Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уилсон Кара: " В Любовном Треугольнике " - читать онлайн

Сохранить .
В любовном треугольнике Кара Уилсон

        Жизнь Джулии Бредли всегда была наполнена приключениями, порой весьма экстравагантными и опасными. Однако в двадцать восемь лет девушка решила остепениться. Тем более что ей сделал предложение привлекательный юноша из влиятельной и обеспеченной семьи Дамиан Флит. Джулия по приглашению Флита отправляется в его дом в горах, чтобы встретить Новый год и познакомиться с родителями жениха. Но снежная буря, вихрем закружив и перепутав судьбы многих людей, неожиданно меняет все планы Джулии…

        Кара Уилсон
        В любовном треугольнике

        Пролог

        Все, у нее начинается новая, прекрасная жизнь.
        Джулия весело кружилась по комнате, забрасывая в чемодан свои вещички. Потом, представив, как багаж будет разбирать чинная горничная - непременно в белом накрахмаленном переднике и наколке, - девушка уложила вещи поаккуратнее. В потускневшем зеркале шкафа, когда она поднялась с колен, отразилось улыбающееся раскрасневшееся лицо в обрамлении рыжих локонов.
        Сморщив носик и показав отражению язык, Джулия перегнулась через подоконник раскрытого окна.
        - Эй, Джонни! Пару гамбургеров - двойных, коку и попкорн.
        Она оглядела улочку в бедном квартале и фыркнула. Все это надоело ей до смерти. Здесь ее знали все от мала до велика. И вообще Сан-Франциско ей надоел. Даже Рождество по-настоящему встретить невозможно. То ли будет, когда она поедет в горы!
        - Вот твой заказ, Джул. - Мальчишка, запыхавшись, весело улыбнулся.
        Девушка с удовольствием принялась за еду, мечтая, как будет вкушать омаров и лангустов в обществе изысканных дам в изящно обставленной гостиной. Правда, Джулия была достаточно самокритична и отдавала себе отчет, что просто не знает, как их правильно есть. Еще ее интересовали эти раковины, замазанные чем-то зеленым. Как все это выковыривать - непонятно.

        Стремление изменить жизнь зрело уже давно. Особенно когда ошибки, совершенные в молодости, стали напоминать о себе. В свои двадцать восемь лет Джулия хорошо понимала это. Сейчас даже страшно вспоминать, какие штучки они с сестрой выкидывали, когда были подростками. Самая невинная их проказа заключалась в том, что каждая сестра-близнец являлась на свидание к пригласившему другую ухажеру. Подробностями девочки делились уже поздно вечером в своей комнате, их хихиканье в крошечной квартирке мешало спать приемным родителям.
        Сестры Бредли знались со всеми компаниями в их районе, которые принято называть дурными, но пользовались авторитетом даже у записных хулиганов. А мамаши в округе, как квочки, прятали дочерей, когда близняшки проходили мимо, стремясь уберечь милых чад от дурного влияния.
        Джулия с особой ненавистью вспоминала один полицейский участок. Она впервые пришла сюда выручать Дороти, которая познакомилась с молодым человеком, в которого влюбилась. Молодых людей, одурманенных алкоголем, тогда подобрала патрульная полицейская машина. С тех пор сестры неоднократно проводили долгие часы в участке, с тоской разглядывая коричневый пол, обшарпанные стены, столы, тяжелые стулья и большие круглые часы на стене. Джулия могла припомнить даже мерзкий запах, всегда стоявший там.
        Как-то независимый характер и внезапный романтический порыв заставил Джулию остричь косы и, переодевшись мальчиком, забраться на торговый корабль. Непонятно откуда взявшегося юнгу, который обычно предпочитал спать на палубе под шлюпкой, на третий день пути в Гонолулу разоблачил боцман. Высадить на берег девушку уже не было возможности, поэтому пришлось запереть ее в каюте второго помощника капитана и весь рейс охранять от жаждущих добиться ее внимания матросов.
        На ближайшем острове Джулию препроводили с корабля. Капитан вздохнул наконец спокойно, а Джулия после этого всласть попутешествовала, можно сказать, морестопом по Океании.
        Ее пленили Гавайи, Маршалловы и Соломоновы острова, Филиппины. В Австралии она нанялась официанткой на огромный пассажирский лайнер и объездила весь мир, задерживаясь в приглянувшихся местах и меняя корабли. Наконец, намыв, как предки, несколько унций золота на Аляске и отдав дань моде в коммуне хиппи, Джулия возвратилась в Сан-Франциско.
        Дома ее, честно говоря, уже и не надеялись увидеть. Дороти остепенилась, забыла проказы прежних лет и училась в университете, подрабатывая в туристическом агентстве. За ней ухаживал молодой полицейский, который в свое время больше всех досаждал двум сестричкам, вытаскивая их, часто с риском для жизни, из мрачных портовых притонов и отбивая от самых настойчивых почитателей их дразнящей красоты. Марк, кстати, заканчивал юридический факультет того же университета, где училась Дороти, и начинал адвокатскую практику.
        Первые ростки сомнения в правильности своей непутевой жизни появились в душе Джулии, когда она увидела успокоившуюся счастливую сестру. Джулия тоже поступила в университет, и сестры по старой привычке ходили сдавать друг за друга экзамены. Но в отличие от Дороти, которая продавала путевки на острова жаждущим отдохнуть горожанам, Джулия устроилась подрабатывать в казино и продолжала крутиться в вихре сомнительных развлечений и удовольствий.
        Перелом в душе девушки произошел, когда какая-то банда, погуляв и проигравшись в пух и прах, захватила в заложники сотрудников казино. Они требовали от полиции выдать им деньги и самолет, чтобы убраться из Сан-Франциско.
        Переговоры с ними возглавлял Марк, уже ставший мужем Дороти. Этот светловолосый молодой человек со шрамом на подбородке обеспечил успех переговоров.
        Он выглядел элегантно в блокированном полицией казино - в прекрасно сшитом сером костюме, темном галстуке на фоне белой рубашки - и держался уверенно, хотя его жена из-за беспокойства за жизнь сестры лежала в больнице с угрозой выкидыша их первенца, а у их приемной матери - Дины - случился сердечный приступ.
        Когда весь этот кошмар закончился, Джулия дала слово матери и сестре, что больше никогда ее сумасбродства не причинят им боли и беспокойства. Она стала переосмысливать свою жизнь.
        Прекрасная внешность не принесла Джулии счастья. В душе она оставалась одиноким человеком, наверное, поэтому всегда стремилась в веселое общество. Мужчинам нравилось бывать в одной компании с ней, и иногда Джулия увлекалась молодыми людьми, но это были кратковременные романы. Не хватало главного - любви, и Джулия уже стала думать, что не способна на это чувство.
        Она устроилась на место Дороти в туристическое агентство, и однажды туда зашел приятный и воспитанный молодой человек по имени Дамиан Флит. Он хотел провести Рождество на островах, и явно не один, но высокая длинноногая девушка с огненно-рыжими волосами, зелеными глазами и еле заметными веснушками на маленьком прямом носике мгновенно пленила его.
        Они стали встречаться. И вскоре, имея самые серьезные намерения, Дамиан пригласил Джулию встретить Новый год в горах, покататься на лыжах, желая представить девушку своей семье как невесту. Джулия колебалась, но Дамиан стал для нее олицетворением той спокойной обеспеченной жизни, к которой она теперь стремилась.
        И Джулия решила принять предложение Дамиана провести вместе рождественские каникулы.
        Провожать ее в аэропорт приехали Дороти с мужем. Сестра находилась уже на восьмом месяце беременности. Она догадывалась, что в жизни Джулии наступили перемены.
        - Тебе нужно уехать, Джулия, и начать новую жизнь, без всех этих безобразных поступков и людей из твоего прошлого, - наклонившись, чтобы поцеловать сестру, прошептала Дороти. - Я верю в то, что скоро все изменится к лучшему, и дальнейшие жизненные планы ты будешь строить вместе с Дамианом.
        Джулия удивленно посмотрела на сестру.
        - Как ты догадалась?
        - Я помню этого молодого человека, с которым ты познакомилась два месяца назад в бюро путешествий. Банкир. Такой симпатичный блондин, спокойный, рассудительный и не зануда.
        Дамиан! Да, это мужчина, который мог бы полностью изменить ее будущее.
        К сожалению, времени для разговоров у нее больше не было. Джулия весело взглянула на Дороти.
        - Да, сестричка, думаю, что моя жизнь наконец изменится к лучшему, и я постараюсь не повторять ошибок.
        - Ты на правильном пути, - сказала сестра. - Но не покидай меня надолго. Я очень боюсь за тебя.
        - Клянусь, что постараюсь никогда не заставлять тебя переживать. - Джулия дотронулась до живота Дороти.
        Тут что-то будто стукнуло ее по руке. Это малыш толкался в животе, готовясь выйти в жизнь. По щеке Джулии скатилась слеза. Она на мгновение опустила глаза, а затем, уверенно взглянув на сестру, добавила:
        - Я обещаю, что никогда ты не будешь беспокоиться из-за меня.

1

        Майкл Хант внимательно слушал своего собеседника, приложив к уху трубку.
        - Через четыре дня я приеду к вам. На следующей неделе вы исчезнете, и никто уже вас не найдет.
        Майкл скрывался от преследований своего бывшего хозяина в маленьком домике, затерянном в безлюдном горном местечке. Работая телохранителем у известного коммерсанта по фамилии Дигби, Хант узнал о причастности босса к торговле наркотиками. Скрывающийся под личиной законопослушного бизнесмена, наркоделец, разоблаченный телохранителем, решил, что смерть Майкла будет лучшим выходом из создавшегося положения. Майкл, как и его босс, также правильно оценил ситуацию и решил немедленно скрыться, предварительно рассказав полиции о делишках бывшего начальника. Оказалось, что именно этот человек давно разыскивался ФБР, но изменил свою внешность и жил под чужим именем. Пока не были собраны все доказательства его преступной деятельности, Хант не мог предъявить свои обвинения публично и выступить свидетелем против Дигби в суде. Соответствующие органы должны были подготовить почву для этого.
        И сейчас Майкл Хант сидел в глубоком кожаном кресле, греясь у массивного камина, выложенного из камней, и разговаривал по телефону с человеком, который помогал ему скрыться от Дигби. Его собеседник был сотрудником ФБР и при знакомстве с Хантом представился как Картер. Майкл уже дважды встречался с ним. Во второй раз Картер, прилетев на личном самолете, добрался до хижины Майкла на машине. Этот человек невольно внушал Майклу уважение - он никогда не называл своего настоящего имени, должности и никогда не говорил лишнего.
        Майкл закрыл глаза и задумался. Он устал уже от этих игр. Месяц назад прятался на конспиративной квартире в Детройте, затем тайно вылетел в Барстоу. Наконец ночью он добрался на машине до этого домика, арендованного на время новогодних праздников на имя Ника Дугласа.
        Игры. Иначе не назовешь. Майкл был бы рад поскорее покончить с этим неприятным делом.
        - Обещания, обещания, как все надоело, - произнес в трубку Майкл и приоткрыл глаза.
        Он подтянул к себе ноги, чтобы не задевать собаку, вытянувшуюся на ковре.
        - Я понимаю, что неприятно перед Новым годом, - отозвался голос в телефонной трубке, - сидеть черт-те где в горах и быть отрезанным от всего мира, но у нас нет другого выхода. Они чуть не нашли вас в Детройте. Но сейчас вы можете чувствовать себя в безопасности, вряд ли они смогут найти вас здесь.
        - Не смогут? - спросил Майкл с явным сомнением в голосе.
        - Конечно, абсолютной гарантии нет. Вы, кстати, знали об этом, когда соглашались нам помочь.
        - Да, я помню, - ответил Майкл.
        Он знал уже много лет о том, что в его жизни мало места остается для каких-либо гарантий.
        Майкл посмотрел на спящую собаку. Два дня назад он впервые увидел этого пса, который сидел на безопасном расстоянии, готовясь в любую минуту убежать при малейшей угрозе со стороны Майкла, и наблюдал за тем, как мужчина вносил дрова в дом. Пес был большим, с толстыми лапами, уши не стояли, а все время, казалось, находились в движении - то выпрямлялись, то складывались. Он явно не из породистых, была видна смесь немецкой овчарки и дворняги. Когда Майкл, управившись с делами по хозяйству, стоял на пороге домика, пес, тяжело дыша и пуская клубы морозного декабрьского воздуха, начал медленно приближаться к крыльцу.
        Майкл думал: зайти в дом и закрыть перед носом собаки дверь или впустить ее? Казалось, что пес смотрит на него с осуждением, как бы упрекая в том, что человек заботится только о себе. Но мог ли Майкл брать на себя ответственность за животное, когда его жизнь была в опасности?
        - Бедолага, - сказал Майкл и пустил пса в теплый дом.
        С тех пор пес стал еще одним обитателем затерянной в горах хижины. Мы чем-то похожи друг на друга, думал Майкл, глядя на свернувшегося у него в ногах пса. - Хант! Куда вы пропали? - Голос Картера вернул его к действительности.
        - Да, - ответил Майкл. - Как насчет Дигби? Скоро вы его возьмете?
        - Некоторая проволочка входит в наши планы, - сказал Картер. - Ничего не поделаешь, придется еще некоторое время скрываться. Надеюсь, временное уединение не будет вам в тягость.
        Картер не знал, что Майклу не привыкать к одиночеству. Он убежал из дома, когда ему исполнилось семнадцать, и с тех пор скитался, не завел ни друзей, ни семьи.
        - Все нормально, - сказал Майкл. - Я буду очень рад, если мои показания принесут пользу следствию.
        - Мы сделали все, что было в силах. - Картер остановился, а затем задал личный вопрос, чего никогда не делал раньше: - Вы о чем-то сожалеете?
        - Нет, - не задумываясь, ответил Майкл.
        В свои тридцать семь лет Майкл обнаружил, что, если бы он и захотел что-либо потерять, у него ничего бы не получилось. Просто ему терять было нечего: он не имел не только друзей и семьи, но и постоянных подружек, его встречи с представительницами слабого пола были мимолетными и непродолжительными.
        - Я жалею теперь только о том, что слишком хорошо защищал Дигби, - огорченно заметил он.
        - Действительно, не очень приятный тип, - процедил сквозь зубы Картер.
        - Он мало кому нравился, - охотно согласился Майкл.
        - Да, никто бы не догадался, что он сделал пластическую операцию. Но Дигби споткнулся на ровном месте.
        Споткнулся - это верно. Внезапно вернувшись в дом Дигби после недельного отпуска, Майкл случайно услышал то, чего не должен был слышать, и увидел то, чего не должен видеть. Тогда-то Майкл и понял, что Дигби являлся торговцем наркотиками и, видимо, даже возглавлял мафиозную структуру.
        Майкл никогда не считал себя записным моралистом, но его отвращение к наркотикам шло из детства. Пристрастие отца к выпивке и наркотикам искалечило всю жизнь Майкла.
        - Я считаю, вы можете выйти из сложившейся ситуации таким же образом, как и Дигби, прибегнув к операции, - продолжал инструктировать его Картер.
        Картер говорил об этом серьезно, но Майкл почему-то чуть не засмеялся. Просто прятки или казаки-разбойники какие-то! Майкл провел рукой по ниспадающим до плеч волосам и постарался спокойно ответить:
        - Да, полагаю, что так и надо сделать.
        Никто, даже Картер, не знал, что двадцать лет с тех пор, как он сбежал из дому, он только и делает, что меняет имена и работы. Сам Майкл считал, что у него нет прошлого. Мать умерла рано, отец нещадно бил мальчика. Все детство он прожил в страхе быть убитым пьяным или одурманенным наркотиками отцом и не видел никакого выхода из этого ужасающего состояния.
        Это было нелегко, но Майкл сам изменил свою жизнь, когда сбежал из дому. С тех пор он ни с кем не делил ответственность за свою жизнь, сам управляя ею. Поэтому-то его так рассмешила забота Картера.
        - Я все устрою, - сказал Картер. - И вы должны знать, что мы не оставим вас без поддержки. Вы также не должны успокаивать себя, считая, что, спрятавшись, вы можете быть в безопасности. У Дигби длинные руки, он может найти вас, когда вы не будете этого и ожидать. Это он чуть не доказал в Детройте. Будьте всегда начеку. Никому не доверяйте и, если у вас будут какие-либо вопросы или затруднительные ситуации, сразу же звоните мне. Я свяжусь с вами и дам дальнейшие инструкции. Будьте осторожны.
        Не дождавшись ответа, Картер прервал связь.
        Майкл тоже положил трубку, а затем встал и потянулся своим длинным и мощным телом. Пес оживился, стал скрести лапой пол, вопросительно смотря на Майкла.
        - А какие у тебя проблемы, дружок? - спросил Майкл. - Может, ты хочешь есть? Придется подождать, время обеда еще не пришло.
        Майкл подошел к вешалке рядом с массивной деревянной дверью и снял авиационную кожаную куртку. Он набросил куртку прямо на футболку, надел тяжелые ботинки и, открыв дверь, вышел в заснеженный двор. Майкл по-хозяйски обошел маленький дворик кругом, затем взял из сарая лопату и расчистил тропинку между дверью дома и гаражом. Спрыгнув с очищенного от снега порожка, пес побежал за Майклом, уселся рядом и вопросительно взглянул.
        - Все в порядке, - объяснил Майкл. - Обычно я не выхожу из дома, пока светло, но сейчас мне просто необходимо подышать свежим воздухом.
        Хант покачал головой и убрал волосы с воротника.
        - Черт побери, зачем я все объясняю этому паршивому псу?
        Мужчина, замерзнув после работы, засунул руки в карманы куртки и опустил подбородок в мех воротника.
        В прошлый раз Картер передал Майклу документы на имя Ника Дугласа, на которого арендована хижина. При этом он предупредил:
        - Вы не должны уходить далеко от дома. Ближайшие ваши соседи живут не ближе чем в четырех милях отсюда, и, если вы не будете высовываться, никому и в голову не придет, что кто-то здесь живет.
        Майкл положил документы в кухонный шкаф рядом с печкой.
        - Ну что же, прекрасно, теперь я Ник Дуглас.
        - Хорошо, будем надеяться, что вам не придется воспользоваться этими документами до того, как мы заберем вас отсюда.
        Майкл медленно пошел по расчищенной дорожке, наблюдая за потемневшим небом. На востоке оно было затянуто плотной грядой черных облаков. За облаками скрылись пики гор, напоминающие гигантские башни. Надвигалась буря. Майкл ощутил приближение холодного, сильного ветра.
        Он зашел в гараж, проверил работу аварийного генератора и затем, поглядев на аккуратно сложенную поленницу, решил, что на ближайшее время дров хватит.
        Выйдя из гаража, Майкл снова посмотрел на небо. Тучи уже образовали гигантскую черную розу.
        Внезапно застыв на месте, пес стал настороженно нюхать воздух, будто почувствовал приближение опасности. Майкл заметил его беспокойство.
        - Проклятие, что это?.. - Мужчина с тревогой в голосе вслух задал себе вопрос, наблюдая, как на спине пса поднялась шерсть, и он протяжно завыл.
        Пес, видимо, просто почуял наступающую перемену погоды.

        Джулия приехала в Нортон на машине, взятой напрокат в аэропорту Барстоу. Она с опаской смотрела на небо. Тяжелые свинцовые облака скрыли вершины близлежащих гор. Солнечные лучи еще кое-где пробивались через темные тучи, образуя широкие светлые полосы, в которых холодный ветер закручивал хоровод снежинок.
        Метель усиливалась, мгла стремительно затягивала остатки чистого неба. Видимость на дороге быстро ухудшалась. Джулия включила фары.
        В Нортон девушка въехала по узкой дороге, где снег смешался с грязью из-под колес проезжающих машин. На обочинах тускло светили старомодные фонари. Джулия была удивлена, что местечко оказалось далеко не безлюдным и захолустным. Это подтверждали машины с номерными знаками разных штатов. Витрины магазинов у дороги пестрели модными товарами. Нортон, очевидно, слыл прибыльным курортом, и неудивительно, что семья Дамиана имела здесь дом, где они могли жить зимой.
        Джулия остановилась у бензоколонки между спортивным магазином и рестораном, построенным в викторианском стиле. Не успела она выйти из автомобиля, как к дверце подбежал улыбающийся подросток в огромной пуховой куртке.
        Она приоткрыла окно и услышала веселый голосок парнишки:
        - Добро пожаловать к нам в Нортон. Вам бензин или дизельное топливо?
        Джулия посмотрела на стрелку - полбака еще есть. Она отрицательно покачала головой.
        - Нет, спасибо, но я бы…
        - Может, проверить масло, охлаждающую жидкость, колеса? Протереть стекла?
        - Нет, я…
        - Кофе, горячий шоколад, домашнее печенье?
        - Я бы хотела только узнать, как мне доехать до Сосновых Холмов. - Она успела спросить до того, как парень снова заговорил.
        - Нет проблем. - Мальчик наклонился к открытому окну. - Если вы поедете по этой дороге, то через шесть миль увидите на дорожном плакате надпись «Сосновые Холмы». Там будет большое поле, удобное для катания на лыжах. Внимательно следите за знаками на дороге - спросить будет не у кого, домов там мало.
        - Спасибо, - поблагодарила парня Джулия.
        - Судя по вашему виду, я уверен, что вы не взяли с собой теплых вещей, - опять привычной скороговоркой затараторил парнишка.
        Джулии хотелось поскорее закрыть окно, ветер врывался в нагретый салон автомобиля, и ей стало холодно.
        - Вы предлагали мне горячий шоколад?
        Парнишка улыбнулся и скрылся в доме, напоминающем шведский коттедж. Неожиданно он быстро вернулся, неся в руках большой бумажный стакан, который подал девушке в окошко.
        - Спасибо, - тихо сказала она, чувствуя, как тепло от чашки сразу же передается ее рукам.
        - Вам не следовало бы, мисс, уезжать далеко отсюда: вечером будет буря. В здешних местах тогда лучше добираться на лыжах, чем на машине.
        Девушка увидела, что тяжелые свинцовые облака уже затянули все небо.
        - Мне, наоборот, нужно торопиться, надеюсь, что смогу добраться до ее начала, - сказала Джулия, отдавая деньги за шоколад.
        - Будьте осторожны, - последнее, что она услышала, закрывая окно.
        Губы мальчика все продолжали шевелиться. Наверное, он перечислял услуги, о которых не успел сказать.
        Джулия через несколько минут выехала из города на прямую узкую дорогу.
        Никогда раньше ей не приходилось водить машину среди гор, похожих на огромные башни, упирающиеся в небо, по заснеженным дорогам, в холодную зиму.
        Девушка включила на полную мощность печку и отпила горячего шоколада. Что ни происходит - все к лучшему, оптимистически подумала она. Она скоро встретится с семьей Дамиана.
        Дамиан рассказывал ей о родителях, младшем брате, старшей сестре и двух кузинах, которые должны приехать к ним на рождественские каникулы. Она нервничала перед встречей с высокопоставленными родителями жениха и, успокаивая саму себя, произнесла вслух:
        - Что ты переживаешь? Никогда тебя не беспокоило, что думают другие люди, даже такие, как семья Флитов, которые могут купить или продать всю Сьерру-Неваду.
        Дамиан никогда не хвастался своими деньгами, но прекрасно, с иголочки, одевался, ездил на новеньком БМВ последней модификации и умел не быть высокомерным.
        Наконец фары осветили дорожный указатель, на котором было написано: «Западные Сосновые Холмы». Повернув направо, на запад, она увидела несколько роскошных домов, однако людей вокруг не было.
        Начался сильный снегопад. Девушка уменьшила скорость и включила дворники. Бесшумно падающие вокруг машины белые крупные хлопья действовали на Джул завораживающе. Она поехала еще медленнее, и ей захотелось выйти в это белое безмолвие, почувствовать снег на своем теле, попробовать его на вкус и даже слепить снежную бабу.
        Безусловно, если бы она продолжала оставаться прежней взбалмошной и непредсказуемой Джулией, она бы так и сделала, но, вспомнив о недавно принятых решениях, лишь поехала чуть побыстрее.
        Из-за снегопада впереди ничего нельзя было различить. Вдруг она увидела дорожный знак, предупреждающий об опасном повороте, и резко нажала на тормоз.
        Не справившись с управлением, Джулия беспомощно почувствовала, как ее машина уже не едет, а плывет, развернувшись боком вперед.
        Она растерялась и мысленно была готова ко всему. Как нелепо. Сейчас машина рухнет со скалистого обрыва, которыми так богат этот заснеженный штат, одним махом разрубив гордиев узел ее проблем. Судьба безжалостно смеялась над ее усилиями сохранить жизнь. В какую-то долю секунды Джулия успела окинуть взглядом свою жизнь, чуть ли не с рождения. Видимо, судьбу не обманешь. Напрасны все старания изменить и исправить судьбу, выйдя замуж за надежного мужчину.

2

        Большие деньги и влиятельные друзья помогали Дигби скрываться от полиции. Зная, что им интересуется ФБР, торговец наркотиками старался поддерживать связи с людьми, близкими к этой организации. После того как его люди упустили Ханта в Детройте, он обратился за помощью к некоему Джеку Н. Этот человек когда-то был связан с Федеральным бюро и знал многих сотрудников. Почему он перестал работать на ФБР, никто не знал, но Джек давно уже помогал Дигби и, видимо, скрывался от правосудия.
        У Джека, однако, все еще сохранились свои каналы информации. Ему стало известно, что Ханту помогает скрываться Картер. Мир тесен, и людские судьбы удивительным образом часто пересекаются. Джек прекрасно знал Картера. Они вместе работали три года и изучили друг друга за это время.
        Когда Дигби назначил цену за убийство Майкла, Джек не отказался от столь выгодного предложения. Он видел как-то Ханта в доме у Дигби.
        Охота началась, и Джек быстро выследил Ханта, узнав что ему выдали документы на имя Ника Дугласа. Так быстро расследование мог провести только профессионал. Наполовину дело было сделано. Джек подумал, что деньги, полученные от Дигби, будут легкими. Работа будет закончена еще до того, как Картер почувствует опасность.

        Глаза Джул были закрыты. Мысленно она прощалась с жизнью. Она была готова к смерти и сожалела о том, что мало сделала для своих близких. Особенно она жалела, что так и не смогла выполнить обещания образумиться, которое дала своей сестре.
        Ну кто ее просил ехать в такой снегопад по сельским дорогам! В пункте проката машин и мальчик у бензоколонки предупреждали, что в такую погоду здесь ездить нельзя. Надо было позвонить Дамиану, предупредить его и переждать в гостинице маленького городка. Ее глупая безрассудность и на этот раз сыграла с ней злую шутку, возможно последнюю.
        Джулия не видела, что послужило преградой для ее беспорядочно движущейся машины. Машина просто мягко остановилась, завязнув в снегу, двигатель заглох. В наступившей тишине Джулия слышала только свист ветра и скрежет все еще двигавшихся дворников на лобовом стекле.
        Джулия глубоко вздохнула и почувствовала, как напряженные мышцы постепенно расслабляются. Руки, вцепившиеся в оплетку руля, упали. Когда она открыла глаза, вокруг только падал и крутился в бешеном хороводе снег. Дверца справа была в огромном сугробе. Из-за падающего снега и наступившей темноты девушка не могла видеть, как далеко занесло машину.
        Дрожащей от шокового состояния рукой она выключила дворники, фары и, немного подумав, повернула ключ зажигания, пытаясь завести машину.
        - Давай же, давай! - неожиданно произнесла она, подгоняя мотор, после того как стартер, пронзительно прошумев несколько секунд, не смог завести двигатель.
        Немного выждав, Джулия опять включила стартер, и на этот раз двигатель завелся. Она осторожно нажала на педаль, двигатель взвыл. Казалось, какой-то сказочный страшный зверь подпевал ветру, машина подалась немного вперед, но затем вновь бессильно откатилась на прежнее место.
        - Надо думать, думать, думать, - повторяла девушка, крепко сжимая руль. - Что я буду делать, если не смогу выехать отсюда?
        Она посмотрела в окна и ничего не увидела, кроме бушевавшей вокруг бури. Невольно стали вспоминаться истории, как люди, настигнутые в дороге снежными буранами, были вынуждены останавливаться, а через несколько дней в машинах находили трупы.
        Надо бороться, но что же делать? Мысли лихорадочно метались. Выйти и искать людей или оставаться в машине, чтобы не замерзнуть, и ждать, пока найдут меня?
        Джулия осознавала, что плохи оба варианта. Хотя она не так уж далеко отъехала от Нортона, но чувствовала себя на краю света, вряд ли в голову кому-нибудь придет мысль искать ее здесь.
        Джулия включила радио и, после того как нашла музыку, поудобнее устроилась в кресле. Через несколько минут в прогнозе погоды передали, что в горах Сьерры-Невады стихийное бедствие, движение на дорогах парализовано, отключено электричество, порваны телефонные провода. Снежный буран только начался и в течение нескольких дней будет усиливаться.
        - Да, Новый год обещает быть «превосходным», - нараспев сказала Джулия, покачав головой. - Что делать дальше? - задала она себе вопрос. - Добираться пешком?
        Джулия закрыла глаза и, отключившись от страшной действительности, снова начала вспоминать свою жизнь. Родители умерли, когда им с сестрой было всего по пять лет, затем они попали в детский дом, из которого их забрали Дина и Нэд.
        Затем жизнь закрутила Джулию в водовороте бурных событий. Учеба в университете, скитания, поиски чего-то необычного, еще не познанного душой.
        Она быстро разочаровалась в мужчинах, которыми легкомысленно увлекалась. Наконец она поняла, что всю жизнь шла по неправильному пути. Может, она просто наконец повзрослела?..
        Потом Джулия встретила Дамиана. Сначала она не придала увлеченному ею светловолосому молодому человеку большого значения, но затем поняла, что для нее это шанс выбраться из своей запутанной жизни. Дамиан. В нем было много обаяния, к тому же он был надежным, состоятельным человеком и понравился ей просто как мужчина. Правда, девушка была недовольна тем, что Дамиан не проявлял настойчивости. Ей хотелось бы, чтобы он подольше поухаживал, «побегал» за ней. Но, видимо, Дамиан не слыл бойцом по натуре, вероятно, жизнь его баловала.
        Сейчас Джул попыталась представить себе Дамиана, но черты его лица почему-то расплывались перед ее внутренним взором.
        Наконец Джулия начала сильно нервничать и решила оставить воспоминания. Она закурила. Дамиан не любил, когда она курила, он считал, что курят только те люди, которые не могут управлять собой. Вероятно, он прав.
        Пурга тем временем не утихала, и Джулия с удивлением заметила, что она сидит в машине уже больше часа.
        - Я не собираюсь замерзать здесь, в этой проклятой машине, - прошептала девушка и, встав на колени на водительское кресло, открыла чемодан на заднем сиденье, нашла перчатки, шерстяную шапочку с маской для лица и утепленную куртку.
        Джулия залезла на заднее сиденье и надела на себя все теплые вещи, какие только смогла. Затем она увидела, что стрелка индикатора горючего указывает на нуль. Она подождала еще немного, пока двигатель не остановился, а затем с горечью сказала:
        - Прекрасно, остался один путь - идти пешком.
        Как только Джулия вышла из автомобиля, сильный порыв ветра ударил ей в лицо, она подняла воротник куртки повыше, а потом, быстро надев перчатки, закрыла дверь машины.
        С минуту она стояла на месте, обреченно наблюдая, что творится вокруг, и медленно пошла вперед, не особенно заботясь о направлении, осторожно наступая на хрустящий наст. Снег налипал на ботинки. Через несколько метров Джулии показалось, что ноги стали весить вдвое больше обычного. Она с трудом подняла голову и, прищурив глаза, посмотрела вперед, но, кроме темноты и снежного круговорота, ничего не увидела.
        Ноги Джулии быстро промокли и замерзли. Почему она так упрямо хотела побыстрее уехать из аэропорта? В ее характере в последнее время произошли большие изменения, но, видимо, упрямства она еще не изжила. Силы быстро иссякали, на пронизывающем ветру Джулия чувствовала, что не может двигаться дальше. Повернувшись спиной к ветру, чтобы перевести дыхание, внезапно она увидела мерцающий вдали свет.
        Джулия посмотрела по сторонам. Вокруг темной стеной стояли высокие сосны. Снова повернув голову в направлении огонька, она ничего там не обнаружила.
        - Проклятье, - прошептала Джулия. - У меня уже начались галлюцинации.
        Ее охватила паника, но все же она решила идти туда, где ей почудился мерцающий огонек. С трудом пройдя несколько метров, она снова увидела его. Огонек то появлялся, то снова исчезал за деревьями и метелью, а Джулия шла прямо, боясь свернуть и не выбирая дороги, увязая по пояс в больших сугробах. Она смотрела только на слабое пятнышко света, пытаясь не выпускать его из виду.
        Я должна добраться туда, во что бы то ни стало должна, говорила она себе. В темноте свет как магнит притягивал девушку, и она шла вперед, тяжело дыша и стараясь высоко поднимать ноги.
        Она была близка к цели, когда неожиданно огонек погас. Но у нее уже иссякли силы, чтобы идти вперед. Ноги сами собой подкосились, и она лицом упала на мягкий снег.
        Мне нужно капельку отдохнуть, хотя бы минутку, уговаривала она себя, и глаза ее мгновенно закрылись. Она больше не чувствовала ни холода, ни усталости, мир со всеми его проблемами перестал беспокоить ее.

        Пурга утихала. Майкл отвел глаза от книги, которую читал, сидя в удобном кожаном кресле рядом с камином, и встретил настороженный взгляд собаки, лежащей на ковре. Не успел Майкл снова вникнуть в страницу, как пес встал и начал принюхиваться, потом медленно подошел к двери и, обнюхав ее, начал тихо скулить. Постепенно повизгивание перешло в рычание, и шерсть вздыбилась на загривке.
        Майкл бросил книгу на пол, поднялся с кресла, почувствовал, как возбуждение разливается по жилам. Видимо, кто-то подкрадывается к дому.
        Он поднял трубку, но гудка не услышал. Наверное, снежная буря оборвала провода. Майкл поспешил на кухню, вынул пистолет из шкафчика над холодильником и вернулся в комнату.
        Может быть, пес беспокоится из-за пурги, или Дигби так быстро выследил его и подослал к домику убийц?
        В первую очередь Майкл выключил в доме свет, затем оделся и осторожно вышел во двор. Пурга затихала, на небе уже была видна луна, все еще окруженная тучами.
        Он обошел дом и гараж, но ничего подозрительного не нашел. Когда успокоенный Майкл открыл дверь дома, пес вырвался наружу и побежал к дороге. Майкл снова насторожился. Если люди Дигби уже нашли Майкла и если ему каким-то чудом удастся уйти от них, он навсегда перестанет доверять кому-либо, даже Картеру. Он не будет ни на кого надеяться и сам отстоит свою жизнь.
        Размышления Майкла оборвались, когда он увидел, что пес остановился вдали и начал лаять. С порога Майкл ничего не мог разглядеть. Оглядевшись по сторонам, он быстро побежал к тому месту, откуда доносился лай. Вдруг пес замолчал, и тишина несколько удивила Майкла.
        Когда Майкл подошел к суетящейся собаке, то увидел лежащего на снегу человека с маской на лице.
        Засунув руку ему под воротник, Майкл ощутил слабое пульсирование на горле незнакомца.
        Проклятие, к такому повороту событий Майкл не был готов. Он не знал, как ему поступить в подобной ситуации. Вдруг он нашел убийцу, которого подослал Дигби? Майклу легче всего, конечно, было бы уйти обратно в дом, не обращая внимания на человека на снегу. Но это попахивало бы убийством, а он не хотел брать грех на душу. Когда пес уселся рядом со своей находкой и начал скулить, Майкл понял, что у него нет выбора.
        Он перевернул человека на спину и подхватил на руки. Пес прыгал вокруг Майкла до самого дома. У порога, тяжело дыша, Майкл положил ношу на крыльцо и открыл дверь. Затем он занес незнакомца в дом и уложил на кровать. Хант быстро снял с неподвижно лежащего тела куртку, затем ботинки и немного помедлил, обдумывая дальнейшие действия.
        Стянув лыжную маску, Майкл увидел приятное женское лицо. У девушки был красивый, почти классический овал, полные, слегка посиневшие губы, побелевшие на морозе щеки и длинные, черные как смола ресницы. Из-под лыжной шапочки на подушке рассыпались густые вьющиеся волосы цвета полированной меди. Эта женщина не похожа на убийцу, подумал Майкл.
        В любой другой жизненной ситуации он обрадовался бы, что случайно нашел такую красивую незнакомку, но в данном случае чем быстрее он окажет ей первую медицинскую помощь, тем больше у нее будет шансов выжить. Майкл знал, как справляться с обморожением. Он раздел девушку почти догола, и она стала походить сейчас на большую холодную куклу. Майкл принес со двора снег, с силой растер ее с головы до ног, при этом иногда проверяя пульс. Он все еще был очень слабым. Наконец он додумался, что должен согреть ее своим телом. Он снял с себя одежду и скользнул в кровать.

3

        Укутавшись в одеяло, он своим жарким телом прижался к женщине. Ее душистые волосы щекотали лицо, он осторожно отвел их рукой, стал растирать ее грудь, живот и бедра, невольно представляя блаженство, которое мог ощутить мужчина, деля с ней ложе.
        Майкл повернул незнакомку лицом к себе и услышал слабое дыхание. Стало ясно, что ее жизнь висит на волоске. Он принялся с усердием растирать руками спину женщины.
        Пес напомнил о себе, запрыгнув на кровать. Он настороженно посмотрел на Майкла и разлегся, прижавшись к спине женщины и уткнув морду в рассыпанные по подушке кудри.
        Тепло от Майкла и собаки сделало наконец свое дело. Руки женщины стали теплее, дыхание выровнялось.
        - Ну давай же, давай, оживай, черт побери, - прошептал Майкл. - Оживай.
        Он вдруг почувствовал слабое движение. Женщина зашевелилась, приподняла руку и обхватила его.
        Майкл успокоенно закрыл глаза. Обрадовавшись, что спас ее, он невольно представил себе, что происходило бы здесь, если бы он занимался любовью с этой прекрасной незнакомкой. Она была весьма сексуальна. Но в мечтах нельзя уходить слишком далеко. Не надо доверять женщине только потому, что он держал ее в объятиях.
        - Как ребенок! - вслух произнес Майкл, убирая руку.
        Мужчина настолько возбудился, что если бы женщина невольно приблизилась к нему, то он мог просто-напросто взорваться от желания обладать ею.
        Майкл отодвинулся подальше, тщательно уложив одеяло между ними. Женщина отвернулась и теснее прижалась к собаке.
        Майкл встал. Из висящей на стуле куртки достал пистолет и засунул его между матрасом и пружинами кровати. Затем поднял с пола одежду девушки. В кармане куртки он нашел бумажник и ключи от машины с брелоком фирмы, сдающей машины в аренду.
        В бумажнике находились водительские права на имя Джулии Бредли. Оказывается, ей 28 лет. А по виду дашь гораздо меньше.
        На фотографии она улыбалась, и полные губы изгибались весьма соблазнительно, на щеках видны небольшие ямочки. Кажется, права не подделаны, по крайней мере явных несоответствий нет. Но ведь у Дигби работают не любители, а знающие дело профессионалы…
        В бумажнике лежали три сотни долларов, кредитная карточка, чековая книжка на имя Джулии Бредли и две фотографии. На одной коротко подстриженная пожилая женщина с очень приятным лицом и добрыми глазами. На другой фотографии красивый светловолосый мужчина с видом собственника обнимал найденную Майклом в снегу незнакомку за плечи.
        Майкл понимал, что такая роскошная женщина не могла быть свободной. На фотографии Джулия улыбалась, будто нашла клад с золотом. Майкл собрал бумаги и положил все обратно в карман куртки. Ничего подозрительного он не нашел. Затем он бросил одежду обратно на пол и посмотрел на женщину: ее кожа приобрела более или менее нормальный цвет, а губы стали бледно-розовыми.
        - Джулия Бредли, - громко сказал Майкл. И повторил, растягивая звуки: - Джул!
        Как приятно звучит ее имя. Имя прекрасной женщины, которая чья-то жена или чья-то любовница, а может быть, убийца…
        Он поплотнее накрыл женщину одеялом, убрал с лица волосы и медленно стал растирать ей ладонью спину. Джул невольно прижалась к нему, и это почему-то тронуло сердце мужчины. Вскоре дрожь, сотрясавшая тело женщины, стала понемногу проходить, и, когда тело ее полностью расслабилось под его руками, Майкл осторожно встал с кровати.
        Чувства переполняли его душу, его очень сильно влекло к этой бесчувственной женщине. Майкл не узнавал себя. Он никогда не придавал большого значения чувствам. Особенно раздражал его романтический антураж. Он спас прекрасную даму из снежного плена, согрел ее своим телом и полюбил навеки. Какая ерунда!
        Но то, что испытывал Майкл к этой незнакомке, не было похоже на его обычные отношения со слабым полом. Возможно, потому что ее хрупкая жизнь зависела целиком от него? Он снова прилег на кровать.
        Майкл ощущал на щеке ее дыхание и слышал, как тихонько бьется ее сердце, затем он нащупал под матрасом холодный металл пистолета. Оружие на месте. Майкл успокоился. Глаза закрывались. Чуть поборовшись со сном, Майкл, устав от размышлений, заснул.

        Приходя в себя, Джулия поняла, что лежит в уютной теплой кровати. Приоткрыв глаза, она обнаружила, что ощущение теплоты и надежности исходит от мужчины, который крепко обнимал ее во сне. Кто он такой?
        О господи! Обнаженная, она лежала в кровати с мужчиной и не могла понять: что случилось? Нет, она почувствовала на себе трусики и бюстгальтер. Сон постепенно проходил, и Джулия стала осознавать, что это ей не кажется. Она действительно лежит в постели с мужчиной, ее голова покоится на мускулистом плече, а руки вольно лежат вдоль его большого тела.
        Джул глубоко вдохнула приятный запах мужчины, который смешивался с душистым ароматом его мыла… Мысли приходили к ней как бы издалека. Она долго пробиралась сквозь пургу, устала. Последнее, что она помнила, это ощущение ледяного холода, сковавшего ей сердце. Как же она оказалась в этой кровати? Она слышала спокойный ровный стук сердца мужчины.
        Черт побери, в жизни она делала много глупостей, но никогда не спала с незнакомыми мужчинами. Кто же это? Может, Дамиан? Она посмотрела на широкую грудь мужчины. Кожа была смуглой. Нет, это не Дамиан.
        Джулия подумала, что надо взглянуть на него и поскорее убираться отсюда.
        Когда Джул подняла голову, у нее перехватило дыхание. Глаза мужчины пристально смотрели на нее из-под густых темных ресниц. Джулия раньше никогда не видела этого человека.
        От испуга она отпрянула в сторону, руки мужчины упали с ее плеч. Она отодвигалась от незнакомца, изучая голубые глаза, широкие скулы, темные брови и длинные волосы. Кожа казалась настолько смуглой, что Джулия решила, что он латиноамериканец, или у него в роду были индейцы.
        Если бы между ними что-то произошло, то она обязательно поняла бы это или хотя бы что-нибудь вспомнила.
        Джулия откинула одеяло и поднялась с кровати на колени. Как только она ощутила прохладный воздух в комнате, то сразу захотелось снова тепла, которым согревал ее этот незнакомый мужчина.
        - Что?.. - вымолвила она, с трудом шевеля сухими губами. Горло болело. Через несколько секунд молчания она добавила: - Кто вы такой?
        Мужчина, не говоря ни слова, встал с кровати. Сначала Джулии показалось, что он полностью раздет, но потом она заметила узкие плавки. Когда незнакомец поднял с пола джинсы и начал одеваться, Джулия обратила внимание на широкий разворот плеч и мускулатуру, выделяющуюся на животе.
        Мужчина спросил:
        - Как вы себя чувствуете?
        Почему-то руки у нее были противоестественно красного цвета, ноги болели.
        - Кажется, хорошо, - ответила она.
        Мужчина откинул назад длинные волосы и спросил:
        - Руки болят?
        - Я чувствую, что они немного зудят.
        - При обморожении так и бывает.
        - Обморожение? - Она стала вспоминать дорогу из городка. - У меня?
        Мужчина застегнул молнию на джинсах и дотронулся до ее локтя. Девушка сразу отдернула руку. Было больно.
        Мужчина потрогал ее щеку, при этом Джулия отвернула голову, но он, взяв за подбородок, повернул ее лицо к себе и спокойно сказал:
        - Не бойтесь, что мы лежали вместе раздетые. Я бы сказал, что вам повезло, все могло бы быть гораздо хуже.
        Повезло? Что я лежала с ним в кровати?
        - Как я попала сюда? - наконец вымолвила она.
        - Вы имеете в виду мою постель?
        Джулия покраснела, но твердо сказала, глядя ему в лицо:
        - Я помню, что долго шла по снегу, устала, замерзла и прилегла, чтобы чуть-чуть отдохнуть… - Она на мгновение замолчала. - Потом стало темно, и больше я ничего не помню.
        - Я нашел вас в снегу в ста ярдах от дома, - сказал Майкл и, посмотрев на пса, добавил: - Точнее, это он нашел, а я подобрал.
        Джулия оглядела комнату и увидела сидящую у камина собаку.
        - Я… Я думаю, что мне нужно поблагодарить его за это.
        - Мне кажется, что он не нуждается в вашей благодарности, - ответил мужчина. - Все, что ему нужно, - это тепло и пища.
        - Как его зовут? - спросила Джулия.
        Мужчина пожал плечами и ответил:
        - Не знаю. Он прибежал откуда-то всего несколько дней назад.
        - Нет, но его надо же как-то называть!
        Темные брови мужчины поднялись.
        - Зачем? Какая разница, как его будут звать?
        Джулия молчала, обдумывая смысл его слов.
        - А как вас зовут? - спросила она.
        - Называйте меня Дик, а вас?
        - Меня зовут Джулия Бредли.
        - Скажите мне, Джулия Бредли, зачем вы гуляли в такую пургу?
        - Это, конечно, не прогулка. Я ехала с аэродрома на машине. Когда началась пурга, автомобиль снесло с дороги. Мои попытки сдвинуть машину ни к чему не привели. Мотор заглох. Пришлось выйти и идти пешком.
        - И куда же вы ехали?
        - Я мчалась на встречу с женихом Дамианом Флитом. - И, боясь показаться беззащитной в глазах этого мужчины, добавила: - Он ждет меня и будет теперь искать.
        - Сомневаюсь, - сказал Дик. - Никто не вышел бы из дому в такую ночь. Наверняка он решил, что вы где-нибудь пережидаете пургу.
        - Может, так оно и есть. Но он очень надежный человек. И довольно известный в этих местах. Может быть, вы знаете эту фамилию? Флиты были основателями «Золотого Банка». Дедушка моего жениха Дамиан Флит основал банк восемьдесят лет назад. Затем президентом этого банка стал отец моего жениха Дамиан Флит II и…
        - И вероятно, вскоре ваш жених, Дамиан Флит III, станет обладателем трона Флитов?
        - Он… он рано или поздно найдет меня, - тихо произнесла она.
        - Где его дом?
        - Недалеко отсюда, в Сосновых Холмах.
        - Это Западные Сосновые Холмы, и здесь в округе нет семьи с фамилией Флит. Поверьте мне. Если бы ваш жених жил здесь, то я бы знал об этом.
        Джулия в растерянности прикусила губу. Она не подумала, что здесь может быть еще какая-либо дорога с похожим названием. Если бы Дамиан встретил ее, все вышло бы иначе.
        - Проклятье, - тихо прошептала она. - Надо же, так не повезло.
        - Что? - переспросил Дик.
        Джулия покачала головой.
        - Ничего. Только… - Она чуть помолчала и продолжила: - Сожалею, что все так случилось. Разрешите, я позвоню Дамиану. Он сразу примчится, как только узнает, что случилось. Он обязательно отблагодарит вас за то, что вы спасли меня. Он приедет и…
        - Вы так и не поняли? Никто не сможет ничего сделать, пока не закончится пурга.
        - Но я хотя бы позвоню ему и скажу, что нахожусь в безопасности.
        - Вы не сможете сделать и этого. Ветер оборвал телефонные провода еще до того, как я нашел вас.
        - Но у вас же есть машина?
        - Да, есть. Но я не смогу выехать на ней даже из гаража до тех пор, пока не расчистят дорогу.
        Джулия задумалась:
        - Но как же отсюда выбраться?
        - Посмотрите на улицу, и вы поймете, что мы полностью отрезаны от мира, и даже ваш Дамиан Флит III ничего не сможет сделать.

4

        Джулия пристально посмотрела на мужчину:
        - Пока не расчистят дороги, придется сидеть здесь?
        - Взгляните в окно, и все поймете.
        Джулия внезапно вспомнила, что ей нужно, прежде всего, одеться:
        - Мне бы… нужна моя одежда.
        Дик взял брюки и свитер Джулии:
        - Но они мокрые.
        Он подошел к камину и повесил одежду сушиться.
        Джулия завороженно следила за каждым его движением. Волосы, ниспадающие на мускулистую спину, его уверенная поступь делали его неотразимо мужественным.
        Майклу хотелось бы верить этой женщине, но опыт подсказывал, что в подобной ситуации доверять нельзя никому. Он никогда раньше не слышал о Флитах, которыми она так хвасталась, и Картер не упоминал эту фамилию. Непонятно, что заставило женщину так безрассудно отправиться ночью в пургу в опасный путь на машине. Не моя ли жизнь ей нужна?
        Но когда Майкл смотрел в зеленые глаза Джулии, то невольно закрадывалось сомнение: неужели она может быть наемным убийцей?
        Также ему казалось маловероятным, что операция по его устранению организована из рук вон плохо. Женщина чуть не замерзла, у нее не было оружия и документы не вызывали подозрений.
        Кто же все-таки ты - Джулия Бредли? - думал Майкл, протягивая ей голубую рубашку.
        - Вы можете пока надеть это. Я выйду во двор. Нужно принести дрова для камина, - сказал он.
        Майкл лгал, дров было достаточно. Он хотел незаметно понаблюдать за поведением девушки.
        - Можете принять душ, ванная здесь, - указал рукой Майкл.
        Выйдя во двор, он быстро вернулся под предлогом, что надо одеться потеплее.
        - Я принесу дрова. Вы не волнуйтесь, нам хватит их надолго. Потом посмотрю вашу машину. Когда расчистят дороги, вы спокойно поедете к жениху.
        Джулия все еще сидела на кровати в обнимку с подушкой, внимательно наблюдала за Диком. Ее лицо было бледным.
        - Благодарю вас, - сказала женщина бархатным голосом.
        - Помогать ближнему - долг каждого человека, - высокопарно ответил Майкл, одеваясь.
        Когда он подошел к двери, Джулия окликнула:
        - Дик?

        Услышав это имя, Майкл остановился и вспомнил, что случайно назвал себя именем человека, с которым встретился много лет назад. Но почему-то Майкл хорошо его запомнил. Ему было тогда двадцать лет. На попутных машинах он добирался на юг страны. На дороге его подобрал водитель длинного «кадиллака». Плотный седой мужчина разрешил юноше вести шикарную машину почти всю дорогу. Его звали Дик О'Доннел. Майкл хорошо запомнил это имя и историю его жизни. В чем-то их судьбы совпадали.
        Неторопливо покуривая сигару, Дик О'Доннел советовал ему:
        - Старайся показать все, на что ты способен, ищи свое дело в жизни, и фортуна повернется к тебе лицом.

        Майкл повернулся, медленно убирая с воротника куртки пряди волос.
        - Сколько времени?
        - Четвертый час ночи.
        - Я долго здесь?
        - Около пяти часов.
        - Спасибо.
        Майкл вспомнил фотографию, найденную им в бумажнике Джул. Она с красивым светловолосым мужчиной. Может, это и есть Дамиан? Если так, то нет ничего удивительного в ее горячем желании поскорее покинуть его дом.
        - Думаю, у вас есть шанс уехать утром.
        Мужчина увидел, как засияло лицо девушки. Он подумал: Дамиан счастливый человек, его любит такая красавица, или… эта женщина - хорошая актриса.
        - Я скоро вернусь. - Майкл плотно прикрыл за собой дверь.
        Из-за туч показалась луна, но на дворе все равно ничего не было видно. Разыгравшись на морозе, пес старался вовлечь в суматошные бега и хозяина.
        - А, чтоб тебя, - в сердцах выговорил Майкл, когда собака сбила его с ног.
        Господи, еще почему-то подумал он, она чуть не погибла, стремясь поскорее добраться к жениху. Неужели она его так сильно любит?
        Майкл дошел вдоль стены до окна и заглянул внутрь через узкую щель между занавесками.
        Джулия с любопытством рассматривала комнату. Потом она встала на ковер и потянулась. Мужчина смотрел на девушку, восхищаясь и наслаждаясь видом ее роскошного тела. Какие-то новые чувства вдруг нахлынули на него. Майкл по достоинству оценил прекрасную фигуру: полную грудь и тонкую талию, стройные бедра, длинные ноги.
        Джулия сняла бюстгальтер, и у Майкла слегка закружилась голова. Она откинула с лица длинные локоны и, прижав к груди голубую рубашку, не спеша направилась в ванную. Когда она скрылась за дверью, Майкл наконец спрятал глубоко в карманы руки, спасая их от мороза, и пошел обратно к двери. В эту минуту он особенно остро почувствовал бремя долгого одиночества. За свою жизнь он был знаком с многими красивыми женщинами, но сейчас не мог припомнить ни одну из них. Внезапно он ощутил чувство зависти к ее жениху.
        И сразу же одернул себя. Его эмоции граничили с безрассудством - ревновать женщину, с которой знаком-то всего несколько часов, к мужчине, которого никогда не видел и не знал? А может, Джулия Бредли - это иллюзия? Может, мне снится все это? - подумал мужчина.
        Подойдя к порожку, Майкл услышал в доме звук скрипнувшей двери, который заставил его вернуться на свой наблюдательный пост. Возвратившаяся в спальню Джулия оделась в его рубашку, соблазнительно натянутую на женской фигуре. Разглядывая комнату и иногда грея руки у камина, она, видимо, почувствовав взгляд, повернулась к окну. Сначала Майкл подумал, что его заметили, но оказалось, что ее заинтересовали книги, лежащие на письменном столе.
        - Пора идти, - сказал он сам себе. - А то буду глупо выглядеть, если она заметит, как я подглядываю в окно.

        Джулия посмотрела на дверь, закрывшуюся за Диком. Хотелось снова лечь в постель и спать до утра, но надо было вымыться после путешествия и сна на снегу. Встав, Джулия почувствовала легкое головокружение и чуть не потеряла равновесие. Но слабость быстро прошла. Девушка взглянула в зеркало в ванной и не узнала себя: бледное лицо, спутанные волосы, полное отсутствие макияжа. Джулия наслаждалась теплыми струйками воды, которые приятно щекотали кожу, а затем на еще влажное тело надела рубашку.
        Сейчас у нее одна цель - поскорее добраться до Дамиана и позвонить родным. Дина недавно перенесла операцию на сердце, а Дороти ждет ребенка. Им нельзя давать повода для переживаний.
        Причесавшись у зеркала, она зашла сначала в спальню, а затем в крохотную гостиную. Джул погрела у камина руки и заметила книги, лежащие у окна на письменном столе. Ее хозяина интересовал широкий спектр литературы - от научно-фантастических триллеров до учебников по истории Европы. Даже на полу Джул обнаружила книги. Она подняла одну из них. На обложке было написано только одно слово «СУДЬБА».
        Ее потрясло это название - «Судьба». Она почему-то подумала: уж не судьба ли привела ее в эти края и свела в одной постели с незнакомым мужчиной? Капризная судьба всю жизнь бросала ее от одной опасности к другой, но каким-то непредсказуемым образом спасала от гибели. И неприятнее всего для Джулии было то, что она опять не смогла управлять своей жизнью, и судьба преподнесла ей новый подарок.

        Дороти положила трубку и повернулась к мужу, трудившемуся за письменным столом в кабинете. Супруги все еще гордились недавно купленным домом в викторианском стиле.
        - Бесполезно. Опять линия не работает. Видимо, нет связи с Нортоном. Передавали, что там пронесся ураган и начался снегопад.
        Марк оторвался от документов и, развернувшись на стуле, посмотрел на Дороти.
        - Не беспокойся, малышка. Джулия сможет позаботиться о себе, - сказал он ободряюще. Марк осторожно дотронулся рукой до живота жены. - Ты боишься потерять ее?
        Он, как всегда, все хорошо понимал. Дороти обняла мужа.
        - Ты просто читаешь мои мысли.
        - Не сгущай краски. Джулия ненадолго уехала для встречи с семьей Дамиана. Она выйдет за него замуж, станет счастливой, как и ты.
        - А я счастливая замужняя женщина?
        - Разумеется, - произнес Марк и, пощекотав ее за ушком, прошептал: - А ты в этом сомневаешься?
        Дороти почувствовала смятение мужа.
        - Нет. Я очень люблю тебя. - Ее глаза засветились озорными зелеными огоньками.
        - Послушай… До… А мы не могли бы? Нам можно?..
        Дороти посмотрела в умоляющие глаза Марка и увидела в них то же желание, какое испытывала сама.
        - Доктор говорил, что до начала девятого месяца мы можем ничего не опасаться, - сказала Дороти. - У нас в запасе есть три дня.
        - Три дня? - лицо мужа вытянулось.
        - Или семьдесят два часа.
        Рука Марка нежно коснулась груди Дороти, она не смогла сдержать стона.
        - Работа подождет, - прошептал он. - И ты можешь позвонить Джулии позже, ну, допустим, завтра или на Новый год, и заодно сразу поздравишь.
        Дороти улыбнулась.
        - Только осторожно, - прошептала До и крепко прижалась к Марку.

        Дик долго не появлялся. И Джулия стала беспокоиться. Она почему-то почувствовала себя очень одинокой, затерянной в снегах и полностью оторванной от мира. Она поискала радио или телевизор, попытки обнаружить сигареты тоже не увенчались успехом.
        В доме не было никаких новогодних украшений. Ни гирлянд, ни игрушек, не было даже еловых веток, которые сами, казалось, предлагали себя, стуча лапами в окно.
        - С ума можно сойти, - произнесла девушка. - Даже намека нет на Новый год.
        Джулия подумала, что Дик не живет здесь постоянно, а только наведывается время от времени. И вообще, может, он снимает эту хижину?
        Она невольно улыбнулась, вспомнив, как проснулась в его постели. Интересно, а как он ведет себя в постели с незамерзшими женщинами? Но сразу пришло отрезвление.
        - Хватит, достаточно в моей жизни было приключений, - напомнила она себе. - Господи, дай мне такого мужчину, как Дамиан: надежного, порядочного, богатого…
        Джулия обнаружила на кухне небольшой стол, два стула, холодильник и газовую печь. На окнах кухни висели симпатичные занавески.
        - Дамиан - очень хороший человек. Мне с ним так спокойно, - тихо проговорила девушка.
        Она открыла шкафчик и увидела, что он наполнен различными консервами, банками и бутылками с водой.
        Недалеко от раковины стояли тарелки и чашки. Джулия открыла холодильник. Он был забит продуктами, как и шкаф.
        - Яйца, масло, молоко, минеральная вода, пиво, фрукты, - произнесла Джулия, и взгляд остановился на большой банке арахисового масла на верхней полке холодильника. - Здесь всего так много…
        Она взяла бутылку с водой, закрыла холодильник и пошла в комнату. Пощупала одежду.
        - Мокрая, - произнесла она.
        Затем села в кожаное кресло и, поджав под себя ноги, посмотрела на телефон.
        Почему бы нет? - подумала она и, подняв трубку, поднесла ее к уху. Ничего не слышно. Тут Джулия почувствовала на себе чей-то взгляд. Она быстро огляделась, но ничего подозрительного не заметила.
        - Нервы, - сказала она, успокаивая себя. - Это все из-за обморока. - Положив трубку, она продолжила говорить сама с собой: - Кроме тебя, Дика и пса здесь никого нет.
        Холодный ветер ворвался внутрь, когда вошел Дик. Почему-то без дров. За ним появился мокрый пес и сразу устремился к камину.
        - А где дрова? - поинтересовалась Джулия.
        Дик смахнул с одежды снег, постучал ботинками по полу, снял куртку, аккуратно повесил ее на вешалку, только затем ответил:
        - Я не смог открыть дверь в сарай. Так что нам придется обойтись теми дровами, что у нас есть. Думаю, на ближайшее время их хватит.
        Дик подошел к телефону, поднял трубку, послушал и вяло опустил ее обратно. Посмотрев на женщину, спросил:
        - Что, телефон работал?
        Джулия покачала головой.
        - Нет.
        - Тогда с кем вы говорили? - обратился Дик к Джулии, не сводя с нее взгляда.

5

        - О чем вы? - не поняла Джулия.
        - Я слышал, вы с кем-то говорили.
        Наконец она поняла, о чем идет речь.
        - А, это я говорила сама с собой.
        - С собой? - Дик смотрел подозрительно.
        - А с кем же, по-вашему? - спросила девушка. - Ведь и вы, и пес были на улице. Я знаю, что говорить с собой - плохая привычка.
        - Мне бы хотелось знать: есть ли у вас еще тайные наклонности или какие-либо странности?
        Этот вопрос был неприятен девушке. Когда-то, много лет назад, в приемном отделении детского дома ее спрашивали о том же.
        Джулия растерялась, не зная, что ответить. Она повернула голову, посмотрев на Дика. Он улыбался. Темные волосы лежали на плечах, создавая контраст с белой рубашкой. Он казался немного моложе и более раскованным.
        Пес подошел ближе и положил голову ей на колени. Эта собака, наверное, хороший психолог? - хотела она спросить, но вовремя остановилась. Ей не хотелось задавать глупые вопросы, чтобы не давать ему лишнего повода считать ее странной.
        Она положила руку на большую голову собаки, чувствуя, что псу нужна ласка.
        - Я разгадал вашу тайну, вы - ведьма? Вы приворожили это животное, пес никогда не приближался ко мне, даже если я кормил его.
        - Собаки чувствуют, когда их любят.
        Дик пошел на кухню.
        - Вы хотите есть? - крикнул он оттуда.
        - Да, - отозвалась Джулия.
        - А что вы любите? - снова спросил Дик.
        - Я ем все, кроме оливок и прокисшей еды.
        - Вам повезло. У меня нет ни того, ни другого.
        Пес насторожил уши на голос мужчины, но не убирал голову с колен Джулии.
        - Я подумала… Почему пес к вам не подходит? Ведь у него есть душа и…
        - Что? Что? - Дик с чайником появился в дверях.
        - Вы относитесь к собаке, будто это вещь. Вы даже имя ему не дали.
        - Ну, если хотите, назовите его как-нибудь.
        - Пускай его зовут… - Она немного задумалась. - Волк.
        - Волк, так Волк, - пробормотал себе под нос Дик и добавил: - Вы будете есть поджаренный на тостере хлеб с фаршированным перцем?
        - Да, с удовольствием.
        - Вот и хорошо, у нас нет большого выбора.
        - Но ваш шкаф забит продуктами!..
        - Вы точно знаете, не перепутали?
        - Прошу прощения, но, пока вы ходили за дровами, я все здесь посмотрела. - Она улыбнулась. - Кстати, вы так и не открыли банку с арахисовым маслом.
        - Вижу, вы все проверили.
        - Извините, - сказала Джул. - Я не подумала, что содержимое шкафа на кухне может быть секретным.
        Она подошла к кухне и увидела, как Дик достал две большие банки с фаршированным перцем и открывалку. Мужчина сосредоточенно готовил, не обращая на нее никакого внимания.
        - Простите, пожалуйста, за интерес к вашему холодильнику и шкафу, - вновь начала она. - К тому же вы, наверное, считаете глупостью, что я дала имя собаке?
        Дик молчал. Джулия внезапно разозлилась и заговорила быстрее:
        - Мне понятно, я здесь лишняя, вы любите одиночество, я очень ценю все, что вы сделали для меня. Могу представить себе, как это неприятно, когда хочешь остаться в одиночестве, хотя бы ненадолго, и вдруг кто-то оказывается в доме, более того, в твоей…
        Джулия замолчала. Меньше всего хотелось вспоминать о том, что она была в постели у незнакомого мужчины. Она прикусила губу, когда Дик внимательно посмотрел на нее.
        Он включил печку и поставил греться банку с фаршированным перцем.
        - Скажите, Дик, откуда вы? - Джул упорно пыталась завязать разговор.
        - Где я только не побывал… что даже трудно сказать откуда.
        - Как я понимаю, это не ваш дом?
        Дик подошел к раковине и скрестил руки на груди.
        - Нет, это… - он помолчал немного, - мое временное пристанище. Я арендую его.
        - А где же вы встречали Рождество?
        - Здесь.
        - Но… - Она прислонилась к стене. - Почему же вы ничего здесь не украсили? Ведь скоро Новый год?
        Дик пожал широкими плечами.
        - Я не очень-то люблю праздники. Эти дни ничем не отличаются от других.
        - А как насчет Дня Независимости или Пасхи? Или, наконец, Нового года?
        - Я давно уже понял, что все это сказки. - Дик снова подошел к газовой печке и посмотрел в духовку. - Для меня любой праздник - это обычный день. Кто-то специально придумал национальные праздники для того, чтобы было побольше выходных.
        - Чем же вы все-таки занимаетесь?
        - Ничем особенным, подрабатываю от случая к случаю. Одному мне хватает. А как вы зарабатываете на жизнь?
        - Работаю в туристическом агентстве. А вы, наверное, приехали сюда, чтобы покататься на лыжах?
        Дику не понравилось, что Джулия задает слишком много вопросов.
        - Это имеет какое-то значение?
        - Да в общем-то нет, - пробормотала Джулия, не зная, что еще сказать этому мужчине.
        Дик был настолько скрытен, что она почувствовала себя одиноко.
        - Просто мне хочется сказать, это печально, если вы считаете, что нет разницы между праздниками и обычными днями, и я… - И она замолкла, взглянув на мужчину.
        У собеседника явно не было настроения продолжать эту тему. Дик бросил ложку, которой перемешивал перец, и развернулся к Джулии.
        - Могли бы вы сделать мне одолжение, мисс Бредли?
        - Да, конечно, - быстро сказала девушка и немного отодвинулась.
        - Прошу вас, не решайте за меня, что печально или нет в моей жизни.
        - Но я и не…
        - О да, это очень печально, что я не дал бедному животному имени, не отмечал Рождество и не запустил в небо фейерверк на День Независимости. Поймите меня правильно: я живу обычной жизнью и делаю то, что мне нравится или необходимо. Вот и все. Было бы нелепо, если бы я заставлял себя заниматься совершенно ненужными мне делами. Вы согласны со мной?
        Внезапно в Джулии проснулось упрямство, а вместе с ним и чувство противоречия. Смело глядя в глаза Дика, она выпалила:
        - Согласна. Если хотите, продолжайте в том же духе. Но я все же считаю это печальным! Особенно то, что не удосужились дать собаке имя!
        Дик повернулся и начал молча перемешивать перец. Джулия заметила, что на его скулах играют желваки.
        Она чувствовала, что ей следует извиниться. Глупо спорить по пустякам с человеком, который спас тебе жизнь.
        Джулии захотелось подойти к нему и дотронуться до его руки, но она не стала этого делать. Ей казалось, что мужчину раздражает в ней все.
        - Дик, я… - начала говорить она, но замолкла, услышав сильный, нарастающий гул.
        В первую секунду Джулии показалось, что чья-то гигантская рука схватила домик и начала его трясти. Она ужасно перепугалась и посмотрела на Дика широко открытыми глазами.
        Это было землетрясение.
        Волк дико завыл, а Дик схватил растерявшуюся Джулию и потащил ее из дома.
        У выхода Джулия попыталась остановиться.
        - Нет, не надо выходить! - Но Дик, казалось, не слышал ее.
        Джулия знала, что в доме находиться опасно, но во время землетрясения на улице может быть еще опаснее, к тому же ей было страшно выходить в темноту на мороз.
        - Не надо! Х-хватит! - закричала она, и землетрясение, как будто по ее команде, прекратилось.
        Пес перестал выть, и Дик замер. Джулия молчала, пока он наконец выдохнул и сказал спокойно:
        - Думаю, все закончилось.
        Джулия была так напугана случившимся, что все еще боялась пошевелиться. Но ей было приятно, что Дик обнимает ее. Джулии казалось, будто его ладони лежат на ее обнаженном теле. Все же потихоньку она освободилась от его объятий.
        Колени дрожали. Она медленно подошла к ближайшему стулу. В голосе зазвучали истеричные нотки:
        - Разве вы не знаете, что во время землетрясения надо встать в дверной проем? Нельзя выбегать из дома, потому что может свалиться дерево, стена или крыша.
        Дик, гладя ей в глаза, ответил:
        - Если человек в здравом уме, он бежит от лавины так, как будто за ним гонятся все бесы ада.
        Ухватившись за стул и почувствовав дрожь в ногах, Джулия прошептала:
        - Лавина?.. Нет, это невозможно!
        - Еще как возможно! Чудом уцелели. А не то лежать бы нам под снежным завалом, - сказал Дик, стараясь открыть дверь.
        Дверь с трудом поддалась, и холодный воздух ворвался в дом, заставив Джулию еще больше дрожать. Закружилась голова.
        Дик выглянул во двор. Джулия судорожно глотнула воздух. Головокружение усилилось, и мир начал терять очертания. Дик что-то говорил, но она уже не разбирала его слов и почувствовала, что теряет сознание.
        Между тем Дик говорил:
        - Наше положение не так уж и безнадежно. Но лучше бы выбраться…
        Он замолчал, увидев, как Джулия стала терять равновесие, и едва успел подхватить ее, не дав упасть на пол. Легко подняв женщину на руки, он положил ее на кровать. Волк попытался лечь рядом, но Майкл отогнал его.
        - Не сейчас, - сказал он.
        Собака посмотрела на Майкла и свернулась клубком в ногах у женщины.
        - Уж не считаешь ли ты себя человеком? - пробормотал Майкл, дотронувшись до щеки Джулии.
        Что с ней? Может, шок от случившегося, или она расстроилась, споря с ним? Он проверил пульс и, убедившись, что сердце бьется ровно и ритмично, несколько успокоился.
        Кожа была розовой. Лоб не горел. По крайней мере она не простудилась.
        Наконец Джулия пошевелилась и тихонько застонала. Волк склонил голову набок и стал прислушиваться.
        - Джулия, - позвал Майкл и осторожно убрал волосы, закрывавшие ей лоб. - Очнись скорее! Ну, открой же глаза!
        Забавно, такая злючка и в то же время неправдоподобно деликатна и ранима. Эта женщина была для него загадкой.
        - Джул, - позвал он снова.
        На этот раз ее ресницы дрогнули, приоткрыв зеленые глаза.
        - Что со мной?
        Она попыталась приподняться на локте. И тут же без сил опустилась на подушку.
        - Не понимаю, что происходит. Никогда раньше не теряла сознания. Но сейчас я… - Она запнулась. - Вначале вы подобрали меня в снегу, потом эта ссора и землетрясение. Наверное, я стала вам обузой?
        Дику не очень-то хотелось выяснять, кем она для него стала.
        - Вы слишком впечатлительны. И эта лавина…
        Джулия перебила его:
        - Разве мы… засыпаны?
        - Нам жутко повезло. Мы живы. На одном из ближних склонов образовался снежный козырек, и теперь он рухнул. Но снегопад вновь усиливается.
        Майкл стоял возле кровати, наблюдая за ней.
        С каких это пор его сердце стали трогать женские переживания? Стоит ей только посмотреть на него с нежностью в глазах, и он сделает все, что угодно. Но сейчас Майкл поднимал: ему нельзя показывать свои чувства.
        - Вы все еще хотите есть?
        - Думаю, да.
        Пес тихонько заскулил.
        - Волк? - Джулия протянула руку и ласково погладила его шерсть. - Ты переживал за меня?
        Майкл завороженно смотрел, как она ласкает собаку. И понял, что ему стало неприятно. Да! Ревность к мужчине - это еще понятно, но к собаке… Вот уж чего он меньше всего ожидал от себя.
        - Принесу поесть, - пробормотал Майкл и поскорее отправился на кухню.
        Схватившись за тарелки, он глубоко вздохнул. Господи, какая женщина!

        Джек Н., ожидая прибытия связного, стоял у сувенирной лавки в аэропорту Сан-Франциско. Он делал вид, что разглядывает коллекцию самолетов, но глаза следили за отражением в стекле, как приближался человек от Дигби. Одетый во все черное, с толстым портфелем в руках тот подошел и вперил взгляд в коллекцию национальных флагов. Джек Н. указал на зал ожидания. Мужчина поднял бровь в знак того, что понял, и пошел первым. Джек Н. последовал за ним. Через зал ожидания они зашли в туалетную комнату. Человек Дигби поставил портфель на пол и начал мыть руки. Джек присоединился к нему, затем, закрыв кран, принялся сосредоточенно их вытирать бумажным полотенцем, разглядывая в зеркале лицо связного. Джек улыбнулся ему.
        - Вас утомила дорога? - спросил незнакомец.
        - В какой-то степени…
        - Вам надо отдохнуть.
        - Где? - спросил Джек, оглядываясь.
        - Где-нибудь в горах Сьерры-Невады, точнее, в Западных Сосновых Холмах.
        - Что-то я раньше о таких не слышал, - пробормотал Джек и бросил полотенце в корзину для мусора.
        - Я надеюсь, вы попадете туда к… - связной посмотрел на часы, - к часу дня. Через восемь часов. - И произнес, направляясь к двери: - Счастливого пути.
        Джек Н. повернулся к зеркалу и улыбнулся сам себе.
        - Так… Славная у меня поездочка получилась, - довольно мурлыкнул он, взяв портфель, оставленный незнакомцем. Портфель оказался довольно увесистым.
        Зайдя в кабинку, Джек открыл его и с удовольствием осмотрел содержимое. В глазах появился опасный блеск.
        - Ну что ж. Этому голубчику хватит.

6

        Джулия еще была в постели, когда Майкл возвратился с подносом, на котором стояли тарелки с перцем, молоко и несколько бутербродов. Девушка удобно устроилась, подложив подушку под спину. Рядом растянулся Волк. Она нежно гладила пса и шептала ему на ухо что-то ласковое.
        Майкл подошел к кровати и крикнул:
        - Пошел вон!
        Джулия с Волком удивленно посмотрели на него. Пес проигнорировал его и только приподнял уши, изобразив полное недоумение по поводу происходящего.
        - Я сказал - убирайся… - повторил Дик.
        - Сойди, Волк, - Джулия показала рукой вниз, - сойди, пожалуйста.
        Пес немедленно спрыгнул с постели и забрался под кровать, улегшись подальше от Майкла, и положил морду на коврик. Глаза Волка неотрывно следили за мужчиной.
        - Ну и дела, - пробормотал Дик и поставил поднос на кровать.
        - Извини, - сказала Джулия и, дотянувшись до тарелки с перцем, опустила в нее ложку.
        - Вот упрямый… - Дик осторожно присел на край кровати. - Забудем это. Ешь, пока не остыло.
        - Если бы вы позвали его по имени, он обязательно бы послушался, - произнесла Джулия, принюхиваясь к ароматному запаху.
        - Не хочу оскорблять ваши лучшие чувства, но назови я его бревном, он не почувствовал бы разницы.
        Она изумленно посмотрела на него.
        - Разве вам не известно, что у животных есть душа? Они тоже чувствуют радость или горе, веселье или печаль. Душа есть у людей и у собак тоже.
        - Блохи у них есть, - пробурчал Майкл. - Давайте ешьте, а то все остывает.
        - Вы законченный циник, - произнесла Джулия и с аппетитом принялась за еду.
        - Возможно. Но это мои личные проблемы, - резко ответил он.
        Во время трапезы Джулия несколько раз загадочно взглянула на него. Именно загадочно.
        - Собираетесь продолжать в том же духе? - произнес Майкл. - Что я циник и так далее…
        - Вы меня не совсем правильно поняли. - Она съела ложку перца, допила молоко и с лукавой улыбкой посмотрела на Майкла.
        - У вас молоко на верхней губе, - пробормотал он. - Никакой я не циник. И вообще, не расходуйте свои и без того слабые силы на пустую болтовню, - неожиданно разозлился мужчина и принялся за пищу.
        Неожиданно у него появился прямо-таки зверский аппетит. Все то время, когда он сидел один в хижине, есть совершенно не хотелось, а тут он готов был съесть целого быка. Быстро расправившись с перцем и взяв бутерброд, Майкл посмотрел на Джулию.
        Она поставила тарелку на поднос и взяла стакан с молоком. Выпив все до капли, облизнулась острым розовым язычком.
        - Вот я и сыта. Даже, пожалуй, слишком.
        Джулия подала стакан, и, когда их руки соприкоснулись, Майкл словно ощутил удар тока, сильный и короткий, как молния. Поставив стакан на поднос, он взглянул на Джулию - выражение ее лица не изменилось.
        Он все еще остерегался доверять ей, но ему уже было трудно представить, что девушка работает на Дигби.
        - Пойду, отнесу поднос на кухню.
        Когда Дик вернулся с кухни, настроение его полностью изменилось.
        Он осмотрел комнату и ощутил ее теплым оазисом, затерянным среди бури. За окном опять бушевала пурга, все живое сковано ледяным пленом. Но в домике было очень уютно. Потрескивал дровами камин, иногда рассыпая гроздьями искры. У камина на коврике свернулась калачиком собака, настороженно поднявшая морду при его появлении. Майкл почему-то почувствовал себя в безопасности, как в родном доме. Но от его храбрости не осталось и следа при взгляде на раскинувшуюся на кровати женщину. Джулия опиралась на спинку кровати, и ее великолепные рыжие волосы рассыпались по подушке.
        Испытывая непреодолимое желание присоединиться к ней, Майкл подошел поближе:
        - Почему вы разговариваете сами с собой?
        - Когда я была совсем маленькой, я долго жила одна и научилась размышлять вслух, советуясь с собой, за неимением собеседников.
        - А где была ваша семья?
        - Мне было пять лет, когда родители умерли. У меня осталась только сестра, нас тогда отдали в детский приют. Мы давно уже живем с ней отдельно.
        Майкл присел на край кровати.
        - Простите.
        - Ничего. - Она посмотрела куда-то мимо него. - Прошло уже много времени, и боль утраты притупилась.
        Со временем ко всему привыкаешь. Майкл знал это не хуже других. Было видно, что Джулии трудно давался рассказ о прошлом, и Майкл неожиданно для себя поверил ей.
        - Как долго вы жили в приюте?
        - До двенадцати лет. - Лицо женщины смягчилось, и в глазах засверкали озорные зеленые искорки. - Нас взяли к себе Дина и Нэд Хантеры. Так мы оказались в новой семье.
        - Вас удочерили?
        - Нет. Наши приемные родители считают, что у человека должна быть та фамилия, которую он получает при рождении, и никто не вправе менять ее. Хантеры не богаты, но всегда раз в год в первой половине июля снимали домик на озерах.
        Майкл не знал, куда деваться, когда заметил, как ее глаза подозрительно заблестели. Он не мог видеть женских слез. Ничего не понимая, он спросил:
        - Вам с ними было плохо?
        - О нет! Это лучшие дни моей жизни. Мы стали настоящей семьей. Но внезапно Нэд умер от инфаркта. Его потерю мы пережили тяжелее утраты родителей, наверное, потому что были старше. Нэд был очень хорошим человеком. Все его уважали и любили.
        Скрестив ноги под пледом, Джулия придвинулась к мужчине ближе.
        - На Рождество он всегда одевался Санта-Клаусом, чтобы порадовать нас. Как мы тогда веселились! Нужно уметь фантазировать, говорил Нэд.
        - Поэтому вы любите праздники?
        Джулия пожала плечами.
        - Возможно. Но это только воспоминания. Волшебные воспоминания детства, - задумчиво проговорила она, и грустная улыбка чуть тронула уголки ее глаз. - Знаете, я хочу съездить на озера, в те места, где Нэд всегда арендовал для нас дом.
        - Странно, как вы все это помните?
        - Память - вообще странная вещь. - Джулия тряхнула головой, и волосы рассыпались по ее плечам. Дик, следя за тяжелыми прядями, судорожно сглотнул. - Я плохо помню своих настоящих родителей. У мамы были рыжие волосы и мягкий добрый голос. Отец казался высоким, он часто сажал меня к себе на плечи. А вот цвет его волос я почему-то не помню. Странно, правда?
        - Я понимаю вас. Говорят, мы забываем одинаково и хорошее и плохое. И помним так же одинаково, - задумавшись о чем-то своем и старательно смотря куда-то в сторону, произнес Дик.
        - А что вы помните из своего детства? - неожиданно спросила Джулия.
        - Почти ничего. Точнее, совсем мало.
        - Ваши родители живы?
        - Насколько мне известно, отец - да. А мама умерла, когда я был еще маленьким.
        - Вы часто видитесь с отцом?
        - Последний раз лет в семнадцать.
        В ее зеленых глазах появился вопрос. Да, если она и актриса, то играет весьма талантливо и профессионально. Опытный мужчина, спасающий свою жизнь, почти поверил, что она чудесная женщина. Но одно Дик знал точно: сейчас он не хотел отвечать на ее вопросы, он хотел совсем другого.
        Волк, поднявшись с места, взглянул на Майкла, подошел по-хозяйски к Джулии и лизнул ее прямо в губы. Вот негодяй! Мужчину передернуло.
        - Бесподобно, - проворчал Дик. - Вы случайно не знаете, он любит перец?
        - Собаки не едят перец. Нет ли у вас чего-нибудь повкуснее, например, мяса или собачьей еды?
        - Извините, не припасли для столь высокого гостя, а магазинов поблизости нет, - съязвил Дик.
        - А яйца есть? Собаки их любят. Я могу ему дать.
        - Нет, нет. Лежите, вам не нужно вставать. Ему сойдет и перец. А если не нравится, он придет и доложит вам. Уж в этом-то я уверен.
        Джулия улыбнулась, сладко потягиваясь своим роскошным телом. У Дика опять пересохло в горле.
        - Я не ведьма, - улыбнулась женщина. - И не поддерживаю с ним телепатической связи. Просто я люблю животных. Но у меня никогда не было собаки, потому что у Нэда аллергия на шерсть. Хорошо, что у вас есть Волк.
        - Он не у меня. Он сам по себе. Когда я уеду отсюда, он останется в хижине ждать нового постояльца, чтобы поделиться с ним блохами.
        - Но так же нельзя! - возмутилась Джулия, приподнявшись на подушке. Лицо ее нахмурилось. - Неужели вы собираетесь оставить его здесь? Мне кажется, что вы не сделаете этого. Разве вам не жалко бедного пса?
        - Он хозяйничал здесь раньше, думаю, справится и без меня. А я уж сам как-нибудь решу, что мне делать дальше.
        - Нет, вы не сможете бросить Волка. Вы подобрали меня в снегу, и я не могу поверить в то, что вы бросите собаку.
        Она с возмущением смотрела па мужчину, но Майкл, казалось, уже думал о чем-то своем и чуть помедлил с ответом.
        - Собака - не человек.
        - Но у нее есть…
        - Знаю, знаю, - оборвал ее Майкл. - У нее есть душа и всякое такое… Довольно. Вам надо отдохнуть, и давайте прекратим этот бесполезный спор. Поверьте мне, собака будет прекрасно жить здесь и после моего ухода.
        - А когда вы уезжаете? - спросила Джулия, но он уловил в этом вопросе другой -
«почему?».
        Женщина отвела глаза в сторону.
        - У меня нет четкого плана. Когда захочу, тогда и уеду.
        С этими словами он направился на кухню, бросив через плечо:
        - Пойду покормлю этого зверя.
        - Его зовут Волк, - донеслось ему вдогонку. - Волк!
        - Ну ладно, ладно, - примирительно буркнул Майкл.
        Взяв миску, он услышал, как пес вошел в кухню.
        Оглянувшись, Майкл усмехнулся.
        - Ну, что? Подходишь только, когда тебя кормят. Ты несколько меркантилен, дружок.
        Он кинул в миску немного перца и поставил ее на пол.
        - Иди сюда. - Собака не шевелилась. - Ешь, Волк.
        Пес встал, подошел к миске и неспешно принялся за еду, не удостоив Майкла взглядом. Тот покачал головой и, обойдя его, вышел из кухни.
        - Чокнутое животное, - пробормотал он, входя в спальню. - Обращайся к нему, видите ли, по имени…
        Он осекся. Джулия спала, по-детски сложив ладони под щекой. Майкл укрыл ее потеплее пледом.
        Рука невольно задержалась на темно-голубом покрывале. Еще раз взглянув на женщину, он почему-то подумал, что не хочет потерять ее. Невозможно объяснить, что происходит с ним. Она околдовала его, как и собаку.
        Нет. Это сумасшествие. Она красива, привлекательна и умна. Все дело в этом. Сознанием вновь овладело безумное подозрение, от которого руки сами сжались в кулаки. Неужели такую роскошную женщину подослали, чтобы разделаться с ним? От этой мысли ему стало мучительно больно…
        Джулия проснулась легко. Еще с минуту нежилась в уютной кровати. С удивлением она обнаружила, что лежит одна. Она, конечно, не ожидала, что Дик будет спать с нею, но ей очень не хватало его тепла. В комнате не было ни мужчины, ни собаки. Но где же он спал? Если рядом с ней, она почувствовала бы это.
        Вспомнив, что скоро придется уехать к Дамиану, Джулия расстроилась. Дик только рад будет отделаться от этой сумасшедшей. Она обвила колени руками и, опустив на них подбородок, смотрела в пространство перед собой. Послышался какой-то шум, будто рядом с домом обрушилась большая масса чего-то легкого и мягкого. Наверное, подул ветер и с лап елей упали снежные шапки.
        Штора на окне рядом с камином была отодвинута. Через стекло, расписанное морозными узорами, в комнату падал холодный голубоватый свет. Одежда все еще сохла на каминной полке, и мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять, что вещей Дика здесь нет. Наверное, пошел за дровами. Надо, пока он ходит, принять душ и переодеться, наконец, в свои вещи. Должны же они, в конце концов, просохнуть!
        Встав, Джулия почувствовала, что ей гораздо лучше. Слабость прошла, дрожь в ногах исчезла. Голова не болела. Джулия прошла в ванную.
        В маленькой комнатушке еще сохранился пар и остатки тепла от душа, который принимал Дик. В воздухе чувствовался легкий аромат лосьона после бритья. На полочке над умывальником лежали зубная щетка и бритва.
        Джулия плотно закрыла дверь и включила воду. Пока ванна наполнялась, Джулия, снимая рубашку Дика, заметила, что верхняя пуговица оторвалась. Девушка попыталась вспомнить, была ли она вообще. Потом быстро оглядела себя.
        Ну и вид! Кудрявые волосы спутались и торчали в разные стороны. Кожа без грима казалась синюшной, под глазами темные круги. Да… Если бы высокопоставленные родственнички Дамиана увидели ее сейчас! Пожалуй, ее попросили бы убраться куда подальше от его аристократического семейства. Эта мысль вызвала улыбку, но ее тут же охватили воспоминания о том, что было вчера. Она обязана Дику жизнью. Это ясно как день. Нужно отплатить ему, но как?
        Почувствовав, что хочет есть, Джулия пошла на кухню: Потом остановилась. Нет, надо дождаться Дика и поесть вместе. И больше никаких споров, никаких обидных слов. Она поблагодарит за все, что он для нее сделал, и они расстанутся друзьями.
        А она застелет кровать, расправит простыни и покрывало.
        Джулия отступила на несколько шагов и придирчиво осмотрела сделанное. Нет, нужно еще подправить. Какой-то бугорок портит весь вид.
        Она пошарила под матрасом и, наткнувшись на что-то холодное и твердое, извлекла пистолет.
        - О господи!
        Джулия присела. Находка лежала в руке, а девушка не могла оторвать от нее испуганного взгляда. Джул никогда не держала в руках оружия, и желания никогда не возникало, а от пистолета так и веяло смертью.
        Жуткое чувство охватило ее. Эта металлическая штуковина могла запросто отнять жизнь у человека. Джулия осторожно держала оружие, направив дулом вниз. Она что-то слышала о предохранителе, но где он находится и как выглядит, совершенно не представляла. Если пистолет сейчас выстрелит, то пуля может раздробить ей ногу.
        Но больше всего ее интересовали вопросы: зачем Дику пистолет и почему он спрятал его под матрас?
        Джулия хотела было положить пистолет обратно, но послышался какой-то шорох, и не успела она обернуться, как оказалась придавленной к кровати чем-то тяжелым. Пистолет упал, ударившись о пол с глухим стуком.

7

        Когда Майкл увидел Джулию с пистолетом в руках, его подозрения сразу ожили. Теперь он был уверен: эта женщина работает на Дигби и пришла сюда с единственной целью - убить его. Одним прыжком он сбил наемницу в тот момент, когда она разворачивалась, чтобы разрядить в него пистолет. Удар, еще удар - и оружие отлетело в угол комнаты. Майкл навалился на Джулию всем телом, почти не давая ей дышать.
        Он поразился силе, с которой женщина сопротивлялась. Она крутила головой, стараясь нанести удар затылком, а затем, извернувшись, потянулась руками к его липу. Майкл не успел отклониться, и в следующее мгновение Джулия острыми ногтями вцепилась ему в лицо.
        Майкл никогда не дрался с женщинами. Даже от мысли об этом ему становилось противно. В детстве он твердо усвоил, что девочек бить нельзя. А сейчас, что самое страшное, он действительно почувствовал в себе готовность уничтожить эту подосланную к нему убийцу.
        С силой ухватив девушку за руки, Майкл оторвал их от своего лица. Черт возьми! Какие прекрасные тонкие пальчики! А какие сильные! Но в этот момент Джулия забилась всем телом, пытаясь выскользнуть из-под него.
        Наконец он прижал ее к кровати, левой рукой перехватил запястья, а правую сжал в кулак и занес для удара. Инстинкт самосохранения требовал убить эту женщину, но что-то остановило его.
        Они оба тяжело дышали. В широко раскрытых глазах Джулии неприкрытая злость смешалась с ужасом. Руки, удерживаемые Майклом, сжались в кулаки. Она понимала, что мужчина победил, и перестала сопротивляться.
        - Психопат… - выдохнула Джулия. - Я, я…
        - Сколько вам заплатили? - зачем-то спросил он ее. - Сколько, черт возьми?
        Девушка мотнула головой.
        - Вы ненормальный. Пустите. Я сейчас же уйду отсюда. - Она сделала попытку сесть.
        Майкл легко отбросил ее назад. Джулия упала на подушку.
        - Отпустите меня, пожалуйста. - Ее голос дрожал, а на глазах появились слезы.
        Майкл не мог смотреть в зеленые глаза, выражавшие беспредельное отчаяние. Он резко выдохнул, стараясь взять себя в руки. В душе опять зародилось сомнение.
        - Отпущу, если расскажете всю правду.
        Джулия подняла глаза, взглянув на Дика. Ей показалось, что ожил ее ночной кошмар. Она была во власти сумасшедшего. Его темные волосы растрепались и спадали на лоб, голубые глаза горели ненавистью. Куртка, которую он даже не снял, была расстегнута. Никогда она не чувствовала себя такой беспомощной. Как объяснить эту внезапную перемену, пистолет, его злобу, его отшельничество? Все это выходило за рамки ее понимания.
        Попробовать освободить руки?.. Нет, бесполезно. Поговорить с ним?
        Она закрыла глаза, чтобы не видеть его разъяренного лица, но сразу же открыла. Погружение во мрак пробудило острое желание жизни. Ей надоел этот мужчина. Она уже ненавидела его. Он в самом деле сумасшедший.
        - Какую правду вы хотите от меня услышать?
        - Как… вас… зовут? - процедил он сквозь зубы.
        - Джулия Бредли, - быстро ответила девушка. - Мои права в сумочке. Можете посмотреть.
        - Ведь это он вас послал, верно?
        - Кто?
        - Дигби.
        - Я не понимаю, о ком вы? Будьте добры, только…
        - Вам хорошо платят, - перебил Дик. - Но я огорчу вас. Дигби здесь никогда не появится.
        - Дигби? Появится? Не знаю, кто он и когда появится, но вы уже появились и уселись мне на голову.
        - У вас был пистолет.
        Она удивленно посмотрела на Дика.
        - Это ваш. Я нашла его под матрасом, когда заправляла постель. Я уверена, что это ваш пистолет.
        Дик несколько растерялся, в голосе послышалась неуверенность, но он повторил:
        - Я видел у вас оружие.
        Спокойно, только без нервов, твердила себе Джулия. Главное, вырваться отсюда и бежать, бежать как можно скорее.
        - Я нашла его, когда стелила постель. Собиралась положить на место. А потом вы набросились на меня. А сейчас я хочу уйти. Оставайтесь здесь один. Только отпустите меня, пожалуйста.
        - А вы пойдете к Дигби, расскажете ему, где я, и приведете с собой роту наемных убийц.
        - Не знаю я никакого Дигби и никому ничего не собираюсь рассказывать.
        Джулия расслабилась, восстанавливая дыхание. Дик ослабил хватку. Она могла бы сейчас вырваться. Воображение уже услужливо рисовало картины, как она бежит прочь от хижины по заснеженному лесу, но внутреннее чутье подсказало ей не делать этого: в единоборстве с сильным мужчиной шансов на победу у нее не было никаких. Дик молча смотрел на нее, словно решал, что делать дальше.
        - Клянусь вам, я только рассматривала пистолет, - быстро сказала она, боясь утратить слабые ростки его доверия. - Вообще я боюсь даже брать оружие в руки. И всегда боялась. Оружие у тех, кому оно нужно. А мне зачем? Я даже не знаю, как оно работает… Не думаю, что смогла бы выстрелить, даже если бы знала как.
        - Заткнись, - проворчал Майкл, отпуская ее.
        Мгновение Джулия лежала неподвижно, затем поднесла руки к лицу, рассматривая их. Красные полосы на запястьях скоро превратятся в синяки. Это ясно.
        - Я не понимаю, что здесь происходит, но больше ноги моей в этом доме не будет. - Она села в кровати и посмотрела на Дика.
        Тот лежал рядом на спине, черные волосы рассыпались по простыне.
        - Да не сможете вы уйти, - буркнул Майкл, не глядя на девушку.
        Пистолет валялся в углу. Секунду Джулия размышляла, не схватить ли его, впрочем, это было бы глупо. Она сказала правду. Кроме того, что она не умеет им пользоваться, сама мысль о том, чтобы убить кого-то, даже этого психа, казалась невыносимой.
        - Смогу, - с вызовом ответила девушка.
        - Попробуйте, если очень хотите. Но напрасно рискнете: сильно метет, можно заблудиться и замерзнуть.
        - Где Волк? - спросила Джулия, не видя собаки.
        - Не знаю.
        Дик встал, поднял злополучное оружие, убедился, что пистолет на предохранителе, и засунул его за пояс. Похоже, теперь он поверил, что она не хочет причинить ему зла.
        - Разве Волк не ходил с вами?
        Дик шагнул к ней, но почему-то смотрел мимо.
        - Сошла лавина. Она снесла целую рощу деревьев, но дом, к счастью, не зацепила. - Дик, казалось, не замечал девушку. - Видимо, собаке показалось, что обвал идет на нас, она и убежала, пытаясь скрыться.
        У Джулии по спине пробежали мурашки. Она вздрогнула.
        - Я ничего не почувствовала, только слышала какой-то шум. - Девушка подошла к все еще открытой входной двери, из которой клубился пар, и плотно прикрыла ее. - Полагаю, мне можно прогуляться к машине, да?
        - Попробуйте, если хотите, но что вы собираетесь делать? Ведь ваша машина неисправна, да и топлива в ней нет.
        - Разве у вас нет бензина в гараже?
        - Думаю, там не больше галлона.
        Казалось невероятным, что они так мирно беседуют, хотя совсем недавно дрались не на жизнь, а на смерть, и ей показалось, что он был готов убить ее. Дик успокоился, но Джулия, не доверяя ему, уже внимательно следила за мужчиной, ожидая нового взрыва. Стараясь не показывать, что боится его, она села и положила ногу на ногу.
        - Но почему вы не попытались найти Волка?
        Дик подошел к камину и подкинул в огонь дров.
        - Я ничего не мог сделать.
        Джулия взглянула на пистолет за поясом и тяжело вздохнула. Что-то все-таки мешало ей поверить, что он может причинить ей вред, но она не могла забыть ни мертвой хватки его рук, ни занесенного над ней кулака для удара.
        И этот человек не дал ей замерзнуть! Произошла какая-то ужасная и бестолковая ошибка. После того, что случилось, у Джулии не было никакого желания оставаться с Диком наедине, но она действительно не могла уйти без риска заблудиться в пути и замерзнуть.
        - Дик? - позвала Джулия. - Зачем вам пистолет?
        Майкл достал спичку и пытался зажечь ее, чиркая о камни. Спичка зашипела, но не загорелась.
        - Для защиты, - ответил он, доставая другую.
        - От кого?
        Майкл помешкал с ответом. Он закинул волосы со лба назад и посмотрел на девушку. Боже, какие у него глаза!
        - А кто такой Дигби? - продолжила она допрос.
        - А кто такая Джулия Бредли? - вопросом на вопрос ответил Дик.
        - Это нечестно. Я ведь первая спросила, - возмутилась Джулия.
        Майкл снял ботинки и поставил их поближе к камину.
        - Я работал на него.
        - Почему вы считаете, что он должен был послать меня сюда?
        Она увидела, как напрягся Дик. Что-то подсказывало Джулии, что он очень взволнован, но хорошо скрывает свои эмоции.
        - Это вы мне скажете сами.
        - Знаете, мне это не нравится. Только что вы порывались меня убить, а сейчас грозно сидите с пистолетом за поясом и говорите загадками.
        - Я пытаюсь вести себя цивилизованно в сложившейся ситуации. Очень хотелось бы надеяться, что вы будете держать язык за зубами или не выйдете отсюда.
        Джулия встала, но идти было некуда. В маленькой хижине невозможно уединиться, и уйти отсюда пока невозможно.
        - Я еще ничего никому не сказала.
        - Мне показалось, что вы хотите это сделать.
        Она потерла правое запястье.
        И прежде чем Джулия успела сообразить, что произойдет дальше, он схватил ее за руку. Девушка отпрянула, но Майкл и не пытался ее удерживать. Разглядев синяки на запястье, он вздохнул и подумал: о боже! Какой же я зверь!
        - Зачем вы сделали это? - встретив взгляд его голубых глаз, спросила Джулия. - И не говорите мне больше ничего о Дигби. Я не знаю никакого Дигби.
        - Просто я увидел, что вы с пистолетом.
        - Но это же ваше оружие.
        - Но я этого не знал, когда вошел сюда. - Дик пригладил рукой волосы. - Все, что я увидел в тот момент, - это пистолет, и мне пришлось принять меры предосторожности.
        - Но может, было бы лучше, если бы вы не били меня, а все вначале выяснили?
        Дик ласково дотронулся до щеки Джулии, но она отвернулась от него. Он, мягко взяв рукой за подбородок, повернул ее лицо и твердо посмотрел в зеленые обиженные глаза.
        Джулия отвела его руку.
        - Я была в шоке от того, что произошло, - объяснила она.
        - Я тоже, - прошептал Дик и припал к ее губам.
        Его прикосновение было мягким и возбуждающим. Никто не целовал Джулию так нежно.
        До того как девушка успела опомниться, Дик отстранился от нее и заглянул в ее глаза. Затем его взгляд снова спустился к губам, и Джулия поняла, что сейчас он поцелует ее снова. Она чувствовала, что хочет снова ощутить прикосновение его губ, и эта мысль удивила ее. Она, наверное, тоже сошла с ума. Девушка покраснела.
        - Прости меня, - сказал Дик тихим голосом.
        Джулия не поняла: он извинялся за нападение или за поцелуй? И она не собиралась спрашивать мужчину об этом. Она прервала молчание:
        - Вы не хотели бы сообщить мне, что же все-таки произошло, нет?..
        Дик оперся на спинку стула и закрыл глаза.
        - Нет. Не могу. Только не расспрашивай меня так много, все равно тебе это не понадобится, - устало ответил Майкл.
        Джулия пристально смотрела на Дика. Только что ее поцеловал мужчина. Ее так взволновал его поцелуй. А по его виду казалось, что этого никогда не было, хотя она все еще чувствовала учащенное биение своего сердца и краску на лице. Напряжение между ними стало невыносимым.
        Чего я хочу, глупая? - напомнила себе Джул. Я еду к своему жениху Дамиану, выигрышному билету в моей жизни, и мне следует быть благоразумной.
        Девушка подошла к телефону и поднесла трубку к уху.
        - Не работает. До сих пор не отремонтировали линию, - сказал Дик.
        Тогда Джулия взяла в руки ботинки и решительно начала обуваться.
        - Тогда я пойду и поищу Волка, - заявила она.
        - Разве ты не достаточно лежала в снегу и мерзла, чтобы не повторять этого снова?
        - Я не буду уходить далеко от дома, - ответила Джулия, надевая куртку.
        Дик встал и загородил дверь.
        - Я же сказал, ты не уйдешь отсюда.
        Джулия посмотрела ему в глаза.
        - А что ты сделаешь? Достанешь пистолет и выстрелишь в меня?
        Мужчина взял куртку, обулся.
        - Я пойду с тобой.
        Они вышли в заснеженный двор и, с трудом выдирая из сугробов ноги, двинулись к лесу.
        - Куда побежал Волк? - спросила девушка.
        Дик указал на юг.
        - Туда, к горам.
        Дик пошел впереди. Джулия ступала след в след за Диком. Ночная мгла уже рассеялась. Они двигались к горам, упирающимся вершинами в небо.
        Джулия остановилась и, приложив ладони ко рту, закричала:
        - Волк! Волк!
        В ответ послышалось только эхо.
        Дик не останавливаясь шел дальше, и Джулия поспешила за ним. Забравшись на невысокий холм, они увидели склон, по которому сошла лавина. Где раньше была небольшая роща, лежала многотонная снежная масса.

        Картер сидел в своем офисе в Нью-Йорке, задумчиво наблюдая за оживленным движением на улице. Повернувшись на стуле, он аккуратно провел рукой по голове с остатками волос. Имя Картер не было подлинным и использовалось во время выполнения секретных операций.
        Картер нервничал: связь с Майклом прервана. Операция выходила из-под контроля.
        Но с другой стороны, снег и буран, из-за которых они не могли связаться с Майклом, затрудняли и продвижение людей Дигби, которые хотят убрать Майкла. Нужно обязательно опередить их.
        Кто-то постучал в дверь, и в комнату вошел один из агентов, работающих с Картером.
        - Вам только что передали шифрограмму, сэр, - сказал он, передавая шефу узкую ленту.
        Картер прочитал расшифровку и понял, что дело приняло плохой оборот.
        - Сейчас же позовите Джонсона, - распорядился шеф.
        - Да, сэр, - сказал агент и поспешил выйти из комнаты.
        Картер снова просмотрел сообщение, автоматически переводя цифры кода в буквы. Смысл шифрограммы сводился к следующему.
        Дигби нанял убийцу, чтобы убрать Майкла как единственного свидетеля. Предположительно они уже знают, где он скрывается.
        Сейчас наемник исчез. Картер не сомневался, что тот был на пути к Сосновым Холмам.
        - Ну что же, придется и нам поехать к Майклу, - пробормотал Картер.

        Дик стоял перед Джулией и вглядывался в режущую глаза окружающую белизну. Он старался не смотреть на разрумянившуюся девушку на ее роскошные волосы, волной лежавшие на куртке, на ее зеленые глаза, которые напоминали о недавнем поцелуе. Это была миллионная ошибка в его жизни.
        Он еще не мог отрешиться от мысли, что Джулия - человек Дигби. Но чем больше он узнавал девушку, тем больше сомневался в этом.
        - Волк! Волк! - кричала она, путая мысли Майкла.
        Мужчине не хотелось возвращаться домой. Почему-то ему было страшно оставаться наедине с Джулией. Необходимо собраться с мыслями. Джулия подошла поближе.
        - Как ты думаешь, куда бы он мог деться?
        - Наверное, возвратился туда, откуда прибежал.
        Они стояли на вершине обрыва, и когда Джулия подошла к Майклу, он не мог удержаться от мысли, что она столкнет его вниз, если захочет. Обрыв был очень крутым.
        Дик быстро повернулся и пошел обратно по своим следам.
        - Не стоит идти дальше, - сказал он, и Джулия безропотно последовала за ним.
        - Волк! - снова закричала Джулия у самого дома.
        Майкл собрался уже сказать, чтобы она прекратила звать собаку, как краем глаза заметил какое-то движение рядом с хижиной.

8

        Рука инстинктивно потянулась к пистолету. Он повернулся, вскинув оружие, и увидел собаку, выскочившую из-за дома.
        - Волк, хороший пес. Я знала, что ты не убежишь от нас, - весело закричала Джул.
        Пес, утопая в снегу, подлетел к девушке, уперся передними лапами ей в грудь и попытался лизнуть лицо. Раздался звонкий женский смех. Сердце Майкла сжалось. Джулия и пес нырнули в сугроб. Она радовалась возвращению Волка, как радуется ребенок, когда находит любимую игрушку, которую искал уже очень давно.
        - Смотри, Дик! Он опять пришел к нам.
        - Ты еще долго собираешься лежать в снегу? Вставай, замерзнешь, - сердито сказал мужчина.
        - Я не собираюсь замерзать, - ответила Джулия. - Ты играл в снегу, когда был маленьким? - Она села на снег, отталкивая руками в варежках разыгравшегося пса, спросила: - Ты никогда не делал снежных баб? Не играл в снежки? Не строил снежные крепости?
        Майкл отрицательно помотал головой.
        - Нет. - И добавил: - Пойдем, здесь холодно.
        Пес разлегся рядом с Джулией. Они оба весело смотрели на Дика.
        - Давай сделаем снежного ангела!
        Джулия слепила снежок и бросила в Дика, но тот ловко увернулся, и снежок ударился о стену дома. Она смеялась над ним.
        Господи, как хотелось Майклу поцеловать эту разрумянившуюся на морозе женщину. Как он завидовал этому напыщенному индюку Дамиану, который будет жить с ней всю жизнь. Везет же некоторым всегда и во всем!
        Джулия встала и, раскинув руки, со всего размаху упала в сугроб. Потом, показывая на отпечаток своего тела, спросила:
        - Ну, тебе нравится этот снежный ангел?
        - Это замечательно, - ответил Дик, глядя на снег. - Только жаль, что нельзя зарабатывать на этом деньги.
        Джулия засмеялась.
        - Ты говоришь так же, как Нэд. Он научил меня делать снежных баб и снежных ангелов и часто сетовал на то, что знает еще много всяких вещей, за которые никто не заплатил бы и пенни.
        - Умный был мужчина, - сказал Дик. - Но как он мог учить тебя делать снежных ангелов в Сан-Франциско?
        - Каждый год весной Нэд возил нас покататься в горы, когда не было буранов и сильных ветров. Небо всегда было голубым, а снег пушистым и чистым. Знаешь, чему еще учил меня Нэд? Играть в снежки.
        - Ну-ка, попади вон в то дерево. - Дик указал на дерево, стоящее в двадцати футах.
        Джулия бросила снежок, но не попала. Дик посмотрел еще на несколько попыток, потом развернулся и пошел в дом.
        Взявшись за ручку, он почувствовал точный удар между лопаток.
        - Тебе не больно? - спросила Джулия. - Я же говорила, что умею метко бросать.
        Сейчас она была похожа на озорного ребенка с веселыми глазами. В это мгновение Майкл почему-то пожалел, что раньше не встретился с такой прекрасной и милой женщиной. Может, и его жизнь сложилась бы по-иному. Мужчина почувствовал, что все сильнее ревнует ее к неведомому Дамиану. Она слепила следующий комок. Он точно ударил Майклу в грудь.
        - Хватит, прекрати, Джулия, - попросил он ее. И вскинулся, завидев новый летящий снежок. - Как ты смеешь!.. - И голос его оборвался. Еще один снежок попал ему в рот, залепил лицо и просыпался за воротник.
        Джулия весело смеялась.
        - Ну, погоди! - закричал Дик и, набрав в обе руки побольше снега, бросился на обидчицу. Джулия ответила ему градом снарядов, заготовленных заранее.
        В следующую секунду они упали, громко смеясь. Схватка продолжалась в сугробе. Майкл почувствовал, как мокрый снег набивается в рукава и джинсы.
        Джулия была на вершине блаженства, лежа рядом с Диком в сугробе. Он почувствовал это и, глядя в зеленые глаза, начал медленно склоняться к ее лицу.
        Женщина поняла, что должно случиться. И она опять, как тогда в хижине, чувствовала, что ждет этого поцелуя.
        Джулия затаила дыхание, когда его губы прикоснулись к ее лицу, она наслаждалась прикосновением его языка. Джулия обвила руками шею мужчины, пальцы погрузились в густые волосы Дика. Она закрыла глаза от удовольствия. Так нежно и вместе с тем страстно ее никто не целовал.
        Девушка расстегнула молнию на куртке мужчины и, прильнув к его телу, ощутила стук сердца. Когда Дик нежно провел губами по ее шее, а затем прикоснулся губами к мочке уха, дрожь волной прошла по телу женщины. Желание разрывало ее. Она посмотрела в глаза Дика и увидела в них те же чувства, какие испытывала сама. Казалось, они встречались уже в другой жизни. Ей чудилось, что она в волшебной сказке и совершает увлекательное путешествие вне своего физического тела.
        Джулия поняла, что Дик был мужчиной, о котором она мечтала всю жизнь. Его прикосновения пробуждали у нее необузданные фантазии. Он, как непокоренная вершина, притягивал ее к себе и в то же время страшил. В жизни Дика была тайна, и Джулия хотела бы ее узнать.
        Вдруг понимание того, что она не знает человека, с которым лежит и целуется в снегу, как молния сверкнуло в мозгу. Сквозь затуманенное сознание пробивалась мысль, что повышенная эмоциональность и страстность всегда были ее злейшими врагами. Нет, она не должна рисковать ради минутного удовольствия. Нельзя отказываться от новой стабильной жизни, которую она собиралась начинать. Со стоном она оторвалась от мужчины.
        Майкл ощущал, что с каждой минутой в нем все сильнее растет желание обладать этой женщиной, но остатки здравого смысла подсказывали ему, что он не имеет на нее никаких прав. Он не должен портить ей жизнь. Другой будет жить с ней изо дня в день, утром просыпаться в одной кровати, вечером засыпать. Как мужчина он не имеет права использовать их вынужденное уединение.
        А в его жизни не было места для этой женщины, поскольку самой его личной жизни, собственно, и не было. Их пути пересеклись на короткое время, и если они пойдут по одной дороге, то оба могут заплатить за это своими жизнями.
        Вдруг Майкл услышал лай и насторожился. Но вокруг не было ничего подозрительного. Вскоре вдали послышался шум. Похоже на то, что где-то очень далеко работал трактор.
        - Похоже, убирают снег, - воскликнул Дик.
        - Теперь я смогу уехать отсюда, - пробормотала она.
        Они поднялись со снега и, отряхнувшись, уныло поплелись в дом.
        - У тебя нет для меня еще рубашки? Моя одежда опять вымокла. - Она упорно отводила от Майкла взгляд.
        Майкл снял куртку, повесил ее на вешалку, прицепил ее поближе к камину. Подойдя, достал из шкафа рубашку и положил на кровать.
        - Вот, пожалуйста, - сказал Дик, тоже стараясь не глядеть на Джулию, пошел на кухню. - Я приготовлю еду.
        Джулия взяла рубашку и заперлась в ванной. Прислонившись к стене, она закрыла глаза и тихо сказала:
        - Ты опять влипла, Джулия. Это уже не игра. Ты ничего не знаешь о мужчине, с которым кувыркалась в снегу, а вела себя, как подросток, у которого бушует избыток гормонов в организме.
        Джулия приоткрыла глаза и посмотрела в зеркало.
        - Надо держать себя в руках и быть предельно осторожной, - продолжала она увещевать себя. - Ведь он всего-навсего мужчина, просто мужчина и все.
        Она сняла мокрые брюки, свитер и натянула рубашку. Из кухни донесся крик:
        - Иди есть!
        Джулия вышла из ванной и увидела обнаженную спину Дика. От вида широких плеч, покрытых перекатывающимися мускулами, у нее пересохло в горле и задрожали колени. Удивительно, но все чувства обострились так, будто она снова была подростком.
        Волк свернулся у камина и пристально наблюдал за ними. Джулия увидела на столе тарелки с горячим супом, банку арахисового масла и печенье.
        - Садись, ешь, - пригласил Дик, подвинув к ней стул.
        Джулия села и взяла ложку. О чем говорить с мужчиной, с которым только что целовалась?
        - Как все вкусно! - протянула она.
        - Я просто подогрел консервы и все.
        Расширив от удивления глаза, Джулия смотрела, как Дик намазал арахисовое масло на печенье, окунул его в суп и съел.
        - Я с детства это люблю, - довольно ответил он на невысказанный вопрос.
        - А я обожаю бутерброды с бананами и картошкой.
        - Какой кошмар! А что думает жених о твоих странных вкусах?
        Джулия уткнулась в свою тарелку. Слово «жених» резануло ее слух.
        - Дамиан ничего не знает об этом, - ответила она.
        - Когда появляются секреты до свадьбы, это плохой признак.
        Свадьба - о ней сейчас Джулия не хотела бы слышать.
        - Мы просто никогда не говорили об этом.
        - А он знает о том, что ты разговариваешь сама с собой? О снежных ангелах?
        Джулии совсем не нравились эти вопросы. Дамиан знает ее, как нормального человека, который вовремя приходит на работу и вовремя уходит с нее, человека, который всегда думает, прежде чем что-либо сделать, и отвечает за свои поступки. Ее жених просто не знал прежней Джулии.
        Она смотрела, как ест Дик, и думала, что Дамиан никогда не угадывал ее чувств, никогда не целовал ее, как Дик, и не разжигал ее страсть.

        Утром Дороти зашла к Марку и увидела мужа, сосредоточенно изучавшего бумаги. Рукава рубашки были закатаны, галстук снят, пальцы погружены в волосы.
        - Марк? - позвала Дороти, подходя к письменному столу.
        Увидев жену, мужчина улыбнулся.
        - О, малышка! - сказал он, но затем встревоженно спросил: - Что случилось?
        - Нет, не беспокойся, мы с ребенком в порядке. Я насчет Джулии. До сих пор там не работают телефоны. Я не могу связаться с сестрой. Тебе, я знаю, покажется это странным, но я чувствую - что-то случилось. - Дороти не любила говорить о своих чувствах, но все же нехотя высказала свое предположение. - Я не думаю, что она у Дамиана. Мне кажется, ее вообще нет в тех местах.
        - Это предчувствия, основанные на психологической связи между близнецами?
        - Нет. Просто я знаю свою сестру. Она всегда попадает в какие-нибудь передряги, даже если не хочет.
        Марк легонько обнят жену.
        - А как же Дамиан? Неужели любовь к нему не изменит ее поведение?
        - Да не знаю я… К тому же неизвестно, любит ли она на самом деле… Я вообще думаю, что она не любит Дамиана. Она может уважать его, он нравится ей, но она не любит его. Хотя Джул и говорит, какой он замечательный и как хорошо выглядит. Но это не любовь, с которой можно жить с человеком и быть счастливым.
        - Какой же должна быть, по-твоему, любовь?
        - Любовь должна быть больше, чем жизнь, - ответила Дороти.
        - Ты, наверное, считаешь, что ты и я - единственные люди на Земле, которые по-настоящему любят друг друга? Может, Джулия любит Дамиана сильнее, чем ты думаешь? - упорно продолжал допытываться Марк.
        Дороти улыбнулась и прижалась к мужу.
        - Будем надеяться, что это так.

9

        Джулия бросила трубку и уселась в кресло. Дик разгребал угли в камине кочергой. Было слышно, как завывает ветер.
        - Дик, расскажи мне о пистолете. Зачем он тебе нужен и зачем ты держишь его под матрасом?
        - Я положил его туда, чтобы он был подальше от любопытных глаз и поближе ко мне. - Дик проигнорировал первую часть вопроса.
        Он сел на стул и вытянул вперед свои длинные ноги.
        - Ты не мог бы мне рассказать, что у тебя за работа?
        - Меняю все вокруг себя.
        - Это несерьезный ответ. Я уже рассказывала о себе, теперь твоя очередь. Расскажи, например, о своей семье. Был ли ты женат? Расскажи о детях, сестрах, о тетушках, о дядях. Где ты родился, где ты вырос, где ты сейчас живешь?
        - Хорошо. Моя мама умерла. Отец постоянно пьет. Я даже не знаю, где он сейчас. Может, даже умер. Я был единственным ребенком в семье. Женат никогда не был. У меня нет детей, и я никогда не встречался со своими тетями и дядями. Все. Ты удовлетворена?
        Джулия с удивлением смотрела на этого сильного мужчину. Ей стало его жалко. Жизнь его была ужасна. Судя по всему, он несчастен.
        - Пожалуй, сигарета сейчас не повредила бы. А ты куришь?
        - Курил раньше. Но полгода назад бросил. Но, как я успел заметить, и ты не увлекаешься курением.
        Джулия посмотрела вниз, на свои крепко сжатые руки.
        - Я хотела бы изменить свою жизнь и отношение к курению тоже. Я курила раньше, но теперь считаю, что это должно остаться частью моего сумасбродного прошлого.
        - Каким должно было быть твое прошлое, что ты так хочешь его изменить?
        - Я всегда делала все неправильно и в неподходящее время. Я никогда не стремилась участвовать в неприятных историях, но постоянно попадала в них. Нэд говорил, что я все принимаю так близко к сердцу из-за того, что рано потеряла родителей. Внутри меня сидит какой-то не поддающийся контролю чертик, и порой он вырывается наружу, что причиняет неприятности не только мне, но и моим близким. Нэд не был психологом, но во многом он прав, хотя я по-настоящему стала понимать, что он говорил, только с прошлого года. Я поняла, сколько горя навлекла на себя и моих родных из-за своей безответственности.
        - Что же случилось?
        Джулия положила руки на колени и на мгновение закрыла глаза.
        - Я раньше не говорила тебе, что моя сестра и я - близнецы. И сестра… она еще… она гораздо лучше, чем я. Она очаровательная и настойчивая, обладает всеми качествами, которых мне не хватает. Она закончила с отличием высшую школу, получила престижную работу, встретила любимого мужчину и вышла за него замуж. Они счастливы и ждут ребенка.
        - Что же ты натворила?
        - Я не уверена, что должна рассказывать тебе об этом.
        Его глаза сузились. Собиралась ли она рассказать ему, что познакомилась с Дигби? То, о чем он подозревал в начале их встречи, очевидно, было небезосновательным.
        С грустью вздохнув, Джулия рассказала парочку историй из своей жизни. Майкл завороженно слушал, как ребенок слушает сказку. Такого полета фантазии он еще не встречал. Какой-то чертик, видимо, сидел в рыжеволосой женщине с зелеными глазами.
        Поколебавшись, Джулия также поведала ему историю с захватом казино. Рассказала, что у сестры чуть не случился выкидыш, а приемная мать слегла в больницу с инфарктом.
        - После этого я решила жить по-другому. - Искренность девушки завораживала Майкла. - И уже нарушила свое обещание.
        Майкл почувствовал, что у него отлегло от сердца. Она не желала ему зла. Но был ли этот разговор на самом деле откровенным? Он все еще боялся, что Дигби не будет брезговать ничем, чтобы расправиться с ним.
        - Какое обещание?
        - Которое я дала моей сестре и себе самой - изменить жизнь и никогда не огорчать родных своим поведением. Видишь, как получается, не успела я дать слово, как опять попала в неприятную историю - заблудилась в снежной метели, и думаю, что сейчас сестра места себе не находит, не зная, где я.
        Было ли это правдой? Может, она хочет войти к нему в доверие и усыпить бдительность? Похоже, что она говорит искренне.
        Немного помолчав, Джулия продолжила:
        - Я бросила курить, и это было первым шагом в моей новой жизни.
        - Ты так говоришь, будто, кроме глупостей, ничего в жизни не совершала, а теперь судорожно пытаешься исправить прошлое.
        Джулия задумалась, и Майкл пожалел о сказанном.
        - Это пока все, что я успела сделать, чтобы стать лучше, чем я есть. - Девушка вздохнула и затем открыто посмотрела на него. - А почему ты бросил курить?
        Майкл пожал плечами.
        - Я понял, что это приводит к тому, что мои чувства притупляются и теряют остроту.
        - Прекрасно, что ты заботишься о своих чувствах.
        Майкла эта фраза задела за живое, и он отвел взгляд от девушки.
        - Я не знаю, что ответить тебе, - пробормотал он. - Дамиан Флит III, наверное, образец для подражания в твоей новой жизни?
        - Наверное, это так, - мягко сказала Джулия.
        Мужчина сосредоточенно смотрел на огонь, разгорающийся в камине, и понимал, что он ощущал непреодолимое влечение к этой девушке. Раньше он всегда первым разрывал отношения с женщинами. Хотя он знал Джулию так недолго, Майкл понимал, что ему будет трудно потерять ее. Он чувствовал, что она - его судьба и должна принадлежать только ему.
        Майкл наконец взглянул на нее. Сидя в кресле, поджав под себя ноги, она была похожа на ласкового котенка. Ее пальцы с волнением теребили локон.
        - Скоро Дамиан получит обновленную Джулию? - с иронией спросил Дик.
        - Если говорить честно, на самом деле я пока не изменилась.
        Майкл почему-то обрадовался ее словам.
        - Ты хочешь сказать, что можешь не выйти за этот мешок с деньгами?
        - Пока я еще не давала ему никаких обещаний. Дамиан сделал мне предложение и пока ждет ответа.
        Майклу стало легче на душе, хотя он и сделал вид, что ему безразлично, собирается она замуж или нет.
        - Но все же придется дать ответ Дамиану, когда ты наконец окажешься у него?
        - Я… я еще думаю и, вероятно, отвечу положительно.
        - Ты любишь его? - дрогнувшим голосом спросил Майкл.
        Он не хотел услышать от нее, что она любит Дамиана Флита.
        Джулия закрыла глаза и попыталась собраться с мыслями, чтобы ответить мужчине, который неожиданно занял большое место в ее жизни, но поняла, что не может ответить на этот вопрос.
        - Джулия?
        Дик произнес ее имя так нежно, что ничего не оставалось делать, как взглянуть на него. Когда она увидела его тревожные глаза, Джулия поняла, что знает правильный ответ на его вопрос. Ей нравился Дамиан, но она любила не его. Нет! - хотела крикнуть она.
        Джулия прикусила губу.
        - Ты любишь Дамиана? - повторил Майкл.
        Джулия поняла, что совершенно запуталась. Наконец она нашла, что сказать:
        - Думаю, что все-таки выйду за него замуж. - И торопливо продолжила, стараясь убедить скорее себя: - Он прекрасный человек - честный и внимательный, у него престижная работа и… он… он очень порядочный, ему можно доверять.
        - Не забудь упомянуть, что у него знатная фамилия - Флит!
        Девушка почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Она ненавидела себя за то, что не может разобраться в своих чувствах и много болтает. Почему она так откровенна с этим случайным в ее жизни человеком? Она почти ничего не знает о нем. Она даже не знает его фамилии, подумала девушка и спросила:
        - А могу я узнать твою фамилию? Ты никогда не упоминал ее.
        Дик оперся локтями в колени. Темные ресницы скрыли его глаза.
        - Какая тебе разница? Это не имеет… - Он покачал головой. - Забудь об этом. В этом нет тайны, но я не хочу об этом говорить.
        - Может быть, ты окажешь мне услугу, ответив на мой вопрос.
        - Не будь такой упрямой, - пробормотал мужчина и, привстав, прислушался.
        В это мгновение Джулия поняла: что-то случилось. Волк тоже вскочил и внезапно заскулил. У Джулии перехватило дыхание. Дик схватил ее за руку и потянул к выходу. Открыв дверь, они услышали снаружи завывание ветра и нарастающий гул. Внезапно все стихло. Они стояли, прислушиваясь, и Джулия крепко держалась за его руку, думая, что этот мужчина спасет ее от любой беды. Холодный воздух белыми клубами проникал в комнату.
        Дик медленно повернул ручку двери, закрывая ее.
        Его руки прижали ее к себе, и Джулия даже не пыталась сопротивляться. Она вспомнила, как снежная лавина прошла рядом с их хижиной.
        Она взглянула на Дика.
        - Ты уверен, что стоит выходить из дома, когда с горы сходит лавина?
        Мужчина с удивлением посмотрел на нее.
        - Я имею в виду, - пояснила девушка, - если нас засыплет тоннами снега, мы окажемся под воздушным колпаком. Может, это заставит тебя на что-то решиться?
        Джулия и не предполагала, что он весело и искренне рассмеется, еще сильнее прижав ее.
        Девушка положила руки ему на грудь. Как ему удается всякий раз, когда он касается ее, дать ей новые, прежде неизведанные чувства? Джулия с минуту смотрела в его глаза. Она не боялась и сознательно шла на новую ошибку в своей жизни. Ошибка состояла в том, что она с каждой минутой становилась все ближе к Дику и все больше отдалялась от Дамиана.
        Неожиданно дыхание девушки участилось, будто она бежала. Дик глубоко вздохнул и склонил к ней голову. Когда он дотронулся губами до ее губ, она почувствовала легкое головокружение. Она приоткрыла рот и обвила его руками, желая приблизить к себе. Ее тело наполнила волна желания, когда Дик провел пальцами по ее запрокинутой шее. Когда его руки дотронулись до верхней пуговицы ее рубашки, она начала расстегивать следующую. Его пальцы стали ласкать ее грудь через тонкий бюстгальтер. Удовольствие было огненным и сладким. И когда он подхватил ее на руки и понес к кровати, ее сердце в груди затрепетало, как пойманная птичка. Когда дрожащими пальцами Джулия расстегивала пуговицы на его рубашке, мускулы его живота напряглись, дыхание участилось. Мужчина распахнул ее рубашку и завороженно смотрел на прелестные формы ее тела.
        - Как ты прекрасна! О боже! - вырвалось у * него. Осторожно расстегнул замочек бюстгальтера, и их объятия сомкнулись. Дик нагнулся, и его язык ласкал ее соски. Пальцы Джулии с силой вцепились в его рубашку и занемели.
        - Еще! - выдохнула она.
        Губы мужчины то страстно целовали ее грудь, то перемещались к низу ее живота и нежно ласкали ее естество. Возбуждение Джулии достигло предела. Она засунула руки ему под рубашку и, ведя по спине любимого, натолкнулась на холодную сталь пистолета у него за поясом. Сквозь туман удовольствия Джулия услышала лай собаки, и ее сознание стало постепенно проясняться. Ощущение холодной стали и лай вернули ее из плена страсти к реальности. Что она делает?
        Джулия почувствовала, что ей холодно. Идиотка, мечтавшая о небесных ангелах, - вот кто она. Она ослепла! Любой глупец намного умнее ее. Дик смотрел на Джулию так, будто читал ее мысли. Он медленно встал.
        - Я должен посмотреть, что там во дворе.
        Майкл произнес это неуверенно, делая вид, что ничего необычного не произошло. Джулия все еще держалась руками за свою рубашку. Если бы она не наткнулась на пистолет и не услышала бы лай, то могла бы уже полностью отдаться чувствам, управляемая только своими страстями. Но этого не произошло и уже, наверное, не произойдет никогда.
        Она закрыла глаза и не открывала их, пока не услышала, как хлопнула входная дверь.
        - Проклятый Дик, - тихо произнесла Джулия, глядя на закрытую дверь.
        В ее душе боролись противоречивые чувства. Внезапно возникшая ненависть убивала в ее сердце первые робкие ростки любви. Но Джул понимала, что их отношения начали завязываться в крепкий узел. Ей стало больно от этих мыслей. Она сжала руки в кулаки. Сейчас мне не повредила бы сигарета, подумала Джулия.

        Картер сидел в частном самолете в аэропорту Барстоу и ждал, когда подъедет машина, на которой он поедет к Сосновым Холмам. В иллюминатор он видел, что снег словно белым толстым одеялом покрыл город. Записи, лежавшие перед ним на столике, гласили: «Телефонная связь и электричество не работают, службы города пытаются очистить дороги от снега». Картер посмотрел на часы. Пока рано думать о встрече с Хантом. Картер подозвал находившегося поблизости сотрудника:
        - Немедленно узнайте прогноз погоды на следующие двенадцать часов и доложите.
        Снегопад не прекращался. Пока не могло быть и речи о том, что сегодня Картер доберется до места. В лучшем случае он мог надеяться на то, что увидит Майкла завтра.
        Картер думал, что судебное разбирательство по делу Дигби может начаться сразу после Нового года. Соответствующие документы были собраны, свидетели подготовлены. Если он встретится завтра с Хантом, то увезет его в безопасное место, где Майкл мог бы спокойно переждать несколько дней.

        Джек Н. тоже добирался через Барстоу.
        Джек подошел к небольшому, засыпанному снегом зданию, где сдавали в аренду автомобили. Он улыбнулся женщине, которая встретила его внутри.
        - Я делал заказ.
        Она просмотрела свои записи и приветливо сказала:
        - Да. Все готово. Пожалуйста, вашу кредитную карточку и права.
        - Можете ли вы мне подсказать, как доехать до Западных Сосновых Холмов? - спросил Джек.
        - Да, сэр. На запад по главной дороге. Вы не заблудитесь, если будете внимательны. Если вы едете кататься на лыжах, то получите истинное удовольствие. Через день-другой окажетесь на месте.
        - Почему день или два?
        - Посмотрите на улицу, и вам все станет ясно.
        Джек повернулся и посмотрел на снег, огромными хлопьями медленно падающий на землю.
        - Но когда снег прекратится, склоны будут великолепными, - продолжала говорить женщина.
        Это сообщение озадачило Джека, но он надеялся, что опередит людей Картера и уничтожит Ханта.
        Все будет в порядке, подумал он, отдавая женщине свою кредитную карточку.

10

        Настроение у Джул было скверным. Хотелось куда-нибудь скрыться от Дика, но в хижине это было невозможно. Когда они случайно касались друг друга, невольно вспоминались их объятия и поцелуи. Сейчас девушка сидела на кровати и пыталась сосредоточиться на книге, но буквы расплывались, смысл слов ускользал.
        Дик заперся в ванной. Послышался звук льющейся воды. Пока он принимал душ, Джулию преследовал вид его мускулистого тела под тугими струями воды. Закрыв глаза, она представила, как капли стекают по его смуглой коже. Наконец он вышел. Джулия закрыла книгу, не прочитав ни строчки.
        - Ты проверила телефон? - голос мужчины отрезвил Джулию.
        - Пока не работает.
        Волк подошел к двери и начал скрестись. Джулия молча смотрела, как Дик шел к двери. Мощные плечи обтягивала белая футболка, мокрые волосы торчали во все стороны. Сейчас он похож на подростка, подумала она.
        - Не смею тебя задерживать, - обратился Дик к собаке.
        Закрыв дверь за Волком, подошел к камину и подложил в огонь большое полено. Джулия заметила, что за поясом не было пистолета.
        - Где же пистолет? - невольно вырвалось у нее. Джулия посмотрела на книгу, которую сжимала побелевшими пальцами. Заставив себя расслабиться, она более спокойно добавила: - Я не люблю оружия.
        - Иногда оно становится необходимым.
        - Я предполагаю, что ты слишком углубился в свою роль, спасаясь от мафии. Я ведь не представляю для тебя никакой опасности, и незачем все время держать пистолет перед моим носом. - Она положила книгу на подушку и устало закрыла глаза.
        - Тебе дать сигарету?
        - Сигарету… а что, у тебя есть? Честно говоря, я бы сейчас хотела чего-нибудь стимулирующего.
        - Попробую угадать. Я полагаю, что ты бы хотела поскорее встретиться с Дамианом.
        Джулия открыла глаза. Дик стоял спиной к ней и наблюдал, что происходит за окном.
        - Конечно, - солгала она и продолжила: - А что ты собираешься делать, когда снег перестанет падать и расчистят дороги?
        Дик, не поворачиваясь от окна, ответил:
        - Буду искать работу.
        - Опять охранником?
        - Скорее всего, нет. Это пройденный этап.
        - И какая работа устроила бы тебя?
        Майкл пожал плечами.
        - Любая, за которую мне бы платили. Мне нужно зарабатывать деньги. - Дик развернулся к ней. - Я не сын банкира, поэтому соглашусь на любую работу, с которой смогу справиться.
        Джулия вспомнила, что хотела бы больше узнать о его родителях.
        Дик на минуту задумался.
        - Я уже тебе рассказывал о них. От отца я ушел в юности и с тех пор не видел его. А если бы остался, то упал бы на самое дно жизни. Мне даже хотелось тогда убить его, но, слава богу, этого не случилось.
        - Куда же ты поехал?
        - Куда глаза глядели. Сначала работал поваром. Потом соврал, что у меня специальное образование, и стал работать менеджером одной крупной фирмы.
        - Ты, наверное, там многому научился?
        - Да. Я был способным учеником. Я внимательно слушал советы, многое замечал. Если кому-то что-нибудь было от меня нужно, я неукоснительно это выполнял.
        - А что ты делал потом?
        - Разное. Я работал в школе и даже снимался в кино. - Он улыбнулся. - Все почему-то думали, что я индеец, из-за смуглой кожи и темных волос, но моя мать была ирландкой, а отец итальянец.
        Джулия понимала, что воспоминания причиняют ему боль, но ей очень хотелось больше узнать о его прошлом.
        - А как ты стал охранником?
        - Когда я работал в клубе здоровья, один из клиентов, видя мои физические данные, заинтересовался, выполнял ли я подобную работу. Он упомянул о своем друге, который нуждался в телохранителе в течение нескольких месяцев.
        - Позволь мне угадать. Ты, конечно же, сказал, что уже занимался этим. Ты солгал ему, не так ли? И стал охранником.
        - Я работал телохранителем несколько месяцев. Потом меня рекомендовали другому человеку, нуждающемуся в охране. Там я проработал полгода, потом меня уже стали рекомендовать по цепочке. Хотя у меня нет даже диплома, что я прошел соответствующую подготовку.
        Огонь разгорался внутри Джулии. Его безалаберная жизнь как бы эхом отзывалась в душе. Ей был интересен этот человек, внутренне они оба были искателями приключений. Ей хотелось быть рядом с ним в его жизни.
        Волк поскребся в дверь и зашел в дом, не торопясь направился к камину. Майкл закрыл за ним дверь, а затем спросил:
        - А ты где-нибудь училась, чтобы работать в казино?
        Девушка отрицательно помотала головой.
        - Нет, это ни для официантов, ни для продавцов, ни для служащих в казино не нужно.
        - А как ты получила работу в казино?
        Джул поудобнее устроилась в кресле.
        - В казино я не собиралась работать. Это вышло случайно. Я как-то играла в казино, а там как раз были необходимы служащие. Знакомая девушка поручилась за меня, и первые шаги в этом бизнесе были довольно успешными. И все было бы неплохо, если бы… не этот скандал.
        - А что Дамиан думает об этом скандале?
        - Ничего.
        - А ты не пыталась рассказать ему об этом?
        - Пыталась, но…
        Джулия вспомнила, как она пыталась говорить с Дамианом о фиаско, которое потерпела в казино.
        - Слава богу, что ты покончила с той жизнью, - сказал тогда Дамиан. - Только умоляю - не говори о том случае моим родственникам, теперь наша жизнь зависит только от нас с тобой.
        Девушка все больше понимала, что жизнь с Дамианом будет весьма унылой, хотя в ней будут некоторые преимущества: стабильность, богатство и привилегии. Когда Дамиан улыбался ей, Джулия забывала обо всем на свете, кроме своей удачи.
        - Ты открываешь новую страницу в своей жизни, - сказал ей тогда Дамиан, - все остальное ничего не значит.
        - А как ты ему объяснишь, что случилось здесь, в хижине? - спросил Дик.
        Девушка посмотрела на огонь.
        - Мне казалось, я самостоятельный человек. Поэтому я и не разрешила Дамиану встретить меня в Барстоу. Я думала, что будет лучше, если я приеду сама. А потом заблудилась…
        - Почему ты не хотела, чтобы он встретил тебя?
        Она без раздумий ответила:
        - Я должна была еще подумать и… Я не знаю.
        - У тебя возникли сомнения в своем выборе?
        Она посмотрела на Дика, шокированная его высказыванием. Его проницательность удивляла. Он будто подсматривал за ней в замочную скважину.
        - Хочешь, дам добрый совет? Пересмотри отношения с Дамианом. Лишний раз не повредит все взвесить, особенно если ты не очень стремишься к замужеству.
        Джул резко встала и прервала его:
        - Не стоит фантазировать, Дик. Я не говорила, что не хочу выходить замуж.
        Майкл внимательно посмотрел ей в глаза.
        - Тогда в чем же дело?
        - В чем дело? - тихо проговорила Джулия. - О… это интересный вопрос. А ты не мог бы предположить, что ключ к разгадке кроется в тебе?
        Мужчина взял ее за плечи.
        - Когда ты снова увидишь Дамиана, обязательно расскажи ему, что ты очень любишь играть в снежки и делать снежных ангелов.
        Джулии вдруг стало холодно от взгляда, которым одарил ее Дик. Ей захотелось снова прижаться к этому человеку, почувствовать его жаркие поцелуи. Но она и так совершила много глупостей, с тех пор как они встретились, и не стоило усугублять и без того трудное положение.
        - Дамиану известно все, что, как я считаю, ему надо знать.
        - Извини, - сказал Дик и, отпустив ее плечи, пошел к двери. - До темноты я хочу запастись дровами.
        Он одевался, а Джулия старалась не смотреть в его сторону. Боже, подумала она, когда же этот проклятый снег перестанет падать, когда расчистят дороги и она наконец уедет отсюда? Проблемы ее отношений с Диком нарастали как снежный ком, и Джулия понимала, что надо их порвать, пока не поздно.
        - Может, пока приготовишь кофе? - остановился Дик в дверях. - Я скоро вернусь.
        Закрыв дверь, Майкл задумался. Он не хочет расставаться с этой женщиной, а в его положении это небезопасно. Он понимал, что им нельзя оставаться вместе в заброшенной хижине. О, пришла к нему нелепая мысль, если бы не было Дамиана и они встретились раньше, до неприятного дела, связанного с Дигби! Если… И внезапно ему стало больно. Если бы он мог что-то предложить Джулии… Но у него не было ни личной жизни, ни даже имени.
        Утром снегопад был сильнее, отметил Майкл, спускаясь с крыльца. Он решил найти автомобиль Джулии. Волк, игриво помахивая хвостом, побежал за ним.

        Поездка для Картера казалась длинной и скучной. Он вел машину по дороге, покрытой мокрым снегом, с ограниченной скоростью - тридцать миль в час. Его не интересовали красоты здешних мест. Он часто запрашивал по рации данные по оперативной обстановке:
        - Что там с Джеком Н.?
        - Никто не видел и не слышал, - быстро ответил агент.
        Но у Картера было внутреннее чувство, будто кто-то обошел его в важном деле. Что-то подсказывало, что люди Дигби уже близко подобрались к Ханту. Картер равнодушно взглянул на окрестности и снова взял рацию.
        - Прогнозы погоды на сегодня?
        - Метель и сильный ветер скоро стихнут. Дороги расчищаются. Все восстановят.
        - Я остановлюсь в отеле, - сообщил Картер. - Немедленно вызывайте меня, если появятся новости.
        Положив микрофон, Картер снова подумал о Ханте. Будучи специалистом, он полностью возлагал на себя вину за то, что ситуация выходила из-под контроля. Пропустив вперед большой черный джип, Картер развернулся и остановился у входа в отель.
        - Телефон, - пробормотал он, когда выбрался наконец из автомобиля, - помог бы мне сохранить массу нервов и времени.

        Безмолвие домика уже удручало Джулию, ей вдруг захотелось очутиться у Дамиана. Она никак не могла сосредоточиться и думала только об одном: как вырваться из снежного плена?
        - Кофе, - пробормотала Джул. - Я совершенно забыла, что Дик хотел кофе.
        Джул пошла в кухню. Кофе? Кофе? Где он может быть? Ни банки, ни пакетов не видно, размышляла она. Она осмотрела заварочный чайник на плите, банки на столе. Кофе не было. Открыла шкафчик и нашла банку на верхней полке. Пустая. Поставив ее обратно, открыла другой шкаф. Там были только бумаги.
        Взгляд неожиданно упал на «Арендное соглашение», оформленное на имя Ника Дугласа. Арендует, вероятно, дом Дик, а бумаги остались от прежнего арендатора, подумала Джул, но обнаружила, что была не права. Аренда начиналась с 15 декабря этого года, а окончанием договора значилось 1 февраля следующего. Джулия прочитала первый лист договора. Домашний адрес - Детройт. Возраст арендатора - 37 лет. Здесь же стояла подпись Ника Дугласа. Джулия заглянула вглубь полки и увидела белый конверт. Положив соглашение на место, она осторожно раскрыла его. В конверте было удостоверение на имя Ника Дугласа с фотографией Дика. Еще в конверте находились водительские права и две кредитные карточки на имя Дугласа. Подписи на всех документах были одинаковыми.
        Джулия разозлилась. Все, о чем он ей рассказывал, было ложью. От этой мысли ей стало больно. А она-то наивно полагала, что этот особый в ее глазах мужчина откровенен с ней. Она опять ошиблась в человеке, который ей очень нравился. Что теперь делать? Кто он: Дик, как-его-там, или Ник Дуглас? - размышляла девушка.
        Тяжело вздохнув, пошла переодеваться. Всего лишь несколько минут назад она так уютно чувствовала себя в его рубашке, но сейчас даже тонкое полотно казалось грубым и жестким. Черт побери! Кто же он на самом деле? Мне надо уехать отсюда как можно быстрее, продолжали метаться мысли Джулии. Девушка оделась и, бросив рубашку Дика на кровать, подошла к телефону. Как я могла опять влипнуть в скверную историю? - спрашивала она себя.
        Телефон все еще не работал. Она с силой шмякнула трубку на рычаг. Джулия хотела исчезнуть как можно скорее из этого места, но шансов сделать это у нее не было никаких. Ее машина стояла где-то, засыпанная снегом, а пешком добраться до Дамиана, не зная дороги, она, наверное, не смогла бы. Сложив на груди руки, она стояла и смотрела на дверь.
        - Входи же, входи, - шептали ее губы. - Кто же ты на самом деле?
        За дверью послышались шаги.

        Джек Н. стоял в гостиничном номере и смотрел на главную улицу маленького провинциального городка. Джеку не нравилось это место. Этот город совсем не похож на Чикаго или Лос-Анджелес. Снег перестал падать, он постепенно исчезал с улиц с помощью снегоуборочных машин.
        Джеку было очень неуютно от сознания, что люди из спецслужб совсем не глупы, чтобы оставить Ханта без прикрытия. Но он надеялся, что снег помешает и им. Приходилось рисковать, работая на опережение. Джек набрал номер Дигби. После двух гудков в трубке послышался недовольный голос.
        - Что-то долго ты копаешься, - зарычал на него шеф.
        - Последний срок - завтра в девять, - залебезил перед начальником убийца.
        - Свяжись со мной в десять и доложи.
        - Это предусмотрено нашим соглашением, - тихим голосом сказал Джек, мысленно уже представляя, как расправится с Хантом.
        Джек тихо положил трубку на рычаг. Как-то раз он видел Ханта у Дигби и сразу почему-то невзлюбил его… Когда вы ненавидите человека, он постоянно оказывается на вашем пути. Убить его стало целью Джека, он сам вызвался сделать это.
        Ему нетрудно было вспомнить еще одного человека, который всегда ему мешал. Это был Картер. Джек ненавидел этих людей и был уверен, что оба они должны умереть. Никто не сможет помешать ему выполнить это сложное задание.
        Хант умрет завтра.

11

        Майкл помедлил у двери. После встречи с Джулией мир, казалось, сузился. В нем осталась только эта заснеженная поляна, небольшая хижина и женщина в ней. Ее тяжелые блестящие волосы, отливающие медью, зеленые глаза, нежная кожа, линии длинной шеи вызывали в нем неведомое прежде желание все время быть рядом, защищать и оберегать. Эта женщина наполнила его одинокую жизнь новым смыслом. Но он чувствовал также, что именно сейчас не готов для встречи с ней и не может взвалить на себя бремя ответственности за чужую судьбу.
        Майкл вошел в дом, осторожно закрыл за собой дверь. Снял кожаную куртку и ботинки, взглянул на Джулию и понял: что-то с ней произошло. Он огляделся. В доме все оставалось на своих местах, но Джулия была явно чем-то расстроена. Надувшись и плотно сжав губы, она сидела на краю кровати. Ох уж эти женщины, подумал про себя Майкл и приступил к выяснению обстановки.
        - В чем дело? - Он взглянул на телефон. - Кто-то уже звонил?
        - Нет.
        Хотя лицо Джулии было непроницаемым и не располагало к мирной беседе, Майкл не оставил попыток угадать причину враждебности.
        - Может, собака испортила тебе настроение?
        Девушка ничего не ответила. Выражение ее лица не изменилось. Комочком съежившись на кровати, она представляла собой маленькое обиженное создание.
        - Не стоит так волноваться. Поверь мне, пес скоро вернется.
        - Его зовут Волком, но дело не в нем, - наконец разжала губы девушка.
        - Мне трудно с тобой разговаривать, когда ты так сердишься. Объясни мне, пожалуйста, что с тобой стряслось.
        Джулия сверкнула на него глазами.
        - Теперь я знаю, кто ты такой.
        Майкл глубоко вздохнул, чувствуя, как теряет самообладание, но попытался контролировать свои действия. Джулия все узнала. Ему надо было бы вести себя осторожней с этой женщиной.
        - Конечно, знаешь, - постарался как можно спокойнее ответить Майкл.
        - Я знаю, кто ты на самом деле, - повторила Джулия.
        Майкл заметил, что она с трудом произносила эти слова. Он старался не смотреть на шкаф, где лежал пистолет, но в голове отчаянно металась мысль, как бы побыстрее овладеть оружием.
        - Хорошо, - ответил он. - И кто же я, по-твоему?
        Джулия положила руки на колени и пристально посмотрела ему в глаза.
        - Ник Дуглас из Детройта.
        Ответ успокоил Майкла. Интересно, как она узнала об этом? Он должен был бы сразу сказать ей, что его зовут Ник Дуглас. Не было смысла называть себя Диком.
        Что делать сейчас? Как исправить положение? Майкл призвал на помощь все свое актерское мастерство. Он начал с того, что широко улыбнулся Джулии, а затем с облегчением сказал:
        - Это все? Тогда из-за чего ты так рассердилась?
        - Черт побери, это не так забавно, как тебе кажется. Это совсем не шутка, ты лгал мне.
        - Это не шутка. - Майкл чувствовал, что он плохой актер. Его положение было незавидным. - Я тебе все объясню. Хочу, чтобы ты поняла меня правильно.
        - Конечно, ты очень хороший рассказчик. Быстренько, на ходу, сочинишь сейчас новую историю о своей работе и, разумеется, сможешь правдоподобно изложить любую выдуманную версию.
        Майкл хотел солгать ей, но обмануть Джулию снова было выше его сил.
        - Я понимаю, как важно тебе знать мое имя, но…
        Она смотрела ему прямо в глаза. Майкл смешался и попытался привести в порядок мысли. Он потянулся к ней, но женщина неожиданно ударила его по лицу. Если бы когда-либо это сделал кто-то другой, он, не задумываясь, ответил бы тем же. Но это была Джулия. И даже когда она стала барабанить кулачками по его груди, он не сопротивлялся. Майкл сначала немного отступил, а потом просто сел на кровать. Джулия повредила ему губу. Из раны слегка сочилась кровь. Затем Майкл откинулся на спинку кровати, дотронулся рукой до лица и удивленно спросил:
        - Какого черта ты ударила меня?
        - Я не выношу лжи и ненавижу лгунов. - Джулия уже не знала, как выразить возмущение, которое разбивалось об его спокойствие.
        На глазах девушки выступили слезы, губы задрожали. Резко повернувшись, она пошла на кухню. Майкл услышал, как она грохочет ящиками в шкафу, затем уверенным шагом Джулия вошла в комнату с конвертом в руке. Не глядя на Майкла, вытряхнула все содержимое конверта на кофейный столик. Он увидел свои фальшивые водительские права, пару кредиток и удостоверение личности. Майкл посмотрел на фотографию в документе и съежился. Ему было неприятно, что эта женщина считает его обманщиком.
        - Где ты отыскала это? - смущенно спросил он, пряча от нее глаза. Майкл уже знал, о чем нужно говорить дальше.
        - Это твои документы, не так ли? - настаивала на своем девушка.
        - Нет. Это документы моего брата-близнеца!
        - Еще издеваешься. - Джулия в ярости заметалась по комнате. - Разве ты не можешь ответить честно?
        Майкл увидел слезы, которые медленно покатились по ее лицу.
        - Поверь мне, я раньше никогда не попадал в такую переделку. И не предполагал, что найду тебя наполовину замерзшей и умирающей в снегу.
        Также он не ожидал, что ему придется оправдываться перед отогретой им женщиной и что он может влюбиться в нее и увлечься до такой степени, что даже в мыслях будет строить дальнейшие планы продолжения отношений.
        Может, это к нему наконец пришла любовь? Та, которую он ждал всю жизнь? От этой догадки у Майкла перехватило дыхание.
        - Ты не ответил мне, кто ты на самом деле?
        Тихий вопрос Джулии оторвал Майкла от размышлений.
        Вместо ответа мужчина подошел к ней и опустил руки на ее хрупкие плечи. Он удивился, ощутив их податливость и то, что она не пыталась вырваться. На ее побледневшем лице слезы проложили дорожки, веки покраснели.
        - Я очень сожалею, но я не могу ничего сказать тебе.
        Его язык обвел контуры бледных губ девушки.
        - Почему?
        Она почувствовала неуверенность в его словах и приникла к высокой и крепкой фигуре мужчины.
        - Джулия, моя жизнь похожа на сумасшедший дом. Но все, что я говорил тебе: о родителях, о работе, о том, как рано я покинул родительский дом, было правдой. Я никому и никогда не рассказывал столько о себе.
        - Ты не должен мне больше лгать, - уткнувшись ему в плечо, потребовала Джулия. - Слышишь - не должен!
        - Это не ложь, - тихо сказал Майкл, взял в ладони ее лицо и заглянул в зеленые глаза.
        Сердце подсказывало, что он уже не имеет права обманывать ее. После тридцати семи прожитых лет он понимал, что дни, проведенные с этой женщиной, были самыми счастливыми в его жизни.
        Джулия чувствовала, как ее гнев сменяется стремлением понять этого человека. Он становился для нее все более близким. Но в душе еще оставалась боль, причиненная Диком. Мужчина, которого она узнала всего несколько дней назад, стал для нее вдруг центром Вселенной. Никогда ни один мужчина не мог так глубоко проникнуть в душу девушки…
        Трудно объяснить почему, но Джулия чувствовала духовную связь с этим незнакомцем. Он как-то смог вселить в ее уставшее от ожидания большой любви сердце веру и надежду. Любовь… Она никогда раньше не испытывала этого чувства по-настоящему.
        - Я никогда бы тебя не обманул, если бы не был в таком трудном положении. - Майкл попробовал улыбнуться, а затем продолжил: - Если ты захочешь снова ударить меня, то бей, я не стану сопротивляться, я заслужил это.
        Джулия провела пальцами по его лицу.
        - Извини. Я в жизни никого не била. - Она ощутила шероховатость и тепло его кожи. - Я была вне себя. Я… - Голос прервался. - Я только… Не обманывай меня больше…
        - Поверь, я не хотел тебя обманывать. Тому виной обстоятельства, - спокойно произнес Майкл.
        Он обнял девушку, и она почувствовала, как тает в его объятиях. Джулия понимала, что не должна позволить этому мужчине управлять собой, но, не найдя подходящих слов, опустила голову ему на грудь и закрыла глаза.
        - Я хочу тебя, - прошептал он. - Но, к сожалению, это все, что могу сказать тебе сейчас. Пока мне предложить тебе больше нечего. - Рука Майкла нежно приподняла ее подбородок. - Ты меня понимаешь? - спросил он прерывающимся голосом.
        Джулия понимала, что безумно влюблена в этого мужчину, и у нее совершенно не было уверенности, что в своей жизни она еще встретит такую любовь. Она также сознавала, что ей некуда убежать от него сегодняшней ночью. Да для этого не было ни сил, ни желания. Она чувствовала, как часто бьется ее сердце в предвкушении ночи с этим мужчиной, которая будет лучше, дороже всех ее ночей.
        Неуверенность в правильности своего решения еще не оставила ее, но, когда Майкл сильнее прижал ее к себе, она ощутила огромную волну желания, поднимающуюся в ней.
        Когда Майкл нежно целовал ее, она еще крепче прижалась к нему. Его руки утопали в роскошных волосах Джулии. Майкл нежно ласкал ее. Его губы целовали ее закрытые глаза, а Джул не спеша расстегивала пуговицы его рубашки и, когда с этим было покончено, быстрым движением сбросила ее с плеч. Она нежно пробежала пальцами от шеи к груди и дальше вниз. Ее легкие движения настолько возбуждали Майкла, что он стонал, не в силах вынести эту сладкую муку. Нежные слова любви, которые он шептал, сильнее разжигали костер ее желания. Постепенно мужчина освободил ее от шерстяного свитера. Когда он оглядывал роскошную фигуру Джулии, она заметила во взгляде безмерное восхищение ее телом и любовную страсть.
        Майкл легко поднял ее на руки и понес в спальню. Он прилег на кровать вместе с ней, и их тела прижались друг к другу. Он расстегнул брюки Джул, и его сильные пальцы коснулись ее живота. Девушка напряглась. Она вся горела и металась под ним, стремясь освободиться от сжигавшего ее желания.
        - Дик, ну же… - прошептала она с закрытыми глазами.
        Джул чувствовала, как загоралась кожа там, где он прикасался к ней. Она помогла снять с себя брюки, потом почувствовала, как Дик провел пальцами от колена по внутренней стороне бедра.
        Он стал медленно перебирать волосы на лобке и, опустив руку дальше, почувствовал, что пальцы стали влажными и легко скользнули внутрь ее тела. Дрожь сотрясла Джул. Она приоткрыла глаза и, опираясь на локоть, наблюдала за лежащим Диком. Его глаза выражали неописуемое удовольствие. Встретившись с ней глазами, он склонил голову, и его губы дотронулись до ее лба, потом коснулись губ. Джул снова почувствовала всю сладость его поцелуя.
        Боже, как она любила этого мужчину! Приятные ощущения наполнили все ее тело. Тут руки Майкла попытались раздвинуть бедра женщины, и наконец она раскрыла их для него. Джул сильнее прижала к себе Майкла, и ничто на свете сейчас не могло разъединить их. Она желала ощутить каждую частицу его мускулистого тела. Когда его губы стали спускаться и ласкать ее ниже, из уст Джулии вырвался крик удовлетворения. Она откинула назад голову, когда его губы, слегка коснувшись шеи, затем спустились на грудь. Язык Майкла ласкал ее точеные груди, и соски Джул напряглись и стали упругими. Когда он спустился еще ниже, у нее перехватило дыхание. Тут мужчина поднялся.
        - Нет… пожалуйста, - выкрикнула она и приоткрыла глаза.
        Майкл, стоя рядом с кроватью, снимал джинсы. Она увидела его перекатывающиеся мускулы под смуглой кожей и туго натянутые белые плавки. Она страстно желала его.
        Джулия томно вздохнула, когда они, подобно Адаму и Еве, впервые ощутили свою наготу. Огонь страсти разгорался в его глазах. Она чувствовала силу его мышц, упругость тела и в то же время нежность прикосновений и теплоту. Обвивая мужчину руками, она приподняла навстречу ему бедра и умоляюще прошептала:
        - Пожалуйста, ну, пожалуйста…
        Обняв девушку за плечи, Майкл нежно опустил ее голову на подушку, уткнулся носом в ее щеку и замер. Когда же она, извиваясь под ним и дрожа от нетерпения, попыталась притянуть его к себе поближе, он лишь внимательно посмотрел на нее и тихо спросил:
        - Ты хочешь этого?
        Ей хотелось закричать от острого неудовлетворения, но она сдержалась и тихо прошептала:
        - Да.
        Джулия пронзительно вскрикнула от боли и всепоглощающего чувства удовольствия и наполненности, вызванного стремительным напором, с которым Майкл вошел в нее. Душа переполнилась новыми чувственными ощущениями. Их бедра двигались вместе, то плотно соприкасаясь, то отдаляясь. На одно мгновение Джулии показалось, что он оставил ее, но в следующую секунду он вошел в нее так глубоко, как только мог. Темп их движений стал стремительно ускоряться до тех пор, пока Джулия не почувствовала экстаз.
        Горячие волны возбуждения одна за другой прокатывались по телу женщины, и каждая из них оказывалась сильней предыдущей. Она чувствовала, что взлетает на вершину блаженства, и все в мире по сравнению с этим чувством казалось ей незначительным. Оглушенная мощным взрывом чувств и эмоций, через пелену сладкого забвения Джулия услышала нежные слова, которые нашептывал ей Майкл. Открыв глаза и увидев наклонившегося над ней мужчину, Джулия подумала, что она никогда не сможет уже полюбить другого.
        Майкл все еще неистово ласкал Джулию, поглощенный страстью, а она все глубже и глубже погружалась в мир нереальности, где только чувства и имели какой-нибудь вес. Туман застилал ее глаза, и она уже не могла разобрать, что шептал ей Майкл. Волны чувств захлестывали ее, когда наконец настал кульминационный момент, когда Майкл, уже не в силах контролировать свои эмоции, тяжело дыша и почти выкрикивая ласковые слова, энергично выплескивал из себя всю энергию. Она ощутила сотрясение его тела и еще сильнее прижала его к себе. Его сердце билось рядом с ее сердцем, и она не хотела больше расставаться со столь дорогим ей человеком. Потом Майкл спокойно прилег рядом, целуя ее в губы, крепко обнял Джулию, и ее глаза снова закрылись.

        Когда Майкл проснулся, в доме было темно и холодно. Но ему было так хорошо, как никогда. Джулия что-то прошептала во сне. Он нежно погладил ее по шелковистым волосам.
        В глубине души Майкл осознавал, что не должен был позволять себе близости с Джулией, но это произошло вне зависимости от сознания. И теперь она лежала здесь, совсем рядом, прижавшись к нему теплым мягким телом. Аккуратная женская головка спокойно лежала на его плече, а изящная ручка покоилась на его груди. Все это могло продолжаться, пока не расчистят дороги.
        Майклу было приятно перебирать в памяти воспоминания о том, как он очутился с Джулией в кровати. С этой прекрасной женщиной он как бы вновь пережил свое рождение и вступил в новую полосу жизни. Он чувствовал сладость ее поцелуев, переживал нежные касания рук. Она оживила его жизнь и заставила взглянуть по-новому на его существование в этом мире. И Майкл уже не мог представить себе, что будет делать, когда они расстанутся. Стараясь не потревожить сон девушки, он осторожно коснулся ее губ.
        - Ты уже проснулся? - прозвучал сонный голос.
        Джулия приподнялась на локте и посмотрела на Майкла. Одеяло соскользнуло с ее тела, оголив пышную грудь, но она даже и не подумала прикрыться.
        - Как ты думаешь, где Волк?
        - Бегает, наверное, где-то.
        На лбу Джулии образовалась небольшая морщинка.
        - Ты думаешь?..
        - Точно не знаю. - У Майкла не было никакого желания вставать с постели. - С ним все в порядке. Он придет обратно, когда захочет.
        - Скорее всего, ты прав. - И девушка дразняще коснулась язычком его губ. - Я просто размышляю.
        Кончиками пальцев Майкл убрал челку с ее лба.
        - О собаке?
        - Нет, о себе. Размышляю о том, что со мной произошло.
        - И что же с тобой произошло?
        - Я всегда была безрассудна и непредсказуема и в поступках, и в своей жизни. Это часто приводило к неприятностям.
        Джулия наклонила голову, прикоснувшись губами к его груди. Затем их взгляды встретились, и мужчина заметил разгоравшийся огонь желания в ее глазах. Она продолжала, чуть улыбаясь:
        - Но не в этот раз. Да, то, что случилось, несомненно безумие, но я не считаю это неприятностью или ошибкой.
        - Ты уверена в своих словах?
        Девушка рассмеялась, и он почувствовал, как она всем телом прижалась к нему.
        Когда Джул провела пальцами по груди любимого, Майклу показалось, что прикосновение ее ладони было горячим. Едва заметная дрожь прошла по телу мужчины.
        - Я тебе уже говорила, что обещала сестре и приемной матери больше не волновать их своими экстравагантными поступками. Я и так доставила им массу хлопот и постараюсь больше никогда этого не делать. Это обещание я дала сестре перед поездкой к Сосновым Холмам.
        - И как ты собираешься выполнять свое обещание? - чуть слышно спросил Майкл.
        - Я возвращусь домой и больше никогда не покину их.
        Учащенное биение его сердца сказало девушке о чувствах мужчины и в чем они сейчас нуждались больше всего.
        - Хватит говорить, - прошептал Майкл.
        Их губы встретились в поцелуе, и сердца забились в такт. Мужчина ласкал Джулию так, как если бы он любил женщину в последний раз в жизни.

12

        Когда Джул проснулась, то обнаружила, что уже утро и что Дика рядом нет. Она еще была полна волшебными чувствами, испытанными во время близости, но сказочный мир постепенно рассеивался. Джулия вспоминала, что находится в не всегда гармоничном и справедливом мире. Правда, пока ее сознание наполовину еще было погружено в мир грез.
        - Дик? - позвала она негромким голосом, но в ответ ничего не услышала.
        - Он пошел за дровами, - прошептала она себе как заклинание. - Он скоро придет обратно.
        Девушка вскочила с кровати и пошла в ванную. Пока принимала душ, обдумывала, что будет делать, когда заработает телефон. Она обязательно должна позвонить Дороти и Дине, затем встретиться с Дамианом и поговорить с ним об их отношениях.
        Выходя из душа, Джулия размышляла о том, какие слова она должна найти для Дамиана, чтобы не обидеть его. «Извини, но между нами все кончено, - мысленно говорила она жениху. - Я нашла человека, который сделал мои мечты реальностью».
        Нет, все не так. Нужно сказать как-нибудь по-другому.
        Дик все не возвращался. Я знаю, что буду делать сейчас, подумала она. Нужно приготовить нам завтрак.
        Подойдя к холодильнику, девушка заметила листок бумаги. «Джул. Дороги уже расчищены. Я пошел посмотреть, что с твоей машиной. Скоро вернусь», - гласила размашистая надпись.
        Джулия довольно улыбнулась. Дик скоро придет к ней. Она взяла масло и ножом намазала на хлеб.
        - Странная штука - жизнь, - пробормотала она. - Она непредсказуема, и в этом ее красота.
        Майкл поднялся, когда Джулия еще спала, но свет уже пробивался через замерзшее окно, и в их хижине была слышна работа снегоуборочных машин. У него было огромное желание оставаться в кровати рядом с ней как можно дольше, но он понимал, что пора вставать. И мужчина с трудом оторвался от доверчиво прильнувшей к нему женщины. Надо обязательно найти ее машину и проверить ее.
        Во время прогулки к машине с Волком, который радостно прыгал вокруг Майкла и лаял на галок, мужчина тщетно пытался отогнать мысли о Джулии. Сейчас не время думать о любви. Дигби или его люди могли быть где-то рядом. Вчера ночью он явно потерял бдительность. Сейчас все становилось на свои места. В нем заработал инстинкт самосохранения.
        Дигби и его подручные еще представляли для него серьезную опасность, и если он забудется в объятиях Джул, то убийцы смогут легко справиться с ними обоими. Теперь, когда дороги были расчищены, ему нельзя подвергать риску ни себя, ни любимую женщину.
        Вернувшись обратно, Майкл приостановился на крыльце, дожидаясь, пока пес, облаяв последнюю птицу, догонит его, и только затем открыл дверь. Волк поспешил внутрь дома, а Майкл в раздумье все стоял на пороге. Пес начал скрести лапами по его штанам.
        - Ты уже стал совсем домашним, дружок, - заметил Майкл, обращаясь к Волку.
        Услышав знакомый голос и звук открывшейся двери, Джулия поспешила навстречу Дику, но пес первым прибежал к ней на кухню. Она погладила Волка и улыбнулась вошедшему вслед за собакой Дику. Она удивилась чувствам, вспыхнувшим при виде желанного мужчины. Как она могла так быстро полюбить его?
        - Наконец-то ты пришел. Я сделала бутерброды и поджарила гренки на завтрак. Я не очень хороший повар, но старалась, чтобы тебе понравилось.
        Он ничего не ответил, а только внимательно смотрел на нее.
        - Где была наша собака? - спросила Джулия.
        - На улице вместе со мной. Я попытался очистить твою машину от снега, но, к сожалению, пока не смог этого сделать. У меня сейчас нет на это времени. Я сам отвезу тебя в дом Флита.
        Он развернулся и хотел снова выйти, но Джулия внезапно остановила его.
        - Дик?
        В комнате воцарилась тишина, и в этот момент громкий дребезжащий звук эхом пронесся по дому. Майкл, наконец поняв, что это всего-навсего зазвонил телефон, подошел и снял трубку. Он обрадовался, что разговор между ними прервался, и старался не смотреть на Джулию, стоящую напротив.
        В телефонной трубке зазвучал мужской голос:
        - Хант, вам сообщение.
        - Да, говорите.
        - Вы должны покинуть место, где вы находитесь. Известный вам человек скоро будет у вас. Соберитесь и ждите его. Это все.
        - Я буду ждать, - ответил Майкл и повесил трубку.
        - Телефон исправили? - спросила Джулия дрожащим голосом.
        - Да. Можешь позвонить Дамиану и рассказать, где ты сейчас.
        - Дик, мы… - Она сложила руки на груди. Голос уже не повиновался Джулии. Передохнув, она собралась с силами. - Что происходит? Ты был здесь вместе со мной. Я… Я ведь ничего не придумываю. Все между нами было на самом деле. А теперь ты хочешь отвезти меня к Дамиану. Ты поступаешь со мной так, будто между нами ничего не было, можно подумать, что я не человек, а сумка с покупками, - сбивчиво говорила девушка. Щеки ее горели от стыда, что она навязывается мужчине.
        - Нам пора ехать, - спокойно сказал Майкл. Глаза он почему-то прятал. - То, что случилось между нами, было прекрасно, и прошедшая ночь - просто приятная ночь и ничего больше.
        - Но я ведь чувствую, что все это не так. - Джулия подошла к мужчине. - И мы должны решить, что нам делать дальше.
        - Нет, мы не можем. Ты должна жить своей жизнью, а я своей.
        - Почему?
        Она достаточно близко подошла к Майклу. Он напрягся.
        - Ты помнишь, что рассказывала мне об обещании, которое дала Дороти? Если ты останешься со мной, спокойной жизни тебе не видать. И вообще, сейчас мы расстаемся. Я должен ехать.
        - Дик, я… - Джул прикусила губу, непрошеные слезы навернулись на глаза. - Я люблю тебя.
        Последняя ее фраза тронула сердце Майкла, он чувствовал искренность этих слов, но усилием воли не позволил им глубоко проникнуть в душу. Больше всего он хотел бы заверить девушку, что тоже любит ее, но скрепя сердце холодно ответил:
        - Ты не должна любить меня.
        Джулия положила ладони ему на грудь. Дыхание Майкла замерло, руки сжались в кулаки.
        - Но я люблю тебя, - вновь произнесла Джулия дрожащим голосом.
        Слезы градом катились по щекам, и мужчина чувствовал, как заболело его сердце. Ее слова были похожи на приговор. Он отклонился, убрав ее руки.
        - Джулия, - с трудом подбирая слова, произнес он. - Поверь мне, я не стою твоей любви. У тебя впереди целая жизнь, и я в ней абсолютно лишний.
        Девушка молчала. Лицо ее побледнело, длинные ресницы стали мокрыми от слез. Она отерла глаза и отвернула от него голову.
        - Хорошо. Достаточно, больше не говори мне ничего. Я еду к Дамиану. - В ее голосе звучала решимость. - Я поняла тебя.
        Если бы эта женщина знала, как он любит ее! К сожалению, сейчас Майкл не имел права говорить ей о своих чувствах.
        - Я отвезу тебя. Пойду разогрею машину.
        Очнувшись от оцепенения, Джулия развернулась и бросилась в спальню. Она быстро нашла одежду, которую вчера скинула куда попало, и вспомнила прошедшую ночь, когда они с Диком слились в едином любовном порыве и когда им казалось: никто на свете не может разлучить их.
        - Мне надо все забыть, - тихо прошептала она себе самой и направилась в ванную.
        Прикрыв плотно дверь, Джулия как бы отгородилась от человека, которого полюбила, и который полностью разрушил все ее надежды. Она попыталась взять себя в руки, неторопливо оделась и взглянула в зеркало. Всматриваясь в отражение, стиснув зубы, она проговорила:
        - Ты абсолютная дура, Джулия Бредли, и никогда не сможешь стать умнее.
        Подумав, она сделала вывод, что это была первая ошибка, которая не причинила вреда никому, кроме нее самой. Она оставалась одна со своей болью.
        - Теперь я буду всегда одна, - вздохнув и печально взглянув на себя в зеркало, сказала Джулия.
        Гордо вскинув голову, девушка вышла из ванной. Дик стоял около окна и пристально смотрел куда-то вдаль сквозь морозные узоры. Не взглянув на мужчину, Джулия быстро пересекла комнату и взяла свою куртку. Затем натянула сапоги, проверила в кармане бумажник и ключи, готовясь к поездке. Когда Джулия подошла к двери, Дик пошел за ней.
        - Я отвезу тебя, - сказал он.
        Джулия упорно смотрела себе под ноги.
        - Я не нуждаюсь в твоей помощи и спокойно могу добраться сама.
        - Я еще раз повторяю, что сам отвезу тебя, - мрачно проговорил Дик.
        Джулия взглянула на Дика, и ей показалось, что на нее смотрели отчужденные глаза незнакомого ей мужчины. На лице не было и следа той нежности, с которой он смотрел на нее прошлой ночью. Лицо ничего не выражало, глаза были холодны. Она почувствовала слабость в ногах.
        - Хорошо. Я поеду с тобой.
        Снег искрился под ярким солнечным светом. Все выглядело по-праздничному красивым и нарядным. Ели, растущие вокруг домика, были окутаны белыми балахонами, их разлапистые ветки прогнулись под тяжестью снега. Казалось, что природа ликовала и радовалась после ужасной бури, но людям было не до веселья.
        Джулия наблюдала за Диком, который, похоже, был полностью поглощен приготовлениями к отъезду. Он производил впечатление уверенного в себе мужчины, которому никто не нужен, особенно такая легкомысленная женщина, как она, Джулия.
        Наконец красный джип выехал из гаража. Хлопнув дверцей, она уселась на переднем сиденье. Волк уже лежал сзади, положив голову на лапы.
        Дик уверенно вел машину, и они быстро добрались до главной дороги, огибающей высокий холм. Джулия увидела дом, стоящий недалеко от дороги. Ей не надо было напрягать зрение, чтобы увидеть надпись «Флит» на больших воротах. Дик остановил джип около ворот. Протянув из окошка руку, он нажал на звонок на колонне.
        - Кто там? - послышался голос за оградой.
        - Мисс Джулия Бредли.
        - Добро пожаловать, - ответил тот же голос, и ворота медленно открылись.
        Дик повел машину по мелкому булыжнику через въездную аллею. Перед взором Джулии открылся великолепный двухэтажный особняк, построенный в современном стиле из дерева и камня. Из трубы на красной черепичной крыше валил дым. Немного не доехав до дома, Дик остановил машину и глухо сказал:
        - Ну, все, приехали.
        Джулия боялась смотреть на Дика, но она все-таки нашла в себе силы взглянуть ему в глаза и церемонно ответить:
        - Благодарю за все, что вы для меня сделали.
        Майкл молча наблюдал за Джул, а она, опустив руку, потрепала Волка по загривку.
        - Позаботься о Волке, - сказала Джулия и решительно взялась за ручку.
        Затем, задержавшись на мгновение, тихо проговорила:
        - Дик, я…
        И, внезапно передумав, она прикусила губу и выбралась из джипа.
        Джулия повернулась, чтобы захлопнуть дверь, и встретилась взглядом с Майклом.
        - До свидания, Дик, - прошептала она.
        - Майкл Хант, - проговорил мужчина быстро, глядя на нее горящими глазами.
        - Что? Что ты сказал? - У Джулии перехватило дыхание.
        - Я - Майкл Хант, - повторил он и завел двигатель.
        - Майкл Хант? - мягко проговорила девушка.
        Его настоящее имя. Но почему он только сейчас сказал ей его?
        - Джулия! - услышала она его негромкий голос, когда машина медленно тронулась с места и поехала к воротам.
        Бедная Джулия. Теперь она знала его настоящее имя, но это уже не утешало ее. Какой смысл в том, что она узнала правду? Кто вернет ей любимого человека?
        Джулия заметила Дамиана, который махал ей из-за раскрытой двустворчатой двери, но она сейчас о нем не думала. Настоящее имя ее любимого - Майкл Хант.
        Когда Дамиан быстро сбежал по ступенькам, она попыталась сконцентрировать внимание на разлетающихся светлых волосах и радостном открытом лице своего жениха, модных брюках и вязаном коричневом пуловере. Дамиан уверенно обнял ее. Она даже слова не успела сказать, как он крепко прижал ее к себе и стал покрывать лицо поцелуями. На мгновение ей представилось, что это Майкл обнимает ее, но она быстро вернулась из фантазии в реальность.
        Майкл уехал и не взял ее с собой.
        - Джулия. Мне так не хватало тебя, - прошептал Дамиан, и его голос заставил женщину напрячься. - Я догадывался, что ты была в Барстоу. Ты хорошо сделала, что переждала там пургу. И, слава богу, теперь ты здесь. А где же твоя машина и вещи?
        - Нет, я выехала из города перед началом метели, заблудилась, вскоре у меня закончилось горючее, я замерзла… Словом, это целая история.
        - А как же ты добралась сюда?
        - Мужчина… он проезжал мимо моего автомобиля, застрявшего в снегу. А чемодан я оставила в машине.
        - Твоя машина стоит на обочине?
        - Да. Недалеко от главной дороги. Я повернула не в ту сторону. У меня мало опыта в вождении, особенно в такую погоду, и я благодарна тому человеку, который случайно набрел на меня и помог выжить.
        - Кто он? - спросил Дамиан.
        - Я даже не знаю, - безучастно ответила девушка.
        - Вышло не очень хорошо, зачем ты его отпустила? - пробормотал Дамиан и, взяв за руку, стал подниматься с ней вверх по ступенькам. - Я мог бы поблагодарить его за добрый поступок.
        - Он не нуждался в этом.
        - Я говорил с моими родителями о тебе, - переключился на другую тему мужчина, - и они умирают от любопытства - какая ты? И мечтают побыстрее встретиться с тобой.
        Сердце девушки неприятно защемило.
        - Что ты сказал им про меня?
        - Не волнуйся, я не говорил им о твоем прошлом. Я сообщил только, что ты потрясающая женщина и скоро почтишь их своим вниманием. Еще я сказал, что ты сирота и агент по туризму.
        - Помощник, а не агент.
        - Не все ли равно? - небрежно произнес Дамиан. - Я сказал, что безумно люблю тебя. Мама с папой тщательно готовятся к встрече и хотят побольше узнать о тебе. Мои родители должны приехать сегодня вечером.
        - А как насчет моей машины? - напомнила Джул.
        Пожилой мужчина в костюме старомодного покроя внезапно показался в дверях и внимательно посмотрел на молодых людей. Дамиан властным тоном обратился к нему:
        - Барток. Я уже собирался вызывать вас.
        - Да, сэр. Чем могу быть полезен?
        - Недалеко отсюда, рядом с главной дорогой, вы найдете застрявший в снегу автомобиль. Возьмите с собой людей, бензин, все, что вам необходимо, и отправляйтесь туда немедленно. Постарайтесь как можно быстрее доставить машину сюда.
        Джулия извлекла ключи из кармана и протянула дворецкому.
        - Вот, возьмите, пожалуйста.
        Барток сделал несколько шагов навстречу, взял ключи и почтительно поклонился.
        - Я приеду обратно, как только управлюсь с этим делом, сэр, - сказал он.
        Дамиан, сжав руку девушки, направился к массивной двойной двери и пригласил Джулию войти в дом. Она просто ахнула, зайдя в холл с белыми стенами, черно-белым мраморным полом и лестницей из белого мрамора, ведущей на второй этаж.
        Дамиан подозвал невысокую женщину в строгом черном платье, которая быстро спустилась к ним по лестнице.
        - Хилари, приготовьте комнату для мисс Бредли.
        - Да, сэр, - почтительно сказала женщина и поспешила на второй этаж.
        - Не беспокойся, Дамиан, - негромко сказала Джулия. Ей было неловко затруднять сразу так много людей и, возможно, зря.
        Женщина приостановилась, а Дамиан повернулся к Джул.
        - Необходимо сделать что-то еще?
        - Нам нужно поговорить, Дамиан.
        Он махнул служанке рукой, и та поспешила вверх по ступенькам. Затем снова обратился к Джулии.
        - Мы можем поговорить и позже. У нас в запасе много времени.
        - Нет, у нас нет времени.
        Лицо Дамиана мгновенно вытянулось, на нем уже не было и намека на радужное настроение.
        - В чем дело, могу я узнать?
        - Не могли бы мы поговорить в другом месте?
        - Это место меня вполне устраивает. Что случилось?
        Она поняла, что разговор будет тяжелым. Но ей хотелось решить все вопросы сейчас. Обрубить все одним махом.
        - Я не могу выйти за тебя замуж.
        Подняв вверх руки, Дамиан остановил ее.
        - Подожди, ты только что приехала сюда. Ты должна отдохнуть, подышать чистым воздухом. А уже после этого мы поговорим с тобой на такую серьезную тему.
        - Нет. Лучше будет, если мы сейчас поговорим об этом. Я не смогу выйти за тебя замуж. Я не готова.
        - Не готова? Не готова?!! - громко переспросил он ее.
        Дамиан так мечтал о встрече со столь очаровавшей его женщиной, и теперь рушились все надежды, связанные с их совместной жизнью. Он вдруг стал похож на обиженного мальчика, которому родители не купили приглянувшуюся игрушку.
        - Извини меня, - тихо сказала девушка.
        - Ты извиняешься? - напористо произнес он.
        - Пожалуйста, не разговаривай со мной в таком тоне.
        - Тогда объясни мне, что случилось? - Гневный голос Дамиана продолжал набирать силу.
        - Я пытаюсь тебе объяснить, что не готова к такому серьезному шагу и, возможно, никогда не буду готова к нему.
        - Это пришло тебе в голову, когда ты приехала в Барстоу? Или намного раньше, в Сан-Франциско? А сейчас ты прилетела лишь для того, чтобы сообщить мне эту радостную новость?
        Слова Дамиана раздражали Джулию. До их встречи она почему-то надеялась на то, что Дамиан поймет ее. Но роль отвергнутого жениха его явно не прельщала.
        - Нет, Дамиан, не думай, что я играла тобой. Тогда, ты помнишь, я еще не знала, решусь я на брак с тобой или нет, и мне необходимо было время, чтобы подумать. Я серьезно подошла к твоему предложению и…
        - Ты не готова? - бесцеремонно перебил он ее.
        - Дамиан, я была откровенна с тобой.
        - Да, я знал это. О, я осел, - продолжал кипятиться высокий блондин. - Для всего нужно время.
        - Что ты имеешь в виду? - изумилась Джулия.
        - Действительно, прежде чем предложить тебе выйти за меня замуж, я думал, что ты можешь измениться. Я надеялся на то, что пройдет время, ты одумаешься и откажешься от своих авантюр. Хотя, несомненно, это они придавали тебе этакую пикантность, чего не найдешь в нашем кругу среди воспитанных девиц.
        - Дамиан, я…
        Он прервал ее опять, похоже, он привык слушать только свой голос.
        - Ты сама-то хоть веришь в то, что твой характер изменится к лучшему? Твоя сестра в это уже не верит.
        Джулия побледнела.
        - Моя сестра? Откуда ты знаешь?
        - Она звонила утром, все твои родственники встревожены, куда ты запропастилась на этот раз.
        - Разумеется, она взволнована. А ей сейчас нельзя волноваться. Мне срочно нужно позвонить Дороти.
        - Она беспокоится, все ли у тебя благополучно. А больше всего ее волнует твое поведение. Она сказала, что иногда ты бываешь неуравновешенной и не отвечаешь за свои поступки, и что тебя все время кидает из стороны в сторону от разумных мыслей к безумству.
        - Моя сестра не могла так сказать. Ты много добавил от себя. - В Джулии тоже закипала злость.
        - Да, ее слова были другими, но смысл оставался тем же. - Дамиан подошел к ней на шаг поближе. - Но мы-то знаем, что Дороти права, не так ли?
        Джулия с трудом набрала воздух в легкие.
        - Нет. Этого не может быть. Ты обманываешь меня.
        - Я знаю тебя, и я…
        Внезапно Джулию охватил приступ, ее знаменитый приступ гнева. Что же, она покажет этому маменькиному сынку, какого темперамента он лишился.
        - Ты знаешь меня? - прошипела она, прищурив глаза. - Я думаю, что ты немного переоцениваешь себя. Ты знаешь, к примеру, о том, что я могу играть в снежки и делать снежных ангелов?
        Дамиан, еще не оценив перемены ее покаянного настроения на агрессивное, посмотрел на нее, как на дурочку.
        - Снежных ангелов?
        - Снежных ангелов, - негромко подтвердила она. - Разве ты можешь понять меня, Дамиан? Ты никогда по-настоящему не знал меня, а я тебя.
        - Тогда кто же ты на самом деле?
        - Совсем не та женщина, которую ты просил выйти за тебя замуж. Ты меня просто не знаешь.
        Внезапно вспомнив о Дике, а она все еще продолжала называть его про себя этим привычным именем, Джулия несколько поутихла.
        Теперь она твердо решила поехать к нему и рассказать о своем разговоре с отвергнутым женихом. Она понимала, что жизнь ее любимого сложна, что она может доставить ему много дополнительных хлопот и трудностей, но вместе им все равно будет легче справиться с неприятностями, окружившими со всех сторон. У нее было чувство, будто они вдвоем с Диком должны бороться против всего мира.

13

        Джулии вдруг захотелось немедленно оставить этот дом и скорее найти Дика. Она была уверена, что никогда об этом не пожалеет.
        - Я делал предложение женщине, которую хотел видеть изменившейся и поумневшей, - раздраженно продолжал Дамиан.
        - Изменившейся? Да что ты? - Джулия иронически сощурилась, но внезапно почувствовала, что эти слова причинили ей боль.
        О, да помогут мне небеса, подумала она. Я хотела измениться!
        - Ты говоришь так, как будто я в чем-то виновата или нарушила закон. Но я не преступник, а просто пытаюсь никогда, чтобы ни случилось, не терять своей индивидуальности. И я не желаю выходить за тебя замуж.
        - Джулия?..
        - Я дождусь, когда Барток пригонит сюда машину, и сразу же покину твой дом. - Джулия огляделась вокруг. Она хотела позвонить Дику, предупредить, что возвращается. - Я могу воспользоваться телефоном?
        Дамиан медленно отступил в сторону.
        - Делай, что хочешь, - пробормотал он.
        Джулия вдруг вспомнила, что не знает номера телефона, установленного в хижине Дика, и набрала номер Дороти в Сан-Франциско.
        - Дороти, это я.
        - О, Джул, слава богу, что ты нашлась. У тебя все в порядке? Где ты? - последовал град вопросов.
        - У меня все хорошо. Я у Дамиана.
        - У Дамиана? - удивилась Дороти. - А я было подумала…
        - Что я ввяжусь в какую-нибудь новую неприятную историю? Нет, я не брошу вас и не убегу никуда больше. Скоро вернусь домой, и тогда моя жизнь будет, надеюсь, спокойной.
        - Для меня это не сюрприз, я инстинктивно чувствовала, что ты не очень-то привязана к Дамиану, - осторожно сказала Дороти.
        - Не нужно волноваться. Со мной ничего плохого не произойдет. - Джулия услышала звук подъезжающего автомобиля. - Я должна сейчас уехать. Позже я обязательно позвоню и сообщу, когда приеду, - быстро проговорила она и повесила трубку.

        Возвращаясь домой, Майкл уже жалел, что сообщил свое настоящее имя Джулии. Картер наверняка ждет его и, видимо, недоумевает, куда он делся. Подъехав ближе к дому, Майкл заметил свежие следы протекторов чужой машины. Перед домом не было машины, но дверь гаража была приоткрыта. Должно быть, Картер поставил машину в гараж, чтобы скрыть ее от посторонних глаз.
        Майкл подъехал вплотную к крыльцу, притормозил и выключил двигатель. Он двигался размеренно и спокойно.
        Майкл никогда не мечтал о невозможном. Стремление выжить в любых условиях всегда оставалось для него главной жизненной целью. Но теперь он хотел большего. С тех пор, как он нашел в лесу замерзшую женщину, его жизнь резко изменилась, ему сейчас была нужна Джулия. Он понял, что должен бороться за эту женщину, за то, чтобы они жили в этом жестоком мире вместе.
        Майкл вынул ключи зажигания, положил в карман. Волк спрыгнул с сиденья, и они вместе пошли к крыльцу. Поднявшись по ступенькам и взявшись за ручку двери, Майкл на мгновение насторожился, а что, если?.. Нет, Дигби не должно быть здесь. Это просто невозможно. Он повернул ручку.
        - Извини, меня не было, когда ты приехал, - негромко сказал Майкл, заходя в дом. - Но сейчас я готов…
        Его голос оборвался, когда он увидел незнакомого мужчину, стоящего посреди комнаты. Высокий, бледный, в черном пальто, с пистолетом в руке, он сверлил взглядом Майкла.
        - Привет, Хант, - сказал незнакомец.
        - А… Я понял. Это Дигби послал тебя сюда, да? - внешне спокойно спросил Майкл.
        - Это моя работа. Только и всего. Ты влез не в свое дело, а я должен тебя остановить.
        - А если бы ты получил предложение получше?..
        - Мне лишнего не надо. - Мужчина резко оборвал Майкла. Затем движением руки показал, чтобы Майкл отошел от двери. - Давай проведем это как можно проще, тише, не привлекая внимания.
        Хант с тоской подумал о своем пистолете, но он, к сожалению, лежал в шкафу. Шансы победить в этой ситуации у него были практически равны нулю, но перед тем, как он решил что-либо сделать, дверь широко распахнулась, и в комнату стремглав влетел Волк. Джек от неожиданности перевел пистолет в сторону раскрывшейся двери, и Майкл быстро бросился на него…

        Джулия оставила роскошный дом Дамиана и поехала в хижину к Дику. Она была в состоянии крайнего возбуждения и напряженно думала о том, что скажет Дику, когда они встретятся. Наконец она заметила домик Дика. Спасаясь от снежной метели, она прожила там несколько дней, и сейчас чувствовала, что этот домишко стал для нее родным. Сердце девушки забилось чаще от предчувствия встречи с любимым человеком.
        Остановив машину, Джулия вышла и направилась к дому. Желая устроить сюрприз, она без стука тихонько повернула ручку и заглянула в дом.
        - Дик, - позвала она. - Я вернулась.
        Джулия зашла в дом, там было почему-то очень холодно. Она посмотрела на камин и поняла, что, видимо, огонь никто не разжигал после того, как Дик проводил ее к Дамиану.
        - Дик! Где ты?
        Джулия огляделась и заметила в комнате беспорядок. Казалось, что все сдвинуто и ни одна вещь не лежит на своем месте. К тому же все вещи Дика исчезли из дома. Не было также видно ни его куртки, ни ботинок.
        - Нельзя было оставлять его одного, - вздохнув, сказала девушка.
        Ей вдруг стало холодно. Она услышала шум на крыльце и сразу помчалась к двери. В комнату вбежал Волк. Странно, что Дик оставил здесь собаку. Она думала, что Дик не сможет расстаться с полюбившимся им животным. Со слезами на глазах она взяла несколько поленьев, чтобы разжечь огонь.
        Когда удалось растопить камин, она присела на кровать и задумалась. Пальцы Джулии коснулись пуговицы, лежащей на подушке. Эта пуговица была с рубашки Дика. Джулия крепко сжала ее в руке. Она так любила этого случайно встреченного мужчину, что даже этот кусочек пластика был дорог ей, как память. Слезы капали и катились по щекам. Она хотела бы остаться жить здесь, вспоминая об их близости.
        Пес встал, подошел к кровати, его глаза преданно смотрели на нее. Джулия погладила собаку по голове.
        - Он оставил нас обоих. Правда, Волк? - тихо сказала девушка.
        Наконец Джулия заставила себя подойти к телефону и набрала номер Дороти.
        - Джулия? Что случилось?
        Джулия закрыла глаза, продолжая поглаживать собаку. Все было не так, как хотелось.
        - Нет, - солгала она. - Я решила остаться в горах на несколько дней. Я хотела предупредить, чтобы ты знала об этом и не волновалась.
        - Но скоро Новый год, и я надеялась, что ты будешь его встречать вместе с нами.
        - Боюсь, что нет. Я должна побыть одна. Мне нужно подумать о некоторых вещах.
        - Ты думаешь над предложением Дамиана?
        - Нет, с этим покончено. Я в Западных Сосновых Холмах, - Джулия взглянула на аппарат и прочитала написанный на нем номер вслух. - Позвони, если я тебе понадоблюсь. Обязательно поздравь от меня Дину и Марка с Новым годом.
        - Конечно, Джул. Не пропадай надолго.
        Джулия посмотрела на огонь, горевший в камине.
        - Я дам тебе знать, когда полечу обратно, - сказала Джулия. - До свидания, Дороти.
        Положив трубку, девушка уткнулась головой в подушку.
        - С Новым годом тебя, Джул, - тяжело вздохнув, произнесла она и сжала пальцами дорогую ей пуговицу от рубашки Дика.
        Она оставалась в домике вместе с Волком, утешая себя надеждой, что Дик еще появится здесь, и провела в одиночестве Новый год и еще три дня. За это время никто даже не позвонил, и она поняла, что настало время уезжать. Ей было нелегко принять это решение, но она понимала, что если бы Дик хотел найти ее, он обязательно бы позвонил. Она решила взять Волка с собой в Сан-Франциско.
        Джулия нашла Волка на крыльце и ласково обратилась к нему:
        - Ты не хочешь ли поехать со мной в Сан-Франциско?
        Она с удивлением увидела, что пес без всякого промедления направился к машине.
        - Я сразу поняла, что ты наделен сверхъестественными способностями, - сказала Джулия и открыла дверь собаке.
        Когда Джулия приехала в Барстоу, первым делом она купила в цветочном магазине букет роз и отправила его и записку с извинениями родителям Дамиана. Затем, купив кое-что в магазинах, девушка решила, что не хочет лететь самолетом. Она позвонила в фирму, сдающую в аренду автомобили, и, обговорив некоторые формальности, собралась ехать в Сан-Франциско на машине.
        Сумерки застали ее в дороге. На ночь пришлось остановиться в маленькой гостинице небольшого городка. После недолгого сна, на рассвете, она уже выехала и в полдень была не так далеко от Сан-Франциско. Ей хотелось побыстрее встретиться с Дороти, Диной и Марком. Проголодавшись, Джулия остановилась возле небольшого ресторанчика. Она оставила в машине спящего Волка и зашла в ресторан. Внутри тесного помещения стояли столы и стулья из зеленого пластика, в углу размещалась стойка бара, со стен резко светили неоновые лампы.
        - Мисс, вам столик или отдельный кабинет? - услышала Джулия.
        Повернувшись, она увидела ожидающую официантку. Грузная женщина была в зеленом, под цвет столов и стульев.
        - Лучше отдельный кабинет. Еще мне понадобится телефон.
        - Второй кабинет уже готов к приему, а телефон рядом с дамской комнатой, - сказала официантка, показывая, куда нужно идти. - Кофе?
        - Да, пожалуйста.
        Джул направилась к телефону. Набрав номер сестры, она услышала голос Дины:
        - О, дорогая! Где ты сейчас? Мы звонили по номеру, который ты дала Дороти, но там никто не отвечает. Тогда я позвонила Дамиану, и он говорил о тебе так, будто ты была рассадником заразы. Он вне себя от злости, груб, и я думаю, что он для тебя не лучший выбор.
        - Дина, Дамиан для меня уже в прошлом. Больше его не беспокойте. А я еду домой на машине. Осталось около трехсот километров. Могу я поговорить с Дороти?
        - Дорогая, это невозможно. Марк только что увез ее в больницу, у нее начались схватки. Ты даже, может, успеешь приехать к родам. Дороти в центральной больнице.
        - Я постараюсь ехать как можно скорее.
        - Очень не торопись, ты слышишь меня, дочка? Я не хочу, чтобы ты попала в аварию. Не забудь пристегнуть ремни безопасности.
        - Дина, если сможешь, передай Дороти, что я буду в больнице, когда ребенок появится на свет. Я успею.
        Она повесила трубку и подошла к столику. Официантка поставила перед ней чашку кофе.
        - Прошу меня извинить, - сказала Джул. - Могу я заказать кофе с собой?
        - Нет проблем. Что-нибудь еще?
        - Два сандвича в дорогу. Один с мясом, другой с томатным соусом, зеленью и горчицей. Я проголодалась.
        - Через пять минут заказ будет на вашем столе, - сказала официантка.
        Джулия нервно пила кофе. Она волновалась, потому что роды у Дороти начались раньше срока. Она случайно взглянула на телевизор. Шел выпуск новостей, что-то о демонстрации рабочих, затем картинка сменилась. Ведущий начал кратко излагать следующую новость.
        Главная новость о расследовании по делу Дигби. Один из основных свидетелей, Майкл Хант, погиб в автокатастрофе в окрестностях Оклахома-Сити прошлой ночью.
        Когда до Джулии донеслись слова «Майкл Хант», она замерла с чашкой в руке. Знакомое имя. Но это мог быть кто угодно. На экране крупным планом показали документ с фотографией Дика. Диктор продолжал говорить: «В автомобиле также обнаружен труп мужчины, который пока не удалось опознать. Прокурор, ведущий расследование, отказался отвечать на какие-либо вопросы журналистов. Однако стало известно, что смерть Майкла Ханта не повлияет на ход расследования по делу Дигби. Добытые следствием факты по делу могут быть…»
        - С вами все в порядке? Вы выглядите, будто потеряли лучшего друга…
        Джулия молча смотрела на встревоженную официантку и не могла собраться с мыслями. Она чувствовала, что мир стал для нее совершенно нереальным. Майкл Хант погиб. Мысли кружились вокруг страшного слова «погиб». Навсегда ушел из мира, в котором они были вместе. Ее Дик умер.
        Рука ослабела, и коричневая жидкость пролилась на стол и форму официантки.
        Он не должен умереть. Она обязательно почувствовала бы его смерть.
        Официантка стряхнула полотенцем кофе с зеленого платья и что-то раздраженно произнесла. Но Джулия только видела, как шевелятся губы, но слов не слышала, в голове эхом раздавались слова «Майкл Хант погиб в автокатастрофе». Джулия нащупала в кошельке монеты, высыпала на столик и побрела к выходу.
        Официантка догнала ее около двери, вложила в руку сумочку. Джулия даже не поблагодарила, губы не двигались. Она стремилась сейчас только к одной цели: побыстрее добраться до Сан-Франциско.

14

        Прошло шесть месяцев. Джулия упаковывала свои вещи, когда Дороти громко позвала ее.
        - Я в спальне, но уже спускаюсь.
        Джулия уложила купальник и пляжный халат в чемодан и поспешила к сестре.
        На руках Дороти мирно спала маленькая Николь. Несмотря на недавнюю беременность, в шортах и футболке Дороти выглядела стройной, загорелой девчонкой.
        - Куда ты собралась? - спросила Дороти, осторожно пробираясь среди вещей, которые Джулия повытаскивала из шкафов.
        - На озера. Помнишь тот домик, где мы отдыхали, когда еще был жив Нэд?
        - Конечно, особенно хорошо помню пляж. - Дороти задумчиво улыбнулась. - Там так хорошо.
        - Представляешь, вчера, когда я пришла в агентство, я обнаружила, что этот дом свободен, и арендовала его.
        Дороти с облегчением вздохнула и улыбнулась.
        - Наконец-то ты немного отдохнешь и забудешь о прошлом. - Дороти мягко поглаживала малышку по головке. - Отбрось уныние. С тех пор как ты вернулась из Сосновых Холмов, ты не живешь, а только работаешь. Мне кажется, что причина этого не в размолвке с Дамианом.
        - Ты права, он не имеет к моему настроению никакого отношения, - быстро ответила Джулия.
        Малышка захныкала, высвободила ручки и стала ими размахивать. Дороти присела на кровать и усадила дочку на колени.
        - Мы хотим, чтобы тетя Джул, хорошенько отдохнув, обязательно вернулась к нам обратно, не так ли, Николь?
        Джулия, улыбаясь, взглянула на смешную беззубую мордашку голубоглазой племянницы.
        - Николь еще хочет, чтобы у тети было все хорошо. Да, моя девочка? А ее мама хочет, чтобы ее сестренка обязательно нашла счастье в этой жизни.
        - Я думаю, что все постепенно образуется.
        - Если не секрет, все же расскажи мне, что случилось с тобой в Сосновых Холмах. Что за история произошла у тебя с Дамианом? Почему ты даже не вспоминаешь о нем? Поделись со мной, может, тебе станет легче на душе.
        - Я просто поняла, что не смогу всю жизнь притворяться, что люблю Дамиана. Там я случайно встретилась с человеком, который заставил меня переосмыслить всю мою прошлую жизнь. Я поняла еще, что он мне нужен и я люблю его. Но случилось непредвиденное, и я навсегда потеряла его.
        Джулия вспомнила о Дике, и сердце ее сжалось. Ей надо обо всем забыть, так легче будет перенести утрату.
        Джулия склонилась над малышкой и поцеловала ее в лобик.
        - Я рада, Дороти, что у тебя есть семья. Николь и Марк - это твоя радость в жизни.
        - Спасибо за теплые слова, Джул, - негромко произнесла Дороти.
        - Ты мне очень дорога, Дороти. - Джулия взглянула на часы, которые висели над кроватью. - А теперь мне пора оставить вас.
        - Может, я провожу тебя в аэропорт?
        - Нет, спасибо, сестренка. Со мной поедет Волк.
        Дороти оглянулась.
        - А где же твоя собака?
        - Отдыхает перед поездкой. Передай Марку, что я желаю ему всего наилучшего.
        - Ты можешь сказать ему это сама, - предложила Дороти и указала глазами на дверь.
        Джулия обернулась и увидела улыбающегося Марка. На нем был строгий темный костюм, галстук в тон и черные ботинки.
        - Уезжаешь? - спросил Марк, подходя к сестрам.
        - Только на неделю. Я собираюсь поехать на озера, где мы с Дороти отдыхали, когда были маленькими.
        Марк взял у жены ребенка. Малышка моментально схватила ручонкой папины волосы и начала тянуть их к себе.
        - Жаль, что мы не сможем поехать с тобой. К сожалению, у меня сейчас много работы, поэтому семейный отпуск отменяется до лучших времен.
        Джулия подняла чемодан.
        - Работай, и будьте счастливы. Мы с Волком желаем, чтобы ты поскорее закончил свою работу и поехал отдохнуть.
        Марк выхватил у нее чемодан и весело стал впереди нее спускаться по лестнице.

        На закате Джулия приехала к коттеджу. Из дома была видна часть пляжа, дул легкий ветерок, на чистой глади озера пробегала легкая рябь. От свежего воздуха у Джулии даже закружилась голова. Волк сидел на переднем сиденье и с любопытством осматривался, стараясь определить, откуда исходят незнакомые ему запахи.
        Как только Джулия остановила машину, Волк сразу выскочил в открытое окно и изобразил в песке рядом с домом небольшой вихрь, гоняясь за собственным хвостом.
        Дом уже выглядел ветхим. Высокая крыша, покрытая бледно-голубой черепицей, солнце, отражавшееся в стеклах настежь открытых дверей и окон, - все это напоминало Джулии старые добрые времена детства.
        Джулия увидела Волка, который, счастливо вскидываясь, бежал по кромке воды. Внезапно приступ отчаяния при виде счастливой собаки овладел ею, появилось желание все бросить и поскорее уехать отсюда, чтобы притупить боль утраты, которая не покинула ее и здесь. Но Джулия тут же взяла себя в руки и погасила взрыв отчаяния в своей душе.
        - Достаточно, от себя все равно не убежишь, - приказала Джулия самой себе.
        Два дня она бродила по пляжу, подставляя обнаженное тело яркому солнцу. С того времени, когда Джулия услышала о смерти Дика, ей часто снились сны, в которых они снова были вместе, но, проснувшись, она опять возвращалась к жестокой реальности.
        Странно, но до сих пор Джулия, когда думала о Дике, так и не называла его настоящим именем - Майкл Хант. В снах и мечтах девушка обращалась к нему только как к Дику. Во сне он улыбался и был совсем рядом, но, когда она пыталась обнять его, ускользал от ее объятий.
        Июльским жарким днем, как обычно, Джулия отправилась к озеру. Волк бежал рядом, иногда забегая в воду, гоняясь за стайками серебристых мальков. Вдруг Джулии захотелось взобраться на высокий холм неподалеку и оттуда посмотреть на тихую гладь озера. Ступая босыми ногами по горячему песку, она ощущала легкий ветерок, ласкающий ее уже успевшую посмуглеть кожу.
        Джулия забралась на холм, села на теплый камень и огляделась. Сверху она увидела Волка, который гонялся по пляжу за бабочками и при этом заливисто лаял. Птицы, встревоженные этим внезапным вторжением суматошного существа, с криком взмывали вверх, смеясь над его безуспешными попытками поймать их.
        - Волк, - позвала она.
        Услышав голос хозяйки, Волк посмотрел вверх и завилял хвостом.
        - Иди сюда, - громко закричала Джулия.
        Волк сначала бросился к ней, но неожиданно остановился и повернул голову в сторону, откуда они пришли, и насторожил уши. Наблюдая за странным поведением собаки, Джулия заметила одинокого мужчину, медленно бредущего по песку. Пока Джулия жила в коттедже и прогуливалась по берегу, она не встретила ни одного человека.
        Мужчина остановился, поднял козырьком руку к глазам и поглядел вдаль. Джулия следила за человеком, и ей почему-то показалось, что он ей знаком. Сердце защемило. Мужчина напомнил ей Дика.
        Но не может быть… Это наваждение.
        Высокий худощавый мужчина дотронулся до подбородка тем же жестом, что и Дик. Но когда незнакомец пошел, она поняла, что его походка сильно отличается от походки любимого.
        Мужчина шел, припадая на левую ногу. Темные волосы спадали до глаз, скрытых солнцезащитными очками, сильно загорелое лицо заросло темной густой бородой. Как она могла так ошибиться?
        Глубоко вздохнув, Джулия отвела взгляд от мужчины и посмотрела вдаль. Она видела мягкие холмы, обрамляющие круглое голубое озеро, и белые облачка, отражающиеся в нем и весело бегущие по небу. Последние шесть месяцев ей в каждой высокой мужской фигуре мерещился Дик.
        Волк суетливо ткнулся в ее руки мокрым носом и, как и хозяйка, стал следить за незнакомцем. Потом, внезапно сорвавшись с места, Волк помчался к удаляющемуся по берегу мужчине. Джулия побрела домой.
        Заметив собаку, незнакомец остановился и подождал, когда Волк окажется радом с ним. Затем мужчина отбросил палку и ласково потрепал припавшего на мгновение к земле пса за шею. Волк стал прыгать вокруг него, суматошно виляя хвостом и стараясь лизнуть в щеку.
        Джулия никак не могла понять, почему пес позволил погладить себя совершенно постороннему человеку. Она не видела, чтобы пес так себя вел, с тех пор как стал жить вместе с ней. Наконец Джулия решила положить конец нежным излияниям Волка и позвать его.
        - Волк, ко мне! Иди сюда, мой хороший, - крикнула она.
        Волк повернул голову, услышав, как Джулия окликнула его, но не тронулся с места, преданно глядя на мужчину. Хвост его непрерывно совершал вращательные движения.
        - Иди сюда, не упрямься, - уже строго произнесла девушка.
        Но Волк так и не послушался зова Джулии. Тогда она, постояв, сама нерешительно пошла к мужчине.
        Может, ее собака встретила своего прежнего хозяина? Как только девушка подошла к незнакомцу, тот выпрямился. Легкий ветерок шевелил копну его темных волос, солнечные лучи отражались от золотой оправы его очков.
        - Это ваша собака? - Слегка хриплый голос задел струны ее души.
        Джулия стояла рядом с незнакомцем, ощущая босыми ногами мокрый песок и почему-то волнуясь.
        - Прошу прощения за поведение моей собаки. Волк обычно тихо ведет себя с чужими людьми. Он добр к людям и никогда никого не трогает.
        Мужчина посмотрел на Волка.
        - Ваш пес отнесся ко мне весьма дружелюбно. - Мужчина неожиданно тронул ее за локоть. - Я отдыхаю в коттедже, который находится в полумиле от вашего.
        Возникла пауза. Джулия нерешительно медлила.
        - Меня зовут Джулия Бредли. Приятно было встретить соседа, - наконец сказала девушка и медленно побрела к своему коттеджу, рядом с ней побежал Волк, вопросительно заглядывая ей в глаза и оборачиваясь на незнакомца.
        - Джулия!
        Она остановилась, затем повернулась и увидела, как мужчина с трудом ковыляет за ней. Она подождала, когда он подойдет. Мужчина раздраженно потер рукой левое бедро и покачал головой.
        - Извините, я еще не привык к ране на ноге.
        - А что случилось с вашей ногой? - спросила Джулия.
        - Врачи сказали, что все нормализуется, нужно только время. Это огнестрельная рана.
        - Как это случилось?
        - Пулевое ранение. В меня стреляли из пистолета.
        - Я сожалею, я… - Джулия не знала, что говорить этому мужчине, ей нужно было идти домой. Должна была звонить Дороти.
        - Вам нравится отдыхать здесь? - спросил он, опять задерживая ее.
        - Я привыкла к этим местам.
        - Вы знаете, раньше я был знаком с человеком, который не очень любил праздники, а довольствовался только своей работой.
        Джулия почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Ничего, надо успокоиться и взять себя в руки. На мгновение ей показалось, что этот незнакомец говорит так же, как Дик.
        Волк попытался освободиться от ошейника, и Джулия отпустила собаку. Радостный пес побежал за желтой бабочкой, которая поднялась с голубого цветка. Пес прыгал по траве и цветам, а вокруг него пестрым хороводом уже кружилось много разноцветных бабочек.
        - Прошу извинить меня, - мужчина приблизился к ней еще на шаг. - Я только хотел напомнить вам о человеке, который насмехался над рождественскими праздниками.
        У нее сильно защемило сердце.
        - Я не понимаю вас, - прошептала девушка.
        - Он не любил праздники, а особенно терпеть не мог фейерверки.
        Дик! Этот человек говорит о нем? Джулия почувствовала, что у нее закружилась голова.
        - Вы знаете?.. - Она запнулась и не могла больше вымолвить ни слова.
        Незнакомец наклонился к ней и прошептал:
        - Майкл Хант умер.
        Джулия подняла руку, как бы заслоняясь от этого кошмара.
        - Нет, не говорите так.
        Она с трудом произносила слова и попыталась отойти, отступив назад, но он снова оказался рядом с ней.
        - Волк, - позвала Джулия. - Мы должны идти.
        Девушка услышала лай пса. Незнакомец дотронулся до оправы очков и медленно снял их.
        - О боже! - воскликнула Джулия и замотала головой. - Нет, нет. - Она не верила своим глазам.
        Это не кошмарный сон, который мучает ее каждую ночь шесть последних месяцев. Она почувствовала, как мужчина мягко провел пальцами по ее щеке.
        - Джулия, - прошептал он. - Видит бог, как мне тебя не хватало.
        - Дик? - Девушка не могла поверить своим глазам.
        Неужели перед ней стоял Дик? У него изменилась внешность. Она не могла поверить, что он воскрес. Это невозможно. Дик умер. Она это слышала своими ушами. Нет, надо вернуться к реальности. Нет. Это галлюцинация.
        - Да, - настойчиво произнес он, читая ее мысли, и коснулся пальцами подбородка.
        Джулия будто попала в страну чудес, описанную Льюисом Кэрроллом. Она никогда не сможет сохранять душевное равновесие, если этот волшебный туман рассеется.
        Джулии сейчас было все равно: иллюзия этот человек или реальность, она была просто рада Дику, и все. Нежданно он возвратился к ней. И она прижалась к его горячему телу, крепко обхватив руками. Джулия плакала в его объятиях, а он все сильнее прижимал ее к себе. Ее голова покоилась на груди Дика, она слышала стук его сердца, волосы на ее макушке шевелило его дыхание.
        Где она сейчас? В реальном мире или потустороннем? Этого Джулия не могла понять. Немного погодя, передохнув от внезапно нахлынувшего счастья, она подняла голову и тихо спросила:
        - Ты как-то выжил или я сошла с ума?
        - Майкл Хант умер, как и Ник Дуглас, но Дик сейчас стоит перед тобой. Теперь он всегда будет с тобой. Поверь мне. Я здесь.
        Она медленно запрокинула голову и взглянула в его лицо.
        - Тогда почему… - Она начала говорить, но сразу же прервалась, чтобы понять, что говорят его глаза, затем продолжила: - Я слышала по телевизору, что ты… ты погиб. Я поверила этому. И газеты писали…
        - Каждый должен был поверить в это. - Он взял в ладони ее лицо, а затем провел руками по волосам, играя прядями. - Майкл Хант, который был обречен на пожизненное преследование мафии, умер.
        Кончиками пальцев Дик осторожно смахнул слезу с ее глаз.
        - Если бы я остался Майклом Хантом, никогда не был бы свободным. Меня преследовали Дигби и его люди. В конце концов, они могли бы найти меня. А вместе со мной и тебя. Ты тоже подверглась бы большой опасности. - Пальцы Дика замерли на ее щеке. - О боже! Я никогда не смог бы простить себе этого.
        - Мне нужно было остаться с тобой… Ты не должен был исчезать так надолго. Мы же могли расстаться навсегда. Почему ты даже не сообщил мне…
        - Я знаю. Клянусь: когда я оставил тебя у Дамиана, мне захотелось умереть.
        - У меня было такое же чувство, - призналась она.
        - Хорошо, что все удачно закончилось. И я хочу…
        Джулия страстно поцеловала его в губы.
        - Я знаю, что ты хочешь. Но подожди. Лучше расскажи, как ты попал сюда.
        - О! Это длинная история, - сказал Дик. - Она займет много времени.
        - Ну, можешь начинать уже сейчас, - промурлыкала она ему на ухо. - А продолжать можешь хоть всю жизнь.
        - Я в этом не сомневаюсь, - согласился Дик и, сделав глубокий вдох, прильнул к ее губам.

        Эпилог

        Ночь была жаркой и душной. Джулия, открыв глаза, увидела возле окна обнаженного Дика, который смотрел в темное небо, усеянное звездами. Приподнявшись на локте, Джулия наблюдала за любимым, и в ней росло желание вновь оказаться в его объятиях. Она любовалась его широкими плечами и длинными сильными ногами.
        - Дик? - наконец вымолвила она.
        Ей захотелось прикоснуться к нему и ощутить тепло сильных рук. Мужчина повернулся.
        - Жарко. Я выпустил Волка из дома. Затем немного размышлял.
        - О чем? - спросила девушка, пытаясь разглядеть его лицо, скрытое тенью.
        - О тебе. Я понял, что люблю тебя.
        Никогда до встречи с этой женщиной Дик не признавался в любви. Да, он увлекался женщинами. Ему было знакомо чувство страстного влечения к представительницам слабого пола, но он не мог себе представить, что это прекрасное чувство могло быть таким сильным. Сейчас для него в мире не было человека дороже, чем Джулия. Просто ему не нужен был мир, в котором бы не было его возлюбленной.
        - Ты в самом деле любишь меня?
        Дик быстро выдохнул и, пожав плечами, без тени сомнения ответил:
        - Да. - Он медленно лег на кровать и обнял ее. - Я просто без ума от тебя. Ты потрясающая женщина. Ты знаешь, странно, но если бы не эта жуткая история с Дигби, мы, наверное, не встретились с тобой. Выкарабкаться мне помог Картер.
        Их ноги были переплетены, голова женщины лежала на широкой груди мужчины. Он рассказывал, почему не мог остаться с ней в хижине, и как ему удалось отыскать ее.
        - Кто такой Картер? - спросила Джулия.
        - Ты помнишь, я говорил тебе о Дигби, который преследовал меня? Картер сумел защитить меня от него, он, кстати, спрятал меня в ту дыру, где мы с тобой познакомились. Он спас меня от верной смерти. - Дик оперся на локоть, другой рукой он рассеянно играл ее волосами. - После того как я отвез тебя к Дамиану, я вернулся в свое укрытие, где меня уже ждал человек Дигби. Тут мне и была бы крышка, но Волк неожиданно ворвался в комнату и на мгновение отвлек его внимание. Я бросился на убийцу, но он успел ранить меня в ногу. Когда он во второй раз хотел выстрелить в меня, в хижину вовремя, как в боевиках, ворвался Картер и застрелил этого мужчину.
        Рука Дика немного затекла, и он, изменив положение, придвинулся ближе к Джулии.
        - Я не знал, что мне делать дальше. Тогда Картер придумал план, чтобы я мог выбраться из этой ситуации. Я заверил у адвоката свои свидетельские показания против Дигби, а потом исчез. Тогда ты могла помешать мне и навлечь большие неприятности на свою голову, поэтому тоже не должна была ничего знать. Если бы шакалы, работающие на Дигби, узнали о наших отношениях, то обязательно воспользовались бы такой ситуацией. Я очень переживал за твою жизнь.
        - В тебя стреляли, - прошептала она и коленом тихонько прикоснулась к шраму на его бедре. - Ты мог погибнуть…
        - Рана оказалась неопасной, пуля повредила только мышцы. Так что я благополучно вышел из переделки. Затем люди Картера инсценировали дорожную катастрофу. Картер помог мне изменить внешность и имя, выдал новые документы. Теперь я Дик Адамс, архитектор, владеющий фирмой в Портленде. Как человек Картер замечательный. Если бы не он, то рано или поздно Дигби убил бы меня.
        - Картер был не против нашей встречи?
        - Он был против встречи Майкла с Джулией, но не возражал против встречи Джулии с Диком.
        Кончиками пальцев женщина коснулась его сосков и почувствовала, как напряглось его большое мускулистое тело.
        Джулия включила свет и, открыв ближайший к кровати ящичек, что-то взяла оттуда. Когда она повернулась к Дику, увидела его удивленный взгляд.
        - Зачем ты зажгла свет?
        Она протянула сжатую в кулак руку и раскрыла ладонь. На ладони лежала пуговица. Дик с недоумением взял маленький пластмассовый кружочек.
        - Что это?
        - Пуговица от твоей рубашки, я нашла ее в домике, где мы жили. Когда я приехала от Дамиана, это единственное, что оставалось в хижине от тебя. Я взяла ее на память о нашей с тобой встрече и берегла, как талисман.
        - Тебе она больше не понадобится, - сказал Дик и высоко подбросил пуговицу. Она упала, закружилась на полу и закатилась под кровать. - У тебя есть я весь. Также к твоим услугам мои рубашки, джинсы, носки и прочее.
        - Да, ты прав. - Джулия поцеловала его и, положив руки ему на грудь, ощутила, как сильно бьется его сердце.
        Дик нежно провел рукой по ее бедру. Затем он поднялся выше, и его рука ласково обняла ее грудь.
        - Боже мой! Как здорово, что мы с тобой вместе. Знаешь, я никогда не думал, что буду счастлив, когда женюсь.
        Джулия с любовью посмотрела на него. Затем медленно и нежно провела руками по его плечам, животу, бедрам, коснулась шрама и снова вернулась к его животу.
        - Джул?
        - Тихо, - выдохнула она. - Я проверяю.
        - Проверяешь что? - Дик застонал от ее ласк.
        - Я проверяю, есть ли у тебя еще силы. - В глазах девушки загорелись искорки. - Кажется, есть.
        Дик крепко обнял ее, и, когда он положил ее на себя, Джулия закрыла глаза от удовольствия, почувствовав внутри себя тепло любимого.
        - Я счастлив, что ты рядом со мной, - вместе со стоном вырвалось из его уст. - Ты веришь мне?
        Джулия сдавила подушку под его головой.
        - Да. Я знаю это, - прошептала она.
        Затем они поменялись местами.
        - Ты выйдешь за меня замуж, Джулия?
        Дик продолжал ритмичные движения, и вскоре она почувствовала себя на вершине блаженства. Волны удовлетворения прокатились по телу Джулии, и она уже не могла управлять ни своими мыслями, ни своим телом.
        - О, Дик, пожалуйста…
        Мужчина замер, и когда Джулия взглянула ему в глаза, то увидела всепоглощающую страсть, которая переполняла его. Видимо, это и есть блаженство в высшем смысле слова, подумала Джулия. Она протянула руку и погладила его грудь.
        - Да. Я выйду замуж за тебя, Дик, или Майкл, или Ник. Мне безразлично, как тебя зовут. Я хочу быть с тобой.
        - Мы можем поехать в Сан-Франциско вместе, и ты будешь ближе к сестре и матери. Я тоже хотел бы встретиться с ними. Но перед тем как мы отправимся к твоей семье, я должен буду встретиться с Картером, чтобы узнать, утих ли шум, связанный с моим делом, и как мне жить дальше.
        - Можешь не волноваться, мои родственники тоже полюбят тебя, когда увидят, как я счастлива.
        - Если они будут любить меня, как и ты, я буду счастлив вдвойне, - прошептал Дик.
        Она дотронулась до его волос, а потом кончиками пальцев коснулась его бороды.
        - Ты всегда теперь будешь носить бороду? А волосы будешь стричь так же коротко, как сейчас?
        - Дай мне еще немного времени. Через несколько лет все забудут о Майкле Ханте. Тогда волосы отрастут, а борода исчезнет.
        Она потянулась к Дику.
        - Я все опасаюсь, не сон ли все, что происходит со мной?
        - Нет, не сон, твои ощущения такие же настоящие, как и наша любовь. - Дик поцеловал любимую. Потом немного отклонился и сказал: - А если не веришь, что это не сон, то слышишь ли звук пролетающего самолета?
        Джулия засмеялась.
        - Да, я слышу. И еще земля почему-то колышется.
        Дик хотел добавить еще что-то, чтобы окончательно убедить Джулию в своей реальности, но не нашел ничего лучшего, как еще раз на деле доказать ей это.
        Желание овладеть ею опять было настолько велико, что он забыл, что хотел еще сказать, и, прижав ее к себе, страстно поцеловал. Он любил ее снова и снова, и когда вдруг почувствовал, что в домике почему-то начали трястись стены, решил, что сила их любви действует даже на природу, и забыл о всяких мерах предосторожности. Мужчина и женщина действительно ощутили, что души и тела их слились так прочно, что никакая в мире сила не способна разделить их.

        На следующий день в новостях по телевизору они услышали, что ночью в тех местах было зарегистрировано землетрясение в 7,4 балла по шкале Рихтера.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к