Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уибберли Мэри: " Самая Опасная Игра " - читать онлайн

Сохранить .
Самая опасная игра Мэри Уибберли

        # За ней, оказывается, давно следят, телефон прослушивается, а дом с того дня, как пропал отец, нашпигован «жучками». Кэтрин звонит сослуживцу отца, и в ее жизни появляется Девлин, - чтобы, стало быть, защищать, охранять, спасать ее.
        Сначала этот натренированный исполин, лучший агент секретной службы МИ-99, раздражает, да просто бесит ее, не давая и шага ступить без надзора. Кэтрин даже пытается убежать от Девлина. Впрочем, безуспешно… Но потом она уже не понимает, как жила без него все эти годы и как будет жить, если он не вернется.

        Мэри Уибберли
        Самая опасная игра

        Джин и Мэрион с благодарностью

        Об авторе

        Мэри Уибберли окончила классическую школу, но, как сама признается: «Основную часть своего времени я мечтала и писала истории для своих одноклассников».
        С 1972 по 1992 год Мэри опубликовала 40 романов и документальную книгу «Писателям с любовью», которая переиздавалась дважды.
        Вместе с тремя собаками она проживает в Манчестере в Англии. У Мэри двое взрослых детей и один внук. Ее хобби - чтение, прогулки, настольный теннис, визиты к друзьям и организация вечеринок.
        Один день в неделю Мэри работает в хосписе, а также, чтобы помочь средствами благотворительным фондам, выступает с лекциями о литературе.
        Она любит путешествовать, особенно по Южной Франции и США, где живут ее сестра и четыре племянницы, так что «всегда есть, где остановиться».

        ПРОЛОГ

        Мужчина средних лет сидел на выложенной камнем террасе маленького коттеджа, расположенного в нескольких километрах от Фаенса. Он был одет в темно-синие брюки из тонкой хлопчатобумажной ткани, в белую в полоску трикотажную рубашку, на ногах сандалии. Густая черная борода надежно скрывала большинство шрамов на лице, однако шрамов было так много, что не заметить их было просто нельзя. Перед мужчиной на деревянном столике лежала стопка бумаги, которую он достал из картонной коробки, стоявшей возле его ног. Держа в правой руке авторучку, он отрешенно созерцал раскинувшийся перед ним запущенный сад, заросший низкорослым цветущим кустарником. Сад безусловно требовал ухода, и мужчина решил, что, когда как следует окрепнет, займется им.
        В саду больше никого не было. На столике стояла бутылка минеральной воды «Перье», а еще бутылка красного вина, два стакана и пиала с черными оливками. Был полдень, достигшее зенита солнце сильно припекало. Мужчина поправил панаму, прикрывая глаза от солнца, и снова принялся изучать лежавшие перед ним бумаги. В этот момент послышался шум подъехавшего автомобиля, затем в отдалении скрипнула калитка. Мужчина убрал свои бумаги в коробку, прикрыл ее газетой и раскрыл французский журнал на странице с кроссвордом.
        - Мсье Кавалье? - раздался голос, окликавший его.
        Мужчина ответил тоже на французском.
        - Я здесь, Жан, на террасе.
        Другой мужчина в форме почтальона, вытирая пот со лба, вышел из-за угла коттеджа.
        - Ох, добрый день, мсье. Как ваши дела?
        Почтальон с нежностью посмотрел на бутылку с вином и тихонько вздохнул.
        - Все хорошо, спасибо, Жан. Могу я предложить тебе стакан вина? - Задавая этот вопрос, мужчина уже разливал вино по стаканам. - Присаживайся. Трудный выдался денек?
        - Благодарю вас, мсье, все в порядке. Ваше здоровье! - Почтальон поднял свой стакан.
        - И твое тоже, Жан.
        Несколько минут оба молча потягивали вино, этот ставший почти ежедневным ритуал был хорошо понятен мужчинам, и его не следовало менять. Затем снова заговорил Жан.
        - Эта леди, которая рисует так понравившиеся вам картины… да, эта леди… похоже, она живет в Сен-Доминик, в нескольких километрах отсюда… вполне естественно, что владелец художественного салона не сообщил мне больше никаких деталей… он опасается за свои комиссионные!
        Почтальон засмеялся над своей шуткой, и мужчина поддержал его.
        - Да, как ты говоришь, это вполне естественно. Ох, ее картины очень хороши, они прекрасно отражают красоты этого района, и я был убежден, что художник… а оказывается, что художница… должен жить где-то здесь. А теперь еще глоток вина, прежде чем ты отправишься домой, к своей жене и семье…
        - Ох, даже не знаю, мсье… - Почтальон как всегда попытался отказаться. - Ну, если только глоток… Благодарю вас!..
        Через пятнадцать минут мужчина снова остался один. Кроссворд исчез со стола, его место заняла небольшая потрепанная записная книжка, испещренная цифрами и странными символами. Мужчина надел очки, в которых обычно читал. Моментами ему казалось, что его записи вообще не имеют никакого смысла, но в другие моменты они вызывали в его памяти вспышки воспоминаний. Мужчина не торопился, ему надо было внимательно изучить эти записи.
        Итак, она живет в Сен-Доминик. Теперь он знал это точно. На поиски он потратил неделю или чуть больше, но теперь все будет проще. Он ждал слишком долго, так что лишние день-два или даже неделя теперь не имеют значения. Мужчина снова принялся внимательно просматривать страницы записной книжки, его глаза и мозг с жадностью стремились выудить из записей информацию, которая могла бы стать ключом и открыть дверь его запертой памяти. И хоть память все еще возвращалась к нему слишком медленно, уже наблюдался некоторый прогресс. Каждый день в памяти всплывали какие-то картины, и это вселяло надежду. Ведь он всегда подсознательно чувствовал, что Луиза жива, чувствовал это даже в состоянии умственного тумана, из которого постепенно выбирался. Да, чувствовал…
        Тяжело было осознавать, что она находится всего в получасе езды от него. Мужчина глубоко вздохнул и подумал о своей дочери. Конечно, не следовало звонить ей, но какая-то непреодолимая сила заставила его сделать это… И дочь оказалась дома. Она спала, но очень обрадовалась и сказала, что, наверное, видит сон. Мужчина закрыл глаза при этом воспоминании, оно было настолько четким и живым, что, казалось, он слышит сейчас слова дочери. Он звонил очень рано, около семи утра, совсем позабыв о разнице во времени.
        Если бы только он мог увидеть ее, убедиться, что с ней все в порядке. Ведь во время телефонного разговора ему показалось, что звук какой-то странный, слышался какой-то легкий фон. Что это могло быть?
        Мужчина потер лоб, слегка сдвинув очки. Что-то в глубине души подсказывало ему, что здесь не все чисто. Внезапно ему захотелось есть. Он поднялся и скрылся в тени дома. Высокий, мускулистый мужчина, длинноногий, худощавый, волосы длиннее, чем он носил обычно. Совсем другой человек, сейчас его бы не узнал даже проницательный наблюдатель. Шрамы тоже здорово изменили его внешность, пожалуй, даже лучше, чем любая пластическая операция, хотя появились они непреднамеренно и стоили ему огромной боли. Да, превращение Джона Мида в Мартина Кавалье, с одной стороны, стоило ему многого, но, с другой, не стоило ничего.
        Он приготовил себе простой салат, намазал маслом рогалик, но отложил его в сторону. Возможно, завтра он поедет в Сен-Доминик, пообедает в одном из ресторанов на площади, а потом погуляет. Можно будет сделать несколько покупок в разных магазинах. И он найдет ее. На это может уйти неделя, месяц, а может, и всего один день. Но он ее найдет!
        И тогда воссоединятся частицы его раздробленной памяти.

        ГЛАВА 1

        Это продолжалось уже четыре дня. Ощущение тревоги и постоянной слежки не проходило, все чувства Кэтрин были обострены до предела. Она знала, что ей надо делать, тщательно спланировала все свои шаги и осуществила их спокойно и разумно, как и учил ее отец.
        - Сэм? Это Кэтрин Мид. Происходит что-то странное, и меня это тревожит, - сказала она, позвонив по телефону.
        В ответ Кэтрин услышала энергичный и пронзительный голос Сэма Маки.
        - Понятно. Так… откуда ты звонишь?
        Этот вопрос вызвал у Кэтрин улыбку.
        - Не из дома. Из телефона-автомата в «Ракеме»… телефон находится в женском туалете, так что если кто-то действительно следит за мной, а в этом я почти не сомневаюсь, он решит, что я просто зашла в туалет.
        Кэтрин услышала, как ее собеседник легонько хмыкнул.
        - Отлично. Тогда не будем долго разговаривать. Когда закончишь с покупками, поезжай домой и до вечера занимайся обычными делами. А вечером, ровно в десять часов, открой заднюю дверь и жди. Когда в дом зайдет мужчина, молчи, не произноси ни единого слова, пока он не позволит. И пусть погромче работает радио или телевизор. Поняла?
        - Да. Опиши мне его.
        - Здоровый, одет во все черное… и у него будет визитная карточка с его фамилией - Девлин. Он все сделает.
        - Спасибо, Сэм. Я твоя должница. Пока.
        - Пока… И, Кэтрин…
        - Да?
        - Не волнуйся. Он наш человек.
        Кэтрин коротко рассмеялась.
        - Не сомневаюсь. - Она повесила трубку, взяла свои сумки с покупками и вернулась в зал магазина, побродила по нему немного, а потом купила три изящных комплекта нижнего белья. Взглянув на часы, Кэтрин состроила удивленную гримасу, покинула магазин и отправилась на автобусную остановку, поскольку буквально за день до этого сдала свою машину в мастерскую на обслуживание. Мужчина, который уже в течение пяти минут с неподдельным интересом разглядывал витрину с колготками, оставил свое занятие и с небрежным видом двинулся вслед за Кэтрин.
        До десяти оставалось еще шесть часов, и все это время, до прихода Девлина, Кэтрин следовало заниматься обычными делами. Девлин, просто Девлин. Здоровый, одет во все черное, - так сказал Сэм.
        Мужчина, разглядывавший колготки, в автобус не сел, но за автобусом следовало несколько машин. Однако когда автобус выехал из Маркема и направился в Лоуэр Коттам, осталась всего одна машина - черная «вольво». Похоже, сидевшие в «вольво» совсем не спешили, машина не обгоняла автобус даже тогда, когда он тормозил на остановках. А уж когда начался участок узкой дороги, здесь и вовсе было небезопасно идти на обгон, и любой сторонний наблюдатель, за исключением Кэтрин, наверняка бы подумал, что за рулем «вольво» просто очень осторожный водитель. Всю дорогу Кэтрин читала журнал, потом вышла на своей остановке на окраине деревни, перешла дорогу и прошла несколько десятков ярдов до входной двери своего дома.
«Вольво» на скорости двадцать километров в час медленно проследовала мимо, но Кэтрин даже не взглянула на машину. Она была занята поиском ключей.
        Войдя в дом, Кэтрин отключила сигнализацию, потом молча постояла в прихожей минуту или две, напряженно прислушиваясь и стараясь уловить хоть какой-то необычный звук. Но ничего не услышала. До десяти оставалось пять с половиной часов. Кэтрин решила, что надо пойти в кабинет и заняться работой, чтобы на время забыть о том, что должно произойти в десять часов.
        Ее текстовый процессор стоял на большом дубовом столе, из-за которого открывался вид в сад. Кэтрин взяла странички с машинописным французским текстом, убедилась, что французско-английский словарь находится под рукой, и начала переводить текст на английский. Она с головой ушла в работу, пальцы буквально порхали по клавиатуре.

        В восемь начало темнеть, и Кэтрин задернула в доме все шторы, включила свет и телевизор, затем приняла душ и переоделась перед ужином. До десяти оставалось два часа.
        Поужинав, Кэтрин сварила кофе. Обычно она выпивала за ужином стакан вина, но сегодня надо было иметь свежую голову, потому что, если ее подозрения подтвердятся, предстоит все тщательно обдумать…

        И вот уже почти десять. В гостиной громко работал телевизор, его было слышно и в прихожей и в кухне. Как раз звучали выстрелы перестрелки, визг тормозов и вой полицейских сирен, когда Кэтрин спустилась в подвал, тихо и осторожно отодвинула три засова, запиравших массивную дверь. Свет Кэтрин зажигать не стала, она стояла в нескольких ярдах от двери и так напряженно вглядывалась в нее, что застыла, как статуя. В руках Кэтрин зажала отцовский «люгер», направленный прямо на дверь.
        С того самого момента, как она спустилась в подвал, Кэтрин начала отсчитывать секунды. Двадцать… девятнадцать… восемнадцать…
        Две… одна… ноль.
        В этот момент дверь медленно распахнулась, и Кэтрин увидела на фоне ночного неба большой черный силуэт человека, потом услышала, как задвинулись засовы, а затем тихое дыхание незнакомца. Она продолжала стоять, не шевелясь. Тонкий луч фонарика-карандаша высветил ладонь в черной перчатке, на которой лежала карточка размером с почтовую открытку, и даже с того места, где она стояла, Кэтрин сумела разглядеть шесть черных букв, составлявших слово «Девлин». Она поймала себя на том, что затаила дыхание, и глубоко вздохнула всей грудью.
        То, что случилось дальше, произошло настолько быстро, что Кэтрин даже не успела вздохнуть второй раз. Луч фонарика упал на нее, потом послышался какой-то непонятный звук, что-то мелькнуло, и Кэтрин почувствовала, что рот ее зажат ладонью незнакомца. Пистолет исчез из ее рук, и низкий, очень твердый голос прошептал ей в ухо:
        - Никогда не направляйте на человека пистолет, леди, если не собираетесь стрелять.
        Не в силах просто физически вымолвить ни слова, Кэтрин стояла и дрожала от испуга.
        - И не произносите ни звука, - добавил незнакомец. - Понятно? Тем более наверху. А теперь пошли, показывайте дорогу.
        С этими словами он отпустил Кэтрин.
        Она глубоко вздохнула, сердце ее продолжало бешено колотиться в груди, но, стараясь изо всех сил держать себя в руках, Кэтрин двинулась к лестнице. Она не оглядывалась, потому что не хотела видеть незнакомца. Кэтрин скорее одолевало желание залепить ему пощечину за то, что он так напугал ее.
        Но в кухне Кэтрин все же была вынуждена посмотреть на того, кто шел за ней следом. Она повернулась и испытала очередной шок. Боже мой, что это такое? И этого человека прислал Сэм?
        Сэм сказал, что он здоровый, одет в черное, и Кэтрин примерно представляла себе то, что может увидеть. Но Сэм не сказал, что его человек будет во всем черном, с головы до ног, да еще в шерстяной шлем-маске, через маленькие прорези которой можно было видеть только глаза. И еще Сэм не уточнил, что «здоровый» означает рост под два метра. Девлин возвышался над Кэтрин, как скала, а высокие, по щиколотку, черные ботинки почему-то казались даже еще более пугающими, чем шлем-маска. За спиной Девлина висел черный рюкзак, из которого он извлек какой-то предмет, похожий на транзисторный радиоприемник, с проводом и наушниками. Занятый своим делом, Девлин даже не смотрел на Кэтрин.
        Когда он снял шлем-маску, ей впервые удалось увидеть его лицо. Это было лицо искателя приключений: резко выраженные черты, густые черные брови над пытливыми голубыми глазами, прямой нос, пухлые чувственные губы и волевой подбородок. Ему бы не помешало побриться, но Кэтрин это не смутило. Ведь Сэм сказал, что это свой человек. И все же Девлин скорее был похож на головореза-пирата, казалось, он перенесся сюда с морских просторов и из другого времени.
        Он повернулся к Кэтрин спиной и принялся обследовать своим прибором стены кухни. Его поднятые вверх руки доставали почти до потолка, по мере того как Девлин проверял буквально каждый дюйм стен и шкафов, выражение его лица становилось все более напряженным.
        Все происходило в полной тишине, только в гостиной продолжал громко работать телевизор. Повернувшись к Кэтрин лицом, Девлин кивнул на кофейник, давая понять, что выпил бы чашку кофе. Кэтрин поняла его и молча кивнула в ответ. Потом он вышел из кухни, а Кэтрин наполнила водой кофейник и бросила взгляд на стол, где лежали рюкзак Девлина, шлем-маска и ее пистолет.
        Засыпав кофе в чашки, Кэтрин стала ждать, когда закипит вода в кофейнике. Она уже отошла от того шока, в который ее повергло появление Девлина, и теперь думала о том, сумеет ли он отыскать установленные в ее доме «жучки». Сумеет, если «жучки» есть, он их обязательно найдет. Кэтрин всегда восхищалась профессионалами, а Девлин, без сомнения, прекрасно знал свое дело.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он вернулся в кухню. Кэтрин сидела за столом и пила кофе, Девлин молча присоединился к ней и выпил свой уже почти остывший кофе. Потом кивнул на потолок и сделал жест, приглашая Кэтрин подняться с ним наверх.
        Она проследовала за ним в ванную, где Девлин включил свет и пустил воду из обоих кранов.
        - Здесь «жучков» нет, - сообщил он, - а во всех других комнатах есть.
        Кэтрин посмотрела на Девлина. Теперь, когда ее подозрения подтвердились, она почувствовала себя на удивление спокойно.
        - Понятно, - промолвила она. - И… что дальше?
        Губы Девлина скривились в усмешке.
        - А вы смелая женщина, - заметил он. - Сэм говорил мне об этом.
        - Меня не так-то легко напугать, Девлин. Но когда мужчина бросается на меня в темном подвале…
        - И за словом в карман не лезете, - продолжил Девлин, вскидывая бровь. - Но я не мог ждать и представляться, а вдруг бы вы решили, что я не тот человек, которого вы ждете, и выпалили бы в меня! А Сэму следовало предупредить, что у вас есть оружие.
        - Он об этом не знает. Итак, как я уже спросила, что дальше? Кто нашпиговал мой дом «жучками»?
        Очень неприятно было осознавать, что кто-то забрался в ее дом, и Кэтрин даже слегка передернуло от этой мысли.
        Девлин пожал плечами.
        - Я не могу сказать вам этого, пока не сниму хотя бы один «жучок». Однако сейчас не следует этого делать, понимаете?
        - Ох, вы хотите сказать, что я… подвергаюсь опасности? - спросила Кэтрин, глядя на Девлина.
        - Возможно. Они следят за вами не ради удовольствия, и уж точно не ради шутки напичкали ваш дом «жучками». Наверняка у них для этого имеется чертовски серьезная причина. Я хочу, чтобы вы подумали, причем хорошенько подумали. Скажите мне совершенно точно, когда все это началось, припомните любые мелочи, вызвавшие у вас подозрение… и будет лучше, если вы все это изложите на бумаге, Я останусь с вами, и, когда будет можно, мы покинем ваш дом.
        - Но…
        - Никаких но, - отрезал Девлин. - Вы предполагали такую вероятность, когда звонили Сэму. Соберите в сумку вещи, которые могут вам понадобиться на несколько дней. А также захватите паспорт, кредитные карточки и чековую книжку.
        - Прямо сейчас?
        Такой внезапный поворот вселил в Кэтрин некоторую неуверенность.
        - Да, прямо сейчас. Мы можем уйти отсюда в любую минуту. - Девлин достал из кармана черной куртки мобильный телефон, нажал несколько кнопок, потом заговорил. - Да. Во всех комнатах, кроме ванной. Ох, черт побери! - Вода едва не перелилась через край ванны, и Девлин поспешил закрыть краны и вытащил пробку. Затем он продолжил говорить по телефону, но уже тише. - Я велел ей собираться. Когда? Хорошо. - Девлин убрал телефон в карман. - Уходим прямо сейчас, - сообщил он Кэтрин. - И никаких возражений. Во сколько вы обычно ложитесь спать в субботу?
        - Если я дома одна, то в половине двенадцатого… в двенадцать.
        - Ладно, тогда подождем до этого времени. В двенадцать поднимитесь в спальню, почитайте в постели, если вы это обычно делаете. Но не раздевайтесь и не засыпайте. Хорошо? - Девлин взял Кэтрин за руку. - Пойдемте. Вам пора собираться, потом изложите письменно всю эту историю, а я пока буду смотреть телевизор.

        И после этого они не произнесли ни единого слова. С улицы невозможно было увидеть, что происходит в доме. Дом Кэтрин стоял на окраине, до ближайших соседей было четверть мили, однако Кэтрин всегда чувствовала себя здесь в безопасности… во всяком случае, до последних дней.
        Кэтрин писала обо всем, что с ней произошло. Оторвавшись от своего занятия, она посмотрела на Девлина, который с видимым увлечением смотрел по телевизору комедию, однако Кэтрин чувствовала, что его внимание отнюдь не полностью поглощено кинофильмом. Когда Кэтрин вошла в гостиную с сумкой и пальто, Девлин оглядел ее и кивком одобрил то, что Кэтрин выбрала темную одежду. Но и все. Он тут же снова перевел взгляд на экран, вытянул длинные ноги и как бы расслабился. Но это была расслабленность пантеры, готовой в любую секунду броситься на жертву. При мысли об этом по спине Кэтрин пробежал холод, она вздрогнула, как будто ее внезапно окатили ледяной водой, и, словно почувствовав это, Девлин повернулся и посмотрел на нее. Затем он подошел к столу, взял с него два листа бумаги, уже заполненные рукой Кэтрин, вернулся в кресло и углубился в чтение.
        Этот его поступок почему-то слегка выбил Кэтрин из колеи, мысли разбежались в разные стороны, она уставилась на третий, наполовину исписанный лист бумаги, силясь понять, что же такое с ней происходит.
        Лист бумаги расплылся перед глазами, в сознании начали появляться путающие образы, живые ночные кошмары. Кэтрин задохнулась и резко повернулась, при этом она увидела в зеркале свое бледное лицо, а дальше все поплыло в глазах… Словно в замедленной съемке она наблюдала, как расплывчатая фигура Девлина, похожая на огромную черную тень, поднимается с кресла и приближается к ней. Кэтрин поднесла ладонь ко рту, но в этот момент Девлин подхватил ее на руки, уже своей ладонью зажал ей рот и торопливо понес наверх, в ванную.
        - Я подумал, что вы потеряете сознание или закричите, - пояснил он, стоя на коленях перед Кэтрин, которую он усадил на табуретку. - Что случилось?
        Кэтрин покачала головой.
        - Я… не знаю. Меня охватила паника… простите, это глупо с моей стороны…
        - Вполне естественная реакция. Не каждый день к вам в дом через подвал проникает человек, одетый как ниндзя, - успокоил ее Девлин, и в голосе его прозвучали шутливые нотки. - Интересно, сколько у вас это будет продолжаться.
        Эти слова уже были сказаны сухим тоном.
        - Все уже прошло, спасибо вам.
        - Вы уверены?
        Девлин помог Кэтрин подняться с табуретки.
        - Да. Который час?
        - Почти двенадцать. Вам пора в постель, а я останусь здесь. Делайте все как обычно.
        Кэтрин кивнула и вышла из ванной. Проводив ее взглядом, Девлин достал мобильный телефон.
        Спустя десять минут Кэтрин уже сидела одетая на кровати в спальне, освещенной ночником. Весь дом был погружен в темноту, и только на кухне горела лампа, которую Кэтрин всегда оставляла на ночь включенной. Из ванной не доносилось ни звука. Может, Девлин ушел? А может, она видит еще один странный сон? Кэтрин уставилась на свое пальто и дорожную сумку, стоящую у двери. Но ведь пальто и сумка вполне реальны. Почувствовав, что ей стало холодно, Кэтрин поднялась с кровати и надела пальто. В этот момент в спальне появился Девлин, он взял Кэтрин за руку и увлек за собой в ванную, где сообщил ей:
        - Мы уходим через пятнадцать минут.
        - Но каким образом?
        - Наши люди организовали небольшую диверсию. Сами увидите. А мы с вами на некоторое время отправимся в безопасное место.
        - Но я работаю переводчицей, у меня срочная работа…
        - Ваша безопасность гораздо важнее, чем работа…
        - Но я не могу сидеть там просто так…
        - А вы и не будете сидеть просто так. Будете рассказывать.
        Внезапно Кэтрин показалось, что слова Девлина прозвучали как-то зловеще, и она почувствовала, как пересохло во рту.
        - О… чем?
        - Обо всем. Для начала расскажете все, что знаете о своем отце.
        - Боже мой! - Кэтрин бросила на Девлина взгляд, полный страдания. - Что вы хотите этим сказать?
        Девлин тоже посмотрел на нее, на лице его застыло суровое и серьезное выражение.
        - Сейчас не время для разговоров, - ответил он после небольшой паузы, которая показалась Кэтрин целой вечностью. - Нам пора идти…
        Кэтрин ухватила Девлина за плечо.
        - Скажите мне, что вы имели в виду, - настойчивым тоном потребовала она. - Скажите.
        - Не сейчас. - Девлин снял со своего плеча руку Кэтрин, задержал ее в своей ладони и посмотрел ей прямо в глаза. Блеск его голубых глаз усилился, Кэтрин вновь видела перед собой пугающего незнакомца, стараясь изо всех сил не поддаться страху. - И не мешайте мне, у нас мало времени. - Он посмотрел на часы. - Осталось одиннадцать минут. - Голос Девлина звучал спокойно, отчего его следующие слова показались Кэтрин еще более угрожающими. - Если вы запаникуете, мне придется отключить вас и нести на плече, а это нас задержит. Вам все понятно? - Сказано это было таким обыденным тоном, словно Девлин говорил о погоде. Кэтрин опустилась на табуретку, но он поднял ее на ноги. - Я спросил… вам все понятно? - повторил Девлин. - И знайте, что это не игра. Ситуация очень серьезная, моя задача вытащить вас отсюда… и я это сделаю. А теперь ответьте мне, Кэтрин.
        Она глубоко вздохнула и собралась с силами.
        - Я не буду паниковать, - пообещала Кэтрин почти спокойным голосом. - И сделаю все так, как вы говорите, Девлин.
        - Отлично. - Девлин снова посмотрел на часы. - Свет в спальне оставим включенным. Сейчас мы спустимся вниз и подождем у задней двери. Когда услышим звук полицейских сирен, я открою дверь. Где ключ?
        - В двери. Полицейские сирены? Но почему?..
        - Сами увидите. Пошли, и никаких больше разговоров. - Девлин вышел из ванной, забрал из спальни сумку Кэтрин и направился вниз. Кэтрин следовала за ним, думая, что кошмар продолжается. Однако он даже еще и не начинался.

        ГЛАВА 2

        - Вы запомнили номера «вольво». Очень разумно с вашей стороны. Но они оказались фальшивыми, и это только подтверждает тот факт, что эти люди следили за вами.
        Девлин сидел рядом с водителем, их автомобиль, следуя на большой скорости, отъехал от дома Кэтрин уже на целую милю. Говоря с Кэтрин, Девлин повернулся к ней, и это были его первые слова с того момента, как они покинули дом.
        Тогда, закрыв дверь, он произнес всего одно слово: «Пошли».
        - Но эта авария на улице… полицейский вертолет…
        - Все это часть диверсии, о которой я вам говорил. Следившие за вами люди предпочли убраться отсюда, когда появился полицейский вертолет и две полицейские машины, преследующие угнанный подростками автомобиль…
        - Так это все было подстроено?
        Кэтрин поймала себя на том, что ей трудно осознать все то, что только что произошло. Сначала они ждали возле задней двери, в угнетающей тишине эти восемь минут растянулись в целую вечность. Девлин держал ее за руку. Затем в небе послышался приглушенный, приближающийся шум вертолетных лопастей. Луч прожектора упал на дорогу перед домом Кэтрин, завыли полицейские сирены, их звук все приближался и усиливался. Потом Девлин коротко бросил: «Пошли». Дверь открылась, Кэтрин шагнула наружу, и они вместе побежали через сад, через калитку в ограде, выбежали на поляну и помчались среди деревьев, высокие силуэты которых выделялись на фоне неба. Шум лопастей вертолета звучал уже над их головами, прожектор шарил рядом, но не освещал их, и все это сопровождалось воем сирен. Потом раздался лязг металла, протяжный гудок клаксона… и все стихло.
        А они продолжали бежать, Девлин, помогая Кэтрин, тащил ее за руку. Хотелось остановиться, перевести дыхание, но она продолжала бежать, хотя в боку кололо от такой непривычной пробежки по пересеченной местности. Наконец Девлин буквально протащил Кэтрин через кусты, втолкнул на заднее сиденье поджидавшего их черного автомобиля и швырнул следом за Кэтрин ее сумку. Машина тут же рванула с места. Кэтрин обернулась и, посмотрев в заднее стекло, увидела свой дом, который в отдалении казался игрушечным домиком, а в окружавшей его темноте слабо светился огонек от оставленной включенной лампы.
        Девлин заговорил с водителем, но из-за шума двигателя Кэтрин не могла слышать, о чем они говорят. И вот теперь Девлин повернулся и разговаривал непосредственно с ней, и Кэтрин захотелось поподробнее расспросить его.
        - Не волнуйтесь, Кэтрин, в этой аварии никто не пострадал. Потребуется починить телеграфный столб возле вашего дома, но два «подростка» в украденной машине на самом деле опытные полицейские. Несколько минут они побегают по поляне, потом вертолет отыщет их и они будут «арестованы». Лампа в вашей спальне продолжает гореть, а к тому времени, когда наши друзья начнут тревожиться по поводу того, что вы так и не погасили свет, мы уже будем далеко. Так что расслабьтесь. Обещаю, что через несколько часов вы будете спать в постели.
        Кэтрин устало откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Она нащупала рядом с собой сумку, которая продолжала оставаться для нее символом реальности. Там собрано все, что может понадобиться. Но насколько она уезжает из дома?
        - Куда мы едем? - спросила Кэтрин.
        Где-то в глубине души у нее закралась тревога, причина которой пока была непонятна.
        - Может, подождете и сами увидите? Название места вам все равно ничего не скажет.
        Если своим спокойным тоном Девлин намеревался снять возникшую у нее тревогу, то ему этого не удалось. Кэтрин почувствовала, что она на грани истерики. Она учащенно задышала, стараясь держать себя в руках.
        - Черт побери, я не знаю, что происходит! А вы знаете… и для вас это просто работа, - дрожащим голосом заявила Кэтрин. - Меня вытащили из собственного дома, и это только потому, что я позвонила Сэму… Господи, лучше бы я этого не делала.
        Она замолчала, испугавшись того, что может по-настоящему завестись, и крепко сцепила пальцы. Лицо Кэтрин горело, сердце колотилось так, что, казалось, готово выскочить из груди.
        Девлин что-то тихо сказал водителю, машина снизила скорость, а затем и вовсе остановилась. Девлин распахнул заднюю дверцу, переложил сумку на переднее сиденье, а сам уселся рядом с Кэтрин. Машина снова тронулась.
        - Ну, хорошо, вы не знаете, что происходит… и я вас понимаю. Но вы все узнаете, когда мы достигнем пункта назначения и когда наступит утро. Самое лучшее, что вы могли сделать, так это позвонить Сэму, и не ругайте себя за это, потому что раньше вам грозила опасность, а теперь все уже позади. Я понятно объясняю?
        - Но вы так ничего мне и не сказали.
        - Сейчас почти два часа ночи. Неужели вам не хочется спать?
        - А вы думаете, что я смогу уснуть? - возразила Кэтрин, повернулась и посмотрела на Девлина.
        В темноте его фигура выглядела расплывчатым пятном, рядом с ней сидел жестокий, одетый во все черное незнакомец. Откуда ей знать, может ли она доверять ему? Сейчас Кэтрин уже не была уверена ни в чем.
        - Не знаю, как вы, а я с удовольствием поспал бы. У меня был трудный день, я пробирался через поля и кустарники к вашему дому, стараясь остаться незамеченным, а это не лучшее занятие для субботнего вечера. Но мне позвонил Сэм, я надел свой лучший черный наряд и отправился спасать вас. И что же я обнаружил в подвале? Пистолет, направленный мне прямо в живот. На мой взгляд, это не слишком гостеприимно.
        - Но вы тут же выхватили его у меня…
        - Совершенно верно, выхватил. Я не хотел получить пулю в живот, если вы вдруг занервничаете.
        - А кстати, где пистолет?
        - В моем рюкзаке, где он и останется.
        Кэтрин бросила взгляд в окно. Сейчас их автомобиль ехал по шоссе, и Кэтрин заметила указатель «Ланкастер».
        - Мы на шоссе эм-шесть, - догадалась она.
        - Да, - подтвердил Девлин, - и направляемся на север. Скоро будем на месте.
        - Мне нужно в туалет, - спокойным и ровным тоном сообщила Кэтрин.
        - А потерпеть не можете?
        - Нет.
        Послышался какой-то звук, который можно было принять за вздох раздражения.
        - Но мы не можем остановиться на станции техобслуживания.
        - Почему? Разве нас кто-то преследует?
        Кэтрин немного успокоилась, ей показалось, что она как бы отстранилась ото всего происходящего, но на самом деле ее просто по-настоящему начала одолевать усталость.
        - Нет, никто нас не преследует. Но в такое время вы не можете одна зайти на станцию, а я не могу сопровождать вас в таком виде. Они подумают, что я грабитель.
        - Тогда пусть меня проводит шофер, - предложила Кэтрин.
        Она почувствовала, что Девлин раздражен, это даже обрадовало ее, ведь с ее стороны это была маленькая месть за то, что он держал ее в полном неведении.
        - А вы уверены, что вам не захочется еще и поесть там? - ироничным тоном поинтересовался Девлин.
        Да, он явно был раздосадован. Отлично. Кэтрин стало легче на душе. Она наградила Девлина ласковой улыбкой, которую он вряд ли заметил, но это и не имело значения.
        - Есть я, пожалуй, не захочу, а вот чашку кофе выпила бы с удовольствием.
        - Я вас понимаю. Правда, в машине есть термос… Ладно, Джек, остановись у ближайшей станции.
        - Понял.
        Кэтрин снова откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, она не заметила тех взглядов, которыми обменялись мужчины в зеркале заднего вида.

        Кэтрин вышла из машины, держа в руках сумку, Джек последовал за ней, а Девлин, глядя им вслед, подождал, пока они скрылись из вида, затем достал мобильный телефон и набрал номер. Ему ответил Сэм.
        - Она только что пошла в туалет на станции техобслуживания, - сообщил Девлин. - Ее сопровождает Джек.
        - Как она?
        - Нервничает. Интересуется, что происходит. Но я ей ничего не сказал.
        - Отлично. И не говори. Как сработала наша диверсия?
        - Превосходно. Следившие смылись, теперь они только через несколько часов выяснят, что она упорхнула. Я обследовал дом. Там ничего нет… или есть, но я просто не смог найти.
        - Если уж ты не нашел, то никто не найдет. Значит, это находится в каком-то другом месте. Послушай, Дев, обращайся с ней поласковее. Она многое пережила… не сейчас, а я имею в виду за последний год.
        - А девочка явно с характером. Типичная рыжая…
        - Ради Бога, не скажи этого при ней, - оборвал собеседника Сэм. - Она тебя убьет.
        - Уже чуть не застрелила из «люгера».
        - Ты забрал у нее пистолет?
        - Да, он у меня в рюкзаке.
        - Это отец научил ее пользоваться пистолетом, она хорошо стреляет.
        - Но я не стал ждать, чтобы выяснить, как она стреляет.
        Сэм рассмеялся.
        - Поэтому я и прошу тебя обращаться с ней поласковее. Тебе придется побыть с ней несколько дней, а я тем временем попытаюсь выяснить, кто эти парни, которые следили за ней.
        - Ох, уволь меня от этого, Сэм, я должен…
        - Прости, Дев, но не могу. Ты самый лучший…
        - Она возвращается, - предупредил Девлин, наблюдая за двумя фигурами, приближавшимися к машине со стороны станции техобслуживания. Кэтрин, высокая и стройная, длинноногая, даже в темном мешковатом жакете выглядела хрупкой. Рядом с приземистым, плотным Джеком она была похожа на грациозную фею, на девушку не из этого века. Ее длинные, пышные и блестящие рыжие волосы были перехвачены лентой. Такая девушка могла бы жить в шотландской или ирландской деревне лет сто назад, а то и раньше. - Да, чертовски привлекательная девушка…
        - И у нее чертовски привлекательный любовник, так что не увлекайся, - предупредил Сэм.
        - А где же он?
        - За границей. Мы его тщательно проверили…
        - А я и не воспылал к ней страстью, просто отметил ее привлекательность, - оборвал шефа Девлин.
        - Я забочусь о ней… и мне известна твоя репутация.
        - Что-то ты уж слишком заботишься о ней, Сэм.
        - Да, это так!
        - Мне допросить ее?
        - Нет. Я сам поговорю с ней сегодня, но позже. Пока, Дев.
        Девлин убрал телефон как раз перед тем, как Кэтрин и Джек подошли к машине. Джек открыл заднюю дверцу для Кэтрин, поставил ее сумку на переднее сиденье, а сам уселся за руль.
        - Вам стало лучше? - вежливым тоном поинтересовался Девлин.
        Он уловил легкий запах духов и подумал, что только женщина может прихватить с собой духи как неотъемлемую часть багажа, убегая в спешке в неизвестность. Запах духов был легкий и свежий, он очень подходил ей.
        - Да, спасибо. Вы говорили с Сэмом по телефону?
        Этот вопрос несколько озадачил Девлина, и он нахмурился. Черт побери, откуда она может знать об этом?
        - А почему вы спрашиваете?
        Кэтрин пожала плечами.
        - Не знаю. Ну, так говорили?
        - Да, перекинулись парой слов, - признался Девлин, и Кэтрин улыбнулась.
        - Наверное, он сказал вам, что я психопатка.
        Кэтрин откинулась на спинку сиденья. Сейчас рядом с Девлином сидела другая женщина, в ней что-то изменилось, и это несколько озадачило его.
        - Может, хотите еще кофе? - предложил заинтригованный Девлин.
        - Нет, подожду, пока мы приедем на место. - Кэтрин закрыла глаза. - А пока отдохну немного.
        Машина тронулась с места, и Девлин внимательно посмотрел на Кэтрин. Высокие желтые фонари стоянки хорошо освещали салон автомобиля, что помогло Девлину хорошенько рассмотреть ее лицо. Он увидел мягкие полные губы, обрамляющие лицо пышные волосы, которые сейчас казались темнее, высокие и тонкие скулы, прямой нос, тонкие брови над закрытыми глазами. Своим вопросом о телефонном разговоре с Сэмом она поставила Девлина в тупик, Можно подумать, что она каким-то образом уловила витавшие в воздухе обрывки разговора.
        И откуда в ней эта перемена? Совершенно непонятно. Но тут ему в голову пришла интересная мысль. Девлин подождал несколько минут, пока не убедился, что Кэтрин дремлет, убаюканная плавным ходом машины, набиравшей скорость. Затем наклонился вперед к Джеку и прошептал ему в ухо, уверенный, что шум двигателя не позволит Кэтрин услышать его слова:
        - Поищи у нее в сумке мобильный телефон.
        Джек кивнул, а Девлин осторожно откинулся на спинку сиденья, стараясь не потревожить Кэтрин. Держа рулевое колесо одной рукой, Джек другой рукой порылся в сумке Кэтрин, а потом, глядя на Девлина в зеркало заднего вида, утвердительно кивнул.
        Сев в машину, Кэтрин первым делом спросила о телефонном звонке Сэму. Может, она тоже звонила кому-то из туалета, благо Джека не было рядом? А если звонила, то кому? Ей не было никакой необходимости тащить с собой в туалет сумку, интересно было бы спросить у нее, зачем ей понадобилась сумка.
        Теперь Девлин уже более внимательно посмотрел на Кэтрин. Звонила любовнику за границу? Если нет, то кому она могла позвонить в три часа ночи? Девлин покопался в памяти, но не нашел ответа на свой вопрос. Ладно, позже он задаст его самой Кэтрин.
        - Джек, может, подменить тебя? - предложил Девлин.
        - Нет, я в порядке. Думаешь, этой штукой воспользовались?
        Они оба понимали, что говорят сейчас о мобильном телефоне, обнаруженном в сумке Кэтрин.
        - Возможно. А времени для этого было достаточно?
        - Минуты три. Я зашел в магазин купить леденцов. Хочешь?
        - Нет. Значит… масса времени.
        - Да. - Внезапно Джек перешел на португальский, на котором оба мужчины говорили прекрасно, и сделано это было на тот случай, если Кэтрин все же не спит, а только притворяется. - Кому можно звонить в такое время?
        - Сэм говорит, что у нее есть любовник, он за границей… но не сказал, где точно. Надо будет прикинуть по разнице во времени.
        - Ох, ты слишком долго работаешь в этой области, мой друг. И в мозгу у тебя первым делом возникают подозрения.
        - Этого требует работа, - сухо ответил Девлин, и Джек рассмеялся.
        - Можешь не говорить мне об этом. Я был убежден, что моя жена завела любовника, а оказалось, что она занималась подготовкой вечеринки, готовила мне сюрприз на сорокалетие. Должен сказать, я чуть с ума не сошел.
        Девлин кивнул.
        - Да, я помню этот момент. - Он помолчал некоторое время. - И все же меня очень интересует эта маленькая голубка.
        Девлин снова оглядел Кэтрин. Она спала… или здорово притворялась. Ладно, пора дать мозгам отдохнуть. Завтра будет день, будут вопросы. Это тоже часть его работы. Девлин закрыл глаза.

        Кэтрин проснулась в незнакомой кровати, в незнакомой комнате, несколько минут она лежала, не шевелясь, пока память не вернулась к ней. Затем села на кровати, оглядела светло-кремовые стены, украшенные несколькими картинами из разряда тех, которые во множестве можно увидеть в номерах отелей по всему миру: успокаивающие, симпатичные, не запоминающиеся. Кровать была широкой и удобной, пол в комнате покрывал зеленый ковер, а цветные шторы в тон ковру не пропускали свет с улицы. Сумка ее лежала в небольшом легком кресле, стоявшем у двери, другая открытая дверь вела в ванную. Кэтрин не помнила, как ложилась спать, но одета она была в свою пижаму. Она потянулась, зевнула, встала с кровати, подошла к окну и раздвинула шторы. Взору ее предстал большой сад с деревьями, какой-то мужчина подрезал траву на лужайке с помощью газонокосилки. Но в комнату не проникало ни единого звука, поскольку окна были двойными, а мужчина находился далеко от дома.
        Кэтрин прошла в ванную, приняла душ, и через пятнадцать минут вышла оттуда посвежевшая. Она надела джинсы, сандалии и темно-синий свитер. Кэтрин понятия не имела, какая погода на улице и как далеко на север они заехали.
        Из спальни Кэтрин выбралась на просторную, покрытую красным ковром лестничную площадку, на которую выходило еще несколько дверей, посмотрела вниз и увидела два пролета и холл. Снизу доносился легкий запах кухни, и тут Кэтрин осознала, что голодна.
        Она спустилась вниз на один пролет, где тоже оказалась лестничная площадка, но и откуда не доносилось ни звука. На мгновение Кэтрин подумала, а не в отеле ли она, но эта мысль была абсурдной. Может, это загородный дом? Здание явно было большим, имело свой стиль. Она спустилась дальше в холл и огляделась. Стены холла были обиты темными деревянными панелями, на которых висели фамильные портреты в массивных золоченых рамах. С кремового потолка на толстых крученых цепях свисала люстра со множеством стеклянных подвесок. Легкие кресла были расставлены полукругом, некоторые из них находились рядом с большим каменным камином, в котором лежали сухие дрова.
        Здесь было тепло. Сквозь два окна, расположенных по обе стороны широкой входной двери из темного дерева, Кэтрин могла видеть несколько машин, припаркованных в усыпанном гравием переднем дворике.
        В одном из углов холла, высоко под потолком, она заметила камеру слежения, которая, казалось, была совершенно неуместна в такой обстановке, и собралась осмотреть холл на предмет наличия других камер, но в этот момент распахнулась дверь, и в комнату вошла женщина.
        - Доброе утро, - поздоровалась она. - Оказывается, вы уже встали. - Женщина подошла к Кэтрин и протянула руку. - Меня зовут Маргарет Риммер, а вы Кэтрин Мид. Хотите есть? Я провожу вас в столовую. - Женщина была одета в нарядный костюм цвета морской волны и белую блузку с кружевным воротником. Приятное лицо, дружелюбный взгляд, волосы собраны сзади в аккуратный пучок, единственное украшение - жемчужные бусы.
        - Доброе утро, - ответила Кэтрин. - Я понимаю, это глупый вопрос, но… где мы находимся? - спросила она, уже следуя за Маргарет в столовую.
        Маргарет Риммер рассмеялась.
        - Это место называется Инглетон Манор. Но вряд ли это что-то говорит вам, не так ли? - Она выдвинула стул из-за огромного обеденного стола, за которым легко могли бы уместиться человек сорок. - Сэм Маки уже едет сюда, он и расскажет вам все, что вы захотите узнать.
        Голос Маргарет звучал спокойно и ласково, и Кэтрин подумала, что та похожа на медсестру, а сама она находится в какой-то шикарной частной лечебнице. Но тут же Кэтрин удивилась своей странной мысли. В том конце стола, который находился ближе к окну, были расставлены приборы всего для четырех персон, и сам стол, и стулья были из красного дерева. Окна располагались высоко под потолком, над столом висели три люстры.
        - Красивая комната, - заметила Кэтрин.
        - Вам нравится, да? Я сейчас вернусь. Вам кофе или чай?
        - Кофе, пожалуйста.
        Кэтрин осталась одна. Она была слишком возбуждена, чтобы просто сидеть здесь и ждать, поэтому поднялась со стула и принялась расхаживать по столовой. Маргарет Риммер кое-что сказала ей, и вместе с тем… не сказала ничего. Сообщила, как называется дом, но не сказала, где он находится, а потом добавила, что сюда едет Сэм. Такое впечатление, что никто не желает отвечать на ее конкретные вопросы. А что, если и Сэм, когда приедет, не станет отвечать на них? Что, если и он попросит ее подождать приезда какого-нибудь человека?
        Кэтрин посмотрела на часы, они показывали без двадцати десять. Вчера, примерно в это же самое время, она вскрыла большой конверт, где лежал текст, присланный ее агентом, который надо было перевести с французского на английский. В этот момент, при мысли о хорошем вознаграждении, которое можно будет получить за эту работу, у нее даже поутихла тревога, вызванная тем, что она уже несколько дней чувствовала за собой слежку.
        И вот она находится в незнакомом месте, куда ее при странных обстоятельствах привез очень крутой мужчина, забрав из дома, где она прожила последние четыре года. И чувствует себя она сейчас потерянной, а на душе неспокойно.
        Внезапно Кэтрин вспомнила слова Девлина: «Будете рассказывать», а потом он добавил: «Для начала расскажете все, что знаете о своем отце».
        И в этот самый момент в столовую вошел Девлин, неся в руках поднос с кофейником и чашками. Кэтрин уставилась на него, чувствуя, как накатывает страх, и выпалила:
        - Почему? Почему я должна рассказывать о своем отце? Скажите мне, Девлин! Скажите.
        Девлин поставил поднос на стол и молча посмотрел на Кэтрин, словно раздумывая, что ей ответить. Одетый в джинсы и серый свитер, сейчас он выглядел совершенно иначе, и все же это был тот же самый мужчина, суровый, крутой, вызывающий страх.

        ГЛАВА 3

        - А у вас странная манера приветствовать людей, - буркнул Девлин. - Сначала
«люгер»… а теперь эта пулеметная очередь из вопросов. Оригинально. - Он помолчал некоторое время. - Я принес вам кофе. Садитесь, я налью.
        - Нет.
        Кэтрин приблизилась к Девлину. Сейчас они находились не в ее доме, поэтому не было необходимости хранить молчание и выполнять приказания Девлина. На нем больше нет его черного наряда, в котором он был похож на японского воина из древних времен. И Кэтрин хотелось получить ответы на свои вопросы, причем немедленно.
        - Скажите, что вы имели в виду, когда предложили мне вспомнить все о моем отце. Какая связь между людьми, следившими за мной, и «жучками» в моем доме? Скажите мне, Девлин. Мы не в моем доме, где не было времени для разговоров и приходилось хранить молчание. Мы с вами здесь… хотя я и не знаю где, потому что этого мне тоже никто не сказал. И вы приказали мне, да, это прозвучало как приказ, вспомнить все, что происходило со мной в последнее время. Я хочу знать, почему? Почему вы… а не Сэм или кто-то еще. Вы понимаете меня?
        - Я понимаю то, что принес вам кофе, освободив от этого Маргарет, и сейчас мне хочется, чтобы меня не беспокоили, - ответил Девлин спокойным, почти насмешливым тоном. - И еще я понимаю ваше удивление, но Сэм лучше всех сумеет вам все объяснить, поэтому я и прошу вас подождать. Садитесь. Я хотел выпить с вами кофе, но, похоже, у меня пропало такое желание.
        С этими словами Девлин повернулся, но Кэтрин схватила его за руку.
        - Не смейте уходить! - почти выкрикнула она.
        - А я и не собирался. - Девлин уже явно с трудом сдерживал смех. - Просто хотел принести из буфета сахар. - Он посмотрел на ладони Кэтрин, вцепившиеся в его руку. - А вы очень импульсивная, да? Неужели вам не говорили, что довольно глупо хватать мужчин за руку? Это может быть неверно истолковано. - Кэтрин отдернула ладони, и Девлин удовлетворенно кивнул. - Вот так-то лучше. Можно мне принести сахар? И вообще пошевелиться?
        - Убирайтесь к черту, - пробормотала Кэтрин, тяжело дыша, и уселась на стул, а Девлин рассмеялся.
        - Похоже, все рыжеволосые такие, - сказал он, возвращаясь с сахаром и усаживаясь рядом с Кэтрин. - Ладно, обещаю, больше никаких шуток по поводу цвета волос. А теперь вернемся к Сэму. Он едет сюда, вот тогда и поговорим обо всем. Кстати, я еще несколько дней буду присматривать за вами.
        Кэтрин в изумлении уставилась на Девлина, а он кивнул, как бы подтверждая свои слова.
        - Да, именно так. Но я буду вести себя как джентльмен. А потом, если захотите, мы сможем даже погулять. - И тут же, совершенно не меняя тона, добавил: - Кому это вы звонили в три часа ночи из туалета на станции техобслуживания?
        - Что?! - задохнулась Кэтрин.
        Девлин уперся в нее взглядом.
        - То, что слышали. Кому вы звонили? Приятелю?
        - Не ваше дело, - огрызнулась Кэтрин.
        Откуда же он узнал? Этот разговор с Джеффом, мужчиной, которого она любила, был просто необходим ей, чтобы ощутить реальность. Ведь кто-то должен был убедить ее в том, что она не сошла с ума.
        - Ладно, мы это выясним.
        - Выясните? Что вы хотите этим сказать? - Кэтрин даже задохнулась от возмущения. Ее сумочка, в которой находился мобильный телефон, лежала рядом на стуле, и Кэтрин невольно бросила взгляд на нее. - Я не преступница, Девлин.
        - А я этого и не говорил. - Он проследил за взглядом Кэтрин. - Значит, вы захватили телефон с собой на завтрак, да?
        - Не смейте трогать мою сумочку…
        - Ох, да я и не собираюсь ее трогать. В доме есть другие телефоны, и вы можете воспользоваться ими…
        - А вы подслушаете и запишете мои разговоры!
        - А откуда вы знаете, что ваш мобильный телефон не прослушивается точно так же, как домашний, а? Об этом вы не подумали.
        Потрясенная Кэтрин уставилась на Девлина, а он кивнул.
        - Да, да, такое возможно. Так что если вы сказали ему, что убегаете на север, это может осложнить дело. - В голосе Девлина зазвучали строгие нотки. - Дайте мне ваш телефон, Кэтрин, я его осмотрю. - Он протянул руку, и Кэтрин, вытащив из сумочки трубку, отдала его Девлину. Он положил телефон на стол. - Кэтрин, что вы сказали ему?
        - Ничего. Мне просто надо было поговорить с ним, чтобы обрести уверенность. Я сказала ему, что мне не спится… он в Аризоне, слишком далеко, чтобы помочь мне. И я не стала его беспокоить рассказом о своих делах.
        - Очень хорошо. - Девлин налил кофе в две чашки, и одну из них подал Кэтрин. - Что бы вы хотели съесть?
        Кэтрин пожала плечами.
        - Мне все равно.
        Слова Девлина поумерили ее пыл.
        - И не надо жалеть себя, - добавил Девлин уже резким тоном.
        - А я и не жалею. Мне просто не нравится, когда со мной обращаются, как с ребенком.
        - Но Сэм не воспринял ваш звонок как ребяческий. Он отнесся к нему вполне серьезно и принял меры. Вы хоть понимаете, как быстро он действовал, чтобы организовать ваше исчезновение? - Говоря это, Девлин не отрывал взгляда от Кэтрин. - Я вам расскажу. Сэм задействовал все свои возможности и лучших людей… Слава Богу, все прошло удачно! Он совсем немного поспал, а теперь едет сюда из Лондона.
        Взглянув в глаза Девлина, Кэтрин поняла, что он говорит правду и очень сердится.
        - Простите, я не оценила…
        - Вот именно. И там, в вашем доме, я не просто ради забавы просил вас вспомнить все о вашем отце… теперь вам должно быть ясно, что он имеет отношение…
        - Но он же умер! - воскликнула Кэтрин и заметила, что при этих ее словах в глазах Девлина появилось что-то жуткое. Ее охватил внезапный испуг… Кэтрин почувствовала себя совсем беззащитной. Пытаясь успокоиться, она положила руки на стол. - Отец умер два года назад… в… в…
        Она не могла продолжать. А Девлин сделал нечто удивительное. Он своей ладонью накрыл ладони Кэтрин, словно хотел унять охватившую ее дрожь.
        - Простите, - промолвил Девлин, - я напугал вас… очень сожалею об этом.
        Однако его слова не успокоили Кэтрин, дрожь не проходила. Ей не давало покоя то, что она видела в глазах Девлина. Словно он знал что-то страшное… ужасное… чудовищное…
        - Я не могу… не могу… - начала Кэтрин, но Девлин поднял ее на ноги, обнял и крепко прижал к себе.
        Объятия эти были скорее отеческие, будто Девлин обнимал ребенка, которому больно. Так он держал Кэтрин, пока дрожь ее не унялась, а она даже не делала попыток высвободиться из его объятий, в которых чувствовала себя в безопасности. Кэтрин глубоко вздохнула и подняла взгляд на Девлина. Он слегка ослабил объятия.
        - Вам лучше?
        - Я… не знаю. То, что я увидела в ваших глазах…
        И тут Девлин, обращаясь скорее к самому себе, произнес непонятную фразу:
        - А я и не подозревал, что вы ничего не знаете.
        - Боже мой, - прошептала Кэтрин, - расскажите же мне.
        Сейчас Девлин был похож на человека, которому нанесли сильный удар.
        - Я думал, что вам известно…
        - Что? - Слезы хлынули из глаз Кэтрин и покатились по щекам. - Что мне известно?
        - То, что ваш отец жив. Кэтрин, я… - Но самых последних слов Девлина Кэтрин уже не услышала. Она потеряла сознание и обмякла в его объятиях, но он не дал ей упасть. В этот момент дверь в столовую отворилась, и Маргарет, удивленная увиденным, остановилась в дверях. - Покажите мне, где ее комната, - попросил Девлин.
        - Идите за мной.
        Маргарет распахнула дверь пошире, проследовала к лифту и нажала кнопку. Двери кабинки открылись, и она внимательно посмотрела на безжизненное, пепельного цвета лицо Кэтрин, лежавшей на руках Девлина.
        - Я зашла спросить, что она хочет поесть, - сказала Маргарет и перевела взгляд на Девлина.
        - Выяснилось, она ничего не знала о своем отце, - пояснил он.
        - Бедная девочка! - Маргарет заморгала, отгоняя навернувшиеся на глаза слезы. - Не удивительно, что она лишилась чувств.
        - А я оказался тем жестоким человеком, который сразил ее этой новостью. Проклятье!
        - Но вы же не виноваты.
        - Я должен был знать это! Сэму следовало предупредить…
        Маргарет приложила палец к губам и кивнула, указывая на Кэтрин, у которой, мелко дрожа, разомкнулись веки.
        - Я принесу нюхательную соль.
        Проводив их до комнаты, Маргарет распахнула дверь, и Девлин внес Кэтрин, уложил на постель и снял с нее сандалии. Кэтрин посмотрела на Девлина, он нагнулся и поправил подушку, чтобы ей было удобно лежать. В глазах Кэтрин стояла пустота, она явно пребывала в шоке.
        Девлин посчитал у нее пульс, который оказался учащенным, и аккуратно убрал волосы с лица.
        - Все в порядке, отдыхайте.
        Постепенно расплывчатое пятно перед глазами Кэтрин приобрело четкие очертания, и она узнала склонившееся над ней лицо Девлина.
        - Зачем… вы сказали это… так жестоко…
        - Вы думаете, что я солгал? - Голос Девлина звучал приглушенно и хрипло, на лице его и в глазах Кэтрин заметила выражение боли, но за его жестокость ей захотелось заставить его страдать еще больше, как страдала она. Сказать, что ее отец, любимый человек, которого убили… Вскрикнув, Кэтрин бросилась на Девлина с такой силой, о существовании которой и не подозревала, нанося ему по лицу удары обеими ладонями. Она настолько вошла в раж, что не сразу поняла, что Девлин крепко сжимает запястья ее рук. Кэтрин выгнулась всем телом, продолжая бороться, но силы уже покидали ее.
        - Ради Бога, прекратите, - взмолился Девлин, - вам самой от этого будет только хуже.
        - Я хочу убить вас, - вскричала Кэтрин, тяжело дыша. - Негодяй!
        Краем уха она услышала, как открылась дверь, и слова Девлина:
        - Маргарет, оставьте соль на столе.
        И снова перед ее глазами возникло его лицо. Через всю щеку Девлина протянулась царапина, из которой сочилась кровь. Силы покинули Кэтрин, а Девлин, крепко держа ее за руки, еще и уселся ей на ноги, поэтому она вообще не могла пошевельнуться.
        - Послушайте меня. Прошу вас, послушайте. Ударить меня вам больше не удастся, так что лежите спокойно. - Внимательный взгляд сверкающих голубых глаз Девлина буквально пронзил Кэтрин, а она не могла даже отвернуться. - Я думал, что Сэм сообщил вам… иначе я ни слова не сказал бы о вашем отце. Вы меня слышите?
        Кэтрин глубоко вздохнула. Вместе с силами ее покинула и ярость. Девлин понял это и медленно отпустил запястья Кэтрин, поднялся и встал возле постели.
        - Это правда? - прошептала Кэтрин. - Мой отец жив?
        - Да, Кэтрин. Я ни за что бы не стал обманывать вас, понимая, насколько это серьезно. - Девлин провел ладонью по щеке и с удивлением обнаружил на ней кровь. Он вытащил из кармана носовой платок и вытер щеку. - Я предполагал, что Сэм вам все рассказал… поэтому вы и позвонили ему. - Девлин не выглядел разгневанным, он вообще не выглядел никак, лицо его хранило бесстрастное выражение, и, казалось, он тщательно подбирает слова. - И не мое дело было сообщать вам об этом. Я очень сожалею.
        - А где мой отец?
        Голос Кэтрин звучал уже чуть сильнее, чем шепот. Она даже удивлялась той ярости, с какой набросилась на Девлина, не подозревала, что может испытывать такую сильную злобу по отношению к другому человеку.
        - Мы не знаем. В этом и заключается проблема. Но он жив… Сэм расскажет подробнее.
        Девлин устремил на Кэтрин напряженный взгляд, ожидая ее реакции на свои слова.
        Кэтрин кивнула.
        - Я расцарапала вам щеку, простите.
        - Ничего страшного, бывало и хуже.
        - Но это была не просто злоба, а нечто более сильное.
        - Я вас понимаю. Кровь еще идет?
        - Немного. - Кэтрин закусила губу. - Со мной никогда раньше такого не было.
        - Наверное, у вас просто не было повода для такого поведения. - Губы Девлина скривились в легкой усмешке. - Я благодарен судьбе, что у вас под подушкой не оказалось «люгера».
        Кэтрин закрыла глаза.
        - Теперь я вообще ничего не понимаю, - пробормотала она. - Мне кажется, что все в этом мире перевернулось вверх дном. Я даже думать не могу.
        Кэтрин откинулась на подушку, ее яркие рыжие волосы только подчеркивали бледность ее лица. Взгляд Девлина на мгновение потеплел.
        - Дать вам нюхательную соль? - спросил он.
        - А мне станет от этого легче?
        - Боюсь, что нет. Может, хотите, чтобы я ушел?
        - Нет. Я хочу, чтобы вы рассказали мне об отце… как вы узнали, что он жив… прошу вас.
        - Я не могу. И не потому, что не хочу, а просто не знаю.
        - Но хоть что-то вы мне можете сказать?
        Девлин покачал головой.
        - О вашем отце ничего. И о том, что ищут эти люди.
        - Ищут? - Кэтрин нахмурилась. - Так вот почему они следили за мной… Они думают, что у меня что-то спрятано?
        - Возможно. Несколько месяцев назад к вам в дом проникли воры, да? Что они забрали? Обычные для воров предметы?
        - Да. Телевизор, видеомагнитофон, радиоприемник, несколько недорогих украшений… - Внезапно Кэтрин осенило. - Вы думаете, что именно тогда они и установили микрофоны?
        - Вероятно. А что-нибудь из вещей нашлось впоследствии?
        - Нет.
        - Так, понятно. Они просто уничтожили все краденые вещи, чтобы они не могли вывести на их след. А слежку вы обнаружили всего несколько дней назад?
        - Да, дня четыре как. Точнее не могу сказать.
        - Понимаю. Но постарайтесь вспомнить, не было ли, скажем, за последнюю неделю каких-нибудь странных телефонных звонков или посетителей?
        - Я… - Кэтрин замолчала. Что-то промелькнуло в ее памяти… буквально на секунду… и пропало. Как будто она краешком глаза заметила какую-то тень, которая тут же исчезла. Она нахмурилась. - А почему вы спросили об этом? - прошептала Кэтрин.
        Девлин заметил ее реакцию, заметил, как расширились зрачки, сел на кровать рядом и взял Кэтрин за руку.
        - Значит, было, да? - Он понизил голос. - Было?
        - Нет! - выпалила Кэтрин, но даже сама поняла, что произнесла это слово слишком поспешно. - Нет, это был сон… я уверена… - она не закончила фразу.
        - Что это было, Кэтрин?
        Девлин снова понизил голос, как бы стараясь не спугнуть ее. Она вырвала руку и посмотрела на Девлина.
        - Нет, прошу вас, не будем об этом… просто мне приснилось…
        - Расскажите мне свой сон. - Девлин усадил Кэтрин на кровати, она не сопротивлялась, и его ладони так и остались на ее плечах. - Обещаю, это останется между нами.
        - Нет, я вам не верю. Я вообще не знаю, кому можно доверять. Я не могу… отпустите меня, пожалуйста.
        - Расскажите, и я вас отпущу, - медленно произнес Девлин.
        - Я видела сон, и во сне отец позвонил мне… но это был сон… только сон… неужели вы не понимаете?
        Из груди Кэтрин вырвались всхлипывания, полные страданий.
        - Но что вам сказал отец? - настаивал Девлин.
        Он был вынужден повысить голос, чтобы Кэтрин услышала его.
        - Я не могу вспомнить.
        Девлин почувствовал, что Кэтрин на грани истерики, он положил ладони ей на спину, поддерживая в сидячем положении, и ощутил, как напряглось все ее тело. Внезапно, удивляясь самому себе, он подумал о Кэтрин, как о красивой и беззащитной женщине. Едва уловимый запах ее волос щекотал ноздри Девлина, и он вдыхал этот запах, чувствуя нарастающее желание и одновременно презирая себя за то, что его тело так бурно реагирует на близость Кэтрин. Девлин понимал, что следует отпустить ее, иначе он мог не сдержаться.
        - Ложитесь, а я накрою вас, - предложил Девлин, неимоверным усилием воли заставляя свой голос звучать спокойно. - Так вам будет теплее.
        Он надеялся, что, уложив Кэтрин в постель, сможет уйти. Девлин прекрасно осознавал, что находится здесь для того, чтобы охранять Кэтрин, а не для того, чтобы испытывать страстное желание, которое, возможно, через минуту не сможет сдержать.
        - А вы останетесь со мной?
        - Да, если вы ляжете в постель. А я принесу вам что-нибудь поесть. Вам обязательно надо есть, иначе вы совсем ослабеете. Это важно!..
        Кэтрин, казалось, задумалась над словами Девлина, и он уже начал потихоньку отстраняться от нее… но в этот момент Кэтрин прильнула губами к его щеке и поцеловала царапину.
        - Я подумала… что вы очень разозлились на меня, - прошептала она.
        - Мог бы разозлиться, но я сам виноват в том, что произошло.
        Девлин чувствовал на щеке тепло ее поцелуя, и ему захотелось, чтобы Кэтрин поцеловала его в губы, а не в щеку. Да он и сам хотел припасть губами к ее мягким, пухлым губам, почувствовать ее нежные, теплые груди прижатыми к своей груди… Собрав все силы, Девлин отстранил Кэтрин от себя, а она посмотрела на него с таким видом, словно он ударил ее, и второй раз за сегодняшнее утро он почувствовал себя жестоким человеком.
        - Мне не следовало обнимать вас, Кэтрин, - промолвил Девлин. - Наверное, не надо объяснять почему, да? - На его лице появилось угрюмое выражение, голос звучал приглушенно и хрипло. Кэтрин поняла состояние Девлина и уже сама тихонько отстранилась от него. - Я здесь для того, чтобы охранять вас, а не заниматься с вами любовью. Вам это понятно?
        Кэтрин кивнула.
        - Но я просто… поцеловала вас в щеку… чтобы она не так болела. - Она попыталась улыбнуться, но из этого ничего не вышло. - Я сама виновата, простите…
        - Ради Бога, не извиняйтесь, - оборвал ее Девлин. - Дело не в поцелуе, я едва не потерял контроль над собой. Но больше такого не повторится.
        - Может быть, теперь вы уйдете? Мне надо умыться и отдохнуть до приезда Сэма. Я не забыла, что мне придется много рассказывать.
        Девлину показалось, что Кэтрин, как и он сам, только что взяла себя в руки. И все же что-то в ее поведении настораживало. Он внимательно наблюдал за тем, как Кэтрин поднялась с кровати и глубоко вздохнула.
        - А вы в порядке, я могу вас оставить?
        - Да, я в полном порядке. Я выносливая, я сильная… я непобедимая… я женщина, - спародировала Кэтрин старую песню.
        Однако глаза ее сверкали, казалось, она из последних сил держит себя в руках и может сорваться в любую минуту.
        - Я пришлю Маргарет, - сказал Девлин. - Она принесет вам…
        - Мне не нужна никакая Маргарет. Мне вообще не нужна ничья помощь, - возразила Кэтрин. - Неужели вам это не понятно? Я хочу остаться в спальне одна, а когда буду готова, что займет минут десять, может, чуть больше, я спущусь вниз. У вас с Сэмом будет время поговорить и решить… что рассказывать мне, а что нет. - Кэтрин устремила на Девлина решительный взгляд. - Уходите!
        Некоторое время Девлин смотрел на нее, затем повернулся и вышел. Несмотря на протест Кэтрин, он намеревался попросить Маргарет немедленно подняться в спальню.
        После ухода Девлина Кэтрин снова уселась на кровать. Она понимала, что происходит с Девлином, поскольку почувствовала напряжение, исходившее от его тела, словно через него пробегал электрический ток. Кэтрин ощутила охватившее Девлина желание и поцеловала его, непонятно даже почему… Ведь она любила Джеффа. И все же ей было приятно оказаться в объятиях Девлина, захотелось, чтобы он тоже поцеловал ее. Кэтрин дотронулась пальцами до губ, ей показалось, что они пылают и ноют, как будто Девлин действительно крепко целовал ее. Она представила себе, как они занимаются любовью, сердце бешено застучало в груди, и ее охватило пьянящее желание. Боже мой, он такой большой и сильный, наверняка пылкий и опытный любовник. Кэтрин несколько раз с трудом сглотнула слюну, затем прошла в ванную и выпила стакан воды.
        Лицо у нее пылало, и Кэтрин сполоснула его холодной водой, от чего ей стало немного лучше. Потом погладила груди, посмотрела в зеркало и представила себе, что это ладони Девлина лежат на ее груди, почувствовав при этом, как затвердели соски. Кэтрин не понимала причины возникновения таких похотливых мыслей. Но она знала, что хочет Девлина. Очень сильно хочет его.

        Сэм находился в просторном кабинете, который использовал как офис, когда приезжал в Инглетон Манор. Как только в кабинет вошел Девлин, Сэм поднялся из-за стола, стоявшего возле окна, и пошел навстречу, чтобы поздороваться. Ростом чуть более ста восьмидесяти, стройный, одет в твидовый пиджак спортивного покроя и брюки из диагонали, Сэм ходил и разговаривал, как бывший офицер гвардии, каковым на самом деле и являлся. В свои пятьдесят пять он находился в отличной форме: седые волосы, усы, симпатичное лицо. Сэм был одним из самых образованных людей, с которыми приходилось встречаться Девлину, жизнелюб, ценивший хорошую еду и вино, что также импонировало. Мужчины обменялись рукопожатиями.
        - Расскажи мне обо всем, что произошло, - попросил Сэм. - Где она сейчас?
        - Наверху, в своей комнате. Я попросил Маргарет побыть с ней. Знаешь, я ее просто огорошил. Я совершил ошибку, сообщив, что ее отец жив… но я думал, что ей уже известно об этом… Тебе следовало предупредить меня.
        Сэм тихонько присвистнул.
        - И как она среагировала на это известие?
        - Плохо, - ответил Девлин сухим тоном, и Сэм вскинул брови.
        - А эта царапина на твоей щеке, она как-то связана с этим?
        Девлин пожал плечами, а Сэм понимающе кивнул.
        - Да, извини меня, я действительно должен был предупредить… но, что сделано, то сделано. Ладно, возможно, благодаря этому она станет более податливой.
        - О чем ты говоришь?
        - Она что-то знает, но не хочет говорить.
        - Я так не думаю, - возразил Девлин.
        Сэм прищурился.
        - Откуда ты знаешь? Ты уже допрашивал ее?
        - Нет, просто задавал разные вопросы.
        - И получил на них ответы?
        - Пока нет. Сейчас с ней трудно разговаривать, ей нужно день-два, чтобы отойти ото всего, что случилось. Ты же сам просил меня обращаться с ней поласковее, помнишь?
        - И еще я помню, как в три часа ночи ты сказал мне, что находишь ее чертовски привлекательной. Уж не растаял ли ты, а?
        Девлин посмотрел собеседнику прямо в глаза.
        - Я профессионал. И не растаял, как ты говоришь. Ты прекрасно знаешь, что если бы подобный вопрос задал мне кто-то другой, он тут же ощутил бы на себе, растаял я или нет. Но поскольку это говоришь ты… - Девлин улыбнулся, - я не стану обращать внимания.
        - Ох, большое спасибо тебе за это, - ласковым тоном поблагодарил Сэм. - Ладно, рассказывай все.
        - Хорошо. Я подошел к задней двери дома в девять пятьдесят семь, через несколько секунд услышал, как отодвинулись засовы…
        Сэм слушал очень внимательно, изредка кивал.
        - Вот так обстоят дела на данный момент, - закончил Девлин.
        За пятнадцать минут он представил полный и подробный отчет. Правда, опустил при этом некоторые моменты, которые, по его мнению, не представляли интереса для Сэма, да и не касались его.
        - Хорошо. Все прошло гладко. А в доме ты ничего не нашел?
        - Нет. Я оставил ее в кухне, а сам обследовал дом. Мне хватило минуты, чтобы обнаружить «жучки» в каждой комнате, они находились в предсказуемых местах. И если только в доме нет сейфа, спрятанного глубоко под полом в подвале, то значит, что там вообще ничего нет.
        - Гм, а это мысль, - пробормотал Сэм. - Пока она здесь, я пошлю к ней домой пару человек… она ничего не узнает, они будут работать очень аккуратно.
        - Как знаешь. А что конкретно мы ищем?
        Сэм огляделся вокруг, словно проверяя, нет ли в кабинете посторонних людей.
        - Я не говорил тебе всего, Девлин. Раньше в этом не было необходимости, но теперь тебе следует знать суть дела.
        Девлин подошел к столу и уселся в кресло, чувствуя, что надо сосредоточиться. Сэм начал свой рассказ.
        - Джон Мид в течение пятнадцати лет работал на МИ-99. Мы вместе учились в Оксфорде, я знал его семью… жену Энн, мать Кэтрин, которая умерла около трех лет назад. Кэтрин я знаю с младенчества, люблю ее так, как любил бы собственную дочь… если бы у меня была дочь… однако это не означает, что я не приложу все усилия, чтобы выяснить то, что она знает или слышала. Мне надо знать, не оставлял ли ей отец какие-нибудь пакеты с бумагами. Да, я могу допустить, что шок после твоих слов о том, что ее отец жив, не был притворным… но вдруг этот шок был вызван тем, что она оказалась не единственным человеком, которому известно, что Джон не был убит? Труп, найденный в джунглях Амазонки, был не его, но убитого американца звали Джон Л. Мид… Согласись, потрясающее совпадение… Однако внешне они не похожи, и это выяснилось совсем недавно. Так почему же Джон скрылся? Наверное, он хочет, чтобы мы считали его мертвым. Похоже, это его очень устраивает…
        - Ты хочешь сказать, что он стал предателем?
        - Такое бывало не раз, Девлин, особенно когда дело касалось больших денег. Тем более, что… - Сэм сделал паузу, записки Йозефа фон Штафеля, скопированные его внуком Эриком, исчезли одновременно с Джоном. Два года Джон охотился за фон Штафелем в джунглях. Немец был уже дряхлым стариком, но в конце войны, когда ему удалось похитить содержимое сейфов нескольких высокопоставленных нацистов, он был молодым человеком. Говорят, что перед смертью, пытаясь облегчить совесть, фон Штафель письменно изложил свои похождения, а его внук зашифровал эти бумаги и намеревался передать их правительству Германии. Чтобы тайник не отыскали чужие люди, он использовал шифр, основанный на древнееврейских шифрах… Какая тонкая ирония, тебе не кажется? А Джон Мид опытный криптолог, один из лучших в своей области.
        Девлин молча слушал Сэма, потом поднялся из кресла и подошел к окну.
        - Ты думаешь, что Джон отправил Кэтрин копию бумаг на хранение?
        - Вот это и надо выяснить.
        Больше Сэм ничего не успел сказать, поскольку раздался стук в дверь, Девлин подошел к двери и распахнул ее. На пороге стояла Кэтрин, бледная, но спокойная.
        - Сэм здесь? - спросила она.
        Девлин кивнул и распахнул дверь пошире. Перед разговором с Сэмом он намеревался попросить шефа поручить охрану Кэтрин кому-нибудь другому, однако его намерение резко изменилось за те несколько минут, пока он слушал Сэма. Интуиция подсказала Девлину ничего не говорить шефу о так называемом ее сне. И сейчас, глядя на нее, Девлин понял, что только он сумеет защитить Кэтрин от тех, кто может причинить ей зло.

        ГЛАВА 4

        Дверь спальни оказалась запертой, но Девлин услышал шум воды в ванной. Подождав немного, он постучал в дверь, ему надо было увидеть Кэтрин, узнать, как она себя чувствует. Девлин видел страдание в глазах Кэтрин, когда Сэм закончил допрашивать ее в кабинете. Именно Девлин заставил Сэма прекратить допрос, и при этом на липе шефа появилось недовольное выражение.
        - Ты глупец, Девлин, - заявил Сэм, когда Кэтрин выбежала из кабинета. - Мы уже почти подобрались… - продолжать он не стал.
        Девлин подошел к Сэму, схватил его за лацканы пиджака и рывком поднял из кресла. Лицо Девлина побелело от ярости, и, видя это, Сэм впервые его испугался. Сэм, который ничего не боялся, ощутил нутром приступ физического страха перед силой Девлина. Ведь тот мог убить его одним ударом за долю секунды и, похоже, сейчас испытывал именно такое желание.
        - Хватит, Сэм, - угрожающим тоном произнес Девлин, отпустил Сэма и вышел из кабинета.
        Сейчас, стоя перед дверью спальни Кэтрин, он держал в руках наполненный до середины стакан с бренди. Поскольку Кэтрин не откликнулась на его стук, Девлин решил постучать погромче. И снова никакого ответа. Девлин представил себе, что она лежит без сознания на полу в ванной. Такое было вполне возможно. То, что ей пришлось перенести, могло оказаться выше ее сил…
        Девлин открыл дверь ключом и вошел в комнату. Дверь в ванную была приоткрыта. Он поставил стакан на столик и, оставаясь посередине комнаты, громко крикнул:
        - Кэтрин!
        Ответа не последовало.
        Тогда Девлин сделал три шага в направлении ванной, заглянул внутрь и остолбенел при виде обнаженной Кэтрин, которая стояла боком к нему под душем и намыливала тело. Господи, она была просто великолепна… стройная, с узкой талией, покрытые мыльной пеной груди, плавный изгиб бедер… Девлин не мог пошевелиться, он чувствовал, как язык немеет во рту, а сердце колотится учащенно. В этот момент Кэтрин повернулась к нему лицом, глаза ее были закрыты, она принялась намыливать ляжки, лобок, поросший темными волосами. У Девлина не было сил ни смотреть на это, ни отвернуться. Горячая волна, вызванная желанием, прокатилась по всему телу. Девлину потребовалось собрать в кулак всю силу воли, чтобы не броситься к Кэтрин.
        И тут Кэтрин открыла глаза, увидела Девлина, вскрикнула, схватила полотенце, закрыла краны и вышла из-под душа, завернутая в полотенце. Девлин еще не видел ее такой потрясенной. Он сделал шаг назад, обретя способность двигаться.
        - Простите, Кэтрин, я подумал… - ему было трудно говорить, чувствуя, как кровь пульсирует в висках и в паху.
        Кэтрин приблизилась к нему, глаза ее сверкали от стоявших в них слез, на лице были написаны отчаяние и ярость.
        - Вы изнасиловали мой мозг, - вскричала она. - Теперь хотите изнасиловать еще и тело? - Хлесткая пощечина вернула Девлина к действительности, он отступил еще на шаг, понимая, что сейчас ему не помогут никакие слова. Кэтрин ни за что не поверит ему. - Я не могу остановить вас, вы слишком сильный, - продолжила Кэтрин. Из глаз ее потекли слезы, смешиваясь с капельками воды. Резким движением она отбросила полотенце. - Что ж… я беззащитна перед вами.
        Девлин наклонился, поднял полотенце и укутал им Кэтрин. Хладнокровие вернулось к нему, пощечина и гневные слова женщины вывели его из состояния временной потери контроля над собой.
        - Я принес вам бренди, вот и все. Я слышал шум воды, на стук в дверь вы не ответили, и я решил, что вы потеряли сознание в ванной.
        - Оригинальная версия, - буркнула Кэтрин.
        Затем она увидела на столике стакан с бренди, и при этом у нее сначала задрожали губы, потом все тело.
        - Вам надо вытереться, - посоветовал Девлин. - Я подожду здесь…
        Но Кэтрин, беспомощная, продолжала стоять на месте и дрожать, вся ее ярость уже улетучилась. Девлин схватил с вешалки второе полотенце и сам начал вытирать Кэтрин. Он уже полностью взял себя в руки, хотя слова Кэтрин: «Теперь хотите изнасиловать еще и тело?» здорово потрясли его. Он принялся вытирать мокрые кончики ее волос, а Кэтрин стояла перед ним, покорная и безвольная. Понизив голос, Девлин заговорил:
        - Послушайте, я никогда не дотрагивался… и не дотронусь до женщины против ее воли. Вы понимаете, о чем я говорю? - Кэтрин никак не отреагировала на его слова. - Можете говорить и делать все, что вам угодно. Я никогда не ударю ни вас, ни какую-либо другую женщину. - Проведя полотенцем по волосам Кэтрин последний раз, Девлин сунул ее послушные руки в рукава банного халата и завязал пояс. - Вы слушаете меня?
        Кэтрин посмотрела на Девлина безжизненным взглядом.
        - Вы лжете. Там, в моем доме, вы говорили, что, если я запаникую, вам придется отключить меня.
        - Господи, но для этого совсем не обязательно бить. Одно нажатие на точку на вашей шее… Вы даже боли не почувствуете, уснете и все.
        - Так, значит, я в безопасности? - поинтересовалась Кэтрин равнодушным тоном.
        - Разумеется, вы в полной безопасности… со мной.
        Кэтрин оглядела свой халат, затянутый поясом.
        - Как странно, - промолвила она.
        - Что странно?
        - То, что вы одели меня.
        - Неужели вы думаете, что я мог оставить вас голой? Я не вуайерист. - Девлин подвел Кэтрин к кровати, усадил, затем принес бренди. - Выпейте, вы почувствуете себя лучше.
        - Мне ничего не поможет, - промолвила Кэтрин, но взяла стакан, сделала пару глотков и закашлялась. - Слишком крепко.
        - Вот и хорошо. - Девлин уселся рядом с ней. - Неужели вы действительно подумали, что я пришел изнасиловать вас?
        - Я не знала, что думать… но это бы меня не удивило.
        Кэтрин закрыла глаза, чувствовалось, что она испытывает отчаяние. Девлин вспомнил ее слова: «Лучше бы я не звонила Сэму», теперь ему было понятно, почему она так сказала.
        - Это была не моя инициатива устроить вам такой допрос, - продолжил Девлин более мягким тоном. - После вашего ухода я все высказал Сэму, но мне следовало раньше остановить его.
        - Я уезжаю отсюда, - заявила Кэтрин. - Не могу здесь больше оставаться. Лучше уж дома… Там я не ощущаю такой жестокости… Даже несмотря на слежку и прослушивание.
        - Но вы не можете сейчас уехать.
        Кэтрин решительно поднялась с кровати.
        - Оденусь и уеду. Если не прямо сейчас, то позже.
        - Но это место очень строго охраняется. Вы не сможете даже выйти через входную дверь на улицу.
        Кэтрин улыбнулась.
        - Значит, я не пойду через дверь…
        Девлина напугали ее слова, и он тоже поднялся.
        - Это невозможно, - спокойным тоном произнес он. - Вы же не знаете, где мы находимся.
        - Меня это не волнует. - Кэтрин устремила на Девлина дерзкий взгляд. - У меня есть деньги.
        - Если я заберу вашу сумочку, то у вас их не будет.
        - Попробуйте только дотронуться до нее, я буду драться. Я действительно буду драться… Я вас покалечу, Девлин!
        Губы Девлина скривились в усмешке.
        - Не сомневаюсь, что попытаетесь. Я сказал, что никогда не ударю вас, но я буду защищаться… и останусь с вами до утра, если вы намерены сбежать.
        - Сбежать? Так, значит, это тюрьма? Забавно, когда я вошла в холл и увидела Маргарет, то подумала, что попала в отель или частную клинику. А теперь оказывается, что я пленница. А вы один из тюремщиков, да? - Кэтрин буквально швыряла эти слова в лицо Девлину. - Вы, мой спаситель в черном, который тайком вывел меня из дома… Да по мне лучше иметь дело с моими преследователями, чем с вами или Сэмом. Убирайтесь, Девлин.
        Кэтрин всю трясло.
        Девлин стоял перед ней, слегка расставив ноги для лучшего равновесия, руки свободно свисали вдоль туловища. Он не сомневался, что Кэтрин попытается убежать. Ближайшая дорога находилась на расстоянии пяти миль. Девлин представил себе, как Кэтрин в кромешной тьме пробирается через лес, окружавший Инглетон Манор, и это почти напугало его. Но здесь повсюду сигнализация, камеры слежения, охранные электронные лучи. Ее схватят через несколько минут… И все еще больше уверятся в том, что Кэтрин что-то скрывает. Но как ей это объяснить? Невозможно. Сейчас она на грани срыва после многочасового допроса, который начался мягко, квалифицированно, но постепенно стал более интенсивным и неприятным. Сэм прекрасно умел это делать, он умный, очень умный. И Девлин понимал, что пытаться сейчас что-то объяснить Кэтрин это, все равно, что пытаться обучить ребенка ядерной физике. Он тихонько толкнул Кэтрин, и когда она села на кровать, опустился перед ней на корточки на безопасном расстоянии.
        - Возможно, это действительно выглядит именно так, но на самом деле все иначе. Мы стараемся помочь вам.
        Их лица находились почти на одном уровне, Девлин и Кэтрин смотрели в глаза друг другу. По лицу Кэтрин было видно, как сильно она устала. Еще бы - столько потрясений! Девлин обратил внимание на то, какие хрупкие и нежные у нее черты лица. Кэтрин казалась необычайно беспомощной, а Девлин всегда считал, что сильный должен защищать слабого. Сейчас он был для Кэтрин безопаснее мухи. Но, увы, она видела в нем только тюремщика… своего телохранителя… Девлин не знал, что сделать, чтобы изменить ее мнение о себе. Он прекрасно понимал, почему Кэтрин так к нему относится. Во время допроса у него самого возникло желание врезать Сэму, и надо сказать, что он с трудом сдержался. Еще немного, и он надолго вырубил бы своего шефа. Но если сказать об этом Кэтрин, она все равно не поверит.
        - Вы устали, - сказал Девлин, стараясь, чтобы его голос звучал как можно мягче. - Вы очень, очень устали…
        Но Кэтрин не слушала его, а смотрела на дверь, как бы определяя расстояние до нее.
        - Мне надо одеться, - заявила она и поднялась с кровати.
        Полы халата при этом распахнулись, обнажив стройную ногу. Кэтрин небрежно, но не слишком поспешно запахнула халат. Девлин глубоко вздохнул и тоже поднялся.
        - Хотите надеть пижаму? - спросил Девлин. - Хорошая мысль.
        - Нет, хочу одеться. Отвернитесь… Или вы снова намерены подглядывать? - Кэтрин уставилась на Девлина. - Впрочем, мне наплевать. - Она взяла с кровати трусики и джинсы и усмехнулась. - Значит, будете смотреть на меня? Ладно, смотрите. - Кэтрин скинула халат и очень медленно, словно дразнила Девлина, стала надевать трусики. Но когда она скинула халат, Девлин закрыл глаза и стоял так, пока Кэтрин не засмеялась. - Подайте мне бюстгальтер, - попросила она. - Он на спинке кресла, позади вас.
        - Вам не следует одеваться.
        Девлин старался смотреть только на лицо Кэтрин. Это удавалось ему с большим трудом… но удавалось.
        - Нет, я оденусь. - Кэтрин попыталась пройти мимо Девлина, но он схватил ее за руку. Она замерла и посмотрела на него. - Уберите свои руки, мистер.
        - Вы… не уйдете… отсюда, - медленно, делая паузы между словами, произнес Девлин.
        Кэтрин размахнулась свободной рукой и с силой ударила его. Девлин тут же перехватил и вторую руку Кэтрин, чувствуя, как горит лицо. Защищаться от нападок одетой женщины было бы гораздо легче. Но Девлин и не предполагал, что будет практически не в состоянии защищаться от Кэтрин, обнаженное тело которой прикрывали только маленькие трусики. Возможно, она это прекрасно понимала и действовала обдуманно. Кэтрин снова попыталась его ударить, но он увернулся. Девлин продолжал держать Кэтрин за руки, стараясь не слишком сжимать их, чтобы не причинить ей вреда.
        Девлину приходилось бороться с женщинами, но это происходило в спальнях и являлось частью любовной игры, вызывавшей сексуальное возбуждение. И это была скорее ласковая борьба, не причинявшая боль, рассчитанная только на то, чтобы возбудить в женщине чувственное удовольствие от мнимого насилия, усилить ощущение от осознания того, что их тела неизбежно сольются воедино. А борьба между ним и Кэтрин была совсем иной, не шуточной… и опасной. Страдания Кэтрин переросли в смертельную ярость, и Девлин уже не мог эффективно защищаться, не пользуясь хотя бы в минимальной степени своей силой. Но обнаженное тело ее казалось таким хрупким, что невозможно было даже подумать о применении силы. Девлин заметил лежавшую на подушке пижаму. Одной рукой он обхватил Кэтрин, которая брыкалась, плевалась и пыталась укусить его, а другой схватил пижамную куртку, получив при этом удар в грудь.
        - Проклятье! - воскликнул Девлин, прижал ноги Кэтрин к кровати и начал засовывать ее руки в рукава куртки. Дело это оказалось очень сложным, такому его не учили ни в десантных войсках, ни в морской пехоте. Раздался треск, это порвался рукав куртки. - Черт побери, лежите спокойно, - взревел Девлин, - или, клянусь, я вас вырублю. - От неожиданности Кэтрин замерла, и это позволило Девлину надеть на нее куртку. Он поднялся, тяжело дыша, хотя и не испытывал физической усталости. Затем, действуя быстрее, чем работала мысль, схватил халат и завернул в него Кэтрин. Вот так-то лучше, теперь он хоть мог смотреть на нее. - Ложитесь в постель, - устало произнес Девлин, - и прекратите драться со мной.
        Кэтрин лежала, не шевелясь, похоже, силы оставили ее. Девлин опустился рядом на кровать и обхватил голову ладонями. Он чувствовал себя так, словно выиграл сражение. Но какой ценой?
        - Вы ведь хотите заняться со мной любовью, да? - спросила Кэтрин. Она все еще надеялась добиться своего. Девлин не пошевелился и ничего не ответил, сейчас он размышлял, какой еще фортель может выкинуть Кэтрин. - Я же вижу, Девлин… вы так смотрите на меня, хотите…
        - Нет, не хочу, - оборвал ее Девлин, и Кэтрин рассмеялась.
        - Я согласна… если вы отпустите меня.
        Девлин посмотрел на Кэтрин, которая решила прибегнуть к новой тактике.
        - Неужели? - Девлин сделал вид, что обдумывает ее предложение. - Замечательно, - изрек он с явным сарказмом. - Значит, я займусь с вами любовью, а потом отпущу. Нет, меня не устраивает ваше предложение. - Сейчас сарказм чувствовался не только в голосе, но и во взгляде Девлина. Кэтрин смутилась, а именно этого он и добивался. Девлин почувствовал, как внутри закипает злость. Да как она могла даже подумать!.. - Вот, значит, на что вы решились. Переспать со мной, чтобы я вас отпустил, да? И, по вашему мнению, только безумец мог бы отказаться.
        Говоря это, Девлин устремил на Кэтрин суровый взгляд.
        - Мне очень жаль, - прошептала она.
        - Надеюсь, черт побери, что вам действительно жаль, - рявкнул Девлин. - Живо в постель. - Но поскольку Кэтрин не пошевелилась, Девлин вытащил из-под нее одеяло, накрыл им и подоткнул по краям. - Я с большим удовольствием отшлепал бы вас. Но не могу, к сожалению.
        Кэтрин повернулась на бок, спиной к Девлину, и затихла. Он оглядел комнату, чувствуя, что злость быстро улетучивается. В спальне имелось два кресла, и больше ничего. Ладно, он сядет на одно, ноги положит на другое, и так будет спать. В любом случае это удобнее, чем, скажем, спать на земле в промокшей палатке…
        Девлин запер дверь и сунул ключ в карман. Затем в один прием допил бренди и поставил стакан на столик. Потом посмотрел на Кэтрин. Она лежала, не шевелясь. Глубоко вздохнув, он сдвинул кресла и сел. В этот момент раздался тихий голос Кэтрин:
        - Я не буду пытаться убежать.
        - А я вам не верю, поэтому останусь здесь.
        - Свет так и будет гореть всю ночь?
        - Да.
        - Но я не смогу уснуть…
        - Ничего не поделаешь. Мне тоже придется не спать.
        Кэтрин села на постели и посмотрела на Девлина.
        - Похоже, вам не слишком удобно.
        - Да, но бывало и хуже.
        - Я была не права, обвиняя вас, а не Сэма… Мне не следовало говорить того, что я наговорила вам. Кажется, я поняла, что вы не жестокий человек… поэтому простите меня за то, что я обвинила вас в желании изнасиловать меня, а потом сама предложила…
        Кэтрин замялась и замолчала.
        - Мне свое тело? - закончил за нее Девлин. - Ладно, забудем. А теперь давайте спать, поговорим утром.
        - А Сэм… он будет здесь?
        Девлин посмотрел на Кэтрин.
        - Да, но я буду рядом с вами… и не дам вас в обиду…
        - Каким образом? Вы не позволите ему терзать меня расспросами о моей жизни, не позволите лезть мне в душу…
        Девлин развернул кресло, чтобы было удобнее смотреть на Кэтрин.
        - Да.
        - Но как вам это удастся?
        Девлин поднялся с кресла, подошел к постели и остановился, но не слишком близко, примерно в метре.
        - Сами увидите. Я не позволю ему снова устроить подобный допрос. - Заметив на лице Кэтрин глубокие сомнения, Девлин добавил: - Поверьте мне, я этого не допущу… даже если мне придется применить физическую силу. - Он сделал паузу. - Да, я остановлю его.
        Глядя на лицо Девлина, Кэтрин ощутила страх и задрожала, словно на нее вылили ушат ледяной воды. Боже мой, то, что она увидела в его глазах…
        - Но как? - прошептала она.
        Девлин улыбнулся. Это была зловещая улыбка, без тени юмора. Он присел на краешек кровати и внимательно посмотрел Кэтрин прямо в глаза.
        - Он просто физически не сможет допрашивать вас… замолкнет, и еще долго будет молчать. Да, я смогу это сделать, Кэтрин, и Сэм это знает. Если он попытается вызвать охрану, то не успеет… Это он тоже знает. У него единственный вариант - не позволить мне присутствовать на допросе… вот поэтому я и решил не отходить от вас ни на шаг. Похитить вас ему не удастся.
        - Неужели он способен на такое?
        Глаза Кэтрин расширились от ужаса, лицо побледнело.
        - Может попытаться.
        - Но у вас будут неприятности. Он же начальник…
        - Только не для меня. - Эти слова Девлина произвели на Кэтрин какое-то гипнотическое действие, она замолчала, а он кивнул, как бы в подтверждение своих слов. - Я подчиняюсь не Сэму, а тому, кто стоит гораздо выше него. Так что сами увидите, Кэтрин… - Он взял ее за руку, которая оказалась холодной как лед. - Ему придется бережно обращаться с вами.
        - Тогда почему вы позволили ему зайти так далеко?..
        - Я не предполагал, что допрос повергнет вас в такой шок, пока… - Девлин помолчал, - пока не заметил, что вы вся дрожите. Тогда я остановил его и велел вам уйти.
        - А Сэм разозлился? - шепотом спросила Кэтрин.
        Губы Девлина скривились в усмешке.
        - Да. Но не так сильно, как я.
        Выражение лица Девлина снова заставило Кэтрин вздрогнуть.
        - Только на меня не злитесь, ладно? - попросила она. - Боюсь, я этого не перенесу.
        - Постараюсь.
        - Вот и хорошо. Спасибо. - Кэтрин посмотрела на сдвинутые кресла. - Девлин, но вы же не сможете спать на них. Если хотите, ложитесь рядом… Мы можем отгородиться друг от друга подушкой, она большая.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - возразил Девлин. Господи, неужели она не понимает, что предлагает? - На креслах я хоть немного посплю, а рядом с вами совсем не смогу уснуть. - Он замолчал, давая Кэтрин время осмыслить последнюю фразу, и заметил, что на щеках у нее появился легкий румянец. - Я прекрасно умею держать себя в руках, но я не святой, а чтобы спокойно лежать с вами в одной постели, надо быть именно святым… или евнухом.
        - Я просто хотела… - Кэтрин пожала плечами. - Простите.
        Девлин улыбнулся.
        - Очень любезно с вашей стороны, но, боюсь, что вынужден отказаться. - Внезапно в глазах Девлина вспыхнул блеск, и он щелкнул пальцами. - У меня есть идея получше. Собирайте свою сумку и пойдемте со мной.
        - Куда?
        - В мою комнату. Там у меня стоят две кровати, отличное решение.
        Кэтрин вылезла из-под одеяла и быстро собрала сумку. Девлин удивился, как эта мысль не пришла ему в голову раньше. Он повел Кэтрин в свою комнату, которая находилась через несколько дверей на другой стороне коридора. Они шли молча, как два заговорщика, а когда вошли в комнату, Девлин запер дверь на ключ и на задвижку, а потом указал Кэтрин на вторую кровать. Оглядев комнату, она вздохнула.
        - Девлин, можно я сразу лягу спать? Я жутко устала.
        - Как вам будет угодно. А я приму душ.
        Он взял с кресла халат и направился в ванную, где открыл воду, разделся и шагнул под душ. Девлин понимал, что это безумие с его стороны, но все же это был лучший выход, позволявший не спускать глаз с Кэтрин… и, если удастся, хоть немного поспать.
        Когда через пять минут он вышел из ванной, Кэтрин уже спала. Несколько долгих минут Девлин смотрел на нее, испытывая какие-то странные смешанные чувства. Затем, стараясь не шуметь, подошел к своей кровати, лег и выключил ночник.

        Жалобный звук, похожий на плач ребенка, вырвал Девлина из состояния глубокого сна, и поначалу он не понял, откуда исходит этот звук. Но потом вспомнил. Он находился в комнате не один, на соседней кровати спала Кэтрин. Только она на самом деле не спала, а сидела, явно встрепенувшись от ночного кошмара. Дыхание Кэтрин было учащенным, сопровождалось оно судорожными всхлипываниями, которые просто больно было слышать. Девлин моментально подскочил к ее кровати, включил ночник и обнял Кэтрин.
        - Все в порядке, это я, Девлин… Вам просто приснился дурной сон.
        Кэтрин машинально вцепилась в Девлина, продолжая всхлипывать.
        - Он… они поймали меня… О Господи, это было так страшно!.. Девлин, помогите мне…
        - Я помогу вам, вы в безопасности, в моей комнате. Может, хотите попить?
        - Нет! Не уходите! Все происходило в такой жуткой темноте…
        - Но сейчас горит свет, и в комнате, кроме нас, никого больше нет. Не бойтесь, я никуда не уйду, только принесу вам из ванной стакан воды.
        Кэтрин слегка расслабилась, исчезли часть страха и напряжения. Девлин отстранился от нее, сходил в ванную и вернулся со стаканом воды.
        - Не хотите рассказать мне свой сон? - спросил он.
        - Они… их было трое… они затащили меня в подвал моего дома, а там были всякие штуки…
        Кэтрин замолчала.
        - Какие штуки? Вы можете вспомнить?
        Голос Девлина звучал спокойно, мягко.
        - Что-то вроде машины с проводами и ремнями, чтобы пристегивать туловище и руки… кожаные ремни…
        Девлин подумал, что этот сон явился вполне логичной реакцией Кэтрин на вчерашний допрос.
        - Но это был всего лишь сон, здесь нет ничего подобного, клянусь вам.
        - Да, я понимаю.
        Кэтрин легла на спину и подняла взгляд на Девлина, а он внезапно, но все же с опозданием осознал, что стоит перед ней в одних трусах. Вообще-то Девлин всегда спал совершенно голым, но сейчас был вынужден признать, что было бы еще хуже, если бы он предстал перед Кэтрин обнаженным. Он накинул халат и с облегчением отметил про себя, что Кэтрин, похоже, не обратила внимания на его почти наготу. Потом сел на кровать рядом с Кэтрин.
        - Вы уснете, если я вернусь к себе на кровать? - спросил Девлин. - Она же стоит совсем рядом.
        - Да, думаю, что усну. - Голос Кэтрин звучал уже гораздо спокойнее. - Да…
        - Вот и хорошо. - Девлин поднялся. - Если я вам понадоблюсь, то я рядом.
        - Спасибо. - Девлин укрыл Кэтрин одеялом, подоткнув его со всех сторон. При этом она хихикнула. - Вы прямо как сиделка.
        - А я и чувствую себя сиделкой. - Девлин легонько вздохнул. - Только формы не хватает.
        - Простите, что разбудила вас. Постараюсь, чтобы этого больше не случилось.
        - Уверен, что не случится.
        Спустя несколько минут Девлин взглянул на часы. Было уже почти четыре часа утра, Кэтрин, если и не уснула, то задремала. Он выключил свет и подошел к окну. Никакого движения, не шевелились даже ветки деревьев. Ярко светила луна, выглянувшая из-за плотных облаков. Девлин оглядел сад. Нигде не видно было ни единого огонька, но он знал, что в секретном помещении позади столовой дежурят два человека, которые наблюдают за камерами слежения, расставленными по всему саду. Они сторожат любое движение. Иногда сигнализация реагировала на лис, но это легко определялось. Никто не мог проникнуть на территорию виллы или покинуть ее, не будучи снятым на видеопленку. И ни один из обитателей виллы не мог покинуть ее, не нарушив при этом сигнализацию.
        Поместье Инглетон Манор находилось в семнадцати милях от Перта, когда-то здесь проживал лорд Грэм с семьей. А сейчас поместье принадлежало правительству Великобритании и строжайше охранялось. До ближайшей деревни было пять миль, ее жители считали, что в поместье располагается дом для престарелых родственников богатых людей. Ни один местный житель не работал в поместье, весь обслуживающий персонал был из Лондона, каждый сотрудник давал подписку о неразглашении государственных секретов.
        На вилле проходили совещания руководителей различных отделов военной разведки, и одним из таких отделов, возможно наиболее секретным, являлся МИ-99. На вилле имелся небольшой кинозал, но фильмы, которые там демонстрировали, никогда не появлялись на экранах кинотеатров. Еще здесь имелись спортивный зал, плавательный бассейн и лазарет на четыре койки.
        Сэм Маки часто посещал поместье. Он помогал организовывать встречи иностранных секретных агентов, когда обсуждались деликатные международные вопросы.
        Девлин продолжал стоять у окна, спать уже не хотелось. Что-то не давало ему покоя. Какие-то слова Сэма, сказанные во время допроса Кэтрин, еще до ее ухода. Какое-то замечание по поводу ее приятеля, Джеффа. Но что же он сказал? Девлин потер лоб. Что же это было? Поскольку Джефф был любовником Кэтрин, секретная служба проверила его, ведь он появился в жизни Кэтрин сразу после исчезновения и мнимого убийства ее отца в Бразилии. Кэтрин никогда не знала, что находится под опекой МИ-99, ей просто не говорили об этом. Ага, вот что сказал Сэм:
        - Ты познакомилась с Джеффом на благотворительном обеде в Лидсе. - Кэтрин с удивлением посмотрела на него, а Сэм добавил: - А каким образом он познакомился с вашим отцом?
        - Но они не были знакомы, мы встретились с Джеффом через несколько месяцев после… - ответила Кэтрин, смущенная этим вопросом.
        Девлина и самого тогда что-то насторожило в этом вопросе Сэма, но потом эту настороженность затмила озабоченность той интенсивностью, с которой Сэм вел допрос. Сэм говорил так, словно Джефф был знаком с отцом Кэтрин… но они не были знакомы. Возможно, Сэму было известно нечто такое, о чем не знали ни Кэтрин, ни он сам, Девлин. Обернувшись, Девлин посмотрел на спящую Кэтрин, и тут его осенила очередная догадка. Сэм намеренно не сделал того, что должен был сделать: он специально не предупредил его о том, что Кэтрин не знает, что ее отец жив.
        И то, каким образом он сообщил ей эту новость, только усилило шок Кэтрин. Значит, Сэм заранее рассчитывал, что это сломает ее? Так, а чего же следует ожидать утром? Еще более интенсивного допроса? Что задумал Сэм? Нечто вроде того, что приснилось Кэтрин в кошмарном сне? Девлин все время восхищался Сэмом. Но сейчас, в этот ранний час, когда разум обычно дремлет, мозг Девлина, наоборот, работал интенсивно, и у него закралось подозрение, что он ошибался в оценке Сэма.
        Кэтрин может оказаться в еще большей опасности, чем уже оказалась. И Девлин понимал, что это не физическая опасность… ей грозит умственное расстройство.
        - Проклятье, - тихо произнес он.
        Сейчас он знал, что должен делать. И как можно быстрее. Достав мобильный телефон, Девлин удалился в ванную и закрыл за собой дверь.

        Кэтрин спала, но какой-то мужской голос ворвался в ее сон, которым она наслаждалась: нежный, ласковый Джефф обнимал ее, говорил, что любит…
        - Кэтрин, проснитесь, проснитесь… - Очнувшись ото сна, она увидела Девлина, стоявшего возле ее кровати. Заметив, что Кэтрин проснулась, Девлин опустился перед ней на корточки. - Послушайте, мы уезжаем отсюда. Я собрал вашу одежду и сумку. Одевайтесь.
        Со сна Кэтрин ничего не поняла.
        - Уезжаем? - пробормотала она. - Но вы говорили…
        Ей сейчас трудно было вспомнить, что именно он говорил.
        - Да, я знаю.
        Только теперь Кэтрин как следует разглядела Девлина, и от изумления у нее пересохло во рту. Ей даже показалось, что они снова находятся в ее доме. Девлин был одет во все черное, на ногах высокие черные ботинки. Правда, без шлем-маски, это было бы уже чересчур.
        - Нам надо уехать. Я оделся так, потому что в данный момент это удобнее, - пояснил Девлин. Он откинул с Кэтрин одеяло. - Быстрее, Кэтрин. - Кэтрин села, потом встала с кровати и увидела свои вещи: свитер, джинсы и куртку. - Я вам помогу. - Девлин протянул ей джинсы. - Надевайте. А может, вам надо в ванную?
        - Да. - Схватив в охапку вещи, Кэтрин скрылась в ванной, закрыв за собой дверь.
        Девлин проверил пистолет в плечевой кобуре, затем застегнул свою черную куртку. Его рюкзак стоял у двери, рядом с сумкой Кэтрин, уже полностью собранной.
        Кэтрин сполоснула руки и лицо холодной водой, прогоняя остатки сна, заметила, что с полки исчезли все бритвенные принадлежности, и задумалась. В чем дело? Почему после всего того, что Девлин говорил, он решил уехать вместе с ней? Из ванной Кэтрин вышла уже совсем одетая, но по-прежнему ничего не понимала.
        - А куда мы едем? - поинтересовалась она.
        - В безопасное место.
        Девлин подвел Кэтрин к двери, открыл замок и задвижку, поднял с пола вещи. Кэтрин последовала за Девлином по коридору, далее вниз по лестнице. С каждой секундой она все более приходила в себя и даже успокаивалась. Они уезжают, Девлин знает, почему, а она нет, но в данный момент она вынуждена довериться ему. Кэтрин понимала, что сейчас лучше молчать, однако ее так и подмывало спросить Девлина, знает ли Сэм об их отъезде. Ей казалось, что это очень важно.
        В холле стоял охранник, похоже, он поджидал их. Козырнув, охранник открыл несколько сложных замков на массивной входной двери.
        - Надо расписаться за машину, коммандер Девлин.
        Охранник протянул Девлину журнал. Тот поставил свою подпись, и через несколько секунд они уже находились на улице. Единственный горевший фонарь помог им найти дорогу к большой, комфортабельной черной машине. Кэтрин не давала покоя мысль, почему охранник назвал Девлина коммандером?
        Девлин помог ей устроиться на переднем пассажирском сиденье, сумку и рюкзак поставил на заднее, а сам уселся за руль.
        - Пристегните ремень безопасности, - приказал он.
        Кэтрин послушно выполнила приказ. Сейчас перед ней находился совершенно другой человек, не тот, с которым она еще несколько часов назад дралась в спальне. Какой-то чужой, незнакомый. С охранником Девлин вел себя властно, по командирски, и Кэтрин почувствовала, что сейчас он не станет отвечать ни на один ее вопрос. Поэтому разумно решила молчать.

        Они проехали уже несколько миль по пустынной главной дороге, которая проходила среди густого леса. За это время не было сказано ни единого слова. Девлин сосредоточился на дороге, а Кэтрин наблюдала за тем, как он ведет машину, за его напряженным профилем, руками, крепко сжимавшими рулевое колесо. Сейчас Девлин превратился для нее в незнакомца… Так что же она делает здесь, рядом с ним, почему доверилась ему? Ведь в свое время она доверилась Сэму… а он… Кэтрин резко вздохнула, а Девлин резко повернул голову и посмотрел на нее.
        - Останавливаться пока не будем, надо отъехать как можно дальше, - предупредил он, нарушая молчание.
        - Хорошо, - промолвила Кэтрин.
        Она уже начала потихоньку отходить от всех потрясений последних дней, и, к радости Кэтрин, к ней возвращалась ее природная уверенность. Что бы ее ни ожидало впереди, она сумеет справиться с этим. Кэтрин выпрямилась на сиденье и повернулась к Девлину.
        - Я не собираюсь спрашивать вас, куда мы едем, или выпытывать причину, по которой вы вытащили меня из постели среди ночи. - Кэтрин заметила блеск в глазах Девлина, он явно уловил перемену в ее поведении. Она улыбнулась про себя. - А вы можете вообще не разговаривать со мной, потому что я намерена закрыть глаза и отдохнуть. Уверена, вы знаете, что делаете, и помощь моя вам не требуется.
        И Кэтрин тут же закрыла глаза, не увидев того выражения, которое на секунду мелькнуло на лице Девлина.

        Они остановились только через два часа. Девлин просто съехал на обочину дороги, по обе стороны которой тянулись поля, виднелись деревья и холмы. Кэтрин понятия не имела, где они находятся, однако к этому она даже успела привыкнуть. Однако дальнейшие действия Девлина сильно удивили ее. Он обернулся к заднему сиденью, достал из своего рюкзака джинсы, вылез из машины и принялся расшнуровывать высокие ботинки. Кэтрин наблюдала за ним с интересом. Сначала Девлин снял ботинки, затем черные брюки, швырнул их на заднее сиденье и натянул джинсы. Потом снова надел ботинки, но на этот раз прикрыл их джинсами, и теперь для постороннего наблюдателя они выглядели как обычная рабочая обувь. Кэтрин отметила про себя, что у него красивые ноги, плотные и мускулистые, волосатые… икры хорошей формы.
        - Зрелище было довольно интересным, - заметила Кэтрин, когда Девлин вернулся за руль. - Вы часто такое проделываете?
        Девлин посмотрел на нее, прежде чем запустить двигатель.
        - Нет, не слишком часто, - признался он. - Но, по крайней мере, теперь мы можем зайти в кафе, не привлекая к себе повышенного внимания. А нам действительно предстоит зайти в кафе. В нескольких милях отсюда есть придорожное кафе для водителей грузовиков. У вас есть шарф, или что-то еще, чтобы прикрыть волосы?
        - Нет. А у вас?
        - В рюкзаке есть черный шарф, вы сможете надеть его, когда мы остановимся у кафе.
        - Но я буду выглядеть так, словно собралась в церковь, - возразила Кэтрин.
        - Считайте, что это маскировка.
        - Хорошо. - Кэтрин пожала плечами. - Как скажете, коммандер Девлин. Я думала, что Девлин - это ваше имя, а не фамилия. Вы можете сказать, как вас зовут, или я своим вопросом нарушаю субординацию, коммандер?
        Девлин улыбнулся.
        - Вижу, что к вам возвращается хорошее Настроение, - заметил он. - Отлично. Меня зовут Джейк Эдвард, но вообще-то всегда называют Девлин, или Дев. Удовлетворены?
        - Да, спасибо. Но мне действительно хочется кофе, так что поехали.
        Девлин завел двигатель, и через несколько минут они подъехали к длинному одноэтажному деревянному зданию, расположенному у дороги. Перед ним стояли несколько грузовиков, изнутри пробивался свет, доносилась музыка. Девлин остановил машину у бокового торца здания, порылся в своем рюкзаке, извлек оттуда длинный черный шелковый шарф и протянул его Кэтрин.
        Она обернула шарф вокруг головы, закинув концы за спину, и посмотрела на Девлина.
        - Ну, как?
        - Превосходно. Пойдемте.
        Кэтрин пошла вперед, оставив Девлина запирать машину. Когда она зашла в кафе, голоса смолкли, и несколько пар мужских глаз устремились на нее. Но как только вслед за ней вошел Девлин, на лицах мужчин появились улыбки, они перестали пялиться на Кэтрин и возобновили свои разговоры. Она села за столик в углу, наблюдая за Девлином, который направился к стойке. Никто из мужчин уже не обращал на нее внимания, и, понимая причину этого, Кэтрин улыбнулась. Конечно, появись здесь Девлин в своем черном наряде, он произвел бы еще больший эффект, но и сейчас он выглядел как мужчина, с которым не стоит связываться. Девлин принес две чашки кофе и тарелку с двумя сдобными булочками.
        - Хотите? - спросил он, указывая на булочки.
        Кэтрин покачала головой.
        - Нет, спасибо.
        Она отхлебнула кофе, он был горячим и крепким и показался Кэтрин спасительным нектаром. В кафе было накурено, слышались смех и разговоры, и Кэтрин было приятно все это слышать. Она как бы прикасалась к внешнему миру, от которого была отдалена некоторое время.
        Кэтрин бросила взгляд на стойку, за которой стоял лысый мужчина средних лет, он разговаривал с двумя водителями грузовиков. Еще трое водителей завтракали в дальнем конце кафе, двое мужчин в рабочей одежде играли в дартс возле туалетов. Кэтрин решила, что настало время задать Девлину вопрос, который не давал ей покоя с самого начала их бегства.
        - А Сэм знает, что мы уехали?
        Девлин посмотрел на часы.
        - Узнает, примерно через час.
        - Как вы думаете, он обрадуется?
        - Сомневаюсь, - буркнул Девлин сухим тоном.
        - Понятно. А почему мы остановились здесь? - продолжала расспрашивать Кэтрин. - Есть какая-то другая причина, кроме кофе?
        - Да, есть. - Девлин посмотрел на Кэтрин. - Надо сменить машину.
        - Зачем? У нас хорошая машина.
        - Да, прекрасная, - согласился Девлин, - но мы оставим ее здесь.
        - Значит, вы не хотите, чтобы Сэм, или кто-то еще, знал, куда мы едем, так? А нашу машину легко можно проследить.
        Последняя фраза была уже не вопросом, а утверждением.
        Девлин кивнул.
        - Похоже, вы полностью проснулись…
        - Да. Я доверяла Сэму… теперь я доверилась вам. Но насчет Сэма у меня уже появились сомнения.
        Кэтрин замолчала. Следующая, невысказанная фраза как бы зависла в воздухе, и Девлин закончил ее за Кэтрин:
        - И теперь вы думаете, можете ли доверять мне?
        Девлин вопросительно вскинул бровь. Кэтрин отметила про себя, что ему не мешало бы побриться… Через несколько часов щетина станет совсем безобразной. И вообще, ей еще не приходилось видеть мужчин такого устрашающего вида.
        - И вы упрекаете меня за это? - спросила Кэтрин, глядя Девлину прямо в глаза. - Да, упрекаете?
        - Разве я привел бы вас сюда, в это кафе, против вашей воли? - сам задал вопрос Девлин, вместо того чтобы ответить на вопрос Кэтрин. - Вы могли бы позвать на помощь, закричать, что я похитил вас… Стал бы я рисковать, если бы вы мне не доверяли?
        Кэтрин оглядела зал. В общей сложности в нем находилось восемь мужчин, вероятно, все постоянные посетители, в возрасте от двадцати с небольшим до сорока. Восемь обычных водителей, которые перевозят товары из одной части страны в другую. Трое, правда, крепкие на вид, двое из них играли в дартс, а третий, стоявший у стойки, обернулся, словно почувствовал на себе взгляд Кэтрин, улыбнулся и снова отвернулся.
        - Не думаю, что они составили бы для вас большую проблему, - заключила она. - Особенно если у вас с собой пистолет. Он у вас с собой?
        - Я не настолько глуп, чтобы демонстрировать вам здесь мой пистолет, - ответил Девлин. - Он может привлечь несколько большее внимание публики, чем ваши рыжие волосы.
        Похоже, Девлин слегка развеселился, и это вызвало раздражение у Кэтрин. Он ловко увиливал от ее прямых вопросов.
        - Рада, что у вас хорошее настроение, - бросила Кэтрин, сверкая глазами.
        - Я бы этого не сказал, просто…
        В этот момент зазвонил мобильный телефон, находившийся в кармане куртки Девлина. Он вынул его, начал говорить, а Кэтрин прислушалась. Но разговор оказался коротким, Девлин произнес не более десятка слов, но и они представляли собой какой-то условный шифр.
        Закончив, Девлин обратился к Кэтрин:
        - Зайдите в туалет, если вам нужно. Мы уходим через несколько минут.
        Он принялся за вторую булочку, а Кэтрин молча встала и направилась в туалет.
        Моя руки, она смотрела на себя в засиженное мухами зеркало. Из зеркала на нее спокойно глядели глаза, в которых отражались все потрясения и неожиданности последних дней, и, тем не менее, они выглядели на удивление безмятежными. К ней возвращались внутренние силы, на время покинувшие ее. Казалось, в потаенном уголке души она знала обо всем, что произойдет с ней после телефонного звонка Сэму из туалета универмага «Ракем». Как будто была во всем этом странная, фатальная неизбежность. Кэтрин отвернулась от зеркала и, высоко вскинув голову, вернулась в зал…
        Но Девлина там не оказалось. В этот момент распахнулась дверь мужского туалета, оттуда вышел Девлин, и Кэтрин облегченно вздохнула. Откуда взялось это облегчение? Он везет ее неизвестно куда, а она при его виде испытывает облегчение!
        - Идемте.
        Девлин взял Кэтрин за руку, вывел на улицу и повел к стоянке, где их поджидал черный «бедфорд» с работающим двигателем. Из машины вылез мужчина, и Девлин представил его:
        - Это Джордж. Джордж, это Кэтрин.
        Кэтрин поздоровалась с Джорджем за руку и улыбнулась. Он был высокий, не такой, как Девлин, но хорошо сложен. Мужественное, приятное лицо, седеющие темные волосы.
        - Привет, Кэтрин, - поздоровался Джордж с сильным шотландским акцентом. - Сядете сзади?
        Он распахнул заднюю дверцу, и Кэтрин забралась в машину. Девлин перенес их вещи в
«бедфорд» и уселся на переднее пассажирское сиденье. В машине звучала музыка, группа «Куин» пела старые, знакомые песни, у Кэтрин дома имелась такая кассета. Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, а песня «Кто хочет жить вечно» совсем растрогала ее, вызвав воспоминания.
        Движение на шоссе постепенно оживлялось. Мужчины разговаривали тихо, да еще прямо позади Кэтрин находились динамики, из которых звучала музыка, поэтому она не могла слышать, о чем они говорят. Кэтрин не сомневалась, что и заднее сиденье, и музыка - все это было сделано специально.
        Она закрыла глаза, убаюканная плавным ходом машины. Сейчас в исполнении «Куин» звучала «Богемская рапсодия», песня достаточно драматичная сама по себе, но этот драматизм еще более усиливали чувства Кэтрин, представлявшие собой какую-то странную смесь печали и ощущения неизбежности. Ее отец жив, но никто не знает, где он. А может, знают? Как он? Где? С кем?..
        В памяти Кэтрин четко всплыл ее странный сон недельной давности, и она уже не в первый раз задумалась, был ли это действительно сон… или реальность, но настолько невероятная, что ее трудно воспринять. Что, если отец действительно звонил ей, чтобы просто услышать ее голос, узнать, что с ней все в порядке? Господи, а что, если звонок отца был вызван тем, что ее преследователи начали, уже не таясь, открыто следить за каждым ее шагом в надежде на то, что она сможет привести их к нему? Иди к тому таинственному предмету, который Сэм, да и все прочие, пытаются отыскать?
        Вопросы крутились в голове Кэтрин, требуя ответов, но она не могла найти ни одного ответа. Наблюдая перед собой затылок Девлина, Кэтрин с чувством терзающего стыда вспомнила, как в минуту жуткого отчаяния предложила себя ему. Она закрыла глаза. Боже, она действительно сделала это!.. Сейчас просто невыносимо вспоминать. Но ведь это был последний акт отчаяния. Сэм совершенно выбил ее из колеи своим натиском, и только Девлину удалось остановить его. Теперь-то Кэтрин понимала, что ей ни за что не следовало предлагать себя Девлину… Как он разозлился! Она еще не видела его таким, и говорил он с ней резко, язвительно.
        Открыв глаза, Кэтрин увидела, что Девлин что-то говорит Джорджу. Наверняка они общались условными фразами, на тот случай, если она все же попытается их услышать. Возможно, теперь ее жизнь будет проходить в машинах, незнакомые водители будут постоянно перевозить ее в разные неизвестные места. Быть может, она даже состарится и умрет в машине. Эта мысль заставила Кэтрин вздрогнуть.
        Волосы у Девлина были темные, густые, коротко подстрижены, шея плотная и мускулистая, как у регбиста, широкие плечи… Без сомнения, очень привлекательный мужчина… И наверняка он захотел ее, когда увидел голой в ванной. Кэтрин прекрасно это понимала. Она заметила его желание во взгляде, поэтому и решила, что Девлин намерен ее изнасиловать. И ударила его изо всех сил, понимая, что делает ему больно. Но она и хотела причинить ему боль. На шее Кэтрин запульсировала жилка при воспоминании о том, что он сказал ей после этого. Возможно, он и возжелал ее, но моментально подавил в себе это желание.
        Многие мужчины домогались Кэтрин, но Джефф был первым и единственным любовником. Внимательный, опытный, он привлекал ее так, как не смог привлечь до этого ни один мужчина. На душе потеплело от этих воспоминаний. Но их любовные утехи подслушивали посторонние люди, которые напичкали весь ее дом… и спальню… подслушивающими устройствами. Кэтрин вскрикнула и прижала ладонь ко рту, ей внезапно стало нехорошо от этой мысли. Услышав ее невольный вскрик, Девлин обернулся.
        - Все нормально, - поспешила успокоить его Кэтрин. - Со мной все в порядке.
        Ей не хотелось, чтобы Девлин спросил, чем вызван этот внезапный вскрик, потому что не могла ответить. Девлин кивнул и снова повернулся к Джорджу, сейчас они не разговаривали, но, возможно, Девлин прислушивался. В этот момент пленка в магнитоле закончилась.
        - У вас есть другие записи? - поинтересовалась Кэтрин.
        - Что предпочитаете? - спросил Джордж. - Я человек старомодный, у меня в основном записи семидесятых годов.
        - Что угодно.
        Через минуту вновь зазвучала музыка, на этот раз в исполнении «Аббы». Кэтрин это вполне устраивало. Она решила, что будет слушать слова и музыку, сконцентрируется только на этом. А через час, или через день, а может и через год, но они все равно приедут куда-нибудь.

        ГЛАВА 5

        В большой комнате, на втором этаже букинистического магазина, расположенного вблизи Чаринг-Кросс-Роуд, разговаривали трое мужчин. Из подсобного помещения магазина в эту комнату вела узкая лестница. Однако покупателям никогда не позволялось заходить в подсобное помещение, поэтому никто из них и не знал о существовании этой лестницы. Прохожему показалось бы с улицы, что эта комната заброшена и вообще ни для чего не используется, поскольку окна были заклеены газетами, а свет никогда не горел. Сам магазин, вполне легальный, являлся прикрытием для лондонского офиса «Немезиды» - строго засекреченного отдела МИ-99. Об этой конспиративной квартире знали всего двенадцать человек, и все они давали расписку о неразглашении государственной тайны.
        Но если бы кому-то все же удалось проникнуть в эту секретную комнату, то он решил бы, что это просто часть букинистического магазина, поскольку вдоль стен комнаты тянулись книжные полки, забитые старыми книгами в переплетах и мягких обложках, а наличие двух компьютеров и четырех телефонов могло объясняться тем, что с их помощью владелец магазина занимался поиском нужных книг. Конспиративная квартира находилась здесь уже десять лет.
        Зазвонил телефон, и один из мужчин снял трубку.
        - Да?
        Мужчине был сорок один год, худощавый, не очень высокий, русые волосы. Его можно было принять за бухгалтера.
        В трубке раздался гневный голос Сэма.
        - Дональд… Он смылся… И ее прихватил с собой.
        Дональд Меткаф включил динамики, чтобы двое других мужчин тоже могли слышать их разговор.
        - Когда они сбежали?
        - Сегодня, около четырех утра. Причем спокойно расписался в журнале за машину. Охранник не стал задавать ему вопросы, у него не было права на это.
        Дональд тихонько выругался.
        - Но в машине наверняка имеется маяк, и спрятан он так, что даже Девлин не сумеет его обнаружить…
        - Разумеется! - нетерпеливо перебил Дональда Сэм, чувствовалось, что злости у него немного поубавилось. Поиски Девлина стали теперь не только его заботой. - А что толку! Машину уже нашли брошенной на стоянке в Теско, севернее Эдинбурга. Но птички упорхнули. Сейчас они могут быть где угодно…
        - Значит, их надо найти…
        - Черт побери, я уже почти вытянул из нее кое-что, но тут вмешался Девлин.
        - Вот как? - Дональд Меткаф взглянул на коллег, чтобы оценить их реакцию на сообщение Сэма.
        Один из мужчин вскинул брови и сделал знак Дональду, что хочет поговорить с Сэмом.
        - Сэм, это я, Филип. Что значит, Девлин вмешался?
        - Он схватил меня за грудки, стал угрожать… Мне даже на секунду показалось, что он намерен меня убить. А потом он сказал: «Все, хватит»… И допрос закончился. Проклятье, я подумал, что он свернет мне шею!
        - А через несколько часов они сбежали. Это плохо, Сэм. Наверное, у него где-то есть контакты, о которых мы не знаем. Мы должны найти обоих… Разошли их фотографии по всем аэропортам.
        - Уже разослал, сразу, как только узнал об их бегстве. Приказал особое внимание уделить югу Англии… У него родственники в Суррейе.
        - Это даже более важно, чем тщательный обыск в ее доме…
        - Все будет сделано, как и договаривались. Если в доме что-то есть, они найдут.
        - Но если это спрятано где-то в другом месте, первым может найти Девлин.
        - Мы со своей стороны сделали все, что могли, Филип. - В голосе Сэма появились резкие нотки. - Вам тоже следует выбраться из своей норы и как следует подумать.
        - Хорошо, Сэм, поговорим позже.
        Разговор закончился, послышались короткие гудки. Дональд положил трубку на рычаг и посмотрел на коллег. Впервые в разговор вступил третий мужчина. Он был моложе остальных, лет тридцати, высокий, темноволосый, симпатичный. Во время разговора на его лице блуждало какое-то странное выражение, но коллеги, встревоженные сообщением Сэма, не заметили этого.
        - Сэм глупец, - заявил он. - Я предупреждал его, что может случиться, если он будет слишком давить на нее.
        - Но почему она сбежала с Девлином? - спросил Дональд. - Ты ведь знаешь ее лучше всех, Джефф.
        Последнюю фразу Дональд сопроводил легкой усмешкой.
        Джефф Херст плотно сжал губы.
        - Я не знаю Девлина, но, да, я хорошо знаю Кэтрин… И знаю Сэма. Если уж его манера допроса возмутила Девлина, то Сэм, наверное, действительно довел ее до ручки. Черт побери! - Джефф с силой стукнул кулаком по столу. - Ей многое пришлось пережить в последнее время, но она уже привыкла ко мне, стала доверять… - Он запустил пальцы в волосы. - Я вылетел сюда сразу же после ее звонка по мобильному телефону. Я прекрасно понял, что-то здесь явно не так. - Помолчав некоторое время, Джефф спросил: - А что из себя представляет Девлин?
        Дональд посмотрел на Филипа, а тот печально улыбнулся.
        - Прекрасно подготовлен, занимает высокий пост в организации… Очень, очень крутой! . Представляю, какого страха он нагнал на Сэма!.. - Филип помолчал. - Хотел бы я увидеть эту картину. Сэм, наверное, едва в штаны не напустил. - Он вздохнул. - Что ж, наша работа состоит не только из успехов, а Девлин есть Девлин. - Филип пожал плечами, потом продолжил, но уже более задумчиво, как будто с большой осторожностью взвешивал свои слова, тщательно подбирая их. - Девлин опасен. Есть в нем какая-то непонятная черта характера, которая иногда пугает меня.
        Филип снова помолчал, а когда опять заговорил, слова его были наполнены таким леденящим душу смыслом, что коллеги замерли, слушая его.
        - Если я буду работать с ним вместе, то без колебания смогу доверить ему свою жизнь… Но если Девлин будет моим врагом. Господи, мне будет по-настоящему страшно.
        После этих слов воцарилась странная, ледяная тишина. Дональд лишь кивнул в знак согласия, глаза его поблекли, словно он представил себе подобную картину.
        - Тогда подведем итог. Опасен… Непонятная черта характера… Боец-одиночка, которого можно контролировать. Но если этот боец-одиночка выходит из-под контроля, то берегитесь все.
        Джефф сел в кресло, лицо его побелело, было видно, что он дрожит.
        - Я должен найти ее, - заявил он.
        Филип задумчиво посмотрел на него.
        - Если он спрятал ее где-то и если намерен работать с ней, то шансов у тебя практически нет.
        Эти слова как бы повисли в воздухе. Ощущая их двусмысленность, Джефф вскинул голову.
        - Работать с ней… Каким образом? Допрашивать или…
        - Сам выбирай, - ответил Филип и улыбнулся.
        Джефф вскочил с кресла и надвинулся на него.
        - Что ты этим хочешь сказать… конкретно?
        Его ледяной голос звучал угрожающе.
        - Только то, что сказал. - Филип уже с серьезным видом смотрел в лицо молодому коллеге. - Возможно, что они сблизятся. А ты как думал? - Он с легкостью перехватил летевший ему в лицо кулак Джеффа и с силой сжал ему запястье. - Не будь идиотом, парень. И не говори мне, что ты влюбился в нее. Ты же знаешь, что это не входило в твое задание…
        Внимательно вглядевшись в лицо Джеффа, Филип отпустил его запястье. Джефф потер руку, посмотрел на нее, судорожно вздохнул, не заметив при этом взглядов, которыми обменялись Дональд и Филип. Он снова опустился в кресло и закрыл лицо ладонями.
        - Я и не предполагал, что влюблюсь в нее. Я вовсе не намеревался… - Джефф вскинул голову и посмотрел на коллег. - А что ей грозит? Ты сказал, что он очень опасен…
        Все понимали, что кроется за этими словами. Дональд нахмурился и ответил ему:
        - Ты имеешь в виду, что он может применить по отношению к ней насилие? - Джефф кивнул, лицо его по-прежнему оставалось бледным. - Так вот, отвечу со всей определенностью: нет. В физическом отношении она будет в полной безопасности, я бы сказал, что с Девлином ей будет безопаснее, чем с кем-либо другим. Но если у нее есть какая-то тайна, он узнает ее. Весь вопрос в том, как он воспользуется этой информацией? Вот это гораздо интереснее.
        Дональд вытащил из коробки сигару. Вообще-то в помещении магазина курить запрещалось, но Джефф и Филип не стали напоминать Дональду об этом. Они наблюдали, как он раскурил сигару и выпустил облако дыма.
        - Да, это гораздо интереснее, - задумчиво повторил Дональд.

        Они подъехали к концу длинной, узкой дороги, а дальше машина медленно, со скоростью около пяти миль в час, двинулась по изрезанной колеями поляне. Впереди показался белый, оштукатуренный двухэтажный коттедж, окруженный деревьями. Он выглядел каким-то блеклым и холодным и явно находился вдали от цивилизации. Джордж помог Кэтрин выбраться с заднего сиденья, от долгой езды у нее затекло и ныло все тело. Девлин прошел к дому и открыл ключом входную дверь. Джордж, забрав вещи, тоже направился к дому, но, заметив, что Кэтрин так и стоит возле машины, поставил сумку на крыльцо, вернулся к ней и взял за руку.
        - Кэтрин?
        Она посмотрела на него.
        - А кто еще находится в доме?
        - Там никого нет. Идемте. Вы наверняка проголодались, а у нас есть еда…
        - Этот дом, он запрятан так далеко, - промолвила Кэтрин, - у меня такое впечатление, что это уже край света.
        - Идемте, Кэтрин, сейчас мы разожжем камин, а то на улице холодно, да и дождь собирается.
        Кэтрин подошла к двери, у нее просто не было выбора, и увидела Девлина, который сидел на корточках возле камина и раскладывал на его решетке бумагу и дрова. Она вошла в дом.
        Гостиная оказалась очень небольшой и начиналась прямо от входной двери, которую Джордж закрыл и тщательно запер за собой. Кэтрин огляделась. Гостиная была обставлена довольно уютно: диван, легкие кресла, стол, два стула, буфет, на котором стояли тарелки, однако выглядела пыльной и несколько запущенной. По обе стороны от камина находились двери, а над камином висело зеркало в деревянной раме.
        - Надо посмотреть, есть ли в чулане уголь, - подал голос Девлин.
        - Должен быть, я проверю, - ответил Джордж и вышел из гостиной, а Девлин повернулся и посмотрел на Кэтрин.
        - Разведем огонь, и здесь станет тепло. А потом разогреем еду. - Он поднялся, не отрывая взгляда от Кэтрин. - Вы здесь в безопасности. Ни Сэма, ни допросов…
        - Как долго мы здесь пробудем?
        - Всего пару дней. Пойду принесу коробку с едой.
        Девлин подошел к двери, открыл ее, но Кэтрин остановила его.
        - Постойте. А Джордж останется с нами?
        - Нет. Мы будем здесь вдвоем.
        - Зачем мы сюда приехали? И куда отправимся через пару дней?
        Кэтрин ужасно хотелось это знать. Ее здорово утомила длительная поездка. Джордж и Девлин вели машину по очереди, временами Кэтрин дремала, поэтому лишь смутно помнила, что один раз они останавливались в гараже, а второй раз на окраине какой-то деревни, где Джордж покупал еду.
        - Во Францию, - сообщил Девлин, устремив на Кэтрин холодный и твердый взгляд. - И там вы тоже будете в безопасности.
        - Значит, мой отец во Франции?
        Девлин покачал головой.
        - Не думаю. Позвольте мне все же сходить за едой.
        - А я вас и не держу, - буркнула Кэтрин.
        Чувствуя, что ей холодно, она обхватила плечи руками. В гостиную вернулся Джордж с ведром угля и несколькими поленьями, а вскоре пришел и Девлин, неся коробку с едой. Кэтрин вгляделась в лицо Девлина. Он снова показался ей незнакомцем, каким-то чужим человеком с суровым взглядом. Девлин понес еду в кухню, и Кэтрин направилась вслед за ним. В кухне она увидела газовую плиту, темно-синие кухонные шкафчики, раковину, стол и два стула. Окна были запыленные, как и весь дом, и Кэтрин с тревогой подумала о том, в каком же состоянии может находиться спальня.
        - Может, надо проветрить спальню? - предложила Кэтрин, когда Девлин зажег плиту и принялся распаковывать коробку с едой.
        - Хорошая мысль. - Девлин помолчал. - Если вам интересно, то могу сообщить, что здесь две спальни.
        - А я и не сомневалась в этом.
        Кэтрин начала подниматься на второй этаж по лестнице, которая вела туда прямо из кухни. Девлин проводил ее взглядом, затем вернулся в гостиную. В камине уже пылал огонь, и он удовлетворенно кивнул.
        - Слава Богу, все в порядке. Ты, разумеется, поешь с нами? - обратился он к Джорджу.
        - Да, я ужасно голоден. - Джордж вскинул голову, услышав наверху шаги Кэтрин. - Похоже, она в порядке?
        - Да. А когда поест, будет в полном порядке.
        Голос Девлина звучал холодно, и Джордж с удивлением посмотрел на него.
        - Она не знает, что происходит вокруг ее персоны…
        - Завтра узнает. Сегодня мы уже не будем говорить на эту тему, слишком поздно. - Глядя на Джорджа, Девлин легонько улыбнулся. - Можешь сказать мне, что я жуткий негодяй…
        - Ладно, ладно. Ты негодяй, Девлин, но если мне когда-нибудь потребуется человек, чтобы прикрыть меня со спины, я выберу именно тебя, негодяя.
        Лицо Джорджа расплылось в усмешке.
        - Я расцениваю твои слова как высокую похвалу. - Девлин улыбнулся в ответ. - И спасибо, что почти не задавал вопросы.
        - Чем меньше я буду знать, тем меньше смогу рассказать. Господи, как же я устал!..
        - Оставайся на ночь, а утром поедешь.
        - Была такая мысль… Но где я буду спать? На диване?
        - Ты же сам говорил, что в одной из спален две кровати… Там и переночуем вместе. Как в старые времена нашей походной жизни, да?
        - Ладно, спасибо.
        Послышались медленные шаги на лестнице, и в гостиную вошла Кэтрин. В руках она держала охапку постельного белья, которую положила в кресло. Ее щека и куртка были перепачканы в пыли.
        - Я остаюсь ночевать, - сообщил ей Джордж, и Кэтрин устремила на него взгляд, полный облегчения.
        - Тогда я сниму белье и с третьей кровати.
        Возвращаясь в спальню, Кэтрин подумала, что, по крайней мере, не останется ночью один на один с Девлином. Она не ожидала, что их прибежище окажется таким маленьким, и после просторной виллы чувствовала себя как-то неловко.
        Кэтрин снова спустилась в гостиную с новой охапкой белья. Белье было чистое, но его надо было просушить. Расправив и разместив его на креслах поближе к огню, Кэтрин опустилась на корточки перед камином и вытянула руки, чтобы согреть ладони. Джордж и Девлин находились на кухне, разогревали в духовке пиццу и хлеб с чесноком. Кэтрин услышала, как закипает чайник, и почувствовала, что ей стало теплее. От усталости слегка кружилась голова, но она не могла пойти спать, не приготовив для всех постельное белье. Кэтрин понимала, что Девлин устал еще больше, чем она, поскольку выехал из Инглетон Манор в четыре часа утра, потом попеременно с Джорджем они вели машину, а она в это время отдыхала на заднем сиденье.
        Постепенно тепло от камина разлилось по всему телу, Кэтрин поднялась и аккуратно перевернула постельное белье другой стороной. Из кухни доносились голоса, мужчины тихо, но оживленно говорили о чем-то. Они наверняка были старыми друзьями, а Кэтрин чувствовала себя посторонней, которая случайно, да и не совсем по своей воле попала в их компанию. Да еще Девлин, с его суровым выражением лица, снова показался ей незнакомцем. Неужели он не понимает, как угрожающе иногда выглядит? Интересно, что она такого сделала, почему Девлин так резко изменился?.. Может, он уже сожалеет о том, что увез ее? Что ж, вполне возможно. Кэтрин глубоко вздохнула. Да, тяжело осознавать, что ты совершил ошибку.
        Она почувствовала, как сердце ее переполняет печаль. Лучше бы она никогда не замечала этой слежки, тогда не пришлось бы звонить Сэму. А Джефф, наверное, пытается дозвониться до нее, разыскивает ее у подруг… Но у нее теперь даже нет мобильного телефона. Стоп! Мобильный телефон есть у Девлина, и он наверняка не прослушивается. Да, вот он, лежит на столе. Один звонок. Всего один звонок Джеффу. Ей необходим этот звонок, чтобы почувствовать, что она не сошла с ума, обрести уверенность. Наверное, Джефф сейчас дома, разыскивает ее по телефону.
        Джефф не знал, как долго продлится его пребывание в Аризоне, где он продавал компьютеры. Но не устаревшие модели, а суперсовременные, очень дорогие, которые могли все… Ну, разве что не могли приготовить обед из четырех блюд. Кэтрин, почти не осознавая, что делает, подошла к столу и жадным взглядом впилась в телефон. Ей показалось, что она уже слышит голос Джеффа. Всего один звонок. Кэтрин дотронулась до телефона, но в этот момент с порога кухни раздался голос Девлина.
        - На вашем месте я не стал бы делать этого. - Кэтрин с виноватым видом отпрянула от стола. Казалось, Девлин просто читает ее мысли. Она обернулась и, чувствуя, как колотится сердце, уставилась на него. Девлин подошел к столу, забрал телефон и сунул его в карман. - Кому вы хотели позвонить?
        - Да я просто искала… - промямлила Кэтрин.
        - Кому? - повторил Девлин. - Своему дружку?
        - Это не преступление, захотеть позвонить человеку, которого любишь, - выпалила Кэтрин. - Но вам этого не понять, не так ли?
        - Окажись я в такой ситуации, как вы, мне было бы не до этого.
        - Но Джефф будет беспокоиться.
        - Очень жаль. Ему следовало побеспокоиться несколькими днями раньше…
        - Да вы просто деспот!.. - взорвалась Кэтрин, от ярости на щеках у нее проступил румянец. - Невероятно жестокий…
        - Вы еще не видели меня жестоким, Кэтрин. И молите Бога, чтобы никогда не увидеть. Потому что это будет означать, что над нами нависла очень серьезная опасность. - Девлин посмотрел Кэтрин прямо в глаза. - Я не намерен попусту рисковать только ради того, что вам захотелось поворковать со своим любовником.
        Голос Девлина звучал твердо и безжалостно. Из кухни не доносилось ни звука, наверное, они находились в доме одни.
        - Но это же не мой телефон, я видела, как Джордж передал вам его в машине…
        - И я буду пользоваться им только в случае крайней необходимости, понятно? - Кэтрин посмотрела на Девлина, но ничего не ответила, всем своим видом демонстрируя пренебрежение к его словам. В ответ на это Девлин повторил свой вопрос: - Понятно?
        - Понятно, - вымолвила наконец Кэтрин. - С вами все ясно.
        - Вот и хорошо. Я пришел сообщить вам, что еда готова.
        - Я бы предпочла поесть здесь.
        - Как вам будет угодно. Пойдемте, заберете свою порцию.
        Девлин направился в кухню. Постояв немного, Кэтрин отправилась вслед за ним. На кухне Джордж возился возле раковины. Интересно, слышал ли он их перепалку? Джордж с улыбкой протянул ей тарелку.
        - Отведайте, пахнет здорово.
        Кэтрин поблагодарила Джорджа, наградила Девлина ледяным взглядом и вернулась с тарелкой в гостиную. Она положила диванную подушку на ковер возле камина, уселась на нее и принялась есть, чувствуя себя ужасно несчастной.

        Утром Кэтрин проснулась в полной тишине, а когда выглянула в окно своей спальни, то не увидела на месте машину Джорджа. При этом у нее возникло такое ощущение, как будто оборвалась последняя ниточка, связывавшая ее с цивилизованным миром. Вчера вечером, перед тем как Кэтрин удалилась в спальню, Джордж сообщил, что уедет на рассвете, и попрощался с ней. Она чмокнула его в щеку, поблагодарила и направилась к себе, оставив мужчин разговаривать возле камина. Девлин пожелал ей вслед спокойной ночи.
        И вот сейчас, глядя на высокие горы и лес, которые, казалось, окружали дом со всех сторон, Кэтрин испытывала только отчаяние, да и пасмурная погода за окном соответствовала ее настроению. Шел дождь, и, судя по заболоченной тропинке, которая вела к дороге, он не прекращался всю ночь. Сумка Кэтрин стояла возле двери, так и не распакованная. Торопливо покидая прошлым утром Инглетон Манор, Кэтрин даже не успела снять пижамную куртку, а вчера вечером буквально рухнула в постель, не раздевшись. Сейчас уже было около семи утра, обычно Кэтрин как раз и просыпалась в это время. Приняв душ, она переоделась и вышла из спальни.
        Дверь в спальню Девлина была открыта. Он спал, лежа на спине и закинув одну руку за голову. Грудь ритмично вздымалась и опускалась. Несколько секунд Кэтрин наблюдала за ним. Она вспомнила, как по-ребячески вела себя вчера вечером в эпизоде с телефоном. Но слова Девлина просто ошеломили ее, и она постаралась не остаться в долгу. Глубоко вздохнув, Кэтрин потихоньку спустилась на первый этаж. Извиняться перед Девлином она не собиралась, да и вообще не собиралась ничего делать. Ну, может быть, попытаться бежать…
        Однако через несколько минут Кэтрин убедилась, что убежать ей не удастся. И передняя и задняя двери были заперты на ключ, все три окна первого этажа тоже были защищены прочными замками. Похоже, она здесь такая же пленница, какой была в Инглетон Манор, хотя и нет охранников, сигнализации и камер слежения. Кэтрин подбросила дров и угля в камин, возле которого мужчины, видимо, сидели допоздна. Затем приготовила себе тосты и кофе, и приступила к завтраку.
        Закончив, она огляделась по сторонам. Ну, и что же дальше? Сидеть и ждать, когда ее тюремщик соизволит проснуться и, если ей очень повезет, скажет ей что-нибудь? Помыв посуду, Кэтрин добавила в камин еще дров и угля, села рядом и уставилась на пламя.
        Несмотря на свою комплекцию, Девлин всегда двигался бесшумно, поэтому Кэтрин оцепенела, когда заметила, что он стоит на пороге кухни и смотрит на нее. Девлин шагнул к ней, и Кэтрин вскочила на ноги.
        - Почему вы не разбудили меня? - спросил он.
        Одет Девлин был только в джинсы, явно еще не умывался. Да и побриться бы ему не мешало, щетина выглядела двухдневной, а не однодневной, что придавало ему еще более устрашающий вид.
        - Я и не подумала, что вы куда-то торопитесь, - парировала Кэтрин. - Надо было предупредить меня с вечера. Мне не всегда легко понять, какие ваши приказы следует выполнять, особенно когда вы не отдаете никаких приказов.
        Кэтрин говорила ровно и спокойно, однако не пыталась скрыть недовольство во взгляде. Ей просто было уже на все наплевать. Она устала ото всего, и особенно от Девлина, поэтому всем своим видом демонстрировала неприязнь к нему.
        - Ох, - Девлин потер заросший подбородок, - что вам теперь не нравится?
        - Вы. Этот дом. Все, - коротко суммировала Кэтрин. - Не думаю, что я в своей жизни ненавидела кого-то сильнее, чем вас.
        Эту фразу она произнесла громко и четко, чтобы Девлин расслышал все, до последнего слова.
        - Значит, вы предпочитаете общество Сэма? - поинтересовался он.
        - Нет. Мне трудно сделать выбор между вами, - подковырнула Кэтрин.
        - Тогда и не пытайтесь, - парировал Девлин. - Все равно вы находитесь здесь со мной.
        - Где это здесь?
        - Далеко на севере Шотландии, в Сатерленде.
        Кэтрин подумала, что он все-таки сказал ей кое-что.
        - А почему?
        - Потому что здесь нас никто не найдет, и еще потому, что вы, насколько я помню, отчаянно хотели сбежать от Сэма…
        - Вы не поэтому привезли меня сюда. Я знаю, существует другая причина. Вы бы и пальцем не пошевелили просто ради моей просьбы…
        - И благодарите Бога, что я не откликался на ваши просьбы, - оборвал ее Девлин. - Особенно когда вы предложили мне свое тело… Или вы уже забыли об этом?
        Кэтрин показалось, что Девлин ударил ее. Она почувствовала, что кровь полностью отхлынула от лица.
        - Нет, не забыла… к своему стыду, - произнесла Кэтрин уже гораздо тише, но все же продолжая смотреть прямо в глаза Девлину. Ведь если бы она отвела взгляд, это стало бы проявлением трусости с ее стороны. - Я поступила очень глупо… но, если вы помните, я была просто измучена бесконечными вопросами. Я женщина, Девлин, а не мужчина, такой крутой, как вы. Разумеется, я понимаю, что это не извиняет мой поступок. Но это был акт отчаяния. - Кэтрин почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы, и часто заморгала. Ей не хотелось, чтобы Девлин жалел ее. - Этого больше не повторится. - Она выпрямилась, приняв горделивую позу. Да, она пленница, но она не струсит и не сломается. - Я понимаю, что вам тоже хочется допросить меня…
        - Задать несколько вопросов, а не допросить, - поправил ее Девлин. - А это совершенно разные вещи.
        - Неужели? Значит, поэтому вы и разозлились на Сэма? Наверное, у вас другие методы. Мне скоро придется познакомиться с ними, не так ли? - Кэтрин ухватилась за спинку кресла. - Может, вы перед этим оденетесь и побреетесь, или ваша внешность должна меня пугать? Это атрибут вашего метода?
        - А вы никогда не сдаетесь, да? - спокойным тоном поинтересовался Девлин.
        - Нет. Я многое узнала за эти несколько дней. Пусть я вынуждена находиться здесь с вами, но это отнюдь не означает, что мне это нравится или что мне нравитесь вы. Я не обязана с удовольствием воспринимать весь этот мир грязных делишек и интриг с его конспиративными квартирами и агентами. Поймите, Девлин, я очень мало знала о делах отца. Сэм в ходе допроса открыл для меня много нового. И я не дура. Вы подозреваете, что я знаю больше, чем говорю… Но это не так. Я не могу сказать вам того, чего не знаю.
        Кэтрин подчеркнула последнюю фразу, произнося слова медленно и четко.
        - Для начала вы можете рассказать мне свой загадочный сон, - предложил Девлин. - И заметьте, я не говорил о нем Сэму. Бог знает почему, но не говорил. Какое-то шестое чувство подсказало мне не делать этого. - Он взял Кэтрин за плечи и внимательно посмотрел ей прямо в глаза. - Думаю, будет лучше, если вы расскажете его.
        Кэтрин покачала головой, она не могла говорить.
        - Вы расскажете, - продолжил Девлин почти ласковым тоном. - Рано или поздно, но расскажете.
        - Но это был только сон…
        - Нет, не сон.
        Эти слова, словно бич, хлестнули по нервам Кэтрин, у нее закружилась голова, она попыталась вырвать плечи из рук Девлина, но не смогла.
        - Вы делаете мне больно, - воскликнула она, задыхаясь.
        - Нет, я не делаю вам больно и не собираюсь, но я должен знать, что это был за сон, который так напугал вас.
        - Он не напугал меня, - всхлипнула Кэтрин. - Ох, Господи, неужели вы не понимаете! Страх здесь ни при чем… это… это был прекрасный сон, замечательный, я просто не могу… не могу…
        Она разрыдалась, тело ее сотрясалось, отчаяние выплескивалось наружу в виде горючих слез. Кэтрин почувствовала, что Девлин прижал ее к себе, такое случалось и раньше, но только на этот раз она поняла, что ее слова потрясли и его, проняли до глубины души…
        Девлин повел ее к дивану. Слезы заливали глаза Кэтрин. Она покорно позволила Девлину усадить себя на диван. Сам он сел рядом и обнял ее за плечи. Несколько долгих минут они сидели молча. Девлин гладил Кэтрин, а она тихонько раскачивалась взад и вперед, испытывая при этом боль, которую трудно было описать словами.
        - Ох… я не могу…
        - Тсс, Кэтрин, все в порядке. Простите, я не знал… не подумал…
        - Откуда вы могли знать? - запинаясь, прошептала Кэтрин. Девлин погладил ее по волосам, и она, вздохнув судорожно и глубоко, замерла, а потом стала дышать уже более спокойно. - Это произошло после вечеринки в городе, который находится рядом с моей деревней, шесть… нет, семь дней назад, - начала Кэтрин. - Джефф отсутствовал уже три дня, и друзья пригласили меня провести с ними вечер. - Она замолчала, шмыгнула носом и достала из кармана носовой платок. Девлин, боясь спугнуть ее, сидел, не шевелясь, обнимал очень осторожно, но мозг его работал лихорадочно. - Потом появились еще гости, и как бы спонтанно началась вечеринка, - продолжила Кэтрин, теребя в руках носовой платок. - Но я подозреваю, что все так и было задумано, потому что, хотя моим друзьям вроде бы и нравится Джефф, они, тем не менее, как бы случайно… - Она замялась. - Ну, вы понимаете…
        - Да, понимаю. Они как бы случайно познакомили вас с другим мужчиной, да?
        - Да. Очень симпатичный, но не в моем вкусе, занимается офисным оборудованием в Галифаксе… Не могу сейчас вспомнить, как его звали.
        - Не имеет значения. Продолжайте, - попросил Девлин.
        - А я, дурочка, слишком много выпила, да чересчур… А Боб и Энджи смешивают очень крепкие коктейли… Этот мужчина тоже много пил. Ох! Майкл, вот как его звали. Он захотел отвезти меня домой, но я сообразила, что это может грозить мне неприятностями. Я сказала, что вызову такси, и так и сделала… Было очень поздно, у меня в голове шумело от выпитого, обычно я пью мало… И я уехала домой. Когда приехала, было уже около трех часов ночи, но на следующий день мне не надо было вставать раньше девяти, поэтому я выключила будильник и моментально уснула.
        Кэтрин замолчала, высморкалась и глубоко вздохнула. У Девлина зародилось какое-то нехорошее предчувствие, а интуиция редко подводила его. Он сидел тихо, не шевелясь, почти не дыша.
        - И мне приснился сон… действительно чудесный сон, я увидела себя девчонкой, летним вечером у нас в саду собрались гости, а мама разрешила мне попробовать коктейль, и я почувствовала себя такой взрослой…
        Кэтрин охватила дрожь, и Девлин тихонько прижал ее к себе, как бы защищая. Он уже примерно знал, что может услышать, но ему хотелось, чтобы Кэтрин сама рассказала об этом.
        - Наверное, такой сон навеяли коктейли, выпитые на вечеринке… А потом во сне… повторяю, во сне… я услышала звонок. Мне хотелось досмотреть сон до конца… Во сне отец смеялся и говорил, что я еще слишком молода… Я протянула руку, чтобы выключить будильник, так как подумала, что это он звонит, но, понимаете, я оставалась во сне… вы понимаете это?
        - Да, да, понимаю, - ласковым тоном заверил Девлин.
        - Но только оказалось, что звонит не будильник, а телефон. Моя рука нащупала трубку, я сняла ее и услышала голос отца. Он говорил мне, что с ним все в порядке, что скоро снова позвонит… Но мне это по-прежнему казалось сном, а телефон был частью этого сна. Я спросила у отца, откуда он звонит. Я обрадовалась, потому что голос его звучал точно так, как я помнила. А отец сказал, что не может говорить об этом, что позвонил только для того, чтобы услышать мой голос… - Кэтрин снова замолчала, а когда продолжила, голос ее зазвучал как-то по-детски, почти перешел в шепот. - Но потом связь оборвалась… А я находилась в полудреме, и этот телефонный разговор тоже стал частью сна. Проснувшись утром, я обнаружила телефон на полу, сняла трубку, но оказалось, что он не работает. Происходившее накануне я помнила смутно, в голове все перемешалось. Вы понимаете меня? - прошептала Кэтрин.
        - Да, дорогая, понимаю, - заверил ее Девлин.
        Несмотря на обуревавшие его чувства, мозг работал четко и быстро, анализируя ситуацию и прикидывая варианты. Он представил себе сон Кэтрин, на какое-то мгновение даже как бы сам стал частью этого сна, поэтому и сам ощутил те эмоции, которые она испытывала. Продолжая обнимать Кэтрин, Девлин закрыл глаза.
        Она не шевелилась. Девлин почувствовал, что рассказ о самом сокровенном вымотал Кэтрин. Возможно, она смогла бы вспомнить какие-то дополнительные факты, но не сейчас, потом.
        - Хотите кофе? - предложил Девлин.
        - Мм, - только и смогла вымолвить Кэтрин.
        Девлин убрал руку с ее плеча, и Кэтрин откинулась на спинку дивана. Он тихонько прошел на кухню и включил кофеварку. Лучше было бы дать Кэтрин что-нибудь покрепче, но спиртного в доме не имелось. Налив кофе в чашку, Девлин вернулся в гостиную. Кэтрин так и сидела на диване, устремив невидящий взгляд на пламя в камине. Девлин вложил чашку ей в руку.
        - Вы ели? - спросил он.
        - Да. Девлин, мне очень холодно.
        Гостиная еще не прогрелась, и Девлин, одетый только в джинсы, тоже замерз.
        - Я принесу вам куртку.
        Он отправился наверх в спальню. Надо было бы записать все, что рассказала Кэтрин, и тщательно проанализировать ситуацию, но не сейчас. Девлин натянул свитер, взял куртку для Кэтрин и, вернувшись в гостиную, набросил куртку ей на плечи. Сейчас ему было совершенно ясно, что он поступил правильно, не рассказав Сэму про ее сон. Своими вопросами Сэм только разрушил бы в сознании Кэтрин этот сон, а сейчас оставалась надежда, что из него можно будет вытянуть еще что-то.
        Значит, Джон позвонил ей. Возможно, он хотел только услышать голос дочери на автоответчике, а может, даже рискнул бы оставить сообщение, если бы была такая необходимость. Жалко! Его голос послужил бы прекрасным доказательством. Девлин удалился на кухню и подробно, с помощью стенографических знаков, записал рассказ Кэтрин в маленький блокнот, который затем спрятал в карман. Теперь им надо было быстрее попасть во Францию. Возможно, там он найдет ответы на некоторые вопросы.

        ГЛАВА 6

        Время близилось к полуночи. Дождь закончился несколько часов назад, но у Кэтрин, которая извлекла из глубины подсознания подробности своего сна, весь день прошел словно в каком-то тумане. Девлин дал ей несколько листов бумаги и попросил написать обо всем, что случилось с ней за последний год. Но она могла припомнить только вечеринки, встречи с друзьями, походы по магазинам. Девлин предложил ей сделать это после того, как выведал ее секрет о звонке отца, объяснив, что в процессе воспоминаний у нее в памяти могут всплыть какие-нибудь важные детали. Даже что-то пустячное, на ее взгляд, обыденное могло, по словам Девлина, оказаться важной ниточкой.
        Заглянув ближе к вечеру в кухню, где Кэтрин устроилась за столом, Девлин увидел, что она уже исписала восемь или девять страниц убористым почерком. Ее утренние страдания и злость уже прошли, и Девлин был вполне удовлетворен состоянием Кэтрин.
        - Вам не стоит переутомляться, - предупредил он. - Отдохните. Может быть, хотите кофе?
        Кэтрин подняла на него отсутствующий взгляд.
        - Да, спасибо. - Она снова опустила взгляд на лежавшие перед ней листы бумаги. - Я сама себе удивляюсь, - призналась Кэтрин. - И не предполагала, что смогу столько всего вспомнить. - Она помолчала. - Но не уверена, что мои воспоминания представляют интерес.
        - Я это сам решу, - сказал Девлин.
        - У меня такое впечатление, что все события удивительным образом втиснулись в рамки одного дня и перемешались. Это так… болезненно… и глубоко личное…
        Кэтрин вздрогнула.
        - Отдохните, - снова предложил Девлин. - Посмотрите телевизор, а потом снова вернетесь к своим записям. Поймите, я не хочу измотать вас.
        - Но вы точно знаете, что делаете, да?
        Кэтрин внимательно посмотрела на Девлина, который уселся за стол напротив нее. Стул заскрипел под его тяжестью.
        - Мне нравится считать, что я все делаю правильно. - Девлин прекрасно понял смысл ее вопроса, поэтому улыбнулся и продолжил спокойным тоном. - Если бы я начал допрашивать вас с пристрастием, вы бы просто не выдержали этого. Воспоминания о сне, - да, так мы и будем это называть, - повлияли на вас так, что вы вспомнили даже больше, чем предполагали. Я знаю, что вы считаете меня жестоким человеком… - Губы Девлина скривились в усмешке. - Но, как видите, я не всегда жестокий.
        - Я была расстроена и зла, мне не понравилось, что мы остались с вами вдвоем.
        - Понимаю. - Девлин устремил на Кэтрин суровый взгляд. - Ситуация не из простых, мы с вами почти не знаем друг друга, и вы были просто вынуждены довериться мне…
        - И не только это, - перебила его Кэтрин. Сейчас взгляд ее был совершенно ясным, глаза сверкали. - Наше общение было… - она глубоко вздохнула, - слишком близким. А я отнюдь не дура.
        У Девлина дрогнул подбородок.
        - И это мне тоже понятно. И, честно говоря, будь я женщиной, даже не знаю, что бы я испытывал в подобных ситуациях. Я уже говорил вам, что со мной вы в безопасности, более убедительных заверений у меня нет… - Девлин помолчал. - В двери вашей спальни отличный замок.
        Эти слова вызвали у Кэтрин улыбку.
        - А в вашем рюкзаке наверняка имеется набор отмычек.
        С ее стороны это была слабая попытка пошутить, но Кэтрин попала в точку. Девлин пожал плечами и тоже улыбнулся.
        - Боюсь, что вы правы, - признался он.
        - А пистолет? - тихо спросила Кэтрин.
        Девлин откинул полу куртки, и Кэтрин увидела кобуру.
        - Нет, пистолет при мне, - так же тихо ответил он. - Но я никогда не направлю его на вас.
        - А где мой пистолет?
        - Остался в Инглетоне. Они проверяют его.
        - Зачем? Ищут отпечатки пальцев? - удивилась Кэтрин.
        - Не совсем так. Они знают, что на нем есть ваши отпечатки. Проверяют год выпуска, пытаются установить, как долго он находится у вас, где приобретен…
        - Это пистолет моего отца.
        - Да, понятно. Вы сказали, что нашли пистолет после его, так сказать, смерти…
        - Конечно, так оно и было.
        Глаза Кэтрин округлились, Девлин заметил в них недоумение.
        - Но если… это произошло совсем недавно… это они и хотят выяснить.
        - Сэм не доверяет мне, не так ли? - с горечью в голосе спросила Кэтрин. - А ведь он мне нравился, я ему верила…
        - Я тоже верил, - вставил Девлин, и Кэтрин вздрогнула, заметив, как он изменился в лице.
        - А теперь уже не верите?
        Девлин посмотрел на Кэтрин, глаза его ничего не выражали.
        - Сейчас у меня нет былой уверенности.
        - Боже мой, - прошептала Кэтрин. - Кому же можно доверять?
        - Хороший вопрос. - Теперь голос Девлина звучал сухо. - Я хочу, чтобы вы рассказали мне про Джеффа.
        Кэтрин опустила взгляд на лежавшие перед ней бумаги, ей показалось, что этот вопрос буквально через силу вырвался из уст Девлина. Она закусила губу.
        - Не хотите ли вы сказать, что он…
        - Я вообще не собирался говорить о нем, потому что вообще не знаю, кто он такой, - оборвал ее Девлин. - Но вы познакомились с ним вскоре после мнимого убийства вашего отца.
        - Он порядочный, хороший человек, занимает ответственный пост, ему приходится часто ездить за границу.
        - Возможно, что так оно и есть.
        Девлин отчаянно пытался говорить спокойно, чувствуя, что Кэтрин начинает раздражаться. Ему хотелось узнать о Джеффе как можно больше, и не по какой-то одной определенной причине, а по целому комплексу причин, которые он еще и сам не полностью осознавал. Девлин хорошо умел скрывать свои чувства, его научили этому долгие годы тренировок и работы в чрезвычайно напряженных ситуациях. Но он никогда не встречал в своей жизни такой женщины, как Кэтрин, - изменчивой, очень умной, красивой и оказавшейся на грани такого отчаяния, что поведение ее стало непредсказуемым. Девлину не приходилось работать с такой привлекательной женщиной вот так тесно, один на один. Разумеется, он иногда работал с женщинами, когда для участия в операции требовались мужчина и женщина, чтобы не вызывать подозрения в таких местах, где одинокий мужчина выглядел бы просто нелепо. Это были храбрые женщины, натренированные, почти как и он сам, прекрасно могли постоять за себя.
        Но Кэтрин не являлась агентом МИ-99, обычная женщина, и единственной ниточкой, связывавшей ее с секретной службой, был отец. Она не имела профессиональной подготовки секретного агента, работала переводчицей, переводила книги с французского на английский, хорошо зарабатывая этим. И сейчас, глядя на Кэтрин, Девлин сожалел о том, что ему предстоит сделать. Разрушить ее иллюзии о мужчине, которого она явно любит или которым увлечена, по крайней мере.
        - А почему вы так в этом уверены? - спросил Девлин, и ему показалось, что его слова повисли в воздухе и как бы несколько раз повторились эхом.
        Кэтрин вскинула голову.
        - А вот уверена, и все тут.
        Она резко поднялась из-за стола, взяла чайник, наполнила его водой и поставила на плиту. Девлин внимательно наблюдал за ней, пытаясь по движениям тела понять ее состояние. Напряженная спина говорила о том, что ей неприятен этот разговор. Но ведь у нее было несколько часов, чтобы успокоиться, а изложение воспоминаний на бумаге должно было помочь этому. И что бы она ни написала про Джеффа, это уже написано, и изменить нельзя. Девлин тоже поднялся со стула, подошел к Кэтрин и остановился рядом. Он даже приготовился к тому, что она может ударить его.
        - Я только прошу вас подумать, - сказал он. - Вот и все. Как вы познакомились с ним, где… Что знаете о его семье и друзьях… - По тому, как внезапно изменилось выражение лица Кэтрин, по искоркам в глазах Девлин понял, что в чем-то попал в точку. Но в чем? Друзья? Семья? Упускать такую возможность было нельзя. - Вы хорошо знаете его семью? - небрежным тоном поинтересовался он.
        - Его семья живет в окрестностях Лондона, - ответила Кэтрин, повернувшись и посмотрев на Девлина.
        Искорки в ее глазах уже исчезли.
        - А вы знакомы с ней?
        - Еще нет. Но познакомлюсь.
        - А как долго вы уже знакомы с Джеффом?
        Кэтрин смутилась, затем устремила на Девлина гневный взгляд.
        - Черт бы вас побрал!.. - воскликнула она.
        Девлин успел перехватить за запястья ее взметнувшиеся кулаки.
        - Не надо меня бить. С чего это вдруг?
        - Вы заставляете меня сомневаться.
        Кэтрин попыталась вырваться, и Девлин отпустил ее. Возбужденная и злая, она стояла, потирая правое запястье.
        - Но почему? Совершенно непонятно. Почему я заставляю вас сомневаться? Я задал вполне логичный вопрос…
        - Вы такой же, как Сэм…
        - Я могу быть таким… если захочу. Но вы знаете, что я не хочу быть таким…
        Девлин понимал, что подобрался к чему-то важному. Он застал Кэтрин врасплох. И с одной стороны, как бы уже чуял вкус той информации, которую может получить, а с другой - испытывал сожаление. Да, вот оно, совсем рядом, и он должен это знать. Кэтрин могла дать ему ниточку, с помощью которой можно будет определить, какую роль играл ее любовник во всей этой странной шараде. Возможно, она и не догадывается, что это за ниточка, но он должен выведать.
        - Откуда я могу это знать? - вскричала Кэтрин.
        Чайник закипел. Кэтрин взяла чашку, но только одну, насыпала в нее кофе, сняла чайник с плиты, но рука у нее дрожала, и Девлин машинально рванулся, чтобы забрать у нее чайник. Кэтрин отпрянула, крышка с чайника слетела, и горячая вода выплеснулась ей на левую руку. Кэтрин вскрикнула от боли, лицо ее побелело. Девлин забрал у нее чайник, подвел к раковине, открыл холодную воду и сунул ее руку под струю. Другой рукой он поддерживал обмякшее тело Кэтрин, чтобы она не упала.
        - Простите! - Девлин продолжал держать ее ладонь и запястье под струей ледяной воды. Действие ожога можно было свести к минимуму, для этого Кэтрин надо было еще несколько минут держать руку под струей. Но она уже начала вырываться, всхлипывая, пыталась освободиться от мощного захвата, что ей было не под силу. - Вам надо держать руку под струей.
        Девлин, стоя сзади, всем телом легонько прижал ее к раковине. Будь Кэтрин в два раза сильнее, она все равно не смогла бы пошевелиться.
        - Отпустите меня! - вскричала она сквозь всхлипывания. - Хватит… отпустите!
        Кэтрин продолжала сопротивляться, она тщетно извивалась в отчаянной попытке освободиться от Девлина. Он крепко держал ее. Ноги Кэтрин Девлин зажал между своих ног, а свободной рукой обхватил ее за талию.
        - Отпущу через минуту. Потом надо будет чем-нибудь смазать место ожога. - Кэтрин устала от борьбы, Девлин почувствовал, что ее сопротивление ослабло, но продолжал крепко держать. - Мне показалось, что вы уроните чайник…
        - Я бы не уронила его…
        Голос Кэтрин ослаб, тело дрожало уже не так сильно, похоже, шок начал проходить.
        Девлин убрал руку Кэтрин из-под струи и осмотрел ее. Место ожога покраснело, но его быстрые действия предотвратили худшее. Он подвел ее к стулу и усадил. Кэтрин положила руку на стол, разглядывая ее. Девлин, прыгая через две ступеньки, поднялся к себе в спальню, достал из рюкзака аптечку, снова спустился в кухню, смазал руку Кэтрин мазью от ожогов и забинтовал. Потом приготовил кофе и заставил ее выпить две таблетки обезболивающего.
        - Это был несчастный случай, - сказал он, усаживаясь рядом.
        - Да, конечно. - Кэтрин не смотрела на него. - Мне уже гораздо лучше. Я зря набросилась на вас, вы здесь ни при чем. Я понимаю, вы пытались помочь мне… Но вот ваши вопросы…
        - Да, знаю.
        - Нет. Вы не знаете того, какое действие они оказывают на меня.
        Кэтрин посмотрела на лежавшие на столе бумаги.
        - У меня пропало настроение писать что-то.
        - Ну и не пишите, вы и так достаточно потрудились. Оставим это. Пойдемте, посидим в гостиной. Я разведу огонь в камине.
        Кэтрин позволила Девлину отвести себя в гостиную и усадить на диван.
        - Почему вы постоянно носите с собой пистолет? - поинтересовалась она.
        - Сила привычки. Вот ваш кофе, только будьте осторожны.
        - Но ведь никто не знает, что мы здесь, разве не так?
        - Надеюсь, что так.
        - А когда вы пришли ко мне домой, у вас тоже был с собой пистолет?
        - Да. Но почему вы задаете эти вопросы?
        - Вам приходилось им пользоваться?
        Кэтрин настойчиво продолжала расспрашивать. Девлин сел рядом, заинтригованный ее любопытством.
        - Да, несколько раз. Это все, что я могу вам сказать. Я включу телевизор…
        - Не надо. Я хочу немного побыть одна.
        - Вы уверены в этом?
        - Уверена. - Кэтрин посмотрела на Девлина. - Прошу вас…
        - Ладно. Пойду почитаю, что вы написали.
        Он поднялся с дивана и направился на кухню, но голос Кэтрин остановил его.
        - Вы подозреваете, что Джефф один из плохих парней? - спросила она дрожащим голосом.
        - Не думаю.
        Девлин ушел на кухню, сел за стол и принялся за чтение. Уже с первых страниц он удивился, насколько у Кэтрин хорошая память. Приоткрыв кухонную дверь, Девлин выглянул в гостиную и посмотрел на нее. Она спала, свернувшись калачиком на диване. Девлин продолжил чтение, он дошел уже до пятой страницы.
        Когда Кэтрин записывала свои воспоминания, она не знала, что в них для него важно, а что нет, да и не смогла бы определить это, если бы перечитала свои записи. А вот Девлин сразу выхватывал из текста то, что его интересовало, и поблагодарил Бога за хорошую память Кэтрин. Закончив чтение, он аккуратно сложил страницы по порядку. Сейчас он еще больше уверился в своих подозрениях.
        Девлин задернул шторы и включил свет, затем вышел в гостиную и проделал там то же самое. Кэтрин проснулась и наблюдала за ним. В свете того, что он прочитал, у Девлина появилась масса новых вопросов, но сначала лучше было поесть. Еда, а потом уж вопросы.

        Рука у Кэтрин болезненно ныла временами, но она понимала, что, если бы не действия Девлина, могло бы быть гораздо хуже. Всякие ранки заживали у нее хорошо, и Кэтрин знала, что через несколько дней все уже пройдет. Поэтому сейчас ее гораздо больше тревожили вопросы Девлина о Джеффе. Кэтрин проснулась, когда Девлин задернул шторы и включил свет, а через некоторое время он сообщил, что приготовил ужин.
        - Я не голодна, - ответила Кэтрин, и это было правдой.
        Шок напрочь лишил ее аппетита.
        - И все же вам надо поесть.
        Девлин внимательно посмотрел на нее, желая, похоже, добавить что-то еще, но он промолчал и ушел на кухню. Кэтрин последовала за ним.
        - Что? - спросила она.
        Девлин, опустившийся на корточки возле холодильника, обернулся и нахмурился.
        - Что… что?
        - Что вы хотели сказать?
        - Ничего… пока. Я прочитал все, что вы написали, и меня просто интересуют некоторые моменты.
        - А это значит, что допрос продолжается? Вам бы цены не было во времена испанской инквизиции.
        Девлин поднялся, держа в руке пакет с замороженной лапшой, включил духовку и посмотрел на Кэтрин.
        - Должен ли я считать это комплиментом? Или оскорблением? - Оценив холодный взгляд Кэтрин, он кивнул. - Ах, ну да. Действительно глупый вопрос.
        - Какие моменты?
        - После того, как мы поедим…
        - Догадываюсь, что насчет Джеффа, - оборвала Кэтрин.
        - Да, насчет Джеффа.
        На лице Девлина появилось выражение, которое не понравилось Кэтрин. Оно напоминало озабоченность. А озабоченности ей еще видеть не приходилось. Суровость, решительность, да, но не озабоченность.
        Кэтрин продолжала наблюдать за Девлином, но он отвернулся, сосредоточившись на регулировке температуры в духовке.
        - Черт побери, ну-ка посмотрите на меня, - встрепенулась Кэтрин. Девлин послушно повернул голову и посмотрел на нее. Озабоченность на его лице исчезла, и Кэтрин облегченно вздохнула. - Он любит меня, - с вызовом заявила она. - Да, мы с ним любовники, Девлин. Вы именно это хотите знать? - Кэтрин хотелось вывести Девлина из себя, увидеть, как треснет непроницаемый панцирь его неуязвимости. - Я чувствую, если мужчина любит меня. Это вас удивляет, да?
        Глаза Кэтрин сверкали, тело напряглось.
        - Нет. Уверен, что в вас влюблялись многие мужчины.
        - Вы находите меня привлекательной?
        На щеках Кэтрин появился румянец, волосы растрепались после сна.
        - Да, я нахожу. - Кэтрин показалось, что это всего лишь вежливый ответ на довольно сложный и глубоко личный вопрос. Девлин не сводил с нее взгляда своих ярких, голубых глаз. - А к чему вы клоните?
        - Я клоню к тому, что любовниками мы стали только после того, как я убедилась, что Джефф любит меня. Я не кидаюсь в объятия первого встречного. А это вас удивляет?
        - Нет, и это меня не удивляет, я уверен, что вы не бросаетесь в объятия первого встречного, - холодным тоном парировал Девлин. - Но согласитесь, вряд ли я мог ответить иначе, не так ли? Ведь другой ответ грозил мне очередной пощечиной, а я и так уж за последние дни получил от вас несколько. А скажите, вы когда-нибудь били Джеффа?
        Кэтрин уставилась на Девлина.
        - Всего один раз, во время ссоры.
        - И как он среагировал на это?
        Сейчас они стояли в полуметре друг от друга. В глазах высокого, уверенного в себе Девлина сверкало нечто такое, что можно было истолковать как усмешку. И эта усмешка раздражала Кэтрин. Да и сам Девлин раздражал ее.
        - Он извинился за то, что разозлил меня.
        - Неужели? Вы знакомы с ним почти два года, а ударили всего раз, меня же вы знаете несколько дней, но на моем лице уже полно отметин от ваших…
        - Он джентльмен…
        - Да, я знаю, что я не джентльмен. Значит, только в этом и заключается разница между нами? А что он за человек? Преданная собачонка, которая исполняет все ваши команды?
        Насмешка исчезла из глаз Девлина, взгляд его внезапно стал серьезным и пытливым.
        - Ох, с каким удовольствием я залепила бы вам…
        - Господи, да знаю я это. Вы начали кидаться на меня еще в подвале своего дома, - Девлин дотронулся до небольшой царапины на своей щеке, - а продолжили в Инглетоне. Так вот, этот мужчина, Джефф, этот джентльмен, который извиняется, когда вы бьете его, он отнюдь не показался мне размазней в том эпизоде, когда расправился с двумя предполагаемыми грабителями на стоянке у кинотеатра. Он уложил двух человек, один из которых был вооружен ножом… Осмелюсь предположить, что после знакомства с вами ему потребовалось изучить кое-какие приемы самообороны.
        - В молодости Джефф занимался карате. Вы же сами сказали писать все подробно.
        - Вполне естественно было бы вызвать полицию, - заметил Девлин. - Но он этого не сделал. Почему?
        - Он сказал, что они и так уже получили хороший урок. Джефф не захотел связываться с полицией.
        - Значит, вы просто ушли и оставили грабителей лежать на земле, одного даже со сломанной рукой?
        - Да. А нож Джефф выбросил в решетку канализационного люка.
        - Гм, разумное решение. А вас не удивило то, как он ловко расправился с грабителями?
        Говоря это, Девлин заворачивал в фольгу тарелку с лапшой, и голос его звучал даже небрежно. Но внезапно Кэтрин поняла, что существует более глубинная причина такого вопроса, и почувствовала, как учащенно забилось сердце.
        - Почему вы так хотите это знать?
        - Я пытаюсь создать для себя полный портрет этого мужчины, вашего любовника. А вам это не нравится?
        - Да, меня удивили его действия… но я также почувствовала облегчение. Ведь я ужасно перепугалась, когда они выскочили на нас из-за мусорных баков, но Джефф… - Кэтрин замялась, - но мне показалось… показалось, что он даже испытал удовольствие от этой драки.
        Девлин кивнул.
        - Чтобы так расправиться с двумя грабителями, требуются умение и храбрость, в этом ему не откажешь. - Мозг Девлина работал четко, и каждое слово Кэтрин только подтверждало его подозрения. - А у вас есть его фотография? - неожиданно спросил он.
        - Да.
        - Могу я взглянуть на нее?
        - Вы хотите сказать, что еще не обыскали мою сумочку? - подковырнула Кэтрин, но Девлин не отреагировал на это.
        - Я не роюсь в женских сумочках…
        - Порылись бы, если бы вам это было нужно, - вновь съязвила Кэтрин. - Ведь рылись же вы в моих вещах, чтобы найти мобильный телефон.
        - Это делал Джек, пока вы спали. Да, это я попросил его об этом. И согласен, если бы мне понадобилось, я бы заглянул в вашу сумочку и даже вас бы обыскал. Это часть моей работы.
        - Не сомневаюсь. Вы прямо сейчас хотите посмотреть фотографию?
        - Если вы пожелаете показать ее мне.
        - Лучше уж я покажу ее сама, чтобы вам не пришлось копаться в моей сумочке, - заявила Кэтрин и направилась в гостиную.
        Когда она ушла, Девлин покачал головой. Вернувшись с сумочкой, Кэтрин достала из нее бумажник, вынула из него небольшую цветную фотографию и протянула Девлину. Она внимательно наблюдала за его реакцией, но на лице Девлина не дрогнул ни единый мускул. Он внимательно вгляделся в фотографию и вернул ее Кэтрин.
        - Спасибо.
        Кэтрин и сама взглянула на фотографию. Она была сделана несколько месяцев назад, когда они ездили в Йорк, во время прогулки по району Шемблз. Они попросили прохожего сфотографировать их возле одного из множества тамошних книжных магазинов. Джефф обнимал Кэтрин за плечи, оба улыбались, и этот счастливый момент был навсегда запечатлен на фотографии. Кэтрин сунула фотографию назад в бумажник.
        - Ну, что скажете?
        - Высокий, симпатичный мужчина… Что вы еще хотите от меня услышать?
        - Да, высокий, почти как вы. И мне по-прежнему ужасно хочется позвонить ему. Он же будет волноваться.
        - Мы уже обсуждали этот вопрос. Несколько дней вы не должны контактировать ни с ним, ни с кем-то еще…
        - А сколько конкретно дней?
        - Столько, сколько понадобится. Может, неделю, может, месяц, а может, и больше.
        - Но я не могу вот так просто исчезнуть на месяц! - возмутилась Кэтрин. - Боже мой, да меня будут разыскивать все жители нашей деревни. А мой агент… машинистка… у меня машина в мастерской…
        Девлин кивнул.
        - Сэм займется вашим автоответчиком. Если кто-то позвонит вам, он услышит правдоподобное объяснение вашего отсутствия.
        - Как? А мой голос?
        - Гм, голос и интонации можно скопировать. Никто ничего не заподозрит…
        - Я вам не верю!..
        Кэтрин начало казаться, что она живет в каком-то кошмаре, который становится все хуже и, похоже, никогда не закончится. Ее как бы лишили собственной жизни. Сначала Сэм, а теперь вот этот мужчина. Нельзя позвонить, нельзя вообще никак связаться с внешним миром. И уйти нельзя. Ключи от передней и задней дверей находятся у Девлина, окна тоже нельзя открыть без специальных ключей. Похоже, она здесь еще в большей степени пленница, чем была в Инглетоне. Чувствуя свою беспомощность, Кэтрин ощутила пугающий приступ клаустрофобии. Девлин сказал, что они поедут во Францию. И что? Это опять будет какой-нибудь спрятанный от людей дом, с такими же прочными замками, сигнализацией и камерами слежения?
        Настало время подумать, хорошенько подумать. Но поскольку Девлин очень проницательный человек, нельзя допустить, чтобы у него закрались хоть малейшие подозрения. Но ведь спит же он иногда. Вот в это время можно поискать ключи. Ведь не всегда же он начеку, как сейчас. И Кэтрин приняла решение, что попытается сбежать. Тем или иным способом, но она выберется из этого дома, доберется до дороги, с собой возьмет только бумажник и ключи. А потом найдет возможность навсегда выпутаться из этой кошмарной истории.
        Кэтрин дышала глубоко и ровно, притворяясь, что рассматривает повязку на руке, шевелила пальцами, делая вид, что сейчас ее только это и занимает. Постепенно она успокоилась, ощутив в мозгу и во всем теле прилив энергии. Сейчас важно было сохранить вновь обретенные силы, а для этого следовало поесть. Ведь не известно, когда ей в следующий раз представится возможность подкрепиться. В молодости она занималась туризмом, участвовала в длительных походах по графствам Йоркшир и Дербишир. Сейчас такая подготовка сослужит ей хорошую службу. Она отыщет где-нибудь телефон-автомат и позвонит Джеффу. Он сообразит, что надо делать. Кэтрин едва не задрожала от возбуждения, вызванного этими тайными мыслями, и принялась соображать, где Девлин может прятать ключи. Но главное сейчас ничем не выдать свои намерения.
        Когда Девлин поставил на стол тарелку с лапшой, Кэтрин заявила:
        - Я здорово проголодалась.
        - Вот и хорошо, этого блюда нам вполне хватит на двоих, а есть еще фруктовый йогурт. - Девлин закончил накрывать на стол, и они принялись за еду. Значит, они сымитируют мой голос на автоответчике, - подумала Кэтрин. Что еще они могут сделать?
        - МИ-99 действует очень эффективно, не так ли? - с легким оттенком негодования в голосе поинтересовалась она.
        - Не всегда, - сухим тоном ответил Девлин. - Но в большинстве случаев, да.
        - Мой отец много лет работал на эту организацию, но в молодости я и понятия не имела об этом. Уверена, что и мама тоже… Во всяком случае, она никогда об этом не говорила.
        - Возможно, она ничего и не знала. Организация всегда обеспечивает хорошее прикрытие своим людям. Как вы, настроены попозже написать еще что-нибудь?
        - Не знаю. Может быть, и напишу. Рука немного побаливает.
        Кэтрин добавила в голос немного дрожи, чтобы дать понять Девлину, что она еще чувствует себя не совсем хорошо. Ей показалось это вполне разумным ходом. Пусть думает, что угодно, лишь бы не догадался о ее истинных намерениях.
        - Позже, через пару часов, можете принять еще пару таблеток. А если хотите, могу еще раз смазать место ожога мазью, - предложил Девлин.
        - Да, пожалуйста, возможно, мне станет легче. - Поморгав, Кэтрин выдавила из глаз несколько слезинок - этому трюку она научилась еще в детстве - и закусила губу. - Болит, но, если бы не вы, могло быть хуже. - Она вздохнула. - Надеюсь, что ночью буду спать спокойно. - Кэтрин попыталась припомнить, какое расстояние проехала машина от дороги до коттеджа. Милю? Нет, почти две. Значит, ей придется добираться до дороги как минимум два часа. Так… они проезжали ферму, большое здание с сараями, до него по основной дороге еще пару миль. Значит, допустим, в общей сложности четыре мили… По бездорожью это часа полтора. Если обитатели фермы не проснутся, когда она доберется туда, то можно будет спрятаться в одном из сараев - в них, почти наверняка, солома - и подождать до рассвета.
        В сознании Кэтрин начали более четко вырисовываться детали будущего плана. Прошлой ночью ей удалось открыть окно в спальне, значит, оно не заперто. До земли около трех метров, но она скрутит веревку из простыней, привяжет ее к кровати, которая стоит у окна, и спустится вниз. Значит, нет необходимости искать ключи. Простота плана вдохновила Кэтрин, он настолько поглотил ее, что она не услышала вопрос, с которым к ней обратился Девлин.
        - Что? - переспросила Кэтрин.
        - Вы уверены, что чувствуете себя хорошо? - повторил свой вопрос Девлин.
        Кэтрин посмотрела на него и поморщилась.
        - Не совсем, но если сегодня хорошо высплюсь, то завтра буду чувствовать себя гораздо лучше. Я видела на кухне грелку, надо будет воспользоваться ею.
        - Хорошая мысль, - согласился Девлин. - Я приготовлю вам ее, когда скажете.
        - Спасибо. Во сколько мы завтра уедем? - спросила Кэтрин, хотя ее на самом деле это не интересовало.
        - Джордж позвонит во время завтрака. А что?
        - Ничего, просто спросила. Вы так мало мне говорите…
        Кэтрин подпустила в голос жалобные нотки.
        - До места назначения мы доберемся завтра к вечеру. Это на юге Франции. Там жарко, у вас там будет гораздо больше свободы.
        Кэтрин сделала вид, что обрадовалась, словно на самом деле собиралась ехать с Девлином во Францию.
        - Я люблю Францию, особенно юг. А жара… это прекрасно!..
        - Да, там будет хорошо.
        - Мне надо будет сегодня лечь пораньше. Ах, если бы вы сказали мне заранее… я бы захватила купальник.
        Сейчас Кэтрин даже могла позволить себе пошутить.
        - Да я и сам не предполагал, что нам придется отправиться туда.
        Девлин посмотрел на Кэтрин, взгляд его оставался внимательным, хотя в нем уже и не чувствовалось прежней настороженности.
        Кэтрин закончила есть лапшу.
        - Спасибо, очень вкусно, а йогурт я, возможно, выпью попозже. Давайте я приготовлю кофе, а потом вымою…
        - Это с больной-то рукой? Не думаю…
        - Посуду я смогу помыть и одной рукой, - заявила Кэтрин, поднимаясь из-за стола. - Вы готовили ужин, у нас разделение труда…
        - Да что я там готовил, переложил лапшу из холодильника в духовку…
        - Это не важно. Простите.
        Кэтрин стала протискиваться за стулом к плите, и Девлин помог ей, подвинув стул.
        У меня все должно получиться. Все должно получиться. Эта мысль лихорадочно крутилась в голове Кэтрин.

        Она не спала, а всего лишь дремала, продумывая детали своего побега и прислушиваясь к малейшим звукам, которые могли означать, что Девлин еще не спит. В свою спальню он поднялся два часа назад, и все это время Кэтрин ждала. Сердце ее билось так учащенно, что она все равно не смогла бы заснуть. Грелка приятно согревала постель. Девлин принес ей две таблетки обезболивающего, на тот случай, если они понадобятся ночью, и Кэтрин сунула их в карман куртки вместе с бумажником и ключами от дома. Она легла в постель в джинсах, но сняла свитер и надела пижамную куртку, вдруг Девлин зайдет проверить, спит ли она.
        И вот уже почти два часа ночи. Кэтрин потихоньку выбралась из постели и подошла к окну. В лунном свете было видно, как под порывами ветра склоняются деревья. Чтобы оконные петли не заскрипели, Кэтрин смазала их кремом для увлажнения кожи. Пора.
        Она надела свитер, куртку, затем туфли. Стянув с кровати простыни, Кэтрин скрутила их жгутом, связала несколькими узлами и подергала, пробуя на прочность. Затем один конец самодельной веревки привязала к ножке кровати. Кровать была массивная, викторианского стиля, и Кэтрин не сомневалась, что она не сдвинется под ее весом. Все, - можно было уходить.
        Окно бесшумно распахнулось целиком, Кэтрин выбросила веревку наружу, конец ее повис в нескольких футах от земли. Отлично. Превозмогая боль в руке, она осторожно спустилась по веревке вниз и спрыгнула на землю. Размокшая от дождя грязь хлюпнула под ее туфлями. Все, она свободна.
        Через несколько секунд Кэтрин уже пулей мчалась к дороге. Снова пошел дождь, ветер трепал ее волосы, но вкус свободы пьянил ее. Кэтрин всей грудью вдыхала холодный соленый воздух и, когда добежала до дороги, обернулась и посмотрела на коттедж. Ни огонька, ни звука, ни Девлина, натягивающего на ходу джинсы и преследующего ее.
        - Прощай, Девлин, - прошептала Кэтрин и быстрым шагом пошла по дороге.
        Ей хотелось громко смеяться, танцевать, петь, но она еще не достаточно далеко ушла от коттеджа. Дорога была покрыта рытвинами, под ногами чавкала грязь, но Кэтрин не обращала на это внимания. Так прекрасно было свободно шагать по дороге, когда никто не указывает, что надо делать. Кэтрин не пугали ни скрип темных деревьев, окружавших ее с двух сторон, ни отдаленный крик совы, ни ночные звуки и шорохи.
        Кэтрин не могла посмотреть на часы, было слишком темно, но она прикинула, что прошла уже четверть дороги. Если будет продолжать двигаться в таком же темпе, то доберется до фермы всего за час и там найдет убежище. А когда проснутся хозяева, она попросит у них разрешение воспользоваться телефоном, чтобы вызвать такси из ближайшего города.
        Кэтрин начала придумывать историю, которую расскажет хозяевам фермы. Ехала с приятелем в машине, поссорились, он бросил ее и уехал. Да, вполне приемлемый вариант. Придется, правда, всплакнуть, рассказывая, но это труда не составит. Кэтрин и сама не знала почему, но чувствовала, что не стоит доставлять лишних неприятностей Девлину. Похоже, у него и так их будет полно с МИ-99. Достаточно того, что она сбежала от него. А Джеффу она все расскажет об отце, они вместе подумают, что можно сделать. Сейчас ей так хотелось поговорить с кем-нибудь, кому можно доверять.
        Далеко впереди Кэтрин заметила шоссе, промчавшаяся машина осветила фарами деревья и холмы, а затем все снова погрузилось в темноту. Оглянувшись, Кэтрин тоже ничего не увидела, кроме темноты. Все, даже если Девлин всполошился, теперь ему уже не догнать ее. Она ускорила шаг, упиваясь ощущением свободы и радуясь тому, что сейчас ее судьба находится в ее собственных руках. Кэтрин начала отсчитывать про себя минуты, шоссе все приближалось, приближалось…
        Домой она не пойдет, об этом и думать нечего. Укроется у надежной подруги Бетси в Галифаксе. Джефф приедет к ней туда, и все будет хорошо…
        И вдруг Кэтрин услышала какой-то неясный звук, уловила движение, жутко испугалась, и в эту секунду на рот ей легла ладонь, а в ухо прозвучал голос Девлина:
        - Тихо. Всего один звук, и вы без сознания, понятно? - Устрашающий, очень злой голос. Кэтрин почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Девлин убрал ладонь с ее рта и повернул лицом к себе. - Я так и знал, черт побери, я так и знал… - Его разъяренное лицо проступало перед глазами Кэтрин серым пятном, от шока она не могла ни шевелиться, ни говорить, сердце бешено колотилось. - А сейчас мы вернемся назад. Если вы сделаете хоть одно движение, пытаясь убежать, то некоторое время вообще не сможете двигаться. Пошли.
        Девлин взял Кэтрин за руку и повел назад. Но она уперлась каблуками в землю и попыталась закричать. Попыталась, но не успела. Ей показалось, что в шею впилась игла, которой делают наркоз, голова закружилась, в ушах зашумело. Боли не чувствовалось, но в глазах потемнело, и Кэтрин без чувств рухнула на руки Девлина.

        Он знал, сколько времени Кэтрин пробудет без сознания. Когда ей уже пора было приходить в себя, Девлин пощупал пульс, и в этот момент Кэтрин открыла глаза. Принеся в коттедж, он уложил ее на диван, снял туфли, подбросил дров в почти затухший камин, затем поднялся в спальню Кэтрин, отвязал импровизированную веревку, закрыл окно, спустился вниз и приготовил себе чашку кофе.
        Девлин выскочил из дома, когда услышал, как хлопает оконная рама. Увидев веревку, он бросил взгляд на дорогу и в свете фар проезжавшей по шоссе машины заметил далеко впереди крохотную фигурку. Кэтрин ушла уже довольно далеко. Девлин поспешил за ней и настиг уже почти возле шоссе. А ведь он еще с вечера заподозрил что-то неладное.
        Обхватив ладонями чашку с кофе, Девлин посмотрел на Кэтрин. Еще пять минут, и она окончательно придет в себя. В камине потрескивали дрова, в гостиной становилось теплее. Несмотря на злость, Девлин не мог не восхищаться тем, с каким хладнокровием Кэтрин спланировала свое неудавшееся бегство. Крепко связала простыни, даже оконные петли смазала каким-то кремом. И взяла с собой только бумажник, а не сумку или что-то еще, что могло бы помешать ей.
        Глядя на Кэтрин, Девлин подумал, что она достойная дочь своего отца. Джон мог бы гордиться ее действиями. Ведь своим актерским искусством она едва не одурачила его, Девлина. Больная рука и все такое прочее… Да, загадочная женщина. Красивая, умная… и загадочная. Очень интересное сочетание. Так, еще пару минут… минуту… пора.
        Кэтрин открыла глаза, прижала ладонь к шее, прищурилась и увидела Девлина.
        - Я не сделал вам ничего плохого, - заверил он. - Господи, так хотелось, но я удержался.
        Кэтрин молча уставилась на него. Она все еще пребывала в шоке, до сих пор толком не понимала, что с ней и где она находится.
        - А как вы узнали? - прошептала Кэтрин спустя минуту.
        - Вы забыли закрыть окно. Ветер стал трепать створки, и стук разбудил меня. Пришлось пуститься в погоню. Так какой же у вас был план? - Кэтрин отвернулась, и Девлин заметил блеск слез в ее глазах. - Намеревались обратиться в полицию? - продолжил он. - Добраться до фермы и попросить хозяев позвонить в полицию?
        - Нет. - Кэтрин снова повернулась лицом к Девлину. - Добраться до фермы, а потом либо поймать попутную машину, либо вызвать такси из ближайшего города и уехать от вас как можно дальше.
        - А какую историю вы сочинили бы для хозяев фермы? - Девлин пошевелил пальцами, сжал их в кулак. Он проделал это машинально, но, поймав взгляд Кэтрин, устремленный на его руки, разжал кулак. - Не пугайтесь. Неужели вы подумали, что я собираюсь ударить вас? Хотелось бы, но не ударю.
        - Я собиралась сказать им, что поссорилась со своим приятелем, он уехал и оставил меня на дороге.
        - Не так уж плохо, - заметил Девлин. - А дальше что? Домой?
        - Не считайте меня дурой. Я бы укрылась у подруги.
        - Да, ваш побег почти удался. Жаль, что не догадались закрыть окно.
        От охватившей ее досады Кэтрин даже показалось, что во рту разлилась желчь. Всего лишь закрыть окно… Она была так близка!..
        - Спать мы будем в моей комнате, - сообщил Девлин. - Предупреждаю вас, Кэтрин, мое терпение истощилось, поэтому, пожалуйста, не вздумайте выкинуть что-нибудь еще в этом роде.
        Девлин мог бы и не предупреждать ее, она все равно не смогла бы ничего предпринять. Ей казалось, что силы полностью покинули ее. Кэтрин с трудом поднялась с дивана и поплелась в спальню. Девлин последовал за ней. Он и сам понимал, что сегодня Кэтрин уже не попытается снова сбежать. Жаль, конечно, что пришлось пережимать ей сонную артерию, но другого выхода у него не было. Если бы Кэтрин кричала и отбивалась, очень трудно было бы тащить ее в темноте по грязи назад в дом. Кэтрин улеглась на кровать, на которой ночевал Джордж, Девлин накрыл ее одеялом, а она повернулась к нему спиной. Сам он лег на свою кровать.
        Сначала в спальне стояла тишина, но потом Девлин услышал какие-то звуки и сел на кровати. Оказывается, это рыдала Кэтрин. Она уткнулась носом в подушку, пытаясь заглушить рыдания, и закрыла лицо ладонью. Девлин терпеть не мог женского плача. Он встал с кровати, подошел к ней и тронул за плечо.
        - Кэтрин?
        Он чувствовал ладонью, как сотрясается все ее тело. И вдруг она замерла. Девлин услышал ее тихий, очень тихий голос.
        - Прошу вас… оставьте меня в покое.
        - Не могу.
        Девлин повернул Кэтрин на спину и присел на краешек кровати. Он снова почувствовал, как дрожит ее тело. Нет, ни в коем случае нельзя было оставлять Кэтрин в таком состоянии, иначе она может заболеть.
        - Ничего вы не можете, - прошептала Кэтрин. - И никто ничего не может. Это будет продолжаться вечно… Лучше уж умереть.
        Девлин глубоко вздохнул. Что поделать, придется посвятить ее в некоторые свои планы. Последние слова Кэтрин говорили о том, что она на грани отчаяния.
        - Послушайте, я же обещал вам, что во Франции все будет иначе. Я скажу вам, куда мы поедем. Это небольшая деревня, расположенная в горах Прованса. Называется Сен-Доминик. Там живет замечательная женщина. - Девлин чувствовал, что Кэтрин слушает его и начинает успокаиваться. - Она вдова тоже замечательного человека, его звали Жюль Кассон. Он, как и ваш отец, работал на французский филиал МИ-99 под кодовым названием «Немезида». Жюль умер два года назад. И он, и его жена Луиза Кассон хорошо знали вашего отца. Там вы будете не только в большей безопасности, чем здесь, но и более свободной… - Девлин замолчал. - Вы слушаете меня?
        - Да, слушаю, - почти шепотом промолвила Кэтрин.
        - Отлично. Повторяю, там вы будете в гораздо большей безопасности, поскольку МИ-99 не знает о нашем с ней знакомстве… Более того, МИ-99 даже не знает, что она жива.
        Удивленная Кэтрин уставилась на Девлина.
        - Что? Как это может быть?
        - После смерти Жюля она сменила фамилию, а сыну велела сообщить в офис МИ-99, что она тоже умерла. Сейчас Луиза живет в Сен-Доминик, высоко в горах, где может спокойно заниматься живописью и садоводством. Она решила порвать все связи с
«Немезидой», поскольку считает, что ее муж умер в результате многолетней и чересчур интенсивной работы на эту организацию. А Луиза знает, что ее не оставили бы в покое, агенты «Немезиды» постоянно продолжали бы искать какие-нибудь дополнительные факты, задавали бы ей вопросы…
        - Да, я ее прекрасно понимаю, - пробормотала Кэтрин и усмехнулась.
        Она явно возвращалась к жизни.
        - Тогда вам понятно, почему она так поступила.
        - Но если она официально считается умершей, то как вы узнали, что она жива?
        - Луиза сама пожелала сообщить мне об этом. Только мне.
        - Но почему именно вам?
        Чувствовалось, что Кэтрин разбирает любопытство, с каждой минутой она все меньше и меньше ощущала себя беспомощной пешкой в чьей-то игре. Сейчас она была даже благодарна Девлину за то, что он понял ее состояние и решил приоткрыть завесу тайны. Ночной страх, неудачная попытка бегства - все это постепенно уходило на второй план. И руки Девлина, лежавшие на ее плечах, были теплыми, ласковыми… Кэтрин почувствовала себя в полной безопасности.
        - Я приезжал тайком на похороны Жюля. Я уважал этого человека, восхищался им, многому научился у него, когда поступил на службу в контору. На похоронах мы и познакомились с Луизой. Потом она говорила мне, что я напомнил ей Жюля в молодости… Когда два года назад она официально умерла, ее сын тайно связался со мной и сообщил, где она живет. Один раз я ездил к ней. Разумеется, в МИ-99 об этом ничего не известно. И тогда Луиза сказала, что, если мне когда-нибудь понадобится помощь или информация, она сделает все, что в ее силах. Сейчас ее зовут Луиза Лавалье. Ей около шестидесяти, наверное. Она прекрасная художница, я видел ее работы. У них с Жюлем не было секретов друг от друга, и я подозреваю, что Луиза знает о работе мужа гораздо больше, чем ей следовало бы знать. Надо будет расспросить ее, что она может знать о Джоне. - Девлин посмотрел на Кэтрин. - А сейчас давайте спать.
        - Спасибо, что рассказали мне обо всем, - пробормотала Кэтрин. - Но еще один вопрос. Как мы попадем туда?
        В ее голосе появились сонные нотки.
        - Хороший вопрос. У Джорджа есть двоюродный брат, который работает пилотом в частном летном клубе. С ним мы улетим на север Франции, там он высадит нас на частном аэродроме, а оттуда на машине мы отправимся в Прованс. Предупреждая ваш следующий вопрос, могу сказать, что у меня при себе несколько паспортов, один из которых французский, так что я запросто смогу взять машину напрокат.
        Кэтрин боролась со сном, но ей обязательно надо было задать еще один вопрос.
        - Девлин, как вы думаете, она поможет нам найти моего отца?
        - Для этого мы и едем к ней. А сейчас вам надо спать, Кэтрин.
        - Не уходите, - прошептала Кэтрин. - Мне надо, чтобы кто-то обнял меня… Обнимите…
        Девлин вздохнул и лег на кровать рядом с ней. Он слишком устал, чтобы возражать. Кэтрин лежала под одеялом, а он поверх. Девлин протянул руку, стащил покрывало со своей кровати и накрылся им.
        - Спите.
        - Да, я буду спать. Я чувствую себя гораздо лучше. Простите, что попыталась сбежать.
        - На вашем месте я бы поступил точно так же, - прошептал ей в ухо Девлин.
        - Вы же чуть с ума меня не свели…
        - Да, понимаю, больше этого не повторится. Спите.
        - Мм, - промычала Кэтрин, и наступила тишина.
        Девлин закрыл глаза, ему тоже ужасно хотелось спать. Кровать была не слишком широкая для двоих, особенно когда один человек такой здоровый, как он. Но Кэтрин-то худенькая, подумал Девлин и погрузился в сон.

        Проснувшись, Кэтрин все вспомнила. Рука Девлина лежала на ее талии, он спал, и лицо его находилось всего в нескольких дюймах от ее лица. Рот Девлина был слегка приоткрыт, дышал он глубоко и ровно. Покрывало, которым он укрылся, частично сползло, и Кэтрин заботливо его укутала.
        Так что же ей делать дальше? За окном уже было совсем светло, моросил мелкий дождь. Кэтрин было тепло и хорошо, даже уютно, несмотря на тесноту. Но надо было встать и пойти в туалет. Она начала потихоньку выползать из-под одеяла… И тут Девлин неожиданно проснулся и удивленно уставился на нее широко раскрытыми глазами.
        - Мне надо встать, - пояснила Кэтрин, а Девлин пробормотал что-то и убрал руку.
        Когда Кэтрин поднялась, он перекатился на середину кровати и натянул покрывало до самого подбородка.
        - Чертовски неудобно, - произнес Девлин сонным голосом.
        - А мне было очень удобно, - сообщила Кэтрин и вышла из спальни.
        Самое меньшее, что она могла сейчас сделать для Девлина, так это приготовить ему кофе. Ведь всего несколько часов назад он спас ее. Сначала разозлился, пережал сонную артерию, а потом своими словами помог ей выбраться из состояния глубочайшего отчаяния. Девлин решил, что настал момент поделиться с ней своей тайной, и в эти самые тяжелые для нее часы помог ей многое понять и даже позволил разглядеть в себе реального человека, скрывающегося за маской супермена.
        Приготовив кофе, Кэтрин поднялась в спальню, Девлин продолжал лежать на кровати и дремал.
        - Кофе, сэр.
        Он открыл глаза и сел на кровати.
        - Спасибо.
        Несколько минут они молчали, пока Девлин пил кофе, а Кэтрин наблюдала за ним.
        - Я благодарна вам за то, что вы рассказали мне вчера, - сказала она, и Девлин посмотрел на нее.
        - Наверное, мне следовало сделать это сразу, как только мы приехали сюда, - ответил он.
        - И все же я чувствую, что вы многое от меня утаили, - добавила Кэтрин. При этих словах Девлин слегка усмехнулся. - Особенно, что касается Джеффа. - Девлин промолчал, продолжая пить кофе. - Вы думаете, что он работает на МИ-99, да? - поинтересовалась Кэтрин спокойным, ровным голосом.
        - С чего это вы так решили?
        - Я не тупоумная, как говорят в Йоркшире. Я поняла это, пока ждала на кухне, когда закипит чайник. Так я права?
        - Возможно.
        - Вы узнали его по фотографии, которую я показала вам? Я наблюдала за вашей реакцией, на лице у вас не дрогнул ни один мускул… Но вы же искусный лжец, не так ли?
        Девлин задумался. Кэтрин оказалась гораздо хитрее, чем он думал. Она уже полностью отошла ото сна, а его попыталась застать врасплох еще полусонного. Но остатки сна тут же улетучились, помог и кофе.
        - Да, я узнал его. Мы не встречались, но я видел фотографии, сделанные…
        - Где?
        - Он как-то приезжал в Инглетон. Его зовут Джефф Херст.
        - Нет, он Джефф Мур… - Кэтрин осеклась и прижала ладонь ко рту. - Ох, нет… неужели это была всего лишь ловушка? Он просто пытался вытянуть из меня… следил за мной…
        Девлин закрыл глаза.
        - Боюсь, что именно так. Мне очень жаль, Кэтрин.
        Она вскочила, в глазах ее появились слезы, и уже через секунду Девлин услышал, как Кэтрин торопливо бежит вниз по лестнице. Он пулей метнулся за ней и нагнал уже в кухне. Кэтрин резко обернулась к нему.
        - Неужели все? - вскричала она. - Все мои друзья… Неужели они все замешаны в этом? - Глаза Кэтрин сверкали, как раскаленные угли. Девлин приблизился к ней и положил руки ей на плечи. Но она дернула плечами и замотала головой. - Не дотрагивайтесь до меня, оставьте…
        - Вы спросили меня, а я ответил. Разве было бы лучше, если бы я солгал? И, разумеется, ваши друзья здесь ни при чем. В этом деле замешан только он.
        - Как вы узнали?
        - Когда я прочитал ваши воспоминания о драке на стоянке возле кинотеатра, мне все стало ясно. Вы все прекрасно запомнили и хорошо изложили. Его быстрая реакция, то, как он вырубил двоих мужчин, один из которых был вооружен ножом, а потом оставил их лежать без сознания и не вызвал полицию… Все это сложилось в четкую картину.
        - Значит, он такой же, как вы! - с презрением бросила Кэтрин.
        - Да, похоже, подготовка у нас аналогичная, - спокойным тоном согласился Девлин.
        Кэтрин отвернулась и облокотилась на крышку стола, стоявшего возле плиты. Она тяжело дышала, словно после длительной пробежки. Девлин стоял и молча смотрел на нее. Она такая изменчивая, непредсказуемая и очень расстроена. Кэтрин закрыла глаза, и Девлин увидел, как слезы стекают по ее щекам, но остался на месте, не попытался успокоить ее. Сейчас он оказался в роли человека, приносящего плохие известия, а Девлин знал, что получатели плохих новостей обычно срывают свой гнев на посланцах. У него не было сейчас таких слов, которые смогли бы успокоить Кэтрин, поэтому Девлин даже не стал пытаться. Он достал из пакета четыре кусочка хлеба, положил их на решетку духовки и включил ее.
        - Что вы еще можете сказать мне? - тихим, дрожащим голосом спросила Кэтрин.
        - Но я не знаю, что вас интересует.
        Кэтрин повернулась и посмотрела на Девлина. Он весь напрягся внутренне. Да, он мог одолеть в драке нескольких мужчин, мог вырубить любого, покалечить, убить. Он знал массу всяких приемов и уловок, знал хитрости, которыми пользовались женщины-агенты, но Кэтрин, это же совсем другое дело. В ней сочетались беспомощность и сила, и, кроме того, было в поведении этой женщины нечто такое, чего нельзя было достичь даже в результате усиленных тренировок.
        - Значит, МИ-99 считает моего отца предателем? - Девлин был совершенно не готов к этому вопросу, и это отразилось на его лице. Черт побери, как она смогла прийти к такому выводу? Заметив реакцию Девлина, Кэтрин инстинктивно отшатнулась. - Боже мой, и вы тоже! - вскричала она, задыхаясь.
        - Мы не знаем…
        Кэтрин, спотыкаясь, добрела до стула и уселась за кухонный стол, лицо ее было бледным.
        - Тосты, - глухим тоном промолвила она, взглянув на плиту, и Девлин поспешил выключить газ.
        - Так вот почему Сэм так терзал меня своими вопросами в Инглетоне… Он ведь считает отца предателем, да?
        Девлин кивнул.
        - А вы? Вы тоже так считаете? Только не говорите, что не знаете, потому что я заслуживаю откровенного ответа.
        Лицо Кэтрин напряглось, пальцы сжались в кулаки, словно она едва сдерживалась, чтобы не закричать.
        - Нет, я не считаю его предателем, - ответил Девлин, глядя ей прямо в глаза.
        - Поэтому вы и привезли меня сюда?
        - Это одна из причин.
        - А какие другие причины?
        Девлин пожал плечами.
        - Я еще не готов назвать вам их.
        - Вы многое мне рассказали, но я должна знать больше.
        - Возможно. Но я уже и так сообщил вам более чем достаточно.
        - Не играйте словами, Девлин. Что означает это ваше «более чем достаточно»? - возмутилась Кэтрин. - Может, вы и меня подозреваете?
        - Нет, не подозреваю. Иначе не стал бы зарабатывать на свою голову неприятности и увозить вас сюда.
        - А может, все это часть какого-то вашего плана?
        - Вы слишком много насмотрелись кинофильмов про Джеймса Бонда, - буркнул Девлин.
        Кэтрин вскочила, но Девлин уже знал, на что она способна, поэтому моментально перехватил ее взметнувшуюся руку за запястье, крепко сжал, но потом отпустил. Потирая запястье, Кэтрин беспомощно уставилась на Девлина.
        - Даже не пытайтесь, - предупредил он. - Господи, не женщина, а истинное наказание! - Губы Девлина скривились в усмешке. - Не понимаю, зачем я связался с вами.
        На самом деле Девлин все понимал. Ведь ради нее он пошел на многочисленные нарушения и теперь решил рассказать Кэтрин об этом.
        - Если вы считаете, что попали в неприятную историю, то обо мне и говорить нечего. Я добровольно нарушил одно основное правило: действовать по собственной инициативе только в исключительных ситуациях. Я сбежал из Инглетона вместе с вами, позаимствовал служебную машину, которую потом бросил, а теперь собираюсь увезти вас во Францию, минуя таможню и паспортный контроль, да еще физически угрожал Сэму… Хотите, чтобы я продолжил?
        В голосе Девлина звучали твердые, безжалостные нотки, и по выражению лица Кэтрин он понял, что его слова доходят до нее.
        Некоторое время Кэтрин молчала, потом сказала:
        - Я не рассматривала все случившееся с такой точки зрения.
        - Конечно, поскольку были слишком поглощены собственной точкой зрения… Но я не виню вас за это. Теперь вам понятна и моя точка зрения?
        Кэтрин кивнула.
        - Да, и простите меня, Девлин.
        - Означает ли это, что в течение ближайших нескольких минут вы не наброситесь на меня? Потому что я хочу съесть тост.
        - Я даже намажу его маслом. - Чувствовалось, что Кэтрин успокоилась, и Девлин уселся за стол, а она намазала маслом все четыре тоста. - Я съем всего один, а вам останется три. Вам кофе или чай?
        - Кофе, - ответил Девлин и начал есть. - Все остатки еды уберем в холодильник. Тетушка Джорджа вернется через несколько дней. - Он с удовольствием посмотрел на нее, потому что спокойная Кэтрин представляла из себя нечто особенное. - Как ваша рука?
        - Хорошо, спасибо.
        - Перед отъездом я ее перебинтую.
        - Да, спасибо. - Она поставила на стол чашку с кофе для Девлина. Он подумал, сколько еще времени Кэтрин будет оставаться такой послушной. Интересно будет посмотреть. - Я просто не осознала всего того, что вы сделали для меня, - добавила она.
        - Я понимаю, поэтому и решил восстановить справедливость.
        Девлин улыбнулся Кэтрин, она улыбнулась в ответ, и некоторое время они глядели в глаза друг другу, словно между ними возникло взаимопонимание.
        Глядя на Девлина, Кэтрин почувствовала, как учащенно забилось сердце. Да, он необычный человек, это она уже поняла. Но сейчас, внимательно разглядывая его, Кэтрин увидела нечто большее - прекрасное самообладание, силу и властность, которые Девлин вовсе и не пытался демонстрировать. Кэтрин невольно влекло к этому мужчине, хотя она и не желала признаваться себе в этом.
        Но у нее еще не окончательно прошел шок от слов Девлина о Джеффе, ощущение того, что ее предали, было еще сильным. В один из моментов, когда Кэтрин хотелось уязвить Девлина, она сказала, что уверена в любви Джеффа. Какими же пустыми оказались теперь эти слова. Кэтрин решила, что настал момент поставить все на свои места. Она глубоко вздохнула.
        - Я говорила вам, что Джефф любит меня… Теперь ясно, что я ошибалась.
        Слова эти отозвались болью в груди. Кэтрин вспомнила лицо Джеффа, его слова о любви, в душе всколыхнулось ощущение того, что ее предали.
        - А может, и не ошибались, - возразил Девлин. - Он вполне мог полюбить вас, такое случалось…
        - Прошу вас, не надо меня успокаивать, - оборвала его Кэтрин.
        - А я и не успокаиваю. - Девлин посмотрел в глаза Кэтрин, взгляд его был серьезным. - Вы сказали, что можете определить, когда мужчина влюблен в вас. Так что думаю, вы были правы, говоря о его любви. - Кэтрин отвернулась, чтобы Девлин не видел боль в ее глазах, а он мягко добавил: - Не надо отворачиваться, Кэтрин. Возможно, он действительно сейчас беспокоится о вас, как вы беспокоились о нем. Но теперь вы понимаете, почему важно, чтобы вы не звонили ему?
        - Да, и обещаю, что не буду даже помышлять об этом.
        Кэтрин удалось выдавить из себя улыбку. А Девлину захотелось обнять ее, как недавно обнимал в спальне, успокоить, прижать к себе и поцеловать ее печальные глаза и лицо. Они ведь спали вместе, во всяком случае, на одной кровати. Такое с Девлином было впервые. Он никогда не лежал в постели с женщиной, не занимаясь любовью. А в этот раз у него даже не было подобных намерений. Я становлюсь мямлей, подумал Девлин, и при любых других обстоятельствах эта мысль позабавила бы его. Но не теперь. Кэтрин была совершенно беззащитна, а в отношениях с женщинами Девлин никогда не пользовался подобным обстоятельством. Интересно, понимает ли она, насколько благородно он ведет себя. Ладно, пора собираться, пока вереница этих мыслей не начала причинять ему чисто физические неудобства. Девлин встал из-за стола.
        - Я позвоню Джорджу, а вы пока соберите вещи. Мы можем уехать очень скоро.
        Кэтрин подняла голову и посмотрела на него. Снова жесткий и решительный Девлин. Командир. Она улыбнулась.
        - Слушаюсь, сэр. Сначала я уберусь на кухне.
        Девлин вышел. Кэтрин услышала, как он разговаривает по телефону, и направилась к раковине мыть посуду. Интересно, его слова о любви Джеффа были сказаны только для того, чтобы успокоить ее? Нет, интуиция подсказывала ей, что это не так. Но сейчас не время было думать о Джеффе. Им предстоит долгое путешествие. Ладно, в Провансе будет достаточно времени обо всем хорошенько подумать.

        ГЛАВА 7

        Кэтрин стояла на балконе своей спальни и смотрела на маленькую деревушку Сен-Доминик, которая раскинулась в полумиле ниже и правее дома. Деревушку частично скрывали деревья, образуя гигантский зонтик из сосен, кедров, искривленных оливковых деревьев, среди которых пышно цвел красочный кустарник. Впереди тянулся горный хребет Альп, темный даже при солнечном свете, прекрасный и немного зловещий. Кэтрин никогда раньше не бывала в Сен-Доминик, но в детстве посещала многие близлежащие города: Фаенс, Сельонс, Кавальон… Ее родители больше всего любили именно этот уголок земного шара. Поездки на юг Франции привили Кэтрин любовь к французскому языку. И сейчас, стоя на балконе, она глубоко вдыхала ароматный воздух. Впервые за много дней у Кэтрин появилось ощущение спокойствия и благополучия. Хотя особых причин для этого и не было. Сейчас она знала не больше, чем вчера, но сама атмосфера наполняла Кэтрин уверенностью, что здесь они с Девлином найдут наконец ответы на интересующие их вопросы.
        Кэтрин скептически оглядела свою пижаму: левый рукав разорвался. Надо будет сегодня постирать ее и зашить рукав. И вообще, погода здесь такая, что надо носить шорты и топ, а у нее с собой только два свитера, голубая футболка и три пары нижнего белья. Кэтрин вздохнула. Ладно, могло быть и хуже… Она ведь до сих пор могла находиться в Инглетоне.
        Воздух наполняли отдаленные звуки: сигналы автомобилей, лай собак, пение птиц. Крепко держась за кованую решетку балкона, Кэтрин перегнулась через перила и осмотрела фасад дома. Он был выстроен из светлого камня, в мощеном переднем дворике стояла машина «пежо», на которой они с Девлином добирались сюда из Бретани.
        Они приехали вчера, около полуночи, совершив длительное путешествие. Последним его этапом был рискованный подъем по горной дороге. Они поднимались все выше и выше, пока наконец не добрались до Сен-Доминик, проехали деревню и подъехали к дому, в гостиной которого горел свет.
        Девлин помог Кэтрин выбраться из машины, а потом открыл дверь ключом, который достал из-под горшка с геранью, стоявшего возле крыльца. Он сразу отвел Кэтрин в ее спальню, ведь они оба жутко устали после длительной поездки по скоростным магистралям через всю Францию. Когда на прощание Девлина пожелал ей спокойной ночи, Кэтрин заметила мешки у него под глазами, и ей захотелось обнять его, но она не решилась. Потом Девлин вышел из ее спальни, спустился вниз, прошел через выложенный каменными плитами холл. Кэтрин услышала, как он постучал в дверь и сказал:
        - Мадам, мы приехали, можно войти?
        Ответ она не расслышала, но раздался звук открываемой двери. Слишком усталая, чтобы о чем-то думать, Кэтрин отправилась в ванную, потом легла в постель, и уже через пять минут спала крепким сном.
        Стоя на балконе и предаваясь воспоминаниям, Кэтрин припомнила и то, что происходило в Инглетоне и коттедже. Она оскорбляла Девлина, говорила, что ненавидит его, а ведь он здорово рисковал, привозя ее сюда, хотя и все тщательно спланировал. Кэтрин могла только восхищаться его профессионализмом. Она закрыла глаза, в сознании всплыло лицо Девлина, и Кэтрин поняла, что испытывает к нему чувство, совсем далекое от ненависти.
        И еще она понимала, что Девлин отнюдь не равнодушен к ней, несмотря на кажущуюся грубость, которой он защищал себя, как панцирем. Сильный, привлекательный мужчина. Кэтрин чувствовала, что ее начинает тянуть к нему. Частично это можно было объяснить наплывом эмоций, вызванных событиями последних дней, но невозможно было отрицать и то, что Девлин обладал чрезвычайной сексуальной притягательностью. И еще одна мысль пришла в голову Кэтрин, пока она стояла на балконе и вдыхала теплый, ароматный воздух. Она была уверена, что любит Джеффа, но после того, как подтвердились ее подозрения, уверенность эта таяла с каждым часом.
        Кэтрин взяла с кресла полотенце и джинсы, достала чистую голубую футболку, открыла дверь спальни, шагнула в прохладный коридор и замерла на минуту. Голосов не было слышно, но откуда-то снизу доносились тихие звуки концерта для виолончели Элгара. Кэтрин закрыла глаза, наслаждаясь музыкой… Это было любимое произведение ее отца. Должно быть, Луиза Кассон тоже любила классическую музыку.
        Приняв душ, она через пятнадцать минут медленно спустилась вниз, держась рукой за деревянные перила кованой решетки лестницы. Оказавшись в холле, Кэтрин нашла его очень элегантным. Несколько секунд она колебалась, не зная, что делать дальше, а потом двинулась в глубь дома, туда, откуда доносилась музыка.

        Девлин вошел в дом, держа в руках большой бумажный пакет. Одет он был в джинсы и белую футболку. Услышав голоса, доносившиеся из студии Луизы, Девлин прошел в просторную, залитую солнцем комнату, которая находилась в задней части дома. Но там никого не оказалось. Кэтрин и Луиза сидели в примыкавшем к студии тенистом мощеном дворике и оживленно разговаривали. Стараясь остаться незамеченным, Девлин остановился на пороге, несколько минут он наблюдал за женщинами, прислушиваясь к их разговору. Особое внимание Девлина привлекла Кэтрин. Свои пышные рыжие волосы она зачесала назад и завязала желтой лентой, ярко-голубая футболка в тон цвету глаз плотно облегала плавные линии груди. Девлин еще никогда не видел ее такой молодой и радостной. Ее лицо, скрытое в прохладной тени платана, было очень оживленным. Разговаривая с Луизой, Кэтрин жестикулировала руками, как истинная француженка. Она слегка подкрасила губы яркой помадой… Девлин невольно залюбовался ею. Однако пора было возвестить дамам о своем присутствии.
        - Bonjour, - поздоровался Девлин по-французски, обращаясь к Кэтрин.
        Она улыбнулась и ответила на безукоризненном французском.
        - Здравствуйте. А я уже успела познакомиться с мадам Луизой. - Кэтрин повернулась к хозяйке, симпатичной пожилой женщине с седыми волосами, собранными в узел. Она, безусловно, была очень красива в молодости, следы былой красоты до сих пор сохранились на лице Луизы. - Еще раз хочу поблагодарить вас, мадам, за гостеприимство. Очень жаль, что у вас болит лодыжка, но, надеюсь, мы не доставим вам много беспокойства.
        Луиза улыбнулась.
        - Ох, я просто оступилась, небольшое растяжение, вот и все… И не волнуйся, дорогая, я рада, что вы здесь. - Луиза посмотрела на Девлина. - Ну, что ты стоишь, проходи и садись. Это у тебя рогалики?
        - Да. - Он положил пакет на стол. - Они еще теплые, и это удивительно, потому что я долго поднимался на холм. Надо было поехать на машине.
        - Ох, так ты совсем разленишься. А удивительно то, что в моем доме два англичанина, которые оба прекрасно говорят по-французски. - Луиза рассмеялась. - А теперь давайте завтракать.
        Наблюдая за Девлином, Кэтрин обнаружила в нем перемену. Она еще никогда не видела его таким расслабленным, в глазах исчезли постоянная суровость и настороженность, словно последнее длительное путешествие устранило необходимость постоянно быть начеку. Белая футболка с короткими рукавами позволяла Кэтрин любоваться его сильными, мускулистыми руками. Девлин побрился, темные волосы были слегка влажными, как будто он только недавно принял душ. В свете солнечных лучей, пробивавшихся сквозь ветки, он казался очень загорелым, и Кэтрин почувствовала невольное сердцебиение.
        Луиза сообщила, что сегодня в деревне праздник, поэтому никакой работы, никаких расспросов. Она давно ждала этот праздник и пойдет на него, несмотря на больную лодыжку. Девлин склонил голову в знак согласия.
        - Мы ваши гости, мадам, и я не могу с вами спорить.
        - Вот именно. Поэтому предлагаю отправиться на праздник всем вместе. Кэтрин, дорогая, ты согласна?
        - Конечно. А в честь чего праздник?
        - Ох, в честь какого-то святого. В этом уголке земного шара постоянно чествуют всех святых. Прекрасный повод повеселиться, выпить вина и потанцевать. - Луиза посмотрела на Девлина. - Я правильно поступила, изменив фамилию и приехав сюда. Ты рассказывал об этом Кэтрин?
        Они ели, пили кофе, болтали, и с каждой минутой Кэтрин все больше расслаблялась, прекрасно чувствуя себя в этой спокойной обстановке.
        - Так, через час мы уезжаем, - сообщила Луиза. - Девлин, будь добр, принеси из холодильника пирожные, они на верхней полке. Моя экономка, Гортензия, испекла их вчера вечером специально для вас. - Девлин встал и направился в кухню, а Луиза проводила его взглядом. - Боже мой, как же я его люблю. Он прекрасный человек, ты согласна?
        - Еще несколько дней назад я так не думала, - призналась Кэтрин.
        - А сейчас?
        В глазах Луизы сверкнуло любопытство, а может и еще что-то, на губах появилась улыбка.
        - Сейчас я вижу в нем другого человека, заботливого и не столь сурового. И это мне нравится.
        - Иногда, дорогая, очень сильные мужчины, а Девлин как раз из таких, могут быть очень добрыми и нежными. Запомни это…
        Луиза замолчала, потому что в этот момент из кухни вернулся Девлин, неся в руках блюдо с маленькими пирожными, украшенными ягодами земляники и глазурью.
        - А вы не забыли о моей слабости, - укоризненно заметил Девлин, садясь за стол.
        Луиза рассмеялась и похлопала его по спине.
        - Разумеется! Ешь на здоровье, пирожных много, хватит на всех. - Луиза вздохнула и обвела взглядом дом и сад. - Как хорошо, что вы здесь. Можете положиться на меня, я помогу всем, чем смогу. - Она накрыла своей ладонью ладонь Девлина, и в глазах ее появились слезы. - Жаль только, что вас привели ко мне определенные обстоятельства! Бедняжка Кэтрин, тебе, наверное, жилось несладко эти два последних года.
        - Да, конечно…
        Посмотрев на Девлина, Кэтрин почувствовала, как к горлу подступил комок. Он очень многим рискует, привезя ее сюда. Но Кэтрин понимала, почему он пошел на этот риск. Здесь она в полной безопасности, это просто рай по сравнению с тем, что ей пришлось пережить за последние несколько дней.
        Пирожные были воздушными, с ванильным кремом, который буквально таял во рту. По настоянию Луизы Кэтрин съела и второе пирожное, что сделал и Девлин. Кэтрин задумалась над тем, что сейчас происходит с ней. Ведь она только что обожглась в случае с Джеком. А Девлин работал в той же организации, в которой хитрость и лицемерие были в порядке вещей. И если она почувствует, что влюбилась в него, это станет катастрофой. И все же Кэтрин приводило в трепет присутствие рядом Девлина. Ей казалось, что даже воздух ярче и чище от его присутствия. Как будто она увидела Девлина совершенно другими глазами. Интересно, что принесет ей сегодняшний день…
        - Вот и представилась прекрасная возможность проверить, хороший ли вы стрелок, - прошептал Девлин на ухо Кэтрин.
        Они стояли в тире, вдоль задней стены которого на конвейерной ленте двигались пластиковые винные бутылки, а на прилавке были разложены в ряд пистолеты, прикрепленные цепочками. Кэтрин улыбнулась и подняла глаза на Девлина, стоявшего рядом. Его близость будоражила. Правда, им уже случалось быть еще ближе друг к другу, Девлин даже обнимал ее, но при других обстоятельствах. Не на освещенной солнцем рыночной площади, заполненной нарядно одетыми людьми, которые разговаривали, смеялись, развлекались. В жарком воздухе перемешались запахи вина и чеснока, повсюду мелькали яркие краски, и что-то подсказывало Кэтрин, что Девлин вот-вот дотронется до нее… Однако он этого не сделал. Причем он вел себя очень осторожно, стараясь не касаться Кэтрин. Только однажды, когда зазевавшийся мальчишка на велосипеде чуть не врезался в Кэтрин, Девлин дернул ее за руку и прижал к себе. Но это произошло час или два назад, сразу после завтрака, а после этого они вместе с Луизой пили красное вино в шатре. От вина и жары Кэтрин слегка захмелела, и наверняка у нее раскраснелись щеки… Она чувствовала, как они горят.
        - Не хочу ставить вас в неловкое положение, - прошептала Кэтрин в ответ.
        - Ничего, я рискну.
        - Значит, вы тоже будете стрелять?
        - Разумеется.
        В тире они были одни. Луиза недавно встретила подругу из деревни и, почувствовав, что ей тяжело идти дальше даже с палочкой, которую она прихватила из дома, помахала им рукой, и сейчас они с подругой сидели в кафе на другом краю деревни, пили вино и болтали.
        - Ну ладно. Тогда глядите! - с вызовом заявила Кэтрин, выпитое вино явно придало ей храбрости.
        Девлин рассмеялся и протянул хозяину тира десять франков, за которые, как гласило объявление, можно было сделать три выстрела. Кэтрин взяла пистолет, уперлась локтями в прилавок, прицелилась и глубоко вдохнула. Бах! Одна бутылка упала. Вторая. Третья.
        - Вот так! - воскликнула Кэтрин и с улыбкой посмотрела на Девлина.
        Хозяин тира выдал ей в качестве приза яркую пластмассовую расческу стоимостью всего два франка. Кэтрин провела расческой по волосам и сунула ее в карман джинсов.
        - Теперь ваша очередь!
        Девлин усмехнулся и протянул хозяину двадцать франков за семь выстрелов. Затем склонился над прилавком, широко расставив ноги. Кэтрин наблюдала за Девлином, а не за мишенями. Она увидела, как на его лице появилось серьезное и сосредоточенное выражение. Но ведь это же была просто игра, забава. Упала первая бутылка, за ней вторая, а потом и все остальные…
        - Вы сбили в два раза больше… - изумилась Кэтрин.
        - Только для того, чтобы получить приз получше.
        Девлин протянул Кэтрин розового плюшевого медвежонка с красной лентой на шее.
        Кэтрин улыбнулась.
        - Какой чудесный! Спасибо, Девлин.
        Он рассмеялся и взял ее за руку.
        - Пойдемте, Кэтрин, я видел там кое-что более интересное.
        Девлин двигался впереди сквозь толпу, а Кэтрин следовала за ним, прижимая к груди плюшевого медвежонка и ощущая, как ее охватывает приятное возбуждение. Люди расступались перед Девлином просто потому, что он был очень большой…
        И вдруг Кэтрин почувствовала, что у нее слегка заплетаются ноги, она не рассчитывала, что два стакана вина окажут на нее такое действие. Повсюду громко звучала музыка, ее старались перекричать торговцы, расхваливавшие свои товары. Яркие краски, шум, запахи - все это смешалось в единый водоворот, но наконец они добрались до прилавка, объявление возле которого гласило, что всего за десять франков можно выиграть отличный приз.
        На доске для игры в дартс были прикреплены игральные карты, попасть надо было не в саму карту, а в любое очко на ней, выигрывал тот, у кого два из трех бросков попадали в цель.
        - На первый взгляд это довольно просто, да? Рискнете? - предложил Девлин.
        - Дартс? Нет, спасибо. А вы, наверное, чемпион мира по игре в дартс?
        Кэтрин устремила на Девлина ласковый взгляд.
        - А может, заключим пари? Если я попаду, с вас пять франков, а если нет, то пятерка с меня.
        Кэтрин рассмеялась, но тут ей в голову пришла запоздалая мысль. Ведь до сих пор Девлин платил буквально за все, а она об этом даже и не подумала.
        - Девлин, у меня нет франков…
        - У меня есть, Луиза мне поменяла. Кстати, не вздумайте пользоваться своей кредитной карточкой. Вы поняли меня?
        Кэтрин был ясен смысл этого предостережения.
        - Да.
        Использование кредитной карточки будет зафиксировано в компьютерной сети, а значит, заинтересованные липа смогут выяснить местонахождение ее владельца. Кэтрин показалось, что на нее вылили ушат холодной воды. Появилось ощущение того, что даже сюда дотянулись длинные руки МИ-99. И внезапно прекрасное настроение раскололось, словно хрупкое стекло. Кэтрин вздрогнула, и Девлин заметил это.
        - Не надо, - только и произнес он, но этих слов оказалось достаточно, чтобы Кэтрин успокоилась.
        - Простите, - пробормотала она, - я просто…
        - Я понимаю. Но мы с вами здесь, далеко ото всех. Все хорошо, давайте веселиться.
        Кэтрин кивнула.
        - Да, вы правы. Пошли они все к черту!
        - Разумные слова, - похвалил Девлин. - Пошли они все к черту. А теперь позвольте мне выиграть у вас пять франков…
        - Девлин… я понимаю, вам пришлось много заплатить, чтобы мы добрались сюда… Я хочу сказать… - начала было Кэтрин, но Девлин закрыл ей рот ладонью.
        - Я же сказал, не надо, - повторил он. - Ни единого слова!..
        - Мм, - промычала Кэтрин, и Девлин убрал ладонь. - Господи, да вы просто хулиган!
        - Это для вас не новость, - согласился Девлин и заплатил владельцу аттракциона, тучному улыбающемуся мужчине с несколькими золотыми зубами. - Посторонитесь, Кэтрин, дайте мне как следует размахнуться.
        Девлин взял в руку первый из трех дротиков. Кэтрин наблюдала, как он весь сосредоточился на доске, находившейся в нескольких футах от него. Задержав дыхание, Девлин поднял руку с дротиком. Рядом остановились несколько прохожих и принялись громко обсуждать шансы Девлина, но Кэтрин с улыбкой шикнула на них. К ней снова вернулось хорошее настроение…
        Бац! Первый дротик не попал в цель, и Девлин пробормотал что-то сквозь зубы. Кэтрин засмеялась, а Девлин, повернувшись к ней, наградил ее притворно-строгим взглядом. Кэтрин подавила смех.
        - Ох, простите…
        - Смотрите мне! На карту поставлена куча денег…
        Девлин снова повернулся к мишени. Второй дротик вонзился точно в центр среднего очка тройки бубен. Раздались радостные возгласы болельщиков, а улыбка золотозубого владельца померкла. Бац! Третий дротик вонзился в очко другой карты, и владелец с унылым видом протянул Девлину маленькие наручные часы.
        Девлин улыбнулся.
        - Кэтрин, с вас пять франков.
        Кэтрин посмотрела на часы, потом на Девлина и покачала головой.
        - Такое барахло я могла бы найти в своем мусорном ящике. Вы меня надули…
        - Стоп! Вы ничего не поняли. Дело здесь в принципе… Пари есть пари.
        Кэтрин рассмеялась.
        - Ладно, я вам заплачу, разумеется, заплачу! - Кэтрин взяла у Девлина часы, надела их на руку рядом со своими и посмотрела на них. - Гм, а не такие уж они страшные.
        - Да они просто великолепны! И вы же знаете, я бы не стал отдавать свой приз кому попало, - строгим тоном заявил Девлин.
        Кэтрин посмотрела на него, лицо ее сияло.
        - Тогда я польщена. Спасибо. - Они смотрели в глаза друг другу, и Кэтрин увидела во взгляде Девлина нечто такое, от чего у нее по всему телу разлилось тепло. - Давайте посидим где-нибудь, - торопливо добавила она.
        - Пойдемте вон туда. - Возле очередного питейного шатра стояли столики и стулья. - Садитесь, а я принесу что-нибудь.
        Девлин исчез внутри шатра, и Кэтрин осталась одна. Она огляделась по сторонам, разглядывая людей, детей с воздушными шарами и леденцами на палочке, которые радостно смеялись и тащили родителей к очередному аттракциону. Кэтрин показалось, что все это нереально и происходит с кем-то другим, а не с ней. Она почувствовала себя как бы в стороне ото всего происходящего и вроде как откуда-то издалека наблюдала за Девлином, который возвращался к столику с двумя высокими стаканами, наполненными светло-зеленой жидкостью, поверх которой плавали ломтики лимона. Это ощущение отчужденности напугало Кэтрин, как будто Девлин мог исчезнуть в любую минуту, а она так и останется сидеть за столом одна. Девлин поставил стаканы на стол рядом с плюшевым медвежонком, от него не ускользнул странный взгляд Кэтрин.
        - Что с вами, Кэтрин? - тихо спросил он.
        Она робко улыбнулась.
        - Не знаю. У меня вдруг появилось такое чувство, словно я наблюдаю за всем со стороны. Странное ощущение. - Кэтрин не могла сейчас более понятно объяснить свое состояние, но она понимала, что и Девлин является частичной причиной этого состояния. Но этого она не могла ему сказать. - Со мной все в порядке, - поспешила Кэтрин успокоить Девлина и заметила, что в лучах солнца строгие черты его лица стали более мягкими.
        - Может, хотите вернуться домой? - предложил Девлин.
        - Нет. - Кэтрин отхлебнула лимонад, в стакане звякнул лед. От прохладного лимонада с мятным вкусом у нее слегка прояснилось в голове. - Можете прогуляться, а я пока посижу здесь…
        - Я не оставлю вас одну, - оборвал ее Девлин.
        Кэтрин через силу улыбнулась.
        - Обещаю вам, что не сбегу, - попыталась пошутить Кэтрин.
        - Я знаю, что не сбежите. Но я приметил здесь нескольких французов-волокит, которые рыщут в поисках таких хорошеньких девушек, как вы.
        Девлин произнес это небрежным тоном, и Кэтрин рассмеялась.
        - Но я уже взрослая девочка и могу постоять за себя.
        - Гм, это я уже испытал на своей шкуре. Но, тем не менее, останусь.
        - А завтра, - начала Кэтрин, - что мы…
        - Все завтра, - оборвал ее Девлин. - Не сегодня. Вы же слышали, что сказала Луиза. Сегодня праздник, мы отдыхаем. И не в Инглетоне или в коттедже. Мы с вами в Провансе, где все происходит завтра. А сейчас… - Девлин поднес к губам свой стакан и сделал большой глоток, - нам надо забыть обо всем.
        Кэтрин глубоко вздохнула.
        - Ладно, как скажете.
        - Вот и хорошо. Кстати, вы должны мне пятерку.
        - Ох! - Кэтрин достала из заднего кармана джинсов бумажник, вынула из него банкноту в пять фунтов стерлингов и протянула ее Девлину.
        - Спасибо. А теперь дайте мне ваш бумажник.
        - Зачем?
        - У меня он будет в целости и сохранности. Нельзя носить бумажник в заднем кармане. Здесь всегда крутятся карманники.
        - Я почувствую…
        - Нет, ничего вы не почувствуете.
        Кэтрин с легким вздохом отдала бумажник Девлину, а он сунул его в передний карман джинсов, где у него лежали деньги.
        - У меня его не вытащат, - заверил Девлин, и Кэтрин рассмеялась.
        - Никто и не осмелится залезть к вам в карман.
        - Это уж точно.
        - Очень вкусный напиток. - Кэтрин покрутила в руках стакан, разглядывая светло-зеленую жидкость, освещенную лучами солнца. - А у меня голова от этого не закружится?
        - Вряд ли, это же практически лимонад.
        - Но после вина…
        - Будете сегодня ночью крепче спать.
        Взгляды их встретились, Кэтрин хотела отвернуться, но не смогла.
        - А где спальня Луизы? - спросила она.
        - Внизу. Она переделала в спальню комнату перед студией. Луиза часто встает часов в шесть и начинает рисовать, а сейчас это вдвойне удобно, потому что ей тяжело с больной лодыжкой подниматься наверх.
        - Да, я понимаю. Значит, в доме мы только втроем?
        - Да. Экономка почти каждый день приходит в девять утра, а уходит после ужина.
        Кэтрин показалось, что смолкли все звуки, наступила полная тишина и они сидят здесь только вдвоем, а вокруг никого нет.
        - А где ваша комната? - поинтересовалась она.
        - Напротив вашей, и у меня тоже есть балкон.
        Девлин спокойно разглядывал Кэтрин. Слова, которыми они обменивались, были не просто словами, и оба понимали, что происходит.
        - Значит, у нас общая ванная?
        - Да. - Девлин провел пальцем по запотевшему стакану. - У Луизы своя маленькая ванная внизу.
        Кэтрин посмотрела на него.
        - Прекрасный дом, в нем какая-то особая атмосфера.
        - Согласен с вами.
        Кэтрин ощущала каждый удар своего сердца. Кожа горела, словно Девлин дотронулся до нее, и не просто дотронулся, а ощупал каждую клеточку. На самом деле он, разумеется, не дотрагивался до нее, а сидел за столом напротив, на приличном расстоянии. Свои длинные ноги Девлин вытянул под столом, но и они не касались Кэтрин. Ей казалось, что в воздухе повисло настолько ощутимое напряжение, что его можно было потрогать руками.
        - На моей двери нет замка, - промолвила она, чувствуя, что эти слова даются ей с большим трудом.
        - Я обратил внимание. На моей тоже. - Казалось, глаза Девлина потемнели. Он осушил свой стакан и посмотрел на стакан Кэтрин, который был пуст только наполовину. - Я возьму себе еще. А вы будете?
        Кэтрин покачала головой.
        - Лучше не надо. Похоже, меня здорово разморило на жаре.
        - Да, тогда не стоит, - согласился Девлин.
        Он поднялся из-за стола и зашел в шатер. Кэтрин чувствовала, как пульсирует жилка на шее, каждое биение сердца отдавалось в голове. Она могла считать эти биения. Хотелось бы списать все на алкоголь, но было ясно, что он здесь ни при чем. Девлин вернулся к столику с двумя стаканами, один из которых поставил перед Кэтрин.
        - Минеральная, - пояснил он, - она вас освежит.
        - Ой, спасибо. - День выдался очень жаркий, футболка Девлина промокла от пота. Кэтрин почувствовала, что и у нее пот струйкой стекает по лбу, и вытерла рукой. - Вчера вечером не было так жарко.
        - Это сейчас, а с наступлением темноты станет прохладнее. У вас с собой только одна футболка?
        Кэтрин оглядела свою футболку, она тоже промокла от пота, прилипла к телу.
        - Я ведь не знала, что мы отправимся в такое место, где будет очень жарко, иначе взяла бы летние вещи.
        - Возле рынка много магазинчиков, там можно купить дешевые футболки, платья, шорты… Ну, не очень дорогие, - поправился Девлин с легкой улыбкой.
        Его глаза по-прежнему казались темными, возможно, просто на фоне яркого солнца.
        - Но я не могу воспользоваться своей кредитной карточкой или заплатить английскими деньгами.
        - Я вам одолжу сколько потребуется. Допивайте свою минеральную воду и пойдемте. По пути проверим, как дела у Луизы.
        - Хорошо, спасибо.
        Кэтрин допила воду, но все равно жажда осталась неутоленной. Теперь она чувствовала жар и внутри себя, и дело здесь было не только в палящем солнце. Жар этот проникал в каждую клеточку тела. Кэтрин поднялась со стула, и Девлин взял ее за руку. Вокруг было много народа, и для того, чтобы двигаться сквозь толпу, этот жест его выглядел вполне естественно, но Кэтрин словно обожгло или ударило током.
        Луиза до сих пор болтала с подругой, но к ним присоединились еще две женщины их возраста. Заметив приближающихся Кэтрин и Девлина, Луиза помахала им рукой.
        - Дорогие мои, познакомьтесь с моими подругами… Шанталь, Иветта, Мари.
        Все поздоровались за руку, обменялись обычными приветствиями и улыбками. Три пары любопытных глаз оценивающе оглядели Кэтрин и Девлина, особенно Девлина. Кэтрин понятно было это любопытство, и она с трудом сдержала улыбку. Наверняка после их ухода подруги засыплют Луизу вопросами. Ну, ничего, она справится…
        Пообещав вернуться через полчаса, Девлин и Кэтрин удалились от оживленной площади и пошли по узкой мощеной улочке, одна сторона которой была заставлена машинами. Многие из магазинов оказались закрытыми, похоже, все отправились на праздник. Их шаги гулко звучали на булыжнике. Сейчас Кэтрин и Девлин шли рядом, на расстоянии двух футов, поскольку не было необходимости пробираться сквозь толпу. Они шагали молча, каждый был погружен в собственные мысли.
        Наконец они отыскали открытый магазин. Кэтрин купила кремовую футболку и светло-голубые шорты, довольно короткие, но удобные и прохладные. Прямо в магазине Кэтрин переоделась в шорты и, когда возвращались назад, остановилась перед одной из витрин, оглядела в стекле свое отражение и улыбнулась про себя.
        - Чудесно!.. - Кэтрин еще раз оглядела себя с ног до головы. - В них так прохладно!
        - Интересно, какое впечатление они произведут на местных жителей, - буркнул Девлин.
        - Да здесь почти все ходят в шортах.
        Девлин рассмеялся.
        - Верно, но не у всех такие длиннющие ноги.
        Кэтрин тоже засмеялась. Все это было частью игры, к которой не следовало относиться серьезно. Впрочем, не совсем так, и они оба понимали это. Дальше они шли молча, да и о чем сейчас можно было говорить. Скоро надо будет уходить с праздника и возвращаться в дом Луизы.
        А Луиза ждала их, они попрощались с ее подругами и втроем пошли к зданию ратуши, где в тени была припаркована их машина. Часы на башне ратуши показывали почти пять, и Кэтрин с сожалением подумала, что до конца этого чудесного дня осталось чуть более семи часов. Пока они поднимались в машине на холм, Кэтрин раскрыла пакет, в котором лежали ее джинсы, новая футболка и плюшевый медвежонок. Она сидела позади Луизы, которая разговаривала с Девлином. Кэтрин подумала, что через пару часов они поужинают, потом поболтают, а затем она пойдет спать, не слишком рано и не слишком поздно, потому что долгое пребывание на солнце утомляет… Девлин, наверное, будет допоздна разговаривать с хозяйкой, а может, и нет.
        - Кэтрин, как ты себя чувствуешь? - прервал ее мысли голос Луизы.
        - Прекрасно, мадам. Праздник действительно получился чудесным, мне очень понравилось.
        - Вот и хорошо. А то ты была такой подавленной…
        - Я просто размышляла обо всем том, что произошло.
        На секунду Кэтрин поймала в зеркале заднего вида взгляд Девлина. Но он не улыбнулся ей.

        Время уже перевалило за одиннадцать. Они поужинали, а потом, как и предполагала Кэтрин, сидели и разговаривали. Коснулись массы тем, но только не той причины, по которой они с Девлином оказались здесь. Этот разговор отложили на утро.
        - Дорогая, ты выглядишь устало, - ласковым тоном обратилась Луиза к Кэтрин.
        - А я действительно устала, - согласилась Кэтрин. - Вы извините меня?
        Они так и сидели в столовой, после того как в восемь поужинали и выпили вина. До ужина Кэтрин успела посмотреть все картины Луизы, написанные за последние два года, и они ей понравились. Пейзажи, портреты друзей, животные, интерьеры дома. Писала Луиза в простой манере, картины ее были нежными, но вместе с тем красочными.
        Девлин держал себя уважительно с обеими женщинами, был любезен, шутил, и все же большую часть времени его взгляд задерживался на Кэтрин. И они оба осознавали это. С самого утра между ними возникла какая-то неуловимая связь, и сейчас она продолжалась. Эту связь нельзя было объяснить словами, она таилась где-то в глубине души и все же связывала их неразрывной нитью.
        Кэтрин обратила внимание на то, что Девлин тщательно старался не дотрагиваться до нее. Интересно, заметила ли Луиза, как бьется жилка у нее на шее или как был напряжен Девлин, когда передавал ей соль, хлеб, вино, стараясь даже мельком не коснуться ее руки? Как будто боялся, что от малейшего прикосновения возникнет нечто вроде электрического разряда, который сотрясет их обоих.
        Девлин тоже встал из-за стола, когда Кэтрин поднялась со стула, подошла к Луизе и поцеловала ее в щеку.
        - Спасибо за все, - поблагодарила она. - Спокойной ночи, мадам!
        - Спокойной ночи, Кэтрин!..
        Девлин распахнул перед ней дверь столовой и тоже пожелал спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, Девлин!.. - ответила она и стала медленно подниматься по лестнице наверх, а разговор в столовой возобновился.
        Войдя в спальню, Кэтрин включила ночник, закрыла ставни и направилась в ванную, где приняла душ и постирала нижнее белье и голубую футболку. Перед тем как вернуться в спальню, Кэтрин оглядела себя в зеркало. Она слегка загорела, на носу появилось несколько веснушек. Потом сняла повязку с обожженной руки. Все уже зажило, осталось лишь розовое пятнышко.
        Накинув на голое тело вместо халата куртку, Кэтрин подошла к окну и снова раскрыла ставни. Несколько минут она стояла у окна, любуясь бледным лунным светом, а затем подошла к кровати и юркнула под прохладную, пахнущую лавандой простыню. Девлин оказался прав, с наступлением темноты пришла прохлада. Да, день был чудесным. Кэтрин повернулась на спину и выключила ночник, бледный, серебристый лунный свет залил комнату, прочертив дорожку на полу. Спать не хотелось, Кэтрин лежала и смотрела на дверь.
        Через несколько минут она услышала шаги Девлина, поднимавшегося по лестнице, затем хлопнула дверь ванной. Кэтрин бросило в жар, разлившееся по телу тепло было почти болезненным. Прислушиваясь к звуку воды в ванной, Кэтрин представила себе, как Девлин стоит под душем и намыливает тело. Кровь в висках застучала так сильно, что, казалось, этот стук был даже слышен в комнате. Дотронувшись до груди, Кэтрин почувствовала, как ноют набухшие соски, в голове всплыли такие картины, что ей стало трудно дышать.
        Шум воды в ванной прекратился, и наступила тишина. Кэтрин бессознательно начала считать секунды, и каждая цифра звучала в ее голове, как удар барабана. Сорок одна, сорок две, сорок три… тишина. И тут раздался стук в дверь ее спальни. Но сердце Кэтрин билось так громко, что поначалу она даже не услышала его. Стук повторился.
        - Войдите, - промолвила Кэтрин.
        Дверь медленно открылась, и в спальню вошел Девлин.

        ГЛАВА 8

        - Кэтрин, я принес ваш бумажник.
        - Ой, а я совсем забыла про него. - Кэтрин похлопала ладонью по краю кровати. Девлин казался призраком, бледной тенью в лучах серебристого лунного света, заливавшего комнату, но Кэтрин смогла разглядеть, что он одет в халат. - Садитесь, Девлин. - Он протянул ей бумажник, который Кэтрин положила на прикроватную тумбочку. - Спасибо. Я так рада, что мы сегодня побывали на празднике, мне он очень понравился.
        В голове Кэтрин вихрем закружились мысли: а вдруг Девлин слышит ее сердцебиение, ощущает ли он те невидимые флюиды, которые витают в воздухе, от чего ей трудно дышать? Чувствует ли он все это?.. Внезапно она поняла - да, чувствует.
        Девлин присел на краешек кровати, но не слишком близко к Кэтрин.
        - Нам нужен был отдых… обоим, - тихим голосом произнес Девлин.
        Кэтрин села на кровати, чтобы лучше слышать его слова… простыня соскользнула, Кэтрин медленно поправила ее и услышала, как Девлин судорожно вздохнул.
        - Пожалуй, я лучше пойду к себе.
        - Вы хотите уйти? - тихонько прошептала Кэтрин, и все же Девлин услышал ее.
        - Могли бы не спрашивать, но будет спокойнее, если я уйду. И мы оба понимаем почему.
        - Да, - промолвила Кэтрин, дотронулась до руки Девлина, легонько погладила ее и убрала свою ладонь.
        Она улыбнулась, не уверенная, видит ли Девлин в темноте ее улыбку, но это не имело значения. И вообще, ничего сейчас не имело значения, кроме того, что она ждала Девлина и он пришел. Вот он, рядом, а в комнате повисло такое напряжение, от которого, кажется, дрожит воздух.
        - Останьтесь, всего на несколько минут, - попросила Кэтрин. Ей захотелось, чтобы Девлин обнял ее, поцеловал, хотелось ощутить на своих губах его губы. - Мы можем поговорить…
        - Это будет трудно, - пробормотал Девлин, - я сейчас плохо соображаю.
        Он протянул руку и ласково погладил Кэтрин по щеке. Его ладонь была теплой, Кэтрин сама потерлась о нее щекой, поцеловала и засмеялась.
        - А я-то думала, что вы умный и сильный, - подковырнула она, наслаждаясь прикосновениями его пальцев, которые Девлин попытался убрать от ее лица, но Кэтрин задержала их губами.
        - Не всегда, во всяком случае, не в данный момент. - Пальцы Девлина скользнули к подбородку Кэтрин, потом ниже, к шее, где они наткнулись на пульсирующую жилку. Кэтрин услышала глубокий вздох и сдавленный шепот: - Боже мой!..
        Она накрыла ладонь Девлина своей ладонью, и тут, уже не в силах сдержаться, он притянул Кэтрин к себе и нежно приник губами к ее губам. Поцелуй оказался продолжительным и страстным, еще никто так не целовал Кэтрин. В дыхании Девлина ощущался запах мяты, его язык ласкал язык Кэтрин. Ей показалось, что ее тело охватил огонь, простыня снова скользнула вниз, но на этот раз Кэтрин не стала поправлять ее, а закинула свои худенькие руки на шею Девлина.
        Этот поцелуй показался Кэтрин вечностью, но вот их губы разомкнулись, и Девлин пробормотал:
        - Я весь день мечтал об этом. - Он замолчал, уставившись на обнаженные груди Кэтрин, и она почувствовала, что Девлин с трудом сдерживает себя, чтобы не дотронуться до них. - Ты так красива! - прошептал он, но все же не пошевелился, словно понимал, что если только он дотронется до ее груди… - Закрой грудь, прошу тебя…
        Дразня его, Кэтрин глубоко вздохнула всей грудью и засмеялась.
        - Тебе не хочется смотреть на мою грудь?
        - Не думаю, что мне нужно… - Но правая рука Девлина, словно действуя сама по себе, потянулась к Кэтрин, и ладонь легла на ее левую грудь. Кэтрин охватила дрожь, она почувствовала, как затвердел сосок под ладонью Девлина. - Боже мой, - прошептал он, - это безумие, Кэтрин.
        Девлин закрыл глаза, его дыхание участилось.
        - Почему?
        Кэтрин положила свою ладонь поверх ладони Девлина и почувствовала, как она дрожит.
        - Ты же прекрасно понимаешь, что я хочу тебя… - Девлин вздрогнул всем телом. - Но я не должен…
        Он с трудом выдавливал из себя каждое слово.
        Кэтрин снова засмеялась.
        - Девлин, ты же знаешь, где находится дверь.
        Он погладил ее грудь и что-то пробормотал, но Кэтрин не расслышала.
        - Что ты сказал?
        - Я сказал… ты должна прогнать меня.
        - Но как я могу это сделать? Ты сильнее меня.
        Последовала долгая пауза, затем Девлин нарушил молчание.
        - Нет, не сейчас, но пойми…
        - Я все понимаю, - прошептала Кэтрин. - А что, если я не хочу, чтобы ты уходил? - Она помолчала. - Я знала, что ты придешь, даже считала секунды. О бумажнике и не вспомнила… Но знала, что ты придешь. Почему ты пришел? Ничего с моими деньгами не случилось бы до утра, я все равно не могу их тратить здесь. Так почему ты пришел? - Говорить сейчас Кэтрин могла только шепотом, разлившееся по телу тепло буквально сжигало ее. Она убрала ладонь Девлина со своей груди. - Я задала тебе вопрос.
        Скрытые тенью глаза Девлина казались почти черными, а лицо в серебристом лунном свете напоминало бледное расплывчатое пятно.
        - Мне надо было увидеть тебя, - пробормотал он. - Просто… увидеть.
        - И ты увидел. - Кэтрин погладила Девлина по щеке, обнаружив, что он чисто выбрит, она рассмеялась. - Ты всегда бреешься на ночь? - Ладонь ее скользнула к губам Девлина, и он легонько ухватил ее зубами за палец. - Такой гладенький, только не кусайся, иначе я…
        Кэтрин не закончила и снова засмеялась.
        - Иначе что? - Девлин подался вперед, губы его скользнули по щеке Кэтрин, поцеловали нос. - Что ты сделаешь, Кэтрин?
        - Накажу тебя, - прошептала она.
        - Гм, звучит интересно. А как?
        - Придумаю что-нибудь. - Кэтрин медленно провела пальцем по губам Девлина, он поймал ее палец ртом и стал тихонько сосать, что-то бормоча при этом, но Кэтрин не удалось расслышать.
        - Нельзя разговаривать с набитым ртом!.. - назидательным тоном упрекнула она Девлина. - Я не слышу, что ты говоришь.
        - Возможно, это и к лучшему, - буркнул Девлин, наклонился вперед и снова поцеловал Кэтрин в губы.
        Этот поцелуй оказался еще прекраснее первого, глубокий и пылкий. Охваченный страстью, Девлин продолжил целовать подбородок Кэтрин, потом шею, затем грудь. Кэтрин откинулась на подушку и обхватила ладонями голову Девлина. От переполнявших ее чувств у нее закружилась голова, с губ слетали какие-то бессвязные звуки. Ладонь Девлина скользнула к животу Кэтрин, опустилась ниже, а опытные, необычайно ласковые пальцы нащупали клитор.
        - А-а, - громко вскрикнула Кэтрин.
        Девлин замер и посмотрел на нее.
        - Кэтрин? - произнес он всего одно слово, но это был вопрос, требующий ответа.
        Девлин ждал, ведь если он услышит «нет», то еще не поздно будет остановиться. И Кэтрин понимала, что он сумеет сдержаться.
        - Да, - прошептала она. - О, да!.. Господи, иди ко мне.
        Девлин лег рядом с ней, сбросил халат, его обнаженное тело приникло к телу Кэтрин. От жары и огня желания, сжигавшего их изнутри, их тела покрылись потом. Ладони и губы Девлина продолжали ласкать Кэтрин. Не в силах больше сдерживаться, она стала лихорадочно гладить ладонями тело Девлина. Ее ладони ощутили неопровержимое доказательство его страстного желания. Их губы вновь слились в жгучем поцелуе, сердца стучали так, что готовы были выскочить из груди. Кэтрин уже изнывала от желания, но Девлин не торопился, она обхватила его голову руками и взмолилась, умоляя его войти в нее.
        Он тихонько рассмеялся и вскинул голову.
        - Подожди, ты должна научиться терпению.
        - Боже мой, я не могу!..
        Кэтрин чувствовала, как в бедро ей больно упирается твердый член Девлина, взгляд его горел желанием, но, глядя ей прямо в глаза, он сказал:
        - Нет, не сейчас, не сейчас!..
        Его ладони продолжали ласкать Кэтрин, дразня ее. Одной ногой Девлин прижал к кровати ноги Кэтрин и снова принялся ласкать ее грудь. Не выдержав, Кэтрин вскричала:
        - Сейчас… прошу тебя… сейчас!..
        Кэтрин сжигал огонь, погасить который можно было единственным способом. Но Девлин словно издевался над ней, и она в отчаянии принялась колотить ладонями по его груди и плечам. Перехватив руки Кэтрин, Девлин прошептал ей в ухо:
        - А вот за это следует тебя наказать. Какое же наказание придумать? - Опустив ладони Кэтрин вниз, Девлин положил их на свой член. - Ты его хочешь? Хочешь, чтобы он вошел в тебя, да, дорогая? - спросил Девлин низким и хриплым голосом. - Скажи мне это, скажи, что хочешь.
        - Ты зверь!
        Кэтрин дрожала всем телом, изнывая от желания…
        - Да, я зверь. - Девлин накрыл ее своим телом. - Ну? Одно твое слово…
        - Да, - вскричала Кэтрин, задыхаясь, - да-а-а!..
        И в этот момент Девлин вошел в нее, вошел глубоко. Сначала он двигал бедрами осторожно, медленно, наслаждаясь глубокими проникновениями, но постепенно его охватило невероятное возбуждение, которое передалось и Кэтрин. Кровать сотрясалась под ритмичными движениями их тел. Кэтрин казалось, что член Девлина уже просто не сможет войти еще глубже в нее, но он вошел, и она подумала, что сейчас умрет.
        Она уже испытала оргазм, когда Девлин ласкал ее руками и губами, и он знал это, намеренно доведя ее до оргазма умелыми ласками… Кэтрин чувствовала, что вот сейчас, скоро, снова наступит оргазм. И еще она чувствовала, что и Девлин подбирается к вершине блаженства, потому что его движения и дыхание участились, он уже почти задыхался.
        - Обними меня, обними меня крепче… Боже мой… вот, сейчас… - простонал Девлин.
        И больше никаких слов, только необычайный прилив чувств и стон наслаждения. Движения Девлина постепенно затихли, он высвободился из объятий Кэтрин, перекатился на кровать и поцеловал ее. Потом он подложил руку под голову Кэтрин. Они лежали рядом, покрытые потом тела слипались.
        - Спасибо… это было чудесно, - пробормотал Девлин с закрытыми глазами. Он глубоко, судорожно вздохнул, а его следующие слова прозвучали медленно, как будто он уже засыпал. - А тебе?..
        - Мм, замечательно, - пробормотала Кэтрин, гладя Девлина по волосам, ей и самой было трудно говорить после испытанного блаженства.
        Девлин уже спал, и Кэтрин улыбнулась про себя. Ничего удивительного, подумала она. Ничего удивительного. А через несколько минут она уже и сама спала крепким сном.

        Но вот и закончилась эта ночь. Кэтрин еще спала, а Девлин лежал рядом на широкой кровати и смотрел на нее. Рыжие волосы Кэтрин растрепались во сне, худенькие руки лежали поверх простыни, она дышала глубоко и ровно. Что ей может сниться? - подумал Девлин.
        Он нарушил основное правило, которого всегда строго придерживался: никогда, никогда не вступать в интимные отношения с женщиной, с которой познакомился в ходе выполнения задания МИ-99. И ведь с Кэтрин он познакомился только потому, что контора заподозрила ее отца в предательстве. Кэтрин доверилась ему, он решил защищать ее, но сам же и разрушил это доверие. Ведь защищать Кэтрин вовсе не означало заниматься с ней любовью. Девлин осторожно соскользнул с кровати и обнаженный прошлепал в ванную. Было начало седьмого, Кэтрин, наверное, будет еще спать, да он и сам бы вздремнул немного.
        Царапина на его щеке уже зажила, осталась лишь едва заметная полоска. Он разглядывал ее, пока брился, вспоминая события в Инглетоне и обстоятельства, при которых появилась царапина. Тогда Кэтрин разозлилась и обвинила его в предательстве. Закончив бриться, Девлин вытер лицо, прошел в свою спальню, оделся, а затем вернулся в спальню Кэтрин и уселся в кресло у открытого окна.
        Девлин решил, что, когда Кэтрин проснется, он скажет ей то, что надо сказать, и тогда все станет на свои места. Ему требовалось держать себя в руках. Для этого существовал единственный способ. Однако следовало вести себя как можно тактичнее.
        Кэтрин пошевелилась, повернулась на бок, закинула руку на подушку, на которой спал Девлин, затем медленно села на кровати.
        Девлин сидел, не шевелясь, и наблюдал за ней, понимая, что Кэтрин еще не полностью проснулась. Простыня соскользнула вниз, открыв его взору ее прекрасное обнаженное тело, и он тяжело сглотнул слюну. Боже, как же она красива, очень красива и необычайно женственна! Девлин не мог оторвать глаз от Кэтрин. Не хотел, да и просто физически не мог. Невероятным усилием воли он подавил охватившее все тело желание, стиснул кулаки, чувствуя, как по лбу струится пот. Поскольку Кэтрин сидела спиной к окну, она не видела Девлина. Затем, накинув халат, она направилась в ванную. Девлин глядел ей вслед, сердце его колотилось при виде стройного, длинноногого тела, каждая клеточка которого уже была знакома ему. Он почувствовал, что задыхается. Никогда еще в своей жизни он не желал женщину так сильно. Никогда не ощущал такой переполняющей душу страсти.
        Кэтрин вернулась в комнату, сбросила халат на кровать и замерла, глядя на него.
        - Кэтрин, - тихо произнес Девлин, чтобы не напугать ее.
        Она обернулась на звук его голоса, прикрыла ладонями грудь, уставилась на Девлина и медленно опустилась на кровать.
        - Ох! А я как раз… - начала Кэтрин.
        Девлин не хотел подходить к ней, но был вынужден. Все надо было сказать именно сейчас. Он медленно подошел, взял с кровати халат и протянул ей.
        - Прошу тебя, надень. - Кэтрин подняла взгляд на него, затем накинула халат на плечи и запахнула его.
        Девлин облегченно вздохнул.
        - Я… Девлин, нам надо поговорить… я… - Кэтрин посмотрела на кровать, на смятые простыни - свидетельство бурной любовной сцены. Девлин вернулся к окну, принес от него кресло, уселся в него и посмотрел на Кэтрин. Только так, любой другой вариант был опасен для него. - То, что произошло ночью… - Кэтрин уже совершенно проснулась, Девлин заметил, что лицо ее слегка загорело после вчерашнего дня, проведенного на солнце. - Все было чудесно, но…
        Кэтрин замялась, и Девлин закончил за нее:
        - Не должно больше повториться?
        Кэтрин медленно выдохнула.
        - Да. Мы поступили неправильно… Это была ошибка…
        - Я знаю. - Именно эти слова он и собирался сказать ей. - Я тоже… - Он взял в свои ладони ладонь Кэтрин. - Я предал все, в чем когда-то клялся себе… Я предал тебя, Кэтрин. Никогда, покуда буду жив, я не забуду эту ночь, но… - Девлин закрыл глаза, и Кэтрин почувствовала дрожь в его ладонях, державших ее ладонь.
        Это были те самые ладони, которые так чудесно ласкали ее всего несколько часов назад. Они касались каждого сантиметра ее тела так нежно, как она себе и представить не могла. Опытные ладони сильного и необычайно страстного мужчины. Кэтрин почувствовала, как от этих воспоминаний тело и лицо охватывает теплая волна, и глубоко вздохнула.
        - Я все понимаю, Девлин. - Казалось, она хотела успокоить его. Он осторожно взял ее за руку, но Кэтрин выдернула и положила ладони на щеки Девлина. - Это была ошибка, чудесная, незабываемая ошибка.
        Девлин заметил, как на лице Кэтрин появилась легкая улыбка. Он не мог пошевелиться, не мог думать, настолько сильное волнение охватило его. Девлин убрал ладони Кэтрин со своих щек, нежно поцеловал их и улыбнулся ей.
        Кэтрин охватила дрожь. Они смотрели в глаза друг другу, и в глазах их светилось неутоленное желание. Сейчас и ее и Девлина переполняли воспоминания, и оба понимали, чем это грозит. Ему очень хотелось, чтобы Кэтрин была сейчас одета, но, когда она снова подняла руки к его лицу, халат распахнулся, и глаза Девлина невольно медленно скользнули сверху вниз. И вновь его восхитил вид ее обнаженного тела, которое он никогда больше не увидит, во всяком случае, не должен видеть.
        Девлин наклонился вперед и запахнул полы халата.
        - Я не железный, я не могу смотреть на твое тело, - пробормотал он. Но пальцы его продолжали держать полы халата, казалось, что тепло, исходившее от тела Кэтрин, обжигает их… Но сейчас Девлин не мог даже пошевелить пальцами. - Кэтрин, помоги мне.
        И тут его ладони, не подчиняясь разуму, легли на груди Кэтрин. Она что-то прошептала, но кровь так сильно стучала в висках Девлина, что он не смог расслышать ее слова. Кэтрин накрыла ладони Девлина своими ладонями и сильнее прижала их к своей груди. Он почувствовал, как затвердели соски от его прикосновения, и с трудом поднялся с кресла, а Кэтрин повела плечами, и халат соскользнул с них. Сердце ее колотилось так же бешено, как и его, он чувствовал это ладонями. Девлин предпринял отчаянную попытку отстраниться от Кэтрин, но у него просто не хватило на это сил… Он обнял ее и крепко, очень крепко прижал к себе. Кэтрин задрожала и обмякла в его объятиях, и Девлин поднял ее лицо за подбородок.
        - Нет, мы не должны, мы же оба знаем…
        Но в этот момент их губы встретились, и слова Девлина утонули в опьяняющем вихре света и тепла, в желании, внезапно охватившем его.
        И он уже не понимал, чьи пальцы - его или Кэтрин? - расстегивали молнию на его джинсах. Джинсы упали на пол, их обнаженные тела замерли, прижавшись друг к другу, а потом вместе рухнули на скомканные простыни. Губы Девлина и Кэтрин снова встретились, но затем его губы заскользили все ниже и ниже по ее телу, лаская все эрогенные точки, которые уже хорошо были известны Девлину. Все доводы и голос разума улетучились разом под натиском такого страстного желания, что, казалось, уже ничего больше в мире не имеет значения.
        Кэтрин выгнула спину, задыхаясь от желания, а когда губы Девлина нашли клитор, из груди ее вырвался протяжный стон, который еще больше усилил и без того едва сдерживаемое возбуждение Девлина. Не в силах больше терпеть, он овладел Кэтрин, издав при этом сдавленный крик, от которого переполнявшие Кэтрин чувства взметнулись на небывалую высоту. Это было неистовое торжество страсти, в огне которой они сгорали оба, и после того, как их тела сотряс одновременный оргазм, оба еще некоторое время не могли пошевелиться. А потом Девлин и Кэтрин уснули, и, когда их разбудили упавшие на лица лучи солнца, они вспомнили, что произошло, и молча уставились друг на друга.
        Первым молчание нарушила Кэтрин.
        - Прости, - пробормотала она.
        - И ты меня прости. Оказывается, не такой уж я сильный, как думал.
        Девлин вздохнул.
        - Я бы этого не сказала.
        Понять эти слова Кэтрин можно было как угодно, и Девлин тихонько погладил ее по плечу.
        - Я сделал тебе больно?
        Кэтрин заметила тревогу в глазах Девлина и улыбнулась, глядя на него успокаивающе.
        - Нет, я не это хотела сказать… - Она помолчала. - Мы же решили, что больше никогда… Мне надо было предполагать, что так получится…
        - Ладно, что сделано, то сделано. - Девлин снова вздохнул и легонько коснулся плеча Кэтрин. - Послушай… - Он сел на кровати, укрыл Кэтрин простыней до самого подбородка, а она улыбнулась при этом. - Будет лучше, - продолжил Девлин с серьезным выражением лица, если я сейчас спущусь вниз, а после завтрака… - Он помолчал. - Надо будет поработать.
        Девлин начал одеваться. Кэтрин наблюдала, как он надел короткие темно-синие трусы, похожие на плавки, а затем натянул джинсы на длинные, мускулистые ноги, застегнул молнию, потом поднял с пола футболку и тоже надел ее. Кэтрин лежала и смотрела на Девлина, потому что ей было приятно наблюдать за ним, а еще потому, что вот сейчас он уйдет. Они снова занимались любовью, сразу после того, как дали обещания больше не делать этого. От удовлетворения, которое она испытала, Кэтрин ощущала приятную истому во всем теле.
        По искусным действиям Девлина, по тому, как он постепенно доводил ее до таких вершин блаженства, которые она и во сне не могла себе представить, Кэтрин поняла, что он очень опытен в любовных играх и наверняка у него было много женщин. И она просто одна из этих многих. А в ее жизни он только второй мужчина, но в объятиях Девлина Кэтрин открыла в себе просто удивительную чувственность.
        И к ее стыду, образ Джеффа померк в памяти. Он уступил место совсем недавним, восхитительным ощущениям, которые, что бы ни случилось в будущем, никогда не сотрутся в ее памяти. А вот он забудет обо мне, подумала Кэтрин. Она уже поняла, во всяком случае ей так казалось, что для Девлина, зрелого и сильного мужчины, эта ночь была просто возможностью снять сексуальное напряжение. А для нее ночь эта значила гораздо больше… Но ей не суждено никогда повториться.
        - Работа, да, конечно, - промолвила Кэтрин и села на кровати. Она стыдливо прикрылась простыней, потому что очарование прошедшей ночи безвозвратно исчезало с каждой минутой. - Все в порядке, Девлин, - пробормотала она. - Я забуду обо всем, и, надеюсь, ты тоже. Все… безумие закончилось. Но я хочу еще кое-что сказать. Спасибо тебе. Я и не подозревала, что занятие любовью может быть таким… сумасшедше-восхитительным.
        Кэтрин улыбнулась, глаза ее наполнились нежностью. Девлин сел на кровать, взял руку Кэтрин, поднес к губам и поцеловал, глядя ей прямо в глаза.
        - Ты замечательная, - тихо промолвил он и смахнул слезинку со щеки Кэтрин.
        - Ты тоже. - Кэтрин глубоко вздохнула. - Но лучше уходи, а то…
        Она замолчала, а Девлин улыбнулся.
        - Нет, ни за что. Поверь мне… я знаю. - Девлин наклонился вперед и нежно поцеловал Кэтрин в щеку. - До свидания, - прошептал он.
        - До свидания, - повторила Кэтрин.
        Девлин встал и вышел из спальни, даже не оглянувшись.
        Вот и все, подумала Кэтрин. Скоро снова начнутся расспросы, и, возможно, она тоже узнает что-то новое. Кэтрин ужасно хотелось пойти в душ, она поднялась с постели, с удивлением обнаружив, что еще может ходить.

        ГЛАВА 9

        Все трое сидели на тенистой террасе в задней части дома. Завтрак уже закончился, но прошел он довольно напряженно. Смесь каких-то странных эмоций владела Кэтрин. Она сидела тихо, чувствуя себя отрешенной ото всего, и ничего не могла с этим поделать. Ее одолевали и нехорошие предчувствия, и воспоминания о том, что никогда не повторится… Не должно повториться!..
        Девлин тоже был другой. Любезный, как всегда, с Луизой, столь же любезный с Кэтрин, Но, тем не менее, серьезный, взгляд твердый, черты лица напряжены. Совсем не похож на того мужчину, каким был в темноте ночи. Незнакомец.
        Луиза, если и догадалась обо всем, - а Кэтрин подозревала, что так оно и было, - вида не подавала, но и она заметно волновалась. Ведь вскоре Луизе предстояло начать свой рассказ о потерянной любви, о жизни под чужим именем… А эти воспоминания могли вызвать боль.
        И вот этот момент наступил. Экономку Луиза отпустила на несколько дней, предупредив, что, возможно, ее отпуск даже продлится. Телефон по ее просьбе Девлин переключил на автоответчик. Пора было приступать к работе.
        Девлин водрузил на стол большую шкатулку из красного дерева, которую по указанию хозяйки отыскал на чердаке. Несколько секунд все смотрели на эту шкатулку. Кэтрин почувствовала, как у нее пересохло во рту. Шкатулочка явно была непростая, Кэтрин не знала почему, но чувствовала, что Девлин об этом знает.
        - Думаю, мадам Луиза, мы готовы, - произнес он, и Кэтрин показалось, что говорит незнакомец, а не тот мужчина, который всего несколько часов назад ласкал ее, занимался с ней любовью, доставляя при этом невообразимое наслаждение… Сурового вида мужчина, с холодным взглядом, который лишь изредка небрежно бросает на нее.
        - Да, и я так думаю, - согласилась Луиза, и голос ее при этом тихонько дрогнул…
        А может, Кэтрин это только показалось?..
        Луиза открыла шкатулку. Она оказалась доверху набитой стопками бумаг, писем и фотографий. Многие бумаги пожелтели от времени, некоторые были перевязаны ленточками. Луиза принялась выкладывать стопки на стол. Кэтрин и Девлин молча наблюдали за ней.
        - Здесь записи моей жизни… А это бумаги покойного мужа, Жюля. - Голос Луизы звучал тихо и печально. Она посмотрела на Кэтрин. - В бумагах Жюля мы найдем и кое-что для тебя, потому что твой отец и Жюль долго работали вместе, расшифровывали закодированные документы, найденные после войны в разрушенных секретных канцеляриях вермахта. Конечно, Жюль не мог рассказывать мне обо всем, что содержалось в этих документах, но я знаю, что они касались огромных сокровищ, тайком вывезенных за границу… В основном в Южную Америку, где проживали сторонники нацизма…
        Луиза замолчала и отхлебнула глоток воды из стакана. Окружающая обстановка была совершенно обыденная: на деревьях пели птицы, в воздухе стоял аромат цветов, где-то вдалеке слышался шум машин, но Кэтрин почувствовала, что сейчас она проникнет в неизвестный мир, с которым ее всего несколько дней назад неразрывно связали обстоятельства.
        Взгляд Луизы, устремленный на Кэтрин, наполнился нежностью, голос зазвучал еще тише.
        - Понимаешь, дорогая, некоторые бумаги я обнаружила только после смерти Жюля, но смотреть их не стала, мне было бы тяжело это сделать. - Луиза снова помолчала. - Я просто сложила их в эту шкатулку, где хранились старые семейные фотографии и бумаги, и спрятала, потому что уже тогда поняла, что настанет день, и эти бумаги сыграют важную роль. И сейчас у меня такое ощущение, что прошлое возвращается. - Луиза вздрогнула. - Странное чувство, дорогие мои. - Кэтрин и Девлин сидели, не шевелясь, словно зачарованные словами Луизы. - Но несколько месяцев назад, сама даже не знаю почему, я решила просмотреть их. - Луиза положила ладонь на руку Девлина. - И то, что я в них обнаружила, заставило меня тайком связаться с тобой, дорогой.
        Девлин кивнул, лицо его было очень серьезным.
        - Я рад, что вы поступили именно так. Поэтому мне сразу пришло в голову привезти Кэтрин к вам.
        Луиза повернулась и посмотрела на нее.
        - Кэтрин, ты звено во всей этой цепи, хотя и не знала об этом. Ведь когда Джон, твой отец, отправлялся в Бразилию, он должен был ехать вместе с Жюлем, но Жюль уже чувствовал себя плохо, и вскоре рак убил его. - Луиза снова повернулась к Девлину. - В этих бумагах очень много такого, чего я не понимаю, но ты наверняка поймешь. Ты знаешь немецкий?
        В ответ Девлин кивнул.
        Кэтрин снова охватило странное чувство отрешенности и нереальности. Она не знала, что обнаружится в бумагах, но почувствовала мурашки на коже и легкое головокружение.
        Девлин взглянул на нее, словно каким-то образом угадал ее состояние, а Кэтрин, не в силах встретиться с ним взглядом, уставилась на лежащие на столе бумаги.
        - Кэтрин, ты в порядке? - поинтересовался Девлин.
        И ей все же пришлось посмотреть на него. Чужой, далекий мужчина, ее защитник… любовник… незнакомец…
        - Не знаю, - ответила Кэтрин. - Не понимаю, что со мной. - Ледяные мурашки страха пробежали по спине, лицо Кэтрин исказила гримаса боли. - А вдруг мы обнаружим, что мой отец… предатель?
        Она прижала ладонь ко рту, не в силах уже больше сдерживать дрожь.
        - Ты можешь не присутствовать, я и сам разберусь с этими бумагами.
        Никакого сочувствия, просто слова сурового мужчины. Кэтрин внимательно вгляделась в Девлина, пытаясь отыскать хоть какие-то следы того страстного и нежного любовника, каким он был всего несколько часов назад. Просто удивительно, как быстро Девлин смог совершенно измениться. Взгляд его был холодным, да и вообще, от него буквально веяло холодом. Он удовлетворил свои физические потребности, и на этом все. Теперь за работу…
        - Я останусь, - решила Кэтрин.
        Девлин отвернулся, взял со стола пухлый конверт, вынул из него бумаги и углубился в чтение. Кэтрин заметила, что бумаги на немецком, около пятидесяти страниц машинописного текста. Луиза сидела молча, ее красивое лицо выглядело озабоченным. Обе женщины наблюдали за Девлином, но он сосредоточенно занимался своим делом, словно их и вовсе не было здесь. Внезапно, дочитывая вторую страницу, Девлин вскинул голову.
        - Луиза, у вас найдется бумага и ручка?
        - Разумеется…
        Луиза начала подниматься со стула, но Девлин опередил ее.
        - Я сам принесу.
        - Нет, дорогой, ты ничего не найдешь.
        Луиза удалилась, Кэтрин и Девлин остались одни. Кэтрин сидела тихо, ей не хотелось ни шевелиться, ни говорить, ни смотреть на Девлина. Внезапно он оторвался от бумаг и, удивленный ее опущенным видом, спросил:
        - О чем думаешь?
        Кэтрин в свою очередь наградила его холодным взглядом.
        - Тебе это вряд ли интересно.
        - Если бы было не интересно, я бы не стал спрашивать.
        - Просто размышляла о том, как быстро ты можешь измениться…
        - А чего ты от меня ждала? - оборвал ее Девлин. - Я здесь для того, чтобы выяснить то, что смогу… Это не только в моих интересах, но и в твоих. Или ты уже забыла? Мы же договорились, что сделано, то сделано.
        - Ты какой-то ледяной, - промолвила Кэтрин дрожащим голосом.
        - Думай, что хочешь, Кэтрин…
        Девлин снова вернулся к чтению. Кэтрин молча поднялась, но он даже не повернул головы, и она направилась в кухню, чтобы выпить воды. На лице Кэтрин были написаны боль и страдание.
        В этот момент в кухню вошла Луиза, которая несла блокнот и ручку. Ей хватило одного взгляда на Кэтрин, чтобы понять: что-то случилось.
        - Что с тобой?
        Кэтрин покачала головой, у нее просто не было сил говорить. Луиза подошла ближе и остановилась рядом.
        - Ох, дорогая, извини меня. Наши разговоры расстроили тебя?
        Кэтрин попыталась улыбнуться.
        - Да, немного. Я пришла попить. Здешнюю водопроводную воду пить можно?
        - Разумеется. А если сок? Или кофе… и немножко коньячку, чтобы расслабиться?
        - Нет, спасибо, Луиза. Я выпью воды. - Кэтрин налила воды в стакан и выпила. - Просто все так необычно для меня… я здесь… эти бумаги… Девлин…
        - А Девлин изменился. Да, я понимаю. Но не забывай, дитя мое, кто он такой и чем занимается…
        - Я не знаю точно, чем он занимается, кроме того, что работает на МИ-99, что пришел ко мне домой, одетый во все черное, и увез в Шотландию… И я не знаю, кто он такой, кроме того, что он очень сильный, грубый… Он пугает меня. - Кэтрин глубоко вздохнула. - Ладно, все в порядке, ничего со мной не случится… Но я не знаю, что он обнаружит в этих бумагах о моем отце… - Голос Кэтрин дрогнул. - И я просто боюсь.
        Последние слова она произнесла уже шепотом.
        - Твой отец честный человек, не предатель, и я уверена, что и Девлин так считает. Пусть он занимается бумагами, а тебе бояться нечего. Хватит, ты и так много пережила. - Луиза улыбнулась. - Оставайся здесь, а я отнесу ему блокнот.
        У Кэтрин полегчало на душе, слова Луизы несколько успокоили ее.
        - Наверное, будет лучше, если я на некоторое время отвлекусь ото всего этого. Можно я посижу одна в саду?
        - Конечно! Сад большой, можешь погулять в нем, а позже и я приду к тебе, покажу кое-какие старые фотографии. - Луиза улыбнулась. - И кто знает, может, и Девлину будет лучше работаться одному? Пожалуй, я тоже не буду мешать ему сосредоточиться. Похоже, он с головой ушел в эти бумаги, и мы ему сейчас не нужны. Так что отдыхай.
        Луиза ушла, и Кэтрин осталась одна. Ей требовалось время, чтобы собраться с мыслями, подумать о том, что может принести ей сегодняшний день. Кэтрин снова наполнила стакан водой и вышла через переднюю дверь на улицу. Возле ворот имелось очень уютное местечко, где в окружении густого кустарника стояли деревянные скамейка и стол. Скамейка находилась в тени дерева, с нее почти так же хорошо, как с балкона видна была деревня. А впереди темнел хребет Альп, и отсвечивала красными черепичными крышами из густой зелени деревьев еще одна небольшая горная деревенька.
        Кэтрин уселась на скамейку и отхлебнула воды. Даже в тени дерева было очень жарко. Сиреневая бабочка опустилась на куст, крылья ее трепетали, пока она собирала нектар с розового цветка. Ощущения покоя было просто необычайным, и Кэтрин поняла, что поступила правильно, придя сюда. Девлин сейчас не нуждался в ней, он был занят своими делами.
        С каждой минутой у Кэтрин крепла уверенность, что она играла важную роль в составленной Девлином схеме. Он защищал ее, привез сюда, многое рассказал, и все это было очень похоже на правду. Однако же чутье подсказывало ей, что у Девлина имеются еще и тайные, более далеко идущие планы. Он вел себя как детектив… Кэтрин даже подпрыгнула от этой неожиданной мысли. Именно детектив. Детектив, телохранитель, правительственный агент в чине коммандера… И прекрасный любовник. Еще одна характеристика этой многогранной личности.
        Убаюканная спокойствием и теплом, Кэтрин смотрела на горы, а затем ее взгляд переместился на рыночную площадь деревни, уже заполненную людьми. И вдруг Кэтрин поняла, что ей ужасно не хочется возвращаться в дом и встречаться взглядом с суровым незнакомцем, в которого превратился Девлин.
        А может, сбежать? Один раз она уже предприняла такую попытку, хотя и при совершенно других обстоятельствах, но тогда Девлин поймал ее и вернул в коттедж. Наверное, он поймает ее и на этот раз, так что бежать не было смысла. Тогда надо ждать, пока он сам не отпустит ее, попрощается и предоставит ей право жить своей жизнью.
        - Скоро, - прошептала Кэтрин, не осознавая, что размышляет вслух, - я надеюсь, что это произойдет скоро.
        Она уже знала, что не станет жить в своем доме, когда вернется в Англию. Уедет из него, возможно, не сразу, но обязательно уедет, поскольку с ним связано слишком много горестных воспоминаний. Наверное, в Лондон или в Йорк, где живут ее друзья. И никогда не увидится с Джеффом. Никогда! Рана в душе, нанесенная его предательством, была еще свежа, несмотря на то что Девлин так умело смог стереть в ее памяти большую часть воспоминаний о нем. Я сильная, подумала Кэтрин, возможно, не в данный момент, но в душе я сильная и смогу взять себя в руки. Скоро. Почувствовав, что ее клонит в сон, Кэтрин закрыла глаза, ощущая безмятежное спокойствие.

        Прошло уже почти два часа с того момента, как Луиза и Кэтрин ушли с террасы. Девлин почти не заметил их ухода, поскольку все его внимание было сосредоточено на документах, которые он читал. Блокнот, принесенный Луизой, быстро заполнялся его пометками. Когда Девлину стало очевидно, что то, что он ищет, состоит из отдельных, но связанных между собой инцидентов и дат, он разделил блокнот на четыре части и присвоил свой номер каждому разделу. Все связанные между собой события сложились в жуткую головоломку, хранящую тайну вероломства и предательства.
        Девлин оторвался от своего занятия, мозг его был переполнен информацией, виски ломило от всевозможных подсчетов. Заметив на столе чашку с кофе, он буркнул
«спасибо», не зная даже, кого благодарит. Он не ведал, сколько уже времени работает, да это и не имело для него значения.
        К действительности его вернуло появление на террасе Луизы. Она посмотрела на стопку бумаг, блокнот с записями и сказала:
        - Все, хватит, Девлин.
        Он вскинул голову, удивленный тем, что ему помешали.
        - Что?
        - Уже почти два часа, ты достаточно поработал…
        - Оставьте меня, Луиза, - резко оборвал ее Девлин, но он уже отвлекся от работы. Заметив обиженное выражение на лице Луизы, вызванное его грубой репликой, Девлин поднялся со стула. - Простите! - Он глубоко вздохнул и помассировал пальцами ноющие виски. - Вы правы, мне надо хотя бы принять ванну.
        - Ты уже можешь сказать мне что-нибудь?
        В глазах Луизы светилось любопытство, но Девлин покачал головой.
        - Пока нет. Информации так много… и все же недостаточно. Мне понадобятся недели, чтобы связать концы с концами. Жюль все записывал очень тщательно, но некоторые документы зашифрованы. - Девлин замолчал и положил ладони на плечи Луизы. - Простите, я был так резок с вами!..
        - Ладно, можешь не извиняться. Но тебе надо сделать перерыв, поесть. После еды и мозги станут работать лучше.
        Девлин кивнул.
        - Я понимаю. Но сначала в ванную. А где Кэтрин?
        - Ушла в сад. Я позову ее…
        - Нет, я сам.
        Девлин покинул террасу, а Луиза посмотрела на бумаги, разложенные на столе. Интересно, что уже обнаружил Девлин и что он еще найдет. Сейчас ей стало ясно, о чем говорила Кэтрин в кухне. Девлин много лет жил в мире, полном опасностей и хитростей, он стал частью этого мира. Да и сам он мог быть чрезвычайно опасным. Луиза надеялась, что Кэтрин не совершит ошибку и не влюбится в него. Очень надеялась.
        Девлин стоял на ступеньках крыльца и оглядывал сад. На столе возле ворот он заметил стакан, но Кэтрин нигде не было видно. Он спустился с крыльца на дорожку, гравий зашуршал под ногами. Девлин прошел мимо скамейки к воротам и посмотрел направо, в направлении деревни. В отдалении он увидел медленно бредущую к дому женщину, высокую, стройную, одетую в джинсы и голубую футболку. Кэтрин глядела на дорогу, подбивая ногой мелкие камешки. Она выглядела потерянной и одинокой, как заблудившийся ребенок. Девлин молча ждал у ворот. Подойдя ближе, Кэтрин резко вскинула голову, словно почувствовала на себе его взгляд, и не улыбнулась.
        - Луиза сказала, что нам надо поесть, - сообщил он, а Кэтрин равнодушно кивнула.
        - Хорошо.
        Она прошла мимо Девлина.
        - Где ты была? - поинтересовался Девлин. - В деревне?
        Он шагал рядом с Кэтрин, которая глядела прямо перед собой.
        - Да, прогулялась немного. Ты обнаружил что-нибудь?
        Кэтрин мельком взглянула на Девлина.
        - Не достаточно, чтобы сказать тебе что-то определенное. Мне потребуется время.
        - Да, конечно…
        Голос Кэтрин прозвучал равнодушно. Она ускорила шаг, язык ее торопливых телодвижений явно отражал плохое настроение. Кэтрин вбежала по ступенькам в дом, а Девлин последовал за ней. Из кухни доносились звуки и запахи готовящейся пищи. Кэтрин метнула быстрый взгляд на Девлина и стала подниматься по лестнице, уже не оглядываясь. Он тяжело вздохнул и отправился в кухню. Кэтрин своим равнодушным голосом, холодным взглядом и вообще всем видом ясно дала понять, что не желает разговаривать с ним. Ладно, как ей будет угодно. На кухне Девлин обнаружил Луизу, которая готовила спагетти. Она ему улыбнулась.
        - Я решила, что это самое простое и быстрое блюдо.
        - Мне очень нравится, - согласился Девлин. - Но я бы хотел поесть на террасе… один. Мне надо подумать.
        - Ох! Все вы, мужчины, одинаковые.
        Луиза дернула плечами, как типичная француженка, и Девлин улыбнулся.
        - Возможно, вы правы. Но, в любом случае, мое общество не доставит Кэтрин удовольствия… Так что, если вы пообедаете вдвоем…
        - Это будет лучше во всех отношениях, да? - закончила Луиза. - Ладно, договорились.
        - Спасибо.
        Девлин наблюдал, как Луиза добавила в грибы, жарившиеся на сковородке с луком, томатную пасту и щепотку измельченного чеснока, затем все тщательно перемешала.
        - Так, все почти готово. Можешь идти на террасу, я принесу твою тарелку.
        Девлин улыбнулся и покинул кухню. Он не мог сейчас позволить себе думать о Кэтрин или расстроиться из-за того, что у нее плохое настроение. А уж если она будет находиться рядом, он и вовсе не сможет сосредоточиться на работе. Сейчас в душе Девлина соперничали два желания: обнять Кэтрин и успокоить ее либо хорошенько отшлепать. Но он не сделает ни того, ни другого, а будет продолжать свою работу, будет распутывать этот гигантский клубок тайн. Девлин глубоко вздохнул, усаживаясь за стол на террасе, но уже через несколько минут он был собран и готов к работе.

        - Это сложная сеть фактов и версий, и я только начал распутывать ее, - сказал Девлин.
        Уже наступил вечер, и по настоянию Луизы на сегодня он работу закончил. Спорить с ней Девлин не стал, поскольку и сам прекрасно понимал, что утомленный мозг может пропустить даже бросающиеся в глаза факты. Все трое сидели в гостиной, в передней части дома, в комнату проникали последние лучи вечернего солнца, освещая роскошную, полированную мебель, яркие разноцветные плетеные коврики, уютное легкое кресло, в котором Девлин сидел напротив Луизы и Кэтрин, расположившихся на диване.
        Девлин забрал шкатулку с террасы в гостиную, сейчас она стояла на кофейном столике рядом с его креслом. Все двери в доме были закрыты и заперты на засовы. Они недавно поужинали, на этот раз еду готовили обе женщины вместе. Во время ужина разговаривали главным образом Луиза и Кэтрин, поскольку Девлин выглядел очень серьезным и отрешенным.
        И вот только сейчас он начал рассказывать им кое-что из того, что ему удалось обнаружить. Кэтрин сидела, откинувшись на спинку дивана, и смотрела на Девлина, как на незнакомца. Но после размышлений в саду, а затем во время прогулки в деревню она тоже здорово изменилась. Они много времени провели вместе, но Кэтрин никогда не считала, что по-настоящему хорошо узнала Девлина. И вот теперь, после ночи любви, ощущение того, что она плохо знает этого мужчину, только усилилось. Да, это очень сложный человек.
        После обеда Кэтрин тайком заглянула на террасу, где работал Девлин. Она увидела, как он сосредоточен, и поняла, что сейчас для него ничего не имеет значения, кроме работы. И в этот момент Кэтрин дала себе слово, что больше никогда не позволит Девлину дотронуться до нее.
        - Позвольте мне сначала рассказать вам о «Немезиде», - продолжил Девлин. -
«Немезида» - это специальный отдел МИ-99. Последние годы Жюль и Джон были прикомандированы к нему. Всего несколько человек знают об этом отделе, но он действовал чрезвычайно успешно, разыскивая бесценные картины, ювелирные украшения, археологические находки и тому подобное, похищенные нацистами более пятидесяти лет назад во время войны из богатых особняков, церквей и музеев по всей Европе. Поиски имели успех благодаря международным дипломатическим и деловым соглашениям между различными странами, да и «Немезида» частично финансируется правительствами заинтересованных стран. Сведения о деятельности «Немезиды» никогда не предавались гласности, и рассказываю я вам сейчас об этой организации только потому, что получил по телефону разрешение от начальства. - Девлин помолчал. - Но вам следует знать, что все, о чем я говорю, не должно выйти за стены этого дома.
        Женщины кивнули в знак того, что все понимают, и Девлин продолжил:
        - Мы уже никогда не узнаем, каким образом Жюлю удалось так долго держать у себя эти немецкие документы, чтобы успеть сделать с них фотокопии. Документы очень подробные, это точный список похищенных сокровищ. Удивительный список, стоимость некоторых предметов исчисляется миллионами фунтов стерлингов. Молодому немецкому охраннику каким-то образом удалось украсть и спрятать часть этих предметов перед самым концом войны, когда кругом царил хаос и все пытались спасти свои шкуры. Потом охранник тайком вывез эти сокровища, и можно с большой долей уверенности утверждать, что заплатил ему за это Йозеф фон Штафель, высокопоставленный офицер вермахта. Второй раз имя фон Штафеля всплыло в Бразилии, и мы знаем, что именно в эту страну бежали многие нацисты сразу после войны. Некоторым из них грозило возмездие за участие в пытках заключенных в концлагерях, другие спасали свои состояния, нажитые преступным путем. Фон Штафель продал несколько картин и некоторые ювелирные украшения, и жил себе в роскоши, охраняемый многочисленными телохранителями. За ним охотились, но затем его след был потерян на многие годы. -
Девлин замолчал и посмотрел на Кэтрин. - Вот почему к этому делу привлекли твоего отца и Жюля. Израильская разведка «Моссад» тоже охотится за нацистскими военными преступниками, и некоторые из них просто как бы исчезли, а других тайком вывезли в Европу, где они предстали перед судом за свои преступления. Один из агентов
«Моссада» дал «Немезиде» ниточку к фон Штафелю, которому сейчас около восьмидесяти лет. Он особо не интересовал «Моссад», поскольку не был замешан в преступлениях против евреев, но за эти сведения израильтяне получили информацию о двух нацистах, которых интенсивно разыскивали.
        Девлин помолчал и выпил вина.
        - Жюль очень хотел поехать в Бразилию, но, как мы знаем, не смог. А Джон поехал и встретился там с двумя другими правительственными агентами. Американцы были заинтересованы в розыске нескольких картин, поэтому временно прикомандировали к
«Немезиде» двух своих агентов.
        Кэтрин слушала очень внимательно, все личные чувства к Девлину отошли на второй план. Он очень четко излагал факты, и Кэтрин даже представила себе гасиенду, запрятанную в джунглях Амазонки, и бывшего офицера вермахта, который живет в роскоши за счет огромных богатств, награбленных во время войны.
        - Поскольку Джон работал вместе с Жюлем над несколькими делами и между ними возникло полное доверие и взаимопонимание, Джон посылал другу шифрованные письма… Не забывайте, оба были классными специалистами в области криптографии, и никто в мире не мог прочитать эти письма, кроме Жюля. - Девлин наклонился вперед и протянул Кэтрин небольшой сложенный листок бумаги. - Уверен, что это одно из тех писем.
        Кэтрин развернула листок, губы ее дрожали, она едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Она принялась рассматривать странные значки, ни один из которых не имел никакого смысла, а затем удивленно посмотрела на Девлина.
        - Мой отец… он писал этим кодом? - от волнения спросила Кэтрин по-английски.
        Некоторые из значков на первый взгляд напоминали арабскую вязь, но, приглядевшись внимательнее, она разглядела элементы иврита и латыни. Значки были маленькими и аккуратными, написаны черными чернилами, ручкой с тонким пером, располагались они в строчку.
        - Я пока не нашел листок с ключом к шифру, - продолжил Девлин. - Но я еще не просмотрел как следует все бумаги. На мой взгляд, посылая эти письма Жюлю, Джон преследовал две цели. Во-первых, он хотел быть уверенным в том, что если с ним что-то случится, то у Жюля сохранятся его отчеты. А во-вторых… - Девлин замялся. - Эти письма были своего рода страховкой.
        Кэтрин почувствовала, как у нее все похолодело внутри, поскольку от этого слова веяло чем-то нехорошим, опасным.
        - Страховкой? - Сердце ее забилось учащенно. - Что ты хочешь этим?..
        - Мне кажется, он подозревал кого-то из высокопоставленных сотрудников «Немезиды» в предательстве.
        - Боже мой!.. - тихо промолвила Луиза и перекрестилась. - Кого?
        Девлин нахмурился.
        - Вопрос на миллион долларов. - Он взглянул на Кэтрин. - Наверное, именно поэтому Джон и скрылся.
        - А американец, тело которого нашли… - начала Кэтрин.
        - В этот день обнаружили не одно тело, - оборвал ее Девлин. - Ты ведь не знала об этом, да? Там была устроена засада… Несколько человек напали на автобус, проезжавший в отдаленном районе… Сообщение об этом не попало в газеты. Думаю, твой отец знал, что охотились за ним.
        - Извините меня…
        Кэтрин вскочила с дивана, зажав рукой рот, и выскочила из гостиной, борясь с приступом рвоты. Она бегом поднялась по лестнице в ванную, склонилась над унитазом, и ее вырвало. Потом, присев на краешек ванны, она ждала, пока утихнет колотившая ее дрожь. Ее отец жив… Он жив!.. Но где он? Этот вопрос гремел в ее мозгу. И кто в «Немезиде» мог желать его смерти? Возможно, отец догадался, кто предатель, но, проверяя свою догадку, совершил неосторожный шаг? Все эти вопросы были слишком сложными для нее. Кэтрин почистила зубы и сполоснула холодной водой пылавшее лицо. Но может, это просто предположение Девлина, если только он тоже не подозревает кого-то в «Немезиде» и во время чтения документов не получил подтверждение своим подозрениям.
        Кэтрин присела на краешек ванны и принялась массировать пульсирующие виски. У нее больше не было сил слушать рассказ Девлина, но все же хотелось узнать ответ на терзавший ее вопрос. Кто были те люди, которые следили за ней? Откуда они взялись? Кэтрин обхватила плечи ладонями и сидела, не шевелясь. Через несколько минут ее разыскал Девлин, в руке он держал стакан с пузырящейся светлой жидкостью.
        - Луиза велела мне отнести тебе вот это. Выпей все до дна.
        - Что это?
        Кэтрин взяла у него стакан.
        - Алка-зельцер или что-то в этом роде. Ты себя плохо чувствуешь?
        Кэтрин кивнула и выпила шипучую микстуру.
        - Ты спустишься вниз? - поинтересовался Девлин.
        - Да, через несколько минут. Оставь меня одну.
        Девлин молча повернулся и вышел из ванной, Кэтрин снова осталась одна. Уходя, Девлин включил для нее свет на лестнице. Кэтрин слышала, как он спустился вниз, потом открылась дверь гостиной, и наступила тишина. Ей тоже было пора спускаться. Она глубоко вздохнула, поднялась и вышла из ванной.
        Полночь. Темнота. Раздался бой часов на ратуше, странный бой, какой-то скрипучий и слегка неравномерный. Луиза в первый же день говорила, что такой бой у этих часов уже много лет, все привыкли к нему и даже полюбили этот необычный звук, поэтому никому и в голову не приходило отремонтировать часы. Кэтрин лежала на кровати, комнату освещал лишь бледный, холодный свет луны. Под бой часов в памяти мелькнули какие-то воспоминания, но тут же исчезли.
        Девлин все еще находился внизу, он пытался отыскать какую-нибудь ниточку к шифру, которым пользовались ее отец и Жюль. После того, как Кэтрин почувствовала себя плохо, Девлин рассказал им еще кое-что, но ничего такого, что могло бы снова расстроить Кэтрин. А потом они с Луизой рассматривали старые семейные фотографии, которые тоже хранились в шкатулке. Особенно заинтересовала Кэтрин фотография, сделанная много лет назад, на ней ее отец и Жюль были сняты в уличном кафе в Авиньоне. Кэтрин долго разглядывала ее, понимая, что Девлину уже не до их разговора, что мысленно он уже снова окунулся в свою работу. И, несмотря на свои чувства по отношению к Девлину, она не могла не восхищаться его способностью сосредоточиться на работе, не обращать больше внимания ни на что.
        Около часа назад Кэтрин попросила ее извинить и покинула гостиную, оставив Девлина и Луизу вдвоем. Бой часов смолк, раздался крик совы, и снова наступила тишина. Деревня спала. Здесь не было ночной жизни, открытых допоздна ресторанов, не сновали машины. К полуночи все жители Сен-Доминик уже находились в своих постелях.
        Перед тем как лечь, Кэтрин подперла стулом ручку двери своей спальни. Она не знала, почему сделала это, ведь интуиция подсказывала, что Девлин не попытается зайти к ней. Но все равно, если бы на двери была задвижка, Кэтрин воспользовалась бы и задвижкой. Чтобы он в любом случае не смог проникнуть в ее комнату. Девлин ей не нужен, она прекрасно обойдется без него. С этой мыслью Кэтрин почувствовала, что засыпает, и последним ее осознанным воспоминанием была та чудесная фотография, с которой Луиза обещала сделать ей копию.
        Кэтрин так и не услышала шаги Девлина по лестнице, не узнала о том, что перед тем, как пойти в ванную, Девлин несколько минут стоял возле двери ее спальни, прислушиваясь.

        Ее разбудила яркая вспышка молнии, за которой сразу последовал оглушительный раскат грома. Она резко села на кровати, учащенно дыша. Гроза вырвала ее из объятий сна, в котором Кэтрин тоже слышала гром. Она щелкнула выключателем лампы, но свет не зажегся. Дождь барабанил по крыше и балкону, Кэтрин подошла поближе к окну и увидела, что в деревне не горит ни один уличный фонарь. Весь мир превратился в черное пятно точно так же, как в ее сне. Черное пугающее пятно. Кэтрин накинула халат, оставленный Девлином, подошла к двери спальни, отставила в сторону стул и открыла дверь. Несколько секунд она не двигалась, чтобы глаза привыкли к темноте, и в этот момент вдруг услышала, как открылась дверь спальни Девлина.
        - Хотела проведать Луизу, - сказала Кэтрин, плотнее запахивая халат. - Я услышала… какой-то шум.
        - Я тоже. - Луч фонарика осветил путь к лестнице, Кэтрин удалось разглядеть, что Девлин босиком, одет только в джинсы. - Я пойду вперед. - В свете фонарика ступеньки лестницы были видны довольно хорошо, но все же Девлин двигался медленно, чтобы Кэтрин не отстала. Они добрались до спальни Луизы, и Девлин постучал в дверь. - Луиза, у вас все в порядке?
        - Входи… - Кэтрин последовала за Девлином в спальню. Луиза сидела на кровати, одетая в ночную рубашку с длинными рукавами. - Девлин, здесь в верхнем ящике лежат свечи. Черт побери! В грозу всегда пропадает электричество.
        Луиза выглядела вполне спокойно. Девлин отыскал две свечи, зажег и поставил в подсвечник, находившийся на тумбочке рядом с кроватью.
        - Проверю окна, - сказал Девлин и вышел с фонариком из спальни Луизы.
        Кэтрин подошла к окну, в этот момент снова вспыхнула молния, но удар грома прозвучал уже через несколько секунд.
        - Гроза уходит, - предположила Кэтрин.
        - В это время года грозы бывают часто, но, слава Богу, они быстро проходят. Знаешь, дорогая, чинить электричество будут целую вечность. - Луиза рассмеялась. - Хорошо, что у нас есть газ.
        - Может, принести вам попить? - предложила Кэтрин. - Кофе или чай?
        - А почему бы и нет? С удовольствием выпью кофе.
        Луч фонаря возвестил о возвращении Девлина.
        - Все окна и двери в порядке, - сообщил он. - Но, похоже, побито несколько стекол в теплице… Плохо было видно, по-моему, на нее свалилась с дерева большая ветка.
        - Только не надо выходить… - начала Луиза, и Девлин усмехнулся.
        - А я и не собираюсь. Но утром я первым делом займусь теплицей.
        - Я приготовлю кофе. - Кэтрин взяла одну из свечей. - Ты будешь? - обратилась она к Девлину.
        - Спасибо, с молоком, если можно. Может, возьмешь фонарик?
        - Нет, не надо, свечи вполне достаточно.
        Кэтрин вышла из спальни Луизы. Она не могла вспомнить свой сон, но он явно был нехорошим. Отыскав три чашки, Кэтрин насыпала в них растворимый кофе. Луиза всегда варила на завтрак кофе в кофеварке, но призналась Кэтрин, что, когда надо приготовить побыстрее, она пользуется растворимым. Когда чайник закипел, Кэтрин залила кипяток в чашки и размешала кофе. За окном бушевал ветер, издавая зловещие звуки. Грозы Кэтрин не боялась, но по-хорошему с уважением относилась к силе молнии. А Луиза, похоже, к грозам относилась спокойно… А Девлин? Этого, наверное, вообще ничем нельзя было напугать. В этот момент, словно услышав ее мысли, в кухне появился он.
        - Я помогу тебе, - предложил Девлин.
        - Хорошо.
        - Ты испугалась?
        - Нет. А должна была испугаться?
        - Многие люди боятся грозы. А в этом районе грозы могут быть довольно опасными.
        - Вот, забирай.
        Кэтрин протянула Девлину две чашки, он взял их и вышел из кухни, Кэтрин пошла следом. Все трое сидели на кровати Луизы и пили кофе, прислушиваясь к отдаленным раскатам грома, промежутки между которыми все увеличивались. Луиза допила свой кофе и легла.
        - Спасибо тебе, Девлин, что все проверил. А тебе, Кэтрин, спасибо за кофе. Как приятно, когда за тобой ухаживают! - Луиза улыбнулась. - А теперь буду спать. Спокойной ночи, мои дорогие.
        - Спокойной ночи, - ответили оба разом.
        Кэтрин задула свечи и вышла вслед за Девлином из спальни, закрыв за собой дверь. Когда они подошли к лестнице, Девлин предложил ей подниматься первой. Кэтрин так и сделала. Дойдя до двери своей спальни, она обернулась.
        - Спокойной ночи.
        - Подожди минутку, - попросил Девлин.
        Он направил луч фонарика на стену, и Кэтрин не могла видеть его лицо.
        - В чем дело?
        Кэтрин положила ладонь на ручку двери.
        - Ты сегодня невероятно холодна весь день. Почему?
        Девлин не тратил лишних слов и времени, голос его звучал привычно твердо.
        - А у меня не было причин быть другой, - ответила Кэтрин. - Ты был очень занят своей работой и не имел желания слушать мою болтовню, не так ли?
        - Но ты прекрасно понимаешь, что я не об этом, - резким тоном бросил Девлин. - Твоя холодность сквозила буквально во всем, ты же почти не разговаривала со мной. И не пытайся со мной поругаться, ничего у тебя не выйдет.
        - Да я и не собираюсь стоять здесь и ругаться среди ночи, - огрызнулась Кэтрин.
        Она распахнула дверь своей спальни, зашла внутрь и попыталась закрыть за собой дверь. Но у нее ничего не вышло, потому что Девлин протиснулся вслед за ней.
        - Отлично. Будем ругаться здесь. - Девлин поставил фонарик на стол отражателем вверх, свет падал прямо на потолок, а их лица оставались в тени. - И не пытайся уклониться от разговора…
        - Прошу тебя покинуть мою спальню, - оборвала его Кэтрин.
        Она прошла мимо Девлина к двери и попыталась распахнуть, но он схватил ее за руку.
        - Это все из-за того… что произошло прошлой ночью, да? - спросил Девлин.
        Кэтрин вырвала руку.
        - Я не дура, - буквально прошипела она. - Я была рядом, доступная…
        - Черт побери! - Девлин запустил пальцы в волосы. - Доступная, какое приятное старомодное слово! Неужели ты думаешь, что я сплю со всеми подряд, кто подвернется? Лишь бы эти женщины были доступными, да? Ну, спасибо!
        - А разве не так?
        - Нет. И относительно твоего настроения я не ошибся. Я тоже не дурак. Ты так же желала меня… как и я тебя.
        Сердце Кэтрин бешено заколотилось, все тело задрожало от ярости.
        - Ты же сам… сам сказал… что мы не будем говорить об этом…
        - Похоже, придется поговорить, - оборвал Девлин. - Давай все выясним прямо сейчас. Иначе завтра ты снова будешь мрачная как туча… А мне все эти женские обиды…
        - Конечно, зачем тебе женская душа, когда вполне хватит и тела! - вскричала Кэтрин.
        Девлин глубоко, судорожно вздохнул.
        - Господи, дай мне силы! Значит, я коварный соблазнитель, да? А ты невинная девственница. Так, правильно?
        Взметнувшийся кулак Кэтрин не достиг цели, потому что запястье оказалось зажатым в стальные тиски.
        - Больше этот номер у тебя не пройдет, - прошептал Девлин.
        Кэтрин попыталась высвободить запястье, но он был готов к этому, и у нее ничего не вышло. Тяжело дыша, Кэтрин уставилась на Девлина, а он на нее.
        - Да ты просто психопатка, - спокойным тоном произнес Девлин. - Самая настоящая психопатка.
        Он отпустил ее запястье, а Кэтрин принялась потирать его, устремив на Девлина испепеляющий взгляд, всю разрушительную силу которого он, к сожалению, не мог оценить в полумраке.
        - Конечно, я не могу вытолкать тебя из комнаты, - прошипела Кэтрин, - хотя с удовольствием вытолкала бы. Что ж, я ложусь спать, а ты можешь торчать здесь всю ночь и разговаривать с самим собой!
        Кэтрин резко повернулась, сделала шаг, споткнулась и шлепнулась на ковер. Пытаясь подняться, она услышала за спиной смех Девлина.
        В следующую секунду он бесцеремонно рывком поднял ее на ноги и швырнул на постель, как мешок с картошкой.
        - Бог наказал! - заявил Девлин, отсмеявшись. - Только прошу, не говори, что тебе больно, это будет слишком…
        Кэтрин голой ступней пнула Девлина по голени, но удар причинил значительно больше боли ей, чем ему, и Кэтрин вскрикнула.
        Услышав крик, Девлин снова поднял ее на ноги за рукава собственного халата, который был на Кэтрин, а затем и вовсе сорвал с нее халат.
        - Заберу свой халат, моя маленькая тигрица. И мне действительно надо уходить, а то не усну от смеха.
        - Отдай халат! - возмутилась Кэтрин и попыталась вырвать халат, но Девлин ловко убрал его в сторону, и Кэтрин осознала тщетность своих попыток. - Он не твой, он висел здесь…
        - Но я первый забрал его. А сейчас ложись в постель, пока я не сделал то, что мне ужасно хочется сделать…
        - Не смей дотрагиваться до меня! - с вызовом заявила Кэтрин.
        - Послушай, ты меня не остановишь, так что можешь не пугать. И радуйся, что я в хорошем настроении после твоего красивого падения…
        Кэтрин ударила Девлина локтем в живот, попыталась повторить удар, но уже через секунду обнаружила, что лежит, перегнувшись, на колене Девлина. Он легонько шлепнул ее ладонью по ягодицам, и Кэтрин зарычала от ярости.
        - Прекрати, негодяй!
        Она принялась колошматить его по ногам.
        Шлеп! Девлин еще раз приложился ладонью к ее заднице, затем и третий раз, потом уложил в кровать, накрыл покрывалом и склонился над ней.
        - Ну, как? - поинтересовался он. - Хватит с тебя?
        - Убирайся к черту! - вскричала Кэтрин, с запозданием осознав, что Девлин может запросто повторить экзекуцию.
        Он унизил ее, и Кэтрин устремила на Девлина взгляд, полный ненависти, который он не мог видеть… А он рассмеялся, как будто все же разглядел. Погладив Кэтрин по голове, Девлин сел на кровать.
        - А мне понравилось это дело, действительно понравилось. Мне следовало отшлепать тебя по заднице еще в Инглетоне…
        - Встань с моей кровати…
        - Я еще не закончил, и придется выслушать меня, потому что выбора у тебя нет. - Кэтрин закрыла уши ладонями, но Девлин отвел ее руки и, крепко держа их, склонился над ней. - Слушай меня, - продолжил он спокойным тоном. Девлин уже не смеялся, давая понять, что шутки и игры закончились. - Я хочу, Кэтрин, чтобы ты выслушала меня очень внимательно. Думаю, нам пора все выяснить. Никогда раньше я не вступал в любовную связь с женщинами, которые имели отношение к моей работе, и уж тем более если они находились под моей защитой… а ты находишься под моей защитой, можешь не сомневаться в этом.
        В голосе Девлина слышалось напряжение, взволновавшее Кэтрин, она внимательно слушала его слова, и не потому, что Девлин просил об этом, а потому, что почувствовала их глубокую искренность.
        - С моей стороны было величайшей ошибкой даже дотрагиваться до тебя, не говоря уж о поцелуях. И мы оба понимали это… Не отрицай, ты же знаешь, что это правда… Мне следовало строго держать себя в руках, а я поддался искушению, о чем сейчас очень сожалею. Не стану лгать, мне было очень хорошо с тобой, потому что… - Девлин замялся. - Ты необычайно желанная и красивая женщина. И надо было быть каменным истуканом, чтобы не признать это. Ни одну женщину в своей жизни я не желал так сильно… Вот и не устоял, поддался своему желанию. - Он глубоко вздохнул. - Но вместе с тем ты необузданная, непредсказуемая, взрывная, неистовая, и если бы я не отшлепал тебя, то, наверное, жутко разозлился бы… Сейчас я уже сожалею об этом. Я причинил тебе боль?
        - Нет. Было немножко больно… но ничего. - Вся ярость Кэтрин улетучилась. Страстность и искренность слов Девлина потрясли ее. - Что заслужила, то и получила. - Кэтрин попыталась засмеяться, но ее душили слезы, и с губ сорвалось нечто вроде всхлипа. - Мне тоже очень жаль, Девлин. Я так расстроилась!..
        Девлин медленно выдохнул.
        - Так, а теперь скажи мне. Мы помирились?
        - Да, - промолвила Кэтрин, но очень тихо, почти шепотом. Девлин наклонился ближе.
        - Что ты сказала?
        - Да. И прости меня.
        - Тебе нет необходимости извиняться, - ласково произнес Девлин и попытался пошутить. - На тебя это не похоже, я ожидал не извинения, а очередной вспышки гнева.
        - Обещаю тебе, что буду стараться держать себя в руках.
        Кэтрин почувствовала, что атмосфера напряжения рассеялась, и, несмотря на усталость, на душе у нее было спокойно. Девлин сказал, что она необычайно желанная женщина… Но и он был для нее самым желанным мужчиной, в котором удивительным и пьянящим образом сочетались сила и нежность. От этой мысли тело Кэтрин охватила сладкая истома желания.
        - Девлин, прошу тебя, отпусти мои руки, я не собираюсь больше набрасываться на тебя.
        Девлин улыбнулся и отпустил, а она обняла его за шею и нежно поцеловала в губы, почувствовав при этом, как он удивлен.
        - Это было так… хорошо, - промолвил он после нескольких секунд молчания. - Но, ради Бога, не говори, что это было просто очередное извинение.
        - Вот именно, нечто вроде извинения. - Кэтрин улыбнулась. - Я просто хотела продемонстрировать тебе, что я больше не опасна.
        - Трагедия заключается в том, что ты все же опасна для меня. Но совсем в другом смысле. - Медленным движением Девлин попытался убрать руки Кэтрин со своей шеи. - А это плохо…
        Новый поцелуй Кэтрин оборвал его слова, но на этот раз Девлин не удивился, а ответил на ее поцелуй. Ощущение блаженства охватило все тело Кэтрин, она как бы растворилась в нем. Поцелуй затянулся, он становился все более страстным и неистовым, казалось, ему не будет конца…
        - Кэтрин, - промолвил Девлин дрожащим голосом и с трудом оторвался от ее губ. - Не надо! - буквально взмолился он.
        - Прости, я… - Кэтрин тяжело было говорить, сердце ее бешено колотилось. - Просто хотела…
        И она разрыдалась.
        - Не плачь, - с болью в голосе попросил Девлин. - Я не хочу, чтобы ты…
        И уже молча, не в силах сдержаться, он склонился над Кэтрин и поцеловал. Руки Девлина ласково обняли ее. Он хотел только успокоить, но слезы Кэтрин обожгли его лицо. Из груди Девлина вырвался стон, и он крепко прижал ее к себе. Груди Кэтрин уткнулись в голую, теплую грудь Девлина, и сквозь тонкую ткань пижамы Кэтрин почувствовала, как колотится его сердце. Соски Кэтрин набухли и затвердели… Девлин не мог не ощутить этого.
        - Кэтрин, - пробормотал он, но было уже поздно.
        На самом деле поздно было уже тогда, когда они поднялись наверх, когда Девлин проник в спальню Кэтрин. Возможно, они и сами понимали это, потому что некая сила, с которой они не могли справиться, сначала втянула их в драку, а в ходе этого физического контакта вспыхнуло сексуальное возбуждение, и оно все усиливалось и усиливалось. Несмотря на огромное желание хорошенько отшлепать Кэтрин, Девлин сделал это довольно нежно, что и разбудило в нем желание, хотя в тот момент он и сам не подозревал об этом.
        Пальцы Кэтрин коснулись его члена, обтянутого джинсами, и Девлин снова застонал. Он рванул молнию на джинсах, но эрекция была столь сильна, что это оказалось не таким простым делом. Девлин продолжал возиться с молнией, тихонько бормоча проклятья, и Кэтрин не смогла удержаться от смеха. Наконец с молнией было покончено, а еще через секунду Девлин вскочил с кровати и стянул джинсы. От вида на фоне окна контура его тела с торчащим членом у Кэтрин расширились глаза.
        - Боже мой! - воскликнула она. - Это…
        - Он хочет тебя, дорогая, - прошептал Девлин, опустился на кровать рядом с Кэтрин и принялся дрожащими руками стягивать с нее пижаму. - Сейчас, сейчас… Нет, это просто безумие.
        Губы Девлина припали к губам Кэтрин, его щетина царапала ей кожу, но сейчас это не имело значения. Кэтрин целовала его щеки, подбородок. Девлин взял ладонь Кэтрин, провел ею по своей щетине, потом поцеловал ладонь, взял в рот большой палец и тихонько прикусил его.
        - Ой!
        В ответ на этот укус Кэтрин вцепилась в плечо Девлина, он стал тереться лицом о ее лицо, и тогда Кэтрин легонько шлепнула его по щеке. Девлин перекатился на спину, втащил Кэтрин на себя и припал губами к соску. Тело Кэтрин двигалось взад и вперед, терлось о крепкое тело Девлина. Но она дразнила его, не позволяя дотягиваться до самых интимных мест. Не в силах больше терпеть эту игру, Девлин обхватил ладонями ягодицы Кэтрин, чуть приподнял и с силой вошел в нее. А потом их тела слились в чудесном, волшебном ритме.
        Это было полное блаженство, Кэтрин целиком отдалась переполнявшим ее чувствам. Их тела сейчас представляли собой одно целое, сердца бились в унисон. Дразня Девлина, Кэтрин приподнялась и сдвинулась в сторону. Девлин попытался снова войти в нее, это ему удалось, но через секунду Кэтрин снова ускользнула от него. Не в силах терпеть эту пытку, Девлин опрокинул Кэтрин на спину, навалился всем телом и снова овладел ею. Придавленная его могучим телом, Кэтрин уже ничего не могла поделать, ноги ее взметнулись вверх и легли на спину Девлина. Тела их снова двигались в унисон, теперь уже они оба не пытались сдерживать бешеный ритм желания, которое мог удовлетворить только оргазм… И до него оставалось совсем немного. Оба чувствовали это, как будто их мозги и скользкие от пота тела ощущали малейшие оттенки в поведении друг друга.
        В слабом свете фонарика Кэтрин разглядела лицо Девлина: глаза закрыты, на лице выражение экстаза. Он приподнял свое тело на сильных руках, чтобы ей не было больно. Капельки пота струились по лицу Девлина и голой груди, покрытой темными волосами. Кэтрин почувствовала приближающийся оргазм, ее ногти впились в спину Девлина, из груди вырвался крик. И, словно вторя ему, Девлин издал протяжный, сдавленный стон, и тут их обоих вознесло на вершину невероятного блаженства. А потом, когда крики и стоны постепенно смолкли, Кэтрин и Девлина охватило полное бессилие, и они погрузились в глубокий сон.

        ГЛАВА 10

        Джефф Херст расхаживал по комнате, подойдя к окну, он повернулся и посмотрел на Сэма. Они вдвоем находились в лондонской конспиративной квартире над букинистическим магазином. Секретарша ушла обедать, телефоны были переключены на автоответчик, а так как квартиру регулярно тщательно проверяли на предмет наличия прослушивающих устройств, они были уверены, что никто не может подслушать их разговор.
        - Сэм, куда, черт побери, он увез ее? - потребовал ответа Джефф.
        Сэм, который крутил пресс-папье, стоявшее на столе, вскинул голову и пожал плечами.
        - Официальными путями они страну не покидали, поэтому можно предположить, что они до сих пор находятся на территории Соединенного королевства. Ни с кем из своих помощников Девлин не связывался, иначе бы знали об этом. Может, они прячутся где-нибудь в Озерном округе? Или в какой-нибудь гостинице в Блэкпуле? Как ты считаешь?
        - Нет. Я нутром чую, что они смотались за границу.
        - Но куда? В Америку? В Европу? И почему ты так хочешь найти ее? Держу пари, Девлин уже рассказал ей, кто ты такой. Такой шанс он не упустит. И неужели ты думаешь, что после этого она встретит тебя с распростертыми объятиями и поцелуями?
        На лице Сэма блуждала циничная улыбка. Сейчас Кэтрин с трудом узнала бы в этом человеке мужчину, которому когда-то доверяла.
        - Я не закончил свои дела с ней… - попытался оправдаться Джефф.
        - Да не это тебя бесит, - оборвал его Сэм. - Но, разумеется, нам надо найти их. Возможно, она единственная, кто может вывести нас на Джона… Но ты недоговариваешь, темнишь. - Губы Сэма скривились в усмешке. - Ты что, действительно влюбился в нее?
        Несколько секунд Джефф молча разглядывал Сэма, потом тяжело вздохнул.
        - Я вовсе не собирался…
        - Но все же влюбился?
        Сэм говорил спокойно, но смотрел не на Джеффа, а на стеклянное пресс-папье, как будто восхищался им. Он знал, что иногда визуальный контакт пугает людей и они охотнее развязывают языки, когда вопросы задаются небрежным тоном, как бы невзначай.
        - Да. И я хочу найти ее, рассказать всю правду. Я хочу, чтобы она была в безопасности.
        - С Девлином ей ничего не грозит, - попытался успокоить Джеффа Сэм. Ведь Джефф еще мог пригодиться, тем более сейчас, когда у него имеется желание отыскать Кэтрин. Однако это желание следовало подогреть. - Вообще-то у Девлина репутация любимца женщин, они ему прохода не дают… Но, я уверен, Кэтрин не потеряет голову. И кроме того, насколько я знаю и слышал, Девлин настоящий профессионал, он никогда не смешивает работу и удовольствие… Во всяком случае, до этого никогда не смешивал…
        Последние слова Сэм произнес подчеркнуто медленно, прекрасно понимая, что они заденут Джеффа.
        - Я убью этого негодяя, если он только дотронется до нее…
        - Стоп, стоп, больно громкое заявление, - проворчал Сэм. - Я понимаю тебя, но… - Он пожал плечами. - Девлин есть Девлин. С ним не так-то легко справиться, и не забывай, опыта у него больше, чем у тебя. - Взглянув на Джеффа, Сэм остался доволен тем, что увидел на его лице. - Он самый крутой из всех, кого я встречал. - На губах Сэма появилась улыбка. - Он и быстрее тебя, но, кто знает, ты тоже ловкий парень.
        - Этот номер у тебя не пройдет, Сэм. - Джефф начал улыбаться, как-то неохотно, но все же это была улыбка. - Ты прекрасно умеешь подзуживать, и я чуть не попался в твои сети.
        - Значит, ты считаешь, что я тебя подзуживаю? Нет, я просто излагаю факты. Девлин чертовски хорош. - Сэм помолчал. - И очень хитрый, никогда не знаешь, что он может выкинуть. Подумай об этом… потренируйся… потому что, если я что-то выясню и отправлю тебя на задание, то ты должен быть, как гласит старый девиз скаутов,
«всегда готов». Так что будь готов ко всему. - Сэм посмотрел на часы. - Так, мне пора, надо еще встретиться кое с кем. Я свяжусь с тобой. - Он пожал руку Джеффа. - Помни мои слова.
        Сэм направился к выходу, а Джефф смотрел ему вслед. Лицо его было очень серьезным.

        Девлин задумался, а сумеет ли он вообще отыскать то, что ищет? Ключ к разгадке находился где-то в зашифрованных письмах, которые Жюль, наверное, расшифровал… по крайней мере, хоть несколько первых писем. А потом, возможно, он чувствовал себя слишком плохо, некоторые письма могли прийти уже после его смерти, но сейчас с этим невозможно было разобраться, поскольку дат в письмах не было, а конверты Луиза по указанию Жюля сжигала. Какой-то лабиринт в лабиринте. У Девлина появилось ощущение, что он пропустил какие-то ключевые моменты, хотя тщательно просмотрел каждый документ, каждый клочок бумаги из шкатулки, обобщил всю полученную информацию. Но этого оказалось не достаточно.
        Он сидел один на террасе, когда туда пришла Кэтрин. Стоял полдень, Луизы не было дома, она отправилась за покупками со своей подругой Иоландой. Девлин встал и подошел к Кэтрин. У них еще не было возможности поговорить после вчерашнего, потому что Луиза только что уехала.
        - Нам следовало бы вести себя разумно, - сказал Девлин, глядя Кэтрин прямо в глаза, - но, похоже, нам это не удается. - Он погладил ее по щеке. - За последние две ночи я нарушил несколько очень важных правил, которыми всегда руководствовался в своей жизни… - Девлин глубоко вздохнул. - Что ж, надо смириться с этим. - Он робко улыбнулся. - Скажи что-нибудь.
        - Ты только что все сказал, Девлин. - Кэтрин улыбнулась в ответ. - Все в порядке. Я не слишком задумываюсь над тем, что творится с нами, я просто хочу быть рядом с тобой. И понимаю… да, понимаю, что, когда все закончится, а я молюсь, чтобы мы побыстрее нашли моего отца, ты вернешься к своей жизни, к своей работе. И я уже смирилась с этим. Ты и мой отец принадлежите к одному миру, но это не мой мир. Это я тоже понимаю. - В лучах полуденного солнца лицо Кэтрин почти светилось, сияло своей красотой. - Но пока мы здесь, вместе, давай не задумываться над тем, что происходит. Мы хотим друг друга, вот и все.
        - Нет, не так все просто, - пробормотал Девлин, - поскольку я не могу как следует сосредоточиться.
        - Насколько я вижу, дела у тебя идут не так уж плохо. - Кэтрин улыбнулась и кивнула на стол, где бумаги были аккуратно разложены по стопкам и прижаты камешками, чтобы не сдуло ветром.
        - У меня нет сил спорить с тобой, - вяло промолвил Девлин, и Кэтрин рассмеялась.
        Несмотря на все доводы разума, Девлин чувствовал, что все больше влюбляется в Кэтрин, но вместе с тем понимал правоту ее слов. Да, они жили в разных мирах. Его жизнь была полна опасностей и интриг, а смерть могла поджидать за любым темным углом. А жизнь Кэтрин была гораздо спокойнее, и их разные судьбы никогда не должны были пересечься. Но они все же пересеклись, изменив при этом каждого из них, возможно, навсегда. Ведь Девлин до этого никогда не влюблялся. Да, у него были мимолетные увлечения, романы, но ни одна женщина не смогла так завладеть его сердцем, как Кэтрин. И она, наверное, инстинктивно понимала это. Но когда настанет время прощаться, она расстанется с ним, с сожалением, но расстанется. А он будет хранить в душе яркие воспоминания о ней. Ведь спокойная жизнь не для него, все предки Девлина были воинами, и он с кровью унаследовал от них любовь к риску и опасностям. Кэтрин понимала это, что свидетельствовало о ее женской мудрости.
        Девлин наклонил голову и нежно поцеловал Кэтрин в щеку, затем ласково обнял.
        - Ты очень необычная женщина.
        - Но когда мы ругались и дрались, ты так не думал, да? - с лукавым видом спросила Кэтрин и засмеялась.
        - Признаюсь… не думал. Острая на язык, своенравная, капризная, как ребенок… Господи, ну и характер у тебя! - Девлин покачал головой. - Но… оставайся такой, Кэтрин. - Он смотрел на нее с нежностью, понимая: лучшее, что он может сделать для нее, это уйти из ее жизни, сохранив в душе память о ней. Ведь его работа связана с постоянным риском, он уже в течение четырнадцати лет балансирует на лезвии ножа. Ничто не может сравниться с этим. Разве что любовь этой фантастической женщины. Девлин глубоко вздохнул. - У меня нет сил спокойно смотреть на тебя… Но Луиза может вот-вот вернуться, так что не соблазняй меня…
        Кэтрин рассмеялась.
        - Ты просто свихнулся!
        - Да, я идиот, который хочет заняться с тобой любовью… страстной, сумасшедшей любовью… прямо здесь, на террасе…
        - Ничего у тебя не выйдет, - оборвала Кэтрин.
        - Это вызов? - Глаза Девлина засверкали, он облизнул губы и потер ладони. - Очень глупо с твоей стороны…
        - Нет, дело совсем в другом. - На лице Кэтрин появилось сожаление, она покачала головой. - Но твои способности здесь ни при чем.
        - Тогда объясни…
        - Придется подождать несколько дней. - Кэтрин погладила Девлина по щеке. - Так что можешь спокойно с головой уйти в свою работу. А я приготовлю тебе кофе… Надо же тебя хоть как-то поощрить. - Она провела ладонью по его щеке. Девлин брился всего несколько часов назад, а уже чувствовалась легкая щетина. - Нет худа без добра, тебе не придется бриться два раза в день!
        И Кэтрин со смехом покинула террасу.
        Девлин проводил ее взглядом, а затем сел за стол и вернулся к своим бумагам. Значит, несколько дней он сможет концентрироваться исключительно на работе. Но получится ли это у меня? - подумал Девлин. Взяв себя в руки, он склонился над бумагами и через несколько минут уже настолько погрузился в работу, что даже не заметил, как Кэтрин вернулась на террасу с кофе.

        - Послушай, произошло нечто странное, - сообщила Луиза. - Я хотела рассказать Девлину, но он так занят… - Она замолчала и посмотрела на Кэтрин, которая готовила кофе. - Как у него дела?
        Кэтрин пожала плечами.
        - Не знаю. Я стараюсь ему не мешать. - Кэтрин улыбнулась, вспомнив их недавний разговор. Она тоже нашла себе занятие: постирала одежду, свою и Девлина, и повесила ее сушиться в саду позади дома. Потом взяла у Девлина деньги, сходила в деревню и купила кое-что необходимое. - А что случилось?
        - Возможно, и ничего. - Луиза села за кухонный стол, Кэтрин налила ей чашку кофе и поставила перед ней. - Спасибо. Я зашла в свой любимый магазин в Фаенсе, в тот, где всегда покупаю краски и холсты… А владелец сообщил мне, что кто-то интересовался моим адресом. Сейчас в магазине выставлена парочка моих картин… Они недорогие, но продажа картин позволяет мне покупать краски. - Луиза улыбнулась. - Иногда покупатели хотят узнать, местный ли художник, но…
        Она замолчала.
        - Но что?
        - Владелец сказал, что моим адресом интересовался почтальон, который всегда привозит ему почту, но никогда раньше не проявлял ни малейшего интереса к искусству. И владелец считает, что кто-то другой попросил почтальона навести справки.
        - И владелец сказал ему, где вы живете?
        - Да. Конечно, Сен-Доминик довольно большая деревня, но… - Луиза покачала головой. - У меня какое-то странное чувство, и я не могу объяснить его.
        - Тогда вы должны обо всем рассказать Девлину. - Кэтрин положила ладонь на плечо Луизы. - Как вы подписываете свои картины?
        - Своим именем. Я подписываюсь Л. Лава-лье. Но до приезда сюда я никогда не продавала свои картины, это было просто хобби.
        - Наверное, какой-то почитатель вашего таланта хочет приобрести еще несколько картин. - Кэтрин улыбнулась. - Вот увидите.
        - Да, это было бы прекрасно. Возможно, дело только в этом. - Луиза тоже улыбнулась Кэтрин. - Как хорошо, когда можно поговорить с кем-то, кто понимает мою ситуацию. Иоланда и Шанталь хорошие подруги, но я не могу рассказать им о своем прошлом. - Она отхлебнула кофе. - А чем ты занималась в мое отсутствие?
        Кэтрин уселась за стол напротив Луизы.
        - Стирала, ходила в деревню, читала… размышляла.
        - Ну и хорошо. Давай отнесем Девлину кофе, ему надо сделать перерыв.
        Луиза поднялась, взяла свою палочку, которой еще иногда пользовалась, а Кэтрин последовала за ней. Девлина они обнаружили в саду, он стоял и разглядывал теплицу, которую починил сразу после грозы. Услышав голоса женщин, Девлин повернулся и пошел им навстречу. Кэтрин наблюдала за ним: слегка загорелый, стройный, длинноногий мужчина, лицо серьезное, не улыбается.
        - С расшифровкой писем у меня ничего не получается, - сообщил Девлин. - Но в этом я и не силен. Луиза, может, у вас есть еще какие-нибудь бумаги?
        - Дай подумать, Девлин, дай подумать. А пока я буду думать, выпей кофе.
        Кэтрин протянула ему чашку.
        - Спасибо, с удовольствием выпью.
        Девлин вернулся к столу, женщины последовали за ним. Кэтрин бросила взгляд на аккуратные стопки документов. Шкатулки на столе не было, она осталась в гостиной. Изнутри крышка и стенки шкатулки были обтянуты шелком, очень тонким, нежным, Кэтрин просто восхитил этот материал. И сейчас, вспомнив об этом, она неожиданно выпалила:
        - А за подкладкой смотрел?
        - О чем ты? - удивился Девлин.
        - О шкатулке из красного дерева, там внутри такой прекрасный шелк. - Кэтрин вскочила на ноги. - Пей кофе, Девлин… - Он тоже попытался встать. - Я сама ее принесу. А пока я хожу, Луиза, расскажите Девлину о случае в магазине.
        Кэтрин ушла, оставив их вдвоем. Что-то еще не давало ей покоя, но она никак не могла понять, что именно. Что-то связанное со звуком. Но с каким звуком?
        Когда Кэтрин вернулась на террасу, Луиза только что закончила свой рассказ.
        - Где этот магазин? - спросил Девлин.
        - Рядом с большим складом, в котором продают чудесное мыло… Между этим складом и рестораном. Девлин, у тебя закрались подозрения?
        - Не знаю, но мне хочется поговорить с этим почтальоном…
        Он не договорил, потому что в этот момент Кэтрин поставила шкатулку себе на колени и открыла ее. Красная шелковая подкладка не имела никаких повреждений. Она передала шкатулку Девлину, он сдвинул в сторону лежавшие там бумаги и стал тщательно, сантиметр за сантиметром, ощупывать подкладку. Кэтрин наблюдала, как пальцы Девлина осторожно скользят по шелку, и вдруг внизу правой стенки они замерли. Девлин вскинул голову и посмотрел на Луизу.
        - Здесь что-то есть. - Он приложил ее пальцы к заинтересовавшему его месту. - Чувствуете?
        Луиза кивнула.
        - Да, - тихо промолвила она. - Думаю, ты прав. Сможешь аккуратно разрезать подкладку?
        Девлин кивнул.
        - Жюль явно уже один раз проделал это. Я буду очень осторожен.
        Дальнейшие действия Девлина очень удивили Кэтрин. Он наклонился, задрал левую штанину джинсов и достал нож из ножен, пристегнутых к лодыжке. Когда Девлин положил нож на стол рядом со шкатулкой, Кэтрин почувствовала, что у нее пересохло во рту. Заметив, что женщины, словно завороженные, рассматривают нож, Девлин усмехнулся.
        - Острее, чем бритва, - тихо произнес он и взял нож.
        Лезвие сверкнуло на солнце, это был не обычный нож, а стилет. Кэтрин с изумлением наблюдала, как Девлин с необычайным мастерством и аккуратностью разрезал подкладку по шву.
        Боже мой, подумала она. Он носит с собой стилет. По спине Кэтрин пробежал холодок. Пистолет… а теперь еще и нож. Какое у него еще есть оружие? И зачем оно ему здесь?
        Бросив быстрый взгляд на Кэтрин, Девлин заметил выражение ее лица, но продолжил свое занятие.
        - Молодец, Кэтрин, - похвалил он, вытаскивая из-за подкладки сложенную бумажку размером едва ли больше почтовой марки.
        Но Кэтрин почти не расслышала его слова, она слишком была занята тем, что сдерживала охватившие ее рвотные позывы. Девлин тренированный убийца, только и всего. Специалист в области искусства умерщвления, потому что стилет не носят просто ради развлечения. Почему-то именно стилет вызывал у Кэтрин еще большее отвращение, чем пистолет. Она резко поднялась.
        - Прошу извинить меня, - произнесла Кэтрин очень спокойным и очень холодным тоном и ушла с террасы в дом.
        Она слышала, как Луиза окликнула ее, спрашивая, что случилось, но у Кэтрин просто не было сил отозваться. Она взбежала по лестнице в свою спальню, захлопнула за собой дверь, прислонилась к ней спиной и устремила взгляд на постель. Прошлой ночью на этой самой постели они занимались любовью и руки Девлина, руки опытного убийцы ласкали ее и доставляли наслаждение. Кэтрин прижала ладонь ко рту, чувствуя охватившую ее пугающую слабость. В памяти всплыла картина: Джефф расправляется на темной стоянке с двумя грабителями. А ведь она искренне любила его, как сейчас любит Девлина… Все это просто ужасно!
        Кэтрин медленно подошла к кровати и села на нее, устремив невидящий взгляд в окно. В голову неожиданно пришла мысль: а вдруг все дело во мне? Может, есть во мне нечто такое, что притягивает ко мне таких мужчин? Кэтрин наклонилась вперед и уткнулась лицом в ладони. Нет, плакать она не собиралась, просто хотелось уйти куда-нибудь, как можно подальше. Но об этом не могло быть и речи. Она оказалась в центре сложной и запутанной игры.
        - И я часть этой игры, - прошептала Кэтрин в тишине. - Я часть всего этого.

        Девлин с величайшей осторожностью развернул бумажку. В развернутом состоянии ее размер составлял примерно пятнадцать на двадцать сантиметров. Девлин никогда еще не видел такой тончайшей бумаги. Они с Луизой сидели и смотрели на строчки, написанные мелким почерком.
        - Это то, что ты искал? - тихо спросила Луиза.
        Девлин кивнул.
        - Да. - Он огляделся вокруг. - А где Кэтрин?
        - А ты не заметил, как она ушла? - Луиза помолчала. - Мне показалось, она расстроилась.
        - Почему?
        Девлин с удивлением посмотрел на Луизу, а она покачала головой.
        - Ах, Девлин… ты действительно не понимаешь, да?
        - Нет, не понимаю. Мне казалось, она должна была обрадоваться, ведь это ее идея… - Девлин осекся. - Что случилось?
        - Боже мой! Иногда вы, мужчины, бываете такими глупыми!
        Девлин вскинул руки вверх.
        - А что я такого сделал? Да, признаюсь, я бестолковый, но…
        - Ты действительно бестолковый, - согласилась Луиза, и на лице ее появилось печальное выражение.
        - Тогда скажите мне, в чем дело, - попросил Девлин, а сам подумал, что все это женские штучки, которые невозможно понять. К выходкам Кэтрин он уже привык, но от Луизы никак не ожидал.
        - Ты носишь с собой стилет, Девлин. Я наблюдала за лицом Кэтрин, когда ты достал его… Небрежно, как бы невзначай, словно взял ложку, чтобы помешать кофе. Но это же смертельное оружие, и Кэтрин напугало то, что ты тайком носишь его при себе.
        - Но и Жюль наверняка носил, когда…
        - Я знала об этом. Мне это не нравилось, но я об этом знала. Ножи опасные штуки… Не такие опасные, как пистолеты, но все же. Кэтрин прекрасная девушка, но она не из нашего мира… Да, это и мой мир, потому что я много лет жила в нем вместе с Жюлем. Это не значит, что мне нравился этот мир, но я любила Жюля и смирилась с тем, что он принадлежал к миру, о котором я знала очень мало. А Кэтрин разом, внезапно окунулась в него. Ее пугает этот мир, и ты не можешь ожидать от нее, что она будет понимать или даже захочет понимать то, что тебе кажется привычным.
        Лицо Луизы раскраснелось, настолько яростно она пыталась все растолковать Девлину. Похоже, до него дошел смысл ее слов. Он кивнул и поднялся.
        - Пойду к ней.
        - Нет, пусть немного побудет одна. Сядь, прошу тебя.
        Девлин медленно опустился на стул и робко улыбнулся.
        - Наверное, вы мудрее всех нас, Луиза. - Он посмотрел на листок бумаги и осторожно разгладил его. - Мне надо снять с него копию, а может, и две. У вас есть копирка?
        - Да, в столе, в студии. - Девлин снова поднялся, собираясь уйти, и Луиза добавила: - В нижнем ящике, где бумага… Но только не ходи в ее комнату! Ты понял меня?
        - Не могу вас ослушаться, - заверил Девлин и ушел.
        Копии он решил снимать за кухонным столом, а Луиза тем временем принялась готовить овощи для ужина. Найденный листок бумаги оказался ключом к шифру, к тем самым маленьким значкам и символам, которые он тупо разглядывал в течение последних нескольких дней, пытаясь проникнуть в тайну писем из Бразилии. Конечно, лучше всего было бы воспользоваться ксероксом, но у Луизы ксерокса не было, а о том, чтобы отнести этот бесценный клочок бумаги к кому-нибудь в деревню, не могло быть и речи. Бумага была необычайно тонкая и нежная, чудо, что он вообще смог обнаружить ее. И все же главный виновник торжества, конечно же, Кэтрин… Девлин поднялся из-за стола.
        - Я поднимусь к ней, - заявил он тоном, не терпящим отказа.
        Луиза согласно кивнула. После ухода Кэтрин прошло уже минут двадцать.
        - Как тебе будет угодно.
        Девлин удивленно посмотрел на нее.
        - Господи, я совсем не понимаю женщин.
        - Возможно, ты просто не пытаешься. - Луиза улыбнулась и махнула рукой. - Ладно, иди.
        Девлин робко улыбнулся в ответ, поднялся по лестнице, подошел к двери спальни Кэтрин.
        - Можно войти?
        - Да.
        Кэтрин стояла у окна и смотрела на улицу. Когда Девлин вошел в комнату, она повернулась к нему.
        - Луиза сказала, что тебя расстроило то, что я ношу с собой нож. Это так?
        Девлин всегда считал, что надо сразу переходить к делу, поэтому не посчитал нужным как-то подготовить Кэтрин к разговору. Кроме того, его раздражало то, что он тратит сейчас драгоценное время, вместо того чтобы использовать его на копирование драгоценного клочка бумаги, ожидавшего его на кухне. Все это Кэтрин отчетливо прочитала на его лице.
        - Луиза очень проницательная женщина. Да, я расстроилась, но я и не ожидала от тебя, Девлин, что ты поймешь причину моего расстройства.
        - Ты права, я и не понял, - признался Девлин. - Но это оружие, и я всегда ношу его с собой. Для тебя ведь не секрет, что пистолет постоянно при мне.
        - Разумеется. Я не могу объяснить тебе свои чувства, могу только сказать, что почувствовала себя очень плохо, осознав, что оба мужчины, которые были в моей жизни, могут оказаться убийцами. - Лицо Кэтрин было спокойным, но очень бледным. - Тебе странно это слышать, да? Ты можешь убить человека голыми руками… Этими же руками ты ласкал меня и других женщин и, наверное, не видишь в этом никакого различия…
        - Я еще никого не убивал. Тебе легче от этого? - оборвал Девлин.
        - Наверное, просто не было необходимости, а не потому, что ты против убийства, - продолжила Кэтрин спокойным тоном, но это ее спокойствие было неестественным, будто она последним усилием воли сдерживала себя. - Ты ведь натренирован убивать, не так ли?
        Внезапно Кэтрин обхватила плечи ладонями, словно ей стало холодно.
        - У меня опасная работа, приходится иметь дело с плохими людьми. Да, я натренирован убивать. Но я еще натренирован спасать свою жизнь. Конечно, я не святой, но и не убийца. - Девлин приблизился к Кэтрин, руки его свисали вдоль туловища, готовые к любой выходке Кэтрин, он чувствовал, что она может сорваться в любую секунду. Девлин внимательно посмотрел на Кэтрин, его лицо и взгляд были очень серьезными. - Я очень хочу понять тебя. На кухонном столе лежит ключ к шифру, мы получили его исключительно благодаря тебе. Мне ведь и в голову не пришло… Надо снять с листка копии, потому что бумага очень тонкая, легко может порваться, дело срочное, но я все же отложил его, чтобы увидеть тебя и выслушать. Не ожидал увидеть тебя такой… собранной… Это мне тоже не нравится.
        - Вот как? - В голубых глазах Кэтрин не было слез, лицо не выражало вообще никаких эмоций. - А какой бы ты предпочел меня увидеть? Может, мне надо было плакать, орать, наброситься на тебя?
        - Если бы тебе это помогло, то да. Сейчас ты не похожа на себя.
        - Просто ты меня не знаешь, как, впрочем, и я тебя. Но я и не хочу, чтобы ты лучше узнал меня… Возвращайся на кухню, займись расшифровкой, выясни, где мой отец, чтобы весь этот кошмар, в который мы все оказались втянутыми, закончился поскорее и я смогла бы вернуться к своей жизни. Тебе все ясно?
        Девлин заметил, как дрожат кончики ее пальцев, мускулы лица напряглись, и он внезапно понял, что никогда еще Кэтрин так не страдала… Ни в Инглетоне, ни в коттедже. Угрызения совести болью отдались в его душе.
        Девлин протянул руки и снял ладони Кэтрин с ее плеч. Она не сопротивлялась, и он тихонько притянул ее к себе. Девлин почувствовал, что Кэтрин на грани срыва, ее уже всю трясло. И тогда он обнял ее и крепко прижал к груди, инстинктивно понимая, что в данной ситуации это единственно правильный шаг с его стороны.
        - Кэтрин, - пробормотал он, наклоняя голову, чтобы она могла лучше слышать его. - Клянусь тебе, все скоро закончится…
        Кэтрин задрожала еще сильнее. Девлин крепче прижал ее к себе. И тут слезы хлынули из ее глаз. Даже через футболку он ощущал, какие они теплые, эти слезы. Девлин медленно выдохнул, продолжая прижимать Кэтрин к груди, испытывая при этом такую нежность, какой не испытывал никогда и ни к кому.
        - Все хорошо, сейчас тебе станет легче… все хорошо.
        Судорожные всхлипывания Кэтрин болью отдавались в его сердце. Девлин подвел ее к кровати и усадил, продолжая обнимать, он нежно гладил ее по спине.
        Прошло несколько минут, плач Кэтрин постепенно стих, ее уже больше не трясло, дыхание тоже успокоилось. Нервный срыв, похоже, закончился.
        - Тебе лучше? - спросил Девлин.
        - Да, немного. - Кэтрин попытался улыбнуться. - Я ужасная дура, да?
        - Ох, неужели возвращается прежняя Кэтрин? - с лукавым видом поинтересовался Девлин.
        - Да, наверное, - пробормотала Кэтрин. - Я уже почти прежняя. А что?
        - Если так, то я не соглашусь с тем, что ты дура… Иначе прежняя Кэтрин может ударить меня. А нынешняя слишком слаба для этого.
        Кэтрин снова начало трясти, это напугало Девлина, но через секунду он осознал, что она трясется от смеха. Все, за нее уже можно было не опасаться, и Девлин выпустил Кэтрин из своих тесных объятий. Она посмотрела на него, смахнула пальцами слезы со щек и улыбнулась.
        - Я сейчас как бы посредине между прежней и нынешней.
        - Вроде как все еще вспыльчивая, но уже послушная? - Девлин вскинул брови. - Интересное сочетание. Ты готова спуститься вниз? Или хочешь немного побыть одна?
        - Я только умоюсь и тут же спущусь. - Кэтрин поднялась с постели и посмотрела на Девлина. - И… спасибо тебе.
        Девлин тоже поднялся.
        - Мне следовало подумать, прежде чем доставать нож. Но мне и в голову не пришло, а жаль. - Девлин положил ладонь на щеку Кэтрин. - Прости, что я так расстроил тебя.
        - Наверное, ты уже замучился со мной.
        - Еще нет. Я скажу, когда станет невмоготу, - шутливым тоном воскликнул он.
        - Девлин, а тот почтальон… его расспросы о Луизе. Как ты думаешь, это серьезно?
        - Я намерен завтра выяснить…
        - Прошу тебя, будь осторожен!
        - А я всегда осторожен… - Девлин замялся. - Ну, почти всегда…
        И он вышел из спальни, оставив Кэтрин осмысливать сказанное. Только через минуту она поняла, что он имел в виду, улыбнулась и пошла в ванную умываться.

        Девлин уже проснулся, но лежал в постели. На террасе он сидел почти до трех часов ночи, потому что никак не мог оторваться от записей, которые начал расшифровывать. Это был дневник приключений Джона Мида в Бразилии, подробные записи поисков. Три копии ключа к шифру Девлин спрятал в разных местах в своей комнате. Ставни в спальне были закрыты еще с прошлой ночи, пистолет лежал под подушкой.
        Девлин не имел понятия, для кого почтальон собирал информацию о Луизе, и хотя, номер ее телефона не был указан ни в одном справочнике, при большом желании любой мог разыскать ее. Отправляясь спать, Девлин принял некоторые меры предосторожности. Старые, но надежные уловки, и, если бы кто-то попытался проникнуть в дом, он непременно услышал бы.
        Сейчас уже было около семи утра, спал Девлин всего четыре часа, но уже был готов снова взяться за работу… Но сначала следовало разыскать любопытного почтальона. Да, денек предстоял трудный. Впрочем, Девлина это не пугало, ему только надо было еще пять минут, чтобы подумать и спланировать свои действия.
        Вчера Кэтрин ушла спать довольно рано, сославшись на усталость, вскоре за ней последовала и Луиза. Девлин зашел в обе спальни, чтобы надежно закрыть ставни. Когда он вошел в спальню Кэтрин, она уже спала, но встрепенулась, как только он начал закреплять ручки ставней проволокой.
        - Все в порядке, это я… спи, - прошептал он.
        Перед уходом Девлин несколько секунд стоял возле кровати Кэтрин и разглядывал ее лицо, а выходя, оставил дверь спальни открытой. То же самое он проделал со ставнями и дверью и в спальне Луизы, и в своей.
        Пока Девлин бодрствовал, он не услышал никаких подозрительных звуков, и все же у него было ощущение надвигающейся опасности. Обычно интуиция его не подводила, и она подсказывала ему, что за расспросами почтальона кроется нечто важное. Перед женщинами он не подал вида, что насторожился, - не следовало поднимать панику раньше времени.
        Услышав, что Кэтрин прошла в ванную, Девлин посмотрел на часы. Без пяти семь. Еще пять минут, и надо будет вставать и принимать душ. Ровно в семь Кэтрин вышла из ванной и вернулась в свою спальню. Девлин подумал, что она, наверное, удивится, обнаружив проволоку на ставнях. Возможно, как раз сейчас она с изумлением разглядывает ее. Девлин представил себе Кэтрин: в пижаме, волосы растрепаны после сна, стройная фигурка…
        Он рывком сел на кровати, бормоча проклятья. Такие видения мешают нормально мыслить. И в этот момент он услышал бой часов на башне ратуши.
        Потом, когда уже Девлин восстанавливал в памяти события, ему показалось, что после боя часов наступила многозначительная пауза. Хотя он готов был признать это просто игрой воображения, потому что все дальнейшее происходило как в замедленной съемке, ясно, четко, но очень медленно. Он услышал громкий крик Кэтрин, несколько раз отразившийся эхом, моментально выскочил из постели, накинул халат и бегом бросился к ней в спальню, лихорадочно соображая, что могло случиться. Кто-то проник в дом? Ее так напугала проволока на ставнях? Может, Кэтрин упала? Ворвавшись в спальню, Девлин кинулся к Кэтрин, успев по пути за несколько секунд оценить ситуацию на предмет своих подозрений.
        Она стояла возле кровати, зажав ладонью рот. Когда Кэтрин повернулась к Девлину, он понял по ее широко раскрытым глазам, что она в состоянии шока.
        - Что случилось?
        Бегло осмотрев комнату, Девлин не заметил ничего необычного.
        - Часы, - с трудом промолвила Кэтрин. - Часы. Боже мой, часы! - В этих словах не было никакого смысла, но Девлин понял: случилось нечто очень важное. Кэтрин схватила Девлина за руку, вскинула голову и посмотрела на него. - Я поняла, Девлин. Мне всегда казалось, что в этом что-то есть.
        Ногти Кэтрин впились в руку Девлина, но она даже не заметила этого.
        - Так, успокойся. При чем здесь часы?
        Девлин подвел дрожащую Кэтрин к постели и усадил. Она глубоко вздохнула.
        - Я вспомнила, когда услышала бой часов. Ты заметил, какой у них хриплый звон?
        - Гм, - промычал Девлин. Он уже прокрутил в голове и исключил несколько вероятностей. Часы пробили слишком много раз? Нет, он сам насчитал семь ударов. Возможно, Кэтрин решила, что уже очень поздно или еще очень рано? Нет, от этого она не пришла бы в шок. Какая-то мысль мелькнула в голове Девлина, но она была слишком расплывчатая, и он предпочел выслушать Кэтрин.
        - Когда я видела тот сон… Ну, когда мне звонил отец, - начала Кэтрин, но потом замолчала, и во время этой паузы Девлин почувствовал, как учащенно забилось его сердце. Он понял наконец, что ему сейчас предстоит услышать, и мысленно приготовился к этому. - Теперь я вспомнила… меня все время что-то беспокоило, как только мы приехали сюда… Девлин, я слышала этот бой часов, когда отец звонил мне. Понимаешь, он звонил отсюда, из Сен-Доминик… Может, даже из той телефонной будки, которая стоит на площади напротив ратуши.
        Девлин медленно выдохнул.
        - Ты уверена? - спокойным тоном спросил он.
        - Не просто уверена, я знаю! Знаю, - повторила Кэтрин. - И все эти дни знала… Просто не могла сообразить…
        Мозг Девлина продолжал лихорадочно работать, прикидывая варианты. Невероятное совпадение, но если сопоставить его с расспросами почтальона… Девлин тихонько присвистнул. Он считал, что сейчас ничего не может быть важнее расшифровки дневника Джона, а, оказывается, есть кое-что и поважнее. Ни в коем случае нельзя оставить без внимания эти два инцидента. Возможно, что Джон Мид действительно живет в Фаенсе или где-то поблизости. Он увидел одну из картин Луизы, узнал ее запоминающийся стиль и попросил почтальона навести справки.
        Надо было о многом расспросить Луизу, и чем быстрее, тем лучше. И сегодня же установить наблюдение за магазином и наблюдать до тех пор, пока не обнаружится что-нибудь важное. Чтобы не волновать Луизу, Девлин сделал вид, что не придал значения случаю с почтальоном, но сейчас уже не до сантиментов. Если Джон Мид где-то рядом, а сейчас это уже казалось Девлину вполне вероятным, то он найдет его.
        - Он где-то рядом, да? - спросила Кэтрин и поднялась с постели. - Я это чувствую.
        - Мне надо поговорить с Луизой, - ответил Девлин. - Вполне возможно… И надо съездить в Фаенс, поговорить с почтальоном.
        - Возьми меня с собой.
        - Нет. Я хочу, чтобы ты осталась здесь с Луизой. - Девлин тоже встал. - Вполне возможно, что это Джон. А может, и кто-то другой… Кто угодно, но, так или иначе, я это выясню. Наверное, не сегодня, но выясню… И лучше всего мне действовать в одиночку.
        Девлин уже планировал, как будет осуществлять наблюдение за магазином. Необходимо будет маскироваться, почаще менять внешность, но в данном случае лучше всего выглядеть попроще. Соломенная шляпа… В доме есть несколько штук. Солнцезащитные очки… Девлин повернулся, уже соображая, какие вопросы будет задавать Луизе, но в этот момент Кэтрин схватила его за руку. Девлин замер и посмотрел на нее.
        - Прошу тебя, возьми меня с собой. Я не могу ждать здесь в полном неведении.
        В голосе Кэтрин слышались хриплые нотки, чувствовалось, что она с трудом сдерживает слезы. Девлин даже не подумал о том, что она может испытывать сейчас, после своего открытия. Но взять ее с собой он не мог и не хотел тратить времени на споры по этому поводу. Надо сразу все поставить на свои места. Девлин убрал руку Кэтрин.
        - Понимаю твои чувства, и, было бы можно, я взял бы тебя с собой. Но я хочу, чтобы вы с Луизой ушли из дома и навестили одну из ее подруг в деревне. Я сейчас поговорю с ней, а ты пока собирайся. Пойми меня, чем быстрее я начну свои поиски, тем лучше.
        По виду и выражению лица Девлина Кэтрин поняла, что спорить бесполезно, он этого просто не допустит.
        - А почему нам с Луизой надо уйти из дома? Нам грозит опасность?
        - Нет. Уверен, что не грозит. Но я не хочу, чтобы вы оставались в доме одни. Сделай, как я прошу.
        Кэтрин кивнула.
        - Но может, ты все-таки передумаешь?
        - Насчет того, чтобы взять тебя с собой? Нет.
        - Ладно, тогда буду собираться. А ты пока поговори с Луизой.
        На этом их разговор закончился, уже спускаясь по лестнице, Девлин услышал шум воды в ванной.

        Луиза и Кэтрин, обе уже одетые и готовые, ожидали Девлина на террасе. И когда он вышел через стеклянные двери, Луиза аж рот раскрыла от изумления.
        - Девлин? Неужели это ты?
        У Кэтрин при виде Девлина тоже перехватило дыхание. Это был совершенно другой человек. Привычные только джинсы и футболка, но остальное… Потрепанная панама, солнцезащитные очки и повязка на левой руке от запястья до локтя. И каким-то чудесным образом он не казался высоким или сильным.
        Девлин снял панаму, грациозно взмахнул ею, затем снял очки.
        - Да, это я, но повязку снимать не стану.
        - Она что, тоже часть маскировки? - поинтересовалась Луиза.
        - Да, она помогает, - согласился Девлин. - Когда встречаешь на улице человека с повязкой или гипсом, то смотришь на них, а не на его лицо.
        - Господи, - пробормотала Кэтрин, - да ты совершенно не похож на себя. Походка… ты даже стал ниже ростом…
        Она замолчала, а Девлин улыбнулся.
        - Это всего лишь трюк, - пояснил он. - Расслабленность мускулов, только и всего.
        Внезапно, даже сама не понимая почему, Кэтрин почувствовала страх и вскочила со стула. Несмотря на улыбку Девлина и его смехотворный вид, у нее пробежал холодок по спине. Девлин заметил, как изменилось выражение ее лица, от него мало что ускользало.
        - Все в порядке, - успокоил он Кэтрин, - я собираюсь только наблюдать.
        - А пистолет ты взял с собой? - спросила Кэтрин.
        Девлин вскинул руки вверх.
        - А где бы я мог его спрятать?
        - Так взял или нет? - повторила свой вопрос Кэтрин уже более настойчивым тоном, и Девлин кивнул.
        - Да, взял.
        Кэтрин показалось, что эти его слова как бы повисли в воздухе, и она снова опустилась на стул. Луиза погладила ее по плечу.
        - Успокойся, дорогая, это всего лишь мера предосторожности…
        - Направленная против моего отца! - вскричала Кэтрин.
        - А что, если это не твой отец… - начал было Девлин, но замолчал и повернулся к Луизе. - Вы позвонили подруге?
        - Да. Шанталь будет рада нас видеть.
        Девлин кивнул.
        - Я отвезу вас к ней. Вы будете оставаться там, пока не получите известие от меня, понятно? - Он посмотрел на часы. - Выезжаем через пять минут.
        Голос Девлина изменился, да и сам он изменился. Это снова был тот крутой агент, каким Кэтрин помнила его у себя в подвале, потом в Инглетоне, затем в коттедже.
        - Хорошо, Девлин, мы будем ждать тебя у Шанталь. Я запишу тебе ее номер телефона. - Луиза поднялась и взяла свою палочку. - Не забудь наши вещи, Кэтрин.
        Она ушла, оставив их вдвоем. Кэтрин посмотрела на Девлина, он стоял и ждал, как будто понимал, что она хочет сказать ему что-то.
        - Ну, что скажешь? - тихо промолвил он.
        Мыслями Девлин был уже в Фаенсе, поэтому его взгляд, устремленный на Кэтрин, не выражал абсолютно никаких эмоций.
        - Прошу тебя, будь осторожен.
        - И это все? Ты не предпримешь последнюю попытку уговорить меня взять тебя с собой?
        - Нет. - Кэтрин покачала головой. - Ведь уговоры на тебя не действуют, не так ли?
        - Именно так. Я буду осторожен.
        - Пойду за своей сумкой. Извини меня. - Кэтрин стремительным шагом прошла мимо Девлина, стараясь не встретиться с ним взглядом. Он с кислой миной посмотрел ей вслед. Совершенно непредсказуема, еще одна черта, которую смело можно добавить к ее характеру. Затем он проследовал за ней в дом.

        Девлин сидел за столиком уличного кафе, откуда хорошо было видно художественный салон, и прихлебывал чай со льдом, за который сразу расплатился, объяснив официантке, что поджидает жену и может уйти в любой момент. Сдвинутая вперед шляпа прикрывала глаза, на столике перед ним лежал старый фотоаппарат Луизы, и никто не обращал на Девлина внимания. Иногда правда люди бросали взгляд на забинтованную руку, которую он положил на стол, словно ему больно было держать ее в другом положении.
        Девлин понимал, что почту вполне могли уже привезти до его появления, но надо было терпеливо ждать. Если он сегодня не увидит почтальона, то завтра придет сюда гораздо раньше и снова будет наблюдать. Машину Девлин оставил неподалеку на стоянке, так что находился сейчас в полной готовности.
        День стоял жаркий, время приближалось к одиннадцати. Он был в Фаенсе уже два часа, не все это время торчал в кафе, а крутился рядом, не упуская из вида художественный салон. А сейчас сидел с явно расслабленным видом, наслаждаясь чаем. Типичный турист, который приехал осмотреть достопримечательности городка и теперь ждет свою жену, отправившуюся за покупками.
        Во время слежки Девлин ничего не ел и не пил. Простая и полезная мера предосторожности - приспичит в туалет и можно упустить объект. Чай Девлин отхлебывал очень мелкими глотками, поэтому стакан до сих пор был полон на три четверти. Он бросил небрежный взгляд на часы, затем огляделся вокруг, как будто высматривал жену, решившую, наверное, обойти все магазины, и снова отхлебнул глоток чая со льдом, правда, лед уже давно растаял. Почтальон мог появиться в любую минуту…
        И вот он появился. Желтый фургон остановился возле художественного салона, из него вылез почтальон в синей форме, достал из машины несколько пухлых пакетов и направился к двери магазина… Но Девлин в этот момент уже находился на половине пути к своей машине. Он вывел машину к обочине и остановился, не выключая двигатель. Почтовый фургон проследовал мимо, и Девлин, пропустив четыре машины, пристроился сзади. Если он закончил работу и возвращается на почту, то могут возникнуть трудности, подумал Девлин. Придется улучить момент и запомнить его в лицо, чтобы узнать потом, когда он будет уходить с почты.
        Однако вскоре фургон выехал за черту города, слегка прибавил скорость, направляясь к небольшой пригородной зоне, расположенной в нескольких километрах от города. Движение здесь было менее интенсивным, и сейчас их разделяла всего одна машина. Девлин отпустил почтовый фургон вперед, делая вид, что не торопится и любуется окружающим пейзажем.
        Он заметил, что фургон замедлил ход и остановился возле отдельно стоящего дома, расположенного в глубине от дороги. Дом окружали деревья и заросший сад. Проезжая мимо, Девлин бросил небрежный взгляд в сторону дома, отметив для себя, что других домов по соседству нет. Солнце стояло в зените, время приближалось к полудню. Зачем почтальон приехал сюда? Привез почту? Возможно. Навестил кого-то? А вот это Девлину и предстояло выяснить. Проехав далеко вперед, он остановился на обочине и развернул карту, которую ему дала Луиза. Машину Девлин поставил таким образом, что мог видеть фургон в зеркале заднего вида. Он приготовился ждать.
        Сбоку, на подъездной дорожке к дому, Девлин заметил старенький «фольксваген», да и сам дом здорово облез и нуждался в покраске. Если бы кто-то проехал мимо него, они бы подумали, что Девлин изучает карту, а может, просто дремлет. Но ни одной машины не проехало, вокруг все было тихо. Через открытое окно Девлин мог слышать пение птиц и отдаленный шум транспорта. Не будь я начеку, мог бы и заснуть, подумал он. Но содержание адреналина в крови было очень высоким. Интуиция подсказывала Девлину, что поиски его близки к завершению, и, возможно, ему не понадобится и дальше следить за фургоном или разговаривать с почтальоном. У него появился шанс, которым следовало воспользоваться. Но если он окажется не прав, то завтра снова продолжит наблюдение. Морально и физически Девлин был готов к любым неожиданностям.
        В отдалении хлопнула дверца автомобиля, фургон тронулся с места и проехал мимо Девлина. Почтальон даже не взглянул в его сторону. Девлин подождал пару минут; закрыл окна своей машины и осторожно выбрался из нее. Дом стоял на той же стороне дороги, что и машина. Девлин удалился от обочины на несколько метров и бесшумно двинулся к дому. Вскоре он оказался возле сада, заросшего деревьями и кустарником, затаился, наблюдая за террасой, и принялся ждать.

        Джон Мид выплеснул несколько оставшихся капель вина из стакана, из которого пил Жан, унес его в дом, а через несколько минут вернулся на террасу со стаканом молока. Он уселся в кресло и принялся обдумывать свой разговор с Жаном. Прошлую ночь Джон плохо спал, поэтому чувствовал себя усталым, а кроме того, разболелся шрам, который время от времени беспокоил его. Жан пригласил его к себе домой на обед послезавтра, и Джон принял его приглашение, но сейчас задумался, не совершил ли ошибку. Впрочем, нельзя же было постоянно жить отшельником. Возможно, если он побудет несколько часов в обществе других людей, это пойдет ему только на пользу. Может быть, это действительно хорошая идея. На солнце Джона разморило и потянуло в сон. Он решил пойти лечь и поспать часок, но его дрему разорвал голос, прозвучавший из густого кустарника.
        - Привет, Джон!..
        Сердце Джона ёкнуло от испуга, он приподнялся в кресле и увидел мужчину, появившегося из зеленых зарослей. Очень высокий, мощный, лицо его закрывали соломенная шляпа и темные очки, на левой руке белела повязка. Походка мужчины показалась Джону удивительно знакомой. У него пересохло во рту…
        И тут он узнал его и снова рухнул в кресло. Если Девлин пришел, чтобы убить его, то не имело смысла пытаться убежать. Джон внимательно наблюдал за приближающимся Девлином. Тот подошел, снял шляпу и положил на стол, затем снял темные очки.
        - Тебе понадобилось довольно много времени, чтобы найти меня, - сказал Джон, и в голосе его прозвучала легкая ирония. - А я считал тебя прекрасным охотником.
        Девлин улыбнулся и сел в соседнее кресло.
        - Я пришел не убивать тебя, а помочь, - произнес он мягким тоном.
        Джон внимательно вгляделся в знакомые черты, и губы его медленно растянулись в улыбке.
        - Они все так говорят! Но как ты нашел меня? Мне казалось, я спрятался очень хорошо.
        - Да, действительно. Ниточку к тебе мне дала Луиза.
        Девлин замолчал, давая Джону время осмыслить услышанное. Джон молча уставился на него.
        - Луиза?!
        Девлин кивнул.
        - Она встревожилась вопросами почтальона о ее картинах и адресе. - Девлин улыбнулся отцу Кэтрин. Он не собирался ничего говорить ему о ней… пока. - Я решил последить за почтальоном, и вот я здесь. Дай что-нибудь попить, у меня в глотке пересохло.
        Джон налил воды в стакан, стоявший на столе, и Девлин залпом осушил его.
        - Значит, ты отыскал Луизу? Живешь в ее доме? - спросил Джон.
        Девлин кивнул.
        - А ты как узнал, что она жива?
        Джон пожал плечами. Он уже немного успокоился, даже сердце билось почти нормально.
        - Когда я приехал во Францию, а это произошло уже более года назад, то отправился по их старому адресу. Меня потрясло известие о смерти Жюля… Хотя смерть его и не была для меня полной неожиданностью. Мне сообщили, что вдова тоже умерла вскоре после его смерти, поехала навестить сына и там умерла от сердечного приступа. У меня тогда сразу закрались подозрения… А несколько недель назад я увидел в художественном салоне в Фаенсе картину, датированную этим годом… - Джон помолчал. - Остальное тебе ясно.
        - В проницательности тебе не откажешь.
        - А почему ты не спрашиваешь о моих шрамах? Тебе это не интересно?
        - Думаю, сам расскажешь, когда захочешь.
        Джон поднялся с кресла и задрал серый свитер, демонстрируя большой шрам на груди. Девлин прикрыл глаза, чтобы скрыть потрясение.
        - Как это все случилось? - тихо спросил он.
        Джон опустил свитер и снова уселся в кресло.
        - Память у меня еще не полностью восстановилась, - признался он. - Но кое-что уже вспоминаю.
        Джон посмотрел на стоявшую под столом коробку. Девлин проследил за его взглядом, он понял, что может храниться в этой коробке.
        - Значит, ты все записываешь?
        - Да, по мере того как вспоминаю. И еще пытаюсь расшифровать некоторые… - Джон замялся. - Бумаги.
        Он понимал, что от Девлина ничего скрыть не удастся. Ведь сейчас перед ним сидел один из самых способных агентов, когда-либо работавших в МИ-99 или «Немезиде». А Джон еще был слишком слаб, поэтому в любом случае бесполезно было лгать Девлину. Ведь ясно как день, что если бы у Девлина было задание расправиться с ним, все уже давно было бы закончено.
        - Я рад, Девлин, что они прислали именно тебя, - сказал Джон, наливая воду в пустой стакан.
        В разговоре возникла пауза. Девлин взял стакан и уставился на него, словно обдумывая свои следующие слова.
        - А меня никто не посылал, - вымолвил он наконец. - Они даже не знают, что я здесь.
        Второй раз с момента появления Девлина Джон Мид потерял дар речи. Девлин кивнул, как бы подтверждая свои слова.
        - Это правда. Я нарушил некоторые правила, потому что мне надо было увидеть Луизу… - Девлин помолчал. - И отыскать тебя раньше других. Я и понятия не имел, что ты находишься так близко. Поверь, это была полная неожиданность. - Он осушил половину стакана и поставил его на стол. - Как ты понимаешь, нам надо о многом поговорить.
        Девлин внимательно вглядывался в лицо Джона, ожидая реакции на свои слова.
        - Ты тоже считаешь, что я предал «Немезиду»? - спросил Джон.
        Девлин заметил, как дрожат его руки, державшие стакан с молоком, и покачал головой.
        - Нет, я в это не верю и никогда не верил.
        По глазам Девлина Джон понял, что он говорит правду, и поставил стакан с молоком на стол, иначе он уронил бы его от волнения.
        - Слава Богу, - прошептал Джон, и в глазах его появились слезы. - Слава Богу!..
        Девлин улыбнулся.
        - Я разыскивал тебя по другой причине. - На лице Джона появилось удивление, и Девлин продолжил: - Во Францию я приехал не один, а привез с собой кое-кого.
        - Я его знаю? Это человек из конторы?
        Девлин усмехнулся.
        - Это два отдельных вопроса, Джон. Нет, человек этот не из конторы, но ты его прекрасно знаешь.
        - Боже мой… кто же это?.. - Джон прижал ладонь ко рту, сердце учащенно забилось от внезапной догадки, и он взмолился в душе, чтобы его догадка оказалась верной. - Кто?
        - Кэтрин.
        Джон резко выдохнул, сердце его колотилось так сильно, что он ощутил головокружение.
        - Она здесь… Где… Как ты?.. - Слова беспорядочно слетали с губ Джона, он почувствовал, что может упасть, и вцепился в стол. - Боже мой, я не могу в это поверить.
        Девлин машинально сделал то же самое, удивившись самому себе. Он накрыл своей ладонью ладонь Джона, чувствуя, как она дрожит.
        - Кэтрин в безопасности, сейчас она с Луизой.
        Джон попытался встать, но у него ничего не вышло, и он с мольбой в глазах уставился на Девлина.
        - Отвези меня к ней, прошу тебя.
        - Не волнуйся, Джон, скоро мы поедем к ней, обещаю тебе.
        - Господи, я так переживал за нее. Как она?
        - У нее все в порядке. Когда я сегодня отправлялся выслеживать почтальона, она хотела ехать со мной. Но у меня не было полной уверенности, что почтальон приведет к тебе, поэтому я ее с собой не взял. - Девлин помолчал. - Несмотря на бурный протест с ее стороны. Твоя дочь иногда демонстрирует свой взрывной характер.
        Джон рассмеялся, давая выход почти невыносимому напряжению, терзавшему его.
        - Кэтрин? Взрывной характер? Ах, да, ее мать была ирландкой, и тоже рыжей, как все они.
        - Тогда все ясно, - с улыбкой заметил Девлин.
        - Но как, черт побери, вы сумели добраться сюда незамеченными?
        Теперь, когда Джон знал, что скоро увидит свою дочь, в нем проснулась жажда к информации. Он бы отправился к Кэтрин прямо сейчас, но понимал, что Девлин не станет торопиться. Значит, придется подождать.
        - Это долгая история, думаю, ты услышишь ее сегодня вечером за бокалом бренди. Собирай свои вещи, Джон. Будешь жить вместе с нами в доме Луизы.
        Это было не предложение, а нечто вроде приказа, и Джон согласно кивнул.
        - Хорошо.
        Девлин бросил взгляд на коробку.
        - Ее мы тоже заберем.
        - Мне надо будет оставить записку Жану, чтобы он не тревожился.
        - Разумеется. Он навешает тебя каждый день? - Джон кивнул, и Девлин продолжил: - Напиши, что за тобой приехали друзья и увезли тебя к себе на несколько дней.
        Джон поднялся с кресла.
        - Так, я пошел собираться.
        Девлин смотрел ему вслед. Вид Джона потряс его. Он похудел килограммов на пятнадцать, да еще эти шрамы на лице и на теле. Надо будет как-то подготовить женщин, прежде чем показывать его. Ключ от дома Луизы у него есть, значит, он сначала отвезет туда Джона, а потом съездит за женщинами. Да, физическое состояние Джона вызывает опасения, а поскольку и с памятью у него плохо, понадобится время, чтобы он отдохнул и восстановил силы. Но, возможно, встреча с Кэтрин станет для него наилучшим стимулом. При мысли о Кэтрин Девлин ощутил прилив странного сочетания чувств. С одной стороны, сожаление о том, что он изменил своим принципам, а с другой, ему было так хорошо с ней! Наверное, это и есть любовь…
        - Проклятье, - тихо промолвил Девлин, недовольный собой, встал и крикнул уже Джону в дом. - Я подгоню машину.
        Через пятнадцать минут они уже мчались в Сен-Доминик. Дом тщательно заперли, а на террасе Джон оставил на столе бутылку вина для Жана, а под ней записку в конверте.

        - Жернова Господни мелют хоть и медленно, но верно, - изрек Сэм.
        Он посмотрел на Джеффа Херста, который стоял перед ним. Они снова находились в конспиративной квартире над букинистическим магазином, и, как и в прошлый раз, никого, кроме них, там не было. Сэм выглядел устало, как человек, который мало спал в течение целой недели, а Джефф напоминал гончую, готовую рвануться по следу. Этот если вцепится, то не выпустит, подумал Сэм.
        Джефф присел на угол стола. Ему ужасно хотелось узнать, почему Сэм вызвал его к себе, оторвав от чрезвычайно нудной слежки, которую Джефф вел в Эдинбурге. Но, с другой стороны, эта слежка ему уже порядком надоела. Три дня они следили за подозрительным типом, который занимался контрабандой произведений искусства, пока тот играл в гольф, посещал оздоровительный комплекс и любовниц. Можно отупеть от такой работы. Поэтому, получив сообщение от Сэма, Джефф немедленно прибыл в Лондон.
        В сообщении говорилось, что имеются новости о «птичках», то есть о Девлине и Кэтрин. Но что за новости? Джефф чувствовал, что Сэм хочет подразнить его, поэтому приготовился ждать.
        - Я вот думаю о том, - продолжил Сэм, - куда Девлин мог сбежать и почему. Пожалуй, это очень важное слово «почему». Он не мог просто увезти девчонку куда попало. Наверняка они отправились туда, где надеются что-то разузнать о Джоне. - Он с отсутствующим видом принялся крутить пресс-папье. - Мы уже знаем, что они не выезжали из страны официальным путем, ни на самолетах, ни на паромах. А как насчет частных аэродромов и частных самолетов? Потребовалось несколько дней, чтобы все их проверить, но я сделал это. И обнаружил, что четырехместный «Сессна-172» вылетел с частного аэродрома в Сазерленде через три дня после того, как они покинули Инглетон. Пунктом назначения в полетном листе значился Бирмингем, однако в Бирмингеме этот самолет не приземлялся. Но в этот же день, позже, «Сессна-172» дозаправлялся в манчестерском аэропорту Бартон. Пилот сообщил, что у него барахлят навигационные приборы, потом починил их и улетел. Та же история произошла вечером этого же дня на юге. Самолет взлетел с аэродрома и пропал. Какова могла быть истинная цель его назначения? Ответ напрашивался сам собой - Франция. Тогда я
подумал, а кого Девлин знает во Франции? - Сэм уставился на Джеффа и улыбнулся зловещей улыбкой, от которой у Джеффа пробежал холодок по спине. - И тут я вспомнил о Жюле Кассоне, который умер пару лет назад. Ты помнишь его? - Джефф кивнул, не желая прерывать рассуждения Сэма, но он никак не мог взять в толк, куда все-таки клонит Сэм. - У него была жена, Луиза, которая, как утверждали, вскоре последовала следом за мужем в мир иной. - Сэм помолчал. - О ее смерти нам сообщил сын, проживающий в городе Экс-ан-Прованс. Короткое письмо, в нем говорилось, что Луиза приехала навестить его и умерла от сердечного приступа. Вчера я связался со своим агентом, он живет поблизости от этого города, и попросил проверить регистрации смертей в тот момент, когда мы получили письмо от сына, и, на всякий случай, за три месяца до этого и после. Ответ агента очень удивил меня! В течение этих шести месяцев смерть Луизы Кассон не была зарегистрирована ни в самом городе, ни в его окрестностях. - Сэм устремил на Джеффа победоносный взгляд. - А это означает, что она жива!
        Джефф все еще никак не мог сообразить, куда клонит Сэм.
        - Но почему… если она даже жива… Девлин мог поехать к ней? Ведь на нас работала не она, а ее муж.
        - А что, если Жюль рассказывал ей о своей работе гораздо больше, чем следовало? Что, если Жюль поддерживал связь с Джоном, пока тот находился в Бразилии до своей якобы гибели? Что, если эта Луиза много знает? - Сэм замолчал и отхлебнул уже остывший кофе. - Вот почему я решил проверить любую возможную связь между Луизой и Девлином, пусть даже самую незначительную, и кое-что обнаружил. Тоненькую, но, безусловно, ниточку. Год назад Девлин находился в отъезде. Он был во Франции… Мы не знаем, где конкретно, но, готов поспорить, что он мог навещать Луизу. Ну, что скажешь?
        Джефф кивнул.
        - В этой игре все возможно. Ты хочешь, чтобы я поехал в Экс?
        - Черт побери, очень хочу. Найди сына, проверь его телефонные звонки, установи прослушивание телефона, если понадобится. Отыщи Луизу, и вполне возможно, что ты отыщешь Девлина. - Лоб Сэма покрылся испариной. - А если сможешь убить этого ублюдка и замаскировать убийство под несчастный случай, то будет совсем хорошо. Я шучу, разумеется, - торопливо добавил Сэм, увидев изумление на лице Джеффа.
        Однако тому стало немного не по себе. Таких шуток Сэм себе никогда не позволял. Он встал, стараясь больше ничем не выдать своей реакции на слова Сэма.
        - Отправляюсь немедленно. Мне он нужен не меньше, чем тебе… хотя и по другой причине. Так, надо заказать билет на рейс до Ниццы.
        Джефф снял трубку телефона, но Сэм остановил его.
        - Подожди… есть еще кое-что. Не надо пользоваться обычными каналами для связи со мной. Я дам тебе номер телефона. Если что-то обнаружишь, звони по нему, сообщение мне передадут в любое время дня и ночи. Понял? В любое время. Номер запомни, а бумажку уничтожь.
        Сэм протянул бумажку с номером телефона, наблюдая за лицом Джеффа. Оно было суровым и серьезным.

        Они остановились перед домом Луизы. Кэтрин попыталась открыть дверцу, но Девлин удержал ее.
        - Подожди, все же хочу подготовить тебя. Мне тяжело это говорить, но твоего отца здорово покалечили в Бразилии. Он очень похудел, лицо в шрамах. - Увидев шок в глазах Кэтрин, Девлин добавил: - Извини, но я вынужден сказать тебе это.
        - Все в порядке… Мне очень хочется увидеть его и обнять. - Кэтрин повернулась к Девлину и посмотрела на него глазами, полными слез. - Я… я никогда не смогу отблагодарить тебя…
        Голос ее дрогнул, и Девлин, который был уже не в силах переносить ее страдания, выскочил из машины и распахнул заднюю дверцу.
        Как только Кэтрин взбежала по ступенькам, дверь распахнулась. На пороге стоял Джон Мид. Она бросилась в объятия отца, и он крепко прижал ее к своей груди. Девлин посмотрел на Луизу, которая в этот момент выбиралась из машины, и улыбнулся.
        - Думаю, надо позволить им несколько минут побыть вдвоем.
        Луиза кивнула. У нее на глазах тоже были слезы, она рылась в своей сумочке, ища носовой платок.
        - Ох, Девлин, просто не знаю, как тебе это удалось.
        Голос ее слегка дрожал.
        - Луиза, такого простого задания у меня еще не было. Я чувствую себя почти мошенником. Просто посидел в кафе, потом проехал за почтальоном…
        - Не преуменьшай свои заслуги, - упрекнула его Луиза. - Ведь это именно ты догадался… Девлин, я всегда считала тебя замечательным человеком. Теперь еще раз убедилась в этом.
        - Хотите, чтобы я покраснел? Тогда продолжайте, - веселым тоном воскликнул Девлин.
        Он наклонился к Луизе, а она взяла его ладонь, прижала к своей мокрой от слез щеке и поцеловала.
        - Посмотри на них, - прошептала она. - Посмотри!..
        Девлин повернул голову. Отец и дочь так и стояли на пороге, обнявшись, и о чем-то тихо говорили. По щекам Джона катились слезы. Кругом все рыдают, подумал Девлин, но был вынужден признать, что его тоже глубоко тронула эта сцена. Так можно совсем раскиснуть.
        - Они достаточно побыли наедине, пойдемте к ним.
        Голос Девлина прозвучал строго, он уже взял себя в руки. Луиза удивленно посмотрела на него, а потом улыбнулась. Она все поняла, а Девлину не понравилось, что его раскусили. Но он обо всем позабыл, когда Джон подошел к Луизе и обнял ее, а Кэтрин в это время стояла и наблюдала за ними с глупой улыбкой на лице. Так, похоже, если я не возьму бразды правления в свои руки, все так и будут стоять на пороге, подумал Девлин. Он распахнул дверь шире, провел в дом Кэтрин, потом Джона и Луизу, а затем запер дверь.
        - Пойду приготовлю напитки, - объявил Девлин.
        Все трое повернулись и посмотрели на Девлина с таким видом, словно он был каким-то незнакомцем, случайно затесавшимся в их счастливую компанию. Женщины повели Джона дальше в дом, они радостно щебетали, перебивая друг друга.
        - Это просто чудо, Джон, что ты увидел мои картины и узнал их!..
        - Папа, не могу сказать, как я рада тебя видеть!..
        Девлин ушел на кухню, налил в чайник воды и поставил его на плиту. Затем достал бутылку коньяка, чашки, сахарницу, принялся искать рюмки… В этот момент в кухню вошла Кэтрин. Она подошла к Девлину и обняла его. Глаза ее сияли.
        - Мне трудно говорить, сердце переполняет радость, но спасибо тебе, спасибо!..
        Девлин тоже обнял ее.
        - Значит, все это стоило того? - спросил он.
        - Что? Чего стоило?
        Вопрос Девлина удивил Кэтрин, но не слишком, на ее лице появилась улыбка.
        - Шотландия, я, жестокий… зверюга… да?
        Девлин усмехнулся, а красивое лицо Кэтрин осветила настоящая радость.
        - Да, ради этого момента…
        - А я буду скучать без них.
        - Скучать? Без чего?
        - Без твоих оскорблений и выходок, - прошептал Девлин и поцеловал Кэтрин.
        Это был легкий поцелуй, совершенно не похожий на ночные поцелуи в постели. Девлин легонько отстранил Кэтрин и посмотрел ей прямо в глаза. Он любит ее и уже несколько дней знает об этом. Но все закончилось, не будет больше ночей любви, полных страсти и нежности… Все закончилось. Девлин глубоко вздохнул. Он не позволит себе дотронуться до Кэтрин, ведь теперь в доме находится ее отец, а это в корне меняет ситуацию.
        - И не только без этого, - добавил Девлин, и по выражению лица Кэтрин ему стало ясно: она поняла, что он имеет в виду.
        Улыбка медленно исчезла с ее лица. Кэтрин посмотрела на Девлина, взгляд был ясный, лицо серьезное. Она провела пальцами по его груди, но Девлин поймал ее пальцы и тихонько сжал их.
        - Так надо, - прошептал он. - Мы оба понимаем это, Кэтрин.
        Голос Девлина стал хриплым, чувствовалось, что эти слова даются ему с большим трудом.
        - Да, я знаю. Мне будет очень не хватать тебя.
        Нежно, едва касаясь пальцами, Девлин погладил Кэтрин по щеке.
        - Но не так сильно, как мне тебя, - пробормотал он. - Я бы снова нарушил свои основные жизненные принципы, если бы посмел… пока твой отец здесь…
        Девлин почувствовал ноющую боль в груди. Он так сильно желал Кэтрин, что не был уверен, сумеет ли сдержать себя.
        - Я безумно тебя хочу, - прошептала Кэтрин, и эти слова отдались взрывом в сердце Девлина, пронзили до глубины души.
        Он судорожно вздохнул.
        - Кэтрин, прошу тебя, отпусти меня, - взмолился Девлин. - Ты просто не представляешь, что творишь со мной. - Он высвободился из ее объятий. - Если бы ты только знала…
        Девлин замолчал, не в силах больше говорить.
        - Прости, - промолвила Кэтрин, а он покачал головой.
        - Нет, не говори так. - Девлин потер лоб. - Лучше я отнесу кофе, пока еще в состоянии.
        - Позволь это сделать мне. Ты неси коньяк, а я принесу кофе. Иди, все в порядке, - добавила Кэтрин, поскольку Девлин даже не пошевелился.
        - Да, будет лучше, если я уйду.
        В правую руку он взял четыре рюмки, в левую бутылку коньяка, бросил последний взгляд на нее и вышел из кухни.
        Кэтрин закрыла глаза и оперлась ладонями на стол. Сейчас у нее было такое состояние, словно они только что закончили заниматься любовью: каждая клеточка наполнена теплом, тело дрожит. Даже огромная радость от встречи с отцом не могла затмить силу ее чувств к Девлину. Эти чувства переполняли ее, даря наслаждение, какого она никогда не испытывала раньше. Она любит его, но именно поэтому ей придется позволить ему уйти из ее жизни. Возможно, это произойдет через несколько дней, через неделю, через месяц… Кэтрин понимала, что Девлин изменил ее. Но и она изменила его, а ведь на это она не могла даже рассчитывать.
        Приготовив кофе, Кэтрин понесла его на террасу.

        ГЛАВА 11

        Взятая напрокат машина ждала Джеффа в аэропорту Ниццы. Он сел за руль и начал свой долгий путь в Экс-ан-Прованс. Надо будет найти скромную гостиницу, хорошенько отоспаться и только потом начать поиски. Джефф привез с собой портативный компьютер и подслушивающее устройство, спрятанное в электробритве. Пистолет он не взял, детекторы в аэропорту могли обнаружить его. Но ничего страшного, пистолет будет ждать его в Эксе по известному адресу. А вот фотографии Джона Мида и Девлина он захватил с собой. Фотография Кэтрин ему была не нужна, с первого же дня их знакомства лицо ее навсегда запечатлелось в его памяти.

        - Девлин, он же просто истощен, - сказала Кэтрин. - Я поразилась, когда его увидела. И я так благодарна тебе за то, что ты привез отца сюда!.. - Она робко улыбнулась. - Похоже, я не перестану тебе это повторять. Но ты сам видишь, в каком он плохом физическом состоянии.
        - Да, разумеется, это я сразу заметил.
        Они сидели на террасе. Уже почти стемнело. Помещение освещали только две лампы, горевшие в комнате. Время близилось к одиннадцати. Джон и Луиза уже разошлись по своим спальням, Луиза полчаса назад, а Джон двумя часами раньше. Перед Девлином и Кэтрин стояли бокалы с красным вином. Они оба очень устали, но после того, что случилось сегодня днем, вечер казался просто волшебным, и подсознательно ни Девлин, ни Кэтрин не желали, чтобы он закончился.
        Девлин понимал, куда клонит Кэтрин, это было бы ясно и десятилетнему мальчишке. Ему захотелось обнять ее и успокоить, но он не мог этого сделать.
        - Хочешь сказать, что ему сначала надо отдохнуть, прежде чем я начну приставать к нему со своими вопросами? Неужели ты думаешь, что я прямо завтра утром брошусь допрашивать его? Ты меня обижаешь, Кэтрин.
        - Нет, конечно же нет. - Кэтрин покачала головой. - Но…
        - Что, но?
        - Ему требуется спокойствие, уход… Память должна вернуться естественным путем.
        - А вот тут ты не права, в этом ему надо помочь, - мягким тоном возразил Девлин. - Джон отчаянно хочет восстановить провалы в памяти, а кроме того, для расшифровки записей мне понадобится его помощь.
        - Ох, извини, я, наверное, слишком устала.
        Кэтрин поднялась из-за стола и попыталась улыбнуться, но было видно, что улыбка дается ей с большим трудом. Девлин тоже поднялся и взял ее за руку.
        - Подожди. Ты тоже меня прости, я же понимаю, насколько эмоциональным был для тебя сегодняшний день.
        Их разделили всего несколько сантиметров, Девлин ощущал запах, исходивший от Кэтрин, чистый и свежий. Она подняла голову и посмотрела на него. Взгляд ее излучал тепло и нежность. Девлину захотелось обнять Кэтрин, припасть губами к ее губам, но вместо этого он улыбнулся.
        - Разумеется, на несколько дней я предоставлю Джона в полное твое и Луизы распоряжение, вы сможете окружить его лаской и заботой.
        - Спасибо!..
        Кэтрин приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Он отпустил ее руку, и она обняла его за шею. И Девлин не смог сдержаться. Он прижал ее к себе и тоже поцеловал. Поцелуй получился страстным и продолжительным, тела их прижались друг к другу, как бы сливаясь воедино, и так они стояли несколько долгих, прекрасных минут.
        - Кэтрин, - пробормотал Девлин. - Я не могу обидеть ни тебя, ни твоего отца, и ты должна знать это.
        Теплое тело Кэтрин уютно покоилось в сильных объятиях Девлина, сердца их бились в унисон, губы снова встретились, и время потеряло для обоих всякое значение.
        Девлин понимал, что теперь они могут позволить себе только поцелуи, а может, даже и поцелуев больше не будет. Невыносимая мысль. Он никогда, ни к одной женщине не испытывал таких чувств, какие испытывал к Кэтрин, никогда так не желал ни одну женщину. И эти новые чувства, переполнявшие его, были настолько сильны, что просто невозможно было бороться с ними. Я готов умереть за тебя, подумал Девлин, и эта мысль, никогда не возникавшая в отношении других женщин, потрясла его до глубины души. Ослабив объятия, Девлин сделал шаг назад и глубоко вздохнул.
        - Ох, дорогой, - пробормотала Кэтрин, - это звучит очень грустно, но я и не знала, что мои поцелуи могут так возбуждать мужчину.
        Она тихонько рассмеялась, и этот смех вывел Девлина из оцепенения. Кэтрин положила ладонь ему на щеку. Даже в тени террасы ему было видно, как сияют ее глаза.
        Он поцеловал ладонь Кэтрин и закрыл глаза, отдаваясь своим чувствам. Девлин был не в силах отпустить ее, ему хотелось вечно держать любимую в своих объятиях.
        - Если бы ты только знала, что делают со мной твои поцелуи, - промолвил Девлин, и Кэтрин снова рассмеялась, но сейчас в ее смехе появились дразнящие нотки.
        - А я знаю, - прошептала она и теснее прижалась к Девлину. - Да, уже знаю.
        Девлин с трудом сглотнул слюну.
        - Это жестоко с твоей стороны, - пробормотал он ей на ухо. - Ты же знаешь, что нельзя… - Девлин тихонько прикусил ей мочку уха. - Ты жестокая, безжалостная женщина.
        - Извини, Девлин, но у меня и мысли не было дразнить тебя.
        Уже не доверяя себе, боясь, что может не сдержаться, Девлин сделал шаг назад и опустился в кресло. Дрожащей рукой он взял свой бокал и допил вино. Кэтрин с опечаленным видом тоже опустилась в кресло и вылила свое вино в опустевший бокал Девлина.
        - Думаешь, это поможет? - спросил он.
        - Вино поможет тебе уснуть.
        - Уснуть мне сейчас может помочь только одно, - промолвил Девлин, глядя Кэтрин прямо в глаза, - но это невозможно… - Он помолчал. - По двум причинам…
        Кэтрин положила свою ладонь на его ладонь.
        - Я сожалею, - прошептала она. - Такое легкомыслие с моей стороны!..
        Теперь, когда страсть, охватившая Девлина, хоть и частично, но улеглась, к нему, по крайней мере, вернулась способность думать. Он отхлебнул из бокала, вглядываясь в серебристые лунные блики на рубиновой поверхности, а затем одним глотком допил вино.
        - Думаю, нам пора расходиться, - произнес Девлин после минутного молчания, голос его звучал уже почти спокойно. - Мне надо еще проверить все двери и окна.
        - Я тебе помогу. Ты простил меня?
        - За что? За то, что ты вызвала во мне такое сильное желание, что я потерял способность думать и не мог даже пошевелиться?
        - Да.
        - Конечно, простил. Пожалуй, тебе пора спать. А я посижу еще несколько минут, пока совсем не остыну. - Девлин посмотрел на Кэтрин. - Прошу тебя, иди спать!..
        - Хорошо. - Кэтрин поднялась с кресла и прошла мимо Девлина, стараясь не слишком приближаться к нему. - Может, все-таки помочь тебе проверить запоры?
        - Нет, спасибо.
        - Ты уверен?
        - Уверен. Спокойной ночи, Кэтрин.
        - Спокойной ночи.
        Она остановилась на пороге двери, ведущей в дом, словно хотела сказать еще что-то, но потом молча проследовала в комнаты. Девлин сидел на террасе, устремив взгляд на темный сад. Он потихоньку приходил в себя. Любую другую женщину он не отпустил бы в подобных обстоятельствах, но не Кэтрин. Она взяла над ним такую огромную власть, что Девлин просто не мог сопротивляться ей. В его жизни не было случая, чтобы женщина возбудила в нем желание и оставила его неудовлетворенным. Девлин потер лоб и тихонько выругался. Черт побери, да что же с ним такое творится? Ладно, теперь он ни за что не останется вечером наедине с Кэтрин. Девлин поднялся, тело его еще ныло от истомы, но уже не так болезненно. Интересно, удастся ли уснуть?

        К воскресенью душевное состояние Джона заметно улучшилось. Вся заслуга в этом принадлежала Кэтрин и Луизе, которые готовили ему вкусные блюда и следили, чтобы Джон отдыхал после обеда. В предыдущий день, в субботу, он проспал до полудня, поэтому спустился вниз с виноватым видом, бормоча извинения, но женщины встретили его радостными улыбками. Девлин, занятый на террасе своей работой, перекинулся с ним всего парой слов, поскольку и Луиза и Кэтрин не позволяли ему в разговоре с Джоном даже слегка касаться запретных тем. В какой-то момент Девлина взяло сомнение: а он ли вообще руководит всей операцией? Этот вопрос он и намерен был выяснить у Луизы, когда ближе к вечеру отправился в кухню, чтобы приготовить себе кофе.
        Луиза сидела за столом и, водрузив на нос очки, изучала кулинарную книгу, выписывая из нее рецепты. При появлении Девлина она оторвалась от своего занятия и ласково улыбнулась ему.
        - Ты, наверное, чувствуешь себя обойденным вниманием! - воскликнула Луиза. - Не сердись, пожалуйста, мы с Кэтрин перенесли всю нашу заботу на Джона… Но я приготовлю тебе кофе. Садись, я сейчас за тобой поухаживаю.
        Чувствуя раздражение, он что-то буркнул в ответ и уселся за стол, наблюдая, как Луиза суетится у плиты.
        А в воскресение Девлин с самого раннего утра расположился на террасе со своими бумагами, в доме стояла полная тишина. Он приготовил себе кофе и теперь сидел и пил его, постепенно перестраивая свои мысли на шифры и прочие шпионские дела, то есть на то, с чем предстояло работать. Но это оказалось не так-то просто. Во сне он видел Кэтрин, поэтому и проснулся так рано. Они во сне занимались любовью, и сцены этого сладкого сна до сих пор настолько живы были в его памяти, что несколько долгих минут Девлин глядел на лежавшие перед ним бумаги, а перед глазами стоял только образ Кэтрин. Усилием воли он попытался отогнать видения, но они не исчезали. Девлин крепко сжал виски ладонями, стараясь взять себя в руки, но в памяти вновь и вновь всплывало восхитительное ощущение ее податливого тела.
        - Боже мой!.. - простонал Девлин, и внезапно ему захотелось смахнуть на пол со стола все бумаги и подняться к ней в спальню.
        Но в этот момент в доме послышались шаги. Девлин резко вскинул голову и увидел приближающуюся Кэтрин.
        - Я слышала, как ты спустился вниз, - сообщила она почти радостным тоном.
        Девлин внимательно посмотрел на нее. А может, еще и прочитала его мысли? Понимает ли она, что сейчас творится с ним? Но по лицу Кэтрин этого определить было нельзя, и Девлин глубоко вздохнул, ожидая, что она скажет дальше.
        Сегодня Кэтрин оделась несколько по-другому. Джинсы, сандалии, голубая футболка, но еще и голубой льняной жакет Луизы, закрывавший ее голые руки.
        - Я собралась посетить деревенскую церковь.
        В руках Кэтрин держала чашку с кофе, она поставила ее на стол и улыбнулась Девлину, лицо ее сияло.
        - Нет, ты не пойдешь, - заявил Девлин.
        - Что?
        Кэтрин в изумлении уставилась на него… Радость тут же слетела с ее лица, она нахмурилась.
        - Я сказал, что ты не пойдешь, - повторил Девлин, устремив на Кэтрин суровый взгляд. Сейчас его разбирала злоба и на себя, и на Кэтрин, он понимал, что несправедлив по отношению к ней, но ничего не мог с собой поделать. - Ты никуда не пойдешь одна… Пока, во всяком случае.
        Последние слова Девлина как бы зависли в воздухе.
        - Что значит это твое «пока»?
        - Если ты забыла, то могу напомнить, что я взял на себя ответственность за то, чтобы привезти тебя сюда и попробовать отыскать твоего отца. И вот мы здесь, нам удалось отыскать Джона, но я продолжаю нести ответственность за тебя и намерен делать это, пока все не закончится. Если у тебя есть желание назвать меня нахалом и самодуром, можешь не стесняться, если это хоть немного отвлечет меня от этих чертовых бумаг, с которыми я бьюсь в одиночку.
        - Я не понимаю тебя, - попыталась возразить Кэтрин, - мы же здесь в безопасности.
        - Неужели? А откуда ты это знаешь?
        Девлин говорил ровным тоном, но это только придавало силы его словам.
        - Ты сам говорил… до того, как мы сюда приехали…
        - Вот именно, до того!.. Но тогда я еще не знал о хриплом бое часов на ратуше, который ты слышала во время звонка отца. А представь себе, Кэтрин, что его мог слышать кто-то еще… Например, те люди, которые установили «жучки» в твоем доме. Кто-то тоже мог узнать этот бой, мог догадаться… Луиза говорила, что часы эти довольно знамениты. Поэтому никаких самостоятельных решений, никаких прогулок в церковь или еще куда-нибудь! Только вместе со мной. Понятно?
        По мере того, как Кэтрин осознавала правильность его слов, выражение ее лица менялось.
        - Почему ты раньше не говорил об этом? - спросила она почти шепотом.
        - Потому что не хотел раньше времени волновать тебя.
        Кэтрин глубоко вздохнула.
        - Когда же все это закончится? - пробормотала она. - А я-то думала, что поскольку отец здесь…
        - И поскольку мы нашли его письма к Жюлю, то все уже закончилось, - продолжил за нее Девлин. - Нет, все не так просто. Для начала мне надо задать Джону массу вопросов. Это совершенно ясно. И чем скорее мы сможем…
        Девлин пожал плечами.
        Кэтрин медленно сняла жакет и положила его на спинку кресла, потом поднесла к губам чашку с кофе и отхлебнула. Она уже взяла себя в руки и спокойно посмотрела на Девлина.
        - Спасибо, что объяснил. Означает ли это, что мы все время должны все вместе сидеть дома?
        - Вовсе нет.
        Девлин видел, что она уже спокойно воспринимает его слова. Наверное, от матери-ирландки Кэтрин унаследовала буйный нрав и взрывной характер, но, похоже, и от отца унаследовала многое.
        - Если захочешь куда-то пойти, то я отправлюсь с тобой…
        - А Луизу и отца мы оставим вдвоем! Это действительно…
        - Луизу я тоже предупрежу. - Раздражение и злоба Девлина исчезали с каждой минутой. - Кроме того, у Луизы есть пистолет. Она показала мне его в первый же вечер, когда мы приехали сюда. Но тебе было не обязательно знать об этом.
        - Похоже, ты по-прежнему многое от меня утаиваешь, - упрекнула Кэтрин.
        - Ничего такого, о чем тебе следовало бы знать.
        Кэтрин поднялась.
        - Хорошо, тогда я займусь завтраком. - Она посмотрела на Девлина, оставшегося сидеть за столом. - Еды в холодильнике полно, но мы ведь сможем иногда выходить в деревню за продуктами, да?
        Девлин увидел в лице Кэтрин только спокойствие и понимание.
        - Ладно, я отвезу тебя.
        Девлин тоже поднялся, он чувствовал себя виноватым перед ней.
        - Что? Куда?
        - Ты же сказала, что собралась в церковь. Вот я и поеду с тобой.
        - Но я хотела пойти одна, Девлин. Не на службу, а просто мне надо побыть одной… - Кэтрин запнулась. - Спасибо тебе, но…
        Девлин пожал плечами.
        - Как хочешь, но без меня ты не пойдешь. Возьми у Луизы шарф, чтобы прикрыть волосы. Ну, пока я снова не сел, да или нет?
        Кэтрин кивнула.
        - Спасибо. Но прежде, чем мы пойдем…
        Девлин, который уже хотел было пойти к Луизе, чтобы предупредить ее, остановился.
        - Что еще?
        - Я просто хотела сказать тебе, пока мы одни… Извини меня за тот вечер в пятницу. - Кэтрин поморщилась. - Наверное, я выпила лишнего, понимаю, это вовсе не оправдание, но… извини. Это больше не повторится.
        - Да, не повторится, - согласился Девлин. - Потому что я больше никогда не останусь с тобой вечером наедине.
        Казалось, что слова Девлина потрясли Кэтрин, но это продолжалось всего несколько секунд, а потом она посмотрела на свой недопитый кофе и снова подняла взгляд на Девлина. Глаза ее были ясными, светло-голубыми в лучах утреннего солнца, лицо загорелое и красивое. Девлин невольно вздохнул.
        - По-моему, я выразился довольно грубо, - признал он.
        Кэтрин облегченно улыбнулась.
        - Все нормально. Ты прав, разумеется, как всегда прав.
        - Не всегда, - с кислым видом изрек Девлин. - Просто я люблю быть сосредоточенным, когда мне предстоит работа, а ты обладаешь потрясающей способностью выбивать меня из колеи. - Губы Девлина скривились, он почти улыбнулся. - Тебя можно считать опасным оружием…
        - Для врагов.
        - Для любого живого мужчины. - Девлин взял Кэтрин за руку. - Пошли.
        Через десять минут, предупредив Луизу и оставив ее в тщательно запертом доме, они уже садились в машину. Джон еще спал.

        В это же воскресное утро Джефф Херст сидел возле окна в номере гостиницы в Экс-ан-Провансе и изучал распечатку всех телефонных номеров, по которым Жак Кассон звонил в течение предыдущих шести месяцев. Он отмечал номера, которые повторялись более трех раз, а затем вводил их в компьютер. У него уже образовался список из тридцати семи номеров, по четырем из которых Жак звонил более двадцати раз.
        Джефф взял мобильный телефон и набрал номер. Когда ему ответили, он продиктовал собеседнику эти четыре номера и добавил, что задание срочное. Особенно его интересовали два первых номера из этой четверки. По одному из них звонили тридцать раз, по другому двадцать три. Агент пообещал перезвонить через полчаса. Джефф посмотрел на часы: почти десять. Он встал, включил телевизор, пробежался по каналам, но все его мысли были сейчас заняты совсем другим. Когда он получит ответ от агента, то будет знать, что делать дальше.
        Про Жака Кассона было известно, что он удачливый бизнесмен, директор и совладелец фабрики, выпускающей напольные и настенные покрытия. Трудолюбивый, тридцать лет, но еще не женат, весь в делах, но и развлекаться успевает. Накануне Джефф некоторое время наблюдал за его домом, где явно готовились к вечеринке. Ближе к вечеру в дом привезли еду и напитки, а позже начали собираться гости - со вкусом одетые женщины и мужчины в возрасте от двадцати лет до пятидесяти. С помощью бинокля Джефф со своего наблюдательного пункта наблюдал за прислугой, разносившей напитки. У него даже мелькнула мысль под шумок попытаться проникнуть туда, но Джефф отбросил ее, вернулся в гостиницу, выпил две порции бренди и лег спать.
        Телефонный звонок, которого он ждал, раздался точно через полчаса. Джефф записал имена и адреса, которые сообщил агент. Нужный ему номер, как он и предполагал, оказался первым из списка, принадлежал он Луизе Лава-лье, проживавшей в Сен-Доминик в Провансе. Так, значит, она поменяла только фамилию.
        - Есть! - воскликнул Джефф и посмотрел на телефон.
        Надо позвонить Сэму и обрадовать его. Но он тут же передумал и улыбнулся. Нет, не буду, Сэм может подумать, что мне требуется помощь.
        - Это только мое дело, - пробормотал Джефф и раскрыл атлас автомобильных дорог.
        Сен-Доминик, рядом с Фаенсом. Пора навестить мадам Лавалье и проверить, нет ли у нее уже гостей.
        Он начал собирать вещи. Надо будет установить тщательное наблюдение. Джефф был терпеливым человеком, а мог быть и очень терпеливым, когда дело касалось лично его. А это был именно тот случай.

        Они напоминали туристов, совершающих прогулку на машине. Девлин надел потрепанную панаму и темные очки, а Кэтрин закрыла волосы светло-голубым шифоновым платком, позаимствованным у Луизы. Когда они только отъехали от дома, Кэтрин, чувствуя легкие угрызения совести, предложила:
        - Послушай, я понимаю, что у тебя много работы… Мы можем и не ездить в церковь.
        - Все в порядке. Я обещал, значит, отвезу.
        И он включил радио, давая понять, что разговор закончен. Глаза Девлина были спрятаны за темными очками, лицо непроницаемо, и Кэтрин не могла определить, какое у него сейчас настроение. Она откинулась на спинку сиденья и больше не произнесла ни слова.
        Девлин остановил машину напротив церкви, которая стояла на склоне холма в дальнем конце деревни. Пока они ехали по деревне, навстречу шли люди, возвращавшиеся с утренней службы, и, когда они вылезли из машины, возле церкви уже никого не было. Девлин взял Кэтрин за руку и повел было к церкви.
        - Но ты же говорил…
        - Я только проверю обстановку, а внутри не останусь. Буду ждать тебя в машине, и, прошу, не задерживайся слишком долго.
        Когда они подошли уже к самому крыльцу, Девлин сунул в руку Кэтрин деньги.
        - Тебе они могут понадобиться.
        Он снял темные очки, панаму и вошел в церковь вместе с ней. Она заметила, как глаза Девлина быстро оглядели скамьи и двух женщин, которые сидели впереди и разговаривали, а мальчик лет трех терпеливо ждал их, играя в проходе с машинкой. Свечи горели с одной стороны алтаря, как раз в этот момент пожилой мужчина дрожащей рукой ставил еще одну свечу. Девлин взглянул на Кэтрин.
        - Жду тебя в машине.
        Он повернулся и вышел. Кэтрин обернулась и посмотрела ему вслед. Ее охватило волнение, вызванное как пребыванием в церкви, так и относительным молчанием Девлина. Она увидела, как он остановился на крыльце, и поняла, что сейчас Девлин тщательно осматривает церковный двор. Затем он надел панаму и очки и ушел.
        Кэтрин решила тоже поставить свечку. Она не была католичкой, но это не имело значения. Свеча была символом света и любви, и ей нужен был этот символ, который вдохновил бы ее и дал надежду.
        Кэтрин медленно подошла к высокой тумбе, на которой стояли несколько зажженных свечей, а рядом находились незажженные свечи и маленький ящичек с надписью:
«Свечи, пять франков». Она разжала ладонь и посчитала деньги, которые ей дал Девлин. Тридцать франков, более чем достаточно. Он будто прочитал ее мысли. Кэтрин улыбнулась про себя, опуская монеты в прорезь ящичка. Девлин, как видно, понял, что она собирается ставить свечки. Надо поставить четыре: одну за отца, одну за Луизу, одну за себя и одну за Девлина, который, похоже, больше их всех нуждается в помощи. Кэтрин зажгла все четыре свечи, нанизала их на маленькие иголочки и опустилась на колени возле ближайшей скамьи.
        Сейчас она была в церкви одна, пока ставила свечи, все остальные прихожане ушли. Стоя на коленях, Кэтрин чувствовала, как ее охватывает спокойствие и умиротворенность. Она подняла голову и посмотрела на яркие огоньки свечей, но все расплывалось от слез, которые наполнили ее глаза и стекали по щекам. Кэтрин прочитала благодарственную молитву и попросила у Господа, чтобы здоровье и память вернулись к ее отцу. Затем помолилась за Луизу, за Девлина, чтобы он разгадал все загадки, не дававшие ему покоя, и узнал то, что хотел узнать. А в конце Кэтрин помолилась за то, чтобы, когда настанет момент, она смогла с благодарностью отпустить его. Пусть с ним останется ее любовь, пусть он будет счастлив, пусть ничего с ним не случится.
        Девлин увидел, как из церкви вышли женщины с ребенком и пожилой мужчина. Однако существовала вероятность того, что кто-то мог там прятаться.
        - Проклятье, - пробормотал Девлин, швырнул панаму на заднее сиденье, снова направился к церкви и поднялся на затененное крыльцо.
        Оттуда ему было прекрасно видно, как Кэтрин зажигает свечи. Она стояла к нему спиной, но в любом случае на крыльце было так темно, что Кэтрин со своего места не смогла бы заметить его. Ведь она хотела, ей нужно было побыть одной. Девлин с уважением отнесся к ее желанию, но все же сейчас не мог оторвать глаз от Кэтрин. Четыре свечи? Интересно, за кого. В прошлый раз, когда Девлин тайком приезжал к Луизе, она тоже попросила сопроводить ее в церковь, и, как сегодня, тогда в церкви тоже никого не было. Тогда Луиза ставила тоже свечи, но он не спрашивал, за кого.
        Несколько секунд Кэтрин стояла, глядя на горящие свечи, и Девлину показалось, что она окружена ореолом яркого и нежного света. Мощная волна чувств захлестнула его. Он стоял, не шевелясь, и жадно пожирал глазами Кэтрин. В этот момент она была по-настоящему прекрасна, и благостность этого священного места, похоже, передалась не только ей, но и Девлину. Он увидел, как Кэтрин опустилась на колени и склонила голову. Какая-то неземная, в ореоле мягкого света, Кэтрин казалась коленопреклоненным ангелом. Потрясенный этим зрелищем, Девлин почувствовал, что на глаза навернулись слезы.
        Его охватило желание войти внутрь, сесть где-нибудь позади Кэтрин и просто смотреть на нее, но он был вооружен, поэтому не хотел осквернять святость этого места. Конечно, если бы Девлин почувствовал хоть малейшую опасность, он без всякого колебания ворвался бы в церковь, но это совсем другое дело. Однако опасности никакой не было. Никакой.
        Пламя свечей заколыхалось, словно от тихого ветерка, Кэтрин вскинула голову и уставилась на свечи, как будто ждала от них ответа. А затем медленно поднялась с колен.
        Бросив последний взгляд на распятье, Кэтрин повернулась и двинулась по проходу. В этот момент она заметила на крыльце смутные очертания мужской фигуры. Приглядевшись, Кэтрин узнала Девлина и поспешила к нему.
        - Извини. - Сейчас для Кэтрин не имело значения, что он может заметить ее слезы, потому что она совершенно не стыдилась их. - Я слишком долго, да?
        - Нет. - Девлин взял ее за руку. Момент очарования прошел, и он вернулся к реальности. - Просто я заметил, что все вышли из церкви, и значит, ты осталась внутри одна.
        Он повел ее к машине. Они шли молча, каждый погружен был в собственные мысли.
        Когда они приблизились к машине, Кэтрин спросила:
        - А ты католик?
        Она и сама не понимала, почему задала этот вопрос.
        Девлин удивленно посмотрел на нее.
        - Нет. А что?
        - Ты дал мне деньги. Я так и подумала, что это на свечи.
        Впервые с момента их выхода из дома Девлин улыбнулся.
        - Просто я подумал, что, увидев свечи, ты, возможно, тоже захочешь поставить. Вот и все. Так оно и получилось.
        - Я поставила четыре. По одной за каждого из нас.
        - Очень хорошо. Будет хоть какая-то маленькая помощь.
        Заметив иронию на лице Девлина, Кэтрин бросила на него гневный взгляд.
        Девлин улыбнулся.
        - Я говорю серьезно, - заверил он. - И не смотри так на меня.
        - Ладно, тогда прощаю. И спасибо тебе, Девлин.
        - Не за что.
        Они проехали уже половину пути до дома Луизы, когда Девлин остановил машину и повернулся к Кэтрин.
        - Я намерен сегодня поговорить с твоим отцом. Мне надо задать ему много вопросов, и чем быстрее, тем лучше.
        - Я понимаю тебя, Девлин. И после того, как ты рассказал о том, что нас могут искать, я согласна. Чем скорее мы решим эту проблему, тем лучше. Но, прошу тебя, будь с ним помягче.
        - Обещаю.
        Девлин тронул машину с места, и через несколько минут они уже были дома.

        Ночью, лежа в постели, Кэтрин вспоминала события прошедшего дня. Это был прекрасный день, спокойный и безмятежный. Девлин сдержал свое слово, в разговорах с ее отцом он тщательно избегал тем, которые могли бы вывести Джона из равновесия. Он даже спрятал шкатулку со всем содержимым, а с отцом болтал о разных пустяках. Кэтрин видела, что и отец спокоен, поскольку тоже понял, что сегодня никаких разговоров о делах не будет. Отец долгое время находился в одиночестве, а до этого прошел через ад, прежде чем сумел пробраться во Францию. Здесь он чувствовал себя в безопасности, его окружали любовь и забота. Кэтрин едва не расплакалась, вспомнив о его телефонном звонке, этой единственной тонкой ниточке между ними, которой отец был вынужден воспользоваться, только чтобы услышать ее голос. А Девлин сумел найти ее отца, это было настоящее чудо.
        Думая об этом, Кэтрин мысленно представила себе лицо Девлина, и ей захотелось пойти к нему, обнять, поговорить, оказаться в его объятиях. И еще она вспомнила лицо Девлина, когда они возвращались к машине после ее посещения церкви. В нем явно произошли перемены, взгляд был нежным, каким-то новым, другим.
        Интересно, спит ли он сейчас или тоже лежит без сна? Кэтрин глубоко вздохнула. У нее появилось такое ощущение, словно она видит его, слышит его дыхание, дотрагивается до него. Кэтрин села на постели и взбила подушку, ей непременно надо было уснуть, и она решила считать баранов. Но на самом деле сейчас ей хотелось быть рядом с ним. Однако этому больше не бывать. Никогда!..

        Ее разбудили мужские голоса, один из них громко кричал, почти вопил. Кэтрин рывком села на постели. Сердце бешено заколотилось, когда она поняла, что этот крик доносится из спальни ее отца. Перепуганная, Кэтрин побежала в его комнату, расположенную в задней части дома, и взору ее предстала настолько ужасная картина, что поначалу она даже не поверила своим глазам.
        Девлин боролся с ее отцом. Здоровый, сильный, в одних трусах, Девлин навалился на отца, лежавшего на кровати. Кэтрин рванулась к нему и изо всех сил потянула за плечи.
        - Прекрати! - в ужасе закричала она.
        Девлин обернулся и оттолкнул ее.
        - Принеси воды, - приказал он. - Быстрее!
        И в этот момент до Кэтрин дошло, что Девлин вовсе не напал на отца, а просто удерживает его. Джон бился в судорогах на кровати, одеяло слетело, он выкрикивал что-то бессвязное, словно сумасшедший. Девлин снова склонился над ним, слова его звучали громко и уверенно.
        - Ты в безопасности, Джон. Кэтрин здесь. Вот она. Все в порядке. Ты в безопасности…
        В конце концов его слова и сила, с которой он сдерживал судороги Джона, возымели свое действие. Девлин обернулся к Кэтрин, по его лицу и телу струился пот.
        - Воды, - повторил он. - Быстрее!
        Кэтрин стремглав бросилась в ванную, выбросила зубные щетки из стаканчика и наполнила его водой.
        - Вот. - Она протянула Девлину стакан.
        Джон лежал на спине. На фоне белой подушки лицо его, казалось, пепельного цвета, силы его явно иссякли.
        - Эти сволочи пытали меня, - промолвил он дрожащим голосом.
        - Успокойся, Джон, глотни воды. - Поддерживая голову Джона, Девлин помог ему выпить воду. - Где это было?
        - Всего за три часа до этого мы покинули лагерь возле Сан-Маркоса. Девлин, они знали, кто мы такие. Сначала мы решили, что это бандиты, но потом все поняли…
        Джон не видел Кэтрин, которая с широко раскрытыми глазами стояла в тени возле двери, шок еще был настолько силен, что она не могла вымолвить ни слова. Девлин, уже сидевший на кровати спиной к ней, махнул рукой, не оборачиваясь, приказывая ей этим жестом уйти из комнаты. Но Кэтрин словно приросла к полу, во рту у нее пересохло.
        - Я понял, что они собираются убить нас… Это происходило на пустынной дороге в джунглях. Они блокировали нас, одна машина впереди, другая сзади…
        Было видно, что эти мучительные воспоминания причиняют Джону страдания, Кэтрин захотелось остановить его, но она не осмелилась даже пошевелиться. Девлин прижал руки Джона к постели.
        - Это были бразильцы? Когда я вошел, ты кричал на португальском.
        - Только двое из них, а трое остальных немцы… Тогда-то я и связал это имя, которое они часто упоминали… Гардист… Оно не всплывало раньше… Ты понимаешь, Девлин? Они уже не таились, они знали, что убьют нас, а я подумал, что это какое-то португальское слово, которого я не знаю. - Слова отца пугали Кэтрин, но она совершенно не понимала их смысл. Похоже, большое значение имело имя. - Потом они застрелили Росарио. Мне удалось спрятать нож в рукаве, и я вонзил его в сердце одному из немцев…
        Кэтрин затрясло от ужаса, она попыталась зажать рот рукой, но все же крик вырвался из ее груди. Девлин обернулся, таким суровым она его еще не видела.
        - Уйди, - бросил он. - Быстрее.
        - Разве Кэтрин здесь? - Джон сел на постели и увидел дочь. - Боже мой, Кэтрин… нет!
        - Она сейчас уйдет. - Девлин подошел к Кэтрин и вытолкнул ее за порог. - Он вспоминает, - пояснил он тихим, напряженным голосом. - Возвращайся в свою спальню. Эти воспоминания не для твоих ушей, а я должен все знать. - Девлин закрыл дверь, оставив Кэтрин в коридоре, через дверь она услышала, как он сказал: - Все в порядке, Джон, она ушла. Что было потом? Выпей еще воды…
        Снизу донесся голос Луизы.
        - Девлин… Кэтрин… что происходит?
        Это вывело Кэтрин из оцепенения, на дрожащих ногах она спустилась по лестнице и увидела Луизу с пистолетом в руке.
        - Можете убрать пистолет, - прошептала Кэтрин. - Отца мучают кошмары. Это ужасно… Он рассказывает такие страшные вещи!..
        - Пойдем отсюда, - предложила Луиза, и они пошли на кухню, Луиза включила свет и положила пистолет на стол. - Я подумала, что кто-то забрался в дом.
        - Я тоже. - Кэтрин почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, и опустилась на стул.
        Внимательно вглядевшись в ее лицо, Луиза достала бутылку коньяка, плеснула немного в бокал и протянула Кэтрин.
        - Выпей.
        Кэтрин сделала глоток.
        - Он вспоминает, что с ним произошло. Когда я прибежала в его спальню, то подумала, что Девлин на него напал… Но это он просто пытался удержать отца. Я так испугалась!
        - Да, я слышала шум… - Луиза плеснула себе коньяка и посмотрела на пистолет, лежавший на столе. - Боже мой, я решила, что настал момент воспользоваться им. Но я рада, что не пришлось!.. - Луиза тоже села за стол и сделала глоток из бокала. - А что он вспоминает?
        - Девлин меня прогнал, но я успела услышать, что мой отец и его спутники попали в засаду на дороге в джунглях. - Кэтрин отчаянно пыталась унять дрожь во всем теле. - Нападавшие были вооружены… Они хотели убить их…
        Постепенно затихая, голос Кэтрин перешел в шепот, и Луиза вздрогнула.
        - Ох, нет… но, возможно, хорошо, что память возвращается к нему… А Девлину надо знать обо всем, чтобы помочь.
        - Я ужасно перепугалась.
        - Понимаю, дитя мое, понимаю. Лучше тебе этого не слушать, оставайся здесь со мной. Вот увидишь, Девлин сможет помочь твоему отцу.
        - Но я должна быть с ним… Это мой отец!..
        Рука Луизы, оказавшаяся на удивление сильной, легла на плечо Кэтрин.
        - Нет! Не должна. Нам надо подождать. Если кошмарные сновидения вернули твоему отцу память, то пусть уж полностью выговорится. Надо признать, что Девлин все делает правильно. Пусть говорят мужчины, которые понимают друг друга. А мы останемся здесь.
        Кэтрин опустила взгляд на свой бокал.
        - Я ходила в церковь помолиться за него, за всех нас, - прошептала она. - И вот… все это…
        - Но, возможно, это и есть ответ на твои молитвы. Кто знает? Может, оно и к лучшему, что эти воспоминания выплеснулись из него, а не сидят внутри, мешая выздоровлению. Ты так не думаешь?
        Кэтрин кивнула. Ей сейчас трудно было рассуждать, мысли путались в голове.
        - Наверное, вы правы, - прошептала она.
        - Конечно, права. Послушай, ты потрясена и устала. Ложись на мою кровать и отдохни. Вот увидишь, все будет в порядке.
        Кэтрин позволила Луизе отвести ее в спальню, легла на кровать, свернулась калачиком и закрыла глаза, пытаясь забыться…
        Минут через пятнадцать в дверь спальни Луизы раздался стук. Она не закрывала дверь, словно ожидала этого.
        - Входи, Девлин, - прошептала Луиза.
        И он вошел, одетый уже в халат.
        - Что с ней?.. - спросил Девлин, увидев на постели спящую Кэтрин.
        Луиза, держа на коленях книгу, сидела рядом с ней.
        - Спит. Как Джон?
        - Тоже уснул. - Теперь и Девлин говорил шепотом. - Он почти все вспомнил. Завтра…
        Он замялся и пожал плечами.
        - Да, все завтра, - поддержала его Луиза. - Слава Богу!..
        Девлин робко улыбнулся.
        - Возможно, помогли ее сегодняшние молитвы. - Девлин подошел к кровати. - Может, отнести ее наверх?
        Луиза посмотрела на хрупкую фигурку рядом и покачала головой.
        - Нет, - возразила она. - Кэтрин нуждается в матери… и, возможно, я смогу на одну ночь заменить ей ее. Ей здесь будет хорошо.
        Девлин кивнул.
        - Я знаю. Спокойной ночи.
        Он повернулся и растворился в темноте, словно тень. Луиза выключила свет и легла на кровать рядом с Кэтрин. По ее щекам текли слезы, но никто их не видел.

        ГЛАВА 12

        Наблюдательный пункт был выбран очень удачно. Джефф Херст, в голубой хлопчатобумажной рубашке, джинсах и темных очках, сидел за маленьким кованым столиком уличного кафе рядом с фонтаном. Отсюда прекрасно просматривалась дорога, которая вела к дому Луизы. Был понедельник, около десяти утра, дул легкий ветерок, а большой зонтик с рекламой «Мартини» укрывал от солнца. Народа на площади было не очень много, люди бродили туда-сюда, разговаривали, обменивались новостями, и Джефф вполне вписывался в эту картину, ничем не выделяясь среди других. На столике перед ним стояла большая, наполовину уже пустая чашка с черным кофе и пустая тарелка с крошками от рогалика. Еще на столе лежали пачка сигарет, коробок спичек, а в пепельнице дымилась недокуренная сигарета. Молодой одинокий турист, возможно, ожидает кого-то, а может, просто решил отдохнуть немного. Никто не обращал на него внимания, чего Джефф и добивался. Но его глаза, спрятанные за темными очками, не пропускали ничего. Он наблюдал за всеми.
        В семь часов утра Джефф проехал мимо дома Луизы, увидел машину перед домом, отметил для себя, что ставни на всех окнах закрыты. Отъехав подальше, он остановился, сверился с картой, подождал около часа, а потом вернулся назад, снова проехав мимо дома. Никаких изменений, за исключением того, что ставни на окнах уже были открыты. С дороги Джеффу не виден был номер машины. Она могла принадлежать Луизе, но, вполне возможно, и Девлину. Джефф мысленно отругал себя за то, что не поинтересовался у Сэма, водит ли Луиза машину. Но сейчас он не собирался задавать Сэму никаких вопросов. Пока во всяком случае…
        Пистолет, находившийся в кобуре, пристегнутой к левой лодыжке, нагрелся от жары. Меньше нагрелся нож, прикрепленный к другой лодыжке. Джефф потихоньку прихлебывал кофе, а когда подошедший официант поинтересовался, не надо ли мсье еще что-нибудь, он заказал минеральную воду. Пожалуй, настало время задать официанту несколько ненавязчивых вопросов.
        - Прекрасное место, - сказал Джефф, когда официант вернулся с минеральной водой. - Мы с женой подыскиваем здесь небольшой домик или квартиру. Как вы думаете, сможем купить?
        Официант, бородатый провансец лет тридцати с небольшим, кивнул.
        - Да, действительно хорошее место, - согласился он. - Сейчас здесь много туристов, и это здорово! А зимой, пока еще тепло, туристов гораздо меньше. Конечно, дома здесь продают. Чуть дальше, за плошадью, находятся два агентства по торговле недвижимостью.
        Официант указал направление, и Джефф кивнул.
        - Спасибо, прогуляюсь туда попозже, когда отдохну. Моя жена немного рисует, а пейзажи здесь потрясающие. Уверен, она полюбит это место, как полюбил его я.
        Продолжать Джеффу не понадобилось, официант расплылся в улыбке.
        - Конечно! Это рай для художников! В Сен-Доминик живут несколько художников… Здесь много маленьких ателье и студий, где они демонстрируют и продают свои работы. Рекомендую мсье посетить их, просто погуляйте по боковым улочкам, и мимо вы не пройдете!
        - Спасибо, я так и сделаю. - Джефф сделал глоток минеральной. - А художники приходят сюда пить кофе? Или они слишком заняты своей работой?
        Джефф улыбнулся своей шутке, и официант улыбнулся в ответ.
        - Разумеется приходят, мсье, и очень часто. Вот, например… - Официант назвал несколько имен, но Джеффа интересовало только одно имя, и оно прозвучало. - Мадам Лавалье, она живет вон там, на холме. Какая приятная, элегантная дама, совсем не похожа на экстравагантных представителей богемы. Она иногда встречается здесь со своими подругами.
        - Лавалье, Лавалье, - пробормотал Джефф. - Наверное, жена слышала о ней, надо будет запомнить имя и рассказать. А кто знает, может, я даже сегодня увижу мадам Лавалье?
        - Вряд ли. Она повредила ногу около недели назад, поэтому ходит с палочкой. Последний раз я видел ее на празднике в компании подруг. Ох, вы же знаете, как это бывает, когда женщины собираются вместе! - Официант пожал плечами. - Но я не жалуюсь, мы всегда рады клиентам!
        - Не сомневаюсь.
        Джефф закурил и предложил сигарету официанту. Вообще-то он не курил, но в этой стране курильщиков не следовало выглядеть чужаком.
        - А вот ее подруга, молодая красивая женщина, даже не посидела у нас. Ах, какие у нее ноги, мсье. Потрясающая женщина! - Официант вздохнул с притворным сожалением. Джефф моментально понял, что речь идет о Кэтрин, но ничем не выдал своего интереса. - Она, к сожалению, зашла только для того, чтобы отвезти мадам домой. С ней еще был мужчина, здоровый такой. - Официант рассмеялся. - Муж, наверное…
        И Девлин здесь. Вот так удача! - подумал Джефф. Он допил минеральную воду, поднялся и достал из кармана деньги.
        - Приятно было поговорить с вами, мой друг. Погуляю немного, но, пожалуй, попозже вернусь, чтобы выпить чашечку вашего превосходного кофе.
        Он расплатился, добавив не слишком щедрые, но и не маленькие чаевые, чтобы не перебрать ни со щедростью, ни со скупостью, и попрощался.
        Дополнительная информация о Луизе могла оказаться полезной. Значит, эта женщина ходит с палочкой. При мысли о Девлине у Джеффа свело челюсти. Неужели этому негодяю удалось одурачить Кэтрин и затащить в постель? Джефф почувствовал, как к горлу подступил ком и сдавило виски. Он отправился бродить по деревне, без какой-то определенной цели, погруженный в свои мысли. Наблюдать за домом Луизы будет очень сложно. Если Девлин действительно такой опытный, как все говорят об этом, - а у Джеффа не было причин сомневаться в этом, агентов понапрасну не хвалят, - то следует быть очень осторожным. Он остановился перед витриной агентства по торговле недвижимостью, делая вид, что рассматривает ее, но на самом деле перед глазами Джеффа стоял только образ Кэтрин, улыбающейся этому типу, которого он теперь ненавидел до рези в желудке. Ему необходимо поговорить с Кэтрин наедине, все объяснить ей. А потом он сумеет сделать то, ради чего приехал сюда.
        Джефф отошел от витрины, поскольку сидевший в конторе клерк с надеждой уставился на него, и глубоко вздохнул. Сейчас требуется максимальная собранность, в этой смертельно опасной игре нельзя расслабляться ни на минуту. Быстрым шагом Джефф направился в противоположную от дома Луизы сторону. Ему требовалось снять напряжение и тщательно продумать свои дальнейшие действия.

        - Я начинаю вспоминать, - сказал Джон, - и все постепенно становится на свои места.
        Он держал в руке драгоценный листок бумаги, который несколькими днями раньше Девлин тщательно скопировал. Рука Джона тихонько дрожала, когда он рассматривал изображенные на нем значки и символы. А Девлин разглядывал копию, одновременно молча наблюдая за Джоном. Они вдвоем сидели на террасе, а Кэтрин и Луиза тем временем готовили обед. Девлин досконально обследовал сад и убедился, что если кто-то попытается подкрасться к ним, они обязательно услышат.
        - Мы так развлекались, - продолжил Джон. - Это мы с Жюлем придумали этот шифр. - Он устремил задумчивый взгляд на дорожку, которая вела к теплице. - Никогда не представлял себе, что мне придется снова воспользоваться им в подобных обстоятельствах.
        Джон нежно погладил листок.
        - Я сообщал Жюлю о том, как у меня идут дела, потому что уже в самом начале операции у меня было такое чувство, что что-то здесь не так… Ну, ты знаешь, как это бывает, да? - Девлин кивнул. - А ведь Жюль должен был ехать вместе с нами. Господи, я ведь не знал, что он уже болен раком. Мне показалось тогда важным вести дневник… Это помогло не сойти с ума.
        Джон помолчал, выпил минеральной воды. Девлин, безмолвный словно статуя, продолжал слушать, позволяя ему выговориться. Сейчас слова, мысли и воспоминания, запертые столь долгое время, выплескивались из Джона, словно поток, прорвавший дамбу.
        - Мы связались с Бэзилом, агентом «Немезиды», который уже находился на месте. Мы и до этого пользовались услугами этого американца бразильского происхождения. Именно он сообщил нам, где следует искать Йозефа фон Штафеля.
        Джон продолжал говорить, а Девлин тем временем сменил кассету в диктофоне. Джон, похоже, даже не заметил этого. Постепенно в воображении Девлина начала складываться картина приключений Джона в джунглях. Он почти ощущал влажную жару лесов и запах солоноватой воды, когда Джон описывал поездку на лодке по притоку Амазонки к немецкой колонии. Зашифрованными бумагами можно было заняться и позже, после того как Джон закончит свой рассказ, когда к нему полностью вернется память. Девлин понимал, что кошмарный сон Джона прорвал блокаду памяти, но, несмотря на видимое улучшение его умственных способностей, до полного выздоровления было еще далеко. Джону требовались спокойствие и уход, поэтому, заметив, что он побледнел, Девлин выключил диктофон.
        - Хватит, отдохни, Джон. Сделаем небольшой перерыв. Тебе принести что-нибудь?
        Джон покачал головой и улыбнулся.
        - Не надо ухаживать за мной, как за младенцем.
        Девлин усмехнулся.
        - Я понимаю, но просто не хочу слишком утомлять тебя. Иначе Кэтрин мне голову оторвет.
        - Она трясется надо мной, как наседка над цыплятами, - пожаловался Джон.
        - Да я вижу. Так что сделаем перерыв. - Девлин взял со стола стакан с минеральной водой, сделал глоток и поднялся. - Пойду принесу еще воды.
        Джон кивнул.
        - Хорошая мысль. А она дома?
        - Кэтрин? Конечно. Я просто попросил женщин некоторое время не мешать нам. Позвать?
        - Не надо, я просто спросил. Из дома они не выходят?
        - Без меня - нет. Я предупредил обеих.
        - Думаешь, нас могут разыскивать?
        Девлин, уже направившийся в дом, остановился.
        - Вполне возможно, Джон. Я просто принял дополнительные меры предосторожности, вот и все.
        - Я знаю, кто следил за Кэтрин.
        Девлин замер.
        - Что?
        Нехорошее предчувствие холодком пробежало по его спине.
        - Это группа немцев… В семидесятых годах они откололись от террористической группировки… У них более изощренные и искусные методы. Они знают о документах, поэтому будут пытаться отыскать и документы и нас. Но не для того, чтобы вернуть сокровища законным владельцам, а чтобы самим завладеть ими. На Дальнем Востоке существует огромный черный рынок ценностей… - Джон помолчал, потом добавил: - Девлин, часть бумаг до сих пор находится у меня.
        - Где они?
        Девлин почувствовал, как учащенно забилось сердце. Только что Джон небрежным тоном, как бы между прочим, сообщил самое важное из всего того, что он услышал сегодня.
        Джон улыбнулся, словно с запозданием, но все же оценил изумление Девлина.
        - В абонентском ящике, в небольшой деревне в Ирландии… - Улыбка Джона стала еще шире, когда он заметил реакцию Девлина на эту новость. - Но у меня с собой есть копия.
        Девлин облегченно вздохнул и снова уселся за стол.
        - Где? - тихо спросил он.
        - В моих вещах, наверху. Записи зашифрованы, это шифр внука фон Штафеля. Я долго бился с этим шифром, но сейчас чувствую, что смогу с ним справиться.
        Некоторое время на террасе стояла тишина, пока Девлин переваривал свалившуюся на него информацию.
        - Я хочу увидеть эти документы, - почти шепотом произнес он. - И в первую очередь те, которые у тебя в комнате. - Джон кивнул. - Но как, черт побери, тебе удалось сохранить их?
        Джон усмехнулся.
        - Вижу твое удивление, дружище. - Усмешка переросла в смех. - Очень приятное чувство. Никогда не думал, что увижу когда-нибудь, как Девлин, такой невозмутимый, умеющий держать себя в руках, потеряет дар речи от удивления!
        Девлин тоже усмехнулся, обнажив белые зубы, напряженное выражение исчезло с его лица.
        - Должен признать, Джон, что выдержка у тебя будь здоров. Ты здесь уже два дня…
        Он замолчал и с улыбкой покачал головой.
        - Я должен был убедиться…
        - Во мне?
        - Да, в тебе, - очень спокойным тоном подтвердил Джон. - Прошло столько времени… Я уже не знал, кому могу доверять… Ты ведь понимаешь меня?
        Девлин кивнул.
        - Прекрасно понимаю. - Он посмотрел Джону прямо в глаза. - Но теперь ты мне доверяешь?
        - Я ничего бы не сказал, если бы не доверял. И если бы ты даже обыскал мои вещи, пока я спал… А эти два дня кто угодно мог рыться в них, потому что я, похоже, только ел и спал… Так вот, как я уже сказал, если бы ты обыскал мой скудный багаж, то не нашел бы бумаги!
        - Может, поспорим? - предложил Девлин.
        - Ха! Ты проиграешь! Забудь о подкладках и прочих обычных тайниках… о подошвах… каблуках…
        Слова Джона заинтриговали Девлина.
        - А давай все-таки посмотрим, смогу ли я…
        Джон поднялся.
        - Ладно, сейчас принесу вещи.
        Девлин тоже вскочил с кресла.
        - Я сам принесу. Оставайся здесь.
        Он стремительно скрылся в доме, оставив Джона с задумчивой улыбкой на бородатом лице. Через минуту Девлин уже вернулся и поставил на стол сумку.
        - Ну, удиви меня еще раз, - сухим тоном предложил он.
        - Ладно. Можешь тщательно обыскать сумку.
        - И обыщу!..
        Девлин опустошил сумку, выложив на стол все содержимое: сандалии на веревочной подошве, нижнее белье, джинсы, бумажник, большой кусок ванильного мыла, газетные вырезки и несессер. Сначала Девлин тщательно, изнутри и снаружи, обследовал пустую сумку, проверил каждый шов и остался доволен своей работой, потому что ничто крупнее пушинки не могло ускользнуть от его внимания.
        - В сумке ничего нет, так?
        Он посмотрел на Джона.
        - Да, в сумке нет, - подтвердил Джон, улыбаясь еще шире.
        - Не радуйся раньше времени, - буркнул Девлин.
        Он понимал, что эта игра важна для Джона. Она не только позволяла отдохнуть от дел, в чем он сейчас очень нуждался, но и возвращала Джону уверенность профессионала. Девлин начал перебирать вещи. Сначала нижнее белье, его он сразу сунул назад в сумку, поскольку в нем явно ничего нельзя было спрятать. Затем джинсы, их Девлин обследовал так же тщательно, как и сумку. Далее шли сандалии, ему хватило минуты, чтобы проверить подошвы и каблуки на предмет наличия тайников. Девлин вернул их в сумку, вопросительно посмотрев на Джона.
        Тот кивнул.
        - Да, в них ничего нет, - спокойным тоном подтвердил он. - Можешь продолжать.
        - Мало того, что ты возомнил о себе, так ты еще и садист, - пошутил Девлин. - Мои мучения доставляют тебе удовольствие.
        - Огромное, - сознался Джон. - Может, сказать тебе, когда будет теплее? - Девлин с угрожающим видом уставился на Джона, и тот рассмеялся. - Ладно, не буду.
        Затем Девлин осмотрел бумажник, хотя и сомневался, что в нем может быть что-то спрятано. Но он извлек из бумажника небольшую лупу, какой обычно пользуются ювелиры. У Девлина было такое предчувствие, что она может ему понадобиться.
        На столе остались газетные вырезки, кусок мыла и несессер. Проверив несессер самым тщательным образом, Девлин убрал его в сумку. Он уже начал волноваться. Настал черед газетных вырезок. Девлин внимательно прочитал их, просмотрел на свет на предмет наличия тайнописи между строк, но ничего не обнаружил. Остался только кусок мыла. Девлин посмотрел на него, затем на Джона. Тот улыбался уже во все лицо.
        - Джон, неужели я что-то пропустил? - удивился Девлин.
        - Пока нет.
        Девлин взял кусок мыла и посмотрел его на свет.
        - Здесь? - тихо спросил он, и Джон в ответ кивнул. - В этом куске мыла? - Девлин повертел мыло в руках. Совершенно обычный кусок мыла, такие продают по всей Франции, в каждом магазине сувениров, в каждом придорожном киоске. Девлин понюхал мыло - натуральный запах ванили, вес и форма тоже в норме. Он покачал головой. - Неужели бумаги спрятаны здесь?
        - Часть бумаг, - поправил его Джон.
        - Но оно совершенно нетронутое!..
        Девлин взял со стола лупу - не зря он чувствовал, что она ему понадобится, - и сантиметр за сантиметром осмотрел кусок сверху, снизу, сбоку. Никаких швов, ничего подозрительного. Еще раз осмотрев мыло, Девлин покачал головой. Джон с довольным видом уселся в кресло.
        - Я испортил семь кусков, прежде чем добился желаемого результата, - поведал он. - А ванили нанюхался на всю жизнь.
        Джон рассмеялся.
        - Да, мастерская работа, - признал Девлин. - Держа кусок мыла в руке, он потряс его, словно надеялся, что там внутри что-то может загреметь. - Ты удивил меня, нет слов.
        Джон хмыкнул с довольным видом.
        - Да, стоило потрудиться ради того, чтобы увидеть изумление на твоем лице. Ладно, вскрывай его.
        - Боюсь, что могу повредить содержимое. - Девлин протянул кусок мыла Джону. - Так что давай-ка сам.
        Он нагнулся к лодыжке, достал нож и протянул его Джону. Тот вскинул брови.
        - Тяжело отвыкнуть от старых привычек, - заметил Джон, принимая нож.
        А Девлин тем временем быстро огляделся вокруг, испугавшись, что Кэтрин может стоять где-нибудь в тени и наблюдать за ними. Он не желал повторения той сцены, что разыгралась несколько дней назад.
        - Ладно, приступим…
        Джон аккуратно разрезал мыло, внутри оказалась полость размером чуть меньше, чем сам кусок. Девлин тихонько присвистнул. Он не ожидал от Джона такого мастерства.
        Очень осторожно Джон вытащил плотно сложенные листы тончайшей бумаги, такой, какая была спрятана в шкатулке, но только в этом случае листов было гораздо больше. Девлин замер, наблюдая, как Джон разворачивает листок за листком и складывает их на стол.
        Их оказалось как минимум сорок. Девлин в изумлении уставился на листки, пока Джон слегка дрожащей рукой разглаживал их.
        - Боже мой, - прошептал он, - вот они!
        - Да. И теперь у нас с тобой начинается настоящая работа, - тихо промолвил Джон.

        На следующее утро Девлин нашел Джона на террасе, тот сидел за столом, погруженный в расшифровку бумаг. Девлин не стал мешать, а просто наблюдал за ним. Сейчас Джону уже не требовалась чья-либо помощь. Со вчерашнего дня, когда воспоминания буквально хлынули из него и на свет были извлечены спрятанные бумаги, Джон здорово изменился. Это признали и Луиза с Кэтрин. Ночью Джон спал как убитый, его не мучили кошмарные сны.
        Вроде все шло хорошо, но все же что-то не давало покоя Девлину, интуиция подсказывала, что надо быть начеку. А поскольку интуиция крайне редко подводила его, ее нельзя было игнорировать. Девлину казалось, что за ними наблюдают, и ему очень не нравилось это ощущение. И дело здесь было даже не в боязни, а скорее в том, что он не владел ситуацией, не знал точно, кто работает против него. Прошедшей ночью, где-то около часа, Девлин оделся во все черное и обследовал территорию вокруг дома, стараясь уловить каждый звук, заметить малейшее движение, любую тень.
        Ничего. Никаких необычных звуков, машин, притаившихся наблюдателей. И все же в голове засело нечто такое, что не давало ему покоя. Однажды, когда Девлин служил в спецназе, молодой коллега поинтересовался у него, на что похоже ощущение тревоги. И Девлин сравнил его с нарастающим напряжением музыки в кинофильмах, когда понимаешь - вот сейчас что-то случится. И сейчас Девлину казалось, что эта музыка звучит в его голове.
        Он настолько погрузился в свои мысли, что с опозданием почувствовал, как Кэтрин тронула его за плечо. Девлин повернулся, приложил палец к губам и тихонько затолкал Кэтрин назад в дом.
        - Он с головой ушел в работу, - пояснил Девлин, - не будем ему мешать.
        - Но я просто хотела спросить, не хочет ли отец пить.
        - Пока не хочет. А позже я сам спрошу его об этом.
        - Но он уже сидит там два часа!..
        - Знаю. - Девлин отвел Кэтрин в гостиную и закрыл за ними дверь. - А где Луиза?
        - Рисует.
        - Очень хорошо.
        Девлин продолжал держать Кэтрин за руку, но она вдруг высвободила ее.
        - Я все равно отнесу отцу попить. - Кэтрин с вызовом посмотрела на Девлина. - Меня не волнует, что ты говоришь, и я не помешаю…
        - Нет, помешаешь! Он оторвется от работы, ты спросишь, как у него дела, пойдут разговоры… Пойми, Кэтрин, он занят сейчас очень важным делом.
        - Но он же еще болен…
        - Сейчас его состояние гораздо лучше, чем было, когда он приехал сюда, - оборвал ее Девлин.
        - Я понимаю, что это ты нашел его. И бесконечно благодарна тебе за это. Но ты не смеешь командовать!
        - А кто смеет? Ты? - Глаза Девлина гневно сверкнули. - Может, и дом ты будешь охранять? Что ж, пожалуйста!
        - Оставь свой сарказм, - промолвила Кэтрин, по лицу было видно, что ее потрясла вспышка Девлина. - Да что с тобой?
        - Кто-то крутится возле нас. Вот что со мной. И не спрашивай, откуда я это знаю, слишком долго объяснять.
        - Боже мой! Кто?
        - А вот этого я не знаю. Прошлой ночью я осматривал сад, но ничего не обнаружил.
        - Ты выходил из дома! - встревожилась Кэтрин. - Во сколько?
        - В час, примерно. Вы все спали.
        - Ты должен был предупредить меня.
        - А зачем?
        Девлин внимательно посмотрел на Кэтрин, по крайней мере, своим рассказом он отвлек ее внимание от отца.
        - Я бы тебе помогла…
        - Я прекрасно справился один. - Девлин улыбнулся. - Но, если хочешь, можешь сегодня ночью сама…
        Кэтрин схватила его за плечи, даже сама не заметив этого.
        - Послушай меня, Девлин. Теперь мы - команда. Нас четверо. Мы работаем вместе.
        Девлин уставился на Кэтрин, его даже забавляла ее решительность.
        - Это ты сама придумала, да? Так, значит, мы команда. Что ж, тогда давай распределим обязанности. Ты оставляешь отца в покое, пока я не скажу… Или пока он сам не решит, что на сегодня работу закончил. Я, если понадобится, отправлюсь на разведку, а ты можешь сидеть в своей спальне у окна и наблюдать, вдруг заметишь что-нибудь подозрительное. Как тебе такой расклад?
        Кэтрин просто обескуражила дерзость Девлина, но именно этого он и добивался.
        - Записывай номера проезжающих машин, - продолжил он. - У меня есть бинокль, можешь им воспользоваться. Только смотри, чтобы с улицы не было заметно бликов. Ну, так что, ты займешься этим?
        - Если это действительно нужно для дела, то займусь, - согласилась Кэтрин.
        Глядя на нее; Девлин подумал: как же она красива, как приятно находиться рядом с ней. Но он тут же усилием воли отогнал эти мысли.
        - Пойду принесу бинокль.
        - Подожди, - остановила его Кэтрин. - Я пойду с тобой и начну наблюдение прямо сейчас. Мне все равно нечего делать.
        - Вот и хорошо.
        Девлин открыл дверь, пропустил вперед Кэтрин и пошел следом за ней. Он изо всех старался не смотреть на изгибы ее бедер, на талию, на длинные, очень длинные ноги… Когда они поднялись наверх, Кэтрин резко остановилась, и Девлин врезался в нее, поскольку глядел себе под ноги. Он машинально ухватил Кэтрин за плечи, чтобы она не упала, но она дернула плечами, сбросив его руки, и прошла в свою спальню.
        Девлин зашел туда через минуту с биноклем, а Кэтрин поставила стул сбоку от окна, чтобы его частично прикрывали распахнутые ставни.
        - Так нормально? - спросила она.
        - Да. - Девлин протянул ей бинокль. - Я пошел вниз.
        Выйдя из спальни Кэтрин, он довольно улыбнулся. Интересно, сколько она высидит там? Сколько ей понадобится времени, чтобы понять, что ее просто убрали, чтобы не мешала? Догадается ли она, что когда ведут наблюдение за домом, то не разгуливают перед ним? Господи, а как же она разозлится, когда разгадает его трюк. Когда Девлин сбежал по лестнице вниз, улыбка уже исчезла с его лица.
        Ни Девлин, ни Кэтрин даже не подозревали, какие далеко идущие последствия будет иметь его уловка.
        Кэтрин отрегулировала резкость и изумилась, ей показалось, что деревня находится совсем рядом. Она разглядывала людей, гулявших по площади, создавалось такое впечатление, что она может слышать их голоса, но, конечно же, слышать она ничего не могла. Интересно, что так тревожит Девлина? По идее он должен только радоваться тому, что разгадка тайны близка, а вместо этого он чем-то недоволен. Ох уж эти мужчины, они говорят, что не понимают женщин, но их самих понять невозможно. А Девлин вообще сложный человек, таких сложных она еще не встречала. Он не мог забыть обо всем, что произошло между ними, только потому, что здесь находится ее отец. Но, похоже, он просто выбросил ее из головы. Конечно, она согласна с тем, что говорил Девлин в тот вечер, когда привез отца, да, он был прав, но все же как было бы чудесно хоть иногда, хоть на несколько секунд почувствовать его ладонь на своей щеке. Возможно, Девлин считает, что только полное безразличие к ней может удержать его от необдуманных поступков.
        - Ну и черт с ним!.. - пробормотала Кэтрин, но легче ей от этого ругательства не стало.
        Скоро уже обед, и она спустится вниз. Ведь не надеется же он, что она вечно будет торчать здесь? Интересно, как дела у отца… А Девлин, наверное, сейчас смеется в душе над тем, как ловко избавился от нее. Эта мысль вызвала улыбку у Кэтрин. Она решила записывать номера машин, нашла в сумке блокнот и ручку, а когда через несколько минут Девлин вошел в ее спальню, спросила:
        - Если машина проезжает мимо дома несколько раз, то на это надо обратить внимание?
        - Разумеется. Как дела?
        - Отлично, спасибо. Деревня, как на ладони. Мне кажется, я могу слышать, что говорят люди.
        - Да, я понимаю, о чем ты говоришь. Луиза прислала меня сообщить, что обед будет скоро готов. Ты отлично справляешься с заданием.
        С этими словами Девлин вышел из спальни. Кэтрин показала ему вслед язык, и вот от этого ей стало легче.

        Джефф сидел в машине. Он уже составил план действий. Все произойдет сегодня ночью, в три часа, это самое темное время, потому что луна в это время закрыта горами, и все будут крепко спать. Никакой сигнализации вокруг дома он не заметил, однако Девлин наверняка придумал что-нибудь. Надо будет принять все меры предосторожности, а когда он проникнет в дом, то первым делом найдет Девлина. Машина Джеффа стояла на дороге, но не на той, которая вела к дому Луизы, и довольно далеко от деревни. Движения на дороге практически не было, время обеда для французов было почти так же священно, как время ужина. Джефф вспомнил шутку: в полуденную жару на улицу выходят только бешеные собаки и англичане. И в этом чудесном уголке Франции особенно ощущалась ироничная справедливость этой шутки.
        Джефф продолжал обдумывать детали своего плана. Полностью черное одеяние, инфракрасные очки, чтобы свободно двигаться в полной темноте, черные спортивные туфли на мягкой подошве, в них можно двигаться бесшумно, как призрак. Набор отмычек лежал в кармане, в бардачке хранились липкая лента и стеклорез. Джефф размял пальцы, мысленно он уже повел отсчет времени, хотя до начала операции оставалось пятнадцать часов. Первым делом надо хорошо выспаться в маленьком пансионе на другой стороне деревни, потом провести рекогносцировку местности, наметить наиболее удобное окно или дверь. Затем проникнуть в дом. Мысль о том, что Девлин и Кэтрин могут спать в одной кровати, была настолько невыносимой, что Джефф тут же отогнал ее. И только когда он обезвредит Девлина, можно будет звонить Сэму.
        Кэтрин. Как там она? Джеффу просто необходимо было снова увидеть ее. Пусть это не входит в его план, но, пока не увидит ее, он не узнает, что ей мог наговорить Девлин. Возможно, чтобы увидеть Кэтрин, потребуется время, но в некоторых случаях Джефф готов был запастись терпением. Кроме того, он проголодался, пора поесть в том уютном кафе у фонтана. Оно, во всяком случае, не будет закрыто, как все остальные. Джефф завел двигатель и развернулся.

        Бумажной салфеткой Кэтрин вытерла с лица капельки пота. В ее спальне было жарко, как никогда, несмотря на широко распахнутые окна. Пообедав, она вернулась на свой наблюдательный пункт, однако это занятие начало уже надоедать ей, тем более что у нее уже появилась почти стопроцентная уверенность - Девлин очень доволен тем, что она никому не мешает, особенно отцу. Изменения в поведении Девлина, пусть и не слишком заметные, были налицо. Он явно сторонился ее, нет, он не был холоден с ней, но Кэтрин все было ясно.
        - Ну и наплевать! - громко произнесла она, а теплый воздух вынес ее слова через окно, где они и растаяли на солнце.
        Кэтрин все прекрасно понимала, и в этом заключалась ее трагедия. Вполне понятно, что Девлину больше не надо выполнять роль ее защитника. Во время бегства из Инглетона в коттедж, а потом сюда, во Францию, Девлин полностью отвечал за нее, и Кэтрин это чувствовала. Он никогда не пытался заигрывать с ней, все произошло совершенно неожиданно, на следующий же день после их приезда, после гуляния на празднике. Ощущение безопасности обоим вскружило голову, они радовались тому, что находятся в Провансе, за много миль от Инглетона и всего того, что было связано с ним… А потом их ведь тянуло друг к другу. Девлин и в сексуальном плане был необычайно сильным мужчиной, и его страстное желание передалось ей.
        А теперь, когда все закончилось, Кэтрин видела, что для него те пылкие ночи были просто мимолетным эпизодом, проявлением слабости, которую он сумел подавить в себе. Девлин больше не желал ее, его мысли были сосредоточены на том, чтобы выяснить все тайны, хранившиеся в памяти отца. Кэтрин тяжело вздохнула и бросила взгляд на постель.
        - Боже мой, как же мне было хорошо с тобой! - прошептала она. - Ты был просто великолепен…
        Она снова тяжело вздохнула. Постоянные мысли о Девлине уже начали терзать ее. Кэтрин почувствовала, что полна энергии, которая нуждается в выходе. Но какой она могла найти выход? Луиза была занята рисованием, отец и Девлин с головой ушли в работу… И Девлин запретил всем выходить из дома без него.
        Да плевать мне на его запреты, подумала Кэтрин. Он пытается напугать меня разговорами о том, что кто-то следит за домом. Это еще одна его маленькая хитрость, но с меня хватит. Я пойду гулять. Кэтрин улыбнулась. Решение оказалось до смешного простым. Она сбежала вниз по лестнице и постучала в дверь студии. Когда Луиза откликнулась, Кэтрин вошла.
        - Простите, что потревожила, но я там, наверху, просто с ума схожу. Я решила пойти погулять.
        - Ох, нет! Ты же слышала, что Девлин…
        - Луиза, да он просто перестраховщик. Просто хочет, чтобы мы сидели возле него… И еще он очень любит командовать.
        Кэтрин говорила убежденно, стараясь в первую очередь убедить себя. Луиза бросила на нее проницательный взгляд, словно почувствовала в ее словах нечто большее, чем Кэтрин хотела сказать.
        - Но он, наверное, прав. И здесь, под его присмотром, я чувствую себя в безопасности.
        - Но вы заняты своими картинами. А я полдня торчу у окна и смотрю в него, чуть косоглазие не заработала. - Кэтрин яростно помотала головой. - На улице никого нет, я несколько часов наблюдала за этой чертовой дорогой.
        - Поговори с Девлином.
        - Как я могу с ним поговорить? Они с отцом заняты бумагами… Девлину сейчас не до меня. - Кэтрин подошла к Луизе и посмотрела на изображение собаки, которую Луиза срисовывала с большой фотографии, прикрепленной сбоку к ее мольберту. - Как здорово!.. Вот видите, у вас есть занятие, а мне выть с тоски хочется.
        - Давай я поговорю с Девлином.
        Луиза сделала попытку встать, но Кэтрин удержала ее.
        - Нет, прошу вас, не надо. Я ведь просто хочу прогуляться, подышать свежим воздухом.
        Луиза посмотрела на Кэтрин, увидела решительное выражение на ее лице и покачала головой.
        - Тебя уже не отговорить?
        - Да.
        - Тогда послушай меня. Надень шляпу или прикрой волосы, не забудь темные очки и мой жакет. И только до деревни и обратно, хорошо?
        - Обещаю вам. - Кэтрин обняла Луизу. - Спасибо, что поняли меня.
        - Ох, дитя мое, я все прекрасно понимаю.
        Через десять минут Кэтрин вышла из дома, одетая в просторный бежевый хлопчатобумажный жакет, волосы убрала под соломенную шляпу, на нос водрузила темные очки. Луиза дала ей тридцать франков на тот случай, если захочется попить. Бодрым шагом Кэтрин направилась по дороге к деревне, глубоко вдыхая чудесный воздух.
        Ее держали взаперти сначала в Инглетоне, потом в коттедже, и вот теперь она и здесь начала чувствовать себя пленницей. Так что эта прогулка была для нее как глоток свободы, а вернувшись, она решит, рассказывать о ней Девлину или нет. При этой мысли Кэтрин едва не рассмеялась вслух. Она уже наметила план действий: посидит в кафе у фонтана, не спеша выпьет кофе или еще чего-нибудь, понаблюдает за людьми на площади, а потом вернется домой. Девлин ничего и не заметит.
        Усевшись за столик, Кэтрин заказала подскочившему официанту кофе. Вокруг сновали машины, мимо проходили болтающие женщины с покупками в руках… Все было нормально. Официант принес кофе, бросив на Кэтрин восхищенный взгляд, и она с удовольствием сделала глоток. Глаза ее были спрятаны под очками, волосы под шляпой.
        Кэтрин совершенно не ощущала никакой опасности. Взгляд ее упал на лежавшую на столе потрепанную газету «Утренняя Ницца», на которой кто-то что-то написал, и она невольно уставилась на нее, подумав, почему французская письменность так отличается… Однако надпись была сделана по-английски, а потом так тщательно зачеркнута, что можно было разобрать только два слова и несколько цифр. Цифры обозначали номер мобильного телефона, а слова: «Сэм, в любое…»
        От внезапно охватившего ее страха у Кэтрин все похолодело внутри. Она приподнялась, чувствуя, как колотится сердце, снова посмотрела на газету, но у нее уже все плыло перед глазами. На плечо Кэтрин легла рука, она усадила ее на место, а очень знакомый голос прошептал в ухо:
        - Кэтрин… Слава Богу, это ты!..
        Повернув голову, Кэтрин увидела перед собой своего бывшего любовника Джеффа Херста, он смотрел на нее и улыбался.

        ГЛАВА 13

        Джефф уселся на стул рядом с ней.
        - Я молил Бога, чтобы ты пришла одна, и вот ты здесь, - сказал он и снял темные очки. Не в силах вымолвить ни слова, Кэтрин уставилась на него, от охватившего ее шока пересохло во рту. - Все в порядке, - ласковым тоном попытался успокоить ее Джефф. - Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, но мне очень надо поговорить с тобой.
        Кэтрин обрела способность говорить.
        - Это… это ты написал на газете? Тебя прислал Сэм?..
        - Чтобы отыскать тебя и Девлина. Чтобы убедиться, что ты в безопасности… Чтобы сказать тебе, что я люблю тебя…
        Кэтрин резко отвернулась, эта встреча потрясла ее, словно удар молнии, но с каждой секундой силы и уверенность возвращались к ней. Слова Джеффа «чтобы сказать тебе, что я люблю тебя» прозвучали для нее как ложь и насмешка.
        Кэтрин снова повернулась к нему, ее лицо и глаза пылали от гнева. Размахнувшись, Кэтрин влепила Джеффу пощечину и вскочила на ноги.
        - Убирайся прочь от меня, негодяй, - прошипела она.
        Джефф тоже поднялся и схватил Кэтрин за руки.
        - Мне понятен твой гнев. Но видит Бог, у меня было много времени, чтобы подумать…
        - Убери свои лапы, иначе я закричу, - предупредила Кэтрин, и Джефф выполнил ее требование.
        Официант, заметивший их ссору, подошел к ним.
        - Мадам? - он вопросительно посмотрел на Кэтрин.
        Джефф швырнул на стол бумажку в двадцать франков.
        - Моя подружка расстроилась, - с улыбкой пояснил он и бросился за Кэтрин, которая торопливо уходила из кафе.
        Джефф догнал ее и, стараясь не прикасаться к ней, пошел рядом.
        - Послушай, Кэтрин, давай сядем в мою машину и спокойно поговорим, - взмолился он. - Просто поговорим, клянусь тебе.
        На них стали оглядываться прохожие, но Кэтрин сейчас было не до них. Ее переполнял страх от осознания того, что Джефф разыскал их. Он каким-то образом узнал, что они в Сен-Доминик… Как же Девлин был прав! А если Джефф сумел разыскать их, он, возможно, знает и про отца. В центре площади Кэтрин резко остановилась и повернулась к Джеффу. Она посмотрела прямо в глаза мужчине, которого когда-то считала очень хорошим, но увидела перед собой всего лишь незнакомца. Врага.
        - Как Сэм узнал, что мы здесь? - требовательным тоном спросила Кэтрин.
        - Я скажу тебе, если мы сядем в мою машину. Я хочу только поговорить, клянусь тебе.
        Тон Джеффа был умоляющим, на лице появилось страдальческое выражение, и, глядя на него, Кэтрин подумала: а с чего это она решила, что любила этого мужчину?
        - Не считай меня дурой, - огрызнулась она.
        Джефф достал из кармана джинсов ключи от машины и вложил их в руку Кэтрин.
        - Вот, пусть ключи будут у тебя. Мы просто не сможем как следует поговорить здесь…
        Его беспокоит то, что Девлин может разыскивать меня, подумала Кэтрин. Но Девлин сейчас радуется, что от меня избавился, и думает, что я сижу у окна в своей комнате и наблюдаю за незнакомыми людьми. Он мне не поможет, ему и в голову не придет, что я могла оказаться настолько глупой, что пошла в деревню одна, так что придется выкручиваться самой. Но главное сейчас - это безопасность ее отца.
        - Ладно, я поговорю с тобой, Джефф, - согласилась Кэтрин, смягчив тон. - Теперь, когда шок прошел, я понимаю, что так будет лучше, но в твою машину я не пойду. Ты гораздо сильнее меня, поэтому разговаривать мы будем вон там. - Кэтрин указала на скамейку, которая стояла на обочине дороги, перед стеной небольшого ресторанчика. - Или там, или нигде.
        Джефф кивнул.
        - Как тебе будет угодно. - Кэтрин села на скамейку, Джефф присел рядом, но не слишком близко, и посмотрел на нее. - Кэтрин, ты в порядке?
        - Да, спасибо. Зачем Сэм прислал тебя?
        Пока еще Кэтрин не могла выдавить из себя улыбку, не могла взять дружеский тон в разговоре с Джеффом, но уже могла спокойно смотреть на него, могла размышлять о том, как бы сделать так, чтобы он не попал в дом Луизы. Кэтрин могла видеть дорогу, ведущую к дому Луизы, а Джефф не мог, поскольку сидел к ней спиной. Сейчас уже никто не обращал на них внимания, они как бы вписались в окружающий пейзаж.
        - Прежде, чем я скажу тебе это… Где Девлин?
        - Он оставил меня здесь два дня назад, а сам уехал повидаться с кем-то в Ницце, - спокойно ответила Кэтрин, удивившись тому, с какой легкостью она может лгать. Похоже, ей удалось мобилизовать какие-то внутренние резервы жизненных сил, о которых она раньше и не подозревала. - А что?
        Джефф пожал плечами и усмехнулся.
        - Просто думаю, что ему не понравилось бы, если бы он увидел нас вдвоем, не так ли?
        Теперь уже Кэтрин небрежно пожала плечами.
        - Честно говоря, ему, по-моему, наплевать. Я здорово осложнила ему жизнь.
        - Почему?
        Кэтрин вскинула брови.
        - Да потому, что он работает в той же организации, что и ты, Джефф. И он такой же лгун, предатель и негодяй, как и ты. Так почему, черт побери, я должна облегчать жизнь таким людям? - Кэтрин внимательно посмотрела на Джеффа. - И почему я должна облегчать ее тебе? Да по мне… катитесь вы все к черту. Ты, «Немезида», МИ-99, как вы все мне надоели. Ты притворялся, что любишь меня, а потом я узнала, что это была всего лишь твоя работа… ночная…
        - Да, так оно и должно было быть, но я и сам не предполагал, что по-настоящему влюблюсь в тебя…
        - Ой, прошу тебя, не надо! Если ты не собираешься сказать мне ничего существенного, то я пойду… - И тут Кэтрин заметила, как из дверей ресторана тихонько выскользнул Девлин. Откуда он взялся? Кэтрин торопливо продолжила: - И не пытайся следить за мной, хотя я уверена, что ты прекрасно знаешь, где я живу. - Сейчас важно было занять Джеффа разговором, потому что он смотрел только на нее. Девлин был уже совсем рядом… - Наверняка Сэм сказал тебе…
        - Успокойся, Кэтрин, все в порядке. - Девлин бросил на нее успокаивающий взгляд, опустился на скамейку рядом с Джеффом и улыбнулся ему. - Привет, Джефф. Вот мы наконец и встретились… Не советую, - предупредил Девлин резко наклонившегося вперед Джеффа. Тот замер, почувствовав, что в бок ему уперлось что-то твердое. - Кэтрин, забери у него пистолет, на левой лодыжке. И спрячь его в сумочку. Вот так, хорошо. Ну а теперь, Джефф, мы совершим небольшую прогулку. Сожалею, что прерываю вашу с Кэтрин задушевную беседу, но такой уж я человек. - Девлин снова улыбнулся, на этот раз улыбка была угрожающей. - Поднимайся, но очень медленно.
        Джефф бросил на него холодный взгляд.
        - А если не поднимусь?
        - Дело твое. Вырубить тебя моментально, или… что предпочитаешь?
        - Да пошел ты!.. - начал Джефф, но не закончил.
        Кэтрин смутно уловила движение руки Девлина, и Джефф обмяк. Девлин поддержал его, чтобы он не упал, потом прислонил Джеффа к плечу Кэтрин, взял ее руку и велел обнять Джеффа.
        - Оставайся здесь, а я сейчас подгоню машину, - предупредил он и скрылся за углом.
        Кэтрин поежилась, тело Джеффа было необычайно тяжелым.
        Девлин подъехал на машине, распахнул дверцу пассажирского сиденья, вылез, и они вдвоем с Кэтрин усадили в нее Джеффа. Она забралась на заднее сиденье, и Девлин повел машину вверх на холм. Весь инцидент с момента появления Девлина занял не более четырех минут, но, казалось, он длился целую вечность. Кэтрин еще не успела отойти от шока, поэтому не заметила, что Девлин наблюдает за ней в зеркало заднего вида. Но потом он заговорил, и Кэтрин вскинула голову. Что-то в его голосе насторожило ее.
        - Тебе чертовски повезло, что я решил проверить, как у тебя идут дела. - Кэтрин уже приходилось видеть Девлина чрезвычайно разгневанным после ее бегства из коттеджа, но таким злым, как сейчас, она его еще не видела. От неожиданности и страха Кэтрин не могла вымолвить ни слова. Перед силой злости Девлина померкло все: и осознание того, что она в безопасности, и что Джефф обезврежен, а они возвращаются к себе.
        Спустя три минуты они подъехали к дому. Девлин затащил все еще находившегося в бессознательном состоянии Джеффа внутрь и приказал Джону, который вместе с Луизой поджидал его в холле:
        - Его надо связать как следует. Веревки и шарф у меня в рюкзаке. Луиза, у вас есть вата? Если нет, подойдут бумажные салфетки. - Пока Джон ходил наверх, Девлин отволок Джеффа в небольшой кабинет рядом со студией Луизы. Потом обратился к Кэтрин: - Никуда не уходи, мне надо будет поговорить с тобой.
        А Кэтрин никуда и не собиралась уходить, бледная, она замерла на месте. Вернувшийся из комнаты Девлина отец ободряюще подмигнул ей, в кабинет вошла и Луиза, которая принесла вату.
        Кэтрин молча наблюдала, как Девлин извлекал из карманов Джеффа мобильный телефон, нож и какие-то провода. Мужчины связали Джеффа, обложили его глаза ватой, а потом завязали шарфом. Кэтрин вспомнила этот шарф, она надевала его в кафе в Шотландии… Боже, как давно это было.
        Девлин выложил содержимое карманов Джеффа на стол, взял Кэтрин за руку и увел в гостиную, закрыв за собой дверь.
        - Ты дура и психопатка, - голос его дрожал от ярости; глядя на него, перепуганная Кэтрин тряслась от страха. - У меня огромное желание выпороть тебя, и, если только ты посмеешь огрызаться, я это сделаю. - Девлин отошел к окну, наверное, эта дистанция должна была хоть как-то удержать его от того, чтобы выполнить свое намерение. - Я неоднократно строго предупреждал тебя, но ты все равно ушла из дома, решив, что я тебе не указ. Да ты хоть понимаешь, что сейчас было бы с тобой, не появись я вовремя? - Опасаясь, что может ляпнуть что-нибудь не то, Кэтрин только помотала головой. - Тогда я расскажу тебе. Ты бы валялась без сознания в машине, а Джефф позвонил бы мне и продиктовал условия, воспользовавшись тобой, как заложницей. Мне пришлось бы выдать ему Джона… А Сэм и его банда уже спешили бы сюда…
        - Боже мой!.. - Кэтрин почувствовала, что у нее подкашиваются ноги.
        Она опустилась в кресло, но Девлин подошел к ней и рывком поднял на ноги.
        - Нет, ты будешь стоять и слушать, что я тебе говорю. Понятно?
        - Да, - прошептала Кэтрин. Она решила, что ни за что не заплачет, не доставит Девлину такого удовольствия. - Мне очень жаль…
        - Жаль? Да ты, черт побери, за полчаса едва не разрушила ту кропотливую работу, которая велась в течение целого года.
        Кэтрин не поняла, о какой работе говорит Девлин, но спросить не осмелилась. И все же что-то подсказывало ей, что слова эти имеют огромное значение. Эхо этих слов еще звучало в ее голове, а потом Кэтрин услышала громкий шум водопада, голова ее запрокинулась назад, и больше уже она ничего не чувствовала.
        Девлин уложил ее на диван, пощупал пульс и вышел из гостиной.

        Когда Кэтрин открыла глаза, Луиза вытирала ее лицо влажным полотенцем.
        - Где Девлин? - прошептала она.
        - Допрашивает Джеффа, - сообщила Луиза. - Ох, дорогая, зачем я разрешила тебе уйти. Он очень разозлился, да?
        - Да, очень. - Влажное полотенце снимало головную боль, и Кэтрин уткнулась в него лицом. - Он так напугал меня!..
        - А как он напугал меня, когда обнаружил, что тебя нет дома. Я никогда раньше не видела его таким разгневанным. Боже мой, не хотела бы я еще раз увидеть его таким. Но неужели ты не поняла, что он испугался за тебя? Да, за тебя, а не за себя.
        - Номер телефона на газете, - промолвила Кэтрин. - Луиза, это важно… - Голос ее дрогнул, она нахмурилась. Так о чем это она? Луиза устремила на нее встревоженный взгляд, и Кэтрин тут же все вспомнила. Она села и отдала полотенце Луизе. - Я должна рассказать ему.
        - Что ты ему должна рассказать?
        Но Кэтрин уже вскочила и на дрожащих ногах направилась к двери.
        - В кафе на столике лежала газета, там были слова и несколько цифр номера телефона. Луиза, мне надо рассказать Девлину. Это важно, я знаю.
        - Подожди, будет лучше, если ты подождешь здесь, - решила Луиза, покачала головой и вышла из гостиной.
        Через минуту в гостиную вошел Девлин. По его виду Кэтрин поняла, что у него не было времени с ней разговаривать. Ах, если бы она догадалась забрать с собой газету. Но в этот момент подошел Джефф, и у нее все улетучилось из головы.
        - В чем дело? - с суровым видом и таким же суровым тоном спросил Девлин.
        Кэтрин как можно короче рассказала ему о газете.
        - Ты уверена?
        - Абсолютно. Девлин, это, наверное, номер телефона, который дал Сэм…
        - Да. Оставайся здесь.
        И Девлин ушел. Похоже, гнев его несколько смягчился, и уже одно это обрадовало Кэтрин. Возможно, он перенес свой гнев на Джеффа. Чувствуя ужасную усталость, Кэтрин снова села на диван и услышала, как на улице завелась машина Девлина. И все же, несмотря на усталость, она не могла вот так просто сидеть здесь без дела. Кэтрин отправилась на кухню и застала там Луизу, которая готовила кофе.
        - Садись и попей кофе, - предложила Луиза.
        - Спасибо. Он оставил отца с Джеффом?
        Луиза улыбнулась.
        - Да, но можешь не волноваться. Джефф его не видит и не знает, кто он такой… Кроме того, он очень хорошо связан.
        - А что вообще происходит? - поинтересовалась Кэтрин.
        - Девлин позвонил по мобильному телефону, кто-то должен приехать за Джеффом, но я не знаю, кто и куда они повезут его.
        - Все еще злится? Когда он зашел в гостиную, мне показалось, он немного успокоился.
        - Да, мне тоже так кажется. Бедняга Девлин!..
        Луиза вздохнула.
        - Бедняга! - воскликнула Кэтрин. - Почему?
        Луиза многозначительно улыбнулась.
        - Он будет сожалеть, что дал волю своему гневу. Такие мужчины, как он, всегда сожалеют об этом. Я это знаю, потому что Девлин сильно напоминает мне моего дорогого Жюля. Вот увидишь, он попросит у тебя прощения…
        - Я постараюсь не попадаться ему на глаза, - ответила Кэтрин, но она прекрасно поняла, что Луиза имела в виду.
        Возможно, Луиза права и этот жуткий гнев Девлина был вызван страхом за нее. Однако, как ни странно, эта вспышка гнева со стороны Девлина сослужила ей хорошую службу. Она помогла Кэтрин побороть свои сильные чувства к нему. И еще в этом плане помогло осознание того, что в этом доме в качестве пленника находится Джефф, а он такой же агент, как и Девлин…
        Значит, когда придет время расставаться с Девлином, ей будет не слишком трудно сделать это. Девлину и Джеффу с их миром нет места в ее жизни. Кэтрин улыбнулась Луизе.
        - Я вас поняла, вы очень умная женщина.
        Луиза рассмеялась.
        - Да, я это знаю, но…
        Она вскинула руку, услышав, как открылась входная дверь. Кэтрин открыла дверь кухни и вышла в коридор, где увидела Девлина с газетой в руке, и облегченно вздохнула. Девлин махнул ей газетой и скрылся в кабинете.
        - Он нашел ее, - сообщила Кэтрин Луизе и вкратце рассказала о газете.
        - Да, я тоже думаю, что это может быть важно, - согласилась Луиза. - Надеюсь, Девлину это поможет.
        Кэтрин задумалась: а что, если Джефф был не один? Она поделилась своими опасениями с Луизой.
        - Этого мы не можем знать, но выясним. Джефф уже многое рассказал. Ох, Кэтрин, у меня такое чувство, что весь этот кошмар может скоро закончиться. И надеюсь, что вы с отцом будете в полной безопасности. Вы и так слишком много пережили.
        - Вам тоже много досталось, но вы образец стойкости. Мы никогда не сможем в полной мере отблагодарить вас…
        - Да будет тебе. Старые друзья должны помогать друг другу. И я рада помочь вам и Девлину.
        И как раз в этот момент в кухню вошел Девлин.
        - Скоро приедут два человека, - сообщил он. - Я сам открою им дверь.
        - Ну, что говорит Джефф? - поинтересовалась Луиза.
        Девлин усмехнулся.
        - Я показал ему газету, и он назвал мне номер телефона. - Он посмотрел на Кэтрин. - А ты очень наблюдательная… и везучая.
        Девлин повернулся и вышел из кухни. Глядя ему вслед, Кэтрин почувствовала холод внутри. Никогда она не забудет ту вспышку ярости, когда она по-настоящему испугалась его.
        - Странно, - промолвила Кэтрин, - мне вроде бы надо радоваться, что все закончилось благополучно, но никакой радости я не чувствую.
        - Это потому, что за последние дни ты испытала столько потрясений, сколько не испытывала за всю жизнь, - пояснила Луиза. - Но это пройдет, вот увидишь. Скоро ты вернешься к себе домой, и жизнь войдет в нормальное русло.
        - Надеюсь. - Но что теперь можно было считать нормальным? Кэтрин тяжело вздохнула. - Начну-ка я готовить ужин, возможно, это меня отвлечет.
        Она попыталась улыбнуться, но ничего не получилось, и Луиза ободряюще похлопала ее по плечу.
        - Я останусь с тобой и помогу. Может быть, вечером у Девлина и твоего отца будет много чего рассказать нам, кто знает…
        Кэтрин сидела на кровати в своей спальне. Дневная жара уже сменилась вечерней прохладой. Джеффа увезли около часа назад. Приехали двое мужчин в «мерседесе» с затемненными стеклами и быстро, без шума забрали его. Пока Джефф находился в доме, Кэтрин не видела его и не разговаривала с ним, и все же его отъезд в окружении двух охранников стал для нее последней каплей. Она решительно направилась наверх, забежала в ванную, где ее вырвало, приняла душ, надела пижаму и легла в постель. У Кэтрин ломило виски, она чувствовала себя больной и разбитой, о еде и думать не могла. Хотелось просто лежать и лежать, день, два, и наплевать на то, что творится вокруг.
        Она зажмурилась, и тут же перед глазами закружился калейдоскоп кошмарных видений. Кэтрин резко села на кровати, тяжело дыша. Наверное, у нее температура, хотя это и не имеет значения. Ничего сейчас не имеет значения. Кэтрин снова легла, но глаз уже не закрывала и усилием воли заставила себя думать о приятном: о цветах, деревьях, животных, о празднике…
        - Кэтрин, - донесся от порога тихий голос Девлина. Он подошел к кровати и остановился в полуметре от нее. Она закрыла глаза. - Я же знаю, что ты не спишь.
        - Прошу тебя, уходи. Я не хочу с тобой разговаривать. Пожалуйста, оставь меня в покое.
        Голос ее дрожал, но она ничего не могла поделать с этим. Впрочем, она натянула покрывало до подбородка, у нее просто не было другого оружия бороться с Девлином.
        Он положил ладонь ей на лоб. Кэтрин дернула головой, но Девлин успел почувствовать, что она вся дрожит. Он тяжело вздохнул.
        - Я очень разозлился на тебя. Прости, Кэтрин, я сожалею…
        - Дело совсем не в этом, - прошептала Кэтрин, - и твои слова мне не помогут. Прошу тебя, уходи.
        Девлин медленно убрал руку с ее лба. Кэтрин не смотрела на него, потому что не хотела видеть. Никогда в жизни!.. Кэтрин уткнула лицо в подушку и еще загородилась ладонью.
        - Но я не могу вот так уйти…
        - Можешь! - оборвала его Кэтрин. - Ты запросто можешь все. Утром я буду в полном порядке, а сейчас мне просто надо побыть одной. Я не голодна и ужинать не буду. Неужели тебе не понятно? Я не такая толстокожая, как ты, у меня просто нет больше сил. Я хочу вернуться в Англию вместе с отцом, хочу все забыть, в том числе и тебя. Я больше не хочу разговаривать с тобой, не хочу видеть тебя…
        Кэтрин расплакалась.
        Слушая ее глухие рыдания, Девлин ощутил сильную боль в сердце, вызванную страданиями Кэтрин, и впервые в жизни оказался бессилен перед такой болью. Он опустился на колени возле кровати, обуреваемый желанием обнять Кэтрин, успокоить, но, глядя на ее тело, сотрясаемое рыданиями, он понял, что ему не следует дотрагиваться до нее.
        - Но я не могу оставить тебя, - промолвил Девлин, и голос его, дрогнул.
        Господи, неужели это он виноват во всем? Как Кэтрин не понимает, что он ужасно испугался за нее, узнав, что она ушла одна из дома? Девлин протянул руку к Кэтрин, но отдернул ее.
        Ему и раньше, еще в коттедже, приходилось видеть, как страдает Кэтрин, но теперь все было иначе. Он безумно любит ее, и тем более тяжко осознавать, что Кэтрин возненавидела его за то, что он был готов отдать за нее свою жизнь.
        - Кэтрин, посмотри на меня. - Не в силах сдержаться, хотя и понимая, что не следует этого делать, Девлин приподнял голову Кэтрин и прижал к своей груди. Кэтрин попыталась вырваться, но безуспешно, хотела закричать, но не смогла. Девлин крепко, но в то же время очень нежно, как ребенка, прижимал ее к себе. - Твои слезы убивают меня. - Никогда еще в жизни он не был так беспомощен перед женскими слезами. - Не надо плакать, все будет хорошо…
        Постепенно Девлин почувствовал, что рыдания Кэтрин стихают, дыхание становится более ровным. Стоя на коленях и как бы баюкая Кэтрин, он ощутил, что и к нему возвращаются силы. Ничто еще так не выбивало его из колеи. Кэтрин обладала какой-то властью над ним, которой Девлин просто не мог противостоять. Ее красота и необыкновенная женственность были тем оружием, с которым он еще не сталкивался, и это оружие нанесло ему глубокую рану, из которой без остановки сочилась кровь. Наконец Кэтрин затихла.
        - Тебе лучше? - пробормотал Девлин.
        Прошло некоторое время, прежде чем Кэтрин ответила:
        - Да, немного…
        От радости сердце Девлина едва не выскочило из груди. Изумляясь тому, что творится с ним, он осторожно уложил Кэтрин на подушку и сел на кровать.
        - Ты уверена?
        - Да. - Кэтрин открыла глаза и посмотрела на Девлина. - Спасибо.
        - Кэтрин… я так разозлился потому, что испугался.
        - За меня?
        - Да, за тебя. Только за тебя. И меня охватил такой гнев!.. Даже не могу объяснить тебе. Я подумал, что ты можешь попасть в беду, а я бы этого не перенес.
        - Я понимаю, но твой гнев ужасно напугал меня.
        Девлин положил ладонь на щеку Кэтрин и нежно погладил ее, смахивая кончиками пальцев слезинки.
        - Все закончилось. Джеффа увезли, а скоро, может, через пару дней, мне тоже придется уехать. Надо вернуться в Лондон, у меня накопилось много информации.
        Девлину хотелось рассказать Кэтрин, что творится у него в душе, что если бы понадобилось, то он отдал бы за нее сегодня жизнь. Хотел сказать, как сильно он любит ее, и в то же время понимал, что не должен ничего говорить. Между ними лежала непреодолимая пропасть, они жили совсем в разных мирах. Девлину даже захотелось заплакать, чего с ним не случалось с детства. Он очень медленно склонился над Кэтрин и поцеловал ее в щеку.
        - Я сейчас уйду. - Девлин вдыхал теплый, сладостный запах Кэтрин, понимая, что никогда в своей жизни он не встретит женщину, к которой бы его так тянуло. - Постарайся уснуть. Может, принести тебе что-нибудь?
        - Нет, я отдохну. Поверь мне, я не капризничаю, мне просто надо побыть одной.
        - Да, я понимаю. - Девлин встал, подошел к двери, обернулся, посмотрел на Кэтрин, а затем вышел из спальни, тихонько закрыв за собой дверь.

        Через час, беспокоясь за Кэтрин, Девлин снова поднялся в ее спальню. Она крепко спала.
        Когда Девлин ушел с террасы, Джон и Луиза обменялись многозначительными взглядами.
        - Джон, он любит ее, - сказала Луиза. - Очень любит, я это вижу.
        Джон вздохнул.
        - Я тоже вижу, - согласился он. - Но самое лучшее, что он может сделать для Кэтрин, так это навсегда уйти из ее жизни. И если он по-настоящему любит ее, то должен это сделать. Иначе он разобьет ее сердце.
        Джон взял руку Луизы и нежно поцеловал. В его глазах стояли слезы, и Луиза понимала почему.

        ГЛАВА 14

        - Если бы они забрали мою трость, то вряд ли я сейчас сидел бы здесь, - сказал Джон. После вчерашнего бурного дня все утром собрались на террасе. - Ведь только осознание того, что в трости спрятана часть документов, давало мне силы жить, бороться… постараться вывести Сэма на чистую воду.
        Он замолчал и налил себе в стакан воды. Пленка в диктофоне Девлина тихонько шуршала, записывая его слова. Им скоро предстояло ехать в Лондон и там полностью изложить историю Джона.
        - Нам удалось разыскать внука, который зашифровал признания Йозефа фон Штафеля, и вот, когда мы втроем возвращались на автобусе в Сан-Маркос, мы попали в засаду…
        Пока отец говорил, Кэтрин наблюдала за Девлином, который сидел за столом напротив нее. Он напряженно слушал рассказ Джона, словно впервые. Кэтрин была благодарна ему за ту деликатность, с которой он относился к здоровью отца.
        Ведь это Девлину, действовавшему очень ненавязчиво, удалось вернуть Джону память и избавить от жутких кошмарных снов. Да, они с отцом в большом долгу перед ним, но через день-два Девлин уйдет из ее жизни. И это неизбежно… Кэтрин почти невыносимо было слушать рассказ отца о предательстве и лжи. Она сидела очень тихо, но вместе со словами отца в ее воображении всплывали страшные картины.
        Немцы и два бразильца, устроившие засаду и напавшие на автобус, упоминали Гардиста, и Джон решил, что это чье-то имя. Когда террористы затолкали его в горящий автобус, Джон потерял сознание, но потом очнулся и стал отчаянно бороться за свою жизнь. Инстинкт самосохранения помог ему не кричать от боли и подсказал, что надо притвориться мертвым. Когда убийцы уходили, он услышал последние слова одного из немцев: «Гардист будет доволен».
        - Я очнулся на постели, в темной комнате, - продолжил свой рассказ Джон. - Рядом сидел мужчина и молился. Сначала я подумал, что брежу, что умер и попал на небеса, но на ирландские небеса, потому что мужчина молился не по-немецки, не по-португальски, а по-английски и с явным ирландским акцентом! - Джон рассмеялся. - Но потом я осознал, что забинтован с головы до ног и что не могу быть мертвым, потому что испытываю жуткую боль. - Он глубоко вздохнул. - И этот момент был началом моего возвращения к жизни… физического, но не умственного. Священника звали Патрик О'Доннелл, он меня и спас. Трое местных жителей, работавших в миссии, в которой я находился, нашли в лесу тела. Они и меня посчитали мертвым, но я пошевелился, и тогда они перенесли меня в миссию… вместе с тростью… Я прижимал ее к себе. Патрик рассказывал, что, опоздай они хоть на час, я бы умер. Очень уж сильные были ожоги. Так что этим местным жителям и священнику я обязан жизнью. Теперь я перед ними в неоплатном долгу…
        Девлин выключил диктофон и жестом показал Джону, что надо сменить кассету.
        - Может, дальше я продолжу? - предложил он.
        - Нет, Девлин, я себя хорошо чувствую. В течение следующих нескольких недель, пока заживали мои раны, у меня было время подумать, и многое удалось вспомнить. Слово
«Гардист», которое я считал именем, это на самом деле немецкое слово «гвардеец». Еще немцы употребляли в разговоре слово «оберст», оно обозначает «полковник». Сэм был полковником гвардии и очень гордился этим фактом. И когда я впервые связал все это воедино, в памяти стали всплывать и другие детали. Я понял, что мне надо попасть во Францию, встретиться с Жюлем, выудить дополнительные факты из тех зашифрованных писем, которые я отправлял ему. Ведь Жюль как-то упоминал в разговоре, что Сэм, похоже, не тот человек, за которого себя выдает.
        Джон замолчал, чтобы выпить еще воды. Все внимательно слушали его.
        - Понимаете, теперь мы с Девлином знаем, что среди сокровищ, которые Йозеф фон Штафель вывез в Бразилию после войны, был комплект ювелирных украшений, известный как «Санкт-Петербургский огонь», - ожерелье, браслет, серьги и кольцо из чистейших изумрудов и золота, когда-то он принадлежал русской императрице Екатерине Великой. После революции какой-то белогвардеец вывез эти драгоценности в Париж, а потом их след надолго затерялся. Сэм как-то рассказывал мне эту историю. Стоимость их просто огромна… Говорят, один только взгляд на эти драгоценности может навсегда изменить жизнь человека. Думаю, Сэм каким-то образом пронюхал о местонахождении драгоценностей, но ему требовались подтверждения. Уверен, это по приказу Сэма за нами следили в Бразилии, потом устроили засаду… Когда мы приедем в Лондон, то установим истину…
        - Да, Джон, непременно установим, - оборвал его Девлин. - Но ты еще должен встретиться кое с кем, у кого имеются остальные… другие доказательства.
        - Боже мой, - промолвила Луиза. - И в документах сказано, где сейчас находятся эти чудесные драгоценности?
        Девлин кивнул.
        - Да. - Он снова выключил диктофон. - Я считаю, Джон, ты достаточно потрудился. А история о том, как ты сначала пробрался в Ирландию, а потом во Францию, может пару дней подождать. - Девлин посмотрел на Луизу и на Кэтрин. - По-моему, мы и так уже многое услышали. Нам с Джоном надо еще кое над чем поработать, а потом я сделаю несколько звонков. - Девлин посмотрел на Кэтрин. - Завтра утром мы с Джоном улетаем в Лондон.
        Она поняла, что эти слова предназначены только ей, и знала, что они означают на самом деле. Наступит завтра, и она больше никогда не увидит Девлина. Кэтрин почувствовала тупую боль во всем теле. Она кивнула, стараясь сохранять хоть какое-то спокойствие.
        - И жизнь вернется в привычное русло.
        Ее саму удивило то, с какой легкостью она смогла произнести эту фразу.
        - Да, - подтвердил Девлин.
        Луиза, понимая их состояние, поднялась из-за стола.
        - Пойдем, Кэтрин, нам пора заняться обедом.
        Она отправилась на кухню, а Кэтрин последовала за ней. Слезы душили ее. Уже в кухне Кэтрин сообщила Луизе:
        - Я не хочу возвращаться в свой дом, с ним связано слишком много воспоминаний.
        Луиза с нежностью посмотрела на нее.
        - Ну и не возвращайся. Можешь пожить у меня. А как только Девлин сообщит нам, что все опасности позади, ты позвонишь своему агенту, попросишь, чтобы работу тебе присылали сюда, и работай, пока не будешь готова вернуться в Англию. А если и Джон пожелает сюда вернуться… - Луиза замолчала, на лице ее появилась лучезарная улыбка. - Это будет просто чудесно!..
        - Мы не можем надоедать…
        - О чем ты говоришь? Что значит надоедать? Ты привнесла в мою жизнь свет, молодость и красоту… И еще ты должна знать, что мне очень нравится твой отец.
        - Вы ему тоже очень нравитесь, - с улыбкой заверила Кэтрин. - Спасибо, мне действительно по душе такой вариант. - Она поцеловала Луизу в щеку. - Мне стало легче от ваших слов. - Кэтрин помолчала. - Они завтра уедут. Девлин завтра уезжает.
        - Оно и к лучшему. Тебе надо забыть его. Хотя это и не легко.
        - Да, я знаю. - В глазах Кэтрин сверкали невыплаканные слезы, она посмотрела на Луизу. - Я уже совершила одну ошибку, влюбившись в Джеффа. Второй ошибки не будет.

        Джон вернулся во Францию через две недели, чтобы закончить свое лечение в доме Луизы. Во время его отсутствия они с Кэтрин почти каждый день общались по телефону, а в день возвращения Джон сообщил, что им больше не угрожает никакая слежка, они могут поехать куда угодно, делать что угодно, но это пока все, что он может сообщить. И Кэтрин не стала приставать с расспросами.
        Она не сидела без дела: навела порядок в доме, где жил отец, познакомилась с почтальоном Жаном, который сыграл важную роль в установлении местонахождения ее отца. Наблюдая за Жаном и отцом, сидевшими в кафе возле почты, Кэтрин подумала: ты помог Девлину найти моего отца, но даже не подозреваешь об этом. На прощание она наградила Жана сердечным поцелуем.
        Кэтрин позвонила своему агенту в Лондон и получила от нее не только незавершенную работу, но и кучу новой, так что у нее теперь просто не было времени думать о Девлине… В течение дня, во всяком случае. Но со своими снами она ничего поделать не могла. Они были такими явственными и волнующими, и в каждом из них присутствовал Девлин. Кэтрин понимала, что с его отъездом что-то оборвалось в ее жизни, а в сердце поселилась печаль, которую невозможно было прогнать.
        Все более очевидным становилось то, что Луиза и Джон постепенно влюбляются друг в друга, и, хотя Кэтрин это только радовало, любовь эта почему-то еще больше усугубляла ее печаль. Кэтрин взяла напрокат компьютер, закончила перевод одной книги, перевела половину следующей и тут как-то вечером внезапно поняла, что ей надо уехать.
        А за несколько дней до этого она ответила на телефонный звонок, потому что Луизы и Джона не было дома, и услышала голос Девлина. Но он звонил не ей, а Джону, и это моментально стало ясно. Кэтрин почувствовала, как при звуке его голоса у нее учащенно забилось сердце. Их разделяло множество миль, но голос Девлина звучал так четко, словно он находился в соседней комнате. Кэтрин трудно было говорить, но она изо всех сил старалась, чтобы Девлин не заметил этого. Он поинтересовался, как у нее дела, как Луиза, и у Кэтрин создалось впечатление, что для него этот разговор всего лишь вежливая болтовня с малознакомым человеком. Просто трубку снял не тот, кому он звонил, и неудобно было сразу прерваться. В конце Девлин сообщил, что у него важное дело к Джону. Кэтрин пообещала все передать отцу, когда он вернется, попрощалась и положила трубку.
        Потом она еще несколько минут стояла возле телефона. Голос Девлина продолжал звучать в ее голове… И в сердце. Вот тогда, наверное, у нее и закралась мысль, что во Франции ей больше делать нечего, и если она хочет начать новую жизнь, то надо возвращаться в Англию.
        Да, надо вернуться в Йоркшир и снова стать самой собой. Кэтрин позвонила старой школьной подруге Кристине, которая работала учительницей в Йорке, и попросила подыскать и снять для нее коттедж где-нибудь поблизости. Подругу очень обрадовал ее звонок, она сначала отругала Кэтрин за то, что та неожиданно пропала и так долго не давала знать о себе, а потом предложила пожить у нее.
        - И не вздумай снимать коттедж, чтобы я больше не слышала такой чепухи.
        Кэтрин заверила Кристину, что скоро приедет к ней, положила трубку и почувствовала, что у нее на сердце стало легче. Кристина очень добрая, у нее потрясающее чувство юмора, много друзей. Пожалуй, пора и мне обзаводиться новыми друзьями, подумала Кэтрин.

        Стоял август, самое жаркое время в Провансе, и это несколько сглаживало боль от расставания с Луизой и отцом, который быстро поправлялся и набирал вес. Джон пообещал дочери, что скоро навестит ее, а пока они с Луизой были заняты тем, что писали письма и звонили тем, кто помогал Джону пробраться во Францию: отцу Патрику О'Доннеллу, его сестре, которая жила в Западной Ирландии. В ее доме Джон скрывался несколько недель после того, как Патрику удалось тайком вывезти его на теплоходе из Бразилии, она же сопровождала Джона во Францию, помогла ему найти коттедж в окрестностях Фаенса. Сестра Патрика пообещала Джону и Луизе, что скоро приедет к ним в гости, а они заверили, что ее ожидает королевский прием.
        Джон и Луиза проводили Кэтрин в аэропорт Ниццы, где и распрощались со слезами на глазах. Из Ниццы Кэтрин вылетела в Лондон, а оттуда в Лидс, где ее встретила Кристина и отвезла к себе домой. У Кристины Кэтрин прожила две недели, а потом присмотрела себе уютный коттедж, который и сняла. Вдвоем с Кристиной они съездили в Готтэм. Кэтрин забрала свою машину, собрала вещи и покинула дом, из которого Девлин увел ее в ту роковую ночь. Потом они с отцом продадут этот дом, и уже больше ничто не будет напоминать ей о Девлине.
        И началась ее новая жизнь. Кристина вытаскивала Кэтрин на вечеринки, привлекла к работе любительского театра, и та, к своему удивлению, обнаружила, что снова начинает радоваться жизни. Девлин постоянно присутствовал в ее мыслях, в ее снах, с этим она ничего не могла поделать, и все же чувства к нему, похоже, начали потихоньку ослабевать.
        Август перешел в сентябрь, потом пришел октябрь. И, проснувшись однажды утром, Кэтрин вспомнила свои сны этой ночью… Но в них не было Девлина. Наверное, она наконец-то освободилась от него.

        В середине октября темным, холодным и дождливым вечером Кэтрин возвращалась домой. Остановив машину сбоку от дома, она взглянула на окна гостиной, свет лампы за плотно закрытыми шторами, которую она всегда оставляла включенной, как бы приглашал в тепло и уют. Кэтрин устала после репетиции любительского театра, - премьера должна была состояться на следующей неделе, - и сейчас мечтала о том, как приготовит себе коктейль…
        Войдя в дом, Кэтрин зажгла свет в холле и замерла. Ей показалось, что даже сердце остановилось на несколько секунд. На ковре в центре холла лежала карточка с единственным написанным на ней словом: «Девлин».
        - Боже мой! - прошептала Кэтрин, и в этот момент из гостиной вышел Девлин.
        На этот раз он не был одет во все черное, как в ту памятную ночь в подвале ее дома, на нем были джинсы и темно-синий пуловер. Он подошел к побледневшей, дрожавшей Кэтрин.
        - Я скучал без тебя.
        - А как… как ты?..
        - Как я попал в дом? - закончил он за нее. Девлин показал Кэтрин связку отмычек. - С помощью этого. Правда, пришлось пару минут повозиться с сигнализацией. - Он улыбнулся. - Обычно в качестве кода все используют дату своего рождения. Совсем не оригинально.
        Кэтрин посмотрела на Девлина и внезапно почувствовала удивительное спокойствие. Они расстались три месяца назад, она больше не любит его, если вообще когда-то любила.
        - Что тебе приготовить? Чай или кофе? - спросила Кэтрин, с удовольствием отметив, что голос ее звучит ровно и спокойно.
        Девлин вскинул брови.
        - Передо мной совершенно другая Кэтрин. Спокойная, невозмутимая, собранная. Гм, интересный вариант той, прежней Кэтрин. - Он улыбнулся. - И больше никаких буйных выходок?
        Глаза Девлина, его замечательные голубые глаза внимательно разглядывали ее, и в них читался неподдельный интерес.
        - Да, все в прошлом. - Кэтрин улыбнулась в ответ.
        С каждой минутой она чувствовала себя все увереннее.
        - Жаль! Мне будет не хватать их.
        Они стояли в полуметре друг от друга. Девлин продолжал разглядывать Кэтрин, но теперь он уже не был для нее человеком в черном, который командовал, распоряжался ее жизнью и чувствами. Просто незнакомец в джинсах и синем пуловере. Совершенно безопасный для нее.
        - Так чай или кофе? - повторила Кэтрин и проследовала мимо Девлина, направляясь на кухню.
        - Кофе, пожалуйста.
        Девлин шел позади нее, но не слишком близко. Все такой же огромный и сильный, но на этот раз просто обычный гость.
        - Хорошо. А потом ты уйдешь.
        Пол, участник их театральной труппы, обещал Кэтрин позвонить, чтобы узнать, благополучно ли она добралась до дома. И Кэтрин очень надеялась, что он позвонит до ухода Девлина, хотя и не понимала, почему это сейчас так важно для нее. Возможно, просто хотелось продемонстрировать этому нахалу Девлину, что он не смеет врываться в ее жизнь, когда ему это заблагорассудится.
        - Да… Совсем забыл! Есть одна небольшая проблема. Мне… гм… негде ночевать…
        - Километрах в трех отсюда есть хороший трактир…
        - И я хотел спросить, нет ли у тебя второй кровати для меня, - продолжил Девлин, словно и не слышал ее слов.
        Она поставила чайник на плиту, а Девлин с беспечным видом уселся за стол, закинув ногу на ногу.
        - Даже так? Нет, у меня нет для тебя кровати. Я забыла, тебе с сахаром и молоком?
        Позвони, Пол, позвони!.. - взмолилась в душе Кэтрин.
        - Уже забыла? - укоризненным тоном произнес Девлин. - Без сахара, молока немного.
        В холле зазвонил телефон, и Кэтрин вежливо улыбнулась Девлину.
        - Извини. - Она специально оставила дверь кухни открытой, не слишком широко, чтобы это явно не бросалось в глаза, а так, как бы случайно. - Привет, Пол. Да, добралась благополучно, спасибо. - Кэтрин говорила ласковым тоном, но старалась не переборщить, чтобы Пол не возомнил чего-нибудь. - Да, конечно, завтра в семь… очень хорошо… До завтра.
        Она положила трубку и вернулась на кухню.
        - Пол? Приятель? - поинтересовался Девлин.
        - Один из них. - Кэтрин протянула ему чашку с кофе и села напротив. - Как ты узнал мой адрес? Луиза и отец обещали мне…
        - Нет, они здесь ни при чем. Ты забыла, Кэтрин, что я работаю в разведке, и у меня свои методы. Так, что бы тебе рассказать? Начну, пожалуй, с Кристины. Кристина Армстронг, двадцать восемь лет, разведена, учительница, живет в шести милях отсюда, член труппы любительского театра, на следующей неделе премьера… Ты тоже участвуешь, вместе с Полом Денемом, высокий, рыжеволосый, тридцать один год, работает в отделении фирмы «Галифакс» в Йорке… - Девлин замолчал, заметив изумление на лице Кэтрин. - Продолжать? Или этого достаточно?
        - Черт побери, значит, ты шпионил за мной! - вскричала она.
        - Всего несколько дней, иначе я узнал бы гораздо больше… - Он легко увернулся от кулака Кэтрин, летевшего ему в лицо, и рассмеялся. - Вот сейчас ты гораздо больше похожа… - Кэтрин вскочила и подбежала к нему, лицо ее пылало от гнева, волосы растрепались. Она снова попыталась ударить Девлина, но он поднялся, поймал ее руки, развел их в стороны и посмотрел ей прямо в глаза. - Я снова вижу свою Кэтрин. А то уж я решил, что ты превратилась…
        - Я не твоя Кэтрин, - возмутилась она. - И отпусти меня.
        Но вместо этого Девлин притянул ее к себе и громко чмокнул в щеку. И тут ему пришлось резко дернуться в сторону, потому что Кэтрин попыталась ударить его коленом в пах.
        - Ох, только не туда, - взмолился Девлин. - Пожалей меня, только не туда.
        - Ты негодяй и садист, - прошипела Кэтрин.
        Взгляд ее пылал, щеки раскраснелись, она отчаянно билась в сильных руках Девлина.
        - Мне нравится, когда ты ругаешься. Продолжай. - Девлина трясло от беззвучного смеха.
        - Ох!.. Будь ты проклят!..
        Кэтрин не могла говорить, потому что Девлин закрыл ей рот поцелуем. Это был страстный и вместе с тем очень нежный поцелуй. Кэтрин почувствовала, как у нее замирает сердце, и почти перестала сопротивляться. Почти, но не полностью. И как только Девлин отпустил одну ее руку, чтобы погладить по щеке, она ударила его кулаком в живот.
        - Да ты просто пантера!.. - Он крепко обнял Кэтрин, не давая ей возможности шевелиться. Глаза его сверкали. - Ты сейчас прекрасна, как никогда, - пробормотал Девлин. - Господи, я сойду с ума!
        Кэтрин почувствовала, что ей тяжело дышать, и не только от того, что ее утомила борьба с Девлином, но и от восхитительных, волнующих сердце чувств, которые охватили ее. Постепенно она прекратила сопротивление. Девлин понял это и отпустил ее. Он поднял руки к лицу Кэтрин, нежно гладя кончиками пальцев ее щеки, нос, губы, подбородок. Глубоко вздохнув, он наклонился и поцеловал Кэтрин в пухлые, мягкие губы. Это был трепетный, чудесный поцелуй.
        - У меня голова идет кругом, - прошептал Девлин. - Все эти три месяца я думал о тебе… У меня было много работы, она требовала большой сосредоточенности, но я просто не мог не думать о тебе. - Он улыбнулся. - А почему ты больше не дерешься со мной?
        - Своим поцелуем ты погасил весь мой боевой пыл, - тоже прошептала в ответ Кэтрин.
        Девлин засмеялся, подхватил ее на руки, закружил по кухне, а потом усадил на стул.
        - Странно, что у меня еще остались силы, чтобы поднять тебя. - Девлин вытянул руки. - Посмотри, они до сих пор дрожат.
        Кэтрин взяла его руки и положила себе на талию.
        - Нет, они не дрожат.
        - Гм, да, уже не дрожат.
        Ладонь Девлина медленно скользнула на спину Кэтрин. Она почувствовала, как по спине побежали мурашки, и вздрогнула.
        - Как хорошо!..
        - Хорошо? - переспросил Девлин. - Да, хорошо… - Вторая его ладонь легла ей на грудь, и из груди вырвался полный блаженства стон. - Очень хорошо!.. так же хорошо, как было тогда…
        Глаза Девлина потемнели, он внимательно смотрел на Кэтрин, продолжая ласково гладить ее. От этих прикосновений она почувствовала слабость во всем теле.
        - Девлин, - начала было Кэтрин, но переполнявшие ее чувства были настолько сильными, что она едва могла говорить. - Я… мы…
        - Что? Я… мы… Что, Кэтрин? Скажи мне.
        Голос Девлина звучал тихо. Она положила ладонь ему на грудь и почувствовала, как бешено колотится его сердце. А затем рука Кэтрин, словно действуя сама по себе, против ее воли, медленно скользнула вниз… еще ниже… и замерла.
        Девлин глубоко вздохнул и произнес дрожащим голосом:
        - Послушайте, леди, не трогайте его, если не намерены воспользоваться.
        Кэтрин невольно рассмеялась и продолжила свои ласки. Из груди Девлина вырвался стон.
        - Я же предупредил тебя…
        - Я слышала, - пробормотала Кэтрин.
        Девлин обнял ее и сильно прижал к себе.
        - Ох, Девлин, милый!
        В следующую секунду Девлин поднял ее на руки и вынес в холл, улыбаясь, он посмотрел Кэтрин прямо в глаза и прошептал:
        - Думаю, нам следует продолжить этот разговор в другом месте.
        Спальню Кэтрин освещал только свет из коридора, но им и не требовался свет. Кэтрин и Девлин буквально растворились в объятиях друг друга, сжигавшее их желание было настолько велико, что уже не было времени говорить… думать…

        Кэтрин очнулась от восхитительного сна и обнаружила, что это вовсе был не сон. Несколько секунд она лежала, не шевелясь, осознавая, что все, чем они занимались с Девлином, было реальностью.
        - Коммандер Девлин, как вы оказались здесь?.. - пробормотала Кэтрин.
        Девлин вскинул голову и с улыбкой посмотрел на нее.
        - Представь себе, я и сам не знаю, - прошептал он в ответ.
        - Знаешь, знаешь… И это очень здорово!
        - Тебе было хорошо со мной? - спросил Девлин, беря Кэтрин за руку.
        - Очень!.. Но, похоже, у меня совершенно не осталось сил…
        - А у меня остались. Во всяком случае, я так думаю… Давай проверим, а?
        - Подожди, уж больно ты быстрый… - начала Кэтрин, но не закончила фразу, потому что Девлин заставил ее замолчать, припав губами к ее губам.
        И они снова занялись любовью, но на этот раз неторопливо, и это была чудесная игра. Все в этой игре доставляло Кэтрин огромное наслаждение: и то, как они двигались, и то, как замирали, как тело бросало в дрожь от восхитительных новых ощущений, которые она даже не могла себе представить. Не в силах сдерживаться, Кэтрин целиком отдалась желанию и чувствам, погружаясь в чудесный, фантастический мир.
        Она парила в воздухе, кружилась в пространстве, с трудом соображая, кто она такая. И только одно было ясно Кэтрин: Девлин - это часть ее самой и она его никуда не отпустит. Придя в себя, она обнаружила, что не может ни говорить, ни шевелиться. Она смотрела на Девлина глазами, сиявшими любовью и счастьем.
        Он засмеялся и прошептал ей на ухо:
        - Что с тобой, моя красавица?
        Кэтрин глубоко вздохнула.
        - Я умерла и попала в рай?
        - Надеюсь, что нет. Ведь если бы ты умерла, я не смог бы попросить тебя стать моей женой. - Девлин приложил два пальца к ее губам. - Но прежде, чем ты ответишь мне, позволь кое-что сказать. Я очень люблю тебя, Кэтрин, и буду любить всю жизнь. И если ты не согласишься выйти за меня замуж, если не оторвешь меня ото всего того, чем я занимался последние четырнадцать лет, я, скорее всего, умру… И виновата в этом будешь ты, потому что, черт побери, я не могу жить без тебя!
        Кэтрин очень взволновали слова Девлина. Голосом, еще слегка дрожащим после волшебных мгновений любви, она прошептала:
        - Нет… это невозможно… ты не сможешь бросить…
        - Смогу. И уже бросил. - Девлин погладил Кэтрин по щеке. - В марте я встретил старого приятеля, тоже бывшего спецназовца… Он живет в Шотландии, организовал там нечто вроде школы физической и волевой закалки, куда съезжаются состоятельные люди среднего возраста, которым хочется испытать трудности жизни и самих себя. Приятель предложил мне должность инструктора. Буду учить этих людей, как вести себя в экстремальных ситуациях. Но я хочу, дорогая, чтобы и ты поехала туда вместе со мной… Как смотришь на это? Мы с тобой будем жить в особняке семнадцатого века, из которого открывается прекрасный вид на озеро. Ты сможешь заниматься там своей работой. Мы будем выращивать овощи, заведем двух больших собак, а когда появятся дети…
        - Подожди! - воскликнула Кэтрин. - Не спешите, мистер, вы опять решаете за меня, как мне жить…
        - Ты не любишь собак? Ладно…
        - Нет, собак я люблю, особенно больших, но…
        - А зимы мы сможем проводить на юге Франции вместе с твоим отцом и Луизой…
        - Нет, я не об этом хотела сказать…
        - Прислуга в наше отсутствие присмотрит за собаками, а детей, разумеется, мы будем брать с собой…
        - Да замолчи же ты! - Кэтрин приподнялась на локте и посмотрела на Девлина. Он демонстративно послушно закрыл рот, но губы дрожали от смеха. - Ты не можешь решать за меня, что мне делать, а чего нет. Понял?
        Девлин кивнул и спросил:
        - Уже можно говорить?
        - Да.
        Кэтрин ужасно захотелось обнять его и поцеловать, но она подавила в себе это желание и попыталась придать своему лицу строгое выражение. Да, сложный вопрос. Ни один мужчина не будет распоряжаться ее жизнью, даже Девлин… Но…
        - А где ты хочешь, чтобы мы жили? - с невинным видом поинтересовался Девлин. - Скажи мне.
        - Всегда добиваешься своего, да?
        Кэтрин улыбнулась.
        - Дорогая, ты меня просто присушила.
        Кэтрин положила ладонь на грудь Девлина, погладила ее, а потом рассмеялась.
        - Ты неисправим.
        - Надо будет как-нибудь посмотреть это слово в словаре…
        - Да к тому же и сумасшедший.
        - Это точно, - согласился Девлин. - Я совершенно без ума от тебя.
        Он поцеловал Кэтрин.
        - Честно говоря, мне нравится эта идея насчет школы, - спустя несколько минут сказала Кэтрин. - Но, Девлин, ты действительно бросил свою службу?
        - Я же сказал тебе. Разве не слышала? Хватит с меня лжи, обмана, предательства. Сэм получил по заслугам, ценности возвращаются владельцам… Это была самая крупная операция из всех, в которых мне приходилось участвовать, но лично для меня
«Немезиды» уже больше не существует. Понимаешь… - Девлин замялся. - Есть еще кое-что, о чем я не мог сказать тебе раньше. А сейчас могу, и если ты согласишься выйти за меня замуж и станешь членом моей семьи…
        - Это шантаж, - возразила Кэтрин.
        - Разве? Так ты мне скажешь?
        - Что?
        - Что согласна выйти за меня.
        - Да, Девлин, я согласна выйти за тебя замуж. Все равно ведь от тебя не отвяжешься, не так ли? - с лукавым видом спросила Кэтрин.
        - Совершенно верно. Правда, мне приходилось слышать и более пылкие признания…
        - Осторожно, я ведь могу и передумать.
        Девлин засмеялся и крепко обнял Кэтрин.
        - Господи, веселенькая жизнь предстоит мне с тобой, рыжая!..
        - Не называй меня так!
        - Рыжая! Рыжая!.. - подразнил Девлин. - Хочешь подраться со мной?
        - Нет. - Кэтрин вздохнула. - Я все равно с тобой не справлюсь.
        - Жаль. Люблю драться с женщинами, особенно с тобой. - Девлин помолчал. - Только с тобой. - Он звонко чмокнул Кэтрин в щеку. - Угадай, кто стоит во главе «Немезиды»?
        - Что? - внезапная перемена темы удивила Кэтрин. - Кто?
        - Его зовут Джордж Эндрю Девлин.
        - Твой родственник?
        - Он твой будущий свекор, и именно он был тем человеком, с которым я постоянно поддерживал контакт. Отец уже некоторое время подозревал Сэма, но доказательств было недостаточно. А Сэм, как оказалось, связался с немецкими террористами… И у него имелся покупатель на «Санкт-Петербургский огонь» - гонконгский бизнесмен, мультимиллионер. Приезд Джеффа и та газета с номером телефона, которая не ускользнула от твоего внимания, дорогая, только ускорили события. Опережая твой вопрос, могу сказать, что Джефф сейчас занят очень скучной канцелярской работой в Инглетоне. Он очень подавлен. А знаешь, Джефф действительно влюбился в тебя.
        - Да, знаю. И мне немного жаль его.
        - А мне нет. В тот день я даже хотел его убить. И знаешь почему? Потому что впервые в жизни испытал жуткую ревность… - Девлин помолчал. - Я рассказываю тебе такие вещи, которые не стал бы рассказывать никому другому.
        - Но я ведь даже не знаю, сколько тебе лет, где ты живешь, есть ли у тебя братья и сестры. Девлин, я почти ничего не знаю о тебе, за исключением того, что ты, без сомнения, потрясающий любовник.
        - Мою мать зовут Маргарет, она любит собак, лошадей и садоводство, про отца, моего бывшего начальника, я уже говорил, есть еще два младших брата - Энтони и Уильям. Седьмого января мне исполнится тридцать шесть лет. Я играю в сквош и регби, люблю собак, хочу иметь двоих или троих детей. С того момента, как я встретил тебя, я уже не могу смотреть ни на одну женщину. Я очень люблю тебя, хочу прожить с тобой всю жизнь, состариться вместе с тобой… И заниматься любовью как можно чаще! - Девлин замолчал, чтобы перевести дыхание. - Я не курю, пью очень мало, у меня нет вредных привычек, во всяком случае, насколько я знаю, но уверен, что если ты обнаружишь таковые, то обязательно скажешь. Мне никогда не нравились рыжие, пока я не встретил тебя. Я люблю есть рыбу и чипсы, но, надеюсь, что ты прекрасно готовишь. Ну, вот и все.
        Кэтрин не смогла удержаться от смеха.
        - Сдаюсь.
        - Прямо сейчас? Ладно…
        - Я имела в виду совсем не это, - начала Кэтрин, но было уже поздно что-то говорить. Некоторое время стояла тишина. За окном светало, солнце поднималось, его лучи пробивались в спальню сквозь облака и сквозь оконное стекло. День обещал быть прекрасным. А впереди их ждала столь же прекрасная жизнь.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к