Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Уэстли Сара: " Несносный Лорд Келси " - читать онлайн

Сохранить .
Несносный лорд Келси Сара Уэстли

        # Леонора никак не ожидала получить в наследство дом в Бате. Радости ее не было предела, но оказалось, что нижние этажи сданы в аренду лорду Келси, открывшему там игорное заведение. Между хозяйкой и арендатором завязываются очень непростые отношения…

        Сара Уэстли
        Несносный лорд Келси

        Глава первая

1816 год

        - Наследство?
        Неужели это правда и она не ослышалась? Леонора нахмурилась и озадаченно взглянула на сидящего перед ней пожилого человека. В ее серых глазах засверкали зеленовато-голубые искорки. Сегодняшний гость Леоноры прислал ей письмо с просьбой о встрече, после чего предпринял утомительное путешествие из Лондона в Букингемшир для того, чтобы повидать ее.
        Мистер Уорвик протер толстые стекла пенсне и снова водрузил его на переносицу.
        - Вы не ожидали наследства, мисс Винсент? - спросил он, и в его водянисто-голубых глазах отразилось недоумение. - Разве мистер Чарлз Винсент не упоминал о своем желании сделать вас единственной наследницей?
        - Нет, - ответила Леонора. - Я уже давно не получала вестей о двоюродном дедушке. Мне казалось, наследовать после смерти Чарлза Винсента должен мой дядя эрл[Титул, обладатель которого, согласно британской табели о рангах, стоит ниже маркиза и выше виконта. По традиции к эрлу обращаются «милорд». - Здесь и далее примечания переводчика.] .
        Леонора сидела на кушетке в гостиной поместья Торнстон-Парк, ничем не выдавая бушевавший в ее душе восторг. Дедушка Винсент, достопочтенный Чарлз Винсент, младший брат ее деда (который, между прочим, носил титул эрла Челстоука), не был богат, но и от нищеты тоже не страдал.
        Наверное, ей достанутся кое-какие деньги - если только дед не оставил после себя одни долговые расписки, как это сделал отец Леоноры. Когда достопочтенный Перегрин Винсент разорился, его жена и дочь оказались на улице, без гроша в кармане. Мать Леоноры была так потрясена случившимся, что вскоре последовала за мужем в мир иной.
        Леонора же, превыше всего на свете ценившая независимость, стала гувернанткой двух дочерей мистера и миссис Фарлинг, живших в поместье Торнстон-Парк. Прошло семь лет, девочки выросли, и перед Леонорой встала проблема поиска другого, наверняка не столь хорошего места, а потому забрезживший впереди лучик свободы показался ей поистине ослепительным.
        - Как я понял со слов моего клиента, мисс Винсент, - деловито продолжил поверенный, - он всегда с нежностью вспоминал о вас. Ему было известно, что ваш дядя не предложил вам поселиться в его семье. Мистер Винсент знал, что вы не замужем, и решил улучшить ваше положение.
        - Нет, дядя предлагал мне переехать к ним, - честно ответила Леонора.
        - Однако вы отказались?
        - Да, я предпочитаю сама зарабатывать себе на жизнь, а не быть на побегушках у леди Челстоук.
        Слабая улыбка тронула губы поверенного.
        - Понятно. Вероятно, мой клиент догадывался о ваших чувствах. Он… скажем так, недолюбливал леди Челстоук.
        - Вот оно что… - Леонора улыбнулась и крепче сжала сложенные на коленях руки, словно пытаясь подавить нарастающее волнение. - А как велико мое наследство?
        - Мой клиент оставил вам, мисс Винсент, все свое состояние, за вычетом небольшой суммы, которую он завещал камердинеру.
        Сидевший напротив Леоноры на жестком стуле с высокой спинкой, мистер Уорвик заглянул в лежавшие у него на коленях бумаги и протянул руку к стакану мадеры, который ему предложила хозяйка дома. Леонора несколько раз глубоко вздохнула, стараясь побороть нетерпение.
        Наконец мистер Уорвик заговорил:
        - Ваш двоюродный дедушка оставил вам дом в Бате - весьма неплохой, рядом с Аббатством. Вы бывали в Бате?
        Леонора покачала головой.
        - Дом построен довольно давно, - продолжил поверенный, - однако по размерам он превосходит великолепные модные здания с террасами, которые спроектировали Джон Вуд с сыном[Имеется в виду семья английских архитекторов, внесших значительный вклад в городское планирование и разработку классической городской архитектуры. В основном они работали в Бате, где Джон Вуд-Старший (1704-1754) творил с 1720-х годов. В частности, он спроектировал Королевскую площадь. Его работу продолжил его сын Джон Вуд-младший (1728-1775), спроектировавший Залы Ассамблей.] . Дом расположен недалеко от Насосной залы и Купален, а до магазинов на Милсом-стрит вы без труда сможете дойти пешком. Для того чтобы попасть в залы Верхнего Собрания, где проводятся ассамблеи и балы, вам придется нанимать экипаж. Если же вы пожелаете продать дом, полагаю, вы сумеете получить за него немалую сумму.
        Леонора собралась, было ответить, однако поверенный явно не желал, чтобы его прерывали.
        - Сейчас нижние этажи арендует друг покойного мистера Винсента.
        Леонора снова нахмурилась:
        - И этот арендатор не собирается съезжать?
        Мистер Уорвик отвел глаза и кашлянул.
        - Если не ошибаюсь, договор об аренде истекает лишь через пять лет.
        - Понятно. Если он не съедет, я, вряд ли сумею выручить за дом его полную стоимость, не так ли?
        Мистер Уорвик снова отхлебнул вина, стараясь скрыть некоторую неловкость.
        - Вероятно, вы правы, мисс Винсент, - ответил он. - Однако, помимо недвижимости, у моего клиента были капиталовложения - в основном в пятипроцентные облигации, а также некоторые деньги на счету в банке. Разумеется, надо будет выплатить кое-какие долги и выделить камердинеру причитающуюся ему сумму, но все равно у вас останется более трех тысяч фунтов. Это не слишком много, - поспешно добавил он, предвидя разочарование Леоноры, - однако, если сложить проценты по ценным бумагам и ренту, которую платит лорд Келси, вы сможете жить вполне безбедно, когда переберетесь в дом вашего дедушки. Или же можете сдать ему и верхние комнаты, увеличив, таким образом, свой доход.
        Леонора вовсе не была разочарована. Господи, да о каком разочаровании может идти речь, когда теперь у нее есть крыша над головой и собственный, пусть и скромный, капитал?
        В голове у нее родился план. Молодость уже прошла, ей двадцать пять лет, но ведь женщины и старше ее выходят замуж. По правде, говоря, Леоноре отчаянно хотелось иметь семью, и свой дом с детской, и мужа, который, если ей повезет, полюбит ее и которому она сможет ответить любовью.
        - Я бы предпочла осмотреть дом, прежде чем принимать какое-либо решение, - сказала она.
        Мистер Уорвик кивнул:
        - Весьма благоразумно с вашей стороны.
        Они договорились, что, как только она соберется посетить Бат, он попросит одного из своих коллег представлять ее интересы.
        Леонора подписала необходимые бумаги, и поверенный собрался удалиться, но тут его перехватила сгоравшая от любопытства миссис Фарлинг. Ее полные щеки горели румянцем, а необъятная грудь взволнованно вздымалась.
        - Мистер Уорвик, неужели вы хотите отправиться в Лондон уже сегодня? - воскликнула она и всплеснула руками, так что накинутый на ее плечи газовый шарф едва не упал на пол.
        Мистер Уорвик поклонился.
        - Нет, мадам. Я сниму комнату в трактире у почтовой станции и отправлюсь в обратный путь завтра утром.
        - Боже мой, плохого же вы о нас мнения, если думаете, что мы позволим вам остановиться в трактире! Вы должны - слышите, должны! - воспользоваться нашим гостеприимством.
        - Мадам, вы - воплощение доброты. Я с радостью принимаю ваше приглашение.
        Леонора понимала, как мистер Уорвик счастлив, что ему не придется ночевать в кишащем клопами и блохами почтовом трактире, но это означало, что она должна будет отвечать на бесчисленные вопросы за ужином. А ей так хотелось побыть одной и подумать о свалившемся на нее счастье!
        Как выяснилось, мистер Уорвик никогда не бывал в доме своего клиента в Бате, а потому не знал, в каком он состоянии, как не мог ничего сказать и о том, что за человек арендует нижние этажи. Ни намеки, ни прямые расспросы не помогли миссис Фарлинг вытянуть из поверенного больше, чем он поведал Леоноре.
        - Мадам, я намерена вскоре уйти от вас, - сказала Леонора. - Может быть, вы разрешите мне отправиться в Бат через две недели?
        - Так скоро! - ахнула миссис Фарлинг. - Как же будут скучать без вас мои девочки! Муженек, ты должен убедить дорогую мисс Винсент задержаться у нас подольше!
        Флегматичный мистер Фарлинг предпочитал, как можно меньше заниматься домашними делами. Он что-то неразборчиво проворчал и вытер губы салфеткой.
        - Почему бы тебе не оставить мисс Винсент в покое? Пусть поступает, как ей угодно, - ответил он.

        Лорд Келси нечасто пользовался моноклем, который висел на атласной ленте, прикрепленной к его элегантному темно-желтому жилету. Однако сейчас он поднял монокль, чтобы рассмотреть открытое лицо молодого юриста, что сидел напротив него за столом кабинета.
        - Так дом теперь принадлежит этой женщине? - спросил лорд Келси, нахмурив брови.
        - Да, милорд. Покойный мистер Винсент оставил ей все свое состояние, за вычетом вознаграждения камердинеру. Леди сможет жить безбедно, получая проценты с капитала мистера Винсента и ренту, которую принесет ей этот дом.
        - Ммм… - В темно-серых глазах лорда Келси отразилось раздумье. - А велика ли стоимость дома?
        - Вы говорите о цене при продаже, милорд? С учетом проживающего арендатора?
        Лорд Келси кивнул, и поверенный, чье имя было Когган, назвал сумму.
        - А если я предпочту съехать?
        Когган помедлил несколько секунд и назвал более высокую цену.
        - Так я и думал, - отозвался эрл. - Уверен, она обрадуется, если я предложу что-то среднее. Нельзя допустить, чтобы она поселилась наверху. Подобное обстоятельство будет означать пренебрежение всеми правилами приличий. Так ей и передайте.
        - Непременно, милорд, - почтительно произнес Когган, - но у нас почти нет времени. Я только вчера получил письмо от мистера Уорвика с поручением представлять интересы мисс Винсент, когда она прибудет в Бат и вступит в права наследования. Она приезжает в среду - с намерение поселиться в доме покойного деда. Поскольку мистер Уорвик не был осведомлен о том, что вашей светлости было угодно разместить в арендуемой вами части дома, мисс Винсент также пребывает в неведении.
        - Вот как? - Келси приложил палец к губам и задумался, а затем начал расхаживать по кабинету. Он был хорошо сложен, и строгий покрой темно-желтых брюк и зеленого сюртука весьма выгодно подчеркивал его безупречную фигуру.
        Внезапно лорд Келси остановился, постукивая длинными пальцами по моноклю, который вертел в другой руке. Затем он повернулся к поверенному. Вокруг глаз лорда лучиками разбежались морщинки, а уголки красивых, чувственных губ поползли вверх. Однако это была недобрая улыбка.
        - В таком случае мне придется самому принять ее и объясниться. Чем скорее она все узнает, тем лучше. Я постараюсь убедить ее, что желание поселиться здесь выходит за рамки приличий, и скажу, что готов выкупить у нее дом.

        Леонора прибыла в Бат с двумя чемоданами, в которые были аккуратно уложены все ее пожитки. Она уговорила Клариссу Ворт, свою подругу и дочь местного викария, сопровождать ее в качестве компаньонки и предложила Долли, одной из горничных в поместье Торнстон-Парк, перейти к ней на службу. К немалому удивлению Леоноры, мистер Фарлинг настоял на том, чтобы она совершила путешествие в его карете, и послал расторопного лакея, и тот помог девушкам удобно разместиться в трактире при почтовой станции, где они переночевали.
        Когда карета подъехала к Бату, короткий зимний день уже клонился к вечеру. Кларисса издалека высмотрела высокую башню Аббатства, а Леонора была очарована теплым, сливочно-желтоватым цветом камня, из которого были выстроены здания. Сидевшая между ними на откидном сиденье Долли глазела по сторонам, открыв от восхищения рот.
        Карета продолжила путь по улицам, лавируя между экипажами - здесь были четырехместные ландо и парные двуколки, почтовые дилижансы и фаэтоны, элегантные кабриолеты, фургоны и телеги. Носильщики сновали взад и вперед, таща портшезы. Пешеходы - наряженные по последней моде отдыхающие, лакеи в ливреях, офицеры в красных или голубых мундирах, торговцы в темной одежде, рабочие в потертых блузах - двигались важно и величаво либо торопливо и деловито. Слуги толкали кресла на колесиках, в которых сидели укутанные в пледы больные, приехавшие лечиться на водах.
        Карета пересекла тенистую площадь, свернула в короткую аллею и почти сразу остановилась перед большим зданием на перекрестке двух улиц.
        Кованые решетки с затейливым Узором отгораживали окна подвальной части дома от дорожки, что вела ко входу. Лакей спрыгнул с облучка и опустил подножку.
        Поджидая, когда Кларисса и Долли выйдут из кареты, Леонора разглядывала дом. На резном фронтоне красовалось название - «Моррис-Хаус». Дверь почти сразу отворил дворецкий в темно-серой ливрее.
        - Я - мисс Винсент, - представилась Леонора. - Лорд Келси ожидает меня.
        Из глубины дома появился мужчина в элегантном черном костюме, его шейный платок и высокие уголки накрахмаленного воротника сорочки сверкали белизной.
        - Вы совершенно правы, мэм, - сказал он и жестом отпустил дворецкого. Тот повиновался, но его напудренный парик еще некоторое время виднелся в полумраке. - Разрешите представиться: Дигби Синклэр, к вашим услугам.
        Он поклонился. Леонора, не зная, какое положение занимает этот господин, ответила ему церемонным кивком.
        - Его светлости известно, что вы желаете поселиться в апартаментах покойного мистера Винсента, - ровным тоном продолжил Дигби Синклэр.
        Леонора начала испытывать легкое раздражение оттого, что ее так долго держат на пороге, а потому голос ее прозвучал чуть более резко, чем ей хотелось:
        - По крайней мере, на некоторое время. Прошу вас, позвольте мне войти.
        - Разумеется, мэм. - Однако он не посторонился. - Его светлость просит, чтобы ваш багаж внесли по лестнице с другой стороны дома. Так будет удобнее. - Он посмотрел мимо нее. - Может быть, ваша служанка займется этим? А вы тем временем переговорите с его светлостью.
        Леонора нахмурилась. Войти в дом через черный ход? Да ни за что на свете!
        - Надеюсь, его светлость принимает?
        - О да, мэм. Он ждет вас.
        - Отлично. Я с радостью повидаю его. А кто вы?
        - Его управляющий, мэм.
        Управляющий? Леонору кольнуло любопытство. Наверное, этот эрл слишком стар, чтобы самому заниматься делами…
        Она обернулась к Долли:
        - Подожди меня в карете, пока я не решу, что делать с нашим багажом. - Затем она взглянула на управляющего. - Доложите его светлости обо мне.
        Пусть он и эрл, но ведь она, как-никак, внучка эрла.
        Синклэр поклонился:
        - Извольте пройти за мной, мэм.
        В просторном холле справа и слева виднелись закрытые двери, а наверх поднималась широкая лестница. В холле стоял круглый столик с серебряным подносом, скамья и несколько разномастных стульев. Откуда-то слышался приглушенный гул мужских голосов. Леонора указала на стулья:
        - Подожди меня здесь, Кларисса.
        Синклэр постучал в дверь слева от лестницы и, открыв ее, объявил:
        - Мисс Винсент, милорд.
        Он произнес это в меру почтительно, однако, уловив нотку скрытого веселья, прозвучавшую в его голосе, Леонора подумала, что этот представительный человек лет сорока, должно быть, на короткой ноге со своим хозяином. Он отступил, пропуская ее, и она заметила в его голубых глазах выражение, которое с годами научилась быстро распознавать. Она ему понравилась.
        Но ей было все равно, какого о ней мнения этот Синклэр. Сейчас надо разобраться с его хозяином. Леонора вздернула подбородок и величаво проплыла мимо управляющего прямо в логово льва.
        Высокий, довольно молодой мужчина поднялся из-за письменного стола, за которым разбирал какие-то бумаги, и вежливо поклонился.
        - Мисс Винсент…
        Леонора присела, отвечая на приветствие.
        - Милорд…
        Они помолчали, разглядывая друг друга. Лорд Келси был высоким и стройным, хорошо сложенным джентльменом лет тридцати с небольшим, с коротко стриженными каштановыми волосами, уложенными по последнему слову моды. В лице его трудно было бы найти какой-нибудь изъян: Леонора видела высокий лоб, темно-серые глаза, обрамленные на зависть пушистыми ресницами, прямой нос и довольно выразительный рот. Вот только подбородок лорда Келси казался чересчур волевым и решительным.
        Блэз Дэнсер, эрл Келси, наследник маркиза Уиттонби, решил, что мисс Леонора Винсент являет собой образец уже немолодой и пуритански нетерпимой в вопросах нравственности гувернантки. Он понял это по ее одежде, по манере держать себя, по тому, как она смотрела на него. Однако от лорда не ускользнула строгая, истинно классическая красота ее лица, не показавшегося, впрочем, эрлу привлекательным из-за застывшего на нем надменного выражения.
        Из-под узких полей старенькой бархатной шляпки с поникшими шелковыми цветочками выбивались пряди светло-русых волос. Их цвет идеально гармонировал с коричневой дорожной накидкой, краешек которой эрл успел заметить под распахнувшимся серым плащом. Глаза девушки, в которых непостижимым образом смешались оттенки серого, зеленого и голубого, в оправе золотистых ресниц, глядели на эрла с плохо скрытой досадой. Он с трудом подавил улыбку.
        - Вы ли, - спросила Леонора, наконец, едва скрывая отчаяние оттого, что часть ее дома занимает такой молодой мужчина, - вы ли лорд Келси, мой арендатор?
        - Да, мадам. - Эрл жестом пригласил Леонору присесть на стоящий напротив письменного стола стул, а затем сел сам. - Должен признаться, - непринужденно начал он, - смерть мистера Винсента потрясла меня. Мы с ним отлично ладили. Я был немало удивлен, если не сказать больше, узнав, что он оставил свое состояние внучке.
        - Да, милорд, меня тоже удивило его решение. Я много лет не получала никаких вестей от дедушки Винсента.
        - Значит, вы не ожидали наследства, - с удовлетворением заметил эрл. - В таком случае, мадам, надеюсь, вас заинтересует мое предложение. Я готов выкупить у вас дом. Если вы разумно распорядитесь деньгами, то сможете безбедно жить, где бы вы ни пожелали.
        Леонора изумленно уставилась на него. Подумать только, а она еще размышляла, не поселиться ли где-нибудь в другом месте! Впрочем, это было еще до того, как она увидела чудесный дом дедушки Винсента и познакомилась с арендатором, этим надменным и самоуверенным индюком.
        - Напротив, милорд, это я готова выкупить у вас аренду. Вам, должно быть, безразлично, где жить. Не сомневаюсь, что в Бате найдется достаточно комфортабельных домов.
        - Но, мадам, именно здесь у меня свое дело. Леонора удивленно подняла брови.
        - Дело, милорд? Вот не думала, что джентльмен вашего положения снизойдет до торговли!
        - Торговли, мисс Винсент? - В его надменном голосе прозвучала ледяная враждебность. - Вы ошибаетесь. Я устроил в моей части дома клуб для избранных. Даже сейчас, если вы прислушаетесь, вы сможете разобрать голоса моих клиентов. Надеюсь, теперь вы понимаете, как неудобно будет вам жить тут. Леонора ощутила, что руки ее начинают дрожать, и чуть сильнее сжала сумочку.
        - Клуб? - переспросила она. - Пьянство? Азартные игры?
        Он улыбнулся. У этого дьявола была на редкость привлекательная улыбка. Леонора с трудом сдержалась, чтобы не улыбнуться в ответ. Нет, нельзя поддаваться его обаянию!
        - И то, и другое, мисс Винсент. Но я также предоставляю гостям читальню, а в столовой им подают угощение и напитки. Только две комнаты отведены под карточные игры.
        Леонора сжала губы.
        - Игорный притон в моем доме! - обвиняющим тоном произнесла она.
        - Называйте, как вам будет угодно, мадам. - Он не опустится до того, чтобы спорить с этой святошей. - Как я понимаю, раз вы с таким неодобрением относитесь к роду моих занятий, вы передумали и не станете въезжать сюда?
        К его удивлению, она улыбнулась. Неожиданно для себя эрл почувствовал, как тело его весьма необычным образом отозвалось на ее улыбку.
        - Напротив, милорд. - Она с вызовом взглянула на него. - Если это не причинит вам слишком большого беспокойства, - (от него не укрылась колкая ирония в ее голосе), - я распоряжусь, чтобы наш багаж пронесли в верхние комнаты по парадной лестнице. Полагаю, так слугам будет удобнее - ведь лестница черного хода наверняка уже.
        Лорд Келси никак не ожидал, что она станет возражать, и сейчас почувствовал нарастающее раздражение. Неужели ее ничто не остановит? Внезапно ему в голову пришла удачная мысль.
        - Вы ведь еще не осмотрели комнаты, мисс Винсент, - напомнил он ей.
        - Я также не ожидала обнаружить в моем доме игорный притон, - с напускным дружелюбием отпарировала она. - В котором часу закрывается ваш клуб?
        - В три часа ночи, мисс Винсент. Мы открываемся и подаем завтрак в десять. Если пожелаете, я буду счастлив как-нибудь показать вам мой клуб до открытия. - Он поднял монокль и окинул ее вызывающим взглядом, хотя на губах его играла беззаботная улыбка. - Так вы решили остаться? Признаюсь, это идет вразрез со всеми приличиями.
        Леонора проигнорировала его слова.
        - Лорд Келси, я имею право жить в моем доме. И поселюсь тут немедленно, а в девять часов завтра утром я намерена осмотреть ваши комнаты.
        - Превосходно. - Черт возьми, не может же он выставить ее на улицу! - Тем временем прошу вас подумать о моем предложении выкупить дом, мисс Винсент. Если вы не хотите продавать его, я готов арендовать также и верхний этаж.
        Леонора встала.
        - Ваше предложение, милорд, было бы для меня весьма лестным, если бы я не имела желания жить в доме, который завещал мне дедушка. Хочу предупредить вас, что, как только я устроюсь в комнатах, которые он занимал, я намерена поговорить с моим поверенным о возможности прервать договор аренды. А теперь не будете ли вы так любезны и не позволите ли занести в дом наш багаж?
        Соблюдая правила вежливости, эрл встал одновременно с ней. Они направились к двери, но вдруг Леонора остановилась. Несмотря на свой не самый маленький рост, ей пришлось запрокинуть голову, чтобы заглянуть в темные, непроницаемые глаза лорда Келси.
        - Кстати, я вспомнила о кухне. Кажется, дедушка пользовался ею вместе с вами? Я намерена делать то же самое. И моей горничной надо подыскать комнату.
        - Мадам, - изысканно-вежливо ответил эрл, - разумеется, вы вправе пользоваться кухней, если договоритесь об этом с моим поваром, месье Андрэ. Между прочим, Чарлз, то есть мистер Винсент, заказывал у меня еду, а я в конце каждого месяца выставлял ему счет.
        - Надо думать, астрономический, - сухо отозвалась Леонора.
        - О нет, мадам. Он лишь оплачивал продукты. Услуги месье Андрэ включены в арендную плату.
        Леонора помолчала, размышляя, стоит ли ей поступить так же.
        - На первый месяц я попробую придерживаться устоявшихся правил, - проговорила она. Через месяц, если ей повезет, его уже тут не будет.
        - Я передам месье Андрэ ваше решение, мисс Винсент. Ваша служанка сможет забирать еду, когда пища будет готова. Кроме нее, вас никто не сопровождает?
        - Со мной компаньонка, милорд, вернее, подруга. Без нее я бы не рискнула поселиться здесь, не подавая повода к досужим разговорам. - Она метнула на него безмятежную, как и у него, улыбку. - Присутствие мисс Ворт, дочери священника, предотвратит возможный скандал. У вас ведь в Бате наверняка полно сплетников?
        Эрл расхохотался:
        - Мисс Винсент, общество невозможно представить без болтунов и любителей посудачить. Надо думать, ваше решение вызовет немалые толки, однако, если вы будете благоразумны, ваша репутация не пострадает.
        Глаза ее недобро сверкнули.
        - Милорд, обещаю уведомлять всех, с кем я познакомлюсь, о том, насколько отвратительным нахожу ваше занятие, равно как и о моем решении выселить вас отсюда.
        - Полагаю, мадам, вас ожидает разочарование. Если же вы желаете находиться подальше от игорного притона, не лучше ли все-таки переехать самой?
        Леонора вызывающе вздернула подбородок.
        - Никогда! - воскликнула она и вышла в холл.
        Кларисса вопросительно посмотрела на Леонору. А та оглянулась на следовавшего за ней джентльмена.
        - Милорд, позвольте представить вам мисс Ворт, мою компаньонку. Кларисса, это мой арендатор, лорд Келси.
        Густо покраснев, Кларисса вскочила и ответила на чопорный поклон эрла.
        - Прошу меня простить, - извинилась Леонора и направилась к двери, чтобы попросить Мэттью и Долли внести багаж через парадную лестницу.
        - Мэттью, когда вещи будут наверху, займись, пожалуйста, каретой. Ты знаешь, что надо делать. А денег у тебя хватит?
        - Да, мисс. Мистер Фарлинг не поскупился.
        - Отлично! И все же спасибо, что ты помог нам в пути.
        Леонора вручила кучеру монету и обернулась к эрлу.
        - Надеюсь, кто-нибудь проводит нас наверх?
        - Я сам провожу вас, мисс Винсент, но лишь сегодня. Впоследствии вам в часы работы моего клуба придется пользоваться лестницей с черного хода.
        Леонора презрительно фыркнула.
        - Вы хотите сказать, что я не смогу пользоваться парадной лестницей в собственном доме? Плохо представляю, как вы надеетесь помешать мне, милорд.
        - Это условие заложено в договоре аренды, - самодовольно отпарировал Келси. - Естественно, ваш дедушка, являясь членом клуба, имел полное право входить и выходить через парадный вход в любое время.
        Он слегка посторонился, пропуская двух джентльменов, что вышли на площадку второго этажа. Леонора заметила, что они были весьма и весьма навеселе, и их наглые, бесцеремонные взгляды показались ей оскорбительными. Тряхнув головой, она продолжила подниматься по ставшей более узкой лестнице и, наконец, оказалась на третьем этаже перед ширмой, загораживающей дверь.
        - Надеюсь, вы понимаете, сколь неприятными могут быть случайные встречи с малознакомыми людьми, если вы станете пользоваться парадной лестницей, - негромко проговорил Келси и наклонился, чтобы отпереть дверь, едва не касаясь Леоноры. - Хотя, разумеется, вам нечего опасаться нежелательных вторжений, если вы будете держать свою дверь на замке. - Он передал ей ключ.
        Леонора вошла в маленький холл, в который выходило с полдюжины дверей. Тут было гораздо просторнее, чем она ожидала, и настроение ее сразу улучшилось.
        - Чарлз… то есть мистер Винсент, - продолжил эрл, - придерживался консервативных взглядов. Вероятно, вы решите многое тут изменить. - Он распахнул дверь комнаты, окна которой, судя по всему, выходили на фасад здания. - Тут была его гостиная.
        Сгорая от любопытства, Леонора заглянула внутрь и увидела двойные окна с коричневыми портьерами, удобное кожаное кресло, письменный стол и множество книжных полок.
        - Тут очень уютно, - сказала она и внезапно поежилась: воздух в комнате был сырой и промозглый. Однако мебель, похоже, еще крепкая и книги выглядели заманчиво, а вот драпировки надо сменить. - Думаю, мне понравится здесь.
        Эрл понял, что она говорит искренне. Ясное дело, понравится. Мрачное убранство комнат как нельзя лучше подходило для жилища унылой, ограниченной гувернантки.
        Черт бы ее побрал! Ему вовсе не хотелось иметь дело с отрицательно настроенной особой женского пола, которая, в довершение всех несчастий, не только оказалась владелицей дома, но еще и собралась поселиться у него над головой.

        Глава вторая

        Эрл вышел, когда багаж начали поднимать наверх, отчего на узкой лестнице сразу стало тесно.
        Леонора сообразила, что в дальнейшем любые громоздкие вещи придется втаскивать через окна. По правде говоря, ей не терпелось поскорее кое-что обновить.
        - Как тут просторно! - заметила Кларисса, когда они вместе переходили из комнаты в комнату.
        Как только эрл удалился, они еще раз хорошенько осмотрели гостиную и столовую, а затем направились в спальню, в которой Леонора решила обосноваться, так как оттуда можно было пройти в гардеробную.
        - Конечно, Моррис-Хаус не похож на Торнстон-Парк, - продолжала Кларисса, - и, вероятно, не отличается роскошью, к которой ты привыкла в детстве.
        - Это так. - Леонора открыла дверь в конце коридора и с одобрением осмотрела спальню меньшего размера. Должно быть, тут жил камердинер мистера Винсента. - Кларисса, по-моему, эта комната тебе подходит. Надо только сделать ее чуть повеселее.
        - О да! Она намного больше, чем моя комната дома. Смотри, какой чудесный умывальник! И письменный стол! Даже зеркало есть! - Обыкновенно бледное лицо Клариссы порозовело от волнения. - Но как же Долли?
        - Она устроится на чердаке. Пожалуй, мне стоит пойти вниз и договориться с месье Андрэ. А ты тем временем можешь начать распаковывать вещи.
        Узкая дверь из холла вела на лестницу черного хода. Долли, стуча башмаками по голым доскам ступенек, последовала за хозяйкой в полуподвальный этаж. По аппетитным запахам им без труда удалось отыскать кухню.
        Обед был уже окончен, хотя из судомойного помещения рядом с кухней слышались голоса и плеск воды.
        В самой кухне царил идеальный порядок - кастрюли и сковородки, в основном чугунные или медные, висели на крючьях или стояли на полках, весело поблескивая в мерцающем свете масляных ламп и свечей. В большом пузатом буфете можно было рассмотреть множество тарелок, кружек и кувшинов. Середину кухни занимал добела выскобленный стол, и такой же тянулся вдоль одной из стен. Над пламенем очага крутился вертел с парой цыплят, а на конфорках плиты булькали две кастрюли.
        Воздух был напоен ароматами жаркого, горячего кофе, свежевыпеченного хлеба и пряных трав.
        Невысокий человек в помятом белом колпаке на ломаном английском пытался втолковать что-то нескольким подручным, которые трудились у стола. Едва Леонора отворила дверь, он замолк на полуслове.
        - Что такой? - фальцетом возмущенно воскликнул он. - Что вы хотель тут, ma-dame!
        Все замерли, глядя на пришедших. Леонора сделала шаг вперед и приветливо улыбнулась.
        - Месье Андрэ?
        - Oui[Да (франц.).] , это я.
        - Вы - повар. - Нечего было и сомневаться. Кем еще он мог оказаться?
        - Le chef de cuisine[Букв.: начальник кухни, шеф-повар (франц.).] , madame, - оскорбленным тоном поправил он и кивнул.
        - Очень рада с вами познакомиться, месье, - сказала Леонора. - Позвольте мне представиться, поскольку тут нет никого, кто мог бы сделать это за меня. Я - мисс Винсент, отныне хозяйка дома. Я говорила с моим арендатором, лордом Келси, и он сказал, что я могу заказывать у вас еду.
        Враждебность повара сменилась неприкрытым любопытством. Он отвесил ей низкий, почтительный поклон.
        - Madame! Enchante[Очарован (франц.).] , madame! Его светлость уже сообщиль мне, что вы приехаль. И вы решиль остаться?
        - Да, месье. Дом мне очень понравился. А это, - она подтолкнула вперед упирающуюся служанку, - моя горничная, Долли. Она будет приносить вам мои заказы и забирать еду, когда та будет готова. - Долли неуклюже присела, и месье Андрэ кивнул ей. - Может быть, время от времени ей можно будет пользоваться вашей кухней, чтобы приготовить мне чай или кофе?
        Француз внимательно посмотрел на застывшую возле Леоноры девушку, лицо которой было таким же красным, как и ее обветренные руки.
        - Oui, madame, пошему пы и нет?
        - Благодарю вас. Долли надо устроиться где-нибудь на чердаке. Может быть, кто-нибудь проводит ее наверх?
        - Madame, это сделать томоправительница.
        - Домоправительница? - удивленно пробормотала Леонора. Лорд Келси не упоминал о ней, хотя, разумеется, и не обязан был это делать.
        - Миссис Паркс, madame, une veuve[Вдова (франц.).] - как это пудет? Втова? Она жиль сдесь.
        - Тогда, может быть, вы нас познакомите?
        Комната домоправительницы была рядом с кладовой в подвале. Взглянув на расположенные ближе к потолку и забранные решетками окна, Леонора заметила отблески света от факела, который нес прохожий. Ни деревьев, ни кустарников отсюда не было видно.
        Домоправительница оказалась довольно полной женщиной средних лет. Она встала с кресла перед весело потрескивающим огнем и не спеша поклонилась, приветливо улыбнувшись новой хозяйке.
        - Ну, конечно, для девочки найдется комната, - сказала она, ласково кивнув Долли. - И подружки найдутся, так что скучать тебе не придется. - Обращаясь к Леоноре, она добавила: - Через пару минут я поднимусь и покажу ей комнату. Вы уже заказали ужин, мадам?
        Леонора, изрядно удивленная радушием домоправительницы, покачала головой:
        - Еще нет. Со мной будет жить компаньонка, так что вместе с Долли нас трое.
        - Долли может поесть вместе со слугами. А для вас и вашей компаньонки, мадам, я закажу ужин. Месье Андрэ превосходно готовит, и это благодаря ему обеды и ужины в клубе так популярны среди джентльменов. Я прослежу, чтобы вам подали все самое лучшее.
        - Благодарю вас, миссис Паркс. В котором часу подают ужин?
        - Обед бывает между двумя и пятью часами, а ужин - от восьми часов до полуночи. - Миссис Паркс бросила взгляд на часы, что стояли на каминной полке среди зажженных свечей. - Сейчас половина шестого. Может, вы желаете перекусить с дороги?
        - Благодарю вас, я бы не возражала. Мы поужинаем пораньше - в восемь, если можно. День был длинный, и мы устали. Еще раз спасибо, миссис Паркс.
        Винтовой лестнице, похоже, конца не было. Поднимаясь следом за Долли, Леонора раздумывала, сможет ли когда-нибудь вскарабкаться к себе на третий этаж, ни разу не задохнувшись. Впрочем, она еще молода и здорова, так не расстраиваться же из-за каких-то там ступенек! Его светлость лорд Келси будет только рад, если она впадет в уныние.
        - Ступай, Долли, - приказала она. - Пока ты поджидаешь миссис Паркс, распакуй мои вещи.
        Дедушкина спальня была такой просторной, что вполне могла бы сойти и за будуар, размышляла Леонора, осматривая свою новую комнату. Если повесить на окна новые полосатые портьеры, сменить полог над постелью и купить покрывало в тон, тут станет еще уютнее.
        В гардеробной стояли комод красного дерева и большой шкаф, возле которого размещались умывальник и табурет. Очень удобно, тут можно будет хранить одежду. Леонора решила приобрести высокое зеркало на ножках - или даже два - и заменить бюро в спальне на туалетный столик. А еще она купит кушетку!
        Пожалуй, если забыть о противной лестнице, ее вполне устраивало новое жилище. С другой стороны, она была до глубины души уязвлена тем, что ей придется заходить в дом с черного хода, вместе со слугами. И все из-за лорда Келси, который устроил внизу настоящий вертеп!
        Завтра, думала Леонора, подкрепляясь бутербродами с маслом и ветчиной и запивая их горячим чаем, который прислала наверх заботливая миссис Паркс, она спросит у мистера Коггана, нельзя ли разорвать договор аренды. Но сначала она осмотрит два нижних этажа.

        Ровно в девять часов утра, освеженная сном, Леонора спустилась по парадной лестнице, надеясь застать лорда Келси в его кабинете. Разумеется, с ней была Кларисса. В конце концов, она и так нарушает все допустимые правила приличий, навещая холостого мужчину у него дома, пусть даже и по делу. Кроме того, в эрле было что-то такое… что не вызывало у Леоноры никакого доверия.
        Почти все двери на первом этаже были плотно закрыты - вероятно, таким образом, эрл и его управляющий ограждали себя от нежелательных визитов. Впрочем, дверь кабинета была приоткрыта. Леонора решительно постучала и, услыхав приглашение зайти, отворила дверь.
        Накануне она не заметила, что эта комната служила, видимо, не только рабочим кабинетом. Конечно, тут были и кресла у камина, и письменный стол у окна, но возле другого окна помещалась перегородка, образуя нечто вроде внутренней комнатки.
        Эрл поднялся из-за письменного стола, на котором вперемешку лежали счета и книги с записями. Судя по всему, он проверял чью-то работу и, не особенно полагаясь на слабый утренний свет, поставил на стол высокий канделябр с горящими свечами.
        - Вы пунктуальны, мисс Винсент, - с поклоном приветствовал он ее.
        Леонора присела в ответ.
        - В бизнесе, милорд, всегда полезно держать свое слово, - ответила она. - Я готова осмотреть дом. Со мной мисс Ворт, которая сможет сделать необходимые заметки.
        Кларисса, прижимая к груди блокнот и карандаш, глядела на его светлость горящими от любопытства глазами. Щеки ее раскраснелись от волнения. Леонора сообразила, что вчера у Клариссы не было времени рассмотреть безупречную фигуру эрла и отличный покрой его одежды. Кроме того, вчера эрл не улыбался ей так приветливо, с неуловимой долей сочувствия. Как будто она, Леонора, какая-то несносная старуха, которую бедной компаньонке приходится ублажать!
        Она окинула комнату критическим взглядом.
        - Кажется, здесь все в порядке, за исключением вон того сырого пятна у окна. - Она подошла и внимательно осмотрела затеки на обоях. - Почему вы не занимаетесь ремонтом?
        Келси ответил ей сдержанно-снисходительным тоном, словно разговаривая с несмышленым ребенком:
        - Потому, мисс Винсент, что протекает снаружи, где нарушена кладка, а за это отвечает владелец дома. Мистер Винсент собирался сделать ремонт, но, к несчастью, отошел в мир иной.
        - Я переговорю с каменщиком, - резко проговорила Леонора, стараясь скрыть панику. Господи помилуй, во сколько же ей это обойдется? Она и не предполагала, что дом надо будет ремонтировать! - Кларисса, запиши. - Затем она указала на дверь внутренней комнаты: - А что там?
        - С разрешения мистера Винсента я установил перегородку. Там размещается мой камердинер. Это оказалось удобнее всего, поскольку в моей гардеробной нет окна - да и размером она чуть больше яичной скорлупки.
        Он открыл дверь, и Леонора бегло осмотрела крохотную, но очень опрятную комнатушку.
        - Отлично. Ну что же, пойдем дальше?
        Келси пересек кабинет и постоял, со скучающе-терпеливым видом придерживая дверь. При взгляде на него Леонора почувствовала, что у нее все внутри закипает.
        В холле она осмотрела натертые до блеска полы и кремовые обои. На стене возле входной двери висело нечто вроде венка, и Леонора подошла ближе, так как накануне не заметила ни это украшение, ни слова, которые были написаны в центре.
        - «Добро пожаловать в клуб «Витус»»[Англ. вариант имени св. Витта, который традиционно считался покровителем танцоров и плясунов.] , - прочитала она вслух. - Так вот, значит, как называется ваш вертеп?
        - Клуб «Витус» знают все в Бате, мисс Винсент.
        - Могу себе представить. И что же, все члены вашего клуба страдают пляской святого Витта?[Историческое название хореи - заболевания, для которого характерны неконтролируемые судорожные движения. В средние века больные молились об исцелении св. Витту.]
        Он расхохотался, но ответил по-прежнему покровительственным тоном:
        - К счастью, нет, мисс Винсент. Мое второе имя - Дэнсер[Танцор (англ.).] . А святой Витт - патрон всех танцоров. Мне подумалось, что такое название вполне уместно.
        - Да уж! - фыркнула Леонора. - Если ваши клиенты не страдают от нервных припадков, так вы, наверное, без труда доводите их до этого, когда они опускаются до пьянства и впадают в отчаяние.
        Он изумленно поднял брови.
        - Должен ли я понять, мисс Винсент, что вы не одобряете игру в карты? Неужели вы никогда не играли - хотя бы для развлечения?
        Леонора залилась краской. Выходит, она попала в западню, и теперь он будет считать ее не в меру щепетильной, притворно-стыдливой жеманницей.
        - Вовсе нет, сэр, - отпарировала Леонора. - Как и все, я с удовольствием играю в хорошем обществе. Я не вижу в карточных играх ничего дурного, однако полагаю, что некоторым людям… - как, например, ее отцу, подумала она, но не сказала об этом, а лишь крепче сжала сумочку, - некоторым людям карты приносят лишь вред. И я презираю тех, кто пользуется их слабостями.
        Келси отворил дверь и жестом пригласил ее зайти. Кларисса безмолвно шла следом.
        Леонора сама не понимала, что на нее нашло. Может быть, все дело в том, что известие о существующем здесь игорном заведении застало ее врасплох. Такие модные клубы, как «Уайте», «Буддлз» или «Брукс» в Лондоне, считаются вполне респектабельными, однако и там за один вечер игроки могут потерять все, что у них есть. А цель менее приличных мелких заведений всегда одна - ободрать клиента как липку.
        Не в состоянии уплатить высокий вступительный взнос, который требовали заведения, подобные клубу «Уайте», отец Леоноры в свой последний визит в Лондон стал жертвой мошенничества, разорился и, не в силах пережить позор, умер.
        - По-вашему, никто не должен торговать крепкими напитками, раз злоупотребление оными может вызвать алкоголизм и привести к белой горячке? - ровным голосом поинтересовался лорд Келси, заходя в комнату. Вероятно, это была и гостиная, и столовая.
        Леоноре не хотелось объяснять, чем именно вызвана ее неприязнь к азартным играм, и потому она, промолчав, быстро осмотрелась по сторонам. Обеденный стол был не слишком большим, словно за ним обычно собиралось лишь избранное общество. Неподалеку на буфете выстроился целый ряд бокалов и графинов с напитками. Пожалуй, трудно было бы найти какой-нибудь изъян в этой изящно обставленной комнате.
        - Здесь моя спальня, - спокойно продолжил Келси, отворяя дверь в противоположной от входа стене.
        Леонора проследовала в спальню. Кларисса, воспитанная в строгих нравах деревенского прихода, заколебалась. Келси, коснувшись рукой ее талии, слегка подтолкнул девушку внутрь. Кларисса зарделась, ресницы ее затрепетали, а бледно-голубые глаза стыдливо взглянули на эрла.
        В этот момент Леонора обернулась и испытала настоящее потрясение. Кларисса вздумала флиртовать с его светлостью!
        Не зная почему, Леонора вдруг заторопилась и даже не заметила средних лет камердинера, который прибирал широкую постель под пологом.
        - Полагаю, на первом этаже есть и другие комнаты, - сказала Леонора, поспешно устремляясь в холл.
        Келси вышел следом за ней, с трудом сдерживая улыбку.
        - Только одна, - ответил он и подошел к двери возле своего кабинета. - Здесь живет Синклэр. Я предупредил его о том, что вам можно будет зайти осмотреться.
        Леонора изумленно подняла брови, услыхав такую чушь. Ясное дело, в своем доме она вправе входить в любую комнату!
        Келси постучал, и голос управляющего пригласил его зайти.
        Синклэр был уже на ногах и встретил Леонору почтительным поклоном.
        - Доброе утро, мисс Винсент. Полагаю, вы желаете осмотреть мою комнату?
        Леонора сладко улыбнулась ему.
        - Я всего лишь хочу проверить, в каком состоянии находится часть дома, которую арендует у меня лорд Келси.
        - В таком случае, вам не о чем волноваться, - заметил Синклэр, улыбаясь ей в ответ. Затем он перевел взгляд на Келси. - Лорд Келси весьма внимателен, а миссис Паркс - просто образцовая домоправительница.
        - Кажется, у вас тут вполне уютно, чисто и сухо, - сказала Леонора. - Вы довольны?
        - Да, мадам, я счастлив, что служу у его светлости и живу здесь. Как видите, он следит за тем, чтобы его люди ни в чем не нуждались. Вы желаете узнать что-нибудь еще?
        - Пожалуй, нет, - ответила Леонора, отметив, что в комнате стоит небольшое бюро, обеденный стол и стулья, шкаф, несколько кресел и узкая постель за ширмой в углу.
        - В таком случае, мадам, - заговорил эрл, - если вы удовлетворены осмотром этого этажа, мы можем подняться и осмотреть помещения клуба. Боюсь, нам следует поторопиться, так как клуб откроется уже через полчаса. Извольте следовать за мной… Это столовая, - провозгласил Келси, отступая в сторону перед приоткрытой дверью. - Вероятно, вы считаете, что угощение лишь подогревает азарт клиентов и подталкивает их в пучину разврата?
        Так, он намеревается высмеивать ее взгляды! Леонора сердито покачала головой.
        - Не говорите глупости! Если человек впадает в обжорство или злоупотребляет напитками, он далеко не всегда оставляет свое семейство на улице, лишенным каких-либо средств к существованию! А тот, кого злая страсть влечет к столу с зеленым сукном, кто влезает в долги, тот приносит своей семье одно лишь несчастье. Это не одно и то же!
        - Признаю справедливость ваших слов, мадам. Осмотрительный и честный человек всегда помнит о своих ближних.
        Леонора остановилась у одного из круглых столов, задумчиво проводя кончиками пальцев по его гладкой поверхности и пытаясь собраться с мыслями. Слуги уже начали накрывать столы белоснежными скатертями и раскладывать на них столовые приборы. Стол, у которого она стояла, окружали четыре стула с высокими спинками, но здесь были столики и для двоих, и для более многочисленных компаний.
        Неожиданно Леоноре подумалось, что в этой уютной комнате, должно быть, очень приятно завтракать с друзьями. Темно-желтые панели на стенах были разделены синими полосами, а по широкому карнизу шел узор из синих цветов с золотыми листьями. Позолоченная, с хрустальными подвесками люстра на несколько дюжин свечей украшала потолок, а сборчатые занавеси из дорогого шелка идеально гармонировали с сине-золотой обивкой стульев.
        Она вздохнула.
        - Страсть к азартным играм - это болезнь. Стоит заразиться ею - и человек беспомощен, пока припадок не пройдет.
        - Нездоровое пристрастие к алкоголю также пагубно, мисс Винсент, особенно для бедняков, и немало семей голодает, потому что их кормилец тратит свой заработок на выпивку. И все же питейные заведения не закрываются, и торговля алкоголем продолжается, не навлекая на себя проклятий со стороны общества. Не вижу, почему я должен считать себя безнадежным грешником, если предоставляю джентльменам место, где они могут перекусить, выпить и развлечься в компании своих друзей. Я не больше поощряю стремление моих клиентов делать высокие ставки, чем гостеприимная хозяйка, в чьем доме раскладывают ломберные столы. Да, я признаю, что ставки в моем клубе бывают выше, чем на светском рауте, однако так решают игроки, а вовсе не я.
        Похоже, он пытается оправдаться перед самим собой и завоевать ее доверие, поняла Леонора. Если он говорит правду, его не в чем упрекнуть. Но разве можно знать наверняка, что он не лукавит? Небось получает какой-то процент от ставок. Келси достоин порицания уже за то, что решил преуспеть, пользуясь слабостями других.
        Не дрогнув, она взглянула в глаза своего собеседника, чувствуя, что нашла уязвимое место в его аргументах.
        - Полагаю, вы не ограничиваете ставки. Он пожал плечами.
        - Вы правы, мадам. Человек должен иметь место, где ему можно делать все, что только заблагорассудится.
        Леонора сжала губы и помолчала, прежде чем ответить:
        - Я бы предпочла, чтобы подобное творилось где угодно, а не в моем доме.
        - Сожалею, мисс Винсент, однако ничем не могу вам помочь. Вы уже осмотрели все, что хотели увидеть?
        Значит, он старается выпроводить ее отсюда. По правде говоря, ей тоже не хотелось больше спорить. Она порадовалась, что так ясно выразила свое мнение. Теперь надо постараться разыскать какое-нибудь нарушение договора аренды со стороны эрла и избавиться от арендатора.
        - Да, - ответила она. - Столовая в идеальном порядке. - Двойные двери вели в просторную комнату, окна которой выходили на фасад дома. - А тут библиотека?
        - Как видите, мисс Винсент. Библиотека была обставлена с таким же безупречным вкусом, как и столовая. Возле кресел с высокими спинками стояли столики с уже приготовленными свечами. На панелях нежно-кремовых стен, видневшихся среди книжных полок, вился сине-золотистый узор. Тяжелые портьеры коричневого бархата закрывали высокие окна.
        У стены стоял стол, на котором были разложены газеты, а на другом столе, чуть в стороне, размещались чистые бокалы. Надо думать, напитки спрятаны в буфете, совсем незаметном у дверей.
        Леонора задумчиво погладила кожаные корешки книг и вдруг спохватилась, что выдала себя. Лорд Келси поднял бровь и улыбнулся. Леоноре стало не по себе - лучше бы он смотрел на нее с холодной иронией, а не с таким доброжелательным пониманием!
        - Мисс Винсент, вы в любое время можете пользоваться библиотекой клуба, - сказал эрл. - Хотя вам придется приходить рано утром, как сейчас.
        - Благодарю вас. По правде говоря, я боялась, что мне будет не хватать библиотеки Торнстон-Парка, однако в городе, надо думать, есть публичная библиотека?
        - Да, на Милсом-стрит.
        - Ну, в таком случае мне не придется скучать.
        - Вы правы, чтение может стать одним из величайших наслаждений в жизни, - вполне искренне подтвердил он и с поклоном добавил: - А теперь, мисс Винсент, если вам будет угодно следовать за мной, я покажу остальные комнаты.
        Они пересекли лестничную площадку и оказались в помещении, явно предназначенном для игры в карты.
        - Здесь могут уединиться желающие сыграть в вист, - объяснил Келси. Похоже, он развеселился, заметив напряженное выражение серо-зеленых глаз Леоноры.
        Ну и пусть!
        В комнате стояло несколько обтянутых зеленым сукном столов, за которыми могли разместиться по четверо игроков, на каждом были приготовлены свечи и нераспечатанная колода карт. Как и во всем доме, отделка комнаты была безупречной.
        - Здесь все в порядке, - отрывисто обратилась Леонора к Клариссе, и подруга прилежно записала ее мнение.
        На этой половине дома двойные двери также вели во внутреннюю комнату, однако зал был меблирован совсем иначе. Середину занимал большой стол, обитый зеленым сукном и окруженный множеством стульев. У стен размещались круглые столики.
        - Это комната для азартных игр, - пояснил Келси. - Тут члены клуба вольны играть в любые игры по своему выбору. Большой стол используется для игры в двадцать одно и другие игры с большим количеством участников, а маленькие столики - к услугам желающих поиграть в пикет, крибедж, домино или кости.
        Она опять промолчала. Келси взял в руки большую книгу в кожаном переплете, вроде тех, в которых хозяйки записывают расходы по дому.
        - А вот здесь ведется запись всех пари и всех ставок, которые делают члены клуба. Как вам, должно быть, известно, джентльмены готовы спорить о чем угодно. Если условия пари записаны тут, никто не посмеет отрицать существование этого пари и не сможет отказаться от уплаты долга.
        - Скажите, - с жаром заговорила Леонора, - много ли было таких, кто проигрывал у вас свое состояние, спуская то, что досталось им по наследству?
        Лицо Келси оставалось непроницаемым.
        - Не желаете ли стать первой, мисс Винсент? - любезно поинтересовался он.
        - Милорд, вы несносны! - воскликнула Леонора. - Вы предлагаете мне поставить на карту дом? А что же будет, позвольте узнать, если я выиграю?
        - Мой договор аренды против вашего дома, - холодно отозвался лорд Келси.
        - Ха! - взорвалась Леонора. - Мы с вами отлично знаем, что выиграете именно вы! Нет, милорд, вам не удастся провести меня таким образом! Я не вчера родилась на свет!
        - Вы правы, - согласился он, окидывая ее оценивающим взглядом. - Вы, мисс Винсент, уже перешагнули порог юности.
        Такое наглое замечание до того изумило Леонору, что она задохнулась, а Кларисса испуганно ахнула.
        - Сэр, вы не джентльмен! - выговорила Леонора, наконец.
        - Но ведь и вы, мадам, ведете себя не так, как пристало благовоспитанной леди, - отпарировал он, потом отвесил ей неспешный поклон и лениво улыбнулся. - Может быть, мы уговоримся о перемирии - хотя бы на то время, пока вы осмотрите последнюю комнату, которая находится в моем временном владении? Вы позволите показать вам кабинет?
        - Позволю, милорд, однако никаких перемирий! Сразу после завтрака я отправляюсь к моему поверенному.
        - Это ваше право, мадам.
        Леонора была так возмущена, что не заметила, с каким восхищением смотрел лорд Блэз Дэнсер, эрл Келси, на ее соблазнительную фигуру - вернее, на некоторые ее части…

        Глава третья

        Впрочем, возмущение не помешало Леоноре с аппетитом съесть два сваренных вкрутую яйца и несколько хрустящих булочек с маслом и выпить две чашки кофе. После стычки с эрлом она проголодалась, и завтрак показался ей очень вкусным.
        - Чудесно, - одобрила Кларисса, отставляя пустую тарелку.
        - Пожалуй. - Леоноре не очень хотелось с похвалой отзываться о чем-то, к чему лорд Келси имел хоть какое-то отношение. - Ты готова выйти из дома через полчаса?
        - Да я и сейчас готова, только надену шляпку и плащ. Может, нанять экипаж? Долли наверняка сумеет сделать это.
        - Нет, не сегодня, - решила Леонора. - Контора мистера Коггана находится на Хай-стрит, это совсем недалеко, и я с удовольствием прогуляюсь по городу.
        - Ах, и я тоже! - воскликнула Кларисса. Ее глаза сияли. - Леонора, я так тебе благодарна за то, что ты привезла меня сюда! Даже воздух здесь заставляет меня снова почувствовать себя молоденькой девушкой, так что даже голова кружится.
        - В самом деле?
        Что до самой Леоноры, она не испытывала никакого радостного головокружения, но виной тому, вероятно, лорд Келси и то, как он беспардонно воспользовался ее собственностью. Сейчас Леонора переживала лишь смертельное унижение оттого, что он счел ее слишком старой.
        Пожалуй, она на несколько лет моложе его. Впрочем, он ведь мужчина, и ему нет нужды беспокоиться о том, что годы молодости, наиболее подходящие для рождения детей, безвозвратно уходят.
        - Если ты готова, то пошли, - заявила Леонора, решительно встав из-за стола. - Долли, шляпку, плащ, перчатки и муфту, и побыстрее.
        Долли побежала через лестничную площадку в гардеробную. Леонора последовала за ней. Бросив беглый взгляд в изъеденное пятнами зеркало над дедушкиным комодом, она вспомнила, что надо как можно скорее обзавестись новыми зеркалами.
        Да, Келси прав - очарование первых дней юности давно покинуло ее, однако она ведь далеко не старуха. Впрочем, он и не называл ее старухой, просто честно сказал то, что она знала и так.
        Леонора решительно сжала губы, стараясь выкинуть из головы любые мысли о лорде Келси. Долли подала ей плащ и шляпку, и Леонора, привстав на цыпочки, постаралась получше рассмотреть свое отражение.
        Отчаяние охватило ее с новой силой. Неудивительно, что он так ядовито отозвался о ее внешности. Гувернантка - вот что подумал бы каждый, глядя на нее. В таких нарядах ей ни за что не удастся сделать удачную партию. Надо будет сегодня же заняться туалетами.
        Леонора на минутку заглянула в спальню, чтобы прихватить сумочку, и вышла в ледяной холод лестничной площадки, где ее уже поджидала Кларисса.
        - Долли, ты знаешь, что надо делать, - обратилась Леонора к служанке, которая ходила за ней как привязанная. - Снеси посуду после завтрака на кухню, а потом возвращайся и прибери в комнатах. Не забудь, что мы с тобой нашли метлу и тряпки вон там, - она указала на стоящий в углу шкафчик из темного дуба. - Пообедай со слугами лорда Келси. И передай месье Андрэ, что я буду обедать в четыре часа. Если найдется баранина - отлично, но вообще-то мне безразлично, что он приготовит. Тебе все ясно?
        - Да, мисс, - с готовностью ответила Долли.
        Она была преданным и покладистым созданием.
        - Кстати, - заметила Леонора, - а кровать у тебя удобная? Ты хорошо выспалась?
        - Комната просто чудесная, мисс, и вид из окон замечательный, прямо на деревья, мисс. Я спала как убитая.
        - Отлично, - с улыбкой отозвалась Леонора. - Ну, не скучай. И не забывай подкладывать дрова в камины.
        - Не забуду, мисс, - присела в реверансе Долли.
        Леонора и Кларисса спустились по лестнице черного хода, миновали открытую дверь кухни и оказались на улице, которая, судя по табличке на углу, называлась Эббигейт.
        - И куда же теперь? - остановилась Леонора.
        - Аббатство, верно, в той стороне, - предположила Кларисса.
        Высокая башня виднелась впереди над крышами домов.
        - Тогда пойдем к Аббатству и там спросим, как пройти, - решила Леонора.
        - Какой большой собор! - пробормотала Кларисса, когда они приблизились к западному фронтону. - Может, зайдем?
        - Действительно, большой, - согласилась Леонора. - Но лучше не задерживаться.
        Хай-стрит оказалась совсем рядом, и они без труда отыскали контору мистера Коггана. Посетителей у него не было.
        - Повезло, - пробормотала Кларисса, заняла предложенное клерком кресло и приготовилась ждать.
        Леонору провели в слабо освещенную комнату, где навстречу ей из-за заваленного бумагами и свитками пергамента стола поднялся человек в темной одежде.
        - Мисс Винсент! Счастлив с вами познакомиться! - воскликнул он, склоняясь перед ней в глубоком поклоне, подождал, пока она усядется, и вновь сел сам. - Я буду безмерно рад… если вы пожелаете… Я буду счастлив представлять ваши интересы…
        Он ей сразу понравился - приятный человек, даже парик не портил его облик. Поверенный был еще молод и явно амбициозен.
        Может, ему будет по силам справиться с эрлом?
        - Вы встречались с лордом Келси? - поинтересовалась Леонора.
        - Только один раз, мисс Винсент. Я виделся с ним, чтобы объявить ему, что мистер Чарлз Винсент назначил вас своей наследницей.
        - И как он на это отреагировал? Когган покраснел и смущенно кашлянул.
        - Он был в отчаянии, - признался он. - И просил меня передать вам, что готов выкупить дом.
        - Да, знаю, но я отказалась. Скажите, ведь Моррис-Хаус теперь мой, не так ли? Завещание не может быть оспорено?
        - Мадам, дом ваш, и завещание предельно ясно. Вы вступили во владение своей собственностью, а все вклады переоформлены на ваше имя, так что вы можете уже сегодня получить деньги в банке, что находится на Милсом-стрит, - для этого нужна лишь ваша подпись.
        Леонора кивнула, а Когган продолжил:
        - Я взял на себя смелость написать управляющему банком рекомендательное письмо. Как только вы снимете со счета любую сумму, завещание будет считаться выполненным. Обязательства мистера Уорвика как душеприказчика вашего покойного дедушки, а, следовательно, и мои будут также исполнены.
        - Благодарю вас, - произнесла Леонора, потом взяла у него запечатанный конверт и убрала его в сумочку. - Мистер Когган, - продолжила она, - я была бы рада, если бы вы могли проконсультировать меня относительно части моего дома, сданной в аренду.
        - Ага… - задумчиво протянул поверенный. - Вы, наверное, недовольны условиями договора? Что же, по взаимному согласию сторон они могут быть изменены.
        - Я хочу разорвать договор аренды, - откровенно заявила Леонора.
        - Разорвать? - переспросил Когган и заговорил чуть более отчужденно: - Не думаю, что это возможно, мадам, если только лорд Келси не даст свое согласие. Надо полагать, он не собирается съезжать?
        - Совершенно верно. Но я желаю выселить его. Я не потерплю игорный притон в моем доме.
        - Притон? - изумился Когган. - Мисс Винсент, но есть ли у вас доказательства для такого обвинения? Насколько мне известно, клуб «Витус» - почтенное заведение, а договор аренды не запрещает использовать арендуемые комнаты для игры в карты.
        - Ну, так отыщите доказательства того, что лорд Келси нарушает договор - или, может быть, даже преступает закон! Наймите кого-нибудь, кто сможет разведать, каким образом он ведет дела. Найдите, в конце концов, кого-нибудь, из кого он обманом вытянул все состояние.
        - Мадам, я постараюсь, - пообещал Когган, - но…
        Больше Леонора ничего не смогла от него добиться.
        - Мне надо зайти в банк, - сказала она Клариссе, как только они вышли из конторы. - Кажется, нам сюда.
        На узких улочках было много прохожих. Леонора и ее компаньонка отыскали Мил-сом-стрит, то и дело останавливаясь, чтобы хорошенько рассмотреть витрины модных лавок и вывески многочисленных ателье и шляпных мастерских.
        - А вот и публичная библиотека! - внезапно воскликнула Кларисса.
        Леонора, занятая поисками банка, остановилась и с интересом посмотрела на внушительный фасад библиотеки.
        - Нам обязательно надо туда записаться, - заявила она. - Вот и банк! Знаешь, почему бы тебе не заглянуть в библиотеку и не разузнать там все? А я найду тебя, когда закончу дела.
        Она почти дошла до дверей банка, как вдруг узнала джентльмена, что шел ей навстречу. На нем был плащ с широкой пелериной и высокий цилиндр, сидящий на волнистых каштановых кудрях чуть набекрень. Одна его рука небрежно держала трость с серебряным набалдашником, а другой он нежно поддерживал под локоток ослепительно прекрасную даму в голубом бархатном наряде с отделкой из соболей.
        Келси. Не может же она притвориться, что не видит его! Леонора ответила на его весьма любезное, но официальное приветствие так, как этого требовала вежливость, но не более того.
        Он, улыбаясь, повернулся к своей спутнице:
        - Алисия, позвольте представить вам мисс Винсент, новую владелицу дома, в котором располагается клуб «Витус».
        В блестящих глазах женщины промелькнул чуть насмешливый интерес.
        - Ну, конечно, - пробормотала она. Леонора сообразила, что Келси, должно быть, рассказывал ей о новой хозяйке.
        - Мисс Винсент, - медленно протянул эрл, - счастлив представить вам леди О'Брайен.
        - Моя дорогая! - воскликнула О'Брайен, как только дамы обменялись вежливыми реверансами и приветствиями. - Как меня взволновало известие о вашем наследстве! Мой муж - один из самых преданных завсегдатаев клуба «Витус»!
        Ни о семействе О'Брайенов, ни о том, какое положение занимал в обществе супруг этой красавицы, Леонора понятия не имела. Она изобразила на лице любезную улыбку и склонила голову в ответ на слова леди О'Брайен, но ничего не сказала.
        - Вы одна? - с легким осуждением в голосе спросил Келси.
        - Моя компаньонка отправилась в публичную библиотеку, - лаконично пояснила Леонора. - А я присоединюсь к ней, как только переговорю с управляющим банком.
        - Ах, деньги, деньги… - вздохнула леди О'Брайен. - Только деньги правят нашей жизнью! - Она ни на мгновение не задержала взгляд на наряде Леоноры, но все же добавила: - Позвольте порекомендовать вам мою портниху, мадам Флёр, - ах, она настоящее чудо! Ее работа - совершенство, и запрашивает она вполне умеренно. Ее ателье находится на Нью-Бонд-стрит. Вы наверняка уже проходили там сегодня.
        - Думаю, что да, миледи. Благодарю вас за полезный совет. Разумеется, теперь, когда у меня появились необходимые средства, я обновлю свои туалеты.
        - Чуть дальше есть прелестный магазинчик перчаток и прочих мелочей. Делать покупки на Милсом-стрит - редкое удовольствие!
        - С нетерпением жду момента, когда смогу пройтись по всем модным лавкам.
        - Я оставлю вам мою карточку. Вы обязательно должны меня навестить - я бываю дома по вторникам и четвергам. Буду очень рада повидать вас снова. А теперь, Блэз, не будем дольше задерживать мисс Винсент. Мне надо заглянуть к моей модистке, и я боюсь опоздать. Ах, мисс Винсент, это изумительная мастерица, ее заведение рядом с ателье мадам Флёр.
        Дама взглянула на лорда Келси так, что Леонора сразу поняла - их связывает нечто такое, что едва ли может понравиться ее супругу.
        Эрл ответил своей очаровательной спутнице столь же красноречивым взглядом. Несмотря на пронизывающий ветер, Леоноре внезапно стало жарко.
        Эта встреча изрядно встревожила ее. Почему-то она была уверена, что Келси целыми днями не выходит из своего клуба. Но ведь у него есть управляющий… Наверное, он приходит и уходит, когда ему заблагорассудится. В таком случае ей придется смириться с тем, что время от времени она будет сталкиваться с ним на улочках Бата.
        Впрочем, встреча с Келси и его возлюбленной перестала волновать Леонору, когда она вышла из банка, вооруженная новенькой чековой книжкой, тяжелым кожаным мешочком с золотыми гинеями и пухлой пачкой билетов Банка Англии с недавно введенными серийными номерами. Никогда в жизни она не была так богата.
        Легким, пружинистым шагом Леонора дошла до библиотеки и разыскала Клариссу, поглощенную чтением романа миссис Радклиф[Анна Радклиф (1764-1823) - английская писательница. Ее готические романы отличались некоторой неуклюжестью стиля, однако оказали большое влияние на формирование литературных вкусов общества и развитие романтизма.] . Она заплатила вступительный взнос и выбрала приглянувшуюся ей книгу - «Мэнсфилд-Парк» мисс Остин[Джейн Остин (1775-1817) - английская писательница, прославившаяся изумительным изяществом стиля и тонким чувством юмора. Героини ее шести романов чаще всего принадлежат к обедневшему дворянству. Незатейливые, мастерски описанные интриги традиционно оканчиваются счастливым браком по любви и расчету.] .
        - Пойдем со мной к портнихе, - пригласила она Клариссу, когда они вышли на улицу. - По дороге в банк я встретила лорда Келси. С ним была дама - некая леди О'Брайен. Она порекомендовала мне свою портниху, мадам Флёр. Я хочу заглянуть к ней, хотя и не уверена, что это то, что мне нужно.
        - С удовольствием! Папа дал мне немного денег перед отъездом, - сказала Кларисса. - Мне обязательно нужно новое платье, если мы собираемся посещать Ассамблеи.
        Леонора была ничуть не против того, чтобы Кларисса приобрела туалеты у той же портнихи, что и она сама. Хорошо одетая компаньонка поможет ей выглядеть более достойно - а именно это входило в ее планы. Размер полученного ею наследства был никому не известен, поэтому ничего дурного не будет в том, если обитатели Бата получат о нем слегка преувеличенное представление.
        Когда они подошли к ателье мадам Флёр, из шляпной мастерской напротив вышел не кто иной, как лорд Келси.
        - Сударыни… - пробормотал он, приподнимая цилиндр.
        - Лорд Келси, мы опять встретились! - воскликнула Леонора, с трудом подавив раздраженные нотки. - Неужели вы уже расстались с леди О'Брайен?
        - Ей известно, мисс Винсент, что меня призывают весьма срочные дела. Когда вы осматривали дом, я заметил, что ковер в столовой порядком истерся, потому я незамедлительно должен приобрести новый. Для этого я направляюсь в Бристоль. Если вам будет угодно обновить ковры, я мог бы порекомендовать вам отличный магазин.
        - Благодарю вас, - сухо ответила Леонора.
        Он продолжал, ничуть не смутившись:
        - Вы уже нашли каменщика, чтобы починить кладку наружной стены?
        - А кого собирался позвать мой дядя? - спросила Леонора.
        - Если не ошибаюсь, мастера по имени Блэк. Его мастерская находится где-то на окраине города. - Он улыбнулся, глядя на нее с явным вызовом. - Может быть, отправить к нему посыльного с просьбой зайти?
        - Благодарю вас, но не надо. Если у меня будет его адрес, я вполне справлюсь сама.
        - Буду рад услужить вам, мисс Винсент. Я прослежу, чтобы вам передали, как его найти. - Он поклонился. - Мисс Винсент… Мисс Ворт… Желаю вам всего наилучшего.
        Кларисса, зардевшись, улыбнулась в ответ, а Леонора лишь наклонила голову. Он удалился с таким видом, словно все на свете было ему безразлично.
        Леонора раздраженно передернула плечами.
        - Тебе не нравится эрл? - робко спросила Кларисса.
        - Это еще мягко сказано, - ответила Леонора. - Его притону не место в моем доме.
        - Не пойму, почему ты так ополчилась на его клуб и на него самого? - удивилась Кларисса. - Мне он кажется вполне симпатичным.
        Она снова залилась краской, и Леонора раздраженно уставилась на нее.
        - Ясное дело, манеры у него безупречные! - воскликнула она. - Но характер - отвратительный!
        - Откуда ты знаешь, какой у него характер?! - с неожиданным жаром вспылила Кларисса.
        Никому на свете Леонора не решилась бы признаться, что ее гнев направлен против нее самой и ее собственной реакции на каждый взгляд и каждый жест лорда Келси.

        Мадам Флёр, невысокая толстушка, предложила дамам большой выбор уже готовых платьев.
        Ее помощницы суетились в глубине ателье, пока мастерица объясняла, что по желанию любое платье может быть как угодно изменено. Мадам Флёр говорила по-английски почти без акцента:
        - Я могу сшить платье из другой ткани и точно по вашим меркам. Если madame предпочитает что-то иное, я могу подобрать модель специально для вас.
        Опытным глазом она окинула фигуру Леоноры, предложила ей снять плащ, теплую накидку и шляпку и, осмотрев клиентку еще раз, вынесла окончательный приговор:
        - У madame такая чудесная фигура, что мои платья будут сидеть на вас как нельзя лучше! Такая складная, такая соблазнительная фигура, madame. Я буду счастлива одевать вас, если вы удостоите меня чести сделать заказ в моем ателье!
        Речь зашла о ценах. Леонора поняла, что сшитое на заказ платье обойдется не так уж и дешево. Она, конечно, в состоянии заказать одно или два - для особо торжественных выходов. Что же касается остальных нарядов, она может выбрать любое платье из модного муслина, переливчатого шелка или мягкого бархата.
        Кларисса заинтересовалась белоснежным муслином. Леонора знала, что белый цвет не слишком идет к желтоватой коже ее подруги, и обрадовалась, когда мадам Флёр умело переключила внимание Клариссы на нежно-розовое платье с красноватыми цветочками.
        Самой же Леоноре белый цвет шел. Ей приглянулось роскошное вечернее платье из белого шелка со шлейфом из кремового шифона, поблескивающего на свету. Вырез лифа, отделанного атласными лентами, казался достаточно скромным, а длинные, в соответствии с последней модой, рукава были особенно удобны в прохладную зимнюю погоду.
        Стоило платье достаточно дорого, зато и переделок почти не требовалось. Леонора, поворачиваясь перед зеркалом, решила, что будет очень приятно блеснуть в таком наряде на концерте или в зале для Ассамблей. Да и на званый вечер такой наряд тоже сгодится. Она махнула рукой на цену и купила платье.
        Другие ее покупки были более скромными. Пара утренних домашних платьев из светлого муслина (хотя с одного, по мнению Леоноры, надо будет спороть лишние рюши и оборки), наряд для прогулок из мягкой зеленой шерсти с отделкой из чуть более темного бархата, подходящая по цвету теплая накидка и оказавшееся совсем недорогим бальное муслиновое платье цвета чайной розы с низким вырезом и короткими пышными рукавами.
        Леонора не знала, будет ли она когда-нибудь приглашена на бал, однако не смогла удержаться, и решила заказать подходящее платье - просто так, на всякий случай.
        - Ваши глаза… - пробормотала мадам Флёр, - подождите-ка… - Она порылась среди образцов и достала отрез нежно переливающегося аквамаринового шелка и, развернув его, накинула ткань на плечи Леоноры. - Да-да! Этот материал выгодно подчеркнет чудесный цвет ваших глаз! И золотая отделка! И низкий вырез…
        - Только не слишком, - быстро перебила ее Леонора.
        Мадам Флёр улыбнулась:
        - Положитесь на меня, madame. Скромно и в меру откровенно. Юбку присборим сзади, чтобы вам было свободнее двигаться… Да, элегантно и стильно - мое платье будет достойно герцогини!
        Леонора в этом ничуть не сомневалась, если учесть цену, которую запросила портниха.
        Ушить или расширить готовые платья можно сразу же, и мадам Флёр пообещала доставить заказы на следующий день. Шитье платьев, которые Леонора решила заказать по готовым выкройкам, займет около недели. Разумеется, торжественный бальный наряд будет готов чуть позже. Madame придется вернуться через несколько дней для повторной примерки.
        - Я сама принесу ваш заказ, - пообещала мадам Флёр. - Мне надо быть уверенной, что в моих платьях вы выглядите безукоризненно.
        - Вы очень любезны, - сказала Леонора.
        - А мои платья вы тоже принесете? - обеспокоено спросила Кларисса. Помимо бального платья, она заказала скромный наряд для прогулок из плотной саржи красновато-коричневого оттенка с отделкой из кроличьего меха.
        - Конечно, мисс Ворт.
        Леонора впервые поняла, до чего нелегко будет растолковывать людям, как попасть к ней в дом.
        - После того как клуб «Витус» переедет в другое место, все сложности закончатся, - объяснила она портнихе. - Однако пока, если вы не сможете доставить заказ до десяти часов утра, вам придется пользоваться черным ходом. Мне очень жаль, но я ничего не могу поделать.
        - Как вам не повезло! - воскликнула мадам Флёр. - Я знаю лорда Келси - очень достойный, щедрый джентльмен, - с ноткой восхищения в голосе продолжала она. - Он не раз бывал у меня с…
        Она замялась.
        - С леди О'Брайен, - сухо закончила Леонора. - Кстати, именно она порекомендовала мне обратиться к вам.
        - Я должна поблагодарить ее! Она - моя постоянная заказчица. Барон, ее муж, понимаете ли, уже немолод и слаб здоровьем. Он приехал в Бат полечиться на водах.
        Выходит, если муж перейдет в мир иной, союз с эрлом будет для молодой вдовы неплохим шагом вверх, кисло подумала Леонора.
        - А он очень болен? - поинтересовалась Кларисса.
        Леонора про себя поблагодарила подругу за вопрос, который не решилась задать сама.
        - Подагра, - лаконично ответила мадам Флёр.
        Подняв голову, Леонора вдруг увидела, что на лице Клариссы, как в зеркале, отразилось немалое облегчение, которое она испытала от такого ответа, ведь подагра длится годами и не сразу сводит людей в могилу. Бог ты мой, неужели Кларисса решила подцепить Келси? Да нет, не может быть!
        Портниха заговорила снова:
        - Но клуб очень популярен, и лорд Келси вряд ли захочет менять адрес. Он вложил немалые деньги в обстановку и мебель. Надо полагать, он искренне опечален кончиной мистера Винсента. Если я не ошибаюсь, они были очень дружны.
        - Не сомневаюсь, - сухо ответила Леонора, надевая плащ и шляпку. - Жду вас завтра утром.
        - Если я приду в девять, вам будет удобно?
        - Чудесно, - согласилась Леонора. Теперь им оставалось лишь заглянуть в шляпную мастерскую и постараться незамеченными ускользнуть домой. Встречи с Келси можно было не опасаться, так как он, по его словам, собрался в Бристоль, однако Леоноре не хотелось бы вновь столкнуться с леди О'Брайен.
        Думая об этой красавице, она невольно испытывала зависть. Впрочем, совсем скоро у нее пропадет главная причина завидовать очаровательной Алисии. Завтра ей доставят прелестные новые платья и хорошенькие шляпки, и в присутствии даже самых знатных дам, она не будет чувствовать себя потускневшей старой девой.
        Однако у леди О'Брайен были уверенные манеры и небрежная элегантность, которые, как Леонора понимала, у нее вряд ли появятся. Она ни разу не бывала в Лондоне, а обстоятельства на долгие семь лет отлучили ее от приличного общества.
        Леонора решила, что постарается быть внимательнее, чтобы поскорее усвоить светские манеры. Она даже не догадывалась о том, что врожденное благородство и достоинство, с которым она неизменно держалась, были намного привлекательнее, чем наигранная беззаботность светских красавиц, а живое остроумие разительно отличало ее от пресных девиц на выданье с их фальшиво-наивным щебетанием.
        Теперь, сообразила Леонора, ей понадобится настоящая горничная, которая сможет следить за ее прической и платьями. Уж тогда-то Леонора, несомненно, сможет занять свое место в обществе.
        Когда Леонора вышла из ателье модистки в сопровождении Клариссы, которая несла перевязанные атласными лентами коробки, она уже знала адрес бюро по найму горничных. Верная Кларисса отправилась с ней в агентство, где его хозяйка записала адрес Леоноры и пообещала сегодня же прислать к ней несколько кандидаток.
        - Ей придется спать в моей гардеробной, - сказала Леонора Клариссе, когда они, наконец, направились домой. - Там есть кровать.
        - Да уж, она вряд ли захочет ночевать на чердаке, - согласилась Кларисса.
        Она купила шляпку из коричневого бархата, идеально подходившую к ее новому платью. Леонора выбрала и сразу надела шляпку с небольшими полями и задорным пучком перышек элегантного серого цвета и заказала такую же из зеленой шерсти к новому платью для прогулок. Модистка пообещала, что возьмет материал у мадам Флёр, и сказала, что готова работать всю ночь, лишь бы мисс Винсент получила завтра утром свой заказ.
        Девушки поднялись на третий этаж, где их встретила сияющая радостной улыбкой Долли.
        Пока они раздевались, служанка сказала, что если они желают, то могут перекусить. До обеда оставалось еще около часа, и Долли принесла с кухни чайник, а повар дал ей чай, молоко, сахар, булочки и масло.
        - Молодец, Долли, - похвалила Леонора, радуясь, что у нее такая заботливая служанка. - Я с удовольствием выпью чаю.
        Хрустящие булочки с маслом были восхитительно вкусными. Видя, как посматривает на них Долли, Леонора предложила ей булочку и только тут сообразила, что Долли негде съесть угощение, кроме как в своей комнате на чердаке.
        - В твою комнату проведен звонок, Долли? - спросила она.
        - Да, мисс, только он не работает.
        - Скажи миссис Паркс, что я прошу починить его. Тогда ты сможешь подниматься к себе всякий раз, как освободишься. Сейчас можешь идти, Долли. Я позову, если ты мне понадобишься.
        - Может быть, завтра мы сходим в Насосную залу и распишемся в книге приезжающих? - спросила Кларисса.
        Леонора согласилась. Ведь завтра у нее будут новые платья!

        Третья кандидатка в горничные заинтересовала Леонору. Ее хозяйка приехала в Бат лечиться и умерла неделю назад. У нее есть рекомендации…
        Леонора прочитала рекомендательные письма, улыбнулась молодой женщине - спокойной, аккуратно одетой, чуть старше ее, примерно одних лет с Клариссой, - и предложила Джульет Трэнтон поступить к ней на службу.
        Джульет без колебаний согласилась, пообещав немедленно приступить к работе - ей надо было лишь забрать из гостиницы свои вещи.
        Леонора внутренне ликовала, что завтра она, наверное, сможет обрести желанный вид. Разумеется, покупать собственный экипаж в Бате не имело смысла - если ей захочется прокатиться за город, к ее услугам наемные фиакры. Оставалось еще кое-что сделать, однако, главное уже позади.
        Будущее казалось ей вполне радужным - и только мысли о лорде Келси и его притоне внизу не оставляли Леонору.
        Это было просто невыносимо!

        Глава четвертая

        Утром явились мадам Флёр и ее помощница, нагруженные большими коробками. Леонора приняла портниху у себя в спальне.
        Кларисса подхватила свои покупки и удалилась с ними к себе.
        Платья достали из коробок, освободили от слоев хрустящей бумаги, разложили на постели, и у Леоноры перехватило дыхание.
        Она пришла в такой восторг, что тут же перемерила все новые наряды. Все было превосходно - лишь в утреннем платье надо было кое-что переделать, и портниха тут же занялась этим, пока ее помощница удалилась с Клариссой.
        Чуть позже в дверь снова постучали, и Долли объявила о приходе модистки. Леонора нетерпеливо ждала, пока Джульет открывала высокую коробку, а затем послушно уселась, чтобы позволить надеть на себя шляпку.
        Утром Джульет сотворила настоящее чудо, по-новому причесав Леонору, и наружность девушки стала неуловимо иной - чуть мягче, чуть женственнее. Новая горничная даже воспользовалась горячими щипцами, чтобы завить и уложить локоны на висках.
        Наконец Леонора встала и заглянула в зеркало, радуясь и удивляясь необыкновенному превращению. Зеркало было небольшим, однако она видела, что зеленое платье с темной отделкой и шляпка такого же цвета превратили ее в элегантно одетую модницу.
        - После завтрака мы пойдем гулять. Я останусь в этом платье, - объявила Леонора, пока Джульет снимала с нее шляпку. - Мне нужны новые перчатки и муфта.
        Портниха сложила сантиметр, ножницы, иголки и нитки.
        - Я счастлива, что вы довольны моей работой, мисс Винсент. То утреннее платье и белье, что вы заказали, будут готовы через несколько дней, как я и обещала.
        - Благодарю вас. Кларисса! - воскликнула Леонора, когда ее компаньонка вошла в комнату следом за помощницей мадам Флёр. - Как чудесно ты выглядишь!
        Она была искренне рада за подругу. И платье, и новая шляпка очень шли Клариссе. До сих пор она носила чепчик и одевалась так, как привыкла в приходе своего отца-священника. Сейчас на ней было новое красновато-коричневое платье и изящная шляпка из шоколадного бархата с отделкой из кружева «экрю», почти в тон ее светлым волосам. Кларисса выглядела хорошенькой, как никогда.
        Едва портниха и модистка удалились, как в дверь, выходящую на площадку лестницы, резко постучали. Долли бросилась открывать, и Леонора застыла, узнав голос. Лорд Келси, и, судя по всему, далеко не в лучшем настроении.
        - Я сейчас выйду, - ответила она Долли, когда девушка нервно зашептала, что провела эрла в гостиную.
        Леонора глубоко вздохнула и постаралась успокоиться.
        Глаза Клариссы округлились от любопытства.
        - Интересно, что он хочет тебе сказать? Она раскраснелась, и Леонора, к своему немалому отчаянию, почувствовала, что и у нее самой щеки стали горячими.
        - Держу пари, ничего приятного, - резко ответила она. - Подожди меня здесь.
        Она быстро поправила прическу перед зеркалом и разгладила платье. Заметит ли он ее новый наряд? Впрочем, ей совершенно безразлично. Леонора решительным шагом направилась в гостиную.
        Лорд приветствовал ее изысканно-вежливым поклоном. По ледяному взгляду его серых глаз Леонора так и не поняла, заметил ли он перемену в ее наружности. Она склонила голову в ответном поклоне.
        - Милорд… Вы желали говорить со мной?
        - Да, мадам. - Он сцепил руки за спиной. - Я весьма неохотно разрешил вам пользоваться парадным входом до десяти часов утра. Я готов смириться с тем, что вы или ваша компаньонка будете проходить через мою часть дома, хотя, признаюсь, это чер… весьма неудобно. Однако я не могу разрешить вашим гостям, кем бы они ни были, использовать мой холл и лестницу так, словно у них есть на это какое-либо право.
        - В самом деле? - с обманчивым спокойствием спросила Леонора.
        - Да. На будущее, мадам, в какое бы время ни навещали вас гости, им придется подниматься по лестнице черного хода. Мой дворецкий получил ясное распоряжение: не впускать никого, кроме вас и мисс Ворт. Леонора вздернула подбородок.
        - А ваш портной тоже проходит через кухню? - ядовито поинтересовалась она.
        - Мой портной, мадам, обитает на улице Сэвил-Роу[Сэвил-Роу - улица в Лондоне, где располагаются ателье самых дорогих мужских портных.] в Лондоне, и я предпочитаю сам приезжать в его ателье.
        Впрочем, будь ваша портниха мужчиной, возможно, я бы не так возражал против того, чтобы она поднималась по моей лестнице. Я сделал исключение для вас и вашей компаньонки, так не заставляйте меня сожалеть о моем великодушии.
        Леонора раздраженно фыркнула:
        - А вы не забыли, милорд, что этот дом принадлежит мне?
        - А вы, мисс Винсент, не забыли, что договор аренды истекает лишь через пять лет? Я с радостью освобожу два нижних этажа через пять лет, так как тогда они мне будут уже не нужны.
        - Но почему же? - Леонора выпалила этот вопрос раньше, чем успела что-нибудь сообразить.
        Он надменно взглянул на нее с высоты своего роста.
        - Не уверен, мадам, что должен объяснять вам мои решения и поступки. Я могу лишь сказать, что через пять лет вы получите в свое распоряжение весь дом. Но ни минутой раньше.
        Внезапно у Леоноры подогнулись ноги, и она без сил почти повалилась в кресло. Стоящий перед ней человек вызывал у нее весьма странные ощущения. Больше всего на свете ей хотелось сейчас уткнуться в его широкое плечо и расплакаться.
        Через мгновение она взяла себя в руки.
        - Посмотрим, - проворчала она и подняла голову.
        Он смотрел на нее совсем по-другому. Господь всемогущий! Неужели он понял, что творится в ее душе?
        - Мисс Винсент, не забывайте, что всегда можете найти более подходящее жилище, - доброжелательно напомнил он ей. - (Ах, вот как! Ему, оказывается, жаль ее!) - Полагаю, вы могли бы снять целый дом на те деньги, что я выплачиваю вам в качестве арендной платы. Я не откажусь арендовать у вас весь Моррис-Хаус.
        - Нет, благодарю вас, - нетвердо отозвалась Леонора. Если ему угодно осложнить ей жизнь, она постарается постоять за себя!
        Воодушевленная этой мыслью, Леонора встала. Он быстро окинул ее оценивающим взглядом, и ей показалось, что в его глазах мелькнуло удивление. Надо думать, соизволил заметить, что на ней новое платье. Девушка улыбнулась кокетливой, завлекающей улыбкой. По крайней мере, она надеялась, что улыбка вышла завлекающей, но не была в этом уверена, ибо ей отчаянно не хватало опыта.
        - Я запомню ваше предложение, лорд Келси. Но пока эти комнаты мне идеально подходят. А теперь простите - меня ждет завтрак.
        - Разумеется, мисс Винсент. Я лишь сказал то, что должен был сказать. Кстати, могу ли я поздравить вас с тем, что вы воспользовались советом леди О'Брайен? Мадам Флёр - настоящая находка.
        Господи, как легко он превратил комплимент в полное ехидства замечание! Леонора чуть не задохнулась от ярости.
        - Вы одобряете мой выбор, сэр? Сказать не могу, до чего меня это радует! - ехидно проговорила она. - Теперь, когда у меня есть и средства, и время, я могу позволить себе одеваться так, как мне всегда хотелось. Желаю вам всего наилучшего, сэр.
        Спускаясь по лестнице, эрл улыбался. Каким же прелестным, остроумным созданием оказалась эта гувернантка! Сейчас, правда, ничто в наружности мисс Винсент не напоминало о ее прежнем занятии. Как досадно, что она упрямится и не желает переезжать! Он решил, что ни за что не позволит мисс Винсент вмешиваться в его жизнь - деловую или частную.

        Леонора еще кипела от гнева, когда час спустя они с Клариссой спустились по лестнице черного хода и вышли на улицу.
        Надо связаться с каменщиком. Перед уходом Келси вручил ей листок с именем и адресом мастера. Надо купить зеркала, и туалетный столик, и кушетку. Выбрать ткань на новые портьеры. Подобрать перчатки и муфту. И расписаться в книге приезжающих в Насосной зале - тогда ее имя появится в газете «Бат кроникл» и местное общество узнает о ее приезде в город.
        Еще необходимо заказать визитные карточки. И постараться раздобыть билеты на балы, концерты и ассамблеи. Может быть, стоит приобрести абонемент - ведь сезон светских развлечений продлится еще несколько месяцев.
        - Пойдем, Кларисса, - поторопила она подругу, сворачивая на Милсом-стрит. - У нас мало времени. Сначала купим ткань на портьеры. Можешь выбрать для своей комнаты, что тебе понравится.
        - Спасибо, Леонора! - Кларисса оглядела ее с искренним восхищением. - Должна сказать, в этом платье ты выглядишь просто восхитительно.
        - Да, я чувствую себя намного увереннее, чем вчера. Ты тоже замечательно выглядишь. И почему только нас не видит никто из знакомых!
        Кларисса покраснела.
        - Тебе грех жаловаться - ты же сегодня говорила с лордом Келси!
        - Он был не в настроении расточать комплименты! Снисходительный гордец! - фыркнула Леонора.
        - Ах, Боже мой, как жаль, что вы с ним не ладите!
        - Мне это безразлично, - едко возразила Леонора. - Ну, вот мы и пришли.
        Кларисса предпочла для портьер и полога кровати в своей комнате ткань, которая изрядно изумила Леонору. Ее подруга выбрала розовый материал с белой кружевной отделкой. Какое легкомыслие!
        Леоноре понравилась светло-зеленая ткань с кремовыми полосками для спальни и темно-красная материя с серебристыми цветами для гостиной. Отделку столовой она решила оставить на потом и направилась в мебельный магазин.
        Прежде всего, Леонора купила для гардеробной высокое зеркало на ножках - так называемое «псише» - в белой раме. Узкое изящное зеркало ей захотелось повесить в гостиной между двумя симметричными окнами. Нашелся и туалетный столик с небольшим зеркалом.
        Еще Леоноре приглянулась удобная кушетка с серо-голубой полосатой обивкой - пожалуй, она идеально подойдет к новым портьерам в гостиной. Леонора представила, как поставит кушетку перед окном, сядет и будет разглядывать кипящую внизу жизнь.
        После некоторых раздумий она купила овальное зеркало в резной деревянной раме, решив повесить его над камином. За зеркалом последовал теплый коврик. Покидая магазин, Леонора поняла, что первые шаги к обновлению дедушкиного дома, наконец, сделаны.
        Неожиданно лицо ее озарилось лукавой улыбкой. И кушетку, и туалетный столик придется поднимать на веревках через окна. Приказчики обещали доставить мебель в два часа на следующий день, и Леонора с удовольствием думала о том, какая суматоха поднимется при этом.
        Посетители «Витуса» увидят, как новая мебель будет величественно проплывать мимо окон клуба. Леонора не собиралась испрашивать на это позволения лорда Келси. Он не сможет помешать ей делать то, что она считает нужным.

        По дороге в Насосную залу Леонора выбрала новые перчатки и муфту, а заодно заказала визитные карточки. Настроение ее значительно улучшилось.
        На подходах к зале слышалась нежная музыка. Оркестранты сидели за металлической балюстрадой на галерее в одном из концов большого помещения, в котором прогуливались дамы и джентльмены.
        Напротив оркестра толпилось несколько человек - вероятно, вокруг знаменитого Королевского источника.
        - Ты будешь пить воду? - спросила Кларисса.
        - Не вижу, какой в этом толк, раз я не больна, - ответила Леонора. - Мне говорили, что на вкус это страшная гадость.
        - А я попробую, - заявила Кларисса. - Просто так, из любопытства, - добавила она, заметив скептический взгляд Леоноры.
        - Ну, тогда расскажешь мне, какова вода на вкус. Интересно, где церемониймейстер, мистер Леба.
        Кларисса направилась к источнику, и в это время из внутренней двери, что вела в купальни, вышли два джентльмена. Леонора тут же узнала одного из них.
        - О, нет! - простонала она. - Только не лорд Келси!
        Однако судьбе было угодно, чтобы церемониймейстеру Леонору представил единственный человек в Бате, покровительства которого ей больше всего на свете хотелось избежать. Эрл сделал это так изысканно-вежливо, что мистер Леба, пожилой, но еще крепкий джентльмен, с безупречными манерами, верно, решил, что Леонора и лорд Келси - близкие друзья.
        Стоя рядом с Келси, Леонора уже не в первый раз ощутила сокрушительную силу его мужского обаяния, и сердце ее невольно забилось чаще.
        Однако он почти сразу откланялся. Леонора проводила его взглядом до дверей и лишь, затем опомнилась и услышала, что мистер Леба приглашает ее расписаться в книге приезжающих.
        - Ваше имя появится в «Бат кроникл», - подтвердил он. - Если вам будет угодно посетить бал-маскарад в зале Верхнего собрания в понедельник, я с радостью представлю вас нашему обществу, мисс Винсент.
        Кларисса присоединилась к ним, маленькими глоточками отпивая минеральную воду, и Леонора представила ее.
        Мистер Леба жестом фокусника достал из кармана два пригласительных билета.
        - Прошу вас принять эти приглашения на бал, мисс Винсент и мисс Ворт.
        Леонора вежливо поблагодарила его, пообещав быть на балу.
        - Вашего двоюродного дедушку очень любили в Бате, и я уверен, что многие пожелают познакомиться с его внучкой. Разумеется, это не мое дело, - церемониймейстер заколебался, - но известно ли вам, что лорд и леди Челстоук тоже здесь?
        - Нет, - призналась она. - Мы не поддерживаем отношения. И давно мои дядя и тетя приехали сюда?
        - С неделю или около того. Вероятно, они перебрались в Бат, надеясь получить наследство, и жестоко разочаровались в своих ожиданиях.
        - Я узнала о кончине дяди Чарлза лишь от его душеприказчика и не видела лорда и леди Челстоук на похоронах, - пояснила Леонора.
        - Так вас даже не пригласили на оглашение завещания?
        - Нет. Наверное, никто не думал, что дедушка составил завещание в мою пользу. Даже его поверенный не знал об условиях завещания, пока оно не было оглашено. Ему пришлось разыскивать меня. Дело в том, что мистер Винсент вручил своему поверенному запечатанный конверт со строгим наказом вскрыть завещание только после похорон.
        - Весьма необычное решение. Надо полагать, у него на то были свои причины.
        Зная, что по своей должности мистер Леба не замедлит посвятить всех знакомых и незнакомых в ее семейные дела, Леонора не хотела откровенничать.
        - Да, - коротко подтвердила она.
        Судя по всему, Чарлз настолько хорошо знал своего племянника и его жену, что постарался скрыть до поры до времени имя своей наследницы. За что Леонора была ему всем сердцем благодарна.
        - Я должна обязательно навестить тетю. Где они остановились? - спросила она мистера Леба.
        - Они сняли дом на Королевской площади. - Церемониймейстер назвал ей точный адрес.

        - Я хотя бы оставлю им визитную карточку, - сказала Леонора. Отчаянно уставшие, они шли домой, желая лишь одного: присесть у огня и выпить чаю. - Если же дядя и тетя не захотят меня видеть, я не стану им навязываться.
        - Но почему они сами не навестили тебя? - недоумевала Кларисса.
        - Ты не знаешь мою тетку! Она завидует моему счастью, - объяснила Леонора. Без сомнения, подруга не станет болтать.
        Вздохнув, она коротко поведала Клариссе, как унижали ее двоюродные сестры и братья, когда мать Леоноры умерла, и она какое-то время жила у Челстоуков, которые относились к девушке немногим лучше, чем к прислуге.
        - Все ясно, - сочувственно кивнула Кларисса. - Тогда тебе, конечно, намного лучше жилось в Торнстон-Парке.
        - Ты права. В семье Фарлингов меня, кажется, полюбили, - снова вздохнула Леонора. - Но я не собиралась быть гувернанткой всю жизнь. Я думала… - Она тихо рассмеялась. - Впрочем, ты знаешь, как трудно встретить приличного джентльмена в тех краях.
        - Мне ли не знать! Я ведь чуть не обручилась с мистером Эрденсби.
        - С помощником твоего отца? - Леонора вспомнила высокого, унылого человека и покачала головой. - Ты не была бы с ним счастлива, Кларисса.
        - Вот поэтому я и передумала. В конце концов, я поняла, что не смогу прожить с ним до конца моих дней.
        - И со мной то же самое, - призналась Леонора. - Я скорее соглашусь остаться старой девой, чем выйти замуж за мужчину, который мне неприятен.
        В этом подруги были совершенно единодушны.

        Дворецкий дома на Королевской площади провел Леонору и Клариссу в гостиную и отправился узнать, принимает ли ее светлость леди Челстоук.
        Спустя несколько минут он вернулся и провел их по узкой лестнице - едва ли не уже, чем лестница черного хода в Моррис-Хаус, - на второй этаж.
        Леди Челстоук ожидала гостей вместе со своей дочерью Аделиной, девушкой лет девятнадцати, которой было явно холодно в белом муслиновом платье.
        Мать и дочь лишь склонили головы, молча, приветствуя Леонору и Клариссу.
        - Спасибо, что согласились принять меня, тетушка, - вежливо заговорила Леонора. - Это моя компаньонка, мисс Кларисса Ворт.
        И тетя, и двоюродная сестрица с неприязнью смотрели на свою дальнюю родственницу. В последний раз они видели Леонору на похоронах ее матери и запомнили девушку как на редкость бесцветную сиротку в дешевеньком траурном платье.
        И вот теперь эта скромница, когда-то дерзко отказавшаяся поселиться в имении Челстоук-Парк, где она могла бы быть весьма полезной большому семейству, превратилась в полную достоинства, уверенную в себе молодую даму, одетую по последней моде.
        - Ну что же, мисс, - проговорила леди Челстоук, не скрывая раздражения, - значит, вы приехали в Бат за наследством. - Она взмахнула унизанной кольцами рукой. - Садитесь же, прошу вас. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, что заставило мистера Винсента написать подобное завещание.
        - Я тоже не ожидала наследства, мадам, - серьезно сказала Леонора. - Я всегда буду благословлять за это дедушку Чарлза. Помимо своего состояния он оставил мне дом, а это, признаюсь, для меня дороже любых сокровищ.
        - Полагаю, вы вполне довольны своей жизнью, - предположила леди Челстоук.
        Леонора наклонила голову, признавая истинность ее слов.
        - Сейчас меня огорчает лишь то, что часть дома арендует лорд Келси. Однако я надеюсь, что в скором времени весь дом будет в моем распоряжении, и я смогу устроиться, как мне будет угодно, благо наследство дедушки Чарлза позволяет это.
        - Вот как… - протянула тетка.
        - До тех пор, - продолжала Леонора, - боюсь, все, кто пожелает навестить меня, должны подниматься по лестнице черного хода. Однако я буду рада видеть вас у себя - если, разумеется, вы застанете меня дома. К сожалению, вам придется подняться и постучать, если только моя служанка, Долли, не окажется в это время внизу.
        - Так у вас есть служанка, - прокомментировала леди Челстоук.
        - Две, мадам, Долли и Джульет, моя горничная. Мисс Ворт, как я уже говорила, является моей компаньонкой. Лестница черного хода в Моррис-Хаус ничуть не хуже, чем парадная лестница в этом доме.
        - Узкие, крутые лестницы… - пробормотала ее светлость. - Как же я их ненавижу!
        - Понимаю, мадам, - согласилась Леонора. - Я хорошо помню широкую дубовую лестницу в Челстоук-Холле. У моего дяди эрла превосходный дом. Не сомневаюсь, что дела у него идут хорошо. Могу ли я надеяться увидеть дядюшку сегодня?
        - Не думаю. Скорее всего, сейчас он находится в доме, который вы называете своим. Лорд Челстоук - завсегдатай клуба «Витус».
        - В самом деле? - изумилась Леонора. Она помнила дядю как весьма доброжелательного человека. Может быть, она сумеет переманить его на свою сторону?
        Леди Челстоук расправила оборки нарядного утреннего платья и впервые за время разговора улыбнулась.
        - Как же вам не везет, Леонора! Ваш дом вам не принадлежит, и в нем обитает такой негодник!
        - Лорд Келси вовсе не негодник, мама! - шепотом возразила Аделина.
        - И думать забудь о Блэзе Дэнсере! - приказала дочери леди Челстоук. - Все поместья его отца заложены, маркиз нисколько не занимается своими финансовыми делами, а его сынок знай себе просиживает дни и ночи за карточным столом да увивается за замужними дамами! Может быть, твой отец и считает возможным общаться с ним в своем клубе, но ты не смей даже разговаривать с ним, слышишь, Эдди?
        - Слышу, - капризно отозвалась Аделина. - Ну, конечно, ты мечтаешь о том, чтобы я вышла за лорда Рэнсома. А он стар, уродлив и, скорее всего, совершенно бессилен!
        - Эдди! - ахнула леди Челстоук. - Попридержи язык, дитя мое! Как ты можешь так выражаться, тем более на людях! Передай мне мои соли! Боже мой, мне сейчас станет дурно! И все из-за тебя!
        Аделина равнодушно принесла флакончик с нюхательными солями и молча, надув губы, подала его матери.
        Леди Челстоук вдохнула, закашлялась и вытерла слезящиеся глаза.
        - Если ты не будешь осмотрительна, все в обществе решат, что моя дочь не умеет вести себя! - воскликнула она. - И даже лорд Рэнсом не захочет на тебе жениться!
        Опустив голову, Аделина села на свое место возле матери. Леоноре внезапно стало ее жаль.
        После короткого молчания Леонора поинтересовалась, не в силах сдержать любопытство:
        - Так отец Келси - маркиз?
        Леди Челстоук вполне оправилась от расстройства и подняла брови так высоко, что они почти исчезли под кружевом ее чепца.
        - А вы не знали? Ну да, он - наследник Уиттонби. Отец Келси, если я не ошибаюсь, уже давно разорился, так как очень неудачно вложил куда-то все свои деньги.
        Судя по всему, Келси махнул рукой на такое сомнительное наследство. Теперь Леонора почти презирала его. Ему следует стараться поправить дела семьи, а не проматывать последнее в Бате!
        - Вот поэтому, - обратилась леди Челстоук к дочери, - тебе, дитя мое, он не подходит. Папа никогда не позволит своей дочери стать женой бедняка, каким бы громким ни был его титул.
        - А лорд Челстоук часто бывает в клубе? - спросила Леонора.
        - Слишком часто. Он не хотел ехать в Бат, но я убедила его, так как это полезно для Эдди.
        - И долго вы еще пробудете тут?
        - До конца следующей недели. Насколько я успела заметить, кроме лорда Рэнсома, здесь почти нет приличных джентльменов.
        Он уже просил руки моей Эдди, - самодовольно призналась леди Челстоук. - Перед отъездом мы объявим о помолвке. Он богат и знатен, чего, к сожалению, не скажешь о многих молодых людях в наши дни.
        - А еще стар и слаб здоровьем, - фыркнула Аделина.
        - Тем лучше, девочка. Через год-другой ты, если повезет, станешь очень богатой молодой вдовой.
        Аделина задумалась, что-то, явно просчитывая про себя.
        - Ладно, мама, - сказала она, наконец. - Я сделаю так, как ты хочешь, и выйду за лорда Рэнсома.
        Леонора была почти уверена, что кузина сообразила, что, став женой лорда Рэнсома, сможет взять лорда Келси в любовники. В конце концов, ее мать только что сказала, что он увивается за замужними дамами.
        Вот только он вряд ли удостоит Аделину - или Клариссу! - своим вниманием, раз увлечен очаровательной леди О'Брайен.
        Через полчаса Леонора поднялась и распрощалась с родственницами, чувствуя, что у нее, словно от чего-то кислого, сводит скулы.

        Глава пятая

        Всю дорогу домой Леонора пыталась решить непонятную головоломку. Эрл Челстоук - завсегдатай клуба «Витус»; выходит, Келси наверняка знает его, как знает и о его родстве с Леонорой. Тогда почему он не сказал ей, что лорд и леди Челстоук приехали в Бат?
        Может быть, решил, что Леоноре безразлично, здесь ее родственники или нет? Или у него есть основания желать, чтобы встреча их не состоялась? Возможно, он хочет держаться подальше от каких-либо семейных осложнений, зная, что Челстоуки вряд ли довольны завещанием дяди Чарлза. Или Келси просто забыл?
        Только не это, решила Леонора. У человека, который успешно ведет дела в процветающем игорном заведении, должен быть цепкий и проницательный ум. Получается, ему нет до нее вообще никакого дела…
        Утром, до того как они с Клариссой отправились к тетушке Челстоук, управляющий лорда Келси, горя желанием лишний раз услужить, поднялся наверх и сказал, что письма и визитные карточки, адресованные Леоноре, он будет оставлять на маленьком столике на площадке третьего этажа. Вернувшись после утреннего визита, Леонора послала Долли проверить, не приходил ли кто.
        Ее ожидал сюрприз - Долли принесла на блестящем серебряном подносе карточку лорда Челстоука, на обороте которой он приписал, что зайдет попозже.
        Значит, он еще не знает, что она побывала у тети Челстоук, улыбнулась Леонора. Как бы вознегодовала супруга эрла, узнав, что муженек собрался навестить разбогатевшую племянницу тайком от своей половины!
        Часы на каминной полке показывали полдень, и Леонора решила перекусить. Баранья отбивная, чашечка чая и апельсин - как раз то, что нужно, чтобы придать ей сил.

        Повозка с мебелью подкатила к дому ровно в два часа. Грузчики, топоча башмаками, поднялись по лестнице черного хода, занесли в квартиру мелкие вещи и заодно прикрепили канаты и блоки к кольцам под карнизами здания. Действуя быстро и умело, они вынули оконные рамы и принялись за работу.
        Первым наверх было поднято громадное зеркало, тщательно завернутое в рогожу. Его тащили медленно и осторожно. Грузчики опасались повредить хрупкий груз и громко перекрикивались. Леонора заметила, что перед домом собралась толпа зевак, глядевших, как таинственный предмет медленно проплыл мимо фасада здания и исчез в проеме окна.
        Грузчики обвязывали веревками туалетный столик из атласного дерева с прелестными ящичками и полочками, когда Леонора услышала яростный, нетерпеливый стук в дверь.
        - Что, черт бы вас побрал, вы тут устраиваете? - лорд, оттолкнув Долли, ворвался в гостиную.
        Леонора ощутила, как сердце ее подпрыгнуло и совершило кувырок, однако не подала виду и подняла брови, выказывая крайнюю степень удивления.
        - Милорд, побойтесь Бога! Что за выражения!
        Он быстро перевел дыхание и заговорил вежливее:
        - Позвольте полюбопытствовать, мадам, что это за шутки?
        - Шутки? - Разыгранное Леонорой изумление могло бы обмануть и святого. - Никаких шуток, сэр. Мне всего лишь привезли мебель, которую я приобрела вчера.
        - Но вы не предупредили меня!
        Глаза Леоноры непроизвольно округлились, и ей вдруг стало весело.
        - А я должна была предупреждать? Но, сэр, я не видела в этом необходимости! Уверяю, грузчики вас не потревожат. Я велела им ни в коем случае не пользоваться парадным входом. Однако вы сами видите, что по лестнице черного хода это не поднять! Кроме того, сэр, даже если бы вы и позволили мне пользоваться своей лестницей, выше второго этажа кушетку все равно не протащить. - (Келси смотрел на Леонору с каким-то странным выражением.) - Ведь кольца у карнизов сделаны как раз для таких случаев, - невинно добавила девушка.
        Казалось, он целую вечность смотрел на нее, а затем вдруг откинул голову назад и расхохотался.
        Леонора решила, что в жизни не слышала такого чудесного смеха - искренний, заразительный, он заставил улыбнуться и ее.
        Искрящиеся глаза Леоноры стали цвета морских волн в солнечный день, и Келси замер, не сознавая, что тонет в их головокружительной глубине.
        - Вы дьявольски опасная женщина, мисс Винсент! - выговорил он, наконец. - Можете мне поверить: я умею признавать поражение, однако даже такие проделки не заставят меня съехать. И много у вас мебели?
        Леонора указала на грузчиков, которые, высунувшись из окна, тянули канаты. Келси выглянул наружу.
        - Туалетный столик поднимут здесь, - объяснила Леонора, - а кушетку - через окно в гостиной. Это все - пока, - лукаво добавила она.
        - Мисс Винсент, ваша месть блестяще удалась. Не буду кривить душой и говорить, что рад тому, что вы поселились над клубом «Витус», однако признаю, что я не вправе вам мешать. - Он улыбнулся. - Может, мы все же заключим перемирие? Я не против, если какая-либо мебель будет поднята по парадной лестнице - если, разумеется, ее размеры это позволят, если доставка будет произведена до десяти часов и если в этом не будут участвовать женщины. Ну, как, согласны?
        - Хорошо, милорд, перемирие так перемирие. - Леонора испытывала необоримое желание заключить с Келси вечный мир. - Однако я не собираюсь отменять инструкции, которые получил мой поверенный. Его цель - найти предлог для прекращения договора аренды. - Она позволила себе улыбнуться, и у эрла перехватило дыхание. - Тем временем мы с вами могли бы опробовать условия мирного сосуществования.
        - Держу пари, мадам, вашего поверенного ожидает разочарование, ибо нам суждено раздражать друг друга еще пять долгих лет.
        - Кто знает, милорд, - ответила Леонора. - Пять лет - срок немалый. Одному Богу известно, что может случиться.
        - Вы правы, - согласился его светлость. - Хорошо, мисс Винсент, поздравляю вас с удачной покупкой мебели. Полагаю, посетители моего клуба от души развлекаются, наблюдая за этим спектаклем. Вам удалось собрать перед домом целую толпу зевак - кажется, даже экипажи вынуждены сворачивать на другие улицы.
        Он откланялся, а Леонора осталась размышлять. Пожалуй, никакая изысканная любезность не изменит ее мнения о нем. Человек, поставивший своей целью лишать других состояния, не достоин называться джентльменом. Вероятно, Келси испытывает недостаток в деньгах и содержит клуб, чтобы по-прежнему жить на широкую ногу.
        Леонора решила, что он поступил бы более благородно, выбрав брак с богатой невестой. Кем бы ни оказалась его избранница, она получила бы титул высокого, широкоплечего, невероятно обаятельного красавца мужа.
        Во рту у нее снова стало кисло. С одним делом покончено - Келси возмутился, нашумел, извинился и удалился.

        Эрл Челстоук пришел, как и предполагала Леонора, после обеда, когда она сама только что откушала и наслаждалась чаем с пирожными, болтая с Клариссой.
        Дядя вперевалку вошел в гостиную - невысокий, коренастый, с задубевшим от солнца и ветра лицом. Сразу было ясно, что он привык проводить много времени в седле, объезжая свои поместья или следуя за сворой охотничьих собак.
        Она поздоровалась с дядей и представила ему Клариссу.
        - Хм-мм… - пробурчал дядя, усаживаясь в глубокое кресло. - Неплохо ты устроилась.
        - Да, - согласилась Леонора. - Мне повезло. Знаете, дядя, вчера я удивилась, узнав, что вы и леди Челстоук приехали в Бат.
        - И Эдди с нами. Мы здесь только ради нее. Мне чертовски не хотелось бросать охоту, но леди Челстоук решила, что тут девочка скорее найдет себе мужа. Похоже, она так и не научилась удерживать при себе мужчин, которые ей нравятся. С другой стороны, ее не убедишь выйти за кого-нибудь другого. Очень несговорчивая молодая особа, ничуть не похожа на своих сестер, - пробормотал он.
        - У меня тоже сложилось такое впечатление. Сегодня утром я заходила на Королевскую площадь. Оказалось, тетя знает, что я переехала сюда. Наверное, это лорд Келси им сказал?
        - Вот оно что! - Он быстро взглянул на нее. - Да, Келси что-то упоминал. Я подумал, надо повременить и дать тебе возможность устроиться, прежде чем являться с визитом. Скажу по секрету, жене не по душе, что Чарлз завещал все тебе.
        - Да, я это поняла, - спокойно ответила Леонора. - Думаю, и вас известие о наследстве не обрадовало.
        - Твоя, правда, - засопел дядя. - Дом в Бате - мечта леди Челстоук, да и мне бы наследство не помешало. - Он тяжело вздохнул. - Мои сыновья уже взрослые и тратят чертову уйму денег. Не знаю, о чем думал Чарлз, когда отписал все тебе. Верно, решил, что ты на мели. Уверен, он не знал, что мы приглашали тебя к себе.
        - Нет, он все знал, - возразила Леонора. - Знал, почему я отказалась жить на положении бедной родственницы. Знал, что я предпочитаю сама зарабатывать себе на жизнь.
        - Да, вас, молодежь, не поймешь… В Челстоук-Парке ты бы ни в чем не нуждалась.
        - Но, дядя, ведь у вас еще три дочери на выданье, не хватало только бедной племянницы!
        Лорд Челстоук долго молча смотрел на нее.
        - Твоя, правда, - признался он наконец. - Все было очень непросто - да и теперь мало что изменилось. Между прочим, Леонора, по красоте никто из моих девочек тебе и в подметки не годится. Держу пари, они завидовали бы тебе.
        - Да, дядя, но не забывайте, что у меня не было приданого. Не сомневаюсь, вы вздохнули с облегчением, когда я отказалась жить у вас.
        - Дядя Винсент никогда не был транжирой, - заговорил лорд Челстоук. - Жил себе один, да еще и сдал в аренду нижние комнаты. Что же, тебе повезло.
        - Это так, но в моем распоряжении только верхний этаж. Меня очень огорчает, что лорд Келси устроил в моем доме притон.
        Челстоук свел вместе мохнатые брови.
        - Что за чушь, Леонора! «Витус» - почтенное заведение, уважаемый клуб для джентльменов. Думаешь, я вступил бы в него, будь это не так?
        Кто знает, кто знает, но не говорить же об этом вслух!
        - Дядя, вы приехали в город недавно - так откуда вам знать, сколько молодых людей или достойных отцов семейств проигрались за столами клуба «Витус»?
        Дядя презрительно фыркнул:
        - Члены клуба вольны играть в любые игры по своему выбору.
        - Но… - начала было Леонора.
        - Клуб «Брукс» в Лондоне хорошо известен высокими ставками, - с нажимом заявил эрл. - Между прочим, многие из членов клубов «Уайте» и «Брукс» - завсегдатаи клуба
«Витус». Ты хоть представляешь себе, что это за люди? Нет? Ну, так слушай!
        Он перечислил имена весьма и весьма уважаемых людей. У Леоноры закружилась голова. Кажется, мистер Когган ничего не добьется.
        - Имей в виду, я вовсе не считаю, что тебе подобает тут жить, - продолжал лорд Челстоук. - Послушайся моего совета и переезжай куда-нибудь, где ты сможешь принимать гостей. Появляйся в обществе. Ты далеко не дурнушка. Может, тебе удастся найти подходящего мужа.
        Леонора с трудом сдержалась, чтобы не вспылить.
        - Да, дядя, я так и намереваюсь поступить. Может быть, мы увидимся в понедельник на бале?
        - Нет, такие глупости не по мне! - проворчал эрл. - Твоя тетка, разумеется, будет там с Эдди. Девочка сама не знает, чего хочет и что для нее лучше. Вышла бы за лорда Рэнсома - и дело с концом. Она и оглянуться не успеет, как останется богатой вдовой.
        - Да, матушка Эдди при мне пыталась ее убедить. Мне кажется, Эдди согласилась последовать вашим советам.
        - Правда?! - Лорд Челстоук неуклюже поднялся на ноги. - Ну, тогда пойду-ка я домой, пока дочка не передумала.
        Леонора тоже встала. Кларисса, не проронившая за время беседы ни слова, отложила в сторону вышивание, которым собиралась обновить одно из старых платьев, и поклонилась.
        Лорд Челстоук удалился. Леонора была уверена, что он предпочел погрузиться в привычную атмосферу клуба «Витус», а вовсе не отправился домой.
        - Ах, как же мне хочется блеснуть на балу в понедельник! - мечтательно вздохнув, проговорила Леонора.
        Кларисса улыбнулась:
        - Мне тоже. Будем надеяться, там окажется достаточно кавалеров, желающих пригласить нас на танец.
        - На улицах полно морских и пехотных офицеров. Можешь быть уверена, уж они-то не упустят такой случай.
        - Да. Они, наверное, единственные, кто сожалеет о заключенном мире[Имеется в виду заключенный на Венском конгрессе 1814-1815 гг. мирный договор, знаменовавший окончание наполеоновских войн.] .
        - Очень может быть, что многие из них посещают церковь в воскресенье.
        Леонора подошла к столу и взяла в руки одну из своих визитных карточек, которые ей доставили. Они были украшены затейливой, но элегантной виньеткой.
        - Завтра, - заявила она, - я вернусь в Насосную залу и почитаю книгу приезжающих. Еще надо будет достать номер «Бат кроникл». Если в городе живет кто-нибудь, с кем я хоть раз в жизни встречалась, я обязательно зайду и оставлю карточку. Теперь, когда у меня есть нарядные платья, я ничуть не против того, чтобы мир узнал о моем существовании. Может быть, меня пригласят на частные балы. Ты, конечно же, будешь сопровождать меня - если сама не захочешь остаться дома.
        - Ах, как чудесно! Спасибо тебе, Леонора, ты так добра!
        Леонора только улыбнулась в ответ.

        Только две фамилии показались Леоноре знакомыми в книге приезжающих. Она оставила для них свою карточку, но без больших надежд на ответный визит. Вряд ли кто сейчас вспомнит, что у мистера и миссис Винсент была дочь по имени Леонора.

        Воскресное утро выдалось ясным, но прохладным. Леонора, полная радостного возбуждения, собиралась пойти на службу в Аббатство. Впервые за многие годы она покажется на людях нарядно одетая и красиво причесанная, как и положено внучке благородного эрла.
        - Что скажете, мадам? - спросила Джульет, отходя в сторону с горячими щипцами в руке.
        Леонора потянула один из только что завитых локонов - он распрямился и, как только она отпустила его, вновь послушно свернулся спиралькой. Она одобрительно кивнула.
        - Только бы дождя не было!
        - Если пойдет дождь, мадам, постарайтесь спрятать локоны под поля шляпки, и тогда завивка удержится.
        - Спасибо, Джульет, попробую запомнить твой совет. Ну, что, можно вставать?
        Джульет положила щипцы на подставку.
        - Да, мадам. - Она улыбнулась и искренне добавила: - Мне так приятно помогать вам, мадам! По правде, говоря, я горжусь тем, как чудесно вы выглядите.
        Кларисса, одеваясь без помощи горничной, тоже принарядилась. Ее обычно бледное лицо сияло румянцем - как-никак, ей предстояло сделать первые шаги в высшем обществе. Леонора не сомневалась, что Кларисса волнуется больше ее самой, и неудивительно - ведь Леоноре доводилось прежде бывать в обществе в отличие от ее компаньонки.
        Пение хора в Аббатстве наполнило душу Леоноры ангельской благодатью. Звуки, казалось, взлетали под высокие своды собора и каскадом струились вниз, пронизанные Божьим благословением. Леонора думала о том, что жить недалеко от Аббатства очень приятно, хотя… Она пробыла в шумном городе всего несколько дней, и ей отчаянно хотелось снова оказаться в деревне.
        Если ей посчастливится выйти замуж, хорошо бы и мужу тоже была по душе деревенская жизнь. Если же ей так и не встретится подходящий джентльмен, она продаст Моррис-Хаус и подыщет себе скромный домик в деревне, где и будет жить в тихом уединении.
        Да, деревенский домик - это, разумеется, неплохо, однако тихое уединение рано или поздно надоест. Чем же она сможет заняться? Придется подумать о том, чтобы под рукой была приличная библиотека, не говоря уже о приятном обществе, иначе она неизбежно заскучает и погрузится в меланхолию.
        Все встали, и Леонора тоже, сообразив, что не слышала ни слова из проповеди. Отзвучал последний псалом, и Леонора пришла к окончательному выводу. Все ее земное счастье зависит от того, удастся ли ей обратить на себя внимание какого-нибудь приятного джентльмена со средствами и загородным домом, в котором нужна хозяйка. Именно для такой судьбы она рождена, и ничто другое ей не подойдет.
        Молящиеся опустились на колени для благословения, и вдруг Леонора заметила впереди знакомый профиль. Сердце быстро-быстро забилось у нее в груди.
        - Господь да наполнит ваши души радостью, мисс Винсент и мисс Ворт, - произнес, подойдя к ним, лорд Келси.
        Девушки ответили ему вежливым поклоном. Выходившие из собора останавливались поприветствовать знакомых и поболтать на свежем воздухе. Леонора заметила леди О'Брайен под руку с пожилым джентльменом. Очаровательная Алисия узнала Леонору.
        - Мой дорогой, - обратилась она к мужу. - Полагаю, вы незнакомы с мисс Винсент.
        Кларисса также была представлена, и вскоре Леонора шагала рядом с отдувающимся лордом О'Брайеном, глядя, как впереди по обе стороны от лорда Келси элегантно семенят Алисия и Кларисса.
        Кажется, все обитатели Бата решили прогуляться в это чудесное утро. Леонора была довольна - ведь она так хотела, чтобы ее заметили!
        К сожалению, лорд О'Брайен не был расположен к беседе, и после безуспешных попыток вовлечь его в разговор о погоде Леонора погрузилась в молчание, не столько наслаждаясь прогулкой, сколько поглядывая на свои новые башмачки и раздумывая, разносятся ли они со временем.
        Взгляд О'Брайена был устремлен на жену. Он шел, тяжело ступая и опираясь на трость. Леоноре было его жаль, хотя она понимала, что ревность - его удел, если он выбрал в супруги женщину намного моложе себя.
        Леонора не могла расслышать, о чем говорит со своими спутницами эрл, но те явно наслаждались его обществом - до нее то и дело доносились музыкальный смех Алисии и тихое хихиканье Клариссы.
        Наконец Келси обратил внимание на то, что лорд О'Брайен и Леонора безнадежно отстали, и остановился.
        Алисия всплеснула руками и направилась к ним.
        - Боже мой, лорд О'Брайен! - воскликнула она. - Неужели мы шли слишком быстро для вас? Ах, как мне стыдно! Позвольте, мой дорогой, я возьму вас под руку.
        О'Брайен с облегчением расслабился. Келси улыбнулся и взглянул на Леонору.
        - Вы позволите предложить вам руку, мисс Винсент? После ночных заморозков земля еще немного скользкая.
        - Благодарю вас, милорд, - ответила Леонора, не желая быть невежливой. На самом деле ей совсем не хотелось оказываться в столь опасной близости от этого человека.
        Ее рука в перчатке неохотно коснулась толстого сукна плаща Келси. Эрл обернулся к Клариссе:
        - Позвольте предложить руку и вам, мисс Ворт.
        - Скажите, мисс Винсент, вашу мебель уже доставили? - любезно поинтересовался лорд Келси.
        - Да, милорд, благодарю вас. На днях ко мне заходил лорд Челстоук. Вы не предупредили меня, что мои родственники здесь.
        Настала очередь Келси разыграть невинное изумление:
        - А я должен был вас предупреждать, мисс Винсент? Мне показалось неучтивым обременять вас излишком сведений.
        - Дело в том, что я навестила леди Челстоук еще до того, - пояснила Леонора.
        - Ах, вот как! - Он повернул голову. - А вы сопровождали мисс Винсент, мисс Ворт?
        - Да, милорд. Должна сказать, приняли нас превосходно.
        Леонора улыбнулась. Ответ ее компаньонки был безупречен. Собственно говоря, у Клариссы, прошедшей нелегкую школу в отцовском приходе, были все качества, необходимые для того, чтобы стать образцовой женой какого-нибудь деревенского сквайра. Но никак не титулованного лорда. И все же Келси ничуть не против прогуляться с ней, предложить ей свою руку, вовлечь ее в разговор, и сейчас он улыбался, глядя сверху вниз в сияющее застенчивой улыбкой лицо Клариссы.
        - Помилуйте, мисс Ворт, кто бы посмел не оказать вам радушный прием? Скажите, а ваш батюшка давно поселился в Торнстоне?
        С этого момента Леонора шла молча, пока Кларисса взволнованно рассказывала лорду Келси о своей семье и о том, как она благодарна мисс Винсент.
        - Вы правы, это очень мило. Видите, мисс Винсент, благодаря вашей доброте у вас есть преданная вам душа. Вы поступили благородно, решив помочь мисс Ворт дебютировать в обществе. Вот идут мои друзья, и я хотел бы, если позволите, познакомить вас с ними.
        Он представил Леонору и Клариссу своим знакомым. После общего обмена поклонами прогулка продолжилась. Они останавливались еще несколько раз, и лорд Келси учтиво знакомил Леонору со сливками общества.
        Все складывается замечательно, раздумывала Леонора. Завтра вечером, когда она войдет в бальную залу, у нее будет немало влиятельных знакомых. Некоторые из них показались ей довольно приятными джентльменами, и не важно, во что они одеты - в красные пехотные мундиры, голубые морские сюртуки или последние творения модных лондонских портных.
        Похоже, Келси решил помочь ей, однако она не сомневалась, что он делает это с умыслом. Выйдя замуж, она поселится в доме мужа и покинет Моррис-Хаус, который окажется в полном распоряжении Келси!
        С другой стороны, разве не к замужеству она стремится? И разве не безразлично, какими средствами будет достигнута ее цель?
        Леонора с грустью поняла, что ей, кажется, совсем не безразлично.

        Глава шестая

        Залы Верхнего собрания находились в дальней от Аббатства части Бата. Чтобы добраться туда, Леонора заказала носилки для себя и Клариссы.
        Впервые в жизни усаживаясь на обитое плюшем и слабо пахнущее сыростью сиденье, она испытывала радостное возбуждение, как будто в ее жизни начиналось настоящее приключение. Дверца закрылась, Леонора помахала Клариссе, разместившейся в таком же переносном домике, и носильщики мерным шагом затрусили по узким улочкам Бата. Джульет без труда поспевала за ними - горничной полагалось сопровождать хозяйку на случай, если ей понадобится поправить туалет.
        У залов Верхнего собрания Леонора расплатилась и велела носильщикам вернуться в одиннадцать часов.
        Дамы сняли плащи. Джульет расправила складки на их платьях, и они направились в бальную залу, залитую сиянием множества свечей в громадных люстрах с хрустальными подвесками.
        Бал был в разгаре. На полукруглой галерее над входом играл оркестр, а зала была заполнена танцующими.
        Мистер Леба тут же заторопился к ним, чтобы проводить на отведенные им места. Леонора шла за ним спокойно и гордо, зная, что ее наряд - совершенство и что платье цвета чайной розы от мадам Флёр сидит на ней превосходно. Утром Джульет предложила купить ленты темно-оранжевого, почти бронзового цвета и такой же шифоновый шарф. Ленты она вплела в волосы Леоноры, а шарфом изящно окутала ее плечи. Шелковые перчатки, атласные туфельки и веер из слоновой кости завершали ее туалет.
        Тетушка Челстоук увидела Леонору и приветствовала наклоном головы. Аделина танцевала с пожилым джентльменом. Леонора предположила, что это, должно быть, и есть лорд Рэнсом.
        Он не показался ей ни слишком старым, ни уродливым, и трудно было поверить, что у него слабое здоровье. Впрочем, подумала Леонора, это не ее дело. За Аделину все решили родители.
        Мистер Леба представил Леонору нескольким дамам, и она быстро получила приглашения на частные праздники. Пожалуй, утренние визиты на следующий день надо будет начать с посещения леди О'Брайен - именно она первой из всех дам пригласила Леонору.
        Не успела она занять место на широкой скамье у стены, как перед ней склонился джентльмен в форме гусарского офицера. Он напомнил, что накануне их познакомил лорд Келси, и пригласил Леонору на танец.
        У гусара, довольно заурядного собеседника, манеры были безукоризненны, хотя и отличались некоторой напыщенностью, обычной для молодых офицеров. Леонора с радостью приняла его приглашение.
        Танец окончился, офицер провел Леонору на место, и вдруг она увидела Келси. Лорд оживленно болтал с Клариссой и, как оказалось, уже пригласил ее на следующий танец - чопорный менуэт, как все танцы перед ужином.
        Рядом с его светлостью стоял загорелый моряк, которого Келси представил Леоноре как капитана лорда Каннингхэма. Капитан тут же пригласил Леонору на танец.
        - Я не мастак любезничать с дамами, мэм, - обратился он к ней, - но мне довелось немало странствовать, и я знаю, что в любой стране мира женщины не отвергают офицеров британского флота. - Моряк заговаривал всякий раз, когда это позволяли движения танца. - Я на флоте с детства, - сообщил он Леоноре и пустился рассказывать о том, как сражался в битве при Трафальгаре[Морское сражение 21 октября 1805 г., в котором британский флот под командованием адмирала Нельсона разгромил французский и испанский флот недалеко от мыса Трафальгар. Благодаря этой блистательной победе, радость от которой была омрачена смертельным ранением Нельсона, Британия закрепила свое превосходство на море и более не опасалась наполеоновского вторжения.] , как получил неплохую денежную награду и недавно ушел в отставку в чине капитана. - Да будет вам известно, мэм, - продолжал он, - хотя я и получаю лишь половинное жалованье, все равно за выслугу лет мне скоро будет положен чин адмирала. И моя супруга, когда я женюсь, - он устремил на нее многозначительный взгляд, - будет леди Каннингхэм, адмиральшей. Титулов у меня нет, но кто
знает - адмиралы частенько становятся виконтами.
        - В самом деле? Как и лорд адмирал Нельсон? - Танец закончился, и Леонора смогла обмахнуться веером, проявляя умеренный интерес. - Так вы еще не женаты, капитан?
        Он расхохотался так громко, что на них стали оглядываться. Она продолжала смотреть на Каннингхэма широко открытыми глазами, жалея, что Келси нигде не видно. Вот негодник - навязал ей этого милого, но совершенно невозможного ухажера!
        - Не женат, мэм, - отвечал ей моряк, разглядывая ее. - Но намерен жениться как можно скорее. У меня в Сассексе неплохое поместье, и я с радостью осяду там и стану добрым деревенским сквайром. Я ищу такую жену, чтобы родила мне наследника.
        - Естественно, - пробормотала Леонора, надеясь, что покраснела не слишком заметно. Неужели он совсем не умеет деликатно выражаться?!
        Келси вел Клариссу на место, но взгляд его был устремлен на Леонору. Она положила руку на рукав Каннингхэма, и Келси, блеснув зубами, усмехнулся. Она улыбнулась в ответ вежливой, ничего не значащей улыбкой.
        Вскоре вокруг Леоноры образовался кружок джентльменов, которых Келси с готовностью представлял ей, так что у нее не было отбоя от приглашений.
        Когда объявили, что ужин подан, разгорелся настоящий спор о том, кто будет сопровождать мисс Винсент в Чайный зал. Келси, успевший потанцевать с леди О'Брайен и несколькими другими дамами, с насмешливой улыбкой наблюдал за происходящим и вдруг вмешался:
        - Мисс Винсент, на правах вашего первого знакомого в Бате и вашего арендатора прошу вас оказать эту честь мне.
        Он с поклоном предложил ей руку. Темные, блестящие глаза смотрели на нее с таким веселым вызовом, что отказаться было совершенно невозможно. Кларисса уже стояла в сторонке рядом с каким-то пожилым господином, ожидая свою благодетельницу, так что у Леоноры не было выбора.
        - Благодарю вас, милорд. Джентльмены, надеюсь, вы меня извините?
        Окружавшие ее поклонники разочарованно запротестовали.
        - Прошу вас оставить первый танец после ужина за мной, мисс Винсент, - протрубил Каннингхэм, которого поддержал гусар и все остальные.
        - Вы пользуетесь сногсшибательным успехом, мисс Винсент, - пробормотал лорд Келси на ухо Леоноре, когда они медленно направились в Чайный зал.
        - Заслуга принадлежит исключительно вам, милорд, - возразила она, не поддаваясь на лесть. - Именно вы познакомили меня с этими господами, за что я вам очень благодарна.
        - Но, дорогая мисс Винсент, хозяйка дома, который я арендую, должна быть звездой общества, иначе, что подумают обо мне? Кроме того, - любезно продолжал он, когда они прошли Восьмиугольный зал с резными украшениями над каминами и зеркалами в затейливых рамах, - вы поразили меня, превратившись в бриллиант чистейшей воды. Такая драгоценность не должна оставаться в тени - вы заслуживаете любящего и преданного вам мужа, с которым будете счастливы.
        Сердце Леоноры бешено забилось. Значит, ее старания не напрасны, значит, цель скоро будет достигнута!
        Она вздохнула про себя. Ах, если бы в ее душе затеплилась хоть искра симпатии к кому-нибудь из новых знакомых! Капитан, кажется, уже готов сделать ей предложение, но перспектива стать его женой приводила Леонору в отчаяние.
        Тем не менее, она обмахнулась веером и подняла глаза.
        - Вы одобряете мой туалет, милорд?
        - Я все в вас одобряю, - ответил он с едва заметной усмешкой. - От прически до туфелек. Ни за что бы не поверил, что такое превращение вообще возможно!
        - И все же, - горячо сказала Леонора, - я осталась прежней. Изменились лишь моя прическа и манера одеваться. За это нужно благодарить мадам Флёр, мою горничную и приказчиков модных лавок.
        - Но вы на самом деле бриллиант, иначе бы их усилия оказались тщетными. Если бы наша первая встреча состоялась сейчас, я бы ни за что не осмелился предположить, будто дни вашей юности уходят. Вы расцветаете, дорогая мисс Винсент, положительно расцветаете!
        Леонора видела, что он говорил искренне, и решила обратить разговор в шутку, чтобы избавиться от внезапно охватившего ее напряжения.
        - Лесть, милорд, вам не поможет, если вы не принесете мне что-нибудь поесть, должна признаться, я умираю с голоду!
        Келси улыбнулся, и ей стало жарко.
        - Несмотря на превосходную стряпню месье Андрэ?
        - Да, милорд, ваш повар - совершенство, однако я, кажется, обедала несколько дней назад!
        - Тогда выражаю скромную надежду, что вы не откажетесь от холодных закусок, пирожных и сладостей.
        Он подвел ее к столу, за которым сидела леди О'Брайен с кем-то из друзей. Кларисса спросила, может ли она со своим кавалером присоединиться к ним.
        - Не желаете ли вина? - спросил Келси.
        Он помог Леоноре сесть и вместе с кавалером Клариссы собрался принести дамам угощение из-за ширмы, за которой располагался буфет.
        - Да, не откажусь, - кивнула Леонора и с улыбкой ответила на приветствие леди О'Брайен.
        - Послушайте, дорогая моя, - заявила Алисия, провожая глазами стройную фигуру Келси, - вы сотворили чудо! Келси уже целую вечность не показывался на балах. Надо думать, мы обязаны этим только вам…
        - Правда? - пробормотала Леонора, притворяясь совершенно безразличной. Надо быть осторожнее, а то и она окажется очарована лордом Келси.
        За стол поспешили присесть джентльмены из числа поклонников Леоноры. Вернувшись, Келси стал играть роль третейского судьи в шутливом сражении за знаки внимания со стороны Леоноры.
        Кажется, все кавалеры были убеждены, что дед оставил ей громадное состояние. Келси не пытался рассеять их заблуждение.
        Сначала это забавляло Леонору, но затем начало раздражать - уж слишком очевидно он подыскивал ей подходящего жениха.
        Будь он неладен! Не станет же она препираться с ним и говорить, что ее наследство вовсе не так уж велико!
        Когда они вернулись в бальную залу, Келси не замедлил пригласить ее на танец, чему Леонора очень обрадовалась. Ей было бы еще приятнее, если бы не мучило убеждение, что его внимание - часть хитроумного замысла, преследующего одну цель: отделаться от нее.
        Леонору так и подмывало вспылить, но она сдержалась, так как понимала, что ничего этим не добьется.
        В конце концов, она желает только одного - выйти замуж, и поскорее!
        - Благодарю вас, милорд, - вежливо поблагодарила Леонора, когда Келси отвел ее на место. - Я получила настоящее удовольствие.
        Он поклонился.
        - Это я должен благодарить вас за то, что вы оказали мне честь. А теперь, боюсь, мне придется уступить место кому-нибудь из ваших поклонников. Как вы, наверное, догадываетесь, мое присутствие необходимо в клубе. Вы уже заказали носилки для возвращения домой?
        - Да, спасибо. - Она присела. - Желаю вам хорошо провести время, лорд Келси.

        Остаток вечера прошел быстро. Леонора не стала бы отрицать, что быть в центре внимания очень лестно.
        Леди О'Брайен была явно раздосадована, и, глядя на нее, Леонора едва сдерживала улыбку. Ничем не примечательная гувернантка, которой очаровательная Алисия дала снисходительный совет, с благодарностью последовала ему и теперь затмила супругу лорда О'Брайена!

        Когда на следующее утро Леонора пришла в контору мистера Коггана, поверенный был занят с кем-то из клиентов, и ей пришлось прождать около получаса.
        - Доброе утро, мисс Винсент. Чем могу быть вам полезен?
        Леонора заметила, с каким изумлением и одобрением смотрит на нее Когган. Ну, конечно - ведь в прошлый визит к нему она была одета, как гувернантка! Она улыбнулась:
        - Как видите, сэр, я весьма прилежно тратила деньги, которые вы помогли мне получить.
        - Надеюсь, в банке все было в порядке?
        - Да, спасибо - благодаря вашему рекомендательному письму. - Она помолчала. - Мистер Когган, я пришла узнать, успешным ли оказалось ваше расследование.
        Когган покачал головой и принялся теребить перо.
        - Боюсь, меня постигла неудача, мисс Винсент. Мой человек переговорил со всеми, кто работает в клубе «Витус», - о, разумеется, весьма деликатно! - однако все рады служить у его светлости и ни в чем не могут его упрекнуть. Мой помощник не пытался никого подкупить, так как понял, что взятка будет отвергнута.
        Леонора нахмурилась. Пожалуй, нетрудно представить, в какую ярость придет Келси, если узнает, что она собиралась подкупать его слуг. Гнева его она не боялась, но не хотелось, чтобы он считал ее непорядочным человеком. Она кивнула. Когган продолжал:
        - Что же касается членов клуба «Витус», некоторые из них являются моими клиентами, включая и джентльмена, который был у меня, когда вы пожаловали. Я расспросил всех, кого мог, однако и они не говорят о клубе «Витус» или его владельце ни единого дурного слова.
        Леонора устало вздохнула:
        - Мистер Когган, неужели ничего нельзя сделать?
        - Закон не обращает внимания на то, что фараон и другие карточные игры снова в ходу, что равносильно их признанию. Я могу прочитать договор аренды и попробовать найти какое-нибудь упущение.
        - Так вы еще не видели договор? - Леонора не сумела скрыть потрясение.
        - Нет. До сих пор я руководствовался заметками, которые мистер Уорвик, поверенный вашего двоюродного дедушки, приложил к своему письму. Я уже распорядился, чтобы мне выслали из Лондона оригинал договора.
        Леонора встала.
        - Благодарю вас за то, что уделили мне время, мистер Когган. Надеюсь, вам будет сопутствовать успех. Желаю всего наилучшего, сэр.
        - Он ничего не добился? - поинтересовалась Кларисса, ожидавшая Леонору в приемной.
        - Пока нет, - мрачно отвечала Леонора, напряженно размышляя. Теперь у нее появилось множество знакомых, некоторые из которых состоят в клубе «Витус». Вот их-то она и порасспросит!
        Продолжая обдумывать тактику поведения, Леонора сообразила, что душа ее охвачена весьма противоречивыми чувствами. С одной стороны, она желала поскорее покончить с существованием притона в ее доме. С другой стороны, ей хотелось продлить и упрочить знакомство с лордом Келси. Нет, так нельзя - еще немного, и она тоже будет считать его неотразимым светским львом.

        Когда лакей провел Леонору и Клариссу в гостиную леди О'Брайен, там уже сидели несколько дам, пришедших с визитами, включая и герцогиню Бродширскую.
        Алисия радушно приняла Леонору и представила ее тем из своих гостий, с которыми она еще не познакомилась.
        В ответ на тактичные расспросы Леонора поведала о неожиданном наследстве и упомянула, что дед ее был эрлом, не забыв добавить, что уже посетила леди Челстоук.
        - Ах, какая жалость, - протянула одна из дам, - что Моррис-Хаус находится в столь заурядной части Бата.
        В широко открытых глазах Леоноры отразилось изумление.
        - Миледи, неужели вы считаете заурядной местность, где расположены Аббатство и Купальни? - мягко спросила она. - Я согласна, может быть, самую малость, но мой дом намного просторнее, чем современные особняки. - Выдержав паузу, она продолжала с обезоруживающей искренностью: - Несомненно, именно поэтому, к моему немалому огорчению, лорд Келси и не желает прерывать договор аренды. Я была очень расстроена, когда узнала, что он не только живет в комнатах, которые снимает у меня, но еще и содержит там игорный клуб.
        - Конечно же, мы, женщины, привыкли осуждать увлечение наших мужей азартными играми, - заговорила Алисия после нескольких секунд молчания. - Однако… - Она изящно взмахнула рукой. - Должна признаться, и я не без греха. Очень люблю поиграть, когда выпадает такая возможность!
        - И я тоже! - подхватила одна из дам. Алисия понимающе улыбнулась:
        - Мисс Винсент, позвольте с вами не согласиться. Келси необходим нашим джентльменам. Все дело в том, что мужчины не представляют себе жизнь без вечеров за зеленым сукном.
        - Кроме того, - с нажимом проговорила краснолицая матрона, - они ходят туда не только играть. Там они находят достойное общество, отличную кухню и неплохое вино. По крайней мере, - снисходительно добавила она, - так говорит мне муж.
        - И вы, миледи, не против того, что он бывает там?
        - Разумеется, нет, - ответила другая дама, худощавая, нервного сложения особа. - Не могут же джентльмены сидеть дома! В Лондоне мой супруг проводит все свое время в клубе «Уайте». По его словам, он встретил в клубе «Витус» всех своих лондонских друзей. Между прочим, как-то раз ему повезло, и он вернулся с пятьюстами фунтами в кармане!
        - Всем известно, - вмешалась в разговор герцогиня Бродширская, - что Келси всегда готов помочь молодым людям, если они оказываются в затруднительном положении.
        Герцогиня держалась так просто и вместе с тем так величественно, что Леонора позавидовала ей.
        - Но я никогда не соглашусь…
        Алисия вновь бросилась защищать Келси:
        - Мой муж говорил, что Келси всегда отказывается записывать ставку, если видит, что игрок рискует больше, чем может себе позволить. Бывали случаи, когда он прерывал игру, если ставки становились слишком высокими.
        Леонора поняла, что ничего не добьется. Кажется, только она считает Келси безответственным пройдохой. Никому из дам нет дела до того, что Келси получает комиссионные с каждой ставки в своем клубе. Леонора сжала губы, сообразив, что дальнейший спор будет бесполезным.
        Вскоре она откланялась и до обеда успела нанести визиты вежливости еще нескольким новым знакомым. Возвращаясь домой, Леонора размышляла о том, что в глазах всех дам города Келси безупречен, и даже достойное порицания занятие ничуть не вредит его репутации.
        Пожалуй, если бы не несчастье, постигшее когда-то отца Леоноры, и не существование игорного притона в ее доме, она со временем присоединилась бы к хору хвалебных голосов. Как-никак, благодаря своей предприимчивости Келси сохранял высокое положение в обществе.

        Глава седьмая

        Утром к ней явился мистер Синклэр и сообщил, что лорд Келси отправился навестить своих родителей.
        Синклэр галантно поцеловал Леоноре руку, но сесть отказался.
        - Уезжая, его светлость оставил все на меня, - объяснил он. - Я пришел сказать, что, если в ближайшие несколько дней вам что-нибудь понадобится, пожалуйста, не раздумывайте и сразу зовите меня.
        - Лорд Келси часто уезжает из Бата? - спросила Леонора. Весть о его отъезде порадовала ее - по крайней мере, можно не опасаться встреч с ним на балах и концертах.
        - Нет, но на этот раз он посетит и свое поместье, однако его светлость не любит надолго оставлять клуб.
        - Значит, он не доверяет вам? - коварно поинтересовалась Леонора.
        Синклэр не дал себя провести и улыбнулся:
        - Доверяет, мэм, мы ведь родом из одних и тех же мест.
        - Так вы давно знакомы?
        - Да. Когда Блэз решил открыть клуб, он разыскал меня в Лондоне, я в то время был на мели, так как слишком увлекался игрой, и отец грозил лишить меня наследства. Я согласился стать здесь управляющим.
        - И вам не претит работать у лорда Келси?
        - Боже милостивый, а почему я должен быть против? Ведь теперь я не просиживаю за картами дни и ночи.
        - И вас не мучает искушение?
        Он покачал головой.
        - Нет. Мне вполне достаточно того, что я наблюдаю, как другие остаются без гроша.
        Леонора ухватилась за его слова:
        - Выходит, джентльмены все же разоряются в вашем клубе?
        Он состроил гримасу притворного огорчения и развел руками.
        - Только если им этого очень хочется. Блэз, знаете ли, не поощряет высокие ставки.
        Леонора нахмурилась. Эту историю она уже слыхала…
        - Мне казалось, что владелец игорного притона… то есть клуба, - поправилась она, заметив обиженное выражение на лице Синклэра, - должен быть беспощадным и хладнокровным человеком, которому безразлично, что его клиенты могут потерять все свое состояние.
        - Ни Блэз, ни я не принадлежим к этой категории людей, - запротестовал Синклэр. - Мы отлично знаем, что чувствуешь, оказавшись на мели, хотя с ним это случилось не из-за игры. Мы строго следим за тем, чтобы ставки не превышали допустимый уровень.
        - Удивительно, - протянула Леонора с сомнением в голосе.
        - Заверяю вас, мисс Винсент, это именно так. Однако я хочу объяснить, что, когда один из нас в отъезде, другой не имеет права отлучаться из клуба. Не будь этого правила, я был бы счастлив, сопроводить вас на концерт завтра вечером. Вы ведь пойдете туда?
        - Да, конечно, - рассеянно ответила Леонора. - А ваш отец не лишил вас наследства?
        Он ухмыльнулся:
        - Нет. Ему, правда, не по вкусу то, чем я занимаюсь, но он видит, что ничего дурного я не делаю. Блэз отлично платит мне, денег у меня хватает, так что отец не возражает. Когда-нибудь я стану баронетом и унаследую поместье, однако сейчас, если бы не работа у Блэза, я был бы вынужден существовать на те гроши, что может выделить мне отец.
        - Странно, что вы не выбрали брак с богатой невестой, мистер Синклэр. Такой выход мог бы поправить ваши дела.
        - Если бы и появилась на горизонте такая невеста, ей вскружил бы голову Блэз, а не я, - без большого энтузиазма отозвался Синклэр. - А пока никому из нас двоих не хочется терять свою свободу.
        Леонора улыбнулась. Кто из молодых джентльменов признается, что хочет оказаться, как это называют мужчины, в кандалах? Пожалуй, таких не найдется, если только не вмешается настоящая любовь; вот тогда они бегом бросятся к алтарю и даже не посмотрят, есть у невесты какое-нибудь приданое. Кажется, ни Келси, ни Синклэру это не грозит.
        - А когда он вернется? - спросила Леонора.
        - В пятницу. Дома возникли какие-то неотложные дела. Его светлость планирует появиться на ужине у герцогини в субботу. Вы уже познакомились с герцогиней?
        В Бате жила только одна герцогиня. Леонора кивнула.
        - И она пригласила вас на ужин?
        - Нет, но я и не ожидала приглашения. Меня представили ей только вчера.
        - Но о вас, мисс Винсент, говорит весь город. - Леонора недоверчиво взглянула на него, и он улыбнулся. - Неужели вы не знаете? Таинственная незнакомка, наследница огромного состояния, блеснувшая на балу в понедельник… Все жаждут познакомиться с вами. На вашем месте я бы внимательно просматривал почту, мисс Винсент. Леонора расхохоталась:
        - Едва ли я найду там приглашение на ужин, сэр. Вчера я осмелилась возразить герцогине.
        - О, тогда ей наверняка пришлась по нраву девчонка, у которой оказалось собственное мнение.
        Ресницы Леоноры затрепетали, и, не в силах сдержаться, она кокетливо переспросила:
        - Девчонка, сэр?
        - Для нее - да. Да и мне вы кажетесь прекрасной и остроумной молодой особой. Вы наверняка видите, как искренне я вами восхищаюсь. - Он вздрогнул, словно опомнившись. - Однако мне пора. Желаю вам всего наилучшего, мисс Винсент.
        Ну вот, весело размышляла Леонора, так и бывает, когда принимаешь джентльмена наедине, даже если дверь комнаты остается приоткрытой. Стоило ей чуть пококетничать, и он тут же попался на удочку. Она решила быть осмотрительнее при будущих встречах с мистером Синклэром - ей вовсе не хотелось, чтобы он сделал ей предложение, принять которое она не сможет.

        Чуть позже в дверь снова постучали, и с лестницы донесся громоподобный голос, спрашивающий, дома ли мисс Винсент. Капитан.
        Но лорд Каннингхэм был не один - его сопровождали гусар и один из джентльменов, с которыми Леонора познакомилась в понедельник. Развлекать их оказалось делом нелегким, и Леонора вовлекла в разговор Клариссу. Ее компаньонка присоединилась к беседе с большим энтузиазмом. Дома Кларисса привыкла занимать прихожан своего отца и, к немалому удивлению Леоноры, отлично чувствовала себя в обществе столь разных собеседников.
        Леонору забавляла готовность, с которой кавалеры поспешили нанести ей визит. Все трое исподтишка рассматривали комнату. Леонора с Клариссой сидели на новой кушетке, а мужчины удобно разместились в дедушкиных креслах.
        Неожиданно мысль о том, что она без труда может вскружить голову любому мужчине с более или менее значительным достатком и неплохим имением, показалась Леоноре абсурдно-нелепой. Пока что к ней проявляли интерес лишь охотники за приданым - кроме лорда Каннингхэма. О его финансовом положении она ничего не знала.
        И все же, даже если ей не удастся подцепить на крючок достаточно крупную рыбку, пребывание в Бате пойдет ей на пользу. По крайней мере, будет о чем вспомнить, когда она удалится в свой скромный деревенский домик.
        Кларисса умело вела разговор, а Леонора откровенно скучала в компании моряка, гусара и представителя светской элиты. Через двадцать минут, отведенных этикетом, мужчины поднялись и откланялись.
        Ни одна из дам не навестила ее, однако трудно было ожидать, что найдутся желающие карабкаться по лестнице черного хода.
        Синклэр оказался прав. Ей доставили приглашение на ужин к герцогине, хотя о Клариссе даже не упомянули.
        - Ничего страшного, - заявила Кларисса, но Леонора видела, как ей досадно. - У меня все равно нет подходящего платья. А ты наденешь белое?
        - Да. Я рада, что заказала его, а то и у меня тоже не оказалось бы платья, - заметила она.
        Леонора отправила Долли с ответом к герцогине и переговорила с каменщиком, который пришел, получив ее письмо. Слава Богу, ремонт обойдется совсем дешево.

        Пока Келси был в отъезде, Леонора воспользовалась случаем и ознакомилась с библиотекой клуба «Витус». В публичной библиотеке она брала замечательные романы, однако время от времени ей хотелось чего-нибудь более основательного.
        Библиотека деда не содержала интересных для нее книг, так как в юности мистер Чарлз Винсент принимал участие в Американской войне за независимость и после ухода в отставку увлекался лишь бегами и новинками навигационного оборудования.
        Леонора с радостью обнаружила не только «Историю упадка и разрушения Римской империи» Гиббона[Эдуард Гиббон (1737-1794) - английский историк. Его полное иронии отношение к христианству в монументальном труде «История упадка и разрушения Римской империи» (1776-1788) было крайне неоднозначно воспринято современниками, однако постепенно его творение стало популярным.] , но и другие произведения этого автора, а также жизнеописания и книги о путешествиях, которые всегда ей нравились. Заручившись разрешением Синклэра, она унесла наверх одну из книг Гиббона.
        Вечером они с Клариссой с удовольствием посетили концерт, и в последующие дни их мысли были заняты ужином у герцогини.

        Лорд Келси, явившийся к Леоноре в субботу утром, выглядел очень усталым.
        - Не утомило ли вас путешествие, милорд? - заботливо поинтересовалась Леонора.
        Он весело взглянул на нее, отлично понимая, что она дразнит его.
        - Неужели у меня настолько изможденный вид?
        - Вовсе нет, - парировала она, - однако люди, которые возвращаются из-за города, обыкновенно кажутся более отдохнувшими.
        - Жизнь за городом, - лениво протянул он, - редко напоминает безмятежный рай. Вчера я гнал во весь опор, опасаясь не успеть на ужин к герцогине. Вы тоже получили приглашение?
        - Да.
        - Прекрасно. Я пришел, чтобы предложить вам воспользоваться экипажем, который я нанял на вечер. Или у вас другие планы?
        - Я собиралась нанять носилки.
        Блэз поднял брови. Черт бы все побрал! Особняк герцогини находился почти на окраине города, однако Келси обычно предпочитал передвигаться пешком и нанял экипаж, надеясь, что Леонора согласится поехать вместе с ним.
        - Тем не менее, - продолжала Леонора, - если я не очень стесню вас, буду рада принять ваше предложение, милорд. Носилки кажутся мне не слишком удобными.
        Он улыбнулся, скрывая свой триумф. Одетая по последней моде, причесанная умелой камеристкой, невзрачная гувернантка превратилась в самую очаровательную женщину в Бате. Ее успех на балу был неожиданным, но закономерным, размышлял Келси. Дамские угодники, которых он представил ей, были покорены, и он дал им достаточно времени зарекомендовать себя.
        Мысль о том, чтобы завоевать мисс Леонору Винсент, казалась ему все более заманчивой. Нельзя же спокойно оставаться в стороне, глядя, как вокруг нее увиваются эти разряженные выскочки! Разумеется, ни о каком предложении руки и сердца речи быть не может. Леонора презрительно отозвалась о нем и его занятии при первой встрече, и его бы позабавило, если бы она потеряла от него голову.
        Келси не сомневался в успехе, так как видел, что она неравнодушна к нему как к мужчине. Не будучи тщеславно-самовлюбленным, он знал, что женщины находят его привлекательным, и был уверен, что мисс Винсент не окажется исключением.
        Кроме того, если Алисия и остальные красавицы подумают, что его сердце занято другой, возможно, это несколько остудит их пыл. Алисия была прелестной собеседницей и прекрасной любовницей, однако она уже немного надоела ему.
        - В таком случае я зайду за вами в четверть шестого. Ужин назначен на шесть, и гостей ожидают за полчаса до этого. Вы будете со мной, мисс Винсент, так что можете спуститься по парадной лестнице. Экипаж будет у дверей.
        - Нет, милорд, - в притворном ужасе ахнула Леонора. - Я никак не могу этого допустить. Что вы, мне неприлично идти мимо вашего клуба - даже вместе с вами. По правде говоря, я буду рада, если вы зайдете за мной, однако спустимся мы по лестнице, которой я всегда пользуюсь. Я настаиваю на этом.
        Он поморщился, и Леонора поняла, что удар попал в цель. Не решаясь проходить мимо помещений клуба «Витус», она поставила Келси перед мучительным выбором: отказаться сопровождать ее или же спуститься по лестнице черного хода.
        Келси не был мелочным человеком - по крайней мере, он не считал себя таковым. Полные огня глаза Леоноры смотрели на него так испуганно-невинно, что он, не сдержавшись, расхохотался. Внезапно он понял, что отнюдь не находит присутствие столь милой хозяйки дома неприятным, как было в начале их знакомства.
        Однако и разрешить ей все время пользоваться парадным входом он тоже не мог, хотя бы из соображений здравого смысла. Придется подчиниться и пройти через кухню. Андрэ наверняка не поверит своим глазам, да и лакей, который будет сопровождать их на запятках, изумится не меньше.
        - Тогда я прикажу, чтобы экипаж поджидал нас на Эббигейт-стрит, - ответил Келси.
        Леонора наклонила голову.
        - Я буду готова к четверти шестого, милорд.

        Леонора одевалась на ужин к герцогине с волнением и некоторым трепетом. После того как ей исполнилось шестнадцать, родители не раз вывозили ее на балы и праздники, но ей никогда не доводилось бывать у титулованных особ.
        Герцогиня Бродширская была непререкаемым авторитетом, с которым считались все без исключения в Бате, и успех на приеме у нее мог бы закрепить положение Леоноры в обществе. Она слышала, что герцог слаб здоровьем и предпочитает оставаться в загородном имении, однако поговаривали, что место во главе стола не останется пустым - внук герцогини, виконт Грэт, недавно приехал в Бат.
        Лорд Келси пришел вовремя. Долли, следуя указаниям Леоноры, провела его в гостиную. Кларисса еще раньше удалилась в свою комнату, пользуясь тем, что у нее свободный вечер.
        Леонора была почти готова. Джульет, уже в плаще и шляпке, с сумочкой, полной всего, что может понадобиться хозяйке на званом вечере, как раз заканчивала причесывать Леонору, когда Долли доложила, что его светлость уже ожидает мисс Винсент.
        Джульет вплела в густые волосы Леоноры атласные ленты и закрепила на них сделанные из шифона розы того же цвета, что и отделка на платье. Она быстро надела атласные туфельки, подхватила шелковый веер с отделкой из слоновой кости и маленькую вечернюю сумочку и улыбнулась Джульет:
        - Спасибо!
        Горничная взяла с кресла последнее приобретение Леоноры - вечерний плащ из белого бархата на подкладке из отливающего серебром серого шелка.
        - Я рада, что могу угодить вам, мадам, - с улыбкой ответила она, перекидывая плащ через руку.
        На долю секунды Леоноре стало страшно. Она никогда еще не была такой нарядной, и это ощущение опьяняло ее.
        Келси стоял у камина, задумчиво глядя в огонь. На звук шагов он обернулся.
        Лорд был в парадном костюме. Из-под черного сюртука был виден жемчужно-серый жилет и кружевное жабо сорочки. Белые шелковые бриджи облегали его стройные ноги. Чуть ниже колен чулки были схвачены золотыми пряжками с каплями мелких бриллиантов. Такие же пряжки поблескивали на лакированных башмаках. Из кармана сюртука свисал, покачиваясь, монокль в оправе с драгоценными камнями.
        Сердце Леоноры глухо забилось.
        На мгновение у Келси перехватило дыхание. Перед глазами поплыли яркие круги - Леонора ослепила его, хотя это не удалось даже пламени камина. Господи, как же она хороша!
        Он постарался быстрее овладеть собой, шагнул вперед и склонился над ее рукой, ощущая, как все в нем дрожит от неожиданного напряжения.
        Выпрямившись, он поднес к глазам монокль, которым почти никогда не пользовался, и окинул Леонору внимательным взглядом.
        - Мадам Флёр и в самом деле волшебница, - пробормотал он. - Вы прелестны, дорогая.
        В дверях гостиной показалась Джульет, услыхавшая последние слова Келси.
        - Моя горничная тоже кудесница, милорд, - весело отозвалась Леонора. - Полагаю, ее уже ожидают носилки?
        - Да. - Он взглянул на Джульет. - Счастлив поздравить вас, Джульет. - (Она присела, ничуть не смутившись от комплимента.) - Можете отправляться. Носильщики уже знают, куда доставить вас, и, наверное, будет неплохо, если вы окажетесь на месте раньше мисс Винсент.
        Джульет присела.
        - Очень хорошо, милорд. Мадам не возражает? - спросила она и подошла ближе, чтобы накинуть плащ на плечи хозяйки.
        Но Келси остановил горничную:
        - Я сам.
        Джульет передала ему плащ.
        - Как вам будет угодно, милорд, - ответила она и вышла.
        Леоноре стоило немалых усилий оставаться спокойной. Келси обращался с ней, как с дамой из высшего общества, и она находила это весьма приятным. Не часто джентльмены так заботились о ней.
        - Долли не предложила вам бокал вина, милорд? - спросила она, внезапно спохватившись. - Может быть, вы желаете утолить жажду, прежде чем мы отправимся?
        - Предложила, но я отказался. - Он протянул ей плащ. - Мадам, вы позволите помочь вам?
        Она кивнула, и его едва ощутимое прикосновение заставило ее затрепетать, как бывало всякий раз, когда они касались друг друга. Сильные руки эрла бережно расправили плащ на плечах Леоноры, слегка приподняв высокий воротник. Она чувствовала, как у нее начинает кружиться голова. Он предложил ей согнутую в локте руку.
        - Разрешите проводить вас до кареты, мисс Винсент.
        Ужас охватил Леонору при мысли о том, что этот мужчина, похоже, начинает ей нравиться.
        Келси, несомненно, очень красив, размышляла она, легкой поступью спускаясь по лестнице. Его внимание льстит любой женщине, хотя Леонора всегда считала себя неспособной потерять голову только потому, что у мужчины глубокий голос и выразительные глаза. Она была уверена, что станет верной женой достойного, состоятельного джентльмена, с которым она вырастит детей и проживет всю жизнь в дружеской привязанности, и не более того.
        Мечты о любви редко посещали ее практический ум, даже в юности. Она знала, что брак ее будет устроен надлежащим образом - об этом позаботятся родители.
        Банкротство и смерть отца лишили ее этой перспективы и поставили перед нелегким выбором. Леонора провела семь долгих лет, прислуживая другим. Теперь она была свободна, богата и готова сама выбрать себе мужа.
        Но она не представляла, что путь ее будет усеян ловушками и препятствиями, не говоря уже о соблазнах и искушениях, устоять перед которыми у нее почти не было сил.

        Леонора сидела рядом с эрлом в экипаже, чувствуя, что ей не хватает воздуха, пожалуй, даже тесные носилки лучше - по крайней мере, там она не была бы наедине с Келси. Тем не менее, Леонора не жалела, что приняла его предложение. То, что она явится на ужин в одной карете с эрлом, ничуть не повредит ее положению в обществе - как-никак все, кроме нее самой, считали эрла благородным человеком и истинным джентльменом.
        Они подъехали к особняку герцогини, и Леонора поняла, какое великое одолжение сделал ей Келси. Никто не смел прибыть на ужин к герцогине Бродширской в наемных носилках. На подъездном пути выстроилась целая вереница нарядных карет.
        Леонора была тем более удивлена, заметив, как к парадным дверям приблизились нарядно разукрашенные носилки. Богато одетых носильщиков сопровождал столь же величественный камердинер.
        - Безмозглый хлыщ! - проворчал Келси, когда из носилок появился молодой человек, одетый по последней моде.
        - Кто это? - спросила Леонора.
        - Внук ее сиятельства, виконт Грэт. Поздненько же он является, если собирался приветствовать гостей на правах хозяина! Надо думать, вертелся перед зеркалом и потерял счет времени. Он относит себя к сливкам общества.
        - Он живет не со своей бабушкой?
        - Нет. У него дом где-то в центре Бата.
        - Полагаю, он член клуба «Витус»? - сухо поинтересовалась Леонора.
        Келси улыбнулся.
        - Естественно.
        Неудивительно, что герцогиня защищала Келси, подумала Леонора. Это означает, что виконт еще не разорился. Пока.
        Кареты медленно продвигались ко входу.
        - Кажется, герцогиня пригласила весь город, - заметила Леонора с нарастающим беспокойством.
        - Думаю, кроме нас будет еще около дюжины пар гостей, - ответил Келси.
        Неужели их тоже примут как пару? Нет, конечно же, нет. Он просто сопровождает ее на парадный ужин, вот и все, напомнила себе Леонора.

        В комнате, отведенной для дам, Леонору поджидала Джульет. При входе в залитую сиянием множества свечей залу гостей радушно встречали хозяйка и небрежно-галантный виконт Грэт, который успел присоединиться к своей бабушке. Келси уже стоял с группой джентльменов у камина и был поглощен беседой.
        О'Брайенов не было видно, но эрл и графиня Челстоук уже приехали вместе с Аделиной, рядом с которой неотступно держался лорд Рэнсом. Леди Челстоук помахала рукой, и Леоноре пришлось, хотя ей этого и не хотелось, подойти к кружку дам вокруг своей тетки.
        Однако вскоре гостей пригласили к столу, и все в строгом соответствии с табелью о рангах направились в другую комнату. Партнером Леоноры стал пожилой джентльмен, как выяснилось, внук эрла, о котором она никогда не слышала, такой же, как и она сама, непрямой наследник своего знатного предка.
        Двигаясь в хвосте процессии, они уселись на дальнем конце стола. Лорд Грэт, на правах хозяина сидевший прямо напротив бабушки, оказался рядом с Леонорой. Келси сидел намного ближе к герцогине. Леонора с трудом сдержала улыбку, увидев его возле леди Челстоук.
        Воротник сорочки Грэта был так высок, что он едва мог повернуть голову. Шейный платок завязан пышно, как это предписывала мода. Из-под темно-василькового расшитого сюртука виднелся шелковый жилет в серебристо-зеленую клетку. Холеные руки виконта унизывали перстни, а на довольно красивом лице отразилось растерянное удивление, когда он всем корпусом повернулся, намереваясь заговорить с Леонорой.
        - Никак не ожидал найти себя в обществе столь очаровательной дамы, сударыня, - сказал он и положил в свою тарелку немаленький кусок тушеной оленины, одновременно пододвигая к Леоноре зеленую супницу.
        - Вы очень добры, милорд, - ответила Леонора и налила себе супа. - Я благодарна ее сиятельству за то, что она пригласила меня.
        - Я ничуть не удивлен, - ответил виконт, поспешно проглатывая мясо. - Она, верно, рада, что ее стол украсит такое утонченное произведение искусства.
        Леонора чуть не расхохоталась. С ней еще никогда не разговаривали так, словно она - нарядный канделябр или серебряная табакерка!
        Ужин продолжался; после супа принесли рыбу и другие блюда, которые обыкновенно подавали на первое. Леонора с изумлением сообразила, что лорд Грэт пытается флиртовать с ней. Он был старше, чем показался ей с первого взгляда, - вероятно, ему было столько же лет, сколько и ей, однако он одевался, как юноша.
        Грэт ей понравился, несмотря на то, что был беззастенчивым обжорой.
        - Я вчера обедал в клубе, - сообщил он ей, обсасывая голубиную косточку. - Неплохой парень этот Келси. Обед подает, как в старину, и об ужине не забывает. Нигде так хорошо не готовят, как у него, даже бабулиному повару далеко до Андрэ.
        Трудно было не согласиться с этим. Леонора не раз думала, что французская кухня месье Андрэ совсем избалует ее.
        Время от времени, несмотря на разделявшее их расстояние, она ловила внимательный взгляд Келси. В середине ужина он посмотрел сначала на нее, затем на Грэта и вопросительно поднял бровь. В ответ Леонора устремила взгляд на юную леди рядом с Келси - дочь маркиза, приданое которой, по слухам, составляло пятьдесят тысяч фунтов. Губы Леоноры тронула лукавая улыбка, и она, в свою очередь, тоже вопрошающе подняла бровь.
        Они словно объяснялись на тайном, понятном лишь им двоим языке. На мгновение Леонору охватило ощущение неподдельного счастья…
        И вдруг Келси все испортил: улыбка, которую он послал ей, была преисполнена самодовольства. Он обернулся к своей соседке, этой глупышке семнадцати лет, и она уставилась на него полными обожания глазами.
        У Леоноры сразу пропал аппетит. Она обрадовалась, когда слуги убрали со стола грязную посуду и принесли фрукты и сладости, но все равно у нее кусок не шел в горло. Леонора взяла с блюда миндалинку в сахаре, допила бокал вина и не стала возражать, когда Грэт снова наполнил его. Она улыбнулась ему так же, как улыбалась леди Флавия Коллинз, глядя на Келси. Грэт залился краской, и Леонора подумала, что наука флирта, оказывается, не так уж сложна.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем герцогиня поднялась из-за стола и увела дам в соседнюю комнату, а мужчинам подали портвейн и бренди. Дамы обменивались сплетнями и болтали о последней моде, пока джентльмены не присоединились к ним для чаепития.
        Лорд Рэнсом устремился прямиком к Эдди, рядом с которой сидела Леонора. Она недоумевала, почему ее кузина так невзлюбила эрла - он был вовсе не стар и довольно хорош собой. Леонора знала, что Эдди согласилась обручиться с лордом Рэнсомом, и надеялась, что девочка будет с ним не слишком несчастна.
        Келси направился к леди Флавии, тогда как лорд Грэт сел возле Леоноры.
        Ей отчаянно хотелось уехать домой. Вероятно, блистать в обществе - вовсе не ее удел!

        Глава восьмая

        Вечер продолжался, и настроение Леоноры немного улучшилось. После чая слуги разложили карточные столы. Леоноре всегда нравились салонные игры, и она с удовольствием согласилась сыграть в вист.
        Лорд Грэт присоединился к трем джентльменам, пожелавшим начать игру с довольно высоких ставок. Келси занял место рядом с молоденькой наследницей и ее матерью, и герцогиня подвела Леонору к этому столику.
        - Мой внук, - сказала она, - полагает, что игра на интерес слишком пресна. Вы знакомы с лордом Келси, и я надеюсь, что вам не придется скучать.
        Леонора предпочла бы сидеть где угодно, только не напротив Келси, но не посмела возражать. Должно быть, подумала она, Келси так заинтересовался леди Флавией, что решил отказаться от игры на более привычных для него условиях.
        - Благодарю вас, ваше сиятельство, - проговорила Леонора.
        В Торнстон-Парке ей доводилось играть в вист почти каждый вечер. Однако сейчас она понимала, что, вряд ли сможет соперничать с лордом Келси, несомненно, искушенным и хитроумным игроком.
        Леди Флавия сидела по одну сторону от Келси, ее мать - по другую. Леонора почти не поднимала глаз от своих карт, но время от времени их взгляды перекрещивались над зеленым сукном. Она заметила в глазах Келси искорки смеха, и на душе у нее потеплело - они вновь заговорили на никому, кроме них, не понятном языке. Келси, как и она, забавлялся, наблюдая за леди Флавией.
        Девушка заявила, что ничего не смыслит в игре, и то и дело спрашивала у Келси совета, наклоняясь к нему и протягивая свои карты. Келси, проявляя сдержанное сочувствие, терпеливо помогал ей.
        Маркиза молчала, но в ее глазах отражалось раздумье. Если эрл готов терпеть ее несносную дочь, вероятно, это не без причины… Леоноре казалось, что она читает мысли почтенной дамы.
        Его светлость играл рассеянно - видимо, был слишком увлечен своей прелестной соседкой. В игре маркизы было заметно немалое умение, но Леонора чувствовала себя все увереннее. Она решила обязательно выиграть, пусть хоть и по смехотворным ставкам.
        К концу вечера ей удалось выиграть несколько гиней; из четверых игроков она одна не проиграла ни разу.
        Позже подали легкий ужин, и лорд Грэт вернулся, чтобы наполнить ее тарелку и свою собственную.

        Уже давно пробило полночь, когда мажордом начал выкликать экипажи, и гости стали разъезжаться из особняка герцогини Бродширской.
        Прием окончился. Леонора знала, что ее положение в обществе упрочилось, и то, что внук герцогини весь вечер ни на шаг не отходил от нее, весьма этому способствовало.
        Герцогиня не пыталась препятствовать Грэту, может быть, понимая, что для него Леонора - всего лишь очередное увлечение. Леонора ни за что бы не поверила, что ее сиятельство сочтет внучку эрла достойной избранницей для наследника герцогства.
        На сегодня Грэт был, пожалуй, наиболее подходящим из всех поклонников Леоноры. Она решила, что не будет ни охлаждать его пыл, ни поощрять ухаживания, поскольку перспектива стать герцогиней была довольно заманчива. По крайней мере, внимание Грэта оградит ее от каких-либо сплетен.
        Келси молча сидел в дальнем углу кареты, не делая попыток завязать беседу, и Леонора твердила себе, что должна радоваться этому, хотя и чувствовала, что сопротивляться его обаянию ей становится все труднее. Кажется, она уже не в силах сбросить невидимую сеть, которой он незаметно опутал ее.

        На самом деле Келси боялся пошевелиться из страха поддаться необоримому желанию обнять свою очаровательную спутницу. Странное, малопонятное ему самому влечение к Леоноре овладело им в первый момент, когда он увидел эту, как ему тогда показалось, рано подурневшую и ограниченную особу.
        Теперь-то он знал, что на самом деле она - прекрасная, остроумная, живая молодая женщина с характером, и желание поцеловать ее мучило его весь вечер.
        Напрасно он предложил проводить ее на ужин у герцогини! Но искушение появиться на людях в обществе самой очаровательной женщины в Бате оказалось сильнее. Тем не менее, у него не было ни малейшего желания связывать свою судьбу с женщиной, у которой он, по капризу судьбы, арендует дом.
        До сих пор Келси не задумывался о женитьбе на богатой невесте. Сегодня он обратил внимание на наивную глупышку леди Флавию лишь потому, что она ненадолго отвлекла его от все возрастающего интереса к Леоноре Винсент. Кроме того, герцогиня тоже не возражала. Может быть, ей угодно, чтобы Грэт увлекся девчонкой, которая не подходит ему?
        Келси тихо вздохнул. Герцогиня отвела Грэту за столом место возле Леоноры, и он, кажется, был совершенно околдован своей прелестной соседкой.
        Неужели герцогиня не против такого союза?
        Несомненно, Леонора достойна стать герцогиней.
        Зато Грэт ее недостоин. Проклятый щенок!
        Леонора беспокойно зашевелилась, когда кучер остановил карету перед парадной дверью.
        - Мы приехали не туда, - сказала она, и Блэз вышел из задумчивости.
        - Вовсе нет, - ответил он, когда лакей спрыгнул с запяток, опустил подножку и отворил дверцу. - По субботам клуб закрывается в полночь. Таким образом, вы спокойно можете подняться по главной лестнице. Ваша горничная, должно быть, уже ждет вас.
        Великодушие Келси нисколько не обрадовало Леонору. Она вырвала руку, как только Блэз помог ей выйти из экипажа, и прошла мимо него, высоко вздернув подбородок.
        - Сэр, я тронута вашим великодушием, - надменно заявила она. - Но не думайте, что я забуду о моем намерении добиться права пользоваться лестницей, когда мне угодно. Доброй ночи, милорд.
        Келси зашел в дом следом за ней. Остановившись в холле, он смотрел, как Леонора величественно поднимается по лестнице.
        Она великолепна. Разумеется, до сих пор чертовски ограниченна, но в остальном желанна, как никакая другая женщина на свете.
        Блэз сжал кулаки, чтобы не уступить соблазну побежать за ней. Не может же он соблазнить свою хозяйку! Или все-таки может?
        Леонора страшно боялась, что Келси начнет настаивать на том, чтобы проводить ее наверх, и была рада, что он не сделал попыток идти за ней. Сегодня не стоит рисковать и начинать новый спор. Уже поздно, и она устала. Нужно поскорее скрыться, иначе может произойти нечто неожиданное. Келси наверняка не отличается целомудрием! А вдруг он попытается поцеловать ее?
        Леонора вздрогнула. Что же с ней происходит? Нет, она не должна, не может позволить себе влюбиться в лорда Келси!
        На следующее утро, в воскресенье, Леонора сумела избежать разговора с Келси, и в понедельник на бал в залах Верхнего собрания ее сопровождал Дигби Синклэр. Она с удовольствием принимала ухаживания нескольких кавалеров, среди которых были Синклэр и лорд Грэт. Последний дважды приглашал ее на танец и сидел с ней рядом за ужином. Несколько раз Леоноре казалось, что люди недоуменно поднимают брови, видя их вместе.
        Однако она думала о том, что было бы намного приятнее, если бы с ней был Келси.
        В среду он не пришел на концерт.
        - Его сиятельство терпеть не может концертов, - объяснил Леоноре Синклэр.
        Лорд Грэт, заботливо занявший для Леоноры место в первом ряду, напротив, был в восторге от пения и почти с обожанием глядел на полноватую даму средних лет, наслаждаясь ее звонким сопрано.
        - Какая прелесть! - вздохнул он, когда слушатели громко захлопали.
        - Вы любите музыку, милорд? - спросила Леонора. Голос певицы показался ей резким и недостаточно мелодичным.
        - Безумно, сударыня.
        Леонора была рада тому, что ее везде сопровождала Кларисса. Без компаньонки дама не могла показываться на людях, ходить за покупками или осматривать достопримечательности. А также принимать все возраставшее число посетителей, которые поднимались на третий этаж, чтобы повидать мисс Винсент. Лорд Грэт заходил к ней почти ежедневно.
        Леонора несколько раз гадала, не питает ли он к ней серьезных чувств. Он ей, разумеется, нравился, так как был милым и забавным собеседником, но представить себя в роли его жены она никак не могла. Грэту еще предстоит вырасти и стать мужчиной, ему следует меньше пить, меньше есть и не так крикливо одеваться.

        День проходил за днем. Леонора неизменно поручала своей покладистой компаньонке развлекать особо докучливых гостей, поскольку у той это отлично получалось.
        Леонора решила, что Келси намеренно избегает ее, но не знала, с кем он предпочитает проводить время - с леди О'Брайен или с малышкой Флавией.
        На масленице месье Андрэ готовил восхитительное угощение. Он называл свои творения crepes[Блины (франц.).] , хотя остальные называли это блинчиками с начинкой. Тесто было тонким, как папиросная бумага, а блинчики так и таяли во рту.
        Совсем скоро Леоноре предстояло решить, продолжать ли баловать себя кушаньями от месье Андрэ или просить Долли готовить еду. Почему-то ей казалось, что Долли не слишком хорошо справится с этим делом. Леонора так привыкла к изысканной кухне, что решилась: если счет не окажется астрономически большим, она будет и дальше заказывать еду от повара клуба «Витус».

        Леонора закончила читать книгу из читальни клуба и теперь должна была вернуть ее. Ранним утром она спустилась по парадной лестнице.
        Двери на площадку были приоткрыты, и до слуха Леоноры доносились звуки уборки, однако по пути в читальню ей никто не встретился.
        Она осторожно заглянула внутрь, готовая извиниться перед кем-нибудь из слуг, но в комнате было пусто. Все чисто прибрано, в камине пылает огонь. Если кто и вернется, чтобы закончить уборку, она не помешает.
        Леонора поставила принесенный том на место и прошлась вдоль полки, высматривая приглянувшуюся ей в прошлый раз книгу. Наконец она нашла ее - это было описание путешествия в Египет, причем автор иллюстрировал свои очерки чудесными набросками. Леонора сняла книгу с полки. Не успела она сделать шаг назад, как дверь распахнулась.
        - Простите, я… - начала она заранее приготовленное извинение и замолчала.
        Келси в домашней одежде был еще обаятельнее, чем в вечернем костюме. На нем были тонкие облегающие брюки и сорочка с пышным жабо - правда, расстегнутая.
        Сердце Леоноры бешено забилось. Она застыла, не в силах пошевелиться.
        - Мисс Винсент!
        Похоже, он был поражен не меньше ее. Затем уголки его губ тронула медленная улыбка, и Леоноре показалось, что еще немного - и она не удержится на ногах.
        - Вы выбрали книгу? - поинтересовался он. - И что же, если не секрет?
        - Е-Е-Египет, - заикаясь, пробормотала Леонора и добавила чуть увереннее: - Книгу о Египте.
        - Ага! - Он взял книгу из ее онемевших пальцев и быстро пролистал. - Да, помню, великолепное повествование. Я сам бывал там, когда путешествовал после заключения мира во Втором году[Намек на Амьенский договор между Францией и Британией.] . К счастью, когда военные действия возобновились, мы были далеко от французской территории, однако мой наставник счел за благо немедленно вернуться… У вас хороший вкус.
        - Благодарю вас. - Наконец ей удалось улыбнуться: - Я решила отказаться от развлекательного чтения на время поста, но почитать все равно хочется.
        - Весьма похвально. - Он вернул ей книгу и усмехнулся: - Боюсь, в отличие от вас я не столь добродетелен. На время поста я не отказываю себе ни в чем - кроме, разумеется, лакомств, которые Андрэ все равно не подает.
        Леонора надеялась, что он не заметил, как дрожат ее пальцы. Он стоял так близко, что ей было трудно не только говорить, но и дышать.
        - И все же он готовит изумительно вкусно… Кстати, должна вам напомнить, что вы до сих пор не прислали мне счет за первый месяц. Если он окажется не слишком большим, мне бы хотелось и дальше заказывать еду у месье Андрэ.
        Неожиданно он поднял руку и длинным пальцем нежно дотронулся до ее подбородка.
        Леонора затрепетала. Она сознавала, что должна шагнуть в сторону, но ноги ее словно приросли к полу.
        - Никаких счетов… - пробормотал Келси, и она удивилась, что голос его прозвучал так сдавленно, как будто он старался скрыть охватившее его волнение.
        - Но…
        В горле у нее пересохло, а язык отказывался служить. Келси коснулся плеч Леоноры и осторожно привлек ее к себе. Леонора догадалась, что он вот-вот поцелует ее. Тело Леоноры словно плавилось от сладкой истомы, становясь податливым, как воск. Ей страстно хотелось ощутить прикосновение его губ. На мгновение, когда руки Келси обвились вокруг нее, Леонора прижалась к нему, но врожденное чувство приличия, ненадолго задремавшее, вдруг проснулось. Нет, она не может допустить, чтобы он обращался с ней подобным образом - она же не падшая женщина! Леонора набрала в легкие воздуха и изо всех сил оттолкнула Келси.
        - Нет! - воскликнула она. - Нет, Блэз, нет!
        Она дрожала, как в лихорадке, но Келси готов был поклясться, что в душе Леоноры не было отвращения к нему. Он успел ощутить, каким податливым становится ее тело… И до чего же сладостным показался ему этот миг! Сейчас он с изумлением видел, что она обижена. Почему? Тело Леоноры выдало ее - он желанен ей. Однако… Келси шумно вздохнул. Чем же он обидел ее?
        - Но почему? - пробормотал он, отчаянно пытаясь овладеть собой и чувствуя, что еще немного - и напряжение, мучившее его, лопнет, как скрипичная струна. - Неужели на время поста вы решили отказаться и от поцелуев?
        Леонора задохнулась от негодования, и ему показалось, что ее прекрасные, необыкновенно притягательные глаза вспыхнули огнем.
        - Не шутите, сэр! Вы обращаетесь со мной, как… как… с потаскушкой! - возмутилась она.
        Вот, оказывается, в чем дело! Интересно, догадалась ли она, как велико его желание?
        - Но, моя дорогая Леонора…
        - Я вам не дорогая! И я не помню, что разрешила вам звать меня по имени! - вспылила она, забыв, что сама только что назвала его Блэз. Странные ощущения терзали ее - с одной стороны, она дала волю праведному гневу, с другой стороны, она отчаянно старалась успокоить опаленное огнем страсти тело. Нет, нельзя допустить, чтобы он думал, будто она по доброй воле сдастся на милость победителя, уступит вожделению, которым горели его потемневшие глаза. И все же голос плоти властно приказывал ей подчиниться. Она должна бежать, иначе…
        Келси выпустил ее из своих объятий. Страх помог Леоноре сдвинуться с места, и она попятилась. Келси не делал попыток удержать ее.
        - Вы… вы просто невозможны! - выпалила она и почти бегом бросилась прочь.
        Келси молча смотрел ей вслед, раздосадованный тем, что она не позволила ему ощутить вкус ее губ. Эта женщина сводила его с ума. И сама, кажется, не подозревала об этом. Он мог бы поклясться, что ей хотелось, чтобы он поцеловал ее, и помешали этому лишь ее ложное целомудрие и страх.
        И все же… Она назвала его по имени и дрожала в его руках, как наивная, неопытная девочка. Вдруг он догадался, что, несмотря на свой возраст, она была и в самом деле неопытна.
        После того как Леонора сбежала от него, когда они вернулись от герцогини, Келси решил дать ей время опомниться, подумать и, может быть, попытаться искать встреч с ним. Такое решение далось ему нелегко, и он был благодарен судьбе за то, что они так неожиданно столкнулись в читальне.
        Келси напрасно обращался с ней, как с опытной, зрелой женщиной, забыв о строгих правилах этикета, которые, судя по всему, всегда управляли ее жизнью. Но ведь ее негодование было не более чем предлогом, чтобы сбежать. Как-никак, Леоноре было наплевать на все правила, когда она решила поселиться в одном доме с холостым мужчиной.
        Выходит, придется набраться терпения, если только он действительно хочет, чтобы мисс Леонора Винсент капитулировала перед ним. Он прищурился. Да, капитуляция должна быть полной.

        Леонора вся дрожала, когда добралась до гостиной - единственной комнаты, где никто не мог ее потревожить. Долли накрывала стол к завтраку в столовой, Джульет занималась в спальне Леоноры дневным туалетом хозяйки, а Кларисса еще не встала.
        Взглянув на часы, Леонора увидела, что еще нет девяти. А ей казалось, что она прожила целую жизнь с тех пор, как спустилась в читальню клуба «Витус».
        Наверное, так и есть - она уже никогда не будет прежней. Она забыла о приличиях, о здравом смысле и мечтает лишь о том, чтобы Блэз снова обнял ее и целовал, пока у нее не останется сил возражать, если он захочет овладеть ею…
        Щеки Леоноры запылали, но она ничего не могла с собой поделать. Неужели она оказалась настолько глупа, что влюбилась в самого неподходящего мужчину? Мало того, что он содержит игорный притон и живет за счет слабостей своих ближних, так ему еще отвратительна одна мысль о браке!
        Хотя… Леонора подумала о леди Флавии с ее пятьюдесятью тысячами приданого, и ей стало нехорошо. Нет, Келси не любит эту пустышку, она его ничуть не интересует. Когда он смотрит на Флавию, в глазах его нет веселья - лишь вежливое терпение и ни намека на темное пламя страсти, что горело в его глазах сегодня.
        Интересно, виделся ли он с Флавией в последние две недели? В залах Верхнего собрания они точно не встречались, иначе Леонора заметила бы их. Но, может быть, он заходил к Флавии домой? Может быть, сопровождал ее в прогулках по городу, как Алисию?
        Впрочем, в одном она была уверена - ее саму Блэз избегал. Леоноре удалось увидеть его раз или два - и то издалека. Тогда он был один.
        Она перевела дыхание. Надо будет сегодня же потребовать счет, и лучше всего сделать это через Синклэра. По крайней мере, хотя тот восхищается ею, ему и в голову не придет так бесстыдно воспользоваться ситуацией, как это сделал Блэз.
        Кровь бросилась ей в лицо. Неужели она действительно назвала его по имени? Тогда ясно, почему он вдруг решил сделать то же самое. Ведь она сама дала понять, что поощряет вольности!
        Леонора взяла кочергу, энергично поворошила дрова в камине и протянула руки к весело вспыхнувшему пламени. Блэз… Вот и в ней что-то словно вспыхивает, стоит только подумать о нем. Святые угодники, что же это с ней делается?
        - Леонора! - раздался позади нее удивленный голос Клариссы. - Как рано ты сегодня поднялась!
        - Мне надо было написать несколько писем, - быстро соврала Леонора. - Но я замерзла и решила сначала погреть руки.
        Кларисса кивнула.
        - Интересно, будут ли у нас сегодня гости? - протянула она и взяла с маленького столика книгу, которую Леонора принесла из клуба. - Новая, верно?
        - Да. Мне кажется, тебе она тоже понравится.
        - Наверняка, - согласилась Кларисса и, помолчав, спросила: - Ты видела лорда Келси?
        Леонора стояла спиной к своей компаньонке, стараясь открыть письменный стол. Обитая кожей передняя панель с шумом поддалась, открыв взору множество ящичков и отделений, где лежали бумага, перья, воск и перочинный нож. Леонора рассеянно подумала, что как-нибудь надо навести порядок в бумагах деда.
        - А что такое? - поинтересовалась она.
        - Да так, ничего. - Кларисса, судя по всему, не заметила ее смятения. - Просто он уже давно не заходил к нам и нигде не показывался. Думаешь, он тебя избегает?
        - Очень может быть, - ответила Леонора, понемногу обретая уверенность. - Наше пребывание тут нравится ему не больше, чем мне - существование его притона внизу.
        - Но он был очень приветлив, когда я на днях встретила его на Милсом-стрит.
        Леонора быстро взглянула на компаньонку.
        - Вы с ним встретились? Ты ничего не говорила.
        - Мне казалось, это не важно, - миролюбиво, как всегда, проговорила Кларисса. И все же вид у нее был таинственный, как будто для нее эта встреча имела какое-то особое значение.
        - Ему незачем заходить к нам. Ты, наверное, уже заметила: всякий раз, как он приходит, мы с ним ссоримся.
        - Но ведь он сам отыскал нас на первом балу, а потом предложил проводить тебя на ужин к герцогине.
        Нас, отметила Леонора про себя. Неужели Кларисса действительно так думает?
        - Мне кажется, это была простая вежливость. И не забудь, на ужине у герцогини он познакомился с леди Флавией. А она - завидная невеста, и он, вероятно, думает только о ней. На ужине он не отходил от нее ни на шаг.
        На губах Клариссы заиграла лукавая улыбка.
        - Может быть, ему не хотелось, чтобы все решили, будто на самом деле он интересуется тобой?
        Леонора рассмеялась неестественным смехом.
        - Потому, что мы с ним приехали вместе?
        - Ну, если бы он был с тобой и во время ужина, мне кажется, это могло бы дать повод к сплетням, разве нет?
        - Тогда почему он предложил проводить меня?
        Кларисса покраснела.
        - А вдруг он просто искал повод прийти сюда?
        - Чтобы повидаться с тобой? - изумилась Леонора. Ее потрясло не только дерзкое предположение Клариссы, но и возмущение, которое тут же вспыхнуло в ее душе.
        - А почему бы и нет, Леонора? Он очень обходителен всякий раз, как мы встречаемся.
        Леонора припомнила, как Кларисса улыбалась ему, как он был изысканно-вежлив с ней, и все же не смогла истолковать это как знаки истинного внимания. В особенности после того, что только что произошло в читальне, и о чем она решила не говорить ни одной живой душе.
        - Я бы не стала ему доверять, - сказала она. - Мне кажется, он - законченный ловелас, который не упускает случая соблазнить любую мало-мальски привлекательную женщину.
        Глаза Клариссы стали совсем круглыми, но Леоноре что-то не верилось в искренность ее испуга.
        - Он и тебя пытался соблазнить? - спросила компаньонка.
        - Разумеется, нет! - Леонора надеялась, что ее ответ прозвучал не слишком наигранно. - Но ведь стоит на него посмотреть - и становится ясно, что он за человек. Игрок… Ловелас… Негодяй! - закончила она с драматическим пафосом.
        Кларисса широко улыбнулась.
        - Я понимаю, что могу стать для такого мужчины лишь мимолетным увлечением.
        Нет-нет, не спорь! Просто очень приятно, что такой благородный джентльмен так добр ко мне.
        - Будь осторожнее, - посоветовала ей Леонора. - Его-то честь ничуть не пострадает…
        - Нет, не волнуйся, я не буду настолько легкомысленной, - весело отозвалась Кларисса. - Мое воспитание не позволит мне пасть так низко. Но я не стану возражать, если он вздумает чуточку поухаживать за мной - если только это не станет мешать более серьезным знакам внимания от другого джентльмена. - Неожиданно она заговорила с обезоруживающей искренностью: - Я обязательно должна выйти замуж, Леонора. Даже страшно подумать, что придется вернуться в отцовский приход.
        - Ты права, - согласилась Леонора. До сих пор она мало задумывалась о том, что заставило Клариссу превратиться в настоящую кокетку. Оказывается, так она решила достичь желанной цели. - И ты уже кого-нибудь выбрала?
        Кларисса покачала головой:
        - Нет, я не позволю себе увлечься, пока мне не сделают предложение.
        Как жаль, что самой Леоноре не хватает подобной мудрости!
        - Не грусти, Леонора. У тебя-то есть лорд Грэт! Он - наследник герцогства, обладатель титула, и, кроме того, у него огромное состояние. Подтолкни его - и станешь будущей герцогиней.
        - Не думаю, что он сделает мне предложение, - возразила Леонора. - Его бабушка не позволит ему и думать обо мне.
        - Лорд Грэт упрям, - напомнила Кларисса, - и вполне способен бросить старушке вызов.
        Может быть, и так. Однако Леонора не могла представить себя женой лорда Грэта. Ведь он - не Блэз Дэнсер!

        Глава девятая

        Герцогиня Бродширская решила дать бал - самое блестящее и ожидаемое из событий сезона - в четверг после Пасхи, незадолго до того, как она и многие другие должны были отправиться в Лондон.
        Бальное платье Леоноры доставили вовремя, так что она без колебаний ответила согласием на приглашение, напечатанное золотистой вязью на тисненой бумаге.
        Правда, Леонору слегка удивило, что герцогиня включила ее в список гостей, поскольку лорд Грэт был по-прежнему увлечен ею. Вероятно, герцогиня желала, как следует присмотреться к Леоноре, чтобы не дать ей завлечь внука в свои сети.
        Несомненно, Келси тоже приглашен на бал. Леоноре не слишком хотелось его видеть, однако желание блеснуть все же оказалось сильнее.

        День шел за днем, и постепенно стопка визитных карточек и приглашений, лежащая на каминной полке в гостиной, росла. Никто не смел обойти своим вниманием особу, к которой благоволила герцогиня Бродширская. Леонора принимала все приглашения, и почти всегда Кларисса сопровождала ее на приемы, концерты и рауты.
        Мало-помалу Леонора начала чувствовать себя обязанной всем, кто так радушно принимал ее, и вот, наконец, однажды она заявила, что должна устроить званый вечер.
        Кларисса подняла голову от вышивания.
        - Когда?
        - Дай подумать… Пожалуй, лучше всего перед Пасхой - ведь после бала у герцогини все разъедутся.
        - Тогда в начале апреля, времени у нас немного. Как ты себе представляешь этот вечер?
        - Прием и ужин. - На большее у нее просто не хватит денег. - Ты права, времени почти не осталось. Боюсь, приглашения придется рассылать чуть ли не накануне. Да, надо спешить.
        Леонора вскочила и подошла к письменному столу, где держала свой ежедневник. Несколько мгновений она задумчиво листала его.
        - На вербной неделе, - решила она. - Похоже, второго числа ничего особенного не предвидится.
        Кларисса укоряюще покачала головой.
        - Леонора, в Бате не осталось ни одного вечера, на который ты не приняла приглашение.
        Пребывание в Бате изменило Клариссу так, что теперь ее трудно было узнать. Лицо стало оживленным и дышало энергией. Кожа, правда, чуть бледновата, но Кларисса отнюдь не дурнушка, и у нее появилось немало поклонников.
        - В таком случае надо зайти к церемониймейстеру и обо всем договориться, - сказала Леонора, решив не думать больше о Клариссе. Ей было все труднее считать дочь приходского священника из Торнстон-Парка своей подругой, так как Кларисса становилась несколько эгоистичной.
        - И где же ты устроишь прием? А ужин? У кого закажешь угощение? - практично интересовалась Кларисса.
        - Хорошо бы уговорить месье Андрэ… Наверное, если мы решим подать только холодные закуски, он не откажется помочь.
        - Ему, разумеется, придется просить разрешения у лорда Келси. Кстати, а его ты пригласишь?
        - Келси? - При упоминании его имени по спине Леоноры пробежал холодок. После сцены в читальне неделю назад они так и не виделись. - С какой стати? Я ему ничем не обязана.
        - Но тебе не кажется, что это подаст повод к…
        - К сплетням? Ну и что такого? Все знают, что мы повздорили из-за аренды.
        - Леонора, никакой спор не оправдывает невежливость, тем более по отношению к титулованному джентльмену. Не будь такой разборчивой. Приглашай или всех своих знакомых, или никого, а не то о тебе станут судачить на всех углах.
        Леонора открыла было рот, чтобы возразить, но промолчала. Доводы Клариссы звучали разумно. Но примет ли Блэз ее приглашение? Не решит ли, что таким образом она дает ему понять, что пора провозгласить перемирие?
        А разве это не так? Хватит ли у нее сил оттолкнуть его, если он возобновит свое наступление?
        А какая разница? И что она испытывает к Блэзу - плотское вожделение или любовь?..
        - Хорошо, - уступила она, наконец, - но я надеюсь, что он не придет. Наверняка скажет, что не может оставить свой драгоценный клуб без присмотра. Но надо будет узнать, где можно снять подходящее помещение, и заказать ужин, а уж потом печатать приглашения. Пойду переговорю с месье Андрэ.
        Внизу полным ходом шла подготовка к ужину.
        - Миз Винсент! Вы почтить нас вашим визит! - повар был искренне рад ей.
        - Месье Андрэ, я пришла узнать, не согласитесь ли вы помочь мне. Я хочу устроить званый вечер для друзей и знакомых и намереваюсь нанять для этого помещение - например, один из залов Верхнего собрания. Как вы полагаете, не смогли бы вы приготовить холодные закуски для ужина?
        Живые глаза француза округлились от удивления, и он выразительно пожал плечами.
        - Но, madame, мне жаль… Я слишком занят тут.
        Леоноре отчаянно не хотелось признавать свое поражение.
        - Может, вы попросите лорда Келси предоставить вам выходной на один-два вечера? У вас ведь бывает свободное время, верно? Я знаю, что иногда еду для клуба готовят без вас.
        Он кивнул, все еще сомневаясь:
        - Вы не просить его? - Глаза повара загорелись. - Да, madame, я просить его сегодня после ужина. Если он сказать «oui», я готовить вам ужин!
        Леонора сердечно поблагодарила его и, сгорая от нетерпения, вернулась к себе. Пожалуй, пока повар не переговорит с Келси, ей нужно составить список приглашенных. Если Келси разрешит Андрэ заняться ее приемом, она сможет найти подходящий зал в какой-нибудь гостинице.
        Не успела она переодеться, чтобы ехать на званый вечер к одной из знакомых дам, как Долли доложила, что его светлость желает видеть мисс Винсент.
        Леонора присела на кушетку и приготовилась выслушать лорда Келси. Поскольку он явился сам, а не передал ответ через месье Андрэ, Леонора не сомневалась, что ее предложение вызвало у его светлости бурю негодования.
        Когда Келси вошел в гостиную, Леоноре подумалось, что вид у него вполне миролюбивый, хотя и слегка рассеянный. Он склонился над ее рукой и приветствовал Клариссу поклоном, как и подобало вежливому джентльмену. Леонора ответила ему и приготовилась к худшему.
        - Месье Андрэ сказал, что в начале апреля вы желаете устроить прием, мисс Винсент. Так ли это?
        Если он сразу перешел к делу, выходит, ни за что не согласится… Леонора кивнула:
        - Да.
        - Понятно. И вы уже решили, где именно?
        Она не ожидала столь подробных расспросов и, ощущая, как в его присутствии ей становится все труднее сдерживать дрожь, изо всех сил сжала руки.
        - Мне пришло в голову, мисс Винсент, что, хотя по договору аренды я один имею право использовать комнаты на двух первых этажах, я не должен закрывать для вас доступ туда.
        - Что? - слабо переспросила Леонора. Губы Келси тронула улыбка. Он откровенно забавлялся.
        - Я предлагаю устроить ваш прием в комнатах внизу, мисс Винсент. Они все в вашем распоряжении - кроме комнаты для азартных игр, которая останется закрытой.
        - Но почему? - Леонора смогла задать лишь этот короткий вопрос.
        - Да потому, - мягко ответил он, - что я пришел выразить восхищение вашим мужеством и настойчивостью, Леонора. Вам не удастся выставить меня из дома при помощи стряпчих, но я вполне понимаю вашу точку зрения и поэтому готов избавить вас от беспокойства и лишних расходов.
        - Леонора! - воскликнула Кларисса. - Это же чудесно!
        Да, чудесно, однако Леонора до сих пор не могла взять в толк, почему это Келси вдруг стал столь великодушен. Его объяснение едва ли можно считать вразумительным. И вдруг ей стало жарко от внезапной догадки - он хочет сделать ей приятное! Она подумала, что стоит из принципа отказать ему, но тут же сообразила, что ни за что этого не сделает.
        Наконец ей удалось заговорить:
        - И члены вашего клуба не станут возражать?
        - Может, кое-кто и будет против, однако им придется смириться с моим решением закрыть клуб на вечер. Те же из них, кого вы соблаговолите пригласить, несомненно, отлично позабавятся, сопровождая своих жен и дочерей туда, где сами они пропадают целыми днями. Таким образом, благодаря вам и любопытство дам будет удовлетворено.
        - Верно… - Леонора живо представила себе, какой сенсацией станут приглашения на ее вечер, и неожиданно развеселилась. Да, предложение Келси - просто находка!
        Ей пришло в голову, что она больше не считает клуб «Витус» игорным притоном, напротив, она с радостью устроит там свой званый вечер.
        Когда же ее мнение так радикально изменилось? Наверное, это произошло постепенно, пока она выслушивала со всех сторон хвалебные отзывы о Келси.
        - Благодарю вас, милорд, - сказала она. - Я сознаю, какую великую жертву вы приносите, и с радостью принимаю ваше предложение.
        Со стороны едва ли можно было заметить, как напряженно Келси ждал ее слов, но сейчас он явно расслабился и уселся поудобнее, положив ногу на ногу. Неужели ее решение так важно для него?
        - Отлично! Будем считать, что мы договорились. Правда, я не могу предложить вам гардеробную комнату - обычно мои клиенты оставляют плащи в холле, однако дамам это может не понравиться.
        - Ничего, они разденутся у меня, а Джульет и Долли позаботятся об их туалетах.
        - Отлично! - повторил Келси. Теперь его глаза смотрели на нее по-дружески тепло. - Я поговорю с Андрэ. Он, конечно, обсудит с вами меню, но можно не ограничиваться холодными закусками. Как-никак, клуб будет закрыт, и кухня окажется всецело в вашем распоряжении.
        Леонора едва могла поверить своим ушам. Блэз переменился, подумала она. Кстати, он назвал ее по имени в присутствии Клариссы. Интересно, заметила ли это компаньонка?
        - Сколько человек могут разместиться в ваших комнатах?
        Он подумал, сдвинув брови.
        - За карточными столами усядутся от двадцати до тридцати человек, но мы могли бы немного передвинуть мебель, чтобы было больше места.
        Практичная Кларисса сочла нужным вмешаться:
        - А сколько человек поместится в столовой?
        - Пожалуй, столько же. Не волнуйтесь, людям даже нравится, когда на приемах возникает толкотня. Кстати, вряд ли все смогут пробыть у вас весь вечер - вероятно, многие захотят успеть и на другие приемы в этот же день.
        Леонора разгладила платье, радуясь, что ее пальцы, наконец, перестали дрожать.
        - Я специально выбрала день, когда не будет других развлечений. Мне бы хотелось, чтобы гости пробыли подольше и получили удовольствие от моего вечера.
        Келси поднялся с ленивой грацией, которая так восхищала Леонору, и сердце ее вновь забилось быстрее.
        - Так и будет. Вы - сенсация в Бате, мисс Винсент. - В глазах его мелькнула холодная усмешка. - Леонора, отгадайте, почему я предложил вам воспользоваться моими комнатами? Да меня бы сочли черствым сухарем, если бы я этого не сделал!
        Она поняла, что он поддразнивает ее, и все равно разочарование дохнуло холодом на ее сердце.
        Он заглянул ей в лицо полными лукавства глазами.
        - Вы позволите мне принимать гостей вместе с вами на правах хозяина?
        Леонора вспыхнула. Только гнев и упрямство помогли ей устоять перед его сокрушительным обаянием.
        - Разве я могу вам отказать? - тихо ответила она.
        Келси поцеловал ей руку.
        - Благодарю вас.
        Коротко поклонившись Клариссе, он быстро вышел.
        Кларисса задумчиво смотрела ему вслед.
        - Знаешь, брак с лордом Келси - совсем неплохой выход, - проговорила она, видя, что Леонора не торопится комментировать предложение Келси. - Когда-нибудь он станет маркизом. По-моему, тебе удалось его очаровать.
        - Брак? - Леонора с трудом взяла себя в руки. Поцелуй Келси жег огнем ее руку. - Знаешь, даже если ты и права, я все равно никогда не смогла бы выйти замуж за такого беспринципного человека, как Келси. Если и решу выйти замуж, выберу достойного, солидного человека.
        - Например? - спросила Кларисса с лукавой улыбкой.
        - Например, мистера Атли, - защищаясь, ответила Леонора, имея в виду недавно приехавшего в Бат джентльмена, который быстро оказался в числе ее самых преданных поклонников.
        - Да он тебе в отцы годится! И такой зануда! - изумилась Кларисса.
        - Но он - очень приличный человек. И никогда не играет в азартные игры. - Леонора улыбнулась. - И он богат.
        - И еще у него двое детей от первого брака. Неужели тебя это не пугает? Ты согласишься, если он сделает тебе предложение?
        - Если Атли попросит моей руки, я подумаю, - осторожно ответила Леонора.
        Да, так она и сделает. Конечно, жаль, что после знакомства с Келси все остальные мужчины кажутся ей скучными и заурядными, однако она и думать не станет, выходить ли замуж за него, если он сделает ей предложение. А он его не сделает…
        - Кстати, тебя-то еще никто не звал замуж? - спросила Леонора, надеясь таким образом изменить ход мыслей Клариссы.
        Ее подруга состроила гримасу.
        - Еще нет. Я возлагаю надежды на мистера Бродшоу. Он состоит на военной службе, и жить ему пока негде, но он из хорошей семьи, и денег у него хватает. А до его наружности мне нет дела.
        - И ты согласишься, если он попросит твоей руки?
        - Думаю, да, но только если отец одобрит мой выбор.
        Леонора внимательно смотрела на свою компаньонку, размышляя о том, что Клариссу трудно понять. Почему она, которой скоро будет тридцать, считает своим долгом просить у отца разрешения на брак?
        Впрочем, лорд Челстоук перед отъездом из Бата тоже намекнул, что Леоноре следует просить у него благословения, если она вздумает выйти замуж.
        - Ну, ладно, - бодро заговорила Кларисса. - Теперь можно составлять список гостей и заказывать приглашения, верно?
        - Да. И еще надо будет заказать цветы. Келси, кажется, не требует, чтобы миссис Паркс украшала его комнаты цветами.
        Кларисса быстро строчила в блокноте.
        - Пожалуй, нет. - Она сделала очередную пометку. - Цветы. Что еще?
        - Оставь список на видном месте, и мы будем дописывать его по мере надобности, - ответила Леонора. - Пойдем скорее одеваться, не то опоздаем на званый вечер!

        Дни пролетали быстро. Леонора часто виделась с Келси, так как необходимо было многое обсудить и о многом договориться. Он почти не бывал в клубе и чаще всего целые дни пропадал в городе. Леонора и Кларисса, совершая ежедневный променад в Насосной зале, частенько встречали там Келси.
        - Число моих клиентов тает, - объяснил он в один из последних мартовских дней, когда Леонора пожурила его за небрежное отношение к клубу, - так что Дигби отлично справляется без меня.
        - Но ведь и у него должно быть свободное время, - напомнила Леонора.
        Они находились на Милсом-стрит, где делали кое-какие покупки перед приемом. Келси остановился, встревожено заглядывая в глаза Леоноры.
        - И оно у него есть. Быть может, вы хотите, чтобы сегодня вечером вас сопровождал он, а не я? Это легко устроить.
        Келси обещал пойти с Леонорой на музыкальный вечер, который устраивала супруга одного из его клиентов, и нанял для этого экипаж. Леонора помнила, что он не выносит концерты, и его предложение весьма польстило ей. Кларисса предпочла остаться дома.
        - Разумеется, нет! - возразила Леонора. - Наверное, такие вечера вам не по душе. Я знаю, что вы не любите музыку.
        - Только не инструментальную, - ответил он. - Я терпеть не могу лишь так называемые сопрано. Хотя в приятном обществе даже кошачий концерт покажется райской музыкой.
        Не замечая намека в его словах, Леонора ответила:
        - Полагаю, там будут играть в карты, так что скучать вам не придется.
        - Без сомнения, Перри не представляет себе вечер без игры. Но с какой стати мне усаживаться за карты, если при этом я лишусь вашего очаровательного общества?
        Леонора густо покраснела. Можно подумать, она девчонка, а не взрослая дама двадцати пяти лет.
        - Нет нужды лицемерить, милорд. Мы с вами отлично знаем, что до сих пор находимся в состоянии войны, так как перемирие - вещь временная.
        - В самом деле? - поинтересовался он. - Заверяю вас, моя дорогая, что больше не лелею надежд выселить вас с третьего этажа. Напротив, проживание столь утонченной дамы делает мой клуб еще более респектабельным.
        В его голосе Леоноре послышалась насмешка. Она резко подняла голову и увидела, что Келси смотрит в ее раскрасневшееся, возмущенное лицо со снисходительным великодушием.
        Леонора глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
        - Милорд, у меня нет желания ни ссориться с вами, ни менять свои планы на вечер.
        - Леонора, почему вы такая недотрога? - тихо спросил он.
        - Н-н-недотрога, милорд? - заикаясь, переспросила она.
        - Вот именно, - кивнул он, и в глазах его заплясали чертики. - Кстати, Леонора, почему вы не обращаетесь ко мне по имени? Пожалуйста, зовите меня Блэз - по крайней мере, когда мы одни.
        Под пристальным взглядом Келси Леонора опустила ресницы.
        - Посмотрите мне в глаза, Леонора, - приказал он.
        - Милорд, - ответила она, не поднимая глаз, - мы стоим посреди Милсом-стрит. На нас, должно быть, уже обращают внимание.
        Келси рассмеялся:
        - Неужели вы боитесь за свою репутацию, мисс Винсент? - и зашагал дальше, раскланиваясь со знакомыми.
        - Еще как боюсь! Если хочу удачно выйти замуж…
        - Ага! - перебил он ее. - Как все женщины, вы не помышляете ни о чем, кроме брака.
        - А разве женщин может ждать что-нибудь иное? Нас воспитывают только ради брака, ведь так? Наша участь - рожать детей мужьям и вести хозяйство в доме.
        Леонора замолчала, ожидая, что он согласится или возразит, но он лишь поднял брови, и она заговорила снова:
        - У женщины, особенно из хорошей семьи, практически нет шансов заработать себе на жизнь. Я предпочла стать гувернанткой, так как не захотела, чтобы в доме тетки со мной обращались, как с прислугой, а потом выдали бы замуж, чтобы сбыть с рук. Чарлз, оставив мне свое состояние, спас меня и от рабства, и от нищеты. По крайней мере, теперь я свободна и сама могу выбрать себе мужа.
        - И что же вы желаете найти в супруге? - мягко поинтересовался Келси. - Каков будет ваш избранник?
        Леонора обрадовалась, что они подошли к нужному магазину. Келси вынужден был отворить перед ней дверь, и разговор сам собой прервался.
        Келси не пытался возобновить беседу, когда они, закончив покупки, направились домой.
        - Итак, - сказал Келси, прощаясь с Леонорой на площадке первого этажа, - я зайду за вами, как мы договорились. Может быть, вам все же угодно будет поведать мне, какими качествами должен обладать ваш будущий супруг. Кто знает, вдруг я смогу представить вам подходящего кандидата?
        Глаза его смотрели на нее весело, а губы улыбались, но почему-то Леоноре показалось, что он говорит серьезно, а потому она ответила:
        - Блэз, полагаю, вы уже сделали все, что было в ваших силах, чтобы познакомить меня с каждым мало-мальски приличным джентльменом.
        - Однако пока вам никто не понравился?
        - Никто, - твердо ответила Леонора.

        Глава десятая

        Ансамбль музыкантов играл отрывки из произведений Генделя и Моцарта, а в перерывах гости прогуливались по комнатам, обмениваясь последними сплетнями и слухами. За концертом последовал легкий ужин.
        Келси почти не отходил от Леоноры, хотя время от времени каждый из них присоединялся к друзьям или знакомым.
        Леонора уже разослала приглашения на свой вечер, так что многие знали, что в роли хозяина гостей будет принимать лорд Келси. Леонора замечала, как люди переговаривались, недоверчиво подняв брови и обмениваясь понимающими взглядами. Вне всякого сомнения, они с Келси стали притчей во языцех. Ну и ладно! Ее репутация была безукоризненна.
        Она переходила от одних знакомых к другим легко и непринужденно, забавляясь, когда люди торопливо отводили любопытные взгляды в сторону. Разумеется, удовольствие изрядно портила мысль о том, что Блэз решил предоставить весь дом в ее распоряжение лишь для того, чтобы поднять престиж собственного заведения.

        Во время второго антракта леди Флавия Коллинз, воспользовавшись тем, что ее бдительная матушка увлеклась разнообразием поданных на ужин кушаний, улучила момент и разыскала Келси и Леонору.
        - Леди Флавия! Я очень рад видеть вас! - радушно приветствовал ее Келси.
        Он изящно склонился над рукой девушки и не стал возражать, когда она взяла его под руку.
        - Вы бросили меня, лорд Келси, - капризно обвинила его Флавия, с неприязнью глядя на Леонору.
        - Как вы могли такое подумать? Но… - в его голос закралась предостерегающая нотка, - ведите себя прилично, моя дорогая. Уверен, вам не хочется, чтобы о вас пошли пересуды.
        - Если подобное случится, вам придется жениться на мне, - дерзко заявила та.
        Внезапно Леоноре стало ее жаль. Она чувствовала, что Келси безразличен к ней, но это не останавливало Флавию.
        - Вы не должны даже думать о таких вещах, - посоветовал Келси и укоряюще покачал головой. - Мисс Винсент, безусловно, подтвердит вам мои слова. - Он ласково улыбнулся, желая ободрить Флавию, и Леонора едва сдержалась, чтобы не заскрежетать зубами. - У меня нет ни стыда, ни совести. Кроме того, вынужденный брак никогда не станет залогом будущего счастья, не правда ли?
        - Вам бы досталось мое приданое, - обиженно протянула девушка. - Я не желаю выходить замуж ни за кого другого.
        Келси внимательно взглянул на нее.
        - Означает ли это, что ваши родители оказывают на вас давление, леди Флавия?
        Круглые щеки девушки зарделись румянцем, и она показалась Леоноре настоящим ребенком.
        - Им хочется, чтобы я приняла предложение лорда Дайка. - Она имела в виду джентльмена далеко не первой молодости, который был увлечен Леонорой до того, как на горизонте появилась леди Флавия. - А я его терпеть не могу.
        - Отлично вас понимаю, - кивнул Келси. - Может быть, он и унаследует герцогство, однако известно ли вашим родителям, что он - изрядный мот и охотник за приданым?
        - Они говорят, это не важно, потому что сплетни всегда все преувеличивают, а у меня хватит денег на двоих, и к тому же, выйдя за него, я когда-нибудь стану герцогиней, - грустно проговорила Флавия. - А я бы предпочла стать маркизой.
        - Боюсь, это никак невозможно.
        - Но почему? - потребовала Флавия. Келси вздохнул.
        - Леди Флавия, думаю, что сейчас не самое подходящее время вести подобные беседы, но, раз вы спрашиваете, отвечу. В настоящее время я не могу ни на ком жениться, - твердо произнес он. - Если бы и мог, то все равно бы не захотел. Так что мой вам совет - не уступайте родителям, и все. - Он мягко снял руку Флавии со своего рукава и добавил: - Если вам угодно, я сообщу им, что репутация лорда Дайка намного хуже, чем о том доносят сплетни.
        Гнев Леоноры постепенно угас под напором иных, куда более властных переживаний. Ей хотелось отойти в сторону и не принимать пусть и молчаливого, но все же участия в этом странном разговоре. Она попробовала незаметно опустить руку, но Келси настойчиво прижал ее локоть к себе.
        Почему он хочет, чтобы она осталась? Может быть, стремится спрятаться за ее юбкой от настойчивой Флавии, которая медленно отошла от них, с трудом скрывая заблестевшие в глазах слезы? Может, сопровождать ее на этот вечер он решил лишь потому, что женщины, за которыми он увивался последние недели, стали воспринимать его ухаживания чересчур серьезно и быстро надоели ему?
        Да, с ней он в безопасности. Это была чистая правда, которая почему-то совсем не нравилась Леоноре. И все же, думая о том, как они вместе будут принимать гостей, она испытывала головокружительное волнение.
        Если он уверен, что с ней ему ничто не угрожает, про нее это никак нельзя сказать. С другой стороны, если придется расплачиваться за свою глупость, пожалуй, цена будет стоить наслаждения, которое принесло ей это увлечение. Сегодня Келси смотрел только на нее. Она купалась в его взглядах, в его улыбках и твердо решила не думать о будущем.
        Он не пытался возобновить начатый днем разговор, пока они не оказались в карете, направлявшейся в Моррис-Хаус.
        - Леонора, так каким же вы видите своего будущего мужа?
        За какого мужчину она хотела бы выйти замуж?.. За человека, во всем похожего на него, если он прекратит наживаться на слабостях других. И перестанет флиртовать со всеми женщинами подряд. И не будет пить, как, например, сегодня вечером. Разумеется, были и те, кто напился намного сильнее, однако у Леоноры имелись веские основания полагать, что Блэз был слегка навеселе.
        - Это должен быть зрелый джентльмен, - заговорила Леонора сдавленным голосом, чувствуя, что горло ее сводит судорога. - Человек, который будет понимать меня, с которым мне будет легко в общении. С неплохим состоянием и загородным поместьем.
        Она умолкла, и в карете повисла долгая пауза.
        Затем он заговорил, явно поддразнивая ее:
        - До чего же все это скучно! А как же любовь? Неужели загородный дом важнее? Не может быть, что вы потеряли надежду повстречать любовь!
        Но ведь она уже влюбилась - причем в самого неподходящего мужчину. В мужчину, брак с которым невозможен…
        - Любовь, - твердо отвечала она, - не является необходимым условием удачного брака. Я ищу понимания и теплоты у человека, который станет отцом моих детей. Если любовь не обойдет меня стороной - что ж, я буду считать это благословением Господним. Но я уже не так молода, чтобы мечтать и строить иллюзии.
        Экипаж остановился у черного хода в Моррис-Хаус. Клуб еще не закрылся, и окна первых этажей были ярко освещены.
        Келси молчал, когда они шли к дому.
        - Всем сердцем надеюсь, - проговорил он, наконец, и Леонора удивилась, что голос его прозвучал так хрипло, - что вы повстречаете человека, которого желаете найти.
        Больше никто из них не проронил ни слова, пока они не оказались на площадке первого этажа. Здесь, опершись о стену - вероятно, чтобы не потерять равновесие, подумала Леонора, - Келси поинтересовался:
        - Что вы делаете завтра утром?
        - Ничего особенного, но перед приемом у меня столько дел! А что?
        - Погода, кажется, будет хорошей, а вы последние дни почти не выходите из дома. По-моему, прогулка вам не повредит. Приглашаю вас прокатиться в двуколке. Вы ведь еще не бывали за пределами Бата, правда? И наверняка скучаете тут. Не возражаете, если я покажу вам окрестности? Согласны?
        - Спасибо, Блэз. - Она назвала его по имени почти без запинки. Наверное, в этом виновато вино - она ведь тоже выпила пару бокалов. - Я буду очень рада.
        - Отлично. Тогда я зайду за вами в полдень - если погода не испортится. Но мне кажется, день будет ясный.

        Собираясь на прогулку, Леонора одевалась особенно тепло, так как март решил лишний раз напомнить, что зима окончилась совсем недавно. Ветер налетал сильными порывами, завывая в каминной трубе, и Джульет закрепила шляпку Леоноры при помощи большой вуали, которая полностью закрывала ее лицо.
        Келси постучал в дверь ровно в поддень. На нем был плотный теплый плащ, а вместо высокого цилиндра он надел шляпу с низкой тульей и узкими загнутыми полями.
        Леонора была уже готова. Келси увидел ее вуаль, и уголок его губ пополз вверх в иронической улыбке.
        - Жаль, что ветер так разыгрался, - сказал он, похлопывая рукой по шляпе, - но будем надеяться, что он не нагонит тучи. Вы ведь не боитесь дождя?
        - Нисколько. Мне кажется, день будет просто замечательный. Наверное, уже распускаются почки на деревьях, а я так давно не была за городом!
        Щеки Леоноры пылали под прозрачной вуалью, однако она хорошо владела собой. Все утро она напоминала себе, как должна вести себя молодая дама в обществе холостого джентльмена.
        Ей было душно в городе - особенно в маленьком городе, где все были друг у друга на виду, и где нечего было и надеяться скрыться от любопытных глаз и болтливых языков.
        Скандал, готовый разгореться после того, как Леонора поселилась в доме, весь первый этаж которого занимал мужской клуб, затих сам собой, во многом благодаря благосклонности герцогини Бродширской, но Леонора знала, что стоит ей сделать один неверный шаг - и сплетен не избежать. Тем не менее, она решила, что можно рискнуть и отправиться на прогулку с Келси без сопровождения камеристки или компаньонки.
        Двуколка уже ждала на улице. Щупленький грум в ливрее платной конюшни держал под уздцы двух гнедых лошадок. Келси содержал свой выезд в платной конюшне, так как в доме Чарлза Винсента некуда было пристроить даже ослика.
        Леонора отметила, что его коляска не отличается особым шиком, однако ее недавно покрасили, упряжь выглядела прочной и нарядной, а лошади, хотя и не производили впечатления первоклассных чистокровок, были аккуратно вычищены. Келси подсадил Леонору в двуколку и обошел кругом, чтобы занять место рядом с ней.
        Приняв у грума поводья, он достал закрепленный сбоку хлыст.
        - Забирайся, - приказал он груму, и Леонора сообразила, что они поедут не одни. Она успокоилась, зная, что присутствие грума убережет ее от возможных пересудов.
        Келси подождал, пока мальчик поднимется по подножке, а затем, не спеша, направил лошадей по узким улочкам Бата.
        Разумеется, Леонора не раз пересекала мост Пултни-Бридж, но никогда не бывала так далеко. Почему-то ей не хотелось гулять по бесконечно длинной улице, по обе стороны которой тянулись современные здания с террасами.
        В двуколке путь показался ей намного короче, и через несколько минут они свернули в один из проулков, оставив шумную улицу позади. Келси отпустил поводья, и лошади пустились бежать быстрой трусцой, пока не добрались до подъема, где снова перешли на шаг.
        - Как только мы окажемся на ровной дороге, я пущу их в галоп, - сказал Келси, когда они поднялись на гору. - Им не мешает размяться.
        - Как чудесно! - воскликнула Леонора, держась за края двуколки. Глаза ее под вуалью так и сияли.
        - Я знал, что вам понравится, - заметил он, явно наслаждаясь прогулкой сам.
        Келси отлично правил, и лошади слушались малейшего движения его руки, а потому Леонора ничуть не испугалась, когда лошади рванулись вперед.
        Двуколка была снабжена рессорами, но Леонора все равно то и дело подскакивала на сиденье, радуясь, что на него не забыли положить подушку. Впрочем, разве она могла жаловаться? Ощущение полной свободы, скорость, свежий ветер и, что уж тут греха таить, общество Блэза - ради всего этого стоило потерпеть маленькое неудобство.
        Хорошо, что Джульет вспомнила о вуали! Ветер налетал с такой силой, что один раз ей показалось: еще немного - и шаткая двуколка опрокинется, однако Блэз лишь расхохотался. Глаза его блестели, а щеки разрумянились на ветру. Он правил так умело - как же она могла не доверять его мастерству?
        Такой Блэз Дэнсер стал для Леоноры настоящим откровением. Куда только подевалась лениво-небрежная манера, с которой он обыкновенно держался? Он был весь внимание и собранность, и Леонора подумала, что таким он, наверное, был в юности, когда жил в отцовском поместье, пока нужда не заставила его зарабатывать на жизнь.
        Как и Леонора, Келси явно вырос за городом. Может быть, и он в глубине души тосковал по свежему воздуху и открытому пространству. Такая мысль не приходила ей в голову раньше - ведь Блэз всегда выглядел до мозга костей светским человеком.
        На несколько минут ветер стих, и лошади, вытянув шеи, летели по дороге стрелой. Новый порыв ветра заставил коляску опасно накрениться и сорвал шляпу с головы Келси.
        Он выругался сквозь зубы и резко натянул поводья. Двуколка выровнялась, а лошади остановились.
        - Поищи, вдруг найдешь мою шляпу, Том, - приказал Келси груму. - Прошу прощения, если напугал вас, - извинился он перед Леонорой.
        - Все было замечательно! - звенящим голосом воскликнула Леонора. - Вы чудесно правите, Блэз! Должна поздравить вас - вы мастерски сумели выровнять экипаж. По правде говоря, я уже приготовилась очутиться в придорожной канаве.
        Он расхохотался, заметно расслабившись:
        - Благодарю вас, мисс Винсент! Я высоко ценю ваше мнение, мэм!
        Леонора тоже рассмеялась:
        - Взгляните, какой чудесный вид! Большое спасибо, что привезли меня сюда, Блэз, - добавила она уже серьезно. - Я много лет не получала такого удовольствия.
        - Так вы не выезжали из Торнстон-Парка?
        - Выезжала, но недалеко. Я возила моих подопечных по имению и в деревню в тележке, запряженной пони.
        - Вы умеете править?
        - Если речь идет о пони, то да. Наш пони был толстый и ленивый.
        Келси ухмыльнулся:
        - А верхом вы ездите?
        - Да, в детстве меня учили верховой езде, и я очень любила кататься, пока отец не продал лошадей. Наверное, я уже лет десять не садилась в седло.
        - Вы наверняка ничего не забыли, - ответил он, услыхав в ее голосе тоскливую нотку. - И вполне можете снова заняться верховой ездой.
        Леоноре не хотелось признаваться, что содержать лошадь ей будет не по карману.
        - Может быть, время от времени я могла бы нанимать лошадь…
        - В окрестностях Бата немало мест, подходящих для верховых прогулок. Я сам всегда нанимаю лошадь, когда мне хочется прогуляться. Как-нибудь мы с вами прокатимся вместе.
        - Это было бы чудесно! - Придется, значит, заказывать амазонку. - Решив переехать в Бат, я даже не подозревала, что буду так скучать по свежему воздуху.
        - Неужели вы, в самом деле, скучаете? Мне казалось, вам нравится городская жизнь.
        - Так оно и есть, - согласилась Леонора. - Мне нравится Моррис-Хаус, однако жизнь в городе не по мне.
        - Значит… - он заколебался, - вы не планируете все время жить в Моррис-Хаусе?
        - Вы правы. - Она внимательно посмотрела на него. - Но это еще не означает, что я буду терпеть присутствие игорного притона в моем доме дольше, чем вынуждает меня делать это ваш договор аренды.
        - Похоже, клуб «Витус» - единственный камень преткновения в наших отношениях, - с некоторой горечью произнес он. - Неужели вы действительно против того, чтобы у джентльменов было место, где они могут видеться, беседовать, отдыхать и играть в любые игры на их усмотрение?
        - Полагаю, все дело в азартной игре, - ответила Леонора. - Я знаю, как страдает семья, если кто-либо из ее членов попадет в сети азарта. А клуб - самое подходящее место, чтобы стать жертвой этой пагубной страсти.
        - Но каждый волен отправиться хоть в ад, если ему этого хочется. Не забывайте, Леонора, никого нельзя силой склонить ни к праведной жизни, ни к смертным грехам. Уступают лишь слабые.
        У Леоноры пересохло в горле.
        - Разве нас не учат помогать слабым? Ладонь Келси в теплой перчатке накрыла ее сложенные на коленях руки.
        - Поверьте, дорогая, мне очень жаль, что мы с вами все время спорим. Давайте забудем сегодня о наших разногласиях!
        Леонора с улыбкой кивнула. Ей тоже не хотелось спорить и портить удовольствие от прогулки.
        - Где мы? - спросила она.
        - Неподалеку от Уидкома. Отсюда открывается великолепный вид на город. Взгляните, вон река и мост Пултни-Бридж.
        Он наклонился к ней, держа в одной руке хлыст и опираясь другой о край двуколки. Лошади, радуясь остановке, щипали чахлую травку на обочине дороги.
        На своей щеке Леонора ощущала тепло его дыхания, и лишний раз поблагодарила горничную за вуаль, поскольку волнение, вне всякого сомнения, отразилось на ее лице. Неожиданно Келси совсем близко склонился к ней.
        - Леонора, - пробормотал он, и его губы быстро коснулись ее губ.
        Даже вуаль не помешала Леоноре затрепетать от наслаждения, едва она почувствовала ласку его теплых губ. Глаза Блэза напряженно всматривались в ее лицо сквозь прозрачную вуаль, и он, похоже, остался доволен увиденным.
        - Ну вот, - сказал он, лукаво глядя на нее, и в его взгляде она прочитала обещание неземного блаженства. - Это совсем не страшно, правда?
        - Милорд, - нетвердо проговорила Леонора, испытывая отчаянный стыд оттого, что голос ее дрожит, - вы забываетесь. Что подумает грум? Моя репутация погибла, если он разболтает о том, что только что увидел.
        Келси быстро выпрямился и огляделся по сторонам.
        - Том ничего не видел. Он, если я не ошибаюсь, нашел мою шляпу, но не торопится возвращаться. Взгляните - едва бредет, радуясь свободной минутке.
        Леонора посмотрела через плечо. Келси был прав. Мальчик действительно плелся еле-еле и, запрокинув голову вверх, глядел в небо, где ветер быстро гнал пушистые облака.
        - Надеюсь, вы правы, - согласилась Леонора. - Однако ему следует более прилежно исполнять свои обязанности.
        - Даже если это и так, я ни за что не стану ему об этом напоминать, - с ухмылкой отпарировал Келси.
        Леонора расслабилась. Поцелуй взволновал ее, однако не напугал и не вызвал отвращения. В ее жизни это был не первый поцелуй, но самый приятный и возбуждающий. Будь Леонора честна с собой, она поняла бы, что Блэз сделал лишь то, о чем она втайне мечтала.
        Пожалуй, Леонора без труда могла угадать его истинные намерения. Желания вступать в брак у него не было. Значит, если Келси и предложит ей что-нибудь, это, скорее всего, будет просто связь. Разумеется, она с праведным негодованием отвергнет любое предложение подобного рода.
        Однако нельзя сказать, что Келси был ей неприятен. Отлично сознавая греховность своих помыслов, Леонора мечтала о новом поцелуе, о том, как Блэз обнимет ее - хоть на мгновение.
        Поразмыслив над этим, Леонора сообразила, что теперь, зная, что она нравится ему, ей следует, во-первых, более отважно поощрять его ухаживания, а во-вторых, решительно пресекать любые попытки зайти дальше. В конце концов, может быть, ей никогда в жизни не выпадет возможность наслаждаться поцелуями мужчины, от которого она потеряла голову.
        Келси отвернулся и взял из рук грума свою шляпу - несколько помятую, с пятном подсыхающей грязи на боку. Он быстро обмахнул шляпу рукавом и беззаботно заметил, что Лоренс, его камердинер, снова будет ворчать из-за того, что хозяин так небрежно относится к одежде.
        Леонора засмеялась, радуясь тому, что разговор принял такой невинный оборот.
        - Джульет тоже взяла за правило бранить меня, когда я пачкаю платье, - призналась она. - Но вы можете сказать, что во всем виноват ветер.
        - Так я и сделаю, - ответил он и, надвинув шляпу на лоб, натянул поводья. - Забирайся, Том.
        Оставшаяся часть прогулки превратилась для Леоноры в сплошное удовольствие. Они медленно ехали по узким, неровным проселочным дорогам и лишь спустя некоторое время свернули на более широкую и наезженную дорогу, которая вскоре привела их в Бат.
        Келси высадил Леонору возле дома, извиняясь за то, что вынужден оставить ее.
        - Я должен показаться в конюшне, - тихо объяснил Келси, провожая Леонору от забора до крыльца. - Боюсь, Том не справится с лошадьми. Однако с вашего позволения я зайду позже, чтобы узнать, как вы себя чувствуете после прогулки.
        - Право же, Блэз, - Леонора покачала головой, протягивая ему руку, над которой он склонился в поцелуе, - в этом нет нужды, но я, разумеется, буду рада видеть вас и поблагодарить за чудесный день.
        - Это я должен благодарить вас, Леонора. Не припомню, когда еще мне доводилось совершать прогулки в столь приятном обществе.
        - Да вы, сударь, льстец! - пожурила она его. - И это говорите вы, у ног которого лежат все красавицы Бата? Вот уж, правда - у вас нет ни стыда, ни совести!
        - А вы, моя дорогая, понятия не имеете, как следует отвечать на комплимент. - В глазах его плясали бесенята. - Должно быть, вы и подопечных своих не научили этой премудрой науке.
        Леонора ответила таким же беззаботным тоном:
        - Боюсь, я не была идеальной гувернанткой.
        - Когда вы только приехали, я принял вас за настоящую дуэнью, - поддразнил он ее.
        - А я приняла вас за пройдоху и негодяя.
        - Но вы передумали, как передумал и я?
        - Только частично, - лукаво ответила она и добавила более серьезно: - Вы обладаете множеством недостатков, милорд. Покоренных вами сердец найдется, наверное, не меньше легиона. Вы играете в азартные игры и пьете спиртное, хотя, по правде говоря, я видела вас лишь слегка навеселе.
        - И на том спасибо! Однако согласитесь, моя дорогая, что моя репутация безупречна.
        Леонора рассмеялась:
        - Вы правы, милорд. Признаю, что относилась к вам предвзято. Не держите на меня зла, Блэз. Временами я действительно чувствую себя старой дуэньей. На самом деле я давно изменила мнение о вас. А теперь отправляйтесь с лошадьми в конюшню и возвращайтесь. Может быть, вы отобедаете с нами?
        - Леонора, я принимаю ваше приглашение с глубокой благодарностью. До скорой встречи, дорогая.

        Глава одиннадцатая

        Когда позднее Келси поднялся на третий этаж, Леонора опасалась, что обед пройдет в скованной обстановке. Однако в значительной мере благодаря свободной манере лорда Келси за обедом царила веселая и непринужденная атмосфера, в особенности, когда они перешли в гостиную, чтобы выпить чаю и обсудить последние приготовления к приему.
        Леонора сообразила, что впервые принимала гостя, который задержался у нее дольше отведенного этикетом получаса, и то, что этим гостем оказался Келси, изрядно взволновало ее.
        Разумеется, Кларисса тоже присутствовала за обедом, и в последующие два дня лихорадочной подготовки к приему Леонора ни разу не оставалась с Келси наедине, так что он не делал новых попыток поцеловать ее. И все же, когда глаза их случайно встречались, Леонора понимала, что он лишь выжидает.
        Блэз оказался отличным организатором. Ей следовало догадаться об этом раньше - как-никак, он не первый год вел дела в своем клубе. Леоноре была по душе роль прилежного исполнителя, а Клариссе доводилось не раз принимать участие в различных праздниках, которые устраивал ее отец у себя в приходе. Дигби Синклэр тоже был не лишен организаторского таланта - иначе он недолго продержался бы в роли управляющего клубом.

        Собственно говоря, они подготовились так хорошо, что в день приема Леоноре оставалось только спуститься вниз после закрытия клуба и проверить, правильно ли расставлены цветы в комнатах.
        Наскоро перекусив в полдень, она разделась, отпустила Джульет и прилегла отдохнуть.
        Смертельная усталость накатила на нее. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она радовалась свежему воздуху за городом. Однако на самом деле она смеялась ветру в лицо и наслаждалась поцелуем лишь три дня назад…
        Джульет заглянула в спальню, чтобы разбудить Леонору, и девушка, чувствуя себя, свежей и отдохнувшей, резко села на постели. Вот теперь она готова принять у себя хоть целый город!
        Клуб должен был закрыться в пять часов, после чего слугам предстояло прибрать в комнатах, передвинуть мебель и приготовить все к приему гостей.
        Андрэ превзошел самого себя. Множество холодных закусок было убрано в погреб - самое холодное место в доме. Угощение, которое, по глубокому убеждению Леоноры, будет лучше, нежели в любом из домов в Бате, где ей доводилось бывать, подадут в девять часов. Пока что Андрэ со своими помощниками трудился в кухне, заканчивая выпекать сладкие пирожки, раскладывая по тарелкам сладости и печенье и приготовляя дымящиеся чаши горячего пунша.
        Леонора надела легкое домашнее платье и спустилась вниз, чтобы в последний раз все как следует осмотреть. Час спустя она вернулась, испытывая полное удовлетворение оттого, что все шло как по нотам.
        Джульет делала последние штрихи к туалету Леоноры, а девушка тем временем окинула внимательным взглядом свою спальню, которой в этот вечер отвели роль гардеробной комнаты для дам. Везде были разложены зеркальца, флакончики с нюхательными солями, гребни, даже иголки с нитками и ножницы. Возле умывальника приготовлены кувшины с водой, мыло и свежие полотенца. Леонора распорядилась принести в спальню саше с душистыми травами, и воздух был напоен их тонким ароматом.
        Джульет отошла на несколько шагов, рассматривая свою работу, а затем подала Леоноре зеркало, чтобы та смогла увидеть прическу со всех сторон.
        - Вы выглядите чудесно, мисс Винсент, - с восхищением сказала горничная. - Несомненно, на мадам Флёр, когда она шила это платье, снизошло настоящее вдохновение.
        - Ты права, - ответила Леонора с некоторым трепетом в душе. Она еще не получила счет от портнихи и опасалась, что сумма окажется астрономической. Удивительно, до чего быстро таяло ее наследство!
        Однако Леонора чувствовала, что за это платье она готова отдать все свое состояние. Низкий вырез лифа был достаточно скромным и одновременно ненавязчиво подчеркивал женственную округлость ее груди. Благодаря присобранным у плеча рукавам и низкой, согласно последней моде, талии, отрезной низ казался еще пышнее, спадая вниз переливающимися складками бирюзового шелка. Материал был чуть темнее той аквамариновой ткани, которую Леонора выбрала для своего лучшего бального платья - в нем она намеревалась блеснуть на балу у герцогини.
        Она встала, и платье отозвалось на ее движения легким шелестом, напоминающим плеск морских волн, - шелк был расшит серебряными нитями, мерцавшими на свету. Мадам Флёр решила отказаться от традиционных кружев и лент и украсила платье изысканной вышивкой. Вокруг выреза она расположила гирлянду из весенних цветов. Узкая полоса таких же цветов обвивалась вокруг талии Леоноры и спускалась вниз, постепенно расширяясь. Подол платья заманчиво распахивался, открывая взору нижнюю юбку цвета слоновой кости. Достаточно длинный шлейф также был отделан цветами.
        Подруга мадам Флёр, занимавшаяся изготовлением шляпок, смастерила прехорошенький букетик, который Джульет вплела в волосы Леоноры. Девушка покружилась перед зеркалом и счастливо рассмеялась. Создавалось впечатление, что всю ее оплетала гирлянда цветов.
        Ловко орудуя крючком, Джульет застегнула на Леоноре длинные перчатки, затем подала ей веер и маленькую вечернюю сумочку, после чего набросила на ее плечи пышный газовый шарф цвета слоновой кости, расшитый серебристыми цветами, и изящно задрапировала им локти Леоноры, оставив чуть слышно шуршащие концы свисать вниз.
        Леонора повернулась.
        - Спасибо, Джульет. Как всегда, ты сотворила чудо. Не забудь, что угощение для слуг будет подано одновременно с ужином. Если что-нибудь понадобится раньше…
        - Тогда я позову Долли, - быстро ответила Джульет. - Не волнуйтесь, мэм. Я позабочусь о том, чтобы и дамы, и их служанки остались всем довольны, а Долли мне поможет.
        - Я знаю, - улыбнулась Леонора. - Прости, Джульет, я помню, что ты на все руки мастерица. - Она перевела дыхание. - Думаю, мисс Кларисса должна быть уже готова. Пойди, пожалуйста, посмотри. Если она еще одевается, я спущусь вниз без нее.
        Джульет быстро вернулась.
        - Мисс Ворт никак не может закончить прическу. Она спрашивает, не позволите ли вы мне помочь ей.
        - Разумеется, если ты не против, Джульет. Скажи ей, чтобы спускалась, когда оденется.
        Итак, Леонора в полном одиночестве сошла вниз примерно за четверть часа до ожидаемого появления первых гостей.
        Оказавшись на площадке второго этажа, она зарделась от удовольствия. Строгая, определенно мужская атмосфера клуба «Витус» изменилась, превратившись в цветочный рай. У нескольких членов клуба оказались свои оранжереи, и Блэз без труда купил свежие цветы и арендовал растения в горшках и кадках, которые после приема вернутся к своим владельцам.
        Леонора обошла все комнаты, с радостью замечая, как суетятся слуги, наводя последний лоск. Дигби Синклэр распоряжался в читальне, но Блэза нигде не было видно.
        Первый этаж также поражал взгляд обилием зелени. Леонора сама придумала, как понаряднее украсить холл и лестницу, зная, что первое впечатление важнее всего. Никто не посмеет упрекнуть ее за то, что она поскупилась на цветы, с гордостью думала она. Плющ и ползучие растения оплетали перила лестницы, словно приглашая гостей наверх.
        Все свечи были зажжены, и люстры и канделябры сияли начищенным хрусталем. В серебряных зеркальцах настенных светильников отражалось весело танцующее пламя.
        Леонора довольно вздохнула. Теперь ей не стыдно принимать у себя герцогиню Бродширскую.
        Заметив, что дверь в гостиную Келси чуть приоткрыта, Леонора заглянула внутрь и впервые за последние дни увидела Блэза одного. Все находились на втором этаже, за исключением красавца дворецкого, который уже замер у дверей, ожидая гостей.
        Блэз был, как всегда, безупречно одет и стоял у камина, задумчиво глядя в огонь. В руке он держал бокал с бренди. Увидев Леонору, он выпрямился и быстро допил благородный напиток.
        - Кажется, - весело заговорила Леонора, - все готово.
        Келси пересек комнату и прикрыл дверь.
        - Вы выглядите прелестно, - с поклоном произнес он.
        Леонора низко присела в ответ на его комплимент.
        - Благодарю вас, милорд.
        - Так чертовски прелестно, что я не могу сдержаться, - сказал он и, приблизившись к ней, коснулся ее подбородка пальцами.
        Итак, решительный момент наступил. Леонора застенчиво, но твердо взглянула на него. Она не знала, что он прочитал в ее лице, но его глаза горели огнем, погасить который в данной ситуации нечего было и надеяться.
        - Блэз… - пробормотала она.
        - Дорогая…
        Его дыхание было теплым, со слабым привкусом бренди. Губы Леоноры раскрылись сами собой, едва Келси наклонил голову.
        Прикосновения его были едва ощутимыми, но властными, а поцелуи - быстрыми и от этого еще более мучительными. Леонора отвечала ему, наслаждаясь мимолетной лаской.
        Ладонь Блэза нежно коснулась ее щеки. На долю секунды, пока они переводили дыхание, взгляды их встретились. Глаза Блэза показались Леоноре непроницаемо-темными и бездонными, но уголок его рта тронула чуть заметная улыбка.
        Какие у него красивые губы, подумала Леонора, опуская глаза под его пристальным взглядом. При мысли о том, какое блаженство обещали подарить ей эти губы, по телу Леоноры разлилась восхитительная истома. Странная, незнакомая, впрочем, довольно приятная боль возникла где-то глубоко внутри ее.
        Спустя мгновение Блэз обхватил лицо Леоноры обеими ладонями. Она с изумлением заметила, что его пальцы слегка дрожат. Он вновь наклонил голову и поцеловал ее, на этот раз чуть более долгим и глубоким поцелуем, и она затрепетала от наслаждения.
        - Вы больше не сердитесь на меня? - пробормотал он.
        Призывая на помощь всю свою выдержку и силу воли, Леонора легонько стукнула по его руке веером и без особого труда отстранилась от него.
        - Фамильярность, - игриво ответила она, - ведет к презрению. По крайней мере, так мне говорили.
        - Ага, значит, это было презрение. - Он провел пальцем от ее подбородка до глубокой ложбинки на груди. - В таком случае, любовь моя, с нетерпением буду ждать, каким окажется ваше обожание.
        У Леоноры подогнулись ноги. На мгновение она ощутила, что утратила дар речи. А он, черти бы его забрали, вел себя, как ни в чем не бывало. И все же сейчас, получив возможность, как следует всмотреться в его глаза, Леонора снова увидела в их темной бездне отблески замеченного ею недавно пламени. Пальцы его чуть вздрагивали - выходит, и ему нелегко владеть собой!
        - Я слышу стук колес, - сказал Келси. - Это, должно быть, съезжаются наши гости.
        Голос его звучал непривычно хрипло. Леонора не знала, что поцелуй воспламенил Блэза настолько, что он едва не потерял самообладание. Келси проклинал себя - нельзя же быть настолько безнадежным идиотом, чтобы любезничать в такой момент!
        - Нам следует выйти в холл, - произнес он. - Вы позволите открыть для вас дверь?
        Он не осмелился предложить ей руку, надеясь, что, если только не дотронется до Леоноры еще раз, к тому времени, когда они встретят гостей, сумеет успокоиться.

        Они стояли, принимая гостей в холле, и вначале старательно отводили друг от друга глаза. Однако вскоре разговоры с гостями и приветствия поглотили все их внимание.
        Блэз вел себя, как подобало радушному хозяину, и хотя Леоноре не хватало опыта, она отлично помнила все правила этикета и не боялась ударить в грязь лицом.
        С самого начала было ясно, что вечер удался. За полчаса до ужина прибыла герцогиня Бродширская в сопровождении своего внука.
        Леонора, давно покинувшая пост у дверей, поспешила навстречу дорогой гостье. Келси быстро присоединился к ней, появившись из комнаты для игр, куда предпочли удалиться некоторые джентльмены.
        Леонора низко присела, а Блэз изящно поклонился.
        - Мои дорогие! - приветливо обратилась к ним герцогиня. Ее худощавое тело было заключено в кокон из расшитых шелков и драгоценностей, а на седеющих волосах красовался слегка старомодный убор с высокими перьями. - Как у вас тут мило! - Она осмотрелась по сторонам, цепкими глазами замечая все вокруг. - Так вот где развлекаются наши джентльмены! Как чудесно, что вы устроили этот вечер. Грэт, ступай и принеси мне лимонаду, иначе я сейчас умру от жажды.
        - Позвольте мне… - начал было Келси, но она нетерпеливо отмахнулась, приказывая ему замолчать.
        - Этим займется Грэт.
        Округлая фигура ее внука, как всегда, облаченная в немыслимо крикливый костюм, исчезла в толпе гостей, а герцогиня беспомощно развела руками.
        - Приношу вам мои извинения, дорогие мои, но я никак не могла этому помешать! - отрывисто проговорила она.
        Леонора и Блэз недоумевающе уставились на нее.
        - Чему именно вы не могли помешать, мэм? - вежливо полюбопытствовал Блэз.
        - Регенту[Имеется в виду Георг IV (1762-1830). С 1811-го, будучи еще наследным принцем Уэльским, он состоял регентом при своем отце, Георге III, впавшем в безумие. После смерти отца в 1820 году был провозглашен королем. Умный, склонный к изящным искусствам, Георг IV был не слишком популярен из-за бессердечного обращения со своей женой, Шарлоттой Брунсвикской.] . Он только что прибыл в Бат. Заехал ко мне с визитом и, когда я сказала, что приглашена к вам на вечер, настоял на том, чтобы появиться у вас. Он будет тут через несколько минут.
        - Его… его королевское высочество? - ахнула Леонора.
        - Благодарю за предупреждение, ваша милость, - не теряя спокойствия, ответил Келси. - Прошло уже немало лет с тех пор, как я имел счастье быть представленным ко двору, но регент частенько бывает в Бате и регулярно посещает мой клуб, так что здесь он будет не в первый раз.
        - Да-да, он говорил, что хорошо знает вас. Однако он был просто заинтригован, узнав, что мисс Винсент решила устроить тут свой званый вечер. Ну, я вас оставляю. - Герцогиня подмигнула ошеломленной Леоноре и удалилась.
        - Блэз… - беспомощно начала Леонора осипшим от волнения голосом.
        - Не беспокойтесь, дорогая, - успокаивающе откликнулся он. - Регент пробудет недолго, и я присмотрю за ним.
        - Но ведь я никогда…
        - Не были представлены ко двору? Ну, вот вам и случай, дорогая моя мисс Винсент! Только подумайте, что теперь вы избавлены от необходимости специально являться в Сент-Джеймский дворец![Королевский дворец в Лондоне, официальная резиденция монархов с 1637 по 1837 г.]
        - Но я… - Леонора с отчаянием осмотрела свой наряд.
        - Не одеты для такого случая! Что за глупости! - воскликнул он. - Вы выглядите превосходно и отлично это знаете. Делайте вид, что знакомы с регентом уже не первый год - ведь так оно и было бы, если б вам не пришлось провести несколько лет вдали от Лондона.
        В холле началась суматоха, и Блэз склонил голову, прислушиваясь.
        - Вот и он. Смелее, любовь моя. Леонора вздохнула - это всего лишь ни к чему не обязывающее обращение.
        На лестнице послышался топот множества ног, и она сообразила, что регент, по всей вероятности, прибыл не один. На площадке показалось с полдюжины важных джентльменов, одетых по последней моде.
        Впереди всех шел невероятно полный человек с выступающим вперед животом - Леонора безошибочно узнала регента. Он был до смешного похож на изображающие его карикатуры, часто появляющиеся в бульварных листках. И все же, когда он подошел к ней, и Леонора склонилась перед ним в глубоком реверансе, она не могла не думать о том, что у регента весьма приятная улыбка.
        Блэз также поклонился. Затем, словно сквозь густой туман, до Леоноры донесся его звучный голос:
        - Сир, могу ли я представить вам хозяйку этого вечера, мисс Винсент? Она - племянница ныне здравствующего эрла Челстоука. Покойный эрл доводился ей дедушкой.
        Его королевское высочество милостиво протянул руку, и Леонора, не поднимаясь из реверанса, почтительно поцеловала перстень, дающий его обладателю власть над державой. Регент проявил особую благосклонность и поднял ее.
        - Я очарован, сударыня, - произнес он, и Леонора взглянула в его рыхлое лицо со множеством подбородков, в котором было тем не менее некоторое очарование. Однако она содрогнулась при мысли о его бедной жене и бесчисленных любовницах, которым приходилось спать с ним.
        Вдруг стыд обдал ее жаркой волной, и кровь бросилась в лицо. Подумав о регенте, она вспомнила о том, что произошло между нею и Келси, и по-новому ощутила совсем рядом с собой его стройное, словно литое тело. А Келси невозмутимо представлял ей свиту регента. Придворные кавалеры по очереди склонялись над ее рукой.
        - Очень мило, что вы, Келси, предложили милой мисс Винсент воспользоваться вашими комнатами, - заметил регент. - Будь я проклят, если это не так. Кстати, что подвигло вас так поступить?
        Блэз лениво улыбнулся ему:
        - Этот дом принадлежит мисс Винсент. Я счел несправедливым, что она оказалась лишена возможности принимать гостей только потому, что я снимаю два нижних этажа.
        - Прелестно, ничего не скажешь. Жаль, что ваш клуб закрыт, Келси. Я надеялся провести вечер за картами.
        - Недавно началась игра в вист, сир, и, если вы пожелаете…
        - Ба! Там же наверняка играют и дамы! - И, когда Блэз кивнул, регент махнул унизанной перстнями рукой. - Так я и думал. Игра по маленькой. А ужин уже подали?
        - Вот-вот подадут, сир. Угощение готовил Андрэ.
        - Отлично. Жаль, что я не могу переманить его у вас, мой мальчик. Андрэ - настоящий мастер.
        Блэз только улыбнулся в ответ.
        На площадку лестницы вышел Грэт - очевидно, выполнил просьбу бабушки и принес ей бокал лимонада. Он моментально присоединился к свите регента, и вся компания проследовала в столовую, где уже подавали ужин.
        Блэз положил ладонь на талию Леоноры и легонько подтолкнул ее вперед.
        Регент был знаком почти со всеми гостями. Присутствовавшие кланялись и приседали, а он приветствовал их взмахом руки или краткими фразами, явно стремясь поскорее добраться до стола с угощением. Там один из придворных наполнил тарелку его высочества закусками и налил ему бокал портвейна.
        Высокому гостю немедленно уступили лучшее место - об этом позаботилась Кларисса, занимавшаяся ужином. Никто не представил ее регенту, да она и не ожидала этого. Ее положение в обществе исключало подобную честь.
        Несколько минут регент молча ел, допил вино, затем осушил еще один бокал так, словно это была ключевая вода.
        Леонора, которая старалась держаться позади Блэза, сумела, наконец, справиться с волнением. Глядя, как регент жадно взялся за вторую тарелку, она прошептала:
        - Он испортил весь вечер.
        - Напротив, - губы Келси почти касались ее уха, и Леоноре стало щекотно от его теплого дыхания, - вам несказанно повезло. Присутствие регента возносит вас в высшие слои общества.
        Леонора открыла веер и небрежно обмахнулась им, пряча лицо.
        - Но обстановка стала совсем иной.
        - Разумеется. Или вы думаете, присутствие почти, что монарха останется незамеченным? Для ваших гостей приезд регента - большая честь, а вовсе не помеха. Ведите себя естественно, Леонора. Не забывайте о других гостях. Поговорите с ними. А я займу его высочество, пока он не соблаговолит убраться.
        Леонора кивнула. Ей отчаянно не хотелось отходить от Блэза, но она знала, что обязана это сделать.
        - Хоть бы он уехал поскорее!
        Так и случилось. Принц Георг скоро удалился, сопровождаемый подобострастными поклонами гостей, и атмосфера стала более или менее такой же, как и до его появления. Но Леонора сразу заметила, что многие смотрели теперь на нее по-новому, с непривычным для нее почтением, и впервые ощутила себя полноправным членом светского общества.
        Именно к этому она стремилась с самого начала, и незачем упрекать судьбу за то, что приезд жирного и презираемого многими регента помог ей достичь цели.
        Грэт принес Леоноре ужин, однако у нее пропал аппетит. Каннингхэм налил ей бокал крепкого бургундского. Она быстро выпила вино и немного расслабилась.
        Келси кружил среди гостей, разговаривая с Алисией, с леди Флавией, с герцогиней, с родителями Флавии. Потом скрылся в комнате для карточных игр, но вскоре вернулся. Дигби Синклэр находился там с начала вечера, следя за тем, чтобы игроки в вист не были обойдены вниманием хозяев. Слуги приносили подносы с ужином для тех, кто не желал отрываться от игры.

        Гости разъезжались поздно, когда уже близилась полночь. Несмотря на страшную усталость, Леонора пребывала в эйфорически-приподнятом настроении. Вне всякого сомнения, прием прошел успешно!
        Келси подал ей руку и провел в свою гостиную.
        - Выпейте что-нибудь на ночь, - предложил он.
        - Но Кларисса… - пробормотала Леонора.
        - Уверен, она сможет подняться наверх и без вас, - твердо заявил Келси.
        Леонора подчинилась с удовольствием, так как ей не терпелось обсудить с ним прием. По комнатам до сих пор сновали слуги, так что она не осталась бы с Келси наедине, хотя именно этого ей хотелось больше всего на свете.
        Девушка уселась в кресло у камина, в котором тлели угли. Келси вручил ей бокал бренди и поднял свой.
        - Ну, за удачу в делах, - сказал он и залпом выпил бренди. - Неужели вы не восхищаетесь моей, как это говорится, деловой хваткой?
        Леонора повертела бокал в руках, задумчиво всматриваясь в янтарную глубину напитка. Лицо ее, когда она подняла голову, было серьезным.
        - Почему же? Восхищаюсь, - ответила она. - Однако мне не по душе ваше презрение ко всем моральным устоям, Блэз.
        - Ах, вот в чем дело. - Он налил себе еще бренди, стоя к ней спиной. - Лоренса я сегодня отпустил, - громко произнес он и вдруг круто повернулся. Глаза его заблестели. - А что вы скажете о своих моральных устоях, мисс Винсент? Не желаете ли провести остаток этого великолепного вечера со мной?

        Глава двенадцатая

        Леонора уставилась на него снизу вверх.
        Господи, как она могла оказаться такой дурой и упомянуть нравственные принципы, когда ей хотелось, чтобы он медленно и неспешно вел ее к неземному блаженству, на которое Блэз так грубо намекнул сейчас?
        - Кажется, вы предлагаете мне стать вашей любовницей? - перейдя в наступление, поинтересовалась она, и это помогло ей не расплакаться от горького унижения.
        То, что Леонора по-прежнему считает выбранный им способ вернуть утраченное семейное состояние достойным презрения, рассердило Келси, а потому он ответил ей полным высокомерия взглядом.
        - Если вам угодно так назвать мое предложение.
        Черт побери! Задуманный план безнадежно испорчен! Он собирался соблазнить Леонору постепенно и незаметно, полагая, что без труда сможет заманить ее к себе в постель. Еще несколько минут назад он был уверен в успехе!
        Леонора знала, что должна с достоинством удалиться, однако у нее недоставало сил. Сердце ее разрывалось от желания остаться с этим невозможным человеком, но она еще не была готова очертя голову броситься в такую опасную связь.
        - А как иначе прикажете вас понимать? - потребовала она. - Едва ли можно счесть это предложением руки и сердца.
        - Верно. Но ведь вы, моя милая, признались, что презираете меня. Даже не воспринимаете всерьез как возможного жениха. И все же… - Он помолчал и добавил тише, но с вызовом в голосе: - Все же я уверен, что вы хотите меня, как и я хочу вас.
        Глаза Леоноры потемнели, кровь прилила к пылающим щекам. «Вы хотите меня…» Как вульгарно он выразился! Да, она жаждала быть с ним единой плотью, слиться с ним, стать с ним одним целым…
        - Вы льстите себе, Блэз.
        - В самом деле?
        Она зарделась еще сильнее, и догадка Келси подтвердилась. Господи, какой он идиот - чуть было не позволил своей вспыльчивости все испортить!
        Обычно Келси не интересовало мнение других. Никто не смел противоречить ему так, как это позволяла себе Леонора. Все дело в том, с отчаянием вдруг понял он, что для него очень важно, что думает о нем мисс Леонора Винсент.
        Блэз жаждал обладать ею так сильно, что готов был забыть и свою гордость, и свой гнев. Несомненно, первый шаг к примирению должен сделать именно он. Блэз взял ее за обе руки и заставил встать. Прежде чем она успела возмутиться, он привлек ее к себе.
        В поцелуй Келси постарался вложить всю свою нежность. И сразу почувствовал, как тело Леоноры будто тает в его объятиях. Губы ее стали мягкими и податливыми; наслаждение, которое он испытал от этой мгновенной капитуляции, изрядно удивило Келси. В жизни его было немало женщин, однако, едва Леонора прильнула к нему, Келси захватили какие-то новые, незнакомые ранее переживания.
        - Вот видишь, - пробормотал он и поднял голову, переводя дыхание. - Леонора, прелесть моя, ты же понимаешь, какое блаженство ожидает нас.
        Взгляд Леоноры приобрел былую решительность, а тело напряглось.
        - Тебе легко говорить, Блэз. От мимолетной связи твоя честь не пострадает, а я… я должна быть уверена, что действительно желаю поступиться своей репутацией, и не боюсь… забеременеть. Тебе придется убеждать меня, Блэз.
        - Любовь моя… - Теперь Келси мог не заботиться о сохранности прически Леоноры. Он запустил пальцы в ее густые волосы, вытащил шпильки и расплел ленты. - Я так хочу тебя, - пробормотал он. - Но, милая, ты не раз давала мне понять, что я не подхожу тебе в мужья. И все же, будь я волен вступить в брак, ты - единственная женщина, которую я бы выбрал.
        Сказал - и сам поразился своим словам, понимая, что говорит чистую правду. Блэз еще раз поцеловал ее, и Леонора, забыв обо всем, почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Тем не менее, разум девушки оставался настороже.
        - Если бы не заведение, само существование которого я всем сердцем не одобряю, я бы, наверное, тоже остановила свой выбор только на тебе, - призналась она прерывающимся от волнения голосом.
        Кровь застучала в висках Келси, и он подумал, что Леонора, должно быть, слышит, как гулко бьется его сердце. Да, она на самом деле считает, что как мужчина он достоин ее. Мысль об этом воспламенила его еще больше: он понял, что одержал победу. Даже перспектива брака - когда, разумеется, он будет готов к такому шагу - показалась ему не столь отвратительной, если очаровательная Леонора даст согласие стать его женой.
        Блэз пристально посмотрел в ее бездонные глаза, сиявшие от загоревшейся страсти. С трудом, подавив в себе стон, он ответил:
        - Это большая честь для меня, дорогая. - Он снова поцеловал ее. - Если ты согласишься, тебе нет нужды опасаться, что я брошу тебя, когда вдруг ты окажешься в затруднении. Кроме того, риск зачатия можно свести к минимуму, если не предотвратить совсем.
        От его слов Леоноре стало горько вдвойне. Зря он напомнил ей о своем немалом опыте в делах подобного рода. Лучше бы они не думали о необходимой предосторожности, ничего не боялись и могли бы принять рождение ребенка, если Богу будет это угодно, с радостью и любовью.
        Его руки скользили по телу Леоноры, уже не опасаясь помять роскошное платье. Леонора жадно вдыхала исходивший от Келси аромат, тело ее снова раскрылось навстречу ему, как цветок под солнцем.
        Почти теряя равновесие, Леонора застонала и обвила его шею руками.
        - Блэз… - выдохнула она.
        - Леонора! - Охватившее его желание было столь властным, что Келси сам не узнал свой голос и лишь крепче обнял ее. - Скажи, что останешься со мной до утра.
        Внезапно Леонора окаменела и резко оттолкнула его.
        - Нет! - воскликнула она. - Нет, Блэз! Не могу! Все узнают… И я еще не готова…
        Келси бессильно опустил руки, и она увидела, как они дрожат. Он тяжело дышал, на раскрасневшемся лице отражались гнев и досада. Желание его было очевидно, и на мгновение Леонора испугалась, что он может попытаться овладеть ею силой, но, конечно же, он этого не сделает. Даже сгорая от страсти, Блэз Дэнсер оставался джентльменом.
        Он отвернулся, ухватившись за полку над камином, и прижался лбом к побелевшим костяшкам пальцев.
        - Тогда тебе лучше уйти, - хрипло проговорил он.
        - Да… - Она сглотнула. - Но, Блэз, я ведь не отказываю совсем. - Голос ее задрожал, и она едва нашла в себе силы продолжить: - Я… я тоже… хочу тебя… Н-но только не здесь.
        Он обернулся, устало глядя на нее.
        - Тогда где же?
        - Не знаю, - с убитым видом проговорила она.
        Они долго смотрели друг на друга. Блэз глубоко вздохнул, и вдруг напряженный, разгневанный, охваченный страстью мужчина исчез, и перед Леонорой оказался изящный, небрежно-ленивый лорд Келси, завсегдатай светских гостиных. Он лукаво улыбнулся ей, и у нее защемило сердце.
        - Значит, мне придется думать за двоих. Леонора восхищалась силой его воли. Блэз протянул ей руку, и она без колебаний приблизилась к нему. Он рассеянно поцеловал кончики ее пальцев.
        - После Пасхи я планировал уехать домой, в Лонгвейл-Парк, - принялся размышлять он вслух. - Ты могла бы отправиться со мной. Я всецело доверяю моим слугам, поэтому тебе нечего бояться пересудов.
        - Да, я тоже доверяю Джульет и думаю, что смогу взять ее с собой, - тихо ответила Леонора. - А надолго ты уезжаешь?
        - Я собирался навестить родителей. - Он усмехнулся, поддразнивая ее. - Однако мне не обязательно гостить у них долго. В общей сложности я намеревался покинуть Бат на месяц.
        - На месяц? - ахнула Леонора. - Ты хочешь сказать, мы могли бы провести вместе целый месяц?
        Ей стало жарко; она и представить себе не могла, что Блэз позовет ее к себе домой и предложит жить с ним.
        Однако… Он звал ее не как будущую жену и хозяйку своего дома. Ну и что? В конце концов, даже если бы Блэз попросил ее руки, она отказала бы ему.
        - Вот именно, любовь моя, за исключением дней, которые я проведу в Хантсфорд-Тауэрз. - Голос Келси приобрел бархатистую глубину. - Ты приедешь?
        - А… а что потом? - спросила Леонора. Здравый смысл никак не хотел оставлять ее.
        - Потом? - Блэз повторил это слово так, словно в жизни не задумывался о последствиях своих поступков. Во взгляде его проступила ирония, а рука чуть сильнее сжала пальцы Леоноры. - Поживем - увидим. Вполне вероятно, мы устанем друг от друга задолго до конца этого месяца.
        - А если нет? - От волнения Леонора охрипла. Уж она-то никогда не устанет от Блэза! - Мы не сможем продолжать нашу связь здесь.
        - Вот как? - Он заинтересованно посмотрел на нее. - Почему?
        - Потому что нам ни за что не удастся сохранить все в тайне.
        Словно протрезвев, Келси привлек ее к себе.
        - А это так важно для тебя?
        - Да, - твердо ответила Леонора, упираясь ладонями в его грудь. - Меня начнут презирать, и я никогда не сделаю хорошую партию. - Неожиданно ей стало страшно. - Нет, Блэз, я думаю, что вообще не смогу поехать с тобой!
        По-прежнему обнимая Леонору, он поднял ее лицо за подбородок, заглядывая ей в глаза.
        - Еще как сможешь, - проговорил он. - Мы желанны друг другу. Так что плохого в том, что мы будем вместе? Не надо обращать внимания на условности.
        - Я до смешного привязана к условностям, - прошептала девушка.
        Снова поцеловав ее, он горячо возразил:
        - Вовсе нет! Ты же поселилась в Моррис-Хаусе, невзирая на двусмысленность ситуации и все толки, которые могло вызвать твое решение.
        От его поцелуя по телу Леоноры разбежались мурашки. Она сжала кулаки, подавляя в себе желание сдаться ему без дальнейшего сопротивления.
        - Это не одно и то же. Безосновательные сплетни никогда не приносят вреда, а вот основанные на фактах…
        - Никаких сплетен не будет, - заверил он ее. - Или ты думаешь, что я не научился избегать скандалов?
        - Нет, - мрачно ответила Леонора. Никто не смог бы доказать, что Алисия - его любовница. Вернее, была его любовницей: на прошлой неделе О'Брайены отбыли в Ирландию. - Полагаю, ты имел достаточно возможностей попрактиковаться в делах такого рода.
        - Тогда верь мне. Все будет хорошо.
        Леонора знала, что для нее все будет хорошо лишь в том случае, если она станет его женой. Она явственно ощущала, что готова разорваться пополам. На ее долю наверняка никогда больше не выпадет шанс испытать подобное счастье. Без Блэза ее жизнь окажется тоскливо-унылой, независимо от того, уступит ли она своему - и его - желанию или нет.
        Кроме того, если она забеременеет от него, то, когда Келси исчезнет из ее жизни, у нее останется его ребенок.
        Блэз видел, что она колеблется.
        - Ну, что? - спросил он. - Приедешь? Его серьезный, обеспокоенный голос окончательно убедил Леонору.
        - Да, - тихо ответила она.

        Леонора и Кларисса еще не закончили завтрак на следующее утро, когда Долли доложила, что явился мистер Атли, который желает переговорить с мисс Винсент наедине.
        - О Господи! - устало воскликнула Леонора и со стуком поставила чашку на блюдце. - Проводи его в гостиную, Долли.
        Когда служанка вышла, Леонора поморщилась:
        - Держу пари, он пришел делать предложение.
        Кларисса прищурилась:
        - Наконец-то. Ты ответишь согласием?
        - Нет, - отрезала Леонора. Атли был достаточно приятным и обходительным джентльменом, слишком милым для того, чтобы водить его за нос, в особенности теперь, когда Леонора обо всем договорилась с Блэзом. Она твердо знала, что по доброй воле ни за что не сможет стать его женой. - Я старалась не поощрять его ухаживаний. Думаю, отказ не слишком расстроит его. Подожди меня, Кларисса.
        Мистер Атли, седой и тучный, действительно явился просить руки прелестной мисс Винсент, для чего опустился на одно колено.
        Леонора, превозмогая смущение, поблагодарила его и отказала, пытаясь по возможности облечь свой отказ в деликатные выражения.
        Мистер Атли, пыхтя, встал и поклонился.
        - Не буду скрывать, ваш отказ изрядно огорчил меня, мэм. Заверяю вас, вы стали бы прекрасной женой мне и любящей матерью моим бедным детям. Может, вы передумаете?
        - Сэр, мне очень жаль, но…
        - Я бросаю к вашим ногам все мое состояние, а оно не так уж мало, поверьте мне, - горячо перебил он ее. - Вы ни в чем не будете нуждаться, вы сможете принимать гостей и выезжать столько, сколько захотите. Кстати, мне даже не стыдно принять у себя самого регента. Я вполне могу это позволить. Вы с ним знакомы - и если приглашение поступит от вас, он непременно согласится погостить у меня…
        Леонора решительно покачала головой, и мистер Атли не стал тратить свое красноречие. Он откланялся, попрощавшись с мисс Винсент самым доброжелательным образом.
        Он и, правда, был очень приятным человеком, хотя, как и многие, желал упрочить свое положение, воспользовавшись успехом Леоноры в обществе. Должно быть, появление на вечере у Леоноры принца-регента сыграло не последнюю роль в том, что мистер Атли, наконец, набрался решимости. Леонора наверняка разочаровала его своим отказом, однако она знала, что сердце его не было разбито, а гордость не была уязвлена.
        Заинтересованные расспросы Клариссы не обманули Леонору. Компаньонка беспокоилась, что Леонора примет чье-нибудь предложение, в то время как ее саму никто не торопился звать замуж. Леонора ничем не могла помочь подруге, а потому предпочла не замечать, как та взвинчена.
        Полчаса спустя Долли доложила о приходе лорда Каннингхэма, который также желал переговорить с мисс Винсент наедине. Леонора выразительно подняла глаза к потолку.
        - Кажется, благосклонность регента произвела на всех неизгладимое впечатление. - Она вздохнула. - Оставь меня, Кларисса.
        Каннингхэм, высокий, статный и уверенный в себе, не стал опускаться на колени.
        - Ну, милая мисс Винсент! - затрубил он таким голосом, словно отдавал приказания на палубе. - Кажется, из вас выйдет замечательная адмиральша! - Он расхохотался. - Адмиральша, а? Неплохо звучит? - И тут же перешел к делу: - Мэм, я пришел просить вашей руки. Одно ваше слово - и вы станете леди Каннингхэм!
        Судя по всему, Каннингхэм полагал, что оказывает ей великую честь. Леонора безмятежно улыбнулась и в надлежащих случаю выражениях выразила сожаление, что вынуждена отклонить предложение лорда Каннингхэма.
        - Интересно, кто еще придет, - размышляла она вслух позднее. - Должна тебе сказать, Кларисса, что не собираюсь ни от кого принимать предложение.
        Кларисса вытаращила глаза:
        - Почему?
        Леонора смутилась и залилась краской. Несколько секунд она молчала, собираясь с духом. В конце концов, когда-нибудь придется поведать Клариссе о ее планах, и нечего тянуть.
        - Потому, что я уже согласилась на любовную связь, - спокойно проговорила она.
        - Что?! Но тогда ты погибла! - в ужасе воскликнула подруга. Затем, недоверчиво посмотрев на Леонору, она кислым голосом высказала свою догадку: - Надо полагать, это лорд Келси?
        Леонора кивнула:
        - Да. Вчера вечером мы обо всем договорились.
        - Знаешь, Леонора, я видела, что он не прочь приволокнуться за тобой, однако ни на минуту не могла себе представить, что ты способна принять столь скандальное предложение! Нет, ты не можешь так поступить. Разве этому нас с тобой учили? Приличия…
        Леонора ответила, не повышая голоса, но твердо:
        - Я знаю. Но, понимаешь ли, мне нет никакого дела до приличий.
        - О, Леонора, ты должна переговорить с моим отцом и попросить у него совета! Он сумеет наставить тебя на праведный путь! Поедем со мной в Торнстон-Парк!
        Леонора знала, что ее слова станут неожиданностью для Клариссы, но никак не предполагала, что подруга будет так яростно разубеждать ее. Она кашлянула.
        - Прости, Кларисса, мне на самом деле очень жаль, однако я уже все решила. Между прочим, я собиралась просить тебя о помощи.
        - Ты хочешь, чтобы я способствовала твоему падению? - Кларисса была потрясена до глубины души.
        - Напротив, чтобы ты помогла мне обрести счастье, - возразила Леонора. - Понимаешь, Кларисса, я не смогла бы стать женой человека, который содержит клуб
«Витус», даже если бы он попросил моей руки, чего он никогда не сделает. Так что, если я хочу узнать, что это такое - разделить ложе с любимым мужчиной, я должна прийти к нему невенчанной.
        Кларисса не сразу нашлась, что ответить.
        - С любимым мужчиной? Я-то думала, ты его терпеть не можешь! - хрипло пробормотала она.
        - Да, так оно и было сначала. Или мне казалось, что это так. Но я ничего не могу с собой поделать, Кларисса. Теперь я вижу, что люблю его. И я доверяю тебе - ты никому не скажешь ни словечка.
        - Получается, ты не желаешь смириться с тем, что он содержит игорное заведение, и в то же время готова вступить с ним в греховную связь?
        - Боюсь, все обстоит именно так. То, что мы станем любовниками, - наше личное дело, мое и его. Но он поощряет преступную страсть к азарту, и по его вине могут страдать целые семьи проигравшихся игроков.
        - Разумеется, я никому ничего не скажу, но…
        - Спасибо, Кларисса, я очень на тебя рассчитываю, так как сразу после Пасхи отправлюсь в имение эрла.
        Кларисса неодобрительно покачала головой и с сомнением в голосе поинтересовалась:
        - Ну и как же я могу тебе помочь? Леонора вздохнула с облегчением и радостно улыбнулась:
        - Мы с тобой уедем вместе, будто желая навестить твоих родителей, как и собирались. Я возьму с собой Джульет, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, что я отбыла в Торнстон-Парк. Келси встретит нас вечером того же дня в трактире. С ним будет экипаж и служанка, которая проводит тебя до Торн-стон-Парка. Утром он отвезет меня и Джульет в Лонгвейл-Парк.
        Наступила тишина. Кларисса обдумывала слова подруги.
        - Ясное дело, я не одобряю твой выбор, - заговорила она напыщенно, - однако я помню, что мы с тобой давние подруги, и доброта, которую ты проявила ко мне, не позволяет отказать тебе в этой просьбе. Боюсь, не смогу далее быть твоей компаньонкой, Леонора. Мой отец едва ли одобрил бы это.
        - Кларисса, не забывай о своем обещании никому ничего не говорить. Я надеюсь, что ты не разболтаешь мою тайну даже своему отцу. - Леоноре не хотелось и думать, как будет потрясен добрейший пастор, узнав от послушной дочери о заблуждении и падении ее ближайшей подруги.
        - Конечно. Но я найду подходящий предлог, чтобы не возвращаться в Бат.
        - Спасибо, - ответила Леонора, хотя помощь Клариссы уже не так радовала ее, как пару минут назад. - Значит, все решено. Мы покинем Бат через неделю после бала у герцогини. Ты наверняка хочешь сообщить родителям о своем приезде.
        - Да, я сейчас же напишу им.
        - А тем временем, - беззаботно проговорила Леонора, - все будет как прежде. Признаюсь, я с нетерпением ожидаю «Мессию» Генделя сегодня вечером.
        - А мне хочется услышать пасхальные гимны в Аббатстве, - натянуто добавила Кларисса.

        Джульет с готовностью согласилась сопровождать хозяйку в поместье лорда Келси. Долли не возражала против того, что останется в Бате. Кажется, девушку ничуть не мучила тоска по дому, тем более что она подружилась со слугами лорда Келси. К тому же миссис Паркс обещала присмотреть за девушкой.
        Дигби Синклэр уехал к себе домой за неделю до Пасхи и обещал вернуться в день отъезда Блэза.
        На людях Келси и Леонора держались друг с другом, как и раньше - Блэз был вежлив и любезен, а Леонора всячески давала понять, как она недовольна тем, что в ее доме находится игорный клуб.
        Им редко удавалось побыть наедине, но, когда это было возможно, Келси поднимался к ней или же Леонора спускалась в закрытый для посетителей клуб и присаживалась на подлокотник кресла Келси. Они целовались и вели долгие беседы.
        Леонора была благодарна ему за то, что он был так нежен с ней, поскольку его внимание помогало ей преодолевать сомнения и терзания, которыми в изобилии оказался усеян выбранный ею путь. Выносить молчаливое неодобрение Клариссы становилось день ото дня тяжелее. Та рассматривала поступок Леоноры как тяжкий грех и по мнению церкви, и в глазах общества.
        Несмотря на то, что чопорная гувернантка без труда выпорхнула из тесного кокона условностей и превратилась в светского мотылька, принципы, на которых была воспитана Леонора, до сих пор стесняли ее. Молодой леди не пристало бегать на тайные свидания или оставаться с мужчиной наедине, не говоря уже о том, чтобы позволять ему целовать или ласкать себя.
        Леонора знала, что безнадежно, безответно влюбилась.

        Келси сопровождал Леонору и Клариссу на бал у герцогини, однако, чтобы не подавать повод к сплетням, почти не смотрел на Леонору и пригласил ее на танец лишь один раз. Понимая, что его холодность напускная, Леонора веселилась от души. Аквамариновое платье удивительно подчеркивало нежный цвет ее глаз, и от кавалеров не было отбоя.
        Особую любезность оказывал ей Грэт. Он дважды танцевал с ней и настоял на том, чтобы сесть рядом с Леонорой за ужином.
        Она с готовностью принимала ухаживания Грэта, однако старалась не слишком поощрять его. Ей не хотелось ни доводить Грэта до исступления, ни огорчать герцогиню.
        Когда герцогиня подозвала ее к себе, сказав, что желает переговорить с ней, Леонора встревожилась. Герцогиня сразу перешла к делу:
        - Грэт без ума от вас, милочка. Вы, конечно же, понимаете, что я не одобряю это увлечение?
        Проницательные глаза герцогини не отрывались от лица Леоноры. Девушка улыбнулась.
        - Не волнуйтесь, я вовсе не намерена вскружить голову лорду Грэту, - заверила она хозяйку бала. - Он мне очень нравится, с ним приятно болтать, однако я не люблю его. Я всегда знала, что не пара ему.
        - А жаль, - откровенно призналась герцогиня. - Вы были бы ему хорошей женой. Но все дело в том, что его невестой станет внучка герцога.
        - А лорд Грэт об этом знает? - поинтересовалась Леонора.
        - Да. Пока что он ерепенится, но, в конце концов, уступит. По крайней мере, я надеюсь на его благоразумие. Мне не хочется проснуться в один прекрасный день и узнать о том, что Грэт предпочел с кем-то сбежать. Он такой импульсивный…
        Бедняжка Грэт! Но слова герцогини доказывали, что Леонора для него - лишь мимолетное увлечение. Вряд ли его намерения по отношению к ней честны. Леонора постаралась успокоить герцогиню:
        - Вам нечего опасаться, что я стану поощрять какие-либо решительные действия с его стороны, ваше сиятельство.
        - Да, милочка, я знаю. Вы мне нравитесь. Почему бы вам не навестить меня в Лондоне? Можете пожить в моем доме на Гросвенор-сквер. Уверена, герцог с восторгом познакомится с вами. Приезжайте и оставайтесь у нас до конца сезона.
        Леонора была потрясена.
        - Вы оказываете мне великую честь, мэм, - ответила она, низко присев. - По правде говоря, я не планировала появляться в лондонском обществе. Может быть, позже…
        - Нет-нет, я не прошу ответа сейчас. Просто дайте мне знать, если надумаете навестить меня. А теперь мне следует вспомнить и о других гостях. Надеюсь, вы приятно проведете остаток вечера.
        - Несомненно, ваше сиятельство. - Леонора снова сделала почтительный реверанс.
        - Может, в Лондоне вы подыщете себе более подходящего мужа, чем Грэт, - бросила герцогиня на прощание.

        Лакей Блэза ехал на козлах вместе с кучером наемного экипажа, а Джульет добиралась на бал и обратно домой в носилках. Леонора и Блэз молчали, так как говорить в присутствии неодобрительно молчавшей Клариссы, которая сидела между ними на откидном сиденье, им не хотелось.
        - В понедельник вечером я буду ждать вас в трактире «Корона» в Глостере, - напомнил им Келси. - Мисс Винсент, вы не станете возражать, если вам, мисс Ворт и вашей горничной придется переночевать в одной комнате?
        - Нет, нисколько.
        - Во вторник утром мы по отдельности покинем трактир и сделаем остановку неподалеку от моста через Северн. Затем вы, мисс Ворт, продолжите свое путешествие на восток, тогда как мы пересечем реку и направимся на северо-запад.
        - Кучерам все это может показаться подозрительным, - заметила Леонора.
        - Они получат щедрое вознаграждение, так что будут держать язык за зубами. Как бы там ни было, вряд ли кто станет их расспрашивать. - Он улыбнулся. - Вам нравится мой план?
        - Пожалуй, - призналась Леонора, хотя, по правде говоря, она была куда более обеспокоена, чем возбуждена. Наверное, подумалось ей, она слишком стара для таких проделок. Это в восемнадцать лет не задумываешься о возможных последствиях своих поступков и, следовательно, можешь наслаждаться тайным побегом. - Вот что мне действительно нравится, - добавила она, не стесняясь Клариссы, - так это мысль о том, что я проведу целый месяц в Лонгвейл-Парке.
        - Счастлив слышать это, - откликнулся Блэз. - Мне не терпится показать вам поместье.
        - А мне ваши планы совсем не по душе, - процедила Кларисса.
        - Сожалею, - мягко ответил Блэз. - Однако мы оба очень благодарны вам за то, что вы сумели преодолеть свои колебания и согласились помочь нам. Если я когда-нибудь смогу быть вам полезным, обязательно разыщите меня.
        - Благодарю вас, милорд, - чопорно отозвалась Кларисса. - Однако не думаю, что в будущем мне понадобится ваша помощь. Я приняла предложение мистера Атли и выхожу за него замуж - разумеется, если отец одобрит мой выбор.
        - За мистера Атли? - ахнула Леонора. - Но…
        - Ухаживая за тобой, Леонора, он обратил внимание на меня. Когда ты отвергла его предложение, он оказал мне честь и попросил моей руки.
        - Понятно, - слабым голосом протянула Леонора.
        - Всем сердцем желаю вам счастья, - заговорил Блэз. - Атли вполне порядочный человек. Ваше пребывание в Бате оказалось благом для вас, мисс Ворт. Вы правы - теперь вам действительно не нужна моя помощь.
        Они подъехали к парадной двери, так как бал у герцогини закончился далеко за полночь. Келси помог дамам выйти из кареты, приказал лакею расплатиться с кучером и провел своих спутниц в дом. Все было тихо, даже слуги, похоже, уже отправились спать.
        - Поднимайся, - приказала Леонора Клариссе. - Я приду через несколько минут.
        Блэз склонился над рукой Клариссы и прошел следом за Леонорой в свою гостиную.
        - Ну и дела! - возбужденно воскликнула Леонора. - Из всех, кого мне доводилось знать, Кларисса Ворт - лучшая мастерица преподносить сюрпризы.
        - Но ведь Атли сначала просил твоей руки, любовь моя. Он обратил внимание на Клариссу лишь после этого.
        - Однако она сама говорила, что Атли - не лучший жених! А теперь согласилась выйти за него!
        - Получается, ты жалеешь, что не отнеслась к его предложению более благосклонно?
        Голос Блэза искрился весельем; он передал Леоноре бокал вина с пряностями и налил такой же себе.
        Леонора сообразила, что ведет себя достаточно глупо, и постаралась ответить возможно более беззаботно:
        - Он очень богат. Несомненно, именно это прельстило Клариссу.
        - Но не тебя.
        Сейчас он говорил серьезно, и взгляд его поверх краешка бокала не отрывался от лица Леоноры.
        - Милый, - заговорила она, - мне хватает и моих денег. Будь он молод, хорош собой и остроумен, я, может быть, и ответила бы ему «да». - Глаза их встретились, она быстро заморгала и потупилась. - Но только не сейчас.
        Последние две недели Блэз жил в постоянном напряжении, приказывая себе всячески сдерживаться. Сердце его дрогнуло - Леонора посмотрела на него так, что он понял: ждать осталось недолго.
        Он поднял бокал.
        - До встречи, любовь моя.
        - До встречи, - тихим эхом отозвалась Леонора.
        Когда она допила вино, он отобрал у нее бокал и крепко обнял ее.
        - Завтра рано утром я уезжаю, и мы увидимся лишь в понедельник. У тебя все готово, правда?
        - Да, Блэз, и я не передумаю.
        - И я тоже. - И Блэз скрепил их договор поцелуем.

        Глава тринадцатая

        Несколько дней до встречи с Келси показались Леоноре настоящей вечностью.
        К пятнице все ее вещи были уложены, и она принялась размышлять, чем бы заняться в выходные дни.
        До сих пор у нее не хватало времени на то, чтобы привести в порядок письменный стол дедушки Чарлза. Разумеется, по приезде она рассортировала важные бумаги, лежавшие на виду, и выбросила мелкий мусор из нескольких ящиков, чтобы освободить место для своих вещей, и все же почти половину ящиков и множество ячеек надо было разобрать.
        Когда Леонора увидела, что в столе больше ничего не осталось, любопытство заставило ее поискать потайное отделение - судя по конструкции стола, оно непременно должно было тут быть.
        Наконец она нащупала на декоративной панели спереди стола небольшую шишечку, что-то щелкнуло, и в глубине стола, под откинувшейся крышкой, Леонора обнаружила оставшуюся часть своего наследства.
        В изрядно поцарапанной шкатулке, на боку которой еще можно было разобрать французскую фамилию мастера-краснодеревщика, лежал изумительной красоты гарнитур тонкой работы - ожерелье, брошь и серьги из рубинов с бриллиантами в золотой оправе. Леонора с благоговением потрогала убор.
        Рядом со шкатулкой Леонора увидела мешочек из залоснившейся кожи, на котором отчетливо виднелись белые пятна соли. Она взяла мешочек и дрожащими пальцами развязала стягивающий его шнурок.
        Внутри также оказались украшения - не менее прекрасные, хотя совсем иные, с камнями разного цвета, оправленными в золото и серебро с эмалью. Леонора решила, что все это, скорее всего, принадлежало какому-нибудь состоятельному джентльмену прошлого века. Девушка обнаружила броши, тяжелые перстни, табакерки, цепи и футляры для часов. Был даже медальон с локоном светлых волос. И все самой изящной работы.
        На дне мешочка лежал смятый лист бумаги. Леонора достала его, расправила и попыталась прочитать выцветшую чернильную надпись. С трудом она разобрала следующее: «Моя доля добычи после захвата французского военного фрегата возле Ямайки в 1782 году».
        Она откинулась на спинку кресла, держа бумажку в руках и растерянно глядя на рассыпанные на столе драгоценности. Может быть, ей все это снится?
        Перед ней лежало сокровище, которое двоюродный дедушка и его товарищи захватили сорок с лишним лет назад - вероятнее всего, после Битвы Святых.
        Леонора интуитивно чувствовала, что ее находка представляет немалую ценность.
        Несколько минут она сидела, живо воображая давнее, теперь уже забытое сражение на море. Руки ее дрожали от волнения. Дедушка не продал свою долю добычи, а оставил ее внучке вместе с домом. Выходит, ей и правда досталось огромное состояние!
        Сердце Леоноры учащенно билось, пока она соображала, что же означает для нее неожиданная находка. Прежде всего, необходимо оценить камни - для этого придется отправиться в Лондон и разыскать достойного доверия ювелира…
        Теперь ей не надо принимать меры предосторожности для того, чтобы избежать возможного зачатия. Если ей повезет и у нее родится ребенок от Блэза, она сможет спокойно поселиться где-нибудь в глуши и выдавать себя за молодую вдову, воспитывая свое дитя. Благодаря дедушкиному наследству она обеспечена до конца своих дней!
        Леонора быстро убрала драгоценности обратно в потайное отделение стола. Пожалуй, тут они будут в безопасности до ее возвращения. Через месяц она будет точно знать, что ожидает ее в будущем.

        Глостер оказался большим, нарядным городом.
        Путешествие прошло быстро и без происшествий, хотя и без какого-либо комфорта. Дважды они меняли лошадей и пересаживались в другие экипажи. Почтовые станции располагались примерно через каждые десять миль, а между ними сновали наемные экипажи и почтовые дилижансы.
        На следующий день Клариссе предстояло продолжить путешествие таким же способом, а Леонора предвкушала поездку в удобной карете Блэза. Впрочем, им тоже надо будет останавливаться и менять лошадей на почтовых станциях. Если бы Келси был достаточно богат для того, чтобы содержать свой выезд, размышляла Леонора, он не стал бы владельцем клуба «Витус». Тогда у нее отпали бы причины отказывать ему, если бы только он сделал ей предложение! Хотя, наверное, будь все иначе, они бы ни за что не встретились.
        Ах, и почему только все так осложнилось и запуталось?
        В трактире «Корона» Леонора сказала, что желает видеть лорда Келси, и ее тотчас провели в отдельную гостиную. За столом, на котором стоял графин с вином, сидел Келси, и при виде его сердце Леоноры словно перевернулось в груди. Она поняла, что отныне ей все на свете безразлично. Главное - быть с ним.
        И разве могло быть иначе, если Блэз тут же вскочил и нежно улыбнулся ей?
        - Ужин можете подать через четверть часа, - приказал он радушному краснолицему трактирщику.
        Без сомнения, Келси здесь знали и уважали. Леонора предположила, что он, наверное, всегда останавливается в «Короне», направляясь в Лонгвейл-Парк.
        Не исключено, что трактирщик привык видеть дам, с которыми Келси тайно встречался тут.
        Леонора решительно выбросила из головы все сомнения. Не секрет, что у холостого джентльмена бывают любовницы. Она знала, что вот-вот станет одной из них, и не задумывалась об этом.
        Келси проводил девушек по коридору в комнату, где они могли привести себя в порядок после путешествия.

        Умывшись и попросив Джульет поправить ее прическу, Леонора почувствовала себя гораздо лучше и весело вернулась в гостиную, где на белоснежной скатерти уже стояли тарелки с ужином.
        Лоренс прислуживал своему хозяину, а в уголке смирно сидела женщина средних лет, просто, но опрятно одетая.
        В комнате, чуть тесноватой для шестерых, было тепло и уютно. Трактирщик подал большую супницу наваристого горохового супа, только что испеченные горячие булочки, горшок восхитительно пахнущего говяжьего рагу, жаренного на вертеле цыпленка, холодный окорок, миску творога, тушенную в масле с сахаром морковь и запеченный пастернак. Настоящее пиршество!
        - Я и не подозревала, что так проголодалась! - воскликнула Леонора, когда они уселись за стол, на котором стояли три прибора. Слугам накрыли отдельно - им принесли суп и рагу, тушеные овощи и буханку хлеба. - Чудесно! - удовлетворенно вздохнула она, утолив первый голод. - Не слишком напоминает шедевры Андрэ, но все равно замечательно!
        - Я выбрал этот трактир именно потому, что тут неплохой повар.
        - Как и у вас, - заметила Кларисса. На пальце у нее красовалось кольцо мистера Атли - напоминание о том, что она помолвлена. И теперь она считала себя вправе говорить с Келси на равных.
        - Да. И мне повезло, что у меня служит Андрэ! - Келси выпил вина. - А когда мистер Атли намеревается переговорить с вашим батюшкой? - спросил он, наливая себе из графина еще.
        Кларисса потупилась.
        - Он приедет в Торнстон в конце недели - таким образом, у меня будет время объяснить все отцу и подготовить его.
        - Благоразумное решение, - кивнул Келси.
        Сразу после ужина они разошлись по своим комнатам.

        Завтракали они очень рано.
        Келси обо всем договорился с кучерами, и на берегу неспешно катящего свои волны Северна Леонора попрощалась со своей компаньонкой.
        На лице Клариссы застыло мрачное выражение.
        - Я не могу одобрить твое поведение, Леонора, - с болью в голосе заговорила она, - и мне страшно за тебя. Однако я надеюсь, что ты обретешь счастье и не раскаешься в своем поступке.
        - Спасибо, что волнуешься за меня, Кларисса. Я буду молить Бога о том, чтобы он послал тебе счастье с мистером Атли. Надеюсь, его дети не станут для тебя слишком тяжким бременем.
        - По крайней мере, - с обезоруживающей честностью ответила Кларисса, - теперь я не опасаюсь, что уже стара для того, чтобы родить ему детей. Думаю, я буду счастлива с мистером Атли.
        А в один прекрасный день ты окажешься очень богатой вдовой, подумала Леонора, но ничего не стала говорить вслух.
        Она отвернулась и встретилась глазами с Келси, который поджидал ее возле своей кареты.
        Нет, она бы ни за что на свете не согласилась поменяться местами с Клариссой.
        Леонора подняла руку:
        - До свидания, Кларисса.
        К ее удивлению, в глазах подруги заблестели слезы и она, повинуясь внезапному порыву, крепко обняла Леонору.
        - Прости меня, Леонора, - прошептала она.
        - За что? - изумилась Леонора и обняла Клариссу в ответ.
        - Ну, я ведь флиртовала с лордом Келси, хотя в то время и не знала, что он нравится тебе. И да простит меня Господь, что я ввела в заблуждение мистера Атли после того, как ты отказала ему. Он говорил, что будет ждать, пока ты не передумаешь. А я убедила его, что ты никогда не изменишь своего решения. - Смахнув со щек слезы, она заглянула в удивленные глаза Леоноры. - Но мне необходимо выйти замуж, и поскорее, понимаешь? Скажи, Леонора, ты сможешь простить меня?
        - Разумеется, я тебя прощаю. Тебе не в чем упрекать себя, Кларисса, и я всей душой желаю тебе счастья.
        - Спасибо! - всхлипнула Кларисса.

        Джульет и Лоренс разместились в карете напротив своих хозяев, которые в присутствии слуг не могли ни коснуться друг друга, ни поцеловаться, и это было для Леоноры худшей из пыток.
        Блэз развлекал ее рассказами о деревнях, которые мелькали за окнами кареты. Наконец они добрались до границ поместья Келси, миновали несколько ферм арендаторов и въехали в окружающий особняк парк. Из домика у ворот вышла привратница и приветствовала хозяина почтительным реверансом.
        Дорога круто свернула в сторону, и они увидели особняк. Апрельское солнце отражалось в окнах с частыми переплетами и в круглых слуховых окошках на крыше.
        - Мой дом невелик, - заметил Блэз, однако в его голосе Леонора безошибочно различила подлинную гордость. - Тут всего пять спален для гостей и нет даже бальной залы. Когда-то танцы устраивали в холле. Но у меня прекрасная гостиная, а будуар с другой стороны дома выходит на террасу и в сад.
        - Поместье, которое проиграл в карты мой отец, не уступало Лонгвейлу, - печально откликнулась Леонора.
        - Хантсфорд-Тауэрз, который я унаследую, гораздо просторнее. Давным-давно это был укрепленный замок, однако моим предкам удалось несколько обновить его и превратить пятнадцать комнат для гостей и прочие помещения в относительно уютное жилище.
        - Вы бы хотели жить там? - спросила Леонора, не удивляясь тому, что он не предложил познакомить ее со своими родителями. Ведь она - не невеста, а всего лишь будущая любовница.
        - Хантсфорд исстари служит обителью маркизов Уиттонби, - объяснил он. - Там я родился и вырос. Однако Лонгвейл по традиции достается старшему сыну вместе с титулом эрла Келси.
        - Здесь так красиво, и все же вы редко бываете тут, - пробормотала Леонора.
        - В настоящее время я не могу позволить себе часто приезжать сюда, - сказал Блэз, и она догадалась, что он не желает говорить об этом.
        С мебели заранее сняли чехлы, в каминах весело потрескивали поленья, но в доме чувствовался чуть заметный запах сырости и запустения. Тем не менее старинная мебель находилась в отличном состоянии, резные панели были натерты до блеска, а высокие зеркала отражали лившиеся в окна лучи заходящего солнца. И в просторном холле, и в уютной гостиной, куда Блэз провел ее, Леонора не заметила ни единой пылинки или темного пятнышка на серебряных подсвечниках и зеркальцах настенных светильников.
        Джульет удалилась следом за миссис Уилсон, пожилой домоправительницей. Лоренс распоряжался багажом, а дворецкий предложил Леоноре и Келси прохладительные напитки.
        - Спасибо, Уилсон. Я позвоню, когда мисс Винсент пожелает удалиться в свою комнату.
        - Очень хорошо, милорд.
        Ни Уилсон, ни его жена и глазом не моргнули, увидев сопровождавшую хозяина молодую особу, хотя Леоноре показалось, что экономка очень внимательно рассматривает ее. Трудно было решить, к какому выводу пришла эта женщина, которая явно обожала своего хозяина.
        - У меня мало слуг, - извинился Блэз, когда высокий, костлявый дворецкий удалился. - В один прекрасный день, - он лукаво посмотрел на Леонору и поднял бокал, - когда я сколочу состояние, я поселюсь здесь, найму полный штат слуг и буду время от времени принимать гостей, как и положено владельцу Лонгвейла.
        Леонора предположила, что это произойдет после свадьбы Келси. Жена родит ему наследников… Известие о свадьбе любимого разорвет ей сердце, однако она станет утешаться тем, что и ей когда-то посчастливилось обратить на себя внимание Блэза Дэнсера Келси.
        - Тогда я пью за этот день, - подняла свой бокал Леонора.
        Он подошел к ней, помог подняться и впервые после их разлуки в Бате привлек к себе и поцеловал.
        Одному Богу известно, как сложится ее судьба…

        Леоноре отвели покои не слишком далеко от спальни Блэза. Комнату называли Розовой - по вполне очевидной причине. В широкой, под пышным балдахином, кровати с шелковым покрывалом уже лежали грелки. Туалеты Леоноры Джульет разместила в большом гардеробе рядом с трельяжем, что стоял на туалетном столике с розовой шелковой обивкой.
        И не важно, что шелк кое-где начал разлезаться. Гораздо важнее то, что сегодня вечером Блэз придет к ней, в эту восхитительно-удобную постель, и они будут принадлежать лишь друг другу.
        Когда ужин закончился, Блэз позвонил, взял руку Леоноры и, поцеловав ладонь, загнул ее пальцы, словно хотел спрятать свой поцелуй.
        - Еще час, - пробормотал он. - Позволь, я зажгу для тебя свечу.
        На столике возле горящего канделябра лежали новые свечи. Блэз зажег одну из них и передал ее Леоноре. На его звонок прибежала молоденькая служанка.
        - Проводи мисс Винсент в ее комнату, Мэйзи, - приказал он. - Спокойной ночи, Леонора.
        Леонора послушно последовала за юркой фигуркой Мэйзи вверх по плавно закругляющейся лестнице. Джульет поджидала ее в Розовой комнате с лоханью горячей воды.
        - Я подумала, после такого долгого путешествия вам захочется хорошенько вымыться, - объяснила она, добавляя в воду ароматическую эссенцию.
        - Какая ты заботливая! - с благодарностью воскликнула Леонора. Она и сама подумывала, что неплохо было бы ополоснуться душистой водой, однако забыла отдать необходимые распоряжения.
        Леонора окончила омовение, и лохань унесли. Джульет вытащила грелки и помогла хозяйке забраться под одеяла, а затем погасила все свечи, кроме той, что была у нее в руках, и удалилась в отведенную ей комнату в самом дальнем конце коридора.
        Прогретая постель была мягкой и удобной, а потому, несмотря на усталость, Леонора быстро задремала. Она уже почти спала, когда в дверь кто-то тихонько постучал.
        Кем бы ни был этот посетитель, он не стал ждать приглашения войти.
        - Блэз?! - взволнованно прошептала Леонора.
        - Разве ты ждешь еще кого-то, любовь моя? - с мягкой усмешкой поинтересовался он, подходя к кровати.
        Леонора плохо различала нависшую над ней темную фигуру, но сразу узнала Блэза по едва различимому аромату свежести, сандала, бренди и чего-то неуловимого, присущего только ему.
        - Блэз! - восторженно прошептала она прерывающимся голосом и подняла руки, обнимая его за шею.
        Келси коротко рассмеялся и сбросил халат. Затем кровать прогнулась под весом его тела, и Леонора тут же оказалась в кольце сильных мужских рук.
        На нем не было ночной сорочки, и застенчивые руки Леоноры несмело заскользили по его гладкой коже. Он снял с ее головы чепчик с оборочками и тихо спросил:
        - Ты ждала меня, Леонора?
        - О да! - прошептала она в ответ. Услышав признание Леоноры, он тут же завладел ее губами.
        Застигнутая врасплох, Леонора задохнулась и приоткрыла губы, впуская его язык.
        Блэз обхватил лицо Леоноры ладонями, осторожно перебирая густые волосы, а затем потянулся и поднял подол ее сорочки.
        Рука Келси проследила безупречный контур женского тела, и он что-то пробормотал, вероятно, желая ободрить ее, так как Леонора инстинктивно сжалась от непривычного прикосновения. Лишь когда она вновь расслабилась, Блэз поднял голову и слегка передвинулся, накрыв обеими руками ее грудь.
        Леонора тихо ахнула от неведомых прежде ощущений. Волны удивительно приятных мурашек растекались по ее телу. Она открылась навстречу Блэзу, как бывало уже не раз. Он коснулся ее груди губами и принялся дразнить языком тугой сосок, а пальцы его добрались до ее самого потайного местечка.
        Блэз накрыл ее своим телом. Желание захлестнуло Леонору, и на мгновение она испугалась, что тело ее взорвется от нетерпения.
        Блэз приподнялся на локтях.
        - Тебе будет больно, но так надо, - пробормотал он и мощным рывком погрузился в нее.
        Леоноре действительно стало больно, но лишь чуть-чуть. На долю секунды у нее перехватило дыхание, но она уже чувствовала его плоть внутри себя и готова была с радостью вытерпеть любую пытку. Сейчас он принадлежал ей и только ей. Это была ее победа, миг ее торжества.
        Затем Блэз начал двигаться. Его губы нашли ее рот, и у Леоноры стремительно закружилась голова. Она обняла его и задвигалась под ним, чувствуя, как все внутри ее дрожит от блаженного ожидания какого-то чуда.
        Еще крепче обхватив его, Леонора прошептала:
        - Любимый мой!
        Тело Блэза сотрясла мощная дрожь, и он упал на нее, задыхаясь и ловя воздух ртом. Наконец сердце перестало гулко стучать в его груди, и лишь тогда он пошевелился, целуя ее в бьющуюся жилку на шее.
        Чуть погодя он откатился в сторону, привлек Леонору к себе и сплел свои ноги с ее стройными ногами, так что и теперь они словно были единой плотью. Сильные пальцы снова перебирали шелковистые волосы Леоноры. Он опять поцеловал ее, по-прежнему храня молчание.
        - Все в порядке? - обеспокоено прошептала Леонора, недоумевая, почему он ничего не говорит.
        - В порядке? - переспросил Блэз, с трудом сдерживая смех. - Девочка моя, да у меня нет слов, чтобы сказать, какая ты прелесть.
        - Значит, я не разочаровала тебя?
        - Нет, любовь моя. Это ты, вероятно, чувствуешь разочарование. Я так отчаянно хотел тебя, что желание оказалось сильнее моих благих намерений. Но обещаю, в следующий раз ты тоже испытаешь наслаждение.
        - Я ничуть не разочарована, Блэз. Мне кажется, большего наслаждения на свете просто не бывает. Ты подарил мне величайшее счастье.
        - А ты на редкость страстная женщина, - пробормотал он. Потом его рука скользнула на ее плечо, коснулась груди, после чего он медленно опустил подол ее сорочки. - Спи, любовь моя. У нас еще четыре недели, чтобы радоваться нашей страсти. Ты - лучшая возлюбленная на свете.
        Должно быть, это неплохой комплимент, сонно подумала Леонора, погружаясь в блаженную дремоту.

        На рассвете Леонора открыла глаза и увидела склоненное над ней лицо Блэза. Наверное, ее разбудили его легкие, почти неощутимые поцелуи.
        Она улыбнулась:
        - Блэз…
        - Скоро мне придется возвращаться к себе, - прошептал он. - Через полчаса встанут слуги. Но сначала…
        Леонора без колебаний прильнула к нему. Теперь они наслаждались близостью неторопливо, без спешки. На стороне Келси был опыт, но и Леонора мало-помалу становилась все смелее, обнаруживая, где и какие именно прикосновения нравятся ему.
        Его руки блуждали по ее телу, и Леоноре казалось, что она парит над бездной, поднимаясь все выше и выше. Тем не менее, подумала она, что-то тут не так. Прежде чем она успела понять, в чем дело, он довел ее до пика наслаждения, и она затрепетала в его объятиях.
        Спустившись наконец с небес на землю, она оторопела.
        - Но ты же… Тебя же…
        Леонора запнулась, не зная, как объясниться. Она не ощущала его внутри себя.
        - Знаю, любимая. Мне просто хотелось, чтобы и тебе было хорошо. Но сейчас ты увидишь, каким прекрасным может быть наше слияние.
        Он принялся ласкать ее снова, и, когда стал одной с ней плотью, она уже не изумилась начавшим сотрясать ее приступам дрожи, зная, что это предвестники восхождения на вершину. На сей раз, они достигли пика наслаждения вместе.
        А потом лежали, приходя в себя и радуясь тихому мерцанию нежности после яркой вспышки страсти.
        Наконец Блэз пошевелился.
        - Мне пора, любовь моя. - Он поцеловал ее в губы. - Завтрак будет в девять.
        - Я приду, - пообещала Леонора, цепляясь за его пальцы, пока могла до него дотянуться.
        В комнате было достаточно светло, и она отчетливо видела его фигуру: широкие плечи, тонкую талию, плоский живот и стройные, мускулистые ноги. Видела темные волоски на его груди, которые совсем недавно перебирала пальцами.
        Блэз поймал взгляд Леоноры и улыбнулся, завязывая пояс халата.
        - После завтрака я отведу тебя в конюшню. Можешь выбрать любую лошадь, мы с тобой прокатимся, и я покажу тебе поместье.
        Леонора, окончательно проснувшись, села, стыдливо прикрываясь простыней.
        - Твоя скромность просто удивительна, - пробормотал Келси. - Ведь ты видела меня - так неужели мне нельзя любоваться твоей прекрасной грудью?
        Леонора густо покраснела. Она была уверена, что ему уже никогда не удастся смутить ее, но оказалось, это было не так.
        - Я просто приберегаю угощение, - невинно ответила Леонора, хлопая ресницами с притворной застенчивостью.
        - Ах ты, плутовка! - воскликнул он на прощание и, взъерошив ее и без того растрепанные волосы, выскользнул из комнаты.
        Леонора услышала, как он тихо притворил за собой дверь, и принялась раздумывать, что же ей сегодня надеть. Она так и не собралась заказать амазонку… Все еще размышляя, она снова задремала.

        Последовавшие за этим дни были намного приятнее, чем ожидала Леонора. Они с Блэзом вели себя, как все влюбленные, - смеялись, старались улучить момент, чтобы дотронуться друг до друга и поцеловаться.
        Без сомнения, слуги догадывались об их отношениях - это было очевидно, однако все относились к своему хозяину со слепым обожанием.
        Леонора быстро вспомнила все навыки езды и верхом на гнедой лошадке сопровождала Блэза в поездках по имению. Показывая ей свои владения, он буквально светился от гордости, чем порядком изумил ее.
        Оказалось, что Келси внимательно следит за ходом дел в поместье. Более того, он также управлял и поместьем своего отца, маркиза. Леонора выяснила это, когда через несколько дней в Лонгвейл прискакал незнакомец, представившийся управляющим поместьем Уиттонби. Он был моложе, чем Фэлконер, управляющий Лонгвейла, но держался уверенно и разговаривал с Келси так же непринужденно.
        Блэз провел с обоими мужчинами целое утро, обсуждая дела, а затем, перед тем как выехать на дальнюю ферму, распорядился, чтобы подали легкий ленч. Келси представил Леонору как свою хорошую знакомую и хозяйку дома, часть которого он арендовал. Сначала она смущалась, но Вейнрайт - так звали управляющего из Хантсфорд-Тауэрз - ничуть не удивился, увидев ее.
        - Значит, вы бывали в Бате? - изумилась Леонора, ожидая, когда же Блэз присоединится к ним в столовой.
        - Да, мэм, а как же, - закивал Вейнрайт. - Я езжу туда каждый месяц - отчитаться перед его светлостью и попросить совета, если бывает нужно.
        - В самом деле?
        - Мы оба ездим в Бат, - добавил Фэлконер. - Но вы-то, мисс Винсент, вряд ли нас видите - ведь ваши комнаты наверху. Мы рассказываем его светлости о том, как идут дела во всех владениях Уиттонби. Пожалуй, не будь лорд Келси так заботлив, лорд Уиттонби давно бы распрощался со своими землями.
        - Мой отец разорился, когда выяснилось, что он не вполне благоразумно распорядился капиталом, - пояснил Блэз, входя в столовую. - Мне стало ясно: если я хочу унаследовать что-нибудь, помимо долгов, надо действовать. Не желаете ли еще эля?
        Он обращался к Фэлконеру и Вейнрайту, которые с готовностью подставили бокалы.
        - Благодарю вас, милорд, - заговорил Вейнрайт. - Я выпью за то, чтобы ваши задумки сбылись. Ничего не скажешь, все нововведения недешево нам обошлись, но, если бы не ваша прозорливость, после прошлогоднего неурожая мы бы точно не продержались.
        - Мне тоже кажется, что деньги были потрачены не зря, - кивнул Блэз.

        Ближе к вечеру Леонора расспросила его о планах и о деньгах, которые он считал потраченными с пользой.
        - Тебя выручает доход от клуба «Витус»? - поинтересовалась она.
        - Да. Мне пришлось действовать на свой страх и риск. Все наше имущество было заложено, а поместья не приносили почти никакой прибыли. «Витус», моя дорогая, стал нашим спасением.
        - Понятно, - только и ответила Леонора, однако ее мнение о человеке по имени Блэз Дэнсер Келси изменилось самым радикальным образом. Она и не представляла, что может полюбить его еще крепче, но чувство ее действительно стало гораздо сильнее.

        Глава четырнадцатая

        На смену апрелю пришел май. Весна нагрянула в буйстве зеленой листвы, и изгороди покрылись душистыми белыми цветами. Прежде Леонора никогда не замечала, до чего прекрасно это время. Небо казалось ей немыслимо голубым, птицы пели намного мелодичнее, чем раньше, а краски весны - зеленые, желтые, розовые и белые - как будто приобрели новое звучание. Все, включая и ее саму, трепетало от радости жизни.
        Однако всему на свете приходит конец - срок ее возвращения в Бат неумолимо приближался. Блэз должен был навестить своих родителей перед отъездом в Бат и говорил, что не может дальше откладывать этот визит.
        Леонора видела, что страсть его в эти последние дни шла на убыль. Он даже стал возвращаться в свою спальню после того, как ненадолго заходил в Розовую комнату. Леонора не возражала, не пыталась удержать его. Она понимала, что это означает. Она надоела ему, и таким образом он давал ей это понять.

        В день отъезда он проводил ее до Глостера. Почти всю дорогу они не разговаривали. Лоренс, занятый приготовлениями к поездке в Хантсфорд-Тауэрз, не сопровождал своего хозяина. Тем не менее, молчали они отнюдь не из-за присутствия третьего лишнего в лице Джульет. Похоже, им просто нечего было сказать друг другу.
        Поглощенная собственным счастьем, Леонора совсем забыла о Клариссе, однако, когда карета миновала мост и покатила по мощеным улицам Глостера, она вспомнила о своей подруге. Женщина, провожавшая Клариссу домой, благополучно вернулась в Лонгвейл и сообщила, что мисс Ворт доехала хорошо, но ведь это было четыре недели назад!
        - Интересно, как там Кларисса, - подумала Леонора вслух.
        - Не сомневаюсь, что отлично, - ответил Блэз. - Атли - хорошая добыча.
        Да, скоро Кларисса станет миссис Атли. Всеми уважаемой миссис Атли. Незачем было напоминать ей об этом.
        - Когда-то мне казалось, что ты интересуешься ею, - заметила она, наказывая себя и одновременно желая испытать Келси.
        Он усмехнулся, и на мгновение ей показалось, что к ней вернулся ее нежный, полный страсти возлюбленный.
        - Она хотела пофлиртовать, и я не возражал. Кроме того, ты была так решительно настроена против меня, что я решил слегка подразнить тебя.
        - Как галантно с твоей стороны, - отозвалась Леонора. Удовольствие оттого, что он, оказывается, с самого начала обратил на нее внимание, было омрачено грустью от близкой разлуки.
        Леонора отказала не только мистеру Атли, но и нескольким другим весьма достойным женихам ради Келси, а он, судя по всему, будет искать предлог, чтобы прервать их связь. В последние дни это стало совершенно очевидно. Ему не впервой деликатно расстаться с любовницей, сохранив добрые отношения, и подыскать себе другую. Пожалуй, нужно попытаться найти хоть какого-нибудь мужа. Вот только бы сердце так не болело!

        На следующее утро Леоноре подумалось, что Блэз спал так же скверно, как и она. Глаза его были обведены темными кругами, и даже любезная улыбка то и дело норовила исчезнуть с его лица.
        - К концу месяца я вернусь, - сказал он ей на прощание. - Мне пора заняться делами в клубе. Тогда мы и увидимся. До встречи, Леонора, и спасибо тебе, дорогая.
        Она кивнула.
        - И тебе спасибо, Блэз. Я была очень счастлива с тобой. - Ее душили слезы, но она не желала, чтобы он заметил, как тяжело дается ей расставание, и храбро улыбнулась: - До свидания.
        И, быстро повернувшись, села в карету.
        Блэз стоял и смотрел ей вслед; она посмела оглянуться лишь раз, но поняла, что навеки сохранит в сердце его образ.
        В эту бессонную ночь, которую они провели в разных комнатах трактира, она о многом передумала и решила принять приглашение герцогини Бродширской. Она проведет конец сезона в Лондоне, а затем отправится куда-нибудь на побережье.
        У нее не было ни малейшего желания оставаться в Бате - по крайней мере в ближайшем будущем.

        В Бате Леонора написала герцогине и лихорадочно принялась готовиться к отъезду.
        Она решила взять с собой и Долли, и Джульет. В особняке герцогини наверняка найдется, где устроить служанок, тем более что Леонора понятия не имела, вернется ли она когда-нибудь в Бат.

        Путешествие оказалось достаточно утомительным, но заняло всего два дня. Сокровища Чарлза были надежно спрятаны в чемодане под ее нарядными платьями. Зная, что теперь она очень богата, Леонора могла путешествовать в наемном экипаже, а не в дилижансе или почтовой карете.
        Суета сборов, приезды и отъезды, радушный прием в доме герцогини и волнения от пребывания в Лондоне так увлекли Леонору, что миновало несколько дней, прежде чем она спохватилась, что ее ежемесячное недомогание запаздывает. Неужели она беременна? Всю следующую неделю она прожила в сплошном беспокойстве, пока, наконец, не стало ясно, что это не просто задержка.
        Леонора блистала на раутах, балах и званых вечерах, посещала выставки, музыкальные вечера и концерты, так как герцогиня настаивала на том, чтобы милая мисс Винсент всюду сопровождала ее. Все было замечательно. Столица понравилась Леоноре, хотя девушка сочла Лондон несколько шумным городом, воздуху которого явно недоставало свежести.
        Многие джентльмены настойчиво ухаживали за ней, но ей никто не был мил, кроме Блэза Дэнсера, эрла Келси. А он в Лондоне не появлялся.

        Сезон подошел к концу, и все собирались разъезжаться по загородным имениям или толковали о том, как хорошо провести лето на побережье. Однажды утром лорд Грэт, проживавший в отеле «Сент-Джеймс», разыскал Леонору в маленькой гостиной Бродшир-Хауса.
        Он склонился перед ней со столь красноречивым видом, что ей не составило труда догадаться о цели его прихода.
        - Бабуля отсылает меня в Брайтон, - пожаловался Грэт.
        - В самом деле, милорд? Как это, должно быть, приятно.
        - Да, мэм, но сие означает, что нам придется расстаться. - Он тяжело упал на одно колено и протянул вперед руку. - Мисс Винсент, вы, без сомнения, знаете, с каким уважением, с какой привязанностью и нежностью я к вам отношусь. Короче говоря, мисс Винсент, я люблю вас. Вам все обо мне известно, и я смею надеяться, что вы удостоите меня высокой чести стать вашим супругом.
        Выговорив эту тираду, он выжидательно уставился на нее. Леонора набрала в легкие воздуха.
        - Прошу вас, поднимитесь и присядьте, милорд, - начала она серьезно. - Разумеется, я благодарна вам за такое высокое мнение о моей персоне…
        - Не отказывайте мне! - вскричал лорд Грэт и, с неожиданным проворством вскочив на ноги, схватил обе ее руки.
        Леонора осторожно высвободилась и жестом указала ему на стоящее рядом кресло. Он с недовольным видом уселся на самый краешек.
        - Я должна так поступить, милорд, - проговорила она. - Если я правильно помню, вы давно обручены с другой.
        - Значит, бабуля уже говорила с вами, - заключил он. - Мне все равно. Эмми не больше моего желает вступить в этот брак. Я могу убедить родителей…
        - Не советую - даже если бы вы были свободны, я все равно отказала бы вам.
        На мгновение он застыл, но тут же овладел собой. Бросил на нее проницательный взгляд и вздохнул:
        - Этот пройдоха Келси! Разве вы не знаете, что он не женится на вас?
        Леонора изо всех сил стиснула лежащие на коленях руки и с трудом сдержалась, чтобы не ударить лорда Грэта - если не рукой, то хотя бы ядовитым замечанием. Однако, овладев собой, она спокойно произнесла:
        - Милорд, вы вправе предполагать все, что вам угодно, однако мой ответ не изменится. Мне очень жаль, но я не могу принять ваше предложение.
        В этот момент в гостиную по какому-то делу заглянула герцогиня. Увидев Леонору в обществе своего внука, она замерла на пороге. Выражение лица Грэта ясно поведало ей, что тут произошло.
        - Я не помешала? - тихо поинтересовалась она.
        - Нисколько, мэм, - ответила Леонора, прежде чем Грэт нашелся, что сказать. - Наш разговор окончен. Лорд Грэт удостоил меня высокой чести и предложил стать его супругой, однако я, к сожалению, была вынуждена отказать ему.
        - Так я и думала, - кивнула герцогиня. - Грэт, что на тебя нашло? Ты обручился с леди Эмили, когда тебе было двадцать лет. Ты не вправе жениться на ком-либо еще.
        - Эмми - славная малышка, - капризно отозвался Грэт, - но она еще совсем ребенок. Я не люблю ее, да и я ей совершенно безразличен.
        - Милорд, советую вам повнимательнее присмотреться к леди Эмили, - мягко заговорила Леонора, несколько раз видевшая молодую девушку на званых вечерах. - Она - прелестное создание, и я не сомневаюсь, что вы будете очень счастливы в браке с ней.
        - Грэт, почему бы тебе не оставить нас? - тоном, не терпящим возражений, предложила герцогиня.
        Ее внук с достоинством удалился. Герцогиня покачала головой, а Леонора вздохнула с облегчением.
        - Прошу прощения, ваше сиятельство, - извинилась она, - я и не догадывалась, что он собирается просить моей руки.
        Герцогиня метнула в нее острый взгляд.
        - Полагаю, милая, вы были слишком увлечены своими собственными делами. Келси женится на вас?
        - Что? - ахнула Леонора.
        - Дитя мое, вы беременны. С февраля вы не думаете ни о ком, кроме Келси. А недавно, насколько мне известно, провели в его имении целый месяц.
        Леоноре показалось, что на нее обрушился потолок.
        - Как вы узнали? - только и сумела выговорить она.
        - Сплетни. Ваша служанка, Долли, слишком наивна, чтобы заподозрить что-либо, однако она очень горда тем, что вы, покидая Бат, оставили на нее весь дом.
        - Но она же не знает, что я ездила в Лонгвейл! Если только… Если только она не подслушала мои разговоры с Джульет! - простонала Леонора. - Господи, спаси и помилуй, а я-то надеялась, что никто ни о чем не догадывается.
        Герцогиня присела рядом с ней на кушетку.
        - Скажите, милочка, а Келси что-нибудь знает?
        - Нет! И не должен знать. Прошу вас, ваше сиятельство, ничего ему не говорите!
        - Почему? Разве вы не хотите выйти за него замуж?
        - О нет, хочу, больше всего на свете! Раньше мне казалось, что я не смогу это сделать из-за его занятия игорным бизнесом. Видите ли, мой отец…
        История ее отца была хорошо известна герцогине. Леонора собралась с мыслями и попыталась говорить более связно:
        - Теперь я вижу, что ошибалась. Мой отец поддался слабости, но никто не принуждал его ставить все наше состояние на карту.
        - Ага! - герцогиня накрыла пальцы Леоноры своей рукой. - Значит, вы уже не считаете Келси хищником, цель которого - вымогать последний грош у всякого встречного?
        Леонора улыбнулась:
        - Неужели я так думала?
        - Келси, моя милая, весьма самоуверенный юноша, решивший вернуть богатство своей семьи. Маркиз слишком стар, чтобы помогать ему, и Келси управляет не только своим клубом, но и несколькими поместьями. Большую часть долгов своего отца он уже выплатил, однако полностью привести семейные дела в порядок ему удастся не раньше чем через три-четыре года.
        Леонора потупилась, а затем подняла голову и встретила ясный взгляд герцогини.
        - Я многое узнала, когда была в Лонгвейле. Там я научилась ценить, какой он хороший человек, и теперь уже не страдаю глупыми заблуждениями.
        Герцогиня улыбнулась:
        - Вот и славно!
        Леонора улыбнулась в ответ:
        - Знаете, я так разозлилась, узнав, что он арендует нижнюю часть дома, который я получила в наследство, что готова была думать о нем самое худшее.
        - Значит, вы хотите выйти за него замуж… - Герцогиня убрала ладонь с руки Леоноры. - Вы любите его?
        Не было смысла что-либо отрицать:
        - Да.
        - Но не желаете, чтобы он знал о вашем интересном положении. Почему?
        - Потому, что Келси не любит меня, мэм. Он был уверен, что я предпринимала необходимые меры… Я не стану шантажировать его и принуждать к браку, если он этого не хочет.
        Герцогиня поджала морщинистые губы:
        - Очень интересно. Кстати, Леонора, не желаете ли отправиться на следующей неделе со мной в Брайтон?
        - Ваше сиятельство! Я буду очень рада. Хотя… Я думала, что мое состояние станет заметно только через месяц, и собиралась затем исчезнуть. Но вы узнали о моем положении, и мне не хочется, чтобы до Блэза дошли какие-либо слухи.
        - Другие не столь наблюдательны, однако… через несколько недель Келси все равно обо всем догадается. Вам же придется вернуться в Бат за своими вещами, и тогда он узнает правду.
        - В таком случае я пошлю в Бат Джульет. Ей можно доверять, она сумеет уложить все наши вещи, никому не говоря, где я и что со мной. Келси сможет арендовать весь дом, а мой доход от этого только увеличится.
        - Так вы намеревались исчезнуть из общества, скрыться?
        - Да. Я назовусь миссис Вейл, молодой вдовой, которая ждет ребенка.
        - Кажется, вы все предусмотрели. А денег у вас хватит?
        - Да, мэм, я достаточно богата, чтобы воспитать ребенка лорда Келси так, как должно; больше всего я буду сожалеть о том, что он - или она - не получит полагающийся титул и положение в обществе.
        - Ну, моя дорогая, я не стану вас отговаривать. Поступайте, как считаете нужным. Мне кажется, вы можете съездить со мной в Брайтон, тем более что ваше общество мне очень по душе. Если бы не некоторые весьма важные соображения, я была бы счастлива назвать вас внучкой.
        - Бедняжка лорд Грэт! Надеюсь, он быстро оправится от сегодняшнего потрясения.
        Герцогиня удалилась, а Леонора погрузилась в глубокое раздумье. Она уже показала драгоценности, найденные в столе дяди Чарлза, известному ювелиру и была приятно удивлена их стоимостью. Пока она решила повременить и не продавать их. Может быть, стоит заглянуть к другим оценщикам, прежде чем станет ясно, что и кому продавать.

        На следующее утро Леонора проснулась от приступа тошноты, а потому предпочла остаться дома и не поехала с герцогиней делать утренние визиты. До сих пор беременность не слишком беспокоила ее, и Леонора надеялась, что так будет и дальше, в противном случае пребывание в Брайтоне едва ли понравится ей, да и собеседница для герцогини из нее получится никудышная.
        К полудню Леоноре стало лучше, она оделась и села с книгой в гостиной, где так любила бывать в одиночестве.
        Неожиданно в дверь постучал дворецкий.
        - Пришел лорд Келси, мэм. Поскольку ее сиятельства нет, он просит разрешения переговорить с вами. Могу ли сказать ему, что вы дома?
        - Ни за что! - выпалила Леонора, не успев что-либо сообразить. Ее охватила паника, а к горлу снова подкатила тошнота. Не хватало только, чтобы ей стало дурно на глазах у Блэза! - Скажите ему, что я никого не принимаю.
        - Но вы же принимаете! - раздался с порога знакомый голос. Отодвинув плечом дворецкого, Келси быстро вошел в гостиную.
        - Милорд! - запротестовал слуга, забегая вперед эрла. - Мисс Винсент! - в отчаянии воззвал он к Леоноре. - Может быть, позвать на помощь?
        - Чтобы выпроводить его светлость? - Леонора сильно разволновалась, однако, чувствуя, что дурнота отступает, пришла в себя и заговорила непринужденным тоном: - Нет, едва ли это будет благоразумно. Все в порядке, Джонс. Я переговорю с лордом Келси, если он так настаивает.
        Почему он здесь? У герцогини не было времени, чтобы вызвать его сюда, и, кроме того, она обещала ничего ему не сообщать.
        Леонора не протянула Келси руку, так как боялась его прикосновения. Она понимала, что должна поскорее спровадить Блэза прочь, потому что еще немного - и ей не хватит выдержки.
        - Милорд… - натянуто заговорила она, когда дворецкий удалился. - Вы желали видеть герцогиню. Чем я могу вам помочь?
        Блэз подошел к ней почти вплотную и резко остановился, склонив голову в поклоне, как того требовала вежливость. Лицо его оставалось серьезным - он даже не улыбнулся.
        - Откуда такая холодность, Леонора? И почему ты здесь? Почему уехала из Бата?
        Неужели он думал, что она будет терпеливо ждать его после того, как он так изменился?
        Леонора вздернула упрямый подбородок.
        - Герцогиня пригласила меня погостить у нее. Я не обещала ждать тебя, Блэз. Мне казалось, что тебе этого не хочется. Вот я и решила воспользоваться приглашением герцогини.
        - Ты подумала, что я не хочу, чтобы ты дождалась меня? - недоверчиво переспросил он. - После всего, что мы пережили в Лонгвейле?
        Сердце Леоноры мучительно сжалось.
        - Я надоела тебе, - ответила она. - Приключение без любви, тайные свидания и риск позора - все это не по мне, Блэз, даже ради тебя. Поэтому я решила уехать.
        - Приключение без любви? - эхом откликнулся Келси. - Неужели ты так расценивала наши отношения, Леонора?
        У нее захватило дыхание. Все оказалось намного сложнее, чем она предполагала. Боль сжала сердце с такой силой, что лицо ее побелело, а к глазам подступили предательские слезы. Леонора потупилась, глядя на свои крепко стиснутые руки, и быстро заморгала. В один миг Келси рухнул на колени рядом с ней, накрыв своей широкой ладонью обе ее руки. Она вздрогнула, ощутив тепло его пальцев, и попыталась вскочить, но он не позволил ей.
        - Леонора, - хрипло заговорил Блэз. - Для меня наши отношения никогда не были просто приключением. Все дело в том, что я понял, как сильно тебя люблю - отсюда и моя рассеянность. Я просто не знал, что делать.
        - Ты… любишь меня?
        Его признание так поразило Леонору, что голос отказал ей, и она задала этот вопрос сдавленным шепотом.
        Келси кивнул.
        - Я разобрался в своих чувствах, лишь когда ты уехала, - ответил он. - Без тебя жизнь казалась мне лишенной всякого смысла, я примчался в Бат, горя желанием увидеть тебя и признаться в любви. Можешь представить себе мое отчаяние, когда я узнал, что ты уехала!
        - О, Блэз! - Она прильнула к Келси. - А я-то думала, что надоела тебе! О, любимый, прости меня!
        - Неужели, - медленно спросил он, и лицо его осветилось робкой надеждой, - моя догадка верна и я не безразличен тебе?
        - Я так давно тебя люблю! - тихо призналась Леонора.
        Прошло несколько минут, прежде чем он перестал целовать ее и заговорил снова:
        - Но, любимая, я знал, что не располагаю средствами, чтобы делать тебе предложение. Мне хотелось броситься следом за тобой, чтобы сказать о своей любви, - в конце концов, так я и поступил, но могу предложить тебе лишь заложенное поместье, кучу долгов и еще несколько лет, в течение которых я буду вынужден получать доход от клуба «Витус», чтобы окончательно поправить дела моей семьи.
        Леонора прикоснулась к его щеке и кончиком пальца разгладила морщинки вокруг глаз.
        - Ты хочешь на мне жениться? - с изумлением спросила она.
        - Отчаянно! - Взяв девушку за подбородок, он заставил ее посмотреть на него, как делал это и раньше. - Однако ты сама говорила, что я не гожусь даже в женихи. Может быть… может быть, ты передумаешь и выйдешь замуж за содержателя игорного притона, любовь моя?
        Келси не отрываясь, смотрел ей в глаза. Леонора безмятежно встретила его взгляд, так как теперь, после его признания, ничто на свете не могло ее смутить.
        - Блэз, я достаточно богата. У меня есть Моррис-Хаус, ценные бумаги и драгоценности, я собиралась кое-что продать, но если это поможет тебе разделаться с долгами…
        - Нет. Девочка моя, я не охотник за приданым. Я тысячу раз мог выгодно жениться. Мне нужна ты, а не твои деньги…
        - Но как мой муж ты будешь распоряжаться всем моим состоянием.
        - Нет, - повторил он. - С моими проблемами я справлюсь сам. Сейчас я не могу оставить клуб «Витус», даже если ты меня об этом попросишь.
        - А я и не прошу. - Она помолчала, раздумывая, как лучше всего объясниться. - Видишь ли, Блэз, я люблю тебя, а не кровожадного негодяя, которого воображала. Мое оправдание в том, что мой отец разорился, попав в лапы мошенника-шулера.
        Блэз невесело усмехнулся.
        - Я ни в чем тебя не виню. Признаюсь, что неразумные капиталовложения, которые сделал мой батюшка, весьма повлияли на мое мнение о биржевой игре. Я отлично тебя понимаю. Но ты еще не пообещала выйти за меня замуж!
        Она улыбнулась, глядя ему в глаза:
        - Обещаю.
        - Мы не будем слишком долго тянуть со свадебной церемонией, - заявил он. - Если позволишь, до свадьбы я переберусь к тебе на третий этаж в Моррис-Хаус. Кларисса уехала, и у Джульет теперь отдельная комната. Нас никто не будет беспокоить.
        - До тех пор, пока нам не понадобится детская, - пробормотала Леонора, неожиданно вновь заволновавшись. Блэз был уверен, что она предпринимала необходимые меры, чтобы избежать зачатия. А вдруг - по финансовым соображениям - он решит, что еще рано обзаводиться детьми?
        - Когда это произойдет, - спокойно отозвался он, - мы все равно останемся в Бате. Я не смогу жить в разлуке с тобой, если ты захочешь сразу уехать в Лонгвейл-Парк.
        - А я не смогу оставить тебя! Он тихо рассмеялся:
        - Рад это слышать. Когда-нибудь, когда я смогу оставить клуб «Витус», мы переедем за город, и я буду счастливейшим из смертных!
        - Ты похож на одно из тех созданий, что меняют окраску, приноравливаясь к своему окружению, - с нежностью заметила Леонора. - В городе ты утонченный светский джентльмен, в Лонгвейле - типичный деревенский сквайр. Но мне кажется, что, как и я, ты предпочитаешь жизнь на свежем воздухе.
        - Так оно и есть. Мы отлично подходим друг другу, любовь моя. Когда я был в Хантсфорд-Тауэрз, я сказал родителям о моем намерении просить твоей руки. Разумеется, они не станут препятствовать нашему браку. Мне бы хотелось, чтобы ты поскорее познакомилась с ними. Уверен, ты им очень понравишься.
        - После венчания, - твердо ответила Леонора. Вот и настала самая трудная минута в это нелегкое утро. - Полагаю, если у нас будет Специальное разрешение[Специальное разрешение на брак выдавалось в экстренных случаях, позволяя совершить венчание без предварительного оглашения.] , мы сможем обвенчаться через три недели?
        Блэз расхохотался.
        - Что за спешка, радость моя? Люди решат, что нам не терпится поскорее стать мужем и женой!
        - Благоразумнее всего обвенчаться как можно быстрее, Блэз. Любимый, я жду ребенка.
        Келси застыл, и Леонора испуганно сжалась, но, когда, наконец, осмелилась взглянуть на него, увидела, что лицо его сияет счастливой улыбкой.
        - Значит, твои предосторожности не помогли, - радостно заметил он.
        - А я ничего не делала, - чуть слышно призналась она. - Блэз, любовь моя, я хотела иметь от тебя ребенка, и мне было не важно, женишься ты на мне или нет. Я намеревалась исчезнуть из общества и поселиться в глуши, чтобы воспитать наше дитя настоящим джентльменом или леди.
        - Мне было ужасно интересно, что это за меры предосторожности ты предпринимаешь, милая, но я ни о чем не спрашивал, так как в глубине души не возражал, чтобы у нас появился малыш. Мне хотелось, чтобы обстоятельства принудили нас пожениться.
        Леонора ахнула:
        - Блэз!
        Он крепко поцеловал ее, прежде чем продолжить:
        - Если родится мальчик, он станет наследником рода Уиттонби. Господи, Леонора, я даже сказать тебе не могу, как я счастлив! Мы тихонько обвенчаемся в Лонгвейле, и несколько месяцев мне придется провести вдали от тебя, в Бате, хотя, наверное, Дигби справится с делами клуба и без меня. Никто не узнает, когда именно появится на свет наш ребенок - так мы избавимся от возможных пересудов.
        - Получается, все сложилось к лучшему, - с довольной улыбкой сказала Леонора.
        - Наша любовь, - ответил ей будущий супруг, - победила. Любовь оказалась важнее всех препятствий, которые, как мы думали, стояли у нас на пути.

        Лорд Джон Блэз Дэнсер родился в поместье Лонгвейл-Парк в феврале следующего года. Леонора, обессилевшая, но бесконечно счастливая, смотрела, как ее муж баюкает крохотного младенца, который когда-нибудь, если Богу будет угодно, станет эрлом Келси и через много-много лет унаследует титул маркиза Уиттонби. Слезы катились по ее щекам - наверное, от слабости, но, скорее всего, от самого настоящего счастья.
        Келси, отдав сына няньке, нежно поцеловал Леонору.
        - Ты сотворила чудо, женушка, - сказал он.
        Собственно говоря, эта заслуга принадлежала природе и искусству повивальной бабки, но Леоноре все равно было приятно, что он так думает.
        - Ты тоже имеешь к этому некоторое отношение, любимый, - пробормотала она и, слушая его радостный смех, погрузилась в блаженный сон.

        notes

        Примечания

1

        Титул, обладатель которого, согласно британской табели о рангах, стоит ниже маркиза и выше виконта. По традиции к эрлу обращаются «милорд». - Здесь и далее примечания переводчика.

2

        Имеется в виду семья английских архитекторов, внесших значительный вклад в городское планирование и разработку классической городской архитектуры. В основном они работали в Бате, где Джон Вуд-Старший (1704-1754) творил с 1720-х годов. В частности, он спроектировал Королевскую площадь. Его работу продолжил его сын Джон Вуд-младший (1728-1775), спроектировавший Залы Ассамблей.

3

        Да (франц.).

4

        Букв.: начальник кухни, шеф-повар (франц.).

5

        Очарован (франц.).

6

        Вдова (франц.).

7

        Англ. вариант имени св. Витта, который традиционно считался покровителем танцоров и плясунов.

8

        Историческое название хореи - заболевания, для которого характерны неконтролируемые судорожные движения. В средние века больные молились об исцелении св. Витту.

9

        Танцор (англ.).

10

        Анна Радклиф (1764-1823) - английская писательница. Ее готические романы отличались некоторой неуклюжестью стиля, однако оказали большое влияние на формирование литературных вкусов общества и развитие романтизма.

11

        Джейн Остин (1775-1817) - английская писательница, прославившаяся изумительным изяществом стиля и тонким чувством юмора. Героини ее шести романов чаще всего принадлежат к обедневшему дворянству. Незатейливые, мастерски описанные интриги традиционно оканчиваются счастливым браком по любви и расчету.

12

        Сэвил-Роу - улица в Лондоне, где располагаются ателье самых дорогих мужских портных.

13

        Имеется в виду заключенный на Венском конгрессе 1814-1815 гг. мирный договор, знаменовавший окончание наполеоновских войн.

14

        Морское сражение 21 октября 1805 г., в котором британский флот под командованием адмирала Нельсона разгромил французский и испанский флот недалеко от мыса Трафальгар. Благодаря этой блистательной победе, радость от которой была омрачена смертельным ранением Нельсона, Британия закрепила свое превосходство на море и более не опасалась наполеоновского вторжения.

15

        Эдуард Гиббон (1737-1794) - английский историк. Его полное иронии отношение к христианству в монументальном труде «История упадка и разрушения Римской империи» (1776-1788) было крайне неоднозначно воспринято современниками, однако постепенно его творение стало популярным.

16

        Блины (франц.).

17

        Намек на Амьенский договор между Францией и Британией.

18

        Имеется в виду Георг IV (1762-1830). С 1811-го, будучи еще наследным принцем Уэльским, он состоял регентом при своем отце, Георге III, впавшем в безумие. После смерти отца в 1820 году был провозглашен королем. Умный, склонный к изящным искусствам, Георг IV был не слишком популярен из-за бессердечного обращения со своей женой, Шарлоттой Брунсвикской.

19

        Королевский дворец в Лондоне, официальная резиденция монархов с 1637 по 1837 г.

20

        Специальное разрешение на брак выдавалось в экстренных случаях, позволяя совершить венчание без предварительного оглашения.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к