Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уилкинс Джина: " Странная Парочка " - читать онлайн

Сохранить .
Странная парочка Джинна Уилкинс

        Почему босс, этот железный бизнесмен, которого интересует только дело, взял себе в заместители девушку, не имеющую ни рекомендаций, ни послужного списка? Правда, тут он, похоже, не ошибся. Но почему эта красотка ведет себя так замкнуто? Ее тоже, кроме работы, ничего на свете не интересует? Странная парочка, думают сотрудники. А что думают они сами, эти случайно встретившиеся два человека? Да ничего не думают. Их просто неудержимо тянет друг к другу. Но все так сложно…

        Джина Уилкинс
        Странная парочка

        Глава 1

        - …И в заключение я хотела бы высказать несколько предложений в связи с вашей системой сбыта. Я прослушала несколько спецкурсов по компьютерному маркетингу и обучалась самым современным технологиям в области…
        Кивая с достаточно серьезным видом, Рис Вейкфилд изображал дежурный интерес к болтовне юной претендентки на должность, но самом деле он принял решение почти в тот же момент, как хорошо одетая молодая женщина вошла в комнату. Нет. «Нет» ей, «нет» серьезному молодому человеку в роговых очках и с пятисотдолларовым дипломатом, предшествовавшему ей, «нет» - мужчине до него и «нет» женщине до… Шайка свежеиспеченных университетских пижонов, полагающих, что четыре-шесть лет лекций и диплом в рамочке делают их специалистами в мире бизнеса. В мире, в который Рис пришел с самого низа и который завоевал ценой неимоверных усилий, нечеловеческой работоспособности и полной самоотверженности.
        Он по уши залез в долги, чтобы приобрести дышащий на ладан машиностроительный заводик, переименовал его в «Вейк-тек индастриз» и за десять лет превратил его в компанию федерального масштаба. Это была его компания, его жизнь, и черта с два он возьмет заместителем университетского молокососа, намеренного поучать его, Риса, как улучшить работу. До сих пор все претенденты начинали собеседование с изложения чудесных планов, составленных ими для компании, надеясь произвести впечатление своими блестящими идеями. С чего, черт возьми, они взяли, что Рис нуждается в их советах?
        Он хотел… Нет, ему не нужен был помощник, а не партнер. Ему виделся некто лояльный, работящий, преданный и… да, и скромно-услужливый. Конечно, ум - необходимое условие, но формальное образование не имеет значения, равно как и пол, раса, сексуальная ориентация и вероисповедание. Так почему же не нашелся до сих пор человек, хоть приблизительно отвечающий требованиям?
        Оставалось только радоваться, что он не поддался настояниям своей завкадрами доверить ей самостоятельно нанять этого заместителя, что, собственно, входило в ее прямые обязанности. Бог знает, при каком самоуверенном хлыще он бы остался. Уж лучше поработать без заместителя, пока не найдет то, что ищет.
        Воспользовавшись паузой, пока женщина набирала воздух в легкие, он твердо перебил:
        - Спасибо, мисс… - ему пришлось остановиться и опустить глаза на заявление, чтобы вспомнить имя, - Бейкер, но боюсь, вы не подходите на эту должность. Я передам ваши документы в отдел кадров для хранения в банке данных на случай, если откроется подходящая вакансия. - Слова лились устало и монотонно; от многочисленного повторения он выучил текст наизусть.
        Не вполне поверившая своим ушам мисс Бейкер еще раз попыталась доказать, что без ее услуг он долго не протянет, и удалилась, явно уверенная в том, что доселе преуспевающая компания обречена.
        Оставшись снова один в кабинете, он провел ладонью по будто высеченному грубым резцом лицу и застонал от усталости и тоски. На сегодня еще один претендент. Боже, как ему это надоело! Зачем только он дал уговорить себя нанять заместителя?
        - Следующего, - сказал он в телефон с краткостью, обязанной - на этот раз - его разочарованию и усталости. Джун безропотно выполнила приказ, за шесть лет работы секретарем она успела привыкнуть к грубоватой лаконичности своего работодателя.
        Рис открыл последнюю папку, на потрудившись поднять глаза на вошедшего. Анжелика Сен-Клер, согласно аккуратно заполненному бланку.
        - Садитесь, мисс Сен-Клер, - предложил он, обойдясь без вежливой преамбулы.
        Боковым зрением отметив, что приказ выполнен, он просматривал заявление, поднимая брови по мере роста интереса. Насколько он мог понять из кратких ответов на стандартные вопросы, у этой особы не было никакой подготовки для должности, на которую она претендовала. Двадцатишестилетняя выпускница гуманитарного факультета дорогого восточного колледжа, утверждавшая, что имеет опыт работы секретарем по связям с общественностью у непоименованного финансиста, Анжелика Сен-Клер не представила никаких рекомендаций и не привела списка своих головокружительных достоинств. Рис был определенно заинтригован.
        Он поднял сузившиеся серые глаза, чтобы рассмотреть молодую женщину, совершенно неподвижно сидящую в глубоком кожаном кресле перед его массивным столом.
        Первой мыслью было, что она чересчур хороша собой. Второй - что она выглядит еще моложе, чем утверждается в заявлении. Возможны проблемы. Хрупкая блондинка, чего доброго, разрыдается при первом его рыке. А без рычания не обойдется. Он никогда не утверждал, что является самым деликатным работодателем в мире.
        Потом он всмотрелся в широко расставленные ясные фиалковые глаза, храбро встретившие его взгляд, и заметил в них не слишком хорошо скрытый огонек, который мог означать упрямство. Возможно, признак характера. Впрочем, это не важно. У него самого достаточно упорства и более чем достаточно характера, чтобы одержать верх над самым сильным оппонентом, не то что над юной смазливой блондинкой, ростом ему до подбородка. И слизняки его никогда не привлекали, несмотря на требование от подчиненных абсолютного послушания.
        - Скажите, почему я должен нанять вас своим заместителем, мисс Сен-Клер? - резко спросил он, не отводя взгляда.
        Анджи набрала полные легкие воздуха, твердо намеренная не показывать этому человеку, как сильно он заставляет ее нервничать. Она рассчитывала встретить более пожилого и чуть менее грозного босса. Увидев склоненную над бумагами седую голову, она решила, что все так и есть. Но потом он поднял глаза, и она увидела, что ошиблась.
        Рано поседевшему Рису Вейкфилду вряд ли было больше сорока. Матерый, сухощавый, несколько побитый временем, но все же лет на пятнадцать моложе того, что она ожидала встретить. «Тот еще фрукт», - говорили ей. Железный бизнесмен, непреклонно рвущийся к вершине в своей области, трудоголик, по-видимому, обладавший минимумом потребностей, свойственных простым смертным: еда, сон, развлечения и тому подобное. Человек, управляющий своим многочисленным высокооплачиваемым персоналом одним движением брови. Это ей удалось выяснить в процессе предварительных расспросов, но никто не упоминал о том, что Рис относительно молод, грубовато красив и столь же привлекателен, сколь грозен.
        Голос у него был глубокий, речь отрывистая и чуть резковатая. Акцента заметно не было, что показалось ей достаточно странным после нескольких недель, проведенных ею в Бирмингеме среди тягучего выговора глубокого Юга. Она чувствовала, что этот человек не потерпит околичностей и не простит блефа. Прищуренные серые глаза определят ложь прежде, чем она раскроет рот. Вскинув подбородок, Анджи решила выложить карты на стол. Все равно она особо не рассчитывала получить эту работу. Но может быть, если удастся произвести впечатление, он найдет ей какое-то место в своей структуре.
        - Я понимаю, что формально не имею ни подготовки, ни опыта, чтобы стать заместителем генерального директора такой компании, как «Вейк-тек», - прямо признала она. - Но уверяю вас, мистер Вейкфилд, что, если вы возьмете меня на работу, я буду самым самоотверженным, лояльным и усердным сотрудником вашего персонала. Я быстро учусь, четко выполняю инструкции, знаю, когда придержать язык, и не стремлюсь к власти и званиям. Мне нужна работа, и я не совершу ничего такого, что будет угрожать ее потерей.
        Черт, подумал Рис, тщательно скрывая впечатление. Эта определенно имеет шансы, несмотря на хрупкую внешность и чуть слышный высокомерный бостонский акцент.
        - Вы не приложили к заявлению рекомендаций и автобиографии, мисс Сен-Клер. Могу я поинтересоваться, почему?
        Вот оно. Отказ представить рекомендации и скрытность в отношении прошлого стоили ей всех предыдущих мест, которые она уже в течение месяца пыталась получить в Бирмингеме. Подавляя желание скрестить пальцы или помолиться, она не опускала глаз под пронизывающим взглядом. Ответ прозвучал предельно четко:
        - У меня нет рекомендаций, мистер Вейкфилд, а мое прошлое не имеет отношения к данному вопросу.
        Рис молча и, кажется, очень долго смотрел на нее, потом закрыл папку.
        - Я не легкий босс, мисс Сен-Клер. Я справедлив, но требователен. Я хорошо плачу, но вам придется отрабатывать каждый грош. Рабочие часы будут долгими и напряженными, а выходные дни - редкими. Я не рассыпаюсь в комплиментах за хорошо сделанную работу, но не пропускаю ни единой ошибки. Я не люблю обучать новичков и потому спрашиваю сразу, намерены ли вы упорхнуть, если придется слишком туго?
        - Я не летун, мистер Вейкфилд. И, повторяю, мне нужна эта работа. - Она постаралась не выдать вспышки оптимизма.
        - Тогда будьте здесь завтра в восемь утра. И постарайтесь хорошо выспаться. Вам понадобятся силы.
        Она даже не улыбнулась.
        - Да, сэр. Что-нибудь еще, мистер Вейкфилд?
        - Это все. Зайдите в отдел кадров по дороге отсюда, и вам дадут бланки страховки и все остальное, что надо заполнить. Да, и, мисс Сен-Клер…
        Она уже встала и направилась к двери. При последних словах остановилась.
        - Да, сэр?
        Он улыбнулся.
        - Добро пожаловать в «Вейк-тек».
        - Благодарю вас, мистер Вейкфилд. Вы не будете сожалеть, что взяли меня на работу. - Она повернулась и вышла из кабинета, высоко неся золотистую голову, расправив хрупкие плечи. Строгая серая юбка мягко колыхалась вокруг идеальных ножек, казавшихся не правдоподобно длинными для ее пяти футов пяти дюймов роста.[1 - Пять футов пять дюймов - 1 м 65 см.]
        Глядя на эти ноги, пока не закрылась дверь, Рис подавлял желание откашляться.
        - Надеюсь, нет, - пробормотал он, отвечая на ее последние слова. - Искренне надеюсь, что не пожалею.

* * *

        - Ну и как? - спросила секретарша Риса Джун Хейли, когда Анджи проходила мимо ее стола.
        Здесь южный выговор был налицо - теплый, дружелюбный, откровенно любопытный.
        - Я получила работу, - поделилась девушка, не в силах скрыть избыток чувств. Но тут же подавила широкую улыбку, заменив ее более профессиональным, более отстраненным выражением. Она не искала дружбы с Джун или с кем бы то ни было в новой фирме, хотя и надеялась установить хорошие рабочие отношения со всеми сотрудниками. Ее прежняя жизнь рухнула, самоуважение лежало в руинах. Не скоро наступит время, когда она решится подпустить кого-то близко к себе. Сейчас ей нужны были только работа, независимость и убежище в маленьком, удобно обставленном доме, полученном в наследство от бабушки. Может быть, придет день, когда она захочет большего. Но до этого ей очень многое нужно доказать себе.
        Ответив на теплые поздравления Джун довольно коротким кивком, Анджи широким, уверенным шагом направилась в отдел кадров. И постаралась убедить себя, что улыбка Риса Вейкфилда не произвела на нее сокрушительного впечатления.

* * *

        В течение последовавших недель Рис был вполне доволен своим новым заместителем. Первому испытанию ее характер подвергся почти сразу же, как только она начала работать. Она не правильно написала в отчете его имя, как это случалось со многими, - Рисе. Он поправил излишне резко, но, если не считать смущенного вида, она стойко перенесла критику. Она много работала, быстро училась, не паниковала, когда Рис срывался, и держала свое мнение при себе, пока им не интересовались. И на нее было очень приятно смотреть - факт, оказавшийся, однако, довольно неудобным.
        Слишком уж часто он замечал, как она отбрасывает золотистые волосы, как передергивает изящными плечиками, как падает блик на ее скрещенные ноги, когда она его слушает, делая пометки в блокноте. Он обнаружил, что помнит эти детали, оставаясь один в кабинете или дома - в редких случаях, когда вечера проводились не в кабинете. У него и раньше работали красивые женщины, но ни одна не производила такого впечатления, как Анжелика Сен-Клер.
        Мысли об Анжелике не покидали его. Ее редкие улыбки были отстраненными, вежливыми, очень профессиональными. Он никогда не слышал ее смеха. Если у нее и появились друзья в компании, то ему об этом не было известно. Она никогда не протестовала против его требований задержаться на работе или приехать раньше, или поработать в выходные, если случалась горячая пора, так что если у нее и был любовник, то очень непритязательный. Почему-то Рису казалось, что любовника нет. А у него за многие годы выработалось чутье на людей. В Анжелике Сен-Клер было гораздо больше, чем она позволяла увидеть. Чувство юмора, характер, темперамент - он был убежден, что все это проглядывает сквозь тяжелую крышку, которой она накрыла себя. Когда и почему она решила возвести этот холодный, равнодушный барьер? Почему женщина, выросшая, очевидно, в высших кругах бостонского общества, оказалась в Бирмингеме, штат Алабама, в качестве его заместителя?
        Он говорил себе, что лезет не в свое дело. Ее частная жизнь достойна такого же уважения, как его собственная. Ведь он тоже поддерживает дистанцию в отношениях с другими людьми, по причинам, которые полагает достаточно серьезными. Радоваться надо! Была у него как-то секретарша, возомнившая, что влюбилась в него. Это вызвало массу неудобств, и в конце концов пришлось ее уволить. Рис до сих пор морщился, вспоминая эту сцену. Слава Богу, с мисс Сен-Клер можно не опасаться чего-либо подобного. Слишком хорошим она была заместителем, чтобы так глупо терять ее.
        И он перестал думать о том, каково было бы погладить эти длинные стройные ноги. Перестал гадать, каковы на вкус эти чуть припухлые губки. Перестал воображать это изящное тело под своим. Неловко переменив позу в кресле, он сердито уставился в подборку информации, совершенно не в силах сосредоточиться. Черт! Вероятно, он слишком долго не был с женщиной. Остается только пожалеть, что под рукой нет никого, кто интересовал бы его хоть на сотую долю так, как его загадочная заместительница.

* * *

        Развернувшись с креслом к окну, Анджи повесила трубку и скорчила гримаску, которую ни за что не позволила бы себе, будь кто-нибудь в кабинете. Она только что закончила разговор с партнером из Калифорнии, который из кожи вон лез, чтобы вписаться в жизнерадостное лос-анжелесское клише. С чуть кружащейся от усталости и голода - в этот день она пропустила и завтрак, и ленч - головой, она задрала нос и презрительно передразнила: «Фан-тас-тика, дорогуша. Решено и подписано. Ваши люди непременно должны отобедать с моими. Чао!» И тихо рассмеялась над собственным дурачеством.
        - Дайте-ка угадаю… Вы говорили с Гендерсоном из Лос-Анджелеса, - сказал глубокий голос из двери за ее спиной.
        Анджи зажмурилась. Надо же было именно мистеру Вейкфилду застать ее за эдакой не частой вольностью! Приведя в порядок выражение лица, она развернула кресло.
        - Да, - признала она, задержав взгляд на серых глазах. Что-то в них было незнакомое. Отблеск разделенной шалости? Неожиданное понимание, что она - человек, а не только наемный работник? Нет, конечно, сказала она себе, опуская глаза. - У меня здесь данные, о которых вы спрашивали, мистер Вейкфилд. Они почти полностью таковы, как вы предсказывали.
        Она подала отчет, который закончила перед этим, заметив, что его глаза уже стали обычными. И мысленно обругала себя за мгновенное сожаление об утраченном взаимопонимании.
        Весь остаток дня она особенно следила за тем, чтобы сохранять еще более, чем обычно, официальный вид. Если работодатель и заметил какое-то изменение в поведении заместителя, комментариев не последовало. Впрочем, он никогда этим не занимался.

* * *

        Анджи сидела в отдельной кабинке модного ресторана неподалеку от офиса и, доедая салат, просматривала «Уолл-стрит джорнэл». Ленч был для нее редкой роскошью. Рис - в те времена она только мысленно могла называть его по имени - обычно загружал ее так, что на подобное расслабление просто не хватало времени. Двухдневная деловая поездка в Даллас дала ей передышку - одну из очень немногих за четыре месяца работы в компании. То есть она, разумеется, не бездельничала в офисе. Просто без постоянных инструкций Риса она могла и выполнять работу, и выкраивать время для ленча. Работая так напряженно последние месяцы, она все же еще не приобрела двужильности своего работодателя. Ей иногда требовался отдых. Ему, по всей видимости, - нет.
        Ее внимание привлек знакомый голос из-за цветного стекла, отделявшего кабинку от соседней. Дала, одна из секретарш, говорила достаточно громко.
        - Ты слышала, новый инженер сегодня закинул удочку к заместителю диктатора?
        Ответный смех был ей тоже знаком - Гей Вебстер из вычислительного центра.
        - Бедняга. От него что-нибудь осталось?
        - Совсем немного. Говорят, он еще трясется. И уже никогда не приобретет прежний цвет лица. Белый как мел.
        - Обморозился, наверно. Как можно быть такой роскошной снаружи и такой ледяной и жесткой внутри - это выше моего понимания.
        - Хочешь посмеяться? Когда мистер Вейкфилд взял ее, я подумала, что она его любовница. Мало ли девочек получают официальное жалованье за неофициальные труды? Но тут я дала промашку. Похоже, ни Вейкфилд, ни Сен-Клер не испытывают нормальных человеческих чувств. Они холодны друг к другу так же, как ко всем остальным. Они вообще, наверно, сексом не занимаются. Ни с кем.
        Гей снова рассмеялась.
        - Думаю, так оно и есть. Но если возможно существование идеальной пары - они бы ее составили. Железобетонные зануды-одиночки. И ведь не скажешь, что они так уж неприступны. Оба вполне любезные с сотрудниками, если, конечно, все в порядке. Но… брр. Одно слово - лед.
        На тарелке оставалась, наверно, еще треть салата, но у Анджи вдруг пропал аппетит. Отодвинув тарелку, она взяла сумочку, аккуратно сложила газету и встала. Движение привлекло внимание женщин за стеклом. Анджи заметила, как испугались обе сотрудницы, узнав ее. Она холодно кивнула.
        - Привет, Гей. Привет, Дала. Приятного аппетита.
        И ушла, не дожидаясь ответа, неторопливо и с высоко поднятой головой. Ей доставляло некое удовольствие сознание того, что никто не догадался бы по внешнему виду, как больно ей сейчас.
        Железобетонная. Одиночка. Лед. И это ведь о ней. В памяти проснулось эхо голосов из прошлого.
        - Эй, Анджи-Бражница! Где твоя чудная улыбка?
        - Анджи, ты такая шутница! Ты когда-нибудь бываешь серьезной?
        - Анджи, что-то скучно стало. Выдай что-нибудь из своих баек. Посмеяться охота.
        - Господи, Анджи, как я тебе завидую. Красивая, богатая, все тебя любят. Везет же людям!
        Везет же людям! Анджи сдержала злой, неженский смех, загоняя старенький седан в свою личную парковку на автостоянке «Вейк-тек». Как все изменилось. Как изменилась она! Поворачивая ключ в дверце помятого старенького автомобиля, она мимолетно вспомнила красную спортивную машину-леденец. Да, все сильно изменилось.
        До конца дня она очень старалась не думать об обидных словах сотрудниц. День перешел в вечер, а она все шуршала бумагами, изучала цифры, штудировала корреспонденцию. Уйдет она не раньше, чем подготовит все к завтрашнему возвращению Риса.
        Рис. Если может существовать идеальная пара - они бы ее составили. Слова Гей беспрестанно колотились в мозгу. Последние месяцы Анджи так старалась не признаваться себе в непреодолимом влечении к своему работодателю. Не всегда это было легко. Не раз встретившиеся глаза, случайное прикосновение, краткий момент сопереживания ослабляли защиту, заставляли ее трепетать от совершенно ненужного восприятия Риса Вейкфилда как мужчины. Да, ей всегда удавалось сохранять дистанцию. Не настолько она еще оправилась от старых ран, чтобы позволить себе даже намек на другие отношения. Нет, она не намерена становиться любовницей своего сложного, блестящего, непостижимого шефа.
        Не то чтобы здесь следовало чего-то опасаться, мрачно подумала она. Временами она задавалась вопросом, замечает ли Рис вообще, что она женщина, - хотя так вроде бы оно и лучше. Просто она была избалована общим восхищением, как благодаря своей внешности, так и благодаря богатству и положению в обществе. Ее непоследовательное женское «я» получало известное удовольствие от попыток ухаживания со стороны некоторых сотрудников-мужчин, хотя вскоре ледяные отказы отвадили самых пылких ловеласов. Теперь разве что какой-нибудь новичок осмеливался сделать попытку. А ей так этого хотелось.
        Хоть причины, по которым сама она стремилась к одиночеству, были вполне объяснимы, Анджи никак не могла понять, отчего о таком привлекательном и вроде бы вполне здоровом мужчине, как Рис, говорят, будто он ведет почти монашеское существование. Он всегда приходил в офис первым и уходил последним - в будни, выходные и праздники. Если он и встречался с кем-нибудь, Анджи просто не могла вообразить, когда.
        Она с излишней энергией захлопнула папку. Ей нет никакого дела до жизни и друзей Риса Вейкфилда, сурово напомнила себе она. У нее есть масса работы и еще больше собственных проблем.
        Покончив с делами, она взяла сумочку, готовясь уходить. Ощущая изрядную растрепанность чувств, достала зеркальце, чтобы проверить скупой макияж и аккуратно подколотые волосы. Что-то заставило ее долго всматриваться в неулыбающееся лицо. Но когда у отражения задрожала полная нижняя губа, она этого не заметила, потому что глаза заволокла пелена неожиданных и ненужных слез. Сунув зеркало в сумочку, она уронила лицо в ладони и разрыдалась.

* * *

        Рис стоял в дверях и, хмурясь, смотрел на печальную фигурку за столом. Она не услышала, как открылась дверь, и он уж было подумал, не уйти ли так же незаметно. Впервые за четыре месяца совместной работы он видел Анжелику Сен-Клер беззащитной и даже несчастной. И впервые в жизни Рис Вейкфилд боролся с желанием взять женщину на руки и просто держать, бормоча какие-то успокоительные слова.
        Это было настолько непривычно и дико, что он растерянно нахмурился. Какие успокоительные слова? Если бы даже хватило глупости попытаться, он просто не знал бы, что сказать. А она решила бы, что он сошел с ума. Она не из тех женщин, что любят поплакаться в мужское плечо. Она сама сумеет справиться со своими проблемами. Разве нет?
        Он кашлянул.
        Анджи вскинулась и развернулась к нему, инстинктивно потянувшись рукой ко рту. Но тут же опустила руку.
        - Ой, я… вы меня испугали, - довольно бессмысленно пролепетала она. Потом заставила лицо сложиться в обычное бесстрастное выражение, так что лишь в фиалковых глазах остались следы печали. - Я ожидала вас только завтра.
        - Я хотел захватить кое-что домой по дороге из аэропорта, - ответил он и неловко спросил:
        - Что-то… гм… что-то случилось, мисс Сен-Клер?
        Ее улыбка была ослепительной и явно фальшивой.
        - Разумеется, нет, мистер Вейкфилд! Что вы хотели взять?
        - Папку Гарвера. Она у вас?
        - Да, сэр. Что-нибудь еще?
        Принимая папку, он продолжал рассматривать ее. Высоко подняв голову, она встретила его взгляд с ничего не выражающим бледным, но спокойным лицом.
        - Нет, это все, - сказал он, помолчав. - Уже поздно. Почему вы не идете домой?
        - Я как раз собиралась, - сказала она, вставая и беря сумочку. - Доброй ночи, мистер Вейкфилд. До завтра.
        - Доброй ночи, мисс Сен-Клер. Спокойного сна, - вырвалось у него.
        Если необычное пожелание и удивило ее, это никак не проявилось.
        - Благодарю вас, мистер Вейкфилд. Именно этим я и собираюсь заняться.
        Уже под утро Рис поймал себя на том, что думает: может, хоть она спит спокойно. Ему-то это не светит. Лежа на спине и уставившись в потолок - привычная поза во время бессонницы, - он никак не мог стереть из памяти маленькую фигурку в большом офисном кресле и хрупкие плечи, согнувшиеся под тяжким грузом. Что гнетет Анжелику Сен-Клер? Какая травма превратила живую и прекрасную девушку в холодный рабочий механизм?
        Узнает ли он это когда-нибудь? И хочет ли на самом деле узнать? Или не зря он опасается, что чрезмерное сближение с прекрасной светловолосой заместительницей может перевернуть всю его жизнь?

        Глава 2

        Была суббота в начале мая, прекрасного, теплого, благоухающего. У Анджи был выходной - какая роскошь!
        Утром она управилась с еженедельной уборкой, аккуратно протерла мебель и безделушки, все еще расставленные повсюду, как и до смерти бабушки Нил, около года назад. Лучшие воспоминания детства были связаны у Анджи с редкими визитами к маминым родителям, у которых всегда было маловато свободных денег, зато в избытке любви. Дом, который они завешали ей, был маленький, требовал ремонта и ни в коей мере не претендовал на роскошь, но Анджи было хорошо в нем, особенно сейчас, когда она уже начала откладывать деньги из жалованья в «Вейк-тек».
        Первые месяцы в Бирмингеме она отчаянно искала работу, беспомощно наблюдая, как тают скудные средства, оставшиеся после ареста отца. Первые полученные в компании чеки ушли на то, чтобы оплатить просроченные счета и приличным образом одеться, взамен сверкающих и переливающихся платьев и авторских костюмов, оставленных в Бостоне. Она очень гордилась своим новым гардеробом. Пусть не такая стильная и дорогая, новая одежда была куплена ею самой на собственные, честно заработанные деньги.
        Доходный теневой бизнес отца позволил ей до двадцати шести лет жить в роскоши, но теперь она не испытывала к нему благодарности. Отец отбывал срок, пустая меркантильная толпа людей, которых она некогда называла своими друзьями, давно покинула ее, и Анджи оказалась в полном одиночестве. Она испытала все ужасы следствия, подозрений в сознательном соучастии в темных делишках отца, поскольку пять лет после окончания колледжа работала его секретарем по связям с общественностью.
        Она поморщилась. Секретарь по связям с общественностью. Он дал ей эту должность, чтобы оправдать экстравагантное жалованье. На самом деле она разве что переворачивала листки на календаре да исполняла обязанности хозяйки, принимая людей, которых он считал нужными ввиду их общественного положения.
        Все ее имущество было продано для уплаты штрафов и налогов, от которых Нолан искусно уклонялся многие годы. Все, что она приобретала на свое так называемое жалованье, все его щедрые подарки. Ушло все. Но она справляется, черт возьми, несмотря на часто высказывавшиеся сомнения отца по поводу того, что она сможет прожить без руководства с его стороны или со стороны какого-нибудь молодого человека из морально ущербной великосветской черни, среди которой он подыскивал для нее женишка. Так-то, папочка!
        Что-то внутри у нее смягчилось, когда она вытирала пыль с фотографии дедушки с бабушкой в серебряной рамке, стоявшей на темном столике с тех пор, как Анджи помнила себя. Они бы в нее поверили, подумала она, рассматривая волевые лица, запечатленные на фото. Хотя дед умер много лет назад, она хорошо помнила этого скромного, честного работягу, с равным жаром цитировавшего Библию и Эзопа. У него на любой случай жизни находилась какая-нибудь ободряющая прописная истина.
        Бабушка, которой Анджи искренне восхищалась, была доброй, любящей, веселой женщиной; она до самой смерти изумлялась тому, что мать Анджи ставила богатство выше чувств. Маргарет была красивая, довольно избалованная женщина, в молодости она отправилась на Восток в надежде стать звездой и окончила тем, что вышла замуж за честолюбивого дельца, который обещал ей все и всю жизнь выполнял обещание, не стесняясь средствами.
        Анджи часто задумывалась, знала ли умершая десять лет назад мать, что бизнес Нолана часто выходил за рамки закона. И так же часто корила себя за слепоту, с которой предавалась беззаботной и роскошной жизни, впервые осознав существование суровой действительности только после ареста отца. Все еще скорбя по бабушке, умершей за месяц до ареста, Анджи окинула взглядом свою жизнь в тяжелые месяцы расследования - это было отвратительно. И вот теперь она пытается доказать, что является чем-то большим, нежели хорошенькой куколкой.
        - Как мне тебя не хватает, бабушка, - пробормотала она, глядя в милое лицо на фотографии. - Если бы ты была со мной…
        Временами одиночество тяготило ее. Но как заводить друзей, если сама еще не знаешь, стоишь ли чьей-то дружбы, настоящей дружбы? Не тех легкомысленных игр, в которые играло ее окружение в Бостоне, лживо-приятельских соревнований за самый большой шик, самый вызывающий и бесшабашный. Анджи не была уверена, что знает, как быть другом, не говоря уже о более прочном чувстве, таком, как любовь.
        Звонок в дверь заставил ее вернуть фотографию на место и недоуменно нахмуриться. Кто мог нанести ей визит? За пять месяцев в Бирмингеме она не приобрела ни одного знакомого, близкого настолько, чтобы заявиться без предупреждения. Идя к двери, она с удивлением поймала себя на мысли о Рисе. И с еще большим удивлением обнаружила, что от этой мысли стало трудно дышать.
        Она уверила себя, что не была разочарована, обнаружив на крыльце веснушчатого мальчишку лет семи с крошечным черно-белым котенком в довольно грязных руках. Анджи узнала соседского сына, часто игравшего на пешеходных дорожках спокойного района среднего класса.
        - Что-нибудь случилось?
        Мальчик обезоруживающе улыбнулся, продемонстрировав несколько пустых мест, где должны были появиться новые зубы.
        - Моя кошка родила котят, и мама велела мне раздать их. Это - последняя. Возьмете, мэм?
        - Ой, я…
        - Она хорошая кошечка, мэм, - серьезно заверил мальчуган, округлив глаза от искренности. - Ее даже выпускать не нужно, если у вас найдется ящик, и вообще вы с ней подружитесь. Она здоровая, у нее даже все прививки сделаны. И она ничего не будет вам стоить… ну, кроме еды и ящика. Она, правда, девочка, так что придется сделать операцию. Моей кошке делают операцию завтра. А то мама не разрешит ее держать.
        «Вы с ней подружитесь». Эти слова выпрыгнули из торопливого монолога. Анджи посмотрела на мяукающего котенка.
        - Ну…
        Чувствуя, что победа близка, мальчик с еще более невинным видом протянул кошку Анджи.
        - Хотите подержать? Она такая мягонькая.
        Не успела Анджи опомниться, как котенок был у нее в руках. Прижав к щеке пушистое тельце, она улыбнулась мягкому рокоту из крошечной грудки.
        - Как ее зовут?
        - Еще никак. Можете назвать, как хотите. Но мне нравится «Цветик».
        - Цветик? - Анджи удивленно подняла брови.
        - Ну да, потому что она черно-белая, как скунс. Помните «Бемби»? - спросил он, не дождавшись реакции Анджи. - Бемби подумал, что скунс - это цветок, и назвал его «Цветик».
        В этом был свой таинственный смысл.
        - Цветик, - задумчиво повторила Анджи. Нелепое имя для кошки. Но ведь она никогда и не думала заводить кошку. - А как зовут тебя? - спросила она у мальчика.
        - Микки.
        - Что ж, Микки, спасибо за кошку. Я буду хорошо о ней заботиться. И ты можешь проведывать ее, когда захочешь, - повинуясь неожиданному импульсу, добавила она.
        Круглое лицо Микки расплылось в улыбке от уха до уха.
        - Вот спасибо вам, мэм. Мама будет так рада, что я за один день пристроил всех четырех котят. Ну, я пошел. Пока.
        Анджи закрыла дверь и озадаченно посмотрела на новоявленного питомца. Первый друг, подумала она с неопределенной улыбкой. Потом отнесла Цветика в спальню и переоделась. Нужно было отправляться в магазин за кошачьим приданым.

* * *

        В понедельник утром Анджи бросила сумку на свой рабочий стол и улыбнулась, снимая с юбки несколько кошачьих волосков. Она чувствовала себя немножко виноватой, оставляя Цветика в одиночестве, хотя и убедилась перед уходом, что ящик, еда, вода, мягкая постелька и любимые игрушки на месте. Приятно было сознавать, что кто-то обрадуется твоему возвращению с работы.
        Может быть, из-за этих мыслей у нее на лице была улыбка, когда осторожный стук в открытую дверь кабинета заставил Анджи повернуться. Впрочем, улыбка потухла, когда она увидела на пороге явно нервничающих Далу и Гей. Гей, рыжик из вычислительного центра, заговорила первой.
        - Можно поговорить с вами, мисс Сен-Клер?
        Сожалея, что не может отказать, Анджи кивнула.
        - Да, конечно. Заходите.
        Дала, чуть полноватая секретарша, шагнула в кабинет и набрала побольше воздуха, впечатляюще подняв объемистую грудь.
        - Мисс Сен-Клер, нам с Гей очень неудобно от того, что вы услышали в пятницу за ленчем. То, что мы говорили, не лезет ни в какие ворота, и мы приносим свои извинения.
        Анджи бесстрастно кивнула.
        - Считайте, что все забыто.
        Гей, вошедшая вслед за Далой, помотала головой.
        - Как же забыть. Мы понимаем, как больно вам сделали. Нам самим теперь не по себе.
        - Вы вовсе не… - машинально начала Анджи и остановилась. - Да, вы сделали мне очень больно, - призналась она, помолчав. - Но ведь вы говорили то, что думаете.
        Дала виновато прикусила губу, большие карие глаза радостно встретили неожиданную весть о том, что и у Анджи бывают человеческие чувства.
        - У нас просто не было возможности узнать вас, мисс Сен-Клер. То, что мы сказали, непростительно, но мы… мы просто злословили. Дурачились, понимаете?
        Конечно, она понимала. Сколько раз Анджи с «друзьями» по загородному клубу веселились на чужой счет в такие вот часы за ленчем.
        - Я понимаю. Пожалуйста, не думайте об этом больше.
        Снова заговорила Гей.
        - Мы хотим попробовать новый итальянский ресторанчик. Хотите присоединиться к нам, мисс Сен-Клер?
        Первым импульсом было вежливо отказаться. Второй оказался более честным. Ей, черт возьми, хотелось принять это предложение. Надоело есть в одиночестве, постоянно быть в одиночестве. Если Рис не соизволит отпустить ее, она заявит, что заслужила обед так же, как и все остальные.
        - С удовольствием. Спасибо за приглашение. И, пожалуйста, называйте меня Анджи.
        Обе женщины выглядели слегка ошарашенными согласием, но поспешили заверить, что очень рады. Сказав, что будут ждать внизу, они вернулись к работе, оставив Анджи с довольно растерянной улыбкой на лице. Немалая понадобилась им храбрость, чтобы зайти, думала она, вспоминая злые сплетни, которые не раз приходилось слышать после ареста отца. Никто из так называемых друзей, попавшись на этом, не извинился и не попытался загладить вину приглашением пообедать вместе. Опозоренное имя отца сделало ее более чем нежелательным членом привилегированного круга.
        У нее возникло подозрение, что заходившие к ней сотрудницы обладают большей глубиной чувств и более сильными характерами, чем богатые повесы, с которыми она общалась прежде. Только ей очень хотелось знать, настолько ли охотно они приняли ее в свою компанию, если бы знали об ее отце.

* * *

        Почти месяц спустя после случая с Далой и Гей, в пятницу утром, Анджи оторвал от работы голос из дверей:
        - Извините, мисс Сен-Клер.
        Анджи подняла взгляд от заваленного письменного стола.
        - Да, Джун?
        Секретарша Риса с ворохом бумаг в руках виновато поморщилась.
        - Извините, что отвлекаю вас, но вы случайно не знаете, где мистер Вейкфилд? Уже начало двенадцатого, а он еще не давал о себе знать. Может быть, он говорил, что не придет с утра, но я не помню.
        Анджи нахмурилась. Она уже и сама удивлялась, что Рис не звонил ей, как обычно, раз десять в это утро, но решила, что он слишком занят.
        - Он не приходил с утра?
        - Нет. И я не знаю, что делать с этими бумагами. Нужна его подпись.
        - Но он вчера говорил, что прежде всего надо взяться за лондонское дело. Я все утро ждала, что он меня вызовет.
        Джун пожала плечами.
        - Не знаю, что и сказать. Такого с ним раньше не случалось. По крайней мере, за те шесть лет, что я здесь работаю.
        Анджи работала у Риса только пять месяцев, но не хуже, чем Джун, знала, что не в его обыкновении просто не явиться на работу, не предупредив хотя бы по телефону. Десяток возможных причин пронеслись в мозгу. Ощущая пустоту под ложечкой, она сняла трубку и набрала его домашний телефон.
        Слушая гудки вызова, она уверяла себя, что слишком серьезно относится к ситуации. Хороша же она будет, если ответит запыхавшийся женский голос и выяснится, что работодатель просто устроил себе выходной для плотских утех. И тут же поспешила уверить себя, что эта мысль взволновала ее только потому, что Рис слишком серьезный бизнесмен для подобной безответственности.
        Когда прозвучал пятый гудок, она снова начала волноваться. Что, если он не может ответить? Что, если ему плохо или…
        - Что такое?
        Хриплый рык принес облегчение.
        - Слава Богу, - вырвалось у нее. Наступила пауза.
        - Мисс Сен-Клер? Который час?.. О, черт! - Голос был явно нездоровый.
        - Вы больны, мистер Вейкфилд? - встревоженно спросила Анджи.
        Он надсадно закашлялся.
        - Похоже, да, - прохрипел он, и в голосе звучало удивление, что Рис Вейкфилд оказался подвержен болезням, подобно обычному человеку. - Проклятье!
        - Вы спали?
        - Да. Я не мог заснуть прошлой ночью и, наверно… - он не договорил, снова закашлявшись, за чем последовало новое ругательство.
        Уже борясь с улыбкой и чувствуя совершенно неуместную нежность к мысленному образу наводящего страх работодателя в постели, всклокоченного, с опухшими глазами и лихорадочным румянцем на щеках, Анджи покрепче сжала трубку.
        - Чем я могу помочь вам? - просто спросила она.
        С другого конца провода донесся звук движения.
        - Ничем, - пробормотал Рис. - Я буду через… - Голос оборвался, и донесся звук падения. - Черт!
        - Мистер Вейкфилд? Что случилось?
        - Голова кружится, - отрывисто ответил он.
        - Тогда ложитесь в постель. И даже не думайте приезжать сегодня на работу. Кто ваш врач?
        - Мне не нужен врач. И я должен приехать. Эти бумаги по лондонской сделке требуют подписи сегодня. И я…
        - Бумаги я вам привезу, - решительно перебила Анджи. - И все, что требует вашего внимания сегодня. Остальное может подождать, пока вы не выздоровеете.
        Рис вздохнул.
        - Ладно, - неохотно согласился он. - Привозите. Возьмите у Джун запасной ключ и войдите сами. Захватите еще папку Перкинса. И…
        Записывая перечень документов, которые он счел требующими неотложного внимания, Анджи приняла отчаянное решение сократить список на несколько пунктов. Человек болен. Компания не развалится, если он даст себе день-другой отдыха.
        - Буду у вас через полчаса, - пообещала она.
        - Через пятнадцать минут, потребовал он прежде, чем Анджи успела повесить трубку.
        Анджи взглянула на застывшую рядом Джун.
        - Мистер Вейкфилд болен. Я должна отвезти ему кое-что, нужное на сегодня.
        - Мистер Вейкфилд болен? - повторила Джун. - Что с ним?
        - Похоже, сильная простуда. Может быть, грипп.
        Вышколенная секретарша, не удержавшись, хмыкнула.
        - Спорю, он зол как черт, - откомментировала она, кладя кипу бумаг Анджи на стол. - Поддаться обычной простуде! Кто бы мог поверить, что у какого-то микроба хватит смелости заразить самого Вейкфилда?
        Анджи рассмеялась, приятно удивив Джун, и тут же покраснела, опустила глаза и начала собирать кое-что для Риса.
        - Спасибо, Джун. Я немедленно еду.
        - Да, мисс Сен-Клер, - отозвалась Джун, и в ее голосе звучала новая, дружеская нотка, не ускользнувшая от внимания Анджи.
        Оставшись одна, она вздохнула. Кому нужен ее холодный, отчужденный вид? Несмотря на то, что весь первый обед сохранялось некое ощущение неловкости - Анджи не слишком успешно пыталась поддерживать беседу и в то же время не особо распространяться о себе, - Гей и Дала приглашали ее еще дважды. Ей пришлось отклонить оба предложения, потому что Рис оставил ей время только на сэндвич в буфете; но они, похоже, готовы были пригласить ее еще раз и всегда находили повод перекинуться словцом при встречах.
        Микки иногда заглядывал после обеда якобы навестить быстро растущего котенка, но главным образом потому, что она теперь держала в доме печенье для него. И ей приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы установить безопасную дистанцию между собой и боссом, хотя остальные мужчины в «Вейк-тек» давно оставили ее в покое. Почему, когда нужны были друзья, никого не оказалось, а теперь, когда она хочет одиночества, возникает близость с людьми?
        Покачав головой относительно необъяснимых сложностей своей жизни, Анджи направилась в кабинет Риса за нужными бумагами.

* * *

        С бумагами… с большинством бумаг, которые потребовал Рис, в левой руке, Анджи помедлила, прежде чем вставить полученный у Джун ключ в замок входной двери. Она впервые видела его дом - большой, хотя довольно простой, современной архитектуры - в богатом районе неподалеку от более скромного, где жила она. В том, чтобы просто отпереть замок и войти, было что-то слишком интимное, но и беспокоить его, звоня в дверь, не хотелось. Глубоко вздохнув, она повернула ручку.
        Первое, что она заметила, войдя в дом, было явное пристрастие к минимализму. Хотя все было высшего качества, обстановка была простой, функциональной, лишенной всяческих излишеств. На стенах висело несколько картин, но в их расположении не чувствовалось внимания к равновесию и стилю. Не было никаких безделушек, фотографий и тому подобных личных предметов.
        Она вспомнила обставленный лучшими дизайнерами бостонский особняк, в котором цвета и обстановка менялись каждый сезон. Подлинные картины старых мастеров, пресс-папье из чистого серебра, хрустальные подсвечники. Ее детская с ярдами старинных кружев и полками кукол от мадам Александер.
        Она вспомнила и бабушкин дом с рядами фарфоровых куколок, конфетницами и бесчисленными салфеточками. Обколотая керамическая собака в фойе, разрозненные тарелки в старинном серванте, дешевая репродукция «Тайной вечери» в столовой. Лоскутные одеяла и вышитые тамбуром афганские борзые бабушкиной работы. Карандашные рисунки, которые годами присылала ей Анджи, аккуратно собранные в альбоме на пианино вместе с фотографиями Анджи в разных стадиях взросления. Она не променяла бы свой нынешний дом на более элегантный и дорогой в Бирмингеме или любом другом месте.
        Неуверенно осмотревшись, она направилась к лестнице, решив, что спальня Риса должна быть наверху. Нервно сглотнула.
        Первая дверь слева от лестницы была открыта. Заглянув, она поняла, что нашла спальню хозяина. Вся обстановка состояла из кровати, большого шкафа, ночного столика с лампой, будильником и телефоном и стула, через прямую спинку которого был переброшен вчерашний пиджак Риса. Над кроватью висела картина - пустынное штормовое море. Рис крепко спал, растянувшись на кровати.
        Пройдя на цыпочках по пушистому ковру, она остановилась, глядя на своего работодателя. Он вполне соответствовал ее давешнему представлению: всклокоченный, с лихорадочным румянцем на небритых щеках. Но, несмотря на то, что именно это Анджи и ожидала увидеть, реальность ошеломляла. Больной и одинокий, он так отличался от надменного, неприступного человека, с которым она работала последние пять месяцев. Анджи знала, с каким негодованием он отмел бы ее сочувствие, но - сочувствовала.
        Обратив внимание на цвет его запавших щек, она нахмурилась. Какая же у него температура, и принимал ли он жаропонижающее? Она протянула руку, отдернула и медленно протянула снова. Он спит так крепко. Может быть, потрогав лоб, она его не…
        Не успела рука коснуться кожи, как была схвачена железными пальцами.
        - Ой!
        Держа ее руку у виска, Рис смотрел чуть затуманенными, но не менее, чем обычно, проницательными глазами.
        - Что вы делаете?
        - У вас, кажется, лихорадка, - ответила она настолько спокойно, насколько это возможно было в данных обстоятельствах. - И лицо горячее. Вы мерили температуру?
        - Нет.
        - Лекарство принимали? Аспирин? - Нет.
        - Не могли бы вы отпустить мою руку? - осторожно спросила она. - Боюсь, на ней будут синяки.
        Он немедленно повиновался.
        - Извините. Я не привык, чтобы ко мне прикасались во сне.
        - Это вы простите, что напугала. Как вы себя чувствуете?
        - Погано, - нетерпеливо проворчал он. Ей терпение тоже стоило немалых сил.
        - Горло болит? Голова? Еще что-нибудь?
        - Горло болит, голова болит, все остальное тоже болит. Вы это хотели услышать? - огрызнулся он, приподнимаясь на локте. Прикрывавшая его простыня сползла до пояса, и Анджи чуть не уронила все принесенные бумаги.
        Под строгими деловыми костюмами Риса Вейкфилда, оказывается, скрывалось великолепное тело.
        Грудь была широкой, загорелой и крепкой, с выпуклыми мускулами атлета. По контрасту с густой седой гривой, волосы на груди были темные и редкие, спускающиеся треугольником от сосков и узкой полоской исчезающие под простыней. Мысленно проследив дальнейший путь этой полоски, Анджи почувствовала, как слабеют колени.
        - Вы… гм… - Она запнулась, откашлялась и подняла глаза к его лицу, успев заметить мимолетное выражение, которое он тут же подавил. - Вы бы лучше легли. У вас есть термометр?
        - В ванной. Но…
        Она не дала ему времени на возражения. Положила бумаги в ногах кровати, повернулась и поспешила в смежную со спальней ванную, остро нуждаясь в нескольких секундах одиночества, чтобы прийти в себя.
        Рис кашлял, когда она вернулась, крепко сжимая термометр, бутылочку с аспирином и собственное самообладание. Кашель был глубоким и звучал очень нехорошо, хотя сам больной был всецело занят чтением докладов.
        - Где папка Перкинса? - требовательно осведомился он, справившись с кашлем.
        - На вашем столе в офисе, - спокойно ответила Анджи, стряхивая термометр. - В ней ничего, что может потребовать вашего внимания, до понедельника по меньшей мере.
        - Черт возьми! Я… - Он инстинктивно закрыл рот, когда Анджи сунула туда термометр. Вытащив его, он продолжал:
        - Доклад по сделке с Сан-Хуаном вы тоже не принесли?
        - Нет. С этим разберутся. - Она взяла термометр из его руки и опять сунула в рот.
        Он снова вытащил.
        - Кто разберется?
        - Я. И если вы не будете держать термометр во рту, мне придется измерить температуру менее почтительным способом, - пригрозила она, забыв о культивируемой последние пять месяцев сдержанности. Похоже на прежнюю Анджи, мысленно усмехнулась она, фаталистически ожидая, что сейчас ее разорвут на части.
        Невероятно, но он только посмотрел на нее долгим взглядом и молча положил термометр в рот. У нее хватило здравого смысла ничем не выразить удовлетворения победой.
        - Я принесу вам чего-нибудь холодного попить, - пробормотала Анджи, избегая его глаз, повернулась и поспешила к двери. - При гриппе нужно пить много жидкости.
        Кухня Риса была оборудована исключительно функционально, в ней не было ничего лишнего. В холодильнике оказался богатый выбор консервированных прохладительных налитков - неожиданное пристрастие к газированным фруктовым водам, - кувшин апельсинового сока, галлон молока, полдюжины яиц, масло и ежевичный джем. И все. Она налила большой стакан апельсинового сока, решив, что спросит, хочет ли он есть, прежде чем сооружать завтрак из этих скудных запасов.
        Вернувшись в спальню, она обнаружила, что забытый термометр все еще торчит во рту, а Рис поглощен привезенными ею бумагами. Она поставила сок на ночной столик и потянулась за термометром.
        - Мне нужна ручка, - сказал он, едва освободился рот.
        - Минутку, - рассеянно ответила Анджи, вглядываясь в крошечные цифры на шкале и жалея, что у него не оказалось более современной, цифровой модели. Определив наконец показание ртутного столбика, она нахмурилась. - У вас сто три градуса.[2 - 103 градуса по Фаренгейту - приблизительно 39,5^о^ С.]
        Он даже не взглянул.
        - Я выпью аспирин. Где же ручка?
        Она вздохнула, подала две таблетки аспирина и сок, после чего занялась поисками ручки в сумочке.
        - Вы уверены, что не хотите показаться врачу? - спросила она, подавая найденную ручку.
        В ответном рычании она сумела определить отрицательный ответ.
        - Тогда, может быть, поедите? Я могу приготовить яичницу и тосты.
        - Я не голоден. - Он снова закашлялся.
        - У вас есть что-нибудь от кашля? - Нет.
        - Я съезжу в ближайшую аптеку и куплю. От такого кашля у вас разболится грудь. Что-нибудь нужно на время моего отсутствия?
        - Папка Перкинса, - напомнил он.
        Она подхватила сумочку и повернулась, не отвечая на последнюю реплику.
        - Я скоро вернусь.
        Рис поймал ее запястье, перепугав до полной неподвижности. Пальцы прожигали кожу насквозь, и Анджи пришлось напомнить себе, что это только высокая температура. Оглянувшись, она обнаружила у него на лице слабую улыбку, отчего еще одна волна трепета прошла по ее телу.
        - Спасибо, - тихо сказал он.
        Каким-то образом умудрившись не сглотнуть, она ответила:
        - На здоровье, мистер Вейкфилд. - Официальное обращение было добавлено намеренно, чтобы напомнить себе - может быть, и ему, - что у них чисто служебные отношения.
        Он освободил руку, и Анджи направилась к двери, но была снова остановлена его обращением:
        - Мисс Сен-Клер.
        - Да, сэр.
        Улыбка исчезла, но в глазах оставался странный блеск.
        - Маленький совет. Никогда не угрожайте без абсолютной уверенности, что сумеете осуществить угрозу.
        Это относительно термометра? Она хотела молча кивнуть и выйти, но что-то язычок в этот день разгулялся.
        - Я никогда не отступаю от этого правила, мистер Вейкфилд, - сказала она и поспешила удалиться, дивясь собственному безрассудству.

        Глава 3

        Вернувшись из недолгой поездки по магазинам, Анджи выгрузила продукты на кухне, нашла ложку и поднялась по лестнице с рекомендованной фармацевтом микстурой от кашля. При виде пустой кровати она замерла. Где Рис?
        Кашель привлек ее внимание к дверям ванной. Рис, в одних только белых трусах, стоял, держась рукой за дверной косяк, и смотрел на кровать так, будто путь до нее был непреодолим. Анджи уже видела грудь и руки, а теперь получила возможность разглядеть остальное. Мощные ноги, чуть покрытые темными волосами, узкие бедра, плоский живот. Белые трусы контрастно выделялись на смуглой коже и явственно облегали то, что должны были скрывать. Анджи поймала себя на мысли: «Сколько ему может быть лет, и насколько верно первоначально пришедшее на ум число 40?» При седых волосах и тонких, но глубоких морщинах у глаз и рта он имел тело человека на десять лет младше этого возраста.
        А потом он поднял глаза и заметил ее изучающий взгляд.
        Щеки Анджи порозовели. Она попятилась к выходу.
        - Простите, я…
        - Боюсь, я не смогу добраться до кровати, - тихо перебил он, и только желваки на скулах выдавали его бессильную ярость. - Такое ощущение, будто колени готовы подломиться.
        Забыв о смущении, Анджи бросилась к нему.
        - Так обопритесь на меня. Не нужно было вам вставать.
        - Выхода не было, - саркастически процедил он, но с готовностью положил руку ей на плечи.
        Анджи говорила себе, что коленки у нее трясутся от тяжести, а не от того, что его большое, сухощавое, почти обнаженное тело так тесно прижалось к ней, что его жар и сила ощущаются даже сквозь ткань строгого серого костюма. Она не помнила, когда последний раз мужчина производил на нее такое впечатление, и был ли этот раз? Она уж давным-давно не была даже так близко с мужчиной. В отличие от большинства из своего прежнего окружения Анджи никогда не прельщали случайные постельные забавы, ее никогда не привлекала любовь на одну ночь, так живо и непринужденно обсуждавшаяся за ленчем в клубе. Анджи всегда хотелось полюбить, но любовь всегда кончалась разочарованием.
        Сейчас она не может позволить себе роскошь любви. Особенно с этим человеком, от которого никак не приходится ждать ответного чувства.
        - Когда вы последний раз ели что-нибудь? - спросила она, решительно направляя свои мысли в более практическое русло.
        Он пожал плечами, с облегчением опускаясь на кровать.
        - Вчера вечером есть не хотелось.
        - А на обед вы вчера съели сэндвич, не отходя от письменного стола. - Она покачала головой. - Не удивительно, что у вас нет сил. Лихорадка плюс голод - странно еще, что вы не упали к моим ногам.
        - Привыкли, что мужчины падают к вашим ногам, мисс Бостон?
        Иронический вопрос заставил ее опешить. В обычно непроницаемых глазах Риса плясали веселые огоньки. До сих пор он никогда ее не подначивал. И никогда не называл иначе, чем официальным «мисс Сен-Клер». Конечно, трудно оставаться официальным, когда на тебе только полоска слишком тонкого хлопка, прикрывающая лишь самое необходимое. И все же она не была готова к отношениям более близким, чем те, что установились за последние пять месяцев. Решив проигнорировать вопрос - и надеясь, что он ее поймет, - она отошла от кровати.
        - Я по дороге купила суп. Сейчас разогрею. Вы твердо решили не вызывать врача?
        Он ответил взглядом, слишком знакомым ей, чтобы упорствовать в данном вопросе. Подавив вздох, она мрачно отправилась на кухню.
        Прислуживать больному, полуголому работодателю вовсе не входит в ее служебные обязанности, говорила она себе, готовя суп. Вот отнесет поднос и вернется в офис.
        Но, произнося это про себя, она знала, что не сможет оставить Риса, пока он нуждается в ее помощи. Неизведанное чувство. Никто еще никогда не нуждался в ней по-настоящему. Наверное, поэтому ей так нравится новая работа. Рису, очевидно, нужна помощь в офисе, и она в силах оказать эту помощь. И сейчас он тоже нуждается в ней. Нет, она не может просто взять и уйти.

* * *

        Рис неподвижно лежал с закрытыми глазами, когда Анджи внесла в спальню поднос. Она помедлила, решив, что, раз он спит, будить не стоит. Но потом веки тяжело приподнялись. Он с видимым усилием сел, прикрыв ноги простыней. Анджи постаралась не выдать ни облегчения по поводу того, что он наконец хоть частично прикрыт, ни беспокойства за его состояние.
        - Я так понимаю, что вы не прочь подкрепиться, - бодро заявила она, ставя поднос ему на колени.
        - Вы правильно поняли, мисс Сен-Клер.
        Значит, он уловил намек на то, что она не желает далеко идущих истолковании своей заботы. Вот и хорошо. В конце концов, она не более чем преданный наемный работник, верно? Пробежав взглядом по его груди, она отошла от кровати. Конечно, верно.
        - Позвоните в офис. Скажите Джун, пусть позвонит Фелпсу и отменит нашу сегодняшнюю встречу. И пусть пришлет мне с посыльным папку Перкинса. Эти бумаги вы можете забрать и отправить по факсу в Лондон.
        - Да, мистер Вейкфилд. Ешьте суп.
        Его нетерпеливый выдох сильно потерял в выразительности от приступа кашля. Анджи держала поднос, пока кашель не закончился, чтобы суп не выплеснулся ему на колени.
        - Надо было раньше дать вам микстуру от кашля, - прокомментировала она, надеясь, что он не догадается, почему она не сделала этого раньше. Вид Риса в нижнем белье начисто стер из памяти мысли о лекарстве. Теперь она взяла бутылку и налила из нее в ложку.
        Глаза Риса встретились с ее глазами, когда она выливала микстуру ему в рот. На обратном пути рука заметно дрожала. Черт его возьми за это. И черт возьми ее, раз она так слаба, что позволяет творить с собой подобные штучки.
        - Пойду, помою ложку, - сказала она довольно слабо, отступая назад.
        - Это подождет, - раздраженно остановил ее Рис. - Весь последний час вы только и делаете, что носитесь туда-сюда. Сядьте.
        Поморщившись от тона, она подчинилась и присела на краешек стула, следя за тем, чтобы не помять его пиджак.
        Рис еле подавил вздох. Теперь у нее такой вид, будто он вот-вот швырнет в нее подушкой. С самого начала нервничала, как кошка, хоть и хорохорилась тогда с термометром. Ну да, ситуация довольно неловкая, но они проработали вместе пять месяцев, проводя вдвоем больше времени, чем иные женатые пары. До сих пор она как будто не испытывала затруднений в общении с ним. Отчего же теперь смотрит на него, как на какое-нибудь кровожадное чудовище?
        - Почему бы вам не убрать пиджак и не сесть удобнее? - предложил он, стараясь говорить примирительно. - Нужно обсудить несколько вопросов, прежде чем вы вернетесь в офис.
        Она кивнула, встала и аккуратно повесила пиджак в шкаф. Потом села и взяла блокнот и ручку, которой он подписывал лондонские бумаги. С занесенной ручкой, готовая начать, она все еще выглядела настороженно. Ба, да ведь она всеми силами избегает смотреть на его грудь. А какое было лицо, когда застала его стоящим в одном белье! Не может быть, чтобы она никогда не видела мужчину в трусах - и без них тоже. Она, конечно, молода, но не настолько.
        На этот раз Рис все-таки вздохнул.
        - Расслабьтесь, а? Знаю, что я сейчас не в лучшем настроении, но совершать над вами физическое насилие точно не собираюсь.
        У Анджи порозовели щеки. Румянец был просто очаровательный, но Рис постарался не замечать его, пока она торопливо бормотала:
        - Да, сэр. Простите, сэр. Я просто…
        - И перестаньте называть меня «сэр» на каждом вздохе! - с возрастающим раздражением перебил он.
        Прикусив губу, Анджи уставилась на колени.
        Борясь с желанием попросить прощения, Рис занялся супом.
        - Здорово, - сказал он, проглотив без всякого желания несколько ложек.
        Расценив комплимент как своего рода извинение, она непринужденно ответила:
        - Спасибо, но для того, чтобы открыть банку, не требуется большого кулинарного таланта. Вряд ли это похоже на супы, которые варила вам мать, когда вы болели в детстве.
        При этих словах у Риса дернулся рот.
        - Насколько я помню, единственное, что сделала для меня мать, это приколола к рубашке записку с именем и датой рождения. - И тут же прикусил язык. Какого черта он говорит это? Никто еще не слышал от него таких подробностей.
        На яйце у Анджи смешались ужас и сочувствие - ни то, ни другое не доставило ему удовольствия.
        - Она вас бросила?
        Он кивнул, сосредоточившись на супе.
        - Да, оставила в приемном покое больницы в Техасе.
        - Сколько вам было?
        - Три года.
        - Какой ужас. Вы… вас усыновили? - осторожно спросила Анджи.
        - Нет. Усыновлять предпочитают младенцев. А я даже тогда не был милым, пухленьким малышом.
        Заканчивая суп, он чувствовал на себе ее взгляд, понимал, что она старается удержаться от расспросов, но любопытство победило.
        - Вы росли в приюте?
        Он неопределенно пожал плечом.
        - Временами. Временами - в семьях. Пока не закончил школу. А потом меня призвали - не успел лето отгулять.
        - Вы были на войне?
        - Угу, - утвердительно промычав, он проглотил остатки супа.
        - Вы сказали, что в записке было только ваше имя?
        - Да. Настоящей фамилии я не знаю. Вейкфилд - это идея специальных служащих, которые оформляли меня.
        - У вашего имени странное написание, - все еще осторожно заметила она.
        - Валлийское, - согласился он. - Может быть, традиционное имя в семье моей матери. Кто знает?
        - Вы не пытались узнать что-нибудь о ней?
        - Нет. - Он отодвинул поднос, не желая больше развивать эту тему. Трудно было понять выражение фиалковых глаз Анджи, да он, в данный момент, и не старался. - Вернетесь на работу или предпочитаете обменяться биографиями?
        От него не ускользнула реакция на довольно ироническое предложение. Она будто физически свернулась, закрылась в себе, пока он не разглядел чего-то, что она не хотела показывать ему. Что же она скрывает? Не то чтобы это было важно. Она - хороший помощник. Пока она так работает, прошлое его не касается. Что же до личного любопытства - его можно и проигнорировать.
        Освободившись от подноса, он сполз пониже, обругав про себя головную боль и общую слабость, и принялся быстро и сжато излагать инструкции. Он говорил себе, что хочет побыстрее отправить ее на работу, чтобы все было сделано вовремя; что ему нужно поспать и не нужно, чтобы она сновала перед глазами. И все же прекрасно сознавал, что странным образом не хочет, чтобы она уходила, и ощущал пустоту при мысли о том, что останется один в своем беспомощном состоянии.
        Это, наверное, от лихорадки, подумал он, мрачно направляя мысли на работу.

* * *

        Полчаса спустя Анджи закрыла блокнот и встала, подняв сумочку. Нужно было возвращаться в офис, чтобы успеть выполнить все его задания до конца рабочего дня. Рис устало лежал на подушках, прикрыв глаза, бледный, с горячечными пятнами на щеках. Лекарство оказало некоторое действие, но временами его грудь все же сотрясал такой кашель, что и у Анджи начинало болеть в груди. Она отнесла на кухню поднос, сполоснула тарелку и налила стакан апельсинового сока.
        - Вы бы приняли еще пару таблеток аспирина, - посоветовала она, принеся сок в спальню. - Нужно постоянно сбивать температуру.
        Он безропотно взял аспирин, и эта необычная покорность еще больше встревожила ее.
        - Нельзя ли позвонить кому-нибудь, чтобы посидел здесь? - спросила она. - Ужасно не хочется оставлять вас одного. - Она теперь знала, что семьи нет, но друг-то должен быть? Или - ей почему-то было трудно даже мысленно произнести сейчас это слово - любовница?
        Закрыв глаза, Рис покачал головой, разметав серебряные волосы по подушке.
        - Все будет в порядке. А вам пора идти. Не забудьте позвонить Рону Андерсону.
        - Не забуду. Я еще загляну. Звоните в офис, если что-нибудь понадобится. Ладно?
        - Угу. - Он приоткрыл один глаз. - Спасибо еще раз. За все.
        - Пожалуйста, мистер Вейкфилд.
        Закрыв глаз, он нахмурился. Она не вполне понимала, что из сказанного могло ему не понравиться. Когда Анджи выходила из комнаты, он уже спал. С собой она унесла необъяснимое чувство вины.
        К концу дня Анджи вспомнила, что с утра ничего не ела. Решив сделать перерыв, она сунула какие-то деньги в карман костюма и пошла в буфет компании, где собралось за чашкой кофе несколько сотрудниц. Она заметила на нескольких лицах удивление по поводу своего почти беспрецедентного появления во время официального перерыва. Проигнорировав увиденное, она купила яблоко и стакан прохладительного напитка в автоматах у стены и повернулась, ища свободное место.
        Тут до нее донесся голос Гей:
        - Анджи, сюда!
        Гей и Дала сидели за длинным прямоугольным столом с еще несколькими женщинами, удивленно воспринявшими это проявление дружеских чувств к обычно замкнутой заместительнице мистера Вейкфилда. Анджи несколько демонстративно уселась на свободный стул, ослепительно улыбнувшись Гей и Дале.
        - Привет!
        Остальные мигнули, будто пораженные тем, что Анджи вообще умеет улыбаться. Впервые Анджи задумалась, не переусердствовала ли в намерении обходиться в одиночку, пока не решит свои личные проблемы? Неужели она в самом деле такая пугающе неприступная? Раньше она очень легко сближалась с людьми - хотя теперь ей было известно, какую роль в этом сближении играли ее деньги и социальный статус.
        - Джун говорит, что мистер Вейкфилд заболел, - сочувственно сообщила Дала. - Ты знаешь, что с ним?
        - Грипп, наверно. У него высокая температура и нехороший кашель. Говорит, что болит горло и все тело тоже.
        - Ты ездила к нему, да? - спросила Гей, с интересом глядя на Анджи.
        - Возила бумаги на подпись.
        Положив подбородок на руку, Гей улыбнулась.
        - Бьюсь об заклад, мистер Вейкфилд - мерзкий пациент.
        Анджи не смогла удержать смешок.
        - И ничем не рискуешь. Именно такой.
        Эффектная блондинка, чьего имени Анджи не знала, театрально поежилась.
        - Мне бы страшно было даже войти к нему в дом, когда он болен или в плохом настроении. С меня достаточно страха, когда просто прохожу мимо него в холле, здесь, на работе.
        - На самом деле он не такой страшный, - почувствовала необходимость сказать Анджи. - Просто он… ну, классический трудоголик. Весь в своих обязательствах настолько, что забывает о мелочах общения. - Не успев договорить, она вспыхнула - это же точное описание ее собственного поведения в последние месяцы. И немедленно решила, что надо дружелюбнее обходиться с сотрудниками. И начать надо прямо сейчас.

* * *

        Работала она до начала седьмого. Устало направляясь к машине, боролась с неуместным желанием ехать прямо к Рису домой. Он ведь не просил вернуться. И вовсе она не хочет себе дополнительной работы на этой неделе - выходные нужны ей самой, хотя бы для того, чтобы восстановить силы. Он вполне мог позвонить кому-нибудь в случае необходимости.
        Тяжело вздохнув, она захлопнула дверцу машины и сунула ключ в зажигание. Конечно, она едет к нему. Она просто не сможет отдыхать спокойно этим вечером, если не убедится, что у него все в порядке.
        Смешно, конечно, беспокоиться о таком крутом парне, как Рис Вейкфилд. Но он выглядел таким одиноким! Сама побывав в этой шкуре, она знала, насколько несчастной чувствовала бы себя, подхвати еще и такой грипп. Может быть, он не оценит ее участия, но выбора у нее нет. Она все еще не оправилась от болезненного сочувствия, вызванного сообщением, что он был подброшен, вырос без семьи и родного дома. Ее мать умерла, а отец показал, что доверять ему нельзя, но родители по крайней мере обеспечили Анджи безоблачное детство. Бедный Рис.
        Бедный Рис? Она фыркнула, представив, как отреагировал бы на эти слова он. Повернула ключ и застонала в голос, услышав странный скрежещущий звук двигателя.
        - Опять! - с отвращением пробормотала она. Старенький автомобиль требовал более серьезного ремонта, чем позволял сейчас ее кошелек. Может быть, большего, чем он на самом деле стоил. Она предпочла бы купить новый, но не хотела пускаться в такой расход, пока финансовое положение не станет более надежным. Продержись машина еще три-четыре месяца, и ей будет легче думать на эту тему. - Ну давай, заводись, - уговаривала она, нажимая на газ. Наконец мотор завелся, и она вскрикнула от радости, хотя звук двигателя был несколько грубоватый. Но все-таки он работал.
        Она помедлила у входных дверей Риса. Снова воспользоваться ключом? Не сочтет ли он это слишком самонадеянным поступком - ведь теперь она заехала по собственной инициативе, а не по его просьбе. Надо было позвонить из офиса, запоздало догадалась она.
        Остается дверной звонок. Поднеся палец к кнопке, она снова остановилась. Что, если у него все еще кружится голова? Вспомнив лестницу на второй этаж, она поморщилась, представив, как он катится по ней.
        Нельзя подвергать его такому риску, решила Анджи, вставляя ключ. Лучше извиниться за вторжение и объяснить, почему не позвонила в дверь. Он может не оценить внимание, но, во всяком случае, поймет, почему она так поступила.
        Уже привычно зайдя на кухню, она налила еще стакан сока. Тихо поднялась по лестнице со стаканом в руках и остановилась у открытой двери. Он лежал на спине, правая рука прикрывала глаза, а левая беспокойно двигалась по груди, будто массировала больное место. Приглушенный стон заставил ее поспешить внутрь.
        - Мистер Вейкфилд? - тихо позвала она, стараясь не испугать его. - Вам хуже?
        Он медленно опустил руку, глядя на нее покрасневшими глазами.
        - Что вы здесь делаете? Что-нибудь случилось в офисе? В чем дело?
        - Ничего не случилось, - успокоила она, останавливаясь у кровати и опуская стакан на уже заставленный ночной столик. - Просто я решила заехать к вам по дороге домой. Как вы себя чувствуете?
        Короткий ответ очень живо выразил его состояние, но Анджи успела привыкнуть за пять месяцев работы к его манере выражаться и только кивнула.
        - Я так и думала. Вы мерили температуру без меня?
        Поняв по лицу, что не мерил, она покачала головой, стряхнула термометр и вложила ему в рот. Рис не сопротивлялся, но по глазам было видно, что он вспоминает прошлую процедуру. Хоть она и убеждала юную машинистку, что Рис не так уж страшен, сейчас ей самой трудно было понять, откуда тогда взялась смелость угрожать ему.
        Посмотрев на термометр, Анджи прикусила губу. Ртуть остановилась между ста тремя и ста четырьмя градусами.[3 - Примерно 39,7^о^ С.]
        - Не падает. Вы принимали аспирин? Нахмуренные брови ясно сказали ей, что он вообще ничего не принимал после ее ухода.
        - Послушайте, - серьезно заявила она, беря бутылочку аспирина с ночного столика, - если вы по-прежнему не хотите вызвать врача, то хоть позаботьтесь о себе сами. Вам хочется угодить в больницу?
        Она дала ему две таблетки, а потом - сок, чтобы запить их. Рис молча повиновался, а потом лукаво взглянул на нее:
        - Вы ухаживаете за мной, мисс Сен-Клер?
        - Похоже, да, - признала она. - У вас есть возражения?
        - В данный момент - нет. Она улыбнулась.
        - Я постараюсь не превращать это в привычку.
        Не знай она его слишком хорошо, можно было бы подумать, что он огорчился. Смешно, конечно. Наверное, игра света.
        Рис отхлебнул еще сока и встряхнул стакан.
        - Внизу есть водка. Почему бы вам не принести бутылку. Исключительно в медицинских целях, конечно. Можете и сами выпить - для профилактики.
        - Вам нельзя, потому что вы пьете микстуру от кашля, а я вообще не пью, - твердо ответила она.
        Он удивленно наморщил лоб.
        - Никогда?
        - Никогда.
        - Есть причина? Она сделала гримаску.
        - Да. Неприятный опыт. На втором курсе пошла на вечеринку женского землячества, перепила и потом до конца года пыталась вспомнить, что же я там все-таки натворила. У меня низкая сопротивляемость алкоголю. Так и не знаю, что было между третьей рюмкой и следующим утром, когда мне больше всего хотелось умереть.
        - Проснулись в незнакомой постели, мисс Бостон? - невинно поинтересовался Рис, едва заметно улыбаясь жестким ртом.
        - Слава Богу - нет, - выпалила она. - Соседка по комнате сжалилась и под утро отволокла меня домой. Потом она рассказывала, что мне предлагалось много других постелей и я с радостью принимала все предложения.
        - Добреете от выпивки?
        - Очевидно, - согласилась она. Ей не вполне верилось, что это она вот так болтает с ним. Все дело в том, что он уж очень не похож на того, каким бывает в офисе, - все еще с лихорадочным румянцем, по-мальчишески взъерошенные волосы упали на лоб. Такой доступный. Такой… ну да, такой милый.
        - И с тех пор вы никогда не пили?
        Она помотала головой.
        - Ни капли. Не хочу провалов во времени. И люблю контролировать свои действия.
        - И выбирать, с кем ложиться в постель? Она умудрилась не покраснеть и ответила на его ленивый вопрос почти в том же тоне.
        - Именно. Предпочитаю, чтобы меня ценили за ум. Мне не улыбается быть доступной блондинкой для каждого парня.
        Серые глаза глянули на ее волосы.
        - «Один лишь Бог, и то - вопрос, любить бы мог тебя одну, не замечая цвет твоих волос», - пробормотал он, и улыбка обозначилась ровно настолько, чтобы прорезать прямую линию на правой щеке. «Почти ямочка», - подумала Анджи.
        И только потом поняла, что он сказал.
        - Йетс?[4 - Йетс - ирландский поэт-символист, лауреат Нобелевской премии.] - недоверчиво переспросила она. - Мистер Вейкфилд, вы читаете Йетса?
        - Я достаточно владею грамотой, чтобы читать иногда ради удовольствия, - холодно ответил он.
        Анджи вспыхнула, испугавшись, что обидела его.
        - Конечно. Я не имела в виду…
        - И не кажется ли вам, что пора называть меня «Рис»? При данных обстоятельствах «мистер Вейкфилд» становится просто смешным.
        Этого она тоже не ожидала. Все в фирме называли его «мистер Вейкфилд», по крайней мере при ней. Про себя-то она уже давно называла его «Рис», но вряд ли готова произнести это вслух. Но с другой стороны, это был прямой приказ. Она решила согласиться, но постараться никак не называть его без крайней необходимости.
        - Как хотите. - Она поспешила сменить тему. - Вы не проголодались? Могу сделать еще супу.
        Он нахмурился и покачал головой.
        - Я не хочу есть.
        - А следовало бы. Вам надо поддерживать силы. Если не хотите суп, могу сделать что-нибудь другое.
        Он нахмурился сильнее.
        - За стряпню я вам не плачу.
        - Я помню, - ровно ответила она. - Но кто-то должен этим заниматься, если вы не можете встать с постели, не растянувшись на полу.
        Похоже, ему нечего было ответить. Воспользовавшись паузой, Анджи повернулась и вышла, твердо решив, что не уедет домой, пока не накормит его.

* * *

        Почему она приехала снова? - гадал Рис, забираясь в кровать после нового нелегкого похода в ванную. Почему его заместительница готовит суп у него на кухне? Они проработали вместе пять месяцев, и ни разу она не проявила к нему интерес иначе, чем к работодателю. Но сегодня выказала больше участия, чем кто бы то ни было за последние… сколько?
        Заглянув в прошлое, он решил, что последний раз кого-то тревожила его болезнь, когда ему было шестнадцать лет и он жил с последней приемной матерью, тетей Айрис. Она любила его. И до сих пор любит, между прочим. Всего-то и было на земле два человека, для которых он что-то значил. Только не надо спешить и считать Анжелику Сен-Клер третьей. Она получила у него хорошую работу и хорошо с ней справляется, простирая свое ревностное отношение к делу настолько, чтобы поддерживать здоровье работодателя. Между ним и его заместительницей не может быть никаких других отношении. Слишком она молода, слишком ранима. А он… н-да, он никогда не был хорош с людьми. И давно оставил попытки.
        Никогда он не был хорош с людьми. Может быть, потому, что в детстве его постоянно кидало с места на место. Всегда довольно замкнутый, он старался не привязываться к семьям, в которых жил, зная, что это временно; взрослея, он все больше и больше становился одиночкой. Вьетнам не изменил его к лучшему, хотя именно там он встретил единственного настоящего друга, Грэма Китинга.
        Рис знал, что подчиненные считают его холодным, неприступным, грозным. В целом этот образ устраивал его, обеспечивая четкое исполнение всех распоряжений. Но временами приходило чувство одиночества. Он никогда не поощрял внимание женщин, желавших большего, чем он мог дать, а те, с которыми имел дело, не заполняли пустоты внутри. Не проникали в его одиночную камеру.
        Услышав шаги поднимающейся по лестнице Анджи, он поспешил привести мысли в порядок. «Кажется, становлюсь сентиментальным. Старость, наверное. Или лихорадка». Он взглянул на Анджи, аккуратно вносящую поднос. Всегда гладкий лоб сосредоточенно наморщен, полные губы чуть надуты. Густые золотистые волосы несколько растрепались, на аккуратном сером костюмчике за день кое-где появились складки. И им вдруг овладело такое желание, что, не дай Бог, он лежал бы сейчас без простыни. Значит, дело, во всяком случае, не в болезни. Черт! Что эта женщина делает с ним?
        Анджи дождалась, пока Рис съел суп до последней капли. Но даже и после этого ей не хотелось уходить.
        - Будете принимать аспирин каждые четыре часа, чтобы сбить температуру. И микстуру от кашля. Не забывайте, - беспокоилась она.
        - Все будет в порядке, - успокоил он ее, опускаясь поглубже в подушки.
        - Я оставила на столике свой телефон. Обещайте, что позвоните, если что-нибудь понадобится. Честное слово, вы меня не затрудните.
        - Я позвоню. А теперь отправляйтесь домой. Вам нужно отдохнуть.
        Похоже, он искренне заботился о ней. Анджи постаралась не принимать это близко к сердцу.
        - Ладно. Я ухожу. - Она импульсивно положила ладонь ему на лоб и обрадовалась, что лоб холоднее, чем был, когда она пришла. - Похоже, жар спадает, но аспирин все-таки нужно принимать.
        Рис взял ее руку и задержал на своем лбу.
        - Вы все-таки ухаживаете за мной, - спокойно сообщил он, и Анджи вдруг осознала, что их лица разделяет всего несколько дюймов.
        - Я… гм… Я не хотела… - Их глаза встретились, и она замолчала. «Да нет же, я ошибаюсь, - твердила она себе. - Он вовсе не думает целоваться. Или да?» - Я лучше пойду.
        - Да, - согласился он с чуть излишней твердостью. - Спокойной ночи.
        Она выдернула руку.
        - Спокойной ночи, мистер… ой, спокойной ночи. Я позвоню вам завтра, ладно?
        Он пожал плечами и помрачнел. Анджи понимала, что он заметил ее нежелание называть его по имени.
        - Как хотите.
        Удаляясь со всем возможным достоинством, Анджи сознавала, что ей есть о чем подумать этим вечером. Интересно, уснет ли она вообще?

        Глава 4

        В субботу утром Анджи трижды снимала трубку, прежде чем решилась набрать номер Риса. Конечно, она обещала позвонить и очень хотела узнать, в каком он состоянии, но…
        Она никак не могла забыть момент странной близости, когда ей показалось, что Рис хочет поцеловать ее. И никак не могла избавиться от любопытства: «Как бы это было?»
        Прекратите, Анжелика Сен-Клер, раздраженно приказала она себе, решительно нажимая первую кнопку. Вы, кажется, мечтаете о своем работодателе? Какой ужасный непрофессионализм!
        Рис отозвался после третьего гудка. Голос, хоть и хриплый, звучал лучше, чем вчера.
        - Как вы себя чувствуете?
        - Лучше, - ответил он, подтверждая ее предположение. - Если не считать этот проклятый кашель, иду на поправку.
        - Рада слышать, - заверила она, удивляясь тому, что на самом деле не слишком рада. Неужели подсознательно она хотела бы понадобиться ему еще и сегодня? А если так - почему? И вдруг она услышала, что говорит - Вам… гм… Мне не нужно приехать? Я могла бы приготовить что-нибудь поесть, выполнить ваши поручения, ну, что понадобится.
        - Нет, - ответил он, пожалуй, чересчур резко и, похоже, сам это понял, потому что смягчил отказ объяснением:
        - Я уже на ногах - голова не кружится, так что могу со всем справиться сам. Вам незачем приезжать…
        Это значит, вы мне больше не нужны. Во всяком случае, в личной жизни. Несколько подавленная тем, что они вернулись к официальным отношениям, хотя следовало бы этому только радоваться, Анджи накрутила на палец телефонный провод.
        - Рада, что вам лучше. Вы будете в офисе в понедельник?
        - Обязательно. Да, кстати…
        - Да, сэр?
        - Спасибо за заботу, Анжелика.
        Анджи уставилась на трубку, из которой пошли короткие гудки. Никто и никогда не называл ее «Анжелика», и звук этого имени из его уст заставил ее покачнуться. Она медленно повесила трубку, убеждая себя, что рада возвратиться к нормальным отношениям. Конечно, они снова станут мистером Вейкфилдом и мисс Сен-Клер, когда встретятся в понедельник в офисе. Так будет гораздо лучше. Гораздо безопаснее для нее.
        Среди ночи Анджи проснулась со стоном, рука сжимала горло, в котором колотилось сердце, и в ушах звучал голос Риса. «Анжелика!» - позвал он ее во сне. А потом поцеловал. Морщась от сумбурных воспоминаний о том, что еще было в этом сне, она зарылась лицом в подушку и снова застонала от смущения.
        Влечение к Рису Вейкфилду росло не по дням, а по часам. Нужно взять его под контроль, пока не оказались затронутыми служебные отношения. Она не может себе позволить связи с ним. Она еще слишком ранима.
        И она не хотела, чтобы Рис узнал об отце. Как будет унизительно, если мнение о ней изменится из-за неэтичного поведения отца. Рис скрупулезно честен в делах; у него нет времени на кого-либо, кого можно заподозрить в меньшей честности.
        Прежние отношения - дружеские и интимные - оставили ощущение растерянности, ощущение того, что ее использовали и бросили. Даже если Рису захочется развлечься с ней - а он ни за что этого не покажет, - она не может рисковать потерей работы, когда все закончится. А она знала, что их связь не смогла бы продолжаться долго. Он никак не выказывал стремления к постоянной связи. А если и выкажет, то ей нечего предложить в ответ.
        Надо взять ситуацию под контроль. Надо выдерживать дистанцию с этим человеком, который уже подошел слишком близко, даже не прикладывая усилий. Только бы не было слишком поздно.

* * *

        Когда Анджи пришла на работу в понедельник, Рис был уже в офисе. Бледный, со слегка запавшими глазами, он временами покашливал, но явно был близок к полному выздоровлению. Едва он появился в дверях ее кабинета, Анджи пунцово покраснела. Единственное, что она могла придумать, чтобы скрыть свое странное поведение, это нечаянно уронить ручку и нагнуться, поднимая ее. «Не будь дурой, - приказала она себе. - Не может он догадаться о твоих снах, только взглянув в лицо».
        - Что вы с ней сделали? - резко спросил он, когда Анджи выпрямилась, надеясь, что румянец будет отнесен на счет неловкой позы.
        - С чем, мистер Вейкфилд?
        Он нахмурился, но она не поняла, относится ли это к официальному обращению или к неудовлетворительному ответу на вопрос.
        - С папкой Перкинса, черт возьми! Всю пятницу я безуспешно пытался получить ее, а теперь не могу найти.
        - С ней сделано все, что нужно, мистер Вейкфилд. Бумаги доставлены мистеру Перкинсу на подпись. Они будут у вас сегодня после обеда.
        - Когда это было сделано?
        - В пятницу, - призналась она. - Это было несложно, а я знала, что вы хотите побыстрее закончить дело. Я…
        - Если бы я хотел, чтобы вы занялись этим, я бы так и сказал, мисс Сен-Клер, - язвительно перебил Рис.
        На этот раз она никак не могла скрыть краску смущения.
        - Извините, сэр. Просто я…
        - Пожалуйста, запомните на будущее, что я нанял вас в качестве помощника. Если бы мне нужен был достаточно квалифицированный заместитель, чтобы самостоятельно вести дела, я бы взял какого-нибудь умника-МБА,[5 - МБА (МВА) - магистр бизнес-администрирования, ученая степень, присваиваемая по окончании колледжа.] из тех, что подавали заявления на это место.
        Анджи прикусила губу.
        - Да, сэр.
        Он еще посверлил ее глазами, развернулся на каблуках и вышел.
        Впервые с тех пор, как стала работать на Риса, Анджи готова была расплакаться после его нотации. И она еще боялась вступить с ним в слишком близкие отношения. Теперь, во всяком случае, ясно, что на этот счет бояться нечего. В том, как он сейчас обошелся с ней, не видно было даже тени благодарности, не говоря о более серьезных чувствах. Она - одна из его служащих, которой он в данный момент недоволен. В стремлении быть полезной она переступила невидимую границу, которую он возвел между собой и всеми остальными.
        Второй раз она такой ошибки не допустит.
        Глубоко вздохнув, Анджи занялась работой. Уж по крайней мере в этой области она точно знала, что делать.

* * *

        Рис чувствовал себя препогано. «Вовсе незачем было так на нее набрасываться», - говорил он себе, мрачно глядя в закрытую дверь своего кабинета. Предавшись на минуту самокопанию - чем занимался крайне редко, - он пришел к выводу, что эту вспышку можно объяснить только стремлением взять под контроль изменившиеся отношения - деловые отношения, твердо уточнил он. Ему не давало покоя, что она видела его в тяжелые минуты: слабого, больного, неспособного пройти от ванной до постели без ее помощи. Не говоря уже о сне, который приснился ему сегодня ночью и в котором она играла яркую и очень эротическую роль.
        На работу он пришел в полной уверенности, что все снова в порядке, но стоило войти в ее кабинет, как в голове помутилось. Сидя там за столом, она была так красива, так недоступна, так невыносимо желанна, что у него пересохло во рту. Пока она искала ручку под столом, он лихорадочно перебирал возможные темы для разговора, и в голову пришла только папка Перкинса. И тут он вцепляется ей в горло только потому, что она проявила немножко излишнего рвения, стараясь помочь, пока он болен. Ее квалификации вполне достаточно, чтобы справиться с этим делом, и он это прекрасно знает. Каким же хамом надо быть, чтобы так наброситься на нее за попытку помощи - особенно после того, что она делала для него в пятницу.
        Так на нее наброситься… Подсознание вернуло ему эту фразу вместе с соответствующим зрительным образом, отчего у него все натянулось внизу живота. Нет, он действительно слишком давно не имел женщины, мрачно решил Рис.
        Нужно попросить у нее прощения. Он с трудом сглотнул.
        Когда он последний раз просил прощения? Подумав, решил, что это случилось лет двадцать пять назад, когда ему было пятнадцать и тетя Айрис поймала его за извлечением нескольких долларов из ее кошелька. Она ему выдала по первое число, чуть улыбнулся воспоминанию Рис. Он был уже тогда на фут выше приемной матери, но она, пальцем не тронув, измордовала его так, что Рис почувствовал себя сопливым карапузом. Когда она закончила, он мучился раскаянием, стоял, уперев подбородок в грудь, и ковырял пальцем потертый ковер ее гостиной. И попросил прощения.
        Ну да, если быть точным, она заставила его просить прошения, но просил-то он от души. С тех пор они стали друзьями навсегда. Она была первым человеком, действительно желавшим ему добра.
        Энергичная заместительница сильно напоминала ему приемную мать. И теперь он намерен был просить у Анжелики прощения. Он взял телефонную трубку - и снова положил на рычаг. Он попросит прощения, уверил себя Рис. Просто сейчас он к этому еще не готов.

* * *

        Анджи стояла у двери кабинета Риса с колотящимся в горле сердцем. Если бы только можно было как-нибудь иначе получить подпись на этих бумагах…
        Но секретарша ушла на обед, а подсунуть бумаги под дверь было бы несколько непрофессионально. Может быть, его сейчас нет на месте. Может быть, ей удастся войти, оставить бумаги на столе с запиской, а потом получить их обратно через секретаршу. Мысленно скрестив пальцы на счастье, она осторожно постучала в дверь.
        - Войдите.
        Ее плечи опали, потом решительно выпрямились. О'кей, чем раньше, тем лучше. Она получит подпись и ни на мгновение не покажет, что его утренняя выходка произвела на нее какое-то впечатление. Обычные деловые отношения, напомнила она себе. Сугубо деловые отношения.
        - Мне нужна ваша подпись на этих бумагах для отдела кадров, мистер Вейкфилд, - пояснила она, входя в кабинет и старательно избегая его взгляда.
        Он молча кивнул, протягивая руку. Подавая папку, Анджи смотрела на безукоризненный узел его галстука. Она почувствовала, что он мгновение продолжал смотреть на нее, потом открыл папку, просмотрел аккуратно отпечатанные страницы и поставил подпись в конце последней.
        - Что-нибудь еще? - спросил он, возвращая папку.
        - Нет, сэр. Сейчас я отнесу это в отдел кадров. - Она повернулась, едва справляясь с желанием бегом броситься прочь. Хорошо, что все вышло так просто. Теперь бы только выбраться отсюда и…
        - Анжелика. - Голос был глубоким и чуть-чуть хриплым.
        О небо! Пытаясь унять дрожь в коленях, она неохотно повернулась к нему.
        Он глубоко вздохнул. Другой на ее месте мог бы подумать, что босс нервничает. Смешно, конечно.
        - Относительно дела Перкинса.
        Ей удалось не поморщиться. Ну сколько можно!
        - Да, сэр?
        - Я сожалею, что наорал на вас, - произнес он так торопливо, что слова слились в одно. - Вы сделали именно то, что должны были сделать. Будь я на месте, я бы сам поручил вам заняться этим. Утром я вел себя безобразно и прошу у вас прощения.
        Она почувствовала, как округляются у нее глаза, и, бессознательно стараясь не уронить бумаги, сжала их вдруг помертвевшими пальцами.
        - Гм… ничего страшного, сэр… гм, мистер Вейкфилд.
        - Рис, черт возьми! - вдруг взорвался он. - Когда вы наконец научитесь произносить мое имя?
        Она вздрогнула.
        - Извините, я просто привыкла называть вас «мистер Вейкфилд».
        Он вздохнул, провел рукой по волосам и заставил себя опустить плечи.
        - Я знаю. Черт возьми, Анжелика, вы заставляете меня просить прощения на одном дыхании и орать на вас на следующем. Как вам это удается?
        Ох, перестал бы он называть ее так, смутно пронеслось у нее в голове. А то она просто растечется у его ног. Почему у него это имя звучит более соблазнительно, чем самые цветистые обращения других мужчин?
        - Обычно знакомые называют меня «Анджи», - сказала она, надеясь, что он поймет намек.
        - Мое имя, - напомнил он, будто не услышав. Он встал и теперь возвышался менее чем в двух футах перед ней. Темные брови сошлись четким V над пристальными серыми глазами. - Произнесите его.
        Смущенная такой настойчивостью по самому тривиальному поводу, с пылающими щеками, Анджи откашлялась.
        - Хорошо, Рис. Но если вы не возражаете, я предпочла бы называть вас «мистер Вейкфилд» при посторонних. Это звучит более профессионально.
        Он коротко кивнул с довольным выражением на надменном лице.
        - Конечно. Я и сам так считаю. - Добившись своего, он снова сел. - Что-нибудь еще, Анжелика?
        Она прекрасно поняла. Рис не относит себя к обычным знакомым. Он будет называть ее так, как хочет.
        - Нет, сэ… гм, нет, это все. - Она не знала, как он теперь отнесется к обращению «сэр».
        Он издал нечто вроде сдавленного смешка, помотал головой, простонал: «Убирайся!» - и взялся за телефонную трубку.
        От этого смешка в ней проснулся старый живчик. Анджи четко козырнула.
        - Да, сэр. Разрешите идти, сэр.
        Повернувшись кругом, она строевым шагом вышла из кабинета. Звук, раздавшийся за спиной, несомненно, был тихим смехом.
        Промаршировав до своего кабинета, она неуклюже упала в кресло, машинально обмахиваясь папкой, которую забыла отнести в отдел кадров.
        Если он может довести ее до такого состояния одним только тихим смехом, что было бы, если бы он действительно поцеловал ее? Этот вопрос никак не выходил у нее из головы.

* * *

        Когда подошло время обеда, Анджи решила, что можно выкроить несколько минут, чтобы выпить стаканчик прохладительного с сотрудницами. Видит Бог, ей немало досталось сегодня.
        Гей и Дала сидели на своем обычном месте в окружении подружек. Анджи со своим стаканом села на свободный стул. На этот раз остальные удивились меньше, чем в пятницу, и даже улыбнулись, осторожно приветствуя ее.
        - Как поживает мистер Вейкфилд сегодня? - полюбопытствовала Дала. - Расправился со своим гриппом? Никто не видел, чтобы он надолго выходил из кабинета этим утром.
        - Наверстывает упущенное, - пояснила Анджи и усмехнулась. - Всего один уик-энд, а такое впечатление, будто его не было целый месяц.
        - Он еще рычит из-за болезни? - спросила блондинка, выразившая такой ужас перед Рисом в пятницу. Теперь Анджи знала, что ее зовут Присцилла.
        После короткой борьбы между профессионализмом и чувством юмора Анджи хихикнула.
        - Ну, скажем так, он по-прежнему намерен во всем добиваться своего, - уклончиво ответила она, вспомнив, как он заставлял называть себя по имени наедине.
        - Стало быть, ничего нового, - пробормотала Гей в свою чашку.
        - Именно, - еще шире улыбнулась Анджи.
        - Вам правда нравится работать рядом с ним? - продолжала расспрашивать Присцилла, не в силах сдержать боязливое любопытство.
        Анджи задумалась на мгновение. Нравится ли ей работать с Рисом? Она не была уверена, что может ответить на этот вопрос вполне объективно. Теперь это уже была не просто работа, а он - не просто работодатель. Но…
        - Да, нравится, - сказала она, зная, что говорит чистую правду. Ей искренне нравилось работать с Рисом, а если быть до конца честной, то пришлось бы признать, что и Рис ей тоже нравится. Но она решила, что не стоит простирать честность до таких пределов. Сплетни распространяются очень быстро.
        Одна из женщин на прошлой неделе была в отпуске. Она принесла снимки детей, позирующих перед разнообразными туристскими достопримечательностями, встретившимися в их автомобильной поездке. Анджи была включена в круг, по которому ходили фотографии, собирая положенную дань восторгов. Издавая приличествующие случаю ахи, она подумала, что окончательно принята сотрудницами. Хотя ее не оставляла мысль о том, что было бы сказано о ней, откройся правда об отце, осторожно развивающееся приятельство радовало. Ей не хватало друзей, несмотря на то что прежние друзья принесли ей такое разочарование.

* * *

        Как и следовало ожидать, Рис в этот день работал допоздна и дал понять, что рассчитывает на помощь Анджи. Поглощенные делами, они работали плечом к плечу, как водилось у них с самого начала. С каждым разом Анджи все легче было называть Риса по имени, а он продолжал обращаться к ней «Анжелика», но неловких интимностей больше не было. Если бы не несколько слишком надолго задерживающихся взглядов, Анджи сказала бы, что все стало как раньше. Работодатель и служащая. Ничего больше.
        Закончив наконец, голодная, усталая, эмоционально истощенная, Анджи добралась до машины только для того, чтобы убедиться, что двигатель решительно отказывается заводиться. Ругаясь шепотом, она еще несколько раз повернула ключ, лихорадочно давя на газ. Скрежещущий звук превратился в серию щелчков, которая в конце концов сменилась тишиной.
        Анджи уронила руки на руль.
        - Черт!
        Надо же, чтобы это случилось именно сегодня! Так поздно, когда все, кроме Риса и пары охранников, уже уехали. О том, чтобы просить помощи у Риса, не могло быть и речи. Она решила обратиться к охранникам.
        Но оказалось, что можно было ничего и не решать, - выбравшись из машины, она лицом к лицу столкнулась с Рисом.
        - Что случилось? - спросил он.
        - Машина не заводится, - неохотно ответила она, прижимая к груди сумочку. - Она уже несколько недель барахлит, но на этот раз, боюсь, сломалась окончательно.
        - Вы знали, что машина не в порядке, и ничего не предприняли? - возмутился Рис, уперев руки в бока под распахнутым пиджаком. - А если бы она сломалась в опасном районе в такой час? Или на шоссе? Что тогда?
        Прикусив язык, чтобы не ответить в том же тоне, Анджи только кивнула.
        - Боюсь, я сваляла дурака.
        Он мотнул головой по направлению к своей машине, припаркованной на обычном месте неподалеку от ее парковки.
        - Я отвезу вас домой. С вашей машиной мы завтра разберемся.
        «Мы»? Она решила пока не уточнять. Что же до его не слишком вежливого предложения подбросить - решила принять. В конце концов, это наименьшая возможная благодарность за то, что она нянчилась с ним во время гриппа.
        - Спасибо. Я буду вам очень благодарна. Закрыв за ней дверцу, Рис обошел сверкающий лаком капот и сел за руль. Заведя мотор, он повернул голову, чтобы спросить пассажирку, где она живет, но не произнес ни звука, потому что взгляд уперся в ее грудь. Мягкие округлости, разделенные ремнем безопасности, четко прорисовывались под тканью строгого синего платья.
        Он откашлялся и быстро опустил глаза. Еще того хуже. Его взгляду предстали удивительно длинные, стройные ноги, скрещенные там, где заканчивалась юбка. Черт, как же она красива!
        - Где вы живете? - спросил он резче, чем хотел, твердо упирая взгляд в лобовое стекло. Ответ был неожиданным. Оказывается, он ездит на работу через ее район. Следуя указаниям Анджи, он подвел машину к небольшому каркасному дому менее чем в полумиле от его обычного маршрута.
        Дом удивил его. Старый и явно требующий ремонта, он никак не соответствовал образу очаровательной заместительницы, с ее явно аристократическими речью и поведением.
        - Давно здесь живете? - поинтересовался он, останавливаясь в короткой подъездной аллее.
        - С тех пор, как переехала в Бирмингем, - ответила она. - Здесь многие годы жили мои дедушка с бабушкой. Бабушка умерла в прошлом году и оставила дом мне.
        Рис отметил удовольствие в голосе и на лице, когда она смотрела на обветшалое строение. Очевидно, она сильно привязана к этому дому. Забавно. Вот уж не ожидал найти в ней такую сентиментальность. А еще забавнее то, что любовь к старому домишке добавила ей привлекательности.
        Войдя во вкус новых открытий, он предложил:
        - Давайте поужинаем где-нибудь. Потом я привезу вас обратно.
        Анджи удивленно повернулась к нему.
        - Поужинаем? - озадаченно переспросила она.
        - Ну да, поужинаем, - повторил он, невольно улыбнувшись. - Понимаете - поедим?
        Взгляд фиалковых глаз Рису совершенно не понравился. Он был почти паническим. Он понял, что получает отказ, прежде чем услышал ответ.
        - Спасибо за приглашение, - сказала она с осторожной учтивостью, - но если можно - не сегодня. День был трудный, и я слишком устала.
        - Слишком устали, чтобы поесть? - с улыбкой спросил он, делая еще одну попытку.
        - Слишком устала, чтобы есть в ресторане, - отозвалась она, уже берясь за ручку двери.
        Рис признал поражение. Ему нужно было время, чтобы обдумать этот взгляд и попытаться понять, что он означал. С чего бы Анжелике бояться его?
        - Я провожу вас до двери.
        - Спасибо, не нужно, - выпалила она. - В этом правда нет необходимости.
        Он кивнул.
        - Ладно. Тогда увидимся завтра в семь сорок пять?
        Она вопросительно посмотрела на него. Рабочий день начинался в восемь.
        - Завтра я нужна буду вам раньше? Он терпеливо покачал головой.
        - Забыли, что завтра вам не на чем ехать на работу? Я заеду за вами в семь сорок пять.
        - Что вы, не нужно! Я могу…
        - Я заеду за вами, - твердо повторил он. - Мне по пути. Никаких проблем.
        Она облизнула губы, и Рис подавил почти непреодолимое желание целовать ее до тех пор, пока она не поймет, что чувство, растущее между ними, не вполне односторонне. Оставалось утешаться тем, что по его лицу она прочесть ничего не могла.
        Наконец она кивнула и довольно слабо улыбнулась ему.
        - Хорошо. Значит, в семь сорок пять. Спасибо. Спокойной ночи, мистер…
        Больше она ничего не успела произнести, потому что его пальцы закрыли ей рот.
        - Не произноси этого, - предупредил он. - Не произноси, если не готова к последствиям.
        Ее губы были теплыми, мягкими и влажными. Он пальцами чувствовал их дрожь. Заглянув ей глубоко в глаза, он увидел, что она прекрасно поняла, что означает эта угроза. И что какая-то ее часть испытывает искушение.
        Есть о чем еще подумать ночью.
        Он очень медленно убрал руку.
        - Простите, что вы сказали? - спросил он, превосходно изображая беззаботность.
        Она откашлялась.
        - Спокойной ночи, Рис. Он одобрительно улыбнулся.
        - Спокойной ночи, Анжелика.
        И вовсе она не бежала от машины до дома. Ну не то чтобы совсем уж бежала, говорил он себе, выезжая из аллеи после того, как убедился, что она скрылась за дверью.
        Анжелика Сен-Клер боится меня, раздумывал он, ложась в постель часом позже. Но не в офисе - как работодатель я ее никогда не пугал. Зато в личном общении боится до смерти.
        Сие должно означать, что я привлекателен для нее так же, как она для меня. И она точно так же знает о своем чувстве.
        Этой ночью он улыбался во сне.

        Глава 5

        Увидев выражение лица Анджи следующим утром, когда она открыла ему дверь, Рис развеселился. Более официально нельзя было выглядеть, даже надень она униформу, что в некотором роде она и сделала. Серый костюм был настолько строгим, что смотрелся бы уместно и в женском монастыре; мягкие золотые волосы так туго стянуты в узел, что скулы выделялись еще более, чем обычно. Подбородок вздернут, плечи такие прямые, что на них можно поставить по стакану воды.
        - Доброе утро, Анжелика.
        Трепет ресниц, и она вежливо отвечает:
        - Доброе утро, Рис. - Потом вышла из дома и закрыла за собой дверь. - Еще раз спасибо, что заехали.
        - Всегда рад, - ответил он, пропуская ее вперед, к машине. Он тоже может быть холодным и официальным. Если ей нравится такая игра - он поиграет. Немного.
        Ее упрямое равновесие поколебалось только однажды за этот день, когда Рис сообщил, что машина отправлена в надежный гараж для капитального ремонта.
        - Вы сделали это, не посоветовавшись со мной? - спросила она, неприятно удивленная.
        - Да, - ответил он, не отрываясь от доклада по сбыту.
        - Рис, как вы могли? - разволновалась она. - Мне сейчас не по карману капитальный ремонт. И вообще, неизвестно, стоит ли сама машина таких затрат.
        - Не волнуйтесь на этот счет. Я все беру на себя. Молчание так затянулось, что Рис поднял глаза от доклада, чтобы взглянуть ей в лицо. «Если бы огонь этих глаз был настоящим, - подумал он, - я бы уже изжарился».
        - Какие-то проблемы?
        - Я не хочу, чтобы вы платили за ремонт моей машины, - резко ответила она.
        - А я и не собираюсь. Ремонт производится за счет компании. - Его голос был ровным и твердым. Чуть раздраженный хозяин, разговаривающий со строптивым подчиненным. - Как мой заместитель, вы обязаны иметь надежный транспорт. Поскольку должность учреждена впервые, я не подумал о предоставлении вам служебной машины. С этого дня она в вашем распоряжении. Что вы будете делать со своей прежней, меня не касается. Можете ездить на ней, когда понадобится, продать - все что угодно. Служебная машина в вашем распоряжении для служебных и личных нужд. Это - одна из прерогатив вашей должности. Если вы решите уволиться, тот, кто займет ваш кабинет, получит те же привилегии. Это удовлетворяет вашу разнузданную добродетель, мисс Сен-Клер?
        Щеки ее покраснели, но подбородок не опустился ни на волос.
        - Как вам будет угодно, мистер Вейкфилд.
        Рис коротко кивнул и снова опустил глаза.
        - Свяжитесь по телефону с Гендерсоном, - приказал он. - Назначьте прием на следующую неделю. Скажите, что я хочу, чтобы на этот раз он явился вполне подготовленным.
        - Да, сэр. - Она повернулась и открыла дверь, но остановилась.
        Он поднял глаза.
        - Что-нибудь еще?
        Она избегала его взгляда. Рис не мог не вспомнить прошлое утро, когда заставлял себя попросить прощения. Наверное, у него был точно такой же вид, как у нее сейчас.
        - Насчет машины, - пробормотала она. - Спасибо.
        - Пожалуйста, Анжелика. Позвони Гендерсону, ладно?
        Больше она не медлила. Рассеянно глядя на закрывшуюся дверь, Рис хмыкнул, покачал головой и вернулся к работе, подумав, поймет ли когда-нибудь до конца свою милую энергичную заместительницу.

* * *

        Следующие несколько недель Рис жил по заведенному порядку. Первым приходил на работу и последним уходил. Между ним и Анджи не было больше ни конфликтов, ни интимных сцен. Ни приглашений поужинать. Он решил выждать и посмотреть, что из этого выйдет. Если Анджи и понимала, что Рис только временно уступает ее очевидному желанию ограничить отношения профессиональной сферой, то никак не показывала этого. Внешне между ними ничего не изменилось с той пятницы, когда он заболел.
        Рис и сам не мог сказать, почему избрал новый маршрут между работой и домом после того, как узнал, где живет Анджи. Теперь он обязательно проезжал мимо ее дома, независимо от того, как рано или поздно это получалось. В результате ему удалось узнать о ней кое-что новое. Простая, функциональная машина компании, которую он ей предоставил, обычно стояла в подъездной аллее. Насколько он мог понять, гостей у нее не бывало никогда. Свет в доме всегда был включен, когда он проезжал по вечерам, - разве что приходилось задерживаться так поздно, что она уже ложилась спать. Но и тогда оставалась лампочка в комнате, которую он определил как гостиную.
        Неужели его компетентная, независимая заместительница боится темноты?
        Он никак не мог избавиться от вопроса, почему она живет в такой изоляции. Разыгравшееся любопытство временами требовало немалых усилий для подавления. Он даже подумывал навести справки о ней, но тут же восстала совесть - это было бы грубым посягательством на ее частную жизнь. Но здесь было не только любопытство. Он начинал тревожиться за нее - нечто небывалое. Он никогда не тревожился за других, за исключением тети Айрис, чье здоровье последние годы стремительно ухудшалось.
        Что превратило Анжелику в такую затворницу? Он заметил, что на работе у нее начали появляться знакомые, но вне работы она была абсолютно одинока.
        А ведь он твердо уверен, что по природе своей она не одиночка, как он сам. Что-то случилось в ее жизни, что-то настолько сокрушительное, что он и сейчас видел в ее глазах затравленное выражение, когда она не следила за собой. Даже сейчас, шесть месяцев спустя после их первой встречи. Что это могло быть?
        Одинока ли она? Испугана? Мужчина ли ранил ее так тяжело? И самое главное: есть ли вообще мужчина, который может предъявить на нее права? Этот вопрос не давал ему покоя в первые утренние часы, когда он лежал без сна, преследуемый ее образом.
        Долго он так не выдержит. Какую бы она ни устанавливала дистанцию, как бы он ни старался держать под контролем желание обладать ею, напряжение между ними растет. Рано или поздно что-то должно случиться. С одной стороны, он ждал этого момента, желая узнать, что же произойдет. С другой - боялся, не зная, смогут ли они пережить грядущий взрыв.

* * *

        - …Таким образом, они считают, что нужно сильнее внедряться в рынок медицинского оборудования, чтобы компенсировать спад из-за падения продаж в нефтяную промышленность. При очень небольших изменениях производственных линий оборудование, которое мы производим, может быть модифицировано для использования в больницах и…
        Хотя Анджи не упускала ни слова из того, что говорил ей Рис, часть ее внимания была занята бликами рассеянного света на его густых седых волосах. Они уже с полчаса сидели плечом к плечу на длинном диване в углу кабинета, просматривая заметки, сделанные на совещании с высшим руководством компании и представителями независимой консалтинговой фирмы. У Риса стало обыкновением разбираться в проблеме, обсуждая ее вслух, и Анджи считала умение быть хорошей слушательницей составной частью своей работы. Интересно, кто исполнял эту роль до того, как он нанял ее?
        - А вы как думаете?
        Вопрос заставил ее полностью сосредоточиться. Никогда прежде он не спрашивал ее совета.
        - Вы хотите услышать мое мнение? Рис нахмурился.
        - Я спросил вас именно об этом. У вас ведь есть свои мнения, не так ли?
        - Конечно. Просто вы никогда прежде не интересовались ими, - резко ответила она.
        Его рот искривился в уже знакомой ей усмешке.
        - Слишком много людей не дожидаются, пока я обращусь с вопросом, как мне вести свои дела.
        - Вы нанимали меня как помощника, помните? Если бы нужен был кто-то достаточно квалифицированный, чтобы вести ваши дела, вы выбрали бы какого-нибудь умника из МБА, претендовавших на это место.
        Рис прищурился, похожая на ямочку складка на щеке углубилась, улыбка - нет.
        - Так надо же мне было взять умника из бывших секретарей по связям с общественностью. После той вспышки прошло уже больше месяца. Вы когда-нибудь позволите мне забыть?
        Она рассмеялась.
        - Вряд ли.
        Взгляд Риса был таким долгим, что она перестала улыбаться и неловко поерзала.
        - У вас хороший смех, - сказал он наконец. - Смейтесь чаще. - А потом вдруг кивнул в сторону толстой стопки бумаг на столике для коктейлей. - Так что же вы думаете о предложениях консультантов?
        Потрясенная выражением его глаз, Анджи никак не могла прояснить мысли настолько, чтобы создать хотя бы видимость толкового ответа. Для нее было очень важно оправдать веру Риса в ее мнение. Так почему же у нее такая пустота в голове? Зачем ему понадобилось именно сейчас посмотреть так, будто хочет перекинуть ее через плечо и унести?
        Она испытала одновременно облегчение и недоумение, когда дверь кабинета распахнулась, избавляя ее от необходимости ответа. Никто не входил в кабинет Риса без приглашения, без стука. Даже секретарша. Так кто же…
        Этот человек не вошел. Он ворвался смерчем рыжих волос, белых зубов и мальчишеского смеха. Анджи окаменела, когда маньяк напал на ее работодателя, хлопнул по плечу так, что едва не опрокинул на спину, и приветствовал невообразимыми ругательствами.
        Но еще более она была потрясена тем, что Рис не возмутился. Похоже, он был даже рад. Он расплылся в широкой улыбке, от которой ее пронизала дрожь, хоть улыбка и не была обращена к ней. «О небо, - вяло подумала она. - Если Рис когда-нибудь улыбнется так мне - я погибла».
        - Как тебя занесло в город? - приветствовал Рис незнакомца, который был таким большим и крепко сложенным, что шестифутовый, стовосьмидесятипятифунтовый Рис рядом с ним казался маленьким.
        - Дела. Я бы позвонил, да уж больно спешный вышел случай. А быть в Бирмингеме и не зайти к тебе не мог.
        - Попробовал бы не зайти! Я б тебе башку оторвал, - весело отозвался Рис. И тут вспомнил об Анджи. Обернувшись, он едва не покраснел, увидев изумленное выражение ее лица. Убрав со лба упавшую от буйного дружеского приветствия прядь волос, он произнес:
        - Знакомься, Грэм. Это моя заместительница, Анжелика Сен-Клер. Анжелика, это Грэм Китинг, старый армейский друг.
        - Рада познакомиться, мистер Китинг, - вежливо сказала Анджи, протягивая руку.
        Ее пальцы исчезли в лапе размером с суповую тарелку.
        - Ну-ну-ну, - пробормотал Грэм Китинг, подвергая ее неспешному осмотру. - Ну-ну.
        - Как видишь, Грэм очень разговорчив, - сухо констатировал Рис.
        - Заткнись, Рис. - Грэм продолжал рассматривать Анджи, не выпуская ее руки. - Как же вышло, что такая милая девушка работает на этого поганого сукина сына? А, Анжелика?
        - Анджи, - поправил Рис, прежде чем Анджи успела ответить на подначку. Она вопросительно оглянулась, но Рис смотрел на Грэма. - Все называют ее «Анджи».
        Все, кроме тебя, молча добавила Анджи.
        - Подходящее имя, - задумчиво проговорил Грэм, чуть касаясь свободной рукой ее волос. - Лицо и волосы - ангельские. Хотел бы я написать когда-нибудь ваш портрет.
        Рис возмущенно фыркнул, начиная мрачнеть.
        - Насколько я помню, ты имел дело с кистью один раз в жизни, когда красил сарай, да и то неудачно.
        - Заткнись, Рис. Не видишь, я соблазняю девушку.
        Этот человек уже второй раз предлагает Рису Вейкфилду заткнуться, подумала Анджи. И он все еще на ногах. Поразительно.
        Она легонько потянула руку, в результате чего лишь качнулась ближе к эксцентричному другу Риса.
        - Так что, Ангел, поужинаете со мной сегодня? Я в городе один - буду голоден и одинок. Неужели у вас не найдется милосердия для странника?
        Этот парень не мог не понравиться. В его простодушных зеленых глазах плясал заразительный смех. Он был по-мужски привлекателен, с гривой медных волос и ясными чертами лица. И все же она не могла не сравнивать его с Рисом - и Рис из этой пары был более интересен, по ее мнению. Она открыла рот, чтобы вежливо отклонить приглашение на ужин, но Рис снова опередил.
        Тяжелая рука легла на ее плечи и оттянула назад. Не успев понять, что произошло, она оказалась у Риса под мышкой. Удивленно оглянувшись, она увидела, что улыбка исчезла без следа.
        - Извини, Грэм, ничего не получится. Ни с ужином, ни с соблазнением. Вход запрещен, ты меня понял? - Слова были достаточно непринужденными, но в голосе звучало предостережение.
        Грэм переводил взгляд с Риса на Анджи и обратно.
        - Хорошо сказано, браток, четко и ясно. И чертовски вовремя! - С прежним энтузиазмом он обхватил рукой плечи Риса, потом заключил в убийственные объятия и Анджи. - Отдаю должное твоему вкусу, Рис. Она - сокровище. Красота и ум. Смотрите, Анджи, чтобы он хорошо с вами обращался. Если станет несносен, только дайте знать, и я его укорочу до вашего размера.
        Потом вдруг освободил их.
        - Надо идти. Через полчаса у меня встреча на другом конце города. Увидимся в другой раз, браток.
        - Грэм, подожди, - позвал Рис рванувшего к двери друга. - Почему бы тебе не включить в план ужин с нами?
        - Не могу. Должен вечером вернуться в Хьюстон. Спасибо за приглашение.
        Рис по-петушиному наклонил голову.
        - А кто же будет одинок и голоден этим вечером? Грэм осклабился.
        - А-а, это. Просто хотел посмотреть, что ты сделаешь, когда я начну заигрывать с твоей леди. Что ты ее заарканил, я понял сразу. А ты уж собирался вцепиться мне в горло - скажешь, нет? И чертовски вовремя, - повторил он, выходя и закрывая за собой дверь.
        Анджи и Рис еще мгновение стояли не двигаясь, потом она отодвинулась.
        - Что это было? - спросила она с ощущением, будто пережила торнадо.
        Рис огорченно провел рукой по волосам и попытался улыбнуться.
        - Это был один сумасшедший. Он шумный, бестактный, он мужлан, и иногда он чересчур самонадеян. А еще он великодушен, добросердечен, смел и на него можно положиться. Это мой самый лучший друг. Вернее, мой единственный друг, - честно поправился он.
        Тронутая его словами, Анджи почти размякла, но тут же снова взяла себя в руки.
        - С какой стати вы сказали своему другу, что вы и я… что мы…
        Воспользовавшись отсутствием у Анджи подходящего выражения, Рис откашлялся. Он сунул руки в карманы и пожал плечами.
        - Я… гм… пытался защитить вас.
        - Защитить меня от чего? - недоверчиво спросила Анджи.
        - Видите ли, я очень люблю Грэма, конечно, но он немножко бабник. Ужасная репутация.
        Чувствуя, как поднимается ярость, Анджи уперла руки в бедра и постукивала ногой по плюшевому покрытию пола.
        - И кто же просил вас защищать меня - от Грэма или чего бы то ни было? Вы оставили своего друга в убеждении, что у вас со мной роман, Рис, и мне это вовсе не нравится! Я прекрасно могу позаботиться о себе сама. И между прочим, - добавила она, совершенно разозлившись, - да будет вам известно, что я хотела пойти с ним! Может быть, я собиралась принять его пригла…
        Даже в своих непрошеных фантазиях Анджи не воображала, что поцелуй Риса может быть таким страстным. Она даже не поняла, как это вышло. Просто вдруг оказалась в его объятиях, и его губы впились в ее рот. Единственное, что она могла сделать, - это вцепиться в лацканы его пиджака и держаться, подхваченная еще более мощным торнадо, чем тот, который принес в прежде спокойный кабинет Грэм Китинг.
        Объятия были грубыми и не свидетельствовали об опыте тонкой любовной игры, но жажда и страсть этого человека опустошили Анджи. Никогда еще ее не целовали так. С глухим стоном губы открылись навстречу его ищущему языку, и она не могла не ответить на поцелуй со всей силой собственного необоримого желания. Она так долго мечтала об этом мгновении!..
        Сквозь дорогой костюм ощущалось его теплое и твердое тело. Тело, которое она видела во всех подробностях тогда в спальне. Тело, которое с тех пор преследовало ее воображение. Но никакие мечты не могли сравниться с непередаваемым ощущением, которое она испытывала теперь, тесно прижатая к этому телу.
        Его губы были горячими, чуткими и удивительно мягкими. Она и не знала, что у них может быть такой чудесный вкус.
        Руки были твердыми, сильными, властными. До боли сжимая ее, они вызывали вместе с болью трепет и желание, чтобы объятия продолжались.
        Но именно растущее желание дало ей наконец силы оттолкнуться, пока она не совершит какую-нибудь окончательную глупость. Она стояла, глядя на Риса, а он на нее, в долгой, напряженной тишине. А потом она сумела произнести непослушным языком одно слово:
        - Почему?
        Тон Риса был почти враждебным:
        - Если ты не понимала, что это началось с самого первого дня, значит, я переоценивал твой ум.
        Слова - и взгляд - отбросили ее, как удар.
        - Рис, нет. Я не хочу этого. Мы не можем…
        - Мне кажется, мы уже.
        Она инстинктивно вскинула руки, будто обороняясь.
        - Нет. Я не могу себе позволить связи с тобой. Такой связи. Я работаю на тебя. Пусть все останется как есть.
        Подняв твердый подбородок, Рис смотрел на нее, очевидно задетый этой паникой.
        - Расслабься, Анжелика. Я никогда не навязывался женщинам и не собираюсь начинать с тебя. Ты хотела этого поцелуя так же сильно, как я. Ты ответила на него.
        - Это не должно повториться, - сказала она более уверенным голосом. - Во всяком случае, если я остаюсь твоей заместительницей.
        - Все зависит от тебя.
        Он стал таким далеким, подумала Анджи, глядя на Риса. Таким замкнутым. Почти как при первой встрече. До сих пор она не замечала, насколько мягче по отношению к ней он сделался за последние полгода. Теперь она вдруг вспомнила, что по отношению к другим он не менялся совсем. Только с ней и человеком, которого он назвал своим единственным другом… Пришло странное ощущение потери. Но она не должна обращать на это внимания. Она не может себе позволить романа с боссом. Слишком много было в ее жизни потерь, чтобы подвергать себя опасности новой, которая может оказаться самой опустошительной.
        - Надеюсь, мы сможем по-прежнему работать вместе, несмотря на то, что произошло, - спокойно сказала она.
        - Не вижу, что могло бы этому помешать, - холодно ответил Рис. Он отвернулся с непроницаемым лицом. - Кстати, кое-что нужно сделать прямо сейчас. Организуй встречу со всеми руководителями отделов. Пусть Джун отпечатает эти записи и сделает по копии для каждого. Включи в доклад цифры. И пока будешь заниматься этим…
        Анджи внимательно выслушала все инструкции, сохраняя бесстрастное лицо. Она была уверена, что никто, глядя на нее, не смог бы догадаться, как болит у нее сердце. Что ж, если так больно сейчас, что было бы потом?
        - И, мисс Сен-Клер…
        - Да, сэр? - ровным голосом отозвалась она, хотя горло сдавило от его возвращения к ледяной официальности. Только когда он перестал называть ее «Анжелика», Анджи поняла, как приятно это было.
        - Не задерживайте. Эти решения должны быть приняты быстро.
        - Да, сэр. - Она резко повернулась и вышла, с глазами, полными слез, которые хотела бы спрятать, если найдется для этого укромный уголок.
        Оставшись один, Рис долго стоял на месте, а потом развернулся и врезал кулаком в стену.
        Потом сел за стол и неторопливо снял телефонную трубку, чтобы позвонить частному сыщику, к которому обращался раз-другой за последние несколько лет. Он устал сражаться с неизвестным противником. Нужно точно выяснить, что стоит между ним и Анжеликой Сен-Клер.

* * *

        На следующей неделе Рис уехал из города, чтобы совершить серию переговоров, связанных с насущными переменами в деятельности корпорации. Анджи осталась руководить офисом, решать вопросы, которые находились в ее компетенции, быть на связи с Рисом, когда у него возникнет такая необходимость, и поддерживать в порядке все остальное, пока он не вернется. Она была рада и работе, и его отсутствию. Надеялась, что разлука поможет восстановить равновесие, чего не удавалось сделать с тех пор, как они поцеловались.
        Напряжение между ними было болезненно чувствительно, хотя оба очень старались не дать ему повлиять на работу. Он вел себя вполне тактично, но его холодная вежливость только сильнее напоминала жар тех объятий. Ей не хватало зарождавшейся было близости, общих улыбок и непринужденных бесед. Ей не хватало его.
        Она стала плохо спать, потеряла аппетит. Она была несчастна. Она даже начинала подумывать о поисках новой работы, хотя не могла надеяться на что-либо столь же престижное и высокооплачиваемое. Она не могла представить себе человека, который смог бы так рискнуть, нанимая ее, как это сделал Рис. Но может ли она дальше работать с Рисом, зная, как близка к тому, чтобы окончательно влюбиться? И как она может выдерживать дистанцию, если достаточно ему улыбнуться краем губ или назвать ее по имени, и она растает?
        Хоть она и радовалась отъезду Риса, к среде его кабинет стал казаться таким невыносимо пустым, что она находила сотни предлогов, лишь бы не входить туда. Она бесстыдно использовала Джун, гоняя за каждой бумажкой из кабинета Риса, поскольку сама якобы была слишком занята работой. Чтобы компенсировать свою бесцеремонность, она старалась быть очень милой с секретаршей, а та просто расцветала от ее внимательности.
        Добродушная и общительная Джун, похоже, начинала искренне любить Анджи, и даже принесла ей в четверг утром пару домашних пирожков с черникой, матерински посетовав, что Анджи совсем исхудала.
        - Не позволяйте мистеру Вейкфилду так загружать вас работой, милочка, не то превратитесь в скелет, - добавила она. - Намекните, что вы только человек и нуждаетесь в отдыхе и еде, слышите?
        Только человек. Что сказала бы старушка Джун, если бы узнала, что Анджи сгорает от страсти к их грозному хозяину?
        В этот день Рис позвонил, чтобы обсудить развитие переговоров и выдать Анджи список поручений. Разговор был кратким, немногословным и продуктивным. Закончился без церемоний. Рис, похоже, постарался обойтись без личного обращения, и она испытывала некоторое облегчение, не слыша отстраненно-саркастического «мисс Сен-Клер».
        Положив трубку, она с ужасом обнаружила, что по щекам текут слезы. Анджи влепила себе пощечину и решила немедленно собраться, пока никто не заметил, в какую размазню она превращается.
        Был ранний вечер. Анджи играла с Цветиком на полу, когда раздался звонок. Ее рука замерла на животике сильно выросшей киски, а глаза уставились в дверь, будто могли разглядеть того, кто стоит с противоположной стороны. Что, если это…
        Нет, не может быть. Рис вернется только завтра после обеда. И даже если приедет раньше, чем ожидалось, он не может сюда прийти. Не может?
        Она сама не знала, с облегчением или разочарованием увидела на пороге своего юного соседа, Микки.
        - Привет! Какие новости? - спросила она, бессильно отвечая на его ясную улыбку.
        - У меня новые часы. Мама разрешила показать их тебе. Классные, правда? У них есть калькулятор, секундомер, календарь и все такое. Даже будильник есть, и еще они бибикают каждый час. Дедушка подарил.
        Анджи покорно восхитилась многокнопочными электронными часами.
        - Классные, - подтвердила она. - Ты зайдешь, Микки?
        - Да, спасибо, только мама не разрешила задерживаться надолго. А где… Ой, вот она. Привет, Цветик. - Микки проскользнул мимо Анджи, сел на пол и принялся дразнить игривую кошечку. - Во растет, да?
        Подавив желание поправить его речь, Анджи кивнула.
        - Верно. Впрочем, это неудивительно, если учесть, сколько она ест. Ты не предупредил меня, что это такая прорва.
        Микки рассмеялся.
        - То же самое мама говорит обо мне. Я постоянно хочу есть.
        Поняв намек, Анджи вежливо предложила:
        - Хочешь печенье?
        Микки улыбнулся еще шире, продемонстрировав четыре дырки на месте молочных зубов.
        - Еще как! - Ты уже обедал?
        - Съел хот-дог и немного чипсов. Мама стряпает какую-то французскую штуку для себя, папы и дедушки, но говорит, что мне не даст.
        - И правильно делает, - отозвалась Анджи, ведя мальчика к кухонному столу, где дала ему два шоколадных печенья и стакан молока.
        - Угу. Она ничего, - небрежно согласился Микки. - Почти всегда. - Он сунул в рот половинку печенья и принялся жевать, с интересом разглядывая Анджи. - Анджи, а ты случаем не заболела? - спросил он, проглотив.
        - Нет, - удивилась она. - А почему ты спрашиваешь?
        - Не знаю. Странная ты какая-то, - передернул плечами Микки. Расправившись с остатком первого печенья, он тут же взялся за второе. - А почему ты всегда одна, Анджи? У тебя что, друзей нет?
        - Ты мой друг. - Анджи была очень довольна собой за то, что сумела удержать улыбку. - И еще у меня есть друзья в офисе.
        - Тебе не бывает одиноко?
        - Иногда, - честно призналась Анджи. - Наверное, всем, кто живет один, иногда бывает одиноко. Поэтому я так радуюсь, когда ты приходишь.
        Прежде чем Микки успел ответить, снова позвонили в дверь.
        - Это мама, - предположил он, делая страшные глаза.
        Анджи улыбнулась.
        - Пойдем посмотрим.
        Микки оказался прав. За дверью стояла его мать.
        - Он вам, наверно, здорово надоедает, - виновато сказала она.
        - Вовсе нет. Я как раз говорила, как рада, что он заходит ко мне. - Анджи несколько раз видела мать Микки, Ким, и ей нравилась эта женщина, хотя они очень мало общались.
        - Вы с ним столько возитесь. Он ведь бывает таким подарочком! - Ким поманила Микки. - Идем, Мик. Дедушка хочет побыть с тобой, пока он здесь.
        Она помолчала, а потом наклонила голову к Анджи:
        - Анджи, хотите пообедать с нами завтра? Нам было бы очень приятно.
        - Спасибо, но завтра я не смогу. Мы провожаем на пенсию одного из президентов, и я обязательно должна быть.
        - Тогда в другой раз?
        - Да. С удовольствием, - смущенно согласилась Анджи. - Спасибо за приглашение.
        - Значит, я вам позвоню. Идем, Микки. Микки поколебался, потом импульсивно обнял Анджи за талию.
        - Спасибо за печенье, Анджи. Я еще зайду, ладно?
        Понимая, что им движет сочувствие ее одиночеству, Анджи тепло обняла его в ответ. Прикрыв дверь за мальчиком и его матерью, она подумала о том, сколько времени прошло с тех пор, как ее последний раз обнимали. Как это приятно. Она не могла не задать себе вопрос, будет ли у нее когда-нибудь свой ребенок. В данный момент перспективы не были особенно обнадеживающи.
        Она пыталась уверить себя, что чисто случайно вслед за этой мыслью ей вспомнился Рис. Завтра после обеда она увидит его снова. Она говорила себе, что вполне готова к этому, что абсолютно держит себя в руках. А потом пыталась приготовить обед, держа пальцы скрещенными на счастье.

        Глава 6

        Некоторое время Рис стоял в открытых дверях кабинета, не замечаемый Анджи. Он с наслаждением рассматривал ее. Постоянно нося в себе ее мысленный образ, он все-таки каждый раз заново удивлялся ее красоте.
        Сегодня золотые волосы свободно падали на плечи - так причесывалась она очень редко. Даже платье было не таким строгим, как обычно, - радуга веселой пастели, отбрасывающей отблеск на лицо. Наверное, это ради проводов Этвуда, которые должны состояться после рабочего дня. Вероятно, предположила - вполне справедливо, - что они будут так заняты, наверстывая его отлучку, что проработают до самого банкета, и времени съездить домой переодеться не останется.
        Ему очень не хватало Анджи в эту неделю разлуки. Он и не знал, какой неотъемлемой частью его жизни она стала за последние шесть месяцев.
        Когда он вернулся, на столе лежал надежно запечатанный коричневый конверт с пометкой «лично». Обратного адреса не было, но Рис знал, от кого это. Помедлил мгновение, прежде чем читать чисто отпечатанные страницы, но решения не изменил. Он должен был узнать прошлое Анджи, узнать, какие демоны преследуют ее. Должен был узнать, почему она считает необходимым держаться в таком одиночестве и есть ли у него хоть малейший шанс изменить ситуацию.
        И вот он знает. Глядя на блестящие волосы и склоненную над работой голову, Рис боролся с желанием то ли подхватить ее на руки, то ли перегнуть через колено и отшлепать. Неужели она на самом деле думает, что арест ее отца имеет для него значение? Он знал, что доказана ее полная непричастность к темным делам отца, что она виновна только в дочернем неведении. Неужели она всерьез полагает, что он или кто-то другой может подумать о ней плохо сейчас, зная, какой она прекрасный человек?
        Жаль, что он не может сказать ей всего. Пока не может. Пока ей рано знать о том, что он сделал. Пока она не доверилась ему вполне. А он добьется ее доверия. Чего бы это ни стоило.
        - Привет, Анжелика.
        Она резко вскинула голову. Он видел, как краска залила ее щеки, заметил отблеск воспоминания и узнавания в еще более синих, чем обычно, глазах.
        - Рис, - произнесла она, прежде чем сообразила обратиться к нему более официально.
        Рис был отчаянно рад, что она назвала его по имени. Анджи поняла это, но лишь трепет ресниц выдал досаду.
        - Как прошел полет? - вежливо поинтересовалась она.
        - Хорошо. Ты прекрасно выглядишь сегодня. Мне нравится такая прическа.
        Такого она, видимо, не ожидала. Розовый язычок облизнул губы, и у Риса сжалось в груди от бессознательной чувственности жеста. Эти губы преследовали его всю неделю. Он почти чувствовал их вкус, мысленно снова и снова повторяя единственный поцелуй.
        - Гм… спасибо.
        - Пожалуйста. У тебя есть сейчас время, чтобы дать мне представление обо всем, что произошло за неделю?
        - Да, сэр. Мне нужно только взять свои записи.
        - Жду у себя в кабинете.
        - Я буду через минуту. Он улыбнулся.
        - Насладись ею. Я не отпущу тебя до самого вечера.
        Он чуть не рассмеялся при виде встревоженных глаз, когда она медленно кивнула в ответ. Она не очень-то понимала, что делать с его вернувшимся дружелюбием. И ему понравилась такая беззащитность.
        До конца длинного, заполненного работой дня Рис не делал новых попыток сближения. Наступления и отступления входили в его игру, построенную на том, чтобы поддерживать в Анджи ощущение шаткой безопасности. Что-то подсказывало ему, что очень легко зайти слишком далеко и повергнуть ее в полную панику.
        Как они оба и предполагали, работа затянулась до самого начала банкета. Анджи постаралась уйти первой. Пятнадцать минут спустя Рис последовал за ней, задаваясь вопросом, не появления ли вместе с ним она избегала.
        Терпение, поучал он себя, подавляя раздражение. Терпение, Рис. Твое время придет.

* * *

        Анджи было очень приятно слышать радостные возгласы при своем появлении. Сама не зная, как это вышло, она стала полноправным членом коллектива. Даже трое инженеров, чьи ухаживания она отвергла, встретили ее дружескими улыбками. Один из них предложил принести чего-нибудь выпить. Она поблагодарила и сказала, что предпочитает безалкогольные напитки.
        Он улыбнулся, блеснув темными глазами.
        - Нет проблем. Здесь есть фруктовый напиток, который вам должен понравиться. Он по-настоящему хорош.
        - Спасибо, - с улыбкой отозвалась она. - Очень мило. - И тут же была отвлечена подошедшими в сопровождении мужей Гей и Далой. Когда инженер вернулся с обещанным напитком, знакомство уже состоялось и она была включена в дурачащуюся и хохочущую компанию и даже подверглась веселому подтруниванию.
        Напиток оказался изумительно вкусным. Изрядно проголодавшаяся - с самого завтрака у нее не было времени перекусить - Анджи с удовольствием прихлебывала густую жидкость, надеясь чуть позже совершить набег на столик с закусками. Едва допив стакан, она получила второй, но была настолько занята беседой, что не обратила внимания на хитрые взгляды, которыми обменялись инженеры.
        Однако беседа не помешала заметить, что Рис наблюдает за ней из угла комнаты, где разговаривал с двумя вице-президентами. Она ощущала на себе его взгляд почти как физическое прикосновение. Он был сегодня в каком-то непонятном настроении, но одно она различила безошибочно - в его глазах горело желание. Рис Вейкфилд решил для себя, что хочет ее. А Рис Вейкфилд - человек, который обычно добивается того, чего хочет.
        Отчаянно и безуспешно пытаясь не обращать на него внимания, она сделала еще один большой глоток своего фруктового напитка.
        Рис не был любителем подобных вечеров и посещал их только по необходимости, как сегодня. Обычной его тактикой было появиться, сказать несколько приличествующих случаю слов и тактично исчезнуть. Но на этот раз он задержался, наблюдая за Анджи.
        Она была чертовски красива. И не только он замечал это. Каждый из присутствовавших холостяков - а также и часть женатых мужчин - старался под тем или иным предлогом приблизиться к ней. Он обнаружил, что сейчас она общалась с сотрудниками гораздо непринужденнее, чем прежде. Поначалу она старалась держаться поодаль от всех, но не преуспела в этом - слишком сильна была природная общительность, чтобы долго оставаться в добровольной изоляции. Рано или поздно она поймет, что не отвечает за грехи отца, и тогда окончательно вернется в общество, которого прежде избегала.
        Он не пытался обманывать себя надеждой, что тогда Анджи придет к нему. Ему почти нечего было предложить. Слишком он стар, слишком привык к одиночеству и слишком невыносим, когда дело доходит до личных отношений. Но он все больше и больше убеждался, что не узнает покоя, пока не станет обладать ею - хотя бы ненадолго. Если бы он мог завоевать ее сейчас, когда она еще одинока. Если бы ему было что предложить ей… Нда, тогда, пожалуй, ему будет очень плохо, если она уйдет. Может быть.
        Этвуд, в чью честь давался банкет, подошел, чтобы поблагодарить Риса за участие, а также за традиционные золотые часы. Рис пожелал ветерану компании, начавшему работать задолго до появления здесь самого Риса, счастливого отдыха и вежливо поинтересовался его планами. Обернувшись затем к Анджи, он нахмурился, заметив подозрительное поведение трех инженеров, не отходивших от нее в течение последнего часа.
        Что происходит? И каково содержание стаканов, которые они наперебой подносят ей? Зная отношение своей заместительницы к алкоголю, он решил проверить.
        Не успев сделать и нескольких шагов, он был задержан заведующей кадрами и, не желая выглядеть грубым, вынужден был подробно ответить на вопрос. Потом ему что-то говорил ведущий специалист исследовательского отдела.
        - Зайдите ко мне в понедельник с самого утра, и мы обсудим это в деталях, - сказал он, как только представилась возможность.
        Прошло еще несколько минут, прежде чем ему удалось пересечь комнату. Присмотревшись к Анджи, Рис убедился в основательности своих подозрений.
        Глаза у нее блестели, щеки пылали, смех был чересчур веселым. Его холодная, деловая заместительница изрядно захмелела, хотя, судя по всему, чувствовала себя прекрасно. Приближаясь, Рис услышал, как она добродушно отклоняет предложение одного из инженеров отвезти ее домой, а пока он подошел, еще один был вежливо послан к черту.
        Стало быть, подумал он с удовольствием, не так она доступна во хмелю, как опасалась.
        Он прикоснулся к плечу Анжелики.
        - Хорошо проводим время? - тихо спросил он.
        - Да, чудесно, - ответила она с непонятной улыбкой. - А вы?
        - Угу. - Рис переключился на пытавшихся потихоньку улизнуть инженеров. Услышав его голос, они замерли. - Вероятно, мисс Сен-Клер забыла сказать вам, что не пьет спиртного? - напрямик поинтересовался он, кивая на обманчиво невинную смесь, которую один из них готовился подать Анджи взамен пустого стакана. Обмен испуганными взглядами подтвердил подозрение, что троица развлекалась, подпаивая его неприступную заместительницу.
        - Нет, я говорила им, Р… мистер Вейкфилд, - поспешила успокоить Анджи, легонько касаясь его руки. - Это просто фруктовый напиток.
        Он накрыл ее ладонь своей, не спуская пристального взгляда с побледневших подчиненных.
        - Боюсь, часть этих фруктов успела перебродить, мисс Сен-Клер. Ваши друзья решили немножко разыграть вас.
        Анджи посмотрела на почти пустой стакан у себя в руке, потом на стоящих с несчастным видом инженеров и коснулась неверной рукой виска.
        - А я-то думала, что голова у меня кружится от голода, - простонала она.
        - Это тоже, - согласился Рис. Заметив неподалеку свою секретаршу с мужем, он подозвал ее. - Мисс Сен-Клер неважно себя чувствует, - пояснил он. - Не могли бы вы проводить ее в холл и подождать там немного? Я отвезу ее домой.
        - Да, мистер Вейкфилд. Идемте, милочка, я провожу вас, - немедленно отозвалась Джун, беря Анджи под руку. - Господи, какая вы бледная. Я уж заметила, что вы слишком много работали на этой неделе, - расстроенно причитала она. - Не говорила ли я вам поберечь себя?
        Дождавшись, пока Анджи удалится за пределы слышимости, Рис указал злосчастным инженерам на относительно уединенный уголок. Помня о любопытных взглядах остальных гостей, Рис не повышал голоса, но, когда он высказал все, что думал по поводу студенческих шуточек, инженерам оставалось только с облегчением осознать, что они еще не уволены с работы. Задержавшись лишь для прощания с Этвудом, Рис немедленно удалился.
        Джун еще хмурилась, когда Рис нашел Анджи в холле.
        - Что вы за парочка? - набросилась секретарша на своего босса. - Работа, работа - и никакого отдыха. Вы, может быть, успели освоиться с таким образом жизни, но у мисс Сен-Клер сил немножечко поменьше. И все-таки вам обоим пора задуматься о своем здоровье. Проследите, чтобы она поела перед сном, слышите?
        - Непременно. Спасибо, Джун.
        - Не за что, мистер Вейкфилд. Спокойной ночи, мисс Сен-Клер. Отдохните немного, ладно?
        Со слипающимися веками, чуть покачиваясь, Анджи сумела изобразить слабую улыбку.
        - Спокойной ночи, Джун. Спасибо вам. - Когда Рис крепко взял ее за руку, улыбка обратилась к нему. Доверчиво прильнув и прислонив на мгновение голову к его плечу, Анджи пробормотала:
        - Я так устала, Рис. И чувствую себя полной идиоткой. Отвези меня домой, пожалуйста.
        - Не думай об этом, мисс Бостон, - подбодрил он, надежно обхватывая ее талию. - Ты ведь ничего не знала. Где твоя сумочка?
        - Вот. - Рис чуть не поморщился, различив любопытный блеск в глазах подающей кожаную сумочку секретарши. А потом Джун одобрительно улыбнулась. - Надеюсь, вы позаботитесь о ней.
        - Спокойной ночи, Джун.
        - Спокойной ночи, мистер Вейкфилд.

* * *

        Рис усадил Анджи в машину и пристегнул ремнем, стараясь, чтобы движения оставались вполне скромными, даже когда наклонялся, едва не касаясь щекой ее груди. Потом он откашлялся, выпрямился, закрыл дверцу и пошел вокруг машины, гадая, надолго ли хватит его благородства. Садясь за руль и заводя машину, он мучительно старался изобрести невинную тему для беседы. Но, как выяснилось, напрасно. К тому времени, когда машина выехала со стоянки компании, Анджи уже крепко спала, утонув в мягкой коже обивки.
        Бросая по дороге изучающие взгляды вправо, Рис впервые заметил, как она похудела за последние недели. По собственному признанию, она плохо ела. И как крепко спит, несмотря на движение машины и неудобную позу. Неужели последние ночи она спала так же плохо, как он? Неужели ей не дают спать воспоминания о том поцелуе и мечты о естественном завершении тех объятий? Или он обманывается?
        Поворот к ее дому он проехал, даже не снижая скорости. Да, он собирался отвезти Анджи домой, но оставлять ее одну в таком состоянии нельзя.
        Она даже не пошевелилась, когда он вытащил ее из машины и понес в дом. «Какая же она маленькая», - думал Рис, без труда неся ее вверх по лестнице. Уткнувшись в его плечо, доверчиво положив руку ему на грудь, она казалась очень хрупкой, очень нежной. Какое-то сильное, первобытное чувство пронзило его. Бережно укладывая Анджи на свою кровать, Рис попытался проанализировать его. Желание защитить, решил он наконец, убирая золотистые волосы с бледного лица. Он не знал, что делать с этим чувством, и знал, что такой независимой женщине, как Анджи, оно не понравится. И все-таки, стоя и глядя на нее, он испытывал именно это чувство. Почти так сильно, будто она поручила себя его защите.
        Он стащил с нее туфли, но не знал, укрывать ли ее. Как ни красиво было платье, оно вряд ли подходило в качестве ночной рубашки. Будто подтверждая его мысли, Анджи беспокойно поерзала и чуть нахмурилась, прежде чем успокоиться снова. Затаив дыхание, Рис приподнял ее, чтобы расстегнуть молнию. Стягивая платье, он не дышал вообще. Она снова поерзала, но не сопротивлялась. Колготки он стаскивал уже не так трепетно - самоконтроль улетучивался очень быстро. «Не надолго же мне хватило благородства», - мрачно подумал Рис.
        Не удержавшись, он окинул долгим взглядом все ее тело, прежде чем накрыть хрустящей голубой простыней. Безупречная молочно-белая кожа, длинные ноги. «Наверное, она легко загорает, - подумал он. - Но такую фарфоровую кожу загар не портит». Две полоски кружев, служившие ей бельем, не многое скрывали от голодных глаз - он без труда представил таившуюся под ними красоту. Воображение играло с ним сейчас злую шутку, заставляя все тело почти болезненно напрячься. Подавив стон, он накинул простыню и нагнулся, чтобы подоткнуть с другой стороны.
        Она пробормотала что-то, потом тяжелые веки поднялись, и чуть затуманенные глаза глянули в его лицо. Прошлый раз они были так близко, когда он лежал вот в этой же кровати, а она нагнулась над ним. Ему тогда хотелось поцеловать ее. Сейчас ему до боли хотелось того же.
        - Что ты делаешь? - спросила она чуть слышно.
        - Подтыкаю простыню, - грубовато ответил он. - Спи, Анжелика.
        Но не выпрямился сразу, и она посмотрела на его губы, прежде чем снова поднять взгляд к глазам. - Ты поцелуешь меня на ночь?
        Желание пронзило его с такой силой, что Рис еле удержался на ногах. Он откашлялся.
        - Я как раз об этом думал.
        - Правда? - Она как будто чуть задумалась над его словами, а потом доверчиво подняла лицо. - Почему же ты так долго думаешь?
        Он остановился на волосок от ее приоткрытых губ.
        - Опасная идея.
        - Нет. Это же только видимость поцелуя. Тебе никто об этом не говорил?
        У него пересохло во рту.
        - Давно не приходилось слышать.
        Тонкая рука обхватила его шею и потянула вниз.
        - Поцелуй меня, Рис.
        - Если ты сможешь вспомнить это утром - перегрызешь мне горло, - пробормотал он, еще колеблясь.
        Она удивилась.
        - Но я же прошу тебя.
        - Угу. Но сдается мне, завтра это не послужит мне оправданием.
        Она устало вздохнула.
        - Завтра будет завтра. Поцелуй меня, Рис. Остатки благородства унесло прочь. «Я это или не я?» - успел подумать Рис, прежде чем губы слились с губами, а рассудок окончательно отказал. Сам не зная, как это вышло, он очутился рядом с ней, ноги, разделенные простыней, и руки сплелись, языки лихорадочно рвались навстречу друг другу.
        В прошлый раз Анджи всячески пыталась не поддаться искушению. Сейчас же алкоголь и страсть подавили все, что сдерживало ее. И спальня была гораздо более подходящим местом, чем офис. Этот поцелуй едва не довел его до неистовства.
        Он предугадывал это ощущение. Знал с того самого момента, когда, подняв глаза от ее заявления, увидел ее сидящей напротив с испуганными от предчувствия отказа глазами и упрямо выпяченным подбородком. Шесть месяцев он убеждал себя, что этого не может быть, находя тому множество разумных причин. Шесть месяцев он пытался заинтересоваться другими женщинами, лишь убеждаясь каждый раз, что все его мысли заняты Анжеликой. Шесть долгих изнурительных месяцев он хотел ее, хоть и твердил себе, что этого никогда не может быть.
        И вот она в его объятиях, теплая, желанная, желающая. Отдающаяся ему. Восторг горячо залил тело и разбудил чресла. Этой ночью она будет принадлежать ему. Этой ночью он перестанет мучить себя мечтами, перестанет сходить с ума, гадая, окажется ли их слияние таким восхитительным, как предвкушалось. Этой ночью он узнает все. Может быть - может оказаться, - что завтра он отпустит ее, удовлетворившись этой ночью. Может быть, ночь с ней освободит его от наваждения.
        Его рот жадно опустился от влажных трепещущих губ к шее и ниже. Она согласно бормотала, теснее прижимаясь к нему и запрокидывая голову.
        - Рис, - хрипло шептала она. - О, Рис…
        Рука легла на ее грудь. Упругий бугорок весь умещался в ладони. Под тонкими кружевами округлился ждущий его губ сосок. Девушка выгнулась, доверчиво подставляя себя ему.
        Доверчиво.
        Он еще колебался, потом застонал и откатился.
        - Черт!
        С негодующим стоном Анджи снова потянулась к нему.
        - Рис, Рис, пожалуйста.
        Не проси меня так, Анжелика. Он спрыгнул с кровати, будто простыни охватило пламя. Что было бы неудивительно после того, что на этих простынях произошло.
        - Спи, - грубо приказал он. - Ты не хочешь этого.
        - Но…
        - Спи, и все, - повторил он, идя к двери на непослушных ногах. - Увидимся утром.
        Он не оглядывался, чтобы убедиться, последовала ли она его совету. Он просто прошел к двери, а потом спустился по лестнице с таким желанием напиться, какого не испытывал никогда в жизни. Это плохая замена Анжелике, но лучшее, что у него есть сейчас. «Провались оно, это благородство!» - яростно произнес про себя Рис, расплескивая водку по столу вокруг стакана.

* * *

        - О Господи. - Анжелика села на кровати, обеими руками держась за раскалывающуюся голову и стараясь подавить тошноту. Она чувствовала, что умирает, и хотела лишь, чтобы это произошло поскорее.
        Когда волна боли, вызванная переменой положения, спала, она робко опустила руки и приоткрыла опушенные ресницами щелочки глаз. И тут глаза ее в ужасе распахнулись. Это не ее спальня. Но она знает эту комнату. Застонав так громко, что голову снова пронзила боль, она закрыла лицо ладонями, уверенная, что сейчас ее точно вырвет.
        Она в одном белье лежала в постели Риса Вейкфилда.
        Вот они, фруктовые напитки. Эти проклятые, изумительно вкусные, освежающие густые фруктовые напитки. Какая же она идиотка! Доверчивая идиотка.
        Злость на себя вскоре нашла более приемлемый выход. Инженеры. Как они смели устроить с ней такое, обмануть ее, развлечься за ее счет? Но что толку злиться на тех, кого нет под рукой! Ей нужно было поорать на кого-то, кто послужил бы немедленной мишенью для клокочущей ярости. На Риса Вейкфилда, например.
        Смутные воспоминания о жарких, жадных поцелуях мучительно всплывали в памяти, пока она торопливо натягивала платье, которое обнаружила аккуратно сложенным на стуле у кровати. Грудь округлилась, вспомнив его прикосновение. К несчастью - или к счастью? - больше Анжелика ничего не могла выудить из своей памяти. Как мог он воспользоваться ее состоянием? И главное, почему она не может вспомнить, как все было?
        Она скажет ему все, что думает о человеке, который способен воспользоваться беспомощностью женщины - тем более зная, почему она так избегает спиртного. Она скажет все, что думает, даже если это будет означать потерю работы. Сейчас спустится вниз и…
        Она остановилась на верхней площадке лестницы, когда взгляд в открытую дверь комнаты напротив заставил ее убедиться, что сейчас едва не была сделана еще худшая ошибка, чем та, которую она допустила, доверившись инженерам.
        Спальня напротив спальни Риса была обставлена еще более скудно - только кровать и шкаф. Растянувшись вниз лицом поверх коричневого покрывала, на кровати спал Рис, не снявший с себя ничего, кроме туфель. Даже в нынешнем своем состоянии Анджи поняла, что он не воспользовался ее беспомощностью.
        «Рис, Рис, пожалуйста». Воспоминание о собственном хриплом голосе, вымаливающем поцелуи - и большее, - заставило ее содрогнуться. Прижав ладони к пылающим щекам, она поняла, что сама набросилась на него вчера, а он оттолкнул. Не обвинять, а благодарить Риса она должна. Что почему-то оказалось еще более обидным.
        Стараясь не разбудить его, она вернулась в спальню и пошла за аспирином, который, как ей уже было известно, находился в аптечке, в ванной. Запив две таблетки водой из бумажного стаканчика, она прополоскала рот, пригладила, как могла, ладонями растрепанные волосы и открыла дверь, собираясь вызвать такси. Она надеялась сбежать, пока Рис не проснулся, не беспокоясь о том, что такое бегство мало похоже на благодарность.
        Не успела она сделать два шага по комнате, как в дверях появился Рис.
        - Доброе утро, Анжелика.
        Никто еще не умирал от похмелья или от смущения, напомнила себе Анджи, отвечая со всем возможным достоинством:
        - Доброе утро, Рис. Он присмотрелся.
        - Не буду спрашивать, как ты себя чувствуешь, это вполне очевидно.
        - Выходит, я выгляжу хуже, чем предполагала, - отозвалась она, пытаясь изобразить легкомыслие.
        - Выглядишь ты неплохо, - успокоил он. - Бледная немножко.
        - Вот не знала, что ты можешь быть таким дипломатом. - Она облизнула губы и отвернулась, поджимая пальцы босых ног на ковре. - Ты не знаешь, где мои туфли?
        - Под кроватью. Я боялся, что ночью ты встанешь и споткнешься о них.
        - Ой… гм… спасибо. - Сознавая, что краска залила ее бледное лицо, Анджи попыталась нагнуться.
        Рис хихикнул и протянул руку, чтобы остановить ее. Мягко взяв ее за плечо, он проворковал:
        - Я достану. Вряд ли твоя голова вынесет такое упражнение.
        Она с благодарностью приняла помощь. Если бы и хватило сил нагнуться, то уж выпрямиться самостоятельно она бы точно не смогла. Украдкой потирая пальцами висок, она думала: «Когда же удастся сбежать?»
        - От головы что-нибудь приняла? - спросил Рис, когда она сунула ноги в удобные лодочки.
        - Да, я взяла две таблетки аспирина из твоей аптечки.
        - Скоро начнет действовать. И еще надо поесть - сразу станет легче.
        У нее все перевернулось в желудке.
        - Я не хочу есть.
        - Еще как хочешь! Просто не знаешь об этом. - Взяв ее за руку, Рис потянул к двери. - Я приготовлю завтрак.
        - Правда, Рис. Я сейчас и крошки не проглочу.
        - Когда ты последний раз ела?
        - Я… гм… - Она попыталась вспомнить. - Вчера я завтракала. Половинка плюшки и стакан апельсинового сока.
        Он недовольно фыркнул.
        - Неудивительно, что тебя так свалила эта выпивка. Какого черта ты не поела ленч?
        - В полдень я готовила все к твоему возвращению в офис, а потом мы вместе работали без перерыва на обед, - защищалась она. - А ты когда последний раз ел?
        Он остановился у подножия лестницы и задумался.
        - За завтраком, - неохотно признался он. - Но завтрак был солиднее твоего.
        - Ну, тогда другое дело, - саркастически протянула она.
        Он улыбнулся, потом тихо рассмеялся и потряс головой.
        - Ну мы и парочка! Давай, мисс Бостон, ползи в ванную, а я приготовлю завтрак. Обещаю, что тебя не вывернет и от моей стряпни, и от твоего похмелья. Верь мне.
        Верить ему? Могла ли она не верить ему после прошлой ночи? Он спас ее от унижения, а потом не послушался, когда она умоляла взять ее. Она говорила себе, что не имеет значения, почему он ее не послушался, но какая-то крошечная женская частичка ее надеялась, что он хотел быть благородным. И ей очень не хотелось думать, что он вовсе не испытывал искушения.
        Она чуть не застонала от отчаяния, поймав себя на этой мысли. Слушай, Анджи, ты долго еще собираешься строить из себя дуру из-за этого мужчины? - с отчаянием вопрошала она себя, сидя, как он велел, за кухонным столом, пока Рис рылся в холодильнике.
        Он повернулся с полными руками яиц, поймал ее взгляд и улыбнулся. Она удивилась, что не замечала раньше, как его серые глаза становятся почти такими же серебряными, как и волосы, когда он улыбается. И еще она подумала, сопротивлялся бы он, если бы она, отбросив осторожность и силу воли, кинулась к нему прямо сейчас, на кухне?
        Прижав пальцы к вискам, она сказала себе, что это с похмелья у нее такие мысли. А потом постаралась поверить в это.

        Глава 7

        Рис оказался прав. Анджи не стошнило от еды. Опасения были только после первых кусков. Потом дело пошло лучше настолько, что она почти получала удовольствие от завтрака, приготовленного Рисом под ее заинтересованным взглядом.
        - Лучше? - спросил он, когда Анджи справилась с половиной яичницы.
        - Да, спасибо. Только по-прежнему чувствую себя круглой идиоткой после вчерашнего вечера, - призналась она, избегая его взгляда. - Я не напивалась так со времен колледжа.
        - Может быть, тебе станет легче, если я скажу, что та троица вряд ли еще когда-нибудь позволит себе подобную шуточку.
        Она быстро взглянула на него. - Ты не… выгнал их? Его лицо оставалось непроницаемым.
        - А ты бы хотела?
        - Я… - Она была страшно зла на инженеров, но не настолько, чтобы желать им лишения работы. - Нет, конечно, нет.
        Он кивнул, будто одобряя ее решение.
        - Не выгнал. Но сказал, что думаю по поводу их поступка, и проинформировал, что ожидаю от своего персонала зрелого и профессионального поведения во всем, что связано с корпорацией, идет ли речь о делах или общественных мероприятиях. Думаю, они меня поняли.
        - Им не пришлось менять штаны после разговора? - поинтересовалась Анджи, играя половинкой тоста.
        - Фу, мисс Сен-Клер, как грубо! - смеющимся голосом возмутился он.
        Она взглянула, понимая, что возвращается к старинной своей привычке говорить первое пришедшее на ум.
        - Но ведь пришлось? Разве нет?
        Он кивнул на стакан апельсинового сока перед ней.
        - Пей сок.
        С трудом подавляя желание поиграть глазками, она взяла стакан.
        - Слушаюсь.
        Он резко нахмурился.
        - Не начинай все сначала, черт возьми.
        Испуганная такой реакцией, она убрала стакан от губ.
        - Рис, я пошутила.
        - О! - Серьезно посмотрев на нее, Рис потянулся через стол и провел большим пальцем по ее нижней губе. - Гуща, - объяснил он, заметив, как Анджи затаила дыхание.
        - Гм… Спасибо. - Она опустила голову, прикрыв волосами пылающие щеки, и сделала вид, что сосредоточенно занимается остатками еды, хотя нижняя губа тряслась как сумасшедшая. И все остальное тоже.
        Едва покончив с едой, Анджи встала и начала убирать со стола.
        - Еще раз спасибо за первую помощь, Рис, - весело тараторила она за работой. - Твоя должница. Дважды должница - один раз за то, что ты спас меня на вечере.
        - Тогда тебя можно было и не спасать, между прочим, - сообщил он, не сводя с нее глаз. - Ты держала себя в руках. Могу порадовать, ты вовсе не становишься доступной, когда выпьешь.
        «Только не для тебя, - подумала Анджи, снова вспыхнув при воспоминании о своих страстных мольбах. - Мне вовсе не обязательно пить, чтобы стать доступной для тебя, правда, Рис?»
        - Ты, конечно, не знаешь, где моя сумочка, сказала она, надеясь за ровным тоном скрыть неуместную ясность памяти.
        - На шкафу в моей спальне.
        - Я схожу за ней, а потом вызову такси, - сказала она, направляясь к дверям.
        Он, конечно, пошел следом.
        - Тебе незачем вызывать такси. Когда будешь готова, я тебя отвезу.
        Она не стала напрасно спорить, хорошо зная этот тон.
        Анджи не сознавала, что он идет так близко за ней, пока, торопливо повернувшись с сумочкой в руках, не наткнулась на его грудь.
        Он поддержал ее безо всякого желания отступить.
        - Ну как, порядок? - весело спросил он, не спуская глаз с ее все еще дрожащих губ.
        «Нет, не порядок. Я хочу, чтобы ты еще раз поцеловал меня. Я хочу…»
        - О, Рис, - прошептала она, безвольно опуская плечи и поднимая глаза.
        Два их прежних поцелуя были жаркими, страстными и почти хищно торопливыми. Этот был медленным, долгим, бесконечно чувственным. Анджи обмякла в его руках, уронив забытую сумочку. Пальцы сами потянулись вверх и зарылись в серебряных волосах, а он поднял ее, так, что она едва касалась пола. Его язык забрался глубоко в ее ждущий рот, сплетался с ее языком, заставлял ее трепетать от уже несдерживаемого желания.
        Сейчас она забыла обо всем, кроме того, как сильно хочет его любви.
        - Анжелика, - бормотал Рис, прижимая ее еще теснее. Хотел ли он когда-нибудь другую женщину так же сильно? Ждал ли так прикосновения другой женщины, пожираемый столь страстным голодом? Трепетал ли он когда-нибудь перед женщиной?
        Нет, подсказала ему память, когда он укладывал ее на соблазнительно близкую кровать. Никогда.
        Ее рука обхватила его голову и притянула к себе.
        - Черт возьми, Рис, - пожаловалась она, прижимая губы к его губам.
        Его короткий смешок потонул в глубинах этого нового долгого, всепоглощающего поцелуя. Он знал, что она чувствует.
        Снимать с нее платье было мукой вчера вечером, когда он знал, что открывающиеся сокровища запретны. Это была сладкая мука теперь, когда он знал, как близок к обладанию этими сокровищами. Он мимолетно вспомнил долгие месяцы, заполненные одиночеством и мечтами о ней, и очень пожелал, чтобы хватило терпения снять с нее одежду.
        Анджи выгнула спину, помогая ему, не менее, чем он, спеша освободиться от всего. Потом она наблюдала сквозь ресницы, как он снимает рубашку, брюки и трусы. Какое тело! - подумала она, жадно рассматривая каждый его дюйм. Когда он склонился, она посмотрела ему в лицо и удивилась: неужели эти серые глаза когда-то казались ей холодными? Сейчас они горели, мерцали страстью, которая, как она когда-то считала, совершенно чужда ему. Седые волосы были взлохмачены, зубы сжаты в попытке совладать с собой. Темные пятна выступили на впалых щеках. Его губы - эти чуткие губы - чуть приоткрылись, обнажив краешки крепких зубов.
        - Какой красивый мужчина, - пробормотала она, поднимая руки, чтобы погладить эти теплые щеки.
        Он застонал.
        - Это ты красива. Чертовски, невыносимо красива. - И он снова прильнул к ней губами, а пальцы погрузились в волосы, обхватывая ее голову. Она поразилась робости этих сильных пальцев. Беззащитность была невероятно соблазнительна, когда проявлялась в Рисе.
        Так вот это как, удивленно подумала она. Вот что значит - любить.
        Значит, это так? - удивленно думал Рис, заставляя себя умерить силу поцелуя, чтобы не раздавить ее нежные губы. Значит, когда тебя любят, это так? Он знал, что ни для кого не был таким желанным.
        Ее шея была длинной, нежной, с пульсирующей жилкой. Он погладил ее губами, куснул милый изгиб. Почти беззвучный стон Анджи вибрировал у его губ. И это ощущение ему тоже понравилось.
        Он нашел крошечную родинку во впадине у правого плеча и коснулся ее языком. Анджи затрепетала. И он тоже.
        Ее набухшие груди с твердыми сосками блестели в утреннем свете. Он полюбовался ими и поцеловал, наслаждаясь тем, что розовые бугорки еще сильнее твердеют от одного лишь взгляда. Она застонала от нетерпения и выгнулась.
        Он впился губами в ее рот, будто желая втянуть ее всю в себя. Она задрожала и вскрикнула, беспокойно двигая длинными нежными ногами под его более сильными и грубыми. Он прижал коленом ее бедра, удерживая, пока ласкал ее. Пальцы Анджи вцепились в его волосы, еще обостряя чувства. Но он обуздал готовую пуститься в галоп страсть, чтобы дать ей испытать все удовольствия, которые он умел доставить. Впервые в своей пустой, лишенной любви жизни он более заботился об удовольствиях женщины, чем о своих собственных; и эта забота давала ему большее наслаждение, чем все, что приходилось испытывать прежде.
        - Пожалуйста, Рис. О, пожалуйста!
        Неужели она желает так же сильно, как он? Неужели она так же сильно желает почувствовать его в себе, как он - быть там? Он пошарил пальцами в ящике ночного столика и нашел один из квадратных пакетиков, которые долго лежали там без дела. Не было нужды спрашивать, нужно ли ей беречься. Он прекрасно знал, что Анджи так же давно не занималась любовью, как он.
        Мгновение спустя он потянулся и нашел ее губы, входя меж бедер. Потом помедлил, помня о том, какая она маленькая и какой силой налит он. Его пальцы изучали горячее, влажное, лишающее его рассудка. Она рванулась навстречу руке в жажде удовлетворения.
        - Ну же, Рис. Ну!
        Хриплое требование лишило его остатков сдержанности. Он вошел в нее, заполняя всю, до самого предела. Только тогда он замер, до темноты в глазах желая, чтобы можно было остановить время и растянуть это мгновение до бесконечности. Мягкие сильные руки тесно прижали его, и впервые в жизни он нашел место, которое показалось родным.
        Но с природой не поспоришь. Древний ритм овладел им, увлекая к неизбежному завершению. Он боролся, скрипя зубами в усилии отодвинуть кульминацию, которая будет означать конец такой долгожданной близости. Но вот Анджи напряглась под ним, выкрикнув его имя, ее тело содрогнулось, и Рис понял, что предел достигнут. В его хриплом крике было столько же протеста, сколько восторга, когда тело изогнулось в сотрясающем землю оргазме.
        Он зарылся лицом в ее шею и постарался вообразить, что их тела никогда уже не разлучатся.
        Она не пыталась убедить себя, что поступила разумно, отдавшись Рису. Но и не сожалела - можно ли сожалеть об этом?
        Неохотно пошевелившись, она мягко уперлась во влажные плечи.
        - Мне трудно дышать, - с сожалением сказала она.
        Бормоча извинения, он скатился с нее и притянул ее к себе.
        - Легче?
        Она кивнула в его плечо.
        - Угу.
        - Ты жалеешь?
        - Нет.
        Она почувствовала, как успокоенно расслабились мышцы под ее щекой.
        - Хорошо.
        Она подняла голову, чтобы посмотреть на него. Глаза встретились. С чего она взяла, что теперь легче будет читать в его глазах? Его мысли оставались скрытыми.
        - Меня все беспокоит, что я занималась любовью с боссом, - искренне поделилась она. - Нехорошая ситуация.
        Он нахмурился.
        - То, что сейчас случилось, - не интрижка босса с подчиненной, - ровным голосом сказал он. - Это было что-то… что-то, чему ни ты, ни я не могли противиться, - объяснил он, с непривычки с трудом подыскивая слова.
        Опершись на локоть, она поцеловала складку между его темных бровей.
        - Знаешь, когда ты хмуришься, у тебя на лбу появляется маленькое перевернутое V, - шаловливо сказала она, наслаждаясь свободой прикасаться к нему. Как долго ей этого хотелось!
        Он поймал ее руку и поцеловал, потом повернул, будто изучая.
        - О чем ты думаешь? - тихо спросила она, заинтригованная выражением его лица.
        - Такая маленькая ручка, - пробормотал он, обхватив ее ладонь своей. - Ты такая маленькая. И такая чертовски юная. И все же у тебя хватило сил поставить меня на колени. Интересно, ты знаешь об этом?
        Она зажмурила глаза.
        - Пора мне было знать, что нельзя задавать тебе вопросы, если не готова к честному ответу, - выдавила она.
        - Это верно. Пора.
        - Я не хочу ставить тебя на колени, Рис, - прошептала она. - Не думаю, что вообще кто-нибудь может это сделать. Ты такой сильный. Такой независимый.
        - Пока дело не касается тебя, - согласился он. Она снова уронила голову ему на плечо.
        - Что же теперь? - вырвалось у нее.
        - Не знаю, - ответил он голосом, рождающимся где-то глубоко в груди. - У меня поганый опыт отношений, Анжелика. Не хочу обещать, не зная, смогу ли сдержать слово.
        - Я не прошу обещаний, - отозвалась она. - И даже не хочу. - Пока. Пока не убедится, что ему хочется давать их, несмотря на правду о ее отце.
        - Если для тебя это что-то значит, могу сказать, ни к одной женщине еще у меня не было такого чувства… То, что произошло у нас, не может сравниться ни с чем, что я когда-либо испытывал.
        - Для меня это кое-что значит, - прошептала она, тронутая до глубины души. В глазах ее стояли горячие слезы, когда она подняла голову для поцелуя. - Это очень много для меня значит.
        Его рука зарылась в золотые волосы на затылке.
        - Я хочу тебя, - пробормотал он в самые ее губы. - Ты нужна мне, Анжелика.
        Страсть, так полно удовлетворенная, снова проснулась от этих хриплых слов. Она нужна Рису. Сейчас по крайней мере.
        - Да, Рис. Люби меня снова.

* * *

        Рис с любопытством бродил по дому Анджи, рассматривая фарфоровые фигурки, салфеточки, афганских борзых, череду фотографий и сувениров.
        - Похоже на дом тетушки Айрис, - сказал он наконец. - У нее всюду такие вещички, напоминающие о разных приемных детях, которых она брала многие годы.
        Анджи тихонько наблюдала за ним, задумавшись над тем, что Рису страшно не хватает уз - любых уз. Ее собственное детство не было идеальным, но у нее по крайней мере была семья, были люди, и они с любовью заботились о ней. У Риса не было никого, кроме приемной матери, к которой он попал случайно - и слишком поздно, чтобы получить уверенность в мире, которой ему так не хватало. Она может полюбить его, вдруг поняла Анджи. Полюбить именно так, как ему нужно. Но пока не может себе этого позволить. Пока не скажет ему всей правды.
        Он стоял перед пианино, улыбаясь коллекции фотографий Анджи в разных возрастах.
        - Единственная внучка, - рискнул предположить он, держа фото двенадцать на восемнадцать, на котором улыбалась девчушка с огромными фиалковыми глазами, светлыми локонами и двумя недостающими зубами.
        - Разумеется. - Она забрала фотографию, поставила на место и подумала, есть ли у него хоть одна детская фотография? Побеспокоился ли хоть кто-нибудь снять его? - Ты помнишь мать, Рис?
        Улыбка сошла с его лица.
        - Нет… не помню, - неуверенно ответил он. - Иногда бывают проблески, но я не знаю, можно ли им верить.
        Она взяла его за руку.
        - Расскажи.
        Он дернул плечом, отчего железные мускулы шевельнулись под пальцами Анджи.
        - Мне кажется, что я помню ее смех. Может быть, как она пела. И помню… - он замолчал, устремив взгляд в далекое прошлое.
        - Что?
        - Помню, как просыпался ночью, - ответил он очень спокойно. - Блуждал по темным комнатам, звал мать. Ее кровать оказывалась пустой. Я забирался в нее и сворачивался клубком под одеялом, зная, что я один.
        Анджи побледнела.
        - Она оставляла тебя одного ночью? Он заговорил резче:
        - Наверное. Но я же сказал, что не знаю, насколько можно доверять этим проблескам воспоминаний тридцатисемилетней давности. И поскольку найти мою мать не удалось, то никак нельзя проверить их.
        - Ты помнишь, как она оставила тебя в больнице?
        Он покачал головой.
        - Нет. Думаю, я бессознательно изгнал из памяти это воспоминание. Говорили, что несколько лет меня преследовали ночные кошмары, но их я тоже не помню. Думаю, они несколько… раздражали людей, которые меня растили.
        - О, Рис. - Она уткнулась ему в плечо, не в силах сдержать слезы.
        Он поднял ее голову. Грубоватый сильный палец прошел по соленой влажной дорожке на щеке.
        - Не плачь обо мне, Анжелика. Это было давным-давно.
        - Я плачу не о тебе, - прошептала она, касаясь рукой его щеки. - Не о сильном, преуспевающем, уважаемом человеке, каким ты стал. Но я не могу не плакать об испуганном одиноком маленьком мальчике.
        Мальчик вырос, но мужчина все еще жаждет любви, знает он об этом или нет. Ему нужно так много, а она так мало может дать ему. Испорченную семейную репутацию, поверхностное, отданное удовольствиям прошлое, в котором она была так избалована и эгоистична, что не замечала происходившего у нее под носом. Да, сейчас она сама строит свою жизнь, заново определяя ценности, но поверит ли Рис в такую перемену, если узнает правду? Не подумает ли, что она выбрала его только потому, что его деньги помогут ей вернуть утраченное положение в высших кругах общества? Сможет ли человек, окруженный таким уважением, восхищением и преуспеянием, смириться с позором иметь сидящего в тюрьме тестя?
        От этой мысли у Анджи расширились глаза, и она снова зарылась в его плечо, скрывая выражение лица. Замужество? Как она может думать о замужестве? Думает ли?.. Да, думает. Она влюбилась в Риса Вейкфилда. И в завершение всех прочих сомнений по этому поводу она задавалась вопросом, может ли мужчина, никогда не знавший любви, научиться разделять ее.
        Тесно прижав к себе ее милое маленькое тело, Рис положил голову на ее золотистую головку. Она тоже прижималась к нему, но Рису почему-то казалось, что эмоционально она отстранилась. Неужели его прошлое столь для нее неприятно, что она уже не может быть с ним, как прежде, близкой? Может быть, для нее немыслимо слишком глубокое чувство к человеку, чье детство так сильно отличалось от ее собственного, богатого и привилегированного? О чем она думает?
        Она разобьет ему сердце. Ему всегда казалась непонятной эта мелодраматичная фраза. Теперь он понял. Но лучше бы не понимал.
        Он почти физически ощущал, как она приводит в порядок свои чувства. И вот она отстранилась с замкнутым лицом, ослепительной и ничего не значащей улыбкой.
        - Хочешь поесть? - спросила она, машинально приглаживая волосы. - Я только переоденусь и…
        Что-то щелкнуло у него в голове, включив яростную вспышку. Он грубо схватил ее.
        - Не делай этого, черт возьми! Только не со мной. Ее глаза удивленно расширились, и она уперлась ему в грудь.
        - Не делать что? - спросила она в замешательстве.
        - Не одаривай меня вежливыми улыбками и не говори как с посторонним. Если хочешь сказать что-то, скажи. - Скажи, что все кончилось, приказал он глазами. Скажи, что ты меня не хочешь. Ну же!
        Но она никогда не поступала так, как он предполагал. Удивление сменилось на ее лице счастливой улыбкой.
        - Поцелуй меня, Рис.
        Она сводила его с ума этим упрямо вскинутым подбородочком. Будто бросала вызов, которому он не мог противостоять. Он впился в ее рот, прижимаясь всем телом к ее отвечающему телу. Ему приятно было увидеть, что ее глаза потускнели, когда он наконец поднял голову - с такими же глазами?
        - И что теперь? - проскрежетал он.
        - Теперь люби меня, - приказала Анджи, положив руки ему на грудь.
        - Вот такой разговор мне нравится, - рассмеялся он. И в третий раз расстегнул молнию смятого платья. Оно свалилось небрежной кучкой на пол, когда Рис нес Анджи в постель.

* * *

        Было уже далеко за полдень, когда они наконец собрались поесть. Пока Анджи мешала куриный салат и вынимала мякоть из помидоров, чтобы фаршировать их, Рис играл с ее кошкой. Он отказался называть ее «Цветик», заявив, что более глупого имени для животного никогда не слышал. Сидя по-индейски на полу кухни, он постукивал пальцами перед мордочкой распластавшегося котенка и подбадривал:
        - Ну давай, прыгай! Ах ты!.. - вскрикнул он мгновение спустя, когда несколько острых коготков впились в указательный палец. Стряхнув котенка с руки, он рассматривал две красные капельки у костяшки. - Черт!
        Анджи рассмеялась, ставя еду на стол. Одетая теперь в джинсы и красную хлопчатобумажную водолазку, она чувствовала себя очень уютно и даже не пыталась вернуться к холодному профессиональному тону, который так старалась установить когда-то. «Трудно вести себя официально, только что покатавшись с ним в постели», - усмехнулась она про себя.
        - Нечего было дразнить ее. Она же не знает, что имеет дело с самим великим Рисом Вейкфилдом.
        - У нее много общего с хозяйкой, - проворчал Рис, поднимаясь на ноги.
        - У вас есть претензии?
        Он глянул через плечо, моя руки над кухонной раковиной.
        - В данный момент - нет.
        - Хорошо. Тогда я разрешаю вам сесть за стол.
        - Как это великодушно!
        Она воткнула вилку в фаршированный помидор.
        - Я тоже так думаю.
        Ухмыляясь, он взял свою вилку. Анджи наблюдала за этой ухмылкой сквозь ресницы и радовалась, что он так расслабился. Ему надо почаще играть, решила она. Она позаботится об этом - пока будет иметь такую возможность.
        Похоже, Рис не спешил уезжать после обеда, и Анджи вовсе не собиралась его торопить. Он удивился, когда она предложила поиграть в слова, но согласился попробовать.
        - Ты никогда не играл? - спросила она, раскладывая фишки на кофейном столике, когда они сели на полу друг напротив друга.
        - Нет.
        - Нужно одновременно составлять слова из одних и тех же фишек, - объяснила Анджи и встряхнула фишки. - Готов?
        Он кивнул.
        - Почему нет?
        Она не помнила, чтобы так смеялась в последнее время. Во всяком случае, последние полгода. Рис играл с таким же серьезным, сосредоточенным видом, с каким занимался бизнесом. Слова, которые он составлял из набора фишек, были аккуратно написаны на его листке, в основном четырех- пятибуквенные. Ее же список был нацарапан наспех и состоял преимущественно из трехбуквенных слов, некоторые из них были придуманы на ходу, что не на шутку смущало его.
        - «Гуп»? - переспросил он, критически глядя на нее.
        - Ты, конечно, не поверишь, что это самец гуппи?
        - Можно взять словарь, - предложил Рис.
        Она рассмеялась, мотая головой.
        - Господи, Рис, конечно, такого слова нет. Я просто дурачусь.
        - Да? Ну ладно, мы можем засчитать тебе эти очки, если хочешь, - великодушно предложил он.
        Метко запущенная подушка почти попала ему в голову.
        - А что я такого сказал? - возмутился он, уперев руки в бока и глядя на нее в растерянности, вызвавшей у Анджи новый приступ смеха.
        - Рис, ты что, никогда…
        Но его внимание уже привлек какой-то стук со стороны входной двери, и она не стала договаривать вопрос.
        - Что это? - спросил он.
        - Почтальон, - ответила Анджи, поднимаясь и направляясь к двери. - А ты что подумал? Воры? Средь бела дня?
        Он хмыкнул. Анджи задалась вопросом, врожденная ли у мужчин способность так много выражать одним междометием, или они перенимают друг у друга?
        Просмотр почты стер улыбку с ее лица. Вместе с набором счетов и реклам пришло письмо с обратным адресом тюрьмы, в которой сидел отец. Она долго смотрела на него в неподвижности.
        Зачем он пишет? Разве не сказали они друг другу все, что нужно было, при последней встрече? Она сказала все, что думала о его бизнесе и морали, а он ответил, что, пока ее гардероб был полон платьев от лучших модельеров, а в гараже стояла модная спортивная машина для разъездов, она происхождением денег не интересовалась. Эти слова уязвили ее. В основном потому, что были справедливы.
        - Что случилось? - забеспокоился Рис. Выходит, она переоценила свою способность владеть лицом. - Тебя что-то расстроило?
        Анджи изобразила улыбку.
        - Что ты! Конечно, нет. Просто пачка счетов. Кому нравится получать их?
        Положив счета на столик в углу комнаты, она бросила нераспечатанное письмо от отца в корзину для бумаг. Ее не интересовало, что он пишет. Рис посмотрел на корзину, но ничего не сказал.
        - Сыграем в другую игру? - спросил он.
        Она посмотрела на него, склонив голову набок. Сидя на полу в расстегнутой до половины рубашке, в брюках, обтягивающих мощные икры, с роскошными волосами, поблескивающими в верхнем свете, он был слишком хорош для реальности. Трудно было поверить, что она может подойти к этому человеку и провести руками по всему его телу, стоит только захотеть.
        С блаженной улыбкой, тронувшей губы, она решила, что хочет.
        Тихо подойдя к Рису и уже широко улыбаясь, она бросилась на него, повалив на истертый ковер.
        - Я придумала другую игру, - сообщила она, прижимая своими ручками к полу его мощные руки.
        Блестя глазами от неожиданного удовольствия, он пригласил:
        - Милости прошу.
        - Но ты должен помогать, иначе ничего не получится.
        - Тогда тебе придется обучить меня правилам, предупредил он, не шевелясь.
        Растянувшись на нем, все еще держа его запястья, она куснула твердый подбородок.
        - Я справлюсь.
        Глаза Риса превратились в узкие щелочки.
        - Думаю, ты справишься с чем угодно, мисс Бостон.
        Чуть погрустнев, Анджи подумала, сможет ли она когда-нибудь справиться с Рисом. Похоже, он оценивал ее возможности выше, чем она сама. Задвинув сомнения в далекий уголок рассудка, она переключила внимание на так соблазнительно лежащего перед ней мужчину.
        - Я, кажется, придумала название для новой игры, - промурлыкала она, прежде чем забраться кончиком языка в раковину его уха.
        - Какое же? - поинтересовался Рис, и Анджи с удовольствием отметила, что его голос стал хриплым. А потом задалась вопросом, сколько еще он может пролежать вот так, предоставляя ей всю инициативу? Она чувствовала себя всемогущей, командуя властным Рисом Вейкфилдом.
        - Пожалуй, я назову ее «Сведи мужчину с ума». - Она изогнулась, чувственно поводя сосками по его груди.
        - Ты занималась этим с того момента, как вошла в мой кабинет, - проскрежетал он, непроизвольно задвигавшись.
        Она провела губами по щеке ко рту. Потом дразнила, ласкала, целовала его рот, пока Рисовы губы не вытянулись в молчаливом приглашении. Самым кончиком языка она провела по этим жаждущим губам. У него чудесный рот, подумала Анджи, уже поддаваясь страсти. Рисовы руки задрожали в ее ладонях. Она чувствовала его растущее нетерпение по тому, как напряглось лежащее под ней тело.
        Сознание того, как она желанна, придало Анджи еще больше смелости. Жестом приказав ему не двигаться, она села и начала расстегивать его рубашку, глядя прямо ему в глаза. Руки медленно двигались по его выпуклой груди, еще задержавшись, чтобы нарисовать концентрические круги у затвердевших сосков, обвели грудную клетку, ходившую от учащенного дыхания. Снова нагнувшись, она запечатлела влажный поцелуи на его груди и целовала ниже и ниже, пока губы не прижались к гладкой коже живота. Тогда она расстегнула его джинсы.
        Затаив дыхание, она сунула руку внутрь и гладила, наслаждаясь горячим и пульсирующим. Он тихо застонал, вздымая бедра в непроизвольном ритме.
        - Ты меня убиваешь, - едва выговорил он.
        - Я только начала, Рис, - страстно прошептала она. И припала ртом.
        Рис замер, будто ударенный током. Потом застонал от наслаждения. И это были последние мгновения его покорности. Шепча ее имя, он опрокинул Анджи на спину, нашел губами ее губы, а руки уже занимались ее водолазкой и джинсами.
        Изгибаясь в его руках, Анджи была теперь послушной. Ей нравилась эта роль, и последней ее внятной мыслью было: «Нужно будет как-нибудь повторить игру. Как-нибудь в ближайшее время».

        Глава 8

        - Ты собираешься жениться на этой женщине или как?
        Рис чуть отстранил трубку и уставился на нее, пораженный вопросом, прозвучавшим, едва он назвал свое имя. Осторожно поднеся трубку снова к уху, он спросил:
        - Грэм?
        - Ну да, конечно, Грэм. А ты думал кто, черт возьми? Отвечай на мой вопрос.
        - Я… гм… на какой женщине? - бессмысленно переспросил Рис.
        Грэм громко и выразительно фыркнул.
        - Он еще спрашивает, на какой, - прорычала трубка. - Я нахожу в его кабинете дивную блондинку, чуть не лишаюсь головы за обыкновенное предложение поужинать вместе, и он хочет знать, на какой женщине. У парня лифт до чердака не доходит.
        Рис поднял глаза к небу, и неопределенная улыбка появилась на его губах. Он был один.
        - Грэм, ты ворвался в мое безмятежное воскресенье, чтобы поговорить со мной или чтобы сыпать оскорблениями?
        - Я позвонил, чтобы задать вопрос - тот самый, на который до сих пор не получил ответа. Женишься ли ты на ней? И если еще раз спросишь на ком, я за себя не ручаюсь.
        - Не нужно излишеств. Я знаю, о ком ты говоришь, - покорно вздохнул Рис. - Анжелика.
        - Ну и?..
        - Вопрос еще не возникал.
        - То есть, он не приходил в голову тебе или ты не спрашивал ее?
        - Я полагаю, говорить, что это не твое собачье дело, без толку?
        - А когда-нибудь из этого выходил толк?
        - Нет, - признал Рис.
        - Ну и?..
        Рис упал в кресло, откинулся, вытянув длинные ноги в джинсах, и уставился на свои мягкие кожаные мокасины.
        - Я не собираюсь на ней жениться.
        - Почему, черт возьми? - заорал Грэм, заставив Риса поморщиться и отодвинуть трубку от уха.
        - Причин несколько. И главная из них та, что я не уверен, хочет ли леди.
        - С чего же ей не хотеть? Она же любит тебя сейчас?
        Рис думал об этом весь прошлый уик-энд. Он уехал от Анджи тем утром только потому, что отчаянно нуждался в паре часов отдыха и знал, что не получит их, находясь в одном доме с ней. Судя по мутноватому взгляду покрасневших глаз, Анджи была примерно в таком же состоянии. Он поехал прямо домой, не заворачивая в офис, быстро принял душ, завалился в кровать и проспал три часа. Такую реакцию можно было бы принять за сигнал приближающейся старости, если бы он не занимался перед этим любовью столько раз за считанные часы, сколько не удавалось и в восемнадцать лет, на вершине его сексуальных похождений.
        - Сейчас она меня любит, - согласился он.
        - И что же заставляет тебя думать, что это ненадолго?
        - Брось, Грэм, ты же видел ее. Она молода, красива, умна.
        - А ты - Квазимодо.
        Рис проигнорировал это замечание.
        - А я на четырнадцать лет старше.
        - И имеешь тело тридцатилетнего и мозги двенадцатилетнего. Так что же?
        Он не удержал смешок.
        - Черт возьми, Грэм!
        - Ладно. Тебе она не нужна - тогда я женюсь на ней. Я на год младше тебя и несравненно привлекательнее. Она не прогадает.
        Рис точно и ясно изложил, что его бывший лучший друг может сделать с собой, как только закончит разговор.
        - Ну так перестань строить из себя осла, Вейкфилд. Слепому видно, что ты по уши влюблен в эту женщину. И она точно так же втюрилась в тебя, хотя мне никогда не понять за что. И вместо того, чтобы воспользоваться самой большой в твоей жизни удачей и немедленно жениться на ней, что ты делаешь? Сидишь и ноешь, что недостоин ее. Тьфу, мерзость!
        - Ты решил рассчитаться со мной, так? За то, что я сказал, что эта Майклсон интересуется только твоими деньгами. Я оказался прав, и ты не можешь мне простить.
        - Я не могу простить? Ты спас меня больше чем от смерти! Что, между прочим, создало прецедент благотворного вмешательства. Вот я и следую твоему примеру. Ты мой лучший друг, Рис, и не жди, чтобы я еще когда-нибудь повторил эти слова, потому что кого-то из нас, если не обоих, точно вырвет. И все-таки если я когда-нибудь видел мужчину, которому больше нужны жена и малыши, чем тебе, то я его в тот момент не заметил.
        - Что ж ты сам-то своему совету не следуешь? - поинтересовался Рис, подавляя желание оспорить заявление друга, что могло бы привести только к долгому и бесплодному препирательству.
        - Эй, я искал женщину с лицом ангела, музыкальным голосом и глазами невинной соблазнительницы. Ты срубил меня под корень, найдя ее первым.
        Рис невольно улыбнулся, слушая цветистое описание. Анжелике оно бы не понравилось. Сам же он не мог не согласиться с услышанным.
        - Я не знал бы, что делать с женой и малышами, если бы мне их подсунули.
        - Ты любил бы их, Рис, - ответил Грэм, сразу став серьезным. - Так же всецело, как ты любишь сейчас свою проклятую компанию. И они были бы чертовски счастливы. Поразмысли над этим. Мне пора. Позвоню позже.
        - Грэм, подожди, я… - Рис выругался, обнаружив, что обращается к коротким гудкам. Положив трубку, он почувствовал тупую боль в голове. Не новая реакция на бурные беседы с Грэмом.
        Звонок породил беспокойство и заставил задуматься. Полчаса он слонялся по дому, впервые замечая, что там могло бы быть побольше мебели. Он прожил здесь всего четыре-пять лет и раньше как-то не задумывался над этим. Он купил этот дом, потому что не любил многоквартирные башни, в которых под одной с тобой крышей живет еще масса людей. При переезде он ничего не добавил к уже накопленной к тому времени мебели. Интересно, захочет ли Анжелика помочь ему обустроить жилище?
        Возникшая было мысль съездить в офис не вызвала восторга. Ничего по-настоящему неотложного нет, значит, и там он будет точно так же маяться. Он снова подумал об Анжелике, и тело ответило приливом энергии, заставившим его удивленно помотать головой. Эта женщина опасна, решил Рис. И поскольку собственные реакции беспокоили его, он не стал звонить Анджи. Нужно привести себя в порядок до встречи с ней на работе завтра утром, серьезно решил Рис.
        Не зная почему, он снял трубку и набрал номер тети Айрис.
        Голос старушки звучал слабее, чем при последнем разговоре - меньше недели назад.
        - Как дела? - спросил он, стараясь говорить бодро. Приемная мать знала его слишком хорошо, чтобы обмануться.
        - У меня-то все в порядке, а вот как у тебя?
        - Нормально.
        - Слишком много работаешь, не ешь как следует и слишком мало отдыхаешь, - уточнила она с улыбкой в дрожащем голосе.
        Его улыбка была нежной.
        - Что-то в этом роде.
        - Я получила чек, который ты послал вчера. Прекрати эти безумства, Рис. Ты же знаешь, что я получаю социальное обеспечение. Тебе эти деньги нелегко достаются, и лучше бы ты…
        - …потратил их хре… фиг знает на что, - поправился он. - А мне нравится посылать часть из них тебе. Скажи Полли, чтобы купила твоих любимых шоколадок. И симпатичную ночную кофту, чтобы ты встретила меня в ней, когда приеду.
        - Шоколадки она уже купила, - весело сообщила тетя Айрис. - Я их все утро сосала. Оказались даже вкуснее, чем обычно.
        - Я рад, что тебе понравилось. А Полли, выходит, хорошо о тебе заботится?
        - Она очень славная девочка. И отчего бы ей не заботиться обо мне хорошо при деньгах, которые ты за это платишь? Ты слишком добр ко мне, Рис.
        - Ты лучшее, что было у меня в жизни, - серьезно ответил он. - Я должен тебе гораздо больше, чем деньги. И потом, у меня все равно их слишком много для одного.
        - Так заведи семью, если некуда деньги девать, - мгновенно отозвалась она, поднимая привычную тему. Тетя Айрис гораздо сильнее, чем Грэм, беспокоилась из-за добровольного заточения Риса. Рису не нравилось, что она волнуется за него. Он не хотел причинять ей никакого беспокойства.
        Чтобы сделать ей приятное - и, может быть, ради этого он и звонил ей на самом деле, - Рис несмело сообщил:
        - Я… гм… задумываюсь об одной женщине, тетя Айрис. Она бы тебе, наверное, понравилась.
        В ее голосе зазвучали нотки нового интереса:
        - Расскажи мне о ней.
        Рис попытался изобразить Анджи словами, описывая очаровательную внешность, энергию и работоспособность, бегло коснулся несчастья в недавнем прошлом.
        - Ты ей нужен, - с удовлетворением констатировала Айрис.
        - Ей нужен кто-то, - осторожно поправил он. - Сейчас. Это вовсе не значит, что она останется со мной надолго.
        - Если у нее есть хоть что-то в голове - останется. А судя по тому, что ты рассказал, головка у нее умная. Я бы хотела с ней познакомиться.
        - Может быть, я привезу ее в следующем месяце, - порывисто обещал Рис. - Если мы не расстанемся к тому времени.
        - Не расстанетесь. Молодой человек, которого я очень хорошо знаю, не отпустит без борьбы свою первую любовь.
        Рис был поражен.
        - Я не говорил, что люблю ее.
        - А я и не догадалась, да? - с мягкой улыбкой отозвалась она. - Это же слышно в твоем голосе всякий раз, как ты произносишь ее имя. Анжелика. Красивое имя.
        - Я не очень-то много знаю о любви, тетя Айрис, - признался Рис, сформулировав наконец одну из своих тревожных мыслей, связанных с Анжеликой.
        - Милый мой мальчик. В тебе заложено больше любви, чем в любом из известных мне мужчин. Взять хоть, как ты заботишься обо мне. В свое время я вырастила очень много малышей, и кое-кто из них поддерживает связь со мной, но только ты ведешь себя так, будто я твоя настоящая мать. У тебя есть очень многое, чтобы отдать женщине, и кое-что - для детей. В тебе запрятана масса любви, только ждущей своего часа. Я люблю тебя, Рис, и хочу, чтобы ты был счастлив.
        - Я… гм… я тоже люблю тебя, - пробормотал он, не уверенный, что она расслышала. За долгие годы он не часто говорил ей такое, и произносить эти слова ему было нелегко. Неужели он любит Анжелику? И если так, сумеет ли он когда-нибудь произнести эти слова для нее?
        - Я знаю. Но я устала, дорогой мой. Мне пора вздремнуть.
        - Ладно. Береги себя. Я позвоню через пару дней.
        - Не упускай ее, Рис.
        Промычав что-то невнятное, Рис осторожно положил трубку. Вряд ли разговор с тетей Айрис что-то прояснил для него. Но ему было хорошо оттого, что поделился с ней. Если бы только не растущее чувство тревоги за старушку.

* * *

        В понедельник утром Анджи вошла в офис высоко держа голову. Это было нелегко. У нее было смешное желание шмыгнуть в свой кабинет незамеченной.
        Что-то в улыбчивых приветствиях в холле говорило о том, что ее удаление с банкета в пятницу послужило темой для сплетен в коридорах. Эти сплетни звучали в ее ушах. Мисс Сен-Клер, мысленно проговаривала она, чопорный заместитель диктатора, напилась в дым на банкете. Рис Вейкфилд, который, насколько известно, никогда не входил ни в чьи проблемы, наорал на виноватых, а потом отвез ее домой. Добрая половина сослуживцев наверняка была уверена, что у них с Рисом роман. Тогда они ошибались. Теперь - абсолютно правы. Она сглотнула.
        Роман ли у них? Составляют ли один день и одна ночь невероятной, умопомрачительной страстной любви роман? Будет ли продолжение? А если так, то почему Рис не позвонил ей вчера вечером, когда она до полуночи ждала его звонка? Давал ли он ей время прийти в себя, или уже жалеет, что связался со своей заместительницей, ведь это доставит немало неудобств в офисе?
        Похоже, у меня накопилась масса вопросов, подумала она, с кривой улыбкой бросив сумочку на стол. Если бы хоть на часть из них можно было дать ответ.
        - Доброе утро. Как вы себя чувствуете? - заботливо спросила Джун, когда Анджи проходила мимо ее стола.
        Будто похмелье может продолжаться три дня, мысленно вздохнула Анджи.
        - Хорошо. Спасибо, Джун.
        - Да и выглядите вы прекрасно. Кстати, и мистер Вейкфилд сегодня прекрасно выглядит. Видимо, хорошо отдохнул. - В голосе Джун звучало такое самодовольство, будто состояние Риса - ее рук дело.
        - Это… гм… - Анджи, уставившись в Рисову дверь, безуспешно пыталась закончить комментарий. Неверной рукой она постучала в кабинет. Встретит ли он ее улыбкой, от которой Анджи таяла в субботу? Или будет, как обычно, поглощен работой, надежно спрятав происшедшее между ними в дальний уголок памяти?
        Еще вопросы, подумала она, поворачивая дверную ручку. Но на один из них сейчас будет дан ответ. Рис поднял голову ей навстречу.
        - Доброе утро, Анжелика. В какой стадии у нас «Феникс»? Ты сверила цифры?
        Механически докладывая ему о том, что сделано, Анджи никак не могла решить, какой же он сегодня. Вопрос был сугубо деловым, но глаза, голос и улыбка… теплые, определила она, борясь с желанием использовать блокнот в качестве веера. Близкие. Полные общих воспоминаний.
        - Садись, и давай разберемся с этим, - велел он, кивая в сторону ее обычного кресла возле стола. - Меня смущает уровень производства. Ты как думаешь?
        Я думаю, что попала в беду, Рис Вейкфилд. Потому что люблю тебя. И потому что я сейчас на волосок от того, чтобы броситься на тебя и молить заняться любовью прямо здесь, на столе.
        - Я думаю, что основания для беспокойства есть, - сказала она ясным, энергичным голосом, грациозно опускаясь в кресло и кладя ногу на ногу. - Уровень производства падает. В чем, по-твоему, причина?

* * *

        Рис разбирался в этом большую часть дня, не теряя контроля над собой, что потребовало гораздо больших усилий, чем груда работы, которую провернули они с Анджи. Сидеть в нескольких футах от нее, ловить волны тонкого аромата, видеть, как шевелится аккуратный сиреневый пиджак на ее нежной груди, тайком посматривать на длинные гладкие ноги, почти физически ощущая, как они обхватывают его спину, - чудо, что при всем этом он еще способен говорить, не заикаясь.
        Он так и не понял, что отключило контроль в конце дня. Может быть, то, как она покусывала карандаш, когда просматривала отпечатанный Джун доклад. Увидев это, он покрылся испариной и почувствовал необходимость ослабить узел галстука. Или это вышло, когда он неловко потянулся за кофе, опрокинул чашку, залив стол и свои слаксы, и выругался, а она хихикнула и отпустила шуточку.
        А может быть, все дело в том, что он только человек и не в силах бесконечно сдерживать свои страсти.
        В чем бы ни была причина, он отпихнул стул, заставив Анджи удивленно поднять глаза, вырвал из ее руки карандаш, который она опять было принялась покусывать, и обнял ее, не успев промолвить ни слова. Доклад, над которым Джун трудилась четыре часа, упал на пол.
        Как раз перед этим он подсчитал, что в последний раз целовал ее тридцать один час назад. А казалось - тридцать один день. Он пожирал ее рот, будто умирал с голоду - а может, так оно и было. В первое мгновение Анджи замерла, но уже в следующее обхватила его за шею и отвечала на поцелуй так, будто изголодалась не меньше его.
        Он оторвался, только чтобы глотнуть воздуха.
        - Еще, - выговорил он, прижимая ее крепче.
        - Что, если?..
        Он не дал ей закончить вопрос. Ясно, что она боялась, не войдет ли кто-нибудь. Оба знали, что это маловероятно. Никто, кроме Грэма, не осмеливался входить в его кабинет без стука. Даже Анджи. И он продолжал целовать ее, думая только о том, что это тело будто создано для его рук и как не хватало все время его рукам этого тела.
        Спустя долгие минуты он медленно, неохотно отвел голову. Очень хотелось сильнее испытать неприкосновенность кабинета.
        Анджи была как пьяная. Он улыбнулся и коснулся пальцем ее теплой, запитой краской щеки.
        - Спасибо, - сказал он ласково, хотя голос звучал хрипло. - Мне очень нужно было.
        - Я… мм… не ожидала, - бессмысленно пролепетала она, тоже не вполне владея голосом.
        - А надо было ждать. Я еле сдерживался все эти часы.
        Анджи покраснела еще гуще. Она коснулась рукой растрепавшихся волос, потом провела пальцем по истерзанным губам.
        - Наверно, такой вид, будто меня исцеловали с головы до ног, - слабо улыбнулась она.
        - По крайней мере не такой, будто тебя…
        - Рис!
        Он коротко рассмеялся над ее испуганным вскриком.
        - Поужинаешь со мной сегодня?
        Она облизнула губы, и Рис едва справился с желанием снова прижать ее к себе.
        - В ресторане? - несмело спросила Анджи. Он глянул, не понимая.
        - Нет, в книжном магазине. А ты подумала, где?
        - Что, если нас увидят вместе? Ты не боишься сплетен?
        - Плевал я на сплетни, - грубо ответил он, рассерженный предположением, что хочет скрыть их отношения. Черт возьми, да пусть бы весь мир увидел, как он обнимает ее, узнал, что она принадлежит ему хоть на мгновение, - быстро поправился он, почувствовав, что хочет уже слишком многого. Слишком рано жизнь научила его, что хотеть и иметь - две совершенно разные вещи. - Так ты хочешь поужинать со мной или нет?
        - Да, Рис, - нежно ответила она, кончиками пальцев касаясь его щеки. - Я очень хотела бы поужинать с тобой.
        Он схватил ее руку, подавляя желание до боли сжать эти тонкие пальцы.
        - Тогда езжай домой и переоденься, - сказал он хрипловато. - Я заеду за тобой в семь.
        Она удивленно посмотрела на часы. Было самое начало шестого.
        - Ты хочешь, чтобы я ехала сейчас?
        - Если ты не хочешь проверить возможности этого кожаного диванчика, - грубо ответил он.
        Ее глаза расширились. Потом она улыбнулась и ответила:
        - Искушение велико, но я все же приму твой совет и поеду переоденусь.
        - Может, оно и к лучшему, - согласился Рис. Он смотрел, как Анджи идет через кабинет, улыбается через плечо и скрывается за дверью. А потом бессильно выдохнул и сорвал галстук.

* * *

        У него были самые благие намерения - отвезти ее в очень хороший ресторан и доказать, что он горд возможностью показаться с ней. Он действительно так чувствовал. Он даже заказал столик. Но когда она открыла ему дверь, такая холодная и ошеломительная в черном платье простого покроя и босоножках на высоком каблуке, единственное, о чем он мог думать, - это перекинуть ее через плечо и уволочь в кровать.
        - Анжелика, ты дьявольски красива.
        Она начала было благодарить, но заметила голодный, почти хищный взгляд. Он улыбнулся и швырнул ее сумочку на стол. Анджи протянула руки.
        - Мы можем поесть позже, - мягко предложила она.
        Рис застонал и схватил ее.
        - Да, - бормотал он, лаская гибкую спину сквозь облегающий шелк. - Позже.

* * *

        Гораздо позже Рис снова застонал, на этот раз моля о пощаде.
        - Ты очень сердишься? - неуверенно поинтересовался он.
        Анджи с усилием подняла голову от его плеча.
        - Почему я должна сердиться? - искренне удивилась она. Как можно сердиться после того дивного, небесного наслаждения, которое подарил ей Рис…
        - Я обещал тебе ужин. Сейчас, наверно, уже слишком поздно.
        Она улыбнулась его смущению.
        - Мне тоже так кажется, - ответила она без сожаления. - Придется поискать что-нибудь на кухне. Думаю, мы не останемся голодными.
        Он нахмурился.
        - Я не боюсь показаться с тобой, - серьезно сообщил он. - Просто… гм…
        - Увидел меня и потерял голову от страсти, - закончила Анджи с невероятным самодовольством.
        Рис ухмыльнулся.
        - Ага. Что-то в этом роде.
        Она потянулась к нему и легонько поцеловала.
        - И как же я могу сердиться?
        Он обнял ее, и это получилось так естественно, так нежно, так неожиданно романтично, что Анджи пришлось смигнуть слезу. А потом он сказал:
        - Ты свой парень, Бостон.
        Свой парень? Очень романтично, горько подумала она, подавляя вздох и чувствуя, как высыхают ненужные слезы.
        - Что бы ты хотел поесть? - спросила она, надевая халат.
        Пятнадцать минут спустя она стояла у плиты, переворачивая лопаточкой шипящее мясо, а он готовил булочки и приправы. Поскольку черное платье выглядело бы неуместно за таким неофициальным ужином, она была в розовом бархатном халате. На Рисе остались брюки и белая рубашка навыпуск с закатанными до локтей рукавами. Он был так хорош, что Анджи с трудом удавалось сосредоточиться на бургерах.
        - Тебе как жарить?
        - С кровью.
        - Разумеется. - Можно было и самой догадаться. Улыбаясь про себя, она положила непрожаренное мясо на одну из булочек, оставив свое на сковороде.
        - Завтра поужинаем в ресторане, - обещал Рис, неся свою тарелку на стол. - Поедем прямо из офиса, чтобы не рисковать.
        Похоже, для него уже было решено, что они проводят большую часть свободного времени вместе. Анджи не имела ничего против - она только хотела бы знать, как долго это будет продолжаться. У нее было грызущее предчувствие, что чем больше времени она проводит с Рисом, тем тяжелее придется, когда ему надоест этот роман.
        - Ладно.
        Он коротко взглянул, будто что-то в ее голосе вызвало сомнения, но ничего не сказал.
        За ужином они непринужденно болтали. Рис бросал кусочки мяса вьющейся у ног кошке, а Анджи делала вид, что не замечает. Разговор касался политики, религии, последних событий - всего что угодно, кроме работы. Зашла речь и о тете Айрис.
        - Я звонил ей вчера, - заметил Рис, бросая лед в стакан с содовой.
        - Как она?
        - Слабее с каждым разом. Последние пару лет ее здоровье постоянно ухудшается.
        Анджи накрыла его ладонь своей.
        - Ты беспокоишься за нее, - сказала она с сочувствием.
        Он кивнул.
        - Беспокоюсь.
        - Может быть, стоит ее проведать? - осторожно предложила Анджи.
        - Я и собираюсь это сделать в следующем месяце. Я говорил ей о тебе.
        Рис отметил, что Анджи удивилась, но ей не было неприятно.
        - Правда?
        - Ага. Она хочет с тобой познакомиться. Я сказал, что, может быть, ты приедешь со мной.
        Она отняла руку, испытующе глядя на него.
        - Почему, Рис? - спросила она почти шепотом.
        - Потому что это… важно для меня, - запинаясь, ответил он. - Я хотел бы, чтобы вы познакомились.
        - Я с удовольствием поеду, если ты этого хочешь.
        Он хотел сказать ей так много. Но, как ни странно, слов не находилось. Кошка подобострастно мяукнула у ног, и он отдал последний кусочек мяса.
        - Хочу, - сказал он, не поднимая глаз от жадно урчащего котенка.
        - Расскажи мне еще о ней, - потребовала Анджи, отодвигая тарелку, и положила локти на стол, готовясь слушать.
        Вскоре он разговорился, ловя себя на том, что рассказывает о своей жизни больше, чем приходилось за многие годы. О голодном подростке без роду, без племени, испытавшем слишком много разочарований и слишком мало заботы. О мальчишке, которого так редко обнимали, что он отнесся с инстинктивным недоверием к женщине, встретившей его с распростертыми объятиями и гостеприимной улыбкой. О том случае, когда она его стерла в порошок за попытку украсть у нее деньги. И о том, как она истратила часть своих скудных сбережений, чтобы купить ему дорогую куртку, потому что у всех остальных мальчиков в его классе уже были такие. О том, как она часами простаивала над ним, пока он делал уроки, и о том, как плакала, когда его призвали в армию: он уходил навстречу опасностям, которых она не могла разделить. О годах случайных встреч, телефонных звонков, писем и открыток, ее отказах принимать деньги и его радости, когда она наконец признала, что это нужно ему самому.
        - Ты любишь ее, - заключила Анджи, когда он закончил, смущенный непривычно долгим рассказом.
        - Я люблю ее, - согласился он, неловко ерзая на стуле. - Если было в моей жизни что-то похожее на семью, так это тетя Айрис.
        - Как я хочу поскорее с ней познакомиться! Она такая… необыкновенная.
        - Да. Она тебе понравится. - Ты очень похожа на нее, добавил он про себя. Тоже необыкновенная.
        - Обязательно.
        - А какая у тебя семья, Анжелика? - как бы между прочим спросил Рис, пока не желая признаваться, что наводил справки. Он очень хотел, чтобы она сама поделилась своими секретами.
        - Моя мать умерла. С отцом мы не близки, - отрывисто сказала она, каменея лицом. И схватилась за тарелки. - Я уберу со стола. Почему бы тебе не посмотреть пока телевизор? Ну или отдохни, как хочешь.
        - Я тебе помогу, - предложил Рис, вставая.
        - Нет, - быстро сказала она, глядя в сторону. - Я справлюсь. Пойди поиграй с Цветиком. Боюсь, она чувствует себя заброшенной сегодня.
        Замкнулась, мрачно думал он, бредя из кухни. При малейшем намеке на попытку проникнуть в ее прошлое она замыкается, несмотря на то что он так доверчиво рассказал о своем. Оказывается, это больно. Больнее, чем можно было ожидать.
        Сидя перед темным экраном телевизора с мурлыкающей кошкой на коленях, Рис успокаивал себя ее обещанием поехать к тете Айрис через несколько недель. По крайней мере она не спешит прервать отношения, хоть и не доверяется полностью. А ему сейчас, похоже, хочется продлить эти отношения навечно.

        Глава 9

        На следующий день Рис пытался не обращать внимания на близость Анджи, когда они работали, сидя рядом на диване. «Черт, - думал он, хмуро глядя на разложенный перед ними на столике доклад, - нужно взять себя в руки, если я собираюсь работать с ней дальше».
        Он чуть не поморщился, вспомнив, сколько раз отвлекался во время собрания персонала. Было мгновение, когда он обнаружил, что рассматривает ноги Анжелики, совершенно утратив нить дискуссии, которая замерла в ожидании его выступления. Он выкрутился, откашлявшись и заявив, что обдумывал пришедшую в голову мысль о повышении эффективности системы учета в транспортном отделе. Вопросов ни у кого не возникло.
        С мрачным удовлетворением он подумал, что подчиненные считают его слишком безраздельно преданным делу, чтобы отвлечься на что-либо другое. И не сдержал улыбки, представив, как все были бы ошеломлены, увидев своего строгого работодателя и его холодную, надменную заместительницу катающимися по полу ее гостиной в субботу. Может ли кто-нибудь из них представить, какая страсть скрывается под ее строгими прическами и костюмами? Но уж какую страсть она сумела пробудить в нем, они точно не вообразят.
        Заметив, что некоторые из сотрудников начинают явно нервничать из-за его рассеянной улыбки, Рис немедленно собрался и вернулся к бизнесу. И вот пожалуйста - он снова строит глазки своей заместительнице, а бизнес забыт ради фантазий о возможностях кожаного дивана и просторного стола. Наступит ли время, когда он сможет находиться в одной комнате с ней и не хотеть ее так сильно?
        Он неохотно перевел взгляд на страницы доклада.
        - Достань папку «МедПак» из нижнего ящика моего стола, - приказал он более резко, чем собирался.
        Если Анджи и обиделась на резкость, то не подала виду. Встав, она разгладила юбку, чем снова привлекла его внимание к своим роскошным ногам, и пошла к столу. «Эта женщина умеет ходить», - едва не застонав, подумал Рис.
        Она открыла ящик прежде, чем Рис вспомнил о другой папке, брошенной туда.
        - Анжелика, подожди, - выкрикнул он в тот момент, когда она открыла папку, проверяя, та ли.
        Она очень медленно подняла голову. Боль в синих глазах сдавила ему сердце. Она снова наклонила голову к бумагам, пряча лицо.
        - Ты наводил справки обо мне. - Голос был очень тихий и очень напряженный.
        Дьявол! Он медленно встал, моляще протягивая руки.
        - Я все объясню.
        Она закрыла папку и положила на стол. Во взгляде уже не было боли. Там вообще ничего не было.
        - Зачем? Я все понимаю. Как твой заместитель, я имею доступ к секретной информации. Ты должен был знать, насколько мне можно доверять. Я долго удивлялась, что ты нанял меня, ничего не выяснив. - Голос упал, и она продолжала избегать его взгляда. - Жаль только, что ты не сказал мне, особенно когда мы стали…
        - Любовниками, - грубо подсказал он, не дождавшись продолжения. - Только я наводил справки не из-за работы, Анжелика. Это было чисто личное.
        Она метнула в него пылающий взгляд, в котором ясно читалась ярость.
        - Ты вторгся в мою частную жизнь, потому что тебе было интересно? - бросила она. - Или я была достаточно хороша как заместительница, чтобы работать со мной, ничего не зная о моем прошлом, но не настолько хороша, чтобы спать со мной, не наведя справок? Ну и каково же знать, что ты был в постели с дочерью преступника, Рис?
        - Анжелика…
        Трясясь от ярости, в которой он видел настоящую боль, Анджи ударила ладонью по столу.
        - Знаешь, я ведь в самом деле поверила вчера вечером, когда ты сказал, что хочешь пригласить меня в ресторан. Но тебя волновали вовсе не сплетни, правда? Ты не хотел, чтобы безупречная репутация, которую ты создал такими трудами, оказалась под угрозой, если кто-то узнает: дочь Нолана Сен-Клера, изгоя и преступника, рядом с…
        - Довольно! - Рис схватил ее за руку с такой силой, что на ней остались бы синяки, не ослабь он тут же хватку. - Ты прекрасно знаешь, что мне все равно, кто нас видит. Что я действительно хотел пригласить тебя в ресторан. Не знаешь? Нет?
        Она смотрела на него снизу вверх, и торопливый ответ дрожал на губах, но был остановлен его взглядом. Она первая опустила глаза.
        - Да, - неохотно выдавила она. Удовлетворенный малой победой, он отпустил руку.
        - Я наводил справки, потому что беспокоился за тебя, - мрачно сообщил он. - Я узнал о твоем отце, но меня это волнует ровно настолько, насколько его идиотизм причиняет боль тебе.
        - Ты беспокоился за меня? Почему? - Анджи вглядывалась в его лицо, ища объяснений неожиданному признанию.
        Должен ли он высказать все?
        - Потому что ты была так одинока. Потому что было ясно, что тебя что-то мучит, и я хотел знать, могу ли помочь. Потому что ты дорога мне, черт возьми!
        Анджи глядела на него, кусая губу, и пыталась осознать эти слова. С одной стороны, было бы легче поверить, что сделанное им сделано из естественных соображений работодателя, который должен знать, насколько надежен его заместитель. С другой - Рис никогда не врал ни ей, ни кому бы то ни было. Если он сказал, что вторгся в ее частную жизнь потому, что думал о ней, оставалось только поверить.
        Она дорога ему. Она знала, что нравится ему, что их отношения не ограничиваются физическим влечением. Но она очень следила за тем, чтобы не давать им точного определения. Конечно, она понимала, что любит его. Но никак не ожидала встретить ответную любовь и вообще не надеялась на счастливый конец этого бурного романа.
        Нет, думала она, отводя взгляд от пылающих серых глаз. Нельзя давать слишком много веры его словам. Он… ослеплен. Но как долго это может продолжаться? Рано или поздно его начнет беспокоить то, что отец в тюрьме, а я была под следствием. Конечно, женщина с таким скандальным прошлым не годится ему в жены, не может быть матерью его детей.
        Не он первый говорит, что любит ее. Отец… и вот чем это обернулось. Бостонские друзья, которые ушли, не оглянувшись, когда показываться рядом с ней стало непрестижно. Другие мужчины, которые хотели ее, но не хотели давать взамен того, что нужно было ей. Как же она может довериться этому сложному человеку, который еще почти ничего не знает о любви? Однажды ей уже сделали слишком больно, и она не хочет повторения.
        Сжав руки на груди, будто от холода, она отвернулась.
        - Рис, я бы ушла сегодня пораньше, если ты не против. Мне нужно побыть одной. - Впервые за все время, что работала на него, Анджи просила отпустить ее пораньше.
        - Позволь мне отвезти тебя, - тут же предложил он. - Мы проведем день вместе. Поговорим. Нам нужно поговорить, Анжелика.
        Она не сдержала вздох удивления. Рис хочет прервать работу над важным проектом, потому что ей плохо? Неужели она дорога ему больше, чем она может поверить?
        - Мне действительно нужно побыть одной, Рис. Увидимся утром, ладно?
        Он был расстроен, но кивнул твердо.
        - Ладно. Позвони, если передумаешь насчет разговора, хорошо? Знаешь, не всегда лучше справляться в одиночку.
        Она повернулась, чтобы уйти, пока не поддалась импульсу броситься ему на грудь. Но едва дошла до двери, как сильные руки развернули ее.
        - Прости меня, Анжелика, - говорил он, глядя ей в самые глаза. - Я не хотел причинить тебе боль. Я только пытался помочь.
        Ее сердце билось о его грудь, и во рту у нее пересохло. Даже после эмоционального потрясения последних минут тело отзывалось на его близость.
        - Я знаю.
        Его поцелуй был бережным и невообразимо нежным. Почти любящим. Когда он разжал руки, Анжелика вся дрожала и подозревала, что он - тоже.
        - Позвони, если я буду нужен тебе, - хрипло повторил он.
        Она не могла отвечать. Повернулась и вышла.

* * *

        Запершись в бабушкином доме, Анджи сидела в теплом халате с Цветиком на коленях и смотрела в пустоту. Она просидела так несколько часов. Пришло и прошло время ужина, но она не думала о еде. Она понимала, что прячется. Прячется от Риса, от своего прошлого, прячется от сумятицы собственных мыслей и чувств. Она чувствовала себя в такой безопасности здесь, окруженная воспоминаниями и бабушкиными вещами. Хватит ли у нее когда-нибудь смелости выйти из этого милого убежища?
        Она прижимала Цветика к груди, пока кошка не забеспокоилась и, вырвавшись, не побежала к своей миске. Анджи печально посмотрела вслед своей любимице. В этой уютной святая святых остается только одна проблема - одиночество. И есть только один человек, который может эту пустоту заполнить, - Рис. Нетрудно было представить себя в его руках, а живо представленный образ пробудил до боли сильное желание, чтобы он стал реальностью.
        Одиноко ли ему? - вдруг подумала Анджи, вонзая зубы в уже искусанную губу. Думает ли он о ней, сидя в своем скудно обставленном, жутко спокойном доме? Мучаясь сделанным и гадая, простит ли она когда-нибудь.
        В том, что простит, она не сомневалась. Конечно, сначала она будет зла на него, и боль усилит злость. Сознание, что Рис платил чужому человеку, чтобы тот выяснил ее прошлое, причиняло мучительную неловкость. Но Рис - это Рис. Он просто нашел самый легкий способ выяснить то, что хотел знать. И двигала им не жестокость и не простое любопытство, но забота о ней. Зная это, может ли она продолжать злиться?
        «Я люблю его, - подумала она, и тут же желание напомнило о себе. - Я очень люблю его». Она должна была злиться, но вместо этого была тронута его заботой. Действия были, как обычно, беспардонными, безусловно неэтичными, даже грубыми, но она не помнила, чтобы кому-то другому настолько было до нее дело.
        У него так мало опыта заботы о ком-то, кому он сам не безразличен. Ему отчаянно нужна ее любовь, даже если сам он никогда не научится любить так же. И снова она поймала себя на мысли, что хочет поддаться соблазну быть нужной, впервые в жизни по-настоящему нужной.
        А может быть… ну… может быть, ей удастся научить его любви, научить взаимности, подумала Анджи с первым проблеском надежды. Она и сама об этом не очень много знает, учитывая ее прошлое, но у нее были дедушка и бабушка как пример того, во что могут превратиться человеческие отношения ценой времени и усилий. Кажется, ее прошлое не имеет значения для него. Значит, все, с чем ей нужно сражаться, - это его естественная осторожность и ее собственная неуверенность.
        И это все? Она чуть не улыбнулась впервые после того, как забилась в свой дом, сбежав из офиса.
        Все-таки у них есть шанс. Но только если она будет открыта с ним. Она ничего не сможет, ничем не поможет ни себе, ни ему, если замкнется. Подброшенная новой решимостью, она встала и, на ходу развязывая поясок халата, пошла в спальню.

* * *

        Рис безуспешно пытался расслабиться, приняв теплый душ и переодевшись в удобный тренировочный костюм овечьей шерсти. В начале десятого, когда он пытался сосредоточиться на «Уолл-стрит джорнэл», в дверь позвонили. Он удивился, но не сомневался в том, кого обнаружит за порогом. С забившимся от предчувствия сердцем он распахнул дверь.
        Анжелика казалась очень юной и беззащитной в мягком розовом свитере, поношенных линялых джинсах и стоптанных кроссовках, со стянутыми в конский хвост розовой ленточкой волосами.
        - Ты был прав, Рис, - хрипловато сказала она. - Не со всем я могу справиться сама. Мне нужен ты.
        Он раскрыл объятия, и она вошла в них.
        - Вот я, Анжелика, - сказал он. Прижавшись к мягкому ворсу его куртки, Анджи вздохнула от удовольствия снова слышать его голос. Может быть, это не навсегда, предупредила она себя, но сейчас он принадлежит ей. Ей не на что жаловаться.
        - Ты хочешь поговорить? - спросил Рис, затаскивая ее в дом.
        Она колебалась только мгновение. Потом улыбнулась и скользнула руками под куртку.
        - Нет.
        Мощная грудь вздымалась под ладонями. Он мог только вздохнуть.
        Опуская руки ниже и ниже, пока кончики пальцев не добрались до пояса, она спросила с лукавой улыбкой:
        - Может быть, ты предпочитаешь поговорить?
        Он яростно откашлялся.
        - Ты дурачишься?
        Руки опустились ниже. Она как раз успела обнаружить, до какой степени он возбужден, когда самообладание Риса было сломлено и он подхватил ее на руки.
        - Если бы ты только знала, что ты делаешь со мной, - проговорил он, торопливо неся ее к лестнице.
        Доверчиво прижавшись, Анджи положила голову ему на плечо и закрыла глаза, зная, что очень скоро он покажет, что она с ним делает. Успокоенная сознанием того, что их связывает не только физическое влечение, как бы сильна ни была взаимная страсть, она не волновалась сейчас, долго ли это продлится и переживет ли она конец. Сейчас у нее были более приятные мысли. И более приятные занятия…

* * *

        Следующие две недели Анджи и Рис часто бывали вместе за пределами офиса. Будто доказывая, что не боится показываться с ней, Рис водил ее в рестораны, в театр, на бейсбол. Один-два раза они встречали кого-то из офиса. Анджи знала, что языки заработали, но ее это сейчас не волновало. Если такова плата за то, чтобы быть с Рисом, она с радостью заплатит. К тому же, усмехалась она, не впервой ей быть предметом сплетен.
        Анджи постоянно удивлялась, открывая в Рисе все новые стороны. Хотя последние несколько лет он не позволял себе тратить время на кино - равно как и на другие развлечения, - на самом деле кино он очень любил, особенно хорошие комедии и приключенческие фильмы. Она взяла напрокат несколько новых видеокассет и, проводя время перед экраном, наслаждалась не столько самими фильмами, сколько явным удовольствием, которое получал от них Рис.
        Однажды она открыла шкаф в его кабинете и обнаружила там обширную коллекцию старого рока и дорогой проигрыватель.
        - Я не знала, что ты так любишь музыку! - воскликнула она.
        Он чуть смущенно поднял глаза от журнала.
        - Да, я всегда ставлю что-нибудь, когда бываю здесь один.
        - А мне почему не говорил?
        - К слову не приходилось.
        Она перебирала альбомы, удивляясь подбору коллекции. «Битлз», «Роллинг Стоунз», Элвис, Бади Холли, «Дорз», Джо Кокер, «Кантри Джо» и десятки других, большинство из которых она слышала, но о некоторых даже не знала.
        - Похоже, твоя коллекция заканчивается перед временами диско, - улыбнулась она.
        - И нечего смеяться, - рыкнул Рис. - С тех пор ничего хорошего не записали.
        Анджи топнула ногой, готовая к бою.
        - Ерунда, - задиристо начала она. - За последние десять лет появилась масса хорошей музыки.
        - В основном у тех групп, которые записываются с шестидесятых, - парировал он, отбросив журнал и настраиваясь на спор. - «Стоунз», «Бич Бойз», Тина Тернер, «Ху», Род Стюарт.
        - Бон Джови, «Эй Си/Ди Си».
        - Ты шутишь!
        - Но ведь у тебя же здесь есть «тяжелый металл», «Лед Зепелин», Айрон Батерфлай.
        - Классика, - надменно заявил он.
        Она воинственно набычилась и уперлась руками в бедра.
        - Мадонна!
        Он застонал и театрально содрогнулся.
        - В сравнении с Тиной Тернер? Почему бы не вспомнить еще Барри Манилова, раз уж на то пошло?
        - Мне нравится Барри Манилов, - холодно сообщила она, подавляя улыбку.
        - А еще тебе нравится пицца с ананасами. Мы уже согласились на том, что вкусы у тебя сомнительные.
        Она задохнулась от преувеличенной ярости и с такой силой плюхнулась к нему на колени, что Рис охнул, на мгновение потеряв дыхание.
        - Самодовольная крыса, - объявила она, обвивая руками его шею. - Прими к сведению, что еще я люблю тебя. Как это свидетельствует о моем вкусе?
        - Многих это окончательно убедило бы в его извращенности, - беззаботно ответил Рис, обхватывая ее талию.
        - Это у них сомнительный вкус, - возразила Анджи и крепко поцеловала его.
        Когда она оторвалась, Рис улыбался.
        - Ты нашла отличный способ побеждать в любом споре.
        Улыбаясь в ответ, она прижалась к нему.
        - Я правда удивлена тем, что ты скрытый фан рок-н-ролла. Скорее можно было бы ожидать любви к классической музыке.
        - Имидж, - пояснил он. - Я пытаюсь выглядеть как любитель классики, потому что это более респектабельно. Но на самом деле готов слушать Эрика Клэптона каждый день. - Он помолчал и добавил:
        - Я чуть не поехал в Вудсток.[6 - В 1969 г. в Вудстоке проводился знаменитый фестиваль рок-музыки.]
        Она хихикнула, представив себе Риса с волосами до плеч и амулетами на шее.
        - Что же тебя остановило?
        Он пожал плечами.
        - Тем летом я получил письмо от Дяди Сэма. Он не дал мне времени на остановку в Вудстоке по дороге во Вьетнам.
        Анджи перестала улыбаться.
        - Тебе было страшно? - тихо спросила она. В его голосе появилась мрачная нота.
        - Чаще, чем хотелось бы признать.
        - Сколько тебе было тогда?
        - Восемнадцать.
        Она сглотнула.
        - Такой юный.
        - Да, но я быстро повзрослел. - Еще мгновение тишины, а потом он простонал:
        - О черт!
        Анджи вопросительно подняла голову.
        - Что?
        Рис взглянул на нее с тоской.
        - Я просто посчитал, сколько было тебе тем летом. Ты ведь даже не помнишь Вудсток, верно? И Вьетнам, и высадку на Луну, и убийство Кеннеди.
        - Я родилась в год, когда убили Кеннеди; мне было четыре года, когда был Вудсток и летали на Луну. Когда наши войска возвращались из Вьетнама, мне было восемь, и это я немножко помню.
        - Четыре, - угрюмо повторил он. - Я прятал задницу в канаве с грязью и смотрел, как разрывает на части моих друзей, а ты еще лежала в пеленках.
        - В четыре года я не лежала в пеленках, - горячо возразила она.
        - Это образное выражение, - объяснил он со вздохом. - Ты ходила в детский сад.
        - Ну да. - Этого она не могла отрицать.
        У него вдруг сделалось очень отчужденное лицо.
        - Иногда я забываю, какая ты юная.
        - Тебя это волнует? - удивленно спросила она.
        - Только когда задумываюсь.
        - Это не имеет значения, Рис. У нас очень много общего, несмотря на разницу в возрасте. Мы оба любим музыку.
        - Ага.
        - Я уверена, что найдется множество песен, которые нравятся нам обоим, - возразила она на его скептическое мычание. - У тебя есть несколько альбомов, которые мне нравятся. Мы оба любим приключенческие фильмы… и оба ужасные трудоголики, - добавила она, улыбнувшись.
        Чуть веселея, он согласился с последним.
        - И еще есть это, - мурлыкнула Анджи, обнимая его голову и притягивая к себе.
        Поцелуи был долгим, глубоким и крепким.
        - Да, - хрипло произнес Рис, когда он наконец завершился. - Есть это. - И поцеловал ее снова, наклоняя ниже и ниже, пока они не оказались лежащими на диване, а его пальцы уже занимались пуговицами ее надетой на голое тело хлопчатобумажной блузки.

* * *

        В эти дивные две недели они не говорили ни о своих отношениях, ни о будущем. Анджи не знала точно, она ли избегала этих тем, он ли, или трусость была обоюдной. Она только заметила, что оба избегают серьезных разговоров на эти темы.
        Они начали планировать визит к тете Айрис. Анджи ждала поездки с нетерпением, хотя предвидела неловкие минуты, если тетушка потребует точно определить отношения между своим приемным сыном и его заместительницей. И все-таки ей хотелось познакомиться с женщиной, которая была так добра к Рису и внесла такое изменение в его жизнь. Которая дала ему возможность научиться любви. Несколько раз за эти две недели переговорив с тетей Айрис, Рис уверил Анджи, что его приемная мать ждет приближающегося знакомства с таким же нетерпением, как она сама.
        Только один раз за эти почти идиллические дни между Рисом и Анджи возникло какое-то напряжение. Выбираясь из ее кровати рано утром, чтобы успеть съездить домой переодеться перед работой, он проворчал:
        - Ну сколько можно! Куда проще все было бы, если бы ты переехала ко мне.
        Эти слова поразили ее. Переехать к нему? - думала она едва ли не с ужасом. Оставить бабушкин дом? Нет! Ни за что.
        - Не думаю, что мы уже готовы к этому шагу, - удалось ей произнести довольно спокойно.
        Рису не понравились ни ответ, ни мелькнувший в глазах испуг. Он почувствовал ее нежелание покидать свои уютные пенаты, и его это обидело. «Я же не предлагаю ей продать дом, - думал он. - Просто хочу быть с ней постоянно, днем и ночью, а мой дом больше, красивее и в лучшем состоянии». По его мнению, они вполне могли бы жить вместе. Но он не настаивал. Что-то подсказывало, что это было бы неразумно. Слишком непрочными, слишком хрупкими еще были их отношения.
        Но придет время, уверенно говорил он себе, когда он повторит предложение. И он постарается приблизить это время. Он устал просыпаться один даже в те немногие ночи, что они проводили врозь. Она принадлежит ему. И пора ей тоже прийти к этой мысли.

* * *

        Джун так тихо зашла в зал заседаний, что поначалу ее заметила только Анджи. Девушка нахмурилась, удивленная действиями секретарши; рука с карандашом замерла над блокнотом, хотя Рис продолжал говорить, обращаясь к сидящим за длинным столом сотрудникам. Должно было произойти что-то ужасно важное, чтобы Джун осмелилась прервать это решающее совещание. У Анджи возникло дурное предчувствие.
        Совершенно расстроенная, Джун сунула Анджи записку и поспешила исчезнуть. Анджи развернула листок, боясь представить, что могло так подействовать на всегда улыбчивую Джун.
        Мгновение спустя ее веки скорбно опустились. От скорби о женщине, с которой она так и не успела познакомиться, и о Рисе, для которого это будет ударом.
        Ко всеобщему удивлению, Рис остановился на полуслове, глядя на Анджи.
        - Анжелика? - Он впервые забыл назвать ее при сотрудниках «мисс Сен-Клер». - Что случилось?
        Она набрала полные легкие воздуха и встала, сжимая записку в руке и не зная, как потихоньку сообщить ему ужасную новость. Но он уже взял записку из ее бесчувственных пальцев.
        Но еще больше была Анджи потрясена, увидев, что его лицо не изменилось, пока глаза пробегали короткий текст. Единственный след переживаний, который она смогла заметить, - натянувшаяся вдруг кожа у рта. У нее заболело сердце от сознания того, какие страдания прячутся за этой бесстрастной маской.
        Аккуратно сложив записку по прежним сгибам, Рис кивнул и сунул ее в карман.
        - Теперь относительно новой сборочной линии… - продолжал он, игнорируя вопросительную тишину в зале.
        Слишком потрясенная, чтобы помнить о приличиях, Анджи воскликнула:
        - Рис! Ты же не собираешься продолжать совещание!
        Он нахмурился, заметив изумленные взгляды, привлеченные ее словами.
        - Мисс Сен-Клер, я не вижу причин приостанавливать его.
        Но Анджи уже не видела никого вокруг.
        - Не видишь причин? - повторила она, подходя вплотную к нему. - Как ты можешь?
        - Я уже ничего не могу сделать для нее, - мягко сказал он. - И никто не может.
        - Ты можешь скорбеть о ней, - прошептала Анджи, поднося руку к его твердой щеке. - А если не о ней, то о себе.
        - Анжелика…
        Она резко повернула голову и оглядела кольцо удивленных лиц.
        - Мистер Вейкфилд получил известие о смерти члена семьи. Уверена, вы поймете, что ему нужно побыть одному. Мы возобновим совещание через пару дней.
        Задвигавшись на своих местах, растерянные сотрудники смотрели на Риса, ожидая подтверждения. Он поколебался, затем коротко кивнул.
        - Джун сообщит вам новое время. На сегодня - все.
        Никто не стал задерживаться. Не прошло и пяти минут, как Анджи и Рис остались одни.
        - Ты единственный человек на свете, которому я мог простить такую выходку, - заявил он, нависая над ней. - Кто тебе позволил решать за меня?
        Не обращая внимания на лекцию о субординации, она обняла его за талию и стиснула руки.
        - Рис, как я тебе сочувствую!
        - О черт! - Неестественное напряжение покинуло его, пока выдыхались эти слова. Он обнял Анджи и опустил лицо в ее волосы. - Я говорил с ней только позавчера. Голос был совершенно нормальный. Если бы знал, что ей хуже, я бы поехал.
        - Я знаю. Но ведь там сказано, что она умерла во сне. Может быть, никто и не знал, что конец так близок.
        - Наверное, нет. - Он долго стоял неподвижно, а потом сказал:
        - Я хотел отвезти тебя к ней на следующей неделе. Она бы тебе понравилась, Анжелика.
        По щекам Анджи текли слезы. Она кивнула.
        - Я уверена, что полюбила бы ее.
        - Проклятье, мне будет не хватать ее.
        Анджи всхлипнула.
        - Я знаю. Наверное, ты чувствуешь то же, что и я, когда потеряла бабушку.
        - Будто теряешь частицу себя? - хрипло спросил он.
        Она подняла лицо, не пряча слез.
        - Да. И очень важную частицу.
        Он опустил голову, упершись лбом в ее лоб.
        - Ты снова плачешь за меня.
        - Я ничего не могу поделать. - Анджи знала, что он из тех мужчин, которые не умеют плакать, и надеялась, что ее слезы облегчат ему боль. - Я не могу выносить твою боль. Если бы я была в силах помочь!
        - Ты это и делаешь, - прошептал он, касаясь губами ее губ. - Спасибо тебе.
        Прижавшись мокрой щекой к его шее, она встала на цыпочки, обнимая его. Она знала, что это лучшее, что она может сейчас для него сделать. Не так часто его обнимали. Никто не обнимал, когда ему было плохо. Отчасти, может быть, потому, что он никогда не показывал, что нуждается в этом. Анджи знала его теперь достаточно хорошо, чтобы понять: Рис не подаст виду. Они оба получили от их отношений то, в чем они нуждались. Она больше не думала о будущем.

* * *

        Айрис требовала не устраивать похорон, и Рису незачем было покидать город. Они провели тихий вечер. Поужинали на кухне, а потом сидели в его кабинете и слушали музыку, держась за руки. И когда Рис повернулся к ней с болью и мучительным желанием во взгляде, Анджи раскрыла объятия, отдавая свое тело и свою страсть как утешение. Он принял то и другое и любил ее особенно нежно, так что у нее слезы наворачивались на глаза. А потом они спали под одним одеялом в его кровати. Анджи проснулась только однажды за ночь и обнаружила, что Рис прижимает ее к сердцу. Сонно улыбнувшись, она прижалась потеснее и снова заснула.

        Глава 10

        Рис первый готов был признать, что находится не в лучшем настроении. Он сам не понимал, в чем дело… нет, понимал, подумал он, хмурясь и давя на акселератор. Анжелика сводила его с ума своим упрямым отказом переехать. Было поздно, он устал и хотел бы ехать домой, чтобы провести спокойный, приятный вечер со своей женщиной. Вместо этого он проедет мимо ее дома в свой - пустой и одинокий - несколько часов спустя после того, как приказал ей прекратить работу.
        Есть же счастливчики, которые ревнуют любовниц к другим мужчинам. Рис знал, что единственным его соперником является полный розовых воспоминаний дом.
        При всем, что они пережили вместе за месяц после смерти тети Айрис, при растущей от встречи к встрече страсти, Анджи все-таки не могла довериться ему - или себе - настолько, чтобы покинуть свою святая святых и начать строить будущее с ним. Какой же ценой, гадал Рис, сворачивая на ее улицу, можно добиться, чтобы она чувствовала себя с ним в такой же безопасности, как среди своих драгоценных воспоминаний?
        Опускающиеся сумерки бросали длинные пурпурные тени на аккуратно подстриженные газоны. Зажигались огни - на фонарных столбах, во дворах и над дверями, за портьерами домов, мимо которых он проезжал. Вышла на крылечко мама в джинсовке, чтобы позвать детей. Двое мальчишек с роликовыми досками под мышкой попрощались с друзьями и помчались к ней. Обычный пригород, населенный средним классом. В детских мечтах Рис жил в таком вот домике вместе с мамой в переднике и жемчужных сережках, с отцом, который всегда готов поиграть в салочки или в слова, с братьями и сестрами, с собакой и многоместным автомобилем.
        Он понимает, почему Анжелике спокойно здесь.
        «Может быть, ей нужно именно это? - вдруг спросил он себя, судорожно сжимая руль. Замужество? Дети? Постоянство, предполагаемое официальным свидетельством и золотым колечком?»
        Увидев впереди ее дом, он задумчиво покусал нижнюю губу. Мысль о том, чтобы она стала партнером в жизни, так же как в офисе, была очень соблазнительной. Он даже представил себе, как произносит: «Моя жена Анжелика». Вот только его прошлое - дает ли оно хоть какие-нибудь шансы на счастливый брак и - он сглотнул - отцовство?
        Раньше Рис никогда не думал о браке, раз и навсегда решив, что такая попытка была бы обречена на неудачу. Только теперь он понял, насколько был поглощен работой, как мало оставалось времени на что-либо другое. Бизнес был для него и женой и семьей. Но теперь, когда есть Анжелика, может быть…
        Подчиняясь импульсу, он крутанул руль, заводя машину в ее двор. Он не собирался останавливаться - да и приглашен-то не был, - и вот он здесь. Единственное, что она может сделать, - это захлопнуть дверь у него перед носом; только лучше бы, черт возьми, она этого не сделала.
        - Рис? Я тебя не ждала. - Анджи стояла в дверях, вопросительно глядя на него; волосы были еще влажными после душа, миниатюрное тело в мягком халате. Кошка выглядывала из-за длинного подола, приветствуя его тихим мяуканьем.
        Вот так и должно быть, вдруг понял Рис. После работы они с Анжеликой должны быть вместе, дома. Если бы только удалось убедить Анжелику, что ее дом - с ним.
        - Ты меня впустишь?
        Она отступила, пропуская его, и медленно закрыла дверь.
        - У тебя усталый вид, - сказала она, решив, очевидно, принять его появление без комментариев. - Попить хочешь? А как насчет поесть?
        - Ты уже ела?
        - Да, салат. Но я тебе что-нибудь сделаю.
        - Например, сэндвич с тунцом, - подсказал он.
        Анджи улыбнулась.
        - Тебе повезло. У меня случайно завалялась банка тунца.
        - Спасибо. Я возьму себе попить. - Он направился к холодильнику, где она завела обыкновение держать фруктовые напитки для него. Сейчас Рису хотелось виноградной газировки. И Анжелику. Но лучше пока сосредоточиться на газировке.
        Открыв банку, он шагнул назад и чуть не наступил на Цветика.
        - Проклятая кошка, - беззлобно выругался он, беря бумажное полотенце, чтобы вытереть образовавшуюся на полу лужу.
        - Она в порядке? - забеспокоилась Анджи, оборачиваясь к возмущенной кошке.
        - Она-то в порядке, - саркастически отозвался Рис. - Я тоже. Спасибо за беспокойство.
        Она хихикнула.
        - Я решила, что ты сможешь постоять за себя.
        Он открыл шкафчик, где у нее стояло мусорное ведро.
        - На меня напали сзади. Застали врасплох.
        Анджи улыбнулась и встала на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку.
        - Бедный мальчик. Хочешь чипсов вдобавок к сэндвичу?
        Он замер с грязным полотенцем в руках.
        - Я… гм… что?
        Удивленная Анджи повторила:
        - Хочешь чипсов, Рис?
        - А-а. Ага, спасибо. - Черт, она его убивает. Стоит ей чмокнуть его в щеку и сказать какую-нибудь чепуху, и он теряет рассудок. Только дурак не постарается заполучить такую женщину навсегда. Риса Вейкфилда обвиняли во многих грехах, но в глупости - никогда.
        Вспомнив о полотенце, он нагнулся, чтобы бросить его в ведро. Хотел уже закрыть шкафчик, когда заметил на полу конверт. Похоже, его нечаянно уронили, выбрасывая мусор. Он поднял, обратив внимание на аккуратный почерк, обратный адрес и на то, что конверт не распечатан.
        - Ты не по ошибке выбросила это? - спросил он, догадываясь, что письмо от отца.
        Она взглянула на конверт и нахмурилась.
        - Не по ошибке. Твой ужин готов.
        - Это от отца?
        - Да. Выбрось, пожалуйста.
        - Анжелика…
        - Рис. - Ее взгляд ясно говорил: «Не лезь не в свое дело». - Мой отец не может сказать ничего такого, что мне было бы интересно услышать - или прочитать.
        - Может быть, ему просто одиноко, - осторожно предположил Рис. Он сам не вполне понимал, почему настаивает, но что-то подсказывало, что Анджи не будет счастлива, пока не помирится - хотя бы отчасти - с единственным оставшимся у нее родным человеком.
        - Плевать, - сказала она с никогда не слышанной им жестокостью. - Он сам вырыл себе эту яму. Если там оказалось неуютно - поделом. Следовало быть разборчивее в средствах.
        Рис со стулом подъехал к столу и откусил сэндвич. Прожевал, проглотил и решился продолжить:
        - Я понимаю, что он наделал ошибок. Но не он первый и не он последний. Ты сказала, что твое детство нельзя назвать несчастливым. Неужели у тебя не осталось к нему никаких чувств?
        - Он заставил меня забыть обо всех чувствах, - возразила она, напряженно выпрямившись. - То, что он сделал… то, что он сказал мне… Я никогда не позволю себе простить это.
        Рис положил на тарелку недоеденный бутерброд.
        - Ты всегда так бескомпромиссна?
        Ее глаза расширились от возмущения и боли.
        - Ну что ты пристал? Тебе до этого какое дело?
        Ему не понравилось, как она это сказала. И она, кажется, уловила раздражение в его ответе.
        - Хотелось бы знать, будешь ли ты так же безжалостна, если я сделаю что-то, что не понравится тебе.
        - Рис, как ты можешь так говорить? - Она недоверчиво поморщилась. - Ты никогда бы не сделал того, что мой отец. Ты, наверное, самый честный человек из всех, кого я знала, - в бизнесе и в личной жизни. Как можно сравнивать тебя с моим отцом?
        - Все мы совершаем ошибки, Анжелика, - настаивал он. - Я не могу обещать, что никогда не причиню тебе невольную боль или не разочарую тебя чем-то. И если это случится, ты так же решительно порвешь со мной?
        Она долго молча смотрела на него, потом кончиками пальцев тронула его руку.
        - Не думаю, что когда-нибудь я смогу порвать с тобой, - прошептала она.
        Он схватил ее руку, чувствуя, как что-то сжалось в груди. Сейчас, подсказал ему тихий внутренний голос. Сделай это сейчас. Пока не струсил.
        - Ну так оставайся со мной навсегда, - напрямик потребовал он, не в силах быть дипломатичным сейчас, когда так многое зависело от ее ответа. - Давай поженимся, Анжелика.
        Она задохнулась, и ее рука обмякла в его ладони.
        - Поженимся?..
        Он конвульсивно стиснул ее пальцы. Потрясена так, будто он дал ей пощечину, мрачно подумал Рис.
        - Мы принадлежим друг другу. Это не постельная связь и не служебный роман. Это навсегда. Я не могу жить без тебя. Ты мне невероятно дорога. Скажи, что ты согласна выйти за меня.
        Она сглотнула. Голос прозвучал хрипло:
        - Рис, я не ожидала. Ты должен дать мне время.
        - Сколько? - ровно спросил он, не отпуская ее глаз.
        Она беспокойна поерзала, но он не отпускал и руку.
        - Я не знаю. Я не могу назвать день и время.
        - Мне нужен ответ, Анжелика. И терпения у меня не много.
        Она состроила рожицу.
        - Уж кто-кто, а я это хорошо знаю.
        Рис прижал ее руку к щеке, радуясь мимолетному мгновению интимности.
        - Выходи за меня.
        Она зажмурилась, а когда снова открыла глаза, в их фиалковой глубине стояли слезы.
        - Рис, милый. Для меня так много значит, что ты… Он раздраженно глянул на нее.
        - Не смей исполнять передо мной эти песни и пляски насчет «я польщена» и «это большая честь»! - предупредил он.
        Анджи вздохнула, и на ее лице тоже промелькнуло раздражение.
        - Дай мне договорить. И, черт возьми, это действительно честь, хочешь ты это слышать или нет. Думаешь, я не понимаю, что для тебя значит сделать предложение? Так как же ты можешь требовать, чтобы я отнеслась к нему настолько легкомысленно, чтобы ответить не раздумывая?
        - Я, наверно, надеялся, что ты уже задумывалась над этим, - смущенно признался он. Неужели он свалял дурака, решив, что уж если мысль о браке возникла у него в голове, то и она об этом тоже думала? Неужели она никогда не предполагала упрочить их отношения? Ну а если и нет, сказал он себе, упрямо сжимая губы, то самое время подумать. У нее покраснели щеки.
        - Правда, эта мысль… возникала у меня раз или два, - тихо призналась она.
        У него отлегло от сердца. Значит, у нее это тоже серьезно.
        - И эта мысль была тебе неприятна? - спросил он, стараясь не показать, насколько уязвимым ощущал себя в это мгновение.
        - Нет. Не неприятна. Но… пугающа.
        Он нахмурился.
        - Я пугаю тебя?
        - Меня пугает мысль о таком решительном шаге, - поправила Анджи. Она резко вырвала руку и сплела пальцы, сжав их так, что побелели костяшки. - Попытайся понять, Рис.
        - Попытаюсь… если ты объяснишь, что тебя пугает.
        Казалось, она старается привести в порядок мысли.
        - В прошлом году весь мой мир перевернулся вверх тормашками. Я потеряла все: бабушку, уважение к отцу, почти всю свою собственность. Я осталась одинокой, испуганной, не знающей, кто я и чего стою. Такой я приехала сюда и начала строить жизнь заново. Я получила работу, к которой не была подготовлена, и научилась неплохо справляться с ней.
        - Чертовски неплохо.
        Она слабо улыбнулась его вмешательству и продолжала:
        - Потом мы начали встречаться, и я… полюбила тебя. Но, - торопливо добавила она, когда он подался вперед и хотел что-то сказать, - я не вполне уверена, что готова изменить нынешнее положение вещей. Сейчас я счастлива. Я боюсь снова рисковать, пока время не убедит меня, что мы - мы оба, Рис, - понимаем, что делаем.
        - Я знаю, что делаю. Боишься только ты. - Он обхватил рукой свое предплечье. - Ты устроила себе здесь норку. Да, иногда ты выходишь наружу, пока что-нибудь не спугнет тебя, пока не подумаешь, что ты снова чем-то рискуешь. Тут ты бросаешься назад, чтобы спрятаться со своей кошкой и своими безделушками. Я не прошу тебя отказываться от чего-то, Анжелика. Ты можешь сохранить этот дом, сохранить все, что в нем есть. Мое предложение никак не повлияет на твою работу, и я не буду просить, чтобы ты перестала видеться с друзьями, которых приобрела за эти месяцы. Я готов даже принять в нагрузку кошку.
        Он в нетерпении подался вперед.
        - Ты говоришь, что любишь меня, но боишься довериться мне, довериться тому, что мы нашли вместе. А без доверия у нас нет никаких шансов.
        - Мне нужно время, Рис, - почти взмолилась она. - Пожалуйста, не ставь мне ультиматум.
        Рис поморщился.
        - Ультиматум? - переспросил он, не в силах скрыть горечь. - Вроде того, что «выходи за меня, или между нами все кончено»?
        Она кивнула.
        Рис покачал головой.
        - Нет. Даже если бы я думал, что это подействует, я бы не воспользовался своим преимуществом. Я ни за что не отпущу тебя, раз уж нашел. Даже если придется штурмовать эту крепость, пока ты наконец не признаешь, что у тебя нет выбора.
        Ее улыбка была робкой и дрожащей.
        - Пожалуй, это я уже поняла.
        Он заставил себя расслабиться и снова взялся за бутерброд.
        - Я подожду, Анжелика. Но не тяни слишком долго.
        «Не то придется принимать решительные меры, - добавил он про себя. - Начать можно будет с похищения. Или сделаю тебе ребенка. Вы будете очень хороши беременной, леди». Он благоразумно сохранил при себе эти мужланские мысли, догадываясь, что Анджи вцепится ему в горло, если узнает о них, и лишь хищно улыбнулся и доел свой ужин.

* * *

        Анджи ахнула и выгнулась дугой, когда Рис осторожно куснул нежную внутреннюю кожу ее бедер. «Если он хочет довести меня до безумия, то осталось немного», - смутно мелькнуло у нее в голове. Она давно утратила счет времени с того момента, когда он снял с нее халат и бережно уложил на кровать. На ней не осталось места, которое бы не было обласкано, обцеловано, искусано и удовлетворено. Она не могла уже даже заниматься любовью и только лежала на животе, полубессознательно постанывая.
        Кончик его языка прошелся по легким отпечаткам зубов на коже. Руки Риса чуть придавили ее ягодицы, а рот, погладив бедра, двинулся внутрь, чтобы найти беззащитную плоть под золотистыми завитками между ног.
        - Рис. О Рис. - Если бы у нее оставались силы, это был бы крик. Сейчас она только шептала.
        Он услышал. Перевернув ее, он прижал рот к ее губам.
        - Скажи еще раз, - требовал он, не поднимая головы.
        Анджи знала, каких слов он ждет. Не в первый раз он требовал их с тех пор, как принес ее в постель.
        - Я люблю тебя, - пролепетала она. - Я люблю…
        Его язык ворвался, пробуя эти слова на вкус. Его рука нашла грудь, а бедра уже ходили в ритме, который скоро вернет ее в хаос страсти. Анджи застонала от наслаждения и вверилась ему.
        Обхватив коленями его бедра, она изогнулась, чтобы принять его глубже. Она стонала, задыхалась, выкрикивала его имя. Миновав пик, она всхлипнула от облегчения и растерянности и задрожала от удовлетворенного желания, зная, что конец неизбежен, и желая только оттянуть его. Никогда она не была так счастлива, как при близости с Рисом, забывая о существовании всего остального мира.
        - Анжелика, я… - Слова потонули в стоне, когда его напряженное тело содрогнулось в оргазме.
        Она хотела услышать. Хотел ли Рис сказать, что любит ее? Если так, это будет в первый раз, хотя сам он неустанно хотел слышать эти слова от нее. Она знала, как трудно ему было бы произнести их - даже труднее, чем сделать предложение. И особенно трудно, если он еще не уверен в ней.
        Он просил ее выйти за него. Закрыв глаза, Анжелика глубоко вздохнула.
        - Тебе тяжело? - тут же спросил Рис.
        - Нет, - успокоила Анджи, прижимая его. - Мне хорошо.
        Он пробормотал что-то невнятное и поудобнее пристроил голову на ее груди.
        Возвращаясь к своим мыслям, Анджи пыталась представить, что будет, если она выйдет за Риса. Он обвинял ее в недоверии. Конечно, это не так. За последние месяцы она убедилась, что никому на свете не доверяет больше, чем Рису. Он не подведет ее, как отец, не станет лгать, как прежние друзья и любовники. Не станет изменять ей. Для Риса клятва перед алтарем будет его словом. А для него нарушить слово - значит потерять честь, которая слишком важна для него, так долго не имевшего ничего больше.
        Так чего же она боится?
        Потерять его, тут же ответила она. Не другая женщина может отнять его и не тюремная камера, но потеря интереса. Привычки, сформированные годами, отшлифованные годами поисков себя и борьбы за самоутверждение. Утрата ощущения новизны любви и возвращение ко всепоглощающему бизнесу.
        Может быть, она все еще борется с чувством собственной несостоятельности, с сомнениями, есть ли ей что предложить такому человеку, как Рис. Он старше, опытнее, увереннее в своих силах и большего достиг в жизни. Не наскучит ли ему женщина, ходившая в детский сад, когда он воевал во Вьетнаме, эгоистично скользившая по поверхности, пока обстоятельства не вынудили переоценить приоритеты и изменить образ жизни? Женщина, чье имя несет печать бесчестия?
        Рис глубоко вздохнул и перевернулся на спину, положив голову Анджи к себе на плечо.
        - Скажи еще раз, - потребовал он с легкой улыбкой на усталом лице.
        - Я люблю тебя, Рис, - с готовностью подчинилась она. Кажется, ему нужно слышать эти слова так часто, как только она может произносить их.
        Она нужна ему. Зная, что он не видит, она состроила рожу своей собственной беспомощности. Нуждайся в ней кто-нибудь другой, она не была бы так отзывчива, но она нужна сильному, независимому, грозному Рису - в этом было что-то, чему невозможно сопротивляться. Да она и вообще не могла сопротивляться ему. Он абсолютно прав. Несмотря на все страхи, Анджи давно смирилась с его властью над собой. Если он решил жениться на ней, они поженятся. У нее не было ни сил, ни желания отказывать ему в чем-то так для него важном.
        - Я выйду за тебя, Рис.
        Тихо произнесенные слова мгновенно разбудили задремавшего было Риса.
        - Правда?
        - Да.
        Он поднялся на локте и всматривался серыми глазами в ее лицо.
        - Ты решила это сейчас? Она слабо улыбнулась. - Да.
        - Почему?
        Улыбка обозначилась определеннее. Довести Риса до того, что он не верит в такую внезапную капитуляцию.
        - Потому, что я люблю тебя, Рис. И потому, что хочу быть твоей женой. О'кей?
        Он улыбнулся и поцеловал ее.
        - О'кей, - повторил он, когда поднял голову. - Когда?
        - Нам ведь некуда спешить, правда? - уклончиво ответила она, не желая строить планы немедленно.
        Улыбка исчезла.
        - Анжелика, - предостерег он.
        Она вздохнула.
        - Рис, я не иду на попятный и не вожу тебя за нос. Просто не хочу очертя голову принимать такое важное решение. Я хочу, чтобы мы все сделали хорошо и вовремя. Не торопи меня, ладно?
        Он кивнул, хотя не выглядел вполне довольным.
        - Думаю, я могу это понять. Что ты собираешься сделать с домом?
        - Еще не знаю, - призналась она.
        - Спешить некуда, - сказал Рис, бессознательно повторяя ее слова. - Мы найдем приемлемое решение. А до того я хотел бы кое-что подремонтировать. Меня беспокоит, что ты живешь в доме, где не все в полном порядке. Я бы хотел, чтобы проверили электропроводку, водопровод и…
        Она закрыла ему рот рукой.
        - Ты думаешь, я соглашусь, чтобы ты оплатил все это сейчас, когда мы даже не обручены официально?
        Рис твердо отвел ее руку.
        - Обручение очень даже официальное, - сообщил он. - Да, и еще я надеюсь, что ты позволишь мне оплатить часть счетов. У меня есть деньги, и половина этих денег принадлежит моей жене. Да чего там - бери хоть все, если хочешь. И нечего выпячивать подбородок. Я знаю, что ты выходишь за меня не ради денег.
        - Нет.
        - Ты позволяешь мне заняться ремонтом дома, а я дам тебе время подумать о дате свадьбы, - ехидно пообещал он. - В разумных пределах, конечно.
        - Бессовестный шантажист, сурово заявила она, наслаждаясь смехом в его обычно жестких глазах. Жестких для всех остальных. Таких мягких и нежных для нее.
        - Ты ведь еще не передумала? - проворковал он, опуская голову, чтобы куснуть ее левую грудь.
        - Нет. Но, пожалуй, займусь твоим перевоспитанием, - сообщила она, запуская пальцы в его густую седую шевелюру.
        - Милости прошу, - отозвался Рис и поймал губами ее сосок.
        Анджи резко вздохнула и закрыла глаза.
        - Позже, - пробормотала она. - Я начну… позже.

        Глава 11

        На следующий день в обед Рис хотел купить ей обручальное кольцо. Анджи убедила подождать до уик-энда, когда будет больше времени походить по магазинам. Труднее было выговорить пару ночей в одиночестве до конца недели. Теперь, когда она согласилась выйти за него, Рис не видел причин для продолжения раздельной жизни. Анджи понимала, что и это, и нетерпение надеть ей на палец обручальное кольцо свидетельствуют о том, что он все еще не уверен, все еще ждет какого-то подвоха. Помня о его прошлом, она могла понять это.
        Кажется, это называется «эмоциональный багаж». Прошлые ошибки и неудачи оставляют страхи и неуверенность. У Риса они есть. У нее тоже. Потеряв все однажды, она знала, какую боль может причинить новая потеря - особенно если потерян будет и Рис. Она так отчаянно хотела выйти за него, строить будущее вместе с ним. Но что, если это блаженство подарено судьбой лишь для того, чтобы быть безжалостно отнятым? Хватит ли у нее сил, достаточно ли она закалила характер за последний год, чтобы снова воссоздать свою жизнь, если это случится?
        Или на этот раз она будет уничтожена?
        - Слушай, Анджи, ты не обидишься? - неуверенно начала Гей во время обеденного перерыва в пятницу, когда все, кроме Гей, Далы, Анджи и робкой Присциллы, уже вернулись к работе. - Тут эти слухи, а мы не знаем, правда или нет. Мне поручили спросить.
        - Какие слухи? - спокойно отозвалась Анджи, хотя уже успела познакомиться с тем, как распространяются слухи в «Вейк-тек».
        Гей взглянула на Далу, потом - почти застенчиво - снова на Анджи.
        - Правда, что ты и мистер Вейкфилд… - она нерешительно остановилась, будто сообразив, что предположение слишком абсурдно. - В общем, мы слышали, что вы обручились, - выпалила она наконец.
        Чувствуя, как теплеют щеки, Анджи слабо улыбнулась.
        - Где же вы это слышали?
        - Джун сказала, - призналась Гей. - Будто бы ей сказал сам мистер Вейкфилд. Я никогда не слышала, чтобы Джун врала, но мы подумали, вдруг она нас разыгрывает.
        Анджи глубоко вздохнула.
        - Не разыгрывает. Это правда.
        - Правда? - выговорила Дала. - Ты выходишь за мистера Вейкфилда?
        Увидев на всех лицах то же потрясенно-недоверчивое выражение, Анджи грустно улыбнулась и кивнула. - Да.
        - Правда?! - Присцилла, пугливая машинисточка, не раз выказывавшая священный трепет перед своим суровым работодателем, зажала рот руками, едва у нее вырвалось это восклицание. - Извините, - промямлила она, делаясь пунцовой. - Я… мм… просто… э-э…
        - Ничего, - успокоила Анджи. - Я знаю, что временами Рис выглядит чересчур грозным…
        - О да, только временами, - пробормотала Гей, комически вращая глазами.
        Анджи рассмеялась вместе со всеми.
        - Ну ладно, он всегда выглядит грозным, - уточнила она. - Но на самом деле он не такой. Просто он…
        Она замолчала, не зная, как определить Риса людям, которые никогда не видели его другую, более мягкую, беззащитную сторону. Людям, ничего не знающим о маленьком мальчике, которого оставляли одного по ночам, которого бросили, которым пренебрегали, который был послан на войну, когда хотел танцевать в Вудстоке, который так отчаянно нуждался в любви, что Анджи не могла противостоять, как ни старалась быть осторожной.
        - …немного застенчивый, - закончила она, впервые осознав, что он действительно застенчив. Боится получить отказ. Комплексует из-за отсутствия семьи и формального образования. Не решается снять барьеры, которые защищали его в прошлом.
        - Застенчивый? - недоверчиво переспросила Гей. - Мистер Вейкфилд?
        Дала покачала головой.
        - Вот уж застенчивым я бы никогда не назвала нашего босса.
        Бессильно воздев руки, Анджи подтвердила:
        - В это, конечно, трудно поверить, но, знай вы его лучше, вы бы поверили.
        - Но как мы можем узнать его лучше, он же никого не подпускает близко к себе, - возразила Гей.
        - Я над ним работаю, - утешила Анджи.
        - Вчера он и в самом деле улыбнулся мне и сказал «доброе утро», когда мы встретились в холле, - нерешительно сообщила Присцилла. - Я так испугалась, что чуть не выронила всю корреспонденцию. Никогда раньше не видела, чтобы он улыбался.
        Хихикнув, Анджи отодвинула свой стул.
        - У него роскошная улыбка, - сказала она, не удержавшись. - Я пытаюсь заставить его почаще ею пользоваться.
        Округлив глаза, Гей поймала запястье Анджи.
        - Ты влюбилась в него? - спросила она со своей обычной бестактностью.
        - Да, - мягко ответила Анджи. - А он?
        Он до сих пор не сказал, что любит, подумала Анджи, прикусывая губу.
        - Над этим я тоже работаю.
        Она была уверена, что Рис любит ее. Должен любить. Наступит, наверное, день, когда он почувствует достаточно уверенности, чтобы сказать ей это. Хорошо бы - поскорее. Оказывается, ей так же нужны были эти слова, как Рису нужно было слышать их от нее.
        Гей, Дала и Присцилла обменялись заговорщическими взглядами, а потом ободряюще улыбнулись Анджи.
        - Конечно, он тебя любит, - сказала Дала. - Не дурак же он.
        Анджи была тронута.
        - Спасибо. Но мне, пожалуй, пора. После обручения он не менее строго относится к опозданиям на работу.
        Все еще улыбаясь, она поспешила к себе. Но не успела уйти так далеко, чтобы не услышать слов Присциллы, не подозревавшей, что может быть услышанной ею.
        - Надеюсь, она знает, что делает. Очень бы не хотелось, чтобы ее обидели.
        «Я знаю, как это бывает, Присцилла, - подумала Анджи. - Ох, как хорошо знаю!»

* * *

        Погрузившись в детали начинающейся в понедельник перестройки производственного процесса, Рис в этот день работал допоздна. Анджи помогала до тех пор, пока он не заметил, как она переутомлена. Тогда он велел ей отправляться домой. Она отказывалась, говоря, что он устал не меньше, но вынуждена была сдаться, удовлетворившись его обещанием поработать еще чуть-чуть.
        - Сегодня я поеду к себе, - неохотно сказал Рис. - Чтобы не будить тебя, когда появлюсь. Поспи как следует. Следующая неделя будет убийственной. А завтра, - добавил он, улыбнувшись, - мы отправляемся за обручальным кольцом. Мне не терпится публично заявить о своих правах.
        Анджи сделала гримаску. Рис знал, что, будь у нее побольше сил, протест оказался бы гораздо более энергичным.
        - И так уже весь офис судачит, - сказала она, пытаясь быть суровой. - Неужели ты не понимал, что сообщить Джун - то же самое, что дать объявление в газете?
        Он ухмыльнулся без следов раскаяния.
        - Понимал, - просто сказал он. Джун заслуживала абсолютного доверия, когда речь шла о бизнесе, но сплетница она была отпетая. Рис знал, что делал, сообщив ей о предстоящем браке. Теперь уж никакой инженер не станет пытаться затащить Анджи в постель, самодовольно подумал он. - Езжай домой, Анжелика. Я заеду за тобой утром, около десяти.
        Она вздохнула, взяла сумочку и, встав на цыпочки, поцеловала его.
        - Спокойной ночи, Рис. Не задерживайся долго, ладно? Тебе нужно отдохнуть. И будь осторожен за рулем. Я беспокоюсь, когда ты едешь так поздно и такой усталый.
        Рису нравилось, когда она так пеклась о нем.
        - Я буду осторожен, - пообещал он.
        Прошло больше часа, прежде чем Рис заставил себя отложить бумаги и вышел из опустевшего здания. Выезжая из парковки, он с тоской думал об Анджи. Как хорошо было бы лечь сейчас с ней и обнять, засыпая. Придется назначить свадьбу на ближайшее время, решительно сказал он себе. Какие бы остаточные страхи ни заставляли ее колебаться, скоро с ними будет покончено. Он не намерен надолго растягивать практику одиноких ночей.
        Следуя привычке последних месяцев, он сделал крюк, чтобы проехать мимо ее дома. Должно быть, от переутомления ему было как-то неспокойно. Увидев, что везде, кроме гостиной, свет выключен, Рис остался доволен - значит, спит. Лампу в гостиной она оставляла всегда, когда ночевала одна. Не потому, что боялась темноты, как на полном серьезе заверяла Анджи, а просто не хотела натыкаться на мебель, если захочется попить ночью. Он великодушно удовлетворился объяснением, не подчеркивая, что, когда они были вдвоем, лампа выключалась.
        Испытывая сильное искушение тихонько забраться к ней в постель, он притормозил у дома. Нет, все же решил он с неохотой, надо дать ей поспать. Все равно через несколько часов они увидятся. Завтра они покупают кольцо, которое станет знаком, что она принадлежит ему. Принадлежит ему. На всю жизнь. Заслуживает он этого или нет.
        Неизвестно откуда взявшееся предчувствие заставило его задержаться. Прищурившись, он обводил взглядом строение, а в горле стоял комок. Что за глупости? - говорил он себе. Все в полном порядке. И все-таки он не мог заставить себя уехать.
        От взрыва машину тряхнуло.
        Отчаянно ругаясь, Рис свернул к обочине. Когда он выскочил из машины, дом уже был объят пламенем.
        - Анжелика! - это был почти визг.
        Дверь, конечно, была заперта. Ключ, который она дала ему, болтался вместе со связкой других в замке зажигания. Прилив адреналина дал ему сил высадить дверь.
        - Анжелика!
        Дом уже разваливался. Рис пробирался в адском жару и дыму, зовя ее снова и снова. Кашляя, обливаясь потом, невнятно молясь, он наткнулся по пути к спальне на груду расщепленных досок, недавно бывших стеной гостиной. Дорогу загораживало пианино, которое он однажды с большим трудом передвинул на шесть дюймов. Рис отпихнул его в сторону, даже не заметив.
        - Не дай ей умереть, - хрипло шептал он, кашляя в едком дыму. - Боже, не дай ей умереть. - Если бы она умерла, он не хотел бы жить дальше.
        Анджи лежала, полупогребенная под обломками, ноги были придавлены. Сердце Риса остановилось, когда он увидел ее недвижимой, с кровью в золотых волосах. Не замечая струящихся слез, пока не пришлось вытереть застланные ими глаза, он опустился на колени, забыв об опасности.
        - Анжелика. Я здесь, дитя. Проснись, милая. Покажи, что ты жива. Я люблю тебя, Анжелика. Не покидай меня.
        Она шевельнулась, застонав от боли. Рис всхлипнул от облегчения, видя, что она жива.
        - Все хорошо, милая. Я вынесу тебя, - пообещал он, лихорадочно разбрасывая обломки. Он знал, что дом может рухнуть в любой момент, а если их не раздавит упавшими балками, то удушит дым.
        Воздух становился все горячее от подбирающегося ближе огня. Рис был весь мокрый от пота и слез, но единственной его заботой было вытащить Анджи из дома и доставить в ближайшую больницу.
        Бережно подняв девушку, он встал на ноги, бормоча слова утешения и обрывки молитв. Краем глаза заметил обезумевшую кошку, метнувшуюся из-под ног к входной двери, но не остановился. Что-то упало в нескольких дюймах позади него, когда Рис достиг зияющей двери. Искры впились в шею, но он едва заметил укусы боли. Все его внимание сосредоточилось на полубеспамятной женщине.
        Наспех одетые соседи подхватили его на ступеньках крыльца. Рис зашелся в кашле, когда воздух ворвался в обожженные легкие. Несколько рук потянулось к Анжелике, но Рис сам отнес ее от дома и положил на землю. Она застонала, и у него сжалось в груди от прозвучавшей в этом звуке боли. Ее боль была для него непереносима.
        Рис осмотрел ее. Ноги были все в крови и ссадинах, возможно, сломаны. Была глубокая царапина на лбу и много синяков. Дыхание было хриплое от дыма, которым она надышалась, но достаточно ровное. Он добрался до нее раньше, чем огонь, поэтому ожогов не было. Очевидно, Анджи была в шоке, но что-то говорило Рису, что внутренних повреждений нет. Она будет жить, подумал Рис с облегчением.
        Приближался вой сирен, слышимый уже сквозь гул голосов и рев пламени. Рис обрадовался этому звуку, зная, что он означает помощь для Анжелики.
        - Рис? - прошептала она, беспокойно повернув голову.
        - Я здесь, дитя, - быстро отозвался он, крепко сжимая руку, пока кто-то накрывал ее одеялом. - Я здесь.
        - Где Цветик? - спросил где-то рядом заспанный мальчишеский голосок. - Кто-нибудь видел Цветика?
        Рис оглянулся на мальчика в пижаме с Бэтмэном, стоящего босиком за женщиной, которая принесла одеяло. «Микки, маленький друг Анджи, который подарил ей котенка», - вспомнил Рис.
        Он перевел взгляд с Анжелики на пылающий дом. Она любит эту чертову кошку. Медленно опустив руку Анджи, Рис встал, и его место тут же было занято матерью Микки. А из-за угла выскочила «скорая помощь», вслед за которой появились две пожарные машины. Ругая себя дураком, Рис набрал побольше воздуха и побежал к дому.
        - Эй! - крикнули в толпе. - Что он делает? Остановите его.
        Несколько рук схватили его, но Рис освободился одним рывком. Кошка была у самых дверей. Оставалось надеяться, что от страха она не двинется с места. Нагнув голову и прикрыв лицо локтем, он нырнул в дым.
        - Мамочка, тот дядя вернулся в дом! Может быть, он спасет Цветика?
        - Господи, он погибнет!
        - Рис? - Анджи с трудом открыла глаза, очнувшись от испуганного восклицания Ким. - Он вернулся в дом? - Она попыталась сесть и вскрикнула от боли. Что-то ужасное случилось с ее ногами.
        Руки Ким подхватили ее за плечи и бережно уложили обратно.
        - Нет, Анджи, лежи спокойно. Я… я уверена, с ним все будет хорошо. А вот и «скорая помощь». Сейчас о тебе позаботятся.
        - Рис! - хрипло выкрикнула Анджи и тяжело закашлялась, и на каждый звук все ее тело отзывалось острой болью.
        - Шш, успокойтесь, леди. Дайте-ка я надену вам эту штуковину. Так будет легче дышать. - Одетый в белое санитар склонился над ней и положил на рот марлевую маску.
        Анджи почувствовала, что уплывает в забытье, прочь от боли и ужаса. Но она боролась с забытьем, боролась с маской, цеплялась за боль, чтобы сохранить сознание. Ей нужно знать, что Рис в безопасности. Она попыталась еще раз выкрикнуть его имя, но маска поглотила крик. А потом острая боль в руке и сознание начало туманиться. Еще взрыв боли в ногах, и она ушла за край с именем Риса на губах.

* * *

        Последующие часы запомнились ей обрывками сознания - вспышки боли, незнакомые голоса, бережные руки, прикасавшиеся к ней и заставлявшие кричать от боли. Каждый раз, когда она пыталась спросить о Рисе, с ней что-то делалось, и она снова впадала в забытье. Временами казалось, что она слышит его голос, снова и снова повторяющий, как он любит ее, но, если удавалось открыть глаза, Риса рядом не было. Были только смутно различимые незнакомые лица с одним и тем же выражением печального сочувствия.
        Ей нужен был он. Он нужен был, когда обрушился дом, и он пришел. Где же он сейчас?
        - Мамочка, тот дядя вернулся в дом!
        - Боже, он погибнет!
        - Нет, - рыдала Анджи. - Рис, Рис!
        - У нее все еще сильные боли, - резко произнес над ней озабоченный голос. Тот же голос дал несколько отрывистых команд. Зная, что медикаменты, которые он требует, снова погрузят ее в сон, Анджи хотела отказаться, но ей не позволили. Она впала в забытье, шепча имя Риса.
        Следующее, что она услышала, был глухой стон. Лишь через несколько секунд Анджи поняла, что стон исходит из ее горла. С трудом открыв глаза, она нахмурилась, пытаясь сориентироваться. Она лежала на больничной кровати с иглой капельницы, закрепленной пластырем на ее руке. На ней была больничная рубашка, нижняя половина тела прикрыта простыней, обе ноги подняты кверху. Голова болела. Подняв свободную руку, она обнаружила на лбу повязку и нащупала швы под бинтом. На стене над кроватью висели круглые часы; Анджи мигнула, фокусируя взгляд. Солнечный свет из окна слева от кровати подсказал ей, что сейчас день. Суббота? - предположила она, пытаясь сосредоточиться.
        Взрыв. Треск дерева и звон стекла, когда рушилась спальня. Боль. Жар. Голос Риса, обещающий, что все будет хорошо. Снова боль, когда он освобождал ее из-под обломков и поднимал на руки. Рывок сквозь удушливый дым. Огонь.
        Она закрыла глаза, чувствуя комок в горле. Ее дом. Бабушкины вещи. Фарфоровые фигурки, салфеточки, покрывала, афганские борзые, гипсовые собаки в фойе. Ее рисунки и фотографии, пожелтевшая репродукция «Тайной вечери», мебель и воспоминания. Все погибло. Она снова потеряла все. Потеряла все во второй раз за один год. Горе и обида на эту несправедливость были так сильны, что она не могла даже плакать. Сможет ли она второй раз наладить разрушенную жизнь?
        Но нет. На этот раз все иначе. Она прикусила зубами нижнюю губу и открыла глаза.
        На этот раз у нее есть Рис. На этот раз ей есть к кому обратиться, чьи руки готовы принять ее. Кто…
        Рис! Лихорадочно задышав, она обводила глазами пустую палату. Всплыло еще одно воспоминание ужасной ночи.
        - Мамочка, тот дядя вернулся в дом! Может быть, он спасет Цветика?
        - Господи, он погибнет!
        - Рис? - прошептала она, вспомнив, и пальцы сжали тонкую хрустящую простыню. Рис вынес ее из дома. Неужели он… нет, он не мог вернуться за кошкой. Но именно это он и должен был сделать, поняла она, и в груди похолодело от страха. Он сделал это для нее. - Боже, - с отчаянием молила она, - Боже, пусть с ним все будет хорошо.
        Дом, мебель, сувениры - все это уже было не важно. Она переживет их потерю. Все это только вещи. Но Рис… о Рис, ради Бога!
        Тихий стук в дверь заставил ее обернуться так резко, что из горла вырвался стон боли. Заглянула секретарша Риса - на милом лице лежала печать волнения.
        - Анджи, дорогая, как вы? Вам больно? Вызвать кого-нибудь?
        Преодолевая пульсирующую боль в висках, Анджи подняла неверную руку, чтобы остановить поток вопросов.
        - Все в порядке, Джун. Просто повернула голову слишком резко. Где Рис? - Ее сердце сжалось в ожидании ответа.
        - Отдыхает внизу, - успокоила Джун. - Врачам пришлось пригрозить ему снотворным, чтобы заставить хоть на время отойти от вашей постели, - он уже падал с ног.
        Сердце снова забилось с такой силой, что Анджи пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы восстановить нормальный ритм.
        - С ним все в порядке? - прошептала она, не сводя глаз с Джун.
        Та улыбнулась и похлопала ее по руке.
        - Все хорошо, дорогая. Несколько ожогов и синяков, но ничего серьезного.
        - Он обжегся? Где? Сильно?
        - С ним все хорошо, Анджи, - твердо повторила Джун. - Сами увидите, как только он проснется. - Она с удивлением покачала головой. - Никогда не видела мистера Вейкфилда в таком смятении, как сегодня утром. Я услышала о взрыве по радио и, когда упомянули ваше имя, сразу же помчалась в больницу. Он метался по приемному покою все время, пока вас оперировали. Даже не дал обработать свои ожоги, пока не убедился, что с вами все обошлось. Он…
        - Мне делали операцию? - перебила Анджи, нахмурившись.
        - А вам еще не говорили?
        - Я только проснулась.
        - Ой. Вам вставили штифт в левую лодыжку. Там сложный перелом. В другой ноге тоже есть трещины, но, насколько я поняла, там ничего страшного. Вы счастливица, Анджи. Чудо, что вы не погибли. Если бы Рис не проезжал мимо, когда произошел взрыв, так бы и случилось. Мне приходилось в своей жизни слышать о чудесах - и это одно из них.
        Ноги болели, в голове тупо пульсировала боль. Анджи боролась со слабостью, желая узнать обо всем.
        - Рис в самом деле вернулся в дом, за кошкой? Джун возвела глаза к небу.
        - Да, дорогая, он это сделал. Именно тогда он и получил ожоги. Но кошку спас. Здесь была ваша соседка и сказала, что ее мальчик позаботится о кошке, пока вы не поправитесь.
        Рис в безопасности. И он спас Цветика. Анджи закрыла глаза и обратилась к Богу с молитвой благодарности и просьбой простить ее жалобы о потере каких-то вещей.
        - Я так рада вашему обручению, Анджи, - ворковала Джун. - Вы творите чудеса с мистером Вейкфилдом. Наверное, он очень любит вас.
        - Я люблю тебя, Анжелика. Не покидай меня.
        Действительно он произнес эти слова или это только часть ее полубессознательных фантазий?
        Дверь снова распахнулась, и Анджи - теперь более осторожно - обернулась, надеясь увидеть Риса. Но это оказался врач, такой юный на вид, что вряд ли ему приходилось брить свое гладкое веснушчатое лицо, расплывшееся сейчас в широкой улыбке.
        - Так вы проснулись? Пора. Я доктор Кент. Как вы себя чувствуете?
        - Не буду мешать, - сказала Джун. - Я зайду попозже.
        - Как чувствует себя Рис? - спросила Анджи, едва за секретаршей закрылась дверь.
        Доктор хмыкнул и покачал пшеничной головой.
        - Ну и парочка! Этот вчера не дал осмотреть себя, пока вас не прооперировали, а теперь вы спрашиваете о нем, не успев прийти в себя. Это любовь.
        Она улыбнулась.
        - Не иначе. Так как же он?
        - В порядке. Я дал ему болеутоляющего, чтобы он заснул. Пожалуй, его не будет еще пару часов, так что я, может быть, успею сбежать невредимым, - ухмыльнулся он. - Он грозен. Вы знали? Нелегко было заниматься вами, пока он нависал над плечом, угрожая страшными последствиями, если о вас не позаботятся наилучшим образом.
        - Это Рис, - нежно признала Анджи, начиная успокаиваться после официального подтверждения, что с ним все в порядке. Она спокойно слушала, как юный доктор описывал ее собственные травмы и сообщал, что выздоровление будет не мгновенным и не безболезненным, но обещал вылечить все.
        Непринужденное собеседование было прервано только однажды, когда Анджи передали цветы от сослуживцев. Записки были теплыми, сочувствующими и трогательными. Доктору Кенту не понравились слезы и дрожащая рука.
        - Вам нужно отдохнуть, мисс Сен-Клер.
        - Анджи.
        - Я могу чуть увеличить дозу болеутоляющего, если нужно, Анджи.
        Она чувствовала себя не очень хорошо, но не хотела больше беспамятства.
        - Нет, не нужно. Спасибо.
        - Хорошо. Вызывайте сестру, если боль усилится. Я оставлю предписание.
        - Спасибо, - повторила она, надеясь, что это не понадобится. Ноги болели. На самом деле, мрачно отметила она, болит все тело.
        Ей нужен был Рис.
        Вместо него пришли Гей и Дала. Они робко просунули головы в дверь, проверяя, не спит ли она.
        - Анджи! - воскликнула Гей, врываясь с полными руками свертков. - Мы так тебе сочувствуем! Как ты?
        - Бывало и лучше, - усмехнулась Анджи. - Но нужно благодарить судьбу, что осталась жива. Я не жалуюсь.
        - Мы ненадолго, - пообещала Дала. - Нам нужно было своими глазами убедиться, что ты в порядке. Сообщение в новостях было таким ужасным!
        Анджи приподняла голову и тут же пожалела об этом. Безуспешно пытаясь прогнать боль, потирая виски, она спросила:
        - Что за сообщение?
        - О взрыве и пожаре сообщали по радио и по телевизору. Рассказывалось и о том, как мистер Вейкфилд спас тебя! - воскликнула Гей, округляя глаза от ужаса. - Тебе так повезло, что он появился вовремя. - Анджи отметила, что подруга не спрашивает, почему Рис оказался у ее дома в такой поздний час. - Мы тут принесли кое-что. У тебя ведь все сгорело, так мы… ну, наша шайка из офиса… скинулись понемногу, чтобы купить тебе несколько рубашек, халат, тапочки, немножко белья и косметики, и еще кое-какие мелочи, которые понадобятся в первое время. Если будет нужно что-нибудь из одежды, пока ты сама не можешь добраться до магазина, только дай нам знать, ладно?
        Второй раз за этот час глаза Анджи наполнились слезами.
        - Спасибо. Вы так заботитесь обо мне. Гей глубоко вздохнула.
        - Анджи, мы хотели сказать, что очень сочувствуем. На тебя столько обрушилось за последнее время. Мы слышали об отце. В репортаже о взрыве.

        Глава 12

        Прокашлявшись, Анджи слабым голосом спросила:
        - Мой отец? О нем говорилось в новостях?
        Гей вспыхнула под уничтожающим взглядом Далы.
        - Ну… гм… наверно, кто-то из телерепортеров узнал твое имя. Или, может быть, они стали копаться в твоем прошлом, когда узнали о помолвке с мистером Вейкфилдом - он ведь довольно знаменит в наших краях. В общем, они сообщили, что твой отец был арестован за что-то в Бостоне и… ну, находится в заключении. Теперь понятно, почему ты так не хотела говорить о своем прошлом. Но только знай, что нам это все равно. То есть, я хочу сказать, Боже, у каждого в семье есть паршивая овца. Мой дядя…
        - Гей, - болезненно сморщившись, перебила Дала. - Может быть, ты заткнешься? Анджи устала. Ей нужен отдых.
        - Точно. Мы еще зайдем, Анджи. Обязательно позвони, если что-то будет нужно, ладно?
        Анджи удалось улыбнуться.
        - Спасибо, Гей и Дала.
        Не успели они выйти, как в комнату ворвался Рис. Его опаленные, испачканные сажей волосы были совершенно растрепаны, некогда белая рубашка - вся в черных полосах и разорвана, дорогие брюки безнадежно испорчены. От него пахло дымом. В нескольких местах белели аккуратные полоски пластыря. Анджи подумала, что он прекрасен.
        Едва кивнув посетительницам, он в три шага пересек палату и опустился на край кровати. Она встретилась с его безумными глазами, когда рука Риса скользнула под голову, а губы приблизились к ее губам. Поцелуй был такой бережный, будто Анджи состояла из тончайшего стекла. А его вздох после поцелуя - долгий, прерывистый, хриплый.
        - Господи, Анжелика! - проговорил он, касаясь щекой ее волос.
        Через его плечо Анжелика видела, как Дала и Гей обменялись изумленными взглядами и с комичными предосторожностями выскользнули из комнаты. И тут же забыла о них, полностью сосредоточившись на мужчине, державшем ее так бережно и вместе с тем так страстно.
        - У меня все в порядке, Рис, - шепнула она, думая только о том, чтобы прогнать боль из его чудных серых глаз. Неужели это лицо казалось ей когда-то непроницаемым? Как она могла не замечать чувств, сквозивших из-под глухой маски, которую так долго носил этот необычайный человек!
        - Тебе больно? - требовательно спросил он, окидывая взглядом ее накрытое простыней тело. Потом поморщился и сказал, не дав ей времени ответить:
        - Конечно, больно. Бедные ножки.
        - Все не так уж плохо, Рис, - успокоила она, бесстыдно пренебрегая правдой.
        Лицо Риса сказало ей, что обман не удался.
        - Плохо, - возразил он. - И голова тоже болит, правда?
        Она была слишком занята, рассматривая его, чтобы отвечать на вопросы. У него на шее был пластырь. Другой - на правой щеке. Обе руки забинтованы, и еще небольшие ожоги на ладонях. Если там и были бинты, он их снял.
        - А еще есть ожоги? - спросила она, стараясь, чтобы голос не дрожал.
        - Нет. Все в порядке. Не беспокойся. Анджи посмотрела ему в глаза.
        - Ты спас мне жизнь, Рис. Я еще не встречала человека, совершившего такой смелый поступок, какой ты совершил ради меня.
        Он очаровательно покраснел.
        - Оставь, Анжелика. Любой на моем месте сделал бы то же.
        Она улыбнулась его смущению и поднесла руку к его щеке.
        - Любой нормальный герой будней, да?
        Рис поймал ее руку, поднес ко рту и закрыл глаза. Голос его был груб.
        - В этом не было ничего героического. Я должен был вытащить тебя оттуда. Должен был. Если бы ты умерла, я бы тоже умер. Неужели ты не понимаешь?
        У потрясенной до глубины души Анджи задрожали пальцы.
        - Рис…
        Его глаза открылись, и пелена влаги в них вызвала горячую волну слез в ее собственных.
        - Я был одинок с трех лет… черт, я был одинок всю жизнь. Я думал, во мне есть какая-то ущербность, из-за которой меня невозможно любить. Айрис и Грэм… да, они научили меня многому, но у них своя жизнь, свои семьи. Но ты - ты полюбила меня. Я говорил себе, что это ненадолго, что ты молода и независима и можешь получить кого и что захочешь.
        - Я хочу тебя, - перебила Анджи, с трудом произнося слова из-за комка в горле.
        - Я знаю, - ответил Рис. - По какой-то непостижимой причине ты хочешь меня. А я хочу тебя. Ты нужна мне, Анжелика. И я не потеряю тебя, - добавил он яростно, растягивая слова, чтобы подчеркнуть их значение.
        Он поцеловал ее ладонь.
        - Так что теперь ты видишь, - продолжал он мягче, - что я не совершил ничего героического. Это, может быть, один из самых эгоистических поступков в моей жизни.
        Не пряча струившихся по израненным щекам слез, она коснулась пальцами его подбородка.
        - Я люблю тебя, - проговорила она.
        - Я люблю тебя, Анжелика. - Он нагнулся, чтобы еще раз поцеловать ее, потом приподнял голову и чуть неуверенно улыбнулся. - А вот спасение твоей кошки действительно было героическим поступком, - сообщил он, очевидно желая снизить пафос.
        Она нахмурилась.
        - Ты мог погибнуть! Это было не геройство, а глупость! Как ты мог рисковать жизнью из-за кошки?
        - Это была твоя кошка, - просто ответил он. - И потом, я ведь знал, где она. Это было недалеко.
        Она не могла больше хмуриться. Мысль о том, как погибла бы в огне милая киска, заставила ее содрогнуться.
        - О, Рис, спасибо. Твоя жизнь мне дороже всего на свете, но я так рада, что Цветик спасена.
        Он улыбнулся и поднял руку, демонстрируя длинную глубокую царапину.
        - Жаль, что кошка не испытывала такой благодарности. Она перепугалась до безумия и не оценила мою идею вытащить ее из убежища под стулом. Слышала ты когда-нибудь, чтобы кошка кашляла? Она кашляла и ругалась как черт все время, пока я выносил ее.
        Анджи подняла бровь и тут же вынуждена была подавить гримасу боли, всколыхнувшейся от этого движения.
        - Цветик ругалась? - скептически повторила она, удивленная вдруг проявившимся богатством его воображения.
        Он серьезно кивнул.
        - Как сапожник.
        - А это точно был не ты?
        - Я внес свою лепту, - признал Рис. Отпустив наконец ее руку, он поправил простыню и встал. - У тебя утомленный вид, моя любимая. Может быть, попробуешь заснуть?
        Зная, что он видит все у нее на лице, Анджи не стала спорить.
        - Пожалуй, да, - слабо проговорила она, чуть шевельнувшись под простыней в безуспешной попытке устроиться удобнее.
        - Я попрошу, чтобы тебе ввели болеутоляющее, - объявил он, услышав ее стон. - Тебе будет легче уснуть.
        - Нет, Рис, я не хочу…
        Но он уже нажал на кнопку, взглянув так, что она замолчала. Анджи вздохнула и сдалась, понимая, что имеет дело с тем, кого сослуживцы называют диктатором. Он умел спрятать свою нежную, беззащитную сторону, когда это было нужно.
        Жить с ним будет нелегко, подумала Анджи, закрыв глаза. Ой, как не скоро он научится открывать свою душу - если научится вообще, - хотя уже успел доказать, что способен сделать это. А она так любит его, что не захочет менять в нем ничего, даже если бы это было возможно.
        Он - это он. А она - это она. Навсегда.

* * *

        Анджи поморщилась, читая утром статью в субботней газете. Одна из сестер решила, что ей будет интересно, и принесла газету вместе с завтраком. После сухого сообщения о скоплении газа, которое было признано причиной взрыва - расследование продолжается, - статья сообщала обо всех драматических деталях спасения одним из самых богатых и преуспевающих бизнесменов Бирмингема своей невесты, не упустив случая посмаковать тот факт, что Рис оказался у ее дома в столь поздний час. Невеста, добавлялось затем, является дочерью Нолана Сен-Клера, бостонского финансиста, осужденного на тюремное заключение за уклонение от налогов и другие криминальные действия.
        После очень тяжелой ночи это было не то начало дня, какое выбрала бы Анджи.
        Позже начал звонить телефон на тумбочке. Гей, Дала, Джун и Ким по очереди осведомлялись о ее самочувствии и спрашивали, не нужно ли что-нибудь принести. Микки потребовал трубку, чтобы лично убедиться, что Анджи в порядке, и заверить, что он наилучшим образом позаботится о Цветике, пока она в больнице.
        Анджи в четвертый раз повесила трубку, задумчиво покусывая нижнюю губу. Очевидно, сейчас уже все знают об отце. Если это изменило отношение к ней новых друзей, то она не заметила. Только ли социальное положение привлекало к ней прежних бостонских друзей? Действительно ли друзья, которых она приобрела в Бирмингеме, менее корыстны и более человечны - или изменилась она сама? Наверно, раздумывала Анджи, в Бостоне она не правильно выбирала друзей. Пожалуй, она не меньше их виновата в том, что деньги и социальное положение были обязательным условием вхождения в элитарный круг. Может быть, она отдавала новым друзьям больше себя, не имея возможности предложить что-нибудь другое. Об этом определенно стоило подумать.
        Невидяще уставившись на свои ноги, Анджи хмурилась, решая философские проблемы.
        - Как дела? Болит? Нужно болеутоляющее?
        Анджи не заметила, что Рис вошел в комнату, пока он не заговорил так обеспокоенно. Она взглянула и увидела, что он выглядит гораздо лучше, чем вчера вечером, когда она наконец уговорила его пойти поспать. Если бы она могла сказать то же о себе! У нее-то вид, наверное, ужасный.
        - Нет, Рис, не болит. По крайней мере не сильно. Просто я задумалась.
        Он заметил газету на кровати и нахмурился.
        - Откуда это?
        - Сестра принесла.
        - Которая? - грозно поинтересовался он.
        - Рис, все в порядке. Она думала, что мне будет интересно. И была права.
        - Ты же не хотела читать эту грязь, - мгновенно парировал он.
        - Нет, - согласилась Анджи. - Но мне нужно было знать. Это не так плохо, как могло быть. По крайней мере статья не упоминает о допросах, которым я подвергалась во время расследования отцовского дела.
        - Вообще нечего было им упоминать о твоем отце, - заявил он, с отвращением глянув на газету. - Он не имеет никакого отношения к тому, что случилось с домом.
        Она небрежно махнула рукой.
        - Очень дотошный репортер. Провел расследование, чтобы выяснить, не водится ли чего-нибудь интересного за будущей женой генерального директора «Вейк-тек». Выяснил, что водится. Это его работа.
        - Его работа - сообщать новости, а не сплетни. Взрыв - новость. О твоем отце - сплетня.
        - Ты пришел навестить меня или обсуждать вопросы журналистской этики? - сурово спросила Анжелика, наградив его ироническим взглядом.
        Он улыбнулся, нагнулся и поцеловал ее.
        - Навестить. Как ты спала?
        - Бывали ночи и получше, - призналась она. - И мне не хватало тебя.
        - Я хотел остаться. Ты сама меня выгнала.
        - Тебе нужен был отдых, - ответила Анджи и улыбнулась. - И душ.
        Рис хмыкнул.
        - Понял. Я пару раз был под душем с тех пор, как уехал отсюда вчера. Один - как только добрался до дома, и второй - этим утром после того, как провел пару часов, осматривая твой участок.
        - Ты ездил ко мне домой?
        Он кивнул, перестав улыбаться.
        - Да. Хотел узнать размеры ущерба.
        Она сглотнула.
        - Там что-нибудь осталось?
        Ответ был написан в его глазах.
        - Боюсь, нет. Огонь распространялся слишком быстро, чтобы пожарные могли локализовать его. Хорошо еще, что они не дали пожару перекинуться на соседние дома.
        «Не буду плакать», - говорила она себе. В конце концов, важно только то, что она и Рис живы, что они вместе.
        - Я рада, что больше никто не пострадал, - сказала она вслух.
        Рис неуклюже протянул бумажную сумку, которую держал в руке.
        - А нашел я вот это, - тихо сказал он. - Единственное, что не обгорело до неузнаваемости.
        Одна рука Анджи все еще была под капельницей, и она жестом попросила Риса открыть сумку. Он достал серебряный прямоугольник и мрачно протянул ей.
        Стекло треснуло, серебро почернело, но каким-то чудом фотография дедушки и бабушки, которая так долго стояла на изящном столике в гостиной, не пострадала. Их милые морщинистые лица улыбались ей сквозь пелену слез.
        - О, Рис.
        Он тихо застонал, сел рядом и принялся неуверенно гладить ее по голове.
        - Мне очень жаль, Анжелика. Я понимаю, что это не слишком много. Все твои вещи…
        Она замотала головой, от чего слезы пролились на щеки.
        - Ты не понимаешь. Я не разочарована. Будь у меня выбор, я спасла бы именно это. Спасибо, Рис.
        Его большой палец прошелся по влажной дорожке.
        - Я знаю, что большинство твоих вещей незаменимы, потому что с ними связаны воспоминания, но что поделаешь? Завтра мы первым делом позвоним в твою страховую компанию. Твои подруги предлагали помочь с покупками, пока ты не начнешь ходить; а жить будешь, конечно, у меня. То есть ты можешь не беспокоиться о том, что связано с финансами. Я позабочусь о тебе.
        - Я знаю, Рис. - Она не стала говорить, что вполне может позаботиться о себе сама, как уже сделала в этом году, попав в подобную ситуацию. Рису нужно было чувствовать, что она нуждается в нем. Она понимала это, потому что чувствовала то же самое. - Только я не хочу, чтобы ты жалел меня, слышишь? Ноги мне починят. Очень скоро я снова буду ходить. Доктор обещал, что шрамы будут почти незаметны, хотя на этот счет я мало волновалась.
        - Он, наверное, решил, что это будет волновать тебя больше всего. Большинство невероятно красивых женщин немного тщеславны. Ты - исключение.
        Она поймала его руку и поцеловала.
        - Льстец. - Она прекрасно знала, как выглядит сейчас. Бледная, в синяках, волосы спутаны. Только очень любящий человек мог вспомнить сейчас, что она невероятно красива. - Я к тому, Рис, что считаю себя очень счастливым человеком. Когда мой мир рухнул в прошлый раз, я осталась ни с чем: ни семьи, ни друзей, ни самоуважения и очень мало вещей. На этот раз у меня вообще не осталось вещей, кроме этой, - она прижала к груди фотографию, - но это не важно. Новые друзья знают об отце, и их это, кажется, совершенно не волнует; у меня есть свой путь в жизни, по которому я прошла достаточно, чтобы знать, что могу идти дальше; и самое главное - у меня есть ты. На что же мне жаловаться?
        - Я хочу, чтобы мы поженились. Немедленно. Теперь, когда пресса положила на нас глаз, я не хочу репортажей о нашей совместной жизни, не освященной браком.
        Она хихикнула.
        - Рис, ты такой старомодный. Никому не важно, что мы будем жить вместе до свадьбы.
        - Мне важно, - уточнил он, выпятив челюсть. - Извини, если ты надеялась на венчание в церкви со всеми причиндалами…
        - Вовсе нет, - быстро перебила она.
        - Хорошо. Значит, мы поженимся здесь, до того, как ты выпишешься, - как только я смогу все организовать.
        - Здесь? - слабо переспросила она, обводя глазами палату. Она действительно не лелеяла мечту о пышном церковном обряде, но и больничная палата в качестве венчального собора ей не представлялась. Равно как и то, что она будет лежать пластом со сломанными ногами.
        - Здесь. - Его тон не располагал к дискуссии.
        Рис защитит от всего, что в его власти, уныло подумала она, - от огня, инженеров, подсовывающих невинного вида напитки, сплетен людей, которых они никогда не увидят. Нужно будет только поговорить с ним, чтобы не заходил слишком далеко в своем рвении. Позже.
        - Хорошо, - тихо согласилась она. - Если ты так хочешь. - Потом улыбнулась. - Я очень рада, что ты сделал мне предложение до того, как все случилось. Очень бы не хотелось возбуждать в тебе подозрения, не ради ли денег выхожу я за тебя теперь, когда у меня ничего нет.
        Он надменно вскинул голову.
        - Если бы мне пришло в голову, что ты из тех женщин, что выходят за деньги, я никогда не сделал бы тебе предложения, - проговорил он со стальной нотой, которая так пугала не знающих его столь хорошо, как она. И она верила в сказанное им. Рис не из тех, кого можно обмануть. Он не дал бы обмануть себя даже женщине, которую желал.
        Он сплел свои пальцы с ее и смотрел на соединенные руки, избегая ее взгляда.
        - У меня никогда не было семьи, Анжелика, - сказал он уже без следов надменности в голосе. - А так хотелось! Обещаю, что буду тебе хорошим мужем и хорошим отцом для наших детей, несмотря на недостаток опыта в той и другой области.
        - Я знаю, что будешь, милый, - заверила она нежно, чувствуя, как до боли сжимается сердце. Он вскинул глаза, вспыхнувшие под ее взглядом. - Я люблю тебя.
        - Я люблю тебя с того момента, как ты вошла в мой кабинет, - сказал он, с трудом выговаривая слова из-за непривычности выражаемых ими чувств. - Ты выглядела такой холодной и самоуверенной, подбородок вздернут, будто говорит: «Попробуй откажи мне». И все же я сразу понял, что тебе сильно досталось, что ты до сих пор страдаешь, несмотря на отчаянные попытки спрятать свои чувства за стеной ледяного профессионализма.
        Его высокие скулы чуть окрасились розовым. Анджи не отводила глаз от этой предательской краски, а он продолжал:
        - Ты смеялась, что я читаю Йетса. Каждый раз, как я видел тебя в те первые месяцы, когда отчаянно хотел тебя и думал, что никогда не получу, я все вспоминал его строки.
        - Какие? - еле слышно прошептала она. Краска на его лице проступила сильнее, он поморщился. Вот уж никогда не читал стихи женщинам, но…
        «Красу твою любивших мне не счесть, любил кто искренне, кто лгал - не разочту; но что любил души твоей мечту, чреду печалей на лице - один лишь есть».
        Она смигнула слезы, которые смутили бы его еще больше.
        - Как красиво. Спасибо. - Ей удалось улыбнуться. - У меня тоже есть подходящее место из Йетса.
        Он вопросительно поднял бровь.
        - «Но беден я - владею лишь мечтой; мечту свою стелю к твоим ногам; ступай же бережно - ступаешь по мечте».
        - Я люблю тебя, - голос Риса был грубым, глубоким и бесконечно искренним. Анджи знала, что к его свадебным обещаниям нужно относиться не более и не менее свято, чем к этим трем словам.
        - Я люблю тебя, Рис.
        Склонившись над ней, он бережно обнял ее и зарылся лицом в спутанные волосы. Ей было так уютно в этих объятиях, и она снова смигнула слезы, тронутая беззащитностью этого сильного, жесткого и такого одинокого человека. Она молча поклялась себе и ему, что никогда больше он не будет одинок. И она тоже.

* * *

        Может быть, когда-то Анджи и мечтала о торжественном церковном венчании. Белое кружевное платье с двадцатифутовым шлейфом, стайка девочек в пастельной кисее, массы роз и орхидей и классическая музыка органа. Но теперь она узнала, что не может быть на свете более красивой свадебной церемонии, чем та, которая сделала ее женой Риса. Свадебное платье - кружевная ночная рубашка, принесенная подругами по работе; собор - больничная палата, украшенная букетами хризантем и гвоздик, и больничный капеллан, отправляющий службу. Рис был в одном из своих аккуратных темных костюмов и являл вид торжества и удовлетворения. Свидетелями были только Джун и Грэм, поскольку Анджи не хотела толпы гостей в крошечном помещении.
        Рис надел ей на палец тяжелое золотое кольцо, сопроводив таким долгим и страстным взглядом, что у Анджи сжалось горло. А его поцелуй выжег на губах печать, которая - она знала - останется на всю жизнь. Собственник, муж, покорно подумала она. Но такой, который охотно положил бы свою жизнь к ее ногам. Она не жалуется на судьбу.
        Джун трогательно поздравила их, когда закончилась церемония, обняла Анджи и робко предложила объятия своему боссу. Он охотно принял их.
        Потом Рис с трогательной улыбкой, смягчившей жесткое лицо, обратился к Грэму.
        - Разреши познакомить тебя с моей женой, Анжеликой, - сказал он, как будто не мог больше держать в себе давно приготовленные слова.
        Улыбаясь сквозь слезы, Анджи смотрела, как экстравагантный друг ее мужа сжимает его в мощных объятиях.
        - Чертовски вовремя, - так громко пророкотал Грэм, что капеллану пришлось шикнуть на него. - Чертовски вовремя.
        Рис с жаром согласился.

        Эпилог

        Едва войдя в дом, Анджи, чертыхаясь, сунула в угол трость с медным набалдашником. Она ненавидела эту трость.
        Но дурное настроение немедленно рассеялось, как это почти всегда бывало, стоило ей, прихрамывая, войти в гостиную. За четырнадцать месяцев брака она превратила обставленный с суровой простотой Рисов дом в настоящий семейный очаг. Мебель была удобной, хорошо подобранной по цвету, уютно расположенной. Стены увешаны прекрасными картинами, которые они с Рисом подбирали по одной. На полированных столиках было расположено начало коллекции памятных сувениров, связанных с особыми случаями их недавно начавшейся счастливой семейной жизни. Фото ее бабушки и дедушки в серебряной рамке стояло на столике цвета поджаристой корочки, почти точно повторявшем тот, что был в старом доме. Рис нашел его к первой годовщине брака.
        Это был их дом, и она любила его. Она любила все здесь. И все же она знала, что может уйти отсюда, не оглянувшись, если рядом будет шагать Рис.
        В комнату с приветственным мяуканьем вошла Цветик, поблескивая ухоженной шкуркой.
        Поморщившись на мгновение от зависти к изящным движениям своей любимицы, Анджи неуклюже нагнулась, чтобы погладить ее.
        - Хорошо тебе задаваться, - пожурила она. - Тебе мое положение пока не грозит.
        Довольно фыркнув, Цветик повернулась и прошествовала в соседнюю комнату. Анджи выпрямилась и положила руку на округлившийся живот. Она знала, что скоро вернется Рис. Весь его день заняла встреча с поставщиком из Монтгомери. В офис он не будет заезжать. По-прежнему преданный своему бизнесу, Рис в последнее время изменил приоритеты. Работе - рабочие часы. Вечера - семье.
        Она не особо удивилась тому, как яростно заботлив стал Рис в эти первые пять месяцев беременности, чем и объяснялось то, что она снова ходила с тростью, которую успела с радостью забросить несколько месяцев назад. Поскольку лодыжка была еще не вполне надежна, Рис боялся, что она может упасть и повредить себе или ребенку. Она же мирилась с тростью только потому, что знала: Рис заболеет от волнения, если она не послушается.
        Анджи никогда не забудет выражение его лица, когда она сообщила, что беременна. До сих пор она пытается точно определить чувства, которые прочитала тогда в его взгляде. Радость, благодарность, гордость, предвкушение, беспокойство за нее. Может быть, даже толика страха при мысли, что станет отцом в сорок два года, после того, как многие годы считал это для себя несбыточным. У Анджи опасений не было. Она верила, что Рис станет фантастическим отцом. Она даже считала, что будет отличной матерью. Вместе они смогут все что угодно.
        - Анжелика. - Как всегда, Рис окликал ее, не успев закрыть за собой дверь.
        - Я здесь, Рис. - Она с улыбкой обернулась к дверям. Улыбка стала еще светлее, когда он вошел, улыбаясь в ответ так, как улыбался только ей. От этой улыбки ее сердце всегда пропускало удар.
        Он поднял руку с бумагами.
        - Ты забыла взять почту. И снова бросила трость.
        - Я обещала пользоваться ею вне дома. Но ходить с палкой в собственном доме отказываюсь.
        Он рассмеялся и подошел поцеловать ее.
        - Я принял компромисс. Только будь всегда неподалеку от стула.
        - На случай, если у меня подкосятся ноги от твоей улыбки? - поинтересовалась она с шаловливой невинностью, закидывая руки ему на шею.
        Он улыбнулся, обхватывая ее талию.
        - Ага, именно на этот случай.
        - Как встреча?
        - Скучная. Но продуктивная. Гендерсон звонил?
        - Угу. Ты потряс его, когда наорал на прошлой неделе. Он был более организован и деловит, чем когда бы то ни было. Даже не называл меня «детка».
        - Хорошо. Может быть, я его в конце концов не выгоню.
        Анджи притянула его голову, чтобы поцеловать еще раз.
        - Мне не хватало тебя сегодня, - проворковала она, оторвавшись.
        Его глаза блеснули от удовольствия - и еле заметного удивления, от которого у нее всегда сжималось сердце. Временами Рису все еще трудно было поверить, что кто-то любит его безраздельно, для кого-то он важнее всего на свете.
        - Давай сегодня поедем куда-нибудь ужинать, - предложил он. - Хочешь в «Розу для китаянки»?
        Отступив на шаг, Анджи оправила просторный свитер.
        - Звучит заманчиво. Знаешь же, что я не могу устоять перед их свининой. Да, кстати. Звонил Грэм.
        Рис оторвался от почты, которую просматривал.
        - Просто так или какие-то новости?
        Анджи рассмеялась и покачала головой.
        - Сказал, что просто хочет узнать, как я себя чувствую. Клянется, что уже купил пони для малыша. Как по-твоему, шутит?
        - Не удивлюсь, если действительно купил. С Грэма станется. Но будем надеяться, что шутит. - Он вернулся к почте, достал простой белый конверт. - Письмо от твоего отца.
        Анджи взяла конверт.
        - Прочту, когда вернемся из ресторана.
        - И напишешь ответ? - спросил он с чуть переигранной небрежностью.
        - Да, Рис, - терпеливо ответила она. - Напишу. Разве я не отвечала на все его письма за последний год?
        Не кто иной, как Рис, добился зыбкого восстановления отношений между Анджи и Ноланом, утверждая, что ей не будет покоя, пока она не примирится с отцом.
        Нолан был трогательно благодарен за возможность общения. Впервые на памяти Анджи они с отцом были вполне честны между собой. Было много обид, были годы, разделявшие их, но ей начинало казаться, что при небольших компромиссах с обеих сторон они могут установить дружеские отношения. Особенно радовался Нолан, узнав, что скоро станет дедом.
        - Знаешь, - сказал Рис с новым выражением на лице, - твой отец будет освобожден в следующем году.
        - Знаю.
        - Ему понадобится работа, но ее нелегко будет найти с такой репутацией.
        Она напряглась.
        - Рис…
        Он предостерегающе поднял руку.
        - Выслушай, прежде чем автоматически говорить «нет». Я думаю о возможности предложить ему работу в «Вейк-тек». Даже ты не станешь отрицать, что он хороший специалист.
        - Ты не сделал бы этого, не будь он моим отцом.
        - Вероятно, нет, - признал Рис. - Родственные связи помогут ему получить эту работу, если захочет, но не помогут сохранить ее. Он должен будет доказать, что справляется и приносит прибыль компании. Одна попытка вилять, и он вылетит, получив пинок под зад. Это будет оговорено с самого начала. Что ты по этому поводу думаешь?
        - Рис, ты уверен? Что люди скажут? Он подал ей «Лук».[7 - «Лук» («The Look») - ежемесячный иллюстрированный журнал.]
        - Это меня не волнует. Пока «Вейк-тек» приносит доход, никто не имеет права обсуждать мои способы руководства. Для меня имеет значение только твое мнение. Если тебе не по душе, я не стану предлагать.
        Анджи положила письмо от отца на стол, чтобы открыть позже.
        - Я подумаю, - обещала она. - В каком-то смысле я была бы рада знать, что ему есть куда прийти, есть чем заняться спокойно, не накликая на себя новые неприятности. Остается надеяться, что ты знаешь, что делаешь.
        - Я всегда знаю, что делаю, - ответил он, и на этот раз в его надменности сквозило дурачество.
        - Кто говорит, что нет? - Она поднесла руку к его лицу и сказала уже без улыбки:
        - Ты необычайный человек, Рис Вейкфилд. Я люблю тебя.
        - Если я и необычаен, - хрипло отозвался он, - то потому, что ты любишь меня. - Он нагнулся поцеловать ее со словами:
        - Я люблю тебя, Анжелика. - Потом выпрямился и откашлялся. - Ты переоденешься или поедешь так?
        Она с готовностью ответила:
        - Я умираю с голоду.
        Оглядев ее с влюбленной улыбкой от золотистых волос до кончиков пальцев на ногах и задержав взгляд на бесценной выпуклости, Рис обнял жену за плечи и повернулся с ней к двери.
        - Мы не можем этого допустить. Едем.
        Анджи еще раз с удовольствием обвела взглядом дом, пока Рис вел ее к выходу, готовый поддержать, если она споткнется. «Счастливая я женщина», - думала она, и дело было не в деньгах и не в социальном положении. Любовь Риса была самым большим достоянием, какого она только могла пожелать.

        notes

        Примечания

        1

        Пять футов пять дюймов - 1 м 65 см.

        2

        103 градуса по Фаренгейту - приблизительно 39,5^о^ С.

        3

        Примерно 39,7^о^ С.

        4

        Йетс - ирландский поэт-символист, лауреат Нобелевской премии.

        5

        МБА (МВА) - магистр бизнес-администрирования, ученая степень, присваиваемая по окончании колледжа.

        6

        В 1969 г. в Вудстоке проводился знаменитый фестиваль рок-музыки.

        7

        «Лук» («The Look») - ежемесячный иллюстрированный журнал.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к