Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уилсон Кара: " Дар Капризной Судьбы " - читать онлайн

Сохранить .
Дар капризной судьбы Кара Уилсон

        # Юджин Галвестон всего в жизни добился сам. Еще недавно его нанимали чистить конюшни и ухаживать за лошадьми. Но бывший ковбой, похоже, имел врожденный организаторский талант, которым и воспользовался, создав преуспевающую консалтинговую фирму. И вот он - уважаемый член общества, а в жены берет Рейчел Шервуд, девушку из обеспеченной и респектабельной семьи. Не то чтобы Юджин женился по расчету: ему нравилась Рейчел, он уважал ее и считал, что лучшей жены и партнера по бизнесу ему не найти. Спокойная, тихая, мягкая, интеллигентная и удобная - так думал Юджин о Рейчел. Как же он ошибался…

        Кара Уилсон
        Дар капризной судьбы

1

        Невеста неуверенно сделала еще один глоток шампанского и снова, наверное уже в тысячный раз за этот день, спросила себя: не совершаю ли я самую большую ошибку в жизни? Она стиснула бокал, стараясь унять дрожь в пальцах. Не хватало еще расплескать шампанское на умопомрачительно дорогое шелковое платье… Довольно! - приказала себе Рейчел Галвестон. Это всего лишь предсвадебные страхи. Должно быть, их испытывают все невесты.
        Однако сомнения не уходили, и это ее смущало, хотя в двадцать восемь лет человек знает, что делает. В конце концов, она любит Юджина.
        Конечно, масла в огонь подлил нечаянно подслушанный несколько минут назад разговор Эстер Бентли и Линды Хоппер. Дамы прогуливались по аллее, и Рейчел, услышав свое имя, невольно насторожилась.
        - Не сомневаюсь, Шервуды устроят шикарную свадьбу своей единственной дочке, - заметила Эстер. - Этот прием обойдется Теодору и Глории в целое состояние!
        - Они могут себе такое позволить, - с жаром подхватила Линда, обожавшая посплетничать. - Они, наверное, безумно счастливы, что Рейчел вообще смогла найти себе мужа. Вот уж не думала, что это скромное маленькое существо интересуется чем-либо, кроме разведения лошадей. Интересно бы узнать, как ее мамаша относится к зятю.
        - Глория одобряет Галвестона, потому что его одобряет муж. Она доверяет мнению Теодора. А Теодор, кстати, так же, как и я, судит о людях непредвзято. Его совершенно не интересуют прошлые заслуги - для него важно, каков человек сейчас. Между прочим, - многозначительно добавила Эстер, - Рейчел не сама нашла себе мужа - он нашел ее! Юджин Галвестон лишь взглянул на тихую малышку Рейчел Шервуд и сразу решил, что она именно та девушка, которую он хочет видеть своей половиной. Шервуды - семья респектабельная, у них великолепные связи, не говоря уже о деньгах.
        - Верно, - согласилась Линда. - Но у меня в голове не укладывается, как может Теодор закрывать глаза на ничтожное прошлое избранника дочери, на отсутствие у него высшего образования и ужасную репутацию. Ведь Юджин - бывший ковбой. Хотя, конечно, более чем выгодная женитьба на Рейчел поможет многим забыть о его прошлом.
        - Когда Галвестон стал выступать в родео и уехал из города, я решила, что мы видели его в последний раз, - задумчиво сказала Эстер. - Кто бы мог подумать, что через столько лет он вернется и женится на дочери человека, который нанимал его чистить конюшни! Интересно, знает ли хорошенькая крошка Рейчел, в чьи лапы попала?
        Линда засмеялась.
        - Думаю, вы правы. Юджин Галвестон безжалостное, злобное животное. Он…
        Рейчел бросилась прочь, прежде чем миссис Хоппер закончила перемывать косточки ее мужу. И вот теперь, спрятавшись за зарослями олеандров в элегантном холле гостиницы, она нервно поглядывала на тоненькое золотое колечко, поблескивающее на левой руке в лучах люстр. Старинный символ брака. Что-то теперь будет? Внезапно ее раздумья прервал смеющийся женский голос:
        - Вот где ты прячешься! Среди горшков с цветами. Но, Рейчел, этот день - твой! Тебе надо быть в центре внимания, и нехорошо предоставлять гостей самим себе.
        Рейчел обернулась так резко, что чуть не упала.
        - О, привет, Изабелл. Я не прячусь, я только… - Чтобы удержать равновесие, она ухватилась за край огромного цветочного горшка, и шампанское выплеснулось из бокала, слегка обрызгав подол платья. - Черт возьми! - с досадой прошептала Рейчел.
        - Что за манера поминать нечистую силу в день свадьбы? - Изабелл поддержала подругу под локоть. - С тобой все в порядке?
        - Конечно. Просто меня опять подвела травмированная лодыжка.
        Изабелл усмехнулась. Она была ровесницей светловолосой сероглазой Рейчел. Год назад Изабелл вышла замуж за отпрыска одной из богатейших семей на западе Орегона. Люди этого круга, и Шервуды в том числе, отличались утонченностью и самоуверенностью, которые основывались на богатстве, приобретенном стараниями не одного поколения. Некоторые даже могли проследить свою родословную вплоть до начала эпохи колонизации, что в Орегоне очень ценилось.
        Испокон веку Шервуды вкладывали капитал в землю и в разведение сказочно дорогих скакунов. Многие из них были хитрыми деловыми людьми, которые с большой осторожностью пускали в оборот унаследованный капитал. Теодор Шервуд держал огромный штат работников для возделывания земли и ухода за лошадьми.
        Изредка размеренную жизнь городка встряхивала новость, подобная той, которую сейчас обсуждали Эстер и Линда. Неравный брак между каким-то работягой и девушкой из состоятельной, а то и богатой семьи щекотал нервы обывателям. Рейчел успокаивала себя тем, что они с Юджином любят друг друга, к тому же Галвестон хоть и простой ковбой, но слишком горд, чтобы жениться по расчету.
        - А может быть, дело вовсе не в лодыжке, а в слишком большой дозе шампанского? - пошутила Изабелл.
        - Я же не идиотка! Хороша бы я была, если бы перебрала и рухнула бесформенной грудой у ног Юджина.
        - Да, его бы это потрясло до глубины души. - Изабелл задумчиво взглянула туда, где Юджин Галвестон оживленно беседовал с небольшой группой приглашенных на свадьбу.
        Он не столько говорил, сколько слушал, но когда что-то произносил, остальные умолкали, ловя каждое слово Юджина. Он принадлежал к тому типу людей, к которым прислушиваются автоматически, не отдавая себе в этом отчета. Бывший ковбой, похоже, имел врожденный организаторский талант, которым воспользовался в последние годы, создав преуспевающую консалтинговую фирму.
        Рейчел проследила за взглядом подруги и вздохнула. Изабелл права: только нечто из ряда вон выходящее может поколебать гранитную самоуверенность Юджина. Этот мужчина знает, чего хочет и как добиться цели. Он уверенно решает задачи, которые сам же перед собой и поставил, причем имеет огромный запас сил - как физических, так и душевных.
        Юджин был высок ростом, может быть, чуть ниже отца Рейчел, его отличали гибкость и физическая грация, которые становились еще явственнее, когда он сидел в седле. В его фигуре угадывалась большая сила, при этом не было заметно нарочитой демонстрации мускулов. Волосы цвета древесного угля Юджин коротко стриг. Черты его лица были довольно грубыми, особенно тяжелая нижняя челюсть. Но Рейчел не замечала изъянов внешности. Ей нравились глаза Юджина - необычного янтарного цвета, в которых было что-то интригующее. Она надеялась, что однажды в их взгляде отразятся те чувства, которые Юджин испытывает к ней.
        Юджин Галвестон относится к той породе людей, которые всего в жизни добиваются сами. Это тип сильного, сдержанного в проявлении чувств мужчины, то и дело говорила себе Рейчел. Будь он жеребцом, она бы сделала его основным производителем, несмотря на недостаток элегантности. В Юджине ей импонировали сила, терпение и решительность. Такие качества следует тиражировать не только у лошадей, но и в людях.
        Юджин не имел ни малейшей склонности обсуждать то, что творится в его душе, но Рейчел была абсолютно уверена: он способен на глубокое чувство. Нежелание говорить о своих переживаниях еще не свидетельствует об отсутствии эмоций. Рейчел была уверена, что Юджин любит ее по-своему сильно, хотя и без внешних проявлений. По крайней мере, была уверена в тот момент, когда приняла его более чем сдержанное предложение руки и сердца.
        С тех пор прошло два месяца. За это время у Рейчел не раз возникали сомнения в чувствах Юджина, но она гнала их прочь, усиленно забивая голову бесчисленными проблемами подготовки к церемонии бракосочетания и к переезду в дом будущего мужа.
        Но сегодня, когда Рейчел шла по проходу между скамьями к алтарю, где ждал Юджин, ее обуяли сомнения и страх буквально парализовал мозг. А любит ли он меня?
        - Это все предсвадебные страхи! - Видимо, по лицу подруги Изабелл поняла, о чем та думает. - Отдохнешь - и все пройдет.
        Рейчел печально усмехнулась.
        - А ты нервничала в день своей свадьбы?
        - Немного… - призналась Изабелл. - И все же не волнуйся, покажи-ка лучше кольцо.
        Рейчел послушно вытянула руку с простым золотым колечком на пальце.
        - Юджин старомоден и не интересуется драгоценностями, - попыталась она оправдаться.
        - Гм, понимаю, о чем ты говоришь. Но оно мне нравится, Рейчел. В нем есть что-то утонченное. И на тебе смотрится. Понимаешь, что я имею в виду?
        - Ты хочешь сказать - это простое кольцо для простой женщины.
        - Не глупи! Ты всегда выглядишь мило, а сегодня просто красотка. Ты вся светилась, когда шла к алтарю…
        - Ради Бога, о чем ты говоришь?!
        Изабелл ободряюще улыбнулась.
        - Ты выглядишь великолепно. - Она критическим взглядом окинула подругу. - И тебе очень идет эта прическа.
        - Может быть, - уклончиво ответила Рейчел. Юджин сегодня не выразил никаких эмоций по поводу ее прически или наряда. Впрочем, он слишком сдержан, чтобы уделять внимание таким пустякам.
        - Думаю, что из вас с Юджином получится чудесная пара, - продолжала болтать Изабелл. - Твоя аристократическая кровь и его сила и запас жизненной энергии - прекрасное сочетание. С нетерпением буду ждать вашего первенца. Твои родители, не сомневаюсь, тоже.
        Рейчел покраснела до корней волос - ведь подруга озвучила ее мысли.
        - Уверена, мои родители еще даже не задумывались о внуках.
        - Полагаю, они будут отсчитывать девять месяцев со свадебной ночи и делать отметки в календаре.
        Рейчел нахмурилась.
        - Я не намерена сразу обзаводиться ребенком.
        - А Юджин? - В голосе Изабелл звучала легкая ирония. - Разве он ничего не значит в этом деле?
        - Мы эту проблему еще не обсуждали, - спокойно ответила Рейчел. К сожалению, это была одна из многих тем, на которые они еще не говорили.
        - Не обижайся, но все же следовало бы обсуждать насущные проблемы до свадьбы.
        Рейчел почувствовала, как к щекам прилила кровь. Потупившись, она пробормотала:
        - Юджин очень скрытен и разговаривать с ним о… о некоторых вещах не всегда легко.
        - Вы оба страдаете гипертрофированной сдержанностью, - заявила Изабелл. - Но, дорогая, нельзя стесняться при обсуждении такой важной темы, как планирование рождения детей. Хорошенькое дело, ведь на карту поставлено будущее!
        - Не волнуйся, Изабелл. Все будет хорошо.
        - Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь. - Подруга недоверчиво покачала головой. - Но почему ты так уверена в этом?
        - Мне уже двадцать восемь, меня считают смышленой, у меня прекрасное образование. Я выхожу замуж за человека, с которым меня объединяют деловые и профессиональные интересы. Мне кажется, что я могла бы стать женой только Юджина Галвестона, и никого иного.
        - Не знаю, не знаю, - с сомнением протянула Изабелл. - Ты влюблена, а это состояние нейтрализует такие достоинства, как ум и образование.
        Рейчел стало не по себе от проницательности подруги.
        - Впрочем, - продолжила та, - меня утешает, что Юджин ни при каких обстоятельствах не потеряет головы. Так что за тебя я спокойна.
        - Кажется, он всегда обо всем догадывается, не так ли? - согласилась Рейчел, в тоне которой проскользнули беспокойные нотки. Но тут же на ее лице появилась лучезарная улыбка - она увидела сияющую мать, которая пробиралась сквозь толпу.
        Юджин наблюдал эту сцену с другого конца зала. Увидев, как Рейчел щебечет со своей матерью и Изабелл Росс, он почувствовал нечто вроде умиротворения. Все восемь недель с тех пор, как она ответила согласием на его предложение, Юджин боялся, что Рейчел передумает и возьмет свое слово назад. И вот сегодня священник объявил их мужем и женой. Даже на собственной свадьбе Рейчел не старалась попасть в центр всеобщего внимания. Она принадлежала к натурам мягким и утонченным, и ее сдержанность была одной из черт характера, которые импонировали Юджину в девушке, ставшей сегодня миссис Галвестон.
        Все в жизни встало на свои места, с каким-то несвойственным ему умилением подумал Юджин. У меня есть быстро развивающийся бизнес, новый уютный дом и вот теперь - жена, она же хранительница семейного очага и деловой партнер. Моя жена. Теперь есть с кем разделить постель, а также обсудить проблемы бизнеса.
        Решение жениться на Рейчел возникло совершенно неожиданно. Юджин, вернувшись после многолетнего отсутствия, первым делом нанес визит на конеферму Шервуда, лучшую конеферму штата. Им двигал не только профессиональный интерес: где-то в подсознании прочно засело желание доказать Теодору Шервуду, что он не напрасно поверил в сорванца Юджина и дал ему работу, когда никто другой не отважился бы на это.
        Во время этого визита Юджин с удивлением узнал, что маленькая Рейчел, которая все свободное время околачивалась у отцовских конюшен, стала блестящим менеджером, признанным специалистом по программам разведения породистых лошадей.
        Юджина не удивило, что Рейчел не превратилась в самоуверенную особу, изрекающую прописные истины безапелляционным тоном. Весь ее детский мир был заполнен общением с лошадьми, и, очевидно, с возрастом характер девушки не изменился. Как-то интуитивно Юджин тут же определил, что Рейчел Шервуд идеально подойдет ему в качестве жены.
        Он попытался проанализировать свое умозаключение и пришел к выводу, что не ошибается. Эта благовоспитанная молодая особа как нельзя лучше впишется и в его бизнес, и в его жизнь. Рейчел станет ведущим специалистом в его консалтинговой фирме, а благодаря своему такту, воспитанию и манерам будет душой общества, в которое теперь вхож бывший ковбой Галвестон.
        Юджин был убежден, что Рейчел не станет раздражаться из-за ерунды или создавать ему трудности вроде тех, которыми часто изводят мужей взбалмошные жены. Вряд ли Рейчел станет несносной, когда новизна замужества поблекнет. Не похожа она и на особ, которые от скуки мечутся в поисках авантюр - амурных или других. Юджину нравилась манера Рейчел рассуждать о важных для их общего дела вещах. Ее фразы отличались лаконизмом, точка зрения - непредвзятостью и оригинальностью. А главное - ни малейшего намека на кокетство, никакой «работы на публику».
        Взвесив все эти достоинства, Юджин Галвестон пришел к выводу, что они с Рейчел прекрасно уживутся, о чем и сообщил избраннице. И она с этим искренне согласилась.
        Молодожен украдкой взглянул на свое обручальное золотое кольцо. Конечно, он не будет носить его постоянно, не дай Бог потеряет - ведь большая часть времени проходит в конюшнях, амбарах, на пастбищах. А Рейчел? Наверняка она ни за что не снимет кольцо с пальца. Пусть другие мужчины знают, что она замужем.
        Неожиданно Юджину пришло в голову, что с новым статусом он приобрел не только обязанности, но и права. Интересно, потеряет ли Рейчел хоть частичку своего спокойствия, податливости и безмятежности на супружеском ложе? В последние несколько дней Юджин неоднократно размышлял о том, что будет представлять собой их с Рейчел интимная жизнь. Судя по покорности, граничащей с застенчивостью, с какой она отвечала на поцелуи жениха, в постели Рейчел скорее всего будет пассивной и нетребовательной. Юджин предположил, что его молодая жена вряд ли имеет какой-либо сексуальный опыт, а если и имеет, то весьма ограниченный. Хорошо это или плохо?
        Отпивая маленькими глотками из хрустального бокала шампанское и делая вид, что внимательно слушает собеседника, Юджин тайком изучал девушку, которую час назад перед алтарем поклялся любить вечно.
        Спокойная, тихая, мягкая, интеллигентная и удобная - все эти эпитеты годятся для характеристики Рейчел. Она не будет сводить мужа с ума, требуя экзотического отдыха на другом конце света или частых вояжей к ярким приманкам Большого Города. Несмотря на аристократическое происхождение, она привыкла к незамысловатой и размеренной жизни на конеферме и поэтому легко подстроится под стиль жизни мужа. Но Юджин хотел большего, хотел сделать так, чтобы Рейчел была счастлива и довольна своей судьбой. И сегодня вечером он приложит максимум усилий, чтобы доставить ей удовольствие в постели. Оставалось надеяться, что ее природная сдержанность не охладит его пыл.
        Юджин попытался представить прелестное личико Рейчел в обрамлении пепельных волос рядом с собой на подушке. Ее волосы оказались очень мягкими - он случайно обнаружил это. Однажды он стоял рядом с Рейчел у загона и наблюдал за новорожденным жеребенком, впервые вышедшим из яслей на улицу. Внезапный порыв ветра разметал длинные волосы девушки, превратив их в спутанную гриву. Она, смеясь, попыталась их поправить, но Юджин опередил ее. В память врезалось испытанное тогда ощущение: словно кусочек шелка проскользнул между пальцами. И сейчас Юджин горел нетерпением узнать, как этот шелк подействует на обнаженную кожу его груди и бедер.
        Он уже несколько раз представлял Рейчел в постели рядом с собой. Вот он склоняется над ней, ловит взгляд ее широко открытых серьезных глаз, в которых светится женское любопытство и, наверное, страсть. Воображаемая сцена любви неизменно наполняла его естество тугой, упругой силой.
        Сейчас он поймал себя на том, что мысленно снимает с Рейчел свадебный наряд. Поскольку на ферме она носила обтягивающие джинсы и облегающие свитера, Юджин имел представление о фигуре своей жены.
        На несколько дюймов ниже его, она была на редкость пропорционально и изящно сложена. Высокие груди с мягкими изгибами, тонкая талия, аппетитные бедра. Если бы Рейчел была кобылкой, Юджин назвал бы ее конституцию блестящей. Травмированная лодыжка не в счет. Кое-кто считал легкое прихрамывание Рейчел серьезным для молодой девушки физическим недостатком, Юджин же воспринимал это как милую индивидуальную особенность.
        Уже в который раз он спрашивал себя, почему не предпринял ни одной попытки заманить Рейчел на ложе любви до свадьбы. По правде говоря, в основном проблема упиралась в недостаток времени, и поэтому ухаживание за Рейчел свелось к серии коротких, торопливых визитов в уик-энды. Кроме того, Юджин не брался предсказать реакцию Шервудов, узнай они, что их единственная дочь, не будучи замужем, вступила в интимную связь с мужчиной. В дополнение ко всему Юджин сказал себе, что невинность двадцативосьмилетней Рейчел - вполне уважительная причина, чтобы не стремиться в ураганном темпе к близости с ней.
        Но все эти доводы были, так сказать, надводной частью айсберга. Во-первых, Юджина беспокоила мысль, что Рейчел может изменить намерение выйти за него замуж, если он в постели не оправдает ее ожиданий. Во-вторых, он даже не догадывался, какие надежды лелеет мягкая, сдержанная Рейчел Шервуд.
        Раздавшийся над ухом голос вернул Юджина к действительности.
        - Хотел бы я знать, сколько еще времени ты и моя дочь собираетесь здесь проторчать? - Теодор Шервуд притворно нахмурился. - Ведь уже почти девять, а вам еще час добираться до отеля. Глория сказала, что Рейчел сама выбирала укромное местечко для первой брачной ночи?
        Юджин кивнул.
        - Да. Я подумал, что у нее это лучше получится.
        Теодор Шервуд многозначительно усмехнулся:
        - Точно, женщины знают толк в подобных вещах.
        В самую первую встречу мужчины почувствовали друг к другу симпатию, которая очень быстро переросла во взаимное уважение и в нечто похожее на дружбу, насколько могут быть дружны аристократ и поденщик. Именно Шервуд, один из богатейших людей штата, помог молодому Галвестону, когда тот был еще зеленым юнцом и очень нуждался в поддержке.
        Теодор и в свои пятьдесят шесть лет мог похвастаться атлетическим телосложением, а седина, по мнению многих дам, лишь придавала его облику импозантность. Хохотушка и добрячка Глория Шервуд также сохранила стройность благодаря ежедневным верховым прогулкам. Словом, родители Рейчел составляли блестящую пару, на которую посмотришь - и сердце радуется.
        - Мне будет не хватать моей дочери, Юджин, - сказал Теодор. - Она лучший менеджер моих программ. У нее талант к бизнесу, так что ты получаешь не только жену, но и отличного партнера.
        - Я знаю это, - кивнул Юджин, - и очень ценю.
        Теодор добродушно улыбнулся:
        - Мне тоже грех жаловаться на судьбу. Пусть я теряю менеджера, но приобретаю зятя! Я был немного ошарашен, когда несколько месяцев назад ты возник из небытия, но совершенно не удивился, узнав о твоих успехах. Я всегда знал, что ты способный мальчик.
        - Вы протянули мне руку помощи, когда я особенно нуждался в этом. Я никогда не забуду вашей доброты, сэр.
        - Брось, пустяки! - Теодор дружески похлопал Юджина по плечу. - Ты работал усерднее всех, за исключением, быть может, только моей собственной дочери. Помню, как она бегала за тобой хвостом, когда ты начал у нас работать. Рейчел была еще ребенком, но, думаю, уже тогда влюбилась в тебя. А несколько месяцев назад я заметил, как она смотрит на тебя, и сразу понял, куда дует ветер. А ты и не пытался сопротивляться, не так ли?
        Юджин широко улыбнулся, что было ему несвойственно.
        - Нет, сэр, совершенно не пытался.
        - В твоем новом доме все готово?
        Юджин сразу посерьезнел.
        - Не волнуйтесь. У вашей дочери будет хороший дом, просторный, немного похожий на ваш. К нему прилегают несколько акров земли. Места прекрасные, океан рукой подать. Есть даже конюшня, но она требует ремонта.
        - А прислуга?
        Юджин кивнул.
        - Семейная пара, живут там уже много лет. Можно сказать, достались мне в наследство от предыдущего хозяина. Джералд мастер на все руки, а Берта прекрасная экономка. Вы с миссис Шервуд обязательно должны приехать к нам в гости.
        - Спасибо, Юджин, с радостью, но не будем спешить. Новобрачным требуется какое-то время побыть наедине друг с другом. Да, кстати, Рейчел сказала, что ты устроил себе нечто вроде отпуска на медовый месяц. Это правда?
        Юджин снова кивнул.
        - Думаю, нам понадобится время, чтобы обжиться в новом доме, к тому же я хочу привести в порядок конюшню. Предстоит многое сделать. Видимо, у предыдущего владельца не было особых стимулов содержать хозяйство в надлежащем виде. Не волнуйтесь за дочь, Теодор. Я буду заботиться о ней.
        - Не сомневаюсь, дорогой. Но, знаешь ли, все равно тревожно, когда выходит замуж твоя единственная малышка. Сделаешь мне одолжение?
        - Конечно, а какое?
        - Попытайся посадить ее в седло.
        - Но ведь она не ездила верхом долгие годы. Миссис Шервуд как-то сокрушалась, что Рейчел никогда больше не сядет на лошадь.
        - Рейчел красиво держалась в седле, - задумчиво продолжал Теодор. - Даже когда была маленькой. Помнишь? Она умела заставить животное выглядеть самой важной лошадью во всем мире. Умудрялась выигрывать призы на лошадях, которых я не выбрал бы и для воскресной прогулки. Словно само собой получалось: когда Рейчел садилась на них, они гарантированно становились чемпионами. Удивительный талант, и весь пошел насмарку после той проклятой ночи, когда загорелась конюшня.
        - Значит, хромота Рейчел - следствие полученных на пожаре травм? - уточнил Юджин. Рейчел никогда не рассказывала об этом, и он не знал подробностей.
        - Да, она была серьезно травмирована, - горестно вздохнул Теодор, - но еще сильнее - напугана, потому-то и зареклась впредь садиться в седло. Она выводила последнюю лошадь из охваченного огнем помещения, когда прямо перед мордой животного рухнула балка. Лошадь буквально обезумела от страха и чуть не затоптала Рейчел насмерть.
        - Кто же спас вашу дочь?
        - Я, - просто ответил Теодор. - Она уже была без сознания, вокруг дым, температура, как в доменной печи… Когда Рейчел пришла в себя в больнице, то заявила, что никогда больше не сядет на лошадь. Страх и боль сделали с ней что-то невероятное!
        - Вам следовало бы посадить ее в седло в ту минуту, когда она вышла из больницы.
        Теодор покачал головой.
        - Я не смог. Травма была очень серьезная. Теперь даже при упоминании о верховой езде в глазах Рейчел появляется страх, этого более чем достаточно, чтобы отказаться от попыток заставить ее вновь сесть на лошадь. Но порой мужья умеют добиться того, чего не смогли отцы.
        - Что заставляет вас думать, будто у меня это могло бы получиться? - спросил Юджин с неподдельным любопытством.
        Теодор пожал плечами.
        - Не знаю. Я вижу, как она на тебя смотрит. Думаю, моя дочь сильно влюблена в тебя.
        Ну что ж, хорошо, подумал Юджин. Это многое упрощает.

2

        Глядя в темноту из окна белого «мерседеса», Рейчел с облегчением думала, что теперь все предсвадебные волнения, организационная суматоха позади. Наконец-то она сможет отдохнуть.
        Но, странное дело, настроение упрямо не желало подниматься. Нервы по-прежнему были натянуты как струна, желудок сводило спазмами. Рейчел понимала, что должна взять себя в руки, не поддаваться панике, ведь впереди первая брачная ночь.
        Юджин мастерски вел машину по извилистому шоссе вдоль побережья. Фары ярким лучом разрезали мрак впереди. Где-то внизу бился о берег океанский прибой.
        - Рейчел, у тебя все в порядке? - Он бросил на жену острый, оценивающий взгляд. - Ты неважно выглядишь.
        - Свадьба, не говоря уж о подготовке к ней, оказалась весьма утомительным мероприятием. Я даже не ожидала, - с улыбкой призналась Рейчел. - Однако на тебе, кажется, это не сказалось. А я-то думала, что перед свадьбой больше нервничают мужчины, а не женщины.
        Юджин, не отрываясь от дороги, пожал плечами.
        - Свадьба - это всего лишь процедура оформления отношений двух людей. Нет смысла трепать себе нервы из-за обычной формальности.
        - Весьма здравое и прагматичное суждение, - прокомментировала Рейчел.
        Она надеялась, что Юджин уловит в ее голосе скрытый сарказм. Не дождавшись никакой реакции, пришла к выводу, что муж не ожидает от нее насмешек, поскольку почти не позволяла себе в его присутствии язвительных острот. Она откинулась на спинку сиденья и стала перебирать в памяти события сегодняшнего дня.
        - Ты устала, - спокойно сказал Юджин.
        - Думаю, да, - вяло согласилась Рейчел, однако она не чувствовала усталости, наоборот, была взвинченной и напряженной.
        - Почему бы тебе не вздремнуть, пока не приедем в гостиницу?
        - Не могу спать в машине.
        - Тогда, может быть, поговорим? - покладисто предложил Юджин. - Мы уже почти час едем, а ты едва произнесла несколько слов.
        Рейчел глубоко вздохнула и украдкой вытерла предательскую влагу в уголках глаз. Я веду себя просто по-идиотски! Ведь я не ошиблась, я вышла замуж за человека, которого люблю. Мы скоро прибудем на место, и совершенно естественно, что он пытается завязать приятный разговор. Надо успокоиться и расслабиться. Все будет хорошо!
        - Прием получился очень милым, ты не находишь? - Рейчел постаралась казаться естественной.
        - Угу, - рассеянно ответил Юджин. Было ясно, что мыслями он витает где-то далеко-далеко. - Знаешь, дорогая, я сгораю от желания показать тебе наш дом. Надеюсь, ты будешь в восторге.
        - С нетерпением жду этого момента, - подчеркнуто вежливо ответила Рейчел.
        - Наверное, мне следовало предоставить тебе возможность увидеть этот дом, прежде чем я его купил.
        - Но ты купил его задолго до того, как сделал мне предложение, - напомнила Рейчел, которую приятно удивило, что неизменно самоуверенный Юджин хоть и задним числом, а все-таки понимает: в таком важном вопросе, как покупка дома, следовало посоветоваться.
        - Я не мог ждать - надо было действовать незамедлительно, пока Стэнлоп не передумал продавать особняк. Риск упустить столь выгодное предложение был слишком велик.
        - Понимаю, что ты имеешь в виду. - Рейчел слегка улыбнулась. - Ты как-то сказал, что хочешь иметь дом, похожий на дом моих родителей.
        Юджин кивнул.
        - Да. Верю, ты будешь счастлива в своем новом доме. Я говорил твоему отцу, - вдохновенно продолжал Юджин, - что конюшня в запущенном состоянии. Не думаю, что потребуется много времени, чтобы привести стойла в порядок. Вдвоем с Джералдом Андерсоном мы живо управимся. Джералд и садовник, и дворецкий, и вообще ангел-хранитель дома. Кстати, его жена будет у нас экономкой.
        Рейчел хотелось рыдать. Ведь это первый день их супружеской жизни, и следовало бы поговорить о своих чувствах, о совместном будущем, а не обсуждать, за сколько дней можно вернуть конюшне достойный вид. Конечно, горячее желание Юджина иметь собственный дом трогательно и достойно понимания, но… Сейчас Рейчел хотелось беседовать о более важных вещах. Она была убеждена, что благополучие семейного очага закладывается именно в первый день.
        - С нетерпением жду встречи с ними. - Рейчел изо всех сил старалась, чтобы голос звучал если не благожелательно, то хотя бы ровно.
        - Если помнишь, я рассказывал тебе о них. После завершения сделки с Грегором Стэнлопом я позволил Андерсонам остаться, ведь они долгое время прожили в этом доме и им некуда идти. Да и Стэнлоп просил меня об этом же.
        - Что ж, похвально.
        - Это было единственное, что заботило Стэнлопа, - заметил Юджин. - Подозреваю, что по этой причине он не продал дом соседу, Джиллу Боуэну, хотя тот ходил вокруг старика, как кот вокруг сметаны. Грегору этот человек не нравился.
        - Почему? - спросила Рейчел без интереса, лишь бы поддержать разговор.
        - Сын Грегора погиб несколько лет назад. Джилл был его другом. Насколько мне известно, старый Стэнлоп не простил ни одного из ребят, которые были с его сыном в тот вечер, хотя юноша погиб в результате несчастного случая.
        Рейчел ничего не ответила, углубившись в свои мысли. Когда-то в детстве и ранней юности она идеализировала Юджина как романтического героя. Это чувство вспыхнуло с новой силой в тот день, когда после многолетнего перерыва Юджин Галвестон вновь появился на ферме Шервуда. Нельзя сказать, что Рейчел скучала по нему, но, когда он вернулся в ее жизнь, детские эмоции трансформировались в страсть зрелой женщины. Рейчел чувствовала, что Юджина влечет к ней так же, как и ее к нему.
        В течение последних нескольких недель Рейчел стала объектом продуманного и вежливого ухаживания. Девушка была счастлива капитулировать перед настойчивостью Юджина Галвестона, но несколько раз мысленно задавалась вопросом: если бы не ее страстное желание ответить взаимностью, был бы финал таким же? И сама же отвечала: наверное, да, ведь Юджин умел добиваться всего, чего хотел. Конечно, рассуждала Рейчел, ухаживал он не особенно романтично. Не было ни цветов, ни прогулок при луне. Юджин даже не пытался сделать их отношения более близкими, чему она не стала бы сопротивляться.
        Разумеется, он обнимал ее и целовал, но во всех этих проявлениях любви всегда чувствовалась определенная сдержанность. Рейчел уверяла себя, что флегматизм Юджина, граничащий с физическим аскетизмом, - восхитительная черта его характера. Большинство мужчин, считала она, не склонны к сексуальному воздержанию. Добившись своего, они с легкостью уходят на следующее утро без всяких угрызений совести.
        Теперь же ей казалось, что Юджин без труда ограничивал себя по той простой причине, что вовсе не был страстно к ней, Рейчел, привязан. Скорее всего, он и не любит ее вовсе.
        Она знала, что объективно Эстер Бентли была права - Юджин многое выигрывал от женитьбы на дочери и наследнице Шервудов. Немалую роль играли респектабельность семьи, ее обширные связи, состоятельность. Нельзя сбрасывать со счетов и желание доказать самому себе и окружающим: вот, мол, простой ковбой, от которого все нос воротили, а каких высот достиг! Женитьба на Рейчел означала, что Юджин действительно достиг высокого общественного положения и представляет собой силу, с которой надо считаться.
        Эти мысли заставили Рейчел поежиться. Нет, подумала она, соображения престижа не могли быть главными, иначе мне не видать счастья как своих ушей. Скоро я узнаю правду. Ни один мужчина не может утаить от женщины истинных чувств во время акта любви. К рассвету все мои сомнения так или иначе разрешатся.

        Через полтора часа Рейчел лежала на широкой постели в гостиничном номере для новобрачных и ждала появления Юджина из ванной. Когда перестала литься вода, она выключила торшер. Спальня сразу же погрузилась в темноту, и Рейчел почувствовала себя значительно увереннее.
        Она выбрала этот отель и номер по рекламной брошюре, и это оказался на ее памяти редкий случай, когда зазывные обещания соответствовали действительности.
        Уютная комната была выдержана в розово-серебристых тонах, на окнах висели нарядные шторы. Камин придавал номеру почти домашний вид. На столике стояли шампанское в серебряном ведерке и большая ваза с экзотическими фруктами - подарок новобрачным от гостиничной администрации.
        Рейчел хмыкнула, вспомнив, как полчаса назад Юджин вошел в номер и стал удивленно озираться. Контраст был разительным, и ей невольно пришло на ум сравнение: привыкший к просторам молодой жеребец попал в дамский будуар.
        - Какой идиот присоветовал тебе такое местечко? - мрачно потребовал он ответа.
        - Никто мне не советовал, сама нашла. Пришлось просмотреть гору брошюр, прежде чем я наткнулась на рекламу этого замечательного номера.
        - Ты хочешь сказать, что знала, как выглядит этот… этот будуар престарелой кокотки, когда делала заказ? - с раздражением воскликнул Юджин.
        - Он показался мне очень романтичным, - прошептала Рейчел, от неловкости готовая провалиться сквозь землю.
        Юджин хотел что-то сказать, но, взглянув на молодую жену, передумал. Та, пролепетав что-то, отправилась в ванную. Душ она принимала в три раза дольше обычного, но, как ни оттягивай, а выходить все равно пришлось. Когда застенчиво улыбающаяся Рейчел появилась на пороге комнаты в дорогом новом пеньюаре, Юджин окинул ее затянутую в шелк фигуру таким голодным взглядом, что Рейчел покраснела до корней волос.
        И вот теперь, лежа в темноте, она ждала, когда Юджин выйдет из ванной и присоединится к ней.
        Мой муж любит меня, должен любить, словно заклинание, твердила Рейчел. Я не могла ошибиться в нем. Просто Юджин сдержан в проявлении эмоций, но, когда он займется со мной любовью, я получу исчерпывающее представление о его чувствах и мои сомнения будут развеяны раз и навсегда.
        Юджин, стоя под душем, тоже немного волновался. За последние восемь недель он думал о сотне разных вещей: о новом доме, о дальнейшем развитии бизнеса, о том, насколько они с Рейчел подходят друг другу. Он думал обо всем, за исключением настоящей причины женитьбы на приятной, мягкой и послушной Рейчел Шервуд. Сегодня же, став ее законным мужем, Юджин не мог помышлять ни о чем, кроме самой интимной стороны брака. Он не помнил случая, чтобы когда-нибудь его тело так томилось от сладострастного ожидания.
        - Эй, - мягко окликнул он, входя в темную комнату. - Где ты там, милая? - Его босые ноги глубоко утонули в пушистом ковре.
        - Я здесь, - едва слышно подала голос Рейчел.
        Он осторожно сел на краешек кровати и с улыбкой посмотрел на жену. Теперь, когда глаза немного привыкли к темноте, Юджин заметил, что в уголках рта Рейчел играет тонкая, неуверенная улыбка, и мысленно посочувствовал: бедняжка, как она, должно быть, нервничает.
        Юджину захотелось успокоить ее, помочь расслабиться, чтобы стоящая на пороге новой жизни девушка могла сполна насладиться любовной игрой. Он искал какие-то необычные слова и, не найдя, спросил:
        - Ты не голодна? На приеме тебе было не до этого. На столе есть фрукты, хочешь?
        - Спасибо, нет.
        - Мы могли бы открыть шампанское, - предложил он, глядя на поблескивающее в темноте серебряное ведерко и проклиная себя за косноязычие.
        - Если хочешь, давай, - без энтузиазма отозвалась Рейчел.
        Хватит болтать о всякой чепухе, сказал себе Юджин. Нечего тянуть время, мы оба не дети и знаем, что должно сейчас произойти.
        - Нет, пожалуй, сейчас не хочу. Попозже. - И скользнул в постель.
        Он тут же почувствовал тепло тела Рейчел, которого болезненно жаждало все его существо. Юджин без колебаний привлек жену к себе, и она на удивление охотно поддалась.
        - Рей, ты великолепна! - простонал он.
        - Ты… ты тоже… - раздался ответный шепот.
        Юджин нежно и осторожно коснулся уголка ее рта, боясь неловкостью вспугнуть наметившееся взаимопонимание. Рейчел отреагировала мгновенно, ее мягкие податливые губы слились с его губами в долгом, страстном поцелуе.
        Ладонь Юджина сначала робко, потом все смелее заскользила по обнаженному телу Рейчел, словно наслаждаясь каждым его изгибом. Руки Рейчел обвились вокруг его шеи. Он слышал ее горячий шепот, но не понимал слов - страстное желание туманило мозг. Юджин не мог вспомнить, когда столь остро нуждался в женщине, как сейчас в Рейчел.
        Руки его заскользили по нежным изгибам женских бедер, и Рейчел, застонав, прижалась к нему еще сильнее. Ее вожделение будто подхлестнуло Юджина. Теперь его пальцы гладили прелестные упругие груди Рейчел с набухшими сосками. Он со стоном скользнул вдоль ее тела и стал губами, языком пробовать эти твердые ягоды, которые созрели под его ласками. Рейчел, изнемогая от наслаждения, извивалась и выкрикивала какие-то бессвязные слова, что еще больше возбуждало Юджина.
        Эта застенчивая, хорошо воспитанная девушка неожиданно оказалась невероятно чувственной натурой, что стало для Юджина открытием, как и то, что он желал ее горячо и необузданно. Он никогда не испытывал ничего подобного. Ни одна женщина не отдавалась ему так безоглядно, страстно и в то же время доверчиво.
        - Позволь мне быть с тобой. Я хочу тебя! Я хочу тебя! - исступленно повторял он, покрывая поцелуями ее невинное тело.
        Рейчел с готовностью раскрылась ему навстречу, и он со стоном проник в нее.
        - Юджин, мой дорогой, я люблю, люблю тебя! - выдохнула Рейчел с такой страстью, как будто от этого зависела вся ее жизнь.
        Позже, когда Рейчел, почти бездыханная, лежала в объятиях мужа, к ней вернулась способность рассуждать. Она интуитивно догадывалась, что Юджину было с ней хорошо, и чувствовала, что и сама физически полностью удовлетворена. Разница в том, что Юджину этого было явно достаточно, а ей - нет. Рейчел вспомнила собственное признание в любви, сделанное на пике страсти. Вспомнила со стыдом, потому что ответного признания не услышала.
        Значит, Юджин меня не любит, значит, я допустила ужасную ошибку.
        - Тебе все это внове, не так ли? - спросил вдруг Юджин.
        - Да.
        - Так я и подумал.
        - Я что-то сделала не так? - Голос Рейчел задрожал от обиды.
        - Что ты, дорогая, это было здорово! Я никогда… - Он резко оборвал фразу. - В общем, мне понравилось, и у меня создалось впечатление, что ты тоже довольна. Не пытайся отрицать это, милая!
        - А я и не отрицаю.
        - Вот и хорошо. - Юджин с облегчением вздохнул. - Думаю, что девушки вроде тебя в первую свадебную ночь ощущают некоторый э-э-э… дискомфорт. Это отчасти объясняется довольно замкнутым образом жизни…
        - Неужели? - неприязненно отозвалась Рейчел. - Догадываюсь, что по сравнению с твоей жизнью моя должна показаться довольно скучной и пресной.
        - Ничего подобного! - с жаром воскликнул Юджин. - Твой образ жизни кажется мне безопасным и комфортным. Возможно, поэтому твой характер в течение многих лет остался неизменным, и я рад этому.
        Рейчел почувствовала, как в ней начинает расти раздражение.
        - Я вовсе не отшельница, - возразила она. - У меня масса друзей, знакомых… Не такая уж я дикарка, как тебе кажется.
        - Ну-ну, успокойся, - Юджин поцеловал ее в висок. - Ты неправильно истолковала мои слова. Знаешь, тебе надо отдохнуть. День выдался длинным, утомительным, и усталость явно сказывается на твоих нервах. Постарайся скорее заснуть.
        Юджина сон сморил через считанные минуты. Рейчел осторожно выскользнула из-под одеяла и на цыпочках прокралась в ванную комнату. Закрыв за собой дверь, она села на краешек круглой ванны и горько заплакала. Через десять минут Рейчел вытерла слезы и приняла решение.

3

        Ухитрившись не потревожить Юджина, Рейчел легла в постель и забылась беспокойным сном. Ей действительно требовался отдых.
        Незадолго до рассвета она проснулась и с удивлением обнаружила, что спит не одна. В следующее мгновение она вспомнила, что вышла замуж за мужчину, который ее не любит, но отныне имеет право спать с ней.
        Рейчел медленно откинула одеяло и осторожно села, не желая будить Юджина. На полу рядом с кроватью воздушным облаком лежал красивый пеньюар. Рейчел подняла его и накинула на себя.
        В предрассветной мгле свадебный номер выглядел уныло. Оглядевшись, Рейчел вздрогнула. Это помещение, вечером розовое и праздничное, а сейчас серое и холодное, было столь же фальшивым и полным иллюзий, как и ее брак. Идя в ванную, она отметила, что лед в ведерке для шампанского превратился в воду, и с трудом подавила искушение вылить содержимое на ничего не подозревающего Юджина.
        Когда она снова появилась в спальне, одетая в джинсы и водолазку, Юджин все еще спал. Рейчел долго смотрела на его неподвижную фигуру, распростертую на бело-розовой полосатой простыне. Он даже не заметил моего отсутствия, думала она с негодованием. Еще бы, все, что ему было нужно, он уже получил.
        - Доброе утро, дорогая! - раздался немного хриплый со сна голос Юджина. - Почему ты вскочила ни свет ни заря? Хорошо отдохнула?
        - Прекрасно! - буркнула Рейчел.
        - Ты уже одета? К чему такая спешка? У нас масса времени. Почему бы тебе не снять джинсы и не вернуться в постель?
        Рейчел вскипела:
        - А зачем мне делать это? Приведи хоть один разумный довод.
        Юджин нахмурился - похоже, почувствовал, что все обстоит не так уж гладко.
        - Хочешь услышать причину? Ну, например, такая: сейчас первое утро нашей супружеской жизни, а молодые жены всегда горят желанием провести в постели чуть больше времени, чем обычно. Так же, как и мужья.
        - Откуда ты знаешь о поведении молодоженов? Ты что, много раз был женат?
        - Нет, не был, и ты это знаешь. Дорогая, что случилось? - Юджин встал и направился к ней.
        Рейчел, закусив губу, опустила глаза. Юджин нимало не смущался своей наготы, она же боялась, что его обнаженная фигура разбудит в ней чувственность.
        - Рей, - с нетерпением повторил он, - что случилось?
        - Ты не любишь меня? - едва слышно спросила она.
        Юджин остановился, будто наткнулся на невидимое препятствие.
        - Черт возьми, Рейчел, вот уже вторые сутки ты говоришь самые нелепые вещи! - воскликнул Юджин. - В чем дело?
        - Дело в том, - сказала она медленно, - что ты не любишь меня. Я неправильно оценила твои чувства и всю ситуацию, по наивности и неопытности решила, что ты влюблен в меня. Но я не виню тебя, только себя.
        - Это что, шутка? - Юджин был в недоумении.
        Она резко отвернулась, но травмированная лодыжка подвела, и Рейчел оказалась бы на полу, если бы Юджин не подоспел вовремя.
        - Успокойся, - бормотал он, обнимая ее, - успокойся, милая, не накручивай себя.
        Рейчел решительно высвободилась из рук мужа и самостоятельно добрела до кресла, стараясь не слишком хромать, чтобы не вызвать к себе унизительной жалости.
        - Сегодня ночью до меня наконец дошло, - взволнованно продолжила она, - что я совершила крупнейшую ошибку в жизни. Чем меньше времени оставалось до свадьбы, тем больше я нервничала, но продолжала твердить себе, что это удел всех невест. Но истина в том, дорогой, что мне просто не хотелось признаться самой себе, как я заблуждаюсь на твой счет. И вот теперь правда открылась мне во всем своем неприглядном виде.
        Господи, подумал Юджин, неужели ее чувства так быстро остыли? Вслух же он осторожно заметил:
        - А мне показалось, тебе понравилось все, что ты нашла в моих объятиях.
        Щеки Рейчел пошли алыми пятнами гнева и стыда.
        - Юджин, я говорю не о сексе, а о любви! В твоих объятиях не было любви. А без нее секс мало что значит!
        Юджин начал терять терпение.
        - То, что произошло между нами ночью, было чертовски здорово, не пытайся это отрицать.
        Рейчел скрестила руки на груди.
        - Я не собираюсь спорить с тобой. Ты не понимаешь меня и никогда не поймешь. Да и женился ты на мне из соображений престижа и потому, что из этого можно извлечь выгоду для бизнеса. Ты захотел в перечень собственности внести еще и жену!
        Юджин взъерошил свои темные волосы. Он явно волновался, но все еще надеялся уладить конфликт мирным путем.
        - Ты права в одном, - начал он терпеливо, - я не понимаю тебя. Предлагая тебе руку и сердце, я исходил из того, что у нас с тобой много общего. Мы знаем друг друга долгие годы, твой отец мне симпатизирует. Сегодня ночью выяснилось, что мы испытываем друг к другу и физическое влечение. Чего же еще ты хочешь? Ведь никто не заставлял тебя выходить за меня замуж. Казалось, ты хотела того же, что и я. Я просто не понимаю, что стряслось с тобой сегодня утром?
        - Ночью я говорила тебе о любви. - Оттого, что ей пришлось повторять эти слова, щеки Рейчел вновь запылали.
        Выражение лица Юджина смягчилось.
        - Я помню. Ты была так нежна…
        - Ты даже не потрудился ответить мне тем же, - гневно бросила ему в лицо Рейчел.
        - Ответить? Но, моя дорогая, я любил тебя!
        - Это разные вещи.
        - А чего ты от меня хотела? - вскипел Юджин. - Чтобы я всю ночь торчал под балконом и пел тебе серенады при луне? Если ты ждала именно этого, то ты наивнее, чем я предполагал!
        - Все, что я хотела, - это услышать от тебя признание в любви. Как подтверждение того, что я приняла правильное решение, выйдя за тебя замуж.
        - Ты действительно приняла правильное решение, Рей, и наш брак будет удачным. Только перестань брыкаться, как кобылица, на которую впервые надели седло.
        Рейчел еле сдержалась, чтобы не запустить в него чем-нибудь.
        - Значит, ты считаешь, что я расстроилась из-за ерунды? И ты действительно любишь меня?
        - Я говорю, что все складывается в нашу пользу, - твердо сказал Юджин. ~ Не знаю, какой дьявол вселился в тебя сегодня утром, но наш брак будет хорошим.
        - Ты любишь меня?
        - Хочу тебя, уважаю, намерен заботиться о тебе. И клянусь никогда не делать ничего, что заставило бы тебя думать иначе. Ведь я даже не пытался уложить тебя в постель, пока не надел кольцо на твой пальчик. Думал, ты оценишь это джентльменское воздержание.
        - Но ты же не любишь меня?
        Лицо Юджина помрачнело. Было очевидно, что в нем происходит внутренняя борьба.
        - Не говори так, Рей, ты же накручиваешь себя без всяких на то оснований…
        - Черт возьми, просто ответь на мой вопрос!
        Ее упрямство доконало Юджина, и он раздраженно выпалил:
        - Хорошо, если хочешь начистоту, ответ будет: нет, не люблю!
        Рейчел почувствовала, как умерла последняя наивная надежда, и часто заморгала, глотая готовые пролиться слезы.
        Юджин, сузив глаза, наблюдал за ней, затем шагнул к креслу и, рывком подняв жену, поставил перед собой.
        - Ты уже высказалась, Рей, теперь послушай меня… Не моя вина, что у тебя сложилось романтическое представление о любви и браке. Я полагал, ты уже взрослая девочка и сумеешь отделить главное от второстепенного, отличить дешевую подделку от настоящего бриллианта. А на поверку оказалось, что любовь в твоем представлении напоминает этот фальшиво-праздничный номер: розовато-белая пена, которая моментально теряет нарядный вид, стоит лишь солнцу скрыться за малюсенькой тучкой.
        - Ты не знаешь, о чем говоришь!
        - Как бы не так! Я-то знаю, о чем говорю. - Он скрипнул зубами. - Слова произносить легко. Думаешь, я не слышал раньше признаний в любви? Слышал, и прекрасно знаю их бессмысленность. Слова пусты, как и романтические бредни. Они лишь ласкают слух, но, как правило, не отражают сути. В любви следует принимать во внимание лишь поступки, взаимную честность, психологическую и сексуальную совместимость. Да-да, дорогуша, не будь ханжой: если ты не получаешь удовольствия от секса, любовь к партнеру умрет сама собой, это вопрос времени.
        Рейчел вздрогнула и едва слышно прошептала:
        - Что ты имел в виду, сказав, что слышал и раньше слова любви?
        - Рей, мне тридцать пять лет, - с раздражением напомнил Юджин. - И соответственный возрасту жизненный опыт.
        - Понимаю. Я не первая женщина, которая в постели призналась тебе в любви, не так ли?
        - Да, не первая, - с вызовом подтвердил Юджин.
        - И всем своим э-э-э… партнершам ты читал ту же лекцию, что сейчас мне? И подчеркивал, что не любишь их? И обзывал их чувства «романтическими бреднями»?
        - Ты говоришь так, будто у меня были сотни баб! - грубо оборвал он. - Рей, я каким был работягой-ковбоем, таким и останусь. И ты, как и все остальные, в курсе той жизни, которую я вел и веду сейчас. Я не располагаю ни временем, ни силами на любовь-однодневку.
        - О'кей, не будем подсчитывать численность твоих баб, - ответила Рейчел так же грубо. - Просто скажи мне, скольких женщин ты любил, отвечая им взаимностью.
        Взгляд Юджина стал острым как бритва.
        - Я допустил только одну ошибку, и это было очень давно. Тогда я только-только ушел из конюшен твоего отца и профессионально занялся родео. Она была самой привлекательной женщиной, которую я когда-либо видел, и сама тянулась ко мне. Ко мне, парню, чьим самым большим достижением было то, что не угодил за решетку. Простому ковбою без роду без племени и без надежного будущего. Я не мог предложить этой женщине ничего, кроме грез, надежд и несбыточных планов. Но оказалось, что ее это не заботит. Моя возлюбленная была развращенной до мозга костей патрицианкой, удовлетворяющей свою похоть в постели с ковбоями. Связь с плебеями будоражила ей кровь, добавляла пикантности в пресную сытую жизнь. Когда она уставала от одного, тут же находила другого. Сама мысль выйти замуж за простого парня вызывала у нее смех…
        - Юджин…
        - Она говорила, что любит меня, но, когда я попросил ее руки, рассмеялась мне в лицо. Это послужило мне уроком.
        - Каким уроком?
        - Я понял, что если снова захочу жениться, то должен тысячу раз убедиться в том, что мои отношения с избранницей строятся на более твердой основе, чем розовые слюни с ярлыком «любовь».
        - И ты решил, что наши отношения строятся именно на такой основе, то есть на чем-то более твердом и надежном, чем любовь, не так ли?
        - Да, так! - Пальцы Юджина сомкнулись на ее запястьях. - Я думал, - продолжил он резко, - что на этот раз выбрал именно ту женщину, которая мне нужна.
        - А теперь ты обнаружил, что моя голова забита тем же романтическим бредом, как и у моих предшественниц. В последние несколько недель мы были чересчур заняты планированием твоего будущего и забыли обсудить мое… Грубый просчет, Юджин! Напоминает покупку лошади без предварительной проверки зубов…
        - Рей, брось говорить ерунду, успокойся и выслушай меня. Всю жизнь я учился тому, что нельзя верить пустым словам и обещаниям. Мой отец поверил на слово одному банкиру, а тот засадил его в долговую яму, из которой отец не смог выбраться и потерял свое ранчо. Моя мать поверила посулам отца разбогатеть на разведении крупного рогатого скота. Отец, когда наступили тяжелые времена, поверил клятвам матери в верности до гроба. В итоге обоих постигло разочарование. Рейчел, обещания - всего лишь красивые слова и не значат ни-че-го! Реальны лишь поступки…
        - Ты не прав, Юджин, некоторые слова важны.
        - Я уже доказал, как отношусь к тебе, и не собираюсь переливать из пустого в порожнее, упражняясь в красноречии.
        Глаза Рейчел вспыхнули недобрым огнем.
        - А может, ты боишься влюбиться? Или ты из тех мужчин, которые считают, что признание в любви делает их уязвимыми? Это ведь требует большего мужества, чем единоборство с разъяренным быком или скачки на полудикой лошади, не так ли? Влюбиться - значит действительно рисковать. Выйдя за тебя замуж, я полезла на рожон.
        - Дорогая, это безумие! Ты моя жена и теперь принадлежишь мне. У нас общее будущее. То будущее, о котором мы оба мечтали. А ты пытаешься все очернить и разрушить только потому, что я недостаточно романтичен и мое поведение не соответствует твоим фантазиям?
        Юджин, крест-накрест сомкнув руки на ее спине чуть пониже талии, вдруг притянул Рейчел к себе. Она ощутила его возбуждение и едва не задохнулась от ярости. Оттолкнув Юджина, Рейчел с неприязнью прошипела:
        - Может быть, ты все-таки оденешься?
        - В чем дело, дорогая? Тебе неприятно, что ты мгновенно распаляешь меня? - В его словах звучало насмешливое изумление.
        - Представь себе, неприятно!
        Юджин криво улыбнулся и снова привлек ее к себе, прошептав:
        - Не верю. Просто предсвадебное напряжение все еще не отпустило тебя. Давай вернемся в постель и начнем это утро так, как и пристало молодоженам.
        В Рейчел, уже вкусившей запретный плод наслаждения, шла внутренняя борьба между удовлетворением сексуального желания и принципами.
        - Пожалуйста, Джин, оставь меня, - взмолилась она. - Ведь тебя не интересует любовь. Ну, а меня… меня не интересует секс без любви. Я же сказала, что вышла замуж, так как заблуждалась относительно твоих чувств ко мне. Это ужасная ошибка. Я не виню в ней тебя, ты никогда не лгал мне. Я сама себя обманывала. Но теперь самообман закончился, теперь я знаю, что натворила.
        - Не смей изображать из себя мученицу, черт возьми! - вскипел Юджин. - Вчера мы поженились, и ты отдалась мне!
        - Ну а сегодня я забираю себя назад, - возразила Рейчел, безуспешно пытаясь высвободиться из его объятий.
        Но Юджин не собирался отпускать ее.
        - И что же ты думаешь делать? - поинтересовался он.
        - Я уже все обдумала, - зачастила Рейчел. - Подам заявление на развод. Сложностей не возникнет, так как у нас нет претензий друг к другу.
        - Развод?! Рей, да ты рехнулась! - воскликнул он. - А как же наше будущее?
        - А никак. У тебя свое будущее, у меня - свое.
        - Но это же абсурд! Ты ведь стремишься к тому же, к чему и я, и это одна из причин нашего союза.
        - Тем не менее я вышла замуж по любви, а не потому, что хотела одного с тобой будущего!
        - Не верю! И не пытайся убедить меня, что тебя не интересует то будущее, которое я намерен построить вместе с тобой.
        - На ферме отца меня ждало прекрасное будущее! Отпусти меня сейчас же! Очевидно, я напрасно трачу время, пытаясь что-то объяснить тебе. - Она вперила в его мрачное лицо негодующий взгляд. - Прошу, давай разойдемся мирно, без сцен.
        Юджин медленно покачал головой.
        - Сегодня утром ты совсем другая, я никогда тебя такой не видел. Ты всегда была милой, разумной и…
        - …Послушной, и выдержанной, и благовоспитанной. Ну прямо хорошо выезженная кобылица! Но я не лошадь, дорогой мой, заруби это на своем носу. А теперь оденься, пожалуйста. Я не опущусь до спора с голым мужчиной, похожим на жеребца, собирающегося оплодотворить кобылу.
        Юджину показалось, что ему влепили увесистую пощечину. Грубо выругавшись, он резко отстранил Рейчел и бросился в ванную, едва не опрокинув по пути стул. В дверях он остановился.
        - Но не вздумай убежать, пока я принимаю душ. Напряги свои извилины и подумай, что делаешь. Обещаю, мы решим этот вопрос, когда я выйду из ванной.
        У Рейчел задрожали губы, но взгляд оставался твердым.
        - Я не собираюсь убегать. Нам слишком многое надо обсудить, и чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Возможно, придется проконсультироваться с адвокатами…
        - Никаких адвокатов, сами разберемся! - закричал на нее Юджин и изо всех сил захлопнул за собой дверь.
        В ванной он взглянул на свое отражение - первобытный дикарь, да и только. Дубинки лишь не хватает.
        - Адвокаты! - бормотал Юджин, откручивая краны. - Адвокаты! Этим демагогам только дай зацепиться, утопят в потоке словоблудия! Подумать только, замужем менее суток, а уже собирается нанять адвоката!
        В самых невообразимых полетах фантазии Юджин Галвестон не смог бы представить себе такое утро после первой брачной ночи, как сегодняшнее. Рейчел всегда казалась ему слабым мягким маленьким существом, которое нуждалось в защите. Черт побери, в это утро защита требовалась ему самому! Он лег в постель с котенком, а проснулся с тигрицей.
        Пока вода наполняла ванну, Юджин изучал свое отражение в зеркале. Он вынужден был признать, что свирепый взгляд в сочетании с темной щетиной и природной грубостью черт лица испугает кого угодно. Вряд ли молодая жена ожидала увидеть рядом с собой на подушке в первое утро после свадьбы такую разбойничью физиономию.
        Юджин с наслаждением погрузился в теплую воду. Ну хорошо, щетину я сбрею. А что делать с почти полным отсутствием хороших манер? Их ведь за минуту не обретешь. А свирепое выражение лица? Но, черт побери, не проснулся же я с таким выражением! Причиной явилось странное поведение Рейчел. Только подумать, за одну ночь робкий ребенок превратился в чувственную гордую и ранимую женщину! Нет, лучшей жены и желать нельзя.
        Юджин усмехнулся, вспомнив, с какими игривыми намерениями проснулся. И на тебе - конфликтная ситуация. Спровоцировала ее Рейчел, значит, и лекарство может найти только она.
        Встав под душ, Юджин продолжал думать, как теперь вести себя. Расстроенный и злой, он чувствовал себя обманутым в самых лучших чувствах. За все время их знакомства Рейчел никогда не смотрела на него так, как в это утро. Он понял, что привык к уважению и восхищению, к робкому намеку на влечение, которые видел в ее серых глазах в течение двух последних месяцев. И уж чего он совершенно не ожидал от Рейчел, так это разглагольствований о любви… Кто бы мог подумать, что эта сдержанная, решительная особа имеет склонность к романтике?
        Сплошные противоречия. Юджин чувствовал себя совершенно неподготовленным к супружеской жизни с Рейчел. Он односторонне воспринимал свою будущую жену, а оказалось, что в ее характере твердость причудливым образом переплетается с чувственностью и возвышенным романтизмом. И тут его осенило: что если Рейчел, смотревшая на любовь сквозь розовые очки, ожидала от первой брачной ночи гораздо больше, чем получила?
        Ожесточенно растираясь полотенцем, Юджин все больше убеждался в правильности своей догадки и с досадой размышлял, что каким-то образом сам спровоцировал сегодняшнюю неприятную сцену. Рейчел самозабвенно отдалась ему, и Юджин готов был поклясться, что она никогда в жизни не испытывала такого пронзительно-сладостного удовольствия. Но, вероятно, романтически настроенная Рейчел ожидала северного сияния под потолком спальни или звездного дождя… Юджин легонько застонал: конечно, то, что я почти сразу уснул, в глазах Рейчел превращало любовь в секс. Очевидно, бедняжка остаток ночи каялась в совершенной ошибке и к утру довела себя до настоящей истерики.
        Как же теперь вернуть ту Рейчел, на которой он женился, - добрую, рационально мыслящую, работящую? Ответ возник сам собой. С одной стороны, в основе натуры Рейчел честность и цельность, с другой - обостренная чувствительность, поэтому всегда ошибется тот, кто применит грубую силу к такому утонченному созданию. Исходя из этого, Юджин решил, что напоминание Рейчел о ее долге могло бы сотворить чудо. Все остальное сделает время. Время, время… Нужно хотя бы полгода.
        В комнате Рейчел пила чай, который только что доставили из ресторана, и размышляла о том, как половчее удрать из гостиницы. Ясно, что придется нанять машину, но домой лучше не ехать, надо найти укромное место, где можно спокойно зализать раны и оправиться от потрясения.
        Через двадцать минут Юджин вышел из ванной, но Рейчел даже не повернула головы. Зато Юджин смотрел на нее выжидающе и с любопытством.
        - Налей, пожалуй, и мне, дорогая. И давай поговорим.
        - По-моему, мы уже достаточно сказали друг другу. - Рейчел удалось наполнить чашку мужа чаем, не пролив при этом ни капли на ослепительно белую поверхность изящного столика.
        Юджин ухватился за спинку стула, повернул его и сел на него верхом, затем взял чашку из рук Рейчел.
        - И все же эту тему мы не успели обсудить.
        - Какую же? - Рейчел агрессивно вздернула подбородок.
        - Кажется, ты решила, что судьба обманула тебя с замужеством и твои надежды на счастье рухнули. Ты не права. Думаю, когда ты успокоишься, то поймешь, что твои желания совпадают с моими. Но существует еще одна проблема. Ты знаешь, я полагал, что женюсь не просто на красивой девушке, но и на единомышленнице, которая будет работать так же упорно, как и я, и которая поможет создать в моей компании отдел по племенной работе и консультационный пункт.
        Юджин с удовлетворением отметил, что Рейчел прикусила губу, а это свидетельствовало об испытываемых ею угрызениях совести.
        Да, он прав, думала в это время Рейчел. Юджин также оказался обманутым, поскольку я не оправдала его ожиданий.
        Сделав несколько глотков чаю, он продолжил:
        - Если ты покинешь меня сейчас, дорогая, то поставишь в сложное положение. Я рассчитывал на тебя и планировал открыть этот отдел в течение ближайших шести месяцев.
        Она забеспокоилась.
        - Понимаю, Джин, но разве ты не видишь…
        - Я прекрасно вижу, - безжалостно прервал он, - что получил серьезную проблему.
        Рейчел молчала. Она знала, что Юджин более чем кто-либо способен решить любую серьезную проблему, но и не отрицала, что нарушила его планы. По крайней мере, Галвестон вел себя по отношению к ней честно. Никогда не притворялся, что он лучше, чем есть на самом деле, и не сулил златых гор до небес.
        Не виноват Юджин и в том, что она выстроила замок на песке и теперь, когда тот превратился в бесформенную кучку, оплакивает его.
        - Я рассчитывал на тебя. - Голос Юджина звучал резко и холодно. - У меня была масса планов.
        - Да, но…
        - Я ни в коей мере не посягаю на твою свободу, но был бы признателен, если бы ты осталась со мной ненадолго, - мягко произнес он.
        Рейчел выжидающе смотрела на Юджина, что-то в его тоне настораживало.
        - Ненадолго?
        - Шесть месяцев, Рей, - вот все, чего я прошу. Пожалуйста, останься, протяни мне руку помощи. Если хочешь, можем оформить трудовые отношения: подпишем контракт, я буду платить тебе зарплату.
        Глаза Рейчел расширились.
        - Шесть месяцев?..
        - Хорошо, - махнул он рукой. - Ты победила. Давай заключим сделку на три месяца.

        Три месяца! Рейчел, рассеянно глядя на мелькающий за окном «мерседеса» пейзаж, все еще не могла поверить, что позволила уговорить себя на безумную сделку - три месяца жизни с Юджином, жизни с иллюзией, что они муж и жена. Эти три месяца представлялись ей в виде непрекращающейся изощренной экзекуции.
        Однако где-то в глубине души она чувствовала странное облегчение. Ведь я все еще люблю Юджина, хотя и первая упомянула о разводе. Теперь у меня трехмесячная передышка. Юджин думает, что решающую роль сыграли его обращения к моему чувству долга. Это, конечно, причина серьезная, но не настолько уж сильная, чтобы удержать меня.
        Рейчел знала, что ее мечты о счастливом замужестве, с которыми часть ее существа ни за что не хотела расставаться, оказались фактором более могущественным.
        Было бы глупо позволить себе вновь начать мечтать, продолжала Рейчел внутренний монолог. За три месяца ничего не изменится. Юджин останется все тем же - твердым, решительным, бескомпромиссным. Человеком, в жизни которого нет места для такой хрупкой вещи, как любовь. Но Рейчел знала, что надежда уже заронила искру в ее сердце. Ведь три месяца - долгий срок. За три месяца многое может произойти.
        Она украдкой взглянула на сидящего за рулем Юджина. С момента их отъезда из гостиницы он очень мало говорил, что в общем-то устраивало Рейчел.
        - Хочешь есть? - спросил вдруг Юджин.
        Этот вопрос вывел Рейчел из задумчивости, и она с удивлением обнаружила, что действительно проголодалась.
        - Чуть-чуть…
        - Неудивительно! Что это за завтрак - чашка чаю, тем более перед дальней дорогой! О чем ты только думала? - проворчал Юджин, сворачивая к придорожному кафе.
        О том, что люблю тебя, могла бы ответить Рейчел, но, конечно, промолчала.

4

        На кухне купленного Юджином дома Рейчел впервые в жизни готовила мужу завтрак. Несмотря на размолвку, по такому торжественному случаю она затеяла бисквитные пирожные и теперь ругала себя на чем свет стоит. Хватило бы с Галвестона и яичницы с тостами, так нет же, решила выпендриться! Вот и мучайся теперь с противнями, так тебе и надо!
        Этот гневный внутренний монолог прервал деликатный стук в дверь. Рейчел, торопливо выкладывая последние пирожные с противня на подогретую тарелку, крикнула:
        - Входите!
        В дверном проеме появился худой, почти высохший человек, которому можно было дать как пятьдесят, так и семьдесят лет. Лицо мужчины, одетого в джинсы и поношенную ковбойку, казалось черным от загара, а избороздившие лоб и щеки глубокие морщины навевали воспоминания о печеном яблоке. Судя по выцветшим, почти стеклянным глазам, мужчина любил приложиться к бутылке, но в это утро он, очевидно, был трезв.
        - Доброе утро, мэм. Я Джералд Андерсон. А вы, должно быть, миссис Галвестон? Хозяин говорил, что привезет с собой жену.
        - Добрый день. - Рейчел решила не уточнять свой статус в этом доме. - Рада познакомиться с вами, мистер Андерсон. Насколько я знаю, вы работали здесь еще при прежних владельцах.
        - Никогда не думал, что придет день, когда мистер Стэнлоп продаст свое родовое гнездо. Мы с женой долгие годы с грустью наблюдали, как он акр за акром сбывает землю. Мы, правда, надеялись, что мистер Стэнлоп будет жить в доме до самой смерти. А он вдруг собрался и уехал.
        - Полагаю, это был сюрприз и для многих местных жителей, - дипломатично заметила Рейчел.
        - Именно, - кивнул Андерсон. - С Джил-лом Боуэном случился настоящий припадок, когда он узнал о продаже дома и остатков земли.
        - А кто такой Джилл Боуэн?
        - Его владения по соседству. Он разводит редкие породы скота и помешан на модернизации селекции. Боуэн в течение двух лет пытался вынудить Стэнлопа продать участок ему, но мой хозяин заартачился. Боуэн дружил с Дугласом, сыном мистера Стэнлопа, и в ночь гибели мальчика находился с ним. Впрочем, Стэнлоп питал неприязнь не только к Боуэну, но и ко всем, кто был с его сыном в ту злополучную ночь.
        - Понимаю.
        Рейчел припомнила, что Юджин рассказывал ей об этом. Она с минуты на минуту ждала его появления на кухне, нервничала и желала лишь одного: чтобы Джералд Андерсон поскорее убрался. Тот словно прочитал ее мысли и, переступив с ноги на ногу, промямлил:
        - Мистер Галвестон хотел начать ремонт на конюшне, так как через несколько дней намерен привезти сюда свою лошадь.
        - Он еще не завтракал.
        Андерсон кивнул.
        - О'кей, скажите ему, что я буду на конюшне.
        - Обязательно, - заверила Рейчел.
        Но Андерсон вместо того, чтобы уйти, все еще топтался на пороге.
        - Мы с женой надеялись, что в один прекрасный день Дуглас Стэнлоп станет здесь хозяином… Знаете, у него была любовь с моей дочкой Кэролайн. - В голосе мужчины прозвучали нотки гордости.
        - Бедная девочка, должно быть, сильно переживала. - Рейчел сочувственно вздохнула.
        - Моя Кэрри настоящая красотка, и они с Дугласом хотели пожениться. Встречались регулярно… А после несчастного случая все пошло кувырком. Умерла миссис Стэнлоп, и хозяин постепенно утратил интерес ко всему, и к дому в том числе. Моя жена до сих пор не оправилась от потрясения, так мечтала о свадьбе Кэролайн и молодого Стэнлопа.
        - Жизнь не всегда складывается так, как мы планируем, - заметила Рейчел, которая убедилась в этом на собственном опыте.
        - Ваша правда, мэм.
        - А что стало с вашей дочкой? - не могла не спросить Рейчел.
        - Она закончила колледж, получила работу в большой компании, производящей телеаппаратуру. Вроде бы Кэрри счастлива, но мне кажется, знает, что нынешнее благополучие не идет ни в какое сравнение с тем, что ждало бы ее, не сломай Дуглас себе шею. - Андерсон вновь переступил с ноги на ногу. - Увидимся позже, миссис Галвестон. Скажите мужу, что я приступаю к работе.
        - Скажу, - пообещала Рейчел.
        Вскоре на кухне появился Юджин, и Рейчел выполнила данное Джералду обещание.
        Муж, выслушав ее, лишь небрежно кивнул.
        - Хорошо. Что у нас на завтрак?
        - Кукурузные хлопья под кленовым сиропом и кофе с бисквитами. - Рейчел решила изображать радушную хозяйку. В конце концов это всего лишь на три месяца, можно и попритворяться. - Присаживайся. Кстати, Андерсон только что рассказывал мне, как Джилл Боуэн хотел завладеть этим домом и прилегающими угодьями.
        - Боуэн привык не получать желаемого и не разочаровываться из-за этого, - иронически заметил Юджин. - Мы тоже должны рано или поздно усвоить этот урок, не так ли?
        Рейчел поставила перед мужем тарелку с хлопьями и ровным тоном поддакнула:
        - Да, все должны учиться этому. - Она тоже села и налила себе кофе. - Когда ты планируешь подготовить стойла?
        - Думаю, дня через два первое стойло будет готово. Надо будет позаботиться о сене и зерне, хочу как можно скорее привезти сюда Багряного.
        Рейчел кивнула, беседа на нейтральные темы ее весьма устраивала.
        - Позже заглянет миссис Андерсон и покажет мне дом.
        - Отлично, - равнодушно ответил Юджин. Последовала пауза, пока он пробовал ее стряпню. - Мне нравится, как ты готовишь, - похвалил Юджин, хотя выражение его лица оставалось недовольным. - Пусть миссис Андерсон возьмет на себя хлопоты по дому, а ты развивай свои кулинарные таланты. Не люблю, когда посторонние болтаются под ногами во время завтрака или обеда. Семья есть семья.
        - Интересно, приготовление пищи будет указано в контракте, который ты намеревался со мной заключить? - не удержалась от колкости Рейчел.
        Взгляд Юджина обдал ее ледяным холодом.
        - Тебе известны мои соображения по поводу женитьбы, не так ли?
        - О да. Ты довел их до моего сведения, но ничего насчет кухни я не помню.
        - Ты упряма как ослица. Не знаю, почему я не увидел этого до женитьбы.
        - Может быть, потому, что смотрел не на меня, - спокойно парировала она. - Тебя интересовали связи моего отца, тебе льстило, что я дочь аристократа. Наверняка не последнюю роль сыграла и моя профессия - ты рассудил, что не придется тратить большие деньги на специалиста. Кроме того, я казалась добродушной, нетребовательной и послушной. Чего же еще желать мужчине?
        Юджин пристально посмотрел на жену.
        - Ты на самом деле хочешь получить ответ?
        - Вовсе нет.
        - Это единственная мудрая мысль, которую я от тебя услышал сегодня. Пойми, Рей, наши отношения слишком напряжены, и для блага нас обоих предлагаю не тратить времени на их усложнение.
        Потупившись, она кивнула.

        К удивлению Рейчел, в последующие дни отношения с мужем стали понемногу улучшаться. Оба избегали говорить на личные темы и обращались друг к другу подчеркнуто вежливо. Вот уж воистину: худой мир лучше доброй ссоры!
        На третье утро пребывания Рейчел в новом доме зашел засвидетельствовать свое почтение Джилл Боуэн. Открыв дверь, Рейчел обнаружила на пороге высокого статного мужчину лет сорока с приятной внешностью.
        - Вы, должно быть, миссис Галвестон? Я ваш сосед Джилл Боуэн. - Он отвесил шутливый поклон. - Явился представиться. Надеюсь, вы довольны семейным гнездышком?
        Обаятельная улыбка нового знакомого пленила Рейчел.
        - Джилл, входите, пожалуйста! - пригласила она, пропуская его в дверь. - Слышала, вы хотели купить этот дом и землю. Не правда ли, у нас отличная обстановка?
        - Истинная правда. - Боуэн последовал за хозяйкой в гостиную, с любопытством осматриваясь. - О, Галвестон действительно показал высший класс! Слышал, он истратил целое состояние на реконструкцию этого дома. Интерьер выглядит так, будто сошел со страниц модного журнала.
        - Верно. Юджин пригласил дорогого дизайнера. Позвольте предложить вам чашечку кофе.
        - Не откажусь.
        Рейчел не заметила, когда Берта Андерсон появилась в гостиной.
        - Приготовить кофе, миссис Галвестон?
        Рейчел благодарно улыбнулась.
        - Да. Спасибо, Берта.
        Когда экономка исчезла за дверью, Джилл задумчиво покачал головой.
        - Знаете, - пробормотал он, - мне кажется, Андерсоны жили здесь всегда. Им пришлось туго, когда старик Стэнлоп продал дом. А что, ваш муж решил оставить их здесь в качестве прислуги?
        - Похоже, - осторожно ответила Рейчел. Юджин не говорил на этот счет ничего определенного, но, по-моему, ему жаль выгонять стариков с насиженного места. Присядьте.
        - Спасибо. - Джилл опустился в ближайшее кресло, обтянутое белой кожей, и Рейчел почему-то бросились в глаза его сапоги, стачанные явно по заказу. - Я слышал, что ваша девичья фамилия Шервуд и что на конеферме Шервудов разводят арабских скакунов.
        - Меня поражает ваша осведомленность, - натянуто рассмеялась Рейчел.
        Гость замахал руками.
        - Что вы, что вы! Я не собираю сплетни! Галвестон и не пытался хранить в секрете ваше происхождение. У меня сложилось впечатление, что он весьма гордится женитьбой на вас.
        Появление миссис Андерсон с подносом, сервированным для кофе, спасло Рейчел от необходимости отвечать.
        - О, вот и кофе! - воскликнула она с облегчением. - Спасибо, Берта.
        Экономка молча кивнула, поставила поднос на стол и выплыла из комнаты. Рейчел начала разливать кофе.
        - Одно время я вел кое-какие дела с вашим отцом, - продолжал болтать Джилл, принимая чашку из рук хозяйки. - Я послал одну из лучших своих кобыл на ферму Шервуда и в результате действительно получил чудного жеребеночка от Лунного Света.
        - А как звали кобылу?
        - Мечта.
        Рейчел улыбнулась.
        - Помню ее, я ведь до недавнего времени руководила на ферме отца селекцией. Лунный Свет - прекрасный жеребец. Среди его потомства сплошные чемпионы. Вам повезло.
        Джилл усмехнулся.
        - Наверное, надо было мне самому приехать с Мечтой. Тогда бы я встретился с вами и, вполне возможно, оставил бы Галвестона с носом.
        - Мистер Боуэн, встреча с Рейчел год назад ничего бы вам не дала - вы же в то время были женаты. - Юджин стремительно вошел в комнату и вперился неприязненным взглядом в Джилла Боуэна.
        - Еще один пример моей невезучести, - кисло улыбнулся гость.
        - Кто-то теряет, кто-то находит. - Юджин уселся рядом с Рейчел на диван и демонстративно обнял ее за плечи. - Налей и мне чашечку, дорогая.
        - Пожалуйста, дорогой, - в тон мужу ответила Рейчел.
        Она внезапно почувствовала, что Юджин далеко не так безмятежен, как хочет это показать. Рейчел определила его взвинченность как ревность. Взглянув тайком на чеканный профиль мужа, она подумала: Юджин из тех мужчин, которые предпочитают продемонстрировать свои права на что-либо, даже если никто на их собственность и не покушается.
        Однако добродушие Джилла Боуэна разрядило грозившую стать неловкой ситуацию. Он проявил полнейшее уважение к Юджину как хозяину этого дома и главе семьи. Рейчел было неприятно, что с ней обращаются как с вещью, но она не хотела устраивать сцену на глазах у постороннего человека.
        - Да, чуть не забыл. Хочу пригласить вас обоих сегодня вечером пропустить стаканчик-другой. Будут и другие соседи, мы иногда собираемся, чтобы не скиснуть от скуки в нашей глухомани. - Джилл улыбнулся молодоженам. - Понимаю, такие предложения делаются заблаговременно, но… _ Он развел руками.
        - Мне хотелось бы познакомиться с соседями, - сразу же ответила Рейчел. Возможно, и не стоило принимать это спонтанное приглашение, но очень уж не хотелось провести еще один тягостный вечер наедине с мужем.
        Юджин недовольно покосился на нее, но тем не менее кивнул Джиллу.
        - Мы придем.
        - Отлично! - Гость встал. - Мне пора. Скоро приедут англичане, чтобы посмотреть на моих полукровок Аргуса и Цезаря.
        - Спасибо за визит! - тепло сказала Рейчел, открывая переднюю дверь. - Мы с Юджином с нетерпением будем ждать вечера.
        - Хорошо, увидимся.
        Рейчел провожала машину Джилла глазами, пока та не скрылась за поворотом шоссе.
        - Нечего глазеть ему вслед, - проворчал Юджин.
        От грубого тона Рейчел оторопела.
        - Я вовсе не глазела.
        - Надеюсь, что так. Мне чертовски не хотелось бы, чтобы ты начала думать о Боуэне, а он о тебе.
        Глаза Рейчел расширились.
        - Но это невозможно! - воскликнула она.
        - Ты так думаешь? Этот тип несколько месяцев назад развелся и теперь не пропускает ни одной юбки.
        - Юджин, ты становишься очень странным, - озабоченно заметила Рейчел.
        - Я становлюсь осторожным.
        - Не знаю, из-за чего ты расстраиваешься, - процедила она сквозь зубы, внезапно разозлившись. - Кстати, Джилл знает, что я дочь Теодора Шервуда, и, следовательно, вечером на коктейле все узнают, кто я. И ты в очередной раз докажешь себе и окружающим, что достаточно богат и удачлив, если смог жениться на дочери человека, чьи конюшни когда-то чистил. Благодаря приглашению Джилла ты сегодня вечером похвастаешься новой игрушкой.
        Лицо Юджина исказилось от гнева.
        - Ты соображаешь, что несешь?
        Рейчел пожала плечами:
        - Я лишь повторяю то, что слышала от других на свадьбе.
        - И ты поверила этому? - Глаза Юджина стали колючими.
        - Не сразу. Я не поверила этому, даже когда поняла, что ты не любишь меня. Но когда стала доискиваться до причин, по которым ты женился на мне, то волей-неволей пришла к выводу: большая часть твоего интереса ко мне объясняется тем, что я дочь Теодора Шервуда. Я была слишком глупа и наивна, чтобы выяснить это до свадьбы.
        - Черт тебя побери! Еще раз повторяю: я женился на тебе не для того, чтобы доказать миру - смотрите, мол, я сделал партию с дочерью моего бывшего хозяина! Пошевели мозгами, ради Бога! Неужели ты искренне думаешь, что я связал бы жизнь с нежеланной женщиной только ради того, чтобы кому-то что-то доказать? Я же не мазохист!
        Донесшийся с шоссе автомобильный сигнал прервал перебранку. Рейчел не помнила, когда еще так радовалась приезду трейлера, перевозящего лошадей.
        - Думаю, это прибыл Багряный, - холодно сказала она.
        - Самое время! - Юджин низко надвинул на глаза шляпу и вышел из дома.
        Рейчел застыла у двери, размышляя о том, что пора научиться держать язык за зубами. Вдруг она смутно почувствовала, что в гостиной кто-то есть. Рейчел нервно обернулась и увидела Берту Андерсон. Интересно, давно ли она подслушивает? Манера экономки появляться почти неслышно все больше и больше раздражала Рейчел.
        - Вы напугали меня. - Молодая женщина с трудом выдавила улыбку.
        - Хотела узнать, не надо ли поменять постельное белье.
        - Это может подождать до завтра. А сегодня до конца дня вы свободны. Вечером мы с Юджином едем в гости.
        - Хорошо. - Берта, словно привидение, исчезла за дверью.
        Рейчел взглянула в окно. Юджин разговаривал с водителем. Она вышла на улицу и направилась к трейлеру - очень уж не терпелось взглянуть на Багряного. В последний раз Рейчел видела его на родео, когда ей было лет пятнадцать. Глазами она искала только Юджина и обнаружила его на сонливой буро-каштановой масти лошади, фигурой напоминающей бульдога. Она несказанно удивилась, когда этот увалень, преследуя теленка, проявил чудеса резвости.
        Рейчел улыбнулась, глядя на Багряного. Должно быть, ему сейчас уже лет восемнадцать. Совсем старичок по лошадиным меркам. Наметанным глазом она определила, что лошадь ухоженна, видимо, Юджин заботился о старом друге все эти годы. Рейчел со стыдом подумала, что плохо знает своего мужа.
        Юджин открыл трейлер и взял лошадь под уздцы. Рейчел с улыбкой наблюдала, как животное спускается по скату. Юджин вел Багряного медленно и осторожно, но было ясно, что тому не требуется помощь. Словно приветствуя хозяина, лошадь издала мягкое призывное ржание. Оказавшись на дороге, Багряный рассеянно махнул хвостом и замер.
        - Когда я видела его в последний раз, он выглядел бодрее, - дружелюбно заметила Рейчел, желая растопить лед в отношениях с мужем. Она уже жалела, что несколько минут назад не смогла сдержаться и дала волю своему острому язычку.
        - Старина Багряный выглядел сонным со дня своего рождения, - хмыкнул Юджин, ласково потрепав лошадь по гриве. - Появившись на свет, он минут десять провел в дремоте, потом наконец встал на ноги и с тех пор накапливает энергию. Конечно, ему далеко до арабских скакунов, которых выращивает твой отец. Уж больно те нервные и утонченные.
        У Рейчел создалось впечатление, что замечание насчет нервов и утонченности относится не только к лошадям отца, но и к ней самой.
        - Да, - согласилась она, - уж чего-чего, а тонкости в Багряном ни на йоту. - Как и в его владельце, про себя добавила Рейчел.
        Юджин с грубоватой нежностью погладил широкий круп лошади и с любопытством взглянул на Рейчел.
        - Когда ты видела Багряного?
        - На ярмарочном родео, мне было тогда лет пятнадцать. Я прогуляла занятия в школе, так как услышала, что ты участвуешь в этом родео. - Рейчел спохватилась, поняв, что сболтнула лишнее. Юджину совсем необязательно знать, что она влюблена в него с детства. - Родео казалось мне и моим друзьям очень увлекательным занятием. До этого я никогда не прогуливала. Это стало для меня событием. Припоминаю, что ты участвовал в заездах на Багряном.
        - Неужели? - В зрачках Юджина зажглись золотые искорки. - Я-то думал, что в те дни ты увлекалась стипль-чезом. Английские седла, разноцветные камзолы, белые лосины и высокие сапоги… - Его голос стал язвительным. - Откуда же у тебя возникло желание поглазеть на пыльное грязное родео, где кучка парней в старых рваных джинсах азартно гоняется за быками?
        Рейчел прикусила губу и, помолчав, едва слышно призналась:
        - Я волновалась за тебя, и мне казалось, что, если я буду рядом, с тобой ничего плохого не случится.
        Юджин пристально смотрел на Рейчел, продолжая машинально гладить лошадь.
        - Ты опасалась, что я в тот день сломаю себе шею?
        - Да, опасалась.
        Голос Рейчел задрожал при воспоминании об охватившем ее ужасе, когда она увидела, как огромный бык, которого Юджину удалось оседлать, вдруг скинул седока и набросился на него. Юджину каким-то чудом удавалось увернуться, и в результате разъяренное животное было повержено. Толпа криками выразила храбрецу свое одобрение. На всем протяжении этого опасного спектакля Рейчел сидела ни жива ни мертва. Возможно, именно тогда она впервые поняла, насколько дорог ей Юджин.
        - Однако именно ты получила травму, из-за которой теперь боишься сесть на лошадь, - спокойно заметил Юджин.
        - Жизнь иногда любит пошутить, не так ли? - сказала Рейчел с болью в голосе и отвернулась.
        - Рей!
        Она нехотя повернула голову и взглянула на мужа.
        - В чем дело?
        - В тот день, когда ты прогуляла уроки, чтобы пойти на родео…
        - Ну?
        - Ты действительно сделала это из-за меня? - мягко спросил Юджин.
        Значит, он заметил мою оплошность! - с досадой подумала Рейчел и постаралась улыбнуться как можно надменнее.
        - Это было так давно… Девчоночьи восторги не следует воспринимать всерьез. - Она решительно зашагала к дому.
        - Мне надо поставить Багряного в конюшню, - обратился Юджин к водителю. - Вернусь через пару минут.
        - Я подожду.
        Юджин мягко потянул Багряного за поводья.
        - Пошли, приятель. Знаешь что? Она лгала! Это было видно по ее глазам. На самом деле в тот день она прогуляла школу, так как хотела посмотреть на нас с тобой - будущих героев.
        Багряный шумно вздохнул, то ли реагируя на слова хозяина, то ли просто выражая скуку.
        - Знаешь ли, старик, в те славные дни мы действительно здорово выглядели, - продолжал Юджин, открывая дверь конюшни. - Жаль, что время нельзя повернуть вспять.
        Багряный, не обращая на слова хозяина никакого внимания, принялся за приготовленное для него сено.
        Юджин уже хотел запереть конюшню, когда вошел Джералд Андерсон.
        - А вот и новосел, которого мы ожидали, а? - Джералд сдвинул шляпу на затылок и внимательно осмотрел мускулистые ноги Багряного.
        - Да, это он, - подтвердил Юджин, облокачиваясь на перекладину стойла. - Знаешь, старина, думаю, пришло время начать подыскивать спокойную маленькую кобылку для моей жены.
        - Миссис Галвестон ездит верхом? - удивился Джералд.
        - Вообще-то несколько лет назад она перенесла травму и с тех пор ни разу не села в седло. Но, мне кажется, пора помочь ей избавиться от страхов.
        - А что сама хозяйка думает на этот счет? - прищурился Андерсон. - Люди, которые вдруг стали бояться лошадей, как правило, не могут перебороть себя. И чем больше времени проходит, тем меньше у них смелости.
        - Вот мы и проверим, верна ли эта теория, - заключил Юджин, выходя из конюшни.
        Чем больше он думал о возвращении Рейчел к верховой езде, тем больше эта мысль нравилась. Юджин решил, что они вместе могли бы участвовать в показах лошадей, и это стало бы еще одним делом, которое бы их объединило.
        Кроме того, рассуждал он про себя, если бы я помог Рейчел преодолеть страх, который сковал ее с момента пожара в конюшне, она, может быть, почувствовала бы ко мне благодарность.
        А заручившись благодарностью женщины, мужчина может многого добиться.
        Например, превратить эту благодарность в любовь.

5

        Спустя несколько часов чета Галвестон стояла у двери, ведущей в патио дома Джилла Боуэна. Вечер выдался теплым, но чувствовалось, что с океана надвигается шторм, который вскоре достигнет побережья. Юджин подумал, что, вероятно, им с Рейчел придется возвращаться домой под проливным дождем.
        Боуэн собрал на коктейль почти всех соседей. Люди, заполнившие гостиную, были одеты кто во что горазд, но сторонний наблюдатель ни на минуту не усомнился бы в их принадлежности к удачливым и состоятельным гражданам.
        Юджин многих знал и не сомневался, что члены этого почтенного собрания десять лет назад даже не посмотрели бы в его сторону, а сегодня называли сэром и принимали на равных. И уж тем более они безоговорочно приняли в свой круг Рейчел - ведь она одного с ними поля ягода.
        Эта мысль вызвала у Юджина воспоминание об обвинении, которое утром бросила ему в глаза Рейчел. Но, черт подери, я женился на ней не для получения доступа в общество сильных мира сего! Я знал ее спокойным, мягким и благодарным существом, потому и потянулся к ней. Но кто бы мог подумать, что Рейчел столь легко уязвить! Я лишь сказал, что не верю в слова, а она тут же сделала массу поспешных ложных выводов!
        Юджин потягивал пиво и наблюдал, как его жена оживленно беседует с величественным стариком. Рейчел явно очаровала нового знакомого эрудицией. Ее щеки раскраснелись, а улыбка была такая, что Юджину безумно захотелось подхватить жену на руки и отнести в ближайшую спальню. Теперь, зная, какая Рейчел в постели, он не мог не мечтать о том, чтобы жена подарила ему хотя бы еще одну ночь любви. О, тогда он смог бы доказать ей…
        У тебя уже был шанс, Галвестон, мрачно подумал Юджин, и ты им не воспользовался. Вместо того, чтобы упрямо отстаивать свою дурацкую теорию о словах и делах, надо было на коленях молить Рейчел о прощении. А теперь, ковбой, уже поздно что-либо доказывать. Пожинай плоды, поверяй теорию практикой.
        - Ну и как семейная жизнь, Галвестон?
        Юджин вздрогнул от неожиданности. Нилл Тирренс, аккуратно одетый мужчина с хорошими манерами, на вид ровесник Юджина, усмехнулся, проследив за взглядом собеседника.
        - Вижу, вы все еще в стадии приспосабливания?
        - Первый раз слышу о такой.
        - Это когда муж вдруг обнаруживает, что не всегда может определить, о чем думает дражайшая половина. Женщины странные создания, друг мой. Очаровательные, но странные.
        Юджин заставил себя рассмеяться. Ненавязчивость и доброжелательность Нилла нравилась ему.
        - Рад отметить, что ты женился на девушке, которая кое-что знает о твоем бизнесе, - продолжал Нилл. - Мне как-то довелось беседовать с ней. Она неплохо знает свое дело, не так ли?
        - Семья Рейчел разводила арабских скакунов еще до ее рождения, - пояснил Юджин. - Так что она, можно сказать, едва вылезла из пеленок, как сразу села на лошадь. А последние два года управляла конефермой отца.
        - Что ж, ценное приобретение для твоей консалтинговой фирмы.
        - Несомненно, - словно клятву, произнес Юджин. И тут он заметил Джилла Боуэна, пробирающегося к Рейчел сквозь толпу. - Извини, Нилл, мне пора вернуться к жене.
        Нилл окинул Юджина проницательным взглядом.
        - А, понимаю, понимаю. Последнее время Боуэн слишком суетится. Похоже, после развода ему требуется постоянно самоутверждаться в глазах прекрасного пола.
        Рейчел заметила приближающихся к ней с разных сторон Юджина и Джилла. Интересно, подумала она, это совпадение или мой муж бросился на защиту своей собственности?
        Она приветствовала Юджина сдержанной улыбкой и, когда он оперся о ее плечо, не сделала ни малейшей попытки сбросить его руку. Подоспел и улыбающийся Боуэн.
        - Похоже, Галвестон никак не забудет своих трюков с лассо, когда выступал в родео. Дорогая, он держит вас на коротком поводке.
        Рейчел покраснела, а стоявшие поблизости гости рассмеялись. Но рука Юджина на ее плече не дрогнула. Подняв на мужа глаза, Рейчел увидела, что на его лице играет слабая улыбка, а взгляд сверкает.
        - Мы живем в опасное время, - кротко сказал Юджин. - Надо заботиться о своих драгоценностях. - Он посмотрел на часы. - Думаю, пора домой, дорогая.
        - Так может говорить только молодожен, - заметил кто-то со смешком. - Ждет не дождется, когда останется со своей ненаглядной наедине.
        - Да, прекрасное время! Как сейчас помню… - с театральным вздохом произнес другой, но жена толкнула его в бок, и мужчина осекся.
        Последовала новая порция добродушных комментариев и наилучших пожеланий молодоженам.
        У Рейчел сжалось сердце при мысли о том, что дома их ждут две отдельные постели. Дружеские поддразнивания в свете их настоящих отношений с Юджином были просто невыносимы. Она хотела одного - поскорее уйти отсюда. Когда Юджин неторопливо направился к двери, она с готовностью последовала за ним.
        - Доброй ночи, Джилл! Большое спасибо за приглашение. Было приятно познакомиться с соседями. - Рейчел произнесла эти слова скороговоркой, стараясь завершить формальное прощание, прежде чем дойдет до двери.
        - Надеюсь, что вы будете часто бывать у меня, Рейчел! - с усмешкой отпустил двусмысленность Джилл.
        Дождь полил внезапно в тот момент, когда за Рейчел и Юджином захлопнулась дверь дома. Вдали загрохотал гром.
        - Оставайся здесь, - приказал Юджин, шагнув со ступеней под струи дождя. - Я подгоню машину.
        - Да до нее рукой подать! - запротестовала Рейчел. - Пошли вместе.
        - Черт возьми, я же сказал: оставайся там, где стоишь! Нет нужды обоим вымокнуть до нитки. Я сейчас вернусь.
        Через минуту перед ней открылась дверца «мерседеса».
        - Поторопись, Рей, иначе промокнешь.
        Рейчел благополучно добралась до теплого сухого салона автомобиля, лишь несколько дождинок попали на ее платье.
        - Ты получила удовольствие? - спросил Юджин, когда они отъехали от дома Боуэна на милю.
        - Вечер был приятным. Знаешь, кажется, наши соседи весьма симпатичные люди… Ну, может быть, за некоторым исключением.
        Юджин пожал плечами.
        - Так и есть. Они полагают, что черта бедности лежит где-то в районе пятисот тысяч долларов в год. Но люди все порядочные.
        - Понимаю.
        Рейчел почувствовала какую-то недосказанность и не ошиблась. Когда Юджин заговорил, его низкий голос зазвучал очень резко.
        - Рей, я был принят этой публикой, еще только когда покупал дом у Стэнлопа. Мне не нужна была твоя фамилия, чтобы получать от них приглашения на коктейль. Им вполне достаточно, что мой уровень доходов эквивалентен их уровню и что я умею говорить на их языке.
        Рейчел задержала дыхание: вот в чем дело! Он снова пытается доказать, что женился на мне вовсе не потому, что я принадлежу к семье Шервуд. Она потупилась и тихо попросила:
        - Прости меня за то, что я наговорила тебе днем, Джин. Я не имела права обвинять тебя в снобизме. На самом деле я прекрасно понимаю, что ты женился на мне совсем не для того, чтобы использовать мои семейные связи.
        - Да, у меня не было намерения использовать тебя как приманку для привлечения важных клиентов или для проникновения в высшее общество.
        Голос Юджина дрогнул, и Рейчел вдруг до конца осознала, как глубоко обидела этого человека. Она до боли сплела пальцы рук.
        - Я знаю, Джин! Ты слишком горд, чтобы воспользоваться доверчивостью девушки в корыстных целях. Еще раз прости меня. Сегодня днем я была злой и раздраженной. За последние несколько дней мы оба пережили массу стрессов…
        - Ненужных стрессов! - вставил Юджин.
        - Мы оказались в очень трудной ситуации… - осторожно продолжила Рейчел.
        - В чертовски неестественной ситуации! - не сдержавшись, выкрикнул он. - В глупой, безумной, запутанной, совершенно идиотской ситуации! Вполне достаточной, чтобы свихнуться!
        Рейчел бросила на мужа быстрый взгляд: лицо его было напряженным, а руки сжимали руль с такой силой, что, казалось, вот-вот переломят его.
        - Это больше не будет продолжаться, да, Юджин? - спросила она нарочито спокойно.
        Ответа не последовало, и Рейчел глубоко вздохнула. Значит, ей предоставляется право принять решение. Решение, важное для обоих.
        - Вероятно, мы могли бы попробовать начать все сначала…
        - Если ты хочешь этого! - Голос Юджина звучал устало.
        - Может быть, ты и прав, - медленно начала она, стараясь отделаться от мыслей, надоевших за последние дни. - Возможно, я пошла по ложному пути, неоправданно ждала слишком многого. Я позволила себе запутаться в подростковых эмоциях, которые давным-давно должна была выбросить из головы.
        - Рей…
        - Ты во многом прав, Юджин. Мы могли бы стать хорошей командой. У нас общие интересы, мы уважаем друг друга и вплоть до первой брачной ночи были добрыми друзьями.
        - Дорогая, ты сейчас сказала то, что я пытался внушить тебе в последнее время! - В темноте голос Юджина прозвучал неестественно хрипло. Его крупные руки, казалось, еще крепче сжали руль. - Прости, что первая наша ночь не оправдала твоих ожиданий. Это моя вина. Я безумно хотел тебя! У меня давно не было женщины… - Он неловко кашлянул, видимо поняв, что не стоит откровенничать с молодой женой на эту пикантную тему. - Короче, я был слишком нетерпелив, признаю. Мне следовало быть более внимательным к тебе, а вместо этого я повернулся на другой бок и захрапел. Непростительная глупость! Просто у меня сложилось впечатление, что для первой ночи у тебя слишком много впечатлений и тебе следует отдохнуть… Давай забудем об этом и признаем, что я вел себя как последний грубиян, в чем и раскаиваюсь. Если дашь мне еще один шанс, я сделаю все, чтобы тебе было хорошо. Клянусь!
        Рейчел пристально смотрела на профиль мужа. Господи, как же он мучился все эти дни!
        - Джин, ради Бога, о чем ты? Мне было хорошо с тобой, я говорила тебе об этом. Ты… фантастический любовник!
        Зардевшись от смущения, Рейчел сосредоточенно уставилась в окно перед собой. Юджин повернулся к ней.
        - Если бы я был таким фантастическим любовником, как ты говоришь, мы бы не выясняли сейчас отношения. И у тебя не возникло бы и тени сомнений. И ты не стала бы ненавидеть меня.
        - Джин, я вовсе не ненавижу тебя. - Рейчел с изумлением воззрилась на мужа.
        - Ты хоть имеешь представление, как я переживал все эти дни?
        - Пожалуйста, Джин!
        - Милая, я… - В следующую секунду Юджин резко затормозил.
        Сквозь завесу дождя Рейчел разглядела перед капотом машины огромную темную фигуру.
«Мерседес» остановился буквально в нескольких футах от нее. Фары осветили стоящую посреди дороги лошадь. Напуганное визгом тормозов животное вздрогнуло и бросилось в сторону, в считанные секунды исчезнув в темноте.
        - Это Багряный! - в ужасе прошептала Рейчел. - Мы чуть не сбили его. Если бы ехали с большей скоростью, то наверняка не смогли бы избежать катастрофы, - запричитала она.
        Юджин подрулил к обочине и выключил мотор.
        - Какого дьявола он выскочил на дорогу? Я же проверял дверь конюшни, прежде чем уехать в гости. Мы должны догнать его. Он может выскочить перед другой машиной. Я отправляюсь на поиски. - Юджин пошарил под водительским сиденьем и извлек оттуда моток прочной веревки. - Поезжай домой.
        - Прежде всего я помогу тебе! - запротестовала Рейчел. - Если лошадь напугана и нервничает, ты один можешь не справиться.
        - Оставь, Рей, ты испортишь вечернее платье. Я отлично справлюсь, не забывай, я же выступал в родео.
        Но Рейчел уже выскочила из машины и конечно же сразу промокла.
        - Слишком поздно! - воскликнула она. - Моя одежда уже вымокла насквозь. Счастье, что я не ношу туфли на каблуках, правда? А то шастала бы по этой грязи в лодочках.
        Рейчел быстро зашагала в ту сторону, куда убежал Багряный. Чертыхаясь, Юджин схватил фонарь и бросился за ней. Достигнув вершины холма, он издал низкий пронзительный свист.
        - Что, этот хитрый зверь откликается, когда ты его так зовешь? - с интересом спросила Рейчел.
        - Откликается, когда захочет. Может быть, его обычная сонливость возьмет верх раньше, чем он ускачет за тридевять земель.
        - Должна признать, что он выглядел довольно бодрым. Может быть, гром и молнии так возбуждающе на него подействовали? - предположила Рейчел. - Или какие-то хулиганы сломали замок на двери конюшни, вот Багряный и решил отправиться погулять?
        - Черт меня возьми, если я знаю ответ, - пробормотал Юджин, высвечивая фонариком дождливую темень. - Но я наверняка узнаю это. - Он свистнул еще раз.
        - Что-то не слышно громкого стука копыт большой красивой лошади, мчащейся на призыв хозяина, - добродушно сыронизировала Рейчел. И тут в поле ее зрения попала большая движущаяся тень. - Вон там, Юджин! - указала она.
        - Вижу. Обходи слева. И не делай резких движений, чтобы не напугать его.
        - Я тоже знаю, как обращаться с лошадью, хоть и не выступала в родео. - В голосе Рейчел скользнула обида.
        Юджин усмехнулся:
        - Извини, я забыл, на ком женился. Вперед, ковбои!
        Рейчел, ничего не ответив, шагнула в темноту.
        Обходные маневры не заняли много времени. Багряный счастливо заржал, когда узнал своего верного соратника по родео. Глухо фыркнув, он подбежал к хозяину и ткнулся губами ему в плечо. Похоже было, что лошадь мечтает лишь о том, чтобы добраться до родной конюшни. Юджин потрепал Багряного по холке.
        - Что ж, пора домой.
        Когда они вернулись на шоссе, Юджин неожиданно для Рейчел привлек ее к себе, крепко поцеловал в губы, а затем легко вскочил на лошадь.
        - Я поеду верхом, а ты поведешь машину.
        - Хорошо.
        Юджин с удовлетворением отметил, как уверенно она сидит за рулем. Прежде чем Рейчел закрыла дверцу, он наклонился и сказал:
        - Будь осторожна, Рей. Хоть мы и недалеко от дома, но скользкая дорога в такой темноте опасна.
        - Не беспокойся, все будет в порядке. - Рейчел признательно улыбнулась, подумав, что ей приятна забота мужа. Может, действительно все наладится?
        - Увидимся через несколько минут! - крикнул Юджин, посылая лошадь в легкий галоп.
        Рейчел захлопнула дверцу и какое-то время сидела недвижно, смакуя поцелуй Юджина и наблюдая, как Багряный, неся на себе всадника, удаляется все дальше и дальше. Рейчел отметила про себя, что животное находится в прекрасной физической форме.
        Рейчел медленно тронулась, обдумывая только что принятое решение, которое сформулировала для себя как «снова выйти замуж». Она криво усмехнулась: нет, не совсем так, на этот раз все гораздо сложнее. Рейчел знала, что позволяет своей любви к Юджину руководить собой, и понимала, куда это может завести. И тем не менее она была готова вновь пойти на близость с человеком, который не любит ее. По крайней мере, Рейчел собиралась рискнуть, поскольку не могла представить, что расстанется с Юджином.
        Может быть, он не знает, как надо любить, рассуждала она, но у него глубокая и сильная натура. И он может, совершенно точно может овладеть искусством любви! А кто научит его лучше, чем жена? - спросила она себя, останавливая машину.
        Чувство, похожее на торжествующее ожидание, охватило Рейчел, когда она выпрыгнула из машины и бросилась к входной двери дома. В конюшне горел свет. Пройдет еще какое-то время, прежде чем придет Юджин, - ведь надо вычистить лошадь и устроить на ночлег.
        Рейчел вошла в главную спальню и начала раздеваться. Необходимо как можно быстрее снять мокрую одежду. Но… Она замерла в нерешительности. За последние несколько дней Рейчел привыкла к мысли, что эта комната принадлежит только Юджину. Правду говорят, что по комнате можно составить мнение о характере ее хозяина, усмехнулась Рейчел, открыв гардеробную. Потертые джинсы соседствовали со сшитыми у дорогого портного деловыми костюмами, полустоптанные сапоги - с туфлями ручной работы.
        Притолоку украшала широкая полоса буйволиной кожи, заканчивающаяся огромной серебряной пряжкой, на которой были выгравированы слова, прославляющие Юджина Галвестона - чемпиона родео.
        Нельзя было не признать, что Юджин прошел большой путь с тех пор, как чистил конюшни Теодора Шервуда. Он многому научился… за исключением искусства любви. Но Рейчел тут же милостиво заметила, что обстоятельства складывались не в пользу Юджина. С одной стороны, его происхождение оставляло желать лучшего, с другой - ему не повезло, когда он влюбился в порочную женщину. Кроме того, восхождение по лестнице успеха наверняка потребовало огромных затрат энергии и времени. Но, может быть, Юджину еще не поздно узнать о любви?
        Раздевшись донага, Рейчел отправилась в ванную и с наслаждением шагнула под душ. Она только-только начала расслабляться под воздействием теплой воды, когда почувствовала сквознячок. Рейчел с замиранием сердца оглянулась, уже предчувствуя, кого увидит. Действительно, Юджин стоял в дверном проеме и пожирал ее глазами. Он закрыл за собой дверь и не спеша разделся.
        Рейчел инстинктивно прикрыла грудь руками, но тут же поняла, как мало скрыла от его жадного взгляда, и взволнованно улыбнулась.
        - Давай примем душ вместе. - Юджин шагнул под тугие струи.
        Глаза Рейчел засветились радостью. Она положила руки на плечи мужа и, когда прижалась к нему, почувствовала, как Юджин истосковался по близости с ней. Эта мгновенная реакция вызывала у Рейчел легкое и приятное головокружение. Ее застенчивость испарилась, как и в тот раз, когда Юджин впервые сжал ее в объятиях. Он положил руки на ее талию и, нежно глядя жене в глаза, прошептал:
        - О Рей, родная моя, ты не пожалеешь, что дала мне еще один шанс. Клянусь! Мы принадлежим друг другу, у нас есть все для счастья. Мы просто обязаны быть счастливыми!
        - Ну что ж… Я тоже хочу, чтобы наш брак был счастливым. - Она взяла его лицо в ладони и приглашающе прошептала: - Пожалуйста…
        - Рей, моя сладкая Рей! - В его охрипшем голосе звучало неподдельное желание. Он впился в ее губы. По охватившей его тело дрожи Рейчел поняла, что Юджин изо всех сил пытается сдержать себя и не спешить. Это тронуло ее.
        - На этот раз я хочу изучить тебя, - прошептала она, спрятав лицо на груди мужа.
        - Да, Рей, дорогая, все что хочешь! Не торопись! Хочу, чтобы ты прикасалась ко мне, к каждой клеточке моего тела. - Широкие ладони Юджина скользнули вниз, на бедра Рейчел, и он прижал ее к себе, давая почувствовать всю силу своего желания.
        - Пожалуйста, - тихонько попросила она звенящим от радостного волнения голосом, - никогда не ревнуй меня. Ты мой единственный, мой любимый. - Кончики ее пальцев изучали тело Юджина, опускаясь все ниже и ниже.
        - О Рей, это так прекрасно! - не выдержав, застонал он. - Посмотри, что ты со мной делаешь!
        Рейчел счастливо засмеялась и обвила его шею руками, пораженная тем, как захлестывает ее волна возбуждения. Она вопросительно подняла глаза, но Юджин прошептал:
        - Не спеши, милая! Я хочу в полной мере насладиться твоей близостью.
        Мягко отстранив ее, он выключил душ и потянулся к полотенцу. Затем волнующе медленно стал вытирать Рейчел, одновременно лаская в самых интимных местах. Иногда Рейчел глухо вскрикивала от глубокого чувственного удовольствия, и это еще больше возбуждало фантазию Юджина.
        - Тебе нравится, милая?
        - Да-а! - выдохнула она.
        Юджин продолжал свою сладкую пытку и когда наконец ощутил, что больше не в силах сдерживаться, и отшвырнул полотенце, изнемогавшая от желания Рейчел едва держалась на ногах.
        Юджин отнес ее в спальню и, бережно опустив на кровать, накрыл Рейчел своим телом. Она с готовностью приняла Юджина, и они словно растворились друг в друге, чувствуя ни с чем не сравнимое блаженство.

6

        На следующее утро Багряный выглядел так, словно не носился ночью под проливным дождем, а спокойно стоял в стойле, жуя сено.
        Юджин заглянул проведать своего любимца и угостить кусочком сахару.
        - Вчера у нас обоих был захватывающий вечер, не так ли, приятель? - Юджин улыбнулся, вспомнив о ночи любви. - Держу пари, что провел время лучше, чем ты.
        Багряный коротко взглянул на хозяина: давно не видел тебя в таком замечательном расположении духа, говорил этот взгляд.
        - Ах, старина, какая у меня жена! - продолжал изливать душу Юджин перед благодарным слушателем. - Внешне тихая, серьезная, немного застенчивая, но в постели… То мягкая, как котенок, а уже через минуту дикая, как необъезженная кобылица. Ты никогда не видел ничего подобного!
        Багряный согласно помахал хвостом и потянулся к кормушке. Рассуждения на сексуальные темы не особенно волновали его.
        - Есть минуты, когда я тебя от души жалею, старина, - добавил Юджин. - Ты ведь не жеребец, а мерин.
        Насвистывая, Юджин внимательно осмотрел замок на двери конюшни и убедился, что тот абсолютно исправен. Как же Багряный вырвался на свободу?
        Солнце сияло вовсю. После ночного ливня все вокруг казалось посвежевшим и новеньким. День тоже обещал новизну и радость. Так же как и моя женитьба, с удовлетворением подумал Юджин. Нелепая, неожиданная буря, разыгравшаяся в первое утро их с Рейчел супружеской жизни, закончилась столь же внезапно, как и началась. Все-таки я не ошибся, моя Рейчел действительно умница, все у нас будет в порядке.
        - Доброе утро, мистер Галвестон, - поздоровался Джералд Андерсон, входя в конюшню с вилами в руках. - Как дела?
        Юджин коротко кивнул.
        - Вчера вечером возникла проблема.
        Джералд усмехнулся, при этом его обветренное лицо стало еще больше напоминать печеное яблоко, а выцветшие глаза сузились.
        - Что за проблема?
        - Старина Багряный решил совершить ночью самостоятельную прогулку по окрестностям. Я обнаружил его на шоссе, когда возвращался с вечеринки у Боуэна.
        - На шоссе?
        - Да. Лошадь явно была напугана - бурей или еще чем-то.
        Андерсон наморщил лоб и глубокомысленно уставился на Багряного.
        - Замок на двери в порядке?
        - В полнейшем.
        - Багряный стар и умен. Может быть, он сообразил, как открыть замок?
        - Это невозможно! Бесспорно, он умен, но чтобы открыть замок, требуются две руки, а не копыта, пусть их даже в два раза больше.
        - Значит, дверь не была закрыта на замок, - предположил Джералд.
        - Я лично проверил все около шести часов.
        Последовала длинная пауза. Наконец мыслительный процесс в голове Джералда завершился, и тот присвистнул.
        - Полагаете, кто-то нарочно открыл ее?
        - Вот именно. - Юджин внимательно посмотрел на него.
        Старик пожал плечами.
        - Это могло быть сделано сознательно.
        - Ты знаешь что-то, чего не знаю я? - с обманчивой мягкостью осведомился Юджин.
        - Я знаю, как много значит для вас эта лошадь, и для окружающих это тоже не тайна, - загадочно произнес Андерсон.
        Юджин сложил руки на груди и прислонился к косяку.
        - Как прикажешь тебя понимать?
        - Очень просто: кто-то, имеющий на вас зуб, мог сорвать злость на Багряном. - И Джералд отвернулся.
        - Андерсон!
        - Сэр! - взмолился старик. - Я не знаю ничего такого, чего бы не знали вы.
        - Выражайся яснее!
        - Вам лучше меня известно, кто имеет на вас зуб.
        - Возможно, - сухо согласился Юджин, - но в любом случае хотелось бы услышать от тебя фамилии.
        Андерсон фыркнул и крепко сжал рукоять вил.
        - На вашем месте я бы начал с женщин. Например, некая миссис N, которую вы несправедливо обидели, может быть способна на все.
        Старик попятился к двери и наткнулся на входившую в конюшню Рейчел. Она посторонилась, пропуская его.
        - Извините, мэм! Не заметил вас, - бросил ей Андерсон, забыв поздороваться.
        Рейчел улыбнулась в ответ - она уже начала привыкать к неприветливости старого Джералда.
        - Привет! - тепло поздоровалась она с мужем. - Пришла узнать, как чувствует себя Багряный.
        - Он в полном порядке.
        Под внимательным и настороженным взглядом Юджина Рейчел вдруг почувствовала себя неуютно. После великолепно проведенной ночи она почти уверилась в том, что поступила правильно, решив попытать счастья в налаживании супружеских отношений. Но теперь, поеживаясь под каким-то странным взглядом мужа, Рейчел готова была допустить, что совершила новую ошибку. Сейчас Юджин выглядел угрюмым, равнодушным и… чужим.
        - Что-то случилось, Джин? - с тревогой спросила она.
        - Мы с Джералдом пришли к выводу, что Багряный вчера вечером не мог удрать без помощи человека.
        - Как?! - воскликнула Рейчел. - Кто-то его выпустил?
        - Похоже.
        - Но кто же это мог быть?
        - А вот это, - зловеще процедил Юджин, - интересный вопрос!
        - Может быть, подростки схулиганили? Или какому-нибудь бродяге захотелось провести ночь в теплой конюшне?
        - Джералд полагает, что это могла сделать женщина. И что попытка навредить Багряному - это попытка женщины отомстить мужчине, унизившему ее человеческое достоинство.
        У Рейчел перехватило дыхание, и она невольно прислонилась к стене конюшни.
        - Ты… Ты думаешь, я сделала это? - прошептала она. - Считаешь меня способной на подлость? После… после того, что произошло между нами ночью?
        Несколько секунд Юджин молча изучал ее, потом ответил:
        - Багряного выпустили за несколько часов до того, как мы оказались в постели.
        - Юджин!..
        - Он мог погибнуть! Мог заблудиться! Или его сбил бы грузовик! Тогда месть удалась бы на славу, не так ли?
        - Джин, ради Бога! - Рейчел вонзила ногти в ладонь. Она не могла поверить, что этот разговор происходит наяву. - Ты действительно думаешь, что я могла бы сделать такое? Что я нанесла бы вред лошади?
        В глазах Юджина что-то изменилось, и он, шагнув к дрожащей от несправедливых подозрений жене, сгреб ее в охапку.
        - Прости, - шепнул он виновато, целуя ее в макушку. - Не верю, что ты использовала старину Багряного, чтобы отомстить мне. Андерсон ошибается! Женщина, обиженная несправедливо, способна на очень страшные поступки. Но я знаю тебя и знаю твою любовь к лошадям. Ты честная женщина, Рей, и ведешь свои сражения тоже честно.
        Рейчел безвольно обмякла в его руках.
        - Ну что ж, спасибо за доверие.
        Юджин еще крепче прижал ее к себе.
        - Я сожалею, Рей! Сразу же после того, как Джералд намекнул, что в этом деле замешана женщина, я уже не думал ни о чем, кроме того, что ты была сильно расстроена после свадьбы. Несколько дней я не знал, о чем ты думаешь, что чувствуешь. Ты казалась мне совсем другой женщиной по сравнению с той, какую я знал прежде. Я словно ходил по минному полю.
        Рейчел обняла мужа за талию, а щекой прильнула к его груди.
        - Итак, если не я выпустила Багряного вчера вечером, то кто же?
        Юджин покачал головой.
        - Черт меня возьми, если я знаю это! Возможно, это действительно был какой-то подросток-хулиган, которому взбрело в голову покататься на лошади. Я решил принять кое-какие меры, чтобы избежать повторения инцидента.
        Рейчел подняла на него глаза.
        - Какие же?
        - Сегодня же установлю в конюшне сигнализацию. Самую простую, но и этого будет достаточно.
        - В самом деле? - Рейчел улыбнулась. Напряжение понемногу отступило, и мысли ее вернулись к событиям минувшей ночи. - Джин, я не знаю, как буду чувствовать себя после твоих сегодняшних подозрений… - начала она неуверенно.
        - Вчерашний вечер показал, что мы оба будем чувствовать себя прекрасно! - перебил он и без всякого перехода заявил: - Думаю, тебе самое время снова сесть в седло, дорогая.
        - Нет! - Она шарахнулась от него, как от прокаженного. - Забудь об этом!
        - Послушай, солнышко, пора стать разумной. - Голос Юджина приобрел бархатные интонации. Он погладил Рейчел по плечу, словно имел дело с нервной лошадью. - Я знаю, что с тобой случилось во время пожара. Знаю, как долго ты поправлялась. Но это все в прошлом. Мы с твоим отцом пришли к выводу, что верховая езда играла в твоей жизни немаловажную роль. Нельзя же вот так взять все и бросить из-за какой-то ерунды.
        - Из-за ерунды? Да я чуть не погибла! - Глаза Рейчел горели праведным гневом. - Ты даже не можешь представить себе, что я пережила в ту ночь!
        - Отчего же. Дым, пожар, взбешенные лошади… Но если бы ты, например, попала в автомобильную аварию, то все равно села бы за руль раньше или позже!
        - Не уверена. И не читай мне нотаций, Юджин! Слава Богу, я взрослая и имею право принимать решения самостоятельно.
        - Ты позволила эмоциям одержать верх над разумом. Но ведь езда верхом была для тебя чем-то особым, - настаивал Юджин. - Помню тебя в седле: на лошади ты оживала так же, как это происходит с тобой в моих объятиях.
        Рейчел покраснела.
        - Джин, ради Бога, это неуместная аналогия. Как ты можешь помнить? Я ведь была тогда ребенком.
        - Помню, Рей! - Он нежно улыбнулся. - Помню, как тебе нравились восторженные крики с трибун. Помню, как ты готовила лошадь к показу. Много чего помню. В те дни верховая езда была самым важным делом твоей жизни. И ты была тогда очень, очень мила!
        - Джин, люди меняются.
        - Согласен, люди меняются, но некоторые черты характера не меняются. Ты была прекрасной наездницей. И теперь мы могли бы вместе ездить верхом! Ведь это наша общая страсть. - При этих словах Рейчел покраснела еще больше - на этот раз от смущения. - Пора тебе снова в седло. - Юджин мягко улыбнулся. - Слишком много лет ты культивировала свой страх, пока он не поработил тебя. Я помогу тебе снова стать смелой.
        - Не заставляй меня, Джин!
        - Позже ты поблагодаришь меня за это, дорогая.
        Рейчел топнула ногой.
        - Не смей командовать мною, Джин! Лучше помоги мне. Если не ты…
        - Ну-ну… - Он наклонился, закрывая ей рот поцелуем. - Воспринимай все это спокойно, милая. Я не собираюсь ни командовать тобою, ни принуждать тебя к чему-либо. Обещаю, мы будем делать все вместе, не спеша, как не спешили вчера вечером. Ты такая сладкая! - прошептал он, закрывая глаза.
        - Ты хочешь увильнуть от разговора, - упрекнула мужа Рейчел, но поцелуй Юджина погасил ее вспыхнувшее было раздражение.
        Ее губы инстинктивно открылись навстречу чувственному вторжению его языка. Ночью она пришла к выводу, что интимная близость - пока единственное, что связывает их по-настоящему. Однако страх безоглядно отдаться в руки мужчины, который еще не научился любить ее, подспудно жил в сознании Рейчел. Да, риск был огромным, и она знала об этом.
        - Ты забыла, что я предпочитаю словам дела, - пробормотал Юджин, поглаживая внутреннюю поверхность ее бедер.
        Рейчел почувствовала, что раздваивается между желанием и паникой.
        - Джин! Нас увидят! Ведь Джералд может вернуться в любой момент.
        - Не беспокойся, он знает, что для него хорошо, а что плохо, - невозмутимо ответил Юджин. - Но если ты настаиваешь…
        - Что ты собираешься делать?
        - Сейчас увидишь. - Он подхватил ее на руки и отнес в пустое стойло, в углу которого было сложено свежее сено. Даже услышав, как захлопнулась за ними дверца стойла, Рейчел взмолилась:
        - Мы не можем, не здесь! Отпусти меня, Джин! Слышишь?
        - Слышу.
        Золотой свет струился сквозь трещины в деревянных стенах. Юджин опустился на солому рядом с Рейчел.
        - Твоя проблема в том, что ты еще не привыкла быть женой, - изрек он глубокомысленно.
        - Неужели? - Рейчел взглянула на него снизу вверх из-под полуопущенных ресниц. Она снова ощутила его растущее сексуальное напряжение и снова, пораженная своей властью над Юджином, задрожала. - Похоже, ты считаешь своим долгом помочь мне привыкнуть к этой роли, - игриво заметила она.
        - Да, это мой священный долг, и я его выполню, - заверил Юджин, опускаясь на нее. Его глаза блестели в полумраке конюшни, как и в прошлую ночь.
        Рейчел, с радостным вздохом обвив мужа руками, притянула его к себе. Близость Юджина снова будила в ней самые радужные мечты и надежды.
        Он нетерпеливо сорвал с себя джинсы и рубашку, затем занялся одеждой Рейчел. Его пробудившееся к любви тело демонстрировало сильнейшее желание, которое не могло остаться безответным. Рейчел почувствовала неистовую готовность отдаться любимому. Когда Юджин слился с ней в страстном порыве, она застонала от удовольствия и каждое проникновение встречала радостным вскриком. Страсть поглотила обоих, и они уже не слышали и не замечали ничего вокруг. Потом они медленно возвращались к действительности, словно выходили на свет из подземелья. Окружающий мир постепенно обретал краски и звуки.
        Рейчел вытащила соломинку из своих волос и задумчиво улыбнулась:
        - Это было нечто романтичное!
        Юджин усмехнулся, явно довольный собой.
        - Значит, тебе это показалось романтичным, да?
        - Ммм, - промурлыкала Рейчел, и ее взгляд говорил больше, чем слова.
        - В таком случае, может быть, попробуем когда-нибудь еще?
        - На что только ни пойдет мужчина, чтобы угодить женщине! - улыбнулась она.
        - Да! Именно так!
        Юджин уже оделся и теперь с интересом наблюдал, как это делает Рейчел. Судя по его взгляду, этот процесс доставлял ему не меньшее удовольствие, чем избавление от одежды. Однако очень скоро его лицо вновь обрело озабоченное выражение.
        - Что-то не так? - встревожилась Рейчел.
        - Мне снова пришли на ум слова Андерсона про женщину, которая могла выпустить Багряного из конюшни вчера вечером…
        Рейчел резко вскинула голову, ее снова пронзили боль и страх.
        - Господи, мы опять возвращаемся к этой теме?
        - А что такое?
        - Теперь, удовлетворив свою похоть, ты снова начал подозревать меня?
        Глаза Юджина предостерегающе сузились.
        - Успокойся, ты в последнее время слишком нервничаешь. Взрывной темперамент! Я не думаю, что именно ты открыла дверь. Более того, точно знаю, что не ты! Меня беспокоит кое-что другое…
        - Что же?
        - Хотелось бы выяснить, откуда у Андерсона возникло предположение, что этим человеком могла быть ты. Он что-то бубнил о женщине, которая обманулась в лучших чувствах.
        Рейчел пристально взглянула на мужа и отвела глаза.

7

        В эту ночь большой дом казался Рейчел враждебным. Она налила себе стакан вина и, приготовив легкий ужин, съела его на кухне. Потом включила телевизор в надежде посмотреть вечерние новости, но передача стала ее раздражать, и она выключила телевизор. Потом немного почитала и в конце концов, чтобы уснуть, отважилась выпить бренди. Ночь предстояла долгая. Супружеская спальня без Юджина показалась ей большой и отталкивающе холодной. Однако Рейчел медленно разделась и нырнула в кровать. Свернувшись клубочком в уголке огромного ложа, она почувствовала себя очень одинокой.
        Как странно, подумалось ей. Я провела в постели с мужем всего две ночи, но, очевидно, уже привыкла к его присутствию. Интересно, было бы Юджину приятно, если бы он узнал, как я по нему тоскую. Может быть, и он тоскует по мне?
        Конечно, нет ничего странного в том, что он не захотел взять меня с собой в Кус-Бей. Рейчел тут же нашла этому объяснение. Юджин, решила она, хочет видеть меня сначала настоящей женой, и только потом сотрудницей. Это очень трогательно. Он, видимо, опасается, что я с головой уйду в работу, в то время как некоторые проблемы наших взаимоотношений все еще остаются нерешенными.
        Рейчел нравился такой подход. Всем своим поведением Юджин давал понять, что их брак гораздо важнее, чем просто деловое сотрудничество, и он хочет, чтобы супружеская связь окрепла.
        Зазвонил телефон на ночном столике. Рейчел с волнением подняла трубку.
        - Алло! Привет, Рей! - Голос Юджина звучал озабоченно, и она сделала вывод, что мысли о постели его сейчас явно не тревожат. - Как дела? Как ты себя чувствуешь?
        Рейчел включила ночник.
        - Я в полном порядке, только что легла. Как ты?
        - Кус-Бей есть Кус-Бей. Но в целом нормально. По-моему, я удачно провел переговоры с банком. Планирую вернуться завтра днем.
        - Хорошо. - Рейчел умолкла, выжидая, скажет ли Юджин о том главном, что ее волнует.
        - Ты скучаешь без меня?
        - Да, скучаю, - ответила она сдержанно. Это, конечно, уже кое-что, но все же не признание в любви.
        - Я тоже без тебя скучаю и охотно лег бы с тобой в постель, а не торчал за этим столом.
        Из трубки донесся незнакомый мужской голос.
        - Как я поняла, ты не один? - ревниво поинтересовалась Рейчел.
        - Да. Некоторые сотрудники остаются со мной на работе допоздна. Вы с Джералдом проверили сигнализацию в конюшне?
        - Да, работает блестяще. Мы еще проверили сигнализацию в нашем доме и в доме Андерсонов. А знаешь, у Джералда есть оружие. Он похвастался сегодня, не утерпел. Такое красивое, старинное ружье с инкрустированным серебром прикладом. И, самое удивительное, оно в полной боевой готовности.
        - Нет, я не знал. - Последовала небольшая пауза. - Надеюсь, ты не боишься находиться рядом с вооруженным алкоголиком?
        - Не боюсь, - со смехом подтвердила Рейчел, однако на мгновение почувствовала смутную тревогу. Когда она восхищалась старинным оружием, ей просто не пришло в голову, в чьих руках оно оказалось. - По-моему, Джералд относится к тем любителям заложить за воротник, которые выпьют и сразу засыпают, а не впадают в буйство.
        - Рей, пожалуйста, будь осторожней. Мы ведь почти ничего не знаем об Андерсонах. Жаль вышвыривать людей на улицу, но я не уверен, что захочу оставить их навсегда. Пусть Стэнлоп заботится о своих старых слугах, а не мы.
        - Я понимаю, что ты имеешь в виду.
        - Ладно, поговорим об этом, когда вернусь. Спокойной ночи, дорогая.
        - До завтра.
        Повесив трубку, Рейчел вздохнула. Они не сказали друг другу ни одной из тех милых, полных намеков фраз, какими обычно обмениваются находящиеся в разлуке любовники, но в голосе мужа она услышала нотку страсти. Юджин действительно любит ее. Она должна быть уверена в этом, так как на карту поставлено ее счастье.
        Потянувшись к ночнику, чтобы выключить его, Рейчел заметила, как на туалетном столике что-то блеснуло. Секунду она припоминала: не забыла ли я положить в шкатулку драгоценности? Но вдруг ее осенило. Юджин перед отъездом оставил обручальное кольцо.
        Оптимизм, согревавший Рейчел всего минуту назад, сразу же угас. Она встала, медленно прошла к туалетному столику, взяла кольцо и повертела в пальцах, чувствуя, что с головокружительной скоростью летит с горних сияющих вершин прямо в омерзительную грязь. Символ их брака столь мало значит для Юджина, что он спокойно снял кольцо и даже не хватился его.
        В Рейчел начал закипать гнев. Выходит, каждый раз, когда она думает, что добилась небольшого прогресса в обучении Юджина искусству любви, происходит какой-то срыв. Она в сердцах сорвала кольцо с собственного пальца и швырнула в керамическую вазочку вместе с кольцом Юджина. Но легче от этого, конечно, не стало.
        Через три часа Рейчел внезапно разбудил резкий пронзительный звук. Несколько секунд она пыталась определить, что это такое, и наконец поняла: в конюшне, где стоит Багряный, сработала сигнализация. Сунув ноги в домашние туфли, она накинула пеньюар и поспешила в холл, попутно включая везде свет.
        Она выскочила на улицу и - о, черт! - подвернула больную лодыжку. От острой боли на мгновение потемнело в глазах и перехватило дыхание. Стиснув зубы, Рейчел, прихрамывая, двинулась к конюшне.
        Краем глаза она заметила, как метнулась чья-то тень, и с запозданием сообразила, что она безоружна, а значит, уязвима. Рейчел призвала на помощь всю свою волю и попыталась компенсировать слабость властным голосом.
        - Эй, ты! - крикнула она. - Убирайся или я вызову полицию! Это частная собственность!
        - Не волнуйтесь, миссис Галвестон, - раздался знакомый голос. - Это я, Андерсон.
        Рейчел почувствовала несказанное облегчение. Глаза ее уже привыкли к темноте, и теперь она узнала Джералда. Голос его слегка дрожал, но если Андерсон и выпил, то все же держал себя в руках.
        - Ну и напугали же вы меня! Я услышала, как сработала сигнализация, и подумала, что злоумышленник снова хочет выпустить Багряного. - Делая паузы между словами, Рейчел жадно хватала ртом воздух.
        - Я проснулся и уже не мог уснуть, - пустился в объяснения Джералд. - Пришла мысль прогуляться по свежему воздуху - вдруг поможет? Ну, заодно заглянул на конюшню проверить старину Багряного… - Старик потупился и закончил: - И включил по ошибке сигнализацию. Я обещал вашему мужу, что буду следить за ней, пока он в отъезде. Сожалею, что напугал вас. Вы в порядке, миссис Галвестон? - Андерсон с беспокойством смотрел на хозяйку.
        - Все нормально, - выдавила она сквозь зубы. - Может быть, растянула лодыжку, но это скоро пройдет.
        Прихрамывая, она вошла в конюшню и включила свет. Багряный сонно зашевелился и высунул голову из стойла. Он недоуменно уставился на Рейчел, словно вопрошая, зачем его побеспокоили поздней ночью. Она улыбнулась, подошла к животному и погладила его по шее.
        - Извини, что разбудила, старина. Спокойной тебе ночи. Я ухожу.
        Лошадь сердито фыркнула и отвернулась. Через несколько секунд Багряный уже жевал сено, видимо решив подкрепиться, раз уж разбудили.
        - Все в порядке, - подал голос Андерсон, топтавшийся за спиной Рейчел. - Просто ложная тревога. Я, конечно, весьма сожалею, что так получилось.
        - Не беспокойтесь, Джералд. Думаю, нам всем потребуется время, чтобы научиться обращаться с сигнализацией. - Рейчел заперла дверь конюшни, проверила замок и, прихрамывая, направилась к дому. - Увидимся утром.
        - Может быть, вам помочь? - воскликнул Джералд, не зная, как загладить свою вину. - Вы ведь хромаете.
        - Ничего. Это уже не в первый раз. Не беспокойтесь, я знаю, что надо делать.
        - Как угодно, мэм, - пожал плечами Джералд и отправился восвояси.

        Юджин ехал из Кус-Бея, предвкушая новые радости. До сих пор он всегда возвращался в пустой дом. И сейчас мысль о ждущей его женщине казалась слегка фантастичной. И не просто о женщине - о жене. Рейчел. Он предвкушал тот миг, когда обнимет ее, стоящую на пороге спальни и сгорающую от страсти. Нет, в спальне ее не окажется. Ведь она наверняка будет готовить к приезду любимого мужа что-нибудь вкусненькое. Юджин счастливо вздохнул. Приятно, черт возьми, приехать в дом, где тебя ждут.
        Однако другая мысль породила в его душе беспокойство. Да, их отношения с Рейчел стабилизировались, но один вопрос они до сих пор не обсудили - вопрос о том, что Рейчел останется с ним лишь на три месяца. Ну нет, попытался успокоить себя Юджин, наверняка эта ерунда осталась в прошлом. Ведь два дня назад Рейчел полностью капитулировала и отдалась ему со всей пылкостью, свойственной ее натуре. А она не из тех женщин, которые делают это, не будучи до конца уверенными в своих чувствах.
        Но оказалось, что у Рейчел гораздо более сложный характер, чем он предполагал. Сейчас Юджин уже не мог быть полностью уверен в том, что происходит в глубине ее души. Он прокрутил в памяти свой разговор с женой в тот вечер, когда они возвращались от Боуэна. О трехмесячном лимите времени не было сказано ни слова.
        В результате всех этих рассуждений Юджин пришел к неутешительному для себя выводу: Рейчел желает насладиться в оставшиеся три месяца физической близостью с мужчиной на полную катушку. Он сразу помрачнел, но тут же понял, что сдаваться не собирается, выяснит все до конца. Между ними все должно быть абсолютно ясно. А более всего он хотел быть уверенным в прочности их брака.
        Юджин вспомнил, как обиженно надулась Рейчел, когда он сказал, что поедет в Кус-Бей один. Может быть, и следовало взять жену с собой. Но Юджин вовсе не собирался придавать браку в самом начале медового месяца деловой оттенок. Ему хотелось, чтобы Рейчел освоилась с ролью жены, прежде чем возьмется за работу, которую Юджин собирался ей поручить.
        Однако он был не в состоянии придумать способ объяснить ей это, а если бы и нашел нужные слова, вряд ли Рейчел приняла бы его объяснения. В результате получилось, что он просто приказал жене остаться дома. Юджин выругался: конечно, он повел себя неправильно. Надо чертовски хорошо разбираться в психологии, чтобы ладить с такой женщиной, как Рейчел.
        Через час Юджин добрался до длинной, обсаженной липами аллеи и почувствовал облегчение. Наконец-то он дома, и Рейчел ждет его. И сегодня вечером они устранят оставшиеся в их взаимоотношениях проблемы.
        Он припарковался и вышел из машины. Но Рейчел не выбежала встретить его у порога. Не появилась, когда Юджин открыл дверь и вошел в гостиную. Дом казался очень тихим. Юджин внутренне напрягся, почувствовав: что-то не так. Крадучись, он поднялся по лестнице в главную спальню. Первое, что привлекло внимание, когда он открыл дверь, был блеск золота в керамической вазочке на туалетном столике. Он поднял левую руку и с опозданием понял, что вчера утром после работы на конюшне забыл надеть обручальное кольцо. Юджин никак не мог привыкнуть к кольцу. Затем он увидел колечко поменьше и потоньше и почувствовал, как сердце ухнуло вниз.

        Рейчел села на удобный валун и, глядя на океан, рассеянно массировала лодыжку. Бриз менялся, переходя от свежего и бодрящего в бурный и угрожающий. Надвигалась новая буря. Рейчел пошевелила стопой - боль чувствовалась, но повреждение оказалось не очень серьезным, чего она боялась вчера вечером.
        Все же, наверное, не следовало гулять вдоль океана, подумала она с запозданием. Эта прогулка заняла куда больше времени, чем она предполагала. Но Рейчел извелась, ожидая возвращения Юджина. Решение идти гулять было импульсивным, и теперь Рейчел сожалела, что не подумала хорошенько. Она оправдывалась перед собой необходимостью разрабатывать больную лодыжку, но теперь уже склонялась к мнению, что покой пошел бы на пользу ничуть не меньше, а, может быть, даже и больше.
        Рейчел была вынуждена признаться себе, что до свадьбы не имела привычки принимать решения с бухты-барахты. Брак с Юджином Галвестоном определенно повлиял на нее, но в хорошую или в плохую сторону, она еще не определила, однако была абсолютно уверена в том, что влияние это необратимо. Рейчел уже не представляла, как вернется в ту спокойную, ясную, безмятежную жизнь, какую вела до свадьбы. Брак изменил ее, и оставалось лишь надеяться, что по той же причине изменился и характер Юджина и они наконец смогут понять друг друга.
        Она повернула голову к океану. Над горизонтом протянулась темная завеса - верный признак надвигающейся бури. Рейчел плотнее запахнула жакет и встала - пора возвращаться домой. Из-за больной ноги на обратную дорогу придется потратить немало времени.
        Она уже сворачивала на тропинку, ведущую к дому, когда заметила на берегу женскую фигуру, закутанную в пальто темного цвета. Седые волосы развевались по ветру. Женщина отрешенно смотрела на океан.
        - Берта! - окликнула Рейчел.
        Ответа не последовало - должно быть, из-за воя ветра Берта не услышала, что к ней обращаются. Рейчел пожала плечами и уже решила оставить экономку наедине с ее мыслями, но вдруг передумала. Эта темная одинокая фигура выражала такое отчаяние, что Рейчел не смогла уйти и заковыляла к миссис Андерсон.
        - Добрый день! - попыталась Рейчел завязать разговор. - Надвигается буря, не так ли? И похолодало, я даже замерзла. Вот-вот хлынет дождь. Не хотите пойти вместе со мной домой?
        Пожилая женщина молчала. Когда Рейчел уже решила, что ответа не последует, та повернула голову. У Рейчел ноги подкосились от ужаса, когда она разглядела выражение глаз Берты. Экономка смотрела на свою хозяйку так отстраненно, будто видела впервые в жизни.
        - Вы хорошо себя чувствуете? - спросила Рейчел.
        - Конечно, хорошо. А вы что здесь делаете?
        - Просто решила погулять. - Рейчел старалась придать голосу легкость и бодрость. Сейчас она не была уверена в том, что у миссис Андерсон с головой все в порядке. - Вчера ночью я немного растянула лодыжку и подумала, что неплохо было бы пройтись, чтобы размяться. Если начать себя жалеть, можно с пустяком месяц в постели проваляться, правда?
        - Как это произошло? - Берта говорила, словно автомат, и казалось, ответ ее не интересует.
        - Вообще-то я получила серьезную травму несколько лет назад и до сих пор она время от времени дает себя знать. Вчера ночью я слишком спешила в конюшню Багряного и забыла об осторожности.
        Берта заметила все тем же безразличным голосом:
        - Мой муж сказал, что сигнализация включилась случайно.
        Рейчел кивнула.
        Несколько минут они молчали. Рейчел очень хотелось уйти, но что-то ее останавливало.
        - Действительно, становится прохладно, - заметила она таким тоном, словно разговаривала с тяжелобольной. - Берта, почему бы вам не пойти со мной? Стакан горячего чая сейчас был бы очень кстати.
        Миссис Андерсон кивнула.
        - Вот где это случилось, - сказала она через секунду.
        Рейчел с любопытством взглянула на нее.
        - Что случилось?
        - Вот где убили мальчика…
        Рейчел посмотрела туда, где океанский прибой разбивался о берег.
        - Вы о сыне Грегора Стэнлопа? Он здесь погиб?
        - Да. В тот вечер они с друзьями устроили вечеринку. Группка юнцов, большой костер и обильные возлияния. Ох уж эта молодежь! Никакого здравого смысла. Они начали подначивать друг друга, кто сможет вскарабкаться вон на тот утес.
        - В темноте? - Рейчел вздрогнула и посмотрела на утес. Его поверхность была почти отвесной, за исключением немногих углублений, напоминающих ступеньки, да кое-где торчащих чахлых кустиков, за которые можно было ухватиться.
        - Двоим это удалось, - продолжала Берта, - а Дуглас оступился, упал и сломал себе шею. И это изменило все, - добавила она патетически. - Все! Это было несправедливо!
        Через минуту, не сказав больше ни слова, Берта повернулась и тяжело пошла к дому. Рейчел осталась стоять с открытым ртом, даже не сделав попытки последовать за ней. Миссис Андерсон сегодня явно не нуждалась в каком-либо общении. Рейчел почувствовала прилив сострадания к ней, но что она могла сделать? Очевидно, Берта была очень привязана к семье Стэнлоп.
        Когда Рейчел, то и дело останавливаясь, добрела наконец до дома, первые капли дождя уже упали на землю. И горячий чай показался Рейчел самым лучшим, что только может быть на свете.
        Первым делом она отправилась на кухню и поставила на плиту чайник. Выглянув в окно, увидела автомобиль Юджина - значит, он дома. Самые противоречивые чувства вспыхнули в ней. Взволнованная, Рейчел пошла в гостиную. Юджина там не оказалось. Наверное, пошел в конюшню взглянуть на Багряного, подумала Рейчел и решила подняться в спальню, чтобы привести себя в порядок.
        Юджин стоял рядом с туалетным столиком. Как только Рейчел вошла, он резко обернулся. Его правая рука была сжата в кулак. Рейчел захотелось тут же броситься в объятия мужа, но она ограничилась приветливой улыбкой.
        - Привет, Джин! Я не сразу заметила, что ты вернулся. А я ходила прогуляться к океану. Как поездка? Без проблем?
        - Спасибо, отлично. - Его голос звучал немного хрипло, а в глазах застыло какое-то странное выражение, которое Рейчел не смогла определить. - У меня не было никаких проблем, пока я не приехал домой и не обнаружил вот это! - И он разжал кулак, из которого на столик со стуком упали обручальные кольца.
        Рейчел осторожно взглянула на мужа и вдруг поняла: он с трудом сдерживается, чтобы не заорать. Но ведь не она же виновата в том, что он забыл надеть кольцо.
        - Что-то случилось, Джин? - невинно осведомилась она, продолжая улыбаться.
        - Да, случилось! Когда я обнаружил твое кольцо на туалетном столике минуту назад, мне пришло в голову, что ты отправилась на поиски приключений, - ответил он грубо.
        Рейчел улыбнулась еще приветливее.
        - Как видишь, я здесь. И никуда не уезжала. - Она приподнялась на цыпочки и слегка коснулась губами его рта. Не дав мужу времени для наступления, Рейчел попыталась переменить тему разговора. - Ты голоден? Обед будет на столе через несколько минут. Как насчет выпивки?
        - Черт возьми, Рей, я пытаюсь говорить с тобой! - Юджин повысил голос.
        - О чем же? - Она подарила ему кроткий взгляд.
        - О том, что твое обручальное кольцо лежит на туалетном столике. Может быть, объяснишь, в чем дело?
        - А что объяснять? Твое кольцо лежит там же. Так чем же ты расстроен, Джин?
        - Я сказал тебе, чем: я подумал, что ты ушла!
        - Я никуда не уходила, - терпеливо повторила она.
        - В таком случае я хочу знать, почему ты сняла обручальное кольцо и положила сюда, - процедил он сквозь зубы.
        - Ответ очень простой, Джин. Я положила сюда мое кольцо, потому что здесь лежало твое. Извини, мне надо приготовить салат.
        Юджин схватил ее за руку, развернул лицом к себе и потребовал ответа:
        - Рей, в какую игру ты со мной играешь?
        Она покачала головой:
        - Не понимаю, о чем ты.
        - Ну конечно, черт возьми! Ты говоришь, что сняла обручальное кольцо лишь потому, что снял я, так?
        Рейчел собралась с силами и выдавила из себя еще одну лучезарную улыбку.
        - Мы же договорились строить наш брачный союз на основе равноправия.
        Юджин прищурился и хорошенько тряхнул жену за плечи.
        - А теперь послушай меня, внимательно послушай. Вчера утром я снял кольцо, чтобы не поцарапать его ненароком, когда буду работать в конюшне. Когда я уезжал в Кус-Бей, то спешил, и тебе это хорошо известно. Ты, конечно, помнишь, что до последней минуты я был занят установкой сигнализации и буквально побросал одежду в чемодан и уехал. Я просто забыл надеть кольцо, вот и все.
        - Может быть, в следующий раз не забудешь, - прошептала Рейчел, выскальзывая из его рук.
        - Ты, маленькая ведьма! - Он вновь поймал ее руку. - Чего ты хотела добиться? - Глаза Юджина от злости превратились в щелочки. - Ты хотела проучить меня, да?
        - Теперь ты послушай меня. - Рейчел смотрела мужу прямо в глаза. - Когда я вчера вечером увидела на туалетном столике твое кольцо, я была просто вне себя. Все твои сотрудники и сотрудницы знают, что ты недавно женился. Интересно, что они подумают, когда увидят, что ты не носишь обручального кольца? Не исключаю, что особо активные дамы тут же признали место миссис Галвестон вакантным и принялись охмурять тебя. Ни один мужчина не устоит перед усиленно домогающейся его внимания красоткой. А может, ты хотел этого внимания и поэтому «забыл» кольцо? Ну как, устраивает тебя моя версия?
        - Только женщина способна сочинить подобный сценарий! - зарычал Юджин.
        - Кстати, если ты не успел заметить, я - женщина.
        Юджин рассвирепел.
        - Не наглей, Рей!
        - Я вовсе не наглею, просто у меня есть свои принципы. - Она попыталась высвободиться из его рук, не безуспешно.
        - Кажется, я начинаю кое-что понимать, - глубокомысленно протянул Юджин. - Ты действительно была расстроена. Ты подумала, что я нарочно оставил кольцо дома, и решила проучить меня.
        Рейчел ответила, тщательно подбирая слова:
        - Давай просто скажем, что я была раздражена той легкостью, с какой ты забыл надеть обручальное кольцо. Для меня это символизирует твое небрежное отношение к нашему брачному союзу и данным друг другу перед алтарем обязательствам.
        К ее изумлению, взгляд Юджина стал мягким, а на губах заиграло некое подобие улыбки.
        - Ты чертовски хорошо знаешь, что меня нельзя даже заподозрить в том, что я отношусь к нашему союзу небрежно.
        - А ты не станешь отрицать, что мое умозаключение возникло не на пустом месте, - выпалила Рейчел в ответ.
        - Еще как стану. Ты не права, Рей. Я женатый человек независимо от того, помню я об обручальном кольце или нет.
        Рейчел по тону почувствовала, что это не просто красивые слова, и глубоко вздохнула.
        - Я верю тебе. Если тебе станет легче от моего признания, то скажу: я также признаю наши брачные узы, даже если и не надеваю обручальное кольцо.
        Несколько минут они пристально вглядывались друг в друга, словно оценивая искренность партнера. Потом Юджин порывисто привлек Рейчел к себе.
        - Я рад, что ты так серьезно относишься к нашему союзу.
        Бурная радость затопила все существо Рейчел. Она обвила его шею и прошептала:
        - Рада приветствовать тебя дома, Джин.
        Он засмеялся тихим сдавленным смехом.
        - Спасибо, но будь добра, больше не преподноси мне подобных сюрпризов! Я не уверен, что в состоянии выдержать еще один такой удар.
        Рейчел подняла голову.
        - Для тебя это действительно было ударом - увидеть мое кольцо рядом с твоим?
        Он запустил пальцы в волосы жены и впился в ее губы с первобытной страстью.
        - Да. Но теперь я вряд ли забуду надеть кольцо в следующий раз, когда придется уехать из дома.
        - Вот и прекрасно.
        Юджин рассмеялся, услышав в ее голосе глубокое удовлетворение. Он поймал руку Рейчел и ловко надел кольцо ей на палец.
        - Миссис Галвестон, вы выдаете сюрпризы один за другим! Кто бы мог подумать, что тебя обуяет примитивная гордыня? Ты всегда казалась мне такой… такой…
        - Мягкой? Спокойной? Рассудительной? Уравновешенной?
        Юджин криво усмехнулся, надевая собственное кольцо. Затем его пальцы принялись расстегивать пуговицы на блузке Рейчел.
        - Да, что-то в этом роде.
        - Джин, а как же обед? - воскликнула Рейчел больше для приличия, чем из-за того, что проголодалась.
        - Обед подождет. В данный момент у меня другие планы.
        - Я заметила. - Рейчел счастливо вздохнула и отдалась в ласковые руки мужа.

8

        - А знаешь, вчера около полуночи я испытала настоящий шок, - сказала Рейчел, когда они с Юджином наконец сели обедать.
        - Что случилось?
        - Джералд случайно включил сигнализацию на конюшне. И я пошла проверить, все ли в порядке. - Рейчел подробно рассказала о своих ночных приключениях. - Кажется, купленная тобою система сигнализации слишком чувствительна, - заключила она.
        - Сигнализация и должна быть такой. - Юджин пристально взглянул на жену. - Какого дьявола ты бросилась туда проверять, а? Ночью! В конюшне мог оказаться какой-нибудь наркоман, сбежавший из тюрьмы преступник, озверевший бродяга, да мало ли кто!
        Рейчел вздохнула и поднесла к губам бокал.
        - Успокойся, Джин! Ничего же не произошло.
        Но Юджин продолжал кипятиться.
        - Это невероятная глупость, Рей! Во-первых, я перед отъездом дал Андерсону четкие инструкции. Во-вторых, следовало позвонить в полицию, а не геройствовать.
        - Но Джин…
        - Я еще не закончил, - оборвал он и, отставив тарелку, еще минут пять объяснял Рейчел все безрассудство ее поведения.
        Рейчел, слушая вполуха, думала, что у Юджина явный талант читать нравоучения. Сказать о своей любви он затрудняется, зато может запросто переплюнуть Цицерона, когда дело доходит до нотаций. Она подождала, пока красноречие Юджина наконец иссякнет, а затем ласково улыбнулась.
        - Ну, все сказал?
        - Да ты что, не воспринимаешь меня серьезно? - возмутился он.
        Она положила ладонь ему на руку.
        - Вовсе нет. Я знаю, что ночью забыла об осторожности, но все ведь закончилось благополучно. Сейчас я способна рассуждать трезво и в твоей лекции не нуждаюсь. Лучше расскажи о своей поездке в Кус-Бей.
        Юджин пробормотал нечто похожее на обещание никогда не поучать жену и, подлив в бокалы вина, начал обстоятельно отвечать на ее вопрос.
        - Поездка получилась довольно удачной. В любом случае мы спасли имущество Кросби - я как-то рассказывал тебе об этом клиенте. Ситуация, в которую он попал, - классический случай сочетания упорной работы и скверного менеджмента. Понимаешь, даже каторжная работа от восхода до заката не принесет фермеру или владельцу ранчо ни крохи, если отсутствует правильное управление. Те, кто держит нос по ветру, это понимают. Кросби же консервативен до неприличия, чем напоминает мне отца. Вкладывает огромные средства в землю, но ни цента - в менеджера.
        - У твоего отца не было компании «Галвестон и К°», в которую можно было бы обратиться за советом и помощью, - мягко заметила Рейчел.
        - Зная отца, я осмелюсь предположить, что он не воспользовался бы этой помощью, даже если бы ему ее предложили бесплатно. Он был потомственным скотоводом и пребывал в уверенности, что знает о разведении крупного рогатого скота все необходимое. Ему не приходило в голову, как много значит управление. Поэтому отец и потерял то, что было для него самым важным, - свою землю и свою женщину. И я полагаю, что после этого у него не осталось того, ради чего стоило бы жить.
        Рейчел знала, что отец Юджина погиб в автомобильной катастрофе. Кое-кто подозревал самоубийство, поскольку других машин в это время на шоссе не было, некоторые считали, что водитель находился в нетрезвом состоянии и не смог справиться с управлением. Вскоре после трагедии Теодор Шервуд, знавший семейство Галвестонов долгие годы, предоставил Юджину работу на своих конюшнях.
        Рейчел тяжело вздохнула и поспешила перевести разговор на более веселую тему.
        На следующее утро после очередной бурно проведенной ночи молодожены разговорились за завтраком о Джералде Андерсоне и, в частности, о том, какие причины у него были подозревать Рейчел в том, что она выпустила Багряного.
        - Я, кажется, догадываюсь, - сказала наконец Рейчел.
        - Да? Может быть, поделишься со мной? - предложил Юджин.
        Она вздохнула.
        - Видимо, Берта заметила, что мы… что мы спим в разных комнатах. Уборка ведь входит в ее обязанности. Согласись, несколько странно, что молодожены в самом начале медового месяца спят раздельно. А на днях она подслушала наш с тобой спор, помнишь, когда Джилл Боуэн приходил пригласить нас на вечеринку? Подозреваю, что Берта сделала выводы о состоянии нашего брака и поделилась со своим мужем.
        - Понимаю, - кивнул Юджин. - К тому же ты и вела себя как несправедливо обиженная мужем женщина, не так ли?
        Рейчел с удивлением уставилась на него:
        - Мне так не казалось.
        Рот Юджина изогнулся в снисходительной усмешке.
        - Ладно, теперь понятно, откуда Андерсон взял свои идеи. Но все это уже позади, правда? Мы вывели наш брак на путь истинный и уже не свернем с него. Больше никаких ссор, бурь или вспышек раздражительности! И никаких страхов!
        Рейчел подняла брови и елейным голоском заметила:
        - Говори все, что хочешь, Джин! Я на все согласна! - Она отдавала себе отчет, что поддразнивает его.
        Юджин засмеялся и галантно поцеловал руку жены.
        - Давайте, миссис Галвестон, выпьем по чашечке кофе и съедим что-нибудь вкусненькое. Остались еще горячие булочки?
        - Ты же только что съел их, обжора!
        - Кажется, у меня разыгрался аппетит.
        И тут из гостиной раздался телефонный звонок. Недовольно фыркнув, Юджин пошел к аппарату. По первым же произнесенным им фразам Рейчел поняла, что в офисе
«Галвестон и К?» случилось что-то серьезное, требующее вмешательства шефа.
        - Хорошо, Берт, успокойся, - говорил Юджин. - Дентли на месте? Как в отпуске?! Немедленно свяжись с ним и прикажи явиться в офис. - Последовала пауза, потом Юджин чертыхнулся. - Нет связи? В следующий раз, когда этот тип возьмет отпуск, позаботься, чтобы связь была. - Он взглянул на часы. - Я скоро выезжаю. Скажи мистеру Кросби, чтобы зря не волновался. Он не потеряет землю в ближайшие сорок восемь часов и получит свой кредит. Увидимся в три часа. Теперь, Барт, слушай внимательно. До моего приезда тебе надо предпринять следующее…
        Рейчел прислушалась к инструкциям, которые свидетельствовали о прекрасном знании Юджином своего дела и четкости мышления. Затем трубка с громким стуком легла на аппарат. Быстрым шагом Юджин вернулся в кухню и потянулся к чашке кофе, которую налила ему Рейчел.
        - Ты слышала разговор? - спросил он.
        - Собираешься сегодня опять ехать в Кус-Бей? - Она села напротив и взяла свою чашку.
        - Боюсь, что да. Один из наших клиентов попал в беду, ему грозит банкротство. А у меня в офисе сейчас дефицит кадров. Управляющий Дентли в отпуске где-то на Богом забытых океанских просторах, с ним нет связи. Обычно я не вмешиваюсь, пока ситуация не становится критической. Сейчас именно такой случай.
        Рейчел деловито кивнула.
        - Для меня это будет хорошей возможностью познакомиться с работой твоей фирмы. Мы останемся в Кус-Бее на ночь?
        Юджин подмигнул ей.
        - Я вернусь ночевать домой, так что тебе нет смысла ехать со мной. Забыла, у нас все еще продолжается медовый месяц?
        Рейчел заискивающе улыбнулась.
        - Конечно, но ведь мы с тобой еще и деловые партнеры, ты же с самого начала ясно дал это понять. А сейчас мне представляется прекрасная возможность начать знакомиться со своей новой работой.
        Он метнул на нее сердитый взгляд.
        - Только после окончания медового месяца.
        - Зачем же откладывать, Джин? По-моему, мне лучше поехать с тобой сейчас. Я встречусь с сотрудниками и увижу, кто на что способен. В экстремальной ситуации люди раскрываются с самой неожиданной стороны.
        - Аврал не самый подходящий случай для знакомства с новой работой, - отрезал Юджин.
        Рейчел с досады прикусила губу.
        - Значит, ты отказываешься взять меня с собой?
        - Останешься дома! - взорвался он. - Черт возьми, тебе сейчас надо привыкать к своему новому семейному статусу, а не хлопотать по поводу новой работы! Она от тебя никуда не денется!
        - А почему бы и нет? - упрямилась Рейчел, начиная сердиться. - Ведь работа и есть основная причина, по которой ты взял меня в жены, не так ли? Иными словами, ты меня нанял.
        - Нанял тебя! - Чашка Юджина со звоном полетела на пол. Он уставился на Рейчел горящим от ярости взглядом. - Я нанял тебя?! Какого дьявола ты так говоришь? Я не нанимал тебя, я женился на тебе!
        Рейчел вздрогнула.
        - Извини, оговорилась.
        - Оговорилась? - с угрозой переспросил он. - Ты ставишь знак равенства между словами «нанять» и «жениться» и называешь это оговоркой?
        - Успокойся, Джин. - Она уже жалела о своей несдержанности.
        - Как же трудно с тобой! - Юджин вскочил на ноги, его лицо пылало гневом. - Давай уточним одну вещь, Рейчел Галвестон. Не так давно ты заполняла не заявление о приеме на работу, а брачную анкету! И в данный момент у тебя не испытательный срок, а медовый месяц! Ты моя жена, а не подчиненная! Прошу тебя, попытайся это уяснить в ближайшие сутки.
        - Юджин…
        - Все! Разговор окончен! А сейчас я собираюсь увидеться с парнем, который продал мне сигнализацию. Мне хотелось бы установить еще кое-что в конюшне. - Даже не удостоив Рейчел взглядом, он вышел из кухни.
        Когда она вновь поднесла чашку ко рту, ее Пальцы дрожали. Она медленно выпила кофе, стараясь успокоиться. Потом улыбнулась сама себе. Глаза ее возбужденно горели. Обучение Юджина Галвестона искусству любви - дело рискованное, Рейчел об этом догадывалась, но ей казалось, что она знает, как укротить мустанга. В вызове, брошенном Юджину, ей виделось что-то азартное. По крайней мере, в случае моего поражения, размышляла Рейчел, заниматься с ним любовью будет так же приятно, как и в случае победы. Главное - этот мужчина наконец-то начал обращать на меня серьезное внимание!
        Она не испытывала такой гордости с тех самых пор, когда участвовала в скачках на одной из лошадей отца и выиграла кубок.

        Перед отъездом Юджин удивил жену, объявив:
        - Я надумал пригласить к нам в следующую пятницу друзей. - Произнося это, он наблюдал за выражением ее лица. - Стива и Лауру Кендалл. Они хорошие ребята и понравятся тебе.
        Рейчел покорно кивнула.
        - Я помню Стива. Он все еще выступает в родео?
        - Нет. Как и я, выбился в люди и вышел из игры прежде, чем переломал себе все кости. Он теперь преподает в колледже, даже имеет научную степень.
        Рейчел улыбнулась: трудно представить ковбоя родео, который имеет научную степень. Но Юджин остался серьезным.
        - Я знаю, что вы, аристократы, думаете о ковбоях. По-вашему, мы способны лишь на то, чтобы возиться с животными, глушить пиво и травить грубые анекдоты.
        Она покачала головой.
        - Если я и имела когда-либо такое представление о ковбоях, то ты ведь уже поставил меня на место, не так ли? Сам-то ты преуспел в жизни, так почему я должна думать, что другие не могут?
        Юджин печально улыбнулся.
        - Извини, не хотел обидеть тебя. Иногда старые душевные раны дают себя знать.
        И старые чувства тоже, добавила про себя Рейчел.
        - Попроси Берту помочь тебе приготовить обед в пятницу вечером, - сказал Юджин. - Нет надобности выбиваться из сил. Хочу, чтобы вечер доставил тебе удовольствие. Думаю, вы с Лаурой найдете общий язык.
        Рейчел рассеянно кивнула, но по тону мужа поняла: ему действительно хочется, чтобы она подружилась с этой женщиной. Может быть, он пытается найти для молодой жены подружку в округе, чтобы та не ощущала себя одинокой вдали от родительского дома. Рейчел почувствовала, что благодарна Юджину за заботу.

        Привлечь миссис Андерсон к приготовлению праздничного ужина оказалось неожиданно трудным делом. Та внимательно ознакомилась с составленным молодой хозяйкой меню и скептически заметила:
        - Миссис Стэнлоп никогда не подавала своим гостям ничего подобного. Мистер Стэнлоп жарил мясо на вертеле, всю тушу целиком. Всем нравилось. Простая и здоровая пища.
        Рейчел кивнула.
        - О да, но я предпочитаю побаловать своих гостей деликатесами.
        - Поступайте, как считаете нужным, мэм, но на меня не рассчитывайте. Приготовить салаты, накрыть на стол - это пожалуйста. А ко всем этим лягушкам-устрицам я не подойду даже под страхом смертной казни! - предупредила миссис Андерсон.
        Когда она ушла, Рейчел вздохнула. Не легче ли все сделать самой? - подумала она. Ей нравилось готовить, а к Берте она обратилась лишь потому, что Юджин так захотел. И что из этого вышло?

        Следующие три дня прошли без происшествий. Юджин занимался мелкой работой в доме и на конюшне. Что касается бизнеса, то он ограничивался ежедневными звонками в офис. Они ездили за покупками в ближайший супермаркет и даже навестили одного из друзей Юджина.
        На протяжении всего времени Рейчел замечала, что Юджин внимательно следит за ней, словно во всех ее словах и поступках ищет подтверждения, вошла ли она в роль жены. Порой это лишало ее присутствия духа, а в другие моменты казалось добрым знаком.
        По ночам Юджин любил ее с такой страстью и одержимостью, что Рейчел стала подумывать: а не использует ли он сексуальные отношения, чтобы прочнее привязать ее к себе? Занимаясь любовью, он дожидался, пока Рейчел не разразится криком наслаждения, и только потом позволял и себе получить удовлетворение.
        В четверг утром Рейчел приоткрыла дверь гостиной - посмотреть, там ли Юджин. Он в это время разговаривал по телефону. Заметив жену, он прервал разговор, довольно бесцеремонно распрощался с собеседником и положил трубку. Рейчел успела услышать лишь последние слова:
        - Ты знаешь, чего я хочу! С моей стороны все организовано. Просто убедись, что и с твоей стороны приняты все меры. Поговорим позже.
        Юджин, еще не остыв от разговора, недовольно посмотрел на жену.
        - В чем дело?
        - Ни в чем. Я собиралась на прогулку к океану. Хотелось бы узнать, но составишь ли ты мне компанию. Но если ты занят, я подожду.
        - Да нет! - Он встал. - Пошли. - И Юджин чуть ли не вытолкал ее за дверь, словно горел желанием увести подальше от телефона.
        Рейчел хотела потребовать объяснений, но что-то ее остановило. Она инстинктивно почувствовала, что Юджину это не понравится, и решила пустить дело на самотек. Оставалось еще много областей, где Рейчел чувствовала необходимость быть очень осторожной со своим мужем. Утешало то, что и он в свою очередь проявлял осмотрительность. Ситуация была пикантной, и часто Рейчел задавала себе вопрос, чем все это закончится.

        Наступила пятница. Рейчел решила неукоснительно следовать разработанному ею меню, и миссис Андерсон пришлось подчиниться воле хозяйки.
        Юджина очень забавляла маленькая конфронтация между его женой и экономкой. Рейчел рассказала ему об этом по секрету. Теперь Берта знает истинный характер новой хозяйки дома. Действительно, Рейчел поначалу кажется мягкой и застенчивой, готовой к компромиссам, но под этой мягкостью скрывается жесткий характер. Юджин убедился в этом на собственном опыте и поэтому в глубине души радовался, что в заблуждении не оказался одинок. Но еще больше его радовало, что Рейчел все увереннее утверждалась в качестве хозяйки дома и хранительницы семейного очага. Однако разговор об установленном им же самим трехмесячном сроке до сих пор не состоялся, и это не давало ему покоя.
        Не раз Юджин хотел начать его, чтобы закончилась эта мучительная неопределенность, чтобы Рейчел больше не думала об их союзе как о трехмесячной авантюре. Но каждый раз пасовал: не хватало силы духа. Юджина это удивляло, так как он до сих пор не замечал за собой манеры откладывать важные дела в долгий ящик. Он привык смотреть жизни в лицо и заставлять события течь по определенному им руслу. Но сейчас просто терялся в догадках, как удержать Рейчел навсегда, а не на три месяца.
        В пять часов вечера Рейчел появилась в спальне, чтобы переодеться. Юджин только что вышел из-под душа.
        - К обеду все готово? - спросил он.
        - Вроде да. За стол сядем примерно в половине восьмого. - Она проскользнула мимо него к ванной, на ходу расстегивая блузку.
        Она все еще стеснялась, и Юджин знал, что Рейчел закончит раздеваться только за закрытой дверью. Он не понимал этого. Ведь каждую ночь она факелом загорается в его объятиях, и куда только девается ее стеснительность! Рейчел становится страстной и требовательной. Но если она считает, что будет с ним такой всего лишь три месяца, а затем скажет, что они квиты, то лучше бы ей еще раз подумать…
        - Рейчел! - Юджин решительно шагнул к ванной.
        Настойчивость в его голосе насторожила Рейчел, и она вопросительно взглянула на мужа через плечо.
        - В чем дело, дорогой?
        Юджин скрестил руки и прислонился к стене.
        - Нам надо поговорить. - Он старался говорить как можно спокойнее.
        - О чем же? О твоих планах на будущее, о моих планах? - Рейчел, склонив голову, с любопытством посмотрела на него. - И что ты хочешь знать?
        - Рей, я имею право знать, что ты собираешься делать через три месяца. Я хочу знать, по-прежнему ли ты намереваешься расторгнуть наш брачный союз.
        Она не сводила с Юджина своих огромных бездонных глазищ. Обычно он мог прочесть мысли Рейчел, едва лишь взглянув в эти омуты, но не сегодня!
        - Джин, вряд ли сейчас подходящий момент для обсуждения столь серьезного вопроса. До прихода гостей осталось менее часа, а я даже не одета.
        - Ты хочешь убежать от меня через три месяца? - опять повторил Юджин, словно не слыша ее.
        Рейчел рассердилась и решительно взялась за ручку двери, ведущей в ванную, но все же бросила:
        - Если через три месяца сложится неблагополучная ситуация, я уверена, мы оба отнесемся к… расторжению нашего союза как взрослые и деловые люди. Я ответила на твой вопрос?
        Юджину показалось, что пол уходит из-под ног. Значит, она все еще думает уйти. Он не мог в это поверить. Ведь она осваивается в новом доме, входит во вкус семейной жизни, ждет начала работы в его офисе. Интимная сторона их брака тоже в порядке и даже больше. Чего еще может желать женщина?
        Юджин искал какие-то исключительные, незатасканные слова, которые проникли бы Рейчел в самое сердце и после которых она бы и помыслить не могла уйти, но не находил.
        Однако Юджин не привык пасовать перед трудностями. Он знал, что нельзя сдаваться, пока не перепробуешь все варианты. Лаской он еще ничего не добился, поэтому решил попробовать кнут и строго спросил:
        - На каком основании ты сделала вывод, что я позволю тебе превратить семейную жизнь в трехмесячную любовную интрижку, а, Рей?
        Она пожала плечами и спокойно заметила:
        - Успокойся, Джин. Ты ведешь себя неразумно.
        - Я веду себя неразумно?! Это ты, маленькая дурочка с головой, набитой ватой, почему-то решила, что имеешь законное право творить глупости! И все лишь потому, что наш брак не напоминает тебе романтичный праздник, о котором ты бредила!
        - Успокойся, Джин, - устало повторила Рейчел. - Скоро придут гости, а у меня еще масса дел.
        Рейчел уже открывала дверь ванной. Юджин двинулся к жене медленными, крупными шагами. Невольно в его сознании возникла аналогия: это напоминает обращение с норовистой лошадью. Если двигаться слишком быстро, она поднимет хвост и ускачет. А если стоять на месте, капризуля решит, что выиграла схватку, и позднее с ней будет еще труднее справиться.
        - Не знаю, с чего у тебя сложилось столь легкомысленное представление о брачном союзе, Рей, но уже пора наставить тебя на путь истинный. А кто сделает это лучше мужа? Я скажу тебе, в чем заключается брак. В том, чтобы оберегать друг друга в этой жестокой жизни. В том, чтобы выполнять клятвы в верности и преданности, которые давались перед Богом и людьми. В том, чтобы строить вместе жизнь и делить все пополам - горести и радости. И если ты думаешь, что я позволю тебе ускользнуть от выполнения данных тобой обещаний, ты ошибаешься. Предупреждаю: на этой планете нет уголка, где я бы не отыскал тебя. Если захочу, я могу быть весьма жестким и суровым, запомни это!
        - Мне не нужна твоя лекция о браке, черт побери! - вспылила Рейчел, резко захлопнула за собой дверь ванной и заперлась на щеколду.
        Через минуту Юджин услышал, как полилась вода. Крепко выругавшись, он ударил ладонью по косяку и отправился одеваться к приходу гостей.

        Едва увидев Лауру Кендалл, Рейчел поняла, что Юджин оказался прав: ей действительно понравилась эта женщина. Маленькая, хрупкая и белокурая, она не блистала красотой, но обладала милой улыбкой и теплыми синими глазами. И она была беременна.
        - У меня уже семь месяцев, - доверительно шепнула она Рейчел, улучив минутку. - Мы с мужем ждем не дождемся рождения ребенка. Слишком долго откладывали, и оба уже начали волноваться - вдруг не получится. - Она внимательно осмотрела дом и заключила: - Ваше бунгало слишком велико для двоих, так что вам с Юджином следовало бы немедленно приняться за дело.
        Рейчел улыбнулась, понимая, что Лаура дает совет от чистого сердца, и решила не говорить о том, что Юджин никогда не касался этой темы. Так что вполне возможно, дети его не интересуют.
        А Лаура продолжала щебетать:
        - Действительно, какая громадина! Я представляла нечто в этом роде, когда услышала, что Джин купил дом по своему вкусу. Он всегда все делает с размахом. И всегда очень тщательно составляет планы, как хороший генерал перед битвой. Никогда ничего не предпринимает, если не уверен на сто процентов. Такое впечатление, что он держит под контролем все на свете, правда?
        Все на свете, кроме меня, грустно подумала Рейчел. Вспомнив короткую яростную перепалку перед приездом гостей, она заволновалась. Через несколько часов они с Юджином снова останутся вдвоем. Не требуется обладать даром ясновидения, чтобы понять: Юджин не считает разговор завершенным.
        - Вы давно знаете Юджина? - спросила Лаура.
        - Давно. Я была еще ребенком. Потом он надолго уехал, и мы снова встретились лишь несколько месяцев назад.
        Лаура кивнула.
        - Стив рассказывал мне что-то о прошлом Юджина. Оно было довольно тяжелым?
        - Да. Его родители потеряли семейное ранчо, потом мать Юджина бросила их с отцом.
        Лаура с любопытством взглянула на собеседницу.
        - Насколько я понимаю, Юджин был предоставлен сам себе?
        - В большей или меньшей степени. Но, думаю, характер его окончательно сформировался после того, как он стал выступать в родео.
        Лаура тяжело вздохнула.
        - Да уж, нескольких выступлений в родео достаточно для того, чтобы человек спился! Каждодневный риск. Постоянные переезды из города в город. Жизнь на износ. Нет никакой финансовой стабильности, никогда не известно, разобьешься ты при следующем падении насмерть или же отделаешься несколькими ушибами. - Она вздрогнула. - Не могу даже передать, как я рада, что Стив больше не выступает. Должно быть, и вы рады, что у Юджина хватило ума и решимости сделать то же самое.
        - Рада. А многие не могут оставить родео, не могут жить без риска. Конечно, и Стиву, и Юджину воли не занимать, им пришлось колоссально потрудиться над созданием новой карьеры, - сказала Рейчел.
        Действительно, большую часть жизни Юджин только тем и занимался, что боролся за существование. Он пробивался в люди сам, собственными силами, поэтому давно научился ни на кого не полагаться. Рейчел это знала, но только теперь до нее по-настоящему дошло, насколько трудной была жизнь ее мужа.
        - Что-то случилось? - встревожилась Лаура, обеспокоенная тем, как застыл взгляд собеседницы.
        - Нет, - медленно покачала головой Рейчел. - Ничего не случилось! Просто я поняла, что была слепа и глуха. Я слишком много внимания уделяла собственным чувствам, упивалась собой. Я не смогла понять… - Она запнулась. - Впрочем, не обращайте внимания. Давайте лучше спустимся вниз и присоединимся к мужчинам. Они, наверное, близки к голодному обмороку.
        Юджин, не прекращая беседы со Стивом Кендаллом, посмотрел на жену, спускающуюся по лестнице вместе с Лаурой. Их взгляды встретились. По выражению глаз мужа Рейчел поняла, что он готов пойти на все, чтобы удержать ее. А это значит - он ее любит! Господи, как же она виновата перед Юджином! Он совершенно не заслуживал всего того, что она наговорила ему перед вечеринкой.
        При появлении Рейчел и Лауры мужчины встали. Стив, высокий стройный человек со смеющимися карими глазами и ласковой улыбкой, предложил жене стакан апельсинового сока и спросил:
        - Как тебе дом, милая? Я только что восхищался тем, что Юджин с честью одолел долгий путь от дешевых меблирашек до собственного особняка.
        - То же самое можно сказать и про тебя! - Лаура взволнованно погладила мужа по руке и улыбнулась новой подруге. - Я только что говорила Рейчел, что они с Юджином должны как можно скорее заполнить этот дом малышами. Ведь в большом доме должна жить большая семья.
        Понимая, что в эту минуту Юджин наблюдает за ней более внимательно, чем обычно, Рейчел покраснела.
        - Прошу извинить меня, - сказала она, - мне надо проверить, как идут дела на кухне. - Рейчел не сомневалась, что Берта, которая стала шелковой после того, как хозяйка устроила ей маленькую взбучку, отлично со всем справится. Но ей было необходимо хотя бы ненадолго уединиться и спокойно все обдумать.

        Когда Кендаллы ушли, молодые супруги вновь остались вдвоем. Даже развлекая гостей светской беседой, Рейчел не переставала думать, что скажет мужу, но так ничего достойного и не придумала. В душе царило смятение. Рейчел не знала, следует ли сразу объявить о своем намерении остаться здесь навсегда или подвести Юджина к этому более сложным и тонким путем. Каким же именно? Все варианты казались ей банальными. В конце концов Рейчел решила попытаться найти средний путь.
        - Все прошло хорошо, правда? - заметила она, блаженно опускаясь в спальне в уютное кресло и скидывая туфли. - Мне было приятно познакомиться со Стивом и Лаурой.
        Юджин промолчал, видимо думая о чем-то своем.
        - Я несколько беспокоилась, что Берта в самый неожиданный момент выкинет какой-нибудь фортель, но все обошлось, - с нарочитой безмятежностью продолжала Рейчел. - Вечер удался на славу!
        Юджин продолжал молчать, и Рейчел, взглянув на мужа, занервничала. Такого странного выражения лица она у него еще не видела.
        - А тебе не приходило в голову, что ты можешь забеременеть? - спросил он вдруг, пристально глядя Рейчел в глаза.
        Она едва не задохнулась, вспомнив о крошечных пилюлях, которые принимала уже несколько недель.
        - Нет, это пока невозможно. Видишь ли, перед свадьбой я была у врача, и он выписал мне кое-что…
        - Понимаю. - Юджин продолжал испытующе рассматривать ее.
        Рейчел занервничала: разговор складывался вовсе не так, как она планировала.
        - Джин, я бы хотела поговорить с тобой. Ну, о том, что мы обсуждали до прихода гостей…
        Он будто не расслышал и продолжал смотреть на жену печально и серьезно.
        - Я был бы хорошим отцом, Рей. Ты, вероятно, об этом не задумывалась, подозревая у меня дурную наследственность. Но я никогда бы не смалодушничал, как мой отец, и не бросил бы своего ребенка на произвол судьбы, сколь бы тяжело мне ни пришлось. Понимаешь? Тебе нечего опасаться, что я оставлю тебя и ребенка. Можешь мне поверить, Рей.
        От волнения у нее на глазах выступили слезы.
        - Я верю тебе! - прошептала Рейчел. - Верю!
        - В день нашей свадьбы я обещал перед свидетелями, что буду предан тебе, помнишь?
        - Помню.
        - Колебалась ты, а не я.
        - И сожалею об этом. - Рейчел встала с кресла и медленно подошла к мужу, робко улыбаясь. - Я в последнее время столько ошибалась…
        Он с тревогой посмотрел на жену.
        - В чем ты ошибалась?
        - Почти во всем. Пора тебе знать, дорогой, что я намерена посвятить себя семье. И никуда я не уеду ни через три месяца, ни через три года! Конечно, если только ты сам не попросишь меня об этом. - И она обвила его шею руками.
        Глаза Юджина вспыхнули надеждой, и он, с облегчением вздохнув, крепко прижал к себе жену.
        Рейчел даже не заметила, как оказалась распростертой на кровати. Юджин раздевал ее так нежно и деликатно, что она чуть не заплакала.
        - Обними меня, Рей! - хрипло прошептал Юджин.
        И она обняла его так, будто от этого зависела ее жизнь.

9

        Уик-энд Юджин провел в сплошных удовольствиях, которые выпадают на долю счастливого женатого мужчины. Он обнаружил, что у состоящего в браке человека есть масса преимуществ перед холостым, и не последнее из этих преимуществ - комфортное чувство удовлетворенности.
        - Старина, у меня отличные новости, - объявил он Багряному в понедельник утром.
        Багряный, собиравшийся после завтрака вздремнуть, сонно заморгал. Юджин засмеялся и потрепал лошадь по гриве.
        - Она наконец-то пообвыклась с новым для себя статусом замужней дамы, - сообщил Юджин. - Больше никаких разговоров о трехмесячных отсрочках или о деловом партнерстве. Медовый месяц начался со скандала, но теперь все утряслось. Кто бы мог подумать, что такая маленькая женщина способна вместить в себя так много строптивости и упрямства?
        Багряный предпочел воздержаться от ответа.
        - А знаешь, она любит меня, - сияя, похвастался Юджин.
        Он помнил, что Рейчел призналась ему в любви в первую брачную ночь, но после ссоры больше ничего подобного не говорила. Это было единственное обстоятельство, которое все еще беспокоило Юджина. Рейчел сдала все свои бастионы, кроме последнего.
        Только сегодняшним утром Юджин осознал это. И тогда его осенило, что надо преодолеть еще один барьер. Впрочем, я не должен беспокоиться из-за этого, сказал себе Юджин, я получил от Рейчел все, что хотел. Наконец-то она посвятила себя браку. Даже сообщила, что доверит мне быть отцом своих детей.
        Это признание потрясло Юджина, он даже не представлял себе, как важен для него будет разговор о детях. Когда он увидел Лауру Кендалл беременной, то думал лишь о том, как, вынашивая его ребенка, будет выглядеть Рейчел. Потом ему пришло в голову, что она может не захотеть иметь ребенка от человека, выросшего в неблагополучной семье. Эта мысль вызвала у Юджина озноб.
        До свадьбы он совсем не думал об этом. Он считал само собой разумеющимся, что при известных обстоятельствах дети появляются на свет. Они частицы будущего, а он был полон планов, как построить свое будущее. Но до визита Кендаллов тема детей существовала где-то на периферии его сознания. И вдруг - захватила его целиком, грозя превратиться в навязчивую идею. И когда Рейчел заверила, что не возражает против того, чтобы он стал отцом ее детей, Юджин испытал непередаваемое облегчение.
        Теперь между ними остался только один барьер, преодоление которого было удивительно важно для Юджина: он хотел услышать от Рейчел слова любви, как в ту, первую, их ночь.
        - Ладно, старина, теперь мне надо заняться пристанищем твоей будущей соседки. Не хотелось бы шокировать маленькую леди. Ты ведь даже не догадываешься, каковы аристократки. К ним надо подходить в бархатных перчатках…
        Именно так я поступаю с Рейчел, сказал себе Юджин. Ему и в самом деле казалось, что у его жены много общего с чистокровной лошадкой, которую привезут сегодня днем. Обе ласковые и в то же время упрямые, и обеим требуется твердая рука.
        Покупая эту лошадку, Юджин понимал, что это может оказаться для его жены сюрпризом, от которого она поначалу вряд ли придет в восторг. Но он был оптимистом и не сомневался, что когда-нибудь Рейчел будет благодарна за то, что он собирается для нее сделать.
        А собирается он вернуть жену в седло. Когда Рейчел вновь откроет для себя радость, которую когда-то испытывала, занимаясь верховой ездой, она почувствует к Юджину благодарность. Благодарность и любовь. Поэтому он попросил Теодора Шервуда присмотреть подходящую лошадку, и на прошлой неделе мужчины по телефону заключили сделку. Свидетельницей именно того разговора и стала Рейчел.

        Наконец Рейчел начала по-настоящему наслаждаться своим медовым месяцем. Позади был странный период, состоящий из взлетов и падений, неожиданных поворотов, но теперь она чувствовала себя безмятежно.
        Несомненно, со дня свадьбы она многое узнала о своем муже, но узнала и кое-что о себе самой. Например, Рейчел не подозревала, что окажется столь чувственной и страстной. Она догадывалась, что и Юджин в равной степени удивлен этим, но слишком деликатен, чтобы делать какие-либо комментарии на эту тему. Она также никогда не догадывалась, что может быть упрямой, капризной, требовательной. Однако за последние несколько недель убедилась, что обладает всеми этими качествами, а также некоторыми другими и умеет пустить их в дело для достижения какой-либо цели.
        Подойдя к конюшне, Рейчел радостно позвала:
        - Джин, где ты?
        - Я здесь, - раздалось из глубины помещения.
        - Ты стал проводить в конюшне больше времени, чем со мной. Сигнализация в порядке?
        - В полном. - Юджин вышел во двор с довольной улыбкой на лице. - Я с удовольствием выпил бы чашечку кофе, а ты? - Он взял жену за руку.
        - Я тоже хочу кофе. Сегодня нам надо купить кое-что из продуктов. Я также не против посетить несколько магазинчиков, торгующих одеждой, о которых мне рассказала Лаура. И, наконец, пора мне посмотреть на твой офис.
        - У тебя еще будет время для знакомства с деятельностью «Галвестон и К°», - слегка нахмурился Юджин. - Давай не будем торопиться. Медовый месяц бывает лишь раз в жизни.
        - В самом деле? - поддразнила его Рейчел. - А что ты скажешь о встрече со скотоводами, которая у тебя намечена на вечер? Или это один из новых способов проводить медовый месяц?
        - Не напоминай мне об этом! - проворчал Юджин. - Я договорился об этой встрече два месяца назад, поэтому отвертеться не удастся. Я уеду лишь на несколько часов и вернусь… часам к девяти. Может быть, и раньше.
        - Я могла бы поехать с тобой, - предложила Рейчел.
        - Дорогая, я же говорил тебе, там будут одни мужчины. Все они владельцы ранчо и ферм, то есть простые, неотесанные, иногда примитивно мыслящие парни. Ты будешь чувствовать себя не в своей тарелке.
        - Неотесанные? - расхохоталась Рейчел. - Ты и себя относишь к этой категории?
        - Конечно нет! - возмутился Юджин. - С такими манерами, как у меня, можно запросто напрашиваться на прием в Букингемский дворец! Черт возьми, я даже собираюсь сделать свою жену партнером по бизнесу. Какие еще доказательства тебе требуются?
        - Я не очень уверена, что намерение сделать меня деловым партнером можно расценивать как благо. Это похоже на хитрость, чтобы заставить меня работать добровольно.
        Юджин притворился обиженным.
        - Ты положила меня на обе лопатки!
        - Ага! - Рейчел торжествовала. - Знаешь, что я думаю? В глубине души ты очень старомоден… - Она насторожилась, заслышав шум подъезжающей машины. - Мы кого-то ждем?
        Юджин положил руку ей на плечо, мысленно дав себе клятву с кротостью снести любое проявление Рейчел недовольства.
        - Мы ждем подружку для Багряного, - объявил он весело. - Ты ее полюбишь.
        - О чем ты? - Рейчел растерянно смотрела на остановившийся у ворот трейлер. - Ты купил себе еще одну лошадь?
        - Не себе, хотя признаю, что присматриваюсь к одному жеребцу, которого рекомендовал мне твой отец. Но эта симпатичная лошадка - для тебя! - Юджин взял Рейчел за руку и потянул за собой. - Ее зовут Ласточка. Ты помнишь ее?
        - Ласточка! Это же одна из кобыл моего отца! Что ты имел в виду, говоря, что она для меня? - Рейчел почувствовала, как ее охватывает паническая дрожь.
        - Только то, что я купил ее для тебя, - ответил Юджин, одной рукой обнимая жену за плечи.
        Рейчел остановилась и даже позволила себе гневно топнуть ногой.
        - Если думаешь, что можно заставить меня вновь сесть в седло, то ты не в своем уме! - воскликнула она. - Как ты смеешь экспериментировать надо мной! Кем ты себя воображаешь?
        - Успокойся, милая! Выслушай. Все будет отлично!
        - Не говори со мной так, будто я лошадь, черт побери! - В ее голосе зазвучали истерические нотки, хотя Рейчел изо всех сил пыталась сохранить самоконтроль. - Ты, Джин, не имеешь права решать за меня! Можешь отослать Ласточку обратно, слышишь?
        - Слышу, слышу. Тебя слышит и водитель трейлера, и все, кто находится на расстоянии мили отсюда. - Голос Юджина приобрел неумолимую твердость. - Ты устраиваешь мне сцену, хотя сама сцен не терпишь. Почему бы тебе не успокоиться и не позволить мне поставить лошадь в конюшню?
        Рейчел стиснула кулачки, ей хотелось закричать, но она не смогла выдавить из себя ни слова.
        - Ты ничего не понимаешь, - выкрикнула она наконец. - Ничего! И никто не понимает! Даже родители и друзья никогда не понимали меня по-настоящему! Почему никто из вас не допускает, что я могу самостоятельно принять решение? Я больше не желаю ездить верхом! Никогда, ясно?
        Улыбаясь, Юджин взял ее лицо в свои жесткие ладони.
        - Дорогая, пора превозмочь страх. Когда-то ты любила ездить верхом! И вновь полюбишь. Мы будем ездить вместе - ты и я. Это сблизит нас еще больше.
        Рейчел с отчаянием замотала головой. Не хватало слов, чтобы заставить Юджина понять ее страх.
        - Я знаю, что такое страх, дорогая! - удивил он ее своей проницательностью. - Я также знаю, что единственный способ бороться со страхом - это бросить ему вызов.
        - Я приняла решение никогда больше не ездить верхом.
        - Кто-то же должен тебя переубедить.
        - Именно этим ты намерен заняться? - с вызовом спросила она.
        - Да. И уверен, что добьюсь успеха.
        - У тебя нет ни одного шанса, Джин! Слышишь? Ни одного шанса!
        Рейчел, не оглядываясь, зашагала к дому. Гнев переполнял ее. Удивительно, что негодование оказалось сильнее страха. Как, впрочем, и любопытство. Через несколько минут Рейчел в окно наблюдала, как Ласточку вывели из трейлера. Она хорошо помнила эту изящную лошадку, полную грации и силы, серую в яблоках, с темным хвостом и темной гривой. Отлично сложенная, с широкой грудью, изящно посаженной головой и тонкой шеей, кобыла являла собой яркий пример отлично проведенной селекции. Рейчел также знала, что лошадь имеет прекрасную выучку и хороший характер.
        Но даже самая спокойная лошадь становится опасной, если поддастся панике, даже вышколенная превращается в неуправляемую, когда ее охватывает ужас. И горе тому, кто окажется на пути обезумевшего животного…
        Рейчел вздрогнула. Прошло уже несколько лет, но она так и не смогла оправиться от травмы. Причем душевная травма оказалась сильнее физической. Много раз родители, друзья, знакомые убеждали Рейчел вновь попробовать сесть в седло, но в конце концов отступились. Все, кроме Юджина Галвестона, как выяснилось.
        Рейчел отвернулась от окна. Она только и делает, что уступает этому мужчине. И дьявол меня побери, если он победит и на этот раз! Но она уже чувствовала, что ее ждет тяжелейшая битва. Юджин умеет быть настойчивым и безжалостным.
        Она затравленно огляделась, будто загнанная в ловушку. Скоро придет Юджин и позовет ее в конюшню взглянуть на Ласточку. Рейчел схватила ключи от машины, сумочку и выскочила на улицу.
        Когда Юджин услышал звук разогреваемого мотора, он вышел из конюшни.
        - Рейчел!
        Она не ответила, глядя прямо перед собой. Юджин подошел к «мерседесу» и ласково спросил:
        - Дорогая, куда ты собралась?
        - За покупками.
        - Продукты купим попозже, мы же собирались ехать вместе.
        - Уверена, ты будешь слишком занят своей новой игрушкой, - отрезала Рейчел. - Поэтому я поеду одна!
        Она включила зажигание и поставила ногу на педаль газа.
        - Рей, послушай, ты ведешь себя как ребенок.

«Мерседес» рванулся вперед. Юджин едва успел отскочить в сторону. Рейчел взглянула в зеркало заднего обзора. Он стоял, широко расставив ноги и положив руки на бедра.
        Юджин некоторое время мрачно наблюдал за исчезающей вдали машиной, затем медленно побрел к конюшне. Со дня свадьбы он многое узнал о своей непредсказуемой супруге, но в таком состоянии видел ее впервые.
        - Ничего, твоя хозяйка успокоится, - сообщил он Ласточке. - Просто надо дать ей немного времени. Она взволнована, но это пройдет.
        Ласточка вежливо кивнула и уткнулась в кормушку.

        В пять вечера Юджин почувствовал, что проголодался. Рейчел еще не вернулась, а ему через час пора было ехать на встречу. Подождав полчаса, он открыл холодильник, угрюмо осмотрел его содержимое и снова закрыл. Еще через пятнадцать минут он начал беспокоиться. Рейчел давно должна была вернуться.
        А что, если не вернется? - мелькнула неприятная мысль. Но Юджин тут же успокоил себя: нет, это невозможно, она любит меня. Правда, после свадебной ночи больше ни разу не сказала об этом.
        Юджин нервно расхаживал по кухне, сжимая и разжимая кулаки, когда услышал шум подъехавшей машины. В ту же секунду его беспокойство, замешанное на страхе, сменилось бешенством. Он бросился из кухни в гостиную. Сейчас он себя не контролировал.
        Резко шагнув к двери, Юджин ударом ноги распахнул ее настежь. Рейчел в этот момент медленно и устало поднималась вверх по ступеням, сгибаясь под тяжестью набитых продуктами пакетов. Подняв глаза на мужа, она замерла на месте - так ее испугало выражение его лица.
        - Привет, Джин.
        - Где ты, черт возьми, была? - рявкнул Юджин, готовый задушить ее собственными руками.
        - Ездила за покупками. Я же говорила тебе. - Рейчел осторожно шагнула вперед и снова остановилась, увидев, что Юджин не шелохнулся и по-прежнему загораживал собой дверной проем.
        - Что, ты ездила в супермаркет во Флориду?
        - Извини. Я не знала, что нахожусь под наблюдением и время моего отсутствия высчитывают с секундомером в руке.
        - Рей, не зли меня! Мое терпение и без того на исходе. Твое сегодняшнее поведение глупо, импульсивно, инфантильно! Тебе не пришло в голову, что я беспокоюсь?
        - Нет. - Она рискнула сделать еще шаг и опять остановилась. - Я предположила, что вниманием моего мужа целиком завладела его новая лошадь.
        - Эта твоя лошадь, Рей, - процедил он сквозь зубы. - Она твоя независимо от того, сядешь ты на нее когда-нибудь или нет.
        - Она мне не нужна.
        - Неважно. Все равно она твоя.
        Юджин наконец-то посторонился, позволив жене войти. Она переступила порог после полуминутного колебания, и заминка еще сильнее разгневала Юджина.
        - Рей, никогда больше не поступай так. - Глаза его горели яростью, но одновременно в них читалась душевная боль.
        - Не приказывай мне! С меня хватит! Со дня свадьбы поле битвы всегда оставалось за тобой, и я устала проигрывать, слышишь?
        Юджин уставился на нее с удивлением: неужели Рейчел именно так оценивает ситуацию?
        - Вот, оказывается, чем был для тебя медовый месяц. Серией сражений.
        - Именно так! - раздраженно ответила Рейчел, не глядя на мужа, и отправилась на кухню, продолжая говорить на ходу: - Мне действительно временами так казалось. Я устала от всего этого, Джин! И последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало сегодняшнее событие.
        - Последней каплей?!! - вскричал Юджин, появляясь на пороге кухни. - Я покупаю тебе самую замечательную лошадь, какую только можно найти, а ты говоришь мне о последней капле? Изволь вести себя прилично и выбирай выражения!
        Рейчел швырнула сумку с покупками на кухонный стол.
        - Я только и делаю, что уступаю тебе. Что еще тебе от меня надо, черт подери?
        - Все! - взорвался он. - Я хочу всего!
        - Что именно дает тебе право хотеть всего?
        - Ты моя жена, вот что дает мне право! Ты любишь меня, хотя сказала об этом только один раз. Но не сегодня-завтра повторишь это.
        - И ты ответишь точно так же, как и тогда? - с гневом воскликнула она.
        - Ты только подумай, сколько мы уже треплем друг другу нервы! А все из-за того, что наша первая ночь не соответствовала картине, которую ты нарисовала в своем воображении. Во всем виноваты твои дурацкие розовые фантазии!
        - Может быть, - согласилась Рейчел. - За наш медовый месяц я кое-что поняла благодаря тебе. Но посмотри, у кого же из нас теперь розовые фантазии? С чего это тебе захотелось услышать от меня клятвы в любви? Ты же не веришь в слова!
        Юджин шагнул к ней, но остановился.
        - А тебе никогда не приходило в голову, что ты не единственная, кто кое-что узнал за время нашего безумного медового месяца? - выкрикнул он с отчаянием.
        Глаза Рейчел расширились.
        - Нет.
        - Нет? - Юджина снова охватил гнев. - Думаешь, я не способен впитывать в себя что-либо хорошее?
        Рейчел закусила губу.
        - Джин, успокойся. Не волнуйся.
        - Не разговаривай со мной, как с лошадью! Я твой муж!
        - Да, конечно, - очень мягко сказала Рейчел. - Ты горд, высокомерен, упрям, как черт, но ты - мой муж.
        Юджин еще не понял, куда она клонит, но почувствовал изменение атмосферы.
        - Рей, выслушай меня…
        - Нет, - перебила она, - ты меня выслушай! Повторяю, я устала проигрывать сражения.
        - Но мы же не воюем, - попытался он протестовать, горя желанием уйти от этой темы.
        Рейчел схватилась за спинку стула, и Юджин понял: она собирается с духом, чтобы сказать что-то важное.
        - Ты уверяешь, что кое-чему научился за этот месяц.
        - Мне надо было ослепнуть, оглохнуть и онеметь, чтобы ничему не научиться, - пробормотал он.
        Рейчел глубоко вздохнула.
        - Хорошо, давай выясним, чему же ты научился. Итак, Джин… - Она подошла к мужу и прижалась к его груди. - Я люблю тебя.
        Он задохнулся от счастья и несколько секунд хватал ртом воздух, не в силах произнести ни звука. Наконец дар речи вернулся к Юджину.
        - О Боже, Рей! Как же я люблю тебя! Мне давным-давно следовало понять это!..
        Она ладонью закрыла ему рот, прерывая это неумелое признание, и еще теснее прижалась к Юджину.
        Неизвестно, сколько времени стояли они, держа друг друга в объятиях и боясь шелохнуться. Оба испытывали глубокое умиротворение. Наконец Рейчел отстранилась.
        - А как же твоя встреча? - спросила она, взглянув на часы. - Ты опоздаешь.
        - Ну и ладно. - Юджин снова притянул ее к себе.
        Рейчел рассмеялась.
        - Не глупи. Тебе надо ехать. А для разговоров у нас будет целая ночь.
        - Я не собираюсь тратить ночь на разговоры. Думаю, мы проведем время более интересно. - Он слегка укусил Рейчел за мочку уха.
        - Очень плохо! Ты ведь только что исправился в этом отношении - научился разговаривать.
        - Не дразни льва, у него был незавидный день.
        - Бедняжка! - Рейчел с любовью потрепала мужа по волосам. - Медовый месяц был для нас очень насыщенным, ты не находишь?
        - Он еще не закончился, - напомнил Юджин.
        - Точно! Но мы немного отдохнем друг от друга, пока ты будешь встречаться со своими скотоводами.
        - Рей, как же не хочется покидать тебя сейчас!
        У нее ушло еще десять минут на то, чтобы выпроводить Юджина из дома. Едва захлопнув за ним дверь, Рейчел почти без сил опустилась на стул. Опьяненная счастьем, она не могла держаться на ногах.
        Юджин любит меня! И сам признался в этом! Иногда надо потратить немало времени и сил, чтобы направить события в нужное русло, решила она.
        Внезапно Рейчел вспомнила о Ласточке и тут же подумала о намерениях Юджина. Без сомнения, он хочет только добра, хочет вернуть мне то, что я потеряла и что было для меня важно. Размышляя так, Рейчел незаметно доела остатки воскресного завтрака. Имею ли я право, думала она, ответить черной неблагодарностью на добрый порыв моего мужа?
        Через полчаса Рейчел, переодевшись в джинсы и пуловер, подошла к стенному шкафу в прихожей, сняла с вешалки ветровку и надела на себя. Она решила сходить в конюшню и взглянуть на Ласточку. И хотя Рейчел по-прежнему не собиралась впредь ездить верхом, она все еще любила лошадей, а Ласточка, как заявил Юджин, принадлежит теперь ей.
        Рейчел осторожно вошла в конюшню. Ласточка мирно жевала сено в своем стойле.
        Но Багряного и след простыл.

10

        В Рейчел жила какая-то сумасшедшая надежда, что она найдет Багряного на лужке за конюшней. Но его конечно же там не оказалось. Рейчел вернулась и проверила замок на двери конюшни - он был исправен.
        Для начала она твердо приказала себе успокоиться. Багряный слишком ленив, не любит тратить силы понапрасну, поэтому не уйдет далеко. Вечер сегодня тихий и ясный, так что ничто не может напугать его.
        Мягкое ржание прервало ее мысли. Над низкой дверцей стойла появилась конская голова. Рейчел протянула руку и позволила кобыле понюхать свою ладонь.
        - Что здесь происходит, Ласточка? Где твой сосед по конюшне? Знаю, он не самый красивый конь в мире. - Она усмехнулась. - Он простой парень, но у него есть сердце и ум. И вообще их с хозяином многое объединяет. Конечно, - Рейчел лукаво подмигнула Ласточке, - есть одно существенное различие. Догадываешься, какое?
        Лошадь фыркнула. Рейчел гладила ее морду, продолжая размышлять. Кто же открыл конюшню?
        И тут она вспомнила о сигнализации. Сигнализация должна была сработать, как только открылась дверь стойла! Рейчел бросилась в закуток, где была установлена сигнализационная коробка.
        Она сразу поняла, что кто-то отключил систему. Нешуточная тревога охватила Рейчел. Значит, Багряный вышел из конюшни не случайно. Кто-то вывел его из стойла. Уже во второй раз! Кому и зачем понадобилось играть со стареющим конем?
        Уже стемнело, но лунный свет все же позволял видеть тропинку, ведущую к маленькому коттеджу Андерсонов. Окна были освещены - значит, хозяева еще не спят. Тяжело дыша от быстрой ходьбы, Рейчел заколотила в дверь коттеджа.
        - Джералд! Берта! Это Рейчел! Багряного нет в конюшне! Что-то случилось! Вы должны помочь мне найти его!
        Ответом было молчание. Рейчел отошла от дома и осмотрелась. Вот и старый пикап Андерсонов - припаркован на обычном месте. Значит, они все же дома? Но почему не отзываются? Она вновь стала стучать в дверь - бесполезно. Обойдя дом, она отыскала окно гостиной. Чувствуя себя так, будто совершает преступление, Рейчел заглянула в комнату.
        Джералд Андерсон валялся ничком на софе перед камином - очевидно, спал. Рядом на полу стояла бутылка из-под виски. Что-то рано он начал сегодня, с неодобрением подумала Рейчел. В комнате все было так же, как и в день ее первого и единственного визита сюда, когда они с Джералдом проверяли новую систему сигнализации.
        На каминной полке красовалась пара старинных дорогих серебряных подсвечников - Берта с гордостью сообщила, что это подарок Стэнлопов. А где же ружье? Рейчел отлично помнила, что он висело на стене. Да-да, конечно, вон и гвоздь торчит! Наверное, Берта убрала оружие от греха подальше, зная, что ее пьяного мужа может потянуть на подвиги? Рейчел стиснула зубы. К черту Андерсонов! Сама справлюсь.
        Однако где же Берта? - вдруг подумала она. Может быть, Джералд, напившись, хотел затеять драку, поэтому миссис Андерсон решила убежать из дома и дождаться, когда муж протрезвеет. Но какое странное совпадение: нет Берты и нет Багряного. А что, если это больше, чем простое совпадение?
        Задний фасад коттеджа выходил на океан. Рейчел взглянула туда и на фоне ночного неба увидела движущиеся силуэты. Вдоль берега кто-то вел лошадь - конечно, это Багряный! Рейчел какое-то время оторопело наблюдала за тем, как человек и лошадь исчезли за огромным утесом.
        - О Боже!
        Опомнившись, она бросилась к берегу. Каждый шаг болезненно отдавался в травмированной лодыжке. Должно быть, это Берта Андерсон, думала Рейчел на бегу, это она вела Багряного вдоль утесов. Но зачем? Зачем?!
        Рейчел терялась в догадках и от этого нервничала еще больше. Что бы ни задумала Берта - это не к добру! Как-то сами собой припомнились раздражительность и агрессивность Берты, которые та и не думала скрывать, разговаривая с хозяйкой.
        У Рейчел словно глаза открылись: в этой женщине бушует застарелая острая злоба. Берта не могла смириться с тем, что судьба уготовила ей жалкую долю быть вечной прислугой. Все ее честолюбивые надежды породниться со Стэнлопами рухнули, когда с Дугласом произошел несчастный случай. Не исключено, что миссис Андерсон уже тогда тронулась умом, а приезд молодоженов в дом, в котором она хотела видеть хозяйкой свою дочь, спровоцировал вспышку болезни. Несчастная сумасшедшая решила насолить своим новым хозяевам и почему-то выбрала объектом мести ни в чем не повинное животное.
        Рейчел взволнованно всматривалась в залитые лунным светом скалы, пытаясь уловить хоть какое-то движение. К счастью, Багряный никогда не спешил - выступления в родео, естественно, не в счет - и вряд ли захочет менять свои привычки ради незнакомки, которая тащит его неизвестно куда среди ночи. Рейчел мысленно умоляла лошадь идти медленнее, поскольку чувствовала, что боль в лодыжке становится все острее.
        Наконец она увидела их и уже хотела окликнуть Берту, когда вдруг поняла, куда та ведет Багряного. Настоящий страх охватил Рейчел. Берта вела лошадь к тому месту, где несколько лет назад погиб наследник Стэнлопов.
        Рейчел с трудом сдержала готовый вырваться крик. Собрав все свои силы, превозмогая боль, она бросилась догонять Берту. Тяжело и часто дыша, Рейчел преодолела последнюю сотню футов, разделявшую участников этой своеобразной погони. Из-за рева океана миссис Андерсон все еще не слышала чужих шагов.
        Берта достигла вершины утеса и подвела лошадь к самому краю. Затем вынула из кармана какой-то предмет и стала наступать на Багряного. Рейчел тихонько ахнула, разглядев, что Берта прихватила с собой огромный кухонный нож.
        Когда Берта занесла руку с ножом, очевидно рассчитывая, что лошадь испугается боли и, оступившись, сорвется с утеса, Рейчел бросилась вперед. Однако, поскользнувшись на влажной от росы траве, упала.
        - Берта! Остановитесь, остановитесь! - что есть мочи закричала Рейчел.
        - Что вы здесь делаете? - требовательно спросила Берта, с воинственным видом подступаясь к беспомощно распростертой на земле молодой женщине. - Убирайтесь отсюда! Вам не остановить меня!
        Рейчел с трудом поднялась. Между ней и Бертой было не более двух ярдов. Следовало двигаться осторожно, одновременно отвлекая Берту, чтобы та не воспользовалась ножом, прежде чем до нее доберутся.
        - Что здесь происходит? - как можно нейтральнее спросила Рейчел. - Что вы задумали?
        - Я задумала наказать его, - торжественно объявила Берта.
        Что-то в ее тоне, видимо, не понравилось Багряному, потому что он начал беспокойно переминаться с ноги на ногу и фыркать.
        - Наказать лошадь? - поразилась Рейчел. - Берта, это же нелепо! И за что?
        Стараясь говорить спокойно, она сделала шажок вперед, но Берта заметила маневр и завизжала:
        - Не двигайтесь! Не приближайтесь ко мне! - И для наглядности серьезности своих намерений помахала ножом.
        Рейчел послушно остановилась.
        - Но что вы имеете против Багряного?
        - Дело не в лошади! - закричала Берта, раздраженная тупостью Рейчел. - Дело в нем!
        - В ком?
        - В вашем муже! - Берта тяжело дышала, продолжая острием ножа угрожать Рейчел. - Это ваш муж должен быть наказан! У него не было права, вы понимаете? Не было права покупать этот дом. Это земля Стэнлопов. Так было всегда, так должно оставаться и дальше, понимаете? Моя девочка должна была стать миссис Стэнлоп, и эта земля по праву принадлежала бы нам. Юджин Галвестон не имеет на нее никаких прав! Совсем никаких! Он мужчина в расцвете сил, а я старуха и не могу причинить вред самому Галвестону, но зато могу уничтожить его любимую игрушку. Я могу уничтожить его лошадь. Галвестон должен быть наказан!
        - Берта, но мистер Стэнлоп принял решение продать свою землю и дом. Юджин совершенно случайно купил их. Он никак не мог оказать давление на мистера Стэнлопа. И уж тем более не имеет отношения к трагедии с его сыном.
        - Галвестон не должен жить здесь! - хрипло выкрикнула Берта. - У него нет прав тут хозяйничать!
        - Берта, послушайте меня…
        Та не обратила на увещевание никакого внимания и продолжала:
        - Сначала я думала, что, может быть, следует убрать вас. Я сказала себе, что если влюбленный мужчина потеряет молодую жену, он будет уничтожен! Но затем я заметила, что у вас натянутые отношения. Вы даже не спали вместе! Ничего себе медовый месяц! - сказала я себе. Здесь что-то не так. Галвестон не любит ее. Потом я подслушала, как вы ругались, когда уехал Джилл Боуэн. Вы тогда обвинили Галвестона, что он женился на вас из-за вашего происхождения. Он ведь не любит вас, не так ли?
        Рейчел охватил ужас: оказывается, она ходила по краю пропасти. Молодая женщина сделала еще несколько шажков вперед, но Берта, обрадованная возможностью излить накопившуюся желчь, не заметила этого.
        - Берта, опустите нож и позвольте поговорить с вами. Разрешите кое-что объяснить вам.
        - Не надо мне ничего объяснять, - отрезала миссис Андерсон. - У меня глаза есть. Я решила дать понять Галвестону, что он женился на женщине, которую не только не смог полюбить, но и которой не может доверять. Я хотела убедить его развестись с вами. Новую семью, которую он хотел создать здесь, на земле Стэнлопов, следовало уничтожить еще до того, как она начала полноценно существовать. Я не сомневалась - он заподозрил вас в том, что это вы выпустили Багряного из конюшни, прежде чем отправиться на вечер к Боуэну. Если бы лошадь погибла или пострадала, Галвестон пришел бы в ярость и возненавидел вас. Но в тот раз вышла осечка. Ничего, у меня есть и другие планы. Я заставлю его задуматься, и в конце концов он придет к выводу о необходимости развестись с вами.
        - Но ваши планы никогда не осуществятся. И, кстати, Юджин ни на секунду не поверил в то, что именно я выпустила Багряного из конюшни.
        - Да, это так. После этого недоразумения отношения между вами, похоже, даже улучшились. Вы даже начали спать в одной постели. Вы, мадам, похорошели и принарядились. Решили обольстить своего супруга, не так ли? А он, как и любой мужчина, горел желанием воспользоваться ситуацией. Но я не отступилась. Я еще столкну вас лбами. Я знаю, что Галвестон очень дорожит этой тварью. Он до смешного сентиментально привязан к старому мерину! И когда найдет его мертвым у подножия этого утеса, то невольно станет подозревать вас.
        - Почему вы так думаете? Он любит меня, Берта!
        - Любит вас? - усмехнулась та. - Это смешно! Сегодня вы провели еще одно крупное сражение, не так ли? Вы словно обезумели, узнав о покупке этой кобылки для вас. И когда Галвестон найдет мерина мертвым, обязательно подумает, что вы убили его лошадь, чтобы отомстить ему за попытку заставить вас вновь вернуться к верховой езде. - Берта торжествующе захохотала.
        Рейчел похолодела.
        - Юджин не настолько глуп. Он знает, что я никогда не сделаю ничего подобного!
        - Посмотрим, высокомерно заявила Берта. - На этот раз я спланировала все более тщательно. Даже заставила Джералда сегодня вечером отключить сигнализацию. В прошлый раз Он остановил меня. Старый дурак! Пьянство сделало его совершеннейшим глупцом. Он не понимает, что это единственный способ решения проблемы.
        Рейчел задержала дыхание.
        - Значит, в ту ночь, когда в конюшне сработала сигнализация… Это сделали вы?
        - Да. Галвестона не было дома. Я уже тогда собиралась вывести его обожаемого мерина и сбросить с этого утеса. Еще раньше я заставила мужа показать мне, как обращаться с сигнализацией. Но в ту ночь он помешал мне, случайно включив эту систему. Он был, как обычно, полупьян. Но я терпеливо ждала другого шанса. И сегодня вечером получила его! Галвестон вновь уехал, и, когда он вернется на этот раз, его любимый конь будет мертв. И виноватой он сочтет вас, вот увидите!
        - Я скажу ему, что это сделали вы! - крикнула Рейчел, почувствовав, как неприятно засосало под ложечкой.
        - Не смешите. Он знает, что вы были злы на него. И вы единственная, у кого есть основания отомстить. Галвестон знает ваш характер и то, что у вас нервишки пошаливают.
        - Я не вспыльчива и мои нервы в порядке! - выкрикнула Рейчел, понимая, что как раз сейчас все обстоит иначе.
        - Но ваш муж сам говорил Джералду, что вы именно такая, - торжествующе парировала Берта.
        Усилием воли Рейчел заставила себя успокоиться. Если разговаривать с этой больной на повышенных тонах, кто знает, может быть, она вздумает воспользоваться ножом? Если бы нога не болела, наверное, можно было бы увернуться, а так - не стоит рисковать.
        - Бросьте эти глупости, Берта. Опустите нож и дайте мне возможность увести Багряного обратно в конюшню. Обещаю, что ничего не скажу мужу. - Последнюю фразу Рейчел произнесла скрепя сердце, решив про себя, что приложит все усилия и заставит Юджина продать этот дом и уехать отсюда подальше.
        - Ну уж нет! - Берта резко повернулась, бросилась к мерину и яростно пырнула его ножом.
        Багряный взбрыкнул. Его задние копыта на секунду оторвались от земли. Между ними и краем утеса оставалось не больше двух футов.
        Рейчел отчаянно закричала и бросилась на Берту. Но та, не обращая на нее внимания, уперлась обеими руками в бок лошади и стала толкать несчастное животное к обрыву. Рейчел схватила ее за плечи. И тут Берта, резко обернувшись, попыталась ударить Рейчел ножом. Молодая женщина вовремя увернулась и, чтобы избежать удара, бросилась ничком на землю. Рядом с ее лицом оказалась нога Берты, которую Рейчел дернула изо всех сил. Старуха завизжала и тяжело шлепнулась на землю. Рейчел вскочила на ноги, хватая ртом воздух. В этот момент она забыла о боли в лодыжке. Изловчившись, ударом выбила из рук Берты нож, а потом сбросила его с утеса. Лишь после этого Рейчел рискнула подойти к Багряному.
        Лошадь нервно заржала при ее приближении.
        - Эй, успокойся! - Рейчел ухватилась за уздечку. - Успокойся, старина. Это же я. Знаю, ты нанервничался, но теперь все позади. Я отведу тебя в конюшню и угощу чем-нибудь вкусненьким. А утром все, что случилось, покажется тебе дурным сном.
        Продолжая ласково разговаривать с мерином, она повела его прочь. Багряный послушно шел за ней. Рейчел краем глаза заметила, как с кряхтеньем поднялась на ноги Берта, но даже не оглянулась. В этот момент все ее внимание было сосредоточено на Багряном, да и противница теперь обезоружена, а значит, не опасна.
        - Я не позволю вам остановить меня! - истерично закричала Берта. - Слышите? Не позволю!
        Рейчел все же оглянулась, и, как выяснилось, весьма своевременно. Берта тянулась к предмету, который, видимо, положила на валун до того, как Рейчел нагнала ее. Перед мысленным взглядом молодой женщины мгновенно возник сиротливо торчащий из стены гвоздь в коттедже Андерсонов. Теперь стало понятно, куда исчезло ружье.
        - Я не хотела этого делать, - всхлипывала Берта, пытаясь нащупать оружие. - Я не хотела, но вы меня вынуждаете…
        У Рейчел не было возможности завладеть ружьем раньше Берты. У нее и Багряного оставался только один путь к спасению.
        Обхватив животное за шею, Рейчел здоровой ногой оттолкнулась от земли и буквально взлетела на лошадь.
        - Давай уедем отсюда!
        И Багряный продемонстрировал, что не зря считался одним из лучших в родео. Он сразу взял в галоп.
        Рейчел услышала за спиной выстрелы, значит, Берта все же воспользовалась оружием. Но беглецов не задело, Багряный по-прежнему мчался вперед. Еще через несколько секунд они оказались вне досягаемости для пуль.
        Рейчел на Багряном подъехала к дому почти одновременно с Юджином. Увидев
«мерседес» мужа, она вздохнула с облегчением и потрепала лошадь по гриве.
        - Ну вот, старина, теперь мы в порядке, не волнуйся.
        Юджин выскочил из автомобиля и замер, изумленно разглядывая коня и всадницу, а затем схватил Багряного за повод. Мерин тяжело дышал, но это было единственное, что свидетельствовало о его недавних подвигах, поскольку животное вновь обрело свой обычный сонливый вид.
        - Что здесь происходит? - Юджин вопросительно взглянул на жену.
        - Берта пыталась убить Багряного. Хотела столкнуть его с утеса.
        - Что-что?!
        - Джин, у нее ружье. Эта женщина сошла с ума.
        - Где она сейчас?
        - Была на утесе. Багряный спас меня от неминуемой смерти…
        - А ты в порядке?
        Рейчел кивнула.
        - Я в порядке, но меня беспокоит Багряный. У него давно не было таких нагрузок.
        - За него не беспокойся. - Юджин похлопал лошадь по морде. - Я слежу, чтобы он находился в хорошей форме. Спешивайся и иди в дом. Запри дверь и вызови полицию.
        - А ты куда сейчас? - взволнованно спросила Рейчел.
        - Отведу Багряного в конюшню, потом найду Берту… А там видно будет.
        - Джин, ради Бога, не надо - ведь Берта сумасшедшая, и она вооружена.
        - Ступай и вызови полицию.
        Юджин протянул руки и снял Рейчел с лошади. Когда он поставил ее на землю, Рейчел невольно вскрикнула.
        - Лодыжка? - догадался Юджин.
        - Ничего страшного. Мне почти не больно. - Это было неправдой, но не имело смысла вдаваться в детали. Рейчел отлично знала, что травма не смертельна. То ли дело только что пережитое! - Обещай, что будешь осторожен, Джин!
        - Хорошо. Я буду осторожен.
        Он на руках внес ее в дом и посадил в кресло у телефона. Затем отвел Багряного в конюшню и отправился на поиски Берты. Долго искать не пришлось. Когда Юджин подходил к утесу, он услышал мучительные рыдания. Несчастная женщина сидела на валуне, согнувшись и раскачиваясь из стороны в сторону. Не говоря ни слова, Юджин вырвал у нее из рук ружье.
        - Несправедливо, что все случилось так, как случилось, - всхлипнула Берта.

        Рейчел лежала в постели и нетерпеливо ждала, когда Юджин выйдет из ванной. Ее лодыжка была тщательно забинтована. По опыту Рейчел знала, что поправится через несколько дней. Она устала от событий этого вечера и последовавшей за ними суеты - тяжелый разговор с Джералдом Андерсоном, ответы на дотошные вопросы полиции - и теперь, отдыхая, испытывала блаженство.
        Юджин появился в дверном проеме с полотенцем, обернутым вокруг бедер.
        - Ну и забавный выдался вечерок! - пробормотал он, выключая свет. - Лично я и Багряный слишком стары для таких приключений.
        - По-моему, и ты, и Багряный поддерживаете хорошую спортивную форму.
        Юджин отбросил полотенце, лег рядом с Рейчел и обнял ее. Его глаза загадочно блестели.
        - Ты преподносишь мне сюрприз за сюрпризом, - с улыбкой шепнул он.
        - Разнообразие украшает жизнь.
        - Может быть. Но сегодня его было слишком много. Думаю, пора уже нашему браку войти в колею и стать таким, как полагается. - Юджин тихо засмеялся и поцеловал жену в полуоткрытые губы. - Знаешь, что меня поражает? Когда я на тебе женился, то думал, что знаю, каким будет наш брак. Приятным, предсказуемым и надежным. Ты будешь нетребовательной и легкоуправляемой. Мне казалось, что ты не из тех женщин, чье поведение определяется темпераментом. У нас общие профессиональные интересы, нам хорошо друг с другом в постели…
        - Это точно. Думаю, мы привели бы наши отношения в порядок гораздо раньше, если бы ты продемонстрировал чуть больше заинтересованности в физической близости.
        - Я был идиотом! - самокритично признал Юджин.
        - Верно.
        - Тебе не обязательно соглашаться со всем, что я говорю.
        - Я практикуюсь в нетребовательности и легкоуправляемости. Согласие со всем, что говорит муж, это часть практики, - серьезно объяснила Рейчел.
        Юджин любовно встряхнул ее за плечи.
        - Нетребовательные и легкоуправляемые жены не проводят время в поисках способов помучить мужа.
        - На самом деле? На что же они тратят свое время?
        - Буду счастлив показать это!
        - Подожди, у меня есть вопросы. - Рейчел уперлась руками в его широкие плечи. - Как мы поступим с Джералдом и Бертой?
        - Как поступим? Думаю, места прислуги у нас теперь вакантны. Можно давать объявления в газеты. Или лучше через агентство по найму?
        - Ты собираешься их уволить?
        - Джералд получает пенсию от Стэнлопа, дочь время от времени подкидывает деньжат. С голоду не умрет. А если захочет работать, пусть работает, но где-нибудь в другом месте.
        - А Берта?
        - В течение нескольких последующих лет о ней будет заботиться государство.
        - Джин, может быть, нам следует еще раз подумать об этом? - серьезно начала Рейчел. - Они долгие годы жили здесь, и…
        Юджин, улыбаясь, закрыл ей рот ладонью.
        - Да ты святая! Тебя чуть не отправили к праотцам, а ты хлопочешь о своих врагах. Нет уж, спасибо, я не собираюсь жить на бочке с порохом.
        - Но мне их жаль.
        - Ничего не поделаешь. В некоторых вопросах надо уметь проявлять жесткость.
        Рейчел вздохнула, поняв, что она проиграла и эту маленькую битву. Но, вероятно, Юджин прав. Она никогда не смогла бы чувствовать себя в безопасности, если бы рядом находился Джералд, а особенно - Берта.
        Рейчел высунула кончик языка и лизнула ладонь мужа. Юджин засмеялся и убрал руку.
        - Больше никаких споров на эту тему? - спросил он.
        - Нет. Думаю, ты прав.
        Юджин усмехнулся.
        - Подобные слова как музыка для ушей мужа. Теперь, когда мы решили этот вопрос, есть еще один, который мне хотелось бы сдвинуть с мертвой точки.
        - Какой? - Рейчел с опаской взглянула на него.
        - Это касается твоей езды верхом. - Юджин прижал Рейчел к себе. - У меня до сих пор стоит перед глазами картина - ты летишь по шоссе верхом на Багряном.
        - А как я скакала галопом в лунном свете! Без седла… Я авантюристка, да?
        - Не без этого. Зато теперь мне не придется выслушивать новые отговорки относительно того, что ты разучилась ездить верхом и никогда больше не сядешь на лошадь.
        - Но Джин!..
        - Дорогая! Сегодня ты скакала на лошади как заправский ковбой.
        - Но у меня просто не было другого шанса спастись, - воскликнула Рейчел. - И выбора не было. Или скачи на Багряном, или получай пулю в лоб.
        - Порой сюрпризы судьбы облегчают нам жизнь, - сказал Юджин с глубоким удовлетворением. Он привлек жену к себе и ласково прошептал: - Милая моя. Как я тебя люблю!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к