Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уилсон Кара: " Живая История " - читать онлайн

Сохранить .
Живая история Кара Уилсон

        # Луиза была автором популярной приключенческой серии романов для мужчин, ее дела в последние годы шли неплохо. Но неожиданно все изменилось. Луиза попала в творческий тупик, когда умерла ее мать, и никак не могла выбраться из него.
        К своему ужасу, девушка вдруг обнаружила, что не может написать ни фразы, словно вдохновение навсегда ушло от нее. Она постоянно думала о своих родителях, об их разводе, о смерти отца, а затем и матери. Психолог объяснил: она не сможет работать, пока не разберется со своим прошлым.
        Поэтому Луиза приехала на ранчо отца, где прошло ее детство, полагая, что надолго здесь не задержится. Но судьба распорядилась иначе…

        Кара Уилсон
        Живая история

1

        Возвышаясь на целую голову над своей невесткой Марджи и сестрой Венди, Гейдж Коул с негодованием смотрел на обеих. Он безмерно любил обеих и понимал, что они от всего сердца желают ему добра, но все-таки решил, что после званого воскресного обеда, который устроили его родственницы, он придушит и ту и другую.
        - Черт возьми, прекратите свои штучки! - прошипел Гейдж тихо, чтобы не услышали гости. - Мне не нужна жена!
        Марджи, наблюдая за стайками нарядных женщин, которые, подобно пташкам, порхали по гостиной, явно пытаясь привлечь к себе внимание Гейджа, лукаво улыбнулась и потрепала его по руке.
        - Нет, нужна. Просто ты еще не готов это признать.
        - Можно подумать, что мы хотим тебя повесить, - поддразнила Венди. - Расслабься и увидишь - тебе понравится.
        Гейдж от злости застонал, мечтая задать им хорошую взбучку. За последние две недели этот спор начинался тысячу раз.

«Тебе нужно жениться», - изрекла как-то за завтраком Марджи, удивив Гейджа и изрядно позабавив все семейство. Не обращая внимания на всеобщее оживление, она спокойно поведала, что в последнее время замечает, как ее родственник нервозен и какая тоска сквозит в его карих глазах. Она единственный врач в семье и поэтому уверена, что может излечить его. Гейджу уже тридцать один год, а он по-прежнему живет в доме, в котором родился. Все его друзья успели обзавестись семьями, имеют детей, ведут свое хозяйство, а он все один да один. Ему непременно нужно жениться!
        Чуть не поперхнувшись кофе, Гейдж стал яростно возражать Марджи.
        Когда-то он рассказал ей историю своей неудачной любви, и ему показалось, что она поняла его. Но поскольку Марджи жила с его братом Ральфом душа в душу, то, видимо, вообразила, что и Гейдж для своего же блага должен пойти по их стопам.
        Марджи и его сестра взялись за него. Венди, предательница, перечислила Марджи имена чуть ли не всех незамужних девушек в округе, и вдвоем они придумали, как устроить Гейджу встречи с ними. За полмесяца они умудрились устроить несколько вечеринок, приглашали гостей играть в карты, невинно утверждая, что хотят хоть как-то оживить долгие и скучные зимние дни.
        В течение последних двух недель Гейдж и шагу не мог ступить, чтобы не наткнуться на какую-нибудь странную особу в своем доме. Будь он понаивнее, такое внимание, конечно, вскружило бы ему голову. Но он не вчера родился и, замечая алчный блеск в женских глазах, понимал, что охотятся не за ним, а за его ранчо.
        Гейдж был привлекательным молодым человеком, не хуже других, и запросто мог бы вскружить голову любой девице, если б пожелал. Но даже если б он был неотесанным чурбаном, женщины все равно вились бы вокруг него как пчелы из-за ранчо Дабл-Ар. Многие боролись за это поместье, правдами и неправдами пытаясь заполучить его. И все потому, что там была лучшая вода на всем юго-западе штата Аризоны.
        После смерти родителей ранчо унаследовали он, его братья и сестра. Гейдж и Ник были тогда подростками, а Венди - совсем малышкой. Из-за неразберихи в управлении ранчо они могли бы его потерять, если б не их старший брат Ральф. Ему было всего двадцать два года, но он сумел сплотить семью и противостоять тем, кто, подобно стервятникам, только и поджидал удобного момента, чтобы прибрать к рукам собственность Коулов.
        А женщинам, которые, не теряя ни минуты, сбежались, как только прослышали, что Гейдж ищет жену, и вовсе нельзя было доверять. Впрочем, даже если они и не преследовали корыстных целей, мужчина сам должен делать выбор…
        - Черт возьми, Марджи, прекрати эти дурацкие игры!
        - А я не тороплю тебя, - совершенно серьезно ответила Марджи. - Я просто хочу предоставить тебе возможность встретиться с кем-то более приличным, чем те девушки, которые болтаются в «Перекрестке».
        При упоминании бара, где после работы собирались местные ковбои выпить кружку-другую пива, перекинуться в карты или приласкать легкодоступную девицу, Венди состроила гримаску:
        - Почему бы тебе не подойти к сестрам Янсен? Они весь вечер за тобой охотятся. Пойдем, Марджи, посмотрим, как у Дорин обстоят дела с угощением.
        Они ушли, прежде чем Гейдж успел остановить их, оставив его одного посередине гостиной. Сестры Янсен, худые как щепки и, кажется, самые настырные в округе, решили не упускать свой шанс и заторопились к нему.
        Но он сбежал от них, сбежал, как трус, заскочив в кабинет, где находился импровизированный буфет с напитками.
        Ральф, исполняя роль бармена, взглянул на брата и налил ему неразбавленного виски, как любил Гейдж.
        - Похоже, тебе это не помешает, братец. Что случилось?
        Гейдж пригубил виски, и обжигающее тепло разлилось внутри.
        - Ты еще спрашиваешь? Я понимаю, Венди уже не исправить, мы избаловали ее с самого рождения, но с Марджи можно же что-нибудь сделать?
        - Думаю, все, что можно было сделать, я уже сделал. - Улыбка озарила обветренное лицо Ральфа. - Я женился на ней… - Однако, посмотрев на несчастное лицо брата, он добавил: - Конечно, я поговорю с ней, - пообещал он. - Но вряд ли у меня что-нибудь получится. Ты же знаешь, она может быть упряма как ослица, если что-то втемяшит себе в голову.
        - Гейдж, вы попробовали мой шоколадный торт? Я знаю, как вы любите шоколад, вот и испекла его, - неожиданно услышал Гейдж щебетание справа от себя и, повернувшись, увидел Эллин Дуглас. Она восторженно смотрела на него большими голубыми глазами и улыбалась - сущий ангел. Но, судя по разговорам ковбоев, которые до него доходили, она была далеко не ангелом. Господи, как его угораздило попасть в такую переделку? Гейдж поспешно рванул на шее галстук, который обычно надевал в церковь с белой отутюженной рубашкой и джинсами.
        - По правде говоря, не пробовал, - выдавил он из себя. - Я сыт.
        - Потому что он съел целых два антрекота, которые лично я приготовила, - сказала Керрин Янсен, крепко вцепившись в его руку и бросив торжествующий взгляд на Эллин. - Все знают, что мужчины любят жареный картофель и мясо. А ваш торт, милочка, наверняка не пропекся. Вы не очень-то хорошо печете.
        - Как вы смеете…
        Сейчас полетят пух и перья, подумал Гейдж. Этого ему только не хватало.
        - Леди… - строго начал он и тут же увидел, как из кухни в коридор вышел его младший брат Ник, надевая на ходу свою дубленую куртку. Пробормотав извинения, Гейдж торопливо высвободился от обступивших его гостей.
        - Эй, что случилось? - спросил он, настигая Ника у входной двери. - Ты куда?
        - К источникам, - ответил Ник, надевая серую фетровую ковбойскую шляпу. - Только что позвонил Джим и сообщил, что порыв ветра повалил старый тополь, на который мы лазали в детстве; он рухнул на забор между Дабл-Ар и участком Хадсона. Джим убрал бы его сам, но из-за погоды у него разыгрался артрит, а у работников - выходные. Так что придется мне распилить его.
        - Нет! - завопил Гейдж, ухватившись за возможность исчезнуть с ужина, и бросился к шкафу за своей курткой. - Я пойду, а ты оставайся и попробуй шоколадный торт, который испекла Эллин Дуглас. Уверен, что она просто умирает от желания узнать твое мнение о нем.
        - Ты похож на лису, которую вот-вот настигнут гончие. - Синие глаза брата лукаво изучали Гейджа. - Что, дамочки одолели?
        - Не начинай, Ник, - хмуро пробурчал Гейдж. - Я не в том настроении. Нисколько не смутившись, Ник улыбнулся еще шире.
        - Не пойму я тебя, братец. За тобой увиваются все бабы нашего округа. Ты должен быть на седьмом небе от счастья.
        - Вот и оставайся, развлекай их, - бросил на ходу Гейдж, схватил свою видавшую виды шляпу с крючка у двери и вышел, слыша за спиной смех брата.
        Отлично! - самодовольно ухмыльнулся он, направляясь к сараю за пилой. Поваленный ветром тополь - огромный, он будет пилить его до позднего вечера.

        Закрыв дверь отцовского дома, Луиза Хадсон вышла на улицу. Дул пронизывающий холодный ветер. Она пригладила растрепавшиеся каштановые пряди волос, подняла воротник куртки. Теперь, глядя на темные, грозные облака, собирающиеся на горизонте, Луиза понимала, что выбрала не лучшее время для прогулки. Будь она разумней - осталась бы дома, в тепле и безопасности.
        Но Луиза мало думала о безопасности, ведь ее ждал мир, полный тайн и приключений. Ей нравились такие дни: воздух, казалось, был наэлектризован - такое же ощущение появлялось у нее всякий раз, когда она начинала писать новую книгу.
        Луиза была автором популярной приключенческой серии романов для мужчин о смельчаке Джерри, ее дела в последние годы шли неплохо. Луизу ничто не держало здесь, кроме смутных воспоминаний, которые в течение долгих лет она тщетно пыталась стереть из памяти. Не лучше ли, действительно, сесть в машину и уехать?
        Соблазн был велик, но она колебалась. Почему? А вдруг она вообще больше не сможет писать? Луиза попала в творческий тупик два месяца назад, когда умерла ее мать, и до сих пор не могла выбраться из него.
        Острая боль пронзила сердце, но слезы, которых она жаждала, не приходили. Мама была лучшим другом Луизы, и ее внезапная смерть от инсульта подкосила дочь…
        К своему ужасу, девушка вдруг обнаружила, что не может написать ни фразы, словно вдохновение навсегда ушло с кончиной матери. Она постоянно думала только о том, что никого у нее не осталось: ни родителей, ни семьи… Психолог объяснил причину угнетенного состояния Луизы: она не сможет снова начать работать, пока не разберется со своим прошлым, не преодолеет боль, которую долгие годы успешно подавляла.
        Поэтому Луиза и приехала на ранчо отца, где прошло ее детство. Приехала три дня назад, полагая, что надолго здесь не задержится. В сущности, ее ничего не связывало теперь с этим местом. Семнадцать лет назад она покинула ранчо, расставшись с отцом, потому что после развода родителей осталась жить с матерью. В то время ей было двенадцать лет. Отец умер два года назад в тюрьме - он был осужден за то, что стрелял в одного из соседей. А Луиза даже не знала, в какую беду он попал!
        Она довольно быстро поняла, что выйти из творческого тупика за несколько дней ей не удастся. Двойственное отношение к отцу тоже не исчезло, когда Луиза оказалась в доме, окруженная его вещами. Похоже, после развода с ее матерью он не выбросил ни одной газеты, журнала или листочка бумаги. Поэтому ей предстояло разгрести кучи мусора и пыли, скопившиеся за долгие годы. Пока же Луиза могла пользоваться только кухней.
        Видимо, ей придется пробыть здесь несколько недель, подумала Луиза. Погруженная в невеселые мысли, она наклонила голову, спасаясь от ветра, и, засунув руки в карманы куртки, отправилась на прогулку.
        Ранчо, как и дом, мало изменилось за семнадцать лет. Правда, сарай и подсобные постройки обветшали и нуждались в покраске; ветряная мельница по-прежнему издавала скрипучий монотонный звук при каждом повороте лопастей. Ребенком она боялась этих звуков, просыпаясь по ночам, но сейчас они показались ей успокаивающими - что-то в мире остается неизменным.
        Луиза гуляла, не замечая времени, а когда остановилась, чтобы перевести дух, то обнаружила, что ушла от дома почти на милю и теперь стояла на небольшом холме, с которого были видны источники Дабл-Ар.
        Холодный ветер почти сбивал ее с ног, забирался под куртку, но Луиза не замечала этого, предавшись воспоминаниям: ей семь лет, она порвала юбку, перелезая через забор из колючей проволоки, разделявший ранчо отца и Дабл-Ар. Стоял жаркий летний день, и она не устояла перед искушением пробраться к кристально чистым источникам, журчавшим под высокими серебристыми тополями. Дома, конечно, узнали, где дочка была - пришлось сознаться из-за порванной юбки, - и отец строго-настрого запретил ей перелезать через забор к Коулам. Но вода необыкновенных источников манила ее, и она перелезала через забор каждый раз, как только представлялась такая возможность…
        Луиза стала спускаться с холма, заметив, что наполовину засохший старый тополь упал на забор из колючей проволоки. Остановившись, она посмотрела в проем - по-прежнему, как и в детстве, источники манили ее. Она напомнила себе, что давно уже не ребенок, и, переступив через забор, нарушит право частного владения.
        Впрочем, со вчерашнего дня, после того как прочла дневник отца, ее это не очень волновало. Отец привык записывать свои мысли - тюремные власти вернули ей последние записи. Она вовсе не собиралась читать и дневник, который нашла на его столе, во всяком случае, до тех пор пока не обретет спокойствие. Но коряво исписанные странички все же привлекли ее внимание.

«Засуха убивает мой скот, а Коулы торжествуют. Мерзавцы не успокоятся, пока не заполучат мою землю».
        Слова словно иглы впивались в мозг - не отмахнуться, не забыть. Потрясенная до глубины души, Луиза села и прочла дневник отца от начала и до конца. Недоверием, озлобленностью дохнуло на нее со страниц, которым долгими зимними вечерами поверял отец свои мысли…
        С самого детства она знала, что отец не любил Коулов, но только теперь поняла, почему не сложились его отношения с соседями. У Коулов были неиссякаемые источники, а скот Хадсона подыхал от жажды во время самой страшной засухи за последние десять лет. Пытаясь раздобыть воды для обезумевших от жажды животных, отец случайно выстрелил в Ральфа. Это происшествие Коулы раздули до преступления и упрятали отца за решетку. Ослепленные жаждой мести, они подвергали его унизительной процедуре судебного разбирательства, а потом без сожаления отправили за решетку. Боже, из-за нелепого недоразумения! Меньше чем через два месяца слабое сердце старика не выдержало страданий, и он умер.
        Луиза никогда не простит этого Коулам. Конечно, отца трудно было назвать святым. Характер у него был тяжелый. Она испытывала к нему смешанные чувства - и любовь, и страх…
        Луиза подняла навстречу ветру разгоряченное от гнева лицо; ноги помимо воли понесли ее к порушенному забору.

        Приближалась буря. Воздух, проникавший сквозь открытое окно пикапа, обжигал лицо Гейджа. Он уже довольно далеко отъехал от своего дома, и раздражение и скованность наконец отпустили его. Неожиданная улыбка озарила его худощавое лицо. Марджи просто взбесится, когда обнаружит, что он сбежал. Так ей и надо!
        Впереди показались источники, а перед ними, словно поверженный солдат, лежал тополь, вознеся свои мертвые ветви в темное зимнее небо. Гейдж резко затормозил, вздымая облако пыли. Да, работы будет часа на три. К тому времени, как он закончит починку забора и вернется, даже самые стойкие гости разъедутся по домам.
        Взяв рукавицы, он полез в кузов машины за пилой. Вдруг какое-то красное пятно вдалеке привлекло его внимание. С удивлением он вгляделся в заросли тополей и чуть не выронил пилу.
        Женщина! - все еще не верил он своим глазам, всматриваясь в маленькую хрупкую фигурку в красной клетчатой куртке. Что, черт возьми, она делает здесь, в его владениях, прогуливаясь по каменистому берегу источников, словно по парку?
        Гейдж недоуменно отметил, что ее совершенно не пугает надвигающаяся буря. Холодный пронзительный ветер набрасывался на нее, поднимая и кружа по тропинке сухие листья, развевая ее каштановые волосы. Но женщина весело подкидывала носком кроссовки листья и чему-то улыбалась.
        На мгновение Гейдж залюбовался ее стройной фигуркой и забыл об опасности: а что если это одна из соседок, приглашенных Марджи на ужин? Но он не видел ее в доме - вряд ли он забыл бы каштановые шелковистые волосы, изящную фигурку…
        Разрываясь между раздражением и невольным восхищением этой девушкой, он также отдавал дань ее ловкой изобретательности. Наверняка она подслушала его разговор с Ником об упавшем дереве и решила проявить инициативу. Ничего, он живо ее отошьет!

        Погруженная в свои мысли, Луиза вдруг услышала грубый мужской голос:
        - Жаль огорчать вас, милочка, но мне не нужна женщина… ни для постели, ни в качестве жены. Так что зря вы побеспокоились. Я не интересуюсь…
        Девушка, считавшая, что на многие мили здесь нет ни единого живого существа, остановилась как вкопанная, даже не поняв его тирады. Перед ней оказался высокий, крепкий, молодой человек, похожий на столб, поддерживающий забор. При других обстоятельствах она сочла бы его весьма сексуальным - глубокие складки обрисовывали чувственный рот, придавая худощавому лицу с четкими чертами чуть ироническое выражение. Сейчас же он стоял перед ней в разбитых сапогах из крокодиловой кожи, потертых джинсах и видавшей виды дубленой куртке. Ковбойская шляпа, лихо надвинутая на лоб, прикрывала почти черные глаза. Но Луиза и без шляпы определила бы, что перед ней - ковбой. Это было заметно по всему… по тому, как он стоял, как держался, как нагло смотрел на нее.
        Вдруг до нее дошел смысл его своеобразного приветствия. Она вскинула на него удивленные серые глаза. Боже, чего ему от нее нужно?
        - Простите? Что вы сказали? - удивленно переспросила Луиза.
        - Вы слышали. Я не интересуюсь женщинами.
        Решив выяснить все до конца, она, чуть приподняв бровь, спросила:
        - Думаете, я интересуюсь? Вами, я имею в виду.
        - Милочка, преследовали меня вы, а не я, - пояснил Гейдж. - Не хочется вас обижать, но вы напрасно теряете время, так что мой вам совет - садитесь в свою машину, или что там у вас, и поезжайте домой. Вечеринка, наверное, уже закончилась.
        Луиза обомлела, не в силах вымолвить ни слова, и лишь пыталась напомнить себе, что она не из тех, кого довольно легко можно вывести из себя. Что ж, она тоже может достойно ответить.
        Она ехидно улыбнулась, надеясь окончательно вывести парня из себя, смерила его снисходительным взглядом и любезно проворковала:
        - Один из нас что-то путает, и совершенно точно это не я. К тому же я довольно терпимо отношусь к представителям сексуальных меньшинств, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет, но, поверьте, вы в полной безопасности, милый.
        Гейджа, казалось бы, должно было успокоить ее заявление, однако он разозлился: его никто никогда не отвергал подобным образом.
        - Неужели? Вы хотите сказать, что приехали сюда не ради меня?
        - Да уж поверьте мне, - небрежно бросила девушка. - Ваша самонадеянность не знает границ, и вдобавок ко всему вы наверняка работаете у Коулов, а с ними я вообще не желаю иметь ничего общего. Извините, я еду домой.
        Она взглянула на него - словно холодным ветром повеяло от ее серых глаз - и прошла мимо. Уж чего-чего, а пощечины в адрес его семьи и такого прощания Гейдж не ожидал. Гневно прищурившись, он схватил ее за рукав.
        - Я не работаю у Коулов, я сам Коул. Гейдж Коул, если вам угодно. И я хотел бы знать, что вы, черт подери, имеете против моей семьи? Я вас знаю?
        Луиза, пораженная, уставилась на него. Знает ли он ее? Она жила рядом с ним первые двенадцать лет своей жизни. Поскольку отец не любил соседей, она не общалась с Коулами, но, как и все в округе, знала, что это была дружная семья. Она всегда завидовала, как близки они все между собой. Когда она видела Гейджа Коула в последний раз, он был тощим четырнадцатилетним подростком, который и не подозревал о ее существовании. Он и сейчас остался худощавым, но это шло ему. Луиза невольно подумала о том, что он, вероятно, нравится женщинам, но тут же поспешно отогнала эти мысли, напомнив себе, что не собирается иметь дело с Гейджем Коулом, ни с другими членами этой семейки. С негодованием она взглянула на рукав, который он до сих пор удерживал своими пальцами, резко отдернула руку и злобно прошипела:
        - Вы и ваша семья убили моего отца!
        Обвинение вырвалось неожиданно и потрясло Гейджа, он отшатнулся, будто его ударили, пот выступил на его лбу.
        - Убили вашего отца?! - ошарашенно повторил он, когда Луиза направилась к забору. Гейдж бросился за ней.
        - Черт возьми, что вы себе позволяете? Нельзя же так просто обвинять человека в подобных вещах и уходить без всяких объяснений!
        Не обернувшись девушка зашагала прочь. Черт подери, эта злючка произвела на него впечатление! Вела себя надменно, словно принцесса; несмотря на то что ветер растрепал ее темно-каштановые волосы, он не заметил на ней ни следа косметики, а одета она была в потертые джинсы, старые кроссовки и мешковатую клетчатую куртку.
        - Черт подери, да кто вы такая? - крикнул возмущенно Гейдж.
        Впрочем, он уже догадался. Это была дочь Тома Хадсона. Как ее зовут? Луиза?.. Точно! В последний раз он видел ее ребенком - темноволосая, большеглазая, дерзкая девчушка. Она обожала перелезать через забор и играть у источников, когда никто ее не видел. После развода своих родителей она уехала отсюда с матерью и, насколько он знал, впервые после этого вернулась. Еще Гейдж знал, что ее отец умер два года назад.
        На похоронах никто из его семьи не присутствовал, да и с какой стати - ведь Том Хадсон выстрелил Ральфу в спину в попытке захватить часть их территории. А теперь эта девица намерена кого-то обвинить. Ну уж нет, дудки!
        - Эй, Луиза!
        Девушка явно не ожидала услышать свое имя и удивленно обернулась.
        - Да?
        - Ваш отец умер в тюрьме. И моя семья не имеет к этому никакого отношения.
        - Он бы не попал туда, если б вы не мстили пожилому человеку с больным сердцем.
        Ну и стерва, раздраженно подумал Гейдж. Похоже, она упряма как мул. Неудивительно: яблоко от яблони недалеко падает. Большего упрямца, чем Том Хадсон, трудно было отыскать. Зная, что ничего не в силах изменить, старик возненавидел Коулов только потому, что их семья обладала неиссякаемыми источниками воды в Дабл-Ар.
        Плотно сжав губы, Гейдж с нескрываемой злостью посмотрел на Луизу.
        - Для меня не новость, что Хадсоны всегда извращают правду. Вы, вероятно, такая же, как и ваш отец. Можете себе думать все, что пожелаете, но только по другую сторону забора, идет? Иначе у вас будут неприятности.
        - Это угроза?
        - Считайте, что я вас предупредил.
        Задыхаясь от ярости, Луиза смерила его убийственным взглядом.
        - Прекрасно, - огрызнулась она. - А если я увижу вас на своей стороне, без разговоров вызываю шерифа!
        Красноречиво взглянув на Гейджа, недвусмысленно давая понять, что думает о нем и о его жалких угрозах, девушка перелезла через ветви тополя на свою территорию. Луиза чувствовала, как злобно этот тип буравил взглядом ее спину.
        Вернувшись домой в раздраженном состоянии, она решила, что встреча с Коулом не должна испортить ей остаток дня. Откинув прочь все мысли о нем и взяв книгу, Луиза удобно устроилась в отцовском кресле, и ее окружила безмолвная тишина.
        Вдруг резкий телефонный звонок прорвал тишину, и Луиза с радостью подскочила к телефону. Ей вдруг подумалось, что это звонит ее литературный агент Мартин, который обещал держать ее в курсе дел. Сейчас, как никогда, ей нужна была дружеская поддержка.
        Но, подняв трубку, Луиза сначала ничего не услышала, а потом раздались гудки - кто-то положил трубку. Опять ошиблись номером, подумала она. Так уже звонили раза три и бросали трубку, даже не удосуживаясь извиниться.
        Она вернулась к креслу, но читать уже не могла… Ей захотелось побывать на могиле отца.

        Маленькое кладбище, расположенное в самом центре округа, со всех сторон теснили огромные ранчо. Находящееся в пустыне, оно не имело ни одного деревца, способного защитить от нещадного ветра. Почти все могилы покрывал песок, а в дальнем углу сиротливо зеленел чахлый кустик. Могилы украшали когда-то яркие пластмассовые цветы, сейчас выгоревшие на солнце.
        Более тоскливого места Луиза в жизни не видела. Холодный ветер пронизывал до костей. Она медленно подошла к скромной могиле отца, с грустью вгляделась в выбитые на гранитной плите даты. Начало и конец - больше ничего. Ни слова о том, какой это был человек, как относился он к своей жене, к своему единственному ребенку.
        Ежась и кутаясь в жакет, Луиза ощутила, как в сердце закрадывается холод. Ведь она совсем не знала отца… Он остался только в памяти двенадцатилетней девочки, которая не могла разобраться в своих сложных чувствах к нему, в своих терзаниях и боли, да и сейчас она боялась пробудить к жизни воспоминания тех далеких дней…
        Луиза вернулась домой в подавленном настроении и остаток дня провела, пытаясь разобрать старый хлам в гостиной и надеясь работой заглушить мрачные воспоминания, загнать их поглубже внутрь себя, но в итоге все закончилось лишь ее усталостью и тремя мешками мусора. Устав и разозлившись, она бросила уборку и отправилась спать, но уснуть долго не могла - металась и ворочалась - мрачные мысли не покидали ее.
        Буря, собиравшаяся целый день и вечер, разразилась только к полуночи. Похолодало, и хлынул ливень, а к утру дороги подмерзли и обледенели. Дождь прекратился, но небо было по-прежнему затянуто тяжелыми свинцовыми облаками; прогноз обещал дождь со снегом.
        Луиза почувствовала себя пленницей. С тоской осмотрев наполовину прибранную гостиную, она поняла, что долго не выдержит сидения взаперти. И тогда решила отправиться за покупками.
        Луиза медленно ехала по шоссе, потом свернула на площадку, где, словно оловянные солдатики, выстроились почтовые ящики ближайших ранчо. И вдруг заметила, что она не единственная, кто осмелился выехать в такую погоду. На обочине стоял темно-зеленый грузовичок, принадлежавший ранчо Дабл-Ар, на что указывала надпись на дверце. И из него вышел Гейдж Коул.
        Увидев его, Луиза чуть не застонала от злости и уже решила было немедленно отправиться в город, а почту забрать на обратном пути. После вчерашней стычки ей вовсе не хотелось снова сталкиваться с ним.
        Но, увы, было поздно. Гейдж уже увидел, как она подъехала минуту назад и, судя по ехидной улыбочке, заигравшей на его губах, тоже не жаждал лицезреть ее.
        Распахнув дверь, Луиза молча направилась к ящику с надписью «Хадсон», не удостоив взглядом ковбоя, который пристально наблюдал за ней, прищурив карие глаза.
        Воображала, нахмурясь подумал Гейдж. Небрежно скрестив руки на груди, он неторопливо разглядывал ее. Что ж, он вынужден был признать, что девица была чертовски хороша. Не красива - слегка великоват рот и взгляд довольно колючий, - но весьма привлекательна. Ее подвижное лицо все время меняло выражение - от удивления до неприязни и чувства превосходства. Женщина с такими чувственными губами, как бы специально созданными для поцелуев, наверняка не может быть одинокой, подумал Гейдж.
        - Интересно, сколько вы здесь еще пробудете? - хрипло спросил он, когда Луиза поравнялась с ним. - Неделю? Месяц?..
        Гейдж задал вопрос, который она задавала сама себе с тех пор, как приехала сюда, но наглый тон Коула вывел ее из себя. Наградив его ледяной улыбкой, она пожала плечами.
        - Это вас, конечно, не касается, но я еще не решила. А что, имеются какие-нибудь проблемы в связи с моим пребыванием здесь, мистер Коул?
        - Все зависит от того, по какой причине вы здесь находитесь, мисс Хадсон, - передразнивая ее, произнес Гейдж. - Если вы приехали продолжить дело, каким занимался ваш отец, то вы правы, могут возникнуть проблемы. Только вас нам не хватало…

«Вас нам не хватало?» - чуть не вскричала Луиза. Коулы погубили ее отца, и он смеет еще жаловаться! Девушка закипела от ярости.
        - Я пробуду здесь столько, сколько сочту нужным. Оставьте меня в покое, ковбой!
        - Постарайтесь все же надолго не задерживаться, - парировал он.
        - Посмотрим! - Она рванула дверцу своей машины, пока Гейдж усаживался в свой грузовик. - В следующий раз я непременно постараюсь выбрать другую дорогу, чтобы не встретиться с вами!
        Захлопнув дверцу, она повернула ключ зажигания и нажала на педаль газа.
        Глядя ей вслед, Гейдж выругался. Черт возьми, эта гордячка, видите ли, не хочет встречаться с ним! Да он сам, ни секунды не сомневаясь, проедет пол-Аризоны, лишь бы избежать встречи с ней.

2

        Гейдж открыл дверцу грузовика, забрался в кабину и нахмурился. Он собирался съездить к Дэвиду Ламбоузе, своему школьному другу, у которого было двести акров вблизи Прескотта, но не ехать же ему следом за Луизой Хадсон. Черт ее возьми! Он не считал себя вспыльчивым, но ей удалось завести его с пол-оборота.
        Надо работать, решил он, включил мотор и повернул к дому. Да, ему сейчас нужна работа - тяжелая, изнурительная, чтобы выбросить Луизу Хадсон из головы раз и навсегда.
        В другое время года он, конечно, нашел бы себе занятие на ранчо, но сейчас, зимой, особенно нечего было делать. Отгоняя от себя беспокойство, которое всегда овладевало им в это время года и нахлынувшие на него какие-то незнакомые чувства, он подъехал к гаражу. В нем стоял старый «Шевроле-55», его первая машина. Она простаивала много лет, требуя основательного ремонта, да у него все руки не доходили. Может, стоило сейчас заняться ею?
        В гараже царил могильный холод. Натянув комбинезон, он окунулся в работу, словно от нее зависела его жизнь. Перчаток с собой не было, и Гейдж время от времени потирал руки, чтобы согреться. Закручивая болты, к которым давно никто не прикасался, он вспотел, мышцы ломило. Гейдж так надеялся избавиться от мучившего его раздражения, но мысленно вновь и вновь возвращался к Луизе.
        Лежа на спине под машиной на холодном полу, он не переставал удивляться: что же с ним такое? Ведь она - Хадсон, а от них только и жди подвоха. Ее папаша вечно всех обвинял в своих бедах. Наверняка и дочь такая же. Свято верит в то, что ее отец - ангел, но Гейдж не собирается тратить время, чтобы разубедить ее в этом. Пусть живет в своем придуманном мире. Ему плевать!
        Забыть ее!
        Но это было нелегко. Когда наступило время ужина, он уже наполовину закончил перебирать мотор. Устав и проголодавшись, Гейдж ужасно злился на себя. Весь день у него не было ни одной свободной минуты, а мысли об этой женщине не оставляли его ни на миг.
        - Привет, Гейдж, - встретил его на кухне Ник, где собиралась за ужином вся семья. - Ну что, ты был у Дэвида Ламбоузе? Купил он лошадей на аукционе? Поль Бокэн тоже хочет купить несколько и пустить на своем выгуле. Может, и нам стоит так сделать? Потрясающее зрелище - дикие лошади, как считаешь?
        Гейдж подождал, пока Дорин, их домработница, поставила блюдо с жареной курицей на стол, и сел напротив Ника. За столом собрались все.
        - Не знаю, я не ездил к нему.
        - Почему? Ты же собирался. Что-нибудь случилось?
        - Передумал ехать. Был не в настроении общаться. Давай-ка сменим тему.
        За столом повисла напряженная тишина. Все с удивлением посмотрели на Гейджа. А он вовсе не хотел выплескивать на них свое дурное настроение и постарался сгладить возникшую неловкость.
        - Просто был бестолковый день, - стал оправдываться он.
        - Мы можем чем-нибудь помочь? - участливо спросила Марджи. - Поделись…
        - Нет! - Господи, больше всего на свете он не хотел бы обсуждать с Марджи Луизу Хадсон. Он прекрасно знал, что из этого может получиться. Она обрадуется, что он в конце концов хоть к кому-то проявил интерес и не поверит, что его отношения с этой девушкой далеко не дружеские. Марджи, одержимая идеей женить его, тут же закусит удила. - Вообще-то нечего рассказывать, - с трудом выдавил он из себя. Просто все пошло не так, как я рассчитывал!
        - Из-за женщины, да? - опять вмешался в разговор Ник. Его глаза хитро блестели, на губах играла улыбка.
        Венди, как всегда готовая поддержать Ника, широко улыбнулась - на щеках четко обозначились ямочки.
        - Кто она, Гейдж? Мы ее знаем? - Улыбка вдруг превратилась в гримаску. - Надеюсь, она не похожа на Орелию Пальмер? Ее бы надо скальпировать за то, что она с тобой сделала.
        - Венди, - мягко предостерег Ральф, - хватит!
        Венди запнулась, но только потому, что увидела, как Гейдж разозлился. Другие вполне понимали и даже разделяли воинственный настрой Венди. Дорин, которая жила в семье с давних пор, - никто из них даже не помнил, когда она появилась в их доме, тоже возмущенно фыркнула при упоминании имени Орелии Пальмер. Марджи, как обычно, держала язык за зубами, но Венди точно знала, что каждый раз, встречая Орелию Пальмер в городе, Марджи была неизменно холодна с ней.
        Ник замолчал, но глаза его по-прежнему озорно блестели. Отводя разговор от Орелии Пальмер, в которую Гейдж был некогда безнадежно влюблен, он снова вернулся к теме загадочной незнакомки, сумевшей так расстроить брата.
        - Ладно, скажи, как ее зовут, - подначивал он брата. - Кто она?
        Гейдж наградил брата тяжелым взглядом, словно собираясь пригвоздить его к стулу. Но увидев, что Ник ничуть не смутился, Гейдж невольно улыбнулся. Ведь брат, черт возьми, подтрунивает над ним!
        - Ник, отвяжись от Гейджа, - вмешался Ральф. Давайте оставим эту тему. Нам с Марджи нужно вам кое-что сообщить.
        Гейдж встревожился:
        - Что случилось?
        - Кто-то заболел? - заволновалась Дорин. - Марджи подхватила что-то в больнице, да? Так я и знала! Ральф, я так боялась этого!
        - Она не больна, - ответил Ральф.
        - Я беременна.
        Тихое признание Марджи сначала потонуло в гуле вопросов, обращенных к ее мужу, потом вдруг до всех дошел смысл сказанных ею слов. Венди восторженно смотрела на нее широко раскрытыми голубыми глазами.
        - Ты беременна? Честно-пречестно, у тебя будет ребенок?
        Марджи рассмеялась.
        - Честно-пречестно! У меня будет ребенок. А ты готова стать его тетушкой?
        - Конечно, готова! - От избытка чувств Венди выскочила из-за стола и, подбежав к Марджи, порывисто обняла ее.
        - Ребенок! Вот здорово, у нас будет ребенок!
        У Дорин на глаза навернулись слезы, когда она нежно обняла Марджи за плечи.
        - Как давно здесь не звучали детские голоса. Поздравляю, мамочка.
        По столь радостному поводу открыли бутылку шампанского, долго шутили и смеялись, пока незаметно разговор не стал серьезным. Сев рядом с Марджи, Ральф заметил:
        - Рождение ребенка многое изменит.
        - Конечно, - согласился Гейдж. - Когда же в последний раз здесь были дети?
        - Восемнадцать лет назад, - уточнил Ник и протянул через стол руку, шутливо дернул младшую сестру за волосы. - С тех пор как здесь появилась эта обезьянка, больше никого не было.
        Венди мило наморщила носик.
        - Да ты просто мне завидуешь, я же заняла твое место.
        - Точно, и еще как заняла. Более избалованной девчонки я не видел.
        - Дети, хватит пререкаться, - строго прервал их Ральф. - Нам многое нужно обсудить в связи с рождением ребенка. Я думаю, прежде всего, надо решить, во что вкладывать деньги.
        Весь капитал семейства Коулов был вложен в скотоводство, однако спрос на говядину постоянно падал, все сейчас были помешаны на холестерине. Ральф предложил заняться выращиванием хлопка и перца, но для этого требовались новые земли, а где их взять? .
        - Идея хорошая, - сказал Гейдж. - Но, действительно, где взять землю? Урезать выгулы? Но тогда придется резко уменьшать поголовье.
        Ральф покачал головой.
        - Можно уменьшить поголовье, если нет другого выхода, но я бы пока не стал рисковать. Предлагаю подыскать поблизости землю, которую мы могли бы купить или взять в аренду.
        - Конечно, поискать что-то можно, - согласился Гейдж. - Но, насколько я знаю, никто из соседей землю не продает.
        - Не продает, но вчера в городе я встретил шерифа и узнал от него, что вернулась дочь Тома Хадсона. Никто не знает, сколько она здесь пробудет. После смерти отца она распродала весь скот, так, возможно, и землю продаст.
        - Я думал, Хадсон лишил ее наследства, - задумчиво произнес Ник.
        - Как видно, нет. Ранчо принадлежит ей, и, если она надумает его продать, нам нельзя зевать. - Ральф взглянул на Гейджа. - Ты хотел чем-то заняться, вот и займись. Предупреждаю, дело может оказаться довольно хлопотным. Девица как-никак из породы Хадсонов.
        Гейдж был уверен, что эта гордячка не отдаст им ни акра земли - с таким же успехом они бы могли ожидать снега в Сахаре, - но признаться в этом значило бы навлечь на себя массу ненужных вопросов. Он не хотел иметь ничего общего с Луизой Хадсон, поэтому и не рассказал, что уже встречался с ней.
        Скрепя сердце он кивнул.
        - Ладно, попробую.

        Гейдж откладывал встречу с Луизой на самый дальний срок, но судьба столкнула его с ней нос к носу в торговом центре на автостраде № 3 на следующий же день. Он попридержал дверь, когда девушка выходила, нагруженная пакетами, и с ее губ чуть не сорвалось «спасибо», но, увидев Гейджа, она осеклась.
        В нем всколыхнулось какое-то непонятное чувство - горячее и опасное. Стараясь избавиться от него, Гейдж раздраженно поджал губы и, едва заметно кивнув, поспешил было пройти мимо. Но не тут-то было - услужливый внутренний голос напомнил ему, что, как бы он лично ни относился к Луизе Хадсон, его семья заинтересована в ее земле.
        - Позвольте. - Он взял у нее пакеты прежде, чем она успела возразить. - Я помогу вам. Где ваша машина?
        Луиза, застигнутая врасплох, потянулась обратно за пакетами.
        - Спасибо. Я сама донесу, это не тяжело.
        - Все в порядке. Которая ваша машина?
        - Серый «форд», - автоматически ответила она, тут же пожалев и ругая себя за уступчивость. - Не надо, прошу вас, мистер Коул, - хмуро бормотала она, спеша за ним.
        - Гейдж, - поправил он ее. - Мы здесь не очень соблюдаем формальности, тем более мы соседи.
        Соседи, которые были лютыми врагами. Подойдя к автостоянке, Луиза подозрительно взглянула на Гейджа. Она вдруг вспомнила записи в отцовском дневнике: «Коулы любезны только тогда, когда им от тебя чего-то надо». Смерив молодого мужчину презрительным взглядом, она наконец выхватила у него из рук пакеты с продуктами.
        - Что вы от меня хотите?
        - Хочу? - удивленно переспросил он. - Кто вам сказал, что я чего-то хочу?
        - Мой отец, - отрезала она. - Он никогда не доверял вам и вашей семье. Особенно когда вы были любезны. Так чего же вы хотите, мистер Коул?
        Его словно ударили кнутом и… вернули на землю. Черт возьми, он терпеть не может попадать в такое положение. Да, он хочет, хочет купить ее землю. Купить честно, а не завладеть ею обманным путем.
        - На вашем месте я бы не очень верил тому, что говорил ваш отец. Вы ведь его совсем не знали. Он был преступником, - не сдержался Гейдж.
        - Прекратите!
        - Послушайте, хотя это, конечно, не очень приятно слышать, но, что поделаешь, это правда. Ваш отец хотел оттяпать у нас часть ранчо.
        Рывком открыв дверцу, Луиза бросила на сиденье сумку и пакеты и, окинув Гейджа ледяным взглядом, злобно процедила:
        - Вы, Коулы, просто невыносимы! Всегда повернете правду так, как вам нужно, да еще требуете, чтобы вам верили. Конечно, мой отец не ангел, но он бы никогда не сделал того, в чем вы его обвиняете. Так что оставьте вашу ложь при себе, мистер Коул!
        - Ложь?! - Гейдж задохнулся от возмущения. - Вы думаете, я лгу?!
        - Полагаю, вы готовы на все, что угодно, лишь бы представить свою семью в выгодном свете. Вам ничего не стоит оболгать человека, который уже не сможет защитить себя.
        - Милашка, я не разрушал репутацию вашего отца. Он сделал это своими собственными руками.
        - После того как ваша семья оболгала его!
        Не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих, они стояли посреди стоянки, с ненавистью глядя друг на друга и тяжело дыша. Никто не хотел уступить. Гейдж пытался втолковать ей очевидные вещи, но, похоже, напрасно. «Злобная, упрямая» - такими эпитетами он мысленно награждал ее и ужасно злился.
        Но стоя совсем близко от нее, он не мог не заметить, какая она хорошенькая.
        А заметив, отскочил как ошпаренный. Что же с ним творится? Нахмурившись, он холодно заметил:
        - Солнышко, если вы так думаете, то очень заблуждаетесь. Не верите мне, спросите других. Поспрашивайте, и вам ответят то же самое.
        - Конечно! - фыркнула Луиза. Вам принадлежит чуть ли не половина земель в округе, поэтому, естественно, никто не будет выступать против вас.
        - Потому что против нас нечего сказать. - Гейдж предупреждающе поднял руку, не давая ей возразить, и продолжал: - Если вам так не нравится здесь, почему вы здесь торчите? Упакуйте вещички и убирайтесь откуда приехали! Уж поверьте, никто по вам не заплачет!
        Выпалив все это, он резко повернулся и зашагал прочь, кипя от негодования. Только отъехав на порядочное расстояние от торгового центра, вдруг вспомнил, о чем хотел поговорить с Луизой Хадсон.
        - Черт! - вырвалось у него. Он был вне себя.

        Минут двадцать Луиза все еще не могла успокоиться.
        - Каков наглец! - кипела она от возмущения. Представить только - выгоняет ее из округа, как обнаглевший шериф в какие-нибудь прошлые времена. Что он себе позволяет? Она такой же землевладелец, как и Гейдж Коул, и никуда не поедет, пока не сочтет нужным.
        Ладно, этот человек не стоит того, чтобы о нем думать, - у нее есть другие дела. Вчера она закончила уборку гостиной, а сегодня хотела побаловать себя - почитать последнюю книгу Чарлза Гилгуда, которую привезла с собой из Далласа и еще не открывала.
        При мысли о Чарлзе она улыбнулась. Бывший военный летчик, он был не только ее хорошим приятелем, но и соперником по перу - писал приключенческие романы, которые постоянно входили в список бестселлеров.
        В доме царила тишина. Роман был довольно занятным, но отвлечься Луиза так и не смогла. Перед глазами стоял черноволосый, худощавый и мускулистый Гейдж Коул с горящими от ярости карими глазами…
        С раздражением она захлопнула книгу и бросила ее на журнальный столик. Что же с ней такое? Давно никто так не занимал ее мысли, как этот неотесанный ковбой. Глупо. Она ведь не из тех, кто сходит с ума по мужчинам.
        Конечно, у Луизы были поклонники, а однажды она чуть по-настоящему не влюбилась и не выскочила замуж. Но именно тогда она начала писать свою первую книгу и исколесила полстраны в поисках материала. Разлука не способствовала сердечной привязанности, и, когда вернулась домой, выяснилось, что они с Ричардом стали почти чужими…
        Горевала она недолго. Вышла ее первая книга о смельчаке Джерри, попавшая в список бестселлеров, и жизнь Луизы очень изменилась. Не успевала она перевести дух после одной книги, как ее захватывали новые идеи, и в поисках сюжета Луиза снова отправлялась в неизведанные края.
        За семь лет вышло в свет четыре ее книги, каждая последующая удачнее предыдущей…
        Так было до недавнего времени, до момента смерти матери…
        Вот почему сейчас ни в коем случае ей нельзя было отвлекаться на Гейджа Коула. У нее и так достаточно проблем. В себе бы разобраться…
        Телефонный звонок прервал ее путаные размышления.
        - Алло? - рассеянно спросила она.
        Ответом служила тишина, и по непонятной причине Луиза вдруг испугалась.
        - Говорите же! - кричала она снова и снова, но трубка по-прежнему зловеще молчала.
        Она бросила ее на рычаг и со страхом уставилась на телефон. Опять ошиблись номером? За последние несколько дней такое случалось не однажды, и каждый раз - тишина. Если так будет повторяться, надо будет проверить номер.

        Луиза направилась в кабинет отца. Остановившись на пороге, она критически осмотрела комнату и пришла к выводу, что откладывать уборку больше нельзя.
        Отца нет, напомнила она себе. Дом и все имущество теперь принадлежат ей. Но, когда она подумала, что придется копаться в его бумагах, сердце сжалось от испуга. Луиза вновь почувствовала себя маленькой девочкой, дрожавшей от страха всякий раз, когда отец сурово глядел на нее…
        Она опустилась в кресло возле письменного стола, взяла стопку пыльных бумаг, лежавших сверху, - пальцы ее дрожали. Оказалось, здесь не было ничего интересного - старые счета, квитанции и вырезки из газет и журналов, пожелтевшие от времени и почти истлевшие, - видно, их неоднократно перечитывали.
        Она просмотрела все бумаги, лежавшие на столе, и выбросила их в корзину, не узнав об отце ни на йоту больше. Выдвинув центральный ящик стола, Луиза увидела среди ручек и карандашей бежевый замшевый мешочек.
        Давно забытые воспоминания неожиданно нахлынули на нее. В мешочке лежали кубики из слоновой кости.
        Крепко зажмурившись, чтобы подольше удержать сладостное мгновение, она мысленно увидела, как играет в кости с родителями. Ей девять или десять лет, мама и папа смеются и шутят. Как же она забыла смех отца? Он редко смеялся, или она просто выкинула его смех из памяти, думая, что легче будет перенести разлуку с ним, вспоминая лишь неприятные моменты? Выходит, отец хранил этот замшевый мешочек в ящике стола и часто смотрел на него? Ведь он же чуть не отрекся от дочери, когда она после развода родителей уехала жить с матерью. Луиза полагала, что он вычеркнул ее из своей жизни, но тем не менее он оставил ей ранчо.
        Вопросы… Слишком много вопросов, и некому дать ответы…
        Засыпая, Луиза надеялась увидеть во сне отца, но ей явился совсем другой человек. Гейдж Коул пронзал ее горящим взглядом и кричал: «Почему бы вам не упаковать вещички и не убраться туда, откуда приехали? Никто по вам не заплачет!»
        Луиза стонала, металась во сне, закрывала голову подушкой, пытаясь отгородиться от навязчивого голоса. «Хватит! Оставь меня в покое!» - силилась крикнуть она.
        Резкий телефонный звонок прорезал ночную тишину. Луиза вздрогнула - сон как рукой сняло.
        - Алло…
        В ответ - молчание, которое сейчас, ночью, казалось зловещим.
        - Кто вы? - закричала она в трубку. - Я знаю, вы слышите меня. Ответьте!
        Холодная, звенящая тишина будто наваливалась на Луизу. Она ожидала, что трубку, как обычно, повесят, но вдруг услышала приглушенный мужской голос:
        - Тебя здесь не ждали! Слышишь? Убирайся, пока не поздно!
        - Кто вы? - похолодев от ужаса, хрипло прошептала Луиза, но в ответ услышала лишь короткие гудки.
        Она ошеломленно уставилась на аппарат - кто это? Зачем? Ведь она приехала около недели назад, ни с кем толком не успела познакомиться…
        Неожиданно ночной кошмар обернулся явью. Неужели Гейдж Коул осмелился звонить ей посреди ночи и угрожать. А вдруг?..

«Эти Коулы полные ничтожества. Я не доверяю никому из них. Когда им что-то надо, они не остановятся ни перед чем». Вспомнив эти строки из дневника отца, Луиза гневно сжала кулаки. Коулам нужно заполучить ее ранчо. Это же очевидно!
        Луиза вскипела. Как он смеет запугивать ее? Что он себе позволяет? Откинув одеяло, она зажгла ночник. Схватив трубку, нашла в справочнике номер Дабл-Ар и позвонила на ранчо. Итак, он вообразил, что испугал ее. Она этого так не оставит!..
        Услышав в трубке заспанный мужской голос, Луиза с ужасом поняла, что к телефону мог подойти не Гейдж, а кто-то другой. Она уже хотела было извиниться за поздний звонок, но поборола эту сиюминутную слабость. В конце концов, она пострадавшая сторона и нечего чувствовать себя виноватой!
        - Это Луиза Хадсон, - холодно представилась она. - Мне нужно поговорить с Гейджем Коулом.
        - Сейчас? В два часа ночи?
        - Я знаю. Поверьте, я тоже хочу спать. Так что чем скорее я переговорю с ним, тем скорее мы все снова уснем.
        - Ну хорошо, - пробормотали в ответ. - Только предупреждаю - Гейдж спит как убитый и вряд ли обрадуется, что его разбудили.
        Луиза хотела возразить, что Гейдж вовсе не спит - он звонил ей несколько минут назад, - но не успела, на другом конце сказали: «Подождите» - и положили трубку.
        Гейдж подошел быстрее, чем она ожидала. Голос у него был сонный, раздраженный и… взволнованный. Но Луиза была начеку - ему не удастся одурачить ее.
        - Кто? Луиза Хадсон? Что случилось?
        - Случилось? - Она сухо рассмеялась. - Вы правы, случилось. Я не люблю, когда меня пугают, особенно по ночам. Если вы еще раз позвоните и будете угрожать, я обращусь к шерифу и вам не поздоровится.
        - Угрожать? Вы что, спятили?
        - Не валяйте дурака, - отрезала Луиза. - Я знаю, это были вы, так что не прикидывайтесь невинной овечкой. Не запугивайте меня! Это мое ранчо, и я не уеду отсюда, пока не сочту нужным.
        Она швырнула трубку, прежде чем Гейдж успел что-то ответить.
        - Черт возьми! - выругался Гейдж.
        Ральф выдвинул из-за кухонного стола стул и, оседлав его, с нескрываемым любопытством уставился на озадаченного брата.
        - Похоже, леди звонила среди ночи вовсе не для того, чтобы проворковать что-то приятное. Немного нервничала, да?
        - Мягко сказано, - пробормотал Гейдж, косясь на телефон. - Просто кипела от ярости. Почему-то вообразила, что я только что звонил и угрожал ей.
        В глазах Ральфа появилась тревога.
        - Ей угрожали? Она сообщила шерифу?
        - Не знаю. Но она почему-то считает, что это я ей звонил.
        - Не нравится мне все это. Может, заехать к ней? После смерти отца она распродала скот, отпустила работников и сейчас совсем одна. Как бы чего не случилось.
        Гейдж думал о том же. Не то чтобы он ей симпатизировал, просто понимал, каково это - когда среди ночи тебе звонят и угрожают.
        - Пожалуй, ты прав. Возьму Дирка и поеду проверю, как там.
        - Хочешь, я поеду с тобой?
        - Нет. Ложись спать, пока не проснулась Марджи и не подняла на ноги весь дом. Сам справлюсь.
        - Возьми ружье, - посоветовал Ральф. - Если понадобится помощь, звони. Хотя, звонить ты, конечно, не будешь… А может, это чья-то злая шутка?
        Гейдж мог допустить и такое. Тем не менее, он захватил ружье и Дирка, немецкую овчарку. Несколько минут спустя он уже сидел за рулем своего грузовичка. Он знал, что все равно не сомкнет глаз, пока не убедится, что с Луизой все в порядке. Не потому, что она ему симпатична, убеждал себя Гейдж, просто так уж его воспитали… в рыцарских традициях.
        Отец всегда учил его и братьев не бросать человека в беде, особенно женщину или ребенка, и Гейдж неукоснительно следовал этому правилу, хотя его благородные порывы не раз выходили ему боком… как в случае с Орелией Пальмер. Ей было очень плохо, когда она после школы рассталась со своим парнем. Тогда Гейдж хотел просто поддержать ее - заставить снова улыбаться, радоваться жизни. Но в итоге втюрился в нее как последний дурак, а она… она вернулась к своему возлюбленному.

3

        Уснуть Луиза уже не смогла, поэтому пошла на кухню, чтобы сварить себе кофе. Услышав стук в дверь, она вздрогнула, кофейные зерна рассыпались по столу. Сердце бешено забилось. Снова раздался стук, потрясший, казалось, весь дом.
        Гейдж?
        Еще до того, как он окликнул ее, Луиза каким-то непостижимым образом знала, что это он. Как будто, когда дело касалось его, у нее появлялось шестое чувство. Что ж, если этот парень хочет скандала, он его получит!
        Накинув поверх ночной рубашки розовый фланелевый халат, она пересекла гостиную и открыла входную дверь.
        - И незачем так стучать, я не глухая, - высокомерно вскинув подбородок, произнесла она вместо приветствия. - Что вам угодно?

«Что ему угодно?» Гейдж чуть не расхохотался, глядя на нее. Больше всего ему сейчас хотелось оказаться в своей постели, а вместо этого он стоит и таращится на нее: халат мягко очерчивал ее хрупкую фигурку, волосы растрепались, она стояла, решительно расправив плечи и скрестив на груди руки, в глазах сверкали молнии. Сущая мегера! И вдруг он понял, какая она одинокая, незащищенная и трогательная.
        Неожиданно Гейдж почувствовал прилив желания и чуть было не развернулся, чтобы уйти. Только этого ему не хватало, надо во что бы то ни стало побороть это дурацкое чувство влечения. Чем меньше Гейдж будет видеться с ней, тем лучше… Девушка была явно напугана, но ведь он здесь ни при чем.
        Гейдж взглянул на собаку, послушно сидевшую у его ног и ждавшую приказаний.
        - Сидеть! - тихо сказал он и открыл сетчатую дверь, прежде чем Луиза успела преградить ему путь.
        - Для начала объясните ваш ночной звонок. И не смотрите на меня так, словно я Джек-Потрошитель. Я в жизни не обидел ни одной женщины.
        У Луизы перехватило дыхание - она вдруг поняла, что он внушает ей доверие. Гейдж действительно выглядел обеспокоенным и вместе с тем смущенным, как будто искренне не понимал, почему она боится его. Боже, как ей хотелось бы ему верить!
        Но ведь он Коул - им нельзя верить!
        - Правдоподобно, Гейдж, но меня не проведешь. Я слышала ваш голос по телефону и поняла - это были вы, - произнесла она холодно.
        - В таком случае, видно, я лунатик, потому что я спал мертвым сном, когда Ральф разбудил меня и сказал, что вы звоните. Если не верите мне, спросите брата.
        - Он ваш брат, поэтому подтвердит все, что угодно. С первой нашей встречи вы ясно дали понять, что больше всего на свете желаете, чтобы я побыстрее свалила отсюда. Но, когда этого не произошло, вы перешли к звонкам…
        - Вы хотите сказать, это не единственный звонок? Когда, сколько раз звонили? Вы сообщили шерифу? - Гейдж был явно обеспокоен.
        - Нет. - Она вдруг поняла, что ужасно устала. Я никому не звонила, потому что вы угрожали мне. Я ожидала, что у вас, по крайней мере, хватит смелости признаться в этом. Видно, я ошиблась. Так что уходите. Уже поздно. Я устала и не намерена и дальше слушать ваше вранье.
        Луиза обошла его, чтобы открыть дверь, но Гейдж повернулся к ней и схватил за руки.
        - Черт возьми, как мне доказать, что я вам не звонил?! Я даже не знаю вашего номера.
        - Отпустите меня, - возмутилась Луиза.
        Она попыталась вырваться, но тщетно; Гейдж повернул ее к себе и легонько встряхнул, буравя горящими от гнева глазами.
        У Луизы перехватило дыхание. Ее вдруг осенило: он не лжет - напрасно она обвиняла его. Но ведь он Коул и, если верить отцу, от него можно ожидать чего угодно. Неужели он такой превосходный актер? Он вышел из себя не столько потому, что она изобличила его, сколько потому, что посмела заподозрить.
        - Но если не вы, то кто же? Я здесь нахожусь всего неделю и никого не знаю… - Луиза растерялась.
        Она поверила ему! Он не смог сдержать вздоха облегчения. Вообще-то ему было безразлично, что думают о нем посторонние, так отчего же мнение этой маленькой злючки так важно для него?
        - Расскажите мне о звонках, - попросил он. - Все расскажите.
        Так же внезапно он отпустил ее и отступил на шаг. Казалось, Луиза должна была бы успокоиться - наконец она могла свободно вздохнуть: больше не было этого неуловимо-примечательного, терпкого мужского запаха, не было его властных крепких рук. Но неожиданно ей стало зябко, и она обхватила себя руками.
        - Рассказывать особенно нечего. Пойдемте на кухню, я сварю кофе. Не знаю, как вы, а я что-то совершенно обессилела.
        Гейдж молча последовал за ней; через десять минут они уже сидели за сосновым столом, который стоял здесь, сколько Луиза себя помнила, сжимая в ладонях кружки с дымящимся кофе. Задумчиво глядя в кружку, девушка начала рассказывать.
        - Я решила, кто-то ошибся номером. Кто-то просто дышал в трубку, а через секунду-другую раздавались гудки. Первый раз я не придала этому никакого значения.
        - Как часто звонили? Было какое-то определенное время?
        Она положила в кофе еще одну ложку сахара и стала рассеянно помешивать.
        - Я бы не сказала. Иногда звонили раз или два в день, в разное время. Вечером звонили реже. До сегодняшнего ночного звонка трубку вешали, как только я отвечала.
        - Значит, среди ночи звонили впервые? - Гейдж нахмурился. - Помните, что сказал этот тип?
        Проглотив ком в горле, Луиза хрипло произнесла:
        - «Тебя здесь не ждали. Слышишь? Убирайся, пока не поздно».
        Глаза Гейджа еще больше потемнели, а взгляд стал тяжелым и твердым.
        - И что? Он сказал, что случится в противном случае?
        - Нет, он повесил трубку.
        Луиза судорожно обхватила ладонями кружку; ей стало страшно - она вдруг отчетливо вспомнила этот голос, полный ненависти. Озноб пробрал ее до костей. Она провела здесь так мало времени, видела-то разве что почтальона да несколько человек в церкви, имен которых даже не знала. Кому она успела так насолить, что кто-то готов выжить ее отсюда?
        Луиза резко встала, отодвинула стул и принялась расхаживать по кухне.
        - Кто может меня так ненавидеть? В ком я могла пробудить такие чувства? Разве что в вас? - Луиза мрачно усмехнулась.
        В ответ Гейдж лишь скривил губы.
        - Вашей вины здесь нет. Я звоню шерифу.
        Луиза вдруг испугалась и попыталась отговорить его:
        - Думаете, это необходимо? Может, просто какой-нибудь сумасшедший? Шериф чего доброго решит, что я сама чокнутая…
        Было ясно, что ей угрожала серьезная опасность. Гейдж прочел страх в ее глазах и, не медля ни секунды, позвонил Клинту Лоузу, помощнику шерифа, который обычно дежурил по ночам, и рассказал ему о звонках.
        Луиза нервно ходила по кухне, ожидая, когда Гейдж закончит говорить с помощником шерифа. Наконец он повесил трубку.
        - Ну что? - нетерпеливо спросила она.
        - Я говорил с Клинтом Лоуизом. Он все понял, но ничего пока сделать не может: получается, что, пока нет реальной угрозы, полиция будет считать это чьей-то глупой шуткой.
        Луизу это известие нисколько не удивило.
        - Понимаю. Вот если бы в меня стреляли…
        Она рассеянно посмотрела по сторонам, потом взгляд ее задержался на незадернутых шторах. Что, если там, в зловещем мраке ночи, скрывается какой-то маньяк, который следит за каждым ее шагом…
        Почувствовав, как по спине у нее пробежал холодок, Луиза, то ли успокаивая себя, то ли Гейджа, произнесла:
        - Ладно, я здесь в безопасности. Нечего бояться. Подумаешь, какие-то звонки с угрозами!
        Утром Клинт все же поставит в известность шерифа Тилла, - ей в тон сказал Гейдж. - Возможно, утром он позвонит вам. Но если звонки повторятся, непременно сообщите им.
        - Разумеется.
        Похоже, говорить им больше было не о чем. Власти предупреждены, так что оставалось только ждать дальнейших шагов неизвестного шантажиста. Гейдж понимал - ему пора уходить, однако, представив, что она через минуту останется совсем одна на огромном - в тысячу акров - ранчо, он словно прирос к дубовому паркету.
        - Хотите, я останусь до утра? Чтобы вам не было слишком одиноко. Я могу лечь на диване.
        Предложение вырвалось совершенно случайно; оба смутились.
        - Нет, нет! - сконфуженно пролепетала Луиза. - Не стоит, правда.
        - Вы уверены? - зачем-то стал настаивать Гейдж. - Не нужно ничего никому доказывать. Даже моя сестра Венди после такого звонка не захотела бы остаться одна, а ведь она прожила здесь всю жизнь.
        Луиза затаила дыхание. Почему он стал так любезен? Почему именно сейчас, среди ночи, она обратила внимание на то, как он мужественно-красив: волевой подбородок, покрытый темной щетиной, карие глаза, слегка припухшие от сна. Он был похож на героя-любовника - этакий настоящий мужчина, в ковбойских сапогах, вытертой кожаной куртке; ей невольно захотелось прижаться к его широкой груди…
        Боже, что с ней такое?
        - Я ценю ваше предложение, - холодно произнесла она вслух, - но в вашем присутствии нет необходимости. Я просто отключу телефон, вот и все.
        Не в силах оторвать от нее взгляда, Гейдж подумал, что вроде никогда не был идиотом. Пора уносить ноги. И чем быстрее, тем лучше. В этом домашнем халате, с легким румянцем на щеках она была не просто хороша, а соблазнительно хороша. Черт возьми, надо уходить!
        - Дело ваше, - угрюмо бросил он, поспешно направляясь к двери, будто боялся, что придумает новый предлог, чтобы остаться.
        - Но я все же не оставлю вас одну. Дирк составит вам компанию.
        - Дирк? - удивилась Луиза.
        - Моя собака. Прекрасный сторожевой пес - не подпустит никого и на тысячу футов.
        - Но…
        Подойдя к двери, Гейдж резко повернулся.
        - Луиза, я не спрашиваю вашего согласия. Дирк остается.
        Его тон напомнил ей отца, который вот так же властно разговаривал с матерью. Луиза не собиралась ни от кого терпеть такого тона, особенно от Гейджа Коула.
        - Не командуйте, Коул. Здесь вам не Дабл-Ар.
        - Не злите меня, мисс Хадсон, - предупредил Гейдж. - Я не в том настроении.
        Луиза решила уступить.
        - Хорошо, пусть будет по-вашему. Но все же я считаю, что это ни к чему. Я привезу его утром.
        - Не спешите. Я уеду на аукцион в Финикс, так что он может побыть с вами. Завтра мой работник привезет ему еду, а я заберу его, когда буду возвращаться.
        Открыв дверь на крыльцо, он ласково потрепал пса по загривку.
        - Дирк, ты остаешься здесь. Охраняй леди. Скоро приеду.
        Оглянувшись, он посмотрел на Луизу сквозь сетчатую дверь.
        - Будет страшно, не стесняйтесь - звоните моим братьям и шерифу… даже среди ночи. Перестраховка не помешает.
        Луиза усмехнулась. Могла ли она предположить, что от этих Коулов будет зависеть ее безопасность.
        Гейдж резко повернулся и вскоре исчез в темноте. Луиза слышала, как он завел мотор; вспыхнули фары, по гравию зашуршали колеса машины.
        За дверью жалобно заскулил Дирк. Луиза, глядя вслед удаляющемуся грузовику, вдруг почувствовала, как на нее наваливается безысходная тоска.

        Гейдж ехал по шоссе, ругая себя на чем свет стоит. Он же хотел сразу уехать. А что получилось? Перед его мысленным взором до сих пор стояло растерянное лицо Луизы и печальные глаза, из-за которых он, похоже, едва не потерял голову. В конце концов Луиза ясно дала ему понять, что сама о себе позаботится, она даже не хотела, чтобы он оставлял собаку.
        Когда жизнь чему-нибудь научит его? Казалось бы, Орелия Пальмер преподала ему урок. Влюбился как мальчишка, в то время как она считала его только другом и, когда простодушно призналась, что все еще любит того, другого, сама того не ведая, ранила его в самое сердце. А потом, когда Орелия, благодарная ему за поддержку, пригласила его на свадьбу, он малодушно скрылся и беспробудно пьянствовал все то время, пока молодые проводили медовый месяц на Гавайях.
        С тех пор почти два года он старался обходить стороной каждую женщину, которая казалась ему мало-мальски беззащитной. Но Луизе совсем не подходило такое определение. Кроме того, она была дочерью старика Хадсона. Возвела папашу на пьедестал… ничего, она скоро поймет, что тот был далеко не ангел.
        Но ведь она в беде, оправдывался Гейдж. Как только он вернется с аукциона, то тут же заберет Дирка и выкинет из головы всю эту дурь.
        Когда утром один из работников с Дабл-Ар привез корм для собаки, Луизу так и подмывало отправить пса домой. Но, по правде говоря, с Дирком ей было и впрямь спокойнее, и не его вина, что, глядя на собаку, она вспоминала его хозяина, всякий раз настойчиво убеждая себя, что не желает иметь с ним ничего общего. Она слишком хорошо знала такой тип мужчин: грубые, самоуверенные, властные деспоты, помыкающие женами и контролирующие каждый их шаг.
        Ее отец был точно таким же - от носков сапог до ковбойской шляпы. Он держал мать на положении домашней рабыни, не позволяя ей отлучаться из дома без его ведома, не допускал, чтобы у нее были какие-то собственные интересы.
        Как они ссорились! Мать всячески пыталась урезонить отца, убеждала, что любит его и что не произойдет ничего страшного, если у нее появятся свои интересы. Но никакие доводы не могли пробить стену его упрямства, и в конце концов он своими собственными руками разрушил то, чем дорожил больше всего на свете, - ее любовь.
        Жить в этом заточении мать не смогла. И супруги Хадсон развелись, мать уехала и забрала Луизу с собой в Даллас, и там не только закончила колледж, но даже стала штатным преподавателем в методистском университете…

        Листая вечером старый семейный альбом, найденный в отцовском кабинете, Луиза наткнулась на старую черно-белую фотографию - она с отцом в день своего десятилетия. От волнения у нее перехватило дыхание. Она была по-своему привязана к отцу. Через месяц после развода она приехала к нему в Аризону. Отец был невыносим; потеряв жену, он пытался распространить свои собственнические инстинкты на дочь, заставив ее выбирать - он или мать. И тогда она уехала навсегда; не то чтобы она сама не хотела возвращаться, но просто отец дал понять, что дочь ему не нужна.
        Даже теперь ей трудно было понять его и простить…
        Гейдж Коул наверняка такой же упрямец. Луиза знала его недолго, но уже успела заметить, что этот парень из тех, кто готов спорить по любому поводу.
        Погруженная в свои мысли, Луиза вздрогнула, когда на крыльце неожиданно зарычал Дирк. Рычание повторилось, а потом раздался яростный лай, который удалялся: видимо, собака бросилась прочь с крыльца и устремилась куда-то в темноту.
        Луиза кинулась к двери, зажгла фонарь, но выйти на улицу не решалась. Вдруг до ее слуха донеслось приглушенное рычание, потом надрывный хриплый лай, затем раздался визг… и все опять смолкло.
        От волнения Луиза с трудом справилась с дверной щеколдой, открыла дверь и замерла как вкопанная. Господи, а что если ее поджидают там, в темноте… Но она должна пойти посмотреть, в чем дело. Гейдж не простит ей, случись что с Дирком.
        Она стала спускаться с крыльца и тут услышала глухое рычание - это возвращался Дирк. Луиза бросилась ему навстречу.
        - Вредный пес! Напугал меня до смерти. Ты кого там поймал - кролика?
        Но то, что он держал в зубах, не было похоже на кролика. Помахивая хвостом и глядя на нее блестящими глазами, Дирк положил к ее ногам, словно трофей, окровавленную тряпку.
        Луиза точно завороженная вперилась взглядом в пропитанный кровью лоскут, не в силах пошевелиться. Наконец наклонилась и дрожащей рукой взяла лежащий у ее ног
«трофей» - это оказался кусок клетчатой мужской рубашки.
        - Боже… - вырвалось у нее.
        Дирк сидел перед ней, видимо в ожидании похвалы.
        - Умница, умница! - Она потрепала его по уху. - Молодчина… А не позвонить ли нам шерифу?..
        Когда спустя час Айвор Тилл приехал к Луизе, она была на грани нервного срыва: закрыла все окна и двери, но все равно вздрагивала при малейшем шорохе. Увидев огни фар подъезжающей к дому полицейской машины, девушка с облегчением вздохнула.
        Шерифа Луиза представляла себе лысеющим пожилым добряком с брюшком и благодушной улыбкой, а потому при виде Айвора Тилла удивленно заморгала. Он оказался молодцеватым, подтянутым, худощавым брюнетом; на нем была форма цвета хаки, черная кожаная куртка, плотно облегавшая широкие плечи, в которых угадывалась недюжинная сила, на голове красовалась черная ковбойская шляпа. Холодные голубые глаза смотрели пристально, даже пытливо. Он сразу узнал Дирка, дружелюбно потрепал его за холку, потом, представившись, прошел в гостиную и осмотрелся.
        Наблюдая за ним, Луиза, вспомнив о своей профессии, подумала, что было бы интересно узнать, как он стал полицейским. Впрочем, едва ли в его планы входило рассказывать о себе - шериф появился здесь с совершенно иной целью: попытаться что-то выяснить у нее.
        - Спасибо, что пришли, - начала Луиза. - Скорее всего, тот, кто слонялся около дома, уже успел скрыться, но все равно я вам признательна. После этих телефонных звонков я стала очень пугливой…
        - До позапрошлой ночи он не угрожал вам? - шериф перешел сразу к делу.
        Сцепив внезапно похолодевшие пальцы, Луиза ответила:
        - Нет. Сегодня звонков тоже не было, и я решила, что он оставил меня в покое. А час назад, перед тем как я позвонила вам, Дирк, что-то почуяв, убежал. Вернулся он вот с этим…
        Двумя пальцами девушка подняла с пола кусок окровавленной ткани и протянула ему. Айвор Тилл осторожно взял тряпку и положил в пластиковый пакет для вещественных доказательств.
        - Вы слышали шум машин? Видели свет фар?
        - Нет, - поспешно ответила Луиза.
        Сдвинув брови, шериф осмотрел ткань - это был кусок клетчатой фланелевой рубашки.
        - Откуда Дирк вернулся, с какой стороны, я имею в виду?
        - С левой, - ответила Луиза. - Я слышала какой-то визг, как будто шла какая-то борьба… Потом Дирк вернулся.
        - Ладно, пойду проверю. - С этими словами Тилл направился к входной двери. - Скоро вернусь.
        Обхватив руками плечи, Луиза стояла у окна; она видела, как Айвор Тилл достал из машины фонарь и в компании Дирка двинулся в указанном ею направлении, по пути внимательно оглядывая каждый клочок земли.
        Те полчаса, пока шериф отсутствовал, она изводила себя вопросами: кто пытается ее испугать и зачем. Наконец он вернулся. Открыв перед ним дверь, девушка выдохнула в темноту:
        - Ну что? Нашли что-нибудь?
        - Этот человек был на лошади, я обнаружил следы копыт в сотне ярдов от того места, где он столкнулся с Дирком. До завтрашнего дня я едва ли смогу что-нибудь сказать наверняка. Учтите, он может вернуться, чтобы замести следы.
        Луиза побледнела.
        - Вы так думаете? - тихо спросила она.
        - Кто его знает. - Айвор Тилл пожал плечами. - Если он хотел просто напугать вас, то ему это удалось.
        Шериф окинул комнату хмурым взглядом: старая мебель, наполовину задернутые шторы на окнах, за которыми царила кромешная тьма.
        - Конечно, не мое это дело, и все же - какого дьявола вы живете в этой дыре совсем одна?
        Ошарашенная, Луиза пролепетала:
        - Отец оставил этот дом мне. А что, имеются причины, по которым мне не следовало приезжать сюда?
        - Могу назвать по крайней мере несколько, - ответил Айвор Тилл. - В округе неблагополучно с преступностью. За последние несколько месяцев произошло несколько ограблений. Преступник пока не пойман, его, разумеется, поймают, - заверил он, - но пока вы здесь одна и, по сути, беззащитны. Мне это не нравится…
        Луиза подозрительно взглянула на шерифа.
        - Гейдж Коул говорил с вами перед отъездом в Финикс?
        - Что? - Шериф удивленно вскинул брови.
        - Это он просил вас уговорить меня уехать отсюда? - Луиза вдруг разозлилась. - Понятно, у него ничего не вышло, он решил подослать вас. Ну так вот, ничего у него и не выйдет - я никуда не уеду, так ему и передайте.
        Тилл невозмутимо наблюдал за девушкой.
        - Я не говорил с Гейджем, - улыбнулся он в ответ. - Последний раз я видел его две недели назад.
        Луиза в ужасе застыла, щеки ее запылали.
        - Ну вот, - тяжело вздохнула она, - выставила себя полной дурой перед вами. Простите, шериф. Поверьте, обычно я себе такого не позволяю. Просто Гейдж говорил мне то же самое, вот я и решила…
        - Ничего, - успокоил ее Тилл. - Просто из-за этих звонков у вас сдали нервы. Понятное дело - вы испугались. Хочу заверить - я задержу этого негодяя, хотя это будет, наверное, нелегко.
        - Понимаю. И ценю вашу откровенность, - ответила Луиза.
        - Послушайте. Хоть Гейдж и ругается с вами, но он, видимо, опасается за вашу безопасность, если оставил вам Дирка. А почему бы вам не провести остаток ночи у них на ранчо? Коулы не будут возражать, а вы, по крайней мере, выспитесь.
        Вспомнив о прошлой ночи и об угрозах по телефону, Луиза готова была уже согласиться. Но стоп… Коулы ненавидели ее отца, а он ненавидел их, поэтому не стоит ей пользоваться их гостеприимством…
        - Нет, - решительно возразила она. - Со мной Дирк. Надеюсь, все обойдется.
        По ее упрямо вскинутому подбородку и безапелляционному тону Айвор Тилл понял, что Луиза не переменит своего решения. Напоследок он лишь посоветовал ей позвонить в телефонную компанию, чтобы там фиксировали поступавшие на ее номер звонки, и ушел, сказав, что будет держать ее в курсе. Луиза проводила его печальным взглядом; она прекрасно понимала, что уснуть не сможет.

4

        У Гейджа кончался бензин, и он осторожно, чтобы не повредить фургон-прицеп, заехал на заправочную станцию в Прескотте.
        Еще сорок миль, устало подумал он, и я дома. За два дня аукциона в Финиксе он совершенно вымотался. Впрочем, винить следовало только себя - Гейдж встретил приятелей, которых не видел несколько лет, вот и просидели чуть ли не всю ночь в баре за пивом, обмениваясь новостями. Добраться бы до дома, выгрузить купленных на аукционе лошадей - и на боковую. Ему казалось, что он может проспать сутки.
        Наблюдая за стрелкой на счетчике бензоколонки, Гейдж не сразу заметил подъехавшую патрульную машину. Айвор Тилл опустил боковое стекло.
        - Привет, Гейдж! Ну что, Финикс еще стоит?
        - Куда ж ему деться, - рассмеялся Гейдж. - А здесь как дела? Все спокойно, надеюсь?
        Айвор усмехнулся.
        - Спокойно? Как сказать. Только за эту неделю два ограбления, драка в «Веселом местечке» да еще кто-то пытался проникнуть на ранчо Луизы Хадсон.
        - Проклятье! - в сердцах воскликнул Гейдж. - С ней все в порядке? Черт возьми, я же советовал ей не оставаться одной!
        Если Айвор и заметил, что Гейдж принимает слишком уж близко к сердцу неприятности, в сущности, чужой для него женщины, то виду не подал.
        - Все нормально, - успокоил он его, - скажи спасибо своему Дирку.
        Айвор рассказал, как собака погналась за неизвестным и порвала на нем рубашку.
        - Я обнаружил следы. Скорее всего, этот тип приехал на лошади и спешился, чтобы незаметно подкрасться к дому, но Дирк его спугнул. Утром я пошел по следу, но он терялся в горах, где-то у старого пересохшего русла в миле на запад от лома Луизы Хадсон.
        - А есть какие-то догадки относительно того, кто это мог быть?
        Айвор Тилл задумчиво покачал головой:
        - У него есть лошадь, он знает местность, на нем была клетчатая хлопчатобумажная рубашка. Вот и делай с этим что хочешь.
        Под такое описание подпадал практически каждый мужчина в радиусе пятидесяти миль. Следовательно, зацепок никаких не было.
        - Надеюсь, Луиза сообразила, что оставаться дома одной ей нельзя? Я советовал ей позвонить Ральфу или Нику в случае чего… - Шериф беспомощно развел руками. - Так ты позволил ей остаться? Черт тебя подери, Айвор! Как ты мог!
        - Позволил? - возмутился Айвор. - Никого не встречал упрямее этой девицы. Я попробовал уговорить ее поехать к вам в Дабл-Ар, но она об этом и слышать не захотела… - Он помолчал, затем, словно оправдываясь, добавил: - Не мог же я заставить ее силой. Уперлась так, что ее и бульдозером, пожалуй, нельзя было бы сдвинуть.
        - Ну еще бы, - буркнул Гейдж себе под нос. - Разве она могла позволить себе искать убежища на ранчо Коулов. Ведь ее папаша в гробу бы перевернулся…

        Гейдж хотел немедленно ехать на ранчо Хадсона, но прежде надо было разобраться с лошадьми и немного привести себя в порядок. Но и два часа спустя, сворачивая к дому Луизы, он все еще кипел от возмущения.
        Подняв тучу пыли, он остановился у крыльца и тут же услышал радостный лай Дирка - тот бежал ему навстречу, помахивая хвостом.
        Гейдж улыбаясь вышел из грузовика, потрепал пса по голове.
        - Ну-ну, будто и впрямь соскучился, - поддразнил он его.
        Луиза вышла на крыльцо.
        - Я так понимаю, что вы успели поговорить с шерифом, - спокойно сказала она.
        Он поднял голову и посмотрел на девушку. Она стояла перед ним в вельветовых брюках песочного цвета и зеленом свитере. Беззаботная улыбка слетела с его лица.
        Желание - острое и безудержное - мгновенно пронзило его. Три дня Гейдж думал только о ней и пришел к неутешительному выводу: нравится это ему или нет, но что-то между ними непременно произойдет…
        - С вами все в порядке? - спросил он Луизу.
        - В порядке, - холодно ответила она, словно окатила его ледяной водой. - Благодаря Дирку, он молодец! Не знаю, как благодарить вас за то, что вы оставили его со мной. Без него я бы пропала, я ведь ни о чем не подозревала, пока он не зарычал.
        В другой раз Гейдж, возможно, обрадовался бы - наконец она призналась, что была не права, - но сейчас, усталый и раздраженный, он еле сдержался, чтобы в два прыжка не преодолеть ступеньки крыльца и не встряхнуть ее как следует.
        - Вы понимаете, что вам чертовски повезло? - мрачно спросил он, глядя на нее снизу вверх. - Что бы вы делали, если бы негодяй вернулся после ухода шерифа?
        - Дирк был со мной… - возразила девушка.
        - Дирка можно убить одним выстрелом из ружья. И вас тоже. Вы об этом не думали?
        Луиза побледнела, серые глаза расширились от страха.
        - Почему вы думаете, что он хотел убить меня? - прошептала она. - Может, ему хотелось просто напугать…
        - Какая разница! Он может быть маньяком, насильником, Бог знает кем. Почему вы остались? Почему не поехали к нам на ранчо, где были бы в безопасности? Вы хоть позвонили Нику или Ральфу, чтобы сообщить, что случилось?
        - Мне казалось, не было необходимости уезжать. Дирк хорошо охранял меня.
        Гейдж, конечно, принял бы такое объяснение, не знай отношения Луизы к его семье.
        - Луиза, признайтесь, вы не потому остались. Признайтесь, вы, наверное, охотнее встретитесь с самим дьяволом, чем с моей семьей.
        - Ерунда! - возразила девушка. - Я осталась, потому что сама могу позаботиться о себе, - отчеканила она. - Я привыкла сама решать свои проблемы. При чем здесь ваша семья?!
        Сузив глаза, Гейдж изучающе смотрел на нее.
        - Можно подумать, на вас частенько нападали маньяки. Интересная у вас, должно быть, жизнь. Кстати, чем вы занимаетесь?
        - Я пишу романы, - тихо ответила она, - и я не попадала, к счастью, в подобные ситуации. Но это не значит, что я не смогу себя защитить.
        - Сможете, но только с моей помощью, - подытожил Гейдж, поднимаясь по ступенькам. - Быстро собирайте вещи. Поживете пока на нашем ранчо, пока этого психа не поймают.
        Луиза непонимающе заморгала.
        - Что вы сказали? - удивленно спросила она.
        - Вы прекрасно все слышали. Оставаться здесь одной слишком опасно. Прошу вас, идите, собирайтесь. Вы поедете со мной.
        Казалось, прошла целая вечность, а Луиза все молча смотрела на Гейджа и в ее ушах звучал старый, давно забытый разговор между ее отцом и матерью. Отец точно таким же властным тоном поучал маму, что ей следовало делать и чего не следовало, куда ей надо было пойти и куда ходить нельзя.
        Но она не мать, а Гейдж, слава Богу, не ее отец. Скрестив руки на груди, она с вызовом поглядела на Гейджа, борясь с искушением послать его ко всем чертям:
        - Вы всегда так командуете женщинами или у вас возникает такое желание только по отношению ко мне? Вы, наверное, успели заметить, что мне может приказывать не каждый. Такая вот у меня натура, - объяснила она с милой улыбкой, - не люблю, когда меня принимают за дурочку.
        Гейдж искренне удивился:
        - Я никогда не считал…
        Луиза вопросительно вскинула брови, на ее щеках обозначились ямочки:
        - Нет?
        Луиза терпеливо ждала, а Гейдж молчал и невольно морщил лоб, вспоминая, когда прежде попадал в столь дурацкое положение.
        - Ладно, простите, - хрипло произнес он. - Айвор Тилл рассказал мне, что произошло здесь той ночью, и я так за вас волновался…
        - Но со мной ничего не случилось, - возразила Луиза, но сердце ее почему-то забилось сильнее от его признания.
        - На сей раз, да, - признал он. - А кто знает, что произойдет в следующий раз. Вы попали в беду, и, независимо от того что вы думаете обо мне или о моей семье, мы не останемся в стороне, не будем безучастно наблюдать, что случится. Вот почему я хочу, чтобы вы поехали со мной.
        Гейдж не отрываясь смотрел ей в глаза, будто моля согласиться. Он так мил и обаятелен, когда на его губах играет мягкая улыбка, а глаза светятся юмором - в такие минуты он, наверное, наиболее опасен.
        Она покачала головой:
        - Простите, не могу.
        - Почему?
        Потому что в его присутствии сердце у Луизы билось сильнее. Потому что он заставлял ее мечтать о том, о чем она давно не смела мечтать. Потому что Гейдж и его братья частично ответственны за смерть ее отца.
        - По причинам, о которых я уже сказала, - устало выдохнула она. - Какой-то псих беспокоит меня. Вы мой сосед. Если я приду к вам, он может начать третировать и вашу семью.
        - Ничего, мы готовы рискнуть.
        - А я нет, - твердо сказала Луиза.
        Стало ясно, что она не передумает.
        Хорошо, он решил подойти с другой стороны.
        - Если не хотите ехать в Дабл-Ар, не надо. Но и здесь сидеть не обязательно, поджидая, пока на вас нападут. Почему бы вам не уехать? Возвращайтесь в город.
        - Но мое ранчо…
        - Мы купим его у вас, - поспешно пообещал Гейдж. - Мы расширяем посевные площади, поэтому нам нужна земля. Назовите вашу цену, и, если она приемлема, вы получите деньги. Уже вечером вы сможете уехать отсюда и навсегда забыть об угрожающих телефонных звонках или ворах.
        Итак, Коулы стремятся заполучить ее землю! Ее словно ударили, она мгновенно прозрела. Ранчо, вот в чем дело. Гейджу нужно ее ранчо. Как она раньше не догадалась? Ведь знала же, каковы все Коулы! Отец именно об этом писал в дневнике!
        - Вот чего вам от меня нужно, верно? Земля. Поэтому вы и притворялись, что волнуетесь обо мне. Вам нужно мое ранчо.
        Гейдж отшатнулся, будто получил пощечину.
        - Что? Какие глупости! Вам грозит опасность, черт возьми! Или вы забыли?
        - Это вы забыли о том, что только что предложили мне продать ранчо под лицемерным предлогом, что беспокоитесь обо мне, - яростно обвиняла Луиза Гейджа Коула. - Я не верила этому, когда читала дневник отца. Он писал, что Коулы не успокоятся, пока не заполучат все сполна. Думаю, он был прав!
        Гейджа вдруг охватила ярость.
        - Да ваш отец превзошел самого себя. Он лгал и плел интриги против нас.
        - Прекратите! - рассердилась Луиза. - Вы стоите на крыльце его дома и уговариваете меня продать землю, притворяясь, что переживаете за меня…
        - Но Бога ради, я действительно волнуюсь! - вскричал Гейдж. - Думаете, я оставил бы Дирка просто так? Кто-то ведь действительно был здесь той ночью. Кто-то ведь хочет, чтобы вы убрались отсюда.
        - А вы, как видно, этому «кому-то» помогаете, - раздраженно бросила Луиза. - Проваливай, но сначала продай нам свою землю, верно? Забудьте об этом, мистер Коул! Я никогда не продам вам землю! Никогда!
        - Прекрасно, малышка, держись за свою землю. Но когда придет беда, с которой ты не справишься, не говори, что я тебя не предупреждал.
        С этими словами Гейдж спустился с крыльца и направился к грузовику. Дирк трусил рядом, ожидая команды занять свое место в кузове. Но Гейдж, покачав головой, погладил пса по спине.
        - Извини, дружок, но тебе придется остаться. Охраняй леди как следует.
        Бросив на Луизу укоризненный взгляд, он холодно проронил:
        - У вас достаточно еды для собаки или прислать еще?
        - Достаточно, - начала было Луиза, - только…
        Не дожидаясь, пока она договорит, Гейдж повернулся и пошел к автомобилю.
        - Гейдж…
        Луиза вовсе не хотела окликать его; примирение не входило в ее планы, особенно теперь, когда она окончательно убедилась, что Коулам нужна только эта земля. Но сердце девушки отчего-то вдруг заныло.
        Гейдж оглянулся, и она поймала на себе его пристальный, испытующий взгляд. Переведя дыхание, она сумела выдавить из себя:
        - Не надо оставлять Дирка…
        Гейдж молчал; на его лбу пролегли глубокие складки. Пауза затягивалась. Она уже подумала, что он, в конце концов, уедет, так и не сказав ни слова.
        - Нет, надо, - наконец произнес он тоном, не терпящим возражений.
        Глядя вслед удалявшемуся грузовичку, поднимавшему за собой тучи пыли, Луиза почувствовала себя женщиной, которую бросил возлюбленный. А ведь он даже ни разу не прикоснулся ко мне, недоуменно подумала она. А что было бы, если бы он это сделал?..

        Битый час вся в пыли Луиза двигала старую, рассохшуюся мебель, пока наконец не нашла чемоданы. Их было три - покоробившихся от времени, к которым, должно быть, целую вечность никто не прикасался. Опустившись на колени перед самым большим - без замка, она попыталась открыть крышку, но та не поддавалась. Луиза, нахмурившись, рванула ее изо всей силы, и со скрипом крышка открылась.
        Луиза с удивлением разглядывала содержимое. Чемодан был полон квитанций, счетов, старых газет. Неужели отец хранил каждый клочок бумаги? Она принялась заталкивать эту макулатуру обратно, как вдруг ее внимание привлекла пожелтевшая газетная вырезка. Она взглянула на дату - 1910 год!
        Должно быть, этот чемодан принадлежал деду с бабкой. О них она знала только то, что в двадцатые годы они держали небольшую бакалейную лавку в Ахо. После их смерти отец продал лавку и купил это ранчо.
        Поднеся газетный лист к висевшей под потолком тусклой лампочке, Луиза прочла:
«Владелец ранчо сумел вернуть украденный у него скот». Заинтересовавшись, она начала читать.
        Сюжет романа пришел неожиданно и захватил ее целиком. Она читала вырезку из старой газеты и живо представляла себе отважного ковбоя, который наперекор всем напастям сумел одержать победу над бессовестными грабителями, угнавшими у него все стадо. Образы, один ярче другого, вставали перед ее мысленным взором, словно она смотрела захватывающий фильм.
        Сжимая в ладони пожелтевший клочок бумаги, она бросилась вниз по лестнице.
        Через минуту Луиза уже сидела за столом в отцовском кабинете. Она спешила записать то, что подсказало ей воображение. Разумеется, оставалось много неясностей, но Луиза уже четко представляла себе костяк будущего романа.
        Имя главного героя пришло сразу, будто она давно знала его, - Гэс Каунти. Высокий, смуглый, суровый, как сам Дикий Запад, - он обладал лукавой улыбкой, унаследованной от отца-ирландца, и почти черными, как у матери-испанки, глазами. В ковбойских сапогах, в широкополой шляпе, он был чертовски привлекательным, и все женщины без разбора сходили по нему с ума.
        Сюжет будущей книги захлестнул ее, как полноводная река, вышедшая из берегов и сметающая все на своем пути. Луиза потеряла счет времени. Постепенно река входила в свое русло, и все вставало на свои места. Наконец, опустошенная, она бессильно откинулась в кресле.
        Она перечитала собственное описание Гэса Каунти: высокий, смуглый, суровый, с черными глазами и лукавой улыбкой. Да ведь это же Гейдж Коул. С ума сойти! Этот человек уже овладел ее мыслями, прочно вошел в ее жизнь. Она не может, не хочет допускать его в свои романы!
        Луиза одним махом вычеркнула весь кусок о Гэсе Каунти. Забудь о нем! - мысленно приказала она себе. В конце концов, она же профессионал, в ее воображении наверняка найдется десяток других героев, которые только и ждут, чтобы их оживили.
        Но не тут-то было. Как она ни старалась, но Гэса не так-то просто оказалось выкинуть из головы. И пусть он жил в другое время, но характер и черты лица у него были такие, как у Гейджа…
        А все потому, что она увлеклась этим парнем, и ничего уже не могла с этим поделать.

        Гейдж возвращался домой в плохом настроении, не желая никого видеть. Лучше всего, конечно, было бы поехать на дальнее пастбище, захватив с собой бутылку виски… Но, подъезжая к дому, он увидел, что вся семья собралась у загона с купленными им на аукционе лошадьми, и понял, что все равно придется общаться с родственниками.
        Стараясь обуздать свое дурное настроение, он вымученно улыбнулся им и направился к загону.
        - Ну, я вижу, вы уже познакомились с ними. - Он кивнул на лошадей, которые грызли яблоки, принесенные Ральфом. - Как они вам?
        - Как бы я хотела вдоволь покататься на этой маленькой черной кобылке, перед тем как возвращаться в школу, - сказала Венди. - Она, похоже, быстрая как ветер.
        Гейдж улыбнулся.
        - У тебя губа не дура! Она действительно хороша, пожалуй, не уступит Маку.
        Ральф прищурился. Мак принадлежал ему и считался лучшим жеребцом в округе.
        - Я что-то сомневаюсь, - произнес он, - но посмотрим. А мы и не знали, что ты вернулся, пока Марджи не увидела лошадей. Ты давно приехал?
        - Около часа назад.
        - Час назад! - воскликнул Ник. - Где же ты был?
        Смерив брата строгим взглядом, который, впрочем, нисколько не задел Ника, Гейдж нехотя признал:
        - У Хадсонов.
        - Правда? - У Ника загорелись глаза. - Это интересно: не успел вернуться из Финикса - и тут же бежишь к Луизе Хадсон. Что с тобой?
        - Ничего. Просто встретил в городе Айвора Тилла, и он сообщил мне, что у нее неприятности.
        - Я уже наслышана, - тут же отозвалась Марджи, тревожно глядя на Гейджа. - С ней сейчас все в порядке?
        - Было бы совсем в порядке, не будь она упрямой как ослица, - посетовал он, не в силах скрыть своего раздражения. - С ней просто невозможно справиться!
        Удивленная его излишней горячностью, Марджи обменялась с мужем понимающим взглядом.
        - Может быть, стоит пригласить ее на ужин? - предложила она. Представляю, каково ей, бедняжке, находиться на ранчо в одиночестве.
        - Нет! - вырвалось у Гейджа, и он тотчас прикусил язык. - Луиза не придет, Марджи, - уже спокойно сказал он через секунду. - Я предложил ей продать ранчо, а она разбушевалась. Считает, что мы положили глаз на ее землю - папаша ее так и заявлял, - и поэтому не хочет иметь с нами ничего общего.
        - Положили глаз на ее землю? - задохнулся от возмущения Ник; его голубые глаза яростно блеснули. - Мы? Ты, видно, шутишь. Ведь старик же сам…
        - Я-то знаю, - устало отмахнулся Гейдж. - Поверь, я пытался объяснить ей, что к чему, но она и слушать ничего не желает.
        Ральф, у которого было больше причин ненавидеть Хадсона - ведь Том ранил именно его, заметил:
        - Это понятно, Гейдж. Он ее отец. Ты бы чувствовал то же самое по отношению к нашему отцу.
        - Но наш отец ни в кого не стрелял, - горячо возразил Гейдж. - И не плел интриги, чтобы завладеть чужим ранчо.
        - Конечно, он ничего такого не делал. Но, если бы и делал, мы все равно нашли бы причины оправдать его. - Ральф улыбнулся: - Послушай, я не удивлен, что она отказалась продать ранчо - это собственность ее семьи. Но это не значит, что ты не можешь поговорить с ней насчет сдачи земли в аренду. Почему бы не позволить нам хотя бы временно пользоваться землей? У нее были бы деньги.
        - Хорошо, я попробую, - угрюмо кивнул Гейдж. - Хотя с этой вздорной девицей договориться почти невозможно.

        Прошло два дня, прежде чем Гейдж вновь собрался пойти к ней. Пусть остынет за это время, внушал он себе. Когда он подъехал к дому Луизы, откуда-то выскочил Дирк и радостно завилял хвостом. Подойдя к входной двери, Гейдж понял, что откладывал встречу только потому, что должен был успокоиться сам.
        Видимо, она занималась уборкой в доме - в ее густых каштановых волосах запуталась паутина, подбородок, нос и лоб испачканы в пыли. Девушка была в старых джинсах и потрепанной фланелевой рубашке с засученными рукавами. Он взглянул ей в глаза, и сердце его подпрыгнуло - какая же она красивая!
        Луиза явно не обрадовалась его приходу. Ее рука лежала на ручке сетчатой двери, но девушка не торопилась открывать ее.
        - Да?
        Мгновенно разозлившись, он напомнил себе, что собирался быть терпеливым.
        - Мы можем поговорить?
        - О чем?
        - О вашей земле.
        Гейдж мог дать голову на отсечение, что на секунду что-то похожее на разочарование промелькнуло в глазах Луизы, но тут же исчезло.
        - Мы уже обсуждали эту тему, - холодно проговорила она, отступая, чтобы закрыть входную дверь.
        - Подождите! Черт возьми, Луиза, вы можете хотя бы выслушать меня? Я не предлагаю вам продать землю. Мы хотим у вас ее арендовать.
        Первым ее порывом было сказать «нет» и закрыть перед ним дверь. Но Гейджу показалось, что она заколебалась. Действительно, как ни старалась Луиза все эти дни, она не могла забыть Гэса Каунти и человека, который так напоминал его. Садясь за стол в отцовском кабинете, она неизменно начинала думать и писать о Гэсе Каунти и в конце концов смирилась с тем, что главный герой ее романа будет похож на Гейджа. Но ведь для того, чтобы писать вестерн, нужно очень многое знать о ковбоях, об их быте…
        Казалось, для дочери ковбоя это не проблема, но дело в том, что отец никогда не допускал женщин до работы на ранчо, и Луиза ровным счетом ничего не знала ни о жизни ковбоев, ни о лошадях или ведении хозяйства на ранчо. Для правдивого повествования ей необходимо было знать, как седлать лошадь, как набрасывать лассо, как предсказывать погоду, и многое, многое другое. Никто не мог поведать ей обо всем этом лучше, чем человек, стоявший сейчас перед ней, - Гейдж Коул.
        Приняв скоропалительное решение, она открыла дверь и сказала:
        - Входите, Гейдж. Я хочу заключить с вами сделку.

5

        - Что вы хотите со мной?.. - Остановившись посередине комнаты, Гейдж удивленно воззрился на Луизу, словно та сошла с ума.
        - Не пугайтесь, - улыбаясь, проговорила девушка. Я не попрошу вас ограбить банк или совершить что-то в этом роде. Как уже говорила вам, я писательница и решила написать вестерн. Поэтому мне нужно знать все о ковбоях: как они одеваются, работают, отдыхают… Мне пришло в голову, что вы могли бы рассказать мне об этом… если хотите получить мою землю.
        Гейдж хмуро взглянул на нее.
        - Это что, шантаж?
        Луиза улыбнулась и пожала плечами:
        - Предпочитаю считать это сделкой. У меня имеется то, что нужно вам, а вы владеете тем, что нужно мне. Я предлагаю куплю-продажу. Что же в этом плохого? Мы оба получим то, что хотим.
        Гейдж еще больше нахмурился - он-то точно знал, чего хотел: сжать ее в объятиях и поцеловать в губы, сводившие его с ума… Засунув руки в карманы и подавив готовое сорваться с уст ругательство, он медленно произнес:
        - Я думал, писатели собирают материал для своих романов в библиотеках. Почему бы вам не взять несколько стоящих книг…
        - Потому, что даже в самых стоящих книгах я не найду того, что мне необходимо, - нетерпеливо перебила она Гейджа. - Писатель должен быть непосредственным свидетелем того, о чем он пишет. Только тогда книга может получиться достоверной… Вы познакомите меня с ковбойским бытом, а я сдам вам землю в аренду.
        Землю? Если они собираются засевать весной новые площади, земля им понадобится очень скоро.
        Но не таким же образом, увещевал его внутренний голос. Ему нужна была вся ее земля с домом в придачу, чтобы она уехала, а он наконец мог спокойно спать, забыв о ней. А прими он ее предложение - такого не случится. Кроме того, то, что она хочет от него узнать, не расскажешь просто так, за чашкой кофе. Ведь ее надо будет водить на ранчо, учить седлать лошадь, показывать, как ухаживать за скотом, ездить на пастбища, знакомить с работниками. На это уйдут дни, возможно, недели.
        - Нет! - Гейдж не сразу сообразил, что произнес это вслух. Луиза удивленно взглянула на него, точно не веря своим ушам. - Поймите меня правильно. Мне действительно нужна ваша земля, и я дам за нее хорошие деньги, но помочь вам я не могу.
        Он не объяснил причины - просто отказал.
        - Ну что ж, нет так нет, - подавив невольный вздох разочарования, ответила Луиза.
        Она направилась к двери.
        - Придется найти кого-нибудь другого. Наверняка есть ковбои на соседнем ранчо, которые помогут мне. Сейчас зима и работы, как я вижу, у них не очень много. Поговорю с почтальоном. Уверена, он порекомендует мне кого-нибудь, ведь он знает всех в округе.
        Прикоснувшись к дверной ручке, Луиза вопросительно взглянула на Гейджа.
        - А, может, вы сами знаете кого-нибудь, кто помог бы мне? Может, один из ваших братьев…
        Глаза его мгновенно потемнели. У Ральфа наверняка нет времени: Марджи ждет ребенка. Он управляет делами на ранчо. А Ник…
        Гейдж вспомнил лукавую улыбку младшего брата. Ник слыл ужасным сердцеедом и дамским угодником. Только представив, как младший брат будет улыбаться ей, Гейдж сжал кулаки.
        Не обращая внимания на открытую перед ним дверь, Гейдж хмуро посмотрел на Луизу.
        - У Ральфа и Ника и без того времени не хватает…
        - Тогда, может, кто-то из наемных работников? Или ковбои с других ранчо. Просто назовите мне имя…
        Гейдж представил знакомых ковбоев - молодых парней, которые умели хорошо работать, а еще лучше умели развлекаться. Нет уж, только через его труп.
        - Простите, - пожал он плечами. - Никто в голову не приходит.
        Это была чистейшей воды ложь, и оба знали об этом. Но девушка в ответ лишь печально обронила:
        - Ну что ж, придется самой найти кого-нибудь…
        Гейдж не отрываясь смотрел на ее пухлые губы, и неожиданно желание, мучившее его все это время, вырвалось наружу. Не соображая, что он делает, Гейдж подошел к Луизе и поцеловал ее.
        Поцелуй получился быстрым и неловким, но он мечтал ощутить вкус ее губ с того самого момента, как они встретились. Он намеревался забыть ее, выбросить из головы, а вместо этого держал в объятиях. И это казалось таким естественным…
        Он долго не отпускал Луизу, чувствуя, как та доверчиво прижимается к нему всем телом. Наконец Гейдж отстранился от нее и заглянул в ее изумленное лицо. Нежно проведя ладонью по ее щеке, он слегка коснулся большим пальцем ее нижней губы.
        - Если кто и будет учить вас, то только я.

        Гейдж решил, что прежде всего Луизе понадобится лошадь, о которой она самостоятельно заботилась бы и научилась ей доверять. Гейдж решил обратиться к Герберту Рэффорту, владельцу ранчо Глубокий каньон, что находилось в тридцати милях к северу от ранчо Коулов. Дети Герберта подросли и уже не пользовались пони, собирающей скот в стадо. Правда, Гейджу не очень хотелось, чтобы Луиза встречалась с Гербертом - после нечаянного поцелуя он почувствовал себя собственником.
        Великан с грубым обветренным лицом, сеткой мелких морщинок вокруг глаз и огромными ручищами, Герберт был похож на лесоруба. Он с восхищением взирал на хрупкую Луизу.
        - Привет! - улыбнулся Герберт, пожимая ей руку, и ладошка девушки утонула в его огромной ладони. Герберт укоризненно покосился на Гейджа. - Когда этот тип позвонил мне вчера вечером и сообщил, что приедет посмотреть пони, он ни словом не обмолвился, что с ним будет такая красивая дама. У вас есть близкий мужчина, дорогая? - без стеснения спросил владелец ранчо, поблескивая своими зелеными глазами. Он явно не привык терять время на ухаживания. - Если нет, говорю вам прямо - я свободен.
        Луиза засмеялась - на ее щеках обозначились прелестные ямочки - и махнула рукой:
        - Простите, я приехала за лошадью, а не за мужчиной.
        - Ну вот, - добродушно посетовал Герберт, - а я-то считал себя неотразимым. Ну что ж, опять неудача. Ладно, пошли.
        Герберт повел их в конюшню, расположенную ярдах в ста от дома.
        - Не знаю, говорил ли вам Гейдж что-нибудь о ней, - сказал он Луизе, останавливаясь перед стойлом, в углу которого стояла черная пони с белой звездочкой на лбу. Но она - очень добрая. Мои ребятки очень любили ее, но со временем им захотелось чего-то повыше. Для новичка, думаю, моя Звездочка прекрасно подойдет.
        - Сколько же на ней не ездили? - спросил Гейдж, с видом знатока разглядывая пони.
        Герберт потер шершавый подбородок, вспоминая:
        - Может, года два; я же говорю, ребята потеряли к ней интерес, она растолстела, обленилась. Я, видно, должен был предупредить вас, что конюшня ее испортила. - Он улыбнулся, совсем не чувствуя себя виноватым. - Знаете, ведь люди с определенного возраста тоже начинают ценить комфорт превыше всего…
        - Конюшня испортила? - переспросила Луиза. - Как это?
        - При первом удобном случае эта старушка бежит в конюшню, - нахмурившись, ответил Гейдж. Это было не совсем то, чего он хотел для Луизы.
        - Не знаю, Герберт, - начал было Гейдж, но тут же смолк.
        В соседнем стойле раздалось громкое ржание, и Гейдж, повернувшись, увидел черно-белого мерина, просунувшего голову через стойку.
        - Кто это?
        - О нет! - Герберт поспешил за ним. - Это Циклон, Гейдж. Редкий экземпляр, он не продается.
        Не обращая внимания на друга, Гейдж гладил лошадь между глаз, пристально рассматривая ее: четырнадцать с половиной ладоней высотой, карие глаза, широкий круп, черные копыта. То, что он искал.
        - Он работает на ранчо? - спросил Гейдж, не сводя глаз с лошади.
        - Да, но…
        - Послушный?
        - Как ягненок, - сердито буркнул Герберт. - Но он не продается.
        Гейдж недоверчиво посмотрел на Герберта, когда Луиза подошла к стойлу и робко погладила лошадь. Циклон не испугался, а лишь слегка задержал дыхание, обнюхивая ее ладонь.
        - Сколько?
        - Черт возьми, Гейдж! Ты что, не слышал? Я же сказал, что мерин не продается!
        - Если вы боитесь, что я буду за ним плохо ухаживать, то не волнуйтесь, - уверила его Луиза. - Я буду стараться…
        - Нет, не поэтому… - начал было Герберт, но его нетерпеливо прервал Гейдж:
        - Тогда давай договоримся. Назови свою цену.
        Герберт чертыхнулся.
        - Вы - Коулы - ужасно настырные, - проворчал он. - Ведь ты не признаешь отказа. Ладно, мерин ваш, но предупреждаю, он стоит дорого.
        Больше всего на свете Герберт любил торговаться. Целый час им пришлось изрядно попотеть, пока в конце концов лошадь не оказалась в прицепном фургоне Гейджа, а Луиза весьма облегчила свой кошелек. Но по выражению ее лица Гейдж понял, что девушка нисколько не жалеет об этом. Она полюбила Циклона в тот самый момент, когда он доверчиво ткнулся носом в ее ладонь…
        Они ехали по шоссе на ранчо. Луиза улыбнулась чему-то и, перехватив вопросительный взгляд Гейджа, объяснила:
        - Я подумала о Герберте. Он мне понравился.
        Это совсем не удивило Гейджа. Он видел, что они с Гербертом встретились словно старые добрые приятели. Всякий раз, когда Луиза улыбалась ему, Гейдж испытывал жгучее желание заехать Герберту в ухо. Ревность, с удивлением думал он. Боже, неужели он ревнует?
        Эта мысль разозлила его. Ему вдруг стало трудно поддерживать непринужденный разговор.
        - Вы сразили его наповал. Думаю, вы и сами это заметили. Он даже и не скрывал, что не прочь поближе познакомиться с вами, - угрюмо проговорил Гейдж, глядя прямо перед собой, на дорогу.
        От Луизы не укрылся его осуждающий тон. Неожиданно екнуло сердце - она вспомнила, как он поцеловал ее…
        Она хотела было сказать, что не воспринимает Герберта всерьез, но прикусила язык. Нечего оправдываться! Слава Богу, Гейдж не догадывается, что от одного взгляда его темных глаз у нее захватывает дух, сильнее бьется сердце. Боже, а вдруг он догадается, что она влюбилась в него? Чего у них может быть общего, кроме деловых отношений? Ничего! Они же совершенно разные люди.
        Луиза твердила себе, что сможет общаться с ним совершенно свободно, но уже к вечеру уверенности в ней поубавилось. Они находились в конюшне; Гейдж показывал ей, как седлать Циклона, и стоял так близко, что у нее кружилась голова от едва уловимого запаха его лосьона. Ругая себя за слабость, она постаралась сосредоточиться на его обстоятельных объяснениях.
        - Прежде чем седлать, наденьте на него узду - вот так, - показывал он. - Потом привяжите его, чтобы не убежал. Впрочем, он вряд ли убежит, - успокоил он ее. - Герберт не продал бы его, не будь он уверен, что вы с ним справитесь. Кроме того, и я бы не разрешил, чтобы вы купили его, если бы не был в нем уверен.
        Луиза изучающе посмотрела на него.
        - Вот как? Вы бы не разрешили купить его? С моей точки зрения, вы очень самонадеянны.
        Легкая краска выступила на щеках Гейджа, указывая на то, что его задели ее слова.
        - Вытрите его, прежде чем положить потник, - невозмутимо продолжал он. - Потом седло. Подтяните сначала переднюю подпругу, - он затянул ремень под крупом лошади, - только не очень туго. Видите?
        Гейдж чуть подтолкнул Луизу вперед и положил ее руку на седло, накрыв своей большой ладонью, чтобы показать ей, как должна быть затянута подпруга. Он вдруг почувствовал, как Луиза напряглась, как сжала пальцы под его ладонью, и сердце у него учащенно забилось. Гейдж ощутил запах ее волос, и горячая волна желания окатила его с головы до ног. Он забыл обо всем на свете, мечтая лишь об одном - оказаться с ней на чердаке, на мягком душистом сене, увидеть в рассеянном, проникающем сквозь щели в крыше свете, как огонь страсти перекинется на нее, и Луиза, обнаженная, откинется на сено…
        Внезапно поймав себя на том, что унесся в мечтах слишком далеко, Гейдж вздрогнул. Да, он хочет ее, глупо было бы отрицать очевидное. А дотронься он до нее, вряд ли скоро отпустит. Именно это его и пугало - потерял голову из-за женщины, которая смотреть не хочет на ковбоев. Надо же, писательница!
        Он перевел дыхание и, сжав в ладони ее пальцы, слегка подвигал седло.
        - Видите? - спросил он хриплым от волнения голосом.
        Луиза кивнула, не в силах произнести ни слова. Зажатая между лошадью и Гейджем, она спиной ощущала его горячее дыхание. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди, ладони вспотели, ноги подкашивались. Больше всего на свете ей хотелось бы сейчас повернуться к нему лицом, закрыть глаза, потянуться губами к его губам…
        Но она не шелохнулась, невидящим взором глядя перед собой, пролепетала:
        - Д-да. Понятно. А теперь?
        Он долго не отвечал, и Луиза, затаив дыхание, уже решила, что теперь произойдет то, что не имеет никакого отношения к седлам и подпругам. Оглушенная ударами собственного сердца, она ждала, но через несколько секунд Гейдж резко, импульсивно, отдернул руку.
        - Затягиваете заднюю подпругу, - глухо произнес он. - Потом закрепляете…
        После «урока» он не стал задерживаться и с видом крайне занятого человека уехал, пообещав заскочить на следующий день. Провожая взглядом его грузовичок до тех пор, пока он не повернул на шоссе, Луиза вынуждена была признать, что ей были удивительно приятны его случайные прикосновения. С отъездом же Гейджа ею овладело отчаяние. Нет, с этим надо как-то бороться. Если она не обуздает свои непрошеные чувства, то будет выглядеть полной идиоткой в глазах Коула. Может, пока не поздно, поменять учителя?..
        Она не спеша направилась в дом, чтобы приготовить ужин, и вдруг услышала шум подъезжавшей машины. С некоторым страхом Луиза открыла дверь и увидела молодую женщину, примерно своего возраста, вылезающую из кабины старенького желтого джипа. Заметив Луизу через сетчатую дверь, женщина улыбнулась и поспешила вверх по ступенькам.
        - Привет, вы, должно быть, Луиза Хадсон? А я Марджи Коул, жена Ральфа, - пояснила она, видя, как Луиза удивленно уставилась на нее. - Я знаю, надо было позвонить, но я возвращалась из города и решила, что пора наконец познакомиться с вами. Когда я переехала сюда из Филадельфии, порой мне казалось, что это край света; целыми днями могла не увидеть никого, кроме почтальона. Знаю, как здесь бывает одиноко.
        - Вы из Филадельфии? - изумилась Луиза. - А я думала…
        - Что все Коулы живут здесь с сотворения мира? - подхватила Марджи, насмешливо прищурив зеленые глаза. - Коулы здесь и правда очень давно живут. А я единственная янки в семье. Можно войти?
        Луиза вспыхнула:
        - Да, разумеется! - Она открыла сетчатую дверь. - Проходите, прошу вас. Хотите кофе?
        - В другой раз, - ответила Марджи, присаживаясь на диван. - Я ненадолго. - Весь день провела в клинике - Ральф, наверное, волнуется… - Заметив недоумение в глазах Луизы и предвосхищая вопрос, готовый сорваться с ее уст, Марджи пояснила: - Я жду ребенка, и Ральф носится со мной, словно с писаной торбой. Почему-то вбил себе в голову: женщина в положении все равно что тяжелобольная.
        - А вы работаете?
        - Я врач, - улыбнулась Марджи. - Единственный на тридцать миль в округе.
        Луиза, не в силах скрыть своего удивления, опустилась в кресло напротив.
        - А ваш муж разве не возражает?
        Марджи расплылась в улыбке.
        - Все Коулы возражают, - призналась она. А Ральф бывает суровее Гейджа и Ника, вместе взятых. Но меня голыми руками не возьмешь! Знаете что? Приходите завтра к нам поужинать - познакомитесь со всеми. Венди, правда, на днях уехала в колледж, в Финикс, но будут Ник и Гейдж…
        Приглашение прозвучало громом среди ясного неба.
        - О, право, не знаю… - стала запинаться Луиза.
        - Я понимаю - это для вас неожиданность, - затараторила Марджи. - Я бы обязательно позвонила вам, но мне только что пришло это в голову… скромный ужин, несколько соседей, друзей. Ничего особенного. Приходите!
        Луиза колебалась; она твердила себе, что ни в коем случае не должна соглашаться. Гейдж и без того начинал занимать слишком уж большое место в ее мыслях.
        - Спасибо за приглашение, - начала она.
        Догадавшись, что дальше последует «но», Марджи не дала ей договорить:
        - Гейдж говорил, что вы пишете романы. Гости были бы ужасно рады познакомиться с вами. Ну пожалуйста!
        Луиза улыбнулась:
        - Хорошо. Во сколько вы ждете гостей?..

        На следующий вечер Гейдж сидел за столом напротив Луизы, рядом с ней сидел Ник. Когда накануне вечером невестка сообщила ему, что пригласила Луизу, Гейдж прямо заявил, что если Марджи снова затеяла все это ради него, то зря старается. Марджи, как будто поверив, что Гейдж действительно равнодушен к Луизе, пригласила в гости еще несколько девиц с соседних ранчо, надеясь, что он «клюнет» на кого-то из них. Вскоре стало ясно, что все ее старания прошли даром, - Гейдж не сводил взгляда с Луизы.
        - Я страшно обрадовалась, когда Марджи пригласила меня, - ворковала сидевшая рядом с Гейджем особа, наклонившись к нему с призывной улыбкой. - Я так мечтала познакомиться с вами. Я слышала о вас столько хорошего…
        Оторвав взгляд от Луизы, Гейдж посмотрел на назойливую блондинку. Как же ее зовут? Он нахмурился. Кажется, Мэриэль. Не успела сесть за стол, как начала флиртовать с ним. Хорошенькая, миниатюрная, не из робких. Не прошло и пяти минут, как стала тереться ногой о его ногу и заглядывать ему в глаза.
        А Гейджа лишь раздражала такая развязная манера вести себя. Луиза никогда не стала бы так навязываться, потворствовать любому его желанию. Напротив, ей как будто доставляло удовольствие спорить с ним.
        Именно это, если честно, Гейджу и нравилось в ней.
        Он вдруг испугался собственных мыслей. Да никто ему не нужен: ни эта Мэриэль, ни Луиза! Но почему же тогда ему хотелось запустить чем-нибудь в младшего брата всякий раз, когда Луиза улыбалась тому?
        Чтобы выбросить эти мысли из головы, Гейдж вскоре после ужина отправился в кабинет и присоединился к ковбоям, которые вместе с Ральфом обсуждали причины падения цен на говядину. Но горячая дискуссия не занимала его. Из гостиной доносился серебристый смех Луизы. Не отдавая себе отчета, Гейдж пошел на ее смех и остановился в дверях гостиной. В комнате было много гостей, но он сразу нашел ее - она стояла с Ником в дальнему углу и безмятежно смеялась. Ревность, словно острый кинжал, пронзила его.
        - Что это ты весь вечер волком смотришь на Ника, - поддел его подошедший Ральф, перехватив его взгляд. - Видел бы ты себя со стороны, братец. Может, ты ревнуешь?
        - Черт возьми, хватит нести ерунду! Мне просто противно видеть, как Ник кривляется перед дочкой Хадсона.
        - Да неужели? - притворно удивился Ральф. - А я-то ненароком подумал, что ты ею сам увлекся. Видно, ошибся…

6

        Он ищет себе жену!
        Все еще не придя в себя от этой ошеломляющей новости, Луиза наблюдала, как маленькая хищная блондинка - кажется Мэриэль - подошла к Гейджу и с видом собственницы взяла его под руку. Луиза смотрела на ее мини-юбку и блузку, едва прикрывавшую полную грудь, и злобно думала, что на таких дамочек нужно вешать табличку: «Опасно!» Это же настоящая барракуда - не успеет Гейдж и глазом моргнуть, как она его слопает.
        А может, эта блондинка в вызывающе короткой юбке именно то, что ему нужно, хмуро думала она. За ужином Ник все уши ей прожужжал про то, что Гейдж стал в последнее время очень нервным, и Марджи решила, что ему надо жениться. Он вроде бы не давал невестке повода, однако, та по собственной инициативе устраивала вечеринки в надежде, что он наконец познакомится с подходящей претенденткой.
        Хотя Гейдж и утверждал, что ему все это не нравится, но явно получал удовольствие от ситуации: какому мужчине не понравится, когда за ним увивается полдюжины красоток, а, малютка Мэриэль просто не дает ему прохода.
        Луиза уверяла себя, что ей все равно, но настроение ее безнадежно испортилось.
        Пробравшись сквозь толпу гостей, она подошла к Марджи и поблагодарила за вечер.
        - Неужели вы уйдете так рано? - запротестовала та. - Мы еще толком не пообщались, а Гейдж…
        - Даже не заметит, что я ушла, - с улыбкой закончила за нее фразу Луиза.
        От Марджи не ускользнули ревнивые искорки в глазах соседки, хотя та за учтивой улыбкой старательно скрывала свои истинные переживания.
        - Я позвоню вам завтра, Луиза. Может, пообедаем вместе.
        Луиза согласилась, однако уже по дороге к машине пожалела об этом. Марджи ей понравилась, как и вся семья, но дружить с ними она не собиралась. Коулы они и есть Коулы!
        Вцепившись ладонями в руль, она выехала на шоссе - подальше от Дабл-Ар, от Гейджа… Все к лучшему, - твердила она себе, стараясь не обращать внимания на грусть, которая все более овладевала ею.
        Решительным шагом взойдя на крыльцо, она включила свет, вошла в дом и остановилась как вкопанная. Могильная тишина окружала ее. Все в порядке, успокаивала себя Луиза, поежившись, - неожиданно ей стало холодно, по спине побежали мурашки. Безотчетный страх парализовал ее.
        Темнота, казалось, наваливалась, душила. Широко раскрыв глаза, Луиза приготовилась увидеть силуэт где-нибудь в углу. «Нет!» - чуть не вскрикнула она. Это просто игра воображения. Ведь входная дверь была закрыта на замок, да и никто не осмелился бы войти, потому что Дирк…
        Кровь застыла у нее в жилах. С самого первого дня, как Гейдж оставил ей овчарку, собака неизменно встречала ее. До сегодняшнего дня…
        - Боже… - прошептала она, но звук собственного голоса оглушил ее. Затаив дыхание, Луиза прислушалась. По-прежнему было тихо…
        Луиза ощупью добралась до камина, взяла дрожащими руками кочергу и только после этого включила свет. Щурясь, она оглядела комнату и убедилась, что все нормально: окна закрыты, шторы задернуты, мебель - на своих привычных местах, даже старые вырезки, которые она принесла с чердака, лежали на столике. Если вор и побывал здесь, то не нашел ничего интересного для себя…
        Луиза изо всех сил сжала в руке кочергу и, держа ее словно бейсбольную биту, на цыпочках пошла на кухню.
        Позже она не могла вспомнить, как включала свет. Вроде бы только что ее окружал мягкий полумрак - в коридоре было светло, - и вот уже в ужасе, побледнев и выронив кочергу, она взирала на то, что еще несколько часов назад было ее чистой и опрятной кухней.
        Кухня выглядела так, будто по ней пронесся смерч. Кастрюли и сковородки валялись на полу, усеянном осколками стаканов и тарелок, содержимым холодильника. Сверху все это было посыпано толстым слоем муки, сахара и крупы. На полу зловеще краснела надпись: Убирайся!
        Слово было написано кетчупом, словно кровью, и поразило ее так, словно к горлу приставили нож. Как завороженная глядя на пол, она нащупала телефонную трубку у двери.

        Когда зазвонил телефон, Гейдж пробирался через кухню на заднее крыльцо, чтобы незаметно скрыться в сарае. Он не торопился снимать трубку, надеясь, что кто-то другой возьмет ее. Ему хотелось побыстрее скрыться от назойливой Мэриэль, пока она не заметила, куда он пошел. Если Ральф серьезно не поговорит с женой насчет того, чтобы она прекращала свое сватовство, он возьмет эту миссию на себя. Сколько можно из него делать посмешище!
        Телефон все звонил и звонил, и, судя по громким голосам, доносящимся из гостиной, никто не слышал его. Чертыхнувшись и воровато оглянувшись, чтобы убедиться, что никто не наблюдает за ним, он схватил трубку.
        - Ранчо Коулов.
        - Г-гейдж? - еле слышно прошептал женский голос. Гейдж сдвинул брови на переносице.
        - Луиза? Это вы?
        - Д-да, я знаю, у вас еще гости, но н-не могли бы вы приехать?
        На кухню вошел Ник, намереваясь поиздеваться над Гейджем по поводу назойливых поклонниц, но, увидев, что брат обеспокоен, промолчал. Гейдж, слушая взволнованный голос Луизы, изо всех сил прижимал трубку к уху:
        - Плохо слышно, Луиза. Что случилось?
        - K-кухня… кто-то был на кухне.
        У Гейджа упало сердце.
        - Он еще там? - Боже, Луиза, ответь!
        - Он… ушел… Дирка нигде нет…
        - Я немедленно выезжаю!
        Бросив трубку, Гейдж повернулся и наскочил на Ника, который, нахмурившись, спросил:
        - Что-то случилось?
        - Кто-то побывал в доме Луизы, пока она была здесь, - ответил он на ходу, торопясь к двери. - Позвони шерифу, хорошо? Я возьму ружье и поеду.
        - Позвоним от нее, - сказал Ник, следуя за Гейджем. - Я еду с тобой.

        Луиза сидела в кабинете отца, сжимая в потных ладонях его незаряженный револьвер. Услышав, что к дому подъехал грузовик Гейджа, она вскочила и поспешила к двери.
        - Гейдж… - выдохнула она и без сил упала в его объятия.
        - Успокойся, милая, - хрипло прошептал он, прижимая ее к себе. - Все хорошо, - успокаивал он девушку, зарывшись губами в шелк ее волос. - Не бойся, никто тебя не обидит.
        Луиза, уткнувшись лицом в его дубленую куртку, кивнула.
        - Да, да, конечно, - все еще дрожа, тихо проговорила она. - Я так испугалась - вошла в дом и… сразу поняла, что кто-то приходил. Кухня…
        Гейдж встретился взглядом с братом и кивнул ему. Тот понял и прошел мимо них на кухню. Через секунду послышались его проклятия.
        - Посмотри сам, Гейдж, - хмуро позвал Ник. - Похоже, этот подонок не шутил.
        Луиза не считала себя трусихой: в путешествиях часто попадала в разные переделки, но сейчас она не могла заставить себя вернуться на кухню и снова увидеть…
        Когда Гейдж ступил на кухню, он остолбенел, с языка готово было сорваться грубое ругательство. Стихийное бедствие - вот что первым делом приходило на ум. Дверцы шкафов были распахнуты, а их содержимое вытряхнуто, разбито, рассыпано по полу с яростью, с дикой злобой. Ярость человека, сотворившего все это, была слепой, безудержной, уничтожающей все на своем пути. По какой необъяснимой причине она направлена на Луизу?..
        Она ведь уехала отсюда маленькой девочкой, а вернулась через двадцать с лишним лет. Она провела на ранчо меньше двух недель, ни с кем не успела познакомиться, не успела нажить врагов. Так кто же сделал это? Почему?
        - Пошли, - бросил Гейдж брату, направляясь в гостиную, - осмотрим дом и постройки. Мерзавец скорее всего ушел, но на всякий случай надо проверить.
        - Я поднимусь наверх, - сказал Ник, подходя к лестнице. - Зови, если что.
        Гейдж уже выходил из гостиной, когда его нагнала Луиза.
        - Я с тобой.
        - Не стоит.
        - Нет, стоит, - возразила она. - Это мой дом, здесь мои вещи. Может, для меня оставили какие-нибудь мерзкие записочки, хочу увидеть их собственными глазами.
        Луиза все еще была бледна, но серые глаза горели необыкновенным огнем, решимостью и яростью на человека, осмелившегося прийти к ней и угрожать. Впрочем, это была самая большая ошибка негодяя - приказывать ей уехать. Похоже, она не подчинялась ничьим приказам.
        Втроем они облазили дом сверху донизу, но, как и ожидали, грабитель предпочел не ждать их. Тщательно осмотрев окна и входные двери, ничего подозрительного они не обнаружили.
        Дирк так до сих пор и не объявился. Стоя на крыльце, вдыхая прохладный ночной воздух и вглядываясь в освещенный фонарями дом, Гейдж нутром чуял, что собака попала в беду. Неужели убили? Иначе, услышав шум машины, Дирк тотчас прибежал бы, как делал всегда.
        Гейдж взял фонарь из кабины грузовика и сказал брату:
        - Позвони Айвору Тиллу и сообщи, что случилось. Я иду искать овчарку. А Луиза…
        - Я иду с тобой - перебила она его и упрямо вздернула подбородок. Он понял, что отговаривать ее бесполезно.
        - Пошли.
        Вооружившись фонариками, они вступили в темноту, окружавшую дом и двор.
        Минут через десять Дирка нашли. Сначала Луиза решила, что ошиблась: прорезая лучом фонарика ночную тьму, она заметила в траве какое-то темное пятно, которое сначала приняла за пучок серебристой полыни. Сердце ее замерло; в следующее мгновение она уже бросилась туда.
        - О Боже, нет!
        Не успела Луиза опуститься на колени перед собакой, как Гейдж находился уже рядом с ней.
        - Осторожней, милая, не шевели его. Держи фонарь, а я посмотрю, что с ним.
        Едва сдерживая слезы, она направила луч света на Дирка.
        - Он мертв?
        Гейдж осторожно положил ладонь на грудную клетку овчарки.
        - Он жив! - с облегчением воскликнул он.
        - Слава Богу! А что с ним? Почему он не шевелится?
        - Думаю, его усыпили, - ответил Гейдж, ощупывая пса и не находя никаких ран. - Но я не уверен. Надо отвезти его к ветеринару.
        Отдав Луизе свой фонарь, он с трудом поднял тяжелого пса на руки и направился обратно к дому.
        Ник присоединился к ним во дворе и помог Гейджу нести тяжелого пса.
        - Его, видимо, усыпили, - тяжело дыша, сказал Гейдж. Надо отвезти его к ветеринару. Ты Айвору дозвонился?
        - Нет его в офисе! - угрюмо пробурчал Ник. - В округе опять произошло несколько ограблений, и он весь вечер на выездах. Такого количества преступлений, говорят, давно не было в округе. В лучшем случае шериф может появиться здесь завтра утром.
        - Ну и дела! - сквозь зубы прошипел Гейдж, таща вместе с Ником Дирка к грузовику. - Луиза, под водительским сиденьем лежит одеяло. Расстели его в кузове, потом откинь борт, хорошо? Черт возьми, он весит целую тонну…
        Наконец они уложили собаку в кузов. Гейдж еще раз проверил, дышит ли Дирк, потом закрыл борт и бросил ключи брату.
        - Вези его к доктору Моуртону и старайся не трясти.
        Ник одной рукой поймал ключи.
        - А как насчет Луизы? Она же не может оставаться здесь и ждать, когда опять придут непрошеные гости и разнесут весь дом. Ей нужно ехать с нами.
        Луиза вздрогнула и робко возразила:
        - Ну, я не думаю…
        Гейдж не дал ей договорить. В тусклом свете фонарей черты его лица казались еще суровее.
        - Ник прав, - нахмурился он. - Тебе нельзя оставаться здесь одной. Так что либо поедешь с нами, либо я остаюсь здесь на ночь. Выбирай.
        Луиза покачала головой:
        - Ценю вашу помощь, ребята, но не смею навязываться вашей семье. Все будет хорошо, не беспокойтесь за меня.
        - Навязываться! - возмущенно повторил Ник, хмурясь точно так же, как брат. - Что ты такое говоришь? Ты что же, думаешь, мы сможем спокойно спать, зная, что ты здесь одна? За каких же подонков ты нас держишь? - раскипятился он.
        - Ну что, милочка? Наш дом или твой? - проговорил Гейдж решительно.
        Луизе не понравилось, что он называл ее «милочкой», да еще предъявлял ультиматум. Но когда Гейдж смотрел на нее так, словно заглядывал в самую душу, у нее слабели колени, и она едва могла дышать, не то что думать. А если он останется на ночь, они будут одни в доме, в темноте, вместе…
        - Ваш, - коротко ответила она, не узнав собственного голоса.
        Слава Богу, Гейдж не стал комментировать ее решение, хотя его насмешливые глаза говорили красноречивее слов. Он прекрасно понял, что она выбрала Дабл-Ар не потому, что хотела подружиться с его семьей. Просто она не желала, чтобы он оставался на ночь в ее доме и спал в комнате рядом с ее спальней.
        Гейдж повернулся к брату:
        - Поезжай с Дирком к доку Моуртону, а мы возьмем машину Луизы и поедем к нам на ранчо, как только она соберет вещи и закроет дом.

        Когда Гейдж привез Луизу на ранчо, гости уже разошлись, но Марджи и Ральф все еще находились внизу, поджидая Гейджа и собираясь пожурить его за то, что он сбежал с вечеринки, не сказав ни слова. Но увидев Луизу, бледную, измученную, и Гейджа с ее сумкой, они моментально забыли о вечеринке и бросились к ним, осознав, что случилось что-то из ряда вон выходящее.
        Когда Луиза и Гейдж закончили рассказывать им о происходящем, вернулся от ветеринара Ник и сообщил, что с Дирком все в порядке, но Моуртон оставил его до утра. Было уже заполночь, когда Гейдж привел Луизу наверх, в комнату для гостей.
        Он включил ночник у кровати, и комната озарилась неярким светом. Так, наверное, могла выглядеть спальня в начале века: обои с розовыми бутонами, кружевные занавески цвета чайной розы на высоких викторианских окнах, черно-розовый овальный ковер на паркетном полу. У стены стоял резной дубовый комод, а в углу - кресло-качалка. Но больше всего Луизу поразила кровать: старинная, огромная, из полированной меди. Она была застелена красивым розовым покрывалом из лоскутков, очевидно, семейной реликвией, бережно сохраненной.
        - Ванная - здесь, - показал Гейдж, ставя сумку на кровать, и открыл дверцу шкафа, чтобы убедиться, достаточно ли там полотенец. - Думаю, ты все найдешь, а если что-нибудь понадобится - зови. Моя комната - рядом, а Ника - через одну. Ральф с Марджи спят на другой половине.
        Сердце Луизы заныло. Его комната - рядом, значит, стоит ей только повернуться на другой бок, как он услышит. А она услышит его.
        Здравый смысл подсказывал Гейджу тотчас проститься и убираться восвояси, пока он не совершил какой-нибудь глупости… например, не обнял ее, не поцеловал, не повалил на эту мягкую постель. Ее близость манила его, но выражение ее лица, как ему казалось, не допускало и мысли о чем-либо интимном. И все же он не выдержал.
        - Луиза? - чуть слышно прошептал он.
        Луиза, стоя у открытой двери, мимо которой мог пройти любой из домашних, тоже потеряла чувство реальности, будто грезила наяву. Она не поняла, кто сделал первый шаг, но вдруг он оказался совсем рядом - стоило чуть наклониться вперед и она бы оказалась в его объятиях. Но Луиза не двигалась, завороженная, словно лань, пойманная в лучи фар. Даже когда Гейдж склонился над ней, она не нашла в себе сил отступить, а только не отрываясь смотрела в его горящие желанием глаза.
        Гейдж считал, что сможет остановиться, если она хоть малейшим намеком покажет, что не хочет целоваться с ним. Но она сама потянулась к нему губами, и он растерялся. Шепча ее имя, он нежно поцеловал девушку в полуоткрытые губы. Они были горячими, влажными, зовущими…
        Он целовал ее нежно, трепетно. Когда же наконец отстранился от нее, Луиза оказалась словно в центре водоворота: голова кружилась, сердце бешено билось. Не мигая она завороженно смотрела на него, сознавая, что, если Гейдж вновь обнимет ее, она не устоит.
        Но он не обнял. Шатаясь, она отступила на шаг и, не скрывая разочарования, произнесла:
        - Был трудный день. Пора спать, Гейдж.
        Пробормотав «спокойной ночи», он вышел в коридор и закрыл за собой дверь.

        Луиза спала плохо, то вновь и вновь переживая кошмар, увиденный на кухне, то грезя о Гейдже, целующем ее - нежно, сладко…
        Проснувшись с восходом солнца, она пришла к выводу, что совершила непростительную ошибку, воспользовавшись гостеприимством Гейджа. Бороться со своим чувством к нему здесь, на его территории, гораздо труднее чем дома.
        Сбросив одеяло, Луиза стала быстро одеваться - надо поскорее уехать отсюда!
        Натянув джинсы и пушистый красный свитер, она крадучись спустилась на цыпочках, в одних носках вниз, надела кроссовки. В доме царила полная тишина.
        Подойдя к входной двери, она облегченно вздохнула, но вдруг почувствовала угрызения совести. Нехорошо уходить так, тайком, не сказав ни слова благодарности, а ведь Коулы гостеприимно открыли перед ней двери своего дома и постарались, чтобы ей было уютно у них. Не желая казаться неблагодарной и к тому же трусливой, Луиза вытащила из сумочки авторучку, вырвала чистую страничку из записной книжки и нацарапала записку. Сунув ее под вазу на столике в прихожей, она незаметно выскользнула за дверь.

        Однако от Гейджа не так-то просто было избавиться, она подозревала это и поэтому не очень удивилась, когда через час услышала, как он без стука вошел в ее дом. Он стремительно появился на кухне, сжимая в кулаке несчастную записку.
        - Может быть, объяснишь, что, черт возьми, это такое? - сердито произнес он. -
«Спасибо за гостеприимство», - передразнил он. - Какое гостеприимство? Ты даже не дождалась завтрака; И зачем ты взялась за швабру? Ничего не трогай на кухне до прихода Айвора. Ему потребуются улики.
        - Улики? - переспросила Луиза. - Глупости! Не могу же я жить в этом бардаке!
        - Ты что, не понимаешь, что я говорю серьезно? - грозно спросил он, приближаясь к Луизе и намереваясь отобрать у нее швабру. - И вообще, почему ты сбежала ни свет ни заря? - сверлил он не сердитым взглядом.
        - Я не…
        - Сбежала, - рявкнул он. - Взбрыкнула, как норовистая лошадка, только не пойму почему.
        Она выпрямилась; сердце вдруг забилось сильнее.
        - Ни к чему было оставаться…
        - На целый день - да, - неожиданно согласился он. Но ты могла бы остаться на утреннюю чашку кофе, а ты сбежала…
        Не в силах больше сдерживаться, он протянул руку и коснулся ее нежной щеки.
        - Может, ты боишься меня? Того… жара, который охватывает нас обоих, когда мы оказываемся рядом?
        Да, боюсь, смятенно думала Луиза. Она действительно боялась чувств, которые охватывали ее всякий раз, как он приближался к ней. Вот и сейчас - еще немного, и она первая бросится Гейджу в объятия…
        Но она не успела ничего ни сказать, ни сделать, поскольку во дворе послышался шум машины. Они разом взглянули в окно и увидели, что из патрульной машины выходит Айвор Тилл.
        Поняв, что она спасена, Луиза облегченно перевела дыхание.

        Айвор тщательно обследовал кухню, надеясь обнаружить хоть какие-то следы, оставленные преступником, потом обошел весь дом и постройки. Вскоре вернулся на крыльцо, где его ждали Луиза и Гейдж. На лице шерифа застыло мрачное выражение.
        - Ничего. Ни малейшей зацепки. Это меня и беспокоит. Прошлой ночью в округе совершено шесть ограблений и так же, как в этом случае, нет ни следов, ни отпечатков пальцев, ничего.
        - Ты считаешь, что между этими преступлениями существует какая-то связь? - удивленно спросил Гейдж. - Но ведь здесь вор ничего не взял.
        - Это-то и удивляет, - досадливо ответил Айвор. - Сдвинув на затылок черную ковбойскую шляпу, шериф вздохнул и с виноватым видом обратился к Луизе: - Очень неприятно вам об этом говорить, но шансы поймать негодяя ничтожны, если только я не застану его на месте преступления. Сделать это весьма сложно, поскольку приходится мотаться по всему округу в поисках грабителя. А оставить людей, которые сидели бы в засаде и поджидали мерзавца, у меня нет возможности. Поэтому советую вам, мисс Хадсон, для собственной безопасности завести ружье. - Увидев, что Луиза готова возразить, он предупреждающе поднял руку: - Знаю, вам это не по душе. Есть, правда, еще один выход - вы можете выполнить требование, написанное на полу на вашей кухне.
        Луиза застыла в возмущении. Он советует ей уехать?
        - Нет!
        - Я знал, что вы так ответите, - спокойно сказал шериф. - Понимаю вас. Я бы тоже не позволил, чтобы какая-то мразь выгоняла меня из собственного дома. - Бросив взгляд на Гейджа, Айвор продолжал: - я буду заезжать к вам, как только смогу, и скажу Клинту, чтобы он тоже держал ваш дом под контролем. К сожалению, это все, что я могу сейчас сделать.
        Не много, грустно подумала Луиза, понимая впрочем, что не может винить Айвора за то, что бюджетом округа не предусмотрено суточное наблюдение за ее домом.
        - Спасибо, шериф, за помощь. Я сообщу вам, если что-нибудь еще случится, - ответила Луиза.
        Айвор Тилл уехал, и напряжение, возникшее между Луизой и Гейджем, вновь сгустилось.
        - Одна ты здесь не останешься, - твердо сказал Гейдж. - Даже не думай, это очень опасно.
        Луиза не могла не согласиться, с его доводами, однако ни один человек, а особенно Гейдж, не имеет никакого права приходить на ее ранчо и диктовать здесь свои условия: он ведет себя точь-в-точь как ее отец.
        - Благодарю за заботу, Гейдж, но я не собираюсь бесконечно пользоваться гостеприимством вашей семьи, тем более что неизвестно, когда преступник будет схвачен.
        Луиза упрямо вздернула подбородок, будто призывая его поспорить с ней.
        - Одна ты здесь не останешься, - повторил Гейдж, считая, что вопрос исчерпан и, не замечая готовых сорваться с ее уст слов протеста, он повернулся и быстро зашагал к грузовику.

7

        Луиза с остервенением окунулась в неизбежную уборку кухни, бормоча про себя нелестные замечания по отношению к упрямым мужчинам вообще и к одному из них в частности. Это не лезет ни в какие рамки, кипятилась она, подметая шваброй пол на кухне. Приказывает ей - что она должна делать, чего не должна… Что она, в конце концов, рядовой, а он - генерал?
        Луиза злилась все время, пока убиралась на кухне. Она готова была дать Гейджу решительный отпор, если он появится здесь. Но когда к вечеру он и впрямь появился - в клетчатой фланелевой рубашке и потертых голубых джинсах, - то показался ей удивительно миролюбивым.
        - Кажется, будет дождь, - прямо с порога вместо приветствия сообщил Гейдж. - Я пока не знаю, как Циклон отреагирует на смену погоды, поэтому урок придется отложить. Можем вместо этого поучиться бросать лассо. Если ты готова, давай начнем.
        Луиза рассеянно кивнула; Гейдж спустился по ступенькам крыльца. Она застыла в дверях. На первом занятии, когда он учил ее седлать Циклона, она только и думала, как бы оказаться в его объятиях. Так не пойдет!
        - Какие-нибудь проблемы? - тихо спросил Гейдж.
        Стоя внизу, он смотрел на нее и улыбался - той самой своей удивительной улыбкой, от которой ее всякий раз бросало в жар.
        - Нет, конечно, нет, - бодро ответила она и с невозмутимым видом вышла на крыльцо. - Неотложных дел у меня нет. Так что я должна делать?..
        До сего момента Гейдж мог биться об заклад, что Луиза пошлет его к черту и захлопнет перед ним дверь, а она вдруг стала такой покладистой, отворачиваясь, чтобы скрыть улыбку, думал он. Когда же он научится предугадывать ее поведение?
        - Спускайся и смотри, что делаю я, - предложил он, останавливаясь посередине двора. - Потом сама попробуешь.
        Встав между крыльцом и забором из колючей проволоки, отделявшим двор от пастбища он размотал лассо и ловким привычным поворотом кисти руки сделал на его конце петлю. Затем грациозным, легким движением, от которого у Луизы захватило дух, он несколько раз раскрутил петлю над головой и отпустил ее. В следующее мгновение петля опустилась на колышек забора, точно птица села на макушку ивы.
        Улыбнувшись Луизе через плечо, Гейдж заметил:
        - Видишь? Ничего сложного. Теперь попробуй ты.
        Она растерянно смотрела на лассо, которое словно змея свернулось у него в руке, и думала, что сейчас выставит себя перед ним полной идиоткой. Но она сама ведь настояла на занятиях, и, кроме того, если она хотела достоверно писать о Гэсе Каунти, то ей нужно было овладеть мастерством, которым в совершенстве владел Гейдж.
        Луиза с опаской взяла лассо и сразу же чуть не выронила его.
        - Какое жесткое, - удивленно отметила она, заглядывая в глаза Гейджу.
        - Оно такое и должно быть, чтобы петля не захлестнула тебя, когда будешь его забрасывать. Встав рядом с девушкой, он взял ее руку и положил на основание петли. - Это хонда - маленькая петля. Основную петлю можно сделать больше или меньше, смотря как затянуть. Когда хочешь набросить лассо, держи петлю и натянутый конец веревки в правой руке - ты же правша? - Она кивнула, и он продолжил: - А свободный конец держи в левой руке и потихоньку отпускай, пропуская между большим и указательным пальцами, понятно?
        Луиза с недоверием смотрела на петлю в правой руке, свободный конец веревки в левой и не верила, что все это так легко, как описал Гейдж.
        - Ладно, отойди, я попробую.
        - Следи, чтобы хонда находилась внизу петли, уравновешивала ее, вот так, - показал он ей и отошел. - Не беда, если петля упадет на тебя, нужна тренировка.
        Луиза не расстроилась, когда петля упала ей на голову. Она свернула лассо и попробовала еще раз и еще. Безуспешно.
        - Не получается! - в отчаянии воскликнула она, устало опуская руку. - Наверное, веревка слишком длинная для меня…
        - Надо просто подольше потренироваться.
        - Как? - простонала она. - У меня уже отваливается рука. Нет, Гейдж, ничего не получится. Я такая неуклюжая!
        Ты такая прелестная! - хотел ответить ей Гейдж, и желание накатило на него горячей волной.
        Гейдж подошел к Луизе и хрипло произнес:
        - Ты не совсем поняла. Дай-ка еще раз покажу.
        Она ожидала, что Гейдж возьмет у нее лассо, но вместо этого он встал позади нее, чтобы контролировать ее движения. Его ладони нежно заскользили по ее рукам. О, какая сладкая мука!
        - Вот так, - тихо сказал он ей на ухо, опалив горячим дыханием.
        Они стояли теперь совсем рядом, и Гейдж ощутил, что она застыла как туго натянутая струна. Ему же казалось, что нет ничего естественнее вот так прикасаться к ней, вдыхать запах ее волос… Неожиданно страсть овладела им с такой силой, что он понял, что не может уже контролировать себя. Его затрясло.
        Будь у него хоть капля здравого смысла, он бы бросился бежать прочь. Но ноги не слушались голоса рассудка, и вместо того, чтобы оставить ее, Гейдж все крепче обнимал Луизу, зарываясь лицом в ее пушистые волосы.
        Он слегка коснулся губами шеи Луизы, и ей показалось, что земля уходит из-под ног. Дыхание перехватило, лассо выпало из рук, голова пошла кругом. Гейдж, Гейдж, милый, стучало в висках.
        Нельзя сказать, что Луиза была совсем неискушенна в любви. Хотя, конечно, времени для личной жизни не хватало: она много ездила, много работала, собирая материалы для книг. Монахиней себя Луиза не считала, время от времени она встречалась с мужчинами, но такого… Такого с ней никогда не было, никогда ни о ком она так страстно не мечтала, не грезила по ночам…
        Гейдж повернул Луизу к себе - ее поразило выражение его глаз. Сейчас он все поймет! - в панике думала она. Поцелует меня и узнает, что я не в силах отказать ему… Наоборот, хочу этого…
        - Нет! - неожиданно воскликнула она, словно громом пораженная, и, упершись руками ему в грудь, оттолкнула его. - Ты ищешь себе жену - ну и ищи где-нибудь в другом месте. Я тебе вряд ли подойду!
        Он не отрываясь смотрел на ее пухлые губы, но, когда до него дошел смысл сказанного, он перевел свой взгляд на ее глаза:
        - Жену? - удивленно спросил Гейдж. - С чего, черт возьми, ты взяла, что я ищу себе жену?
        - Ник мне все объяснил. Разве вечеринку устроили не с этой целью? Этакая ярмарка невест. Фу, пошлость!
        Гейдж нахмурился:
        - Ник слишком много болтает. К тому же идея вовсе не моя, а Марджи. Они с Ральфом без ума друг от друга, вот она и захотела сделать все человечество таким же счастливым, как сама.
        Луиза язвительно ухмыльнулась.
        - Полагаю, ты не очень страдал от этой затеи. - Неудивительно, что на ужин собралось столько претенденток. Я и не подозревала… А почему вдруг ты положил глаз на меня? Я не ищу мужа, да если бы и искала, это был бы не ты!
        Луиза бросала ему вызов, дразнила его. Уязвленный, он мгновенно приподнял брови и выдохнул:
        - Почему? Потому, что я Коул? Потому что я простой ковбой?
        Луиза передернула плечами.
        - Ерунда, просто ты совсем не в моем вкусе.
        Что-то дьявольское блеснуло в его карих глазах. Прищурившись и растянув губы в чувственной улыбке, Гейдж вплотную приблизился к ней.
        - Ложь, - тихо выдохнул он. - Хочешь, я докажу тебе, что ты говоришь неправду?
        - А твое самолюбие не пострадает еще больше? Нет, не хочу.
        - Отчего же? - ехидно поинтересовался он, обжигая ее горячим дыханием. - Ты просто боишься, что выяснится, кто из нас говорит неправду?
        - Разумеется, нет!
        - Прекрасно, а мое самолюбие выдержит от тебя что угодно, моя радость. Иди ко мне.
        - Нет!..
        Но было уже поздно. Гейдж властно притянул ее к себе и поцеловал. Напрасно она твердила себе, что не хочет этого, не хочет Гейджа. Господи, она даже не подозревала, что можно испытывать такое безумное желание. До поры до времени оно зрело в ней, чтобы сейчас вырваться наружу, завораживая и ужасая. Нет! Так просто он ее не получит!
        И, словно почувствовав ее терзания, Гейдж ослабил объятия. Терпеливо, нежно ласкал он ее, легко пробегая губами по ее лицу и губам и шепча ее имя. Его шепот, хриплый, горячий, полный страсти, потрясал до глубины души, заставлял сердце Луизы биться сильнее…
        Она вожделенно прижималась к нему, тщетно пытаясь напомнить себе, что только что уязвила его самолюбие и он теперь что-то доказывает ей. И все же Луиза чувствовала, что нужна ему… Да, да, этому большому, сильному ковбою нужна была она! Эта мысль повергла ее в сладкий трепет, и она порывисто обняла его, прижимаясь к его сильной груди, а потом сама подняла к нему лицо, подставив полуоткрытые влажные губы.
        Его язык мгновенно проник ей в рот - требовательно, неторопливо. Он застонал от наслаждения…
        Осознание пришло из самой глубины поглотившей ее страсти и не сразу отрезвило ее, но, когда она наконец увидела себя со стороны, то ужаснулась: пылающим, ищущим ртом она искала его губы. Боже, что с ней случилось? Она всегда была такой сдержанной.
        - Нет! - попыталась вырваться она, но он не отпускал ее. - Оставь меня! Я тебя не хочу!
        Гейдж снова рванулся к ней, но вдруг до него дошел смысл ее слов и будто пригвоздил к полу. Тяжело дыша, еще не придя в себя от возбуждения, он недоуменно смотрел на Луизу, словно видел ее впервые. Только секунду назад она сама страстно целовала его и вдруг отскочила как ошпаренная.
        Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы все понять и постараться впредь не совершать подобных промашек.
        Он угрюмо посмотрел на нее.
        - Только не притворяйся, что ты сейчас не испытывала желания…
        Отрицать очевидное было бессмысленно. Кровь прилила к щекам Луизы: она гневно сверкнула глазами:
        - Ну и что? Это чисто физическое.
        Он шагнул к ней, не в силах скрыть недоверчивой улыбки:
        - Чисто физическое? А что, разве это так уж плохо. Вот сейчас я опять дотронусь до тебя…
        - Только попробуй! - вздрогнула Луиза.
        - Ладно, успокойся, но впредь тебе лучше держаться от меня подальше, детка. Я не ручаюсь за свои чувства.
        Это звучало уже настоящей угрозой. И ей вдруг захотелось посчитаться с ним, например, позволить ему поцеловать себя и показать, что ей это абсолютно безразлично. Но в глубине души она знала, что, если он поцелует ее, она не останется равнодушной…
        Луиза поняла, что окончательно запуталась и, покраснев, в полном смущении бросилась к крыльцу.
        - У меня куча дел, - буркнула она через плечо. - Целуйся с кем-нибудь еще, а мне некогда!
        Ворвавшись в дом, Луиза с грохотом захлопнула за собой дверь. Гейдж уехал, но в ушах долго звучала его сладкая угроза.

        Думать о чем-либо другом было просто невозможно. Губы Луизы все еще горели от его жарких поцелуев. Измученная, она села за стол в кабинете отца в надежде забыть о Гейдже за работой, но Гэс Каунти как будто поджидал ее, чтобы с новой силой напомнить о своем реальном двойнике.
        Луиза занялась было разбором старых документов, найденных в одном из чемоданов на чердаке, но каждый раз, когда начинала читать вырезки из газет или журналов, буквы прыгали перед глазами, сливались, и она снова помимо воли возвращалась мыслями к Гейджу.
        Тем временем серенький день сменился хмурым вечером. Начался дождь. Луиза подошла к окну и с тоской смотрела, как капли падали на стекло и стекали по нему тонкими ручейками. Обычно звук дождя успокаивал ее, но сейчас его монотонное шуршание лишь бередило душу, наполняя унынием, напоминая об одиночестве и вновь, вопреки ее желанию, заставляя думать о Гейдже.
        На дороге неожиданно показался зеленый грузовичок, за рулем которого сидел Гейдж. Сердце учащенно забилось, едва она заметила машину. Однако вместо того чтобы остановить грузовик у крыльца, как ожидала Луиза, Гейдж поехал дальше, к небольшому домику, где когда-то, при отце, жил управляющий ранчо. Что он там забыл? Домик был пустой, заброшенный, без мебели.
        Хмурясь, Луиза надела жакет, взяла зонт и вышла в промозглый сумрак. Перепрыгивая через лужи, Луиза быстро добралась до домика. Дверь была приоткрыта; просунув голову, Луиза заглянула внутрь и тут же ошеломленно отпрянула - Гейдж подметал пол веником.
        - Что ты делаешь? - изумилась она.
        Гейдж, подняв голову, невозмутимо посмотрел на нее.
        - Прибираюсь, - ответил он, продолжая подметать пол. - Поживу здесь, некоторое время.
        - Что?
        Гейдж пристально посмотрел на нее:
        - Я уже сказал, что ты не останешься здесь одна до тех пор, пока не будет пойман мерзавец, который тебя преследует. Я не шутил.
        Луиза, вперившись в него недоуменным взглядом, не нашлась, что ответить. Своим поцелуем он так вскружил ей голову, что она совершенно забыла, что он сказал утром после ухода шерифа.
        Внутри у нее все заклокотало - как он смеет так запросто являться на ее ранчо? Да, его наглости нет границ! Пора наконец поставить его на место.
        Но, глядя на его хмурое лицо и плотно сжатые губы, она поняла, что не скажет ему ничего резкого. Разумеется, Луиза не доставит ему удовольствия и не признается, что, если честно, обрадовалась его возвращению. Благодаря Гейджу Луизе удалось на время забыть о негодяе, который пугал ее, но она понимала, что с наступлением темноты страх вернулся бы к ней, и она вздрагивала бы каждый раз от малейшего шороха, высматривая во тьме незваных гостей. Теперь, когда Гейдж находился рядом и в случае опасности она могла позвать его, тревога ее улеглась.
        - Ну, не буду мешать устраиваться, - спокойно проговорила Луиза. - Спокойной ночи.
        Неожиданная уступчивость девушки сбила его с толку. Гейдж удивленно взглянул на нее - какую игру она затеяла на сей раз? Но что-то в выражении ее глаз подсказало ему, что она вовсе не играет, и он ответил:
        - Зови меня, если что. Я сплю чутко.
        Луиза вдруг представила, как Гейдж спешит ей на помощь среди ночи, и сердце забилось сильнее. Смутившись, она кивнула и быстро зашагала к дому, намереваясь забыть о нем и его присутствии на ранчо. Но перед тем как лечь в постель, Луиза долго стояла в темноте перед окном спальни, зябко обняв себя за плечи и напряженно вглядываясь в тусклый огонек, горящий в домике.

        Долгой бессонной ночью Гейдж не задавался вопросом, правильно ли он поступил, переехав в домик управляющего. Главное, что Луиза сейчас в безопасности.
        Но уснуть Гейдж все равно не мог.
        Он часто вставал с привезенной из дома походной кровати, шел к окну и вглядывался в темный, безмолвный дом. Стоит ли обманывать себя! Ведь безопасность девушки - только одна из причин его переезда сюда. Другая, главная причина в том, что он не может жить без нее…
        Это открытие пронзило его подобно молнии. Нельзя же так слепо поддаваться своим чувствам!
        Все произошло быстро, слишком быстро. Он уже взвалил на себя заботу о ней, переехав на ее ранчо, а ведь это еще больше привяжет его к ней. Но уехать, пока Луиза находится в опасности, он не может. Значит, нужно держать себя в узде, нельзя окончательно терять голову. Гейдж, кажется, в сотый раз подходил к окну. Надо что-то придумать, чем-то себя занять.
        И к рассвету он кое-что придумал. Земля, которую Луиза решила-таки сдать в аренду ему и братьям, долгое время была не обработана. Он проверит забор, починит ветровую мельницу, почистит колодцы и подготовит пастбища к весеннему севу. Если Гейдж будет занят работой, то перестанет думать о Луизе. Итак, решено - первым делом он поедет в Дабл-Ар, заберет ружье и Дирка, который, к общей радости, уже совсем поправился.
        Когда через час Гейдж вернулся на ранчо Луизы, позавтракав и поделившись с родными своими планами, солнце уже ярко светило на безоблачном небе. Луиза развешивала за домом только что выстиранное белье. Увидев, что к ней радостно бежит Дирк, она всплеснула руками, выронила прищепки и опустилась на колени. Дирк прыгал вокруг нее, лизнул в щеку, а она, смеясь, стала тормошить его:
        - Ну, как поживаешь? Как себя чувствуешь, дружок?
        - С ним все в порядке, - ответил подошедший Гейдж. - Пусть он останется с тобой, пока я поработаю на ранчо.
        Поднявшись с колен, Луиза, стараясь отвести в сторону глаза, спросила:
        - Ты уверен, Гейдж, что хочешь оставить Дирка? Если с ним что-нибудь случится еще раз, я никогда себе этого не прощу.
        - Нападают обычно ночью, а я вернусь засветло, - успокоил ее он. - Но рисковать все же не стоит. Я оставлю тебе ружье. Умеешь им пользоваться?
        - Нет.
        - Это несложно, - глухо сказал он. - Самое главное - зарядить, а потом просто нажать на курок. Не обязательно целиться. Ружье заряжено крупной дробью, так что…
        Гейдж показал Луизе, как пользоваться оружием, ни разу не коснувшись ее.
        - Ну вот, - вздохнул он с облегчением, протягивая ей ружье. - Держи его у входной двери и не мешкай в случае чего. Если понадоблюсь я - стреляй в воздух. Я услышу. Хорошо?
        Луиза кивнула, неожиданно у нее пересохло в горле от страха. Не дай Бог ей действительно придется воспользоваться ружьем.
        - Уверена, все будет нормально. Не беспокойся, - с растерянной улыбкой проговорила она, принимая ружье из его рук.
        Надо было уходить, но Гейдж тревожился, что оставляет Луизу одну, и не находил в себе силы уйти. Едва сознавая, что делает, он подошел к ней и дотронулся до ее пылающей щеки. По ее глазам он понял, что Луиза помнит его угрозу держаться от него подальше. Он тоже это помнил.
        - Скоро вернусь, - хрипло проговорил он и направился к машине.

        За два дня они умудрились не сказать друг другу ни слова. В течение дня Гейдж по нескольку раз подруливал к дому Луизы, чтобы убедиться, что с девушкой все в порядке, а вечером всегда возвращался в домик управляющего засветло. Каждый раз, слыша шум его грузовичка и радостный лай Дирка, Луиза подходила к двери и махала ему рукой, словно они были лучшими друзьями. Но ведь это было не так, убеждала себя она. И все-таки прошло уже несколько дней после того, как он поцеловал ее, а она не забыла те волшебные мгновения…
        Луиза решила на всякий случай отказаться от каких бы то ни было занятий с Гейджем. Она постарается найти кого-нибудь другого, кто поможет ей со сбором материала для книги. Нечего мучить ни его, ни себя: они с Гейджем Коулом не пара.
        На третий день после того, как Гейдж переехал в домик, Луиза позвонила Нику.
        - Ты можешь показать мне бар «Веселое местечко»?
        - Да, конечно, - удивленно ответил он. - Но я думал, что в работе над книгой тебе помогает мой брат…
        - Все так, Ник, но он сейчас очень занят на ранчо, готовится к весеннему севу, и мне не хотелось бы отрывать его от дел. Когда мы можем туда пойти?
        - Да хоть завтра вечером. Завтра там будут играть в покер, я бы хотел поучаствовать. Я заеду за тобой. Учти только, что без денег там делать нечего.

8

        - Мальчики, мне очень жаль, но, по-моему, четыре одной масти бьют «стрит», верно? Значит, я выиграла… опять…
        Седой Питер, который вышел из мальчишеского возраста задолго до рождения мисс Хадсон, в сердцах бросив карты на стол, нахмурился:
        - Черт побери, - начал он, вытирая пот со лба, - тебе, девочка, дьявольски везет. Где ты научилась так играть?
        - На грузовом судне, плывущем в Африку… - улыбнулась Луиза, глядя в его лукавые голубые глаза в лучиках морщин.
        - Ну дочка, ты даешь! - вмешался Джеф, огромный лесоруб с копной рыжих волос. Он резко откинулся на спинку стула, лицо его расплылось в улыбке. - Ну и что, корабль к концу путешествия уже принадлежал тебе?
        - Не совсем. - Луиза прищурилась, окинув взглядом кучку монет посередине поцарапанного деревянного стола. - Только груз.
        Пивнушка огласилась громким смехом ковбоев, сидящих вокруг стола. Гейдж незамеченным стоял в дверях и, сжав губы и прищурившись, наблюдал за этой сценой. Когда он увидел, как Луиза уехала вместе с Ником, его пронзила ревность. Она не должна была идти на свидание с его братом, досадовал Гейдж. А Ник тоже хорош - дразнил старшего брата, что тот неравнодушен к Луизе, и, пожалуйста, сам уже флиртует с ней, с его женщиной!
        И, даже не задумываясь над тем, когда это Луиза успела стать «его», он вскочил в грузовичок и последовал за ними, чтобы, как он признавался себе, просто посмотреть, куда их вдвоем черт понес. Удовлетворив свое любопытство, он вполне мог бы вернуться на ранчо Хадсонов, но нет, он как последний идиот стоял в дверях, наблюдая, как она шутит, наслаждаясь обществом Ника и ковбоев. Пришла пора посмотреть правде в глаза. Неважно, что он опять, как и в случае с Орелией Пальмер, повел себя по-рыцарски и пришел на помощь женщине, которая попала в беду. Неважно и то, кем был ее отец. Главное, что она нашла общий язык с работниками его же ранчо и явно нравилась им, хотя и ободрала их сегодня как липку. Луиза и ему нравилась, черт возьми, и даже больше, чем просто нравилась…
        Гейдж всегда гордился тем, что являлся разумным и уравновешенным человеком, а теперь он поддался своим инстинктам и превратился в какого-то неандертальца, готового перекинуть свою жертву через плечо и утащить куда-нибудь в пещеру. Безумец, думал он, не в силах оторвать от Луизы взгляд. Эта женщина сводит его с ума!
        Он переступил порог и прошел к столу:
        - Можно присоединиться?
        - Привет, Гейдж, - широко улыбнулся Ник. - Давай, может, тебе удастся остановить Луизу, пока она нас окончательно не разорит.
        Наблюдая, как Гейдж смеется и шутит, хлопает игроков по плечам, Луиза почувствовала угрызения совести, но поспешила оправдать себя. Что такого в том, что она захотела собрать материал для будущей книги без его помощи? В конце концов, это ее дело. Какое же он имеет право смотреть на нее так, словно она всадила ему нож в спину?

        Игра закончилась только через несколько часов, далеко за полночь. Луиза, впрочем, как и остальные, прилично проиграла Гейджу и наслушалась ковбойских историй, которых бы хватило на несколько романов. Она не могла припомнить, когда в последний раз столько смеялась и так весело проводила время.
        - Буду ждать тебя в машине, Ник. Не торопись, - сказала Луиза, вставая наконец из-за стола и снимая жакет с гвоздя у двери.
        Она вышла на улицу. Ночь была тихая, прохладная; в воздухе пахло навозом и сырой землей. Запрокинув голову, Луиза смотрела на звезды, точно алмазы рассыпанные на темном небе. Какая красота! Услышав, что за ней открылась дверь, она не оглядываясь улыбнулась:
        - Знаешь, Ник, я всегда думала, что звездное небо лучше всего наблюдать с палубы корабля где-нибудь в просторах океана. Я ошибалась.
        - Коулы рады стараться, - послышался из темноты голос Гейджа. - Ты готова?
        Луиза вздрогнула:
        - А Ник…
        - Попросил отвезти тебя, раз уж я все равно еду туда же, - беззаботно ответил он. - Зачем же ехать двоим?
        - Разумеется, ты прав. Поехали, - холодно произнесла Луиза.

        Гейдж напряженно вглядывался в темноту, следя за дорогой, хотя мог проехать по ней с закрытыми глазами. Он не говорил ни слова, и молчание висело в кабине словно холодный туман. Луиза не могла больше выносить этой гнетущей тишины. Она начала без умолку болтать:
        - Завтра обязательно позвоню Нику, поблагодарю за сегодняшний вечер. Мне так понравились рассказы ковбоев. Я, наверное, всю ночь не буду спать, я должна их записать, чтобы не забыть…
        - Надо было мне сказать, что ты хочешь поиграть в покер, - перебил ее Гейдж, - я бы все устроил.
        Луиза поерзала на сиденье, задетая его холодным тоном. Как ему сказать, что она не обратилась к нему, потому что никак не могла забыть тех жарких поцелуев. С Ником она провела несколько совершенно беззаботных часов. Насчет Гейджа у нее такой уверенности не было.
        - Ты был занят, - возразила она. - Не хотела тебя беспокоить, да к тому же я не знала, что там играют в покер, только попросила Ника отвезти меня в пивнушку.
        Вдали показался дом, фонарь на крыльце одиноко светился в темноте. И Луиза облегченно вздохнула. Едва машина остановилась, она стала открывать дверцу.
        - Спасибо, что довез…
        - Я зайду, - коротко бросил Гейдж, исключая всякие возражения с ее стороны. Чтобы удостовериться, что тебя не ждут никакие сюрпризы.
        Луиза застыла, с ужасом вспомнив о прошлом визите негодяя, терроризировавшего ее. Но она также знала, что невозможно впустить Гейджа в дом ночью, ведь она уже сама не своя от одного его присутствия.
        - Хорошо! - отрезала она, подавив в себе желание убежать куда глаза глядят. Не дожидаясь, пока он поможет ей выйти, она выскочила из машины.
        От Гейджа не укрылось то, что она старательно избегает его прикосновений. Он без звука прошел вслед за ней на крыльцо, где их уже поджидал Дирк, приветственно вилявший хвостом. Луиза потрепала его за ухом. Гейдж наклонился и тоже погладил Дирка.
        - А ты негодник, - пожурил он его. - Ты должен охранять территорию, а не отсиживаться на крыльце.
        - Все как будто нормально, - беззаботно сказала Луиза, открывая дверь. - Собака не вела бы себя так, если бы в наше отсутствие здесь кто-нибудь побывал.
        - Пожалуй, - согласился Гейдж. - Но все равно, лучше проверить. Стой здесь, - приказал он, переступая порог. - Скоро вернусь.
        Он исчез прежде, чем Луиза успела возразить. Гейдж с видом собственника обошел первый этаж, поднялся наверх. Он ни разу не взглянул в ее сторону, словно знал, что она не посмеет ослушаться его. Луиза возмутилась и вошла в дом.
        В доме царила тишина, и с первого взгляда она определила, что все осталось на своем месте. Луиза с облегчением перевела дыхание.
        - По-моему, я предупредил, чтобы ты оставалась на месте, пока я проверю, все ли в порядке.
        Погруженная в собственные мысли, Луиза чуть не подпрыгнула от неожиданности - за спиной стоял Гейдж.
        Сердце девушки екнуло, хотя он и не думал дотрагиваться до нее. С нарочитым безразличием взглянув на него, Луиза насмешливо вскинула брови:
        - Выходит, я не очень хорошо выполняю приказы?
        - За неповиновение обычно наказывают, - хриплым голосом предупредил он. В его глазах зажегся чувственный огонь, он дотронулся указательным пальцем до мягкого овала ее подбородка. - Насколько я помню, я предупреждал, чтобы ты не оказывалась у меня под рукой. Иначе я… поцелую тебя…
        Загипнотизированная его взглядом, Луиза чувствовала, что ее сердце вот-вот вырвется из груди, в горле пересохло, голова кружилась. Он должен поскорее уйти, что бы она не совершила какую-нибудь глупость. Луиза не двигалась, глядя в его бездонные глаза, в них можно было утонуть и вряд ли пожалеть об этом…
        - Не думаю, что это очень удачная идея…
        - Возможно, идея и неудачная, - прошептал он, - но это совершенно не имеет значения, когда дело касается тебя.
        Он шагнул к ней.
        - Нет!..
        - Да, - отрезал он, пожирая ее пламенным взглядом и наклоняясь к ее рту. - Да!
        Он хотел поцеловать ее только один раз, но, едва прикоснувшись к ее горячим влажным губам и почувствовав их неповторимый вкус, Гейдж мгновенно забыл о своих намерениях, они растаяли словно дым. Желание, сжигавшее его уже в течение долгих дней, сводившее с ума, достигло своего предела: он задыхался, ноги едва держали его. Пылко прижимая Луизу к себе, он снова и снова жадно приникал губами к ее сладким устам, не в силах оторваться…
        А Луиза чувствовала себя так, будто тонула: она цеплялась за Гейджа, прижималась к нему, чтобы выплыть. Когда он, задыхаясь, жарко шептал ее имя, она забывала, где она, кто, и знала только одно - она никогда не ощущала ничего подобного.
        Надо остановить его! - пронеслось в голове, когда Луиза неистово обнимала его широкие плечи, обтянутые вытертой кожаной курткой. Но куда легче ей было уступить натиску этого неистового ковбоя, покориться дикому порыву, который он рождал в ней.
        Было в нем что-то горячее, сильное, властное, отчего сердце ее начинало бешено биться в груди и перехватывало дыхание. Гейдж не спрашивал, он брал, как будто имел на это полное право. Как будто и не сомневался, что Луиза полностью с ним согласна. Как будто каким-то непостижимым образом чувствовал, что она хочет его так же страстно и неотвратимо.
        И Луиза действительно хотела его! Хотела, Господи, помоги! Признание пришло неожиданно и вернуло ее на землю. Что она делает?
        - Подожди. - Едва держась на ногах, она уперлась руками ему в грудь, но оттолкнуть не смогла.
        А он уже нежно прикасался к ее груди, гладил большим пальцем набухший сосок. Луиза вздрогнула, словно электрический ток пронзил ее с головы до ног.
        - Нет!..
        Гейдж услышал панику в ее голосе и прижал Луизу к своей груди, пытаясь успокоить, но было уже поздно. Только что он держал в объятиях страстную, пылкую женщину, и вот она уже вырывалась от него.
        - Черт возьми, Луиза!
        Она отскочила от него как ошпаренная. Глаза ее гневно горели; она побледнела, лишь на щеках пылал лихорадочный румянец. Гейдж попробовал вновь привлечь ее к себе, но вдруг понял, что испугает ее еще больше, если сделает хоть одно неверное движение.
        - Что такое? Что случилось?
        Луиза молчала, только качала головой.
        - Ну, - наконец выдохнула она, бессильно махнув рукой, - все… Не за тем я приехала сюда.
        - Сюда? - переспросил Гейдж. - Ты имеешь в виду, в Аризону?
        - Да, в Аризону! - стала объяснять Луиза, глотая слезы. - Моя мать умерла два месяца назад, и с тех пор я совсем не… своя… Я перестала писать… Ну, в общем, зашла в какой-то творческий тупик…
        В волнении она стала ходить по комнате и, торопясь и путаясь, рассказывать ему, зачем приехала в дом своего детства, в дом отца, которого, оказывается, совсем не знала…
        - Я многое забыла. Например, как он смеется. Я открыла ящик стола и нашла мешочек с кубиками для игры в кости… Как я могла это забыть?
        Наблюдая за ней, Гейдж уже готов был сказать, что, возможно, она забыла об этом потому, что Том Хадсон не очень-то любил смеяться. Но он понимал, что Луиза говорила скорее для себя, поэтому, нахмурившись, заметил:
        - Вот и хорошо, что вернулась. Ты все вспомнишь.
        - Да… кое-что я уже вспоминаю… - согласилась она.
        - А когда все вспомнишь, то уедешь?
        Вопрос застал ее врасплох: она остановилась посреди комнаты и устремила на него немигающий взгляд.
        - Уеду. - В ее словах не было угрозы - просто констатация. - Вернусь домой, в Даллас, писать книгу. Я люблю свою работу, дорожу ей, поэтому я не могу… не могу…
        Она сконфуженно замолчала и, поняв, что запуталась, отвела взгляд.
        - Не можешь связываться со мной? - закончил он за нее. - Ты это хотела сказать?
        Его осуждающий тон заставил ее вздрогнуть.
        - На меня и так многое свалилось, - продолжала оправдываться Луиза. - Я не хочу ни о чем жалеть, ни в чем раскаиваться…
        Ну вот, не хватало, чтобы она потом меня же и упрекала, с горечью подумал Гейдж. Слова Луизы задели его за живое. Сжав губы, он угрюмо процедил:
        - Другими словами, от ворот поворот, так? Ладно, расслабься, детка. Мне не надо повторять дважды. - Лицо его окаменело.
        Гейдж вышел прежде, чем она успела открыть рот. Через секунду с улицы донесся шорох шин - грузовичок ехал к домику управляющего.
        Идиот, нещадно ругал себя Гейдж. Ведь знал же, что от Луизы Хадсон надо держаться подальше. Что он наделал? Бросился ей на выручку, как Дон Кихот, и получил головомойку. Ну конечно, она же писательница, интеллектуалка, а он грубый фермер!
        Ругаясь на себя на чем свет стоит, Гейдж подъехал к домику. Он испытывал сильное искушение немедленно вернуться в Дабл-Ар. Леди сама о себе позаботится. Ведь она яснее ясного дала ему понять, что не желает иметь с ним ничего общего и будет рада, если он исчезнет из ее жизни. Каждый пойдет своей дорогой и забудет, что когда-то судьбе было угодно, чтобы они встретились, понравились друг другу… грезили друг о друге.
        И все-таки он не мог оставить ее одну, без защиты… Никак не мог!
        Гейдж чертыхнулся - да, он не уедет, пока не поймают того негодяя, который пугает ее. Если ей это не по душе - ей же хуже. Впрочем, ей, скорее всего, все равно, мрачно размышлял он и твердо решил, что лучше не будет спать ночами, мучаясь мыслями о ней, чем дотронется до нее хотя бы пальцем.

        Всю последующую неделю глаза Гейджа, когда он смотрел на Луизу, напоминали колючие ледышки. Установившиеся было между ними доброжелательные отношения, казалось, безвозвратно ушли в прошлое, уступив место холодности, которая ранила Луизу в самое сердце. Занятия их все же продолжались, но только потому, что они заранее договорились, а Гейдж привык держать слово. Однако развлекать ее он не собирался, а потому - учил ли держаться в седле или отбирать телят, объезжая стадо, - делал это как совершенно посторонний человек.
        Сухо и деловито он рассказывал ей о весенних работах - клеймлении скота, кастрации бычков и прививках. Ни разу он не дотронулся до нее или, Боже упаси, улыбнулся. Он уходил с занятий не оглядываясь, как будто только этого и ждал и торопился заняться своими делами. Луиза убеждала себя, что ей все равно, но его равнодушие ранило ее.
        Занятие перед уик-эндом закончилось, и она вздохнула с облегчением - она наконец-то вернется к себе, запрется на все засовы и попытается поработать над книгой.
        Гейдж чистил Артура, большого гнедого мерина, которого привез из Дабл-Ар. Неожиданно он преградил дорогу Луизе:
        - Хочешь пойти со мной сегодня в «Перекресток»?
        Она удивленно попятилась:
        - Ты что, назначаешь мне свидание? Приглашаешь?
        - Ты же говорила, что хочешь знать все о жизни ковбоев, - напомнил Гейдж, уклонившись от прямого ответа. - После тяжелой недели многие отправляются в
«Перекресток» пропустить пару кружек пива и сыграть в бильярд. Это единственный солидный бар, кроме «Веселого местечка», между ранчо и Прескоттом, и я подумал, что тебе лучше самой один раз увидеть… Но если не хочешь…
        Гейдж повернулся, чтобы уйти, и любая умная женщина отпустила бы его. Но, во-первых, Луиза за последнюю неделю ужасно вымоталась, а, во-вторых, находясь рядом с Гейджем, она переставала быть умной. Она не могла уже выносить враждебность и холодность, возникшие между ними и, если несколько часов, проведенные в «Перекрестке», положат этому конец, она готова пойти туда. В конце концов они же могут поддерживать чисто дружеские отношения, оправдывала она себя.
        - Мне надо кое-что сделать по дому, но к восьми я закончу, - поспешно ответила она. - Нормально?
        Гейдж кивнул, ничем не выражая своих чувств.
        - Я заеду за тобой. Наряжаться не обязательно, там все по-простому.

        Впервые оказавшись в «Перекрестке», Луиза не могла не согласиться, что это был типичный ковбойский бар, каких полно в штате Аризона, - в просторном зале с длинной, видавшей виды деревянной стойкой вдоль одной из стен царил полумрак и было страшно накурено. Ковбои пили пиво из кружек или бутылок или неразбавленное виски. Никаких вин и коктейлей здесь и в помине не было.
        - Эй, Гейдж, Луиза! - Джим махал им рукой у переполненной стойки. - Мы как раз вспоминали ту игру в покер в «Веселом местечке». Присоединяйтесь к нам. Как насчет пива? Вы пьете пиво, Луиза?
        - Да не хочет она пива, - сказал другой игрок в покер, Джеф, подвигаясь и освобождая им место у стойки. - Разве не видишь, девушка хочет танцевать. Давайте станцуем, Луиза. Я отлично танцую тустеп - спросите любого. Все скажут, я лучший танцор во всем округе.
        - Что-то я про такое не слыхал, - фыркнул Рони. - То, что я видел, скорее, напоминало действия слона в посудной лавке. Выберете лучше меня, Луиза. Мы ему покажем, как надо танцевать.
        Луиза рассмеялась. Грубоватые шутки ковбоев ничуть не смутили ее.
        - Я не очень-то хорошо танцую, мальчики. - Она обернулась к Гейджу, стоявшему за ней. Ей так хотелось, чтобы именно он пригласил ее на танец. Но он лишь слегка кивнул ей, будто говоря, что решать ей. Раздосадованная, Луиза повернулась к ковбоям, терпеливо дожидавшимся ее решения.
        - Джеф пригласил первый, - улыбнулась она Рони, когда тот подошел к ней, намереваясь вывести на пятачок, где танцевали под музыкальный автомат. - Давайте по очереди.
        - Да! - Джеф подскочил к Луизе и, схватив ее за руку, победно взглянул на Рони. - Пошли, Луиза, музыка что надо!
        Улыбаясь, Луиза вышла на пятачок, и Джеф тут же закружил ее в стремительном тустепе, да так, что ей пришлось обнять его, чтобы не упасть. Едва смолкла музыка и Луиза не успела отдышаться, перед ней возник Рони.
        - Теперь моя очередь. Присядь, Джеф, лучше посмотри, как надо танцевать.
        Впервые в жизни Луиза чувствовала себя королевой бала. Смеясь и запыхавшись, она переходила от Джефа к Рони, потом к Джиму, опять к Джефу и порхала по маленькому залу, пока у нее не закружилась голова и не заболели ноги.
        Но когда перед ней неожиданно появился Гейдж, прервав танец с Рони, она поняла, что хочет танцевать только с ним. Весь вечер Луиза чувствовала на себе пристальный взгляд его глубоких темных глаз; словно ястреб он наблюдал за ней, но даже и не подумал встать из-за стойки.
        - Думаю, теперь моя очередь, - тихо и хрипло проговорил он, и горячая волна захлестнула ее. - Или ты так ни разу и не потанцуешь с тем, кто привел тебя сюда?
        Луиза хотела сказать, что как раз ждала, чтобы он пригласил ее, но от волнения перехватило горло, и она поняла, что не произнесет ни слова. Прекрасно сознавая, что совершает очередную ошибку, но нисколько не беспокоясь об этом, Луиза положила ему на плечи свои руки. Из музыкального автомата полилась нежная плавная мелодия.
        Держа ее в объятиях и ощущая гибкое податливое тело, Гейдж понимал, что проиграл. Для него оказалось сущей пыткой наблюдать весь вечер, как Луиза танцевала с ковбоями, улыбалась им. Он старался убедить себя в том, что ему наплевать, но на самом деле ему все труднее было сохранять холодность и безразличие к ней.
        Благие намерения не прикасаться к Луизе были отброшены, забыты, и теперь, вдыхая тонкий запах ее пряных духов, чувствуя, как она всем телом прильнула к нему, он знал, что одного или двух танцев с ней в этом накуренном шумном баре с кучей ковбоев, наперебой приглашавших ее танцевать, ему будет недостаточно. О, как было бы хорошо оказаться сейчас с ней в постели, под прохладными простынями, и чтобы вокруг на сотни миль не было ни души, и он вдоволь мог бы насладиться ее упоительной близостью…
        Вот о чем думал Гейдж, сжимая Луизу в своих объятиях и с удивлением сознавая, что она, дочь старого Тома Хадсона, околдовала его. Он даже не понял, как это случилось, но знал теперь только одно - он ее никогда уже не забудет.

        Остаток вечера Луиза помнила смутно. Джим, Джеф и Рони снова пытались пригласить ее танцевать, но Гейдж лишь усмехался, крепче прижимая ее к себе и посылая всех к черту. А она была словно во сне, видя перед собой только одного человека. И хотелось, чтобы сон не кончался…
        Вскоре Гейдж прошептал ей на ухо, что уже поздно и им пора возвращаться. Луиза попробовала ему возразить, желая продлить чудесные мгновения. Но, прежде чем она нашла нужные слова и отважилась их произнести, Гейдж уже попрощался с ковбоями, помог ей надеть жакет и повел к грузовичку.
        Луиза загрустила, ожидая, что повторится одна из мучительных долгих поездок на ранчо, - они будут сидеть в разных углах машины, и опять повиснет тишина - напряженная, гнетущая, невыносимая. Но, будто прочитав в глазах Луизы вопрос, Гейдж с обескураживающей прямотой ответил:
        - Я не могу тебя так сразу отпустить. Ничего?
        Сердце екнуло - как она могла возражать ему в такую минуту. Луиза молча кивнула и села в машину. Он сел рядом с ней на сиденье, плотно прижав бедро к ее бедру.
        Никто из них не двигался и, казалось, не дышал. Гейдж неотрывно смотрел на Луизу, будто заглядывал в самую ее душу. Сколько они так сидели, Луиза не могла сказать, как не могла определить, происходило это все на самом деле или во сне.
        Наконец Гейдж повернул ключ зажигания, и они вырулили на шоссе…
        Неожиданно машина рванула вперед, и Луизу резко отбросило назад.
        - Что такое? - испуганно воскликнула она.
        Гейдж кивнул в сторону ее ранчо:
        - Смотри!
        Луиза взглянула и охнула:
        - О Боже!
        В миле от них, на ранчо, высоко в ночное небо взмывали яркие языки пламени.

9

        Горел, слава Богу, не дом, а сарай. Изрыгая проклятия, Гейдж завернул во двор и резко нажал на тормоза. Машина еще не остановилась, а он уже открывал дверцу:
        - Позвони братьям! - крикнул он Луизе через плечо. - И вызови пожарную команду, скорей!
        В ужасе глядя на пламя, с бешеным воем пожиравшее заднюю стену сарая, Луиза едва расслышала его.
        - Лошади! - истошно завопила она, дергая ручку. - Господи, они там!
        Гейдж, выскочив из грузовичка, бросился к сараю; Луиза побежала за ним. Сквозь рев огня они слышали испуганное лошадиное ржание. Но Гейдж преградил ей дорогу.
        - Пусти! Циклон там…
        - Я его спасу! - Гейдж встряхнул ее за плечи. - Черт возьми, Луиза, делай то, что я говорю! Слышишь? Позвони пожарным и братьям! Немедленно!
        Оттолкнув Луизу, Гейдж кинулся к горящему сараю. Он даже не обернулся, чтобы проверить, послушалась ли она его - времени оставалось в обрез. Огонь, словно злобное чудовище, наступал с неимоверной быстротой, сметая все на своем пути. Гейдж знал, что в его распоряжении всего несколько минут. Сердце стучало как кузнечный молот. Еще немного - и языки пламени перекинутся с сарая на пристройки к нему.
        Вдохнув в себя побольше воздуха, Гейдж ворвался в облако черного густого дыма, валившего из открытой двери сарая.
        Его сразу же обдало жаром, точно вдруг сорвало с петель дверцу раскаленной топки; у Гейджа перехватило дыхание от потока горячего, с дымом воздуха, ворвавшегося в его легкие, и сразу же начался безудержный кашель. Сквозь навернувшиеся на глаза слезы он увидел висевшую на деревянной перегородке попону и, схватив ее, накрыл ею голову.
        В стойлах метались с ржанием обезумевшие от ужаса лошади. Гейдж поймал себя на мысли о том, что еще долго это ржание будет преследовать его в ночных кошмарах. Вот и стойло Циклона…
        - Давай-ка выбираться отсюда, парень. Живее! - охрипшим голосом прокричал он, схватился за задвижку на дверце стойла и в ту же секунду, чертыхнувшись, отдернул руку от раскаленного металла. И все же, со стиснутыми зубами превозмогая боль, он отодвинул щеколду и распахнул дверь.
        - Пошел! - скомандовал он, размахивая попоной. - Быстро!
        Дважды повторять ему не пришлось. Конь, дико вытаращив глаза и прядая ушами, бросился вон из стойла. Гейдж поспешил к следующему стойлу.
        - Ну, Артур, твоя очередь.
        Однако гнедому не повезло. Едва вырвавшись из стойла, он, бешено вращая глазами, встал на дыбы перед рухнувшей с потолка и перегородившей путь к отступлению горящей балкой.
        Чертыхнувшись, Гейдж схватил коня под уздцы и накинул ему на голову попону.
        - Тихо, тихо, приятель, - сам задыхаясь от дыма и жара, успокаивал он лошадь. - Я выведу тебя из этого пекла. Только положись на меня, договорились?
        Со слезящимися от жара глазами, задыхаясь от едкого дыма, Гейдж тащил гнедого за собой, прочь от полыхавшей балки, туда, где в противоположном конце сарая синел край ночного неба. Вокруг бушевал огонь; из-за попоны доносился хрип обезумевшего от страха животного.
        - Еще немного, - успокаивал его Гейдж. - Еще немного, и мы спасены.
        Жеребец, почуяв прохладу свежего воздуха, рванулся вперед. Гейдж, сдернув с его головы попону, отпустил повод, и в следующее мгновение Артур вылетел из огненного плена в ночь - Гейдж поспешил следом за ним.
        Полыхающая балка возникла словно ниоткуда. Только что перед ним открывалось холодное ночное небо, а в следующую секунду оно было объято пламенем. Гейдж вскинул голову - над ним точно разверзлись небеса и полыхнула молния; все, что он мог сделать, это прикрыть голову руками.
        Удар едва не сбил его с ног. Он почувствовал пронизывающую ладони жгучую боль. Судорожно хватая ртом воздух, Гейдж бросился прочь от сарая. Но на полпути ноги его подкосились, и он рухнул на колени.
        - Гейдж!
        Он поднял голову и сквозь застилавшую глаза мутную пелену увидел бежавшую навстречу ему Луизу; ее лицо на фоне яркого зарева казалось мертвенно-бледным.
        - Ничего страшного - только вот руки, - превозмогая очередной приступ кашля, прохрипел он. - Ты позвонила…
        Луиза кивнула:
        - Помощь уже в пути.
        Оглянувшись на бушующее за их спиной адское пламя, Гейдж снова выругался и с трудом поднялся на ноги.
        Луиза схватила его за руки, чтобы осмотреть ладони. Гейдж не удивился, услышав, как она охнула при виде обожженной до мяса, окровавленной плоти. Даже не видя своих рук, он знал, что зрелище не из приятных. Боль была нестерпимой.
        - Ах, Боже мой! - вырвалось у нее. Пойдем быстрее в дом, надо чем-нибудь обработать твои ладони.
        Гейдж хотел было возразить, но замолк, услышав звуки автомобильных сирен - к ранчо подъезжала вереница машин. Едва остановилась первая, из нее выскочили Ральф, Ник и Марджи, а через несколько секунд во дворе было полно ковбоев с Дабл-Ар, которые бежали к объятому пламенем сараю. Ральф и Ник на бегу отдавали распоряжения; сейчас они думали об одном - не допустить, чтобы огонь перекинулся на дом и другие надворные постройки.
        Но ветер, словно вознамерившись помочь пламени, только усиливался; он подхватывал снопы искр и швырял их в сухую траву.
        - Смотрите! - крикнул Гейдж, устремляясь туда, где возле домика управляющего вспыхнул газон. Он принялся затаптывать башмаками пламя, но в следующее мгновение огонь полыхнул рядом, потом в другом месте. Луиза и Марджи кинулись ему на помощь, но справиться с огнем было уже невозможно, и он несомненно перекинулся бы на дом, если бы гул пожара не прорезала сирена - во двор ранчо Хадсонов въехала единственная в округе пожарная машина.

        Прошел почти час, прежде чем огонь удалось сбить; когда дым рассеялся, взглядам очевидцев открылся черный обугленный остов сарая, который стоял на этом месте, сколько себя помнила Луиза.
        Оставалось только благодарить Бога за то, что огонь пощадил дом и другие постройки. Измученная, перепачканная сажей и пропахшая дымом, Луиза, едва сдерживая подступавшие к горлу рыдания, поблагодарила пожарных, которые, сделав свое дело, быстро собрались и уехали, затем обратилась со словами благодарности к ковбоям с Дабл-Ар. Она знала, что, не приди они ей на помощь, она сейчас стояла бы на пепелище.
        Только теперь, едва не лишившись ранчо, Луиза поняла, как много оно для нее значило. Много лет она боялась признаться себе, не хотела даже думать об этом - но именно здесь были ее корни, здесь прошло ее детство, здесь она стала тем, чем стала.
        Зябко поежившись на холодном, пронизывающем до костей ветру, Луиза обхватила руками плечи и, глотая душившие ее слезы, обратилась к притихшим Коулам:
        - Не знаю, как и благодарить вас за помощь. Если бы вы не приехали…
        - Хороши бы мы были, - закончил за нее Ральф.
        - Да, - скромно добавил Ник; его лицо тоже было перепачкано сажей. - Мы всегда помогаем друг другу, Луиза. Так уж заведено.
        Будь между их семьями нормальные отношения, Луиза согласилась бы с ним. Но отношения были далеко не дружественные - десятилетиями они, имея общую границу, враждовали. Хадсоны никогда не приходили на помощь Коулам и наоборот. Во всяком случае, так было записано в дневниках ее отца.
        Но с другой стороны, как она может продолжать считать врагами людей, которые без промедления бросились ей на помощь? Как может не доверять им, когда те не задумываясь открыли перед ней двери своего дома, рисковали жизнью, спасая ее ранчо?
        Луиза пришла в полное смятение от этих вопросов. Повернувшись к Гейджу и увидев, как он дует на свои ладони, она мгновенно забыла о собственных терзаниях.
        - О Боже, твои руки!
        Гейдж отказывался от помощи, пока тлели последние угольки, но сейчас, когда пожар был потушен, обожженные руки нестерпимо заболели.
        - Пойдем, герой, посмотрю, что с тобой, - мгновенно подскочила к нему Марджи.
        Гейдж поморщился, но безропотно пошел за своей невесткой на заднее крыльцо, а Луиза, обернувшись к Ральфу и Нику, пригласила их в дом.
        - Пожалуйста, проходите, умойтесь. Я приготовлю кофе, пока Марджи занимается с Гейджем.
        На улице холодало, так что второй раз приглашать Коулов в дом не пришлось.
        - А может, у тебя найдется чем-нибудь подкрепиться? - улыбаясь спросил Ник, придерживая для Луизы дверь. - Печенье, кекс, бутерброды с ветчиной? Никогда не предполагал, что тушение пожара вызывает такой зверский аппетит.
        Кажется, впервые за много часов Луиза весело рассмеялась:
        - Сейчас что-нибудь найдем.

        Пока Ральф и Ник умывались над раковиной в кухне, Марджи с Гейджем сели за стол под лампу, где было светлее всего. Луиза резала бутерброды с ветчиной, варила кофе и восхищалась семьей Коулов - какие они дружные и приветливые. Они заполнили смехом и доброжелательностью маленькое пространство ее кухни, вытеснив тишину и одиночество, которые обычно встречали Луизу в пустом доме.
        Зазвонил телефон, и она, погруженная в свои мысли, вздрогнула от неожиданности.
        - Алло?
        Ответом ей была тишина - холодная, зловещая; кровь отхлынула от лица, дыхание перехватило. Угрожающих звонков в последнее время не было, но она точно знала, что звонит тот человек, который терроризирует ее, запугивает, следит за ней из темноты. Человек, который хотел спалить ее ранчо.
        Колени ее задрожали.
        - Кто вы? - замирая от страха, прошептала она.
        - На этот раз был сарай, - прозвучал металлический голос, преследующий ее в ночных кошмарах. - В следующий раз будет дом вместе с тобой.
        - Нет!
        - Тогда лучше убирайтесь, леди, ваше время истекло.
        Трубку повесили прежде, чем Луиза успела что-либо ответить. Ей захотелось разрыдаться, закричать, швырнуть, разбить что-нибудь, но она аккуратно положила трубку на рычаг. Холодно… Боже, как вдруг стало холодно…
        - Луиза?
        Она побледнела и, застыв, стояла у телефона, не в силах пошевелиться. Гейдж мигом вскочил со стула, бросился к ней. Марджи уже успела забинтовать ему ладони, но он, точно забыв об этом, схватил ее за плечи и повернул к себе:
        - Что случилось? Кто это был?
        Охваченная ужасом, Луиза прижалась к нему:
        - Он сказал, что в следующий раз сожжет дом… вместе со мной, если я не уеду…
        Гейдж, не сдержавшись, крепко выругался и обнял ее, дрожащую, испуганную. Увидев поверх головы Луизы удивленные взгляды своих родственников, он хмуро сказал Ральфу:
        - Позвони Айвору Тиллу. У него сегодня выходной, так что звони домой.

        Айвор приехал даже раньше чем через час. Он был в вытертых джинсах, футболке и кожаной куртке, небритый - похоже, его подняли прямо с постели. Увидев сгоревший остов сарая, он сокрушенно покачал головой. Взяв из патрульной машины фонарь, он долго обследовал пепелище, выбирая что-то палкой из пепла и кучи углей.
        Когда наконец он вернулся от еще дымящихся руин к Луизе и Гейджу, которые стояли на заднем крыльце, в руке он держал кусок стекла, очевидно, осколок бутылки из-под пива.
        - Вы пьете пиво в сарае, Луиза?
        - Разумеется, нет.
        Айвор улыбнулся:
        - Я не сомневался в ответе. Без лабораторных анализов я не могу быть абсолютно уверен, но думаю, в бутылке была зажигательная смесь. Поджигатель вполне мог подъехать на машине к сараю, бросить ее на сеновал и уехать до того, как разгорится пламя.
        Луиза побелела еще больше. А ведь он может бросить бутылку в дом, потрясенно думала она. И совсем не обязательно ждать, пока она уедет с ранчо, достаточно запустить бутылку в окно ее спальни среди ночи. Она бы крепко спала, не подозревая об опасности, и шансов выбраться из дома у нее не осталось бы…
        - Негодяй обнаглел и стал очень опасен, - угрюмо произнес Айвор. - Судя по всему, у него серьезные намерения - я посоветовал бы вам, Луиза, пожить где-нибудь в другом месте.
        - Она может перебраться к нам, - вмешалась Марджи. - Места хватит на всех, и вообще мы бы были только рады…
        Луизе хотелось обнять эту молодую добрую женщину - какое великодушное предложение! Но если мерзавец пришел в ее дом, не будет ли он охотиться за ней и в Дабл-Ар? Луиза печально покачала головой:
        - Не могу.
        - Почему, черт возьми? - мрачно спросил Гейдж. - Ты же слышала, что сказал Айвор. Терпение негодяя лопнуло. Если ты останешься здесь, он настигнет тебя.
        - Знаю, но если я буду у вас на ранчо, не настигнет ли он меня и там?
        - Даже если он и сунется туда, - нахмурясь, возразил Гейдж, - мы как-нибудь управимся с ним собственными силами.
        - Я вовсе не хочу утруждать вас. Это мои проблемы, и я не решу их, если скроюсь где-нибудь. Этот человек по какой-то непонятной причине хочет, чтобы я уехала, и не успокоится, если я на несколько дней уеду в Дабл-Ар. Он может сжечь ваш сарай, дом, и тогда я буду в ответе за ваши беды.
        - Вряд ли это случится, - успокоил ее Ник. - Наше ранчо на отшибе, да к тому же у нас много наемных работников, которые не позволят ему даже приблизиться к вам.
        Луиза всем сердцем желала поверить Нику, но в то же время понимала, что человек, угрожающий ей, способен на многое. После сегодняшнего дня она уже не обольщалась на его счет. Если он задумал выгнать ее, то не остановится ни перед чем в достижении своей цели. Она не допустит, чтобы из-за нее пострадали еще и Коулы.
        - Я не ожидала, что негодяй пойдет дальше мелкого хулиганства, а он поджег сарай. Извините, но, думаю, будет лучше, если я уеду в какое-нибудь другое место…
        Луиза обращалась к Нику, но говорила для Гейджа, умоляя взглядом понять ее. Сжав зубы от злости, он готов был схватить ее за плечи и как следует встряхнуть, и в то же время ему хотелось обнять ее, защитить… Луиза упрямо вздернула подбородок - верный признак того, что уговорить ее не удастся.
        Ральф молча наблюдал за Луизой и братом.
        От него не укрылась смятенность Гейджа, и он не выдержал:
        - Знаешь, у источников, возле ручья, стоит старая хижина, - сказал он, обращаясь к Луизе. - Многие годы там никто не жил. Если пробраться туда незаметно, под покровом ночи, то можно там спрятаться, и никто, кроме нас пятерых, не будет знать об этом. В хижине нет особых удобств, но, по крайней мере, там безопаснее, чем здесь.
        Безопаснее… Луиза перевела взгляд на обугленный остов сарая и зябко поежилась.
        - Я согласна. Пойду соберу вещи, - стараясь говорить как можно спокойней, ответила Луиза и открыла дверь.
        - Я тебе помогу. - Марджи последовала за ней. - Возьми побольше вещей, чтобы не возвращаться за каждой мелочью.
        Как страшно - уехать и не знать, когда вернешься! Вытащив из шкафа два больших чемодана, Луиза поставила их на кровать и безучастно уставилась на них, не зная, с чего начать.
        - Ненавижу! - закричала она вдруг, сжав пальцы в кулаки. - Кто этот негодяй? Что ему от меня надо?!
        - Это ничтожный слизняк, - сразу нашлась Марджи. - Он свое получит, не сомневайся!
        - Спасибо, Марджи.
        - За что? - улыбнулась та.
        - Просто за то, что ты здесь… Я не думала, что мы подружимся.
        - Почему же?
        Луиза удивилась вопросу:
        - Потому что Коулы отправили моего отца в тюрьму.
        Улыбка слетела с лица молодой женщины.
        - Ты так говоришь, будто мы объявили вендетту твоему отцу, - спокойно возразила она. - Все было как раз наоборот - твой отец объявил нам войну.
        - Нет…
        - Да! - твердо ответила Марджи. Она видела, как побледнела Луиза, и хотела бы облегчить ее боль, но все-таки решила сказать правду. - Я понимаю, насколько тяжело тебе это слышать, но именно твой отец с несколькими соседями пытался отнять ранчо у Коулов. Они надеялись, что Коулы не смогут заплатить процент по ссуде и поместье перейдет банку. Тогда все хозяйство пустили бы с молотка, а Хадсон с соседями раскупили бы его по частям.
        Гейдж говорил ей об этом раньше, но Луиза не желала его слушать, не то чтобы верить. Даже зная, что ее отец был способен на неблаговидные поступки, Луиза предпочитала считать, что Гейдж просто выгораживает свою семью. Но она не могла больше прятать голову в песок. Достаточно было взглянуть на лицо Марджи Коул, чтобы убедиться, что она говорит правду. Воспоминания нахлынули на Луизу, как и гнев, не прошедший с годами.
        - Это были нелепые угрозы! - в отчаянии возразила она. - Конечно, отец с его тяжелым характером не был святым. Но одно дело - говорить, другое - делать… Уверена, что он просто болтал. Коулы по-прежнему владеют Дабл-Ар. Ничего ведь не случилось!
        - Но Ральфу стреляли в спину, - стояла на своем Марджи. - Он чуть не погиб, а курок спустил твой отец. Я видела все собственными глазами…
        Луиза вздрогнула. Она не видела отца много лет, но прекрасно помнила, каким ожесточенным он мог быть, каким завистливым. Но стрелять в человека!.. И к тому же в спину! Неудивительно, что Гейдж свирепел при одном лишь упоминании имени ее отца. Ничего странного не было и в том, что он с подозрением относился к ней - дочери человека, которому не мог доверять.
        Потрясенная, Луиза бессильно опустилась на кровать.
        - Это ужасно! Я должна была знать…
        - Почему? Потому, что он твой отец? - спросила Марджи, укоризненно глядя на Луизу. - Понимаю, ты, наверное, любила его, но вы расстались давным-давно. Ты не могла знать, на что он способен. Не могла отвечать за его поступки.
        - Я его дочь…
        Луиза понимала, что Марджи права. И она, его дочь, не несет ответственности за его безрассудные поступки. Но теперь, когда Луиза узнала всю правду, ее не покидало чувство вины по отношению к Гейджу. Она с горечью вспоминала, какие жестокие обвинения бросала ему в лицо, как подозревала его в том, что он хочет прибрать ранчо Хадсонов к рукам. Господи, она вела себя точь-в-точь как ее отец!..
        Луиза наконец закончила собирать вещи и не представляла, как сейчас посмотрит Гейджу в глаза. Но когда они с Марджи вышли из спальни и поставили чемоданы у входной двери, на нее навалились другие заботы: например, как незаметно добраться до хижины. Во дворе была темень - хоть глаз выколи; человек, преследовавший ее, мог прятаться, точно змея в траве, наблюдая за каждым ее шагом.
        - Я могу вместе с Луизой поехать заброшенной дорогой, - предложил Гейдж. - И не поверну к хижине, пока не удостоверюсь, что хвоста нет.
        На том и порешили.

        Гейдж внимательно вглядывался то в зеркало заднего вида, то смотрел вперед на узкую грязную дорогу. Луиза нервничала, в машине висела томительная тишина. Гейдж несколько раз пробовал заговорить с Луизой, успокоить ее, но она не смотрела на него и сидела молча. Гейдж понимал ее состояние и, разумеется, не сердился.
        В очередной раз взглянув в зеркало и убедившись, что дорога пустынна, он повернул на заброшенную дорогу и выехал к каменистому каньону, на дне которого журчал ручей.
        Лучи фар осветили небольшую бревенчатую хижину, которую со всех сторон, словно верный страж, окружал суровый неприступный каньон.
        Луиза сразу же поняла, что здесь она будет в безопасности. Хижина находилась примерно в двух милях от ее ранчо; земля здесь была каменистая и не годилась для пастбищ.
        Кроме Коулов и шерифа Айвора Тилла, никто не знает, где она. Маловероятно, что преследователь надумает искать ее в столь уединенном месте, хотя и вблизи от дома.
        Подъехав к хижине, Гейдж выключил фары и зажигание.
        - Это, конечно, не отель «Хилтон», но жить здесь можно, - раздался в темноте его хрипловатый голос. - Много лет назад отец провел сюда воду, а печка хорошо держит тепло. Правда, в жилище нет электричества. Отец хотел как-то установить генератор, но мама отговорила его, не хотелось разрушать эту романтическую атмосферу уединенности.
        - Она была права, - тихо промолвила Луиза. Действительно, суровая красота этих мест и сама хижина вызывали романтические чувства. - Сюда отлично подойдут керосиновая лампа или свечи.
        Луиза вышла из машины, взяла чемодан, Гейдж подхватил два других, и они поднялись на крыльцо. В хижине было темно и тихо. Гейдж переступил через порог и уверенно подошел к старому сосновому столу, который стоял здесь с тех пор, как он помнил себя. Поставив чемоданы на пол, он нашел на столе керосиновую лампу. Чиркнув спичкой по изрезанной крышке стола, зажег ее.
        Помещение сразу же осветилось неровным трепещущим светом - тьма отступила. Все еще стоя на пороге, Луиза затаила дыхание от восторга.
        Внутри хижина выглядела такой же архаичной, как и снаружи. Прямо-таки девятнадцатый век! В ней была одна большая комната, без перегородок, с выступами для кухни и спальни. От печки, от большой старинной кровати и громоздкого кресла исходило какое-то необыкновенное спокойствие. Впервые за последние два часа Луиза почувствовала, что страх ее отпускает.
        Взгляд Луизы нечаянно упал на чемоданы, которые внес в хижину Гейдж. Один из чемоданов был явно не ее. Она испытующе посмотрела на Гейджа.
        - Ты тоже останешься здесь? - чуть слышно спросила Луиза.
        - Разумеется, - ответил он, подходя к печке, чтобы разжечь огонь. - Ты проходи и закрывай дверь. Жилище очень скоро нагреется.
        Неожиданно Луиза ощутила, что замкнутое пространство давит на нее; ей стало трудно дышать. Тем не менее она не могла оторвать взгляд от огромной двуспальной кровати.
        В ее мозгу молнией пронеслись образы - запретные, страстные, терзая и вводя в соблазн. Голова пошла кругом. Одно дело, когда Гейдж жил в домике управляющего, и совсем другое находиться с ним в маленькой хижине с одной кроватью.
        Луиза хотела Гейджа всем существом. Теперь, когда она узнала правду о своем отце, узнала, что Коулы не алчные монстры, желающие любым путем прибрать к рукам ее землю, приходилось считаться со своими чувствами, которые шептали ей: этот мужчина создан для тебя. Нет, отвечал им рассудок, нет, нельзя подпускать его к себе слишком близко, ведь он властный, деспотичный ковбой, который начнет помыкать тобой сразу же, как ты окажешься в его власти. Он такой же, как твой отец.
        Луиза в смятении смотрела на огонь в печи. С самого раннего детства она столкнулась с властолюбивым характером отца и научилась сопротивляться ему - сейчас поздно меняться. Она не может позволить себе увлечься Гейджем. Они ведь совершенно разные люди! Но почему же ее так тянет к этому суровому ковбою?..
        Как никогда раньше, Луиза почувствовала свое одиночество.
        - Может, ты все же уедешь? - проговорила она холодно и резко. - Никто ведь за нами не следил и никто, кроме шерифа и твоей семьи, не знает, где я нахожусь.
        Гейдж непонимающе уставился на нее.
        - Ты, наверное, шутишь? Или считаешь, что я такой негодяй, что оставлю тебя здесь одну?
        - Нет, но…
        - Не шутишь или не считаешь негодяем?
        - Конечно, не считаю! - почти выкрикнула Луиза. - И в комнате снова повисла напряженная тишина.
        - С каких это пор? - тихо спросил Гейдж спустя некоторое время. - Могу поспорить, ты меня презирала…
        Луиза задрожала, колени у нее подгибались.
        - Я была не права, - выдавила она из себя. - Насчет тебя, насчет отца… - Слезы брызнули из ее глаз неожиданно. Ей давно хотелось выплакаться, но какой же неудачный момент она выбрала для этого. Луиза отвернулась, кулаком размазывая их по лицу. - Это я достойна презрения, - задыхаясь от слез, выкрикнула она. - Я тебя недооценивала и теперь не имею права пользоваться твоим гостеприимством. Уезжай!
        Гейдж был потрясен таким откровением. Ему казалось, что он успел достаточно хорошо изучить Луизу и знал, что от нее можно ожидать. Но своим признанием она вновь поставила его в тупик. Как сейчас ему хотелось обнять ее, осушить поцелуями ее влажные от слез щеки.
        Еле сдерживаясь, Гейдж спокойно заметил:
        - Успокойся, Луиза! Ты ни в чем не виновата. Но даже если бы ты по-прежнему презирала и ненавидела меня, я все равно бы остался здесь. Я не оставлю тебя одну… Это даже не подлежит обсуждению.

10

        Луиза изо всех сил старалась отнестись к решению Гейджа как к чему-то само собой разумеющемуся, старалась сделать вид, будто в том, что они будут жить под одной крышей, нет ничего особенного. В конце концов, они же взрослые люди и способны держать себя в узде… Но вдруг взгляд Луизы упал на постель. И волна сладкого страха затопила все ее существо, румянец залил щеки. Нет, она не может спать с ним на одной кровати. Это же кончится тем, что она влюбится в него до беспамятства, а такого безрассудства Луиза не могла себе позволить.
        И тут Луизу осенило. Затылком чувствуя, что Гейдж пристально наблюдает за ней, она направилась к печке и, не удостаивая его взглядом, расстелила спальный мешок на деревянном полу перед самым огнем.
        - Что ты делаешь?
        - Собираюсь лечь спать, - отозвалась она. - Уже очень поздно, и я чертовски устала.
        - Не ломай комедию, - буркнул Гейдж. - Нет никакой нужды ложиться на полу.
        - Дело в том, что я мерзну по ночам, - пробурчала Луиза, залезая в спальный мешок, - так что у огня мне будет теплее.
        Гейдж не помнил, как долго стоял, в недоумении воззрившись на Луизу. Разве можно позволить, чтобы хрупкая женщина спала на полу при том, что сам он развалится на такой широкой мягкой кровати? За кого она его принимает?.. Его так и подмывало поднять ее вместе со спальным мешком и положить конец этой глупой выходке.
        Он вдруг живо представил себе эту картину… Луиза бьется в его руках, отчаянно пытаясь вырваться, глаза девушки гневно сверкают, затем, когда он опускает ее на кровать, она обвивает его руками, и он чувствует, как она сцепляет пальцы у него на шее и наконец, уступая, увлекает его за собой на вершину блаженства.
        Гейдж выругался про себя, с негодованием отогнав прочь подобные образы. Эта женщина была его гостьей, и к тому же ясно дала понять, что не собирается спать с ним на одной кровати. Проклиная себя за то, что не может справиться с полыхавшим в нем желанием, Гейдж направился к холодной пустой постели.
        Луиза, чувствуя напряжение в каждой клеточке тела, казалось, могла с точностью до секунды определить, когда Гейдж проиграл мысленный спор с самим собой и прекратил борьбу. В какое-то мгновение ей буквально физически передалась его нерешительность, раздражение и досада, а в следующий момент он, недовольно бормоча что-то себе под нос, уже разбирал постель. Но Луиза не была окончательно уверена, что Гейдж полностью примирился с ситуацией до тех пор, пока не услышала, как упали на пол сапоги и скрипнули пружины, когда он растянулся на кровати.
        Казалось, прошла вечность; затем Гейдж шумно вздохнул раз, другой, и все смолкло. Осторожно выглянув из своего спасительного мешка, Луиза увидела, что он - так же, как и она, не раздеваясь - лежит на боку, демонстративно отвернувшись от нее. Только тогда Луиза позволила себе перевести дыхание. Она закрыла глаза и постаралась уснуть, однако удалось ей это нескоро.

        Луиза тешила себя надеждой, что следующий день пройдет без эксцессов. Она захватила с собой кое-какие старые документы, которые нашла на чердаке, а также бумагу и авторучку. Поэтому с утра она засядет за работу, что поможет ей скоротать время и не замечать присутствия Гейджа.
        Однако утром Луиза к своему ужасу поняла, что в замкнутом ограниченном пространстве у нее не будет возможности уединиться.
        Нет, Гейдж не произносил ни слова, и именно поэтому Луиза всем существом ощущала, как между ними вырастает стена отчуждения, подобно тому, как на горизонте собираются свинцовые тучи, предвещая бурю. И казалось, ни он, ни она не могли ничего с этим поделать - оставалось только ждать, когда буря наконец разразится. И в этом напряженном молчании тянулись томительные часы.
        Поскольку Луиза совершенно ничего не смыслила в том, как готовить на дровах, Гейджу пришлось самому побеспокоиться и о завтраке, и об обеде. Они вели себя подчеркнуто вежливо, словно два малознакомых человека, вскользь обмениваясь ничего не значащими фразами и избегая смотреть друг другу в глаза.
        К вечеру у Луизы начали сдавать нервы. Гейдж сидел у огня в кресле, не обращая на девушку ни малейшего внимания, и был занят тем, что старательно затачивал на точильном камне нож. Непрестанное, методичное и заунывное движение лезвия взад-вперед по камню сводило Луизу с ума, точно по ее сердцу скребли наждачной бумагой. Это было невыносимо!
        Луиза сидела, тупо уставившись на листок с незаконченной фразой, над которой тщетно билась вот уже четверть часа. Наконец, отшвырнув в сторону авторучку, она порывисто вскочила с места.
        - Душно, - заявила она. - Пойду пройдусь.
        - Не сейчас. Слишком опасно, - абсолютно спокойно отозвался Гейдж, даже не удостоив ее взглядом.
        Луиза едва не расхохоталась, хотя по ее потемневшим глазам было понятно, что ей совсем не до смеха.
        - Я недалеко, - заверила она его, направляясь к двери. - Дойду только до ручья.
        Гейдж, одним прыжком оказался рядом с ней, и путь ей вдруг перегородила его рука, а другая тяжело легла на дверь.
        - Я сказал «нет», - рявкнул Гейдж, и его горячее дыхание обожгло ей щеку.
        - Пожалуйста! - пролепетала она, чувствуя, как у нее перехватывает дыхание от подступивших к самому горлу рыданий. - Выпусти меня. Я хочу выйти отсюда!
        - Нет, - с трудом выдавил он из себя, взяв ее за плечи. - Ты что, не понимаешь, что это опасно?
        - Это глупо, - пробормотала она, чувствуя, как горячая волна желания захлестывает ее. По какому праву ты взял на себя роль моего опекуна? Ведь я тебе даже не нравлюсь.
        - Ну что ты, милая, ты мне очень симпатична, - хриплым шепотом произнес он. - В том-то все и дело. - С этими словами он привлек ее к себе. - Иди ко мне.
        С уверенностью человека, который знает, чего хочет, Гейдж обнял Луизу и поцеловал в губы. Луиза хотела было возмутиться, но, услышав гулкое биение его сердца и почувствовав вкус его губ, страстных и требовательных, поняла, что ей хочется, чтобы эти руки никогда не выпускали ее из кольца объятий. Луиза поймала себя на том, что больше не способна контролировать свое поведение; ей хотелось одного - чтобы этот поцелуй длился вечно. Настолько сладок он был. Она закрыла глаза, утопая в блаженстве.
        Страсть… Она давала знать о себе странной пустотой внутри, теплом, разливавшимся вместе с кровью по жилам, огнем, разгоравшимся в его чреслах; страсть туманила взор и лишала рассудка. Гейдж понимал, что надо остановиться… Задержав Луизу в дверях, он преследовал только одну цель - вразумить ее. Но сейчас она была так близко, он касался ладонями ее шелковистой кожи. От благоухания, исходившего от ее волос, кружилась голова…
        Со стоном Гейдж оторвался от ее губ, но только затем, чтобы осыпать поцелуями ее щеки, подбородок, шею. О, какое наслаждение вот так ласкать ее.
        Гейдж уже представлял ее обнаженной, лежащей на кровати, представлял, как руки Луизы судорожно изучают его тело, уже слышал ее страстные всхлипы, собственное прерывистое учащенное дыхание… Почти не отдавая себе отчета в том, что делает, Гейдж просунул руку под ее свитер.
        - Я хочу тебя, - хрипло простонал он. Слова эти, казалось, вырвались у него помимо воли. Но теперь, когда она находилась в его объятиях, скрывать свое возбуждение дольше было невозможно. Его рука замерла на талии девушки, указательным пальцем свободной руки он приподнял ее подбородок, заставив откинуть голову, и заглянул в глаза Луизы. Нежно коснувшись пальцем ее нижней губы, Гейдж прошептал:
        - Позволь мне ласкать тебя, милая… прошу, не говори «нет»… Я не вынесу этой муки.
        Луиза смотрела на него широко распахнутыми глазами, угадывая желание в каждой черточке его лица. Гейдж безумно желал ее, но ему важно было, чтобы она сознательно сделала свой выбор. Он не хотел, чтобы она потом раскаивалась, упрекала его в том, что поддалась минутному искушению, не ведая, что творит…
        В смятении Луиза не могла оторвать от него взгляда, понимая, что теперь все зависит от нее, что еще секунда, и Гейдж выпустит ее из своих объятий, предоставив самой бороться с нахлынувшими на нее эмоциями. Нет, она не в силах больше сдерживать своего желания!
        Она склонила голову и прижалась губами к марлевой повязке на ладони Гейджа, и он понял ее без слов. Да, она желает его! Желает так же сильно, как и он ее.
        Словно раскаленная стрела пронзила его сердце. У него перехватило дыхание, затуманился взор, из груди вырвался сдавленный стон, в котором с трудом угадывалось ее имя.
        Будь Луиза опытной, искусной соблазнительницей, едва ли Гейдж вел бы себя столь безрассудно. Но в ней не было никакого притворства. Прильнув к нему всем телом, она готова была щедро дарить себя, всю без остатка, и Гейдж окончательно потерял голову.
        Он не помнил, как снимал с нее свитер, но в мгновение ока тот уже валялся на полу, и Луиза осталась в джинсах и бюстгальтере. Не успела она опомниться, как была уже совершенно обнаженной. Гейдж схватился было за пуговицу своих джинсов, но ее руки опередили его.
        - Теперь моя очередь, - прошептала она и потянула за молнию; ощутив прикосновение ее пальцев, Гейдж пришел в неистовое возбуждение. Луиза подняла на него затуманенный вожделением взгляд.
        - Гейдж? - прошептала она и потянула джинсы вниз.
        - Милая… Ты должна быть моей, только моей, - хриплым голосом произнес он.
        Притянув Луизу к себе, Гейдж впился в ее губы страстным поцелуем и стал самостоятельно бороться с пуговицами на рубашке. Горя от нетерпения он не выдержал и рванул - неподатливые пуговицы полетели на пол.
        Луиза прыснула, но Гейджу было не до смеха; он лишь криво усмехнулся и, перешагнув через джинсы, стал снимать трусы. Улыбка слетела с губ Луизы; ее обдало жаром при виде его обнаженной плоти, дышать стало трудно. Крик желания застрял у нее в горле, и она прижалась щекой к его горячей груди. В следующее мгновение Гейдж подхватил ее на руки и понес к кровати.
        Боже, какое несказанное блаженство ощущать на себе тяжесть его тела. На секунду ужаснувшись тому, что делает, Луиза вздрогнула. Но снова на нее накатила волна наслаждения, и она беспомощно обмякла, не в силах сопротивляться.
        Гейдж жадно целовал ее губы, целовал долго и страстно. Его губы становились все настойчивее, и вот уже Луиза сделала то, чего он добивался, - притянула его к себе. Прижавшись к Гейджу, она страстно ответила на его поцелуй и потом ослабела, словно растаяв от жара страсти. Тогда он прошелся языком по ее нежной шее, груди, покусывая пухлые соски, по изгибу талии, оставив влажный след на шелковистой коже живота и остановился на восхитительном холмике, увенчанном нежной порослью темных волос. Стоило ему поцеловать это укромное местечко, как Луиза, словно пораженная внезапной судорогой, выгнулась ему навстречу, впиваясь своими пальцами в его мускулистое тело, и ночную тишину прорезал ее сладостный стон, словно из недр души вырвались наконец на свободу страсть и желание:
        - Гейдж!
        Он мог поклясться, что до этого момента еще владел собой, намереваясь растянуть удовольствие до тех пор, пока Луиза не почувствует той же всецелой поглощающей страсти, которая бушевала в нем. Но когда с ее губ сорвался стон, исполненный желания, когда он почувствовал, как ласкают его плечи и спину ее маленькие горячие ладошки, он понял, что больше не выдержит…
        В последний раз отчаянным усилием воли Гейдж постарался взять себя в руки, приказывая себе не спешить. Но было поздно. Горячая волна желания вновь захлестнула его; ни одна женщина прежде не вызывала в нем такого неистового возбуждения, и Гейдж ничего не мог с этим поделать. Он конвульсивно дернулся, нависнув над Луизой, раздвинул ее бедра, и его рука скользнула к низу живота, отыскивая спрятанный под шелковистыми волосками нежный холмик…
        Увлекаемая водоворотом страсти, Луиза, словно в горячечном бреду, затрепетала всем телом и глухо застонала, немного стыдясь своего беспомощного восторга.
        Судорожно извиваясь под ним, она не заметила, как его узкие бедра оказались между ее разведенных в стороны бедер, и в следующее мгновение он рывком вошел в нее. И после этого они забыли обо всем, растворившись друг в друге. Вокруг протянулись длинные пляшущие тени; Луиза взглянула в его исполненное страсти лицо и почувствовала, что умирает от наслаждения. И в тот же самый миг она неожиданно поняла - что бы ни уготовило для них будущее, она никогда не пожалеет о том, что отдалась ему, и никогда не забудет этих восхитительных мгновений.

        Луиза, лежа в объятиях Гейджа, с тихой грустью наблюдала за первыми солнечными лучами, проникавшими в маленькое окошко.
        Вчера она сказала себе, что этого довольно. Но вчера она была не в состоянии трезво мыслить. Они снова и снова предавались любви и никак не могли насытиться близостью друг друга, сделав перерыв только для того, чтобы поужинать, после чего вновь вернулись в постель. Это было чудесное наваждение.
        Луиза понимала, что рано или поздно суровая реальность заявит о себе и ей придется вернуться на грешную землю. На глаза ее навернулись слезы. Разве возможно будущее с таким человеком, как Гейдж Коул, который не потерпит рядом с собой женщины, привыкшей к независимости. И поступаться ею она не намерена. Так что у них остается только сегодня. Завтра. Возможно, еще неделя. Но в конце-то концов ее преследователя поймают, и тогда пропадет необходимость скрываться в этой хижине. Она пойдет своей дорогой, Гейдж - своей, и если когда-нибудь им и суждено встретиться, то произойдет это лишь по чистой случайности. Увы, такова жизнь!..
        Сглотнув застрявший в горле комок, Луиза доверчиво прижалась к груди дорогого ей мужчины, заставляя себя поверить - хотя бы ненадолго - в то, что, кроме этой хижины, кроме этих счастливых мгновений, ничего не существует…

        Вечером Гейдж стоял у открытой двери и наблюдал, как мгла окутывает каньон. Весело журчал ручей, и этот звук напоминал ему тихий смех Луизы. Он знал, что никогда теперь не сможет забыть этот пленительный смех…
        День прошел, словно восхитительный сон, от которого не хотелось пробуждаться. Луиза была прелестна и так соблазнительна, что ему было достаточно взглянуть на нее, как в нем снова просыпалось желание. Словно попавшие на необитаемый остров любовники, они день напролет нежились в жарких ласках, снова и снова растворяясь друг в друге.
        От Гейджа не укрылась печаль, время от времени омрачавшая взор Луизы. Он перехватывал ее обращенный в никуда взгляд и понимал, что реальность, несмотря ни на что, грубо вторгается в ее мысли. В такие минуты хотелось одного - привлечь ее к себе и заставить забыть о суровом и опасном мире, который простирался за каменистыми пределами каньона.
        Вечером, когда на западе яркими красками полыхал закат, Гейдж вдруг почувствовал необходимость уединиться… привести свои мысли в порядок, вспомнить о том, как легко женщины вводят его в заблуждение. Взять хотя бы историю с Орелией Пальмер! Нет, он не хотел повторять старых ошибок. Особенно с Луизой, вызывавшей в нем чувства намного сильнее тех, которые он питал к Орелии. Чертыхнувшись про себя, Гейдж вышел на крыльцо.
        - Немного пройдусь, - бросил он через плечо. - Что-то душно.
        Луиза не успела произнести и слова, как он словно призрак растаял в сгущавшихся вечерних сумерках. В смятении она смотрела в простиравшуюся за дверью мглу, борясь с импульсивным желанием броситься за ним следом. От ее внимания тоже не ускользнули беспокойные взгляды Гейджа, которые красноречивее любых слов говорили о том, что творится у него на душе.
        Луиза ощутила какую-то холодную пустоту. Но напрасно твердила она себе, что Гейдж ей не нужен и пусть уходит. Этот человек становился ей все более близким. Сквозь открытую дверь в хижину проникала ночная прохлада. Для начала февраля прошедший день был на удивление теплым, в нем угадывалось приближение весны, но теперь, когда зашло солнце, стало довольно холодно. А Гейдж даже не надел куртку. Нисколько не смущенная тем обстоятельством, что просто ищет предлог, чтобы догнать его, Луиза схватила висевшие у двери куртки - свою и Гейджа - и бросилась за ним.
        На пороге она остановилась, давая глазам привыкнуть к темноте, затем устремила взгляд в сторону ручья. Она инстинктивно чувствовала, что он пошел именно туда. Ничто не нарушало ночной тишины, кроме журчания воды по камням. Луиза надела куртку на ходу и устремилась вперед.
        Прошло не менее четверти часа, прежде чем ей удалось найти Гейджа. Она шла по каменистому берегу ручья, поднимаясь все выше и выше; уже растаяли в сумерках очертания хижины, когда в дальнем конце небольшого каньона, окружавшего их убежище наподобие крепостного рва, показался знакомый силуэт. Словно олень, попавший в перекрестье охотничьего прицела, Гейдж неподвижно стоял на огромном валуне как изваяние.
        Только подойдя ближе, Луиза поняла, что он пристально вглядывается вдаль, туда, где стены каньона были менее отвесными. Может, он уже жалеет о том, что произошло между ними?.. От этой мысли ей стало не по себе, тревожно заныло на сердце.
        Луиза замедлила шаг и уже подумала о том, чтобы незаметно вернуться в хижину, оставив Гейджа наедине с его невеселыми размышлениями, как вдруг он, услышав ее шаги, заговорил - низким, сдавленным голосом, почти шепотом.
        - Я пытаюсь понять, кому ты могла помешать, кто пытается угрозами вынудить тебя бросить собственное ранчо. И кажется, кое-что начинает проясняться… Смотри.
        Гейдж махнул рукой в сторону ее ранчо. Нахмурившись, Луиза прошла еще несколько шагов и остановилась рядом с ним, мучительно вглядываясь в темноту…
        - Что это? - с замиранием сердца прошептала она. - Свет! Боже! У меня на ранчо кто-то находится!
        Огонек горел не в доме, а где-то в стороне, ближе к скалистому гребню, который ограничивал ее владения с запада и тянулся на юг, в сторону Дабл-Ар. Это была самая пустынная часть ранчо - пересохшее, каменистое русло ручья да голая земля; лишь редкие пирамидальные тополя оживляли унылый пейзаж.
        Луиза в замешательстве повернулась к Гейджу.
        - Кому и зачем понадобилось забираться в такую глушь?
        - Пока не знаю, - хмуро ответил Гейдж. - Но намерен вскоре выяснить. Давай вернемся в дом.

        Всю дорогу к хижине Луиза пыталась доказать Гейджу, что если он действительно хочет поймать негодяя, то они должны взять с собой Ника, Ральфа и шерифа.
        Однако Гейдж отверг эту идею, объяснив ей, что ни о каком эффекте неожиданности не может быть и речи, если они соберут целую армию, а он не хотел бы вспугнуть злодея, не выяснив прежде, кто он такой. Гейдж предложил Луизе подождать его в хижине, но та, лишь молча и укоризненно взглянув на него, забралась в кабину грузовика.
        На выезде из каньона Гейдж предусмотрительно погасил фары. Но оказалось, что он мог этого и не делать. Впереди была кромешная тьма - огонек погас.
        - Проклятье!..
        - Думаешь, он ушел? - встревоженно спросила Луиза.
        - Похоже на то, но я все-таки проверю. - С этими словами он въехал за сетчатую изгородь - здесь начинались владения Хадсонов. - Держись крепче, начинается бездорожье.
        Гейдж свернул с грунтовой дороги и направил грузовичок к тому месту, где видел свет. В темноте можно было различить лишь редкие силуэты пирамидальных тополей. Машину трясло на ухабах, но Гейдж крепко держался за руль.
        Когда Гейдж наконец затормозил там, где предположительно горел огонек, стало окончательно ясно, что таинственный лазутчик успел скрыться. Место - совершенно пустынное - представляло собой хаотичное скопление огромных валунов. Довольно мрачное местечко, подумала Луиза со страхом.
        - Что ж, ладно, - спокойно проговорил Гейдж. Он зажег фары и открыл дверцу. - Может, это и пустое занятие, но, раз уж мы оказались здесь, надо хотя бы осмотреться. Интересно, почему этот мерзавец приехал именно сюда.
        Они разделили освещенную светом фар зону пополам; Гейдж стал обследовать участок слева, Луиза - справа, пытаясь разглядеть на земле хотя бы следы протекторов автомобиля.
        Гейдж вздрогнул, услышав, как Луиза глухо вскрикнула от неожиданности.
        - Что там? Ты что-нибудь нашла?
        - Пещера, - изумленно проговорила Луиза. - Здесь, кажется, находится заброшенная шахта.
        В следующее мгновение Гейдж был уже возле нее.
        - Проклятье, - буркнул он, разглядывая старую деревянную крепь там, где между двух валунов начинался вход в штольню. - Я подозревал, что здесь что-то нечисто. Подозревал!
        Луиза словно завороженная вглядывалась в темноту, куда не проникал свет автомобильных фар грузовика Гейджа.
        - Я и не предполагала, что на территории ранчо когда-то была шахта. Отец никогда мне об этом не говорил. Давай посмотрим…
        - Ну уж нет, - оборвал Луизу Гейдж, схватив ее за руку. Мы не будем ничего предпринимать, пока не убедимся, что это безопасно.
        - Но здесь действительно кто-то побывал. Смотри - следы…
        Проследив за ее взглядом, Гейдж увидел в пыли отчетливый отпечаток сапога.
        - Мы не можем спуститься в шахту, - произнес он после некоторого раздумья. - У меня нет с собой даже фонаря. Вернемся сюда завтра днем.
        - Ты прав, - нехотя согласилась она. - Лучше не рисковать. А вдруг свод штольни обрушится нам на голову…
        Но когда они снова сидели в машине, Гейдж вдруг понял, что опасность может их подстерегать вовсе не в шахте, которую они намеревались обследовать на следующий день, - его страшили те долгие часы, которые предстояло провести вместе с Луизой до рассвета. И он поклялся себе, что больше и пальцем не дотронется до нее. Если у их отношений нет будущего, то он просто не имеет права позволять себе никаких вольностей…
        По возвращении в хижину эта мысль не давала ему покоя, и он уже хотел было снова пойти прогуляться, как вдруг Луиза заявила, что хочет принять ванну. Гейдж подошел к остывшей печке.
        - Я разведу огонь и согрею воду.
        Когда до его слуха долетел звук воды из душа, Гейджа прямо-таки затрясло от возбуждения. Он живо представил себе, как Луиза раздевается, как спадают с ее стройных ног джинсы, как она снимает свитер, футболку и трусики и остается обворожительно обнаженной…
        Кровь прилила к вискам, и он почувствовал, как напрягся каждый мускул его тела. Гейдж решил, что единственный выход - это лечь в постель прежде, чем Луиза выйдет из душа, и притвориться спящим. Только так он сможет избежать искушения.
        Когда несколько минут спустя Луиза вышла из душа, Гейдж, сидя на стуле в одних джинсах, стаскивал сапоги. Услышав, как скрипнула дверь, он вздрогнул…
        Перед ним стояла Луиза в белоснежной ночной рубашке, доходящей до середины бедер, под которой угадывались очертания ее гибкого тела. Гейдж попытался убедить себя, что сейчас Луиза, с влажными спутанными волосами, без тени косметики на лице, была совершенно не сексуальна. Она могла бы сойти за четырнадцатилетнюю девочку-подростка. Но противостоять ее чарам он был не в силах; это было сильнее его.
        Он перехватил ее взгляд, брошенный сначала на спальный мешок, затем на откинутое на кровати одеяло. Она обо всем догадалась.
        - Мне будет тяжело, когда наше уединение закончится, - отводя в сторону взгляд, сухо проговорил Гейдж. - Поэтому я…
        - Поэтому ты решил остановиться уже сейчас? Так? - В ее голосе звучало осуждение; Луиза укоризненно смотрела на него.
        - Допустим, что так. Я не хочу причинять тебе лишнюю боль…
        Луиза устремила на него испепеляющий взгляд:
        - Ты мне ее уже причинил…
        Она сама толкала его к краю бездны, и оба знали, что только об этом и мечтают.
        - Черт побери, Луиза… - пытался возразить Гейдж, но его руки уже тянулись к ней.

        В печи треснуло полено, выбросив в трубу сноп искр. Но разве мог исходивший от танцующих языков пламени жар сравниться с тем огнем, который разгорался в теле Луизы от ласковых прикосновений Гейджа. Она и не заметила, как лежала уже совершенно обнаженная, лежала, а ее возлюбленный, склонившись над ней, уверенно и жадно ласкал губами ее тело, сделавшееся вдруг податливым, точно воск.
        На нем, как и на ней, ничего не было. Его кожа, под которой играли мускулы, в отсвете пламени казалась покрытой позолотой, в пронзительном взгляде бушевала страсть. Содрогаясь от прикосновения рук Гейджа, Луиза хотела было ответить на его ласки, ее ладони уже скользнули по его телу вниз, к крепким ягодицам, но он, властно сжав ее запястья, занес их вверх, над головой, навалившись на нее всей своей сладостной тяжестью.
        Ее сердце бешено колотилось, дыхание сделалось неровным. Она уже изнемогала от возбуждения.
        - Гейдж, прошу тебя… Возьми меня, немедленно возьми… - выдохнула она, облизав пересохшие губы.
        - Потерпи, - хрипло прошептал он. В его помутившемся взоре было вожделение и обещание блаженства. Настойчивые пальцы, сжав нагую грудь, начали ласкать ставший твердым бутон ее соска. Луиза вскрикнула от восторга.
        - Я хочу ласкать тебя вечно, любимая. Я заставлю тебя как жаркое пламя полыхать от наслаждения.
        - О нет, Гейдж, не томи меня…
        - Да, - выдохнул он и приник к ее груди горячими губами. Луиза ощутила, как все ее существо до самых сокровенных глубин пронзают горячие токи. Застонав от сладостной боли, она выгнулась, в порыве слепой страсти предлагая ему себя всю без остатка и безотчетно пытаясь освободить руки.
        - Не спеши, - глухо пробормотал Гейдж. И его горячие, влажные губы снова заскользили по телу Луизы, возбуждая и обещая неземное блаженство.
        - Как ты красива, моя радость, - лихорадочно шептал он, покрывая горячими поцелуями ее тело. - Как ты красива!..
        - Мои руки… - пробормотала она, конвульсивно двигаясь под ним. - Отпусти их. Я тоже хочу ласкать тебя…
        Он отпустил ее запястья, но лишь затем, чтобы тут же взять ее ладони и опустить туда, где пульсировала его возбужденная мужская плоть.
        - Дотронься до меня, милая. Вот так…
        При этом ее прикосновении, Гейдж окончательно потерял контроль над собой.
        Когда он вошел в нее, его гортанный возглас восторга слился с ее удовлетворенным стоном…

11

        Привязав один конец веревки за острый камень у входа в шахту, а другой закинув через плечо, Гейдж проверил фонарь и озабоченно посмотрел на Луизу. В потертых джинсах и черном свитере, она стояла с фонарем у входа. На худеньком плече висела веревка.
        С самого утра, как только Гейдж проснулся в ее объятиях, он всячески уговаривал ее не ходить с ним в шахту, но Луиза была неумолима. Ничто не действовало на нее - ни убеждения, ни предупреждения об опасности. Он даже хотел обмануть ее, незаметно уехав, но Луиза разгадала бы его намерения и пошла в шахту одна. Допустить этого Гейдж не мог.
        - Ты уверена, что тебе надо лезть в эту чертову пещеру, - в сотый раз спрашивал ее Гейдж, в его темных глазах светилась неподдельная тревога. - Это ведь не пикник, ты понимаешь? Там могут быть пауки, крысы, не говоря о змеях.
        Луиза улыбнулась, тронутая его заботой.
        - Я не боюсь змей, Гейдж. И крыс тоже не боюсь. Так что не беспокойся. Все будет хорошо.
        - Я успокоюсь, когда мы выйдем наружу, - мрачно ответил Гейдж. - Ладно, держись ближе, а то потеряешься.
        Они вошли в шахту, и сразу же их поглотила кромешная тьма. Свет от фонарей казался слабым и тусклым.
        - Осторожно, - пробормотал он, осветив пространство вокруг. - Надо пробираться медленно. Штольня идет под уклон, и в любой момент мы можем оказаться в беде.
        Луиза поглядела из-за его широкого плеча вперед, на черные своды туннеля, зловеще нависшего над ними. По ее спине пробежал холодок.
        - Ты что-нибудь видишь? - прошептала она.
        - Ничего. Даже если за этими старыми крепежными стойками притаился Джек-Потрошитель, мы не разглядим его, пока он не занесет над нами нож.
        - Браво, Гейдж, это как раз то, что я хотела услышать. Ты отлично умеешь успокаивать дам, - усмехнулась она.
        Гейдж засмеялся:
        - Нагнись, впереди очень низкий свод.
        Они медленно продвигались вперед, и вот уже штольня, как и предсказывал Гейдж, резко пошла под уклон.
        - Что это? - вдруг закричала Луиза позади него:
        Он похолодел:
        - Где?
        - Вот здесь. - Она посветила фонариком слева от себя. - Похоже, еще один туннель.
        Удивившись тому, что не заметил бокового ответвления тоннеля, Гейдж обернулся и посветил фонариком влево.
        - Интересно, куда он может вести, - произнес он. - Пожалуй, надо проверить.
        Просунув голову в лаз, он потихоньку стал пробираться вперед. На мгновение ему показалось, что он заживо замурован. Гейдж прополз еще немного вперед и уже решил, что это тупик, как вдруг перед ним открылась большая пещера.
        - Ничего себе! - пробормотал он сквозь зубы, застыв на месте.
        Луиза, следовавшая за ним, задохнулась от удивления, выглянув из-за плеча Гейджа.
        - Боже, да это настоящий склад!
        Гейдж, прищурившись, рассматривал коробки с бытовой электронной техникой, в беспорядке сваленные на земляном полу: телевизоры, магнитофоны, радиоприемники, фотоаппараты. Действительно это было похоже на склад, но в отличие от склада вещи здесь были не новые, скорее всего, ворованные.
        Неожиданная догадка пронзила как молния - все встало на свои места.
        - Черт возьми! Как же я раньше не догадался?
        - О чем ты? - Луиза недоуменно смотрела на Гейджа.
        - Я о воре, о котором постоянно говорил Айвор, - ответил Гейдж. - Ты, может, не знаешь, но в течение многих месяцев кто-то грабит ранчо по всему округу, причем тащит все, что попадет под руку. Шериф задействовал кучу людей на его поимку, но мерзавец каждый раз ускользает, словно угорь.
        Луиза побледнела.
        - Ты думаешь, это все краденое? Какой-то мерзкий вор использовал мое ранчо, чтобы прятать здесь свою добычу?
        - Думаю, что он и негодяй, который угрожал тебе, - один и тот же человек. В течение двух лет на твоем ранчо никто не жил, и для преступника это было прекрасное место для сокрытия награбленного перед тем, как переправить его в другие города. Но неожиданно на ранчо вдруг появилась ты…
        - И грозила сорвать налаженное дельце, - закончила Луиза. - Неудивительно, что он хотел выжить меня. Если бы я случайно обнаружила…
        - Ему бы пришлось расстаться со своим «бизнесом», - подытожил Гейдж.
        Луиза обвела взглядом пещеру.
        - Надо выбираться отсюда и звонить шерифу. Он пришлет людей, устроит засаду…
        - Позвоним ему из твоего дома, вылезай.
        Они поспешили обратно; впереди, в конце туннеля брезжил свет, словно маяк указывая им путь.
        Луиза старалась не отставать от Гейджа, но от мрачных предчувствий у нее перехватило дыхание. Но вот и все, успокаивала она себя, глотая слезы. Надо радоваться. Они обо всем сообщат шерифу, и вскоре мерзавец, терроризировавший ее, окажется за решеткой. Жизнь наконец вернется в нормальное русло. Она приедет домой, будет спать по ночам, не вскакивая от каждого шороха, закончит сбор материала и сможет наконец писать роман о Гэсе Каунти.
        А потом она уедет… Сердце Луизы сжалось от тоски. Неужели дни, проведенные с Гейджем на ранчо и украденные у времени сладкие минуты слияния душ и тел в скромной хижине забудутся, подобно вещам, пылящимся в шкафу?
        Нет! - хотелось закричать Луизе. Этого не случится! Но в глубине души она знала, что скорее всего так и будет. Так должно быть! Они оказались вместе в силу определенных обстоятельств, но теперь пришло время возвращаться к действительности.
        Луиза уже еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться, но, когда они выбрались из темноты штольни на яркий солнечный свет, на глаза ее все же навернулись слезы. Это от света, твердила она про себя, смахивая слезы с ресниц. Отчего же еще?
        - А вы понапрасну суете нос в чужие дела…
        При звуке этого голоса Луиза похолодела и остановилась как вкопанная. Стоявший за ней Гейдж чертыхнулся, изумленно глядя на мужчину лет пятидесяти, небрежно прислонившегося к огромному валуну возле входа в шахту. Мужчина был высокий, широкоплечий, с довольно открытым, доброжелательным лицом. Такого вряд ли заподозришь в преступных деяниях. В руке его тем не менее был пистолет, направленный прямо Луизе в грудь. Гейдж мгновенно выступил из-за спины девушки.
        - Риордан, - презрительно прошипел он. - Господи, как я сразу не догадался? Только такой подонок, как ты, способен угрожать женщине.
        - Риордан! - с ужасом повторила Луиза, неотрывно глядя на великана. Она с детства помнила одного Риордана, но это не мог быть он… - Барт Риордан, бывший шериф?
        Гейдж хмуро кивнул, его глаза горели возмущением.
        - Да, дорогая, человек, который угрожал сжечь твой дом вместе с тобой, не кто иной, как наш доблестный бывший шериф. Настоящий герой, верно? Теперь ты поняла, почему его не переизбрали? Проблемы с тем, что обычно называют совестью. Он явно не в ладах с ней.
        Риордан густо покраснел.
        - Ты и твое семейство, Коул, всегда считали себя святее всех, - фыркнул он. - Сидите у себя и вечно посматриваете свысока на нас, бедняг, честно зарабатывающих себе на хлеб.
        - Оставь, пожалуйста! - возмутился Гейдж. - С каких это пор взятка считается честным способом заработка? Ты знал, что Том Хадсон и другие затеяли два года назад. Ты предупредил заговор? Даже и не подумал! Они заплатили тебе за то, чтобы ты на все закрывал глаза.
        - Это была заурядная ссора, черт возьми! Но вам надо было найти виноватых в истории с Ральфом; недостаточно того, что вы засадили Хадсона в тюрягу. Вы и мне испортили жизнь! Мало того что я проиграл выборы, я потерял все - работу, положение. Все стали шарахаться от меня как от прокаженного. Мне удалось устроиться только сторожем…
        - А это что? - Гейдж кивнул в сторону шахты. - Дополнительный заработок?
        - Э, нет! Это не что иное, как сладкая месть. Я решил, что если проиграю выборы, то заставлю весь округ заплатить за это… Но приехала эта девка… - Он злобно посмотрел на Луизу, выглядывавшую из-за спины Гейджа, - и все разрушила. Намеков ты, как видно, не понимала? Я предупреждал, но ты не послушалась. Так что придется вам теперь обоим распрощаться с жизнью. Сами виноваты.
        - Семья Гейджа знает, куда мы направились, - поспешно произнесла Луиза. - Если мы не вернемся через час, они придут сюда.
        - Оставь эти байки для дураков, - ухмыльнулся Риордан. - Ни одна собака не знает, что вы здесь. - Бывший шериф, поигрывая пистолетом, подошел к Гейджу. - Свяжи его, - приказал он Луизе.
        - Что?..
        - Ты слышала. Свяжи его, сейчас же!
        Луиза побледнела. Нет, она ни за что не сделает этого. Пусть этот мерзавец убивает ее, но помощи от нее он не дождется.
        Но не успела она открыть рот, чтобы послать Риордана ко всем чертям, как услышала спокойный голос Гейджа.
        - Делай, что он велит, детка.
        - Но…
        - Не спорь с ним, дорогая. Я его прекрасно знаю. Если будешь препираться, он застрелит тебя.
        - Да, да, послушай его, - ухмыльнулся Риордан. - Он дело говорит.
        Дрожа и еле сдерживая слезы, Луиза посмотрела на Гейджа: как же он не понимает, не может она своими собственными руками связать его и отдать этому сумасшедшему с пистолетом.
        Но взгляд Гейджа чудесным образом вселил в нее силы и уверенность, что ничего страшного не произойдет.
        Подавив боль, она принялась связывать его той самой веревкой, которую они взяли для страховки.

        Гейдж с трудом заставил себя не двигаться с места. С каким наслаждением он набросился бы на Риордана, вцепился бы ему в глотку. Но видя, как алчно горят в предвкушении расправы глаза бывшего шерифа, Гейдж понял, что подонок только этого и ждет - сделай Гейдж хоть шаг, и тот пристрелит его. Ну уж нет, он не доставит Риордану такого удовольствия!
        - Не вздумай хитрить, - предупредил Риордан Луизу. - Связывай хорошенько. Если твой дружок попытается сбежать, я всажу пулю ему в спину - так будет надежнее.
        Веревка туго врезалась в кожу рук; Гейдж поморщился от боли.
        - Прости, - прошептала Луиза.
        - Все хорошо, дорогая. Делай, как он говорит…
        - Да, дорогуша, делай, как я говорю, и все будет чудесно, - загоготал Риордан.
        Махнув пистолетом, он показал Луизе, чтобы она отошла от Гейджа, а сам проверил веревки у того на запястьях, связанных за спиной.
        - Молодец, крошка, - похвалил ее он улыбаясь. - А теперь твоя очередь, - сквозь зубы процедил он, пристально глядя на Луизу, и улыбка слетела с его лица.
        - Нет! - вырвалось у Гейджа. - Оставь ее, черт возьми! Она ничего тебе не сделает!
        В мгновение ока Риордан сгреб Луизу в охапку и, поставив перед собой, приставил ей к затылку пистолет.
        - Только если будет мертва, - согласился экс-шериф. - Ну так как? Связать или убить? Выбирай!
        Выбирать? Гейдж кипел от ярости. Выбора не было, и оба прекрасно знали это. Риордан мог пристрелить обоих в любой момент, и единственное, что сейчас мог сделать Гейдж, - это выиграть время. Бросив на Риордана гневный взгляд, он произнес:
        - Свяжи…
        Связанные и беспомощные Гейдж и Луиза наблюдали, как Риордан грузит краденые вещи в грузовик Гейджа. Он не уйдет далеко, твердила себе Луиза. Не может он ехать по шоссе на машине, набитой ворованными вещами, и не привлечь к себе внимания. Люди заподозрят неладное… А если даже его не заметят, братья Коулы все равно найдут их, не могут не найти!.. Она молилась только, чтобы это произошло как можно скорее.
        Запихнув в грузовик последнюю коробку, довольный Риордан потер руки и накрыл кузов машины брезентом.
        - Ну вот и все… Осталось одно маленькое дельце. - Он снова вытащил пистолет и подошел к Луизе и Гейджу. - Пошли в шахту.
        - В шахту! Но…
        - Без разговоров! - прорычал он, подталкивая Луизу ко входу. Заметив недовольство Гейджа, Риордан ткнул его пистолетом под ребро. - Не возражать! Шевелитесь! Я должен был давным-давно отвести груз в Финикс, из-за вас опаздываю.
        Гейдж лихорадочно искал выход из создавшегося положения - и не находил. Они вошли в шахту; их снова окружила темнота - зловещая, непроницаемая, лишь слабый луч фонаря Риордана освещал путь в глубину. Начался спуск, туннель становился уже, повеяло могильным холодом.
        - Достаточно, - усмехнулся Риордан. - Остановитесь.
        Гейдж вздрогнул, осознав, что времени для решительных действий у них не осталось. Он хотел было крикнуть Луизе, чтобы та бежала, но не успел. Как только они остановились, Риордан направил пистолет прямо на него. Через секунду оглушительный выстрел потряс шахту, многократным эхом отзываясь в туннелях.
        - О Боже, нет!
        Пуля пронзила ногу Гейджа, словно к ней приложили раскаленное железо. Он вскрикнул от боли, но его крик потонул в вопле Луизы. Гейдж покачнулся и, не удержавшись, повалился на землю; глухой стон вырвался из его груди.
        - Гейдж! - Луиза рыдая бросилась к нему, упала на колени, но, поскольку руки ее были тоже связаны за спиной, она ничего не могла сделать, чтобы остановить кровь, хлеставшую из раны чуть выше колена.
        - Развяжите меня! - взмолилась она, глядя на Риордана и тщетно дергая веревку, больно врезавшуюся в запястья. - Вы должны развязать меня и позволить помочь ему!
        В ответ Риордан отвел фонарик, и тусклый луч, освещавший тоннель, тотчас исчез. Узкий проход погрузился во тьму.
        - Подождите! Куда же вы? Вы не можете бросить нас здесь! - зарыдала Луиза.
        - Я могу делать все, что захочу. Вы еще не поняли? - рявкнул Риордан.
        - Но Гейдж умрет!
        - Так же, как и ты, куколка. Вам не увидеть больше белого света! - зловеще засмеялся негодяй уходя.
        Гейджа и Луизу окутала темнота, холодная, непроницаемая.
        - Не паникуй, милая, - с трудом прохрипел Гейдж, нарушая мертвую тишину подземелья. - Ты же сильная! Мы продержимся! Он крепко тебя связал?
        Руки Луизы уже онемели, запястья горели от веревок, нещадно врезавшихся в кожу. Но раненый Гейдж лежал на холодной земле, истекая кровью, и ни за что на свете она не стала бы жаловаться.
        - Достаточно крепко, - ответила она, - но я попытаюсь найти острый камень в стене и перетереть узел. Подожди, я попробую.
        Однако это оказалось труднее, чем она думала. Неуклюже поднявшись, Луиза почувствовала резкую боль в плече и чуть не застонала. Лоб покрылся испариной, и ей понадобилось несколько мгновений, чтобы пересилить боль.
        - Эй, все нормально? - нарочито бодрым голосом спросил ее Гейдж.
        - Да, все отлично. Если забыть, что мы заживо похоронены, - мрачно пошутила она. Луиза лихорадочно ощупывала стену ладонями, острые камни уже до крови сбили костяшки пальцев.
        Наконец, неловко согнувшись, она прижала запястья к острому, как бритва, выступу. При первом же движении камень резко впился в кожу. Слезы брызнули из глаз, но она настойчиво продолжала пилить веревку, даже когда почувствовала, как по пальцам потекла кровь, а черные стены стали как будто сдвигаться над ней.
        - Получилось! - еще не веря в удачу, наконец воскликнула она и облегченно вздохнула: - Слава Богу!
        - Молодчина! - похвалил ее Гейдж. - Я знал, что у тебя получится.
        По его слабому голосу она поняла, что он теряет силы. Отбросив веревку от воспаленных, саднящих запястий, Луиза бросилась к Гейджу, упала перед ним на колени, в темноте ощупывая его ногу.
        - Сильно кровоточит? - начала она и вздрогнула, почувствовав, что джинсы насквозь пропитались кровью. - О Господи!
        - Плохи дела, да? - пробормотал он. - Надо поскорее выбираться отсюда. Развяжи меня, дорогая, и помоги подняться.
        - Сначала надо остановить кровотечение, - твердо сказала Луиза, снимая свой свитер.
        Гейдж по звуку догадался, что она делает.
        - Зачем, черт возьми! Надень сейчас же! Здесь жуткий холод.
        - Ты что, хочешь умереть от потери крови? Лежи смирно!
        Не обращая внимания на его недовольство, она сложила свитер в несколько раз и нащупала рану на бедре. Гейдж, вздрогнув от боли, тихо застонал; она подавила подступившие к глазам слезы, дрожащими пальцами осторожно наложила самодельный бандаж на рану, туго обвязав рукава свитера вокруг ноги.
        - Попробуй перевернуться на живот, я развяжу тебя, - попросила она, закончив перевязку. - Осторожней, дай помогу…
        - Спасибо, милая, - наконец прошептал Гейдж, потирая занемевшие пальцы. - Ты сможешь выбраться отсюда?
        Луиза тяжело вздохнула:
        - Как? Риордан ведь заблокировал вход в шахту.
        - Ну что ж, попробуем поступить иначе, - произнес Гейдж.
        Чувствуешь ветерок? Он дует с противоположной от входа стороны. Значит, где-то имеется вентиляционная шахта, которая выведет нас на поверхность. Надо только найти ее…

12

        Позже, вспоминая весь этот кошмар, Луиза поняла: им просто невероятно повезло, что они нашли эту вентиляционную шахту. Казалось, целую вечность они блуждали во тьме, точно ищейки втягивая носом прохладный воздух. Гейдж опирался ей на плечо, с трудом наступая на раненую ногу. С каждым шагом он слабел и все тяжелее наваливался на нее: силы его, как казалось Луизе, были на исходе. Она сама дрожала от страха и усталости, но продолжала подбадривать себя, упрямо твердя, что все будет хорошо. Наконец дорогу им пересек другой туннель, и они явственно ощутили дуновение свежего ветра.
        - Чувствуешь? - Луиза остановилась. - Тянет прохладой откуда-то справа, от стены.
        Гейдж встрепенулся, пытаясь собраться с силами.
        - Некоторые вентиляционные шахты использовались как аварийные выходы во время обвалов, - пояснил он. - Иногда шахтеры вырубали в камне углубления для рук, чтобы можно было подняться наверх…
        Вовсе не надеясь, что в данном случае будет именно так, Гейдж провел ладонью по грубой стене и наткнулся на выемку, затем нащупал другую.
        - Есть! - воскликнул он.
        Сердце Луизы учащенно забилось от радостного предчувствия.
        - Неужели нашел?
        Он нащупал в темноте ее руку и поднес к выдолбленному в холодном камне углублению.
        - Поднимайся, но прошу, не торопись и не волнуйся. Я тебя подстрахую.
        Гейдж пропустил Луизу вперед, но она все еще колебалась.
        - А как же ты заберешься, с раненой-то ногой?
        - Обо мне не беспокойся, - хмуро ответил он. - В этом аду я не останусь. Если понадобится, буду подтягиваться на пальцах.
        Путь наверх был мучительным и опасным. Одно неверное движение - и они могли упасть вниз и разбиться…
        Луиза продвигалась первой - внутри нее все трепетало, влажные от пота ладони скользили по стене, пот ручьем катился со лба, застилая глаза. Хотелось двигаться быстрее, чтобы глотнуть наконец спасительного свежего воздуха, но она слышала за собой тяжелое прерывистое дыхание Гейджа - разве могла она оставить его?
        Поток света ослепил Луизу, и она какое-то мгновение не видела ничего, кроме черной, точно бездна, тьмы, но, отчаянно заморгав, тут же с удивлением увидела прилипшие к каменной нише собственные пальцы. Точно зачарованная, Луиза вскинула голову. Над ней сияло солнце, в ослепительно-синем небе парили стрижи.
        На глаза молодой женщины навернулись слезы.
        - Гейдж…
        - Я вижу, милая, - тяжело дыша, отозвался Гейдж. - Мы спасены! Мы все-таки выбрались! Не знаю, как тебе, а мне эта шахта порядком осточертела.
        Луиза, воодушевленная близостью свободы, с удвоенной энергией стала карабкаться наверх.
        Через несколько минут они выбрались на поверхность. Свобода!

        Луиза пыталась уговорить Гейджа подождать ее тут же, у выхода из штольни, а самой отправиться за помощью. Но он наотрез отказался отпускать ее одну.
        Луиза твердила ему, что он очень слаб, что с ним она потратит на дорогу до дома в два раза больше времени, что ему вообще нельзя передвигаться из-за кровотечения…
        Но Гейдж не желал ее слушать. Поэтому, казалось, прошла целая вечность, пока наконец они добрались до дома Луизы. Полмили пути показались сущим кошмаром: эйфория после выхода из шахты быстро прошла, Гейдж совсем обессилел и всей тяжестью тела навалился на Луизу. Ее очень беспокоила его мертвенная бледность, она опасалась, что вновь может начаться кровотечение.
        Открыв наконец дверь запасным ключом, который держала в цветочном горшке на крыльце, Луиза уложила Гейджа на диван, укутала его одеялом и бросилась к телефону, чтобы позвонить Марджи и шерифу. Но подняв трубку, сразу поняла, что Риордан принял меры предосторожности, на случай если им все-таки удастся выбраться из шахты - телефон молчал.
        Закипев от ярости, Луиза крикнула Гейджу.
        - Поехали, тебя надо как можно скорее показать Марджи. Моя машина, слава Богу, на ходу.

        Семья Коулов сидела за обеденным столом, неторопливо обсуждая домашние дела, как вдруг дверь отворилась и на пороге появился Гейдж - смертельно бледный, с кровоточащей раной на бедре, наспех перевязанной свитером. Прислонившись к стене, он начал сползать по ней на пол.
        - Господи, что случилось? - воскликнул Ральф. Остальные, словно окаменев, потрясенно смотрели на представшую перед ними картину, но спустя мгновение опомнились, забегали, заволновались.
        - Ральф, Ник, несите его в кабинет, - распорядилась Марджи. - Дорин, принеси мой медицинский саквояж, он в шкафу в холле. Осторожно с ногой, мальчики, - предупредила она.
        Через несколько минут Гейджа положили на диван, и Марджи склонилась над ним. Разрезав ножницами джинсы на бедре, она увидела рану и коротко сказала:
        - Тебя нужно везти в больницу, Гейдж. Пуля засела глубоко, и одна я не справлюсь…
        - Это подождет, - пробормотал он, сжимая от боли зубы. - Первым делом необходимо задержать Риордана.
        - Риордана? - встревожился Ник. Какое отношение к этому имеет Риордан?
        - Он стрелял в меня… - прошептал Гейдж и потерял сознание. Подробности они уже узнали от Луизы.

        К полуночи все благополучно завершилось. Врач в Главной медицинской клинике округа, куда привезли Гейджа, осмотрев рану, тут же отправил его в операционную. Все Коулы нервничали, расхаживая взад-вперед по коридору и ожидая конца операции. Из школы приехала Венди - бледная, перепуганная. Когда Гейджа вывезли из операционной, он сразу же заявил, что ночевать в больнице не останется. Он еще не отошел от наркоза - глаза его слипались, он даже не отреагировал на сообщение, что Риордана схватили в Ногалесе, когда тот уже собирался пересечь мексиканскую границу.
        Врач сообщил, что Гейдж проспит до утра, так что родственникам и близким ночевать в больнице не было смысла. Луиза оставляла Гейджа с тяжелым сердцем. Вежливо отказавшись от приглашения Коулов провести ночь у них на ранчо, она отправилась домой.
        Тишина обрушилась на Луизу сразу, как только она вошла в свой пустой одинокий дом. Взволнованная событиями этого страшного дня, Луиза ничем не могла заняться, все валилось из рук. Она бесцельно бродила по комнатам, озадаченно смотрела на вещи отца, словно видела их впервые… Пора было признаться себе в том, что она любит Гейджа Коула. Любит всем сердцем…
        В другом месте, в другое время Луиза порадовалась бы такому открытию. Но здесь, в отцовском доме, наполненном мучительными воспоминаниями детства, не утихавшими и по сей день, она не могла приветствовать свое чувство. Конечно, хотелось верить, что Гейдж не похож на ее отца. Ведь из того, что он сильный, уверенный в себе ковбой, вовсе не должно было следовать, что он прижмет Луизу к ногтю, как отец ее мать. Нет, Гейдж не такой. Он не обратит ее любовь в оружие против нее самой. А вдруг?.. Да и вообще, они же совершенно разные люди. Нет, им не суждено быть вместе!
        Слишком долго я здесь живу, подавляя рыдания, подумала Луиза. Пора уезжать…

        Гейдж целый день ждал, что Луиза придет в больницу. Часа в четыре он попробовал позвонить ей, но телефон ее, видимо, еще не работал. Раздосадованный, Гейдж позвонил в Дабл-Ар. Венди сообщила, что в последний раз они видели Луизу прошлой ночью, когда она, отказавшись переночевать у Коулов, поехала домой. Гейдж сразу же заподозрил что-то неладное.
        - Кто-нибудь может приехать за мной? - строго спросил он у Венди, снявшей трубку. - Я хочу вернуться на ранчо.
        - Но я думала, ты должен остаться в больнице еще на пару дней… - нерешительно начала Венди. - Врач говорил…
        Гейдж еле сдерживался, чтобы не взорваться; в голове крутилось: «Торопись, торопись!»
        - Венди, детка, врач - пожилая женщина, склонная к паникерству. Пожалуйста, не волнуйся, а лучше приезжай и забери меня отсюда. Да, и захвати мою одежду. Если я останусь здесь еще хотя бы на ночь, то сойду с ума.
        Венди надолго замолчала, и он уж подумал было, что сестра откажет ему… Но после некоторых колебаний она все же произнесла:
        - Хорошо, хорошо, ты ведь уже большой мальчик. Сам отвечаешь за свои поступки. Скоро буду!
        - Умница, сестричка, ты просто молодец! И я люблю тебя. Ну, хватит болтать, собирайся!
        - Уже еду!
        - Отлично, но учти, чтобы на спидометре было не больше семидесяти. Слышишь? Не гони!
        Венди засмеялась в ответ и повесила трубку.

        Следующие два часа показались Гейджу самыми длинными в его жизни. Он нутром чуял - с Луизой что-то происходит, но ничего поделать не мог - оставалось только ждать. Увы, терпением он никогда не отличался. Но наконец Венди влетела к нему в палату, прижимая к груди пакет с его одеждой.
        Покинуть больницу оказалось не так-то просто, но врач, видя, что Гейдж разнесет все здание, если его не отпустят, смирилась. Через двадцать минут он уже садился в пикап, на котором Венди приехала из дома, проклиная невесть откуда взявшуюся усталость - прошел-то он всего тридцать шагов от палаты до выхода.
        Тем не менее, когда они приехали в Дабл-Ар, Гейдж стал настаивать на своей поездке к Луизе. Венди метала громы и молнии, говорила, что сейчас он беспомощный как ребенок и нечего ему делать за рулем. Но Гейдж пригрозил, что пойдет пешком, если она не даст ему ключи от машины. Сестра высказала ему все, что думала о его глупом упрямстве, но ключи все-таки дала.
        Только увидев свет в доме Хадсонов, Гейдж немного успокоился: он так боялся, что Луиза уедет. От всего пережитого совершенно обессилел: остановив машину во дворе, откинулся на сиденье и долго вглядывался в темноту, окружавшую дом, в освещенное окно Луизы.
        Да, он любит эту женщину, безумно любит, но смогут ли они быть вместе?.. Захочет ли она этого?.. Луиза полностью завладела его мыслями, желаниями, преследуя его во сне и наяву. Ему пора было признаться ей в своих чувствах. А там - будь что будет.
        Гейдж усмехнулся, представив, как Луиза отреагирует на его признание. Наверняка будет говорить, как уже делала не раз, что она независимая женщина и не поступится своей свободой. Можно подумать, он тиран какой-то! Она ведь сама прекрасно понимает, что они любят друг друга. Гейджу оставалось каким-то образом заставить ее признать это.
        Гейдж наконец открыл дверцу машины, с трудом поднялся на крыльцо, почти не замечая пульсирующей боли в бедре, и постучал.
        Луиза мгновенно открыла дверь; Гейдж ожидал, что девушка удивится, возможно, испугается - ведь его должны были продержать в больнице несколько дней. Но к чему он совершенно не был подготовлен, так это к выражению отчаяния, промелькнувшего в ее выразительных серых глазах при его появлении.
        Гейдж молча взглянул через плечо Луизы в гостиную и увидел на полу картонные коробки и чемоданы.
        Гейдж впился в нее взглядом:
        - Значит, уезжаешь? - резко и осуждающе спросил он.
        Луиза вздрогнула, будто ее ударили хлыстом, краска стыда залила ее щеки, без слов все объяснив Гейджу. Она хотела спрятаться от его пронзительного взгляда, но заставила себя прямо посмотреть на него, упрямо выставив вперед подбородок.
        - Да, я завершила здесь все свои дела. Пора уезжать…
        - Ну-ну. - Гейдж неотрывно смотрел на нее горящими глазами. - И когда же ты мне собиралась об этом сообщить? А может, ты вообще хотела тихо ускользнуть ночью, чтобы, выйдя из больницы, я не застал тебя здесь и смирился с твоим отъездом?
        Луиза побледнела:
        - Это не так.
        - А мне кажется, именно так! - отрезал Гейдж и прошел мимо нее в прихожую.
        Луиза хотела подойти к нему, попробовать все объяснить, но понимала: стоит ей только прикоснуться к нему, как он обнимет ее, и тогда она забудет, почему ей надо уехать.
        Луиза закрыла входную дверь и прислонилась к ней спиной.
        - Я бы не уехала, не попрощавшись, - выдавила она из себя. - Просто думала, так будет лучше…
        - Почему?
        - Потому, что я должна уехать…
        - Почему?
        - Думаю, это очевидно, - запальчиво начала она. - Мне… надо писать книгу… Надо встретиться со своим издателем… Мое место не здесь, а в городе…
        Гейдж насмешливо смотрел на нее, скрестив руки на груди.
        - Понимаю. Значит, ты бросаешь все и всех и уезжаешь потому, что твоя книга - самое важное для тебя?
        Его слова уязвили Луизу в самое сердце. Быстро заморгав, чтобы сдержать непрошеные слезы, она растерялась и не знала, что ответить. Она могла бы признаться, что раньше ей было легко сниматься с места - некого было оставлять. Сейчас же все было иначе - она уезжала от Гейджа и испытывала почти невыносимую боль от предстоящей разлуки.
        Еле сдерживая слезы, Луиза с трудом проглотила комок в горле:
        - Знаешь, Гейдж, моя мать каждый день должна была отчитываться перед отцом. Она не могла даже одна поехать в город в бакалейную лавку, предварительно не спросив у него разрешения. - Луиза выплескивала перед Гейджем то, что давно накопилось в душе. - Когда я немного повзрослела и стала понимать что к чему, я поклялась, что никогда ни у кого не буду просить разрешения делать то, что мне хочется. Так что ответ на твой вопрос - утвердительный. Да, моя книга - это самое важное…
        Гейдж, словно окаменев, с грустью смотрел на нее. Что ж, все встало на свои места. Луиза не желала пускать в свою душу никого, в том числе и его. Теперь, когда ей больше не грозила беда и она не нуждалась в его помощи, она решила вернуться к своей привычной жизни - как когда-то Орелия Пальмер. А разговоры насчет родителей и насчет того, чтобы отчитываться перед кем-то - пустая болтовня…
        Идиот! - ругал себя Гейдж. Дурак! Снова оказался в дурацкой ситуации - женщина, от которой он без ума, рассказывает ему, почему она уходит от него. А он, как малый ребенок, поверил ей…
        Гейдж словно очнулся и, уязвленный, коротко бросил:
        - Ну что ж, не смею мешать твоим сборам. Ты уже узнала о жизни здешних ковбоев все, что хотела. Наверное, теперь будешь выбирать место действия романа? Куда ты собираешься поехать?..
        Луиза боялась, что он может последовать за ней, поэтому не хотела отвечать на его вопрос, но, заглянув в глаза Гейджа, поняла, что без ответа он не уйдет.
        - Скорее всего, в Нью-Мексико, в Лос-Аламос.
        Не говоря ни слова, Гейдж оторвал листок из блокнота у телефона и записал несколько имен и адресов.
        - У нас есть друзья в Лос-Аламосе, вернее на ранчо неподалеку от него. - Он протянул ей листок. - Твой телефон все еще не работает, так что я позвоню им из дома и договорюсь, чтобы тебя встретили. Уверен, наши друзья будут рады помочь тебе. Позвони им, когда приедешь на место. Ты решила, что будешь делать с Циклоном?
        Удивленная резкой переменой темы, Луиза недоуменно заморгала:
        - Нет, по правде говоря, я и забыла о нем, поскольку после пожара его перевезли на ваше ранчо.
        - Не обязательно решать что-то сейчас, мы подержим его сколько понадобится. Но если ты надумаешь продать его - я первый покупатель. Заплачу хорошо.
        - Да, конечно, - рассеянно проговорила Луиза и, вдруг нахмурившись, взглянула на Гейджа: - Почему? Почему ты делаешь это?
        Гейдж понимал ее недоумение и не меньше Луизы был смущен своим неожиданным поведением. В его глазах заиграли насмешливые искорки, а губы изогнулись в улыбке:
        - Черт возьми, сам не знаю. Как узнаю - скажу. - Он направился к двери.
        Луиза услышала в тишине, как он завел мотор. Бездумно глядя на листок с именами и адресами, она пыталась убедить себя, что поступила правильно. Теперь она свободна… Но никогда в жизни Луиза не чувствовала себя такой несчастной.

        Уехать оказалось гораздо труднее, чем она ожидала. Луиза придумывала десятки причин, чтобы, цепляясь за малейший повод, остаться. Ведь в конечном счете здесь ее дом. Теперь, когда кое-какой материал для будущего романа собран, она могла бы вернуться в Даллас, в свою квартиру. Ведь она неизменно возвращалась туда из своих творческих поездок. Ей было там хорошо, она считала Даллас своим домом. Там похоронена ее мать…
        Но как только Луиза начинала думать, что покинет Аризону, на глаза наворачивались слезы. Она полюбила ранчо с его постоянно дувшим ветром, с колыхавшимся морем бизоновой травы, простиравшимся чуть ли не до самого горизонта. Именно здесь она обрела свободу, о которой и не мечтала, а также внутренний покой, о котором и не подозревала…
        Луиза все же ненадолго съездила в Нью-Мексико, считая свою поездку производственной необходимостью - надо было собрать дополнительный материал в этой части страны для вестерна о Гэсе Каунти. Но вернулась она не в Даллас, а на ранчо своего отца. Для окончания работы над романом ей понадобится месяца четыре, и не меньше, а уж потом она окончательно решит, возвращаться ли в город или остаться здесь. В конце концов, для переговоров с издателями можно наезжать в Даллас по мере необходимости.
        Сложности, правда, представляло общение с Гейджем. Луиза думала, что ей удалось убедить себя и его в том, что в ее жизни нет места для него. Но, вернувшись в дом отца из Лос-Аламоса, она нашла пакет, оставленный непонятно каким образом на кухонном столе. В пакете Луиза обнаружила маленький томик в тканевом переплете и записку от Гейджа, в которой говорилось, что это дневник, принадлежавший его прабабушке. Он посчитал, что дневник может пригодиться Луизе для создания романа. Луиза была бесконечно тронута его вниманием.
        Но больше всего Луизу растрогало письмо, которое ожидало ее, когда она приехала из двухдневной поездки в Тусон. В нем Стикс Рэдмен, крестный всех Коулов, приглашал Луизу погостить на его ранчо в Ахо. Он писал, что они с женой будут рады принять Луизу на всю весну и лето, пока она будет работать над своей книгой.
        Гейдж договорился с ними! - с благодарностью думала Луиза, опускаясь на диван с гостиной и перечитывая письмо. Она всего лишь раз, и то мельком, сказала Гейджу о том, как важно ей для работы находиться в месте, где будет происходить действие книги, какую достоверность роману это может придать. Он прекрасно запомнил это и устроил так, чтобы Луиза смогла работать в подходящей обстановке.
        Почему, недоумевала Луиза, она вдолбила себе в голову, что Гейдж такой же, как ее отец, - грубый, деспотичный ковбой, для которого главное - сохранить власть над женщиной. Ведь Гейдж постоянно опровергал ее представления о нем: он такой чуткий, заботливый, терпимый.
        Отец Луизы так никогда не поступал. Насколько она помнила, он и внимания не обращал на слезные просьбы матери, например, разрешить ей посещать колледж. Отец всегда говорил ей, что она его жена и должна довольствоваться этим своим положением. Он предпочел даже, чтобы мать развелась с ним, но остался при своем мнении… До недавнего времени Луиза считала, что и Гейдж так же не потерпит женской самостоятельности…
        Чувствуя неодолимую потребность разобраться во всем, Луиза отложила письмо Стикса Рэдмена и в волнении поднялась с дивана. Сама не зная почему, по какому-то наитию она поспешила в кабинет отца и сняла с полки последний дневник Тома Хадсона, который ей вернули в тюрьме после его смерти. До сих пор она так и не могла взять его в руки - для нее была невыносима мысль, что он делал эти записи, будучи запертым в клетку, словно дикий зверь. Но сейчас Луиза чувствовала, что должна, должна докопаться до истины, возможно, тогда она поняла бы отца.
        Прошел час. Луиза закончила читать и замерла, глядя перед собой невидящим взором. Она полагала, что отец будет писать о том же, что и раньше - как ненавидит он Коулов и жизнь вообще, обвинять всех, кроме себя, во всех грехах. Но, как с удивлением она обнаружила, отец о многом передумал в тюрьме, пересмотрел не только недавние события - арест и заключение, но и все свое прошлое.
        Она всегда считала отца сильным и самоуверенным, а его, оказывается, всю жизнь преследовали неуверенность и страх. Например, он безумно боялся потерять жену и именно поэтому ни на минуту не отпускал ее от себя. Увы, этим он добился прямо противоположного результата, пришел к тому, чего больше всего хотел избежать: жена ушла от него, ушла вместе с ребенком.
        Если бы знать об этом раньше! - думала Луиза, глотая слезы. Ведь человека, который не боялся признаться самому себе в собственных слабостях и недостатках, человека, столь душевно ранимого, она полюбила бы так, как всегда мечтала любить отца. А в итоге он умер в полном одиночестве.
        Пелена спала с ее глаз. Ведь по сути она была такой же ранимой и неуверенной в себе, как и отец. Она убежала отсюда, придумав более-менее подходящий предлог - работу над книгой… А на самом деле она боялась раскрыться, впустить Гейджа в свою жизнь… Как и отец, Луиза чуть было не потеряла человека, который значил для нее очень много… И ведь в итоге она снова вернулась в дом отца…
        Луиза вдруг представила, какой пустой, бессмысленной, одинокой будет ее жизнь без Гейджа. Сердце защемило от боли; нет, она не должна потерять этого человека, как отец потерял мать. Луиза должна увидеть его. Немедленно. Пока не поздно…

        Когда в дверь постучали, Гейдж был с головой погружен в чтение. Читая роман о смельчаке Джерри, он слышал голос Луизы в каждом слове, представляя ее на каждой странице. Черт подери, зачем он мучает себя, надо бросить книгу, прекратить эту пытку!
        Постучали снова, и Гейдж нехотя поднялся с кушетки. Неужели хоть на час его не могут оставить в покое! С языка готовы были сорваться резкие слова, но при виде виновницы его страданий Гейдж онемел. Он в изумлении уставился на Луизу, не веря, что после стольких дней мучительного ожидания она сама явилась к нему.
        - Марджи сказала, что ты здесь… - хрипло проговорила Луиза. - Можно войти?
        Он молча посторонился, гадая, сообщила ли Марджи, почему он поселился в этой пристройке. В последнее время Гейдж искал одиночества и не мог видеть даже близких людей.
        - Садись, - сдержанно предложил он. - Хочешь кофе или что-нибудь?..
        - Нет… спасибо, - чувствуя себя очень неловко, Луиза беспомощно озиралась по сторонам. Почему так трудно высказать то, что хотелось бы? - думала она.
        - Ты, наверное, удивлен моим приходом… - начала она.
        Гейдж, угрюмо глядя на нее, выдвинул стул и сел:
        - Пожалуй, да. Я думал, ты сейчас в Далласе или еще где-нибудь…
        - Я не могла. Я пробовала… Думала, так будет лучше. Оказалось, что просто убегала от себя… Нервно проведя рукой по волосам, Луиза попыталась собраться с мыслями, но голова шла кругом, а слова вылетали сами собой. - Меня ничто не интересовало, кроме моей работы. Я боялась… отец… Я нашла его последний дневник… Господи, какой я была дурой!..
        Внезапно горючие слезы ручьем хлынули из глаз. Неловкими, торопливыми движениями Луиза вытирала щеки, но не могла унять слез.
        - Я и не предполагала, что отец жил в постоянном страхе. Он любил мою мать и так боялся потерять ее, что в конце концов так и случилось - она ушла от него… Я не могу позволить страху разрушить мою жизнь, как это произошло с моими родителями, и к тому же я поняла, что…
        Словно окаменев, Гейдж слушал ее, однако с выводами не торопился - он видел, что Луиза слишком расстроена, чтобы отдавать отчет в собственных словах.
        - Ты что-то еще хочешь сказать? - мягко спросил он, стараясь успокоить ее, предоставляя ей возможность выговориться. И неожиданно слова, которые Луиза так долго, казалось, искала, наконец нашлись.
        - Я боялась… полюбить тебя, - призналась она с обезоруживающей прямотой. - Поэтому после того, как схватили Риордана, я и сбежала. Я понимала, что все больше влюбляюсь в тебя, и испугалась своих чувств. Разве мы могли быть вместе? Я же совсем не та женщина, которая тебе нужна, а ты казался мне таким похожим на моего отца. Во всяком случае, я так думала… О, Гейдж, прости меня!..
        - Милая… - прошептал Гейдж, поднявшись со стула.
        - Ты отпустил меня, - продолжала она, поспешно отступив на шаг. - Я убедила себя, что безразлична тебе, и тут вдруг получила от тебя тот дневник, потом это письмо от Стикса Рэдмена… Ты думал обо мне… И я поняла, что не смогу уехать отсюда.
        Гейдж сделал шаг ей навстречу. Глаза его сияли.
        - Отлично, я на это и надеялся, Луиза!
        Сердце бешено заколотилось, она отступила еще и почувствовала за спиной стену.
        - Потом я прочла последний дневник отца, - торопилась высказаться она, - который он вел в тюрьме, и все узнала. Он так боялся потерять мою мать, что всецело подчинил ее себе. Она задыхалась в этом доме… Я не хочу совершать ту же ошибку. Я не боюсь сказать, что люблю тебя. Не подумай, что я требую чего-то в ответ, - поспешно добавила она. - Не считай, что ты обязан… обещать мне… - Окончательно запутавшись, она замолчала.
        Гейдж привлек Луизу к себе.
        - Милая… Я же безумно люблю тебя, - прошептал он. - Я совсем без тебя извелся…
        Луиза широко распахнула глаза и не успела ахнуть, как Гейдж закрыл ей рот поцелуем.
        - Я и не собирался подчинять тебя себе, - горячо шептал он, целуя ее щеки. - Всегда хотел, чтобы ты оставалась такой, какая есть.
        - Я не могу бросить свою работу…
        - И не вздумай, - с готовностью согласился Гейдж. - Я читал твою «Ночь охотника». Это здорово! И я никогда не буду мешать тебе. Да что там, после того как мы поженимся, я буду помогать тебе чем смогу. В конце концов дела на ранчо идут своим чередом. Ральф и Ник справятся и без меня. Мы… - Он неожиданно замолчал, увидев ее недоуменный взгляд. - Что? Что такое?
        Луиза засияла от счастья, еле сдерживая улыбку:
        - После того как поженимся… - завороженно повторила она.
        - А разве я не говорил прежде, что мечтаю о том, чтобы ты стала моей женой?
        - Вроде бы нет.
        - Тогда я исправлю ошибку - и немедленно!
        Не успела Луиза опомниться, как он встал перед ней на одно колено и, нежно глядя ей в глаза, произнес:
        - Я люблю тебя всем сердцем, Луиза Хадсон. Ты выйдешь за меня замуж?
        На глаза молодой женщины навернулись счастливые слезы:
        - О, Гейдж! Любимый! Если честно, я мечтала стать твоей женой с того момента, как впервые увидела тебя. Я сама себе боялась признаться в этом. Ты мой мужчина!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к