он сдавленно рассмеялся.
        - И здесь восхитительно, но я говорил совсем о другом. - Волосы Брианны пахли цветами, и Колтон не удержался и поцеловал ее длинную шею, вдохнув сладкий аромат. - Почему тебе вдруг пришло в голову…
        Как вообще мужчина может вежливо спросить у дамы, почему она решила выбрать такой способ доставить ему удовольствие, мрачно подумал Колтон. Он чувствовал себя неловко, а Брианна очевидно, посмеивалась над тем, как он пытается подобрать нужные слова. Внезапная смена ролей в их отношениях была непривычна для Колтона. Это ведь он был искушенным любовником. Брианна была девственна, знала лишь то, чему научил ее муж, а уж он-то никогда бы не попросил ее сделать нечто, способное, по его мнению, ужаснуть ее. Вполне допустимо, если таким способом захочет ублажить мужчину распутная женщина, но совсем другое дело - юная и чинная супруга, на которой он к тому же женат всего три месяца.
        - Я думала, тебе понравилось, - чуть хрипловатым чарующим голосом ответила Брианна, нежно поглаживая обнаженную спину Колтона.
        Понравилось? Это еще мягко сказано.
        Сердце Колтона бешено билось, но он постарался говорить спокойно и уравновешенно:
        - Мадам, вы сами знаете, какое неземное удовольствие я получил, однако вы уклоняетесь от ответа.
        - Неужели и в такой момент нужно пытаться разложить все по полочкам? - Брианна слегка выгнула спину и еле слышно прошептала: - Ты еще такой большой.
        От этих слов Колтона опять охватило невыносимое желание. Брианна говорила правду: он по-прежнему был возбужден, несмотря на всю силу испытанной только что страсти. Поэтому Колтон решил пока не допытываться причин невиданного поступка жены. Сейчас настала пора для любви. Он поцеловал нежные губы Брианны и прошептал:
        - Наш разговор не окончен. Мы продолжим его в другое время.
        Книга леди Ротбург оказалась настоящим источником вдохновения.
        Довольная и чуть сонная, Брианна уютно расположилась в объятиях мужа часы спустя после своего нежданного появления в его спальне. После первого шквала жгучей страсти Колтон продолжал любить Брианну нежно и медленно, чтобы она насладилась каждым прикосновением их тел, ласкал ставшие чувствительными груди, щекотал впадинку за ухом и долго и страстно целовал ее.
        Брианна решила, что ее муж уснул, пока он вдруг тихо не прошептал:
        - Прости, я испортил твою сорочку.
        Брианна приподняла голову, пытаясь прочитать выражение его лица. Без строгого костюма, с растрепанными каштановыми волосами, Колтон совсем не походил на утонченного герцога, за которого она выходила замуж. Он был необыкновенно красив: худощавое, сильное, мужественное тело, и Брианне вдруг пришло в голову, что за более чем три месяца их супружеской жизни она практически ни разу не видела его обнаженным. В ее комнату он приходил в халате, к тому же все происходило в полной темноте. Кажется, совет сработал.
        - Тебе правда жаль? А вот мне нисколько, - игриво ответила Брианна.
        - Мне кажется варварством разрывать одежду жены. - Колтон чуть опустил ресницы.
        - Поверь мне, ты прощен. Брианна была предельно искренна.
        - Ты застала меня врасплох, дорогая.
        И он ее тоже, с этим порочным поцелуем в низ живота. Впервые прочитав совет леди Ротбург, Брианна пришла в ужас, но затем поняла, какое удовольствие доставила Колтону. Да так, что он не сдержался и разорвал на ней белье!
        Вот это настоящая победа.
        Какое упоительное сочетание безудержной дикой страсти и нежности, с удовольствием подумала Брианна. До того вечера в опере она знала лишь ласку, но, оказывается, и страсть, и нежность были равно хороши. Брианна и подумать не могла, как ей понравится эта дикая, неукротимая страсть, а ее желание еще больше распаляло мужа.
        У Брианны кружилась голова. С этого дня мадам Эллен будет шить все ее нижнее белье исключительно из тончайшего кружева.
        - Надеюсь, я был не очень напорист. - Пальцы Колтона скользнули по ее руке.
        - Разве ты заметил какие-нибудь возражения с моей стороны?
        - Нет. - Улыбка, наконец, озарила его лицо, но тут же исчезла. - И все же я вел себя несдержанно.
        Колтон был расстроен, ведь он потерял контроль над ситуацией. Брианна ожидала этого. Он привык принимать решения не только за себя, но и за других. Но теперь их стало двое, и Колтон уже не один распоряжался всем. Остается надеяться, он скоро это поймет.
        - Я очень счастлива, Колтон. - Брианна зевнула. - Счастлива и устала, но это меня не беспокоит.
        - Думаю, ты права, дорогая.
        Брианна потерлась щекой о чуть влажную мускулистую грудь Колтона, надеясь, что он не предложит ей вернуться в свою комнату. Обычно это он приходил к ней в спальню по заведенному после первой брачной ночи порядку. Каждый раз все было почти одинаково, но Брианна не удивлялась этому, поскольку Колтон любил упорядоченность во всем. Он ждал, пока она ляжет и отпустит служанку, вежливо осведомлялся, не очень ли она устала, а затем принимался тушить свечи. Никогда прежде он полностью не раздевал ее, а лишь прикасался к ее телу сквозь ночную сорочку, слегка приподнимая подол, и всякий раз был предельно осторожен и нежен. Когда все было конечно, Колтон всегда возвращался к себе. Изредка он ждал, пока Брианна заснет, но обычно столь же вежливо прощался и уходил.
        Что ж, вполне разумно, размышляла Брианна, поскольку во всем высшем свете считалось модным, когда супруги спят в разных комнатах, а Колтон был прагматичен до мелочей. Если у него есть собственная спальня, то почему он должен проводить ночь в другом месте?
        Возможно, он и прав, но все это ужасно сердило Брианну.
        Конечно, она с самого начала получала удовольствие от ласк мужа, даже в самую первую ночь ему удалось пробудить в ней желание, но ей всегда казалось, будто она что-то отдает ему, а он просто берет. Поистине эти сдержанные, скрытные встречи вполне соответствовали понятию супружеского долга. Брианна никогда бы не сказала
«нет», однако ей претила сама мысль назвать это прекрасное чувство единения долгом.
        До сегодняшней ночи она никогда бы не назвала себя возлюбленной Колтона. Женой, но не возлюбленной. Теперь же она, наконец, лежала в его постели, обнаженная, испытывая приятную усталость, а Колтон крепко обнимал ее.
        - Брианна, - он слегка коснулся ее щеки, - завтра мне очень рано вставать и предстоит трудный день.
        Она ощутила острое разочарование.
        - У тебя каждый день такой, Колтон.
        - По моему указанию на рассвете здесь будет Роджерс. - Муж говорил спокойно и буднично, словно они не предавались только что любви, забыв обо всем на свете.
        - Боже упаси, если слуга застанет меня в твоей постели. - Брианна села, откинула длинные волосы и с вызовом взглянула на мужа. - Полагаю, мне пора уходить, раз я выполнила свой долг.
        Колтон так удобно расположился на хрустящих белых простынях, его кожа была еще чуть влажной от пота, но слова Брианны заставили его нахмуриться.
        - Я бы так не сказал. Просто не хочу разбудить тебя, когда буду вставать.
        - Какая чуткость!
        - Так и есть. - Колтон приподнял брови. - Но, судя по твоему язвительному тону, ты со мной не согласна.
        - Порой мне кажется, ты самый бестолковый мужчина во всем Лондоне. - Брианна выскользнула из постели, уговаривая себя, что никто не может измениться столь быстро, а ее не желающий ничего понимать муж - особенно тяжелый случай. Она была уверена: он ужаснется, если ему придется меняться и соответствовать романтическим ожиданиям своей жены. К тому же само слово «любовь» он произносил крайне редко.
        - Не соизволишь мне объяснить, отчего я вдруг стал бестолковым, если просто хочу дать своей жене возможность поспать? - Колтон из-под прикрытых век следил, как Брианна собирает свою разбросанную одежду. И хотя его поза по-прежнему оставалась расслабленной, губы были плотно сжаты.
        - Нет. - Брианна повернулась, чтобы он увидел ее обнаженную спину, и направилась к двери, разделяющей их спальни: - Спокойной ночи, ваша светлость.
        Ей показалось, муж тихо выругался.
        Что, черт возьми, только что произошло?
        Колтон лежал в постели и смотрел в потолок, недоумевая, стоит ли ему пойти к жене и потребовать объяснений. Пожалуй, ему надо было прояснить два вопроса, нет, даже три. Определенно Брианна должна была дать ему ответы на три вопроса.
        Во-первых, ее платье. Колтон по-прежнему недоумевал, зачем она его надела. После этого она изумила его, сделав то, о чем вообще не могла иметь ни малейшего понятия - в этом Колтон мог поклясться, - а теперь… Он так и не понял, что именно произошло несколько минут назад.
        Колтона беспокоило, что, возможно, после одной из самых страстных ночей в его жизни он совершил какой-то промах и обидел жену. Странно, ведь он был совершенно уверен - никогда они не были так близки, как лежа вместе в постели и испытывая блаженную усталость. Как упоительно было сжимать Брианну в объятиях, теплую и раскрасневшуюся от удовольствия, ее стройное тело стало с ним словно единым целым, густые шелковистые волосы разметались у него на груди. С первого момента их близости Брианна была необычайно отзывчива, но сегодняшняя ночь оказалась просто неповторимой. Пока он, очевидно, все не испортил.
        Колтон мрачно уставился на плотно закрытую дверь.
        Так, значит, сорвать с нее всю одежду вполне прилично, а проявить заботу, чтобы не разбудить ее утром, - нет?

«Боже упаси, если слуга застанет меня в твоей постели…»
        Брианна горько ошибалась, если считала, будто Колтон позволит другому мужчине, будь он хотя бы слуга, увидеть ее во всем ее обольстительном великолепии - эти золотистые волосы и бледную кожу, прикрытую лишь тонкой простыней. Это их жизнь, и ослепительная красота Брианны принадлежит лишь ему.
        Колтон решил поговорить с ней, когда пройдет усталость, и постараться понять ее странное поведение.
        Однако несмотря на тяжелый день и несколько страстных часов любви, он никак не мог заснуть.
        Лежа в почти полной темноте - лишь слабый лунный свет пробивался сквозь шторы, - Колтон пришел к выводу, что происходит нечто странное. Его мир пошатнулся, а ведь он всегда вел такое размеренное существование.

        Глава 4

        Избегайте мужчин, пытающихся казаться тем, чем они на самом деле не являются. Даже если вы всего лишь хотите на мгновение забыться в объятиях любовника, не стоит недооценивать его как личность. Я питаю особую слабость к юным повесам, потому что они ведут себя искренне и открыто, ничуть не скрывая быстротечности своего увлечения. Отсюда их несравненное очарование. Вам несказанно повезет, если удастся завоевать любовь такого мужчины.

    Из главы «Эти милые и опасные джентльмены»
        Лошади шли бок о бок - настолько же разные, как и их всадники. Роберт, конечно, выбрал своего любимого жеребца берберийской породы. Этим норовистым животным порой трудно управлять, но если требуется выносливая и быстрая лошадь, лучше ее не найти. Его старший брат, и это неудивительно, предпочел чистокровную лошадь с изящными ногами и массивным крупом, исключительно подходящую для коротких расстояний, - лучшую среди породистых лошадей во всей Англии. Завоевав множество призов на скачках, Тебес, этот племенной жеребец, находился теперь на заслуженном отдыхе, но Колтон все же ездил на нем, потому что это было его любимое животное и к тому же выгодное приобретение.
        Они прекрасно подходили друг другу, благородный герцог и холеный конь-чемпион, с удивлением подумал Роберт, хотя обычно всегда спокойное лицо его брата омрачала сегодня какая-то тень.
        - Я совершенно не в силах понять свою жену.
        - Женщина сбила тебя с толку? - Роберт не сумел удержаться от смеха. - Какая новость!
        Колтон одарил его ледяным взглядом:
        - От твоего смеха мало толку.
        - Так тебе нужна помощь?
        После недолгого раздумья Колтон уклончиво ответил:
        - Возможно. Она ведет себя эксцентрично.
        В это чудесное осеннее утро в парке было довольно много гуляющих, братья то и дело раскланивались со знакомыми, и им пришлось отложить разговор, пока они вновь не оказались одни на тропе. Над ними сияло чистое голубое небо с редкими прозрачными облачками.
        Роберт мягко заметил:
        - На прошлой неделе во время завтрака у бабушки Брианна вела себя вполне нормально. Я не заметил ничего эксцентричного, однако мы ведь видимся не каждый день.
        Верно. У Роберта был собственный дом в городе, поскольку он отказался жить в огромном семейном особняке в Мейфэре. Он не был герцогом, не был даже вторым по линии наследования - привилегия принадлежала его старшему брату Дэмиену, - и Роберт предпочитал жить, как ему заблагорассудится.
        Наступило напряженное молчание. Колтон так сильно натянул поводья, что Тебес вскинул голову. Словно извиняясь, он похлопал лошадь по шее.
        - Со стороны это незаметно, но, поверь мне, я вижу разницу.
        Его старший брат редко бывал так расстроен. Роберту стало любопытно. Он оглянулся через плечо и наморщил лоб:
        - Тебе придется все объяснить, Колт.
        - Да я и сам этого, черт возьми, не понимаю!
        Раздражение в его голосе сбивало с толку сильнее просьбы совершить утреннюю верховую прогулку. Роберт терпеливо ждал, лошади медленно шагали по извилистым дорожкам среди травы и деревьев. Утро выдалось необычайно теплым и спокойным.
        - Прошлой ночью она… скажем, это было неожиданно.
        Весьма исчерпывающее объяснение, зато теперь Роберт имел слабое представление, о чем собирается или не собирается поведать Колтон, поскольку на лице его обычно невозмутимого брата появился легкий румянец.
        - Ты имеешь в виду - в постели? - без обиняков спросил Роберт.
        Колтон бросил на него быстрый взгляд и коротко кивнул.
        - А это «неожиданно» было хорошо или плохо? - В конце концов, это Колтон прислал ему приглашение на прогулку, и именно он искал сейчас совета. Если Роберту ради этого пришлось отказаться от утреннего сна, им нужно начать разговор, а не ходить вокруг да около.
        - Хорошо, - ответил Колтон, но тут же поправился: - Честно говоря, очень хорошо.
        - Меня не интересуют интимные подробности вашего брака, Колт, но ты первый об этом заговорил.
        - Знаю. - Герцог Ролтвен был явно не в духе. - Прости, - примирительно добавил он. - Одно дело обсуждать женщин вообще, и совсем другое - говорить о моей жене.
        Роберт промолчал. Ему не приходилось сталкиваться с подобной ситуацией.
        - Это останется между нами.
        - Конечно. - Колтон вообще был скрытным человеком, и тем более интересный оборот приобретал их разговор.
        Колтон устремил взгляд на деревья, словно ничего более захватывающего в мире не было.
        - Черт возьми, не знаю, как сказать! Она сделала такое, чего никогда не делала раньше.
        - Непонятно, - пробормотал Роберт. - Приказала подать чай после всего? Раздевалась, напевая? Совершенно голая танцевала у окна? Предложила служанке присоединиться? Выражайся точнее. Недоговоренность - для дам, сплетничающих за бокалом хереса. Я не умею читать мысли.
        - Ладно, ладно, - проворчал Колтон. - Брианна взяла у меня в рот. И, кроме того, у нее это получилось просто прекрасно.
        В голове Роберта мелькнула мысль, что его брату несказанно повезло, но он решил благоразумно промолчать и осторожно спросил:
        - И ты был против?
        - Боже мой, конечно, нет. - Колтон нервно рассмеялся, и в его голубых глазах промелькнуло беспокойство. - Просто не могу понять, где она об этом узнала.
        - Не от тебя?
        - Нет, она же леди. Я бы никогда не попросил ее о подобном.
        Занимался рассвет. Удобно расположившись в седле, Роберт едва сдерживал смех.
        - По-моему, ты мучаешься из-за того, о чем мечтали бы большинство других мужчин. Соитие - естественный и спонтанный процесс. У Брианны есть замужние подруги. Возможно, супруг одной из них не настолько утонченная натура. Женщины любят об этом болтать. Это одно из их любимых занятий.
        - Но только не о происходящем за запертыми дверями спальни.
        - А почему бы и нет?
        - Это деликатная тема.
        Неужели постоянное пребывание в тени герцогского титула настолько завладело вниманием его брата, что он позабыл о реальном мире? - мелькнула мысль в голове Роберта.
        - Колт, подумай сам. Женщины обожают романтические истории. По своей природе они намного чувствительнее мужчин. Нет, конечно, они постоянно не обсуждают все в мельчайших подробностях, да и зачем? Ведь это очень просто. Если все делать правильно, оба супруга получают огромное наслаждение, и, несмотря на некоторые различия, в остальном у всех все одинаково. Мужчины больше обращают внимание на пышность форм, на то, насколько страстная или умелая их партнерша, однако женщины хотят совершенно иного. Нежные слова, легкое прикосновение пальцев к волосам, какие-нибудь поэтичные строки о восходе солнца, когда утром они просыпаются вместе. Что в этом может быть плохого?
        - Ты лишь подтвердил мою правоту, - резко ответил Колтон. - Кто мог ей сказать, будто мне понравится распутное поведение?
        - Кажется, ты только что сам в этом признался.
        - Это к делу не относится, Робби.
        Как раз наоборот, однако, Роберт решил пока не спорить, а вместо этого принялся терпеливо объяснять:
        - Даже если женщины рассматривают интимные отношения иначе, чем мужчины, мне кажется вполне естественным, если одна из ее знакомых упомянула, насколько может поразить мужчину подобное поведение его прекрасной возлюбленной. Само собой разумеется, они выражались совсем иначе, более утонченно. Я могу представить, как женщины обсуждают, что может понравиться нам. Мужчины думают в основном о себе, а женщины в этом смысле намного менее эгоистичны. Мы сами этого от них требуем.
        Старший брат сердито взглянул на Роберта:
        - На чьей ты стороне?
        Роберт был мужчиной до мозга костей, однако прекрасно осознавал неравенство полов, как в спальне, так и в повседневной жизни.
        - Конечно, на нашей, - твердо ответил он. - Но давай будем честны. Контроль в руках мужчины, и умные женщины это знают. Их жизнь становится только легче, если они делают нас счастливыми, особенно если они принадлежат нам.
        - Брианна мне не принадлежит. - Колтон резко развернулся в седле. Его лицо было надменным, брови приподняты - рассерженный герцог. - Она моя жена, а не пленница или рабыня.
        Роберт не сумел скрыть удивления.
        - Уверен, ты выделяешь ей щедрое содержание, однако, без сомнения, сам же и следишь, как она потратит эти деньги. Ты позволяешь ей принимать приглашения на увеселительные балы, но бьюсь об заклад, оставляешь за собой последнее слово. Она может выходить из дома одна, но лишь в сопровождении служанки или другого надежного лица, так что «одна» - весьма сомнительное понятие в данном случае, верно?
        - Я не какой-нибудь деспотичный…
        - Нет, конечно, - перебил Роберт. - Ты самый обычный муж. Разве мы сами не делаем женщин зависимыми от нас? Мы говорим, что оберегаем их, а на самом деле следим за каждым их шагом.
        Колтон раздраженно выдохнул.
        - Ладно, я согласен, хотя Брианна ни разу не пожаловалась на мои маленькие правила…
        Роберт чуть грубовато хмыкнул. Лично он пришел бы в ярость, если бы кто-то попытался указывать ему, как тратить личные деньги, или стал бы навязывать свое мнение даже по самому пустяковому вопросу, например, о посещении спектакля или званого вечера. Но он был мужчиной и, достигнув совершеннолетия, приобрел полную свободу действий. Однако по традиции последнее слово всегда оставалось за мужьями. Замужние женщины имели столь же мало свободы, как и незамужние, которым приходилось считаться с мнением отца.
        Колтон не обратил внимания на презрительный смешок младшего брата и уверенно продолжал:
        - Я по-прежнему убежден, что Брианна ведет себя странно.
        - А я полагаю, она просто более пылкая и, возможно, чуть более склонная к авантюрам, чем ты думал. Зачем зря ломать голову, если в твоей постели лежит прекрасная, страстная женщина, будь она даже твоей женой?
        Затянутой в перчатку рукой Колтон потер подбородок и прищурился от яркого солнца.
        - Наверное, с одной стороны, глупо переживать по такому поводу, просто Брианна застала меня врасплох. Когда же я поинтересовался, где она научилась таким вещам, она ушла от ответа.
        Роберт с трудом удержался от смеха.
        - Колт, ты единственный, кто способен подвергнуть холодному анализу ночь любви. Мне кажется, ты слишком много думаешь. Ты всегда был таким.
        - Я привык иметь дело с опытными женщинами, - пробормотал Колтон. - Это очень необычно для меня, но, возможно, ты и прав: все происходящее вполне естественно по мере привыкания Брианны к совместной жизни. Две ее ближайшие подруги - графиня Бонэм и Ребекка Марстон. Представить не могу, чтобы Бонэм мог научить подобному свою жену, ведь они женаты еще меньше, чем мы с Брианной. Мисс Марстон не замужем, отец следит за ее поведением, к тому же это утонченная леди. Вряд ли кто-то из них тайком дал моей жене этот бессовестный совет, и я представить не могу, с кем еще Брианна могла обсуждать столь личные вопросы. Полагаю, нечто подобное могла сказать ее сестра, но ведь она уважаемая мать троих детей.
        Упоминание о прелестной Ребекке с глазами цвета моря и блестящими темными волосами вернуло Роберта в тот вечер, когда они стояли, прижавшись к изгороди, его губы почти касались ее губ, и ему передавалась дрожь ее стройного тела. Это происшествие не имело значения, всего лишь недолгая вежливая беседа, а затем поспешное бегство от настойчивого лорда Уоттса, однако за последние несколько дней Роберт не раз возвращался к нему в мыслях. Поразительно, но он никак не мог выкинуть эту встречу из головы.
        Все этот проклятый жасминовый аромат, сердито повторял он про себя. Он пробуждал фантазии о садах с небывалыми цветами, нежной, гладкой коже, еле слышном вздохе…
        Должно быть, он действительно пресытился, раз думает о запретной мисс Марстон. Она девушка на выданье, напомнил себе Роберт и постарался запретить себе, даже мечтать о ней. К тому же после того случая ее отец, сэр Бенедикт, едва удерживался в рамках вежливости, встречаясь с Робертом лицом к лицу.
        - Если тебе интересно мое мнение, забудь о случившемся, Колт, - коротко произнес Роберт, - иначе ты рискуешь лишить свою очаровательную жену уверенности в себе. Я бы на твоем месте сказал ей, что пока она не тратит больше необходимого, пусть распоряжается своими карманными деньгами, как ее душе угодно, а также пошел бы на другие уступки, которые не причинили бы тебе особого неудобства. Совершенно ясно, она стремится доставить тебе удовольствие. Так ответь ей тем же. - Роберт пришпорил коня. - А теперь давай галопом! Мне не терпится испытать Сахира. Сегодня утром он в отличной форме.

        В комнате для музыкальных занятий было тихо, окна закрыты длинными бархатными шторами цвета слоновой кости для лучшего звучания и создания интимной атмосферы. На фортепиано стояла чернильница, и лежало несколько листов линованной бумаги всего с несколькими нотными знаками, а тишину нарушало лишь легкое поскрипывание табурета.
        Этим утром муза ее не посещала, со вздохом призналась себе Ребекка. И так уже несколько дней. Эта новая жизнь доставляла ей одни страдания. Каждое утро она входила в комнату и принималась за те же самые занятия: разложить листы бумаги для записи нот, как только мелодия возникнет у нее в голове, усесться на табурет, тщательно расправив платье, и поднести пальцы к клавишам.
        Но ничего не получалось. Привычная радость творчества покинула Ребекку. Музыка, всегда бывшая ее первой любовью, уступила место новой страсти, отвлекавшей ее от написания мелодий.
        Подперев подбородок рукой, Ребекка задумчиво наигрывала мелодию в фа-диез и несколько мгновений держала палец на клавише. Вот оно. По крайней мере, она нашла кое-что, вместо того чтобы просто сидеть и мечтать о несбыточном.
        Потому что ее мечтам не суждено было сбыться.
        Теперь-то Ребекка знала, каково это - быть так близко к Роберту, вдыхать запах мужского одеколона и свежего белья, ощущать прикосновение его губ к своей коже, чувствовать его сильное худощавое тело.
        Ребекка прекрасно понимала, как нелепо ее безнадежное увлечение человеком, на счету которого значится множество побед. Не говоря уж о презрительном отношений к Роберту ее отца.
        Стук в дверь прервал ее мечты об объятиях Роберта Нортфилда. Ребекка молилась, чтобы это был не дворецкий или служанка с сообщением о визите лорда Уоттса.
        - Да?
        Дверь распахнулась, и, к радости Ребекки, в проеме показалась голова Брианны.
        - Бек, я надеялась, ты будешь дома. Поэтому попросила Хейнса не объявлять о моем приходе, чтобы не беспокоить тебя. Если ты занята, я зайду позже.
        В то время как родители Ребекки считали написание музыки уделом «синих чулок», Арабелла и Брианна понимали подругу и ценили ее увлечение. Они были лучшими слушательницами ее сочинений, и когда ей хотелось поделиться своим новым творением, всегда уверяли ее, что мелодия их очаровала. Ребекка покачала головой:
        - Я пытаюсь работать, но ничего не выходит. Возможно, беседа с тобой, дорогая, что-нибудь изменит. Проходи.
        Может быть, ей следовало пригласить герцогиню в гостиную, но это была лишь Брианна, ее сердечная подруга. Действительно, гостью необычайно обрадовало отсутствие церемоний, и она, расправив пышные голубые шелковые юбки, заняла обитое вышивкой кресло. Ее светлые волосы были просто собраны на затылке - чтобы подчеркнуть красоту Брианны, не требовались изысканные прически. Ребекка часто думала, что скромность подруги делала ее еще более привлекательной, поэтому-то один из самых завидных английских холостяков обратил на нее внимание. Для столь молодой особы герцогиня Ролтвен была очень выдержанна и элегантна.
        В прошлый сезон все трое произвели в свете большое впечатление. С тех пор Арабелла и Брианна успели выйти замуж, оставалась в одиночестве только Ребекка. Она отклоняла одно предложение за другим из-за своего злополучного увлечения Робертом Нортфилдом, который - и в этом она была совершенно уверена - даже не помнит ее имени.
        Может быть, она вовсе не была столь интересной, как думала.
        - Я собираюсь пригласить гостей, - с ходу провозгласила Брианна.
        Ребекка удивилась ее смелости.
        - Я думала, у вас с герцогом и без этого назначено много приемов.
        Брианна поморщилась.
        - Так и есть. Стрельба из лука, в которой я почти ничего не смыслю, музыкальные вечера, постановка пьес. Вечера пользуются большой популярностью, особенно осенью. Надеюсь, Колтон приятно удивится, потому что это в честь дня его рождения, который будет через несколько недель. Знаешь, для мужчины, которому принадлежит половина Британии, ужасно трудно выбрать подарок. У него есть все на свете. Думаю, вечер ему понравится, хотя не могу быть полностью уверена. Мы можем устроить его в Ролтвен-Мэноре, и там мне поможет его бабушка. Она будет в восторге, к тому же этот огромный дом надо использовать почаще. Если не считать слуг, она почти всегда в нем одна.
        - Мне казалось, ты там недавно была.
        - На дне ее рождения, - объяснила Брианна. - Поместье недалеко от города, и мы долго не задержались, всего на одну ночь. Роберт оставался и того меньше. Влетел в дом и почти сразу же уехал. А Дэмиен и вовсе не смог приехать, потому что он все еще в Испании и вернется только на следующей неделе. Я хочу пригласить лишь близких друзей и родственников, так что это будет не пышный прием, а, надеюсь, нечто более приятное и интересное.
        Ребекка пыталась представить герцога Ролтвена за ужином в домашней обстановке, но не смогла. Он не из тех, кто веселится на лужайке с луком или участвует в шуточном представлении. Колтон всегда такой сдержанный и серьезный, хотя пару раз Ребекка заметила его улыбку, предназначенную жене и придавшую его лицу более мягкое выражение. Ребекка знала его недостаточно хорошо, чтобы решить, понравится ли ему праздник в родительском доме, однако Брианна была настроена оптимистично, поэтому Ребекка сдалась.
        - Уверена, все пройдет отлично.
        - Надеюсь. Я должна следить, чтобы Колтон не переутомлял себя все время работой. - Брианна слегка сдвинула пушистые бровки. - Честно говоря, не знаю, будет ли он доволен, тем не менее, я уже приняла решение. Мы женаты более трех месяцев, а я его все еще не знаю. Похоже, все не совсем так, как я ожидала.
        Родители уже ясно дали понять Ребекке, что не намерены долго ждать и когда-нибудь ей придется сделать свой выбор, поэтому она прямо спросила:
        - А чего именно ты ожидала?
        Брианна задумчиво перебирала пальцами оборку платья.
        - Когда Колтон ухаживал за мной, я считала его отчуждение вполне нормальным. В конце концов, при первой встрече он производит впечатление несколько сурового человека. К сожалению, после моего замужества ничего не изменилось. Да, Колтон всегда щедр и безукоризненно вежлив. Порой его обходительность сводит меня с ума. Наверное, я ожидала более близких отношений, но все осталось как прежде. Мы живем в одном доме, я ношу его фамилию, он входит в мою спальню, но в остальном мы будто чужие. Я знаю, он проводит больше времени в своем клубе, чем со мной, и считает, что его жизнь должна оставаться в точности такой же, какой она была до брака. Мне кажется, у Колтона какие-то старомодные взгляды на отношения мужчины и женщины.
        - Вряд ли их можно назвать старомодными, - резко, возразила Ребекка. - Если он считает, что каждая женщина должна вести себя определенным образом, выхода замуж в определенном возрасте и неукоснительно исполнять правила, установленные обществом и семьей, то в этом он не одинок. К несчастью, это вполне традиционный взгляд на вещи.
        Брианна выпрямилась и пристально посмотрела на подругу:
        - Ты говоришь с такой горячностью. Что произошло? Родители снова на тебя давят?
        - Это еще мягко сказано. Мне каждый день напоминают: это мой второй сезон. Все бы ничего, если бы те поклонники, которые по душе моим родителям, хотя бы немного нравились и мне. - Несмотря на все усилия, Ребекка не сумела скрыть горечь в голосе.
        - Неужели никого нет? - с сочувствием посмотрела на нее Брианна. - Знаю, твой отец не желает идти на компромисс относительно качеств будущего зятя, и это вполне может отпугнуть знакомых мужчин, но, Бек, тебе ведь много раз делали предложение. Неужели никто так и не поразил твое воображение? Ни один красивый молодой джентльмен не заставил твое сердце забиться сильнее?
        В голове у Ребекки тут же возник образ Роберта. Отблеск пламени свечей в его каштановых волосах, точеная линия скул, его лукавая улыбка, изящная непринужденность движений в танце…
        И всякий раз он был с какой-то другой женщиной.
        Страшно, когда твои друзья так проницательны.
        - Нет, никого нет, - как можно спокойнее ответила Ребекка.
        Брианна прищурилась:
        - Глупости! Ты покраснела.
        Вот это конфуз!
        - Ничего подобного.
        - Однако красные пятна на твоих щеках выдают тебя. Прошу, перестань меня дразнить. Ты никогда не выглядела такой смущенной.
        Ребекка очень хотела рассказать кому-нибудь о своем увлечении Робертом Нортфилдом, однако Брианне скорее всего этого знать не следовало. Ребекка безоговорочно ей доверяла, но ее подруга была еще и женой брата Роберта. К тому же она не была уверена, что Брианна, как и ее отец, не ужаснется, узнав о ее любви к печально известному повесе.
        Однако Ребекка очень хотела рассказать обо всем подруге, утаив только имя. Больше года она держала свое увлечение в тайне. Ночь в саду совершенно не исцелила ее. Роберт любезно согласился помочь, он был так близко, и она до сих пор чувствовала прикосновение его сильного тела, их губы не сошлись для поцелуя, но…
        Ребекка перевела взгляд на занавешенное окно.
        - Я влюблена. Мне так кажется. Нет, наверное, так и есть, потому что я все время думаю о нем.
        - Ты влюблена?
        Ребекка кивнула.
        - Это же прекрасно, Бек! Кто он?
        Ребекка перевела взгляд на подругу:
        - Боюсь, все не так замечательно. На самом деле я очень несчастна. И я не назову тебе его имени, пожалуйста, не настаивай.
        Оживление на лице Брианны сменилось страхом.
        - Несчастна? Почему?
        Не в силах больше сидеть на месте, Ребекка сделала несколько шагов к окну и со вздохом повернула обратно.
        - Тому есть сотня причин, но одним словом, этому не суждено сбыться. Даже если бы это было возможно, все равно ничего бы не изменилось, потому что я ему совсем не интересна. Думаю, он удивился бы, узнав о моей любви, или, что еще хуже, посмеялся бы.
        После недолгого молчания Брианна неуверенно спросила:
        - Почему это невозможно? Я не понимаю.
        Ребекка знала: скажи она сейчас лишнее, и неприятностей не оберешься. Конечно, в Англии немало беспутных джентльменов, так что вполне можно сослаться на нежелание порочить его репутацию. Роберт известен больше других, однако его нельзя назвать в этом смысле уникальным. Ребекка тихо ответила:
        Мой отец никогда не согласится. Я не знаю точно почему, но, поверь мне, он никогда не даст разрешения на этот брак, даже если бы наши чувства были взаимны.
        - Но почему? Он слуга?
        - Нет, он из хорошей семьи. - «Он из твоей семьи», - добавила про себя Ребекка.
        - Значит, он женат?
        К счастью, на этот вопрос Ребекка могла ответить честно.
        - Конечно же, нет. Я бы никогда не увлеклась мужем другой женщины.
        Брианна вздохнула с облегчением.
        - Знаю, я просто подумала, может быть, это кто-то знакомый по прошлому сезону, уже успевший жениться.
        - Дело не в этом. - Ребекка подошла к окну и откинула шторы. Комнату залил дневной свет. - Если бы все обстояло именно так, полагаю, я была бы уязвлена, но потом простила бы его. Нет, он не женат. Держу пари, этого слова нет в его лексиконе. Но даже если бы он знал обо мне, мой отец ни за что не позволил бы нам быть вместе, так что не стоит больше говорить на эту тему.
        Брианна грациозно поднялась с кресла и крепко обняла подругу.
        - Нет, стоит. Ты выглядишь такой несчастной. Теперь-то многое прояснилось. Мы с Беллой давно недоумевали, почему ты порой печальна, и, честно говоря, когда ты в прошлом году отвергла маркиза Хайтона, мы были поражены. Он был так влюблен в тебя, и притом богат, красив и очень мил. Мне казалось, он тебе нравится. К тому же твои родители одобряли эту партию.
        Ричард действительно был хорошим человеком, и Ребекке он нравился даже сейчас. Она не могла выйти за него замуж, потому что мечтала о другом мужчине.
        - Звучит глупо, но лорд Хайтон совсем не такой, как тот, в кого я влюблена, - чуть дрогнувшим голосом произнесла Ребекка. - Поэтому я отвергла это его предложение руки и сердца, хотя знаю, что моей мечте все равно не суждено сбыться. Наверное, глупо с моей стороны.
        - Ты отнюдь не глупа, - решительно возразила Брианна.
        - Сомневаюсь, иначе, как бы я могла влюбиться в такого мужчину? Когда я увидела его впервые… - Ребекка задумалась, припоминая день первой встречи с Робертом Нортфилдом. Они были вместе с Брианной в зале, когда появился он со своим старшим братом. Оба они были крайне привлекательны. Брианна взглянула на лорда Ролтвена, и после этого ни у одного из ее поклонников не осталось ни малейшего шанса.
        Ребекка не устояла перед обаятельным повесой, но Роберт даже не заметил ее. Он не взглянул в ее сторону, не сказал ни единого ласкового слова. Их представили друг другу лишь недели спустя, и только потому, что Ребекка оказалась вместе с Брианной, а отнюдь не по просьбе Роберта.
        И вот теперь Ребекка сходила с ума по человеку, который скорее всего в этот момент был в постели с другой женщиной. Вне всякого сомнения, с ослепительной, искушенной и…
        Лучше об этом не думать.
        Брианна задумчиво склонила голову:
        - Любовь с первого взгляда - отнюдь не из области фантазий. Это случилось со мной и Колтоном, так что все возможно. Мой муж далек от совершенства, но я пытаюсь изменить его взгляды. Может быть, эта книга и тебе поможет.
        Ребекка сдавленно рассмеялась:
        - Что? Ты об этой скандальной книге леди Ротбург? Должно быть, это шутка?
        - Вовсе нет. - Брианна вернулась в кресло, шурша голубым шелком платья, и уселась, положив руки на колени. - Несмотря на всеобщее мнение, там говорится не только об искусстве любви. Леди Ротбург много пишет о мужской психологии, и по крайней мере одна глава посвящена тому, как завоевать внимание понравившегося мужчины. У нее было много любовников, и, похоже, она приобрела большой опыт в обращении с противоположным полом.
        - Кажется, ты меня не слушала.
        Брианна небрежно отмахнулась:
        - Я все прекрасно слышала. Твой отец будет против брака, а этот молодой человек совсем не собирается жениться, так? Я бы не назвала эти препятствия непреодолимыми.
        Ребекка прислонилась плечом к оконной раме и пристально посмотрела на Брианну.
        - Все равно, что сравнить Альпы с грудой камней. - Она и сама не могла решить, какое из двух препятствий серьезнее.
        - Прошу тебя! Бек, ты красивая, замечательная девушка. Любой мужчина будет счастлив знакомству с тобой. Твой отец тебя любит, и я абсолютно уверена, когда на карту будет поставлено твое счастье, он даст свое согласие на брак. К тому же этот молодой человек из приличной семьи.
        У Ребекки было свое мнение на этот счет, но она предпочла промолчать.
        - Мужчина, о котором мы говорим, явно не желает жениться на ком бы то ни было, Бри.
        - Возможно, ты сумеешь его переубедить. Если бы этот загадочный мужчина предложил тебе руку и сердце, то что бы ты ответила?
        В голове Ребекки промелькнул образ Роберта Нортфилда, опустившегося на одно колено, - он сжимал ее руку в своих и клялся в вечной любви. Однако она понимала: это всего лишь фантазии, несбыточные мечты.
        - Он этого никогда не сделает, - покачала головой Ребекка.
        - А если бы предложил?
        - Бри!
        - Если пожелаешь, я одолжу тебе книгу. Я ее почти прочитала.
        - Не могу! - вскрикнула Ребекка. Брианна была замужней женщиной и могла читать подобные вещи.
        Однако Ребекке пришлось признаться себе: наделавшая столько шума книга ее заинтриговала. Конечно, она не верила в чудеса и во внезапный интерес к ней такого повесы, как Роберт, но не в силах была скрыть любопытство, которое вызывали у нее запретные откровения леди Ротбург.
        - Она на многое проливает свет, - с лукавой улыбкой, но вполне искренне продолжала Брианна. - И потом, почему близость двух людей должна держаться в такой тайне? Мужчины знают все, а мы ничего. Несправедливо держать молодых женщин в неведении относительно вполне естественных вещей.
        - Жизнь вообще несправедлива, - пробормотала Ребекка.
        - Забудем о книге. Надеюсь, ты приедешь?
        Праздник в доме Брианны… Несомненно, там будет и Роберт. Сердце Ребекки предательски забилось, хотя зачем ей было еще больше мучить себя и принимать приглашение?
        - Я должна спросить согласия родителей. Не уверенна, одобрят ли они. Ты замужняя женщина и герцогиня, но все же моложе меня на несколько месяцев. И Арабелла тоже. Возможно, они не сочтут вас подходящими сопровождающими.
        - Там будет бабушка Колтона. Кто может быть надежнее престарелой герцогини Ролтвен? Кроме того, мне бы хотелось послушать твою игру.
        Возможность исполнить свою музыку на публике? Ребекка почувствовала ком в горле.
        - Ты же знаешь, я не могу. Моей матери станет плохо, узнай она об этом.
        Брианна слегка приподняла бровь.
        - А тебе и не надо открывать свое авторство. Ты талантливая пианистка. Просто сыграй для нас. Уверена, гостям понравится музыка, а если они спросят, кто ее написал, придумай что-нибудь. Для тебя это возможность проявить себя, не боясь порицания. К тому же ты услышишь похвалу из первых уст. Нам просто необходимо какое-нибудь изысканное развлечение.
        Ребекка совсем растерялась. Роберт. И ее вторая страсть, музыка… Она не могла устоять.
        - Я с удовольствием приеду. - Умом понимая, что скорее всего, ее сердце будет разбито, она добавила: - И подумаю насчет книги.

        Глава 5

        Мужчины и женщины - партнеры лишь на физическом уровне. Как правило, у нас совершенно разные интересы и разное чувство юмора, а в нашей обыденной жизни мы настолько далеки, что порой нам трудно понять друг друга. Мало кто из мужчин обращает пристальное внимание на свой гардероб, и не многие женщины любят поговорить о лошадях и охотничьих собаках. Однако именно эти различия можно использовать в своих целях. Не забывайте вознаградить мужчину за потраченные на вас время или деньги, и вы увидите, он станет еще более щедрым.

    Из главы «Как превратить вялость в энтузиазм»
        На конверте, лежавшем среди груды писем, не было ни печати, ни подписи отправителя. Секретарь Колтона, Миллз, худощавый и тихий молодой человек с невзрачной внешностью, недоуменно взглянул на послание и сказал:
        - Полагаю, это от ее светлости.
        Колтон взял в руки пергаментный конверт.
        - От моей жены?
        - Да, сэр.
        - Зачем ей писать мне? - Вопрос был явно не к месту. Откуда секретарю Колтона знать, о чем думает Брианна? Он и сам почти перестал понимать ее.
        - Похоже, это приглашение, ваша светлость, - подсказал Миллз.
        - Вижу. - Колтон во второй раз пробежал глазами письмо. - Довольно странно получить приглашение в собственный дом. И не менее странно, что герцогиня ни словом не обмол вилась о своих планах, зачем ей устраивать этот прием?
        - Сюрприз, сэр? - Миллз умело сложил бумаги с еще более робким видом, чем обычно.
        Колтон поднял глаза и сухо ответил:
        - Согласен, это сюрприз, но я все равно не понимаю, отчего она мне не сказала ни слова.
        - Ваш день рождения, ваша светлость.
        - Мой день рождения?
        - Пятого числа вам исполнится двадцать девять лет.
        - Я знаю, сколько мне лет, - резко перебил Колтон, чувствуя себя ужасно глупо. Похоже, это произошло неделю назад. Ему и в голову прийти не могло, что его прелестная молодая жена решит устроить прием в его честь. Колтон не знал, рассердиться ему или обрадоваться. Наверное, и то и другое. Он ценил заботливость Брианны, но был слишком занят делами, чтобы вот так все бросить и отправиться на целых пять дней в загородный дом, полный гостей.
        Брианна чертовски хорошо умела все усложнять. Колтон вздохнул и отложил приглашение в сторону, уловив легкий аромат духов жены.
        - Поскольку она, скорее всего уже разослала и другие приглашения, мне не остается ничего иного, как согласиться. Миллз, посмотрите мой календарь и, если возможно, перенесите все встречи. Думаю, в это время мне надо будет посетить лорда Ливерпула, а перенести визит к премьер-министру без его согласия так просто нельзя. Если все получится, вы поедете со мной за город, и мы сможем немного поработать в Ролтвене. А сейчас мне надо поговорить с женой и узнать, не замышляет ли она еще чего-нибудь.
        - Да, ваша светлость. - Миллз тут же занялся поручением, и Колтон покинул свой кабинет. В главном зале он нашел дворецкого и узнал, что герцогиня только что вернулась.
        Поднимаясь по широкой лестнице на второй этаж, где располагались их комнаты, Колтон раздумывал, как ему себя вести. Наверное, стоит проявить твердость. Хотя он не желал показаться неблагодарным, Брианна должна понять: ей не стоит вмешиваться в его планы. Колтон помедлил у двери ее спальни, но тут же напомнил себе: Брианна его жена, а это его дом.
        Служанка подняла голову, удивленная внезапным появлением Колтона в спальне своей госпожи в самый разгар дня. Она как раз расправляла тончайшее кружевное белье, которое так нравилось Брианне в последнее время, и сделала глубокий реверанс.
        - Ваша светлость.
        Легкий всплеск за ширмой на возвышении в углу комнаты подсказал Колтону местонахождение жены. Лежа в ванне, она напевала себе под нос. Он и не подозревал, какой у нее мелодичный голос.
        Раз Брианна принимает ванну, значит, она не одета. Это на мгновение остановило Колтона, ведь он пришел поговорить с ней и не ожидал застать ее обнаженной. Наверное, лучше развернуться и уйти, подсказал ему голос разума. А предстоящий званый обед можно обсудить и за столом. Возможно, он даже предложит Брианне выпить бокал хереса, и вот тогда они и поговорят.
        Раздался еще один слабый всплеск, и Колтону показалось, будто сейчас она сделала это нарочно. Странно, но прежде он не считал прием ванны чем-то чувственным и соблазнительным.
        Колтон посмотрел на служанку:
        - Пожалуйста, оставьте нас. Госпожа позвонит, если вы ей понадобитесь.
        - Да, ваша светлость. - Служанка быстро сложила кружевную сорочку на табуретке у туалетного столика и поспешила прочь, скромно прикрыв за собой дверь.
        - Колтон? - Позвала Брианна из-за ширмы.
        Сейчас четыре часа дня, напомнил он себе. И потом, он ведь сердится на жену.
        Однако его тело думало иначе. Колтон еще не видел Брианну, но легкий аромат лавандового мыла напомнил ему ее нежный запах, и он позабыл обо всем. Невозможно поверить, чтобы столь сильное желание было вызвано лишь мысленным видением обнаженных плеч.
        Четыре часа дня - не самое подходящее время, чтобы заняться любовью с собственной женой.
        Колтон заглянул за ширму. Поднявшись на две ступеньки и стоя у края ванны, он неотрывно смотрел в прекрасные темно-голубые глаза. Брианна небрежно собрала свои золотистые волосы в пучок, и лишь несколько непослушных прядей упали на шею. Верхняя часть груди была ничем не прикрыта, прекрасное тело влажно блестело, а на щеках от горячей воды появился легкий румянец, который только усилился от пристального взгляда Колтона.
        - Я получил твое приглашение.
        Как это двусмысленно, подумал он, жадно глядя на холмик волос, просвечивающий под водой.
        - Правда? - приглушенно переспросила Брианна.
        Боже, ее колени заставляли Колтона замирать от восторга. Если мужчина сходит с ума от вида женских коленей, с ним точно что-то не так.
        - Да, - хрипло ответил он.
        - Ты сердишься?
        Колтон поднялся наверх с намерением сказать жене, чтобы она не устраивала праздников, не посоветовавшись с ним, а теперь, глядя на ее прелестное лицо, почувствовал, как его раздражение тает, сменяясь вожделением.
        - Думаю, это не совсем подходящее слово. Почему ты ничего не обсудила со мной?
        - Тогда это не было бы уже сюрпризом.
        - Верно, - согласился Колтон, не зная, как вести себя дальше. От сияющей улыбки Брианны его кровь закипела еще сильнее.
        - Я рада, что ты не расстроился. Не знала, понравится ли тебе моя затея.
        Затея жены Колтону не очень понравилась, но ему было сложно думать о чем-то другом, кроме ее купания в ванне. Ему никогда не приходилось никого мыть, но сейчас он был готов рискнуть. Он сбросил сюртук и, заметив, как расширились глаза Брианны, медленно снял запонки и засучил рукава. Мыло лежало в маленькой фарфоровой тарелочке на краю ванны, и его влажная гладкость еще больше распалила Колтона.
        - Позвольте мне помочь вам закончить ванну, мадам.
        Брианна еле слышно вскрикнула от изумления, когда покрытые мыльной пеной руки Колтона скользнули к ее груди. В теплой воде она казалась еще прекраснее, полная, упругая, а кожа была как шелк, который Колтону хотелось ласкать. Он медленно поглаживал каждую грудь, держа ее на ладони, словно спелый плод. Когда соски Брианны стали твердыми, Колтон улыбнулся.
        - Я вполне могу помыться сама… - еле слышно произнесла Брианна, прикрыв глаза.
        - Ты прекрасна, - ответил Колтон, опасаясь, что его брюки вот-вот лопнут.
        Четыре часа…
        Он вымыл маленькие руки, жены, затылок, завораживающе гладкие бедра. Когда он дошел до мягкого теплого бугорка внизу живота и пальцы скользнули внутрь тела, дыхание Брианны стало прерывистым. Ее стон прозвучал как музыка, Колтон наклонился и поцеловал ее в губы, не прекращая размеренных движений в шелковистом лоне.
        Вовсе не для того он пришел сюда, напомнил себе Колтон, однако происходящее было так прекрасно… Почувствовав, как тело Брианны сжалось вокруг его пальцев, он улыбнулся и стал целовать ее с еще большей страстью.
        Было так странно и вместе с тем чудесно ощущать эти прикосновения при свете дня, но у Брианны не было ни малейшего желания сказать «нет».
        Губы Колтона были теплыми и настойчивыми, поцелуй становился все глубже. Влажные пальцы Брианны скользили вдоль его лица, а он все это время не прекращал движений. Она задрожала, ощутив острый прилив удовольствия.
        - Восхитительно, - пробормотал Колтон, не отрываясь от ее губ. - Но можно и еще лучше. Кажется, ты уже вымылась. Может, перейдем в постель?
        Не успела Брианна ответить, как Колтон подхватил ее на руки, не обращая внимания на свою намокшую одежду. От неожиданности Брианна вскрикнула:
        - Колтон! Ты промокнешь.
        - В соседней комнате есть гардероб, полный сухих вещей.
        И все же Брианну поразила безудержность мужа. Она крепко обняла его за широкие плечи, и через несколько мгновений он уже уложил ее на кровать. Тело Брианны все еще было мокрым от воды. Тут он сам принялся медленно раздеваться, не отводя взгляда от жены. Небрежно отбросил туфли - так на него не похоже, за туфлями последовала промокшая тонкая льняная рубашка и, наконец, брюки. Теперь Брианна могла воочию лицезреть возбуждение Колтона.
        Прежде они никогда не занимались любовью днем. Естественно, шторы были раздвинуты, и солнечный свет золотил кожу Колтона, очерчивая блестящие крепкие мускулы, играл в густых волосах. Брианна знала: Колтон считал ее красивой, поскольку часто и с неподдельной искренностью говорил ей об этом, да к тому же доказательство его желания было у нее прямо перед глазами. Но и Брианне он тоже казался прекрасным и мужественным - худощавое сильное тело и точеные черты лица. Обычно окружающие считали самым привлекательным из всех братьев Роберта благодаря его лукавому шарму, но, по беспристрастному мнению Брианны, первое место принадлежало Колтону. Да, он не часто улыбался, и как бы ей хотелось это изменить, но с их самой первой встречи Брианна знала: им суждено быть вместе. И она не собиралась делить его с другими женщинами.
        Кажется, ей удалось преуспеть: замкнутый, сдержанный человек, за которого она вышла замуж три месяца назад, не вытащил бы ее посреди бела дня из ванны и не отнес бы на руках в спальню.
        - Хочу тебя, - произнес Колтон, но слова были не нужны, тело говорило само за себя.
        - В этом мы схожи, ваша светлость, - пробормотала Брианна, снимая ленту, которой были стянуты ее волосы. - Я тоже тебя хочу.
        Колтон забрался на кровать и прижал Брианну к постели, ища губами чувствительное место у основания ее шеи.
        - Хотя у меня нет на это времени.
        Брианна не хотела бы услышать это от другого мужчины, но в устах Колтона эти слова звучали комплиментом. С тихим смехом она провела руками по его крепким плечам.
        - Я сделаю так, чтобы ты наслаждался каждым мгновением.
        - Хм… - Колтон лизнул ее шею, его возбужденная плоть упиралась Брианне в бедро.
        Невнятный ответ мужа не обеспокоил ее: тело горело от страсти, и как бы сильно Брианна ни желала ублажить своего прекрасного супруга, ей не терпелось поскорее почувствовать его внутри. Когда Колтон обхватил рукой ее обнаженную грудь, она бесстыдно выгнулась ему навстречу, даже не пытаясь сдержать тихий стон, и почувствовала, как кровь прилила к низу живота.
        - Такая мягкая, - хрипло прошептал Колтон, нежно лаская ее грудь.
        Хватит ждать. Посчитает ли он Брианну распутной, если она попросит овладеть ею так же быстро и страстно, как тогда в экипаже и прошлой ночью, когда она решила опробовать на практике совет из второй главы?
        Возможно, такой старомодный человек, как Колтон, сочтет ее просьбу неподобающей, пронеслась мысль в ослепленном желанием мозгу. Брианна прикусила губу и, продолжая поглаживать спину мужа, с колотящимся сердцем слегка подалась к нему бедрами, надеясь, что он и без слов поймет ее.
        Видимо, Колтон понял. Он развел колени Брианны и, прильнув к ее губам, вошел в ее лоно. Почувствовав его внутри, Брианна вскрикнула от удовольствия.
        Она опасалась, что пройдет немало времени, прежде чем они начнут привыкать друг к другу после брака, но пока Колтон уверенно двигался в ее теле и, всякий раз ее захлестывала волна блаженного удовольствия, можно было с уверенностью сказать: в этом они достигли согласия. Лицо Колтона было искажено страстью, небесно-голубые глаза сияли при свете дня, и когда ногти Брианны вонзились ему в плечи, он стал двигаться еще быстрее.
        Одурманенная его пряным, таким мужественным запахом, она закрыла глаза. Близость его сильного тела действовала опьяняюще, Брианна словно уносилась на крыльях желания в необыкновенную даль, прежде чем упасть в райские сады. Достигнув пика, она лишь коротко вскрикнула, Колтон в ответ издал гортанный звук, и его тело застыло.
        В состоянии полубессознательного блаженства Брианна не противилась, когда Колтон перевернулся на бок и обнял ее. Уютно устроившись рядом, она с восторгом слушала его тяжелое дыхание.
        - Думаю, мне не стоит всякий раз принимать ванну в одиночестве, - немного придя в себя, игриво прошептала Брианна. - Время от времени мне будет нужна твоя помощь.
        - Всегда к вашим услугам, мадам. - Колтон легко коснулся ее обнаженного бедра, его голос звучал непринужденно, но выражение лица было сложно прочесть. - Но должен признать, я вовсе не за этим шел сюда, - со вздохом добавил он..
        Лежа обнаженная в его объятиях, Брианна решила воспользоваться своей маленькой победой.
        - Ах да, приглашение! Ты сказал, что не против.
        - Нет, - в голосе Колтона зазвучали суровые нотки, - я говорил, что не сержусь. Это немного другое. Миллз считает, ты решила устроить праздник в честь дня моего рождения.
        Брианна и не ожидала безоговорочного согласия, однако ей очень хотелось отвлечь Колтона от постоянных забот и обязанностей. За исключением сегодняшнего приятного происшествия, она едва видела мужа в течение дня. Когда он вообще находит время для отдыха? Время от времени он ездит на охоту, порой посещает скачки в Ньюмаркете и, чтобы быть в форме, почти каждый день занимается фехтованием, а по утрам совершает верховую прогулку.
        Вряд ли Брианна когда-нибудь сможет сопровождать мужа, так что званый ужин - единственная возможность провести с ним время вместе. Часто Колтон ужинает в клубе, или у них бывают гости, а когда им удается выйти в свет, они почти всегда окружены другими людьми.
        - Я хотела сделать тебе приятное, - лукаво улыбнувшись, объяснила Брианна.
        Колтон помолчал, а потом со вздохом ответил:
        - Знаю, у тебя были хорошие намерения, но впредь, пожалуйста, сначала посоветуйся со мной. Я настаиваю на этом.
        Слова мужа уязвили ее, и Брианна решила разыграть свою козырную карту:
        - Твоя бабушка будет очень рада.
        И это была чистая правда. Престарелая герцогиня пришла в восторг, узнав о предстоящем празднике и возможности увидеть сразу трех своих внуков. Такое случалось редко. Дэмиен работал на правительство и чаще находился за границей, чем дома, о любовных похождениях Роберта ходили легенды, но в деревне ему было бы нелегко найти подходящий объект для ухаживания, а Колтон был так поглощен своими обязанностями, что почти забывал радоваться жизни.
        - Правда? - В голосе Колтона проскользнуло еле заметное раздражение. - Почему мне тогда кажется, будто мной манипулируют?
        - Колтон. - Брианна пыталась говорить как можно строже. - О каком манипулировании идет речь, ведь я столько сил отдаю подготовке этого праздника? Я ведь тебе уже говорила: я не спросила твоего раз решения, потому что хотела тебя удивить, сделать тебе приятный сюрприз.
        - В моем расписании нет места сюрпризам, Брианна.
        - Если не ошибаюсь, это наша жизнь, поэтому я тоже имею право высказать свое мнение. - Брианна нежно коснулась щеки мужа.
        Почувствовав справедливость ее слов, он пришел в замешательство. Удивительные темно-голубые глаза смотрели на него.
        - Разве не так?
        Любой другой мужчина ответил бы «нет», но она разговаривала с Колтоном.
        - Вот уж не знал, что взял в жены такую воинственную женщину. - Колтон быстро перевернул Брианну на спину и прижал ее к постели. - Кажется, ты со мной споришь? - прошептал он, почти касаясь ее губ. - Я ошибаюсь, или это твоя привычка?
        - Вряд ли это можно назвать привычкой. - Дыхание Брианны вновь стало учащенным, и ее охватило острое желание, словно она только что не испытывала бурной страсти. Она почувствовала, как Колтон опять возбуждается, прижимаясь к ее бедру.
        - У меня на этот счет иное мнение. - Он крепче сжал Брианну в объятиях и коснулся губами ее виска, но тут же переменил тон: - Мне пора идти. Мы прекрасно провели время, однако Миллз, наверное, недоумевает, где я, и у меня полно…
        Брианна приподнялась на локтях и страстно поцеловала Колтона. Обвив его шею руками, она изо всех сил прижалась к мужу, словно желая удержать его.
        Все получилось так, как она хотела. Несмотря на свой напряженный рабочий график, Колтон провел с ней еще один прекрасный час.
        Какая удача, радостно думала Брианна. Он не запретил ей высказывать свое мнение, а как он ее целовал и прикасался к ней…
        Да, дела шли просто отлично.

        Глава 6

        Образ супруги не может привлекать. Большинство мужчин - по природе охотники, а в браке преследование заканчивается. Некоторые женщины предпочитают скучную роль преданной жены, и я никогда не могла этого понять. Кому нужен скучный супруг, когда вы можете заполучить страстного любовника? За запертыми дверями спальни о вежливости и сдержанности стоит забыть. Помните, не обязательно быть куртизанкой, но время от времени можно ею становиться.

    Из главы «О необходимости вожделения»
        Графин для вина медленно пустел, голоса становились громче, но для Роберта эта дружеская беседа с братом не могла сравниться ни с чем. Он откинулся на спинку стула со счастливой улыбкой на лице, небрежно придерживая бокал.
        - Я рад, что ты, наконец, вернулся и сразу приехал сюда.
        Они с Дэмиеном удобно устроились в комнате, которую Роберт называл своим кабинетом, и сбросили сюртуки. Холостяцкая квартира была заставлена верами - некая смесь антиквариата, восточных безделушек, блестящих лакированных столиков и старинных дубовых книжных шкафов, радующих глаз. По меньшей мере, так казалось Роберту. Он не любил придерживаться традиций.
        Дэмиен, на год старше Роберта, первый в очереди наследования герцогского титула, но заинтересованный в этом не больше брата, ухмыльнулся. Из трех братьев он, был самым сдержанным. Те же волосы и сложение, но глаза темные, а не голубые. Прирожденный дипломат, он прекрасно исполнял возложенные на него британским правительством обязанности. Дэмиен был скромен и ненавязчив, в нем не было ничего от уверенной властности Колтона и беспечности Роберта.
        - Я тоже очень рад. Заглянул на Гросвенор-сквер, но Колтон со своей герцогиней уже ушли.
        - Их постоянно приглашают.
        - Не сомневаюсь. - Дэмиен устроился поудобнее, с довольным видом разглядывая вино в бокале. - Зато ты оказался дома, хотя это меня немного удивило.
        - Несмотря на всеобщее мнение, я время от времени люблю проводить вечера в одиночестве. Чертовски рад твоему приходу. Кажется, ты не был в Англии больше года?
        - Милорд Веллингтон порой бывает безжалостен.
        Роберт приподнял бровь:
        - Ну, еще бы.
        - Он выигрывает битвы, - заметил Дэмиен, слегка пожав плечами.
        - Надеюсь, выиграет и эту проклятую войну с помощью таких людей, как ты, - добавил Роберт.
        - Да и ты тоже. - Дэмиен отпил вина. - Не стоит недооценивать свою службу Короне, Робби. Что бы мы делали без твоего интеллекта?
        По мнению самого Роберта, он почти не участвовал в государственных делах, лишь время от времени работал консультантом в военном министерстве. И хотя об этом редко вспоминали, в Кембридже он был лучшим по математике. В обществе шептались о его беспутном образе жизни и множестве любовниц. Конечно, ему было безразлично мнение света, однако и он порой испытывал легкое раздражение, потому что людей не интересовали его интеллектуальные способности. Однако Дэмиен не забыл, как Роберт успешно мог делать самые сложные математические вычисления, и несколькими годами ранее уговорил его согласиться на эту работу, где ему приходилось расшифровывать французские сводки. Назначение внушило ему уверенность в себе, и хотя Роберт никогда не стремился стать военным, теперь он мог помогать своей стране. Как только ему удавалось расшифровать код, информацию отправляли в Испанию и использовали для прочтения всех перехваченных сообщений.
        Моя служба носит чисто символический характер, пробормотал Роберт. - Расскажи мне про Бадахос. Я слышал ужасные истории об осаде.
        Следующий час пролетел за обсуждением хода кампании на Пиренейском полуострове; Роберт откупорил вторую бутылку бордо, чувствуя себя совершенно свободно и непринужденно. У него были прекрасные отношения с обоими братьями, и он был рад возвращению Дэмиена в Лондон, пусть даже и на короткий срок.
        - Давай на время забудем о войне и поговорим о чем-нибудь более приятном. Насколько мне известно, в честь дня рождения Колта будет устроен праздник. - Дэмиен лениво перекатывал по бокалу рубиновое вино, и в его глазах плясали веселые огоньки. - Я нашел среди своей личной корреспонденции приглашение от его молодой жены. Немного странно, что он согласился участвовать в этом событии, но, возможно, женитьба смягчила характер нашего старшего брата.
        Роберт не смог сдержать улыбку, вспомнив, как поведение Брианны не раз приводило Колтона в замешательство.
        - Кажется, он этого не ожидал. У его жены независимый нрав, столь же притягательный, как и ее красота. Знаешь, Колтон хочет жить спокойной и упорядоченной жизнью, а Брианна весела, остроумна и непредсказуема. Представь нашего порой сурового братца с женщиной, привыкшей вести себя непосредственно и желающей, чтобы ее слабостям потакали. Этот праздник - лишь один из примеров. Из его жалоб я понял, что Брианна все устроила, не спросив у него, совета. Он обо всем узнал только из приглашения.
        Дэмиен негромко рассмеялся:
        - Возможно, ему как раз и нужна такая жена.
        Время от времени полезно забыть о своей ответственности.
        Роберт вспомнил смелый наряд Брианны, о котором все еще говорили в свете, хотя прошло уже несколько недель. Поскольку Брианна была женой его брата, большинство его приятелей воздерживались от упоминания об этом, однако Роберт все же слышал несколько непристойных замечаний: видимо, кое-кто надеялся вновь увидеть герцогиню Ролтвен в подобном наряде.
        - Она постарается.
        - Я не был на свадьбе, - сокрушенно произнес Дэмиен. - Война ждать не будет. Расскажи мне о Брианне.
        - Представь себе золотистые волосы, сияющую кожу и тело, которому позавидовала бы сама Венера. Однако за этими соблазнительными формами и чарующими темно-голубыми глазами кроется глубина. Мне нравится Брианна. Она хорошая женщина. С чувством юмора, очевидно, немного склонна к авантюрам, а этого наш брат пока понять не в силах.
        Дэмиен рассмеялся:
        - Интересное описание. Мне хотелось бы с ней познакомиться.
        - На празднике тебе представится отличная возможность. По крайней мере, мы все соберемся вместе. Бабушка обожает эту праздничную суету. Теперь она уже не в состоянии много ездить, и скучает по Лондону.
        - Я с нетерпением жду встречи с ней и хочу посмотреть, как новая герцогиня Ролтвен управляется с Колтоном. - Темные глаза Дэмиена стали задумчивыми. - Я удивился, узнав, что он женится по любви. Никогда не считал нашего старшего брата сентиментальным.
        Роберт и сам задумывался об этом, и, честно говоря, ему становилось не по себе. Если такое могло случиться с Колтоном; то может произойти и с любым другим…
        Даже с ним.
        - Не думаю, чтобы Колтон воспринимал свой брак как соединение двух любящих людей, по крайней мере, пока, - сухо заметил Роберт. Полагаю, он сделал блестящий выбор. Брианна молода, красива, из хорошей семьи. Вот три его главных критерия. Скорее он исполнил очередной долг и выбрал женщину, которая была бы достойна высокого титула герцогини. Однако я наблюдал за их отношениями с самого начала и могу с уверенностью сказать, что Колтон относится к ней по-другому. Не как к какой-нибудь жеманной молодой девице, которых постоянно подсовывали ему назойливые мамаши. Брианна сразу же пробудила в нем интерес, и, к счастью для Колтона, чувство оказалось взаимным. Полагаю, Брианну не очень-то волнует его титул, и это мне в ней нравится.
        - Что ж, это еще больше возвышает ее в моих глазах, поскольку я сейчас сам являюсь наследником. - Дэмиен сделал глоток бордо и добавил: - Молодые охотницы за положением в обществе и деньгами пугают меня больше французских войск, идущих в атаку.
        - Если Брианна подарит Колтону наследника, мы будем спасены.
        - Будем надеяться, это скоро произойдет.
        Вспомнив обеспокоенность Колтона поведением его жены в спальне, Роберт не удержался от смеха.
        - Думаю, она как раз этим и занимается.
        Дэмиен приподнял брови:
        - Похоже, Брианна - очаровательная молодая леди. Кого еще она могла пригласить на день рождения?
        - Я не спрашивал, но, кажется, будут только близкие друзья и члены семьи.
        Близкие друзья. Интересно, приглашена ли прелестная мисс Марстон с глазами цвета морской волны, лениво подумал Роберт. По словам Колтона, она была одной из самых близких подруг Брианны, не считая графини Бонэм. Эндрю Смайт, граф Бонэм недавно вскользь упомянул, что вместе с женой появится на торжестве, поэтому вполне возможно, там будет и Ребекка.
        Нет, конечно, ему все равно, появится она или нет, продолжал размышлять Роберт, развалившись в кресле и вытянув ноги. Она заинтересовала его лишь благодаря своей невинной девичьей красоте, ведь он привык иметь дело с искушенными женщинами.
        Однако Роберт не мог перестать думать о Ребекке. Странно, но он даже искал ее на нескольких светских балах. Ее темные волосы и стройную высокую фигуру легко было заметить в толпе, и Роберт недоумевал, как он проглядел ее раньше. Накануне после нескольких бокалов бренди он даже хотел пригласить ее на танец.
        К счастью, эта безумная мысль быстро покинула его голову, хотя Роберт уже был почти готов совершить опрометчивый шаг. Писаки из отдела светской хроники пришли бы в восторг, увидев, как он вальсирует с юной добродетельной девицей.
        - Ужин в кругу семьи и друзей? - прервал его мысли Дэмиен. - По мне, это лучше торжественного приема. Я так давно не выходил в свет. Только не говори мне, что там будут молодые девицы на выданье. А с другой стороны, разве может хотя бы один прием обойтись без жеманных юных леди?
        Ребекка никогда не вела бы себя жеманно. Роберт совсем не знал ее, но почему-то был в этом уверен.
        - Насколько мне известно, таких там не будет, - честно ответил он.
        Если быть совсем откровенным с самим собой, Роберт жалел, что не поцеловал ее украдкой, когда у него была такая возможность. Кто знает, вдруг бы ему удалось забыть о ней, если бы его любопытство было удовлетворено?
        Роберт отмахнулся от мыслей о запретной мисс Марстон и выпил еще бокал вина.

        Она мучилась с выбором наряда, словно глупая, легкомысленная девчонка. Надо было подобрать платье на каждый день пребывания в Ролтвен-Мэноре. До этого Ребекка переживала, не зная, отпустит ли ее отец, хотя он, в конце концов, уступил. Но даже сейчас она сама не была уверена, стоит ли ей ехать.
        Она оказалась в затруднительном положении.
        - Может быть, вот это, мисс? - Служанка держала в руках тонкое серебристое платье - любимое платье Ребекки, самый смелый ее наряд. Наверное, слишком громко сказано, ведь все вещи ей выбирала мать, но, по крайней мере, это платье не было таким строгим, как остальные.
        Почему бы, не взять его? В конце концов, Брианна осмелилась показаться в откровенном наряде в опере, и, по слухам, происшествие закончилось весьма необычным поступком герцога. Если Ребекка хочет быть замеченной, серебристое платье - лучший выбор.
        - Да, пожалуй, - как можно небрежнее ответила она. - И еще шелковое платье цвета морской волны. Туфли в тон и мою лучшую шаль - вечерами загородом может быть прохладно.
        - Да, мисс. - Молли бережно свернула платье и уложила его в чемодан.
        Пять дней рядом с Робертом Нортфилдом. Жить в доме его детства, есть с ним за одним столом, обмениваться остроумными репликами…
        Только в его присутствии она вряд ли сумеет быть остроумной, с болью подумала Ребекка, и если Роберт будет придерживаться своего обычного стиля поведения, он просто станет шарахаться от нее как от чумы. Эта мысль не могла не огорчить ее.
        Уже второй сезон Ребекка пользовалась успехом в обществе. Молодые люди заискивали перед ней, но в основном это были джентльмены, ищущие себе подходящую партию. Боже сохрани ее от глупцов с политическими амбициями, такими как лорд Уоттс, которого интересовала отнюдь не личность Ребекки, а влияние ее отца.
        Красивый и пользующийся дурной славой Роберт Нортфилд не ищет себе жену.
        Тем не менее, Ребекка едет в Эссекс.
        - Я возьму также янтарное кружевное платье, тюлевое платье цвета слоновой кости и еще одно из розового муслина. Две самые лучшие амазонки и дорожный костюм для поездки домой. - Ребекка с трудом подавила волнение. - Уверена, в Ролтвене все будут одеты в соответствии с модой.
        Молли кивнула и принялась за работу.
        Уложив чемоданы, Ребекка осмотрела себя в зеркало, пригладила волосы и спустилась к ужину. По заведенной ее отцом привычке они все вместе пили херес в гостиной, перед тем как приступить к еде, и он терпеть не мог, если дочь опаздывала. Тогда ее неизбежно ожидало нравоучение, и хотя Ребекка любила отца, порой он мог быть невыносимым.
        Войдя в гостиную, она весело произнесла:
        - Только что закончила собирать вещи. Я не опоздала?
        - К счастью, нет. - Отец выглядел внушительно в своем элегантном костюме, который он имел привычку надевать даже к ужину в кругу семьи. Кивнув Ребекке, он подал ей маленький хрустальный бокал. - Ты как раз вовремя, моя дорогая.
        - Спасибо. - Ребекка скромно приняла бокал из его рук.
        - Давая согласие на твою поездку, я подразумевал кое-какие ограничения.
        Ребекка подавила тяжелый вздох. Ничего удивительного: у отца всегда были ограничения.
        - Но герцогиня… - начала, было, она.
        - В преклонном возрасте, - закончил отец. - Я ни в коем случае не хочу оскорбить ее. Твоя мать и я решили принять это приглашение и сопровождать тебя. Наше решение было чуть запоздалым, но я уже отправил письмо герцогине Ролтвен. Она любезно согласилась принять нас. Так что все решено.
        У Ребекки сжалось сердце. Мысль о присутствии родителей приводила ее в ужас. Да, она была на несколько месяцев старше Брианны, но ее по-прежнему опекали как ребенка, в то время как ее подруга могла устраивать званые ужины, надевать что пожелает, - какая досада! Ребекка уселась на стул с обитой вышивкой спинкой и в своей чопорной гостиной вдруг почувствовала себя пленницей.
        В это мгновение на нее снизошло озарение. Она была потрясена, потому что избегала подобных мыслей уже несколько месяцев.
        Независимость - поистине бесценная вещь. Ребекка мечтала о ней, но единственным способом избавиться от опеки родителей было замужество. Времени оставалось мало.
        - Значит, вы мне не доверяете? - Она посмотрела на свой бокал. - Бри имеет право устраивать вечера и приглашать кого угодно, а я без мужчины, который следил бы за каждым моим шагом, не могу и минуты побыть одна?
        - Твоя подруга теперь замужняя женщина, - ответил отец. - За ней присматривает муж. Твое положение иное. Когда придет время, будь уверена, мы отойдем в сторону.
        - Это наказание за то, что я не вышла замуж? - Ребекка приподняла брови, небрежно держа бокал с хересом.
        - Ты называешь присутствие своих родителей на загородном вечере наказанием?
        В конце концов, ее отец был политиком, и в его обязанности входило бить противника его же оружием. Однако Ребекка не желала притворяться, будто сумеет забыть о присутствии Роберта на вечере, особенно в столь маленькой компании. Родители все только усложнили.
        - Нет, конечно, нет, - ответила она.
        На самом деле у Ребекки имелось на этот счет другое мнение, но она предпочла промолчать.
        - Как насчет Дэмиена Нортфилда?
        Слова матери заставили Ребекку замереть, не донеся бокала до губ.
        - Дэмиен Нортфилд? А что с ним такое?
        - Он вернулся из Испании.
        Ребекка молча смотрела на мать.
        - Признаться, я раньше об этом не думала, но теперь он кажется мне вполне подходящей партией, - задумчиво продолжала мать. - Сейчас он наследник титула…
        Ребекка не выдержала:
        - Ты, наверное, шутишь, мама?
        Никогда в жизни она не перебивала свою мать. Увидев, как сурово нахмурился отец, Ребекка тут же пожалела о сказанном и торопливо добавила:
        - Я имела в виду, что совсем его не знаю.
        К тому же Дэмиен был братом Роберта. Конечно, Ребекка не могла этого сказать, поэтому молча продолжала пить херес.
        - Я подумала, у тебя может появиться шанс познакомиться с ним, и кто знает? Возможно, вы подойдете друг другу. - В глазах матери появился уже знакомый Ребекке блеск. - Он так давно не появлялся в свете, но, насколько я помню, он хорош собой, как все Нортфилды, и обладает более чем солидным капиталом. Подумай, как обрадуется Брианна, если ты влюбишься в ее деверя, а он в тебя.
        Однако Ребекка уже была по уши влюблена в третьего из братьев Нортфилд, хотела она того или нет, и если бы родители знали о ее увлечении, то ни за что не позволили бы ей поехать в Ролтвен.
        - Я уверена, он очень приятный человек, - бесцветным голосом ответила Ребекка, - но мне кажется, обязанности военного советника Веллингтона отнимают у него много времени. Вряд ли он сейчас ищет себе жену.
        - Ходят слухи, он может получить рыцарское звание за свои заслуги перед Короной, - бесстрастно заметил отец.
        Ребекка с упреком взглянула на него, словно обвиняя в предательстве.
        Отец удивленно поднял брови.
        - Понравится тебе Нортфилд или нет, но я уверен, там будут и другие молодые люди, которые начнут виться вокруг и упрашивать позволить им сопровождать тебя на всевозможные приемы. - Его лицо стало серьезным. - Неплохая возможность получше узнать их вдали от шумных балов.
        Намек был понятен: дальнейшее знакомство поможет Ребекке принять решение. Прошлый сезон разочаровал отца, но пока он терпел ее твердые отказы выйти замуж. Однако Ребекка знала: как только приблизится ее двадцать первый день рождения, отец предъявит ей ультиматум.
        Что ей тогда делать? Безусловно, родители хотели выдать ее замуж и устроить ее жизнь.
        - Да, ты прав, - спокойно ответила Ребекка, не желая больше спорить. Ей еще придется бороться, например, с необходимостью стать женой лорда Уоттса, но сейчас она не хотела отправляться в поездку, поссорившись со своими наблюдательными родителями.
        К несчастью, отца было нелегко провести.
        - Мне становится не по себе, когда ты так легко соглашаешься со мной, - сухо заметил он.
        Ребекка постаралась придать лицу невинное выражение.
        - Но я действительно с тобой согласна. Честно говоря, я устала от лондонской суеты, и эта поездка отвлечет меня. К тому же мне очень хочется провести время с Арабеллой и Брианной.
        - И не забудь брата герцога, - важно напомнила мать.
        Если бы она могла, с отчаянием подумала Ребекка, потягивая херес из бокала. Слишком уж часто она думала о брате герцога Ролтвена, но только не о том, кого имела в виду ее мать.
        Ребекку не оставляло чувство, что эти пять дней будут суровым испытанием.

        Глава 7

        Желание - это как игра. Можно играть с хитроумной изысканностью или вопиющим кокетством.

    Из главы «Как убегать, чтобы вас поймали»
        Экипаж затрясся по ухабистой дороге, и Брианна ухватилась за ременную петлю. Сидевший напротив Колтон едва пошевелился, лишь вытянул длинные ноги, так что туфли задевали платье жены, взгляд его был рассеянным - он изучал очередное письмо. Не обратил внимания на завиток волос, совсем по-мальчишески упавший ему на лоб. Не считая этого непослушного завитка, в его широких плечах и мужественно суровом лице не оставалось ничего мальчишеского.
        Брианна не смогла устоять перед искушением, с которым боролась вот уже на протяжении нескольких миль, и ласково откинула непослушную прядь волос с его лба.
        Колтон оторвался от листка пергамента в руке и, к радости Брианны, отложил его в сторону.
        - Я совсем позабыл о тебе. Прошу прощения.
        - Ты меня предупреждал, что даже в Ролтвене придется заниматься делами, но, признаться, эта тишина угнетает.
        Брианна не рассчитывала на понимание мужа - ведь она так беспокоилась насчет своей новой роли хозяйки вечера. Колтон давно привык к помпезным и торжественным выходам в свет и вряд ли удостаивал их вниманием. Даже к принцу-регенту он обращался по имени.
        - Каким было твое детство? - Брианне этот вопрос показался вполне уместным, поскольку они приближались к поместью, где он вырос, и ее охватило любопытство.
        Колтон слегка приподнял брови:
        - Мое детство?
        - Наверное, нелегко быть старшим сыном герцога. - Брианна вспомнила о своих резвившихся в саду племянницах, взрывах их детского смеха. Ее детство было прекрасным. - Тебе позволяли играть, кататься на пони, плавать - все эти детские забавы?
        - Отчасти да. - Голубые глаза настороженно взглянули на Брианну. - Могу я узнать, к чему этот разговор?
        - Да разве это разговор? - возразила Брианна. - Ты мне почти ничего не ответил. Я спросила, потому что сейчас ты почти не находишь времени для отдыха и развлечений. Мне было интересно, воспитывали ли тебя так в детстве.
        - Полагаю, ты встречалась с моим братом, - сухо заметил Колтон. - Конечно, нам не запрещали веселиться. Не хочу называть Роберта легкомысленным, но он-то уж точно не отказывает себе в удовольствиях.
        Но ведь Роберт не был старшим сыном, подумала Брианна, глядя на мужа из-под полуопущенных ресниц.
        - Как тебе известно, я посещаю музыкальные вечера, оперу и другие развлекательные заведения. Каждое утро, если позволяет погода, езжу верхом. Хожу в свой клуб, - медленно перечислял Колтон. - А после нашей свадьбы я особенно полюбил ночи.
        Брианна не успела ответить на эти двусмысленные слова, потому что экипаж резко свернул на длинную аллею. Фасад Ролтвен-Мэнора был далек от стиля Средневековья, однако он каким-то образом передавал дух той эпохи, несмотря на свои элегантные линии и ровную серую каменную кладку. Возможно, из-за высоких, внушительного вида башен, ограждавших фасад с обеих сторон, - величественных символов той эпохи, когда Нортфилды были феодалами. Во время их первого визита Колтон объяснял - от старого замка сохранились лишь отдельные части, остальное перестроили. Широкие ступени вели к великолепной террасе и массивным двойным дверям из дуба и цветного стекла. Над входом был вырезан семейный герб Ролтвенов.
        В ненастный день снаружи дом показался Брианне несколько старомодным, несмотря на отлично подстриженные лужайки и ухоженные клумбы. Однако при ярком солнечном свете он выглядел вполне гостеприимно, и она надеялась, что ее гости не будут разочарованы.
        Если этот праздник предназначен для Колтона, то все должно быть устроено по высшему разряду.
        Экипаж покатил по аллее к дому, и Брианну охватило волнение. Чуть обреченно она подумала, насколько Колтону безразлично предстоящее торжество. Однако недавние успехи Брианны только вдохновили ее, и она решила, во что бы то ни стало постараться угодить мужу. Чтобы придать себе смелости, она мысленно принялась перечислять свои победы. Пока их было три.
        Безумная поездка домой из оперы.
        Вечер, когда Колтон… Брианна вспыхивала всякий раз, вспоминая, как он поцеловал ее там, где она даже и предоставить себе не могла, и этот поцелуй был прекрасен.
        Незабываемая ванна и последовавшие за ней события.
        Она даже кратко записала их на обрывке бумаги - «опера, его спальня, моя ванна» - и спрятала в запретной книге леди Ротбург.
        Брианна вовсе не хотела, чтобы кто-нибудь нашел записку и превратно истолковал эти слова, к ее и Колтона обоюдному смущению. В одном она была уверена: ее муж точно не обрадовался бы. Но с другой стороны, ей необходимо было записывать свои успехи, потому что в такие дни, как, например, сегодня, когда Колтон долго ехал с ней в закрытом экипаже и был настолько поглощен своими мыслями, что почти не разговаривал, пока она не сделала первый шаг. Брианне было просто необходимо помнить о своей цели, иначе ее всякий раз охватывало бы разочарование.
        Колтон любит проводить с ней ночи. Конечно, страсть - это прекрасно, но Брианне нужны еще и его дружба, и любовь.
        Экипаж резко остановился.
        После окончания торжества Брианна надеялась прибавить к списку побед еще несколько.
        - Вот мы и приехали! - радостно воскликнула она.
        - Надеюсь, - ответил муж с легкой улыбкой, - иначе непонятно, зачем мы остановились.
        Он вполне заслужил испепеляющий взгляд Брианны, однако не обратил на него никакого внимания, а молча вышел из экипажа и подал ей руку.
        На ступенях уже выстроились слуги, но Колтон лишь коротко кивнул им и махнул рукой, помогая Брианне подняться к парадному входу. Реющий над замком флаг говорил о присутствии в доме герцога - редкое событие, насколько ей было известно.
        Зачем ему вообще приезжать в свой прекрасный особняк за городом и отдыхать, когда он может заниматься рутинной работой в Лондоне, с иронией подумала Брианна. Нет, конечно, время от времени Колтон посещал родовое поместье, но никогда не задерживался надолго, и ей казалось, так было всегда. Естественно, при любом удобном случае его бабушка горько сетовала на редкие визиты внука.
        - Надеюсь, хорошая погода сохранится и к приезду наших гостей, - заметила Брианна, когда дворецкий привычным жестом распахнул перед ними двери.
        Колтон повернулся к пожилому слуге:
        - Как поживаешь, Линли?
        - Прекрасно, ваша светлость. - Слуга учтиво поклонился, его седые волосы блестели в лучах полуденного солнца. - Как приятно видеть вас столь скоро.
        - Да, можешь благодарить за это мою жену. - Колтон даже не взглянул в сторону Брианны. - Скажи, кто-нибудь уже приехал?
        - Лорд Роберт и лорд Дэмиен уже здесь, сэр. Они прибыли примерно час назад. - У Линли были манеры хорошо вышколенного дворецкого, а одежда своей безупречностью могла поспорить с туалетом аристократа. Отступив назад, он пропустил чету в огромный зал.
        Даже посетив дом всего несколько раз, невозможно было не подпасть под впечатление этого огромного особняка. Тут было несколько каминов, на стенах висело множество старинных шпалер, сквозь сводчатые окна в комнату, если так можно назвать этот огромный зал, лился мягкий свет. Странно, но здесь было по-настоящему уютно, хотя Брианна и не могла понять, как такое возможно. Может быть, благодаря элегантной мебели, расставленной небольшими группами и словно располагающей к приятной беседе, или пышным коврам на полу. В любом случае Ролтвен-Мэнор пришелся Брианне по душе, и она мечтала, чтобы Колтон проводил здесь побольше времени.
        - Поднимемся наверх и переоденемся? - предложил он, поддерживая Брианну под локоть и направляясь к широкой лестнице в конце зала. Она не знала, обращал ли Колтон внимание на всю эту пышную обстановку. - Я бы с удовольствием умылся и выпил бренди.
        Принять горячую ванну и переодеться - что могло быть лучше? Брианна кивнула и позволила Колтону провести ее по широкой лестнице к их комнатам. Они были столь же помпезны, как и весь дом, даже чересчур. Брианна не любила темную тяжелую мебель и множество кружев в спальне. Но видимо, мать Колтона, повторно вышедшая замуж за итальянского графа и живущая в загородном доме близ Флоренции, была поклонницей лилового цвета. Но Брианне он не нравился, и хотя пару месяцев назад Колтон беспечно позволил ей переменить обстановку по своему вкусу в их лондонском доме, в этом особняке они проводили слишком мало времени, и она еще не успела как следует приступить к делу. Если Колтону понравится эта маленькая поездка, возможно, Брианне удастся убедить его почаще покидать Лондон.
        Она твердо решила сделать их пребывание в доме незабываемым.
        Служанка Брианны и лакей Колтона приехали заранее с багажом, и Брианна нашла свой чемодан уже распакованным - расчески и другие предметы туалета лежали на красивом декоративном столике. Длинные окна были распахнуты в теплый полдень, кружевные шторы раздувались от легкого ветерка, порывами налетавшего из парка.
        - Горячая ванна будет скоро готова, ваша светлость. - Служанка Брианны, тихая девушка из Корнуолла, помогла своей госпоже раздеться. - Какое платье вы предпочтете для вечера?
        - Ничего лилового, - ответила Брианна, оглядываясь по сторонам. - Может быть, голубое шелковое. Это будет тихий ужин в семейном кругу. Гости приедут только завтра.
        - Хорошо, ваша светлость.
        Смыв дорожную пыль и переодевшись, Брианна расчесала волосы и с помощью Молли собрала их в пучок на затылке. Глядя в зеркало в изысканной позолоченной раме, она раздумывала, когда будет лучше преподнести мужу неожиданный подарок. Главное - выбрать нужное время. Брианна хотела, чтобы он запомнил его на всю жизнь.

        Хрупкая на вид женщина с пледом на коленях и лорнетом была одета, как всегда, безупречно.
        - Наконец-то вы нашли время для семьи, - проворчала она.
        Несмотря на возраст, дух бабушки был по-прежнему несгибаем, с нежностью подумал Колтон.
        - Разве я посмел бы ослушаться? - Он опасался, что его голос звучит виновато.
        Вдовствующая герцогиня насмешливо хмыкнула.
        - Просто твоя очаровательная жена заставила тебя приехать.
        - Колтон очень занят. Я рада, что он выбрал время, - улыбнулась Брианна.
        Дэмиен откинулся на спинку стула и с загадочным видом приподнял бровь. На лице Роберта отразилось изумление. Мучительно подбирая слова, Колтон подумал: трое взрослых мужчин оказались бессильны перед пожилой женщиной и юной красавицей.
        - Я с нетерпением жду этого праздника, - наконец ответил он, откашлявшись.
        Бабушка прищурила умные голубые глаза и опустила лорнет.
        - Не очень-то тебе верю, но спорить не стану. Ты приехал, Дэмиен то же наконец вернулся ненадолго домой, а Робби отказался от лондонских развлечений ради сельской жизни. Такого не было со дня… - Она замолчала и занялась своей тростью, словно ничего важнее этого на свете не было. Глаза герцогини странно заблестели.
        Со дня внезапной смерти ее сына, отца Колтона, от лихорадки, мысленно закончил он. Самому Колтону тогда было только двадцать лет, Дэмиен только-только поступил в Кембридж, а Роберт еще учился в Итоне. На похороны они собрались всей семьей, и тут бабушка была права. С тех пор их пути разошлись, каждый из них занялся своим любимым делом. Колтон унаследовал герцогский титул и должен был многому научиться, у Дэмиена всегда была склонность к путешествиям и политическим интригам, а Робби стал беспечным повесой.
        Боже правый, сколько же лет прошло с тех пор, когда они все вместе стояли у могилы отца, чувствуя, что их привычный мир рушится? По крайней мере, именно так переживал потерю Колтон, в Дэмиене и Роберте тоже произошла перемена. Жизнь нанесла им тяжелый удар, и каждому из них пришлось самому справляться с этим горем.

«Каким было твое детство?» Вряд ли Брианна понимала, какие воспоминания всколыхнул в его душе ее вопрос.
        Смерть отца ошеломила Колтона, но он принял твердое решение управлять имениями и вести все финансовые дела столь же профессионально и ответственно, как это делали все герцоги Ролтвен, жившие до него. Он был настолько поглощен делами, что даже не заметил, когда его мать перестала носить траур и снова вышла в свет, и, конечно, очень удивился, узнав о ее намерении снова выйти замуж. Дэмиен также отсутствовал почти все время, и поскольку бабушка постоянно жила за городом, а Колтону было намного удобнее вести дела из Лондона, он даже не осознавал, насколько скучает по поместью и своей семье. Единственным близким родственником, с кем он часто виделся, был Роберт, и то лишь потому, что они встречались на светских приемах и посещали одни и те же клубы.
        И хотя Колтон редко проявлял нежные чувства на людях, бабушка единственная могла заставить его это сделать. И вот сейчас он легко коснулся ее руки с выступающими венами.
        - Нам давно пора было собраться вместе, бабушка. В этом ты, безусловно, права.
        Она бросила на него сердитый взгляд:
        - Я всегда права, молодой человек.
        Колтон послушно склонил голову, радуясь, что она уже не плачет.
        - Да, мадам, вы правы.
        - Всегда.
        Губы герцогини тронула улыбка. Кто-то из братьев, кажется, это был Роберт, засмеялся.
        - Всегда.
        - А теперь, когда с этим покончено, я разрешаю тебе проводить меня к столу.
        Колтон подал руку, и герцогиня медленно двинулась рядом с ним, ее пальцы крепко сжимали его рукав. Роберт отпустил какое-то замечание, и Брианна залилась серебристым смехом. Теперь Колтону было стыдно перед женой за свое недовольство. Неужели он был так поглощен делами, что даже не скучал по семье? Почему до сегодняшнего дня эта мысль даже не приходила ему в голову?
        Столовую, куда они все пришли, вряд ли можно было назвать уютной. Высокие потолки с декоративными плафонами, расписанными итальянским мастером, которому несколько столетий назад заплатили целое состояние за украшение дома, обшивка стен темным дубом, отполированным до зеркального блеска, и огромный стол, за которым могли разместиться тридцать человек. Через двери по углам комнаты входили слуги с подносами. Столовую освещали несколько тяжелых люстр. На одной стороне стола уже поставили пять приборов, поближе друг к другу, чтобы можно было беседовать, не повышая голоса. Колтон усадил бабушку и с неведомым прежде рвением отодвинул стул для Брианны, отстранив младшего брата.
        Сегодня вечером Брианна выглядела великолепно. На ней было простое платье из голубого шелка, собранные в пучок волосы золотились в пламени свечей, безупречная бледная кожа будто светилась. Она представляла собой настоящее воплощение женственности. Одарив Колтона сияющей улыбкой, она опустилась на стул, распространяя вокруг сладкий соблазнительный аромат духов.
        Колтон пообещал себе, что позже с наслаждением снимет это платье и распустит блестящие волосы. Потом отнесет Брианну в постель, чтобы снова услышать ее тихие, такие восхитительные стоны.
        - Ты собираешься садиться?
        Тихий голос жены вывел Колтона из забытья, оказалось, он с довольно нелепым видом по-прежнему стоит рядом с ней.
        Да к тому же предается любовным фантазиям в присутствии всей семьи, включая бабушку!
        Брианна постоянно сбивала его с толку.
        - Прости. Я вспомнил, что забыл кое-что сделать до нашего отъезда. Ничего страшного, адвокат об этом позаботится, - солгал Колтон и быстро уселся во главе стола, чувствуя себя полным идиотом. Тут же появился лакей с вином, и Колтон с благодарностью подал ему бокал, пытаясь не обращать внимания на еле заметную ухмылку на лице Роберта. Уж кто-кто, а он точно заметил оплошность Колтона и то, как он замешкался возле своей жены. Желая отомстить Роберту, он холодно спросил:
        - Дорогая, ты пригласила на вечер, незамужних молодых дам?
        Брианна лукаво улыбнулась, и на ее щеках появились, очаровательные ямочки.
        - Как я могла об этом забыть, ведь тут присутствуют два самых желанных холостяка во всей Англии.
        На лице Дэмиена появилось неподдельное выражение тревоги. Роберт чуть слышно застонал, а бабушка рассмеялась и строго сказала:
        - Вот и хорошо, дитя мое. Мне бы хотелось по присутствовать на их свадьбах, прежде чем я покину этот мир.
        - Бабушка, я всегда мечтал, чтобы ты жила вечно. - Роберт поднял свой бокал. - А теперь это желание стало еще сильнее.
        - Да будет так, - пробормотал Дэмиен.
        - Я лишь пошутила, - успокоила их Брианна, в ее прекрасных глазах мелькали веселые искорки. - Список гостей не такой уж большой. Кроме графа и графини Бонэм, будут Марстоны, лорд Бишоп с дочерью, миссис Ньюмен, лорд Найтли и лорд Эмерсон и сестры Кэмпбелл с родителями. Вот и всё. К сожалению, моя сестра с мужем не смогут приехать.
        - Всё? Да здесь пять незамужних молодых девиц! - Роберт буквально позеленел.
        - И пять холостяков. - Брианна с безмятежным видом отпила вина и нахмурилась. - Разве можно устраивать подобный прием и не пригласить равное количество джентльменов и дам? Так сказала твоя бабушка, и я постаралась составить подобающий список гостей. Кроме того, ты ведь уже не раз бывал на приемах, где присутствовали незамужние молодые женщины.
        - Но не столько же сразу! К тому же мне еще не доводилось проводить целых пять дней в подобной компании.
        - Боже мой! - На лице Дэмиена появилось страдальческое выражение.
        - Не стоит так драматизировать. Обещаю вам, все эти дамы очень приятны в общении, иначе я бы их никогда не пригласила.
        Колтону показалось, будто за внешним спокойствием Брианна подсмеивается над ними.
        Но сейчас это даже показалось ему милым. Как ей удалось заставить его согласиться приехать, и каким образом она уговорила его непоколебимых братьев?
        - Уверен, вы прекрасно проведете время, - тихо заметил он. - Как и все мы.
        Роберт, прежде уверенный в том, что Колтону совсем не нужен этот праздник, бросил на него испепеляющий взгляд. Дэмиен поморщился и жестом приказал налить себе еще вина. Герцогиня с живым интересом наблюдала за происходящим, а Брианна легко коснулась руки мужа.
        Одно мимолетное касание пальцев, и по ее телу пробежала дрожь. Темно-голубые глаза Брианны были затуманены.
        - Я так рада это слышать, дорогой. Меня беспокоило, как ты отнесешься к моей задумке.

«Дорогой». Колтон был не из тех, кто одобрил бы проявление нежности на людях, хотя бы и в присутствии собственной семьи. Но выражение лица Брианны тронуло его, и он был не в состоянии сердиться. Странно, но теперь Колтон пытался припомнить, называла ли она его так прежде. Нет, кажется, нет.

«Меня беспокоило…»
        Неужели? Он был раздражен, а Брианна беспокоилась. Поймав суровый бабушкин взгляд, Колтон почувствовал себя глупцом.
        Откуда ему знать, как должен вести себя женатый мужчина? В конце концов, у него так же мало опыта, как у Брианны.
        - Не понимаю, зачем ты беспокоилась.
        Младшие братья переглянулись, и Колтона это ужасно разозлило.
        - Полагаю, Брианна думала, ты не захочешь покидать Лондон, чтобы развлечься хотя бы раз в жизни, - заметил Роберт. - Понять не могу, с чего она это…
        Колтон холодно взглянул на него:
        - Сарказм за столом неуместен, Робби.
        - А где ты увидел сарказм? - спросил Роберт с напускной наивностью, придавшей его лицу поистине ангельское выражение, хотя в жизни его, скорее, можно было назвать падшим ангелом.
        Колтону не пришлось отвечать, потому что подали первое блюдо, и он обратил все свое внимание на суп. В какой-то степени он мог понять недовольство братьев из-за приглашенных гостей, но, с другой стороны, все молодые дамы были подругами Брианны, и если они желали избежать близкого знакомства с юными леди, можно было бы в течение пяти дней ограничиваться лишь вежливыми разговорами. По мнению Колтона, это не так уж трудно. Он же был главой семьи и мог требовать большего.
        Черт побери, может быть, один из его братьев, наконец, найдет себе жену, подумал он, глядя, как Брианна зачерпнула ложку нежного сливочного супа.
        Да поможет им Бог.

        Глава 8

        Причиной разногласий между мужчинами и женщинами являются вовсе не игры, в которые мы играем, а разные правила игры. У нас они одни, у мужчин - другие.

    Из главы «Причины и цели»
        Когда Брианна в прямом смысле вцепилась в Роберта, он понял, насколько она волнуется. Не успел он войти в главный зал, как увидел снующих вокруг лакеев с большими вазами цветов из оранжереи, и тут же изящная, но сильная рука ухватила его за предплечье.
        - Мне нужна помощь. - Невестка потащила Роберта к мраморному итальянскому камину, вокруг которого были расставлены стулья с бархатной обивкой. - Гости уже собираются, и чай подадут меньше чем через час. Что ты думаешь об этих розах?
        Пышные ярко-красные бутоны резко выделялись на фоне белого камня, и Роберт счел благоразумным ответить: - Мне кажется, они прекрасны.
        Синие глаза умоляюще смотрели на него, и он заметил на фарфоровой щеке Брианны желтоватое пятно от пыльцы.
        - Ты уверен?
        Достав из кармана платок, Роберт вытер пыльцу с ее лица.
        - Абсолютно.
        Глядя на ее зарумянившееся лицо и нервно стиснутые руки, он вспомнил, что ей нет еще и двадцати, и хотя обычно его невестка держалась со спокойным достоинством, она не успела еще полностью вжиться в роль герцогини Ролтвен. У нее было мало опыта в подобных делах.
        - Наша экономка, миссис Финнеган, уже тридцать лет служит нашей семье и прекрасно знает, где поставить розы, - как можно тактичнее заметил Роберт. - Прежде ей уже доводилось устраивать домашние торжества. Моя мать была готова даже утащить ее с собой в Италию, если бы ей удалось уговорить миссис Финнеган уехать. Мне кажется, если ты предоставишь часть работы ей, она будет просто счастлива.
        - Я так хочу, чтобы все прошло идеально, - с милой серьезностью призналась Брианна. - Ведь я практически навязала Колтону этот праздник, и если он провалится, мы не только потратим время, но и поставим его в затруднительное положение.
        Глядя на прелестное лицо Брианны, в ее такие искренние глаза, Роберт на мгновение позавидовал Колтону. Нет, не потому, что жена старшего брата была прекрасна, Роберт восхищался ее характером и умом, просто сейчас его поразило, какие усилия она прикладывала для устройства праздника. Конечно, Колтон не обратил бы на розы внимания, и уж тем более на их местоположение, но одно было совершенно очевидно: Брианна мечтает сделать Колтона счастливым.
        Уму непостижимо. Роберт знал множество женщин, мечтавших, чтобы он осчастливил их. Они стремились к наслаждению, которое он мог доставить им в постели, им было лестно кокетничать с младшим братом герцога, они ждали от него дорогих украшений и других подарков.
        Думали ли они когда-нибудь о нем как о человеке? Не о лорде Роберте Нортфилде, богатом наследнике, имевшем высокопоставленных друзей. Не о его привлекательной внешности и искушенности в любви, а о его жизни, мыслях, стремлениях?
        Роберт был уверен: ни одна из женщин, с которыми он ложился в постель, не задумывалась, счастлив ли он. Конечно, здесь была и доля его вины, вдруг понял он, глядя на Брианну и вдыхая наполнивший дом аромат цветов из оранжереи. Он сам намеренно выбирал таких спутниц, которым было не нужно ничего, кроме мимолетной любовной связи. Он сам соблазнял только таких женщин, и они с радостью принимали его ухаживания.
        Но разве этого достаточно? Ни одна женщина никогда не смотрела на него так, как Брианна на Колтона.
        В те редкие минуты, когда Колтон не замыкался в себе, с головой погружаясь в контракты на морские перевозки и написание писем управляющим, он смотрел на Брианну с нежностью, о которой сам, считал Роберт, и не подозревал.
        Удивительно, как в возрасте двадцати шести лет, имея такой богатый опыт общения с женщинами, Роберт всегда с презрением думал о любви.
        - Ты делаешь Колтону честь, я имею в виду не только его титул. - Роберт легонько похлопал Брианну по руке. Невероятно, но сейчас он расчувствовался, а ведь он никогда не считал себя сентиментальным. - Позволь мне найти миссис Финнеган, хорошо? Потом мне надо будет переодеться. Почти весь день я провел в седле.
        - Спасибо. - Брианна с печальной улыбкой отпустила его руку. - Я с радостью приму ее помощь.
        - Пожалуйста, мадам герцогиня. - Роберт отвесил преувеличенно галантный поклон, заставив Брианну рассмеяться, после чего отправился на поиски расторопной Финни (так он привык с детства называть экономку), нашел ее и объяснил, что жене Колтона не помешала бы помощь, затем поднялся наверх переодеться.
        И все это время в его душе было какое-то новое, неведомое чувство.
        Завязывая перед зеркалом шейный платок, Роберт увидел свое хмурое отражение, совершенно не похожее на всегда беспечное и веселое лицо.
        Стук в дверь заставил Роберта оторваться от зеркала. - Да?
        На пороге спальни появился Дэмиен.
        - Может быть, нам, как холостякам, стоит объединиться и спуститься к чаю вместе?
        Роберт натянуто усмехнулся, пытаясь избавиться от непривычной задумчивости.
        - Ты уже придумал, как нам пережить эти дни?
        - Я военный советник, - пожал плечами Дэмиен. - Мне кажется, это вполне разумная стратегия, хотя я больше привык отслеживать передвижения французских войск, нежели разбираться в движениях души юных леди.
        - Возможно, мы себе льстим, - сухо ответил Роберт. - Вполне может быть, никто из пяти приглашенных Брианной девушек нами не заинтересуется.
        На лице Дэмиена появилось выражение смирения.
        - Я давно не был в свете, но мне кажется, ты слишком оптимистичен. Мы Нортфилды, Робби, и будь мы хоть самыми неотесанными мужланами в Англии, нас все равно бы считали прекрасной партией.
        - Наверное, ты прав, - согласился Роберт. - По крайней мере, у мисс Марстон прелестный нрав. - И тут же опрометчиво добавил: - К тому же она очень красива.
        Какого черта он вообще это сказал? Роберта беспокоило, насколько ему не терпится вновь увидеть девушку.
        Дэмиен удивленно поднял брови:
        - Мисс Марстон? Дочь сэра Бенедикта Марстона?
        - Да, - коротко ответил Роберт. Он не рассказывал Дэмиену о ссоре с ее отцом.
        - Мы с ним немного общались. - Лицо Дэмиена стало бесстрастным, как всегда при разговоре на профессиональные темы. - Он вхож в кабинеты к военному министру и лорду Ливерпулу. Странно, когда Брианна назвала это имя вчера вечером, я сразу о нем и не вспомнил.
        - Они с Ребеккой хорошие друзья.
        - Так, значит, ее зовут Ребекка? То есть ты достаточно близко знаком с юной леди, чтобы называть ее по имени?
        Роберт вспомнил залитый лунным светом сад и легкое прикосновение к ее нежным, соблазнительным губам.
        - Нет, в ее обществе я бы не позволил себе подобной вольности. Мы едва знакомы.
        И однако, он никак не мог забыть податливой, мягкой груди Ребекки и изысканного аромата ее духов, который с тех пор преследовал его.
        - Что ж, я смогу вытерпеть ее присутствие ради возможности побеседовать с ее отцом. Веллингтону не помешает помощь конной гвардии, а Марстон обладает влиянием. Хорошо хоть, она более или менее привлекательна, так что мой интерес будет оправдан.
        Более или менее? По какой-то неведомой ему причине Роберт ощутил острый прилив раздражения. Странно, потому что Дэмиен, всегда такой рассудительный и спокойный, редко мог вывести кого-нибудь из себя.
        - Она поразительно красива, и, по слухам, отец отказал многим претендентам на ее руку, спокойно ответил Роберт. - Ты поймешь почему, как только увидишь мисс Марстон. Она не из тех бледных девиц, которые только и умеют жеманничать и гордиться отсутствием ума.
        Дэмиен внезапно развеселился:
        - Отличная новость. Похоже, праздник будет не таким утомительным, как я ожидал.
        - Ты притворишься, будто тебя интересует Ребекка, чтобы добиться разговора с ее отцом?
        - У меня не было никаких гнусных мыслей. - Досада брата удивила Дэмиена. - Я лишь хотел сказать, что раз большую часть времени она будет в обществе своих родителей, а мне нужно привлечь внимание Марстона, то сначала необходимо заинтересовать его дочь.
        Вполне разумно, подумал Роберт. Странно, с чего это он так разволновался?
        Вряд ли можно считать близким знакомством их короткий разговор и поспешное бегство в кусты в попытке избавиться от скучного общества неотесанного лорда Уоттса.
        - Что ж, тогда ухаживай за ней. - Роберт с деланным безразличием пожал плечами.
        - Я не говорил…
        - Дэмиен, поступай как знаешь.
        Неужели он только что дерзко перебил своего старшего брата? Черт возьми, несколько минут наедине с Брианной сбили его с толку.
        Роберт направился к двери.
        - Прости, терпеть не могу подобных сборищ. Они меня выводят из себя. Давай пропустим по бокалу бренди, пока гости не собрались.

        Наверное, Ребекке крупно бы повезло, если бы она сумела продержаться пять дней в доме и не лишиться рассудка.
        Она примостилась на краю стула с чашкой чая в дрожащей руке. И была уверена, что стоит ей поднести хрупкий фарфор к губам, как она может расплескать весь чай себе на колени, поэтому она притворилась, будто ей вовсе не хочется пить.
        Другими словами, она делала вид, что пьет чай, а такого никогда бы не позволила себе ни одна уважающая себя англичанка, однако Ребекка уже давно устала от соблюдения правил. Эти самые правила вынуждали ее теперь слушать, как Дэмиен Нортфилд, не менее красивый, чем его младший брат, но без малейшего намека на франтовство и эту знаменитую лукавую улыбку, беседовал с отцом о войне на полуострове. В конце комнаты Роберт разговаривал с Лореттой Ньюмен, привлекательной и еще молодой вдовой.
        Конечно, сердито подумала Ребекка, женщина должна быть обязательно миниатюрной и светловолосой, только такая может понравиться джентльмену. В это время Роберт слишком уж близко склонился к Лоретте и прошептал ей что-то на ухо. Миссис Ньюмен рассмеялась и кокетливо опустила ресницы, от чего Ребекка только крепче стиснула зубы. Она не знала, о чем они говорят, но вот уже пятнадцать минут они стоят в том укромном уголке и…
        - Мисс Марстон?
        Она с досадой отвела взгляд. Сидевший напротив Дэмиен Нортфилд невозмутимо смотрел на нее.
        - Прошу прощения, вы что-то сказали? - запинаясь, пробормотала Ребекка.

«Боже милостивый, пусть он не заметит, как я смотрю на его брата». Взгляд Дэмиена был проницательным, в глазах светился недюжинный ум.
        - Я спросил, как вам понравилось в этом году в Лондоне, - вежливо повторил он.
        По крайней мере, ответ не требовал раздумий.
        - Все примерно так же, как и в прошлом, - честно ответила Ребекка. У Дэмиена были красивые глаза, только не завораживающе голубые, а темные. Его четко очерченные, как у всех Нортфилдов, черты не несли на себе отпечатка беспечности Роберта или сдержанности Колтона, в них было что-то спокойное и внимательное.
        Губы Дэмиена Нортфилда тронула мечтательная улыбка.
        - Понимаю.
        Неопределенный ответ Ребекки заставил ее отца нахмуриться. Но на этот раз она не удостоила его виноватым взглядом, а обратила все внимание на Дэмиена. Само собой разумеется, она могла поддержать разговор.
        - Я хотела сказать, в Лондоне все всегда спешат.
        Нет, опять ничего не получается.
        Но кажется, лорду Дэмиену было все равно.
        - Я с вами согласен, - мягко ответил он. - Даже если бы не было войны, боюсь, я слишком привык к уединению, чтобы проводить много времени в городе. Роберт - полная мне противоположность. - Он взглянул в сторону брата, все еще продолжавшего весело болтать с соблазнительной миссис Ньюмен.
        - Похоже, он любит общество, - произнесла Ребекка. Это было ничего не значащее замечание, и она с удовольствием отпила бы глоток чая, чтобы чем-то занять руки, если бы не боялась пролить его на платье.
        - Роберт сказал, вы знакомы.
        Ребекка встрепенулась. Что еще он мог рассказать своему брату? Об их столкновении в дверях? О бегстве в саду? О почти настоящем поцелуе, который она никак не могла забыть? Ребекка надеялась, Роберт не стал пересказывать все в мелочах, а если это и случилось, то оставалось только молиться, чтобы Дэмиен ничего не сказал при ее отце. Но конечно, будучи военным советником Веллингтона, он обладал тактом.
        Никто бы ничего не заметил, если бы Ребекка не покраснела. К своему ужасу, она почувствовала, как все лицо заливает горячая краска.
        - Нас представили друг другу, - чуть более поспешно, чем следовало, ответила она, не смея смотреть в сторону отца.
        - Понимаю, вы ведь близкая подруга моей невестки. - На лице лорда Дэмиена было все то же неизменно вежливое выражение.
        В тактичности ему не откажешь. Оказывалось вполне естественным делом, что Ребекка была знакома с известным ловеласом, которого презирал ее отец. Она благодарно кивнула:
        - Мы с Брианной дружим почти всю жизнь. Познакомились еще детьми, наши семейные поместья находятся поблизости.
        - Мы едва знакомы, но мне она показалась прекрасным человеком.
        - Так и есть. - Наконец-то Ребекка могла сказать правду.
        К ее облегчению, Дэмиен повернулся к отцу и задал ему какой-то вопрос о предстоящей парламентской сессии, и Ребекка вновь осталась наедине с полной чашкой уже остывшего чая. Ей было невыносимо не смотреть, но она могла позволить себе лишь мимолетные взгляды в сторону Роберта и хорошенькой вдовы.
        И вот, когда Ребекка в очередной раз посмотрела в угол комнаты, ее охватило смятение, потому что оба они, и Роберт, и Лоретта, исчезли.
        Она почувствовала прилив дурноты.
        Одно дело - пылать страстью к повесе, и совсем другое - стать свидетельницей его любовных похождений. И прежде Ребекка видела, как он танцевал, болтал и улыбался в переполненных залах, но вокруг него всегда было много людей, и никогда она не замечала, чтобы он исчезал с одной из своих поклонниц. Если мужчина и женщина вместе покидают домашний праздник… Ребекка читала светские хроники и была достаточно искушенной в подобных делах, чтобы догадаться об остальном.
        Неужели они отправились наверх, туда, где находятся спальни?
        Вполне возможно.
        Ребекка чувствовала себя уязвленной и преданной, хотя у нее не имелось для этого ни малейших оснований.
        Блюдце чуть дрогнуло в ее руке, когда она отставила чай в сторону. Если она не уйдет сейчас же из этой комнаты, то не выдержит и закричит.
        Когда она поднялась со стула, ее отец и лорд Дэмиен тоже встали.
        - Прошу меня извинить. На улице прекрасная погода, и меня так и манит прогуляться в садах, Брианна так их расхваливала, что мне хочется увидеть все самой, - с трудом произнесла Ребекка.
        Дэмиен чуть приподнял брови и, к ужасу Ребекки, предложил ей руку.
        - Позвольте мне сопровождать вас.
        Нет! Он так похож на него - эти густые каштановые волосы и профиль…
        Ребекке очень хотелось остаться одной и собраться с мыслями. Но если она откажется от предложения Дэмиена, ее отец рассердится, а сама она покажется Дэмиену неприветливой. Поэтому Ребекка легко коснулась рукава лорда Нортфилда и заставила себя улыбнуться.
        - Я буду очень рада.
        Через распахнутые стеклянные двери они вышли на улицу. Вечерело. Дэмиен повел Ребекку мимо изгиба террасы к задней части дома, где был разбит английский парк размером не менее пятнадцати акров, как успел скромно заметить Дэмиен. Они шли не торопясь. Если бы Ребекку действительно занимали цветы и изысканно подстриженные кустарники, она бы искренне наслаждалась обществом своего спутника, но только не сейчас, после того как ее мать говорила о лорде Дэмиене как о возможном кандидате в мужья.
        Ребекке было не по себе.
        Дэмиен выбрал тропинку, и она послушно пошла рядом с ним, стараясь казаться спокойной. Чтобы он не счел ее неприветливой и глупой девицей, она вежливо поинтересовалась:
        - Вы рады отдохнуть от своих обязанностей в Испании, милорд?
        Дэмиен выглядел задумчивым, на его губах играла чуть заметная улыбка.
        - Было бы глупо не признаться в этом, верно? Кто бы решился променять это чудесное место, возможность повидаться с семьей и друзьями и отдохнуть от тягот военной жизни?
        Ребекка не знала, как ответить. Ей показалось, она уловила легкое раздражение в голосе Дэмиена, но она слишком плохо его знала, чтобы судить.
        - Порой я бываю глуп, - коротко добавил он.
        Ребекка прикрыла глаза.
        - Значит, вы бы предпочли вернуться в Испанию?
        - Мне нравится моя работа, - признался он. - Я считаю за честь бороться против корыстных целей Бонапарта. Было приятно побывать дома, но, как бы странно это ни прозвучало, мне не терпится вернуться.
        - Это замечательно. - Втайне Ребекка жадно просматривала газетные репортажи, где говорилось о попытках избавить Европу от неумолимых тисков Бонапарта. - Каждый, начиная с герцога Веллингтона и заканчивая простым солдатом, рискует жизнью ради Англии и всего мира.
        - Я люблю, когда мне бросают вызов.
        Ребекка ясно видела - Дэмиен говорит правду. Впервые с момента прибытия в Ролтвен она искренне улыбнулась.
        - Уверена в этом.
        - Не поймите меня превратно, я люблю свою семью, но я не Колтон с его поместьями и множеством обязанностей. И не Робби с его беспечным отношением к жизни. Нет, я бы не назвал своего младшего брата поверхностным. Не многим это известно, но он необычайно хорошо разбирается в цифрах, и это касается как денежных вложений, так и карточных игр. Даже не пытайтесь сражаться с ним в вист, мисс Марстон, вы обязательно проиграете, это я вам точно говорю.
        Почему они опять говорят о Роберте?
        Или она просто принимает слишком близко к сердцу все, относящееся к нему? Ничего странного в том, что Дэмиен говорит о младшем брате.
        - Приму ваши слова к сведению, если мне когда-нибудь придется играть против него.
        - К тому же он отличный виолончелист. Вы не знали?
        С чего Дэмиен решил, будто Ребекке все известно про юного повесу?
        - Конечно, нет, - отрезала она. - Мы почти не знакомы.
        - Я просто подумал, - тихо и чуть удивленно заметил Дэмиен, - не говорила ли об этом Брианна. Естественно, сам Робби не любит упоминать о своих интересах, поскольку музыка отнюдь не мужественное занятие, но у него настоящий талант. Мне кажется, и здесь в нем говорит математик. Стоит ему взглянуть на ноты, и он уже знает все о музыкальном ритме и размере.
        Ребекке казалось, ее сердце перестало биться. Роберт - музыкант? Она на мгновение прикрыла глаза. Всего лишь легкий взмах ресниц, но это случилось против ее воли.
        Роберт Нортфилд, о котором она лишь мечтала, оказался ее родственной душой. Ребекка представила его длинные, изящные пальцы, держащие смычок, скользящие по ее коже…
        Похоже, в ее репертуаре появилась новая фантазия. Превосходно. Только этого ей не хватало.
        - Видимо, он очень способный. - Ребекка была не в состоянии вразумительно ответить Дэмиену, поэтому постаралась сменить тему, чтобы ничего больше не слышать о талантах Роберта Нортфилда. - А вы, милорд? Какие у вас таланты?
        Лицо Дэмиена приняло загадочное выражение.
        - Не знаю, можно ли назвать это талантом, но я умею думать в точности как неприятель. Благовоспитанным молодым дамам не пристало интересоваться подобными делами, однако мои умения порой могут значительно помешать французам.
        На тропинку легли длинные тени, и к шелесту гравия под ногами примешивалось щебетание птиц в кронах огромных вязов. Ребекка легко вздохнула.
        - Я совершенно уверена, ваш талант нужен Англии. Не стоит заблуждаться, милорд, но некоторые благовоспитанные молодые дамы интересуются военными делами.
        - Неужели? - Дэмиен опустил глаза, и Ребекке показалось, что в них промелькнула искорка удивления, несмотря на суровый тон его голоса. - Полагаю, вы одна из них? Тогда прошу извинить меня - я недооценил ваш интерес к борьбе против Бонапарта.
        - Мне не за что вас прощать. - Ребекка слегка поморщилась. - Моя мать считает интерес к политике недостойным леди. - Это было мягко сказано. Разговоры о войне считались столь же неподобающими, как и сочинение музыки.
        - Вы само олицетворение женственности, миледи, - галантно заметил Дэмиен.
        - Благодарю.
        Он указал на блестящую гладь пруда с искусственными руинами на берегу. В лучах заходящего солнца они казались очаровательными и мирными.
        - Пойдемте? Приятно отдохнуть там, где нет шумных разговоров и вечных чайных столиков.
        - Как пожелаете. - Ребекка склонила голову, не уверенная, хочется ли ей на самом деле сидеть на берегу пруда, но не решилась сказать «нет», чтобы не показаться грубой. Плоские ступени вели к прелестному летнему домику, внутри стояли маленькие кушетки с яркими бархатными подушками, столики, а в углу даже шкафчик с хрустальными бокалами и множеством красиво расставленных графинов. Ребекка присела на стул лицом к пруду и с отсутствующим видом принялась разглаживать платье. Дэмиен Нортфилд прислонился плечом к греческой колонне и пристально посмотрел на Ребекку - его взгляд привел ее в замешательство.
        - Вам уже лучше? Вы выглядели такой несчастной, - заметил Дэмиен, к ее смятению.
        Зря Ребекка надеялась, что он не заметит.
        Она уже было собиралась все отрицать, но он опередил ее очередным проницательным замечанием:
        - Уверяю вас, я не собираюсь совать нос в чужие дела. Если вам не хочется говорить, давайте обо всем забудем.
        Ребекку охватило искушение солгать, воспользоваться предложением Дэмиена, но она внезапно почувствовала себя побежденной.
        Она понятия не имела, как поступить дальше. Стоит ли вообще пытаться? Неприкрытое отвращение ее отца к Роберту казалось непреодолимым препятствием.
        - Я надеялась, никто не заметит моей рассеянности, - покачала головой Ребекка. - Прошу меня извинить.
        - После нескольких лет в Испании наблюдательность стала моей второй натурой. - Дэмиен чуть наклонил голову, словно изучая ее лицо. - Роберт о вас говорил.
        Вот это оборот!
        Значит, Дэмиен заметил, как Ребекка смотрит на его брата. Может быть, ей еще удастся выпутаться? Она надеялась, что Дэмиен умеет читать мысли только своих врагов. Уже второй раз за день ее лицо залила предательская краска. Однако несмотря на это, гордость вынудила Ребекку притвориться, будто она в замешательстве.
        - Вы имеете в виду лорда Роберта?
        - Именно, - сухо кивнул Дэмиен. - Того, кто говорил о вашей красоте и обаянии. Того, за кем вы тайно наблюдали за чаем, не сделав при этом ни единого глотка и не прикоснувшись к еде.
        Роберт Нортфилд считает ее красивой? И обаятельной? Ребекка не знала, какой комплимент был ей более приятен, однако подозревала, что в случае с мужчинами похвала ее красоте имеет больше веса. Теперь она совершенно растерялась.
        Дэмиен продолжал, как ни в чем не бывало:
        - Наверное, это не мое дело, но у меня сложилось такое впечатление, будто вы знакомы, однако желаете это скрыть. Признаюсь, мне стало любопытно.
        Действительно, когда Ребекка вошла в гостиную в сопровождении родителей, Брианна с беззаботным видом представила ей своего деверя, и Ребекка зачем-то сказала, что они уже встречались прежде. Для умного и проницательного человека ее слова вряд ли прозвучали убедительно. Роберт был явно удивлен. Ребекка поняла это, взглянув в его ярко-голубые глаза, когда он склонился поцеловать ей руку.
        - Мне кажется, «знакомы» - не совсем подходящее слово. Нас представили друг другу в прошлом сезоне, а потом мы случайно встретились еще раз. Вот и все.
        - Я бы вам поверил, если бы вы не краснели всякий раз при упоминании его имени.
        Единственный выход - дать волю гневу, хотя Дэмиен говорил чистую правду. Ребекка чувствовала, как пылают ее щеки. Выпрямившись, она произнесла:
        - Сэр, вы очень прямолинейны.
        - Порой, - сказал Дэмиен, чуть приподняв брови. - Но я еще к тому же и хитер. Все зависит от ситуации. Вам стоит об этом помнить.
        - И что это означает? - Ребекка в смятении уставилась на него.
        - А то, что мой младший брат, чья репутация заставила бы покраснеть самого прожженного распутника, наконец-то проявил интерес к юной леди, и этот интерес, кажется, оказался взаимным. Я был бы плохим братом, если бы не порадовался за него и не пришел в восторг от этого наблюдения.
        Все-таки мужчины - странные существа, с легким раздражением подумала Ребекка.
        - Можете считать меня глупой, но боюсь, я вас не совсем понимаю, лорд Дэмиен.
        - У вас есть союзник, мисс Марстон, если вы все же решитесь покорить своего неприятеля.
        - Моего неприятеля?
        - Разве вы не знаете о том, как сильно молодые повесы сопротивляются женитьбе? - с неприкрытым удовлетворением спросил Дэмиен. - Полагаю, Роберт окажется еще более крепким орешком. У него есть деньги, так что ваше приданое ему не нужно. Он обладает свободой и явно насаждается своей жизнью. Для вас это вызов.
        - Ничего подобного. - Ребекка сжала лежащие на коленях руки, решив больше не лгать, раз уж она выдала себя. - Если вы даже и правы насчет интереса вашего брата ко мне, ненависть моего отца к Роберту - непреодолимая преграда. Мне неизвестна ее причина, поскольку отец вполне благосклонен к герцогу и к вам. Очевидно, это личное.
        - Роберт и ваш отец? - Дэмиен выпрямился и нахмурил свои темные брови. - И вам об этом ничего не известно?
        Ребекка беспомощно покачала головой.
        - Кроме того, Роберт и миссис Ньюмен…
        - Это все мелочи, - отмахнулся Дэмиен. - Что до разногласий Роберта и вашего отца, вы меня заинтриговали. Посмотрим, смогу ли я разузнать побольше, это ключ к любой удачной кампании.

        Глава 9

        Что такое удовольствие? Физическое наслаждение, минуты безмятежного покоя, прикосновение к прекрасному? Если вы знаете, как себя вести, все это можно найти в любви.

    Из главы «После столь же важно, как и до»
        Вечер удался, подумала Брианна, вынимая шпильки из волос и чувствуя себя усталой, но довольной. Ей пришлось пережить неприятный момент, когда один из лакеев уронил на дорогой ковер поднос с маринованной рыбой. Странно, но сейчас она только улыбнулась воспоминанию, глядя на свое отражение в зеркале и складывая шпильки в маленькую хрустальную шкатулку.
        Бедняга был в ужасе от своей неловкости, да еще перед лицом хозяина, но Колтон просто приказал другим слугам помочь молодому человеку побыстрее убрать разбросанную рыбу и вернулся к беседе с лордом Эмерсоном, словно ничего и не произошло. Вероятно, от ковра придется избавиться, но Колтон, очевидно, не счел случившееся стоящим внимания и был готов к непредвиденным тратам.
        И это тоже, помимо других достоинств Колтона, восхищало Брианну. Он крайне серьезно относился к своим обязанностям, и это касалось и прислуги. Вряд ли он замечал, какими полными трепета и обожания глазами смотрят на него все домочадцы. Колтон не был надменным аристократом, считавшим себя выше других. Внешне он казался чуть суровым, но причиной тому была его сдержанность, а не осознанное стремление считать себя лучше окружающих. Он столь же вежливо благодарил слуг, как благодарил бы своих высокородных друзей.
        Брианна бросила взгляд на стоявшие на каминной полке часы. Было уже поздно. Весь день съезжались гости, пили чай, потом подали роскошный ужин, а еще раньше лорд Найтли успел позабавить собравшихся, с поистине театральным пафосом декламируя отрывки из «Гамлета». К удивлению Брианны, было довольно весело, и, кажется, все остались довольны, даже Колтон.
        Придет ли он к ней?
        Возможно, он слишком устал. В конце концов, ему пришлось рано встать и несколько часов работать в кабинете, прежде чем вся семья собралась к обеду…
        Дверь отворилась.
        Колтон вошел в комнату в темно-синем шелковом халате. В спальне царил полумрак, горело лишь несколько свечей, и Брианна успела заметить, как ее муж сначала бросил взгляд на пустую постель, прежде чем посмотреть на нее. Она с улыбкой обернулась, надеясь, что он не заметит, как задрожала рука со щеткой для волос.
        Одно присутствие Колтона в комнате волновало Брианну до такой степени, что она начинала дрожать.
        - Я как раз размышляла, увижу ли вас сегодня вечером, ваша светлость.
        - И только-то? - Колтон поднял брови. - Я рассчитывал, вы захотите увидеть меня в вашей постели, мадам. - Он подошел к Брианне и положил ей руки на плечи.
        - Я всегда этому рада, - искренне ответила Брианна.
        Лицо Колтона озарила редкая улыбка.
        - Лестно это слышать.
        - Я бы никогда не сказала тебе «нет». - Брианна робко улыбнулась ему.
        Несколько секунд Колтон молча смотрел на нее, в мерцающем, тусклом пламени свечей выражение его лица трудно было прочесть.
        - Потому что ты этого действительно хочешь или просто позволяешь мне исполнять супружеский долг? - наконец тихо спросил он.
        Этот вопрос был необычен для него. «Долг» было одним из любимых слов Колтона, и он всегда ревностно исполнял свои обязанности. Брианна поднялась и прижала ладонь к его груди, чувствуя сквозь шелковую ткань сильное биение сердца.
        - Неужели ты сомневаешься в моих чувствах? Мне казалось, это я время от времени выбираю фривольный наряд, чтобы привлечь твое внимание.
        - Я помню, - сурово ответил Колтон. - К несчастью, ты привлекла внимание всех мужчин, бывших в тот вечер в опере.
        - Ты ревнуешь?
        - Не знаю. Мне трудно разобраться в своих чувствах, когда ты так близко. Холодный рассудок и моя прекрасная супруга - две несовместимые вещи. - Безо всякого предупреждения Колтон подхватил Брианну на руки. - Может, отложим серьезный разговор на потом? Сейчас я бы предпочел более близкое общение.
        Брианна только рассмеялась в ответ. Колтон медленно прошествовал через всю комнату, положил ее на постель и быстро развязал узел пояса на своем халате. В тусклом свете Брианна заметила, насколько сильно он возбужден.
        Медленно, не отрывая от мужа взгляда, она распустила ленту на лифе ночной сорочки. Столь же медленно, слегка прикусив губу, раздвинула складки ткани и обнажила свою ставшую чувствительной грудь. Внизу живота разлилось знакомое тепло.
        - Мне не терпится пообщаться с тобой, - прошептала Брианна, чувствуя, как тяжелеют ее веки, и глядя на Колтона сквозь полуопущенные ресницы.
        - Значит, в этом наши мнения сходятся. - В мгновение ока Колтон оказался сверху. Легко поцеловал ее в губы и принялся ласкать и покусывать шею. Брианна изгибалась от удовольствия под приятной тяжестью его тела, ее соски касались его груди. Дыхание Колтона щекотало чувствительное местечко за ухом, и она, не выдержав, застонала.
        Похоже, расстановка сил меняется, как во сне, подумала Брианна, когда Колтон стянул с нее сорочку, руками и губами лаская ее груди, касаясь напряженного живота. Наконец он уверенно развел ее бедра, и Брианна догадалась: Колтон снова хочет повторить то восхитительное действо.
        Восхитительное и такое неприличное одновременно.
        Брианна крепко сжала пальцами простыни, нетерпеливо ожидая повторения будоражащих, безумных ощущений. Длинные пальцы Колтона коснулись ее лона, и Брианна почувствовала себя одновременно уязвимой и возбужденной. Никогда еще ей не доводилось видеть ничего более прекрасного и чувственного, чем склоненная над ней голова Колтона.
        А это изысканное наслаждение, когда он принялся дразнить ее в самом чувствительном месте…
        Совсем скоро Брианна вскрикнула, и по ее телу пробежала сильная дрожь. Все ощущения были настолько яркими и сильными, что она вцепилась в волосы Колтона, словно желая оттолкнуть его и одновременно привлечь к себе. Просить его остановиться, если бы она была в состоянии говорить, и в то же время требовать продолжать эту сладкую пытку.
        Брианна была словно в раю. И когда Колтон приподнялся и проник в ее еще трепещущее тело, она снова пережила те же ощущения. Брианне хотелось остановить его: так они были сильны. Слишком много, слишком быстро, слишком неистово. Колтон энергично двигался, и Брианна отвечала, словно утопающая, судорожно хватаясь за его плечи.
        Она тонула в страсти. Тонула в приливе наслаждения. Тонула в любви.
        Почему, когда Колтон занимался любовью со своей прекрасной женой, ему казалось, что всякий раз наслаждение становится все сильнее?
        Сегодняшняя ночь не стала исключением.
        Пережитое им и Брианной удовольствие было необычайно острым, сильным, даже первобытным, у Колтона перехватило дыхание, каждый мускул его тела был напряжен до предела. Когда лоно Брианны сжалось, он испытал настоящий экстаз, потрясший его до глубины души.
        Кажется, Брианна обладает какой-то тайной властью над ним, подумал Колтон, немного придя в себя. Он был искушен в любви. С того самого дня, когда он познал тайну взаимоотношения полов, женщины буквально кидались ему на шею, и хотя Колтон всегда вел себя очень осмотрительно, опыта ему было не занимать.
        С Брианной же все обстояло совершенно иначе.
        Даже в их брачную ночь, когда она была застенчива и испуганна, ее неопытное тело отозвалось на его ласки. Чувственность Брианны прибавила пикантности их совместной жизни, и, обладая вполне здоровым желанием, Колтон был благодарен жене за это.
        Правда, за всем этим крылось и кое-что другое, вынужден был наконец-то признаться себе Колтон. Желание близости было вполне обыкновенным явлением. Большинство мужчин сочли бы Брианну привлекательной…
        Эта неприятная мысль заставила Колтона нахмуриться, но, к счастью, Брианна ничего не видела - ее лицо было скрыто за волосами. Колтону было наплевать на других мужчин, потому что Брианна принадлежала ему.
        Только ему.
        - Мм… - Тонкие пальцы скользнули по его спине.
        Колтон лишь довольно хмыкнул в ответ, перекатился на бок и обнял Брианну. Для него не было ничего лучше запаха страсти, смешанного с ароматом изысканных духов. Ее еще влажное, такое соблазнительное тело устало прильнуло к нему, длинные шелковистые волосы рассыпались у него на груди.
        - Кажется, день прошел удачно, - пробормотала Брианна. - Тебе понравилось?
        Колтон только что испытал неописуемое наслаждение, и хотя не очень любил, когда в доме было полно гостей, сейчас его охватило благостное чувство.
        - Неплохо. По крайней мере, приглашенные тобой люди оказались вполне приятными.
        - Какая высокая похвала, - сухо заметила Брианна.
        - Так и есть. Обычно я терпеть не могу подобные сборища.
        - Я с самого начала этого опасалась.
        - И правильно. - Колтон отвел с ее плеча золотистый завиток, чувствуя прилив какой-то особенной теплоты, не имевшей ничего общего с недавней страстью. - Ты меня так хорошо знаешь?
        - Лучше, чем кто-либо другой, ваша светлость, - Колтон не выдержал и рассмеялся.
        - А знаешь ли ты, что порой ведешь себя слишком самоуверенно для уважаемой герцогини? - прошептал он, целуя Брианну в подбородок.
        - Раз тебе по душе моя откровенность, не стану с этим спорить.
        - Ты? Брианна Нортфилд? Не станешь спорить? Трудно в это поверить!
        - Колтон! - Брианна протестующе засмеялась, но он увидел веселый огонек в ее глазах и ощутил нежное прикосновение рук.
        - Однако, - продолжал Колтон, - несмотря на твое порой бесцеремонное обращение с августейшим супругом, ничто в тебе не в силах меня отвратить. - Он легонько поцеловал уголок ее губ, с удивлением почувствовав, как вновь возбуждается. Вот что творили с ним чары Брианны, и это после только что испытанной ими ураганной страсти.
        - Надеюсь, так будет всегда.
        В ее голосе слышалась легкая грусть. Помедлив, Колтон спросил:
        - А почему бы и нет?
        Брианна пожала плечами:
        - Мужчины устают от своих жен. И вообще мало кто по-настоящему их желает.
        Колтон досадливо нахмурился. Брианна была совершенно права.
        - Ты всегда пробуждаешь во мне желание. Вспомни, что произошло совсем недавно.
        - Такое трудно забыть. - Она легко коснулась его щеки.
        Проведя пальцами по соблазнительному изгибу ее бедра, Колтон подумал, как в Брианне могут уживаться наивность и очарование куртизанки. Золотистые локоны и эти темно-голубые глаза с длинными ресницами, пухлые и мягкие губы. Во время сегодняшнего приема несколько мужчин оценили ее красоту. Колтон не думал об этом, потому что был с ними целиком и полностью согласен, но сейчас, когда разговор зашел о верности, его мнение несколько изменилось.
        - Ты принадлежишь мне. - Его слова прозвучали глупо.
        Брианна откинула голову и удивленно посмотрела на Колтона:
        - Что?
        Колтон замолчал, не совсем понимая, как могло у него вырваться это надменное утверждение. Конечно, она принадлежала ему, она была его женой. Он дал ей свое имя, обеспечил ей свое покровительство. К сожалению, для некоторых представителей их класса все это было пустым звуком. Как только женщина дарила мужу наследника, она могла искать, если пожелает, развлечений на стороне, и единственным условием было соблюдение внешних приличий.
        Но только не Брианна. Он этого не допустит. Даже представить, как к ней прикасается другой мужчина… Нет, Колтон даже задумываться не хотел о том, что он мог бы сделать.
        Вместо объяснений он поцеловал ее. Кто знает, может, этот поцелуй и был объяснением? Колтон жадно впился в губы Брианны, крепко прижимая ее к себе, его возбуждение становилось заметнее. На этот раз он все делал медленно и размеренно, без той безудержной страсти, охватившей их совсем недавно, прислушиваясь к дыханию Брианны. Все его ощущения были обращены к ней - зрение, слух, вкус, прикосновения. Запах ее тела кружил голову, как крепкий напиток.
        Потом, когда дрожь в их телах наконец унялась и они лежали, тесно обнявшись, Брианна коснулась волос Колтона.
        - Могу я у тебя кое-что попросить?
        После второго за ночь прилива страсти Колтон был щедрым и умиротворенным.
        - Конечно. Дай догадаюсь: бриллиантовое колье? - с ленивой улыбкой спросил он.
        - Ты ведь знаешь, я равнодушно отношусь к драгоценностям и надеваю их только в исключительных случаях.
        С чувством легкого смятения Колтон вдруг понял, что не замечал этого. Он очень редко видел Брианну в дорогих украшениях. В отличие от многих светских дам, она не любила носить драгоценности. Неужели он настолько невнимателен?
        Да, сурово ответил ему внутренний голос. Он слишком погружен в свои собственные дела. Но теперь в его жизни появилась Брианна. Стоит об этом помнить.
        - Я пошутил, - поспешил оправдаться Колтон и откинулся на подушки. - Конечно, если бы тебе захотелось иметь новое украшение, я бы тебе его непременно купил, но ведь ты знаешь: все семейные ценности Нортфилдов - твои.
        Брианна сонно улыбнулась - она лежала, до пояса накрывшись простыней, ее грудь была обнажена, блестящие волосы рассыпались по кровати.
        - Мою просьбу намного легче исполнить, и она ничего не будет тебе стоить.
        Ее ресницы опустились, и Колтон с терпеливой улыбкой спросил:
        - Так что же ты хочешь?
        - Будь всегда со мной.
        - Прошу прощения?
        Ответа не последовало. Брианна спала. Это не удивило Колтона, он и сам чувствовал приятную усталость, а она к тому же рано встала, чтобы подготовиться к приезду гостей. Даже несмотря на помощь слуг и усердие миссис Финнеган, Брианна сама приложила немало усилий к обустройству дома, прежде чем на аллее показался первый экипаж.

«Будь всегда со мной».
        Что, черт возьми, она хотела этим сказать?

        Глава 10

        Если его поведение изменилось, запомните день и выясните причину. Возможно, вам удалось произвести на него впечатление.

    Из главы «Причина и следствие»
        Ее родители далеко не самые деликатные люди на всем белом свете, решила Ребекка, испытывая непреодолимое желание спрятаться подальше.
        Это было невыносимо, и она почти уверилась в том, что все присутствующие увидели, как ее прямо-таки подсовывают Дэмиену Нортфилду, словно породистую корову богатому фермеру.
        Но что еще хуже - все заметили явный интерес миссис Ньюмен к Роберту. Кто знает, было ли это искреннее стремление поймать в ловушку самого стойкого холостяка в Англии или просто желание развлечься? Но если миссис Ньюмен думала, будто ее намерения никому не видны, то глубоко ошибалась. В конце концов, что за праздник без обольщения, с грустью подумала Ребекка, протягивая руку за бокалом вина. В эту минуту прелестная Лоретта кокетливо склонилась над своей жертвой, выставив на всеобщее обозрение грудь, которую не могла скрыть узкая оборка кружев на платье.
        - Следите за своим выражением лица.
        Тихий голос заставил Ребекку вздрогнуть, и вино чуть не выплеснулось из бокала. Дэмиен, которого мать уговорила занять место рядом с девушкой, склонился к самому ее уху.
        - Он говорит с ней, но смотрит на вас. Давно я так не веселился.
        Роберт смотрит на нее? Ребекка не знала, правда ли это, потому что изо всех сил старалась не смотреть его сторону.
        - А что такое с моим лицом? - сдавленно спросила она.
        - У вас такой вид, словно вы хотите вырезать сердце миссис Ньюмен. За обедом это было бы излишне.
        - Мне понятно ваше изумление, милорд.
        Дэмиен тихо рассмеялся и переключил все свое внимание на лежащую перед ним рыбу.

«Черт бы тебя побрал!» Ребекка с огромным удовольствием мысленно обругала его, хотя замечание Дэмиена попало в самую точку. Сидевшая напротив мать радостно улыбалась, глядя, как они переговариваются.
        Боже правый, это настоящий кошмар.
        Ребекка с напускным энтузиазмом обмакнула кусок запеченной трески в масляный соус, хотя у нее совершенно не было аппетита. Ей удалось проглотить несколько кусочков, не отрывая взгляда от тарелки, лишь бы не видеть обаятельной улыбки Роберта. Отблеск пламени свечей в люстре, падая на его лицо, оттенял четкую линию скул.
        Хватит, приказала себе Ребекка, иначе все заметят.
        Что бы сделала на ее месте леди Ротбург? Кокетливо взмахнула ресницами, как миссис Ньюмен? Наверняка есть лучший способ, о котором Ребекка и не подозревает. Может быть, она сегодня вечером все-таки попросит у Брианны книгу. Остается либо решиться на этот рискованный шаг, либо подчиниться воле родителей и наконец выбрать себе мужа.
        С суровой решимостью Ребекка покончила с ростбифом и взбитым картофелем, хотя ее желудок продолжал протестовать. Когда подали десерт, она вздохнула с облегчением. Как только уберут тарелки, мужчинам принесут портвейн, а дамы соберутся поболтать после ужина. Тогда наконец Ребекка сможет уйти в свою комнату, сославшись на головную боль.
        Это был отличный план, тем более что у нее уже стучало в висках.
        К несчастью, ей помешали осуществить его.
        Когда Ребекка уже собиралась уходить, мать бросила на нее такой суровый взгляд, от которого могла дрогнуть гора.
        - Возможно, вам всем не помешает немного свежего воздуха. Выйди на террасу, дорогая. Полагаю, лорд Дэмиен согласится тебя сопровождать.
        Ребекка не знала, как выдержит еще четыре дня в обществе Дэмиена, тем более что стремление ее родителей свести их вместе было всем очевидно.
        - Думаю, он бы предпочел выпить портвейну, - ответила Ребекка. - Я могу прогуляться и одна.
        - Уверена, он будет настаивать.
        Теперь у нее нет выбора, сердито подумала Ребекка. Дэмиен склонил голову:
        - Был бы очень рад. Однако я уже пообещал миссис Ньюмен сегодня вечером показать ей в библиотеке редкую карту Маньчжурии. Возможно, Роберт согласится сопровождать мисс Марстон?
        На лице леди Марстон появился ужас, а Ребекка с трудом удержалась от смеха. Конечно, очень лестно выпроводить ее за дверь под руку с самым завидным холостяком, и совсем другое дело - позволить пойти на прогулку с известным повесой, пусть он даже и брат Дэмиена.
        - Я…
        - С огромным удовольствием. - Роберт вмешался в разговор, возможно, чтобы помочь Дэмиену в борьбе с интригами леди Марстон, а возможно, ему самому хотелось ее подразнить. Или же… Ребекка не желала в это верить. Неужели Дэмиен прав? Вдруг она и правда нравится Роберту? - Я и сам не прочь прогуляться. Идемте? - тихо спросил он.
        И вот уже Ребекка с бешено бьющимся сердцем опирается на его руку. Хорошо еще, что она не налетела на него, когда они выходили из гостиной, как во время их первой встречи.
        Намного лучше, чем в прошлый раз. Сейчас за ней хотя бы не гонятся надоедливый лорд Уоттс, подумала Ребекка, не зная, благодарить Дэмиена или нет. Было ясно, что ее увлечение Робертом он находил забавным, поэтому и решил вмешаться, а может быть, просто сам хотел избавиться от леди Марстон, которой не терпелось женить его на своей дочери.
        Возможно ли, чтобы Роберт за ужином наблюдал за ней? Ребекка украдкой бросила взгляд на идущего рядом с ней молодого человека. Как и в прошлой раз, она вдруг утратила дар речи. Если бы он только находил ее хоть немного привлекательной… Ребекке просто необходимо было узнать, так ли это.

«Мне нужна эта проклятая книга!»
        - Прохладно. Накинете шаль?
        Ребекка чуть не подскочила от неожиданности.
        - Нет-нет, спасибо. В гостиной было довольно жарко. Мне не терпится выйти на свежий воздух.
        - Вы немного порозовели.
        Еще бы! Как правильно заметил Дэмиен, она постоянно краснела в присутствии Роберта. Ребекка ничего не могла с собой поделать и злилась, а вот теперь даже он это заметил. Как унизительно!
        - Уверяю вас, я прекрасно себя чувствую, - чуть более резко ответила она.
        - Не сомневаюсь. - Роберт шел следом за Ребеккой - воплощение добродушного озорника в строгом вечернем костюме и с легкой улыбкой на губах. - Итак, скажите мне, мисс Марстон, как вам здесь нравится? Я заметил, моя невестка оказала вам услугу, не пригласив настойчивого лорда Уоттса.
        - Брианне прекрасно известно: пригласи она его, я бы ее убила, - с жаром ответила Ребекка. - Мои родители считают его отличной партией для меня. Однако у меня на этот счет иное мнение.
        В воздухе чувствовалась осенняя свежесть, но Ребекка вздохнула с облегчением, когда прохлада коснулась ее обнаженных плеч. Небо затянули облака, и луна была почти скрыта дымкой. Где-то поблизости тихо и жалобно закричала птица. Их шаги гулко отдавались на гладких камнях, на огромной террасе больше никого не было.
        Они остались наедине.
        Вряд ли это продлится долго, ее мать не потерпит. Ребекка даже думать не хотела, что сделает отец.
        Роберт изумленно приподнял бровь.
        - Кажется, теперь они благоволят к Дэмиену.
        Выходит, он тоже заметил. Однако не стоит так ликовать, послышался спокойный внутренний голос. Скорее всего, это ничего не значит. Естественно, все гости заметили, как родители буквально толкают Ребекку в объятия Дэмиена.
        - Да, бедняга, - пробормотала она.
        Роберт рассмеялся.
        Как бы Ребекке хотелось запечатлеть этот заразительный смех в музыке! Выражение лица Роберта становилось каким-то особенным, когда его озаряла сияющая улыбка, от которой у Ребекки подгибались колени. Оба его брата были столь же хороши собой, но именно обаяние Роберта так влекло ее. Оно словно пронизывало все его существо, и хотя Ребекка почти ничего не смыслила в искусстве обольщения, ей казалось, именно благодаря этому он пользовался таким небывалым успехом у женщин.
        - Дэмиен выживет. Не стоит забывать, что мой старший брат служит советником у самых влиятельных людей нашего времени, - заметил Роберт, облокотившись на перила, и взглянул на Ребекку. - Сразу этого не скажешь, но он очень хитер. Как он все ловко устроил! Спасен благодаря одной маленькой уловке.
        Ребекка поморщилась:
        - Полагаю, вы имеете в виду то, как он хитро выскользнул из сетей моей матери?
        - Вообще-то я говорил о себе и более чем решительно настроенной миссис Ньюмен. Думаете, ее действительно интересует карта Маньчжурии? Лично я в этом очень сомневаюсь. География не входит в сферу ее интересов. Кажется, ее больше занимают последние фасоны шляпок, чем горные хребты какой-то далекой страны.
        - Мне показалось, она вам нравится. - Возможно, не стоило этого говорить, но Ребекка не удержалась. - По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление, - поспешила добавить она.
        - Неужели? - сухо переспросил Роберт, глядя на окутанный темнотой сад. - Как и почти все в этой жизни, внешность может быть обманчивой. - Он пожал плечами. - Не хочу показаться грубым: она вполне приятная дама.
        Ребекку охватила радость, поскольку Роберт говорил совсем не как влюбленный юноша. Если ранее они и вправду покинули комнату для свидания, сейчас он не был бы таким равнодушным. Возможно, у Роберта репутация беспечного повесы, но Ребекка никогда не слышала, чтобы он разбивал сердца на своем пути. Будь он столь жесток, никто бы его не любил, и, судя по тому, как он небрежно пожал своими широкими плечами, легкий флирт с миссис Ньюмен не закончился соблазнением.
        И все же у нее нет никакого основания, радоваться, напомнила себе Ребекка.
        У нее вообще нет никаких прав, когда речь заходит о стоящем рядом мужчине.
        - Понимаю. - Не очень красноречиво, но в обществе Роберта Ребекка совершенно терялась.
        - Правда? - тихо переспросил он, и от его взгляда у нее бешено застучало сердце.
        У него это отлично получается, сердито одернула себя Ребекка. Вводить в заблуждение взглядом, улыбкой, прикосновением. Вовсе не значит, что Дэмиен был прав.
        И все же где-то в глубине ее души жила надежда.
        - Порой мы сами сковываем себя правилами хорошего тона, - заметила Ребекка. - Может создаться впечатление, будто мы испытываем, друг к другу интерес, в то время как мы просто пытаемся быть вежливыми.
        Роберт почти не слышал ее.
        Весь вечер он пытался понять. Ее густые, темные, блестящие волосы представляли яркий контраст с ее свежей бледной кожей, а синие глаза в обрамлении длинных ресниц довершали неотразимый портрет. Роберт выругался про себя. Конечно, Дэмиен, отвлекая миссис Ньюмен, считал, будто помогает ему.
        Однако на самом деле все было совсем иначе, и теперь искушение оказалось совсем близко…
        Глупо, но Роберт не мог глаз отвести от прелестной Ребекки со дня ее появления в доме в сопровождении родителей. Эта непонятная тяга к незамужней молодой особе выводила его из себя. Да, она ему нравилась. Если бы не Ребекка, он бы, возможно, принял понятное без слов предложение миссис Ньюмен и провел прекрасную ночь ее постели.
        Очарование Ребекки помешало Роберту насладиться обществом другой женщины, и это сбивало его с толку, Ребекка пристально смотрела на него, по ее лицу скользил дрожащий лунный свет, нежные губы были чуть приоткрыты, и Роберт едва удержался, чтобы не наклониться ближе и не вдохнуть ее сладкий аромат. К счастью, чувства леди Марстон ни для кого не были секретом, потому Роберт сомневался, чтобы их прогулка продлилась долго, прежде чем кто-нибудь не примчится спасать прекрасную невинную девушку от бесчестного повесы.
        - Хорошо, что Брианна не пытается навязать нам возможные развлечения сразу же после пробуждения, иначе отказаться вежливо было бы просто невозможно, - слабо улыбнувшись, заметила Ребекка.
        Это был всего лишь робкий прелестный изгиб губ, но Роберту в голову пришла мысль, насколько мало он знал неопытных молодых девушек. Он сам взял за правило не завязывать с ними, никаких отношений. Нельзя сказать, чтобы он все время шел по ложному пути, по крайней мере, так Роберт думал прежде, но теперь ему вдруг стало больно, ведь он сам сжег за собой все мосты. Он всегда с насмешкой относился к слову «ответственность». Ответственности Колтона хватило бы на них всех.
        И вот теперь все его внимание сосредоточилось на губах Ребекки и ее очаровательной улыбке. Лучше, если бы тогда он вообще не встречался с ней!
        Конечно же, Роберт хотел большего. Каково быть тем мужчиной, который научит прелестную Ребекку любовным усладам? Прежде подобные мечты не посещали его. Роберт никогда не испытывал интереса к девственницам, когда вокруг было так много искушенных женщин, готовых с радостью броситься в его объятия и не просить ничего взамен. Но было в Ребекке нечто большее, чем просто гибкое тело и роскошная грудь, может быть, эта проскальзывающая в ней чувственность, которая подсказывала ему, что после нескольких «уроков» она сможет стать прекрасной любовницей?
        Любовницей для кого-то другого, строго напомнил себе Роберт, недоумевая, что же с ним происходит. Ребекка предназначена своему будущему мужу.
        И все-таки он постарался придать своему лицу беспечное выражение.
        - Вот вам и преимущество быть в кругу семьи. Если бы Брианна стала заставлять меня играть в шарады или тому подобные пустые игры, я бы отказался. Насколько мне известно, не считая завтрашнего музыкального вечера, нам не придется испытать иных потрясений. Кажется, одна из девиц Кэмпбелл собирается коверкать музыку Гайдна или какого-нибудь другого композитора, которому повезло умереть и не услышать подобного святотатства.
        Выражение лица Ребекки чуть заметно изменилось, и она тихо ответила:
        - Вообще-то… играть буду я.
        Роберт почувствовал себя крайне глупо. Черт возьми, он хотел показаться обаятельным, а не вести себя как фигляр, оскорбляющий молодых женщин, да к тому же таких загадочных и прекрасных, как Ребекка. Видимо, Брианна не сказала ему, кто именно будет играть для них, потому что если бы она упомянула имя Ребекки, то в своем нынешнем состоянии влюбленности он бы никогда не допустил подобного промаха. Наверное, кто-то упомянул сестер Кэмпбелл, и он все перепутал.
        - Прошу извинить меня. - Роберт провел рукой по волосам и вздохнул. - Пожалуйста… если сможете. Слишком часто я слышал исполнение, от которого у меня болели уши, и я уходил, проклиная изобретателя фортепиано. И все же это не причина вас оскорблять, хотя это и было ненамеренно. Думаю, я не стал бы порочить и сестер Кэмпбелл, пока не услышал их игру.
        Но вместо того чтобы надменно развернуться и уйти прочь с видом оскорбленного достоинства, Ребекка Марстон мило рассмеялась, и все его напряжение как рукой сняло.
        - Не знаю, милорд, понимаете ли вы, что только что бросили мне вызов, - лукаво ответила она. - Похоже, мне предстоит изменить ваше мнение, о музыкальных талантах молодых дам. Могу я бросить вам ответный вызов?
        Неожиданная реакция Ребекки смутила Роберта. И снова он не мог оторвать взгляда от ее соблазнительных губ.
        - Вы пострадавшая сторона, как я могу вам отказать?
        - Сыграйте со мной.
        Роберт пристально уставился на нее, пораженный этими тихими словами. Сыграть с ней? Да с удовольствием, прошептал этот непослушный голос у него в голове.
        О большем и мечтать нельзя. Ласкать эту полную грудь, скрытую сейчас под скромным платьем, вплетать пальцы в шелковистые волосы, целовать ее, пока у нее не перехватит дыхание, проникнуть глубоко в это сулящее райское блаженство лоно…
        Но тут совершенно другой голос, холодный и строгий, напомнил Роберту об опасности подобной игры с девственницами. Но еще опаснее было бы связаться с той, чей отец обладает могуществом и властью, да к тому же презирает его. Естественно, предложение Ребекки несло совершенной иной смысл.
        - Не могли бы вы пояснить, мисс Марстон?
        - Ваш брат сказал, вы прекрасно играете на виолончели. А у меня как раз есть ноты для виолончели и фортепиано. Как насчет дуэта?
        Дуэт, о котором только что подумал Роберт, не имел ничего общего с клавишами и струнами.
        Будь они в Лондоне, он мог бы вежливо отказаться, сославшись на отсутствие инструмента. Однако его виолончель была в Ролтвене, и если об этом неизвестно его братьям, то уж бабушка точно знает. Он только что обидел Ребекку и, будучи джентльменом, не желал еще и лгать. Роберт не очень любил выступать на публике, но в доме собралось не так уж много гостей. Кроме того, глядя в наивные, широко распахнутые глаза Ребекки, ему очень хотелось сделать ей приятное.
        Думать он будет потом.
        - Я давно не играл, но готов пойти вам навстречу.
        - Превосходно. Постараюсь сделать так, чтобы завтра утром вам дали ноты, и вы смогли отрепетировать. - На щеках Ребекки появились прелестные ямочки. - Мы ведь не хотим, чтобы вы оскорбляли композитора музыкальным святотатством!
        На этот раз Роберт искренне рассмеялся.
        - Похоже, мне не удастся легко загладить свое неудачное замечание.
        Он любил женщин с чувством юмора. Во-первых, с ними было еще приятнее проводить время в постели, а во-вторых, они обычно не были испорченны и надменны.
        Черт возьми, пора прекратить думать о спальне, когда рядом с ним мисс Марстон.
        - Конечно, нет, особенно если оно адресовано тому, кто серьезно относится к своей музыке. Боюсь, я как раз из таких.
        Поразительно. Роберт и сам был в точности таким же, хотя не рассказывал об этой стороне своей жизни окружающим. Для него музыка являлась чем-то личным, красота звука и ритма проливала бальзам на его усталую душу.
        - Правда?
        - Уверяю вас. - Без сомнения, Ребекка говорила честно, на мгновение Роберту показалось, будто она хотела что-то добавить, но предпочла промолчать.
        В воздухе пахло осенью. Роберт пытался думать о чем-то другом, кроме стоявшей перед ним молодой девушки. Легкий запах прелых листьев, влажной земли и печного дыма. Запах сельской осени. В Лондоне почти всегда царили менее приятные ароматы. Когда Роберт был моложе, то всегда с нетерпением ожидал отъезда из Ролтвена, но сейчас мирный пейзаж казался ему милее. Возможно, с возрастом он стал не таким неугомонным.
        Неужели он превращается в серьезного, оседлого человека, которого к тому же заинтересовала незамужняя молодая особа?
        Нет. Роберт отогнал от себя эту мысль, потому что перед его внутренним взором уже возникли поросшие примулой тропинки, собор, полный собравшихся на свадебную церемонию гостей, и пухлые улыбающиеся младенцы. Все это было связано с мисс Марстон, а Роберт не был готов отказаться от своей свободы.
        Кроме того, он ясно видел выражение ужаса на лице леди Марстон, когда Дэмиен предложил ему сопровождать ее дочь. Возможно, ей было известно о размолвке между ним и ее мужем, или же ее испугала ужасная репутация Роберта, но что бы это ни было, его ухаживания, если он все же не устоит, не будут приняты благосклонно.
        - Скоро ли ваша матушка найдет повод к нам присоединиться? - иронично поинтересовался Роберт, продолжая любоваться прекрасным профилем Ребекки.
        - Меня удивляет, что ее здесь нет, - покачала она головой. - Правда, мы стоим на самом виду, и она может за нами наблюдать.
        Роберту пришлась по душе честность Ребекки. Возможно, именно это и привлекало его в ней. Удивительное сочетание красоты и ума. Она была искренней. Не тщеславной, не жеманной и не пустой.
        - Возможно, нам не стоит ее беспокоить. Я отведу вас в дом, прежде чем ее хватит удар. - Роберт с легкой улыбкой окинул взглядом широкую каменную террасу. - И хотя это отнюдь не подходящее место для вашего соблазнения, боюсь, леди Марстон именно этого и опасается.
        Возможно, опасения леди Марстон имеют под собой основания.
        Ребекка сдавленно рассмеялась:
        - Уверена, человека с такой репутацией, как у вас, не остановят даже каменные плиты.
        У Роберта уже был подобный опыт в крайне неуютных местах, но он не собирался говорить об этом вслух.
        - А что с моей репутацией? - спросил он, подавая Ребекке руку.
        - Меня не интересуют сплетни, - ответила она, но это противоречило только что сказанному ею.
        Каждый человек хоть раз в жизни прислушивался к сплетням, напомнил себе Роберт.
        Но тут их прервал знакомый холодный голос:
        - Ребекка, кажется, ты не очень хорошо себя чувствуешь. Возможно, тебе следует подняться в дом.
        Ребекка вздрогнула. Роберт почувствовал, как ее пальцы сжали его рукав.
        Он со спокойной улыбкой обратился к ее отцу:
        - Я как раз собирался проводить ее.
        - Не стоит. - Сэр Бенедикт стоял в дверях, его лицо было бесстрастно. - Я сам это сделаю.
        Ребекка чуть помедлила, чувствуя себя неуютно и растерянно в этой неловкой ситуации, и прошептала:
        - Спокойной ночи, лорд Роберт.
        - Спокойной ночи. - Он смотрел, как она грациозно поднимается в дом, шурша шелковым платьем, в сопровождении отца, не преминувшего на прощание одарить Роберта презрительным взглядом.
        Его только что предупредили.
        - Если ты имела неосторожность увлечься Робертом Нортфилдом, тебе лучше о нем забыть.
        Каждое слово было для Ребекки, словно удар плети. В ней боролись два чувства: негодование, ведь с ней обращались как с ребенком, и все, не исключая Роберта, это видели, и смущение. Кому приятно, если его буквально за руку втащат в комнату?
        - Мы просто прогуливались на террасе. Мама может подтвердить, что он даже не приглашал меня. Это все предложил его брат.
        - Не думай, будто я не заметил, как ты относишься к этому молодому человеку, - тем же ледяным тоном продолжал отец.
        Ребекка растерялась. Если бы это была неправда, она принялась бы все яростно отрицать, но сейчас ее внимание было сосредоточено на том, чтобы не споткнуться о подол платья, когда она пыталась поспеть за широким шагом отца.
        - Он тебе не пара.
        Выражение его лица отметало всякую возможность расспросов, и все же Ребекка осмелилась:
        - Почему он тебе так не нравится?
        - Просто не нравится, - отрезал отец. - И я не намерен рассказывать о причинах.
        - Но тебе нравится герцог. Ты принял его приглашение. И очевидно, лорд Дэмиен тебе тоже по душе, раз ты всякий раз смущаешь меня, заставляя проводить время в его обществе.
        - Они не имеют к этому никакого отношения. Роберт Нортфилд сам по себе, и тебя это не касается.
        - Как это так? - недоверчиво переспросила Ребекка. - С каких пор ты ставишь мне ультиматум после обычного разговора?
        Им отвели комнаты в левом крыле дома, и теперь они шли по длинному коридору с украшенными деревянной резьбой дверями и горящими масляными лампами на маленьких полированных столиках. Сэр Бенедикт подвел Ребекку к дверям ее комнаты, его лицо было каменным. - Увидимся утром, моя дорогая.

        Глава 11

        Когда начинается игра, помните - вы приз, который необходимо завоевать. Если вы уступите, мужчина с радостью этим воспользуется. Если же предпочтете, следуя моему совету, удерживать власть в своих руках, делайте это как можно приятнее и незаметнее.

    Из главы «Что должна знать каждая женщина»
        Эта выдуманная охота казалась Колтону не лучшим способом провести утро, да к тому же это было несерьезное занятие, но все же он согласился, потому что отказать Брианне значило бы проявить неблагодарность. Похоже, остальные гости с энтузиазмом взялись за дело, и играть оказалось намного интереснее, чем сидеть в кабинете с секретарем.
        Особенно приятны вот такие мгновения, подумал Колтон, неторопливо шагая вслед за женой и любуясь ее точеными лодыжками, когда она наклонилась и с веселой улыбкой достала свой трофей из-под куста. Она обернулась к Колтону и протянула ладонь:
        - Посмотри! Мне кажется, очень мило.
        - Это же камень, - спокойно ответил Колтон.
        - Но очень красивый, тебе не кажется?
        - Должен признаться, я не часто размышляю об эстетических достоинствах камней.
        Брианна взглянула на него с напускной суровостью:
        - Ваша светлость, вы не желаете выиграть это состязание? Мне казалось, у человека такого высокого ранга дух соперничества выражен сильнее. Нам надо найти самый интересный камешек. Если этот вам не по вкусу, давайте продолжим поиски, пока не отыщем то, что вам понравится.
        Игра по-прежнему казалась Колтону нелепой, но он не мог отвести взгляда от золотистых волос Брианны, освещенных солнцем. Этим утром она казалась такой свежей и здоровой в простом кремовом муслиновом платье, украшенном бледно-зелеными атласными лентами; рукава с небольшими буфами подчеркивали ее изящные руки, светлые волосы были стянуты зеленой лентой. Воплощение юной, прекрасной женщины на фоне пасторального пейзажа, Брианна словно олицетворяла собой здоровье, молодость, жизнь и плодовитость.
        Колтон решил, что пока слишком рано задавать ей этот вопрос, но задержка цикла составляла уже, по крайней мере, несколько недель - в этом он был уверен. Конечно, он не отмечал ничего в календаре, но помнил, по каким дням ему нельзя разделять с Брианной ложе. Прошло довольно много времени с тех пор, когда она в последний раз отказывала ему. Они были женаты слишком мало времени, и Колтон не знал, обычно ли это для Брианны, однако близость всегда приносила им несказанное наслаждение, и он частенько наведывался в спальню жены. Его бы не удивило, если бы она уже была беременна.
        Ребенок…
        Колтон был приятно удивлен, но не только из-за возможного рождения наследника. Он удивился, потому что никогда не мог себе живо представить появления в их семье детей. Да, люди женятся, и, естественно, со временем на свет появляются отпрыски. Но Брианна, которая носит под сердцем его ребенка, их ребенка… мысль об этом по-настоящему растрогала Колтона.
        - Что-то не так? - Брианна склонила голову и чуть нахмурила тонкие брови. - У тебя такое странное выражение лица. Знаю, ты не очень-то любишь эти игры, но…
        - Я вообще не любитель игр, но не стану возражать, - с улыбкой ответил Колтон. - И мне кажется, это красивый камень. Кажется, кварц.
        - Правда? - Брианна взглянула на лежавшую на ладони находку и улыбнулась. - Довольно мило.
        - Просто ослепительно, - согласился Колтон, любуясь женой, а отнюдь не камнем.
        Поймав его взгляд и уловив намек, Брианна вспыхнула.
        - Ты не собираешься участвовать в игре?
        - Могу понести твой камень.
        Брианна вызывающе изогнула золотистую бровь.
        - А как насчет гусеницы?
        - Не понимаю.
        - Список у тебя в кармане. По-моему, нам надо найти гусеницу. Я бы предпочла, чтобы понес ты.
        - Список или гусеницу?
        - Естественно, гусеницу. Хватит меня дразнить. Что еще нам надо найти?
        Когда это он ее дразнил? Странно, это не в привычках Колтона. Озадаченный, он послушно вытащил из кармана бумажку и прочел:
        - Красный цветок. Красивая палочка… Как палка может быть красивой?
        - Откуда мне знать? Список составила твоя бабушка, и это ее слова, - рассмеялась Брианна. - Знаю, сегодня такой прекрасный день, светит солнце, а наши гости сражаются вовсю, чтобы первыми все отыскать. Теперь, когда с камнем покончено, может, продолжим? Мы же не хотим закончить последними, верно?
        Вполне невинные слова Брианны внезапно вызвали в мыслях Колтона соблазнительные фантазии. Он взял кусок кварца, сунул его в карман сюртука и послушно пошел по лужайке вслед за женой. Им удалось найти все из списка, в том числе и злосчастную ярко-зеленую гусеницу, которую ему пришлось нести в руке, не давая ей повсюду ползать. Когда они, наконец, вернулись на террасу, там уже с величественным видом восседала старая герцогиня. Она судила игроков с таким оживлением, какого Колтон уже давно не видел, даже отложила в сторону трость.
        Роберт в паре с одной из девиц Кэмпбелл - Колтон их не различал - тоже держал на ладони мохнатую гусеницу. Судя по смиренному выражению его лица, он, как и его брат, считал эту игру нелепой.
        Однако ради одной счастливой улыбки на лице бабушки Колтон был готов собрать дюжину гусениц и принести их ей.
        Скоро к ним присоединился Дэмиен и тихо процедил сквозь зубы:
        - Будет очень невежливо, если мы пройдем в твой кабинет, Колт, и выпьем бренди?
        - Еще даже не полдень.
        - И что? Разве это не насекомое у тебя в руке? Подобное случается не часто. Лично мне надо выпить.
        Доводы Дэмиена были весьма разумны.
        - Вряд ли это существо можно назвать насекомым, - строго ответил Колтон. - Разве у насекомых не шесть ножек? У этого же их намного больше.
        - Не время спорить о пустяках. - Гусеница Дэмиена определенно была меньше и не так красива - вся в пестрых пятнах и щетинках.
        В конце концов, они уединились в кабинете Колтона, и выпили по бокалу бренди. Небрежным жестом Колтон отпустил Миллза, попросив его закончить начатое дело и сообщить о результатах на следующее утро. Похоже, секретаря удивило решение Колтона посвятить остаток дня отдыху.
        Возможно, он действительно слишком много времени уделял работе. Далеко не все дела требовали его непосредственного внимания. Где-то в глубине души Колтон все еще оставался робким молодым человеком, только что получившим герцогский титул и вынужденным взвалить на себя семейные дела, который не знал, как достойно нести возложенное на его плечи бремя ответственности. Может быть, если бы его отец заболел и медленно угас, он был бы более подготовлен к встрече со своей дальнейшей судьбой. Но его отец всегда был рядом, крепкий и здоровый, и вот в одну минуту его не стало.
        Смерть отца потрясла Колтона.
        Сделав щедрый глоток бренди, он прислушался к разговору. Подобные размышления выводили его из равновесия.
        - …должен был найти самый лучший красный цветок, черт возьми! - Роберт продолжал жаловаться на свою партнершу, которая слишком усердно занималась поисками. - Клянусь, она осмотрела каждую розу в поместье. Но мы все равно проиграли лорду Эмерсону и его даме.
        - Бабушка была так счастлива, выбирая победителей, - заметил Дэмиен. - Правда, мне кажется, ее выбор был больше обусловлен мыслями о возможном сватовстве, нежели цветом и запахом, как она уверяла. Лорд Эмерсон и старшая девица Кэмпбелл смотрят друг на друга сияющими глазами, и мне так и хочется сбежать от них обратно в Испанию.
        - Это будет довольно трудно, - с легкой улыбкой протянул присоединившийся к ним лорд Бонэм. - Между нами океан.
        - Тогда лучше утонуть, - с ухмылкой возразил Дэмиен. Он удобно устроился в кресле и предостерегающе поднял руку. - Нет, мне не нужны лекции о том, как замечательно оказаться навсегда прикованным цепью к одной женщине и наслаждаться прелестями супружеской жизни. С меня достаточно и французов.
        - Прелести? - усмехнулся Бонэм. - Что ж, порой это слово вполне уместно. На ум сразу приходит спальня.
        - Можно испытывать то же наслаждение и с разными женщинами, - заметил Роберт.
        Конечно, младшему брату виднее, подумал Колтон. Если когда-либо и жил молодой человек, познавший удовольствие в объятиях самых прекрасных англичанок, то это был именно Роберт.
        - Мы все уже заметили твою приверженность этой философии, Робби.
        - Кто знает, может, все изменится? - произнес Дэмиен. - И возможно, скоро.
        Колтон оживился. Неужели он что-то пропустил? Этот нарочито равнодушный тон Дэмиена. Не следует ли держать ухо востро? Его младший брат не привык бросать слов на ветер. К тому же по лицу Роберта скользнуло что-то похожее на страх.
        - Вам известно что-то, чего не знаю я? - прямо спросил Колтон, сгорая от любопытства, потому что его младший брат не часто выглядел таким встревоженным.
        - Нет, Дэмиен ничего не знает. - Роберт поставил бокал и поднялся, - Думаю, он просто привык играть в шпиона и по привычке говорит загадками. Прошу меня извинить, джентльмены. Сегодня вечером меня уговорили принять участие в музыкальном выступлении, и мне надо удостовериться, что я не забыл, как держать смычок.
        - Ты согласился играть? - С каждой минутой этот маленький домашний праздник становился все интереснее. Роберт всегда неохотно признавался в своей любви к музыке.
        - Твоя жена меня попросила, как я мог отказаться? Она делает все возможное, чтобы вечер удался. - Роберт изогнул бровь. - Мы ведь только что говорили о том, как трудно отказывать красивой женщине.
        Когда Роберт вышел из комнаты, Колтон посмотрел на Дэмиена. На лице Бонэма тоже было написано любопытство.
        - Что, черт возьми, происходит?
        Дэмиен тихо рассмеялся:
        - Скажем так: у меня появилась интересная идея, и давайте пока на этом закончим.

        Брианна не любила праздники, расписанные по минутам, поэтому после полудня гости могли делать все, что душе угодно. Они прогуливались по парку, ездили верхом, отдыхали в библиотеке или могли отправиться в ближайшую деревню и пройтись по магазинам. Брианна даже не стала бы предлагать им утреннюю игру, если бы на этом не настояла бабушка Колтона, и сейчас она была рада, что гости согласились. Благодаря этому Брианна смогла провести немного времени с мужем, а это случалось не так уж часто.
        Теперь она, Арабелла и Ребекка собрались в гостиной Брианны. Там хотя бы не было такого изобилия кружев, как в других комнатах дома, - интерьер больше напоминал элегантные гостиные времен Людовика XIV с антикварной французской мебелью и обтянутыми шелком стенами. Сочетание лимонно-желтого и кремового цветов действовало успокаивающе, и Брианна уже подумывала использовать такую же гамму в спальне, хотя и была уверена, что, как только разъедутся гости, Колтон начнет настаивать на немедленном возвращении в Лондон. Без сомнения, хлопоты можно было поручить миссис Финнеган, со вздохом подумала Брианна, правда, она предпочла бы заниматься всем сама.
        - Лучшей погоды для игры и желать нельзя, Бри. - Арабелла, облаченная в прелестное платье из муслина с веточками, держала в тонкой руке бокал хереса. - С этим согласились все гости.
        - Верно, нам очень повезло, - кивнула Брианна. - Было бы странно все время сидеть в доме.
        - Лорд Эмерсон и Белинда Кэмпбелл влюблены друг в друга, это совершенно очевидно. Какой ошеломляющий успех для любой хозяйки, - лукаво заметила Ребекка, но ее улыбка выглядела натянутой.
        Брианна тут же догадалась, в чем дело.
        - Я и подумать не могла, что твоя мать решила свести тебя с Дэмиеном, Бек. Конечно, он превосходная партия, но я вижу, как тебе все это тяжело. Постараюсь сделать все возможное, чтобы тебя все время не сажали рядом с ним.
        - Это не проблема - мне он нравится. - Ребекка слегка поморщилась. - Просто унизительно, когда тебя буквально толкают к нему в объятия.
        - И потом, - сочувственно добавила Арабелла, - разве он не возвращается в Испанию? Ужасно, если бы вы влюбились друг в друга, а ему пришлось бы уезжать на фронт.
        - Полагаю, мои родители прекрасно осведомлены о его состоянии и скором получении рыцарского звания. - Ребекка перевела взгляд на окно - на ее прелестном лице появилось выражение грусти. - С каждым днем они все меньше принимают во внимание мои чувства.
        Брианна вспомнила признание Ребекки, сделанное в музыкальной комнате особняка Марстонов в Лондоне.

«Я влюблена… Он мне не пара…»
        Повинуясь внезапному импульсу, Брианна воскликнула:
        - Мы с Беллой не можем тебе как-то помочь? Порой ты выглядишь такой несчастной. Думаю, ты должна рассказать Арабелле то же, что рассказала тогда мне. Мы ведь всегда делимся друг с другом. Возможно, если ты во всем признаешься, тебе станет чуточку легче.
        - Что она должна мне рассказать? - удивленно спросила Арабелла, слегка нахмурив брови.
        Ребекка покорно улыбнулась:
        - Меня постигло неожиданное несчастье. Должно быть, это что-то сродни болезни - влюбиться не в того мужчину?
        - Влюбиться? - Арабелла изумленно уставилась на нее с таким видом, словно никогда и не слышала ничего о любви. - О Боже! Это же прекрасно… нет, наверное, нет. Почему же он не тот человек?
        - Она уверена, ее родители будут против, - заметила Брианна.
        - Отчего же? Если только он не конюх. Ведь нет? - У Арабеллы был такой же растерянный вид, как у Брианны, когда она впервые услышала признание подруги.
        Ребекка покачала головой:
        - Вы обе просто замечательные, но я все равно не могу вам ничего рассказать.
        Брианна с Арабеллой переглянулись. Если бы Брианна не заметила, как Ребекка украдкой смахнула слезу, она бы тут же сменила тему.
        - Мы уважаем твою личную жизнь, Бек, ты это прекрасно знаешь. Доверься нам. Возможно, все не так ужасно, как тебе кажется, - твердо сказала она.
        - Дело не в доверии. Тут все очень сложно. - Ребекка вздохнула и отвела от лица локон. - Сложно и в то же время просто. Мои родители твердо намерены выдать меня замуж в этот сезон, и кто может их в этом упрекнуть? Надо отдать им должное: они не знают о происходящем. Просто считают меня упрямой. Наверное, в прошлом году мне надо было принять предложение маркиза. Он бы мне подошел…
        Подошел… Брианна подумала о своих чувствах к Колтону. Кому нужен подходящий муж, особенно если ты безумно влюблена в другого?
        - А этот загадочный человек проявил хотя бы какой-то интерес к тебе?
        - Вполне возможно, я тоже ему нравлюсь, но здравый смысл подсказывает мне, что на этом все и закончится. Скорее всего, я для него в лучшем случае временное увлечение.
        - А вдруг советы леди Ротбург окажутся полезными? - Арабелла недоверчиво рассмеялась:
        - Боже мой, Бри, неужели эта скандальная книжка все еще у тебя?
        - Конечно, - спокойно улыбнулась Брианна. - Уверяю тебя, она просто изумительна. Я прочитала ее от корки до корки.
        - Ни одна уважающая себя женщина не должна даже смотреть на эту книгу.
        - Иногда хорошо побыть несерьезной. - Брианна вспомнила, каким страстным стал ее муж. Он больше не пытался сдерживаться, а в последний раз, когда вошел к ней в спальню, она даже ничего не успела сделать.
        Колтон не только забыл о своей привычке тушить свечи, он взял ее на руки и буквально швырнул на кровать, словно больше не мог ждать.
        Именно этого она и хотела. Чувственного влечения к ней как к женщине, а не просто супруге. К женщине, которая может и желает доставить Колтону наслаждение.
        К тому же Брианна открыла новое удовольствие и для себя. Так что их близость приносила радость не только Колтону. Она искоса взглянула на Арабеллу, которая тоже не так давно вышла замуж.
        - Знаешь, и тебе бы не помешало прочесть эту книгу. Она многое проясняет. Мне жаль, что я не прочла ее раньше, до того…
        Щеки Арабеллы порозовели при упоминании о первой брачной ночи.
        - А разве бы это помогло? Я хочу сказать, все было не так ужасно. Эндрю оказался очень внимательным и нежным, но я все равно страшно волновалась. Теперь все хорошо.
        - В этом-то и дело. - Брианна почувствовала, что и сама краснеет. - Это может быть намного лучше. - Она посмотрела на Ребекку. - В книге говорится не только о близости мужчины и женщины, Бек. Целую главу леди Ротбург посвятила тому, как заставить сопротивляющегося мужчину сделать первый шаг. Будучи замужем, я решила не читать эту главу, но она так занимательно написана, и я не смогла устоять. У леди Ротбург богатый опыт, как обратить на себя внимание любого джентльмена, которого она пожелает. С помощью особых уловок она, по ее словам, добилась совершенного успеха.
        - Вообще-то я надеялась, ты одолжишь мне эту книгу, - чуть дрожащим голосом произнесла Ребекка. - Возможно, если я попробую… Мои родители пришли бы в ужас, но я поняла одно: если я срочно что-нибудь не сделаю, меня вынудят принять предложение выбранного ими жениха.
        - Мне кажется, это превосходная мысль. Как вам обеим уже известно, я верю в методы леди Ротбург. - Брианна поднялась. - Книга в моей комнате, сейчас я ее принесу.
        Она ушла в спальню, вытащила из туалетного столика крошечный золотой ключик и извлекла из недр гардероба старинную шкатулку с орнаментом, когда-то принадлежавшую ее бабушке, - та ужаснулась бы, увидев ее содержимое. Книга лежала на выцветшем бархате, словно бесценное сокровище, каковым считала вещицу сама Брианна. Кожаный переплет с тиснеными алыми буквами, потрепанные страницы… Не раз Брианна думала о прежних владелицах книги. Она точно знала, что леди Ротбург помогла до нее не одной женщине, иначе книгу давно бы уничтожили, и она не оказалась бы в маленькой пыльной книжной лавке.
        Брианна протянула томик Ребекке:
        - Прочитай главу под названием «Помните: вам лучше всех известно, чего он желает больше всего».
        Ребекка напряженно смотрела на книгу.
        - Если бы я знала, чего желает он. Мне прекрасно известно, чего не желает мой отец, но я думала… Откровенно говоря, в последнее время я не могла думать ни о чем другом. - Ее лицо стало решительным. - Полагаю, с моими желаниями тоже следует считаться. В конце концов, это моя жизнь и речь идет о моем счастье.
        Брианна прекрасно понимала ее. Именно поэтому она и купила книгу.
        - Предупреждаю, совет может оказаться необычным, но леди Ротбург тебе поможет, Бек, - твердо сказала она.

        Глава 12

        Чем больше он старается вас соблазнить, тем сильнее вам следует сомневаться в его искренности.

    Из главы «Что же это, если не любовь?»
        В конце дня в гостиной, обставленной в стиле барокко, было уже довольно тепло. Или же он просто слишком волновался, признался себе Роберт. Внезапно узел шейного платка показался ему слишком тугим, и он уже дважды поправил его. Он не часто соглашался выступать на публике, пусть даже для немногочисленных гостей Брианны. Иногда Роберт играл для своей семьи по просьбе бабушки и как-то выступил на скромной свадьбе своей матери, когда она выходила замуж за итальянского графа. Естественно, Лаццаро хотел услышать Вивальди, и Роберт был несказанно счастлив, поскольку итальянский композитор был одним из его любимейших. И когда к нему подошла мать со слезами на глазах и крепко обняла его, такая молодая и прекрасная в пышном свадебном наряде, Роберт почувствовал, как его глаза тоже увлажнились, ведь он любил свою мать и был рад видеть ее счастливой после пережитой потери.
        - Только представьте, самый знаменитый лондонский повеса, любитель прелестных дам и карточных игр, который постоянно находится в центре скандала, вдруг решил сыграть на сельском празднике дуэтом с невинной юной особой, лишь бы сделать приятное своей невестке.
        Язвительное замечание Дэмиена прервало воспоминания Роберта. Он взглянул на брата, который не спеша вошел в комнату и остановился рядом.
        - В это никто не поверит, - ответил Роберт, - так что моя дурная репутация нисколько не пострадает.
        Голос Дэмиена стал вкрадчивым.
        - Я и сам этому не верю. Скажи, что такого чарующего в этих синих глазах, что ты вдруг решился продемонстрировать всем свой талант? Брианна поведала мне, как она счастлива, что Ребекке удалось уговорить тебя сыграть. Но я прекрасно помню, как ты сказал Колтону, будто это Брианна попросила тебя. Ты бессовестно солгал, а это на тебя не похоже. К тому же странно, что ты решил выступить перед аудиторией. Поскольку тут присутствует образ прелестной мисс Марстон, я начинаю волноваться.
        Дэмиен перегнул палку, и Роберт сердито посмотрел на него:
        - Разве тебе не достаточно использовать свой ум против Бонапарта? Моя личная жизнь ничто по сравнению с его тайными происками.
        - Увы, Бонапарт далеко. А ты совсем рядом, - усмехнулся Дэмиен.
        И действительно, в этих синих глазах было нечто, заставлявшее Роберта совершать необдуманные, странные поступки, такие как прогулка по лунному саду.
        Когда гости начали занимать места в углу огромной гостиной вокруг невысокого подиума, на котором стояло фортепиано, Роберт постарался выкинуть ненужные мысли из головы. Он исполнит эту чертову партию с Ребеккой, потому что дал ей слово, хотя и весьма обрадовался, когда она предложила ему сначала немного отрепетировать свою часть. Мелодия была ему незнакома и заинтересовала его.
        Ноты, принесенные Роберту в то утро одним из лакеев, были набросаны от руки, вне всякого сомнения, откуда-то переписаны, но имя композитора указать, по-видимому, забыли. Он обязательно спросит об этом Ребекку после окончания их маленького концерта. Мелодия все время звучала у Роберта в ушах - такая нежная и сильная, лирическая и трогательная. Он точно не слышал ее прежде, а его репертуар был довольно обширен, так что это не могло не удивить Роберта. Стиль был уникальным, можно даже сказать, блестящим.
        - Сегодня она необычайно мила, не правда ли? - задумчиво произнес Дэмиен.
        - Да. - Роберт надеялся, что его голос звучит как обычно, но в глубине души понимал - все его попытки казаться равнодушным не увенчались успехом.
        Конечно же, Ребекка вошла в комнату вместе с родителями. Пораженный, Роберт отступил в сторону и несколько мгновений не мог двинуться с места. Ее блестящие волосы были зачесаны наверх, и несколько завитков упало на изящную шею. Платье из серебристой тонкой ткани по моде того времени складками ниспадало вниз, подчеркивая полную грудь. Ребекка скромно шла между отцом и матерью, легким кивком ответив на обращенные к ней слова. Подойдя к возвышению, она села за фортепиано и выжидающим взглядом окинула комнату, наконец-то заметив Роберта, стоявшего рядом с Дэмиеном.
        Вряд ли можно было остаться незамеченным с виолончелью в руках, даже прячась за дверью. Роберт склонил голову, словно отдавая дань ослепительной красоте Ребекки.
        Но ведь ей не следует этого знать?
        Увидев робкую улыбку на лице девушки, Роберт вдруг захотел громко выругаться, что было совершенно неприемлемо в комнате, где уже собрались гости его невестки. Однако ее улыбка теперь часто восхищала его, словно сентиментального поклонника, готового исписать все листы напыщенными одами и плохими стишками, воспевающими изгиб этих соблазнительных губ.
        Пора с этим покончить.
        Роберт прошел вперед, и все разговоры стихли: одни отдавали музыкантам дань уважения, других удивило его решение сыграть для гостей. Он огляделся, убедившись, что все дамы уже заняли свои места, и взял стул.
        Черт возьми, они с Ребеккой оказались слишком близко, и до него доносился слабый аромат ее духов.
        Роберт быстро положил ноты на пюпитр, осмотрел смычок и перевел взгляд на Ребекку, давая ей знак. Она подняла изящные руки, глубоко вздохнула и начала играть.
        Уже после пары аккордов Роберт понял, какое оскорбление нанес ей накануне. Ребекка играла настолько профессионально, что Роберт не замечал присутствующих - его захватила прекрасная музыка. Подняв смычок, он ждал своей очереди, и когда нежно зазвучала его виолончель, Роберт будто перенесся туда, где никто его не слышал, никто не дышал тем же воздухом, никто не существовал, кроме женщины рядом с ним и связавшей их музыки.
        И только когда замер последний дрожащий звук, Роберт понял, что мелодия закончилась. Он отвел глаза от нот и повернулся к Ребекке - она все еще неподвижно склонялась над клавишами, ее лицо было словно зачарованным. И вот раздались шумные аплодисменты, и все было кончено.
        Теперь Роберт мог, наконец, покинуть гостиную и скрыться.
        Однако он не испытывал ни малейшей радости. Вместо этого он предпочел бы остаться и играть еще.
        Но он обещал исполнить только одно произведение, поэтому оставалось лишь встать, грациозно склониться к руке Ребекки, молча спуститься вниз и занять свое место среди гостей.
        К ужасу Роберта, свободное место оказалось рядом с младшей мисс Кэмпбелл. Когда он уселся, она всплеснула руками и радостно улыбнулась.
        - Превосходно, лорд Роберт! Я не знала, что вы так хорошо играете. - Она хихикнула. - Я вообще не знала, что вы музыкант.
        Боже сохрани его от хихикающих девушек! Роберт улыбнулся и обратил все свое внимание на Ребекку.
        Сонату, которую она играла, он тоже не узнал.
        И следующее произведение тоже. Под конец Ребекка сыграла кое-что из Моцарта и Скарлатти, но большинство композиций Роберт слышал впервые.
        Когда она, наконец, встала из-за фортепиано с зарумянившимся от восторженных аплодисментов лицом, пришло время переходить в столовую. Роберту пришлось сопровождать мисс Кэмпбелл, которая стояла рядом и вопрошающе смотрела на него.
        Но за большим столом его посадили рядом с матерью Ребекки. Плохо скрытая неприязнь леди Марстон могла бы рассмешить Роберта в любое другое время, но сейчас он почему-то рассердился. Она ворчливо похвалила его игру, чуть недоверчиво - скорее всего, ему еще придется с этим столкнуться по возвращении в Лондон.
        Когда Роберт заикнулся о большом исполнительском таланте Ребекки, леди Марстон отмахнулась:
        - Это просто хобби. Все приличные молодые девушки должны уметь хорошо играть.
        - Хорошо? - не удержавшись, сдавленно переспросил Роберт. Возможно, всему виной был только что выпитый залпом бокал вина. - Мадам, она очень талантлива. Композитор рыдал бы от счастья, услышав настолько проникновенное исполнение.
        Не стоило бы ему говорить с таким жаром, но равнодушие леди Марстон разозлило его. Внезапно мать Ребекки бросила на него холодный задумчивый взгляд, словно увидела в Роберте не просто молодого человека с дурной репутацией, а серьезную угрозу. Интересно, что ей сказал или утаил от нее супруг?
        - Благодарю, милорд, - наконец тихо произнесла леди Марстон. - Я передам дочери ваши хвалебные отзывы о ее игре.
        Другими словами, это означало - Роберту не следует самому ничего говорить Ребекке. А чего еще он мог ожидать? Даже если бы они с лордом Марстоном были закадычными друзьями, у него вряд ли была бы надежда просить руки Ребекки - уже половина самых видных лондонских холостяков были отвергнуты. Очевидно, ее родители были очень привередливы, и они имели на это право. О такой жене, как Ребекка Марстон, может мечтать любой мужчина. Красота, достоинство прекрасные манеры. И еще эта робкая чарующая улыбка…
        Если мужчина собрался жениться…
        Какое это имеет значение? Ведь Роберт-то не собирается. Только не сейчас, не в его возрасте, когда вся жизнь принадлежит ему.
        Ведь ему это совсем не нужно?

        Он был так непростительно красив, сидел так близко. Ребекка все еще слышала живую мелодию, сочиненную ею, которую кто-то играл в первый раз, видела, как бережно прикасаются к струнам виолончели его длинные чуткие пальцы, следила за сосредоточенным выражением на его лице, взмахами смычка.
        Кто-то другой играл ее музыку. Нет, не кто-то, а Роберт. Как бы ни тяжело было положение влюбленной Ребекки, по крайней мере, она всегда могла втайне радоваться, слушая, как он исполняет ее мелодию, словно их связало что-то очень личное, задушевное, ей даже, казалось, будто они любовники, и любовь Роберта к музыке была очевидна. Она выражалась в его лице, в завораживающем взгляде голубых глаз, даже в осанке, не говоря уж о его прекрасном исполнении.
        Могла ли Ребекка предположить нечто подобное во время их первой встречи? Возможно, именно душевное родство и влекло ее к печально известному Роберту Нортфилду. Но еще… музыка, ее вторая страсть…
        Теперь она совсем потеряла голову.
        Ребекка держала в руках закрытую книгу, примостившись на краешке постели в ночной сорочке и халате при тусклом свете лампы. Она осторожно тронула тонкий кожаный переплет «Советов леди Ротбург» и наугад прочла несколько строк в середине книги. Если у нее есть шанс завоевать любовь Роберта, то эта книга - то, что ей нужно.

«…это место не просто восприимчиво к щекотке, а крайне чувствительно. Осторожно обхватите рукой его яички и, легонько погладьте. Уверяю вас, реакция не заставит себя долго ждать…»
        Ребекка вскрикнула и захлопнула книгу, вздрогнув от стука в дверь. Она посмотрела на декоративные каминные часы, недоумевая, кто может в такое время бродить по дому, и поспешно спрятала книгу под подушку. Служанка уже ушла, поэтому Ребекка потуже затянула пояс халата и пошла к двери.
        Слава Богу, это была Брианна в элегантном вечернем туалете.
        - Я надеялась, ты не спишь.
        - Да, я читала. - Ребекка успокоилась и застенчиво рассмеялась. Она вспомнила прочитанные строки и почувствовала стыд. Она никогда не видела обнаженного мужчину, а мужские половые органы замечала только на античных статуях. Неужели вся книга о том же?
        - Понимаю. - Брианна не удержалась от улыбки. - Вот почему у тебя такой виноватый вид. Я могу ненадолго зайти? Обещаю, я не задержусь.
        - Ну конечно. - Ребекка отступила на шаг, давая подруге, возможность пройти, - она всегда была рада побыть в ее обществе. Девчонками они часто оставались ночевать друг у друга, а летом вообще были неразлучны. Иногда они вместе слушали уроки гувернантки - огромное преимущество для Ребекки, поскольку в семье наставницы Брианны были музыканты, и она научила ее не только играть, но и рассказала кое-что о теории музыки и некоторых технических приемах. Когда мисс Лангфорд передала ей все начальные знания музыкальной композиции, Ребекка стала просить родителей нанять ей учителя музыки. Они с радостью согласились, считая, что каждая воспитанная молодая девушка должна уметь играть на музыкальном инструменте. И только когда она стала каждодневно посвящать время не только игре на фортепиано, но и сочинению музыки, родители забеспокоились.
        Молодые женщины должны уметь сыграть красивую мелодию, но сочиняют музыку только мужчины. Таково было мнение родителей Ребекки. Это интеллектуальное занятие, почти ремесло, вряд ли уместное в высшем свете. Композиторы ничем не отличаются от скульпторов и художников. Возможно, они заняты творчеством, но все же это больше пристало рабочему классу.
        Брианна присела на краешек кровати. Сейчас она выглядела совсем как та озорная девчонка, которую Ребекка помнила с детства, - похожее выражение у нее на лице появлялось, когда им удавалось избежать наказания за проступок.
        - Как ты себя чувствуешь? Это был настоящий успех. Всем очень понравилось твое выступление. Гости только о нем и говорили за ужином, и многие умоляли меня просить, чтобы ты сыграла нам снова.
        - Если бы не ты, вы с Беллой навсегда остались бы моими единственными слушателями. - Ребекка порывисто обняла подругу. - Спасибо.
        - Не стоит благодарности. Сколько еще хозяек могут похвастаться, что талантливая Ребекка Марстон сыграла на их загородном празднике и пользовалась поразительным успехом? - Брианна улыбнулась. - Это был настоящий триумф. Это мне следует тебя благодарить. И как тебе удалось заставить выступить Роберта? Это событие войдет в историю. Представляю, как вас двоих начнут осаждать просьбами, едва слухи дойдут до Лондона.

«Вас двоих». Словно они пара. Ребекка понимала, что это лишь иллюзия, но все равно ей было приятно. Она села на кровати рядом с Брианной и со смехом ответила:
        - Я использовала годами проверенный способ.
        Чувство вины. Он сделал замечание, с которым я в тайне согласна, а именно - некоторым молодым дамам никогда не следует осквернять музыку, особенно играя на публике. Но в этот раз играть должна была я, и он ужаснулся своему промаху. Тогда я бессовестно уговорила его в качестве искупления сыграть дуэтом.
        - Это было потрясающе. - Брианна сжала руку Ребекки. - Замечательно! Колтон все твердит мне, что Роберт предпочитает не распространяться о своем таланте, так что огромное тебе спасибо за твой маленький шантаж.
        - Он блестяще играет.
        - Согласна. Сложно ожидать чего-то подобного от человека с его… Скажем, его таланты сосредоточены в несколько иной области, - сухо заметила Брианна. - Роберт более глубокий человек, чем кажется на первый взгляд, и сегодняшний вечер это подтвердил. Он прекрасно ладит со своими братьями, и ты сама видишь, как он любит бабушку. Хотя он постоянно ее поддразнивает, она его обожает, правда, не показывает и виду.
        Ребекке вовсе не хотелось слышать похвалы в адрес Роберта, поэтому она снова перевела разговор на музыку:
        - Я с радостью сыграла бы снова, но, вероятно, мне придется пообещать родителям, исполнять только Моцарта или Баха. Не знаю, догадался ли он, сколько мелодий было написано мной, но отец все знал. За ужином я заметила на его лице недовольство.
        Ужасно, когда тебе уже почти двадцать один год, а по-прежнему приходится отчитываться перед отцом за каждый шаг, однако такова была участь всех молодых женщин из круга Ребекки. Постоянно рассчитывать на милость мужчины - сначала отца, потом мужа. И даже Брианна, удачно вышедшая замуж за очень богатого английского пэра, не обладала настоящей независимостью, хотя и призналась, что недавно ее супруг без какой-либо видимой причины пообещал больше не контролировать ее расходы, предоставив ей, возможность тратить деньги так, как она пожелает.
        - Не хочу стать виновницей вашего конфликта, так что выбери тех композиторов, каких сама захочешь. - Брианна зевнула и встала. - Боже мой, последнее время я так устаю. Должно быть, все дело в деревенском воздухе. Сегодня днем после разговора с тобой и Беллой я уснула. Удивительно, я собиралась всего лишь отдохнуть пару минут. Никогда прежде не могла заснуть днем. Так что пожелаю тебе спокойной ночи.
        - Думаю, муж обрадуется твоему возвращению, - улыбнулась Ребекка.
        - Надеюсь. - Брианна улыбнулась в ответ, ее глаза смеялись. - Я прилагаю все силы, чтобы так оно и оставалось впредь.
        - Если герцог когда-нибудь узнает об этой книге…
        - Он не узнает. Откуда? Кроме того, разве это не прекрасно?
        Ребекка как раз прочитала непристойный отрывок, поэтому решила уклониться от прямого ответа.
        - Просто думаю, он этого не одобрит.
        - Время от времени Колтон пытается проявлять власть, но я не желаю беспокоиться из-за возможных последствий. Увидимся утром.
        После ухода Брианны Ребекка быстро заперла дверь и снова достала книгу. Откинувшись на подушки, она бережно открыла изящный том на той самой главе, которую посоветовала ей подруга. «Помните: вам лучше всех известно, чего он желает больше всего».

«Милые читательницы, вы сомневаетесь, интересуется ли вами мужчина, которого вы решили одарить своей благосклонностью? Если так, то эта глава на многое прольет свет. Существует масса способов узнать, действуют ли ваши чары на вашего избранника. Взгляд, брошенный украдкой, блеск в его глазах, то, как он смотрит на вашу грудь. Конечно, все это едва уловимо, однако вы можете устроить и более основательную проверку.
        Для этого вам понадобятся три важные вещи. Во-первых, ваш ум. Во-вторых, женственность. И в-третьих, а это самое очевидное, - возможность остаться наедине с интересующим рас мужчиной.
        Другими словами, вам надо разработать план действий, быть как можно более очаровательной и найти укромный уголок, где бы вы могли проверить, питает ли к вам интерес ваш избранник.
        Также заранее необходимо решить, как далеко вы готовы зайти. Чего вы хотите от данного джентльмена? Желаете стать его возлюбленной? Любовницей, которую бы он засыпал подарками и исполнял все ее желания? Или же вы мечтаете о чем-то более постоянном?
        Конечно, все зависит от его характера, но осуществить последнее труднее всего, однако даже это почти всегда возможно».
        Ребекка от всей души надеялась, что автор книги права. Она перевернула страницу, и шелест бумаги заставил ее виновато оглядеться по сторонам. Если уже Колтон будет не в восторге, узнай он о покупке этой книги Брианной, то ее родители просто упадут замертво, если застанут Ребекку за этим занятием. Она ни за что не сумеет им все объяснить. Они придут в ярость, и вполне справедливо - один только что прочитанный отрывок чего стоит. По крайней мере, эта глава не такая непристойная.

«Вы сами придумаете, как пробудить интерес мужчины, но вам надо остаться вдвоем. Это будет вам на руку. Если он решит воспользоваться моментом и соблазнить вас, считайте, вы легко достигли своей цели. Если же нет, будьте изобретательны и убедите мужчину в том, что он желает вас соблазнить. Не бойтесь использовать свое обаяние, чтобы обратить ситуацию в свою пользу. В конце концов, когда мужчина встречает женщину, прежде всего он обращает внимание на ее внешность. Конечно, вам не обязательно быть красавицей, чтобы пробудить его интерес, но я хочу быть честной и напомнить о самом важном - он мужчина, а вы женщина, и именно это влечет вас друг к другу. Так что все вполне закономерно.
        Мужчины желают женщин. Да, женщины тоже испытывают влечение к мужчинам, но мы намного сдержаннее в проявлении наших чувств. Там, где они преследуют, мы играем. Они хватают, а мы прикасаемся. Они нуждаются, а мы хотим.
        Что это за прекрасная игра, которой чопорность нашего века лишь придает особую пикантность? Мы скрываем наши попытки, соблазнить избранника под маской вежливости и бессмысленных правил этикета, но разве можем мы кого-нибудь обмануть? Это естественно, это неизбежно, и женщины нашей эпохи должны использовать каждый шанс. Благородные мужчины лелеют нас, и только мы можем решать, в какой мере они станут нас уважать. Как только вы поймете, что джентльмен заинтересовался вами, не ждите, а немедленно действуйте. В конце концов, вы знаете, чего он хочет».
        Женщины нашей эпохи?
        Удивленная, Ребекка опустила книгу на колени. Она всегда считала, что у нее почти нет свободы, но, возможно, леди Ротбург все же права. Роберт прекрасно знал: он не имеет права флиртовать с ней, как с другими. Поэтому ей надо как-то убедить его, что роман на постоянной, так сказать, основе принесет удовольствие им обоим.
        Если она что-нибудь не предпримет, ее выдадут замуж за другого.
        Ребекка ждала, пока Роберт сделает первый шаг, но стоит ли ждать?
        Скорее всего, ей надо остаться с ним наедине и посмотреть, что будет. В ту ночь в саду он просто помог ей спрятаться от лорда Уоттса, но прошлым вечером на террасе после ужина она почувствовала, как в нем что-то неуловимо изменилось. Легкое напряжение, скрытое под маской обычной беспечности, особенно когда они беседовали у балюстрады.

«…блеск в его глазах…»
        Возможно ли, что она заметила этот блеск?
        Ребекка позволила себе надеяться. После сегодняшнего концерта Роберт избегал ее. Она рассчитывала, он найдет ее и скажет что-нибудь по поводу музыки или их совместного выступления, так поступили все гости, кроме него. Странно, ведь он всегда был так безупречно вежлив.
        Определенно хороший знак. Роберт не решился заговорить с ней в присутствии других людей, что же произойдет, если они останутся наедине?
        Леди Р., как называла ее Брианна, может оказать Ребекке неоценимую услугу.

        Глава 13

        Я верю, любовь женщины глубже, а любовь мужчины неистовее. В чем между ними различие? Не знаю, где проходит эта грань.

    Из главы «Тайна любви»
        Вот уж подходящее время для болезни, с тревогой подумала Брианна, лежа в постели и любуясь наполнявшим комнату солнечным светом. Сегодня даже аромат свежих цветов в вазе у кровати был слишком навязчивым и сильным. Праздник почти закончился, и завтра гости покинут дом, но сегодня у Колтона день рождения, и вечером она собиралась удивить его подарком. Как жаль, что именно сегодня ее беспокоит желудок.
        Чувство тошноты не способствует созданию романтической атмосферы.
        - Я выпью только горячего чаю и съем гренок, - сказала она служанке со слабой улыбкой, привалившись спиной к подушкам. - И я бы хотела принять ванну.
        - Конечно, ваша светлость. - Девушка сделала реверанс и поспешила уйти.
        К счастью, час спустя Брианна почувствовала себя лучше. Ей удалось проглотить гренок, и чай немного успокоил дурноту. И хотя она подумывала отказаться от утреней поездки к реке и так тщательно спланированного пикника, все же после долгих раздумий облачилась в новую амазонку. Сегодня у ее мужа праздник, и если она придумала все это ради него, то сама не только прекрасно проведет день, но и позаботится, чтобы все прошло гладко. Особенно сегодняшний вечер.
        Если, конечно, она решится.
        Книга леди Ротбург оказалась для Брианны настоящим кладезем мудрости, и хотя ее советы порой шокировали, Брианна была готова испробовать все, лишь бы доставить удовольствие Колтону.
        Она поправила шляпку, с одобрением оглядела себя в зеркало - темно-голубая амазонка была точно под цвет ее глаз - и спустилась вниз. К ее удивлению, Колтон уже был в конюшне и о чем-то переговаривался с работником, его огромный холеный конь был оседлан и ожидал хозяина.
        Увидев Брианну, Колтон обернулся. Каштановые волосы слегка трепал ветерок, ярко-голубые глаза внимательно смотрели на нее. Что было в них - одобрение? Брианна не была уверена. Не так-то легко было что-либо прочесть на обычно бесстрастном лице ее мужа.
        Брианна всегда считала его очень привлекательным, но сегодня утром он был еще красивее, похожий на сельского джентльмена, собирающегося совершить верховую прогулку, в белой рубашке с открытым воротом, в синем сюртуке почти того же оттенка, что и амазонка Брианны; замшевые бриджи были аккуратно заправлены в старые, до блеска начищенные сапоги.
        - Доброе утро, - с волнением прошептала она.
        - Доброе утро. - Колтон оглядел наряд Брианны. - Ты, как всегда, очаровательна, дорогая.
        И снова тот же взгляд, который она уже замечала несколько раз за последнее время. Брианне он казался странным, словно Колтон оценивал ее, и она не совсем понимала, что у него на уме.
        - Спасибо, - тихо ответила она. - Не ожидала тебя увидеть.
        Губы Колтона чуть изогнулись в улыбке.
        - Проехаться верхом в столь чудесное утро намного приятнее, чем собирать несчастных заблудившихся гусениц и палочки. Кроме того, сегодня мой день рождения и у меня такое ощущение, что моя жена стала бы меня бранить, если бы я заперся в своем кабинете.
        Сбитая с толку его чуть снисходительным тоном, Брианна прикусила губу. Почти все гости уже были в седле, и она отвернулась, чтобы попросить привести ее кобылу. Но к ее удивлению, конюх привел старую лошадь с более тихим нравом. Колтон мягко заметил: - Сегодня утром ты чувствовала себя не очень хорошо. Гера чересчур горячая, поэтому я попросил оседлать для тебя лошадь поспокойнее.
        Брианну удивило, откуда Колтон мог узнать о ее недомогании. Она ничего не говорила даже служанке, только попросила ее принести легкий завтрак. Откуда он знал, что она ест, если только повар или служанка не сообщали ему об этом всякий раз. Но эта мысль была так нелепа! Не до такой же степени он контролировал каждый ее шаг.
        Колтон протянул руку и выжидающе посмотрел на нее:
        - Брианна?
        - Да? - Она подала ему затянутую в перчатку руку и позволила помочь усадить себя в седло. Взяв поводья, Брианна, все еще немного озадаченная, взглянула на мужа. Нет, его нельзя было назвать равнодушным, он всегда был вежлив, однако его внешний вид сегодня утром и странный блеск в глазах вызвали у Брианны легкое недоумение.
        - Ты точно хорошо себя чувствуешь?
        - Для поездки верхом? - Брианна улыбнулась и кивнула: - Конечно. Боже, Колтон, почему ты так беспокоишься?
        - Я всегда о тебе беспокоюсь, дорогая. - Он грациозно повернулся в седле, и перед мысленным взором Брианны возникло его прекрасно сложенное тело, сейчас скрытое под отлично сшитой одеждой. - Едем?
        Колтон направил коня через парк по живописным тропинкам. Он естественно и непринужденно держался в седле, беседуя с лордом Эмерсоном, но постоянно наблюдал за Брианной.
        Откуда ей было об этом известно? Она просто чувствовала его взгляд. Колтон посматривал на нее, даже когда она ехала рядом с Арабеллой.
        Ощущая на себе внимательный взгляд мужа, Брианна понизила голос:
        - Ребекка отказалась ехать с нами, потому что решила попрактиковаться для сегодняшнего вечера. Так она мне сказала. Думаю, она в музыкальной комнате - читает.
        Арабелла с трудом удержалась от смеха, прикрыв рот рукой в перчатке.
        - Ты на нее дурно влияешь, Бри.
        - Нет. Нам с тобой повезло, потому что мы сами выбрали себе мужей.
        - Верно. - Арабелла искоса посмотрела на подругу. - И кстати, оба они сегодня выглядят превосходно. Ты не ожидала, что герцог присоединится к нам?
        - Нет, - призналась Брианна. - Я была уверена: после того как он пожертвовал вчерашним утром, он будет слишком занят. Поэтому я даже не рассказала ему про пикник.
        - И все же он сам пригласил себя. - Глаза Арабеллы лукаво блестели. - Просто потому, что хотел нас сопровождать. Думаю, праздник ему все же понравился.
        Брианна тоже на это надеялась, но по виду Колтона что-либо понять было трудно.
        Их было только восемь, так как большинство гостей предпочли подольше поспать или прогуляться пешком в это необычайно теплое осеннее утро. Лошадь шагала медленно, но Брианна была скорее удивлена непривычно тихим ходом, нежели раздосадована. Обычно Колтон стремился как можно скорее вернуться к своим вечным обязанностям. Брианне было немного неловко от того, что она не пригласила его на пикник. Она не могла представить, чтобы он согласился, ведь во вчерашней игре он принял участие только потому, что это было приятно его бабушке.
        Но сегодня он поехал сам. Одного этого было достаточно Брианне для счастья, и когда они добрались до намеченной лужайки, где собирались позавтракать, непредсказуемый Колтон уселся рядом с ней на одеяле с явно довольным видом.
        Колтон? Довольный и счастливый за стенами своего кабинета, посреди гостей, да еще соизволивший отправиться в полдень на пикник?
        Все это было крайне необычно, однако Брианна не могла сдержать радости.
        Двух слуг уже отправили вперед с припасами и скатертью. Под раскидистым дубом были разложены ломтики холодной курицы, мясные пирожки, разнообразные сорта сыров, спелые груши и сочные яблоки. Этой простой еде праздничное настроение добавляли бутылки с охлажденным белым вином и шампанским, и Брианна радовалась ясному дню, столь необычному для Англии осенью. Кроме нее и Колтона, присутствовали лорд Эмерсон со старшей девицей Кэмпбелл, Дэмиен, миссис Ньюмен и Арабелла со своим красивым мужем, графом Бонэмом. После скудного завтрака Брианне очень хотелось есть, и когда она попросила передать ей второй мясной пирожок, брови Колтона удивленно поползли вверх, однако он послушно подал ей тарелку.
        - Они такие вкусные, - со смехом принялась оправдываться Брианна. - Видишь? Это означает, что я совершенно выздоровела.
        - Полагаю, ты права. - Колтон неторопливо отпил вина из бокала, глядя, как Брианна отнюдь не элегантно облизывает крошки с пальцев. На его лице появилась легкая улыбка, длинным ресницам над пронзительно-голубыми глазами позавидовала бы любая женщина. Потеплело, и большинство присутствующих джентльменов сняли сюртуки, не исключая и самого Колтона, и теперь он казался особенно благодушным и спокойным в белой рубашке с длинным рукавом, бриджах и ботинках.
        Колтон был счастлив, решила Брианна, наблюдая за тем, как солнечные пятна скользят по его щекам. Нет, возможно, слишком сильно сказано, но определенно он выглядит довольным и, возможно, более непринужденным, чем когда-либо, если не считать минут, проведенных в объятиях друг друга после утоленной страсти.
        Брианна хотела, было взять еще одно яблоко, но передумала.
        - Эти пирожки были так необычайно вкусны. Возможно, все дело в свежем воздухе.
        - Возможно. - Внезапно Колтон протянул руку и с нежностью коснулся уголка ее губ на глазах у всех. - Крошка. Иначе все узнают о твоей любви к пирожкам со свининой.
        - Я тоже слишком много съела, - заметила Белинда Кэмпбелл. Это была прелестная молодая женщина с блестящими темными глазами и соблазнительной фигурой. Пожалуй, мне надо пройтись.
        Лорд Эмерсон быстро поднялся и подал Белинде руку, не сводя с нее взгляда.
        - Отличное предложение. Идем?
        Арабелла ткнула своего мужа в бок, отчего он негодующе хмыкнул.
        - Давай прогуляемся до ручья. Сегодня такой прекрасный день, а ведь скоро зима. Ненавижу целыми месяцами сидеть дома, поэтому такую возможность нельзя упускать.
        - Тогда давайте пойдем все, иначе ты повредишь мне ребра. - И лорд Бонэм принялся с театральным видом растирать бок.
        Дэмиен и миссис Ньюмен решили вернуться в дом, и скоро Брианна с Колтоном остались одни. Невероятно, но Брианне опять захотелось спать. Возможно, причиной всему был вкусный завтрак, может быть, вино, хотя она выпила совсем мало.
        - Наверное, я ложилась спать слишком поздно, к тому же праздник подходит к концу и мне уже не надо беспокоиться о каждой мелочи, - сонно произнесла Брианна. - Сегодня я поздно встала и, кажется, вот-вот усну.
        - Если тебе так хочется, можешь поспать прямо здесь. - Колтон вскочил и пересел спиной к дереву. - Могу я предложить вам удобное ложе, миледи? Мое плечо всегда к вашим услугам вместо подушки.
        Он протянул к ней руки, и Брианна едва могла поверить своим глазам. Ее сдержанный супруг не любил проявлять нежность на людях, и хотя парк Ролтвен-Мэнора не мог сравниться с оживленной улицей в центре Лондона, все же они не были сейчас за запертыми дверями своей спальни.
        Но как могла Брианна отказаться от этого галантного предложения, даже если поведение Колтона и казалось ей странным? Она пересела поближе и оказалась у него на коленях. Сильное плечо Колтона и правда было вполне удобной подушкой - Брианна прижалась к нему, а он крепко ее обнял. От него исходил чуть пряный запах, напоминавший древесный, такой естественный посреди трав и деревьев. Над их головами шумел легкий ветерок, Брианна закрыла глаза, размышляя, чем она заслужила такое счастье. Прекрасный день, крепкие объятия мужа и шелест прохладного осеннего ветра.
        Настоящий рай…
        Колтон становится все ближе, сонно подумала Брианна, и вскоре провалилась в глубокий сон.

        - Надеюсь, я не помешаю твоим повседневным занятиям.
        В ответ на слова Колтона старая герцогиня довольно неэлегантно хмыкнула.
        - Прошу тебя, Колтон, это ты вечно занят делами поместья и вопросами политики, требующими твоего постоянного внимания. Подозреваю, этот наш разговор тебе помешает, а не наоборот.
        Она была права. Утренняя поездка и пикник заняли несколько часов, но сейчас Колтона это не тревожило. Он остановил взгляд на стуле, показавшемся ему достаточно крепким, чтобы выдержать его вес. В гостиной его бабушки вся мебель была такой хрупкой, интерьер выдержан в мягких светлых тонах. Над камином висел портрет деда работы Гейнсборо, в лице отчетливо прослеживались семейные черты.
        - Итак, - начала герцогиня, прищурив выцветшие голубые глаза, - что привело тебя ко мне? - Она взмахнула худой рукой, прижимая к колену свою трость. - Нет-нет, я не возражаю, просто удивлена.
        Черт возьми, Колтон чувствовал себя немного неловко, но понятия не имел, к кому еще обратиться.
        - Я хочу с тобой поговорить.
        - Я так и подумала, - глаза старой герцогини стали задумчивыми. - Я стара, но еще соображаю.
        Что правда, то правда. Его бабушка была одним из умнейших людей, которых знал Колтон. Но она была еще и женщиной. И родила троих детей. У Колтона были две тетушки, одна жила в Суссексе, другая - в Беркшире.
        - Это касается Брианны, - сказал Колтон, не зная, как начать разговор.
        - Прелестная молодая женщина, - решительно заметила герцогиня. - Сначала я опасалась, что она окажется одной из этих пустоголовых, испорченных дурочек, у которых нет ни капли здравого смысла, а оказалось совсем наоборот. Она столь же красива, сколько и умна. Отличный выбор.
        Колтон был совершенно согласен с ней, однако он пришел не для того, чтобы герцогиня одобрила его выбор.
        - Спасибо, я тоже так считаю. Однако…
        Бабушка пристально смотрела на него, ее лицо, на котором почти не было морщин, оставалось бесстрастном, белоснежные волосы были зачесаны наверх, рука с выступающими голубоватыми венами крепко обхватила трость.
        - Однако? - повторила она.
        Как бы начать? Колтон откашлялся.
        - Однако меня беспокоит ее здоровье.
        - Брианна выглядит замечательно.
        - Она стала много спать, а сегодня утром ей было нехорошо, - осторожно продолжал Колтон. - Более того, я заметил еще несколько симптомов. Наверное, мне нужно услышать мнение знающего человека, чтобы подтвердить или развеять мои подозрения.
        - Ребенок? - Глаза герцогини загорелись. - Так скоро? Отлично.
        Боже, ну почему ему так неудобно об этом говорить? Колтон был женатым человеком, конечно, его бабушка знала о его близости с женой, однако чувство неловкости не покидало его.
        - У нее задержка. В этом я совершенно уверен. Прошло довольно много времени с тех пор, как…
        - Как она просила тебя не приходить к ней ночью?
        - Да. - Колтон был рад, что ему не придется вдаваться в подробности. Сегодня ему как раз исполнилось двадцать девять лет, но он был не настолько искушен для подобной беседы. - Я просто хочу знать твое мнение: действительно ли она беременна? Можно было бы пригласить врача, но Брианна считает, что все в порядке, поэтому это выглядело бы бесцеремонно с моей стороны. Я считаю, она не слишком просвещена в подобных вопросах, чтобы придать какое-либо значение усталости и тошноте.
        - Эти признаки вполне многообещающи. Скажи, ее груди стали больше и чувствительнее?
        Колтон был не в состоянии обсуждать подобные вещи.
        - Я не обратил внимания, - пробормотал он.
        - Ты мог бы проверить. Уверена, это было бы нетрудно.
        Он поднял глаза и заметил лукавую улыбку на лице герцогини.
        - При всем моем уважении я не в состоянии оценить твою радость при виде моего затруднительного положения, - сухо заметил он. - Я пришел за советом, а не для того, чтобы тебя развеселить.
        Герцогиня усмехнулась и постучала тростью по ковру.
        - Прости меня, но я не часто вижу тебя таким обеспокоенным, Колтон. Ты всегда само воплощение собранности. Не смогла удержаться от последнего замечания, но вынуждена признать, все это действительно не очень забавно. Чтобы загладить вину, позволь сказать следующее: если Брианна носит твоего ребенка, а так, скорее всего и есть, то это совершенно нормально. Все мы пришли в этот мир одинаково. Ты ее любишь, поэтому твое беспокойство вполне понятно, но прекрати переживать. Если это случилось, она скоро сама все поймет. Не лишай ее радости обо всем тебе рассказать.

«Ты ее любишь…»
        Колтон собирался, было возразить, он хотел объяснить, что женился на Брианне, потому что желал ее, потому что она была элегантна, умна, а ее происхождение было безупречным.
        Он совершенно определенно не был влюблен в Брианну, по крайней мере, так ему казалось.
        Любит ли он ее? Колтон почувствовал себя беспомощным: он не знал. Конечно, он любил свою мать, братьев, бабушку, но эта любовь не имела никакого отношения к романтическому чувству. В его жизни не было ничего такого, с чем можно было бы сравнить его чувства к Брианне, и потом, почему человек должен постоянно все анализировать?
        Колтон предпочел промолчать.
        - …ты должен понимать, что для женщины это нечто особенное - возможность самой сообщить своему мужу о скором появлении на свет их ребенка. Думаю, тебе надо просто подождать, пока твоя жена не поймет, что беременна, а затем изобразить радость, когда она тебе об этом сообщит, - продолжала герцогиня.
        - Но я действительно очень рад, - возразил Колтон. - Мне не надо будет ничего изображать.
        - Тогда тебе не помешает скрыть свое беспокойство. Она и так будет очень взволнована, а если еще и ты начнешь опекать ее…
        Он никогда в жизни не опекал Брианну. Колтон был раздражен, но не желал оскорбить свою бабушку, поэтому сухо ответил:
        - Я не собираюсь обращаться с ней как с больной.
        И все же Колтону было так приятно сжимать Брианну в объятиях, когда она уснула после завтрака на открытом воздухе, чувствовать, как она припала к его груди, а ее сонное дыхание щекотало ему шею. Когда пришли остальные гости, Колтон прижал палец к губам, чтобы никто не разбудил ее, и не разомкнул рук, пока она не пошевельнулась. Прошел почти целый час, и все уже отправились в дом.
        Возможно, он немного и опекал ее.
        Приподняв седую бровь, герцогиня продолжала поучать Колтона:
        - Не делай этого. Она молода и здорова, а усталость и утренняя тошнота пройдут. Поверь мне. Я сама не раз проходила через это.
        - Ей можно ездить верхом? Сегодня я специально отправился со всеми на прогулку, чтобы присматривать за ней. В ее положении падение может быть очень опасным. - Никогда прежде Колтон не беспокоился из-за своего неведения в вопросах беременности, а теперь совершенно растерялся. Он не знал, как себя вести, и ненавидел себя за беспомощность. Привыкший принимать веские решения в политике и финансовых вложениях, он совершенно запутался, потому что на этот раз дело касалось Брианны.
        - Конечно, ей не стоит скакать во весь опор и перепрыгивать через ограды, но спокойная прогулка не повредит, пока она не стала слишком неуклюжей, чтобы самостоятельно садиться в седло и слезать на землю. Она сама поймет, когда пора остановиться.
        - Каким образом? Уверен, она даже не знает о своей беременности.
        - Мой милый мальчик, как, по-твоему, размножаются животные? Возможно, мы, люди, прячемся под маской культурного поведения, но инстинкты у нас те же. Поверь, Брианна поймет, как позаботиться о себе, чтобы произвести на свет здорового младенца, а тебе просто надо быть рядом и помогать ей. Пусть она знает: если ей что-то нужно, стоит только попросить, и ты все сделаешь.
        Колтон надеялся на это. Естественно, он мечтал о наследнике, но не ожидал, что ему может стать так страшно. Роды сопряжены с опасностью. Теперь к его радости примешивался страх.

«Что, если я ее потеряю?»
        Видимо, от проницательной старой герцогини не укрылись опасения внука.
        - Радуйся этому чуду, Колтон. Небольшое беспокойство вполне естественно, но у большинства женщин роды проходят легко. Есть вещи, над которыми не властны ни титулы, ни богатство. Зачем тратить время, беспокоясь о завтрашнем дне, вместо того чтобы наслаждаться моментом?
        И опять она была права.
        Колтон встал и склонился к руке герцогини.
        - Спасибо, твой совет бесценен.
        Тонкие пальцы пожилой дамы были тонкими и хрупкими, но взгляд оставался непреклонным.
        - Я так рада, что у тебя есть Брианна. Теперь остается только женить Роберта на его юной леди, потом заняться Дэмиеном, хотя сомневаюсь, чтобы он этого желал. Тогда я смогу спокойно уйти.
        - Не желаю слышать о твоем уходе, и какого черта… - Пораженный Колтон вовремя опомнился. - О чем ты говоришь? Юная леди Роберта?
        - Мисс Марстон. Он совершенно очарован.
        Мисс Марстон? Невинная девушка Ребекка Марстон с ее безупречной репутацией, которую с таким воинственным видом защищает отец? Это невероятно. Только не его беспутный и свободолюбивый младший брат.
        - Мне кажется, ты ошибаешься, - осторожно заметил Колтон.
        - Разве ты не видел их вчера вечером?
        Он нахмурился:
        - Да, видел. Они прекрасно играли вместе, но, честно говоря…
        - Согласна, - с улыбкой прервала герцогиня. - Они превосходно смотрелись вместе. Не знаю, как ей удалось заставить его выступить, но это доказывает, что мисс Марстон обладает некоторым влиянием на Роберта.
        - Мисс Марстон уговорила его сыграть на виолончели? - Мгновение Колтон раздумывал. - А мне он сказал, это Брианна его попросила.
        Герцогиня весело рассмеялась:
        - Так он тебе солгал, потому что когда я спросила об этом твою жену, она мне прямо ответила, что именно ее прелестная подруга убедила твоего братца вытащить на свет свой инструмент и сыграть для гостей.
        Лгать было не в привычках Роберта, и теперь Колтону на память пришли все те странные намеки Дэмиена.
        Любовная интрига прямо у него под носом, да еще с участием не кого-нибудь, а его младшего брата, а он так ничего и не заметил?
        Ему определенно надо проводить больше времени вне своего кабинета.

        Глава 14

        Когда вы и ваш возлюбленный уже изучили желания и предпочтения друг друга, пришло время удивить, поразить его, чтобы он снова увидел в вас загадку. Всякий раз, пробуя что-то новое, вы можете воплотить его самое потаенное желание или фантазию, а желаний и фантазий у мужчин намного больше, чем у женщин.

    Из главы «Как извлечь пользу из секретов»
        Не иначе судьба смеется над ним, мрачно подумал Роберт. Он отпустил это нелепое замечание по поводу бездарных юных девиц, а потом услышал ее великолепное исполнение.
        Он не мог отвести глаз от склоненной над клавишами Ребекки - ее лицо было так безмятежно. Роберт сидел среди гостей и имел возможность досконально изучить ее изящную позу, стройное тело, аккуратный профиль и пышные блестящие темные волосы.
        Проклятие!
        В разговоре с матерью Ребекки он назвал ее талантливой. Но теперь, слушая ее игру во второй раз, он понял, что просто недооценил ее. Ребекка обладала редким даром, уникальным мастерством, которое очаровывало слушателей. Казалось, будто все присутствующие в комнате, даже те, кто ничего не смыслил в музыке, разом затаили дыхание. Никто не откашливался и даже не смел, пошевелиться, настолько прекрасной была игра Ребекки.
        Роберт заставил себя вернуться к действительности. Ее выдадут замуж за какого-нибудь счастливца, и хотя она по-прежнему будет время от времени играть для небольшой группы слушателей, если позволит муж, мир никогда не узнает о ее таланте.
        По мнению Роберта, это было бы совершенно непростительно, но ведь никто и не спрашивал его мнения.
        В тот вечер он узнал все произведения, кроме последних двух. Их Ребекка исполнила без нот, выражение ее лица было то спокойным, то задумчивым, а тонкие пальцы легко касались клавиш, словно она ласкала возлюбленного.
        Вызванный этим сравнением образ нужно было немедленно выкинуть из головы, сердито велел себе Роберт, и когда бурные аплодисменты затихли, он встал и механически подал руку оказавшейся рядом женщине.
        Это была миссис Ньюмен, которая тут же лукаво взглянула на него из-под длинных ресниц и взяла его под руку.
        - Довольно мило, верно?
        - Изумительно, - честно ответил Роберт.
        - Кажется, ты был полностью поглощен ее игрой.
        Даже слушая свою спутницу, Роберт продолжал смотреть на Ребекку, уходившую в сопровождении лорда Найтли, и, черт возьми, она рассмеялась над его репликой! Роберт очнулся, заставил себя прислушаться к вцепившейся в его рукав миссис Ньюмен и, когда они входили в столовую, постарался изобразить на лице беспечную улыбку.
        - Думаю, как и все мы.
        Но ты больше других. Голос миссис Ньюмен звучал тихо, но глаза сузились. - Был похож на ребенка, застывшего перед лавкой со сладостями.
        Роберту настолько редко приходилось скрывать свой интерес, точнее, он никогда прежде не скрывал своего интереса ни к одной женщине, что, очевидно, это у него не очень хорошо получалось.
        - Мисс Марстон необычайно талантлива и красива. Уверен, все мужчины в комнате это отметили.
        И отчего-то это раздражало Роберта.
        - Возможно. - Миссис Ньюмен чуть приподняла брови и внимательно смотрела на него, пока они шли к столу. К удивлению Роберта, Лоретта оказалась намного проницательнее, чем он мог предположить. - Тебе придется сделать выбор. И мне будет очень интересно посмотреть, на чем ты остановишься.
        Зачем вообще все отрицать? Роберт выдвинул стул для миссис Ньюмен и тихо ответил:
        - Мне самому интересно.
        К ужину в честь дня рождения Колтона подали еще больше всевозможных блюд. Все было изысканно, но не вычурно, и будь Роберт в настроении, он непременно оценил бы еду. Но сейчас он ел очень мало, зато выпил больше вина, чем обычно, и с беспокойством ожидал окончания ужина. Как только дамы встали из-за стола и слуги подали портвейн, он немного успокоился. Время за ужином тянулось бесконечно, потому что, к ужасу Роберта, Ребекка сидела прямо напротив него.
        Слишком быстро опустошая бокалы с портвейном, Роберт почти не прислушивался к общему разговору. Возможно, если он достаточно опьянеет, вечер для него закончится быстрее. Конечно, утром он будет чувствовать себя не лучшим образом, но, черт возьми, он и сейчас в дурном расположении духа.
        Когда наступило время присоединиться к дамам в гостиной, Роберт отказался.
        - Я бы предпочел немного почитать.
        - Почитать? - со смешком переспросил Дэмиен. И даже лицо Колтона отразило сомнение. Лорд Бонэм удивленно приподнял бровь.
        - Черт возьми, судя по вашим лицам, можно подумать, вы никогда не слышали о книгах, пробормотал Роберт. - Я устал и хочу отдохнуть с хорошей книгой. В этом есть что-то плохое?
        - Вовсе нет, - усмехнулся Дэмиен. - Возможно, на полке найдется интересный любовный роман. Что-нибудь мрачное, драматичное, в готическом стиле, под стать хмурому выражению твоего лица.
        К чести Роберта надо признать, что ему удалось сдержаться и не отвесить своему брату хорошую затрещину.
        Вместо этого он порывисто развернулся и вышел из столовой. К счастью, отец Ребекки уже покинул комнату и не стал свидетелем этой сцены. Роберту казалось, если Дэмиен и Лоретта, заметили его увлечение Ребеккой, это не укроется и от ее отца. А поскольку он и сэр Бенедикт заключили негласное соглашение избегать друг друга, они не обмолвились ни словом, и только в ту ночь на террасе Роберту ясно дали понять: Ребекка не для него.
        Дэмиен последовал за ним и неторопливо вошел в библиотеку, неодобрительно глядя, как Роберт вместо книжных полок прямиком направился к графину с бренди.
        - Если ты напьешься, это не поможет тебе найти выход из затруднительного положения.
        - А разве я в затруднительном положении? - Роберт щедро налил бренди в хрустальный бокал. - Если даже и так, то, какое тебе дело?
        Дэмиен прикрыл за собой дверь.
        - Думаю, никакого. - Он взял с полки книгу и процвел пальцем по пыльному корешку. - Возможно, тебе стоит прочитать греческую трагедию. Или пьесу Шекспира. Бог свидетель, ты ведешь себя словно книжный персонаж, страдающий от безответной любви.
        - Я прочитал почти всего Шекспира, благодарю. Кажется, ты тоже учился в Итоне. Боюсь, я не совсем понимаю, о чем ты говоришь.
        - Да, там в наши глупые головы хорошо вдолбили классику, верно?
        Роберт равнодушно хмыкнул. Да, он был немного пьян. Еще пара бокалов бренди довершат дело.
        - Робби, почему бы тебе, не начать ухаживать за ней? - Дэмиен сложил на груди руки и покачал головой. - Ты ведь знаешь, как ухаживают за женщинами? Цветы, визиты в полдень, поездки в Гайд-парк в сопровождении пожилой компаньонки, возможно, пара красивых стихотворений, посвященных ее прекрасным глазам…
        - Не хочешь просветить меня, о ком ты, черт возьми, говоришь?
        Дэмиен посмотрел на Роберта почти с жалостью:
        - Твой гнев ничего не изменит, к тому же мы оба отлично знаем, о ком я говорю.
        Верно. Роберт шумно выдохнул и провел рукой по лицу - другой он крепко сжимал бокал с бренди, словно это был спасательный трос.
        - Я не желаю ни за кем ухаживать, - наконец выдавил он.
        - История это доказывает, поэтому я тебе верю. - Дэмиен выбрал удобное кресло у камина и уселся в него, скрестив длинные ноги и изогнув бровь. - Ты не желаешь. Отлично. По крайней мере, ты признаешь, что эта мысль приходила тебе в голову. Хорошее начало. Присаживайся и давай поговорим.
        - Почему мы должны это обсуждать? - Тем не менее, Роберт уселся в кресло и сумрачно уставился на брата. - Если ты не в курсе, родители Ребекки упадут в обморок, если я проявлю к ней хотя бы малейший интерес. Особенно ее отец.
        - Ага, ты уже произносишь вслух ее имя и признаешься в своих чувствах к ней! Прогресс.
        Если бы взгляд мог убивать, Дэмиен уже корчился бы в агонии, но, к сожалению, это было невозможно.
        - Кто бы мог подумать, что и сейчас ты такой же надоедливый, как и десяток лет назад? - резко заметил Роберт.
        - Возможно, но с тех пор мои методы значительно улучшились.
        - Кое-что лучше было бы оставить без изменений.
        Дэмиен усмехнулся:
        - Согласен. Итак, скажи мне, что произошло между тобой и сэром Бенедиктом? В конце концов, хотя твоя репутация и далека от безупречной, ты Нортфилд, младший брат герцога, и ты богат. Ей мог бы достаться и худший супруг. Ты же весьма многообещающая партия.
        - О какой партии речь? - раздраженно перебил Роберт. Вид у него был непреклонный.
        - Но она тебе нужна. И в этом-то и заключается вышеупомянутое противоречие. - Дэмиен поднял ладонь. - Давай просто представим, будто ты всерьез желал ухаживать за прекрасной Ребеккой. Естественно, тебе бы нужно было получить согласие ее отца.
        - Поверь мне, он его не даст. - Роберт вздохнул и с мрачным видом принялся разглядывать носки своих ботинок. - Несколько лет назад я посещал некое заведение с дурной репутацией, где было полно юнцов из высшего света, всегда готовых выпить и сыграть в азартные игры. Там был племянник сэра Бенедикта. Он был молод, пьян, к тому же его нельзя было назвать благоразумным, даже когда он бывал трезв. В ту ночь он проиграл все свое состояние. Кое-кто из нас просил его бросить игру, ведь было видно, что он уже не в силах ясно мыслить, но болван был настроен воинственно и не прислушивался к советам. Чем больше он погружался в эту трясину, тем сильнее желал отыграться. Боюсь, этого не произошло. Тот злополучный вечер он закончил в объятиях продажной женщины, которая, очевидно, заразила его сифилисом. - Роберт поднял глаза, и его губы искривила циничная усмешка. - Естественно, сэр Бенедикт взял на себя управление имуществом племянника, которое в тот день значительно уменьшилось. Юный Бенни, названный в честь своего дяди, не смог вспомнить никого, кто бы еще участвовал в игре, кроме меня и Герберта Хавершема.
Мы оба получили весьма резкие письма, где нас обвинили в том, будто мы обманом вынудили молодого человека принять участие в этом кутеже, и хотя я изложил всю правду в ответном письме, его вернули мне неоткрытым.
        - Понимаю, - пробормотал Дэмиен.
        - Вообще-то я не могу винить отца Ребекки, поскольку ему пришлось либо поверить в сочиненную Бенни сказку, либо узнать, что его племянник не только поставил себя в дурацкое положение, но также промотал свое состояние и солгал. Намного легче было обвинить нас. Ни Герберт, ни я не оставили себе выигранных у Бенни денег, вернули их ему в тот же вечер, однако он так и не обратил внимания на все наши увещевания, так как был пьян. Деньги он тут же проиграл. Может быть, он запомнил нас лишь потому, что мы единственные вернули ему деньги.
        - Возможно. Итак, теперь мне все стало ясно. Помимо всего прочего, тебя теперь обвиняют в дурном влиянии и считают нечистым на руку. Верно? - Лицо Дэмиена вновь приняло бесстрастное выражение.
        - Полагаю, что так. Когда мы сталкиваемся лицом к лицу, сэр Бенедикт с трудом выдавливает из себя приветствие. - Роберт вспомнил грозный вид отца Ребекки, когда он застал его со своей прекрасной дочерью. - Сказать, что он меня не уважает, значит, ничего не сказать, и хотя моя репутация никогда не была безупречной, в этом происшествии нет ни капли моей вины.
        - Согласен. И каков твой план?
        - О чем это ты? У меня нет никакого плана, Дэмиен.
        - План, как завоевать предмет твоей страсти. - Дэмиен невозмутимо приподнял бровь. - Признаю, это будет нелегко. Тебе придется значительно умерить свой пыл. Ты не можешь просто заманить в постель эту молодую женщину. Честно говоря, у меня такое впечатление, будто ты способен на это, однако даже при всем твоем несовершенстве, полагаю, ты не станешь позорить ее имя, так же как не мог бы обманным путем выудить деньги у пьяницы.
        - Высокая похвала, - язвительно заметил Роберт. - Моя голова вот-вот лопнет.
        Дэмиен не обратил на его слова ни малейшего внимания и продолжал размышлять вслух, словно это была одна из его тактических проблем.
        - Итак, хотя бы раз в жизни тебе придется положиться на что-то другое, нежели на свою привлекательную внешность или обаяние. К счастью, у вас обоих есть нечто общее, помимо влечения друг к другу, конечно.
        Роберт опасался, что брат мог оказаться прав. Он был достаточно опытен, чтобы понять, когда женщина увлечена им, а Ребекка, будучи неискушенной, не умела этого скрыть. Несколько раз он ловил устремленный на него взгляд и замечал, как она тут же, покраснев, быстро отворачивалась.
        Ему бы следовало посмеяться над этим, но он не мог, ведь он и сам украдкой посматривал на нее.
        - Даже если не принимать во внимание мои собственные контраргументы, это невозможно, и мы оба это понимаем.
        - Отнюдь, - улыбнулся Дэмиен. - Случай нелегкий, но назвать его невозможным? Нет ничего невозможного. Если нам удалось взять Бадахос, то твой случай просто безобидная стычка. Правда, вынужден признать, черная метка на твоей репутации может помешать тебе ухаживать за Ребеккой.
        У Роберта не было ни малейшего желания за кем-то ухаживать.
        - У нас нет ничего общего, - возразил он. - Она невинная молодая девушка на выданье, а я даже не помню, что означает слово «невинность».
        - Вы с Ребеккой оба страстно любите музыку. - Дэмиен потер подбородок. - Черт возьми, мне даже завидно! Подумай, сколько вечеров вы могли бы провести вместе за игрой и обсуждением…
        - Мы не будем проводить вместе никаких вечеров, - сердито отрезал Роберт. Сам того не желая, он вел себя словно капризный ребенок. Взяв себя в руки, он продолжал более спокойным тоном: - Послушай, это злополучное увлечение пройдет. Это как простуда. Я не люблю болеть, но болезнь проходит и жизнь продолжается.
        - А это похоже на другие твои болезни?
        Непохоже, но Роберта никогда не интересовали девушки, подобные Ребекке. Он всегда играл только в страсть, и с ним тоже играли, хотя он прежде об этом не задумывался. Не было никаких обещаний, ожиданий, а лишь обычная мимолетная связь. Тогда все было просто, а сейчас это изменилось.
        - Не вижу смысла больше об этом говорить, - перебил Роберт.
        - А я вижу. - Дэмиен поднялся. - Подожди здесь. Я сейчас вернусь.

        Ребекка изумленно подняла глаза. Она не ожидала подобного предложения от Дэмиена Нортфилда.
        - Всего лишь короткая прогулка, - мягко сказал он. - Ваша мать может присоединиться к нам, если пожелает. Вчера мне не удалось вас сопровождать, и мне бы хотелось использовать эту возможность.
        Леди Марстон радостно улыбнулась и махнула рукой:
        - Идите, прогуляйтесь вдвоем.
        Ну конечно, мать Ребекки была счастлива, оставить их наедине. Она вбила себе в голову, будто между ними что-то есть, но непонятно, зачем Дэмиен подкреплял ее уверенность. До сегодняшнего дня попытки леди Марстон свести его со своей дочерью лишь смешили его, однако он бы так не веселился, если бы уже не знал про увлечение Ребекки Робертом, а это значило, что сам он в безопасности.
        Ребекке оставалось только принять его предложение, правда, больше из любопытства. Она все равно собиралась просить Дэмиена об услуге, так что это будет подходящая возможность.
        Он что-то задумал. Ребекке казалось, будто у Дэмиена всегда что-то на уме. Как только они шагнули за порог гостиной, она набралась смелости, чтобы обратиться к нему с просьбой, однако Дэмиен опередил ее, легко коснувшись губ кончиками пальцев.
        - Пока никаких вопросов. Пойдемте, - тихо сказал он.
        Озадаченная, Ребекка позволила ему увести себя с террасы за угол дома.
        - Лорд Дэмиен, - начала она. Было уже темно, в доме светились окна, и впервые за все дни их пребывания в усадьбе в воздухе пахло дождем.
        - Вот так. - Дэмиен остановился и повернулся к ней. - Этот куст нам мешает, но все же он не препятствие. Я вас приподниму.
        - О чем вы? - Ребекка пристально смотрела на Дэмиена, не понимая, что он задумал. Легкий вечерний ветерок растрепал ее волосы.
        - Я вам помогу.
        Он указал на длинное окно, распахнутое, несмотря на прохладный вечер. Шторы колыхались на ветру.
        - Милорд, я не совсем понимаю, чего вы хотите.
        Блики света играли на лице Дэмиена.
        - Мисс Марстон, позвольте мне помочь вам залезть в окно. Потом я немного постою снаружи с непринужденным видом, прежде чем попрошу вас вернуться. Вот и все, что я могу вам сказать, пока не доставлю вас в целости и сохранности в гостиную. Что произойдет в этот промежуток времени, зависит полностью от вас.
        - Я…
        - Вы теряете время. Поговорите с ним.
        Дэмиен взял Ребекку за руку и подтолкнул к открытому окну, перешагнул через куст и, подхватив ее за талию, посадил на подоконник. Вид у него был решительный, поэтому Ребекка послушно подхватила подол платья и соскользнула в комнату.
        И там она увидела его.
        Роберт в небрежной позе сидел в кресле у огня с бокалом бренди в руке и смотрел на Ребекку так, словно увидел привидение. Еле слышно пробормотав проклятие, он со стуком поставил бокал на маленький полированный столик.
        - И именно с такими пируэтами приходилось иметь дело Бонапарту? Тогда мне действительно жаль маленького корсиканца. - Роберт поднялся на ноги.
        В комнате царил полумрак, и не было никого, кроме них двоих. Ребекка поняла, что они остались наедине, а ведь именно об этом она и собиралась просить Дэмиена. Ее охватили одновременно восторг и ужас. Леди Ротбург легко было советовать, как завлечь Роберта своими чарами, но вот сейчас Ребекке предстояло сделать это по-настоящему. Он хмурился - и это было плохим признаком.
        - Мы ходили прогуляться… - запинаясь, пробормотала Ребекка, снова чувствуя, как теряет дар речи в его присутствии. - А потом ваш брат предложил помочь мне забраться в окно.
        - Тогда я предпочел бы помочь вам вылезти обратно. - Роберт подошел ближе, на его красивом лице застыла решимость. - Из всех самых назойливых, надоедливых, докучливых… у меня просто нет слов… Дэмиен хуже любой тетушки, которая действует из лучших побуждений.
        Дэмиен напоминал великодушную сказочную крестную, только в мужском обличье, и Ребекке надо было что-то придумать, чтобы его, великодушный подарок не пропал даром.
        Время словно остановилось, застыло, и все вдруг стало предельно ясно.
        Вот он, ее шанс. Их шанс, если быть точным.

«Ты знаешь, чего он хочет…»
        Роберт не рассердится, если она застигнет его врасплох. Если он не питает к ней никаких чувств, то просто рассмеется и будет потом недоумевать, зачем его старший брат помог молодой женщине забраться в окно библиотеки. Кроме того, его слова лишь подтвердили, что он понимает, зачем вмешался Дэмиен, а значит, они об этом говорили.
        Говорили о ней…
        Вспыхнувший огонек надежды заставил Ребекку остаться, ее сердце билось медленно и гулко.
        - Я так скучала сегодня, - еле слышно произнесла она.
        Роберт застыл на месте, словно от удара. В его глазах мелькнуло странное выражение.
        - Скучали по мне? - тихо переспросил он.
        - Мне хотелось снова сыграть вместе. Вы очень профессионально обращаетесь с инструментом. - Ребекка говорила еле слышно.
        Роберт издал неопределенный звук, нечто среднее между тяжелым вздохом и кашлем.

«Будьте соблазнительны. Это под силу даже самой неискушенной женщине, ибо ничто не в силах увлечь мужчину больше, чем женщина, желающая его так же, как и он ее».
        Слова леди Ротбург внушали смелость, но сейчас Ребекке было так трудно.
        - А вам бы не хотелось быть со мной? - Несмотря на все усилия, Ребекка не смогла скрыть робость, но впервые с тех самых пор, как больше года назад увидела Роберта в полном зале, она поняла, нет, она была точно уверена: все не так безнадежно, как она предполагала.
        Стоит хотя бы на один краткий миг позабыть о своем отце.
        - Это плохая идея, Ребекка. - Роберт покачал головой, вид у него был напряженный.
        - Что именно?
        Он беспомощно взмахнул рукой - совсем не как искушенный повеса, а как обычный расстроенный человек.
        - Вы здесь. Мы наедине. Все это.
        Ребекка сделала шаг вперед. Ей казалось, у нее вот- вот подогнутся колени.
        - От чего же?
        - Это кое-что подразумевает, а вам подобная связь совсем не нужна, особенно со мной. - Роберт вздохнул и взъерошил свои густые волосы. Ребекка давно втайне мечтала сделать это сама.
        - А что, если я желаю этой связи? - Это было невероятно дерзко. Леди Ротбург, несомненно, одобрила бы.
        - Не говорите так. - Его слова возымели бы больше действия, если бы он не сделал шаг назад, словно желал заставить Ребекку понять. - Видимо, мой брат был введен в заблуждение и решил, будто мы питаем друг к другу какие-то чувства. Нам не стоит ему подыгрывать.
        Ребекка ничего не ответила, лишь продолжала смотреть на Роберта. Он боролся с собой. Спорил не с ней, а с самим собой.
        - Если бы все было чуть-чуть по-другому, - продолжал он, и его голубые глаза заблестели, - тогда я бы признал правоту Дэмиена, по крайней мере, в отношении себя. Думаю, вы очень красивая девушка, и вы очень талантливы.
        - Не говорите со мной так. - Ребекка произнесла эти слова спокойно, чтобы у Роберта не появилось ни малейшего сомнения в том, что она ведет себя как зрелая женщина. - Мне почти двадцать один год. Я достаточно взрослая, чтобы отдавать себе отчет в своих действиях, - мягко добавила она.
        Казалось, Роберт растерялся. Наконец, откашлявшись, он произнес:
        - Ну конечно. Прошу прощения, если я вас обидел.
        - Я не обиделась. Просто хотела кое-что разъяснить. Мне это удалось?
        - Более чем. - Роберт раздраженно выдохнул. - Не поступайте так со мной. Я пытаюсь избежать искушения, а это нечто новое для меня. Что вам сказал Дэмиен?
        Ребекка улыбнулась. Ей требовалось много усилий, чтобы выглядеть безмятежной, когда внутри она вся дрожала.
        - Что мне следует с вами поговорить. Скажите, насколько по-другому все должно быть?
        - Простите?
        - Вы только что сказали, если бы все было по-другому, ваш брат был бы прав. Что я могу сделать?
        - Ничего. - Роберт пристально смотрел на нее, сжав губы. - Я ничего не могу вам предложить, поэтому совершенно не важно, прав Дэмиен или нет. У вашего отца неверное представление обо мне. - Он заговорил более решительно, словно желая убедить себя в чем-то плохом. - И даже это ничего не значит. Я вообще не желаю жениться. Мне двадцать шесть лет, и я к этому не готов. Меня устраивает моя жизнь.
        Торжество Ребекки длилось всего несколько мгновений. Внезапно слова застряли у нее в горле.
        - Понимаю. Вы все прекрасно объяснили, сэр.
        Его глаза блестели, и голос стал хриплым.
        - Ребекка, вы влезли в окно, чтобы на несколько минут остаться со мной наедине. Что бы сделали ваши родители, если бы я смиренно нанес вам визит? Кроме того, я не привык приходить с благопристойными визитами… Вы совсем не похожи на…
        Роберт растерянно замолчал, и Ребекка деликатно закончила фразу за него:
        - На других женщин?
        Ребекка могла поклясться, что даже при свете единственной лампы в огромной библиотеке поместья Ролтвен она заметила, как потемнело лицо Роберта.
        - Я не стал бы так говорить, но вы правы. Обычно я не ухаживаю за молодыми женщинами на выданье по тем причинам, которые только что вам назвал.
        Возможно, но только что Роберт сам заговорил о женитьбе, хотя и уверял, будто не желает этого. Ребекка прочла книгу и видела, каким взглядом он на нее смотрит. Желание - мощная сила, но между ними было нечто большее. Ребекку не обуревали те же чувства, что и Роберта. Она знала, чего хочет.
        - Мои родители не так уж глухи к моим чувствам. Хотя с каждым днем все меньше склонны, ко мне прислушиваться. Они хотят, чтобы я была счастлива. Несомненно, это говорит в нашу пользу.
        Роберт замер.
        - Нелепо предполагать, будто я могу иметь какое-то отношение к вашему счастью.
        Как же мало он знал. Поскольку они были честны друг с другом, возможно, ей стоит ему все рассказать? Что ей терять?
        - В тот день, когда Брианна встретила Колтона, я встретила вас, - тихо сказала Ребекка.
        На этот раз Роберт сделал шаг вперед и пристально посмотрел на нее.
        - Прошло уже много месяцев. Если память мне не изменяет, это случилось в прошлом году. Нас представили, не более того. Ребекка, не говорите, что бы… Все это время…
        - Да. - Ее голос задрожал. Роберт был так близко, и она чувствовала запах его одеколона и чистого белья. - Я не вышла замуж из-за моих чувств к вам.
        Воцарилась тишина.
        - Я задушу Дэмиена, - наконец выдавил Роберт.
        Но сейчас он должен был поцеловать ее. А потом уж душить своего назойливого брата.
        Сначала поцелуй. Тот самый, который ему следовало украсть ночью в саду, за который он бы продал душу дьяволу.
        Ребекка тоже это знала. Когда дело касается охваченных страстью мужчин, суждения женщин безошибочны. Роберт понял это по тому, как расширились ее глаза, и участилось дыхание, когда он подошел ближе и положил руку ей на талию. Она чуть откинула назад голову и опустила ресницы - легкое движение, означавшее согласие и желание. Роберт все понял, хотя Ребекка не отдавала себе отчета в своих действиях.
        Возможно, это было не так, хотя он был готов поспорить на последнюю монету, что ее не часто целовали, если целовали вообще.
        Желание. Кровь Роберта бурлила, голова затуманилась, иначе бы он никогда не решился на этот опрометчивый шаг - поцеловать мисс Ребекку Марстон.
        Роберт опустил голову, как тогда в саду несколько недель назад. Но на этот раз он не просто коснулся ее, а прижался губами к ее губам. Нежно, легко, словно пробуя на вкус.
        Это было не похоже ни на один поцелуй в его жизни… Первый поцелуй для нее, хотя и не такой уж непорочный. Как и представлял Роберт, целовать Ребекку было прекрасно, она была неземной, чистой, такой целомудренной в его объятиях.
        Ребекка положила руки ему на плечи, ее прикосновение было легким, словно она касалась клавиш фортепиано, и Роберт подавил стон, представив на ее лице то же мечтательное выражение. Кровь прилила к нижней части его тела, он чувствовал нарастающее возбуждение.
        Нет, ему не стоит этого делать. Не стоит так нежно побуждать Ребекку приоткрыть губы, представлять ее теплое обнаженное тело рядом с собой на постели.
        Поцелуй продолжался. Их дыхание смешалось, тела становились все ближе - теперь его рука уверенно обнимала талию Ребекки, и, конечно, возбуждение не укрылось от нее, однако вместо того, чтобы устыдиться, она с еще большей страстью прижалась к Роберту, обвив руками его шею.
        Стук в окно прервал это безумие. Раздался голос Дэмиена:
        - Думаю, самое время нам с мисс Марстон вернуться домой с прогулки. Если нас не будет слишком долго, ее мать вправе ожидать моего разговора с сэром Бенедиктом.
        Роберт отпрянул и заглянул в глаза женщины, которая все еще прижималась к нему, недоумевая, то ли он настолько глуп, то ли страсть затуманила ему голову.
        И хотя все его существо сопротивлялось, Роберт заставил себя отпустить Ребекку.
        - Ваш обожатель ждет, - поклонился он.
        Ребекка стояла перед ним, ее губы еще были влажны от поцелуя, грудь быстро вздымалась.
        - Завтра мы уезжаем.
        - Знаю. - Черт возьми, Роберт сгорал от возбуждения и страсти, но, помимо испытываемого им физического неудобства, его обуревали противоречивые чувства. Он хотел поскорее покончить со всем, чтобы, наконец, добиться желанной разрядки. Если ему только удастся сбежать от Ребекки, все будет замечательно - в этом он был уверен.
        Почти уверен. Проклятие!
        - И что теперь? - прошептала Ребекка, тоска в ее взгляде резала его душу словно нож. - Может быть, мы встретимся позже? Когда все уснут?
        Это было поистине безумное предложение, усугублявшее и без того запутанную ситуацию.
        - Нет, - отрезал Роберт, мысленно представляя Ребекку с распущенными волосами, тайком входящую в его спальню. - Это немыслимо.
        - Почему?
        - Во-первых, если ваш отец нас поймает… Интересно, видел ли Дэмиен наш…
        - Что? - подсказала Ребекка, когда Роберт замялся в поисках подходящего слова. Сейчас она казалась одновременно невинной и соблазнительной, все ее существо источало торжество, оно светилось в глубине ее прекрасных глаз.
        Роберт не стал подыскивать слова для того, в чем сам не был уверен, и быстро заговорил:
        - Если заметил Дэмиен, то мог заметить и ваш отец. У меня нет ни малейшего желания сойтись с ним в поле на рассвете. Ваша репутация будет запятнана, и это причинит вам горе. Я не хочу причинить вред вашему отцу, и сам тоже не хочу пострадать от его руки. Завтра же утром я уеду в Лондон, - добавил он.
        Да, ему надо поскорее уехать от нее.
        Ребекка молча смотрела на него.
        - Полагаю, Дэмиен прав, и мне пора идти, - безо всякого выражения произнесла она. - Через пять минут моя мать может начать выбирать для меня свадебное платье.
        Свадебное платье…
        Ребекка не могла бы найти лучших слов, которые бы вернули Роберта к жестокой действительности. Он склонил голову.
        - Кто может ее упрекнуть? В конце концов, мой брат - с иронией добавил Роберт, - прекрасная пара для вас. Уверяю вас, в глазах вашего отца я таковым не являюсь.
        - Мой отец велел мне держаться от вас подальше, - призналась Ребекка. - Я не понимаю…
        Роберт беспомощно махнул рукой, и этот жест был более красноречив, чем слова.
        - Это случилось несколько лет назад. Не стану вдаваться в подробности, скажу только, что у вашего отца сложилось неверное впечатление обо мне, и с тех пор он относится ко мне с презрением. Если бы я даже хотел начать ухаживать за вами, то не смог бы этого сделать.
        - Роберт, - дрожащими губами прошептала Ребекка.
        Это стало последней каплей.
        - Уходите, Ребекка, - как можно спокойнее сказал он.
        К его облегчению, она повернулась и ушла.

        Глава 15

        Знаю, это звучит как клише, но бывшие повесы становятся прекрасными мужьями. Почему? Во-первых, они совершили достаточно сумасбродных поступков на своем веку. А во-вторых, они знают, как доставить женщине удовольствие. Подумайте об этом. В конце концов, именно это и снискало им славу повес.

    Из главы «То, что вы знаете наверняка»
        Ничего удивительного в том, что смелость покинула ее. Брианна привела в порядок свой пеньюар, специально сшитый для этого случая, и попыталась унять нервную дрожь.
        Она напомнила себе, что ночная сорочка должна быть соблазнительной. Колтон был ее мужем, он имел право видеть ее в любом наряде, к тому же в прошлом он уже имел удовольствие лицезреть ее полуобнаженной.
        Однако этот пеньюар был действительно дерзким и определенно созданным, чтобы соблазнять.
        Низкий вырез почти не скрывал груди, и по сравнению с ним платье, которое Брианна надевала в оперу, казалось скромным. Ее руки оставались обнаженными, с обеих сторон юбки были сделаны разрезы, а спина была настолько открыта, что если бы Брианна повернулась, Колтон бы увидел нижнюю часть ее тела.
        Прекрасное начало вечера, подумала Брианна, и в ее душе вновь вспыхнула надежда.
        Оставаться полуобнаженной, советовала леди Ротбург, намного заманчивее, чем не надевать вообще ничего.

«Накиньте прозрачный пеньюар, позвольте ему лишь мельком увидеть ваше тело, а потом пусть он потеряет голову».

«Думайте, как куртизанка».
        Возможно, это и удалось бы Брианне, но только не без помощи печально известной соблазнительницы. Ей и в голову прийти не могло соблазнять Колтона, пробуя что-то новое, когда он уже и так получал удовольствие от их близости: после более чем неудачной первой ночи дела пошли на лад. Оглядываясь назад, Брианна поняла, как мало рассказывала ей мать об отношениях мужчины и женщины. Ее губы тронула усмешка, когда она вспомнила их «женский» разговор.
        В первую брачную ночь Колтон сделал все возможное, чтобы успокоить ее, и даже погасил свечи, прежде чем раздеться. Однако это ничего не изменило, потому что в темноте Брианна его не видела и, когда почувствовала близость его возбужденной плоти, ее охватила паника. Откровенно говоря, она очень любила мужа и желала угодить ему, поэтому, как только утихла жгучая боль, Брианна поняла, насколько ей нравится чувствовать Колтона в себе.
        Теперь она ждала этого с нетерпением.
        Она уже не была той робкой юной женой и хотела, чтобы этот день рождения запомнился Колтону надолго.
        Сегодня ночью она собиралась соблазнить его самым порочным образом, совратить его, и если верить леди Ротбург, удовлетворить тщательно скрываемую многими мужчинами фантазию. Брианна хотела, чтобы этот вечер оказался незабываемым.
        Когда Брианна впервые встретила его, она тут же влюбилась, и мысль о его прошлом ни разу не пришла ей в голову. Но теперь, став чуть старше и опытнее, она поняла, что Колтон был далеко не невинен, когда женился на ней. Конечно, его нельзя было сравнить с Робертом, но и святым он тоже не был.
        Вот и хорошо, потому что зачем ей святой? Брианне был нужен мужчина, который будет сходить с ума от желания.
        Сходить с ума от любви, добавила бы она, если быть совсем честной, но Колтон был не из тех, кто говорит о своих чувствах, поэтому Брианна решила ждать, пока он будет готов признаться ей.
        Может быть, этого никогда не случится. Такая неприятная возможность тоже существовала, но если бы Брианна знала о чувствах Колтона, этого было бы довольно.
        Она еще раз провела щеткой по длинным волосам, разгладила прозрачный шелк на бедрах и оглядела комнату. Горели свечи, в воздухе витал слабый аромат духов, на туалетном столике ждала бутылка шампанского и два бокала, кремовые шелковые простыни так и манили прилечь. Все складывалось как нельзя лучше.
        Теперь Брианне оставалось только дожидаться мужа.
        Подойдя к дверям, разделявшим их спальни, она прислушалась. Видимо, слуга уже ушел, голосов не было слышно, и Брианна чуть приоткрыла дверь. Чтобы не оказаться в глупом положении, она вначале осторожно посмотрела в щелочку.
        И тут же затаила дыхание. На Колтоне не было надето ничего, кроме брюк. Он стоял к ней спиной, и Брианна увидела, как перекатываются на спине мускулы, когда он наклонился за аккуратно разложенным на постели халатом.
        Она как раз вовремя. Колтон раздевался, а именно это и было нужно Брианне. Она проскользнула в комнату и подошла к нему.
        - Ложишься спать, дорогой?
        Колтон резко обернулся, и его брови поползли наверх, когда он увидел одеяние жены. Он так и замер на месте.
        Брианна улыбнулась, стараясь скрыть волнение:
        - Мы можем перейти в мою комнату?
        Какое-то мгновение Колтон молчал, но потом еще раз скользнул взглядом по ее почти несуществующему наряду и ответил:
        - Конечно, смотреть на тебя одно удовольствие, но что, если бы мой слуга все еще был здесь, Брианна?
        - Я прислушивалась под дверью. - В этом весь Колтон: выражать недовольство, одновременно жадно разглядывая ее тело.
        Не выпуская халата из рук, он переспросил с легким раздражением:
        - Неужели?
        - Я ждала тебя. - Брианна указала на свой пеньюар, если можно было так назвать почти прозрачную кружевную ткань. - Сегодня твой день рождения.
        - Верно. И какая здесь связь? Мой день рождения и твое ожидание? Если это одеяние сирены - подарок мне, я с радостью его приму.
        - Я хочу заняться с тобой любовью.
        Как и ожидала Брианна, Колтон в мгновение ока оказался рядом.
        - С радостью доставлю тебе это удовольствие. Брианна коснулась ладонью его груди.
        - Нет, Колтон, это я хочу доставить тебе удовольствие. Это мой подарок тебе. Тебе останется только лежать и наслаждаться. Я собираюсь заняться с тобой любовью, а не наоборот.
        - Брианна…
        - Как грубо вот так отказываться от подарка, ваша светлость, - лукаво перебила она.
        - Я бы ни за что на свете не отказался, - ответил Колтон, глядя ей в глаза. - Прекрасно. Раз уж мы начали играть по твоим правилам, то, что я должен делать? Брианна указала на дверь:
        - Иди туда, сними брюки и ложись в кровать. Халат можешь оставить здесь, он тебе не понадобится.
        - Неужели? - В голосе Колтона появились самодовольные нотки. Он был герцогом, и сам привык отдавать приказания, а не подчиняться.
        - Да, - ответила Брианна, выдержав его пронзительный взгляд.

«Если ваш мужчина обладает хотя бы крупицей ума и уверенности, он не сможет устоять перед женщиной, которая главенствует в спальне. Нет, он не пожелает, чтобы так было всегда, поскольку мужчинам свойственно стремление доминировать, особенно когда речь заходит о близости, но поверьте мне, время от времени смена ролей доставит ему только удовольствие».
        Колтон направился к двери, странно посмотрел на Брианну и наконец исчез в спальне. Брианна глубоко вздохнула и последовала за ним.
        Она следила, как он неторопливо расстегивал брюки, как они соскользнули с его стройных бедер, явив взгляду Брианны его возбуждение. После этого он лег на спину, на кровать и посмотрел на нее, с вызовом приподняв бровь.

«У меня все получится», - подумала Брианна, она ведь видела, как сильно возбужден Колтон. Половина дела была уже сделана, поскольку он подчинился ей. Но что будет, когда она свяжет его?
        Брианна не уставала удивлять Колтона, и не всегда это было так уж плохо. Взять хотя бы этот пеньюар, скорее просто массу кружев, которые совершенно не скрывали ее соблазнительной груди и подчеркивали длинные ноги. Подобный наряд надела бы распутная женщина, однако даже в нем Брианна выглядела как ангел с растрепанными золотистыми волосами и прекрасной белой кожей.
        Такая чистая. И такая пьянящая.
        В отличие от Роберта Колтон вечером не пил так много вина, словно был кровно заинтересован в процветании французских виноградников, однако голова у него чуть кружилась, и ему казалось, будто все происходит во сне. Видя, какой усталой была Брианна в последнее время, Колтон не хотел удерживать ее допоздна и пообещал себе не заходить в ее спальню сегодня вечером.
        Но она пришла сама.
        - Закрой глаза.
        Сладострастный тон ее голоса заставил Колтона рассмеяться. Брианна, соблазнительно покачивая бедрами, прошла через всю комнату и остановилась у кровати.
        - Если ты хочешь, чтобы я закрыл глаза, тебе не стоило выбирать этот наряд, - ответил Колтон, любуясь плавным движением ее грудей при ходьбе.
        - Можешь сделать это для меня? - Брианна говорила чуть слышно, и глубокие темно-голубые глаза блестели.

«Я бы отдал тебе весь мир…»
        Колтон не произнес этого вслух, но мысль поразила его до глубины души. Он по-новому взглянул на Брианну. Она была не просто прекрасной женщиной, которую он желал, и которая доставляла ему наслаждение. За прошедшие пять дней он наблюдал, как она общается с его бабушкой, очаровывает его братьев, играет роль любезной хозяйки, смеется со своими друзьями, и, самое главное, она является его женой.
        Не просто герцогиней Ролтвен.
        Женой Колтона. У него появилось странное чувство, что, даже живи он в рыбачьей лачуге на берегах Уэльса, где вся его жизнь зависела бы от милости моря, он все равно был бы счастлив с ней.
        Странно, но мысль о счастье никогда прежде не приходила Колтону в голову. Он всегда принимал счастье как нечто принадлежащее ему по праву. Он обладал особыми преимуществами. Титулом, богатством, властью, значит… он был счастлив.
        Но, поразмыслив, Колтон пришел к выводу, что это не так. Он знал слишком многих представителей своего класса, чья жизнь была бессмысленна. Они растрачивали свои состояния, много пили, сплетничали и злорадствовали и избегали самого главного, придающего нашей жизни смысл, - любви.
        Колтон впервые задумался об этом, однако сосредоточиться ему мешало присутствие почти обнаженной Брианны.
        - Что сделать для тебя?
        - Закрой глаза, - повторила она. - И положи руки за голову.
        Сейчас Колтон ради нее был готов пройти по горящим углям.
        - Не вижу смысла в твоей просьбе, но ладно.
        Колтон опустил глаза и взялся руками за резное изголовье кровати. Он чувствовал, как его желание становится все сильнее, а сердце готово выпрыгнуть из груди.
        Брианна взобралась на кровать. Он чувствовал, как прогнулся матрас, ощутил знакомый аромат, и все его тело напряглось. Когда она склонилась над ним и, ее шелковистые волосы коснулись его обнаженной груди, Колтон застонал.
        - Не двигайся, - приказала Брианна.
        Колтон с трудом удержался, чтобы не схватить ее, швырнуть на кровать и овладеть этим прекрасным телом, однако любопытство остановило его. По его запястью скользнула тонкая ткань, и он с изумлением понял, что Брианна привязывает его руки к изголовью кровати. Он широко открыл глаза.
        - Брианна, что, черт возьми, ты делаешь?
        - Хочу, чтобы ты стал беспомощен и не сопротивлялся. - Она опустилась рядом с ним на колени и затянула узел. Нежные пальцы обхватили другое запястье, удерживая его на месте. - Хотя, конечно, ты легко мог бы освободиться, так что это скорее просто символическое действие.
        Все происходящее было настоящим безумием. Никогда прежде женщина не пыталась привязать Колтона к кровати.
        - Даже боюсь спрашивать, но это символ чего? - еле слышно пробормотал Колтон.
        - Доверия. - Брианна дважды обмотала шелковую ленту вокруг его руки и привязала ее к столбику кровати. На ее лице было сосредоточенное выражение. - Тебе удобно?
        Плечи Колтона упирались в подушки, он чувствовал себя немного глупо - привязанным к кровати, голым и возбужденным, - однако в остальном все было в порядке, и он только чуть раздраженно кивнул.
        - Не могла бы ты объяснить, почему вдруг зашел разговор о доверии?
        Брианна приподняла красивые брови, откинулась назад и придирчиво оглядела свою работу.
        - Я доверяю тебе. Доверяю безоговорочно. Ты намного крупнее и сильнее меня, и если бы пожелал, то мог бы сделать все, что угодно, а я оказалась бы беспомощна.
        - Я бы никогда не заставил тебя сделать что-то против твоей воли, - возразил Колтон, проверяя, насколько сильно были затянуты узлы. Он мог немного пошевелить руками, но не хотел запутать ленты еще сильнее и постарался лежать спокойно.
        - Знаю. - Брианна с легкой улыбкой смотрела на него. - Я знаю, ты хочешь доставить мне удовольствие, а не только получить его. Это я и имела в виду. Теперь же я желаю доставить удовольствие тебе.
        - Но и так это происходит всякий раз.
        Невыразимо нежная улыбка Брианны стала еще загадочнее, на щеках появились маленькие ямочки.
        - Да, но сегодня я все сделаю сама. Звучит привлекательно?
        Еще бы! Мужчина скорее предпочел бы перестать дышать, чем стал бы отрицать существование подобного желания. Брианна села рядом с Колтоном, так что он чувствовал тепло ее тела, откровенный наряд почти ничего не скрывал, из-под тонкого кружева просвечивали розовые соски, золотистый пушок между ног завораживал его при каждом легком ее движении. Волосы Брианны, светлые и блестящие, падали на ее обнаженные плечи, доходили почти до талии, и Колтону ужасно хотелось прикоснуться к ним, запустить пальцы в шелковистые пряди, увидеть, как они рассыплются по постели, когда он возьмет ее.
        - Ну, как? - Пальцы Брианны потянули за узел ленты, которой был связан Колтон, и она взглянула на него из-под длинных ресниц. - Колтон?
        Он уже позабыл вопрос. Кажется, он даже забыл дышать и не мог отвести взгляда от руки Брианны, которой она откинула пеньюар и обнажила все свои прелести.
        - Да, - охрипшим от желания голосом выдавил он. - Делай все, что хочешь.
        - Я надеялась, ты это скажешь. - Брианна потянула за ленту, и прозрачное одеяние соскользнуло с ее плеч, открыв ее груди и бедра. Она встала на колени во всей своей великолепной наготе, пробежала пальцами по голой груди Колтона, коснулась напряженных мышц на его животе и остановилась там, где пульсировала напряженная плоть. Он вскрикнул и закрыл глаза, когда она нежно обхватила ее рукой и принялась поглаживать.
        Брианна не останавливалась, то и дело осторожно сжимая пальцы, затем ее рука заскользила еще быстрее. Его бедра судорожно дернулись, спина выгнулась, и все тело покрылось потом.
        - Пожалуй, тебе пора остановиться, или же сегодняшний вечер закончится слишком скоро, - сквозь зубы процедил Колтон.
        - Тебе нравится? - Пальцы Брианны сжались чуть сильнее, но Колтону показалось, что он готов взорваться прямо сейчас.
        - Нравится, - признался он.
        - Тогда зачем мне останавливаться?
        Он не нашелся что ответить, завороженный мерным движением ее руки.
        - Ты когда-нибудь делаешь так сам?
        Столь интимный вопрос застал Колтона врасплох, и он широко распахнул глаза. При виде ласкающей его Брианны он почти утратил контроль над собой.
        - Что? - прорычал он.
        На лице Брианны появилось задумчивое выражение, и тем не менее она продолжала свою сладкую пытку. Сейчас все внимание Колтона было сосредоточено на движении ее руки.
        - Я никогда не прикасалась к себе, но знаю, некоторые женщины это делают.
        Откуда она могла знать?
        Это было уже слишком. Перед мысленным взором Колтона промелькнул образ Брианны, обнаженной, с залитым румянцем лицом, доводящей себя до экстаза, и он не выдержал. Последние остатки самообладания развеялись в миг, к груди прилила волна жара… и он, наконец, обмяк в своих путах.
        Как, черт возьми, ей удавалось выглядеть такой невинной и в то же время намного более чувственной, чем все женщины, которых знал Колтон?
        - Я бы предпочел сделать это в тебе, - ответил он. - И сделаю, если ты дашь мне пару минут.
        - Милый, ты кое-что забываешь. Я прекрасно знаю, ты можешь это сделать, и даже более одного раза за малое время. Но позволь мне тебе помочь, - сладострастно прошептала Брианна.
        Она прильнула к все еще лежащему на спине Колтону и поцеловала его. Это были ленивые, нежные поцелуи, и скоро от прикосновений Брианны он снова почувствовал, как нарастает его возбуждение. Волшебство продолжалось, гибкое тело льнуло к нему, сводило с ума, руки обхватили его за шею, и так они лежали, тесно прижавшись обнаженными телами друг к другу, будучи настолько близки, что в сердце Колтона что-то шевельнулось, и желание вновь стало возвращаться к нему. Брианна целовала его шею, скулы, ухо, ее дыхание было горячим и влажным, полная грудь касалась его груди. Ее соски стали напряженными, и Колтону так хотелось попробовать их на вкус, долго и страстно прикасаться к ним губами, пока Брианна не издаст тот негромкий вскрик, который он так любил.
        Она сдержала свое обещание и занялась с Колтоном любовью.
        Когда он был готов, Брианна оседлала его бедра и опустилась вниз, медленно принимая его в свое шелковистое лоно. Впервые в жизни Колтон был заворожен выражением лица женщины, а не только испытывал наслаждение, находясь внутри ее. Движения Брианны пробуждали в нем небывалые ощущения: она обхватила его за плечи руками, а ее чуть сдвинутые брови возбуждали его не меньше, чем легкое колыхание ее груди.
        Все еще привязанный к спинке кровати, Колтон ничем не мог помочь Брианне, но ему и не стоило беспокоиться. Она первой достигла своего пика. Ее губы раскрылись, гибкое тело напряглось, мышцы сжались, и она сдавленно вскрикнула.
        Когда Брианна без сил упала ему на грудь, он с трудом произнес:
        - Развяжи меня.
        - Развяжу, когда смогу двигаться, - пробормотала она, прижимаясь к его влажному телу. - Боюсь, это произойдет лет через сто…
        Колтон не удержался и хмыкнул.
        - Представляю, как утром сюда зайдет служанка и обнаружит нас в этом положении. Не знаю, как я ей все объясню.
        - Я попытаюсь восстановить силы раньше и освободить тебя. - Брианна подняла голову и лукаво улыбнулась. - Хотя мне ужасно хочется оставить тебя своим пленником.
        Но Колтон уже и без того был ее пленником.
        - Звучит заманчиво, - хрипло произнес он.
        Брианна ослабила узел ленты, стягивавшей его правое запястье.
        - Предупреждаю, это еще не все.
        Колтон театрально вздохнул.
        - Мне уже не восемнадцать лет. Сжалься надо мной.
        - Обещаю, усилий больше не потребуется. - Брианна ослабила узел на другом запястье.
        Ее склоненная голова и изменившийся голос заставили Колтона замолчать.
        - Правда? - наконец медленно переспросил он. - Можешь представить, как ты меня заинтриговала.
        Пока этот вечер был полон приятных сюрпризов.
        - Надеюсь, и этот вы найдете приятным, ваша светлость.
        Когда Брианна использовала его титул, это обычно означало, что она что-то задумала. Колтон внимательно посмотрел на жену.
        - Я люблю тебя.
        Он замер, ошеломленный.
        Брианна снова прошептала:
        - Я люблю тебя. Хотела сказать это раньше, но все никак не выпадало удобной минуты. Возможно, наконец-то стоит признаться.

«Я люблю тебя».
        - Я знала это с той самой секунды, когда мы встретились, - продолжала она. - И я верю, что это правда. Возможно, все даже случилось до того, как нас представили друг другу. Я увидела тебя и сразу же поняла.
        Господи!
        - Ты что-нибудь скажешь? - Брианна смотрела на него прекрасными темно-голубыми глазами, ее губы чуть заметно дрожали.
        Нет, он не мог. Колтон просто утратил дар речи. Вместо этого он обнял ее и принялся неистово целовать.

        Глава 16

        Вместо того чтобы обходить препятствия, время от времени стоит на них наталкиваться. В любви то же самое.

    Из главы «Философия романа»
        - Видимо, лорд Роберт уехал рано.
        Ребекка вскинула голову, не зная, как ответить на замечание Лоретты Ньюмен. Был ли вообще в ее словах намек? Возможно, она просто пыталась таким образом начать разговор.
        - Правда? - Ребекка откусила кусочек тоста.
        - На рассвете. Ужасный день для поездки, вы не находите? - Миссис Ньюмен посмотрела в окно, все в каплях дождя. Утро выдалось мрачным и серым, хорошо хоть праздник уже закончился. Когда Ребекка проснулась и вышла к завтраку в огромную столовую, то узнала, что Роберт, верный своему слову, несколько часов назад уехал в Лондон, несмотря на непрестанный мелкий дождик, сочащийся из свинцовых туч.
        - По крайней мере, все эти дни было солнечно. - Банальное замечание. Ребекка надеялась, что прелестная вдова просто решила немного поболтать, однако тема разговора насторожила девушку. Они сидели одни в конце длинного стола, две последние гостьи, спустившиеся к завтраку. Ребекке казалось, она проспала не больше часа, все размышляя о том, стоит ли торжествовать после чудесного поцелуя, или ему суждено стать очередным сладостно-горьким воспоминанием.
        Лоретта взяла джем.
        - Да, погода нас порадовала. И компания подобралась замечательная. Несмотря на молодость и отсутствие опыта в подобных делах, герцогиня постаралась на славу. В конце концов, она вышла замуж за представителя очень известной семьи. Уверена, вы согласитесь со мной, поскольку и сами стремитесь стать частью этой же семьи.
        Ребекка ожидала чего угодно, но только не столь откровенного замечания. Она поспешно набила рот омлетом со сливками и сухариками, чтобы избавить себя от необходимости отвечать. Промокнув губы салфеткой, она пробормотала:
        - Лорд Дэмиен станет прекрасным супругом.
        - Нет. - Миссис Ньюмен покачала головой и хитро улыбнулась. - Он был бы прекрасным супругом в глазах ваших родителей. Давайте будем откровенны друг с другом. Вас интересует Роберт.
        Итак, уже многие заметили ее влечение к младшему Нортфилду. Отец, Дэмиен, а теперь еще миссис Ньюмен. Кто следующий? Брианна ничего не сказала, но она была так увлечена соблазнением своего герцога.
        - Уверена, вы понимаете почему, поскольку и сами влюблены в него, - как можно более невозмутимо ответила Ребекка, хотя слова Лоретты вывели ее из себя.
        - Вижу, мы начали говорить как женщина с женщиной.
        - Очевидно.
        Лоретта молча отпила чай и отставила чашку в сторону.
        - Вы не настолько наивны, как я полагала вначале. И поскольку уж мы заговорили так откровенно, я желаю вам удачи. Признаюсь, когда мы только приехали сюда, я решила, что лорд Роберт поможет мне… приятно развлечься, но потом поняла: я его не интересую. Как бы там ни было, но если судить по его поведению, думаю, у вас есть шанс добиться его. А теперь прошу меня извинить. Кажется, мой экипаж уже готов.
        Ребекка изумленно посмотрела вслед Лоретте.
        Ей просто необходимо было поговорить с Дэмиеном. Она поспешно встала и покинула столовую, оставив неоконченным завтрак.
        Ее сердце сжалось. Ребекка не могла представить, как постучит в дверь кабинета герцога Ролтвена и как ни в чем не бывало попросит позволения поговорить с его братом. Она была уверена, что даже Брианна не беспокоит своего мужа, когда он уединяется поработать. Вполне возможно, Роберт ничего не рассказал о поцелуе. Может быть, он лишь выразил своё недовольство по поводу попыток Дэмиена женить его и забыл обо всем.
        Что же ей теперь делать?

«Вы не такая, как…»
        И это было очевидно. Она совершенно не похожа на опытных красавиц, с которыми привык встречаться печально известный Роберт Нортфилд. И все же его тянуло к ней. Он поцеловал ее так, как только могла втайне мечтать любая молодая женщина. До последнего вздоха Ребекка будет помнить прикосновение его теплых и нежных губ. Их поцелуй не был пламенным и страстным, у нее не перехватило дух от потрясения, однако он все же был прекрасен. Если только Ребекка не превратилась в одурманенную любовью дурочку, а в этом она была уверена, ей показалось, будто поцелуй и для Роберта имел какое-то иное значение. Было какое-то благоговение в легком прикосновении его руки к ее талии, и она могла поклясться, его лицо было искренним.
        Возможно, Роберт тоже испытывал смятение, как и Ребекка, а это кое-что означало для искушенного прожигателя жизни.
        Ребекка распрямила плечи.
        - Я могу увидеться с герцогиней?
        Дворецкий, осанистый седовласый старик, склонил голову.
        - Полагаю, она в прихожей, прощается с гостями, миледи.
        Через несколько минут Ребекка и вправду нашла там Брианну. Тиканье часов отдавалось у нее внутри. Когда лорд Эмерсон с поклоном вышел из дома, она подождала, пока лакей запрет дверь, и обратилась к подруге с торопливой непринужденностью, как в детстве:
        - Мне нужна твоя помощь, Бри.
        От Брианны не укрылась настойчивость в голосе Ребекки.
        - Конечно, все, что угодно, - не раздумывая, ответила она.
        Ребекка рисковала, но теперь ей было уже все равно.
        - Ты не могла бы побеспокоить для меня Дэмиена? Я срочно должна е ним поговорить.
        Брианна удивленно приоткрыла рот.
        - Конечно, если тебе это нужно.
        Ребекка нервно рассмеялась:
        - Прости, наверное, я говорю глупости, но скоро спустятся мои родители, и мне бы хотелось на минутку увидеть лорда Дэмиена, если это возможно.
        Мгновение Брианна колебалась, словно хотела спросить, зачем Дэмиен понадобился Ребекке, но, будучи верной подругой, в конце концов, просто сказала:
        - В маленьком кабинете бабушки Колтона сейчас никого нет. Это тебя устроит?
        - Отлично, спасибо. - Ребекка никогда в жизни не была так напугана, поэтому испытываемое ею чувство вряд ли можно было назвать благодарностью.
        Ночные раздумья заставили ее прийти к поразительным выводам. Теперь Ребекка была совершенно убеждена в том, что желает выйти замуж только по любви. И если поцелуй Роберта был лишь случайностью, она до конца дней останется несчастной.
        Последовав за лакеем, которому Брианна поручила ее сопровождать, Ребекка очутилась в маленькой очаровательной комнате с изящным, обшитым деревом столиком у окна, за которым по-прежнему моросил унылый дождь, а вымокший сад казался не таким угрюмым лишь благодаря бледно-желтым стенам. Ребекка прошлась по комнате и посмотрела в окно, раздумывая, о чем она собиралась попросить.
        Когда в комнату несколько минут спустя, вошел Дэмиен, Ребекка стояла неподвижно, глядя на поникшие от дождя и ветра кусты роз и мокрые изгороди. В голосе Дэмиена звучало сдержанное удивление.
        - Надеюсь, вы понимаете, если ваша мать узнает, что вы пожелали увидеться со мной наедине перед отъездом, она тут же начнет планировать нашу свадьбу.
        Ребекка повернулась к нему с жалким видом.
        - Я как раз думала, что я должна вам это сказать.
        Дэмиен подошел к ней, и на его красивом лице появилась уже знакомая ей улыбка.
        - Вот в чем вся прелесть общения со шпионом. Мы знаем, о чем вы думаете, прежде чем вы сами это поймете.
        Ребекка приподняла бровь.
        - Вы шпион? Я думала, вы военный советник или что-то в этом роде.
        - У меня много лиц. - Дэмиен жестом указал на стул. - А теперь садитесь, и мы поговорим о том, что же нам делать с моим упрямым братом.
        Ребекка последовала его совету, к тому же ее ноги внезапно ослабли. Дэмиен примостился на расшитом бабочками диване - его мужественный вид никак не вязался с этим изысканным интерьером, - и вопросительно изогнул бровь.
        - Итак, судя по мрачному настроению Роберта, вчера вечером все прошло неплохо.
        - Что, по-вашему, означает это «неплохо? - Ребекка принялась разглаживать юбку. - Брак, его не интересует. Он ясно дал это понять.
        - Моя дорогая мисс Марстон, сожалею, что мне приходится вам это говорить, но мало кто из мужчин, встав утром, понимает, что больше всего на свете хотел бы оказаться связанными с одной-единственной женщиной. Я объясню вам: такие мужчины, как Роберт, которым в общем-то не нужен наследник, у которых уже есть состояние и которого большинство женщин считают неотразимым, особенно невосприимчивы к этому. Сейчас он делает все, что пожелает, и считает себя счастливым.
        Дэмиен говорил правду. Ребекка это знала, потому что именно так ей прямо сказал и сам Роберт.
        - А он счастлив? - спросила она, стараясь унять дрожь в голосе.
        - Если бы я так думал, то, вряд ли поставил бы себя в дурацкое положение, помогая юной леди проникнуть в окно библиотеки.
        Вполне разумно, и Ребекка не смогла удержаться от смеха, то ли от радости, то ли от отчаяния, слушая бесстрастный голос Дэмиена.
        - Полагаю, вы правы. Сегодня утром даже миссис Ньюмен сказала мне, что, по ее мнению, Роберт питает ко мне неподдельный интерес.
        - Правда? Я даже не удивлен, так как это заметил бы любой внимательный человек. Итак, раз уж мы удостоверились в неподдельном интересе Роберта, нам стоит разработать план.
        - План? - Ребекку охватил страх.
        - Называйте, как хотите, только нам придется заставить его отбросить опасения и посмотреть правде в глаза. Ужасно, что мой брат упрямый глупец. Это бросает тень на нашу семью.
        Весьма сомнительный комплимент, и хотя Ребекка за всю свою жизнь слышала множество красивых слов от джентльменов, сейчас она была странно тронута.
        - Спасибо, - прошептала она. Дэмиен обманчиво вяло махнул рукой, но его темные глаза задумчиво блестели.
        - Пока рано меня благодарить. Я еще не разработал стратегию. Надо будет подумать. Борьба с французами для меня настоящий вызов, но вынудить закоренелого холостяка просить вашей руки намного труднее. А я-то боялся, что отпуск окажется скучным. Наконец мне представилась возможность совершить подвиг.
        Ребекка не смогла удержаться от улыбки.
        - Роберт говорил, ему жаль Бонапарта, если против него сражаетесь вы.
        - Так и есть. А теперь представьте, какой опасности подвергается мой брат. Я уже чувствую вкус победы, - мягко ответил Дэмиен.

        Их поцелуй был ужасной ошибкой, но Роберт не променял бы его ни на что, на свете. Глупее мысли невозможно себе и представить. Он пришпорил лошадь. Дождь промочил его пальто, волосы, в воздухе стоял запах прелой листвы. Осень, задержавшаяся благодаря солнцу и теплому ветру, наконец-то вступила в свои права.
        Когда через несколько часов Роберт прибыл в Лондон, он промок до нитки и был в таком же тягостном расположении духа, как в день смерти своего отца. Больше всего ему хотелось принять ванну, чтобы избавиться от пронизывающего ощущения холода, и забыть о случившемся.
        Кроме, пожалуй, прекрасной игры Ребекки на фортепиано. Ни один человек, который разбирается в музыке, ни за что не захотел бы стереть ее выступление из памяти.
        Роберт не мог забыть и саму Ребекку. Она сказала ему, что она не наивная девушка, однако искушенной женщиной ее назвать тоже пока было нельзя. Но это изменится, как только она даст согласие какому-нибудь счастливцу, который будет прикасаться к ее соблазнительному телу, целовать ее сладкие губы, сгорать от страсти в ее объятиях…
        Если бы не злополучное недоразумение между ним и отцом Ребекки, мог бы он стать этим счастливцем?
        Возможно.
        Эта мысль настолько ужаснула Роберта, что он тут же переоделся и прямиком направился в клуб, вспоминая, как завораживающе разомкнулись нежные губы Ребекки. С каких это пор неопытные юные леди стали полны столь неотразимого очарования?
        В начале десятого Роберт вошел в клуб, намереваясь немного выпить и съесть какое-нибудь горячее блюдо.
        Но скоро ему стало ясно, что он слишком взвинчен, чтобы вести беседу, поэтому он, оставив ужин почти нетронутым, извинился и покинул своих изумленных друзей, которые как раз оживленно обсуждали осенние скачки.
        У него еще будет время объяснить свое странное поведение. А возможно, он и не станет этого делать. Ни за чтобы Роберт не стал упоминать имя Ребекки Марстон.
        Вместо того чтобы пойти домой и как следует выспаться, Роберт отправился на Керзон-стрит. Было еще рано, и он решил заглянуть к старому другу. Постучав в дверь, он выяснил, что сэр Джон действительно дома. Роберт подал слуге визитную карточку с выгравированным именем и прошел в гостиную, полную разных странных вещей. Среди прочего там был и резной тотем индейцев Северной Америки, который Джон Траверстон привез из своих путешествий по колониям. Странно, но он вполне сочетался с итальянским мраморным камином, старинной шпалерой с изображением святого Георгия с легендарным драконом и множеством других вещей, которые не часто увидишь в обычном лондонском доме.
        - Роберт! - Сэру Джону не было еще шестидесяти, однако его лицо было изрезано морщинами - слишком много времени он провел под открытым небом во время своих странствий. Он читал, сидя в потертом кресле, и теперь поднялся поприветствовать друга. Его густые седые волосы были, как обычно, растрепаны, и он еще не облачился в вечерний костюм - встретил гостя в мятых брюках и простой белой рубашке. В воздухе чувствовался резкий запах табака, а на маленьком столике в пепельнице тлела трубка. - Вот это приятный сюрприз. Несколько месяцев тебя не видел. Присаживайся! Выпьешь что-нибудь?
        После прошедшего вечера у Роберта все еще болела голова, и он уже однажды имел неосторожность попробовать привезенный из далеких стран ликер сэра Джона.
        - Да, но только не то отвратительное пойло, приготовленное безумными монахами, которым ты угощал меня в прошлый раз.
        Джон хмыкнул.
        - Вообще-то оно из монастыря в португальской глубинке и считается редкостью. Видимо, тебя оно не впечатлило? Тогда как насчет скучного бордо?
        - Было бы замечательно, спасибо.
        - Для юноши авантюрного склада у тебя слишком простой вкус, но так уж и быть. - Хозяин выбрал из множества стоящих на бамбуковом столике бокалов разных форм и размеров один. Возможно, кое-какие из них были частью сервиза из дальних стран. Сэр Джон, давний друг отца Роберта, обожал путешествовать и из каждой поездки возвращался с новыми сокровищами, среди которых оказался и тот самый отвратительный напиток.
        Роберт взял бокал и сел. Он был не совсем уверен, зачем пришел к сэру Джону.
        На самом деле ему нужно было с кем-то поговорить. С кем-то, кто был старше и мудрее его. Сейчас главой семьи был Колтон, и Роберт любил и уважал своего брата, но разница в три года не делала его похожим на отца, несмотря на герцогский титул. Сколько помнил себя Роберт, Джон Траверстон всегда был частью его жизни, словно чудаковатый дядюшка. А теперь он отчасти заменил то, что Роберт потерял в роковую ночь смерти своего отца. К счастью, тогда Джон был в Англии и, как мог, поддерживал обезумевшую от горя вдову и ее молодых сыновей, потрясенных смертью отца.
        Если Роберту был нужен сейчас разумный, беспристрастный совет, то лучшего советчика было не найти.
        - Как прошел день рождения Колтона? - Джон взял бутылку из темно-зеленого стекла и налил в свой бокал коричневую жидкость. - Прости, что не приехал, но, откровенно говоря, домашние праздники - удел молодых. Становясь старше, получаешь привилегию отказываться от участия в определенных мероприятиях. Можешь представить меня за игрой в шарады после ужина?
        Наступил подходящий момент, но Роберт все еще колебался. Он даже не был уверен, что пришел поговорить именно о соблазнительной Ребекке.
        - Было довольно весело, - небрежно ответил он, но не сумел обмануть сэра Джона.
        - Правда? - Его собеседник приподнял брови. С явным удовольствием он отпил из бокала, и Роберт поморщился. Он вспомнил, как чуть не подавился этим напитком, когда сэр Джон угостил его.
        - Брианна по-настоящему впервые исполняла роль хозяйки и блестяще справилась. Бабушка ей помогала и, уверен, сама очень радовалась. Она притворялась строгой, но я все время видел блеск в ее глазах.
        - Твоя бабушка всегда была образцом во всех смыслах: царственная и в то же время радушная. Помню, когда твой отец и я были мальчишками, она могла нагнать на нас страху одним только взглядом, но если мы попадали в беду, то первая бросалась нас защищать. Даже твой дед считался с ее мнением. Их брак сложился удачно - довольно редкое явление в обществе, где многие предпочитают истинным чувствам родословную и богатство.
        Брак…
        Кажется, это слово прямо-таки преследовало его. Роберт кивнул:
        - Да, я знаю.
        - И твоим родителям тоже повезло в этом отношении. Их брак был по расчету, но жили они душа в душу. Зачем я тебе об этом говорю?
        Роберт заерзал в кресле.
        - Я помню. А теперь у Колтона и его молодой жены тоже…
        Он не знал, как закончить. Нет, конечно, между старшим братом и его женой случались недоразумения, но когда они были рядом, между ними чувствовалась какая-то незримая связь.
        В этом-то все и дело. Роберт не был вполне уверен, хочет ли он подобных прочных отношений. Они требовали большой ответственности.
        - То же? - мягко подсказал сэр Джон.
        Молчание. К черту все!
        - Можешь рассказать мне о цели своего визита, когда захочешь. У меня нет планов, которые нельзя было бы изменить. - Джон снова отхлебнул своего экзотического пойла, и его обветренное лицо приняло благодушное выражение.
        Проклятие, насмешливо укорил себя Роберт. Нужно было сразу признаться во всем.
        - Есть один человек. Молодая женщина.
        - Боже, Робби, меня это не удивляет. Рядом с тобой всегда женщина.
        - Нет, - глухо возразил Роберт, - она другая.
        - Это я уже понял, так что прости мне мое шутливое замечание. Продолжай. Что же случилось с этой молодой леди?
        - Она не замужем.
        - Понимаю. - На лице Джона появилось выражение легкого удивления. - Иногда такое случается.
        Какая глупость! Почему он вообще об этом думает? Думает о Ребекке Марстон, чей отец, если он только появится на пороге их дома, вышвырнет его вон, а мать упадет в обморок!
        - Я имею в виду - не замужем, - добавил Роберт, потирая подбородок рукой.
        - Интересно, но прошу тебя, продолжай. Итак, появилась некая незамужняя молодая дама. И почему из-за нее ты пришел в мою гостиную в этот мрачный вечер?
        - Сам не знаю, зачем я здесь.
        - Ясно. Могу я выдвинуть предположение?
        Сдавленно рассмеявшись, Роберт кивнул, и Джон сдвинул брови.
        - Думаю, эта юная леди возбудила твое любопытство, а ты, несмотря на стремление сделать вид, будто тебя это не касается, не в силах выбросить ее из головы. Итак, если обычное соблазнение тут не пройдет - будь это возможно, наш разговор не состоялся бы, - ты впервые в жизни задаешься вопросом, настолько ли страшно постоянство, как ты всегда полагал.
        Роберт поджал губы и ответил резче, чем хотел:
        - Страшно? Прости, но мне не нравится этот выбор слов. Я не считаю себя трусом.
        - Робби, мальчик мой, страхи никуда не исчезают, когда ты становишься взрослым. - Джон уставился на мысок своего поношенного ботинка. - Всю жизнь нам приходится жить чувствами. Думаю, многие из тех, кто тебя знает, не в курсе твоего настороженного отношения ко всякого рода обязательствам. Когда твой отец скоропостижно скончался, ты был молод. Все взгляды устремились на Колтона из-за унаследованного им высокого титула и связанных с ним обязанностей. Он решил, что должен стать образцом ответственного поведения, возможно, даже и не столь необходимого для двадцатилетнего человека. И Дэмиен тоже стал герцогским наследником. И при первой же возможности он с головой ушел в войну. Ты же, с другой стороны, решил посвятить жизнь удовольствиям, будь то женщины, вино или азартные игры. Вы все добросовестно следовали каждый избранным путем.
        В этих словах не было ничего лестного, но сэр Джон, как всегда, был проницателен. Роберт сделал слишком большой глоток вина и закашлялся.
        - Неужели все так и было?
        - Ты ведь пришел сюда, чтобы услышать мое мнение, верно? - Джон со снисходительной улыбкой смотрел на него. - Почему бы тебе, не сказать, кто эта молодая женщина, которой удалось затронуть твое сердце?
        Господи, вот на этот вопрос Роберту хотелось отвечать меньше всего. Однако он опасался, что всю оставшуюся жизнь будет помнить прикосновение губ Ребекки и то, как она на миг затаила дыхание.

«Я не вышла замуж из-за моих чувств к вам».
        Ах, если бы Ребекка никогда не говорила этих слов! Возможно, тогда он смог бы просто уйти.
        Но теперь было слишком поздно. Он знал, и Ребекка тоже знала.
        - Ребекка Марстон, - наконец признался Роберт. - Дочь сэра Бенедикта Марстона.
        Старый друг его отца откинулся на спинку кресла, так и не поднеся бокала к губам. Наконец он веско произнес:
        - Кажется, я начинаю понимать всю трудность твоего положения. Я довольно хорошо знаю ее отца. Бенедикт не очень-то уступчив, к тому же плохо о тебе думает.
        - Все это мне известно, - с горечью ответил Роберт. - Мне нечего выставить в свою защиту. Прав он или нет, но сэр Бенедикт презирает меня, считая обманщиком, моя репутация, как тебе известно, далека от идеальной, и хотя мое финансовое положение довольно устойчиво, его дочь, имеющая богатое приданое, может выйти замуж за любого. Ему не нужны мои деньги, у меня нет ничего, кроме титула моего отца, и даже имени Нортфилда недостаточно, чтобы изменить ситуацию.
        - Ты уверен? Ты говорил с сэром Бенедиктом?
        - Нет. Не желаю еще раз напрасно тратить время. Помяни мое слово, он никогда не позволит мне приблизиться к его невинной дочери.
        - Может быть, так, а может, и нет. Колтон обладает значительным влиянием, а сэр Бенедикт честолюбив.
        - Учитывая мою репутацию, не уверен, что прекрасная родословная может что-либо изменить. - Роберт потер висок. - Черт возьми, Джон, если бы я действительно мог его в чем-то винить! Если бы та история оказалась правдивой, я бы не имел права даже прикоснуться к ее руке. Да и сейчас не имею такого права. Прежде я никогда не задумывался, как мне может навредить моя дурная слава.
        - К сожалению, прошлое имеет привычку преследовать нас. Увидишь, когда доживешь до моих лет. - Джон приподнял брови и посмотрел на своего собеседника. - Скажи мне, а что думает она?
        - Ребекка не знает всего, однако, в курсе неприязненного отношения своего отца ко мне.
        - Так, значит, ты уже беседовал с юной леди!
        Синие глаза, темные шелковистые волосы, чарующие губы, мягкие, теплые, с готовностью ответившие на поцелуй…
        - Мы разговаривали, - коротко ответил Роберт, не желая упоминать о случившемся. - Она говорит, что не вышла замуж в прошлом сезоне из-за своего увлечения мной.
        Он говорил, запинаясь, а ведь он, Роберт Нортфилд, всегда был так самоуверен!
        Джон изогнул кустистую бровь.
        - Разве это увлечение не взаимно?
        Роберт мрачно посмотрел на него:
        - Возможно, это просто страсть. Она довольно мила.
        - Но ты же в состоянии распознать страсть, Роберт. Если эта молодая девушка так запала тебе в душу, возможно, тут нечто другое.
        - Как можно изменить всю жизнь из-за простого предположения? - Роберт был не в силах усидеть на месте, поднялся, подошел к тотему и принялся разглядывать неподвижное ухмыляющееся лицо. - Что, если мне просто не дано быть верным? Тогда я принесу ей боль и…
        - А ты не в силах этого сделать, - закончил за него Джон. - Думаю, это о многом говорит. По крайней мере, с твоими чувствами все в порядке. Сэр Бенедикт что-нибудь знает о вашем романе?
        Роберт вспомнил замечание Лоретты Ньюмен и вмешательство, Дэмиена. Вряд ли можно было не заметить суровый взгляд отца Ребекки в ту ночь, когда он прогуливался с ней на террасе.
        - Остальные догадались, а сэр Бенедикт наблюдательный человек. Думаю, он знает. Хотя я не уверен, что это роман.
        - Прости, но, думаю, ты ошибаешься, - с серьезным видом возразил Джон, и в его голосе не было и тени насмешки. - Лично я так долго этого ждал.

        Глава 17

        Обман бывает разного рода. Порой благоразумнее всего скрыть правду. Однако это может стать смертным приговором доверию. Если вы обманываете своего возлюбленного, будьте осторожны.

    Из главы «Что нужно знать ему»
        Лия махнула рукой.
        - Мы позвоним, если нам что-нибудь понадобится, миссис Джадсон.
        - Хорошо, ваша светлость. - Пожилая женщина церемонно склонила голову и вышла из комнаты.
        - Обычно она суетится и отдает всем приказания, словно это она хозяйка дома, - со смехом сказала сестра Брианне. - Я не против, потому что она отлично знает свое дело и дети ее обожают. И только когда приходишь ты, она вдруг вспоминает, что я сестра герцогини.
        Брианна рассеянно улыбнулась:
        - Тебе с ней повезло. Как дети?
        Обычно в ответ на это Лия принималась перечислять их бесчисленные проделки, но Брианна очень любила своих племянников, поэтому обычно слушала с удовольствием, однако в это утро никак не могла ни на чем сосредоточиться.
        - …представь, нашла под кроватью… Бри, ты слушаешь?
        - Конечно, - быстро ответила Брианна, но под пытливым взглядом сестры со вздохом добавила: - Наверное, я была не очень внимательна. Прости:
        Они сидели в общей гостиной, где, тем не менее, было уютно благодаря обтянутым ситцем стульям и вышитым подушкам. На стенах висели последние акварели сестры. Лия отставила чашку в сторону.
        - Что-то случилось? Ты сказала, праздник в Ролтвене удался. Судя по заметкам в газетах, все с этим согласны. Жаль, мы с Генри не смогли приехать.
        - Все прошло прекрасно. Думаю, гостям понравилось. Даже Колтон немного расслабился. - Брианна хмуро разглядывала дно своей чашки. - По крайней мере, так мне показалось. Но теперь он ведет себя по-другому.
        Брианна говорила правду. Со дня их возвращения в город Колтон был больше обычного погружен в дела. Сейчас ей казалось, что она зря призналась ему в своих чувствах. Ей не следовало говорить о любви. После этого признания все изменилось, хотя Брианна могла поклясться, что в тот миг Колтон был растроган. Их страстный поцелуй был долгим, они были нежны и страстны, но, возможно, она приняла за проявление глубоких чувств, банальное желание?
        - Как именно по-другому? - нахмурилась Лия, - Вижу, тебя это очень беспокоит.
        - Сложно описать. Он отдалился…
        - Больше, чем прежде?
        Брианна криво усмехнулась. Да, внешняя сдержанность Колтона на людях производила впечатление аристократической надменности, в нем не было ни капли беззаботного радушия, но Брианна-то знала: Колтон мог быть разным.
        - Да, определенно больше. Возможно, он просто очень занят и стремится наверстать упущенное после нескольких дней праздности, но он не…
        Она замолчала, не зная, как продолжать. На глаза внезапно навернулись слезы, и Брианна отвернулась, глядя в окно.
        - Он не?..
        Боясь расплакаться, Брианна сумела все-таки договорить:
        - Он не приходит в мою спальню.
        - Ясно. - На лице Лии отразилось замешательство. - Полагаю, это совершенно необычно для тебя.
        - Да. - Брианна заморгала, мысленно обругав себя за несдержанность, и попыталась успокоиться. - Если бы Генри так себя вел, что бы ты делала?
        - Конечно, прямо спросила бы его. Но мой Генри - это не твой герцог, дорогая. Сомневаюсь, чтобы люди часто ставили под сомнение действия твоего мужа. - Лия провела пальцем по подлокотнику, и ее лицо приняло задумчивое выражение, - Может быть, это ничего не значит, а ты просто слишком впечатлительна. У мужчин тоже бывают тяжелые периоды, а брак переживает теплые и холодные времена года, как и в природе.
        - Или у него появилась любовница, - высказала Брианна свое самое худшее опасение. - Я сделала все, чтобы этого избежать, но…
        Она не выдержала, и глаза ее наполнились слезами.
        Лия посмотрела на нее с нескрываемым любопытством:
        - Что ты сделала?
        - Забудь - Брианна поднялась и отставила в сторону чайную пару - фарфор чашки зазвенел о блюдце. Никогда она не была такой плаксивой и чересчур эмоциональной. Брианна была уверена в советах леди Ротбург. - У меня остались дела.

        На первый взгляд возвращение к привычной работе должно было помочь Колтону, однако, поразмыслив, он понял, что его жизнь перестала быть упорядоченной.
        Уже неделю назад они с Брианной вернулись в город, и хотя все называли праздник ошеломляющим успехом, в том числе и сам Колтон, с того самого вечера спираль его брака стала стремительно раскручиваться вниз.
        Его прекрасная жена что-то от него скрывала. Оглядываясь назад, Колтон понимал, что знал это уже давно.
        Она на это не способна, убеждал он себя, с мрачным видом вжимаясь в сиденье экипажа, с грохотом катившегося по мокрой мостовой. Брианна не была обманщицей, наоборот, она отличалась добротой, умом, очарованием и была очень красива.
        Последнее заставляло его задуматься.
        Вряд ли он был единственным мужчиной, заметившим красоту Брианны. Куда бы она ни шла, все взгляды обращались к ней, и хотя в присутствии Колтона она никогда не позволяла себе кокетничать с другими мужчинами, в ней была скрытая чувственность, а это вряд ли укрылось бы от глаз окружающих.
        Страшно осознавать, что, женившись на такой привлекательной женщине, как Брианна, ты обречен на невыносимую, жгучую ревность. До недавних пор Колтон даже не задумывался об этом, просто потому, что у него не было поводов для беспокойства.
        Экипаж остановился. Колтон вышел, отметив, что квартал, куда он приехал, не был ни фешенебельным, ни захудалым - тут было полно солидных домов и учреждений. Маленькая табличка у входа в нужное ему заведение оказалась скромной и аккуратной. Глядя на нее, нельзя было понять, чем там занимаются, а именно это и было нужно Колтону.
        Он вошел в помещение фирмы «Хадсон и сыновья», и тут же из-за стола с поклоном выскочил молодой человек.
        - Ваша светлость. Мой отец вас ожидает. Прошу сюда.
        - Спасибо, - мрачно ответил Колтон.
        Через несколько минут он уже сидел в тесном кабинете напротив темноволосого мужчины с жестким взглядом и маленькой бородкой. Колтон откашлялся, размышляя, мог ли кто-нибудь сейчас быть несчастнее его, но мистер Хадсон с удивительным сочувствием опередил его:
        - Я все прекрасно понял из вашей записки, ваша светлость. Не стоит объяснять снова. Вы желаете нанять нас, чтобы мы проследили за вашей женой, верно?
        - Я не желал бы вас нанимать, но, в общем, вы правы.
        - Можете быть уверены в нашей компетентности в подобных делах, и, конечно, конфиденциальность будет сохранена.
        - Тем лучше для вас. - Колтон редко использовал свой титул для устрашения, но эта ситуация была крайне серьезной. - Мадам герцогиня не должна ничего узнать. Если вы что-то выясните, я сам этим займусь.
        - Понимаю. - Хадсон склонил голову. - Пожалуйста, поймите, у нас в этих делах большой опыт.
        - У меня такого опыта нет, - ответил Колтон, рассеянно разглядывая висящую на стене подробную карту Лондона. - Откровенно говоря, мне ужасно неприятно нанимать вас.
        - Мало кто желает входить в эту дверь, ваша светлость.
        - Полагаю, вы правы. Как часто я буду получать отчеты?
        - Как пожелаете. Я предлагаю один раз в неделю, если только мы не узнаем нечто необычное. Если присутствует факт измены, это почти сразу становится нам известно.
        - Я ни минуты не сомневаюсь в верности моей жены. Хадсон удивленно приподнял брови, словно желая спросить: «Тогда зачем вы здесь?»
        Черт бы побрал его гордость.
        - Молю Бога, чтобы так и было. Мой секретарь пришлет вам банковский чек, покрывающий расходы, - тихо сказал Колтон.
        - Мне нужно описание и кое-какие детали, касающиеся повседневной жизни вашей жены. Как она проводит время?
        - Точное расписание дня герцогини мне неизвестно. Обычные дамские занятия, полагаю. - Колтон никогда не следил за передвижениями своей жены в течение дня, скорее наоборот. Поскольку благополучие его семьи и множества других людей, зависело от того, насколько хорошо он будет исполнять свои обязанности.
        Колтон большую часть времени проводил за работой. Брианна часто уходила за покупками или навещала друзей, а также помогала нескольким сиротским приютам, для чего Колтон выделял дополнительную сумму. Весь день она делала что пожелает, и только вечера они проводили вместе. Зачастую Колтон уходил в свой клуб. Это было совершенно нормально для женатой пары в их положении.
        Неудивительно, что столько женщин и мужчин заводили мимолетные интрижки.
        - Понимаю. Это бы нам помогло, но острой необходимости нет. Мой сотрудник быстро разузнает о привычках мадам герцогини. - Хадсон принялся что-то писать на листке бумаги, и его лицо приняло профессиональное бесстрастно-вежливое выражение.
        - Я даже не уверен, есть ли у нее какие-то привычки. - Колтон продолжал защищать жену, хотя, казалось, пришел сюда как ее обвинитель. - Во всяком случае, не такие, какие имеете в виду вы. Просто время от времени ее поступки меня удивляли, вот и все.
        - Удивляли? Каким образом?
        Да, Колтон был удивлен. Приходилось взглянуть неопровержимым фактам в лицо. Он даже методично выписал причины, вызывавшие его беспокойство.
        Все началось с того дьявольски откровенного платья, которое Брианна надела в оперу. И именно тогда ее поведение изменилось. С каждым днем она все увереннее вела себя в спальне и делала такое, до чего бы никогда не могла додуматься благовоспитанная молодая особа. Черт побери, она привязала его к кровати и заставила испытать величайшее наслаждение одним лишь прикосновением руки, а потом вскочила на него сверху, словно всю жизнь знала, что нужно делать.
        Прежде они никогда не занимались подобным. И никогда Колтон не предлагал Брианне касаться его интимных мест губами. Соблазнительное белье также никак не вязалось с образом невинной молодой женщины, которую всю жизнь защищали от дурного влияния, и для Колтона было мучительно находиться с ней в обществе и осознавать, что под платьем у нее всего лишь прозрачное восхитительное кружево.
        Первые месяцы после их свадьбы прошли так, как он и ожидал. Брианна была застенчива с ним наедине, неуверенна, а на следующий день почти всегда испытывала неловкость.
        Внезапно что-то резко изменилось. Колтону нужно было посмотреть правде в глаза. Его жена теперь предавалась любви, словно куртизанка, и, уж конечно, она узнала все это не от него.
        Мужчины обращали на нее внимание, желали ее. Она была прекрасна и обладала живостью в общении, которую невозможно было не заметить.
        Поэтому-то она не желала говорить ему о своей беременности? Брианна даже ни словом не обмолвилась о такой возможности.
        Может быть, это не его ребенок.
        Эта мысль была мучительна для Колтона. Дело тут вовсе не в происхождении их семьи, проклятых деньгах или его титуле. Брианна в объятиях другого мужчины… Он не сможет этого вынести. Могла ли она так нежно говорить ему о любви и одновременно предавать?
        Нет, Колтон не мог в это поверить, но в то же время он должен был знать.
        Однако он не собирался обо всем рассказывать мистеру Хадсону из детективного агентства «Хадсон и сыновья» не только потому, что ему не позволяла гордость, но и потому, что он никогда бы не стал ставить Брианну в неловкое положение.
        - Это личное, - коротко ответил он, твердо глядя собеседнику в глаза.
        Если мистер Хадсон и полагал, будто Колтон сам стопорит собственное дело, он был слишком тактичен, чтобы об этом сказать.
        - Хорошо. Описание внешности нам бы помогло, поскольку, несомненно, вы живете в большом доме, и у вас всегда много посетителей.
        Это было легко, потому что Колтон знал каждый дюйм прекрасного тела Брианны, от блестящих волос до кончиков пальцев ног.
        - Это вам поможет? - Он подал мистеру Хадсону недавно нарисованную миниатюру. Без нее медальон показался ему опустевшим.
        - Очень. Поздравляю вас. Герцогиня прелестная женщина. Скажите, вы подозреваете кого-то в особенности, ваша светлость? - Хадсон с задумчивым видом провел пальцем по портрету. - Друг, коллега, родственник? Крайне редко предателем становится посторонний.
        На какой-то миг Колтона охватило такое отвращение, что он уже собирался бросить все и уйти, но тут же взял себя в руки. Если его жена невиновна, все будет хорошо. В противном случае… нет, он не знал, что произойдет, в одном был уверен наверняка - он будет раздавлен. Его мир рухнет.
        - Нет. - Колтон поднялся, положив конец мучительным расспросам, и никогда в жизни не был он так рад окончанию встречи.
        Скоро все станет известно, мрачно думал он, забираюсь в экипаж. Оставалось надеяться, что правда не превратит его жизнь в ад.

        - Так ты отказываешься мне говорить? - Брианна с упреком посмотрела на своего деверя. Ей, наконец, удалось поймать его в прихожей, в которую выходили двери многочисленных комнат.
        Действие разворачивалось в огромном особняке в Мейфэре, и на это ушло значительное время. Теперь она понимала, почему лорд Веллингтон так высоко его ценил. Дэмиен был хитер. Он словно почувствовал, что Брианна хочет с ним поговорить, и ловко избегал встречи с ней.
        - Моя дорогая Брианна, я бы ни в чем тебе не отказал. - Дэмиен загадочно улыбнулся, и если бы она не прижала его в угол, не оставив иной возможности выйти из комнаты, кроме как оттолкнув ее в сторону, их разговор скорее всего этим бы и ограничился.
        - Дэмиен, - тщательно подбирая слова, начала Брианна, - ты мне очень нравишься, но если ты не скажешь мне, что происходит в доме, мне придется применить силу. Накануне за ужином Роберт был так немногословен и рассеян, и я даже испугалась, как бы он не подавился, если его заставят принимать участие в светской беседе. И Колтон тоже ведет себя странно. Я единственная женщина в доме, и у меня такое странное ощущение, будто все вы пытаетесь от меня что-то скрыть.
        И тут это случилось снова. Брианна успела почувствовать, как сжался желудок. Прилив тошноты был настолько силен, что она ахнула и зажала рот рукой, опасаясь испортить туфли своего деверя и опозориться. К ее досаде, он вытащил носовой платок и протянул его ей со словами:
        - Возьми, а я принесу тазик.
        Несколько минут спустя Брианна полулежала на диване в гостиной, а Дэмиен прикладывал к ее лбу влажную ткань. Отрадно было лишь то, что ее завтрак остался внутри. Когда к ней, наконец, вернулся дар речи, она прошептала:
        - Извини, все случилось так быстро.
        Дэмиен присел рядом с ней на диван и улыбнулся:
        - Ничего удивительного. Хотя я не врач, невозможно служить в армии и ничего не знать о подобных вещах. Там, где солдаты, там и маркитантки, а следовательно, случается неизбежное. Мои поздравления.
        Брианна в смятении смотрела на него.
        - О чем ты говоришь?
        Дэмиен нахмурился и замолчал, затем мягко спросил:
        - Как часто это происходит?
        В последнее время слишком часто, хотя Брианну почти не рвало. Время от времени она испытывала тошноту и последние несколько недель избегала жирных соусов и обильных десертов.
        - Иногда, - ответила она, выпрямившись и с трудом проглотив слюну. - Но это проходит. Прошу тебя, не стоит беспокоить Колтона. Уверена, со мной все в порядке.
        - Я тоже так думаю, - с улыбкой согласился Дэмиен. - Но тебе надо кое о чем подумать. Если Колтон странно себя ведет, возможно, он уже догадался о причине твоего недомогания.
        - Причине? - Брианне страшно захотелось выпить теплого чая, который всегда ей помогал, и она изо всех сил пыталась не обращать внимания на сухость во рту.
        - Ты замужняя женщина.
        Брианна не знала, что на это ответить. Ну конечно, она замужем - это факт.
        Дэмиен выругался вполголоса.
        - Меня всегда изумляет нежелание английской аристократии просвещать молодых женщин насчет практических вещей. Я слишком долго прожил там, где чаще сталкиваешься со смертью, чем с рождением новой жизни, поэтому буду откровенен. Брианна, тебе не приходило в голову, что ты беременна?
        - Что?!
        Не удержавшись, она чуть слышно вскрикнула. Он хочет сказать…
        Дэмиен с беззаботным видом принялся покачиваться на каблуках.
        - Ты не думала об этом?
        Брианна покачала головой и облизнула пересохшие тубы.
        - До этой минуты - нет, - призналась она. - Отсюда и тошнота?
        - У некоторых женщин такое бывает поначалу. Также им хочется больше спать, поскольку растущее дитя забирает много энергии, и, конечно, самый главный признак - отсутствие месячных.
        Дэмиен говорил сухо и деловито, но лицо Брианны залил яркий румянец. Ей казалось, будто ее щеки пылают.
        Она чувствовала себя полной дурой. Это еще хуже, чем советы ее матери, как вытерпеть первую брачную ночь. Брианну ужаснуло, что молодой и неженатый Дэмиен знал о беременности больше ее, но еще хуже был его намек на возможные подозрения Колтона.
        Почему муж ничего ей не сказал? Брианна слабо кивнула:
        - Полагаю, это возможно.
        - Я бы сразу заподозрил, что причина именно в этом. - Губы Дэмиена чуть заметно дрогнули. - Мой старший брат несколько сдержан, но все же он мужчина. Могу я просить тебя родить мальчика и избавить меня от тягот наследника герцога? В Испании об этом не думаешь, но война не продлится вечно. Страшно даже представить, что придется отложить возвращение в Англию, дабы избежать преследования молодых честолюбивых леди.
        - Корона всегда будет нуждаться в тебе. - Брианна села прямо, радуясь тому, что тошнота стихла. - А что до наследника, то я сделаю все возможное.
        Дэмиен кивнула:
        - Колтон будет в восторге.
        - Полагаю, как и большинство титулованных мужчин. - Все же эта мысль беспокоила Брианну. Если ее муж догадывался о беременности, то, конечно же, сказал бы об этом. Теперь, когда все прояснилось, она вспомнила, что ее цикл задерживался уже на несколько недель. Брианна припомнила беспокойство мужа по поводу ее недомогания, когда они были в Ролтвене, и теперь по- новому восприняла проявленное им внимание.
        Казалось, он следил за ней.
        Дэмиен вызвался проводить Брианну в ее спальню, и когда он ушел, она позвала служанку.
        - Герцог в последнее время спрашивал обо мне? - спокойно поинтересовалась она у Молли.
        Вежливая и почтительная девушка внезапно смутилась.
        - Что вы имеете в виду, ваша светлость?
        - Не бойся, я не сержусь, просто мне любопытно. Он задавал тебе какие-нибудь вопросы о моем здоровье? - Брианна сидела на краешке кровати, стараясь унять нервную дрожь в руках.
        Молли сжала губы и нехотя кивнула:
        - Когда однажды в Эссексе вы спали слишком долго, он спрашивал, не выглядите ли вы более уставшей в последнее время. Это совершенно естественно в вашем положении. Мы все за вас очень рады. Это подарок небес.
        Мы? Замечательно! Все в доме знали о ее состоянии, кроме нее. Брианна была потрясена.
        - Спасибо, - наконец выдавила она.
        - Может быть, слабого чаю, чтобы прийти в себя?
        Она кивнула.
        После ухода Молли Брианна сидела, сцепив руки на коленях. Ее мысли путались, а желудок никак не желал успокаиваться.
        Неужели она и правда носит ребенка Колтона? В горле появился комок. Она счастлива, но тогда почему плачет?
        Со дня их возвращения из Ролтвена он ни разу не зашел в ее спальню. Из-за ее беременности? В последнее время она чувствовала себя такой одинокой, не понимала, почему вдруг Колтон отдалился от нее, и поэтому решила поговорить с Дэмиеном.
        Но и тут ей не повезло. Дэмиен, как всегда, без особых усилий сумел ловко избежать ответа. И, в конце концов, именно ей пришлось отвечать на личные вопросы.
        Брианна с жалким видом продолжала сидеть на краю огромной кровати. Она по-прежнему не знала, что происходит с Робертом, и хотя рассеянность Колтона могла быть связана с ее беременностью, что-то ей подсказывало: это не единственная причина его отчуждения.
        Было мучительно признаться в своей неспособности понять сложившуюся ситуацию.
        Что бы сделала леди Ротбург? - подумала Брианна, расправив плечи и решительно отогнав грустные мысли.
        Она бросила взгляд на книгу.

«Несмотря на то, что некоторые действия мужчины способны вызвать раздражение, обычно у него есть на то веские причины. Мы, женщины, не всегда считаем их разумными, но для него они весьма основательны. Будьте сдержанной, потому что ни одному мужчине не понравится, если женщина вмешивается в его личные дела, но для вас будет лучше знать, почему он действует именно так, а не иначе.
        Выражение «знание - сила» отнюдь не клише, а простая истина».
        Вполне разумно. Но, прежде всего Брианне надо было выяснить, действительно ли она беременна, прежде чем заговорить с Колтоном о его странном поведении.

        Глава 18

        Когда в любви что-то идет не так, - а это случается слишком часто, - доверьтесь своим инстинктам. Они подскажут вам, как действовать.

    Из главы «Солнце не может светить всегда»
        - Можешь, черт возьми, объяснить, что мы здесь делаем? - Роберт решительно повернулся к брату, узнав улицу в окно экипажа - фешенебельный район всего в нескольких кварталах от их дома.
        - Кажется, я намекнул леди Марстон о своем возможном визите. - Дэмиен ничуть не раскаивался в подобной дерзости. - Кроме того, мне нужно поговорить с сэром Бенедиктом. Я получил новые распоряжения. Мы к ним совсем ненадолго, так что не надо так тревожиться.
        - Довольно банально, - язвительно заметил Роберт. - Мне стоило насторожиться, когда ты спросил, не хочу ли я поехать с тобой на «Таттерсоллз». Совсем забыл, ты ведь всегда все делаешь исподтишка. Я подожду в экипаже.
        - В такую погоду? - Дэмиен, прищурившись, посмотрел в окно. - Чертовски неприятно, если хочешь знать мое мнение.
        На улице было холодно и сыро, словно в древнем склепе, без устали моросил дождь. Роберт сложил руки на груди и раздраженно взглянул на Дэмиена:
        - Как-нибудь переживу. Не задерживайся, иначе я попрошу кучера ехать домой без тебя.
        - Как думаешь, Ребекке понравится, что ты предпочел мерзнуть на улице, нежели встретиться с ней?
        - У меня нет ни малейшего желания обнадеживать ее. Забудь об этом.
        Дэмиен критически оглядел брата.
        - Ты ведь понимаешь, чувства Ребекки тоже имеют значение. А не только твое эгоистичное стремление потакать собственным желаниям и искать в жизни лишь наслаждения. К тебе проявила интерес умная, красивая молодая женщина из хорошей семьи. Если ты упустишь эту возможность, я наотрез отказываюсь выступать в защиту твоих умственных способностей.
        Слова брата были обидными, и Роберт даже не знал, на какое колкое замечание ответить прежде. Он собирался, было начать оправдываться, но передумал.
        - Я уже отправил цветы. На визитной карточке стояла только фамилия Нортфилд. Ее мать решит, цветы от меня. А Ребекка надеется - их послал ты.
        - Ты совсем выжил из ума? - взорвался Роберт. - Не вмешивайся в это дело.
        - Роберт, с тех пор как мы вернулись из поместья, ты очень изменился, я едва тебя узнаю. Твой характер столь же отвратителен, как парижская сточная канава. - Дэмиен откинулся на спинку сиденья. - Не вздумай отрицать. Все это заметили. На днях меня выследила Брианна и спрашивала о тебе. Послушай, братец, ты не желаешь изменить свою жизнь, прекрасно, но, уверяю тебя, твоя жизнь уже изменилась. Где тот обаятельный, беспечный Роберт Нортфилд, который беззаботно и щеголевато порхал по жизни и каждую ночь проводил в постели с разными женщинами?
        - Я никогда не порхал по жизни! - твердо возразил Роберт.
        - Теперь уже нет. Могу поклясться, за последние дни ты вообще не уделял внимания этим готовым на все красоткам, которые так и бьются за твое внимание.
        - Тебя не касается, с кем я сплю или не сплю, - отрезал Роберт.
        Дэмиен оказался очень проницателен, черт бы его побрал. После того злосчастного праздника Роберт ни разу не был с женщиной.
        У него не было ни малейшего желания развлекаться - чрезвычайно странно, учитывая его прежде беспутный образ жизни.
        - Ты мой брат. Твое благополучие волнует меня, хочешь ты этого или нет. - Дэмиен поправил перчатку и оглянулся на дом. - Подумай вот о чем. Мы оба приехали сюда, чтобы нанести визит семье. Мать Ребекки благоволит ко мне как к поклоннику ее дочери, поэтому нам будут рады. Ей и сэру Бенедикту придется примириться с твоим присутствием в гостиной. Не дадим им захлопнуть перед нами дверь, как говорится.
        - Тебе все известно, - процедил Роберт. - Боже, если я войду в этот дом, скорее всего меня выставят силой. Я не хочу этого и меньше всего желаю, чтобы Ребекка стала свидетелем сцены.
        - Сомневаюсь, чтобы такое произошло, - беззаботно продолжал Дэмиен. - Думаю, тебе также стоит пригласить мисс Марстон на вальс хотя бы раз на завтрашнем балу у Филлипсов. Только не спеши и не давай повода сплетникам. Когда Марстоны удостоверятся в твоей честности, они станут относиться к тебе намного снисходительнее. В конце концов, они могли заставить Ребекку выйти замуж и раньше, но не сделали этого. Из этого я делаю вывод, что ее мнение им небезразлично.
        Роберт все еще размышлял над словами Дэмиена.
        - Почему ты считаешь, что сэр Бенедикт не выкинет меня из дома? - Он подозрительно посмотрел на брата, пытаясь понять, на какие еще уловки мог пойти Дэмиен в течение последней недели.
        - Доверься мне.
        - Не то чтобы я не доверял…
        - Робби, Герцог Веллингтон верит мне, когда жизни тысяч солдат висят на волоске. Мне кажется, родной брат мог бы рассчитывать на меня.
        Что можно было на это ответить? Роберт промолчал и лишь едва заметно кивнул.
        - Если же, - Дэмиен поднял указательный палец, - ты окажешься образцом приличного поведения, достойным ухаживать за их дочерью, и Ребекка примет твои ухаживания, думаю, их возражения отпадут сами собой.
        - Образцом приличного поведения? - повторил Роберт, не зная, смеяться или сердиться. - Звучит заманчиво. Но я понятия не имею, как это сделать. Не уверен, что даже хочу попытаться.
        - Но ведь ты и не против, а это о многом говорит. - Дэмиен с самодовольным видом указал на дверь. - Идем?
        Выругавшись, Роберт покинул экипаж и через несколько минут уже сидел в уютной гостиной Марстонов, почти не слушая взволнованного голоса хозяйки, пытавшейся поддерживать светскую беседу. Он что-то отвечал невпопад, но все его внимание было приковано к Ребекке.
        Роберт, который мог легко бросить любую женщину, сейчас был не в силах даже отвести взгляд. Что, черт возьми, с ним происходит?
        Ребекка выглядела восхитительно в бледно-розовом шелковом платье, оттенявшем ее темные блестящие волосы и манящие синие глаза. Она грациозно, но не без легкого оттенка смущения, сидела на краешке стула, и когда Дэмиен, извинившись, отправился побеседовать с ее отцом, ее глаза чуть заметно расширились.
        Роберт с иронией подумал, что, будучи безнравственным распутником, способным с легкостью соблазнить женщину, он сейчас с огромным трудом поддерживал вежливую беседу с почтенной матроной и ее невинной дочерью. Хорошо хоть, эта неловкость была обоюдной.
        Ему все же удалось отделаться банальными ответами на несколько вопросов, прежде чем он сумел задать свой.
        - Я хотел поинтересоваться, где вы нашли эти музыкальные произведения, которые так прекрасно исполнили в Ролтвене? - Роберт повернулся к Ребекке. - Некоторые я, конечно, узнал, но не все. Больше всего мне понравились те, которых я прежде не слышал.
        Щеки Ребекки внезапно порозовели. Проклятие! А он-то думал, ему, наконец, удалось завести разговор на интересующую ее тему.
        - Скажите, лорд Роберт, - ледяным голосом произнесла леди Марстон, не дав, дочери ответить, - где вы научились так хорошо играть на виолончели? Я и понятия не имела о вашем таланте.
        За безупречно вежливыми словами крылось презрение.
        - У меня и моих братьев были, учителя музыки, - неопределенно ответил Роберт, по-прежнему не отводя взгляда от сидевшей напротив него обеспокоенной Ребекки.
        - Виолончель - один из моих любимых инструментов. - Ребекка принялась расправлять платье.
        - И мой тоже, - уклончиво пробормотал Роберт. - Я также довольно сносно играю на флейте, но виолончель моя страсть.
        - Ваша невестка, герцогиня, такая прелестная молодая женщина. Мы чудесно провели время, - проговорила леди Марстон.
        И снова она намеренно перевела разговор.
        Что ж, отлично.
        - Брианна очень мила и красива. Моему брату повезло. - Роберт улыбнулся Ребекке. - Насколько мне известно, вы дружите с детства?
        - Девочками они были неразлучны, - ответила за дочь леди Марстон. - Без шалостей не обходилось, но это все в прошлом. Как и многие благовоспитанные молодые леди, они научились соблюдать приличия. Посмотрите, как удачно вышла замуж Брианна. Ваш брат - само воплощение респектабельности. Настоящий джентльмен, не только по рождению, но и во всем остальном. И у лорда Дэмиена тоже безупречная репутация.
        При других обстоятельствах Роберт бы только посмеялся, если бы его не причислили к благовоспитанной мужской половине семьи. Но сейчас ему было не до смеха.
        Леди Марстон выражалась предельно ясно. Для молодой девушки из хорошей семьи любые отношения с ним будут верхом неприличия. И хотя это была правда, легче от этого не становилось. Роберт не мог защитить себя, и, что хуже, леди Марстон это понимала.
        В конце концов, он решил сдаться.
        - Мои братья прекрасные люди, хотя мое мнение может быть и предвзятым. - Роберт надеялся, его ответ не был слишком грубым.
        - И они тоже высоко о вас отзываются, - ответила Ребекка, одарив мать уничтожающим взглядом.
        - Надеюсь. - Роберт улыбнулся попытке Ребекки встать на его защиту.
        - Верно, зачастую члены семьи не замечают недостатков своих родственников. - Леди Марстон пристально посмотрела на него, а Ребекка не сумела сдержаться и еле слышно ахнула.
        Роберт не питал никаких иллюзий относительно своего приема в этом доме, однако ожидал чуть больше вежливости.
        - Да, но они знают друг друга лучше, чем кто-либо другой. Слишком часто общественное мнение и истинное положение вещей не совпадают, - ровным голосом заметил Роберт.
        - Правда, - быстро согласилась Ребекка. Слишком уж быстро.
        - Возможно, в некоторых случаях. - Вид у леди Марстон был по-прежнему невозмутимый. - Но все слухи на чем-то основаны.
        Роберт подавил желание оглянуться на дверь. Где Дэмиена черти носят?
        Сейчас, сидя так близко к Ребекке, он мог думать лишь о нежном изгибе ее губ и о том, как было хорошо целовать ее, чувствовать легкое пожатие ее руки, аромат волос, и когда Роберт посмотрел девушке в глаза, у него не осталось сомнений, что она тоже все помнит.
        Очевидно, это не укрылось от ее матери.
        Неискушенность Ребекки одновременно приводила в замешательство и умиляла. Многие дамы, с которыми имел дело Роберт, не переставали кокетничать даже под носом у мужей. Черт возьми, и он тоже не стеснялся и отвечал тем же. Другие были опытными вдовами или содержанками, как скандально известная леди Ротбург, написавшая пособие по соблазнению собственного мужа или что-то в этом роде. Роберт не был завсегдатаем публичных домов, не содержал любовниц, но никогда у него не было недостатка в женском обществе.
        Соблазнение было искусством. Он изучал его, совершенствовал, но теперь все это утратило всякий смысл в напряженной атмосфере гостиной рядом с бесхитростной молодой девушкой, заслуживавшей комплиментов, красивых слов и романтических поступков.
        Дэмиен был прав: возможно, Роберт мог соблазнить Ребекку - ему вспомнилось ее предложение тайно встретиться в Ролтвене, - но только он упустил свой шанс и теперь вряд ли сможет снова остаться с ней наедине. Кроме того, эта мысль была ему неприятна. Одно дело нанести ей визит в гостиной ее родителей, но скомпрометировать дочь сэра Бенедикта Марстона означало прямой путь в церковь и все, что этому сопутствовало. И вообще, почему он вдруг снова начал об этом думать именно сейчас?
        К огромному облегчению Роберта, наконец, вернулся Дэмиен, и они поспешно распрощались. Когда они снова сели в экипаж, Роберт сухо заметил:
        - Не хотелось бы подвергать критике твою легендарную хитрость, но это была катастрофа.
        - Почему? - Дэмиен невозмутимо расположился на сиденье напротив брата. - Теряешь навык? Прекрасная Ребекка больше тобой не интересуется? Могу поклясться, после того нежного поцелуя…
        - Ты следил за нами? - перебил Роберт, внезапно рассердившись.
        - Не нарочно, угрюмый глупец. Я стоял у дома в темноте, а вы были в освещенной комнате. Даже сквозь шторы было видно, что происходит. Не говоря уж о выражении ее лица, когда она вышла ко мне, и я проводил ее в дом. Эту мечтательную улыбку ни с чем не спутаешь.
        - Ты делаешь все, чтобы заставить меня чувствовать себя виноватым. - Роберт беспокойно поерзал на сиденье. - Ничего не выйдет.
        - Напротив, это уже сработало. Боже, Роберт, почему ты такой непонятливый? Все бросались в твой объятия, стоило тебе только пальцем поманить, а тут тебе раз в жизни придется постараться, чтобы добиться своего. Не понимаю, что тут такого ужасного. Прекрасная леди уже завоевана. Тебе лишь остается убедить ее родителей в честности своих намерений.
        - Так это все? - передразнил Роберт. - Нескрываемая уверенность леди Марстон в отсутствий у меня всякой нравственности представляет большую проблему. Она не могла яснее дать мне понять, что я негодяй, не заслуживающий руки ее дочери.
        - И что с того? Тебе придется постараться. Разве прелестная Ребекка этого не достойна?
        - Тебе легко давать советы, не будучи на моем месте. - Роберт испытывал двойственное чувство: негодование, смешанное с чем-то новым, неизведанным. И он боялся размышлять об этом. - Слушай, Дэмиен, ее мысли, желания и то, что я на самом деле собой представляю, - это совершенно разные вещи, - наконец сказал он. - В одном ты прав. Женщины любят повесу Роберта Нортфилда. Но моя истинная сущность их не интересует. Я люблю музыку. Я люблю проводить вечера дома в одиночестве. Я обожаю свою бабушку и захожу к друзьям моего отца просто потому, что они мне нравятся. Скорее всего, Ребекка видит лишь ту часть меня, которая представлена в обществе. Мне не очень по душе такой Роберт Нортфилд, но женщины его любят.
        - Значит, ты опасаешься, будто она увлечена лишь повесой, а не тобой настоящим?
        Роберт совершенно растерялся. Прежде ему никогда не приходилось разбираться в своих чувствах, когда впереди маячила перспектива чего-то постоянного.
        - Не знаю.
        - Прошу тебя, ты должен отдать ей должное: она намного более проницательна. Она вполне способна отделить человека, играющего на виолончели так, как играют гениальные музыканты, от распутника, который лишь время от времени проявляет крупицы чувствительности.
        У Дэмиена все выходило так просто, когда на самом деле все обстояло наоборот. Роберт приподнял бровь и с циничным видом переспросил:
        - Крупицы?
        - Я сказал «время от времени», - терпеливо повторил Дэмиен, ничуть не смутившись от резкого тона брата. - Откровенно говоря, из нас троих самый чувствительный - это ты. Колтон ищет успокоения в работе, я нахожу его в войне и тайных заговорах, а ты - в объятиях прекрасных женщин. Я не хочу притворяться философом, но, по крайней мере, ты выбрал удовольствие и человеческое общение. Ну же, братец, пожалуйста, объясни мне, почему ты не можешь влюбиться в столь же чувствительную молодую женщину и обрести счастье в ее объятиях? Ясно ведь, что смена любовниц не пошла тебе на пользу.
        - С чего ты это взял? - Роберт, сам того не замечая, повысил голос. - У меня нет ни малейшего желания менять свои привычки.
        - А как же дальнейшая жизнь? Как же дети? Я всегда знал, ты станешь замечательным отцом. Дети обычно тянутся к людям с таким характером, как у тебя. Ты любишь спорт, и я так и вижу, как ты носишься с сыновьями по лужайке или подбрасываешь на руках дочерей. А с твоей сентиментальной натурой…
        - Господи, Дэмиен, ты замолчишь или нет? - Голос Роберта стал хриплым, и он вдруг увидел себя держащим на руках смеющуюся девчушку с темными кудрями и глазами цвета южного моря. Подобная картина никогда не приходила ему в голову, и он почти потерял дар речи от внезапно охвативших его чувств.
        - Я замолчу, если ты честно ответишь мне на один вопрос.
        Все, что угодно, лишь бы он замолчал. Роберт нехотя кивнул.
        Дэмиен откинулся на тугие подушки и пристально взглянул в лицо брату:
        - Ты способен причинить ей боль? Поверь мне, это случится, если ты просто так уйдешь после того поцелуя.
        Раздосадованный, Роберт с трудом выдавил:
        - Я не собираюсь никому причинять боль.
        - Отлично, тогда не делай этого, - мягко добавил Дэмиен.

        Молчание становилось все более гнетущим. Ребекка пристально рассматривала вазу на столике, расписанную в греческом стиле, и ее ладони стали влажными. Взгляд матери был одновременно суровым и задумчивым.
        Наконец леди Марстон нарушила тишину и сухо спросила:
        - Могу я узнать, что это было?
        Ребекка перевела взгляд на непреклонное лицо матери:
        - О чем ты?
        - Не могу поверить, но мне кажется, Роберт Нортфилд только что нанес тебе визит. Насколько мне известно, это он прислал тебе великолепные тюльпаны, которые, должно быть, стоил и целое состояние, иначе, где бы в это время года можно их достать?
        У Ребекки было подозрение, что на самом деле цветы прислал Дэмиен. Просто на такое был способен только этот самый загадочный из братьев Нортфилдов. Она пришла к своему заключению не только потому, что цветы были прекрасны, а потому, что на визитной карточке стояла лишь одна фамилия. Это было больше в духе Дэмиена, Роберт подписался бы полным именем.
        - Я очень в этом сомневаюсь, - искренне возразила Ребекка.
        - Он пришел к тебе.
        - Он пришел с лордом Дэмиеном. Они заглянули к нам по пути, неужели ты забыла?
        - Ребекка, я твоя мать.
        Ребекке не нужно было об этом напоминать.
        - Мне казалось, это, само собой разумеется, - опрометчиво ответила она, поскольку в данной ситуации сарказм выглядел неуместно.
        Леди Марстон смотрела на нее, сидя прямо на стуле и сложив руки на коленях.
        - Я видела, как он на тебя смотрел. И я видела, как ты смотрела на него.
        Возможно, сейчас было самое время во всем признаться.
        - Я уже давно так на него смотрю, - тихо произнесла Ребекка.
        Леди Марстон не часто приходилось терять дар речи.
        Ребекка тем временем продолжала так, будто ничего не случилось:
        - Заметь, он обратил на меня внимание лишь недавно. Наверное, я просто была невидимкой. Какие бы слухи о нем до тебя ни доходили, уверена, ты согласишься, он избегает молодых женщин, таких как я, на которых стоит ужасное клеймо «на выданье». Постоянные отношения его не интересуют.
        Но сегодняшнее появление Роберта могло означать, что он изменил свое мнение. У Ребекки ужасно вспотели ладони, и она чувствовала, как горят ее щеки. Роберт Нортфилд сидел в их гостиной и, кажется, не мог вести себя беспечно и галантно, как обычно. Это могло означать только перемену его чувств.
        - Когда это вы успели так откровенно поговорить? - Леди Марстон театральным жестом поднесла пальцы к горлу. - Я знала, мне не следовало отпускать тебя с ним на прогулку, даже на несколько минут.
        Ребекка не собиралась ничего объяснять.
        - Скажи мне, почему лорд Дэмиен подходит на роль моего мужа, а Роберт нет? Они оба младшие братья герцога, у обоих имеется солидное наследство, оба красивы и образованны, оба…
        - Ты всерьез хочешь, чтобы мы позволили Роберту Нортфилду ухаживать за тобой? - сдавленным голосом перебила мать.
        - Не надо произносить его имя, словно это какое-то ругательство, - пробормотала Ребекка, с трудом сдерживая смех - настолько ошеломленное лицо было у ее матери. - И раз уж ты задала этот вопрос, хотя я сомневаюсь в такой возможности, мне бы хотелось, чтобы вы не только позволили, но и поощрили это.
        - Поощрили? Он…
        Ребекка подняла брови и вежливо ждала, пока мать подберет подходящее слово.
        - Он… неразборчив в связях - больше я ничего сказать не могу.
        - Был. По крайней мере, так говорят, - согласилась Ребекка, ощутив укол ревности. - Но таковы многие джентльмены из высшего общества, мама. Я не настолько наивна. Выйди я замуж за любого человека нашего круга, он тоже может завести любовницу. - Она вспомнила решимость Брианны этого не допустить и книгу леди Ротбург. - Думаю, любая женщина, выбирая себе мужа, беспокоится об этом, пусть даже он и занимает высокое положение в обществе. Почему-то мне кажется, Роберт станет совсем другим, если найдет ту единственную женщину, которая ему нужна, и решит жениться. Интуиция подсказывает мне: он будет верен ей.
        - Ты его едва знаешь, чтобы судить. - Голос леди Марстон дрожал.
        - Неужели? Уже больше года я влюблена в него. Если ты считаешь, я не наблюдала за ним, пусть даже издали, не выуживала всевозможные подробности у Брианны, не читала колонки светских новостей и не слушала все разговоры, связанные с ним, ты очень ошибаешься!
        - Ребекка!
        - Это правда, - просто сказала она.
        Какое облегчение, наконец, во всем признаться. Ребекке тяжело было скрывать правду от родителей, и ей приходилось придумывать отговорки, почему она не желала выходить замуж. Оно и к лучшему, что теперь они все знают.
        Вновь воцарилось молчание, правда, уже не такое тягостное - леди Марстон размышляла.
        Мать смотрела на Ребекку так, словно видела ее впервые. На каминной полке размеренно тикали часы, и выражение лица женщины постепенно смягчалось.
        - Полагаю, ты говоришь искренне, - наконец сказала она.
        Ребекке с трудом удалось удержаться от смеха: в голосе матери слышалось смятение.
        - Да.
        - Когда мы были в поместье, пару раз мне в голову приходила мысль… В тот вечер, когда вы выступали вместе…
        - Да? - Ребекке хотелось услышать, что почувствовала тогда ее мать.
        - Нельзя увлечься мужчиной только потому, что он прекрасно играет на виолончели. Ты слишком поддалась воздействию его таланта.
        - Тогда я этого не знала, - напомнила Ребекка. - И я только что сказала тебе: я влюблена в него уже больше года.
        - Верно. - Леди Марстон принялась массировать виски. - Я пытаюсь осознать последствия этой.
        - Катастрофы? - насмешливо подсказала Ребекка.
        - Не хотела этого говорить, но, пожалуй, так и есть. Ты действительно считаешь, будто влюблена в этого опрометчивого красивого молодого человека?
        - Мама, я могу это еще раз повторить.
        - Твой отец настроен против него.
        - Знаю. - Ребекка украдкой взглянула на свои сцепленные пальцы. - Мне он заявил, что не собирается ничего рассказывать. Роберт же уверял меня в своей невиновности. Однако и он не раскрыл причины ссоры.
        - Очевидно, она не для наших ушей. Мужчины имеют отвратительную привычку не допускать женщин к обсуждению личных вопросов.
        Ребекка не ожидала от матери сочувствия, поэтому слова леди Марстон удивили ее.
        - Он не маркиз Хайтон, - с задумчивым видом произнесла мать.
        - Нет, но если бы Роберт сделал предложение, как маркиз, я бы вышла за него.
        - Неужели? Звучит многообещающе. И хотя он не маркиз, он все же младший брат герцога. Из вас, возможно, вышла бы отличная пара.
        Теперь настала очередь Ребекки замолчать в изумлении.
        Леди Марстон выпрямилась.
        - А ты что думала? Что я отмахнусь от твоих чувств? Я люблю тебя. Ты мое единственное дитя. Я мечтаю, чтобы ты удачно вышла замуж, однако замужество по любви было бы предпочтительнее. Если бы я сегодня не увидела лорда Роберта, то была бы более обеспокоена сложившейся ситуацией. Откровенно говоря, он был вовсе не похож на обольстителя, как я ожидала. Он больше походил на человека, оказавшегося в неловком положении.
        Меткое замечание.
        - И он глаз от тебя отвести не мог. - Леди Марстон с томным видом поправила платье, и ее лицо вновь приняло задумчивое выражение. - Знаешь, если удастся привести его к алтарю, это будет настоящая сенсация десятилетия.
        Ребекка менее всего хотела произвести сенсацию в обществе, но если это поможет смягчить ее мать, она не собиралась спорить.
        - Не знаю, возможно, ли это. Дэмиен так считает, а я не знаю. Роберт не желает жениться.
        - Откуда тебе знать?
        - Он мне сам сказал.
        - Роберт Нортфилд обсуждал с тобой свои взгляды относительно брака?
        Перед тем как ее поцеловать. Ребекка предпочла не упоминать об этом факте. Она опустила глаза, разглядывая розы на бежевом ковре.
        - Он не хочет менять свою жизнь.
        - Мужчины редко этого хотят. - Леди Марстон приподняла брови. - Однако их желания обычно известны нам лучше. Часто их необходимо лишь подтолкнуть в нужном направлении.
        Слова леди Марстон были так похожи на советы леди Ротбург, что Ребекка отвернулась, чтобы скрыть выражение лица. Ее мать упала бы в обморок от ужаса, если бы узнала о причастности дочери к тайнам знаменитой куртизанки.
        - Настоящее препятствие - это твой отец.
        Ребекка и сама это знала.
        - Да, мама, - ответила она, и ее плечи поникли.
        На лице леди Марстон появилась загадочная улыбка.
        - Давай заключим соглашение, милая. Если тебе удастся приручить беспутного лорда Роберта, я займусь твоим отцом. Не забывай: в сердечных делах роль женщин обычно преуменьшается, однако в итоге все у нас получается как нельзя лучше.
        И вновь почти дословная цитата из книги леди Ротбург повергла Ребекку в смятение. Десять лет назад эта книга была запрещена, но ее успели раскупить прежде, чем парламент объявил об опасности ее открытой продажи. Но ведь ее мать не могла купить эту книгу? Невероятно!

        Глава 19

        За двуличие всегда приходится платить.

    Из главы «Что от вас скрывают мужья»
        Колтон чувствовал себя лжецом, обманщиком.
        Если он ошибается, то этим наносит ей тяжкое оскорбление. Брианна ему изменяет?
        Господи, пусть это будет простое недоразумение!
        Колтон отпил вина и принялся внимательно разглядывать сидящую напротив жену. Она, как всегда, была прекрасна. Однако складывалось впечатление, будто ее что-то тревожит. Она притихла, ушла в себя. Колтон редко первым начинал разговор, но сегодня вечером ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы нарушить молчание.
        Неужели она так ведет себя, потому что ей стыдно?
        Черт возьми, это ему должно быть стыдно, потому что он нанял человека, следящего за каждым ее шагом.
        - Мило, правда? Ужин вдвоем, - пробормотал Колтон.
        - Нет ничего лучше тихого вечера дома. - Брианна сделала глоток вина, ее светлые волосы блестели в пламени свечей. - Мы так редко бываем вместе.
        На самом деле они в последнее время не часто занимались любовью. Все из-за Колтона, потому что он не мог избавиться от своих сомнений, но он по-прежнему желал Брианну. Проклятие, она была ему нужна! Подобное самоотречение было худшим из мучений.
        Первое сообщение детектива он получил днем.
        - Чем ты сегодня занималась, дорогая? - с трудом выдавил Колтон.

«Прошу, не лги мне. Прошу».
        - Разные дела. Была у модистки, и все в таком роде. - Брианна чуть заметно пожала плечами. - На обратном пути заехала к Арабелле.
        - Правда? - Колтон ждал.
        - Да.
        И ничего больше. Конечно, ему было известно о ее визите. Ему был известен в мельчайших подробностях каждый ее шаг. К примеру, ему сообщили, что спустя двадцать минут после приезда Брианны в дом Арабеллы Смайт вошел некий джентльмен. Шторы в гостиной были задернуты. Этот джентльмен пробыл в доме больше часа, после чего вышел, а следом за ним появилась и Брианна. Хадсон пока не выяснил личности этого загадочного мужчины, но занимался этим. Описание было немного расплывчатым, потому что сыщик Хадсона стоял на другой стороне улицы, но заметил, что мужчина шел быстрым шагом, скорее всего молодой человек.
        Арабелла годами дружила с Брианной. Возможно ли, чтобы она предоставляла ей теперь место для тайных встреч с любовником? Колтон мучительно размышлял над случившимся и надеялся, что Брианна ничего не заметит.
        Ему оставалось лишь поддеть вилкой очередной кусок жареного барашка и с трудом проглотить его. Блюдо было отменно приготовлено, но казалось ему похожим на опилки. Колтону пришлось выпить еще вина.
        - Ясно. Как поживает графиня?
        - Хорошо.
        Очередной односложный ответ. Колтон ждал, что Брианна еще что-нибудь добавит, но она молча занялась картофелем. Если он спросит, был ли в доме Арабеллы кто-то другой, это будет слишком подозрительно. Откуда ему знать.
        О подобных вещах, если не от постороннего человека? Колтон ничего не сказал, но молчание было пыткой.
        Когда же, черт возьми, она сообщит ему о своей беременности?
        Колтон отложил вилку в сторону, не в силах больше притворяться, будто ест.
        Возможно, ему стоит ее спросить. А также поинтересоваться, отчего она вдруг стала вести себя так отчужденно.
        - Я хочу навестить родителей. Думаю поехать завтра. - Брианна говорила так тихо, что Колтон едва расслышал ее. При свечах ее длинные ресницы бросали тень на прелестные скулы.
        - Нет! - не думая, резко ответил он.
        Брианна пораженно уставилась на него:
        - Что?
        Колтону надо было, во что бы то ни стало удержать ее около себя, на случай если он окажется прав. Что, если она знала своего любовника еще до того, как они поженились, а теперь, когда ее невинность была потеряна и, никто бы не заподозрил обмана, между ними вновь вспыхнул знойный роман? Может, он был другом семьи, соседом, и Брианна собиралась именно ему первому сказать о ребенке?
        Колтон продолжал мучить себя предположениями. Безжалостный, практичный голос разума напомнил ему, что ведь кто-то научил ее доводить его до экстаза в постели. Если ее учителем был не он сам, тогда кто же?
        Пытаясь трезво оценить ситуацию, он не мог объяснить это иначе, кроме как появлением у Брианны любовника. Не оставалось никаких сомнений: она прекрасно знала, что делает.
        Раз уж он сказал «нет», пора объясниться.
        - Я не разрешаю тебе ехать.
        - Не разрешаешь? - пролепетала Брианна, уронив на пол льняную салфетку.
        - Ты должна получить мое разрешение. Я его тебе не дам. - Колтон отчеканил каждое слово.
        Сейчас он вел себя как глупый тиран, но ему было все равно. Недостаток сна и беспокойные мысли не располагают к вежливости.
        - Колтон, - с упреком и недоумением прошептала Брианна, - почему ты не хочешь, чтобы я повидала родителей?
        - Я поеду с тобой, когда у меня будет время.
        - Время? У тебя? Боже мой, когда же это случится? Они живут в Девоне, в нескольких днях пути отсюда. Мне стоило огромных трудов затащить тебя в Ролтвен, а ведь он еще ближе к Лондону.
        - Не богохульствуйте в моем присутствии, мадам. - Голос Колтона стал еще более властным, в последние недели он только и думал о возможной неверности жены, и эта мысль будто подтачивала его изнутри. Она была совершенно права, но он не желал этого признавать.
        На нежных щеках Брианны выступили красные пятна.
        - Колтон, что на тебя нашло?
        - Со мной все в порядке.
        - Нет. - Брианна вскинула голову, ее темно-голубые глаза смотрели на него с вызовом. - Или мне нужно разрешение, чтобы не согласиться с тобой?
        Ей не следовало провоцировать его, по крайней мере, сейчас. Колтон подался вперед, пристально глядя Брианне в глаза.
        - Тебе следует помнить, что тебе требуется мое разрешение практически на все. В день нашей свадьбы ты поклялась хранить мне верность и повиноваться мне. Я ожидаю, что ты сдержишь свои обещания. Ты моя жена и подчиняешься мне.
        - Подчиняюсь? - Брианна разразилась истерическим смехом, больше похожим на плач.
        Возможно, Колтон выбрал не самое подходящее слово, но ему было не до этого.
        К счастью, появление слуг, которые пришли забрать тарелки и подать десерт, положило конец разговору. Как только они покинули столовую, Брианна поднялась.
        - Прошу меня извинить.
        - Сядь. Не желаю, чтобы слуги заметили, как ты в разгар обеда вышла из-за стола. - В словах Колтона была доля истины. Размолвки с женой никого не касались. Хватит с него и унижения, которое он пережил, когда пришлось рассказывать обо всем Хадсону.
        Брианна опустилась на стул, враждебно сжав губы. Она с таким видом посмотрела на воздушное шоколадное пирожное, словно кто-то положил ей на тарелку змею.
        - В последнее время меня беспокоит желудок. Ты дашь мне милостивое позволение больше не есть того, чего я не хочу, или же я должна давиться пирожным, а потом страдать от последствий?
        Язвительный тон Брианны заставил Колтона вспомнить о ее беременности. Она носила под сердцем ребенка, не важно, был ли он от него или нет, но Колтон не чудовище.
        - Если желаешь отказаться от десерта, я не против. - Он склонил голову. - Но ты должны оставаться за столом, пока я ем.
        У него тоже пропал аппетит, но он все же не мог удержаться, чтобы не настоять на своем.
        Брианна посмотрела на Колтона таким взглядом, словно у него выросла вторая голова, и беспомощно развела руками.
        - Я действительно не могу понять, что на тебя сегодня нашло. И это уже не первый раз. Будто я совершила какой-то проступок, но не знаю, какой именно.
        - Ты не сделала ничего дурного, милая, - не удержавшись, ласково ответил Колтон. - Не так ли?
        - Что это за вопрос? - Брианна с нескрываемым ужасом смотрела на мужа.
        Этот человек с холодными глазами, сидящий напротив, был чужим. Он спокойно пил вино из бокала, но смотрел на нее так, словно она совершила гнусное преступление. Да, Колтон редко бывал добродушным и открытым, но сегодня вечером его поведение не поддавалось никаким объяснениям.
        Обрадуется ли он, если узнает о ее возможной беременности? Дэмиен уверял, что его старший брат придет в восторг, и Брианна тоже так считала, поскольку Колтон мечтал о наследнике, но он не проронил ни единого слова. Странно, он задавал вопросы служанке, а с Брианной даже не говорил. Но ведь Колтон мечтал о детях.
        Может быть, и нет, со страхом подумала Брианна. Может быть, ее состояние он считал неприличным и затруднительным, В конце концов, скоро она располнеет, утратит грациозность и не сможет появляться на людях, скрывая свое положение. Некоторые аристократы никогда не общались со своими отпрысками, перекладывая всю ответственность на нянь и гувернанток, отправляли их в детскую до тех пор, пока не настанет срок отослать их в школу или выдать замуж.
        Брианна не могла представить, чтобы Колтон тоже был таким. Теперь, когда подтвердились ее подозрения, когда она знала, что беременна, мысль о его равнодушии пугала ее. Странное поведение Колтона мешало Брианне признаться ему. Именно поэтому она попросила Арабеллу втайне пригласить в свой дом врача, а не вызывать своего семейного доктора. Если она не беременна, зачем еще больше портить их и без того накалившиеся отношения? Однако врач подтвердил подозрения Брианны, и скоро ей придется обо всем сказать мужу.
        Колтон бесстрастно смотрел на нее.
        - Я не говорил, будто ты совершила что-то дурное. Это твои слова, а не мои.
        Она лишь недоуменно молчала.
        Возможно, это показалось бы ребячеством, но сейчас Брианне очень хотелось, чтобы рядом была ее мать. Конечно, она совершенно не просветила ее насчет всех подробностей первой брачной ночи, но она обожала детей и была бы очень счастлива, узнав новость. Брианне нужно было с кем-то поговорить о том, что будет с ней происходить до родов, с кем-то, кто разделит ее радость, кто сможет позаботиться о ней и дать совет. Ребекка и Арабелла были прекрасными подругами, но детей у них не было, и они ничем не могли помочь. Лия прислала Брианне короткое письмо с известием о болезни одного из своих детей - она подозревала, что в скором времени могут заразиться и остальные члены семьи. Когда все будет позади, она даст Брианне знать, но сейчас с сестрой было даже невозможно поговорить. Девон казался Брианне райским уголком, по крайней мере, до тех пор, пока не рассеются тучи над ее семейной жизнью.
        Колтон только что отказался ее отпустить. И он говорил серьезно. Брианна никогда прежде не слышала такого высокомерного тона.
        Это было на него совершенно не похоже. Он всегда был таким заботливым и щедрым, настоящим джентльменом.
        Однако сейчас перед ней сидел муж-деспот - привлекательный внешне, такой цивилизованный, в костюме, который надевал даже к домашнему ужину, мерцающее пламя свечей бросало отблески на густые каштановые волосы. Длинные пальцы, не переставая крутили ножку бокала.
        Никогда еще Брианна не была настолько, сбита столку.
        Глядя, как Колтон нервно теребит бокал в изящных пальцах, она вдруг кое-что поняла. Обычно он никогда не вел себя так беспокойно.
        - Дэмиен сказал мне, что я, возможно, жду ребенка. Это правда, - выпалила Брианна.
        Колтон поднял брови, и его взгляд стал еще более холодным. Можно даже сказать, ледяным.
        - Что? Откуда, черт возьми, это известно Дэмиену?
        Все не так, внутренне поморщилась Брианна. Вероятно, Колтон был с ней согласен, поскольку впервые выругался при ней. Брианна постаралась успокоиться.
        - Он догадался, когда меня чуть не стошнило на его туфли. Прошу, не говори, что ты удивлен. Я знаю, ты расспрашивал мою служанку.
        В который раз последовало неловкое молчание. Прекрасно, язвительно поздравила себя Брианна. Что могло быть хуже, чем произнести слово «стошнило» за столом?
        Она представляла все совсем не так.
        - Я подозревал о твоей беременности. - Лицо Колтона было словно высечено из гранита. - Поэтому и задал несколько вопросов.
        - Почему ты ничего не сказал? - Брианну по-прежнему мучило унизительное чувство неведения, и она бы предпочла, чтобы о беременности ее спросил муж, а не деверь.
        - Я ждал, когда ты сама мне скажешь.
        От его ироничного тона у нее внутри что-то оборвалось.
        - Ты не чувствуешь себя счастливым? - Брианна с трудом сдерживала слезы.
        - Не говори глупостей. Конечно, я счастлив.
        Она почувствовала небывалое облегчение, но все еще не могла поверить ему. У Колтона был вид человека, над которым занесен топор палача.
        - Тогда что не так?
        - Точно не знаю.
        В этих ничего не значащих фразах было столько скрытых эмоций…
        Брианна чувствовала себя оскорбленной, но ей отчего-то казалось, что-то же испытывает ее муж.
        - Колтон, я виделась с врачом. У нас будет ребенок. Разве не стоит это отпраздновать, вместо того чтобы спорить? - Ее голос стал мягким и предательски задрожал.
        На мгновение выражение лица Колтона изменилось, стало ранимым, совсем не похожим на лицо надменного аристократа, повелителя. Сейчас перед ней был просто растерявшийся человек, и Брианна поняла: она была смущена и испугана, узнав о ребенке, но и перед Колтоном встала новая ответственность. Он всегда казался таким сильным, словно ему не нужна была ничья помощь, видимо, все время он сдерживал свои чувства.
        Колтон крепко обхватил бокал, и устало произнес: - Думаю, мне следует перед тобой извиниться. Сегодня вечером я вел себя очень грубо.
        Брианна поймала на себе взгляд его голубых глаз, и ее сердце замерло. Никогда прежде он не смотрел на нее с такой пронзительной мольбой.
        Колтон действительно вел себя очень грубо, и она по-прежнему не понимала почему.
        Но сейчас это было уже не важно. Брианна любила его. Она будет матерью его ребенка.
        - Я так скучала по тебе, - мягко сказала она. - Больше, чем ты можешь себе представить. Не понимаю, зачем мы спорим, но знаю точно: я не вынесу больше ни одной ночи без тебя.
        - Согласен. - Голос Колтона звучал хрипло, и он поднялся, отбросив в сторону салфетку. Примирительным, отнюдь не властным жестом подал ей руку: - Идем наверх.
        Колтон так отчаянно желал Брианну, что ему делалось страшно.
        Обняв ее изящную талию, он надеялся, что жена не почувствует охватившей его страсти, пока они поднимались по лестнице, не ощутит легкой дрожи пальцев, не заметит, как участилось его дыхание.
        - Моя спальня, коротко бросил он, повинуясь изменчивым чувствам.
        Его постель, его комната, стремление владеть ее телом…
        Его прекрасная жена, его ребенок. Так и должно быть.
        Брианна молча кивнула, аромат ее духов сводил Колтона с ума, он уже представлял ее теплую, гладкую кожу и душистый шелк волос. Он отпер спальню, пропустил Брианну вперед и сжал ее в объятиях, едва успев захлопнуть за собой дверь. Она чуть слышно вскрикнула, когда Колтон жадно и властно припал к ее губам. Было что-то первобытное в охватившей его страсти, он был не в силах сдерживать себя и впервые в жизни осознал: предпочтя борьбу, он наверняка бы проиграл. Колтон всегда считал, что способен отлично владеть собой.
        Но с Брианной все получилось иначе. Он был околдован и сражен наповал своей прелестной женой. Ему казалось, он уже начинает ее понимать, и снова он ошибался. Как сегодня вечером. Всего несколько мгновений назад Колтон проявил непростительный деспотизм, а сейчас Брианна целовала его с той же страстью, какая бушевала в нем самом. Ей следовало бы рассердиться на него. Он это заслужил.
        Если она была невиновна…
        Колтон неуклюже расстегивал пуговицы на ее платье, ему не терпелось скорее коснуться обнаженной кожи. Их поцелуй не прерывался, руки Брианны скользнули под рубашку Колтона. Маленькая ладонь коснулась сердца, и он был, она чувствует его бешеное биение, пока он пытался стянуть платье с ее плеч.
        - Я так скучала по тебе, - прошептала Брианна.
        Колтон тоже скучал по ней, и с этим было согласно его тело. Недавнее воздержание, которому он подверг себя, помогло ему разобраться со своими сомнениями, а в постели с Брианной спокойно это сделать было невозможно.
        Беда в том, что на этот раз Колтон так и не сумел ни в чем разобраться и лишь пришел к ужасающему выводу - без нее ему не жить.
        Он сорвал с Брианны сорочку и опустился на колени, чтобы снять ее чулки и туфли, легко касаясь пальцами ног, бедер, ямочки под коленом. Она выглядела точно так же, подумал он, пытаясь понять, когда же будут заметны первые признаки беременности, зарождения новой жизни, его ребенка, которому он даст свое имя. Все остальное не имело значения, и Колтон, несмотря ни на что, был почти убежден в своем отцовстве. Он нежно поцеловал все еще плоский живот Брианны.
        - Колтон, - прошептала она, лаская его волосы.
        - Ложись в кровать, - приказал он и быстро поднялся на ноги. При виде ее обнаженного тела, чуть розоватого в мерцающем свете, его возбуждение возросло. - Не прикрывайся, добавил он. - Я хочу смотреть на тебя, пока раздеваюсь.
        Брианна послушно забралась на огромную кровать - восхитительно упругая грудь, розовые напряженные соски. Они стали больше, подумал Колтон, жадно впитывая это зрелище. Грудь немного увеличилась, хотя и прежде была большой и красивой, под прозрачной кожей отчетливее проглядывали голубоватые вены. Эти видимые признаки заставили Колтона поверить в то, что Брианна действительно беременна.
        Чтобы хоть немного успокоиться, он стал раздеваться медленнее, пытаясь не думать ни о чем, кроме огня желания в глазах жены, стараясь наслаждаться ее порывистыми объятиями.
        Пришло время упорядочить рой мыслей и сосредоточиться на чувственном наслаждении. Брианна была с ним, отзывчивая, нежная и такая прекрасная…
        - Поцелуй меня, - чуть слышно выдохнула она. - Люби меня.
        Эти слова заставили Колтона замереть на миг, хотя он уже и без того удовлетворил ее просьбу, удобно устроившись между ее бедер.
        Если он так поступит, это и вправду будет признание в любви, промелькнула мысль. Речь уже не шла о плотском желании, супружеских обязанностях или иных причинах, которые влекут друг к другу мужчин и женщин.

«Я люблю ее».
        Если бы Колтон не любил Брианну, он был бы в гневе от ее возможного предательства, его гордость была бы оскорблена, возможно, он даже требовал бы возмездия, но ничего этого не случилось. Меньше всего он думал о мести, к черту гордость, а гнев… Нет, этим словом нельзя было описать переполнявшие его эмоции.
        Он боялся потерять ее. Нет, не в прямом смысле. Он мог удержать Брианну, она была его женой, а он был герцогом, обладавшим властью и влиянием, но ему хотелось большего. Он хотел ее всю.
        Брианна была готова, ее тело жаждало близости. Колтон почувствовал влажный жар с радостью принявшего его лона, ее руки сжались в безмолвной просьбе.
        В день его рождения Брианна страстно любила его. Нежные поцелуи, легкие движения, соблазнительные ласки. Колтон хотел сделать то же, медленно проникая в ее лоно, целуя ее висок, подбородок, так соблазнительно изогнутую шею. Когда они стали единым целым, он чуть подался вперед, и Брианна едва слышно вскрикнула от удовольствия. Ее бедра приподнялись, все тело затрепетало.
        Колтон продолжал двигаться в том же размеренном, чувственном темпе, стремясь доставить Брианне как можно больше наслаждения. На лбу выступил пот, но он сумел сдержать себя до той самой минуты, когда она в исступлении выгнула спину и закричала. Колтон последовал за ней, чувствуя себя пресыщенным и опустошенным после нахлынувшей эйфории.
        Позже он лежал в темноте, обнимая Брианну. Она заснула, усталая и теплая, и он видел каждый чувственный изгиб ее тела, ее легкое дыхание щекотало его шею.
        Он любил ее, и это была не просто плотская любовь.
        Господи, как же он любил ее!
        Колтон ожидал от их брака, чего угодно, но только не этого.
        Как она могла с такой нежностью отвечать на его поцелуи, когда их тела сливались в совершенной гармонии, если предала его? Как могла так невинно смотреть ему в глаза, если на самом деле была распутной женщиной? Как могла льнуть к нему и страстно целовать, мечтая в это время о другом?
        Колтон не считал себя настолько одержимым, чтобы обмануться внешними проявлениями чувств, но прежде он никогда не сталкивался с подобным. Да, за ужином у Брианны был потрясенный, но отнюдь не виноватый вид. Она выглядела оскорбленной, а не насторожившейся.
        Если бы они не поссорились, сказала бы она ему о своей беременности? Этот вопрос не давал Колтону покоя. Она с радостью отдалась ему, чтобы разрешить их разногласия. Желание Колтона было его слабостью, но неужели Брианна использовала его в своих целях?
        Противоречивые чувства сводили его с ума.
        Брианна пошевелилась, но тут же снова мирно заснула. Колтон играл с золотистым завитком ее волос, наслаждаясь его шелковистым прикосновением.
        Несмотря на ужасную усталость, он понимал, что заснуть, опять не удастся. По крайней мере, сейчас он мог держать Брианну в объятиях, подумал Колтон. Казалось бы, совсем просто, но теперь, когда он осознал всю глубину своих чувств, это стало для него необычайно важным.
        Оставалось лишь надеяться, что, влюбившись в собственную жену, он не совершал худшую ошибку в своей жизни.

        Глава 20

        Когда дело касается светских интриг, не стоит недооценивать мужчин. Они могут говорить, что женщины проявляют чрезмерное любопытство к жизни других, но сами могут проявлять не меньшее любопытство и точно так же вмешиваться в чужие дела. Можете мне поверить.

    Из главы «Слухи, сплетни, намеки, и как их использовать в своих целях»
        Роберт не последовал совету брата и не пригласил Ребекку на вальс. Даже в танце прикасаться к ней было опасно.
        Поэтому он совсем потерял голову и вместо этого танцевал с леди Марстон.
        - Мне так нравится эта новая мелодия, а вам, милорд? - ласково улыбнулась мать Ребекки, словно не понимая, какие начнутся пересуды при виде печально известного Роберта Нортфилда, танцующего с замужней женщиной средних лет. Конечно, Роберт сознавал свой долг и время от времени приглашал на танец дам, подобных леди Марстон, но чаше это были родственницы или хозяйки дома. Леди Марстон к таковым не относилась.
        Ему потребовалось немало смелости, прежде чем он решился пригласить ее, поскольку пришлось пробиться сквозь ряды почтенных матрон, которые обычно собирались вместе, чтобы поболтать, не спуская глаз со своих дочерей, племянниц или подопечных. При приближении Роберта многие замолчали, и когда он склонился к руке леди Марстон и пригласил ее на танец, кое-кто в прямом смысле разинул рот от удивления.
        Это было безумие, однако Роберт все же решился на подобный шаг.
        - Согласен, но не настолько, как музыка, которую мы слышали в Ролтвене. - Роберт изящно закружил леди Марстон в танце.
        - Да, - бесстрастно отозвалась она. - Вы уже несколько раз заметили, как вам понравилось выступление Ребекки.
        - Она талантлива и прекрасна, и это не просто комплимент.
        Леди Марстон посмотрела на него, сжав губы.
        - Я знаю, как к вам относится моя дочь, и я уверена, принимая во внимание ваш опыт, это не преминуло не укрыться и от вас.
        Хотя Роберт не стремился понять мотивы своего поведения, зачем он пригласил на танец леди Марстон, скорее всего в глубине души ему хотелось узнать, какое впечатление произвел его недавний визит. Он все еще не был уверен, помогало ли ему вмешательство Дэмиена или только усугубляло положение, но, кроме размышлений на эту тему, Роберт ничего не предпринимал. Находясь в состоянии постоянного беспокойства, он плохо спал и не мог сосредоточиться ни на чем, даже на самых простых делах.

«Что, если бы я смог ухаживать за ней?»
        - Я одновременно польщен и растерян, - с искренним огорчением ответил Роберт. - Уверен, что и вы достаточно умны, миледи, чтобы догадаться о причине.
        - Ваши обычные уловки с моей дочерью не пройдут, - сухо добавила леди Марстон. - Это не просто замечание, но и предупреждение, милорд.
        - Есть ли у меня вообще шанс? - прямо спросил Роберт. - Я долго об этом думал.
        - Полагаю, все зависит от вашей решимости. Когда на днях вы приехали в наш дом, я поняла, что это не просто визит вежливости, как намекнул ваш брат. Признаюсь, я была поражена.
        Роберт заметил раздражение леди Марстон, но из вежливости предпочел об этом не упоминать.
        В эту минуту музыка стихла. Роберту оставалось лишь отпустить ее руку и поклониться. В ответ леди Марстон грациозно склонила голову и спокойно взглянула на него.
        - Думаю, дальнейшее зависит от вас. Подумайте, насколько сильно вы заинтересованы, и если ваше увлечение искренне, ради счастья дочери я помогу вам преодолеть сопротивление Бенедикта.
        Она повернулась и пошла прочь, оставив изумленного Роберта одного. Заметив направленные на него жадные взгляды, он взял себя в руки и отошел в сторону.

«Подумайте, насколько сильно вы заинтересованы…»
        Роберт вошел в комнату, где играли в карты, и решил присоединиться, однако был очень рассеян, и когда все-таки выиграл, сидевшему рядом джентльмену пришлось толкнуть его в бок, чтобы он не забыл забрать деньги. Черт возьми, пора, наконец, взглянуть правде в глаза, подумал Роберт, поднявшись из-за стола и прощаясь с гостями, все равно он не в силах сосредоточиться ни на чем другом. Трудно поверить, но он даже представлял, каково это - идти по коридору в своем доме и слышать в отдалении прекрасные звуки фортепиано.
        После столь мрачных размышлений он неизбежно пришел к следующему выводу.
        Возможно, он не хочет ни за кем ухаживать, не хочет жениться, но он не в силах забыть о Ребекке Марстон. Он желал ее, желал снова прикоснуться к ее губам, почувствовать ее теплое тело в своих объятиях, но лишь на этом остановиться он не мог.
        Извинившись, Роберт быстро покинул дом и направился туда, где надеялся позабыть женщину, завладевшую его мыслями.
        Пятнадцать минут спустя Роберт вышел из экипажа, заметил яркие огни в доме напротив и с ухмылкой обратился к одному из гостей:
        - Палмер, как у тебя дела?
        Лорд Палмер чуть покачнулся, проходя по дорожке, очевидно, он был пьян.
        - Чертовски хорошо, Нортфилд. Спасибо. Кажется, будет отличная вечеринка! Слышал, Бетти пришлет нам своих лучших девочек!
        Роберт постарался придать лицу беспечное выражение. Но к своему смятению, он понял, что толпы распутниц его больше не интересуют.
        - Звучит заманчиво.
        Ему было просто необходимо отвлечься.
        - Нет развлечений лучше, чем карты и женщины, верно? - Палмер неуклюже толкнул Роберта под ребра, когда они поднимались по лестнице. - Знаю, ты со мной согласишься.
        Возможно, раньше он бы и согласился. Роберт решил покинуть бал и прийти в это место, потому что только здесь не существовало опасности столкнуться с Ребеккой. Если бы он пошел домой и провел остаток вечера наедине со своими мыслями, то сошел бы с ума. Поэтому бездумный кутеж показался ему наилучшим выходом. Прежде Роберт много раз бывал на подобных холостяцких вечеринках, и всегда здесь можно было найти море шампанского, объятия продажных женщин и другие непристойные развлечения.
        - Да, - пробормотал Роберт и прошел впереди лорда Палмера в дверь, распахнутую для них лакеем в ливрее.
        Следующий час тянулся мучительно долго, и Роберт пытался изображать веселье, хотя на самом деле ему было совсем не радостно.
        К чему эти глупые отговорки? Он не желал сидеть дома и размышлять. Посещать балы и вечера он не мог из опасения встретить Ребекку, но и здесь ему быть тоже не хотелось.
        Пьяный голос объявил о прибытии девушек, и комнату наполнил оживленный гул голосов.
        Наверное, будет лучше, учитывая его беспокойное состояние, уйти прямо сейчас, подумал Роберт. У него не было никакого желания смотреть на полуобнаженных женщин, обнимающих этих захмелевших дураков. Почему раньше он думал, будто это очень весело? Он попросил лакея подать ему пальто, с трудом сдерживаясь, чтобы от нетерпения не начать притопывать ногой.
        Но тут как раз распахнулась дверь, и в дом со смехом вошли юные дамы. Бетти Бенсон принадлежал самый лучший лондонский бордель, и ее девушки всегда были чистыми, здоровыми, привлекательными, а зачастую просто прелестными. И эта группа тоже не была исключением. Блондинки, брюнетки, две знойные рыжеволосые красавицы появились в дверях, и их тут же угостили шампанским. Шум усилился, и мужчины начали выбирать себе девушек на вечер. Роберт с завистью наблюдал за суетой, ожидая, пока лакей принесет его пальто. Почти все присутствующие мужчины были не женаты, девушек отлично угостят и хорошо заплатят. И когда, черт возьми, он успел превратиться в монаха?
        Внезапно Роберт замер с пальто в руках, не зная, верить ли своим глазам. Последняя из девушек была не в привычном соблазнительном наряде, поверх платья был целомудренно наброшен темно-синий плащ, черные волосы высоко зачесаны, как у представительницы высшего общества, и Роберту немедленно захотелось выдернуть из них шпильки и ощутить пальцами струящееся тепло.
        Какого черта здесь делала Ребекка Марстон?
        И почему она пришла вместе с толпой проституток?
        Роберта охватил ужас. Что она задумала?
        Придя в себя, он выдернул из рук лакея одежду, кинулся бегом через холл и с силой схватил Ребекку за руку.
        - Все объяснения потом. Сейчас я выведу вас отсюда. Клянусь, если вы станете спорить, я просто перекину вас через плечо и вынесу на улицу, как мешок с картошкой.
        Ребекка, сдавленно вскрикнула. Роберт больно сжал ее руку и почти потащил вниз по ступеням, пока они не оказались на прохладном ночном воздухе.
        Она до конца жизни не забудет выражения его лица, когда он заметил ее.
        Роберт был ошеломлен. Ужас исказил его красивые черты нелепой смесью удивления и испуга - не очень-то лестно для Ребекки, учитывая, через что ей пришлось пройти, чтобы пробраться сюда.
        Но почему?
        Потому что она пришла одна? Нет, не совсем одна - через несколько минут после того, как перед ярко освещенным домом остановился ее экипаж, из другой кареты высыпало несколько молодых женщин. Ребекка недоумевала, как войти без приглашения, поэтому без труда проследовала за ними.
        - Милорд… - начала, было, она.
        Роберт резко перебил ее:
        - Понятия не имею, зачем вы здесь, но пока мы не окажемся на безопасном расстоянии от этого дома, не говорите ни слова и, ради Бога, наденьте капюшон.
        Ребекка рисковала столкнуться с всеобщим осуждением и недовольством родителей, когда тайком покинула бал и отправилась на поиски Роберта. Она бы этого не сделала, если бы ей не нужно было срочно с ним поговорить.
        Роберт почти силой втащил Ребекку в экипаж, резко задернул шторки, и карета загрохотала по мостовой. Сурово насупив брови, Роберт смотрел на нее:
        - Объясните мне, - наконец процедил он сквозь стиснутые зубы, - зачем вы появились на вечеринке Хаусмана? Мне прекрасно известно, что вас не приглашали. Разве вы не были с родителями у Таллерсов?
        Ребекка собиралась было ответить, но Роберт не позволил.
        - Я наблюдал за вами весь вечер. - Его голубые глаза блестели. - По-моему, вы успели потанцевать со всеми присутствующими джентльменами.
        - Вы не пригласили меня, - тихо ответила она.
        - Конечно, нет.
        Эти два слова обожгли Ребекку, и она вздернула подбородок.
        Однако Роберт танцевал с ее матерью. Наверняка за этим что-то крылось. Потому-то Ребекке и хватило смелости последовать за ним.
        Не давая Ребекке вставить ни слова, хотя она толком и не знала, что ответить, Роберт продолжал:
        - А что касается вашего приезда несколько минут назад… Разве вы не поняли, что другие присутствующие дамы принадлежат к несколько иному кругу, нежели вы? Остается молиться, чтобы вас никто не заметил.
        Действительно, Ребекка не узнала ни одну, из прибывших дам, но на них были роскошные наряды и…
        О нет!
        Наконец-то она поняла.
        - Да. - Роберт, верно, истолковал ее испуганное выражение лица и еле слышный вскрик. - Именно это я и хотел сказать. Они зарабатывают на жизнь определенным образом, и их наняли для… Думаю, мне не следует вам объяснять. Ребекка, почему вы оказались здесь?
        Она так сильно сцепила руки на коленях, что стало больно пальцам.
        - Я подслушала, как джентльмены обсуждали эту вечеринку. Они упомянули ваше имя в качестве гостя, и когда вы так внезапно нас покинули, я подумала, вы поехали туда. Я и понятия не имела… - Ребекка замолчала.
        Лицо Роберта напоминало мраморную маску.
        - Мне очень надо с вами поговорить, - добавила Ребекка, но эта отговорка прозвучала неубедительно даже для нее.
        Настолько сильно, что вы пошли на риск навсегда запятнать вашу репутацию? - едко поинтересовался он. Покачав головой, Роберт отвернулся и несколько минут молча смотрел в стену. - Невероятно, - отчеканил он.
        Ребекка боялась, что Роберт, скорее всего, прав, но все же сумела сдержаться.
        - Мне было лишь известно о вечеринке, которую не собирались посещать мои родители. Я решила воспользоваться шансом, поговорить с вами, если мне удастся туда проникнуть. Я, правда, не знала…
        - Ваши родители о чем-то догадываются? - бесцеремонно перебил Роберт. Только теперь Ребекка поняла, чего могла ей стоить ее безумная выходка, и ей стало нехорошо.
        - Я притворилась, будто иду с Арабеллой и ее мужем на другой бал.
        - Иначе говоря, вы обманули родителей.
        Да, но в тот миг эта ложь казалась Ребекке необходимой. Она кивнула.
        Роберт чуть слышно выругался, впервые в ее присутствии, но Ребекка все же разобрала слова, хотя и понимала: сейчас неподходящее время спрашивать, что он имел в виду.
        - Не думаю, чтобы кто-то заметил, как я сбежала и остановила экипаж, - принялась оправдываться Ребекка. - Кроме Арабеллы, никто не знал.
        Роберт перевел на нее взгляд:
        - А если вас кто-нибудь видел?
        Ребекка растерянно промолчала.
        - Они во всем будут обвинять меня. - Роберт провел рукой по лицу. - Ваши родители будут винить меня. И люди им поверят.
        - Откуда мне было знать, что это… - Ребекка не могла подобрать подходящего слова для описания вечеринки, на которую чуть было, не попала.
        Роберт вжался в спинку сиденья, и его губы тронула чуть ироничная улыбка.
        - Сборище порочных холостяков? Милая моя, вам не пришло в голову, почему туда не пригласили вас и ваших родителей? Вы в списке самых знатных людей Лондона. Кроме того, когда такой нечестивец, как Джеральд Хаусман, устраивает празднество, это всего лишь предлог для мужчин, чтобы собраться вместе и вести себя чуть более развязно, чем они обычно ведут себя, в присутствии дам.
        - Поэтому вы там были? - спросила Ребекка. - Чтобы вести себя развязно?
        - Думаю, вначале я желал именно этого. - Роберт помолчал и коротко добавил: - Но как вы заметили, я уже уходил.
        - Отчего же? - мягко спросила она.
        Он сжал в кулак лежащую на коленях руку.
        - Я был не в настроении.
        - Дэмиен говорил, вы много времени проводите дома.
        - А что в этом странного? Вопреки общепринятому мнению, будто каждую ночь я слоняюсь по Лондону, на самом деле я часто остаюсь дома. В любом случае мое времяпрепровождение не имеет значения, поскольку в отличие от вас моя репутация не находится под угрозой. - Нам надо придумать, как незаметно доставить вас домой.
        После всех опасностей и все еще маячившей впереди угрозы Ребекка не могла просто так вернуться, не сказав Роберту того, для чего она приехала.
        - Поскольку я уже все испортила и несколько минут, ничего не решают, вы не могли бы попросить кучера сделать круг, чтобы мы могли поговорить?
        Роберт сжал зубы.
        - По опыту знаю, что слишком долгие разговоры с женщиной до добра не доводят. Не хотелось бы спрашивать, но о чем вы собираетесь говорить?
        Ребекка медлила, понимая, что эти слова могут изменить ее будущее.
        - О нас, - наконец ответила она, затаив дыхание. Роберт снова еле слышно прошептал незнакомое ей слово и поудобнее устроился на сиденье.
        - Ребекка…
        - Мы не можем договориться?
        - Договориться? - Он взглянул на нее, сузив глаза. - О чем это вы?
        Ребекка постаралась успокоиться и говорить как можно беспечнее, хотя сердце ее бешено билось.
        - Прошу, поймите, я полная противоположность вам.
        Впервые с той минуты, когда Роберт увидел ее в холле, в его глазах вновь зажегся привычный лукавый огонек.
        - К сожалению, я это заметил, мисс Марстон.
        В смехе Ребекки чувствовался оттенок напряжения и в то же время радости.
        - Я понимаю, что вы не хотите ущемлять свою свободу. Замечательно. Как человек, не обладающий свободой, я, кажется, понимаю, отчего вы ее так цените. Возможно, нам удастся прийти к соглашению, выгодному для нас обоих. Совершить сделку, если пожелаете. Я лишь прошу дать мне шанс.
        Роберт не шевельнулся.
        Неужели она действительно это сделает? Скажет эти безумные вещи, которые почерпнула из книги, написанной падшей женщиной? Поставит на кон свое счастье по совету распутницы?
        Да, именно так она и сделает. Хотя Дэмиен и старался ей помочь, но скоро он уедет в Испанию, и, кроме того, эта проблема требовала более искусного, женского подхода.
        Даже мать Ребекки выразилась точно так же, считая, что женщины лучше мужчин знают, чего те хотят.
        Ребекка до конца прочитала запретную книгу, и то, о чем она узнала, нельзя было даже назвать откровением. Да, прямолинейность ошеломила ее, но также и поразила до глубины души - возможно, именно она и была той женщиной, которую искал Роберт Нортфилд.
        Теперь ей страстно хотелось попробовать запретный плод вместе с ним.
        Ребекка не могла поверить своим ушам и, тем не менее, продолжала:
        - Вы женитесь на мне?
        Роберт приоткрыл рот от удивления. Выражение его лица показалось бы ей забавным, если бы Ребекка так ужасно не волновалась, понимая, что это самый важный момент в ее жизни.
        - Если мы поженимся, - принялась объяснять она дрожащим голосом, - и я окажусь не той женщиной, которая вам нужна, вы вольны, вернуться к прежнему образу жизни. Если вас охватит беспокойство, и я буду не в силах вас удержать, я не стану противиться. - Ребекка замолчала, улыбнулась и продолжала приглушенным голосом: - Однако, воодушевившись, должна предупредить вас: я намерена доказать, что я именно та женщина, которая вам нужна.
        Роберт чувствовал, как на его лице отразилось недоумение. С семнадцати лет никто не делал ему такого смелого предложения.
        Элиза была на двадцать лет старше, играла в театре, и ее намерения были продиктованы лишь страстью. Жарким летним вечером она нашла его после представления, которое он посетил со всей семьей, и прошептала ему на ухо, чем бы она хотела с ним заняться. Она обожает красивых юношей, сказала Элиза своим чуть хрипловатым голосом и одарила его дерзкой, чувственной улыбкой.
        Тогда Роберта снедало любопытство, и он был польщен. Естественно, он нашел способ пробраться в дом Элизы. Эта связь стала первой в череде его бесконечных романов, и в последующие годы множество женщин дарили ему наслаждение.
        Но это было нечто совершенно иное.
        Возможно, ему все привиделось. Возможно, невинная молодая женщина не сказала ему только что о своем желании заняться с ним любовью, будучи уверенной, несмотря на всю свою неискушенность, что ей удастся удержать его.
        Если он женится на ней…
        Роберт, наконец, закрыл рот и попытался дать Ребекке вразумительный ответ, однако в голову ему ничего не шло.
        Господи, никогда прежде не был он так заинтригован. Может быть, Ребекка даже не отдавала себе отчета в том, что пообещала, однако мысль о том, как он научит ее всему, была чрезвычайно заманчива.
        Роберт знал: даже под страхом смерти он не сможет оторвать взгляда от ее лица. Неужели она только что сделала ему предложение?
        Ее светящиеся синие глаза пристально смотрели на него, а экипаж тем временем продолжал катиться по улице. Роберт так испугался, когда увидел Ребекку в том доме, что не сказал кучеру, куда ехать, поэтому волей-неволей он уже исполнил ее просьбу потянуть время. Джордж будет ждать, пока ему не прикажут отвезти их по нужному адресу. Конечно, он видел, как в экипаж села молодая женщина.
        Пусть на Ребекке был плащ, ее все равно могли узнать. Роберт говорил правду. Если поползут слухи о ее присутствии на вечеринке в доме Хаусмана, разразится грандиозный скандал.
        Возможно, ему придется на ней жениться.

«Возможно, я хочу жениться на ней».
        Хотел ли он этого на самом деле? Как, без сомнения, заметил бы Дэмиен, Роберт не был уверен, что не желает жениться.
        - Ваш отец не согласится, - с трудом произнес он.

«Если… я окажусь не той женщиной, которая вам нужна…»
        - Ему придется это сделать. Вы нравитесь моей матери. Она не считает брак с вами наилучшим выходом, но и не возражает. Думаю, ей по душе вся эта таинственность. - Ребекка изогнула бровь. - Прекрасная мысль пригласить ее на вальс.
        - Я вовсе не стремился чего-то достичь, - пробормотал Роберт. - Я просто…
        Ребекка с интересом смотрела на него.
        Он понятия не имел, как ответить. Зачем он танцевал с леди Марстон? Наконец Роберт выдавил:
        - Ребекка, не нужно быть такой доверчивой. Вы прекрасны, талантливы, вы богатая наследница. Мы оба знаем, все лондонские холостяки у ваших ног.
        - Отлично, значит, и вы среди них. Мои родители настаивают, чтобы я поскорее сделала выбор. Я выбираю вас. Могу я надеяться на положительный ответ?
        - Все не так просто.
        - Скажите почему, вы ведь холостяк, не так ли? - Ребекка очаровательно улыбнулась. - Если только у вас где-то есть жена, о которой никто ничего не знает…
        Проклятие, Ребекка знала, что выиграет. Нет, она уже выиграла.
        Настало время снова взять все в свои руки.
        Роберт в мгновение ока преодолел разделявшее их расстояние, схватил Ребекку за талию и усадил себе на колени, с удовлетворением услышав ее изумленный возглас.
        - Зачем вы это делаете? - спросил он, прикасаясь губами к ее виску.
        - Я тоже много раз задавалась тем же вопросом относительно вас. - Она чуть слышно рассмеялась. - Боюсь, это будет нелегко объяснить.
        Его губы коснулись атласной щеки Ребекки, как в ту первую ночь в саду. Точно так же он слегка поцеловал ее губы, словно они и сейчас стояли у изгороди, прячась от лорда Уоттса.
        - Прекрасно, я согласен на ваши условия, если только вы согласитесь на мои.
        Ребекка обвила его шею руками.
        - Не думаю, что стану возражать.
        Роберт лукаво улыбнулся:
        - Если вы поймете, что я не тот мужчина, который вам нужен, вы вольны искать утешения в ком-то другом, но предупреждаю вас: я намерен доказать вам обратное.
        По телу Ребекки пробежала дрожь. Роберт поцеловал ее. Это был уже не тот сдержанный поцелуй, как в первый раз, а поцелуй любовника, горячий, страстный и долгий. Это было обещание и безмолвная клятва. Он был требователен и одновременно давал ей почувствовать свою жажду и самообладание.
        Когда, наконец, Роберт поднял голову, он и понятия не имел, куда они ехали, однако в его душе воцарился чудесный мир, которого он никак не ожидал после столь поспешно принятого решения.
        - Нам надо пожениться поскорее, - пробормотал он.
        - Чтобы спасти мою репутацию, если сегодня меня кто-нибудь видел? - Смех Ребекки прозвучал как музыка, она была такой прекрасной и теплой в его объятиях.
        - Потому что я не смогу долго ждать. Возможно, ты и сама заметила. - Роберт подвинулся на сиденье, и Ребекка почувствовала его возбуждение.
        - Ах, вот оно что!
        Он рассмеялся, услышав ее неуверенный тон, радуясь, что снова владеет ситуацией:
        - Недаром у меня такая репутация.
        И тут их роли вновь поменялись. Рука Ребекки соскользнула с его плеча, замерла, на внутренней стороне его бедра и прикоснулась к его плоти. Несмотря на разделявшую их одежду, Роберт затаил дыхание, когда ладонь Ребекки прижалась к его телу.
        - Зачем ждать? - сладострастно прошептала она. - Мы обручены и согласились пожениться.
        Роберт был поражен. Это предложение и смелое прикосновение ее руки… Разве можно было ожидать столь рискованного поступка от невинной девушки?
        - Господи, не говори так. - Роберт пытался отодвинуться, но Ребекка прильнула к нему, так что он чувствовал прикосновение ее пышной груди, и его охватило острое желание. - Поверь, я не могу противостоять искушению.
        - Твой дом близко. - Она опустила густые ресницы. - Отвези меня туда. Мои родители не ждут меня в ближайшее время.

«Отвези меня…»
        Он не мог. Всего минуту назад он согласился стать уважаемым женатым человеком, который в свое время даст жене клятву верности.
        - Ребекка, нет. Я могу подождать.
        - А если я не могу? - послышался тихий шепот. - Не забывай, я мечтала об этом больше года, с тех пор как тебя увидела. Я хочу тебя. - Изящная рука ослабила ворот его рубашки. - Я намекнула, что могу остаться с Арабеллой. У нас впереди вся ночь. Если я не вернусь домой, мои родители не встревожатся.
        Ребекка понятия не имела, что она предлагала ему. Роберт поймал ее запястье.
        - Твой, отец вполне может отказаться. Если я буду вести себя недостойно…
        - Ты собираешься ему сказать? Лично я - нет. - Она высвободила руку и снова поцеловала его. Это был простой, наивный поцелуй, лишь легкое касание губ, но Роберт с трудом сдержал стон. Ребекка продолжала возиться с пуговицами на рубашке. Ее маленькая ладонь прижалась к его обнаженной груди - прохладное прикосновение к разгоряченной коже.
        Удивленный, возбужденный и все еще колеблющийся Роберт с трудом оторвался от губ Ребекки, пытаясь вести себя благоразумно.
        - Я должен отвезти тебя к родителям.
        - Не беспокойся о моем отце. Я все равно выйду за тебя замуж, даже если он не даст разрешения. Возможно, он откажется выплатить приданое…
        - Мне не нужны его деньги, - перебил Роберт, - даже если он даст свое благословение! Мне нужна ты.
        Роберт благоразумно усадил Ребекку на сиденье напротив, но это ему мало помогло. Она была так соблазнительно растрепанна, ее губы порозовели, а на щеках выступил румянец. Синие глаза мерцали.
        - Прошу тебя.
        Сопротивление Роберта было сломлено. Притяжение Ребекки было так велико, что он сжал кулаки, чтобы вновь не обнять ее. Выругавшись про себя, Роберт постучал по верху экипажа, давая знак кучеру.

        Глава 21

        Общество устанавливает правила, регулирующие поведение леди и джентльменов. Однако в спальне мы всего лишь мужчины и женщины. Забудьте о правилах и следуйте своим инстинктам.

    Из главы «Возможно, это и предосудительно, но не все ли вам равно?»
        Леди Ротбург была настоящим гением. Ребекка почувствовала легкое прикосновение жениха к ее талии, когда он высадил ее из экипажа и, ее сердце затрепетало от его жгучего взгляда. Не говоря ни слова, Роберт помог ей подняться по ступеням своего дома.
        Ее жених.
        Сам Роберт Нортфилд.
        - Я нанимаю только таких слуг, которые умеют держать язык за зубами. - Он отпер дверь. - И они очень благоразумны.
        Только такие слуги и могли быть у человека с дурной репутацией. Эта мысль отчего-то насмешила Ребекку. К ее удивлению, репутация Роберта больше не вызывала у нее негодования, потому что до последнего вздоха она не забудет, как в экипаже он протянул руки и порывисто подхватил ее.
        У него был совершенно беспечный вид.
        - Они привыкли, что ты приводишь сюда женщин. - Ребекка сжала руку Роберта.
        Он покачал головой, и его голубые глаза посмотрели прямо на нее.
        - Здесь никогда не было такой женщины, как ты.
        Скорее всего, он говорит правду. Вряд ли нашлись бы другие назойливые девственницы, которые бесстыдно начали раздевать его прямо в экипаже, перед этим нахально предложив ему руку и сердце и пообещав до конца жизни доставлять одни лишь наслаждения. Если бы Ребекка не достигла желаемого, ей было бы очень стыдно. Что бы ей ответил Роберт, признайся она ему в романтической любви или в том, как сильно она мечтает держать на руках его ребенка, как хочет видеть его улыбку за завтраком после страстной ночи любви? Об этом можно было только догадываться.

«Для мужчин любовь означает уязвимость. Когда мужчина эмоционально привязывается к женщине, она начинает оказывать на него огромное влияние. Вам следует понять, что их это очень пугает, хотят они это признавать или нет. Конечно, у каждого свои страхи. Мужчины согласны на страстное увлечение, но к любви относятся крайне настороженно. Если он дает вам и то и другое - это прекрасный дар».
        Спальня Роберта была на втором этаже, и Ребекка успела заметить огромную кровать, застеленную темным шелковым покрывалом, гардероб в углу, туфли у резного стула, но тут он схватил ее за плечи и заглянул в глаза.
        - Ты уверена? У тебя не было времени подготовиться, поговорить с матерью или что-то в этом роде. Ребекка, буду, честен: мне хотелось бы заняться с тобой любовью, но я боюсь сломать тебя.
        Кто-то из слуг оставил зажженную лампу, и ее свет золотил каштановые волосы Роберта. Ребекка вопрошающе нежно коснулась его подбородка, ощутив чуть заметную щетину.
        - Я готова, и мне не нужно говорить с матерью.
        Роберт поднял брови и ласково, и умело провел ладонями по ее рукам.
        - Правда? Мне будет любопытно это узнать.
        - Я хочу, чтобы ты показал мне все то запретное и прекрасное, что случается между мужчиной и женщиной. Я хочу видеть тебя, чувствовать тебя.
        С помощью Ребекки Роберт высвободил рубашку из-под пояса и сбросил ее с плеч. Его грудь была твердой и мускулистой, плечи широкими.
        - Сомневаюсь, что за час мы успеем попробовать все запретное, - пробормотал он. Теперь на нем остались только туфли и брюки, и было ясно видно, как он возбужден. - Но я очень постараюсь. А теперь, если не возражаешь, я хотел бы раздеть и тебя. Повернись, милая, и мы посмотрим, оправдаются ли мои фантазии.
        Женщины не раз соблазняли Роберта, но невинные девушки - никогда. Сначала Ребекка сделала ему предложение, и он согласился, а теперь довольно неуклюжими и вместе с тем соблазнительными движениями ей удалось почти полностью раздеть его, выказывая при этом такой пыл, какого он и представить, не мог у испуганных девственниц.
        Похоже, пришло время собраться с мыслями, особенно когда речь заходила о его будущей жене.
        Жена…
        Об этом Роберт подумает позже. А сейчас нараставшее возбуждение мешало ему мыслить здраво.
        Он ловко расстегнул ее платье, обнажив бледные плечи, и лимонный шелк с тихим шелестом соскользнул с гладкой теплой кожи на пол. Под скромными кружевами сорочки выделялась пышная грудь, от этого зрелища у него забурлила кровь, и Роберт нетерпеливо выдернул шпильки из волос Ребекки, небрежно отбросив их в сторону.
        Темный шелк волос заструился по ее изящной спине. Роберт наклонился и вдохнул нежный аромат Ребекки. Придерживая ее за локти, он замер позади и прижал девушку к себе.
        - Кажется, ты превосходишь мои ожидания, - чувственно прошептал он, любуясь ее высокой грудью. - Но я хочу увидеть все.
        - Я бы не пришла сюда, если бы тоже этого не хотела. - Ребекка прислонилась к его груди. - Я доверяю тебе.
        Роберт запустил пальцы в ее мягкие волосы, но последние слова заставили его застыть. Он не был уверен, слышал ли он подобное раньше. «Я доверяю тебе». Конечно, Ребекка вручила ему свое будущее. Ему стало стыдно, и в тот момент мысль о браке преобразовалась в нечто другое, отличное от прежних эгоистичных попыток Роберта защитить свою свободу, он понял, что его жизнь безвозвратно изменилась.
        - Ты можешь мне доверять, - с внезапной искренностью произнес он. - Все, что ты дашь мне, будет в надежных руках.
        - Почему-то я знала это с самого начала.
        Видимо, Ребекка говорила правду, иначе теперь не находилась бы здесь, в объятиях Роберта, полуобнаженная. Если она подарит ему свою невинность, обратного пути не будет.
        Пути назад не будет для них обоих.
        Не разжимая объятий, Роберт медленно развязал ленту корсажа. Ткань раздвинулась, груди Ребекки теперь вырисовывались отчетливее, и наконец сорочка соскользнула вниз, обнажив светлую кожу и полную, твердую грудь с сосками нежно-кораллового цвета. Роберт опустил глаза, отметив нежные волоски между стройными ногами, темные завитки, которых он так хотел коснуться пальцами. И губами, хотя, возможно, в первый раз ему не следовало делать подобных вещей, несмотря на все заверения Ребекки. Роберт пообещал себе, что будет нежен, но сильная пульсация в паху вынудила его стиснуть зубы, сжать всю волю в кулак.
        - Скорее, - прошептала Ребекка, откинув голову на его плечо. - Прикоснись ко мне. Сделай что-нибудь. Я не знаю…
        От этих слов огонь в крови Роберта стал еще жарче, в голове мелькнула мысль: возможно, нетерпение Ребекки вызвано промелькнувшей между ними искрой или ее врожденной чувственностью. Если его предположение окажется верным, ему повезет, подумал Роберт и подхватил Ребекку на руки.
        - Не волнуйся, я все сделаю. - В голосе Роберта не было того наигранного безразличия, с которым он привык разговаривать с другими женщинами в спальне. Обычно он дразнил, соблазнял, изображал игру и желание. На этот раз все было по-другому. - Я прикоснусь к тебе так, что ты никогда этого не забудешь, никогда не забудешь нашей ночи.
        Роберт положил Ребекку на кровать, любуясь ее длинными ногами, чувственным и женственным изгибом бедер, полной грудью. Густые блестящие волосы рассыпались по белым простыням, напоминая превосходные полотна старых мастеров, написанные в те времена, когда женскую красоту боготворили и изучали.
        А ее глаза под длинными ресницами; необыкновенные, сияющие, словно море под лучами летнего солнца… Теперь эти глаза смотрели, как Роберт снял туфли и поднялся, чтобы расстегнуть брюки. Ребекка жадно разглядывала его, ее нежные губы чуть приоткрылись. Было ли это удивление, восхищение, тревога?
        - Ты такой огромный. - Ее глаза были устремлены на него.
        Роберт сдавленно рассмеялся и быстро забрался на постель. Его рука скользнула по ее обнаженному бедру.
        - Но, милая, тебе же не с кем меня сравнить!
        - Нет, но…
        Роберт поцеловал ее, пытаясь сгладить первые проблески опасения, после чего прижал Ребекку к себе, чтобы его плоть касалась ее бедра, но не более того, давая ей время привыкнуть. С благоговением он провел пальцами по изящной линии спины, изгибу тонкой талии и, наконец, коснулся ее девственной груди, почувствовал на ладони ее теплую тяжесть. Ребекка задрожала от этой ласки.
        - Ты само совершенство, - прошептал Роберт ей на ухо, касаясь губами щеки. - Будто создана специально для меня. Вероятно, многие мужчины мечтали оказаться на этом месте рядом с тобой?
        Подобные размышления были так чужды для Роберта, что он не смог скрыть удивления. Странно, но он ревновал ко всем, кто мог мечтать о Ребекке, когда с мрачным видом смотрел, как она сегодня вечером танцевала с возможными претендентами на ее руку и сердце.
        - Сейчас я не могу думать ни о ком другом. В целом мире есть только ты и я. - Ребекка повернула голову и поцеловала его в плечо, в то время как он продолжал ласкать ее грудь.
        Она была права. Мужчины, в прошлом желавшие ее, исчезли. Они проиграли, а Роберт выиграл.
        - Да, никого, кроме нас двоих, - с нежностью повторил он.
        И после этих простых, но полных такого большого значения слов все любовницы из бурного прошлого Роберта остались позади.
        - Я готова, - прошептала Ребекка, - я жду тебя.
        Роберт уже давно сдерживал себя, и эти наивные слова заставили его улыбнуться, поскольку он сомневался, отдает ли она себе отчет в том, что говорит, - несмотря на всю уступчивость Ребекки, Роберт хотел, чтобы этот судьбоносный момент стал для нее не концом, а началом чего-то нового.
        - Скоро, - прошептал он, склонив голову, и на его лице появилась манящая улыбка.
        Когда Роберт губами коснулся ее напряженного соска, дрожащий вздох Ребекки говорил красноречивее любых слов.
        - Роберт… - чуть слышно выдохнула она его имя.
        Он сосредоточил все свое внимание на соблазнении, на желании доставить Ребекке изысканное удовольствие, на осознании волшебства этой минуты. Обычно с другими любовницами его мысли были где-то далеко, действовало лишь тело, но женщина в его объятиях была совсем иной.
        Он шевельнулся, и Ребекка с готовностью ответила ему. Губами Роберт продолжал ласкать ее твердые соски, а пальцы тем временем коснулись влажного углубления внизу живота. С каждым поцелуем, с каждым ласковым прикосновением Ребекка беспокойно двигалась, ее гибкое тело было воплощением соблазна, прикосновение к ее коже сводило с ума, и Роберт проклинал в этот момент свою искушенность.
        Он осторожно ласкал ее грудь, одновременно продолжая восхитительно медленно водить пальцами вдоль шелковистых складок. Ребекка ухватила его за плечи и, не сдерживаясь, застонала, слегка раскинув ноги. Роберта распалил нежный аромат ее кожи, этот аромат возбуждения, его кровь закипела.
        - Расскажи мне, что ты чувствуешь, - прошептал он, продолжая слегка надавливать, пальцами ощущая влажную припухлость.
        Ребекка выгнула спину, ее тугие соски скользнули по его груди.
        - Это так… я…
        Роберт ожидал именно этих бессвязных слов, он знал, скоро она достигнет своего пика, судя по яркому румянцу, выступившему на прелестном лице, и судорожному сжатию ее пальцев. Он медленно и чувственно провел языком по нижней губе Ребекки.
        - Потерпи. Думаю, ты почти у цели, милая.
        Наконец из горла Ребекки вырвался крик изумления и удовольствия, и по стройному телу пробежала заметная дрожь. Роберт смотрел на нее затуманенным взглядом, и ему казалось, все его силы ушли на то, чтобы подарить Ребекке первое неземное блаженство.
        А ведь это было только начало.
        Ребекка хотела получить запретный урок. Этот брак будет заключен на небесах, ведь Роберт был необычайно искушен в подобных делах. Он приподнялся, расположившись между ног Ребекки, его плоть чуть касалась ее маленького лона, на губах играла ленивая улыбка, хотя весь он был напряжен, словно тетива лука, и с нетерпением ожидал, пока она, наконец, придет в себя. Нависая над ее все еще трепещущим телом, он увидел, как ее глаза раскрылись.
        - Теперь ты готова, - коротко бросил Роберт.
        - Это было… - Ребекка замолчала и сдавленно рассмеялась. - С тех пор как мы разделись, я так и не сумела сказать ничего внятного.
        - Хороший знак. - Роберт начал медленно проникать в нее. - Нет на свете ничего приятнее, чем лишить женщину дара речи.
        Ребекка поняла, что он делает, и ее глаза расширились.
        - Вот как сейчас. - Роберт согнул ее ногу в колене. - Чем больше ты расслабишься, тем легче тебе будет.
        Ребекка с живостью согнула другую ногу, ее взгляд пронзал Роберта, в улыбке, игравшей на прекрасном лице, не было и тени страха.

«Я доверяю тебе».
        Никогда прежде не был он так осторожен, так сдержан, так охвачен страстью, что, казалось, вот-вот вспыхнет. Пройдя разделявший их барьер и заметив выражение боли на ее лице, он принялся целовать лоб, кончик носа, губы Ребекки, чтобы успокоить ее.
        - Скоро будет лучше, - шептал он. - Клянусь. Намного лучше.
        - Не обращайся со мной так, словно я хрупкий цветок, - с удивительной стойкостью ответила Ребекка, чуть ослабив пальцы, сжимавшие его предплечья. - Я люблю тебя, но это не значит, что тебе следует забыть о своей репутации, лорд Роберт. Если ты настолько опытен, докажи мне это.

«Я люблю тебя».
        - Ты говоришь это так легко, - пробормотал Роберт. - Тело требовало продолжения, но охватившие его чувства заставили остановиться. - Ребекка, я… - Его голос прервался.
        Возможно, женская интуиция подсказала ей, что он хотел сказать.
        - Просто покажи мне, - умоляюще прошептала она.
        И когда Роберт повиновался ее просьбе, когда начал медленно и уверенно двигаться, пока Ребекка не ахнула, не застонала и, наконец, громко не вскрикнула, его наслаждение стало во много раз сильнее. И когда ее лоно сжалось, все тело Роберта начала сотрясать крупная дрожь, он почти потерял голову и растворился в ней.
        В ее объятиях, в ее прекрасном теле, в ее душе.

        Глава 22

        Недоразумения неизбежны. Они могут возникнуть, когда вы меньше всего ожидаете, и способны поставить в замешательство вас обоих. И только любовь друг к другу поможет вам их разрешить.

    Из главы «Искусство спора»
        Опять этот человек. Невероятно, но за ней следили.
        Сейчас он прятался в дверях табачной лавки на другой стороне улицы. Прищурившись, Брианна почувствовала прилив раздражения и беспокойства и принялась раздумывать, стоит ли ей обратиться к властям. В конце концов, ее муж был богатым человеком, и если кто-то задумал ее похитить, ей надо быть настороже.
        Уже третий день подряд она замечала этого типа, и все более убеждалась в том, что странный маленький человечек в коричневой шляпе преследовал ее. Впервые она заметила его, когда забыла в экипаже сумочку и поспешно вернулась назад, чуть не столкнувшись с ним нос к носу. Тогда она не обратила на это внимания, но на следующий день снова увидела его.
        И хотя он каждый раз одевался по-разному, Брианна не могла ошибиться. На третий день ее любопытство сменилось тревогой.
        Брианна вернулась в магазин и спросила жену галантерейщика, крупную женщину, которая обслуживала покупателей в главных отделах магазина, есть ли у них черный вход. Женщина удивилась, но указала ей на дверь и за небольшую плату согласилась через час выслать работника, чтобы он попросил кучера ехать домой. Видно, торговка не раз сталкивалась с причудами богатых и титулованных особ, поэтому на ее лице отразилось привычное смирение, и Брианна, чувствуя себя свободной, выскользнула из магазина в узкий переулок.
        Она не была уверена, стоило ли ей прибегать к подобной уловке, но она носила под сердцем ребенка, и маленькая жизнь была для нее дороже всего на свете. Надо было вести себя осмотрительно.
        День был ясный, хотя и немного прохладный, по лазурному небу плыли редкие облака. Пройдя приличное расстояние по переулку, и задевая подолом юбки кучи мусора, Брианна вошла в черный ход табачной лавки, извинилась перед изумленным владельцем и снова вышла на улицу.
        Арабелла жила поблизости, и в ясную погоду было одно удовольствие дойти до дома Бонэмов в стороне от Сент-Джеймсского дворца. К счастью, леди Бонэм оказалась на месте. Через несколько секунд Брианну провели в небольшую гостиную наверху, и Арабелла поднялась ей навстречу.
        - Бри, как здорово, что ты зашла.
        Брианна принужденно улыбнулась:
        - Прости за вторжение, но другого выхода не было.
        - Другого выхода? - Арабелла жестом пригласила ее сесть и нахмурилась. - Ты выражаешься странно.
        Брианна расположилась на стуле. Тошнота полностью не прошла, хотя она уже научилась с ней справляться.
        - Можно чашечку слабого чая?
        - Конечно. - Арабелла потянулась к звонку. - Ребенок? Боже, ты так побледнела! Хочешь прилечь?
        - Ничего, чай мне поможет, - заверила подругу Брианна. Когда служанка поставила перед ней чашку, она с благодарностью сделала глоток, ожидая, когда пройдет тошнота. - Я просто немного расстроена, - объяснила она, слабо улыбнувшись. - Как хорошо, что ты оказалась дома.
        Во время прогулки Брианну охватило неприятное подозрение, и ей надо было с кем-нибудь поговорить.
        Арабелла встревожилась:
        - В чем дело? Ты на себя не похожа.
        - Я даже не знаю, с чего начать. И стоит ли вообще начинать.
        На лице Арабеллы отразилось недоумение.
        - Ты говоришь загадками.
        - Извини, не хотела, но в последнее время в моей жизни полно загадок. - Брианна сделала очередной глоток и, почувствовав себя немного лучше, отставила чашку в сторону. - Я сказала Колтону, что у нас будет ребенок.
        Арабелла кивнула с одобрением:
        - Могу себе представить его радость.
        - Да, это первая мысль, которая приходит в голову.
        - О чем ты? Он ведь счастлив, не так ли? - Леди Бонэм нахмурилась.
        - По его словам, да. - Брианна посмотрела в створчатое окно и с трудом сдержала слезы, - Но я не уверена. Он стал другим. А теперь еще и это.
        - Что «это»? - помолчав, спросила Арабелла.
        - Меня преследуют. По крайней мере, мне так кажется. Какой-то ужасный человек в коричневой шляпе. Я видела его уже несколько раз, и хотя в жизни бывают совпадения, наши встречи мне таковыми не кажутся.
        - Я не понимаю.
        Брианна покачала головой:
        - Я тоже не понимаю, но уверяю тебя, меня это не удивляет. Учитывая дурное настроение Колтона в последнее время, я не удивлюсь, если за этим стоит он. Он задавал мне странные вопросы и ведет себя так, словно рад ребенку и в то же время не рад. Знаю, я говорю запутанно, но я совершенно растерялась. Зачем моему мужу за мной следить?
        Арабелла собралась, было что-то ответить, но передумала. Покраснев, она отвернулась.
        Брианна с интересом наблюдала за подругой, по-прежнему испытывая тошноту из-за беспокойства.
        - Что? - наконец бесцеремонно спросила она. - Если тебе что-то известно, прошу, скажи мне.
        - Я ни в чем не уверена, однако я не удивлена, что ты сама не догадалась, потому что это произошло и со мной. Позволь высказать одно предположение. - Арабелла решительно взглянула на подругу. - Знаешь, Ребекка прочитала эту книгу и дала ее мне.
        Брианна кивнула. Ей не нужно было объяснять, что это за книга. «Советы леди Ротбург».
        Та самая книга.
        - Поверить не могу, мы все ее прочли. Наши матери упали бы в обморок. Но я, Боже… Не знаю даже, как выразиться…
        - Белла, я тебя обожаю, но скажи мне, наконец, а не то я закричу.
        - Я сделала ту вещь из десятой главы.
        Десятая глава. Брианна вспомнила и сдавленно вскрикнула. Сама она не посмела последовать этому совету, поэтому вполне понимала смущение Арабеллы.
        - Ясно.
        - Все оказалось не так неприятно, как она описывала… - быстро продолжила Арабелла.
        - Если ты не объяснишь, как это может быть связано с моей ситуацией, я сойду с ума. - Брианна стиснула зубы, пытаясь побороть тошноту.
        - Эндрю пожелал узнать, где я этому научилась. Он получил удовольствие, но не был на седьмом небе от счастья, надеюсь, ты понимаешь, о чем я? - Арабелла с решительным видом откинулась на спинку стула, хотя ее щеки все еще алели.
        - Нет, боюсь, не понимаю.
        - Не волнуйся. Я не упомянула твоего имени, но была, в конце концов, вынуждена признаться, что прочитала эту книгу, потому что мой муж требовал ответа. Он испытал такое облегчение и даже не сердился.
        - Облегчение? - Брианна все еще не понимала. - Почему?
        - В первую минуту он подумал, будто меня мог научить другой мужчина.
        Брианна на мгновение утратила дар речи.
        Арабелла сочувственно смотрела на нее.
        - Наверное, тогда у меня было такое же выражение лица. Я понять не могла, как он пришел к такому заключению. Как Эндрю мог такое подумать? А он ответил, что никогда бы не поверил, чтобы я сама могла додуматься до таких скандальных вещей. Наверное, он прав. Сама я бы не додумалась. Я и понятия не имела, что женщины делают такое. Без книги мне бы это и в голову не пришло. Возможно, если тебя преследуют, и за этим стоит Колтон, он пришел к тем же выводам, к каким пришел мой Эндрю.
        Боже, неужели Колтон подумал, будто у нее роман? Брианна застыла на месте, ее мысли путались, когда она пыталась вспомнить события прошедших недель.
        После того как она последовала совету из второй главы, он спросил, почему она это сделала, но тогда Брианна просто отмахнулась от него. В отличие от Эндрю Колтон был не из тех, кто стал бы допытываться до конца.
        А потом, о Боже, она привязала его к кровати в день рождения, и именно после этого все изменилось.

«Ты не сделала ничего дурного, милая. Не так ли?»
        Ее поразило беспомощное выражение его лица - неужели он обвинял ее в тот момент?
        Рука Брианны дрожала, словно лист на ветру, когда она отвела от лица завиток волос. Она сцепила пальцы на коленях и чужим голосом произнесла:
        - Полагаю, ты права. Белла, неужели все мужчины настолько безумны?
        - Я часто задаюсь этим же вопросом, - сухо ответила подруга. - Что ты намерена делать?
        - Думаю, убийство в Англии по-прежнему наказуемо, - пробормотала Брианна.
        - К несчастью, да. - Арабелла с трудом сдерживала смех. - Тому, кто решит по заслугам наказать августейшего герцога, ждет самая суровая кара, даже если этот самый герцог оказался настоящим болваном.
        - И все равно это так заманчиво!
        - Могу себе представить. Я тоже была в ярости. Может быть, чуть меньше. Эндрю ведь никого не нанимал за мной следить.
        Муж Брианны нанял человека следить за ней. Это было уму непостижимо.
        Брианна выпрямилась и посмотрела на подругу:
        - Думаю, Колтон скоро узнает, что в отличие от него я готова обсуждать неприятные вопросы. Если книга все еще у тебя, я бы хотела ее забрать.
        - Я спрятала ее в своей комнате. Сейчас принесу, - Арабелла грациозно поднялась и через несколько минут вернулась в гостиную с книгой в кожаном переплете. - Что ты собираешься делать? - Ее темные глаза блестели.
        Брианна встала, с трудом сдерживая гнев.
        - Преподать своему невыносимому супругу урок честности.

        Дверь в кабинет Колтона с силой распахнулась, ударив по стене. Без стука, без позволения войти. Удивленный неожиданным вторжением, он поднял глаза. Секретарь, похожий на долговязое пугало, поспешно вскочил и чуть не опрокинул стул. Колтон медленно поднялся на ноги, заметив сердитый румянец на нежных щеках жены. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.
        - Добрый день, дорогая, - как можно ласковее сказал он.
        - Вот! - Брианна подошла к его столу и бросила поверх стопки писем книгу.
        Что, черт возьми, происходит?
        На Брианне было модное светло-персиковое платье, скромное, но одновременно подчеркивавшее все соблазнительные изгибы ее тела, а в ее прекрасных глазах сверкала ярость. Колтон понял: что бы ни случилось на этот раз, она настроена серьезно, поэтому откашлялся и коротко приказал:
        - Миллз, можете идти. И, пожалуйста, закройте за собой дверь.
        Молодой человек поспешно подчинился, и когда дверь за ним захлопнулась, Колтон спокойно произнес:
        - Мне, очевидно, ты из-за чего-то на меня сердишься, но тебе известно, как я не люблю проявления чувств перед слугами, Брианна.
        - Вы вообще не любите проявлять чувства, ваша светлость, - не скрывая иронии, парировала жена, - а я-то думала, мне удастся вас изменить. Полагаю, это была моя ошибка, поскольку в награду за свои усилия я получила лишь ваше недоверие.
        Недоверие. Колтон тут же все понял и молча обругал «Хадсона и сыновей» за то, что они не сумели сдержать слово и остаться незамеченными.
        Произошла катастрофа.
        - Изменить меня? - Колтон с недоумением смотрел на жену, заметив в ее глазах слезы.
        Она оперлась руками о крышку стола и чуть наклонилась к нему, не скрывая ярости.
        - Ты кого-то нанял следить за мной, Колтон? Ты действительно подумал, что у меня может быть роман с другим мужчиной?
        В этот миг он испытал чувство облегчения, потому что гнев Брианны был неподдельным. С каждым днем ревность все больше сводила его с ума, стоило ему начать думать, будто она постигает науку любви в чужой постели. Теперь пришла очередь Колтона покраснеть. Узел шейного платка вдруг стал слишком тугим.
        - Может быть, нам лучше сесть и все спокойно обсудить?
        - Нет. - Брианна покачала головой, ее рот был непреклонно сжат. - Я отнюдь не настроена, говорить спокойно, и отказываюсь притворяться. В отличие от тебя я не боюсь проявлять свои чувства перед другими.
        - Я всегда был сдержан, Брианна, - сухо возразил Колтон, почувствовав себя уязвленным ее обвинением. - Ты знала это до того, как согласилась выйти за меня замуж. Прости, если разочаровал тебя.
        - Вы не просто сдержанны, сэр, вы чванливы.
        - Чванлив? - Колтон чуть заметно приподнял бровь. Тон Брианны был настолько язвительным, что ему показалось, словно она дала ему пощечину. - Ясно.
        Но что еще хуже, он это заслужил. В глубине души ему хотелось, чтобы Брианна не сдерживалась и по-настоящему ударила его.
        - Да, но ты начал немного меняться благодаря вот этому. - Она указала на книгу, лежащую поверх разбросанных бумаг.
        О чем это она?
        Впервые Колтон опустил глаза и заметил позолоченные буквы на алом переплете.
        - Боже, где ты ее достала?
        - Разве это важно? Гораздо важнее то, что она оказалась очень познавательной.
        Колтон в этот момент чуть не высказал своей прекрасной молодой жене, что ни одной благовоспитанной леди не следует читать книгу, написанную распутной женщиной, которая когда-то зарабатывала на жизнь, продавая свое тело, а затем имела наглость описать свои подвиги. Но тут ему в голову пришла другая мысль, и он, изо всех сил стараясь говорить спокойно, спросил:
        - Зачем тебе нужны были все эти познания?
        - Потому что я не желаю закончить, как жена лорда Фаррингтона, и быть вынужденной встретить тебя в опере с любовницей.
        - Брианна, у меня нет никакой любовницы, - чуть раздраженно заметил Колтон.
        - Приятно слышать. - Ее губы чуть заметно дрожали, и она сделала глубокий вдох. - Но это сейчас. Ты сам часто отмечал недостаток супружеской верности в аристократических кругах, а у меня есть уши, и сплетни до меня доходят. Я не хочу, чтобы ты искал утешения в постели другой женщины, потому что тебе скучно со мной.
        Брианна говорила настолько искренне, что у Колтона появилось непреодолимое желание подхватить ее на руки и всеми способами заверить: у него нет ни малейшего намерения, искать другую женщину. Однако сейчас вряд ли для этого был подходящий момент. Сначала надо было исправить ошибку.
        Колтон откашлялся.
        - Я понимаю твои чувства относительно супружеской неверности, поскольку сам сходил с ума, недоумевая, где ты могла научиться всем этим приемам. Прости, что усомнился в тебе, но было логично предположить, будто тебя кто-то научил, и этот кто-то - не я.
        Брианна прищурилась:
        - Нет, не ты. Конечно, не ты. В первые месяцы нашей совместной жизни ты только снимал с меня ночную рубашку, Колтон.
        К сожалению, она снова была права, и Колтону было унизительно слышать подобное обвинение из уст молодой женщины, которая решила самостоятельно оживить их взаимоотношения.
        Черт возьми, она была его женой! Он лишь пытался быть вежливым и не ранить ее чувства.
        - Я пытался вести себя как джентльмен, - принялся оправдываться Колтон. То, что он делал и о чем мечтал, - две совершенно противоположные вещи, и Брианна это знала.
        - Леди Ротбург считает, в спальне не существует джентльменов и леди.
        - Неужели? - Облокотившись о край стола, Колтон скрестил руки на груди и пристально посмотрел на свою своенравную супругу, вспоминая о необычайно приятных мгновениях, проведенных с ней в постели. Оказывается, все эти знания почерпнуты из скандальной книги? - Полагаю, раз ты решила что-то изменить, то считала скучным именно меня.
        Молчание. Она не пыталась возразить. Вот так комплимент!
        Лицо Брианны постепенно заливал румянец. По-прежнему стоя напротив него, она призналась:
        - Нет, я не считала тебя скучным, я обожаю, когда ты касаешься меня, но все равно чего-то не хватало. Все происходящее между нами было весьма приятным, но не было какого-то вдохновения.
        Колтон чувствовал себя глупо. Брианна оказалась совершенно права.
        - Значит, тебе нужно вдохновение?
        - Только с тобой, Колтон, потому что я тебя люблю. Тем не менее, я была бы счастлива, если бы ты хотя бы на миг ослабил контроль и показал, как желаешь меня. - В глазах Брианны было столько искренности, что Колтон почувствовал себя униженным.
        Пристыженным и униженным. Откуда ему было знать, что у нее оказалась эта книга?
        - Брианна…
        - Сейчас я не желаю с тобой говорить, - ледяным тоном заявила она, повернулась и стремительно вышла из кабинета, однако Колтон успел заметить слезы на ее щеках и то, как Брианна пыталась рассерженно смахнуть их рукой.
        Хуже дурака может быть только бесчувственный дурак, мрачно подумал он.
        Колтону необходимо было все исправить, но он понятия не имел, как это сделать, и хотя он проклинал себя за боль, причиненную жене, в глубине душе он не мог не ликовать от радости.
        Брианна принадлежала ему, и только ему. Ребенок, которого она носила под сердцем, был символом их любви, и хотя он совершил серьезную ошибку, никогда прежде он не был так счастлив.
        Колтон с любопытством взял в руки запретную книгу и принялся внимательно разглядывать позолоченные буквы на переплете. Возможно, стоит хотя бы бегло ее просмотреть, ведь если Брианна использовала ее, чтобы его соблазнить, и ей это полностью удалось, может быть, леди Ротбург сумеет и его чему-нибудь научить?

        Глава 23

        Жизнь полна сюрпризов, а любовь - самая большая тайна.

    Из главы «Как удержать то, что имеешь»
        Это был единственно возможный выход. Роберт уже совершил один безумный поступок, приняв предложение Ребекки, а потом отдался охватившей его страсти. Колтону лишь оставалось пойти с ним и поддержать своим присутствием, когда Роберт будет говорить с ее отцом. Ребекка сказала, что все равно выйдет за него, но, честно говоря, они оба надеялись получить согласие ее отца.
        - Если не возражаешь, - повторил он. - Если у меня и есть шанс убедить сэра Бенедикта позволить мне жениться на его дочери, то этот шанс - ты.
        Колтон молча сидел за своим столом, заваленным письмами.
        - Да ответишь ты что-нибудь, черт возьми? - пробормотал Роберт.
        - Кажется, я утратил дар речи, - ответил Колтон, с недоверием глядя на брата. - Ты, правда хочешь, чтобы я пошел с тобой просить руки этой молодой женщины?
        - Да, - кивнул Роберт и с усилием добавил: - Прошу тебя.
        - Ты хочешь жениться?
        Роберт не сумел сдержать раздражения и, снова чуть было не начал мерить шагами кабинет.
        - Не будь дураком.
        Колтон изогнул бровь.
        - Стараюсь, но моя жена подтвердит, что у меня не всегда получается.
        Роберт рассмеялся. Давно он уже не слышал, чтобы его старший брат шутил.
        - Еще недавно я не думал о женитьбе. Наоборот, я всеми силами противился этому. Но она победила, и, к моему удивлению, поражение оказалось не таким горьким, как я ожидал.
        На самом деле поражение, если так можно было назвать часы, проведенные в нежных объятиях Ребекки, было скорее триумфом.
        - Я бы не стал просить тебя, Колт, но это очень серьезно, - тихо прибавил Роберт.
        - Прошу меня извинить за столь упрощенный подход, но брак - это серьезное дело. - Колтон сложил пальцы домиком. - Конечно, я пойду с тобой. Неужели ты сомневался?
        - Мы бы хотели получить специальное разрешение. Колтон удивленно уставился на брата:
        - Зачем?
        В этом-то и состояла вся сложность. Если они поженятся в спешке, люди решит, будто Роберт соблазнил Ребекку. Вряд ли кто-то поверит, что все было совсем наоборот. Конечно, это их личное дело, но Роберт не желал, чтобы за спиной его жены сплетничали.
        К тому же она могла носить его ребенка.
        - Разве я сказал «нам нужно специальное разрешение»? - вспыхнул Роберт. - Мы хотели бы получить его. Это наше обоюдное желание. - Прошло уже несколько дней, но никто пока, к счастью, не заговорил о появлении Ребекки на вечеринке вместе с женщинами легкого поведения. Но даже если им и удастся избежать скандала, Роберт все равно хотел побыстрее жениться на Ребекке.
        Странно, но как только он примирился с этой мыслью, она полностью им завладела. Он хотел, чтобы Ребекка разделила с ним постель, его дом, но самое главное - его жизнь.
        - Давай сначала попробуем получить разрешение сэра Бенедикта, прежде чем заговаривать о специальном разрешении, - сухо заметил Колтон. - Я люблю тебя и подумал было о самом худшем. Не стоит с самого начала давать ему повод для подозрений.
        Неужели сдержанный, вечно занятой Колтон только что сказал, что любит его? Роберт не мог поверить своим ушам и недоверчиво смотрел на брата.
        - Я согласен, - наконец самоуверенно произнес он.
        - Поедем сегодня днем. Попрошу Миллза кого-нибудь послать к ним в дом, чтобы предупредить сэра Бенедикта о нашем визите. А пока присядь. Мне нужен твой совет.
        Роберту давно уже не терпелось сесть.
        Кажется, Колтон не замечал удивленного выражения на лице брата. Изучив бумаги на своем столе, он, наконец, поднял глаза:
        - Только нравоучения мне не нужны.
        - А кому они нужны? Пока я не встречал ни одного человека, которому бы очень хотелось их выслушивать. Но почему я вдруг должен читать тебе нотацию?
        - Мне это совершенно ни к чему.
        Яснее некуда. Роберт с трудом сдержал смех.
        - Я все понял.
        - Брианна злится на меня.
        А, так это касается прелестной жены его брата! Неудивительно. Она была центром его вселенной, хотел он в этом признаться или нет. Роберт приподнял бровь:
        - Раз уж тебе нужен мой совет, могу я узнать, в чем дело?
        - Я кое-кого нанял следить за ней, и она об этом узнала.
        Роберт не часто видел Колтона таким обеспокоенным. Ему потребовалось время, чтобы переварить услышанное.
        - Как так? - недоуменно спросил он, наконец.
        - Полагаю, некомпетентный болван сыщик допустил оплошность.
        - Нет, зачем ты нанял кого-то следить за Брианной?
        - Потому что я подумал… Нет, у меня возникло подозрение, что, возможно… О, черт! - Колтон запустил руки в волосы и с трудом выдавил: - Я боялся, она мне изменяет. Я был не прав, но она не желает меня простить. Уже два дня мы не разговариваем.
        - Изменяет? - Роберт не мог поверить своим ушам. - Брианна? С чего ты это взял?
        - Очевидно, у меня были веские основания, иначе я бы не зашел так далеко, - пробормотал Колтон. - Оказалось, это просто чудовищное недоразумение, но, уверяю тебя, нет ничего удивительного, что я пришел к подобному заключению. Теперь же мне надо придумать, как с ней помириться. Я просил о встрече с ней, чтобы попросить прощения, но она отказала мне. Честно говоря, я удивлен, что она не оставила меня и не уехала без разрешения в Девон к своим родителям.
        От Роберта не укрылось отчаяние в голосе брата, хотя он и был поражен тем, что Колтон, обычно все так тщательно взвешивавший, совершил серьезную ошибку. Очевидно, когда дело касалось чувств, его брат был не настолько проницательным.
        Брианна никогда бы даже не помыслила об интрижке. Роберту это было известно столь же доподлинно, как и то, что морской прилив всегда приходит в одно и то же время. Она безумно любила Колтона, возможно, столь же сильно, как и он ее.
        - Она не уехала, - предположил Роберт, - потому, что хотя ты и обидел ее, усомнившись в ее честности, и, что еще хуже, понятия не имел о глубине ее чувств, Брианна любит тебя. Смею предположить, она не меньше тебя желает примирения. Это тебе на руку.
        В глазах Колтона мелькнула радость.
        - Ты так думаешь?
        - Тебе придется постараться, чтобы заслужить ее прошение, Колт, а такому благородному герцогу, как ты, это будет нелегко.
        Колтон хмыкнул. Роберт так и не понял, согласен ли он с ним или нет.
        - Думаю, я готов на все. Я не хочу, чтобы она страдала из-за меня, но больше всего мне хочется, чтобы она была счастлива. Правда, я и понятия не имею, как исправить положение.
        - У меня, кажется, есть кое-какие мысли на этот счет. - На губах Роберта появилась легкая улыбка. Ему и прежде приходилось утешать расстроенных женщин, и он считал себя профессионалом в этом деле.
        - Превосходно. Помоги мне, а я сделаю все возможное, чтобы сэр Бенедикт не свернул тебе шею, когда ты заявишь ему о своем намерении как можно скорее жениться на его дочери.

        Они были наверху в кабинете отца Ребекки.
        Роберт, ее отец и герцог Ролтвен.
        Ребекка сидела в музыкальной комнате, лениво нажимая на клавиши фортепиано. Наконец-то ей удалось успокоиться и перестать беспокойно расхаживать туда-сюда. Это было утомительно, и она могла поклясться, что истоптала весь ковер.
        Ребекка не могла поверить в происходящее. Все было словно во сне. Роберт Нортфилд пришел просить ее руки. Роберт…
        Безнравственный повеса, печально известный ловелас, обольститель… неужели он действительно был таким? Когда в тот вечер, тайком сбежав с бала и чуть не погубив свою репутацию, появившись на той злополучной вечеринке, которую не пристало посещать благовоспитанным юным леди, Ребекка предложила Роберту заехать к нему домой, он вначале отказался, сказав, что может подождать.
        Не очень похоже на повесу. За это Ребекка еще больше полюбила его. И за то, что, в конце концов, он все же согласился.
        Все было так, как она и сказала матери. Роберт носил маску непринужденной беспечности и обаяния, но под ней скрывалась весьма серьезная натура. Он был нежен, страстен, и хотя Ребекка желала познать запретный плод в его объятиях, он подарил ей только изысканное наслаждение и ласку. Она была уверена - Роберт станет прекрасным мужем.
        И если только отец согласится, она будет счастливейшей женщиной в Англии.
        Однако не стоило рассчитывать на легкую победу. Ребекка отказала многим богатым холостякам с высоким положением в обществе. И все они отличались безупречной репутацией.
        Не в силах больше выносить ожидание и пытаясь успокоиться, Ребекка взяла первые попавшиеся ноты и начала играть. Это была неоконченная мелодия, к работе над которой она приступила несколько недель назад, прежде чем столкнулась с мужчиной своей мечты, убегая от лорда Уоттса. С тех пор она не прикасалась к ней.
        Дверь отворилась, и руки Ребекки замерли на клавишах.
        И только когда Роберт облокотился на крышку фортепиано, она поняла, что затаила дыхание.
        - Очень красиво. Твоё? - тихо спросил он.
        Ребекка заметила легкую улыбку на его губах, и ее охватил восторг.
        - Мое? Объясни, что ты имеешь в виду?
        В этот миг она думала не только о неоконченной мелодии.
        Роберт кивнул. Он был так красив золотисто-каштановые волосы и ярко-голубые глаза…
        Неужели ее отец согласился?
        - Я с самого начала так и подумал. - Роберт одарил ее своей знаменитой улыбкой, чуть приподняв уголки губ. - Те мелодии, что ты играла для нас в Ролтвене, тоже были написаны тобой.
        - Полагаю, леди не пристало сочинять музыку. - Сердце Ребекки готово было выскочить из груди.
        - Мне нравится, когда ты ведешь себя не как леди, - сладострастно шепнул Роберт. - Я сразу вспоминаю прошедшую ночь. Кажется, ты обещала мне вести себя подобным образом постоянно. Знаешь, я сделаю все, чтобы ты сдержала свое обещание, а со своей стороны намерен сдержать все те клятвы, которые мы дадим друг другу.
        Вспомнив дерзкие советы леди Ротбург, Ребекка вспыхнула.
        - Раз ты здесь, значит, мой отец… - тихо начала она.
        - Согласился? - Роберт весело взглянул на нее. - Не сразу, должен признаться. Однако твоя мать, которая сдержала слово и вмешалась, и друг моего отца, сэр Джон, которого знает и твой отец, помогли восстановить мою репутацию. Были и другие смягчающие обстоятельства, например, кузен, благодаря которому я и впал в немилость у твоего отца, оказался морально неустойчив и теперь отправляется в дальние колонии, дабы избежать новых карточных долгов. Твой отец нехотя согласился, что я все-таки не такой уж негодяй.
        После первой ночи любви Роберт, наконец, признался Ребекке, отчего его так невзлюбил ее отец. Она была в гневе на своего слабовольного кузена, который свалил всю вину на человека, желавшего ему помочь.
        - Я рада, что отец знает правду.
        - И Колтон тоже при необходимости может оказать неоценимую услугу, - усмехнулся Роберт. - Именно он указал на все преимущества нашей скорейшей свадьбы, чтобы я не успел соблазнить тебя. Конечно, он не выразился так грубо, но намекнул: если родители не будут держать тебя под замком, то, как твой отец может быть уверен, что в будущем ему удастся избежать скандала, учитывая мою репутацию? Поэтому следует сыграть свадьбу, чтобы избежать катастрофы.
        - Но ты меня ни к чему не принуждал, - возразила Ребекка. - Я рассказала матери правду. Все совсем наоборот. Это я попросила тебя.
        Роберт чуть приподнял бровь.
        - Мне все равно, узнает или нет твой отец правду. Доводы Колтона сработали. - Он улыбнулся. - Никто лучше моего уважаемого брата не знает, что способно внушить страх другим уважаемым людям.
        Роберт обошел фортепиано, присел рядом с Ребеккой и легко ударил ноту «до». Звук задрожал в воздухе. Ребекка чувствовала сильное прикосновение его бедра. Роберт был так близко, что она отчетливо видела его ярко-голубые глаза.
        - Ты уверена в себе? - тихо спросил он.
        Ребекка могла бы целую вечность смотреть в эти завораживающие глаза.
        - Да, - без тени сомнения ответила она.
        - У меня нет опыта супружеской жизни, должен тебе заметить, - поморщился Роберт.
        - Обычно так и бывает в первом браке, - резонно ответила Ребекка.
        От него так чудесно пахло… Ребекка стала привыкать к этому восхитительному, пряному мужественному запаху. Кто бы мог подумать, что от мужчины, обожавшего лошадей и проводившего время в прокуренных залах, могло пахнуть настолько прекрасно?
        И, словно загадочным образом прочитав ее мысли, Роберт подался вперед и сказал:
        - Мне нравятся твои духи. После той первой ночи в саду я не мог забыть их аромат. А еще необыкновенный цвет твоих глаз.
        Он собирался поцеловать ее. Ребекка страстно желала этого. А потом пусть он уложит ее на скамью и будет любить, как любил прошлой ночью.
        - Я постараюсь все время пользоваться этими духами.
        - А твои волосы… - Роберт чуть склонил голову. - Я все время думал о цвете твоих роскошных волос. Никогда со мной не было такого. И это о чем-то говорит. Взрослый мужчина, который сидит и размышляет о цвете женских волос, наверное, болен.
        - Это не болезнь.
        Роберт коснулся ее подбородка.
        - Нет?
        Ребекка была ему не пара, но ни в чем не противилась ему, так какое тогда это имело значение?
        - Какого же цвета мои волосы? - Ребекка облизнула губы.
        - Что? - Роберт неотрывно смотрел на ее рот.
        - Мои волосы?
        Роберт прикоснулся к ее губам, не обращая внимания на распахнутую дверь.
        - Ах да, я все еще точно не знаю. Наверное, буду изучать их ближайшие лет пятьдесят.
        - Как мило, - прошептала она. - Неужели это происходит с нами?
        Роберт приглушенно рассмеялся:
        - Я и сам задаю себе тот же вопрос.

        Глава 24

        Сила любви мужчины проверяется его способностью извиниться за совершенную ошибку. Если он может это сделать, если он искренен, вы все поймете по глазам. Не могу подобрать нужных слов, но, поверьте мне, вы все увидите сами. У любви есть свой особый свет.

    Из главы «Любит или нет?»
        Брианна остановилась в дверях своей спальни. Как она и ожидала, в ней кто-то был, но Брианна и подумать не могла, что это ее муж. На ее кровати лежала ночная сорочка, а Колтон расположился в кресле у камина, пристально глядя на огонь. Он выглядел спокойным, с бокалом бренди в руке, но от Брианны не укрылось его напряжение.
        - Ты войдешь? - спросил он.
        - Не знаю, - честно ответила Брианна. Сколько еще она будет обижаться? Подозрения Колтона были абсолютно непростительны.
        Брианну беспокоило, что в душе она уже простила его. Она скучала. Как только гнев сменился печалью, Брианна постаралась понять сомнения мужа. Конечно, это не оправдывало его, но, видимо, ее неопытность тоже сыграла с ними злую шутку. Она лишь хотела порадовать мужа. Тогда все казалось так просто.
        А теперь все запуталось.
        - Это твоя спальня. Тебе когда-нибудь придется войти, - спокойно продолжал Колтон. - Ты не собираешься переодеваться?
        Пусть их семейная жизнь разладилась, но Брианна не желала, чтобы об этом узнали все вокруг, поэтому она предпочла согласиться.
        - Где моя служанка?
        - Я отпустил ее на ночь.
        Самонадеянность Колтона поразила ее.
        - Полагаю, я сама смогу сделать прическу.
        - Или вовсе не делать.
        - Колтон…
        - Когда умер мой отец, я растерялся, - тихо заговорил он. - Эта трагедия не может служить мне оправданием, но, как твой муж, я прощу у тебя шанса объяснить свои недавние действия. Ты позволишь?
        Колтон никогда не говорил о своем отце. И тон у него был такой кроткий. Брианна вошла в комнату, закрыла за собой дверь и молча уселась за туалетным столиком, глядя на него.
        Ей было нужно услышать, что скажет Колтон. Им обоим это было нужно.
        - Мне было всего двадцать лет. - Он слабо улыбнулся. - Столько же, сколько тебе сейчас, так что можешь представить. Порой я чувствую себя намного старше. Внезапно все эти люди стали зависеть от меня. Отец был сильным, энергичным. Никто бы не подумал, что он сляжет с кашлем и умрет буквально через пару дней. Я не мог поверить в случившееся, пока мать, рыдая, не повернулась ко мне и не спросила:
«Что же нам теперь делать?» Все смотрели на меня, ожидая решения. И тогда я понял, что ничего не знаю.
        Брианна видела, как Колтон мучительно пытается приоткрыть завесу над своими чувствами, и знала, что если он решил извиниться перед ней, то это был самый лучший способ. Если бы он стал говорить банальности и начал объяснять свои поступки, она бы решила, будто он пытается лишь замять неприятное происшествие.
        Но это откровение стоило ему усилий.
        Колтон отвернулся, и Брианна могла поклясться, что заметила странный блеск в его глазах.
        - Я не знал, как поступить. Конечно, мне было известно, что однажды я стану герцогом, но ни я, ни мой отец и представить не могли подобного исхода. Да, меня учили, давали советы, но никто ни разу мне не сказал, как больно это будет. Быть наследником - это нечто абстрактное, но вступить в права наследства - нечто совсем иное.
        - Милый, - приглушенно прошептала Брианна, чувствуя, как исчезает гнев.
        - Нет, дай мне закончить. Ты это заслужила. - Колтон с трудом проглотил подступивший к горлу комок. - Думаю, в тот день я чувствовал себя в какой-то мере преданным. Преданным отцом. Его смертью. Глупо, не правда ли? Я был молод, но уже стал мужчиной. Это не должно было случиться так скоро. Он не должен был умереть. Мне пришлось забыть о своем горе, для этого не осталось времени. Поэтому я принялся старательно исполнять обязанности герцога и, возможно, забыл о многих других важных вещах. К счастью, ты сделала все возможное, чтобы напомнить мне.
        Брианна замерла. Колтон, которого она знала, не привык изливать душу.
        - Могу я рассчитывать на твое прощение за мою глупость? Я всегда пытался найти смысл во всем. Несмотря на очарованность твоими поступками, должен признать, они приводили меня в смятение. - Колтон напряженно смотрел на нее. - Мне нет оправдания за мои подозрения, но с тобой я чувствую себя уязвимым, а этого не случалось уже давно. Девять лет, если быть точным. А тут еще наш будущий ребенок и мысль о том, будто ты что-то от меня скрываешь, - мне казалось, я был сокрушен. Поэтому я попытался овладеть ситуацией единственным известным мне способом. Я идиот, но идиот, который безумно любит свою жену.
        Даже при всем желании Брианна бы не смогла пошевельнуться.
        - Это правда, - с трудом продолжал Колтон, - иначе я не стал бы действовать так опрометчиво.
        Брианна обожала эту типичную логику своего мужа, благодаря которой его извинения наконец-то достигли цели.
        И тут он поразил ее словами:
        - Я не понимал, что это случилось со мной. С нами.
        Она сидела на скамеечке перед туалетным столиком, спокойно сложив руки на коленях и глядя на Колтона. Однако сердце ее бешено билось.
        - Ты не знал, что любишь меня?
        Он был так красив, могуществен, богат - любой мужчина мог лишь мечтать об этом. Однако сейчас Колтон выглядел растерянным. Потерев подбородок, он с трудом произнес:
        - Я этого не понимал. Да, Брианна. Да, я люблю тебя.
        И вот все встало на свои места.
        Произнести эти слова оказалось не так уж трудно. Признаться самому себе в любви к Брианне было намного сложнее, и именно это возводило между ними преграду. Они любили друг друга. Это было больше, чем простое откровение.
        Раньше Колтон и не подумал бы признаться в братских чувствах к Роберту. Это получилось само собой. На этот раз он собирался сказать Брианне о своей любви, но и представить не мог, что голос его внезапно охрипнет, а говорить будет так тяжело.
        И этот младенец, которого она ждала… Колтон не мог подобрать слова, которые выразили бы все его чувства при мысли о том, что у них будет ребенок.
        В глазах его жены стояли слезы, и он снова был виноват, но, по крайней мере, сейчас он не обидел ее. Он вздохнул с облегчением, увидев слабую улыбку на ее губах. Она встала, подошла к нему, но, несмотря на все требования этикета, он не сумел подняться ей навстречу и так и остался сидеть, пораженный этим выражением на ее прелестном лице.
        Брианна взяла бокал бренди из его ослабевших пальцев и поставила его на каминную полку. Усевшись к нему на колени, она легко коснулась рукой щеки Колтона.
        - Нам очень повезло, правда?
        Колтон не мог ответить от переполнявших его чувств и лишь смотрел ей в глаза.
        - Знаешь, я уже давно тебя простила. Несмотря на то, что порой ты, бываешь необычайно глуп, я не в силах долго на тебя сердиться.
        Нежные губы Брианны были так соблазнительно близко.
        - Не стану спорить с этим утверждением, - глухо произнес он.
        - Наверное, я тоже виновата - Пальцы Брианны пробежали по его скулам и коснулись губ. - И хотя у меня были самые добрые намерения, мне не следовало покупать книгу леди Ротбург. Это был неподобающий поступок.
        - Согласен, - кивнул Колтон, - но, думаю, эта женщина просто поразительна. Не могу сказать, чтобы я разделял все ее взгляды относительно мужчин, но в целом она права. Весьма проницательно.
        Брианна замерла, и ее глаза расширились:
        - Ты прочел книгу?
        - Да, от корки до корки. В конце концов, ты оставила ее на моем столе.
        - Это совсем на тебя не похоже, Колтон. - Брианна кокетливо опустила ресницы.
        Он с горечью вспомнил ее резкие, но справедливые слова, когда она ворвалась к нему в кабинет.
        - В будущем я постараюсь быть менее предубежденным.
        Брианна наклонилась вперед и провела языком по его нижней губе. Медленное, легкое прикосновение, но все его тело словно пронзил ток.
        - Скажи, какие из ее советов тебе понравились больше всего? - прошептала она. - Я женщина, и мне любопытно знать.
        - Ты определенно настоящая женщина. - Колтон обхватил ее бедра и крепче прижал к себе.
        В нем вспыхнуло желание, и брюки стали слишком тугими. - Так что ты хотела узнать?
        - Что тебе понравилось больше всего. - Брианна поцеловала мужа.
        - Ты, - ответил он. - Что бы мы ни делали, самое лучшее - это ты, Брианна.
        - Хочешь сказать, я могу снова привязать тебя к кровати, если пожелаю? - Ее улыбка была игривой и дерзкой.
        Колтон тихо застонал, почувствовав прикосновение ее нежного тела к своей напряженной плоти. Он слишком ясно помнил тот сладостный миг.
        - Я всегда к вашим услугам, мадам.
        - Звучит многообещающе. Значит, я могу оставить книгу себе?
        - Я прикажу положить ее под стекло. - Колтон вытащил из волос жены шпильки и прикусил ее мочку уха.
        В ответ раздался тихий смех.
        - Уверена, леди Ротбург была бы польщена, но тебе не стоит заходить так далеко. Однако я бы хотела просить об одном одолжении.
        Колтон коснулся губами ее изящной шеи и согласно пробормотал:
        - Все, что угодно.
        - Начиная с сегодняшнего дня, я бы хотела, чтобы мы с тобой делили постель.
        - Так и будет, поверь мне, - клятвенно заверил ее Колтон.
        - Нет, я имела в виду нечто другое. Я хочу не просто заниматься с тобой любовью, но и спать рядом с тобой. Не важно, в моей комнате или в твоей, но когда ты уходишь, я чувствую…
        Брианна застыла в его объятиях. Колтон откинулся на спинку кресла, чтобы видеть ее лицо. За последние несколько дней он понял: его самая большая слабость - неспособность понять чувства других людей.
        Раз это было важно для его жены, значит, становилось важным и для него, ведь она являлась для него всем.
        - Продолжай, прошу тебя, - тихо сказал он.
        - Я чувствую себя такой одинокой. Нет, не только потому, что тебя нет рядом. - Губы Брианны чуть заметно задрожали. - Возможно, это покажется тебе нелепым, потому что ты всегда такой прагматик, но я бы хотела просыпаться и слышать в темноте твое дыхание, ощущать тепло твоего тела, делить с тобой нечто большее, чем просто страсть.
        Колтон понимал, каково это - быть одиноким. Оказаться чужим другим людям из-за своего титула, ответственности, но в большей степени из-за этих невидимых стен, которые он возвел сам, чтобы защититься от привязанностей и чувств.
        Указательным пальцем он нежно коснулся изящной изогнутой брови Брианны и улыбнулся:
        - Я буду, счастлив, если ты каждую ночь станешь спать рядом со мной. Что еще я могу для тебя сделать? Только скажи.
        Брианна покачала головой:
        - Не знаю, о чем еще может мечтать женщина, кроме как быть рядом с любимым мужчиной и ожидать от него ребенка.
        Она была герцогиней, замужем за одним из богатейших людей Англии, весь мир лежал у ее ног, она обладала невероятной красотой, вела обеспеченную жизнь, но мечтала лишь о самом простом. Колтон с самого начала понял, что Брианна никогда не относилась к их браку с расчетом, и именно это привлекло его. Будь он простым пастухом, она точно так же любила бы его.
        Она могла просить о чем угодно, зная, что он в состоянии дать ей это.
        Но она лишь хотела просыпаться рядом с ним.
        Как ему удалось обрести такое сокровище?
        Наверное, он не заслуживал ее, но он мог попытаться все исправить. Колтон встал и поднял Брианну на руки.
        - Давай сегодня останемся дома. Мы можем поужинать в соседней комнате и просто побыть наедине.
        Улыбка Брианны была такой томной и соблазнительной…
        - Прекрасная мысль. Помнишь, леди Ротбург целую главу посвятила тому, что беременные женщины становятся более страстными? Думаю, она была права.
        Колтон на это и рассчитывал. Он уже видел этот блеск в глазах жены, и его тело мгновенное реагировало даже на самое легкое прикосновение.
        - Эта женщина - просто кладезь знаний, - пробормотал он и понес Брианну в спальню прямиком к огромной кровати. - Блестящий знаток человеческих отношений, решившая разделить свой опыт со всем миром. Образец для подражания.
        Брианна рассмеялась:
        - Ты только что назвал куртизанку образцом для подражания? Ты, герцог Ролтвен, который бы ни за что на свете не нарушил правил этикета?
        Колтон уложил ее на кровать и склонился над ней, глядя в глаза.
        - Так и есть.
        После этого он принялся раздевать Брианну, беспрестанно целуя и шепча на ухо слова, полные любви.
        Ее страстный отклик на его ласки - вот все, чего он желал.
        Леди Ротбург оказалась необычайно мудрой женщиной.

        Эпилог

        Дэмиен Нортфилд откинулся на спинку стула, с довольным видом скрестив ноги, рядом стояла бутылка виски. Начальство отсрочило его поездку в Испанию, что немного сердило его, но в остальном дела сложились вполне удачно.
        Его младший брат женился. И женился очень счастливо. Вскоре Ребекка должна была дать свой первый публичный концерт. Роберт никогда не был приверженцем условностей, поэтому и решил ни от кого не скрывать блестящий талант своей жены.
        Колтон тоже выглядел счастливым, к тому же он стал более открытым. Близкое отцовство благотворно подействовало на него, а Брианна так просто светилась от счастья. Она казалась еще более красивой, чем прежде.
        Дэмиен лениво улыбнулся обоим братьям, не пытаясь скрыть своего удивления.
        - Значит, они обе прочли эту книгу?
        - И одному Богу известно, кому еще могла ее одолжить моя сбившаяся с пути истинного супруга. - На лице Колтона отразилось недоумение. - Я даже перестал пытаться следить за ней.
        - То есть ты теперь потакаешь ей во всем, - весело заметил Роберт.
        - Возможно. - Вид у Колтона был спокойный и непринужденный.
        Чтобы Колтон выглядел непринужденно? В это действительно было трудно поверить.
        - Я поклонник этой книги, - заметил Роберт и отпил из бокала. - Дэмиен, когда ты женишься, смотри, чтобы Брианна не дала ее почитать твоей молодой жене. Однако обещаю, ты не пожалеешь, если твоя возлюбленная прочтет эту книгу. Скажем, некоторые вещи настоящий джентльмен не станет обсуждать со своей женой, а для леди Ротбург это не проблема.
        Нескромная ухмылка Роберта полностью подтверждала его слова.
        - Завтра я уезжаю в Испанию, - ответил Дэмиен. - Так что сомневаюсь, чтобы в ближайшем будущем меня ждало романтическое увлечение, но я запомню твои слова.
        - Кто знает, - вступил в разговор Колтон. - Если бы кто-то сказал это мне, я бы принялся яростно спорить.
        И это была чистая правда. Кто бы мог подумать, что его серьезный старший брат женится на прелестной и непредсказуемой молодой девушке и перестанет быть холодным и недоступным герцогом Ролтвеном?
        И в то же время можно ли было себе представить, чтобы Робби сочетался браком с девушкой из прекрасной семьи и согласился играть на виолончели для публики?
        Секреты Дэмиена были куда более личного свойства и отличались непостоянством.
        Он поднял бокал.
        - Тогда давайте выпьем за нее. За ветреную, но мудрую леди Ротбург.

        Эпилог к «Советам леди Ротбург»

«В заключение, мои дорогие читательницы, я хотела бы сказать следующее: надеюсь, мои советы вам хотя бы немного помогли. Само собой разумеется, для любви не существует идеальной формулы, поскольку мы все люди и все совершаем ошибки, но если бы вместо целой книги я бы могла дать вам всего один совет, то напомнила бы и мужчинам, и женщинам, что гармония в совместной жизни, в ее физической и эмоциональной составляющих, требует усилия обеих сторон. Конечно, происходящее между вами в постели, или, если вы прочли восьмую главу, в каких-либо других местах в зависимости от вашей изобретательности, необычайно важно, поскольку именно желание влечет нас друг к другу. Но помимо наслаждения, самым важным элементом становится ваша эмоциональная связь.
        Найти свою вторую половину - большое счастье, а удержать ее - задача крайне приятная.
        С наилучшими пожеланиями, леди Ротбург.
        Написано в замужестве 19 апреля 1802 года»

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к