Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уитни Филлис: " Жена Или Жертва " - читать онлайн

Сохранить .
Жена или жертва?.. Филлис Уитни

        # Выходя замуж за скульптора, который видит в ней модель для своего будущего шедевра, Дина Блейк и не представляет себе, что за схватка ее ждет, с какими
«сумеречными», «зимними» людьми ей предстоит бороться.
        В этом увлекательном романе есть все: любовный треугольник, муки творчества, страх преследования, загадочное убийство и самоубийство… Но в конце концов героиня находит свое счастье.

        Филлис Уитни
        Жена или жертва?…

        Пролог

        Я внезапно проснулась и испуганно прислушалась. За окнами бушевала буря. Ветер свистел в верхушках сосен, снег шелестел по стеклу. Но звук, который разбудил меня, раздавался не снаружи, а из коридора. Я с ужасом поняла, что это скрежет ключа, вставляемого в замочную скважину.
        Моя рука машинально скользнула по кровати в поисках Гленна, но я тут же вспомнила, что днем после очередной ссоры с сестрой он выскочил из дома, завел свой «ягуар» и умчался по крутой, извилистой дороге. Он рассердился не на меня, а на нее.
        Я повернулась на кровати, плотнее завернувшись в одеяло, и замерла, напряженно вглядываясь в темноту.
        Звук повторился. Теперь ключ повернулся в замке, и я вспомнила, что за те несколько дней, что я прожила в «Высоких башнях», ни разу не замечала, чтобы дверь в комнату Гленна запиралась. Вернее в нашу комнату, поправила я себя, хотя все еще не чувствовала этот дом своим.
        Из холла больше не доносилось никаких звуков - ни осторожных шагов, ни прерывистого дыхания. Стояла мертвая тишина. Сердце мое испуганно сжалось. Я догадывалась, кто находится по ту сторону двери. Но зачем она это сделала?!
        Я бесшумно вылезла из кровати и, ступив на ледяной пол, босиком пересекла комнату. Подойдя к двери, я схватилась за ручку и попыталась повернуть ее, но мне это не удалось.
        До меня донесся тихий смешок - она торжествовала победу. Выяснив, что я обнаружила ее присутствие, она, больше не заботясь о соблюдении тишины, спустилась вниз через холл в свою комнату, оставив меня безуспешно пытаться открыть дверь.
        Она заперла меня, а Гленн отсутствовал. Он не мог придти мне на помощь, потому что исчез где-то в вихре снега, несущегося по холмам северного Нью-Джерси и замерзшему озеру, расположенному у подножия одного из них, на котором последние восемьдесят лет, словно бросая всем дерзкий вызов, возвышался этот дом.
        Дрожа от холода, я нашла свой стеганый халат и просунула руки в рукава. Белая шелестящая круговерть отбрасывала на стены серебристый отблеск, благодаря чему в комнате не было абсолютно темно. Я подошла к окну и прижалась лицом к стеклу, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь метель, но увидела только густо облепленную снегом ветку орехового дерева, расположенную прямо напротив моего подоконника, которая билась под неистовыми порывами ветра.
        В кругу света, который отбрасывал фонарь, прикрепленный к стене дома, можно было различить только несущийся почти параллельно земле снежный вихрь. Крупные снежинки пролетали мимо моего окна, гонимые сильным ветром. Сплошная белая пелена плотной стеной отгораживала меня от внешнего мира. Я почувствовала себя узницей, а запертая снаружи дверь спальни только усиливала это ощущение.
        Метель за окном и темнота деревенской ночи, а также осознание удаленности этого дома от всех других, расположенных на другой стороне озера, заставили меня похолодеть.
        Сколько сейчас времени?
        Я опустила штору, скрыв от себя белый безумный вихрь, нащупала лампу рядом с резной кроватью палисандрового дерева и повернула выключатель. Мои маленькие часики, лежащие на тумбочке у изголовья, показывали половину третьего.
        Гленн отсутствует уже почти десять часов, а в такую погоду вряд ли сможет добраться до дома даже при дневном свете. Тетя Наоми уехала вместе с ним, и я осталась в этом доме наедине с женщиной, которая заперла меня здесь. То, что она при желании могла с такой же легкостью сделать обратное - открыть дверь и войти в мою комнату, - было ужаснее всего.
        Почему Гленн не захотел взять меня с собой? Я так просила его об этом…
        Я принялась неуклюже растапливать камин. После нескольких бесплодных попыток это, наконец, удалось сделать, и яркие языки пламени охватили поленья. Я положила подушку на каминный коврик и уселась на нее, уткнувшись подбородком в колени и протянув руки к огню. Мои волосы рассыпались по плечам и в свете пламени засияли, как серебро. Перед сном Гленн всегда просил меня не заплетать их в косу. Он любил пропускать шелковистые пряди сквозь пальцы и зарываться лицом в их душистую массу.
        Я люблю своего мужа! Искренне люблю. Но я не понимаю его, а иногда он даже пугает меня.
        Я заплела волосы в толстую косу, чтобы они не так спутались. Утром придется расчесывать их самостоятельно, ведь Гленна не будет рядом, чтобы помочь мне в этом.
        Именно волосы привели меня в «Высокие башни». Я всегда немного гордилась ими. Множество женщин путем всевозможных ухищрений добивались этого необычного платинового оттенка, мой же достался мне от природы. Отец говорил, что все остальное я унаследовала от Блейков - моя английская бабушка была хрупкой и изящной, - но волосы и глаза у меня были точно такими же, как у матери-норвежки. Меня назвали Бернардиной в ее честь, но, к счастью, отец понимал, что такое имя слишком длинно для ребенка, поэтому я стала просто Диной. Только один человек называл меня Бернардиной. А теперь я стала Диной Чандлер.
        Дрова в камине весело потрескивали, и я стала понемногу согреваться. Вдруг сквозь треск пламени мне послышался шум автомобиля. Я подбежала к окну и тут же разочарованно отвернулась: никто не ехал по заснеженной дороге, никто не поднимался по ступенькам. Глупо было надеяться на это.
        Снегопад усиливался, порывы ветра сотрясали стены и дребезжали оконным стеклом.
        В доме тоже не было слышно никакого движения. Она закрылась в своей комнате, явно радуясь тому, что ей удалось напугать меня.
        Счастлива ли я? Удовлетворена ли своим новоиспеченным браком? Наверное, все невесты в первое время испытывают сомнения, так что не стоит приходить в отчаяние от едва заметного неприятного привкуса в наших с Гленном отношениях? В них теперь чувствовалась какая-то странная холодность, словно снежная зима, лишила его веселой беспечности и уверенности в себе, которые раньше распространялись на все, включая и меня.
        Мне не хотелось задумываться об этом, но взгляды, которые Гленн иногда бросал на меня, просто замораживали. Странно, но такие мысли приходили мне в голову только в его отсутствие. Когда же он был рядом, то заполнял собой все: комнату, дом, мои мысли и сердце. Я могла думать только о том, как безумно и нежно люблю своего мужа и как мне будет плохо, если он оставит меня. Я боялась этого не потому, что он давал повод предполагать, что собирается поступить так. Об этом не было и речи! Но когда появилась она, все изменилось, и именно это пугало меня. Я не понимала, в чем дело, и, чтобы успокоить себя, прибегала к воспоминаниям о нескольких последних восхитительных неделях, круто изменивших мою жизнь.
        Сидя у камина, я закрыла глаза и попыталась во всех деталях припомнить день, когда Гленн появился в музее, где я работала, тем самым триумфально войдя в мою жизнь.
        Мой отец, доктор Джон Блейк, был самым знаменитым университетским профессором-историком в Калифорнии. Его научные труды упоминались во всех справочниках, и каждая библиотека считала своим долгом включить их в свой фонд. Он привил интерес к истории и мне, но у меня он проявлялся несколько иначе.
        Отца интересовали главным образом люди: мотивы их поступков, ошибки, победы и поражения, - то есть все, что можно было проанализировать с современной точки зрения. Я тоже интересовалась историческими личностями, но по-другому. Меня больше привлекали вопросы истории искусства: картины и скульптуры, которые создавали эти мужчины и женщины, жившие в прошлые столетия.
        Я выросла в солнечной и теплой Южной Каролине, но Нью-Йорк всегда был для меня Меккой. Поэтому после смерти отца я упаковала вещи и с согласия матери отправилась на Восток, надеясь найти работу в музее, о которой всегда мечтала. Холодные зимы и самостоятельная жизнь немного пугали меня, но я знала, что должна это сделать. Мать, которая когда-то была знаменитой Бернардиной Бьернсон, одной из великих пловчих своего времени, теперь стала просто старушкой и жила со своей обожаемой младшей сестрой в городке, где я выросла, так что я могла за нее не волноваться.
        Иногда я жалела, что была поздним ребенком. В детстве я не играла с братьями и сестрами, и если бы не друзья, которые появились у меня в музее, и работа, поглощавшая все мое время, я, наверное, чувствовала бы полное одиночество.
        Кроме того, не признаваясь в этом даже самой себе, все это время я ждала, что в один прекрасный день я снова увижу его. Это было предопределено судьбой.
        Я подсознательно искала в толпе знакомый поворот головы или уверенную мужскую походку, которая была мне так хорошо известна, и порой чей-то грубоватый голос или поддразнивающая улыбка напоминали мне о том, что давно следовало забыть, заставляя мое сердце биться быстрее.
        Разумеется, я ни разу не увидела его. Я читала его книги, знала, что он живет в Нью-Йорке, но у меня не хватило смелости снова написать ему или придти. То, что он когда-то отверг меня, по-прежнему причиняло боль, и я старалась забыться в работе.
        Я выполняла обязанности секретаря и помощника хранителя музея, а кроме того, с удовольствием бралась за все, что бы мне ни поручали, причем именно последнее нравилось мне больше всего. Моим любимым местом были кладовые, где на длинных рядах полок хранились сокровища, которые редко выставлялись для экспозиции. Здесь я помогала составлять каталоги, вытирать пыль, делать незначительный ремонт…
        Неподалеку от музея я сняла небольшую квартиру и время от времени встречалась с двумя или тремя молодыми людьми, чье общество мне нравилось, но не испытывала ни к кому из них каких-либо серьезных чувств. Видимо, я была еще не готова разделить свою судьбу с каким-либо мужчиной.
        В тот памятный день я занималась простой, но довольно занимательной работой. Бронзовая статуя балетной танцовщицы, почти в полный рост, изготовленная в Италии в эпоху рококо, была принесена в кладовую для обновления полировки. Надетая на ней настоящая пачка совсем обветшала, и моей задачей было одеть скульптуру в новые слои тюля. Я попросила рабочих поставить ее на длинный выставочный стол, куда падал свет из расположенных почти под потолком узких окон, и забралась туда же. Стоя на коленях с иголкой в руках, я склонилась над вытянутой ножкой бронзовой балерины и дружески болтала с ней во время работы.
        Я знала о предстоящем приходе Гленна Чандлера. Имя его отца было хорошо известно в искусствоведческих кругах. Хотя Колтону Чандлеру было уже за пятьдесят, он по-прежнему не выходил из моды, а написанные им портреты Джавахарлала Неру и Сары Черчилль находились среди экспонатов музея и занимали почетное место в главной галерее наверху. О его сыне мне было известно только то, что он управляет небольшой художественной галереей, в которой я ни разу не была.
        Художники и скульпторы часто посещали наш музей, и я не тушевалась при виде знаменитостей, тем более что с некоторыми из них мне приходилось встречаться еще в доме моего отца.
        Хранитель сообщил мне, что Гленн Чандлер собирается придти в наш музей этим утром, чтобы посмотреть на мейсенские статуэтки восемнадцатого века, и попросил меня принести их из кладовой. Я решила, что пока он будет изучать их, смогу продолжить собственную работу, но мистер Чандлер запаздывал уже на полчаса, и я испытывала легкое недовольство, подозревая, что из-за него мне придется отложить свой ланч.
        Услышав звук открываемой наружной двери и приближающиеся голоса, я поторопилась сделать последние стежки на пачке балерины, прежде чем спуститься со стола.
        Первой вошла хранитель миссис Олбрайт и, подняв глаза, с легкой насмешкой в голосе обратилась ко мне:
        - Мисс Блейк, может быть, вы сойдете со своего насеста и покажете мистеру Чандлеру статуэтки, которые приготовили для него? О, пожалуйста, простите, кажется, звонит мой телефон! - повернулась она к гостю и поспешно вышла, оставив его стоять у двери.
        Я бросила через плечо быстрый взгляд и отметила, что высокий мужчина внимательно наблюдает за мной.
        - Через минуту я буду свободна, - сказала я, втыкая иголку в пачку.
        Поскольку он не пришел в оговоренное время, промелькнуло у меня в голове, ничего не случится, если теперь ему самому придется немного подождать. Видимо, в этот момент во мне взяли верх норвежские гены - отец всегда говорил, что моя мать была очень упряма.
        Посетитель ничего не ответил, и в следующий раз я взглянула на него, только закончив шить.
        Гленн Чандлер стоял неподвижно, по-прежнему изучающе глядя на меня горящими темными глазами, и я вдруг почти физически ощутила сдержанную силу, таящуюся в этом человеке. Его внешность напомнила мне «Портрет неизвестного» кисти эстонского художника Китса, который висел в доме моей матери. У изображенного на нем мужчины тоже были тонкие, волнистые волосы темно-орехового цвета с красноватым отливом, очень большие, почти черные глаза, удлиненное худое лицо с красивым чувственным ртом…
        Молчаливый откровенный интерес Гленна Чандлера к моей персоне был почти оскорбительным.
        - Я готова, - сказала я, прерывая эту странную игру в «гляделки», и сделала шаг в сторону, чтобы спрыгнуть с длинного стола.
        Но он вдруг быстро подошел ко мне, двигаясь с легкой грациозностью, которая, как я поняла позже, выработалась у него благодаря спорту: катанию на лыжах, на коньках, верховой езде.
        - Оставайтесь там, где стоите, - повелительно произнес Гленн. - Не шевелитесь.
        Я почувствовала себя неловко, но тем не менее выполнила его приказание.
        Он обошел стол, сделав полный круг, в то время как его горящие глаза не переставали изучать меня. Я хотела было возмутиться таким бесцеремонным разглядыванием, но остановила себя, так как в этом взгляде не было ничего оскорбительного.
        - Этот серо-зеленый рабочий халат, - задумчиво пробормотал Гленн, - замечательно оттеняет цвет ваших глаз, делая их еще ярче. Он доминирует, но так и должно быть. И волосы вы причесываете именно так, как надо - они свободно лежат на плечах, обрамляя лицо. Только вот напрасно вы закололи их гребешками за ушами. Выньте их.
        Я наконец пришла в себя и спрыгнула со стола, в высшей степени раздосадованная.
        - Мейсенские статуэтки находятся здесь, - холодно сообщила я. - Я принесла их для вас и…
        В его улыбке было нечто обезоруживающее.
        - Теперь мы можем забыть о них, - сказал он. - И не смотрите на меня так. Я еще не знаю, что с вами делать, но это будет нечто. Нечто значительное. Так что не надо сопротивляться.
        Мне всегда нравились властные, решительные мужчины, действующие ласково, но твердо, - таким был мой отец, - но я терпеть не могла, когда мной командуют. Меня можно было увлечь и повести за собой, но когда я сталкивалась с высокомерием и самоуверенностью, то мой дух противоречия тут же восставал. И все же, несмотря на свой гнев, я уже начинала понимать, что этот мужчина взволнован чем-то, не имеющим отношения ко мне лично. Он не собирался оскорблять меня и не заигрывал со мной.
        Я стояла, как загипнотизированная, когда он приблизился и сильными длинными пальцами вынул из моих волос два серебряных гребешка. Эти прикосновения были почти нежными. Мои светлые волосы рассыпались по плечам, и он замер, не отрывая от них задумчивого взгляда. Мне понравились его темные глаза. Хорошо, что они не голубые.
        - Я вылеплю вас из алебастра, - пробормотал Гленн себе под нос. - Из чистого белого алебастра, напоминающего лед. Я смогу это сделать. И сделаю.
        Я опешила. Как на это реагировать? Моделью я становиться не собиралась - такого рода работа меня совершенно не привлекала. Мое смущение росло, и то, что он не испытывает ничего подобного, начинало меня злить.
        - Если вы хотите посмотреть на мейсенские статуэтки, то поторопитесь, - предложила я. - Иначе я останусь без ланча…
        - Как вас зовут? - спросил Гленн. - Миссис Олбрайт обратилась к вам как к мисс Блейк. Но как ваше имя? В вас должна течь скандинавская кровь.
        - Моя мать - норвежка, - пояснила я. - В ее честь меня назвали Бернардиной.
        Я всегда представлялась полным именем, хотя только один человек называл меня так - один единственный мужчина. Думаю, что это был своего рода тест, которому я подсознательно подвергала всех своих новых знакомых. Гленн Чандлер легко прошел испытание.
        - Дина! - протяжно проговорил он. - Я так и знал! Наследие северных народов. Да! Мне следует использовать алебастр. Ваша головка с волосами, распущенными по плечам… Хотя, пожалуй, можно добавить чуть-чуть холодной зелени…
        Он планировал свою работу с такой уверенностью, как будто уже получил мое согласие позировать ему! Я разозлилась по-настоящему и, едва сдерживаясь, заявила:
        - Я не хочу, чтобы меня ваяли - ни из алебастра, ни из какого-либо другого материала! Мне не нравится долгое время стоять неподвижно. Верните, пожалуйста, мои гребешки!
        Гленн снова улыбнулся мне, и я против своей воли тут же оттаяла. Едва заметная тень промелькнула по его лицу, и он умело воткнул гребешки в мои волосы, словно делал это тысячу раз.
        - Разрешите пригласить вас на ланч, - произнес он. - Это будет чем-то вроде извинения за то, что я так напугал вас. Разумеется, вы не имеете ни малейшего представления, о чем я говорю. Но, по крайней мере, дайте мне возможность все объяснить.
        Я молча кивнула, чувствуя, что хочу пойти с ним. Мною руководил сейчас вовсе не разум, а знакомое с детства ощущение волшебства. Это было нечто вроде стремительного взлета, когда от ощущения высоты захватывает дух.
        За свои двадцать четыре года я не раз испытывала подобное и хорошо знала, как легко упасть с небес на землю, но, тем не менее, всегда смело шла навстречу новому приключению.
        Я опустила голову и тихо, пытаясь скрыть свое возбуждение, сказала, что должна взять свое пальто.
        В дверях он на мгновение взял меня за руку и, не спуская пристального взгляда с моего лица, сказал:
        - Белизна льда и серебро. Великолепный контраст. Полная противоположность черному цвету.
        Тогда я еще не понимала, что он имеет в виду.
        За ланчем он рассказывал о себе, но у меня так громко колотилось сердце, что я ничего не слышала. Некоторое время спустя я даже не могла вспомнить, что нам подавали.
        Впрочем, многое из его биографии было общеизвестно. Все знали, что Гленн Чандлер в юные годы был вундеркиндом, и его талант художника и скульптора рос вместе с ним. Знатоки говорили, что он вполне может перерасти своего отца, Колтона Чандлера. Но потом что-то произошло и, когда Гленну исполнилось двадцать, его работы вдруг стали заурядными. Он не оставил творчество, но, несмотря на все попытки, ему лишь один только раз удалось создать нечто достойное его прежней славы.
        - Я сделал скульптуру из черного мрамора, - рассказывал он мне. - Но, хотя я работал с настоящим вдохновением, у меня получилось что-то настолько ужасное и мрачное, что я возненавидел это произведение, еще не успев его закончить. Тем не менее многие высоко оценили эту мраморную головку. Но если я смогу изобразить тебя, а я уверен, что у меня получится… Дина Блейк, умоляю, не отказывайся! Дай мне шанс!
        Что мне оставалось, как не согласиться? Гленн был так мил и настойчив, что я уступила ему почти без борьбы. Знакомое ощущение стремительного взлета не оставляло меня, но в глубине души я подозревала, что впереди не будет ничего, кроме боли.
        Гленн Чандлер вел себя, как влюбленный. Я понимала, что он влюблен в свою будущую алебастровую головку и вряд ли воспринимает меня отдельно от нее, но ему удалось увлечь меня, зажечь во мне ответный огонь. Кроме того, меня согревала тщеславная мысль о том, что мне предстоит позировать для значительного произведения искусства, вдохновлять истинного художника в его творчестве. Я даже не пыталась спастись бегством и вела себя, словно рыба, охотно заглотнувшая наживку.
        Работа в музее вдруг перестала интересовать меня, и я с удовольствием принимала приглашения Гленна на ланчи и обеды. Но к скульптуре мы не приступали, хотя проводили вместе довольно много времени. Возможно, дело было в том, что он боялся сразу же подвергать себя такому испытанию. Студия, расположенная за его художественной галереей, ожидала нас, но Гленн не приводил меня туда. Вместо этого мы прогуливались по холодным ноябрьским улицам Нью-Йорка и вели бесконечные беседы. Говорил, в основном, Гленн, и мне порой казалось, что он изголодался по внимательному собеседнику, а поскольку его рассказы были очень увлекательны, я слушала его с восхищением.
        Он открыто признался мне, что стал владельцем художественной галереи, потому что понял, что не может сам создавать произведения искусства. Его восхищали работы художников и скульпторов, которые выставлялись там, и он всегда был рад поддержать молодые многообещающие дарования.
        На третий вечер нашего знакомства Гленн все же привел меня в свою галерею, когда та была уже закрыта для посетителей. Это была длинная узкая комната, простая и очень красивая, с полированным полом и деревянными панелями, передвигающимися вдоль стен. Такая конструкция позволяла демонстрировать картины при наиболее выгодном освещении. Гленн провел меня по всем залам, с энтузиазмом рассказывая о работах того или иного художника или скульптора. Он выглядел загадочно-прекрасным и в то же время мужественным, и меня бросало в дрожь при мысли о том, что я понравилась этому человеку.
        И все же я чувствовала, что он испытывает боль, демонстрируя работы других, а не свои собственные, и это придавало ему в моих глазах еще большую привлекательность. Я страдала вместе с ним, в то же время восхищаясь его храбростью и упорством.
        Гленну всего тридцать четыре года. Почему бы ему не начать все сначала? - думала я. Теперь он сможет сочетать вдохновение с мастерством, которое без сомнения присутствовало в его ранних работах. Я почувствовала себя музой, необходимой каждому художнику, которая должна пожертвовать собой ради искусства.
        При воспоминаниях об этой галерее у меня перед глазами всегда всплывает одна картина. К сожалению, тогда я еще не знала, что она могла бы послужить для меня предостережением.
        На первый взгляд в ней не было ничего примечательного, но она почему-то сразу же привлекла мое внимание. Покрытое льдом зимнее озеро с голыми серыми деревьями по берегам, чистое голубое небо, яркие фигурки конькобежцев… Я скользнула по этой картине коротким взглядом и собиралась уже отойти, как вдруг увидела, что там, в действительности было изображено.
        На первый взгляд казалось, что это милая работа художника-примитивиста, но при внимательном рассмотрении маленькие фигурки конькобежцев переставали казаться забавными. Несмотря на яркие одежды, в каждой из них проступало что-то уродливое, а действия были далеки от невинных. Там была девочка, стремительно летящая к каменной насыпи навстречу неминуемой опасности… Маленький мальчик, который толкал другого в костер, разведенный на берегу… Высокий подросток прицелился из ружья в маленького коричневого зверька, пытающегося скрыться среди деревьев. Этот юноша был выписан с особой тщательностью: его клетчатая куртка, синие джинсы, шапка в красно-черную клетку, а возле его ног лежал маленький мешок для дичи и кучка мертвых зверьков, среди которых легко было различить лису, енота, кролика.
        Сначала я подумала, что рукой художника водило желание показать жестокую правду жизни, но потом разглядела гораздо большее: эта картина сама словно излучала зло. Каждый маленький трупик был выписан с каким-то патологическим удовольствием, и в этом чувствовалось что-то противоестественное. Тем не менее, это произведение производило очень сильное впечатление.
        Я попыталась разглядеть имя художника, но нашла только едва заметные инициалы в правом нижнем углу.
        Гленн разговаривал с кем-то в дверях галереи. Когда посетитель ушел, он подошел ко мне.
        - Какая ужасная картина! - воскликнула я. - Кто ее написал?
        Мои слова почему-то вызвали у него раздражение.
        - Это своего рода шедевр, - сказал он. - А ты обратила внимание на дом на вершине холма, вон там, слева?
        Я его не заметила. Солнечный свет заливал озеро, но все остальное лежало как бы в тени, и высокий серый дом на вершине холма прятался среди стволов по-зимнему голых деревьев. Вглядевшись, я нашла в нем множество крошечных деталей, которые тоже показались мне зловещими - выступающие башни, напоминающие настороженно стоящие уши, бледные окна, похожие на страдающие лица…
        - Это «Высокие башни», - пояснил Гленн. - В этом доме я вырос. Чандлеры владеют всей землей на дальней стороне озера, и в известном смысле само оно тоже принадлежит нам. - Его лицо помрачнело. - Хотя сейчас там поселились люди, которые хотят отобрать его у нас. Но мы найдем способ остановить их.
        Что-то словно кольнуло меня в затылок, и я нагнулась, чтобы внимательнее приглядеться к инициалам, которыми была подписана картина. Я различила две буквы -
«Г. Ч.» - и изумленно посмотрела на Гленна.
        - Так это твоя работа?! Неужели ты способен создать такое?.. Но почему, Гленн, почему?
        Он сердито потащил меня прочь от картины.
        - Нет, не моя! Я - владелец этой картины, а не художник. Пойдем отсюда!
        Во всем этом чувствовалась какая-то тайна, и меня вдруг охватило ощущение, что я обязательно должна разгадать ее.
        - Почему ты не хочешь, чтобы я на нее смотрела? Она действительно написана мастерски, хотя вначале немного шокировала меня. Ты не должен стыдиться ее, если…
        Гленн больно сжал мою руку.
        - Я уже сказал тебе, что она не моя. И не хочу, чтобы ты смотрела на нее, потому что это может настроить тебя против озера Серых камней и моего родового гнезда. Мне не нужно, чтобы ты относилась к ним с предубеждением, Дина, потому что собираюсь отвезти тебя туда. Ведь ты поедешь со мной, правда?
        Он повернул меня лицом к себе, и я встретила взгляд его горящих темных глаз, от которых не смогла оторваться. Они как будто бросали мне вызов и одновременно умоляли. Моя тревога возрастала.
        - Но зачем мне ехать в «Высокие башни»? - с недоумением спросила я.
        - Затем, что я собираюсь заняться головкой из алебастра, а ты будешь позировать мне, Дина. Я должен начать работу как можно быстрее, прежде чем потеряю это ощущение, которое с таким трудом нашел, и этот образ.
        - Но я собиралась позировать тебе здесь, - сказала я. - Ты говорил, что будешь работать в студии позади галереи. Я думала, что мы начнем на этой неделе.
        Он положил руки мне на плечи, и мое тело, казалось, само потянулось ему навстречу, словно истосковавшись по этим прикосновениям. Я ничего не могла с собой поделать.
        - Ничего не выйдет, - возразил Гленн. - Это не то место. - Он бросал отрывочные фразы, не сводя с меня полубезумного взгляда горящих глаз. - Все, что я начинал здесь, заканчивалось неудачно. Это были годы ужасных провалов. На этот раз я не могу рисковать. В «Высоких башнях» у меня есть подходящий материал - белый словно снег алебастр с легкой примесью зеленого цвета. Там мне будет хорошо, я почувствую себя комфортно…
        Я была обеспокоена, смущена, и, хотя мне было трудно противоречить ему, но все же…

«Высокие башни» находились в северном Нью-Джерси. Я не хотела ехать в северный Нью-Джерси точно так же, как не хотела, чтобы у Гленна были голубые глаза. Это в теории женщина всегда ищет мужчину того же типа, что и ее первая любовь. Я знала, что это неправда и стремилась избегать любого сходства с Трентом Макинтайром. Мне нужно было навсегда забыть эти размашистые шаги, которыми он ушел от меня.
        - Гленн, но в Нью-Йорке у меня есть работа, - напомнила я ему, - о которой я давно мечтала. Кроме того, мне не позволят сейчас уйти в отпуск, а значит, я потеряю это место. Я должна думать о своем будущем!
        - Нет, - сказал он спокойно и без всякого высокомерия. - На этот раз ты должна думать обо мне и о моей работе. Для меня это вопрос жизнь и смерти, Дина. И ты знаешь это, правда?
        Я знала это. Он меня убедил. И все же я боялась. Что станется со мной, когда шедевр из алебастра будет закончен? Какую роль Гленн уготовил мне на будущее?
        Отступив назад, я высвободилась из объятий Гленна, отвернулась, чтобы не видеть темного пламени, горящего в его глазах, и торопливо пошла прочь. Похоже, сейчас необходимость побега приобретала первостепенную важность.
        Он перехватил меня у выхода из галереи, и я заметила, что настроение его внезапно изменилось. В каком-то странном возбуждении он закружил меня по длинной галерее - мимо панелей, на которых были вывешены картины, вглубь помещения. Когда мы оказались в самом темном углу, он стал целовать меня, сначала нежно, а потом более требовательно. Я уступила и вернула ему поцелуй. Мои сомнения не рассеялись, опасения не исчезли, но, оказавшись в его объятиях, мне уже не хотелось думать о будущем. Это не имело никакого значения.
        - Мы поженимся перед тем, как я отвезу тебя домой, - прошептал он мне на ухо. - И сделаем это без всякого шума. В «Высоких башнях» сейчас нет никого, кроме моей тетки Номи, поэтому мы сможем провести там наш медовый месяц. И я начну работать. Я хочу показать тебе наше озеро и холмы. Наступает зима, и ты нигде в мире не увидишь ничего более красивого, чем Серые камни, когда они покрыты снегом. Ты ведь выросла в Калифорнии, а значит, никогда не видела настоящей зимы.
        Я притихла в его объятиях.
        - Ты вовсе не обязательно должен жениться на мне, если я нужна тебе просто в качестве модели, - возразила я. - Я и так поеду с тобой в «Высокие башни». И буду позировать тебе там. Нет никакой необходимости…
        - Необходимость есть, - возразил Гленн и прижал к себе мою голову, погрузив длинные пальцы в волосы.
        Зачем тебе выходить замуж? - шептал мне внутренний голос. Зачем отказываться от своих надежд? Но я не хотела прислушиваться к нему. У меня не было никаких шансов снова встретить того, о ком я мечтала все эти годы. Так почему бы не начать новую жизнь?
        Я слушала сильные удары мужского сердца и начинала испытывать какое-то странное чувство: то ли нежность, то ли страх.
        - Только не подумай, что я покупаю тебя в качестве модели, любимая, - сказал Гленн. - Ты для меня - ответ на многие вопросы. Ты олицетворяешь свободу, спасение, успех - все. Я не могу не стремиться навсегда связать с тобой жизнь.
        Какие странные слова он использует: «свобода», «спасение», удивленно подумала я. Надо будет расспросить его об этом. Но эти мысли тут же улетучились у меня из головы.
        Разумеется, Гленн не ответил бы на мои вопросы. Он намеренно не рассказывал мне ничего, чтобы не спугнуть. А я радостно поддалась на его уговоры и, словно мотылек, летящий на пламя свечи, бездумно бросилась навстречу своей судьбе.
        На этот раз я не испытывала ощущения головокружительного взлета, и мне показалось, что это настоящая любовь - такая, какой она и должна быть. Я готова была подарить себя тому, кто так нуждался во мне. То, что я только даю, а Гленн только принимает мой дар, не смущало меня. Я убеждала себя, что такое случается часто, и никто еще не пострадал от этого. А главное, что это гораздо лучше, чем моя первая мучительная любовь, которая никому не была нужна.
        Я искренне желала дать Гленну все, в чем он нуждался, и в то же время освободить его от всего, что мешало ему работать. Я убеждала себя, что именно это он подразумевал под «свободой» - способность работать, вернуть прежний талант, который дал бы ему утраченную уверенность в себе и возможность самореализоваться. Разумеется, я и сама хотела получить свободу - освободиться от мужчины, который однажды держал меня в объятиях, позволил рыдать у него на плече, а потом спокойно, но твердо выбросил меня из своей жизни.
        На мою просьбу об увольнении в музее отреагировали очень спокойно, и последующие несколько дней пролетели в головокружительной спешке. Гленн не собирался ждать, поэтому у меня было очень мало времени на подготовку к свадьбе. Он же, видимо, с легким сердцем переложил все заботы о галерее на плечи своего помощника, так что дело было только за мной.
        Мы поженились в скучной обыденной обстановке муниципалитета, но Гленн был таким веселым, оживленным и энергичным, что это событие стало для меня праздничным. Я чувствовала себя подобно воздушному змею, который, оборвав путы, устремился в небо. Мысли о будущем стали моей единственной заботой. Казалось, с прошлым было покончено навсегда.
        Я написала матери длинное восторженное письмо и получила в ответ короткую записку с поздравлениями - она уже не могла писать длинные письма. Тетя приписала к этому посланию еще несколько милых теплых слов, и таким образом я получила семейное благословение.
        Колтону Чандлеру, который где-то в Португалии писал портрет короля в изгнании, Гленн послал телеграмму с уведомлением о своей женитьбе. Его мать умерла, когда ему было пять лет, а отец больше не женился, так что он оказался единственным, кого надо было поставить в известность о происшедшем. Правда, у Гленна не было точного адреса Колтона, но он надеялся, что американская экспресс-почта в Лиссабоне сумеет найти такого известного адресата.
        - А что скажет твой отец? - поинтересовалась я, когда Гленн составлял телеграмму. И вправду, что может подумать знаменитый Кол-тон Чандлер, художник с мировым именем, о женитьбе своего сына на неизвестной девушке? Как он меня примет?
        Гленн написал последнее слово на бланке и с улыбкой ответил на мой вопрос:
        - Колтон будет безумно счастлив за меня, а когда увидит тебя, решит, что ты его открытие, - сказал он, и в его голосе мне послышались едва уловимые нотки ревности. - Кроме того, моему отцу нужен наследник, способный продолжить наш род, а также унаследовать его талант и славу. Поскольку я его разочаровал. - В глазах Гленна появилось мрачное выражение.
        - Я очень люблю детей, - мягко заметила я, стремясь прогнать эти неприятные мысли из его головы.
        Но он, казалось, даже испугался.
        - Давай подождем с этим. Я хочу, чтобы какое-то время ты принадлежала только мне.
        Я не стала ссориться с ним по этому поводу.
        Когда телеграмма была отправлена, мы вернулись в квартиру Гленна и позвонили Номи, так он называл свою тетку.
        Мисс Наоми Холмс, старшая сестра его матери, казалось, восприняла новость спокойно, хотя я считала, что с его стороны было неуважением таким образом поставить ее в известность о нашем приезде. Но я уже знала, что от Гленна нельзя ожидать предупредительности и тщательно продуманных поступков. Он получал удовольствие от импульсивных действий, и я любила его за это.
        Он разговаривал с теткой мягко и нежно, склоняя на свою сторону. Так и не дав мне возможности поговорить с ней, он повесил трубку и весело улыбнулся.
        - Желая достойно встретить нас, - заявил он, - Номи устроит невиданную генеральную уборку.
        - Но что она сказала? - допытывалась я. - Как отреагировала на известие о нашей женитьбе?
        - Номи заявила, что я последний человек в мире, который может принять на себя ответственность за жену, - усмехнулся Гленн, - но заметила, что будет рада, если я выбрал подходящую женщину. Моя тетка всегда говорит то, что думает. Она надеется, что ты здравомыслящая девушка, которая поймет, что я человек безголовый. Так как, Дина? Это соответствует действительности?
        Я энергично замотала головой и тут же оказалась в его объятиях.
        - У меня совсем нет здравого смысла, - сказала я, прижав губы к его щеке. - Но почему-то сейчас меня это мало беспокоит.

1

        В последнюю неделю ноября сразу после полудня мы с Гленном сели в его машину и отправились в Нью-Джерси. Мне нравилось путешествовать на автомобиле, хотя пейзаж за окном был скучным и однообразно коричневым: краски осени уже поблекли, а снег, который мог бы вернуть красоту окружающей природе, еще не выпал.
        Я сидела рядом с мужем, чувствуя себя очаровательной и абсолютно счастливой. Перед отъездом из Нью-Йорка он купил мне белое шерстяное пальто, белую меховую шапочку и белые высокие ботинки до колен. Сама я никогда еще не одевалась подобным образом, но Гленн сказал, что мне, как северянке, очень идет белое.
        - Ты моя зимняя девочка! От ботинок до серебряных волос, Дина. И не забывай об этом.
        Я никогда не ощущала себя северянкой, даже наоборот, но меня переполняла радость. Чувствовать себя любимой было так приятно, что мною двигали самые лучшие намерения. Я хотела полюбить «Высокие башни» и озеро Серых камней. И как бы ни относились к женитьбе Гленна Колтон Чандлер и Наоми Холмс, я собиралась полюбить своих новых родственников и постараться понравиться им.
        Никто не сможет поссориться со мной или неодобрительно отнестись ко мне, когда я так хочу доставлять всем удовольствие, говорила я себе. Вся моя драгоценная независимость была стремительно отброшена прочь. Никаких феминистских идей для меня больше не существовало. Я вела себя так, словно рождена была служить.
        Гленн вел себя со мной очень мило. Он взял инициативу на себя, а я покорно следовала за ним. Раньше мне и в голову не могло придти, что я смогу быть таким хамелеоном: перенимать его настроение, его энергию и веселость, даже беспечную манеру поведения. Я чувствовала себя его партнером и любовницей, сообщником и иногда, к моему собственному удивлению, даже кем-то вроде матери.
        Дело в том, что однажды Гленн даже напугал меня глубиной своего отчаяния. Видимо, он увидел блуждающий огонек исчезающего вдохновения и испугался того, что когда я сяду перед глыбой белого алебастра, ожидающей нас в «Высоких башнях», и приму необходимую позу, а он возьмет в руки резец и молоток, то образ, живущий в его душе, вдруг станет недосягаемым. В такие моменты Гленн начинал сомневаться в себе, и моей задачей было поддержать его, заставить поверить в свои силы, а главное - сохранять этот образ ярким и осязаемым, чтобы в нужный момент он не покинул его.
        В большинстве случаев мне это удавалось, так что когда мы ноябрьским днем отправились в Нью-Джерси, наше настроение было бодрым и веселым. Мне нравилась его машина. Это был скоростной «ягуар» - кремово-белый, с низкой посадкой, один из тех, что оставляют далеко позади все остальные автомобили на шоссе. Гленн заметил, что никогда не покупал темные машины. Он нашел, что «ягуар» мне к лицу, и мы весело расхохотались.
        Почему интуиция не подсказала мне, что такое беззаботное, безоблачное счастье не может длиться долго?
        Во время поездки я продолжала задавать мужу вопросы. Мне было невероятно интересно знакомиться с подробностями его жизни.
        Гленн рассказал, что родился в «Высоких башнях» и все свое детство провел у озера Серых камней, но в его памяти почему-то сохранились главным образом зимние развлечения и забавы. Он много говорил о лыжах, коньках и санках, с особым чувством отзывался о Рождестве, и я поняла, что он предвкушает его празднование в этом году. И все же я чувствовала в его повествовании какие-то пробелы, как будто он пропускал что-то важное, о чем-то умалчивал. Но если эти купюры и были намеренными, я не считала себя вправе добиваться подробностей, поскольку сама поведала мужу о себе далеко не все. Мы оба давно уже распрощались с детством, и у каждого из нас было свое прошлое.
        - «Высокие башни» действительно твое родовое гнездо? - поинтересовалась я. - Когда же Чандлеры поселились в нем?
        Гленн улыбнулся.
        - Старый друг Колтона, который жил на другой стороне озера - сейчас он уже умер - рассказал ему об этом поместье, когда оно было выставлено на продажу, и отец купил его еще до моего рождения. Но тебе все равно придется выслушать семейное предание о том, что Чандлеры построили этот дом восемьдесят лет назад. Кстати, ты должна называть моего отца Колтоном.
        Неоновые джунгли цивилизации вскоре остались позади, и за стеклами автомобиля замелькали маленькие, но густонаселенные городки. Они тянулись вдоль дороги, вьющейся среди коричневых ноябрьских холмов, и я весело читала вслух их звучные названия.
        Мы миновали Кинлеон и Смоук Райс и через несколько миль добрались до Стокгольма.
        В городке под названием Франклин Гленн сделал остановку, чтобы заправиться бензином, и рассказал мне, что это место известно своими полезными ископаемыми. Потом мы пообедали в комфортабельном ресторане, который когда-то был особняком губернатора. Когда мы добрались до Гамбурга, уже стемнело.
        Названия этих небольших американских городков говорили о своих первых поселенцах - немцах, шведах, англичанах и австрийцах, - которые, тоскуя о покинутой родине, называли свои новые места обитания знакомыми именами европейских городов.
        Теперь уже было недалеко до Сассекса, вблизи которого находились озеро Серых камней и «Высокие башни».
        - Мне придется ненадолго отлучиться по делам, - предупредил меня Гленн. - Но я найду какое-нибудь уютное местечко, где бы ты могла дождаться меня.
        Как только мы въехали в городок, он свернул с дороги на площадку для парковки, расположенную перед продовольственным магазином. Выйдя из машины, я ступила в полузамерзшую слякоть и с грустью заметила, что испачкала свои белые ботинки. Холодный сухой воздух оказывал бодрящее действие, а звезды над головой были яркими и чистыми.
        Гленн ввел меня в ярко освещенный магазин и кивнул головой человеку за прилавком.
        - Привет, Сэм. Могу я оставить здесь на несколько минут свою жену?
        При этих словах в магазине наступила мертвая тишина. Несколько человек, делающих покупки, молча уставились на меня, а хозяин вышел из-за прилавка, чтобы пожать мне руку.
        - Значит, вы вышли замуж за Чандлера? - спросил он.
        Я почувствовала, что Гленн раздосадован чем-то и торопится уйти.
        - Не волнуйся, со мной все будет в порядке, - заверила я его. - Я подожду тебя здесь. - Меня не интересовало, чем он собирается заняться.
        Сэм, как эхо, повторил мои слова:
        - С ней будет все в порядке, - сказал он и галантно предложил мне стул. - Чувствуйте себя, как дома, миссис Чандлер, - вежливо проговорил он.
        Я уселась, чувствуя себя в своей белой одежде, словно на обложке модного журнала - бросающейся в глаза, слишком хорошо одетой и чужой.
        Постепенно головы присутствующих отвернулись от меня, а я сидела не шевелясь, с улыбкой, прилипшей к губам, и жалела, что не осталась ждать мужа в автомобиле. Только один человек в магазине не отвел от меня глаз, и его взгляд был таким напряженным, что я слегка надменно повернулась, чтобы встретить его.
        Нет ничего удивительного в том, что я вызываю любопытство в таком маленьком городке, успокаивала я себя, в качестве новобрачной, вступающей в известную семью. Но этот взгляд был скорее оскорбительным, чем просто любопытным.
        Глаза, с которыми я встретилась, принадлежали мальчику лет шестнадцати. На его темно-каштановых волосах красовалась шапка в черно-красную клетку, длинные ноги облегали синие джинсы, а обут он был в короткие крепкие кожаные башмаки. Из своей куртки он уже вырос, и руки торчали из рукавов. Этот юноша ничем не отличался от других ребят своего возраста, за исключением умных, каких-то по-взрослому проницательных глаз. Ярко-голубые с темными ресницами, широко распахнутые, они застыли на моем лице с таким же выражением, с каким кролик смотрит на удава, готового его проглотить. Или в них было что-то другое? Мальчик смотрел на меня с жадным любопытством, но без малейшей враждебности. Надо было что-то сделать, чтобы прекратить это разглядывание. Я улыбнулась и приветливо заговорила с ним:
        - Привет, я Дина Чандлер. А ты кто?
        Юноша моргнул темными ресницами и облизнул губы кончиком языка, видимо, размышляя, стоит ли вступать со мной в беседу. Потом подошел ко мне и сел рядом.
        - Меня зовут Кейт Макинтайр, - представился он и сделал паузу, по-прежнему напряженно глядя на меня.
        Это имя словно обухом ударило меня по голове. Мальчик не мог знать, какие болезненные воспоминания оно пробудило во мне. Я попыталась взять себя в руки. Здесь много Макинтайров, говорила я себе, и нельзя так реагировать на это имя.
        - Ну, вот мы и познакомились, - вежливо сказала я. - Ты всегда так внимательно разглядываешь чужих людей?
        Его юное лицо медленно залилось краской, а брови нахмурились.
        - Просто ваше появление было для меня полной неожиданностью, - признался он. - А Гленда знает о вас?
        Я почувствовала, что все, присутствующие в магазине, прислушались, ожидая моего ответа. Но я разговаривала только с мальчиком.
        - Я не знаю никакой Гленды. А в чем дело?
        По торговому залу пробежал шепоток, и покупатели снова уставились на меня. Мне захотелось спрятаться от этих странных взглядов, и я пожалела, что Гленн оставил меня здесь, не предупредив о сенсации, которую я могу вызвать среди местных жителей.
        Я окинула магазин деланно высокомерным взглядом, и все сразу же занялись своими делами. Мальчик удивленно посмотрел на меня и отошел.
        Почувствовав облегчение от того, что меня уже не преследует повышенное внимание окружающих, я стала с любопытством разглядывать магазин.
        В этот момент дверь открылась, и внутрь вошел мужчина. Высокий, широкоплечий, черноволосый, с ярко-голубыми глазами, он, как и мальчик, был одет в простую добротную одежду. Темные волосы достались ему от отца-шотландца, а голубые глаза он унаследовал от ирландки-матери. Мне ли было этого не знать!
        Он взглянул на меня - ослепительную девушку с журнальной обложки - и отвернулся, не проявив никакого интереса, но потом глаза его снова остановились на мне, и знакомая улыбка осветила лицо.
        - Бернардина! - воскликнул он. - Бернардина выросла!
        Это был тот самый взгляд, который когда-то погубил меня. Я почувствовала, что лицо мое пылает, а руки холодны как лед. Во рту у меня пересохло, а ладони вспотели. Я была в полуобморочном состоянии. Передо мной стоял мужчина, которого я не видела восемь лет! Мужчина, в которого я была безумно, глупо, безответно влюблена восемь лет назад! Я сжала руки, пытаясь спрятать обручальное кольцо.
        - К-как ты меня узнал? - слабым голосом спросила я, из последних сил пытаясь обрести душевное равновесие.
        - Хороший вопрос, - рассмеялся он. - Особенно принимая во внимание, что когда мы виделись в последний раз, ты была одета в старые шорты и блузку, сквозь прорехи которой просвечивала нежная кожа цвета калифорнийского персика. - Он с удовольствием разглядывал меня. - А сейчас передо мной Мадам Эскимоска, одетая во все белое. - Его голос, словно музыка, звучал в моих ушах. Он говорил, как будто обкатывая слова языком, прежде чем перенести их на бумагу. - Я часто думал о том, какой ты станешь, когда вырастешь, - продолжил он. - Потемнели ли твои волосы? Их не видно под этой шапочкой. Да, теперь ты совсем не похожа на потерявшуюся маленькую девочку… Как твои дела?
        Я постепенно начала приходить в себя.
        - Все-таки восемь лет прошло, - небрежно сказала я. - Я выглядела так только потому, что ты разбил мое сердце и безжалостно бросил меня. Тебя не интересовала шестнадцатилетняя влюбленная девочка, и ты отшвырнул ее от себя, как глупого надоедливого щенка.
        - А ты была очаровательным щеночком, - нежно сказал он, и я затрепетала от мучительно сладких воспоминаний. - Мне льстила твоя влюбленность. Я даже предполагал, хотя, наверное, с моей стороны это было весьма самонадеянно, что ты не слишком скоро выздоровеешь. Так как?
        - Я выздоровела, - вскинув подбородок, заявила я и услышала фальшь в собственном голосе.
        Наверное, на свете нет ни одной женщины, которая смогла бы забыть о своей первой любви. Просто, когда мы вырастаем, начинается что-то другое, и нам кажется, что новое чувство значительно более серьезно.
        Тем временем Кейт Макинтайр завершил свои покупки и подошел к нам.
        - Привет, пап! А ты, оказывается, знаком с этой женщиной? Ты знаешь, кто она?
        Значит, это его сын, сообразила я, которому было восемь лет, когда я познакомилась с Трентом Макинтайром. Тот самый ребенок, о существовании которого я не хотела думать и чью мать ненавидела, хотя ни разу не встречалась с ней.
        - Конечно, я знаю, кто она, - кивнул Трент. - Это мой старый друг - мисс Бернардина Блейк.
        - Ничего подобного! Ты ошибаешься, - возразил мальчик. - Это жена Гленна Чандлера - вот кто она такая!
        Трент Макинтайр оцепенел, и такая реакция напомнила мне поведение всех, кто находился в магазине, когда муж представил им меня. Желваки заиграли у него на скулах, а рот сжался в твердую линию. Я еще никогда не видела его таким, и мне в голову впервые пришла мысль том, что за эти восемь лет он тоже изменился, причем очень сильно. Его голубые глаза заново изучили меня, отметив и нарядную одежду, и высокие белые ботинки, забрызганные грязью, но теперь в них появился холодный интерес. У меня возникло ощущение, будто перед моим носом вдруг захлопнулась дверь.
        - Она не знает, кто такая Гленда, - с удивлением в голосе сообщил мальчик.
        Трент протянул мне руку, но теплое выражение так и не вернулось ни в его голос, ни в глаза.
        - Добро пожаловать в Сассекс, - вежливо сказал он. - Боюсь, что мой сын растерял все хорошие манеры, которые ему прививали. Мы ваши соседи, живем в каменном доме на противоположной стороне озера Серых камней. Правда, я бываю здесь достаточно редко, только когда работаю над книгой, так что за Кейтом присматривает его бабушка.
        Он не упомянул о своей жене, но теперь это не имело для меня никакого значения. Больше не имело.
        - Боюсь, я еще мало знаю об этом озере, - ответила я, - а тем более, о людях, которые здесь живут. Гленн рассказывал, что старый друг помог Колтону Чандлеру купить «Высокие башни» много лет назад, когда тот женился.
        - Колтон действительно дружил с моим отцом, - кивнул Трент. - И часто приглашал его погостить здесь, когда они были еще детьми. Как тесен мир! Как давно ты вышла замуж?
        - В начале этой недели, - сказала я, почему-то испытывая неловкость. Я не могла избавиться от ощущения, что предала свою истинную любовь, которая на самом деле была совершенно абсурдной.
        - Гленда всегда приезжает домой на Рождество, - вмешался в наш разговор мальчик. - Так что ты скоро познакомишься с ней.
        Я вопросительно посмотрела на Трента.
        - Кто такая Гленда, и почему твой сын считает, что я должна о ней знать?
        - Возможно, будет лучше, если ты расспросишь об этом своего мужа, - вежливо ответил он. - Пошли, Кейт. Если ты нашел то, что искал, нам пора. Возможно, мы снова увидимся, Дина.
        Он назвал меня Диной! - вздрогнула я. Бернардины больше нет и никогда не будет. Теперь я это знала.
        Мальчик взял с прилавка бумажный пакет и последовал за отцом, но когда они подошли к двери, она открылась и в магазин вошел Гленн. Мужчины посмотрели друг на друга, и я почувствовала холодок враждебности, пробежавший между ними, прежде чем они обменялись холодным приветствием. Потом Трент Макинтайр обернулся и одарил меня теплым взглядом, который я так хорошо помнила.
        - Если вам будет одиноко, миссис Чандлер, вы всегда можете перейти на другой берег озера и постучаться в дом к моей матери. Она будет рада вашему визиту.
        - Я не думаю, что такое может случиться, - храбро сказала я. - Но все равно, спасибо за приглашение.
        Он не подал виду, что мы когда-то были знакомы, и я тоже решила умолчать об этом. Что я, в конце концов, могла сказать?
        Отец и сын Макинтайры вышли за дверь, впустив в помещение струю холодного воздуха.
        Гленн улыбнулся и протянул ко мне руки, раскрывая объятия, и я с радостью почувствовала, что все встало на свои места. Прошлое куда-то испарилось, и я снова очутилась в настоящем.
        - Пойдем отсюда, дорогая, - сказал он. - Теперь мы поедем прямо домой.
        Я вскочила и поспешно последовала за ним, стремясь поскорее избавиться от любопытных взглядов, упирающихся мне в спину. Мне хотелось остаться наедине со своим мужем. В результате этой неожиданной встречи с Трентом я чуть не растеряла всю свою уверенность и не знала, что может произойти, когда я снова увижу Гленна. Но все было в порядке. Потерявшаяся девочка Бернардина Блейк еще помнила Трента Макинтайра. Но взрослая женщина уже знала Гленна Чандлера. Теперь я была миссис Диной Чандлер.
        Ни говоря ни слова, мы подошли к машине и забрались внутрь.
        - Прости, что оставил тебя одну во вражеском лагере, - извиняющимся тоном произнес Гленн, когда мы вырулили на шоссе, ведущее к озеру Серых камней. - Мне нужно было послать еще одну телеграмму.
        - Что ты подразумеваешь под вражеским лагерем? - поинтересовалась я.
        - Макинтайров. - Он пожал плечами. - Это наши заклятые враги. Дора Макинтайр - мы называем ее Пандорой - решила отдать озеро под застройку и уже начала действовать в этом направлении. К счастью, у нее нет на это никаких юридических прав - они принадлежат нашей семье. Сын, разумеется, поддерживает ее и поощряет. Он довольно преуспевающий журналист, автор всяких биографических опусов из серии:
«Все-что-известно-о-Рузвельте» и тому подобное.
        В его тоне было столько пренебрежения, что я едва сдержала возмущение. Я хорошо знала эти биографии и внимательно читала каждую из них. Кроме того, в книге Трента Макинтайра, посвященной своим знаменитым учителям был описан мой отец - объективно, с уважением и любовью.
        Мое радостное ожидание прибытия в «Высокие башни» сразу же куда-то испарилось. Мне не понравилась эта вражда, и я не хотела участвовать в ней.
        - Забудь о Макинтайрах, - бросил Гленн. - Не стоит портить себе настроение. Дина, любовь моя, мы едем домой. Мы почти приехали.
        После очередного поворота город остался позади, и вскоре мы покинули главную дорогу и оказались на боковой, ведущей в сторону холмов. Я сидела молча, в каком-то странном напряжении, словно чем-то напуганная. Я не испытывала никакой радости при приближении к «Высоким башням». Женское имя, упомянутое сыном Трента, беспокойно звенело у меня в голове.
        - А кто такая Гленда? - наконец решилась я задать вопрос.
        Гленн резко снизил скорость и бросил в мою сторону быстрый взгляд. Я не смогла разглядеть выражения его лица в тусклом свете приборной доски.
        - Где ты услышала это имя?
        - В магазине был мальчик… Кейт Макинтайр. Когда мы познакомились и он узнал, кто я такая, то спросил меня, известно ли Гленде о нашей с тобой женитьбе.
        - А его отец? Что сказал Трент?
        - Ничего. Он посоветовал мне спросить об этом у тебя.
        Гленн мягко засмеялся.
        - Похоже, он напугал тебя. Это на него похоже. Но тебе не о чем волноваться, любовь моя. Именно из-за Гленды я делал остановку в городе. Я послал ей телеграмму, в которой сообщил о том, что везу в «Высокие башни» свою жену. Гленда - это моя сестра.
        Я потрясенно уставилась на него.
        - Твоя сестра?! Но почему ты никогда не говорил мне, что у тебя есть сестра?
        Он наклонился ко мне и взял мою руку в свою.
        - Подожди, дорогая. Оставим пока Гленду в покое. Это время - только наше, мое и твое, и я не хочу сейчас думать о своей экзотической семье. А сейчас я тебе кое-что покажу. Это поможет тебе понять, почему я говорю о вражде с Макинтайрами. Вот отсюда, начиная от тех трех деревьев, хотя сейчас их трудно разглядеть в темноте, озеро наше. Мы сейчас находимся в северной его части.
        Миновав узкий ржавый мост через ручей, Гленн направил машину к какому-то длинному низкому строению.
        Это не могут быть «Высокие башни», подумала я. Свет фар скользнул по несуразному зданию из красного дерева с большим количеством окон и остановился на вывеске:
«Гостиница «Серые камни».
        Я удивленно повернулась к мужу.
        - Но с твоих слов я поняла, что это озеро дикое, почти необитаемое.
        - Так оно и было, - коротко заметил он, - до тех пор, пока Пандора - мать Трента - два года назад не построила здесь этот уродливый дом. Мы называем его «Ящик Пандоры». К счастью, гостиница не приносит большого дохода, хотя в летние месяцы здесь появляются приезжие из Нью-Йорка. Пандора Макинтайр открывает его и зимой, когда получает заказы на вечеринки. Если она добьется своего и застроит восточный берег, как планирует, нашей уединенной жизни придет конец. Но мы все еще владеем достаточным количеством земли по обеим сторонам озера, чтобы остановить ее. По крайней мере, мой отец может это сделать.
        Я смотрела на вывеску с тревогой. В своем воображении я нарисовала картину блаженного уединения, представляя себе холмы, деревья и озеро, затерявшееся среди них, как уголок, удаленный от шумного цивилизованного мира.
        - Но если земля принадлежит вам, как же миссис Макинтайр может продолжать строительство, не уладив этот вопрос?
        - Колтон - человек непредсказуемый, и, видимо, она надеется уговорить его. Но вряд ли ей это удастся. Он приедет домой на Рождество, и мы убедим его остановить Макинтайров.
        - А Гленда тоже приедет?
        - Не знаю, - пожал плечами Гленн. - Она тоже непредсказуема. - Он обнял меня и притянул к себе, зарывшись лицом в мой мягкий белый воротник. - Зато я вполне предсказуем! И я предсказываю нам с тобой начало восхитительного медового месяца. Серые камни и «Высокие башни» - к нашим услугам. Мы можем наслаждаться нашей стороной озера. Более того, не позже, чем завтра, мы начнем работать. Ты будешь мне позировать, и все будет чудесно. Он постоянно со мной, Дина, - твой образ. И на этот раз я не собираюсь его терять. Так что еще до наступления Рождества мы будем спасены. Вот увидишь!
        Спасены?! От чего? Я не могла понять, почему Гленн употребил это выражение, но не стала задавать никаких вопросов, просто подставив лицо для поцелуя.
        Гостиница из красного дерева осталась позади. Наш дальнейший путь лежал по живописной дороге, петляющей между холмов. Автомобиль затрясся по грязным ухабам, и его белый капот сразу потемнел.
        К тому времени, как мы достигли широкой площадки на вершине холма, над верхушками сосен поднялась луна, и ее лучи осветили высокий серый дом с башнями, торчавшими, словно настороженные собачьи уши.
        Я выбралась из машины и остановилась, глядя на освещенные окна, башенки и высокие балконы. В моей памяти ярко вспыхнул отпечаток картины, увиденной в галерее Гленна. Я не хотела вспоминать о ней, но чувствовала, что, видимо, никогда не освобожусь от ужасного впечатления, которое она на меня произвела. Глядя на эти окна, я словно воочию видела страдающие лица людей, которые, прижавшись к стеклу, пристально всматриваются в меня.
        - Это твоя сестра нарисовала ту картину, да? - спросила я, наконец разгадав едва заметные инициалы. - Ту, что я видела в твоей галерее?
        Еще никогда Гленн не разговаривал со мной так резко.
        - Прекрати, Дина! - воскликнул он. - Гленда не имеет к нам никакого отношения. Та картина - просто фантазия. Иногда у нее в голове возникают подобные образы. Забудь об этом. «Высокие башни» ждут нас.
        Наоми, должно быть, услышала шум подъезжающей машины, так как парадная дверь была открыта и узкая полоса света лежала на веранде и широких ступенях. В освещенном дверном проеме стояла стройная фигура женщины, одетой в длинное серое платье, спускающееся почти до самого пола. Ее белые волосы были уложены в высокую прическу, а свет, падающий из холла, создавал вокруг головы мягкий ореол.
        - Номи! - радостно закричал Гленн.
        Он схватил меня за руку, и мы вместе поднялись по ступеням. Гленн заключил тетку в объятия и закружил ее по веранде. Она смеялась и шутливо бранила его, а потом долго с улыбкой смотрела на его лицо. Наконец, посерьезнев, Наоми повернулась ко мне.
        - Добро пожаловать в «Высокие башни», - приветливо произнесла она. - Не будем стоять на холоде. Входите.
        Мы последовали за ней по узкому коридору, ведущему вглубь дома. С любопытством оглядываясь по сторонам, я вдруг почувствовала благодарность к сестре Гленна за то, что она не отразила на своей картине интерьеры «Высоких башен».
        Архитектор, построивший это здание восемьдесят лет назад, судя по всему, был поклонником просторных комнат и очень маленьких изящных переходов и лестниц. В огромном холле висела люстра викторианских времен, но лампочки в ее многочисленных ответвлениях были тусклыми, а многие из них вообще не горели, так что дальняя часть комнаты терялась в темноте.
        - Я приготовила для вас горячий шоколад, - сказала Наоми. - Гленн, дорогой, проводи Дину в гостиную. Там у огня вы согреетесь. К сожалению, у меня было слишком мало времени, чтобы как следует подготовиться к вашему приезду.
        В тусклом свете мне трудно было разглядеть эту женщину, но я отметила, что она двигается с достоинством и грацией и ведет себя очень сдержанно.
        Гленн засмеялся и поймал ее за руку.
        - Номи! Я предпочитаю что-нибудь покрепче, но вы с Диной можете выпить шоколад. Моя жена не слишком современна. Пока еще нет.
        Хозяйка исчезла в задней части полутемного холла, а Гленн открыл какую-то дверь и пропустил меня вперед.
        Я оказалась в самой красивой комнате из всех, что мне когда-либо приходилось видеть. Оштукатуренный сводчатый потолок украшала хрустальная люстра с подвесками в виде слезинок, переливающихся всеми цветами радуги.
        Обстановка гостиной шокировала и одновременно приводила в восторг. Пол устилал огромный китайский ковер бледно-лимонного цвета. У стен расположились четыре уютные викторианские кушетки, обитые бархатом: две из них были цвета абрикоса, а две другие - темно-пурпурные. На стульях палисандрового дерева лежали бирюзовые подушки. Повсюду стояли маленькие столики, украшенные замысловатым орнаментом, и изысканные безделушки. Одна стена была занята картинами, среди которых я узнала Пикассо, Брака и Матисса - все оригиналы. На противоположной стене висел один единственный портрет. Языки пламени приветливо вспыхивали в камине, а вдоль его белой мраморной полки маршировал ряд африканских скульптур, отражающийся в старинном зеркале. Восемнадцатый и девятнадцатый век мирно сосуществовали здесь с двадцатым столетием.
        Гленн перехватил мой восхищенный взгляд.
        - Эту комнату оформляла Гленда, - сказал он. - Я тоже внес свою лепту, но главным дизайнером была все же она. Кстати, эти африканские скульптуры - мои. Позволь, я помогу тебе раздеться, Дина.
        Я выскользнула из белого шерстяного пальто, не прекращая рассматривать комнату и находя все новые и новые восхитительные детали в ее убранстве. Она настолько напоминала музей, что я сразу же почувствовала себя как дома.
        Гленн окинул восхищенным взглядом мое облегающее шерстяное платье, подпоясанное плетеной серебряной цепочкой от Тиффани.
        - Прекрасно! - воскликнул он. - Мне повезло, что я нашел тебя! Располагайся, теперь ты дома. Кстати, ты прекрасно вписываешься в эту комнату. Я скоро вернусь.
        Как, оказывается, приятно быть объектом восхищения, знать, что кто-то считает тебя необыкновенно красивой, одеваться так, как никогда прежде не могла. Я была в отличном настроении и испытывала единственное желание - стать такой, какой меня хочет видеть Гленн.
        Когда он через холл прошел в столовую за своим бренди, я еще раз восхищенно обошла гостиную. Мне понравится Гленда, уверенно подумала я. Судя по обстановке этой комнаты, у нас должно быть много общего. А вот с тетей Наоми подружиться будет гораздо труднее. Я чувствовала на себе ее пристальное внимание и ощущала некоторую сдержанность, словно она хотела испытать меня. Впрочем, это было вполне естественно, и я не могла на нее обижаться. С какой стати она будет с распростертыми объятиями встречать незнакомку, которая только что стала женой ее племянника? И все же мне придется искать путь к сердцу этой женщины, а Наоми Холмс явно не относилась к людям, которых легко понять.
        Мои глаза остановились на единственном портрете, висящем на стене. Это, безусловно, была работа Колтона Чандлера, и я решила уделить ей как можно больше внимания.
        На картине были в полный рост изображены мальчик и девочка лет шестнадцати-семнадцати. Смелый почерк, чистота линий и мастерски выписанные детали делали портрет, написанный Чандлером, работой гения. За спинами двух сидящих фигур было изображено окно с тонкой, развевающейся от ветра занавеской, сквозь которую виднелись растущие в отдалении деревья.
        Портреты Колтона Чандлера никогда не бывали статичными, и этот не стал исключением из правила. Подростки склонились друг к другу, наслаждаясь оживленной беседой. Я сразу узнала в мальчике Гленна - юного, темноволосого, красивого, с темно-ореховыми яркими глазами и чувственным ртом. Девочка была его полной копией и отличалась от брата разве что только длиной волос. Оба были одеты в хорошо скроенные желтовато-коричневые брюки, белые рубашки с открытым воротом и бледно-желтые джемперы, небрежно наброшенные на плечи, и обуты в мягкие короткие сапожки для верховой езды, доходившие до лодыжек. Девочка протянула руку с хлыстом, словно собираясь хлопнуть мальчика по колену. На лицах обоих играли легкие улыбки с едва заметным вызовом в темных глазах. Волосы девочки, завязанные желтой лентой, открывали точеные ушки. Дети были невероятно похожи друг на друга - гораздо больше, чем просто брат и сестра. Между ними было такое близкое сходство, какое только можно представить между мальчиком и девочкой.
        В гостиную вошла Наоми. В руках ее был старинный поднос, на котором стояли изящные чашечки.
        - Сейчас мы не держим постоянную прислугу, - сказала она. - Мне нравится все делать самой, и именно поэтому я переехала сюда - чтобы вести дом Чандлеров.
        Я поторопилась освободить место на чайном столике возле камина, а потом снова вернулась к портрету.
        - Они близнецы, не так ли? - поинтересовалась я.
        Наоми поставила поднос на столик и посмотрела мне прямо в глаза, а потом улыбнулась.
        - Разве Гленн не сказал тебе?
        Я покачала головой.
        - До недавнего времени я даже не знала, что у него есть сестра.
        Она слегка пожала плечами и подвинула мне стул с бирюзовой подушкой.
        - Меня это не удивляет.
        Но я еще не оставила надежды разгадать эту загадку. Если Гленн не собирается рассказывать мне о своей сестре, может быть, это сделает Наоми?
        - Но почему? Если они так похожи внешне, значит, у них много общего, а Гленн - прелестнейший человек из всех, кого я знаю.
        Мисс Холмс сделала паузу, разливая шоколад из серебряного кувшинчика, и окинула меня оценивающим взглядом.
        - Это слово не подходит ни одному из близнецов. Я очень люблю Гленна, но никогда не назвала бы его прелестным. Энергичный, жизнерадостный, может быть, даже бешеный, но никак не прелестный или милый. - Она помолчала, а потом произнесла с какой-то странной интонацией: - Запомни, хотя они и двойники, у каждого из них есть что-то свое.
        - Что ж, тогда я буду любить и Гленду, - мягко сказала я.
        Наоми протянула мне шоколад в чашке севрского фарфора, и, не говоря ни слова, взяла свою.
        Я почувствовала, что упускаю время.
        - А почему вы любите только Гленна, если они так похожи? - смело спросила я.
        Пожилая женщина глотнула темный сладкий напиток и, нахмурившись, посмотрела на меня.
        - Ты тоже никогда ее не полюбишь, - сказала она. - И я не советую тебе даже пытаться. Ты ведь не оставишь все, как есть, и будешь совать нос в чужие дела, любопытствовать, пытаться все изменить. Ты здорово одурачила Гленна.
        - О, пожалуйста! - воскликнула я с тревогой. - Может быть, я что-то не то сказала, простите меня. Все произошло так внезапно. Я просто пытаюсь хоть как-то сориентироваться.
        - Да. - Казалось, Наоми получила подтверждение каким-то своим мыслям. - Гленн, вероятно, действовал с таким напором, что у тебя просто захватило дух. Я удивлена, что он позвонил мне. Ты хорошенькая, но такими же были и другие девушки. Однако до сих пор он не женился.
        - Другие девушки не похожи на Дину, - возразил Гленн, входя в комнату с бокалом бренди в руке.
        Я стремительно повернулась к нему в поисках поддержки.
        - Твоя тетя не может понять, почему ты на мне женился. Иногда я тоже этого не понимаю, дорогой!
        Наоми фыркнула, но прежде чем она успела что-то сказать, Гленн подошел ко мне, поцеловал в щеку и попросил:
        - Сними свою шапочку, Дина!
        Он не стал ждать, пока я повинуюсь, и снял ее сам. Я закрутила волосы в узел на макушке, чтобы они поместились под шапкой, и он быстро вытащил шпильки. Мои волосы свободной волной рассыпались по плечам, и Наоми Холмс изумленно посмотрела на меня.
        - Боже, девочка моя! У тебя почти такие же серебряные волосы, как у меня.
        - Только у Дины они не седые. Не менее натуральные, чем она сама! - с гордостью, как будто в этом была его заслуга, заявил Гленн.
        Я почувствовала, что краска выступает у меня на щеках, и смущенно взглянула на мужа. Значит, он все-таки кое-что знает обо мне. Мне нравилось думать о себе, как о естественном, искреннем человеке, хотя иногда это качество мешало мне.
        - Так ты женился на Дине только из-за ее волос? - едко спросила тетя Наоми.
        Он расхохотался и сел рядом с ней на абрикосовую кушетку.
        - Отчасти. Номи, дорогая, эта женщина - живое воплощение моей мечты. Я представлял себе этот образ задолго до того, как встретил ее. - Гленн приподнял свой бокал с бренди, словно поднимая тост за меня, а я, опустив глаза, глотнула шоколада. Этот разговор встревожил меня. - Она все это время существовала в моем воображении, - продолжал он. - Я ждал ее. А потом я пришел в музей в Нью-Йорке и увидел, что она там - стоит на столе и ждет меня.
        - В стеклянной витрине? - с усмешкой спросила Номи.
        - Не совсем так, - протянул он. - Хотя было бы чудесно, если бы я нашел ее таким образом. Неужели ты не понимаешь, Номи, что я наконец нашел девушку, которую могу изваять из алебастра. Из снежно-белого алебастра с зеленым оттенком. Зеленым, как ее глаза. Ты обратила внимание на ее глаза?
        - Из того алебастра, что лежит наверху в студии? - уточнила Наоми и тяжело вздохнула. - Ох, Гленн! Хоть бы у тебя получилось!
        - Обязательно получится! Завтра утром я собираюсь начать.
        - Это замечательно! - Я с удивлением уловила в ее тоне искреннюю радость. Но тут Номи сделала нечто еще более удивительное. Она подошла к написанному Колтоном Чандлером портрету близнецов и остановилась перед ним - маленькая хладнокровная женщина в сером платье. - Теперь он покажет тебе! - с какой-то неясной угрозой произнесла она, и я поняла, что Номи обращается к девочке на портрете - сестре моего мужа.
        - Ты не знаешь, когда она возвращается домой? - спросил Гленн с легкой тревогой в его голосе.
        - Кто это может знать? - Наоми пожала плечами.
        Он допил последний глоток бренди и посмотрел на меня блестящими темными глазами. В них горел огонь победы.
        - У меня есть время. Я послал ей телеграмму, так что моя совесть чиста. И, что бы она не предприняла, я начну эту работу и на этот раз завершу ее. Даже если Гленда примчится сюда на всех парусах, она уже не сможет помешать мне. Я только хочу успеть сделать побольше, чтобы убедиться, что могу работать.
        Я ничего не могла понять, словно он говорил на каком-то иностранном языке.
        - Сестра не одобряет твою работу? - спросила я.
        - Она сама - часть моей работы, - ответил он.
        Наоми только усугубила мое замешательство:
        - Гленда не одобрит не его работу, моя дорогая. Она не одобрит тебя.
        - Не на этот раз, - быстро сказал Гленн. - Теперь уже слишком поздно.
        Сомнения охватили меня с новой, удвоенной силой. Какие странные слова: «на этот раз»!
        - А когда головка из алебастра будет закончена? - спросила я. - Что будет со мной тогда?
        - Хороший вопрос, - заметила Номи, внимательно глядя на племянника.
        Гленн только рассмеялся.
        - Успокойтесь! Вам обеим следует больше доверять мне. Разве мужчина, страстно желающий иметь ребенка, не будет нежно лелеять его мать? Разве он не любит ее ради нее самой, а не только потому, что она может выносить и родить ему дитя?
        Моя вера в него укрепилась, и я сразу почувствовала себя лучше.
        - Я не боюсь, правда, - заверила я мужа, - и верю, что ты создашь замечательное произведение.
        Наоми бросила на меня быстрый взгляд, который можно было бы назвать одобрительным.
        - Ты проделала долгое путешествие, Дина, и наверняка очень устала. Позволь мне проводить тебя наверх и показать вашу комнату. А ты, Гленн, принеси пока ваш багаж, - распорядилась она.
        Я взяла свою шапочку и последовала за ней. Гленн кивнул мне, и я почувствовала, что чем-то угодила ему, хотя понятия не имела, каким образом и почему.
        У подножия лестницы Номи повернула выключатель, и неяркий свет немного рассеял полумрак, царивший в холле. Гленн вышел через парадную дверь за багажом, а мы с его тетей отправились наверх.
        - Никто из вас не вспомнил об отце Гленна, - осторожно начала я. - Как мистер Чандлер отнесется к нашему браку?
        - Колтон будет доволен, - небрежно ответила она. - Особенно если ты произведешь на свет сына. Понимаешь, Чандлеры - это клан. А ты всегда будешь в нем чужой. Как и я.
        - А я ему понравлюсь? - обратилась я к прямой спине, поднимающейся впереди меня по лестнице.
        - Чандлеры не слишком интересуются другими людьми, - сухо ответила она и двинулась по узкому, тускло освещенному коридору - маленькому, но прямому. - Надеюсь, тебе понравится ваша комната. - Она открыла дверь. - Это лучшая спальня из тех, что выходят окнами на озеро, да к тому же еще и самая большая. Колтон мало бывает дома и к тому же большую часть времени он проводит в своей студии, так что не обращает внимания на свою комнату. Гленда ненавидит озеро, поэтому ее спальня с видом на подъездную аллею расположена в передней части дома, по соседству с бывшей комнатой Гленна. Моя спальня тоже выходит окнами на озеро. Когда я приехала сюда, то заняла ее, потому что она была свободна, и потом никогда не жалела об этом.
        - Значит, вы предоставили нам комнату для гостей? - спросила я, в то время как она подошла к кровати, чтобы включить лампу на туалетном столике.
        - Здесь жила моя сестра Элизабет, - неохотно ответила Номи. - Жена Колтона и мать близнецов. Ей нравились предметы викторианской эпохи - старые вещи, принадлежащие еще нашим с ней родителям. Надеюсь, ты сможешь их вынести. Мне это оказалось не под силу.
        Я увидела приветливо горящий огонь в камине, мебель из темного палисандрового дерева, овальный коврик и широкую сияющую гладь пола, натертого воском. Но доминировала в комнате огромная кровать.
        Я достаточно хорошо разбиралась в американской мебели, чтобы не узнать в ней работу Белтера. Это явно было произведение его позднего периода, когда он увлекся декором. Палисандровое дерево было темным, с пурпурными вкраплениями. В свое время я с интересом изучала технологию изготовления резной мебели и знала, что не каждое дерево можно использовать для создания кружевных узоров. Огромная резная спинка, изгибаясь, спускалась книзу, окружая изголовье с обеих сторон. В ногах боковины тоже закруглялись, создавая еще один изгиб. Все это сооружение покоилось на круглом пьедестале, низком, коротком, не особенно красивом и предназначенном, видимо, главным образом для того, чтобы выдержать ее немалый вес.
        Эта кровать несомненно представляла собой историческую ценность, и я обошла вокруг нее, восхищенно изучая каждую деталь. Белтер создавал, конечно, и другую мебель, но его специализацией были кровати.
        Наоми молча наблюдала за мной. Возможно, она даже испытывала облегчение, поскольку в эти минуты я не задавала никаких вопросов. Ее роль домоправительницы в семействе Чандлеров не была легкой, а мое появление только создавало дополнительные проблемы.
        - О Боже! - Гленн остановился в дверях с нашим багажом в руках. - Номи, дорогая, какого черта ты решила поселить нас в эту комнату? Что мы будем делать с этим мавзолеем вместо кровати?
        - Не забывай, мой мальчик, что в ней родились вы с Глендой. - В голосе пожилой женщины снова появились едкие ноты. - Ты рассказывал Дине, какая снежная буря разразилась в ту ночь? Колтон не мог добраться сюда, а телефонная связь не работала. Слава Богу, мы с кухаркой справились сами. Элизабет выжила, а вы, близнецы, родились здоровыми и хорошенькими. По крайней мере, с виду. Иногда мне кажется, что это буря сделала вас такими, какие вы есть. - Она улыбнулась, и голос ее смягчился.
        - У Номи богатое воображение, - пояснил мне Гленн. Он опустил чемоданы на пол и большими шагами обошел комнату, тревожно насвистывая. - Я и не думал, что когда-нибудь буду спать здесь. Конечно, мама любила эту комнату, но были времена, когда я набивал здесь шишки. Впрочем, это неважно - мы можем избавиться от музейных экспонатов и…
        - Избавиться от кровати работы Белтера? - удивленно переспросила я и нежно погладила край ее спинки.
        - По крайней мере, здесь у вас будет своя ванная комната, - вмешалась Номи. - К тому же ты, вероятно, не останешься надолго в «Высоких башнях», не так ли, Гленн?
        - Если я смогу работать, то останусь здесь навсегда, - твердо ответил он.
        - Конечно, любимый, - заверила я мужа. - И если ты захочешь, мы останемся здесь навсегда.
        Я пересекла комнату и, не обращая внимания на присутствие Номи, обняла его за шею и нежно поцеловала.
        Он обратился к тетке поверх моей головы:
        - Видишь, Номи? Теперь ты понимаешь, что за чудо я нашел?
        Мисс Холмс что-то неразборчиво пробормотала и пошла проверить, есть ли в ванной комнате свежее полотенце и мыло.
        С тех пор всегда, когда мне в руки попадает мыло с сосновым запахом, я вспоминаю о
«Высоких башнях».
        Гленн не выпустил меня из объятий, и я с любовью прижалась к его груди. Я радовалась, что его возвращение домой получилось именно таким, каким должно было быть - веселым, радостным, многообещающим.
        - Спасибо за все, Номи, - обратился он к тетке. - Хорошо, когда в семье есть человек, на которого можно положиться. Ты полюбишь мою снежную девочку, когда ближе узнаешь ее.
        Пожилая женщина одарила его ласковой улыбкой. Поскольку я все еще была в его объятиях, эта улыбка могла относиться и ко мне, поэтому я улыбнулась в ответ. Я надеялась понравиться Номи. Я хотела полюбить ее. Я готова была полюбить всех, кто связан с Гленном.
        Когда Наоми удалилась, мягко закрыв за собой дверь, Гленн посмотрел ей вслед с нежностью, какую я редко видела на его лице.
        - Она всегда делала для меня все, что могла, - сказал он. - Я плохо помню свою мать - она умерла, когда я был ребенком. А Колтон всегда отсутствовал или был слишком занят своей работой, чтобы обращать на детей внимание. Сердце Номи всегда было полно любви, и после смерти сестры она одарила ею меня. Эта славная женщина сумела заменить мне мать.
        Мне нравилось, как он говорит о своей тетке, и я почувствовала нежность к ним обоим.
        - Надеюсь, она полюбит и меня! - с воодушевлением воскликнула я.
        - Никто не сможет не любить тебя, - заверил меня муж, и я поняла, что и не мечтала о более счастливом начале медового месяца.

2

        На следующее утро небо стало серым, резко похолодало, и я почувствовала, что природа ждет наступления мрачных таинственных перемен. Это не было ожиданием покоя, а именно страх перед несущими в себе угрозу ветрами и метелями, снегом и льдом, которые заключат в свои оковы все живое.
        Но в огромной белтеровской кровати было так уютно и тепло, что я сладко спала до тех пор, пока Гленн не разбудил меня поцелуем. В окна уже лился дневной свет. Я сонно потянулась к мужу, но он тут же повернулся ко мне спиной, встал и прошел в ванную.
        Неуверенность и смущение, которые нередко испытывала в его объятиях, охватили меня с новой силой, но я попыталась найти оправдание его поведению в том, что мы просто еще не привыкли друг другу.
        Я встала с твердой решимостью полностью посвятить себя Гленну, стать той, кем он хочет меня видеть, и в то же время была готова к борьбе за свое место в этом доме, за право быть его женой. Впрочем, эти два желания вовсе не противоречили друг другу, ведь я собиралась подчиняться только Гленну. Если Номи и двое оставшихся членов семьи, которые со дня на день должны были приехать сюда, не полюбят меня, я не умру с горя по этой причине.
        - Сегодня ты как-то воинственно настроена, - заметил Гленн, когда мы спускались вниз.
        - Так оно и есть! - улыбнулась я.
        В это прекрасное утро, каким бы серым ни было небо, я чувствовала, что никого и ничего не боюсь. Ни мрачного, как бы настороженно прислушивающегося к моим шагам дома, ни знаменитых родственников Гленна. Этим утром я даже ни разу не вспомнила о мужчине, наполовину ирландце - наполовину шотландце, который жил на другой стороне озера.
        Мы позавтракали в столовой с бледно-кремовыми стенами, старинной мебелью и картиной Моне, висевшей над буфетом. Темно-зеленые парчовые шторы были раздвинуты и, сидя по правую руку от Гленна, я могла видеть между ними большую раму окна, а за ним деревья и серебряную гладь озера.
        Завтрак прошел весело.
        - Думаю, вы с Номи прекрасно поладите, - шепнул мне Гленн, когда его тетка вышла на кухню, чтобы принести вторую порцию оладий.
        Сегодня мисс Холмс была гораздо менее неприступной и ничем не напоминала гранд-даму, встретившую нас на пороге этого дома вчерашним вечером. Она сменила свое длинное серое вечернее платье на более скромное и сразу стала казаться менее внушительной. Ее седые волосы теперь были не завиты, а просто заплетены в косы, уложенные короной на голове, что делало ее выше ростом. Лицо ее казалось безмятежным, словно она благосклонно приняла изменения в жизни Гленна, вызванные моим появлением.
        Свои собственные волосы в это утро я просто расчесала и позволила им свободно спускаться по спине, перехватив на затылке черной бархатной ленточкой. Я не сомневалась, что когда Гленн начнет работу над алебастровой головкой, то попросит меня снять ее, но сейчас мне нравилось быть причесанной именно таким образом. По его просьбе я надела зеленые слаксы и бледно-зеленый свитер, поскольку в мансарде могло быть прохладно, а мы собирались сразу же после завтрака подняться туда.
        Номи не захотела и слышать о моей помощи с посудой, поэтому, выйдя из-за стола, мы отправились наверх. Ряд узких ступеней, ведущих к мансарде, находился в задней части дома, рядом с нашей спальней. Гленн шел впереди меня, легко насвистывая. Вдруг он остановился, обернулся и привлек меня к себе.
        Я бросилась к нему в объятия со всей своей новоиспеченной решимостью, сияя, как новенький пенни. В этот момент я твердо знала, что должна делать, и не сомневалась, что смогу помочь Гленну вновь обрести уверенность в себе.
        Я чувствовала, что его обуревают противоречивые чувства - стремление как можно скорее начать работу и страх возможной неудачи. В этой ситуации мне следовало беспрекословно подчиняться ему и в то же время незаметно вести его за собой. Я представляла себя в роли штурмана корабля, которым был сейчас наш брак и, разумеется, в роли великодушной, самоотверженной помощницы капитана. От сознания такой ответственности у меня даже начала слегка кружиться голова.
        Огромное помещение мансарды с высоким остроконечным потолком тянулось над всем домом. Не удовольствовавшись слуховыми окнами со всех четырех сторон крыши, Колтон Чандлер приказал прорезать в ней специальные люки, так что дневной свет при любой погоде поступал в студию. Тем не менее, и здесь имелись темные углы, так что Гленн сразу же зажег электрические лампы. За исключением нескольких толстых ковриков, разбросанных там и сям, весь пол мансарды был покрыт виниловой плиткой, которую легко было содержать в чистоте.
        - Во время работы Колтон предпочитает отвлекаться как можно меньше, - сказал Гленн. - Вся передняя часть мансарды принадлежит ему. Когда он дома и нуждается в одиночестве, мы устанавливаем ширмы, отгораживая каждому его отсек. Мы с Глендой делим центр мансарды. Она ведь тоже серьезно занимается живописью. Это - ее место, а вот это - мое.
        Сейчас ширмы стояли у одной из стен, и рабочие места близнецов не были разделены. Я с интересом осмотрелась. Справа находились мольберт, рабочий стол, перепачканный краской, грязные шпатели и множество кистей в специальных стаканах. С другой стороны было очень мало признаков работы. Крепкий деревянный стол выглядел слишком чистым, мольберт был отодвинут к стене, вращающийся столик пустовал. Здесь не было видно ни кистей, ни красок, ни резцов, но зато весь узкий простенок между окнами заполняли ящики.
        Гленн подошел к ним и начал доставать оттуда долото, молоточки, разного рода резцы. Все это было необходимо ему для работы. Я стояла, наблюдая, как он раскладывает их на столе, внимательно изучая каждый инструмент. Он весь как будто сиял, страстно желая приступить к работе, от которой так многого ожидал. С легким трепетом в душе я ждала его указаний.
        Тем временем мои мысли вновь вернулись к его сестре. В этой пока незнакомой мне женщине крылись ответы на многие мучившие меня вопросы. Кроме того, если я собиралась стать ее подругой и союзницей, то должна была постараться побольше узнать о ней.
        Большинство ее работ стояли возле стены. Часть из них была уже окантована, другие, видимо, ждали своей очереди. Судя по количеству полотен, Гленда Чандлер была невероятно плодовита в своем творчестве.
        - Твоя сестра не будет возражать, если я посмотрю ее работы? - осторожно спросила я у Гленна.
        Он едва взглянул в мою сторону.
        - Делай, что хочешь. Какая разница, будет она возражать или нет?
        Расценив этот странный ответ как разрешение, я подошла к окну и, наугад вытащив одну из картин, повернула ее к свету.
        Она сразу же захватила мое внимание, точно так же, как та, которую я видела в нью-йоркской галерее Гленна. Уже знакомый мне псевдо-примитивный стиль сочетался с техникой, достойной первоклассного мастера.
        Гленда Чандлер изобразила на картине озеро Серых камней в зимний сезон. Жуткая ночная сцена освещалась только отблесками сплошного снежного ковра, покрывающего озеро, и туманной дымкой, поднимающейся к дальнему холму позади низких черных елей. Это были не высокие голубые ели - величественные деревья, чей облик всегда напоминал о Рождестве, - а какие-то нескладные, худосочные, уродливые карлики. Но, как бы то ни было, все это служило лишь фоном для драматической сцены, развернувшейся на одном из берегов озера.
        Яркое пламя стремительно поднималось ввысь, разбрасывая искры и отражаясь на снегу бледным желтым отблеском. Его жадные красные и оранжевые языки лизали длинное строение, охваченное огнем. Гленда изобразила пожар в гостинице «Серые камни», смакуя всевозможные ужасные детали.
        На берегу перед домом суматошно бегали крошечные фигурки, выплескивая ведра воды во всепожирающий костер. Пожарная машина из города только что прибыла, и крошечный пожарник, спрыгнув с грузовика, начал разматывать рукав, но было совершенно ясно, что здание не спасти. В одном из окон, куда подбирались коварные языки пламени, была изображена женщина в белом платье. Она стояла, протянув руки и заливаясь слезами, за стеклянной рамой, которую, видимо, не смогла открыть. Темноволосый мужчина в безмолвном отчаянии смотрел на нее снизу. Комнату позади женщины заливал красный цвет, и не было никаких сомнений в том, что ей не спастись. Ужас этой сцены был передан с редкостным реализмом.
        По-видимому, у меня вырвалось какое-то восклицание, потому что Гленн оставил свои резцы и подошел взглянуть на картину, которую я разглядывала. Он взял раму из моих рук и, не отрывая от нее глаз, поставил на мольберт, где освещение было лучше.
        - Какая прекрасная работа! Я еще не видел ее. С каждым годом Гленда пишет все лучше!
        Он говорил с таким искренним восхищением, что я с удивлением посмотрела на него.
        - Но она ужасна! - воскликнула я. - Неважно, насколько хорошо она выполнена - эта картина просто чудовищна!
        - Ерунда! Художник имеет право выбирать любую тему. Ты думаешь, подобная сцена не может произойти в действительности? - В его словах содержалась отповедь дилетанту, не разбирающемуся в искусстве, и в то же время звучала гордость профессионала. - Я разделяю чувства, которые Гленда вложила в эту картину, потому что и сам нередко испытываю такие же. Тебе трудно это понять, моя невинная малышка! Она выразила свое отношение к этой отвратительной гостинице в конце озера и к людям, которые разрушают Серые камни. Женщина в окне - это, разумеется, Пандора. Она несет ответственность за все происходящее. А мужчина внизу, который понимает, что не может ее спасти - Трент Макинтайр. Это прекрасная картина, поверь. Она отражает наше с Глендой отношение к семье Макинтайр.
        Близнецы идентичны, вспомнились мне слова Наоми, и я с ужасом посмотрела на мужа. Увидев выражение моего лица, он расхохотался, но я быстро отвернулась и бросилась по направлению к лестнице, пытаясь сбежать, как в тот вечер в художественной галерее Нью-Йорка. Все мои намерения стать такой, как он хочет, улетучились.
        Но Гленн догнал меня, обнял и прижал к себе.
        - Моя бедная испуганная девочка! Тебе кажется, что ты попала в змеиное гнездо. Но не все так плохо. Для Гленды работа - это своеобразная терапия. Рисуя такие картины, она выплескивает всю свою враждебность, и таким образом избавляется от потребности сжечь Пандору живьем, потому что уже сделала это на холсте. Кстати, если бы у этой женщины в окне была хоть крупица разума, она разбила бы стекло и спрыгнула на землю. Здание гостиницы совсем не такое высокое.
        Я отвернулась, потому что была не в состоянии посмотреть ему в лицо.
        - А ты тоже можешь писать такие картины?
        - Я вообще не могу писать. Но если ты хочешь знать, могу ли я создать нечто подобное в камне, то я отвечу тебе «нет». Мы с Глендой одинаково относимся ко всему, что связано с озером, но по-разному решаем для себя эту проблему. Если бы я захотел предпринять что-то против Макинтайров, то выбрал бы более действенное средство.
        Мне не хотелось думать о Макинтайрах. Я хотела забросить Трента в такие глубины памяти, откуда его было бы не так просто извлечь. Я прижалась лицом к щеке Гленна, чтобы не видеть блеск в его глазах, вызванный восхищением работой сестры.
        - Твоя тетя сказала, что вы - двойники, - прошептала я.
        - Во всем, кроме, пожалуй, одного. Я не имею в виду то, что я мужчина, а она женщина. Разница в другом: Гленда одержима, а я нет. Радуйся этому, Дина, любовь моя, и не надо так меня бояться.
        Он приподнял мой подбородок и поцеловал меня. Я немного успокоилась, хотя образ Гленды Чандлер постепенно приобретал неясные, но устрашающе огромные и темные очертания. Как я смогу бороться с тем, чего не понимаю?
        - Иди сюда, - сказал Гленн и потянул меня на свою сторону мансарды. Прикосновение его теплых пальцев уводило меня от кошмаров. - Я покажу тебе кое-что и объясню, что собираюсь делать. Я хочу, чтобы ты все поняла, прежде чем мы начнем работу.
        Он пододвинул к себе крепкий вращающийся стол, крышка которого способна была выдержать вес каменной глыбы. Что-то уже лежало на нем, накрытое тканью. Гленн одним движением сдернул покрывало, и я увидела кусок алебастра, о котором он говорил мне еще в Нью-Йорке. Он был зафиксирован в деревянной раме и прикреплен к крышке стола, готовый к работе.
        Глыба на первый взгляд казалась огромной, но когда я представила себе, скольких слоев она лишится, прежде чем приобретет очертания женской головки, то поняла, что в конечном итоге скульптура не будет такой уж большой. Материал действительно был прекрасным: чистым, прозрачно-белым, словно кусок льда, он, казалось, светился изнутри, и заглянув в его мерцающие глубины, можно было заметить слабый оттенок зеленого цвета.
        - Какое чудо! - восхищенно воскликнула я.
        Гленн довольно улыбнулся.
        - Я понял это, как только увидел его, принес домой в «Высокие башни» и все это время ждал подходящего момента. Но я собираюсь приступать к работе над алебастром без предварительного макета. Это будет пробный эскиз твоей головки, выполненный из глины, который даст мне возможность определить, как будет выглядеть окончательный вариант. Работать с камнем нужно в последнюю очередь, поскольку тогда уже не будет возможности исправить серьезные ошибки.
        Я не смогла удержаться от того, чтобы не дотронуться до холодной гладкой поверхности. Она еще не была отполирована, но уже сейчас слегка поблескивала.
        - Мне всегда казалось странным, что камень так притягивает к себе скульпторов, - заметила я. - Но теперь я поняла, как прекрасен этот грубый на вид материал.
        - Алебастр - замечательный материал, - кивнул Гленн. - С ним приятно работать, но он требует большей осторожности, чем, например, мрамор, потому что, если резец соскользнет, работа может быть непоправимо испорчена. Впрочем, на этот раз я не боюсь трудностей. У меня есть мастерство, а ты рождаешь во мне вдохновение. Создание макета - дело довольно скучное, но необходимое. - Делясь со мной всеми тонкостями своей работы, он все больше воодушевлялся. - Знаешь, чем сильнее риск испортить скульптуру, тем большее удовлетворение испытываешь после ее завершения. Я не раз начинал работать с камнем, но до сих пор результаты были самыми заурядными. Теперь все будет по-другому. Наверное, что-то особенное происходит в душе художника, потому что он всегда знает, когда готов создать настоящее произведение искусства.
        Блеск в глазах Гленна внушал надежду. Из этого камня должно получиться именно то, что он хочет. И если каким-то образом я смогу помочь мужу, то должна это сделать. И не только в качестве модели, но и своей поддержкой и верой в успех. Я хорошо понимала, что слишком мало знаю о работе скульптора, чтобы говорить с Гленном на эту тему, а похвала должна быть квалифицированной. Но если я смогу понять, что он хочет, и сделать то, чего он ждет от меня, то это и будет той помощью, которая ему сейчас так необходима.
        - А Гленда тоже работает с камнем? - поинтересовалась я.
        - Нет! - с каким-то неожиданным злорадством воскликнул Гленн. - И я очень рад этому. Именно поэтому скульптура - спасение для меня. В этой области я могу идти своим собственным путем и не состязаться с ней на ее территории. Подойди сюда, Дина. Подойди ближе, я хочу, чтобы ты увидела, что я собираюсь делать.
        Я встала рядом с глыбой, а Гленн повернул ее так, чтобы верхний свет, льющийся с потолка, коснулся поверхности алебастра. Затем он схватил кусок древесного угля и начал небрежно рисовать прямо на камне.
        - Ты видишь? Там внутри - девичья головка, Дина, и я собираюсь помочь этой ледяной нимфе из озера Серых камней выбраться из глубин. Девушка с волосами, струящимися по спине… Ее головка будет по шею выступать из камня, а волосы заструятся ниже по спине.
        Гленн сделал несколько длинных штрихов куском угля, и я увидела поток струящихся волос. Потом он слегка обозначил нос, глаза, рот - и я разглядела все это там, в глубине камня, готовое проявиться, как только художник выманит девушку изо льда в живой солнечный мир.
        - Вон там твое место, - сказал он, махнув рукой в сторону небольшого помоста. - Я поставлю туда кресло, чтобы тебе было удобно. Так я смогу обойти вокруг тебя и увидеть твою головку с разных точек.
        Гленна переполняли чувства, связанные с работой, и я восхищалась им. Я всегда любила скульптуру, но сейчас испытывала священный трепет, оказавшись свидетельницей созидательной обработки камня задолго до того, как он обретет совершенную форму и станет произведением искусства.
        Я сидела на помосте в холщовом кресле, а Гленн поворачивал мою голову то в одну, то в другую сторону.
        - Каждый человек, - говорил он мне, - имеет характерный только для него поворот головы, и ты должна принять как можно более естественную позу, чтобы я мог найти положение, в котором ты будешь запечатлена.
        Когда все было готово, Гленн взял из жестянки ком глины и, шлепнув его на подставку, начал работать. Время от времени он протягивал руку и на ощупь выбирал нужный в данный момент резец или шпатель, а глаза его тем временем ощупывали мое лицо и сравнивали его с пока еще бесформенным куском глины.
        Я с интересом наблюдала за мужем, уговаривая себя не обижаться на этот отстраненный взгляд. Сейчас я была для него не возлюбленной и не женой, а только моделью.
        Он говорил, что не любит эту черновую работу, но считал необходимым создать из глины маленькое воплощение того, что мысленно уже видел большим. Образ будущей скульптуры был внутри камня, и главной задачей художника было отыскать его и освободить от всего лишнего, отколов и отбросив прочь каменную оболочку. А макет был призван помочь ему в этом.
        Гленн поместил зеркало на выступ возле окна, чтобы в нем отражалась противоположная сторона глиняного эскиза, и я видела в нем лицо мужа, сосредоточенное и уверенное.
        Когда я устала, он позволил мне отдохнуть, но не показал своей работы. Лицо из глины, над которым он трудился, было повернуто в противоположную от меня сторону, потому что он боялся, что малейший вопрос или намек на критику могут сбить его с пути. Таким образом, я не видела первых результатов нашего совместного труда и должна была довольствоваться его собственным заявлением, что все идет хорошо, и барьер, так долго сдерживающий его творчество, сломан.
        Это было счастливое утро. Я чувствовала, что мы стали еще ближе друг другу, и тревожные события вчерашнего дня можно забыть. Живущие через озеро Макинтайры казались мне сейчас далекими и нереальными. Гленн помог мне избавиться от болезненных воспоминаний. Он сделал меня счастливой.
        Наступило время ланча, и мы спустились в столовую. Наоми снова обслуживала нас, сказав, что уже перекусила. Во второй половине дня должна была появиться приходящая прислуга, которая помогала ей с уборкой и приготовлением обеда.
        - Пока я живу здесь одна, - сказала Номи, - то готовлю себе сама, но когда приезжают Кол-тон или близнецы, обед превращается в праздничную трапезу со свечами.
        За кофе Гленн неприятно удивил меня. Я все еще чувствовала себя новобрачной и готова была проводить с ним каждую минуту, но он ясно дал понять, что не нуждается в этом.
        - Пойду прогуляюсь по лесу… обдумаю свою работу, - заявил он. - Извини, но я не могу взять тебя с собой, Дина. Ты будешь меня отвлекать. Если хочешь, осмотри дом или прогуляйся к озеру… Сегодня светит солнце, и день просто чудесный.
        Подавив обиду, я сказала себе, что сама выбрала роль служанки его искусства, поэтому должна смириться и делать все, о чем он просит. Но когда он вышел из-за стола и мы с Номи остались одни, она неодобрительно посмотрела ему вслед и едва заметно покачала головой.
        - Они одиночки, эти близнецы, и не мешают только друг другу. Ты должна привыкнуть к этому. - Она пристально взглянула на меня. - Кстати, сегодня ты удивила меня. Прошлым вечером я заметила в тебе некоторую независимость, но когда ты спустилась вниз утром, то вела себя как его тень, как эхо.
        - Я согласна превратиться в тень, если это даст Гленну то, чего он хочет, - небрежно ответила я. - Я хочу ему помочь.
        Я уже заметила, что когда что-то беспокоит Номи, она потирает пальцем свой острый маленький носик. Вот и сейчас она терла его, а ее карие глаза изучающе рассматривали меня, как прошлой ночью.
        - Элизабет тоже была такой, - сказала она. - Тенью Колтона, его служанкой. Он думал за нее, говорил за нее и лепил из нее все, что хотел. Но временами он ужасно скучал рядом с ней. Я тоже чужая Чандлерам, но не являюсь их тенью и думаю, что только благодаря этому Колтон терпит мое присутствие в этом доме. Я привязалась к Гленну, он заменил мне сына, а когда-то очень давно я даже была немного влюблена в его отца. Но я никогда не поступлюсь ради Чандлеров своей независимостью.
        Я поняла, на что она намекает, но не захотела прислушиваться к ее словам, потому что считала, что понимаю Гленна так, как настоящая жена должна понимать своего мужа.
        Сейчас ему нужно было сохранить в своем воображении яркий и чистый образ своей будущей скульптуры, и я была готова помочь ему в этом. А если он захочет, чтобы я удивляла и развлекала его, то я постараюсь сделать и это. Но пока что я должна оставаться спокойной и ни о чем не тревожиться.
        - Как вы думаете, Гленда скоро приедет домой? - поинтересовалась я, чтобы перевести разговор в другое русло.
        - Полагаю, что, получив известие о вашей женитьбе, она прилетит сюда первым же рейсом, - резко ответила Номи. - Так что у вас осталось очень мало времени. Позволь мне налить тебе еще кофе, Дина.
        Я протянула ей свою чашку.
        - Но какое ей дело до того, что брат женился? - удивилась я.
        - Он посмел сделать это без ее разрешения, - огрызнулась Номи. - Даже не дав ей возможности взглянуть на девушку, которую выбрал себе в жены. Будь готова к тому, что она смешает тебя с грязью, если ты, конечно, ей это позволишь.
        Я вздернула подбородок.
        - Значит, не позволю. Я вышла замуж за Гленна, а не за его сестру.
        Номи поправила шпильку в одной из своих кос.
        - Ты так думаешь? - сдержанно заметила она.
        - Но почему она хочет, чтобы Гленн оставался холостяком?
        - Потому что Гленда хочет владеть всем, что ее окружает: «Высокими башнями», озером, хотя временами и боится его… - Номи со стуком поставила чашку на место. - Она завладела бы и Колтоном, если бы он не выскальзывал у нее из рук всякий раз, когда захочет. Она не владеет только мной, но только потому, что боится меня и не доверяет мне. И я должна признать, что она имеет на это все основания. Но Гленн безраздельно принадлежит ей, словно часть ее собственной плоти и крови. Он делал попытки сбежать от нее - причем много раз! Но всегда терпел неудачу. На этот раз он сбежал, женившись на тебе. Ты - его заявка на свободу. И теперь мне остается только смотреть, насколько быстро Гленде удастся разрушить ваш брак, - мрачно закончила она и многозначительно добавила: - Если ты ей это позволишь.
        - Я не позволю ей сделать это, - упрямо повторила я. - Я не заявка на свободу и не беспомощный инвалид. И Гленн тоже не такой. Да, он нуждался в чьей-то поддержке, чтобы обрести независимость и ощутить себя цельным человеком. Но теперь он больше не половинка Гленды и не только ее близнец, но и мой муж. И я хочу, чтобы все было так, как он считает правильным, потому что если это хорошо для него, то будет хорошо и для меня. - Номи только хмыкнула. Но меня интересовало еще кое-что. - А почему Гленда боится вас? - поинтересовалась я.
        - Потому что знает, как сильно я ее презираю, - бесстрастно ответила пожилая женщина, методично складывая свою салфетку.
        Она говорила об этом так, словно речь шла о погоде. Я понимала, что сейчас не время спрашивать, почему она презирает свою племянницу. Возможно, со временем она станет доверять мне настолько, чтобы открыть эту тайну, но было бы глупо рассчитывать на полную откровенность в первый же день моего приезда в «Высокие башни».
        - Сегодня утром я видела картину, которую нарисовала Гленда, - продолжила я, по-прежнему подыскивая ключ к разгадке близнецов. - Она произвела на меня ужасное впечатление - эта горящая гостиница и женщина, попавшая в ловушку…
        Номи коротко кивнула.
        - Я видела ее. Гленн считает творчество своей сестры своеобразной терапией, но я бы назвала это по-другому. Впрочем, я старомодна и не могу похвастаться знаниями в области психиатрии. Я хорошо знаю свои недостатки. - Она поднялась из-за стола, положив конец нашему разговору. - Пойдем, Дина, я покажу тебе дом. Не могу обещать, что ты когда-нибудь будешь его хозяйкой. Колтон, пока он живет на этом свете, - единственный, кто в состоянии держать свою дочь в узде, и я надеюсь, что он вернется домой раньше, чем она.
        Эта мудрая пожилая женщина нравилась мне все больше и больше. Она была откровенной, и в ней не было притворства. Если мне удастся добиться ее благосклонности, у меня появится друг, которому я смогу доверять. Но, судя по всему, она еще не решила, как ко мне относиться. Наоми Холмс была не из тех, кто действует импульсивно.
        Мы прошли в ее гостиную, не слишком богато обставленную, но удобную, со старомодной мебелью, которая гармонировала с атмосферой этого отнюдь не современного дома. Там стоял маленький ткацкий станок, а на старенькой софе свернулась клубочком кошка тигровой масти. Я еще ни разу не видела эту кошку и подошла ближе, чтобы ее погладить.
        - Это Джезебел, - сказала Номи. - Она тоже принадлежит к Чандлерам. Но Гленда терпеть не может кошек, поэтому Джезебел предпочитает жить у меня, когда не странствует по окрестностям.
        Кошка посмотрела на меня глазами почти такими же желтыми, как ее шерсть, и благосклонно позволила приласкать себя.
        Когда мы с Номи вышли из комнаты, она мягко спрыгнула с кушетки и последовала за нами в некотором отдалении, словно показывая свою независимость и выступая в роли хозяйки.
        Я побывала в прежней комнате Гленна и, наконец, приблизилась к большой спальне с окнами, выходящими на подъездную аллею, принадлежащей его сестре.
        В дверях я остановилась и с любопытством осмотрелась, рассчитывая как можно больше узнать о Гленде Чандлер.
        Обернувшись, я заметила, что Джезебел не пересекла порога этой комнаты. Она только бросила в нашу сторону надменный взгляд, который говорил, что этот визит не стоит ее внимания, и направилась к лестнице. Кошка подняла кверху свой пушистый хвост, кончик которого слегка подрагивал. Возможно, у нее вызывал негодование один только запах комнаты Гленды.
        Для своей спальни сестра Гленна использовала бледно-зеленые обои с папоротниками. Кровать под балдахином с резными столбиками была накрыта стеганым покрывалом в зелено-розовых тонах. Балдахин был того же оттенка, что и обои. Но я быстро перестала обращать внимание на меблировку, потому что мое внимание привлекло нечто, находящееся у окна. Там, на подставке из темного тикового дерева стояла женская головка из черного мрамора, которая чем-то непреодолимо притягивала меня.
        Номи, решив, что меня заинтересовал вид из окна, подошла к нему, чтобы поднять раму, и впустила в комнату теплый воздух солнечного осеннего дня.
        - Колтон велел срубить несколько деревьев с обеих сторон дома, чтобы улучшить вид из окон, - заговорила она. - Первый владелец «Высоких башен» строил этот дом для женщины, которая хотела спрятаться в нем. Она была городской жительницей, приехала сюда из Филадельфии и не любила сельских пейзажей и запахов. Но в те времена вся земля у подножия холма использовалась под ферму - там до сих пор сохранился коровник и другие хозяйственные постройки - так что хозяйка «Высоких башен» не хотела этого видеть и предпочитала, чтобы густые деревья окружали дом со всех сторон. И, хотя ее муж был сыном богатого фермера, он пошел навстречу этому пожеланию и построил викторианский особняк на холме, хотя здравомыслящие люди селились в основном в долине.
        Я почти не слышала рассказ Номи, зачарованно глядя на скульптуру из черного мрамора. Гленн как-то упоминал о своей единственной удачной работе. Это, определенно, была она. Я положила руку на черную головку и ощутила под пальцами пружинистые завитки, напоминающие тонкие волнистые волосы Гленна. У меня промелькнуло воспоминание о том, как однажды я прикоснулась к волосам Трента Макинтайра, похожим на тяжелый шелк, но я тут же одернула себя - мне не следовало думать о Тренте. Теперь он должен был снова стать для меня незнакомцем.
        - Ее сделал Гленн, правда? - обернулась я к Номи.
        - Да. - Ее лицо просветлело. - Я считаю, что это действительно прекрасная вещь. Даже Колтон признал эту работу удачной и выставлял ее в нескольких музеях. Подожди, я включу для тебя свет.
        К стене была прикреплена специальная лампа для подсветки, и когда Номи повернула выключатель, на блестящей черной поверхности мрамора вспыхнула золотая патина, а женское лицо, казалось, ожило. На меня смотрел двойник Гленна - только в женском варианте. Но в нем было еще что-то. Я вгляделась внимательнее, пытаясь разгадать это выражение, и вдруг поняла, в чем тут дело, - женское лицо было искажено откровенным страданием, в нем чувствовался какой-то мучительный страх.
        Я удивленно повернулась к Номи.
        - Если это Гленда, то как она решилась поставить головку в своей комнате? Мне кажется…
        - Гленн знает свою сестру, как самого себя, - прервала меня она. - Он понимает, чего она боится и почему. Создавая эту скульптуру, он стремился не добиться портретного сходства, а отразить мучения и страх. Гленда оценила это. Хотя, кто знает, вполне возможно, он изображал самого себя…
        Я снова повернулась к головке, изучая это изумительное произведение. Рот женщины страдальчески искривился, и скульптору удалось мастерски передать это выражение. Под мраморной поверхностью было нечто таинственное и живое. Я задумчиво покачала головой в ответ на слова Номи.
        - Но он сделал это лицо просто кровоточащим от боли!
        - Именно так! Потому что Гленда может быть некрасивой и испуганной, но она не способна трагически переживать. Гленн отступил от реальности и показал сестру не такой, какая она есть на самом деле. - Голос Наоми утратил свою бесстрастность, ее обычное спокойствие исчезло, уступив место ненависти.
        - Почему вы так ненавидите ее? - мягко поинтересовалась я.
        На этот раз она ответила мне, видимо, не успев взять свои чувства под контроль.
        - Потому что Гленда убила мою сестру Элизабет. Она намеренно погубила свою мать - и мать Гленна.
        Я изумленно смотрела на нее.
        - Но близнецам было тогда всего по пять лет, не так ли? Гленда была еще ребенком. Что она могла сделать?
        Номи оставила мой вопрос без ответа. Она быстро отвернулась и, выпрямив спину и высоко подняв голову с короной белых волос, вышла из комнаты. Я слышала скрип ступеней у нее под ногами, когда она спускалась вниз. Куда подевалась ее легкая летящая походка? На этот раз маленькая изящная женщина ступала тяжело, словно дряхлая старуха.
        Неожиданно открыв, что в действительности таится в душе Наоми Холмс, я даже испугалась. Как можно испытывать такую непримиримую ненависть к ребенку, каким была Гленда, когда погибла ее мать?! Девочка не может быть преступницей.
        Я снова внимательно всмотрелась в мраморное лицо и вдруг почувствовала необъяснимую симпатию к Гленде. Какое же ужасное потрясение довелось пережить ей в детстве, если, уже став взрослой, она продолжает испытывать такие мучительные страдания… Возможно, я все-таки смогу стать ей другом… если она позволит мне. Во всяком случае, должна попытаться. Но прежде мне необходимо как можно больше узнать об этой женщине, чтобы найти путь к ее сердцу.
        Я выключила свет, и гнетущая атмосфера дома, наполненного страстями и страданиями прошлого, окутала меня душным саваном. Мои детские годы, проведенные с родителями, были счастливыми, яркими, полными солнечного света. А здесь как будто всегда царила зима: суровая, мрачная и холодная как лед.
        Зимние чувства, зимние люди…
        Но на улице все еще ярко светило солнце, и озеро ждало меня. Я отвернулась от черного мрамора и спустилась вниз по лестнице. Было очень тепло, и я, даже не надев пальто, вышла через парадную дверь и обогнула «Высокие башни», направляясь к озеру.
        Безмятежное зеркало воды у подножия холма, голубое и прекрасное в безветренный день, простиралось перед моим восхищенным взором. Я спустилась к нему по сухой осенней траве, мимо голых ореховых деревьев и стройных берез, затем повернула налево и ступила на мягкий, пружинящий под ногами ковер из сосновых игл, усыпавших землю.
        Через несколько минут я уже была внизу, у самой кромки воды. Впервые озеро предстало передо мной во всем своем великолепии, и я смогла увидеть вдали справа огромные серые камни - неровные, с острыми вершинами - которые и дали ему имя. На остальной части побережья, так же как и на противоположной стороне, не было ни малейших вкраплений скал, хотя повсюду возвышались отдельные холмы.
        Прямо напротив меня располагался дом, где жили Макинтайры. Белые кружевные занавески были подняты вверх, а перед фасадом красовался аккуратно подстриженный кустарник. Построенный раньше, чем «Высокие башни», этот дом казался более приличным и воспитанным, как человек, который с возрастом приобрел мудрость и любезность. А торчащие уши «Высоких башен» как бы подслушивали что-то, нагло попирая общепринятые правила поведения.
        На противоположной стороне озера никого не было видно, но при мысли о Тренте мое сердце забилось быстрее. До сих пор я была в безопасности от тревожных воспоминаний, потому что всей душой ощущала себя миссис Гленн Чандлер и ничем больше не интересовалась.
        Я вдруг вспомнила о Кейте, которого встретила в магазине прошлым вечером, когда Гленн привез меня сюда. Казалось, прошло очень много времени с тех пор, как он заговорил со мной о Гленде. Сейчас я уже знала о ней довольно много, и меня удивляло настойчивое любопытство мальчика.
        Повернувшись спиной к высоким серым камням, я неторопливо двинулась по неровной тропинке, ведущей вдоль берега, и вскоре увидела гостиницу из красного дерева в конце озера. Гленн был в бешенстве, когда показывал мне ее вчера вечером, но сегодня, при дневном свете, мне не показалось, что она портит озеро. Напротив, это здание гармонировало с окружающей дикой природой и вовсе не производило впечатление чего-то неуместного.
        Я ускорила шаги, так как тропинка выровнялась, а у меня появилась определенная цель - гостиница «Серые камни». Мне хотелось рассмотреть ее поближе и увидеть, насколько правдиво Гленда изобразила это здание на своей ужасной картине. А может, я хотела убедиться, что за его окнами не бушует огонь и что там нет женщины в белом, в отчаянии ломающей руки.
        Когда я огибала озеро, откуда-то сверху раздался резкий треск, как будто в лесу на холме выстрелило ружье. Этот звук, нарушив благословенную тишину этого уединенного места, заставил меня вздрогнуть, и я уже почти побежала по направлению к гостинице.

3

        Больше выстрелов не было, но какое-то странное ощущение надвигающейся опасности не оставляло меня.
        Наконец я подошла к просторному зданию с невысокой двускатной крышей и крепкими каменными дымовыми трубами с каждой стороны. Его первый этаж был высоко приподнят над землей, и весь фронтон занимали большие красивые окна, так что сидящие за обеденными столами люди могли любоваться живописным видом на озеро. Но я помнила, что на картине Гленды окно, в котором на фоне красного пламени стояла женщина в белом, было очень узким. Значит, это было окно какой-то небольшой комнаты.
        Я внимательно осмотрела фасад здания и, наконец, нашла то, что искала. Небольшое окно пряталось за лохматыми ветвями ели. Его узкий проем сейчас был пустым и безмятежно сиял чисто вымытыми стеклами в ярких лучах осеннего солнца.
        Казалось, убедившись, что все в порядке, я должна была успокоиться, но меня не оставляло странное ощущение, напоминающее предчувствие чего-то дурного. Мне хотелось узнать, на что похожа эта комната изнутри, и выглянуть из ее окна.
        Неужели одержимость Чандлеров заразила и меня? - мрачно спросила себя я и двинулась к входу в гостиницу, так и не сумев преодолеть странную потребность удовлетворить свое непонятное любопытство.
        В летнее время покатый берег, спускающийся от гостиницы к воде, вероятно, представлял собой красивую лужайку, но сейчас его покрывала жесткая пожелтевшая трава, хрустящая под моими ногами.
        Я обошла дальний конец здания, чтобы найти входную дверь и место для парковки машин, где мы останавливались прошлым вечером. Широкая каменная лестница вела на большую веранду. Входная дверь была открыта, и я в нерешительности остановилась перед ней. Вокруг никого не было. Внутри тоже не слышно было никакого движения, и никто не смотрел на меня из окон гостиницы. Я шагнула вперед и снова нерешительно замерла на пороге.
        - Есть тут кто-нибудь? - крикнула я. - Можно войти?
        Ответа не последовало, и я осторожно ступила в просторный, обшитый сосновыми панелями вестибюль, где с одной стороны стояла конторка, а с другой располагалась небольшая гардеробная. Прямо напротив входной двери висела картина, написанная акварелью, - милая, но без каких-либо признаков мастерства. Берега изображенного на ней озера покрывала зеленая трава, какими я их уже не застала, но остроконечные верхушки серых камней были точно такими же, как и сегодня утром. Ни теплые лучи солнца, ни голубизна воды, ни яркая зелень травы не могли оживить их скучного холодного вида. Этот явный контраст придавал озеру некую таинственность. На картине также были изображены маленькая лодка с женщиной за веслами и мужчиной, безмятежно ловящим рыбу.
        Я сразу догадалась, что не нужно искать инициалов Чандлеров в углах этого холста.
        Слева располагался бар, еще одна дверь вела в столовую, обшитую деревянными панелями, золотистый цвет которых делал ее светлой и теплой. Там тоже были картины. Миссис Макинтайр явно поддерживала местных художников, выставляя у себя их работы. Некоторые из них были неплохими, но ни одна не привлекла моего внимания настолько, чтобы мне захотелось остановиться.
        Я прошла мимо столиков и нашла вращающуюся дверь, ведущую в кухонные помещения. Еще чуть дальше находилось то, что я искала. В конце узкого коридора, ведущего из столовой, была дверь в маленький офис - ту самую комнату с картины Гленды.
        Никто не окликнул меня и не остановил, и я, поколебавшись, вошла и осмотрелась. Здесь стоял дубовый стол с бумагами. Ящики его были закрыты, а на поверхности царил полный порядок. В углу, на вешалке для одежды, я заметила нейлоновый женский халатик, похожий на униформу официантки. Мурашки пробежали у меня по спине при виде этого белого одеяния.
        Преодолевая неприятное ощущение, я подошла к окну и обнаружила, что солнце уже скрылось, облака затянули небо, а ветер усилился. Мне еще предстояло узнать, как быстро меняется здесь погода и как туман, снег или дождь могут мгновенно окутать озеро плотной завесой, закрывая от глаз окружающий пейзаж.
        Окно было закрыто на крепкий, новый и блестящий замок, и, даже не прикасаясь к нему, я поняла, что его нелегко было бы открыть. Я прижала лицо к стеклу, словно пытаясь встать на место женщины с картины Гленды Чандлер, которая все еще не шла у меня из головы.
        Я уловила какое-то движение на берегу у самой кромки воды и увидела мужчину, поднявшего лицо к моему узкому окну. Это был Трент Макинтайр.
        Мое вероломное сердце бешено заколотилось, и я с ужасом почувствовала, что картина приобрела завершенность. Теперь все встало на свои места, и не хватало только языков пламени за моей спиной.
        Теперь я знала, почему она поразила меня с первого взгляда. Женщиной в белом была я, несмотря на то, что сегодня утром на мне был светло-зеленый свитер и слаксы. Это я, Бернардина Блейк, вернее, Дина Чандлер, стояла в огне и молила о спасении, в то время как мужчина на берегу смотрел на меня в безмолвном отчаянии. Картина была нереальной, но пророческой.
        Я обернулась, готовая увидеть сзади красные языки пламени, но вместо этого оказалась лицом к лицу с незнакомой женщиной средних лет. У нее были короткие пушистые волосы темно-медового оттенка, а в глазах, приветливо смотрящих на меня, отражалась та самая яркая голубизна, которую унаследовали ее сын и внук.
        - Добрый день, - сказала она голосом, в котором чувствовался легкий ирландский акцент. - Должно быть, вы молодая жена Гленна Чандлера, которую он привез к нам на озеро. Трент говорил мне, что вы встречались в Калифорнии, когда он работал над книгой о вашем отце. Я - Дора Макинтайр, хотя вы можете называть меня Пандорой, как это делают все. Добро пожаловать в «Серые камни».
        Она протянула мне руку, и я с облегчением пожала ее, благодарная за пробуждение от кошмарного сна.
        - Я вторглась в ваши владения, - смущенно сказала я. - Подойдя к дому, я окликнула хозяев, но никто мне не ответил.
        - Из подвала ничего не слышно. Но вы можете приходить и смотреть здесь все, что хотите.
        Она выскользнула из короткого серого пальто и повесила его рядом с белой униформой. Серая юбка в складку и буклированный джемпер с широким кожаным поясом, стягивающим тонкую, как у девушки, талию, подчеркивали ее стройную моложавую фигуру. На ногах у нее были крепкие коричневые башмаки, предназначенные для прогулок по каменистым тропинкам.
        Пандора Макинтайр оказалась очень приятной женщиной, подумала я.
        Со стороны холмов снова послышался треск выстрела, и она сразу же повернулась к окну.
        - Кейт снова охотится! - удрученно воскликнула она. - Как я ненавижу охоту!
        - По-видимому, он сейчас находится на земле Чандлеров, хотя, проходя через лес, я заметила табличку, запрещающую посторонним вход в их владения, - заметила я.
        - Кейта это не касается. - Пандора Макинтайр пожала плечами. - Колтон разрешил ему охотиться, где угодно.
        Чья-то фигура промелькнула на веранде гостиницы, затем послышались шаги, и через мгновение в дверях появился Трент. Он окинул меня пристальным внимательным взглядом.
        - Добрый день, Дина. Что-то случилось?
        - Случилось? - Я покачала головой. - Почему ты думаешь…
        - А что еще я мог подумать, увидев твое испуганное лицо в окне? - спросил он.
        Я почувствовала, что краснею, и попыталась объясниться:
        - Видимо, в этот момент я просто оказалась во власти своих фантазий. Сегодня утром я увидела картину, которую нарисовала Гленда Чандлер…
        Пандора бросила на сына быстрый взгляд, потом повернулась ко мне и кивнула.
        - Та, на которой изображена горящая гостиница, не так ли?
        - Значит, вы тоже видели ее? Она настолько поразила меня, что, когда сегодня я стояла у этого окна, мне стало страшно… - Я замолчала, понимая, что могу показаться смешной.
        Но Трент без улыбки смотрел на меня.
        - Картины Гленды действуют, как колдовство. Я никогда не забуду ни одну из них. А об этой, изображающей пожар в гостинице, мне рассказывал Кейт. Она показала ему картину сразу же, как закончила. Это было прошлой зимой, но, как видишь, гостиница по-прежнему стоит на месте.
        Мать положила руку ему на плечо, словно желая успокоить.
        - Примитивные картины, которые она рисует, нельзя воспринимать всерьез, - мягко заметила она.
        - Да, я не спорю, большинство произведений художников-примитивистов кажутся наивными, - сказал Трент. - Но это не касается того, что делает Гленда.
        Его резкость удивила меня. Что скрывается за его волнением? Какие события произошли здесь? Сейчас передо мной был совсем не тот спокойный уравновешенный мужчина, которого я знала по Калифорнии.
        Миссис Макинтайр ловко сменила тему разговора.
        - Ты видел Кейта после завтрака, Трент?
        Тот отрицательно покачал головой.
        - Думаю, он отправился на охоту. Днем я слышал выстрелы.
        Перед моими глазами вспыхнула другая картина Гленды Чандлер, висящая в художественной галерее ее брата в Нью-Йорке, с мальчиком, стоящим на льду замерзшего озера и целящимся в маленького убегающего зверька. Я вспомнила вереницу маленьких трупиков у его ног. Трент был прав. В картинах Гленды не было ничего наивного… И невинного, добавила я про себя.
        Пандора подошла к конторке, открыла ящик и вынула оттуда какие-то бумаги.
        - Извините, мне пора заняться работой, - сказала она. - На следующей неделе мне заказали несколько частных обедов, и я должна все подготовить. Если ты собираешься помочь мне, Трент…
        Мне бы хотелось предложить и свою помощь, но я не могла игнорировать слова Гленна о том, что Макинтайры принадлежат к враждебному лагерю. Было ясно, что он не одобрит любые дружеские отношения, которые я могу завязать с этими людьми. К тому же, мне лучше пореже встречаться с Трентом. За прошедшие восемь лет он очень изменился, и мне не нравились эти перемены. Но к Пандоре я почувствовала симпатию и подумала о том, что было бы приятно иметь подругу вне дома Чандлеров.
        Трент посторонился, чтобы дать мне пройти, но, прежде чем я покинула офис, послышался топот бегущих ног. Через большую столовую стремительно промчался Кейт, сбивая на ходу стулья, и ворвался к нам. Он все еще держал в руках ружье, но, поймав пристальный взгляд бабушки, осторожно поставил его в угол. Лицо мальчика было возбужденным, тонкие каштановые волосы спадали на лоб беспорядочной копной, а в глазах такого же, как у отца, ярко-голубого цвета явственно читался вызов.
        - Они приехали! - объявил он. - Колтон и Гленда! Я был на холме и видел, как ее машина повернула к «Высоким башням».
        Трент и его мать обменялись выразительным взглядом. Потом мужчина положил руку на плечо сына.
        - Но ведь мир не перевернется с ног на голову, если Гленда возвратится домой. Разве не так?
        Кейт выдернул плечо из-под руки отца.
        - Для меня с ее появлением начинается новая жизнь! Здесь без нее безнадежная тоска!
        Он повернулся к выходу, но Трент остановил его, и я увидела беспокойство на лице старшего Макинтайра.
        - Тебе лучше подождать с визитом, Кейт. Гленда не обрадуется, если ты сразу начнешь вертеться у нее под ногами.
        Лицо мальчика залилось краской, в глазах блеснули слезы обиды, и он с негодованием взглянул на отца.
        - Ты просто хочешь держать меня подальше от нее. Ты всегда хотел этого. Но я больше не должен тебе подчиняться. Я достаточно взрослый, чтобы самому решать, что мне делать. Она написала в последнем письме, что соскучилась по мне и что я один из первых, кого она хочет увидеть после возвращения домой. И я пойду на Рождество в «Высокие башни». Только попробуй удержать меня!
        Он схватил ружье. Что-то тревожащее было в том, как он держал его - почти как оружие, направленное против своего отца.
        Трент даже не шевельнулся. Он стоял, спокойно глядя сыну в глаза. И тем не менее я чувствовала, что если мальчик сделает малейшее угрожающее движение, мужчина будет действовать еще быстрее.
        Пандора подошла и встала между ними.
        - Позволь ему уйти, Трент. Это правда, ты действительно не можешь ему помешать.
        Кейт сразу же исчез за дверью. Я повернулась к окну и увидела, как он вприпрыжку побежал через лужайку.
        Известие, которое он принес, означало, что мне пора возвращаться домой. Вероятно, Гленда и Колтон не успели получить телеграммы, которые послал им Гленн, и еще не знают о нашей свадьбе.
        Смогу ли я разыскать мужа и предупредить его о приезде отца и сестры? И тут меня осенило. Я легко подняла скользящую раму. Окно оказалось не заперто, но теперь меня не интересовали пророческие картины. Я высунулась наружу и окликнула мальчика.
        - Кейт, подожди меня! Я должна срочно найти Гленна. Ты поможешь мне?
        Он обернулся и нетерпеливо посмотрел на меня, даже не пытаясь казаться вежливым.
        - Ладно, подожду, - с явной неохотой буркнул он. - Только поторопись.
        Я смущенно обернулась.
        - Наверное, мне стоит предупредить Гленна. Он только вчера послал телеграмму отцу и сестре о нашей свадьбе, и для них это может оказаться сюрпризом.
        Ни Трент, ни его мать ничего не сказали, но в глазах Пандоры промелькнуло что-то похожее на сочувствие. Взгляд Трента, напротив, стал чужим, словно говоря, что мы снова оказались во вражеских лагерях. Тем не менее он проводил меня к выходу и уже на веранде тронул за локоть.
        - Я не очень много знаю о тебе, - сказал он, - но абсолютно уверен, что ты не похожа на Чандлеров. Поэтому, если тебя что-то будет тревожить, приходи к моей матери. Ты найдешь здесь друга.
        Едва ли мне следовало принимать такое приглашение.
        - В этом случае я всегда смогу обратиться к своему мужу, - холодно произнесла я и стала спускаться по ступенькам.
        Трент, не делая больше никаких комментариев, пошел рядом со мной в задумчивом молчании, так что я чувствовала себя неловко, думая о том, как расценивать это завуалированное предупреждение.
        - Я пойду, а то Кейт не дождется меня и уйдет, - сказала я. Потом сделала паузу и протянула рук. - Спасибо тебе, Трент. Со мной все будет хорошо. Конечно, семья гениев - нечто новое для меня, но я справлюсь. Как всегда.
        Его рукопожатие было грубоватым и нетерпеливым.
        - Возможно, тебе лучше это знать - на тот случай, если тебя проинформирует кто-то другой. Мама была права. Я действительно не могу помешать Кейту встречаться с Глендой. Он ее сын, и у него есть такое право.
        Я изумленно посмотрела на него. Гленн даже не намекнул мне, что его сестра замужем. И что это Трент…
        - Значит, ты… - От смущения я начала заикаться.
        - Нет! - резко оборвал он меня. - Я ей больше не муж. Когда Кейту исполнилось девять лет, Гленда сбежала, оставив его мне. После развода она отказалась от моего имени и пошла своим путем. А я - своим. - Мы вышли на пожелтевшую лужайку, направляясь к озеру, где у самой кромки воды меня ждал Кейт. - Ты должна знать это, поскольку теперь стала одной из Чандлеров, - неохотно произнес Трент. - Пандора вырастила Кейта, и до недавних пор у нас не было с ним проблем. Гленда мало интересовалась сыном. Но теперь она вспомнила о нем и полностью подчинила своему влиянию, превратив в одного из своих подданных. Мне трудно смириться с этим.
        - Мне жаль, - выдавила я. - Правда, очень жаль.
        Это была просто вежливая фраза, но Трент, казалось, воспринял ее так, будто она что-то значила для него. Твердая линия его губ немного смягчилась.
        - Я не стал бы рассказывать тебе все эти подробности, если бы не знал Гленду. Ее не обрадует известие о том, что Гленн женился на тебе, и она ни перед чем не остановится. Эта женщина живет по своим собственным законам.
        - Я ее не боюсь, - сказала я, стараясь приободриться.
        Трент с какой-то безнадежностью покачал головой, и я спустилась к берегу, где нетерпеливо ждал меня мальчик. Даже не дождавшись, пока я подойду к нему, он повернулся ко мне спиной и быстро двинулся по тропинке, так что мне пришлось ускорить шаг, чтобы не потерять его из виду.
        Признание Трента настолько потрясло меня, что я потеряла способность ясно мыслить. Гленда оказалась женщиной, в которой я когда-то с юной самоуверенностью видела свою соперницу. Но теперь она была сестрой моего мужа, и я хотела подружиться с ней. Все это не столько встревожило меня, сколько сбило с толку.
        Но, несмотря на замешательство, которое вызвали у меня новости, принесенные Кейтом, я твердо верила, что ничто не должно помешать работе Гленна, начатой этим утром. По какой-то причине он, казалось, почти боялся мнения сестры. Он все время повторял, что до приезда Гленды ему необходимо как можно дальше продвинуться в работе.
        И вот она здесь. Но нельзя позволить ей испортить то, что он собирается сделать. Она не должна уничтожить его творческий настрой и опорочить его работу. А это значит, что мне придется встать рядом со своим мужем и вести себя твердо и уверенно, чтобы его сестра не смогла лишить его вдохновения.
        Солнце уже село за голые коричневые холмы, и поднялся довольно сильный ветер, заставивший меня поежиться в тонком свитере. Пытаясь согреться, я неосторожно ускорила шаг и тут же споткнулась о змееподобный корень.
        - Послушай, - окликнула я мальчика, идущего впереди, - я не привыкла ходить по лесу. Ты идешь слишком быстро, и я за тобой не поспеваю.
        Он прервал свой стремительный подъем по холму и оглянулся.
        Я чувствовала, что выгляжу ужасно. Из косы торчали выбившиеся пряди, бархатная ленточка съехала куда-то на затылок… Зацепившись за ветку, она рванула мне голову, заставив резко остановиться.
        Кейт прислонил ружье к дереву и подошел ко мне, чтобы помочь освободиться из плена. Его прикосновения неожиданно оказались легкими и умелыми, и я невольно отметила, что если в помещении он казался угловатым и неуклюжим, то в лесу передвигался с какой-то звериной грацией, явно чувствуя себя как дома.
        Тропинка стала шире, и мы пошли рядом. Я с облегчением перевела дыхание.
        - Знаешь что? - сказала я. - Каждый из нас приобрел нового родственника. Я стала твоей тетей, а ты - моим племянником, и мне это нравится.
        Улыбка впервые проскользнула по его юному лицу, но в ней была снисходительность.
        - Ты слишком молода, чтобы быть моей тетей.
        - Тети бывают любого возраста, а я на самом деле уже старушка. Мне двадцать четыре года.
        Кейт согласился с тем, что это достаточно почтенный возраст, и в его глазах появилось более дружелюбное выражение.
        - Я знаю, где любит гулять Гленн, - пояснил он, когда мы вышли на берег озера. - Видишь вон ту скалу у кромки воды там, впереди? Он иногда ходит туда, когда хочет остаться один. Это почти на самой вершине холма. Если хочешь, я покажу тебе, как туда добраться, а потом пройду через лес к «Высоким башням».
        Тропинка снова сузилась, и мне пришлось пропустить его вперед. Но теперь Кейт шел медленнее и даже раз или два останавливался, чтобы придержать ветку, которая могла ударить меня по лицу. Я подумала о том, что в лесу он становится даже более мягким и воспитанным мальчиком, чем в гостинице.
        Он остановился и поднял ружье к плечу так внезапно, что я чуть не налетела на него.
        В низкорослой поросли у кромки озера торчали два кроличьих уха. Мальчик повел ружьем, прицеливаясь.
        - Нет! - закричала я. - Нет!
        Кролик бросился наутек и мгновенно скрылся за кедром, а Кейт опустил ружье и недовольно обернулся.
        - Чего ты орешь?!
        - Это же кролик! - возмущенно ответила я. - Зачем ты хотел убить его?
        Он презрительно фыркнул.
        - Э-э, да ты, похоже, из тех, кого Гленда называет: «сердце, полное сострадания»! Она не такая пугливая и слабоумная.
        - Зачем убивать животное, которое не приносит никакого вреда? - не сдавалась я. - Лесные звери имеют больше прав находиться здесь, чем мы. Я еще могу понять человека, который вынужден защищаться от хищника, но кролик… Так почему же ты хотел его убить?
        Кейт задумался.
        - Бабушка делает из кролика прекрасное жаркое. Она тоже говорит, что ненавидит охоту, но тем не менее с удовольствием ест его мясо. Кстати, фермеры считают, что эти зверьки приносят много вреда. Они пожирают все посевы. Я всегда убиваю кроликов. И лисиц тоже. Здесь полно лисиц. Фермеры только рады, что их становится меньше. Я шлепнул одну на прошлой неделе в этом лесу.
        В эту минуту я была далека от симпатии к фермерам.
        - Но все живое имеет право на существование! Особенно такое прекрасное дикое создание, как лиса. Ну почему оно должно умирать, ответь мне, почему?
        Кейт в полном недоумении смотрел на меня, явно сбитый с толку моей горячностью. Похоже, он считал меня глупой городской девицей, далекой от сельской жизни. А у меня перед глазами стояла картина Гленды, на которой этот мальчик - ее сын! - целился в маленького беззащитного зверька.
        - Мне не нужны отговорки, - сказала я. - Говори правду.
        Он опустил ружье дулом вниз и еще раз обдумал мои слова.
        - Таким образом я тренирую меткость… - произнес мальчик, и сначала в его голосе звучали неуверенные нотки, но потом, словно почувствовав, что нашел подходящее объяснение своей любви к охоте, он заговорил с воодушевлением: - Я хороший стрелок, и получаю удовольствие, убеждаясь в этом. Особенно, когда цель движется и мне нужно приложить усилия, чтобы в нее попасть.
        - Видимо, в этот момент ты не задумываешься о том, что эта цель - живое существо, которое через минуту станет мертвым. В конце концов ты убедишься в своей меткости, но к тому времени в этом лесу не останется ничего живого. Почему бы тебе не стрелять по мишени?
        Кейт снова серьезно задумался, а потом крепко сжал челюсти, пристально разглядывая меня.
        - Может быть, это единственный известный мне способ ощутить свою власть, - наконец сказал он. - Любой может послать меня подальше, но только не животные в лесу. Я могу решать, жить им или умереть. Гленда это понимает. Она знает, как приятно чувствовать себя Богом, хотя добивается этого другими способами.
        - Никто не имеет права считать себя высшим судьей, - возмутилась я, но тут же вспомнила, что это сын Гленды, и прекратила мятеж. - Ладно, покажи мне, где искать Гленна, и я пойду дальше одна. Тогда никто не будет мешать твоей охоте.
        Он усмехнулся, насмешливо блеснув глазами.
        - Договорились. Может, Гленн сам спустится вниз или поможет тебе подняться. Если он там, то уже услышал наши шаги, хотя еще и не видит нас за этими елями.
        Массивная груда серых камней возвышалась впереди, у кромки воды, но скалы, о которой говорил Кейт, еще не было видно.
        - Тебе нужно обойти эти камни, - сказал мальчик. - Там не скользко и даже есть тропинка, ведущая наверх, в лес. На полпути к вершине ты увидишь скалу, как бы расколотую надвое, и найдешь своего рода седловину между двумя каменными башнями. На камнях сделаны зарубки, так что ты сможешь подняться наверх, если захочешь. Скорее всего, Гленн там.
        Я с сомнением отнеслась к этому предположению и на всякий случай решила позвать мужа, поднеся ладони ко рту, сложив их рупором и прокричав его имя. Эхо с грохотом прокатилось над озером и вернулось ко мне, но никакого человеческого голоса я не услышала.
        - Его нет там, - повернулась я к Кейту.
        - Он может там быть, - возразил мальчик. - Просто не хочет откликаться. Тебе лучше подняться наверх и посмотреть.
        Он явно стремился как можно скорее избавиться от меня и отправиться на свидание с матерью, и это желание можно было понять. Поэтому я еще раз поблагодарила его и пошла вперед к тому месту, где тропинка кончалась и мокрые камни поднимались из озера, образуя подобие башни.
        - Есть еще кое-что, - сказал Кейт мне вдогонку.
        Я обернулась и увидела холодный блеск голубых глаз. Сейчас в них не было ничего детского. Несет ли Гленда ответственность за вред, который причинила сыну? Или во всем виноват его отец? В конце концов ведь именно он оставил Кейта расти здесь.
        - Еще кое-что, - повторил мальчик. - Когда ты приблизишься к скале, постарайся обойти ее как можно быстрее. Не задерживайся там.
        - Но почему? - удивилась я.
        - Потому что там наверху очень много больших камней. И любой, кто захочет, может столкнуть их прямо на тебя, чтобы сбросить тебя в воду или даже убить. Там нет деревьев, за которыми можно спрятаться. Так что будь осторожна.
        - Но мой муж не станет сбрасывать камни мне на голову.
        Мальчик подошел ближе.
        - Даже если там никого нет, обходи скалу быстро. Я видел, что камни время от времени сами падают вниз. Так что будь внимательной и поторопись.
        - Как кролик? - спросила я. - Именно это ты делаешь, не так ли? Прицеливаешься в меня, как в кролика, чтобы испугать.
        На этот раз его усмешка была откровенно дерзкой.
        - Может быть. Но если хочешь знать, эта часть озера - действительно нехорошее место. Моя бабушка Элизабет погибла недалеко от этих камней. Я никогда не видел ее, потому что когда она умерла, моей маме было всего пять лет. Но мне рассказывали, что это случилось именно здесь.
        Он заговорил о том, что меня интересовало, и я сразу же насторожилась.
        - А ты знаешь, как это произошло? Из-за падающих камней?
        Кейт покачал головой.
        - Нет. Это случилось зимой, когда озеро замерзло. Но на льду есть места, где лед слишком тонкий, потому что там бьют ключи. Когда Гленда и ее мать пошли кататься на коньках, Элизабет провалилась под лед и утонула. Так мне рассказывала тетя Номи. Гленда никогда не вспоминает об этом, но я знаю, что в случившемся обвиняли ее.
        Эта история сама по себе приводила в ужас, а мальчик к тому же говорил о смерти своей бабушки так, словно получал удовольствие от самой трагедии, - и это шокировало еще больше.
        - Не понимаю, как можно было обвинять ребенка? - задумчиво пробормотала я.
        - Нужно же было найти виноватого, разве не так?
        Я поняла, что с меня хватит, и больше не хотела ничего слышать. Повернувшись к этому рано повзрослевшему ребенку спиной, я поспешно пошла к широкому основанию каменных башен, выступающих из воды.
        Моя обувь была на резиновой подошве, и благодаря этому ноги не скользили по камням. Я оперлась одной рукой об их шершавую поверхность и стала медленно и осторожно, без всякой спешки, подниматься вокруг основания скалы, время от времени с опаской поглядывая наверх. Но на этот раз никакие камни не падали мне на голову.
        Оказавшись в безопасности на сухой тропинке, я обернулась. Кейт стоял там, где я его оставила, и наблюдал за мной. Я помахала ему рукой, и он махнул в ответ, ухмыляясь. Что ж, по крайней мере он убедился, что я не беспомощный пугливый кролик, подумала я и увидела, как он пробирается через лесные заросли к дому.
        Каменистая почва под моими ногами была покрыта сухой осенней травой. Две каменных скалы-близнеца, похожие на башни, возвышались надо мной, отбрасывая на тропинку неровные тени. Я вытянула шею, пытаясь рассмотреть их вершины, но ничего не смогла разглядеть: ни укромного местечка, ни человеческого лица. Повсюду вздымались только уродливые каменные глыбы с узкими уступами, а в одном месте, примерно на полпути вверх, из широкой расщелины торчала кривая елка, всеми своими корнями цепляющаяся за камни.
        Что ж, если Гленн там, наверху, но намеренно не хочет откликаться на мой зов, я не буду больше кричать.
        Поднимаясь круто вверх и виляя среди кленов и, дубов, тропинка привела меня к ближайшей каменной башне, где холм сходился со скалой.
        Теперь мне наконец стало ясно, что имел в виду Кейт. Башни у основания были одним целым, но примерно на середине своей высоты как бы раскалывались надвое, образуя седловину. Стоя на склоне холма, я находилась немного выше этой седловины и должна была спуститься вниз, чтобы оказаться между двумя башнями-близнецами. Несколько мгновений я колебалась, соображая, как безопаснее добраться туда, и страстно желая, чтобы Гленн, если он там, сам спустился ко мне.
        В этот момент я услышала, как кто-то поднимается по склону холма с другой стороны, шурша сухой травой. Может быть, это Кейт решил проверить, как я добралась до места? Или Гленн спускается за мной? Из-за лохматых веток ели мне ничего не было видно, и я решила дождаться, пока кто-то появится в поле моего зрения.
        Через несколько секунд из-за деревьев показалась женская фигура и уверенно направилась к огромным скалам. Я инстинктивно отступила за ствол дуба, пытаясь унять бешено колотившееся сердце. Хотела я этого или нет, была ли готова к этой встрече, но ее момент настал.
        Гленда Чандлер вернулась в «Высокие башни», и не было никаких сомнений в том, что именно она поднималась навстречу мне по склону холма.

4

        Я сразу узнала сестру Гленна. Талант Колтона Чандлера уловил характерные особенности ее натуры в портрете, который написал с близнецов, когда им было по семнадцать лет.
        Сейчас она была более красивой, уравновешенной и надменной. Что-то высокомерное, даже дерзкое чувствовалось в посадке ее головы, в твердой линии подбородка. Это была женщина, точно знающая, чего она хочет, и прямо идущая к своей цели, уверенная в том, что добьется своего.
        Ее коротко подстриженные волосы, скорее рыжеватые, чем орехового цвета, и значительно более яркие, чем у Гленна, красиво обрамляли головку. Огромные темные глаза казались еще больше, подчеркнутые косметикой. Полные чувственные губы нетерпеливо улыбались, как бы предвкушая встречу с братом. Гленда была в элегантном пальто из верблюжьей шерсти с темно-коричневым замшевым поясом, длинный вязаный шарф ярко-желтого цвета окутывал ее шею. Она легко ступала ногами в высоких, почти до колен, кожаных ботинках по каменистому склону, который был знаком ей с детства.
        Гленда еще не видела меня, и я была благодарна судьбе за эту короткую отсрочку. Таким образом я могла наблюдать за ней, не будучи замеченной, и готовить себя к встрече, которую больше не могла, да и не хотела откладывать.
        До сих пор, слушая разговоры, касающиеся Гленды, я постоянно думала о предстоящей встрече, волновалась, как сложатся наши отношения, полюбит ли она меня. Но сейчас, когда я воочию увидела сестру своего мужа, все мои сомнения вдруг улетучились, и я обрела уверенность в себе и своих силах. Передо мной была реальная женщина из плоти и крови, ничем не напоминающая молодую колдунью, которую успело нарисовать мое богатое воображение. Нет никаких причин ее бояться. Если она захочет, чтобы я была ей другом, я буду им. Если же нет, то у меня хватит смелости бороться с ней во имя спасения Гленна. При этой мысли меня охватило страстное желание померяться с ней силами.
        А пока я стояла и ждала. Внимание Гленды было приковано к скалам-близнецам. Она ловко, с какой-то звериной грацией прыгнула в седловину между ними и остановилась, протянув руки к другой каменной башне, как будто хотела разъединить их. Ярким пятном выделяясь на фоне серого камня, она откинула голову назад и залюбовалась силуэтом скалы, уходящим в серое, покрытое облаками небо. Порыв ветра пронесся от озера к склону холма и подхватил конец ее желтого шарфа, перебросив его через плечо. Она подняла руку и, как будто наслаждаясь этим прикосновением, звонко окликнула брата:
        - Гленн! Гленн, ты здесь? Я приехала! Спускайся вниз и встречай меня!
        Что-то зашевелилось на вершине ближайшей к озеру башни, и из своего тайного укрытия появился Гленн. Я невольно выпрямилась, но если он и был в курсе моего присутствия, то даже не посмотрел в мою сторону. Все его внимание было приковано к женщине, которая ждала его на соединяющей скалы седловине.
        Он ловко, как по лестнице, спустился вниз со скалы и уже через мгновение оказался рядом с ней. Я стала невольной свидетельницей бурной встречи близнецов. Они с нежностью сжали друг друга в объятиях, а потом Гленн отстранил сестру от себя, глядя ей в лицо и приветливо улыбаясь. Если у него и были какие-то тайные сомнения по поводу необходимости ее возвращения, то теперь они явно исчезли, и я воочию убедилась, что эти двое - единое целое. Так всегда было и всегда будет.
        Я с усмешкой вспомнила свои намерения встать рядом с мужем и защитить его от сестры. Эта встреча недвусмысленно говорила о том, что посторонней оказалась я. Где же мое место в этой семье?
        - Колтон вернулся домой вместе со мной, - заговорила Гленда. - Я оставила его дома объясняться с Номи и отправилась искать тебя. Когда она сказала, что ты пошел прогуляться, я сразу догадалась, что найду тебя здесь.
        - Ты всегда понимала меня, - с улыбкой кивнул Гленн.
        Ее яркая головка склонилась к нему.
        - Да, но что-то изменилось. Именно поэтому я приехала домой вместе с Колтоном. Какая-то нить порвалась между нами. Ты думал, я этого не почувствую? Что случилось, Гленн?
        Похоже, наступил самый подходящий момент для моего появления на сцене. Я больше не могла прятаться за дубовым стволом, ожидая, пока кто-нибудь из них обернется и увидит меня, и начала спускаться по склону. Ветка у меня под ногами треснула, камешки шумно покатились вниз, и близнецы одновременно повернулись. Гленн был немного выше сестры. Он стоял, обняв ее за плечи, а она обхватила рукой его талию. Они молча наблюдали за моим приближением, и я снова остро почувствовала себя посторонней.
        Лучше бы Гленда была его любовницей, а не сестрой, промелькнуло у меня в голове. За то короткое время, что я спускалась к ним навстречу, можно было окончательно убедиться в том, что значили эти двое друг для друга. Это было что-то, чего я не ожидала и не вполне понимала. Но я не собиралась сдаваться так скоро, поэтому с улыбкой подошла ближе.
        Гленда изменилась в лице, и в ее темных глазах промелькнула нескрываемая враждебность.
        - Кто это? - спросила она у брата.
        Гленн казался встревоженным.
        - Разве ты не получила моей телеграммы? И Колтон тоже?
        Она отстранилась от него.
        - Какой телеграммы?
        - Иди сюда, Дина, - обратился ко мне Гленн. - Я хочу познакомить тебя с моей сестрой. Гленда, это моя жена. Ее зовут Дина.
        Я высоко подняла голову и посмотрела Гленде прямо в глаза. Но, переведя взгляд на лицо мужа, я с удивлением заметила, что его глаза блестят точно так же, как у сестры. Было ясно, что на этот раз он бросил ей вызов.
        Гленда колебалась только одно мгновение, потом подошла к краю седловины и протянула мне руку, помогая переступить через край. Я оказалась между ними.
        - Значит, ты наконец сделал это, Гленн, - мягко сказала она, и я заметила, что ее голос слегка охрип. - Я никогда не верила, что ты решишься жениться. Привет, Дина Чандлер, - произнесла она, но в ее глазах стояла холодная зима.
        Гленн немного расслабился. Что ж, в конце концов, война пока не объявлена, подумала я, если, конечно, не считать первого враждебного взгляда Гленды. Одной рукой он обнял сестру, а другой - меня, и мы все вместе пошли по направлению к дому.
        Время от времени Гленн легонько прижимал меня к себе, и эти прикосновения были успокаивающими, словно он обещал мне свою помощь и поддержку, если я буду в них нуждаться. Мною по-прежнему владело боевое настроение, но к нему примешивалось и любопытство: а что если он действует так же по отношению к сестре, желая предотвратить ее вмешательство в наши отношения. В любом случае мы представляли собой странный треугольник.
        С момента появления Гленды я ни разу не вспомнила о Кейте, но когда мы свернули на тропинку, ведущую к «Высоким башням», оказалось, что он поджидает нас.
        Видимо, мальчик разминулся с матерью, которая в это время шла по холму к Серым камням. Он стоял, прислонившись к коричневому стволу орехового дерева и придерживая рукой ружье, направленное стволом вниз, с настороженным видом лесного жителя, неприрученного и готового к бегству. Глаза его не отрывались от лица Гленды.
        Она пошла по направлению к нему, но остановилась на полпути. Не знаю, сколько они простояли так, молча глядя друг на друга.
        - Именно так я нарисую тебя! - воскликнула она вместо приветствия. - На этот раз это будет портрет. Я назову его «Мальчик в лесу». Ты будешь мне позировать, Кейт?
        Он неуверенно смотрел на мать, не улыбаясь и не двигаясь с места, словно не зная, чего от нее ожидать. Гленда расхохоталась, широко раскинула руки и бросилась к нему. Мальчик осторожно положил ружье на землю, но не сделал ни одного движения навстречу матери. Она обняла сына, и я увидела, что они одного роста - тонкий, как прутик, мальчик, и красивая молодая женщина. На щеках Кейта появился румянец смущения и, приобняв ее одной рукой, он позволил поцеловать себя в щеку.
        Рука Гленна легонько прижала меня к себе.
        - Гленда стремится продемонстрировать нам, что у нее тоже кто-то есть, - шепнул он.
        Я удивленно посмотрела на него.
        - Надеюсь, сын значит для нее больше, чем демонстрация.
        Гленда повернулась к нам, потянув за собой Кейта.
        - Вот какой у меня взрослый сын! - с гордостью заявила она. - За те месяцы, что я отсутствовала, он догнал меня! Кейт очень оживит лесной пейзаж, не правда ли, Гленн? Мы начнем немедленно… Завтра! Приходи в девять утра. Обязательно принеси с собой ружье, это необходимый элемент композиции. И оденься точно так же, как сейчас. Не наряжайся, слышишь?
        В глазах мальчика промелькнуло удовольствие, но он так и не произнес ни слова. Казалось, он, точно дикая лань, унесся бы вниз по склону холма, если бы Гленда не удержала его и не повела за собой. Но когда мы подошли к лестнице, ведущей в дом, Кейт решительно высвободился.
        - Я приду сюда утром, - бросил он и кинулся прочь.
        Сейчас он был похож на маленького мальчика, готового прыгать и скакать от радости.
        Гленда, смеясь, наблюдала, как он мчится вниз по холму. Потом она повернулась к нам.
        - Что ж, пора представить Колтону его невестку, - небрежно сказала она. - Уверена, ему будет интересно на нее посмотреть.
        Одна из ее бровей насмешливо приподнялась, но Гленн успокаивающе улыбнулся мне.
        - Конечно! Пойдем, Дина. Я тоже хочу, чтобы Колтон увидел тебя.
        Он сказал «увидел», а не «познакомился». Но я не хотела, чтобы меня демонстрировали, словно какой-то неодушевленный предмет. Поднимаясь по ступеням, я чувствовала, что меня не отпускает напряжение, словно перед встречей с невидимым противником.
        Отец близнецов сидел с Номи в гостиной. В камине весело потрескивал огонь, а в открытые окна лился свежий воздух. В тот момент, когда мы вошли, Номи протягивала Колтону бокал с виски.
        Он взял его и поднялся с пурпурной бархатной кушетки, стоящей неподалеку от камина, изумленно глядя на меня глазами почти такого же серебряного цвета, как его волосы. Это был необычный, изучающий взгляд, который отмечал во мне все, что только мог увидеть мастер портрета: очертания моего тела, вернее, форму костей, вес, краски, структуру моей кожи, черты лица.
        Этот огромного роста мужчина, гораздо выше своего сына, был одет довольно эффектно: в серый шелковый костюм, явно сшитый у известного портного, яркий красный жилет и красно-серый галстук. Он рассматривал меня своими серебряными глазами, словно изучая, но не говорил ни слова до тех пор, пока Гленн не подтолкнул меня легонько в его направлении.
        - Думаю, Номи уже все рассказала тебе, Колтон, - произнес он. - Это Дина, моя жена.
        Этот внимательный взгляд, заставивший меня чувствовать себя несколько неловко, длился так долго, что у меня было время осмотреться, но я решила, что не буду начинать разговор, пока этого не сделает мой свекор.
        Номи сидела, с таким интересом вглядываясь в огонь камина, как будто в комнате больше никого не было. Тем не менее я чувствовала, что она прислушивается к тому, что происходит за ее спиной.
        Близнецы стояли рядом, и я снова увидела, насколько они похожи - высокие, стройные, элегантные. У обоих были продолговатые лица с круглыми подбородками, длинные, стройные ноги, красивые тела. И горящие темные глаза, которые могли сверкать от энтузиазма, страсти или злобы.
        Гленда прошлась по гостиной, тихонько посмеиваясь про себя, как будто ей была известна какая-то шутка, которой она не хотела делиться с нами. Колтон не обращал внимания ни на кого, кроме меня. Наконец он поднял свой бокал, слегка поклонился, молча выпил и поставил бокал на кофейный столик. Я упорно продолжала молчать.
        Гленн подошел ко мне и слегка обнял одной рукой.
        - Перестань сверлить ее взглядом, Колтон! Дина выглядит сейчас не лучшим образом - волосы растрепались, лицо перепачкано, а из нового свитера вытянуты нитки. Но это простительно, ведь мы только что вернулись из леса. Подожди, пока она приведет себя в порядок!
        - Я молчал только от удивления, - возразил Колтон Чандлер. - Где ты нашел такое прелестное создание? Как тебе удалось убедить ее выйти за тебя замуж?
        - Полагаю, он собирается сделать ее портрет, - прервала отца Гленда с легкой издевкой в голосе. - Или, по крайней мере, попытается.
        Гленн бросил на нее быстрый взгляд и тут же отвернулся.
        - Я хочу сделать ее из алебастра и уже начал эту работу. Так что никто из вас не сможет использовать мою жену в качестве модели до тех пор, пока я не закончу своей скульптуры.
        Гленда тихонько присвистнула, а Колтон удивленно посмотрел на сына.
        С меня было достаточно. Мне хотелось прокричать им, что я не муляж для композиции, а живая девушка, наделенная собственными чувствами. Я оторвалась от Гленна, прошла через всю комнату и встала перед Колтоном Чандлером, глядя ему в лицо.
        - Ваши работы всегда приводили меня в восхищение, - сказала я, протягивая ему руку. - Но сейчас то, что вы великий художник, не имеет значения. Сейчас вы для меня - отец Гленна. И я надеюсь, что вы тоже увидите во мне не просто модель, а девушку, которая вышла замуж за вашего сына.
        Номи повернулась на своем стуле и едва слышно заапплодировала мне.
        Гленда внимательно посмотрела на меня.
        - Боюсь, что ты обманываешь себя, Дина. Мы, Чандлеры, клан художников. Искусство - это все, чем мы интересуемся. И если уж ты вышла за нас замуж, научись принимать нас такими, какие мы есть.
        Мне хотелось возразить, что я вышла замуж только за Гленна и больше ни за кого, но я уже высказала свою точку зрения и теперь могла только ждать ответа Колтона.
        Он был даже более красив, чем его дети, а уверенная властная манера поведения только усиливала это впечатление.
        Он погрозил пальцем Гленде, и та тут же умолкла. Она стояла, сцепив руки за спиной, в коричневом шерстяном платье, виднеющемся под распахнутым пальто из верблюжьей шерсти, и сейчас была похожа на обиженно надувшуюся школьницу, которая получила от родителей нагоняй за какую-то невинную проделку. Она и была ребенком, с удивлением подумала я, чья дерзость исчезла без следа благодаря одному единственному жесту отца.
        Колтон взял мою протянутую для пожатия руку, нагнулся и поцеловал ее с европейской учтивостью.
        - Вы пристыдили нас всех, - сказал он. - Я рад, что вы вышли замуж за моего сына, Дина. Надеюсь, вы станете членом нашей семьи. Мы очень хотим принять вас.
        Это была формальная маленькая речь, но тем не менее я почувствовала, что он вложил в нее всю искренность, на которую был способен. Я сразу поняла, что это сложный человек, с которым нелегко поладить, но сейчас он продемонстрировал мне подобающее случаю уважение.
        Номи, понимая, как трудно достойно ответить на такие слова, пришла мне на помощь. Она встала и громко заявила:
        - Чай скоро будет готов. Приводите себя в порядок и спускайтесь в столовую.
        - Я не голодна, - тоном капризного ребенка протянула Гленда и выбежала из комнаты.
        Колтон спокойно воспринял уход дочери.
        - На этот раз ты поступил правильно, - сказал он сыну. - Хватит разрывать помолвки только потому, что сестра не одобряет твоего выбора.
        Гленн нетерпеливо потянул меня к двери.
        - Дина ничего не знает о моих любовных историях, - засмеялся он. - Не надо обрушивать на нее всю информацию сразу.
        Я тоже смеялась, выходя вместе с ним из гостиной, но немного нервно, потому что еще не пришла в себя после нелегкого испытания, которое только что выдержала. Мне удалось сохранить чувство собственного достоинства и заслужить уважение такого человека, как Колтон Чандлер, и это было совсем не плохо.
        - Итак, значит, я не первая любовь в твоей жизни? - шутливо спросила я мужа, когда мы поднимались по лестнице. - Впрочем, глупо было бы предполагать такое.
        Гленн не отвечал до тех пор, пока мы не добрались до нашей комнаты и дверь за нами не закрылась.
        - Конечно, ты моя первая любовь! - прошептал он. - Первая и единственная. Не забывай об этом. Ты та, о которой я мечтал и которую искал всю жизнь. Я сразу же узнал тебя. Поэтому не верь всему, что услышишь обо мне. У меня действительно были подружки, но на этот раз все по-другому. Ты - особенная.
        Он наклонился, чтобы поцеловать меня, но я отстранилась.
        - А разорванные помолвки? Как быть с ними?
        - Это были девушки, которых я выбирал, просто чтобы помучить Гленду, - заявил он. - Дело в том, что между близнецами существует особая связь. Они очень близки друг другу, иногда даже слишком. При этом один из них может быть слишком властным. Когда Гленда вышла замуж за Трента Макинтайра, она не спрашивала у меня разрешения, а просто сбежала с ним. Возможно, это было бегством от меня.
        - И теперь ты отплатил ей?
        Он остановил эти расспросы, прижав палец к моим губам.
        - Перестань думать об этом, решать загадки и расставлять все по полочкам. Оставь это. Помни только одно: ты - моя, и сегодня днем мы вернемся к работе.

«Ты моя, и мы вернемся к работе», мысленно повторила я. Меня не обрадовали эти слова, хотя я понимала, что художник живет своей работой и я занимаю очень важное место в его жизни в первую очередь потому, что имею непосредственное отношение к его будущему произведению.
        Ты не должна задавать слишком много вопросов и забивать голову ненужными проблемами до тех пор, пока не сможешь справиться с этим сама, так что воспринимай все проще, сказала я себе. Оставь все, как есть, и вполне может оказаться, что тут и на самом деле нет ничего сложного.
        К несчастью, все, что касалось Гленды, не могло не быть сложным.

5

        За чаем она уже не была ни ребенком, ни ревнивой сестрой. Эта непредсказуемая женщина умела казаться совершенно очаровательной, когда хотела, и покорить всех, кто ее окружал: отца, брата и даже меня. Только Номи оставалась равнодушной к чарам племянницы, и, хотя она не выказывала своих чувств и не давала им выхода, я постоянно ощущала ее неприязненное отношение к Гленде.
        Сразу же после чая мы с Гленном поднялись в мансарду. Он запер дверь, усадил меня перед собой и углубился в работу над глиняной головой. Около часа он лихорадочно работал, но меня это больше не радовало. Охвативший его приступ активности явно был вызван появлением в доме новых людей.
        Видя, что напряжение Гленна возросло до критической точки и он стал возбужденным и нервным, я решила вмешаться и заговорила с ним со своего низкого помоста.
        - Почему бы нам не уехать из «Высоких башен» куда-нибудь, где ты сможешь работать в полном одиночестве?
        Он ответил мне очень коротко:
        - Я могу работать только здесь. Здесь или нигде. Не беспокойся, Дина. Образ будущей скульптуры по-прежнему со мной. Именно об этом я должен сейчас беспокоиться. Я должен успеть сделать как можно больше, прежде чем они придут сюда и увидят мою работу.
        Через некоторое время кто-то сделал попытку повернуть ручку входной двери, но, обнаружив, что она заперта, молча удалился. Чуть позже на лестнице послышались более твердые шаги, и дверь затряслась.
        - Что такое? - послышался звучный голос Колтона. - Так не может продолжаться! Эта студия принадлежит всем нам, и я не позволю закрывать ее от меня.
        Гленн бросил свои инструменты и поспешно пошел открывать дверь. Колтон и Гленда вошли следом за ним, не давая ему никакой возможности спрятать свою работу и избежать вторжения в творческий процесс, которого он так опасался. Гленда сразу подошла к его рабочему месту, и Колтон присоединился к ней. Я напряженно сидела на своем месте, чувствуя себя невольной участницей спектакля, который не предназначался для чужих глаз.
        - Можно посмотреть? - формально поинтересовался Колтон, и Гленн отступил от глиняного макета.
        Отец и дочь несколько минут стояли, внимательно изучая головку, потом молча переглянулись. Колтон пожал плечами, Гленда покачала головой, и, не говоря ни слова, они вышли, оставив нас одних.
        Гленн резко повернулся к макету, одним движением руки смял его, выскочил из мансарды и почти бегом спустился по лестнице. Я побежала за ним, но так и не успела догнать. Входная дверь громко хлопнула.
        Когда я наконец спустилась на первый этаж, Номи стояла и смотрела Гленну вслед. Я медленно подошла к ней, жалкая и растерянная.
        - Что мне делать? - спросила я, умоляюще глядя на нее. - Все шло хорошо, пока не приехали Колтон и Гленда, я уверена в этом. Но после того как они посмотрели его работу, переглянулись и вышли, он все уничтожил и убежал.
        Тонкой изящной рукой Номи прикоснулась ко мне и повела в свою гостиную с догорающим камином. Там она усадила меня на удобную софу и умелыми движениями оживила огонь, подбросив туда свежие дрова. Когда огоньки пламени весело побежали по поленьям, она села напротив меня и сложила руки на коленях. Кошка Джезебел потянулась на коврике у камина и, широко зевнув, стала вылизывать заднюю лапку.
        - Послушай меня, Дина, - начала Номи. - В юности Гленн подавал большие надежды. И Гленда тоже. Они были настоящими вундеркиндами и как бы поддерживали друг друга. Талант одного был неотъемлемой частью таланта другого. Они черпали друг в друге веру в свои силы и вдохновение, а мнение Колтона имело для них огромное значение, он был их наставником и критиком.
        Работы близнецов демонстрировались на выставке в знаменитой нью-йоркской галерее, когда им не было еще и восемнадцати. Все говорили: «свежо», «оригинально»,
«многообещающе». Только Колтон был обеспокоен. Он инстинктивно чувствовал, что Гленн слишком зависит от сестры и даже в чем-то подражает ей. К несчастью, его опасения подтвердились. Когда Гленда вышла замуж за Трента Макинтайра и уехала с ним в Нью-Йорк, у Гленна словно опустились руки. Он больше не смог сделать ничего выходящего за рамки заурядности, за что бы ни брался. Тогда он попробовал заняться скульптурой, намеренно выбрав этот жанр, так как Гленда была живописцем, но и тут не смог себя никак проявить. Сестра зажгла в нем вдохновение, но с ее исчезновением этот огонь погас. Кому-то такая ситуация может показаться мистической, но я верю в это, потому что живу в одном доме с величайшим художником, великолепным профессионалом - Колтоном Чандлером, и все происходило на моих глазах.
        - А как замужество отразилось на творчестве Гленды? - поинтересовалась я.
        - Как это ни странно, оказалось, что она в меньшей степени зависима от Гленна, чем он от нее. Она неуклонно двигалась вперед и добивалась все больших успехов. Гленн никогда не упрекал сестру за то, что она обогнала его, хотя я видела, как он страдал. Когда ее брак распался и она оставила Трента, брат и сестра снова сблизились, но Гленну так и не удалось возродить к жизни свой утраченный талант.
        Я внимательно слушала Наоми, пытаясь понять все эти подводные течения, поскольку они касались моего мужа.
        - Но может быть, Гленн никогда не был настолько же талантлив, как его сестра? - предположила я.
        Номи возмущенно посмотрела на меня.
        - Они же близнецы, у них одни и те же наклонности. Конечно, он был очень одарен! Я помню его ранние работы. Да и ты видела эту замечательную головку из черного мрамора, которая стоит в комнате Гленды. Дело здесь совсем в другом. Возможно, я не права, но считаю, что произошло нечто вроде психологической блокады. Именно сестра сдерживает Гленна в его творчестве, причем делает это всеми возможными способами. Посуди сама: она всегда появлялась тут, как только он проявлял интерес к какой-либо девушке. Ей никогда не составляло труда обнаружить слабость, глупость или отсутствие вкуса в любой женщине, которая привлекала его внимание. А Гленн тут же начинал смотреть на свою избранницу глазами сестры и вскоре разрывал все свои любовные связи. Гленда попытается поступить так же и с тобой, так что будь настороже. Помни, что твой муж отчаянно нуждается в твоей помощи, и только тебе под силу не дать Гленде уничтожить брата - и на этот раз окончательно. Если это случится, ты себе этого никогда не простишь. И я тоже.
        - Но почему она стремится уничтожить его? Почему ее не удовлетворяют его достижения?
        - На этот вопрос я не могу дать тебе ответ. - Наоми была чрезвычайно серьезна. Она склонилась ко мне, стремясь передать свою уверенность и силу духа. - Тебе придется поискать его самой. Но я должна сказать тебе еще одно: если взгляд, которым обменялись Колтон и Гленда, означал, что работа Гленна плоха, значит, так оно и есть. Ни один из них не стал бы притворяться. Если бы она была хорошей, они, как профессионалы, не могли бы не признать этого. Именно поэтому Гленн повел себя так. Он уважает их мнение. Возможно, этот первый макет и должен был быть уничтожен. А сейчас ему нужно заставить себя начать все снова. И ты должна помочь ему в этом.
        Номи уселась за свой ткацкий станок, давая понять, что разговор закончен.
        Мне нечего было ей сказать. Мои красивые мечты о том, как я буду вдохновлять Гленна и охранять его от сестры, умерли, и безобразная реальность нагло заявила о себе. Гленда оказалась более грозным противником, чем я воображала, и теперь я сомневалась в том, что мне хватит сил и ума, чтобы помочь мужу.
        Рассказ Номи занимал мои мысли всю оставшуюся часть дня. Гленн вскоре вернулся, но так и не подошел ко мне, а перед обедом сел в свой автомобиль и уехал из дома.
        Мы сели за стол без него, и его пустой стул служил мне упреком, напоминая о том, как глупо питать несбыточные надежды.
        Номи снова надела свое длинное серое платье и уложила волосы в вечернюю прическу. На этот раз за столом прислуживала домоправительница миссис Диксон. За обедом все обсуждали посторонние темы и никто из присутствующих не говорил о работе Гленна.
        Номи затронула тему о судьбе озера и планах Макинтайров по его застройке, и Гленда горячо высказалась против этого. Колтон выслушал дочь молча. Он выглядел очень представительным, сидя во главе стола. Свет свечей отбрасывал серебристый отблеск на его седые волосы и отражался в глазах, которые неотвязно наблюдали за мной. Такое пристальное внимание к моей персоне было даже неприятно. Когда Гленда закончила свою гневную тираду об озере, Колтон заговорил безо всякой враждебности, и я отметила, что еще ни разу не видела, чтобы этот человек утратил самообладание, проявил досаду или раздражение.
        - Я много думал об этом во время своего отсутствия, и принял окончательное решение - продать Пандоре ту часть земли, на которую она претендует. Я слишком мало бываю дома, чтобы придавать какое-то значение тому, что происходит за озером, и уверен, что Номи это также не беспокоит. Вы с братом, дорогая Гленда, большую часть времени проводите в городе, так что «Высокие башни» нужны вам только для отдыха. Поэтому земли находятся в запустении, а это неправильно: их надо использовать. Так что я считаю самым разумным получить вместо них деньги.
        Гленда положила вилку и изумленно уставилась на отца. Сегодня вечером она выглядела очень красивой в коричневом кружевном платье, оттеняющем красноватый блеск ее волос и придающем матовый оттенок коже.
        - Мы с Гленном не позволим тебе продать землю, - заявила она.
        Указательным пальцем левой руки она потерла левую бровь. Этот жест я не раз замечала у нее, когда она нервничала.
        Колтон холодно посмотрел на дочь.
        - И каким же образом вы собираетесь меня остановить?
        Она, бесстрашно глядя ему в глаза, ответила:
        - Ты не можешь позволить погубить это озеро, Колтон! Чудовищный ящик, который построила Пандора, и так достаточно его изуродовал. Если ты уступишь ей, здесь будет шум и хаос, а безобразные маленькие домишки вырастут у самой воды. Дикие животные покинут леса, и чудесному уголку девственной природы придет конец.
        - Ты имеешь в виду тех животных, которых еще не успела убить? - сухо поинтересовался Колтон.
        Между ними возникло внезапное напряжение. Столкновение двух сильных характеров настолько наэлектризовало атмосферу, что, казалось, в воздухе сейчас начнут проскакивать искры.
        Гленда опустила глаза на свои сильные длинные пальцы, такие же, как у брата.
        - В природе должен быть баланс, - сказала она более мирно. - Но дело не в этом.
        - Да, на этот счет существует несколько точек зрения, - согласился ее отец. - И я не могу позволить себе совершить непоправимую ошибку. Номи, а что думаешь об этом ты?
        - Мое мнение не имеет никакого значения, - ответила та. - Меня интересует только одно. Если, продав землю на той стороне, ты снесешь «Высокие башни», мне придется переехать жить в другое место.
        - Этот дом всегда будет твоим, Номи, и ты это прекрасно знаешь, - Колтон отвесил изящный поклон в ее сторону. - А что скажет наша новобрачная? Что вы думаете по этому поводу, Дина?
        Мне вовсе не хотелось оказаться вовлеченной в спор между ними.
        - Серые камни выглядят прелестным, достаточно уединенным местом, но для меня важно только мнение Гленна. Я ему уже сказала, что если он сможет работать здесь, то мы останемся в «Высоких башнях». Думаю, он устал от городской жизни.
        - Это просто смешно! - воскликнула Гленда. - Конечно, он не сможет здесь работать. Мы все давно убедились в этом. Он только снова разобьет себе сердце, если сделает очередную неудачную попытку. Но в любом случае, останется он здесь или нет, ему неприятно будет видеть на озере эти домики.
        Я взяла в руки бокал вина, чтобы они не увидели, как дрожат мои пальцы и, стараясь не повышать голос, произнесла:
        - Мне кажется, еще рано делать такие выводы. Вы еще не дали ему возможность проявить себя. Он только начал работать и обязательно найдет свой путь. Я уверена в этом!
        Колтон бросил на меня взгляд, который говорил, что я питаю напрасные иллюзии.
        Гленда засмеялась.
        - Ты думаешь, я не знаю своего брата?
        Я увидела презрение в ее глазах, но, не дрогнув, встретила этот взгляд.
        - А вам не приходило в голову, что за время вашей разлуки он мог измениться?
        - И поводом к этим переменам послужила женитьба на тебе? - резко спросила она.
        Колтон, сидевший справа от меня, взял мою руку и крепко пожал.
        - Что ж, от всей души желаю вам успеха, юная Дина! Все-таки в вас есть что-то от викингов, несмотря на хрупкое сложение, напоминающее дрезденскую статуэтку. Но если вы собираетесь выступать против сестры Гленна, вам следует быть осторожной. У моего прекрасного леопарда имеются острые коготки.
        Гленда явно обиделась, но при этом она больше не напоминала надувшегося ребенка, как раньше. На этот раз в ее поведении чувствовалась угроза. До окончания обеда я не раз ловила на себе ее тайные взгляды и понимала, что она вынашивает какой-то план. Но я не испытывала беспокойства по этому поводу. Сейчас меня интересовал только Гленн.
        После обеда все расположились в гостиной перед камином с изящными маленькими чашечками кофе в руках, но я предпочла побродить по дому. На сегодня с меня было достаточно компании Чандлеров. Мне необходимо было отвлечься, и я решила пройти в библиотеку и поискать какую-нибудь интересную книгу.
        Я вошла в небольшую заполненную книгами комнату и включила верхний свет. Здесь было мало мебели - только массивный письменный стол с красным кожаным креслом, большой удобный диван и маленький столик с графином и бокалами. Судя по всему, Колтон Чандлер собрал большую коллекцию книг, многие из которых были известными работами по искусствоведению. Я с воодушевлением подошла к полкам.
        Просмотрев длинные ряды корешков, я обнаружила, что они расставлены в алфавитном порядке. Среди книг на букву «М» я с изумлением нашла несколько работ Трента Макинтайра. Одна из них была посвящена Бруксу, и я вспомнила, что именно этот известный литературовед увлек Трента, удачливого репортера, на поприще писателя-мемуариста, которое впоследствии принесло ему громкий успех. Был здесь и томик, посвященный Брету Гарту. Трент работал над материалами к этой книге, когда приезжал в Калифорнию повидаться с моим отцом. Этот визит и навел его на мысль написать книгу коротких очерков, посвященную великим американским учителям, в число которых был включен и Джон Блейк. Трент тогда гостил у нас около месяца, и все это время вел беседы с моим отцом, делая заметки, которые позже использовал для своей книги.
        Небольшой коричневый томик сам выпал мне в руки, словно хотел, чтобы я выбрала именно его, и раскрылся на той самой главе, которую я хотела найти. Эти страницы были посвящены доктору Джону Блейку.
        Я забралась на огромный диван, свернулась калачиком, чуть не утонув в его мягких подушках, и начала читать. Многие говорили мне, что эта глава - лучшая в книге, и я знала, что стало тому причиной.
        Трент Макинтайр в молодости был учеником моего отца, но с течением времени их отношения стали дружескими. Именно Джон Блейк благословил Трента стать писателем, и тот часто приезжал к нам в Калифорнию навещать своего учителя и друга. Он любил моего отца. А я любила Трента. То, что он оставил на востоке жену, то, что у него был сын, не имело никакого значения для влюбленной шестнадцатилетней девушки, которая не просила ничего для себя. Я не ожидала, что Трент заметит меня и примет всерьез. Я только хотела поклоняться ему на расстоянии, что и делала в течение месяца, пока с моим отцом не случился удар.
        Именно Трент нашел его в кабинете. Отец лежал головой на столе и как будто спал. Он умер тихо, его сердце просто остановилось. Позади у него была полноценная, счастливая жизнь.
        После похорон моя мать - о, куда подевалась ее стойкость викингов! - была в таком ужасном состоянии, что врачам пришлось прописать ей седативные препараты и приставить сиделку. Потом ухаживать за ней приехала сестра.
        Но до самого приезда тетушки Трент взял заботу о нас на себя. Он организовал лечение матери и, понимая, насколько мне тяжело и одиноко, много времени проводил со мной.
        Стремясь избавиться от этих мыслей, я решительно уставилась в книгу. Я хотела вспомнить отца, а не Трента.
        Джона Блейка нельзя было назвать красивым, но у него было доброе умное лицо. Я очень хорошо помнила его мудрость и мягкий юмор, но знала, что он мог быть беспощадным в своей критике студенческих работ. И тем не менее его замечания отличались точностью хирургического скальпеля, так что он едва ли мог причинить кому-либо боль. После бесед с моим отцом у его учеников создавалось ощущение, что в следующий раз их работа будет гораздо лучше. Преподавательская работа была основной в жизни Джона Блейка, а часы, проведенные вне студенческой аудитории, хотя и были посвящены богатому разнообразному миру литературы, всегда оставались для него на втором месте.
        Конечно, мой отец был романтиком, и мама брала на себя все проблемы, связанные с реальной обыденной жизнью. Описывая их взаимоотношения, Трент приводил в своей книге множество забавных эпизодов, например такой: когда нужно было заняться ремонтом прохудившейся водопроводной трубы, отец спасался бегством и прятался в библиотеке с любимой книгой, а мама вела переговоры с рабочими. Однажды Трент сказал мне, что в этом я похожа на него - тоже предпочитаю жить в воображаемом мире, далеком от реальности.
        Не знаю, как это случилось, но мои мысли изменили направление, и в них снова вернулся Трент. Я никогда не забуду тот дождливый день, когда мы вернулись домой после похорон. Я убежала в сад и упала на траву, заливаясь слезами. Трент нашел меня там, взял на руки и отнес в дом. Там он наполнил ванну горячей водой, смыл с меня грязь и завернул в огромное пушистое полотенце, как будто мне было десять лет, а не шестнадцать. Я рыдала на его плече, а он рассказывал о моем отце. Это не было жестокостью - наоборот, он считал, что нужно не отвлекать меня от горестной утраты, а заставить в полной мере пережить ее, чтобы моя кровоточащая рана очистилась, а не нагноилась.
        Я так сильно любила их обоих - отца и Трента - в тот темный дождливый вечер, что образы этих двух мужчин слились для меня в один. Это был защитник, сильное плечо, на которое можно опереться в трудную минуту. Огромная, мучительная любовь полностью завладела мной, но я сама не понимала ее сущность. И все было нормально, пока Трент воспринимал меня как ребенка. Но я взрослела, и мои чувства к нему переставали быть детскими. Поняв это, Трент испытал нечто вроде шока и дал мне жестокую отповедь. Он говорил, что нельзя растрачивать такие чудесные чувства на женатого мужчину, что я должна подарить первую любовь своему сверстнику…
        Но как можно заставить себя полюбить по приказу? Я оказалась отвергнутой, но продолжала безответно любить Трента Макинтайра еще долгие-долгие годы. Возможно, это чувство никогда не покинет меня.
        Эта мысль резко пробудила меня от грез, заставив закрыть книгу и поставить ее на полку. Нет, ни на одно мгновение я не должна позволять грезам шестнадцатилетней девочки вторгаться в реальную жизнь взрослой замужней женщины.
        Гленн так и не вернулся домой, и я не знала, что мне делать. Поразмыслив, я поднялась в свою комнату, переоделась в теплые слаксы и свитер, накинула на плечи темный жакет с медными пуговицами, взяла в руки фонарик и тихо спустилась вниз.
        Впрочем, видимо, я сделала это недостаточно тихо. Прежде чем я достигла подножия лестницы, Гленда вышла из гостиной мне навстречу и закрыла за собой дверь. Она мягко прохаживалась по холлу, ожидая меня, и мне в голову тут же пришли слова, которыми охарактеризовал ее Колтон. «Мой прекрасный леопард», сказал он.
        Гленда держала в руках какой-то блестящий предмет, и, когда я подошла ближе, протянула его мне.
        - Это для тебя, - сказала она, и я услышала в ее голосе насмешливые нотки.
        Я нисколько не доверяла этой женщине, но при этом не испытывала по отношению к ней страха. Она была всего лишь избалованным ребенком, который вырос в слишком тесной привязанности к брату и привык считать его своей собственностью. Вполне понятно, что она ревновала его ко мне. Вероятно, ее неприязнь будет проявляться при каждом удобном случае, но я должна относиться к этому спокойно и терпеливо. Мои мечты о том, что мы с Глендой можем стать друзьями, лопнули, как мыльный пузырь, но если мне придется бороться с ней, чтобы защитить Гленна, я к, этому готова.
        Предмет, который она протянула мне, оказался шариком из зеленого прозрачного стекла около шести дюймов в диаметре. Он засиял радужными красками, когда я, рассматривая, поднесла его к свету.
        - Что это? - спросила я.
        Гленда мило улыбнулась.
        - Ведьмин шар. Его используют для заклинаний и колдовских чар, подвешивая в окнах, чтобы отгонять злых духов. Я много лет коллекционирую такие шарики. Как-нибудь, если ты захочешь, я загляну в него и прочту твое будущее. Тебе это понадобится. Ты надеешься, что Гленн на этот раз все-таки совершит чудо, но пока что ты только разочаровала его. Он, видимо, рассчитывал, что ты будешь вдохновлять его. Но я смогу сделать это лучше.
        Стеклянный шарик еще хранил тепло ее рук. Когда я повернула его в пальцах, раздался неприятный писк, и впечатление, что он живой, от этого только усилилось. Мне не понравилось это ощущение, и я положила шарик на стол в холле.
        - Не думаю, что Гленн будет нуждаться в колдовских чарах и заклинаниях, - сказала я небрежно.
        - Ты меня неправильно поняла! - с усмешкой возразила Гленда. - Это тебе они понадобятся, если, конечно, ты задержишься в этом доме. Ты должна сопротивляться колдовству Номи, разве нет? Я уверена, что она уже напустила на тебя свои чары.
        Не испытывая никакого желания продолжать этот странный разговор, я пожелала Гленде доброй ночи и вышла в парадную дверь.
        Она не спросила, куда я направляюсь, и не последовала за мной. Дверь с шумом захлопнулась, и я включила фонарик, чтобы осветить ступени лестницы.
        Когда я добралась до подъездного пути, что-то мягко прошмыгнуло у моих ног. Я посмотрела вниз и увидела Джезебел, которая, видимо, решила составить мне компанию.
        Ночь была очень холодной. Сильный ветер дул с вершины холма, а небо затянуло облаками. Когда в просвете между ними появилась луна, казалось, стало еще темнее, потому что звезд не было видно. Но через несколько мгновений глаза мои привыкли к темноте и я посмотрела вниз на дорогу. Джезебел снова потерлась о мои ноги, и я, радуясь присутствию живого существа, наклонилась, чтобы погладить ее шелковистую шерстку.
        Возможно, это была сумасбродная затея, но я начала спускаться по дороге. Время от времени что-то начинало шуршать в опавших листьях, и Джезебел настороженно замирала. Где-то неподалеку залаяла лиса, и этот звук показался жутким в полной темноте. Дом скрылся за поворотом, и теперь не было видно даже света из его окон.
        Я придерживалась избранного пути, пока не увидела два невысоких голубых столба, обозначавших въезд на территорию «Высоких башен». Когда-то между ними явно были двойные ворота, но с тех пор прошло много времени, и теперь остались только эти каменные глыбы. Я взобралась на верхушку одной из них, уселась на ее плоской поверхности и спрятала руки поглубже в карманы жакета, приготовившись сидеть здесь до тех пор, пока Гленн не вернется домой.

6

        Ветер гудел в ветвях деревьев над моей головой, напоминая шум струящегося водного потока. Мои пальцы замерзли. Я подняла кверху меховой воротник жакета и сжалась в комочек, неотрывно глядя на дорогу, которая вела в темные поля, лежащие вне владений Чандлеров. В домах, расположенных в долине, горели огоньки, но нигде не было видно света фар движущейся машины. Джезебел охотилась, не уходя от меня далеко.
        В чистом ночном воздухе мои мысли, казалось, ускорили свой бег. Они стали ясными и приобрели реальные очертания. И все же сейчас я думала не о Гленне.
        Мы во всем разберемся, когда он вернется, сказала себе я, а пока что вряд ли стоит гадать о том, что произошло между нами.
        Чтобы освободиться от мыслей о нем, я стала думать о Пандоре Макинтайр и о странных словах, сказанных Трентом мне на прощание. Он говорил, что в случае необходимости я могу прийти к его матери. Что могло вызвать у него такие предположения?.. Впрочем, он был мужем Гленды и хорошо знал, чего от нее можно ожидать, так что, судя по всему, мне стоило прислушаться к его словам.
        Кейт был их сыном, и в отношении него мне тоже было многое непонятно. Гленда явно отрицательно влияла на мальчика, но почему-то ни бабушка, ни отец не противились этому. Неужели они бессильны удержать его от встреч с ней? Но почему?
        Интересно, какие чувства испытывает Трент к своей бывшей жене? Он стал мужем Гленды в девятнадцать лет, и тогда она наверняка была еще более яркой и красивой. Теперь он не говорит о ней ничего хорошего - и тем не менее за все эти годы так и не женился вторично. И почему он никогда не пытался увезти сына подальше, чтобы уберечь от пагубного влияния матери?
        Я услышала звук работающего мотора задолго до того, как увидела саму машину. Судя по всему, она на большой скорости ехала по дороге, которая не была видна с того места, где я находилась. Она замедлила ход перед поворотом, а потом огни ее фар стали приближаться ко мне, постепенно становясь все ярче и ярче.
        Я осталась сидеть на каменном столбе, и Гленн не мог не заметить меня. Он въехал в ворота и остановился. Луна вышла из-за облаков и осветила его лицо. Окно в машине было открыто, и он посмотрел оттуда на меня.
        - Привет, Дина! - спокойно сказал он. - Что ты здесь делаешь?
        Тон его голоса говорил, что он больше не сердит, не обижен и не расстроен. Я спрыгнула со столба и подбежала к машине. Гленн потянулся ко мне через окно, пригнул к себе мою голову и быстро поцеловал.
        - Я ждала тебя, - пояснила я. - Почему ты не взял меня с собой? Мне так хотелось этого!
        - В следующий раз я так и сделаю, - пообещал он.
        Я поверила ему. Тогда я еще не знала, что когда наступит этот следующий раз, он снова забудет обо мне.
        Гленн открыл мне дверцу. Я обошла машину и села рядом с ним на пассажирское сиденье. Джезебел куда-то исчезла, как будто поняла, что я больше не нуждаюсь в ее компании.
        - Сегодня вечером, - рассказывала я мужу, - Гленда дала мне стеклянный шар, который назвала ведьминым. Она считает, что я нуждаюсь в нем.
        - Это похоже на нее, - засмеялся Гленн. - Если бы я верил в существование ведьм, то не сомневался бы, что моя сестра - одна из них. Она напугала тебя?
        - Нет. Но я не поняла, что она имеет в виду. Мне не нужны никакие заклинания и чары.
        Гленн взял мою руку и сжал ее. Мне показалось, что он чем-то взволнован.
        - Меня не должна была так расстраивать реакция Колтона и Гленды на мою работу, - сказал он. - Они были правы: глиняная головка действительно не получилась. Но я не нуждаюсь в том, чтобы мне говорили об этом. Именно поэтому я уехал отсюда - чтобы все обдумать. Почему-то в присутствии Гленды я теряю способность ясно мыслить. Иногда мне даже бывает трудно определить, свои или ее мысли приходят мне в голову. Но теперь я выбрал свой собственный путь. И ты должна помочь мне пройти по нему, Дина.
        - Конечно, - ответила я. - Я сделаю все, что ты захочешь, любимый.
        - У меня ничего не получилось, потому что это была глина. - Чувствовалось, что он нашел оправдание своей неудаче и таким образом восстановил утраченную уверенность в своих силах. - Теперь я знаю, что мне делать. Я буду сразу работать с камнем. Есть такой способ - его использовали с древних времен - когда скульптор работает прямо с камнем, без предварительных макетов.
        Его вновь вспыхнувший энтузиазм, воодушевление и стремление к работе, как и твердое намерение не позволять Колтону и Гленде расстраивать себя, одновременно и радовали и пугали меня… Я слишком мало знала о технике резки из камня, чтобы понять, разумно ли то, что он собирался делать. В литературе - да, многие писатели садились за работу без малейшего плана и в результате создавали замечательные романы. Но можно ли работать таким образом с алебастром?
        Гленн, словно прочитав эти мысли, хотя я не произнесла их вслух, тут же развеял мои сомнения:
        - Готовый план существует у меня в голове, - сказал он. - Именно поэтому я больше не нуждаюсь в подготовительной работе. Существует немало скульпторов, которые приступают сразу к камню, если знают, чего хотят.
        Он завел двигатель, и машина начала подниматься по холму, пока не остановилась на площадке перед домом. Нас встретили освещенные окна и лай лисы где-то неподалеку в кустах.
        Войдя в дом, Гленн ни с кем не стал разговаривать. Он сразу же пошел к лестнице, таща меня за собой. Не останавливаясь на втором этаже, где была наша комната, мы поднялись в темную мансарду, и, включив все огни в большой студии, он приступил к работе.
        - Я хочу начать прямо сейчас, - заговорил он. - И мне пока не нужно, чтобы ты позировала. К тому же, я уже хорошо представляю себе очертания твоей головки, мои пальцы запомнили их. Сначала я должен освободиться от лишнего материала, который скрывает твое лицо внутри куска алебастра.
        Он рассказал мне, что этот материал упоминается в Библии, но в те времена он был гораздо более твердым. Современный алебастр мягче и легко поддается обработке, так что в случае необходимости с ним можно работать даже при помощи деревянных резцов.
        - Если бы я изваял тебя из мрамора, - говорил он, - портретное сходство было бы более полным, так как полупрозрачная структура алебастра размывает форму и стирает тени. Но поскольку я хотел добиться впечатления, что головка сделана как бы изо льда, этот материал вполне отвечает моим требованиям.
        В студию решительно вошла Гленда. Она явно не могла оставаться в стороне от происходящего в мансарде и, вероятно, хотела посмотреть, чем занимается Гленн. Он даже не взглянул на нее, но зато я дерзко и открыто смотрела ей прямо в лицо, хотя она делала вид, что не замечает моего присутствия.
        Она внимательно наблюдала, как под резцом ее брата откалываются куски алебастровой глыбы и постепенно проявляются очертания женской головки, но ничего не говорила, пока он не сделал в работе перерыв.
        - А ты не боишься испортить камень, работая без предварительного макета?
        Гленн уклонился от ее взгляда.
        - Будь добра, уйди отсюда, Гленда, - твердо сказал он. - Не мешай мне своими советами, ведь ты, в отличие от меня, никогда не работала с алебастром.
        На ее лице появилось такое искреннее выражение обиды и недоумения, что даже мне стало ее жалко. А ведь она тоже испытывает зависимость от брата, вдруг промелькнуло у меня в голове. Они очень близки, эти двое, и, может быть, именно поэтому между ними происходят подобные размолвки. Но я не хотела становиться между ними. У меня было свое собственное место в этом треугольнике. Гленн - мой муж, и я, как хорошая жена, должна помочь ему в его творчестве.
        Гленда, оставив обидные слова брата без ответа, повернулась и мягкими, крадущимися кошачьими шагами ушла из мансарды. Я сразу почувствовала, что Гленн испытывает облегчение. Он с новыми силами погрузился в работу, делая паузы только для того, чтобы протереть алебастр от крошек и пыли, летящих из-под резца.
        - Ложись спать, Дина, - бросил он, не глядя на меня. - Я приду позже. Мне хочется закончить всю черновую работу, чтобы завтра приступить непосредственно к головке.
        В холле я наткнулась на Колтона, который стоял в дверях своей комнаты, прислушиваясь к звукам, доносящимся из мансарды.
        - Гленн поработает еще немного, - сказала я ему. - Он сейчас готовит камень для завтрашней работы.
        Колтон добродушно улыбнулся мне.
        - Это замечательно. Мне не мешают подобные звуки. Я очень рад, что мой сын вернулся к творчеству, причем выбрав свой собственный путь. Он не позволил минутной слабости одолеть себя, как было раньше. Я с каждым днем убеждаюсь, что ваше влияние на него благотворно, моя дорогая.
        Мне польстили его слова. Что бы ни думала обо мне Гленда, Колтон Чандлер встал на мою сторону, а я уже почувствовала, что именно ему принадлежит в этом доме главная роль. Он обладал гораздо большей силой духа и волей, чем все остальные вместе взятые, за исключением, пожалуй, Номи. Эта женщина должна была обладать на редкость сильным характером, чтобы прожить столько лет среди Чандлеров.
        Я пожелала Колтону доброй ночи и прошла к себе.
        Когда я включила свет на туалетном столике, на кровати что-то блеснуло зеленым переливающимся светом. Ведьмин шар дожидался меня возле моей подушки.
        Вся кипя от возмущения, я пересекла комнату, взяла его в руки, спустилась вниз через холл, подошла к комнате Гленды и постучала.
        Не дождавшись ответа, я резко толкнула дверь. В комнате никого не было, только горели две лампы. Одна - на прикроватной тумбочке, а другая - возле черной мраморной головки.
        Я положила зеленый стеклянный шар на кровать Гленды. Пусть сама играет в свои игрушки! Я не собираюсь принимать в этом участия.
        Когда я уже шла обратно к дверям, мне на глаза попалась огромная корзина ручного плетения, явно привезенная из Вест-Индии, которая стояла на откидном столике. Она была доверху наполнена ведьмиными шарами разных размеров: от самых крошечных, не больше бутылочной пробки, до крупных, величиной почти с куриное яйцо. В приглушенном свете настольных ламп они переливались всеми цветами радуги - синим, желтым, пурпурным. Но у меня сейчас не было времени рассматривать их. Прежде чем покинуть комнату, я обернулась и задержала взгляд на искаженном страданием лице из черного мрамора, созданном руками Гленна.
        Теперь, познакомившись с живой Глендой, я видела ее несомненное сходство с этой скульптурой, но все же под мраморной поверхностью скрывалось гораздо больше. Гленн не смог бы изобразить сестру таким образом, если бы не знал так же хорошо, как себя самого. Сейчас это лицо почему-то взволновало меня, поколебав неприязнь к Гленде. Может, я сама виновата в том, что между нами сложились такие отношения, - держалась вызывающе или вела себя слишком враждебно.
        - Что тебе здесь понадобилось? - раздался за моей спиной резкий голос Гленды, и я виновато повернулась к ней.
        - Я только хотела вернуть тебе твой шар, - указала я на кровать. - Ты знаешь, что я в нем не нуждаюсь.
        Она прошла мимо меня и повертела зеленый шар в руках.
        Я попыталась вернуть те ощущения, которые испытывала минуту назад, чтобы побороть вновь вспыхнувшую между нами враждебность.
        - Гленда, - сказала я примиряюще, - давай попробуем начать все сначала? Ты - сестра человека, которого я люблю, и мне хотелось бы, чтобы ты тоже полюбила меня.
        Ее темные глаза возбужденно сияли, словно черный янтарь, а руки нервно вертели ведьмин шар.
        - Полюбить тебя? - эхом откликнулась она. - Неужели ты думаешь, что глупая маленькая блондиночка вроде тебя может быть подходящей женой для Гленна?
        Я поняла, что пытаться пробиться к ее сердцу бессмысленно, и не удержалась от того, чтобы задать последний вопрос:
        - А тебе не кажется, что ты будешь испытывать ненависть к любой девушке, на которой женится твой брат?
        Движение, которое она сделала, было настолько быстрым, что я едва успела уклониться. Зеленый шар ударился о дверь позади меня и разбился, осыпая осколками стекла мою голову и плечи. Если бы я не увернулась, он попал бы мне прямо в лицо.
        Чувствуя, что в моем сердце тоже что-то разбилось, я молча повернулась и вышла в холл.
        Звук удара был настолько громким, что разнесся по всему дому. Колтон и Номи выбежали из своих комнат. Колтон, сразу же поняв, что произошло, мягко подошел ко мне и слегка коснулся моей щеки своими сильными пальцами.
        - Вы порезались, - сказал он. - А в ваших волосах полно мелких осколков.
        Все еще оглушенная звоном бьющегося стекла, я только молча подняла на него глаза. Он открыл дверь в комнату Гленды и посмотрел на осколки, усыпавшие пол. Она даже не двинулась с места. Ее лицо было тихим и спокойным, если не считать дикого, какого-то нечеловеческого сияния глаз. Прежде чем Колтон заговорил с дочерью, из мансарды спустился встревоженный Гленн.
        Номи пошла ему навстречу.
        - Гленда запустила одним из своих любимых ведьминых шаров в твою жену, - сухо сообщила она.
        Гленн увидел кровь у меня на щеке, коснулся осколка стекла в моих волосах, и в его глазах зажегся тот же огонь, что и у сестры. Он подошел к Гленде, которая стояла у своей кровати.
        - Если ты еще раз попытаешься навредить Дине, - медленно, чеканя каждое слово, проговорил он, - если ты коснешься ее хоть пальцем, я сделаю с тобой то же самое, что ты сделаешь с ней. Запомни это!
        Ее лицо исказилось от боли, и сходство с головкой из черного мрамора стало практически полным. Она выглядела как ребенок, у которого отняли любимую игрушку.
        Колтон пожал плечами и ушел в свою комнату. Гленн стоял, повернувшись ко мне спиной, и я не могла видеть его лица. На какое-то мгновение мне показалось, что Гленн готов ударить сестру, и я испуганно сжалась.
        - Гленн, - взмолилась я, - оставь все, как есть. Возможно, я сама виновата в том, что произошло…
        Но он не реагировал, словно не слышал моих слов. Видимо, в выражении его лица произошла какая-то перемена, потому что Гленда неуверенно протянула руку… и в следующий момент уже оказалась в его объятиях. Он прижал ее к себе, бормоча что-то прерывающимся голосом, как будто успокаивая испуганного ребенка. Они снова были вместе, неразлучные близнецы.
        - Пойдем отсюда, - сказала Номи, кладя руку мне на плечо. - Я промою твою щеку и помогу вытащить стекло из волос.
        Я послушно пошла следом, позволив ей позаботиться обо мне. Меня охватило полное оцепенение, и я безмолвно повиновалась ее распоряжениям.
        Она ловко промыла порез на моей щеке и заклеила его пластырем, потом взяла щетку для волос и тщательно вычесала стекло из моих волос. Все это происходило в полном молчании. Нам не о чем было говорить. Пальцы Наоми были теплыми и нежными, но я никогда еще не видела у нее такого жесткого и холодного выражения лица. Было ясно, что она не простит Гленде этот новый проступок так легко, как это сделал Гленн.
        Он пришел в нашу комнату только после полуночи, не зажигая света, разделся и, возможно, надеясь, что я уже сплю, тихо скользнул в постель, не прикасаясь ко мне.
        - Со мной не произошло ничего плохого, - тихо сказала я, - но это могло случиться.
        Он сразу же повернулся ко мне и обнял, а я положила голову ему на грудь.
        - Не вини ее, - прошептал он. - Я очень люблю тебя. Ты мне очень нужна. Но мы должны дать Гленде время привыкнуть к новой ситуации. Никто не научил ее владеть собой. Взрываясь так, как это произошло сегодня, Гленда пытается справиться с чувствами, которые причиняют ей боль. Она вовсе не хотела поранить тебя и промахнулась нарочно. Мы должны забыть об этом и делать вид, что ничего не произошло.
        Удастся ли мне притворяться? Я-то хорошо знала, что собиралась сделать Гленда на самом деле. Человек, который разряжается, не думая о безопасности окружающих, должен находиться под контролем, потому что в такие минуты он способен на любое насилие, думала я.
        Но Гленн сейчас был рядом со мной, его губы и руки ласкали меня, и я чувствовала себя в безопасности. Я очень любила его - достаточно, чтобы попытаться понять его близость с сестрой и принять эти отношения как данность.
        Мы заснули в объятиях друг друга, и я ненадолго успокоилась.
        Ночью резко похолодало, и наутро все увидели, что озеро покрылось первой корочкой льда. Никто из обитателей «Высоких башен» не торопился выходить из дома.
        Номи занималась домашней работой и близко не подходила к мансарде. Колтон закрылся в собственной студии, сказав, что ему нужно подготовить несколько картин для предстоящей выставки в Нью-Йорке и написать в связи с этим несколько писем.
        Кейт Макинтайр с ружьем в руках, одетый в старые джинсы, куртку из шотландки и клетчатую шапку, пришел в назначенное время, чтобы позировать матери. Гленда, бодрая и совершенно пришедшая в себя, собиралась с самого утра начать работать над эскизами. Когда я спустилась в столовую, она уже позавтракала, но, столкнувшись со мной в холле, кивнула мне так мило, как будто между нами ничего не произошло, и даже не подумала извиниться.
        Гленн с воодушевлением приступил к основной части работы над скульптурой. Он ходил вокруг куска алебастра, присматривался к нему при разном освещении, разглядывал каждую деталь в сочетании со всеми остальными. Иногда он отворачивался от камня и подходил ко мне, проверяя правильность пропорций с помощью кронциркуля.
        Мы разговаривали, но только о работе.
        - Именно нос, более чем все остальное, придает характер лицу, - говорил он, - но сложнее всего ухватить уши.
        Он оставил их обработку на будущее, сказав, что, возможно, оставит уши прикрытыми волной распущенных волос.
        Я была увлечена этой работой не меньше мужа и испытывала к нему благодарность за то, что он находил время просвещать меня в отношении этой незнакомой области искусства.
        Между ним и Глендой явно было заключено нечто вроде пакта о ненападении, поскольку в течение этого времени ни один из них не переступал через невидимую линию, разделявшую студии. Ни брат, ни сестра не делали попыток увидеть работу друг друга, и между ними царили мир и спокойствие.
        Эта приятная атмосфера сохранялась в течение нескольких дней. Постепенно я перестала наблюдать за тем, как женская головка появляется из камня, и только со страхом ждала момента, когда увижу работу завершенной.
        Гленн уже работал над глазами скульптуры.
        - Чтобы точно передать их выражение, - говорил он, - нужно очень аккуратно расположить все плоскости, впадинки и морщинки вокруг век.
        Он временами выключал верхний свет и использовал местное освещение, которое придавало глазам жизнь и выразительность.
        Колтон не вмешивался в работу детей. Он совершал долгие прогулки по лесу и изредка работал. Собираясь уехать из «Высоких башен» вскоре после Нового года, он считал это время отдыхом.
        Однажды он пригласил меня в свою студию и сделал набросок моего лица. Взглянув на лист бумаги, я получила весомое подтверждение его гениальности. Мое лицо, словно из зеркала, смотрело с листа бумаги, живое и реальное, хотя было выполнено всего несколькими штрихами карандаша. Колтон подписал рисунок своими инициалами и подарил мне, но попросил не показывать его Гленну.
        - Еще не время, - сказал он. - Гленн должен видеть вас своими собственными глазами.
        Я с благодарностью приняла этот набросок и спрятала его подальше, ни слова не сказав мужу.
        До Рождества оставалось уже всего несколько недель, и Наоми начала подготовку к празднику. Она попросила Кейта принести из лесу несколько зеленых веток ели, а когда я сказала, что у меня нет рождественских подарков ни для кого, кроме Гленна, отвезла меня в город, чтобы я смогла сделать необходимые покупки.
        Эта женщина сейчас казалась веселой и почти счастливой. Она с удовольствием рассказывала мне о тех белых, снежных рождественских праздниках, которые проводила на озере Серых камней, когда ее сестра была жива.
        Мы не видели никого из Макинтайров, за исключением Кейта. Иногда Гленда оставляла мальчика на ланч и, видимо, стараясь как можно сильнее привязать его к себе, давала смутные обещания взять его с собой в Нью-Йорк. Но я подозревала, что на самом деле она не собиралась делать ничего подобного, и с тревогой наблюдала за Кейтом, думая о том, каково ему будет, когда она, пресытившись ролью матери, уедет отсюда. Тренту и его матери нелегко будет справляться с мальчиком, переживающим отъезд Гленды.
        За столом нередко всплывала тема изменений, планируемых Макинтайрами, и тогда между близнецами и их отцом разгорались ожесточенные дискуссии. Номи, Кейт и я сидели молча, не принимая в них участия, но мальчик с живым интересом прислушивался к тому, что говорили взрослые, и мне было любопытно, рассказывает ли он об этих разговорах отцу и бабушке.
        Колтон явно тянул время и ничего не предпринимал, но я чувствовала, что до его отъезда вопрос о землях будет решен.
        Ночи становились все холоднее, а днем тоже иногда чувствовался мороз. Озеро постепенно покрывалось коркой льда, и я с интересом наблюдала за этим процессом. Его поверхность не была гладкой и чистой; казалось, она вся состоит из замерзших трещин и мелкой зыби, а кое-где попадались места, похожие на замерзшие волны. В течение дня температура воздуха резко менялась, и тогда я слышала, как лед
«разговаривает». Громкие звуки «хумп-хумп-хумп» прокатывались из одного конца озера в другой, словно эхо.
        Снега по-прежнему не было, но несколько раз близнецы катались на коньках. Гленн просил меня составить компанию его сестре, поскольку сам не хотел отрываться от работы, но у меня не возникало желания оставаться с Глендой наедине, а тем более, на льду. Иногда я видела на озере фигуру Трента и представляла себе, что произошло бы, если бы я присоединилась к нему. Но это было невозможно - он принадлежал другой жизни, и я не делала попыток увидеться с ним.
        Гленн, казалось, совершенно забыл об инциденте с ведьминым шаром и снова сблизился с сестрой. В своей работе он доходил до такого исступления, что меня это даже немного пугало. Почти все часы бодрствования он посвящал алебастровой головке, и я пребывала в состоянии тревожного ожидания, смутно ощущая, как какое-то тяжелое кольцо сжимается вокруг меня.
        Кейт теперь появлялся в «Высоких башнях» почти каждый день, но, думаю, он едва ли замечал кого-то, кроме Гленды. Он поклонялся ей, как божеству, со всей страстью юного существа, обделенного материнской любовью. Она же вела себя не как мать, мудро направляющая подростка в его взрослении, а скорее как задиристый сверстник, и была в высшей степени снисходительна к его проступкам. Он отстаивал свою самостоятельность, пылко восставая против отца и бабушки, а Гленда с радостью поддерживала его в этой борьбе. И никто в «Высоких башнях» не делал попыток убедить мальчика в том, что его близость с Глендой - мираж, а будущее, которое она обещает ему, иллюзорно и далеко от реальности, в которой ему предстоит жить, когда праздники закончатся и мать забудет о нем, как о рождественских украшениях, до следующего года.
        Пару раз я пыталась поговорить на эту тему с Гленном, но в эту последнюю неделю перед Рождеством все его внимание поглощала отделка поверхности скульптуры. Он был настолько погружен в себя, что ничего не видел вокруг, и перестал быть веселым, требовательным компаньоном и любовником, который ставил наши отношения превыше всего.
        Я не питала иллюзий по поводу того, что его интерес всегда будет сфокусирован только на мне, и понимала, что в настоящее время существую для него только как модель, но верила, что потом, окончив работу над скульптурой, мой муж вернется ко мне. Но я все же была новобрачной и поэтому чувствовала себя очень одинокой. Одинокой и встревоженной.
        Во время своих долгих прогулок по берегу озера я обнаружила извилистую тропинку позади башен-близнецов из серого камня, которая стала моим излюбленным маршрутом. Она приводила к болоту, из которого к озеру бежал узкий извилистый ручей. Коричневые холмики, покрытые болотной травой, напоминали мне согнутые фигуры длинноволосых гоблинов, чьи ноги были прикованы к замерзшей трясине.
        Это было время ожидания - нелегкое, потому что я не знала, чего жду. Иногда, когда мы не работали в студии, я ловила на себе взгляды Гленна, которые давали повод думать, что он уже начинает видеть меня глазами своей сестры. В эти последние роковые дни перед Рождеством меня больше всего беспокоило ощущение того, что я безоружна перед Глендой.
        Однажды, когда Кейт позировал матери, а мы с Гленном работали в его студии, раздался сердитый крик Гленды. Обернувшись в ее сторону, мы увидели, что она бросила свою палитру на пол и разбросала кисти. Испуганный мальчик прибежал на нашу сторону, зовя Гленна. Но прежде чем он успел что-то предпринять, Гленда велела сыну идти домой и, разгневанная, ушла из мансарды.
        Гленн спокойно поговорил с мальчиком.
        - Не переживай. Иногда у Гленды бывают плохие дни, когда работа не ладится. Так что сейчас тебе лучше всего послушаться ее и уйти домой, а когда ты придешь сюда снова, сделай вид, что между вами ничего не произошло.
        Кейт покорно спустился вниз, и я хотела отправиться вместе с ним на прогулку к озеру, чтобы попытаться заложить основание для нашей дружбы. Мне было жаль мальчика. Он тоже испытывал чувство одиночества, разрываясь между отцом, который воспитывал его, и матерью, к которой был привязан.
        Но на этот раз ничего у меня не вышло, так как оказалось, что я буду нужна Гленну всю оставшуюся часть утра. Сейчас он работал над моими волосами, и мне пришлось распустить их по плечам. Казалось, он восхищается их красотой и в то же время, как художник, не знает, как передать ее. Несколько раз он подходил ко мне, чтобы приподнять тяжелые пряди, как будто хотел прочувствовать их структуру и вес, чтобы выразить это ощущение в камне.
        Было уже далеко за полдень, когда он бросил свои резцы и позволил мне уйти. Поскольку погода была ясной и холодной, я надела слаксы, теплый жакет, заколола волосы и направилась к озеру на свою обычную прогулку.
        Вскоре я добралась до тропинки, ведущей вдоль берега, и свернула к Серым камням. Мне было видно, как на другом берегу озера Пандора прогуливается по дороге перед своим каменным домом. Она приветливо помахала мне рукой, и я чуть не поддалась минутному порыву навестить ее. Только мысль о недовольстве Гленна удержала меня от этого шага. Я не хотела сейчас сердить его.
        На озере появился конькобежец, и я узнала в нем Трента Макинтайра. Он уверенно скользил по льду, наклонившись вперед и плавно переставляя ноги, и, видимо совершенно не опасался того, что озеро еще не везде замерзло. Впрочем, вероятно, ему были хорошо известны все опасные места.
        Трент не заметил меня, и я наблюдала за ним, пока он не скрылся из виду за поворотом. Он явно предпочитал работать по ночам. Я нередко видела его из окна моей спальни сидящим за пишущей машинкой и даже слышала такой странный в этой деревенской местности стук клавиш, далеко разносящийся над поверхностью озера. Мне вдруг стало интересно, какую книгу он сейчас пишет и кому она посвящена на этот раз. Готовя материалы для очерка о моем отце, он иногда читал мне вслух отрывки, и я с благодарностью слушала их, внимательно наблюдая за выражением его лица.
        Когда я смотрела, как работает Гленн, то испытывала совсем другие чувства.
        Неужели ты превратилась в женщину, которая может любить только тогда, когда ей уделяют внимание? - спросила я себя. Нет! Я страстно жаждала любви, которую Гленн давал мне, и даже теперь, когда все его внимание и интерес сконцентрировались только на работе, все равно продолжала любить его.
        Погруженная в эти мысли, я подошла к массивному основанию нагромождения Серых камней и легко обошла его, как делала почти каждый день. И лес, и озеро были мне уже хорошо знакомы, и я давно забыла о предупреждении Кейта по поводу падающих камней. Когда скалы остались позади и тропа перестала петлять, я ускорила шаг, подняв лицо навстречу ветру, дующему среди холмов.
        Береговая линия здесь то выдавалась вперед, в воду, то возвращалась обратно, образовывая небольшие бухточки. Когда я обходила одну из них, впереди на тропинке что-то блеснуло в лучах солнца. Я подошла ближе и увидела, что на кучке опавших листьев, сметенных ветром с холма, лежит пустая бутылка из-под содовой. Странно, подумала я, как она могла оказаться здесь? Ведь территория, принадлежавшая Чандлерам, была огорожена, и повсюду висели таблички: «Частное владение». Вряд ли кто-то посторонний мог оказаться здесь.
        На мне была новая пара зеленых замшевых туфель. Думаю, это меня и спасло.
        Я побоялась запачкать их в пыльном ворохе листьев, поэтому отломила ветку с дерева, растущего на склоне холма, чтобы смести мусор с дороги. Но когда моя палка коснулась бутылки, раздалось громкое лязганье, и что-то острое оцарапало мне лодыжку.
        Тупо уставившись на разворошенную кучу листьев, и увидела, что бутылка раскололась надвое и ее осколки откатились к кромке воды, в то время как моя палка оказалась крепко зажата в стальных челюстях капкана. Он был довольно большим и явно предназначался не для мелкого зверька, так что мог легко сломать мне ногу. Я почувствовала ноющую боль в лодыжке и, осмотрев ее, увидела, что сквозь прорванный чулок просачивается кровь.
        Я поняла, что только чудо спасло меня от того, чтобы изуродовать ногу в стальных челюстях капкана, и мне стало не по себе. Присев на камень, я еще раз внимательно осмотрела поврежденную лодыжку. Похоже, перелома не было. Но, попробовав ступить на поврежденную ногу, я ощутила резкую боль и поняла, что не смогу самостоятельно добраться до дома.
        В этот момент со стороны озера раздался мужской голос, и Трент Макинтайр поспешно двинулся в мою сторону.
        - Что случилось? - крикнул он, подъехав к тому месту, где я сидела. - Я слышал что-то вроде звука захлопнувшегося капкана. Ты не пострадала?
        - Ты не ошибся, - с горечью ответила я. - Капкан был спрятан в этих листьях, но, к счастью, только поцарапал мне лодыжку.
        Ботинки висели, связанные шнурками, у Трента на шее, и он снял коньки и быстро переобулся. Подойдя ко мне и встав на колени, он внимательно осмотрел мою ногу, потом быстро закатал наверх брючину, снял порванный чулок и перевязал кровоточащую рану чистым носовым платком. Все еще стоя на коленях, он взвесил мою ногу на своей ладони и посмотрел на меня снизу вверх.
        - Тонкие косточки, - сказал он. - Маленькая, узкая ножка. Капкан мог легко сломать ее.
        Теплое, нежное прикосновение его пальцев к моей обнаженной коже заставило мое сердце забиться быстрее. Но это ощущение было вызвано всего лишь воспоминанием о прошлом, и я твердо сказала себе, что мне незачем принимать дружеское участие с его стороны за что-то большее.
        Я с улыбкой покачала головой.
        - Слава Богу, этого не случилось. Со мной все в порядке.
        Он поднялся и протянул мне руку.
        - Ты можешь идти? Я провожу тебя домой, если ты в состоянии двигаться.
        Я испытала ногу, оперевшись на нее всем телом. Она все еще болела, но, опираясь на сильную мужскую руку, я могла идти. Когда Трент убедился в этом, он снова усадил меня на камень и склонился над капканом, чтобы вытащить ветку, сжатую его стальными челюстями.
        - Довольно странное место для установки капкана, - заметила я.
        Он поднял голову и посмотрел на меня снизу. Лицо его было рассерженным.
        - Боюсь, это один из тех, что принадлежат моему сыну. Кейту следовало хорошенько подумать, прежде чем ставить его здесь. Все знают, что ты любишь гулять по этой тропинке.
        Мы переглянулись и поняли, что оба подумали об одном и том же. Был только один человек, который мог нарочно поставить здесь капкан, прекрасно зная, что его жертвой стану я.
        В это мгновение я словно снова оказалась в комнате Гленды, и зеленый стеклянный шар летел мне в лицо.
        Нет! Это предположение было слишком чудовищным.
        - Не может быть!.. - воскликнула я.
        - Может! - сердито оборвал меня Трент. - Тебя намеренно хотели покалечить. Идем, если ты можешь двигаться. Я провожу тебя к дому.
        Он помог мне преодолеть трудные места, а когда склон стал слишком крутым и трудным для подъема, просто поднял меня на руки и перенес туда, где идти было уже легче. Прижавшись к его плечу, я на минутку позволила себе забыться и представила, что вернулась в прошлое, когда рядом со мной был старый верный друг.
        Когда мы подошли к дому, я приготовилась поблагодарить его и уйти. Но Трент был человеком, который привык сам принимать решения.
        - Я войду с тобой, - заявил он, и мы вместе поднялись по ступеням.
        Он знал, что дверь не заперта, и резко толкнул ее, открывая. Из гостиной послышались голоса, а Джезебел метнулась мимо нас, как будто не могла больше задерживаться в холле.
        Трент взял мою руку и легонько сжал ее.
        - Не волнуйся. С этим я справлюсь.
        Он широко распахнул дверь в гостиную и пропустил меня вперед в теплую комнату, где Колтон Чандлер и его семья сидели у камина за чаепитием. Я смущенно остановилась у двери. Все четыре лица повернулись в нашу сторону.

7

        Колтон сидел на кушетке пурпурного цвета с чашкой севрского фарфора в руке. Номи наливала чай Гленну, стоявшему рядом с ней. Гленда тоже была там, высокая и стройная в своих желто-коричневых брюках. Она смотрела на портрет, который ее отец написал, когда они с братом были совсем юными.
        Все четверо изумленно уставились на нас с Трентом. Номи осторожно поставила чайник на столик, а Гленн чуть не выронил чашку, которую она вручила ему.
        Колтон заговорил первым:
        - Добрый день, Трент. Давненько же мы с тобой не виделись. Что случилось с ногой Дины?
        Гленда отвернулась от портрета, подошла и встала рядом с отцом, уперев руки в боки. Глаза ее сверкали от злости.
        - Видимо, произошел несчастный случай, - сказала она.
        Трент только коротко взглянул на нее и обратился к Колтону:
        - Нет, это не несчастный случай. Капкан был поставлен на береговой тропе и спрятан в куче опавших листьев, так что только чудом миссис Чандлер не сломала ногу.
        Атмосфера в комнате неуловимо изменилась. Гленда в мгновение ока оказалась возле отца, а Гленн встал рядом с сестрой. Тройка Чандлеров сплотилась, чтобы противостоять чужакам. Они могли ссориться между собой, эти трое, но готовы были вместе дать отпор всему миру.
        - Что ты имеешь в виду? - с едва заметной угрозой в голосе произнес глава семьи.
        - Я считаю, что капкан был поставлен специально на нее, - твердо ответил Трент, глядя ему прямо в глаза.
        Номи приглушенно охнула, но не сказала ни слова.
        Трент посмотрел на нее.
        - Нет, Номи, это не Кейт поставил его там. Думаю, мы все знаем, кто это сделал.
        Гленда слегка похлопала отца по руке. Щеки ее вспыхнули, и она с вызовом посмотрела на бывшего мужа.
        - У Дины просто талант находить странствующих рыцарей, не так ли? Забавно, что ты наткнулся на нее в лесу, чтобы спасти и принести домой!
        - Ты попросила капкан у Кейта, - обвинил ее тот, - и сама поставила его на этой тропинке.
        - Прекрати! - прервал его Гленн. - Мы знаем твое отношение к Чандлерам, но такие дикие измышления…
        - Твоя жена могла оказаться в госпитале со сломанной ногой, - огрызнулся Трент. - Тебе следует лучше заботиться о ней! - Он прикоснулся к моему локтю, и его глаза потеплели. - До свидания, Бернардина, - сказал он и вышел из гостиной.
        В его голосе была такая нежность, что я чуть не расплакалась. Когда за ним закрылась дверь, я почувствовала, что потеряла единственного человека, который мог бы защитить меня от клана Чандлеров.
        Гленн подошел ко мне, обнял за плечи, мягко посадил в кресло и опустился на одно колено, чтобы осмотреть мою лодыжку.
        - Думаю, мы обойдемся без госпиталя, Дина. Это просто ссадина, хотя, возможно, когда она подживет, будет небольшой синяк.
        Я почувствовала, что теряю терпение, и разозлилась.
        - Конечно, мне не нужен врач! Трент только сказал, что такое могло случиться. Капкан слегка поцарапал меня. Он захлопнулся на ветке, которую я сунула в кучу мусора.
        - А зачем тебе понадобилось совать ее туда? - поинтересовалась Гленда.
        Я встретилась с ней глазами, и если до этого момента у меня и оставались какие-то сомнения в том, что она замешана в этой истории, то теперь они бесследно исчезли. Сейчас она издевалась надо мной, а совсем недавно готовила ловушку, даже не думая о том, что в нее мог попасть любой прогуливающийся по берегу человек. Запущенный в мою голову ведьмин шар еще можно было объяснить ее несдержанностью. Но капкан говорил о хорошо рассчитанном умысле.
        - Твоя сестра хочет избавиться от меня, - громко сказала я мужу.
        Ответом было молчание, но меня не покидало ощущение, что тройка Чандлеров снова сплотилась, готовая противостоять такой глупой вспышке.
        - Если вы не возражаете, - сказал Колтон, игнорируя мои слова, - я бы хотел продолжить дискуссию, которая была прервана появлением Дины.
        Я поняла, что он может быть таким же холодным, как его дочь. А Гленн, услышав слова отца, тут же забыл обо мне.
        - Да, - заявил он. - Я за то, чтобы показ состоялся. Я готов.
        - А я нет! - воскликнула Гленда. - Я не удовлетворена своими набросками. Я пыталась рисовать пастелью, акварельными красками, почти закончила портрет Кейта маслом, сделала полдюжины эскизов карандашом, но это все не то.
        - Я считаю, что сейчас самое подходящее время посмотреть ваши работы, - сказал Колтон. - Завтра утром я уезжаю в Нью-Йорк, чтобы отвезти свои картины, и вернусь через пару дней. Так что сегодня днем мы устроим один из наших показов, как делали всегда. И больше никаких возражений. Я был и остаюсь вашим наставником, не так ли?
        Гленда выглядела обиженной, но ее брат с восторгом повернулся ко мне.
        - Пойдем наверх, в мансарду, любовь моя. Я хочу сделать еще кое-что, прежде чем Колтон увидит мою работу. Ты ведь сможешь подняться по лестнице, правда?
        Все это время Номи спокойно сидела у камина, но сейчас она поднялась и оттолкнула Гленна - маленькая решительная фигурка с короной белых волос.
        - Как ты можешь быть таким эгоистом? Пойдем со мной, Дина, - обратилась она ко мне. - Помнишь, что я говорила тебе? Чандлеры не способны думать о других людях. Вот если бы вред причинили одному из них, тогда бы они подняли шум. Пойдем на кухню, я согрею воду, чтобы промыть рану, и сделаю тебе повязку. Она не поднимется сейчас наверх, Гленн, - твердо заявила она племяннику. - Я не допущу этого.
        Но когда моя лодыжка была обработана и перевязана, а боль почти стихла, я все-таки поднялась в мансарду.
        Я четко понимала, что с сегодняшнего дня мне следует остерегаться Гленды, так как на помощь Гленна рассчитывать не приходится. Но если он хотел, чтобы я поднялась наверх, я должна была это сделать.
        Пока Номи готовила повязку, она объяснила мне, что такое «показ».
        Когда близнецы были совсем юными и только учились рисовать, отец давал им возможность работать самостоятельно. Он не вмешивался, не критиковал их работу и даже не давал советов. Но когда рисунки детей достигали определенной степени готовности, Колтон объявлял, что собирается устроить «показ». При этом он не только сам давал профессиональную оценку творчеству детей и выслушивал их мнение о работах друг друга, но и представлял им свои собственные произведения и готов был принять их критику в свой адрес.
        - Таким образом он был в курсе всего, что они делали, - рассказывала Номи, - но в то же время не навязывал им свои собственные вкус и взгляды. Он признает, что Гленн или Гленда добились успеха, даже когда это идет вразрез с его собственными пристрастиями. Но от посредственной работы он может и камня на камне не оставить, поэтому близнецы немного побаиваются таких «судных дней».
        Безусловно, это был интересный подход к воспитанию детей, который к тому же дал хорошие результаты, но я слушала Наоми вполуха, так как все еще не могла оправиться от пережитого потрясения.
        - А что вы думаете о капкане, поставленном на тропинке? - спросила я.
        Она не поднимая глаз, обернула мою лодыжку бинтом. Точно так же, как когда Гленда швырнула в меня ведьминым шаром, эта женщина не хотела обсуждать поведение своей племянницы. Я никак не могла понять, почему Наоми боится вмешаться и принять чью-то сторону, ведь обычно она высказывала свое мнение достаточно свободно.
        - Никто не собирается выяснять, как он туда попал, - задумчиво проговорила я. - Колтона и Гленна совершенно не волнует, что Гленда хотела навредить мне, и они считают, что ничего особенного не произошло.
        - Они просто реалисты. Поскольку тебе не причинили особого вреда, они занялись своими делами. Чандлеры никогда не признают тот факт, что капкан был расставлен умышленно. Тебе повезло, что там оказался Трент Макинтайр.
        - Он так добр ко мне, - сказала я. - Несмотря на то, что я одна из Чандлеров.
        - Нет, ты не одна из Чандлеров, - фыркнула Номи, - и никогда ею не станешь. Так же как Элизабет. Или я. И когда ты осознаешь эту непреложную истину, то перестанешь искать защиты от одного из них у остальных. Перед лицом опасности они смыкают ряды. Ты видела это сегодня.
        - Но я почти не пострадала, - напомнила ей я. - Если бы случилось что-то более серьезное, Гленн бы огорчился.
        - Безусловно, - согласилась она, но в ее голосе звучали нотки горькой иронии. - Ведь тогда он лишился бы своей лучшей модели. Конечно, ему бы это не понравилось.
        Я вырвалась из ее рук, с трудом натянула замшевую туфлю на забинтованную ногу и оставила пряжку незастегнутой.
        - Почему вы так говорите? Не думаю, что это правда.
        Лицо Номи смягчилось, и в нем проступило что-то похожее на застарелую боль. Она легонько погладила меня по щеке.
        - Я знаю, дитя мое. Жизнь в одном доме с Чандлерами озлобила меня. Не допускай, чтобы подобное произошло с тобой.
        - Я собираюсь подняться в мансарду, - сообщила я, - потому что нужна Гленну.
        При моем появлении его глаза радостно заблестели.
        - Как ты себя чувствуешь, любимая? Номи считает своим долгом распоряжаться в доме и заботиться обо всех его обитателях. Я рад, что ты позволила ей это.
        Я ничего не ответила мужу. Мне хотелось расспросить его о том, что он в действительности думает о капкане, но я понимала, что сейчас не время для такого разговора, поэтому просто уселась в свое кресло, стоящее на помосте, и позволила Гленну развернуть меня так, как ему требовалось.
        Когда Гленда и ее отец поднялись в мансарду, он работал полукруглым долотом и деревянным молоточком. Гленда даже не взглянула в нашем направлении, сразу же пройдя на свою собственную территорию.
        Колтон остановился посреди студии на нейтральной территории, и я еще раз подумала, как красив этот мужчина с серебристыми волосами, сильным лицом и едва заметными морщинками возле глаз.
        - Я услышал прогноз погоды по радио. Синоптики обещают сильный снегопад, - сказал он. - Он начнется здесь вечером, поэтому я собираюсь отправиться в Нью-Йорк сегодня, так как к завтрашнему дню дороги может замести снегом. Гленн, я попрошу тебя помочь мне погрузить картины в автомобиль. Но сначала мы обсудим ваши работы. Гленн, Дина, - позвал он нас, - давайте пройдем на территорию Гленды. Мы начнем с нее.
        Его дочь была явно не в восторге от этого решения. Она стояла с обиженным видом, не двинувшись с места, чтобы принести свою работу и поставить ее на мольберт, до тех пор, пока отец не велел ей сделать это.
        Она молча представила свои наброски, и я начала с интересом рассматривать их.
        Художница пыталась разными путями подойти к образу Кейта, но, несмотря на ее талант, что-то не получалось. На рисунке акварелью мальчик стоял в лесу, прислонившись к дереву, как в день приезда Гленды. Приклад его ружья опирался на землю, а правой рукой он придерживал дуло. Портретное сходство было бесспорно, но в рисунке чего-то не хватало.
        - Здесь нет жизни, - заявил Колтон и повернулся к сыну за подтверждением.
        Гленн с сочувствием посмотрел на сестру.
        - Боюсь, что это правда, Гленда. Нельзя отнести это к твоим достижениям.
        Она показала нам работу маслом. На этот раз мальчик стоял на берегу озера, одной рукой держа за уши убитого кролика, а другой опираясь о ружье. Все детали были тщательно выписаны, но лицо Кейта Гленда не прорисовала.
        - Твои пейзажи становятся все лучше, - заметил Гленн. - Возможно, ты слишком любишь мальчика, чтобы изображать его в своей характерной манере. В том, что ты делала раньше, всегда было что-то острое, злое. А на этот раз рисунок получился слабым, без вкуса и запаха.
        Гленда схватила кисть и сломала ее.
        - Прекрати! - резко сказал Колтон. - Ты избаловалась, моя дорогая. Мы всегда превозносили тебя до небес, и это было справедливо, но у каждого художника бывают периоды, когда работа не идет. Это как раз твой случай. Полагаю, тебе надо поработать над движением. Оба рисунка статичны. Тебе это не свойственно. Ты сама очень подвижное создание, моя девочка. Ты не стоишь спокойно - и твоя работа тоже должна двигаться.
        - Ты могла бы изобразить Кейта сдирающим шкуру с этого кролика, - сухо посоветовал Гленн. - Я уверен, что мальчик сделал бы это по твоей просьбе.
        Гленда сморщила носик.
        - Я не люблю животных с ободранной шкурой.
        - Возможно, - согласился Гленн. - Ты предпочитаешь стрелять или ставить на них капканы.
        Он впервые затронул тему сегодняшнего происшествия.
        Гленда убрала свои наброски с мольберта и разорвала их один за другим. Колтон с презрением посмотрел на нее и перешел на половину сына.
        Гленн подошел к алебастровой головке с таким видом, словно собирался защищать ее, и я поняла, что он смертельно боится услышать от отца беспощадный приговор. Он чаще, чем Гленда, подвергался критике, но эта работа слишком много значила для него, и я боялась, что резкие слова могут погасить то созидательное настроение, которое владело моим мужем с тех пор, как мы приехали на озеро Серых камней.
        Но мы беспокоились напрасно. Колтон по достоинству оценил мастерство сына. Он обошел вокруг головки, и глаза его засияли, а лицо оживилось.
        Я так волновалась за Гленна, что даже не смотрела на скульптуру. Но теперь, когда его отец одобрил работу, я наконец успокоилась и рассмотрела алебастровую головку, убеждаясь, что мой муж действительно создал великолепное произведение искусства.
        И все же я не осознавала свою роль в этой работе. Мне казалось, что я просто сидела на своем кресле и позировала. К тому же это не был мой портрет. Черты лица были моими, но оно уже обрело свою, независимую от меня жизнь.
        Скульптура, казалось, была создана изо льда. Ее подбородок был приподнят, словно в нетерпеливом ожидании превращения в существо из плоти и крови. Женская головка и часть длинной шеи словно выступала из камня. Обнаженное плечо было слегка приподнято, как будто заключенная в глыбе наяда пыталась освободиться от холодного материала, не желавшего выпускать ее из своих недр. Лицо выглядело живым, но, казалось, принадлежало существу, в котором не было ничего человеческого - красивому, безмятежному и холодному. Это определенно была не я.
        Камень скрывал левое плечо женщины, и я знала, что Гленн собирается оставить скульптуру именно в таком виде. Несколько прядей волос падали на открытое правое плечо, а основная их часть, словно тронутая ветерком, волной спадала на спину и казалась удивительно живой. Еще не все детали скульптуры были проработаны, но впечатление она производила сильное.
        - Я еще не закончил, - торопливо сказал Гленн, - не доделал глаза, губы. И я хочу сделать так, чтобы волосы как можно точнее передавали Динины.
        Колтон остановил его, с трепетом в голосе заметив:
        - Это великолепно. Ты нашел себя, Гленн. Эта работа принесет тебе успех. Юная Дина помогла тебе вновь обрести самого себя. Береги ее. Береги ее и…
        - И держи подальше от капканов, - добавила Гленда, до сих пор молча стоявшая позади нас, и ее голос был холодным, как белый алебастр.
        Был ли он прозрачно-белым - или все-таки с примесью зеленого цвета ревности? - невольно задала себе вопрос я.
        - Что ж, теперь я могу ехать, - сказал Колтон, игнорируя слова дочери. - Помоги мне с картинами, Гленн.
        Но, прежде чем они вышли из мансарды, Гленда подошла к алебастровой головке вплотную и слегка коснулась ее длинными пальцами. То, что она сказала, удивило меня.
        - Это хорошо, Гленн. Очень хорошо. Это лучшее из всего, что ты сделал, не считая работы из черного мрамора. Интересно, ты сам понимаешь, почему они тебе удались?
        Гленн повернулся к ней так стремительно, что я вздрогнула. Он не мог не знать, что этой женщине нельзя доверять. Или все еще рисковал ей верить?
        - Уточни, что ты имеешь в виду, - попросил он.
        Даже Колтон был заинтригован и остановился, чтобы послушать, что она скажет.
        Мягко, почти нежно Гленда провела рукой по лицу из алебастра, моему и в то же время чужому, словно слепой, ощупывающий чуткими пальцами его контуры.
        - Это полная противоположность головке из черного мрамора и в то же время ее копия, двойник. Ты вырезал из ледяной глыбы вовсе не Дину. И знаешь это, не так ли?
        Гленн побледнел и неистово замотал головой.
        - Нет-нет, ты ошибаешься, Гленда. Это совсем не то, что я собирался сделать.
        Сестра пристально посмотрела на него, потом вдруг разразилась рыданиями и опрометью выскочила из мансарды. Мы услышали, как она сбежала вниз по лестнице и хлопнула входной дверью.
        Лицо Гленна оставалось болезненно бледным, но Колтон этого не заметил.
        - Маятник качнулся в обратную сторону, - сказал он. - Она возвращается назад, в то время как ты идешь вперед. - Он еще раз посмотрел на алебастровую головку с удивлением и восхищением одновременно. - Но в этом есть и положительный момент, - заметил Колтон. - Вы двое никогда не были свободны друг от друга. Так что сейчас, когда Гленда впервые оказалась на твоем месте, будь к ней снисходителен, мой мальчик, прошу тебя. - Он задумчиво помолчал. - Пойдем, помоги мне с вещами. Дина, - повернулся ко мне свекор, - твоя помощь мне не потребуется, так что ты можешь идти отдыхать и лечить свою ногу.
        Он рассеянно улыбнулся мне и, взяв несколько холстов, начал спускаться по лестнице. Я с горечью почувствовала, что, несмотря на все его похвалы, по-прежнему оставалась чужой в их клане.
        Я подошла к Гленну, чтобы выказать ему свою любовь и веру в его талант, которая только что была вознаграждена.
        - Не верь тому, что сказала твоя сестра… - начала я, но он вдруг посмотрел на меня почти с отвращением и быстро вышел.
        Пока они грузили вещи Колтона в машину, я стояла перед алебастровой головкой, внимательно изучая ее.
        Да, там было это. Я поняла, что Гленда имела в виду. В этом существе было что-то нечеловеческое, никоим образом не связанное со мной. Когда я осознала, откуда это пришло, мне показалось, что меня тоже заковали в лед. Я была уверена, что теперь это лицо, которое я не считала своим, будет преследовать меня в кошмарах, и спустилась по лестнице, желая оказаться как можно дальше от него.
        Я стояла в холле у окна, ожидая, когда Кол-тон уедет. Небо потемнело, и серые низкие облака обещали снегопад.
        Номи присоединилась ко мне, и я доложила ей о результатах показа, но не упомянула о словах Гленды. Пожилая женщина, казалось, очень довольна как успехом Гленна, так и неудачей его сестры.
        Странно, что Номи, всегда настроенная против Гленды, не принимает мою сторону, подумала я, но вспомнив, как она с явным сочувствием перевязывала мне ногу, решила воспользоваться этим обстоятельством.
        - Расскажите мне о матери Гленна, - попросила я.
        Номи ничего не ответила и даже не посмотрела на меня.
        Колтон сел в машину и захлопнул дверцу. Он опустил стекло, помахал сыну и выехал на дорогу. Гленн какое-то время стоял, глядя ему вслед, затем повернулся и ушел в лес - возможно, к Серым камням, надеясь найти там сестру.
        Когда он скрылся из виду, Номи взяла меня за руку и повела в свою гостиную. Джезебел уже вернулась домой и лежала на потертой софе, лениво мурлыкая.
        - В этой комнате ты всегда будешь в безопасности, - сдержанно сказала Номи. - Гленда никогда не приходит сюда. Здесь все напоминает о ее матери, и она не может такого выдержать.
        - Теперь вы расскажете мне, что же все-таки тогда произошло? - спросила я. - В Чандлерах так много таинственного. Почему эта комната напоминает дочери об Элизабет?
        - Когда бушевали метели, эта комната была самой теплой во всем доме, а поскольку Элизабет постоянно мерзла, мы привыкли проводить здесь вечера, а нередко и дни тоже, когда близнецы были маленькими. Колтон часто уезжал, как и сейчас, поэтому Элизабет попросила меня пожить с ней. Она никогда не была сильной, и дети ее не очень-то слушались.
        Номи подошла к секретеру и открыла его, а я уселась на софу и стала гладить кошку. Через минуту она вернулась и протянула мне фотографию. Это был не очень четкий снимок красивой женщины лет тридцати, с волосами, зачесанными кверху. Глаза ее были ясными, но в них светилось беспокойство, а мягкий рот, казалось, слегка подрагивает.
        - У моей сестры было слишком мало сил, чтобы иметь дело с Чандлерами, - сказала Номи и отложила фотографию. - Именно поэтому мне приходилось бороться за нас обеих. И я считаю, что справилась с этим. Они не смогли подчинить меня себе, как им этого ни хотелось.
        Она задумчиво потерла свой маленький острый носик, и я посмотрела на нее с все возрастающей симпатией.
        - Я вижу это. Но вот что будет со мной… - Вытянув ногу, я посмотрела на раненую лодыжку.
        - После праздников заставь Гленна увезти тебя отсюда, - посоветовала Номи. - Чандлеры проводят здесь Рождество и остаются до Нового года, следуя давней семейной традиции. После этого они снова разъезжаются, но сейчас Гленда может не захотеть отпустить брата. Поэтому ты должна настоять на вашем отъезде, чтобы не оставаться с ней в одном доме на долгое время.
        Это будет зависеть от Гленна, подумала я. Если он нашел себя в работе, как предполагает его отец, мне не следует мешать ему и настаивать на переменах.
        Я настойчиво вернулась к теме Элизабет.
        - Кейт сказал мне, что его бабушка провалилась под лед на озере неподалеку от Серых камней.
        Номи опустилась на колени перед камином, положила туда несколько березовых поленьев и протянула руки к огню, как если бы ее пробирала дрожь. Застывшим безжизненным голосом она рассказала мне эту историю:
        - Это произошло в первый день Нового года. Элизабет взяла Гленду с собой кататься на коньках. Гленн был занят новой игрушкой, подаренной на Рождество, и не захотел выходить. А его сестра уже в пять лет была настоящим дьяволенком. Она весь день надоедала матери просьбами покататься на коньках в своем любимом заливчике, и та в конце концов сдалась.
        Погода была теплой, поэтому лед кое-где мог подтаять, особенно в этом месте, поскольку там озеро круглый год подпитывается ключами. Чтобы прекратить бесконечное нытье дочери, Элизабет пообещала ей пойти туда, куда она хочет, и посмотреть, насколько там крепкий лед. Что именно там произошло, мы так никогда и не узнали. Как можно вытянуть правду у пятилетнего ребенка, который к тому же насмерть перепуган? Насколько мы смогли реконструировать события по рассказу Гленды, она, не послушавшись предостережений матери, надела свои коньки и начала носиться по льду, который ходил ходуном под ее ногами. Возможно, если бы Элизабет стояла на берегу и ждала, пока ее избалованное дитя вернется, все закончилось бы хорошо. Но она потеряла голову от страха за Гленду и решила сама вывести ее на берег, прежде чем лед треснет. И он действительно треснул, ведь несмотря на свою хрупкость, Элизабет, безусловно, была тяжелее пятилетней девочки. Она оказалась в ледяной воде, в то время как Гленда, целая и невредимая, вернулась на берег.
        Номи замолчала. Она так напряженно всматривалась в краснеющие березовые поленья, как будто именно там разыгрывалась вся эта сцена. Ее лицо потемнело от боли - и еще чего-то, более сильного и страшного.
        - Значит, Гленда видела, как погибает ее мать, и знала, что это ее вина?
        Пожилая женщина тяжело поднялась с коврика перед камином и медленно опустилась в кресло.
        - Нет. Все было еще хуже. Возможно, если бы девочка сразу прибежала домой и позвала на помощь взрослых, кто-нибудь успел бы спасти Элизабет. Но вместо этого, понимая, что будет наказана, Гленда убежала и спряталась. Прошло больше часа, прежде чем в доме хватились Элизабет и ее дочери. Сначала мы думали, что Гленда тоже утонула, но все же решили поискать ребенка в лесу - и нашли ее спрятавшейся в маленькой пещере на вершине одной из скал, куда ей было строго-настрого запрещено ходить. Когда Колтон нашел девочку и принес домой, она была в истерике. Прошли недели, прежде чем мы смогли выпытать у нее, что же произошло на льду озера.
        Эта трагическая история не могла оставить меня равнодушной. Я почувствовала жалость к ребенку, ставшему причиной гибели матери. Гленда ведь была тогда еще такой маленькой и не понимала, что творит.
        Глаза Номи блестели, лицо стало суровым. Она сейчас была далеко от комнаты, где сидели мы с Джезебел, вновь переживая весь этот кошмар.
        - Но вы не можете винить Гленду в смерти матери, - заговорила я. - Как можно ненавидеть ребенка за непослушание, даже если оно привело к такому страшному исходу?
        - Гленда никогда не была ребенком. Она всегда олицетворяла собой зло и даже в раннем детстве была настоящим чудовищем. А теперь выросла и стала еще более опасной. Она не изменилась. Тебе достаточно вспомнить о своей лодыжке, чтобы убедиться в этом.
        - А вам не приходило в голову, что причиной этого стала психологическая травма, перенесенная в детстве? - задумчиво предположила я. - Что же было потом?
        Номи возмущенно посмотрела на меня и покачала головой.
        - Мы никогда не были жестоки к Гленде. Я не могла простить ее, но ничем не выказывала своих чувств. По крайней мере, пока она была ребенком.
        Но дети могут чувствовать, подумала я. Ребенок всегда знает, любят его или нет.
        - Это было время, когда Гленда еще больше привязалась к брату, - продолжала Номи. - Они всегда были очень близки, но после того, что случилось с Элизабет, стали просто неразлучны. Гленн ни в чем не обвинял сестру, и они проводили вместе все время. Колтон не смог заменить им мать, а я всего лишь заботилась о них. Я полюбила маленького Гленна и люблю его до сих пор. Но его сестра - это нечто совсем другое.
        Я предупреждала тебя, что Гленда сделает все, чтобы разрушить ваш брак. Пока что она пытается причинить тебе физический вред, причем используя для этого даже собственного сына, ведь это от него она получила капкан. Она постоянно морочит ему голову обещаниями взять с собой в Нью-Йорк, хотя мне прекрасно известно, какую жизнь она там ведет. Сын будет ей только мешать. Но здесь…
        - А почему Трент Макинтайр не увезет Кейта отсюда, чтобы избавить от пагубного влияния матери?
        - Это старая история. Таковы были условия развода. Инициатором его был Трент, а Гленда долго не соглашалась подписать бумаги. В конце концов они пришли к соглашению: мальчик остается у бабушки, а мать получает право свободно видеться с ним. Она не хотела связывать себе руки воспитанием ребенка, и этого следовало ожидать. Первое время такое положение вещей устраивало всех. Но то, что она делает сейчас, идет Кейту только во вред, а у Трента связаны руки. И это я тоже ставлю ей в вину.
        Номи сказала больше, чем собиралась. Возможно, она так долго отказывалась рассказывать мне об этих событиях именно потому, что боялась выдать гнев, который все еще кипел в ее душе.
        Мне было настолько неприятно наблюдать ее озлобленность, что захотелось немедленно сбежать из гостиной. Под предлогом того, что мне нужно поискать в библиотеке книгу, я оставила их с Джезебел.
        История, рассказанная Номи, привела меня в ужас. Но еще страшнее были ее последствия для всех живущих в этом доме. Нельзя было не испытывать сострадание к маленькой Гленде, сначала ставшей свидетельницей гибели матери, а потом постоянно видевшей, что ее обвиняют в этом. Номи тоже вызывала сочувствие, так как ей так и не удалось избавиться от горестных воспоминаний о сестре. Но ее стойкая ненависть к Гленде не могла не вызывать отвращения. Как здесь все запутано…
        Я спускалась в холл, когда парадная дверь вдруг резко распахнулась и в дом ворвался Гленн. Сестра бежала за ним следом и что-то кричала.
        Я еще никогда не видела мужа в таком бешенстве. Он проскочил мимо меня, как мимо пустого места, и стремительно взлетел вверх по лестнице. Гленда же, увидев меня, лениво подошла к стойке перил. Ее руки были засунуты в карманы желто-коричневых брюк, а короткие волосы растрепаны ветром. Она смотрела на меня взглядом, в котором можно было заметить нечто многообещающее, и я насторожилась, сразу же забыв о своем сочувствии к несчастному ребенку, которым она когда-то была. Молча рассматривая меня, Гленда терла пальцем левую бровь, снова и снова обводя ее контуры. Этот жест означал, что она обдумывает какую-то новую интригу.
        - Что произошло между тобой и Гленном? - спросила я.
        Но она вместо ответа только загадочно улыбнулась. Странно, подумала я, что эта женщина так не любит кошек, ведь в ней самой временами проглядывает что-то кошачье. Мне не понравился ее многообещающий взгляд. Что бы Гленда ни задумала, мне бы не хотелось оказаться жертвой ее интриг.
        Услышав торопливые шаги Гленна по лестнице, из своей гостиной вышла Номи и, наблюдая за нами, остановилась в глубине холла. Я уже собиралась подняться вслед за мужем, как он снова сбежал вниз, одетый в теплый жакет поверх свитера. Я попыталась заговорить с ним, но он только отмахнулся.
        - Я уезжаю. Мне хочется хотя бы на время вырваться из этого дома. Я не знаю, когда вернусь. Не жди меня раньше завтрашнего дня.
        - Гленн! - воскликнула я. - Гленн, возьми меня с собой!
        Но он ушел, не слушая моих слов.
        Номи схватила пальто с вешалки, надела его и выбежала вслед за ним. Выскочив на веранду, я увидела, как она уселась рядом с Гленном на переднее сиденье его машины. Они уехали вместе, стремительно свернув на дорогу, ведущую вниз по склону холма.
        За моей спиной раздался неприятный смех Гленды.
        - Номи позаботится о нем, дорогая. Мой любимый братец был не слишком любезен с нами. Но тетушка проследит, чтобы он не гнал машину слишком быстро, и это будет очень разумно, поскольку приближается снежная буря. Первые снежинки уже падают. Как я люблю зиму! Жарким летом мне не хватает воздуха, а когда становится холодно, я могу дышать полной грудью и жить. Я всегда с радостью жду первой снежной бури. Надеюсь, скоро она начнется. Снег будет идти несколько дней подряд и наметет сугробы высотой с этот дом!..
        Я посмотрела на побелевшее небо и увидела все признаки начинающегося снегопада.
        - Что же все-таки произошло? - снова настойчиво поинтересовалась я. - Чем ты так расстроила Гленна?
        Она повернулась ко мне спиной и начала подниматься по лестнице.
        - А тебе не приходило в голову, что это он мог меня обидеть? - бросила она через плечо и скрылась в своей комнате.
        Я стояла, с недоумением глядя ей вслед. Из гостиной Номи вышла Джезебел. Она услышала голос Гленды, и вся шерсть на ее тигровой шкурке встала дыбом. Кошка тихо подошла ко мне, постукивая коготками о паркет, и мне показалось, что у нее встревоженный вид: пушистый хвост возбужденно торчал кверху, а желтые глаза светились безумием.
        Я вошла в гостиную и закрыла за собой дверь. Не считая миссис Диксон, готовившей на кухне обед, я осталась с Глендой и Джезебел, и обе они казались немного сумасшедшими. При мысли о том, что в восемь вечера домоправительница уйдет, мне стало не по себе.

8

        Миссис Диксон подала нам обед раньше, чем обычно, потом стремительно загрузила тарелки в моечную машину и отправилась домой. Все говорило о том, что погода портится, и она заявила, что не желает вести машину во время снежной бури.
        Мы с Глендой уселись перед камином с чашками кофе. Во время обеда я пыталась поддерживать с ней беседу, но постоянно ощущала на себе пристальный взгляд темных, загадочных глаз, который говорил о том, что она что-то задумала. Моя тревога росла.
        Мы сидели в гостиной, прислушиваясь к завыванию пурги, и я представляла себе, как торчащие уши этого дома тоже напряженно ловят звуки разбушевавшейся стихии. Стекла дребезжали от сильных порывов ветра, а снег, словно песок в пустыне, издавал громкое шуршание. Дом, казалось, время от времени содрогался, как от ударов.
        Гленда надела к обеду длинное шелковое платье с желтыми подсолнухами на белом фоне. Я не поднималась наверх, чтобы переодеться, потому что не хотела оставаться там наедине с ней, поэтому на мне по-прежнему был свитер и слаксы. Мне казалось бессмысленным соблюдать все светские условности по отношению к этой женщине, которая сделала все, чтобы лишить Гленна уверенности в своих силах. Я напряженно ждала его возвращения, хотя в глубине души сознавала, что надеяться на это не стоит.
        - Ты недавно задала мне вопрос, - сказала Гленда, задумчиво глядя на меня. - Тебя интересовало, что так расстроило Гленна. Ты все еще хочешь знать ответ?
        Я допила свой кофе и поставила чашку на низкий столик.
        - Полагаю, это ты его расстроила. Но каким образом?
        - Что ж, я с удовольствием расскажу тебе об этом. - Гленда уютно устроилась в уголке кушетки, как будто нам предстояла задушевная дружеская беседа. - Думаю, тебе будет полезно выслушать меня, раз уж ты вышла за него замуж. Ни Гленн, ни я не являемся полностью самостоятельными, отдельными людьми. Мы - одно существо. Я всегда знала это и принимала как данность. Но Гленн в какой-то момент перестал это признавать. У него появилась курьезная идея о том, что я, как вампир, высасываю его талант, чтобы подпитывать свой собственный, и именно это является причиной его творческих неудач. Он попытался разорвать связывающие нас нити и стать независимым от меня. Самостоятельным. Поэтому и женился на тебе. А алебастровая головка там, наверху, в мансарде, должна была послужить подтверждением его правоты.
        - Но из того, что сказал твой отец, я поняла, что это очень хорошая работа.
        - О, разумеется! Я с этим не спорю. Но пока я не открыла Гленну глаза, он не понимал, что по-прежнему создает мой портрет, только на этот раз из прозрачного белого алебастра, а не из черного мрамора. Прелестное юное личико принадлежит тебе, Дина, но под ним кроется моя сущность. От тебя в этой скульптуре осталось лишь нечто поверхностное, внешнее. А душа камня, то, что придает ему совершенство и делает настоящим произведением искусства, принадлежит мне - Гленде Чандлер, его сестре-близнецу.
        Моим первым порывом было закричать, что это абсурд. Но что, если это и в самом деле было так? Ведь сегодня днем, разглядывая алебастровую головку, я тоже почувствовала, что в ней от меня почти ничего нет.
        Я поднялась со своего стула и подошла к окну, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть сквозь пелену пляшущих снежинок, но увидела только собственное лицо и комнату позади меня, отражавшиеся в темном оконном стекле.
        - Как скоро сюда сможет добраться снегоочиститель? - спросила я, не оборачиваясь.
        - Кто знает? Иногда дороги остаются заваленными снегом по два-три дня. Наш дом находится в стороне, а снегоочиститель в первую очередь расчищает путь для школьного автобуса. Кстати, если снегопад усилится, никто не сможет добраться сюда на машине. Обычно дорогу разгребает Гленн. У нас есть небольшой снегоочиститель, которым из всей семьи умеет управлять только он. А когда Номи живет здесь одна, ей приходится обращаться за помощью к кому-нибудь из соседей-фермеров. Но сейчас здесь нет никого, кто бы позаботился об этом, поэтому мы можем оказаться отрезанными от мира до тех пор, пока не вернется Гленн.
        - А ты не можешь… - начала я и вздрогнула, обнаружив, что Гленда неслышно подошла ко мне почти вплотную и теперь спокойно наблюдает за мной с насмешливым блеском в глазах, легонько потирая пальцем левую бровь.
        - Возможно, я бы смогла, но стану ли я это делать? - пробормотала она. - Ты не находишь, что здесь довольно уютно, когда мы одни. Две женщины, которые испытывают привязанность к одному и тому же мужчине!
        Как будто маленькие кошачьи коготки пробежали у меня по спине, начиная с затылка. Но я инстинктивно чувствовала, что не должна показывать Гленде свой страх. Это доставило бы ей слишком большое удовольствие. Она бы использовала мое смятение точно так же, как подкрадывающийся к своей перепуганной жертве леопард. Я не должна сейчас вспоминать ни о летящем прямиком в мою голову стеклянном шаре, ни о капкане, расставленном на уединенной тропинке. Мне нужно выглядеть как можно более спокойной, чтобы Гленда не догадалась, что я настороже и готова во всеоружии встретить любое действие с ее стороны.
        - Мне еще никогда не доводилось наблюдать снежную бурю в деревне, - заговорила я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно. - Возможно, я пойду прогуляюсь вокруг дома.
        - Подожди, - сказала она. - Сначала я хочу кое-что тебе показать. Это картина, которую я написала пару лет назад. Думаю, тебе самое время ее увидеть.
        Она подошла к секретеру, открыла верхний ящик с медной ручкой, пошарила в нем и, вытащив рисунок, протянула мне. Не уверенная в том, что мне хочется его рассматривать, я все же выбрала место под люстрой, где было больше света.
        Это была акварель не очень большого размера, примерно семь дюймов на десять, которая сразу же завладела моим вниманием.
        Мне стало не по себе. Почему Гленда именно сейчас показала мне этот рисунок? Откуда она узнала, что я думаю о капканах и больших кошках? Неужели ненависть ко мне наделяла эту женщину сверхъестественной силой, позволяющей читать мои мысли?
        Вне всякого сомнения, на рисунке была изображена Джезебел. Кошка тигровой масти, беспомощно рыча, отчаянно пыталась освободиться от рыболовной сети, плотно опутавшей ее тельце. Желтые глаза сверкали от бешенства и ужаса, уши прижались к голове, зубы оскалились. Одной лапой она, растопырив когти, пыталась разорвать сеть, а хвост, изогнутый петлей, торчал из другой ячейки.
        Гленда подошла и остановилась рядом со мной, застенчиво улыбаясь.
        - Бедная Джезебел, - с деланной жалостью в голосе произнесла она. - Неудивительно, что мы с ней не выносим друг друга. Если бы она не сопротивлялась, все было бы в порядке. Должна признать, что кошка оказалась не слишком терпеливой моделью, но, пожалуй, мне довольно хорошо удалось это передать, не так ли?
        Она ждала, что я буду шокирована, и с любопытством наблюдала за выражением моего лица, явно ожидая увидеть на нем ужас или отвращение. Но я не собиралась доставлять ей такого удовольствия и нашла в себе силы сохранить хладнокровие и твердой рукой вернуть ей акварель.
        - Очень хороший рисунок. Он производит неприятное впечатление, но, безусловно, выполнен мастерски. - Я помолчала и нанесла ответный удар, едко заметив: - Много лучше, чем эскизы портрета Кейта, которые ты рисовала последние несколько дней.
        Гленда отпрянула и, выхватив у меня акварель, сунула ее обратно в ящик. Когда она заговорила со мной, дыхание ее участилось.
        - Что ты хотела этим сказать?
        Было что-то пьянящее в этой схватке.
        Все. С меня хватит! - сказала себе я. Я должна помогать Гленну, но мне надоело постоянно становиться объектом охоты. На этот раз атаковала я сама.
        - Возможно, ты не более самостоятельная личность, чем Гленн. Тебе не приходило в голову, что может наступить время, когда вы поменяетесь местами? Он ведь точно так же может вытянуть из тебя все, в чем нуждается, чтобы стать художником, и оставить тебя опустошенной? Тебе не кажется странным, что ты остановилась в своем творческом росте, как только он продвинулся вперед?
        Гленда захлопнула ящик секретера так резко, что он заскрипел, и я услышала, как дерево треснуло. Она размашистым шагом пересекла комнату, так что подол ее длинного платья взметнулся вокруг длинных красивых ног.
        - Похоже, ты так и не поняла, зачем я показала тебе этот рисунок. А жаль! Я рассчитывала, что у тебя хватит ума догадаться, что я имею в виду. Кошка была поймана в сеть, и никто не пришел помочь ей, пока я не закончила свою работу. Разве не то же самое происходит сегодня с тобой? Ты - в клетке, из которой не сможешь выбраться, пока не стихнет бушующая за окнами буря, и вокруг нет никого, кто бы пришел тебе на помощь! - с мрачным удовлетворением закончила она.
        Маленькие холодные коготки снова пробежали по моей спине. Она была права. С тех пор, как Номи уехала вместе с Гленном, оставив меня наедине с Глендой, я ни на секунду не могла позволить себе расслабиться. Но я не должна показывать ей, насколько напугана.
        - Ты ошибаешься, - возразила я. - Я не так уж беспомощна и могу в любой момент уйти отсюда.
        - Но ты не сделаешь этого, - заверила она меня.
        Меня охватило непреодолимое желание доказать Гленде свою правоту, и я быстро, стараясь не обращать внимания на острую боль, внезапно пронзившую мою лодыжку, поднялась в свою комнату. Там я поспешно обулась, надела пальто и закутала голову шарфом.
        Гленда стояла внизу и, словно леопард, снова изготовившийся к прыжку, ждала, когда я спущусь.
        - Я ухожу к Макинтайрам, - заявила я.
        Она мило улыбнулась.
        - А что если Гленн вернется домой и обнаружит, что ты ушла? Как ты объяснишь ему свой поступок? Скажешь, что его сестра затерроризировала тебя до такой степени, что ты вынуждена была искать убежище у наших заклятых врагов? Нужно быть полной дурой, чтобы пойти на такое! Ты думаешь, он поверил, что Трент случайно спас тебя из капкана, и спокойно отнесся к тому, что тот обвинил во всем меня?
        - А это была не ты? - поинтересовалась я.
        Она пожала плечами.
        - Мне больше нравится оставлять тебя в неведении. Но не думай, что я не читала главу в книге Трента, посвященную твоему отцу. Не забывай, что он был женат на мне, когда ездил в Калифорнию, чтобы ее закончить, и вернулся домой с забавной сказочкой о помешанной девчонке, которая влюбилась в него там. О, я наслышана об этой прелестной Бернардине. Я читала твои письма. Мне известно, кто такая Дина Блейк, - даже если Гленн этого не знает. Но эту карту я буду держать в рукаве, чтобы использовать в нужный момент.
        Я почувствовала невыносимую боль, как будто в кровоточащей ране повернули нож. Ничто не могло привести меня в большее замешательство, чем осознание того, что Гленда знает все о сумасшедшей любви, которую я испытывала к Тренту. Она читала мои детские невинные письма!
        Но у меня хватило сил сохранить внешнюю невозмутимость.
        - Я собираюсь прогуляться, - ледяным тоном повторила я и вышла в парадную дверь.
        Снегопад оказался не таким сильным, каким виделся из дома, да и порывы ветра не были такими стремительными. Но устоять на мокрой земле было нелегко, и, обходя дом, я поскользнулась и снова подвернула раненую лодыжку.
        Когда я, прихрамывая, вышла на сторону, открытую к озеру, ветер с силой ударил в лицо, а колючие снежинки ужалили меня в лоб и щеки. Отвратительная смесь снега с дождем еще никому не приносила удовольствия, но сейчас я обрадовалась бы и более отвратительной погоде, лишь бы это помогло мне избавиться от мыслей о Тренте. Оказывается, он не только не собирался отвечать на мои письма, но и читал их своей жене, весело обсуждая детские чувства влюбленной в него глупышки.
        Ночь была не такой темной, как я ожидала. Свет из окон дома яркими пятнами лежал на белой земле, а склон холма напоминал чистое полотно незаписанного холста, стоящего на мольберте художника.
        Осторожно переступая по скользкой слякоти и поминутно хватаясь за ветви деревьев, я вернулась к дороге. Так мне не надо будет спускаться по холму и переходить замерзшее озеро по льду, и я быстрее доберусь до дома Макинтайров.
        Моя лодыжка болела, но я шла довольно бодро. Увы, на первом же крутом повороте я не устояла на ногах и упала прямо в снег. После второго падения я повернула обратно к ровной площадке, с трудом пересекла открытое пространство, где ветер и снежная крупа с новой силой набросились на меня, и доковыляла до веранды.
        Слава Богу, Гленде не пришло в голову запереть за мной дверь. Я вошла в дом, задыхаясь от усталости. Лицо мое горело, лодыжку ломило от боли.
        В этот момент мне казалось, что лучше остаться наедине с Глендой Чандлер, чем сражаться с враждебным миром льда и холода, где все мои надежды, вся моя жизнь могли разбиться вдребезги. Сельская жизнь может быть прекрасной, спокойной и милой. Но нужно иметь привычку к тому, что в плохую погоду она испытывает человека на прочность, заставляя его лицом к лицу встречать все капризы природы, такой же жестокой, как и ее законы.
        К счастью, Гленды нигде не было видно. Она, несомненно, знала, что я вернусь обратно, но почему-то отказала себе в удовольствии наблюдать мое позорное отступление.
        Свет в пустой гостиной все еще горел. Я потушила его и поднялась наверх. По пути я собиралась заглянуть в гостиную Номи и взять с собой Джезебел. Мне хотелось ощущать рядом присутствие хоть какого-то живого существа. Но воспоминание о безумных глазах кошки и ее вставшей дыбом шерсти, а также впечатление, которое на меня произвел рисунок Гленды, заставили меня отказаться от этой затеи. Уж лучше я побуду одна, пока Гленн не вернется домой.
        Войдя в свою комнату, я подошла к окну и увидела, что озеро и холмы уже утонули в пушистых снежных сугробах. Я забралась под одеяло, свернулась калачиком и вскоре заснула под звуки метели.
        Меня разбудил звук ключа, поворачиваемого в замке, и я поняла, что стала пленницей - так же, как запутавшаяся в рыбацкой сети Джезебел на рисунке Гленды.
        Что она задумала? Просто хочет помучить меня? Или запланировала что-либо еще более ужасное?.. Эти мысли терзали меня, не давая возможности сосредоточиться на поисках выхода из создавшегося положения.
        Я долго бодрствовала: сидела перед камином, поддерживая в нем огонь, и прислушивалась к шагам в холле, но так и не смогла уловить ни единого звука. Мысленно я вновь пережила все, что случилось со мной, начиная с того момента, когда в наш музей вошел Гленн Чандлер.
        Интересно, как сложилась бы моя судьба, если бы я в тот день не вышла на работу или он обратился бы в другой музей? - спрашивала себя я, хотя прекрасно сознавала, что получила то, чего заслуживала. Судьба давала мне полезный урок, наглядно доказывая, что нельзя быть такой доверчивой к людям и очертя голову бросаться в объятия человека, которого совсем не знаешь.
        Тогда мне казалось, что это настоящее взаимное чувство. У меня и сейчас не было сомнений, что муж любит меня, но из-за Гленды наша любовь была в опасности.
        Как сделать так, чтобы рядом со мной снова оказался тот самый Гленн, каким он был до появления своей сестры? Я жалела его и понимала, что ему некому помочь, кроме меня, но сейчас сама нуждалась в помощи.
        Проведя в этих мрачных размышлениях несколько часов, я устало добрела до кровати, залезла под ледяное одеяло, натянула его до ушей и почти сразу же заснула.
        Когда я снова проснулась, уже наступило утро. В комнате было очень холодно. Видимо, батареи центрального отопления автоматически отключались на ночь и сейчас еще не начали нагреваться.
        Мой домашний очаг остыл, с горечью усмехнулась я, закутавшись в длинный халат, подошла к окну, которое выходило на озеро, и раздвинула шторы. Стекло было до половины заметено снегом. Я подышала на его верхнюю часть и расчистила небольшой кусочек.
        Снаружи по-прежнему шел снег. Повсюду возвышались огромные сугробы, а деревья стояли в пушистых толстых шубах. Их ветви грузно свисали под тяжелой ношей, склоняясь к земле, а маленькая елочка под моим окном сложилась чуть ли не вдвое. Все вокруг заливал серый утренний свет.
        Что ж, наверное, нужно радоваться тому, что со мной не произошло ничего ужасного. Бессонница не в счет.
        При свете утра я почувствовала себя более решительной и смелой. А сейчас к тому же была и рассержена. Я подошла к двери, повернула ручку и обнаружила, что она по-прежнему заперта. Это была полнейшая глупость. Чего Гленда добивается, держа меня, как узницу, в собственной комнате? Если она все еще спит, мне следует разбудить ее, причем сделать это немедленно.
        Я бешено заколотила кулаками в дверь, громко выкрикивая имя Гленды и требуя, чтобы она пришла и выпустила меня. Мой голос разносился по всему дому, и его нельзя было не услышать. Но тем не менее ничего не произошло. Абсолютно ничего. До меня не доносилось ни единого звука, и при мысли о том, что я могу остаться в этой комнате навсегда, холодный ужас медленно охватывал все мое существо.
        Гленда знает эти места гораздо лучше, чем я. Она привыкла к снегу и льду. У нее наверняка есть лыжи и прочные башмаки для прогулок. Если она захотела уйти и оставить меня одну в пустом доме, ничто не помешает ей сделать это.
        Я разожгла огонь в камине, потом разыскала маленький транзисторный приемник Гленна и повернула ручку настройки. Сквозь помехи в эфире знакомый голос диктора нью-йоркской радиостудии пробился ко мне, сообщая о занесенных дорогах, опрокинутых автомобилях, людях, замерзших на улице. «Ужасная снежная буря в самом начале зимы»… «Самая сильная пурга со времен»… Я выключила приемник и протянула руки к огню, обдумывая, что мне теперь делать.
        По крайней мере, у меня была собственная ванная комната, так что я не рискую умереть от жажды. Но до тех пор, пока Гленда не одумается, у меня не будет пищи, а если она отключила отопление, то скоро в комнате станет совсем холодно.
        Я умылась и надела теплые коричневые слаксы и желтый свитер двойной вязки, решив, что нужно экономнее расходовать дрова для камина.
        Когда Гленда наконец окликнула меня, ее голос звучал так тихо, что я едва расслышала его.
        - Дина? Дина, ты здесь?
        Я подошла к двери и с силой толкнула ее.
        - Ты прекрасно знаешь, что я здесь. Немедленно отопри дверь и выпусти меня!
        Наступила тишина, и я представила, как она качает головой.
        - Нет, моя дорогая. Я еще не готова сделать это.
        Я сделала попытку уговорить ее.
        - Ты же не будешь вечно держать меня здесь, Гленда. Во время такой бури мы можем оказаться полезными друг другу.
        - Люди могут долгое время обходиться без еды, - сказала она. - И здесь слишком высоко, чтобы ты могла вылезти в окно. Так что веди себя хорошо, и тогда я дам тебе шанс…
        - Гленн придет в бешенство, - заметила я. - Не думаю, что он одобрит эту выходку.
        - Выходку? - мягко повторила Гленда. - Он ничего не сказал по поводу расставленного капкана, не так ли? Так что тебе не стоит думать, что он сочтет это
«выходкой». Если тебя действительно интересует, зачем я заперла тебя, то знай: мне нужно время, чтобы все обдумать, и я не могу допустить, чтобы ты сбежала к Макинтайрам или воспользовалась телефоном.
        - Обдумать что? - попыталась уточнить я.
        - Ну… - Похоже было, что Гленда удивлена моей недогадливостью. - Обдумать, что с тобой делать, конечно. У меня в голове зреет столько интересных идей по этому поводу, что я никак не могу решить, какой из них отдать предпочтение. Но я уверена, что придумаю что-нибудь действительно замечательное. Что-то, о чем никто не будет знать: только ты и я. Что-то, в чем будешь виновата ты, а я останусь в стороне.
        Я решила, что не должна позволять ей запугивать меня, и снова стукнула в дверь.
        - Гленда, ты сошла с ума! Ты ничего не сможешь мне сделать. Если ты прикоснешься ко мне, я дам тебе отпор. Я тебе…
        - О, я не собираюсь к тебе прикасаться, - небрежно сообщила она. - Не так, как ты думаешь. Не непосредственно.
        - А стеклянный шар? - напомнила я.
        Снаружи снова прозвучал тихий жутковатый смешок.
        - Это было ошибкой с моей стороны. Вспышкой темперамента.
        А что, если Гленда и в самом деле сумасшедшая, вдруг подумала я. Или она просто хладнокровно наслаждается тем, что выглядит такой в моих глазах? Я даже не знала, какое из этих двух предположений хуже.
        - Кейт! - вдруг воскликнула она с неожиданным воодушевлением, которое напугало меня еще сильнее. - Возможно, я использую для этой цели сына. Ты можешь вернуться в кровать, дорогая Дина. Какое-то время у тебя не будет никаких дел. Я должна добраться до Кейта. Увидимся позже.
        - Гленн вернется! - крикнула я ей вслед, поняв по звуку шагов, спускающихся по ступенькам, что она возвращается в холл.
        На самом деле я пыталась убедить в этом саму себя, так как у меня возникло ощущение, что он не приедет никогда и Гленда знает об этом. Возможно, он никогда больше не вернется, промелькнуло у меня в голове, в том смысле, что не вернется ко мне.
        Я в отчаянии мерила шагами комнату, вспоминая, как Гленн отреагировал на историю с капканом - он ничего не предпринял и отнесся к моей травме как к чему-то незначительному. Сейчас я снова угодила в капкан, и даже если бы он был здесь, то мог снова расценить ситуацию как забавную проделку своей сестры.
        Что же мне делать? Не только сейчас, но в будущем? Как разорвать эту порочную дружбу, заставляющую близнецов покрывать друг друга? Номи права, они были одним существом, и все же между ними существовали противоречия. Временами брат и сестра выступали друг против друга, хотя после этого их отношения становились еще более близкими. Но когда-нибудь разрыв между ними может стать непреодолимым.
        Гленда могла не только разрушить мой брак - она способна была даже физически уничтожить меня. И я вовсе не была уверена, что Гленн защитит меня. Он уже помог своей сестре, уехав из дома и оставив меня с ней наедине. Ему были известны все ее мысли и поступки, и он мог легко предвидеть, что ждет меня после его отъезда. Я больше не могу рассчитывать на его помощь и должна самостоятельно найти выход из того затруднительного положения, в котором оказалась.
        Я снова прошлась по комнате, но теперь уже не погруженная в свои мысли, а наоборот, внимательно изучая все вокруг. Здесь было два окна - одно, в которое я недавно смотрела, довольно высоко расположенное над вершиной холма, и другое, выходившее на маленький балкончик. Я подошла к нему и с трудом подняла обледеневшую раму.
        Снежинки полетели прямо в комнату, но, не обращая на это внимания, я вышла на открытый балкон, и снег сразу же набился в мои туфли. На деревянных перилах налип толстый слой льда, и я, осторожно облокотившись о них, свесилась наружу. Балкон располагался довольно далеко от земли, но сейчас под ним намело такие высокие сугробы, что они почти достигали окон гостиной Номи, расположенной на первом этаже.
        Было очень холодно, и мои ресницы заиндевели, а лицо намокло от снега. Я вернулась в спальню, прикрыла окно, стараясь, чтобы оно не хлопнуло, и сбросила мокрые туфли. Теперь можно было обдумать следующий шаг.
        Ну, разумеется, простыни! Я стащила их с кровати, скрутила по диагонали в длинный жгут и связала вместе.
        Я снова порадовалась своему новому пальто и шапочке из белой шерсти, с горечью вспомнив, какие ощущения испытывала по дороге сюда, в «Высокие башни». Тогда мне просто нравилось, что я модно и красиво одета, но теперь моя радость была гораздо более приземленной: теплое пальто согреет меня, шапочка закроет уши, длинные ботинки, доходящие до колен, защитят раненую лодыжку.
        Я сунула в карман вязаные варежки и вышла на балкон. Его деревянные перила соединялись между собой прочными металлическими столбиками. К одному из них я привязала конец простыни. Моя мать в молодости увлекалась парусным спортом, и сейчас я была благодарна ей за то, что она научила меня завязывать крепкие морские узлы.
        Наверное, со стороны мой побег выглядел не очень изящно. Я неуклюже перелезла через перила в своей тяжелой одежде и скользнула вниз по связанным простыням. Сугроб смягчил мое падение, и я по пояс провалилась в снег. Выкарабкавшись из него, я как можно быстрей направилась туда, откуда я могла посмотреть на окна дома.
        В них не было никакого движения, только на подоконнике в гостиной Номи сидела Джезебел. Кошка встала на задние лапки, уперевшись передними в стекло, и словно умоляла о помощи, но я, мысленно попросив у нее прощения, повернулась к дому спиной и начала спускаться вниз по холму. Джезебел тоже была в ловушке, но сейчас я ничем не могла ей помочь.
        Преодолевая острую боль в лодыжке, я двигалась осторожно, но быстро. Я шла к Тренту. Это было единственное, что я могла сделать.
        Теперь уже для меня не имело никакого значения, что когда-то давно он посмеялся над моей привязанностью. Он не знал, насколько мучительной может быть первая любовь в шестнадцать лет. Наверное, тогда я любому показалась бы смешной, и теперь сама понимала это. Но сейчас речь шла о моей жизни. И Гленн поймет, что я вынуждена была так поступить.
        Мир, в котором я оказалась, был совсем не похож на тот, который я видела раньше. Снежная буря уничтожила его, и признаки этого проявлялись на каждом шагу. Тяжелые сосульки, как стальные штыки, свисали с карнизов дома, обледеневшие ветки голых деревьев сверкали, как сталактиты. Спускаясь по склону холма, я смотрела на вечнозеленые ели и сосны, которые застыли, словно пластмассовые, скованные льдом. Каждый сучок сверкал всеми цветами радуги, как только его касался солнечный луч, пробившийся из-за туч.
        Я вспомнила, как отец украшал рождественскую елку, и чуть не заплакала. Вместо живой пушистой красавицы, к которой я привыкла с детства, здесь, у Чандлеров… У Чандлеров? Неужели я уже включила Гленна в эту компанию, которую начинала бояться и ненавидеть? Я заставила себя выкинуть эту мысль из головы.
        Буря закончилась, но ветер все еще дул, дребезжа замерзшими ветками, которые при этом издавали удивительный звон, рассыпая вокруг отколовшиеся крупинки льда.
        Идти было уже не так трудно, как прошлой ночью, потому что предательски скользкий лед был покрыт толстым слоем снега. Проваливаясь в него почти до колен, я вдруг обнаружила, что, наступая на пятки, легче передвигаться вниз по склону. Больная нога беспокоила меня все меньше, и я немного воспрянула духом.
        Вскоре я вышла на берег озера. Снег стелился по его поверхности белой пеленой, издавая какое-то шипение. Ветер выкладывал из него на льду зигзагообразные узоры и гнал по голубому утреннему небу рваные неровные облака.
        Я варежкой смела снег со своего пальто и шапки, потопав ногами, стряхнула его с ботинок и пошла через замерзшее зеркало озера. Там было много скользких мест, и мне приходилось идти очень осторожно. Я ощущала себя одинокой и беззащитной, и теперь хорошо понимала, что чувствуют дикие животные, пересекая открытое пространство. Если Гленде придет в голову выглянуть в любое из окон задней половины дома, она тут же увидит меня. Я представила ее взгляд, обжигающий мою спину, и вся покрылась мурашками. Мне стало ясно, что я не почувствую себя в безопасности, пока не доберусь до Макинтайров.
        Уже преодолев большую часть пути, я вдруг вспомнила, что алебастровая головка осталась в руках Гленды. Мне-то удалось сбежать, а вот с работой брата, которой она смертельно завидовала, эта женщина может сделать, что захочет, с ужасом поняла я. Что, если она решит уничтожить ее?
        Нет, это предположение слишком чудовищно. Гленда все-таки не только родная сестра Гленна, но и сама художница, а значит, не посмеет поднять руку на прекрасное произведение искусства. Я пыталась успокоить свою совесть, в глубине души понимая, что не смогу заставить себя вернуться в «Высокие башни». И мне действительно не следовало этого делать. Пребывание там было для меня слишком опасным, и я уже очень хорошо представляла себе, что значит недооценивать Гленду.
        Каменный дом Макинтайров неясно вырисовывался передо мной за озером, и я упорно шла через сугробы, напоминающие волны, по направлению к нему. На кухне горел свет. Это означало, что Пандора уже встала и, вероятно, готовит завтрак. При этой мысли я почувствовала голод и страстное желание найти приют и дружескую компанию. Теперь мне стало понятно, почему Трент сказал, что я могу в любой момент прийти к его матери. Он сам когда-то жил с Глендой и хорошо знал, чего от нее можно ожидать.
        Входную дверь украшал венок из падуба с огромным красным бантом, а ведущая к ней дорожка была расчищена от снега. Я постучала, и на пороге появился Кейт. Он удивленно уставился на меня, как будто я была призраком.
        - Как ты попала сюда? - спросил он, даже не поздоровавшись.
        - Здравствуй, Кейт. - ответила я. - Я спустилась по холму и перешла озеро. Можно мне войти? Я сбежала от твоей матери.
        Теперь я могла говорить об этом небрежно, как будто это была просто шалость с моей стороны. Выходка, как я сама назвала поступок Гленды.
        Кейт отступил назад, пропуская меня в дом, но я почувствовала, что он делает это неохотно. Его отношение ко мне явно изменилось с тех пор, как мы встретились впервые, и я предположила, что, возможно, Гленда настраивает его против меня. Она ведь могла наговорить мальчику что угодно, пользуясь его безграничным доверием. Трудно было ожидать, что эта женщина поведет себя как настоящая мать, которая знает, что детям нельзя лгать.
        Пандора услышала наши голоса и вышла в широкий коридор. В руке у нее была лопаточка, а лицо расплылось в приветливой улыбке. Она не стала задавать никаких вопросов, зато поспешила помочь мне освободиться от пальто, велела Кейту снять мои ботинки, а затем окликнула Трента:
        - У нас к завтраку гости. Спускайся вниз, дорогой.
        По обе стороны холла располагались две длинные комнаты. Та, в которую мы вошли, оказалась столовой. Пересекая холл, я увидела высокую, нарядно украшенную елку. Это была настоящая рождественская елка, и она помогла развеять ужасное воспоминание о застывших в ледяном плену и создающих впечатление искусственных деревьях в лесу. Здесь везде были явные признаки приближающегося веселого праздника.
        Пандора рассказала мне, что это здание было гостиницей еще двести лет назад, и тогда еду готовили в закопченном подвале. Но позже обитатели дома отрезали часть столовой и оборудовали в ней современную просторную кухню. Здесь стоял сосновый стол и удобные раскладные стулья. На столе я увидела деревенское масло, мед и глиняный кувшин с молоком. Такие же кофейные кружки стояли перед каждым прибором.
        Пандора спросила, люблю ли я бекон с оладьями, и вернулась на свое место у плиты. Я уселась на деревянный стул и в этой уютной домашней атмосфере начала потихоньку приходить в себя.
        Никто не задавал мне никаких вопросов, пока вниз не спустился Трент. Он был в коричневом свитере с высоким воротом и вельветовых слаксах. Его темные волосы, еще влажные после душа, были зачесаны назад. Он приветливо поздоровался, и я попыталась отнестись к нему, как к постороннему человеку, чтобы забыть об эмоциях, уходящих корнями в прошлое. Мне больше не хотелось выглядеть смешной.
        Трент подошел ближе и несколько мгновений серьезно смотрел на меня сверху вниз. Затем взял стул и сел напротив меня, внимательно разглядывая мое лицо. Он ничего не спрашивал, но я поняла, что должна все ему рассказать. Этого человека невозможно было одурачить, придумав какое-нибудь невинное объяснение тому, что я ни свет ни заря появилась здесь.
        После всего случившегося я больше не считала себя обязанной сохранять лояльность по отношению к Чандлерам, и рассказала Тренту все: об оценке Колтоном работ обоих близнецов, об алебастровой головке, созданной Гленном, которая могла бы вернуть ему утраченный авторитет в мире искусства. Пандора слушала мой рассказ, не отходя от плиты, а Кейт неподвижно стоял у стены, не сводя с меня глаз.
        - В том, что он сделал, Гленда увидела себя, - сказала я им. - Она почувствовала, что он вышел из-под ее влияния и на этот раз создал самостоятельное произведение, и своими несправедливыми словами попыталась снова лишить его уверенности в себе. И он убежал от нее. Он сел в автомобиль и уехал, и Номи уехала с ним.
        - Он мог бы взять с собой и тебя, - возмущенно заметила Пандора, переворачивая оладьи.
        - Я просила его об этом, но он даже не слышал меня. В течение вечера Гленда все время пыталась изводить меня насмешками, поэтому я поднялась наверх, в свою комнату. Ночью она заперла меня там. Проснувшись сегодня утром, я выяснила, что все еще нахожусь взаперти. Потом Гленда подошла к моей двери и, не отпирая ее, сказала, что я останусь там до тех пор, пока она не решит, что со мной делать. Я… Должна признать, что немного испугалась.
        Трент сердито фыркнул.
        - Эта женщина действительно может быть опасной.
        Я украдкой посмотрела на Кейта, удивляясь, как много мы осмелились сказать в его присутствии. Он явно был так же рассержен, как и отец, но я знала, что его симпатии не на моей стороне.
        - Но почему? - спросила Пандора. - Что могло заставить Гленду прибегнуть к таким крайним мерам?
        - Возможно, она взбешена тем, что ее собственная работа не получила одобрения отца, - предположила я. - Она пытается нарисовать Кейта, но у нее ничего не выходит, и теперь ей хочется выместить на ком-то свою обиду. А я оказалась самым подходящим объектом.
        Пандора поставила перед нами завтрак и уселась за стол. Я обнаружила, что очень голодна, и с аппетитом принялась за еду. Рассказав обо всем, я словно сбросила с плеч тяжкий груз и теперь могла немного успокоиться.
        Трент и его мать ели с удовольствием, и только Кейт сидел, уставившись в тарелку и не притрагиваясь к еде, словно его что-то мучило. Наконец он заговорил:
        - Это… моя вина, что Гленда не смогла нарисовать меня так, как она хотела? Что ее работа не получилась?
        - Конечно нет, - начала я, но Трент остановил меня:
        - Я сам объясню ему. - Он повернулся к сыну и посмотрел ему прямо в глаза. - Это не имеет к тебе никакого отношения, Кейт. Твоя мать потерпела неудачу только потому, что не смогла вынести мысли о том, что Гленн может сделать что-то лучше ее. И она уверена, что лучший способ остановить брата - это заставить его почувствовать себя виноватым и лишить уверенности в своих силах.
        Кейт покраснел от возмущения.
        - Ты говоришь так, потому что ненавидишь ее…
        Его прервал телефонный звонок, и Пандора вышла в холл. Я жадно прислушивалась в надежде, что это звонит Гленн. Но, вернувшись, миссис Макинтайр сообщила, что Гленда хочет поговорить с Кейтом. Он взял трубку, но отвечал матери так тихо, что мне ничего не удалось расслышать.
        Мальчик вернулся к столу, поспешно покончил со своей порцией и встал.
        - Она хочет, чтобы я пришел в «Высокие башни», - сказал он бабушке, не встречаясь глазами с отцом. - Я для чего-то ей нужен.
        Трент хотел что-то возразить, но Кейт ушел прежде, чем он успел выговорить хоть слово. На лице Трента были тревога и боль от сознания своей беспомощности.
        - Ты правильно поступила, придя сюда, - сказал он мне, когда мальчик вышел из комнаты. - Тебе нельзя оставаться один на один с Глендой. Она никогда не согласится поделиться с кем-нибудь Гленном. Она пожирает его, кусочек за кусочком, еще с тех пор, как они были детьми. Так что я бы только радовался, что он сбежал и нашел себе жену… если бы ею оказалась не ты. Но что касается тебя…
        Пандора прошла мимо стола и положила руку на плечо сына.
        - Дорогой, Дина любит своего мужа. Это видно невооруженным глазом.
        - Да, - кивнул Трент и молча продолжил завтрак.
        Я поняла, что могу рассчитывать на сочувствие и помощь этой мудрой женщины.
        - Но если Гленн и Номи уехали в Нью-Йорк, что мне теперь делать?
        - Остаться с нами, конечно. Хотя я не думаю, что им удалось уехать далеко в снежную бурю, которая разыгралась вчера вечером. Скорее всего, они добрались только до ближайшего мотеля и остановились там на ночь. Здесь поблизости есть два или три таких. Если хочешь, я обзвоню их, и мы попытаемся найти Гленна, - ласково предложила Пандора.
        Маленькая и энергичная, она двигалась очень быстро, но при этом не выглядела суетливой, потому что движения ее были экономными и сдержанными. Ее головка с удивительными волосами цвета меда участливо склонилась ко мне, и гнетущая атмосфера «Высоких Башен» сразу же отодвинулась куда-то далеко.
        Трент насмешливо приподнял одну бровь, глядя на меня.
        - Ты можешь довериться моей матери. Она способна привести в порядок даже бурю!
        Пандора села за телефон и начала методично обзванивать ближайшие мотели. Со второй попытки она нашла тот, где зарегистрировались Гленн и Номи, и мы стали ждать, когда его владелец позовет к телефону моего мужа.
        При мысли, что мне придется как-то объяснять ему свое пребывание в доме Макинтайров, я впала в панику, и Пандора понимающе взглянула на меня.
        - Не беспокойся, я сама с ним поговорю.
        Она спокойно сообщила Гленну, что непредвиденные обстоятельства заставили меня перейти на их сторону озера, и я буду ждать его здесь.
        - Когда снегоочистители освободят дорогу от сугробов, вы с Номи сможете заехать к нам и забрать Дину, - заключила она.
        Видимо, Гленн не задавал никаких вопросов и принял ее предложение, поскольку Пандора вскоре повесила трубку.
        - Думаю, он все понял, - сказала она мне. - Гленн знает, что ему не следовало оставлять тебя наедине с сестрой, и догадывается, что она что-то натворила. Снегоочистители скоро начнут работать, так что через несколько часов он сможет добраться сюда.
        Я выглянула в окно и увидела, что ветер уже стих и ярко светит солнце.
        Поразмыслив, я наконец задала вопрос, который уже давно мучил меня:
        - А Гленда уже причинила кому-нибудь вред? Я хочу сказать, она действительно…
        - Только своей матери, - коротко ответила Пандора и помрачнела. - А также моему сыну и внуку.
        Трент вмешался в разговор:
        - Дина имела в виду другое, мама. - Он повернулся ко мне. - Да, в определенных обстоятельствах эта женщина способна на все. Никто не в состоянии обуздать ее, и она будет безумствовать до тех пор, пока кто-нибудь не свернет ей шею. Но, похоже, ей недолго осталось этого ждать.
        Услышав эти слова, я испугалась, что он собирается сделать это сам, но, увидев его глаза, в которых светилось мягкое и доброе выражение, успокоилась.
        Я отвернулась, одновременно встревоженная и довольная. Когда-то я мечтала, чтобы он увидел во мне женщину. Но сейчас уже было слишком поздно.
        Когда я предложила Пандоре помочь по хозяйству, она покачала головой.
        - Ни в коем случае! Тебе и так досталось за последние дни. Трент, почему бы тебе не показать Дине наш дом? Это может быть для нее интересной экскурсией, ведь, насколько я поняла, она работала в музее.
        Она оказалась права. Мне еще никогда не приходилось бывать в таком старом доме, который к тому же был жилым, и меня интересовало все.
        В огромной гостиной были два камина, такие широкие и глубокие, что в них легко можно было приготовить огромный кусок жареного мяса для целой компании голодных путешественников. Эта комната была обшита прекрасно сохранившимися, но потемневшими от времени панелями орехового дерева, а проемы окон говорили о том, насколько велика толщина каменных стен. Потолок поддерживали широкие крепкие балки. На втором этаже тоже был широкий просторный, обшитый панелями холл, по обе стороны от которого располагались две длинные комнаты.
        - В старину путешественникам не предоставляли отдельные спальни, - пояснил Трент. - Достаточно было двух, в одной из которых спали женщины, а в другой - мужчины. Позже из них сделали несколько маленьких комнат.
        Я заглянула в каждую, восхищаясь красивыми каминами и резными шкафами. В атмосфере этого дома было что-то сильное и здоровое. Он простоял уже два века, но оставался по-прежнему крепким и удобным, наверное, потому, что его строили с любовью и умением.
        Одна из комнат, выходящая окнами на «Высокие башни», явно принадлежала Кейту. Тут в полном беспорядке валялись спортивные принадлежности и охотничья амуниция, а на стене висели медали за меткую стрельбу. Прежде чем мы вышли, Трент пересек комнату и подошел к письменному столу. Он взял оттуда небольшую картину в деревянной раме и повернул ее ко мне.
        Это была та самая, с озером и горящей гостиницей в дальнем ее конце. Женщина в белом, стояла у запертого окна, и языки пламени бушевали у нее за спиной.
        - Я не знал, что она здесь, - задумчиво сказал Трент. - Видимо, Гленда подарила ее Кейту совсем недавно.
        Я нашла картину такой же безобразной и пугающей, как и в первый раз, поэтому повернулась и вышла из комнаты.
        Трент положил ее на место и заметил:
        - Теперь я понимаю твои чувства. Такое может присниться только в кошмарном сне. Видимо, Гленда отдала ее мальчику, на самом деле рассчитывая встревожить нас. Пойдем, Бернардина. Прости, что я показал ее тебе.
        - Бернардина! - тихо повторила я. - Больше никто не называет меня так.
        Трент улыбнулся, и я вдруг поняла, что с момента своего приезда на озеро еще ни разу не видела его счастливым. Улыбка смягчила резкие линии его лица, и он снова стал таким, каким я помнила его с детства.
        - Мне всегда нравилось это замечательное труднопроизносимое имя. Оно напоминает о твоих предках-викингах.
        Я привыкла, что люди, как правило, смеются над моим именем, и мне всегда казалось, что оно не подходит мне. Поэтому то, что оно нравится Тренту, только придавало ему привлекательности в моих глазах.
        Я воспользовалась его хорошим настроением, чтобы задать вопрос, который давно занимал мои мысли.
        - Я никак не могу понять, почему то, что вы с Пандорой пытаетесь сделать с озером, так злит Чандлеров?
        Он подвел меня к окну в холле, откуда открывалась панорама озера.
        - В наше время многие жители больших городов оставляют насиженные места и перебираются ближе к природе. Уголки, подобные этому, застраиваются дешевыми домиками, расположенными слишком близко друг к другу, которые только портят пейзаж. И все же такие поселки становятся все более популярными. Именно этой проблеме я посвятил свою новую книгу.
        - Ты больше не пишешь биографии?
        - Это тоже своего рода биография, только не человека, а природы, загубленной или же спасенной людьми. Эта тема очень волнует меня, потому что я считаю, что малонаселенные уголки сельской местности не должны исчезать. Нужно всего лишь немного больше заботиться о них, лучше планировать, более бережно использовать. Места, подобные этому, могут быть доступны всем, но при этом их первозданный вид должен быть по возможности сохранен. Это и планирует Пандора. Она хочет избежать вырубки всех деревьев и устроить так, чтобы вокруг каждого дома оставался большой участок земли. Это будут не фешенебельные, а просто добротные дома, в которых людям будет удобно и уютно. Поселившись на озере Серых камней, они смогут растить своих детей не в душной атмосфере городов, а на свежем воздухе, в непосредственной близости от девственной природы. Но, покупая или арендуя эти дома, они будут давать обязательство охранять лес и озеро.
        Мне показалось, что в этом плане нет ничего плохого, и я удивленно спросила:
        - Тогда почему Чандлеры выступают против вашего проекта?
        - Думаю, Колтон не был бы так непримирим, если бы не его дети, - сказал Трент. - А Гленда и Гленн чувствуют себя собственниками всего, к чему прикасаются, и не хотят ни с кем делиться. Они требуют оставить все как есть не потому, что заботятся о красоте этих мест или о спасении обитающих здесь животных и птиц, а потому, что все это принадлежит им. И природа здесь такая же дикая, как они сами. Ты, наверное, уже поняла это, ведь картина с горящей гостиницей очень точно отражает мироощущение Гленды.
        Громкий рокот какого-то механизма донесся до нас со стороны дороги, ведущей к озеру. Я выглянула наружу и увидела ярко-красный снегоочиститель, который медленно двигался по направлению к нам, сгребая снег и раскидывая его по обе стороны дороги.
        - Дорогу расчищают! - воскликнула я. - Скоро Гленн и Номи будут здесь.
        Трент подошел ближе и остановился у меня за спиной. Когда я повернулась, он осторожно спросил:
        - Ты расскажешь мужу о том, что привело тебя сюда?
        Он больше не улыбался, и взгляд его снова стал холодным.
        - Конечно! Он должен узнать обо всем, что сделала Гленда: что она заперла меня в комнате и пыталась запугать.
        - Думаешь, он поверит тебе? - с сомнением в голосе заметил Трент.
        - Обязательно поверит! Гленн знает, что я не умею лгать. Он не будет спокойно смотреть, как его сестра мучает меня, я в этом уверена!
        - Думаю, тебе надо отказаться позировать ему, - сухо посоветовал Трент. - Это встряхнет его и заставит проснуться.
        Эти слова разозлили меня. Мне пришлось обратиться к Тренту в поисках спасения от выходок Гленды, но я не собиралась позволять ему нападать на моего мужа. Ощущение нашей близости сразу же исчезло, и он снова стал для меня посторонним человеком.
        - Как ты смеешь давать мне подобные советы?! - возмутилась я. - Я не стану слушать, как ты выступаешь против Гленна.
        В глазах и голосе Трента не осталось больше никакой мягкости.
        - Преданность - хорошее качество для жены, - с едкой иронией произнес он.
        - Знаешь, что я думаю? - с вызовом заявила я. - Я думаю, что ты стал циником и ни во что не веришь. И ни в кого. Я чувствую к тебе жалость, потому что, возможно, это произошло по вине Гленды. Но я еще не знаю ее версию вашего разрыва. Возможно, это ты вынудил ее уйти…
        Я умолкла, чувствуя, что наговорила лишнего. Мне было неприятно ссориться с Трентом. Всего несколько минут назад все было хорошо, и я чувствовала с его стороны нежность, такую же, как восемь лет назад, когда он утешал меня после похорон отца. Сейчас это ощущение ушло, и у меня в душе остался неприятный осадок.
        Я снова отвернулась к окну и прижала лицо к стеклу, глядя на дорогу, но Трент схватил меня за плечи, развернул к себе и встряхнул так сильно, что я отпрянула.
        - Не нужно меня жалеть, - зло сказал он. - Я не такая уж легкая добыча. И не приветствую добровольную жертвенность. А тебе пора очнуться и увидеть правду. Но ты всегда была мечтательницей, и я не собираюсь открывать тебе глаза. Это работа не для меня.
        - Ошибаешься! - воскликнула я. - Однажды ты уже сделал это, и я не хочу снова испытать подобные ощущения. Твой поступок был отвратителен. Ты мог бы проявить снисходительность ко мне, какой бы юной и глупой я ни была, и ответить хотя бы на одно мое письмо!
        - О чем ты говоришь?! - изумленно спросил он.
        И тут мы оба поняли, что произошло на самом деле. Наступила долгая пауза. Я заговорила первой:
        - Гленда знала содержание моих писем. Она заверила меня, что вы вместе над ними смеялись.
        Выражение, которое сверкнуло в глазах Трента, напугало меня, но я понимала, что на этот раз его гнев направлен не на меня.
        - Я никогда не смеялся над тобой, Дина. Чувства, которые ты испытывала, не были смешными. Напротив, их сила даже пугала меня. Я не хотел причинять тебе боль и страдания, но не мог и ответить на них, потому что впоследствии стыдился бы этого.
        - Я в любом случае была бы пристыжена, - с горечью сказала я. - Я умирала от стыда очень долгое время. Но теперь я выросла!
        Мне хотелось, чтобы эти слова выглядели убедительными, но почему-то сама, где-то в глубине души, не верила в них.
        - Да, ты выросла. - Нежность снова появилась в голосе Трента. - И ты не должна думать, что я не замечал твоей привлекательности. Внезапно, в один вечер, прямо у меня в руках, ты из маленькой девочки превратилась в прекрасную женщину. Я едва не влюбился в тебя, и именно поэтому вынужден был как можно быстрее бежать из твоего дома. Ты была слишком юной и невинной.
        Я обхватила себя руками, потому что вдруг начала дрожать.
        - Тогда… Тогда ты мог ответить на мои письма.
        - Конечно мог. Я мог написать письмо доброго дядюшки и мягко убедить тебя, что ты ошибаешься. Ведь тогда я уже находился на безопасном расстоянии, к тому же все еще любил Гленду и надеялся спасти мой брак. Но я никогда бы не позволил себе обидеть тебя. И когда ты не написала мне, я решил, что ты одумалась и забыла меня.
        - Но я написала! - выкрикнула я и расплакалась, как ребенок. Слезы ручьями текли у меня по лицу, а я упрямо пыталась объяснить ему: - Это не я плачу, а та юная девочка, которой я была когда-то. Она все еще живет где-то внутри меня, и я никак не могу избавиться от нее. Потому что я тоже влюблена. Я очень люблю Гленна Чандлера.
        - Я знаю, - мягко сказал Трент и нежно прикоснулся к моей мокрой щеке. - А ты знаешь, не так давно я пытался отыскать тебя. Как видишь, я ничего не забыл, и мне было интересно, что с тобой стало. Оказавшись в Калифорнии по делам, я позвонил твоей матери, но к телефону подошла ее сестра, которая рассказала мне, что миссис Блейк серьезно больна, а ты работаешь в Нью-Йорке. И я не стал задавать лишних вопросов. Но теперь я жалею, что не нашел тебя раньше, чем ты встретила Гленна Чандлера.
        Он резко отвернулся и пошел вниз по лестнице, а я осталась у окна, пытаясь прийти в себя. Меня знобило, а сердце билось в груди, словно птичка, пойманная в клетку. Нет, попыталась я образумить себя, все это было слишком смешно и несерьезно, чтобы продолжаться.
        А пока что я стояла и ждала, когда высохнут мои слезы. В этот момент знакомая длинная кремовая машина вывернула из-за поворота, приближаясь к дому. Гленн! Вот в ком я сейчас нуждалась! Я вытерла лицо и побежала вниз по лестнице с радостным криком:
        - Они едут! Они смогли добраться!
        Я не могла не почувствовать облегчения. И это была не просто радость от того, что моим страхам, связанным с Глендой, теперь придет конец. Появление мужа помогло мне убежать от себя, от той мечтательной девочки, которая все еще пыталась вмешиваться в мою жизнь.
        Пандора ждала меня внизу, и в ее глазах я увидела сожаление. Я напомнила себе, что эта женщина тоже принадлежит к враждебному лагерю. У нее нет никакого права сожалеть, что я снова стремлюсь в объятия Гленна - спасительные объятия, которые защитят меня и от его сестры, и от Трента Макинтайра, и даже, возможно, от меня самой. Прежде всего от меня самой.
        Трент помог мне надеть ботинки. Когда он коснулся моей лодыжки, я вздрогнула, но ничего не сказала. Я не сомневалась, что после мучительного путешествия вниз по холму нога будет болеть, но не должна была больше принимать его заботу и сочувствие. Это было слишком опасно. Он подал мне пальто, протянул шапочку и посмотрел, как я завязываю ее под подбородком. Но мы больше ни слова не сказали друг другу.
        К тому моменту, когда машина Гленна затормозила у дома, я уже полностью пришла в себя. По крайней мере, внешне. Макинтайры были добры ко мне, и мне следовало поблагодарить их. Но сейчас, когда за мной приехал муж, меня уже никто не интересовал, кроме него.
        Я протянула руку Пандоре.
        - Благодарю вас за спасение. Вас обоих.
        Трент сам взял мою руку и ненадолго задержал в своих.
        - Будь осторожна, Бернардина, - сказал он. - И звони, если мы тебе понадобимся.
        Но нам не удалось уехать сразу. По приглашению Пандоры Номи и Гленн вошли в дом. Она встретила их приветливо и настояла, чтобы мы все выпили по чашечке кофе. К тому же было еще кое-что, о чем она хотела посоветоваться с ними.
        Мы непринужденно уселись вокруг кухонного стола, и эта атмосфера казалась гораздо более дружелюбной и мирной, чем когда-либо в «Высоких башнях».
        - Осталось всего несколько дней до Рождества, - сказала миссис Макинтайр, - а мы уже много лет не устраивали вечеринку у костра. Что вы скажете, если в этом году мы возобновим эту традицию и соберемся на нашей стороне озера? Я беру на себя приготовление угощения, а если ты принесешь свои восхитительные сладкие пирожки, Номи, и…
        Я едва слышала, что она говорила. Гленн сидел, положив руку на спинку моего стула. Он тепло поцеловал меня при встрече, и мне показалось, что в моем маленьком мирке вновь воцарились мир и спокойствие. Его ссора с Глендой больше не имела ко мне отношения. Он снова был в хорошем настроении и дружелюбно улыбался Пандоре, как будто никогда и не считал Макинтайров представителями враждебного лагеря. Он даже не пытался игнорировать Трента. Я едва не мурлыкала в его объятиях, демонстрируя окружающим, как мы с мужем любим друг друга.
        - Думаю, вам следовало бы держаться подальше от Колтона, - сказал Гленн Пандоре. - Но если на время праздника вы наложите вето на разговоры о земле, то он может удастся. Да и для Дины это будет интересно. Колтон обязательно приедет. Он любит рождественские традиции.
        - А как насчет Гленды? - вмешался Трент, который до сих пор не произнес ни слова.
        Гленн пожал плечами.
        - Кому, как не тебе, лучше знать, что она всегда поступает так, как хочет. Но я попытаюсь убедить ее прийти. Возможно, для Кейта тоже будет неплохо, если мы все соберемся вместе. Мы можем развести костер сразу же, как стемнеет.
        - Будут проблемы, - с холодным неодобрением заметила Номи.
        - Не пророчествуй, Кассандра, хотя бы в это Рождество, - весело остановил ее Гленн. - Все будет прекрасно. Дина - наш талисман. Она принесет нам счастье.
        Я чувствовала, что Трент согласен с Номи, но никаких возражений с их стороны больше не последовало, и, закончив пить кофе, мы пошли к машине Гленна. Я села рядом с ним на переднее сиденье, а его тетка расположилась сзади. Она выглядела мрачной, задумчивой и раздраженной в это утро, и я предположила, что она все еще сердится на Гленна за его опрометчивый отъезд вчера вечером. Когда я улыбнулась Номи, она ответила мне сердитым взглядом.
        - А теперь, - сказал Гленн, когда мы отъехали, - расскажи мне все, Дина. Я не могу поверить в фантастическую историю, которую Пандора рассказала мне по телефону. Почему ты сегодня утром перешла через озеро? И как тебе это удалось?
        - Как мне это удалось? - переспросила я, слегка задетая его легкомысленным тоном. - Я связала вместе две простыни и спустилась с балкона нашей комнаты. Это была единственная возможность выйти из дома, так как Гленда заперла дверь на замок.
        Гленн засмеялся, и я отшатнулась от него.
        - Бог с тобой, Дина! Скоро Гленда поймет, что не стоит проделывать такие трюки с моей женой. А ты убедишься, что ее чувство юмора иногда проявляется весьма своеобразно, и не будешь ставить ей это в вину. Она всегда была склонна к таким проделкам. Да и я тоже, хотя и не в такой степени. Ты к этому привыкнешь.
        - Но я не хочу к этому привыкать! - закричала я. Меня вдруг охватило бешенство. Я подверглась жестокой травле. Меня заперли в своей комнате, мне угрожали причинить вред, а он небрежно предлагает все забыть. - Значит, ты думаешь, что я должна спокойно смотреть, как мне в лицо швыряют стеклянным шаром? - бурно возмутилась я. - А потом мило улыбаться, попав ногой в расставленный специально для меня капкан? Или сидеть запертой в комнате без воды и пищи? Я не должна обращать внимания на злобный смех Гленды за дверью, или может быть, мне следует повеселиться над ее проделками вместе с ней? Ты знаешь, иногда мне кажется, что твоя сестра не совсем нормальна.
        Правая рука Гленна взметнулась и прижала меня к спинке сиденья. Машина вильнула на скользкой дороге, и он снова взялся за руль.
        - Не смей говорить подобные вещи о моей сестре! - грубо сказал он. - Называя Гленду сумасшедшей, ты оскорбляешь и меня. И никто из нас не потерпит таких заявлений.
        - В таком случае советую тебе первым делом проверить кусок алебастра, над которым ты работал, - спокойно заметила Номи. - Тебе не следовало уезжать, оставив его дома. Я уже говорила тебе об этом. Кто знает, что могло прийти в голову твоей сестре? Дина права, ее никто не назовет абсолютно нормальной.
        Гленн не посмел возразить своей тетке. Он молча уставился на дорогу, в то время как я сидела рядом с ним, кипя от злости.
        Путь к «Высоким башням» был уже расчищен, и вскоре мы вышли из машины и стали карабкаться на холм по глубокому снегу, испещренному следами кроликов.
        Гленн помогал подниматься Номи, совершенно игнорируя меня, и я ковыляла самостоятельно, с трудом преодолевая боль в лодыжке. Но меня мучала боль не только физическая.
        Когда мы добрались до дома, Гленн первым взлетел по ступенькам, чтобы открыть входную дверь. На этот раз она была заперта, и он нетерпеливо крикнул Номи, чтобы она достала свои ключи. Тем временем я отошла в конец веранды и стала смотреть на заснеженные ветки сосен.
        Ничто уже не напоминало о вчерашней буре, и яркое солнце сделало ослепительным окружающий ландшафт. Без ветра все казалось тихим и спокойным. Природа словно спала, укутавшись уютным снежным одеялом.
        Под одним из деревьев стоял мальчик, прислонившись к стволу и держа в руке ружье, наблюдал за нами. Я помахала ему, но он не ответил мне. При всем своем внешнем спокойствии он почему-то показался мне очень возбужденным, как будто ждал, что вот-вот произойдет нечто ужасное. Это был ее сын, возможно, даже слишком ее сын.
        Гленн вбежал в дом и взлетел по лестнице наверх в мансарду, даже не остановившись у нашей комнаты. Я поспешила следом.
        Студия была залита теплым солнечным светом. Гленн бросился к тому месту, где он оставил алебастровую головку.
        Ее там не было. Мгновенье он стоял, изумленно глядя на пустую поверхность вращающегося столика, словно не веря своим глазам, а потом принялся лихорадочно искать свою работу. Я пыталась помочь ему, но мы так ничего и не нашли. Тогда он кинулся к лестнице и сбежал по ней, зовя Гленду. Я услышала, как ее голос отозвался ему откуда-то из гостиной, но не последовала за ним вниз.
        Пусть сам разбирается со своей сестрой. Что бы там ни произошло и куда бы Гленда ни дела головку, я не хотела присутствовать при объяснении, которое произойдет между ними.
        Вместо этого я подошла к двери в нашу спальню и попыталась открыть ее. Она явно не была заперта, но что-то изнутри мешало мне. Я нетерпеливо толкнула дверь, и препятствие - потом выяснилось, что это был мой туалетный столик, - слегка отодвинулось. В это мгновение раздался громкий звук, как будто упало что-то тяжелое. Я сделала отчаянное движение, чтобы подхватить падающий предмет, но было уже слишком поздно. С грохотом, который всю оставшуюся жизнь будет стоять у меня в ушах, алебастровая головка упала на пол и разбилась вдребезги.

9

        Я опустилась на колени перед осколками алебастра. Бледная от ужаса и потрясенная, плохо соображая, что делаю, я попыталась собрать кусочки полупрозрачного камня и приспособить их к тому, что еще осталось от скульптуры. Но все было тщетно. Алебастровая головка безвозвратно погибла.
        Словно сквозь туман до меня донесся голос Гленна, спрашивающего, что упало. Я не могла выдавить в ответ ни слова, точно онемела. Мгновением позже по лестнице взбежала Гленда и остановилась позади меня в открытом дверном проеме.
        - О нет! - закричала она, и я в отчаянии подняла на нее глаза.
        Это подстроила она, догадалась я, но обвинят во всем меня. Таков был ее дьявольский план.
        - Ты неплохо справилась - не так ли? - спросила я.
        Гленда была великолепной актрисой. Удивление в ее темных блестящих глазах было настолько искренним, что могло ввести в заблуждение кого угодно.
        - Я?! Какое я имею к этому отношение? Это ты все время ревновала Гленна к его работе, потому что он уделял ей гораздо больше внимания, чем тебе. И теперь…
        - Что случилось? - раздался голос Гленна, поднимающегося по лестнице.
        Я долго не могла заставить себя посмотреть ему в лицо, а когда все же сделала это, у меня возникло ощущение, что он смертельно ранен. Выражение его лица быстро менялось от любопытства к ошеломленному недоверию, которое сменили первые признаки боли, а затем полное отчаяние. Он отодвинул меня в сторону и склонился над своей разбитой вдребезги работой, лежащей на полу. Опустившись на колени, как перед могилой, он поднял кусок, который еще недавно был частью рта скульптуры, и молча посмотрел на него.
        Мне показалось, что это я лежу на полу у его ног, разбитая вдребезги. Это меня никогда нельзя будет восстановить, собрать воедино и вернуть к жизни.
        Перед моим внутренним взором промелькнула картина горящей гостиницы, и я подумала, что предпочла бы встретиться лицом к лицу со стеной огня, только бы не видеть, как умирает надежда на лице Гленна.
        Словно не замечая моего присутствия, он повернулся к сестре.
        - Как это произошло?
        Гленда опустилась на колени рядом с братом и обняла его обеими руками.
        - Любимый, не надо так! Не убивайся. Я знаю, что ты чувствуешь, и сама испытываю такую же боль. Какой же злобный и жестокий поступок она совершила!
        Он позволил ей обнять себя, но потом отстранился и встал, глядя на меня. Теперь в его глазах был такой же, как у сестры, темный блеск.
        - Лучше расскажи мне все, - сказал он.
        Я была слишком потрясена, чтобы обдумывать свои слова.
        - Когда я открыла дверь, головка упала и разбилась. Она была на этом туалетном столике. Кто-то специально поставил его сюда…
        Гленн двинулся ко мне, и я не знаю, что бы он сделал, если бы Гленда не встала между нами.
        - Успокойся, Гленн! Не делай глупостей! Дина просто слишком молода и глупа, чтобы понять, как дорога художнику его работа. Возможно, она сделала это не нарочно. Гленн, послушай меня!
        Прислонившись к стене, я в ужасе слушала, что она говорит. Эта женщина, специально подставив меня, теперь делает вид, что искренне встала на мою защиту!..
        - Возможно, твоей жене казалось, что головку нужно защитить от меня, и поэтому после твоего отъезда она принесла ее в вашу комнату. А когда она, словно глупый подросток, сбежала утром в окно, то просто забыла о том, что использовала скульптуру для того, чтобы заблокировать дверь…
        - Прекрати! - пронзительно вскричала я, уже не в силах больше терпеть эти наглые измышления. - Прекрати лгать! Гленн, это неправда! Не верь ей! Я не делала ничего подобного!
        Гленда печально улыбнулась, будто сожалея о моей вспышке.
        - Я и не утверждаю, что все происходило именно так. Я просто хотела дать тебе возможность оправдать свой поступок, Дина. Жаль, что у тебя не хватило ума воспользоваться этим.
        - Это она сама поставила ее сюда! - воскликнула я. - Я никогда не приносила головку вниз, Гленн, и не подпирала ею дверь. С какой стати я сделала бы такую глупость?
        - Что ж, - спокойно сказала Гленда. - Если ты не принимаешь мое объяснение, тогда, может быть, скажешь мужу правду?
        - Подождите минутку, вы обе! - Отчаяние в голосе Гленна росло. - Прекратите болтать глупости. Алебастровой головки все равно не вернуть. Моя работа… - Он сделал паузу, как будто у него не хватило дыхания. - Погибла навсегда! Но я хочу знать, что произошло на самом деле.
        - Я не обманываю тебя! - ответила я. - Ты же знаешь, что я не способна лгать, Гленн. Прошу тебя, поверь мне!
        Он вопросительно посмотрел на сестру.
        - Это ты поставила сюда головку, Гленда?
        На ее лице было скорбное выражение сочувствия, но при этом еще какая-то безмятежность и открытость. Она стояла напротив брата, не прикасаясь к нему, но я никогда еще не видела эту женщину более мягкой и любящей. Она заговорила так просто и убедительно, что если бы я не знала правды, то сама могла бы ей поверить.
        - Ты прекрасно знаешь, что мы ни разу не солгали друг другу. И даже не потому, что нам никогда этого не хотелось. Просто мы настолько хорошо понимаем один другого, что сразу же почувствовали бы обман. Так что для меня врать тебе просто бессмысленно. Я не прикасалась к этой головке с того самого момента, как ты показал ее вчера нам с отцом. Мне незачем было приносить ее к тебе в комнату и ставить в качестве подпорки. Кстати, если ты хорошенько проанализируешь ситуацию, то поймешь, что я и не могла бы сделать это, потому что потом мне нужно было как-то попасть обратно в холл. Человек, который принес сюда скульптуру, вылез из комнаты через окно. А это была вовсе не я, и ты, дорогой, знаешь это.
        Гленн серьезно посмотрел на сестру испытующим взглядом… и поверил ей. А потом снова опустился на колени рядом с осколками и начал собирать их, кусочек за кусочком.
        - Она лжет, Гленн, - не хотела сдаваться я. - Твой близнец, твоя вторая половинка лжет. Но это уже не имеет значения. Ты можешь начать работу вновь. Ты сделаешь другую головку, а я буду тебе позировать. Возможно, на этот раз она получится еще лучше.
        Муж посмотрел на меня холодно, как на чужую.
        - Ты думаешь, я смогу снова увидеть тебя такой? - Он перевел взгляд на фрагмент глаза и надбровия, который держал в руках. - Восстановить то, что я чувствовал к тебе?
        Гленн замолчал и продолжил собирать осколки, и я поняла, что в нем не было больше любви ко мне.
        Я, не говоря ни слова, повернулась, вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Номи стояла внизу в холле, но не попыталась остановить меня. Я прошла мимо нее и, выйдя в парадную дверь, обогнула дом.
        Мальчик больше не стоял под развесистыми ветками сосны. Его следы вели к той стороне дома, которая выходила на озеро, а потом вниз по холму. Мои собственные следы, оставшиеся на снегу, были хорошо видны. Я прошла по ним к балкону, с которого спустилась по связанным простыням сегодня утром. Простыни все еще развевались на ветру вокруг металлического столбика. Я все осмотрела, но так и не нашла второй цепочки следов или других признаков того, что кто-то еще спускался вниз тем же самым путем, а затем присыпал следы свежим снегом, чтобы скрыть это.
        - Что ты ищешь? - раздался знакомый голос за моей спиной.
        Я обернулась и увидела Кейта Макинтайра, стоящего на некотором расстоянии, там, где заканчивались сосны и начинались голые зимние деревья. Я медленно подошла к нему, стараясь не делать резких движений, как будто он был диким зверьком, который, подобно кролику, в любую минуту мог умчаться прочь. Когда я была достаточно близко, чтобы видеть его лицо, то заговорила:
        - Я ищу следы того, кто спускался с этого балкона сегодня утром после меня.
        Мальчик помотал головой, словно удивляясь.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь. Почему здесь должны быть следы?
        - Напротив, ты прекрасно все понимаешь, - возразила я. - И знаешь, что рано или поздно тебе придется рассказать Гленну правду.
        - Ты сошла с ума! - бросил Кейт через плечо, повернувшись ко мне спиной.
        Он спустился вниз по холму, не выпуская ружья из рук.
        Как же мне заставить его рассказать правду? - размышляла я на обратном пути к дому. Ведь его мать никогда не станет этого делать… Но Кейт теперь наверняка будет избегать меня. Мне тем временем придется учиться жить в условиях рухнувшего брака.
        Если я не смогу доказать Гленну, что все это дело рук его сестры, то надежды наладить с ним отношения не останется. Но даже если он поверит в мою невиновность, то все равно не простит мне того, что я раскрыла ему глаза на Гленду. Мое положение казалось безвыходным.
        В оставшиеся до наступления Рождества дни я больше не видела Кейта. Моя нога пришла в норму, и я по несколько раз в день ходила в лес и спускалась к основанию Серых камней, надеясь встретить мальчика с ружьем. Но Кейт, видимо, старался избегать меня, и его шапка в красно-черную клетку так ни разу и не попалась мне на глаза.
        Можно было, конечно, пойти к его отцу, но я не собиралась просить помощи у Трента Макинтайра. Пора было покончить со всем, что связывало меня с этим человеком.
        Кроме того, я понимала, что Кейт находится под влиянием Гленды и не вполне ответственен за свои поступки, и не хотела, чтобы Трент снова на него рассердился. Поэтому сначала мне нужно было самой поговорить с мальчиком. Должен же существовать какой-то способ заставить его понять, что он сделал со мной.
        Меня заставили уничтожить работу Гленна, и в результате мой муж совершенно отвернулся от меня. Я верила, что Кейт не может быть настолько черствым, чтобы не понять, в каком положении я оказалась, и хотела ради его собственного блага раскрыть ему побуждения Гленды. Он должен увидеть ее истинное лицо - без романтического ореола, созданного его собственным воображением. Конечно, мальчик испытает потрясение, но все равно лучше объяснить ему это сейчас, прежде чем мать испортит его окончательно.
        Тем временем жизнь в «Высоких башнях» текла своим чередом. Номи попросила фермеров расчистить подъездной путь, чтобы у Колтона не было проблем при возвращении домой. Почти все приготовления к Рождеству были уже сделаны. Под люстрой в гостиной прикрепили ветку омелы, но я уже не собиралась вставать под нее в радостном ожидании.
        Номи занималась выпечкой. В дополнение к обычным еженедельным закупкам продуктов мы приобрели большую индейку, и каждый упаковал свои подарки в красивую оберточную бумагу. Казалось, все заняты обычными предпраздничными хлопотами, но на самом деле во всем этом не было ничего нормального.
        На следующий день после того, как разбилась алебастровая статуэтка, Гленн выехал из нашей общей спальни и перебрался в комнату, которую занимал в детстве.
        Поднимаясь к себе во второй половине дня, я слышала, как смеется Гленда, помогая ему разбирать вещи. Я была уверена, что именно она настояла на этом переезде, но ничего не могла с этим поделать. И все же мне трудно было поверить в то, что отношение ко мне мужа изменилось так внезапно. Если бы мне удалось избавить Гленна от влияния сестры, то я легко нашла бы путь к его сердцу, и он снова стал бы тем самым человеком, которого я знала и любила! Моей единственной надеждой был Кейт, но я никак не могла найти способ встретиться и поговорить с ним.
        Я с болью в сердце заворачивала в блестящую оберточную бумагу белый свитер с высоким воротом, купленный для Гленна в Нью-Йорке, который надеялась с любовью подарить ему на Рождество. Прикасаясь к мягким шерстяным складкам, я чувствовала, как внутри меня что-то умирает.
        На полу нашей спальни осталась вмятина от удара, а ключ от двери бесследно исчез. Гленн почти не разговаривал со мной с тех пор, как разбилась алебастровая головка. Встречаясь с мужем и видя, как он отворачивается от меня, как от чужой, я едва сдерживала рыдания, потому что не хотела унижаться перед ним и его сестрой.
        А они, казалось, сблизились еще больше, чем раньше, и выглядели очень счастливыми. Создавалось впечатление, что неудача в творчестве только заставила брата и сестру Чандлеров теснее сомкнуть свои ряды. Но если Гленн вообще перестал замечать мое присутствие, то Гленда, напротив, не сводила с меня глаз, и это было хуже всего.
        Ее взгляд - застенчивый, пристальный, изучающий - словно давал мне понять, что она готовит новый удар.
        Номи была моей единственной наперсницей. Я рассказала ей свою версию произошедшего, и она спокойно выслушала меня, но ничего не стала советовать. У нее тоже не было никаких сомнений в том, что все это было организовано Глендой, которая использовала в качестве орудия мести своего сына. Но у меня не было никаких доказательств этого.
        - А даже если бы они были, - задумчиво сказала Номи, - это не помогло бы тебе вернуть расположение мужа. Гленн и его сестра вновь сблизились, и он воспротивился бы любой попытке вбить между ними клин.
        Их близость в эти дни была особенно заметна. Они не расставались ни на минуту, все делали вместе и постоянно переглядывались, словно читая мысли друг друга. И очень много смеялись.
        Я не могла понять, как Гленн может веселиться. Его лучшая работа была уничтожена, а он ведет себя так, как будто это его больше не беспокоит. Только разве что забыл о том, что у него есть жена. Видимо, Гленда действительно заколдовала его.
        Мне было больно и обидно, одиноко и страшно, но при этом все чаще наступали минуты, когда я испытывала злость. Мне вспоминались слова Трента Макинтайра, назвавшего меня «добровольной жертвой», и я давала себе слово разоблачить Гленду и показать всем ее безнравственность. Но больше всего я хотела спасти от нее Гленна и добиться того, чтобы он, для его же блага, наконец стал самостоятельной личностью.
        Я сказала себе, что должна набраться терпения и ждать, пока смогу осуществить задуманное. На карту был поставлен не только мой брак, но и моя правдивость.
        Один или два раза я пыталась поговорить с мужем спокойно и рассудительно, но так не смогла пробиться к его разуму. Он сразу же говорил, что я пытаюсь свалить вину на Гленду, и отказывался меня слушать. Видя такую холодность, я вспомнила, что даже в счастливые времена чувствовала, что Чандлеры - зимние люди.
        После снежной бури наступила оттепель. Снег таял и ручейками сбегал по залитому солнцем склону холма, а там, где лежала тень, оседал и становился похожим на лед. Но по ночам температура падала так низко, что поверхность озера снова замерзала и теперь представляла собой прекрасный каток. В Нью-Йорке я научилась кататься на коньках, но у меня не было никакого желания вставать на них сейчас.
        Наступил канун Рождества, и Пандора Макинтайр пригласила окрестных жителей провести эту ночь у костра. Все должны были принести с собой вязанки дров, домашние пирожки и рождественское печенье.
        Номи тоже готовилась внести свою лепту в угощение. Ее щеки слегка разрумянились от кухонного жара, а глаза сияли, словно у ребенка в предвкушении праздника. Почти забыв о своих мрачных предсказаниях, она выглядела такой счастливой, какой мне еще не приходилось ее видеть.
        Близнецы по-прежнему вели себя так, словно алебастровой головки никогда и не существовало.
        Я не могла этого понять. Почему Гленн, своими собственными руками создавший прелестную скульптуру, не переживает ее потерю так, как я? Это лицо из алебастра - мое и в то же время не мое - снилось мне ночами. Я страдала из-за того, что головка была уничтожена, из-за того, что рухнул мой брак, из-за того, что я потеряла любовь мужа…
        А Гленну, судя по всему, не было до всего этого никакого дела. Он был счастлив близостью с сестрой и уже явно забыл, что в свое время говорил мне о стремлении выйти из-под ее влияния.
        В их поведении меня особенно беспокоило одно - казалось, они затеяли против Пандоры какую-то интригу, чтобы расстроить ее план застройки другой стороны озера. Каждый раз при упоминании этого проекта близнецы обменивались выразительными взглядами, и я не раз слышала их перешептывания, когда они считали, что поблизости никого нет. Гленн и Гленда вели себя как шаловливые и испорченные дети, с которыми нужно постоянно быть настороже, поскольку в их поступках не было ничего от взрослых, разумных людей.
        В Гленде появился какой-то новый блеск, который пугал меня. Она часто одевалась в черное и иногда носила черный янтарь, который при каждом ее движении отбрасывал темные отблески, которые очень подходили ей - темной и холодной, как зимняя ночь. Сейчас сходство этой женщины с черной мраморной головкой, которую сделал с нее брат, было почти полным.
        День накануне Рождества был солнечным и морозным. Прогноз погоды обещал ясную и не слишком холодную ночь. Рождественская елка уже стояла в гостиной, и мы занимались ее украшением, когда приехал Колтон.
        Он вошел, нагруженный чемоданами, с улыбкой на лице. Но мы встретили его таким виноватым молчанием, что он сразу же догадался: что-то произошло.
        Я взглянула на Гленна и поняла, с каким страхом он ожидал момента, когда придется рассказать отцу о происшествии с алебастровой головкой. Эта работа реабилитировала его в глазах Колтона, и он не без оснований предполагал, что может вновь потерять восстановленное с таким трудом уважение отца.
        Гленда первой подбежала к Колтону, быстро поцеловала его в щеку, взяла багаж и стала помогать ему снять пальто. В этот день на ней были черные бархатные брюки и пуловер, расшитый блестящими черными бусинками. Она даже повязала голову черным шелковым шарфом, скрывшим яркие волосы, и Колтон, восхищенно оглядев дочь с ног до головы, назвал ее черным ангелом.
        Я выбрала бы совсем другое слово.
        Номи увидела лицо Гленна и спустилась со стремянки, стоя на которой вешала украшения на верхние ветки.
        - Предоставь это мне, - прошептала она племяннику. - Я сама поговорю с твоим отцом.
        Я держалась поодаль, делая вид, что прикрепляю длинную ленту мишуры к нижним ветвям. Поздоровавшись с Номи и обняв каждого из близнецов, Колтон подошел ко мне.
        - Вы сейчас сами похожи на елочное украшение, - с улыбкой сказал он.
        Он не поцеловал меня, как своих детей, а просто подержал в объятиях, а потом отстранился, внимательно изучая мое лицо.
        - Что-то произошло, - сказал он после долгой паузы. - Я привык улавливать малейшие оттенки настроения в человеческих лицах, и сейчас уверен: у вас внутри что-то сломалось.
        - Оставь Дину в покое, - вмешалась Номи. - Лучше пойдем и поговорим, прежде чем ты начнешь задавать вопросы.
        Гленда ослепительно улыбнулась отцу, а Гленн отвернулся, избегая его взгляда. Слегка похлопав меня по плечу, Колтон прошел следом за Номи в ее гостиную.
        Как только за ними закрылась дверь, близнецы сделали вид, будто меня нет в комнате. Они склонились головами друг к другу и стали перешептываться, но не настолько тихо, чтобы я не могла их слышать.
        - Не беспокойся, - мурлыкала Гленда. - Мы заставим Пандору отказаться от своей дурацкой затеи.
        - Но как мы можем быть уверены… - начал Гленн.
        Сестра нежно коснулась его руки, кивнув в мою сторону.
        - Стены имеют уши, - сказала она, и они оба прыснули.
        Никогда еще я не чувствовала себя такой одинокой и униженной. Как только в моей голове созревал какой-нибудь план и мелькал слабый лучик надежды, все еще больше погружалось во мрак. Моей единственной надеждой оставался Кейт, который сегодня вечером должен был присутствовать у костра на вечеринке Пандоры. Я собиралась поймать мальчика и, преодолев его сопротивление, поговорить с ним. Возможно, в этом мне бы мог помочь Колтон, ведь он был его родным дедом… Но я понимала, что все будет зависеть от того, каким образом Номи введет его в курс дела. Я уже достаточно хорошо знала эту женщину, чтобы предполагать, что она постарается как можно больше смягчить происшедшее и оградить Колтона от лишних страданий.
        Они отсутствовали недолго. Колтон вошел в гостиную первым и сразу подошел к Гленну.
        - Не надо так смотреть на меня, мой мальчик, - мягко сказал он. - Номи рассказала мне об этом печальном происшествии, и я понимаю, что всем нам оно кажется трагическим. Но ты не должен отчаиваться. Думаешь, мне никогда не приходилось переживать подобное? Однажды я потерял в авиакатастрофе шесть портретов. И ты знаешь, что я сделал?
        - Да, папа, мы знаем, - с нежностью посмотрев на отца, ответила за брата Гленда. - Ты много раз рассказывал нам об этом. Ты начал все сначала и постепенно восстановил каждую из этих картин. Это потребовало очень много времени, но в результате все они были написаны заново.
        Колтон торжественно кивнул.
        - И, как ни странно, они получились даже лучше, чем в первый раз!
        Гленда мягко улыбнулась отцу.
        - Но сейчас возникла совсем другая ситуация. Не думаю, что Гленн захочет работать с Диной во второй раз.
        - Конечно, он сделает это! Нельзя же оставлять все как есть! - воскликнул Колтон и заглянул в глаза сыну. - Гленн…
        - Нет, отец, - твердо произнес тот. Я еще не видела, чтобы он когда-нибудь разговаривал с отцом таким тоном. - Больше я не буду работать с Диной. У меня совсем другие планы. Я собираюсь вырезать еще одну головку Гленды - на этот раз из другого материала. У меня есть на примете отличное темное дерево, которое даст нужную текстуру и патину. Это будет гораздо интереснее головки из алебастра. Гленда всегда была моей лучшей моделью.
        Гленн говорил с таким воодушевлением, что всем стало ясно - его снова охватил азарт. Именно так он выглядел, когда нашел меня в музее, вспомнилось мне, и когда работал над алебастровой головкой. Я поняла окончательно, что моя жизнь разбилась вместе с глыбой алебастра. Теперь у меня уже не оставалось никаких сомнений в том, что я лишилась всего.
        Гленда смотрела на брата с таким же воодушевлением, и в этот момент они выглядели настолько чудовищно похожими, что мне стало не по себе.
        - А сидя перед Гленном в качестве модели, я тоже буду работать! - воскликнула она. - Я уже вижу, как нарисую его. Это и меня выведет из депрессии.
        Колтон был доволен близнецами. Для этого человека, одержимого искусством, желание, несмотря ни на что, увидеть своих детей вернувшимися к работе было вполне естественным. В мою сторону он даже не посмотрел. Употребив выражение «несчастный случай» по поводу того, что произошло с алебастровой головкой, он на первый взгляд проявил снисходительность, но тем не менее всем своим видом давал понять, что считает меня виновной в этом. Так ему было проще.
        Если бы мне не нужно было во что бы то ни стало найти Кейта, я не пошла бы на вечеринку в эту ночь. Но поскольку надежды на помощь Колтона рухнули окончательно, я вынуждена была использовать этот последний шанс оправдаться. Я не винила Номи в том, что она не акцентировала роль Гленды в этой истории. Скорее всего, мудрая женщина понимала, что едва ли Колтон принял бы мою неправдоподобную версию случившегося и поверил бы мне, а не своей дочери.
        Итак, мне оставалось только пойти на вечеринку и сделать все от меня зависящее, чтобы поговорить с Кейтом. Это был последний и единственный шанс защититься от сестры моего мужа.

10

        Когда елка была наряжена, близнецы, занимавшиеся этим с неуемным весельем, удалились работать в мансарду, горя желанием немедленно приступить к осуществлению своего двойного проекта. Я предложила Номи свою помощь в дальнейших приготовлениях к вечеринке, но она не стала меня слушать. Колтон в своем кабинете писал письма, и даже Джезебел ускользнула из дома погреться в ярких солнечных лучах.
        Представленная самой себе, я тепло оделась, взяла бинокль Гленна и отправилась к Серым камням.
        На этот раз я решила обследовать место, где скала раздваивалась, и поднялась туда. Надо мной возвышались скалы-близнецы. Словно Гленда и Гленн, сухо подумала я. Там, где одна из них уходила в небо, я обнаружила ведущие наверх ступеньки. Углубления, некоторые из которых были естественными, а другие - высеченными чьей-то рукой, оказались удобными для подъема. Осторожно преодолевая ступеньку за ступенькой, я поднялась на площадку, расположенную недалеко от вершины, и обнаружила там небольшую пещерку. Я забралась в нее и оказалась скрытой от окружающего мира каменными стенами. Никто не смог обнаружить бы меня здесь до тех пор, пока я сама не оповестила бы о своем присутствии.
        Съежившись, как зверек, спрятавшийся в свою норку, я размышляла о своем затруднительном положении. Это был самый странный канун Рождества в моей жизни. Я не испытывала ничего похожего на предпраздничное настроение. Все мои ожидания умерли.
        Я тосковала по тем временам, когда радовалась всему - ярко освещенным витринам магазинов, спешащим за подарками прохожим, Санта-Клаусам, то и дело попадавшимся на глаза, громко звучащим пластинкам с рождественскими гимнами…
        Вместо этого меня окружали голые деревья и пустынная земля с едва заметными пятнами снега. Все это не имело никакого отношения к Рождеству. Как и пикник у костра.
        Я была брошенной женой, но приказала себе не зацикливаться на этом. Лучше считать то, что происходило между мной и Гленном, временным явлением. Такие размолвки часто случаются между молодыми супругами. Нужно только верить, что я смогу вернуть его любовь. Я понимала, что он чувствует по отношению ко мне, но не хотела смириться с тем, что кусок алебастра, который еще месяц назад был просто камнем, может сыграть такую страшную роль в моей судьбе. Я должна была победить нездоровые сомнения, поселившиеся во мне.
        В этот момент в моих мыслях вновь возник образ Трента. Жаль, что я не могу поговорить с ним как с другом. Однажды он уже помог мне, но я понимала, что в сложившейся ситуации на это нельзя рассчитывать.
        Чей-то окрик донесся до меня издалека, и я выползла из своей звериной норки. Может быть, Гленн зовет меня? Или это просто эхо?
        Меня окружали высокие каменные стены, но я обнаружила, что, перегнувшись через небольшой, доходящий мне до груди барьер, могу увидеть все озеро. Я прислушалась. Нет, никто меня не звал.
        Зимнее солнце уже почти скрылось за холмами, и небо окрасилось яркими цветами зимнего заката. Костер за озером уже вовсю полыхал, и запах горящих поленьев доносился даже до меня. Скоро Чандлеры отправятся на вечеринку, но меня с ними не будет. Если они вспомнят обо мне, пусть позовут, но откликаться я не буду. Я понимала, что веду себя как обиженный ребенок, но не могла иначе. Я слишком устала от издевательств и недоверия. Здесь, в этом укромном месте, я, по крайней мере, могла позволить себе быть самой собой.
        Я снова осторожно перегнулась через барьер и вдруг испытала странное ощущение власти над миром, которое может дать только высота. Все озеро простиралось передо мной. На противоположном берегу виднелся дом Макинтайров, а на лужайке перед ним плясали огромные языки костра. В сгущающихся сумерках пламя временами приобретало багровый оттенок, а на его фоне суетились маленькие фигурки. Все это так ярко напоминало картину Гленды, что я невольно вздрогнула.
        Приложив к глазам бинокль, я смогла различить отдельных людей. Никого из Чандлеров там еще не было, но я узнала Пандору, одетую в довольно узкие брюки и объемный свитер. Трент тоже был там, широкими шагами прохаживаясь вокруг костра. Я не была знакома с приглашенными и их детьми, но во всей этой сцене ощущалось предвкушение праздника. Предвкушение, которое я не могла разделить.
        Я оглянулась через плечо и увидела, что закат расцвечивается все новыми красками - малиновой, золотой, шафрановой - которые плавно перетекали одна в другую, а затем сливались с бледно-лазурным цветом неба.
        Никто не смог бы увидеть меня в тени моей скалы. Я отошла от парапета и поднялась на высокий уступ, с которого открывался еще более полный обзор озера. При этом я нечаянно задела носком ботинка шатающийся камень, и в следующее мгновение он с грохотом покатился вниз, сотрясая скалу до самого основания, а затем, рассыпавшись на тысячи осколков, рухнул в озеро. Сердце замерло у меня в груди, и я прильнула к биноклю. К счастью, моя неосторожность никому не причинила вред, так как в этот момент по тропинке никто не шел.
        Я снова перевела бинокль на дальний конец озера и стала изучать то место, где в тени деревьев пряталось здание гостиницы «Серые камни». В некоторых из ее окон горел свет, и я предположила, что Пандора предоставила свою кухню и холодильные камеры для приготовлений к пикнику. Мои глаза скользнули по направлению к маленькому окну ее офиса и, присмотревшись внимательнее, я почувствовала, как мое сердце вновь замерло. Окно вспыхнуло красным светом, напоминающим языки пламени. Все было именно так, как изобразила Гленда на своей картине.
        Это всего лишь лучи заходящего солнца, попыталась я успокоить себя. Именно они вызывали ощущение, что стекло полыхает малиновым огнем. Закат освещал фасад гостиницы и лужайку, спускающуюся к воде, в то время как все остальное тонуло в сгущавшихся сумерках. Эта картина казалась прекрасной, но при этом исполненной драматизма.
        Пока я смотрела в бинокль, в поле моего зрения внезапно появилась человеческая фигура. Кейт вышел из леса, пересек открытое пространство по направлению к гостинице и двинулся к ее входу. На этот раз он был без ружья, но передвигался как-то странно, почти крадучись, как будто не хотел, чтобы его кто-нибудь увидел. Через мгновение мальчик исчез из виду.
        Если бы он был послан туда своей бабушкой по какому-то невинному поводу, то вряд ли вел бы себя так странно, задумалась я. Мне не понравилась подобная таинственность, но я ничего не могла предпринять, так как находилась слишком далеко.
        В этот момент я заметила свет фар автомобиля, огибающего озеро по дороге. Он припарковался у дома Макинтайров, дверца открылась, и оттуда вылез Колтон, помогая выбраться Номи с ее пакетами, и они вместе пошли по направлению к костру. Близнецов с ними не было, и мне стало интересно, куда они подевались. Может быть, муж ищет меня? Неужели он наконец вспомнил о моем существовании? - радостно дрогнуло мое сердце. Нет, вряд ли, тут же с горечью сказала я себе.
        Но сейчас меня интересовало не то, как доберутся на вечеринку Гленда и Гленн. Гораздо важнее то, что Кейт находится в гостинице один. Если я сумею быстро спуститься с вершины скалы и пойду по берегу озера, будет еще достаточно светло, чтобы добраться до гостиницы. Однажды я уже прошла этот путь и сейчас надеялась, что успею переговорить с Кейтом наедине, прежде чем он вернется к костру.
        Спуск со скалы оказался гораздо труднее, чем подъем на ее вершину. Я повесила бинокль на шею, освободив руки, и стала осторожно, как однажды на моих глазах делал Гленн, нащупывать ступеньки ногой.
        Оказавшись внизу, я выбралась на берег озера и нашла тропинку, по которой я часто гуляла. Зимой передвигаться по ней было намного труднее, чем осенью. Солнце уже село, и на темнеющем небе не осталось и следа от волшебных красок. Но я шла так быстро, как только могла, не забывая обращать внимание на незнакомые пятна на тропинке и кучки опавших листьев, которые могли неожиданно превратиться в капкан.
        Сейчас я находилась прямо напротив костра. До меня доносился его треск и рев пламени, я видела искры, взлетающие высоко в небо. Эта часть берега была свободной от деревьев, а земля, еще не просохшая от снежной бури на прошлой неделе, чавкала под ногами.
        Дети бегали у костра, крича и смеясь, а взрослые занимались приготовлением колбасок и тостов и распаковывали сдобную выпечку. Здание гостиницы тонуло в темноте, и у меня промелькнула мысль о том, что мне могло просто показаться, что в некоторых окнах горит свет. То, что я принимала за электрическое освещение, могло быть просто отблеском последних лучей заходящего солнца.
        Мне надо было спешить. Я не видела, как Кейт вышел из гостиницы, и надеялась, что он все еще там.
        Я шла так быстро, что чуть не столкнулась с Глендой и Пленном, которые спускались с холма мне навстречу. В последний момент заметив их, я спряталась за ствол большого платана, стоящего у самой кромки воды.
        Близнецы шли, взявшись за руки, весело смеясь и болтая. Гленда была одета в яркую оранжевую куртку с капюшоном, откинутым назад, и ее лицо белело в сумерках. Гленн тоже был с непокрытой головой, в своей любимой кожаной куртке и темных брюках.
        Все внимание близнецов было приковано к пылающему костру, так что, пропустив их вперед, я незамеченной вышла из своего укрытия и побежала, стараясь не споткнуться. Я не была уверена, что Кейт все еще находится в здании гостиницы. В темноте он мог ускользнуть в любом направлении.
        Я добралась до «Серых камней» только через пять минут. Все было спокойно. Солнце уже зашло, и окна не светились. Только в одном из них, в дальнем конце здания, в темной глубине, похоже, отражались отблески пламени костра. Никто не выступил из темноты навстречу мне. Я окликнула мальчика по имени, но он не отозвался. Неужели я упустила его?!
        Оставалось только пойти к костру и посмотреть, нет ли Кейта там. Я все еще не оставила надежды поговорить с ним, убедить его выслушать меня и осознать, как ужасно он поступил. Я понимала, что хватаюсь за соломинку, потому что мальчик полностью находится под влиянием Гленды. Вероятнее всего, он просто посмеется надо мной или одарит меня одним из своих презрительных взглядов, а потом уйдет, как ни в чем не бывало. И тем не менее я должна была попытаться. У меня просто не было другого выбора.
        По этой стороне озера с более пологим берегом, не засаженным кустарником, идти было значительно легче. Я слышала приближающиеся звуки смеха и радостных криков, видела языки пламени, взмывающие вверх, и искры, летящие над озером. Поверхность льда вблизи костра казалась розовой, и поднявшийся к ночи ветер раздувал огонь, языки которого как будто стремились подняться к звездам. Но за пределами этого ярко освещенного круга все утопало в кромешной тьме.
        Гленн заметил меня первым и пошел мне навстречу так быстро, что на мгновение в моем сердце даже загорелся огонек надежды на примирение. Мы встретились на некотором расстоянии от костра, и я заглянула ему в глаза, но не нашла в них никаких признаков любви.
        - Где ты была? - недовольным тоном заговорил он. - Номи искала тебя повсюду, прежде чем уехать с Колтоном. Было бы гораздо лучше, если бы ты появилась здесь вместе со всей семьей.
        - Я ходила на прогулку, - спокойно ответила я. - И не думала, что кто-то будет искать меня.
        Лицо Гленды возникло за его плечом.
        - Теперь она снова жалеет себя. Делает вид, что обижена, потому что ты не стал слушать ее лживые измышления. Почему ты не велишь ей отправиться домой? Мы прекрасно проводили время до ее прихода.
        - Я хочу, чтобы она осталась здесь, - ответил сестре Гленн. - И пусть выйдет вперед. - Он снова повернулся ко мне. - Ты должна улыбаться, Дина. Пусть все считают тебя счастливой новобрачной.
        Невыносимо было видеть яркий насмешливый блеск его глаз.
        - Как я могу быть счастливой, если ты даже не хочешь выслушать меня? - беспомощно спросила я.
        Гленда явно наслаждалась ситуацией.
        - Вот видишь! Она снова запела прежнюю песню: «Я не виновата, послушай меня!».
        - Если ты будешь выглядеть такой мрачной и жалеть себя, то тебе действительно лучше уйти отсюда, - заявил Гленн.
        Я чувствовала себя насекомым, насаженным на булавку. Судорожно оглядываясь по сторонам, не столько в расчете на помощь, потому что ей неоткуда было прийти, сколько в поисках возможности для побега, я вдруг увидела Кейта. Он стоял неподалеку и наблюдал за нами. Лицо мальчика было в тени, но в ярком свете очередной вспышки пламени я заметила, что губы его скривились. Он был похож на дикого зверя, который затаился, почувствовав запах опасности.
        - Я пришла сюда, чтобы увидеться с Кейтом! - выкрикнула я. - Мне нужно поговорить с ним. Я хочу…
        Но, услышав мои слова, мальчик мгновенно растворился в толпе людей, веселящихся у костра, а Гленда схватила меня за плечи и грубо встряхнула.
        - Как ты смеешь преследовать моего сына! Он говорил, что ты гоняешься за ним и хочешь заставить его подтвердить твою ложь. Но он не сделает этого! Никогда!
        - Да и как он может это сделать? - подхватил Гленн.
        Это было последней каплей. Больше не в силах терпеть их насмешки и издевательства, я стремительно повернулась к мужу.
        - Сможет, если захочет, потому что прекрасно знает, что это его мать виновата в том, что случилось с алебастровой головкой. И я все равно поговорю с Кейтом, улучив момент, когда Гленды не будет рядом со своим юным…
        Гленн так сильно ударил меня по щеке, что я пошатнулась и едва не упала. Сестра сразу же схватила его за руку.
        - Эй, успокойся! Сейчас не время для публичных спектаклей. Почему бы тебе не уехать, Дина? Совсем, в Нью-Йорк. Почему бы тебе прямо сейчас не вернуться в
«Высокие башни» и не начать паковать чемоданы? Ты не можешь праздновать Рождество с нами и…
        Я отвернулась и бросилась бежать куда глаза глядят, лишь бы не слышать эти ненавистные голоса и не видеть злобных лиц близнецов. Добравшись до группы деревьев у кромки озера, я с благодарностью скрылась в их тени. Там был большой плоский камень, словно помост с ледяной коркой по краям.
        Здесь, при свете звезд, не видя костра и почти не слыша смеющихся голосов, которые доносились как будто из другого мира, я спрятала лицо в ладони и заплакала. У меня больше не было сил ни бороться, ни выносить боль утраченной любви. Выплакавшись, я испытала некоторое облегчение, но слезы все еще продолжали течь по моему лицу, и я вся вздрагивала от всхлипываний.
        Вдруг чьи-то руки с нежностью прикоснулись к моим плечам. Это не мог быть Гленн. Я обернулась, увидела лицо Трента, на котором ярко светились голубые глаза, и разрыдалась с новой силой. Его сочувствие могло окончательно погубить меня.
        - Бернардина, - мягко сказал он. - Прекрати рыдать и послушай меня. Ты помнишь, как много лет назад, в хмурый дождливый день, я нашел тебя лежащей вниз лицом в мокрой траве, обессилевшей от слез?
        Постепенно успокаиваясь, я кивнула.
        - Тебе казалось, что ты умрешь от горя в тот день, - тихо продолжал он, - что не сможешь вынести жизни, из которой ушел твой отец. Ты помнишь это?
        Я снова кивнула.
        - И тем не менее ты живешь. Время лечит, и боль утихает, говорит мудрая пословица. Так бывает всегда. Сейчас ты можешь думать о своем отце с любовью и без того всепоглощающего горя, которое полностью охватило тебя в день похорон. И так будет всегда. Ты совершила ошибку, выйдя замуж, дорогая моя, но это не значит, что у тебя нет будущего.
        Мне было трудно поверить в то, что когда-нибудь все образуется. Я сейчас воспринимала только настоящее, только то, что происходило непосредственно вокруг меня.
        - Гленн ударил меня, - всхлипнула я.
        - Знаю. Я видел это и с трудом сдержался, чтобы не заступиться за тебя. Теперь ты наконец поняла, что тебе нельзя оставаться в одном доме с Глендой? Ведь если у тебя и есть шанс сохранить свой брак, то только вдали от Серых камней и этой женщины.
        Трент не знал всего. Он не подозревал, какую роль сыграл его собственный сын в нашем разрыве с Гленном. Но я не могла рассказать ему этого, поэтому только молча подняла заплаканное лицо. Когда-то давно этот человек утешил меня, и сейчас я страстно желала, чтобы ему удалось снова заставить утихнуть боль, которую я испытывала.
        Он склонился ко мне и взял мое лицо в свои руки. Я поняла, что он собирается поцеловать меня, и ждала от этого поцелуя нежности и успокоения.
        Но тут из темноты прозвучал голос Гленды:
        - Видишь! - торжествующе воскликнула она. - Теперь тебе ясно, что я имела в виду, Гленн? Разве это не любовное свидание?
        Трент все-таки поцеловал меня и только потом повернулся к ним. Гленда чуть ли не танцевала вокруг нас. Она была в восторге, потому что все шло по ее сценарию. Мой брак стремительно двигался к своему финалу, и она могла гордиться собой. В своей яркой оранжевой куртке она сейчас сама напоминала пламя - ликующее и победоносное.
        Гленн холодным, безжизненным тоном произнес:
        - Да, теперь я понимаю, что ты имела в виду. - Он посмотрел мне в глаза. - Гленда все рассказала мне о тебе, Дина, - и о том, что ты была влюблена в этого человека несколько лет назад, и о том, что ты никогда не переставала любить его. Так что же на самом деле произошло между вами в Калифорнии? Может, ты ему просто не подошла?!
        Трент рванулся к нему, и Гленн полетел на землю от мощного удара в челюсть. Гленда бросилась на Трента, крича от бешенства, но он сжал ее в железных объятиях и тряс до тех пор, пока она не замолчала. Да, видимо, когда они были вместе, ему не раз приходилось утихомиривать свою женушку, промелькнуло у меня в голове. Я впервые увидела в ее глазах испуг.
        - У меня к тебе особый счет, - угрожающе сказал ей Трент. - И не забывай об этом. До сих пор я не предъявлял тебе его, но если ты по-прежнему собираешься лгать своему брату, то тебе придется иметь дело со мной.
        Он оттолкнул Гленду, так что она отлетела к стволу дерева, и быстро зашагал по берегу.
        Гленда пришла в себя и, бросившись к брату, опустилась на колени рядом с ним. Гленн не столько пострадал, сколько был ошеломлен, и, сидя на земле, изумленно покачивал головой из стороны в сторону.
        Я не хотела этого видеть и, спотыкаясь, вернулась к костру, по дороге вытирая слезы с мокрого лица. Нужно взять себя в руки, приняла решение я, ведь я так и не поговорила с Кейтом.
        Вся оставшаяся часть вечера прошла для меня в какой-то странной, нереальной дымке. Мне удалось заставить себя что-то съесть, и я пыталась даже, к собственному удивлению, принимать участие в общем веселье. Но когда настала очередь рождественских гимнов, петь я не смогла. Эти мелодии не вызывали в моей душе священного трепета, как обычно, и звучали скорее как насмешка.
        Гленда, полностью завладев Гленном, вернула его себе, и теперь мне не было места в его жизни. И все же я упорно пыталась сделать то единственное, что было в моих силах. Я должна была поговорить с Кейтом.
        Время от времени его клетчатая шапка мелькала в толпе людей, суетившихся вокруг костра. Но он держался особняком, так что создавалось впечатление, что у него нет ничего общего со своими сверстниками. Этот мальчик с такой осторожностью общался с людьми, словно был диким зверьком, готовым в любую минуту скрыться в своем тайном убежище. Я никак не могла улучить момент, чтобы встретиться с ним глазами, не то что начать разговор.
        Колтон удивил всех, публично объявив, что готов продать Пандоре землю на этой стороне озера. Она была очень рада, и они пожали друг другу руки, как будто между их семьями никогда не было вражды. Но Гленн выглядел раздраженным, и я решила не спускать глаз с его сестры, так как подозревала, что она задумала что-то ужасное. И хотя Гленда делала вид, что веселится вместе со всеми, я понимала, что с минуты на минуту будет разыграна новая игра, которая на этот раз может стать для Макинтайров роковой.
        Близнецы присоединились к кругу людей, собравшемуся вокруг костра, и его мерцающий свет не позволял разглядеть синяк на челюсти Гленна. Трент держался в стороне, но я периодически ловила на себе его внимательные взгляды и была благодарна ему за это. Теперь я была уже не одинока в своей борьбе против брата и сестры Чандлеров.
        Когда все взялись за руки и двинулись вокруг костра, Гленн, не подходивший ко мне весь вечер, взял меня за руку и потянул в круг.
        Это был последний ритуал праздничной ночи, и на этот раз я заставила себя петь вместе со всеми. Призвав на помощь всю свою храбрость и гордость, я решила подыграть ему и сохранить нашу размолвку в тайне. Я пела, хотя комок стоял у меня в горле, потому что слова старинного гимна имели для меня особое значение. Они напоминали мне о тех, кого уже не было рядом: об умершем отце, о матери - такой далекой и недосягаемой, даже не из-за расстояния, разделяющего нас, а просто потому, что она была старой и больной; о Тренте, которого я потеряла очень давно, потому что была глупой юной девочкой. И о Гленне - который совсем недавно был моим мужем, любимым и желанным. Он держал мои пальцы, но это пожатие было холодным, и я знала, что в другой его руке лежит ладонь Гленды.
        С трудом дождавшись конца этого испытания, я решила, что с меня достаточно, и вышла из круга. Гленн, похоже, даже не заметил этого, потому что продолжал весело хохотать над чем-то вместе с Глендой. Но теперь я знала, что он готов на все, и побежала вдоль берега озера в сторону «Высоких башен». Этот путь был более длинным, но менее опасным, так как на фоне льда я оказалась бы слишком заметной и меня было бы легко увидеть и догнать.
        Мне трудно было поверить в то, что завтра Рождество. Какой бы одинокой я ни была в прошлом, я никогда не чувствовала себя такой несчастной. Все надежды избавиться от терзающей меня боли были напрасны. И все же, пока я шла берегом озера, спасительная злость снова вернулась ко мне.
        Хватит себя жалеть! - сказала я себе. Ты обижена и расстроена, но еще не окончательно побеждена.
        Я припомнила слова Трента, и они придали мне сил. Горе со временем уходит. Приходят лучшие времена. А сейчас нужно заставить себя выбраться из трясины окружающих меня тайн.
        Когда я приблизилась к гостинице, что-то вдруг привлекло мое внимание. Уже не все окна были такими темными, как раньше. Ярко-алая полоска быстро проскользнула по всей длине рамы одного из них, а потом вдруг вспыхнула языками пламени.
        Это была комната с картины Гленды. И на этот раз она действительно была охвачена огнем.
        Я побежала туда, и в этот момент из открытого окна повалил дым, а огненные языки стали ярче и прожорливей. Я остановилась, перевела дыхание и попыталась как можно громче крикнуть, что начался пожар, чтобы привлечь внимание людей, веселящихся у костра. Но мой слабый голос, должно быть, затерялся среди песен, смеха и треска огня. Я снова бросилась бежать. Возможно, мне удастся каким-то другим способом привлечь их внимание.
        Подбежав к лужайке, я снова посмотрела вверх и увидела, что языки пламени вместе с клубами дыма уже вырываются из окна наружу. Я пересекла лужайку, обогнула угол гостиницы, взлетела по ступенькам и… нос к носу столкнулась с Кейтом, выходившим через главную дверь.
        Я вцепилась в мальчика, как пиявка, и как он ни старался, ему не удалось вырваться. Обеими руками я обхватила его за плечи и затрясла изо всех сил.
        - Где вода? - закричала я. - Где пожарный шланг?
        Кейт попытался стряхнуть мои руки, и, поняв, что от него нельзя ждать помощи, я отпустила его и ринулась в дверь. Он тут же бросился за мной следом и потащил назад.
        - Не ходи туда! Там огонь. Гостиница все равно сгорит, и ты ничего не сможешь сделать!
        Я перестала бороться и повернулась к нему лицом.
        - Так это сделал ты! - Мой голос дрожал от негодования. Ты поджег гостиницу, принадлежащую твоей бабушке! Этого хотела Гленда, да?
        - Не твое дело! - закричал он на меня. - Ты постоянно суешь повсюду свой длинный нос, с тех пор, как сюда приехала!
        - Как ты можешь быть таким слепым и глупым? - продолжала я. - Разве ты не видишь, как мать использует тебя, заставляя делать все, что она хочет, и каждый раз принимать на себя вину? Я уверена, что это ты подпер дверь алебастровой головкой, потому что так велела Гленда. Она-то осталась в стороне, ведь она даже не прикасалась к скульптуре. А ты погубил мой брак, поссорил меня с мужем, потому что виновной сочли меня. Гленда постоянно использует тебя для своих грязных целей. Но ты не можешь вечно идти у нее на поводу. На этот раз мы не допустим, чтобы случилось то, что она затеяла. Пойдем, покажи мне, где находится пожарный шланг.
        Руки Кейта разжались, и он отпустил меня. В наступившей тишине стало слышно, как пламя потрескивает наверху. Мальчик, ни говоря ни слова, резко повернулся и вошел в дом, а я шла за ним по пятам. Он пробежал через фойе, миновал большую столовую и подвел меня к тому месту, где на стене висел пожарный шланг.
        - Включай воду! - крикнул он мне, извлекая шланг из ящика.
        Я лихорадочно поворачивала вентиль крана, в то время как Кейт потащил шланг через столовую в охваченный огнем и дымом офис. Он действовал с неожиданным энтузиазмом, как будто наслаждаясь тем, что оказывает сопротивление огню.
        Судя по всему, сначала загорелись бумаги в пластиковой корзине, а потом огонь перекинулся на шторы. Окно было открыто, и это только способствовало тому, чтобы пламя разгоралось. Кейт направил шланг на одну из штор, и вскоре она повисла закопченной тлеющей тряпкой, роняя на пол черные капли воды.
        Я почему-то снова разозлилась.
        - Ты поджег конторку своей бабушки! - закричала я. - Там могли храниться важные бумаги… Что заставляет тебя поступать так отвратительно? Неужели у тебя нет своей головы на плечах? Или ты просто трус и боишься рассказать Гленну правду?
        - Пожар потушен, - спокойно сказал он. - Он не причинил большого вреда. Так что прекрати эту болтовню, или я направлю шланг на тебя.
        Я фыркнула и замолчала, опустив глаза на мокрую зловонную грязь у себя под ногами.
        В этот момент в комнату влетел Трент и внимательно посмотрел на нас, сплоченных общей тайной.

11

        - Что здесь происходит? - спросил он. - Я увидел дым, и… - Он протиснулся между нами, поднял корзину для бумаг, грязную и мокрую от воды и пепла, и выбросил ее в окно. - Отвечайте, что случилось?
        Лицо Кейта было мрачным. Он избегал отцовского взгляда. Взглянув на мальчика, я сразу же приняла решение. Только я одна знаю правду и могу защитить его.
        - Мы тоже увидели дым. Мы… Мы прибежали сюда одновременно и стали гасить огонь. Видимо, что-то загорелось в корзине для бумаг…
        В глазах Трента отразилось такое облегчение, что я даже почему-то почувствовала себя виноватой. Он засмеялся и похлопал Кейта по плечу.
        - Прости меня, сынок! В какое-то мгновение я подумал, что это ты поджег гостиницу.
        - Как тебе могло придти такое в голову?! - Я снова бросилась на защиту мальчика, в тайне надеясь, что это поможет мне установить с ним контакт. Главное, чтобы его отец не испортил все своим гневом. - Что за глупость! Это произошло случайно. Как можно, не разобравшись, обвинять собственного сына!
        Кейт метнул в меня презрительный взгляд.
        - Это сделал я, - сказал он, сжал губы и больше не произнес ни единого слова.
        Мальчик не захотел воспользоваться моей защитой, но я уже не могла пойти на попятную.
        - А даже если и так! Ты прекрасно понимаешь, что Гленда заставила Кейта сделать это, но он вовремя опомнился и не позволил огню распространиться. Твой сын спас гостиницу.
        И вдруг я увидела в глазах Трента презрение, не меньшее, чем у его сына. Он больше не был тем нежным, добрым человеком, который недавно целовал меня.
        - Думаю, тебе лучше уйти домой, Дина. На эту ночь с тебя уже достаточно. Я провожу тебя в «Высокие башни».
        - Нет, - запротестовала я. - Оставайся с сыном. Я сама найду дорогу.
        - Ты не можешь идти через лес в темноте, - настаивал он. - Подожди минуту…
        - Я поеду домой с Колтоном, - заявила я, повернулась и вышла, прежде чем он смог остановить меня.
        Видимо, пламя наконец увидели и те, кто были у озера, потому что, выходя из дома, я встретила Пандору, спешащую в гостиницу.
        - Огонь уже потушен, - успокоила я ее. - Кое-что повреждено, но незначительно. Не ходите туда сейчас. Позвольте Тренту побыть немного наедине с сыном. И не пускайте туда никого.
        Миссис Макинтайр была сообразительной женщиной и к тому же обладала хорошей интуицией. Она сразу же остановилась, не задавая никаких вопросов, а я вернулась по тропинке обратно на берег. По дороге я информировала всех, кого встречала, что гостиница случайно загорелась, но ее удалось потушить. Подойдя к угасающему костру, я заметила, что близнецы продолжают веселиться, видимо, не имея ни малейшего желания зайти в гостиницу и узнать, что произошло.
        Мы вернулись в «Высокие башни» в машине Колтона. Гленда и Гленн были взволнованы. Их возбуждение можно было объяснить тем, что вечеринка удалась, а Колтон заявил о продаже земли. Но я знала, что у них есть и другие причины волноваться, о которых Колтон и Номи не имели понятия.
        Видимо, ожидая услышать от детей упреки по поводу продажи земли, отец просто велел детям успокоиться, и они тут же притихли.
        Я же не могла избавиться от мыслей о том, что теперь, когда Кейт потерпел неудачу, они задумают что-нибудь другое.
        На этот раз я была только рада, что спальня принадлежит мне одной. К моему удивлению, там оказалась Джезебел, которая сразу же подошла ко мне и потерлась мягкой спинкой о мои ноги. Я взяла ее на руки и подошла к окну, из которого могла видеть каменный дом за озером.
        В комнате Трента горел свет. Четкий стук клавиш пишущей машинки доносился до меня через замерзшую поверхность озера. Я была рада, что его работа над книгой идет хорошо. Мой отец не зря полностью доверял этому человеку, да и я тоже.
        Мои мысли перекинулись к Кейту. Удалось ли мне в эту ночь установить с ним контакт? Как обошелся с сыном Трент после моего ухода? Конечно, мальчик совершил ужасный проступок, но все же мне казалось, что в какой-то момент он прислушался к моим словам, и, пусть на несколько минут, мне удалось пробудить его совесть. Было ли этого достаточно, чтобы убедить Кейта рассказать Гленну правду об алебастровой статуэтке? Я сомневалась в этом. Все-таки его матерью была Гленда, и она использовала свое влияние на него в собственных безнравственных целях. Вряд ли мальчик найдет в себе силы воспротивиться ей.
        Когда я уже лежала в постели, в нашу комнату впервые после своего переезда вошел Гленн. Он взял Джезебел на руки и вынес ее в холл, откуда она быстро спустилась вниз, в более безопасную часть дома. Странно, но кошка проявляла неприязнь только к Гленде, тогда как к ее брату относилась вполне нормально.
        Не зная, зачем он пришел, и не желая разговаривать с ним, я повернулась на бок и закрыла глаза. Но муж, оказывается, хотел что-то сказать мне. И это не были извинения. Он даже не упомянул о пощечине, которую дал мне, и сразу заговорил о Тренте.
        - Я никогда не любил этого человека, - сказал Гленн, - даже когда он был женат на моей сестре. Так что меня не удивляет его желание создавать нам проблемы. Я хочу, чтобы ты знала, Дина, что я не собираюсь придавать особого значения этой лирической сценке на берегу озера, свидетелем которой стал сегодня ночью, и оправдываю тебя за недостаточностью улик. Но ты должна дать мне слово больше никогда не встречаться с Трентом Макинтайром.
        Я была слишком сердита, чтобы отвечать, поэтому просто молча лежала на своей стороне кровати спиной к нему. Так и не дождавшись ответа, Гленн подошел ближе и сел рядом со мной, а потом наклонился и одним пальцем коснулся моей косы. Я не отреагировала, и он стал деловито расплетать мои волосы, разбрасывая их по подушке, словно они были единственным, что интересовало его во мне.
        - Не сердись, - мягко попросил он. - Давай забудем о случившемся и начнем все сначала.
        Мне хотелось вырвать свои волосы из его рук, но я осталась неподвижной.
        - Нам нечего начинать сначала, - пробормотала я, не поворачиваясь. - События последних недель всегда будут стоять между нами.
        - Я никогда не думал, что ты можешь быть такой злопамятной, - уговаривал меня Гленн. - Я понимаю, что у тебя есть основания злиться на меня, но почему ты не хочешь помириться?
        Я повернулась так быстро, что он выпустил из рук прядь моих волос.
        - Ты хочешь сказать, что простил меня за то, что произошло с алебастровой головкой? Ты это имеешь в виду?
        Он слегка отодвинулся от меня, как будто такая горячность была ему неприятна.
        - Дело не в прощении. Просто я хочу начать работу над другими вещами и оставить прошлое позади. Эта головка из алебастра была мне особенно дорога! - На этот раз его голос был низким, страстным, пугающим. - Так что ты в долгу у меня, Дина. Ты уничтожила мою работу своими собственными руками, и теперь должна вернуть ее мне.
        Так вот что означало его появление! Гленну снова было что-то нужно от меня, но он при этом не переставал верить Гленде. Я молча сердито смотрела на него.
        Он немного расслабился и протянул палец, чтобы разгладить морщинку между моими нахмуренными бровями. Я не сопротивлялась, но и не реагировала на его прикосновения, внутренне удивляясь тому, что страстное желание, которое я испытывала к этому мужчине еще совсем недавно, безвозвратно испарилось.
        Гленн еще раз коснулся моих волос.
        - Колтон сказал, что я должен вернуться к работе, и он, как всегда, прав. Я хорошо знаю, что собираюсь делать. В качестве модели я использую Гленду, потому что дерево исключительно подходит ей, так же как тебе - алебастр. На этот раз у головки будет ее лицо. Думаю, это должно получиться неплохо. Но волосы я использую твои. Конечно, я не смогу повторить в темном дереве их серебряный цвет, но хочу попробовать передать их легкость, красоту, шелковистость…
        Я села на кровать и вырвала свои волосы из его рук.
        - Даже не проси меня об этом! Я не собираюсь позировать тебе снова. Никогда! Никогда!
        Я разрыдалась, выскочила из постели и заперлась в ванной. Там, в темноте, я уселась на коврик и вцепилась пальцами в распущенные пряди волос.
        Конечно, это была глупая вспышка. Не могла же я провести всю ночь, рыдая в ванной комнате. И все же я была оскорблена гораздо сильнее, чем когда-либо раньше. Как он мог просить меня об этом? Как он мог вообразить, что я позволю ему использовать часть меня в работе, моделью для которой послужит Гленда?
        Через какое-то время я поднялась на ноги, заплела волосы в косу и вернулась в спальню. К моему облегчению, Гленн уже ушел. Я бросилась на кровать и долгое время лежала без сна.
        Откуда-то издалека, из другого мира, другой жизни, до меня доносился стук печатной машинки.
        Утро снова было прекрасным и светлым. Промучавшись полночи без сна, я встала поздно, надела серо-голубое платье и сделала себе прическу, которую когда-то носила моя мать, уложив косы кольцами над ушами. Она не очень шла мне, потому что делала мою голову непропорционально большой, но, по крайней мере, из нее не выбивались пряди, которые могли бы напомнить Гленну о событиях прошлой ночи.
        Номи поднялась рано и занималась приготовлением обильного рождественского завтрака. Гленда вышла к столу в бледно-желтых брюках и легкой золотистой блузке и явно собиралась исполнить роль маленькой девочки. Она опустилась на колени перед рождественской елкой, рассматривая свертки с подарками, и стала читать вслух имена. Колтон и Гленн отнеслись к ее поведению снисходительно, а я ощутила себя старше и ожесточенней.
        Думаю, Номи догадалась, что происходит со мной, потому что после завтрака, когда все собрались у елки, чтобы принять участие в ритуале обмена подарками, она отвела меня в сторону.
        - Не обращай внимания на поведение Гленды, - тихо сказала она. - Такое всегда происходит рождественским утром, и все мы знаем почему. Она пытается вернуться в прошлое, в тот самый день, через неделю после которого умерла ее мать и весь ее мир рухнул.
        Гленда действительно походила на ребенка, счастливого и беззаботного. Мне стало даже немного жалко эту женщину, но при этом я не могла забыть о том, к какой ужасной трагедии привела ее детская шалость.
        Мы не стали дожидаться Кейта и распаковали наши подарки. Колтону понравилась книга об испанских замках, которую я купила для него по совету Номи. Она тоже была довольна подаренной мною толстой шерстяной кофтой. Даже Гленда с неподдельным интересом рассматривала полученную от меня красивую блузку. А Гленн пришел в восторг от свитера с высоким воротом, который я приготовила для него еще до отъезда из Нью-Йорка, и сразу же его надел.
        Самые дорогостоящие подарки Колтон сделал близнецам. Он подарил им совершенно одинаковые двусторонние жакеты - с мягкой коричневой замшей с одной стороны и леопардовой шкурой - с другой. Гленн и Гленда тут же, не сговариваясь, надели их леопардовым мехом наружу, и у меня невольно возникло неприятное ощущение, что среди нас появились два неприрученных диких зверя.
        Гленда подарила мне экзотические духи с приторным запахом, которые я возненавидела с первого мгновения, а Гленн - большой холодный аквамарин, оправленный в золото. Кольцо было слишком тяжелым для моего пальца, и такая же тяжесть лежала у меня на сердце. Подарок Номи был самым лучшим. На своем ткацком станке она соткала для меня теплый шарф из мягкой коричневой шерсти с розовыми полосками, длинный и широкий, как палантин. Я накинула его на плечи и с искренней благодарностью поцеловала Номи в щеку, но она приняла этот жест без всякого энтузиазма.
        Колтон приготовил для меня книгу под названием «Год в деревне», которая рассказывала о смене сезонов в северном Нью-Джерси и о повадках животных и птиц, живущих в окрестностях озера. Я была уверена, что с удовольствием прочту ее, и поблагодарила его за внимание.
        Но самый драматический момент наступил в финале, когда Гленда и Гленн развернули предназначенные друг другу пакеты. Их подарки оказались почти идентичны, и Номи потом сказала мне, что такое уже случалось раньше. Близнецы нередко думают об одном и том же, у них одинаковые вкусы, а возможно, между ними существует даже некая экстрасенсорная связь, и все это проявлялось в подарках, которые они дарили друг другу.
        Гленн открыл свой пакетик первым и обнаружил, что Гленда выбрала для него золотую цепочку с медальоном, на котором был изображен греческий профиль, напоминающий Колтона. Он сбросил леопардовую куртку и надел цепочку поверх свитера, с нетерпением ожидая, пока сестра развернет свой сверток. Там тоже оказалась золотая цепочка - более изящная, чем в мужском варианте, и тоже с большим медальоном. Гленда рассмеялась, изучая его, и протянула мне.
        Я увидела красивую голову рычащего леопарда. Гленда надела цепочку на шею, и медальон засиял на фоне ее золотистой блузки. Они были очень близки - эти двое, и в их жизни не было места для кого-то еще, с горечью констатировала я. Каждый из них мог совершить попытку убежать, но они неизбежно возвращались друг к другу. Но я никогда не смогу принять это и смириться…
        Наконец появился Кейт. Он с мрачным, почти вызывающим видом вошел в празднично украшенную гостиную, бесцеремонно вывалил свои подарки на обтянутые желтыми брюками колени Гленды и отступил назад.
        Возможно, он ожидал от матери обвинений в том, что не сумел вчера ночью выполнить ее поручение, и к тому же был пойман на месте преступления. Но казалось, Гленда полностью простила его, и я задумалась, не означало ли это, что она собирается использовать его снова.
        Подарки Кейта отличались оригинальностью, хотя были одинаковыми для всех. Он вырезал из дерева для каждого из нас маленькое животное, и Колтон, получив своего льва, бросил на внука одобрительный взгляд.
        - Ты - настоящий Чандлер, - сказал он. - Это хорошая работа.
        Гленде, конечно, предназначался леопард, который, припав на передние лапы, словно подкрадывался к добыче. Гленн получил единорога, при виде которого я не сдержала улыбки. Мальчик явно обладал большим воображением, подарив дяде, такому далекому от реальности, это мифологическое животное. Для Номи предназначалась уютная домашняя кошка, свернувшаяся в клубочек, а для меня - юная самочка оленя, деликатная и грациозная, с тревожно торчащими ушками.
        Когда Кейт распаковал свои собственные подарки - свитер, лыжи, новую энциклопедию от Колтона и приключенческие романы от меня и Номи, я улучила момент, чтобы остаться с ним наедине. До сих пор мальчик избегал встречаться со мной глазами, и я понимала, чем это вызвано. Подойдя к нему поближе и делая вид, что хочу подобрать оберточную бумагу, валявшуюся у его ног, я тихо задала свой вопрос:
        - Почему для меня олениха, Кейт?
        Он быстро взглянул на меня и отвернулся.
        - Потому что иногда ты на нее похожа, - коротко ответил он и отошел в сторону.
        Потом в течение дня я то и дело смотрела на маленькое изящное создание и удивлялась словам Кейта. Я полагала, что они соответствовали действительности, и я на самом деле нередко выглядела встревоженной перед лицом угрожающей опасности. Возможно, вырезая для меня фигурку этого животного, мальчик подразумевал мою юность, неопытность и доверчивость…
        Видимо, отдавая дань празднику, Гленда весь день была ко мне очень дружелюбна, и ее брата, казалось, радовало это обстоятельство. Она явно делала попытки помириться со мной и вовлечь в общий разговор. Но я нисколько не обольщалась этим обстоятельством и видела, что Номи тоже наблюдает за племянницей с явным недоверием. Возможно, Гленда хочет сделать приятное брату, подумала я, но тут же отбросила это предположение. Едва ли в этом был какой-то смысл, ведь сам он не проявлял ко мне никакого внимания.
        Я была настороже, и когда чуть позже Гленда предложила мне покататься с ней вместе на коньках, сразу же отказалась. Это неожиданно огорчило Гленна, и он сделал мне выговор:
        - На этот раз ты ведешь себя не очень порядочно по отношению к Гленде, - резко сказал он мне. - Все утро она выворачивается наизнанку, чтобы доставить тебе удовольствие, а ты продолжаешь дуться. Почему бы тебе не составить ей компанию? Я собираюсь отправиться в лес на поиски подходящего дерева для будущей скульптуры, и Кейт хочет пойти вместе со мной. Прошу тебя, покатайся с Глендой, хотя бы чтобы соблюсти приличия.
        Я не могла не признать его правоту. Я действительно была противной и недоверчивой. Но такое отношение к Гленде имело под собой все основания после того, что она мне сделала.
        И все же я послушалась мужа, чтобы не сердить его еще больше, но на всякий случай попросила Номи пойти с нами. Та ответила, что давно уже не катается на коньках из-за своего артрита и предпочитает просто погулять. Колтон был занят каким-то собственным проектом, и мне пришлось смириться с неизбежным. Возможно, это немного улучшит наши с Глендой отношения, уговаривала себя я.
        Я надела теплый жакет и слаксы и укуталась коричневым шарфом, подаренным Номи, обернув его вокруг шеи и оставив длинные концы болтаться за спиной. Позже я не раз думала, что могло бы произойти, если бы я не взяла с собой этот шарф. Могли ли события развиваться по-другому? Трудно было поверить в это, но тем не менее…
        Гленда, конечно, надела леопардовый жакет, который необыкновенно шел ей. Мы спустились с холма на тропинку и пошли по ней, размахивая коньками. Гленда так мило болтала со мной, как будто между нами никогда не происходило ничего неприятного. Я же чувствовала себя менее дружелюбно настроенной. Мне безумно хотелось бросить ей в лицо обвинение в том, что это она заставила Кейта поджечь офис Пандоры Макинтайр, но я заставила себя хранить молчание и притворяться, что разделяю ее хорошее настроение. И все же я не верила, что дух Рождества мог произвести такие изменения в Гленде Чандлер. Просто утром она изображала из себя маленькую девочку, а теперь, скорее всего, исполняла какую-то новую роль.
        Погруженная в эти мысли, я едва слышала, что она говорит своим мягким, слегка хрипловатым голосом.
        - Иногда дороги бывают такими узкими, что трудно разъехаться со встречной машиной. По ним можно ехать только прямо, никуда не сворачивая и не имея возможности повернуть назад.
        Если в ее словах и был какой-то скрытый подтекст, мне не хотелось разгадывать его.
        - Послушай, если мы собираемся кататься на коньках, - наконец сказала я, - почему бы нам не сделать это прямо здесь? Мне кажется, это самое подходящее место!
        - О, конечно, - ответила она. - Но у Серых камней еще лучше. Там есть участки озера, которые замерзают последними, и их не успевает засыпать толстый слой снега. После сильных морозов мы всегда катаемся там. Пойдем, я покажу тебе, где это.
        Возможно, это то самое место, где погибла ее мать, промелькнуло у меня в голове. Но я не собиралась выходить на лед, пока не буду абсолютно уверена в своей безопасности, и, где бы мы ни катались, постараюсь пропускать Гленду вперед. Таков был мой замысел.
        Когда мы миновали основание высоких скал, линия берега стала более изрезанной, образуя маленькие полукруглые заливчики. Лед там казался гладким и чистым.
        - Видишь, какое очаровательное место, - сказала Гленда и присела на камень, чтобы надеть коньки. Я присоединилась к ней и, сняв ботинки, надела свои.
        Она первой выскочила на лед и каталась очень умело, выполняя причудливые элементы с грацией и ловкостью. Гленда явно не сомневалась в прочности льда, но тем не менее я заметила, что она старается держаться у берега, избегая приближаться к центру. Что ж, значит, я буду вести себя точно так же, сказала я себе, поскольку нисколько не доверяла этой женщине.
        Увидев, что я уже готова, она подъехала ко мне, взяла за руку и не отпускала ее до тех пор, пока я не освоилась на льду. Он казался довольно крепким, хотя на его поверхности были видны трещины, и мои подозрения понемногу улетучивались. К тому же огромное дерево, низко склонившись к воде, тянуло свои ветви далеко к центру озера, и я подумала, что в крайнем случае за него можно будет уцепиться.
        Через несколько минут мы согрелись и наши щеки разрумянились от ветра, который дул с озера. Гленда начала демонстрировать мне некоторые несложные фигуры, и я обнаружила, что в таком милом добродушном настроении она может быть прекрасной компаньонкой. Я начала немного расслабляться.
        Она взяла меня за руки и стала показывать сложную фигуру, когда один партнер крутит другого вокруг себя. Мы повторили это движение по очереди раза два, но потом она неожиданно отпустила мои руки, и меня понесло прямо к центру озера. Пытаясь остановить это безостановочное скольжение, я поставила коньки на ребро и, тормозя, почувствовала предательское колыхание льда под моими ногами.
        Гленда бросила быстрый взгляд на мое побледневшее лицо и успокаивающим тоном проговорила:
        - Не волнуйся, все в порядке. Лед здесь достаточно прочный. Поехали, делай, как я.
        Она весело рассмеялась, сделала большой круг, потом вошла в штопор и, плавно выйдя из него, покатилась снова по прямой…
        И тут это произошло. Острие ее конька, должно быть, попало в трещину. Она неловко дернулась, упала, и ее леопардовый жакет, скользя по гладкому льду, промчал ее мимо меня к самому центру бухты. Раздался страшный треск, и темная вода выплеснулась на поверхность, затягивая Гленду вниз, под лед.
        Ощущая под ногами предательское колыхание льда, я осторожно подъехала к дереву и вцепилась в него одной рукой, протянув другую Гленде, беспомощно барахтавшейся в воде с изумлением и ужасом на лице, но не смогла дотянуться до нее. Она судорожно хваталась за край полыньи, но лед обламывался под ее прикосновениями, и круг темной воды с каждым мгновением все больше расширялся.
        Я звала на помощь, но вокруг не было никого, кто мог бы меня услышать. И тут я вспомнила про длинный шарф Номи, обернутый вокруг моей шеи, и меня осенило. Я быстро стащила его и, обвязав одним концом вокруг запястья, бросила по направлению к Гленде через вспенившуюся воду. Она дотянулась до него, схватила, снова выпустила из рук, но затем крепко вцепилась пальцами в бахрому.
        - Держись! - крикнула я. - Держись как можно крепче, и я вытяну тебя!
        Держась за дерево и вонзив лезвия коньков в лед, я изо всех сил пыталась вытащить ее из воды. Но едва она легла грудью на край полыньи, как лед обломился снова.
        - Это бесполезно, - слабым голосом крикнула она. - Моя одежда зацепилась за что-то под водой. Я не могу освободиться.
        Я сделала еще одну попытку, но Гленда не сдвинулась с места, и я поняла, что у меня не хватит сил преодолеть сопротивление того, что держало ее.
        Тогда я поспешно закрепила свой конец шарфа вокруг отломанной ветки на стволе и затянула его крепким узлом, чтобы он не смог развязаться.
        - Ты должна держаться за него, - сказала я ей. - А я побегу за помощью. Только не выпускай шарф!
        - Я долго не выдержу! - пробормотала она, стуча зубами. - Все бесполезно. Это судьба. Здесь утонула моя мать. Именно здесь…
        - Прекрати! - закричала я, уже вскарабкавшись на берег и лихорадочно меняя коньки на ботинки. - Ты только продержись, пока я сбегаю за Трентом Макинтайром. Это быстрее, чем возвращаться домой.
        Освободившись от коньков, я побежала по тропинке вдоль берега, обогнула основание Серых камней и оказалась прямо напротив каменного дома, стоящего на другой стороне озера. Но хотя я громко звала Трента и Пандору, мне никто не ответил. Возле их дома было безлюдно и тихо. Либо Макинтайры находились в гостинице, куда не долетал мой голос, либо отсутствовали по каким-то рождественским делам. Мне ничего не оставалось, как бежать в «Высокие башни».
        Я снова услышала голос Гленды, молящий о помощи. Затем, к моему огромному облегчению, другой голос что-то прокричал ей. Если помощь уже пришла, мне не было необходимости бежать домой. Я могла бы принести больше пользы, вернувшись назад. Я побежала к Серым камням и, обогнув основание скалы, снова увидела небольшой залив. Там не было никого, кроме Гленды, еще глубже погрузившейся в воду.
        Я поняла, что бежать за помощью, скорее всего, уже поздно, но не могла стоять и смотреть, как тонет Гленда, ничего не предпринимая. Развернувшись, я побежала по направлению к «Высоким башням» и даже попыталась срезать кусок пути, поднимаясь на холм по диагонали. Бежать было трудно. Я спотыкалась и падала, но упорно поднималась на ноги и ковыляла дальше.
        Наконец впереди меня появился дом. Я остановилась, чтобы перевести дыхание, прежде чем начать кричать. До меня не доносилось ни звука, за исключением шума ветра в верхушках сосен. Я снова прислушалась, надеясь уловить голос Гленды, умоляющий о помощи, но так и не дождалась этого.
        С грохотом хлопнув входной дверью, я побежала по лестнице, громко окликая мужа. На мои крики из своей спальни выглянул Кол-тон, а Гленн спустился из мансарды.
        - Гленда… Там, на озере… Она провалилась под лед! Скорее! - задыхаясь, выпалила я.
        Мужчины набросили пальто и выбежали в переднюю дверь, и я поспешила вслед за ними. Я не могла оставаться в доме и ждать. Я должна была быть там.
        Они побежали по самому короткому пути, наискосок через лес, и я едва поспевала за ними. Мы обогнули Серые камни и выбежали к озеру. К тому моменту, как я добралась до залива, они, взявшись за руки, уже образовали цепочку от дерева к полынье. Вдвоем они были гораздо сильнее меня и вскоре вытащили Гленду из воды и перенесли ее на берег.
        Я молча смотрела, как они пытались оживить ее, делая искусственное дыхание и растирая руки и ноги. Но она лежала неподвижно, бледная и холодная. Колтон поднял голову и посмотрел на меня. Лицо его было бледным и замкнутым.
        - Возвращайся домой, Дина. Найди Номи и скажи, чтобы она вызвала нашего доктора. И пусть она приготовит теплую постель.
        Я снова побежала к «Высоким башням», хотя понимала, что доктор вряд ли понадобится. Гленда провела слишком много времени в ледяной воде. Она утонула в том самом месте, где когда-то провалилась под лед ее мать. В том самом месте, где она пыталась утопить меня.
        При этой мысли я похолодела. Гленда пыталась утопить меня - а вместо этого утонула сама.
        К счастью, Номи уже вернулась с прогулки. Прежде чем я закончила говорить, она уже была у телефона. Я слышала слова, которые она говорила мне, но не воспринимала их. У меня перед глазами неотвязно стояло искаженное ужасом лицо Гленды. Это было просто невыносимо. Я боялась даже подумать о том, что будет теперь с Гленном.
        - Я думаю, она мертва, - сказала я Номи.
        Но эта женщина по-прежнему оставалась сестрой Элизабет, даже теперь, когда ее противник был повержен.
        - Это хорошо, - резко бросила пожилая она. - Теперь ты будешь свободна. И Гленн тоже.
        Я в ужасе посмотрела на нее.
        - О нет! Я не хочу получить свободу таким путем! Я не хочу…
        - Разве она не пыталась утопить тебя? - оборвала меня Номи.
        Я не могла разговаривать с ней об этом. Гленда умерла, и, несмотря на все, что она сделала мне, ее ужасная смерть потрясла меня до глубины души. Я отвернулась от Номи и подошла к окну в ожидании Колтона и Гленна.
        Мы были в комнате Гленды. Черная мраморная головка словно не сводила с меня своих почти живых глаз, в которых застыло страдание. Это выражение настолько напоминало предсмертную муку на лице тонущей Гленды, что мне показалось, что она сама умоляет меня о помощи. Но я не смогла ее спасти. Мне не хватило для этого сил.
        А может быть, я просто недостаточно сильно хотела этого? - вдруг промелькнуло у меня в голове, и я поняла, что никогда не смогу избавиться от чувства вины.
        Оказывается, Номи все это время наблюдала за мной.
        - Прекрати! - закричала она. - Ты ничем не могла ей помочь. Она сама была виновата… И прекрасно понимала это.
        Я не спросила, как она догадалась о том, что на самом деле произошло на льду озера. Откуда ей известно, что Гленда пыталась утопить меня?
        В этот момент я увидела, что к входной двери подошел Гленн. Он нес свою сестру на руках, и его лицо казалось таким же мертвым, как и у нее. Я бросилась вниз, движимая желанием помочь ему, но он прошел мимо меня, словно не заметив, и осторожно положил Гленду на кровать.
        Колтон еле заметно кивнул мне.
        - Оставь его. Ты сейчас ничего не сможешь для него сделать. Пойдем со мной, дай мне немного выпить, Дина, будь хорошей девочкой.
        Я налила ему шотландского виски, и он уселся перед холодным камином в гостиной. Все в этой комнате напоминало о Рождестве - красные и серебряные звезды и колокольчики на ярко-зеленых пушистых ветвях елки, яркие цветные огоньки электрической гирлянды… Я не могла больше этого выносить. Выключив их, я без сил упала в кресло, потому что ноги уже не держали меня.
        - Она должна была держаться за мой шарф, - пробормотала я. - Видимо, у нее не хватило сил, и она выпустила его из рук.
        Колтон допил виски и поднял на меня безжизненные глаза.
        - Какой шарф? О чем ты говоришь?
        Я рассказала ему, что привязала к ветвям дерева шарф, подаренный мне Номи, а другой его конец бросила Гленде, чтобы таким образом вытащить ее. И только убедившись, что мне не хватит для этого сил, побежала звать на помощь.
        Когда я закончила свой сбивчивый рассказ, Колтон медленно покачал головой.
        - Там не было никакого шарфа, - сказал он.

12

        Перед самым Новым годом мы похоронили Гленду.
        Печальный ритуал погребения привлек большое внимание местных жителей. Гленда легла в могилу рядом со своей матерью на маленьком сельском кладбище, расположенном в нескольких милях от «Высоких башен».
        Постепенно эмоциональный шок, пережитый нами, смягчился, и мы уже начали привыкать к мысли, что больше никогда не услышим ее шагов на ступеньках лестницы, звонкого смеха, не будем опасаться вспышек ее бурного темперамента.
        Никто из нас не предполагал, что самое ужасное еще впереди.
        Снова выпал снег, но на этот раз бури не было, и крупные мягкие снежинки медленно и тихо падали на землю.
        Мы четверо сидели в гостиной и молчали. И причиной этого был коричневый шарф, подаренный мне Номи, который так и не помог Гленде спастись.
        Его таинственное исчезновение с места происшествия было необъяснимо и вызывало у меня страх. Думаю, нечто подобное ощущали и другие члены семьи. Только Джезебел, казалось, была рада. Она уже поняла, что теперь может свободно разгуливать по всему дому, но все еще избегала появляться в комнате Гленды.
        Возможно, мне не следовало настаивать на существовании шарфа и рассказывать о голосе, который, как мне показалось, я тогда услышала. Когда Колтон сказал мне, что шарф не был найден, мне нужно было оставить эту тему. Но я постоянно видела обвинение в глазах Гленна и хотела оправдаться перед ним, да и перед остальными членами семьи. Они должны понять, что я пыталась спасти Гленду. В тот момент для меня не имело значения ее отношение ко мне, и я никогда не смогла бы отомстить ей таким ужасным способом.
        Номи верила мне и поддерживала, как могла. Что думает по этому поводу Колтон, трудно было понять. Но на лице Гленна постоянно отражались нескрываемая антипатия и отвращение, которые день ото дня становились все сильнее.
        Я несколько раз ходила к месту трагической гибели Гленды, внимательно обследуя его, и обнаружила на коре огромного дерева несколько розовых шерстинок из моего шарфа.
        Вернувшись домой, я рассказала о своем открытии, но на мои мольбы пойти на озеро и убедиться в моей правоте никто не откликнулся. Возможно, родные Гленды просто не хотели знать правду.
        Но когда я вернулась к месту происшествия через несколько дней, шерстинки таинственным образом исчезли. Неужели кто-то тайно приходил туда и убрал их? - подумала я. Кто этот человек? Почему он хочет, чтобы во всем винили меня?
        Колтон отменил свой отъезд в Нью-Йорк. Он выглядел совершенно разбитым. Я знала, что он очень любил свою яркую, талантливую, своенравную дочь, но не ожидала, что его может настолько потрясти что-то, не имеющее отношения к искусству. Он как-то резко постарел, и его львиная грива волос теперь стала скорее белой, чем серебристой.
        И тем не менее, с тех пор, как произошла трагедия, он только один раз выдал свои чувства. Это случилось через два дня после похорон, когда Номи решительно вошла в комнату Гленды, намереваясь убрать в чулан ее вещи и таким образом уничтожить все воспоминания о ней. Она обратилась ко мне за помощью, и я без особой охоты согласилась. Мне казалось, что еще прошло слишком мало времени после гибели Гленды, и решение Номи стереть все ее следы в доме слишком скоропалительно.
        Колтон застал нас за этим занятием и с неожиданным гневом в голосе, немало удивившим меня, остановил.
        - Оставь все, как есть! - приказным тоном сказал он Номи. - Куда еще Гленн сможет прийти, когда почувствует тоску по сестре?
        Номи была не из тех, кого легко испугать, и настаивала на своем решении освободить комнату. Она стойко воспротивилась Колтону:
        - Это вовсе не утешит его, а только растравит его душевную рану. Чем скорее все, напоминающее о Гленде, исчезнет из этого дома, тем будет лучше для всех нас. Нельзя оставлять комнату такой, какой она была. Гленн цепляется за призрак, а это ни к чему хорошему не приведет!
        Услышав эти слова, я поняла, куда так часто исчезал мой муж в последние несколько дней. Оказывается, он ходил в комнату своей сестры и сидел там часами, а когда возвращался, лицо его было лишено эмоций. Конечно, причиной этого была невыносимая боль, которую он снова и снова переживал среди вещей Гленды. Номи была права, и я собиралась поддержать ее, но не осмелилась вмешаться в ее спор с Колтоном.
        - Оставь эту комнату такой, какая она есть, - решительно повторил он и повернулся, чтобы уйти.
        Я не знала, что Гленн в это время находился в соседней комнате, пока он, услышав наши голоса, не вошел в спальню Гленды. С первого взгляда поняв, что собирается сделать Номи, он, ни на кого не глядя, молча подошел к ней и взял у нее из рук ящик с вещами.
        - Не трогайте здесь ничего! Я хочу оставить все так, как было. Сегодня я переезжаю в эту комнату. Все вещи Гленды теперь принадлежат мне. Она хотела бы именно этого.
        Думаю, даже Колтона поразило такое решение сына, но он понимал, что сейчас возражать Гленну, который был почти в таком же бешенстве, какое временами позволяла себе его сестра, бесполезно. Лицо его исказилось, и он отвернулся, не произнеся ни слова. Ему тоже было нелегко находиться в этой комнате.
        Гленн остановил отца, который уже собирался покинуть спальню Гленды.
        - Ты должен знать, что я отменил твой заказ по поводу надписи на могильном камне. Я хочу вырезать ее сам. Никто, кроме меня, не сделает для нее эту последнюю услугу.
        Колтон только коротко кивнул и вышел из комнаты.
        Номи удрученно всплеснула руками, как бы отказываясь от своих намерений разобрать эту комнату, и тоже вышла оттуда, оставив меня наедине с мужем. Возможно, она считала, что мне удастся уговорить Гленна отказаться от его странного намерения. Но я не была уверена, что смогу заставить его изменить свое решение. И все же то, что он собирался сделать, было неправильно, и я должна была попытаться отговорить его.
        - Послушай, Гленн! Не нужно терзать себя так! Если ты переедешь сюда, тебе будет только еще тяжелее, - мягко сказала я. - Разве не лучше сделать так, как советует Номи, - убрать все, напоминающее о Гленде, хотя бы до тех пор, пока боль немного не утихнет?
        Он поднял на меня глаза, в которых зажглась еще большая неприязнь.
        - Откуда тебе знать, что для меня хорошо, а что - плохо? Моя сестра погибла по твоей вине. Ты приносила нам только несчастья, с того самого момента, как разбила головку из алебастра. Какого дьявола меня занесло тогда в этот чертов музей! Если бы я не встретил тебя, все было бы хорошо! Убирайся отсюда и оставь меня одного!
        Меня настолько потрясли эти слова, что я больше не повторяла попыток убедить его переменить свое мнение. Мне хотелось немедленно уйти из этого дома.
        Я оделась потеплее и вышла на свежий воздух. До сих пор мне казалось, что я по-прежнему люблю Гленна и должна поддержать его, но все его поведение говорило о том, что он в этом не нуждается. Я совсем запуталась.
        Разве может любовь, расцветшая так бурно, оказаться такой скоротечной? - спрашивала себя я. Или мне кажется, что мои чувства к мужу безвозвратно исчезли, только потому, что я бесконечно устала? Сначала я была вынуждена бороться за него с Глендой, терпеть все эти унижения и издевательства с ее стороны, а когда она погибла, я снова оказалась виноватой, теперь уже в ее смерти?..
        Возможно, пройдет какое-то время, и все мои умершие желания и чувства возродятся. Тогда я смогу вернуться к жизни и любви. Но сейчас, спускаясь по холму к озеру, Я чувствовала, что это нереально. Я больше не нуждалась в Гленне, потому что в нем не осталось ничего от того энергичного, веселого, одухотворенного мужчины, который поразил меня в Нью-Йорке. Казалось, он умер вместе со своей сестрой.
        На полпути я столкнулась с Трентом, который поднимался по тропинке мне навстречу. Его улыбка согрела меня. Я даже не понимала, как мне было холодно, пока он не улыбнулся мне.
        - А я шел навестить тебя, - сказал он.
        Я могла только беспомощно потрясти головой.
        - Тебе сейчас не стоит приходить в «Высокие башни». Все мы так расстроены. И Гленн… - Я оборвала фразу, потому что не смогла бы объяснить ему, какие чувства меня обуревают.
        Меня мучала мысль о том, что если Трент узнает от кого-то общепринятую версию гибели Гленды, он тоже станет обвинять меня в том, что я ушла и оставила ее одну умирать. Я не вынесла бы этого.
        - Я не зайду в дом, если ты считаешь, что мне не следует этого делать, - спокойно ответил он. - Я только хотел поблагодарить тебя за то, что ты сделала для Кейта в ту ночь, когда в гостинице был пожар.
        Я изумленно уставилась на него.
        - Но я думала, что ты сердишься на меня за то, что я пыталась защитить его.
        - Это действительно было глупо, - согласился он. - Но я благодарен тебе за другое. Ведь именно ты заставила его вовремя остановиться и впоследствии вести себя достойно. Мы долго разговаривали с ним в ту ночь, и возможно, мне даже удалось наладить с ним контакт. А у тебя получилось то, чего я никак не мог добиться. Что бы ты ни сказала ему, это заставило его задуматься о своих поступках. Ты расшевелила его. Думаю, он прекрасно отдавал себе отчет в том, какую чудовищную вещь побуждала его сделать Гленда, надеясь оживить картину, которую она нарисовала. Поняв это, он разозлился на нее и решил вести себя по-другому. Пандора ничего не знает. Может быть, она и догадывается о чем-то, но я не собираюсь ей ничего рассказывать. Сейчас в этом нет необходимости.
        Трент все еще не знал, что Кейт по наущению Гленды сделал с головкой из алебастра, а я по-прежнему не могла рассказать ему об этом. Возможно, мальчик жалеет теперь и об этом своем поступке. Во всяком случае, я надеялась, что это так.
        - Я рада, что твои отношения с сыном наладились, - сказала я. - Ты был очень сердит, и я боялась, что могу стать причиной вашей ссоры.
        - Я знаю. Это было написано на твоем лице. Именно поэтому я взял себя в руки и решил просто поговорить с Кейтом. Так что спасибо тебе, юная Бернардина.
        - Юная? - сухо переспросила я. - О нет! Уже нет. Сейчас я чувствую себя старше, чем Номи. Старше всех на свете.
        Он ласково покачал головой.
        - Ты еще очень молода и обязательно будешь счастлива снова.
        Трент приблизился ко мне, протянул руку, приподнял мой подбородок и поцеловал меня - легко и нежно.
        - Мне все еще хочется целовать тебя, - признался он. - Я не могу думать о тебе как о жене Гленна.
        Я и не была ею. Больше не была, Меня так сильно тянуло к Тренту, мне так хотелось почувствовать себя уютно и спокойно в его объятиях. Но я вовремя опомнилась и отступила на шаг.
        - Я принес тебе подарок, - сказал он. - Хотел вручить его на Рождество, но после всего случившегося у меня не было такой возможности. - Он вынул из кармана куртки плоскую узкую коробочку и протянул ее мне. Яркая обертка и праздничная ленточка смотрелись сейчас как-то странно, ведь это Рождество было вовсе не веселым. Но меня тронуло его внимание, и слезы сами побежали из моих глаз.
        - Не открывай ее сейчас, - тихо проговорил Трент. - Возьми в свою комнату и открой, когда будешь одна. - Он повернулся и пошел прочь, но вдруг остановился. - С тобой все в порядке, Бернардина?
        - Да, - ответила я. - Сейчас уже все хорошо.
        - Если я понадоблюсь тебе, ты только позови, и я приду, - сказал он и ушел.
        Я была уверена, что могу на него рассчитывать, и это придавало сил. Мне стало любопытно, что находится в коробочке, и я решила поскорей вернуться домой, чтобы открыть ее. Обернувшись, я обнаружила, что Трент остановился и смотрит мне вслед. Я помахала ему и, ощущая себя гораздо более спокойной и храброй, продолжила свой путь. Мне действительно стало гораздо лучше, потому что теперь я знала, что Трент Макинтайр беспокоится обо мне.
        Вернувшись в дом, я сразу же поднялась наверх и закрылась в своей комнате, затем развязала ленточку, сняла обертку и открыла свой подарок. Внутри коробочки оказалась пачка писем и записка: «Думаю, они помогут тебе даже больше, чем мне».
        Там были собраны все письма моего отца к Тренту, собранные за долгие годы их дружбы. Писем оказалось не так уж много, но Трент сохранил все, и я с трепетом развернула первое.
        При виде знакомого размашистого почерка меня охватило какое-то теплое, волнующее чувство. Как будто не просто мой отец вошел в комнату и присел рядом со мной, но и Трент стал для меня более живым и понятным. Благодаря этим письмам я узнала его лучше. Оказывается, Джон Блейк высоко ценил своего молодого друга, доверял ему и много ожидал от него в будущем.
        В письмах встречались упоминания обо мне и моей матери, и вся наша теплая счастливая семейная жизнь ненадолго вернулась ко мне. Сейчас глубокие философские мысли, которые мой отец так часто использовал в своих лекциях и беседах со студентами, значили для меня гораздо больше, чем раньше.
        Он словно нарушил долгое молчание, последовавшее после его смерти, и пришел мне на помощь. Трент почувствовал, насколько сильно я сейчас нуждаюсь в отце, и именно поэтому отдал мне его письма.
        Углубившись в чтение, я наткнулась на одно простое высказывание, которое задело меня за живое. Джон Блейк был по существу простым человеком и никогда не делал из мухи слона. «Мужество, - писал он Тренту, - это часто не больше, чем просто способность продолжать идти вперед. Люди, лишенные этого качества, сворачивают в сторону или отстают навсегда».
        Продолжать идти вперед. Это был тот самый совет, в котором я сейчас нуждалась. Продолжать жить, день за днем, независимо от того, насколько тяжело мне было оставаться в «Высоких башнях» и чувствовать на себе тяжелые мрачные взгляды мужа. Это испытание моей стойкости. Я должна верить, что впереди меня ждет дневной свет.
        И тем не менее в канун Нового года, когда вся семья Чандлеров собралась в гостиной, я снова упала духом. Совсем недавно я с оптимизмом смотрела в будущее, страстно желая, чтобы это время наступило, и еще неделю назад готова была встретить Новый год в твердой уверенности, что Гленде не удастся сломать мне жизнь, а у моего брака есть перспектива стать нормальным.
        Но теперь даже ее смерть обернулась для меня поражением, и мужество, о необходимости которого напомнили мне отцовские письма, временами начинало колебаться, словно неуверенное пламя свечи. Я все чаще задумывалась о том, что, возможно, для меня оно могло заключаться в отъезде из «Высоких башен», а не в том, чтобы оставаться там.
        Все легкомысленные рождественские украшения исчезли из дома вместе с елкой. И все же воспоминания еще жили здесь. Закрывая глаза, я видела Гленду любующейся золотым медальоном с головой леопарда, который Гленн подарил ей. Впрочем, мне даже не требовалось закрывать глаза, потому что сегодня, в канун Нового года, он надел медальон, который она подарила ему, хотя забыл о моем подарке - свитере. Его сходство с сестрой-близнецом стало еще более заметным, чем раньше, как будто в своем горе Гленн перенял то самое выражение лица Гленды, которое было запечатлено им в черной мраморной головке.
        За окнами падал снег, а часы на каминной полке мерно тикали, неумолимо приближая нас к следующему году. Номи сидела у камина и спокойно вязала, а я зачарованно наблюдала за ее ловкими пальцами. Совсем недавно они ткали розовые зигзагообразные полоски в моем шарфе, а сейчас вязали свитер для Гленна - толстый теплый свитер в норвежском стиле. Я чувствовала, что Номи находит в этом занятии успокоение. Видимо, погружаясь в работу, она отвлекалась от мрачных мыслей.
        В гостиной царило молчание, но оно не говорило о покое. Впрочем, возможно, это было только мое ощущение. Я то и дело вскакивала со своего места и подходила к одному из французских окон, наблюдая, как на дорогу медленно и мягко падает снег. Он еще не был достаточно глубоким, так что машина могла легко спуститься с холма.
        Мне хотелось взять автомобиль Гленна и уехать отсюда куда угодно - хотя бы к Макинтайрам на другую сторону озера. Интересно, а как они встречают Новый год? Ведь эта трагедия коснулась и их тоже. Гленда когда-то была женой Трента и оставалась матерью Кейта, который поклонялся ей со слепым обожанием. Прозрел ли он до трагедии, или внезапная смерть матери, хотя сам он и не мог сейчас этого осознать, была для мальчика благом?.. Сейчас его страдания были острыми, но чистыми. Его мать умерла раньше, чем он успел разочароваться в ней, и ему не пришлось с горечью убедиться в том, что его любовь не стоила таких страданий… Как это произошло со мной. И все же я не могла поверить, что моя любовь могла умереть так скоро.
        Над входной дверью горела лампочка, и хлопья снега танцевали в ее желтоватом свете. Сквозь белую пелену я могла видеть часть дороги, ведущей к дому. В какой-то момент мне показалось, что что-то двигается там, в темноте, и я замерла, внимательно всматриваясь.
        Тем временем за моей спиной Колтон заговорил с сыном:
        - Когда ты собираешься вернуться к работе, Гленн?
        - К работе? - переспросил тот, словно не поняв, что значит это слово.
        - Конечно. Ты должен чем-то заняться. Это единственное средство приглушить боль. Я понял это, когда потерял твою мать.
        - Чем я могу заняться? - горько спросил Гленн.
        - Ты уже работал с Диной раньше, - сказал Колтон. - Начни снова. Она здесь, в твоем распоряжении. На этот раз вырежи ее головку из дерева.
        - Но я не чувствую… - Гленн оборвал фразу, возможно, не желая, чтобы я услышала ее.
        - Чтобы начать, тебе и не нужно ничего чувствовать, - заверил его Колтон. - Все это придет в процессе работы. Твой взгляд зацепится за что-нибудь, и появится вдохновение… Почему бы тебе не начать с ее волос, ведь тебя всегда интриговала их красота. Попробуй передать ее в дереве. Убери эти кольца над ушами, как у старой девы, и распусти их по плечам. Дерево может оказаться для этого даже более подходящим материалом, чем алебастр.
        Неужели мне придется снова позировать Гленну? - в ужасе подумала я. Мне сейчас совершенно не хотелось этого. И тем не менее, это могло помочь ему, а если он будет смотреть на меня с меньшей ненавистью во взгляде… Я отвернулась от окна.
        - Я не хочу даже пытаться! - в бешенстве воскликнул Гленн.
        Номи отложила свое вязание.
        - Не кипятись, Гленн. Твой отец абсолютно прав. Стоит тебе только начать, и работа пойдет. Это будет правильным решением.
        Я снова отвернулась к окну, радуясь тому, что не успела первой предложить мужу свою помощь. Хорошо бы я выглядела сейчас, когда он с таким отвращением воспринял совет отца использовать меня в качестве модели. Мне будет только лучше, если я никогда больше не буду позировать Гленну.
        В этот момент я увидела высокую фигуру, поднимающуюся к дому. Это был Кейт, который сгибался под тяжестью какого-то огромного рюкзака.
        - Пришел Кейт, - сказала я. - Он что-то несет.
        Номи поднялась и пошла открыть мальчику дверь. Мы слышали, как она разговаривает с Кейтом, приглашая его войти и предлагая ему оставить свою ношу в холле. Затем она привела его в гостиную.
        - Кейт хочет поговорить с тобой, Колтон, - сказала она.
        Тот даже не приподнялся со своего удобного кресла.
        - Входи, мальчик, входи! Что привело тебя сюда в канун Нового года? У вас что-то случилось?
        Кейт покачал головой.
        - Я ушел из дома, - сказал он. - И хочу жить здесь, дедушка.
        Все мы с удивлением посмотрели на мальчика. Хотя он и был сыном Гленды, никто не считал его Чандлером, и я еще ни разу не слышала, чтобы он называл Колтона дедушкой. Тому это не нравилось, и Гленда следовала его примеру, не позволяя Кейту называть ее мамой. Сейчас же, обращаясь к нему, мальчик использовал слово
«дедушка» намеренно, словно определяя свое место среди нас и напоминая Колтону об их родстве.
        - Садись, Кейт, - сказала Номи. - Только сначала сними свою мокрую куртку. А сюда я поставлю твои вещи.
        Мальчик неловко освободился от куртки, отдал ее Номи вместе с шапкой и неуверенно сел в предложенное ему кресло.
        Колтон наконец пришел в себя от удивления.
        - Что-то случилось, Кейт? Расскажи нам все. Мы не можем принять тебя против желания твоего отца, пока не узнаем, что привело тебя сюда.
        Мальчик бросил в мою сторону быстрый враждебный взгляд, встал и подошел к деду.
        - Я не хочу говорить об этом. Им все равно, что происходит со мной. Отец и Пандора ненавидели Гленду, и я не могу больше оставаться с ними. Если вы позволите мне жить здесь, я буду работать по дому, помогать тете Номи… А послезавтра кончатся каникулы, и я смогу ходить в школу отсюда. Спать я готов в любом месте, так что мне не нужна отдельная комната. Сгодится и раскладушка в мансарде.
        Колтон казался более растерянным, чем когда-либо. После смерти дочери он уже не производил впечатления сильного, уверенного в себе человека.
        - Ты сказал своему отцу и бабушке, что пошел сюда?
        Кейт отрицательно покачал головой.
        - Я просто собрал свои вещи и ушел. Но они поймут, где я.
        - Позволь ему остаться, Колтон, - вмешался Гленн. - Он сын Гленды, и лучше ему расти здесь, чем в другом месте. Он скорее Чандлер, чем Макинтайр.
        - Ох уж эта вражда! - презрительно заметила Номи.
        Решение должен был принять Колтон, но прежде чем он высказал его, раздался телефонный звонок, и Номи вышла в холл, чтобы ответить на него. Через несколько минут она вернулась.
        - Это был Трент. Он хотел знать, у нас ли мальчик, и поговорить с тобой, Колтон. Я сказала, что он может прийти сюда.
        Колтон отложил в сторону книгу об испанских замках.
        - Конечно, мы должны увидеться с ним. Ты хочешь остаться и послушать, что скажет твой отец, Кейт?
        - Нет, сэр. Я знаю, что он скажет. - При этих словах мальчик снова метнул в мою сторону враждебный взгляд.
        Я была удивлена и обеспокоена его явной неприязнью, ведь мне казалось, что наши отношения начали налаживаться.
        - Пойдем, - обратилась к Кейту Номи. - Возьми свой чемодан и эту ужасную картину, которую ты принес сюда. Мы поставим раскладушку и отгородим для тебя уголок в мансарде.
        Воспользовавшись тем, что на меня никто не обращает внимания, я вышла из комнаты, надела пальто, неслышно закрыла за собой входную дверь и остановилась на заснеженной веранде. Ночь казалась удивительно тихой. Ветра не было, и деревья стояли неподвижно, занесенные снегом. На небе не было ни луны, ни звезд, но благодаря снегу ночь была достаточно светлой.
        Я увидела фары автомобиля Трента издалека. Когда он свернул на подъездную площадку, деревья на мгновение ярко вспыхнули в свете фар и тут же снова погрузились в темноту. Когда его машина подъехала к дому, я спустилась по ступеням, покрытым мягким мокрым снегом, и пошла ему навстречу.
        Увидев меня, он открыл дверцу.
        - Я должна поговорить с тобой, - сказала я и скользнула на сиденье рядом с ним. - Поблагодарить за то, что ты подарил мне письма моего отца. Это самый лучший рождественский подарок в моей жизни.
        Он взял мои холодные руки в свои и сжал их.
        - Что случилось? Что-то очень неприятное, не так ли?
        - Да! - Я так энергично кивнула, что с моих волос посыпались хлопья снега. - С Чандлерами покончено. Я должна как можно скорее уехать отсюда. Гленн не хочет, чтобы я оставалась.
        Трент снова мягко сжал мои ладони.
        - Мне бы следовало поговорить с ним… Но, пожалуй, я не буду этого делать. Ты можешь пожить у нас, если хочешь.
        - Нет. Спасибо за приглашение, но мне необходимо уехать как можно дальше от Серых камней. Я должна кое-что понять, а здесь невозможно сосредоточиться. Но я не могу пока уехать.
        - Почему?
        Я мягко высвободила свои руки.
        - Из-за шарфа, который я привязала к дереву в озере, а другой конец дала Гленде.
        И я рассказала ему все. О том, как Колтон сказал, что там не было никакого шарфа. О голосе, который я слышала… Кто-то еще, кроме нас с Глендой, был там, на озере. Этот человек отвязал от дерева мой шарф или просто вырвал его из ослабевших рук Гленды и оставил ее тонуть. И мне жизненно необходимо было выяснить, кто это был, причем до своего отъезда. Я не сказала Тренту только о том, что Гленда собиралась сделать со мной. Это теперь было уже совершенно не важно.
        Он внимательно, не перебивая, выслушал меня.
        - Полагаю, ты рассказала им об этом?
        - Да, конечно. Но мне никто не поверил. Разве что Номи…
        - А ты не узнала голос, ответивший на крик Гленды?
        - Нет. Он звучал немного искаженно, и я даже не могу определить, мужчина это был или женщина. Да и как можно запомнить крик, когда он уже перестал звучать?
        - Ты оказалась в очень неприятной и опасной ситуации, - обеспокоенно заметил Трент. - Мне не нравится, чем все это пахнет. Кто бы ни ответил Гленде и ни забрал оттуда твой шарф, этот человек наверняка опасается, что ты его узнаешь.
        - Да, - кивнула я. - Я тоже думала об этом. Но этот человек знает, что пока что я не имею ни малейшего понятия о том, кто он. Любой прохожий мог оказаться на скале, в то время как я металась по берегу. Местные жители ходят гораздо быстрее, чем я, да и лес там густой. Мы могли не заметить друг друга. Но я не могу уехать отсюда, пока не докажу всем свою непричастность к смерти Гленды. А если шарф кто-то забрал, то мы имеем дело с убийством.
        - Ты и Кейт, - сухо сказал Трент.
        - Что ты имеешь в виду? При чем тут Кейт?
        - Ни при чем. Но он задавал мне вопросы, на которые трудно найти ответ. Гленда знала, что в этой части озера бьют ключи, что она первой оттаивает и последней замерзает. Она помнила, что именно в этом месте утонула ее мать, и все же почему-то решила кататься на коньках именно там. Ей было известно, что это небезопасно, особенно в теплую погоду. Даже если лед с виду кажется крепким, он не годится для катания на коньках. Кроме того, Гленда никогда не приблизилась бы к центру по своей воле. Поэтому Кейт хочет знать, почему вы отправились туда вместе и как его мать могла провалиться под лед.
        Я удивленно посмотрела на него, и вдруг меня осенило.
        - Ты хочешь сказать, что он тоже обвиняет меня? Что он думает…
        - Он предполагает, что ты могла действовать импульсивно, и считает, что там не было никакого шарфа.
        - Но это чудовищно! - закричала я. - А ты? Ты тоже веришь в это?!
        Он грубо оборвал меня:
        - Не будь идиоткой! Я слишком хорошо знаю Гленду, чтобы не догадаться, зачем она потащила тебя туда.
        Я облегченно вздохнула. Трент все знал. Теперь можно быть с ним абсолютно откровенной.
        - Да, - кивнула я. - Она хотела, чтобы под лед провалилась я, но вместо этого сама попала в ловушку. Но я не могу сказать это Чандлерам - они мне все равно не поверят.
        - Ты должна уехать отсюда как можно скорее. Тебе нельзя оставаться в одном доме с человеком, чувствующим, что ты что-то подозреваешь.
        В этот момент с веранды меня окликнул голос Гленна.
        - Дина? Где ты, Дина?
        - Я должна идти, - сказала я. - Пойдем вместе.
        Трент открыл мою дверцу, помог мне выйти, и мы вместе поднялись в дом.
        Гленн вежливо поздоровался с Трентом.
        - Колтон ждет тебя, - сообщил он, - но хочет поговорить с тобой наедине.
        Когда гость скрылся в гостиной, муж повернулся ко мне.
        - Почему ты сидела в его машине? О чем вы говорили?
        Я спокойно ответила:
        - Ни о чем таком, что я хотела бы обсуждать с тобой. - И, пройдя мимо него, стала подниматься по лестнице.
        Он пошел следом за мной.
        - Дина! Не становись моим врагом. Я хочу тебе верить. Я хочу любить тебя - так же, как в Нью-Йорке.
        Я остановилась на лестнице и повернулась к нему лицом. Он стоял ступенькой ниже меня, и при виде его ярких, орехового цвета волос, которые так поразили меня в тот первый день в музее, я вспомнила точно такие же, мокрые и растрепанные, волосы на мертвой голове Гленды, неподвижно лежавшей на мокром снегу.
        - Так почему же ты мне не веришь? - спросила я.
        Гленн уклонился от прямого ответа, и это меня обрадовало. Что ж, по крайней мере, он не обвинял меня прямо.
        - Неважно. Но я бы не хотел, чтобы у тебя были какие-то дела с Трентом Макинтайром. Я не доверяю этому человеку.
        - Зато я доверяю, - парировала я. - Я доверяю ему больше, чем кому-либо в «Высоких башнях». Включая собственного мужа.
        В глазах Гленна что-то вспыхнуло, и он встал на одну ступеньку со мной. Когда мы поднялись наверх, он снова начал умолять меня:
        - Дина! Мне нужна твоя помощь. Я хочу попытаться сделать то, что предложил Колтон. Ты согласна снова позировать мне? Ты позволишь мне вырезать тебя из дерева?
        Так вот почему он заговорил о любви и доверии - ради себя. Он собирается использовать меня для собственного спасения, как уже не раз делал раньше. Позировать ему мне вовсе не хотелось, но все же я не смогла отказаться. Я не хотела, чтобы он прикасался ко мне или занимался со мной любовью, притворяясь, что испытывает ко мне желание, потому что я знала, что это не соответствует действительности. Но когда речь шла о его работе, мне было нечем крыть.
        - Хорошо, - тихо пробормотала я. - Я буду позировать тебе завтра.
        - Не завтра - сегодня ночью! Я хочу встретить Новый год за работой. Разве ты не понимаешь, Дина, если я начну все снова, тогда…
        Гленн не стал продолжать, потому что уже поверил в мое согласие. Он схватил меня за руку и быстро потащил в спальню. Там он начал вытаскивать шпильки из моих волос, как будто прежнее возбуждение охватило его. Я спокойно стояла, позволяя мужу делать все, что он хочет, и старалась ничего не вспоминать. Мужчина, которого я любила, бесследно исчез. Я не должна думать о нем больше, не должна вспоминать нашу первую встречу в музее. Не надо страдать из-за того, что было только игрой воображения.
        Вытащив все шпильки из моих кос, Гленн собрал их в горсть и хотел швырнуть на кровать, но вдруг изумленно застыл.
        - Посмотри! - закричал он. - Там, на твоей подушке…
        Я оглянулась и увидела лежащий на моей постели желтый ведьмин шар.
        Гленн стиснул мое запястье.
        - Зачем ты положила его туда? Что ты пыталась сделать?
        - Я не клала его туда, - ответила я.
        Он отбросил мою руку, подошел к кровати, поднял шар и поднес его к свету, как будто надеялся найти в его прозрачной глубине разгадку какой-то тайны.
        - Гленда говорила, что видит в этих шарах будущее, - сказал он. - Если бы только она могла вернуться и помочь мне… Мне ее так не хватает! Она всегда была сильнее меня. Я уверен, что она…
        - Перестань говорить глупости! - крикнула я. - Мертвые не возвращаются, чтобы руководить живыми.
        - Даже когда умирают насильственной смертью и оставляют что-то незавершенным?
        Он снова напомнил мне о том, что мучило Кейта и всех остальных… кроме кого-то одного, кто знал правду.
        - Если это и была насильственная смерть, я не имею к ней никакого отношения, - сказала я. - И не лгала тебе, когда говорила, что пыталась спасти твою сестру.
        Гленн держал шар в руках, поворачивая его к свету, и тот мерцал, как огромный желтый глаз, отбрасывая радужный отблеск на потолок.
        - Возможно, это знак, - пробормотал он. - Возможно…
        Я протянула к нему руку.
        - Дай сюда. Я отнесу его на место, в комнату Гленды.
        Мне не хотелось гадать о том, кто именно принес шар в нашу комнату и чего этот человек добивался: хотел расстроить Гленна или рассчитывал напугать меня.
        Муж быстро отдернул руку.
        - Нет! Его появление в этой комнате должно что-то означать. Пока я не знаю, что, но надеюсь узнать. Поэтому шар останется со мной, пока я буду работать над деревянной головкой. Возможно, он поможет мне.
        Мы поднялись в мансарду, и Гленн положил желтый ведьмин шар на полку. Номи тоже была там, она устраивала удобный уголок для Кейта. Раскладушка была поставлена на территории студии Гленды. Номи нашла стул и секретер, чтобы мальчику было где разложить свои вещи и делать уроки.
        Кейт послушно выполнял все ее указания. Он выглядел ошеломленным и явно сам не понимал, что с ним происходит. Тем не менее мальчик первым делом водрузил на мольберт матери картину с изображением горящей гостиницы.
        Гленн не обращал на них никакого внимания.
        Покидая мансарду, Номи прошла мимо нас очень тихо, не желая мешать ему, и удивленно подняла брови, увидев, что я снова позирую мужу. Когда она ушла, Кейт уселся на свою кровать, зажав руки между коленями, стал наблюдать за нами напряженным загадочным взглядом, который выводил меня из равновесия.
        Нужно как можно скорее поговорить с мальчиком, решила я, чтобы еще раз попытаться переубедить его и объяснить, что его представления далеки от истины.
        Гленн снял тряпку с куска красного дерева, который занял на вращающемся столике место алебастра. Я увидела, что он уже отрезал лишние куски дерева и был готов приступить к непосредственной работе над головкой. Он усадил меня так, как ему было нужно, несколько раз обошел вокруг, приподнял мой подбородок, наклонил голову и наконец заговорил:
        - Я хотел бы, чтобы ты смотрела на что-то, находящееся высоко над тобой, словно на вершину одной из башен Серых камней. Твои волосы должны быть откинуты назад и создавать впечатление, что их треплет ветер. Возможно, я даже использую электрический фен, чтобы получить нужный эффект.
        Вернувшись на свое место, Гленн снова посмотрел на кусок дерева, и недовольное выражение появилось на его лице.
        - Они слишком светлые, - сказал он. - А у Гленды они были такими же яркими, как это дерево, - глубокого махагонового цвета. Но это неважно. Я что-нибудь придумаю.
        Гленн уверенно приступил к работе, а я сидела, спокойно наблюдая за ним. Он, казалось, не только не замечал этого, но даже не воспринимал меня как реальную персону, видя только мои волосы, словно они существовали отдельно от меня и могли принадлежать какой угодно девушке.
        Во время работы над алебастровой головкой он рассказывал мне, что делает, и теперь я хорошо представляла себе все ее этапы. Резка по дереву - несмотря на то, что текстура и материал были другими, - тоже представляла собой один из видов скульптуры. Гленн не вырезал кропотливо каждую складочку драпировки или завиток волос, а стремился выявить то, что скрывается внутри материала. Сейчас он ловко действовал деревянным молотком, резцом и полукруглым долотом, пытаясь добиться, чтобы плоская поверхность дерева становилась похожей на что-то волнистое, шелковистое и воздушное.
        Но у него что-то не получалось. Я видела это по лицу мужа, по тому, как он резко отбрасывал в сторону молоток или резец. Это состояние было объяснимо. В воображении художника уже сложился законченный образ будущего произведения, и невозможность воплощения своего замысла заставляла его страдать и раздражаться. Я, сжавшись, напряженно сидела на своем стуле, так что даже мышцы шеи заболели.
        На мгновение повернув голову, я увидела, что Кейт не сводит с меня глаз. Он смотрел на меня, как на что-то неприятное, даже уродливое. Я попыталась улыбнуться мальчику, но он отвел взгляд. Оставив его в покое, я перевела взгляд на желтый ведьмин шар, так же пристально следящий за мной с полки, на которую его положил Гленн.
        - Перестань вертеться! - резко бросил мне муж. - Если ты устала сидеть в одной и той же позе, встань и походи. Мне это не помешает. Все равно у меня не получается то, что я хочу. Под волосами совсем не то лицо.
        Это прозвучало грубо, но я не почувствовала себя оскорбленной. Меня не заботило, что он хотел увидеть. Я встала и потянулась. В мансарде громко тикали часы, и я удивилась, что еще существует время.
        - Новый год еще не наступил? - спросила я у Кейта.
        Он что-то буркнул и посмотрел на часы на своем запястье.
        - Нет! - закричал Гленн. - Я еще не готов. Мне пока не удалось ухватить в дереве то, что я искал. Вернись на свое место, Дина. Я продолжу работу. Если я успею поймать задуманный образ до того, как пробьет двенадцать, все будет в порядке! В противном случае я вообще не буду продолжать эту работу.
        Он взглянул на стеклянный желтый шар, словно черпая в нем силы, и вернулся к работе. На этот раз он усадил меня в профиль к себе, и я больше не могла наблюдать за ним. Но осознание того, что он увлеченно работает, успокаивало меня.
        Когда наступила полночь, Номи и Колтон поднялись в мансарду и принесли нам шампанское. Услышав на лестнице их шаги, Гленн опустил резцы и укутал свою работу покрывалом.
        - Это произошло! - торжественно сообщил он Колтону. - Я выиграл борьбу с волосами. Теперь можно заняться лицом. На этот раз мне удалось ухватить что-то новое, и оно еще лучше, чем было в камне.
        Колтон выглядел заинтересованным, но тем не менее не настаивал, чтобы Гленн показал ему свою работу, пока не продвинется достаточно для «показа».
        Он произнес тост в честь Нового года, и мы сдвинули бокалы, чтобы выпить за успех новой работы Гленна.
        Кейт мрачно наблюдал за нами, Потягивая горячий шоколад, который приготовила ему Номи, и, делая вид, что обижен тем обстоятельством, что его все еще считают ребенком.
        Наше настроение вряд ли можно было назвать праздничным, поэтому, допив шампанское, мы не стали задерживаться в мансарде. Колтон и Номи спустились первыми, Гленн последовал за ними и позвал меня с собой.
        Но, прежде чем я успела выйти, Кейт вскочил со своей кровати и так неожиданно схватил меня за руку, что я даже испугалась. Но он выглядел таким одиноким и несчастным, нуждавшимся в помощи, что я, стараясь забыть о его неприязненных взглядах и подозрениях на мой счет, задержалась в мансарде.
        - Посмотри на работу Гленна! - прошептал мне мальчик. - Я видел, что он начал делать. Взгляни на это, и ты поймешь, что тебе надо остерегаться.
        Я не поняла, что он имеет в виду, и не стала ничего смотреть. Я четко усвоила, что не имею права вмешиваться или подсматривать, когда Гленн работает над скульптурой, даже если он вырезает лицо Гленды. Пусть делает, что хочет. Я желала ему успеха, но сам он больше не интересовал меня.
        Позже я не раз задумывалась о том, что изменилось бы, если бы я тогда прислушалась к словам мальчика и взглянула на работу мужа. Может быть, я распознала бы чудовищное превращение, которое начало происходить с Гленном, если бы приподняла покрывало с махагоновой головки? Впрочем, нет. Я не поверила бы этому и была бы скорее потрясена, чем испугана.

13

        День шел за днем, и Гленн работал с прежним увлечением, но у меня почему-то постепенно крепло ощущение, что история повторяется. Это были жуткие предчувствия, не сулившие в будущем ничего хорошего.
        Он почти не делал перерывов в своей работе над скульптурой и требовал моего постоянного присутствия. Меня это удивляло, ведь он почти не смотрел на меня, хотя я послушно сидела, отвернувшись от головки. Иногда я могла видеть лицо Гленна в зеркале, но никогда не видела его работу.
        Он разговаривал, но чаще сам с собой, чем со мной, и его слова не были утешительными, поскольку речь, как правило, шла о головке из алебастра, о том, какое она имела для него значение, и о том, как вместе с ней разбились все его надежды и мечты.
        Я ощущала в поведении мужа все возрастающее негодование, от которого он пытался освободиться, заставляя меня слушать его. Все это делало мое положение почти невыносимым.
        Гленн работал так много, что головка давно должна была быть закончена, но он, тем не менее, продолжал улучшать ее, совершенствовать. На полу вокруг него росла груда стружек, и я уже задавала себе вопрос, осталось ли там что-нибудь от дерева.
        Становилось все холоднее, и ночами стоял настоящий мороз. Время от времени шел снег, который уже не таял, а оставался лежать на земле. Он больше не был мягким и пушистым, и смерзался в твердую скользкую корку, по которой трудно было ходить, не поскальзываясь на каждом шагу.
        Кейт после праздников пошел в школу и теперь появлялся в «Высоких башнях» только ближе к вечеру. Он жил какой-то тайной жизнью подростка, скрывая от взрослых свои проблемы и переживания.
        Дед уделял ему внимание, но в нем не было души. Мальчик не носил его имени, и Кол-тон, как мне казалось, не особенно радовался его переезду и просто тянул время. Сейчас, когда Гленн снова начал работать, он хотел дождаться того момента, когда деревянная скульптура будет завершена, оценить ее и заняться своими делами. В феврале ему предстояло отправиться в Англию, чтобы прочитать там курс лекций для студентов художественной академии, и он мог оставаться в «Высоких башнях» до следующего месяца. Кроме того, Кол-тон вскользь заметил, что собирается до своего отъезда завершить оформление продажи земель на другой стороне озера Пандоре Макинтайр.
        Судя по всему, Гленда была главным противником этого шага, и теперь, когда ее не стало, Гленна больше не заботила дальнейшая судьба озера Серых камней. Я подозревала, что он и сам покинет «Высокие башни», как только его работа будет закончена.
        Что будет со мной, я не знала. Наши отношения с мужем так и не восстановились, и вряд ли это когда-нибудь могло стать возможным. Но я откладывала свой отъезд и оттягивала разговор, обозначающий окончательный разрыв, до тех пор, пока работа мужа над головкой из красного дерева не будет доведена до конца. Большую часть времени я находилась как бы в вакууме.
        Время от времени один из ведьминых шаров Гленды появлялся в моей комнате, но никто не признавался в том, что приносит их туда. Каждый раз я возвращала стеклянный шар на место в корзину и говорила себе, что нужно воспринимать эти надоедливые выходки как попытки досадить мне, но не больше. Кто стоял за этим, я не знала и не хотела знать.
        Однажды мы с Номи пошли на кладбище и обнаружили там Колтона. Он неподвижно стоял с непокрытой головой и смотрел на присыпанную снегом новую мраморную плиту рядом с могилой Элизабет.
        Увидев его высокую фигуру, я предложила Номи не мешать Колтону, но эту женщину было нелегко переубедить, и мы продолжили свой путь среди заснеженных холмиков. Заметив наше приближение, он только бросил на нас невидящий взгляд и отвернулся, как всегда пряча свои чувства.
        Номи положила на могилу Гленды несколько веток падуба, которые принесла с собой. Ворох бережно срезанных зеленых листьев с красными ягодами ярким пятном выделялся на снегу.
        - Теперь в мире Гленды нет ярких красок, - тихо сказала Номи.
        Мы молча постояли несколько минут перед каменной плитой, на которой Гленн вырезал только имя сестры, но если и молились, то не о женщине, лежащей там, под землей.
        Я была удивлена, что Номи захотела навестить могилу Гленды, поскольку она даже отказалась носить по ней траур. Но когда Кол-тон ушел и мы остались на кладбище вдвоем, она произнесла слова, которые многое прояснили.
        - Я просто хотела убедиться, - медленно проговорила Номи и как-то странно посмотрела на меня, - что она здесь.
        - Здесь? Но где еще она может быть?
        Казалось, пожилая женщина не слышала меня.
        - Надеюсь, это так. Но, конечно, мы не можем быть окончательно уверены в этом. До тех пор, пока осиновый кол не будет вбит ей в сердце.
        - Ох, Номи! - простонала я. - Неужели и вы верите во все эти сверхъестественные ужасы? Может, вы и приносите эти ведьмины шары в мою комнату?
        Пожилая женщина посмотрела на меня широко открытыми глазами, в которых застыло страдание.
        - А ты так и не поняла, кто это делает? - Она махнула рукой. - Это она. Гленн сказал мне, что видел ее, и я верю ему. Он думает, что она будет постоянно возвращаться, пока человек, который виновен в ее смерти, не понесет наказания. Именно поэтому я приехала сюда. Но здесь все в порядке. Она лежит под землей и спит спокойным сном. Но когда она проснется, мы все окажемся в опасности.
        Я положила руку на ее плечо, причем не слишком нежно, и увела прочь от могилы.
        - За всю свою жизнь я не слышала таких чудовищных глупостей! И уж от вас никак такого не ожидала! Я считала вас, Номи, самым нормальным и уравновешенным человеком в этой странной семье. Вы ведь не одна из Чандлеров, - увещевала я тетку своего мужа.
        Она очнулась и рассмеялась дребезжащим смехом, который напугал меня еще больше.
        Похоже, мне не следует дожидаться, пока Гленн закончит свою работу и отпустит меня. Пора бежать отсюда, от этих странных зимних людей, подумала я, и вернуться к тем, у кого все в порядке с психикой.
        Моим единственным утешением в такие минуты было сознание того, что на другой стороне озера живет Трент Макинтайр. Иногда я видела его издалека, а пару раз он приходил к нам в дом, чтобы повидать Кейта, и я обнаружила, что жду этих визитов.
        Он был таким спокойным, здравомыслящим, искренним. Я могла представить, что он ответил бы Номи, услышав ее жуткие слова, сказанные на кладбище. Снова и снова вспоминая их, я начала думать, что она пыталась напугать меня. Неужели эта женщина тоже хотела, чтобы я уехала?
        К несчастью, я не имела реальной возможности поговорить с Трентом. В те короткие моменты, когда наши глаза встречались, его теплый взгляд говорил мне больше, чем любые слова утешения. Мне было приятно ощущать его безмолвную поддержку, но эта радость была единственным, на что я имела право, пока оставалась в этом доме.
        С каждым днем я получала все новые подтверждения того, что на «Высоких башнях» лежит какое-то проклятие. И дело было вовсе не в призраке Гленды Чандлер, так как я не верила, что он бродит по дому. Грех, совершенный тем, кто забрал мой шарф и оставил ее умирать, и то, что это преступление осталось безнаказанным, не давало покоя никому из его обитателей.
        Я не переставала мысленно анализировать ситуацию, пытаясь угадать, кто это мог быть.
        Это был не Колтон. Он слишком гордился своей дочерью и любил ее, хотя и, на мой взгляд, недостаточно хорошо заботился о ней. Для него клан Чандлеров был превыше всего.
        Это не мог быть Гленн, который обожал свою сестру-близнеца, как если бы она была частью его самого. И уж конечно не Номи, хотя на первый взгляд казалось, что она не остановилась бы перед убийством, так сильна была ее ненависть к Гленде.
        Но больше здесь никого не было. Я попыталась расширить круг подозреваемых: Кейт безумно любил свою мать, Трент не мог быть убийцей, да и Пандора не стала бы этого делать, хотя она, конечно, не простила бывшей невестке страданий, которые та причинила ее сыну и внуку. Правда, она наверняка знала, что Гленда является ярой противницей продажи земли, но я не сомневаюсь, что даже это не могло заставить такую славную женщину пойти на убийство.
        Итак, не оставалось никого, кто мог забрать шарф, привязанный мною к дереву. И все же кто-то сделал это.
        Вина этого человека, словно реализовавшись во плоти, проникла в «Высокие башни». Она сидела с нами за столом, грелась у нашего огня!
        Вина… Или подозрительность. Я не знаю, что думал Колтон по этому поводу. Гленн и Кейт явно винили в гибели Гленды меня. А Номи… Она подозревала, а может быть, и знала, кто преступник. Как я могла сбежать из «Высоких башен», оставив на себе это безобразное пятно вины?
        Тогда я еще не подозревала, что для меня существует и другая причина оставаться там.
        В следующую субботу, позируя Гленну, я заметила, что его настроение переменилось. Он был очень мил со мной. Я предположила, что это результат того, что он доволен своей работой, но почему-то испытывала странное беспокойство.
        Судя по тому, что он приступил к полировке, придающей дереву матовый блеск, скульптура была уже близка к завершению.
        - Я благодарен тебе, Дина, - сказал он мне почти небрежно. - Я не смог бы сделать это без тебя. Ты постоянно должна быть рядом со мной, иначе я никогда не смогу добиться успеха в своем творчестве.
        - Когда я смогу увидеть твою работу? - поинтересовалась я.
        Его глаза сверкнули темным блеском, напомнив мне Гленду.
        - Скоро, скоро, моя дорогая, - пробормотал он. Но это был не просто ответ на вопрос. Казалось, Гленн обещает мне что-то гораздо большее, чем просто возможность увидеть головку из красного дерева. - Расскажи мне снова, Дина, - попросил он обманчиво мягким тоном. - Что же на самом деле произошло в тот день, когда Гленда провалилась сквозь лед.
        Так вот чем объяснялась его неожиданная нежность!
        - Я уже рассказывала тебе об этом, - тихо произнесла я. - Много раз.
        - Я должен еще раз это услышать, - настаивал Гленн по-прежнему мягким, почти нежным голосом, - чтобы наконец все понять.
        Я внезапно почувствовала, что боюсь своего мужа. Он все это время не переставал считать меня виновной в смерти сестры, а сейчас, когда работа над головкой заканчивалась, его терпение явно подошло к концу. Когда скульптура будет завершена, Гленн больше не будет во мне нуждаться.
        Я поймала в зеркале его движение и поняла, что он накрывает куском ткани головку. Затем он подошел ко мне и тихо взял за запястье.
        - Мы займемся этим сейчас, - сказал он. - Пойдем со мной, Дина. Дай мне возможность понять, что произошло на самом деле. Дай мне разобраться в этом.
        Я попыталась возражать, но Гленн был настроен настолько решительно, что сопротивляться было бесполезно.
        - Мы пойдем туда прямо сейчас, - заявил он. - Возьми свое пальто и ботинки. Солнца нет, но, возможно, снег уже достаточно подтаял, так что мы сможем пройти через лес. Поторопись.
        Я судорожно искала предлог отказаться или, по крайней мере, отсрочить эту странную экскурсию.
        - Колтон говорил, что сегодня встречается с Пандорой по поводу продажи земли. Он хотел, чтобы ты пошел вместе с ним, - едва слышно пролепетала я.
        - Я не забыл об этом, - кивнул Гленн. - Я встречусь с ним позже. А сначала мы с тобой пойдем на озеро, на то место, где утонула Гленда, и ты покажешь мне, как это произошло.
        Мне нечего бояться, сказала я себе. Сейчас лед достаточно прочный. Даже в том месте, где бьют ключи, его поверхность стала такой толстой, что уже не представляла опасности. Мне лучше сделать так, как он просит. Возможно, это единственный способ доказать свою невиновность. Если бы только эти несколько шерстинок оставались на стволе, подумала я, они придали бы моему рассказу большую убедительность.
        Когда мы вышли из дома, то сразу же убедились, что на улице очень скользко. Но Гленн предусмотрительно взял с собой пару тростей, напоминающих снаряжение для альпинистов, и с их помощью мы стали медленно спускаться по тропинке с холма.
        На берегу, где склон был более пологим, мы шли по снежной корке, уже почти не скользя. И все же в это ясное утро путь до Серых камней занял у нас довольно много времени.
        Я увидела две остроконечные скалы, вздымающиеся вверх над берегом озера, и вспомнила, что когда-то сравнивала их с Глендой и Гленном. Теперь остался только один близнец, лишившийся своей половинки.
        Но скалы-близнецы по-прежнему стояли на своем месте, и я не почувствовала в них ничего зловещего. Все мои опасения были связаны только с человеком, торопливо идущим впереди меня. Странное поведение мужа пугало меня. Тяжелая трость, на которую он опирался, вполне могла стать смертоносным оружием. А его притворная нежность, которой я не верила, настораживала меня еще больше.
        Я нервно взглянула через озеро на дом Макинтайров, но никого из его обитателей не было видно. Я даже не была уверена в том, что Трент находится здесь. Иногда он уезжал в Нью-Йорк, чтобы повидаться со своим издателем. К тому же он часто совершал долгие прогулки по холмам, обдумывая свои новые произведения, прежде чем приступить к работе.
        Когда мы подошли к основанию Серых камней, Гленн остановился и посмотрел вверх. В какой-то момент мне показалось, что он собирается окликнуть Гленду. Но он только улыбнулся мне через плечо и пошел дальше. В этой улыбке было что-то странное и нерешительное, поэтому, когда он начал обходить основание скал, я заколебалась, стоит ли мне идти вслед за ним.
        Услышав какой-то странный звук, я подняла глаза вверх и увидела, что небольшая кучка камней отделилась от общей массы и, подскакивая, покатилась вниз. Следом за ней с бешеной скоростью летел огромный кусок скалы. Я едва успела крикнуть, чтобы предупредить Гленна, и отскочить в сторону, как каменная глыба с оглушительным грохотом ударилась о землю прямо между нами, разбилась на мелкие осколки и упала на ледяную поверхность озера.
        Мы стояли, глядя друг на друга, оцепеневшие от страха. Потом я снова с опаской посмотрела вверх, и, как оказалось, вовремя, потому что там снова что-то задвигалось, издавая мягкий скрипящий звук, словно кто-то раскачивал камень, намереваясь обрушить его вниз на наши головы.
        Я крикнула Гленну:
        - Там наверху кто-то есть! Он намеренно сбросил этот огромный камень, который мог убить любого из нас.
        К моему ужасу, Гленн казался оживленным, словно его охватило неудержимое веселье.
        - Конечно, Дина! Это она там, наверху! Она по-прежнему преследует тебя, разве не так? - Он вскинул голову и крикнул так, что эхо разнесло его голос по всему озеру. - Гленда! Гленда! Прекрати свои выходки! Мы знаем, что ты там!
        Я услышала быстрые, скользящие звуки чьих-то шагов. Кто-то спускался вниз по скале и пробирался через покрытый льдом лес, быстро удаляясь от нас, чтобы спрятаться за толстыми стволами сосен и елей.
        Не знаю, что напугало меня сильнее - обрушившийся камень или крик мужа.
        - Очнись! - сдерживаясь из последних сил, сказала я ему. - Это была не Гленда. Прекрати играть в свои игры.
        Гленн пристально посмотрел на меня, и внезапно его лицо сморщилось от глубокого отчаяния. Он быстро отвернулся и пошел в противоположную сторону. Я не собиралась идти за ним или пытаться вернуть, и заковыляла обратно к дому.
        Я прокалывала лед своей палкой, цеплялась за клочки травы, торчащие из снега, спотыкалась и скользила, но упорно шла вперед. Только один раз я остановилась и прислушалась. Но тот, кто спускался с Серых камней, должен был идти по верхней тропинке гораздо быстрее, чем я, и, скорее всего, ушел уже достаточно далеко. Лес стоял спокойный, с озера не доносилось никаких звуков, и в этой мертвой тишине страх овладел мной окончательно, не отпуская ни на мгновение.
        Камень, упавший со скалы, не мог предназначаться для Гленна. Там был мой враг. Человек, который знал, что я пойду этим путем, и поджидал меня, который хотел спастись ценой моей жизни. Человек, который разговаривал с Глендой, когда она была в воде, и вырвал из ее рук шарф, за который она должна была держаться. Мне хотелось закричать на весь лес, что я не знаю его имени и он находится в полной безопасности. Но меня пугало и безумие Гленна…
        Только одно я знала очень хорошо. Ради собственного спасения мне нужно как можно скорее покинуть «Высокие башни».
        Когда я добралась до дома, задыхающаяся и вспотевшая от усилий, которых требовал подъем в гору, то обнаружила Колтона и Номи разговаривающими в нижнем холле. Как долго они стояли там? Этого я сказать не могла. Они с удивлением посмотрели на меня, когда я, запыхавшись, ввалилась в дом.
        - Там кто-то был, на вершине Серых камней! - крикнула я. - Он сбросил на нас с Гленном огромный кусок скалы. Только случай спас нас от гибели.
        - О господи! - воскликнул Колтон и стал помогать мне снять пальто.
        Номи быстро взглянула на него.
        - А где сейчас Гленн?
        - Он ушел, - сказала я. - Мы с ним шли на озеро, потому что он хотел увидеть то место, где утонула Гленда. Он требовал, чтобы я именно там объяснила ему, как все произошло. Но… Но после того, как с вершины свалился камень, он направился в дальний конец озера.
        - Он вернется, - заверил Номи Колтон. - Он знает, что я хотел пойти с ним к Пандоре поговорить о продаже земли. Так что, когда он появится, Наоми, сразу же пошли его к Макинтайрам.
        - Я пойду поищу его сама, - заявила она, но Колтон остановил ее, резко, почти грубо взяв за плечо:
        - Оставь его одного. Ты слишком заботишься о нем. Мы должны позволить ему поступать, как он сам считает нужным. Увидимся позже… если ты по-прежнему уверена, что не хочешь пойти со мной к Пандоре Макинтайр.
        - Я уверена, - ответила та и ушла в свою гостиную.
        Когда она открыла дверь, оттуда тихо выскользнула Джезебел и подошла к выходу, ожидая, когда Колтон выпустит ее наружу.
        Я перебросила свое пальто через перила лестницы и поднялась в мансарду. Прежде чем покинуть этот дом, мне нужно было кое-что узнать. Я приняла окончательное решение и собиралась уложить вещи и уехать прежде, чем Гленн вернется домой.
        Стрелой взлетев по лестнице, я ворвалась в пустую мансарду, сразу же прошла на половину Гленна и остановилась перед накрытой тканью головкой на вращающемся столике. Потом сняла варежки, меховую шапочку и отложила их в сторону. Ничто не должно было мне мешать в том, что я собиралась сделать.
        Я подошла ближе к столику и положила руку на плотную тряпку, скрывающую скульптуру от моих глаз. На какое-то мгновение мне показалось, что под моей рукой находится что-то живое. Но я заставила себя снять покрывало.
        Скульптура была все еще повернута лицом в противоположную сторону. Орехово-красноватые волосы в свете, падающем из верхнего окна, переливались, словно настоящие, и казалось, что их пряди развеваются на ветру. Это не были волосы Гленды. Несмотря на их цвет, они были моими - и удались Гленну гораздо лучше, чем когда он вырезал их из алебастра.
        Затем я вдруг увидела то, что повергло меня в ужас, и колючие мурашки побежали у меня по спине. Сквозь волосы явно просматривались настороженные, прижатые к голове уши, словно у какого-то монстра. Я обошла головку кругом и наконец увидела лицо скульптуры.
        Дикие глаза зверя смотрели на меня с хищным блеском, который придавало им полированное дерево. Тупо срезанный нос, яростно оскаленные зубы, приподнятая верхняя губа - все это напоминало злобную гримасу леопарда, изготовившегося к прыжку.
        Я стояла, бессильно пустив руки, и слезы обиды закипали у меня на глазах. Зачем Гленн требовал, чтобы я позировала ему все эти долгие недели, в то время как создавал нечто совсем непохожее на меня. Скорее это была Гленда. Во всяком случае, лицо, или, скорее, морда статуэтки передавала именно ее сущность.
        Вдруг что-то мягкое скользнуло по моему лицу и упало на шею. Оцепенев от неожиданности, я замерла, не шевелясь, и тут оно, как живое, обвило мое горло и стало душить. Я судорожно вздохнула и попыталась высвободиться, чтобы развернуться и увидеть своего палача, но удавка сжималась все сильнее.
        За моей спиной раздался смех Кейта, и петля, стягивавшая мое горло, ослабла. Судорожно переводя дыхание, я повернулась к нему лицом, все еще не в состоянии говорить.
        Его голубые глаза лихорадочно блестели, а на губах играла торжествующая улыбка.
        - Как это, оказывается, легко сделать! - заявил он. - Я мог задушить тебя, и ты даже не смогла бы сопротивляться. Испугалась? Это я напугал тебя или этот леопард? Он невероятно хорош. Гораздо лучше, чем головка из алебастра. И я знаю почему. Потому что Гленн думал о моей матери, когда работал. И у него получилось очень похоже. Я знаю это, потому что я - ее сын. Я уже давно советовал тебе посмотреть на то, что он делает. Но ты не послушалась меня, а теперь уже слишком поздно, потому что его жертва - ты. Понятно? Она собирается наброситься именно на тебя. - И он придвинулся ко мне.
        Я приложила руку к горлу, все еще пытаясь выровнять дыхание, а мальчик все ходил вокруг меня и вокруг этой чудовищной головы леопарда с человеческими волосами. Он передвигался легко, как в лесу, с грациозностью танцора или, скорее, матадора. И при этом размахивал передо мной длинным шарфом, словно оружием, которое собирался использовать против меня.
        Наконец я обрела способность говорить.
        - Где ты взял этот шарф? - спросила я.
        Кейт поднес его к глазам, как будто увидел в первый раз.
        - Там, - ответил он, махнув рукой в сторону студии Колтона. - А почему ты спрашиваешь об этом? Ты должна быть благодарна мне за то, что я отпустил тебя. Разве ты не испугалась меня?
        Я не собиралась ему ничего объяснять и, протянув руку, выхватила у него шарф, а другой рукой отвесила хорошую оплеуху. Мальчишка возмущенно вскрикнул и отпрянул, но я больше не обращала на него внимания. Меня больше интересовал длинный шарф - темно-коричневый с розовыми полосами по всей длине.
        - Если бы ты не был так глуп, - сказала я Кейту, - то узнал бы шарф, который Номи подарила мне на Рождество. Я была в нем в тот день, когда мы с Глендой пошли кататься на коньках. И именно его я бросила ей, завязав другой конец узлом на дереве, чтобы она могла удержаться над водой. Посмотри, как он выглядит! Весь полинял. У него должен быть оторван кусочек бахромы.
        Мальчик стоял, прижав руку к щеке и сердито глядя на меня, но на лице его появилось испуганное выражение.
        - Покажи мне точно, где ты нашел его! - настойчиво произнесла я.
        Вся его грация исчезла без следа. Еле передвигая ноги, словно немощный старик, он медленно поплелся по направлению к студии Колтона. Я еще никогда не ступала в эту часть мансарды, поскольку знала о негласном правиле, запрещавшем входить туда без приглашения хозяина.
        Кейт приподнял крышку какого-то старого сундука и ткнул пальцем в кучку тряпья, лежавшую на его дне.
        - Он был там, внизу, в самом углу.
        - А зачем ты полез в этот сундук?
        Мальчик поколебался, прежде чем ответить:
        - Я хотел посмотреть, нет ли у дедушки старых ненужных резцов, которые я мог бы позаимствовать. Он не заметил бы их отсутствия. Так я нашел этот шарф.
        - Ладно, - сказала я. - Я даже рада, что ты это сделал. Видимо, тебе пора повернуться лицом к реальной жизни. Я все знаю о воображаемом мире, в котором ты жил до сих пор, потому что тоже жила иллюзиями и только недавно поняла, насколько он опасен. Если оставаться в нем достаточно долго, он начинает действовать как наркотик. Из него трудно вернуться к реальности, потому что она пугает, а поступки, которые кажутся естественными в этом мире иллюзий, в реальности теряют всякий смысл. В результате вся твоя жизнь может разлететься на куски.
        Поскольку я уже преодолела этот путь, то могу помочь тебе. Сейчас мы постараемся вместе взглянуть в лицо реальности - пойдем к Макинтайрам и покажем этот шарф твоему дедушке. Нужно выяснить все раз и навсегда. Если кто-то спрятал его среди вещей Колтона, ему лучше знать об этом.
        - Может быть, она сама спрятала его там! - Голос Кейта слегка задрожал. - Я имею в виду Гленду. Иногда мне кажется, что она по-прежнему пытается заставить меня делать то, чего я вовсе не хочу! Она еще не успокоилась…
        - Я возьму этот шарф, если вы позволите, - вдруг раздался за нашими спинами тихий голос Номи.
        Мы были так увлечены разговором, что не заметили, как она неслышно поднялась по лестнице и вошла в студию Колтона.
        Номи повелительным жестом протянула руку к шарфу, но я накинула его на плечи.
        - Я считаю, что Колтон должен узнать об этом, - заявила я.
        - Нет! - почти крикнула она тоном, не терпящим возражений. - Я больше не позволю его мучить. И Гленна тоже. Я начинаю думать, что ты принесла в этот дом несчастье, Дина. Мне придется починить этот шарф. Позволь мне распустить его и связать заново.
        - А что будет со мной? - спросила я. - Все обвиняют меня в смерти Гленды, в то время как я сделала все, чтобы ее спасти! Этот шарф - моя единственная возможность оправдаться. Кейт только что пытался задушить меня. Он набросил этот шарф мне на шею и…
        - Ничего подобного, - обиженно заявил мальчик. - Я только хотел тебя попугать. Я знаю, что ты не убивала Гленду.
        - Но почему? - воскликнула я. - Почему тебе нравится пугать людей?
        Его голубые глаза, одновременно и похожие на отцовские, и непохожие, вспыхнули.
        - Потому что от тебя одни проблемы! Ты должна уехать отсюда. Моя мать ненавидела тебя. Она не хотела, чтобы ты была женой Гленна, и сейчас она по-прежнему пытается избавиться от тебя!
        Его лицо болезненно побледнело, и я с возмущением отвернулась от него и заговорила с Номи:
        - Я хочу показать вам скульптуру, которую сделал Гленн.
        - Я ее уже видела, - спокойно ответила она. - Ты думаешь, я не наблюдала за ним все это время? Это хорошая работа. Я имею в виду ее художественную сторону. Думаю, она была для него своего рода терапией. И пусть лучше он выражает свои чувства таким образом, чем… - Внизу хлопнула дверь, и она оборвала свою фразу. - Это Гленн. Кейт прав, Дина. Тебе лучше уехать. Перестань вмешиваться в наши семейные дела. Гленн переживет твой отъезд, но если ты останешься, то можешь пострадать. Уезжай в Нью-Йорк и оставь наши беды нам. Они тебя не касаются.
        Я ничего не сказала в ответ, просто отдала ей шарф, повернулась и начала медленно спускаться по лестнице. Навстречу мне поднимался Гленн, и мы встретились на полпути. Он казался еще более опустошенным и отчаявшимся, чем когда я видела его в последний раз.
        Номи тревожно заговорила с ним, но он ничего не ответил. Только молча прошел мимо нас в свою комнату - бывшую спальню Гленды.
        Тетка собиралась последовать за ним, но я схватила ее за руку и остановила.
        - Я пока еще его жена, - сказала я. - И это мое дело.
        Она взглянула на меня и посторонилась. Теперь я знала, что не могу уехать, не поговорив с Гленном. Меня не волновало, будет он скучать по мне или нет. Я просто собиралась сообщить ему о своем решении.
        Он закрыл за собой дверь, но я не стала стучать, чтобы он не запер ее перед моим носом. Я просто повернула ручку и вошла. Гленн подошел к лампе, подсвечивающей мраморную скульптуру, и повернул выключатель. Когда я увидела, что он сделал потом, ужас снова охватил меня.
        Задумчиво стоя перед черной головкой, он поднял указательный палец к своей левой брови и начал тереть ее. Снова и снова он обводил ее контур, точно так же, как делала Гленда.
        Я никогда раньше не замечала у него подобного жеста.

14

        Я подошла ближе, взяла его за плечи и развернула лицом к себе.
        - Нам с тобой нужно поговорить, Гленн. Давай присядем. - Он позволил мне мягко усадить его в кресло. - Я видела твою работу из дерева. Почему ты сделал ее такой? . Ты можешь сказать мне, почему? - Я пододвинула другое кресло и уселась напротив него, ожидая ответа, но он молчал. - Скажи мне, почему я была нужна тебе для этой работы, Гленн. Я хочу понять. Головка выполнена мастерски. Но ее основным мотивом является зло. Неужели это я причастна к этому?
        Его взгляд наконец сфокусировался на моем лице, и в нем вспыхнула тень прежней улыбки.
        - Я нуждался в тебе! Я хотел увидеть тебя ее глазами, чтобы понять, какие чувства могли отражаться на ее леопардовом лице.
        Я отшатнулась. Меня охватило непреодолимое желание немедленно вскочить и выбежать из этой комнаты, из этого дома… чтобы никогда больше не возвращаться. Но я осталась сидеть там, где сидела, потому что лицо Гленна не позволяло мне уйти.
        - Ты уже закончил работу над этой головкой? - поинтересовалась я.
        Он беспомощно пожал плечами.
        - Сам не знаю. Я чувствую себя опустошенным, как будто во мне ничего не осталось.
        - Это совершенно естественное ощущение, - сказала я. - Каждый художник испытывает нечто подобное, когда работа завершена, а следующая еще не захватила его воображение.
        Он как-то странно посмотрел на меня.
        - «Захватила»! Какое хорошее слово… Все, что я сейчас чувствую - это пустота и ожидание. Ничто не может захватить меня!
        - Это произойдет, - убеждала его я. - Нужно только набраться терпения и немного подождать. - Я помолчала и продолжила: - Но я еще кое-что хотела сказать тебе, Гленн. Я собираюсь уехать. Все, что еще оставалось между нами, уничтожено этой женщиной в образе леопарда. Наш брак был ошибкой. Я сделала глупость, поверив в мираж, и ты тоже. Сейчас между нами не осталось ничего, кроме зла.
        - Ты уходишь от меня к Тренту? - резко спросил он.
        - Нет. Я хочу вернуться в музей и разобраться в самой себе. Мне сейчас никто не нужен, кроме меня самой.
        - Нет! - закричал он. - Ты не можешь оставить меня! Я не позволю тебе уехать!
        Я ошеломленно уставилась на него.
        - Ты не нуждаешься во мне, Гленн. И нашу любовь нельзя воскресить, даже если мы когда-то и любили друг друга. Хотя я думаю, что в действительности каждый из нас был влюблен только в мираж. В этом чувстве не было ничего реального.
        И тут Гленн сделал удивительную вещь. Он стремительно вскочил с кресла и упал на колени передо мной. Обхватив меня обеими руками, он прижал голову к моей груди.
        - Не оставляй меня, Дина! Ты - это все, что я вижу в темноте. Если ты не уедешь, у меня появится шанс. Что-то может захватить меня. - Он говорил глухо, с каким-то отчаянием. - Знаешь, иногда мне становится страшно. Я чувствую, что стою там, в темноте, и жду, жду… Это так ужасно, Дина. И ты ошибаешься относительно меня. Я никогда не любил ни одну женщину так, как тебя. Останься со мной, любимая, не покидай меня!
        В комнату постучали, но он не двинулся с места, и мне пришлось мягко высвободиться, чтобы подойти и открыть дверь. Там стоял Кейт, смущенно переминаясь с ноги на ногу.
        - Мой отец хочет поговорить с тобой, - сказал он грубовато. - Колтон и бабушка обговаривают детали контракта, а он пришел сюда и ждет внизу. Ты хочешь его видеть?
        Гленн встал с колен и отвернулся. Он слышал слова Кейта, но никак на них не отреагировал. Подойдя к окну, он остановился, глядя на заснеженный зимний пейзаж.
        - Я сейчас спущусь, - сказала я мальчику.
        Я сбежала по лестнице так легко, словно у меня за спиной выросли крылья. Крылья, которые несли меня к свободе, к счастью. О, так должно было быть - и так будет!
        Трент ждал меня в гостиной Номи, и она сама тоже была там. Пожилая женщина встала, собираясь оставить нас одних, но Трент остановил ее, сказав, что в этом нет необходимости. Ему хотелось, чтобы она услышала его слова.
        Он подошел и, положив руки мне на плечи, слегка отстранился и заглянул в лицо.
        - С тебя хватит, - сказал он. - Кейт рассказал мне о том, что вышло из-под резца Гленна. Я больше не потерплю подобного издевательства над тобой.
        Мои крылья все еще трепетали, но уже гораздо слабее.
        - Что значит «не потерпишь»? - язвительно спросила Номи, как обычно, защищая Гленна.
        - Это означает, - твердо сказал Трент, - что Бернардина отныне принадлежит мне.
        Слезы навернулись мне на глаза. Я готова была броситься ему в объятия и остаться там навсегда. Это было реальностью. И это было всегда. Теперь я проснулась.
        - Я собираюсь забрать тебя отсюда, любимая, - продолжил Трент. - Ты поживешь с моей матерью какое-то время - или вернешься в Нью-Йорк, если захочешь. Но ты больше ни одной ночи не проведешь в этом доме. Я сам поговорю с Гленном.
        Он отпустил меня и пошел по направлению к двери.
        - Подожди! - остановила его я, с трудом узнавая собственный голос. Я лишилась своих крыльев.
        Он остановился, впервые за этот день вопросительно глядя на меня.
        - Я не могу уйти с тобой, Трент. Но не потому, что не люблю тебя. Наверное, я всегда любила тебя и всегда буду любить. Но сейчас я не могу уйти с тобой… из-за Гленна.
        - О чем ты говоришь? - резко спросил он.
        Я сжала кулаки так сильно, что ногти впились в ладони. Приняв окончательное решение, я должна была найти в себе силы выполнить то, что задумала.
        Гленн тоже был реальностью. Но в данном случае речь шла не о моей любви к нему, а о его отчаянии. Мое присутствие было ему сейчас необходимо как воздух. И в этой ситуации остаться с мужем было именно тем, что мой отец подразумевал под мужеством.
        - Я жила в воображаемом мире, - сказала я Тренту, - а теперь освободилась от него. Но Гленн нуждается во мне, и я не могу оставить его сейчас.
        Раздражение Трента росло.
        - Это абсурд. Если ты думаешь…
        Я не дала ему договорить.
        - Выслушай меня, пожалуйста. Я сама поставила себя в эту ситуацию. Да, я действовала глупо и импульсивно, и это моя вина. Но дело сделано. Сейчас я должна остаться и пройти через все это. Пожалуйста, пойми меня и не делай мое положение еще более тяжелым, чем оно есть.
        - Браво! - тихо воскликнула Номи, и Трент метнул в ее сторону сердитый взгляд.
        - Мы не будем дискутировать на эту тему, - сказал он мне. - Оставайся. Тебе действительно нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. Но помни, что я неподалеку, что бы ни случилось.
        - Мои чувства не имеют никакого отношения к тому, что я делаю, - с жаром возразила я. - Они говорят только, как сильно я люблю тебя. Но совсем недавно они говорили, что я люблю Гленна. Так что я не могу больше им верить. Я просто знаю, что должна делать.
        Я прошла мимо него, закрыла за собой дверь, поднялась по лестнице и вернулась в комнату Гленды. Гленн по-прежнему стоял на том же месте.
        - Я остаюсь, - сообщила я. - Но в этом случае мы не можем занимать отдельные комнаты. Тебе нужно оправиться от горя, вызванного гибелью Гленды, а этого не произойдет, если ты останешься здесь, в этой комнате. Это неправильно, и ты сам это понимаешь.
        Он отвернулся от окна и пристально посмотрел на меня. Его левый указательный палец задумчиво потирал бровь. Я подошла к нему и убрала его руку от лица.
        - Этот жест тоже принадлежит ей, - сказала я. - Тебе пора оставить Гленду в покое.
        Он обнял меня и крепко прижал к себе, зарывшись лицом в мои волосы.
        Пусть считает, что я все еще принадлежу ему, подумала я, не чувствуя ничего и ни к кому, как будто оцепенела. Впрочем, это теперь не имело никакого значения. Главным для меня стала ответственность. Это слово я до сих пор не воспринимала серьезно и считала его лишенным всяких чувств. Но если я хочу жить в мире с самой собой, то должна взять на себя ответственность за этого человека, которого добровольно назвала своим мужем. Я была дочерью своего отца и должна найти в себе мужество сделать это.
        Гленн наконец отпустил меня. Его лицо засветилось энтузиазмом, который рос с каждой минутой.
        - Я принимаю твои условия, Дина. Ты поможешь мне начать жизнь снова. Наверное, вы с Номи правы. Эта комната должна быть разобрана. Вещи Гленды пора убрать с глаз долой и спрятать. Это единственный способ успокоить ее душу.
        Мне не понравилось это выражение, но я была довольна, что он изменил свое мнение.
        Мы сообщили о своем решении Номи, и она сразу же взялась за дело. А поскольку была суббота и Кейт не пошел в школу, мы привлекли к уборке комнаты Гленды и его.
        Я надеялась, что это поможет мальчику избавиться от мыслей о призраке матери.
        Мы вчетвером дружно приступили к работе. Гленн принимал в ней самое активное участие. Они с Кейтом принесли из мансарды пустые ящики, и мы упаковывали в них вещи Гленды. Я сама складывала ее платья, не желая, чтобы Гленн прикасался к ним. С некоторой грустью я держала в руках вещи, напоминающие о веселой, яркой, утонченной жизни, которую вела эта, по-своему несчастная, женщина. Странно было думать о тех, кто уже покинул этот мир, тогда как их шелковые и шерстяные наряды продолжали жить.
        Гленн сложил в обитую бархатом коробочку драгоценности сестры. Номи перекладывала ее белье тонкой бумагой. Мы решили передать эти вещи местной благотворительной организации, но, пока все не будет организовано, они должны были находиться в мансарде.
        Из нас четверых тяжелее всего было, наверное, Кейту. Я перехватила его полный замешательства взгляд, который свидетельствовал о том, что мальчик все еще не мог поверить в то, что его мать ушла навсегда. Он часто поглядывал в сторону огромной корзины с ведьмиными шарами, а когда Гленн и Номи поднялись в мансарду, взял один из них и подержал в руках.
        - Как ты думаешь, - заговорил он со мной через плечо, пряча лицо, - Гленн не будет возражать, если я возьму один из них?
        Я почувствовала жалость к этому мальчику, ведь он лишился матери, какой бы она ни была.
        - Думаю, нет.
        Кейт выбрал пурпурный шар и поднес его к свету, падающему из окна.
        - Однажды Гленда читала в нем мое будущее, - тихо произнес он. - Она смотрела в него и говорила, что видит все.
        Не отрываясь от работы, я спросила, стараясь, чтобы мой вопрос прозвучал небрежно:
        - И что же она увидела?
        Кейт внимательно смотрел на шар, как будто рассчитывал разглядеть в нем то же, что и его мать.
        - Она увидела меня стоящим на вершине с ружьем за плечами. - Он слегка вздрогнул. - Когда Гленда говорила мне это, ее голос становился очень низким и каким-то хрипловатым. Она сказала: «Будь уверен, мой мальчик, твое предназначение - убивать!». Но что произойдет потом, мы так и не узнали. Все как будто заволокло туманом, и она ничего не смогла больше разглядеть.
        Я нетерпеливо оттолкнула ящик с платьями.
        - Ты слишком зациклился на убийстве, страхе, зле, Кейт. Почему? Неужели такие мысли могут доставить кому-нибудь удовольствие? Только не говори мне, что тебе нравится играть роль Бога.
        Он положил пурпурный шар обратно в корзину и вернулся к упаковке ящика с обувью Гленды.
        - Хорошо, что мы убираем отсюда все ее вещи. Я бы хотел, чтобы они лежали в плотно закрытых ящиках, а мансарда была заперта снаружи на ключ. Тогда Гленда, наверное, не сумеет выбраться.
        Эти слова напугали меня.
        - Прекрати! - закричала я. - Ты не веришь во все эти глупости! Номи - старая женщина, и ей это простительно, но не тебе! Гленда покоится на кладбище, и ты это прекрасно знаешь!
        - А ты уверена, что все это глупости? - Его голубые глаза потемнели, и я вспомнила, что в этом мальчике причудливо смешались ирландская и шотландская кровь. - Разве ты взялась за уборку этой комнаты не потому, что хотела унести отсюда ее вещи и запереть их, чтобы ей было тяжелее добраться до нас? - спросил он. - Мне кажется, она обязательно должна прикоснуться к чему-то своему, прежде чем войти.
        - Войти? - повторила я испуганно. - О чем, черт побери, ты говоришь?
        - Разве ты не ощущаешь ее присутствия в этом доме? - крикнул Кейт. - Ее дыхания за твоей спиной, как будто она собирается нанести удар? Гленн говорит, что она обязательно сделает это, если только найдет лазейку.
        - Ничего подобного, - сухо сказала я. - Думаю, ты слишком много гуляешь один в лесу. Почему бы тебе не поговорить на эту тему с твоим отцом?
        - С моим отцом! - презрительно пробормотал мальчик. - Я заранее знаю, что он только посмеется надо мной.
        - Ты недооцениваешь Трента, - возразила я. - И, хотя ты его сын, я знаю его гораздо дольше. Мы познакомились с ним, когда мне было примерно столько же, сколько тебе сейчас. Тогда умер мой отец, и я сама была готова умереть от горя, но Трент Макинтайр поддержал меня и убедил вернуться к жизни. Он помог мне понять, что я должна не зацикливаться на смерти отца, а идти вперед. Может быть, ты просто не даешь ему шанс?
        Мальчик едва ли воспринял мои слова. Он казался погруженным в какие-то глубокие воспоминания, воскрешенные пурпурным ведьминым шаром.
        - Гленда не только пытается нанести удар, она уже начала действовать, - проговорил он. - Именно это случилось наверху в мансарде, когда я взял шарф и попытался напугать тебя. Это она так хотела. И я не думаю, что она остановится на этом. По-моему, она собирается нанести удар с помощью Гленна. И иногда она добирается до него. Я знаю это. Разве ты сама не замечала, как он смотрит на тебя ее взглядом?
        Я невольно вспомнила жест, которым Гленн потирал свою бровь.
        - Тебе не стоит уделять так много внимания подобным идеям, Кейт. Они нереальны, хотя, возможно, ты находишь их интересными и волнующими.
        Он резко повернулся ко мне.
        - Прости меня за то, что случилось в мансарде. Я не обижаюсь на тебя за то, что ты дала мне пощечину. Это даже помогло мне, потому что напугало и ее.
        В комнату вернулись Гленн и Номи, и я не стала продолжать этот разговор. Меня встревожило состояние психики Кейта, но я не стала анализировать свои ощущения по этому поводу, решив сначала поговорить с его отцом.
        Гленн продолжал разбирать кровать Гленды. Он снял ее любимое стеганое покрывало и светлые простыни, которые никто больше в доме не использовал.
        Кейт какое-то время наблюдал за ним, словно удивляясь решительности, с которой тот приступил к работе, и у меня тоже создалось ощущение, что Гленн как будто хотел вырвать Гленду из своей головы и сердца.
        Затем, двигаясь быстро и никого не предупреждая, мальчик подскочил к окну, открыл его, схватил корзину с ведьмиными шарами и выбросил все ее содержимое из окна. Шары упали на снег, ударяясь друг о друга, и с громким звоном рассыпались в осколки.
        Гленн с удивлением наблюдал за Кейтом.
        Номи заметила:
        - Ты поступил прекрасно, мальчик. А теперь спустись вниз, возьми лопату и закопай где-нибудь все это стекло.
        Кейт двигался энергично, как будто наконец освободился от каких-то таинственных чар.
        - Я все уберу, - крикнул он и с громким топотом помчался вниз по лестнице.
        Гленн выглянул из окна.
        - Похоже, ни один из шаров не уцелел, - сказал он. - Теперь она перестанет подкладывать их.
        С меня было достаточно этих разговоров. С чувством внезапного отвращения я отложила в сторону свитер Гленды, еще хранивший запах ее духов, и вышла из комнаты. Я хотела хотя бы на время освободиться от Чандлеров, но мне некуда было пойти. В какое-то мгновение у меня промелькнула мысль о том, чтобы отправиться к Тренту и поговорить о его сыне, но я отвергла ее. Этого нельзя было делать, потому что меня могли заподозрить в том, что мною двигали свои собственные корыстные мотивы.
        Этот день длился бесконечно. Я вышла прогуляться, не удаляясь далеко от дома, а потом присоединилась к Номи в ее гостиной и вспомнила, что когда была жива Гленда, только здесь я чувствовала себя в безопасности. Благодаря Джезебел. Казалось, только кошка тигровой масти не испытывала в этом доме страха, и это успокаивало меня. Джезебел свободно бродила везде, и теперь заходила даже в комнату Гленды, которая стала пустой и безличной.
        И все это время меня мучили мысли о том, что приближается ночь и я снова должна быть женой Гленну.
        Вечером снова начался снегопад. Крупные снежинки медленно кружились в воздухе, плотной пеленой закрывая нас от остального мира. Мы не стали засиживаться за ужином и вскоре после него поднялись в спальню.
        Этой ночью Гленн заснул на моем плече, но я лежала без сна. Моя рука онемела под тяжестью его головы, в то время как в моей собственной бродило множество одиноких и грустных мыслей.
        Во мне больше не было мужества. Я уступила желанию Гленна, а Трент ждал меня. Я не могла уйти к нему, но не в состоянии была принять и жизнь, которая ждала меня здесь, в «Высоких башнях». Я была ни рыбой ни мясом, и не знала, как устроить свою жизнь.
        Когда Гленн, что-то пробормотав, повернулся набок, я освободила свою руку и тоже провалилась в сон.
        Я проснулась снежным утром. Комнату заливал бледный утренний свет. Гленна уже не было в кровати. Не вылезая из-под теплого одеяла, я подняла голову и увидела, что он уже встал и оделся, разжег камин и сидит на коврике перед ним. Когда кровать скрипнула, он повернулся ко мне.
        - Доброе утро, Дина. - Он улыбнулся мне с нежностью, совсем как прежде, и я с болью вспомнила о нашей любви, которая не могла вернуться.
        Мысль о Кейте, о его вчерашних словах и поступках снова пришла мне в голову. Гленн был явно в хорошем расположении духа. Может, сейчас самый подходящий момент, чтобы поговорить с ним о мальчике? Этот разговор не был самым срочным из наших дел, но я все же приступила к нему.
        - Есть кое-что, что я хотела бы с тобой обсудить, - начала я. - Речь идет о Кейте.
        Гленн добродушно бросил через плечо, протянув руки к огню:
        - Слушаю тебя.
        - Мне кажется, тебе не следует забивать мальчику голову мыслями о том, что Гленда пытается вернуться к нам. Ты внушил ему, что он - ее собственность. Но такая зависимость может только повредить Кейту. Он чуть не задушил меня вчера! Мальчик считает, что такого сорта выходки подсказывает ему Гленда.
        Я ожидала, что эта информация только повеселит Гленна, но ошиблась. Он развернулся и посмотрел на меня испытующе.
        - Но я сам чувствую то же самое, - сказал он. - Поэтому и предупредил Кейта. Я решил, что ему надо быть осторожнее и не оставлять Гленде возможности проникнуть в его сознание.
        Итак, я получила еще одно подтверждение тому, что бороться придется с Гленном.
        - Чтобы покончить с этим, нам надо уехать из «Высоких башен», - проговорила я. - Мы можем отправиться в Нью-Йорк или за границу, как хочешь. Но нам необходимо на время покинуть этот дом. Если верить в то, что дух Гленды по-прежнему блуждает здесь, нужно дать ему успокоиться. Возможно, она не хочет, чтобы мы жили здесь. Я не могу понять, как ты решился остаться здесь, зная, что она была… убита. Почему ты не хочешь взглянуть правде в лицо, Гленн? Ты должен заставить себя сделать это.
        - Это шарф навел тебя на такие мысли?
        - Конечно. Никто, кроме Колтона или Номи, не мог забрать его оттуда. Ты должен перестать жить в воображаемом мире и посмотреть фактам в лицо. Я пытаюсь сделать именно это. Мне не хочется верить в то, что это был твой отец или тетка, но кто еще мог быть там?
        Гленн поднялся с коврика и пошел по направлению к кровати.
        - Здесь есть еще один человек, о котором ты не подумала, а он единственный действительно ненавидел Гленду. Я имею в виду Трента Макинтайра.
        Я возмущенно вскочила и потянулась за своим халатом.
        - Это абсурд! Трент не из тех, кто может прибегнуть к насилию.
        - Даже если считает, что его обожаемому сыну угрожает опасность? Даже когда знает, что Гленда может расстроить планы Пандоры? У него был мотив, и не один! Колтон любил ее. А Номи, хотя она давно ненавидит Гленду, никогда не делала ей ничего плохого.
        Я сидела на краю кровати и в отчаянии трясла головой, пока Гленн не положил руку мне на плечо.
        - Это тебе пора взглянуть в лицо реальности, - кричал он. - Как много значит для тебя Трент Макинтайр? Насколько вероломной и лживой ты можешь быть? Когда-то я думал, что ты - единственная женщина, которой я могу доверять. Но теперь все изменилось. Я узнал правду, когда держал тебя в объятиях сегодня ночью.
        Мои плечи бессильно поникли.
        - Я старалась быть тебе хорошей женой, Гленн. Ты сказал, что нуждаешься во мне, и я согласилась остаться. Но ты требуешь слишком многого. Я ничего не могу с собой поделать и не знаю, как мы сможем жить вместе.
        Его глаза стали яркими и темными. В них появился блеск черного янтаря, как когда-то у Гленды.
        - А что, если я смогу доказать тебе, что именно Трент унес этот шарф?
        - Ты не сможешь этого сделать, - прошептала я, - потому что это не так.
        - Оденься, - приказал он. - Встань и оденься. Я покажу тебе, что произошло, чтобы ты больше никогда не сомневалась.
        Мне придется пойти с Гленном, сказала я себе, для того чтобы опровергнуть новую безумную идею, овладевшую его сознанием.
        Я быстро натянула теплую верхнюю одежду и надела ботинки. Гленн накинул свой леопардовый жакет, и мы вместе спустились по лестнице в раннем утреннем свете.
        Я услышала какое-то движение, но увидела только Джезебел, которая вышла в нижний холл, когда мы спустились туда. Обычно Гленн обращал мало внимания на кошку, но на этот раз он остановился и внимательно посмотрел на нее, держась одной рукой за перила. С животным действительно происходило что-то странное. Ее уши прижались к голове, она оскалила зубы, шерстка ее встала дыбом, и она зашипела, выпустив когти.
        Гленн засмеялся и перепрыгнул через перила, приземлившись почти рядом с ней. Джезебел в ужасе взвыла и пулей влетела в открытую дверь гостиной Номи, в то время как Гленн продолжал хохотать.
        - Ты видишь? Джезебел все знает! Она более чувствительна, чем ты, любовь моя. Спускайся ко мне.
        Он сейчас напоминал энергичного оживленного мужчину, в которого я когда-то влюбилась, но в его возбуждении появилось что-то жутковатое. Когда я спустилась по ступенькам, он схватил меня в объятия и прижался лицом к моей щеке.
        - Ты видишь, Дина, кошка наконец почувствовала, что мы близнецы - Гленда и я. Мы сейчас близки, как никогда раньше. - В его глазах появилось такое дикое выражение, что я в ужасе отпрянула, но он схватил меня за руку и потащил к дверям, прежде чем я успела что-либо возразить. - Достаточно этих глупостей, - вдруг совершенно другим тоном сказал Гленн, и я увидела, что он снова стал самим собой. - Показать тебе, что случилось на самом деле, не займет много времени, дорогая. На этот раз мы пойдем по верхней тропинке. Это будет быстрее. Там лед заметен снегом, но не очень толстым слоем. Пойдем, Дина, и я докажу тебе, что такое Трент Макинтайр.
        И мы вышли на снег, окрашенный в этот ранний час в золотистый цвет зари.

15

        Снег действительно был не очень глубоким, и идти было довольно легко. Время от времени моя нога проваливалась и скользила по льду, но такое случалось не очень часто. По верхней тропинке было действительно легче идти, чем по берегу, где снежный покров был более глубоким.
        Гленн шел осторожно, отводя назад покрытые снегом ветви, чтобы они не ударили меня по лицу, и беря меня под руку, когда тропинка становилась неровной. Длинные тени лежали поперек дороги.
        Я окликнула его, чтобы узнать, куда мы направляемся, но он, похоже, не услышал меня. И только когда мы достигли скал-близнецов на Серых камнях и Гленн начал спускаться вниз через лес по направлению к седловине между ними, он обернулся, чтобы ответить на мой вопрос.
        - Нам нет необходимости спускаться на берег озера, - сказал он. - От Серых камней видно далеко, и я смогу показать тебе, как все произошло.
        Я все еще не верила ни в то, что ему все известно, ни в то, что в этом замешан Трент. Но мне нужно было выслушать его обвинения, для того чтобы опровергнуть их. Если же он действительно представит серьезные доказательства вины Трента, то тому придется ответить мне на некоторые вопросы.
        Гленн поднялся на седловину, с которой ветром смело почти весь снег, и протянул руку, чтобы помочь мне взобраться туда. Солнце поднималось над озером из-за темных холмов, отбрасывая зеленый отблеск на заснеженные ели и покрытое льдом озеро.
        - Пойдем, - сказал Гленн. - Мы поднимемся на самый верх.
        Было очень холодно, и я не испытывала ни малейшего желания мерзнуть на площадке, открытой всем ветрам в это морозное утро, но когда я заколебалась, Гленн подтолкнул меня вперед.
        - Давай, - велел он. - Не будь такой робкой. Здесь совсем не скользко. Эта часть скалы свободна от снега и льда. К тому же я буду подниматься следом за тобой и подстрахую тебя. Это совсем легко. Не бойся.
        Он не знал, что я уже однажды побывала в его тайном убежище, но я не стала рассказывать об этом. Вцепившись в выступы скалы, я шаг за шагом начала подниматься вверх, пока не очутилась на самой вершине. Там я на мгновение забыла о Гленне и подошла к парапету, чтобы полюбоваться открывшимся перед моими глазами великолепным видом на озеро. Над ним как раз вставало солнце, окрашивая заснеженное дерево в желтоватый цвет.
        Внизу на льду появился ранний конькобежец, и я успокоилась, узнав в нем Трента. Он был далеко от нас, катаясь по свободной от снега полоске льда, но его присутствие придавало мне смелости. Мне еще не нужна была его помощь. Я не боялась. Пока еще не боялась.
        Воздух был кристально чистый и холодный, и я глубоко вдохнула его, прежде чем повернуться к Гленну, поднимавшемуся на вершину скалы вслед за мной.
        Я не чувствовала страха, пока не увидела его лица.
        Его леопардовая куртка распахнулась, и на шее ярко горел медальон на золотой цепочке. Но это был не тот медальон, который подарила ему Гленда, а его собственный подарок ей - голова леопарда. Лицо, которое он поднял ко мне, неуловимо изменилось, и мне сразу стало ясно, что почувствовала Джезебел.
        Они были слишком похожи - эти двое. Ко мне поднималась Гленда!
        Я ощущала это каким-то шестым чувством. А когда Гленн заговорил со мной, моя страшная догадка получила свое подтверждение. Его голос был слегка охрипшим, но уже не напоминал мужской.
        На вершине Серых камней из уст моего мужа зазвучал голос его погибшей сестры! Мне показалось, что я схожу с ума.
        - Ты думаешь, я не знаю, что случилось? Да я могу рассказать тебе о том, что произошло на берегу озера, в мельчайших деталях! О, можешь забыть о том, что мы говорили о Тренте! Это была просто хитрость, чтобы заманить тебя сюда. Но сейчас ты окажешься перед лицом того, что сделала, Дина, любовь моя!
        Он поднялся и встал рядом со мной, очень близко, но не вплотную. С одной стороны от меня поднималась к небу отвесная каменная стена, с другой начинались ступени, по которым мы поднялись сюда.
        Это был Гленн - и все же не Гленн. Я никогда не верила в колдовство и оборотней. Но сейчас прямо на моих глазах изменилось не только выражение лица Гленна, но и его голос. Гленда смотрела на меня из его глаз, это она наслаждалась моим ужасом. Но потом началось самое ужасное.
        В речи Гленна появилось жуткое местоимение «мы», словно слияние близнецов стало полным и они превратились в одного человека - с внешностью брата и сущностью сестры.
        Я отпрянула к парапету, бросила отчаянный взгляд в сторону фигуры, катающейся на озере и, сложив руки рупором и поднеся их ко рту, выкрикнула имя Трента.
        Конькобежец остановился, посмотрел в моем направлении и махнул рукой. Но я не успела махнуть ему в ответ, потому что в этот момент Гленн схватил меня, пытаясь перебросить через парапет.
        Трент был слишком далеко, чтобы помочь мне. Никто не придет мне на помощь. А сама я могла бы справиться с Гленном… но не с Глендой.
        Я сопротивлялась изо всех сил, но Гленн прижимал мои руки к туловищу, в то время как мягкий хрипловатый голос продолжал говорить:
        - Сейчас я покажу тебе, что случилось в тот день, когда мы с тобой пошли кататься на коньках на озеро. Ты проделала тот же самый трюк, из-за которого утонула наша мать, не так ли? Ты каталась в опасном месте, но под твоим легким весом лед не мог треснуть. А когда мы прибежали спасать тебя, то провалились в полынью. Тогда ты притворилась, что хочешь спасти нас, и привязала к дереву свой шарф, но, улучив подходящий момент, забрала его обратно. Ты принесла его в дом и спрятала среди вещей Колтона. Ты знала, что он годами не заглядывает в свой старый сундук…
        - Нет! - закричала я. - Все было совсем не так! Гленн, послушай меня! Гленн!
        Но он не слышал меня, потому что в его сознании снова главенствовала она. Это Гленда осторожно наблюдала за мной глазами моего мужа, на его губах играла ее улыбка и говорил он со мной ее голосом!
        Вдруг он отпустил меня, и я судорожно осмотрелась в поисках того, что могло бы мне помочь. Трента уже не было видно. Огромные камни лежали с наружной стороны парапета, так что я не могла использовать один из них для своей защиты.
        Гленн и Гленда и по отдельности всегда были сильнее меня, а сейчас их силы удвоились, и я остро ощущала свою беспомощность. И тем не менее, я должна бороться с ними, пока у меня хватит сил.
        - Не прикасайся ко мне, - предупредила я. - Здесь не место для борьбы, но если ты тронешь меня хоть пальцем, я буду сопротивляться - даже если в результате мы оба свалимся со скалы.
        - Мы не будем прикасаться к тебе, - сказал он милым голосом Гленды. - Не беспокойся, здесь не будет никакой борьбы. Ты сама все сделаешь, Дина, дорогая. Ты перелезешь через этот парапет. Ты сделаешь это, потому что больше не хочешь жить. Тебя замучило сознание своей вины, ведь правда? Зачем тебе жить, если ты потеряла все, что любила? Ты навсегда потеряла своего мужа и знаешь это. Ты позволила его сестре утонуть в озере. Ты вероломно выдернула шарф у нее из рук и оставила ее барахтаться в ледяной воде. Но тебе не удастся выйти из воды сухой!
        - Гленн! - закричала я снова. - Гленн, вернись ко мне!
        Это было бесполезно. Он удалился в какие-то тайные темные глубины своего поврежденного сознания, и я не могла достучаться до его разума.
        - Пойдем, Дина, - позвал он. - Я помогу тебе перелезть через парапет. Ты просто одной ногой ступишь в мою ладонь, и все будет кончено. - Я отчаянно отбивалась, но он железной хваткой сжал мою лодыжку. - Если ты будешь сопротивляться, нам придется применить силу. Давай поднимайся! - Он снова использовал это чудовищное местоимение «мы».
        Ему удалось подтащить меня к стене, но в этот момент раздалось характерное щелканье передернутого затвора, и пуля ударилась о ближайшую скалу. Гленн отпустил меня, и мы оба с удивлением посмотрели в направлении выстрела.
        Кейт Макинтайр поднялся на вторую ступеньку Серых камней и с ружьем в руках уселся верхом на гребне скалы, почти на нашем уровне.
        - Брось ружье! - приказал Гленн голосом Гленды, и я увидела, что мальчик вздрогнул. И тем не менее его ружье не дрогнуло.
        - Я хороший стрелок, Гленн, и ты знаешь это, - сказал Кейт. - Так что отойди от Дины и дай ей спуститься вниз. Если ты сделаешь хоть одно движение в ее направлении, я буду стрелять снова.
        Гленн не испугался.
        - Ты не сделаешь этого, мальчик. Ты не сделаешь нам ничего плохого, ты сам это знаешь. Да и с какой стати? Какое тебе дело до Дины? Ведь это она убила твою мать!
        - Я знаю, кто убил Гленду! - Голос мальчика задрожал, но ружье он держал крепко. - Я помню, в каком бешенстве ты был, когда я послушался Дину и рассказал тебе, как Гленда заставила меня подпереть алебастровой головкой дверь вашей комнаты. Она хотела поссорить вас. Я выполнил то, что велела мне мать, а потом перелез через перила и по парапету балкона добрался до окна гостиной тети Номи, чтобы через него забраться обратно в дом. Я помогал Гленде, потому что вынужден был это делать. Она пригрозила, что иначе не возьмет меня с собой в Нью-Йорк. Но я видел, как ты рассовывал ведьмины шары по всему дому, притворяясь, что это моя мать кладет их туда.
        - Это и была твоя мать, - сказал Гленн.
        - Я даже пытался свести с тобой счеты. Ведь это я тогда сбросил со скалы камень!
        Мальчик почти кричал, и ружье тряслось у него в руках. Я осторожно пододвинулась к вырубленным в скале ступеням, но Гленн снова схватил меня за руку, и мне показалось, что через мгновение я буду лежать далеко внизу с разбитой головой. Но тут Кейт поднял ружье и снова выстрелил. Гленн с криком упал и прижал руку к плечу. Пятно крови проступило на рукаве его куртки.
        - Спускайся вниз, Дина, - закричал мне Кейт. - Беги с этой скалы - быстро!
        Гленн снова бросился ко мне, забыв о боли, но мальчик выстрелил еще раз. Он был великолепным стрелком. Его пули не были смертельны, а должны были только остановить Гленна. Тот споткнулся и беспомощно осел на каменный грунт.
        - Я не хочу убивать тебя! - всхлипывал Кейт. - Но ты должен позволить ей уйти!
        Пуля снова попала в ту же руку. Гленн собрал все свои силы и подполз к ступеням, вырезанным в камне. Его лицо было мертвенно бледным, и Гленда больше не смотрела из его глаз. Прерывисто дыша, он с болью смотрел на меня.
        - Прости меня, Дина, - прошептал Гленн. - Прости меня за все.
        Он подкатился к самому краю и упал с вершины скалы. Я, окаменев от ужаса, стояла на месте, беспомощная и ошеломленная. Его тело ударилось о седловину между скал, перевернулось и покатилось вниз, к основанию Серых камней.
        Гленн смело взглянул в лицо реальности.
        Я начала лихорадочно спускаться по ступенькам и вдруг услышала голос Кейта, эхом разносившийся над озером:
        - Я не хотел убивать его! Я не хотел этого! Но я должен был его остановить. Я должен был остановить ее.
        При слове «ее» волосы зашевелились у меня на голове. Значит, Кейт тоже видел это чудовищное поглощение одного близнеца другим.
        Мальчик слез со своей скалы, и на седловине мы встретились. Он внимательно посмотрел на меня, потом спрыгнул на склон холма и стал карабкаться по камням к тому месту, откуда мог спуститься вниз. Я уже собиралась последовать за ним, но в этот момент голос Трента окликнул меня снизу.
        - Не спускайся, Дина. Тебе не нужно смотреть на это. Мы с Кейтом принесем Гленна домой. Иди и предупреди Номи.
        Я не осмелилась спросить, жив Гленн или мертв, но в глубине души уже сама знала ответ. Никто не смог бы выжить после такого падения. И это было то, чего он пожелал себе сам. Он наконец освободился от Гленды.
        Я вскарабкалась на тропинку и пошла по следам, которые мы оставили, идя сюда. Их было три пары. Третья принадлежала Кейту, который все это время шел за нами следом.
        Номи встретила меня на полпути к дому. Она заметила, как мы уходили, и пошла за нами, движимая ужасным предчувствием. Она слышала выстрелы и была готова к худшему. Мы встретились в лесу, и, узнав печальные новости, она даже не изменилась в лице. Только подняла повыше воротник пальто и пошла к дому вместе со мной.
        - Что бы он ни сделал, - сказала она мне, - ему теперь лучше.
        - Он снова стал самим собой. И это был его выбор.
        Номи, шагая рядом со мной, решительно затрясла головой.
        - Нет! Это Гленда несет ответственность за его смерть! Я всегда знала, что она не оставит его до самого конца.
        - Кейт сказал… - начала я, но пожилая женщина снова отрицательно покачала головой.
        - Мальчик ничего не знал, он только догадывался. А я знала. Ведь я была тогда недалеко от вас с Глендой и своими глазами видела, что случилось.
        Пока мы шли к дому, она странным монотонным голосом, как будто все чувства покинули ее, рассказала мне обо всем.
        Когда мы с Глендой пошли кататься на коньках, Номи отправилась на прогулку вокруг озера. На обратном пути неподалеку от Серых камней она увидела Гленна, спускавшегося с верхней тропинки по направлению к сестре, барахтающейся в воде.
        - Он был взбешен, - рассказывала Номи. - Кейт рассказал ему, что произошло с головкой из алебастра, и ушел домой, оставив его одного. Мальчик не знал, насколько опасными становятся близнецы, когда их охватывает злость.
        Гленн понял, что сестра уничтожила алебастровую головку из зависти к его творческой удаче. Он мог бы простить тебя, потому что это был бы несчастный случай. Но Гленда действовала намеренно, использовав Кейта, как орудие, а потом искренне заверила брата, что и не прикасалась к головке. Увидев, что она барахтается в воде, он подошел и обрушился на нее с обвинениями. Я все слышала. И видела тоже. Гленда умоляла брата вытащить ее, но вместо этого он отвязал от дерева твой шарф и вырвал его у нее из рук. Не думаю, что Гленн на самом деле собирался ее убить. Иногда мне начинает казаться, что он верил, что Гленда выживет, и хотел только, чтобы она испытала страх смерти.
        В любом случае, он оставил ее там и ушел, унося с собой твой шарф. Я пошла за ним. Мне сверху было видно, как ты услышала его крик, остановилась и вернулась обратно, так что мы поторопились пройти по верхней тропинке и добрались до дома раньше тебя, ведь ты не умеешь ходить так быстро. Гленн сразу же поднялся в студию и оставался там. Я следовала за ним по пятам, но не приближалась. Тогда нет.
        - А шарф? - оцепенев, спросила я.
        - Не знаю, куда он дел его тогда. Я рассчитывала найти шарф среди вещей Гленды, но его там не оказалось. Видимо, Гленн сразу же спрятал его в сундук Колтона.
        - Я видела, что он чего-то боится, - сказала я. - Но не могла понять, в чем дело. Теперь все стало ясно - его мучила нечистая совесть, он страшился того, что натворил.
        Номи снова покачала головой.
        - Нет, это тоже была Гленда. Она вторглась в его сознание, потому что Гленн позволил ей это, и пугала его, убеждая, что во всем случившемся виноват он.
        Я не стала возражать. Все они были немного сумасшедшими - эти зимние люди из
«Высоких башен».
        - Бедный Колтон, - сказала я, вспомнив об отце близнецов. - Он потерял дочь и сына в течение одного месяца.
        Мы дошли до дома, и Номи первой поднялась по лестнице.
        - Колтон выдержит и этот удар, - сказала она. - Он справится со своим горем, потому что это человек самодостаточный. Он уже давно поговаривает о том, чтобы покинуть «Высокие башни» и продать всю землю на этой стороне Пандоре Макинтайр. Я тоже выдержу. Мне уже нечего терять. А тебе я дам совет, Дина: никогда и никому не доверяй, и не открывай себя для любви.
        Эта женщина, несгибаемая в своей ненависти, вызывала у меня только жалость, и я не собиралась следовать ее советам.
        В дом мы вошли вместе. Сначала Номи позвонила доктору, а потом направилась в комнату Колтона, чтобы сообщить ему трагическое известие.
        Вскоре Трент с сыном принесли Гленна и положили в гостиной Номи. Они несли его через лес на импровизированных носилках из веток деревьев. Джезебел, даже не отреагировав на безжизненное тело, осталась сидеть у камина, мирно умываясь. Глядя на нее, я убедилась, что Гленда навсегда покинула нас.
        Я постаралась поскорее увести Кейта из комнаты. Его лицо было белым как бумага, и он был на грани истерики.
        - Я убил его, - сказал он мне. - Это моя вина.
        Мы стояли в тускло освещенном холле. Я не хотела заходить с ним в гостиную, где висела картина, изображающая близнецов.
        - Нет, Кейт, - возразила я. - Ты просто заставил его очнуться и перестать быть Глендой. Но он слишком сильно ощущал свою собственную вину и не смог больше жить с этим. Думаю, так должно было случиться. И если бы ты не пришел мне на помощь, то сейчас у подножия скалы лежала бы я. Ты спас мне жизнь.
        Его улыбка удивила меня. Она была неуверенной, но теплой и словно просила моей дружбы и прощения. Я положила руку на угловатое мальчишеское плечо и сразу же убрала ее. Пока я еще не осмеливалась приласкать его.
        Трент вышел из комнаты Номи и бросил одобрительный взгляд на сына.
        - Сейчас мы пойдем домой, - сказал он. - Втроем. Я сказал Номи, что ты уходишь, Бернардина, и она все поняла. Поэтому иди к себе и упакуй свои вещи, а мы подождем тебя здесь.
        В мое отсутствие он, должно быть, поговорил с Кейтом, поскольку когда я спустилась, мальчик выглядел уже менее бледным и удрученным. За эти несколько последних часов отец и сын стали ближе, чем раньше.
        Мы вместе спустились с холма через лес и перешли замерзшее озеро по направлению к каменному дому. Там ждала нас Пандора, уже предупрежденная по телефону о нашем приходе. На столе стоял обильный горячий завтрак, а огонь пылал в одном из больших каминов, когда-то обогревавших всю гостиницу.
        Я освободилась от «Высоких башен», но тени, отбрасываемые Серыми камнями, тяжело отпечатались в моей душе, и я понимала, что не скоро избавлюсь от них, хотя Трент делал все, чтобы отвлечь меня.
        После завтрака он привел меня в свою комнату, где все еще стояла нарядно украшенная рождественская елка, и, не тратя время на слова, просто подвинул к камину большое кресло, сел в него и схватил меня в объятия. Я лежала, положив голову ему на плечо, как когда-то дождливым днем в Калифорнии. Только на этот раз в этом объятии не было ничего печального и притворного. Мне больше не было шестнадцать лет, и за последние несколько месяцев я стала совсем взрослой.
        - Бернардина, - прошептал Трент. - Не борись со мной больше. Настало время забыть прошлое и начать новую жизнь.
        И я доверилась его любящим рукам.

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к