Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уилсон Кара: " Я Тоже Тебя Люблю " - читать онлайн

Сохранить .
Я тоже тебя люблю Кара Уилсон

        # У Гордона Стивена Диксона, казалось бы, есть все: привлекательная внешность, большие деньги, недвижимость, наконец, любимое дело… Нет лишь счастья. Он не верит в настоящую и чистую любовь, так как думает, и не без оснований, что женщин, ищущих с ним близкого знакомства, привлекают лишь деньги.
        Поэтому когда Стив впервые увидел Монику Семс, которая ему очень понравилась, то сказал ей, что он просто бедный ковбой, работник на ранчо Диксона…

        Кара Уилсон
        Я тоже тебя люблю

1

        Выскочив из пропыленного, видавшего виды пикапа, Стивен Диксон потянулся, закинул мощные руки за голову и с наслаждением подставил лицо полуденному солнцу. В Оклахоме было слишком знойно. Ему гораздо больше нравилась здешняя горная жара, смягченная высотой и ветром, который нес с собой запах хвои. Воздух был чист, кристально ясен, а речушка, вьющаяся поблизости, сверкала густой холодной синевой.
        Он добирался долго. Сначала летел «Боингом» до Денвера, оттуда - собственным самолетом. Этот предмет роскоши ему был необходим, чтобы одним махом появляться перед отцом и так же исчезать из его жизни. От аэродрома около двух часов ехал по ухабистым дорогам, радуясь каждому дюйму негладкого пути, потому что уносился все дальше и дальше от отца, которого очень любил, но общения с которым долго не выдерживал. И вот наконец-то дома!
        - А все-таки оно того стоило! - сказал Стив сам себе вслух, расстегивая городскую рубашку. - Этот ангусский бык - то, что надо для моего стада!
        К сожалению, пришлось потратить целых две недели, чтобы его заполучить. Джон Диксон-второй поставил условие - быка сын заберет только в том случае, если женится. Нелегко Стиву было убедить старика, что ни одна из оклахомских красоток ему не по душе. Но как только до отца это дошло, переговоры завершились успешно.
        Прикрыв глаза, Стив постоял несколько минут в распахнутой рубашке, погружаясь в мир и покой, которые всегда ощущал на своей земле.
        Долгими выдались эти две недели. Отцу только стукнуло шестьдесят. Разговор о внуках, которые могли бы продолжить его род, он заводил по шесть раз в час. Даже сестра, верный союзник, и та ласково сообщила, что привезет на бал, который Стив всегда устраивал на своем ранчо в конце лета, совершенно особенную девушку. На слова сестры он не обратил внимания, но не мог же не видеть этот нескончаемый поток влажногубых девиц и успешно разведенных дамочек, которые мелькали все это время перед ним и прямо тряслись от нетерпения запустить свои безупречно наманикюренные коготки в чековую книжку Диксонов.
        Стив сардонически ухмыльнулся. Теперь дома, вне досягаемости охотниц за богатством, можно и посмеяться над их жадностью, поблагодарить бога за каждый миг свободы. Он выдернул полы рубашки из брюк и, не коснувшись ни единой из трех ступенек, грациозно вскочил на крыльцо.
        С тех пор как в двадцать один год Стив получил в наследство от матери ранчо, он проводил время в рытье ям под столбы, рубке деревьев и длительных верховых прогулках. Физический труд отлично развил его тело. А кошачья гибкость и игра мышц под загорелой кожей притянули не один девичий взгляд. Однако сам он не считал свою наружность причиной, заставлявшей особ противоположного пола выстраиваться к нему в очередь. Он достаточно насмотрелся, как отец и младший брат не раз становились добычей алчных женщин, поэтому был убежден, что и сам им интересен только из-за денег. А такие подружки ему были не нужны.
        Войдя в дом, Стив сразу понял, что там кто-то есть. Вместо свежего воздуха в помещении витал запах духов. И точно! Обернувшись, увидел в столовой женщину. Она выдвинула ящик буфета и внимательно рассматривала его содержимое.
        - Проводим инвентаризацию? - сухо спросил Стив.
        Женщина изумленно ахнула и резко повернулась, отчего ее черные волосы разлетелись веером. А вот одежда даже не колыхнулась - так тесно облегала тело. Большие темные глаза изучающе оглядели Стивена - широкий размах его плеч, густой ковер волос, идущий от ключиц и исчезающий под поясом на узкой талии, плотно обтянутые брюками ноги…
        Ему же было достаточно одного взгляда, чтобы понять - отец превзошел сам себя. И где только отыскал такую соблазнительную фигурку! Пуговицы от блузки чуть не отлетают при каждом вдохе. Автоматически он тут же отнес даму к категории «опытных разведенок».
        - Привет! - сказала она, протягивая руку и улыбаясь. - Меня зовут Клер Ярлет.
        - До свидания, Клер Ярлет. Скажи отцу, что ты очень старалась, но я все равно тебя вышвырнул вон. Может, он разжалобится, купит тебе какую-нибудь безделушку. - Стив говорил резко, даже грубо, при этом его холодные серые глаза смотрели как бы сквозь Клер, не замечая ее.
        - Отцу?
        - Да, Джону Диксону, который тебе заплатил, чтобы ты меня соблазнила. - Он направился к лестнице, сдергивая на ходу рубашку.
        - Вот как! - Женщина нахмурилась. - Он тебе сказал?
        - А чего тут говорить-то? Спелые брюнетки в его вкусе, не в моем.
        Хлопнула дверь спальни. При желании Клер Ярлет могла теперь без всяких помех продолжить изучение столовых приборов из нержавеющей стали.
        Через несколько минут Стив появился вновь - в сапогах, джинсах и рабочей рубахе. Клер все еще стояла в столовой. Он прошел мимо, даже не посмотрев на нее, сдернул шляпу с крюка у кухонной двери и сказал:
        - Я уехал. Когда вернусь, чтобы тебя тут не было.
        - Но… Как же мне добраться до города?
        - Поищи тут поблизости ковбоя по имени Роджер. Он обожает подвозить женщин вроде тебя. - И широкими шагами направился к конюшне.
        Первое, что Стив увидел, был его любимый конь Черт. Крупный черный жеребец стоял на привязи у ограды загона и отгонял мух длинным хвостом. Оседланный, взнузданный, готовый к выезду. Рядом с ним ковбой Джек.
        Стив готов был поспорить, что по крайней мере этот работник точно знает, как он, вольный ранчмен, отреагировал, обнаружив в своем доме женщину. Удачно женатый, Джек тем не менее полностью поддерживал хозяина в его желании оставаться холостым.
        - Джек, тебе полагается премия, - пробормотал Стив, отвязывая уздечку и вскакивая на коня.
        Черт нетерпеливо перебирал мощными ногами, требуя пробежки. За те недели, что Стив отсутствовал, на нем никто не ездил, а Черт был прирожденным скакуном.
        Проезжая мимо конюшни, Стив на какой-то миг удивился: почему это никто из его людей не выходит с ним поздороваться? И тут сообразил, что работники, наверняка, сидят сейчас где-нибудь в глубине здания и хохочут, представляя себе реакцию их босса на ловушку в его берлоге. Конечно, парни могли бы и предупредить хозяина насчет Клер, но это бы сорвало развлечение, а ковбои любят посмеяться больше всего на свете, неважно, над кем. Вот они и смылись потихоньку с глаз долой, пока потеха не кончится.
        Стив громко расхохотался, осадил коня и круто развернулся - как раз вовремя, чтобы заметить, как несколько человек выскочили из конюшни. Описав в воздухе вместо приветствия большую дугу темной шляпой, всадник развернул коня и пустил вскачь.
        Черт нес его к Лугу Диксона - небольшому горному плато, самому любимому месту Стивена на ранчо.
        Обычно он добирался до этого Луга самым первым, как только с тропы сходил снег, но в этом году снег лежал очень долго. Стив так и не успел попасть туда до отъезда в Оклахому.
        Задолго до того, как он стал владельцем ранчо, высокогорные луга были летними пастбищами. На большинстве из них скот выпасали и теперь. Лишь небольшая ложбина высоко в горах, получившая название Луг Диксона, считалась заповедной вот уже несколько лет. Это доктор Мэрлок убедил Стивена показать пример хозяевам других ранчо, позволив небольшой частице его владения вернуться к тому состоянию, в котором она пребывала до нашествия на Запад белого человека. Доктор обещал, что полученные результаты возрождения растительного и животного миров будут детально изучены, а приобретенные знания помогут спасти и другие земли, вытоптанные скотом.
        По правде говоря, Стива не надо было особо уговаривать поучаствовать в исследованиях доктора Мэрлока. Он хоть и родился в городе, но любил здешнюю скалистую землю. Обожал ездить верхом и в дождь, и под солнцем по горным лугам у подножия рыжих каменистых склонов, волшебно расшитых вечной зеленью лесов. Это приносило ему успокоение.
        А если человек дарит земле любовь и заботу, то, в отличие от женщин, она отвечает ему тем же самым.

        Моника Семс сидела у горного ручья, опустив пальцы в холодную чистую воду. Солнечные лучи ласкали ее тело, согревая приятным теплом. Подставив солнцу лицо, Моника закрыла глаза и предалась своим любимым грезам.
        Он будет, как горы, крепок, суров и строен. Взглянет на меня и увидит не бледную чужестранку, а женщину своей мечты. Улыбнется, протянет руки, заключит в свои объятия, и…
        На этом месте ее мечты всегда обрывались. И Моника с грустью, в который раз призналась себе, что так оно и должно быть. Ведь у нее, к сожалению, не было никакого опыта общения с мужчинами, познания в области секса равнялись нулю.
        Образ жизни, который она вела с родителями - антропологами по профессии, лишил ее сверстников. Это сказалось на многом, в том числе и на отношении к противоположному полу. Да, мужчины вокруг были всегда, но ни один ей не подходил даже для мимолетной влюбленности. Эти мужчины разных племен по своему культурному развитию отстояли от нее и ее родителей на тысячи и тысячи световых лет.
        Моника со вздохом зачерпнула пригоршню воды и попила. Уже две недели как она была здесь, а все никак не могла привыкнуть, что горная вода, такая чистая, свежая, журчащая днем и ночью, это искрящееся чудо всегда под рукой, рядом. Наклонилась, чтобы зачерпнуть еще, и тут услышала приглушенный стук лошадиных копыт.
        Моника выпрямилась и, приложив руку козырьком ко лбу, всмотрелась. Из-за рыжих скал показались два всадника. Она встала, вытерла мокрую ладонь о старенькие джинсы и мысленно перебрала свои скудные запасы съестного.
        Согласившись поработать во время короткого высокогорного лета наблюдателем за Лугом Диксона, Моника не рассчитывала покупать много продуктов. На еду были отложены очень небольшие деньги. Не могла же она тогда предположить, что ковбои босса Дика будут так часто посещать этот Луг. А они стали приезжать чуть ли не ежедневно и клятвенно уверяли, что никто не печет такого вкусного хлеба, не жарит такой потрясающей ветчины, как она.
        Один из всадников, пониже ростом, снял шляпу и описал ею в воздухе широкую дугу. Моника помахала ему в ответ, узнав Роджера, старшего ковбоя босса Дика. Вторым был Джек. Других имен, если они у них и были, эти двое не назвали, а она и не спрашивала. У людей многих первобытных племен или выросших вдали от цивилизации, среди которых Монике пришлось жить, было не принято узнавать, как их зовут. Это считалось грубостью, вторжением в таинственный мир человека.
        - Доброе утречко, мисс Моника, - сказал Роджер, слезая с лошади. - Ну, как тут семена поживают? Еще не протиснулись сквозь старую изгородь, не удрали?
        Моника улыбнулась, покачав головой. С тех пор как она сказала Роджеру, что находится здесь для того, чтобы следить за ростом трав на отгороженном участке Луга, он не переставал поддразнивать ее насчет убегающих семян. Даже предлагал их
«стреножить и привязать, пока они не смекнули, где их настоящее место».
        - Все целы, - поддержала шутку Моника, - но я слежу в оба, как вы мне велели. Особенно когда восходит луна. Тут-то они и норовят улизнуть.
        Услышав точное воспроизведение своих слов, Роджер понял, что она потихоньку над ним подтрунивает. Он рассмеялся и хлопнул шляпой о джинсы, пустив облачко дорожной пыли, почти такое же серебристое, как его волосы.
        - Вы справитесь, мисс Моника! Вы прекрасно справитесь! Босс Дик вернулся из Оклахомы и будет рад, что ни одно семечко не пропало. Вот и хорошо! А то он там, наверное, совсем озверел. Две недели папаша устраивал ему парады нетерпеливых кобылок.
        Моника грустно улыбнулась. Она знала, что это такое - не соглашаться с родителями насчет брака. Ее отец с матерью пожелали, чтобы она вышла замуж за человека, похожего на них, - ученого, имеющего вкус к приключениям. Для этого и послали к своему старому другу доктору Мэтлоку с просьбой подыскать ей подходящую партию. Моника поехала. Но отнюдь не для того, чтобы искать мужа. Она решила посмотреть, станут ли Соединенные Штаты ей домом, отыщет ли она наконец место, где ее жгучее беспокойство, лихорадочным жаром пылающее в грезах и крови, найдет выход.
        - Здрасьте, мисс Моника! - сказал второй ковбой, спешившись и застенчиво остановившись в сторонке. - Горы вам на пользу. Вы хорошенькая, прямо как ромашечка.
        - Спасибо, - ответила она, улыбаясь долговязому ковбою. - А как ваш малыш? Прорезался зубик?
        Джек вздохнул.
        - Вот ведь упрямая штука! Он все трет и трет во рту, а ничего не вылезает. Но жена велела сказать вам спасибо за масло. Она втирает ему в десенки, малышу здорово полегчало.
        Улыбка на лице Моники стала шире. Клеверное масло - старинное средство, употребляемое при болезнях десен, в Америке забыли. Ей было приятно, что то, чему она научилась вдали от гор Колорадо, помогло пухлощекому малышу, чью фотографию Джек гордо демонстрировал при каждой возможности.
        - Вы с Роджером поспели как раз к ланчу, - сказала она. - Может, попоите лошадей, пока я разведу огонь?
        Роджер с Джеком разом повернулись к лошадям. Но вместо того, чтобы повести их к воде, стали отвязывать джутовые мешки, прикрепленные к седлам.
        - Жена говорит, вам, должно быть, здорово надоели хлеб да бобы с ветчиной, - сказал Джек, протягивая ей мешок. - Она решила послать вам немного домашнего печенья и всякого там прочего для разнообразия.
        Не успела Моника поблагодарить его, как Роджер, протянул ей два набитых мешка.
        - У нашего повара накопилось столько продуктов, что они не долежат, пока у него до них дойдут руки. Вы бы его здорово выручили, если бы забрали их себе…
        Какое-то мгновение Моника не могла вымолвить ни слова. Потом моргнула, чтобы унять подступившие слезы, поблагодарила обоих мужчин. И при этом подумала, что щедрость, как и беспокойство о первом зубике ребенка, общечеловеческое свойство.
        Пока мужчины поили лошадей, она подкинула в огонь поленья из своего быстро скудеющего запаса дров, замесила тесто и заглянула в прокопченный чайник, служивший кофейником. К ее радости, среди продуктов, подаренных ей ковбоями, оказалось кофе. А еще сушеные и свежие фрукты, мука, вяленое и свежее мясо, рис, соль, масло и пакеты с чем-то другим, но с чем именно она не успела обследовать до возвращения мужчин от ручья. Все это было подлинным сокровищем для нее, привыкшей в долгих экспедициях экономить и тщательно отмерять продукты, за исключением разве только очень редких дней больших праздников.
        Радостно мурлыча под нос, Моника принялась фантазировать, какие приготовит блюда из щедрых даров Роджера и Джека. Она приехала в Америку из Англии почти без денег. У ее родителей если что и оставалось от зарплаты, то почти всегда уходило на помощь отчаянно нуждающимся аборигенам. А работа наблюдателем на Лугу Диксона давала лишь крышу над головой, небольшую сумму на питание, да такую маленькую зарплату, что ее иначе как пособием на существование и назвать-то было нельзя.
        Хижина, в которой поселилась Моника, была древней-древней. Студенты, наблюдавшие за Лугом в прошлые годы, шутили, что Бог построил ее сразу, как закончил создавать вокруг горы. В ней были очаг, стены, пол, крыша и больше ничего. Отсутствие электричества, водопровода и прочих удобств Монику не волновало. Конечно, не помешало бы иметь несколько красивых ковров, которыми бедуины скрашивают и смягчают свою суровую жизнь, но она довольствовалась нежным солнышком, чистым воздухом, прохладной водой и почти полным отсутствием мух. Для нее все это было истинной роскошью.
        А если хотелось потрогать что-нибудь мягкое, искусно сделанное, достаточно было открыть рюкзак и полюбоваться прощальным родительским подарком. Это была льняная ткань, такая тонкая, что казалась шелком. Один отрез - сизый, светящийся, как голубиное перо, предназначался на летуче-плещущееся платье. Другой - аметистовый, был точь-в-точь под цвет ее глаз. Тоже на платье.
        Несмотря на всю их обольстительную красоту, Моника не раскроила ни один отрез. Она понимала, наряды должны помочь ей в поисках мужа. А ей хотелось от жизни большего, чем просто какого-то мужчину, видящего в ней подходящее устройство для рождения сыновей и тяжкого труда. Семьи туземцев заставляли ее лишь восхищаться женской жизнестойкостью. Рассудком она понимала, почему вошедшие в пору зрелости девушки наблюдали за мужчинами задумчивыми глазами и прикидывающе улыбались. Но сама она никогда еще не чувствовала того странного жара в крови, который заставлял их забыть наставления мам, бабушек, теток и сестер.
        Втайне Моника надеялась отыскать где-нибудь на свете источник этого жара, опаляющего разум и тело, прожигающего душу насквозь. Но никогда еще не чувствовала себя от этого дальше, чем здесь, в Америке. Тут парни ее возраста показались ей совсем юными, полными веселья и ничем не оправданной уверенностью в своих силах. Должно быть, они никогда еще не сталкивались с голодом и смертью. За те дни, что Моника прожила у профессора Мэрлока в ожидании, пока откроется дорога на Луг Диксона, перед ее взором прошло немало студентов. Но ни на одного она не взглянула с извечным женским любопытством, ни разу не почувствовала, чтобы в крови запылал огонь.
        Как тут не сомневаться, что это вообще когда-нибудь произойдет?

2
        - Ух, как здорово пахнет! - сказал Роджер, подходя к Монике, - Знаете, из ребят профессора Мэрлока вы первая, кого нам не пришлось учить варить настоящий кофе.
        - В Марокко кофе не кофе, если не такой густой, что едва льется, - поделилась она своими знаниями.
        - Да-а? Хотелось бы попробовать…
        - Тогда привозите побольше консервированного молока. И сахара.
        - Так, значит?
        Моника кивнула.
        - От марокканского кофе и подковы летают, а?
        Ей еще не доводилось слышать такого выражения. Образ, возникший от этих слов, вызвал смех.
        - Пожалуй, от него и лошадь взлетит!
        Роджер хмыкнул, обвел взглядом ее бивуак и остался доволен наведенным порядком. Щепки на растопку и палки потолще лежали аккуратной горкой в удобной близости от костра. Земля вокруг была выметена метлой из прутьев. Различные инструменты, сломанные или забытые студентами, побывавшими здесь в прошлые годы, были подобраны и разложены. Причем по размерам: начиная от тоненького шила и кончая огромным ржавым колуном. На большом лесорубовском топоре, ровеснике хижины, виднелись свежие следы заточки, хотя Роджер представить себе не мог, что это Моника его наточила. Как не мог себе представить и то, что она умудряется им пользоваться. Ручка топора была в четыре фута длиной, а в ней самой-то росту - чуть больше пяти футов.
        Топор напомнил Роджеру, что он собирался посмотреть, как тут у девушки с дровами. В отличие от других студентов, она готовила пищу на костре, а не на походной плитке. Роджер полагал, что плитки у нее не было. Честно говоря, он вообще подозревал, что у нее мало чего есть, кроме одежды, в которой она сейчас стояла, да постельной скатки, развешанной для просушки на кусте. И все же, несмотря на явное отсутствие денег, Моника ни разу не отказала ни ему, ни кому-либо другому из работников Диксона в еде, сколько бы их ни было и как бы часто они ни заезжали. Она всегда предлагала им поесть, в любое время дня, будто понимала, что значит голодать, не отпускала никого из своего лагеря с пустым желудком.
        - Джек, а почему бы нам с тобой не притащить сюда пару бревен? - сказал Роджер, решительно надевая шляпу. - Колоть их у нас сегодня времени нет, но пусть будут наготове. Щепочки да палочки, конечно, хорошо, только для настоящего костра нужны дрова.
        - Не беспокойтесь, - начала Моника, - я могу…
        - Чертовы деревяшки совсем тропу загромоздили, - вмешался Джек, подхватив тяжелый топор, и повернулся к лошади. - Босс Дик с нас шкуру спустит, если какая лошадь о них споткнется и охромеет.
        - Мисс Моника, вы нам сделаете большое одолжение, если сожжете их, - добавил Роджер, занося ногу в стремя.
        Она перевела взгляд с одного ковбоя на другого и поблагодарила:
        - Спасибо. Дрова бы мне пригодились. - А когда мужчины тронулись в путь, вдруг вспомнила: - Смотрите, за изгородью ничего не трогайте! - В конце концов, она тут именно для этого. Ей положено охранять от вмешательства человека все, что находится за оградой, чтобы Луг мог постепенно вернуться к своему естественному состоянию.
        - Йо! - крикнул Роджер, подняв руку в подтверждение.
        Мужчины не проехали и сотни футов, как наткнулись на подходящие стволы упавших сосен, тут же принялись за работу. В горной тишине их голоса отчетливо доносились до Моники.
        Занимаясь костром, она время от времени улыбалась сочным выражениям ковбоев. Наверное, в этот момент им попадались особенно упрямые бревна. Когда же их разговор перешел к таинственному боссу Дику, Моника поймала себя на том, что слушает, затаив дыхание, чтобы не пропустить ни слова. Об отсутствующем владельце Луга Диксона ей было известно только то, что его отец хотел, чтобы босс Дик побыстрее женился и родил сына, и еще, что работники ранчо уважали своего хозяина, как Господа Бога.
        - А потом он говорит этой рыжей, если она желает бесплатно прокатиться, то может выйти на шоссе и голоснуть, - рассказывал Роджер, смеясь. - Она до того взъярилась, аж язык проглотила. Небось, считала, раз провела с боссом в городе пару ночей, значит, звучать свадебным колоколам. - В воздухе звонко разносились удары топора, отсекавшие ветви от стволов. - А потом язык-то у нее развязался, - продолжил Роджер. - Боженька ты мой! Я такого, отродясь, не слыхивал! Да еще с ее-то нежной улыбкой.
        - А эту, нынешнюю кралю, видел? - спросил Джек.
        Крякнув, он вонзил в дерево тяжелый топор, делая зарубку для веревки, за которую его потом поволокут. Роджер обмотал веревку вокруг ствола, влез на лошадь и другой конец прикрепил к седельной луке. Затем слегка пришпорил лошадь пятками, и она медленно потащила груз к хижине.
        - Так видал или нет? - переспросил Джек, тоже садясь на коня. Ему хотелось узнать, какой была последняя кандидатка в постель хозяина.
        - А то как же! - восхищенный свист Роджера сопроводил его ответ. - Глазищи темные - оленю на зависть. Черные волосы по грудь, а грудь тоже, что надо, пышная, круглая. А бедра! Господи, заплакать можно. Я тебе так скажу, Джек, не знаю, какой живой мужик не захотел бы вскочить в это седло.
        - Не знаешь ты, черта с два, - проворчал Джек. - А как насчет босса Дика?
        - Да я же не о женитьбе говорю! - уточнил Роджер. - Чему тебя папа учил? Умный мужик не позовет лошадку замуж только потому, что пару раз с удовольствием на ней проскакал. Погляди на меня!
        - Гляжу, гляжу, - усмехнулся Джек, - и думаю, большинство баб хотят сначала под венец, а потом уж катать.
        Моника не выдержала - расхохоталась. Мужчины услышали смех и сообразили, что их разговор хорошо доносится до костра. Когда они подъехали, вид у обоих был смущенный.
        - Простите, мисс Моника, - пробормотал Джек. - Мы не хотели такого говорить при девушке.
        - Ничего, ничего, - поспешно заверила она. - Мы тоже как-то сидели вокруг костра и говорили о четырех женах и восьми наложницах Ибрагима, но никто при этом не смутился…
        - Четырех? - спросил Джек.
        - Восьми? - вслед за ним удивился Роджер.
        - Итого двенадцать, - улыбаясь, подтвердила Моника.
        - Вот это да! - восхищенно воскликнул Роджер. - Они там крепкие ребята, а?
        - Бездушные, - вставил Джек. - Бездушные они там.
        - Просто богатые, - пояснила Моника. - Вы пасете коров, Ибрагим - верблюдов, но суть одна - и тут, и там сильный, бездушный, богатый мужчина может иметь столько хорошеньких бездушных женщин, насколько у него хватит денег.
        Роджер расхохотался, запрокинув голову.
        - Таких, как вы, больше нет, мисс Моника! Только не надо думать, будто босс бездушный. Вовсе нет.
        - Святая правда, - серьезно подтвердил Джек. - Босс Дик не ловит и половины тех девиц, что на него вешаются. Бьюсь об заклад, с этой, которая караулила его нынче на ранчо, он ничего не сделал, разве что дал ей хорошего пинка по ее дорогой корме. Простите, мисс Моника, - добавил он, краснея, - я забылся. Но все равно это правда. Босс Дик хороший человек, а будет и счастливый, если папаша перестанет наезжать на него своими кобылками.
        - Насчет той, что на ранчо, я не знаю, - улыбаясь, пояснил Роджер. - Не удивлюсь, если он ее малость попридержит. Кроме всего прочего, нужна ж ему партнерша для бала, а то все девицы с округи налетят на него, как мухи на свежее… э-э, варенье.
        - До бала еще шесть недель, - возразил Джек. - Он еще никогда не позволял женщине быть с ним так долго.
        - Ну, у него никогда и не было женщины, чтоб выглядела, как эта, - ровным голосом заметил Роджер. - Она из тех, от кого мужику становится тесно в джинсах, этого у нее не отнимешь.
        Моника сдавленно охнула, чуть не уронив сковородку, щеки ее запылали. Она смутилась, но все-таки верх взяло любопытство. Ей ужасно захотелось узнать, какой же надо быть, чтобы заставить мужчину сгорать от первобытной страсти. И вспомнила, что говорил Роджер: «Темные глазищи… черные волосы… Грудь пышная, круглая… А бедра! Господи!»
        Она хмуро потыкала пекущийся хлеб и подумала, что от огня, зажженного бледной неопытной блондинкой, сгореть может только обед.

        На Луг вела тропа, вернее - старая дорога, которую более века назад проложили повозки первых поселенцев. Потом, когда на Лугу было летнее пастбище, по ней гоняли скот. Судя по отпечаткам копыт, Стив понял, что его ковбои в последние две недели пользовались этой тропой необычно часто. А две совсем свежие цепочки следов сообщили, что крупная гнедая лошадь Роджера и поменьше - Джека, недавно прошли с Луга на восток, к стаду.
        Выше в горах тропа разветвлялась. Второй никто не ездил со времени последней бури. Крутая, узкая, временами она становилась почти невидимой. Стив наткнулся на нее шесть лет назад и с тех пор добирался вверх по ней, когда ему не терпелось поскорее окунуться в мир и покой Луга. Большинство лошадей поломало бы здесь себе ноги. Только Черт шел с уверенностью животного, рожденного и выросшего среди горных уступов.
        Попетляв по головокружительной крутизне, далее тропа шла по пологому склону и выходила в осиново-хвойную рощу. Древняя хижина стояла сразу же за этой рощей, в конце экспериментального Луга, который медленно возвращался в свое исходное состояние. Приближаясь, Стив услышал пронзительный крик сойки, пролетевшей между деревьями, и еще какой-то странный стук - будто кто-то колол дрова. Он вслушался и покачал головой, не в силах понять неясных звуков. Для размеренных, ритмичных движений человека, колющего дрова, они были слишком редки и беспорядочны.
        По ковру опавшей хвои, заглушавшей цокот копыт, Стив выехал на зеленый Луг, обогнув хижину. И тут перед ним открылось зрелище, заставившее сразу же натянуть поводья. Странные звуки и впрямь исходили от колки дров, но вот колол-то их светловолосый студентик, сам чуть больше топора. И как бы паренек ни тянулся на цыпочках, как бы ни размахивался, ему не хватало ни роста, ни сил, чтобы одолеть толстый ствол дерева.
        Тем не менее, парнишка все же каким-то образом справлялся с работой. У колоды лежала небольшая, словно нагрызенная, кучка дров.
        Стив подогнал коня поближе. Он достаточно поработал топором на своем веку, чтобы понять, что мальчишке эта задача не по зубам. На эту игру у него силенок не хватит. Прокопается тут все лето, прежде чем изжует одно дерево.
        Парнишка повернулся на звук беспокойного фырканья Черта и… Стива словно током ударило. Мальчишкой оказалась молоденькая женщина с таким гибким, стройным, длинноногим и высокогрудым телом, от которого у мужчины обычно вскипает кровь. То, что он принял за короткую мальчишескую стрижку, было массой платиновых прядей, собранных на затылке. А глаза - чистый аметист, от них у Стива сперло дыхание. Девушка смотрела на него со смешанным выражением любопытства, спокойствия и невинности, напомнив ему почему-то сиамского котенка.
        Однако через секунду его охватила ярость. Невинность? Да черта лысого! Очередная готовая к употреблению дамочка на охоте за его деньгами. И еще имела наглость устроить засаду в его любимом убежище!
        Пришпорив коня, Стив подогнал его поближе. Девушка не испугалась. Когда Черт оказался в футе от нее, Стив натянул поводья и уставился на незнакомку, пытаясь окончательно убедиться, что перед ним хитрая охотница за золотом, а вовсе не тонкая, неброско красивая, почти торжественно-серьезная девушка, которая стоит и смотрит на него своими невинными аметистовыми глазами. Еще и руку положила на морду коня, стараясь его успокоить.
        На какой-то миг Моника заметила откровенно оценивающий взгляд Стива и вдруг содрогнулась от мягкого взрыва где-то внутри нее, волнами пробежавшего по всему телу. Что это? Какая-то безумная радость, смешанная со страхом, смятенное ощущение оторванности от реального мира и одновременно небывалой полноты жизни… Но сильнее всего была уверенность, становившаяся крепче с каждой секундой, пока она неподвижно стояла и смотрела на всадника: не сказав ни слова, он перевернул всю ее жизнь - ей на роду написано стать женщиной этого мужчины.
        Моника не ощущала ни колебания, ни сомнения. Слишком много разных культур она перевидала, побывав на границе жизни и смерти, чтобы уклоняться теперь от правды только потому, что это ново, необычно, совершенно неожиданно.
        Ей было очень трудно отвести взгляд от этого человека. В наэлектризованной тишине она смотрела на его пыльные сапоги, сильные руки, плечи, такие широкие, что они заслонили солнце, на мужественное лицо с чуть видневшейся щетиной. Наконец заглянула прямо в глаза - цвета дождя. Моника была слишком взволнована, чтобы скрыть свою очарованность увиденным, и слишком наивна, чтобы понять токи чувственности, которые пронзили ее тело.
        Стив видел, как зарделись щеки девушки, и почувствовал горячий вал желания. С неохотой он заключил, что вкус его отца в сексуальных приманках стал на порядок выше. Эта претендентка явно не крутобедрая отцветающая роза. В ней было какое-то тонкое изящество, напоминающее прозрачную грацию пламени свечи. А еще мерцающая, почти скрытая чувственность, от которой предвкушающе заныло тело.
        - Ты особенная, девочка, - сказал наконец Стив. - Если удовлетворишься бриллиантовым браслетом вместо обручального кольца, нам вместе будет неплохо какое-то время.
        Слова донеслись до Моники словно откуда-то издалека. Она моргнула и сделала глубокий вдох, чтобы вернуться в реальность.
        - Что вы сказали? - переспросила медленно. - Я не поняла.
        - Не поняла, как же! - резко возразил он, стараясь не обращать внимания на то, как вспыхнула его кровь от ее мягкого голоса. Она была молоденькая, почти девочка, но смотрела такими вечными, полными любопытства глазами, как сама Ева. - Я мужчина, который не прочь заплатить за то, чего хочет, а ты женщина, которая не прочь, чтобы ей заплатили. И, пока мы оба это понимаем, у нас все будет хорошо. - Девушка коротко вздохнула, ее зрачки потемнели и расширились. - Черт, - добавил Стив хрипло, - да у нас все будет отлично! Мы с тобой всю эту гору спалим к чертям собачьим!
        Последних слов Моника не слышала. Ее разум споткнулся на женщине, которая не прочь, чтобы ей заплатили. Проститутки, они и есть проститутки во всем мире. Но быть так воспринятой мужчиной, который перевернул весь ее мир, едва попав в поле зрения, - это уж слишком! Предложение наглеца привело Монику в ярость. Похоже, он ни в малейшей степени не ощутил той глубокой внутренней уверенности, что им суждено быть вместе, которую почувствовала она. Увидел лишь подходящий товар и вознамерился его купить.
        Теперь аметистовые глаза оглядели всадника иначе. Заметили, что воротничок и манжеты рубашки порядком пообтрепались, что там, где ткань натянулась на груди, не хватает пуговицы, что джинсы вылиняли и износились почти до прозрачности, а сапоги все в трещинах, со сбитыми каблуками. И это богатый султан, предлагающий заплатить за временное пользование ее телом? Да как он посмел так ее оскорбить!
        Чудесное состояние Моники испарилось в один миг, унеся с собой ее всегда безупречную выдержку. Она потеряла самообладание. Полностью.
        - Кого ты пытаешься провести? - спросила девушка голосом, утратившим всякую мягкость. - Да у тебя не хватит даже на стеклянную брошку, не то что на браслет с бриллиантами!
        На лице мужчины отразилось такое удивление, что она вдруг устыдилась своих слов. Главное из-за чего? Из-за денег, которые ее ничуть не волновали. И смутилась еще больше, осознав, что сама виновата, потому что позволила себе на него таращиться. Естественно, он и решил, что она скорее обрадуется, чем рассердится на его откровенное предложение.
        Моника прикрыла глаза, сделала глубокий вдох и вспомнила нечто общее во всех культурах мира: мужчины, особенно бедные, ужасно горды и имеют склонность к грубости, когда у них сосет под ложечкой.
        - Если ты голоден, есть хлеб и ветчина, - спокойно сказала она. - И печенье…
        Рот Стива дернулся в усмешке.
        - Само собой, голоден, - протянул он, - так что давай договоримся о цене.
        - Но это бесплатно! - удивилась Моника тому, что он мог подумать о плате за угощение.
        - Так вы все говорите, все до единой, а кончаете хныканьем о кольце с бриллиантом.
        Моника запоздало сообразила, что у слова «голоден» может быть особый подтекст. В ней снова вспыхнул гнев. Вообще-то, она была из тех, кто скорее смеется, чем ругается, если что-то не так, но пожар, сейчас охвативший ее, никакого отношения к юмору не имел. Кривая снисходительная усмешка этого парня, к тому же ужасающе похотливая, просто взбесила.
        - Ты со всеми так груб? - спросила она, чеканя каждое слово.
        - Только с теми милыми крошками, которые на это напрашиваются, подкарауливая меня в моих любимых местах.
        - Я здесь потому, что это моя работа. А ты что делаешь на Лугу Диксона, кроме того, что зря ешь хлеб босса Дика?
        И снова Стив не сумел скрыть потрясения:
        - Босса Дика?
        - Да. Босса Дика. Человека, который платит тебе, чтобы ты пас его скот. Это имя, надеюсь, тебе знакомо?
        Стив едва удержался от смеха - надо же, эту красотку послали устроить ловушку человеку, которого она в лицо не знает! Он открыл было рот, чтобы разъяснить ей поточнее насчет босса Дика, как вдруг понял весь юмор ситуации. Появилась прекрасная возможность проучить любительницу золота!
        - Сдаюсь, - пробормотал он, улыбаясь и поднимая вверх руки, словно на него наставлено ружье. - Со мной будет все нормально, если ты не расскажешь обо мне э-э… боссу Дику. - Стив глянул на девушку поприветливей и спросил: - А как хорошо ты его знаешь?
        Такая быстрая смена грубости на учтивость повергла Монику в замешательство.
        - Я его никогда не встречала, - призналась она. - Я здесь только на лето, проследить, чтобы ничто не помешало эксперименту доктора Мэрлока. - Девушка махнула рукой в сторону грубо сколоченной изгороди из жердей, идущей зигзагами по краю Луга.
        Стив сильно сомневался, что эта красотка тут только для наблюдения за ростом трав, и сказал:
        - Ты смотри, берегись босса Дика. Он лют до женщин.
        Моника изящно пожала плечами.
        - Он ни разу меня не потревожил. И его люди тоже. Все они были очень вежливы. За исключением одного, - холодно добавила она, глядя прямо на незнакомца.
        - Прошу прощения, - иронически произнес Стив, приподнимая шляпу. - Теперь я буду ужасно вежлив. Я достаточно знаком с боссом Диком, чтобы до смерти бояться его гнева. Как там предложение насчет ветчины с хлебом - еще в силе? И печенья?
        Какое-то мгновение Моника ничего не могла ни сказать, ни сделать. Только стояла и смотрела на могучий торс всадника, испытывая странные ощущения, будоражащие тело.
        Мысль, что он хочет есть, а она может дать ему то, в чем он нуждается, приносила удовлетворение.
        - Конечно, - тихо сказала она, испугавшись, что ее заподозрят в скупости, способности отказать голодному в пище. - Извини, если я была невежлива. Меня зовут Моника Семс.
        Он заколебался, не желая так быстро заканчивать игру. Наконец выдавил:
        - Стив.
        - Стив, - повторила Моника.
        Имя заинтриговало ее не меньше, чем сам мужчина. Хотелось узнать, как его зовут полностью, но она не спросила. У примитивных народов, с которыми ей доводилось иметь дело, считалось, что имена обладают скрытой магией, а потому нередко сохранялись в тайне. Моника тихо повторила это имя, наслаждаясь тем, что оно принадлежало ему, и он назвал его ей.
        - Стив, Стиви… Хлеб с ветчиной будет готов через несколько минут. Если хочешь умыться, возле хижины греется на солнце кастрюля с водой.
        Глаза Стива сузились, превратившись в блестящие серебряные полоски, обрамленные соболиными ресницами, густыми и длинными, как у женщины. Вот и все, что в нем было нежного, пока он изучал Монику, пытаясь уловить признаки притворства. Так уж она и не знает, кто перед ней! Однако не заметил ничего, указывающего на ее осведомленность, что он Гордон Стивен Диксон-третий, которого покойная мать звала Стивен, друзья - Стив, отец - малыш Гордон, а работники ранчо - босс Дик.
        Он смотрел на легкое покачивание бедер Моники, идущей к костру, и не знал, злиться ему или смеяться. Ну, не забавно ли? Ей так мало известно о намеченной жертве, что она не знает даже его имени!
        - Тебе еще многому надо научиться, девочка, - пробормотал он себе под нос. - Но ты попала на того, кто может тебя научить.

3

        Наблюдая за экономными движениями Моники возле костра, Стив решил, что эту последнюю кандидатку отца отличает не только своеобразная неброская красота. Что бы он о ней ни думал, но работы она явно не боится. Не только тюкала по бревнам этим старым и слишком большим для нее топором, но и нашла время расчистить мусор, скопившийся вокруг хижины за все годы, как тут стали летом бывать студенты. Консервные банки, стеклянные бутылки и прочий хлам - спутники современной жизни - все было сложено аккуратными кучками.
        - Когда в следующий раз приеду, прихвачу мешки и заберу всю эту дрянь, - сказал он.
        Моники подняла глаза от сковороды, которую устанавливала на кривой почерневшей решетке, лежащей на камнях.
        - Дрянь?
        - Ну, банки-бутылки, - пояснил он, показывая на кучи у хижины.
        Моника нахмурилась. Там, откуда она приехала, эти кучи скорее рассматривали бы как сырье, а вовсе не как мусор. Обломки стекла превратили бы в украшения или отточили до остроты лезвия, способного резать шкуры. Она сама не раз пользовалась особым способом заточки, когда жила среди племен, которые были слишком бедны или слишком удалены от цивилизации, чтобы просто менять старые стальные ножи на новые. А крепкие, упругие пластмассовые бутылки пригодились бы для хранения воды, семян, муки или соли. На берегах африканских озер они могли послужить поплавками для рыбацких сетей. Над пустыми алюминиевыми банками тоже поломали бы голову и обязательно нашли им какое-нибудь применение.
        - Спасибо, - осторожно сказала Моника. - Если можно, я бы оставила кое-что из этих вещей. Но вот джутовый мешок, если у тебя есть лишний, очень пригодился бы. Я могла бы замачивать одежду в ручье, не опасаясь ее упустить. Течение ужасно быстрое.
        Стив уставился на нее, не в силах поверить, что не ослышался насчет этой коллекции хлама и стирки в холодном ручье. Все прочие студенты-наблюдатели раз в неделю ездили в город за продуктами и в прачечную, а, поднимаясь сюда по тропе первый раз, везли столько багажа, что две лучшие вьючные лошади с его ранчо пыхтели от тяжести.
        Если не считать сковородки и ведра, было не похоже, чтобы Моника привезла что-нибудь в хижину. Одежда ее была чистой, но с явными следами долгой носки. На джинсах и рубахе виднелись заплатки, нашитые крохотными ровными стежками. Он-то посчитал эти заплатки и полинявшую ткань данью той моде, согласно которой вещь должна выглядеть поношенной сразу же после ее покупки в магазине. Но теперь начал сомневаться. Может, она просто предпочитает носить старую удобную одежду, так же как он?
        А может быть, у нее просто нет выбора?
        Моника не заметила задумчивого взгляда Стива, который он бросил на ее одежду. Она отрезала ломоть ветчины от привезенного Роджером куска. Резала сломанным складным ножом, который обнаружила в сорняках перед хижиной. К сожалению, точильного камня не нашла. Ржавчину оттерла о камень, но лезвие все равно завязло бы даже в масле.
        Пробормотав проклятие, Моника отложила безнадежно тупой нож и направилась к хижине. Выбрав из кучи кусок стекла, потрогала его край, вернулась к огню и продолжила работу над ветчиной. Стекло она держала между указательным и большим пальцами.
        - Вот так ножик! - сказал Стив, не скрывая удивления.
        - Тупится быстро, - посетовала Моника, укладывая узенький ломтик ветчины на раскаленную сковородку, - но пока не затупится, режет лучше любой стали.
        - Что, нож потеряла? - спросил он.
        - Нет. Просто тот, что я нашла, очень тупой.
        - Гм. Я завтра еду в город. Хочешь, куплю тебе новый ножик?
        Подняв глаза, Моника улыбнулась и поблагодарила за заботу.
        - Очень мило с твоей стороны, но я тут столько нашла стекла, что его не на одно лето хватит.
        Она отвернулась к сковородке, не заметив недоумения на лице Стива.
        - Стекла… - неопределенно произнес он.
        Девушка кивнула.
        - И хватит оленьих рогов для заточки.
        - Хватит рогов…
        Что-то в его голосе привлекло внимание Моники. Она повернулась, увидела лицо Стива и рассмеялась.
        - Кончик рога используется для точечной заточки стекла, когда край затупится, - пояснила она. - У стекла специфический излом - ломается не по прямой, а крохотными кривыми. Так что просто приставляешь кончик рога, надавливаешь, и отходит изогнутый осколочек. Проделываешь это по всему краю, и лучше с обеих сторон. Лезвие получается неровное, но чертовски острое. На какое-то время…
        Наступило молчание. Стив старался осознать услышанное, соотнести его с обманчиво хрупкой красотой Моники.
        - Ты одна из тех ненормальных, кто изучает антропологию и носится с идеей жить, как пещерный человек? - спросил он наконец.
        От ее тихого смеха и смешинок в аметистовых глазах нервы Стива обожгло языками пламени.
        - Близко к тому, - призналась она. - Мои родители - антропологи, изучают первобытные культуры. Мы жили в охотничьих племенах, среди номадов, то есть кочевников. Мама заинтересовалась редкими травами, начала собирать семена повсюду, где мы были, посылать их в университетские семенные банки. А те, кто работает над выведением высокоурожайных болезнестойких культур для стран третьего мира, используют их в своих опытах. Вот почему я здесь.
        - Как болезнестойкая и высокоурожайная? - сухо осведомился Стив. И был вознагражден мелодичным смехом, от которого у него перехватило дыхание.
        - Нет, как опытный сборщик семян, привычный к походным условиям.
        - Одним словом, в самый раз для летней вахты на Лугу Диксона.
        Моника кивнула, оглядев Луг и осины, трепещущие на фоне бездонного голубого неба.
        - Это самое красивое место из всех, где я бывала, - задумчиво сказала она и прикрыла на мгновение глаза. Затем с наслаждением сделала несколько вдохов. - А воздух здесь какой! Нежный, чистый. - Она словно пробовала его на вкус. - Знаешь ли ты, что такая красота редко где бывает?
        С минуту Стив глядел, как Моника с чувственным восхищением упивается солнцем, небом и ветром. Может, он в ней ошибся? Она, похоже, такая как по ее словам здешний воздух, - нежная, чистая и очень, очень редкостная. Словом, не из тех, кто гонится за легким существованием в качестве супруги богатого человека.
        Все женщины, приезжавшие охотиться за ним на ранчо, приходили в ужас от некомфортабельности его жилища - голые деревянные полы, столовые приборы из нержавейки, древняя кухня. Он грубо им объяснял, что вся работа по дому будет делаться его женой, а не хороводом прислуги. То же происходило на конюшне. Любая женщина, пожелавшая покататься верхом, должна была почистить стойло, починить седло и уздечку - словом, заработать себе право вывести лошадь.
        После этого все женщины до единой желали Стиву катиться к черту, уезжали даже не оглянувшись, чего он и добивался. Пожалуй, Моника так бы не поступила. Ей нечего волноваться за холеные наманикюренные ногти - они у нее короткие, не мешают работать, и еще очень чистые, как и пряди платиново-светлых волос. И тяжелого физического труда вроде не боится. Он все еще видел, как девушка тянется на цыпочках в бесплодной попытке опустить топор с такой силой, чтобы откололось приличное полено. Должно быть, немало поработала, коли успела стереть кожу на маленьких ладошках. Он увидел это, когда она ставила перед ним тарелку с хлебом, удивительно пахнущим травами.
        - Поем и наколю тебе дров, - проворчал Стив. Его странно волновала мысль, что почти все топливо, добытое ею с такими усилиями, ушло на приготовление еды для него.
        Руки Моники, накладывающие ветчину на щербатую оловянную тарелку, на мгновение замерли. Ей вовсе не хотелось, чтобы Стив чувствовал себя обязанным расплатиться за предложенную пищу. Чем дольше она смотрела на его одежду, тем больше сомневалась, что он может позволить себе даже самую символическую плату наличными. И в то же время знала, какими гордыми бывают бедняки.
        - Спасибо, - ответила она тихо. - Я не очень-то умею обращаться с топором. Там, где мы жили, не встречалось таких больших деревьев, не приходилось их рубить для костра.
        Стив вонзил зубы в свежеиспеченный хлеб и закрыл глаза от несказанного удовольствия. Нежный, душистый, теплый - такого он еще никогда не пробовал. На свежем воздухе горного луга еда всегда казалась вкуснее, чем дома, но эта просто ни с чем не сравнима.
        - Лучшего хлеба я в жизни не ел, - не удержался он от похвалы. - Что ты туда положила?
        - Там у ручья растет дикий лук, - объяснила Моника, усаживаясь на землю по-турецки. - Еще грана, пахнущая шалфеем, и растение, очень похожее на петрушку. Я видела - их щипали олени, так что не ядовитые. Надкусила - на вкус хорошие. Положила каждого по чуточке. Хлеб может быть основной пищей, а вкусовое разнообразие придает ему прелесть.
        На загорелом лице Стива ослепительно высветилась улыбка. Но он тут же нахмурился, забеспокоившись, что кулинарка пробует всякую зелень.
        - Ты полегче тут с растениями!
        Моника вздернула голову.
        - На огороженную часть Луга я не ходила!
        - Да я не про то! Здешними травками можно и отравиться.
        - Тогда бы их не ели олени, - рассудительно заметила девушка. - Не волнуйся. Перед тем как сюда ехать, я посидела в университетской библиотеке. И точно знаю, как выглядят местные наркотические и другие дурманящие и ядовитые растения.
        - Ядовитые? Наркотические?
        - Ага, - подтвердила она, глотая кусочек ветчины. - От одних могут быть галлюцинации и горячка, от других - потеря сознания и полная остановка дыхания…
        - От растений на моем Лугу? - с возмущением переспросил он.
        Моника улыбнулась этому собственническому слову «мое», хорошо понимая Стива. Она провела на этом Лугу только две недели, а чувствовала себя здесь как дома.
        - В тридцати футах отсюда есть растение, которое может снять приступы астмы, свести с ума или убить. Зависит от дозы, - будничным голосом продолжила Моника. - Называется датура, а попросту дурман. Растет по всему миру. Я его сразу узнала.
        Стив поглядел на хлеб, который поглощал с волчьим аппетитом.
        - Не волнуйся! - ободряюще улыбнулась девушка. - Дурмана в нем нет. Он чересчур сильнодействующий. Я пользуюсь травками только для отдушки. Еще чтобы снять головную боль или вот смазываю руки. Раны быстрее заживают…
        - Тут есть и такие травы? - Стив посмотрел на Луг и лес с новым интересом.
        Моника кивнула. Рот был занят - не могла разговаривать. Для многих народов вполне естественно, когда человек говорит и жует одновременно, но американцы этого не любят. Родители ее предупреждали. Зато хорошо, что не считают человека одержимым демонами, если он ест левой рукой. Для нее немаловажное условие - она была левшой.
        - Почти все современные лекарства появляются в результате изучения народной медицины, - продолжила Моника, прожевав и проглотив ветчину. - А вдали от цивилизации люди по-прежнему надеются на травы и природные средства. При обычных недомоганиях они очень хорошо помогают и почти ничего не стоят. Конечно, когда есть возможность, любое племя, каким бы примитивным оно ни было, делает детям прививки от заразных болезней. И еще. Знаешь, семья может пуститься в страшно трудный путь за сотни миль, чтобы поместить больного или покалеченного ребенка в больницу…
        Наслаждаясь душистым хлебом, Стив внимательно слушал рассказы девушки о неведомых народах и нравах, удивлялся ее специфическим познаниям. Очень скоро он начал сомневаться в своем понимании слова «примитивный». Моника росла среди людей, про которых иными словами, как «суровые», «первобытные» и не скажешь. А все же в ней самой было что-то очень непростое. Причем ее своеобразие не имело никакого отношения к хорошей одежде или окончанию какой-то престижной школы. Она совершенно особенно воспринимала неоднородность человечества - с терпимостью, юмором, пониманием. Была самым большим космополитом, самым естественным в поведении человеком из всех, кого ему доводилось встречать.
        Чем дольше он сидел с этой странной девушкой, тем больше убеждался: заплатки на ее джинсах - не украшение. И мусор она собрала не ради модной идеи насчет экологии - действительно находит конкретное применение тому, что хранит. И на земле сидит не потому, что занимается йогой, а, видимо, привыкла к отсутствию в быту стульев.
        - Потрясающе! - подытожил он свои размышления.
        - Еще бы! - согласилась Моника, скорчив гримаску. - Мне кумыс никогда не нравился. Запах не ахти какой! Наверное, когда мы присоединились к бедуинам, я была уже слишком взрослой, утратила гибкость вкуса…
        Стив сообразил, что его реплику она отнесла к своему рассказу о кумысе, который так обожают кочевники.
        - Нет уж, я лучше буду пить бурбон! - поправился он, пытаясь вообразить, на что может быть похоже перебродившее кобылье молоко.
        - А я - горный воздух, - сказала Моника. - И горную воду.
        Стив понял, что она не шутит. Выросший в сухой жаркой части Оклахомы, он мог понять ее страсть к высоте и холодной вкусной воде.
        - Пора отрабатывать свой хлеб, - сказал он, вставая.
        - Не обязательно.
        - А если я признаюсь, что мне нравится колоть дрова?
        - А если я признаюсь, что не верю тебе? - парировала она, глядя на свои покрасневшие ладони.
        Он ухмыльнулся.
        - Я малость покрепче тебя. И потом, от этого занятия получаешь удовлетворение. Точно видишь, что сделал. Куда лучше, чем перекладывать бумажки и высиживать на корпоративных советах!
        - Придется поверить тебе на слово, - согласилась Моника, глядя на гостя с любопытством.
        Стив запоздало сообразил, что работник ранчо в стоптанных сапогах не может говорить о корпоративных советах, и, наклонив голову, стал старательно изучать лезвие топора. Проклятый длинный язык! Надо внимательнее следить за своими словами. Сейчас он был почти уверен, что Моника понятия не имеет, с кем она тут сидит и беседует. Или же это прекрасная актриса! Хотя вряд ли. Одно он знал точно: неважно, кто перед ним - наивная девчонка или хитрая хищница, проведавшая о его богатстве. Не хотелось, чтобы огоньки доброты, которые ему удалось разглядеть в аметистовых глазах, скрывали алчные расчеты - что, мол, будет, если сложить ее бедность с его благосостоянием?
        - Лезвие такое, будто им камни дробили, - пробормотал Стив.
        Затем подошел к коню, пошарил в сумке, прикрепленной к седлу. К костру вернулся с точильным камнем в руке и принялся за работу.
        Моника молча наблюдала, восхищаясь длинными сильными пальцами парня, мастерством, с которым он затачивал топор.
        Стив поднял глаза, увидел, как она пристально смотрит на его руки, и подумал: а что бы было, если бы вместо холодной стали он сейчас трогал ее шелковистое тело? И тут же почувствовал, что сердце ускорило ритм. Стив поторопился наклониться пониже, не желая, чтобы напрягшееся лицо выдало его мысли.
        - Уже лучше, - проворчал он, проведя по лезвию кончиком пальца. - Но еще работать и работать, прежде чем им можно будет побриться.
        Он шагнул к одному из привезенных Роджером стволов, вскинул топор и ухнул лезвием в древесину. Колоть дрова Стив неплохо научился за то лето, когда делал жерди для изгороди, чтобы преградить скоту доступ на Луг. Конечно, обойтись колючей проволокой было бы проще, но ему больше нравилось смотреть на обветренные деревянные колья, нестройно бегущие по прекрасному Лугу.
        Закончив мыть посуду, Моника отыскала местечко, покрытое хвойными иглами и согретое клонящимся к закату солнцем. Уселась там и стала смотреть на Стива, завороженная мощью и грацией его движений, игрой мускулов, натягивающих ткань старой рубахи. Звуки впивающегося в дерево топора были коротки, ритмичны. Они не прерывались, не менялись до тех пор, пока Стив не наклонился, чтобы передвинуть ствол дерева. Потом звуки возобновлялись. Гора дров росла с поразительной быстротой.
        Внезапно рубаха Стивена треснула.
        Моника вскочила и вскрикнула:
        - Твоя рубаха!
        Но Стив продолжал колоть дрова, не останавливаясь. Разошедшаяся на спине голубая ткань открыла загорелую кожу. От взгляда на нее у Моники замерло сердце.
        - Ничего страшного, - сказал Стив, вновь поднимая топор.
        - Но если бы ты не стал колоть мне дрова, не порвал бы рубашку, - возразила она, прикусив губу.
        - Да все равно бы порвал! - Он остановился, устанавливая на колоду здоровенную чурку. Взмахнул топором и плавным движением опустил его вниз. Полено разлетелось, половинки стукнулись о землю. - Этой рубахе почти столько же лет, сколько мне. Давно пора ее выбросить. Просто она мне вроде как нравилась.
        - Выбросить? Просто взять и выбросить?
        Он улыбнулся. У нее это прозвучало так, словно выкинуть изношенную рубаху было совершенно немыслимым делом.
        - Нет, не надо, - заявила Моника, сердито мотнув головой. - Оставь ее мне. Я починю.
        - Починишь? - недоверчиво переспросил он, глядя на обтрепанные рукава. Рубаха не стоила тех ниток, что уйдут на починку, не говоря уже о времени.
        - Конечно, - подтвердила она. - Тебе не придется покупать новую. Правда.
        Стив вонзил топор в колоду и повернулся к девушке. Вид у нее был такой же несчастный, как и голос, когда говорила, что это из-за нее он испортил рубашку.
        - Пожалуйста, - тихо добавила Моника, положив ладонь на его руку.
        - Все в порядке, солнышко, - отрезал он, чуть коснувшись ее щеки ласковыми мозолистыми пальцами. - Ты не виновата.
        Моника не сумела сдержать дрожь, пронизавшую ее от прикосновения. Стив заметил этот предательский трепет и тут же напрягся. Перевел взгляд с пальцев, сильнее стиснувших его предплечье, на внезапно расширившиеся зрачки девушки и понял - он ей желанен. Надо же, она считает его бедняком, который не может купить себе на смену рубаху, и все же беспомощно дрожит от его нечаянной близости.
        Эта мысль буквально пронзила Стива. Одновременно он понял, что еще никогда не желал женщину так сильно, как сейчас.
        - Моника, - прошептал он. Но не было таких слов, которые могли бы передать его состояние, рассказать о жарком пламени, бушевавшем в груди.
        Жесткой рукой он взял ее подбородок и склонился к лицу. Но потребовалось мучительное напряжение всей силы воли, чтобы лишь слегка коснуться губами ее губ, унимая их трепет, и не сделать ничего большего. От поцелуя она лишь на миг застыла, потом задрожала сильнее прежнего.
        Стив заставил себя отпустить Монику, хотя желал лишь одного - раздеть, пролиться горячим тяжелым ливнем, ощутить, как она прольется в ответ…
        И тут он заглянул ей в глаза, широко раскрытые от удивления, любопытства и, возможно, желания. Моника не ответила на его поцелуй ни движением губ, ни объятием. Может, почувствовав его яростную страсть, испугалась? Почти девочка, она оказалась в уединенном месте с мужчиной чуть не вдесятеро сильнее ее…
        Стива потрясло, как она беззащитна.
        - Все в порядке, малыш, - сказал он хрипло, - я тебя не обижу.

4

        Весь обратный путь вниз на ранчо Стива не оставляли мысли о доверчивой, почти застенчивой улыбке девушки. И жар в крови не унимался. Он хотел было поучить Монику пользоваться топором - но не осмелился. Не доверил себе - побоялся оказаться так близко к ней. Стив болезненно жаждал от Моники большего, чем тот единственный мимолетный поцелуй, и все же не решился еще раз к ней прикоснуться. Вдыхать запах волос, видеть легкое дрожание губ, чувствовать свежесть дыхания Моники - вот все, что он мог себе позволить, чтобы удержаться, не окунуть лицо в ее сияющие пряди.
        Застонав, Стив постарался прогнать эти мысли. Невероятно, чтобы в наши дни девушка была столь невинна! И все же факт - она вела себя так, словно никто никогда ее еще не целовал. Определенно не знала, как ответить на ту беглую ласку, - не прижалась, не приоткрыла губы…
        Такая полная неосведомленность поражала, интриговала и возбуждала. Все женщины, которых Стив встречал раньше, были опытными, умудренными, точно знающими, чего хотят. Иногда он брал то, что они охотно предлагали. В большинстве случаев просто отходил прочь, с отвращением обнаружив в глазах красоток вместо истинного желания долларовые значки.
        Моника не знала, что он богат. Смотрела на него и видела мужчину, а не его деньги, которые разумный человек не сможет истратить за всю свою жизнь. И хотела этого мужчину.
        Стив почувствовал свое завораживающее воздействие на девушку. Ее, похоже, волновал он сам, а не его банковский счет и будущее наследство. Она дрожала от его прикосновений, а не от своих фантазий о неисчерпаемых деньгах. Однако все настолько неожиданно, что в это трудно поверить.
        Подъезжая к дому, он принял решение. Надо найти беспристрастный способ оценки невинности и честности Моники. Он слишком сильно желает ее, чтобы положиться на собственные суждения. Это столь же очевидно, как тугая натянутость его джинсов. Конечно, хотелось бы верить, что она именно такая, какой кажется, - совершенно неразбуженная, но чувственная, и все-таки…
        Содрав с себя порванную рубаху, Стив понес ее к мусорной корзине. Уже почти разжал пальцы, как вдруг заколебался. В конце концов он пообещал. Монике, что позволит ей починить рубашку. Правда, заметив, какое облегчение при этом она испытала, чуть не сказал, что в состоянии покупать себе столько рубах, сколько захочется. Но представил, как ее нежные руки потрогают каждую складку и каждый шов, оставляя на материи что-то от нее самой, и передумал. Он гораздо охотнее позволит ей поверить, что слишком беден, нежели даст понять, что богат и день ото дня становится все богаче.
        На столе его ждали бухгалтерские счета, но Стив прошел мимо, прямо к телефону. Ему не терпелось поговорить с профессором Мэрлоком.
        - Тед? Это Стив Диксон. Хочу спросить вас о студентке, которую вы прислали наблюдать за Лугом.
        - Это вы про Монику Семс? Она не студентка, по крайней мере, формально. Представляете, задала задачку факультету антропологии. Готов поспорить, как только там подведут окончательный итог практики, она станет выпускницей, а не учащейся. Но с ее родителями это неудивительно. Профессора Семс всемирно известные специалисты по…
        - Задала задачку? - перебил Стив, по опыту зная, что, если доктора не отвлечь от темы антропологии, пройдет немало времени, прежде чем они вернутся к разговору о Монике.
        - Вот именно. С ходу сдала выпускные экзамены по некоторым предметам, хотя лекции не посещала, - пояснил Мэрлок. - Когда вы имеете дело с нестандартным обучением, такое случается. А бедная девочка никогда не была в настоящем классе.
        Стив ничего этого не знал, но ему было очень интересно, поэтому он постарался направить Мэрлока в нужное русло. Теперь оставалось только усесться поудобнее и слушать.
        - Да-да, так оно и есть, - продолжил профессор. - Она говорит на нескольких экзотических языках, может состряпать на костре аппетитное блюдо из совершенно неописуемых продуктов и умеет делать руками такие вещи, что у моих студентов-антропологов глаза на лоб повылезали. Погодите, вы еще увидите, как она мастерит смертельно острый нож из разбитой пивной бутылки!
        Тихое подбадривающее бормотание Стива потонуло в потоке слов Теда Мэрлока.
        - Она еще и очень милая крошка. А какие глаза! Бог ты мой, я таких глаз не видел с тех пор, как ее мать много-много лет назад была моей первой и самой лучшей студенткой. Моника во многом на нее похожа. Ясный ум, здоровое тело и так мало денег, что их не хватит даже для того, чтобы позвонить из автомата. Впрочем, она и не знает, как это делается. Моника, конечно, не такая, как ее мать. Бедная девочка, когда только приехала, не умела спускать воду в туалете. А на кухне совсем растерялась. Электрическая плита повергла ее в недоумение, посудомоечная машина ошеломила, а мусоросборник добил окончательно. По правде сказать, мне это действовало на нервы. Но теперь я понимаю, что чувствуют туземцы, когда мои пытливые студенты снуют вокруг них с фотоаппаратами, кинокамерами, магнитофонами… Впрочем, девочка учится быстро. Очень умная. Очень и очень. И все же родители слишком затянули с ее отправкой сюда. Теперь она годится разве только для жизни пастуха-кочевника.
        - Почему?
        - Время. Вчера, сегодня, завтра.
        - Не понимаю.
        Мэрлок вздохнул.
        - Вот и Моника не понимает. Цивилизованные люди делят время на прошлое, настоящее и будущее. А многие племена - нет. Для них существует только два времени. Одно очень расплывчатое - «раньше», а второе необъятное и совершенно неделимое -
«сейчас». Так она и живет. В бесконечном настоящем этих племен. Западные принципы почасовой работы и еженедельной оплаты понимает не лучше, чем я по-зулусски. А уж насчет пишущих машинок, картотек и всякой другой современной техники лучше не говорить. Единственная подходящая работа, которую я сумел за такой короткий срок ей подыскать, - наблюдение за ростом трав на вашем Лугу. До начала учебного года. А там стипендия поможет ей продержаться, пока после Рождества не вернется Эдвард Денис.
        - Кто такой? - спросил Стив, удивляясь, куда повернула их беседа.
        - Эдвард мой самый способный ученик после матери Моники. Он живет в одном из малозаселенных районов Австралии, собирает материал для своей кандидатской диссертации, причем…
        - Моника знает этого Дениса? - нетерпеливо прервал Стив, ощутив совершенно неразумный укол ревности.
        - Пока нет, но узнает. Она не прочь выйти за него замуж.
        - Что?
        - Моника может выйти замуж за Дениса. Вы что, не слушали? Родители Моники прислали ее ко мне, чтобы я нашел ей подходящего мужа. Что я и сделал. Ее навыки замечательно подходят для профессиональных нужд Дениса. Она сможет управляться с лагерем, пока он будет вести работу. Если Моника выкажет тот же талант к выездным работам, что и ее мать, то сможет помогать Эдварду в его исследованиях.
        - А что думает обо всем этом сам Денис?
        - Пока я еще не получил от него ответа, но, думаю, он будет весьма благожелательным. Она - хорошенькая малышка, а ее родители очень уважаемые в академических кругах люди. Для молодых ученых такие вещи, знаете ли, имеют значение. Возможно даже, что он будет работать совместно с ее родителями, может быть, выпустит в соавторстве с ними пару статей. Это было бы очень полезно для его научной карьеры.
        - А Моника что получит от этого празднества любви? - спросил Стив, стараясь не выказывать голосом своего раздражения.
        - Празднества любви? Дорогой мой, сразу видно, что вы дитя западной культуры. Любовь к этому не имеет ни малейшего отношения. Моника от этого союза получит именно то, что всегда получают женщины от брака, - пищу, кров, заботу в течение всей жизни. В ее случае это куда важнее любви. Она попросту не готова совладать с современным западным миром. Вот почему родители и прислали ее ко мне, когда ей подошло время выходить замуж.
        - Она приехала сюда искать себе мужа? - осипшим голосом спросил Стив.
        - Конечно. Не за пастуха же кочевника ей там было выходить, как по-вашему?
        Наступило молчание, которое было нарушено жизнерадостным описанием ученым жизни жены бедуина. Стив едва его слушал. Он все еще переживал тот миг, когда подтвердились его самые худшие опасения: Моника оказалась обычной женщиной, страждущей пожизненно оплаченного талона на питание. Невинность тут ни при чем! Игра старая как мир - мужская похоть и женский расчет. А он-то, дурак, чуть не угодил в благоухающую ловушку на тигра.
        Чем закончился разговор с профессором, Стив позже вспомнить не мог. Полный мрачной ярости, он принял душ и переоделся, не понимая, на что, собственно, злится больше: на восхитительно невинное коварство Моники или на себя самого, чуть не свалившегося ей прямо в руки, словно спелое яблоко.
        Но как бы он ни проклинал себя и ее, воспоминание о трепещущих губах Моники не оставляло его. Ночью он с криком проснулся - тело взмокло, отяжелело, напряглось от сильнейшего, почти невыносимого желания.
        Не лучше было и утром. Чертыхаясь, Стив прошел в ванную. Однако спустя пятнадцать минут решил, что ледяной душ как средство подавления плотских желаний сильно переоценивают. Влез в сапоги, съел холодный завтрак, так как знал, что запах поджаренного хлеба всколыхнет воспоминания о другом хлебе там, у костра, и, разумеется, о Монике.
        Стив захлопнул за собой дверь кухни и зашагал к конюшне, желая одного - как можно быстрее забыть вчерашнее наваждение. На востоке в рассветном небе начинали прорисовываться скалистые вершины. К конюшне потихоньку потянулись работники ранчо. В загоне скучились и звонко ржали лошади, ожидая, когда к ним придут люди с их мерзкими лассо и нежными словами.
        - Доброе утро, босс Дик. Похоже, после вчерашнего у Черта прыти малость поубавилось…
        Стив увидел серебристую голову Роджера, прежде чем тот заговорил.
        - Доброе утро. Мы с ним вчера проехались наверх по короткой тропе. Ты вроде тоже уработался? Крутые скачки?
        Ковбой ухмыльнулся, приподнял шляпу, пригладил свои преждевременно поседевшие волосы и быстро нахлобучил ее обратно.
        - Я вам как раз собрался сказать спасибо. Клер упомянула, что вы ей посоветовали именно меня поискать, чтоб я ее подкинул. Кобылка в самом расцвете, право слово.
        - Готов поспорить, в доказательство этого она сюда явилась с клеймом лошадиного инспектора на крупе, - с издевкой поддел его Стив.
        Роджер покачал головой.
        - Босс, не воспринимайте это так лично. Если девчонка выглядит как надо, готова, хочет и, бог ты мой, может, так самое малое, что мужик должен сделать, - это встретить ее на полпути.
        - Вот для того я тебя и держу. Ты у нас самый резвый жеребец на Западе. Только молнии летят из-под копыт!
        Последняя реплика и раскат хохота седого ковбоя вызвали улыбки у других мужчин, подтаскивавших седла к изгороди загона. О способности Роджера укладывать женщин в постель ходили легенды. Никто не знал, что ему помогало - серебро волос, обольстительная улыбка или хваткие руки. Но что бы там ни было, женщинам он нравился.
        - Ну и как там, на Лугу? - невинно спросил Роджер.
        - Лучше, чем в моей гостиной.
        - Ага, Клер что-то там говорила насчет этого. Она, правда, проверяла серебро?
        - А то нет! Пломбы у тебя из зубов не повыковыривала?
        - Да такой красотке можно б их все отдать. А вы там ужинали?
        - В гостиной-то?
        В глазах Роджера мелькнул огонек.
        - На Лугу.
        Крякнув, Стив сдался. Роджер так и будет ходить в разговоре кругами вокруг Моники, пока не выяснит, как он отнесся к тому, что в его владения вторглась еще одна женщина. Если на свете и есть что-то, что ковбоям нравится больше всего, так это шутки, шутки, шутки.
        - По крайней мере, готовить она умеет, - уклончиво сказал Стив.
        - И глаза тоже ничего. Хотя, правда, тоща малость, кроме бюста.
        Он собрался было возразить, что Моника вовсе не худая, но уловил блеск в глазах Роджера.
        - Накрутить бы тебе хвоста, что не предупредил меня о Клер и Монике, - сказал Стив.
        Роджер сверкнул зубами.
        - Как найдете кобылку, что сумеет меня скрутить и стреножить, так пожалуйста.
        - Думаю, уже нашел.
        - Да-а?
        - Да. Ты так часто поднимался на Луг, что копыта твоей гнедой траншею набили.
        Роджер покачал головой.
        - Нет. Только не эта. Мисс Моника для таких, как я, больно невинна.
        - А потом, - крикнул из загона Джек, - девица его ничем не одарила, кроме нежной улыбки, но она всем улыбается. А от ее хлеба с ветчиной и камень прослезится. Боже мой, эта девчонка умеет обращаться с костром как надо!
        Услышав, что Моника ни с кем из работников ранчо не вела себя так, как с ним, Стив почувствовал облегчение. Но его гнева это ничуть не охладило.
        - Невинна? Может, и так, но тут она за тем же, за чем и Клер приезжала, - за обручальным кольцом с бриллиантом и бесплатным проездом на всю оставшуюся жизнь. Единственная разница, что Моника не знает, кто я.
        - Но вы ж ей как-то представились? - удивился Роджер.
        - Ясное дело. Просто как Стив.
        Седой ковбой тут же углядел возможный юмор ситуации. Он загадочно улыбнулся, потом зашелся в хохоте. Неохотно улыбнулся и Стив.
        - Она думает, вы просто еще один работник? - спросил Джек, переводя взгляд с Роджера на хозяина.
        - Ага, - подтвердил Стив.
        Джек хмыкнул.
        - И она ищет мужа?
        - Ага.
        - И не знает, кто вы есть на самом деле?
        - Ага.
        - Не верю. Она не из тех городских красоток, что бедрами вихляют.
        - Спроси доктора Мэрлока, когда он заедет на Луг в следующий раз, - отчеканил Стив.
        - Вот черт! - выругался Джек. - Точно, она никого из нас в расчет не приняла. Ну ладно, позволила себе упустить такой лакомый кусочек, как Роджер, не упрекать же ее за это, но и на Блейна второй раз не глянула. Так, Блейн?
        - Верно, - отозвался высокий худощавый парень, куривший, сидя на корточках, у входа в загон. - А видит бог, я куда симпатичней Роджера.
        Раздался дружный гогот ковбоев, пустившихся сравнивать физические достоинства Блейна и Роджера. Эти двое отнеслись к поддразниванию добродушно. Сами они частенько подковыривали других ковбоев, так не возражать же теперь, когда пришел их черед стать мишенью грубоватых шуточек. Когда смешки поутихли, Стив объявил свое решение, которое принял под утро, обливаясь потом от снедавшего его желания.
        - Ну вот, мне надоело, что за мной гоняются и охотятся на моей же собственной земле, - ровным голосом произнес он.
        Ковбои одобрительно забормотали. Ранчочеловека - его крепость или должно быть ею.
        Они сочувствовали боссу Дику в его борьбе против брачных уз.
        - Моника не знает; кто я есть, и я хочу, чтобы так оно и осталось. Пока она считает меня работником ранчо, она будет обращаться со мной, как с одним из вас. Это мне и надо. Иначе я ни минуты не смогу провести на своем Лугу без того, чтобы меня не довели до смерти приставаниями.
        Прокатилась еще одна волна одобрения. Все работники ранчо знали, как любит босс Дик проводить время на своем Лугу. Знали они и то, что если не будет Луга, умиротворяющего босса Дика, то его характерец заставит и голодного медведя смазать пятки салом.
        - Ну вот, а поскольку я знаю, что кто-нибудь из вас обязательно назовет меня боссом Диком, если я буду ездить туда с вами, то я не стану этого делать. Если я еду, то еду один. Ясно?
        По мере того как ковбои вникали в смысл разворачивающейся ситуации, одна за другой на их лицах появлялись ухмылки. Вот она, Моника, которая охотится за кем-нибудь подходящим для замужества, а вот он, самый преследуемый, самый желанный на весь штат жених, - приезжает себе на Луг и уезжает с него, но она ничего не подозревает.
        - А еще лучше, чтобы вы туда ездить перестали.
        Ухмылки исчезли. Шутка - это понятно. Но оставить малявку-девчонку среди дикой природы одну-одинешеньку - дело серьезное. Как бы там прекрасно она ни готовила на костре, как бы ловко ни управлялась с мужской работой, только ни ростом, ни силой с мужчиной тягаться не может. На Западе неджентльменское отношение к слабому полу задевало скрытые струнки рыцарства. Ковбои могли немилосердно подтрунивать над Моникой, без малейших колебаний сыграть с ней добрую тысячу шуточек, но они никогда не сделали бы ничего такого, что, по их мнению, могло бы действительно причинить ей вред.
        Все как один повернулись к Роджеру, который, помимо исполнения обязанностей старшего ковбоя на ранчо, был еще и их неофициальным представителем на переговорах.
        - Вы уверены, что это разумно, босс? - мягко спросил Роджер. - При том, что этот Луг от всего далеко. А что, если ногу подвернет на мокром камне, или топор соскользнет, когда будет дрова рубить, или простуду подхватит и не станет сил принести ведро воды из ручья?
        Только благодаря розовому рассвету внезапная бледность Стива осталась незамеченной. Представить себе Монику раненой, одинокой, брошенной в беде на Лугу высоко в горах было просто немыслимо. Она так уверенно себя чувствовала в своем лагере, так превосходно подходила к окружавшему ее там миру, что Стив совершенно забыл о полном отсутствии благ цивилизации на этом Лугу.
        - Вы правы, - сказал он. - Мне надо было об этом подумать. Ездите себе, но не так часто, как ездили, а то вся работа встанет, и я сам не смогу побыть на Лугу. - Он медленно обвел всех холодным, взглядом, не обойдя никого. - Но если кто ее тронет хоть пальцем, лишится и пальцев и работы. Понятно?
        В рассветных лучах коротко полыхнули улыбки мужчин. Они все очень хорошо поняли. И одобрили.
        - Ясное дело, босс, - сказал Роджер. - И спасибо за разрешение ездить в гости. Она печет лучший хлеб, который я когда-нибудь ел. Вот, думаю, может, она останется на ранчо кухарить, когда кончит смотреть за этой травой.
        Вряд ли, подумал Стив. К тому времени она махнет рукой на Гордона Стивена Диксона-третьего и двинется на более сочные пастбища. Но почему-то мысль об отъезде Моники принесла ему скорее беспокойство, чем облегчение.

5

        С «Полароидом» в руках Моника проскользнула между жердей изгороди в луговой заповедник. Подойдя к ближайшему пронумерованному колышку - номеру пятому, - опустилась на колени и посмотрела в видоискатель. Серебристо-зеленая травка была на вид нежной, почти хрупкой, но за последнюю неделю подросла на несколько дюймов.
        - Молодец, номер пять, - пробормотала Моника. - Держись так и дальше, попадешь у доктора Мэрлока в самое начало списка полезных трав. Потомки твои будут плодиться и размножаться на пастбищах всего мира.
        Она выдохнула, нажала на кнопочку и услышала удивительно громкий щелчок, а затем жужжание заработавшего аппарата. Тут же выскочил черный квадратик. Моника спрятала его от солнца в карман рубашки, где диковинные химикалии могли себе мирно трудиться над проявлением снимка.
        После нескольких недель жизни на Лугу процесс проявления пленки уже не так ее завораживал, чтобы наблюдать, как на каждом картонном квадратике из ничего возникает изображение. Теперь она довольствовалась быстрым взглядом на проявляющуюся фотографию. Воспринимать этот процесс как нечто само собой разумеющееся она не могла. На земле еще немало мест, где фотокамеру, тем более мгновенно получаемое изображение, сочли бы волшебством. А Моника была из этих мест.
        Отношение примитивных народов к фотографии как к чуду она почти разделяла. Даже после того, как прочитала у доктора Мэрлока книгу о фотографии, всякий раз, получая четкие, размером с ладонь, изображения окружающего мира, чувствовала себя обладательницей волшебной палочки. Не говоря уже о том, что фотографировать было определенно легче, чем мучиться над точным воспроизведением каждого растения с помощью карандаша и бумаги, как делала ее мать.
        Моника прошла по Лугу и сфотографировала растения перед каждым пронумерованным колышком. Если бы работники босса Дика не привозили новых кассет, ей пришлось бы каждую неделю спускаться с гор в город. Она же предпочитала оставаться на Лугу, где время отмерялось не тиканьем часов.
        Времена года - это Моника понимала. Было время посева и время роста, время уборки урожая и время опустевших полей. Все было предсказуемо и естественно, как восход и заход солнца или превращение месяца в луну и обратно. А вот некая искусственность деления на недели требовала привычки. Моника подозревала, что до конца жизни будет думать о неделе, как о времени, за которое на Лугу Диксона тратится пять кассет
«Полароида».
        Работая, она то и дело вставала на цыпочки и вглядывалась в ложбинку позади хижины, поросшую осинами и хвойными деревьями. Оттуда приедет Стив. Если, конечно, приедет. После того, первого, посещения он приезжал на Луг по два раза в неделю и едва перебрасывался с Моникой парой слов. Как-то она прошла по следам его коня до места, где тропа зигзагом уходила вниз по склону горы. Больше никто из ковбоев босса Дика этим путем не ездил. И других следов, кроме отпечатков большого вороного коня Стива на тропе не было. Очевидно, об этой тропе знал только Стив - или только он осмеливался по ней ездить.
        Эта мысль вызвала новый прилив беспокойства, поселившегося в душе Моники с самой первой встречи со Стивом. Она радовалась, когда на Луг приезжали другие ковбои, но его визиты были чем-то совсем иным. Он вызывал в ней столь живой, столь всепоглощающий отклик, что безликое слово «радость» мало подходило для описания этого чувства.
        Она постоянно помнила о том единственном поцелуе и жаре, опалившем все ее тело. Тогда, ошеломленная взрывом собственных ощущений, Моника могла лишь неподвижно стоять. А когда по-настоящему поняла, что происходит, Стив уже отступил от нее и как ни в чем не бывало стал и дальше рубить дрова. Ей оставалось только гадать, был ли он так же сильно потрясен этой лаской, как она.
        - Конечно нет, - пробормотала Моника, нацеливаясь видоискателем на очередной пронумерованный колышек. Иначе поцеловал бы меня еще раз. Ведь поцелуи здесь не в диковинку. Посмотреть только на тех, кто приходил к Мэрлоку на занятия! Многие из студентов опаздывали, потому что целовались со своими возлюбленными в коридоре. Некоторые так и не могли расстаться - приводили любимых прямо в аудиторию и… Ох, Боже мой, опять испортила!
        Моника засунула неудачный снимок в задний карман джинсов, не дожидаясь, пока станет видно, насколько все не в фокусе. Пора ей прекратить думать о Стиве и поцелуях. От этого начинает бить дрожь. Вот уже третий испорченный снимок за сегодняшнее утро. При таких темпах никаких кассет не хватит.
        Может быть, Стив привезет?
        Тяжело вздохнув от этой новой предательской мысли, Моника шагнула к следующему колышку и увидела идущего по Лугу ковбоя. Она узнала его мгновенно, хотя он был еще слишком далеко. Больше ни один мужчина не двигался так грациозно, пожирая расстояние размашистым шагом длинных ног. Ни у кого не было таких широко развернутых плеч. И никто, подумала Моника, когда Стив подошел ближе, не смотрел на нее такими глазами - любопытными, голодными, настороженными.
        Эта настороженность появилась, когда Стив приехал во второй раз, и с тех пор не исчезала. Моника ее сразу же заметила. Во многих странах аборигены именно так смотрели на нее. Почему - там это было понятно. А что же здесь могло послужить причиной?
        Сейчас, вновь увидев глаза Стива, Моника почувствовала себя неловко. В растерянности попыталась сообразить, можно ли протянуть ему руку для крепкого пожатия, как это принято у американцев? Или не стоит? И что, собственно, он делает в заповеднике? Ни один другой работник ранчо за изгородь и шагу не ступал.
        - Доброе утро, Стив, - сказала она, пугаясь пронзительного взгляда, каким он окинул ее с головы до ног.
        - Доброе.
        Моника замерла и стала внимательно рассматривать его лицо, чтобы запомнить каждую черточку. Густой соболиный чуб, выбившийся из-под шляпы и разметавшийся по лбу. Такой же темно-коричневый цвет бровей и длинных густых ресниц. Светло-серые глаза с крохотными брызгами голубизны и черным ободком. Щетина, усиливающая и без того жесткие складки у рта. Четко очерченные губы, тут же напомнившие о мимолетном поцелуе, дразнящей и нежной ласке, которую так хотелось бы почувствовать вновь.
        - У меня нос не съехал на сторону? - поинтересовался Стив.
        Она покраснела. Глазеть, оно и значит глазеть в любой культуре. Не очень-то это прилично. И чего уставилась на человека вытаращенными глазами? Ничего удивительного, что он насторожен. Впрочем, когда Стив рядом, ей тоже становится как-то не по себе.
        - Вообще-то, да, - попыталась она отшутиться. - Малость смотрит вбок.
        - Первый мой мустанг сбросил меня. Пострадали нос, два ребра и моя гордость.
        - И что ты делал потом?
        - Дышал через рот и учился ездить верхом. Для городского мальчишки стал не так уж плох в седле.
        - Ты рос в городе?
        Стив опять проклял себя за длинный язык, но вовремя вспомнил, что многие нынешние ковбои начинают жизнь на асфальтовых мостовых. Что поделаешь, если у родителей плохой вкус в выборе места жительства!
        - Первые пятнадцать лет. В Оклахома-Сити. А потом мама умерла. Папа женился снова, мы перебрались на ранчо.
        Монике хотелось спросить, где его отец теперь, но она заколебалась. А прежде чем сумела вспомнить, принято ли у американцев интересоваться родственниками, Стив уже начал что-то говорить про Луг. Разговор был переведен надругую тему так резко, что Моника невольно подумала, а не запретна ли тема родственников у ковбоев? Хотя, если так, почему же Джек охотно распространяется о своей семье?
        Высветленные солнцем глаза Стива отвлекли ее, заставив забыть о возникшем вопросе. Она привыкла к людям с глазами от темно-коричневого до абсолютно черного цвета. А эти светлые просто завораживали. В них были не только крапинки голубого, но теперь на солнце появились еще и зеленые искорки.
        - …Как думаешь? - спросил он.
        Моника вдруг поняла, что опять таращится.
        - Извини. Я тебя не слышала.
        - Это, наверное, горная сойка разбойничает, - сухо сказал он, прекрасно понимая, что она отвлеклась из-за него самого, а не из-за пронзительно верещавшей птицы.
        - Что ее привлекло?
        - Еда, которую она ворует. Сидит себе на сосновой ветке у хижины и ждет, когда ты повернешься спиной к куску хлеба.
        Моника рассмеялась. Стив почувствовал, что жемчужная россыпь ее смеха проникает в него, как тепло солнечных лучей. Никогда еще искушение прильнуть к ее губам не было так велико. Слегка приоткрытые, они блестели от прикосновения языка, алели от пульсирующей под кожей жизненной силы. Впиться в них так упоительно! Он почти ощутил, как это было бы, - мягкость тела под его ладонями, теплое дыхание у рта…
        Моника поняла, что Стив напряженно смотрит на ее рот, и почувствовала внезапную слабость. По коже пробежали мурашки. Ей хотелось знать, о чем он думает, чего желает, помнит ли тот единственный краткий миг, когда его губы касались ее губ?
        - Стив…
        - Вот он я, - сказал он хриплым низким голосом.
        - Это не грубо, спрашивать о чем ты думаешь?
        - Да нет! Вот только ответ может потрясти тебя до самых маленьких пят.
        Она сглотнула.
        - Ой!
        - Давай лучше яспрошу, о чем ты думаешь?
        - Нет! - испугалась она, широко раскрыв от ужаса аметистовые глаза. - Я… э-э… я не… - И попыталась отвести взгляд от чуть кривой улыбки Стива. Но тщетно. - Я не думала. Я просто удивлялась.
        - Чему же?
        Сделав глубокий вдох, Моника выпалила:
        - Как может твой рот быть таким твердым на вид и таким бархатным на ощупь.
        От бешено забурлившей крови у него на висках заметно забились жилки. Вот почему он старался держаться подальше от Моники. Вот почему не мог быть вдали от нее.
        - А мои губы были как бархат? - тихо переспросил он.
        - Да, - прошептала она.
        И, прежде чем окончательно лишилась дыхания, почувствовала новое прикосновение его губ.
        - Удостоверилась?
        - М-м-м.
        - Это означает «да»? - Стив легонько коснулся ее рта снова. - Или «нет»?
        Моника стояла и боялась пошевелиться.
        - Да, - вздохнула она наконец.
        Стиву пришлось крепко сжать кулаки, чтобы сдержаться, не схватить девушку в объятия. Не сгреб ее тут же в охапку только потому, что испугался собственной бешеной страсти. Не было сомнений - Моника хотела его поцелуя. Но ведь и никак на него не ответила! Он напряжен, готов на все, а она стоит себе и смотрит спокойно своими любопытными аметистовыми глазами, словно кошка.
        - Ну теперь, когда мы с этим вопросом разобрались, как тут Луг поживает? - спросил Стив, с трудом сохраняя обыденность тона и отступая на шаг.
        От этой перемены Моника растерялась. Ей хотелось узнать, почему он перестал ее целовать, не сделала ли она чего-то недозволенного? Когда же попыталась спросить об этом, слова застыли на языке. Он озирал Луг, словно между ними ничего и не было. А точнее, словно ее тут не было.
        - Луг? - переспросила она смятенным голосом.
        - Ну да! Ты же знаешь. Трава на большой поляне без деревьев. Луг…
        Моника вдруг осознала, что тянется к Стиву, а мысли трепещут, как осина на ветру. В его удивительных глазах заиграло что-то похожее на смешинку. Впервые она подумала - не дразнит ли он ее попросту? Такая шуточка над зеленым новичком была бы во вкусе ковбоя. Ведь в том, что касается поцелуев с мужчинами, ее неискушенность видна издалека. Если это шутка, тогда почему у нее бешено колотится сердце и тело тает, словно воск на солнце? А Стив оглядывает Луг с таким видом, словно приехал сюда только для того, чтобы смотреть на него.
        Надо мной просто смеются, горестно призналась себе Моника. Как там говорят? Что-то такое рыболовное удочка, крючок, наживка… Вот-вот. Она попалась на умело заброшенную удочку и целиком заглотила наживку.
        Да, это с ней шутку сыграли. А, к сожалению, ей самой чувство юмора отказало. И тут Моника вспомнила про вопрос Стива о Луге и ухватилась за нейтральную тему.
        - Некоторые из луговых трав, - быстро проговорила она, - растут со скоростью нескольких дюймов в день. Особенно в этом отношении прогрессирует номер пять. Я вчера сравнила с прошлогодними результатами. Ветвистость растения повысилась, сами стебли стали длиннее. Я так поняла, что снег в этом году сошел поздно. Возможно, в холодном влажном климате это растение чувствует себя лучше, чем другие травы. Если так, профессор Мэрлок будет доволен. Он считает, что слишком много внимания уделяется травам пустынь и слишком мало - предсибирским, степным разновидностям. Номер пять может оказаться именно тем, что он ищет.
        В обычное время Стива, пожалуй, заинтересовала бы мысль о полезности его лугового заповедника для голодающих на другом конце планеты, но сейчас он был способен думать только о голоде, вызывавшем тяжелое биение его сердца.
        - Босс Дик, должно быть, очень щедрый человек, - продолжила между тем Моника. И, по мере того как говорила, энтузиазм по поводу заповедника вытеснял то холодное разочарование, которое она испытала, когда поняла, что Стив всего лишь над ней подтрунивал. Как Роджер, с его предупреждениями насчет летающих семян в полнолуние. - Этот Луг мог бы быть богатым летним пастбищем для его стада, а он отдал его для научных исследований, которые не приносят ранчо никакого дохода.
        - Может, ему просто нравится, как тут мирно и покойно.
        Искренняя улыбка преобразила лицо Моники.
        - Он просто прекрасен, правда? - сказала она, оглядывая Луг. - Мне говорили, что босс Дик любит здесь бывать, но за все время, пока я тут, он ни разу не приезжал.
        - Разочарована, что не заглядывает?
        Насмешка на губах Стива удивила Монику.
        - Нет, просто жаль человека, который так занят, что у него нет времени побывать в своем любимом месте.
        - Да уж, занят он здорово! Настолько, что велел мне присматривать за Лугом. У него нет времени, чтобы подняться сюда и все проверить.
        Говоря это, Стив пристально смотрел на девушку, стараясь найти на ее выразительном лице признаки разочарования. Заготовленная брачная ловушка для Диксона не сработала!
        - Вот как? - спросила Моника. - А что босс Дик тут обычно делал? Тебе будет нужна какая-нибудь помощь? Мэрлок ничего об этом не говорил. Он велел мне только наблюдать за ростом трав, делать фотографии с этикетками и ежедневно вести дневник погоды.
        В ясных аметистовых глазах девушки не было никакого разочарования. Правда, теперь она смотрела на Стива без останавливающего дыхание восхищения, как всего несколько минут назад. Она была спокойна и все-таки слегка насторожена, словно олениха, ожидающая, что вот-вот подкрадется хищник.
        - Босс здесь просто смотрел, так, вообще, - небрежно произнес он. - Много времени проводил у ручья. Наверное, ему нравилось глядеть на отражение в воде.
        - Это я могу понять! Нет ничего прекраснее холодной чистой воды. Даже лучи солнца на рассвете не могут с этим сравниться.
        Стив задумчиво посмотрел на нее.
        - Ты говоришь, как техасец с Запада.
        - Да?
        - Угу. Я там бывал. Они тоже любят воду. У них ее чертовски мало.
        Моника улыбнулась и, не торопясь, пошла к следующему колышку с номером.
        - Так говорят пастухи на засушливых землях всего мира. Там вечно не хватает воды.
        Мгновение поколебавшись, Стив последовал за ней. Линялые джинсы Моники мягко и ладно обхватывали округлости ее фигуры.
        - Джинсы, наверное, носят везде, - сказал Стив.
        - Что?
        Он сообразил, что подумал вслух.
        - Джинсы твои, похоже, немало ношены.
        - Они не мои, одной студентки профессора Мэрлока. Она собиралась их выбросить, а я показала, как ставить заплатки. Ей так понравилось, что она купила себе новые джинсы, выварила их в отбеливателе, а затем просидела не один час, нашивая заплатки на совершенно крепкую ткань. - Моника рассмеялась и покачала головой. - Я так и не поняла, почему бы просто не оставить старые.
        Стив улыбнулся.
        - Мода не для здравого смысла. Она для привлечения мужчин.
        Моника вспомнила темно-синие татуировки, звенящие браслеты на щиколотках, кольца в носу, наведенные сурьмой стрелки на веках… В разных странах своя мода.
        - И это, должно быть, действует.
        Сказала и грациозно опустилась на колени, натянув ткань на своих округлостях. У Стива перехватило дыхание. Быстро сделав снимок, Моника легко встала, что заставило его подумать, как хорошо было бы чувствовать это тело во время неторопливого акта любви. Ее мягкая гибкость безупречно сочеталась бы с его мужской мощью. Да и вся она словно этот Луг - щедрая, благоуханная, согретая солнцем.
        Внезапно Стив понял, что должен или немедленно начать думать о чем-нибудь другом, или ему придется повесить шляпу на пряжку поясного ремня.
        - А что ты собираешься делать, когда кончится лето? - спросил он.
        Моника немного помолчала, потом рассмеялась.
        - Смеешься? И в чем же соль? - не понял он.
        - Я смеюсь над собой, - грустно заверила она. - Просто твой вопрос на какой-то миг показался мне лишенным смысла. Видишь ли, я никак не отвыкну от древнего представления о времени. В нем не существует завтра, нет реального вчера, а есть только каждый день, в котором живешь, пока он длится. По древнему времени я жила на этом Лугу всегда и всегда буду жить. Лето никогда не кончится. Трудно бороться с таким мироощущением. Особенно здесь, - добавила она, глядя на колышущуюся под ветром траву. - Тут только смена времен года отмеряет часы.
        Он сорвал цветок и понюхал его.
        - А дни и минуты отмеряются солнцем.
        Моника повернулась и пристально посмотрела на Стива.
        - Ты понимаешь.
        - Я чувствую то же самое на этом Лугу. Потому и езжу сюда, когда удается.
        Эти слова подтвердили догадку Моники. Он здесь не из-за нее - из-за Луга.
        - Ты давно работаешь у босса Дика? - тяжело вздохнув, спросила она.
        - По древнему времени или по настоящему?
        Моника улыбнулась.
        - По-настоящему. Мне надо привыкать к этой культуре. Так… давно ты у босса Дика работаешь?
        - Я здесь столько же, сколько и он. Больше десяти лет.
        - Отсюда до Оклахомы далеко. Ты часто видишься с семьей?
        - Чересчур, - проворчал он. - Впрочем, это несправедливо. Я люблю отца, но мне чертовски тяжело с ним ладить.
        - У вас с боссом много общего.
        - Вот как? - удивился Стив, сразу насторожившись.
        - Вы оба любите Луг, и вам обоим трудно с отцами. По крайней мере, Роджер говорит, что у босса Дика есть такие трудности. Его отец, наверное, хочет наследников для диксоновской империи, а сын не слишком торопится их заводить.
        - Это я тоже слыхал, - ледяным голосом заверил Стив.
        - Интересно, почему? Ведь большинство мужчин мечтают иметь сыновей.
        - Может, он еще не нашел женщины, которая хотела бы его так же сильно, как его денег.
        - Правда? Он настолько жесток?
        - Что?
        - Женщина может отказаться выйти за мужчину, потому что он слишком беден или ленив. Не сможет обеспечить ее будущих детей, - терпеливо пояснила Моника. - Но я только раз видела, как женщина отказала богатому. Из-за того, что он был очень жесток. Не могла доверить ему свою жизнь, не говоря уж о будущих детях.
        - Нет, с боссом Диком дело не в этом, - сказал Стив ровным голосом. - Просто он хочет женщину, которой был бы нужен, даже если бы у него в кармане не нашлось и двух центов.
        Моника уловила напряженность в голосе ковбоя и поняла, что он говорит и о себе. Стив беден и очень горд. Она достаточно повидала жизнь в Америке, чтобы понять - ухаживание здесь стоит немалых денег. Это своего рода калым, который должен выплатить мужчина, прежде чем обретет право жениться. У Стива явно нет средств ухаживать за женщинами, а это, должно быть, сильно уязвляет его самолюбие.
        - Может быть, - осторожно согласилась Моника, - босс Дик смотрел не на тех женщин. У моего отца денег никогда не было и не будет. Мою мать это никогда не волновало. У них так много общего, что деньги для них просто не важны.
        - И ты, полагаю, была бы счастлива прожить остаток дней в кибитке, хлебая из общей миски.
        От его сарказма Моника даже поморщилась. Похоже, его здорово задевает вопрос женщин и денег.
        - Да, я могла бы быть счастлива.
        - Тогда зачем сюда приехала? - прямо и требовательно спросил он.
        - Мне было… неспокойно. Хотелось повидать страну.
        - А теперь, повидавши, снова уедешь и будешь таскаться за мужем с одного места на другое?
        Моника поморгала, соображая, не пропустила ли чего в их разговоре.
        - За мужем?
        Стив молча чертыхнулся. Это из-за злости у него опять развязался язык. Босс Дик мог знать о будущей любовной жизни подопечной профессора Мэрлока. но нищий ковбой по имени Стив - нет.
        - Раз босс Дик этим летом на Лугу не появится, осенью ты вернешься в колледж, так? - не унимался он.
        Моника удивилась, какое отношение имеет босс Дик к ее учебе? Но вид у Стива был такой свирепый, что она поспешила ответить.
        - Да, наверное…
        - Ну, знаешь, не надо быть гением чтоб догадаться, что ты там встретишь какого-нибудь антрополога, выйдешь за него и будешь колесить по свету, пересчитывая бусинки в ожерельях туземцев. - Он уставился на фотокамеру. - Закончила?
        - Э-э, не совсем.
        Стив проворчал.
        - Закончишь, приходи к хижине. Я покажу тебе, как пользоваться топором, чтобы тебе с твоим высокообразованным муженьком не замерзнуть до смерти в дебрях какого-нибудь идиотского леса.
        Потеряв дар речи, Моника смотрела вслед сердито шагающему через Луг Стиву. И с чего это он завелся?

6

        Вскоре по Лугу звонко разносились ритмичные удары топора. Обычно колка дров Стива успокаивала, если он, конечно при этом не думал о том, что послужило причиной злости. С каждым взмахом он обещал себе получше следить за своим языком при встречах с Моникой. Ему нет никакого дела, что с нею будет осенью. Пусть хоть за зулуса замуж выходит. Черт, да хоть за десятерых зулусов!
        Топор так глубоко вонзился в дерево, что Стиву пришлось остановиться, чтобы высвободить стальное лезвие. Чертыхаясь, он осмотрел его. Заточить топор с помощью точильного камня было минутным делом. Потом он стянул с себя рубаху, швырнул ее на кучу дров и взялся за работу по-настоящему, старательно избегая думать о Монике. Мысли о ней пагубно сказывались на самообладании.
        Постепенно ритм ударов захватил Стива. Чтобы правильно заносить тяжелый топор, требовалась и сила, и точность. В непрерывноповторяющихся простых движениях было что-то примитивно прекрасное, почти совершенное. Колка дров заставляла время остановиться.
        Моника стояла, не шевелясь под шатром сосновых крон неподалеку от ручья, и смотрела, как из-под сверкающей стали отлетают медово-желтые поленья. Стив вздымал большой топор с легкостью, словно длинное деревянное топорище и стальная головка были продолжением его тела. Золотистый от солнца пот сбегал по спине, отчего кожа, казалось, светилась. Черный треугольный ковер волос на груди поблескивал редкими капельками. Бугры мышц на руках то напряженно вспухали, то выпрямлялись.
        Она не знала, как долго вот так простояла, любуясь красотой мужского тела. Наконец Стив отложил топор, направился к ручью, зачерпнул воды в большие ладони и осушил эту чашу одним большим глотком. Затем стал полными пригоршнями поливать голову и плечи, смывая пот. Помывшись, ненадолго опустился на колени, поводил пальцами по мелким бурунчикам быстро текущего ручья. Нежность этого жеста совсем не вязалась с мощью мужчины.
        Моника перевела взгляд с рук Стива на глаза и увидела, что он смотрит на нее. На какой-то миг ей показалось, что он провел пальцами по изгибам ее тела, а не по поверхности воды. Горячая волна тут же окатила девушку с головы до ног.
        В этот момент Стив вскочил и пошел к ней. Он остановился так близко, что Монику обдало запахом холодной воды и теплого мужского тела. Можно было даже слизнуть капельки с его кожи. От этой мысли окатывающие ее волны стали еще горячей.
        - О чем ты думаешь? - спросил он низким с хрипотцой голосом.
        Моника оторвала взгляд от сверкающих бриллиантов, рассыпавшихся в густых темных волосах на груди, и посмотрела ему в глаза. Попыталась заговорить, но не смогла. Бессознательно облизнула губы. И почувствовала, казалось даже услышала, как у Стива перехватило дыхание.
        - Думаю? - Вместо слова получился странный короткий всхлип - не то смешок, не то вопль отчаяния. - Когда ты рядом, я почему-то не могу думать. - Она сглотнула, стараясь сообразить, что будет, если собрать ртом капли влаги с его тела, и вдруг выпалила: - Как ты считаешь, может, я буду лучше колоть дрова, если тоже разденусь до пояса?
        Ей хотелось разрядить напряженную ситуацию шуткой. Но Стив совершенно серьезно обвел взглядом пуговицы ее блузки.
        - Чертовски удачная мысль! - пробасил он и коснулся верхней пуговицы. - Почему это я сам не додумался?
        - Я пошутила! - в отчаянии вскрикнула Моника, хватая его за руки и удивляясь, какие они теплые, сильные.
        - Снимай блузку, посмотрим, кто засмеется первым, - сказал он без тени юмора в голосе, но в глазах его играли веселые огоньки.
        Моника застонала от облегчения и одновременно странного разочарования.
        - Пора бы мне перестать! - заметила она.
        - Перестать шутить?
        - Нет! Попадаться на твои шуточки. Все время ты меня ловишь.
        - Малыш, я тебя пока еще ни разу не поймал.
        Моника вдруг поняла, что все еще держит Стива за обе руки, цепляясь словно утопающая. Впрочем, так она себя и чувствовала - падала, тонула, медленно кружилась в ласковых волнах обволакивающей ее нежности.
        - Так как насчет колки дров?
        - Именно это я и предлагаю.
        - Разве?
        - А разве ты не хочешь научиться?
        - Научиться… чему?
        - Как колоть дрова, конечно. Погоди, а тебе что взбрело в голову?
        - Рядом с тобой я теряю голову, - повторила Моника. - Как в нее может что-нибудь взбрести?
        Стив от души заразительно рассмеялся. Моника залилась смехом вместе с ним - ну как тут не посмеяться над самой собой. В словах Стива не было издевки - только поддразнивание, не на что обижаться.
        - Но я научусь делать это лучше, - пообещала она.
        - Что делать?
        - Дразнить.
        Он смерил ее удивленным взглядом, потом одарил улыбкой, от которой у нее ослабли и подогнулись колени.
        - Тебе нравится меня дразнить?
        - Еще бы! - усмехнулась Моника.
        - Это называется заигрывать, - напрямик заявил он. - Многим это нравится.
        Пришел черед удивляться девушке.
        - Так ковбои заигрывают, да?
        - Так заигрывают мужчины и женщины, солнышко. А как это делается там, откуда ты приехала?
        Монике вспомнились взгляды черных глаз, искоса бросаемые из-под опущенных ресниц, колышущиеся пышные бедра, горделивое покачивание грудями…
        - Телом.
        Стив как-то сдавленно крякнул и снова разразился смехом.
        - Я тебе вот что скажу: ты научишь меня, как это делать телом, а я научу тебя колоть дрова.
        - Нет уж! - быстро возразила Моника. - Больше тебе не удастся меня поймать. Я знаю, ты опять начнешь спрашивать, о чем я думаю. Стану рассказывать - рассмеешься. Лучше уж мне сразу язык проглотить.
        - А ты умеешь?
        - Нет, зато могу складывать его пополам. Смотри!
        Моника высунула язык, распластала его, аккуратно сложила так, что боковые края сомкнулись вверху, и спрятала.
        - Еще, - потребовал Стив.
        Он завороженно смотрел, как она забавно складывает язычок.
        - Черт подери! Как бабочка…
        - Какая еще бабочка? - прошептала Моника, пугливо замахиваясь на него.
        - Если столкнешь меня в ручей, сама вымокнешь, - смеясь, увернулся Стив.
        Моника вздохнула.
        - Нечестно пользоваться физическим преимуществом над слабым.
        - С твоей стороны, умно это вовремя заметить.
        - А где же твое чувство справедливости?
        - Отложил вместе с рубашкой. - Стив помолчал, наблюдая, как девушка борется с собой, чтобы не ответить грубостью. - Давай, помогу.
        - В чем?
        - Язычок прикусить. Я ласково. Даже отметины не останется.
        У Моники тут же перехватило дыхание. Любопытство и томление засветились в аметистовых глазах. Но через секунду она вспомнила, что это просто ковбойский юмор.
        - Довольствуюсь тем, что ты поучишь меня оставлять отметины на поленьях, - сказала она серьезно. - Большие и глубокие.
        Моника могла бы поклясться, что на лице у Стива промелькнуло разочарование.
        - Значит, большие и глубокие?
        - Во всю длину полена. Как у тебя получается.
        Стив ухмыльнулся.
        - Можешь не стараться, солнышко. Чтоб рубить, как я, надо и быть таким, как я. - Он посмотрел на заметно вздымающуюся грудь девушки, плавную линию достаточно широких бедер и удивился - как это он мог принять ее за мальчишку? - Ты определенно сложена по-другому…
        - Это к лучшему, - торжественно заявила Моника. - С темной бородой я выглядела бы ужасно!
        В глазах Стива полыхнули смешинки.
        - Посмотрим, что можно сделать с твоей манерой колоть дрова. - И протянул руку.
        Моника, не колеблясь, взяла ее. От жесткой теплой ладони по телу пробежала дрожь.
        - Готова? - спросил он.
        Она хотела было спросить к чему, но решила, что, пока Стив держит ее за руку, готова ко всему.
        - Готова.
        - О'кей! - Он повернулся к ручью. - На три. Раз, два, три!
        Не выпуская руки девушки, Стив сделал для разбега два длинных шага и взвился над сверкающей лентой воды. Без всяких колебаний Моника взлетела в воздух вместе с ним. Смеясь, они приземлились на другом берегу ручья и сразу пошли к колоде. Стив поднял топор одной рукой, другой по-прежнему нежно сжимая руку Моники.
        Глядя в ее оживленные глаза, он вдруг подумал, что давно уже не чувствовал себя в таком ладу с самим собой и миром. Рядом с этой девушкой Стив вдруг вновь обрел способность искренне смеяться, как не смеялся со дня смерти матери. Моника была на нее похожа - так же умела радоваться и делиться этой радостью с другими, отчего все вокруг становилось чуточку ярче и светлее.
        Впервые Стив задумался: а не поиски ли этой редкой способности заставляли его отца заводить бесчисленные интрижки с женщинами, которые только тратили его деньги? Таков и младший брат, успевший к двадцати пяти годам дважды жениться и развестись. Хорошо хоть их сестра Сандра умеет распознавать мужчин, которым только и нужен доступ к банковскому счету Диксонов.
        С Моникой насчет этого можно не беспокоиться. Для нее он бедняк, неспособный купить себе новую рубаху. И тем не менее она смотрит на него восхищенными глазами. От этого ее улыбка казалась Стиву еще прекраснее. И можно не задаваться вопросом, почему ей нравится быть с ним. А это уже само по себе такая роскошь, которую не купишь за деньги. Впервые в жизни он точно знал, что приглянулся девушке просто как мужчина. А это ни с чем не сравнимое ощущение!
        Стив вдруг спохватился, что слишком долго стоит, сжимая теплые пальцы Моники.
        - Ты очень заразительно улыбаешься, - сказал он, протягивая топор. - Возьми двумя руками. Когда я рублю, то держу его за конец топорища. У тебя так не получится. Хватай ближе к головке. Когда заносишь, скользи правой рукой вверх, когда опускаешь - обратно. А левую не отпускай. Дай-ка, я покажу.
        Он продемонстрировал сказанное. Моника старалась не сводить глаз с топора и рук Стива, но этобыло трудно - ее так и притягивала игра мощных плечевых мышц под загорелой кожей.
        - Хочешь попробовать? - спросил он.
        Она едва удержалась, чтобы не спросить что именно. Когда брала топор, коснулась нечаянно Стива и почувствовала не просто тепло его тела. Показалось, будто в нее влилась излучаемая им жизненная сила. Моника мысленно повторила то, чему он ее учил, сделала глубокий вдох, подняла топор и опустила его на полено.
        Топор отскочил, едва царапнув по дереву. Она повторила движение. Опять отскочил. Попробовала еще раз - то же самое. Hичего не получалось.
        - Слушай, давай попробуем вместе. Чтобы ты уловила правильный ритм и замах, - предложил Стив.
        Он встал сзади и так взялся за топорище, что Моника оказалась в объятиях мужчины. Его горячая кожа слегка касалась ее, дыхание колыхало выбившиеся из пучка волосы. При движении грудь Стива прижалась к ее спине.
        У Моники закружилась голова, земля куда-то поплыла из-под ног. Она вцепилась в топорище так, что побелели костяшки пальцев.
        - Моника?
        Она беспомощно глянула через плечо. Стив был так близко, что можно было пересчитать реснички, уловить все оттенки серых глаз. А если ей чуть-чуть приподняться на цыпочках, а ему чуть-чуть наклониться…
        Взяв топор из покорных рук девушки, Стив небрежно вонзил его в колоду.
        - Придвинься, - прошептал он. - Ближе. Вот так.
        Последние слова выдохнул прямо ей в лицо, крепко прижимая Монику к себе. Она ощутила тепло его груди, стальные мышцы рук, потом прикосновение губ. Не рассуждая, тоже положила руки ему на плечи, упиваясь нежной упругостью губ Стива и даже жесткостью щетины на подбородке. Боже, хоть бы это мгновение никогда не кончалось!
        Но вдруг руки Стива ослабли, слегка оттолкнули ее.
        - Что с тобой? - резко спросил он. - Приникаешь ко мне, словно наступает конец света, а когда я тебя целую, не реагируешь. С тем же успехом я мог бы целовать моего коня. Это у тебя такая шуточка?
        Волна смущения окатила Монику, вогнав в краску.
        - Я думала, у тебя.
        - Что? - не понял он.
        - Целовать меня, - пояснила она. - Для тебя ведь это шутка, не так ли? - Она прерывисто вздохнула, прежде чем отважилась сказать дальше: - Ты просто показываешь мне, какая я зеленая, а я стараюсь не портить игру, потому что ты прав, - перед тобой совершенный новичок в том, что касается поцелуев. Мне еще никогда никого не приходилось целовать, кроме родителей. А когда ты целуешь, меня бросает то в жар, то в холод, не могу ни дышать, ни думать… В общем, когда кончишь смеяться, можешь продолжить учить меня колоть дрова, только, пожалуйста, не стой так близко, а то у меня от этого слабеют колени и руки, могу уронить топор. О'кей?
        Закончив свою спотыкающуюся речь, Моника с беспокойством посмотрела на Стива, ожидая взрыва хохота. Но тот не смеялся. Просто глядел на нее, не в силах поверить услышанному.
        - Сколько же тебе лет? - спросил он наконец.
        - Сегодня какое?
        - Двадцать пятое июля.
        - Уже? Вчера мне исполнилось двадцать.
        Минуту Стив стоял неподвижно. Затем осмотрел ее всю - от сияющей короны платиновых волос до пальцев на ногах, проглядывающих из порванных тапочек. Осмотрел пристально, собственническим взглядом.
        - С днем рождения! - пробормотал он, не в силах оторвать глаз от розовых губ. - Знаешь, есть хороший американский обычай целовать в день рождения по количеству прожитых лет. Но, малыш, когда я буду целовать тебя, это будет означать много чего, только уж точно не шутку.
        Моника приоткрыла рот, но не проронила ни слова, с пытливым интересом глядя на Стива. А тот теперь видел невинность там, где раньше хотел отыскать признаки притворства.
        - Никого, кроме родителей? - переспросил он сипло.
        Моника кивнула, не сводя глаз с его губ. Стив взял ее руку, нежно раскрыл ладошку и поцеловал в середину.
        - Это раз. - Дотронулся губами до сгиба большого пальца. - Два. - Прикоснулся к указательному. - Три.
        Его зубы тихонько сомкнулись на бугорке у основания мизинца. Моника застонала. Ей не было больно, просто по всему телу начало разливаться неописуемое наслаждение.
        - Ч-четыре? - спросила она.
        Он покачал головой и потерся щекой о ладонь.
        - На укусы ограничений нет. И на это тоже. - Кончик его языка коснулся чувствительной кожи между пальцами.
        Стив нежно лизнул тыльную сторону ее ладони, потом, захватив губами мизинец, втянул его в рот. Моника задрожала.
        - Тебе нравится? - спросил он.
        - Да, - выдохнула она. - Нравится.
        Стив услышал, как дрогнул ее голос, и подумал, что было бы здорово снова и снова слышать «да», когда он станет целовать каждый кусочек этого нежного тела. А потом она простонет последнее «да», разрешая погрузиться в нее. Стив даже содрогнулся от жгучего желания. А дрожь, пронизывающая Монику и ощущаемая им, отнюдь не способствовала охлаждению пыла.
        - Тебе понравилось чувствовать мои губы на своих?
        Еще не договорив фразы, он увидел ответ во внезапно потемневших аметистовых глазах. Затем густые ресницы опустились, прикрывая предательски расширившиеся зрачки, лицо Моники обратилось к нему с доверчивостью цветка, раскрывающего лепестки навстречу утреннему солнцу. Стив знал, что обязан предупредить Монику, - она не должна доверяться ему так беспредельно: он мужчина, который хочет узнать все тайны ее нетронутого тела, ласкать его, владеть им целиком. Но вместо этого прошептал:
        - Ближе, ближе. Я хочу снова почувствовать, как ты прижмешься ко мне. Ближе… Да.
        Когда Моника выгнулась в его крепких объятиях, у него вырвался хриплый стон. Почти с яростью Стив поймал ее губы и почувствовал, что она удивленно застыла. Тогда, сделав усилие, заставил себя ослабить хватку, прислонился лбом к светлой короне волос, чтобы совладать с дыханием и неудержимой страстью.
        - Стиви! - встревоженно вскрикнула девушка.
        - Все в порядке. - Он приподнял голову и вновь накрыл губы Моники своими. - Позволь мне только… Всего раз… Впусти меня, солнышко. Я буду нежен… Очень.
        Прежде чем она успела сказать хоть слово, Стив вновь коснулся ее губ. Снова и снова он смаковал их нежность, мягко скользил по ним, едва их касался, усиливал нажим так медленно, что Моника невольно привлекла его голову к себе поближе. А почувствовав, что он слегка прикусил ей нижнюю губу, тихонечко застонала.
        - Да, - прошептал он, зализывая невидимые отметинки. - Откройся мне, малыш…
        И опять прошелся по ее губам, лизнув их, словно свои собственные. Моника вздрогнула, приоткрыла рот, потом раскрыла его шире, еще шире, пока не осталось уже никаких преград.
        - Да, - низким тихим голосом сказал Стив. - Вот так. Вот так.
        Она коротко вскрикнула, ощутив его язык, но тут откуда-то из середины живота поднялась горячая волна, грозящая растопить ее всю, словно воск. Моника изо всех сил вцепилась в крепкого, сильного Стива, осознавая только ритм его движений, и подчинилась разрастающемуся в ней пламени.
        Спустя какое-то время Стив выпрямился, нежно прижал к груди девушку, тщетно пытаясь унять дрожь от обуревающего его желания. И вдруг понял, что ее сотрясает такая же дрожь. Невероятно! Эта абсолютная невинность тоже хотела его.
        - Пять, - мечтательно произнесла между тем Моника, прижавшись щекой к его обнаженной груди. - Не дождусь шестого.
        - И я. Даже если умру от этого. Что вполне возможно. - Увидев в глазах Моники озадаченность, Стив невольно улыбнулся. - Ты словно маленький любопытный котенок. Родители никогда не говорили тебе, что кошку погубило любопытство?
        Он не собирался ее соблазнять, пока она не успела прийти в себя. Совесть не позволяла ему совращать женщину, которая даже не знала его имени. Но и сказать ей, кто он, Стив был тоже не в силах. Не желал увидеть, как в прекрасных глазах загорятся долларовые значки.
        Тем не менее, он ее хотел! Хотел так, что его трясло. Нет, нельзя ее трогать! Секс можно получить от тысячи других женщин. Невинной улыбкой улыбалась только она одна.

7

        Тихонько напевая, Моника трудилась над новой рубахой для Стива. Тонкая светло-серая ткань с проблесками голубого и зеленого оттенков, которую она кроила, напоминала цветом его глаза. А Стив, приезжая, все время смотрел на Монику - с момента, как въезжал на Луг на своем вороном коне, и до того, как Черт уносил его по крутой тропе вниз, на ранчо.
        И это было все. Он больше не целовал ее. Не держал в объятиях. Не брал за руку и не предлагал научить пользоваться топором. Словно и не было тех незабываемых мгновений у колоды для рубки дров. Стив по-прежнему шутил, поддразнивая Монику, пока она не начинала краснеть, но никогда к ней не прикасался. Однажды, решившись, она завела разговор о недостающих поцелуях ко дню рождения. Стив мрачно улыбнулся и ответил, что его день рождения не скоро.
        Моника поняла, что он не только не собирается ее больше целовать, но и внимательно следит, чтобы ненароком не прикоснуться. Тем не менее, поднимался на Луг чуть ли не каждый день. Несмотря на его обескураживающую отстраненность, Моника инстинктивно чувствовала - не только красота Луга заставляет Стива проделывать долгий путь наверх по крутой тропе.
        Просто он беден и горд, вот и все, сказала она себе, выкраивая последнюю деталь рубашки. У него нет средств на подарки и развлечения, и он слишком самолюбив, чтобы ухаживать за женщиной, не имея ни гроша в кармане.
        Но вход на вечеринку у босса Дика бесплатный, подумала она через минуту. Тогда почему же Стив ее не приглашает? И тут же нашла этому объяснение: потому что хорошая рубашка стоит денег, а на вечеринки все одеваются нарядно, вот почему. А за эту рубашку не придется платить, и отказаться взять ее он не сможет - она просто взамен той, которую он испортил, когда колол дрова.
        Довольная своей логикой, Моника разложила все, что понадобится для шитья, - иголку, нитки, ножницы. Еще приложит мастерство своих рук. А больше ничего и не требуется. С тех пор как Моника достаточно подросла, чтобы не ронять из рук иголки, шить ей приходилось постоянно. Фасон она сняла со старой рубашки Стива, которую осторожно распорола. По ней и выкроила новую. Единственно, что изменила, - добавила два дюйма в плечах, потому что старая рубаха была узковата, натягивалась на спине, когда Стив работал.
        Вот только где взять пуговицы? Она хотела попросить Роджера купить их, но он приезжал на Луг всего раз в неделю. Потом подумала - как-то неудобно, чтобы он тратил время на покупку пуговиц для другого мужчины. Попробовала вырезать их из дерева, но то, что получилось, вышло слишком грубым для тонкой ткани. И тут вдруг нашла решение - оленьи рога! Превращение их в полезные вещи - дело нехитрое. Резьбой по кости и дереву Моника владела не хуже, чем изготовлением ножей из стекла.
        Для получения пуговиц, кроме терпения, требовалось время и еще раз время. Такой проблемы у Моники не было. На Лугу она вернулась к медленному ритму древнего времени, когда терпение дается легко, потому что спешить абсолютно некуда. Ей нравилось смотреть, как костяшки постепенно обретали форму пуговиц. Нравилось бесконечно полировать каждую из них и думать об удовольствии, которое получат пальцы Стива, когда их коснутся.
        Она сметала рубашку и начала шить. Когда наконец прервалась на ланч, то вспомнила, что поставила воду греться на солнце. Пощупала ее в большом ведре - нашла теплой. Принесла в хижину и вымылась с ловкостью человека, для которого мытье из ведра привычное дело. Затем надела блузку, приобретенную на базаре за полмира отсюда, и шорты, которые сделала по местному обычаю из старых джинсов, отрезав изношенные штанины. В августе на высокогорном лугу было более чем тепло. Моника наслаждалась возможностью походить с голыми ногами.
        Она вышла из хижины, стараясь не смотреть в сторону крутой тропы. Если Стив и приедет, то только к вечеру. Иногда он приезжал всего на несколько минут. Спрашивал, не надо ли ей чего-нибудь привезти, хорошо ли она себя чувствует. Обычно Моника отвечала «нет», потом они немного болтали о Луге, травах и временах года. И смотрели друг на друга глазами, выдававшими чувства, о которых они помалкивали.
        Глянув на свое отражение в оставшейся воде, Моника горько улыбнулась. За время жизни на Лугу, кожа покрылась золотистым загаром, приобрела интригующий оттенок, которого раньше не было. Изменился и рот. Губы стали как-то полнее, влажнее, словно готовились к поцелуям Стива. А он их не касался! По ночам она просыпалась от снов, из-за которых болезненно наливались груди, заставляя тело гореть огнем.
        Моника расплела косы и, забрав ведро с остатками воды, вышла во двор помыть голову. Она наслаждалась обильной пеной и чистой водой, от которой волосы становились легкими, пышными, сверкающими. Девушка тщательно вытерла длинные пряди, затем аккуратно их расчесала. Потом, почувствовав себя разморенной, перетащила через изгородь на Луг постельную скатку, улеглась на нее ничком и рассыпала волосы веером для просушки. От легкого ветерка, теплого солнышка и монотонного гудения пчел, от всего умиротворяющего покоя Луга клонило ко сну. Не в силах бороться с ним, Моника крепко заснула…
        Проскользнув за изгородь на Луг, Стив замер, завороженный увиденным. Он беззвучно выдохнул и в этот же миг понял, что ему надо немедленно повернуться, бежать к хижине, отвязывать Черта и мчаться на ранчо, не оглядываясь. Он знал, если сейчас подойдет и сядет рядом с Моникой, то уже не удержится и коснется ее. А если коснется, не остановится вообще. Он хотел ее так, что не доверял сам себе. Так скажи ей, кто ты!
        Нет! Не хочу, чтобы это кончилось. Никогда еще ни с кем мне не было так хорошо. Если мы станем любовниками, мне придется открыться, а тогда все рухнет.
        Так не трогай ее!
        Но он уже стоял возле Моники на коленях, шелковые волосы скользили меж его пальцев, вытесняя все мысли из головы. Стив осторожно вынул гребень из расслабленной руки спящей девушки, дотронулся до серебристого водопада кудрей. Длинные легкие пряди, как живые, шевельнулись от прикосновений, обвились вокруг рук, приникли к пальцам. Он не выдержал и зарылся в волосы лицом.
        Открыв глаза, Моника увидела сильные бедра Стива, обтянутые джинсами, и свои распущенные волосы, зажатые в его руках. И они были как цепь, которая привязывала ее к нему, а его - к ней. Она медленно повернула голову и поняла, что его лицо погружено в ее волосы. У нее перехватило горло.
        Тут Стив поднял глаза, и Моника лишилась дыхания окончательно. Из-под его соболиных ресниц полыхнула страсть, сумятица чувств и желаний, отозвавшаяся в ней мягким взрывом. Моника посмотрела Стиву прямо в глаза и прочла в них ту самую правду, которую почувствовала в первую встречу. У нее не было никакой защиты от его первобытной страсти, никакой защиты от него самого.
        - Я старался не разбудить тебя, - сказал Стив хрипло.
        - Я не против.
        - А надо бы. Ты слишком наивна, не должна подпускать меня к себе. Ты мне слишком доверяешь.
        - Я ничего не могу с этим поделать, - с тихой решимостью сказала Моника. - Мне суждено стать твоей женщиной. Я поняла это в тот миг, когда обернулась и увидела тебя, сидящим словно древний воин на вороном коне.
        Темные ресницы девушки опустились, заметная дрожь пробежала по ее телу.
        - Нет, - пробормотал он. - Ты меня не знаешь.
        - Я знаю, что ты человек жесткий и достаточно сильный, чтобы меня обидеть, но ты этого не сделаешь. Ты всегда внимателен ко мне, больше, чем многие мужчины к своим женам и дочерям. Я с тобой в безопасности в полном смысле этого слова. А еще я знаю, что ты умен, вспыльчив, весел и горд.
        - Если мужчина не будет гордым и жестким, готовым к борьбе, мир пройдется по нему катком, расплющит, превратит в пыль.
        - И это я тоже знаю, - просто сказала Моника. - Так абсолютно у всех народов, независимо от уровня их цивилизованности. - Она взглянула на Стива, который, склонив голову, нежно водил ее волосами по своей щеке. - Я еще не сказала, что ты также очень красив. А зубы у тебя все свои?
        Стив беспомощно рассмеялся. Он еще никогда не встречал никого, похожего на эту девушку - лукавую, чувственную, честную, умеющую радоваться, будто светящуюся изнутри.
        - Ты не такая, как все, Моника.
        Девушка печально улыбнулась. Действительно, она была не такой, как все, повсюду, куда бы ни приезжала с родителями. Всегда наблюдатель и никогда не участник разноцветного, полного страсти и чувств празднества в человеческом обществе. Моника думала, что в Америке будет по-другому, но по-другому не было. И все же временами, когда Стив находился рядом, она не чувствовала себя неприкаянной.
        Нерешительно, как бы пробуя, Моника обвела кончиком пальца нижнюю губу Стива. Он отшатнулся от возбуждающего прикосновения, не доверяя своему самообладанию. Она уронила руку и отвернулась, не скрывая обескураженности и обиды.
        - Извини. Когда я проснулась и увидела твое лицо в моих волосах… - Голос Моники замер. Со смущенной улыбкой она оглянулась через плечо. - Я неопытна с мужчинами, не умею правильно читать их мысли. Подумала, ты хо…
        Она сглотнула, стараясь понять выражение его лица, но понимать было нечего. Там жили только глаза, полыхающие лихорадочным жаром, который он пытался побороть. Заметив, как Стив стиснул челюсти, Моника решила, что он ничего не говорит, чтобы не выдать себя.
        Она отвернулась, но обнаружила, что все еще связана с ним волосами, пропущенными меж его пальцев. Пытаясь высвободиться, тихонько потянула их раз, потом другой. Постепенно поняла, что мягкая неодолимая сила тянет ее к Стиву. Когда Моника вновь повернулась к нему лицом, он смотрел на нее горящими глазами.
        - Нам надо поговорить, малыш, но не сейчас. Раз, всего лишь один раз в жизни, я хочу узнать, что это такое, когда тебя желают как мужчину. Просто как мужчину по имени Стив.
        - Не понимаю, - прошептала она, когда он склонился над ней, заслоняя собой весь мир.
        - Знаю. Зато ты понимаешь вот это, ведь так?
        И Моника ощутила на губах сладостную твердость губ Стива. Ласковый нажим становился все сильнее, раздвигая ей губы, подготавливая к нежному проникновению языка. На тихом полувздохе она произнесла его имя. Он услышал и почувствовал, как пламя взметнулось в груди.
        - Да? - пробормотал Стив, лаская мягкие губы Моники.
        - Ты хочешь сказать…
        Его зубы чуть сомкнулись на ее нижней губе, голос девушки оборвался. Но эта ласка продлилась всего лишь мгновение - неожиданно Стив отпустил ее.
        - Еще, - попросила она. - Пожалуйста. - И тут услышала, что он смеется. Моника открыла глаза и встретила пристальный взгляд. - Mне не следовало так говорить?
        - Говори все, что тебе заблагорассудится, - сказал Стив хриплым, почти грубым голосом. В висках у него барабанила кровь. - Мне нравится слушать, нравится чувствовать, как ты повторяешь мои движения, нравится знать, что ты меня хочешь.
        Моника притянула к себе голову Стива, прижалась к его губам. Так же нежно, как это сделал он несколько недель назад, обвела кончиком языка их контур, затем с величайшей осторожностью сомкнула зубы на нижней губе. Но почувствовав, что он задрожал, улыбнулась, медленно отпустила.
        - Дрожь - это проявление каких-то чувств, так? - спросила тихо.
        Стив прикрыл глаза и начал считать бешеные толчки пульса. Мысль о возможных любовных утехах с девушкой, столь откровенно чувственной, чуть не отняла у него последнее самообладание.
        Он опасался шокировать, испугать Монику, прежде чем доведет ее возбуждение до крайнего предела.
        - Так ты не?.. - Она коснулась его губ кончиками пальцев.
        - Ты хочешь, чтобы я тебя целовал? - спросил он, открывая глаза и глядя прямо в аметистовую глубь.
        - Да, - выдохнула она.
        - Как ты хочешь? Вот так? - Губы Стива скользнули по ее губам. - Или так? - Он ласково лизнул их. - А может, так? - Теплый влажный язык прошелся по контуру губ, потом между ними, пока Моника, тихонько простонав, не открыла рот навстречу глубокому поцелую. - Ты этого хочешь? - прошептал он.
        Она почувствовала вторжение его языка, тело ее напряглось. Тая, Моника крепче прижалась к Стиву. То, что начиналось как простой поцелуй, сейчас перерастало в удивительное ощущение. Прильнув к Стиву еще сильнее, она забыла о его предупреждении не доверять ему, и сейчас сознавала лишь одно, что находится в его объятиях, а это оказывается еще лучше, чем ей представлялось в грезах. Когда он ненадолго отпустил ее, Моника протестующе вскрикнула, плотнее обвила руками мощную шею. Ей хотелось еще и еще такого же тепла, нежности.
        - Тсс… - Стив ласково куснул ее язычок. - Я никуда не двинусь без тебя. Ты пройдешь со мной каждый дюйм этого пути, даже если я умру от этого. Весь путь до последнего шага.
        Он медленно опустился на одеяло, целуя шелковые волосы и рассыпая их серебристым облаком над головой Моники. Глядя ей в глаза, лег рядом и сначала кончиками пальцев, а потом тыльной стороной ладони погладил по щеке. Моника поймала его руку, сначала поцеловала, а потом довольно чувствительно укусила мозолистую ладонь. В ответ Стив счастливо рассмеялся, разглядывая ее рот и изгиб груди под блузкой. При этом глаза его стали цвета горного хрусталя.
        - Хочешь, чтобы я поцеловал тебя еще раз? - тихо спросил он.
        - Да, - отозвалась она, выдерживая взгляд. - Да, Стив, да! Хочу.
        - Куда? Сюда? - Он коснулся ее губ, и Моника улыбнулась. - Или сюда? - Стив обвел пальцами изящное ушко. Она вздрогнула. - Или сюда? - Скользнул пальцем по шее, задержавшись на сильно бьющейся жилке. - А может быть, сюда?
        Стив погладил ямочку под горлом и опустил руку ниже. Лифчика на Монике не было. Только тонкая ткань блузки скрывала твердый холмик груди. Стив сжал пальцами сосок. Она вскрикнула от изумления и положила свою руку сверху, словно удерживая от такой интимной ласки.
        - Ты этого не хочешь? - мягко спросил Стив, продолжая играть с соском.
        Страсть захлестнула Монику, лишила дара речи. Она лишь тихо простонала и выгнулась навстречу прикосновениям Стива.
        - То-то, - пробормотал он, сильнее сжимая сосок.
        Он слушал ее сладостные вскрики и чувствовал, как от них еще больше напрягается его тело.
        - Скажи мне, чего ты хочешь, малыш. И я тебе это дам. Все до капли, все, что ты только сумеешь вообразить.
        - Я хочу… - начала она и тут же умолкла, потому что Стив вновь потеребил жесткими пальцами сосок, вызывая сладостный трепет во всем ее теле, лишая не только голоса, но и рассудка.
        Моника оставила попытки что-либо сказать. Удерживая руку Стива на груди, вжалась в его ладонь, чтобы он ненароком ее не убрал. Улыбаясь, Стив выдернул руку, прекратив эту сладкую пытку, от которой пылало все тело девушки.
        - Стиви?
        - Да? - спросил он.
        Его пальцы уже расстегнули первую пуговицу блузки, принялись за вторую, третью. Когда он открыл грудь, Моника изумленно вскрикнула.
        - Ты не хочешь, чтобы я тебя раздевал? - спросил Стив.
        - Я… Я никогда… Я не знаю…
        - Зато знает твое тело. Посмотри.
        Моника глянула на грудь. Сладко нывшие соски напряглись, словно молили, чтобы их потрогали снова. Стив вновь охватил их пальцами, и Монику с головы до пят обдало горячей волной.
        - Без одежды будет еще лучше, - заявил Стив и улыбнулся, вслушиваясь в тихие постанывания девушки. - Дай мне посмотреть на тебя, детка. Я не трону тебя, если ты не захочешь. Хорошо?
        Она кивнула, не доверяя своему голосу. Сейчас ей было все равно, что станет с ней делать Стив, только бы томящаяся грудь вновь получила его ласку.
        Он, не торопясь, снял с девушки блузку. Медленно, дразня, провел тканью по твердому, высоко вздернутому кончику груди. И увидел, как прикрылись глаза Моники, услышал ее трепетный вздох, когда теплые струи солнечного света коснулись обнаженного тела.
        - Да, - прошептала Моника и слегка выгнулась. - Да. Солнце очень приятно, но ему далеко до твоих рук.
        Стив едва не застонал от охватившего его желания. Моника оказалась еще прекраснее, чем он ожидал. Прекраснее, чем это вообще казалось возможным. Грудь округлая, нежная, кожа жемчужно-гладкая, а соски - ягодки малины, просто ждут, когда он их попробует.
        Моника заметила, как мучительно сжалось тело Стива, как внезапно застыло лицо, когда он взглянул на ее грудь.
        - Стиви?
        Он вспыхнул, услышав голос, хриплый от той же страсти, что держала его самого уже на последнем пределе. Напрягся так, что с трудом заговорил:
        - Ты меня просто заживо сжигаешь. А ведь я тебя едва коснулся. Твое тело сводит с ума. Хочу услышать, как ты выкрикнешь мое имя, когда я дотронусь до тебя там, где еще никто не трогал. Хочу целовать всю и трогать так, как только мужчина может трогать женщину. Но ты так чертовски невинна, что боюсь тебя перепугать, даже просто поцеловав в грудь.
        Моника и не пыталась отвечать. Сказанное Стивом лишило ее и слов, и дыхания.
        - Ты понимаешь, о чем я говорю? - резко спросил он. - Не о нескольких жарких поцелуях, после чего я уеду вниз на ранчо. Я буду трогать тебя так, как ты даже представить себе не можешь. А когда ты будешь гореть и звать меня, я повторю все сначала, и ты обезумеешь настолько, что позабудешь свое собственное имя.
        Глаза Моники расширились, рот судорожно хватал воздух.
        - И тогда я возьму тебя, а ты меня, и мы сольемся воедино в наслаждении, за которое люди убивают и отдают свои жизни, - хрипло договорил Стив. - Понимаешь? Если я дотронусь до тебя так, как ты жаждешь, ты с этого Луга девушкой не уйдешь.

8

        Моника облизнула пересохшие губы. Слова Стива почему-то вызвали дрожь. До этого она не думала ни о чем, кроме наслаждения от поцелуев. А надо было подумать. Пусть наивна, пусть невинна, но не глупа же.
        - П… прости меня, - беспомощно промолвила Моника, ненавидя себя за то, что причинила ему боль. - Наверное, я веду себя как ребенок.
        Увидев ее напряженное лицо, Стив хрипло ругнулся, резко сел и закрыл глаза. Оставь он их открытыми, опять потянулся бы к ней - поцеловал, схватил, поднял, соблазнил, прежде чем она сообразила бы, что к чему.
        И вдруг он почувствовал на руке ее теплое дыхание, а через мгновение и губы Моники. Она прижала его ладонь к своей щеке. Стив ощутил ее дрожь и неожиданно понял, что Моника охвачена страхом и растерянностью не меньше, чем страстью. Это мгновенно его отрезвило.
        - Тут нет твоей вины, - прошептал он и нежно ее обнял. - Это я виноват. Я знал, куда мы идем. Ты - нет. Вот не знал только, что могу так хотеть женщину, как хочу тебя. Это застало меня врасплох. - Стив провел губами по ее щеке, почувствовав слезы. - Не плачь, детка. Все в порядке. Теперь я знаю тебя лучше. Я не сделаю того, чего ты не захочешь. Можешь получить столько моих поцелуев, сколько пожелаешь. Только не бойся меня. Я ничего не возьму у тебя силой. Ты ведь и сама это знаешь, правда?
        Эти слова успокоили Монику. Но еще больше успокоили ласковые, нетребовательные поцелуи, которыми Стив осыпал ее лоб, щеки, нос и уголки рта. Вскоре она глубоко, протяжно вздохнула и обмякла на его груди. Стив перекинул волосы Моники себе за спину и пожалел, что одет, - не мог ощутить их нежность, как почувствовал их тяжесть. Тогда, повернувшись, зарылся лицом в светлые душистые пряди.
        Моника заметила, какое наслаждение это ему доставило. Она вспомнила, что, когда проснулась, он так же купался в водопаде ее волос. Потом вспомнила, как несколько недель назад он целовал ей ладони, скользил языком между пальцами, нежно покусывал кожу. Представила, что, наверное, так же будет ласкать и все тело… И тут на нее опять нахлынула обжигающая волна. Когда подул ветерок, она даже вскрикнула от его легкого как перышко прикосновения ко все еще обнаженной груди.
        - Моника, - прошептал Стив.
        Повернувшись, она увидела, что он смотрит на ее грудь.
        - Ты достаточно мне доверяешь, чтобы позволить коснуться тебя опять?
        - Да. Нет. Ох, Стив, конечно, я тебе доверяю, но не хочу, чтобы тебе стало хуже. Это нечестно, что ты страдаешь, когда мне так хорошо.
        - Все в порядке, - сказал он бодро, дотрагиваясь до ее колена. Затем его рука прошлась вверх по бедру, талии Моники и замерла над грудью. - Все в порядке, детка! Нам обоим будет хорошо. Если ты этого хочешь.
        - Этого? - переспросила она звонким голосом, раздираемая противоречием между вечным девичьим опасением и лихорадочным жаром, прожигающим тело до самых костей.
        Стив улыбнулся.
        - Если хочешь моей руки, моего рта, пьющего, пробующего тебя на вкус…
        Он наклонился, почти касаясь губами алого бутона. Но не тронул, а подул на него, словно это была свечка на именинном пироге. От такой дразнящей ласки Моника засмеялась и тут же сдавленно вскрикнула, потому что ее грудь оказалась в теплой ладони Стива. Однако он по-прежнему не замечал напряженного розового кончика, будто не знал, как тот жаждет ласки.
        Моника бессознательно приподнялась, чтобы сократить расстояние между его ртом и своей грудью. Стив повернул ее и вновь распростер на одеяле. Затем сгреб массу в беспорядке разметавшихся волос и запустил левую руку в их шелковистое тепло, наматывая потихоньку на пальцы. Голова Моники от этого запрокинулась, спина выгнулась дугой, белоснежные груди с розовыми сосками приблизились к лицу мужчины.
        - Вот так, детка - пробормотал Стив, понуждая ее придвинуться еще ближе к его рту. Медленно-медленно склонился над грудью, но не спешил касаться ее, невзирая на молчаливую мольбу Моники. - Да, выше. Так тебе понравится еще больше. А значит, и мне.
        Она чуть приподнялась, достав наконец соском губ Стива. Тогда он коснулся его жарким, влажным кончиком языка. От этой неожиданной ласки Моника выгнулась, словно туго натянутый лук. Его правая рука скользнула вниз, под нее, обнимая и поддерживая, а рот медленно поглотил сначала тугой розовый кончик, потом целиком бархатистый кружочек груди. Зубы Стива превратились в нежные тиски, заставившие ее извиваться от наслаждения. Она вонзила ногти в мощные плечи и начала при каждом выдохе выкрикивать имя Стива в такт движениям его языка, горячо ласкавшего то одну, то другую грудь, но воспламенявшего все ее тело.
        - Не останавливайся, - простонала она, извиваясь под Стивом от пульсирующих ударов в сосках. - Пожалуйста, не останавливайся!
        Жадный поцелуй в губы оборвал эту мольбу. Моника с жаром ответила на него, желая вжаться в Стива всем телом и сотрясаясь от этого желания. Он с силой надавил на нее животом, грудью, плечами, чтобы остановить ее безумные метания, медленно преобразить их в ритмичную поступь акта любви. Моника не протестовала. Она хотела этого не меньше, чем он. Никогда еще ничего ей не хотелось так сильно! И тут почувствовала, что его бедра устраиваются у нее между ног, властно их раздвигая. Внезапно Стив прижался к низу ее живота. Моника вскрикнула, испугавшись нового ощущения.
        - Тихо, детка, тихо, - сказал он, стараясь унять собственное волнение. - Все в порядке. - Не выпуская ее из объятий, повернулся на бок, принялся нежно поглаживать шею, спину, ягодицы. Такая ласка скорее успокаивала Монику, чем разжигала в ней страсть. - Вот так, солнышко. Обними меня. Спешить некуда. Сейчас мы только двое на всем белом свете. И время в нашем распоряжении.
        Голос Стива был мягок и тих, несмотря на то, что тело его при каждом прикосновении девичьей груди пронизывала дрожь. Он расстегнул свою рубашку и едва удержался от стона, когда налитые соски девушки погрузились в густой ковер волос на его груди. Давно взбунтовавшаяся плоть уткнулась в обтягивающие джинсы, но Стив изо всех сил старался не обращать внимания на ее настойчивые требования. Помнил - Моника в своей невинности и искренности заслуживает гораздо большего, чем торопливые действия плохо владеющего собой мужчины.
        - Ты такая красивая! - обдал он теплым дыханием ухо девушки. Затем осторожно куснул его, наслаждаясь тем, что Моника не устраняется от ласк. Погладил по спине, прижимая к себе, потер грудью о грудь. - Тебе нравится чувствовать меня?
        Моника растерянно засмеялась. Она больше не пугалась неожиданных ощущений, которые охватывали ее. Зато испытывала любопытство, беспокойную неутоленность чувств, преображающее все вокруг наслаждение.
        - Чувствовать тебя - приятнее всего на свете. А тебе нравится…
        Она умолкла, потому что в этот момент колено Стива оказалось у нее между ног, вновь раздвигая их. Теплое твердое мужское бедро прижалось к мягкому телу. Моника непроизвольно вскрикнула, посмотрела на Стива затуманенными глазами. Ощущение было не столь острым, как в первый раз, но все равно непередаваемо приятным.
        - Нравится что?.. - переспросил Стив, не прекращая движений между ее бедер, давая возможность Монике привыкнуть к такой ласке.
        - Т… тебе нравится, когда тебя трогают? - с трудом выговорила она срывающимся голосом.
        - Да. - Он поцеловал ее. - Хочешь меня потрогать?
        - Да, но…
        - Но?
        - Я не знаю как, - призналась Моника, закусив губу. - Я хочу, чтобы тебе было так же хорошо, как мне от того, что ты делаешь.
        Стив на мгновение прикрыл глаза, борясь с желанием притянуть ее руки к твердой жаждущей плоти.
        - Если мне станет еще лучше, - заявил он почти грубо, - все может кончиться, - и лукаво улыбнулся. - Прикоснись ко мне. Где угодно. Везде. Трогай, как только захочется. Мне это просто необходимо, детка. Ты не представляешь, как я в этом нуждаюсь.
        Моника поднесла дрожащую руку к его лицу. Очертила пальцами темные дуги бровей, нос, мочку уха. Услышав, как он судорожно вздохнул, прикоснулась к ней ртом. Затем с изяществом кошки обвела кончиком языка всю ушную раковину и ощутила, как Стив содрогнулся.
        - Тебе это нравится, - заключила Моника.
        - О, не знаю! - ответил он. - Почему бы тебе не попробовать еще разок?
        Она озадаченно взглянула на него, улыбнулась.
        - Дразнишь?
        - Нет, детка. Это ты меня дразнишь.
        Моника сомкнула зубы на мочке уха, переняв эту ласку у Стива, а он застонал.
        - Мне перестать тебя дразнить? - встрепенулась она.
        - Спроси через часок.
        - Часок? - удивилась Моника. - Люди могут вынести столько наслаждения?
        - Не знаю, - сознался он, - но стоит умереть ради того, чтобы это выяснить.
        Следующие слова Моники прозвучали невнятно, потому что губы ее были заняты исследованием его шеи, но Стив не стал уточнять. Просто повернул голову, чтобы было удобнее. А через мгновение отодвинулся, быстро скинул рубаху и, не глядя, отшвырнул ее в сторону. Однако, когда вновь обернулся к Монике, испугался. Она уставилась на него так, словно сроду не видала обнаженного по пояс мужчины.
        - Надеть обратно? - тихо спросил Стив.
        - Что?
        - Рубаху. Надеть обратно?
        - Ты замерз?
        Низкий звук, вырвавшийся у Стива, мало походил на смех.
        - Ни черта подобного! Просто у тебя такой удивленный вид…
        - Я вспоминала тебя у ручья. Ты плеснул воду на грудь и плечи, а когда выпрямился, капельки сверкали на солнце, как бриллианты. Мне очень хотелось их слизнуть. Тебе это понравилось бы?
        - Деточка, - прошептал он.
        Потрясенный признанием, Стив поцеловал ее, лаская медленными движениями языка. Наконец, понимая, что его самообладание на пределе, неохотно отпустил. Распластавшись на одеяле, заложил сплетенные руки под голову, чтобы пальцы не тянулись к розовым кончикам груди Моники, и хриплым голосом спросил:
        - Насколько у тебя хорошая память?
        - Говорят, очень хорошая.
        - Закрой глаза и вспомни каждую капельку воды, которую видела на мне. Сможешь?
        Прикрыв глаза и мечтательно улыбаясь, Моника ответила:
        - О, да!
        - Тогда они твои, все до одной. Остается их только взять.
        Она взглянула на распростертого перед ней Стива. Он посмеивался, но в глазах было столько ожидания ее ласки, что у Моники перехватило дыхание. Она склонилась к нему, и оба вздрогнули, когда ее губы коснулись его тела.
        - Тут была одна, - сказала девушка, целуя ямочку под шеей. - И здесь… и здесь, - продолжала она, передвигая губы от ключицы к центру груди. - И туткрохотная серебряная капелька.
        Розовый язычок коснулся середины груди, пробравшись к горячей коже сквозь густые колечки волос. Стив закрыл глаза.
        - Капельки скатились до самого пояса, - объяснила Моника.
        - О господи, надеюсь, что так.
        Она улыбнулась и продолжила ласки, пробуя губами и языком упругость его кожи. Дойдя до пояса, остановилась. Стива так и подмывало сказать, что вода просочилась в одежду, скатилась до самых пят. Но Моника уже осыпала поцелуями плоский живот над самым ремнем.
        Стив плотнее переплел пальцы под головой, чтобы не потянуться к девушке. А она, дотронувшись губами до пупка, медленно поднялась обратно к плечам. У него вырвался вздох разочарования.
        - Ты пропустила несколько капель, - заметил он.
        - Да? Где? Здесь? - спросила Моника и коснулась языком ключицы.
        - Ниже.
        - Здесь? - Ее губы захватили и шаловливо потянули курчавые волосы на груди.
        - Уже ближе. Теперь чуточку вправо.
        - Вправо от тебя или от меня?
        - В любую сторону, солнышко. Ты найдешь.
        Внезапно Моника поняла.
        - Конечно. Как я могла забыть, что вода собралась здесь?
        Она отыскала губами плоский сосок и стала ласкать его языком, как это он делал с ней.
        Вскоре Моника обнаружила, что под мышкой волосы у Стива нежны как пух. Их необычайная мягкость заворожила ее. Пальцы вновь и вновь возвращались к ним, в то время как рот терзал маленькую жесткую каплю соска. Не в силах долго выносить эту сладкую муку, Стив разомкнул руки, обхватил и притянул Монику так, что она оказалась сидящей на нем верхом. Только глянул на полностью обнаженную грудь, как кончики ее напряглись. Стив понял, что Моника хочет его прикосновений не меньше, чем он.
        - Стиви?
        - Иди ко мне, малышка моя, - прошептал он.
        Она медленно наклонилась, груди легли ему прямо в ладони. Пальцы Стива отыскали соски, заставив Монику содрогнуться от неожиданного наслаждения. Вскрикнув, она стала непроизвольно извиваться в руках Стива, а он все подтягивал и подтягивал ее вверх по своему телу. Наконец Моника увидела, как приоткрылся его рот, мелькнули на мгновение зубы, а потом и язык опалил сосок, унося всю ее в плен жаркой ласки. Она со стоном распростерлась на теле Стива, отдаваясь во власть любви.
        Не переставая ласкать грудь, Стив провел руками по пышным ягодицам Моники, слегка вжимая в них пальцы. От этой новой ласки она вся обмякла, растаяла. А длинные мужские пальцы все продолжали бродить по телу то вверх, то вниз, заставляя ее трепетать. Просунув большие пальцы под нижний край импровизированных шорт, Стив дотронулся до обнаженного тела.
        - Стиви! - вскрикнула Моника, почувствовав, что его пальцы продвинулись еще выше.
        - Что? - пробормотал он, поворачивая голову, чтобы приласкать другую грудь.
        - Я… как пьяная.
        - И я тоже, детка.
        - И ты?
        - Ну конечно!
        Моника успокоенно засмеялась.
        - Это… хорошо?
        - Нет, - ответил он, продолжая играть ее грудью. - Это больше чем хорошо. Это просто невероятно и чертовски сексуально. Всю свою жизнь я скучал по тебе и даже не знал об этом.
        Моника ахнула от нового прикосновения Стива к соску. А в это время другая его рука двинулась дальше между ее ног, ладонь легла на пах. По телу тысячью осколков разлетелось новое наслаждение. Моника беспомощно зашевелилась, осыпая Стива водопадом сияющих волос.
        - Это место, где живет бархатная лихорадка, - прошептал он прямо ей в губы. - Ты чувствуешь ее жар, солнышко? Горячий, сладкий и прекрасный…
        Моника задрожала под его ладонью, а Стив тихонько застонал. Ее тело ответило лучше всяких слов.
        Вот и застежка шорт перестала преграждать ему путь. Затем последовал звук расстегивающейся молнии. Ласково, неотвратимо его пальцы потянули шортики вниз. Моника не произнесла ни звука, когда по ногам скользнула ее последняя одежка. Теперь девушка лежала на Стиве совершенно обнаженная, открытая солнцу и мужскому взгляду, пылавшему ярче небесного светила.
        - Стиви?
        - Тише, детка. Все в порядке, Я не сделаю ничего неприятного тебе.
        Моника прерывисто выдохнула и расслабилась, тесно прижавшись к нему.
        - Вот-вот, - пробормотал Стив. - Просто расслабься и наслаждайся солнышком, пока я буду наслаждаться тобой.
        Уже через несколько мгновений стеснительность обнаженной девушки исчезла под лучами солнца и нежными мужскими руками. Она вздохнула и даже потянулась. Ей неудержимо захотелось погладить Стива так, как гладил он ее, но, когда пробежала руками от его плеч к талии, наткнулась на джинсы.
        - Так нечестно, - сказала она.
        - Ничего, переживу, - не понял Стив.
        - Я про твои джинсы.
        - А что с ними такое?
        - Они мне мешают!
        Секунду стояла напряженная тишина. Потом Стив спросил.
        - Ты уверена?
        - Да, - просто ответила Моника. - Совершенно!
        Стив застыл - он наконец-то понял, о чем говорила Моника.
        - Это не обязательно, - проворчал он.
        - Я так хочу доставить тебе наслаждение!
        Не выпуская Монику из объятий, Стив повернулся на бок и нежно ее поцеловал.
        - Ты уже приносишь мне наслаждение, - сказал он хрипло.
        Потом встал, снял сапоги, носки, расстегнул пряжку ремня и посмотрел на Монику.
        Она лежала на боку, волосы разметались в беспорядке, розовые соски выглядывали из-под бело-серебряных прядей. Внизу виднелся бледный треугольник коротких кудрявых волосиков.
        - Тебе еще не поздно передумать, - сказал Стив, не зная, говорит ли он то, что думает.
        Моника улыбнулась.
        Не сводя с нее глаз, Стив расстегнул молнию джинсов, стащил их вместе с трусами. Отбросив одежду в сторону ногой, встал затаив дыхание и моля бога, чтобы Моника оказалась готова к возможному потрясению. Еще никогда в жизни он не возбуждался так сильно. Ему хотелось, чтобы это порадовало ее так же, как его самого, но она была невинна, он боялся испугать девушку.
        Глаза Моники раскрывались все шире и шире, пока не превратились в аметистовые озера. Она смотрела, как бешено бьется кровь в жилке на виске Стива, на горле и гораздо ниже, там, где жестко выдавалась плоть.
        Он отвернулся, потянулся за только что снятой одеждой.
        - Нет! - запротестовала Моника, привстав на колени в облаке разлетающихся волос. Обвила его ноги руками, прижалась лицом к бедру. - Я не боюсь. Я видела мужчин почти без ничего, но не… не… Это просто поразило меня.
        Стива била мелкая дрожь от прикосновения шелковых волос.
        - Это? - осипшим голосом переспросил он.
        Подняв глаза, Моника посмотрела ему в лицо и вдруг поняла, что инстинкт ее не обманывает: Стив никогда не обидит ее, как бы велика ни была его страсть.
        - Вот это, - сказала она и легонько провела щекой по всей длине его твердой, торчком стоявшей плоти. - Вот что меня поразило.
        - Детка, - прошептал Стив, падая на колени, потому что ноги перестали его держать. - Ты меня до смерти доведешь. Я не могу дождаться.
        Его руки пробрались сквозь занавес длинных волос, обхватили сзади бедра, приподняли и придвинули их поближе. У нее захватило дыхание от этих рук, которые двигались вниз, проникая с каждым разом все дальше между ног, чуть сильнее их раздвигая.
        - Знаешь, каково мне было, когда ты потерлась о меня щекой? - спросил Стив, куснув ее ухо, а потом лизнув его кончиком языка.
        - H-нет.
        - Вот так, - прошептал он.
        Его ладонь плавным движением прошла вниз по ее животу, пальцы раздвинули тугие завитки в поисках влажного, невероятно нежного уголка тела. Моника едва удержала готовый вырваться стон. С каждым скользящим движением пальцев Стива она дрожала все сильней. Закрыв глаза, покачивалась перед ним, как цветок на ветру.
        - Обними меня за шею, - прошептал он, проникая в нее дальше, готовя к предстоящему гораздо более глубокому соединению их тел.
        Моника слепо повиновалась, прильнула к нему, вцепилась в него, потому что сейчас только он единственный был реален в том зыбком мире, который все быстрее и быстрее кружился вокруг. Она не испытывала ни неловкости, ни смущения от все возрастающей интимности его ласк, потому что первобытный жар, разбуженный Стивом в ее теле, сжигал ее всю.
        - Вот так, детка. Держись за меня покрепче и следуй за мной. Я знаю, куда мы идем.
        Отыскав чувствительный бутончик, скрытый в мягкой плоти Моники, Стив принялся его возбуждать. Теперь девушка открыто стонала при каждом его круговом движении, чувствуя, как по телу расходятся мерцающие жаркие волны. Наконец ей показалось, что больше этого не вынесет, - чаша наслаждения переполнилась.
        - Да, - сказал он, куснул ее за шею так, что остались крохотные отметинки, и стал возбуждать Монику своей твердой плотью. - Еще раз, детка. Еще. Раздели со мной все. Так будет легче и тебе, и мне, нам обоим. Вот так. Да.
        Моника едва слышала его слова. Они обволакивали ее, соединяли со Стивом так же верно, как его крепкие руки. Он приподнял девушку, затем бережно уложил на одеяло. Стив лежал меж ее ног, не касаясь влажной плоти, пробужденной им к жизни. Глаза Моники открылись, голова беспокойно, лихорадочно зашевелилась.
        - Стиви?
        - Я здесь. Я весь здесь. Этого ты хочешь?
        - Да, - прошептала она, протягивая руку вниз, чтобы дотронуться до его интимного места, как раньше он трогал ее.
        Стив содрогнулся, прикрыл глаза. Ощущение маленькой руки Моники, охватившей плоть, оказалось более волнующим, чем можно было представить.
        - Детка, - прошептал он, - позволь мне…
        Он накрыл рот Моники губами со всем пылом заживо сжигающей страсти. Когда языки их соприкоснулись, начал медленно входить в нее, пока не почувствовал преграды.
        - Стиви! - прошептала она. - Стиви…
        Он скользнул рукой между их соединенных тел и продолжил ласкать девушку, медленно покачивая бедрами.
        Внезапно Моника застонала от жара, исходящего от руки Стива и его твердой, тугой плоти. Он медленно заполнял ее собой, бережно продвигаясь, пока наконец по ней не растеклось наслаждение, столь сильное, что она полностью в нем растворилась. Ей хотелось сказать, что она больше не вынесет этого, что она сейчас просто умрет, но он все ласкал ее, толчками двигаясь в ней. Потом застыл, смакуя мучительное удовольствие от полного погружения.
        - Моника, - простонал Стив. - Детка…
        Ее глаза медленно открылись, затуманенные, еще не вернувшиеся в реальный мир.
        - Я думала… думала, это будет больно, - тихо призналась она.
        - Оно и было, - хрипло ответил он. - Но боль потонула в таком наслаждении, что ты ее не почувствовала. А сейчас больно?
        Он опять медленно задвигался. У нее вылетел короткий вздох - его имя.
        - Еще, - попросила она. - О, Стив, еще. Или тебе от этого не так хорошо?
        - Хорошо? - Стив содрогался, полностью погружаясь в Монику и выходя из нее. - Этого… словами не передашь. Идем со мной, детка…
        Он двигался, мучительно оттягивая завершение, сдерживаясь изо всех сил. Никогда еще Стив не чувствовал ничего, что могло бы сравниться с жаром бархатного тела Моники, никогда не испытывал такой глубокой разделенности физической любви. И даже не подозревал, что способен на такое мощное всепоглощающее чувственное возбуждение, которое испытывал сейчас. Хотелось, чтобы это никогда не кончалось.
        Ее крик сообщил ему, что она уже переступила грань восторга и зовет его. Он желал прийти к ней и одновременно желал остаться там, где был, раздувая сильнее пылающий огонь. И вдруг пронизанная цветными сполохами тьма закружила его, тысячи невидимых искр ударили по натянутым до предела нервам, возвещая, что он тоже достиг предела, вершины, апогея наслаждения. С громким хриплым стоном Стив изогнулся, до упора погрузился в жаркое тело и подчинился сладкому неистовству, требовавшему немедленного высвобождения.
        Его последней ясной мыслью было, что он солгал, потому что не знал, куда они идут. Моника привела его туда, где, как ему казалось, он еще никогда не был - в райские кущи…

9

        Моника вздохнула и аккуратно распорола крохотные стежки, над которыми корпела последний час. Думала не столько о правильном натяжении нити, сколько о Стиве - вот и результат. Шов получился слишком затянутым, морщинил тонкую ткань. Пришлось немало потренироваться на лоскутках, прежде чем начали получаться эти скрытые швы, которые она впервые увидела, распоров старую рубашку Стива. Монику восхитила их аккуратность: нигде не было видно ни одного необработанного кусочка. Ей хотелось, чтобы и в новой рубашке не осталось ничего незаконченного - ни внутри, ни снаружи.
        Так оно и будет, несмотря на то, что из-за таких швов прибавилось работы. А найти время для шитья нетрудно. На Лугу Диксона времени вообще не существовало - была лишь сверкающая ясность лета. Если бы не рост трав, которые она фотографировала с неизменной регулярностью, течение времени было бы незаметно.
        Мысль о травах напомнила, что надо бы свериться с самодельным календарем. Моника взглянула на подоконник единственного в хижине окна, где выстроились в рад шесть камешков. Сегодня будет седьмой. Пора снова делать снимки. И солнце уже начинало потихоньку заливать окно - значит, перевалило за полдень. На Луг вот-вот может приехать Стив. Она не хотела, чтобы он застал ее за шитьем. Новая рубашка должна быть для него сюрпризом.
        Моника улыбнулась, представив, как Стив обрадуется подарку. Конечно же, будет доволен, потому что сможет повезти ее на бал к боссу Дику. Последнюю неделю он все порывался что-то сказать, и каждый раз останавливался, будто не знал, с чего начать. Она подозревала - он или пытался ее пригласить на этот бал, или хотел объяснить, что ему неловко туда идти в поношенной одежде. Последний раз, когда опять начал разговор, тут же его и оборвал. Как хотелось сказать, что ей все равно, дорогие на нем одежды или такие потрепанные, что сквозь них просвечивает тело, лишь бы быть с ним рядом! Но он не дал ей договорить. Тут же прикрыл рот нетерпеливым поцелуем, и вскоре она позабыла обо всем, охваченная страстью.
        При воспоминании о пылких объятиях Стива у нее задрожали руки. Иголка выскользнула из пальцев. Моника подобрала ее, сделала глубокий вдох и решила, что пока лучше прекратить шитье. Еще, чего доброго, уколется, кровь попадет на светлую ткань.
        Неожиданно тишину нарушило лошадиное ржание. Моника вскочила, но увидела, что по старой дороге для повозок поднимаются два всадника. И хотя один конь был вороной, она знала, что седок - не Стив. Он приезжал на Луг всегда один. И сколько бы здесь ни оставался, в это время больше никто не приезжал.
        Моника на миг застыла от этой мысли. А, кстати, почему Стив обычно в одиночестве? Роджер всегда с Джеком. Блэйн с Коротышкой или с кем-нибудь еще из работников ранчо.
        Как правило, ковбои задерживались ровно на столько, чтобы успеть перекусить и справиться о ее здоровье, после чего прощально приподнимали шляпы, торопливо уезжали, словно чувствовали, что где-то возле самого Луга их отъезда нетерпеливо дожидается Стив. Или это все плод ее фантазий?
        - Й-о, Моника! Вы в доме?
        - Сейчас выйду, Роджер, - отозвалась она, торопливо укладывая недошитую рубашку на полку в кладовке.
        - Хотите, я костер разведу?
        - Буду рада. Я еще не ела. А как вы с Джеком?
        - На ваш хлеб у нас всегда аппетит, - откликнулся Джек.
        Моника вышла из хижины и в нерешительности остановилась, потому что оба ковбоя уставились на нее.
        - Что… Что-нибудь не так? - спросила она.
        Жестом, напоминавшим поклон, Роджер снял шляпу.
        - Прошу прощения. Мы не хотели глазеть. Вы всегда носили косы вокруг головы, а сейчас они у вас распущены и так сияют… Бог мой, вот это да! Так, наверное, выглядела Ева на заре человечества.
        Моника покраснела, удивляясь откровенному восхищению Роджера.
        - О, спасибо. - Автоматически потянулась к волосам, закрутила их в толстый жгут, чтобы уложить на затылке и закрепить кусочками полированного дерева, служившими ей шпильками.
        - Не стоит из-за нас прятать такую красотищу - сказал Роджер.
        - Выбора нет, раз я собираюсь готовить у костра.
        - Это вы в точку попали, - согласился он, водружая шляпу на голову и разочарованно наблюдая, как исчезают в гладко уложенном пучке отливающие серебром прядки.
        - Аминь, - добавил Джек. - Длинные волосы и костер могут понаделать кучу неприятностей. Босс Дик нам никогда не простит, если что с вами случится.
        Моника замерла.
        - Босс Дик?
        Роджер бросил на Джека сердитый взгляд и вновь обернулся к девушке.
        - Босс Дик всегда следит за здоровьем людей, которые у него работают. Он нам особо велел присматривать тут за вами, раз вы совсем одна и все такое. Вы такая птичка-невеличка…
        - Ой, - заморгала глазами Моника, - это вовсе необязательно, хотя заботливость приятна.
        - Прошу прощения, - сказал Джек, - но очень даже обязательно. Мы, ковбои, все приняли слова босса Дика близко к сердцу, а особо этот Стив. Чего уж там! Последнее время он, небось, чуть не каждый день подымается глянуть, как вы тут.
        Моника покраснела и опустила глаза, не заметив, как свирепо зыркнул на приятеля Роджер.
        - Мы с ребятами порешили, что он, должно быть, к вам неровно дышит, - продолжил Джек, не обращая внимания на предупреждение Роджера. - Прямо чудеса! Он такой нелюдим, и вообще… Да чего там, готов поспорить, что…
        - Ты вроде хотел есть, - решительно перебил его Роджер.
        - …мы вас увидим на балу, так, что ль? - докончил Джек, улыбаясь во весь рот.
        Моника подумала, что ее опять разыгрывают, но не могла догадаться, в чем подвох. Разве что Джек будет рад поглядеть, как нелюдим Стив приглашает женщину на бал?
        - Не рассчитывайте, что он меня пригласит, - сказала она, вынудив себя улыбнуться, и, сойдя с крыльца, прошла между ковбоями к костру. - Как вы только что сказали, он нелюдим. Потом, не у всех есть деньги для выходной одежды.
        - Вы это про что? У босса Дика деньжат хватит, чтоб… Ух ты, черт, Роджер! Ты же у меня на ноге пляшешь!
        - Это у тебя язык больно расплясался, - пробормотал Роджер.
        - Что за бредятину ты… - На серьезном лице Джека появилось понимание. - Ох, ты! Вот идиотство! Что за смысл в шутке, если и поддеть нельзя.
        - Вот босс Дик тебя подденет! Своим кулачищем. Усек? - Роджер стрельнул взглядом в сторону Моники. Та склонилась над кострищем, раздувая угольки. Затем пригнулся к Джеку и, понизив голос, сказал: - Слушай, необузданный! Ты лучше оставайся там внизу, покуда босс Дик не закончит шутку. Испортишь ему забаву, ищи тогда себе какое-нибудь ранчо отсюда подальше. А что скажет об этом Бетси, когда вы уж второго маленького ждете, как ты думаешь, а?
        - Вот идиотство, - расстроенно пробормотал Джек. - Если шутка затягивается, все веселье пропадает.
        - Это дело босса Дика. А твое - не разевать кормушку, разве чтоб туда жратву закидывать.

        Бумаги завалили весь рабочий стол Стивена. На каждом листе была наклеена маленькая желтенькая записка с детальной разработкой требуемых действий. Стив покосился на одну из них и, обнаружив, что не может разобрать своей же торопливо нацарапанной записи, чертыхнулся. Схватил новую пачку желтых квадратиков и начал писать, но тут же в ручке кончилась заправка. Он с отвращением запустил ею в металлическую корзинку.
        - Первым делом осенью возьму помощника, - проворчал Стив. - Давно пора это сделать.
        Но он этого не делал. Потому что был полон решимости вести дела ранчо сам. Чтобы никто не мог сказать, что Гордон Стив Диксон не заработал своих денег. К сожалению, возрождение ранчо из того близкого к краху состояния, в котором оно ему досталось, отнимало огромное количество времени. Прежде Стива это не беспокоило, поскольку личной жизни у него не было. Женщины, находившие дорогу к его дверям, отвлекали от работы лишь настолько, насколько это было необходимо для удовлетворения простой физической потребности. Родительский дом он не стремился часто посещать. Длинные лекции отца насчет необходимости продления рода Диксонов служили для этого серьезным препятствием.
        Стивен уставился на бумаги и подумал: а не поднять ли просто-напросто телефонную трубку и не заказать ли какого-нибудь счетовода, как он заказал бы полтонны овса. И нечего возиться со всякими собеседованиями, проверками рекомендаций и прочими процедурами, которые в первую очередь и удерживали его от того, чтобы нанять бухгалтера! Просто найдет какую-нибудь фамилию, договорится по телефону и выйдет через пару минут из кабинета с сознанием завершенного дела. Вороной уже, наверное, нетерпеливо поглядывает через изгородь в загоне, поджидая седока.
        Нет, пожалуй, сегодня Стив перед ним не появится. Если не привести в порядок хоть часть этой писанины, счета ранчо сплетутся в такой клубок, что его потом никогда не распутать - даже осенью, когда ничего больше не будет, кроме работы в доме. Нахмурившись, Стив прогнал мысли о конце лета. На Лугу, рядом с Моникой, он никогда не думал, что чему-то может прийти конец. Там не существовало времени. Моника была там всегда и всегда будет. Потому что в ней самой есть нечто извечное, вневременное, завораживающее и неодолимо захватывающее. Может, ее способность радоваться? А может, просто умение жить всецело настоящим, полностью отдаваясь каждому мгновению? Время в его понимании было для нее бессмыслицей. Не было вчера, не было завтра, не было ничего, кроме бесконечного сияющего настоящего.
        И все же конец лета придет, и Моника уедет. Он это знал, хотя возле девушки отказывался в это верить. Там, на Лугу, все выглядело иначе. А здесь его постоянно грызла совесть за обман и сокрытие того, что он владелец Луга Диксона, а никакой не бедный ковбой без прошлого и будущего. Но кем бы он ни был у себя на ранчо, там, в высоте горного Луга, все тускнело под ослепительно ярким солнцем по имени Моника. И что бы он ни делал - беседовал ли, положив голову ей на колени, о коровах и пастухах, или глубоко погружался в нее, окрыленный ее страстными вскриками, с ней он обретал особенный мир, не укладывавшийся в обычные границы времени и пространства.
        Вот почему всякий раз, когда он собирался назвать ей свое полное имя, слова застревали в глотке. С каждой встречей то, что они разделяли вместе, приобретало для него все большую и большую ценность, стало настолько дорого, что теперь даже от одной мысли, что это можно потерять, было невыносимо. Скажи он правду - она взглянет на него и увидит чужого Гордона Стивена Диксона-третьего вместо ставшего близким ковбоя по имени Стив. И время тут же остановится, повернет вспять. А это и так будет достаточно скоро, в конце лета, когда она уедет и на Лугу снова станет пусто. Как и в его сердце.
        Нет, ничего он не станет ей говорить. Так и так проиграет. Каждый день украден им у времени, пока он молчит. Лето, увы, кончится, но пусть кончится в положенный срок. Ни секундой раньше…
        Зазвонил телефон, прервав его размышления. Потянувшись к трубке, Стив спохватился, что уже полчаса, не видя лежащих перед ним бумаг, думает о женщине. И вдруг шевельнулось страстное, острое как нож желание оказаться с Моникой. К чертовой бабушке все счета! Я должен быть с ней. Осталось так мало времени…
        Телефон не умолкал.
        - Алло, - крикнул Стив.
        - Господи, ну и рык! Ты еще там не кусаешься?
        - Привет, сестрица! - Он улыбнулся. Сандра - единственный член семьи, звонку которой он был всегда рад. - Как там с твоим последним ухажером?
        - Забавно. Забавней некуда.
        - Уже? Так быстро?
        - Даже еще быстрей. Мы и обеда заказать не успели, а он уже завел разговор о моей семье. А я назвалась маминой девичьей фамилией. И вот сижу я себе, Синдерелла Райан, внимая ухаживаниям…
        - Синдерелла? Золушка? Это ты-то? - перебил, рассмеявшись, Стив.
        - А то нет! Такое имечко должно что-то значить. Правда?
        - Ну, еще бы!
        - Так я его ж к доске пришпилила вместе с другими букашками моей коллекции, - мрачно сказала она. - Они все умнеют, но честнее не становятся.
        Стив понял - сестра говорила об охотниках за состоянием. Он презирал их всех, мужских особей - особенно.
        - Приезжай жить со мной, Золушка! Я буду их для тебя препарировать. Я таких за десять миль чую.
        - Вот хорошо бы папе так.
        - А что, он опять вляпался?
        - По уши.
        - Не говори, попробую догадаться, - сказал Стив. - Высокая брюнетка, классический бюст, осиная талия, крутые бедра. Одета как топ-модель.
        - Когда ты ее видел? - удивилась Сандра.
        - Я ее не видел.
        Сестра помолчала, потом грустно рассмеялась.
        - Да, он предсказуем. Правда?
        - Ничего удивительного! Мама была высокая, темноволосая, красивая. Он все еще ищет ее копию.
        - Кто с ней сравнится? У этой мозгов не больше, чем горчицы в гамбургере!
        Стивен улыбнулся. Сандра была вылитая мать - высокая брюнетка с пышной фигурой и ясным умом.
        - Кстати о женщинах… - продолжила сестра.
        Засмеявшись, Стив отодвинулся с креслом от стола и водрузил на бумаги ноги в ковбойских сапогах. Ему вдруг пришло в голову, что Сандра и Моника понравились бы друг другу. От этой мысли улыбка тут же сошла с его лица, потому что сестра никогда не получит возможности познакомиться с Моникой.
        - …моя соседка по комнате в колледже. Ты ведь помнишь ее? Милда Эванс?
        - А? - вновь включился он в разговор.
        - Стиви, братик мой дорогой, страшилище моих детских дней, мой звонок тебя-таки разбудит. Проснись! У тебя там через неделю прощальное гулянье, проводы лета, или как это называется? Бал. Правильно?
        - Правильно, - сказал он с улыбкой.
        - Ну вот. Через неделю я приезжаю к тебе на ранчо, - продолжила Сандра, четко выговаривая слова, словно ее брат с трудом понимал английский. - Привожу с собой Милду Эванс. Между прочим, после колледжа она заработала жуткую кучу денег. Стала фотомоделью. Ты еще слушаешь?
        Внутренняя система защиты четко оповестила Стива о тревоге.
        - Красивая и богатая, да?
        - Да.
        - Нет! Добро пожаловать в любое время, Золушка, но свои замашки свахи оставь дома.
        - Хочешь сказать, что мои подруги - нежеланные гостьи на твоем ранчо?
        Он открыл рот, чтобы возразить, но остановился, побежденный.
        - Сандра, ты моя любимая сестра и…
        - Единственная, к тому же, - вставила она.
        - Может, хватит меня уговаривать?
        - Ну, раз ты так вежливо просишь, буду рада…
        - Я тебе должен сказать…
        - Заткнись! - оборвала сестра, удачно выбрав момент.
        Стивен вздохнул.
        - Сандра, пожалуйста. Никакого сватовства. О'кей?
        Последовала короткая пауза, потом вопрос:
        - Ты что, серьезно?
        - Да.
        - Нашел в конце концов себе кого-то?
        У него сжалось сердце.
        - Стиви? Ты меня слышишь?
        - Добро пожаловать на бал, сестренка, - ответил он серьезным тоном. - Привози свою, как там ее, если это доставит тебе удовольствие. Я даже буду с ней вежлив. Обещаю.
        - Стиви, какая она?
        - Черт, Сандра, это же твоя подруга, не моя. Почем мне знать?
        - Нет. Не Милда. Та, которую ты нашел.
        Он закрыл глаза и вспомнил, как выглядела спящая на Лугу Моника, укрытая сияющими серебристыми волосами.
        - Имя ей Женщина… И она не существует, - тихо произнес Стив, - в нашей реальности. Она живет вне времени.
        После долгой паузы Сандра сказала:
        - Не понимаю. Не знаю, радоваться за тебя или нет. Ты так печально говоришь.
        - Радуйся. Хоть на время я узнал, что это такое, когда тебя любят просто за то, что ты - это ты. Она думает, что я всего лишь ковбой взаплатанных джинсах и рубахе с потертыми манжетами, и ей наплевать. Обращается со мной так, словно я ее осыпал бриллиантами, а я ей не дал вообще ничего.
        - Кроме себя самого.
        Стив закрыл глаза.
        - Другим женщинам этого всегда было мало.
        - И мужчинам, - тихо добавила сестра, вспомнив собственное болезненное открытие, что не столько она сама, сколько ее деньги влекли к ней человека, которого она любила. - Я рада за тебя, Стиви. Сколько бы это ни продлилось, я за тебя рада. Мне не терпится ее увидеть.
        - Прости, сестренка. Расписанием это не предусмотрено.
        - Ее не будет на балу? Ах, да! Конечно. Она же не знает, кто ты. Черт!
        Он улыбнулся, несмотря на шевельнувшуюся в нем боль.
        - Она не придет, даже, если я ее приглашу. У нее нет денег, чтоб купить приличный складной ножик, не говоря уж о вечернем платье. Мне-то все равно, в старых джинсах она или в шелках, но я скорей дам руку на отсечение, чем заставлю ее почувствовать себя неловко.
        - Так купи ей платье. Скажи, что выиграл деньги в покер.
        - А она скажет, чтоб я лучше купил себе новую рубаху. Причем абсолютно искренне.
        - Бог ты мой! Она что, святая?
        Стив подумал о чувственном наслаждении, которое ему доставляла Моника, о ее мягких губах и горячем языке на своем теле.
        - Святая? Нет! Просто слишком практичная. Не позволит тратить деньги на одноразовое платье, когда ее мужчина так беден, что не в состоянии купить себе новой рубахи.
        - Я хочу с ней увидеться!
        - Извини. Лето и так скоро кончится. Я тебя, конечно, люблю, сестренка, но не настолько, чтоб пожертвовать хоть часом, проведенным с ней. И только, чтобы удовлетворить твое любопытство.
        Сандра пробормотала нечто, чего брат предпочел не расслышать. Потом вздохнула.
        - Как же она выглядит?
        - Пару часов назад Роджер мне сказал, что так, наверное, выглядела Ева в раю.
        Он, конечно, умолчал, как при этом чуть не сбил Роджера с ног за одно то, что он осмелился глазеть на Монику.
        - Роджер так сказал? Святые угодники!
        - Представь, и с большим уважением…
        - Угу. Разумеется. Если ты, братец, этому веришь, пойди-ка проверь уровень своего умственного развития. Для Роджера нормальное состояние - состояние вожделения!
        - Я же не говорю, что он сказал только с уважением. Просто в ней есть какая-то наивная чистота, перед которой бессильны все его обычные подходы.
        Сандра рассмеялась.
        - Этому я верю! Только кто-нибудь поистине невинный мог не знать, кто ты такой. Где она жила - в Тимбукту?
        - Помимо прочих мест.
        - Каких, например?
        - Путешествовала по всему миру.
        - По курортам шастала? Как же тогда вышло, что она тебя не раскусила?
        - Сандра, я не…
        - Так нечестно, - перебила она, не дослушав. - Как она выглядит, ты не говоришь, как ее зовут, не говоришь, и где живет, не говоришь…
        - Но я же сказал тебе. Она живет в мире, в котором не существует времени.
        - А ты ее где встретил?
        - Именно там.
        - Где не существует времени? - Сандра поколебалась, потом задумчиво спросила: - И каково там, вне времени?
        - У меня нет слов…
        Сандра на минутку закрыла глаза, борясь с клубком эмоций, которые вызвал в ней странный голос брата.
        - Бог ты мой, Стиви! Ты должен быть счастлив, а у тебя голос… унылый.
        - Зима наступает, сестренка. В конце этой недели в нашем высокогорье ожидаются заморозки. Нынешнее лето слишком короткое.
        - И ты будешь скучать по своему Лугу. Ты поэтому грустишь, да? - Сандра знала, какое успокоение обретал брат на высокогорном Лугу, которому дал возможность вернуться в первозданное состояние.
        - Да. Я буду по нему скучать. - Серые глаза Стива вдруг остановились на вершине горы, вздымавшейся за Лугом Диксона. - Прости, мне разговор кое о чем напомнил. Надо отвезти туда кассеты, пока не стемнело.
        - Намек поняла, особенно такой тонкий, как канат. Увидимся в конце той недели!
        - Буду ждать, - ответил Стив.
        Он повесил трубку, сгреб со шкафа пакет с кассетами и широким шагом устремился к конюшне. У него возникло чувство, что время пошло все быстрее и быстрее, стремительно приближая конец нежданного летнего счастья. Чувство было настолько сильным, что Стив испугался.
        Что-то случилось. Она поранилась или узнала, кто я такой на самом деле. Что-то не так. Что?
        На протяжении всего пути вверх по крутой тропе его не покидало предчувствие нависшей опасности. В лихорадочном нетерпении он понукал коня, словно испытывая его резвость и выносливость. Наконец показалась осиновая ложбинка, он выехал к хижине. Никто не ждал его у костра.
        Пришпорив Черта, Стив погнал его туда, где изящным зигзагом шла по Лугу изгородь из жердей. И вдруг краешком глаза уловил какое-то быстрое движение. К нему бежала радостная Моника. Он соскочил с коня, сделал три быстрых шага и поймал ее в объятия. Зарывшись лицом в серебряное облако распущенных волос, он крепко прижал к себе девушку, упиваясь ее теплом и убеждая себя, что лето не кончится никогда.

10

        Моника поглядела на «календарь». Пять камушков. Потом взглянула на длинноногого гнедого мерина, терпеливо ждущего в ложбинке меж осин. Лошадь ей предоставили после того, как она ушибла ногу, переходя ручей босиком, и застенчиво попросила Джека одолжить ей лошадь, чтобы посмотреть, как там дела за изгородью. Позволив Монике немного проехаться под бдительным надзором, Роджер с Джеком поразились ее умению держаться в седле. И надавали кучу советов, как лечить ушибленную ногу.
        В тот же вечер перед заходом солнца на Луг внезапно приехал Стив, пригнав на поводу гнедого по кличке Проныра. Он тоже оценивающе понаблюдал за ездой Моники, одобрил и ворчливо сказал, что боссу Дику давно надо было дать ей лошадь. Теперь, если что понадобится, она спокойно может приехать к ним вниз, а случись что серьезное, если и на лошадь сесть не сможет, так достаточно просто отвязать Проныру. Он непременно вернется на ранчо не хуже почтового голубя.
        Солнечные лучи на подоконнике подсказали Монике, что уже не меньше двух часов пополудни.
        Он больше не приедет сегодня, и ты это знаешь, сказала она себе. Потому что босс Дик заставляет всех готовиться к балу.
        Стив уже был на Лугу рано утром. На рассвете ласками, нежной настойчивостью, он заставил ее тело дрожать как в лихорадке. Затем занялся с ней любовью, заставляя сгорать от страсти и начиная все снова и снова, доводя до безумия, обучая той неоглядной близости, которая отодвигала прочь остальной мир.
        От воспоминаний о жарких, любящих, трепетно-нежных поцелуях Стива у Моники задрожали руки. Он заставил ее почувствовать себя обожаемой возлюбленной, богиней.
        Дрожащими руками Моника подняла коричневый бумажный пакет, оставленный возле двери. Утром, когда восход темным золотом окрасил загорелую кожу Стива и высветил пламя наслаждения в его глазах, она чуть не отдала ему рубашку. Но хотелось, чтобы в ней не было ни малейшего изъяна, а она еще не успела как следует ее отгладить старинным чугунным утюгом, который отыскала в кладовке хижины. Чтобы отчистить эту старину, понадобилось невероятное терпение и изобретательность. Но дело того стоило. Теперь рубашка была прекрасно выглажена. Обновка радовала глаз.
        В десятый раз Моника заверила себя, что босс Дик не рассердится, если она воспользуется его лошадью для поездки на ранчо, не вызванной острой необходимостью. Луг от ее отсутствия не пострадает. Все фотографии и записи в книге сделаны. Конечно, босс Дик поймет…
        Хватит уверток, твердо сказала она себе. Стив предупредил, что в ближайшие дни не сможет приехать на Луг, а бал послезавтра. Если я не отдам ему рубашку сегодня, он вообще не сможет меня пригласить.
        Моника глубоко вздохнула и с пакетом в руках пошла седлать лошадь.

        Эту корову с бельмом на глазу Стив поливал такими словами, от которых покраснели бы скалы. Но корова скалой не была, ему ее было жалко.
        - Босс Дик! Вы здесь? - завопил Роджер.
        - А где же еще, черт подери! - рявкнул Стив, разозлившись, что ему опять мешают. - Вожусь битый час…
        Из-за встреч с Моникой он так запустил дела, что теперь работники ранчо каждые десять минут прибегали к нему за решением вопросов, которые следовало бы утрясти еще несколько недель назад.
        - Все с этой глупой коровой? - спросил Роджер.
        - Ни черта подобного. Мастерю дурацкую салфетку из бумаги.
        Роджер заглянул в стойло, как раз в тот момент, когда далеко не чистый хвост с убийственной точностью хлестнул хозяина по лицу. С неподдельным интересом ковбой выслушал все, что босс Дик думает о коровьих предках, ее привычках и умственном развитии, узнав заодно и о том месте, куда буренка, несомненно, угодит после смерти. Одновременно босс не переставал смазывать многочисленные раны и порезы, которые эта старая дура заработала в упорных попытках протиснуться сквозь колючую проволоку.
        - Она, верно, твердо решила уйти с того пастбища, а? - заметил Роджер.
        Стив заворчал и в очередной раз приложил к коровьей шкуре тампон.
        - Тебе от меня чего-то надо или так просто зубы полощешь?
        - Звонила ваша сестра, - быстро сказал Роджер. - Ваш отец приедет, если только у него не будет заседания и он не опоздает на утренний самолет. Вам придется встретить его в городе. С ним едет куча приятелей. Человек восемь, как я понял. Мисс Сандра пыталась его отговорить, но ей это не удалось. Его приезд неотвратим, как смерть и налоги.
        Закрыв глаза, Стив едва сдержал желание двинуть под дых ковбою, принесшему плохую новость.
        - Замечательно, - процедил он сквозь зубы. - Просто замечательно. - И тут ему пришла мысль, от которой губы растянулись в злорадной усмешке. - Я прямо-таки вижу сияющее личико его любимой крошки, когда до нее дойдет, что танцевальный зал - это просто конюшня…
        Роджер весело улыбнулся.
        - Да, на это стоит поглядеть. Сколько уже ваш папаша тут не был?
        - Десять лет.
        - Кой-чего с тех пор изменилось.
        - Грязь осталась грязью, и коровьи лепешки все так же липнут к сапогам.
        - Босс, это никогда и не изменится.
        Стив последний раз провел тампоном по правому боку коровы и перешел к левому.
        - Она так порезалась, что проще было б довести дело до конца и зажарить старую чертовку на вертеле, - заметил Роджер.
        - Мы об нее все зубы обломаем.
        Роджер ухмыльнулся. Он знал, что у хозяина к этой одноглазой корове сентиментальная привязанность. Она отелилась самой первой, когда Стив купил ранчо. С тех пор каждый год телилась двойней, причем все телята были на загляденье. Несмотря на уродство коровы, босс Дик считал ее своим счастливым талисманом.
        - Я звонил доку Лонгу, - сказал Стив. - Когда он заштопает взбесившегося жеребца у Нельсона, подъедет сюда.
        - А что, он опять проломился сквозь забор?
        - Хренушки! Сквозь стенку конюшни.
        - Господи! Настырный жеребчик.
        - Какой-то идиот привязал кобылу с течкой прямо у стенки.
        Роджер тихо рассмеялся. Снаружи кто-то звал босса Дика громкими воплями.
        - Пойди глянь, чего надо, - сказал Стив, увертываясь от очередного взмаха коровьего хвоста.
        Роджер вышел и почти тут же вернулся.
        - Коротышка хочет знать, на какую глубину копать яму под вертелом.
        - Что? Он же из Техаса, в конце-то концов!
        - Из Оклахомы. Сын биржевого маклера. Но из него вышел неплохой работник. Лучше с лошадьми управляется только Джек.
        Стив вздохнул.
        - Скажи ему, должна быть такая дырка, чтоб бычок поместился.
        Покачав головой, он снова принялся за коровий бок. Но, прежде чем кончил обрабатывать раны, его прерывали еще раз шесть. Похоже, при подготовке к балу никто не мог обойтись без указаний хозяина.
        Наконец Стив выпрямился, расправляя затекшие мышцы на спине, и направился к здоровенной фаянсовой раковине, которую поставил, когда строил коровник. Смыл с себя грязь, потеки лекарства и с тоской подумал о Монике там, на высокогорном Лугу. Но сколько бы мысленно ни менял порядок предстоявших на сегодня дел, не мог выкроить несколько часов, чтобы съездить туда еще раз и заключить ее в объятия.
        Внезапно его охватила ярость, что из-за работы, он не может побыть с Моникой. Мрачно насупившись, прошел обратно вглубь коровника, чтобы бросить напоследок взгляд на старую корову. И обнаружил, что за время его отсутствия она приготовила ему подарочек. Чертыхаясь, он схватил навозную лопату - ведь в раны могла попасть инфекция.
        - Стиви? Ты здесь?
        Поначалу ему показалось, что это чудится. Стив рывком повернулся и увидел нежданную гостью, стоящую в широком проходе.
        - Моника! Какого черта ты здесь делаешь?
        Она резко повернулась на звук его голоса. Улыбка на лице быстро погасла при виде выражения лица Стива. Он захлопнул за собой дверцу стойла и направился к девушке. Ее пальцы крепче вцепились в пакет, который она держала в руках.
        - Я знаю, как ты занят, и не хочу, чтобы у тебя были неприятности с боссом Диком, - торопливо сказала Моника. - Просто у меня тут есть кое-что для тебя. Я хотела отдать тебе это, так что спустилась и… - Она сунула ему в руки пакет. - Вот, потом посмотришь.
        На какой-то миг он так поразился, что мог лишь стоять и молча глядеть на Монику, но тут затянувшееся молчание нарушил раздавшийся со двора звонкий голос Джека.
        - Босс Дик! Йо, босс Дик! Вы тут?
        - Здесь! - автоматически отозвался Стив.
        Глаза Моники расширились. Ничего удивительного, что Стив так потрясен. Босс Дик где-то тут поблизости, а его ковбоя отвлекают от работы. Моника достаточно наслышалась о характере хозяина ранчо, и ей не хотелось сделать Стива мишенью для хозяйских выпадов. Она тревожно оглянулась вокруг.
        - Коротышка хочет знать, на какую глубину будут класть угли, у Черта отскочила подкова, а Роджер велел вам сказать, что доку Лонгу еще надо посмотреть кобылу с коликами, и уж потом приедет зашивать вашу одноглазую идиотку, - выпалил Джек, входя в коровник. После яркого солнечного света в полутьме помещения он ничего не видел. - Да где хоть… А, вот вы где! Коротышка уверяет, что видел гнедого, которого вы дали Монике, он там, за конюшней. Хотите, я проверю?
        - Нет, - коротко сказал Стив.
        - Точно? А если Проныра ее сбросил или… - Голос Джека сошел на нет, потому что глаза уже привыкли к тусклому освещению, и он увидел Монику, стоящую перед Стивом. - Ох ты, господи! Мой длинный язык! Я, правда, извиняюсь, босс Дик.
        Ответа Стива Моника не слышала - она была почти в шоке.
        - Ты… - Во рту пересохло. Судорожно сглотнув, она вгляделась в напряженное, унылое лицо Стива. - Ты - босс Дик?
        - Да, - ответил он жестко.
        Моника попыталась привести в порядок разбегающиеся мысли.
        - Я… - Но голос отказал совсем, и она лишь беспомощно махнула рукой.
        - Извиняюсь, босс Дик, - промямлил Джек. - Я, правда, не хотел портить вам шутку.
        Стив не обратил внимания на его слова. Он смотрел на Монику и ждал, когда любовь и страсть в ее глазах уступят место денежным подсчетам.
        Зато она хорошо услышала Джека и побелела как мел. А еще ей вдруг вспомнились самые первые слова Стива, обращенные к ней: «Ты совсем особенная, девочка. Если удовлетворишься бриллиантовым браслетом, вместо обручального кольца, нам вместе будет неплохо какое-то время».
        Господи, какая же она дура!
        Он прямо сказал, что ему нужно, а она поддалась одиночеству, тоске и придумала себе красивую мечту: бедного ковбоя по имени Стив.

«Я, правда, не хотел портить вам шутку».
        Слова Джека вновь и вновь звучали в голове Моники, отметая все остальное.
        Шутка, шутка, просто шутка… Шутка с самого начала. Стив был боссом Диком, покорителем женских сердец, мужчиной, который не желал угомониться и подарить своему отцу наследника, боссом Диком, у которого столько денег, что он их уже не считает. Как и женщин.
        Взгляд Моники упал на пакет, в котором лежала новая рубашка. Сейчас девушка и представить себе не могла, что Стив подумает об обновке, изготовленной столь примитивным способом, имеющей тысячи недостатков ручной работы. Стежки лежали далеко не идеально, петли не одинаковые по размеру, пуговицы простецкие…
        Краска залила щеки Моники, когда она вспомнила о пуговицах, сделанных из оленьего рога, отполированных вручную. Ей хотелось найти слова, чтобы объяснить, что ничего плохого она не имела в виду, что просто не знала, кто он, иначе никогда не решилась бы… Но тут девушку пронзила новая мысль.
        Ничего удивительного, что Стив не пригласил ее на бал. Он ведь не ковбой. Он владелец ранчо. А зачем ему там девчонка, у которой ни денег, ни нормального образования и чьи светские манеры приобретались у первобытных костров? Он просто пошутил над ней.
        И все же ей хватило самообладания удержаться от безумного истеричного смеха. Она поняла, что если даст волю чувствам, то очень скоро ее смех превратится в крик боли. А так не годится. Она сейчас в цивилизованном мире, где принято сдерживать эмоции. И этому светскому навыку обязана научиться. Немедленно. Сию же минуту.
        Еще Моника знала, что не сможет улыбнуться и поздравить Стива с успешным розыгрышем. Потому что слишком бесхитростна для этого. Такой всегда была, такой и останется. Простой и открытой, как тот Луг, живущий по естественным законам природы. И вот что ей сейчас нужно - щедрое безвозмездное тепло этого зеленого прибежища.
        Моника повернулась и бросилась вон. Подбежав к Проныре, вскочила на него с ловкостью человека, с малолетства привыкшего ездить на неоседланных лошадях. В ответ на нетерпение седока, конь круто развернулся, но в этот миг мощная рука схватила повод, заставив гнедого остановиться.
        - Стой, старина! Ну, тихо, тихо! - произнес Стив, сдерживая попытки коня вырваться. И только когда Проныра, всхрапнув, успокоился, поднял глаза на девушку.
        Осунувшееся лицо Моники было неестественно белым. У нее вообще был вид человека, получившего неожиданный удар и теперь искавшего способ избежать новых ударов. Отвернувшись от Стива, она глядела вдаль на вершину за Лугом Диксона, изнывая от нестерпимого желания умчаться прочь. И вдруг Стив понял, что сейчас Монике больше всего хотелось бы оказаться на Лугу, где отсутствует время, где царят тишина и покой. Ему хотелось того же. Но теперь Луг был для него потерян, выбит из рук ковбоем, не умеющим держать язык за зубами.
        Он выругался. Моника отшатнулась и попыталась овладеть поводом. Ничего не вышло. Пальцы Стива не шелохнулись.
        - Я сто раз пытался рассказать тебе все, - хрипло произнес он.
        Моника опять потянула за поводья. Они не поддавались. Поняла - ей не удастся попасть на спасительный Луг, не поговорив сначала со Стивом. Угрюмо глядя в сторону, она произнесла:
        - Пытался, но не рассказал. - И даже попыталась улыбнуться, хотя из этого ничего не вышло. - Ведь рассказать - означало испортить шутку. Я понимаю. Теперь…
        - Никакой шутки не было! Но после того как мы стали любовниками…
        Стив увидел, как при слове «любовники», Моника вздрогнула, краска бросилась ей в лицо. В этот момент она была такой уязвимой, такой беззащитной! Невинной. Хотя уже не невинна. Он отобрал у нее невинность. Нет. Она сама отдала ему. Разве не так?
        Она стала любовницей ковбоя по имени Стив. А я - босс Дик. Почему я ей не сказал?
        Проклиная себя и заодно весь мир, распаляясь от угнетающих мыслей все сильнее, Стив нырнул под голову коня и, сделав шаг, оказался лицом к лицу с Моникой.
        - Не знаю, почему я чувствую себя таким виноватым, черт побери! - рявкнул он. - У меня была веская причина не говорить тебе, кто я такой!
        - Да, конечно, - без всякого выражения произнесла она, по-прежнему глядя поверх головы Стива на вершину горы. И опять тихонько потянула поводья. Без толку. - Могу я ехать или ты хочешь забрать свою лошадь?
        Осторожные вежливые слова Моники еще больше разозлили Стивена.
        - Ты знаешь, почему я не сказал! И нечего тут разыгрывать невинность! - сердито бросил, он одной рукой стискивая поводья, другой - бумажный пакет.
        - Да. Из-за твоей шутки.
        - Не было шутки! И тебе это распрекрасно известно, черт побери! Я не говорил, кто я такой, потому что не хотел увидеть в твоих глазах жажду денег вместо любви! Так какого дьявола я должен чувствовать себя из-за этого виноватым? А теперь, прежде чем мне ответить, потрудись понять еще кое-что. Я знаю, ты приехала в Америку искать мужа, который жил бы, как твои родители, или у которого хватило бы средств, чтобы тебе не понадобилось привыкать к отсчету времени по минутам. - Стив видел, как от каждого его слова Моника приходит все в большую и большую растерянность, но это лишь сильнее распаляло его злость. - Ты не подготовлена к жизни в нормальном, мире и знаешь это, - продолжил он резко. - Первобытное исчисление времени не годится для Америки двадцатого века. Вот ты и отправилась охотиться за каким-нибудь богачом или антропологом, а кончила тем, что отдалась мне, хотя я был беден и уж наверняка не собирался корпеть над изучением первобытных племен. Я взял то, что ты предложила, и никогда ни черта тебе не обещал, ни насчет женитьбы, ни насчет чего-то еще. Так что хватит строить из себя оскорбленную
девочку. Ты знала, что лето кончится, с ним и я, а потом ты спустишься вниз и уедешь, чтобы броситься в объятия этого заумного антрополога, которого доктор Мэрлок тебе подыскал.
        Стив не спрашивал себя, почему от одной мысли о том, что Монику ждет какой-то мужчина, сердце его сжималось, а разум кипел от убийственной ярости. Он не задавался вопросом о своих чувствах - слишком был зол от сознания, что нечто дорогое ускользает из его рук. А он так нуждался в Монике! Как в воздухе. И боролся за нее, как боролся бы за глоток воздуха. И все равно нес потери - он терял Монику. Стив знал, что так будет, но не думал, что так скоро и так больно. Это приводило его в бешенство.
        Поводья медленно поползли из его сжатой ладони.
        - Нет! - рявкнул он и сильнее сжал их. - Поговори со мной, черт побери! Не уезжай так, словно меня вообще не существует!
        Моника взглянула на Стива.
        Он ожидал, что глаза девушки выдадут ее расчетливость и страсть к деньгам. Но не увидел ничего, кроме той же самой тьмы, которая окутала его собственную душу. В глазах девушкибыла боль, утрата, горе. Но странно - не было гнева.
        Его отсутствие озадачило Стива.
        - Я ничего не знаю ни про какого заумного антрополога, - сказала Моника, тщательно подбирая слова. Она не сердилась, потому что не могла себе этого позволить, не потеряв полностью контроля над собой. - Родители послали меня сюда, чтобы я нашла себе мужа, но я не за этим ехала. Хотела выяснять, кто я. Ведь я не принадлежала ни к одной из тех культур, среди которых росла. Всюду была всего лишь белой пришелицей, знающей чересчур много чужих традиций, чужих богов, чужих привычек. Я думала, что мое место должно быть здесь, в Америке, где съехались люди всех цветов кожи и где традиции - это то, что создают семья и общество, и то, что людей поддерживает. Но ошибалась. Мне не место здесь. Это, наверное, я заумная. А то, что бедная, - не беда.
        - Ты ничего не говоришь о нас, обо мне, о тебе, - холодно заметил Стив.
        Моника закрыла глаза от пронзительной душевной боли, лишившей ее последних сил.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты обижена и расстроена, потому что я тебя обманул! А я зол, как сто чертей, на всех и себя самого. Но помимо этого между нами ничего не изменилось. Я смотрю на тебя и хочу тебя так, что едва стою на ногах. И с тобой, вижу, происходит то же самое. Мы нужны друг другу. Ничего не изменилось.
        Моника посмотрела на жесткую линию рта Стива, серое пламя глаз и поняла, что он прав. Даже сейчас, когда ее убивала боль, она желала его так, что от этого кружилась голова.
        Стив увидел это ответное желание и почувствовал, что начинает постепенно расслабляться. Конец лета придет… но еще не сегодня. Не в эту минуту. Он снова мог дышать. Шумно и длинно выдохнув, Стив выпустил поводья и переложил руку на мягкую изношенную ткань джинсов, обтягивающих бедро Моники.
        - Во всем этом недоразумении есть нечто хорошее, - сказал он. - Теперь у тебя нет никаких причин не приходить на бал.
        Как только Стив упомянул о бале, Моника вспомнила о несчастной рубашке, спрятанной в пакете, который он все еще держал в руке. И вдруг поняла, что может вынести все, только не то, как он взглянет на эту рубашку и увидит всю скудость ее средств.
        - Спасибо, это очень любезно с твоей стороны, - быстро сказала она, - но я не умею танцевать. - И улыбнулась, молча умоляя понять, что отказывается не из гордости и не от гнева. Просто она на балу не к месту и сознает это.
        В это время от конюшни послышался голос Роджера, окликавшего босса Дика. Стив свирепо выругался себе под нос.
        - Я научу тебя танцевать, - постарался сказать он ровным голосом.
        Она медленно покачала головой.
        - Да, научу! - воскликнул Стив.
        - Йо! Босс Дик! Вы в конюшне? - вопил Роджер. - У вас на проводе Хьюстон.
        - Тебе лучше пойти, - сказала Моника, снова мягко потянув за поводья.
        Стив снял руку с ее бедра и схватил уздечку.
        - Не раньше, чем ты согласишься прийти на бал.
        - Босс Дик? Йо! Босс Дик! Вот дьявол, да где же вы?
        - Мне кажется, это не очень удачная мысль, - торопливо сказала Моника. - Я действительно ничего не знаю ни об американских обычаях, ни…
        - Начхать на обычаи! - рявкнул Стив. - Я тебя на танцы приглашаю, а не вести наблюдения за старинными обычаями туземцев!
        - Босс Дик! Йо!
        - Да иду же, черт подери!
        Конь нервно затоптался от этого рыка. Стив только успел ухватить поводья покрепче и уставился на Монику.
        - Ты придешь на бал, - твердо сказал он. - Если у тебя нет вечернего платья, я куплю его.
        - Нет, - быстро сказала она, вспомнив предложение подарить ей бриллиантовый браслет, если она доставит ему удовольствие. - Никаких платьев. Никаких бриллиантовых браслетов. Ничего. У меня есть все, что мне нужно.
        Стив начал было возражать, но увидел бледное застывшее лицо Моники и понял, что споры бесполезны.
        - Прекрасно, - натянуто согласился он. - Приходи в своих чертовых джинсах. Мне все равно. Если не захочешь танцевать, мы будем слушать музыку. Для этого, кроме пары ушей, ничего не требуется, а они-то у тебя уж точно есть. У меня не будет времени заехать за тобой на Луг. В последние недели я слишком много тут отсутствовал. Если не примусь теперь за работу, то бала не будет, да и ранчо, кстати, тоже.
        Моника печально улыбнулась, заметив приближающегося с одной стороны Роджера, а с другой поспешающего трусцой Джека - люди слетались к Стиву, как пчелы на мед. Его слова о том, как много времени он потерял на объяснения с ней, утешали и тревожили одновременно. Ковбой Стив мог так тратить время, босс Дик явно нет.
        - Я пришлю за тобой Роджера завтра днем, - сказал он. - Пораньше.
        Нерешительно, понимая, что совершает ошибку, Моника кивнула. Она не могла устоять перед возможностью еще раз увидеть Стива, как не может вода удержаться на вершине холма, а не сбежать по склону вниз.
        На душе у Стива заметно полегчало, он даже как-то обмяк и искательно посмотрел на Монику, надеясь увидать в ее глазах тепло и радость, которые никогда не покидали их.
        - Детка! - произнес он тихо, погладив по бедру костяшками согнутых пальцев, все еще державших бумажный пакет. - Я жалею, что не рассказал о себе раньше. Я просто не хотел, чтобы… что-то изменилось.
        Моника снова кивнула и слегка дотронулась до руки Стива, выхватила пакет и, вскочив на коня, пустила его в галоп. Стив осознал все это с опозданием - Проныра был уже недосягаем.
        - Моника!
        Она повернулась, лицо ее было белее снега.
        - Разве ты не проделала весь путь, чтобы подарить, мне пакет?
        Моника покачала головой и крикнула, стараясь, чтобы ее голос звучал весело:
        - Это для ковбоя по имени Стив. Он живет на Лугу. А здесь - босс Дик.
        У Стива снова что-то сжалось в груди.
        - Стив и босс Дик - это один и тот же человек!
        Не ответив, Моника направила коня в гору.
        - Моника! - еще громче заорал Стив. - Моника! Что ты хотела мне подарить?
        Ветер, слетевший с высоких горных вершив, донес до него ответ:
        - Тебе это не нужно.
        Он долго стоял, вдумываясь в последние слова и чувствуя, как что-то от него ускользает, теряется. Конечно, Моника потрясена и обижена, потому забрала обратно то, что хотела ему подарить, но на бал все равно придет. Они увидятся снова. Лето еще не кончилось.

«Тебе это не нужно…»
        Внезапно Стив ощутил пропасть, разделившую его с Моникой.
        - Ничего не изменилось! - поторопился он сказать сам себе. - Она по-прежнему хочет меня, деньги здесь ни при чем. Ничего не изменилось!
        Но сам уже в это не верил.

11

        На следующее утро перед проснувшейся Моникой предстала картина неземной красоты: повсюду лежала алмазная пыль изморози, ярко-лимонной желтизной трепетали листья осин, отчего стоявшие поблизости ели стали казаться почти черными, а небеса приобрели оттенок сапфира. Изо рта Моники вылетали серебряные облачка пара, воздух был чист и прозрачен. Моника стояла в дверях хижины, упиваясь красотой Луга, пока не замерзла.
        Только раз при этом она вспомнила о Стиве, который теперь стал боссом Диком.
        Нет. Не думай об этом. С тем, что случилось, я ничего не могу поделать, как не могу вернуться во вчерашнее тепло. Надо быть как эти осинки. Им так хотелось бы навсегда сохранить лето, но они не сердятся, что ему пришел конец. Просто приберегли для последних сладостно-горьких мгновений переходного сезона самую поразительную красоту.
        Так и я сделаю. Как сумею.

        Джинсы задубели от холода. Натянув их, Моника быстро надела футболку, блузку, кофту, ветровку, носки, туфли. После этого одежный шкафчик почти опустел.
        Солнце светило так ярко, что пламени костра не было видно, - лишь горячие струи воздуха уходили волнами в насыщенную синь неба. Запах дымка казался божественным, ощутимым на вкус. От контраста тепла и холода, огня и инея все чувства Моники обострились. Застигнутая первым заморозком, она в восторженном молчании наблюдала, как по мере отступления тени на Лугу под лучами солнца исчезали алмазные кристаллики, вспыхивая на прощание разноцветными огнями.
        Когда последние сияющие капельки исчезли, а все растения высохли от росы, она взяла «Полароид» и пошла за изгородь, чтобы в последний раз отметить высоту растений у пронумерованных колышков. Ведь изморозь столь же прекрасна, сколь и жестока - своей блистающей красотой она положила конец росту трав.
        Но Луг не был застигнут врасплох. Он готовился к этому сверкающему бриллиантами утру с тех пор, как несколько месяцев назад пробились под весенним тающим снегом первые ростки новой жизни. Жаркое быстротечное лето подошло к своей плодоносной поре - пышные грациозные головки трав отяжелели от семян, которые будут расти в следующие сезоны.
        Легкими быстрыми движениями Моника срывала эти головки - столько, сколько требовалось семян от каждого растения доктору Мэрлоку. Остальное должно остаться Лугу и его хозяину. Вернувшись в хижину, рассортировала коллекцию по пронумерованным мешочкам и отложила их в сторону. Наклеила только что сделанные фотографии в тетрадь, внесла необходимые пояснения, отложила в сторону записи.
        По углу падения солнечных лучей на подоконник и по бурчанию в животе Моника поняла, что перевалило за полдень. И это вытолкнуло ее из первобытного времени, в котором она пребывала все утро, позволяя медленному извечному ритму успокоить смятенную душу. Съела ланч холодным, поставила греться воду для мытья головы. Но не успел еще войти пар из закоптелого дочерна ведра, как послышался стук копыт. Сердце у нее бешено заколотилось, однако вскоре увидела - это всего лишь Роджер.
        А чего я ждала? Стив - босс Дик - сказал, что пришлет Роджера. Вот и прислал.
        - Привет, - сказала Моника старшему ковбою. - Вы уже ели?
        - К сожалению, - ответил Роджер. - Босс Дик велел, чтобы я тут зря не болтался, чтобы мы скорее спускались вниз. Когда я уезжал, как раз позвонил его папаша. Боссу придется тащиться за ним в город на машине. Я вам честно скажу, мисс Моника, что, когда босс Дик вернется, он будет в таком настроении, что ему лучше на глаза не попадаться.
        - Понятно. Что ж, в любом случае, налейте себе чашечку кофе, пока я соберусь. Если вы не скажете боссу Дику, что мы урвали несколько минут его драгоценного времени, то и я промолчу.
        Спрыгнув с коня, Роджер подошел к Монике и вгляделся ей в лицо.
        - Вы как, в порядке?
        - Спасибо, прекрасно. Ногу не подвернула, не поранилась, - мне не нужно ни пленки, ни еды, - заставила она себя улыбнуться.
        Ковбой ответил улыбкой, хотя, спрашивая, имел в виду вовсе не этот перечень вопросов, утвержденный боссом Диком для всех, кто ехал на Луг повидаться с Моникой. Роджер пристально наблюдал за ней, когда она разводила небольшой костер, чтобы подогреть кофе, и почувствовал - что-то в девушке изменилось. Однако не мог понять, что.
        - Вижу, у вас тут был крепкий морозец ночью, - сказал он, переводя взгляд с ослепительных желтых осин на обманчиво зеленый Луг.
        - Да, - подтвердила она.
        - Но тепло еще постоит.
        - Откуда вы знаете?
        - Ветер нынче утром переменился. Теперь дует с юга. Похоже, у нас тут будет бабье лето.
        - И какое же оно? - спросила Моника.
        - Ну, такое славное времечко между первыми заморозками и началом настоящих холодов. Вся благодать лета и никаких тебе насекомых.
        Моника взглянула на осины.
        - Повторное лето, - пробормотала она, - и тем оно слаще. Осины знают. Они приберегли для этого самые ослепительные улыбки.
        Девушка побежала к хижине и вскоре вернулась с заплечным мешком в руках. Уложенные на голове косы были повязаны ярким шарфом. Пока она была в хижине, Роджер оседлал Проныру. Протягивая Монике поводья, он вдруг понял, чего в ней не хватает. Не чувствовалось того смеха, который еще накануне был ее неотъемлемой частью, как и несравненные фиолетовые глаза.
        - Он не хотел ничего плохого, - тихо сказал Роджер.
        Моника в замешательстве обернулась, потому что в этот момент думала, что осиновые листья на фоне насыщенной синевы осеннего неба выглядят как огоньки свечей.
        - Босс Дик, - пояснил Роджер. - Характерец у него, конечно, тот еще, он переупрямит хоть кого, ни перед человеком, ни перед зверем не попятится, но он не тупой, не злобный и не вредный. Он не хотел вас обидеть этой шуткой.
        Моника очень старательно, но натянуто улыбнулась.
        - Конечно, не хотел. А если я смеялась невпопад, то только потому, что еще не уловила всей тонкости юмора этого человека.
        - Вы к нему неравнодушны, да? - тихо спросил Роджер.
        Ее лицо осталось бесстрастным.
        - К боссу Дику?
        Роджер кивнул.
        - Нет, - сказала она, направляя мерина к тропе для повозок. - Я была неравнодушна к ковбою по имени Стив.
        Какой-то миг Роджер стоял с раскрытым ртом и глядел вслед удаляющейся Монике. Потом вскочил на свою лошадь и поскакал вдогонку. Весь их путь вниз, до самого ранчо, он старался вести разговор то о режущихся зубках ребенка Джека, то о яме, выкопанной Коротышкой под вертел, то о корове с бельмом на глазу, у которой швов на старой шкуре стало побольше, чем на иных сапогах. И хотя Моника по-прежнему улыбалась слишком мало, к концу пути, по мнению Роджера, стала больше похожа на себя прежнюю. Порой выражение ее глаз не соответствовало улыбке, но Роджер не видел причин паниковать по этому поводу.
        Двор ранчо оказался забит запыленными машинами. Среди них Роджер сразу узнал несколько потрепанных пикапов ближайших соседей. В загоне стояли чужие лошади. С одной стороны конюшни был натянут яркий, как конфетный фантик, навес, который должен был защитить длинный стол от возможного дождя. А на нем уже громоздились здоровенные накрытые блюда. И повсюду нарядные люди окликали, приветствовали друг друга, целовались, смеялись, обменивались новостями.
        Монику охватило привычное чувство тоски и неловкости оттого, что она чужая в этой дружной компании. Желанная гостья - да. Но не из их племени.
        - Ага, вон, гляжу, ребята Лейтоны приехали по верхней дороге, как раньше, когда не было окружного шоссе, - заметил Роджер.
        Моника проследила за его взглядом в загон, где три лошади пощипывали сено из маленькой кучки, просыпавшейся сквозь ограду.
        - По верхней дороге?
        - По той тропе, о которой вы спрашивали перед тем, как мы первый раз переехали ручей. Там еще короткая тропа босса Дика выходит на повозочную дорогу, - пояснил Роджер, оглядывая автомобили и чертыхаясь под нос. - Не вижу пикапа босса Дика. Значит, его папаша не попал на первый самолет. Тысяча чертей и все ведьмы в придачу! Когда босс вернется, он будет рвать и метать, это уж как пить дать. Поехали, размещу вас, чтобы он меня хоть за это не грыз.
        - Разместите?
        - Босс Дик велел, чтоб вы закинули свои пожитки в его комнату, - небрежно произнес Роджер, стараясь не замечать зардевшегося лица Моники. - Она большая, прямо за гостиной. А его сестра с подругой и отец с приятельницами займут все остальные, - торопливо договорил он. - Так что особого выбора нет.
        - Ничего страшного, - негромко ответила Моника. - На ночь я не остаюсь, так что комната мне нужна только, чтобы помыться и переодеться.
        - Но босс Дик сказал…
        - Мне Проныру в загон поставить или пусть попасется? - перебила она ледяным тоном.
        Неужели Стив - нет, не Стив, а босс Дик - считает, что она преспокойненько разделит с ним спальню? Эта мысль привела Монику в ярость. И впервые с тех пор, как узнала, кто такой Стив, она почувствовала себя не просто расстроенной и глупой, но еще и оскорбленной. Ее совсем не пугало окончание лета - смена времен года так же неизбежна, как постепенное превращение дня в ночь, ночи в день. Но стать очередной женщиной босса Дика - этого принять невозможно.
        - Я отведу Проныру в конюшню, - сказал Роджер, внимательно наблюдая, как первоначальная растерянность на лице девушки перешла в гнев. - Малость овса ему не повредит после травки.
        - Спасибо, - спокойно ответила Моника, спешиваясь. - Упряжь вы оставите на дверце стойла?
        - Босс велел ее убрать. Сказал, что вам больше не понадобится ни она, ни лошадь. - Роджер прочистил горло и добавил: - Ясно как день, босс Дик ждет, что вы останетесь.
        - В его спальне? - уточнила Моника с трудом сдерживаясь от злости. - Ну, это маловероятно! Я только вчера встретила этого человека. Он, должно быть, спутал меня с кем-то другим.
        Роджер открыл от удивления рот, но взял себя в руки и сказал:
        - Он ничего не говорил про то, где будет спать сам. Только о том, где будете вы. У него здесь никогда не оставалась на ночь ни одна женщина. Ни разу.
        - Святые небеса! Разумеется, мне не хотелось бы портить столь безупречную репутацию.
        Роджер рассмеялся и восхищенно посмотрел на девушку.
        - Я так понимаю, вы хотите получить свое обратно, а?
        - Что я хочу?
        - Поквитаться, - пояснил он.
        Такая мысль не приходила Монике в голову. Но сейчас она почувствовала искушение. И тут же вспомнила молчаливо пылающие золотом осени осины на Лугу, подумала, что у нее не больше шансов одолеть Стива, чем у этих деревьев оставаться зелеными.
        Моника поправила рюкзак и пошла в дом. Роджер повел Проныру к конюшне.
        Даже на нетребовательный взгляд Моники обстановка в доме выглядела спартанской. Только рабочий кабинет был обставлен с роскошью, оборудован по последнему слову техники. Ничего дешевого или второсортного. Невольно подумалось, что у босса Дика такой же отборный скот и лошади, высокая зарплата у работников ранчо.
        Интересно, а как он расплачивается с женщинами? Тоже щедро?
        Ответ на эту невеселую мысль пришел почти одновременно с вопросом.
        Бриллиантовыми браслетами, разумеется! Как же еще?
        Сомневаться, какая из спален принадлежит хозяину, не пришлось. Только в одной из них кровать подходила ему по размерам.
        Моника вошла в комнату и тут же заперла дверь.
        Заглянула в ванную, вытащила из рюкзака аметистовую ткань, встряхнула длинный отрез и повесила его там на крючок. Затем приняла роскошный душ, наслаждаясь горячей водой, чувствуя себя королевой в дворцовом бассейне. А когда наконец вышла из-под душа, увидела, что пар разгладил большинство складок на ткани. Остальные исчезли под маленьким утюгом, который отыскался в стенном шкафу.
        После нескольких попыток Моника сообразила, как включается ярко-розовый фен, оставленный на полочке в ванной. Но представить себе, что и Стив пользуется этой штукой, не смогла. Как не могла вообразить, что и душистое мыло, и шампунь, что нашлись в душевой кабинке, принадлежат ему. Она сама едва не отказалась ими воспользоваться, потому что флакон был не вскрыт, а мыло - не распечатано.
        Может, Стив водит сюда женщин чаще, чем думает Роджер?
        Чувствуя себя несчастной, Моника принялась сушить волосы. Наконец они превратились в летучее серебристое облако, льнувшее ко всему, чего касались. Она слегка подвела глаза, как делают женщины Ближнего Востока. От туши длинные янтарные ресницы стали такими же темными, как зрачки. Намазала губы неяркой помадой из деревянного пенальчика размером с мизинец. Побрызгалась духами - смесью розовых лепестков с мускусом. Вся ее косметика была столь же древнего происхождения, как и сурьма для подводки глаз.
        Собрав волосы в блестящий замысловато переплетенный пучок, Моника закрепила его на макушке двумя длинными заколками черного дерева. Заколки, как и два браслета, которые она надела на левое запястье, были усеяны радужно переливающимися кусочками морских раковин. Следом из рюкзака перекочевали на ноги блестящие черные туфельки. Наконец, Моника взяла аметистовую ткань и обернула ее вокруг себя наподобие индийского сари.
        Последние четыре фута лучистой материи накинула на голову, отчего аметистовый цвет глаз стал еще ярче.
        - Моника! Ты здесь? Открой! Мне надо принять душ, а в другой ванной Сандра.
        От неожиданности Моника вздрогнула. Сердце бешено забилось. Этого не может быть он, еще слишком рано, подумала она.
        Бросив взгляд на окно, она поняла, что день клонится к вечеру. Направилась к двери, но замерла, едва рука коснулась задвижки. Моника не была готова встретиться со Стивом лицом к лицу и при этом ослепительно ему улыбнуться. Вообще не была уверена, что когда-нибудь хватит на это храбрости.
        - Моника! Я знаю, что ты там. Открой, черт возьми!
        Но, прежде чем она собралась что-нибудь сказать, по дому разнесся знакомый вопль Роджера:
        - Босс Дик? Йо, босс Дик! Вы в доме? Блейн говорит, что одноглазая выдергивает стежки из швов. Будете дока звать, или сами заштопаете эту старую чертовку?
        Ответ Стива убедил Монику в правоте Роджера: хозяин был в таком настроении, что мог бы вогнать в краску всех чертей в аду. Она слышала, как, громко бухая сапогами, он направился к выходу. И только когда звуки проклятий окончательно затихли, осторожно выглянула за дверь. Никого не заметив, поспешно вышла из спальни.
        В гостиной Моника чуть не налетела на высокую стройную женщину с волосами цвета корицы, осанкой манекенщицы и с очень дорогим бриллиантовым браслетом на руке.
        - Боже мой! - сказала женщина, разглядывая девушку. - С каких это пор Гордон завел гарем?
        - Гордон?
        - Ну да, Диксон. Гордон Стивен Диксон-третий, владелец этого ранчо и многого другого.
        - А-а! Еще одно имя. Чудесно! Насчет гарема, - Моника произнесла это слово так, как это делают на Ближнем Востоке - «харим», - надо спросить его самого в следующий раз, когда он будет вам покупать бриллиантовый браслет…
        - Простите?
        - Вот ты где, Милда! - На пороге гостиной появилась еще одна женщина. - Я уж думала, ты с этим среброволосым соблазнителем.
        Повернувшись, Моника увидела молодую высокую, хорошо сложенную женщину. Безупречная кожа, глаза, как два черных алмаза, красный шелковый комбинезон - сразу видно из Парижа.
        - Боже мой! - теперь сказала Моника, бессознательно повторяя восклицание Милды. - У него и вправду гарем?
        - У Роджера? - спросила черноглазая красавица. - Боюсь, это так. Но ему простительно. В конце концов, он один, а жаждущих его так много!
        - Не у Роджера - у Стива. Босса Дика. Гордона Стивена Диксона-третьего - уточнила Моника.
        - Вы забыли добавить - и брата Сандры, - сухо вставила брюнетка.
        - Кого?
        - Сандры, - улыбаясь, сказала Милда. - Давай познакомимся с этой маленькой гяуркой, пока она не пронзила нас одной из своих изящных шпилек. Кстати, где это вы такие достали?
        - В Судане. Но они фабричные, не ручной работы, - рассеянно ответила Моника, не сводя глаз с высокой брюнетки. Рядом с ней и Милдой она чувствовала себя коротеньким заборным колышком, обернутым второсортной дерюгой.
        Надо было остаться на Лугу! Здесь я чужая. Я не такая, как эти женщины. Господи, до чего ж они красивы! Вот их место здесь, а мое - нет. Не среди всех этих людей, где каждый знает друг друга, и Стива, то есть Гордона Стивена Диксона-третьего.
        - А макияж прямиком из Египта, примерно трехтысячелетней давности. Платье - вариант сари, - продолжала рассматривать Монику Милда. - Туфли турецкие. Глаза вообще не из нашего мира. Похоже, скандинавские, а скорее всего - уэлльские. Фигура прекрасных пропорций, разве что рост маловат. Каблуки бы уладили дело. Почему вы их не любите?
        - Милда - бывшая манекенщица, теперь у нее свой дом моды. Она не хочет показаться грубой, - пояснила другая женщина.
        - Я? Грубой? - удивилась Милда, приподнимая брови. - Ансамбль необычный, но совершенно сногсшибательный. Разве это грубо, указать, что туфли на каблуках усилили бы эффект? Я бы предложила свои, но их пришлось бы урезать наполовину. Господи! Удавиться можно за такие изящные ножки. А глаза! Вы натуральная платиновая блондинка или хоть чуть-чуть оттеняете?
        - Оттеняю? - озадаченно переспросила Моника.
        Mилда застонала.
        - Ясно, натуральная. Скорее спрячь ее, а то никто из мужчин на меня и не глянет!
        Моника так удивилась бесцеремонности высокой красавицы, что не смогла ничего ответить.
        - Давайте начнем сначала, - предложила высокая брюнетка. - Я - Сандра Диксон, сестра Стивена. - Она улыбнулась. - А это моя подруга Милда Эванс. Когда она поблизости, другим женщинам рассчитывать на внимание мужчин нечего. Но, к сожалению, боюсь, сегодня вам обеим ничего не светит. Стивен себе уже кого-то нашел, причем ужасно при этом скрытничает. Правда, тут есть другие одинокие мужчины, так что нет причины для тоски.
        Из всей этой шутливой болтовни Сандры Моника обратила внимание только на одну фразу: «Стивен себе уже кого-то нашел».
        - Она тебе не верит! - поддержала подругу Милда. - Как ты думаешь, у нее есть имя или ее обронила по дороге фея Тинкербел, чтобы выманить аллигатора?
        - По-моему, там, в «Питере Пэне», крокодил, - уточнила Сандра.
        Милда пожала плечами.
        - Кстати, из кожи того и другого получаются замечательные туфли! Слушай, если мы будем вести себя потише, может, она все-таки скажет, как ее зовут?
        Моника улыбнулась через силу.
        - Мое имя Моника Семс.
        - Ага! Чувствуется что-то французское! - торжественно заключила Милда.
        Но тут за ее спиной неожиданно возник Роджер. Слегка наклонившись, сказал ей что-то, что могла расслышать только она, и был за это вознагражден огоньками в глазах и протянутой рукой, скользнувшей в его ладонь.
        - Приведи ее обратно до рассвета! - приказала Сандра, глядя вслед уходящей парочке.
        - Вы имеете в виду какой-то определенный день? - обернувшись, уточнил Роджер.
        Сандра рассмеялась и покачала головой. Моника пристально всмотрелась в ее лицо, но не увидела ни ревности, ни удивления.
        - Вам все равно? - спросила она.
        - Это вы о Роджере с Милдой? - Сандра пожала плечами. - Они совершеннолетние! Я надеялась, что Милда может зацепить Стивена, но теперь на это рассчитывать не приходится, он уже занят.
        - Где она… сейчас? - спросила Моника, запинаясь.
        - Кто?
        - Женщина Стива… Стивена.
        Сандра таинственно улыбнулась.
        - Вы не знаете поблизости места, где не следят за временем?
        - Что?
        - Он сказал мне - «имя ей Женщина», а живет она там, «где не существует времени». Он ездит туда к ней. Здесь, как я понимаю, с ней встретиться невозможно - на ранчо слишком много часовых механизмов.
        Слезы обожгли глаза Моники, когда она поняла, что это ее Стив так описал сестре. Значит, он тоже понимает, что ей здесь не место. Она существовала только там, на Лугу, где неведомо время и куда бедный ковбой по имени Стив приезжал, когда нечего было делать.
        - Но мне все-таки хотелось бы увидеть их вместе, - грустно продолжила Сандра. - Хочу видеть, что это такое, когда тебя любят ради тебя, а не ради твоего счета в банке.
        Моника услышала в ее голосе ту же тоску, что была у Стива, когда он сказал: «Раз, всего лишь один раз в жизни я хочу узнать, что это такое, когда ты желанен как мужчина. Просто мужчина по имени Стив».
        Тогда Моника не поняла его. Теперь понимала. И от этого стало невыносимо больно. Не за себя, за него. Она любила его так, как он того хотел, но Стив никогда не поверит в это, потому что не был бедным ковбоем. Он был Гордоном Стивеном Диксоном-третьим, унаследовавшим слишком много денег и очень мало любви.
        - Ах, поглядите, какой роскошный малыш! - воскликнула Сандра.
        Моника обернулась и увидела Джека с ребенком на руках. Ковбой выступал гордо, но сынишку держал с некоторой опаской. Заметив Монику, устремился прямо к ней.
        - Вот вы где! Бетси велела показать вам новый зубик Бадди.
        Малыш взмахнул пухлыми кулачками и огромными голубыми глазами уставился на Монику. Она радостно улыбнулась, и Бадди улыбнулся в ответ. Новый зубик на розовой десне сверкал во всем своем великолепии. Один из кулачков неуверенно потыкался и попал в рот. Бадди с сосредоточенным наслаждением принялся грызть свои пальчики.
        - Второй режется, - пояснил Джек с гордостью и неловко покачал сына.
        Бадди захныкал и вдруг разразился громогласным ревом. Джек растерялся - по всему было видно, что ему непривычна роль няньки.
        - Можно мне? - спросила Моника, протянув руки.
        С явным облегчением Джек передал ей ребенка.
        - Он такой маленький, я все боюсь, как бы ему чего не сломать…
        Моника засмеялась и стала медленно покачивать Бадди на руках, разговаривая с ним тихим нежным голосом. Взгляд малыша привлекла яркая аметистовая накидка. Маленькие пальчики потянулись и достали ее. Ткань соскочила с головы, мягкой шалью легла на плечи Моники. Тогда внимание ребенка немедленно переключилось на светлую корону волос, в которых блестели украшенные ракушками черные заколки. Ручонки потянулись к соблазнительным украшениям, но, увы, не достали. Личико малыша покраснело, сморщилось от огорчения.
        Однако, прежде чем он успел заплакать, Моника выдернула обе заколки из волос. Ребенок радостно загукал, но тут же отвлекся быстро распускавшимся облаком платиновых волос. Длинные пряди сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее разворачивались, пока не распустились совсем, упав тяжелым занавесом до самых бедер.
        - Ну вот, мисс Моника, он совсем расшалился, испортил вашу красивую прическу. Извините меня, - убитым голосом сказал Джек.
        - Ничего, - тихо ответила она. - Всем малышам нравится мягкое и блестящее.
        Она воткнула заколки в ткань лифа, взяла прядь волос и стала ими водить по щечкам Бадди. Мальчик засмеялся, показывая зубик и покрасневшее пятнышко рядом, где готовился проклюнуться второй.
        - Десны беспокоят, молодой человек? - пробормотала Моника и слегка потерла набухшее место пальцем. Бадди мгновенно его ухватил и принялся, причмокивая, сжимать деснами.
        Как зачарованная Сандра смотрела на малыша, укрытого мерцающей вуалью волос, и на удивительно нежное лицо девушки, мгновенно установившей такое полное взаимопонимание с ребенком.
        - «Имя ей Женщина, и она живет там, где не существует времени», - произнесла она вслух. И тут же услышала рядом голос брата.
        - Да.
        Моника медленно подняла голову. Стив посмотрел ей в глаза. Он боялся увидеть в них алчность. Но не увидел ничего. Только глубокую грусть и фиолетовую тайну. Моника ускользала от него.
        - Куда это малыш Гордон сбежал? - разнесся по дому громкий мужской голос.
        - Он со мной, папа! - крикнула Сандра, обернувшись.
        - Ну так тащи его сюда! Бетти и Линнетт летели не затем, чтобы поболтать со стариком!
        Стиснув челюсти, Стив тоже повернулся к отцу и бросил на него такой взгляд, который остановил бы любого другого, только не Диксона-старшего. Положив по руке на талию каждой из женщин, он подтолкнул их к сыну.
        - Вот он, девочки, мой старший сын и наследник, единственный на земле человек упрямее меня. Первая же, кто подарит мне внука, получит больше бриллиантов, чем уместится в обеих ладошках.
        По комнате прокатилась волна смеха.
        - Я просила его этого не делать, - прошептала Сандра брату.
        Стив что-то проворчал.
        - Познакомь его с Моникой. Может, он тогда уяснит…
        - Чтобы он что-то уяснил, ему надо ткнуть в нос, да посильней. Знаешь что? Я это сделаю!
        - Стивен, ты не можешь.
        - Черта с два не могу!
        - Он твой отец. А что еще хуже, это не поможет. Он так отчаянно хочет Диксона-четвертого, что начал в последнее время запускать горячих жеребцов и в мой дом.
        - Так вот почему ты притащила сюда эту, как ее там? - прорычал Стив.
        Сандра ничего не ответила - отец с пышными брюнетками по бокам был уже в двух шагах. Она прикрыла глаза, мысленно произнесла молитву и быстро сказала:
        - Привет, пап! Я хочу тебя кое с кем познакомить. Ее зовут Моника Семс, она… она… - Сандра повернулась, чтобы привлечь Монику поближе, и замерла.
        Девушки не было. Позади стоял один Джек с сынишкой на руках.

12

        Хотя в небе сияла полная луна, заливая землю серебряным светом, Стив не осмелился ехать на Луг обрывистой короткой тропой. Он скакал по старой дороге и старался ни о чем не думать - ни о яростной стычке с отцом, ни о грусти в аметистовых глазах, ни о ледяном страхе, который охватил его, когда, обернувшись, он увидел, что Моники нет. Словно ее и не было никогда. Исчезла, не сказав ни слова, не оставив надежды…
        - Лето еще не кончилось, - упрямо твердил Стив. - Она не могла уехать.
        На притихшем, залитом лунным светом Лугу трепет осиновых листьев мягко нашептывал об исчезающем лете. Но вот в ночи разнеслось тихое лошадиное ржание. Черт ответил и быстро затрусил к загону, устроенному в ложбинке.
        От топота лошадиных копыт Моника рывком села. Она спала, но всего лишь несколько минут. Все надеялась, что Стив приедет к ней после бала, и боялась, что уже не увидит его. Даже теперь все еще не верила своим ушам. Ей так хотелось услышать приближающийся к Лугу стук копыт, что он мерещился ей уже не раз, когда начинала погружаться в сон. Тут же просыпалась с колотящимся сердцем и слышала только безмолвную тишину.
        На этот раз звуки были наяву. Она вскочила, распахнула дверь хижины.
        - Моника!
        Она побежала к нему в лунном свете, не в силах скрыть свою радость. Стив поймал ее в объятия, прижимая к себе. На лицо ему упали горячие капли.
        - Я так боялась, что ты не приедешь! - снова и снова повторяла Моника, улыбаясь, целуя его и плача. - Я так боялась!
        - Почему ты ушла? - требовательно спросил он, но ответом ему были лишь слезы, новые поцелуи и яростная сила обвившихся вокруг шеи рук. - Детка, - прошептал он, потрясенный чувствами, которым не знал названия. Глазам его вдруг стало так же горячо, как коже от ее слез. - Детка, все хорошо. Что бы там ни было, все хорошо. Я здесь… Я здесь.
        Он отнес ее в хижину и, выпустив из объятий, положил на скомканное одеяло, забыв о своем гневе и вопросах, которые собирался задать. Сейчас Стив хотел только одного - утешить ее. И добился своего - наконец жаркий дождь слез кончился, утихли и рыдания, терзавшие ему сердце.
        - Извини, - промолвила Моника. - Я собиралась быть стойкой, как осины. Они так ярко заполыхали в осенних нарядах, и изморозь им нипочем.
        Стив осыпал ее нежными поцелуями, легко касаясь губ и мокрых ресниц, потом плотно прижал к себе. Постепенно Моника расслабилась. Ее тело вновь стало гибким, податливым, мягко прильнуло к груди любимого. Закрыв глаза, Стив наслаждался его ароматом и теплом, а когда ощутил нежные губы на своей шее, почувствовал, как непокидавшая его боль отступила.
        - Теперь можешь рассказать, в чем дело? - спросил он, потираясь щекой о прохладный шелк ее распущенных волос.
        Моника покачала головой.
        - Теперь все хорошо. Ты здесь.
        - Но что?..
        Ее язычок обвел мочку его уха, и он забыл о вопросе. Руки Стива прошлись по спине Моники жестом, несшим наслаждение и утешение. В ответ горячий язычок толкнулся в отверстие ушной раковины.
        - Будешь так делать, попадешь в беду, - мягко предостерег он.
        - Лучше попаду к тебе в рубашку, - пробормотала она и нежно провела рукой по его груди, слегка коснувшись напрягшегося соска.
        У Стива перехватило дыхание.
        - Давай найдем более разумный выход, - предложил он. - Как насчет моих брюк?
        Улыбнувшись, Моника куснула его за ухо. Потом повернулась в поисках рта. Она дразнила его, как это делал когда-то он, легко касаясь губами губ, обводя языком их чувствительный ободок. Не в силах более терпеть, Стив слился с ней в страстном поцелуе. Он так хотел этого, что застонал, когда Моника отстранилась.
        - Иди сюда, - произнес он нетерпеливым голосом.
        Моника затрепетала, предвкушая все те ласки, которыми Стив обычно одарял ее. Но ей хотелось так же возбудить и удовлетворить его, доставить ему наслаждение. Только вот захочет ли он дать свободу ее любящим рукам? Почувствует ли в прикосновениях все то, чего она не могла выразить словами?
        - Стив…
        - Поцелуй меня так еще, - хрипло попросил он, потянувшись ей навстречу губами. - Нет конца, нет начала, ничего нет, кроме нас двоих.
        Моника жадно прильнула ко рту Стива, упиваясь близостью любимого. И время зависло где-то между летней жарой и первым морозом. С каждым мгновением поцелуй менялся: становился то дразняще-игривым, то дурманяще-сладким, но их губы были постоянно слиты, покуда хватало дыхания. А как только оно кончилось, Стив снова притянул к себе Монику с неудержимой страстью.
        - Еще, - прошептал он. - Не останавливайся, детка. Ты так мне нужна. Я искал тебя на ранчо, а тебя там не было. Тебя там не было!
        В этих словах Моника услышала все невысказанное Стивом - гнев и недоумение, растерянность и бессловесную ярость оттого, что все изменилось, прежде чем он был готов к переменам.
        - Мне там не место, - тихо сказала Моника, целуя его, не давая ему говорить. - Мое место здесь, на летнем Лугу с ковбоем по имени Стив. Просто с мужчиной по имени Стив.
        Новый поцелуй Моники заставил его застонать от страсти.
        - Что ты хочешь? - спросил он ласково.
        - Раздеть тебя.
        - А потом?
        - Принести тебе… наслаждение, - запинаясь, прошептала она. - Если ты не против. - И почувствовала, как напряглось тело Стива, мгновенно отозвавшись на эти слова.
        - Я всегда думал, что когда-нибудь умру от твоих поцелуев, - признался он.
        Она произнесла его имя - тихо, нежно. Он потянулся к ней, погрузив пальцы в мягкие пряди длинных шелковистых волос, но Моника отодвинулась. Взялась за один его сапог, затем за другой, потом сняла носки. И вот уже ее руки проникли сразу в обе штанины джинсов, стали медленно продвигаться вверх, пока ладони не обхватили икры - твердые, горячие, напряженные, несказанно волнующие.
        Моника осторожно прошлась пальцами обратно к щиколоткам, чуть нажимая ногтями, и почувствовала, как отозвался Стив. Провела ладонями по джинсам снаружи, наслаждаясь мощью бедер, поколебалась и миновала место, свидетельствующее о сильном желании мужчины. Стив застонал протестующе, требовательно, умоляя. Тогда Моника взялась за пряжку ремня. Расстегнула пояс, прошлась по ряду стальных пуговиц и остановилась, чтобы унять дрожь в руках.
        - Ты можешь не делать этого, - мягко сказал Стив. - Я пойму.
        - Вот как? - удивилась Моника, дрожа, словно в ознобе. - Я хочу тебя, Стив. Хочу тебя всего.
        Ее пальцы скользнули в полурасстегнутые брюки. От первого же прикосновения к напряженной плоти Стив изогнулся, судорожно вздохнув. Моника поняла, что эта ласка приносит ему наслаждение, ее последние сомнения растаяли, она принялась расстегивать последние пуговицы.
        - Ты обращаешься со мной, как с рождественским подарком, - пошутил Стив.
        - Ты и есть подарок, - пробормотала Моника, поглаживая кончиками пальцев его плоть. - Ты - чудо… Но все еще слишком хорошо упакованное, - добавила она.
        - Заверши начатое, - предложил Стив, задыхаясь от смеха и одновременно от острого, раздирающего на куски желания.
        На сей раз Моника без колебаний потянула вниз джинсы, но одной рукой, поскольку другая ни на мгновение не хотела расстаться с тем, что уже было высвобождено из
«упаковки». Наконец Моника швырнула одежду в темноту за полоской льющегося в хижину сквозь окно лунного света.
        А затем и сама исчезла в этой темноте. Однако через мгновение вновь возникла в лунном свете, обнаженная, как и Стив. Он увидел напрягшиеся кончики ее груди, светлый треугольник внизу живота и почувствовал, что больше не может дышать.
        - Так где мы были? - поддразнила Моника, проводя руками по мощному телу, распростертому на одеяле. - Ах, да, вспомнила! - Опустилась на колени, прикрыв его наготу сверкающим покрывалом волос. - Было лето, Луг благоухал, мы блаженствовали, тишину нарушали лишь наши вскрики. Не было ни вчера, ни ожидания завтра, только мы, солнечный свет и… это. - Она схватила прядь своих волос и стала водить нежной шелковой кистью по его вздрагивающему телу. - Помнишь?
        Стив не мог говорить. Охватившее его наслаждение заставило забыть обо всем, кроме столь сильного желания, что дыхание сопровождалось прерывистыми стонами.
        - Детка, - с трудом произнес он, - не знаю, как долго я смогу это вынести… - И вновь застонал, потому что у него не стало голоса, не хватало слов, не было ничего, кроме того исступленного восторга, который подарила ему Моника, прильнув горячим ртом к возбужденной плоти. И вдруг он почувствовал, что должен или немедленно оказаться в ней, или умереть. - Иди ко мне, - прошептал он. - Иди сюда, детка. Дай мне любить тебя.
        Моника чувствовала страстное нетерпение Стива в каждой клеточке его тела. С неохотой выпустила его плоть из чувственного плена своего рта. Его руки поймали кончики ее груди, заставив ее тоже застонать. Странно, до этого мгновения она не сознавала, как сильно нуждалась в прикосновениях Стива.
        - Ближе. - Он подвинулся, лаская груди, понуждая Монику подняться вверх по его телу. - Да, вот так, ближе. Иди ко мне. Я хочу тебя, - сказал он, легонько кусая самые нежные места ее бедер и тут же покрывая укусы поцелуями. Несказанное блаженство разлилось по всему телу Моники, когда Стив приласкал ее нежную, невероятно чувствительную плоть. - Да, вот чего я хочу… Твою бархатную лихорадку… Ближе, детка, ближе… Придвинься ближе… да.
        Покачиваясь, Моника закусила губу под наплывом новых ощущений. Она громко стонала, но не слышала этого, потому что потонула в глубоком восторге, поглотившем ее целиком. Но вот у нее не стало сил выносить это дольше, она взмолилась, желая ощутить его в себе.
        Стив приподнял Монику, продвинул ее к животу, пока она не почувствовала жесткую силу его возбужденной плоти. При первом ее прикосновении тело Моники обдало вспышками жара. Стив скользнул в нее, а она медленно-медленно задвигала бедрами, отдаваясь ему во власть. Стив попытался сдержаться, но ее содрогания были слишком волнующими. Он полностью погрузился в Монику, утопая в бархатном жаре, пока наконец восторг не был исчерпан до дна. Но даже тогда не выпустил возлюбленную, оставаясь глубоко в ней, наслаждаясь теплом тела, распростертого на его груди.
        Спустя какое-то время Моника приподняла голову. Стив запротестовал и снова притянул ее к себе. Она поцеловала выпуклые мышцы его плеч, прижалась губами к плоскому соску и почувствовала, как его плоть наполнилась внутри нее. Ощущение было неописуемым, ее словно пронзило электричеством.
        Стив улыбнулся, когда тело Моники предательски обмякло.
        - Посмотри на меня, детка.
        Она взглянула и от этого напряглась, как он и предполагал. Стив опять улыбнулся, поцеловал Монику в губы, услышал, как быстро забилось ее сердце.
        - На этот раз мы все сделаем медленно, - сказал он сиплым голосом.
        Она попыталась что-то говорить, но он задвигался в ней, и все остальное на свете перестало для нее существовать. Моника прильнула к нему и последовала за ним в таинственный волшебный мир, где не было ни начала лета, ни его конца, а только Мужчина и Женщина, слитые воедино, не знающие и не желающие знать, где кончается один из них и начинается другой…
        Моника проснулась с рассветом. Поглядела на умиротворенное лицо Стива, тихонько высвободилась из путаницы простыней и оделась. Затем положила в рюкзак несколько вещей, водрузила его на плечи и молча шагнула в утренний туман. Повсюду лежал иней, который расплывчато поблескивал сквозь ее слезы. Было по-настоящему холодно. Оставляя на белой алмазной россыпи темные следы, Моника оседлала терпеливого мерина и направила его с просторов высокогорного Луга в мир, простиравшийся за его пределами.

        Стива разбудило пронзительное верещание сойки. Не открывая глаз, он потянулся к Монике, но нашел лишь пустое место. Он встал, прошел к двери, открыл ее и посмотрел туда, где было место для костра. Весь мир был еще белым от ночных заморозков. Однако никаких признаков Моники не обнаруживалось. Костер не горел. Стив еще какое-то мгновение вглядывался в даль, чувствуя, что в лагере что-то изменилось, но в конце концов решил, что все стало выглядеть по-другому из-за изморози.
        - Моника!
        Эхо откликнулось на крик Стива, и вновь установилась тишина.
        - Мо-ни-ка!
        Холод проник в хижину, заставив Стива вспомнить, что он стоит голый и весь дрожит. Мужчина с поспешностью оделся, не переставая твердить себе, что ничего не случилось, просто Моника ушла поглядеть на растения и не слышит его.
        - Черт! - пробормотал он, натягивая сапоги. - Как только она снова попадется мне в руки, возьму ее на короткий поводок. Этот Луг и вполовину не нуждается в ее внимании так, как я.
        Воспоминания о минувшей ночи отозвались в нем так живо, что его обдало вдруг жаром, а в джинсах стало мгновенно теснее. Стив обругал свое своевольное тело, но не смог заставить себя не думать о губах Моники. Он никогда еще не знал женщины, столь нежно и целиком отдающейся, которая желала его, ничего не требуя за свою горячую любовь.
        А он ничего ей и не дал. И все равно она бежала к нему в темноте, желая его. Просто его. Мужчину по имени Стив.
        Он поднял с пола свою куртку и вдруг застыл. Тревога, которую он старался отгонять с момента, как проснулся без Моники, вдруг больно сжала сердце. А с ней пришли и вопросы, от которых нельзя было больше уклониться.
        Она хотела просто мужчину по имени Стив. Но я не просто Стив. Я еще и босс Дик, и Гордон Стивен Диксон-третий.
        Он вспомнил, как Моника плакала ночью. Ждала ли она от него чего-нибудь? И почему все равно ни о чем не попросила? Ни разу! Когда же выплакалась, одарила такой любовью, словно он осыпал ее бриллиантами.
        Стив беспокойно подошел к двери хижины, глянул в белую даль луга. Моники не было. Только желтые листья осин сияли тысячами улыбок. Память мучила его: Моника что-то говорила ночью об осинах - что-то, чего он не понял и не совсем точно помнил сейчас. Прищурившись, еще раз оглядел Луг и вернулся в хижину, стараясь стряхнуть с себя предчувствие, пробирающее его до костей, как идущий снаружи холод.
        - А пока не мешает выпить кофе, - пробормотал он вслух. - Чем бы она там ни занималась, недолго выдержит. Такой холодище, а у нее даже куртки приличной нет. Черт, могла бы догадаться взять мою!
        Еще не успев договорить этого, Стив понял, что Моника никогда не только не взяла бы его куртку, но даже и подумать об этом не могла. Она привыкла обходиться без того, что для большинства людей просто немыслимо. Неожиданно его осенило - надо купить Монике в подарок мягкую теплую куртку. От этой мысли Стив даже перестал расхаживать по комнате и улыбнулся. Подарок будет неожиданным и тем более приятным. Еще он купит ей кофту под цвет ее глаз, чтобы Монике было тепло и уютно и не страшили свирепые холода.
        Все еще улыбаясь, Стив направился к кострищу. И вдруг остановился на полпути, чувствуя, как кристалликами льда тревога застывает в крови.
        У кострища не было ни решетки, ни почерневшего от сажи чайника. Не было и лежавших обычно неподалеку инструментов. Словно Моника никогда не разводила здесь огонь, не грела у него руки, не угощала голодных мужчин свежеиспеченным хлебом и крепким кофе.
        Круто развернувшись, Стив еще раз оглядел Луг, слишком поздно сообразив, что его беспокоило. На нетронутой белизне инея не было видно никаких следов, которые говорили бы о том, что Моника пошла за изгородь проверить растения. Он открыл рот, чтобы ее позвать, но с губ сорвался лишь тихий крик. Не хотелось верить - она уехала!
        Стив побежал в хижину, убеждая себя, что ошибся. Распахнул дверь шкафчика-кладовки - ничего. Ни заплечного мешка, ни фотоаппарата и пленки, ни журнала и пакетиков с семенами. Ничего, кроме помятого пакета из коричневой бумаги, задвинутого в самый дальний угол верхней полки и, видимо, там забытого.
        Растерянно Стив уставился на этот пакет, вспоминая, как видел его в прошлый раз. И боль в глазах Моники, когда она узнала, кто он такой. А потом она выдернула пакет у него из рук и сказала, что это для Стива, а не для босса Дика, которому ее подарок не нужен.
        Он вытащил заброшенный подарок из шкафчика. Открыл потрепанный пакет, засунул руку внутрь и коснулся какой-то тонкой, похожей на шелк ткани. Перевернул пакет - в руки скользнуло что-то ярко-серое, с крохотными мерцающими вспышками голубого и зеленого. Стив подошел к открытой двери хижины и встряхнул ткань. Она превратилась в мужскую рубашку, колышущуюся в его руках, словно живая.
        Стив погладил рубашку бережно и нежно, словно она могла исчезнуть от его прикосновений. Палец задел за пуговицу. Он обратил внимание на ее атласную гладь и тонкий узор. Не сразу понял, что смотрит то ли на слоновую кость, то ли на искусно вырезанный кусочек раковины.
        - Откуда же она это взяла? - прошептал он. - И на какие, черт подери, шиши?
        Стив заглянул под воротничок с изнанки, где у всех готовых изделий бывает ярлык. Его не было. Расстегнул рубашку, поискал в боковых швах, где изготовители тоже помещают фирменные знаки. Снова ничего. Но швы ровные, безупречные, без единой морщиночки.
        Не веря себе, Стив пробежал пальцами по стежкам. Постарался уверить себя, что это не может быть правдой. Моника не могла сделать такое, имея под рукой всего лишь иголку да ножницы. Она не могла вырезать пуговицы из оленьего рога и так отполировать их вручную. Не могла час за часом класть на ткань мельчайшие стежки, пока не начинало темнеть. Просто не могла… И все же она это сделала! А потом узнала, кто он такой, и уехала прочь, ни словом ни обмолвившись о подарке, который так старательно готовила.

«Что в пакете?» - «Тебе это не нужно».
        Стив прикрыл глаза, не в силах вынести боль, которая рвала ему душу.

«Почему ты ушла?» - «Мне там не место. Мое место здесь, на летнем Лугу с мужчиной по имени Стив».
        Минувшей ночью он не спросил ее, что означали эти слова. А теперь испугался, оттого что понял. Лето кончилось. Моника обнаружила, что человека по имени Стив никогда не существовало вне этого не ведающего времени Луга.
        Рубашка - осязаемое доказательство того, чего он по слепоте своей не увидел.

«Что в пакете?» - «Тебе это не нужно».
        Стив глядел на рубашку, пока все в глазах не расплылось от слез, серебряными полосками покатившихся по его щекам. Он медленно снял куртку, давно полинявшую рабочую рубаху и надел подарок, приготовленный Моникой для нищего ковбоя по имени Стив.
        Рубашка подошла так же, как сама Моника. Безупречно.

        Она направила мерина на тропу, уводящую прочь от дороги для повозок, в сторону соседнего ранчо Лейтонов. Проныра шел ленивой трусцой. Моника понукала его криками и ударами каблуков, но он прибавлял скорость неохотно и ненадолго. Проныра хотел обратно в свою конюшню и не желал идти в другом направлении. Он шарахался от каждой тени, застревал на каждом крутом повороте извилистой тропы и держал уши отведенными назад, всячески показывая, что, у него дурное настроение.
        - Слушай, - сказала Моника, наклоняясь к прижатым ушам, упрямого животного, - я знаю, что это дорога не на твое ранчо, но это та тропа, по которой хочу ехать я.
        - Ты в этом уверена?
        Вскинув голову, Моника взглянула перед собой. Стив сидел верхом на Черте и смотрел на нее. Шкура коня лоснилась от пота, широко раздувающиеся ноздри жадно глотали воздух. На упряжи и седле болтались обрывки осиновых и хвойных веток.
        - Как ты?.. - У Моники вдруг пропал голос.
        - Напрямик, - кратко ответил Стив.
        - Тебе не надо было, - вымолвила она, едва сдерживаясь, чтобы не заплакать. - Я хотела, чтобы ты помнил меня улыбающейся.
        - Нет. Я должен был тебя догнать. Ты оставила кое-что важное.
        Она беспомощно смотрела, как он расстегивает куртку. Увидев рубашку, побледнела.
        - Т-ты не понимаешь, - с болью выговорила Моника, сдаваясь в неравном поединке со слезами. - Я сшила ее для ковбоя по имени Стив. H-но его за пределами летнего Луга не существует. И меня тоже.
        - Ошибаешься! Я вполне реален, и ты тоже. Иди сюда, малышка!
        От этой мягкой команды Моника затрепетала.
        - Я не думаю…
        - Предоставь думать мне, - твердо произнес Стив. - Подойди ближе, детка. Ближе.
        С мучительным вздохом она прикрыла глаза, не в силах ни глядеть на него, ни касаться. Он был так близко, и - недосягаемо далеко.
        Стив, привстав в стременах, наклонился к Монике, заключил в объятия и зарылся лицом в ее волосы. Руки девушки медленно обвились вокруг его шеи, затем обняли так же крепко.
        - Луг или дом на ранчо, лето или зима, - сказал он, - Стив, или босс Дик, или Гордон Стивен Диксон-третий - это все равно. Все они любят тебя. Я люблю тебя. Я так тебя люблю, что не знаю, с чего начать говорить о своей любви.
        Он поцеловал Монику, желая сказать ей, как любит ее, как нуждается в ней, как дорожит ею, но у него не было слов. И тут почувствовал ее жгучие слезы на своих губах, услышал прерывистый шепот. Моника тоже говорила ему о любви. Он крепко прижал ее к себе, зная, что никогда больше не проснется один ни на Лугу, ни на ранчо…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к