Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Фабио: " Поверь В Мою Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Поверь в мою любовь
        Фабио

        Действия, описываемые в романе, происходят на островах Карибского моря, во времена войны за американские колонии между Англией и Испанией.
        Капитан британского капера спас от испанцев красивую девочку-сироту. Когда она выросла, то безоглядно влюбилась в своего спасителя, и он ответил взаимностью. Молодые люди желают быть вместе, но для осуществления мечты им предстоит преодолеть много преград…

        Фабио Ланзони
        Поверь в мою любовь

        ГЛАВА 1

        Побережье Южной Каролины. Сентябрь 1742 г.
        Пронзительные крики нарушили тишину ночи. Вслед за этим над островом в темное небо взметнулись яркие языки пламени, наполняя все вокруг едким, удушливым запахом гари.
        Марко Главиано стоял на палубе своей шхуны «La Spada» и наблюдал в подзорную трубу за кровавой бойней, вспыхнувшей вдруг на острове Эдисто. Прислушиваясь к заунывному вою ветра и жалобному скрипу мачт, он не без тревоги смотрел, как одна за другой занимаются пламенем хижины на зеленом берегу. Мирные английские жители - мужчины, женщины и дети - выбегали из них и тут же падали под острыми саблями испанцев. Эта леденящая кровь резня казалась нелепой в эту сентябрьскую ночь на фоне величественного безмолвия спящего океана.
        Молчание нарушил Джузеппе, рулевой Марко, несущий ночную вахту.
        - Похоже, Карлос снова взялся за свое, капитан? Марко, сурово нахмурившись, кивнул:
        - Должно быть, этот набег нашего неприятеля на хлопковые плантации англичан - не что иное, как акт возмездия за тех четверых из его свиты, которых повесили десять дней назад в Чарлстауне. - Капитан презрительно фыркнул. - Как я ненавижу этих испанцев!
        - Однако, это не мешает тебе спать с Розой, - усмехнулся Джузеппе.
        Марко изобразил на лице кислую мину.
        - Между влечением к испанской женщине и желанием стереть с лица земли ее соотечественников существует большая разница.
        Джузеппе, темноволосый и темноглазый мужчина довольно хрупкого телосложения, откинув голову, рассмеялся от души.
        - А может быть, эта разница не такая уж и большая? Мне кажется, это все равно, что сравнивать саблю и пику.
        Марко ничего не ответил Джузеппе, так как все его внимание было приковано к берегу острова. Он наблюдал в подзорную трубу за происходящим там насилием, видя, как одному англичанину безжалостные варвары разрубили саблями спину и как какую-то перепуганную женщину бросили на землю и порвали на ней одежду, собираясь насиловать. Тихо простонав, Марко опустил подзорную трубу. Он ненавидел жестокость и насилие, царящие в этом мире, к которым просто не мог оставаться безучастным.
        - Думаю, нам придется пристать к острову и преподать этим ублюдкам достойный урок. Не могу спокойно смотреть на то, как измываются над ни в чем неповинными женщинами и детьми.
        Пробормотав «да, капитан», Джузеппе направил судно к острову, в то время как Марко громким голосом отдавал команды экипажу. Когда шхуна уже подошла достаточно близко к берегу, он вымазал лицо сажей, перезарядил пистолет и проверил острый край своей сабли. Ужасающая сцена на острове, свидетелем которой он стал, привела его в ярость и напомнила об отце, который тоже пал от рук испанцев.
        Марко Главиано родился и вырос в Венеции. Четыре года назад его отца, венецианского посла в Испании, обвинили в шпионаже и передали в суровые руки Инквизиции, которая не пощадила его, как и многих других.
        Узнав о смерти мужа, от разрыва сердца скончалась и мать Марко. Потеряв за несколько лет до этого свою единственную сестру Бьянку, которую унесла лихорадка, Марко к восемнадцати годам стал круглым сиротой. Озлобленный, испытавший удары судьбы, он становится морским пиратом и подбирает себе достойный экипаж из своих же соотечественников. Марко превращается в человека, которому чужды условности и религиозные догмы. В конечном итоге он оказывается в Новом Свете, где в Чарлстауне адмирал британского флота предоставляет ему долгожданную возможность отомстить врагам за содеянное. Марко становится капитаном одного из каперов[1 - Капер - судно, занимавшееся захватом (с ведома своего правительства) неприятельских судов или судов нейтральных государств, перевозящих грузы для неприятельского государства.] английского флота, ведущего войну с испанцами за колонии и морские пути. Как только шхуна уткнулась в наносную песчаную отмель, Марко велел убрать паруса, бросить якорь и спустить на воду баркас. Оставив на судне своего помощника, капитан отобрал из членов экипажа семерых наиболее преданных ему матросов,
включая старшего рулевого Клаудио и боцмана Луиджи, которые должны были отправиться с ним на берег. Следуя немногословным командам капитана, матросы спустились по веревочной лестнице в баркас и стали бесшумно грести.
        Не прошло и нескольких минут, как они добрались до берега; вытащили из воды баркас и, прячась за пышной, густой растительностью, поспешили туда, где бушевал пожар и раздавались дикие, исполненные страха и боли крики людей.
        Сделав знак своим матросам рассыпаться по берегу, Марко бросился к испанцу, измывавшемуся над женщиной. Этот жирный ублюдок, похожий на свинью, придавил к земле хрупкую, истошно кричащую женщину. Марко сбросил с нее насильника, который, испугавшись поначалу от неожиданности, быстро взял себя в руки и, исходя злостью, поднялся на ноги. Не потрудившись даже застегнуть свои штаны, испанец выхватил саблю и с яростным ревом бросился на Марко. Капитан успел отскочить в сторону и быстро отразил удар. Раздался звон сомкнувшихся клинков, и Марко заставил противника отступить. Когда же испанец снова бросился на него, он, уклонившись от удара, который легко мог снести ему голову с плеч, выступил вперед и нанес противнику удар в живот.
        Разделавшись с негодяем, Марко быстро повернулся к женщине. Он с сочувствием посмотрел на ее обезумевшее от страха избитое лицо. Склонившись, капитан одернул платье и помог ей подняться на ноги.
        - Беги, спрячься куда-нибудь, - велел он ей грубоватым голосом, - и оставайся там, пока не минует опасность.
        Судорожно кивнув, несчастная женщина нетвердой походкой направилась в спасительную гущу зарослей. Тут же к Марко подскочил еще один испанец. К счастью, Марко успел отразить и его удар. В последующие несколько мгновений в воздухе раздавалось оглушительное лязганье клинков, которые то и дело скрещивали противники. Через некоторое время капитан сумел рубануть клинком своей сабли испанца по руке и, застигнув его врасплох, нанес удар, оказавшийся для последнего роковым. Марко перевел дыхание. Сощурившись от едкого дыма, разъедавшего глаза, он быстро осмотрелся вокруг. Увиденное говорило о том, что его матросы тоже не теряли времени даром. Над Карлосом занесла свой меч Немесида[2 - Немесида - в древнегреческой мифологии - богиня возмездия, карающая за преступления.], и сделала она это здесь, на острове, где тот начал свою грязную кровавую охоту. Будучи капитанами лучших каперов своих воюющих стран, Марко и этот печально известный испанец сталкивались уже не раз. И как только Марко разглядел вдали фигуру своего проклятого врага, отчаянно размахивающего саблей, в его поле зрения попала вдруг девочка в
ночной рубашке и халатике, которая, по-видимому, выскочила из одной из немногочисленных хижин, еще не объятых пламенем пожара.
        Это была удивительная девочка, едва ли старше двенадцати лет; высокая и стройная, с густыми светло-каштановыми волосами, которые перебирал легкий ветерок. У нее было правильной формы милое личико, на котором вырисовывались пухлые губки, маленький, чуть вздернутый носик и большие лучистые глаза.
        Марко задержал внимание на хрупкой девочке по двум причинам. Во-первых, он никогда еще не видел такого красивого ребенка, а во-вторых, на лице этой девочки, казалось, не было и тени страха. Напротив, она смело и открыто смотрела прямо на Марко…
        Продолжая разглядывать девочку, капитан боковым зрением заметил, как к ней подбирается один из испанцев. Какой-то доли секунды хватило Марко на то, чтобы выхватить саблю и преградить противнику дорогу. Сделав несколько выпадов, капитан быстро уложил неприятеля. Когда испанский моряк упал на землю, Марко снова повернулся к девочке и не без удивления отметил про себя, как она совершенно спокойно восприняла то, что он убил человека. Марко огляделся и замер в нерешительности: Карлос, размахивая саблей, мало-помалу приближался к ним. И если он сейчас уйдет, то девочку непременно схватит какой-нибудь испанец, и тогда ей грозит гибель. Она же здесь одна-одинешенька, и ее просто некому будет защитить. Может быть, испанцы ее родителей уже убили?
        Марко знал, что эта озверелая шайка не пощадит и детей. Люди Карлоса не остановятся ни перед чем. Они не только изнасилуют эту крошку, но и подвергнут ее другим издевательствам, куда более страшным. От этой мысли Марко стало не по себе.
        И, глядя в невинные, доверчивые глаза девочки, он быстро принял решение.
        - Милая, оставаться здесь небезопасно, - заговорил Марко горячо и решительно. - Испанцы могут тебя обидеть. Поплывем со мной?
        Девочка кивнула и улыбнулась.
        Понимая, что надо как можно скорее отправить девочку в безопасное место, Марко быстро подошел к ней, обхватил ее тонкую талию и, приподняв, перебросил через плечо. Девочка нисколько не сопротивлялась и была легкой как перышко. Непривычная Марко нежность тронула его сердце, и он подумал о своей сестре Бьянке, которой так и не суждено было расцвести и превратиться в красивую девушку.
        Но с этой девочкой подобного не случится. Он не сумел спасти свою сестру, но жизнь этой крошки защитит во что бы то ни стало.
        Марко огляделся по сторонам, пытаясь понять обстановку. Его люди оставили на поле боя преимущество за собой, одних испанцев отправив на тот свет, других же обратив в бегство. Но Марко знал, что Карлос со своей шайкой обязательно вернется сюда позже и продолжит разбой и мародерство.
        Этой же девочки их поганые лапы не коснутся никогда.
        Марко свистнул, давая знак матросам возвращаться на судно, и зашагал с девочкой к тому месту, где они оставили свой баркас.
        Но не успел он сделать и десяти шагов, как на него с визгом набросилась какая-то старуха в ночной рубашке и чепце и принялась изо всех сил колотить его кулаками по спине.
        Придерживая девочку, Марко выхватил саблю и, мрачно нахмурившись, уставился на маленькую, свирепого вида женщину.
        - Или ты сейчас успокоишься, женщина, или встретишь свою смерть! - прорычал Марко.
        Однако старуха и не думала отступать.
        - Отпусти ребенка немедленно, сукин ты сын!
        - Кем тебе доводится этот ребенок? - сурово спросил Марко.
        - Я его няня.
        На это Марко лишь презрительно фыркнул и снова зашагал к баркасу.
        - Если вы и вправду няня этой девочки, то должны заботиться о ее благополучии. Я имею в виду то, что подонки сюда еще вернутся.
        - И что же, интересно, вы собираетесь делать с этим ребенком, мой дорогой спаситель? - не унималась няня, торопливо шагая вслед за Марко.
        - Я увезу девочку туда, где она будет в полной безопасности, - отрезал он.
        - В таком случае, вы должны взять меня с собой! - решительно заявила старуха. К тому времени они добрались до баркаса.
        - Ну, хорошо, - с неохотой согласился Марко, - но если тебе хоть немного дорога жизнь, я бы советовал тебе придержать язык.
        Няня тут же угомонилась, и Марко помог им с девочкой забраться в баркас, после чего и сам присоединился к ним.
        Вслед за ними в баркас запрыгнул Луиджи и с явным неодобрением посмотрел на девочку и старуху.
        - Вы решили заняться похищением детей, капитан? - с усмешкой спросил он.
        Марко одарил своего боцмана свирепым взглядом.
        - Я спасаю детство этой девочки, а ты лучше тоже придержи свой язык.
        Луиджи, догадавшись, что шутка его оказалась несколько неуместной, замолчал; не решились заговорить и другие матросы, ограничиваясь лишь подозрительными взглядами в сторону девочки и ее няни. Баркас медленно приближался к судну, пушка которого выстрелила по шхуне Карлоса, удалявшейся в южном направлении. Убедившись, что судно неприятеля ничуть не пострадало от выстрела, Марко невольно выругался.
        Кристина Эббот сидела напротив Марко и наблюдала широко раскрытыми глазами за ходом самого захватывающего в ее жизни приключения. Когда этой ночью Кристину разбудили громкие, испуганные крики соседей, она поначалу испугалась. Но весь страх ее улетучился в тот миг, когда она выскочила на улицу и увидела неподалеку от дома, где они жили с няней, этого высокого, светловолосого пирата. Как зачарованная, Кристина уставилась на него, не в силах отвести взгляд. Вместо рубашки на незнакомце был короткий кожаный жилет с нагрудными отделениями для пистолетов и кинжалов. Неяркий, серебристый свет луны обрисовывал каждый мускул его красивых, сильных рук и отражался в золотой серьге, свисавшей с одного уха, и острой сабле, которую он сжимал в руке. Ветер безжалостно трепал широкие брюки пирата, за которыми угадывались сильные, мускулистые ноги. Этот незнакомец с перепачканным сажей лицом, взгляд которого пригвоздил Кристину к месту, показался ей самым восхитительным пиратом из всех, когда-либо виденных ею. Странно, но Кристина не испытывала к этому человеку никакого страха, напротив, его суровая красота
буквально покорила ее. И сейчас она любовалась его точеным лицом. Прямой нос, решительный подбородок, красиво очерченные губы, голубые глаза. Девочка смотрела, как ветер вздымает его светлые пряди. Он напоминал ей какого-то мифического героя из «Тысячи и одной ночи».
        Приподняв Кристину, Марко помог ей взобраться по лестнице на палубу большого, двухмачтового судна, чуть спущенные паруса которого раздувал ветер. Когда вслед за ней поднялись остальные матросы, девочка, сгорая от любопытства, огляделась по сторонам, подмечая все: и пушку, и канаты, и такелаж.[3 - Такелаж - все снасти на судне, служащие для управления парусами.] Не могла она оставить без внимания и бегающих по палубе кур и поросят, а также суровых бородатых матросов в темных костюмах и треуголках, разглядывающих ее с Эспер с явным любопытством.
        Отдав приказ сняться с якоря и взять курс на юг, капитан, повернувшись к Кристине и ее няне, сказал:
        - А вы двое следуйте за мной.
        Кристина перевела взгляд на Эспер, и, когда та молча кивнула, они безропотно побрели за грозным капитаном, который направлялся к трапу. Спустившись вниз, девочка невольно поморщилась от царившего здесь запаха испорченной пищи и испражнений животных и была несказанно рада, когда они прошли, наконец, узкий коридор и вошли за капитаном в маленькую каюту. При тусклом свете масляной лампы Кристина разглядела небольшую смятую постель и стол, на котором стояла высокая медная кружка, секстант[4 - Секстант - угломерный астронавигационный инструмент, употребляемый для измерения высот небесных светил при определении местонахождения корабля.] и лежала груда карт. Оказавшись в каюте, Эспер тотчас же накинулась на капитана:
        - Я требую, сэр, чтобы вы немедленно отвезли нас с девочкой домой.
        Марко, казалось, пропустил слова старухи мимо ушей и, намочив в тазу с водой край полотенца, принялся, не торопясь, стирать с лица сажу.
        - Об этом не может быть и речи, по меньшей мере до тех пор, пока мы кое-что не выясним. - Он махнул головой в сторону койки. - Присаживайтесь, прошу вас.
        Лицо Эспер исказила маска ненависти. Сжав кулаки, женщина уставилась на Марко.
        - Если ты, сукин сын, думаешь, что тебе удастся затащить одну из нас к себе в постель, то ты глубоко заблуждаешься!
        К удивлению Эспер, выдавшей столь гневную тираду, Марко громко рассмеялся. Кристина невольно залюбовалась его ровными, белоснежными зубами и веселыми искорками, вспыхнувшими в красивых голубых глазах. «О, как восхитителен этот пират, - думала девочка, - и особенно сейчас, когда смыл сажу с лица».
        - Не обольщайся, женщина, - сказал Марко Эспер. - Неужели ты думаешь, что я так истосковался по женскому обществу, что наброшусь сейчас на тебя? Я просто предложил вам с девочкой присесть и сделал это из элементарной вежливости.
        Метнув на пирата гневный взгляд, Эспер взяла Кристину за руку, и они неуверенно присели на край постели.
        Марко видел, как они пристально смотрят на него: няня, презрительно поджав губы, исходя злостью, и девочка, устремив доверчивый взгляд, полный восхищения. Он не смог удержаться и подмигнул этому маленькому ангелу. Она улыбнулась ему в ответ, и на щеках ее появились очаровательные ямочки. Марко неожиданно для себя вдруг подумал о том, как хорошо, должно быть, иметь такую маленькую сестренку-шалунью, баловать ее и заваливать подарками.
        Потом Марко перевел взгляд на няню девочки и заметил злой, мстительный блеск в ее глазах, от которого ему стало не по себе.
        - Как вас зовут?
        - Девочку зовут Кристина Эббот, - недовольным голосом ответила няня, - а меня Эспер Бейнбридж. А с кем имеем честь говорить мы?
        - Меня зовут Марко Главиано, - лениво протянул Марко. - Я - капитан капера Его Величества, воюющего с испанцами.
        - Капитан капера! - презрительно фыркнула Эспер. - Значит, ты ничем не лучше самого последнего пирата!
        Губы Марко тронула улыбка, и он решил перевести разговор на другую тему.
        - Что привело вас с девочкой на остров Эдисто? Глаза Эспер сузились.
        - Эта малышка - круглая сирота. Ее родители погибли во время кораблекрушения, которое произошло недалеко от побережья Северной Каролины около года тому назад. Ее опекун, проживающий в Чарлстауне, не слишком-то любит детей, поэтому он и отправил меня с девочкой на остров Эдисто, где отвечала за воспитание и обучение Кристины уже я.
        Марко слушал женщину, с трудом сдерживая гнев.
        - Неужели этот ваш опекун настолько глуп, мадам? Разве ему неизвестно, что Англия и Испания в настоящее время пребывают в состоянии войны, и такие острова, как Эдисто, чаще других подвергаются набегам испанцев?
        Эспер заметно ощетинилась.
        - В мои обязанности, сэр, не входит диктовать опекуну Кристины решения, которые ему следует принимать.
        - В таком случае, ты так же глупа, как и он, женщина, - резко ответил Марко и, полностью игнорируя гневный вопль Эспер, перевел взгляд на девочку. - Поскольку у ребенка нет родителей, а ее опекун полностью пренебрегает своими обязанностями, думаю, ей будет лучше всего жить на одном из островов Карибского моря, который занимаю я со своими людьми Девочку предложение Марко заинтересовало, тогда как ее няню оно же привело в бешенство.
        - Что ты еще предложишь?! Я наслышана об этих ваших грязных притонах, которыми кишмя кишат острова Карибского моря. Там только и делают, что пьют, распутничают и занимаются еще Бог знает чем! И можешь не сомневаться: мы туда не поедем!
        Марко с трудом подавил усмешку.
        - Уверяю тебя, вы с девочкой будете там в полной безопасности. Неужели тебе и в самом деле кажется, что на Эдисто вам будет спокойнее, чем на моем острове? Я достаточно хорошо знаю Карлоса, человека, который напал сегодня на ваше селение, чтобы быть уверенным в том, что он не пощадит ни тебя, ни ребенка, когда вернется на остров.
        Эспер судорожно перевела дыхание и замолчала. Марко посмотрел на девочку.
        - Пусть решит ребенок, где ему будет лучше. - Кристина подняла на Марко глаза, и он приблизился к ней. - Ты все время молчишь, милая, - сказал Марко нежно. - Скажи мне, ты боишься пиратов?
        Девочка решительно покачала головой.
        - Нет. Я думаю, что вы все хорошие люди. Услышав это, няня что-то злобно проворчала, а Марко заулыбался. Голос девочки был таким красивым, таким мелодичным и звонким.
        - В таком случае, что ты хочешь: вернуться на свой остров или следовать со мной в Карибское море?
        Лицо девочки озарила радостная улыбка.
        - Я хочу жить на твоем острове.
        Не обращая внимания на Эспер, которая что-то неодобрительно пробубнила, Марко, охваченный отеческим чувством, протянул руку и легонько коснулся нежной щечки девочки.
        - Все будет так, как ты захочешь, милая. Такое положение дел явно не устраивало Эспер.
        - Сэр, я требую, чтобы вы немедленно отвезли нас назад на остров!
        Марко на это лишь пожал плечами.
        - Девочка уже сделала свой выбор, а что касается тебя, женщина, то ничего не доставит мне большего удовольствия, чем избавиться от тебя.
        Эспер всю трясло от злости.
        - Если ты думаешь, что я позволю себя утопить и ты после этого отвезешь девочку на свой проклятый остров, чтобы неизвестно что с ней сделать, то у тебя явно мякина вместо мозгов!
        - Значит, этот вопрос можно считать решенным, - не обращая внимания на Эспер, спокойно произнес Марко. - Вы с девочкой будете пользоваться моей каютой до тех пор, пока мы не купим вам в одном из прибрежных городков что-нибудь из одежды. Он нежно посмотрел на девочку. - Спокойной ночи, милая.
        - Спокойной ночи, пират, - прошептала она в ответ.
        Когда дверь каюты за Марко закрылась, Эспер принялась сердитым голосом бранить свою воспитанницу.
        - Почему ты сказала этому разбойнику, что хочешь отправиться с ним на его чертов остров?
        Кристина с вызовом вскинула подбородок.
        - Во-первых, он спас нас от разбойников, а во-вторых, он мне понравился.
        - Но вот понравится ли тебе то, что ему и его дружкам захочется с тобою сотворить? - не преминула съязвить Эспер.
        Кристина смерила няню удивленным взглядом.
        - Марко не обидит нас. Он же обещал.
        - Значит, для вас, дерзкая мисс, он стал уже Марко? - негодующе воскликнула Эспер. - И ты что, поверила обещаниям этого варвара?
        - Он сказал правду, - не сдавалась Кристина. - Дядюшка Чарлз не должен был отправлять нас на этот остров. Там небезопасно. Испанцы обязательно вернулись бы туда и убили нас.
        - Если бы ты сидела дома и не высовывала носа, ничего бы этого не случилось.
        - Если бы я не вышла на улицу, эти негодяи убили бы нас прямо в доме.
        Эспер беспомощно простонала и повернулась, чтобы поправить смятую постель.
        - В любом случае, сейчас мы должны немного отдохнуть, - пробормотала она усталым голосом, поговорить об этом можно и утром.
        Эспер потушила лампу. Кристина сбросила свой халатик и улеглась вместе с няней на узкую койку капитана. Девочка долго не могла уснуть, перед глазами стояли события этой ночи. С тех пор как год назад она потеряла родителей, жизнь ее стала похожей на темницу, где единственной ее собеседницей была няня, сторонница строгой дисциплины и любительница читать бесконечные нравоучения. Но сегодня ночью ее взял к себе красивый и мужественный пират и теперь увозит с собой, на встречу захватывающим приключениям! Кристина с нетерпением ожидала наступления завтрашнего утра.
        Марко! Какое красивое у него имя! Снова и снова девочка вспоминала высокую, мускулистую фигуру капитана, веселые искорки в голубых глазах и нежность его улыбки.
        Она вспоминала, как легонько коснулись ее щеки его сильные, теплые пальцы, и при этом ее охватила удивительно сладкая дрожь. Кристина понимала, что была еще слишком юной девочкой и все же сердцем чувствовала, что этот красавец-принц полностью изменит всю ее жизнь.
        Лежащая рядом с девочкой Эспер, тоже долго не могла уснуть, хотя совсем по другой причине. У нее все внутри сжималось от страха и бессильной злости при мысли о том, что они с девочкой стали пленницами этих дикарей-пиратов. Кристина, наивная дурочка, решила, конечно, что они отправились в некое удивительное путешествие, но Эспер понимала куда больше своей воспитанницы. Она доверяла этим мародерам-итальянцам ничуть не больше, чем испанцам.
        И еще одно обстоятельство тревожило старую женщину. Кристина была наследницей довольно большого состояния, хотя сама девочка об этом ничего не знала. И Ричард Эббот, ее отец, собирался вверить его будущему мужу своей дочери. Эспер Бейнбридж очень хорошо понимала, что пираты, в руки которых они попали, ни за что на свете не должны узнать о том, как в действительности богата Кристина. В противном же случае эти мерзавцы обязательно попытаются похитить бедняжку, чтобы запросить за нее значительный выкуп…
        Марко Главиано стоял на палубе своей красавицы-шхуны, рассекающей прозрачные воды Атлантики. На губах его играла несколько смущенная улыбка. Сегодня ночью он спас ребенка. Вообще-то, Марко старался ничем не обременять свою жизнь, предпочитая свободу и независимость.
        И дело было вовсе не в том, что присутствие на судне этой девочки повлечет за собой ряд трудностей - о ней вполне может позаботиться няня. Просто Марко едва ли представлял себя в роли отца, которым, по всей видимости, ему придется стать по возвращении на остров.
        Может быть, его беспокоило то чувство, которое пробудила в нем эта девочка? Когда она смотрела на него таким открытым и доверчивым взглядом, Марко переполняли ощущения, которых он давно уже не испытывал, наверное, с тех пор как потерял семью.
        Да, это была поистине удивительная девочка. И если она останется жить на его острове и превратится постепенно в восхитительную молодую женщину, все мужское население острова будет от нее без ума.
        А сейчас Марко едва ли мог позволить себе думать о подобных вещах. Ведь еще не решена его главная задача: он должен уничтожить своих заклятых врагов - испанцев.

        ГЛАВА 2

        Четыре дня спустя. Карибское море.
        Шхуна «La Spada» вошла в голубые воды Карибского моря. Белоснежные паруса надувались ветром, и нос судна стремительно рассекал волны.
        Марко стоял у штурвала и вглядывался в яркую линию горизонта, ожидая в любую минуту увидеть там землю. Над головой, пронзительно крича, носились чайки, верные предвестники близкой земли. Они то и дело устремлялись вниз, к воде, куда матросы бросали им корки черствого хлеба.
        Рядом с Марко стояла Кристина. Сегодня на ней была надета простая рубашка из грубого полотна, которую наспех сшила ей няня. Отрез ткани, иголки и нитки принес Марко. Сама же сварливая женщина стояла в нескольких шагах от Марко и Кристины, рядом с фальшбортом[5 - Фальшборт - продолжение борта выше открытой верхней палубы.], и, подбоченясь, с недовольным видом наблюдала за ними.
        Марко не без гордости думал о том, что девочка получает огромное удовольствие от путешествия на шхуне. Она стояла рядом с ним и широко открытыми зелеными глазами всматривалась в далекую линию горизонта. Ветерок ласково перебирал блестящие пряди ее длинных светло-каштановых волос. Все эти дни Кристина не отходила от Марко ни на шаг, к большой, однако, досаде своей няни. Марко же прекрасно себя чувствовал в компании девочки, которая смотрела на него с удивительно милой улыбкой и никогда ничего не требовала. Кристину, казалось, интересовало на шхуне практически все. Она буквально засыпала Марко вопросами, и он терпеливо отвечал на каждый из них. Понемногу и матросы стали привязываться к девочке. Патрицио, плотник Марко, знакомил ее с тонкостями своего мастерства; Франциско, штурман, показывал, как надо обращаться с фалом[6 - Фал - снасть, служащая дня подъема парусов кормового флага и т. д.] и поднимать кливер[7 - Кливер - один из передних треугольных косых парусов.]. Марко не мог без смеха вспоминать, как однажды утром обнаружил Кристину на палубе, которую она энергично чистила песчаником вместе с
несколькими матросами. А не далее как вчера ему пришлось снимать эту маленькую, проворную обезьянку с выбленок[8 - Выбленки - ступеньки снастей такелажа, которые вяжут специальными узлами], на которые она вскарабкалась вслед за двумя матросами. Они закрепляли там грот[9 - Грот - прямой парус, самый нижний на грот-мачте, (второй мачты от носа судна], сорванный сильным порывом ветра. Когда же Кристина отчитала Марко за его чрезмерную опеку, он от души расхохотался.
        Теперь же она тихонько потянула Марко за рукав, и он с улыбкой посмотрел на нее.
        - Да, милая?
        - Скоро покажется Isola del Mare? - поинтересовалась Кристина.
        «А она умная девочка», - подумал Марко. Он ведь всего каких-нибудь пару раз упоминал в ее присутствии название своего острова.
        Взъерошив волосы Кристины, Марко ответил:
        - Да, милая. Мы очень скоро увидим землю. Девочка кивнула.
        - А что означает название этого острова?
        - Остров в море, - ответил Марко.
        - Это название итальянское?
        - Да.
        Кристина заулыбалась.
        - И ты тоже итальянец?
        - Вообще-то, я венецианец.
        - А что привело тебя в Америку?
        Марко не сразу ответил на этот вопрос. Он редко говорил о причинах, побудивших его приехать в Новый Свет. Но к Кристине почему-то он испытывал доверие и мог рассказать ей о многом.
        - Я потерял родителей, - произнес Марко сдержанно. - И виноваты в этом испанцы.
        И без того огромные глаза девочки стали, казалось, еще больше. Она взяла Марко за руку и сказала ему не по-детски серьезным голосом:
        - Как это ужасно! Расскажи мне, пожалуйста! Любой взрослый человек, обратившийся к Марко с подобной просьбой, вряд ли что-то услышал бы. Но не ответить сейчас этой девочке он просто не мог. Слишком нежно сжимала она его руку. Марко вздохнул.
        - Мой отец был преуспевающим венецианским торговцем шелка. Лет пять тому назад его назначили послом Венеции в Испании. Когда он был в этой проклятой стране, у него закрались подозрения, что испанский престол утаивает от римского папы причитающуюся часть золота и серебра. Драгоценные металлы вывозили испанские галеоны[10 - Галеон - судно, корабль.] из Южной Америки. - Выражение лица Марко стало суровым. - Во время своей последней поездки в Испанию отец хотел подтвердить свои подозрения, а потом связаться с Римом. Однако, он ничего не успел предпринять, его схватили и передали инквизиции, которая его и убила.
        - Как все это печально! - удрученно произнесла Кристина. - А остальные члены твоей семьи? Что стало с ними?
        - Мать не смогла пережить смерть отца. Не прошло и года, как она тяжело заболела и умерла.
        - Мне очень жаль. А братья или сестры у тебя были?
        Марко посмотрел на девочку с бесконечной нежностью.
        - У меня была старшая сестра, Бьянка. Но в шестнадцать лет, когда она приехала домой на каникулы из своей школы, ее унесла лихорадка.
        Кристина сжала руку капитана.
        - Бедный Марко. Значит, ты тоже сирота, как и я? Капитан кивнул, к удивлению признавая то, что сейчас слова эти не слишком-то разбередили его душу, как это бывало раньше.
        - Да, у нас с тобой много общего. Мы с тобой бедные, потерявшиеся ягнята.
        На юном лице девочки появилось суровое выражение.
        - А в смерти моего отца и мачехи испанцы не виноваты. Они погибли во время кораблекрушения.
        - Я знаю, милая, - сочувственно произнес Марко.
        - И ты теперь сражаешься с испанцами, чтобы отомстить за смерть своих родителей?
        - Должен сказать, что для своего юного возраста ты очень мудра.
        - Ты отнимаешь у них сокровища, чтобы наказать их за то, что они обманывают римского папу?
        Марко с трудом подавил улыбку.
        - В каком-то смысле, да. Девочка нахмурилась.
        - Эспер называет тебя грязным разбойником. Но я думаю, что ты просто замечательный. - Она устремила на Марко свой восхищенный взгляд. - И очень красивый. - Эта бесхитростная детская лесть заставила Марко впервые за двадцать два года его жизни по-настоящему покраснеть! Он был совсем не готов к тому, что эта девочка будет боготворить его, как какого-нибудь сказочного принца. Ее уважительное отношение придало Марко еще больше нежности и желания заботиться об этой милой крошке.
        Оглянувшись и поймав на себе убийственно тяжелый взгляд няни, он осторожно высвободил свою ладонь из руки Кристины и заговорщическим тоном ей прошептал:
        - Не считай меня слишком распрекрасным, милая, а то твоя няня точно убьет меня прямо в постели.
        Почти тотчас же загорелой руки Марко коснулась маленькая ручка девочки, и взгляды их встретились.
        - Не волнуйся, я не допущу этого. Я буду тебя защищать.
        Марко изобразил на своем лице изумление.
        - Ты будешь сражаться со своей няней из-за меня, милая?
        Спокойно посмотрев в сторону Эспер, Кристина снова перевела взгляд на Марко.
        - Я бы с радостью задушила ее.
        Кристина была сейчас такой милой с этим решительным выражением на своем очаровательном личике, что, если бы не неустанный контроль со стороны няни, Марко точно бы притянул девочку к себе и, радостно смеясь, закружил ее по палубе.

***

        - Вон там, милая, взгляни.
        Спустя десять минут Марко и Кристина уже стояли у леера[11 - Леер - судовое устройство, служащее для ограждения бортов. Предохраняет от падения людей за борт]. Он протянул девочке подзорную трубу, чтобы она могла рассмотреть показавшийся, наконец, на горизонте Isola del Mare. Этот большой остров уютно устроился среди цепочки более мелких. Кристина рассмотрела там зеленую стену пышной растительности, сверкающие белизной пляжи, ряд небольших домиков и вдалеке невысокий холм, состоящий, должно быть, из вулканической породы. Внимательно вглядевшись в береговую линию, девочка заметила там целые груды блестящих кораллов и черных камней. Она видела, как медленно ползет по берегу рак-отшельник, а неподалеку устало тащится большая черепаха. К западу от берега было видно небольшое болотце, где великолепные розовые фламинго охотились за креветками.
        Кристина вернула подзорную трубу Марко.
        - Какой красивый остров! И здесь ты живешь?
        - Да. Раньше здесь жили английские плантаторы. После того как они отсюда уехали, Британский флот передал этот остров мне.
        - Значит, здесь мы и будем жить? - Да.
        Кристина с довольным видом кивнула, и Марко пошел выполнять свои непосредственные обязанности. Девочка опустила глаза и принялась внимательно изучать дно океана с его удивительными водорослями, крошечными соцветиями кораллов и бесчисленными косяками рыб. Вот совсем рядом с судном проплыл красавец-дельфин, отчего рыбы пришли в некоторое замешательство…
        Марко подошел к Джузеппе, стоящему у штурвала, и был неприятно удивлен, что тот совсем позабыл про свои обязанности и глазеет на Кристину.
        Когда же приказ Марко развернуть судно никак на Джузеппе не подействовал, он отпихнул рулевого в сторону, взялся за штурвал сам и, положив право руля, стал выкрикивать приказы матросам.
        - Ты что, голубчик, рехнулся? - набросился Марко на Джузеппе. - Ты что, ослеп и не видишь впереди коралловые рифы? Еще немного, и мы бы разбились вдребезги.
        - Прости, капитан, - поспешил ответить Джузеппе, по-прежнему глядя на Кристину. - Просто я задумался о своей будущей невесте.
        - Ты имеешь в виду эту девочку? - недоверчиво переспросил Марко, поворачивая штурвал. - Не слишком ли ты развращен? Она ведь совсем еще ребенок!
        Джузеппе решительно замотал головой.
        - Еще пару годиков, и она превратится в маленькую женщину, которая очень даже меня устроит. - Его темные глаза смотрели на Марко серьезно. - Пусть она будет моей, и, клянусь, я сделаю ее своей королевой. Прежде всего я найду священника, пусть даже если мне придется идти за ним до самой Гаваны.
        - Да ты в своем уме?! - вскричал Марко все больше распаляясь. - И через два года девочка эта еще будет ребенком. Ей надо время, чтобы вырасти и созреть. Ребенок - это прежде всего дитя, а не чья-то будущая невеста.
        - Между прочим, моя кузина Кармелина вышла замуж в пятнадцать лет, - не сдавался Джузеппе.
        - Знаю, - ответил Марко, - но не думаю, что это правильно. Такая юная девочка просто не сможет заботиться о муже и детях.
        Однако Джузеппе не думал соглашаться.
        - Оглянись, капитан. Все твои матросы давно уже не спускают глаз с этой девочки. Не пройдет и двух лет, как из-за нее все передерутся. Потому я и хочу претендовать на ее руку первым.
        Не на шутку перепуганный Марко огляделся по сторонам и был вынужден признать, что и высокий, стройный Франциско, взбираясь на грот-мачту, поедает Кристину глазами; и внушительных размеров Патрицио, работая с насосами, лукаво ей подмигивает; и даже смуглый Луиджи, закрепляя такелаж, украдкой посматривает на девочку. «Боже милостивый, - подумал Марко, - неужели, вызволив эту крошку из беды, я подвергаю ее еще большему риску?»
        - Об этом не может быть и речи, - резко оборвал он Джузеппе. - Более того, ты доведешь до сведения экипажа, что от девочки следует держаться подальше, и тот, кто коснется ее хоть пальцем, будет иметь дело со мной. Ясно?
        - Да, капитан, - ответил несколько разочарованный Джузеппе.
        В последующее время Марко был занят тем, что заводил судно в глубокие воды небольшой бухточки. Когда шхуна причалила и ее надежно закрепили, он помог Кристине и няне сойти на берег. Там их встречала шумная, веселая толпа женщин и маленьких детей. Кристина не смогла сдержать улыбки, когда к ней подбежал очаровательный малыш лет четырех и подарил букет прелестных розовых цветов. Она поблагодарила мальчика, которого тотчас же подхватил на руки смеющийся бородатый пират и с гордым видом расцеловал в обе щеки. Кристина помахала своему маленькому другу на прощанье рукой, глядя, как он уходит вместе с мамой и папой. Вскоре толпа разделилась на отдельные семьи и побрела в сторону леса.
        - Идем, милая, - позвал девочку Марко.
        Когда они подошли к тропинке, ведущей в джунгли, Кристина заметила шесть пушек. Они стояли на каменных опорах вокруг гавани. Место это патрулировалось несколькими матросами, за плечами которых, висели мушкеты.
        - Ты ожидаешь нашествия других пиратов? - серьезным голосом спросила девочка.
        - Не столько пиратов, сколько индейцев, - объяснил Марко. - Когда мы высадились на этот остров, нам пришлось столкнуться с воинствующим племенем Карибских индейцев.
        - Проклятые людоеды! - послышался возглас Эспер, и Марко бросил на нее вопросительный взгляд.
        - Они что, и в самом деле людоеды? - спросила Кристина, глядя на капитана широко раскрытыми от ужаса глазами.
        - Не бойся, - поспешил он успокоить девочку. - Мои люди и я защитим тебя. Наши сторожевые посты протянулись по всему берегу.
        Успокоенная, Кристина вложила руку в ладонь Марко и они двое, преследуемые угрюмой Эспер, направились по узкой тропинке в сторону буйных вечнозеленых джунглей. Подняв голову, девочка с удивлением заметила, что лучи солнца едва-едва пробиваются сквозь густые переплетения ветвей пальм, каштанов и деревьев. А нескончаемые гирлянды лиан ее просто привели в восторг. Аромат цветущего шалфея, жимолости и каких-то других экзотических растений перемешался с густым, терпким запахом влажной травы. А когда девочка увидела двух зеленых длиннохвостых попугаев, весело стрекочущих о чем-то друг с другом, она поняла, что этот остров ей очень нравится.
        Вскоре они подошли к большому дому с красивым фасадом и чуть покосившимися ставнями. И хотя дом казался довольно ветхим, Кристину это ничуть не волновало, ведь именно такими и были сказочные, средневековые замки в ее представлении.
        - Ты здесь живешь? - взволнованно спросила она Марко.
        - Да. - Он помог девочке взобраться по обшарпанным ступенькам крыльца. Эспер с недовольной миной на лице не отставала от них ни на шаг.
        - Здесь так красиво.
        Марко усмехнулся, а Эспер за их спиной презрительно фыркнула.
        - А где живут твои люди? - поинтересовалась девочка.
        Их домики разбросаны по всему острову.
        - А те люди, которых мы видели в гавани, - это их жены и дети?
        Уловив во взгляде Эспер открытое презрение, Марко вынужден был уклониться от прямого ответа и невольно закашлялся.
        - Что-то в этом роде. - Поспешно распахнув ветхую дверь, он ввел Кристину и ее няню в дом.
        Попав в темный, пропитанный затхлым запахом коридор, девочка прищурилась и смешно наморщила носик. Довольно просторная передняя была уставлена далеко не новыми столами, стульями, с продавленными сиденьями. На одной из стен, рискуя в любую минуту свалиться, висел прекрасный гобелен эпохи Ренессанса. На пыльных, неухоженных столиках и шифоньерах стояли бесценные сокровища: бронзовые вазы, позолоченные шкатулки, многочисленные безделушки из горного хрусталя.
        Неприязненно оглядев эту давно не убиравшуюся комнату, Эспер заглянула еще в гостиную и столовую.
        - Вы живете в настоящем свинарнике, сэр, - резко заключила она.
        - А ваши комплименты, дорогая, как всегда, согревают мне сердце, - лениво протянул в ответ Марко.
        Не успела Эспер разразиться очередной злобной тирадой, как в конце коридора, скрипнув, открылась дверь. Из нее вышла полная, миловидная женщина с черными волосами, уложенными в узел. На ней было длинное, довольно простое платье, поверх которого одет передник.
        - Итак, хозяин поместья вернулся, - усмехнулась женщина, обращаясь к Марко.
        Он вздохнул.
        - Это моя кухарка Юнис.
        Эспер тотчас же набросилась на женщину:
        - Мадам, вы живете в настоящем свинарнике. Кухарка разразилась громким хохотом и не замедлила ответить.
        - Да будет тебе известно, старая ты ведьма, что я кухарка, а не экономка. И если тебе так Хочется убрать этот свинарник, то ты вполне можешь воспользоваться той метлой, на которой сюда прилетела. - Повернувшись к Марко, женщина кивнула в сторону Эспер и Кристины и довольно бесцеремонно поинтересовалась:
        - Кто эти идиотки?
        - Это беженки с одного из островов, которые пострадали в результате нашествия Карлоса, - объяснил ей Марко. - Они будут жить теперь с нами.
        Кухарка злобно прошипела какое-то проклятие и всплеснула руками.
        - Значит, мне придется теперь готовить еще и для этих двоих? - она погрозила Марко пальцем. - А ведь мне и без того приходится кормить чуть ли не весь остров. Значит, я думаю, что сейчас я вправе потребовать прибавки к жалованью.
        - Хорошо, - устало согласился Марко, и когда кухарка, тяжело ступая, ушла, он объяснил Кристине и Эспер: - Юнис - гречанка, а потому довольно сложная женщина.
        Кристина подошла к Марко и сжала ему руку.
        - Я не дам тебя в обиду. Он усмехнулся.
        - Ты, милая, знай, что кухарка нам просто необходима. Не умирать ведь с голоду, правда?
        Девочка кивнула, соглашаясь, но выражение лица у нее при этом нисколько не изменилось.
        Марко проводил девочку с няней по длинному, извилистому коридору в западное крыло дома, где располагались спальни. Когда Эспер осмотрела две - смежные комнаты с ветхой мебелью и изъеденными молью портьерами, ее всю так и передернуло от возмущения и брезгливости. Потом, пробормотав вдруг какие-то проклятия, она бросилась к туалетному столику и, сорвав с него желтое покрывало, набросила его на статуэтку обнаженной Венеры.
        - А где спит ваша милость? - грозно спросила она Марко.
        - Моя спальня - напротив ваших, - ответил тот спокойным голосом.
        Руки Эспер сжались в кулаки.
        - Но это же верх непристойности! Выражение лица Марко на какой-то миг стало суровым.
        - Это необходимо для вашего же спокойствия. И не забывай, что ребенка спас именно я.
        - И теперь ты собираешься ее защищать от своих же матросов? - насмешливо спросила Эспер.
        - Посмотрим, от кого… Но могу поклясться, что с ее головы не упадет ни один волос.
        Что-то во взгляде Марко заставило женщину замолчать, хотя она и собиралась выпустить еще несколько ядовитых стрел.
        Возникла неловкая пауза. Вдруг дверь распахнулась, и на пороге появился детеныш гепарда, который стремительно подбежал к Марко и принялся трогательно тереться о его ноги.
        Эспер вся похолодела от страха и невольно попятилась в сторону.
        Кристина же, напротив, подбежала к зверьку и взяла его на руки.
        - Киска!
        - Не трогай ее! - воскликнул Марко, похолодев.
        «О Боже, - подумал он, - почему я раньше не предупредил Кристину о гепарде? Ведь этот зверек особенно не любит женщин».
        Однако, гепард довольно скоро отказался от своих недавних предубеждений и нежно замурлыкал на руках у девочки. Марко чуть не сел на пол от удивления.
        - Боже милостивый, что это еще за зверь? - заговорила наконец Эспер.
        Кристина обернулась к няне и улыбнулась.
        - Разве ты не видишь? Это же котенок!
        - Это довольно редкий королевский гепард, - поправил девочку Марко.
        - Немедленно уберите отсюда это гнусное животное! - взревела Эспер в надежде, что ее грозный голос испугает гепарда.
        - Спокойнее, женщина, - предостерег Эспер Марко, и когда та утихла, он снова обратился к Кристине: - Милая, я советовал бы тебе отпустить эту кошку.
        - Но почему? - уныло спросила девочка. - Мне кажется, я понравилась этой киске.
        И словно в подтверждение слов Кристины, гепард лизнул ее в лицо.
        Марко недоверчиво покачал головой и рассмеялся.
        - Дело в том, что ты первое лицо женского рода, которое понравилось этой дикой кошке. Она самка и не любит женщин. Всего несколько недель назад этот зверек сильно покусал мою любовь.
        - Я не могу в это поверить! - решительно воскликнула девочка, глядя в невинные, с золотистым отливом глаза гепарда. - Ты ведь никогда больше никого не укусишь, правда, киска?
        Кошка уютно устроилась на груди Кристины и довольно замурлыкала. Марко же отказывался верить своим глазам.
        - А откуда она у тебя? - спросила его Кристина.
        - Я обнаружил ее на одном из невольничьих кораблей испанцев, который около месяца тому назад возвращался из Африки в Гавану.
        - Но зачем она была нужна испанцам? Марко пожал плечами.
        - Думаю, они поймали ее в Африке, надеясь, в конечном итоге, продать в Испании какому-нибудь цирку или зверинцу. - Он с гордостью посмотрел на гепарда. - Видишь ли, это очень редкий вид. Мало кто встречал в природе черных гепардов.
        - Да, эта смуглянка такая красивая, - согласилась Кристина, разглядывая темную, пятнистую мордочку зверька и практически черную его шерстку. - А как ее зовут?
        - Я не успел еще дать ей имя, - признался Марко. Кристина заглянула в глаза гепарда.
        - Своими золотистыми глазками и черными зрачками она напоминает мне анютины глазки.
        - Анютины глазки? - удивленно переспросил Марко. - Разве можно сравнивать с этим цветком самую быструю дикую кошку на свете?
        Кристина посмотрела на Марко таким умоляющим взглядом, что где-то в глубине души у него даже мелькнула маленькая искорка тоски.
        И он не мог не уступить.
        - Ну, хорошо. Будем звать ее Пэнси[12 - Пэнси - анютины глазки (англ.].
        Он подошел к девочке и осторожно взял из ее рук зверька.
        - Идем, Пэнси, - сказав это, Марко перевел взгляд на все еще негодующую няню Кристины.
        - Устраивайтесь. Ужинать будем вечером.
        - Проклятый пират! - воскликнула Эспер, как только за Марко закрылась дверь. - Какой ужас: под одной крышей с цивилизованными людьми живут еще дикие звери! - Она недовольным взглядом обвела комнату. - Ты только взгляни на этот хлев!
        Не желая слушать ворчливые причитания Эспер, Кристина подошла к застекленной створчатой двери. Распахнув ее, она уставилась, восхищенная, на пышную зеленую растительность джунглей, начинавшихся сразу за внутренним двориком дома. Девочка, как зачарованная, рассматривала многочисленные пальмы, банановые деревья, гибискус, только-только начавший распускаться. Над цветами весело порхали изумрудно-зеленые колибри. Налетевший вдруг ветерок всколыхнул густую, плотную листву, словно многочисленные женские юбки, и обрушил на Кристину изумительные ароматы леса.
        Ее охватила вдруг невольная дрожь. Она давно уже не испытывала ничего подобного с тех пор, как погибли ее родители и опекун отправил ее вместе с Эспер на остров Эдисто.
        Кристина смахнула со щеки слезу. Впервые за столь долгие месяцы она почувствовала себя дома.

***

        Марко сидел в своем кабинете, заполняя судовой журнал. Время от времени одной рукой почесывал за ушком гепарда, который устроился у него на коленях.
        - Итак, ты у нас теперь Пэнси, да? - усмехнулся Марко. - Девочка, похоже, тебя совсем избалует. - На лице его появилась улыбка. - Она как свежий ветерок, правда? Наверное Господу Богу было угодно, чтобы мы спасли ее и привезли сюда. Теперь у тебя будет старшая сестренка, с которой ты сможешь играть.
        Пэнси промурлыкала что-то в знак согласия и ласково лизнула руку Марко. Он поднял глаза и рассеянно уставился на только что вошедшего Луиджи.
        - Вы за мной посылали, капитан? - с уважением в голосе спросил тот.
        Марко кивнул.
        - Сходи, пожалуйста, к Розе и передай ей, что я приехал.
        Боцман заулыбался.
        - А разве в гавани ее не было? Марко покачал головой.
        - Она живет как кошка, которая бодрствует только по ночам.
        Луиджи, усмехнувшись, посмотрел на гепарда.
        - А в постели она себя ведет тоже как кошка, а, капитан?
        Уныло улыбнувшись, Марко ничего не сказал в ответ.
        - И передай ей, пожалуйста, что я освобожусь для нее только после ужина.
        - Ей это не понравится, капитан. Марко удивленно вскинул бровь.
        - В таком случае, скажи, что если она придет слишком рано, то будет лишена всех своих удовольствий.
        Луиджи весело рассмеялся.
        - Не беспокойтесь, хозяин, на риск она уж точно не пойдет.
        Марко, улыбаясь, проводил своего боцмана взглядом. Но вскоре его улыбка сменилась озабоченным выражением лица. Продолжая почесывать Пэнси за ушком, он думал о том, что девочка уже начинает вносить какие-то изменения в его жизнь и привычки. И все-таки он не мог сегодня ужинать в присутствии Розы, потому что она могла шокировать девочку своим вызывающим поведением. Эта женщина была напрочь лишена стыда и вполне могла ему отдаться на глазах у всех. Мысль эта заставила Марко улыбнуться. Обычно ему нравились такие выходки Розы.
        Сегодня его любовнице придется потрудиться на славу. Он уже несколько недель не был с женщиной и сегодня ночью спать вообще не собирался. Но ради девочки необходимо было соблюсти хоть какие-то внешние приличия.
        Задумчиво глядя на дремлющего у него на коленях зверька, Марко подумал о том, что он вовсе не будет возражать против этого маленького вторжения цивилизации в его жизнь.

***

        Вечером Марко, Луиджи и Джузеппе, а также Эспер и Кристина собрались в столовой. Рядом с буфетом стоял маленький мальчик и дергал за шнурок, который колыхал огромное, подвешенное над столом опахало. Под ногами мальчика устроилась Пэнси, с удовольствием лакающая из миски козье молоко.
        Кристина с восхищением смотрела на своего удивительно красивого спасителя. В мягком свете свечей его правильные черты лица казались еще более привлекательными, а густые волосы - блестящими. Напротив Марко, за противоположным концом стола, сидела Эспер, а напротив Кристины - Джузеппе и Луиджи.
        Вскоре кухарка Юнис и помогающая ей хорошенькая молодая испанка по имени Мария внесли в столовую блюда с жареной морской форелью и рисом с шафраном. Когда женщины стали обходить собравшихся за столом, Марко подмигнул Кристине и потянулся, чтобы взять ее бокал с водой.
        - Налить тебе вина, милая? - спросил он. Девочка просияла.
        - О, конечно.
        - Вы хотите дать ребенку спиртное, сэр? - тут же запротестовала Эспер. - Об этом не может быть и речи.
        Однако Марко все-таки добавил в бокал Кристины немного вина.
        - У вас, англичан, слишком уж жидкая кровь, - проворчал он. - В Венеции же и во многих других местах Европы детям часто дают разбавленное вино. Это делает их сильными и сердцем, и душой.
        - Это делает их, прежде всего, горькими пьяницами! - отрезала Эспер. - Именно это и случилось с моим непутевым муженьком. Он даже лыка не вязал, когда его насильно завербовали и отправили в море, где он и скончался от цинги.
        Еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Марко передал бокал Кристине.
        - В таком случае, мы сделаем все возможное, чтобы нас не завербовали. - Видя, с какой поспешностью девочка отхлебнула вино, он заметил: - Не спеши, иначе ты разбавишь напиток еще больше.
        Кристина кивнула и принялась за форель, которую нашла очень нежной и удивительно вкусной. Хоть кухарка и вела себя надменно, зато готовила прекрасно.
        Эспер снова набросилась на Марко:
        - Ну а теперь, когда вы получили нас обеих в заложницы, что же намерены делать?
        - Ты никакая не заложница, - ответил ей Марко. - И можешь уйти отсюда, когда пожелаешь.
        - Ха! - насмешливо воскликнула Эспер. - Что же вы нам прикажете: к Южной Каролине пуститься вплавь?
        Марко пожал плечами, хотя в голосе его и прозвучала угроза:
        - Ты можешь поступать так, как тебе заблагорассудится, женщина, а вот решать за девочку я тебе не позволю.
        - Не много ли ты на себя берешь, грязный разбойник? - взорвалась Эспер. - За эту девочку я отвечаю, и не забывай об этом!
        В глазах Марко вспыхнули злобные огоньки, и он из всех сил стукнул кулаком по столу.
        - За девочку никто не должен отвечать! И если уж она будет жить на этом острове, то отвечать будет за себя сама!
        - Что это еще за анархия? - вскричала Эспер. - Неужели можно позволять ребенку делать все, что ему заблагорассудится?
        Улыбка Марко на этот раз стала просто устрашающей.
        - Но именно такой образ жизни мы ведем на этом острове: делаем только то, что нам нравится и не причиняет вреда остальным.
        - Но это безнадежно испортит девочку! Она превратится в первобытное существо.
        Марко поднял свой бокал.
        - А острова и есть места первобытные, мадам. Моряки засмеялись, а Эспер, казалось, лишилась дара речи.
        Напряженную паузу нарушила испанка Мария, вернувшаяся в столовую с буханкой хлеба. Когда она, кокетливо покачивая бедрами, проходила мимо Луиджи, тот не удержался и ущипнул ее за задницу. Мария залилась низким, грудным смехом и бросила на стол буханку горячего хлеба, которая едва не угодила в голову Кристины. Девочка широко раскрытыми глазами наблюдала, как Луиджи схватил Марию за талию и, довольно откровенно усадив ее верхом на себя, уткнулся лицом в пышную грудь.
        Эспер чуть не хватил удар.
        - Ваша светлость! - вскрикнула она Марко, краснея как рак.
        Услышав возмущенный крик старухи, Луиджи поднял голову и без тени смущения улыбнулся всем присутствующим за столом.
        Марко перехватил взгляд боцмана и решительно покачал головой. Пожав плечами, Луиджи встал со стула, подняв и Марию. Ее юбки задрались, ногами она обхватила его за талию. Немного так постояв, Луиджи вышел из столовой.
        Кристина увлеченно следила за происходящим. Не прошло и двадцати секунд, как эта парочка вышла, а из дальней комнаты стали раздаваться громкие стоны Марии.
        - Ваша светлость! - снова вскричала Эспер.
        Марко кивнул Джузеппе, и тот выскочил из столовой. Через некоторое время раздался стук захлопнувшейся двери и слишком уж откровенные звуки стихли.
        Эспер вскочила, вся трясясь от ярости.
        - Грязная свинья! - закричала она на Марко. - Значит, ты делаешь на своем вонючем острове все, что тебе нравится? А эту девочку ты не хочешь пощадить?
        - Я уже говорил тебе, женщина, что тебя и Кристину на этом острове никто не посмеет обидеть! - отрезал Марко.
        - А я тебе верю не больше, чем остальным твоим грязным разбойникам! - закричала Эспер в ответ.
        Схватив Кристину за руку, она рывком заставила ее встать из-за стола и силком потащила из комнаты. Уже на пороге девочка обернулась и бросила прощальный взгляд на Марко. Она растерянно улыбнулась, и он заговорщически подмигнул ей.

        ГЛАВА 3

        Как только Эспер с Кристиной оказались в своих комнатах, няня тотчас же велела девочке ложиться спать. Но Кристина никак не могла уснуть, лежа в своей огромной, под балдахином кровати, затянутой сеткой от москитов. Она прислушивалась к кваканью лягушек и уханью сов, далекому шуму прибоя и тихому шороху листвы. Прохладный ночной ветерок вздымал на окне занавеску, отчего в комнате, казалось, движутся какие-то странные, причудливые тени.
        Кристине наскучило так лежать, и она откинула сетку. Встав с постели, девочка на цыпочках пробралась к туалетному столику, на котором должен был стоять кувшин с водой и стакан. Сначала она нащупала красивую, но давно потускневшую медную урну, а затем запылившееся хрустальное блюдо с отбитым краем. Порезав палец об острый край, Кристина невольно вскрикнула от боли.
        Взяв со стула халат и посасывая пораненный палец, вышла в темный коридор. Там она увидела полоску света под дверью напротив. «Должно быть, это и есть комната Марко», - подумала девочка и тихонько постучала в дверь.
        Услышав низкий голос, разрешавший входить, она открыла дверь и с радостью вбежала в комнату.
        Марко сидел на своей кровати в брюках, с обнаженным торсом. Его светлые волосы рассыпались по плечам. Сам он не спеша потягивал вино. Рядом с ним уютно устроилась Пэнси, которая облизывала свои лапы и умывала мордочку.
        Заметив Кристину, Марко сразу же отставил бокал в сторону, и на лице его появилось выражение удивления и тревоги.
        - Милая, ты не должна находиться здесь в такое время, - сказал он строгим голосом.
        - Просто я не могла уснуть. - Кристина подняла свой раненый пальчик, стараясь не расплакаться. - И еще я порезалась.
        - О, бедняжка.
        Быстро встав с постели, Марко набросил рубашку на плечи и подошел к девочке. Словно чувствуя озабоченность хозяина, спрыгнула на пол и Пэнси.
        - Покажи, - попросил Марко. Он взял руку Кристины и, нахмурившись, осмотрел крошечную ранку на ее пальчике. - Ничего страшного, но все равно ты должна быть очень осторожна. Здесь, в тропиках, даже самая незначительная ранка может сильно загноиться. Идем со мной.
        Сопровождаемый верной Пэнси, Марко подвел девочку к умывальнику. Намочив край полотенца, осторожно промокнул кровь. Потом он оторвал полоску чистой ткани и забинтовал палец Кристины. Удостоверившись, что наложил повязку достаточно туго, Марко взъерошил девочке волосы и улыбнулся.
        - Вот так-то будет лучше. Теперь тебе надо только следить, чтобы пораненный пальчик всегда был чистым и с него не спадала повязка. И запомни: ты должна беречь себя.
        - Мне кажется, ты кое-что забыл сделать, - неуверенно произнесла девочка.
        - Разве?
        Она подняла свой забинтованный пальчик.
        - Ты должен поцеловать его, чтобы он поскорее зажил.
        Марко заулыбался.
        - Ах, да, конечно. - Он взял ручку Кристины и с торжественным видом поцеловал повязку на ее пальчике. - Ну, вот и все, моя леди. Теперь же ты должна немедленно возвращаться к себе в постель, иначе твоя няня уж точно повесит нас на ближайшей виселице.
        Кристина вскинула подбородок.
        - Я ее не боюсь. А за тебя я готова умереть. Марко смерил девочку недоуменным взглядом, но потом все же улыбнулся.
        - Подобная преданность и храбрость достойны, конечно, похвалы, но, уверяю тебя, в них вряд ли возникнет необходимость. А теперь идем. Может быть, я сумею вылечить твое беспокойство.
        Взяв со стола горящую свечу, Марко протянул девочке руку и вывел ее в коридор. Пэнси поплелась за ними. Добравшись до передней, Марко и Кристина пересекли ее и свернули в другое крыло дома. Пройдя узкий коридорчик, они вошли в маленькую комнатку, где стояло несколько больших сундуков.
        Марко нашел масляную лампу и зажег ее от пламени свечи.
        - Что это такое? - спросила девочка, озираясь по сторонам.
        - Награбленные сокровища, милая, - ответил Марко, приоткрывая крышку одного из сундуков.
        Когда Кристина увидела содержимое обитого изнутри сундука, у нее невольно вырвался восхищенный вздох. Здесь лежали изумительной красоты шелка, серебряные и золотые монеты, бронзовые и оловянные блюда и урны, а также самые разные украшения.
        - Как здорово! - закричала девочка. Ее глаза так и сияли от восторга. Нагнувшись, она взяла на руки гепарда. - Ты только посмотри, Пэнси, сколько у Марко всяких сокровищ!
        Пэнси одобрительно промурлыкала, и Марко рассмеялся.
        - Можно мне поиграть с этими сокровищами? - спросила его Кристина.
        - Ну, конечно. Именно за этим я и привел тебя сюда. - И уже более серьезным голосом добавил: - Но это должно быть нашим с тобой секретом.
        - О да! - воскликнула Кристина. Опустив гепарда на пол, она быстро перекрестилась и горячо зашептала: - Я скорее умру, чем скажу кому-нибудь хоть слово! - Девочка вытащила из сундука маленькую золотую монетку с изображением корабля и какой-то надписью. - Что это такое?
        - Датский дукат.
        Кристина достала более крупную серебряную монету, на которой был гербовый щит.
        - А это?
        - Испанский доллар.
        - Но откуда у тебя эта монета?
        - Я нашел ее на испанском судне, которое мы захватили близ Сент-Огастина.
        Глаза Кристины стали огромными и заблестели от восторга.
        - Когда в следующий раз ты поедешь воевать с испанцами, то возьмешь меня с собой?
        - Мне очень жаль, но я не могу тебе этого обещать. В такие походы детей брать не принято.
        - А почему же, интересно? - негодующе воскликнула Кристина. - Разве я взбираюсь по выбленкам хуже твоих матросов?
        Марко с трудом сдержал смех.
        - Боюсь, просто эта жизнь тебе вряд ли понравится.
        - Если рядом будешь ты, то обязательно понравится!
        Марко слегка улыбнулся, но лицо его осталось серьезным.
        - Это довольно суровая жизнь, милая. Порой нам приходится целые недели довольствоваться вонючей водой да сухим хлебом. Случается, что даже и этого нет. А потом, тебе небезопасно находиться на судне. Ведь когда мы захватываем испанские корабли, то очень часто даже торговые суда не сдаются без боя.
        - В таком случае, ты должен быть очень храбрым? - спросила Марко Кристина.
        - О да, очень. - Сказал он это серьезно, но в его голубых глазах так и плясали веселые огоньки.
        В голосе девочки послышалось нетерпение:
        - Если ты не хочешь брать меня в море, то должен, по крайней мере, рассказать, как ты заполучил все эти сокровища.
        - Ах ты, ненасытная маленькая проказница!
        - Ну, пожалуйста! - взмолилась девочка.
        Глядя в умоляющее, ангельское личико Кристины, Марко думал о том, что с удовольствием провел бы в ее обществе несколько часов, рассказывая ей про свои многочисленные победы. Но именно сегодня он не мог этого сделать. В любую минуту в его комнату могла войти Роза, а его отношения с любовницей и без того оставляли желать лучшего. Если он и на этот раз оттолкнет ее, то она уж точно надуется и лишит его ночи любви, которой так страстно желало его тело.
        - Только не сегодня, милая. Как-нибудь в другой раз. А пока можешь играть здесь сколько захочешь. Только очень не шуми, а то разбудишь свою няню.
        Девочка улыбнулась.
        - А можно Пэнси останется со мной?
        - Конечно. - Марко был рад, что гепард останется здесь, а значит, не встретится с Розой.
        Радостно улыбнувшись, девочка снова нагнулась и взяла Пэнси на руки.
        - Пэнси, тебе тоже разрешили остаться!
        - Только будь с ней осторожна, - предупредил Кристину Марко, глядя, как гепард начинает покусывать кружевной воротник ее халата. - Иногда она очень уж разыграется и тогда пускает в ход свои зубки.
        - Ты хочешь сказать, что она еще не совсем повзрослела?
        Марко откинул голову назад и рассмеялся.
        - Она еще совсем ребенок, как и ты.
        - Я не ребенок! - сердито воскликнула девочка. Марко решил не спорить. Кивнув в сторону гепарда, он сказал:
        - Когда я отобрал ее у испанцев, мне пришлось с ней изрядно повозиться. Она умирала от голода и морской болезни. Я кормил ее, окуная пальцы в молоко, которое она слизывала.
        - Бедняжка Пэнси. - Кристина прижала зверька к груди и посмотрела на Марко глазами, полными обожания. - Ты такой добрый, Марко, и всегда спасаешь сирот.
        В воздухе повисла слишком уж трогательная пауза, и Марко попытался изменить тон разговора:
        - Да, но что за очаровательные сиротки вы двое. Кристина опустила гепарда на пол и принялась перебирать украшения в сундуке.
        - Можно мне взять себе немного? И Пэнси тоже, наверное, захочет разбогатеть.
        - Вот что, милая. Вы с Пэнси можете взять ровно столько, сколько унесете в своих руках и лапах. Думаю, это справедливое решение, правда?
        - О да!
        Марко повернулся было, чтобы уйти, но задержался на пороге, услышав ликующий возглас Кристины. Обернувшись, он увидел, что она достала из сундука длинное звено сверкающей золотой цепи и восхищенно смотрит на него, любуясь яркими отблесками света. Пэнси же тем временем, учуяв что-то необычное, пыталась вскарабкаться по халату девочки. Смеясь, Кристина присела на корточки, взяла зверька на руки, но, не удержав равновесия, упала на спину. Марко стоял на пороге и зачарованно смотрел, как девочка обматывает цепь вокруг шеи Пэнси, а та радостно лижет ей лицо. И он снова почувствовал, как его сердце наполняется щемящей нежностью; он мог бы простоять так не один час, наблюдая за тем, как играет это очаровательное дитя с гепардом. Марко мысленно поблагодарил Бога за то, что в его доме девочка эта может оставаться ребенком и не думать больше о тех кошмарах, которые давно уже успели омрачить ее детство.
        Через некоторое время, с неохотой оторвав взгляд от девочки, Марко отправился к Розе.
        А она уже ждала его. Когда Марко вошел в свою комнату, роскошное тело Розы покоилось на его кровати. Иссиня-черные волосы разметались по плечам, юбки платья были заманчиво приподняты, а декольте поражало своей смелостью. На смуглом, экзотическом лице Розы застыло томное выражение, а пухлые алые губки были заметно надуты. При виде любовницы Марко почувствовал, как стала крепнуть плоть в его брюках.
        - Дорогая, - прошептал он, направляясь к Розе. Присев на кровать, он хотел было привлечь эту красотку к себе, но она с недовольным видом оттолкнула его.
        - Почему ты не захотел, чтобы я приходила сегодня к тебе ужинать?
        Надеясь перевести разговор на другую тему, Марко снова потянулся к Розе, поддразнивая ее.
        - Почему ты думаешь, что я не захотел, дорогая? Я всегда хочу тебя. Вот будь ласковей, и все сама увидишь.
        Но Роза снова оттолкнула его.
        - Нет, сначала объясни.
        Марко встал и со вздохом уставился на мрачное лицо любовницы. Порой он не понимал, ради чего терпит выходки этой сумасшедшей испанки. Она иногда была просто невыносимой.
        Но надо отдать должное - Роза знала толк в любви. Эта одна мысль заставляла закипать в жилах кровь.
        Марко подошел к туалетному столику, на котором лежал подарок для Розы.
        - Как твоя лодыжка?
        Взглянув на затянувшиеся уже следы укусов, Роза фыркнула:
        - Заживает, чему, однако, не обрадуется твой монстр.
        Марко рассмеялся.
        - Вы очень похожи друг на друга: обе кошки и обе ревнивы до чертиков.
        - Вот, значит, почему ты запретил мне появляться сегодня за ужином? - мрачно подытожила Роза. - Ты боялся, что эта зверюга вырвет из меня еще один кусок мяса, или же, наоборот, сама пострадает от моих рук?
        Марко взял с туалетного столика обитую бархатом коробочку. Лежавшее там украшение с рубинами должно было помочь ему осуществить задуманное.
        - Дело в том, что у меня за ужином были гости. Англичане, которых мы отбили у испанцев на острове Эдисто.
        - И тебе что, было стыдно пригласить меня к ужину? - с негодованием в голосе воскликнула Роза.
        - Конечно же нет, дорогая. Просто мне не хотелось, чтобы мои гости попадали в обморок, увидев, как ты набрасываешься на меня прямо у них на глазах. - Повернувшись к любовнице, Марко многозначительно подмигнул ей. - По крайней мере, не сейчас, когда они еще только приехали.
        Когда Роза громко расхохоталась, Марко понял, что все беды его кончились. Он вытащил из коробочки красивую подвеску с рубинами и усмехнулся, заметив, как пристально смотрит на нее Роза. Легонько раскачивая украшение, он произнес:
        - Ну, а теперь иди ко мне, противная ты девчонка, пока я не потерял всякое терпение.
        С губ Розы сорвался чувственный вздох, длинные ресницы ее трепетно дрогнули. Она встала с постели и не спеша подошла к Марко. Соблазнительно покачивая бедрами, Роза нащупала рукой окрепшую плоть Марко.
        - О да, я так люблю подарки, дорогой мой. Тихо простонав, Марко застегнул украшение на шее любовницы. Он был сейчас охвачен таким возбуждением, что боялся, как бы ему не порвать подвеску. Марко сжал в ладони роскошную грудь Розы и, заглянув в ее пышущие жаром, темные глаза, собирался поцеловать ее. Но тут распахнулась дверь и раздался громкий голос Кристины:
        - Марко, посмотри какие мы красивые! Обернувшись, Марко и Роза отскочили друг от друга и уставились на девочку, которая на длинной золотой цепи ввела в комнату Пэнси. В любой другой раз Марко пришел бы в ярость от того, что ему помешали развлечься с любовницей. Но сейчас, при виде Кристины, такой восхищенной и такой забавной, от его желания не осталось и следа.
        Девочка стояла на пороге, словно маленькая богиня, и огромные ее глаза искрились смехом. Она обернула вокруг себя кусок блестящего зеленовато-желтого шелка, поверх которого надела красную бархатную накидку с капюшоном. На распущенных волосах Кристины сверкала бриллиантовая диадема. Шею ее украшали великолепнейшие ожерелья, а руки и пальцы были унизаны бесчисленными браслетами и кольцами. На Пэнси тоже был несколько вычурный, но по-королевски богатый наряд. Неизвестно как, но Кристине все же удалось обмотать золотые цепи вокруг всех четырех огромных лап гепарда, а шею животного она украсила огромным красным шелковым бантом.
        - Вы обе просто восхитительны, милая, - пробормотал Марко, боясь рассмеяться.
        Тут девочка заметила Розу, и от ее улыбки не осталось и следа. Пэнси зашипела на испанку. Да и сама Роза, казалось, вовсе не пришла в восторг от столь внезапного вторжения девочки и гепарда. Она смотрела на Кристину враждебно, на Пэнси же - испуганно.
        В комнате воцарилось неловкое молчание, но потом Кристина все же опомнилась и растерянно прошептала Марко:
        - Прости. Я не думала, что ты сейчас… занят.
        - Тебе надо было постучать, милая, - ответил Марко.
        Девочка опустила голову, и ее плечики словно поникли.
        - Понимаю. И еще раз прошу меня извинить. Марко понял, что Кристина уже чуть не плачет, и ему стало нестерпимо жалко ее. Он подошел к девочке, взял за руку и улыбнулся. К счастью, Кристина не расплакалась, а тоже заулыбалась ему в ответ. Марко подвел ее к Розе. Приструнив немного Пэнси, которая снова стала шипеть на испанку, Марко сказал девочке:
        - Милая, познакомься, это моя подруга Роза. - И обратился уже к Розе: - А это Кристина.
        Кристина с негодованием уставилась на испанку.
        - Здравствуй.
        Роза на приветствие девочки лишь презрительно фыркнула:
        - Таким маленьким девочкам, как ты, давно уже пора быть в постели.
        Кристина возмущенно уставилась на Розу.
        - А где, интересно, должны быть такие большие, как ты?
        Роза вся так и вспыхнула от негодования. Марко же расхохотался. Потом он поспешил вывести Кристину и гепарда за дверь, где прошептал:
        - Отправляйся-ка спать, милая, иначе твоя няня…
        - Повесит нас обоих на ближайшей виселице? - Да.
        Кристина окинула напоследок испанку взглядом, полным презрения, и вместе с Пэнси вышла из комнаты.
        Как только дверь за ними закрылась, Роза набросилась на Марко:
        - Вот, значит, каких англичан ты спас? Марко пожал плечами.
        - В противном случае ее с няней убили бы испанцы.
        Роза укоризненно покачала головой.
        - А ты думаешь, здесь они будут в безопасности?
        - Да. Я уже на этот счет предупредил всех своих матросов. Я привез девочку сюда, чтобы защитить ее.
        - Защитить? Да ты что, слепой, Марко? Как ты только можешь говорить такое? Ты посмотри на нее?
        - Не понимаю, что ты хочешь от меня?
        - Я хочу, чтобы ты избавился от этой девчонки! Теперь пришла очередь рассвирепеть Марко.
        - С каких это пор, женщина, ты указываешь, что мне делать?
        - Если ты хочешь видеть меня в своей постели, то ты сделаешь так, как я говорю! - отрезала Роза.
        - Слушай, давай закончим этот спор! Еще ни одной женщине я не позволял командовать собой, Роза. Не будешь исключением и ты. - Он прижал любовницу к стене. - Сказать тебе, от кого я спас эту девочку?
        - От кого? - Роза была явно заинтригована.
        - От Карлоса.
        Глаза испанки широко раскрылись, и она судорожно вздохнула.
        - Ты мог бы мне этого и не говорить, дорогой, - огрызнулась Роза.
        Злость ее мало-помалу отступала, давая место страстному желанию, которое она не могла не испытывать, чувствуя, как упирается ей в живот упругая плоть Марко. Карлос, испанский пират, вот уже долгое время был для них больной темой.
        - Прошу тебя, сердце мое, - взмолилась Роза, - одно то, что он много лет тому назад завладел моей невинностью, еще не означает…
        Марко поцелуем заставил ее замолчать, зная, что теперь все козыри перешли в его руки. Ему нравились их жаркие выяснения отношений. А Розу необычайно возбуждали партнеры с характером, и тем слаще была победа Марко.
        - Была ли ты мне верна в мое отсутствие? - грозно спросил он и, приподняв юбки любовницы, принялся гладить ее округлые бедра. - О, ты как раз такая, какой ты мне и нравишься, - прошептал он, покусывая мочку уха Розы. - Жаркая и очень нежная.
        Роза обхватила Марко за плечи. Она вся дрожала от охватившего ее желания.
        - Возьми меня, любовь моя. Прошу тебя. Сейчас же.
        - Если бы я знал, что ты все еще хочешь его… - проворчал Марко.
        - Нет, что ты!
        - Я раздел бы тебя догола и пронзал до тех пор, пока бы ты не попросила о пощаде.
        - О, прошу тебя, сделай так, - взмолилась Роза, лихорадочно расстегивая пуговицы на рубашке Марко. - Я так давно не чувствовала на своем теле твои сильные руки.
        Марко усмехнулся.
        - Бог мой, да ты совсем лишилась стыда.
        Роза прижала руку к рвущейся из брюк плоти Марко.
        - Как только тебе могло в голову прийти, что я все еще хочу Карлоса, - ворковала Роза. - По сравнению с тобой, мой сильный жеребец, он всего лишь жалкий стручок фасоли.
        Марко рассмеялся от души.
        - Слыша об этом подонке такие вещи, начинаешь невольно жалеть его.
        Снова прижав к себе любовницу, Марко страстно прошептал:
        - Моя дорогая, я так хочу тебя.
        - А ее ты называл милой, - надула губки Роза. - Меня ты так еще никогда не называл.
        Марко прижал любовницу к стене и расстегнул ей лиф платья.
        - Но ведь ты - мой котенок. И у тебя есть острые коготки.
        - Да, почти такие же, как и у твоей проклятой зверюги. - И Роза подкрепила свои слова на деле, вцепившись «коготками» в плечи Марко.
        С его губ слетел тихий стон, и он поспешно приподнял юбки Розы. Обхватив испанку за бедра, Марко приподнял женщину и поцеловал твердый сосок ее груди.
        Розу душила неистовая волна желания.
        - О, сердце мое. Возьми меня скорее. Наполни своей любовью.
        - Ты пожалеешь, - поддразнил любовницу Марко. - Нет.
        Марко усмехнулся.
        Он знал, что Роза не будет жалеть ни о чем. Продолжая ласкать губами ее грудь, он резким и быстрым движением вошел в нее. И почти тотчас же с губ Розы слетел глухой стон. Когда же она припала к Марко и обвила ногами его талию, он вовсе потерял всякий контроль и стал быстрее и неистовее пронзать ее.

***

        В комнате напротив лежала в постели и гладила Пэнси Кристина. Она прекрасно знала о том, чем занимаются за закрытыми дверями Марко и Роза, и ее всю так и передергивало от ревности. Они думают, что она еще ребенок и ничего не понимает. Но это совсем не так.
        Когда она жила вместе с отцом и мачехой в Чарлс-тауне, они тоже часто вот так уединялись. Порой Кристина слышала из их спальни тихие стоны, и на фоне всего этого в представлении ее сложилось определенное впечатление о физической связи между мужчиной и женщиной.
        О, ну почему она еще ребенок? Ну почему не женщина? Женщина, которую бы всем сердцем любил Марко?
        Кристину постепенно охватывало неистовое собственническое чувство. Даже не переступив еще порог юности, она уже знала, что хочет сделать своим этого высокого белокурого пирата с красивой улыбкой и смеющимися глазами. Она знала, что ни с кем не захочет его делить.
        Ну ничего, скоро она вырастет. И уж тогда Марко обязательно станет ее.

        ГЛАВА 4

        Спустя несколько дней Кристина с радостью пришла к выводу, что она на острове сама себе хозяйка. Поначалу Эспер пыталась диктовать ей свои условия, однако Марко и другие пираты не поддержали няньку, а, напротив, исполняли каждый каприз девочки и буквально засыпали ее многочисленными подарками. Отправляясь за продовольствием в Роуд Хабер, Луиджи неизменно привозил Кристине то конфеты, то красивые кружева. Патрицио выстрогал ей из дерева куклу, а Франциско сплел соломенную шляпку. Кристине позволялось бродить по острову сколько она пожелает, и делать все, что ей заблагорассудится. Когда же девочка упорно отказывалась решать вместе с Эспер примеры и сбегала от нее на берег моря, Марко запрещал няньке догонять ее и угрожал жестокой расправой, если по ее вине с головы Кристины упадет хоть один волосок. Эспер ничего не оставалось, как в бессильной злобе трясти перед Марко кулаком и кричать:
        - Девчонка совсем от рук отбивается, ваша светлость, и очень скоро вы сами схватитесь за голову!
        Марко же смеялся над мрачными предсказаниями старухи. Тогда, после еще нескольких неудачных попыток приструнить девочку, Эспер решила заняться ведением домашнего хозяйства и почти с фанатическим рвением стала приводить в порядок дом. Раз уж ей не удалось прибрать к рукам Кристину, она решила выместить свою злость на неодушевленных предметах.
        Так и не сумев обуздать непокорную кухарку и убедить Марко выгнать из дома «дикого зверя» Пэнси, Эспер занялась наведением порядка в самом доме.
        Марко даже пришлось нанять на работу четырех прачек и горничных из местных жителей, чтобы хоть немного унять сварливую старуху. Со временем он и сам понял, как все-таки хорошо всегда иметь под рукой чистое белье, одежду и полотенца и не натыкаться то и дело на крыс и игуан[13 - Игуана - пресмыкающееся отряда ящериц, распространенное главным образом в лесах, пустынях и горах Центральной и Южной Америки], появляющихся обычно с наступлением темноты.
        Кристине нравилась жизнь на острове. Очень скоро она подружилась с крестьянскими детьми, играла с ними в прятки в зарослях джунглей, пила воду из кристально чистых источников, ела бананы, манго, кокосы, срывая плоды прямо с деревьев. У нее даже появился собственный попугай, Цицеро, единственным недостатком которого было страстное желание терроризировать бедную Пэнси. И во всем господствовало чувство цветущей и источающей силу жизни; это ощущалось и в шелесте высоких зарослей сахарного тростника, и в спутанных корнях экзотических растений, наполнявших джунгли, и в больших круглых животах будущих мам.
        В отличие от Эспер, которая считала связи пиратов с их подругами «порочными», Кристине все это казалось нормальным и вполне невинным. У большинства пиратов были жены и маленькие дети. Только Марко и несколько других мужчин встречались с женщинами, подобными Розе. У каждой семьи была небольшая мазанка с тростниковой крышей и маленький участок земли. Кристину радушно принимали в каждом доме. Довольно часто, когда она приходила в гости, мать и дети находились на улице рядом с домом. Неожиданно появлялся и сам отец семейства. Не говоря ни слова, а только похотливо улыбаясь, он подхватывал жену на руки и нес в дом. Вскоре оттуда начинал доноситься смех, а спустя некоторое время и приглушенные стоны, которые не в силах были заглушить тонкие стены хижины. Кристина взяла себе за правило в такие минуты уводить детей подальше от домика, где она играла с ними и пела до тех пор, пока с довольной улыбкой на улицу не выходил хозяин семейства. Он целовал детишек и с важным видом уходил по своим делам. Поэтому Кристина думала о занятиях любовью, как о чем-то очень радостном, красивом и совсем не стыдном.
        Она замечала, что в отношениях между семьями преобладала атмосфера сотрудничества и взаимопомощи. Пока одни женщины зажаривали к ужину тушу дикого кабана или готовили салмагунди[14 - Салмагунди - мясной салат с анчоусами, яйцами и луком], другие следили за купающимися в море детьми, а третьи занимались стиркой. Мужчины же выращивали сахарный тростник в надежде получить богатый урожай или ремонтировали шхуну.
        Жизнь Кристины на острове буквально била ключом. Ее обычно не просили о помощи, но никогда не отказывали, когда она предлагала свои услуги. Дни ее на острове не проходили впустую. Она научилась плести корзины, ухаживать за грудными детьми и узнала кое-какие премудрости кулинарии. Особенно Кристина любила те полуденные часы, когда загорелые хохочущие дети тащили ее за собой в море. Под бдительным наблюдением нескольких матерей они учили девочку плавать, и вскоре она научилась держаться на воде ничуть не хуже своих учителей. В ряду первых подплывала она к гряде ослепительных коралловых рифов, не решаясь, однако, приближаться к ним слишком близко. Тело Кристины окрепло и загорело, а ее каштановые волосы выгорели и приобрели оттенок спелой пшеницы.
        Искупавшись, девочка часто отправлялась к той маленькой бухте, где стояла «La Spada». Она любила смотреть, как матросы конопатят и смолят шхуну, такелажат и приводят в порядок паруса. Марко и другие пираты терпеливо отвечали на многочисленные вопросы Кристины. Ее интересовало, почему судно переворачивают при ремонте на бок, зачем нужно менять доски, изъеденные корабельным червем, как чистят трюм.
        Но по-прежнему больше всех восхищал Кристину Марко с его чувством юмора и добрым отношением к ней. Однако ее огорчало, что Марко продолжал встречаться с Розой, а ее, Кристину, считал ребенком. Не один час провела девочка, изобретая всевозможные способы, которые отбили бы у Марко желание видеться с Розой, но, опасаясь поражения, она так ничего и не предприняла.
        Однажды ночью Кристина ликовала, став невольным свидетелем ссоры Марко и его любовницы. Девочка злорадно улыбалась, прислушиваясь к истошным крикам, звону разбиваемой посуды и угрожающему вою Пэнси. Спустя некоторое время наконец настала полная тишина.
        Схватив с полки свою любимую книгу, Кристина выскочила в коридор и постучала в дверь напротив.
        - Войдите! - рявкнул Марко.
        От угрожающего тона его голоса девочка невольно съежилась и в нерешительности замерла на месте. Собравшись с духом, она открыла дверь и робко переступила порог комнаты.
        То, что увидела Кристина удивило и заинтересовало ее. Марко был полностью одет, но на рубашке недоставало нескольких пуговиц. Волосы его были всклочены, а на скуле припухла ссадина. Но самое главное, что удивило Кристину, было то, что этот хмурый человек подметал пол! Пэнси, выглядевшая ничуть не лучше, свернулась клубочком на кровати и внимательно следила за каждым движением хозяина. Как только Кристина вошла в комнату и увидела эту картину, она невольно прыснула.
        - Что это ты делаешь?
        - Разве не видно? - огрызнулся Марко.
        - Но ведь не ты должен подметать! - сказала девочка и решительно направилась к нему.
        - Ха! Если я оставлю все эти осколки до утра, я только дам повод для очередного скандала этой ведьме, называющей себя твоей няней!
        Заметив, что Кристина решительно потянулась за веником, Марко предупреждающе поднял руку:
        - О нет, ты не должна этого делать. Еще шаг и ты поранишь ноги. Сядь! - он указал девочке на кресло.
        Кристина уселась, поджав под себя ноги и стараясь не рассмеяться. Потом она отложила свою книгу и поманила к себе Пэнси. Через несколько секунд гепард с довольным видом нежился на ее коленях.
        - А что произошло? - поинтересовалась наконец Кристина, гладя Пэнси.
        Марко закатил глаза к небу.
        - Разве ты не слышала? У нас с Розой произошла небольшая перепалка - как словесная, так и физическая. В результате Пэнси взбесилась и укусила эту истеричку за ногу. Роза же запустила в нас обоих кувшин. К счастью, бросок оказался не слишком метким.
        Сдержав самодовольную ухмылку, Кристина обратилась к гепарду:
        - Пэнси, ты ведь не кусала Розу, правда?
        Виновато уткнувшись мордочкой в колени девочки, Пэнси громко заурчала.
        - А из-за чего вы поссорились с Розой? - поинтересовалась Кристина.
        Марко сурово посмотрел на девочку.
        - Прости, - она поспешила все уладить. - Я знаю, что нехорошо совать нос в чужие дела.
        Марко пожал плечами.
        - В общем-то, я могу тебе сказать… Мы поссорились из-за тебя.
        Кристина была потрясена таким ответом.
        - Из-за меня? Марко нахмурился.
        - Не знаю почему, но Роза не перестает требовать, чтобы я выслал тебя с острова.
        Увидев, как Кристина побледнела, он поспешил добавить:
        - Можешь не беспокоиться на этот счет, милая. Я не высылаю детей со своего острова. И потом, - Марко посуровел, - эта женщина постоянно ко мне придирается и пытается мною командовать. Но я этого не потерплю.
        Кристина восхищенно смотрела на Марко.
        - Ты такой смелый, если решил заступиться за меня.
        Собираясь встать с кресла, она хотела положить на свое место Пэнси.
        - Осколки здесь валяются по моей вине, значит, подметать должна я.
        - Босиком?! - взревел Марко в ярости. - Разве я не говорил тебе, что ты должна быть предельно осторожной, чтоб не порезаться?! Мне вовсе не хочется хоронить тебя, милая.
        Он лукаво подмигнул девочке.
        - Ты стала такой красивой и загорелой, что будет просто обидно, если ты умрешь, не успев перешагнуть порог своей юности.
        Кристина так и светилась от счастья.
        - Ну вот и все, - Марко заметал осколки в угол. - Утром горничные это уберут.
        Отбросив веник, Марко подошел к девочке и усмехнулся.
        - Итак, милая, что же привело тебя сюда ночью?
        - Я не могла уснуть.
        Марко взъерошил Кристине волосы и рассмеялся.
        - Неудивительно, ведь мы так орали!.. Он перевел взгляд на книгу.
        - А что это ты принесла?
        - Одну замечательную книгу. Патрицио познакомил меня с твоей библиотекой.
        - О да! Английские плантаторы, которые жили тут до нас, оставили эту библиотеку. И что же за книга у тебя?
        - «Тысяча и одна ночь». Марко нежно улыбнулся.
        - Когда я был маленьким, эти сказки читала мне мама.
        - А мне - отец. - Кристина с надеждой посмотрела на Марко. - Ты почитаешь мне?
        - Ну конечно.
        Кристина опустила Пэнси на пол и подошла вслед за Марко к окну, через которое серебристый лунный свет озарял комнату. Марко присел на краешек дивана, Кристина с Пэнси устроились рядом и выжидающе уставились на него.
        Приобняв Кристину, Марко открыл книгу и улыбнулся: на первой же странице было изображено красивое мавританское судно.
        - Знаешь, милая, а ведь я был в Аравии, - сказал он.
        - Правда? - удивилась девочка.
        - До того как я появился в Америке, я с моими людьми наведывался как-то и в восточные моря. Там мы однажды напали на индийский корабль, принадлежавший Великим Моголам. Однако по пути назад мы попали в сильный шторм.
        - Не может быть! - воскликнула Кристина, изумленно раскрыв глаза.
        - Мы боролись со стихией несколько дней, и она необыкновенно изнурила нас. Но поход того стоил! Если мне не изменяет память, с того судна до сих пор у нас хранятся шелка и слоновая кость.
        - А можно мне потом посмотреть на эти сокровища?
        - Конечно.
        Девочка на миг задумалась.
        - Когда ты отправляешься в такие долгие плавания, ты никогда не чувствуешь себя там одиноким, Марко?
        Он улыбнулся.
        - А почему я должен чувствовать себя одиноким? Кристина погладила Пэнси.
        - Не знаю… У тебя нет ни семьи, никого. Конечно, есть экипаж, сражения с испанцами… Но ведь это не одно и то же, правда?
        Марко поражался не по годам взрослому восприятию девочки.
        - Порой ужасно тяготят дела, которые мне суждено выполнять одному, - признался он. - И в таких случаях я ищу согласия с самим собой.
        Кристина подняла серьезное личико.
        - А я не нахожу такого согласия… И чувствую себя очень одинокой…
        Марко с трудом сдержался, чтоб не рассмеяться над подобным признанием ребенка.
        - В свое время и ты обретешь свое спокойствие, милая, - успокоил он, - обязательно обретешь. Мы же с тобой очень похожи.
        - Правда? - Да.
        Марко нахмурился, почувствовав, что невольно раскрывает перед девочкой душу.
        - Ну а теперь слушай свою сказку и отправляйся спать. Уже очень поздно.
        Кристина кивнула.
        Марко стал читать ей о Синдбаде-мореходе, и она, удобно устроившись рядом, слушала его низкий убаюкивающий голос. Давно уже Кристина не чувствовала себя так легко и спокойно. Наверное, с тех пор, как много лет назад в Чарлс-тауне эти сказки читал ей отец.
        Марко тоже мысленно перенесся в далекие вечера своего детства, когда эти же сказки рассказывала ему перед сном мать. И снова сердце его сжалось от нежности.
        Когда Марко закончил читать, Пэнси уже отправилась спать на его постель, а он долго смотрел на спящую девочку, доверчиво прильнувшую к нему. Вопрос Кристины запал в душу. ТЫ НИКОГДА НЕ ЧУВСТВУЕШЬ СЕБЯ ОДИНОКИМ, МАРКО? А ведь он давно уже не позволял себе даже думать об этом.
        Пресвятая дева Мария! Он не должен давать волю чувствам, о которых заставляла его вспоминать эта девочка. Он не должен думать о том, как хорошо было бы, как прежде, иметь семью и чувствовать себя нужным кому-то. Он всего лишь странник - человек без корней - и должен вести такую жизнь до тех пор, пока не расквитается с испанцами за все свои страдания. Он не должен забивать себе голову отцовским отношением к Кристине, не должен терзаться тем, что в один прекрасный день этот очаровательный ангелочек превратится в прекрасную девушку! Не стоит нарушать раз и навсегда заведенного порядка вещей. Думая об этом, Марко отнес спящую девочку в ее комнату.
        Проходя на следующее утро по коридору, Марко услышал громкие рыдания, доносящиеся из комнаты Кристины. Он постучал в дверь, услышал ее плаксивое «Войдите!» и переступил порог.
        Кристина сидела у туалетного столика и, всхлипывая, пыталась расчесать спутанные волосы.
        - В чем дело, милая?
        - Мои волосы! - пожаловалась девочка. - Они все спутались, и Эспер пригрозила остричь их, пока я буду спать, если мне не удастся распутать эти пряди…
        - Я точно скормлю эту ведьму акулам! - разозлился Марко.
        Кристина старалась не улыбаться и икнула от поступивших вновь слез.
        - Но, возможно, на этот раз она и права. По ее словам, я становлюсь распутницей, как все вы, и никчемным человеком.
        Марко старался успокоить девочку.
        - А ты знаешь, что означают эти слова, милая?
        - Нет, - засопела Кристина. - Но я знаю, что чистоплотность и опрятность - почти то же самое, что и благочестивость, и мне вовсе не хочется сгореть в аду, что, по словам Эспер, меня непременно ожидает.
        Девочка отбросила расческу и снова расплакалась.
        - Что мне теперь делать?.. Мои волосы так ужасны…
        Взглянув на всклоченную голову Кристины, Марко вынужден был признать, что это действительно так. После нескольких недель беззаботного веселья на острове, плаванья и игр Кристина превратилась в самую отчаянную девчонку-сорванца. Неудивительно, что ее длинная густая каштановая грива безнадежно спуталась.
        - Бери-ка расческу, и пойдем вместе на крыльцо, моя маленькая сестренка, - скомандовал Марко. - Посмотрим, так ли все безнадежно.
        Кристина просияла и торжественно вручила Марко расческу.
        Спустя чуть ли не два часа терпеливого распутывания волос, Марко не без иронии подумал, что он делает все, чтоб не нарушать заведенный порядок вещей. И все же каждый раз сердце его наполнялось радостью, когда он вспоминал улыбку Кристины, увидевшей потом себя в зеркале, и то, как крепко она обняла его за шею, как звонко чмокнула в щеку и как помчалась навстречу новым приключениям. Марко знал, что теперь они были не просто друзьями. Эта девочка стала частью его жизни - хотел он того или нет.

***

        Ближе к полудню Марко решил искупаться в одном из источников острова. Стоя по пояс в воде, он намыливался мылом из щелока и негромко напевал арию Росси. Пэнси устроилась на берегу и тоже была занята своим туалетом. Когда же низкий баритон Марко достиг высшей ноты и смолк, раздался чей-то сдавленный смешок.
        Вздрогнув от неожиданности, Марко обернулся и увидел Кристину, которая сидела на берегу и наблюдала за ним. На плече ее красовался пурпурно-зеленый попугай Цицеро. Марко поблагодарил в душе всех святых, что глубокие воды источника скрывали пикантные части его тела.
        Установившееся молчание неожиданно нарушил Цицеро, который стал вдруг бить крыльями и стрекотать как сумасшедший. Слетев с плеча, он взмыл в воздух и камнем упал на гепарда. Пэнси издала пронзительный визг и бросилась в джунгли, безжалостно преследуемая Цицеро. Вскоре гепард и попугай скрылись в зеленых зарослях.
        Марко лишь озадаченно покачал головой. К сожалению, он был сейчас не в форме, чтобы броситься на помощь Пэнси.
        Марко повернулся к Кристине. Девочка по-прежнему без тени стыда продолжала смотреть на него. Не без улыбки Марко подумал, что с большей готовностью он выдержал бы сейчас атаку карибских каннибалов, чем взгляд этой девочки.
        - Милая, - проговорил он, - ты не должна была приходить сюда.
        Кристина, казалось, не слышала его. Она медленно провела рукой по своим шелковистым, в солнечных бликах волосам.
        - Правда у меня красивые волосы, Марко? Ты так хорошо их расчесал.
        Марко чуть было не засмеялся. Она была в этот момент так восхитительно наивна!
        - У тебя просто замечательные волосы, милая. Но ты должна уйти отсюда. Боюсь, как бы твоя птичка не съела бедную Пэнси. Тебе нужно спасти несчастную и преподать этому кровожадному попугаю хороший урок. И потом… нехорошо стоять и смотреть на мужчину, когда он моется.
        Но и эти слова не подействовали.
        - Хочешь, я потру тебе спину? - с надеждой в голосе спросила Кристина.
        - Конечно же нет!
        Она пожала плечами, но взгляд так и не перевела.
        - Марко, а когда я вырасту, ты на мне женишься?
        - Ну что еще ты спросишь?! - закричал он, с каждой минутой чувствуя себя все более неловко. - Ты должна немедленно уйти!
        Девочка гордо вскинула подбородок.
        - Я не уйду отсюда до тех пор, пока ты не скажешь, что женишься на мне!.. Когда я вырасту, конечно, - поспешила прибавить она.
        Марко с досадой застонал, глядя на решительную озорную девчонку на берегу. Он не сомневался, что она и в самом деле будет упрямо стоять на месте до тех пор, пока он не пообещает ей то, что она так хочет услышать. О Боже! Во что он ввязался!
        Рассудив, что Кристина все-таки ребенок и очень скоро забудет его слова, Марко улыбнулся и сказал:
        - Конечно, милая, я обязательно женюсь на тебе! Девочка улыбнулась в ответ ослепительной улыбкой.
        Когда же она, сорвавшись с места, бросилась в сторону джунглей, Марко облегченно вздохнул.
        Кристина ликовала, пробегая по зеленым лесным тропам и непроходимым зарослям в поисках Пэнси и Цицеро. Она догадалась, о чем подумал Марко. Он решил, что она совсем еще ребенок и скоро забудет его обещание.
        - Но Марко ошибается! - горячо воскликнула Кристина. В ней билось сердце не ребенка, а женщины, и эти его слова она запомнит навсегда.

        ГЛАВА 5

        Май 1748 г.
        - Джузеппе, как ты думаешь, почему этот противный попугай все время говорит одно и то же? - спросила Кристина.
        - А что именно он говорит?
        - Плохая девчонка! Плохая девчонка!
        - Малышка, - смеясь проговорил Джузеппе, - а может быть, ты и в самом деле очень плохая девчонка?
        Кристина Эббот и Джузеппе сошли с тропинки и очутились на небольшой полянке, со всех сторон окруженной зарослями. Пришли они сюда не случайно: именно здесь каждый день Джузеппе занимался с Кристиной, обучая ее приемам самообороны. Во время этих уроков попугай Цицеро усаживался на ветку росшего неподалеку мангрового дерева[15 - Мангровое дерево - низкоствольное, вечнозеленое дерево, растущее на затопляемых приливом морских побережьях тропиков (иногда субтропиков] и громко выкрикивал свои нелицеприятные комментарии.
        Марко попросил Джузеппе научить Кристину некоторым приемам самообороны после того, как несколько месяцев назад воинственное племя карибских индейцев совершило свой очередной набег на остров. Прежде чем индейцы были обнаружены и разбиты, они успели убить двух людей Марко, занятых прополкой недавно посаженного сахарного тростника. С тех пор на спокойном некогда острове жители стали предельно осторожны. Марко даже обсудил со своим экипажем, не перенести ли их опорный пункт куда-нибудь еще, но ничего конкретного тогда так и не решили.
        Отныне все пребывали в состоянии постоянной готовности к отражению нападения, на берегу установили дополнительные наблюдательные посты, и даже работающие в полях люди вооружились на случай внезапной опасности.
        Именно эти события и стали причиной, по которой Джузеппе и Кристина ежедневно приходили на поляну, отрабатывая все новые и новые упражнения. Джузеппе понимал всю серьезность и ответственность этого дела, но он часто думал о том, как ему вообще удается заставить себя чему-то обучать эту девушку, чья красота просто ослепила его. К восемнадцати годам Кристина Эббот превратилась в настоящую красавицу. Длинное белое платье выгодно подчеркивало волнующие формы ее стройной, высокой фигуры и оттеняло восхитительный, бронзовый оттенок кожи. Пышные каштановые волосы доходили Кристине почти до пояса, а ее тонкое, нежное лицо заставило бы померкнуть самые прелестные лица морских сирен. Джузеппе не мог оторвать взгляд от ее огромных зеленых глаз, высоких скул, аккуратного, идеальной формы носика, ярких, полных губ и дерзкого подбородка. Он уже давно поддался бы чарам этой своенравной, капризной и безнадежно избалованной девушки, если бы не боялся, что Марко повесит его за это на нок-рее[16 - Нок - конус всех рей шхуны].
        И потом, он прекрасно знал, что Кристина увлечена отнюдь не им. Все, что ему оставалось делать, это наблюдать за тем, как девушка посылает пламенные взгляды Марко Главиано. Знал капитан о ее чувствах или нет, но она явно испытывала к нему большой интерес. А эта девушка всегда получала то, что хотела. И хотя Марко был почти вдвое старше Кристины, Джузеппе боялся, как бы его друг не попал в беду. В каком-то смысле девушка представляла для Марко гораздо большую опасность, чем даже испанцы. Кристина походила сейчас на спелую ягодку, которую так и хотелось сорвать. Джузеппе предчувствовал предстоящую драму и не знал, что предпринять.
        - Итак, ты готова драться со мной? - спросил он, оставив на потом свои размышления и предчувствия.
        - Я-то готова, а вот готов ли ты? - поддразнила его в ответ девушка.
        - Плохая девчонка! - прокричал с ветки попугай. Джузеппе невольно рассмеялся, но тут же оборвал свой смех:
        - Ты понимаешь, конечно, - что остерегаться мы должны не только каннибалов. Наше местонахождение могут раскрыть и другие враги Марко. Представь, что я - один из приспешников Карлоса и собираюсь тебя похитить.
        - Я легко отобью у тебя эту охоту, - ответила Кристина.
        Она сжала руки в кулаки, расставила ноги и приготовилась к нападению Джузеппе. Он двинулся к ней, сжимая в руке тупой деревянный нож, который они использовали для своих занятий.
        - Помни, что я говорил тебе: главное - сохранять равновесие. И будь, пожалуйста, понежнее со мной, малышка.
        Джузеппе сделал резкий выпад в сторону Кристины, и она прореагировала с быстротой молнии. Схватив руку нападающего, - девушка изо всех сил ударила по ней кулаком и выбила нож. Потом Кристина достаточно сильно ударила Джузеппе ногой в пах, отчего тот даже вскрикнул, но калекою не стал перекинула его через бедро и уселась на него верхом, подобрав с земли нож и приставив это воображаемое оружие к горлу рулевого.
        - Ну, как? Я хорошо справилась со своей задачей, Джузеппе? - насмешливо спросила девушка, так и млея от удовольствия.
        Джузеппе судорожно кивнул.
        - Плохая девчонка! - снова прокричал Цицеро. И учитель, и ученица рассмеялись.
        - А теперь дай мне встать, малышка, - попросил Джузеппе.
        Но Кристина не торопилась выполнить его просьбу. Казалось, она задумалась о чем-то.
        - А что, если ты и в самом деле был бы одним из людей Карлоса и собирался бы меня изнасиловать? Что мне следовало бы сделать с таким злодеем?
        Джузеппе нахмурился.
        - Я советовал бы тебе кое-что ему отрезать.
        Со странной усмешкой на лице Кристина подалась немного назад и опустила деревянный нож ниже пояса Джузеппе:
        - Ты имеешь в виду это?
        - Плохая девчонка, - проворчал попугай.
        Но Джузеппе было не до смеха, он заметно побледнел.
        - Прошу тебя, малышка, нам ведь вовсе не обязательно отрабатывать этот прием, не так ли?
        Кристина рассмеялась и отбросила нож в сторону. Бросив случайный взгляд в сторону джунглей, она заметила высокого блондина, который приближался к ним; рядом грациозно ступала огромная черная кошка. Девушка сделала вид, что ничего не заметила, и вновь обратила свой взор на Джузеппе.
        - Можно я встану? - снова повторил он свою просьбу.
        - Но ведь мы еще не закончили наше занятие, - возразила Кристина.
        Джузеппе не знал что и подумать.
        - Не хочешь же ты сказать, что…
        Отбросив упавшие на лицо волосы, Кристина проговорила томным голосом:
        - Ты научил меня защищаться, Джузеппе, и заниматься этим дальше, думаю, не имеет смысла. Но я хочу научиться кое-чему еще.
        - И чему же? - хрипло произнес Джузеппе. Он был не в силах оторвать восхищенный взгляд от этой юной богини, которая столь безжалостно издевалась над ним.
        - Научи меня целоваться, Джузеппе. Ошеломленный, он резко отстранил Кристину и сел.
        - Надеюсь, ты пошутила.
        - В том-то и дело, что нет, - облизнув губы, девушка выжидающе уставилась на Джузеппе. - Думаю, ты успел заметить, как сильно я тебя уважаю.
        - Но мне казалось, что тебе нравится…
        Голос Джузеппе звучал взволнованно и недоверчиво.
        Кристина прильнула к нему всем телом и обожгла свежим ароматом своей кожи.
        - Поцелуй меня, Джузеппе, пока я не передумала. Джузеппе не был святым, а искушение было слишком велико. Его губы почти коснулись жарких губ девушки, когда неожиданно раздавшийся гневный голос заставил его похолодеть.
        - Это еще что такое?
        Собравшаяся было поцеловаться парочка испуганно отпрянула друг от друга. Джузеппе, обернувшись, увидел Марко, который стоял, сложив на груди свои мускулистые руки, и грозно смотрел в их сторону.
        Рядом с ним застыла совсем уже взрослая Пэнси, золотистые глаза ее хищно светились.
        - Капитан, - закричал Джузеппе, вскакивая на ноги, - я просто учил девушку, как вы и просили!
        - И чему же, позвольте узнать, ты ее учил? - спросил Марко, не скрывая раздражения.
        Кристина, смеясь, поднялась с земли.
        - Марко, я просто попросила Джузеппе научить меня целоваться.
        - Плохая девчонка! Плохая девчонка! - заверещал попугай.
        Заметив птицу, Пэнси навострила уши и припала к земле. Цицеро тут же угрожающе захлопал крыльями, и Пэнси, жалобно заскулив, опрометью бросилась в заросли.
        Недовольно покачав головой от столь трусливого поведения гепарда, Марко снова хмуро посмотрел на Кристину и Джузеппе.
        - Оставь нас, - резко скомандовал он своему рулевому.
        Повторять не потребовалось. Не прошло и нескольких секунд, как первый помощник капитана буквально растворился в воздухе.
        Все так же хмурясь, Марко подошел к девушке. Она замерла, не в силах оторвать глаз от его высокой, мускулистой фигуры, мужественного лица и бездонных голубых глаз. Его густые светлые волосы падали на плечи и блестели на солнце. На Марко была тонкая белая рубашка, не скрывающая рельефные мускулы его груди; а стройные ноги капитана обтягивали темные брюки.
        Кристина улыбнулась про себя. Она знала, что Марко исполнилось двадцать восемь лет, и уже шесть лет она ждала того момента, когда сможет назвать его своим. Теперь, наконец, это время пришло.
        Марко, в свою очередь, тоже смотрел на Кристину, хотя и не столь откровенно, как это делала она. Казалось, он присматривается к девушке как к сильному и коварному противнику. Марко уже давно оценил, насколько опасна эта избалованная красавица с ее дразнящим взглядом и волнующей фигурой. Все чаще и чаще он ловил себя на том, что у него замирает сердце при виде стройных, загорелых ножек Кристины, которые открывались его взору всякий раз, когда шаловливый ветерок вздымал подол ее платья. Его начинал серьезно смущать тот факт, что теперь, когда эта девушка совсем оформилась, его чувства к ней постепенно утрачивали отеческий оттенок и все больше напоминали слепую, безудержную страсть.
        И именно с этими своими чувствами Марко намерен был решительно бороться, ибо хотел дать этой необыкновенной девушке куда больше, чем просто страсть мужчины. Все эти годы он только и делал, что пытался набраться терпения и сохранить с Кристиной дружеские отношения. Ей же, судя по всему, хотелось совершенно иного, и сейчас их сильные натуры находились в состоянии войны.
        В последнее время Марко и Кристина вели себя друг с другом как совершенно чужие люди, но их сдержанность не могла скрыть эмоциональное напряжение и накаленную чувственность.
        Марко изо всех сил старался казаться сердитым, хотя в обществе хитрой маленькой искусительницы это казалось не так-то просто.
        - Кристина, ответь мне, чем ты только что занималась?
        - Упражнялась, - ответила девушка, улыбаясь. - Разве над нами не нависла угроза нападения, Марко?
        Все так же силясь сохранить серьезный и суровый вид, Марко сказал:
        - Да, угроза нападения нависла над тобой, но это отнюдь не то нападение, которое тебя учат отражать.
        Девушка самодовольно усмехнулась.
        - Кристина, - настойчиво произнес Марко, - зачем тебе понадобилось просить Джузеппе научить тебя целоваться?
        Она пожала плечами и вызывающе взглянула на Марко.
        - Потому что мне давно уже пора научиться подобным вещам, разве нет?
        - Конечно нет! - вскричал Марко. - Ты не должна дразнить таким образом взрослых мужчин!
        Кристина дерзко вскинула голову.
        - И почему же не должна?
        - Потому что ты не имеешь ни малейшего представления о возможных последствиях! - Марко воздел руки к небу. - Достаточно того, что добрая половина моих матросов уже и так влюблены в тебя без памяти. Франциско ходит за тобой по пятам, как ягненок, Патрицио только и делает, что говорит о тебе, а Луиджи пускает в твою сторону такие пламенные взгляды, что я удивляюсь, как твоя одежда до сих пор не превратилась в пепел.
        - А что же в этом такого плохого? Марко гневно махнул рукой:
        - Я повторяю тебе - плохо уже то, что ты совершенно не думаешь, чем может закончиться твой беззаботный флирт. Знаешь ли ты, что мужчины, которым женщины дают повод, действуют, как правило, не раздумывая.
        - Неужели? - Кристина с улыбкой посмотрела на Марко и тот, закашлявшись от смущения, отвернулся.
        Установившуюся на мгновение напряженную тишину нарушила Пэнси, которая вышла на полянку, с опаской поглядывая по сторонам. Цицеро, с важным видом сидевший на ветке своего любимого мангрового дерева, заметив ее появление, принялся пронзительно верещать и громко хлопать крыльями. Пэнси ничего не оставалось делать, как трусливо поджать хвост и снова пуститься наутек.
        Наблюдавший за этой сценой Марко укоризненно покачал головой. Кристина же лишь усмехнулась увиденному и повернулась к Марко, чтобы возобновить их прерванный спор.
        - Марко, мне уже восемнадцать. А моей подруге Исабель - семнадцать, но у нее уже есть муж и двое очаровательных близнецов. Не далее как вчера я видела Паоло и Луизу, сосущих грудь своей мамы. - Взгляд девушки на миг стал мечтательным. - И мне тоже хочется иметь ребенка.
        Марко едва не задохнулся от этих слов Кристины. Чувственность ее лица так и подмывала его отказаться от всех принятых ранее решений.
        - Ты не понимаешь, что говоришь, Кристина. Ты не можешь просто так взять и решить, что тебе хочется иметь ребенка…
        - А почему нет? Ведь этим занимаются на острове практически все!
        Марко повысил голос:
        - Ты - другое дело!
        - Что это значит: я - другое дело? Мне что, не разрешается, как всем, выбрать себе мужа?
        Марко испытывал все большую неловкость, разговаривая с этой юной красавицей на столь щекотливые темы.
        - Нет, не разрешается! - ответил он наконец, нервно проведя рукой по волосам.
        Отбросив непослушную прядь с лица, девушка с негодованием уставилась на Марко.
        - В таком случае, что ты собираешься со мной делать? Отдать в монастырь?
        Суровый капитан не смог сдержать улыбку:
        - Честно говоря, Кристина, я еще и сам не знаю, что мне с тобой делать.
        - Плохая девчонка, - напомнил о себе умолкнувший было попугай.
        - Вот видишь, - усмехнулся Марко, - к тому же ты очень плохая девчонка, милая.
        - Это почему же, интересно знать, я плохая? - вспыхнула Кристина.
        - Хотя бы потому, что ты не должна была просить Джузеппе целоваться с тобой, - строго ответил Марко.
        - Но почему нет? - с вызовом воскликнула девушка. - Ты ведь никогда меня не поцелуешь. Ты перестал даже расчесывать мои волосы.
        Марко с неохотой вспомнил тот случай, на который намекала Кристина и который произошел всего неделю назад. В тот день они сидели на балконе и он терпеливо распутывал пряди длинных золотистых волос девушки. И вдруг ему непреодолимо захотелось прижать к себе эту удивительную красавицу, запустить руки в ее роскошные волосы и отыскать губами ее нежные девичьи губы.
        И теперь Марко сказал Кристине те же слова, что и тогда:
        - Ты уже достаточно взрослая, чтобы расчесывать волосы самой. А потом, мне уже давно следовало бы хорошенько отшлепать тебя этой расческой.
        - Марко, ты сам сейчас сказал, что я уже взрослая, - дерзко возразила Кристина, - и если мне захочется иметь любовника, я заведу его.
        Взбешенный, Марко схватил девушку за руку и воскликнул:
        - Ты не сделаешь этого! Ты - сама невинность. И ты даже не знаешь, что значит иметь любовника.
        - О да, я знаю, - не сдавалась Кристина. - Люди на этом острове только и делают, что занимаются любовью.
        Потеряв от подобного заявления дар речи, Марко выпустил ее руку.
        - А еще они издают такие громкие звуки, - продолжала Кристина. - Порой они кричат, как ошпаренные коты, даже громче, чем Цицеро и Пэнси, когда ссорятся.
        Девушка легонько коснулась груди Марко и подняла на него глаза:
        - Скажи, неужели заниматься любовью так ужасно больно?
        Марко молчал, но от близости Кристины и волнующего запаха ее тела сердце его стало бешено колотиться, а рука девушки, лежащая у него на груди, казалось, обжигала его.
        - Что испытывает женщина, занимаясь этим в первый раз? - чуть слышно произнесла Кристина.
        Этот вопрос юной соблазнительницы заставил Марко рассмеяться.
        - Не знаю, милая. Я ведь не женщина. Девушка прижалась к нему и спросила нежным шепотом:
        - А что испытывает мужчина? Марко отстранил ее.
        - Хватит об этом! Ты еще ребенок!
        - Нет, я женщина, - упрямо произнесла Кристина.
        - Еще нет, - Марко многозначительно посмотрел на нее.
        - В таком случае, может быть, ты устранишь этот пробел в моем образовании? - вызывающе усмехнулась девушка.
        - И что, интересно, ты предлагаешь? - спросил Марко, чувствуя, как учащается его пульс.
        На томную улыбку и манящий взгляд этой сирены вполне мог попасться и сам дьявол, а уж голос ее был слаще музыки.
        - Раз уж ты прервал наши занятия с Джузеппе, то и учить меня целоваться должен тоже ты.
        О, эта маленькая шалунья! Марко не мог поверить в то, что она так коварно и безжалостно его завлекает. Не хотелось ему верить и в то, что на ее слова начинает реагировать его плот ь.
        - Кристина, - проворчал Марко, погрозив пальцем. - Следи за своим поведением, иначе не оберешься хлопот.
        Она подняла к нему свое прелестное, дерзкое личико.
        - Значит, ты не хочешь меня поцеловать?
        - Я сказал вовсе не это, - усмехнулся Марко. Кристина притворилась обиженной.
        - Возможно, ты слишком увлечен своей очередной любовницей, чтобы поцеловать меня. С кем же, интересно, ты спал все эти дни? С Розой? Минервой? Жизель?
        Это была уже неслыханная дерзость!
        - Хоть это и не твое дело, - взорвался Марко, - но у меня уже долгое время одна подружка - Роза.
        - Ты проводишь с женщинами довольно много времени, капитан, но детей у тебя почему-то нет.
        Сказав эти обидные слова, Кристина отвернулась от Марко и подошла к дереву манго. Она сорвала с него красный, спелый плод, очистила и не спеша принялась есть.
        Марко стало не по себе при виде тоненькой струйки сока, стекавшего по подбородку Кристины. Его так и подмывало подбежать к этой девушке, сжать ее в своих объятиях и впиться в красивый, дерзко усмехающийся ротик.
        - Не всякому мужчине нравится плодить безотцовщину, - произнес он с явной дрожью в голосе. - Этого вполне можно избежать.
        Кристина с наслаждением откусила еще кусочек манго и, видя, как Марко судорожно при этом вздохнул, облизала губы.
        - Раз так, я рада, что у тебя нет никаких препятствий к браку.
        - Поверь мне, милая, ничего мне не мешает жениться. - Взгляд Марко был прикован к прелестным губкам девушки. Он видел, как ровные белые зубы Кристины вонзились в сочную мякоть плода и представлял, как почувствует эти острые зубки на своем плече.
        - Хорошо, что у тебя нет с этим проблем. Потому что, если ты женишься на мне, я хотела бы иметь много детей, - прямо заявила она.
        Марко чувствовал, что его терпению приходит конец. Решив ни за что на свете не показывать девушке, как она его возбуждает, он погрозил ей пальцем, стараясь превратить этот трудный разговор в шутку.
        - Милая, ты потеряла всякий стыд. Я не должен был так тебя баловать. Стоило ли поднимать такую шумиху вокруг простого поцелуя?
        Девушка не приняла шутку, казалось, она была сильно раздражена.
        - Хорошо, если ты настолько труслив, что боишься этого несчастного поцелуя, я пойду поищу Джузеппе или Луиджи. Уж они-то, я уверена, не откажутся обучить меня этому.
        - Ты сделаешь это только через мой труп, да и свой тоже.
        Вызывающий блеск ее огромных зеленых глаз заставил Марко отбросить последние сомнения. Схватив девушку за руку, он выбросил на половину съеденный плод манго, с силой притянул Кристину к себе и припал к ее губам. Девушка доверчиво прильнула к нему, и ее сладкие от сока манго губы приоткрылись под натиском настойчивых губ Марко.
        Господи, да ведь это не он, а она показывает, как надо целоваться, отбросив в сторону всякий стыд! Какая она сладкая, а ее губы такие мягкие и податливые! Марко захлестнула волна страстного желания, и его язык скользнул в теплый и пахнущий манго рот Кристины. Она вся дрожала и тихо постанывала, а он все сильнее сжимал ее в своих объятиях. Она и не думала сопротивляться! Напротив, ее руки обвили шею Марко, а маленькие упругие грудки уютно расположились на его горячей груди. Боже, эта девушка просто создана для него!
        Кристину поцелуй Марко тоже заставил потерять голову. Так долго ждала она этого момента и сейчас чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Марко держал ее в своих объятьях. И она чувствовала каждый его мускул, каждый изгиб тела. Когда же язык его, раздвинул ее губы, проник глубже, Кристина поняла, что от сдержанности Марко не осталось и следа. Сердце ее наполнилось радостью и бесконечной нежностью. Когда теплый язык Марко коснулся ее языка, какое-то неведомое раньше, щекочущее ощущение охватило низ ее живота. Она прижалась этой частью своего тела к Марко и почувствовала что-то загадочное и твердое.
        В этот момент Марко пришел, наконец, в себя.
        С трудом он отстранился от девушки и, заметив, каким обожанием, страстью и доверием пронизан ее взгляд, испытал вдруг такое чувство, будто его окатили ледяной водой.
        - Теперь ты мой, - страстно прошептала Кристина.
        Марко, не отрываясь, смотрел на нее. Пресвятая Богородица, она и в самом деле так думала!
        Он тихо выругался и поспешил уйти.

        ГЛАВА 6

        - Пэнси, что мне делать с Марко?
        Вечером того же дня Кристина сидела вместе с Пэнси на берегу моря и задумчиво смотрела на закат солнца. Над розовато-золотистыми волнами, пронзительно крича, летали чайки, дул свежий ветерок и слышался мягкий шелест прибоя. На пальме, возвышающейся неподалеку, сидел Цицеро, которого Кристина прогнала за то, что тот издевался над Пэнси. Попугай с недовольным видом наблюдал за девушкой и гепардом, время от времени принимаясь хлопать крыльями или кричать свое обычное «Плохая девчонка».
        При одном только воспонании о своем первом поцелуе с Марко, Кристину охватывала сладкая дрожь. Этот волнующий момент был ее первой большой победой в борьбе за сердце мужчины; того, которого она возвела в разряд идолов еще девчонкой, а теперь, повзрослев, по-настоящему полюбила. Но и обманываться она тоже не могла: Марко Главиано не принадлежал ей. Он отдавал свое сердце морю, а в жаркие ночные часы его тело принадлежало испанской проститутке.
        Девушка с решительным видом нахмурилась. Она прекрасно понимала, что не завоюет сердце Марко, не положив прежде конец его распутному образу жизни. Судя по красноречивым звукам, доносящимся каждую ночь из спальни Марко, он был мужчиной с очень большими сексуальными потребностями. И уж конечно, если бы ей удалось оградить его на несколько недель от женского общества, он бы решился сделать ее своей женой.
        Кристина была абсолютно уверена в том, что хочет выйти замуж только за Марко. А это означало, что ей во что бы то ни стало надо было отвадить от него всех шлюх, с которыми он спал. И хотя Марко утверждал, что, кроме Розы, у него никого нет, Кристина в этом очень сомневалась.
        Не нравились ей также его периодические набеги на корабли испанцев. Когда Марко уезжал, Кристина не находила себе места. И потом, слишком часто он возвращался из этих походов раненый, в шрамах на теле.
        Когда девушка вспомнила случай двухлетней давности, у нее закололо сердце. Тогда Марко вернулся с огнестрельной раной левой руки. В течение нескольких дней она только и делала, что тихо сходила с ума, глядя, как Марко лежит в постели, охваченный инфекцией и лихорадкой. Она приходила тогда в ужас при мысли, что может потерять его. Ведь так много мужчин умерли на острове и от менее серьезных ранений. Кристина и обеспокоенная Пэнси не отходили от постели больного ни на шаг. Девушка промокала его покрывшийся испариной лоб и целыми часами молилась, взывая к небесам, чтобы те послали Марко исцеление.
        Именно в эти часы, полные отчаяния, Кристина начала задумываться о том, как много значит для нее этот мужчина. И потом, три ночи спустя, когда ее разбудили громкие стоны, доносившиеся из комнаты Марко, она бросилась ему на помощь, думая о том, что он, может быть, умирает. Но в последний момент ее остановил женский смех, и она поняла, что Марко снова проводит время с Розой. Значит, эта неблагодарная свинья выздоровела! Заливаясь слезами, Кристина бросилась назад в свою комнату и принялась горячо молиться, но на этот раз о том, чтобы этот несчастный распутник умер и поскорее попал прямо в ад.
        Однако, Марко, конечно же, не умер, и хотя девушке частенько хотелось задушить его, она радовалась в душе, что он по-прежнему рядом с ней.
        На лице Кристины снова появилось мечтательное выражение, когда она вновь вспомнила подробности того невероятного поцелуя. Ей казалось, она ощущает рядом с собой сильное тело Марко, волнующий запах его тела, чувственный жар и нежность его губ. Ведь в тот момент он пробудил в ней какое-то сильное, почти первобытное желание: быть с ним одним целым, чувствовать его внутри себя, сильно и страстно любить его и зачать от него ребенка.
        Марко будет принадлежать ей. Он будет ее, во что бы то ни стало.
        Но как ей положить конец его распутству? Мрачно размышляя над этим, Кристина услышала какой-то шуршащий звук и, обернувшись, увидела большую, серую змею, скользнувшую в кусты. Пэнси навострила уши и, оскалившись, бросилась за своей жертвой.
        Кристина вскочила на ноги.
        - Пэнси, прошу тебя не ешьэту змею! Думаю, она мне может пригодиться!
        Девушка побежала вслед за змеей и гепардом, и из кустов долго еще слышался ее озорной смех.

***

        - Добрый вечер, сердце мое.
        Войдя в свою комнату ночью того же дня, Марко увидел на своей постели Розу. Его любовница выглядела, как всегда, очень соблазнительно: в красном, с глубоким вырезом платье, с томным выражением темных глаз, устремленных на него, и чувственно приоткрытыми влажными алыми губами. Но к удивлению Марко, плоть его на этот раз никак не прореагировала.
        - Добрый вечер, дорогая, - улыбаясь, поздоровался Марко.
        Роза встала с постели и подошла к нему. Марко ощутил запах ее духов, который сегодня показался ему слишком уж резким и дешевым. Господи, ну почему он никак не может выбросить из головы образ той юной и тоненькой как тростинка богини, девушки, от которой пахло медом и соком манго?
        - Я так соскучилась по тебе, мой великан, - защебетала Роза, прикладывая руку к паху Марко. - А это еще что такое? - воскликнула она удивленно. - А я-то думала, что твой флаг поднимается от одного только вида женской юбки, сердце мое.
        Тщеславие Марко было уязвлено, и он отстранился от Розы.
        - А ну-ка, раздевайся и ложись в постель. Боюсь, как бы ты не пожалела о том дне, когда оскорбила мое мужское достоинство.
        Роза томно улыбнулась и нетерпеливо облизала губы.
        - В день, когда ты совсем меня измучишь, сердце мое, отправишься на тот свет и сам.
        Марко запрокинул голову и громко расхохотался.
        - Боюсь, что именно так оно и будет. Ты ведь ненасытная, дорогая, и абсолютно лишена скромности.
        Роза вульгарно рассмеялась и стала раздеваться. Но даже вид ее полных, спелых грудей, казалось, нисколько не взволновал Марко. Он поймал вдруг себя на том, что рисует в своем воображении две маленькие, крепкие грудки, так уютно расположившиеся сегодня у него на груди; и то, как он прикасается губами к крошечным, прелестным соскам и начинает нежно ласкать их, сводя тем самым Кристину с ума. И вот наконец возбуждение наполнило его тело, при мысли о том, что он овладеет сейчас прелестной девственницей, а отнюдь не стоящей сейчас перед ним проституткой, прошедшей огонь и воду.
        Досада охватила Марко.
        - Ложись в постель, - хриплым голосом сказал он Розе.
        Покачивая своими роскошными бедрами, испанка подошла к постели и скользнула под одеяло. Марко сбросил с себя рубашку и лег рядом с Розой. Поцеловав ее полные губы, он сжал в ладони ее роскошную грудь, но она показалась ему сегодня недостаточно упругой. Прислушиваясь к громким стонам Розы, Марко ласкал ее грудь в надежде, что к нему тоже придет возбуждение.
        Роза же тем временем все больше возбуждалась, метаясь по постели.
        - О, сердце мое, ты такой большой, сильный жеребец. Твои руки так жадно ласкают меня. - Она извивалась от удовольствия. - Насколько же ты развращен, если сразу уже дотрагиваешься до меня там…
        Марко лег на спину, поднял обе руки и нахмурился.
        - Где это ТАМ?
        Роза, потрясенная, уставилась на руки Марко и глаза ее от страха сделались огромными, как блюдца. В течение какой-то минуты она была не в силах даже пошевелиться, но потом рывком сбросила с себя одеяло и скатилась на пол, пронзительно визжа.
        Озадаченный Марко тоже спрыгнул с постели. Он посмотрел на Розу. Та дико кричала, показывая куда-то рукой. И когда он повернулся, то увидел головку серой змеи, выглядывающую из-под одеяла.
        - Боже милостивый, что это еще такое? - вскричал Марко.
        Потом он осторожно взял змею за заднюю часть шеи и под истерический визг Розы выбросил пресмыкающееся за дверь, выходящую в сад. В этот момент ему показалось, что он слышал женский смех, доносящийся из дальних кустов.
        - Опять это отродье! - раздраженно закричала Роза.
        С шумом захлопнув дверь, Марко повернулся к своей исходящей злобой любовнице.
        - Что ты хочешь сказать этим, женщина?
        - То, что змею к тебе в постель подкинула эта дьяволица Кристина!
        - Должно быть, ты шутишь, - недоверчиво произнес Марко. - Зачем ей это делать?
        Роза раздраженно всплеснула руками.
        - Идиот! Чтобы отвадить меня от этого дома, вот зачем! Она сама хочет забраться к тебе в постель, но знает, что каждую ночь ты проводишь со мной.
        - Не говори глупостей, - отрезал Марко. - Змея могла забраться сюда случайно.
        - Это не случайность! - кричала Роза, вся так и трясясь от злости. - Господь Бог, я ведь могла умереть!
        Марко взъерошил волосы.
        - Думаю, эта змея не относится к разряду ядовитых.
        Роза погрозила ему кулаком.
        - А вот та маленькая тварь, которая живет в твоем доме, явно к этому разряду принадлежит!
        Марко распалялся все больше и больше.
        - Роза, Кристина не тварь.
        - А я что, по-твоему, проститутка? Да она не спускает с тебя глаз!
        - Это неправда!
        - Нет, правда! Сколько лет уже я прошу тебя отделаться от этой избалованной девчонки, но ты и слушать меня не хочешь! Ты что, слепой? Да эта маленькая плутовка влюблена в тебя. И ты должен выбрать из нас одну.
        - Роза, - произнес Марко угрожающе, - это дом Кристины. И она здесь может оставаться сколько пожелает.
        - В таком случае, тебе придется сделать выбор, - резко ответила Роза. - Пока эта маленькая дьяволица будет находиться в твоем доме, в своей постели меня ты больше не увидишь.
        - Черт побери, женщина, - взорвался Марко. - Еще не хватало, чтобы ты указывала, что мне делать!
        - Тогда я буду делать все, что захочу! - гордо вскинув голову, Роза понеслась к двери.
        Но как только ее рука коснулась двери, на плечо ей легла рука Марко.
        - Минуточку.
        Темные глаза испанки негодующе вспыхнули.
        - Да как ты смеешь меня задерживать!
        - О, я и не собираюсь тебя задерживать, - цинично ответил Марко. Окинув красноречивым взглядом обнаженную фигуру Розы, он протянул ей красное платье. - Ты забыла это…
        Схватив свое платье, Роза прошипела:
        - Иди ты к черту, свинья!
        Зажав в руке платье, Роза выскочила в коридор в чем мать родила. Марко громко выругался и изо всех сил ударил кулаком по закрытой двери.

***

        Через несколько минут Марко постучал в дверь комнаты Кристины.
        - Кристина! - грозно позвал он девушку.
        - Входи, - раздался в ответ ее приятный голосок. Распахнув дверь, Марко ворвался в комнату и остановился только тогда, когда увидел, что Кристина лежит в постели. На ней была ночная рубашка, подчеркивающая каждый изгиб ее прекрасного тела. Волосы девушки красиво блестели в мягком свете лампы, и на губах ее играла невинная улыбка. Рядом с ней на постели лежала Нэнси. Боже милостивый, как прекрасна эта девушка! Неожиданно Марко почувствовал себя так, словно в горле застрял комок.
        - Что-нибудь случилось, Марко? - спросила Кристина как ни в чем не бывало.
        Сотрясаемый дрожью от злости и желания, Марко не решался приблизиться к этой соблазнительной маленькой сирене.
        - Ты прекрасно знаешь, что произошло, маленькая плутовка! Ты подсунула в мою постель змею!
        - Я? - переспросила девушка, от удивления широко раскрыв глаза.
        - И не вздумай этого отрицать, - резко оборвал ее Марко. - Когда я выбрасывал змею, то слышал в саду твой смех.
        Кристина отбросила с лица пряди своих роскошных волос и гордо вскинула подбородок.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь, Марко. И потом, зачем мне устраивать такой розыгрыш?
        Марко печально улыбнулся.
        - Исходя из твоего сегодняшнего непристойного поведения, я рискну предположить, что ты решила отвадить от меня Розу в угоду себе…
        - Неужели я способна на это?
        - Теперь я в этом ничуть не сомневаюсь. Кристина усмехнулась.
        - Ну и как, моя стрела достигла цели? Марко впал в ярость.
        - Ага! Значит, ты призналась в своем вероломстве, маленькая плутовка! Попробуй только выкини еще хоть один подобный трюк, и неделю ты точно сидеть не сможешь.
        - Ты никогда меня не ударишь, - засмеялась девушка.
        - Лучше не вынуждай меня.
        Во взгляде девушки появилась вдруг решимость и твердость, которые невольно смутили Марко.
        - Запомни, Марко, ты только мой. Можешь бороться с этим, если хочешь, но ничего не изменится.
        Марко, казалось, лишился дара речи. Повернувшись, он вышел из комнаты, со стуком захлопнув за собой дверь.

***

        - Ну же, Моника, дорогая. Давай проведем несколько часов в постели.
        - О, мне так неловко, Марко. Ты ведь у меня не первый мужчина.
        - Ради Бога, мне это абсолютно все равно.
        - Но мне не все равно. Я так много согрешила, что уж точно сгорю в аду…
        Спустя две недели Марко попытался, и небезуспешно, соблазнить Монику - одну из «свободных» женщин на острове. У этой очаровательной, маленькой, светловолосой француженки были огромные карие глаза и роскошная грудь. Она всегда разыгрывала из себя святую невинность и клялась, что у нее был до этого всего лишь один мужчина. Но всему острову давно было известно, что она еще та шлюха и спит со всеми, на ком есть штаны.
        Эти две недели не принесли Марко ничего, кроме разочарования и досады. Поскольку Роза все еще сердилась на него, ему пришлось приударить за другими женщинами. Но Кристина продолжала подвергать его личную жизнь самым изощренным диверсиям. В ночь, когда Марко пытался соблазнить Жизель, кто-то «неизвестный» впустил в его спальню Пэнси. Как только он собрался было расстегнуть брюки, гепард, испытывающий лютую ненависть ко всем проституткам острова, вскочил ему на спину и грозно зарычал, чем довел Жизель до истерики.
        Спустя неделю, когда Марко только-только улегся в постель вместе с Минервой, они оба едва не задохнулись от дыма. Какой-то «безымянный дух» поджег прямо у дверей, выходящих в сад, целую кучу тряпья.
        И оба эти раза Марко сердито отчитывал Кристину. Она же, как всегда, отрицала свою вину, однако на лице ее неизменно светилась самодовольная улыбка.
        Сегодня же ночью Марко решил либо обрести, наконец, удовлетворение, либо хорошенько отшлепать Кристину и заставить ее признаться в содеянном. Если бы только Моника перестала строить из себя недотрогу! Марко опасался, что у них недостаточно много времени. В любой момент проказница Кристина могла выкинуть свой очередной номер.
        - Моим первым мужчиной был Луиджи, - разоткровенничалась Моника. - Он овладел мною прямо в джунглях. Вот почему я достаюсь тебе уже испорченной голубкой. А мне бы так хотелось быть чистой, впервые занимаясь с тобой любовью, Марко.
        Марко начинал уже надоедать весь этот спектакль. Но показать этого он не мог.
        - Ты всегда будешь для меня чистой, дорогая, - пытался успокоить он девушку. - Давай попробуем сегодня ночью начать все сначала. - Схватив Монику за руку, Марко потащил ее к постели. - Ну же.
        - Если ты и в самом деле думаешь…
        До смерти устав от ломания Моники, Марко взял ее на руки и опустил на кровать.
        - Именно так я и думаю.
        Он сбросил рубашку и тоже прилег на постель. Без особого энтузиазма поцеловал Монику и принялся задирать ее юбки. Но возбуждение к нему так и не приходило. В противном случае, он уже бы давно раздвинул ей ноги. Но как только Марко попытался вдохнуть хоть немного жизни в свою вялую плоть, Моника отодвинулась от него и снова принялась за свое.
        - Марко, нет, я не могу смотреть тебе в глаза. Мне так стыдно…
        То, что эта проститутка продолжала строить из себя недотрогу, уже начинало действовать Марко на нервы.
        - Значит, ты не можешь смотреть на меня, любовь моя? - усмехнулся он саркастически. - А ты отведи глаза и повернись ко мне спиной, дорогая и тебе не будет тогда уже стыдно. Я же буду любить тебя так, как это делают животные.
        К радости Марко он сумел-таки возбудить проститутку. Щеки ее залила густая краска, губы слегка приоткрылись.
        - Марко, не собираешься же ты…
        - Именно это я и собираюсь делать, моя дорогая. Мне кажется этот вариант наиболее подходящим, - усмехнулся он, поворачивая Монику спиной к себе.
        Она, охваченная желанием, дышала часто и тяжело.
        - О Марко! Но это так нехорошо!
        - Напротив, тебе будет очень хорошо!
        Марко уже расстегивал брюки, как вдруг его окатило ледяной водой. За какую-то долю секунды он сам, и Моника, и постель промокли насквозь. Поначалу они, ошеломленные, замерли на месте, не в силах пошевелиться. Но потом, услышав звук девичьего смеха, Марко обернулся и успел заметить скрывающиеся за дверью загорелые ноги Кристины и кусочек ее белой ночной рубашки.
        Промокший до нитки, Марко вскочил с постели.
        - Черт возьми! Опять эта маленькая чертовка! Спрыгнула с постели и Моника.
        - Боже милостивый! Не иначе, это кара божья.
        - Да, это кара, идет она прямо из пепла ада, - проворчал Марко.
        Вытаращив от страха глаза, Моника перекрестилась и опрометью бросилась к двери.
        - Я должна бежать молиться. Марко же смачно выругался.
        С голым торсом, вымокший насквозь, он бросился в коридор и без стука ворвался в комнату Кристины.
        - Ну, берегись, негодница! - вскричал Марко и погрозил девушке кулаком.
        Она спокойно посмотрела на него и спросила:
        - Что с тобой, Марко, ты же весь мокрый!
        - Благодаря тебе! Ты заслуживаешь хорошей взбучки и на этот раз, черт возьми, ты ее не избежишь!
        Но даже сейчас, когда Марко пригрозил девушке и пообещал отшлепать ее, она только улыбалась, словно была уверена в том, что он и пальцем ее не тронет!
        Кристина перевела вдруг взгляд на брюки Марко, туда, где мокрый материал плотно обтягивал его плоть. К ужасу Марко, под этим взглядом девушки его охватило такое сильное возбуждение, какого он, наверное, никогда еще не испытывал.
        Боже милостивый! Ну почему в нужный момент этого не происходит?
        Кристина торжествующе посмотрела на Марко. Теперь они оба знали, чего он от нее хотел на самом деле. Но уж точно не отшлепать.
        - Бог мой, - пробормотал Марко.
        Как слепой, слегка шатаясь, он повернулся и вышел из комнаты.

        ГЛАВА 7

        - Пэнси, что мне делать с Кристиной? Марко задал этот вопрос гепарду на следующее утро, когда они вышли погулять в густо заросший зеленью внутренний дворик дома. Но, к сожалению, ни Пэнси, ни сам господь Бог, наверное, не в силах были ответить на этот вопрос.
        Кристина заявила о своих правах и отступать, по всей видимости, не собиралась. Благодаря изобретательности этой девушки ни одна женщина с острова и на пушечный выстрел не подходила теперь к Марко, опасаясь немедленной мести со стороны этой маленькой террористки. Наказать Кристину Марко был не в силах, ибо в ее торжествующем взгляде прошлой ночью отразилась, как в зеркале, самая настоящая правда - если бы он и поднял на нее руку, то только для того, чтобы крепко прижать к себе. Даже сейчас его продолжал сжигать огонь желания. Он пребывал в таком дурном расположении духа, что едва сдерживался, чтобы не набрасываться на людей.
        Но, пожалуй, больше всего раздражало Марко то, что все его желание было сосредоточено теперь на одной женщине - том самом маленьком бесенке, что все активнее вмешивается в его личную жизнь. Марко бросало в дрожь при одном только воспоминании, какое сильное возбуждение охватило его вчера ночью!
        Почему же так сильно волновала его только Кристина? Даже если бы он и ласкал в постели какую-нибудь другую женщину, и тогда, наверное, он представлял бы эту шалунью. Марко дошел до такого состояния, что уже, казалось, готов был жениться на Кристине, лишь бы утолить свое страстное желание. И все-таки совесть не позволяла ему сделать этого. Прошлой ночью он ни на минуту не сомкнул глаз, обдумывая все это, и пришел к выводу, что никогда ни для одной женщины не станет хорошим мужем. Причина была в частых отлучках из дома и образе жизни вообще. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не исполнит свой сыновий долг и не отомстит за смерть родителей.
        Через два дня его судно отправлялось в очередной поход. Что же ему делать с Кристиной? Она ведь стала совсем уж взрослой. Что, если в его отсутствие она соблазнит одного из его людей?
        Может быть, на нее сможет хоть как-то повлиять няня? Как ни хотелось Марко просить об этом старую каргу Эспер, сейчас это было просто необходимо.
        Поднявшись по черной лестнице, Марко отправился на поиски няни. Он нашел эту старую, сгорбленную женщину в столовой. Она сидела у окна и занималась починкой белья. На Эспер было коричневое муслиновое платье и белый чепец. На коленях у нее лежала прохудившаяся салфетка, которую она и штопала.
        Остановившись на пороге, Марко сложил руки на груди и застыл в довольно решительной позе.
        - Мне надо поговорить с тобой, женщина. Эспер отложила работу и, поджав губы, повернулась к Марко.
        - Конечно, ваша светлость, - усмехнулась она. Выражение лица Марко стало суровым.
        - С Кристиной надо что-то делать. Эспер, казалось, удивили слова Марко.
        - Что, простите?
        Марко невольно закашлялся.
        - Девушка становится совсем не управляемой.
        - А я-то здесь причем?
        - Как это причем? - вспыхнул Марко. - Не я же ее няня, правда?
        Марко ожидал от Эспер любого ответа, но только не того, который услышал. Старуха запрокинула голову и громко расхохоталась. Марко мрачно наблюдал за тем, как она хохотала до тех пор, пока из глаз ее не брызнули слезы.
        - Что здесь смешного? - грозно спросил Марко. Все еще продолжая смеяться, Эспер встала и подошла к нему, торжественно потирая руки.
        - Я знала, что настанет этот день!
        - О чем ты?
        Старуха презрительно усмехнулась.
        - Где, интересно, была ваша чертова светлость шесть лет назад, когда я просила позволить мне взять девочку в руки. Тогда меня и слушать никто не хотел. Вы, грязные пираты, разрешили девчонке в буквальном смысле слова стоять на голове и делали все возможное, чтобы подорвать мой авторитет. И теперь, вы говорите, она совсем отбилась от рук? Что ж, я всегда говорила: что посеешь, то и пожнешь. И я рада, что вышло все именно так, как я и думала!
        - Довольно, женщина! Я вовсе не спрашиваю твоего мнения относительно того, как я управляю этим островом и как веду домашнее хозяйство. Я просто хотел сказать, что девочка достигла того возраста, когда ей необходимо женское участие…
        - Ха! - воскликнула старуха. - Благодаря вам, ваша светлость, девочку уже не исправишь! Сколько лет я умоляла послушать меня и пресечь то зло, что процветает на острове, а именно пьянство и разврат. А теперь взгляните на ту безотцовщину, что вы все тут наплодили. Еще немного, и они станут такими же неуправляемыми, как и эта девчонка. Неужели вы и вправду думали, что она вырастет не такой распущенной, как все вы?
        Не в силах вымолвить ни слова, Марко лишь молча смотрел на старуху. Разве мог он что-то сказать в свое оправдание? Ведь она говорила чистую правду.
        Марко продолжал размышлять о том, что же ему делать. Эспер, определенно, ничем не поможет. Через два дня он уедет, и одному Богу известно, что выкинет тут без него Кристина. Марко невольно содрогнулся при мысли о том, что, вернувшись домой, обнаружит, что девушка беременна от одного из крестьян.
        Может быть, ему следует поговорить с Кристиной начистоту? Конечно, с каждым днем она становится все более неуправляемой, но они так много лет были добрыми друзьями. Возможно, где-то в глубине своей мятежной души она осталась все той же спокойной, прелестной девочкой, которая доверилась ему и пообещала однажды отдать за него жизнь. Да, он поговорит с Кристиной. Может быть, это поможет.
        Не найдя девушку в доме, Марко отправился искать ее в джунгли. Вместе с ним пошла и Пэнси. И когда вдруг она резко остановилась, навострив уши, Марко понял, что Кристина где-то здесь. Он тоже остановился и принялся озираться по сторонам. В это время с одного из деревьев спорхнул, пронзительно стрекоча, Цицеро и камнем упал на Пэнси. Поначалу гепард попытался задрать птицу и угрожающе зарычал на нее.
        Но закончилось все довольно плачевно: громко шипящая Пэнси и дико визжащий Цицеро схватились не на жизнь, а на смерть. В воздух полетели и черная шерсть, и пурпурно-зеленые перья.
        Однако не прошло и нескольких секунд, как Пэнси испуганно заскулила и бросилась в спасительную гущу джунглей, все так же преследуемая Цицеро.
        - Пэнси, и когда ты только повзрослеешь! - недовольно крикнул гепарду Марко. - Иди ко мне, трусиха!
        Когда же в ответ ему раздались еще более гневные визги и шипение, Марко усмехнулся. Схватка гепарда с попугаем хоть немного подняла ему настроение. «Вообще-то, Пэнси не такая уж и трусиха», - подумал он. Она боялась только двух опасных хищников - Цицеро и Эспер, оба из которых буквально затерроризировали беднягу, превратив ее-жизнь в сущий ад. А вообще, Пэнси ревностно оберегала своего хозяина и пробовала даже набрасываться на его матросов, когда те шутки ради мерились силой с Марко.
        В конце концов ему надоело ждать Пэнси, и он пошел искать Кристину один. Марко знал, что Цицеро был верным знаком того, что где-то неподалеку находилась его хозяйка. И в самом деле, очень скоро смех Кристины вывел его к небольшой лагуне, в которой девушка застала его как-то несколько лет назад, когда он там мылся. Марко увидел Кристину в неглубоком пруду, рядом со звонким водопадом. Она держала в руках одного из крестьянских детей, годового малыша по имени Роберто. Старший брат карапуза, шестилетний Грегорио, стоял на большом камне и размахивал руками. Не прошло и нескольких секунд, как с громким визгом и кучей брызг Грегорио оказался рядом с Кристиной. София, мать мальчика, сидела на берегу пруда и плела корзину.
        Марко присел рядом с Софией и улыбнулся ей.
        - Добрый день, - радушно поздоровался он.
        - Добрый день, - застенчиво улыбаясь, ответила женщина.
        Звуки смеха оборвались, и Марко заметил, что Кристина и малыш внимательно смотрят на него, а Грегорио с удовольствием плавает неподалеку. Один вид красивой девушки в вымокшем платье и с маленьким ребенком на руках взволновал Марко. Кристина была такой трогательно-невинной и в то же время чувственной. С лица Кристины и ее волос стекала вода, а вокруг шеи крепко сцепились ручонки малыша. Марко испытал даже что-то вроде ревности к этому маленькому ребенку, который так крепко прижался к груди Кристины.
        - Милая, можно мне поговорить с тобой? - постарался сказать Марко как можно спокойнее. Девушка окинула его недовольным взглядом.
        - Но я пообещала Софии научить ее малыша плавать.
        - Ничего страшного, Кристина, - быстро сказала София, собирая свои принадлежности для плетения. - Все равно Роберто и Грегорио пора спать.
        Кристина пожала плечами. Взяв Грегорио за руку и придерживая малыша, она вышла из воды. Мокрое белое платье красиво облегало ее стройное тело. При виде столь очаровательной нимфы, приближающейся к нему, Марко судорожно вздохнул, чувствуя, как бешено стучит в груди сердце. Кристина передала хохочущего, пухлого карапуза матери, а Грегорио тянул девушку за руку до тех пор, пока она не нагнулась и не поцеловала его.
        Глядя вслед Софии, уходящей вместе со своими загорелыми, практически раздетыми мальчуганами, Марко снова вспомнил предостережение Эспер. Неужели Роберто, Грегорио и другие маленькие ребятишки, родившиеся на острове, превратятся со временем в распутников, признаки чего уже начали проглядываться в Кристине?
        Маленькая искусительница подошла к Марко и села рядом с ним, закинув ногу за ногу. Почувствовав нежный аромат ее тела и заметив, как выделяются под вымокшей тканью платья ее упругие соски, Марко поспешил сбросить с себя рубашку и, не говоря ни слова, передал ее девушке. Она накинула рубашку на плечи, вдохнула ее запах и чувственно улыбнулась ему. Марко ощутил, как с новой силой подкатывает пламя желания.
        - И о чем ты хочешь со мной говорить? - спросила Кристина, скользя красноречивым взглядом по обнаженному торсу Марко.
        Едва ли сейчас он мог говорить, так как и дышал-то с трудом. Он уже успел пожалеть о том, что снял рубашку. Однако, смотреть на волнующие изгибы тела девушки, было просто невозможно; хотя, его рубашка такая тонкая, что и теперь ему не легче.
        Господи, он слишком близко к ней сидит! Подумав так, Марко встал и принялся ходить.
        - Милая, кажется, мы с тобой зашли в тупик и пришла пора заключить мирное соглашение.
        Кристина внимательно посмотрела на него.
        - У меня тоже нет никакого желания ссориться с тобой.
        Марко окрылила надежда. Может быть, все окажется не так уж и трудно.
        - Значит, если я правильно тебя понял, ты не против нашего с тобой сотрудничества?
        Красивые зеленые глаза Кристины сузились.
        - Какого именно?
        Марко с трудом заставил себя говорить ровным, спокойным тоном.
        - Кристина, как ты можешь задавать мне такой вопрос после того, что вчера вытворила? Ты должна прекратить терроризировать моих женщин. Тебе следует вести себя так, как подобает юной леди. Только в этом случае мы снова станем друзьями.
        Кристина засмеялась.
        - Но я вовсе не хочу становиться твоим другом, Марко.
        Неизвестно почему, но Марко почувствовал себя совсем раздавленным и с обидой посмотрел на девушку.
        - Значит, я больше тебе не нравлюсь? Поэтому мы и не можем оставаться друзьями?
        Кристина встала и окинула Марко оценивающим взглядом с головы до ног.
        - Я не хочу больше быть твоим другом, Марко, потому что я готовлюсь стать твоей женой.
        Терпению Марко пришел конец.
        - Черт возьми, Кристина! Когда ты, наконец, прекратишь эти абсурдные разговоры о нашей женитьбе?
        - Но это не абсурдные разговоры. Ты ведь сам обещал мне!
        - Что еще ты придумаешь?
        Показав на пруд, девушка горячо заговорила:
        - Ты находился в этом самом пруду шесть лет тому назад, когда дал слово жениться на мне… после того, как я вырасту.
        Марко открыл рот от удивления.
        - И ты помнишь это? Но ведь ты была тогда совсем еще ребенком…
        - И это освобождает тебя от ответственности за данное тобой обещание? - с негодованием в голосе спросила девушка.
        - Кристина, тебе было тогда всего двенадцать лет, - возразил Марко. - И ты просто не могла знать, чего хочешь.
        - А вот и знала! Я хотела быть твоей женой! И хочу этого и сейчас!
        - Но почему?
        - Почему? - зло рассмеявшись переспросила девушка. - Ты что, идиот? Потому что я люблю тебя!
        - Что? - вскричал Марко, словно пораженный громом.
        Он посмотрел на Кристину и заметил, как на ее красивые лучистые глаза наворачиваются слезы. Марко едва удержался, чтобы не привлечь Кристину к себе.
        Когда же она наконец заговорила, то это был такой тихий, прерывистый шепот, что сердце Марко едва не разорвалось от жалости.
        - Если хочешь знать, то я любила тебя уже в тот день, когда просила жениться на мне.
        - Кристина, прошу тебя, - умоляюще произнес Марко.
        С ресницы Кристины упала слезинка и скатилась по щеке.
        - Я полюбила тебя еще тогда, когда ты спас меня на острове Эдисто.
        Марко невольно сжал руки в кулаки.
        - Кристи, девочка, ты не должна говорить такие вещи.
        - Но почему?
        Измученный взгляд Марко встретился со взглядом девушки.
        - Потому что я человек моря. Я не остановлюсь, пока не уничтожу моих врагов - испанцев, укравших у меня семью. А пока я не могу быть хорошим мужем.
        - Мне кажется, что ты просто ищешь отговорки. Если бы ты хотел жениться на мне, ты бы это сделал.
        Но Марко лишь покачал головой.
        - Это не так, милая. Ты заслуживаешь куда лучшей участи, чем жить на этом острове и иметь мужа, на верность которого трудно положиться.
        - Как ты можешь говорить такое? Этот остров стал для меня домом, и мне нужен только ты.
        Марко подошел к девушке, смахнул с ее лица слезинку и грустно улыбнулся.
        - Если это и есть твои чувства, то ты просто не знаешь ничего лучшего. Ты мало что видела в мире, чтобы рассуждать о том, что для тебя лучше. И я должен хоть как-то заполнить в тебе этот пробел.
        В глазах Кристины мелькнула вдруг тень тревоги.
        - Ты вышлешь меня отсюда? Марко вздохнул.
        - Я думаю, что ты достойна большего, чем жить здесь, на этом острове.
        - Ты заблуждаешься и вышлешь меня отсюда только через мой труп! - Рывком сдернув с себя рубашку, она швырнула ее Марко. - И вообще, ты дал мне слово, и ты сдержишь его и женишься на мне, Марко Главиано!
        Сорвавшись с места, девушка убежала, оставив Марко умирать мучительной смертью от своего неземного запаха, который впитала его рубашка.

        ГЛАВА 8

        ЧТО ПОСЕЕШЬ, ТО И ПОЖНЕШЬ.
        Марко невесело размышлял на эту тему утром за чашкой чая; рядом с ним в постели лежала Пэнси. Каждый шаг, который он предпринимал, чтобы прояснить свои отношения с Кристиной, только приближал его к краю пропасти. Неужели Эспер права в том, что он сам виноват в случившемся?
        Слава Богу, завтра он уезжает. Может быть, бесконечное спокойствие моря поможет ему все взвесить и наконец разобраться в своих чувствах. Он обратится за помощью к Богу и попросит у него совета. Оставаться же здесь Марко просто боялся, ибо шалости и проказы Кристины могли рано или поздно заставить его уложить эту красотку в свою постель, а этот шаг был бы катастрофой для них обоих.
        Неужели она не понимает, как действует на него взгляд ее огромных зеленых глаз, мокрых от слез, и ее слова о том, что любовь живет в ее сердце с той первой ночи, когда они встретились? Неужели она не подозревает, что, говоря все это, просто рвет его душу на части? Эспер была права, предупреждая его о том, что, когда он спас Кристину, она находилась в том возрасте, отличительной чертой которого является впечатлительность. Ему следовало прислушаться тогда к словам старухи и сразу взять девочку в руки вместо того, чтобы позволять ей делать все, что заблагорассудится.
        И вот результат. С губ Марко сорвался возглас, исполненный досады. Ведь самым ужасным было, пожалуй, то, что он испытывал к девушке такую же сильную страсть, что и она к нему. И ничем хорошим закончиться это просто не могло.

***

        Пока Марко раздумывал о своих отношениях с Кристиной, сама девушка сидела в кресле на крыльце. На ней было простое белое платье без рукавов. Уже несколько минут она без особого успеха пыталась расчесать свои длинные, порядком спутавшиеся волосы. Цицеро, сидевший на поручне крыльца, поглядывал на свою хозяйку, время от времени выкрикивал: «Плохая девчонка», чем еще больше раздражал ее.
        Марко, этот трус несчастный, сегодня еще не выходил из своей комнаты. Прячется, наверное, после их вчерашнего спора. Завтра же он потихоньку выскользнет из дома и отправится в свое очередное плаванье, надеясь, что в его отсутствие она и думать о нем забудет. Что ж, по возвращении его будет ждать приятный сюрприз, потому что она никогда не перестанет его любить. Не забудет она и его обещания жениться на ней.
        Кристина чувствовала, что не забудет и его вчерашнее поведение. Она открыла ему свое сердце, поведала о своих чувствах, а он… девушка ни на минуту не поверила в его заверения, что он пират и поэтому никогда не станет хорошим мужем. Просто Марко не хочет расставаться со своими шлюхами!
        Почему он не хочет видеть в ней женщину, достаточно взрослую для того, чтобы дать ему удовлетворение? Хотя Кристина все еще оставалась девственницей, она прекрасно знала, что происходит между мужчиной и женщиной в постели. Это было неудивительно, ведь она провела столько лет на этом острове, возбуждающем чувственность.
        Кристина готова была любить Марко со всей страстью своего юного тела и души, даже десять раз в день, если ему так захочется. Ну почему он не находит ее привлекательной?
        Нахмурившись, девушка подняла свое зеркальце и осмотрела свое лицо тщательно и критически. Она видела свои блестящие глаза, точеный нос, гладкую загорелую кожу, волевой подбородок и чуть припухшие губы. Кристина так и не смогла найти в своем лице хоть сколько-нибудь значительного изъяна, а взгляды и слова пиратов и вовсе убеждали ее в том, что она очень даже хорошенькая. Почему же этого не видит Марко?!
        Однако при мысли о том, что у большинства любовниц Марко телеса куда более обширные, чем у нее, Кристину стали грызть сомнения. Может быть, ему больше нравятся женщины в теле? Может быть, ее груди ему кажутся слишком маленькими, а бедра недостаточно округлыми?
        Что ж, если в его отсутствие она будет есть и есть, то, может быть, и сумеет поправиться и он ее полюбит. Ну а пока ей придется как-то еще привлекать его внимание, чтобы, уйдя в море, он не забыл ее.
        Размышление Кристины прервало появление Луиджи. Он поднялся по ступенькам крыльца и, улыбнувшись, спросил девушку:
        - Хозяин уже встал?
        Кристина улыбнулась в ответ этому смуглому бородатому итальянцу, который не скрывал, что находит ее весьма привлекательной. Он и сам был хорош собой, но, конечно, ни в какое сравнение с Марко он все равно не шел, как и все остальные пираты.
        - Я не видела Марко сегодня. Скорее всего, он все еще нежится в постели.
        Луиджи покачал головой и нахмурился.
        - Он просил меня зайти за ним пораньше, чтобы мы могли до отплытия осмотреть судно. До завтра еще многое нужно сделать.
        Кристина, слушая его, еще раз попыталась хоть как-нибудь расчесать спутанные пряди волос. У нее ничего не вышло, и она раздраженно отбросила расческу.
        - Я понимаю, что у вас сегодня много дел. Так пойди в комнату Марко и разбуди его.
        - О, мне не хотелось бы беспокоить капитана. - Луиджи пристально посмотрел на девушку и откашлялся. - Вижу, сегодня у тебя возникла проблема с прической?
        - Мои волосы то и дело путаются, как морские водоросли, - раздраженно воскликнула Кристина. - Обычно Марко помогал мне расчесывать их, но теперь он отказывается это делать.
        Луиджи усмехнулся и подошел ближе.
        - Какой хозяин оказывается невнимательный. А может, я смогу помочь? Я всегда расчесывал волосы своей младшей сестренке, когда мы с Марко жили еще в Венеции.
        Кристина внимательно посмотрела на этого стройного темноглазого пирата. Когда он приблизился к ней, в его голосе послышались хриплые нотки, а в глазах появился почти хищный блеск. Шестое чувство подсказывало девушке, что заигрывать с этим мужчиной опасно, но она не захотела прислушаться к своему внутреннему голосу. В другое время ее невольно передернуло бы при мысли что рука другого мужчины, а не Марко прикоснется к ней. Однако сейчас все ее сомнения перечеркивала обида на Марко. Почему она остается верной ему в своем сердце, а он каждую ночь изменяет ей с проститутками? В голове Кристины проносились мысли: сейчас он в любую минуту может выйти из дома, так пусть увидит, что другие мужчины относятся к ней отнюдь не с таким ледяным равнодушием, как он. Пусть узнает, что другие находят ее желанной и привлекательной. Пусть почувствует, каково это наблюдать со стороны за тем, как за ней ухаживает другой!
        Кристина подняла расческу и с улыбкой протянула ее Луиджи.
        - Спасибо. Ты так добр ко мне.
        Луиджи взял расческу из рук девушки и принялся не спеша расчесывать ее густые и длинные волосы.
        - Кое в чем ты ошибаешься, малышка, - произнес он охрипшим от волнения голосом.
        - И в чем же?
        Луиджи провел рукой по волосам девушки и прошептал:
        - Твои волосы совсем не похожи на морские водоросли. Они мягкие, как атлас, и блестящие, как шелк.
        Кристина ожидала, что у нее закружится голова от комплиментов Луиджи, но этого не произошло. Напротив, ей стало горько, что Марко никогда не говорил ей таких красивых слов!
        Луиджи продолжал расчесывать Кристине волосы, напевая вполголоса какую-то итальянскую мелодию. Девушка должна была признать, что он довольно умело обращается с расческой, нежно и терпеливо распутывая каждую прядь.
        Когда же Луиджи закончил, он протянул Кристине расческу и спросил с выжидающей усмешкой:
        - Теперь-то, надеюсь, я заслужил вашей благодарности, мисс?
        Кристина встала, встряхнув гривой своих волос, рассыпавшихся по плечам, и рассмеялась:
        - Большое спасибо, Луиджи. Луиджи прикинулся обиженным.
        - Разве после стольких трудов я не заслужил одного маленького поцелуя?
        Кристина смотрела на улыбающегося пирата и по-прежнему думала о том, что с помощью Луиджи могла бы заставить Марко испытать муки ревности. К тому же что плохого в одном маленьком поцелуе?
        - Хорошо, но только один поцелуй, - кокетливо произнесла она и встала на мысочки, чтобы легонько коснуться губами его губ.
        Однако реакция Луиджи была неожиданной и пугающей. Он рывком притянул девушку к себе и грубо впился в ее рот, настойчиво пытаясь раздвинуть своим языком ее губы.
        От этого внезапного натиска Кристина поначалу оцепенела. Разве ожидала она такой дикости от невинного поцелуя! Луиджи так крепко прижимал ее к себе, что Кристина с трудом дышала, к тому же он все еще пытался с силой проникнуть языком в ее рот. Чувствуя слабость и отвращение, Кристина изо всех сил сжимала губы и, упираясь кулаками в грудь пирата, безуспешно пыталась вырваться. Сопротивление девушки еще больше распаляло Луиджи. Он грубо схватил ее за плечи и тряхнул так, что у нее стукнули зубы.
        - А ну-ка прекрати, маленькая сучка! Неужели ты думаешь, что можно безнаказанно строить мужчине глазки, а потом изображать из себя святую невинность? Я не сомневаюсь, что ты каждую ночь резвишься в постели хозяина, так что эта твоя игра в скромную девочку немного запоздала! А теперь открой пошире ротик, шлюха, потому что скоро ты раздвинешь для меня и свои загорелые ножки.
        Кристина была в шоке от ужасных слов, которые услышала в свой адрес.
        - Нет! - закричала она, но было уже поздно. Губы Луиджи грубо накрыли собой ее раскрытый рот, и язык его скользнул внутрь. Кристину едва не вырвало от отвратительного запаха крепкого табака и еще чего-то кислого, исходящего изо рта пирата. И, призвав на помощь всю свою силу, девушка начала отчаянно сопротивляться.
        Вдруг она почувствовала, что яростно молотит кулаками по воздуху, потому что Луиджи резко отлетел от нее. Подняв глаза, Кристина увидела Марко, державшего Луиджи за шиворот. Никогда еще она не видела его таким взбешенным. На висках его вздулись вены, а глаза пылали от злости. Марко сжал кулак и занес его над челюстью пирата.
        - Что, черт побери, ты делаешь? - грозно спросил он боцмана.
        Хотя Луиджи и съежился от страха перед своим разгневанным боссом, язык его двигался довольно смело.
        - Эта девчонка сама допрыгалась! Она вынудила меня поцеловать ее…
        - Это неправда! - горячо воскликнула Кристина.
        - А потом она стала строить из себя невинную овечку! - не сдавался Луиджи.
        - Это неправда! - повторила Кристина.
        - Убирайся отсюда! - набросился Марко на Луиджи. - Я разберусь с тобой позже!
        Он с силой отпихнул от себя пирата. Тот кубарем скатился со ступенек крыльца, громко взвыв от боли и спугнув с перилки Цицеро, который с негодующим криком взмыл в воздух. Несмотря на весьма неудачное приземление, Луиджи, шатаясь, поднялся на ноги и побрел в сторону джунглей, бросая через плечо злобные взгляды на Марко и Кристину.
        Когда Марко повернулся к Кристине и сердито посмотрел на нее, она невольно съежилась под этим взглядом.
        - А теперь объясни ты, что здесь происходит! Девушка призвала к себе на помощь все свое мужество, чтобы оставаться спокойной. Голос Марко был резким, как щелканье хлыста. Глядя на то, как вздымается и опадает его широкая грудь и бешено ходят желваки на лице, Кристине стало немного не по себе. Она никогда еще не видела его таким!
        - Черт возьми, ты должна немедленно объясниться! - взревел Марко.
        Кристина ничего не могла с собой поделать. Она нервно крутила руки, и в голосе ее слышалось отчаяние.
        - Я только попросила Луиджи расчесать мне волосы, потому что ты не хочешь мне больше помогать! А потом он потребовал, чтобы я за это его поцеловала, и я подумала, что в этом не будет ничего плохого. Тебе ведь все равно, если я поцелую другого?
        Когда Марко с силой ударил ногой по креслу, в котором сидела Кристина, девушка невольно съежилась.
        - Как ты смеешь говорить мне о том, что мне все равно, а что нет! И потом, сколько раз еще мне повторять тебе, что твой флирт со взрослыми мужчинами никогда не останется безнаказанным?
        - Мне нравишься ты, а ты меня отвергаешь, - взвилась Кристина. - Почему бы мне теперь не поискать себе другого поклонника?
        Эти слова девушки так взбесили Марко, что он на какой-то миг лишился дара речи. Он сжал своими стальными пальцами талию Кристины, силком затащил ее в дом и по коридору провел в свой кабинет.
        Рывком впихнув девушку в комнату, Марко с грохотом захлопнул за собой дверь и прижал Кристину к двери.
        - Ты, - угрожающе произнес он, - немедленно перестанешь вести себя как последняя проститутка и вспомнишь о том, что ты леди!
        - Нет! - взвилась Кристина.
        Марко с трудом сдерживался, чтобы не задушить ее.
        - Ты будешь слушаться меня, иначе я хорошенько тебя взгрею, как капризного ребенка!
        - Я не ребенок, я женщина! - закричала Кристина, страх которой постепенно перешел в ярость. - И слушаться тебя я не собираюсь! Я буду делать то, что хочу, как это всегда и было. Ты думаешь, что сможешь меня запугать, Марко Главиано, но со мной этот номер не пройдет! И если ты не женишься на мне, я выберу себе в мужья одного из твоих матросов.
        Марко в сердцах так крепко выругался, что Кристина невольно покраснела. Он с силой сжал руками лицо девушки, в глазах его бушевало пламя ярости.
        - Выброси это из своей глупой, упрямой головы! Ни один из моих матросов никогда не станет твоим мужем! На этом острове нет мужчин, достойных тебя!
        Несмотря на то, что Марко был взбешен, Кристина не собиралась сдаваться.
        - Нет, такой мужчина здесь есть. Вот только он не хочет перестать наг меня кричать и сдерживать свои обещания!
        - Черт возьми! - раздраженно вскричал Марко и опустил девушку.
        - Если ты не сдержишь свое обещание, - горячо воскликнула она, - то я найду другого мужчину, того, кто сможет держать слово.
        Марко погрозил Кристине пальцем и цинично рассмеялся.
        - Какое ты еще наивное дитя! Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что делаешь! Ты думаешь, что найдешь себе мужа, но вместо этого ты окажешься на спине с раздвинутыми ногами и менее чем через неделю забеременеешь.
        - Вот и хорошо! - дерзко воскликнула Кристина. - Я хочу иметь ребенка! И любым мужчиной на этом острове я смогу управлять!
        - В самом деле? - спросил вдруг Марко безжалостным тоном. - Что ж, давай посмотрим.
        Намереваясь преподать девушке урок, который она никогда не забудет, Марко грубо схватил ее, вдавил в дверь своим телом и жадно впился в ее рот губами. Пока язык Марко настойчиво раскрывал рот Кристины, одна его рука сжала ее грудь. Заставив себя забыть всю нежность и ласку, он грубо набросился на девушку. Марко твердил себе, что просто обязан так с ней поступить. Он должен обуздать Кристину, усмирить ее, заставить сдаться.
        Но как только губы девушки попали в плен его губ, Марко немедленно забыл, кто и кого здесь взялся учить. Губы Кристины доверчиво и покорно раскрылись под его натиском. Марко грубо ласкал ее, а она вся дрожала от охватившего ее удовольствия. Он почувствовал, как напряглись соски ее груди под его ладонями и как нежно стали прикасаться к ним его пальцы. Губы Кристины были мягкими, нежными и удивительно теплыми, а руки ее, гладящие его по спине, буквально зажигали кровь в жилах. Марко изо всех сил старался подавить в себе пламя желания и нежности, грозившее испепелить его.
        Оторвавшись наконец от губ Кристины, Марко резко сказал:
        - Взрослый мужчина будет целовать тебя до тех пор, пока у тебя не опухнут губы. Он будет сжимать твои груди, пока ты не заплачешь. Он раздвинет твои ноги и будет пронзать тебя до тех пор, пока ты не станешь просить пощады…
        Если Марко надеялся хоть немного запугать Кристину, то пришел в ужас, когда услышал от нее:
        - О да. Прошу тебя, люби меня, Марко. Ошеломленный, он отшатнулся и посмотрел в затуманенные страстью глаза девушки. Боже правый, что он делает? Оставаться здесь дольше становится небезопасно! Еще немного, и укрощенным будет он. Он сделает Кристину своей и потом вынужден будет вести ее к алтарю!
        Марко принялся метаться по маленькой комнатке, как огромный, разъяренный лев, а Кристина настороженно за ним наблюдала. Наконец он остановился и резко сказал:
        - Я не могу решать этот вопрос сейчас. Кристина вскинула голову.
        - О чем ты?
        Марко провел рукой по волосам.
        - Мы заключили с тобой соглашение. Хочешь узнать какое?
        Девушка пожала плечами.
        - Я слушаю тебя.
        - Если ты пообещаешь вести себя в мое отсутствие как подобает леди, мы урегулируем этот вопрос, когда я вернусь.
        Кристина подозрительно на него посмотрела.
        - Урегулируем его раз и навсегда?
        - Да. - Заметив на лице девушки улыбку, Марко быстро поднял руку. - Но учти, я не обещаю жениться на тебе. Мы должны будем договориться о другом.
        Кристина прикусила губу и задумалась. Марко с трудом сдержался, чтобы не привлечь девушку к себе и не поцеловать эту ее восхитительную губку.
        - Итак? - выжидающе спросил он.
        - Думаю, меня это устраивает, - согласилась Кристина.
        - И ты обещаешь хорошо вести себя в мое отсутствие?
        - Да, - покорно сказала девушка.
        При виде раздраженного лица Кристины, Марко невольно улыбнулся, взяв ее за подбородок, повернул к себе.
        - И не будет никаких приставаний к крестьянам на полях? - строго спросил он.
        - Не будет, - прошептала Кристина.
        - Вот и хорошо, - вырвался у Марко облегченный вздох.
        Он хотел уже было уходить, когда девушка окликнула его.
        - Марко?
        - Да?
        Она промолчала, словно не решаясь сказать то, что явно ее мучило.
        - В чем дело, милая? - Вместо сердитого тона, которым Марко намеревался произнести эту фразу, она получилась у него хриплой и напряженной.
        Кристина посмотрела на него с бесконечной нежностью в глазах.
        - Поцелуй меня на прощание, Марко.
        Позже Марко долго ломал голову над тем, как столь безобидный вопрос мог вызвать в человеке такую бурю эмоций. Ну почему Кристина стала такой потрясающе красивой, такой невинно соблазнительной? Никогда еще она не казалась Марко столь желанной, как сейчас, в этом узком платье, под которым маленькими холмиками вырисовывались ее груди. Неуверенность и уязвимость лица Кристины мучили Марко еще больше. У него больно защемило в груди, и из глаз в любую минуту грозили брызнуть слезы. Если бы только девушка знала, что он был всего на один шаг от того, чтобы броситься к ней, сжать в своих объятиях, поцеловать и никогда уже не отпускать!
        Но он лишь уставился в пол, беспомощно сжимая и разжимая кулаки.
        - Не могу, милая.
        До него донесся разочарованный вздох Кристины.
        - Тогда пообещай, что в плавании будешь вести себя как настоящий джентльмен.
        Марко резко вскинул голову.
        - Как это понимать?
        Кристина смело встретилась с ним взглядом.
        - Если я не могу быть с другим мужчиной, значит, ты, в свою очередь, не можешь быть с другой женщиной.
        Марко пробормотал что-то невразумительное и поспешил ретироваться.
        Находясь в полном смятении чувств, он выскочил из дома и направился по тропинке, ведущей к бухте, где стояло их судно. Из кустов выбралась Пэнси и присоединилась к хозяину.
        - Когда ты нужна, тебя никогда не оказывается рядом, - строго отчитал гепарда Марко.
        Луиджи ожидал Марко у моря. Заметив хозяина, он вскочил с бревна, на котором сидел.
        - Капитан, надеюсь, ты понимаешь, что во всем виновата девчонка…
        Марко окинул боцмана уничтожающим взглядом и сказал ледяным тоном.
        - После того как мы отправимся в плавание и достигнем Спэниш-тауна, мы избавимся от тебя там, как от грязных нечистот. Ты получишь свое жалованье за месяц. И никогда уже не вернешься на этот остров.
        Марко отвернулся и вместе с Пэнси побрел по берегу.
        Лицо Луиджи исказила гримаса недоверия и злости.
        - Ты выбрасываешь меня из своего экипажа только из-за того, что я поцеловал эту загорелую девку? Значит, ты ценишь ее больше, чем меня? Но она же, эта маленькая потаскуха…
        Марко громко выругался, и Луиджи не успев опомниться, уже лежал на спине и потирал челюсть.
        Однако и на этом мучения Луиджи отнюдь не закончились. Спустя какую-то долю секунды раздался яростный визг черного гепарда, прыгнувшего боцману на грудь. Насмерть перепуганный Луиджи с ужасом смотрел, как, сверкая глазами, гепард норовит вцепиться ему в горло.
        - Пэнси, - остановил животное Марко. Спустя какое-то время эта гигантская черная кошка обернулась к своему хозяину и недовольно на него зашипела. Но потом она спрыгнула все же с тела Луиджи и подбежала к Марко.
        Луиджи с ненавистью смотрел на Марко.
        - Ты хочешь оставить эту девку для себя, - вскричал он.
        - Попробуй только тронуть ее снова, грязный ублюдок, - убийственно спокойным тоном сказал Марко, - и я убью тебя.
        Он направился к шхуне, сопровождаемый верной Пэнси. Луиджи с ненавистью смотрел на удаляющуюся фигуру, и в сердце его зарождалась жажда мести.

        ГЛАВА 9

        ПОЦЕЛУЙ МЕНЯ НА ПРОЩАНИЕ, МАРКО. Спустя три дня тихим, ласковым вечером Марко стоял на палубе своего судна, и из головы его все никак не шла эта невинная просьба Кристины. Рядом с ним у штурвала стоял Джузеппе; шхуна бороздила волны океана в десяти милях к юго-востоку от Гаваны. Марко и его экипаж готовы были в любую минуту увидеть на горизонте суда испанцев, перевозящие сокровища, награбленные в Южной Америке. Суда эти встречались обычно где-нибудь возле Гаваны и уже целой флотилией возвращались назад, в Испанию. И хотя Марко и его матросам еще не улыбнулась удача, они не теряли надежд встретить судно неприятеля, отставшее от своих и движущееся в северном направлении. На борту такого судна можно было найти золото из Перу или Новой Гранады.
        Именно таким промыслом и занимался Марко вот уже шесть лет, с тех самых пор как началась война Англии с Испанией. Как капитану каперного судна, располагающему каперским свидетельством, скрепленным печатью Георга II, Марко разрешалось оставлять себе большую часть захваченных им сокровищ. Остальную же часть он передавал в Чарлс-тауне человеку, посредством которого осуществлялась связь с английским флотом. Но прежде чем забить трюмы судна золотом и серебром, приходилось долгие недели бороздить воды океана.
        Обычно Марко получал удовольствие от пребывания в море. Ему нравился и мерный скрип шпангоута[17 - Шпангоут - основные части набора судна, придающие ему поперечную прочность. Они являются как бы ребрами, к которым крепится боковая обшивка.], и ритмичное покачивание судна на волнах, и громкий шелест парусов, и свежий, бодрящий, пропитанный солеными запахами моря ветер. На этот раз Марко чувствовал какое-то странное беспокойство с той самой минуты, как они отплыли от острова.
        По традиции в день, когда судно отправлялось в очередной поход, все жители острова приходили на берег, чтобы пожелать пиратам удачи. И этот раз не был исключением. Вдоль берега выстроились женщины и дети. Они махали руками, шумели и бросали вслед отплывающему судну цветы.
        Стоя на своем обычном месте, между грот и бризань-мачтой, Марко смотрел на этот раз только на одного человека: красивую, молодую девушку в белом, которая стояла на берегу вместе с Пэнси и печально смотрела на него. Обычно Кристина ему махала на прощание, смеялась и посылала воздушные поцелуи, и он в той же шутливой манере отвечал ей. Теперь же в глазах ее читалась такая глубокая грусть, что Марко показалось: уплывая, он оставляет на берегу свое сердце. Бессчетное количество раз он спрашивал себя: как случилось, что их отношения с Кристиной зашли в тупик и они не могут больше оставаться друзьями?
        Марко было искренне жаль тех дружеских отношений и нежной привязанности, которые были раньше. В то время он, не задумываясь, мог приобнять Кристину за плечи и даже поцеловать. Он утешал ее и вытирал ей слезы, когда она горько плакала, ударив локоть или вывихнув лодыжку. Он терпеливо выслушивал многочисленные жалобы Кристины на Эспер и по поводу того, что его слишком долго не было. Он читал ей сказки и поддавался в карты. Когда начинался дождь, Марко втаскивал упрямую девчонку в дом, как бы сильно она этому ни противилась…
        Теперь же от этих удивительных дней остались только воспоминания. Отношения их стали такими натянутыми… Он так давно уже не играл с ней, потому что изменился сам характер игр.
        Ну почему они стали испытывать друг к другу такую страсть? Марко ни на минуту не сомневался в том, что это взаимное чувство ни к чему хорошему не приведет. Вчера вечером он снова ломал голову над этой проблемой, но ни к какому определенному ответу так и не сумел придти.
        Тот Марко, какой был сегодня, никогда не сможет жениться на Кристине. Ведь он не может отказаться от мести за своих родителей. Как и участники крестовых походов, Марко считал себя борцом за добро и справедливость. Он был полон решимости раз и навсегда покончить с испанской коррупцией, убившей его отца. Брак же не только помешает воплощению этих планов; он просто не сможет разрываться между возлюбленными: морем, призывавшим его к борьбе, и юной сиреной, манившей его в свои объятья. Марко понимал, что никогда не станет хорошим мужем, по крайней мере, до тех пор, пока не сложит свой меч навсегда.
        Напряженные отношения Марко с Кристиной уже успели повлиять на его отношения с членами экипажа. Два дня назад, когда они высаживали Луиджи в Спэниш-тауне, Марко ощущал на себе неодобрительные взгляды матросов, до которых дошел слух о том, что боцмана изгнали с судна за то, что тот всего лишь поцеловал Кристину; и к этому решению капитана мало кто отнесся одобрительно. Конечно, всем людям моря было известно, что моряк, пренебрегший своими обязанностями, наказывался плетью, а поднявший бунт и вовсе заслуживал виселицы. Но наказывать человека за то, что он поцеловал какую-то вертихвостку? Это было делом неслыханным, тем более, что Кристина была еще девушкой незамужней. Даже сам Марко остановился было в нерешительности, увидев в глазах Луиджи слепую ненависть. Отправлял-то он боцмана всего лишь с месячным жалованием да с узелком вещей.
        Однако, Марко продолжал стоять на перепутье, не зная, что ему делать с девочкой.
        Единственным решением, к которому он смог прийти за это время, было подыскать ей подходящую школу. Марко подумывал даже о том, не разыскать ли ему бывшего опекуна Кристины Чарлза Рутджерса. Хотя он и не питал особого доверия к человеку, отправившему девочку в такой ад, как остров Эдисто. Марко знал, что Карлос совершил еще несколько набегов на этот остров и превратил деревушку, находившуюся там, в руины. За эти годы у Марко было еще несколько опасных столкновений с этим печально известным испанским пиратом. Теперь же ему необходимо подыскать для девочки куда более цивилизованное, спокойное место.
        «Боже, как я буду скучать по ней, когда она уедет», - с грустью думал Марко, вспоминая страсть их поцелуя. Но, как бы там ни было, так будет лучше и для него, и для Кристины.
        - Эй, на судне! Впереди корабль! - раздался крик одного из матросов.
        Вскинув подзорную трубу, Марко разглядел вдали, на горизонте, трехмачтовое испанское судно, белые паруса которого четко выделялись на фоне золотисто-красного зарева заката. С губ Марко слетел ликующий звук. Повезти больше им просто не могло! Это одинокое судно неприятеля следовало в Гавану, и, судя по его тихому ходу, трюмы были доверху забиты сокровищами Южной Америки.
        Капитан отдал приказ убрать паруса и медленно приближаться к судну противника. Клаудио передал приказ матросам. Марко надеялся, что если они не спеша, спокойно подойдут к испанскому судну и уже потом поднимут флаг британского флота, спасаться бегством их противнику будет слишком поздно.
        Но, к сожалению, испанцы быстро разгадали маневр Марко. Глядя в подзорную трубу и то и дело чертыхаясь, он наблюдал за тем, как противник спешно приводит в боевую готовность пушки и поднимает дополнительный парус.
        - Капитан, судно подходит к Гаване с наветренной стороны. Противник занимает места у орудий, - раздался голос штурмана, стоящего у нактоуза[18 - Нактоуз - деревянный шкафчик цилиндрической или призматической формы, на верхнем основании которого устанавливается судовой компас.].
        Но Марко не спешил унывать.
        - Что ж, пусть судно идет своим ходом, - ответил он и, обращаясь уже к Клаудио, закричал: - Поднять все паруса и подходить к судну противника с левого борта. С таким грузом, как у него, оно не сможет далеко уйти.
        Экипаж принялся выполнять команды капитана, и через несколько секунд матросы уже взбирались по реям. Как и предсказывал Марко, «La Spada» с поднятыми парусами стала быстро нагонять судно неприятеля. Когда Марко крикнул: «Все к орудиям!», наводчики заняли свои места у дюжины пушек, подносчики пороха принялись набивать порохом дула пушек. Матросы приводили в готовность абордажные крючья и сетевое заграждение. Патрицио готов был взять на себя функции судового врача, а новый боцман Аго отдавал команды под ритмичную дробь барабанщика.
        Марко еще не знал, сдастся ли вражеское судно без боя. Обычно торговые суда так и поступали, но случалось, что какой-нибудь решительно настроенный капитан вступал-таки в бой с капером Марко. Это всегда заканчивалось морем крови, оглушительной пальбой и поломками судна.
        Когда шхуна Марко приблизилась к судну неприятеля настолько, что можно было открывать огонь, он скомандовал:
        - Поднять флаг! По носу судна - огонь!
        Клаудио передал команды капитана экипажу, и через несколько секунд пушка выстрелила. Ядро с шумом и целым фонтаном брызг упало в воду.
        Спустя некоторое время, к удивлению Марко, открыло огонь и судно противника, и одно из его ядер едва не коснулось левого борта шхуны. Наводчики Марко вновь зарядили пушки и выстрелили еще четыре раза. Последний выстрел оказался наиболее метким, и ядро угодило в правый борт судна неприятеля. Пока Марко внимательно оценивал обстановку, судно испанцев громко заскрипело, фок-мачта угрожающе нависла над палубой, чем заставила наводчиков бросить свои места у пушек и в страхе разбежаться по сторонам. Марко отдал приказ прекратить огонь, надеясь, что поврежденный правый борт вынудит капитана сдаться.
        Весь экипаж замер, напряженно ожидая, как поведет себя противник. И вот наконец под восторженные крики матросов Марко, судно испанцев спустило паруса, признавая тем самым свое поражение. Марко молча отдал должное мудрости капитана испанцев, остановившему сражение и спасшему себя и своих матросов. Конечно, порой такая ситуация для побежденного судна в равной степени оставалась опасной, однако, в отличие от некоторых других пиратов и капитанов каперов, Марко и его люди всегда вели себя справедливо и гуманно по отношению к пленным.
        Марко всегда стремился осуществлять свои цели без применения силы. Поэтому они просто опустошали трюмы вражеских судов, отбирали у членов экипажа деньги, оружие и драгоценности и предоставляли им возможность уйти в Гавану.
        Когда матросы Марко сцепились на абордаж, он подумал о том, что хорошо было бы найти там изумруд покрупнее или золотую индейскую маску, которые так обрадовали бы Кристину. С каждого похода Марко неизменно привозил ей дорогие подарки, чтобы вымолить прощение за свое долгое отсутствие и получить в награду поцелуй…
        ПОЦЕЛУЙ МЕНЯ НА ПРОЩАНИЕ, МАРКО.
        Марко тихо простонал. «Вот если бы Кристина сдалась так же легко, как это испанское судно»… - подумал он.

        ГЛАВА 10

        Две недели спустя из таверны «Пиг энд Уистл», расположенной в грязном районе Чарлс-тауна, неподалеку от порта, шатаясь, вышел Луиджи Монца. Его шляпа была залихватски сдвинута на затылок, одежда не отличалась особой свежестью, а грязное лицо покрывала густая щетина. Нетвердая походка Луиджи говорила о том, что он принял в этом питейном заведении порцию грога значительно большую, чем обычно выпивали матросы.
        В этот теплый весенний полдень воздух трущоб был пропитан отвратительными запахами помоев и разного рода мусора. По узким тротуарам то и дело сновали в поисках развлечений матросы; тут же расхваливали свои товары уличные торговцы; появлялись здесь и полицейские, а также хорошенькие женщины и чернокожие рабы.
        Луиджи сшивался в Чарлс-тауне вот уже два дня, с тех пор как приехал сюда на испанском торговом судне из Спэниш-тауна. Путешествие это едва ли могло показаться ему приятным. В качестве платы за проезд испанцы лишили Луиджи почти всего месячного жалования, оставив ему каких-нибудь пару шиллингов, и к тому же заставили его стать к помпе[19 - Помпа - водяной насос в водоотливных и пожарных судовых устройствах.]. Когда же он отказался повиноваться этим ублюдкам, они привязали его к мачте и под дружный хохот избили плетью. На спине Луиджи еще не успели затянуться красные рубцы от жестоких побоев. Теперь же, после двух дней в Чарлс-тауне в пьянстве и разврате, Луиджи не мог больше найти в своих карманах ни одной монеты. Вообще, он пребывал в полнейшем отчаянии. Последние несколько фортингов[20 - Фортинг - монета в 1/4 пенса.] были оставлены им на петушиных боях.
        Луиджи понимал, что единственно разумным решением было наняться на какое-нибудь судно. Но все-таки он решил оставаться в Чарлс-тауне до тех пор, пока туда не придет судно Марко Главиано. Каждый день Луиджи ходил к причалу и высматривал, не покажется ли на горизонте его родное судно. Он прекрасно знал, что рано или поздно Марко пополнит свои запасы испанскими сокровищами и направится в Чарлс-таун, чтобы отдать часть добытого англичанам.
        И тогда Луиджи сможет, наконец, свести с ним счеты. Тем более, что с привычками Марко он был хорошо знаком. Луиджи знал, что Главиано любит посидеть в одной из таверн Чарлс-тауна или поразвлечься в борделе. И в одну из ближайших ночей Луиджи решил подождать своего капитана возле какой-нибудь таверны или борделя.
        Луиджи обвинял Марко во всех тех злоключениях, которые выпали на его долю за последние несколько недель. Ведь в конечном итоге все беды начались с того, что капитан несправедливо изгнал его с острова только за то, что он поцеловал эту потаскушку Кристину. Луиджи ни на минуту не сомневался в том, что Главиано каждую ночь получал от девчонки то, что хотел. А наказал человека, едва успевшего коснуться этой шлюхи. И теперь Главиано дорого заплатит за то, что так ущемил его достоинство и опозорил перед всем экипажем.
        Но как ему дождаться той минуты, когда в гавань войдет шхуна Марко? Проходя мимо лавки ювелира, Луиджи задержался и устремил свой взгляд на витрину. Сквозь прозрачное стекло он увидел улыбающегося хозяина лавки, который показывал красивые карманные часы солидному, элегантно одетому покупателю. В голове его созрел план. Луиджи знал, что воровство - дело далеко не безопасное и здесь, в английских колониях, это могло закончиться виселицей или, в лучшем случае, тюрьмой. Но другого выхода у него просто не было. И опять он вспомнил дурным словом Марко Главиано, который толкнул его к этому ужасному решению, заставил превратиться в жалкого вора, чтобы хоть как-то свести концы с концами.
        Спрятавшись за угол лавки, Луиджи украдкой наблюдал за тем, как джентльмен расплачивается за довольнно дорогие золотые часы и прячет их вместе с пухлым кошельком в нагрудный карман. Тепло попрощавшись с ювелиром, покупатель направился к выходу. Когда в дверях лавки прозвенел колокольчик, извещавший о том, что покупатель вышел, Луиджи еще больше вжался в соседний дверной проем.
        Джентльмен повернул за угол и пошел по Митинг-стрит. Луиджи следовал за своей жертвой буквально по пятам. На улицах становилось уже не так людно, и Луиджи понял, что они направляются в ту часть города, где возвышаются дома богатых людей. При мысли о том, что скоро ему придется действовать, его сердце начинало учащенно биться.
        Когда же его жертва поравнялась с лавкой, которая к тому времени уже успела закрыться, Луиджи набросился на джентльмена сзади и повалил его на землю. Человек взвыл от жуткой боли, но не успел и глазом моргнуть, как из кармана были извлечены и кошелек, и новые золотые часы.
        Пробежав какое-то расстояние, Луиджи услышал истошный крик ограбленного им джентльмена:
        - Вор! Вор!
        Когда на него стали оглядываться люди, ему стало немного не по себе. Женщины охали и прижимали к себе маленьких детей, а Луиджи все бежал, не смея оглянуться.
        Но потом удача все же изменила ему. Как только он собирался свернуть за угол, оттуда, ему навстречу вышли двое полицейских. Луиджи пришлось резко затормозить. Остановились и полицейские, окинув его подозрительным взглядом. Однако, услышав крик пострадавшего: «Вор! Держите вора!», полицейские перешли к решительным действиям. Вскинув дубинки, они бросились на Луиджи, который повернулся и снова побежал.
        Госпожа Удача вот уже несколько недель не была спутницей Луиджи. Не был исключением и сегодняшний день, поскольку перед церковью Святого Петра полицейские его все же догнали. Один из них схватил Луиджи за шиворот, другой же принялся его жестоко избивать дубинкой, нанося удары по лицу, рукам и спине. Несчастный кричал от боли и просил пощады. Когда полицейские решили, что достаточно хорошо проучили вора, потащили его, избитого и окровавленного, к потерпевшему.
        Луиджи всю дорогу плевался кровью и со страхом думал о том, что ему, должно быть, перебили нос.
        Джентльмен, которого ограбил Луиджи, успел уже встать. Вокруг него стояла толпа сочувствующих. С перекошенным от злости лицом смотрел он на приближающегося к нему вора.
        Один из полицейских вернул пострадавшему часы и кошелек.
        - Этот негодяй ограбил вас, судья Рутджерс?
        - Да, - ответил джентльмен дрожащим от негодования голосом. - Отведите этого мерзавца в караульное помещение, а уж утром я с ним разберусь.
        - Слушаемся, мой лорд, - сказал второй полицейский.
        Когда они потащили Луиджи в караульное помещение, он пришел в ужас от того, что натворил. Боже правый, он только что пытался ограбить самого судью сессионного суда!

***

        На следующее утро Луиджи в наручниках вместе с другими преступниками привели в зал судебных заседаний городского сессионного суда Чарлс-тауна. Он провел ужасную ночь в тесном, сыром караульном помещении суда, где комары не давали ни на минуту сомкнуть глаз.
        И вот теперь судья Чарлз Рутджерс рассматривал дела тех нарушителей закона, что сидели перед ним. От каждого приговора Луиджи невольно приходил в ужас. Только что он стал свидетелем того, что одного матроса, стянувшего бутылку рома, приговорили к порке розгами на глазах у всех. А вот сейчас из зала суда уводили пронзительно визжащую проститутку, которую приговорили к смертной казни через повешение за то, что, находясь в нетрезвом состоянии, случайно облила свою маленькую дочь кипятком, отчего та скончалась. Вслушиваясь в жалобные крики женщины и глядя на бесчувственных полицейских, тащивших ее к выходу, Луиджи уже не сомневался в том, что наказание, ожидающее его, будет таким же суровым.
        Как только прозвучало имя Луиджи, его всего затрясло от страха. Полицейские с садистскими ухмылками на лицах рывком подняли его с места и подвели к одетому в черное судье. Когда же осужденный заметил на лбу Рутджерса довольно большой синяк, а в глазах его - холодный мстительный блеск, он сразу же понял, что жить ему осталось недолго.
        Рутджерс с презрением посмотрел сквозь стеклышко монокля на преступника, стоящего перед ним.
        - А, господин Луиджи Монца. Думаю, что вы до конца своих дней будете жалеть, что напали на судью этого суда.
        Луиджи был до такой степени парализован от страха, что сумел только промямлить:
        - Нет, ваша светлость, то есть, да, ваша светлость. Рутджерс, на - лице которого застыло каменное выражение, кивнул бейлифу[21 - Бейлиф - судебный пристав]:
        - Зачтите приговор.
        Бейлиф монотонным голосом огласил приговор, обвиняющий Луиджи в воровстве и нанесении телесных повреждений Его Величеству судье.

***

        После зачтения приговора судья Рутджерс холодно-сказал:
        - Да, сэр, вы обвиняетесь в особо тяжких преступлениях. Признаете ли вы себя виновным?
        В голосе Луиджи появились дребезжащие нотки.
        - Признаю, ваша светлость, и покорно прошу ия-винить меня и сжалиться надо мной.
        - А где была ваша жалость вчера, дорогой мой? - презрительно фыркнул Рутджерс. - Такому проходимцу, как ты, обязательно нужно преподать хороший урок.
        Теперь Луиджи оставалось только молить Бога о том, чтобы тот поскорее забрал его на небеса.
        - Да, ваша светлость, - пробормотал он чуть слышно, опустив голову.
        - Итак, ты будешь десять дней стоять у позорного столба. - С этими словами Рутджерс стукнул молотком и обратился к старшему полицейскому: - Прибейте к столбу его руки и уши, а по истечении десяти суток отрубите ему правую руку.
        - Будет сделано, ваша светлость, - ответил полицейский.
        Луиджи буквально оцепенел от ужаса.
        - Прошу вас, ваша светлость! - взмолился он. Рутджерс снова стукнул молотком.
        - Выведите отсюда этого негодяя. Кто следующий? Полицейские потащили Луиджи к выходу, но он упирался изо всех сил.
        - Прошу вас, ваша светлость, пощадите! Я… я могу восстановить свое доброе имя! Я могу рассказать, где скрывается этот чертов пират!
        Рутджерса, казалось, заинтересовали слова осужденного, и он сделал знак полицейским остановиться. Чарлзу Рутджерсу было прекрасно известно о том, что информация о пиратах могла всерьез заинтересовать правительство. Чарлс-таун был известен нашумевшим в свое время столкновением таких знаменитых пиратов, как Эдвард Тиг и Стид Боннет. И хотя пиратство на протяжении двух последних десятилетий стало понемногу затихать, в морях все еще было не спокойно.
        - О каком пирате ты говоришь? - спросил судья Луиджи.
        - Если я расскажу вам, где можно поймать этого злодея, мне не отрубят руку? - окрыленный надеждой, спросил Луиджи.
        - Таким мерзавцам, как ты, я никогда ничего не обещаю, - нетерпеливо отрезал Рутджерс. - И все же я выслушаю тебя.
        - Имя этого пирата - Марко Главиано, - спешно произнес Луиджи, - и он совершает набеги на суда по всему побережью. Живет же на одном острове в Карибском…
        Презрительный возглас Рутджерса заставил Луиджи замолчать.
        - С меня хватит этой галиматьи, вор несчастный! Я прекрасно знаю этого человека. Главиано возглавляет капер и располагает свидетельством, выданным ему британским флотом. Он хорошо себя зарекомендовал и репутация его ничем не запятнана. - С этими словами судья нетерпеливым жестом махнул полицейским. - Уводите этого мерзавца.
        Но как только полицейские снова потащили Луиджи к выходу, он закричал:
        - Главиано похитил девочку-англичанку, клянусь вам! Он держит ее на своем острове!
        - Подождите минутку! - подал голос Рутджерс, нахмурившись.
        Полицейские снова подвели Луиджи к судье.
        - Расскажи мне об этой девочке, - велел осужденному Рутджерс.
        - Девочка эта - англичанка. Когда Главиано увез ее с острова Эдисто, ей было всего только двенадцать лет.
        Рутджерс побледнел.
        - Как ее звали?
        - Кристина, - ответил Луиджи и, нахмурившись, добавил: - Кристина Эббот.
        Голос судьи упал вдруг до шепота.
        - Так значит, ты утверждаешь, что эта юная леди жива и находится сейчас на одном из островов Карибского моря?
        - Да, ваша светлость, Главиано держит девочку на своем острове.
        - И она цела и невредима? - заметив, что Луиджи задумался над его вопросом, Рутджерс рявкнул: - Говори мне правду!
        - Это зависит от того, что вы подразумеваете под этими словами, - ответил Луиджи, старательно отводя от судьи глаза.
        - Черт возьми! Ее жизнь в опасности?
        - Нет, ваша светлость. Рутджерс решительно кивнул.
        - В таком случае, ты должен будешь сейчас показать моим людям на карте местонахождение этого острова. Это все.
        Когда полицейские снова потащили Луиджи к выходу, он взмолился.
        - Ваша светлость! Прошу вас! Рутджерс вздохнул и пробормотал:
        - Проследите, чтобы этот негодяй отбыл свое время у позорного столба. А руку его после этого… не отрубайте.
        Покончив с делами, Чарлз Рутджерс остался в опустевшем зале суда один на один со своими мыслями. Итак, выяснилось, что Кристина Эббот, находившаяся под его опекой, еще жива. А он не сомневался в том, что испанцы убили девочку еще шесть лет назад, во время одного из своих набегов. Известие это было для Рутджерса вовсе не радостным, а скорее, досадным, поскольку он все еще чувствовал себя обязанным девочке. За шесть месяцев до своего последнего плавания, ставшего роковым, отец Кристины, Ричард Эббот, попросил Рутджерса составить ему завещание. Кроме того, вынудил его согласиться выступить в роли опекуна девочки в случае необходимости. Рутджерс с неохотой дал обещание. И с того дня, как Эббот и мачеха Кристины погибли во время кораблекрушения, он стал для девочки опекуном.
        Теперь же, если верить словам вора, девчонка вот уже шесть лет живет вместе с пиратами на одном из островов Карибского моря. Возможно, ее уже успели приучить к своей жизни, и она не захочет вернуться к цивилизации.
        Рутджерс вздохнул. Он понимал, что просто обязан теперь известить о случившемся дядю девочки по линии мачехи. Добродушный Джордж Холлингсворт, приходской священник из Англии, до сих пор надеялся, что Кристина жива. Холлингсворт даже наведывался сюда вскоре после исчезновения девочки в надежде отыскать ее. Прежде чем вернуться ни с чем в Англию, он поручил своему адвокату вести поиски Кристины. И сам Холлингсворт, и его адвокат постоянно держали Рутджерса в курсе событий.
        Если же Холлингсворт решит приехать сюда снова, им, без сомнения, придется нанять судно и отправиться на нем в Карибское море. В конечном итоге, Рутджерсу надо будет подыскать для Кристины мужа - поскольку она уже достигла этого возраста - и распрощаться с тем состоянием, которое дожидало ее шесть долгих лет. По правде говоря, Рутджерсу было жаль расставаться со своим довольно щедрым вознаграждением. Он получил бы его уже через год, когда девочку официально объявили бы мертвой, и наследство передали бы следующему наследнику из семейства.
        Конечно, он мог забыть о той информации, которую сообщил ему Луиджи Монца. Но факт оставался фактом, и если девочка в самом деле жива, то она. рано или поздно объявится, чтобы потребовать причитающееся ей по закону.
        Так или иначе, но дело это обещало быть самым беспокойным в жизни Рутджерса.

        ГЛАВА 11

        Прошло два с половиной месяца. Марко Главиано не спеша потягивал ром в накуренной старой таверне, известной в городе под названием «Крысиное Гнездо». Располагалась эта таверна в довольно грязном районе Чарлс-тауна, недалеко от пристани. В пиратском одеянии - темных брюках, белой тонкой рубашке с кожаным жилетом и золотой серьгой в ухе - Марко как нельзя лучше вписывался в шумный и грубый интерьер этого заведения, где помимо него находилось много других пиратов и матросов. Сегодня вечером посетители таверны могли найти развлечение по своему вкусу, от игры в шафлборд[22 - Шафлборд - игра с передвижением деревянных кружочков по размеченной доске], кости и карты до шумных петушиных боев, проводившихся в соседней комнате. Желающие же могли приударить за официантками или подняться на второй этаж, где их ждали объятия страстных дам. Певица, стоявшая на небольшом помосте, тщетно пыталась исполнить под фальшивый аккомпанемент скрипача «Я хотел бы утонуть в твоих глазах». Словно желая оправдать название таверны, под столиками деловито суетились три жирные крысы, собирая крошки хлеба и мяса. Казалось, они
ничуть не боялись того, что их поймают на месте преступления пьяные посетители.
        На душе у Марко было неспокойно. Он внимательно разглядывал находящихся в таверне девушек, пытаясь выбрать из них наиболее хорошенькую. Его судно пробыло в море почти три месяца, охотясь за кораблями испанцев; и уже в третий раз прибывало в Чарлс-таун. Плавание, хоть и было удачным, на этот раз слишком уж затянулось. Шхуну почти на две недели заштилело у побережья Флориды, где у них довольно быстро стала кончаться вода и провизия. В конечном итоге, им ничего не оставалось сделать, как спустить на воду баркасы и предпринять довольно смелый набег на один из городов испанцев, чтобы пополнить свои запасы. Поход увенчался успехом. Они бесшумно забрались на крепостную стену, спустились в город и взяли все необходимое, что никто из часовых даже не проснулся. Если не считать того, что судно несколько недель проторчало в экваториальной штилевой полосе, все остальное время ему сопутствовала удача. Марко так ни разу и не встретил своего противника Карлоса, хотя этот испанец имел удивительную способность следовать за Марко буквально по пятам.

***

        Хотя поход и был успешным, но его чрезмерная продолжительность и воздержанность Марко еще на острове из-за Кристины делали его сейчас человеком, страстно желающим женщину. Господи, он ведь не был с женщиной вот уже три месяца! Будучи по натуре человеком страстным, Марко привык довольно часто удовлетворять свои потребности. Вот он и чувствовал сейчас себя таким угнетенным. Встретившись с представителем британского флота и передав ему причитающуюся долю добытого, Марко отпустил своих матросов на берег на сорок восемь часов.
        Вспоминая обещание, которое заставил Кристину дать перед отъездом, Марко испытывал угрызения совести. Она согласилась вести себя достойно в его отсутствие, но потом попросила о том же. «В действительности же я ничего не обещал девушке, разве нет? - раздраженно спрашивал себя Марко. - И потом, женщины просто обязаны быть целомудренными, мужчины же - нет. Так всегда было и будет впредь».
        Но с тех пор, как Кристина открыто заявила ему о своих намерениях, для Марко многое изменилось. И даже сейчас, собираясь поразвлечься, он испытывал угрызение совести.
        Марко невольно усмехнулся, заметив, как решительно привлекает к себе пухленькую проститутку старый, бородатый морской волк с деревяшкой вместо ноги; несет ее в сторону лестницы, громко стуча по полу деревянной ногой. Как только они оказываются у шаткой лестницы, проститутка начинает пронзительно визжать и просить моряка отпустить ее. Она бранит его за то, что он едва не уронил ее. Моряк же смачно целует проститутку и звонко хлопает ее по заднице. Марко покачал головой и улыбнулся, когда эти двое нетвердой походкой стали подниматься по лестнице рука об руку.
        Уловив краем глаза какое-то движение, Марко почувствовал вдруг надвигающуюся опасность. Обернувшись, он увидел Карлоса, своего заклятого врага, который входил в таверну с несколькими своими людьми. На высоком бородатом испанце были темные брюки и черная куртка, на которой виднелись ножи и пистолеты. На шапке черных непокорных волос залихватски сидела треуголка.
        Марко почувствовал, как напряглось все его тело, а рука автоматически метнулась к поясу, за которым был пистолет. Больше всего на свете ему сейчас хотелось вскочить с места и застрелить этого подлого испанского шакала или зарубить его саблей. Ему до смерти надоел этот испанец, следовавший за ним по пятам уже так много лет. Но ничего такого Марко сделать просто не мог. В соответствии с неписанным пиратским законом, враждующие между собой пираты могли выяснять отношения только в море и никогда - на суше. На суше даже самые заклятые враги пили из одного кувшина, играли друг с другом в кости и шли по улице рука об руку. За все эти годы Марко пришлось выпить вместе с Карлосом не одну кружку рома, хотя он и ненавидел этого ублюдка всей своей душой.
        Говоря по правде, Карлос вел себя в последнее время слишком уж самоуверенно, с важным видом разгуливая по Чарлс-тауну в поисках приключений, и ничуть не боялся британцев. Марко мог бы сейчас сдать Карлоса британским властям, но это не принесло бы ему никакого удовлетворения, поскольку он хотел лично свести счеты с этим негодяем.
        Заметив Марко, смуглый пират улыбнулся и насмешливо помахал ему рукой. Марко с той же долей вежливости ответил на приветствие. Карлос, перекинувшись парой слов со своими спутниками, подошел к столику, за которым сидел Марко.
        - Синьор Главиано, добрый вечер, - медленно, растягивая слова, протянул Карлос.
        - Добрый вечер, - ответил Марко.
        - Можно присоединиться к вам? - поинтересовался Карлос.
        - Ради Бога, располагайтесь, как вам будет удобно, - без особого энтузиазма в голосе ответил Марко.
        Усмехнувшись, Карлос опустился на стул, швырнул на стол свою шляпу и подозвал официантку. Когда молоденькая симпатачная женщина подошла к их столику, Карлос сделал заказ:
        - Кувшин темного пива для меня и моего друга. - Подмигнув девушке, он добавил: - Надеюсь, что пиво сможет хоть немного поднять ему настроение.
        Хорошенькая темноволосая женщина с румяными щечками улыбнулась Марко. Когда официантка ушла, Марко проводил ее внимательным взглядом, который не укрылся от Карлоса.
        - Что привело тебя в порт, дружище? - как ни в чем не бывало спросил Карлос.
        И так же беззаботно Марко ему ответил:
        - Обычные поиски удовольствий.
        - Значит, ты не будешь на этот раз передавать британскому правительству сокровища, украденные у испанцев?
        Марко усмехнулся.
        - Англия и Испания пребывают в настоящее время в состоянии войны. И все трофеи, добытые нами у вашего торгового флота, переходят к нам посредством честной борьбы.
        - Это можно считать наиболее удобным оправданием пиратства, - медленно протянул Карлос.
        Марко презрительно фыркнул.
        - И это говорит тот самый мерзавец который докучает британским торговым судам, преследуя их от Саванны до Чарлс-тауна. И теперь преспокойно расхаживает по этим улицам, где его каждую минуту могут схватить и отправить на виселицу.
        Однако, Карлоса трудно было запугать.
        - Ходят слухи, что мы просто чудом не встретились друг с другом в одном из городов побережья, недели две назад.
        Марко изобразил на своем лице удивление.
        - Верить слухам - не всегда безопасно.
        - Буть уверен, дружище, что когда в следующий раз ты войдешь в открытое море, мы непременно встретимся.
        Марко приподнял свою кружку и насмешливо сказал:
        - Буду ждать этого дня с нетерпением.
        Вернулась официантка с кувшином и двумя высокими оловянными кружками. Поставив полную кружку пива перед Марко, она застенчиво улыбнулась ему. Марко снова окинул ее взглядом. С такой пышной грудью и роскошными бедрами, женщина эта вполне могла удовлетворить его сегодня ночью…
        Но потом Марко снова вспомнил обещание, данное им Кристине, и с сожалением понял, что планам его сегодняшней ночью не суждено будет осуществиться. Проклятье! Ну почему он никак не может выбросить из головы эту девчонку?
        - Что-нибудь еще, сэр? - обратилась официантка к Карлосу.
        Испанец подмигнул Марко.
        - Всему свое время, женщина. А теперь у меня в животе урчит от голода. Принеси-ка мне рыбы, хлеба и пудинг с ромом. Что же касается моего друга, то он скажет тебе о своих желаниях сам.
        Официантка с готовностью повернулась к Марко.
        - Это так, сэр?
        Не желая падать лицом в грязь перед Карлосом Марко усмехнулся.
        - Да, и очень скоро. Женщина засмеялась.
        - Слушаюсь, сэр, - произнесла она томно и нежным взглядом окинула красивого светловолосого великана. - Мне хотелось бы поскорее узнать о вашем желании.
        Как только официантка отошла от их столика, Карлос громко расхохотался.
        - Ты хочешь переспать с этой шлюшкой, - поддразнил он Марко.
        Марко пожал плечами, решив не выходить из роли.
        - Если ты, конечно, не возражаешь.
        - Ночь только начинается, - ответил Карлос. - И я хотел бы сначала набить себе желудок, а уже потом проткнуть эту шлюху своим копьем.
        Марко усмехнулся.
        - Я постараюсь тебе оставить небольшой кусочек от этой женщины.
        Развеселившийся Карлос, закурил трубку.
        - Кстати, о женщинах, как поживает Кристина?
        Марко охватило беспокойство. Его не переставало тревожить, что Карлос стал все же свидетелем того, как он увез той далекой ночью Кристину Эббот с острова Эдисто. На протяжении нескольких лет Карлос несколько раз спрашивал его о девушке и сумел даже вытянуть у одного из людей Марко ее имя, когда они несколько лет назад заходили в порт. Марко безжалостно высек и разжаловал матроса, который так распустил язык в обществе Карлоса и его людей. И до сих пор нездоровый интерес Карлоса к Кристине не давал Марко покоя. Он всегда отвечал на вопросы испанца, касающиеся Кристины, стараясь говорить как можно более беззаботным тоном. Марко не хотел, чтобы его заклятый враг догадался о том, как дорога ему эта девушка на самом деле. Насколько Марко было известно, Карлос не знал, где именно в Карибском море находится его остров. Это означало, что девушка находится в полной безопасности. Он не сомневался в том, что в противном случае Карлос похитил бы Кристину и убил ее назло ему.
        - Ну же, дружище? - напомнил о своем вопросе Карлос.
        Марко отпил глоток пива и ответил.
        - К сожалению, прошлой зимой ее свалила тропическая лихорадка, и она умерла.
        Темные глаза Карлоса сузились.
        - Какая жалость! Она могла бы в свое время согреть постель пирата. И может быть, даже твою, дружище?
        Марко охватила ярость. Он с силой сжал в руке кружку с пивом, и лицо его словно окаменело. Однако, ему удалось все же взять себя в руки и не размозжить Карлосу череп. Такая выходка едва ли могла обеспечить Кристине большую безопасность.
        Поэтому, пожав плечами, он ответил:
        - Вообще-то, она стала со временем такой капризной и своенравной девчонкой, что ее смерть не слишком-то меня огорчила.
        Карлос ничего на это не сказал, а лишь окинул Марко задумчивым взглядом.
        К столику подошла официантка и поставила перед Карлосом тарелку, полную еды. Страстно желая избавиться от общества ненавистного ему испанца, Марко посадил женщину себе на колено, отчего та громко и радостно завизжала.
        - Ты собираешься переспать с ней прямо здесь, дружище? - поинтересовался Карлос.
        Марко встал и помог встать официантке.
        - Идем, - велел он ей.
        - Прибереги кусочек ее и для меня, дружище, - прибавил Карлос, принимаясь за ужин.
        - Если только самый маленький, - усмехнулся Марко и под грубый хохот испанца направился с официанткой к лестнице, ведущей на второй этаж.
        Поднявшись по узким ступенькам, они вышли в темный и грязный коридор. Из-за нескольких закрытых дверей доносились страстные стоны.
        - Где твоя комната? - спросил Марко женщину.
        Она улыбнулась, взяла его за руку и завела в маленькую комнатушку, где был только старый, осевший комод и грязная, неубранная постель. Свет от масляной лампы, стоявшей на комоде, был очень тусклым.
        Официантка облизнулась, окинув Марко взглядом с головы до ног.
        - Бог мой, какой ты большой!
        - Не стоит возбуждаться, детка, - растягивая слова ответил ей Марко. - Я заплачу тебе за ночь любви, но спать с тобой не буду.
        Слова эти явно потрясли женщину. - Тогда зачем…
        - Честно говоря, мне надоела компания того испанца.
        Официантка подошла к Марко ближе и подняла на него свои обиженные глаза.
        - Разве тебе не нравится красотка Мэри?
        - Ты просто восхитительна, - дипломатично ответил Марко, - но я дал слово другой женщине.
        - Но мы ей не скажем, - поддразнила Марко официантка.
        - Она все равно это поймет, - печально произнес Марко. - Как, к сожалению, и я тоже.
        - Должно быть, эта какая-то леди? - Да.
        Марко заметил на комоде колоду карт и игральные кости. Он подошел к комоду и взял карты.
        - Может быть, сыграем в другую игру? Мэри погрозила ему пальчиком.
        - Ты хочешь, чтобы твой приятель подумал, что мы занимаемся любовью?
        - Да, - ответил Марко. - Только он не мой друг.
        Время за игрой в карты и кости пролетело незаметно. Но хотя занятие это и было невинным, мысли Марко то и дело возвращались к Кристине. Он ловил себя на том, что представляет ее маленькие, крепкие груди, которые как раз уместились бы в его больших ладонях; как напрягаются их соски, к которым так хочется припасть губами; и как стройны и загорелы ножки Кристины, которые ему так хотелось бы ощутить вокруг своей талии, а еще лучше - на своих плечах. У Марко буквально перехватывало дыхание, когда перед его глазами вставало лицо Кристины: ее пухлые, надутые губки и огромные, прекрасные зеленые глаза. Они смотрели на него с молчаливым укором за то, что он проводил время с другой женщиной.
        Марко вышел из таверны и зашагал вдоль темных убогих улиц, по которым шатались пьяные матросы и проходил время от времени ночной патруль. Чувство сексуального неудовлетворения, владевшее им все эти дни, казалось, никогда не будет устранено. Марко знал, что только одна женщина способна пробудить в нем желание. Но именно эта женщина и была для него запретным плодом!
        Если бы только он мог сделать Кристину своей, а после этого выбросить ее из головы. Но поступить так он просто не имел права. Конечно, святым Марко никогда не был, и ему приходилось и раньше соблазнять восемнадцатилетних девчонок. Но дети, живущие на острове, всегда казались ему не такими, как все. Они были невинные, целомудренные, в чем-то даже святые. А теперь вот этот распустившийся цветок не дает ему покоя даже на таком расстоянии! Что же ему делать? Выслать Кристину с острова? Нанять ей учителя? Привезти на остров священника и заинтересовать ее религией? Да, проблема эта была далеко не из легких…
        Размышляя таким образом, Марко продолжал идти по темным улочкам, направляясь к постоялому двору, где снял себе комнату. Он не подозревал о том, что его преследовали. Шагах в десяти от Марко шел Карлос, следуя за светловолосым венецианцем по грязным улочкам района, расположенного недалеко от пристани.
        На губах испанца играла мрачная ухмылка. Сегодня вечером Главиано сообщил ему о том, что англичанка Кристина Эббот умерла. Но Карлосу почему-то в это не верилось. Интуиция подсказывала ему, что Марко сказал неправду, и он решил во что бы то ни стало все узнать.
        Дело в том, что Карлосу заплатили, и заплатили очень даже неплохо за то, чтобы он выяснил, где скрывается эта девчонка, И стоит ему только отыскать Кристину Эббот… Мысль эта вызвала во всем теле Карлоса садистскую дрожь.

        ГЛАВА 12

        На следующий день, увидев неспешно прогуливающегося вдоль Черч-стрит красивого, элегантно одетого джентльмена, вы ни за что не узнали бы в нем знакомого уже нам пирата Марко Главиано. Он очень эффектно выглядел в темно-синем шелковом фраке с отделанными плиссировкой лацканами; атласном жилете, из под которого выглядывало кружевное жабо; модных брюках, кожаных туфлях с медными пряжками и черной фетровой шляпе с белым пером. В руках у Марко была элегантная трость с позолоченным набалдашником. Неспешно шагая по улице мимо красивых зданий и многочисленных лавок, он то и дело улыбался и приподнимал шляпу, приветствуя роскошно одетых дам, которые буквально пожирали его восхищенными взглядами.
        Воздух был тяжелым и влажным, небо хмурилось. Ожидая скорую грозу, лавочники вносили свои товары в помещение, да и лоточники тоже спешили где-нибудь укрыться от дождя. Вдали можно было различить величественные суда, которые, мерно покачиваясь на волнах, следовали в сторону шумной, кипящей жизнью гавани.
        Марко не давали покоя мысли. Убедившись в том, что чувственный голод утолить не удастся, он решил целиком посвятить себя решению проблемы, связанной с будущим Кристины, чтобы потом раз и навсегда эту девчонку выбросить из головы. Марко убеждал себя в том, что стоит ему только найти для Кристины подходящее место, увезти ее с острова, и его личная жизнь снова станет такой, как прежде.
        Первым намерением Марко было найти церковь или школу, которая согласилась бы приютить девушку. Пока же ничего подходящего он так и не нашел. Чарлс-таун как колония Британии находился еще в состоянии развития. Хотя в городе и насчитывалось около шести церквей, школа здесь была всего одна, и ее финансировала церковь Святого Филиппа. К тому же Марко успел уже узнать, что это ветхое здание представляло собой не что иное, как благотворительное заведение для сирот и нищих. С другой стороны, директор школы не пришел в восторг от того, что Кристине уже исполнилось восемнадцать лет.
        Господи, ему давно уже надо было подумать о судьбе девочки!
        Единственный лучик надежды блеснул у Марко после того, как он поговорил со священником баптистского храма. Этот человек посоветовал ему разыскать мадам Снайдер, которая содержала пансион для молодых девушек на Бей-стрит. Именно туда Марко теперь и направлялся. Он решил, что если ничего не получится и там, ему останется только выйти на официального опекуна Кристины, Чарлза Рутджерса. От этого решения вопроса Марко воздерживался все эти шесть лет, поскольку не доверял Рутджерсу как опекуну девушки. Кроме того, он побаивался, что, узнав правду об исчезновении Кристины с острова Эдисто и его роли во всей этой истории, Рутджерс может, наверное, обвинить его в похищении ребенка.
        Размышляя над этой дилеммой, Марко завернул за угол и едва не сбил с ног пожилого, дородного джентльмена в парике и элегантном фраке.
        - Простите, синьор, - пробормотал Марко, отходя в сторону, чтобы дать дорогу джентльмену, его жене и нескольким уже взрослым детям.
        Но джентльмен схватил вдруг Марко за рукав фрака и закричал:
        - Марко Главиано! Клянусь всеми святыми, это ты, сынок!
        Марко озадаченно посмотрел на мужчину, назвавшего его по имени, но потом, узнав в нем человека, который жил с ними по соседству в Венеции, очень обрадовался. Он потрепал мужчину по плечу и радостно воскликнул:
        - Дон Джованни Ренальди! Вот так приятная неожиданность!
        - В самом деле, мой мальчик! И нам всем тоже очень приятно тебя видеть!
        - Как прекрасно, что мы встретились здесь в Чарлс-тауне! - Марко посмотрел на супругу своего соседа и его детей. - Значит, вы привезли с собой в Америку все свое семейство?
        - Да. - Дон Джованни с гордостью показал на жену, миловидную круглолицую даму в платье с глухим воротом и большой соломенной шляпе. - Надеюсь, ты помнишь мою жену, донну Флору?
        Марко взял руку улыбающейся, темноглазой леди и галантно поднес ее к губам.
        - Синьора, я очень рад видеть вас снова.
        - И я тоже, Марко, - ослепительно улыбаясь, ответила донна Флора. - Бог мой, да ты ведь стал уже совсем взрослым мужчиной!
        Послышался звонкий девичий смех и дон Джованни показал на трех пухленьких, улыбающихся девушек, которые смотрели на Марко с нескрываемым восхищением.
        - А теперь, мой друг, позволь мне еще раз представить тебе своих красавиц-дочек - Серафину, Калисту и Жовиту.
        Марко перевел взгляд на девушек. Хотя на всех были модные платья и нарядные шляпки, они походили на своего носатого отца.
        - Леди, я покорен и очарован вашей красотой, - дипломатично произнес Марко и поцеловал по очереди руки всем девушкам, вызвав тем самым на их лицах густую краску и глупый смех.
        После этого дон Джованни повернулся к высокому, стройному, с серьезным выражением лица молодому человеку, глаза которого частично закрывали треуголка и вьющийся парик.
        - А это мой любимый сын Витторио.
        - Витторио, - повторил Марко, пожимая молодому человеку руку. - Мне кажется, когда мы виделись в последний раз, на вас была форма матроса.
        - Как вы уже успели, надеюсь, заметить, - с достоинством ответил Витторио, гордо вскидывая голову и расправляя свои шелковые манжеты, - я успел вырасти.
        - Да, да, конечно, - поспешил сказать Марко, переводя взгляд на дона Джованни. - Что привело вас в колонию, мой друг?
        - Мне следовало бы задать тот же вопрос тебе, мой мальчик.
        Только Марко задумался над более или менее подходящим ответом, как гулкими раскатами прогремел гром, вслед за которым на землю посыпались тяжелые, крупные капли дождя. Испуганно заохав, женщины бросились раскрывать свои зонтики, а дон Джованни сказал Марко решительным голосом:
        - Клянусь всеми святыми, не можем же мы вот так просто расстаться. Пойдем поужинаем с нами, мой мальчик и не спеша обо всем поговорим.
        - С удовольствием, - согласился Марко.
        Встретившиеся после долгой разлуки соседи поспешили в ближайшую закусочную и уселись за большим столом у окна. Дон Джованни заказал для всех суп с крабами, запеченные креветки с рисом, вино и хлеб.
        - Так что же все-таки ты делаешь в Чарлс-тауне, мой мальчик? - снова поинтересовался дон Джованни, отпивая большой глоток вина.
        - Я должен буду просить вас ответить мне на этот вопрос первым, - спокойным голосом ответил Марко. - Никогда бы не подумал, что встречу вас здесь, в колониях. Надеюсь, вашу уважаемую семью еще не сломила жизнь в Венеции.
        Хотя выражение лица дона Джованни и стало печальным, он покачал головой.
        - Нам удается держаться на плаву только благодаря незначительной собственности - стекольному заводику в Мурано и винодельне, и уж конечно, не благодаря этим варварам испанцам и другим чужеземцам, издевавшимся над нашим народом на протяжении целых веков. Но вообще-то, мы приехали в Америку по более приятному случаю. - С этими словами он улыбнулся самой невзрачной из своих дочерей. - Наша дорогая Серафина обручена с сыном моего старого друга Лоренцо Палермо, который уже некоторое время живет со своей семьей на побережье моря Бофорта. И мы все приехали в Южную Каролину на свадьбу.
        - О, примите мои искренние поздравления, - тепло улыбаясь, обратился Марко к смутившейся и покрасневшей девушке.
        - И нам тоже очень приятно встретить вас здесь, Марко, - сказала Серафина, потупив взор.
        - Да, кстати, а теперь твоя очередь рассказать нам о том, что привело тебя в колонию.
        Когда Марко заговорил, лицо его было печально.
        - Вы, должно быть, понимаете, что после смерти родителей меня ничто уже не удерживало в родных краях.
        Дон Джованни вздохнул и сочувственно произнес:
        - Да, мой дорогой мальчик. Для нас это было настоящей трагедией узнать, что твой отец, выдающийся посол и благороднейший человек, был предан испанскими шакалами в руки инквизиции. А твоя мать… Одному Богу известно, что пережила бедная Елена после смерти Бетрандо.
        Марко сдержанно кивнул.
        - Да, мне было больно смотреть, как мама угасает, как… - Тяжело вздохнув, он продолжил: - Мне всегда тяжело вспоминать об этом.
        - Понимаю, - сказал дон Джованни. - Но что заставило тебя выбрать именно Чарлс-таун, мой мальчик? У тебя здесь какое-то дело?
        Марко не знал, как лучше ответить на заданный вопрос. Но в последний момент он решил, что не стоит рассказывать этим людям из Венеции о своей пиратской деятельности. Поскольку семья Ренальди никогда не была особенно близка с его семьей, Марко предпочел, чтобы эти старые соседи считали, будто он занят более достойным и важным делом.
        - Вообще-то, я живу не в Чарлс-тауне, - объяснил он. - Я стал владельцем сахарной плантации на одном из островов Карибского моря и приехал сюда для того, чтобы встретиться со своим доверенным лицом и закупить необходимый провиант.
        - Я всегда говорил, что этот молодой человек многого добьется в жизни, - одобрительно произнес дон Джованни и, кивнув в сторону своих дочерей, прибавил: - Кстати, а не нужна ли тебе жена, сынок? Видишь ли, нам предстоит выдать замуж еще двух из этих красоток.
        Замечание это вызвало взрыв хохота у девушек и вымученную улыбку у Марко.
        - Джованни! - набросилась на супруга донна Флора. - Ты не должен смущать бедного Марко!
        Дон Джованни отмахнулся от жены.
        - Мальчик уже достаточно повзрослел, чтобы знать, чего хочет его сердце и разум.
        - Но, возможно, он еще недостаточно повзрослел для того, чтобы остепениться и вступить в брак, - сказал Марко и улыбнулся девушкам. - Как бы ни волновала меня красота этих юных леди.
        От такого изысканного комплимента девушки буквально запищали от восторга, а дон Джованни похлопал Марко по руке и насмешливо сказал:
        - Может быть, мой мальчик, среди твоей плантации сахарного тростника растет и дикий овес?
        - Джованни, ради Бога! - принялась отчитывать мужа донна Флора. - Не забывай, что здесь находятся твои дочери.
        Дон Джованни усмехнулся.
        - У моего старого друга дона Лоренцо несколько неженатых сыновей, а значит, мы с пользой проведем там время. - Он махнул головой в сторону Витторио. - И потом, когда мы вернемся в Венецию, нам останется только найти достойную невесту для моего сына, чтобы он мог продолжить имя семьи и взять на себя все дела.
        Как только дон Джованни признес эти слова, в голову Марко пришла мысль, и он обратился к Витторио:
        - Значит, вы хотите в ближайшем будущем жениться, мой друг?
        - Таково желание моего отца, - сухо ответил Витторио. - И будучи взрослым мужчиной двадцати лет, я должен, конечно же, прислушиваться к его советам, хотя с гораздо большим удовольствием я стал бы священником и посвятил свою жизнь служению Богу.
        Дон Джованни махнул на сына рукой.
        - Витторио наш единственный сын, а значит, и единственный мой наследник. И он будет последним глупцом, если откажется от нашего состояния и проведет остаток жизни в бедности.
        - В самом деле, - задумчиво произнес Марко, глядя на Витторио. В этот момент до него дошло, что он смотрит прямо на решение всех своих проблем. Стараясь говорить беззаботным тоном, он сказал: - Кстати, я знаю одну красивую, молодую леди, которая подошла бы на роль жены Витторио.
        Все шестеро Ренальди, как по команде, уставились на Марко с нескрываемым интересом.
        - И кто же эта юная леди? - поинтересовался дон Джованни.
        Не долго раздумывая, Марко ответил:
        - Моя племянница, Кристина.
        - Твоя племянница? - воскликнул дон Джованни, но когда у тебя успела появиться племянница, мой мальчик?
        Марко продолжал сочинять буквально на ходу:
        - Надеюсь, вы помните мою дорогую сестру Бьянку?
        - О да, - произнесла донна Флора с выражением искреннего участия. - Насколько я помню, эту замечательную девушку твои родители отправили во Флоренцию в женский монастырь.
        - У вас прекрасная память, - заметил Марко.
        - Но разве она не умерла там, успокой Боже ее душу? - продолжила донна Флора.
        - Да, к сожалению, мы потеряли Бьянку, но прежде она успела выйти замуж и родить ребенка.
        - Она вышла замуж? И родила ребенка? - удивленно воскликнула донна Флора и с озадаченным видом нахмурилась. - Но почему же я, интересно, этого не помню?
        Марко пожал плечами.
        - Это было давно, донна Флора, Бьянка вышла замуж за англичанина по имени… Эббот. И у нее родилась девочка, Кристина. К сожалению, Бьянка во время родов умерла, а спустя несколько лет погиб и отец девочки. Это случилось, когда он сражался на стороне неаполитанцев, в очередной раз защищая от испанцев Неаполь.
        Все шестеро Ренальди дружно охнули и перекрестились.
        - Бедное дитя! - воскликнула Жовита. - Подумать только, она потеряла обоих родителей в таком юном возрасте! И при таких трагических обстоятельствах!
        - Да, - согласился Марко. - Приблизительно в то же время умерла моя дорогая мать, поэтому я и покинул Венецию, забрав из Флоренции свою маленькую племянницу и ее англичанку-няню, и увез их обеих с собой.
        - И сколько же лет девочке сейчас? - спросил дон Джованни, с задумчивым видом почесывая подбородок.
        - Восемнадцать. И она тоже, - виновато улыбнулся Марко, - очень красива, набожна и послушна. - За столом послышались одобрительные вздохи и даже серьезный Витторио, казалось, был заинтригован.
        - Говоря по правде, - продолжил Марко, - Кристина пребывает сейчас в том возрасте, когда ей нужно подыскать хорошего мужа. - С этими словами он бросил многозначительный взгляд на дона Джованни. - И конечно, я намерен обеспечить свою племянницу довольно неплохим приданым.
        - Естественно, - пробормотал дон Джованни, темные глаза которого сразу же заблестели.
        - Единственная проблема заключается в том, что наш остров расположен очень изолированно от других, - пожаловался Марко. - А мне хотелось бы, чтобы моя племянница жила в каком-нибудь более цивилизованном месте, с приличным обществом, культурой, - Марко замолчал, многозначительно глядя на Витторио, - и конечно, церквями. Дело в том, что Кристина очень набожна. - Как только на лице Витторио появилось одобрительное выражение, Марко продолжил свой рассказ. - Если честно, то мне очень хотелось бы, чтобы моя племянница жила в Венеции и вышла замуж за человека из хорошей семьи.
        - Я уверен, ты хочешь дать ей все самое лучшее, - заметил дон Джованни.
        - А теперь позвольте мне спросить, как долго еще вы собираетесь пробыть в колонии? - как бы между прочим поинтересовался Марко.
        - Думаю, что несколько месяцев, - ответил дон Джованни. - Свадьба состоится в Бофорте, но не раньше чем через несколько недель - мы должны как следует к ней подготовиться. После того как мы выдадим Серафину замуж, мы, возможно, поездим немного по стране, прежде чем возвратимся домой. - Он с улыбкой посмотрел на жену. - Донне Флоре просто не терпится сделать кое-какие покупки в вашем городе Нью-Йорке и посмотреть Бостон.
        - Но вы не можете вернуться домой, не побывав в гостях у меня, - запротестовал Марко. - Я был бы очень рад видеть вас всех у себя на острове.
        В то время как остальные Ренальди одобрительно что-то зашептали, дон Джованни сказал:
        - Это очень любезное предложение с твоей стороны, и нам тоже очень хотелось бы взглянуть на твою плантацию, мой мальчик. Но когда ты хочешь, чтобы мы приехали?
        - Завтра утром мы отплываем домой, - сказал Марко, - но я с радостью пришлю свою шхуну через несколько недель в Бофорт за вами. Мне очень хотелось бы познакомить вас всех, - он снова перевел взгляд на Витторио, - с моей прелестной племянницей.
        - Мы сочли бы это за честь, - поспешил ответить дон Джованни.
        - А я сочту за честь принять вас всех у себя на острове, - сказал Марко.
        Когда женщины принялись возбужденно щебетать друг с другом, Марко нагнулся к дону Джованни и, прикрыв рот ладонью, произнес:
        - Сможете ли вы позавтракать со мной завтра утром, мой друг? Моя шхуна отходит в полдень, с отливом, но прежде я хотел бы обсудить с вами одно деловое предложение. Предложение, которое представляет интерес для нас обоих.
        Дон Джованни заговорщически улыбнулся и пожал Марко руку.
        - Я буду с нетерпением ждать завтрашнего утра, мой мальчик.

        ГЛАВА 13

        Марко Главиано стоял на корме своей шхуны и разглядывал в подзорную трубу голубые воды Карибского моря, ожидая в любую минуту увидеть на горизонте зеленую полоску острова Isola del Mare. Жаркий, погожий денек сентября радовал своим безоблачным небом, оттого и настроение у матросов было приподнятое. Напевая веселую матросскую песню, они работали с насосами, такелажем, то и дело посматривая вперед, с нетерпением ожидая увидеть на горизонте родной остров.
        Марко прекрасно понимал, почему у его матросов было такое хорошее настроение. На этот раз поход их был более чем успешным, и многие из членов экипажа успели уже получить свое жалованье и купить в Чарлс-тауне подарки для своих любимых и детей. И теперь им не терпелось поскорее попасть домой, обнять жен и детей и вновь испытать ночью сладкие муки любви.
        На столь теплую встречу мог бы надеяться и Марко, но, к сожалению, его ждала лишь война с Кристиной. Тем более, что он должен сообщить ей неприятную новость. Марко опустил подзорную трубу и тяжело вздохнул. Прежде чем покинуть Чарлс-таун, он встретился с доном Джованни и обговорил возможность свадьбы Витторио и Кристины. Если у дона Джованни и были на этот счет какие-то сомнения, то от них не осталось и следа, как только Марко упомянул о том царском приданом, которое он намеревался вручить мужу своей племянницы. Дон Джованни был человеком чрезвычайно практичного склада, и Марко подозревал, что бывший его сосед отнюдь не влачит в Венеции жалкого существования, всячески угождая разного рода иноземцам, эксплуатирующим его страну. Хотя подобный «патриотизм» дона Джованни и беспокоил Марко, он не мог в то же время не признать, что сын Ренальди, Витторио, был человеком благородным, честным и открытым, и жить в Венеции Кристине будет куда лучше. По крайней мере, политический климат в Венеции сейчас более или менее стабильный, и этому городу-государству удается, хоть и с трудом, сохранить свою
независимость.
        Таким образом, примерно через месяц Марко намерен был отправить свою шхуну к побережью Америки за семейством Ренальди. А это означало, что у него оставалось всего пять недель для того, чтобы придать острову вид приносящего доход с сахарной плантации. Но самым сложным было, пожалуй, перевоспитать Кристину и убедить ее вести себя как подобает леди. Марко прекрасно знал, какую реакцию вызовут его слова у Кристины и то, что ей предстоит сыграть роль его племянницы; ему казалось, что уже сейчас он услышит возмущенные крики девушки. И все же Марко был твердо уверен в том, что поступает правильно.
        - Впереди земля! - раздался радостный крик одного из матросов, и Марко, снова вскинув подзорную трубу, вгляделся в красивый, заросший густой зеленью остров; коралловые рифы, камни, сверкающие белизной берега и пальмовые деревья, ветви которых перебирал тихий ветерок. Несмотря на все опасения, сердце Марко наполнялось радостью при виде дома, в котором он не был уже много недель, и при мысли о том, что он скоро увидит Кристину. Хотя ему и не хотелось признаваться в этом, он и в самом деле очень соскучился по девочке и постоянно думал о ней.
        Когда «La Spada» еще ближе подошла к берегу, Марко велел убрать паруса и ввести судно в гавань. Устремив взгляд на берег, он увидел женщин и детей, которые подошли уже к морю и радостно махали руками, приветствуя возвращавшихся мужей и возлюбленных. Марко разглядывал собравшихся на берегу в надежде увидеть одну до боли родную фигурку. Когда он ее так и не нашел, ему стало немного не по себе.
        Вскоре Марко вплотную занялся своими обязанностями, поскольку судно вот-вот должно было причалить к берегу и экипаж готов был бросить в воду якорь. Как только судно пришвартовалось, к нему тотчас же подбежали женщины и дети, и звуки трепещущих на ветру парусов смешались с радостными криками и веселым смехом детей, встречающих своих отцов, и звонкими звуками поцелуев.
        Марко чувствовал себя совершенно одиноко, находясь в стороне от этой радостной встречи, пока не увидел, наконец, Кристину, на поводке у которой была Пеней. Сердце Марко радостно забилось. Боже, ведь ему так и не удалось убедить себя в том, что он не испытывает к этой девушке никаких чувств. Она была так прекрасна, так экзотически красива в своем белом, воздушном платье с такими же белыми цветами в волосах.
        Сдерживать себя дольше Марко просто не мог. Сбежав по сходням, он быстро подошел к девушке. Но когда между ними оставалось всего несколько шагов, он вдруг нерешительно замер на месте, не зная, как вести себя дальше, ибо во взглядах их, устремленных друг на друга, было столько же любви, сколько и настороженности.
        - Здравствуй, милая, - сказал Марко.
        - Здравствуй, Марко.
        Пэнси, настроенная куда более решительно, чем они оба, потянула Кристину вперед. Марко улыбнулся и, нагнувшись, ласково потрепал гепарда, который принялся в свою очередь тихо мурлыкать и тереться о ногу хозяина.
        Марко снова перевел взгляд на Кристину. Когда он заговорил, голос его заметно дрожал.
        - Ты такая красивая, милая.
        - Ты тоже очень красивый, - ответила девушка почти застенчиво. - И очень загорелый.
        Марко улыбнулся, подошел ближе и как-то нескладно поцеловал Кристину в лоб. Невинный поцелуй сейчас же охватил его пламенем страсти, и он поспешно отступил назад, словно обжегся. Какое-то время они так и стояли, нерешительно поглядывая друг на друга, пока люди на берегу не стали расходиться.
        - Идем со мной в дом, - несколько натянуто сказал Кристине Марко. - Нам надо поговорить.
        И они пошли вместе со всеми остальными людьми.
        - Тебя так долго не было, - чуть слышно произнесла Кристина.
        - Мы попали в штилевую полосу у побережья Флориды. Надеюсь, ты не слишком беспокоилась?
        Девушка не ответила, а задала вопрос:
        - Ваш поход прошел успешно?
        - Даже очень, - ответил Марко с долей иронии, которая девушке была пока не ясна. «Увы, когда, наконец, до нее дойдет, насколько успешным был поход, - печально прибавил про себя он, - ее очень непросто будет склонить к согласию».
        Они шли по узкой лесной тропинке, и Марко не переставал восхищаться удивительной красавицей, шагающей рядом с ним. Господи, какой мукой было для него идти с ней рядом и не дотрагиваться до нее. А ему больше всего на свете хотелось сейчас прижать Кристину к себе и горячо расцеловать.
        Господи, как он сумеет убедить это дикое, красивое, неприрученное существо надеть на себя тугие, стягивающие корсеты и юбки с кринолином; натирающие ноги туфли и все другие аксессуары, которые подобает носить леди? Марко обошел в Чарлс-тауне множество лавок, покупая Кристине все необходимое. Теперь же он опасался, как бы его планы не потерпели полный провал, поскольку Кристину трудно было представить в какой-нибудь душной гостиной. Куда более естественно она смотрелась здесь, среди темно-зеленых листьев папоротника, экзотических цветов и всего этого тропического рая. И изменить ее будет равносильно тому, чтобы сорвать благоухающую дикую орхидею и смять ее в руках. Но самым страшным было, пожалуй, то, что Марко боготворил этот неземной цветок так же, как она - его. При мысли же о том, что когда-нибудь эта девушка могла бы идти босиком по этой лесной тропке, будучи беременной от него, у Марко начинала кружиться голова.
        Огромным усилием воли Марко заставил себя выбросить из головы эти мысли. Ведь он прекрасно понимал, насколько глупы его мечтания. Насколько ограниченной была бы жизнь Кристины вместе с ним, поскольку ненависть его к испанцам и жажда мести были столь же сильны, как и раньше. Девочка эта была бесценным сокровищем. Она заслуживала куда лучшей доли, чем быть подругой пирата. Разве он не ломал голову над этой проблемой несколько недель назад? Разве он не пришел уже к горькому, но единственно верному решению?
        Кристина тоже бросала на него взгляды, полные восхищения и тоски. О, как сильно она по нему скучала! И теперь он казался еще более красивым, чем когда-либо: волосы его стали длиннее и гуще, а гладкая кожа приобрела от загара и вовсе бронзовый оттенок. Марко был без рубашки, в кожаном жилете, и Кристина не могла не залюбоваться его плоским животом, тугими мускулами широкой груди, мощными плечами и руками. Он не решился даже обнять ее там, на берегу, лишь легонько коснулся губами лба. А ей так хотелось почувствовать на себе страстные объятия, прижаться к его сильной груди! Когда Марко уехал, между ними осталось столько недосказанного и их разрыв заставил ее сильно мучиться. Поставит ли он сейчас все точки над I, как и обещал?
        Когда Марко подошел к ней на берегу, он смотрел на нее какую-то минуту таким изголодавшимся взглядом, но потом вдруг нахмурился и снова ушел в себя. Кристина была разочарована этой встречей.
        Поднявшись по ступенькам крыльца дома, Марко открыл дверь и, пропустив вперед Кристину с Пэнси, сказал:
        - Мы поговорим в гостиной.
        Когда они вошли в просторную гостиную, Марко прислонился к двери, а Кристина прошла в глубь комнаты, ведя за собой Пэнси. Гепард подошел к камину и улегся на пол, свернувшись калачиком.
        Кристина повернулась к Марко и решительно сказала:
        - Ты обещал все решить, как только вернешься домой. Ты готов это сделать?
        Марко присвистнул.
        - Бог мой, какой ты стала деловитой, милая! Но мне кажется, ты кое-что забыла.
        Кристина не сразу поняла, что Марко поддразнивает ее. Но потом она вспомнила о том давнишнем ритуале и о тех маленьких безделушках, которые привозил ей Марко из каждого похода. И Кристине стало радостно от того, что и на этот раз Марко не забыл об их традиции.
        Она застенчиво ему улыбнулась и спросила, как всегда:
        - Ты привез мне подарок?
        - Ну конечно, привез. - Улыбаясь, Марко подошел к девушке и вытащил из кармана сверкающий кулон.
        - О Марко! Какой он красивый! - На какой-то миг Кристина снова превратилась в радостного, восторженного ребенка и восхищенно уставилась на сверкающий, квадратной формы изумруд, свисающий на красивой тонкой цепочке.
        - Он такой же зеленый, как и твои прекрасные глаза, - ответил Марко.
        - А где ты его взял?
        - На одном испанском судне.
        - Тебе пришлось за него кого-нибудь убить? - живо поинтересовалась девушка.
        Марко расхохотался и, протянув руку, потянул Кристину за прядь ее роскошных волос.
        - Девчонка! Что за ужасные вещи ты говоришь? Нет, мне никого не пришлось убивать.
        Кристину, казалось, разочаровал этот ответ.
        - Но какое-то сражение хотя бы было? Марко притворился серьезным.
        - Всего несколько выстрелов пушек, и неприятель тут же сдался.
        Кристина так доверчиво улыбнулась Марко, что ему стало не по себе от того, что ему предстояло еще сказать. Он быстро застегнул цепочку на шее девушки, но как только пальцы его коснулись мягкой ее кожи, здравый смысл, казалось, стал оставлять его. Кристина была так красива, так мучительно к нему близка. Марко казалось, что он слышит даже, как громко стучит в этой оглушительной тишине его сердце. Они оба знали, что он говорил обычно ей потом, но сказать эту фразу сейчас ему было ох как не легко…
        И все же Марко произнес охрипшим от волнения голосом то, что должен был сказать:
        - Ты меня поцелуешь?
        Он нагнулся к Кристине и заглянул в ее огромные, прекрасные глаза. Какое-то время они продолжали смотреть друг на друга, и, казалось, даже воздух вокруг них пропитался неземной страстью. Марко видел, как слегка раскрылись губы девушки и слышал, как судорожно она вздохнула. Он с трудом сдерживался, чтобы не схватить ее и не покрыть страстными поцелуями, но в этот момент выражение лица девушки стало каким-то робким. Стараясь не смотреть Марко в глаза, она привстала на мысочки и быстро чмокнула Марко в щеку.
        Никакое даже самое страстное объятие не могло бы так разжечь в нем желание, как этот невинный поцелуй. Он снова почувствовал цветочный запах кожи Кристины - ее запах - и только сейчас понял, как сильно по ней соскучился.
        В том, что произошло дальше Марко мог винить только себя одного. Он заключил Кристину в свои объятия и жадно припал к ее мягким и нежным губам. Чувствуя на себе тепло ее дыхания, Марко все крепче и крепче прижимал к себе ее стройное тело. Когда же и Кристина стала отвечать на его поцелуи, Марко охватила еще большая страсть. От его скованности и нерешительности не осталось и следа, и он жадно припал к губам девушки, как умирающий от зноя путник - к прохладному и чистому источнику. Сжал ее прекрасное тело с такой силой, что просто чудом не переломал ей ребра. Марко невольно подумал о том, что столь сильный натиск испугал бы даже самую изощренную куртизанку. Кристину же он делал только еще более покорной…
        Наконец губы Марко скользнули к нежной щеке девушки и он горячо прошептал:
        - Милая, я соскучился по тебе! Так соскучился!
        - И я соскучилась по тебе! О Марко, скажи же, наконец, что ты мой!
        Услышав эти слова, Марко почувствовал себя так, будто на него вылили ведро холодной воды. Хоть и не сразу, но он осознал смысл сказанных Кристиной слов, и от возбуждения его не осталось и следа. Осторожно отстранившись от девушки, Марко прошептал:
        - Бог мой! Что я делаю?
        Он принялся нервно ходить по комнате, нахмурившись и бормоча что-то по-итальянски.
        Кристина казалась обиженной и сбитой с толку.
        - Я думала, что ты, как и обещал, прояснишь, наконец, наши отношения, когда вернешься.
        Марко повернулся к девушке и нервно взъерошил рукой волосы.
        - Но не так же.
        - Тогда как? - закричала Кристина. Марко тяжело вздохнул.
        - Присядь, милая.
        - Нет! - вспыхнула девушка.
        - А я говорю: присядь!
        Испепеляя Марко взглядом, Кристина подошла к диванчику и уселась на самый край.
        Марко устроился в плетеном кресле напротив нее. Глядя на возмущенное, но все равно прекрасное существо, он думал: «Боже, помоги мне! Она не должна увидеть в моих глазах страха. Я должен сейчас быть суровым и неумолимым, иначе я пропал».
        Марко подался вперед, сложил на коленях руки и заговорил решительным голосом.
        - Кристина, пока я был в плавании, я постоянно думал о твоем будущем. И хотя поначалу можешь принимать мое решение в штыки, в конечном итоге, думаю, ты поймешь, что я действую в твоих интересах.
        Хотя глаза Кристины и смотрели на Марко сердито, губы ее дрожали.
        - Ты собираешься выслать меня отсюда!
        - Не сейчас, - ответил Марко.
        - Как это понимать?
        Следующая фраза была для Марко, пожалуй, самой трудной.
        - Дело в том, что я уладил вопрос о твоем замужестве.
        - Что?! - воскликнула девушка, недоверчиво глядя на Марко, и вскочила с места.
        - Сядь!
        - Нет! Сначала объясни, что ты подразумеваешь под этим сумасшедшим заявлением!
        - Сядь, и я все тебе объясню!
        Кристина снова опустилась на диван, скрестив руки на груди, сердито посмотрела на Марко. Он нервно откашлялся.
        - Когда я был в Чарлс-тауне, я встретил своих старых друзей из Венеции, семью Ренальди.
        - И что из того?
        - Это прекрасная и довольно состоятельная семья. У них есть сын, которому уже двадцать лет и которому нужна жена. Поэтому я и договорился о твоем браке с Витторио, после которого вы уедете с ним жить в Венецию.
        Кристина снова возмущенно вскочила с места.
        - Что? Ты договорился о моем браке с каким-то иноземцем и посылаешь меня жить на чужбину, даже не спросив моего согласия?
        Поднялся с места и Марко, изо всех сил стараясь держать себя в руках.
        - Кристина, тебе будет гораздо лучше в Венеции.
        - С таким же успехом ты мог бы послать меня к черту! Это ведь за тридевять земель отсюда! И я никогда тебя больше не увижу!
        - Мы должны думать о том, что будет лучше для тебя.
        - И ты думаешь, что будет лучше, если я стану совсем несчастной?
        - Но ведь ты даже не видела этого молодого человека, - возразил Марко. - Его семья и он сам прибудут сюда через несколько недель.
        - Они прибудут сюда? - повторила девушка в совершенном потрясении. - И ты даже не спросил о моих чувствах?
        - Я уверен, что вы поладите с этим молодым человеком. Дай ему только шанс. Тебя будет ждать в Венеции прекрасная жизнь, жизнь, основанная на семье, обществе, церкви, культуре…
        - Но мне ничего этого не надо! Мне нужен только ты!
        - Кристина, - укоризненно признес Марко и с такой силой сжал кулаки, что ему стало больно, - этого влечения, которое существует между нами, просто не должно быть…
        - Однако это не помешало тебе целовать меня с такой страстью! Как ты можешь так меня целовать и потом кому-то отдать!
        Марко тяжело вздохнул.
        - Я совершил ошибку.
        - И не одну, - горячо воскликнула девушка. - Самая же большая твоя ошибка состоит в том, что ты решил выдать меня замуж за абсолютно незнакомого мне человека, к тому же иностранца, против моей воли.
        - Кристина, ты не должна мне перечить в этом, - сказал Марко, снова начиная приходить в ярость. - А еще очень важно, чтобы мы произвели на Ренальди хорошее впечатление, когда они приедут к нам в гости.
        При этих словах Марко у Кристины стали закрадываться невольные подозрения.
        - Если, как ты утверждаешь, это исключительная во всех отношениях семья, почему она устраивает личную жизнь своего сына через какого-то пирата? И как, интересно, ты объяснил им: кто я такая?
        «О, эта маленькая плутовка нащупала-таки самое слабое звено моего плана», - в отчаянии подумал Марко и, стараясь не встречаться с Кристиной взглядом, сказал довольно неуверенно:
        - Вообще-то, они не знают, что я пират. Поскольку это благородная семья и внешние приличия играют решающую роль, я сказал им, что я владелец сахарной плантации, а ты, - он изо всех сил стиснул зубы, - моя племянница.
        - Твоя племянница! - Кристина пришла в ужас от этих слов Марко и закричала на него: - Ты, который так жадно меня целует, собираешься теперь сыграть роль моего дядюшки? Но не порочно ли это?
        - Кристина, мы не будем больше с тобой целоваться. Ты должна понять - я должен или выдать тебя замуж, или… - Марко посмотрел все же в глаза девушки и тихо простонал.
        - Но почему ты так боишься любить меня? - не успокаивалась Кристина.
        Марко подошел к ней и с силой сжал ее руки в своих. Глаза его блестели от избытка чувств.
        - Ты хоть представляешь себе, что значит быть подругой пирата? Жить без него долгие месяцы? Каждый раз, когда он уходит в море, думать о том, что, возможно, последний раз видишь его живым? Остаться беременной и совершенно беспомощной? Я не могу повесить на тебя ярмо такой жизни, Кристина! Ты можешь иметь тело женщины, но у тебя по-прежнему невинное сердце ребенка, и любовь ко мне может просто убить тебя.
        - Я женщина и ничего не боюсь!
        - Что, если мы поженимся? - не сдавался Марко. - Что, если меня убьют? Кого ты будешь любить тогда? На кого будешь полагаться?
        В глазах Кристины заблестели слезы, и лицо ее исказили такие муки, что сердце Марко едва не разорвалось на части, когда она прошептала:
        - Я всю свою оставшуюся жизнь буду хранить в сердце любовь к тебе, а если к нам будет милостив господь Бог, я буду растить твоего ребенка.
        Марко охватила волна злости и отчаяния. Пробормотав по-итальянски какие-то крепкие ругательства, он схватил вазу и швырнул ее в сторону камина. Ваза разбилась, чудом не угодив в Пэнси, которая с громким визгом подскочила с места, словно ужаленная.
        Испугавшись вдруг внезапно нахлынувших на него чувств, Марко резко обернулся и успел заметить ошеломленное и перепуганное выражение на лице Кристины. О Боже, что он наделал? Смутил ее. Напугал до смерти.
        Марко хотел было подойти к девушке, но было уже слишком поздно: она пулей вылетела из комнаты.
        Он повернулся, чтобы успокоить все еще шипящую Пэнси.
        - Пэнси…
        Но гепард еще громче на него зашипел и выбежал из комнаты вслед за Кристиной.
        Марко тяжело опустился в кресло и закрыл лицо дрожащими руками. Он не мог пойти сейчас за Кристиной. Если он это сделает, то уже через неделю она станет его женой.

        ГЛАВА 14

        Разговор Марко с матросами получился куда более удачным, чем с Кристиной. На следующее утро, как он и велел, перед его домом собралась шумная толпа матросов; пришли все пятьдесят человек. Поскольку обычно пираты занимались на острове кто чем хотел, многие из них выразили свое недовольство и возмущение этим дерзким посягательством на их свободу.
        Когда Марко вместе с Джузеппе и Пэнси вышел на крыльцо, его взору предстала следующая картина: матросы, собравшиеся тесным кружком, кричали, улюлюкали, топали ногами и громко хлопали в ладоши; в центре же этого круга, пьяно шатаясь, отплясывал джигу толстяк Патрицио, а рядом с ним стоял аккомпанировавший ему на скрипке Аго. Окинув взглядом весь этот шумный балаган, Марко тяжело вздохнул. Он мрачно смотрел на своих матросов, многие из которых были загорелыми и бородатыми, в тюрбанах, с серьгами и другими украшениями. Господи, да они выглядят ничуть не хуже шайки воров! Неужели то, что он задумал, осуществить, будет невозможно?
        Прежде всего он должен обратить на себя внимание этих весельчаков.
        - Тихо! - громко крикнул Марко.
        Однако это вызвало лишь несколько непокорных взглядов в его сторону и недовольное ворчание.
        - Эй, капитан, зачем ты мешаешь нам веселиться? - раздался чей-то возмущенный голос.
        - Да, мы с моей женщиной только-только собирались засунуть в ее печь буханку хлеба, как пришлось прервать это занятие, - проворчал другой под дружный хохот остальных.
        Раздраженный Марко сделал знак своему рулевому Клаудио и тот, выступив вперед, разрядил в воздух свой мушкет.
        Наконец шум стих, умолкли и звуки скрипки. Патрицио, нерешительно потоптавшись на месте, бросился на стоявших вокруг него людей, едва не сбив с ног нескольких из них. Проворчав еще немного, пираты повернули все же свои недовольные лица к капитану.
        - Вот так-то лучше, - сердито произнес Марко. - А теперь советую вам послушать меня, болтливые крысы, не то я утоплю вас всех!
        - Зачем ты собрал нас здесь, хозяин? - раздался чей-то раздраженный голос.
        - Если вы все сейчас заткнетесь, я объясню.
        Последовало еще несколько недовольных возгласов, вслед за которыми установилась наконец тишина.
        - Благодарю, - саркастически воскликнул Марко. - Я собрал вас здесь для того, чтобы сообщить, что нам придется кое-что изменить на нашем острове.
        Собравшиеся обменялись недоуменными взглядами.
        Марко поднял руку.
        - Через несколько недель к нам на остров прибудут высокие гости, друзья моей семьи из Венеции.
        На этот раз тишина была почти благоговейной, а взгляды - одобрительными; в команде у Марко было много итальянцев, а потому новость его вызвала у них живейший интерес.
        - Нашими гостями будут дон Джованни Ренальди, его супруга донна Флора и трое их детей - две дочери и сын. К этим гостям вы все должны будете относиться с величайшим почтением, это понятно?
        Матросы одобрительно закивали и что-то забубнили, соглашаясь.
        - Но зачем сюда едут эти люди? - поинтересовался Аго.
        - Я ждал этого вопроса, - сказал Марко. - Дело в том, что я собираюсь выдать замуж Кристину за сына Ренальди, Витторио. Я представился Ренальди дядей девушки.
        В толпе послышались удивленные возгласы и даже смешки.
        - А знают ли эти венецианцы, что девчонка уже шесть лет живет среди пиратов, включая и ее дражайшего ДЯДЮШКУ? - спросил Патрицио, вызвав своим вопросом очередной взрыв смеха.
        - Тише! - закричал Марко. - Нет, они не знают о нашей пиратской деятельности и, главным образом, поэтому я и собрал вас здесь сегодня. Ренальди не должны догадаться, что мы пираты. Пока они будут здесь, мы все должны будем играть роль сахарных плантаторов.
        Матросы могли на это лишь покачать головами и изумленно уставиться друг на друга.
        - Но почему мы должны участвовать в этом мошенничестве? - возмущенно спросил Франциско. - И вообще, почему ты хочешь избавиться от Кристины и прикидываешься для этого ее дядей?
        - Да пусть лучше девчонка остается с нами, - раздался еще чей-то голос, вслед за которым снова послышался смех.
        - А это уже мне решать! - воскликнул Марко. - Кристина заслуживает лучшей доли, чем жить здесь, на острове. Надеюсь, я могу рассчитывать на вашу поддержку, без которой у наших гостей не сможет сложиться должного впечатления!
        Слова эти вызвали в толпе раздраженные замечания.
        - Послушайте меня! - резко сказал Марко. - На протяжении последующих четырех недель мы должны будем делать все, чтобы придать острову более или менее обитаемый вид. Каждый домик должен быть вымыт и отремонтирован, а береговая линия - очищена от мусора. И потом, все свободные женщины, - Марко сделал особое ударение на слове «свободные», - получат по маленькому мешочку золота каждая, после чего я отправлю их на шхуне в Гавану.
        Тишину нарушили возмущенные крики пиратов.
        - Ты хочешь увезти отсюда наших женщин? - с негодованием в голосе спросил кто-то.
        - Ты хочешь оставить наши постели пустыми и холодными? - крикнул кто-то еще.
        Марко пришлось кричать, чтобы его услышали.
        - Вы неправильно меня поняли! Я собираюсь вывезти отсюда только проституток, а не ваших подруг и детей.
        - А что если кто-то хочет сделать одну из них своей подругой? - послышался чей-то возмущенный крик.
        - В таком случае, вводите ее в свой дом, и чем скорее, тем лучше.
        Повернувшись к Джузеппе, Марко щелкнул пальцами, и его рулевой, шагнув вперед, протянул ему маленький деревянный сундучок. Марко поставил сундучок на перилку крыльца, открыл крышку и все пираты, явно заинтригованные, замолчали. Содержимое сундучка было всем хорошо видно: кольца, драгоценные камни и другие безделушки.
        Марко вытащил из него пару блестящих колец.
        - Друзья, эти кольца мы с Джузеппе тщательно выбирали из всех наших сокровищ. Думаю, они вполне могут сойти за обручальные кольца. Если вы хотите, чтобы ваши возлюбленные остались с вами, вы все должны носить эти кольца, как подобает приличным супружеским парам. - Услышав протестующие возгласы, он прибавил: - И запомните, у вас должно быть только по одной ЖЕНЕ. А я в свою очередь издам указ, согласно которому все женщины без колец на пальце будут собраны к концу дня и отправлены в Гавану.
        - А как же англичанка? - насмешливо поинтересовался кто-то. - Оденет ли ей на пальчик к концу дня колечко ее дражайший дядюшка?
        Этот язвительный вопрос вызвал взрыв всеобщего веселья, и Марко почувствовал, как заливается краской его лицо.
        - Вы забываете, что все это делается с той лишь целью, чтобы найти девочке достойного мужа, - ответил он холодно. - Когда же эта проблема будет решена, мы не будем больше придерживаться этих приличий на нашем острове. - С этими словами он поднял сундучок. - Выбор за вами, друзья. Либо вы делаете своих подруг на какое-то время женами, либо прощаетесь с ними…
        Не дав Марко договорить, пираты бросились разбирать кольца.

***

        В то время как Марко знакомил пиратов с подробностями своего плана, Кристина вместе с Цицеро бродила в джунглях.
        Пока Марко находился в последнем плавании, она, стараясь, вырезала на стволе мангрового дерева его лицо. Теперь же девушка метала в него ножи. Она нашла семь ножей в комнате, где хранилось оружие, и теперь они торчали из ушей Марко, его глаз, рта и носа.
        - Я тебя ненавижу! - кричала Кристина, загоняя последний нож глубоко в лоб деревянного Марко. - Я так тебя ненавижу!
        Однако даже сейчас, произнося полные отчаяния слова, она с трудом сдерживалась, чтобы не расплакаться. Самым ужасным было, пожалуй, то, что на самом деле она испытывала по отношению к Марко далеко не ненависть, она просто не могла его ненавидеть.
        Опустившись на корточки, Кристина попыталась проглотить горький комок, застрявший у нее в горле. Пока Марко был в плавании, она так сильно по нему скучала. Кристина каждую ночь молила Бога о том, чтобы Марко, вернувшись, признался ей в любви и женился на ней. Временами она так за него беспокоилась, что не могла ни есть, ни спать, и с каждым днем становилась все более худой и изможденной.
        Вчера, когда Марко наконец вернулся, Кристина чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Ей так радостно было чувствовать его горячие объятия и страстные поцелуи. Но потом Марко жестоко обидел ее, глубоко вогнал ей нож в самое сердце, сказав, что собирается ее выдать замуж за другого человека - иностранца! Он даже не спросил ее согласия. Марко предал ее любовь и доверие! Этот бессердечный человек хочет выслать ее с острова навсегда! Кристина печально огляделась по сторонам. Задержав свой взгляд на Цицеро, беззаботно порхающем с ветки на ветку, и прикрыв ладонью глаза от солнца, залюбовалась роскошным, темно-зеленым покрывалом листвы над головой. Пьянящий, ни на что не похожий запах травы, росы и роскошных, экзотических цветов кружил ей голову.
        Этот остров вошел в ее плоть и кровь, Марко же был частью ее души. Да разве может он заставить ее покинуть себя и райский уголок, который она так любит? «Ответ на этот вопрос только один, - подумала Кристина. - Я ни за что не пойду Марко навстречу. Я скорее умру!»

***

        Разговор Марко с прислугой прошел гораздо менее удачно.
        Когда он поделился в столовой- своим планом, Эспер чуть не лопнула от смеха.
        - Значит, эти идиоты, которых вы называете своими матросами, будут изображать из себя работников сахарной плантации? - никак не могла успокоиться она. - А вы сами собираетесь исполнить роль дядюшки Кристины?
        - Или ты будешь делать то, что я скажу, женщина, - вспыхнул Марко, - или я сверну твою проклятую шею.
        Тем временем начала свою тираду кухарка. Гречанка, подбоченясь и сверкая глазами, выступила вперед.
        - Кормить еще пять ртов! Да вы держите здесь меня за рабыню! Я требую, чтобы мне удвоили жалованье!
        - Снова удвоить?! - взревел Марко. - Женщина, или ты забудешь то, что только что сказала, или я вышвырну с острова твой неблагодарный труп.
        Юнис едва удержалась на ногах от охватившего ее вдруг злорадного смеха.
        - В таком случае, вы все тут подохнете с голоду. Марко вскинул вверх руки. Внезапно он почувствовал сильную головную боль.
        - Хорошо! - рявкнул он на кухарку. - Твое жалование будет увеличено. А теперь убирайтесь с глаз моих, все вы!
        Прислуга выскочила из столовой, но Эспер задержалась, насмешливо посматривая на Марко.
        - А тебе что еще надо? - грозно спросил ее он.
        - Надеюсь, вы понимаете сами, что из этой вашей затеи ничего не выйдет.
        Марко изо всех сил стиснул зубы.
        - Ты разве не хочешь для девочки лучшей жизни?
        - Хочу, конечно. И именно поэтому я удивлена, что с того дня, как вы похитили нас и привезли сюда, вы собираетесь сделать для девочки что-то действительно разумное.
        - Так чем же ты еще недовольна? - почти закричал Марко.
        Эспер ехидно засмеялась.
        - Вы видели, как Кристина одета, как она себя ведет? Неужели вы и в самом деле надеетесь выдать эту девчонку-сорванца за истинную леди?
        - Я привез для нее из Чарлс-тауна всю необходимую одежду.
        Эспер раздраженно махнула рукой.
        - Это все равно, что нарядить Пэнси в кружева, шляпку и парик и пригласить к чаю.
        - Я буду работать над… поведением девочки, - с досадой в голосе воскликнул Марко.
        - Но дело не только и не столько в девчонке, - продолжила Эспер. - Вы когда-нибудь обращали внимание на то, как вульгарно одеваются и ведут себя ваши люди? Если вы собираетесь выдать их за работников сахарной плантации, то я вполне сойду в таком случае за архиепископа Кентерберийского. И потом, есть ли на острове церковь? Или школа?
        У Марко продолжала раскалываться голова.
        - Оказывается, все не так просто, как я думал, - растерянно произнес он, потирая лоб.
        Эспер встала.
        - Я помогу вам. Мы соберемся с другими женщинами и постараемся сшить для всех более или менее подходящую одежду.
        Марко внимательно посмотрел на свою хитрую собеседницу.
        - И что ты хочешь получить взамен?
        - Я хочу сопровождать девочку, когда она отсюда уедет.
        - Хорошо, - устало сказал Марко, - Но как же быть с церковью и школой?
        - А это уже ваша забота, - ехидно усмехнувшись, ответила Эспер.

***

        Спустя десять минут после того как их вызвал к себе Марко, порог его кабинета переступили Джузеппе и Патрицио. Как обычно, толстяк Патрицио был изрядно навеселе и искоса посматривал на Марко. Он оставался в вертикальном положении только благодаря Джузеппе, который его поддерживал. Марко на этот раз был немногословен: - Джузеппе, - начал он, - ты должен будешь собрать мужчин и выстроить на нашем острове церковь и школу.
        Рулевой уставился на капитана широко раскрытыми от удивления глазами.
        - Но, капитан. Я ведь ничего не смыслю в плотничьем деле…
        - Ты сделаешь это! И приступишь к работе немедленно! Патрицио тебе поможет.
        Джузеппе с сомнением покосился на своего бесчувственного товарища.
        - Да, хозяин.
        - А потом, когда прибудут наши гости, ты, Джузеппе, станешь на время священником, Патрицио же - школьным учителем.
        Джузеппе был так поражен, что совсем забыл о Патрицио и выпустил его. Пока он, открыв рот, смотрел на Марко, Патрицио упал лицом на пол, громко икнул и захрапел.

        ГЛАВА 15

        К вечеру обстановка на острове стала довольно-таки напряженной. Все члены экипажа шхуны были задействованы в отлавливании оставшихся «свободных» женщин острова. Джунгли наполнялись пронзительными криками этих упрямых особ, убегавших от пиратов. Порой действия беглянок больше смахивали на месть: они забирались на деревья и, прячась в листве, бросали в проходящих мимо преследователей кокосовые орехи. Однако очень скоро звуки мужских проклятий и стонов сменялись громкими женскими воплями.
        Операция по отлову «свободных» женщин медленно, но успешно продвигалась к своей завершающей стадии. Стоя в бухте недалеко от того места, где покачивалась на волнах «La Spada», Марко наблюдал за происходящим. Рядом с ним удобно расположилась Пэнси. Обрамляемый золотисто-розовыми лучами заката, выгодно оттеняющими его стройную, высокую фигуру и длинные, белокурые волосы, нахмурившись и скрестив руки на груди, он смотрел на приближавшихся к нему двух матросов, которым посчастливилось поймать еще одну беглянку. Ее связали, заткнули ей рот и привязали к нок-рее, которую и несли на плечах. Когда эта процессия поравнялась с Марко, темные глаза пленницы полыхнули ненавистью.
        - Подождите минуту, - окликнул мужчин Марко, - разве обязательно было связывать эту женщину по рукам и ногам и нести ее, как свинью на вертеле?
        В ответ один из матросов сердито посмотрел на своего капитана и протянул ему руку, которую всю покрывали довольно сильные укусы.
        Марко тактично кашлянул.
        - Теперь я вижу, что без этого не обойтись. Мне очень жаль, - обратился он уже к охваченной яростью женщине и посторонился, давая матросам дорогу.
        Следующую женщину приволокли к бухте на веревке, которой связали кисти ее обеих рук. Пока раздраженные пираты тащили эту упрямую беглянку к судну, она то и дело упиралась и изрыгала отборную брань. Марко успел все же отскочить назад, когда женщина попыталась было лягнуть его, обзывая при этом самыми грязными выражениями.
        Вскоре на берегу показался бородатый, мускулистый Клаудио, который нес на плече лягающуюся и пронзительно визжащую Розу. По быстрому мельканию ног и стремительным взмахам нижних юбок Марко видел, как яростно сопротивляется его бывшая любовница. Когда же Клаудио поравнялся с Марко, Роза заметила его.
        - Марко Главиано! Ты самая настоящая свинья! Ты ублюдок! Да как ты смеешь отсылать меня и всех остальных женщин с острова! - закричала она, размахивая кулаками.
        - Клаудио, подожди минутку, - спокойным голосом окликнул его Марко и подошел ближе.
        Клаудио обернулся и поставил исходящую злостью женщину на землю. Роза, сжав руки в кулаки, с ненавистью смотрела на Марко; грудь ее тяжело вздымалась.
        - Ну что, Марко Главиано! Объясни эту жестокость, если, конечно, можешь!
        - Роза, мне кажется просто, что тебе и другим женщинам будет гораздо лучше в Гаване…
        - Поэтому ты и увозишь нас отсюда? Лишаешь нас всего того, что нам дорого?
        Марко начинал понемногу терять терпение.
        - Все, что тебе по-настоящему дорого, Роза, - это те деньги, которые ты получишь от мужчины, отдавшись ему в следующий раз. И потом, за все эти твои неудобства тебе прилично заплатят, разве нет?
        Сопровождая свои действия отборной бранью, Роза запустила руку в карман, вытащила оттуда мешочек с золотыми дублонами[23 - Дублон - старинная испанская золотая монета.] и швырнула его в Марко. Мешочек угодил Марко в живот, заставив его сморщиться от боли.
        - Вот, что я думаю о твоих деньгах, трус несчастный! - крикнула Роза.
        - Бог мой, женщина, ты хочешь меня искалечить? - взорвался Марко.
        - Неужели ты решил, что сможешь купить меня этим золотом? - презрительно воскликнула Роза. - Все дело в той проклятой девчонке, да? Все из-за этой Кристины? Ты просто не можешь удержаться, чтобы не забраться к ней под юбку?
        Эти злые слова так оскорбили Марко, что он сжал руки в кулаки. Роза съежилась от страха.
        - Уведи ее! - велел Марко Клаудио. Недовольно что-то прорычав, Клаудио снова взвалил на плечо визжащую и брыкающуюся женщину.
        - Ты еще обо мне узнаешь! - кричала Роза, грозя Марко кулаком. - Я заставлю тебя пожалеть о том дне, когда ты родился, Марко Главиано! Ты за все мне заплатишь!
        Тяжело вздохнув, Марко отвернулся от этой взбесившейся женщины. Женщины! Почему все они так усложняют его жизнь?

***

        «La Spada» вернулась из Гаваны через несколько дней. Матросы привезли с собой много материалов, о которых просил их Марко: доски, гвозди, краски, бесчисленные рулоны ткани для новой одежды, игры и вина, которыми Марко собирался потчевать своих гостей из Венеции.
        За несколько последующих дней Isola del Mare превратился в довольно оживленное место. Береговую линию очистили от мусора, выброшенного морем после кораблекрушений, и вышедшего из строя такелажа. Тропинки в джунглях расширили путем вырубки деревьев. Во всех домиках на острове было убрано и кое-что отремонтировано, а многие из них покрыли свежим слоем краски. Джузеппе и его бригада «плотников» спешно заканчивали строительство двух хижин, в которых должны были расположиться церковь и школа. Их подруги сидели в это время неподалеку и, смеясь, мастерили покрытие из пальмовых листьев для крыш.
        Дом Марко тоже стал довольно оживленным местом. Столовая и гостиная от стены до стены были заполнены тканями; за веселой, беззаботной болтовней женщины мастерили все необходимое, начиная от рясы для Джузеппе, кончая новой одеждой для своих детей. Марко делал ежедневные обходы, проверяя, как продвигаются дела у его людей, и начинал уже верить в то, что задуманное им осуществится…
        И только в одной области все его старания оставались тщетными. Кристина по-прежнему отказывалась сотрудничать с Марко. Ее упрямство было предметом их ежедневных жарких споров. Девушка продолжала отказываться покидать остров, выступать в роли племянницы Марко и выходить замуж за человека, которого он выбрал для нее.
        Марко по этому поводу начинал уже закипать, и в одно тихое сентябрьское утро его терпение лопнуло. Он шел по зеленой лесной тропке, когда вдруг взгляд его упал на его собственное лицо, вырезанное на стволе мангрового дерева. Сходство с его лицом было поразительным, если не считать того, что из ушей, глаз, носа, рта и лба его деревянного двойника торчали семь ножей. У Марко не оставалось ни малейшего сомнения в том, чья это была работа. Господи! Кристина превратилась в сущего дьявола! Необходимо как можно скорее поставить ее на место!
        Собираясь во что бы то ни стало розыскать девушку, Марко поспешил вернуться домой. Он метался из комнаты в комнату, громко хлопая дверьми и ругая женщин, занятых шитьем в гостиной и столовой.
        Наконец Марко нашел ее на задней веранде. Она сидела на полу и, мурлыкая про себя какую-то песенку, гладила Пэнси. С росшего неподалеку эвкалиптового дерева что-то громко верещал Цицеро. Марко почувствовал, что от решительного его настроя не осталось и следа. Как соблазнительно невинно выглядит девушка в своем неизменном белом платье. Марко хотелось задушить ее в своих объятиях почти так же сильно, как поднять на руки и до смерти зацеловать.
        - Вот, значит, ты где, - начал он грозным голосом.
        Кристина с вызовом посмотрела на него.
        - Здравствуй, Марко. Если ты пришел, чтобы снова склонять меня на свою сторону, то лучше и не начинай!
        - Я видел тот сюрприз, который ты оставила мне в джунглях, - саркастически заметил Марко.
        Кристина засмеялась, поднялась с пола и повернулась к нему лицом-.
        - А я-то думала, когда, интересно, ты обнаружишь этот мой подарок. Надеюсь, тебе он понравился? Не правда ли, большое сходство с твоим лицом?
        - О да, хотя мне кажется, я вряд ли заслуживаю подобного к себе отношения.
        Кристина просто пожала плечами.
        - Ты заслуживаешь это уже тем, как ко мне относишься.
        - Кристина, - начал было Марко, погрозив ей пальцем.
        - Это правда, - голос девушки перешел на крик. - Ты жестокий и думаешь только о том, как бы поскорее от меня избавиться. Просто удивительно, как это ты не велел своим людям увезти меня с острова вместе с проститутками.
        Марко раздраженно взмахнул руками.
        - Я увез их отсюда для твоего же блага!
        - Да, ты сделал это для того, чтобы осуществить свой абсурдный план и избавиться от меня, - возмущенно ответила девушка.
        Марко тяжело вздохнул.
        - Кристина, я уже достаточно долго терплю твое вызывающее поведение. Поэтому я и пришел сейчас сюда, чтобы предупредить тебя: если ты сию же минуту не начнешь меня слушаться, это будет иметь для тебя весьма печальный исход. - Он смерил девушку суровым взглядом и многозначительно повторил: - ВЕСЬМА печальный.
        - И что же, интересно, ты сделаешь? - дерзко спросила Кристина.
        - Я закрою тебя в твоей комнате, - пригрозил Марко.
        - А я объявлю голодовку! - огрызнулась Кристина.
        - Я отправлю тебя в монастырь!
        - А я подкуплю монахинь и убегу с цыганами! Марко угрожающе шагнул вперед, с каждой минутой голос его все повышался.
        - А я привяжу тебя к мачте судна и буду мучить кошкой-девятихвосткой[24 - Кошка-девятихвостка - плеть из девяти ремней.] до тех пор, пока не выбью из тебя все твое упрямство.
        Было видно, что девушку нисколько не испугали слова Марко, и ее ярко-зеленые глаза глядели на него вызывающе.
        - Из меня вряд ли получится очень привлекательная невеста, если ты исполосуешь мне спину, ведь так?
        - Черт возьми! - взорвался Марко. - Что мне сделать для того, чтобы ты меня послушалась?
        - Стань моим мужем, - не задумываясь, ответила Кристина.
        - Но это невозможно! Ты ведешь себя как самый настоящий ребенок.
        - Я была ребенком, когда ты дал мне слово! - зло ответила девушка. - А что может быть более жестоким, чем нарушить слово, данное двенадцатилетней девочке?
        - Да пойми же, ты требуешь от меня того, чего между нами просто не может быть! Ты ведь прекрасно знаешь, что сейчас, пока я должен бороздить моря и сводить счеты с испанцами, я просто не могу жениться.
        - А вот что скажу тебе я: мне нужен только ты и никто другой! И потом, я уже сыта по горло твоими отговорками. Почему-то сии благородные причины никогда не мешали тебе укладываться в постель с другими женщинами!
        Марко был так раздражен, что принялся нервно расхаживать взад и вперед. Он должен заставить Кристину слушаться, должен во что бы то ни стало.
        Наконец Марко остановился и, повернувшись к девушке, сказал ей холодным, безжалостным голосом:
        - Кристина, я пытался быть с тобой терпеливым, понимая, что в сердце ты еще ребенок. Но, похоже, хватит уже с тобой нянчиться. Все дело в том, что ты глубоко заблуждаешься на мой счет. Поэтому выслушай меня, своенравная девчонка: я тебя не люблю и жениться на тебе не хочу.
        На лице девушки появилась растерянность.
        - Ты лжешь.
        - Нет.
        - Но это неправда! - вспыхнула Кристина. - Я знаю, что ты меня хочешь!
        Марко заставил себя обвести тело девушки медленным и красноречивым взглядом.
        - Да, я хотел бы побывать с тобой в постели, милая. Но между ЖЕЛАНИЕМ и желанием жениться существует большая разница.
        Эти слова Марко подействовали на Кристину даже больше, чем можно было ожидать. Он, проклиная себя в душе последними словами, смотрел, как начинает дрожать нижняя губа девушки и наполняются слезами ее глаза. Как трудно сейчас ему было не притянуть Кристину к себе, не попросить у нее прощения и не собрать поцелуями все ее слезы.
        Она смотрела на него с такой гордостью и пренебрежением, что Марко захотел ее в этот момент еще больше.
        - Ну, хорошо. Я выйду замуж за этого… этого иностранца! И надеюсь, что ты, Марко Главиано, заживо сгоришь в аду.
        Прежде чем Марко успел остановить девушку, она выскочила из дома. Он изо всех сил ударил кулаком по колонне и вскрикнул от боли.

***

        Сердце Кристины было разбито. Она лежала в своей комнате, в постели, и горько плакала, раненная жестокими словами Марко в самое сердце.
        Он сказал ей, что она совсем ему не нравится и что он испытывает к ней только физическое влечение. Кристине вспомнилась вдруг та далекая ночь, когда Марко сказал ей о том, как ему удалось найти мир и согласие с самим собой. Неужели он и в самом деле островок по отношению к самому себе, как писалось в каком-то стихотворении? Неужели он видит в женщинах, во всех женщинах, включая и ее саму, только средство для выхода своих физических потребностей?
        Ну нет, так просто он от нее не уйдет. Она ему НРАВИТСЯ, хочет он в том признаваться или нет.
        И потом, когда она была еще чистым и невинным ребенком, Марко пообещал жениться на ней, когда она вырастет, и Кристина не позволит ему так легко нарушить свое слово. Неужели он считает ее существом, начисто лишенным всяких чувств и гордости? Он просто решил узнать насколько она сильна, решительна и мстительна. Она еще отомстит Марко Главиано. Она заставит его любить себя, хотеть себя и сходить по себе с ума. Кристина знала, что отплатит Марко его же оружием и заставит пожалеть о тех жестоких словах.
        А потом сделает его своим мужем.

***

        Марко сломал два пальца.
        - Как, черт возьми, это могло случиться, капитан? - спросил Джузеппе, сидя в кабинете Марко и осторожно перевязывая его больные пальцы.
        - Не спрашивай, - резко оборвал его Марко. Джузеппе поспешил закрыть рот и продолжил оказывать капитану помощь. Марко задумался. На душе у него было тяжело. Он едва ли думал сейчас о своих сломанных пальцах. Ему не давали покоя те жестокие слова, которые он наговорил только что Кристине. Марко не мог понять, где успел допустить ошибку. Как он сожалел теперь о тех золотых денечках, когда он и его люди баловали Кристину и радовались, глядя, как она растет. Почему им пришлось все же подойти к той ужасной черте, возле которой он должен был обидеть девушку? О Боже, с каким лицом она выслушивала от него все эти страшные слова!
        И все же Марко ни на минуту не сомневался в том, что просто должен был ей все это сказать, для ее же блага. Он никогда не станет хорошим мужем ни для одной женщины. Ему ни за что не отказаться от своего пиратского образа жизни. Он хотел только, чтобы Кристина поняла всю благородность его мотивов.
        - Черт побери, осторожнее! - Марко вынужден был отвлечься от своих печальных размышлений, когда Джузеппе слишком уж затянул повязку на его сломанных пальцах.
        - Я не хотел, капитан, - пробормотал Джузеппе.
        - Ты и вполовину не хотел этого так, как не хотел того я, - ответил ему Марко.

***

        В тот же день, но немного позже, Марко и Кристина столкнулись друг с другом в коридоре. Заметив два перевязанных пальца Марко, девушка быстро заглянула ему в лицо, отчего обоих словно ударило молнией.
        Марко увидел на лице Кристины следы глубочайшей боли, и сердце его сжалось от сострадания к ней.

        ГЛАВА 16

        Роза де Леон, развлекаясь в какой-то накуренной портовой таверне Гаваны, вела себя самым что ни на есть скандальным образом. В довольно-таки откровенной позе восседала она на старом, обшарпанном фортепиано, задрав при этом юбки выше дозволенного. Роза размахивала высокой оловянной кружкой грога и подпевала довольно посредственным портовым певичкам, исполнявшим под аккомпанемент фортепиано свою вульгарную песенку.
        И как раз в тот момент, когда к Розе, шатаясь, подошел какой-то пьяный матрос и полез к ней под юбку, дверь таверны распахнулась и на пороге появился Карлос со своими людьми. Почти тотчас же взгляд темных глаз испанца остановился на его бывшей любовнице.
        Лицо Карлоса озарила циничная улыбка. Он просто не мог поверить в свою удачу. Какое-то время они с Розой были любовниками, но лет шесть тому назад вспыхнувшая между ними ссора заставила Карлоса бросить свою любовницу в Нью-Провиденсе. Потом же, к досаде своей, он узнал, что Розу подобрал его заклятый враг - Марко Главиано. Теперь же, по всей видимости, и Марко наскучила эта испанская шлюха. При мысли о том, какая жаркая будет у него ночь, сердце Карлоса стало стучать все быстрее. Но больше всего ликовала в тот момент его природная жадность и жажда мести. Ведь эта женщина могла вывести на Марко Главиано и англичанку, похищение которой должно было принести ему изрядный куш.
        В этот момент пьяный матрос, подгоняемый похотливыми возгласами других мужчин, нагнулся, чтобы припасть лицом к расставленным бедрам Розы; саму же испанку столь вызывающее поведение матроса, казалось, ничуть не смущало. Карлосу захотелось вдруг задать ей хорошую взбучку. Охваченный яростью, он быстро пересек зал, оттащил от Розы ее слишком уж прыткого поклонника и, размахнувшись, ударил его кулаком в челюсть. Спустя несколько секунд неудачник лежал уже на грязном полу таверны и смотрел на Карлоса ошалелым, ничего не понимающим взглядом.
        Погрозив ему еще и кулаком, Карлос угрожающе произнес:
        - Держи свои грязные лапы подальше от моей женщины! - За угрозой последовали еще более громкие крики и смех других посетителей, а перепуганный матрос судорожно кивнул головой.
        Карлос повернулся к Розе и увидел, что она восхищенно на него смотрит.
        - Карлос! - удивленно прошептала она наконец.
        - Да, это я, Карлос! - резко ответил он. - А ты, женщина, так и не научилась вести себя!
        Одернув юбки Розы и отставив в сторону ее кружку с грогом, Карлос взвалил испанку себе на плечо и, звонко шлепнув ее по заднице, унес под свист и ликующие возгласы толпы.
        Он внес Розу в одну из маленьких кабинок, расположенных немного поодаль от столиков. Кабинки были огорожены невысокими ширмами, что позволяло наиболее любвеобильным клиентам удаляться сюда с женщинами для любовных утех, не выходя из зала таверны.
        Примерно такое же желание испытывал сейчас и Карлос. Задвинув за собой ширму, он сел, посадил Розу к себе на колени и жадно ее поцеловал.
        - Дорогая, мы так долго с тобой не виделись, - прошептал Карлос.
        - Слишком долго, мой дорогой жеребец, - томно проворковала испанка, откровенно лаская его.
        Карлос судорожно перевел дыхание и стиснул зубы. Черт возьми! Она осталась все той же страстной Розой.
        - Ты скучала без меня?
        - О да, Карлос!
        - Но это не помешало тебе, однако, путаться с моим врагом, - усмехнулся он.
        - А что еще мне оставалось делать после того, как ты бросил меня в Нью-Провиденсе? - Роза обиженно надула губки. - Марко спас меня от варваров, населявших остров, которые хотели меня изнасиловать.
        Карлос усмехнулся.
        - Зная твой ненасытный аппетит, моя птичка, мне трудно поверить, что тебе и в самом деле хотелось спастись.
        - Нет, правда, и все это случилось потому, что ты меня бросил!
        Выражение лица Карлоса стало на какой-то миг задумчивым.
        - Да, все из-за той глупой ссоры, разлучившей нас тогда. Но из-за чего мы поссорились?
        - Кто помнит?
        Карлос привлек Розу к себе и стал ласкать ее грудь.
        - Думаю, что мы поссорились тогда из-за какого-то пустяка. Но главное то, что мы сейчас снова вместе.
        Продолжая ласкать Карлоса, Роза согласилась:
        - Да, это главное.
        Карлос грубо рассмеялся, скользя руками по груди и животу испанки, после чего спросил:
        - А почему ты здесь, любовь моя? Ты должна рассказать мне, что произошло между тобой и Главиано.
        - Этот ублюдок! - воскликнула Роза. - Я не желаю говорить об этом трусливом псе.
        - В таком случае я могу предположить, что он дурно с тобой обошелся?
        - Твои предположения верны, - зло рассмеялась Роза.
        Кончиком языка Карлос коснулся уха Розы, заставив ее тихо простонать.
        - А что, если я помогу тебе ему отомстить?
        Когда до испанки наконец дошел смысл слов Карлоса, она отстранилась от него и возмущенно на него посмотрела.
        - Теперь я понимаю, к чему ты клонишь! Ты хочешь, чтобы я предала Марко!
        - Но разве не ты сама сказала мне, что Главиано этого заслуживает? - сердито спросил Карлос и, тихонько покачивая Розу у себя на коленях, продолжил: - Ты что же, все еще любишь этого мерзавца? Если это действительно так, то я раздену тебя сейчас догола и высеку розгой!
        Но Роза на это лишь приложила палец к губам Карлоса и усмехнулась.
        - О Карлос, ты все такой же страстный.
        В темных глазах пирата блеснули веселые огоньки.
        - А у тебя, моя дорогая, по-прежнему нет никакого стыда.
        Роза чуть не сказала, что эти же слова всегда говорил ей Марко, но вовремя опомнилась и только улыбнулась Карлосу.
        - О любовь моя, что мне с тобой делать? - вырвался у него стон.
        Роза снова принялась за свои ласки, делая это умелыми, откровенными движениями.
        - Насколько я помню, раньше мне никогда не приходилось давать тебе относительно этого указания.
        Карлос громко рассмеялся, но вскоре на лице его снова появичось озабоченное выражение.
        - Расскажи мне о Главиано.
        - А что я за это буду иметь? - нетерпеливо спросила Роза.
        Ответ Карлоса потряс даже видавшую виды Розу. Усмехнувшись, он приподнял ее юбки, расстегнул свои брюки и стремительным движением пронзил ее своим острым копьем. Испанка громко вскрикнула и придвинулась к нему ближе. Со стороны можно было подумать, что она все так же сидит у Карлоса на коленях, но сама Роза была в этот момент на верху блаженства.
        - О сердце мое, какой ты у меня нетерпеливый, - промурлыкала она, начиная все быстрее покачиваться на коленях испанца.
        - А теперь расскажи мне: что произошло у вас с Главиано, - потребовал Карлос.
        - Неужели тебе хочется говорить о нем в такое время, как сейчас?
        - Да. Разве можно выбрать более подходящий момент? Ведь сейчас ты полностью в моей власти. - Положив руки на талию Розы, Карлос заставил ее замереть на месте и заговорил голосом, в котором явно звучала сталь: - А теперь говори, женщина, или я лишу тебя удовольствия.
        Роза раздраженно вздохнула.
        - Ну, хорошо! Эта свинья вышвырнула меня и нескольких других женщин со своего острова.
        - Неужели? - лаская шею Розы, Карлос снова медленно вошел в нее. - Но почему, дорогая?
        - Все дело в том, что ему захотелось выдать замуж эту проклятую англичанку, - часто и тяжело дыша, ответила Роза. - Ты ведь знаешь, что он спас эту своенравную девчонку шесть лет тому назад?
        - Да, я знаю. - Карлос, казалось, был весь поглощен вниманием и снова прекратил свои движения. - Продолжай.
        - Карлос, в такие моменты, как этот…
        - Продолжай!
        Явно недовольным голосом Роза заговорила:
        - Он объявил, что нашел для этой девчонки мужа - сына какого-то состоятельного венецианца. Эти иностранцы должны прибыть на остров через несколько недель. И Марко, решив произвести на своих гостей хорошее впечатление, взялся наводить на острове порядок. И все только для того, чтобы выдать замуж эту девчонку. Вот почему он вышвырнул меня и других женщин с острова, как какой-то мусор.
        - Ах ты, моя бедняжка, - прошептал Карлос, снова пронзая Розу.
        Ее охватила сильная дрожь.
        - Когда я видел Главиано последний раз, он сказал мне, что англичанка умерла, - заметил Карлос.
        - Ха! - воскликнула Роза. - Я ничуть не удивлена, что он тебе солгал. Главиано совсем потерял с этой паршивкой голову. И что он действительно хочет, так это поскорее залезть к ней под юбку.
        Найдя эту мысль чрезвычайно заманчивой, Карлос стал с силой пронзать Розу, заставляя ее громко стонать.
        - А англичанка? Как она относится к своему будущему замужеству? - поинтересовался он.
        - Вряд ли она в восторге от этой затеи, - ответила Роза, тяжело дыша. - Ведь она давно уже мечтает вскарабкаться на Марко.
        - Правда? - При мысли о возможности уложить в постель еще одну женщину, питающую нежные чувства к его врагу, Карлос возбуждался все больше и больше.
        - Да. - Слова Розы то и дело перемежались громкими стонами. - Чтобы избавиться от меня, эта маленькая ревнивая кошка подложила мне в постель змею, и Марко никак ее за это не наказал.
        - Как это непорядочно с его стороны. - Да.
        - Расскажи мне, как добраться до острова Марко, - тоном, не терпящим возражений, попросил Карлос.
        - О Карлос, ты требуешь от меня слишком много, - вырвался у испанки стон. - Если Марко узнает, что это я предала его, он перережет мне глотку.
        - А если ты ничего не расскажешь мне, я сверну твою жалкую шею. - Движения пирата становились все более резкими и стремительными и, чтобы еще больше усилить их эффект, он сжал своими сильными руками талию Розы.
        - Хорошо! - почти закричала она, царапая ногтями руки Карлоса от охватившего ее нестерпимого наслаждения. - Я расскажу…
        Последующие слова практически потонули в почти животном реве, вырвавшемся у них обоих.

***

        В то время как Роза и Карлос предавались в Гаване любовным утехам, Чарлз Рутджерс принимал в гостиной своего дома по Бей-стрит дядю Кристины, его преподобие Джорджа Холлингсворта.
        - Добрый день, ваше преподобие, - сказал Рутджерс, подходя к одетому в черное священнику. - Мы давно уже не видели вас здесь, в колониях.
        - Добрый день, судья Рутджерс. Не могу не согласиться с вашим замечанием, - ответил Холлинг-сворт, высокий, худощавый человек лет тридцати пяти с каштановыми волосами и светло-карими глазами. - Я очень признателен вам за то, что вы известили меня о местонахождении моей племянницы.
        Рутджерс пожал плечами.
        - Как опекун девочки я счел это своим долгом. - Он указал на обтянутый парчой диван. - Прошу вас, присаживайтесь, ваше преподобие.
        - Благодарю, - сказал Холлингсворт, направляясь к дивану, в то время как Рутджерс занял свое место в плетеном кресле у камина.
        - Надеюсь, вы уже совсем оправились после недавней болезни? - вежливо поинтересовался Рутджерс.
        Священник сдержанно кивнул.
        - Я приехал бы сюда раньше, если бы не дизентерия, которая сразила меня, как только мы отплыли от Лондона.
        Рутджерс смерил своего гостя вопросительным взглядом.
        - Надеюсь, сейчас вы восстановили силы для нового путешествия?
        - Да. - Подавшись вперед к Рутджерсу, Холлингсворт сцепил на коленях свои изящные руки. - Из вашего письма следует, что Кристина прожила среди пиратов на каком-то острове в Карибском море вот уже шесть лет. Полагаю, с тех пор ничего не изменилось?
        - Нет, по крайней мере, насколько мне известно. Холлингсворт нахмурился.
        - Можем ли мы узнать, как относился все это время к девушке этот Марко Главиано?
        Рутджерс воспользовался моментом, чтобы извлечь из красивой, расписанной от руки коробочки щепотку нюхательного табака.
        - Этот человек возглавляет капер, принадлежащий британскому флоту, но я не взял бы на себя смелость утверждать, что это достойный человек. Как вы понимаете, люди подобного сорта не в ладах с законом. И если честно, то я подозреваю, что Главиано прикрывается своей принадлежностью к королевскому флоту для узаконивания пиратской деятельности.
        Когда судья занялся табаком, лицо Холлингсворта исказила гримаса отвращения.
        - А что рассказал вам о пребывании Кристины Луиджи Монца? Раскрыл ли он вам какие-то дополнительные детали относительно Главиано и этого Isola del Mare?
        - К сожалению, нет, - вяло ответил судья. - Хотя, как я уже сообщал в своем письме, этот негодяй показал нам на карте остров Главиано.
        - А можно ли мне задать этому Монца несколько вопросов?
        Рутджерс покачал головой и цинично рассмеялся.
        - Этот мерзавец скончался от тризма[25 - Тризм - тоническое сокращение жевательных мышц, вследствие которого движения нижней челюсти ограничены или невозможны; возникает при столбняке.] челюсти, будучи привязанным к позорному столбу. А может быть, это случилось из-за того, что ему прибили к столбу руки и уши.
        Холлингсворт невольно содрогнулся.
        - Успокой Боже его душу. В таком случае, нам ничего не остается делать, как отправиться в Карибское море за моей племянницей.
        Рутджерс тяжело вздохнул.
        - Да. Как опекун девушки я должен буду сопровождать вас.
        Не услышав в словах судьи особого энтузиазма по поводу предстоящей поездки, Холлингсворт нахмурился.
        - Я уже навел кое-какие справки относительно возможности нанять шхуну и экипаж для нее.
        Рутджерс кивнул и, отвернувшись, смачно сплюнул в стоящую рядом плевательницу.
        - Итак, я еду с вами, чтобы наконец вернуть опекаемого мною ребенка к цивилизации. - Поднявшись с кресла, он окинул своего гостя нетерпеливым взглядом. - Вы, конечно же, известите меня о дне нашего отплытия.
        Встал и Холлингсворт.
        - Непременно.
        - Что же, буду ждать от вас весточки. Позвольте проводить вас?
        - Кстати… надеюсь, наследство Кристины по-прежнему в полном порядке?
        Холодные серые глаза Рутджерса подозрительно посмотрели на священника.
        - А что, позвольте, вы хотите этим сказать?
        - Боюсь, что девушке будет не очень приятно обнаружить, что дела с ее наследством пребывают, мягко говоря, не в порядке, - осторожно ответил Холлингсворт. - Да и я сам, признаюсь, был бы огорчен этим неприятным известием.
        Лицо Рутджерса стало пунцовым от возмущения, и грудь его тяжело вздымалась.
        - Вы выдвигаете против меня обвинение?
        - Нет, что вы, - как ни в чем не бывало ответил Холлингсворт. - Я просто размышляю вслух.
        - Дела девочки в полном порядке! - рявкнул Рутджерс и поспешил выпроводить священника за дверь.

        ГЛАВА 17

        Ренальди прибыли на остров тихим погожим утром в последних числах октября.
        Словно предчувствуя, что именно сегодня встретит, наконец, своих почетных гостей из Венеции, Марко проснулся задолго до восхода солнца. Вскочив с постели, он умылся холодной водой и тщательно расчесал волосы. Потом Марко намылил лицо и принялся довольно неуклюжими движениями бриться. Хотя сломанные его пальцы и зажили, но все равно по утрам напоминали о себе тупой, ноющей болью.
        Приведя в порядок свою внешность, Марко облачился в наиболее элегантную одежду, которую надевал в последнее время каждое утро. Часовым на наблюдательных постах в гавани было приказано немедленно известить его о появлении на горизонте шхуны. И хотя на часовых можно было надеяться, Марко не хотелось все же, чтобы его увидели со шхуны в традиционном жилете, без рубашки, что, конечно, покажется диким.
        Марко поспешно облачился в гофрированную белую рубашку, темные брюки, белые носки и кожаные туфли с большими медными пряжками. Свой костюм он дополнил бежевым парчовым жилетом, шелковым фраком с отложными манжетами, на которых сверкали медные пуговицы, и черным галстуком. Относясь с презрением к парикам, так популярным у джентльменов Европы и Америки, Марко просто оставил свои волосы распущенными и надел черную шляпу с белым пером.
        Взяв свою тросточку с золотым набалдашником, Марко вышел из дома, чтобы совершить очередной рейд по острову. За последние несколько недель островитяне навели на Isola del Mare просто идеальный порядок. Шагая вдоль широкой лесной тропки и вдыхая полной грудью такой пьянящий, напоенный ароматом цветов и трав воздух, Марко радовался, что на глаза ему уже не попадаются куры и свиньи, а также полуголые дети. Животных убрали в специально оборудованные для этой цели загоны, а детей - во дворы.
        Тропинка бежала вдоль поля сахарного тростника, стебельки которого колыхал легкий ветерок. Радовали глаз ровные, зеленые бороздки, тщательно прополотые матросами, большинство из которых успели уже чисто выбриться и надеть на себя широкие куртки, брюки и шляпы с конусообразными тульями.
        И все же, к огорчению своему, Марко заметил матросов, не вписывавшихся в эту общую идилию. Он остановился и окликнул их:
        - Франциско, что, интересно, ты делаешь здесь без рубашки? А ты Аго, ступай сбривай свою бороду и снимай серьгу!
        Матросы выпрямились и сердито посмотрели на Марко.
        - Это что, обязательно? - раздраженно спросил Франциско, вытирая о брюки свои грязные руки. - Достаточно того, что мы и так полем поля, как какие-нибудь крестьяне!
        - Делайте то, что вам приказано, и прекратите ныть! - резко оборвал их Марко, и мужчинам ничего не оставалось делать, как отправиться приводить себя в порядок.
        С выражением мрачного удовлетворения Марко продолжил путь. Пройдя еще какое-то расстояние, он обратил внимание на то, что домики, расположенные неподалеку, были отремонтированы, крыши покрывали свежие пальмовые листья, и во дворах не было видно никакого мусора. В чистых дворах сидели подруги пиратов, одни из которых что-то шили, другие - плели корзины или чистили рыбу. Роскошные фигуры женщин скрывались теперь за скромными, с глухим воротом, платьями с плотно прилегающими корсажами. Марко испытал огромное облегчение от того, что женское население острова рассталось, наконец, со своими слишком уж вызывающими платьями. Однако, ему пришлось все же остановиться, чтобы сделать замечание двум женщинам, которые слишком уж смело задрали свои юбки и не потрудились зашнуровать корсеты. Он терпеливо выслушал их горькие сетования по поводу того, как им плохо дышится в этой тесной одежде. Проходя мимо этих домиков, Марко обратил внимание и на то, что даже на детях, играющих во дворах были одеты традиционные курточки, брючки и шляпки - на мальчиках, и скромные платьица, из-под которых выглядывали кружевные
нижние юбки, - на девочках.
        Марко остался доволен всем увиденным. Эспер и работающие под ее началом женщины неплохо потрудились, обшив пиратов и их семейства. А остров начинал и в самом деле больше походить на довольно-таки респектабельный уголок, чем на рассадник всякого зла и греха. Вот если бы теперь им удалось достойно встретить семейство Ренальди и нигде не опозориться!
        Марко продолжил обход острова и подошел вскоре к самой северной бухте, где человек двенадцать матросов ловили сетью рыбу. Он невольно залюбовался чистым, белым песком берега, очищенного от обломков такелажа и другого мусора, и аккуратным рядком ведер, полных жирной скумбрии и радужной форели. Прежде чем отправиться дальше, Марко приветливо махнул своим матросам.
        Проходя мимо лагуны, он повстречался со своим рулевым Джузеппе, на котором была теперь черная, повязанная поясом ряса и кожаные сандалии. Волосы и борода Джузеппе были аккуратно подстрижены, а на шее его висел усыпанный драгоценными камнями золотой крест на золотой же цепи. Он бормотал что-то самому себе по-латински и был сосредоточен чтением молитвенника, что не заметил даже, как мимо него прошел Марко.
        Улыбнувшись своим мыслям, Марко свернул на узкую тропинку, которая вела к недавно построенному зданию школы. Прежде чем возвращаться домой, ему хотелось еще проверить и успехи Патрицио.
        Крытый пальмовыми листьями, небольшой домик казался с виду чистеньким и уютным. Как только Марко перешагнул его порог, настроение у него резко ухудшилось. Что касается низеньких скамеечек и маленьких столиков, то они стояли ровными рядками; тетради, буквари и грифельные доски красноречиво свидетельствовали о том, что здесь совсем недавно проходил урок. Учеников же, к сожалению, видно не было. Хотя учитель и находился на своем рабочем месте, за столом, над которым висели самые разные таблицы и карты, он, уронив голову на стол, самым бессовестным образом храпел.
        Лицо Марко исказила недовольная мина. Что оставалось ученикам этого мертвецки пьяного учителя, как не разбежаться кто куда? Среди матросов Патрицио был самым образованным. И никто лучше него не смог бы сыграть роль школьного учителя. Вот только как заставить его протрезветь?
        - Патрицио! - вскричал Марко, изо всех сил стукнув своей тростью по грязному полу.
        Пьяный матрос приподнял голову, прищурившись, посмотрел на Марко и пробормотал:
        - Да, капитан? - Но в следующую же минуту голова его снова упала на стол и он еще громче захрапел.
        - Ну ладно! - почти закричал Марко этому бесчувственному трупу. - Я пришлю сюда женщину с горячим кофе!
        Бросившись в ближайший домик, Марко попросил хозяйку принести Патрицио кофейник с горячим кофе и заставить его выпить несколько чашек. Разыскав на берегу моря нескольких своих матросов, Марко велел им собрать детей и вернуть их в школу. Он направлялся уже домой, когда услышал низкие, ласкающие слух звуки рожков, а через какое-то время его догнал один из часовых, которого звали Винсент.
        - Капитан! На западе только что появился парус шхуны! Где-то через полчаса она войдет в гавань!
        - Спасибо. Можешь возвращаться на свой пост, Винсент, - сказал часовому Марко.
        Молодой человек поспешил к берегу моря, а Марко - к дому. Ему предстояло найти Кристину и пойти вместе с ней к гавани встречать Ренальди. Марко тяжело вздохнул. Он почти не видел девушку с той их последней ссоры, которая произошла несколько недель назад. Большую часть времени Кристина проводила либо в своей комнате, либо где-нибудь в джунглях. Хотя Эспер заверила Марко в том, что для девочки изготовили подобающий гардероб, всякий раз, когда он встречал ее в последнее время, она упорно носила одно из своих просторных белых платьев, которые явно привели бы Ренальди в ужас. То, как поведет себя сегодня утром Кристина, имело решающее значение. Она должна выглядеть так, как подобает леди. Если же Кристина снова будет упрямиться, ему придется посредством физического наказания заставить ее слушаться.
        Вбежав в дом, Марко стремительно преодолел коридор и постучал в дверь комнаты девочки.
        - Кристина! Кристина, приехали наши гости, и ты должна сейчас же пойти со мной в гавань встречать их.
        И каково же было его удивление, когда почти тотчас же Кристина вышла из комнаты, одетая так, как никогда раньше.
        - Доброе утро, ДЯДЮШКА Марко, - не без сарказма поздоровалась с ним девушка, теребя в руках свой кружевной зонтик.
        При виде столь потрясающего создания, стоящего перед ним, Марко невольно лишился дара речи. На Кристине было зеленое шелковое платье, такое же яркое и сияющее, как и ее удивительные глаза. Глубоко декольтированное платье плотно облегало талию девушки, приоткрывая мраморно белую кожу плечей и соблазнительную ложбинку груди. Затянутая в корсет грудь Кристины казалась удивительно красивой и высокой. Из-под широкой, пышной юбки ее платья выглядывали затянутые в шелковые чулки стройные ноги, обутые в красивые атласные туфельки. На Кристине был тот самый кулон из изумруда, который Марко недавно подарил ей. Волосы тщательно расчесаны и завиты тугими кольцами, которые падали на обнаженные плечи. На голове у Кристины сидела широкополая соломенная шляпка, украшенная маленьким шелковым букетиком цветов. Она напоминала могущественную снежную королеву.
        Марко не смог сдержать дрожи в голосе.
        - Ты прекрано выглядишь, милая, - пробормотал он.
        - Достаточно ли прекрасно, чтобы меня можно было обменять? - язвительно усмехнулась девушка.
        - Мне не хотелось бы, чтобы ты воспринимала это в таком свете.
        - Но ведь это и в самом деле деловое соглашение, разве нет? Я много думала об этом браке. Что могло заставить благородное венецианское семейство приехать сюда, на этот забытый Богом остров в Карибском море, за невестой для своего сына, как не очень приличное приданое?
        - Конечно, у тебя будет приданое, - резко оборвал девушку Марко. - Вряд ли можно представить хоть один приличный брак без приданого.
        Красивые губки Кристины плотно сжались.
        - Значит, ты так сильно хочешь от меня отделаться, что даже готов заплатить этим людям, лишь бы только сбыть меня с рук?
        - Ну почему ты не хочешь понять, что я действую в твоих же интересах? - в отчаянии воскликнул Марко.
        - И сколько тебе пришлось им заплатить? - не унималась Кристина.
        - Тебя это не касается. И вообще, ПЛЕМЯННИЦА, мы давно уже должны быть в гавани.
        Схватив девушку за руку, Марко силой выволок девушку из дома. По дороге к морю им встретился Джузеппе, который был все так же увлечен своим молитвенником и бормотал что-то про себя.
        - Джузеппе? - окликнул его Марко. - «La Spada» вот-вот войдет в гавань. Идем с нами встречать гостей!
        Марко не желал слушать никаких отговорок.
        - О, пробубни им просто что-нибудь по-латински и все будет прекрасно. Позволь мне уверить тебя в том, что ты в гораздо лучшей форме, нежели наш великолепный школьный учитель Патрицио.
        Засунув под мышку свой молитвенник и судорожно перекрестившись, Джузеппе поспешил за капитаном и девушкой.
        - У меня есть предчувствие, что все это ничем хорошим не кончится, - сокрушенно произнес он. - Меня никогда не привлекали ни бедность, ни безбрачие.
        - Да, это так, - раздраженно протянул Марко. - Поэтому ты и должен считать предписанную тебе роль карой Божьей за все те грехи, которые ты совершил в свое время.
        Пираты и девушка ускорили шаг и вышли к морю. «La Spada» была уже хорошо видна на горизонте и матросы спускали паруса. Заметив, что семейство Ренальди стоит у левреев в средней части судна, Марко приветливо помахал им, и все пятеро Ренальди ответили ему тем же. Выражение же лица Кристины, стоящей рядом с Марко, оставалось таким же угрюмым. Через некоторое время спустили сходни и Марко подвел Кристину поприветствовать гостей. Следом за ними плелся Джузеппе.
        - Марко, друг мой! - вскричал дон Джованни, помогая жене сойти на берег.
        Стараясь не думать о своих ноющих пальцах, Марко крепко пожал руку своему другу и легонько поцеловал в щеку донну Флору.
        - Добро пожаловать на Isola del Mare, мои дорогие друзья. Надеюсь, все вы добрались сюда в добром здравии и паруса ваши вздымал попутный ветер.
        - Да, да, конечно, - ответил дон Джованни и быстро перевел взгляд на Кристину. - А кто эта восхитительная юная красавица?
        - Позвольте представить вам мою племянницу Кристину Эббот, - торжественно произнес Марко.
        Все пять пар темных глаз устремились на Кристину, и она тоже в свою очередь быстро окинула всех Ренальди. Дон Джованни и донна Флора были одеты элегантно и где-то даже экстравагантно, но в их манере поведения девушке что-то не понравилось. Две их дочери, Калиста и Жовита, тоже были нарядно одеты. Хотя ни одна из них не отличалась особой красотой, Кристина нашла их очень милыми. Особенно тронуло ее то, что Калиста тепло обняла ее, а Жовита сказала, что они будут гордиться своей новой сестрой.
        Сын Ренальди, предполагаемый жених Кристины, продолжал стоять в стороне, и Марко подвел девушку к нему.
        - Кристина, позволь представить тебе этого приятного во всех отношениях молодого джентльмена. Его зовут Витторио Ренальди.
        Кристина внимательно посмотрела на красивого, стройного, с чрезвычайно серьезным лицом молодого человека. На нем был синий шелковый фрак, атласный жилет и темные брюки, а его помпезного вида напудренный парик венчала черная треуголка.
        - Здравствуйте, - сказала ему Кристина.
        - Здравствуйте, синьорина. - Когда Витторио поклонился ей, Кристина присела в ответ в реверансе. После он припал губами к протянутой ему руке, затянутой в перчатку. - Я счастлив с вами познакомиться.
        - Я тоже очень этому рада, - ответила девушка и ослепительно улыбнулась своему жениху, надеясь, что улыбка эта не останется для Марко незамеченной.
        Дон Джованни шагнул вперед и похлопал сына по спине.
        - Клянусь всеми святыми, тебе есть от чего быть счастливым, мой мальчик! - Подмигнув Кристине, он повернулся к Марко. - А ведь ты не говорил нам, что твоя племянница так очаровательна. Когда мой сын приедет домой с невестой, ему будет завидовать вся Венеция. Бог мой, да она просто божественна!
        Марко задержал свой взгляд на Кристине дольше необходимого.
        - Да, это так.
        Кристине же тем временем надоело быть центром всеобщего внимания.
        - Дядюшка Марко уделяет мне очень мало времени, - проворковала она нежным голоском. - Поэтому он последний человек на этом острове, который обращает внимание на мою внешность.
        Внимание гостей автоматически переключилось на Марко. Он неловко закашлялся и подтащил вперед Джузеппе за рукав его рясы.
        - А это наш священник отец Джузеппе. Он тоже пришел поприветствовать вас.
        Метнув на Марко озадаченный взгляд, Джузеппе быстро шагнул к гостям, пожал руку каждого из них и пробормотал: «Господи, помилуй тебя, сын мой» или «Господи, помилуй тебя, дочь моя», продолжая все это время неистово креститься.
        Когда несколько странное поведение священника заставило семейство Ренальди недоуменно переглянуться, Марко предложил:
        - А теперь давайте пройдем к дому. Уверен, что вам хочется немного отдохнуть перед завтраком.
        Дон Джованни похлопал Марко по спине.
        - Да, мой мальчик. Нам очень хочется получше познакомиться с твоим поместьем.
        Снова поймав на себе взгляд Марко, Кристина повернулась к Витторио и прощебетала нежным голоском:
        - Хотите меня сопровождать?
        Молодой человек, не ожидавший такого вопроса, сумел все же быстро взять себя в руки, после чего поклонился девушке и предложил ей свою руку.
        - Конечно, синьорина. Я сочту это за честь.
        Кристина положила свою ладошку на руку Витторио и нежно улыбнулась ему. Она могла бы поклясться в этот момент, что слышала, как Марко заскрипел зубами.
        Процессия двинулась к дому. Возглавляли ее Марко, дон Джованни и донна Флора, за ними следовали Кристина и Витторио, затем две дочери Реналь-ди с Джузеппе и несколько матросов, которые несли многочисленные чемоданы гостей.
        Когда они немного отошли от моря, дон Джованни вопросительно взглянул на расположенные неподалеку редуты, возле которых несли дозор люди Марко.
        - Что это, пушка, мой друг? - удивленно спросил он.
        - В этой части Карибского моря нельзя терять бдительности, - ответил Марко. - Соседние острова населены воинственно настроенными индейцами; наведываются сюда и пираты.
        - А, пираты. Самый страшный бич семерых мерей.
        Шагавшая позади Кристина беззвучно усмехнулась.
        - Вскоре Марко ввел гостей в свой тщательно убранный дом. Пока гости отдавали в передней чрезвычайно любезной Эспер свои шляпы, тросточки, перчатки и зонтики, из столовой стремительно выскочила Пэнси и, повизгивая, принялась тереться о ноги Марко.
        Увидев эту устрашающую черную кошку, донна Флора и ее дочери дружно охнули и попятились назад. В глазах дона Джованни мелькнуул страх.
        - Марко, что делает в твоем доме этот дикий зверь?
        - Ради Бога, не бойтесь, - поспешил успокоить гостей Марко, поглаживая гепарда, которого угораздило в этот момент зевнуть. - Пэнси совершенно безобидна.
        - Безобидна? - скептически переспросил дон Джованни, с опаской поглядывая на внушительных размеров острые зубы животного.
        - Она просто большой, но так и не повзрослевший ребенок, - улыбнувшись, добавил Марко.
        Услышав это, Эспер демонстративно фыркнула и поспешила удалиться.
        Тем временем Пэнси стала обходить незнакомых людей и осторожно их обнюхивать.
        - А вы правда уверены, что это животное безобидно? - поинтересовалась донна Флора, с ужасом наблюдая, как Пэнси стала жевать ее кружевной манжет.
        Марко щелкнул пальцами, и гепард тотчас же подбежал к нему.
        - Уверяю вас, донна Флора, Пэнси так же безобидна, как и прелестные цветочки на вашей шляпке. Видите ли, она появилась у меня еще детенышем после того, как я вызволил ее из клетки в одной из таверн Гаваны.
        - А как оказалось там это животное? - поинтересовался дон Джованни.
        Марко пожал плечами.
        - Думаю, ее поймали в Африке испанские торговцы рабами. И потом, она помогает мне, охраняя дом. - Марко откашлялся. - А теперь позвольте показать вам ваши комнаты.
        Ренальди поспешил принять предложение Марко. Поплелась за всеми и Пэнси, явно не отдавая себе отчета в том, какую напряженную атмосферу нагоняет своим присутствием. Гостям же ничего не оставалось делать, как смириться с этим грозным провожатым. Они прошли вслед за Марко в отведенные им три комнаты, тщательно вымытые от пола до потолка, с белоснежными простынями, свежими фруктами в вазах и цветами.
        Кристина тоже получила возможность уединиться до завтрака в своей комнате. Как только она присела за туалетный столик, чтобы привести в порядок прическу, в комнату вбежала Эспер.
        - Я видела твоего молодого человека, - объявила она.
        Кристина обернулась и посмотрела на свою старую, с морщинистым лицом няню. Она выглядела весьма комично в роли респектабельной экономки в черном платье из бомбазина[26 - Бомбазин - шелковая или полушелковая ткань.], кружевном переднике и белом чепце.
        - И что ты о нем думаешь?
        - Он показался мне очень красивым и честным. Это прекрасная для тебя партия.
        - Я тоже так думаю, - без особого энтузиазма пробормотала девушка.
        Эспер подошла ближе и нахмурилась.
        - Ты все еще противишься этому браку? Неужели ты не понимаешь, что он поможет нам обеим выбраться с этого вонючего острова?
        Кристина плотно стиснула зубы.
        - Я тоже хочу этого больше всего на свете, - с жаром воскликнула она.
        - Вот и молодец. - Эспер погладила Кристину по плечу и вышла из комнаты.
        Кристина задумчиво поправляла перед зеркалом прическу. И все-таки она не могла не признаться в том, что Витторио был даже не самым плохим женихом.
        Но все же до Марко ему было далеко.
        Когда подошло время завтрака, все собрались в столовой. Марко занял место во главе стола, напротив него сел дон Джованни. Донна Флора и ее дочери заняли места напротив Кристины, сидевшей между Витторио и Джузеппе.
        Когда Юнис и две другие женщины внесли первое блюдо из горячего хлеба и рагу, Марко и дон Джованни разговаривали о свадьбе Серафины в Бофорте и путешествии Ренальди сюда. Кристина успела заметить, как одна из прислуживающих за столом женщин, Антония, застенчиво улыбнулась Витторио, предлагая ему взять ломоть горячего хлеба. Он кивнул ей в ответ и пробормотал слова благодарности. При мысли о том, что ее обручили с человеком, которого находили привлекательным и другие женщины, настроение Кристины немного поднялось.
        Когда кухарка и помогавшие ей женщины удалились, Марко перевел взгляд на Джузеппе.
        - Не прочтете ли вы нам молитву, отец Джузеппе?
        Услышав эту просьбу, Джузеппе стал пунцово-красным и, вытащив свой молитвенник, стал растерянно перелистывать его страницы. Наконец он вскочил на ноги, поспешили подняться вслед за ним и все остальные, и пробормотал:
        - Отец, прости нас, ибо мы - грешны. - После этого Джузеппе поспешно перекрестился и снова сел за стол.
        Марко досадливо поморщился, а Кристина спрятала улыбку за салфеткой. Дон Джованни метнул на Марко озадаченный взгляд. Что же до остальных Ренальди, то они изумленно пробормотали что-то друг другу.
        - Вы должны извинить отца Джузеппе, - произнес Марко. - Он уже долгое время живет здесь, на острове. И слишком жаркое солнце не могло не подействовать на его рассудок.
        Дон Джованни нервно рассмеялся и сделал большой глоток вина.
        - Да, да, - поспешно сказал он, глядя на Джузеппе. - Бедняга.
        Кристина обратила взгляд на своего молчаливого жениха.
        - Уверена, что его вполне может заменить Витторио.
        Услышав эти слова, молодой человек вернулся к жизни. В темных глазах его сверкнула искра какой-то безумной радости, а лицо озарила довольная улыбка.
        - Я сочту это за величайшую честь, оказанную мне. - Он посмотрел на Марко. - Если, конечно, позволит хозяин этого дома.
        - Ну конечно, - ответил Марко.
        Витторио встал из-за стола и принялся читать какую-то длинную молитву на латинском языке. Поначалу Кристина слушала его как завороженная, но очень скоро ей это наскучило.
        Когда же наконец Витторио опустился на свое место, она одарила его благодарным взглядом, чтобы помучить Марко. Но в душе она невольно содрогнулась при мысли о том, что ее мужем может стать религиозный фанат.

***

        После завтрака женщины отправились в свои комнаты отдохнуть. Витторио углубился в библиотеке в какую-то книгу по богословию, а Марко повел показывать дону Джованни свое поместье. Не спеша, они прогуливались по зеленым тропкам, и Марко знакомил своего гостя с флорой и фауной острова. Он испытывал некоторое облегчение от того, что эта экскурсия помогала хоть немного рассеять грустные, пронизанные ревностью мысли. Кристина успела уже своими застенчивыми улыбками и блеском глаз очаровать сына Ренальди. Господи, ведь совсем недавно она улыбалась так только ему!
        Конечно, внутренний голос напоминал Марко, что именно такого исхода он и хотел. Теперь ему следует только радоваться, видя, что Кристине понравился этот молодой человек. И все же где-то в самых сокровенных тайниках души Марко не переставал мечтать о Кристине, хотя и отдавал себе отчет в полной бесплодности мечтаний.
        Надеясь, что Патрицио успел к этому времени протрезветь, Марко повел дона Джованни в школу. Но как только они переступили порог, их поприветствовали лишь пустые, без учеников, столы и громкий храп Патрицио, сидящего за столом все в той же позе.
        Воздух в помещении был крайне тяжелым.
        Повернувшись к своему гостю, который растерянно нахмурившись, разглядывал довольно-таки своеобразную картину школьного урока, Марко поспешил сказать:
        - Ах, я совсем забыл сказать, что сейчас у детей тихий час.
        - И у учителя тоже? - поинтересовался дон Джованни, кивнув головой в сторону громко храпящего, пьяного Патрицио.
        - Да, видите ли, занятия отнимают столько сил… - с этими словами Марко поспешил вывести гостя из здания школы.
        Оттуда они направились к полям сахарного тростника, где дон Джованни не мог не залюбоваться сочными, зелеными растениями, колышащимися на ветру. Через некоторое время на пути у мужчин встретилось небольшое каменное здание.
        - А это наш сахарный заводик, - объяснил Марко. - Через пару месяцев мы срежем сахарный тростник. Потом с помощью отжимного пресса выжмем из него сок и будем вываривать его на открытом огне. - Он показал на ряд огромных чугунных емкостей. - И через какое-то время «La Spada» отвезет бочки с сахарным песком в Арлс-таун, где наш представитель поможет его продать.
        Дон Джованни одобрительно кивнул, обводя взглядом поля и аккуратные домики работников.
        - Ты обеспечил себе здесь хорошую жизнь, мой мальчик, себе и своей племяннице. - Его улыбка на какой-то миг стала задумчивой, и он спросил: - Как ты думаешь, наша молодая парочка понравилась друг другу?
        Марко с трудом заставил себя ответить беззаботным тоном.
        - Думаю, что они поладят.
        Дон Джованни толкнул Марко локтем.
        - Я бы сказал даже, что они просто созданы друг для друга, разве нет?
        - Очень может быть, - согласился Марко.
        С лица дона Джованни долго еще не сходила улыбка. Заставлял себя улыбаться и Марко.
        - Ты, должно быть, будешь скучать по девушке, когда она уедет вместе с нами в Венецию? - спросил Дон Джованни.
        - Да, - ответил Марко гораздо более страстно, чем хотел.
        - Так почему бы и тебе не вернуться на родину? Тогда бы ты мог видеться со своей племянницей, когда пожелаешь.
        «И спустя пару недель она изменила бы со мной своему мужу», - печально подумал про себя Марко, а вслух сказал:
        - Я не могу вернуться в Венецию, не могу увидеть то, что сделали с ней испанцы и другие варвары.
        - А тебе никогда не приходило в голову, мой мальчик, что ты вряд ли чем поможешь своей родине здесь, в Новом Свете?
        Марко чуть не сказал дону Джованни, что он помогает своим соотечественникам уже тем, что грабит суда испанцев, но во время закрыл рот. Каперство считалось наиболее низким промыслом и лишь немногим отличалось от откровенного пиратства.
        Дон Джованни никогда не понял бы столь спорной его деятельности.
        Поэтому, повернувшись к своему гостю, Марко просто сказал:
        - Я обрел здесь вторую родину.
        Окинув взглядом тропическое великолепие джунглей, дон Джованни кивнул:
        - Я понимаю.
        Мужчины продолжили свой путь. Вскоре они едва не столкнулись с одним из матросов Марко, который нес, перекинув через плечо, визжащую и хохочущую женщину. Она отчаянно брыкалась, отчего юбки ее задирались выше дозволенного. Картина эта заставила Марко недовольно поморщиться. Что же касается дона Джованни, то он явно был ошеломлен.
        Тем временем смутившийся пират сейчас же поставил женщину на землю и одернул ее юбки. Виновато улыбнувшись Марко и его гостю, он объяснил:
        - Виноват, капитан. Но эта женщина, то есть моя жена, наступила прямо на муравейник. И я просто попытался спасти ее.
        Но женщина все испортила, расхохотавшись.
        - Ну что же, можете отправляться по своим делам, - резко сказал им Марко. Когда парочка эта, виновато улыбаясь, убежала, он повернулся к дону Джованни и развел руками.
        - Крестьяне. Вы ведь знаете, что это за люди. И перевоспитывать их…
        Дон Джованни погрозил Марко пальцем.
        - Мне кажется, что я уже заметил в этих полях с сахарным тростником немного дикого овса, мой мальчик.
        - Что я могу сказать? - усмехнулся Марко. - Ведь мы в тропиках.
        Дон Джованни рассмеялся от души и приобнял своего друга за плечи.
        - А теперь, мой дорогой Марко, давай вернемся к твоей прелестной племяннице и моему счастливчику-сыну. Что же касается перевозки приданого…

        ГЛАВА 18

        Ближе к вечеру все вышли к морю, Марко велел своим людям установить на берегу маленький стол и несколько плетеных стульев. Сам Марко, дон Джованни и Клаудио коротали время за сигарой, бокалом вина и игрой в карты. Что же касается донны Флоры, то она вышивала салфетки для Серафины и ее мужа. У ног Марко лежала, съежившись, Пэнси. Она изо всех сил старалась оставаться невидимой для ужасного попугая Цицеро, который наблюдал за всем происходящим с высоты пальмы.
        Кристина с Витторио гуляли по берегу моря, сопровождаемые «отцом» Джузеппе, по обеим сторонам от которого шли дочери Ренальди.
        Вечер был прохладным, свежим и удивительно красивым. Закат окрасил небо калейдоскопом розовых, золотых и оранжевых лучей, которые медленно опускались в море. Монотонно шумел прибой, осыпая берег фонтаном сверкающих брызг. Свежий морской ветер подгонял волны и трепал волосы гуляющим.
        Жовита и Калиста с удовольствием болтали с Джузеппе и бросали пронзительно кричащим чайкам корки черствого хлеба. У шагавшей же впереди них Кристины и Витторио разговор был куда более серьезным.
        - Расскажи мне о своей жизни в Венеции, - попросила Кристина.
        На лице Витторио появилось мечтательное выражение.
        - Наша семья живет на большой вилле за городом, которую окружают прекрасные виноградники. А еще у нас есть дом в Венеции и стекольный завод на острове, недалеко от города. Мы живем то на вилле, то в городском доме.
        - Жизнь там, должно быть, очень разная и интересная.
        Витторио улыбнулся.
        - Да. Думаю, тебе покажется наша жизнь в Венеции более живой и совсем не похожей на монотонную и серую жизнь на этом острове.
        Кристина молчала, задумавшись. О той жизни, культурной и цивилизованной, которая окружала Витторио, она, казалось, могла только мечтать. Но Кристина могла бы прожить и на необитаемом острове, если бы только с ней был один человек - Марко Главиано.
        - Когда я подрос, мне стал давать уроки наш священник, отец Джорджио, - продолжал Витторио. - Я получил классическое образование, в которое входит греческий и латинский языки, искусство, литература и музыка, а также катехизис - краткое изложение христианского вероучения в форме вопросов и ответов.
        Нерешительно посмотрев на девушку, он признался:
        - Вообще-то, я хотел посвятить свою жизнь церкви, но у моего отца другие планы на этот счет. И теперь я должен буду продолжать деловую династию семьи.
        - Понимаю, - сказала Кристина. Она успела уже догадаться, что ей достался не слишком-то пылкий жених: человек, сердце которого будет открыто в первую очередь Богу, а потом уже женщине. Этот фарс мог несколько затруднить планы Кристины, но, по крайней мере, поможет ему тогда, когда она бросит его и уйдет к Марко.
        - Но тебе-то, наверное, не хочется избирать для себя такую жизнь? - спросила Кристина Витторио.
        К ее удивлению его лицо осветила улыбка.
        - Человек посвящает свою жизнь Богу и тогда, когда становится хорошим мужем, отцом и кормильцем, как мой отец.
        - Да, это так, - согласилась Кристина, улыбнувшись Витторио в ответ.
        - А ты, Кристина, - продолжил Витторио. - Какой была твоя жизнь на этом острове?
        - Как ты уже сказал - очень серой и ограниченной, - ответила девушка и быстро добавила: - Хотя на меня оказывали влияние местный учитель и священник и, конечно же, дядюшка Марко. - К удивлению девушки, свои последние слова она сказала вполне серьезно.
        Витторио кивнул.
        - О да. Тебе просто повезло с таким чудесным дядюшкой, который окружил тебя заботой после того, как ты осиротела в таком раннем возрасте в… - Он замолчал и озабоченно нахмурился. - Это ведь было во Флоренции?
        - Д-да, - запинаясь, произнесла Кристина. Она чувствовала себя крайне неуверенно, разговаривая с Витторио на эту тему, Марко практически ничего не рассказал ей о той истории, которую для нее придумал. - Конечно, я была еще очень маленькой, когда мы приехали сюда, в Новый Свет и практически ничего не помню о той своей давней жизни.
        Витторио перевел взгляд на пенные, бушующие волны моря.
        - Мне кажется, что жизнь здесь, у моря, в такой близи к источнику жизни, должна быть очень богатой и разносторонней. Это чувство знакомо и нам, живущим в Венеции.
        Кристина кивнула, подумав о том, что этот человек вовсе не такой уж поверхностный, как ей показалось сначала.
        - А как ты относишься к тому, что остаток жизни тебе придется провести в незнакомой стране? - поинтересовался Витторио.
        - О, я просто счастлива, - воскликнула девушка. - Дядюшка Марко так много рассказывал мне о Венеции, что мне хотелось бы увидеть ее собственными глазами.
        Витторио, казалось, понравился ее ответ.
        - В нашем городе так много красивых мест, которые мне хотелось бы тебе показать. Это и здание оперного театра, и площадь Святого Марка, и Большой канал, а также множество величественных мостов. Нашу семью как одну из наиболее достойных часто приглашают на приемы и обеды во дворец главы Венецианской республики. Там ты сможешь увидеть много того, чего раньше себе даже представить не могла - великолепнейшие залы, украшенные золотом, бесценными скульпторами Сансовино и полотнами Тициана, Тинторетто и Веронеза. Наш город - один из самых культурных и почитаемых.
        - Это и в самом деле очень интересно, - заметила Кристина.
        - Значит, тебя совсем не огорчает перспектива того, что тебе придется покинуть свой дом и дядюшку? - настойчиво допытывался у нее Витторио. - Ведь мы ни разу с тобой раньше не встречались, и этот брак оговорили без нас.
        Протянув руку, девушка коснулась руки Витторио.
        - Витторио, я хочу, чтобы ты знал, что я уже дала свое согласие на наш брак.
        Пораженный откровенностью девушки, Витторио удивленно уставился на нее. - Да, но…
        - А как относишься ты к тому соглашению, которое заключили твой отец и мой дядюшка? - настойчиво допытывалась теперь уже Кристина.
        Витторио откашлялся и, запинаясь, ответил:
        - Конечно, я согласен со своим отцом. Думаю, я буду самым счастливым молодым человеком.
        - Значит, все решено, - воскликнула девушка. Нахмурившись и сурово сжав губы, Витторио вовсе не казался уверенным.
        - Ты должна понять, когда мы поженимся, наша жизнь будет основываться главным образом на семье и церкви.
        - Да, да, конечно, я и сама очень набожна, - быстро согласилась со своим женихом Кристина.
        - Это же говорит и твой дядюшка, - пробормотал Витторио не совсем уверенным голосом.
        Кристина с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
        - Не волнуйся, Витторио. Через несколько дней, когда мы познакомимся с тобой получше, ты и сам сможешь убедиться в том, как я набожна.
        - Да. Моим родителям, конечно же, хочется, чтобы мы обвенчались в церкви Святого Марка. Кристина прикусила нижнюю губку.
        - О, значит, они хотят, чтобы наша свадьба состоялась в Венеции?
        - Таково желание моей семьи, тем более, что уже скоро мы должны будем возвращаться домой. Надеюсь, мы успеем вернуться в Венецию к празднику Рождества, который состоится в декабре. Мы ведь и так уже пропустили один из самых больших наших праздников, который устраивается перед началом сбора винограда.
        - Я понимаю твою тоску по родине.
        - А твой дядюшка поедет с нами в Венецию, на свадьбу?
        - Вряд ли, - ответила Кристина, в голосе которой прозвучали оттенки злости.
        Молодые люди остановились перед большой удивительно красивой розовой раковиной, которая лежала у них на пути. Витторио нагнулся, поднял раковину, стряхнул с нее крупинки песка и торжественно вручил ее Кристине.
        - Это творение нашего Создателя так прекрасно! И все же оно не идет ни в какие сравнения с той леди, которой я его дарю!
        - Спасибо, Витторио, ты так любезен, - смущенно пробормотала девушка. Она взяла раковину и одарила Витторио одной из самых ослепительных улыбок, гордясь в душе тем, что так быстро сумела покорить сердце этого молодого человека.
        Добравшись до того места, где бухта кончалась, гуляющие медленно повернули назад и снова пошли к Марко и остальным. Кристина слышала, как сильно развеселила дочерей Ренальди история Джузеппе о том, как в один прекрасный день к нему в огород забрался какой-то несносный козел. Когда гуляющие добрались, наконец, до игравших в карты, Кристина специально вложила свою руку в руку Витторио. Поначалу, взволнованный жених девушки одарил ее растерянным взглядом и пальцы руки его сильно дрожали, однако потом, когда он с силой сжал ее руку в своей ладони, настал черед удивляться Кристине.
        Игравший в карты, Марко пристально вглядывался в приближающуюся к ним влюбленную парочку, которая держалась за руки и нежно смотрела друг на друга.
        - Дядюшка Марко, посмотрите, что нашел для меня Витторио! - закричала Кристина, с гордым видом протягивая раковину.
        Но Марко, казалось, лишился дара речи.
        - Марко, ты что, забыл, что твоя очередь ходить? - с явным раздражением спросил его дон Джованни.
        Находясь под впечатлением увиденного, Марко хотел было перетасовать карты, но пальцы совсем перестали его слушаться, и их выхватил из рук сильный морской ветер. Все трое мужчин бросились собирать карты, негромко ругаясь и переворачивая стулья. Пэнси же так напугал весь этот переполох, что она сорвалась с места и бросилась в джунгли.
        Марко встретил ночь на подоконнике в своей комнате. Он сидел там, потягивая вино из бокала, и задумчиво глядел в черное, бездонное небо. За окном ветерок тихо шуршал листьями тропических деревьев. Ночной воздух был пропитан ароматом жимолости; где-то вдалеке гулко ухала сова.
        В ногах кровати спала, тихонько посапывая, Пэнси. А вот Марко спать не мог, из головы его никак не шли мысли о Кристине. Весь вечер ему не давала покоя увиденная им на берегу моря картина: Кристина и Витторио гуляют, держась за руки, и нежно улыбаются друг другу. Марко не ожидал от себя такой острой реакции, пока не увидел Кристину с этим молодым человеком.
        Он ведь сам решил, что девушка заслуживает лучшей доли, придумал для этого план и теперь начал пожинать первые плоды. Кристина казалась просто в восторге от Витторио и готова была отправиться жить с ним в Венецию хоть сейчас.
        Боже! Кристина будет лежать в постели Витторио, отдавать ему свое восхитительное тело, носить его детей! Да, этот молодой денди просто счастливчик! Что же касается его… Сердце Марко разрывалось на части. Когда Кристина уедет, ему останется только глядеть в бездонное, усыпанное звездами небо и мечтать о ней, представляя ее лежащей в объятиях Витторио, в то время, как его объятия и сердце остались пустыми. Когда Кристина уедет, ему уже ничего более не останется.
        Марко тяжело вздохнул и закрыл глаза, не представляя себе, как будет жить без Кристины. Да поможет ему в этом Бог! Только сейчас Марко понял, как много значит для него эта девушка, как трудно ему будет расставаться с ней. И все же призвание его было в другом, а Кристина вполне заслуживала лучшей доли.
        Но, стремясь сделать для нее все как можно лучше, не йревращал ли он свою собственную жизнь в ад?
        В комнате напротив Кристина лежала в постели и улыбалась в темноту, чрезвычайно довольная собой. Наконец-то она отомстила Марко почти за все свои страдания, когда прошлась сегодня вечером перед ним, держа Витторио за руку. Выражение острой тоски на лице Марко доставило ей величайшее удовольствие, а то, как он выронил из рук карты, и вовсе позабавило ее.
        Он хочет ее! Кристина знала это почти наверняка! И хотя он еще и не был готов признаться в том, что не может без нее жить, он очень скоро это поймет и сделает ее своей женой. Теперь же остается только еще больше помучить его, сводя с ума Витторио, и он будет наконец принадлежать только ей.
        Особенно после того, как она осуществит на деле свой план. Та роль, которую она собиралась уготовить Витторио, могла оказаться, конечно, и не очень приятной, но Марко придется винить в случившемся только себя за то, что он так и не научился держать свое слово. Кристина была готова даже пожертвовать своей девственностью, лишь бы сделать Марко своим!

        ГЛАВА 19

        Прошло несколько дней. Кристина и Витторио лучше узнали друг друга. Марко много времени проводил с доном Джованни. Друзья часто охотились, рыбачили и играли в карты. Донна Флора и ее дочери наслаждались безмятежным отдыхом и долгие часы проводили на берегу моря. Надеясь уберечь нежную кожу от нещадных лучей солнца, они надевали широкие шляпы и длинные платья. Джузеппе частенько прогуливался с Жовитой и Калистой, развлекая их своими веселыми историями; эта троица обычно сопровождала Кристину и Витторио, которые тоже любили бродить по острову.
        Хотя Марко и тяжело было видеть Кристину и Витторио вместе, он старался не показывать виду. Ведь в конечном итоге план его удался на славу. Правда не обошлось и без несколько напряженных моментов, виной которым были пираты. Такой, например, как неудавшаяся попытка Джузеппе отслужить воскресную мессу или, когда Марко и дон Джованни наткнулись на упражняющихся в борьбе Аго и Винсента, или совсем уже сконфузившее дона Джованни происшествие во вторник, когда они с Марко случайно увидели, как Франциско и его женщина, абсолютно голые резвятся в бочке с водой. Но самым главным, пожалуй, было то, что Ренальди не сомневался в том, что его люди - это работники сахарной плантации, а Кристина - его племянница.
        Но однажды днем, во время обеда, клубок его лжи стал распутываться. Марко и его гости живо обсуждали детали предстоящей свадьбы, сидя за обеденным столом. Обслуживала обедающих все та же молчаливая Юнис и ее помощницы. Кристина, сидевшая рядом с Витторио, была несколько озадачена, заметив, как ее жених и прислуживающая за столом Антония, снова украдкой посматривают друг на друга и застенчиво улыбаются.
        Дон Джованни завел разговор о семейных традициях, пытаясь уговорить Марко отправиться вместе с ними в Венецию на свадьбу.
        - Нам и в самом деле придется недельки через две уезжать домой, - объяснил он. - Я и так уже слишком долго остаюсь в стороне от дел. Что же касается свадебной церемонии, то, конечно, мы могли бы устроить небольшую службу и здесь, - он замолчал и многозначительно посмотрел на Джузеппе, которого эта перспектива явно привела в ужас, - но тогда все наши друзья и соседи пропустят это событие. И потом, разве не должны молодые люди жениться там, где будут жить дальше? На протяжении многих веков уважаемые в обществе венецианцы венчались в церкви Святого Марка. Потом же мы устроим настоящий праздник и, конечно же, пригласим на него всех почетных горожан. - И, словно подводя итог сказанному, дон Джованни решительно кивнул Марко. - Поэтому-то наиболее логичным для тебя решением будет вернуться с нами на родину, друг мой.
        Марко нахмурился и слегка ослабил узел галстука.
        - Я ценю ваше предложение, дон Джованни, но никак не могу оставить свои дела.
        - Какие дела? - презрительно сморщился дон Джованни. - Ты имеешь в виду срезку и выжимку сахарного тростника? Разве у тебя нет человека, который мог бы проследить за подобными пустяками? Когда это ты успел стать таким ответственным, мой мальчик? И потом, неужели ты хочешь, чтобы на свадьбе твоей племянницы и единственной родственницы не было ни одного представителя от ее семьи?
        Марко чувствовал себя в полной растерянности, пока в разговор грациозно не вмешалась Кристина:
        - Но, дон Джованни, разве не вы, Витторио, донна Флора и ваши прелестные дочери теперь моя настоящая семья? - Она ядовито улыбнулась Марко. - Конечно, мне будет очень не хватать в Венеции дядюшки Марко, но я едва ли умру, если он останется здесь.
        Марко стиснул зубы и ничего не ответил, а дон Джованни посмотрел на девушку с улыбкой.
        - Да, да, конечно. - Повернувшись к Марко, он подмигнул ему. - Не правда ли, она - чудо?
        - Да, - пробормотал Марко странно изменившимся голосом.
        Донна Флора собиралась было вставить слово, как ее перебило громкое, непристойное пение, раздавшееся вдруг за дверью. Сквозь эти становящиеся все громче и отчетливее звуки слышался возмущенный голос Эспер.
        - Немедленно убирайтесь отсюда, пьяные твари!
        - Марко, что здесь происходит? - поинтересовался озадаченный дон Джованни, когда шум в коридоре усилился.
        Пока сбитый с толку Марко пытался придумать более или менее подходящий ответ, в столовую ввалилось около шести неряшливо одетых женщин в сопровождении такого же количества нелицеприятного вида мужчин. Процессию возглавляла бывшая любовница Марко Роза.
        Одежда всех двенадцати была грязной, мокрой, покрытой морскими водорослями; от всех изрядно попахивало спиртным. Они стояли, держа друг друга за руки, и громко распевали свою похабную песню, а некоторые из них размахивали пустыми бочонками рома. Завершала эту процессию взбешенная Эспер, чьи глаза-бусинки метали на Марко самые настоящие молнии.
        Поначалу ошеломленные обедающие могли только смотреть на ворвавшихся в столовую. Марко сумел разобрать всего пару строк из их грязной песенки, но и этого было достаточно, чтобы привести в ужас кого угодно:
        Задирай-ка свои юбки поскорей
        И влезай на мою мачту - не робей.

        Когда же смысл этой песенки дошел до каждого за столом, Ренальди дружно охнули от ужаса. Кристина поспешила спрятать улыбку за салфеткой, Марко простонал и закрыл лицо ладонью, а Джузеппе судорожно перекрестился и возвел глаза к небу.
        Между тем пьяные мужчины и женщины, раскачиваясь взад и вперед, затянули другую, такую же грязную балладу. Солировала на этот раз француженка Моника.
        - Марко, кто эти ужасные люди? - решительно спросил дон Джованни.
        - Я впервые их вижу, - так же решительно ответил ему Марко.
        Но, как только он произнес эти слова, из цепи поющих вышла Роза де Леон и нетвердой походкой подошла к нему. Она широко раскинула руки, и ее пышные груди, видневшиеся в глубоком вырезе насквозь промокшего платья, пришли в движение.
        - Марко, сердце мое! Как давно мы не были вместе, мой большой, ненасытный жеребец!
        И на глазах изумленных Ренальди Роза схватила Марко за пояс брюк, рывком заставила его встать на ноги и жадно поцеловала. Потом она отпустила Марко и, томно улыбнувшись, облизнулась. Марко тяжело опустился на свое место и с ужасом увидел, как донна Флора лишилась чувств, уронив голову прямо в тарелку с супом. Дон Джованни вскочил с места, чтобы поддержать супругу, а Джузеппе все это время пытался заслонить собой это ужасное зрелище от ошеломленных дочерей Ренальди. Что касается Кристины, то она одарила Марко убийственно тяжелым взглядом.
        Как раз в этот момент в столовую вошла Антония с десертом на подносе. Когда один из пьяных мужчин попытался схватить девушку, она сумела все же увернуться от него. Но, к несчастью, подскользнулась на влажном полу, налетела на стол и опрокинула блюдо с рисовым пудингом прямо на голову бесчувственной донны Флоры. Витторио тотчас же поспешил на помощь перепугавшейся до смерти Антонии и своей матери.
        Марко же оставалось только молить Бога о том, чтобы разверзлись небеса и избавили его от этого позора.
        Войдя через десять минут в здание школы, Марко готов был провалиться сквозь землю. То, что произошло только что в столовой, могло быть названо одним словом - крах! И все благодаря Розе и ее развратным подружкам. Донну Флору, которая так и не пришла в сознание, уложили в постель. Все лицо несчастной было в рыбном супе, а ее модную прическу безнадежно испортил рисовый пудинг. Дон Джован-ни сейчас сидел у постели своей бесчувственной жены, а Джузеппе молитвами пытался привести ее в сознание. Что касается остальных Ренальди, то они разошлись по своим комнатам, укоризненно качая головами.
        А вот Кристина, должно быть, сейчас хохотала от души над его неудачей. В этом Марко был уверен. Исходя из негодующего взгляда, которым дон Джо-ванни наградил его, унося из столовой свою пострадавшую жену, Марко сделал вывод, что все планы относительно замужества «племянницы» грозят вылететь в трубу. Единственное, что Марко удалось пока сделать, - это принять надлежащие меры в отношении нарушителей порядка. Поскольку школа на острове большей частью не функционировала, он велел своим людям собрать всех пьяных и поместить их в здание школы. И вот теперь все двенадцать дебоширов сидели перед Марко за столами, распевая очередную грязную песенку, которая не могла все же перекрыть громкий храп пьяного Патрицио. Марко стоял за столом учителя и свирепо поглядывал на сидящих перед ним дегенератов; рядом с ним стояли трое его пиратов с мушкетами и саблями наизготове.
        Марко удалось выяснить, что Роза, Моника и другие женщины уговорили шестерых испанских рыбаков из Гаваны отвезти их назад, на Isola del Mare. Что ж, он сделает так, чтобы планы Розы вернуться на остров окончились плачевно. Тем более, что она так его унизила перед друзьями; и теперь Марко хотел избавиться от этих пьяных дебоширов как можно скорее.
        - Тихо! - грозно закричал Марко и звуки песни постепенно смолкли.
        - Роза, объясни это вторжение, - потребовал Марко.
        Роза похотливо улыбнулась ему и встала из-за стола.
        - Сердце мое, я так по тебе соскучилась…
        - Сядь! - резко оборвал ее Марко, опасаясь повторения того поцелуя. Когда же испанка опустилась на свое место, он сердито продолжил: - Тебе и всем остальным было заплачено, хорошо заплачено, чтобы вы покинули этот остров и никогда сюда больше не возвращались.
        - Это так, но…
        - А теперь объясни, какого черта вы вернулись!
        - Сердце мое, не будь таким жестоким, - умоляюще произнесла Роза, обиженно надув губки. - Мне и другим женщинам нечего было делать в Гаване.
        - Роза права, - заговорила Моника, робко поглядывая на Марко.
        - Это было бессердечно с твоей стороны - услать нас отсюда, друг мой.
        - Поэтому мы все и решили вернуться, - продолжила Роза и указала на мужчин, - а эти испанские рыбаки предложили подвести нас.
        - В таком случае, им придется отвезти вас обратно! - рявкнул Марко.
        Один из пьяных рыбаков испуганно посмотрел на него.
        - О нет, капитан. Наше судно… оно погибло. Глядя на сбитого с толку Марко, Клаудио сделал шаг вперед и объяснил:
        - Этот человек говорит правду, капитан. Эти пьяные идиоты посадили судно на рифы. Скорее всего, сегодня ночью отлив унесет его оттуда и оно потонет.
        - Черт возьми! - вскричал Марко и, обращаясь уже к Клаудио, велел: - В таком случае, погрузите их всех на нашу шхуну и выбросьте… я даже не знаю где… ну, скажем, в Сент-Киттсе или Спэниш-тауне.
        Этот приказ явно привел всех собравшихся в ужас. Все мужчины сейчас же заговорили по-испански и были далеко не в восторге от решения Марко.
        - В чем сейчас проблема? - грозно спросил Марко Монику.
        - Вы не можете отправить нас ни в Спэниш-таун, ни в Сент-Киттс, - ответила она. - На всех этих островах свирепствует чума.
        - Ты лжешь, - не стал слушать ре Марко.
        - Нет, капитан, это правда, - встал на защиту Моники один из испанцев. - Все эти острова подвергнуты изоляции. Туда не разрешают заходить даже за питьевой водой.
        Марко простонал от досады. Потом, прикрыв рот ладонью, он тихонько сказал Клаудио:
        - Что теперь будем делать? У нас нет времени отвозить их обратно в Гавану. Я пообещал дону Джованни, что его семья сможет уехать на нашей шхуне назад, в Бофорт.
        Клаудио пожал плечами.
        - Мы всегда можем вздернуть их на нок-рее.
        К несчастью, рыбаки услышали циничное предложение Клаудио. Дружно взвыв от страха, они принялись просить о пощаде. Трое из них упали на колени и стали исступленно молиться, а двое других достали свои четки и в голос заревели.
        Марко не мог долго выносить эту эмоциональную неразбериху.
        Что могло быть хуже пьяных людей, обращающихся к религии?
        - Тихо! - взревел он.
        Мужчины тотчас же умолкли и с благоговением посмотрели на Марко. Тот пытался собраться с мыслями, но в этот момент Патрицио захрапел вдруг еще громче, и ему пришлось повернуться к «учителю» и рявкнуть:
        - А ты, будь добр, заткнись!
        Храп Патрицио стал и вовсе устрашающим, но постепенно затих.
        Марко задумчиво почесал затылок.
        - О чем мы говорили?
        Испанцы обменялись недоуменными взглядами, женщины же и вовсе захихикали.
        - Капитан, - осмелился заговорить один из рыбаков, - мы хотели бы наняться к вам на судно. Роза сказала нам, что если мы просто приведем ее и других женщин сюда, вы сделаете нас пиратами. - С этими словами рыбак расправил грудь и широко улыбнулся.
        Марко, начиная вскипать, повернулся к бывшей любовнице.
        - Роза, ради всего святого, что ты пообещала этим простофилям?
        Испанка окинула Марко страждующим взглядом с головы до ног.
        - Ты должен простить меня, любовь моя, - про щебетала она. - Что можно взять с влюбленной женщины, жаждущей вернуться к своему возлюбленному?
        Марко раздраженно всплеснул руками и обратился к тому испанцу, который только с ним говорил.
        - Что еще взбредет в твою пустую голову? Мы никакие не пираты, а работники сахарной плантации. Это ясно?
        - Да, капитан.
        - И потом, даже если бы мне и потребовалась дополнительная людская сила, я бы вряд ли обратился к вам за помощью, исходя из ваших сомнительных навигационных способностей.
        Этой суровой критикой все шесть рыбаков были так подавлены, что Марко невольно пожалел о сказанном.
        Раздосадованный, он повернулся к Клаудио.
        - Просто ума не приложу, что делать с этими кретинами. Думаю, пока придется оставить всех их здесь под стражей.
        - Да, капитан.
        Увидев, что Марко направляется к выходу, Роза поспешила за ним.
        - Но, сердце мое…
        Марко резко обернулся и с силой сжал плечо испанки.
        - А ты, лживая шлюха, держись от меня подальше! Ты уже и без того причинила мне сегодня достаточно бед. - Отпихнув Розу в сторону, Марко напоследок оглядел всех пьяных ее подруг и друзей. - Это касается и всех вас. Если я получу от своих людей хоть одну жалобу на вас, вы горько пожалеете о том дне. когда появились на свет.
        С этими словами Марко вышел из школы, а вслед ему еще долго неслись мольбы о пощаде.
        По дороге домой Марко встретил дона Джованни, который шел ему навстречу. Мрачное выражение лица старика не сулило ничего хорошего.
        - Мальчик мой, мы должны поговорить, - угрожающе произнес он.
        - Да, должны. Как чувствует себя донна Флора?
        - Она пришла в себя, но мучается ужасной головной болью, - без особого энтузиазма ответил дон Джованни.
        - Мне очень жаль, - сказал Марко, присоединяясь к дону Джованни. - В самом деле, мой друг, я должен извиниться за то недоразумение, которое произошло в столовой.
        Дон Джованни покачал головой.
        - А я-то решил, что ты и в самом деле чего-то достиг в жизни, мой мальчик. Но, став невольным свидетелем той ужасной сцены в доме, у меня на этот счет возникли сомнения, и большие сомнения. Скажем, не только относительно тебя, но и относительно того, стоит ли моему сыну связывать себя с твоей семьей.
        Марко прекрасно понял, что хотел этим сказать дон Джованни и был возмущен, что тот пытается причесать под общую гребенку и Кристину.
        - С вашей стороны несправедливо обвинять в моих ошибках мою племянницу, - заметил он довольно резко.
        Дон Джованни вздохнул.
        - Ты прав. И все-таки я должен подумать о будущем Витторио и о его жизни в Венеции. Ведь наша семья относится к разряду наиболее почитаемых…
        - А моя семья разве нет? - резко спросил Марко.
        Дон Джованни окинул его взглядом, в котором читалась и симпатия, и предостережение.
        - Я могу понять, что, как я уже говорил раньше, ты здесь выращиваешь дикий овес, мой мальчик. Но джентльмен должен всегда оставаться осмотрительным. А ты бросаешь тень позора на обе наши семьи своей связью с этими развратниками…
        - Я готов вам объяснить, - быстро ответил Марко. Дон Джованни печально рассмеялся.
        - Будь добр, сделай это.
        На какой-то миг Марко испытал растерянность. Но потом собрался с духом и сказал:
        - Если честно, то у меня была связь с этой женщиной, Розой, в Гаване. На протяжении долгих лет я соблюдал предельную осторожность, боясь подать своей племяннице плохой пример. Думаю, у этой женщины сложилось неверное впечатление от нашей короткой встречи в Гаване, ибо в противном случае, она не привезла бы с собой дюжину моряков.
        - И это вся история? - скептическим тоном поинтересовался дон Джованни.
        - Да, это все, - ровным голосом солгал Марко. - И потом я велел всех этих дебоширов посадить под стражу и могу поклясться, что они не причинят больше хлопот ни вам, ни вашей семье.
        Дон Джованни сердито нахмурился.
        - Я в этом не совсем уверен, мой мальчик. Да и донна Флора готова отплыть в Венецию хоть сейчас.
        - Значит, вы хотите расторгнуть брачный договор, который мы заключили между вашим сыном и моей племянницей? - спросил Марко, стараясь не выдать своего растущего раздражения.
        Дон Джованни задумчиво почесал подбородок и ответил:
        - Вот в чем вопрос, мой друг. Конечно, столь красивая молодая леди только увеличила бы состояние нашей семьи, но у моей супруги на этот счет очень дурные предчувствия.
        Марко сразу же понял, куда клонит его друг, и задумчиво произнес:
        - Послушай, дон Джованни, мне только сейчас пришло в голову, что, обсуждая на прошлой неделе приданое Кристины, я совсем забыл о той его части, которую собираюсь передать будущему мужу.
        - В самом деле? - Выражение лица дона Джованни стало куда более заинтересованным.
        - Да. Думаю, нам надо все это хорошенько обговорить с глазу на глаз, а уже потом найти подход и к донне Флоре.
        Дон Джованни довольно улыбнулся и дружески похлопал Марко по плечу.
        - Мой мальчик, я внимательно тебя слушаю. Марко усмехнулся в душе. Они оба прекрасно знали, кого одурачивают и заманивают в ловушку. Но этим человеком, определенно, не был дон Джованни Ренальди.

        ГЛАВА 20

        Спустя некоторое время Марко вернулся домой будучи в мрачном расположении духа. Он оставил дона Джованни на берегу моря, где тот решил порыбачить вместе с Клаудио. Вопрос о свадьбе Кристины и Витторио остался в силе, но для этого Марко пришлось удвоить приданое своей «племянницы».
        Недалеко от дома Марко догнала Пэнси, которая, должно быть, бегала где-то в джунглях.
        - Ну разве я не дурак, Пэнси? - печально спросил Марко, выбирая из густой, черной шерсти животного попавшие туда колючки. - Я терплю столь пренебрежительное к себе отношение только ради того, чтобы сбыть с рук эту маленькую чертовку! Никогда раньше я не предлагал столько денег за женщину, с которой и не помышляю даже что-то иметь!
        Пэнси, часто и тяжело дыша, смотрела на хозяина своими доверчивыми, золотистыми глазами.
        Все так же мрачно усмехаясь, Марко взобрался вместе с гепардом по ступенькам крыльца и вошел в дом. Он собрался закрыться в своей комнате, выпить стакан крепкого виски и немного вздремнуть.
        Но только Марко повернул за угол, как оттуда выскочил, размахивая ножом, маленький, бородатый человек и бросился на него. Грозно что-то шипя по-испански, он намеревался поразить Марко в самое сердце!
        Нападение было для Марко столь неожиданным, что он едва не поплатился жизнью. Однако уже в следующую секунду он успел схватить нападающего за запястье и сдержал удар. Нож со звоном упал на пол. Испанец с силой ударил Марко по руке, заставив того закричать от боли и ярости, и отпустить нападающего.
        - Зачем ты это делаешь? - грозно спросил Марко.
        В ответ быстрый, агрессивно настроенный человек только грязно выругался и хотел было нанести Марко сильный удар в челюсть, но последний, к счастью, сумел избежать этого.
        Эта выходка испанца положила конец терпению Марко. Пока противник собирался снова замахнуться на него, он ударил его в живот, а потом в челюсть.
        Испанец со стоном рухнул на пол. Тяжело дыша и озадаченно посматривая на распростертое перед ним тело, Марко только тогда опомнился, когда на его противника вскочила Пэнси.
        - Пэнси, нет! - закричал Марко, успев остановить гепарда как раз в тот момент, когда острые зубы животного готовы были вот-вот сомкнуться на горле испанца.
        Недовольно проворчав, гепард послушно спрыгнул со своей жертвы. Марко присел на корточки.
        - Кто ты и почему хотел убить меня? - гневно спросил он испанца.
        Но нападавший на него человек лежал не шевелясь, как мертвый.
        - Черт возьми! - выругался Марко и повернулся к Пэнси. - Нам следовало сначала допросить этого ублюдка!
        Чувствуя волну нарастающей паники, Марко с опаской поглядел в конец коридора. Боже, он должен как можно скорее убрать отсюда этого испанца, пока его тело не попалось на глаза одному из Ренальди и не вызвало очередной переполох. Злодей этот в любую минуту мог прийти в себя, а поэтому надо было позвать для его охраны кого-нибудь еще.
        Марко стремительно пронесся по дому и нашел в библиотеке Джузеппе, который с явной неохотой изучал какую-то книгу религиозного содержания.
        - Джузеппе, быстрей идем со мной! Мне нужна твоя помощь! - громким шепотом обратился к нему Марко.
        Джузеппе послушно вскочил с места, и они поспешили в коридор, где Пэнси охраняла все так же не подающего признаков жизни испанца.
        Джузеппе едва не вскрикнул от неожиданности и перекрестился.
        - Кто это, капитан?
        - Этот же вопрос я могу задать и тебе, - отрезал Марко. - Сей ублюдок выскочил из-за угла и пытался убить меня.
        - Он жив? - Да.
        - Но как он сюда попал?
        - Кто знает? А теперь помоги мне перенести его к сахарному заводу и найди человека, который будет его там охранять. Может быть, когда он придет в себя, мы сможем его допросить!
        - Да, капитан!
        Джузеппе взял испанца за ноги, и они с Марко быстро вынесли его через заднюю дверь в сад, а оттуда - в лес. Пэнси неотступно следовала за ними.
        - Откуда, интересно, мог взяться этот ублюдок? - тяжело дыша, на ходу поинтересовался Джузеппе.
        Марко пригляделся к человеку, которого они несли.
        - Его не было среди испанских рыбаков Розы, хотя он вполне мог спрятаться на их судне и таким образом незаметно приехать сюда.
        - Думаешь, его послал Карлос? Марко сурово нахмурился.
        - Именно этого я и боюсь. Джузеппе широко раскрыл глаза.
        - Значит, Карлосу может быть известно местонахождение нашего острова!
        - Да. Вполне возможно, что после того, как Роза и ее пьяные идиоты выехали из Гаваны, наш злейший враг неотступно следовал за ней по пятам. Я велю немедленно обойти на шхуне близлежащие бухты и песчаные отмели, чтобы проверить не прячется ли где-нибудь по соседству судно Карлоса.
        - А как быть с безопасностью здесь, на острове?
        - Прежде всего, ты должен усилить охрану гавани, а также сторожевые посты вокруг дома. Только попроси часовых соблюдать предельную осторожность. Пусть они или делают вид, что играют в карты, или просто прячутся в кустах. Мы не можем допустить, чтобы Ренальди стали о чем-нибудь догадываться.
        - Да. А что собираешься предпринять ты? Марко невесело рассмеялся.
        - Как только мы занесем этого ублюдка на завод, я собираюсь свернуть ему шею.

***

        - Будет лучше, если ты заговоришь поскорее!
        Спустя час настроение Марко и вовсе стало мрачным. Как только они с Джузеппе связали испанца, принесли его на завод, тот почти сразу пришел в себя. Марко пытался было допросить его, но воинственно настроенный испанец не говорил по-английски и единственными ответами, которые получил от него Марко, были грязные ругательства и плевок в лицо.
        Охваченный яростью, Марко выскочил на улицу. Взяв на шхуне кошку-девятихвостку, он вытащил Розу и повел ее в джунгли.
        Марко вдруг резко остановился, угрожающе постукивая себя плеткой по бедру. Неподалеку расположилась и Пэнси, время от времени грозно шипя на испанку.
        При виде все больше выходящего из себя Марко, другая бы женщина уже разрыдалась и стала просить пощады. Но все попытки Марко запугать Розу не достигали своей цели. Как ни бился Марко, сколько не угрожал расправой, она продолжала твердить, что ничего не знает об испанце, который пытался его убить. Роза явно надсмехалась над ним. Ей доставляло огромное удовольствие наблюдать за тем, как вздымается грудь Марко и нервно подрагивают его ноздри. Никогда еще ему не хотелось так сильно нарушить свое строгое убеждение никогда не поднимать руку на женщину.
        - Повторяю: откуда этот человек? Испанка пожала плечами.
        - Откуда мне знать? Я что, слежу за какими-то там убийцами? И вообще, я не имею ни малейшего представления о том, что ты от меня хочешь и кто этот человек.
        Марко схватил Розу за руку.
        - Этот человек - испанец, а ты приехала сюда с шестью испанскими рыбаками.
        Взгляд Розы стал дерзким.
        - Ну и что из того, что он испанец. Да пусть он хоть сам испанский кардинал. Это вовсе не означает, что он приехал сюда вместе с нами.
        - Неужели вы, идиоты, не потрудились даже удостовериться, что за вами из Гаваны не потянулся хвост?
        - Это еще зачем? - пренебрежительно фыркнула Роза.
        Марко был так взбешен ее наглым поведением, что с трудом сдерживался, чтобы не пустить в ход свою плеть.
        - Значит, вы не следили за тем, есть ли за вами кто-нибудь?
        - Нет, не следили.
        - В таком случае, за вами вполне могли следовать от Гаваны до самого острова?
        - Si.
        Марко изо всех сил сжал в ладони рукоятку плети.
        - А теперь убирайся с глаз моих, пока я тебя не убил.
        Роза похотливо засмеялась и жадно оглядела Марко:
        - Ты всегда мог наказывать меня своим великолепным телом.
        - Да, это так, - оборвал ее Марко. - Но боюсь, на этот раз ты не выживешь.
        Роза потянулась было к Марко.
        - Ты так уверен в этом, сердце мое? Марко толкнул ее в сторону тропинки.
        - Можешь продавать свои услуги кому-нибудь еще.
        И рассерженный Марко потащил Розу назад к школе.

        ГЛАВА 21

        На протяжении последних нескольких дней Витторио стал снова ухаживать за Кристиной, хотя уже и не так уверенно. Молодые люди гуляли возле дома в сопровождении «отца» Джузеппе и двух дочерей Ренальди, придававших им более или менее благопристойный вид. Донна Флора наконец оправилась от своего потрясения и все чаще стала выходить на крыльцо. Дон Джованни большую часть времени проводил с Марко, хотя частенько лицо его бывало озабоченным. Марко подозревал, что подобное выражение лица его старого друга было скорее напускным, словно он не хотел показывать вида, будто полностью удовлетворен финансовой стороной их сделки. Однако иногда Марко замечал в глазах дона Джованни по-настоящему довольное выражение и мог поклясться в том, что его соотечественник в подобный момент подсчитывает свое огромное состояние, которое в скором времени перекочует от Марко в сундук семьи Ренальди.
        Тот факт, что его так безжалостно обобрал старый друг семьи, не давал Марко покоя. К тому же взаимная симпатия Кристины и Витторио просто не могла не приводить его в бешенство. Каждый раз, когда Марко видел их смеющихся или гуляющих в саду, держа друг друга за руки, или мирно о чем-то беседующих на берегу моря, он умирал в душе медленной смертью. Если бы только Кристина не показалась такой бесконечно счастливой и очень похожей на самую настоящую молодую невесту… Какая-то частичка души Марко упрямо тянулась к Кристине, сходя с ума при одной мысли о том, что скоро он ее потеряет. Но девушка, казалось, замечала перед собой только одного Витторио, и проводила с ним почти все свободное время!
        Конечно, у Марко хватало и других хлопот: на острове продолжали появляться испанцы. На следующее утро после того, как поймали первого, не заставил себя ждать и еще один. Только Марко открыл дверь гардеробной, чтобы выбрать одежду для предстоящего дня, как оттуда выскочил маленький, смуглый человек, размахивая кинжалом. Отскочив в сторону, Марко схватился с этим прытким испанцем. Они налетели друг на друга, переворачивая при этом мебель и разбивая вазы. В конце концов Марко все же удалось загнать этого ублюдка к двери и приставить нож к горлу. Спросив у испанца, кто он такой и что ему надо здесь, Марко услышал в ответ: «Я не говорю по-английски».
        Взбешенному Марко ничего не оставалось делать, как отвести пленного на сахарный завод. Ему не давал покоя вопрос, как этим дьяволам удалось забраться в его дом.
        В тот же день, но немного позже, пиратам пришлось убить третьего испанца, пытавшегося проникнуть в дом через окно Кристины. Встревоженный тем, что с девочкой могла случиться беда, Марко снова велел удвоить охрану дома и приказал дежурить под окном Кристины круглые сутки.
        На следующее утро снова произошло нечто подобное. Он и дон Джованни шли по коридору. Только Марко собирался со своим другом повернуть за угол, к ужасу заметил, как двое его людей, что-то недовольно бурча, выносили из дома порядком отделанное и бесчувственное тело уже четвертого испанца. Марко ничего не оставалось делать, как круто развернуться, едва при этом не сбив с ног дона Джованни, и поспешно увести своего друга в противоположном направлении.
        Марко был глубоко озадачен столь быстрым ростом количества испанцев на его острове. Он велел Франциско, который говорил как по-итальянски, так и по-испански, допросить пленных, но пока никакой информации из них вытянуть не удалось. Аго предлагал бить пленных до тех пор, пока они не заговорят. Но Марко отказывался опускаться до такой крайности после всех тех ужасов, которым подвергла его отца Инквизиция. Марко не сомневался в том, что пленные не имели к испанским рыбакам, приехавшим с проститутками, никакого отношения. Рыбаки продолжали содержаться под стражей в здании школы. Женщин же отпустили, строго предупредив, что если кто-либо из них посмеет приблизиться к дому Марко на расстояние пятидесяти ярдов или побеспокоит кого-нибудь из гостей, то будет повешен.
        Размышляя о том, кто мог подослать всех этих воинственно настроенных людей, Марко все больше склонялся к мысли, что это дело рук старого врага Карлоса, который решил таким образом побеспокоить его. Подозревал Марко и то, что ко всему этому какое-то отношение имела и Роза. Тем более, что она вернулась из Гаваны, которая бесспорно оставалась епархией Карлоса. А он когда-то был ее любовником. Это означало, что Карлос вполне мог последовать за Розой и рыбаками, как только те выехали из Гаваны, и таким образом узнать местонахождение Марко.
        Мысль о том, что самый злейший враг, возможно, раскрыл место лагеря, заставляло Марко чувствовать себя очень уязвимым. Isola del Mare обладал лишь одной приличной гаванью, однако расставить часовых по всему периметру острова было просто невозможно. А значит, Карлос вполне мог подвести свою шхуну со стороны, противоположной гавани, пересесть в баркас, а саму шхуну спрятать в какой-нибудь бухте или лагуне близлежащих подветренных островов. Марко отправил свое судно с несколькими матросами провести разведку окрестностей. Осмотр не выявил следов шхуны Карлоса.
        Но все равно Марко чувствовал, что заклятый враг где-то совсем рядом, и скорее всего, его судно не стоит на месте, а крутит в окрестностях острова. В любом другом случае он велел бы всем жителям острова погрузиться под покровом ночи на борт шхуны и найти поскорее в Карибском море временное убежище. Но сейчас, пока на острове гостили Ренальди, подобная эвакуация невозможна. Как бы он объяснил ее своим и без того уже обеспокоенным друзьям? Что они все должны бежать из-за того, что его, Марко, преследует давний враг - испанский пират. Что тот хочет убить его, потому что и сам он - капитан каперского судна, воюющего на стороне английского флота?
        Марко оставалось только надеяться на то, что в доме его никто не пострадает от рук испанцев. Тем более, что Ренальди собирались уехать через несколь-, ко дней. Если бы только за это время ничего не случилось!

***

        В тот день, когда был схвачен четвертый по счету испанец, заболел дон Джованни. Донна Флора прислала Марко к завтраку записку, в которой сообщала, что проведет сегодня день у постели приболевшего мужа, у которого вдруг поднялся сильный жар. Марко цинично ухмыльнулся. Он прекрасно понимал, какая болезнь могла сломить дона Джованни, который почти всю ночь играл с ним в карты и пил. Марко и сам чувствовал себя не самым лучшим образом, но, будучи гораздо моложе, он справился со своим недомоганием раньше.
        Марко начал день с того, что обошел все посты, которые расставил на территории острова. Направляясь к самому северному мысу, он наткнулся на четырех своих людей, которые спешно хоронили двух испанцев.
        - Опять испанцы! Нет, только не это! - в сердцах произнес Марко, переводя взгляд с потных, грязных матросов, роющих могилы, на трупы, завернутые в куски рваного паруса.
        - Мы поймали их на рассвете, когда они собирались проникнуть на шхуну, капитан, - объяснил Аго, снова вонзая лопату в песок.
        - И вам пришлось их убить? - спросил Марко.
        - Эти кровожадные ублюдки набросились на нас со своими саблями, - ответил Аго. - Они серьезно повредили Винсенту руку, Патрицио сейчас его перевязывает.
        - Господи, что за напасть! - Марко провел рукой по волосам. - И вы даже не успели их допросить?
        Один из пиратов развел руками.
        - Один из них пробормотал: «Я не говорю по-английски» и сразу же умер.
        У Марко вырвался стон, исполненный отчаяния.
        - Это какой-то кошмар! Чувствую, недалеко то время, когда мои гости будут ходить и спотыкаться об эти могилы.
        - Мы постараемся оставлять между ними промежутки, - раздраженно ответил третий матрос, отгоняя комара.
        - Да, да, я уверен, что вы сделаете как надо, - поспешил сказать Марко. - Не буду вас больше задерживать.
        С этими словами он направился к дому, ломая голову над тем, что ему делать. Эти убийцы, казалось, сыпались на остров, как из рога изобилия.
        Так ничего и не придумав, Марко решил пойти к себе в комнату и выпить стаканчик виски.

***

        Кристина и Витторио сидели во дворе за домом. Они удобно расположились на одной из каменных скамеек, с наслаждением вслушиваясь в мягкий шум фонтана и наблюдая за беззаботным порханием с ветки на ветку веселых длиннохвостых попугаев и крошек колибри.
        На руке Кристины с важным видом восседал Цицеро. Она гладила попугая по голове, он же осторожно покусывал ее за палец и громко верещал: «Плохая девчонка!»
        Кристина невольно усмехнулась. Была ли она плохой девчонкой? Ее чрезвычайно радовал тот факт, что ей удалось на некоторое время остаться с Витторио наедине; она знала, что как только Джузеппе и девушки позавтракают, тотчас же присоединятся к ним.
        Пока время, проведенное наедине с женихом, ничем существенным для Кристины не закончилось. Вот уже десять минут Витторио читал ей лекцию о том, какое серьезное религиозное воспитание надлежит дать их будущим детям. Кристина из всех сил старалась показать, что ей очень интересна эта тема, хотя умирала от скуки. Она ловила себя на мысли, что даже внешность Витторио начинает действовать ей на нервы. Особенно это касалось его неизменно бархатного фрака, накрахмаленной и отделанной рюшами рубашки, нелепой шляпы и смешного напудренного парика. Кристина отдала бы сейчас многое за то, чтобы оказаться рядом с Марко, с его ярко выраженным мужским обаянием. И чтобы на нем была, как всегда, наполовину застегнута рубашка, а белокурые волосы разметал ветер. Теперь же, когда Роза, Моника и другие, подобные им, женщины вернулись из Гаваны, Кристина не должна была терять ни минуты драгоценного времени, чтобы осуществить задуманный ею план. Всякий раз, как только девушка вспоминала тот случай в столовой, когда Роза жадно набросилась на Марко, в ней снова начинала кипеть ревность. С тех пор она уже несколько раз
видела Розу возле дома и замечала, как та буквально пожирает Марко глазами. Девушка с трудом сдерживалась, чтобы не наброситься на испанку и выцарапать ей глаза.
        К счастью, отношения Кристины с Витторио за последнюю неделю заметно продвинулись в гору. Молодой человек оставался все тем же самодовольным и чопорным педантом, но, делая вид, что буквально покорена его достоинствами, Кристина все больше затягивала Витторио в свои сети. Теперь он смотрел на нее с гораздо большим интересом и чаще брал за руку, хотя, к огорчению девушки, так ни разу ее и не поцеловал.
        На самом деле ей вовсе не хотелось целоваться с Витторио. Но с другой стороны, она прекрасно понимала, что никогда не осуществит свой план в отношении Марко, если не пробудит в Витторио желание. Она даже прямо попросила однажды поцеловать ее, но он был шокирован этой просьбой Кристины, сказав, что подобная интимность дозволена только после свадьбы. К тому же, к досаде ее, Витторио был явно увлечен помощницей кухарки, девушкой Анто-нией, и восхищенно смотрел на нее, когда бы она ни появлялась.
        Теперь же Кристина была занята тем, что кивала, слушая какие-то пустые рассуждения Витторио по поводу того, как в один прекрасный день их дети встретятся со священником. Девушка собиралась было отпустить в этой связи какую-нибудь банальную фразочку, как вдруг ее внимание отвлекли два не связанных между собой движения. Она увидела, как из кухни с двумя чашками на серебряном подносе вышла Антония, и в окне Марко едва заметно дернулась штора.
        Витторио тоже отвлекся и замолчал, с интересом посматривая на приближающуюся Антонию. Кристина с досадой выругалась про себя, и рука ее, которой гладила попугая, напряглась. Ей захотелось вдруг задушить своего непостоянного, увлекающегося жениха.
        Смуглая, хорошенькая служанка присела перед Витторио в реверансе.
        - Сэр, я подумала, что вам и леди захочется выпить по чашечке чая.
        Витторио встал со скамьи, взял с подноса обе чашки и поставил одну из них на скамью, рядом с Кристиной.
        - Спасибо, синьорита, - застенчиво улыбнулся он Антонии. - Вы очень любезны.
        Улыбнувшись Витторио в ответ и снова присев в изящном реверансе, девушка повернулась и медленно, покачивая бедрами - что едва ли осталось для Витторио незамеченным, - пошла к дому.
        Видя, каким жадным взглядом провожает жених служанку, Кристина пришла в ярость. Словно почувствовав изменение в настроении своей хозяйки, Цицеро пронзительно застрекотал и слетел с ее плеча.
        - Что за отношения у тебя с этой служанкой? Побледнев, Витторио с беспокойством посмотрел на свою невесту.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты влюблен в нее? - грозно спросила Кристина.
        - Ты хочешь знать, влюблен ли я в служанку? Конечно же, нет!
        - Тогда почему ты так смотришь на нее? Тонкие губы юноши тронула задумчивая улыбка.
        - Так, значит, ты ничего не заметила?
        - ЧТО ИМЕННО я не заметила?
        Почти благоговейно Витторио произнес:
        - Антония очень похожа на Мадонну Рафаэля. Кристина была в шоке.
        - Ты хочешь сказать, что испытываешь влечение к этой Святой Деве? И тебе больше нравится она, а не я?
        - Конечно же, нет! - горячо воскликнул Витторио, лицо которого исказила печать ужаса. - Я никогда не осмелюсь пойти вразрез с волей моих родителей.
        - И только по этой причине ты женишься на мне, да? - раздраженно воскликнула девушка. - Если бы не уговор моего дяди и твоего отца, ты с гораздо большим удовольствием повел бы под венец эту служанку!
        - Нет, Кристина! Это не так! Просто все дело в том, что я не могу не восхищаться лицом женщины, которая очень похожа на святую деву Марию. Но это отнюдь не означает, что я неверен тебе.
        Кристина одарила жениха сердитым взглядом, снова уловив в этот же момент движение в окне Марко. Она поняла, что как раз теперь и настало время действовать. Топнув ножкой, девушка с обидой в голосе сказала:
        - Тебе она нравится! Я знаю, что это так! С моими же чувствами ты только играешь, и рано или поздно разобьешь мое сердце!
        По выражению лица Витторио было заметно, что он тоже начинает терять терпение.
        - Кристина, ты становишься слишком раздражительной. Но это не тот случай, поверь мне!
        Кристина не ожидала той легкости, с какой на глаза ее навернулись слезы:
        - Нет, так! - заплакала она. - Я совсем тебе не нравлюсь! Ты не хочешь даже меня поцеловать!
        Витторио ничего не оставалось делать, услышав от девушки подобные слова, как поступить так, как поступил бы всякий уважающий себя мужчина. Он привлек горько рыдающую невесту и поцеловал ее.
        Кристине не понравился слишком уж целомудренный и неумелый поцелуй Витторио. Однако она была на седьмом небе, будучи уверенной в том, что Марко видит ее в объятиях другого…

***

        Марко был вне себя от бешенства.
        Он стоял у окна, не отдавая себе отчета в том, что медленно разрывает шторы в клочья, глядя на то, как страстно целуются в саду Кристина и Витторио. Как невыносимо ему было наблюдать эту сцену, безумно желая в этот момент снова почувствовать на губах губы девушки!
        Когда Марко увидел за окном эту парочку и решил понаблюдать за ними, он объяснял это тем, что делает это только в целях спокойствия и безопасности Кристины. Однако никакая опасность в действительности Кристине не угрожала. Марко понимал, что превращается постепенно в одного из тех умалишенных стариков, которые любят заглядывать в чужие окна и смотреть на то, как люди занимаются любовью.
        Но как он ни старался, не мог отвести глаз от этой нежно обнимающейся в саду парочки. «Они что, никогда не перестанут целоваться?» - думал Марко, подавляя в себе страстное желание выскочить из дома и разогнать этих двух влюбленных. Почему Кристина ведет себя так, будто ей все это очень нравится?
        Боже, он ведь любит эту маленькую проказницу! Марко понял это только сейчас, и ошеломляющее открытие потрясло его до самого сердца. Но он понимал, что брак Кристины с Витторио - единственно верное решение проблемы. Его совесть, его внутренний голос постоянно твердили это. И все же его так тянуло к Кристине! Так захотелось ее обнять!
        А он все равно собирался ее отдать этому помпезному, молодому щенку, который никогда не сможет любить ее так, как он.
        Вечером, когда начинало уже смеркаться, Марко, пребывая в мрачном расположении духа, пошел к морю.
        В то же время из дома вышла Кристина.
        Марко вздрогнул от неожиданности, увидев рядом с собой девушку. Впервые за эти несколько дней на ней было одето простое белое платье, а волосы распущены по плечам. Босая, осторожно ступающая по песку стройными, загорелыми ногами, Кристина казалась такой чистой, девственной и необычайно желанной.
        - Кристина, - мрачно приветствовал девушку Марко. - Чем я обязан такой чести?
        - Я хотела поговорить с тобой, - ответила девушка ровным голосом.
        Марко насмешливо-удивленно огляделся по сторонам.
        - А где твоя верная собачонка?
        Кристина пожала плечами, но в глазах ее зажглись озорные огоньки.
        - Не понимаю, дядя Марко. Чем тебе не нравится Витторио?
        - Он мне нравится, - резко ответил Марко. - Не правда ли, он настоящий принц?
        - Это человек, которого выбрал мне ты, - спокойно заметила девушка.
        - Да, это так.
        - Кстати, именно по этой причине я и хотела тебя найти. - Кристина мечтательно улыбнулась и призналась: - Я хотела сказать тебе, что ты был прав.
        Столь странное признание заставило Марко остановиться и сердито посмотреть на девушку.
        - Прав? Но в чем?
        - В том, что мне следует найти себе мужа и покинуть этот остров. Нет, правда. Если бы не приезд Ренальди, я так никогда бы и не поняла, как мне здесь одиноко. Теперь же мне кажется, что дон Джованни и донна Флора - это мои новые родители, а Жовита и Калиста - мои сестры. Что же касается Витторио, - с жаром продолжала Кристина, - то он такой прекрасный, честный молодой человек. Мне так хочется поскорее уехать с ними в Венецию…
        - Вот и чудесно, - саркастически усмехнувшись, оборвал девушку Марко и, круто развернувшись, снова продолжил путь.
        Кристина устремилась за ним.
        - И узнав его лучше, я поняла, что те чувства, которые я испытывала по отношению к тебе, были обычной детской влюбленностью.
        - Это необычайно меня радует, - сухо заметил Марко. - Итак, теперь все решено. Почему бы тебе, черт возьми, не вернуться домой?
        Кристина казалась изумленной.
        - Дядюшка Марко, за что ты на меня так сердишься?
        Марко тяжело вздохнул и, обдумывая вопрос девушки, нервно взлохматил волосы. Что мог он ей ответить? Я СЕРЖУСЬ НА ТЕБЯ ЗА ТО, ЧТО НЕ МОГУ СЖАТЬ ТЕБЯ В СВОИХ ОБЪЯТИЯХ И СДЕЛАТЬ СВОЕЙ?
        Кристина не виновата в том, что события принимают такой печальный оборот. Черт возьми, ведь она только и делает, что терпеливо сносит его прихоти.
        Марко заставил себя улыбнуться и осторожно убрал с лица девушки прядь волос.
        - Прости. Дело в том, что меня слишком донимают мысли о наших врагах.
        Глаза Кристины невольно расширились.
        - Врагах?
        Марко сдержанно кивнул и тихим шепотом объяснил.
        - Мне не хотелось беспокоить Ренальди, но с того дня, как на остров вернулась Роза со своими друзьями, то здесь, то там стали появляться испанские головорезы. Моим людям удалось уже поймать шестерых из них.
        - Шестерых? Но это же ужасно.
        - Да, - Марко посмотрел на девушку с тревогой. - Один из них даже пытался проникнуть в твою комнату.
        - Если кто-нибудь осмелится на меня напасть, то я убью этого негодяя, - уверенно заявила Кристина. - Джузеппе всему меня научил.
        Марко невольно улыбнулся: Кристина всегда была храброй, отчаянной львицей.
        - Я не сомневаюсь в этом. - Откашлявшись, Марко продолжил: - В любом случае, я усилю наблюдение за домом, ибо не хочу, чтобы наших дорогих гостей побеспокоили…
        - Не волнуйся. Я буду молчать как рыба.
        Марко и Кристина наконец вышли к морю. Оба молчали. Марко почувствовал, что ему нестерпимо хочется дотронуться до нежной, гладкой щеки девушки и ее чуть припухлых губ. Его охватила внезапная волна нежности. Боже, она как ребенок, но все-таки женщина…
        - Теперь ты будешь осторожна, правда? - спросил Марко хриплым от волнения голосом.
        Кристина улыбнулась.
        - Да. Очень мило с твоей стороны, что ты так обо мне заботишься.
        - Я всегда о тебе заботился, милая.
        Глаза девушки полыхнули негодующим огнем.
        - Неужели? Но это не мешает тебе, однако, отправлять меня с острова.
        - Потому что я знаю, что случится с тобой, если ты останешься здесь, со мной, - с иронией в голосе произнес Марко.
        Глаза девушки продолжали метать молнии.
        - Жаль, что я этого так и не узнаю.
        - Тебя будет ждать в Венеции прекрасная жизнь, милая, - сказал Марко. - Гораздо лучше здешней. А это самое главное.
        - А ты? - с вызовом спросила Кристина. - Какой будет твоя жизнь без меня? Тебе будет меня не хватать?
        - Мне уже не хватает наших дружеских отношений.
        - Только дружеских? - язвительно спросила Кристина.
        В ее словах прозвучал открытый вызов, и Марко не был к нему готов. Тихо простонав, он сомкнул руки на талии девушки, прижал к себе ее стройное тело и жадно припал к нежным губам. Марко с наслаждением вдыхал чистый, цветочный аромат ее девичьей кожи, ощущал на своих губах ее жаркое дыхание, видел, как ожидающе блестят ее прекрасные, зеленые глаза. И вот губы их слились в долгом и страстном поцелуе.
        О, как это было прекрасно! Как давно уже он не сжимал Кристину в своих объятиях. Марко чувствовал, что его переполняют любовь и желание. Она могла уже принадлежать Витторио, но он просто должен показать ей в последний раз, что такое настоящий поцелуй! Марко осторожно касался языком губ девушки. Он с наслаждением вслушивался в ее глухой стон, когда она вся открылась ему и обвила руками шею, чтобы быть к нему еще ближе.
        Марко с силой прижал девушку к себе и припал к ее губам. Ему хотелось ласкать Кристину всю, ее бедра, груди, но он понимал, что начав делать это, уже не остановится, пока не придавит к месту своим телом и не сделает своей.
        Когда Марко резко отстранился, и он сам, и Кристина часто и тяжело дышали.
        - До свидания, милая, - прошептал он, повернулся и медленно пошел дальше.
        Глядя на красивую, высокую фигуру Марко, Кристина дрожала всем телом, сердце ее нестерпимо ныло, а глаза застилали слезы. Он отказался от нее, он отдал ее Витторио!
        Ну уж нет! Она не сдастся до тех пор, пока не сделает Марко своим. Завтра она продолжит свою кампанию с Витторио и не остановится, не получив от этого юноши то, чего хочет. И если только все пройдет, как задумано, у Марко не останется ни одного шанса на спасение.

        ГЛАВА 22

        На следующее утро Кристина прогуливалась по берегу моря с Витторио. Их сопровождали Джузеппе и сестры Ренальди. Девушка снова делала все возможное, чтобы жених ее безнадежно запутывался в ее сетях. Она сетовала на то, что он в действительности не хочет жениться на ней, потому что пленен Антонией. Витторио же, как мог, старался убедить свою убитую горем невесту в обратном. Он сжимал руку Кристины и смотрел на нее честными глазами.
        Там же, на берегу, в стороне от гуляющих, стоял Марко и наблюдал за ними, будучи явно не в духе. Он провел бессонную ночь, думая о Кристине, и сейчас ему мучительно больно было видеть этих двух влюбленных.
        Понаблюдав за ними еще какое-то время, Марко почувствовал, что с него достаточно. Он тихо выругался, круто развернулся и поспешно ушел. Хотя Марко и обещал дону Джованни поохотиться с ним сегодня утром на кабанов, но решил, что снова попросит сопровождать гостя Клаудио. Сам же Марко собирался объехать на шхуне близлежащие острова в поисках Карлоса. Ему очень хотелось побыть хоть несколько часов за пределами острова.
        Кристина видела Марко, когда он стоял от них с Витторио в ярдах пятидесяти, потом развернулся и ушел. В душе девушка ликовала над этой очередной маленькой победой, однако продолжала обиженно надувать губки.
        - Кристина, ты меня слушаешь? - спросил ее Витторио уже несколько раздраженно.
        Кристина быстро повернулась к нему.
        - Конечно, слушаю.
        - Тогда, почему ты не отвечаешь на мой вопрос?
        - Какой вопрос?
        Витторио вздохнул с явной досадой.
        - Повторяю: как мне доказать тебе, что я действительно хочу на тебе жениться?
        Задумавшись над этим вопросом, девушка бросила взгляд через плечо, чтобы убедиться в том, что Джузеппе и сестры Витторио их не слышат. Троица эта с увлечением наблюдала за фрегатом[27 - Фрегат - семейство птиц отряда веслоногих с очень длинными крыльями; распространены в тропиках.], который с важным, самодовольным видом расхаживал перед курочкой, притаившейся в кустах.
        Стараясь не рассмеяться, Кристина снова повернулась к Витторио и прошептала:
        - Приходи сегодня вечером ко мне в комнату.
        - Что?! - вскричал Витторио, явно не веря своим ушам. - Надеюсь, ты не лишилась рассудка? Это ведь неслыханно, в высшей степени непристойно…
        - Но если ты и в самом деле верен мне, как и говоришь, то сделаешь это, - горячо воскликнула девушка.
        - Но зачем? - спросил Витторио озадаченно.
        - Дело в том, что я не буду уверена в том, что TLI хочешь видеть меня своей женой до тех пор, пока еще раз меня не поцелуешь.
        - Кристина! - развел руками Витторио. - Но если твой дядя узнает, что я просто помышляю о подобной дерзости, он убьет меня.
        - Ты должен еще раз поцеловать меня. Только после этого я обрету уверенность, - упрямо настаивала девушка на своем.
        - Но зачем я должен приходить к тебе в комнату?
        - Это единственное место, где мы сможем остаться одни. Вчера утром, в саду, нам неслыханно повезло, что мы несколько минут побыли наедине. Но я глубоко сомневаюсь в том, что подобный случай улыбнется нам снова.
        Витторио устремил взгляд в небеса.
        - Но если я пойду на это безумие и приду к тебе в комнату, обещаешь ли ты, что больше не будешь ссориться со мной по поводу нашего брака? Не будешь больше напоминать мне об этой служанке?
        На лице девушки появилось выражение бесконечной нежности.
        - Любви без риска не бывает, Витторио. И если ты все же рискнешь прийти ко мне сегодня вечером, я больше никогда не буду сомневаться в твоей преданности… и в том, что мы в действительности значим друг для друга.
        Витторио сдержанно кивнул.
        - Как мне найти твою комнату? И когда мне прийти туда?
        Кристина, едва сдерживая наполнявшее ее ликование, принялась давать своему жениху заранее продуманные инструкции.

***

        Вечером Марко разбудил резкий стук в дверь.
        Он сел на постель и недовольно поморщился. Пэнси, дремавшая в ногах, покачала головой, навострила уши и внимательно посмотрела на своего хозяина.
        Марко вспомнил, что после безуспешных поисков Карлоса, вернулся домой и лег спать. Теперь же за окном уже начинало смеркаться. Господи, неужели он проспал ужин!
        В дверь снова постучали.
        - Кто там?
        - Это я, Джузеппе.
        - Входи.
        Джузеппе, одетый в свою неизменную рясу, вошел в комнату.
        - Мне не хотелось беспокоить тебя, хозяин, но…
        - В чем дело?
        - Все дело в кухарке. Вечером, во время ужина, что-то вывело ее из себя, и теперь она наотрез отказывается готовить ягненка к завтрашнему празднику.
        - Черт бы ее побрал, - процедил сквозь зубы Марко и, свесив ноги с постели, провел рукой по своим спутанным после сна волосам. - С чего это она вдруг?
        - Боюсь, что донна Флора подвергла критике кулинарные способности Юнис во время ужина. Она попросила убрать со стола рагу из устриц, утверждая, что дон Джованни заболел, отведав в последний раз ее хлеба.
        Марко в сердцах выругался.
        - Что еще? Мне кажется, все женщины на этом острове решили свести меня с ума!
        Джузеппе осторожно улыбнулся:
        - На то они и женщины, капитан.
        - Я не могу поверить в то, что кухарка может быть такой упрямой, учитывая, сколько я ей плачу! Иди и скажи этой карге, чтобы она поскорее принималась за свои обязанности, иначе…
        Но Джузеппе отступил назад, покачивая головой и прижимая руку к сердцу.
        - Хозяин, я не могу ничего сказать этой женщине. Она отказывается говорить со всеми, кроме тебя.
        - Боже правый! - Марко потянулся за брюками. - В таком случае я буду сам разговаривать с этой ведьмой.
        Когда Марко несколько минут спустя выскочил из дома, он едва ли был в форме. Находясь в мрачном расположении духа, Марко не потрудился ни причесать свои всклоченные волосы, ни застегнуть на пуговицы рубашку.
        На красивом лице его застыло убийственно-тяжелое выражение, а тень щетины на щеках делала его и вовсе устрашающим.
        Марко ворвался в маленькое, каменное здание кухни, располагавшееся на некотором расстоянии от дома. К его величайшему раздражению, Юнис не обратила на него никакого внимания и продолжала читать какую-то книгу.
        В самой же кухне царил полный беспорядок. Возвышались горы грязной посуды, на уставленной грязными котлами плите ничего не варилось, а на разделочном столе лежала свежая нога ягненка.
        - Что все это значит, женщина? - вскричал Марко. - Почему ты не готовишься к завтрашнему празднику?
        Полная, темноволосая женщина отложила книгу, язвительно усмехаясь, поднялась с табурета.
        - Итак, Его Высочество наконец соизволило зайти на кухню к своей челяди.
        - Почему ты отказываешься готовить для моих гостей? С тем жалованием, что ты получаешь..
        - Никто не сможет мне заплатить достаточно для того, чтобы я выслушивала разного рода оскорбления! - перебила Марко кухарка. - В присутствии всех гостей эта итальянская дрянь обвинила меня в том, что я, видите ли, отравила ее мужа!
        Марко изо всех сил стиснул зубы.
        - Дело в том, что дон Джованни действительно приболел. Но причина этого скрывается в излишней порции виски, которую он выпил вчера вечером. У нас в Венеции считается дурным тоном, если мужчина слишком уж напивается, а потому, я уверен, он сказал жене неправду. Чтобы повести жену по ложному пути, дон Джованни, наверное, сослался на качество твоих кулинарных способностей.
        - Но это не дает этой змее никакого права обвинять меня в случившемся!
        - Ты, конечно же, права, - сдался Марко, чтобы хоть как-то успокоить женщину. Он в душе надеялся на то, что она скоро закроет рот и займется своими прямыми обязанностями.
        - Никто здесь меня не ценит! - жаловалась кухарка дрожащим от обиды голосом.
        Боясь, как бы она не расплакалась, Марко решил пустить в ход свое обаяние.
        - Что касается меня, то я тебя даже очень ценю, - с ободряющей улыбкой заверил он женщину.
        Но глаза ее смотрели на Марко враждебно, и она, с явным негодованием, покачала головой.
        - О нет, я вам не верю! Я вдова, у меня уже взрослые дети и я прекрасно знаю, как могут подлизаться такие развратники, как вы.
        Марко просто не мог не улыбнуться.
        - Юнис, потерпи, пожалуйста, еще несколько дней. Скоро гости мои уедут…
        - Нет! Нет! - не сдавалась кухарка, с независимым видом скрестив руки на груди. - Я не буду больше готовить для этих неблагодарных людей. По мне, так пусть они хоть подыхают с голода.
        - Я еще увеличу твое жалованье, - вконец отчаявшись, предложил Марко.
        - Вы можете предложить мне хоть целый сундук золота, но даже он не сможет меня переубедить!
        - Ну почему ты не хочешь понять меня?
        Кухарка сердито посмотрела на Марко.
        - А вас заботят мои проблемы? Все, что вас беспокоит, - это еда на столе.
        Глаза Марко заметно округлились.
        - И потом, вы не имеете ни малейшего представления о том, что значит готовить!
        - Юнис, прошу тебя, скажи, чего ты хочешь? Кухарка уперла руки в бока и оглядела Марко с ног до головы.
        - Если вы и ваши гости хотите видеть завтра у себя на столе еду, вы можете начать помогать мне.
        - Я? - Марко был настолько потрясен услышанным, что лишился на какой-то миг дара речи.
        - Да, вы.
        - Я приведу тебе других женщин, которые смогут помочь, - почти умоляюще произнес Марко.
        - Нет, нет, - решительно перебила его Юнис. - Я буду готовить к завтрашнему празднику при условии, что вы ЛИЧНО будете мне помогать.
        Марко по-прежнему не хотел верить услышанному.
        - Уверен, что ты шутишь.
        Махнув рукой в сторону буфета, кухарка сказала повелительным тоном:
        - Можете начинать чистить грязные котлы, а потом поможете мне приготовить суп. - В темных глазах Юнис зажглись мстительные огоньки, и она язвительно заметила: - Сегодня вечером, мой дорогой лорд, вы узнаете о приготовлении пищи столько, сколько вам никогда и не хотелось.
        Марко в полном изумлении уставился на женщину, во взгляде которой читалась абсолютная решимость.
        - Ну? - вызывающе спросила она.
        Марко ничего не оставалось делать, как только развести руками.
        - О, женщины! Вы не успокоитесь, похоже, до тех пор, пока я не попаду в сумасшедший дом!
        Затем он смачно выругался, подошел к буфету и взял один из грязных котлов.

***

        Стоявшая за окном кухни и подслушивавшая весь этот разговор, Кристина смеялась так безудержна, что казалось, лопнет от смеха.
        Все задуманное ею пока шло как по маслу.
        Во-первых, перед обедом она как бы невзначай сказала донне Флоре, что абсолютно уверена в том, что причиной болезни дона Джованни два дня назад явился суп Юнис, и что они и раньше неважно себя чувствовали, отведав стряпню этой кухарки. Кристина была уверена в том, что во время обеда донна Флора обязательно прибегнет к высказываниям о кулинарном мастерстве Юнис; а последняя, будучи женщиной гордой, взбунтуется.
        Девушка понимала, что ее план просто не мог дать лучшие результаты. Марко какое-то время будет занят на кухне, пытаясь умиротворить Юнис, и предоставит тем самым ей, Кристине, прекрасную возможность воплотить в жизнь оставшуюся часть задуманного.

***

        Спустя час Кристина вошла в комнату Марко в прозрачной бледно-голубой сорочке и халате. Волосы ее мягко блестели в тусклом свете лампы, и густые пряди украшали душистые орхидеи.
        Несколькими минутами раньше она снова, уже в последний раз, украдкой заглянула в окно кухни. Судя по всему, Юнис и Марко заканчивали свою работу, и, поспешив назад в дом, Кристина подсунула под дверь Витторио записку, как они и условились. Потом она схватила сорочку и тонкий хапатик, переоделась и бросилась в комнату Марко. Выпустив Пэн-си в сад, Кристина стала метаться по комнате, заправляя постель Марко и пряча в гардеробную его разбросанные вещи.
        Витторио мог в любую минуту постучать в дверь, и это наполняло девушку смешанным чувством страха и приятного возбуждения. Насколько ей было известно, Витторио продолжал оставаться в счастливом неведении, относительно того, что она велела ему прийти не в СВОЮ комнату! О, ей не терпелось увидеть лицо Марко, когда он обнаружит их с Витторио у себя в комнате. Если даже то, что она будет соблазнять в его постели другого мужчину, не выбьет Марко из колеи, тогда уж явно ничего не поделаешь!
        Конечно, она показывает себя далеко не с лучшей стороны, собираясь сыграть с - обоими мужчинами столь злую и грязную шутку. И все-таки Кристина с нетерпением ожидала предстоящей драмы. Она была влюблена и действовала с трезвым расчетом.
        Услышав тихий стук в дверь, девушка не на шутку разволновалась.
        - Кто там? - спросила она шепотом.
        - Это я, Витторио, - раздался такой же тихий и взволнованный ответ.
        - Входи.
        Витторио вошел в комнату, и какое-то время оба молча смотрели друг на друга. Витторио предстал перед Кристиной совсем в ином свете. Он был без парика, и Кристина впервые обратила внимание на то, какие у него густые, коротко стриженные, черные волосы и темные глаза. Витторио был в белой рубашке и черных брюках. Без всяких своих бархатов, оборок и рюш, он казался по-настоящему красивым молодым человеком.
        Хотя, конечно же, он не шел ни в какое сравнение с Марко, ни в какое!
        Витторио же, в свою очередь, пожирал девушку глазами, восхищаясь изящными линиями ее тела, которые явственно проглядывались под тонкой тканью халатика.
        Наконец хриплым от волнения голосом он произнес:
        - Кристина, я не ожидал, что ты будешь…
        - Буду одета так, как понравилось бы моему мужу? - перебила Витторио девушка. - Тебе что, стыдно видеть меня в таком наряде?
        - Н-нет, конечно же, нет, - выговорил, запинаясь, Витторио и тотчас же с достоинством добавил: - Наш творец сделал всех нас по своему образу и подобию, а потому нам нечего стыдиться.
        - Я согласна с тобой.
        Витторио подошел к девушке, едва заметно улыбаясь, и только тогда она увидела в руках его какой-то предмет.
        - Это тебе, - робко произнес он.
        Кристина с готовностью протянула руку и взяла красивый, расписанный от руки фарфоровый чайничек. Открыв крышку, она восхищенно воскликнула, увидев там россыпь прекрасных жемчужин.
        - Но, Витторио, они же очень дорогие.
        - Я купил их для тебя в Чарлс-тауне, чтобы нанизать на нитку и подарить тебе этот жемчуг в день нашей свадьбы.
        - Как это мило с твоей стороны! Но мне нравится жемчуг и таким, какой он есть сейчас. А потом мы всегда можем его нанизать на нитку.
        Закрыв чайничек крышкой, Кристина подошла к постели якобы для того, чтобы поставить подарок на ночной столик. Сделав это, она повернулась к Витторио и нежно проворковала:
        - А теперь подойди сюда, чтобы я тебя как следует поблагодарила.
        Витторио едва не задохнулся от неожиданности, но послушно подошел к девушке. Когда он обнял ее, она страстно прильнула к нему всем телом. Гулко простонав, Витторио крепче сжал Кристину в своих объятиях и поцеловал ее, хоть и неумело, но настойчиво.
        Спустя какое-то время он слегка отстранился от девушки и посмотрел на нее затуманенным взором.
        - Кристина, мы должны быть осторожны. Мы можем легко потерять контроль…
        - Но я хочу, чтобы мы потеряли контроль, - страстно возразила Кристина и, поцеловав Витторио, чуть слышно прошептала: - Сделай меня своей, Витторио! Я хочу стать с тобой одним целым!
        Витторио, казалось, и ужаснулся, и пришел в восторг.
        - Но, Кристина, мы не должны этого делать! Ведь от этого может быть ребенок.
        - О да, я и хочу этого, мой дорогой, - горячо шептала девушка. - Если у меня будет твой ребенок, твой красивый, темноглазый малыш, тогда я уже буду точно знать, что ты меня любишь. - Запустив руки под рубашку Витторио, она легонько коснулась его груди и прибавила: - Ведь все равно очень скоро мы станем с тобой мужем и женой, так неужели мы совершим большой грех, если первая брачная ночь у нас с тобой будет сегодня?
        Витторио часто и тяжело дышал, грудь его то вздымалась, то опадала; как зачарованный, смотрел он на свою прелестную искусительницу. Когда же Кристина встала на мысочки и поцеловала его, он сжал ее в своих объятиях и страстно ответил на ее поцелуй.
        Спустя секунду Кристина увлекла Витторио за собой на постель. В последующие несколько минут она не знала, что ей делать: то ли ликовать, то ли впадать в панику. Кристина испытывала огромное удовольствие и даже злорадствовала при мысли о том, какой будет реакция Марко, когда он войдет в свою комнату и застанет там ее с Витторио. Но она не учла тот факт, что жених ее, хоть и был молод, но уже достиг половой зрелости. Судя по тому, как он кувыркался сейчас с ней в постели, как страстно целовал и вжимался в нее своей отвердевшей плотью, было ясно, что он очень быстро возбудился. При мысли о том, что этот обычно сдержанный молодой человек вполне может лишить ее девственности до прихода Марко, Кристине стало вдруг страшно. Она готова была к риску в постели с Витторио, чтобы заставить Марко ревновать и сломать разделявшие их барьеры, но отдавать свою девственность не Марко, а какому-то еще!..
        Когда же Витторио, жадно впившись губами в рот Кристины, стал поднимать на ней халат и сорочку, ее и в самом деле охватила паника. Она ухватилась за его сильные пальцы, стараясь замедлить их продвижение, и в полнейшем отчаянии подумала: «Марко, где же ты?»

***

        Марко вышел из кухни и вернулся в дом, пребывая в самом мрачном расположении духа. Руки его страшно устали от долгого выколачивания моллюсков из раковин и мытья грязной посуды, а уши горели после многочисленных нравоучений Юнис.
        Ягненок должен был тушиться на протяжении всей ночи. Как и предсказывала кухарка, Марко узнал за этот вечер о приготовлении пищи гораздо больше, чем ему хотелось. Однако он ни с кем не собирался делиться теми секретами, которые узнал в той тесной кухоньке. Слишком уж униженным чувствовал он себя после этого.
        Войдя в дом, Марко быстро пошел по коридору и распахнул дверь в свою комнату. На пороге же он остановился как вкопанный…
        Сначала Марко подумал, что его начинают обманывать собственные глаза. Но нет, все, что предстало его взору, происходило на самом деле.
        В ЕГО постели лежал Витторио; придавив своим телом Кристину, он жадно ласкал ее обнаженные бедра и тело его ритмично двигалось.
        Какое-то время Марко стоял у порога, как парализованный, и только сильно дрожал, глядя на двух влюбленных. Его ослепила ярость, он начинал уже задыхаться от гнева.
        Наконец Марко опомнился настолько, что перешел к действиям. Он подбежал к постели и рванул Витторио за воротник рубашки, оторвав его от Кристины. Когда же молодой человек с явным ужасом посмотрел на него, Марко грозно спросил:
        - Что, черт возьми, ты здесь делаешь? Соблазняешь мою… мою племянницу в моей комнате, в моей же постели?
        Все еще отказываясь верить в случившееся, Витторио покачал головой.
        - Разве это ваша комната, сэр?
        - Вот именно, черт бы тебя побрал!
        - Но Кристина не сказала мне…
        - Кристина вряд ли успела тебе что-то сказать!
        - Но, сэр, я не хотел… то есть, я не собирался… Марко оттолкнул его от себя.
        - Меня вовсе не интересуют подробности твоих намерений. Убирайся с глаз моих, пока я тебя не убил.
        - Да, сэр.
        Витторио, пошатываясь, бросился к двери и выскочил в коридор, с силой захлопнув за собой дверь.
        Марко повернулся к Кристине, обрушив на нее все неистовство и гнев своего взгляда:
        - А ты, маленькая лживая…
        Но девушка на это только усмехнулась и взяла с ночного столика чайничек с жемчугом. Сняв крышку, она спокойно показала Марко жемчуг.
        - Посмотри, что подарил мне Витторио, Марко. Не правда ли, прекрасный подарок?
        Это было последней каплей, переполнившей чашу терпения Марко.
        Он выхватил чайничек из рук девушки и швырнул его в стену. Хрупкая посуда разбилась, и жемчуг рассыпался по всему полу.
        Наконец-то Марко увидел в глазах Кристины страх и усмехнулся. На него обрушилась волна какого-то звериного удовольствия и рвущейся через край страсти.
        И в следующую минуту он уже набросился на девушку.

        ГЛАВА 23

        - Вот, значит, что ты решила? - гневно вскричал Марко, сверля Кристину своим уничтожающим взглядом. - Сыграть роль проститутки, отдаться мужчине, не будучи его женой?
        Выкрикивая эти суровые слова, он покрывал лицо девушки грубыми, безжалостными поцелуями, царапая ее нежную кожу своим небритым подбородком. Он крепко сжал Кристину в своих стальных объятиях, и менее отважная женщина на ее месте давно бы уже пришла в ужас от той ярости, что сотрясала огромное, сильное тело Марко.
        Но, вжатая весом его тела в мягкий матрац постели, вдыхая терпкий аромат его кожи, Кристина едва ли обращала внимание на то, что говорил ей Марко. Ей было абсолютно все равно: обижает он ее или оскорбляет. Она думала в эту минуту только об одном: наконец-то Марко стал ее! Сердце ликовало при мысли о том, что все-таки она разорвала стальные цепи Марко.
        Его руки двигались по всему телу Кристины. Он приподнял ее халат и сорочку, и жадно припал губами к ее груди. Ощущение было настолько острым и неизвестным ранее, что тело девушки охватила сильная дрожь и она вся подалась навстречу поцелуям Марко. Протиснув руки между их телами, она ухватилась за ворот рубашки Марко, спеша распахнуть его и отрывая при этом пуговицы. Когда же Кристина добралась до теплой, мускулистой его груди и осторожно погладила ее, Марко тихо застонал.
        Марко чувствовал, как его начинает охватывать волна нежности, грозя затопить его всего. Стараясь избавиться от этого расслабляющего чувства, он снова различил в себе пламя ярости, ревности и уязвленной гордости, которое начало уже было угасать.
        Еще ни одна женщина не оскорбляла его так, как Кристина, осмелившаяся соблазнять в его постели другого мужчину. Она вела себя как самая настоящая проститутка, и Марко хотел заставить ее пожалеть об этом. Возможно, она и думает пока, что в ее поступке нет ничего зазорного, но очень скоро ей придется убедиться в обратном. Сегодня ночью ее будет ждать суровое наказание за столь беззаботное и оскорбительное свое поведение. Она обязательно получит то, что заслужила.
        Высоко задрав на девушке сорочку, Марко жадно припал губами к ее обнаженной груди. Он чувствовал, как сильно она дрожит и, подняв голову, заметил выражение неуверенности на ее зардевшемся лице. Когда Марко стал ласкать языком отвердевший сосок груди девушки, желание охватило его с новой силой, и он прошептал срывающимся шепотом:
        - Тебе нравилось, когда он делал это с тобой? Тебе доставляло удовольствие знать, что я вас застану…
        Горячие губы Марко и обжигающий язык сводили Кристину с ума, но все же она нашла в себе силы, чтобы возразить:
        - Марко, Витторио и я, мы не…
        Отстранившись от девушки, Марко к удовольствию своему заметил в ее расширившихся глазах страх.
        - Только не надо мне лгать. Я прекрасно видел то, чем вы с ним занимались! Женщина, соблазняющая одного мужчину в постели другого, всегда получает то, что заслуживает!
        Эти безжалостные слова Марко сопроводил грубым поцелуем. С губ девушки сорвался испуганный, сдавленный крик, но он только усилил ярость и страсть еще больше, и рука его тут же оказалась между бедер Кристины. Ощутив там влажную готовность, он едва не задохнулся от душившей его злости, думая о том, что этот ее ответ мог предназначаться для другого. Мысль эта заставила его решительным движением руки расстегнуть брюки и выпустить оттуда свою рвущуюся наружу плоть. Заглянув в наполненные страхом и паникой глаза девушки, Марко попытался войти в нее. Однако скоро он встретил сопротивление ее девственного барьера и, услышав ее крик, исполненный боли, остановился. Почти тотчас же Марко зажал в ладонях лицо Кристины и вопросительно на нее посмотрел.
        - Милая?
        Чувствуя, как больно впивается в нее огромная, твердая плоть Марко, Кристина корчилась от боли не только физической.
        На глаза ее навернулись слезы.
        - Я солгала тебе. На самом деле я люблю только тебя!
        - О милая. - В сердце Марко немедленно угасло пламя гнева.
        Припав губами к влажной щеке девушки, он чувствовал себя полным идиотом. И все же нашел в себе силы, чтобы проворчать:
        - Вы должны мне кое-что объяснить, юная леди. Зачем вам понадобилось соблазнять Витторио в моей постели?
        В ожидании ответа Марко слегка отстранился от девушки и заглянул в ее полные слез глаза.
        - Зачем, Кристина?
        - Чтобы заставить тебя ревновать, чтобы ты любил меня, - прошептала она срывающимся шепотом. - Чтобы ты делал со мной то, что делаешь сейчас.
        Марко закрыл глаза и тяжело вздохнул, продолжая терзаться угрызениями совести.
        - О милая. Но ведь я не люблю тебя сейчас. Я только пытаюсь тебя наказать.
        Он резко отстранился от Кристины и она, не взирая на его жестокие слова, закричала что было сил:
        - Нет!
        Марко сел на край постели. Тело его испытывало напряжение и сексуальную неудовлетворенность, а сердце разрывалось от боли и жалости.
        Кристина опустилась позади него на колени и принялась осыпать поцелуями его сильные плечи, а он стиснул зубы, ощущая на своей коже ее влажные губы и мягкие обнаженные бедра.
        - Марко…
        Голос его стал очень резким.
        - Думаю, будет лучше, если ты уйдешь, Кристина. Она обвила его своими тонкими руками и сжала в ладони его упругую плоть.
        - Прошу тебя, Марко, не заставляй меня уходить. Я хочу тебя.
        Его стала бить сильная дрожь.
        - Прости меня. Я так хочу, чтобы ты меня сейчас любил.
        В то время как в душе Марко царил полный беспорядок, плоть его в руках Кристины отвердела до состояния стального копья. И все же, как только она попросила у него прощения дрожащим от слез голосом, Марко сломался. ОНА просит у него прощения после того, что он только что с ней сделал?
        С губ Марко сорвался дикий крик. Закинув руки назад, он обхватил тонкую талию Кристины. Потом он посадил ее к себе на колени, уткнулся лицом в ее волосы, источающие тонкий аромат цветов и замер так на какое-то время. Но уже очень скоро губы его слились с губами Кристины в бесконечном нежном поцелуе.
        Ощущая на своих губах нежные, но настойчивые губы Марко и его язык, Кристина была на седьмом небе от счастья. И она ответила на его поцелуй со всей накопившейся в ней за эти годы страстью.
        Оторвавшись от девушки только затем, чтобы разуться, Марко снова уложил ее в постель. Внутренний голос взывал к разуму, заставляя остановиться, твердя, что все это - безумие, но он был уже не в силах обуздать себя. Никогда еще Марко не хотел так сильно обладать женщиной. Ему казалось, что с каждой минутой его все больше и больше охватывает пламя страсти. Как только он начал приподнимать на Кристине сорочку, она с готовностью сбросила ее вообще. Опустившись на колени между раскинутых. бедер девушки, Марко пробежался своими большими руками и пылким взглядом по изумительному ее телу - прелестному лицу, роскошным волосам, падавшим на плечи, плоскому животу и длинным, удивительно стройным ногам. Пылающий его взгляд задержался на холмике мягких, шелковистых волос и, осторожно погладив его, он прикоснулся к самому сокровенному месту Кристины, в которое ему не терпелось поскорее войти. Услышав, как тихо простонала девушка от удовольствия, Марко поднял голову и увидел, с каким обожанием она смотрит на него, слегка приоткрыв ротик. И это выражение абсолютного доверия и любви на ее лице он едва ли мог
вынести. Накрыв Кристину своим большим, сильным телом, Марко стал покрывать жадными поцелуями ее лицо, шею и, опускаясь постепенно все ниже, стал легонько покусывать сосок ее груди.
        - Я так долго ждал этой минуты, милая, - шептал он горячо. - Кажется, целую вечность.
        - Я тоже ждала этого целую вечность, дорогой, - прошептала Кристина в ответ.
        Вряд ли что возбудило бы Марко больше, чем это простое слово ДОРОГОЙ. Он обхватил губами сосок Кристины и скользнул языком вокруг его упругого холмика.
        Извиваясь от наслаждения всем телом, Кристина запустила пальцы в густые белокурые волосы Марко и подалась к нему всем телом. Кристина так сильно хотела Марко, что ей трудно было даже дышать. Она чувствовала, как снова скользнула между бедер рука Марко; один его палец слегка вошел в нее, в то время как другой поднялся немного выше, отыскал крошечный, нежный бутончик и принялся осторожно его массировать, пробуждая к жизни. Ощущение было таким острым и неожиданным, что Кристина громко вскрикнула и хотела было вырваться из объятий Марко. Но он сдержал ее, снова жадно припав к губам, а умелая рука его продолжала мучить и дразнить ее. Она возбудилась до такой степени, что ей в самом деле стало больно от желания и захотелось ощутить его плоть в себе. Едва слышно прошептав имя Марко, Кристина попросила его взять ее.
        Он услышал эту женскую мольбу. Быстро сбросив с себя брюки, Марко широко раздвинул своими ногами бедра девушки, и острое его копье почти тотчас же отыскало ту маленькую щелочку, в которую ему давно так хотелось попасть. Подождав немного и дав Кристине возможность расслабиться, он покрыл быстрыми и нежными поцелуями ее лицо и тихонько прошептал ей на ухо хриплым, срывающимся шепотом:
        - Поцелуй меня, милая. Покажи, как сильно ты меня любишь.
        Кристина обхватила своими мягкими губами губы Марко и овладела его языком. Терпеть дольше Марко уже не мог. Громко простонав, он приподнял бедра девушки и вошел в нее, разрушая на своем пути хрупкий барьер девственности. Он почувствовал, как в нижнюю его губу впились зубы Кристины, услышал ее сдавленный крик, но не почувствовал, что она хочет от него вырваться.
        Горячее, влажное ее тело заставило Марко совсем потерять голову. Кристина была такой невыносимо теплой, сладкой и желанной, что он, не замечая сам, погружался в нее все глубже, пока копье его не вошло в нее полностью.
        Когда Марко вошел в нее, Кристина ощутила во всем теле острую, обжигающую боль, которая продолжалась до тех пор, пока он не заполнил собою ее всю. И тогда она страстно прильнула к нему, охваченная неведомым доселе наслаждением. Сердце ее бешено колотилось, дыхание стало частым и прерывистым. Открыв на миг глаза, Кристина увидела красивое лицо Марко, объятое страстью, и поняла, что никогда еще не любила его так сильно, как сейчас. Никогда еще она не испытывала ничего такого восхитительного, как эта их близость, слияние, соединение двух сердец, тел и душ. Легонько поцеловав Марко в подбородок, Кристина опустила ладони на крепкие, гладкие его бедра и невольно вскрикнула, когда он прореагировал на это страстными поцелуями и энергичными, резкими движениями тела.
        Марко с силой пронзал ее, двигаясь все быстрее и быстрее и охватывая их обоих безудержным огнем страсти. Когда же Марко почувствовал, как расслабились на его бедрах ладони девушки и как подалась она ему навстречу, он и вовсе потерял рассудок, и опомнился только тогда, когда услышал громкий ее стон, раздавшийся почти одновременно с тем, как он выплеснул в ее лоно свое семя.

***

        Кристина спала. Осторожно, чтобы ее не разбудить, Марко встал с постели, натянул брюки и присел на подоконник. Он долго и пристально смотрел на девушку, любуясь ею, обнаженной и удивительно красивой. Она повернулась на живот; роскошные волосы ее разметались по подушке, а красивое тело отражалось в мягких лучах лунного света. Марко с трудом удержался, чтобы не подойти к ней и не припасть губами к изящному изгибу ее бедра.
        Боже, что он наделал? Он угодил прямо в ловушку, поставленную этой маленькой искусительницей, а оттуда сразу же взлетел на небеса…
        С губ Марко сорвался тихий стон. Еще ни одна женщина не значила для него так много. Разве сможет он теперь расстаться с ней?
        И, словно его мысль могла каким-то образом разбудить девушку, она вдруг зашевелилась, открыла глаза и сонно улыбнулась ему. Марко улыбнулся ей в ответ. Кристина потянулась за халатиком, набросила его на себя. Она так медленно и осторожно выбиралась из постели, что сердце Марко омыла волна нежности при мысли о том, что их занятие любовью оставили на ее нежном теле свой след.
        Кристина подошла к окну, напоминая в прозрачном халатике невинную и восхитительную нимфу с полотна Боттичелли.
        Повернувшись к девушке, Марко посадил ее к себе на колени и нежно поцеловал.
        - Тебе больно, милая?
        - О да, - печально ответила она.
        Они сидели так молча какое-то время, окутанные прозрачным полотном лунного света. За окном легкий ветерок шевелил темно-зеленую тропическую листву и врывался в комнату терпким ароматом.
        Марко припал губами к виску Кристины и принялся осторожно массировать низ ее живота.
        - Это помогает?
        - Я не уверена, что это поможет, - ответила девушка. - От этого я снова начинаю тебя хотеть.
        Марко усмехнулся и продолжил свою осторожную ласку. Когда же он заговорил, голос его дрожал:
        - Я не могу поверить, что ты могла дойти до подобного, чтобы привлечь к себе мое внимание. Значит, эта исполненная страсти сцена с Витторио была разыграна специально, чтобы заставить меня ревновать?
        - Да. - Кристина самодовольно усмехнулась. - И ведь у меня это получилось, правда?
        - Правда. Правда и то, что ты очень плохая девчонка, милая.
        Кристина повернула к Марко свое смеющееся лицо.
        - Неужели?
        - За исключением тех случаев, когда ты хорошая, - подразнил ее Марко и снова поцеловал.
        Они сидели так, прижавшись друг к другу, еще какое-то время, потом Марко тяжело зздохнул:
        - Ох, милая, милая. В хорошенькую же историю ты нас впутала.
        Кристина взяла Марко за руку и робко спросила:
        - Правда? И это что, такая ужасна история?
        - Просто кошмарная. - Марко легонько коснулся губами лба девушки. - Но давай не будем думать об этом сегодня.
        Кристина обернулась и внимательно посмотрела на Марко.
        Заметив на ее лице серьезное, трогательное выражение, он осторожно потянул ее за прядку волос.
        - В чем дело?
        Глаза Кристины стали вдруг удивительно блестящими.
        - Просто ты такой красивый.
        Суровые черты лица Марко смягчила нежность.
        - И ты, конечно, тоже.
        Обхватив тело Марко коленями, Кристина внимательно оглядела его.
        - Но ты просто невероятно красив. Лунный свет так мягко играет в твоих волосах. И твое лицо, твои удивительные глаза, твой чудесный рот… - она замолчала потому лишь, что поцеловала этот красивый рот Марко, затем чуть слышно прошептала: - Я никогда не видела такого красивого мужчины, как ты.
        - Милая, - принялся беззлобно бранить девушку Марко, - ты навлекаешь на себя большую-большую беду.
        Однако Кристина на эти слова Марко не обращала никакого внимания, скользнула взглядом ниже и принялась жадно ласкать его грудь.
        - У тебя такие широкие плечи и мускулистая грудь. Я люблю в тебе даже эти едва заметные шрамы, которые остались от прежних сражений. - С этими словами она поцеловала на груди Марко каждый шрам, отчего тот глухо застонал.
        Он запустил пальцы в густую копну волос девушки, не слишком-то пытаясь, однако, удержать ее.
        - Боюсь, моя милая леди, вы сейчас допрыгаетесь у меня на коленях.
        Замечание это вызвало улыбку на лице Кристины, и она принялась гладить ноги Марко.
        - А твои ноги, они просто великолепны. Мне так понравилось их шершавое прикосновение, когда они раздвигали мои бедра…
        Марко святым не был. Обхватив Кристину за талию, он подтащил ее немного выше, чтобы она могла чувствовать что с ним делает.
        - У меня великолепны не одни только ноги.
        - Я знаю, - восторженно прошептала Кристина, не спеша, игриво спускаясь с колен Марко. Снова обхватив коленями его бедра, она расстегнула ему брюки. - Здесь ты тоже красив…
        - Милая.
        - Хотя, конечно, и огромен тоже.
        - Огромен? - В глазах Марко заплясали искорки смеха.
        Кристина усмехнулась.
        - Я думала, что ты разорвешь меня надвое, но все-таки тебя я прощаю.
        - Правда?
        Кристина, нисколько не смущаясь, глядела вниз, и плоть Марко крепла буквально у нее на глазах.
        - Неужели все мужчины так распухают, когда они возбуждены?
        Марко от души рассмеялся и легонько щелкнул пальцем по кончику ее носа.
        - Хорошие девочки не задают подобных вопросов.
        - Готова поспорить, что хорошие девочки не находят в твоей постели свою кончину.
        - Ты - первая.
        - Неужели? - спросила Кристина мечтательным голосом.
        И потом она нагнулась и поцеловала Марко в ту часть его тела, о которой только что вела речь.
        С губ Марко сорвался громкий стон, он подхватил Кристину на руки и понес ее назад, в постель.
        - Милая, боюсь, ты не простишь мне того, что случится сейчас.
        Марко охватило такое нестерпимое желание, что он успел только уложить девушку на спину и расположиться между ее раскинутых бедер. Кристина же была так возбуждена, что почти тотчас же обхватила ногами его талию. Марко лежал на ней и покрывал ее лицо жадными поцелуями.
        - Марко? - позвала его вдруг Кристина.
        - Да? - встревоженно спросил он, начиная движения.
        - Думаю, я не буду возражать.
        - Но против чего?
        - Против того, что ты такой огромный. Я почти уверена, что смогу к этому привыкнуть.
        Слова эти заставили Марко пронзать девушку еще быстрее и еще безжалостнее, пока он не испытал неземное блаженство.

        ГЛАВА 24

        - Теперь-то ты женишься на мне? Небо только-только начинали окрашивать первые лучи рассвета. Марко брился перед зеркалом, когда Кристина задала ему этот вопрос. Когда до Марко дошел смысл этих ее слов, он нечаянно порезался и чертыхнулся. Промокнув с лица пену, он обернулся, чтобы взглянуть на девушку, желание вспыхнуло в нем с новой силой при виде прелестной искусительницы, лежавшей в его постели.
        Она была обнажена, нижнюю часть ее тела прикрывала простыня; а по плечам в беспорядке рассыпались удивительно красивые волосы, цвета спелой пшеницы. Розоватый свет, проникавший в комнату сквозь окна, струился на восхитительные плечи и грудь Кристины, делая ее самой красивой и желанной женщиной из всех, которых Марко доводилось встречать. Сердце его сжалось при мысли о том, что он не сможет дать этому прелестному существу то, чего оно так хочет.
        - Итак, ты женишься на мне? - нетерпеливо повторила Кристина.
        Самому себе Марко ответил: Я ВЫДАМ ТЕБЯ ЗАМУЖ, ПОКА СНОВА НЕ ОВЛАДЕЛ ТОБОЙ И УЖ ТОЧНО НЕ СДЕЛАЛ ТЕБЯ БЕРЕМЕННОЙ.
        Кристине же он печально ответил:
        - Милая, но я не понимаю, что могло измениться. Лежавшая на постели Кристина посмотрела на Марко уничтожающим взглядом. Марко стоял напротив нее, удивительно красивый в темных брюках и без рубашки. Но все же она никак не могла поверить в то, что он только ей сказал. Как мог он сказать такое после того, что произошло между ними прошлой ночью?
        Кристина гордо вскинула подбородок.
        - Разве прошлая ночь для тебя ничего не изменила?
        Марко подошел к постели.
        - Кристина, я все еще веду войну с испанцами. И все так же не могу дать тебе то, что ты хочешь.
        - Ты уже дал мне это прошлой ночью. Кристина заметила, как дрогнули мускулы на лице Марко и странно зазвучал его голос.
        - Думаю, что в Венеции тебе будет лучше.
        - Тогда отвези меня туда.
        Марко, не отрываясь, смотрел на девушку, такую гордую и такую соблазнительную.
        - Не могу.
        Кристина стремительно выпрыгнула с постели, потащив всед за собой и простыню.
        - Значит, ты не сделаешь этого?
        - Если тебе это больше нравится, то тогда я этого не сделаю, - сухо произнес Марко.
        - Просто ты не хочешь бросать других своих женщин, ведь так? - зло спросила девушка.
        - Кристина, причем здесь другие женщины? Ты прекрасно знаешь, что пока я капитан шхуны, я жениться не буду. Просто я хочу для тебя лучшей доли, хочу сделать для тебя все, как лучше…
        - И именно этим принципом ты руководствовался, лишив меня девственности? И теперь, после того как ты меня испортил, преспокойно собираешься сплавить меня Витторио?
        Глаза Марко вспыхнули гневным блеском:
        - Так, значит, я испортил тебя? А я-то думал, что мы занимались любовью.
        - Если бы мы и в самом деле занимались любовью, ты никому бы меня не отдал. Теперь же мне ясно, что прошлой ночью ты просто-напросто мной воспользовался.
        - Я тобой воспользовался? - словно не желая верить в услышанное, переспросил Марко. - После того как ты наглым образом соблазняла в моей постели другого мужчину, выходит, что именно я тобой воспользовался?
        Сердито глядя на Марко, Кристина приблизилась к нему.
        - А как, ты думаешь, Витторио отнесется к тому, что ему подсунули испорченный товар?
        - Испорченный товар? - Марко грубо рассмеялся. - Сомневаюсь я, чтобы этот щенок был настолько сведущ в подобных делах и почувствовал какую-то разницу.
        Кристина залепила Марко звонкую пощечину. Схватив девушку за руку, он сердито на нее посмотрел.
        - А сейчас тебе лучше уйти, чтобы никто не узнал, что мы провели эту ночь вместе.
        - О Боже!
        Поспешно закутавшись в простыню и схватив свою одежду, Кристина пулей выскочила в коридор.

***

        Весь этот день отношения между Кристиной и Марко оставались натянутыми. Гости не могли не заметить возмущенных взглядов, которыми обменивались то и дело «дядя» и его «племянница». В особенности же нервным было поведение Витторио, который все еще находился под впечатлением кошмара прошлой ночи. За завтраком он пролил на себя чай, а выходя из столовой, так запутался в собственных ногах, что едва не упал. Неудачливый юноша старался избегать взгляда Марко и даже его присутствия.
        Ближе к обеду, когда Витторио прогуливался с Кристиной по берегу моря, он не замедлил затронуть тему вчерашнего недоразумения. Оглянувшись назад и убедившись, что «отец» Джузеппе и сестры его не услышат, он довольно сухо спросил:
        - Кристина, почему ты обманула меня вчера вечером и вместо своей комнаты велела мне прийти в комнату своего дяди?
        Застигнутая врасплох, девушка невольно нахмурилась. Витторио поднял очень естественный вопрос, но сейчас она не была готова на него ответить.
        - Я сделала это просто в шутку, - пожала она плечами.
        - В шутку? - недоверчиво переспросил Витторио.
        - Я была зла на дядюшку Марко и хотела преподать ему урок.
        - Но я чуть не поплатился за этот твой урок. Просто чудо, что твой дядя меня не убил.
        - Мне очень жаль, - расстроенным голосом произнесла девушка. - Но я не думала, что все может так обернуться.
        - Я не могу поверить, что ты решилась на такое просто… просто шутки ради! - Витторио недоверчиво покачал головой. - Твой дядя все еще хочет, чтобы мы поженились?
        Кристина резко повернулась к своему жениху.
        - Думаю, дядюшка Марко будет очень тобой недоволен, если ты сейчас разорвешь наш договор.
        - А если о случившемся узнают мои родители? - продолжал Витторио приглушенным голосом.
        - Они могут узнать об этом разве что от тебя самого. - Когда же вместо ответа Витторио принялся задумчиво почесывать свой подбородок, Кристина нетерпеливо воскликнула: - Ну, хорошо, Витторио. Скажи честно, что ты обо всем этом думаешь.
        Молодой человек лишь раздраженно махнул рукой.
        - После того что произошло прошлой ночью, меня начинают одолевать сомнения, касающиеся тебя, Кристина. Ты казалась мне самой серьезной и благочестивой из всех знакомых мне девушек. Но теперь…
        Терпению Кристины пришел конец.
        - Хорошо, я согласна с тобой! Я вела себя слишком пылко и даже безрассудно и готова извиниться за это. Больше этого никогда не повторится. Теперь ты удовлетворен?
        У Витторио вырвался возмущенный вздох.
        - Думаю, что ты права, и единственный выход, который у нас есть, - это жениться, как мы и собирались.
        - Я согласна, - зло выпалила Кристина. - Мне в самом деле не терпится поскорее покинуть этот остров.

***

        За обедом Марко и Кристина продолжали сердито посматривать друг на друга.
        Вечером того же дня, стоя в ночной сорочке в своей комнате и расчесывая перед сном волосы, Кристина вспоминала то, как жестоко обошелся с ней Марко, изо всех сил стараясь не расплакаться. Так страстно любить ее прошлой ночью, а потом так безжалостно оттолкнуть? Но она-то не сдастся, просто не сдастся, и все тут. Она обязательно заставит Марко полюбить ее снова, ее не остановят никакие преграды.
        Заметно успокоившись, Кристина отложила расческу, но почувствовала вдруг, как кто-то схватил ее сзади. Девушка вздрогнула от неожиданности, успев все же обнадежить себя, что это Марко незаметно проник в ее комнату. Однако поспешный взгляд в зеркало обнажил устрашающую действительность и то, что схватил ее какой-то маленький, бородатый человек с ножом в руках. При мысли о том, что это, должно быть, один из тех головорезов, о которых предупреждал ее Марко, девушку сковал страх. А незнакомец поднес тем временем нож прямо к ее горлу!
        Кристина схватила нападающего за руку и, силясь отвести нож в сторону, закричала что было сил:
        - Марко! Помоги мне! Прошу тебя!
        Нападавший тем временем пронзительно завизжал что-то по-испански и снова повернул нож в сторону девушки. С трудом справляясь с этим сильным, жилистым мужчиной, Кристина понимала, что могла бы сбить его с ног, перекинуть через бедро и воткнуть нож ему в живот. И все же она не сделала этого, надеясь, что ее спасет Марко, и случай снова их сблизит. Кристина продолжала звать его, моля Бога, чтобы он поскорее прибежал, пока этот ублюдок ее не зарезал.
        И вот наконец дверь распахнулась и на пороге появился Марко. Кристина успела заметить, как побледнело его лицо от страха и ярости и через какую-то долю секунды он уже оттащил от нее испанца. Когда мужчины стали драться за нож, девушка невольно отступила назад. В конце концов Марко удалось вырвать нож у испанца и, когда тот попытался было наброситься на него, с силой ударить его кулаком в челюсть. Потом Марко на всякий случай ударил еще и рукояткой ножа по голове, отчего испанец упал как подкошенный.
        Едва только Марко успел перевести дыхание, как в комнату влетела Пэнси, подбежала к человеку, лежавшему на полу без чувств, и злобно зашипела.
        Кристина все еще никак не могла прийти в себя и лишь смотрела на Марко.
        А он тяжело дышал и смотрел на нее с глубоким участием.
        - Милая, с тобой все в порядке?
        Девушка кивнула и шагнула вперед, чтобы успокоить все еще шипящего гепарда.
        Марко решительно направился к окну.
        - Хотел бы я знать, где этот дебил, который должен дежурить под твоим окном? - Подождав немного, он позвал: - Аго!
        Один из молодых людей Марко, шатаясь поднялся с травы. Он виновато смотрел на Марко, почесывая затылок.
        - Я виноват, босс. Кто-то подкрался сзади.
        - Это был тот самый головорез, который только что чуть не убил Кристину! - закричал Марко.
        Отойдя от окна, он воскликнул с досадой:
        - Что за чертовщина здесь происходит? Не проходит ни дня без того, чтобы не поймать по меньшей мере шестерых убийц! - Осторожно убрав Пэнси с дороги, Марко поднял бесчувственного испанца и поднес его к окну. Передав его тело в руки Аго, он велел: - Отнеси его туда, где сидят все остальные.
        - Слушаюсь, босс, - сказал Аго и, недовольно ворча, потащил испанца к сахарному заводу.
        Марко задернул на окне шторы и повернулся к Кристине. Его лицо выражало беспокойство.
        - Ты уверена, что с тобой все в порядке? Нижняя губа девушки задрожала.
        - А почему это тебя беспокоит? Ты ведь ненавидишь меня!
        Марко подошел к ней, и выражение лица его при этом было очень растерянным.
        - Нет, милая, это не так. Просто я хочу для тебя лучшей доли.
        - Если бы это было так, ты женился бы на мне, - упрекнула его Кристина.
        В глазах Марко по-прежнему читалась тревога.
        - Кристина, ты вся дрожишь. Этот мерзавец тебя обидел?
        - Он едва не перерезал мне горло. Марко легонько коснулся руки девушки.
        - Ты, должно быть, очень испугалась, родная моя?
        Кристина почувствовала, как на глаза ее начинают наворачиваться слезы.
        - Да!
        Все остальное произошло так быстро, что ни Марко, ни Кристина просто не успели опомниться. Кристина почувствовала себя вдруг в объятиях Марко и ощутила на губах его страстный поцелуй.
        - Милая моя, - прошептал он с болью в голосе. - Мне страшно оттого, я мог тебя потерять…
        С этими словами Марко поднял девушку на руки и быстро понес ее в постель. Кристина опомнилась только тогда, когда он приподнял на ней сорочку. Потом жаркий, влажный рот Марко завладел ее грудью и он вошел в нее так глубоко и стремительно, что она едва не задохнулась от удовольствия. Сильные руки Марко приподняли бедра девушки, чтобы обеспечить более глубокое проникновение.
        С губ Кристины сорвался ликующий крик, она обхватила заросшее щитиной лицо Марко и подняла его к себе, чтобы жадно припасть к его губам. Пальцы же ее в это время пытались распахнуть на груди Марко рубашку, чтобы ощутить на себе тепло его груди. Продолжая безжалостно пронзать Кристину, Марко все это время массировал нежный бутончик, заставляя ее стонать от остроты ощущения. Кристина испытывала такое наслаждение, что даже дышала с трудом. Ее бедра двигались вслед за Марко, увеличивая тем самым наслаждение. Пальцы ее запута лись в густой гриве волос Марко; она громко стонала, крутясь вместе с ним в водовороте безудержной страсти…
        После того как Марко отдал Кристине свое семя, он лишь мог нежно смотреть на нее, потрясенный тем, что между ними только что произошло. Он исколол все лицо Кристины своей щетиной, губы ее распухли от его поцелуев, а во взгляде ее, обращенном к нему, читалась бесконечная любовь. Да, видит Бог, он не хотел, чтобы это снова повторилось, но какое удовольствие дала ему Кристина и на этот раз! Сердце Марко захлестнула волна нежности, и плоть его снова стала пробуждаться к жизни. Но он знал, что снова поддавшись этому соблазну, совершит непоправимую ошибку.
        Ошибку, которую он вот-вот готов был совершить.
        Марко нагнулся уже было, чтобы поцеловать Кристину, как его остановило какое-то мурлыканье. Почувствовав на своей спине что-то холодное и влажное, он обернулся и увидел Пэнси, которая сидела на полу, положив голову на край постели, и смотрела на него своими огромными, золотистыми глазами.
        - Интересно, Пэнси, что ты здесь делаешь? - усмехнулся Марко.
        Гепард что-то промурлыкал в ответ. Кристина засмеялась.
        - Она вела себя так тихо, что мы совсем про нее забыли. Думаю, она счастлива видеть нас вместе.
        - Вот это да! - воскликнул Марко и погрозил Пэнси пальцем. - Я не знал, Пэнси, что ты так любопытна.
        Гепард в ответ замурлыкал еще громче.
        Все так же смеясь, Марко снова повернулся к девушке. Он стал легонько гладить ее по лицу, с нежностью глядя на нее. Ну почему он не может оставить ее в покое? Почему он становится с ней таким беспомощным? Наверное, он просто любит ее; никакое другое чувство не ранило бы так больно и не наполнило таким счастьем! Как бы ему хотелось, чтобы эта ночь длилась вечно и унесла с собой все то, что мешало им быть вместе.
        - Пойдем со мной к морю, милая, - прошептал Марко.
        - К морю? - удивленно спросила Кристина, и лицо ее осветила озорная улыбка. - А не будет ли это опасным?
        - Нас будет охранять Пэнси, - торжественно заверил ее Марко.
        - А если нас кто-нибудь увидит?
        - Давай все же рискнем, - подмигнул Марко.
        Кристина вся сияла от радости. Они быстро оделись. Кристина облачилась в одно из своих белых платьев, а Марко натянул брюки и набросил на плечи рубашку, на которой уже не было пуговиц. Марко взял свою саблю, и они с Кристиной и Пэнси, которая бежала впереди, поспешили к морю, держась за руки и смеясь, как дети.
        Усмотрев за небольшим утесом идеальное место для занятий любовью, Марко повел туда Кристину. Пэнси, взобравшись на утес, осталась стоять там на страже, а они сели на камень и опустили ноги в прохладную, пенящуюся воду. Брызги от набежавшей волны сейчас же вымочили их насквозь, а прохладный ночной ветерок приятно холодил тела. Серебристый океан, лежащий перед ними, был просто великолепный. Вокруг было удивительно тихо, лишь чуть слышно шелестели ветви пальм.
        Марко нагнулся, чтобы поцеловать Кристину и, усмехнувшись, легонько щелкнул ее по кончику носа.
        - Думаю, ты снова вела себя как плохая девчонка, милая.
        - Я? - сердито переспросила девушка. - А кто только что бросил меня на свою постель и изнасиловал?
        Марко погрозил ей пальцем.
        - А кто разыгрывал из себя сегодня вечером беспомощную жертву? Ты, должно быть, забыла, что я видел, как ты упражнялась с пиратами, милая. Ведь ты прекрасно владеешь техникой рукопашного боя. И легко могла обезоружить и убить этого испанца.
        - Почему же я тогда этого не сделала?
        - Чтобы я прибежал к тебе на помошь, конечно.
        - И почему же ты прибежал?
        - Потому что я решил, что твоя жизнь в опасно сти. Теперь же начинаю подумывать: не угрожала ли в действительности опасность мне.
        - Ах, да, я ведь только что заставила тебя так сильно поволноваться, - подразнила Марко девушка.
        - И мне следовало бы сорвать с тебя сорочку и как следует тебе всыпать, - быстро нашелся Марко.
        - Всякий раз, когда ты угрожаешь мне расправой, Марко, - усмехнулась Кристина, - ты на самом деле хочешь сделать со мной что-то еще.
        Взгляд Марко тотчас же затуманился и он осторожно коснулся пальцем губ девушки.
        - Мне всегда хочется это с тобой делать, милая Кристина взяла большую, сильную руку Марко и поцеловала ее.
        - Всегда? - мечтательно прошептала она, прижав ладонь Марко к своей влажной щеке., Она была в этот момент так восхитительна, что Марко просто не мог терпеть дольше. Он крепко прижал Кристину к себе и прошептал:
        - Давай не будем думать об этом «всегда» сегодня ночью. Давай просто наслаждаться друг другом этой ночью.
        - Но, Марко, рано или поздно мы должы… Этот протест Кристины был заглушен нежным поцелуем Марко.
        - Сними свое платье, - попросил ее Марко срывающимся от волнения голосом. - Я хочу видеть тебя всю.
        - А ты сними свои брюки и рубашку, - потребовала в свою очередь девушка.
        - Развратница! - подразнил ее Марко.
        - Распутник! - ответила она.
        Не отводя друг от друга влюбленных глаз, они разделись. Потом, когда снова уселись на камень, но уже обнаженные, Марко не мог оторвать от Кристины восхищенного взгляда. Посеребренная мягким светом луны, с разметавшимися по плечам роскошными волосами она походила на какую-то прекрасную и древнюю башню, принадлежащую только ему, Марко, одному. Он легонько провел кончиками пальцев по ее высокой, упругой груди, животу, шелковистому островку и с улыбкой отметил про себя, каким частым и прерывистым стало ее дыхание. Прикоснувшись губами к гладкой коже рук девушки, Марко принялся ласкать ее грациозные бедра и потом, обхватив ее за талию, посадил к себе на колени. Чуть слышный вздох, вырвавшийся у Кристины, вызвал в его душе бурю эмоций и, припав губами к плечу девушки и сжав в ладонях ее груди, он тихонько прошептал:
        - Ну почему ты так воспламеняешь мою кровь? Ты пробуждаешь во мне такое желание, что мне даже хочется тебя съесть!
        Кристина чувствовала себя наверху блаженства, ощущая на себе нежные руки и губы Марко; его теплую мускулистую грудь на своей спине и твердое копье. Запрокинув голову, она страстно поцеловала Марко, и он еще сильнее прижал ее к себе.
        Но потом Кристина выскользнула вдруг из его объятий, опустилась рядом с ним на колени и обратила на него свой восхищенный взгляд. Обнаженное тело Марко и его точеные черты лица казались высеченными из серебра. Он был так красив и вместе с тем первобытен, что напоминал древнего воина, который наконец-то приехал за ней, своей возлюбленной. Кристина осторожно прикоснулась к тугим мускулам его груди, вызывая при этом его восхищенный стон. Потом кончики ее пальцев скользнули вниз, к животу и легонько пощекотали его возбужденную плоть. Кристина видела, как тяжело дышит Марко, пытаясь снова заключить ее в свои объятия. Но она опять увернулась от него и, обогнув камень, поцеловала широкую спину Марко, скользя при этом кончиками пальцев по его мускулистым бедрам.
        Рука Марко, дрожа, накрыла руку девушки.
        - Я хотел бы чувствовать здесь твои ноготки, когда я войду в тебя.
        - Ты почувствуешь их, - пообещала ему Кристина.
        В следующую же минуту Марко схватил ее, посадил к себе на колени и целовал так долго и жадно, что ей стало уже казаться, будто их губы и языки слились воедино. Жалобные стоны Кристины еще больше распаляли Марко. Он нагнулся и медленно, очень медленно, обхватил сосок ее груди. Марко так долго и так жадно ласкал его, что Кристина начинала уже думать, что точно умрет от наслаждения. Ее внезапные ерзанья и попытки вырваться были бесполезны. Крепко сжимая девушку в своих объятиях, Марко продолжал мучить ее. И вот, наконец, он опустил ее и прыгнул сам в прохладную воду моря.
        Но Кристина снова пыталась выскользнуть из его объятий.
        Однако Марко успел ее схватить и, присев на край камня, усадил на себя верхом.
        - Кристина, - сердито предостерег девушку он, - попробуй, подразни меня.
        - Нет, - ответила она. - Не сейчас.
        - Но почему?
        Кристина покрывала быстрыми поцелуями шею Марко и прижималась к нему своей грудью.
        - Я хочу сначала доставить тебе удовольствие. Скажи, как я могу это сделать?
        С губ Марко сорвался волнующий стон.
        - Твои губы похожи на горячий бархат, - прошептал он тихо. - Я так хочу почувствовать их на себе.
        - В каком месте?
        Марко улыбнулся и показал Кристине.
        Соскользнув с его колен, она оказалась по грудь в воде, едва не задохнувшись от обжигающей прохлады. Так приятно было ощутить на разгоряченной коже прикосновение пенной морской воды. Расположившись между расставленных ног Марко, девушка стала покрывать поцелуями его тело, начиная с колен и постепенно продвигаясь все выше и выше. Сильные руки Марко опустились под воду и нежно ласкали ее груди.
        От этих нежных, интимных поцелуев тело Марко охватила сильная дрожь, его словно стало лихорадить. Когда же горячие, мягкие губы Кристины сомкнулись на его плоти, он едва не лишился сознания, настолько приятны были эти ощущения. Кристина то щекотала его своим жарким язычком, то вбирала в теплую бездну своего рта его всего. Марко запутался пальцами в ее густых волосах и, стараясь не закричать, изо всех сил стиснул зубы.
        Как ни сильно затуманила его сознание страсть, Марко успел все же во время отстраниться от девушки. Он спрыгнул в воду, приподнял Кристину и вошел в нее как раз в тот момент, когда их с головой накрыла волна. Боже, вода была такой холодной, а Кристина - горячей, очень горячей. Дрожа всем телом, она вбирала его в себя без остатка, плотно обхватив его ногами за талию. Когда же Марко слегка приподнял ее бедра, он почувствовал, как впились в его бедра ногти Кристины, как она это и обещала. И тогда он совсем потерял голову и стал снова и снова входить в нее.
        Покачиваясь в руках Марко, Кристина тихо плакала от счастья. Она думала о том, какой все-таки Марко сильный, раз держит ее так. Волны, то и дело обрушивающиеся на них, нисколько не мешали ему твердо стоять на ногах и не могли сравниться с силой и глубиной его движений. Что бы ни случилось завтра, сегодня Марко принадлежит ей, только ей, и она никогда не забудет эту удивительную ночь.
        Когда на влюбленных обрушилась очередная волна, губы их слились в долгом и страстном поцелуе.

        ГЛАВА 25

        - Не могли бы твои люди отвезти нас завтра утром в Бофорт, Марко? - спросил дон Джованни.
        Марко, Кристина и Ренальди собрались после завтрака в гостиной. Джузеппе с девушками отправился к морю рисовать маслом. Марко то и дело переводил взгляд на Кристину, которая сидела на диванчике вместе с Витторио. Он вновь переживал волнующие моменты прошлой ночи и сокрушенно думал о том, как сможет теперь расстаться с девушкой. И когда его друг задал свой вопрос, Марко как раз думал о том, что не сможет теперь расстаться с Кристиной. Вопрос дона Джованни настолько резко вывел его из состояния задумчивости, что он едва не выронил из рук чашку с чаем. Поставив чашку и блюдце на столик, Марко снова посмотрел на Кристину и встретился с вызывающим взглядом. Он повернулся к дону Джованни.
        - Неужели вы хотите уехать так скоро? - мрачно поинтересовался он.
        - Да, мой друг, мы и так уже достаточно долго откладываем наше возвращение домой, - ответил дон Джованни.
        - И потом, нам надо готовиться к свадьбе, - радостно прибавила донна Флора, тихонько позвякивая своими спицами.
        Марко снова повернулся к Кристине и их взгляды встретились. Его так и подмывало воскликнуть: ЧЕРТА С ДВА У ВАС БУДЕТ СВАДЬБА! КРИСТИНА ОСТАНЕТСЯ ЗДЕСЬ. ОНА БУДЕТ МОЕЙ ЖЕНОЙ!
        Но вместо этого, он рассеянно пробормотал, обращаясь к донне Флоре:
        - Да, да, конечно.
        - Еще есть время. Ты можешь пересмотреть свое решение и поехать в Венецию вместе с нами, - с надеждой в голосе произнес дон Джованни и кивнул головой в сторону Кристины. - Уверен, что эта юная леди будет более уютно себя чувствовать, если на свадьбе будет присутствовать ее дядя.
        - Я ведь уже объяснил вам… - метнув взгляд на Кристину, Марко резко закончил: - это невозможно.
        Кристина же тем временем повернулась к дону Джованни и сказала с плохо скрытым сарказмом в голосе:
        - Дядюшка Марко всегда желает мне только лучшего.
        Дон Джованни нахмурился, пытаясь вникнуть в смысл этого странного замечания, но в этот момент внимание всех присутствующих привлекли голоса в коридоре. Вскоре перед ними предстала группа из пяти человек, вошедших в гостиную. Вслед за взволнованной Эспер появились два незнакомца, которых сопровождали Клаудио с Аго. Один из незнакомцев был мужчиной средних лет, элегантно одетым, в парике; высокий же и стройный его спутник был гораздо моложе и одет во все черное.
        - Синьор Главиано, у нас гости, - язвительным тоном объявила Эспер.
        Явно сбитый с толку, Марко вскочил на ноги, а Кристина и Ренальди продолжали недоуменно разглядывать незнакомцев. Джентльмен в парике показался девушке смутно знакомым. Именно он подошел к Марко.
        - Это вы - Марко Главиано? - спросил он. - Да, - ответил нахмурившись Марко. - А кто вы, сэр, и почему вы вторгаетесь в мой дом таким вот образом?
        Незнакомец держался с несомненным достоинством.
        - Я - Чарлз Рутджерс, судья Сессионного суда в Чарлс-тауне. - С этими словами он резко перевел взгляд на девушку. - А еще я являюсь опекуном Кристины Эббот. Осмелюсь предположить, что это и есть она?
        Услышав это, Марко побледнел и лишился на время дара речи.
        Тем временем поднялся со своего места потрясенный и ничего не понимающий дон Джованни.
        - Марко, что за вздор несет этот человек?
        Марко перевел на дона Джованни свой неуверенный взгляд, а Рутджерс тем временем продолжал наступать:
        - Итак, синьор Главиано? Эта девушка и есть моя подопечная Кристина Эббот, или нет?
        Марко кивнул:
        - Да, это она.
        Пока Ренальди обменивались изумленными взглядами, к Кристине подбежал спутник Рутджерса. Явно озабоченная, девушка встала, и незнакомец тут же заключил ее в свои объятия.
        - Кристина, дорогая моя, слава Богу, ты нашлась, и мы наконец-то встретились!
        Девушка поспешила вырваться из объятий этого странного человека.
        - Кто эти люди? - растерянно спросила она Марко. Прежде чем ответить, Рутджерс подошел к девушке и ласково улыбнулся ей.
        - Кристина, дорогая, мы не так уж и часто с тобой встречались, но уверен, ты должна меня помнить. Я твой опекун Чарлз Рутджерс. Вспомни, я занимался твоими делами после того, как погибли твой отец и мачеха. - Он показал на мужчину, одетого в черное. - А это твой дядя, его преподобие Джордж Холлингсворт из Англии. Его преподобие не находил себе покоя с тех пор, как ты исчезла с острова Эдисто шесть лет тому назад.
        - Понимаю. - Кристина прикусила губу и перевела взгляд на священника, который был бы довольно приятным, молодым человеком, если бы не бородавка на его левой щеке.
        - Значит, вы мой дядя? - Да.
        Девушка шагнула вперед, протянула ему руку.
        - Здравствуйте. Как поживаете? Священник сжал руку Кристины и, весь просияв, ответил:
        - У меня все просто замечательно, особенно теперь, когда мы наконец встретились! Когда до меня дошло печальное известие о смерти моей сестры, все эти шесть лет я пытался найти тебя.
        Опомнившись наконец, дон Джованни раздраженно всплеснул руками:
        - Марко, что, черт возьми, здесь происходит?
        - Разве Кристина не твоя племянница?
        - Его племянница? - На лице Чарлза Рутджерса, обращенном к дону Джованни, читалось изумление.
        - Подумать только, его племянница! Никогда еще я не слышал о подобной галиматье. - Он презрительно кивнул в сторону Марко. - Этот человек, Марко Главиано, - кто угодно, только не дядя Кристины. Он шесть лет тому назад похитил девочку с острова Эдисто.
        - Он похитил ее, - воскликнул потрясенный дон Джованни и, протянув руку, помог устоять на ногах своей побледневшей жене.
        - Вот именно, - с презрением в голосе продолжил Рутджерс. - Я приехал бы сюда в сопровождении вооруженных представителей Британского флота и арестовал этого негодяя, если бы я не знал, что Гла-виано возглавляет капер, действующий вблизи острова британцев.
        Когда с губ Марко сорвался вздох, исполненный отчаяния, к нему повернулся дон Джованни:
        - Капер? Но ведь это ничуть не лучше пиратства. И ты похитил эту девушку?
        Кристина поспешила на защиту Марко и встала перед доном Джованни, уперев руки в бока.
        - Марко не похищал меня! Он спас меня от испанских пиратов, которые хотели обесчестить меня!
        За этими словами девушки последовала такая оглушающая тишина, что поначалу дон Джованни не заметил даже, как упала в обморок донна Флора.
        Когда же они с Витторио наконец заметили упавшую на пол донну Флору и поспешили ей на помощь, к Рутджерсу подошла Эспер.
        - Девочка говорит правду, ваша светлость. Разве вы сами не знали, что в ту ночь, когда пропала Кристина, на остров напали испанские варвары. Если бы не Марко Главиано, эти звери увезли бы девочку с собой и Бог весть что с ней сделали.
        Рутджерс, нахмурившись, молчал. Кристина же поддержала Эспер:
        - Итак, Главиано той ночью спас мне жизнь, а вовсе не похищал меня. И вместо того чтобы злословить на него, спросите лучше себя: почему вы отправили нас с Эспер на тот остров, заведомо зная царящие там беспорядки? - Она перевела взгляд на Марко и, к радости своей, увидела на его лице улыбку. - Марко сказал мне, что с вашей стороны было в высшей степени неблагоразумно оставлять нас там.
        И снова Рутджерс не нашелся что ответить, предпочитая наблюдать за Витторио и доном Джованни, которые подводили к дивану донну Флору.
        Любезно улыбнувшись, заговорил Холлингсворт:
        - Давайте, наконец, прекратим все эти злые взаимообвинения и порадуемся тому, что все-таки нашли нашу Кристину. - Он нежно прикоснулся к руке девушки. - Моя дорогая, с тобой все в порядке? Я надеюсь, никто не…
        На этом месте голос священника многозначительно оборвался, и Кристина тотчас же гордо вскинула подбородок.
        - Марко всегда защищал меня от всякого зла.
        - Да, это так, - подтвердила Эспер. - Синьор Главиано собирается даже выдать девушку замуж за этого прекрасного человека, - она замолчала, указав на Витторио, - и сам дает ей приданое.
        - Что ж, это похвально, - неохотно согласился Рутджерс и посмотрел на бледного как мел Витторио. - Это правда, молодой человек?
        Витторио открыл было рот, оглядываясь по сторонам в полнейшей растерянности, но потом, так же быстро и закрыл его.
        - Да, - ответил за сына дон Джованни и перевел сердитый взгляд на Марко. - Именно так все и было, до тех пор пока только сейчас я не узнал, что мой старый друг обманул меня, втянув в эту сделку при довольно-таки неблаговидных обстоятельствах.
        - Дон Джованни… - попытался было объясниться Марко.
        - Ты солгал мне, мой мальчик, - безжалостно заявил дон Джованни, переводя свой исполненный гнева взгляд на Кристину. - Эта девушка не твоя племянница, а просто беспризорный ребенок, которого ты подобрал на одном из островов.
        - Минуточку! - с явным негодованием в голосе перебил его Чарлз Рутджерс. - Я не позволю вам клеветать на Кристину Эббот! Эта девушка является дочерью торговца Ричарда Эббота, довольно состоятельного человека. Потеряв обоих своих родителей, Кристина стала их наследницей. Я же являюсь ее официальным опекуном.
        Во взгляде дона Джованни, устремленном на Рут-джерса, мелькнуло немое восхищение.
        - Так значит, эта девушка - наследница? - переспросил он чуть слышно.
        - Да. И все состояние Эббота перейдет будущему мужу Кристины.
        Лицо дона Джованни тотчас же озарила радостная улыбка. Он повернулся к Марко и бросился к нему с распростертыми объятиями.
        - Марко, друг мой! Прости, ради Бога, мою горячность! Уверен, что это недоразумение мы очень быстро между собой уладим. - Повернувшись к Эс-пер, он велел ей нетерпеливым тоном: - Принесите вина и бокалы в кабинет хозяина. Нам с джентльменами много чего надо обсудить.

***

        Через несколько часов Марко отправился искать Кристину. Он нашел ее сидящей на ступеньках крыльца. Уронив голову на руки, девушка задумчиво смотрела прямо перед собой.
        Марко протянул ей руку.
        - Пойдем погуляем, Кристина?
        - Что? - раздраженно воскликнула девушка. - Ты хочешь сделать этот памятный день еще более скандальным? Сомневаюсь, что другие смогут это выдержать.
        Марко помрачнел:
        - Прошу, пойдем со мной. Я должен с тобой поговорить.
        Раздраженно вздохнув, Кристина оперлась о предложенную ей руку Марко и встала.
        Они пошли по тропинке в сторону гавани, и каждый был погружен в собственные мясли.
        - А где все остальные? - наконец нарушила молчание девушка.
        - Все наши гости отдыхают, - печально ответил Марко. - Думаю, то, что произошло сегодня утром, всех их выбило из колеи.
        Кристина цинично рассмеялась:
        - Да, это и в самом деле была забавная сцена, когда мои опекун и дядя ворвались в гостиную и накинулись на тебя с обличительной речью.
        - Да, - мрачно ответил Марко. - Но, думаю, это недоразумение наконец выяснилось. И Рутджерс, и священник оказались людьми весьма понятливыми и одобрили мои действия. А еще они сказали, что хотели бы поговорить с тобой и узнать побольше о твоей жизни здесь.
        - Я тронута их вниманием. А как, интересно, они узнали о моем местонахождении?
        Марко поддал ногой кокосовый орех, лежавший на тропинке.
        - Ты помнишь Луиджи? - Да.
        - Случилось так, что он что-то украл в Чарлс-тау-не и оказался в суде перед Рутджерсом. Надеясь улучшить свое положение, он рассказал твоему опекуну о твоем похищении и о том, где ты находишься. Рутджерс тотчас же связался с твоим дядей, который находился в Англии. Дядя немедленно выехал в Чарлс-таун, где нанял шхуну, которая и привезла его с Рутджерсом на Isola del Mare. Вот как они здесь оказались.
        Кристина на это только покачала головой.
        - А что произошло в твоем кабинете? Вы уж слишком долго оттуда не выходили.
        Стараясь не глядеть на девушку, Марко ответил:
        - Это был довольно долгий разговор. Все мы пытались решить, как поступить с тобой лучше.
        - И даже не подумали о том, чтобы посоветоваться со мной, ведь так? - вспыхнула Кристина.
        Не обращая внимания на перемену в настроении девушки, Марко продолжил как ни в чем не бывало:
        - Как мне показалось, и Чарлзу Рутджерсу, и его преподобию очень понравились Ренальди и Витторио, твой будущий муж. Мы все пришли к единому мнению, что стоит продолжить приготовления к свадьбе. Дон Джованни особо подчеркнул, что этот брак сделает его семье честь.
        - Ну конечно! Ведь теперь он знает, что я наследница!
        Улыбка Марко стала на какой-то миг ироничной.
        - Мой старый друг - человек в высшей степени практичный.
        - Скорее, корыстный.
        Марко усмехнулся, с любопытством поглядывая на девушку.
        - А ты сама знала?
        - О чем?
        - Что ты такая богатая женщина? Кристина пожала плечами.
        - Едва ли. Я плохо помню то время, когда жила с отцом и мачехой в Чарлс-тауне. Но потом, когда я потеряла родителей, судья Рутджерс отослал меня с Эспер на тот остров. Мы жили там в довольно скромном домике, и мне никогда не приходила в голову мысль, что родители мои были так богаты.
        - А что ты чувствуешь сейчас, узнав, что являешься наследницей?
        - Даже не знаю, - беззаботно ответила Кристина, расправляя кружева на манжетах. - Это едва ли что-то меняет, разве что дон Джованни благодаря этой новости стаи очень счастливым человеком.
        - В любом случае, все решено, - усмехнулся Марко.
        - Значит, ты решил все-таки отдать меня, Марко? - чуть слышно сказала Кристина.
        Марко тяжело вздохнул.
        - Неужели ты думаешь, что мне легко было решиться на это? Вот и сегодня утром я чуть было не сказал…
        - Что? - спросила девушка изменившимся голосом. Марко раздраженно махнул рукой:
        - Это не имеет значения. Но теперь я понял, что ты принадлежишь другому, более цивилизованному миру и не должна прозябать на этом Богом забытом острове.
        - Но я не согласна! - воскликнула Кристина и, стараясь казаться беззаботной, продолжила: - Возможно, теперь, когда я стала наследницей, я не буду больше нуждаться в тебе. И отправлюсь прямо в Чарлс-таун или куда-нибудь еще и… к черту тебя, Витторио и всех остальных!
        - Кристина, ты забыла, что ты - женщина, - заговорил Марко все больше теряя терпение, - а поэтому у тебя фактически нет никаких прав. Если ты откажешься выйти замуж за Витторио и покинешь остров, тебя тотчас вернут Чарлзу Рутджерсу, твоему опекуну. И в конечном итоге мужа тебе найдет он. Ты этого хочешь?
        - Но ты не можешь позволить мне остаться! - взорвалась девушка. - Ты мог бороться за меня!
        Руки Марко сжали плечи Кристины.
        - Кристина! Взгляни на меня трезво. Я пират, и не могу стать для тебя хорошим мужем, особенно теперь, когда выяснилось, что ты наследница. И потом, нам прекрасно удалось убедить всех, что ты… все еще невинна. Если бы я сказал твоему опекуну, что хочу на тебе жениться, он, без сомнения, велел бы заковать меня в кандалы и отправить в Чарлс-таун на виселицу.
        - Еще не хватало, чтобы ты подставлял за меня свою шею! - с болью в голосе закричала Кристина. - Ты ведь знаешь, что я готова ради тебя на все.
        Марко задержал на девушке взгляд.
        - Если бы я знал, что это будет лучше для тебя, я уничтожил бы их всех.
        Теряя терпение, Кристина оттолкнула его от себя.
        - Избавь меня от своего благородства, Марко Главиано! Прошлой ночью я поняла, чего ты хочешь в действительности! Но почему ты не можешь признаться, что тебе не хватит только одной женщины?
        Кристина хотела было убежать, но Марко схватил ее за руку.
        - Кристина, давай не будем хотя бы сейчас говорить друг другу обидные слова.
        Какое-то время девушка молчала, глядя в землю, нижняя губа ее дрожала.
        - Почему?
        - Потому, что я должен кое-что знать. - Приподняв подбородок девушки, Марко заглянул в ее беспокойные глаза. - Почему сегодня ты меня защищала?
        Девушка тяжело вздохнула и призналась:
        - Потому что с их стороны было несправедливо обвинять тебя в этих ужасных вещах. Ты всегда относился ко мне хорошо, Марко, никто никогда не обижал здесь ни меня, ни Эспер, как ты и обещал.
        Марко кивнул.
        - Я старался это делать, милая.
        - И все-таки не слишком усердно, - не могла не прибавить девушка.
        - Может быть, - сухо признался Марко.
        Кристина печально улыбнулась ему, и на какой-то миг оба пожалели о том, что безвозвратно ушли их простые взаимоотношения и давняя дружба.
        - Ты всегда позволял мне делать все, что я хотела, - продолжала Кристина дрогнувшим голосом.
        - Тебя очень легко было испортить, - хрипло заметил Марко.
        - Единственное «но» заключается в том… - Она посмотрела Марко прямо в глаза, чувствуя, как бешено колотится ее сердце, - что теперь я хочу тебя.
        - Знаю, дорогая.
        Они стояли рядом и смотрели друг на друга с бесконечной тоской. Но потом Кристина не смогла больше выносить этой пытки и бросилась в объятия Марко.
        Он прижал девушку к себе, жадно вдыхая цветочный аромат ее волос.
        - Ты придешь ко мне сегодня ночью? - прошептала она чуть слышно.
        В голосе Марко тоже звучали страдания.
        - Прости, милая, но я не могу.
        И прежде чем Марко успел увидеть на лице Кристины слезы, она выскользнула из его объятий и убежала.

        ГЛАВА 26

        - Я священник в маленькой деревушке Саутчемптона, - рассказывал Джордж Холлингсворт. - Это поистине одно из красивейших графств Англии - невысокие холмы, быстрые реки и густые леса.
        На следующий день Кристина вышла погулять со своим дядей в сад за домом. Дядя пригласил свою племянницу на эту прогулку, чтобы лучше с ней познакомиться, и Кристине уже успел понравиться этот спокойный, с мягким голосом священник.
        - Все это звучит так красиво, - с готовностью ответила она.
        - Значит, именно там вы и выросли? И моя мачеха родилась тоже там?
        - Да.
        Глаза девушки затянулись пеленой грусти.
        - Мне было всего одиннадцать, когда я потеряла ее. Но помню, что она была очень доброй.
        Выражение лица священника тоже стало задумчивым.
        - Вирджиния была утонченной натурой, настоящей леди.
        - Расскажите мне о том, какой вы ее помните, - попросила Кристина.
        - Конечно, дорогая. Вирджинию любили все. Она была очень набожна, но несмотря ни на что умела радоваться жизни. Вирджиния красиво одевалась, прекрасно танцевала и была настоящей рукодельницей.
        На глаза Кристины навернулись слезы.
        - Она была для меня дороже, чем моя родная мать. С тех пор как произошло это кораблекрушение, я часто вспоминала своего отца и мачеху, но почему-то с годами их образы стали стираться в моем сознании.
        Холлингсворт погладил девушку по руке.
        - Это вполне естественно, моя дорогая. Ведь когда произошла та трагедия, ты была еще ребенком.
        Кристина прикусила губу.
        - А мой отец… Вы хорошо его знали?
        - О да. - Взгляд Джорджа на какой-то миг стал суровым. - Ричард Эббот был могущественным, решительным человеком. Он вышел из титулованной аристократической семьи и сам носил титул графа Сомерсетширского. Когда его первая жена - твоя мать - умерла, он стал вдовцом с маленьким ребенком на руках. Мою сестру он повстречал на деревенской ярмарке и сразу же в нее влюбился. Да и Вирджиния едва ли могла устоять перед вдовцом с маленькой дочуркой, потерявшей мать. Она полюбила вас обоих, и твоему отцу не составило особого труда увлечь ее.
        - Вы говорите так, будто недолюбливали моего отца.
        Джордж улыбнулся.
        - Мне очень жаль, моя дорогая. Но, видишь ли, с самого начала я был против безумного плана Ричарда увезти тебя и Вирджинию в эту нецивилизованную страну. Конечно, Вирджиния любила твоего отца и привязалась к тебе тоже. Должен признать, что Ричард стал довольно преуспевающим торговцем в Чарлс-тауне. И все-таки я не перестаю думать о том, что если бы вы остались в Англии, той страшной трагедии в море никогда бы не случилось.
        Кристина печально кивнула.
        - Я вас понимаю. А вообще, мне очень хотелось бы увидеть Англию. Конечно, я там родилась, но ничего не помню.
        - Ты всегда можешь вернуться туда вместе со мной, - великодушно предложил ей дядя.
        - Правда?
        - Насколько я понял, твой опекун согласен на твой брак с этим венецианским юношей, но если ты не хочешь выходить за него замуж, я с удовольстви-, ем помешаю этому браку.
        Глаза Кристины озарились новой надеждой.
        - Неужели? Джордж кивнул.
        - Хотя мы с тобой и не совсем кровные родственники, ты очень близка мне из-за Вирджинии. И может быть, твой опекун согласится передать твои дела мне.
        - О, это было бы чудесно. - Однако на лицо девушки почти тотчас же набежала тень беспокойства. - Как вы думаете, а смогли бы вы убедить судью Рутджерса оставить меня здесь?
        - Здесь? - изумленно переспросил Холлинг-сворт. - Но почему ты хочешь остаться здесь, мое дитя? Ты хочешь жить на этом острове среди вульгарных морских разбойников? И вообще, странно, что ты прожила среди них шесть лет и ни один из них…
        - Марко никогда не позволил бы это! - резко оборвала его Кристина. - Он всегда защищал меня и требовал, чтобы все здесь относились ко мне с уважением!
        Глаза Холлингсворта сузились.
        - Ты, кажется, без ума от этого пирата.
        - Он капитан капера! - исправила его девушка. - И потом, почему бы мне не быть от него без ума? Он спас мне жизнь и давал мне все, что я только хотела.
        Холлингсворт презрительно фыркнул.
        - Может быть, этот человек и оказывал тебе помощь и даже устроил для тебя выгодный брак. Но я опасаюсь, что он мог оказать неблаговидное влияние на такую юную леди, как ты, находившуюся в довольно-таки впечатлительном возрасте.
        - Что вы хотите этим сказать? Священник вздохнул.
        - Не далее как сегодня утром, направляясь в вашу церковь, чтобы несколько минут спокойно помолиться, я заметил на тропинке впереди себя твоего распрекрасного синьора Главиано. Он что-то оживленно обсуждал с довольно… неряшливого вида женщиной.
        Кристина почувствовала, как от ее лица отхлынула кровь.
        - Она была брюнеткой? Джордж покачал головой.
        - Наоборот, блондинкой, насколько я помню. - Он закашлялся. - И, должен сказать, ей так и хотелось броситься на шею твоему синьору Главиано.
        Все в душе Кристины кипело от негодования. Неужели после того, как он отверг ее вчера, Марко снова принялся за свои старые шутки с другими женщинами?
        - Итак, ты сама понимаешь, моя дорогая, - как ни в чем не бывало продолжил священник, - что тебе придется отказаться от своего безумного желания остаться в этом непристойном окружении. Остается только выбрать: либо ты выйдешь замуж за венецианца, либо вернешься в Англию вместе со мной. Я с удовольствием возьму на себя роль твоего опекуна и выдам тебя замуж за достойного человека.
        Глаза Кристины осветились негодованием. «Мужчины, - думала она, - они все хотят отвечать за меня, управлять моей жизнью, указывать, что мне делать дальше». И больше всех остальных преуспевал в этом Марко Главиано!

***

        На протяжении последующих двух дней Кристина продолжала мучиться от того, что окружающие мужчины продолжали планировать ее будущую жизнь. Холлингсворт, Рутджерс и семейство Реналь-ди должны были в понедельник отправить ее в Чарлс-таун на шхуне, которую нанял Холлингсворт. В Чарлс-тауне будут собраны и подписаны все необходимые бумаги, которые опекун Кристины передает дону Джованни, после чего Кристина вместе с семейством Ренальди отплывет в Венецию.
        Конечно, девушка понимала, что могла в любой момент принять предложение своего дяди. Но это только поставило бы ее в зависимость от другого мужчины, практически незнакомого, который обещал заботиться о ней и найти ей мужа. По крайней мере, Витторио и Ренальди она хоть немного, да знала. Это было все же лучше, чем бросаться очертя голову неизвестно куда.
        Кристина чувствовала себя брошенной и никому не нужной. Во всех своих бедах она винила Марко. Скорее всего, он вовсе не любит ее, раз с такой легкостью отдает этим людям! И если то, что говорил ей дядя, было правдой, то Марко снова, должно быть, спутался с Моникой или Розой. При мысли об этом Кристине становилось не по себе. Прекрасно зная, какой уязвимой была она сейчас, как мог он решиться на такое? Неужели он не мог подождать несколько дней, пока она уедет, и уже потом удовлетворить все свои потребности? Когда бы Кристина ни встречала Марко, она бросала на него осуждающие, сердитые взгляды. Замечая же в его глазах боль и вину, она начинала злорадствовать. Пусть он помучается за все свои грехи, он заслужил эти страдания сполна! Марко все так же не собирался оставлять свои ухлестывания за ней, как, впрочем, и за другими женщинами!
        Гнев Кристины достиг своего апогея на третий день после того, как приехали ее дядя и опекун. Она направлялась по коридору к себе в комнату и едва не столкнулась с Розой, которая выскочила из комнаты Марко! На испанке была блуза с глубоким вырезом и пестрая юбка; от нее исходил сильный запах дешевых духов.
        - Что ты делала в комнате Марко? - набросилась на Розу девушка.
        Роза засмеялась тихим, грудным смехом:
        - Я ждала его там. Сегодня вечером он назначил мне там свидание.
        Хотя слова испанки и заронили в душе Кристины еще большие сомнения - особенно после разговора с дядей, - она встретила свою соперницу с достоинством и презрением.
        - Ты лжешь! Ты не была в комнате Марко уже много месяцев. Я бы знала, если бы он все еще путался с тобой!
        В темных глазах Розы сверкнуло презрение.
        - Так значит, ты думаешь, что знала бы это, маленькая назойливая муха? Какая же ты еще глупая, наивная девочка! Если хочешь знать, то мы с Марко вынуждены были действовать более осторржно с тех пор, как в тебе взыграла ревность. - Шагнув к Кристине, женщина продолжила с явным наслаждением:
        - Вместо того чтобы встречаться в комнате Марко, мы занимаемся с ним любовью на берегу моря или глубоко в джунглях. Когда же он находился в своем последнем плавании, он назначал мне свидания даже в Сент-Киттсе. Марко смеялся над тем, как ловко мы тебя провели, и назвал тебя капризной и своенравной девчонкой.
        Чувствуя, как начинает дрожать ее нижняя губа, Кристина возразила:
        - Марко не способен на такое!
        - Думаешь, нет? - рассмеялась Роза и презрительно добавила: - Ты - круглая идиотка. Ведь кроме тебя еще есть и другие женщины. А Марко - ненасытный любовник. Порой он так утомляет меня, что я позволяю ему заняться тем же с Минервой или Моникой. Мне все равно, ведь я по-прежнему остаюсь его любимицей.
        Кристина была настолько потрясена и разгневана, что молча смотрела на испанку, тяжело дыша.
        - А теперь я ношу в себе ребенка Марко, - продолжила Роза с явным торжеством, - и горжусь этим. Неужели ты думаешь, что такая женщина, как ты, может удовлетворить его? - Она насмешливо оглядела девушку с головы до ног и прибавила: - Ему так быстро надоедают неопытные девчонки. Он назвал тебя даже тощим цыпленком. Ты знала об этом, моя дорогая?
        - Ты - лживая проститутка, - вспыхнула Кристина.
        Она замахнулась, чтобы ударить Розу, но та избежала удара, успев схватить девушку за руку. Во взглядах обеих женщин, устремленных друг на друга пылала ненависть.
        Потом Кристина отдернула руку и прошипела:
        - Марко - мой! Только подойди к нему, и я тебя убью!
        Она проскочила мимо хохочущей испанки в свою комнату и громко захлопнула за собой двери.
        Когда Марко поздно вечером вернулся в свою комнату, он нашел там Кристину, которая поджидала его, меряя комнату нервными шагами. На ней было тонкое платье из белого муслина, в котором она выглядела чрезвычайно соблазнительно, и роскошные ее волосы вздымались с каждым ее шагом. Такая же взволнованная Пэнси расхаживала за девушкой по пятам и жалобно скулила.
        - Что ты здесь делаешь? - настороженно спросил Кристину Марко.
        Девушка метнулась ему навстречу и залепила ему звонкую пощечину.
        - Какая же ты свинья!
        - Но что такого я сделал? - растерянно спросил Марко, потирая ноющую щеку.
        - Роза беременна от тебя!
        - От кого?
        - И не пытайся отрицать это, мерзавец! Она рассказала мне об этом сегодня вечером у двери твоей спальни. Значит, все это время ты тайком встречался с ней! И с Минервой и Моникой тоже!
        - С Минервой и Моникой? Что за чушь ты несешь? - закричал Марко.
        - Джордж Холлингсворт видел вас с Моникой вчера утром!
        На лице Марко мелькнуло выражение облегчения и, щелкнув пальцами, он быстро сказал:
        - А, ты об этом! Моника просто спрашивала моего совета относительно ухаживаний за ней Аго…
        - И ты предложил ей свои ухаживания? Марко начинал терять терпение.
        - Кристина, ничего подобного я не делал!
        - Значит, сегодня ночью может появиться еще и она? - продолжала бушевать девушка. - Ты, конечно, придешь в восторг от такого развлечения, ведь ты такой НЕНАСЫТНЫЙ!
        - Кристина, опомнись!
        Но она не слушала Марко.
        - Мне следовало бы знать, что ты снова снюхаешься с этими проститутками. Но как мог ты после этого целовать меня? Как мог ты заниматься любовью с Розой на берегу моря, там, где были с тобой мы? - Судорожно вздохнув, Кристина подавила подступившие к горлу рыдания и прошептала: - Как ты мог?
        - Кристина, - сказал Марко, изо всех сил стараясь говорить спокойно, - между мной и Моникой ничего нет. Что же касается Розы, то она солгала тебе. Я не был с ней уже полгода, с тех пор, как ты… заявила о своих правах на меня. Роза просто не может быть беременной от меня, ведь ее живот даже сейчас плоский.
        Выкрикнув какое-то ругательство, Кристина подбежала к Марко и с силой толкнула его в грудь.
        - О, значит, ты все-таки знаком с состоянием ее живота а?
        Марко простонал.
        - Мужчина может надевать так называемое защитное приспособление или не доводить половой акт до конца.
        - Но ты никогда не пользовался этим со мной! - не сдавалась Кристина.
        - Никогда, милая, - признался Марко. Казалось, Кристина сейчас либо расплачется, либо сдастся. Но в следующую минуту она вскинула руки и раздраженно воскликнула:
        - Я тебе не верю! Я отдала бы за тебя жизнь, а ты только и думаешь, как бы тебе спутаться с другими женщинами! Ты лгал мне, предавал меня…
        Она замолчала, чтобы перевести дыхание, и в этот момент громко заскулила Пэнси.
        - Мало того, ты еще и обидел Пэнси!
        С выражением полнейшего изумления на лице Марко следил за тем, как бушует Кристина. Никогда еще она не была такой восхитительной, как в этот момент, напоминая разъяренную львицу. И вместо того чтобы рассердиться, Марко поймал себя на том, что эта вспышка ревности Кристины необычайно его возбудила. Больше всего на свете ему хотелось сейчас стереть с губ девушки сердитое выражение и растопить жаром своего тела ее злость. Как давно он уже не баловал и не ласкал ее.
        ПРИЛАСКАЙ ЖЕ ЕЕ СЕЙЧАС. От этой мысли у Марко невольно перехватило дыхание.
        То, что он собирался сделать, было полнейшим безумием. Но видит Бог, Марко был всего лишь мужчиной, а эта девушка способна была соблазнить святого! Подозвав Пэнси, Марко выпустил ее в сад. Кристина же была так взволнована, что, казалось, даже не заметила этого.
        - И тебе не нравится мое тело! - сердито подытожила она.
        - Что? - Марко повернулся к девушке и рассмеялся.
        Скрестив руки на груди, она готова была вот-вот расплакаться.
        - Роза сказала, что ты называл меня тощим цыпленком.
        - Она сказала это? Дорогая, я никогда…
        - Не оправдывайся! И не смей называть меня дорогой! - Кристина погрозила пальцем. - Я знаю, что тебе нравятся толстые женщины. Я пыталась поправиться, когда тебя не было. Но всякий раз, когда я съедала слишком много, меня начинало тошнить.
        Марко не мог поверить своим ушам. Значит, Кристина специально для него пыталась поправиться! И вдруг он понял, как мог успокоить ее. И от этой мысли брюки показались ему на несколько размеров меньше.
        - Если бы ты носила моего ребенка, то наверняка стала бы толстой, - подразнил он девушку.
        - И тогда я бы тебе понравилась?
        - Я нашел бы тебя просто неотразимой, такой же, как и сейчас.
        - И все же недостаточно неотразимой, чтобы за меня бороться.
        «Достаточно! - подумал Марко, глядя на этого чудного, негодующего ангела. - Ведь я недостоин ее! Но в конечном итоге она должна винить только себя за то, что выглядит такой желанной. Что ж, сейчас она получит то, чего так хочет».
        - Ты уверена? - усмехнулся Марко. - Иди же сюда, милая.
        - Нет!
        Марко привык иметь дело с женщинами покорными, и сопротивление Кристины только подливало масла в огонь его желания. В два быстрых шага преодолев расстояние, разделявшее их, он заключил девушку в свои объятия.
        - Нам необходимо исправить это недоразумение, - произнес Марко, дотрагиваясь до кончика носа Кристины. - Дорогая, я очень люблю твое тело.
        - Нет, не любишь.
        - Ты хочешь, чтобы я доказал тебе это? - Да!
        Марко тихо засмеялся. Кристина искушает его самым откровенным образом, впутывая себя в очень крупные неприятности. Усмехнувшись, Марко быстро расстегнул пуговицы на лифе ее платья, некоторые из них просто обрывая в спешке. Когда же он нагнулся и взял в рот отвердевший сосок ее груди; Кристина изумленно вскрикнула.
        - Я люблю твои груди, - прошептал Марко, лаская ее. - Они как раз умещаются в моих ладонях.
        Кристина тихо застонала и запустила пальцы в волосы Марко.
        - Правда? - недоверчиво прошептала она.
        - О да, дорогая.
        Марко опустился на колени, продолжая поспешно стягивать с девушки платье, и вскоре его горячие губы прижались к ее обнаженному, дрожащему животу.
        - Я люблю твой плоский животик… - руки Марко обхватили бедра Кристины. - Твою очаровательную, маленькую попку. - Забравшись под юбки Кристины, руки его скользнули ниже. - Твои невероятно длинные, стройные ножки. - Продолжая ласкать бедра девушки, Марко добрался до самого сокровенного ее места, заставив ее стонать и извиваться в его руках.
        Подняв голову, Марко заглянул в лицо Кристины и прочел на нем выражение бесконечной любви. Губы ее были слегка раскрыты, в глазах блестели слезы. И очень тихо Марко прошептал:
        - Я особенно люблю то место, где ты такая маленькая и узкая и все же вбираешь меня всего целиком.
        - О Марко!
        - Никто не любит меня так, как ты, милая, никто.
        С губ Кристины сорвался сдавленный стон и, опустившись на колени рядом с Марко, она страстно его поцеловала.
        - Когда же закончится весь этот ад? - прошептала она с болью в голосе. - Я больше не в силах терпеть его…
        - Знаю, милая…
        И в этот момент, удивив Марко своей откровенностью, Кристина уперлась ладонями в его плечи и с силой толкнула, заставив его упасть на спину, после чего села на него верхом. Широко раскрытыми от изумления глазами наблюдал Марко за тем, как поспешно пытается она расстегнуть пуговицы на его брюках. Кристина села на него, вобрав в себя его целиком. Она вскрикнула и тотчас же замерла на месте, когда тела их слились еще теснее, чем прежде.
        Глядя на Кристину, Марко невольно улыбнулся - слишком уж смело сидела она на нем верхом в спущенном с плеч и запутавшемся вокруг бедер платье. Кристина часто и тяжело дышала и была именно такой, какой больше всего любил ее Марко. И все же она очень напоминала ему сейчас девчонку-сорванца, которая вонзила зубы в огромный пирог, норовя откусить кусочек побольше.
        Подняв руку, Марко дотронулся пальцем до влажных губ Кристины.
        - Попробуй откусить больше, чем ты сможешь прожевать, милая, - подразнил ее он.
        Ожидая ответа девушки, Марко все больше восхищался выражением ее глаз - поначалу диким и неуверенным, а потом страстным, горячим и решительным.
        Кристина сжала коленями бока Марко. И потом она стала его любить.
        О Боже, как она его любила, заставляя каждую минуту умирать от наслаждения! Он видел, как прикусила Кристина нижнюю губу в порыве страсти и изо всех сил зажмурила глаза. Маленькие упругие грудки Кристины красиво вздымались и опадали, бедра дрожали и, вообще, вся она была в этот момент невероятно красива ижеланна. Потянувшись, Марко сжал в своих больших ладонях груди девушки и осторожно привлек ее к себе. Когда же Кристина открыла глаза и в них мелькнуло выражение безумной страсти и бесконечной боли, Марко понял, что она и в самом деле не вынесет этого ада. Господи, да ведь и он сам этого не вынесет!
        «Кристина права, - подумал он. - Это самое настоящее безумие». Почти каждую ночь он вливал в нее свое семя, словно задался целью как можно скорее подарить ей своего ребенка и ни о чем уже больше не заботиться. Если она носит его ребенка, он никогда уже ее не отпустит.
        Да он и так ее никуда от себя не отпустит! Осознание этого было таким сильным и неожиданным, что, пронзив сердце и душу Марко, оно удвоило его и без того пылающую страсть. Обхватив руками талию девушки, он стал неотступно следовать за ее движениями. Любовь, которая наполняла сердце Марко, вызывала у него непрошенные слезы и, прислушиваясь к громким стонам Кристины, он еще раз отдал ей свое семя.
        Губы их слились в долгом и нежном поцелуе. И именно в этот момент Кристина стала ЕГО.

        ГЛАВА 27

        Кристина стала его, ПОДРУГОЙ ПИРАТА. Эта мысль не оставляла Марко и час спустя, когда Кристина заснула в его постели. После того как они страстно, иступлено любили друг друга на полу, Марко отнес ее в постель, раздел и они снова занимались любовью до тех пор, пока оба не обессилели.
        Кристина спала, а Марко смотрел на ее красивое лицо, чуть припухшие губы, щеки, раскрасневшиеся от его пальцев и грубой кожи его лица, и на длинные ее ресницы, которые едва заметно вздрагивали. Марко убрал с лица девушки прядку волос и, улыбнувшись, в очередной раз подивился ее решимости. Вот это сила духа! Она не сдавалась до тех пор, пока он не стал ее.
        Но потом Марко нахмурился. Разве справедливо, чтобы Кристина была его женой, рожала ему детей, ждала его из плаваний? Ведь в Чарлс-тауне ее ждало целое состояние. Что если в один прекрасный день ей захочется получить причитающееся ей наследство и пустить свои уважаемые корни где-нибудь еще? И если решится на это, изменится ли его отношение к ней? Сможет ли он расстаться с морем и отказаться от своей мести испанцам?
        И как быть с остальными - Рутджерсом, Холлинг-свортом и семейством Ренальди? Ведь страшно даже подумать о том, что будет, если он бросит всем вызов и объявит о своем решении жениться на Кристине. Его дружбе с доном Джованни придет неминуемый конец, и от сознания этого Марко становилось грустно. И все-таки он так сильно любил теперь эту храбрую, гордую девушку, что не боялся противостоять им всем. Марко готов был даже отдать за нее жизнь, если в этом возникнет необходимость, и от этой мысли ему тоже становилось грустно. Когда Кристина поймет, что быть за ним замужем далеко не так сладко, как ей это казалось, она будет жалеть о содеянном. И потом поймет, какой жестокой может быть правда, ибо он никуда ее от себя уже не отпустит.
        Эта мысль стала пробуждать к жизни плоть Марко, которой все еще владела Кристина. Он видел, как закусила девушка губу и тихо простонала, не в силах сдержать своего желания. Даже во сне она хотела его, и это заставляло плоть Марко крепнуть еще больше. Марко захотелось вдруг медленно, глубоко и бесконечно долго - всю ночь - входить в Кристину.
        Господи, но он не должен был повторять это снова, в противном случае, они оба не смогут утром подняться с постели! Но, хотя Марко и прислушивался к своему внутреннему голосу, губы его искали невероятно теплую и нежную грудь девушки. Все еще продолжая спать, Кристина стала беспокойно метаться по подушке и потом, ухватившись за сильные плечи Марко, она всем телом подалась к нему. Это движение позволило ему войти в нее глубже, после чего Кристина открыла глаза и изумленно посмотрела на Марко.
        - Видишь, что ты со мной делаешь, милая? - ласково подразнил ее Марко, поднимая ее узкую руку и целуя на ней каждый пальчик. - Теперь мне придется любить тебя до тех пор, пока мы оба не умрем от усталости.
        Судя по довольной улыбке Кристины, возможность эта, казалось, пришлась и ей по вкусу. Она крепко обхватила тело Марко руками и ногами. Но в следующую же минуту оба похолодели от резкого стука в дверь.
        - О Марко, любовь моя! - раздался нежный, с французским акцентом, голосок. - Я здесь, любовь моя, и с нетерпением ожидаю нашего свидания.
        Озадаченный внезапным приходом Моники, Марко нахмурился и расстерянно посмотрел на Кристину, во взгляде которой читалась ненависть.
        - Значит, это правда! - воскликнула она. - Ты снова взялся за старое с Розой и Моникой, как и говорила мне Роза.
        - Нет, дорогая, это не так! - закричал Марко. - Я сам не знаю, зачем Моника…
        - Пусти меня, подонок, - угрожающе произнесла девушка.
        - Милая, пожалуйста, выслушай меня! Я не…
        - Пусти меня!
        Тяжело вздохнув, Марко отстранился от девушки, и в этот момент за дверью снова заворковала Моника:
        - О Марко!
        Вне себя от злости, Марко вскочил с постели и схватил брюки.
        - Боже правый! Что, черт возьми, все это значит? И какого черта делает здесь эта женщина? - раздраженно спрашивал он себя.
        Кристина тем временем натягивала на себя платье и бросала на Марко взгляды, исполненные жгучей ненависти.
        - Что делает здесь Моника? Все очень просто: она пришла к тебе на свидание, о котором вы оба договорились вчера утром!
        Марко подбежал к девушке.
        - Дорогая, ты должна мне верить! Мы с Моникой не договаривались ни о каком свидании. Она, должно быть, сошла с ума. Дай мне только избавиться от нее.
        Поправляя на себе свое порванное платье, Кристина оттолкнула Марко.
        - Иди ты к черту!
        - Но, Кристина, я ведь ничего не сделал! Моника тем временем снова подала голос:
        - Марко, дорогой, прошу тебя, поторопись! Я так хочу тебя видеть, любовь моя!
        - Проклятье! - процедил сквозь зубы Марко, застегивая брюки.
        Кристина презрительно усмехнулась, пытаясь застегнуть лиф платья.
        - Значит, ты ничего такого не сделал? Что ж, не буду тебя задерживать, Марко! Ведь тебя ждет твоя шлюха. Или, может быть, шлюхи?
        Кристина бросилась к двери, ведущей в сад, Марко поспешил за ней, с ужасом глядя па ее разорванное платье.
        - Кристина, ты не можешь выйти из дома в таком виде. Твое платье разорвано и вообще, ты вся растрепана!
        - Благодаря тебе! - бросила девушка через плечо, распахнула дверь, выскочила в сад и захлопнула дверь прямо у Марко перед носом.
        Марко в сердцах выругался, глядя, как Кристина выскочила в сад, и снова услышал за дверью воркующий голосок Моники. Его охватила слепая ярость. Что от него хочет эта француженка? Сейчас он отправится на поиски Кристины, но прежде - задушит Монику за то, что она выставила его перед Кристиной лгуном и подлецом!
        Марко подбежал к двери и рывком распахнул ее. За дверью, улыбаясь, стояла Моника.
        - Какого черта ты здесь делаешь? - грозно спросил ее Марко.
        Француженка изобразила на своем лице обиженное выражение.
        - Но, Марко, любовь моя, ты что, забыл о записке, которую мне послал?
        - О какой еще записке?
        - Записке, в которой ты просил меня прийти к тебе сегодня ночью.
        - Черт возьми, женщина, я не послал тебе никакой записки!
        - Тогда кто же?..
        Какую-то долю секунды они озадаченно смотрели друг на друга, но потом Марко осенило.
        - А, черт! - воскликнул он. - Не иначе, за всем этим стоит Роза. Она хотела внести раздор между мной и Кристиной, именно поэтому она и поджидала ее сегодня вечером у дверей моей спальни.
        - Так, значит, теперь ты спишь с Кристиной? - спросила Моника, широко раскрыв от изумления глаза.
        Услышав это, Марко тотчас же помрачнел и пригрозил француженке.
        - Попробуй скажи хоть слово об этом кому-нибудь, и ты пожалеешь о том дне, когда родилась.
        Моника обиженно надула губки.
        - Я не против того, чтобы ты спал с ней, просто мне жаль, что мы так никогда с тобой и не занимались любовью. - Она придвинулась к Марко и застенчиво потупила глазки.
        Марко оттолкнул ее.
        - Моника, как мне втолковать тебе, что спать с тобой я не собираюсь? А теперь убирайся с глаз моих!
        Вздохнув, француженка окинула Марко прощальным взглядом, молча повернулась и с недовольным видом ушла.
        Марко вернулся в свою комнату, захлопнул за собой дверь и выругался. Будь проклята эта Роза! Он обязательно поговорит с этой негодяйкой и, скорее всего, свернет ей шею. Никто не давал ей права вносить раздор в его отношения с Кристиной.
        О Боже, Кристина! Она выскочила в сад совсем одна, в разорванной одежде, а вокруг дома все еще могут бродить испанцы! Если с ней что-нибудь случится, он УБЬЕТ РОЗУ!
        Быстро схватив свою саблю и ружье, Марко выскочил в сад…
        Кристина прибежала к морю. Она опустилась на землю, скрестила на коленях руки и уронила на них голову. Девушка горько плакала, не в силах поверить в то, что Марко сделал из нее такую дуру. Возможно, он был прав, когда говорил ей, что из него никогда не выйдет хорошего мужа. А она, наивная девочка, верила в то, что ради нее, он бросит всех других женщин.
        Кристина была уверена в том, что Марко и Моника вовсю смеются над ней в эту минуту, называют ее идиоткой…
        - А что у нас здесь такое…
        Звук этого грубого, абсолютно незнакомого ей голоса, заставил Кристину вздрогнуть от неожиданности и резко обернуться. Ее окружали четыре бородатых испанских пирата в тюрбанах. Судя по шраму на щеке одного из них, повязке на глазу другого и деревянной ноге третьего - это были отчаянные головорезы. Полными ужаса глазами наблюдала Кристина за тем, как эти страшные люди окружают ее, похотливо улыбаясь. Чувствуя, что страх вот-вот одержит над ней верх, девушка поспешила скрестить руки на груди, чтобы хоть немного прикрыть разорванный лиф своего платья.
        - Ты только посмотри на эту красотку! - насмешливо сказал один из пиратов, показывая на Кристину своим узловатым пальцем. - Ее одежда изорвана, и не приходится сомневаться в том, что сегодня она уже взбиралась на мачту своего хозяина.
        Вслед за этим пошлым замечанием последовал взрыв грубого смеха и другой пират, похотливо усмехнувшись, прибавил:
        - Тем скорее найдем туда дорогу и мы. Да, мы приглашаем вас прогуляться немного с нами, синьора, - ухмыльнулся пират с деревянной ногой.
        Когда же четверка эта стала к ней приближаться, Кристина почувствовала, как бешено стало колотиться сердце. Она наблюдала за испанцами глазами загнанного животного. Кристина прекрасно владела приемами самообороны, но применять их сейчас она просто не могла. Противник значительно превосходил ее по численности и, чтобы избежать изнасилования и смерти, она могла разве что убежать.
        Стремительно вскочив на ноги, Кристина со всех ног бросилась бежать. Но она успела сделать всего лишь несколько шагов, и ее накрыла огромная черная рыболовная сеть. Запутавшись в ней, девушка не удержалась на ногах и упала. Почувствовав на лице и во рту песок, она выругалась и принялась исступленно бороться с сетью, пытаясь выбраться из нее. Пираты же только смеялись над ней.

***

        Так и не найдя Кристину в лесу, Марко побежал по тропинке, ведущей к морю, но неожиданно дорогу ему преградили четверо испанцев. Они выскочили из кустов и окружили его. Все испанцы были невысокого роста и коренастые, с ножами и саблями.
        Матерь Божья! Снова испанцы! А Кристина вышла из дома одна, без охраны! Марко выхватил саблю и занял угрожающую позицию, расставив ноги и слегка согнув колени.
        - Убирайтесь с дороги, вонючие ублюдки! - закричал он.
        В этот момент испанцы, размахивая оружием, бросились на него. Марко владел своей саблей более чем искусно, тем более, что сейчас он был окрылен яростью демона. В воздухе стояли громкие, пронзительные звуки лязгающей стали. Ринувшись вперед, Марко утер первые капли крови и рубанул одного из нападавших саблей по руке, другому срезал мочку уха, третьего же уложил ударом в сердце. Он сражался геройски, но все же не в состоянии был отражать удары уже трех испанцев. Отражая один удар, Марко видел краем глаза, как на него замахивается другой испанец, и постарался сделать - ложный выпад. Но вдруг он почувствовал, как полоснуло его по животу лезвие сабли, и в этот момент на голову его обрушился железный стержень. Ноги Марко подкосились, и он упал на землю.
        Корчась от боли, Марко наблюдал за тем, как окружают его испанцы, собираясь добить. Но потом он услышал знакомый, победный клич Пэнси, бросившейся ему на помощь, и у него отлегло от сердца.
        Повернув голову, Марко увидел, как из джунглей выскочила огромная черная кошка и бросилась к нему. Пэнси надвигалась на обидчиков своего хозяина с быстротой молнии, сверкая в темноте острыми как лезвия зубами и налитыми кровью глазами.
        Когда же острые зубы Пэнси достигли цели, Марко услышал вопли испанцев, исполненные боли. Вокруг начался самый настоящий переполох. В ходе этой кровавой схватки Марко пинали ногами и наступали на него. Ему хотелось броситься на помощь своему верному другу, но он был для этого слишком слаб.
        Изрыгая проклятия, пираты дрались, как могли. Но и Пэнси не в силах была справиться с тремя вооруженными людьми. Марко услышал вдруг, как резко закричала Пэнси от боли и упала на него. Бедняжка Пэнси, жива ли она еще? Да, он слышал приглушенные стоны животного, чувствовал, как напрягаются его мускулы.
        Тем временем нападавшие, постанывая от боли и тяжело дыша, окружали их.
        - Откуда взялась эта чертова кошка? - услышал Марко голос одного из испанцев.
        - Кто знает? - отозвался другой. - Мне казалось, я убил эту тварь своим железным стержнем. Однако, придется, видно, ее добивать.
        Но стоило говорившему подойти ближе, как Пэнси так злобно и угрожающе зарычала, что даже Марко стало не по себе.
        Потом он услышал, как один из пиратов свистнул и шаги их стали как-будто удаляться.
        - Давайте лучше догоним остальных, пока это чудовище снова на нас не набросилось, - послышалось ворчание одного из испанцев.
        - К тому же с Главиано теперь покончено.
        И, чувствуя, что все начинает плыть у него перед глазами, Марко нисколько не сомневался в этих словах…

***

        Безуспешно продолжая выпутываться из сети, Кристина чувствовала, что ее втаскивают на влажное, скользкое дно какого-то баркаса. Отвратительная, пахнущая илом вода залила лицо и тело девушки. Когда пираты, занимая места, пинали Кристину ногами и щипали, она недовольно кричала. Наконец маленькое судно выровнялось на волнах. Кристина услышала плеск весел и почувствовала, что баркас пришел в движение.
        Пираты тихо переговаривались по-испански и, исходя из множества голосов, звучавших одновременно, Кристина сделала вывод, что их уже не четверо, а семь или восемь человек. Она уже не сомневалась в том, что попала в руки злейшего врага Марко, Карлоса. Страх буквально сводил девушку с ума, как только она начинала думать о том, что ее будет ждать на судне пиратов. Ее ссора с Марко казалась Кристине теперь просто глупой, особенно после того, как до нее дошло, что она никогда его больше не увидит и не ощутит на себе его поцелуев.
        И все-таки Марко обязательно заметит ее отсутствие и бросится искать. А может быть, он будет слишком занят, развлекаясь с Моникой и Розой? Мысль эта пробудила в девушке новый приступ гнева. Если Марко даже не попытается спасти ее, она поклялась, что отправится на тот свет с лютой к нему ненавистью.
        Мысли Кристины прервались, как только баркас ударился о борт какого-то крупного судна, и она покатилась по дну, больно ударившись головой о борт. Баркас стал угрожающе раскачиваться на волнах, и в него то и дело попадала вода. Судя по команде, вскоре раздавшейся, Кристина поняла, что ее собираются погрузить на то судно, к которому они подошли. Один из пиратов приподнял сеть и продел в связанный ее конец огромный крюк. Спустя мгновение девушка уже висела в воздухе, замерев от страха и, по мере того как ее поднимали на судно, тело ее билось о его борт. Наконец Кристину медленно опустили на палубу, и она в ужасе обнаружила там же пятьдесят или того больше испанских пиратов, которые поджидали ее, плотоядно ухмыляясь, выкрикивая всякие пошлости и смеясь. В жестковатом свете масляных ламп виднелись их перекошенные злобой лица.
        «О Марко! - Проносились в голове Кристины отчаянные мысли. - Пожалуйста, спаси меня! Я прощу тебе все на свете, все!»
        Кристина знала, что лиф ее платья порван, юбки задрались почти до пояса и на голые ее ноги жадно пялятся поймавшие ее ублюдки. О Боже, да разве выживет она, если они все ее изнасилуют? Она не переживет эту ночь!
        Кристину воротило уже от одного зловонного запаха, исходившего от этих людей, которые надвигались на нее, плотоядно смеясь и жадно щупая ее тело. Не прошло и нескольких секунд, как все тело девушки болело от грубых, грязных этих рук.
        - Хватит! - раздался вдруг чей-то громкий голос.
        Пираты немного подались назад, недовольно ворча. Обернувшись, Кристина увидела бородатого, темноволосого великана, который смотрел на нее и улыбался. Его безжалостная улыбка и плотоядный блеск в глазах напугали девушку почему-то больше, чем все остальные.
        - Эта женщина - моя! - объявил великан.

***

        Марко очнулся от резкой, пронизывающей все тело боли. Страшно болела голова. Сейчас он чувствовал себя ешё более слабым и беспомощным, чем раньше, и Пэнси лизала его лицо своим шершавым языком.
        - Пэнси, с тобой все в порядке? - с трудом произнес Марко.
        Подняв свою дрожащую руку, он дотронулся до головы гепарда и, услышав, как взвизгнуло животное от боли, нащупал у него на голове большую шишку.
        - Похоже, досталось нам обоим, да? - пробормотал Марко. - Бедная Пэнси… Ты спасла мне жизнь.
        «Да, - подумал он, - если бы верная кошка не закрыла меня от испанцев своим телом, я сейчас без всякого сомнения был бы мертв».
        Мертв. Господи, но что с Кристиной? И где она?
        Марко попытался встать на ноги, но, вскрикнув от боли, снова упал на землю. Пэнси лежала рядом с ним, уткнувшись мордой ему в руку и жалобно повизгивала.
        Марко хотел было подняться снова, но ноги, онемевшие и практически лишенные чувствительности, не слушались его. Он лежал на земле, и глаза его запорошил песок. Стояла темная и прохладная ночь, наполненная своими ночными звуками, и воздух, как ни печально это было сознавать, был наполнен ароматом сладких тропических цветов. Марко пробудил громкий стук его сердца, и, прижав руку к животу, он почувствовал, какой он мокрый. Боже, сколько же крови он потерял? Но теперь Марко не мог уже позволить себе умереть. Эти ублюдки, скорее всего, захватили Кристину, и он должен спасти ее!
        И, словно прочитав мысли Марко, Пэнси снова заскулила и взяла в зубы кожаный ремень его ружья. Изо всех сил упираясь в землю лапами, гепард стал тянуть ремень, стараясь помочь сдвинуться с места своему хозяину. В конечном итоге с помощью Пэнси, Марко сумел преодолеть некоторое расстояние. Всякий раз, когда он терял сознание, Пэнси начинала скулить или лизать его лицо до тех пор, пока он не приходил в себя.
        Марко смутно припомнил, что находится где-то неподалеку от дома Джузеппе. Если бы только им с Пэнси удалось туда добраться… С огромными усилиями продвигаясь вперед, Марко скорее почувствовал, чем увидел, как мимо них прошмыгнули какие-то пушистые зверьки. Несмотря на это, Пэнси ни на что не обращала внимания и Марко оставалось только молить Бога о том, чтобы на одного из них не набросилась из кустов какая-нибудь ядовитая змея. Когда же прямо над их головами глухо ухнула сова, Марко чуть не умер от страха, а Пэнси, привыкшая к ночным вылазкам, лишь грозно зашипела.
        Наконец впереди показался домик Джузеппе. Собрав последние силы, Марко поднялся по ступенькам крыльца, подполз к двери и громко постучал в нее кулаком.
        Когда же ответа не последовало, он схватился за дверную ручку и распахнул двери, застонав от невыносимой боли.
        Почти тотчас же в доме загорелся свет.
        Марко, пошатываясь, вошел в дом и рухнул на пол. Пэнси влетела вслед за ним и громко заскулила, глядя на Джузеппе.
        - Бог мой, хозяин, что с тобой случилось? Джузеппе в ночной рубашке и лампой в руках склонился над Марко и с ужасом оглядывал его раненый висок и залитые кровью брюки.
        - Испанцы, - с трудом произнес Марко.
        - Я пойду за подмогой!
        Но Марко схватил друга за лодыжку.
        - Нет, мне помощь не нужна, - прошептал он срывающимся голосом. - Кристина… ушла в джунгли совсем одна… Эти сволочи могли схватить ее. Ты должен… ее спасти.
        Едва успел Марко вымолвить эти слова, как его снова поглотила темнота.

        ГЛАВА 28

        Когда капитан пиратского судна объявил, что захваченная в плен женщина принадлежит ему, на палубе поднялась самая настоящая буря. Все пятьдесят матросов, казалось, одновременно закричали, продолжая крутиться вокруг Кристины и буквально поедая ее глазами. Воздержались от этой смуты только несколько членов экипажа, которые поднимали в этот момент паруса и стояли у руля.
        Кристина же все это время презрительно посматривала на человека, назвавшего ее своей. Хотя никогда раньше она его не видела, у нее не было никаких сомнений в том, что этот смуглый, грубый великан с черными глазами и жестокой усмешкой на лице был не кем иным, как гнусным Карлосом. Все в нем казалось Кристине отталкивающим, начиная от окладистой бороды, тупого, крючковатого носа, кончая желтыми от табака зубами.
        А матросы тем временем продолжали возмущенно кричать и даже размахивали оружием. И все же голос их капитана был более мощным и его раскатистое «Тихо!» тотчас же перекрыло все другие голоса. Пираты обменялись недоуменными взглядами, но в злых глазах продолжало читаться возмущение.
        - Но, капитан, - обиженным голосом начал один из тех пиратов, которые похитили Кристину, - Хуан, Мануэл, Хосе и я - мы поймали эту девчонку. Значит, по справедливости, она должна принадлежать нам.
        - Вы похитили ее по моему приказу, - возразил Карлос и погрозил говорившему кулаком. Его похотливый взгляд снова остановился на Кристине. - Отведите ее вниз, разденьте и привяжите к моей койке. - Протянув руку, он погладил девушку по ноге. Он только усмехнулся, когда она плюнула в него, испепеляя взглядом, полным ненависти. - Но прежде хорошенько ее вымойте. Она вся грязная. - Карлос обтер руку о свои грязные брюки и, кивнув остальным, великодушно разрешил: - А вы все можете наблюдать.
        Кристина со страхом и досадой прислушивалась к грубым возгласам одобрения со стороны матросов. Хоть и неохотно, но она все же вынуждена была признать, что Карлос - человек неглупый. Позволив матросам наблюдать затем, как ее будут раздевать, мыть и, без сомнения, унижать там на палубе, он предвосхитил тем самым возможный бунт и резню на судне. И все-таки девушку мало утешал тот факт, что ее будет насиловать один, а не пятьдесят человек. Она предпочла бы скорее умереть, чем очутиться под любым мужчиной, кроме Марко.
        Крюк отцепили и девушку, все еще запутанную в сети, отнесли к грот-мачте, после чего грубо вытряхнули ее из сети. Встав на колени, она стремительно повернулась к испанцам, которые ее несли. Кристина напоминала дикую кошку, с горящими глазами и оскаленными зубами.
        - Ты только посмотри, какая гордая эта девка! - презрительно обронил один из пиратов.
        - После этой ночи она уже не будет такой гордой! - заметил другой.
        Внезапно на Кристину бросилось никак не меньше десяти испанцев. Девушка, как могла, отбивалась, лягалась, визжала и старалась покусать и исцарапать дьяволов, попытавшихся сорвать с нее одежду. Когда же на ней осталась одна только сорочка, снова вмешался капитан, который, по всей видимости, испугался, что его люди потеряют контроль над собой и совершат непоправимое.
        - Хватит! - закричал Карлос. - А теперь вымойте эту стерву!
        И снова Кристину бросили на палубу. На этот раз на нее вылили подряд несколько ведер холодной, как лед, морской воды. Вымокшая же сорочка Кристины стала и вовсе прозрачной, отчего испанцы то и дело свистели и сыпали оскорбления.
        - Ну, пожалуйста, капитан, разреши нам с нею заняться! - взмолился один из них.
        - Хулио, Роберто, Мигуэль! Отведите ее вниз! - приказал Карлос тоном, не терпящим возражений.
        Заметив, что пираты стали нерешительно посматривать друг на друга, Кристина решила не упускать такой шанс. Стремительно вскочив на ноги, она бросилась к борту судна, предпочитая скорее утонуть, чем испытать то, что ей грозило.
        Однако, ее тотчас же схватили стальные руки матросов, грубо впившиеся в ее нежное тело и оставившие синяки. Девушка громко закричала и стала отбиваться изо всех сил, но все было бесполезно. Не прошло и нескольких секунд, как ее руки, ноги и тело попали в стальные тиски сильных рук пиратов.
        - Вот, значит, какова наша синьорита, - усмехнулся Карлос, - видимо, придется потом пройтись по ее заднице плетью. А пока привяжите ее к моей койке, как я уже говорил. Посмотрим, такой ли гордой она останется голая и беззащитная в моей постели.
        Под дружный хохот пиратов, Кристину отнесли по трапу вниз, туда, где в нос ей ударил противный запах испорченной пищи, трюмной воды и туалета.
        Девушку внесли в маленькую, слабо освещенную каюту. Ударившись бедром об острый край стола, она вскрикнула от боли. После того как с ней грубо обошлись на палубе, все тело Кристины болело.
        Ее бросили на узкую койку с грязными простынями, и она дерзко уставилась на четверых, принесших ее сюда пиратов. Кристина прекрасно понимала, что попытайся она сейчас бежать, она тем самым только спровоцирует испанцев и они уж точно ее изнасилуют. Даже если бы ей и удалось добежать до трапа, с палубы она вряд ли куда убежала бы.
        Пираты тем временем с беспокойством посматривали на девушку и советовались друг с другом. От их безжалостных ухмылок Кристине становилось не по себе.
        - Как ты думаешь, можем ли мы ее испробовать? - спросил один из испанцев, почесывая подбородок.
        - Это самый лакомый кусочек, какой я когда-либо видел.
        - Ока не стоит того, чтобы из-за нее погибнуть от сабли Карлоса, - заметил другой.
        - Да, с нашим капитаном лучше не связываться, - прибавил третий… - Он легко может прикончить нас всех.
        - В таком случае, нам лучше послушаться его, - решил четвертый.
        - Уверен, когда ему наскучит эта девка, он отдаст ее всем нам.
        Похотливо посмеиваясь, они принялись срывать с Кристины сорочку. Но она снова принялась отчаянно сопротивляться, лягаться и визжать. Хотя Кристина и отдавала себе отчет в том, что с четырьмя взрослыми мужчинами ей ни за что не справиться, она позлорадствовала все же, укусив одного из этих шакалов. Однако он так сурово отплатил девушке за это, что едва не сломал ей челюсть.
        - Эта девка - сущая дьяволица! - вскричал пострадавший от зубов Кристины, потирая свою окровавленную руку. - Боюсь, что мы никогда ее не разденем.
        - Давайте лучше оставим ее, - нерешительно предложил другой пират. - Капитан может сам ее раздеть и заставить пожалеть о том, что она не захотела его слушаться.
        - Надо заткнуть рот этой сумасшедшей! - прибавил третий.
        Пираты крепко привязали ей руки к передней спинке кровати, а ноги - к задней. Рот же ей они заткнули какой-то вонючей шерстяной тряпкой.
        - Вот так! Теперь ты уже не будешь такой гордой, шлюха! - с нескрываемой злостью воскликнул один из пиратов.
        Сразу же после этого пираты повернулись и вышли в коридор, оставив девушку, связанную по рукам и ногам, в холодной каюте. Все еще мокрую, Кристину стала бить сильная дрожь.
        Но потом произошло нечто удивительное. В каюту вернулся один из пиратов, тот самый, который сказал остальным, что Карлос поубивает их всех, если они хоть пальцем тронут Кристину. Девушка с ужасом смотрела, как приближается он к койке, уверенная в том, что он сейчас изнасилует ее. Вошедший в каюту испанец был невысокого роста и, по всей видимости, совсем еще молодой. В отличие от всех остальных пиратов он был гладко выбрит и у него были до странного добрые глаза. Значит, ее изнасилует сейчас ублюдок с добрыми карими глазами! Ну и ирония!
        Но, к удивлению Кристины, приблизившись к койке, испанец поднял с пола старое, изъеденное молью шерстяное одеяло и бросил его на девушку, прикрыв хоть немного ее наготу. При этом в его взгляде, устремленном на пленницу, явно читалась жалость и сострадание.
        Кристина с благодарностью посмотрела на него, после чего испанец повернулся и вышел из каюты…
        Стоя на палубе, Карлос и его помощник Хуан обсуждали свой удачный набег на остров.
        - А что с Главиано? - поинтересовался Карлос. Хуан самодовольно усмехнулся, показав ряд гнилых, а местами и недостающих, зубов.
        - С этим мерзавцем покончено.
        Карлос похлопал своего помощника по спине.
        - Вы хорошо поработали, друг мой!
        - Ты расскажешь девчонке о смерти ее любовника? Карлос покачал головой и темные глаза его заблестели.
        - Нет. Пусть она лучше думает, что он не захотел спасти ее.
        Хуан громко рассмеялся:
        - Ты - жестокий человек, капитан, и очень умный.
        Карлос усмехнулся:
        - Эта девчонка во что бы то ни стало должна была стать моей.

***

        - Это была очень серьезная рана, - заметила Эспер. - Но я постаралась хорошенько зашить ее. Судить о результатах еще рано. А вот кошка жить будет.
        В комнате Марко вокруг его постели собрались Чарлз Рутджерс, дон Джованни, Джордж Холлинг-сворт, Клаудио и Джузеппе. Они с беспокойством смотрели на мертвенно бледного Марко, лежащего перед ними в бессознательном состоянии. Рядом с Марко лежала его верная Пэнси, которая с белой повязкой на голове выглядела довольно нелепо.
        - Надеюсь, синьор Главиано выживет? - озабоченно спросил у Эспер дон Джованни.
        Женщина пожала плечами.
        - Этот пьяница, называвший себя врачом, отправил бы его на тот свет. Как я уже сказала, я сделала все, что в моих силах, ваша светлость. Но парень потерял много крови. Возможно, он и выживет, если его не сломит лихорадка или какая-нибудь инфекция. Теперь его жизнь находится в руках у Всемогущего Бога.
        - Если бы мы могли что-нибудь сделать, - тревожно добавил Джордж Холлингсворт. - Ведь синьор Главиано, должно быть, знает, что случилось с Кристиной.
        - С Кристиной случилось то, что ее похитили испанцы, враги Главиано! - раздраженно оборвала его Эспер. - И что, интересно, вы, джентльмены, собираетесь предпринять по этому поводу?
        Все присутствующие, кроме Клаудио, казалось были растеряны.
        - А что мы можем сделать? - спросил Чарлз Рутджерс. - К тому времени когда мы доберемся до Чарлс-тауна за подмогой, одному Богу известно, что могут сделать с девочкой… если уже не сделали, - добавил он.
        - Не беспокойтесь, - заявил всем Клаудио. - Сегодня ночью я соберу команду и мы отправимся на помощь Кристине. - Он решительно кивнул в сторону Марко. - Именно так поступил бы на моем месте капитан.
        Дон Джованни с благодарностью пожал Клаудио руку.
        - Надеюсь, что вам повезет, мой друг. Попутного вам ветра. Что же касается моего сына, то он, конечно же, не будет находить себе места, пока не найдется его невеста.
        - Да, он не будет находить себе места, пока не найдется девушка с ее мешком золота! - цинично заметила Эспер и, обращаясь уже к Клаудио, прибавила. - Ты должен найти девочку, обязательно!
        - Ты сама знаешь, что я сделаю все, что в моих силах, - мрачно ответил ей Клаудио.
        - Да, я знаю. Удачи тебе.
        Как только Клаудио вышел из комнаты, дон Джованни буквально набросился на Джузеппе.
        - Чего же вы ждете, святой отец? Прочтите же молитву на выздоровление моего друга или вам необходимо давать особое распоряжение?
        Когда же Джузеппе захлопал глазами, явно растерявшись, Джордж Холлингсворт великодушно предложил:
        - Я с большим удовольствием прочту молитву для синьора Главиано.
        Дон Джованни на это лишь махнул рукой.
        - Английская молитва здесь бессильна. Джужеппе шагнул вперед, довольно неуверенно перекрестился и, ухватившись за крест, стал бормотать что-то бессвязное по-латински. Дон Джованни опустился возле кровати Марко на колени. Обменявшись озадаченными взглядами, его примеру последовали и Рутджерс с Холлингсвортом.

        ГЛАВА 29

        - Доброе утро, дорогая.
        С того дня как похитили Кристину, прошла уже неделя. Карлос, усмехаясь, посматривал на нее, привязанную к койке, с кляпом во рту и лютой ненавистью в глазах. Он тяжело вздохнул. История с этой упрямицей начинала уже его утомлять. Карлосу строго-настрого было приказано ее убить. Ему хорошо за это заплатили, и все-таки он предпочел сначала переспать с ней. Возможно, он и сглупил, решив, что Кристина сама ринется в его объятия. Карлоса очень возбуждали подобного рода игры, в которых он занимал главенствующую роль, а женщины были его жертвами. Тем более, что ему не давало покоя его мужское самолюбие - уж, если эту девчонку сумел соблазнить Марко Главиано, то справится с этим и он.
        День за днем продолжал Карлос терзать душу девушки, пытаясь убедить ее в том, что Главиано ее бросил. Но пока все его попытки были тщетны. Одному Богу было известно, что творилось в этой маленькой, упрямой головке. Она даже становилась чрезвычайно опасной. В первый же день, когда один из людей Карлоса развязал девушку, чтобы та могла оправиться по нужде, она сбила беднягу с ног и выскочила на палубу с его саблей. Если бы не матросы, которые не растерялись и набросили на Кристину сеть, она непременно сбежала бы… Теперь же ее водили мыться и по нужде, как собаку, обвязав вокруг шеи цепь и спрятав руки за спину в ручные кандалы Но не взирая на все эти унижения, воля ее так и не была сломлена. Даже тогда, когда ее бросали на палубу практически обнаженную, и пираты, зло посмеиваясь, выливали на ее дрожащее тело несколько ведер ледяной воды, она не показывала виду, что боится. Напротив, в ее больших зеленых глазах, казалось, навсегда застыли гнев и презрение. Если бы только мог он сломить сильный дух, если бы только ему удалось сделать эту девушку своей, но не путем насилия. Сама эта мысль необычайно
возбуждала Карлоса.
        Подойдя к койке, он сорвал с девушки старое, изъеденное молью одеяло и окинул жадным взглядом ее тело. Грязная сорочка Кристины в нескольких местах была порвана, и тело ее покрывали многочисленные синяки. И все же она выглядела сейчас очень соблазнительно, с вздымающейся грудью, тяжелым дыханием и горящими ненавистью глазами.
        Получив несказанное удовольствие от бессильной ярости девушки, Карлос присел рядом с ней на койку и провел своим грубым пальцем по ее полуобнажившейся груди.
        - Мы и сегодня капризничаем, не так ли? - спросил Карлос с притворной мягкостью. - Знаешь, Кристина, я начинаю подумывать: а не положить ли мне конец твоему упрямству. Уверен, что после того как ты обслужишь пятьдесят моих матросов, ты навсегда избавишься от своего гонора.
        Глаза девушки расширились, но страха в них не было.
        - Или ты устраиваешь весь этот спектакль ради Марко? - спросил Карлос. - Если это так, то ты круглая дура, дорогая моя. Я рассказывал тебе о нашей последней с ним встрече в Чарлс-тауне. Марко занимался любовью с какой-то хорошенькой женщиной прямо у меня на глазах. Она стонала и извивалась всем телом у него на коленях. А потом он смеялся над тем, как самоотверженно ты его любишь. Разве ты не знаешь, что Марко считает тебя глупым, капризным ребенком? Он говорил, что может уложить тебя в постель просто шутки ради. Но ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что женщина сможет завоевать сердце Марко Главиано. Его главной любовницей всегда будет море.
        Карлос замолчал, наблюдая за реакцией девушки. В ее глазах сверкали молнии гнева. Карлос злорадствовал в душе. Может быть, именно так, действуя ей на нервы, он добьется успеха.
        - Скажи мне, дорогая, - снова заговорил Карлос. - Если Марко действительно тебя любил, то почему не спешит тебе на помощь? Может быть, его отвлекают от этого занятия любовью с испанкой Розой, а? Или с какой-нибудь другой проституткой? Кстати, он говорил мне, что ему приходилось встречаться со своими женщинами украдкой, после того, как ты стала досаждать ему своей ревностью.
        Теперь в глазах Кристины появилось какое-то больное, затравленное выражение, и Карлос не мог этому не порадоваться. Если бы только ему удалось убедить девушку, что Марко просто-напросто играл ее чувствами; если бы он сумел заставить ее ненавидеть этого человека, только тогда у него что-нибудь и получилось бы. Карлосу нестерпимо хотелось попробовать эту куколку, прежде чем он отправит ее на тот свет. И дело было вовсе не в том, что, загнав нож в красивую грудь Кристины, он испытал бы наслаждение, просто дело оставалось делом. Возможно, он оставит эту неприятную задачу выполнять своим матросам, как только девушка надоест ему, он передаст ее им. И после ночи тех кошмаров, которым подвергнут ее на палубе, она вряд ли выживет. Поддавшись к Кристине, Карлос вытащил из ее рта кляп.
        - Ну, и что же ты теперь скажешь о своем любовнике, дорогая?
        Девушка плюнула ему в лицо.
        - Сука! - вскипел он.
        Но Кристина нисколько не испугалась его гнева. Она гордо вскинула подбородок и торжествующе усмехалась, глядя прямо в глаза Карлоса.
        - Ну, дрянь! - вскричал Карлос, грозя девушке кулаком. - Тебя привяжут к мачте, и через тебя пройдут все мои матросы!
        Однако и эти слова Кристина восприняла спокойно.
        Бормоча какие-то грязные испанские ругательства, Карлос снова засунул в рот девушки кусок грубой ткани и вышел из каюты в мрачном расположении духа. Эта игра начинала уже ему надоедать.

***

        Когда Карлос вышел из каюты, по щеке Кристины медленно скатилась слеза. Ее переполняла боль и осознание своей беспомощности. На протяжении этой недели жизнь ее была сущим адом. Изо дня в день Кристину подвергали бесконечным унижениям - ее привязывали к койке, оставляли один на один с голодом и страхом, водили на цепи, как собаку; мыли полуобнаженную на палубе на глазах у всех матросов, которые насмехались и всячески ее оскорбляли. Бывали дни, когда ей не давали ни крошки хлеба. Единственным человеком, который старался хоть чем-нибудь помочь Кристине, был Мигуэль, матрос, по-доброму отнесшийся к ней в ночь, когда она была похищена. Скудный рацион, который назначили девушке пираты и который состоял главным образом из жидкой и несвежей овсяной каши и затхлой воды, едва ли можно было назвать питанием вообще.
        Но самым, пожалуй, отвратительным были те минуты, когда в каюту приходил Карлос. Этот неряшливый, грязный как свинья человек, переодевался, ел, и даже оправлялся в присутствии девушки. А еще он отчаянно пытался соблазнить ее. Кристина чувствовала, что в один прекрасный день терпение его лопнет. Не далее как вчера он придвинул к постели стул, сел на него и принялся ласково поглаживать свой огромный, уродливый член. Всякий раз, когда девушка хотела отвернуться, Карлос с силой поворачивал ее лицо к себе и заставлял смотреть, возбуждаясь от этого еще больше. А что он говорил о Марко! Кристина всегда знала, что Карлос и Марко были заклятыми врагами. Но теперь она поняла, что, заходя в порт, они придерживались друг с другом ровных отношений. Поначалу Кристина просто пропускала мимо ушей рассказы Карлоса об их многочисленных похождениях с Марко. Потом она невольно задумалась над тем, что Карлос располагает слишком уж достоверной информацией. Он знал о Розе и других любовницах Марко, а также некоторые подробности из жизни последнего. И когда Карлос принялся рассказывать Кристине о том, с каким большим
количеством женщин в Чарлс-тауне переспал Марко, девушке было все труднее не верить ему. А то, что Марко и Роза до сих пор продолжали оставаться любовниками, соответствовало в точности рассказу Розы. Ведь не могли же лгать и Карлос, и Роза. Разве возможно сочинить одни и те же истории, даже не встречаясь друг с другом? Все это еще больше убеждало Кристину в том, что Роза и в самом деле беременна от Марко. Он наверняка продолжает развлекаться с ней и другими женщинами и сейчас, когда ее, Кристины, жизнь висит на волоске. Эти мысли еще больше усиливали отчаяние девушки, она чувствовала боль и горечь оттого, что ее предали. Кристина боялась, что этого не перенесет. Но больше всего Кристину мучал вопрос, который почти каждый день задавал ей Карлос.
        ЕСЛИ МАРКО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ТЕБЯ ЛЮБИТ, ТО ПОЧЕМУ НЕ СПЕШИТ ТЕБЕ НА ПОМОЩЬ? И ответ казался таким душераздирающим, что Кристине совсем не хотелось жить.

***

        - Где, черт возьми, Кристина?
        Ренальди, Джузеппе, Холлингсворт и Рутджерс охнули в унисон, когда в столовую, пошатываясь, вошел бледный как смерть Марко, на котором был один лишь халат.
        Дон Джованни стремительно вскочил на ноги. Бросив в сторону Марко взгляд, наполненный участия и смущения, он быстро повернулся к жене:
        - Выведи дочерей из этой комнаты.
        Кивнув в знак согласия, донна Флора вскочила с места, схватила за руку девушек и потащила к выходу.
        Сам же дон Джованни подскочил тем временем к Марко, бледному и едва стоящему от боли в ногах.
        - Мой друг, ты не должен был вставать с постели! Ты потерял слишком много крови и несколько дней находился в бреду!
        - Где Кристина? - снова спросил Марко.
        - Мне понятны и близки твои чувства, но она… дело в том, что девочка…
        - Скажите мне правду, черт вас побери! - Марко выкрикнул это, шатаясь и стиснув зубы от нестерпимой боли.
        Дон Джованни подался вперед навстречу своему другу, чтобы поддержать его массивное тело. Поспешил на помощь и Джордж Холлингсворт.
        - Сын мой, позвольте нам проводить вас в вашу спальню.
        - Подведите меня лучше к моему стулу, или я убью вас обоих!
        Мужчинам ничего не оставалось делать, как переглянуться и помочь Марко добраться к стулу. Это короткое расстояние далось Марко ценой неимоверных усилий и мучительной боли. Когда он наконец уселся, тяжело дыша, все плыло у него перед глазами. Марко уронил голову на руки, помотал ею и тихо застонал.
        Понемногу головокружение прошло. Подняв голову, он увидел слева от себя Чарлза Рутджерса.
        - Скажите мне, где Кристина? - снова спросил Марко.
        Судья покачал головой:
        - Боюсь, что мою подопечную похитили испанские пираты, возможно, те же самые скоты, которые ранили и вас.
        - Боже мой! Именно этого я и боялся! - Марко собрался было вскочить на ноги, но лишь вскрикнул от боли.
        - Вы должны взять себя в руки, иначе точно ускорите свою смерть, - стал распекать Марко Хол-лингсворт. - Мы рады, что ваш жар наконец миновал, но вы еще не менее недели должны оставаться в постели. Любое перенапряжение в этот период может окончиться для вас плачевно.
        - Но… Кристина… - прошептал Марко чуть слышно.
        - Выслушай меня, мой мальчик, - заговорил дон Джованни. - Клаудио и твои матросы отправились вызволять Кристину в ту же ночь, когда ее похитили, а тебя серьезно ранили. Я уверен, что твои люди уже нашли девочку и скоро привезут ее домой.
        Несмотря на эти уверения, Марко покачал головой.
        - Нет… я должен поехать за ней сам. Мне лучше, чем им, известны места, где может находиться Карлос.
        - А кто такой этот Карлос? - поинтересовался Рутджерс.
        - Он воюет на стороне испанцев, и уже много лет мы злейшие враги. Я должен сейчас же выехать на помощь Кристине.
        - Но, мой мальчик, у тебя больше нет судна, - заметил дон Джованни.
        Марко, не скрывая презрения, посмотрел на опекуна Кристины и ее дядю.
        - Я возьму шхуну, которую вы наняли в Чарлс-тауне. Одному Богу известно, почему вы до сих пор не выехали на помощь Кристине.
        Холлингсворт и Рутджерс вопросительно посмотрели друг на друга.
        Боль Марко понемногу утихала, и он все подозрительнее посматривал на этих мужчин. Потом он повернулся к дону Джованни и пробормотал:
        - Знаете, у меня сам собой напрашивается вопрос.
        - Вопрос? Но какой вопрос? - удивился его друг.
        - Мы только что узнали о том, что Кристина - наследница. И все эти таинственные неприятели стали появляться приблизительно в то же время, как опекуну девочки и ее дяде стало известно о месте нахождения Кристины. Теперь же девочку похитили. - Вызывающий взгляд Марко переходил с Рут-джерса на Холлингсворта и обратно. - Чем вы можете объяснить это обстоятельство, джентльмены? Возможно ли, чтобы кому-либо из вас было на руку исчезновение девочки, или же ее смерть?
        Холлингсворта задели слова Марко.
        - Не хотите ли вы сказать, что один из нас имеет какое-то отношение к похищению моей племянницы?
        - А вы уверены в обратном? - убийственным тоном спросил его Марко.
        - Ну, конечно!
        - Вы полагаете, мы способны на подобную подлость? - возмутился красный как рак Рутджерс и резким взмахом руки отбросил свою салфетку. - Синьор Главиано, вы не можете обвинять нас уже потому, что ваша безрассудная каперская деятельность поставила под угрозу вашу жизнь и жизнь моей подопечной. И если вы ищите на кого бы свалить вину, вините в случившемся в первую очередь себя и этого вашего Карлоса.
        Марко зло посмотрел на Рутджерса:
        - Не знаю почему, но у меня такое ощущение, будто инициатором случившегося был отнюдь не мой испанский неприятель.
        Эта реплика была встречена холодным, напряженным молчанием.
        Что же касается Марко, то он начинал уже терять терпение.
        - Я сейчас же отправляюсь за Кристиной, - решительно объявил он. С трудом поднявшись на ноги, он сделал всего два шага и согнулся от сильной боли.
        Дон Джованни бросился на помощь Марко и сделал знак Джорджу Холлингсворту помочь ему.
        - Давайте отведем мальчика в его спальню, вольем в него немного бренди и попросим Бога, чтобы он уснул. Иначе сегодня же он убьет себя.

        ГЛАВА 30

        Прошло десять дней, но положение Кристины ничуть не улучшилось.
        Она находилась все в той же отвратительной, вонючей каюте, где каждый день изводил ее Карлос. Кристина по-прежнему лежала привязанной к грязной койке, с кляпом во рту. Ее каждую ночь кусали клопы, а порой по ней пробегали даже крысы.
        Единственным светлым пятном в безрассудном существовании девушки был Мигуэль, матрос, который относился к ней, в отличие от всех остальных, по-доброму. Она получала от него даже кое-какую информацию. Однажды утром, когда Мигуэль принес девушке свежий банан и плод манго, она спросила его о том, где они сейчас находятся. Он сообщил, что только что заправились всем необходимым в Гаване.
        В последующие же несколько дней, когда каждую ночь на судне палила пушка и тишину нарушали громкие крики, Мигуэль спускался вниз и успокаивал Кристину, говоря ей, что она вне опасности и судно атакует торговое судно Британского флота. Но даже после этих уверений Мигуэля, девушка тряслась от страха все ночи напролет, вдыхая едкий запах дыма и вслушиваясь в душераздирающие крики раненых. Но больше всего возмущал Кристину злой, безжалостный смех испанских пиратов. Временами ей казалось даже, что в каюту, где она лежала, проникает тошнотворный запах свежей крови. Кристина была уверена, что ее преследуют галлюцинации, пока однажды ночью она не ощутила на своей руке что-то влажное и липкое. Кристина с ужасом поняла, что из трещины на потолке на нее и в самом деле стекала человеческая кровь! Она кричала изо всех сил, но никто не отзывался.
        Ночь за ночью эти мучения продолжались. Однажды вечером Кристина лежала на койке, съежившись от страха и прислушивалась к страшным звукам очередной схватки. С кем же испанцы дерутся на этот раз? С очередным торговым судном? Или военным кораблем британцев? А может быть, ее наконец-то нашел Марко?
        Оглушительные залпы пушек слышались еще какое-то время, и мощный треск заставил Кристину вздрогнуть от неожиданности. Она предположила, что они столкнулись с каким-то еще судном и испанские пираты идут на абордаж.
        А потом стали раздаваться крики. Кричали мужчины, женщины и даже дети. Кристина плакала и дрожала всем телом, сочувствуя несчастным жертвам. Не оставалось сомнения, что испанцы захватили очередное торговое судно британцев. О, как она жалела, что у нее связаны руки и она не может заткнуть уши, чтобы не слышать этих леденящих душу криков! Как ей хотелось схватить какое-нибудь оружие и убить хоть нескольких этих испанских свиней!
        В этот момент дверь в каюту с треском распахнулась и с окровавленной саблей в руках влетел Кар-лос, сопровождаемый двумя своими приспешниками. Щека Карлоса была рассечена, и вся одежда забрызгана кровью.
        - Отведите эту маленькую заносчивую сучку на палубу, - рявкнул Карлос своим спутникам, - привяжите ее к фок-мачте. Я хочу, чтобы она видела, как мы будем расправляться со спесивыми англичанками.
        Не обращая внимания на протесты Кристины, люди Карлоса перерезали связывающие ее веревки, выволокли из каюты и потащили вверх по трапу.
        На палубе девушку ожидал самый настоящий кошмар. Пока матросы привязывали ее к фок-мачте, она испуганно озиралась по сторонам. Стоявший неподалеку торговый корабль британцев был охвачен пламенем и уже сильно накренился. С его борта прыгали в воду обезумевшие от страха матросы, где их уже поджидали кровожадные акулы. То, что происходило на палубе пиратского судна, было, пожалуй, еще страшнее. Кругом валялись трупы британских моряков, а немногочисленных уцелевших членов экипажа и пассажиров мужского пола безжалостно секли плетью и избивали. Напротив Кристины к грот-мачте были привязаны женщины и дети, которые дико кричали, видя, как жестоко расправляются с их отцами и мужьями.
        Если бы Кристина не была привязана к мачте, она точно упала бы, лишившись чувств. Больше всего на свете ей сейчас хотелось умереть и наконец вырваться из этого ада.
        Но через некоторое время к ней снова подбежал Карлос в сопровождении своих людей.
        - Скажите матросам, что они могут теперь убивать мужчин и насиловать женщин, - приказал он, глядя девушке прямо в глаза. - И пусть эта стерва на все это смотрит.
        - Нет, - взмолилась Кристина. - Прошу тебя, не делай этого.
        Карлос шагнул к девушке и пощекотал пальцем ее дрожащий подбородок.
        - Где же твоя гордость теперь, а? - спросил он, садистски улыбаясь.
        - Не трогай никого, пожалуйста, - продолжала умолять Кристина. - Я сделаю все, что ты скажешь.
        - Все? - многозначительно переспросил Карлос. Во взгляде девушки сверкала лютая ненависть.
        - Все.
        Щелкнув пальцами, Карлос повернулся к своим спутникам.
        - Велите матросам прекратить бойню.
        - Но, капитан…
        - Никаких «но»! Потом принесите в мою каюту тот сундук с женской одеждой, который мы захватили неделю назад, и ванну для этой стервы. - Он окинул Кристину презрительным взглядом. - От нее дурно пахнет, и я хочу, чтобы ее вымыли.
        - Да, капитан, - неохотно отозвался помощник Карлоса.
        Двое матросов потащили Кристину вниз, другие же поспешили остановить своих разошедшихся не на шутку товарищей, и лишь один из них подошел к Карлосу.
        - Капитан, - произнес он тихим, предостерегающим шепотом, - вы не должны лишать матросов развлечений, иначе они поднимут бунт.
        Карлос, услышав эти слова, лишь махнул рукой.
        - Не волнуйся. Я устроил этот спектакль только для того, чтобы обуздать эту маленькую сучку. Постарайтесь сдержать матросов ровно столько, сколько я буду развлекаться с ней. А потом вы все испробуете ее… и всех остальных женщин тоже. Что же касается мужчин и британских офицеров, то можете их убивать, а трупы - бросать акулам.
        Лицо помощника Карлоса озарила довольная улыбка.
        - Да, капитан!
        Той же ночью Марко стоял на палубе своей шхуны и до боли в глазах всматривался вперед, пытаясь не пропустить на горизонте судно Карлоса.
        Марко думал о том, что произошло за эти последние десять дней. Как только он пришел в себя, к ужасу своему узнал о том, что Кристина и в самом деле была похищена. Вечером того же дня в гавань острова вошла «La Spada». Клаудио и все остальные матросы высадились на берег в мрачном расположении духа. Они так и не обнаружили за время своего восьмидневного плавания следов Кристины.
        На рассвете следующего дня Марко, Клаудио и другие матросы снова вышли в море. Перед тем как покинуть остров, Марко самым решительным образом допросил Чарлза Рутджерса и Джорджа Холлинг-сворта. Он хотел выяснить, не имеют ли они какого-нибудь отношения к похищению Кристины. Однако и Рутджерс, и Холлингсворт покаялись в полной непри-частности к этому делу. Уезжая, он велел Джузеппе присматриваться к этим мужчинам, не переставая думать, что за всем этим скрывается какой-то заговор. Возможно Рутджерс, как, впрочем, и Холлингсворт не прочь были бы присвоить себе наследство Кристины.
        Что же касается семейства Ренальди, то они поклялись не уезжать с острова до тех пор, пока туда не вернется Кристина. Марко еще не предупредил дона Джованни о том, что он сам намерен жениться на ней. Он собирался это сделать сразу же по возвращении.
        За время долгого и отчаянного плавания Марко понял, что действительно любит Кристину и не сможет уже без нее жить. Какими глупыми казались ему теперь и его гордость, и его нерешительность в сравнении с тем, что он мог Кристину потерять! Изо дня в день Марко старался подавить в себе чувство беспокойства за жизнь девушки, которое едва не сводило его с ума. Ночами он молил Бога о том, чтобы тот указал ему дорогу к той женщине, которую он любит. Марко дал себе клятву, что как только найдет Кристину, он сразу же признается ей в любви, женится на ней и уже никуда не отпустит от себя.
        Может быть, господь и услышал молитвы несчастного влюбленного, потому что им наконец удалось напасть на след Карлоса. Сделав короткую остановку в Гаване, люди Марко расспросили хозяек нескольких таверн. В итоге выяснилось, что Карлос побывал здесь неделю назад. Еще через три дня им повстречался британский военный корабль. Переговорив с капитаном корабля, Марко узнал, что Карлос ограбил и потопил два торговых судна британцев. Это произошло недалеко от побережья Южной Каролины, и Марко тотчас же поспешил туда.
        - Капитан, ты видишь?
        Прервав свои размышления, Марко повернулся к Клаудио, стоявшему рядом с ним у руля.
        - Что именно?
        Клаудио показал на протянувшуюся впереди линию горизонта, и Марко заметил там какое-то сияние.
        - Ей-Богу, это горит какой-то корабль! - вскрикнул он и, вскинув подзорную трубу, вгляделся вдаль.
        - Вполне возможно, что это очередная жертва Карлоса, - заметил Клаудио.
        Марко кивнул.
        - Держи курс на север.
        Клаудио исполнил приказ капитана, и «La Spada», подгоняемая попутным ветром, стала быстро приближаться к далекому зареву.
        Наконец они приблизились к нему на достаточно близкое расстояние, чтобы можно было хорошенько рассмотреть все в подзорную трубу. Узнав шхуну Карлоса, Марко невольно вскрикнул от радости. Рядом с этой шхуной находился торговый корабль британцев, объятый пламенем и сильно накренившийся.
        Марко снова направил подзорную трубу на палубу вражеского судна. На нем пираты били пленных, сбрасывали за борт трупы и смывали с палубы кровь. К грот-мачте была привязана группа женщин и детей, но Кристины среди них Марко не увидел. Карлоса тоже нигде не было видно. Пока никто из испанских пиратов не замечал приближения судна Марко.
        «Кристина! - со страхом думал Марко. - Только бы она была цела и невредима!»
        Приблизившись к судну противника еще немного. Марко велел убрать паруса, чтобы как можно тише подойти к испанцам. И фортуна улыбалась им до тех пор, пока они едва не уткнулись в судно Карлоса. Испанцы наконец-то заметили надвигающееся на них судно. Растерянно заметавшись по палубе, они выкатили пушку и принялись ее заряжать. Но делать все это было уже поздно. «La Spada» столкнулась с судном испанцев, и люди Марко уже стояли наизготове с абордажными крюками и саблями. Спустя несколько секунд они перебрались на борт неприятельского судна, где завязалась рукопашная битва.
        Вслед за своими матросами перепрыгнул на судно неприятеля и сам Марко. Выпрямившись, он выхватил свою саблю и принялся рубить ею ненавистных испанцев направо и налево. За какую-то минуту он уложил троих пиратов, двум же другим отсек руку и нос. В воздухе стояли душераздирающие крики и запах крови. Матросы Марко действовали с тем же успехом, что и их капитан, нещадно расправляясь с испанцами. Не прошло и двадцати минут, как все было кончено и оставшиеся в живых испанцы уже молили о пощаде.
        Схватив одного из них, Марко пригвоздил его к палубе острием своей сабли.
        - Где девушка?
        - Какая девушка? - испуганно спросил испанец.
        - Англичанка, Кристина. Говори, ублюдок, или сейчас умрешь!
        - Она внизу! - завизжал испанец. - С ней сейчас развлекается капитан.

***

        - Итак, дорогая, ты готова?
        В красном, глубоко декольтированном платье из атласа Кристина лежала на постели Карлоса и смотрела, как приближается к ней этот отвратительный человек. Несколько минут назад девушка с удовольствием хорошенько вымылась и заставила себя одеться в то вульгарное платье, которое оставил ей Карлос. И вот теперь он собирался получить то, что якобы по праву ему причиталось.
        Кристина окинула испанца неприязненным взглядом. Да как он посмел сказать, что от нее дурно пахнет, если сам он был до омерзения грязен, с перепачканным сажей и грязью лицом и телом, забрызганным кровью. Рубашка на Карлосе была расстегнута, открывая тем самым заросшую черной шерстью грудь и небольшой нож в ножнах, висевший у него на поясе. Кристина опустила глаза на бугорок в брюках Карлоса, заставляя себя облизнуться, произнесла:
        - Я наблюдала несколько дней, как ты играл со своим восхитительным, большим копьем, и мне хочется, чтобы сегодня ночью оно вошло в меня.
        Кристина видела, как судорожно вздохнул пират, как загорелись звериной похотью его глаза, и он бросился на нее. И именно этого девушка от него и ждала. Она молила Бога о том, чтобы ее враг как можно скорее лишился бдительности. Кристина знала, что после долгого заточения в каюте, она была слаба, но она была также и полна решимости. Призвав на помощь все свои силы, девушка увернулась от Карлоса, перекинула его через себя на койку и онемевшими от страха пальцами выхватила из ножен его нож.
        Прежде чем Карлос успел понять, что произошло, Кристина уже села на него верхом и воткнула между его ног острый как бритва нож!
        Взвыв от боли, он спросил срывающимся голосом:
        - Что ты собираешься делать?
        - Только попробуй пошевелиться, и я отрежу тебе твои вонючие шары, ублюдок! - с ледяным спокойствием предупредила его Кристина.
        Полные страха глаза Карлоса встретились с пылающими ненавистью глазами Кристины.
        - Прошу тебя, не делай этого, я скорее умру, чем…
        - Где же теперь твоя гордость, а? - зло передразнила испанца Кристина. - Каково это: быть беспомощным и униженным?
        - Прошу тебя, ты не должна…
        - Ты сидел здесь несколько дней, играя у меня на глазах своим вонючим членом! - продолжала говорить Кристина с отвращением. - Неужели ты и в самом деле думал, что я не смогу за себя отомстить? Неужели ты думал, что таким вот образом возбудишь меня? - Опустив глаза вниз, она зло рассмеялась. - Этот твой маленький, слабый стручок - ничто по сравнению с тем, что есть на этом месте у Марко, и будет лучше, если я отрежу сейчас его, чтобы раз и навсегда избавить тебя от позора. - Девушка усмехнулась. - Я уверена, что ни одна из твоих женщин ничего и не заметит!
        Казалось, от страха Карлос лишился дара речи и мог лишь тяжело и часто дышать.
        Но потом, судно вдруг с чем-то столкнулось и Карлос невольно сморщился, когда Кристина его уколола.
        - Матерь божья, неужели на нас напали? - вскричал Карлос, прислушиваясь к звукам борьбы, идущей на палубе.
        Спустя какое-то время, с саблей в руке, в каюту ворвался Марко, с ужасом думая о том, что там увидит.
        То, что он увидел в действительности, потрясло его. На койке лежал Карлос, глаза которого выражали немой ужас, а на нем с ножом, приставленным к его паху, сидела Кристина в ярко-красном платье.
        Заметив Марко, Карлос сейчас же взмолился:
        - Марко, друг мой! Прошу тебя, ты должен меня спасти! Эта фурия собирается меня кастрировать!
        Как только Карлос заговорил, Кристина тотчас же обернулась, смерила Марко долгим взглядом, но ножа не убрала. Какое-то время Марко просто смотрел на исходящую гневом девушку и трясущегося от страха испанца.
        Эта вся картина была для Марко столь неожиданной, что он не смог удержаться и расхохотался. Он смеялся так долго и так громко, что у него закружилась голова. Подумать только, он буквально умирал от страха за Кристину, а это безжалостное, великолепное создание способно было кастрировать даже смертельного его врага! Господи, как же она удивительна! И пожалуй, Карлоса, а не ее надо сейчас спасать!
        Наконец Марко взял себя в руки, успокоился и снова посмотрел на Кристину и Карлоса, которые за это время даже не пошевелились…
        Ничего смешного в происходящем они не видели.
        На лице Марко снова появилась улыбка, но потом он услышал жалобный вопль Карлоса:
        - Прошу тебя, Марко!
        Марко задумчиво почесал подбородок:
        - Я не уверен, что могу здесь что-либо сделать. - Он с нежностью смотрел на Кристину. - Значит, ты хочешь кастрировать его, милая?
        Девушка решительно кивнула головой. Повернувшись к перепуганному насмерть Карло-су, Марко развел руками:
        - Ты же слышал, что сказала леди.
        Марко подошел ближе и внимательно посмотрел на Кристину.
        - С тобой все в порядке? Она снова кивнула.
        Затаив дыхание, Марко пощекотал пальцем бледную щеку девушки и осторожно спросил:
        - Он изнасиловал тебя? Скажи правду.
        - Марко, неужели ты сам не видишь? - в отчаянии крикнул Карлос.
        Не обращая на него никакого внимания, Марко продолжал вопросительно смотреть на девушку.
        - Он обидел тебя? Она покачала головой.
        Марко протянул руку и ослабил пальцы Кристины, сжимавшие нож.
        - Тогда не делай этого, милая.
        Какое-то время девушка раздумывала, часто моргая и прикусив нижнюю губу. Но потом с губ ее слетело такое изощренное ругательство, которое покоробило даже слух Марко. Она убрала нож от Карлоса, резко воткнув его в изголовье постели всего в нескольких дюймах от его носа.
        Когда девушка слезла с него, Карлос спрыгнул с койки, бросился на пол и его стошнило.
        А Кристина, рыдая, упала в объятия Марко.

        ГЛАВА 31

        Последующие несколько мгновений пронеслись с удивительной быстротой, урезав и без того короткое свидание Марко и Кристины.
        Не успела Кристина упасть в объятия Марко, как в каюту ворвался Клаудио, подгоняемый целой дюжиной вопросов. Что делать с английскими офицерами и пассажирами торгового судна? Как быть с Карло-сом и его людьми?
        Снова вернувшись к обязанностям капитана, Марко вынужден был оставить Кристину в тот момент, когда она была эмоционально очень хрупкой и уязвимой. Поднявшись на палубу, Марко принялся отдавать приказы. Оставшиеся на борту трупы он велел завернуть в парусину и спустить в воду. Кристина, английские офицеры и пассажиры затонувшего торгового судна «Одиссея» перешли на борт шхуны Марко. Он пообещал англичанам довезти их до Чарлс-тауна.
        После этого Марко велел вывести на палубу Карлоса и оставшихся в живых его матросов. Марко смотрел на захваченных испанцев и обдумывал их дальнейшую судьбу. За исключением Карлоса, державшегося спокойно и довольно независимо, остальные пираты явно дрожали за свои шкуры. Некоторые из них открыто плакали и молились, не ожидая от неприятеля никакой пощады.
        И в самом деле, первым желанием Марко было убить их всех за то, что они сделали с Кристиной. Но теперь, глядя на перепуганных людей, он понимал, что-не может сделать этого. Ведь в конечном итоге он нашел Кристину в целости и сохранности. Если бы он убил этих беззащитных людей, то вряд ли смог бы жить в мире с самим собой и Богом. Человек, пусть даже его враг, не заслуживает такой смерти; другое дело, если бы они сражались на равных.
        Но потом Марко подумал о более важных для него вещах. Он знал, что не сможет дать Кристине любовь и нежность, пока не распрощается со своей местью. Сейчас ему казалась его кровная месть такой бессмысленной по сравнению с тем, чего он мог лишиться навсегда.
        Но теперь все будет по-другому.
        Марко сделал Карлосу знак выйти вперед. Когда испанец подошел к нему и вызывающе посмотрел в глаза, Марко сказал:
        - Я собираюсь отпустить тебя и твоих людей, друг мой, но при некоторых условиях.
        Карлос весь просиял.
        - Прежде всего ты должен дать мне слово, что никогда больше не появишься на моем острове.
        - Обещаю.
        - И еще, ты должен сказать мне, кто нанял тебя, чтобы убить Кристину.
        Карлос колебался только мгновение, после чего заговорил…

***

        Убедить Кристину в том, что он принял верное решение в отношении испанцев, было для Марко делом нелегким. Он был потрясен тем, как возмущенно отнеслась девушка к его поступку.
        Спустя полчаса они оба стояли на палубе шхуны Марко и, переругиваясь, наблюдали за тем, как быстро растворяется в ночи судно Карлоса. Англичан разместили внизу, в каютах экипажа; «La Spada» следовала в Чарлс-таун.
        - Как ты мог просто взять и отпустить Карлоса? - недоумевала Кристина. - Ведь он и его люди пытали и убивали британских матросов. Они привязали меня, женщин и детей к мачтам и заставляли на все это смотреть!
        Марко, не отрываясь, смотрел на девушку, освещенную неярким светом луны. На ней было все то же красное атласное платье с глубоким вырезом, а влажные волосы вздымал прохладный ночной ветерок. Хотя Кристина и была чистой и одетой, Марко думал о том, как сильно она похудела и какие темные круги легли у нее под глазами. Кристина была похожа сейчас на злого, обиженного ребенка и ему больше всего на свете хотелось в эту минуту привлечь ее к себе и постараться успокоить. Но Марко знал, что этим еще больше выведет девушку из себя.
        - А что бы ты хотела, чтобы я сделал, Кристина? - терпеливо спросил ее он. - Убил их всех?
        - Да! - зло ответила она. - Я с наслаждением смотрела бы на то, как они все страдают и умирают, после того как издевались над британцами! Самое малое, что ты мог сделать, это отвезти их всех в Чарлс-таун и…
        - И повесить, - цинично закончил Марко. - Постарайся меня понять, Кристина. У пиратов есть свой, неписанный закон. Я просто не мог убить этих беззащитных людей после того, как они сдались. Более того, в Чарлс-тауне над нами только посмеялись бы.
        Кристина раздраженно всплеснула руками.
        - И ты просто решил их отпустить? Неужели ты и в самом деле думаешь, что при подобных обстоятельствах этот дикарь Карлос тоже пощадил бы тебя.
        - Надеюсь, что да. Но если даже я и заблуждаюсь, это все равно не заставит меня опуститься до уровня Карлоса. Дело в том, что Карлос на законном основании возглавляет капер, принадлежащий испанской стороне. И в обязанности его входит нападение на суда британского флота…
        - А в обязанности входило обращаться со мной как с животным? Как мог ты отпустить Карлоса после того, что он со мной сделал?
        Протянув руку, Марко погладил девушку по щеке. Выражение лица его стало вдруг обеспокоенным.
        - Но ведь он не изнасиловал тебя, милая. Кристина отшатнулась от него и укоризненно покачала головой:
        - У тебя и в самом деле сердце пирата, Марко Главиано. Значит, тебя беспокоит только это? Испорчен или нет предмет твоего желания?
        - Значит, ты думаешь, что я отношусь к тебе как к предмету желания? - переспросил Марко, начиная терять терпение.
        - Да! - В голосе девушки слышались злые нотки. - Тебя волнует только одно: залез Карлос или нет под мою юбку. Неужели ты не понимаешь, что можно обидеть и по-другому? Так, как они унижали меня, смеялись надо мной…
        Схватив девушку за плечи, Марко посмотрел ей прямо в глаза.
        - Кристина, не впадай в истерику. Я понимаю, что тебе пришлось у них несладко. Но увидишь, пройдет время, и ты согласишься с тем, что я поступил правильно.
        Кристина оттолкнула от себя Марко.
        - Ты поступил правильно? Ты, который так долго развлекался с Розой или Моникой, что только через неделю приехал меня спасать?
        Терпение Марко лопнуло.
        - Это не так! - вскричал он.
        - Я не знаю только, зачем вообще ты приезжал за мной, - зло продолжала девушка. - Ведь ты всегда только и хотел, что от меня избавиться!
        - Кристина!
        - Почему бы тебе просто не высадить меня в Чарлс-тауне вместе со всеми остальными? Я потребую свое наследство и к черту тебя, всех Ренальди и моего опекуна! Да, видит Бог, мне не нужен человек, который думает только о том, как бы ему удовлетворить свою плоть!
        Марко говорил все громче:
        - Значит, ты думаешь, что я не приезжал за тобой только потому, что развлекался?
        По щекам девушки катились слезы.
        - Да! Я знаю, что ты только и делал, что мне изменял! Ты самый отъявленный мерзавец! И мне вовсе не хочется становиться частью твоего гарема, Марко Главиано. Или я тебе наскучила, и ты собираешься спихнуть меня Витторио?
        Марко был вне себя от ярости.
        - Черт бы тебя побрал, неблагодарная девчонка! - взорвался он. - Я и сам удивляюсь, зачем я спасал тебя, такую капризную и своенравную!
        - Вот видишь, ты и сам признаешь это!
        - Спускайся вниз, - рявкнул Марко. - А то я сейчас задушу тебя!
        Кристина бросила на Марко сердитый взгляд и вихрем пронеслась мимо него к трапу.
        Сам же Марко остался стоять у леера, переполненный возмущением, злостью и ущемленной гордостью. Он понимал, что Кристина много натерпелась за последние дни, но это все равно не оправдывало тех жестоких слов, которые она в него бросала. Как она могла отнестись к нему с такой черствостью! Он из-за нее едва не погиб, и как только очнулся, тотчас же отправился на ее поиски. Он беспокоился о ней, сходил с ума, не находил себе места пока ее не нашел. Он только собирался признаться Кристине в любви, бросить ради нее все на свете, забыть о своей гордости, женщинах и даже море. А теперь это! Как она могла обвинить его в распутстве, в то время, как он едва не угодил на смертное ложе! РАСПУТСТВО - когда он вот уже полгода не спал с другими женщинами, с тех пор как чертова эта девчонка заявила о своих на него правах. Он прошел ради нее сквозь пламя ада и в награду за это получил серую неблагодарность.
        Кристина должна теперь перед ним извиниться, и еще как! Он отвезет ее домой. Спустя время, когда она немного успокоится, он даже женится на ней. И снова сделает ее своей.
        «Нет! - сказал себе Марко в пылу внезапно вспыхнувшей в нем страсти. - Я непременно сделаю ее своей снова».
        Но Кристина никогда не узнает о том, как сильно его обидела. Он будет таить эту обиду в своем сердце до тех пор, пока она сама не догадается об этом.

***

        Переодевшись в ночную рубашку, которую захватила с собой из каюты Карлоса, Кристина с плачем упала на койку в маленькой каюте напротив каюты Марко. Ей было сейчас так плохо и так одиноко. Конечно, она обрадовалась, когда увидела Марко. Она не могла наглядеться на родное лицо, которое давно уже не видела. Когда же она упала в его объятия, почувствовала на своем лице его дрожащие губы и теплое дыхание, счастье ее так и переполняло.
        Но потом, отпустив Карлоса и других пиратов, Марко разозлил ее, хотя она и понимала сердцем, что он поступил правильно и расправляться с испанцами их же кровавыми методами было вовсе чудовищным. И все же ей так хотелось увидеть по лицу Марко, что он действительно ее любит, как дорога она ему; что он скучал по ней так же сильно, как и она по нему. Но ничего подобного на лице его не было видно.
        Мысли о Розе и других женщинах Марко не давали Кристине покоя. Почему он так долго не ехал за ней? Может быть, он в самом деле развлекался со своей испанской проституткой, как и утверждал Карлос?
        Кристина стонала и металась по постели, мучимая угрызениями совести. Может быть, ей и в самом деле надо было дать ему все объяснить, а не нападать со своими обвинениями? Пусть даже он и не сразу отправился за ней на помощь, но ведь в конечном итоге отправился же. Как объяснить все те ужасные вещи, которые она ему наговорила? И уж если быть предельно откровенной, то она не могла обвинять Марко в том, что он сильно разозлился, она ведь никогда еще не обращалась с ним так жестоко…
        В этот момент дверь резко распахнулась и Кристина подпрыгнула от неожиданности. В каюту ворвался Марко. На нем не было рубашки, и силуэт его мощного тела четко выделялся на фоне освещенного коридора. Кристина не в силах была отвести от него взгляд. Никогда еще он не выглядел таким сильным и таким устрашающим, как сейчас; это был самый настоящий пират. Каждый мускул тела Марко был напряжен, а руки сжаты в кулаки. Он был вне себя от злости, и ясно почему.
        Сейчас он точно ее убьет.
        Марко подошел к девушке.
        - Ты права, милая, - сказал он, сбрасывая с нее простыню. - Пират имеет право на свою доброту. И ты будешь принадлежать мне до тех пор, пока мы не причалим к острову.
        С этими словами Марко взял девушку на руки и вынес ее из каюты. Одного лишь взгляда на его мрачное лицо Кристине было достаточно, чтобы у нее закружилась голова.
        Марко внес девушку в свою каюту, захлопнул за собой дверь и, остановившись, жадно припал к ее губам. Ощутив вкус его губ, Кристина чуть не умерла от счастья. Она тихо простонала и вся открылась Марко, страстно целуя в ответ и обвивая руками его мощную шею.
        Кристина чувствовала, как сильно дрожит тело Марко и гнев его постепенно сменяется нежностью и желанием. Он стремительно пересек каюту, положил Кристину на постель и покрыл ее лицо нежными поцелуями.
        - Милая, милая, - шептал он тихо.
        - Я так по тебе соскучилась, - так же тихо прошептала девушка, прижимая к себе красивое, горячее тело Марко.
        - Я тоже, дорогая, - признался он.
        - Я так боялась…
        - Я тоже. Господи, я просто не находил себе места.
        Чувствуя, как сильно соскучилась по Марко, Кристина скользнула кончиками пальцев по широкой, мускулистой груди и стала растегивать ему брюки. Она слышала, как тихо он вскрикнул, словно от боли, когда рука ее коснулась его теплой, упругой плоти.
        - Милая моя, - шептал Марко, поспешно приподнимая на девушке рубашку, - давай забудем этой ночью все наши споры. Мы и так уже слишком давно не виделись.
        - Да.
        Руки Марко ласкали бедра девушки. Его губы захватили в сладкий плен ее рот, Кристина сжимала в руке твердую плоть Марко. Но не успела она заострить на этом внимание, как Марко раздвинул ее бедра. И потом сильным, мощным толчком вошел в нее.
        Слияние было таким неожиданным, таким страстным и жадным, что Кристина вскрикнула. Но Марко тотчас же заглушил ее крик своим страстным поцелуем. Кристина обхватила ногами талию Марко и приняла его в себя без остатка. Однако спустя какое-то время Марко снова вскрикнул словно от боли. Осторожно отстранившись, он сел, опершись на спинку кровати и посадил девушку на себя верхом. Запустив руки под рубашку Кристины, и откинув ее назад, он принялся ласкать ее грудь.
        - Расслабься, милая. Выгни свою красивую спинку и позволь мне насладиться тобой.
        Девушка сделала, как просил Марко. Она невольно задрожала всем телом, когда он стал тихонько покачивать ее у себя на коленях, заставляя стонать и извиваться. Громкие стоны Кристины освободили от скованности и самого Марко. Движения его становились все более резкими и мощными, пока он не закружился в водовороте наслаждения.
        А потом Марко гладил шелковистые волосы девушки, немного озадаченный тем, что почувствовал на ее щеках слезы. Когда же Марко вздрогнувшим голосом спросил, не сделал ли ей больно, она воскликнула: «Нет, нет!» и нежно его поцеловала.
        Кристина не могла заставить себя признаться Марко, что никогда еще они не занимались любовью так красиво, никогда еще они не были так близки друг другу.
        Спустя какое-то время Марко встал и зажег лампу. Он с улыбкой повернулся к Кристине и собирался уже было предложить ей бокал вина, как заметил на ее шее какие-то багровые отметины. Когда же взгляд Марко скользнул ниже, он увидел, что красивые, стройные ноги девушки были все в синяках.
        Марко вопросительно посмотрел в лицо Кристине. Но она, почему-то вдруг смутившись, стала поспешно одергивать рубашку.
        Марко схватил ее руки и удержал.
        - Встань, - велел он Кристине, - и сними с себя рубашку.
        Кристина смущенно уставилась на побледневшего вдруг Марко. Неужели теперь он сердится потому, что она сильно похудела и была вся в синяках? Неужели он собирается ее унизить, разглядывая ее истощенное, избитое тело?
        - Нет, - слабо возразила она.
        Марко тихо выругался, и ей пришлось встать с постели.
        - Сними с себя рубашку!
        Кристине ничего не оставалось делать, как повиноваться. Дрожа всем телом, она сбросила с себя рубашку и уронила ее на пол. А потом она вызывающе посмотрела на Марко, готовая вот-вот расплакаться снова.
        Марко не хотел верить собственным глазам.
        - Боже, какая ты худая! Когда ты была в том красном платье, этого еще не было заметно. Они морили тебя голодом, милая! И твоя шея… что, во имя всего святого, они…
        - Что они делали? - Девушку захлестнула волна злости и обиды и в глазах ее заблестели уже слезы. - Они кормили меня вонючей овсянкой! Они водили меня, как собаку, на цепи! Они заставляли меня становиться на палубе на колени и, полуголую поливали холодной водой, смеясь и издеваясь.
        Голос Марко был едва слышен.
        - Кристина, они… кто-нибудь из них…
        - Изнасиловали ли они меня? Нет! Теперь ты доволен?
        «Доволен» было далеко от того, что чувствовал в этот момент Марко. Неистовая злость к Карлосу и мучительная боль за то, что пришлось вынести Кристине, душили его. Грудь Марко больно ныла от распиравших ее чувств.
        - Повернись ко мне спиной, милая, - с трудом прошептал он.
        Девушка сделала так, как он просил. Когда Марко увидел такую же избитую спину Кристины, он уже в тысячный раз пожалел, что не убил Карлоса. Нагнувшись, Марко дрожащей рукой поднял с пола ее рубашку. Он подошел к столу и взял баночку с мазью. Приблизившись к Кристине, Марко вложил ей в ладонь мазь и чуть слышно сказал:
        - Вот, милая, это мазь. Она должна помочь.
        Больше Марко ничего не мог сказать. Он выскочил в коридор, а оттуда в каюту Кристины. Изо всех сил стукнув кулаком о спинку кровати, едва не вскрикнул от боли. Ему хотелось сейчас бежать и кричать во весь голос, но куда и от кого бежать, Марко не знал.
        Он понимал, что Кристина была права. Ему следовало бы поубивать на ее глазах всех этих испанских ублюдков!
        И только сейчас до Марко дошло, что он все еще сжимает в руках рубашку Кристины. Он поднес ее к лицу, вдохнул ее запах и заплакал.
        Кристина нанесла на свои раны мазь и, не найдя своей рубашки, снова забралась в постель Марко. Она наверное показалась сейчас ему такой отталкивающей, что он ушел спать куда-то в другое место. Однако Кристина не стала гасить лампу на случай, если Марко все же вернется.
        Она уже почти задремала, когда почувствовала, что Марко ложится рядом с ней и обнимает ее за талию.
        - Ты полностью обнаженная, милая, - подразнил девушку он.
        Протянув руку, Кристина провела ею по телу Марко и заметила:
        - Как и ты. Марко усмехнулся.
        - Мне простительно, я защитник, пират. А вот ты…
        - Ты забрал мою рубашку, - дерзко ответила девушка.
        Марко припал губами к ее мягкой щеке. Он не мог сказать Кристине, что вынужден был оставить ее в той, другой каюте, потому - что она была мокрой от слез. Вместо этого он хрипло прошептал:
        - Сегодня ночью она тебе не понадобится. - Поцеловав подбородок девушки, он довольно строго ее спросил: - Ты нанесла на раны мазь, которую я тебе дал?
        - Только спереди, - ответила Кристина. - До спины я не дотянулась.
        - Ничего, я тебе помогу. - Повернувшись, Марко взял со стула баночку с мазью. Потом он повернул Кристину на живот и, с тяжелым сердцем, принялся наносить мазь на багровые рубцы на шее девушки, худенькие плечи и спину. Когда же Марко услышал ее тихий вздох, он готов был снова расплакаться. Закончив, Марко поставил баночку с мазью на стул и осторожно притянул к себе Кристину. Он обнял ее и стал нежно ласкать. Когда же наконец он набрался смелости и заговорил, голос его как-то странно дрожал:
        - Ты очень смелая, милая. Я… Прости меня за все, что тебе пришлось пережить.
        Марко замолчал, ожидая ответа, и в этой гулкой тишине сердце его билось в груди так громко, что грозило вот-вот разорваться. Но Кристина так ничего и не сказала, только затряслась всем телом.
        «Попроси же и ты у меня прощения, Кристина, - кричало сердце Марко. - Скажи, что ты жалеешь, что обошлась со мной так жестоко. Скажи, что теперь мы всегда будем вместе и душой, и телом».
        Но Кристина ничего не сказала, и Марко невольно испытал досаду от того, что между ними все еще зияла пропасть. Но когда девушка тесно прижалась к нему, Марко не мог уже больше терпеть. Накрыв ее своим большим телом, он вошел в нее. Кристина вздрогнула от неожиданности и подалась ему навстречу.
        Марко раздирали боль и наслаждение.
        - Моя милая, дорогая девочка! - шептал он, лаская ее грудь.
        Ему захотелось продлить это удовольствие на всю ночь. А когда же все было кончено, они так и уснули, не отрываясь друг от друга.

        ГЛАВА 32

        На рассвете судно стало сильно качать из стороны в сторону. Кристина проснулась оттого, что Марко осторожно от нее отстранился. Повернувшись, она увидела его красивую, мускулистую спину.
        - В чем дело?
        - Похоже, начинается шторм, - ответил Марко, поворачиваясь. - Я должен подняться на палубу и проверить, все ли у нас в порядке.
        Но Кристина не слышала его. Ее взгляд был прикован к красному рубцу на его животе.
        - Господи, что это у тебя?
        Глаза Марко тотчас же стали холодными, и он стал натягивать брюки.
        - В ночь, когда тебя похитили, я побежал за тобой к морю, но меня задержали четверо испанцев. Они едва не убили Пэнси, а меня ударили по голове и вспороли живот. После этого нападения я вынужден был провести в постели целую неделю, поэтому мне пришлось отложить на время заигрывания с Розой и Моникой.
        - О Марко! Вот почему, значит, ты вскрикивал от боли прошлой ночью, когда мы…
        Кристина не отрываясь смотрела на Марко, глаза ее были полны жалости. Ей очень хотелось перед ним извиниться, но слишком уж сердитым был в этот момент его взгляд. Как он, должно быть, ненавидел ее за все те ужасные вещи, которые она наговорила ему прошлой ночью! Кристина боялась, что извиняться теперь было уже слишком поздно. Она могла этим только еще больше взбесить Марко.
        Кристина так ничего и не сказала. А Марко набросил на себя рубашку, обулся и выскочил из каюты, хлопнув дверью.
        Почти целый час Кристина изо всех сил держалась за кровать, а судно все продолжало раскачивать, и с неба лил холодный проливной дождь. Внутренний голос твердил девушке, что она должна встать, одеться и пойти успокоить англичан, но у нее слишком кружилась голова и сильно тошнило, чтобы встать с постели.
        Наконец шторм немного стих. В каюту вернулся Марко, вымокший до нитки. Он швырнул Кристине ее ночную рубашку, которая, к удивлению девушки, оказалась абсолютно сухой.
        - Похоже, самое худшее позади, - пробормотал Марко дрожащим от холода голосом.
        Быстро набросив на себя рубашку, девушка встала с постели.
        - Господи, ты же весь мокрый. Ты что же, хочешь заболеть и умереть?
        - И ты что, будешь по мне плакать? - угрюмо спросил Марко, потирая руки, стараясь согреться.
        - Конечно, буду! А теперь снимай с себя поскорее эту одежду, пока не заболел, дурачок!
        - Ты, как всегда, пытаешься меня раздеть, да? - проворчал Марко, начиная раздеваться. - Я попросил кока принести горячей воды для ванны, - Марко озорно подмигнул девушке. - Думаю, мы могли бы принять ее вместе.
        Кристина закатила глаза.
        - Да как ты можешь думать о таких непристойных вещах сейчас?
        - С тобой я всегда думаю о таких вещах, - ответил Марко.
        - Да, это так, - соглашалась девушка.
        В этот момент в дверь постучали и Марко сделал Кристине знак спрятаться за ширму. Дверь открылась, в каюту вошел кок и, перекинувшись с Марко парой слов, ушел.
        - Можешь выходить, дорогая, - позвал Кристину Марко.
        Девушка вышла из своего укрытия, думая о том, что, возможно именно шторм испортил настроение Марко. Увидев же его абсолютно голого, она удивленно раскрыла глаза. Рядом с Марко стоял огромный кувшин с горячей водой, который оставил кок.
        - Вытащи-ка ванну и наполни ее водой, - пробормотал Марко, залезая под одеяло и дрожа всем телом.
        Хотя Кристина и чувствовала себя виноватой, ее обидел приказной тон его голоса. Почему он не мог просто попросить ее наполнить ванну водой? Она с радостью бы это сделала. А он повел себя как какой-то большой, своевольный тиран.
        Плотно сжав губы, девушка метнулась за ширму и вытащила из угла небольшую жестяную ванну. Она то и дело бросала в сторону Марко негодующие взгляды и замечала, что этот нахал следит за каждым ее движением, натянув одеяло до подбородка.
        Чтобы поднять большой кувшин с водой, Кристине пришлось призвать на помощь всю свою волю. Но как только она сделала это, судно снова покачнулось, и она облила себя с головы до ног.
        - Черт возьми! - выругалась девушка, в бессильной злости швыряя кувшин.
        А потом она услышала смех Марко.
        Стремительно повернувшись, Кристина бросила на него негодующий взгляд, но сразу же замерла, увидев, как Марко пристально смотрит на нее. Кристина опустила глаза на свою мокрую рубашку, прилипшую к телу и сразу же поняла в чем дело.
        Ей хотелось сорвать на Марко всю злость, но вместо этого она жалобно прошептала:
        - Видишь, что ты наделал?
        - Иди сюда, любовь моя. Кристина топнула ногой. - Нет.
        - Забудь о ванне. Иди согрей меня хорошенько. На трясущихся ногах девушка подошла к кровати. Марко вытащил руку из-под одеяла и привлек Кристину к себе.
        - Господи, да ты вся мокрая, - подразнил он девушку, легонько касаясь губами ее щеки.
        - Ты бы лучше помолчал!
        Марко усмехнулся и порвал на Кристине рубашку от ворота до талии.
        - Марко! Черт возьми, это была единственная ночная рубашка в том сундуке с одеждой, который дали мне испанские пираты.
        - Рубашка вся вымокла и только прячет от меня твое маленькое, жаркое тело. - С этими словами Марко стянул с девушки порванную рубашку. - И потом, разве я не говорил, что она больше тебе не понадобится?
        Кристина тихо вздохнула.
        Бросив на пол мокрую ткань, Марко притянул девушку к себе.
        - Вот так-то гораздо лучше, - прошептал он, все еще дрожа от холода.
        - Это значит, что на этот раз ты не собираешься меня насиловать? - усмехнулась она.
        - Я могу расценивать твои слова как приглашение? - спросил Марко, осторожно перебирая пряди ее волос.
        - Конечно же, нет. Марко усмехнулся.
        - Не так уж и часто я набрасываюсь на тебя, милая.
        - Неужели? - с притворным изумлением спросила Кристина.
        - Сначала согрей меня, а потом посмотрим…
        Они долго лежали, тесно прижавшись друг к другу, пока Марко не перестал дрожать. Кристина крепко его обнимала, массируя мускулы его тела и наслаждаясь этой удивительной близостью. Марко же продолжал гладить лицо и волосы девушки, пока не нащупал запутанную прядь. И, потянув, причинил Кристине боль.
        - Эй, потише! - недовольно проворчала она. - Я ведь не просила тебя расчесывать мне волосы.
        Кристина вдруг замолчала и посмотрела на Марко. Он тоже смотрел на нее, и в глазах его читалась бесконечная нежность.
        - Ты так давно мне их не расчесывал, - прибавила девушка тихо и почувствовала на своих губах губы Марко.
        - Знаю, милая, - прошептал он. - Я не делал этого целую вечность.
        Марко отпустил Кристину и сел в постели, опершись о спинку.
        - Что ты собираешься делать? - спросила девушка растерянным голосом.
        Протянув руку, Марко достал с полки над кроватью расческу.
        - Собираюсь расчесать твои волосы, что же еще? Или ты против?
        Счастливый блеск в глазах девушки был лучше всякого ответа.
        Марко притянул Кристину к себе. Он принялся осторожно расчесывать длинные, блестящие пряди ее волос.
        - Тебе приятно? - спросил Марко через некоторое время.
        - Да… очень.
        «Это и в самом деле чудесно, - думала Кристина, - сидеть вместе с Марко абсолютно голой и чувствовать на себе прикосновение его потных рук».
        - Только и всего? - подразнил Кристину Марко.
        - Я никогда не расчесывала так свои волосы раньше, - призналась она, тяжело дыша. С Марко улыбнулся, старательно распутывая шелковистые пряди.
        - Мне очень хотелось заняться этим снова. Кристина положила руку на твердое, теплое бедро Марко.
        - А мне очень хочется, чтобы мы снова стали друзьями.
        Хотя Марко продолжал как ни в чем не бывало расчесывать волосы, Кристина почувствовала, как напряглись под ее ладонью его мускулы.
        - Значит, я все-таки тебе нужен? - зло произнес он.
        Кристина повернулась к нему.
        - Ты всегда был мне нужен.
        - Неужели? - удивился Марко, сверля девушку укоризненным взглядом. - Даже тогда, когда я только и думал, как бы удовлетворить свою плоть.
        Кристина прикусила нижнюю губу.
        - Возможно, это было… не слишком удачное замечание.
        Марко зло усмехнулся.
        - Только «возможно»?
        В глазах вспыхнули огоньки гнева.
        - А как ты думаешь, что я испытывала все эти годы, наблюдая за тем, как в твою спальню входят и выходят женщины?
        - Входят и выходят? Не смейся, Кристина!
        - Я абсолютно серьезна!
        Сурово сжав губы, Марко отбросил с лица девушки прядку волос.
        - А зачем мне все тебе объяснять? - пробормотал он, обращаясь к себе. - Ты все равно ни за что мне не поверишь. А теперь повернись, я должен закончить.
        - Нет. Сначала я задам тебе один вопрос. Марко опустил расческу.
        - Да?
        Выражение лица девушки стало на миг неуверенным.
        - Где ты, Марко?
        - Что ты имеешь в виду? - осторожно спросил он.
        - Я помню, как много лет назад ты рассказывал мне о том месте внутри себя, где ты находишь успокоение.
        - У меня и сейчас есть это место, милая.
        - И ты чувствуешь себя там от меня в безопасности? - с болью в голосе спросила Кристина.
        Марко ответил не сразу, какое-то время он думал. Но потом он легонько коснулся плотно сжатых губ девушки и насмешливо заметил.
        - Я сомневаюсь, чтобы где-то был от тебя в безопасности.
        Кристина гордо вскинула подбородок.
        - Но ведь я тебе не нужна, разве не так? Именно эти слова ты сказал мне перед приездом Ренальди.
        Вздохнув, Марко нежно погладил лицо девушки.
        - Я старался для тебя же, милая.
        - Неужели? Ты сказал, что хочешь меня, но жениться на мне не собираешься.
        Эти злые слова пробудили в Марко угрызения совести.
        - Я не хотел причинять тебе боль, Кристина. Я и сейчас этого не хочу. «ДАЖЕ НЕСМОТРЯ НАТО, ЧТО ТЫ САМА СДЕЛАЛА МНЕ УЖАСНО БОЛЬНО СВОИМ НЕВЕРИЕМ И ЖЕСТОКИМИ СЛОВАМИ», - сказал он уже самому себе.
        - Но факт остается фактом: я нужна тебе только для удовлетворения твоих физических потребностей, - сердито бросила Кристина.
        - Нет, это не так. - Марко улыбнулся. - Если честно, то тебе очень трудно противиться, милая. Ты такая отважная, в тебе столько жизни, силы воли, страсти.
        - Правда?
        На лице Марко мелькнула задумчивая улыбка.
        - Ты только представь, каково было мне смотреть, как ты растешь, любить тебя как друга и потом в один прекрасный день понять, что ты уже взрослая, удивительно красивая женщина, и что ты испытываешь ко мне влечение.
        - И что ты испытал в тот момент? - поинтересовалась Кристина.
        - Я испугался, - печально признался Марко.
        - Очень?
        - Очень.
        - А теперь? Марко закрыл глаза.
        - Теперь мне больно от того, что тебе пришлось столкнуться с темной, мрачной стороной этого мира. И я очень хочу снова увидеть твою улыбку.
        - Правда? - Да.
        Стремясь хоть немного поднять девушке настроение, Марко легонько провел указательным пальцем по ее нижней губе. Кристина наконец улыбнулась и впилась зубами в кончик его пальца.
        - Вот это да, - притворился разгневанный Марко. - Я ведь просил тебя улыбнуться, а не нападать на мою персону!
        - Мне всегда доставляет удовольствие на тебя нападать, - отшутилась Кристина.
        - Бессовестная девчонка, - схватив Кристину за плечи, Марко повернул ее к себе. - А теперь сиди смирно и дай мне закончить с твоими волосами, пока я не отшлепал тебя по заднице этой же расческой.
        Кристина тихо засмеялась и притянула к своей груди большие руки Марко.
        - Я твоя пленница, мой лорд.
        Марко вздрогнул от неожиданности. Ощущать на своих ладонях крепкие соски Кристины было для него невыносимой пыткой. Нагнувшись, он припал губами к ее нежной шее. И к тому времени когда Марко снова вспомнил о расческе, волосы Кристины запутались еще больше.

***

        Оставшиеся дни путешествия были удивительно приятными, наполненными многочисленными часами любви. Однако, хотя Марко и Кристина больше не ссорились, перекинуть мостик через пропасть, возникшую между ними, они так и не смогли.
        Почти за два дня до того, как судно прибыло в Чарлс-таун, Кристина подружилась с англичанами и особенно с женщинами и детьми. Вся взрослая их половина, казалось, догадывалась о том, что Марко и Кристина занимают одну и ту же каюту, не будучи женатыми. Но никто не осуждал их за это. Все англичане казались бесконечно благодарными Марко за то, что он спас им жизнь.
        С одной из англичанок, Энн Симмонс, Кристина сблизилась особо. Энн была одной из немногих женщин, которым повезло: ее саму, маленького ребенка и мужа пощадили, когда Карлос напал на «Одиссею». Пока муж Энн помогал у руля, женщины сидели на палубе и часами болтали. Очень скоро Кристина влюбилась в маленького сынишку Энн, Билли, который часто забирался к ней на колени. Когда мимо них проходил Марко, он всегда улыбался, любуясь этой сценой. В эти минуты Кристина готова была отдать все на свете за то, чтобы узнать, что думает Марко сейчас.
        В тот день, когда они приближались к побережью Южной Каролины, Марко подошел к женщинам с колодой карт. Взяв себе в партнеры Билли, он предложил им партию в вист. Играть сели все четверо. Энн и Кристина не могли удержаться от смеха, когда Марко наглым образом их обманывал, помогая Билли тасовать карты и нашептывал ему на ухо советы. К играющим подошел и муж Энн, чтобы их подбодрить. Когда Кристина видела, как терпеливо отвечает Марко на вопросы мальчика, на сердце у нее становилось светло и радостно. А Энн то и дело наклонялась к девушке и шептала ей:
        - Он такой замечательный, этот ваш капитан Главиано.
        И, наблюдая за тем, как Марко подсказывает мальчику, как ходить, Кристина не могла с Энн не согласиться.
        Как и должно было быть, выиграли мужчины. После того как в вист сыграли четыре раза, Марко извинился за себя и за Кристину и, схватив ее за руку, потащил вниз, в свою комнату.
        Закрыв за собой дверь, Марко повернулся к девушке и, улыбаясь, ей сказал:
        - А теперь я хочу, чтобы меня вознаградили за победу.
        - Наградить и за победу? - возмущенно вскричала Кристина - Да ведь ты только и делал, что обводил нас вокруг пальца, мошенник!
        Марко рассмеялся.
        - И тем не менее я требую причитающееся вознаграждение.
        - Какое еще вознаграждение?
        Кристина ожидала услышать от него в ответ что-нибудь непристойное, но, каково же было ее удивление, когда Марко взял со своего стола маленькое блюдце. Он протянул его Кристине - на нем лежали фрукты и сыр.
        - Я хочу, чтобы ты все это съела, - сказал Марко.
        - Все это? Должно быть, ты шутишь!
        Но выражение лица Марко было абсолютно серьезным, и он покачал головой.
        - Ничуть, милая. Я наблюдал за тобой эти последние два дня. Ты все также мало ешь и нисколько не поправляешься.
        - Но если я съем все это, меня стошнит.
        - Здесь не так уж всего и много, - успокоил девушку Марко, ободряюще ей улыбаясь. - Я требую, чтобы ты получше о себе заботилась. А сейчас ложись в постель и я буду тебя кормить.
        - Нет.
        - Нет? - В глазах Марко плясали веселые огоньки. - Ты, такая маленькая кроха, смеешь еще замахиваться своим кулачком на великана? Если ты хочешь бросить мне вызов, дорогая моя, ты должна нарастить на эти косточки хоть немного мяса. Стоит мне сейчас дунуть на тебя, и ты упадешь.
        - О, ты невозможен.
        Марко засмеялся и подтолкнул девушку к постели. Несколько секунд спустя она уже лежала на спине и со смехом смотрела на блюдо. Марко же пытался втолкнуть ей в рот кусочек сыра.
        - Ешь, милая.
        - Нет, я не голодна, - промычала Кристина сквозь плотно сжатые зубы.
        - Если ты съешь все, что лежит на этом блюде, - предложил Марко, - я награжу тебя.
        - Опять? - претворилась безразличной девушка.
        - Что значит «опять»? - рассердился Марко. - Ты хочешь сказать, что тебе надоело заниматься со мной любовью?
        - Не надоело. - Кристина обвила руками шею Марко. - Прости, ты меня портишь этим.
        Марко серьезно смотрел на девушку, пытаясь втолкнуть в ее плотно сжатый рот все тот же кусочек сыра.
        - Значит, я больше не удивляю?
        Белые зубки Кристины наконец впились в кусочек сыра, и она восхищенно посмотрела на Марко.
        - Тогда удиви меня сейчас.
        - Он покачал головой.
        - О нет. Сначала ты должна съесть все, что лежит на этом блюде.
        Кристина капризно надула губки.
        - Я сделаю тебе что-то очень хорошее после того, как ты все съешь, Кристина.
        - Очень хорошее? - многозначительно переспросила она.
        - ОЧЕНЬ.
        Девушка проглотила сыр.
        Тогда же, через несколько минут, Марко стал приподнимать юбки Кристины, она застонала, но далеко не от удовольствия.
        - Марко, если ты сейчас ляжешь на мой живот, я точно лопну, - пожаловалась она.
        - А я и не собираюсь ложиться на твой живот. Ответ Марко заинтриговал Кристину еще больше.
        Она смотрела, широко раскрыв от удивления глаза, как Марко приподнимает ее юбки и раздвигает ноги. Он нежно погладил холмик ее шелковистых волос и окинул его жадным взглядом.
        - Как это прекрасно! - прошептал Марко.
        - Марко!
        Нагнувшись, он раздвинул ноги девушки и осторожно коснулся языком самого сокровенного ее места.
        Кристина словно обезумела, и Марко не сразу удалось сдержать ее извивающееся тело. Но потом все же ему это удалось.
        - Сопротивляться бесполезно, милая, - произнес он, усмехаясь. - Ты получила удовольствие, теперь хочу его получить я.
        Марко получил то, что хотел. Потом, когда Кристина лежала дрожа всем телом, он крепко прижал ее к себе.
        - Ну как, я хорошо вознаградил тебя? - спросил Марко хриплым от возбуждения голосом.
        Кристина кивнула.
        - Я и не думала, что ты так сильно меня поразишь.
        - Положить тебе на блюдо что-нибудь еще?
        - Если ты, конечно, хочешь, чтобы я умерла от удовольствия.
        Марко усмехнулся и, слегка отстранившись, вопросительно посмотрел на красивое лицо девушки, заглянул в ее лучистые глаза.
        - Где ты, Кристина? - спросил он.
        - Парю в облаках.
        - И ты находишься там от меня в безопасности?
        - Нет! Нет! - закричала девушка, страстно целуя Марко.
        - О милая, милая, - произнес он.
        - Я люблю тебя, - прошептала Кристина.
        Она думала, что Марко будет ее сейчас любить, жадно и безудержно, но вместо этого он нежно прикоснулся к ней и, притянув к себе, зарылся лицом в ее волосы.
        Вечером того же дня, когда «La Spada» подплывала к полуострову, на котором находился Чарлс-таун, Кристина стояла на палубе у леера. К ней подошла Энн Симмонс.
        Добрая женщина легонько коснулась руки Кристины.
        - Моя дорогая, - начала она, - мне не хотелось бы совать свой нос не в свои дела, но мы говорили о тебе с Уильямом и хотим предложить тебе, если, конечно, ты не против, сойти вместе с нами в Чарлс-тауне. Ты можешь жить в нашем доме сколько пожелаешь.
        Кристина была одновременно и уязвлена, и тронута.
        - Большое спасибо, Энн. Это так любезно с вашей стороны.
        Энн сжала руку девушки.
        - Просто сообщи нам о своем решении до того, как мы войдем в гавань.
        - Обязательно, - пообещала Кристина.
        Энн отошла от нее, и она стала смотреть на густую растительность и зеленые пальмы, росшие на острове, мимо которого они проплывали. Сердце ее наполняла странная грусть. Когда-то Чарлс-таун был ее домом, теперь же эти места, казались ей чужими. А была ли она вообще к чему либо привязана? Кристина печально улыбнулась своим мыслям. Марко считал, что она привязана к его постели, и за последние два дня они и в самом деле стали друг Другу ближе. И все-таки он никогда не называл ее своей невестой. Никогда не говорил, что любит ее. Насколько Кристине было известно, он все также собирался отдать ее Витторио по возвращении на Isola del Mare. А значит, Чарлс-таун был для нее таким же домом, как и остров.
        С тяжелым сердцем Кристина отправилась искать Марко. Она нашла его в их каюте. Марко сидел за столом и изучал морскую карту. Кристина вспомнила, какими прекрасными были эти дни, и ей снова стало грустно.
        Да, они относились друг к другу с нежностью, вниманием, но о любви больше не говорили.
        Кристина подошла к Марко и дотронулась до его руки.
        - Марко?
        Он повернулся, привлек двушку к себе и уткнулся лицом ей в грудь.
        - Да, любовь моя?
        - Нам надо поговорить.
        - Да? - Марко внимательно посмотрел на Кристину, и его красивое лицо было серьезно. Его голубые глаза в этот момент были такими прекрасными, что едва не разрушили всю решительность девушки.
        Она откашлялась.
        - Энн Симмонс пригласила меня пожить у них в Чарлс-тауне. Я подумала над этим предложением и решила, что… так будет лучше для всех нас.
        Кристина думала, что услышит сейчас от Марко облегченный вздох, но ничего подобного не случилось. Руки, обнимавшие ее, заметно напряглись, и выражение на лице сменилось подозрительностью и даже злостью.
        - Ты хочешь сказать, милая, что после всего того, что у нас было, ты собираешься оставить меня? - спросил Марко так тихо, что у Кристины невольно побежали по спине мурашки.
        Стараясь не выдать своего страха, она отстранилась от Марко.
        - Ну а ты? Что собираешься со мной делать? Кроме того, конечно, что является очевидным.
        Марко вскочил на ноги.
        - Очевидным? Вот значит, как ты называешь то, что у нас было?
        - Я не собираюсь очернять то, что у нас было, но это и будущая совместная жизнь - не одно и то же.
        - Будущая совместная жизнь? - грустно переспросил Марко. - Мне кажется, решение должна принимать ты, Кристина. Ведь именно ты подвела нас к такому тупику.
        - Что ты хочешь этим сказать? - раздраженно воскликнула девушка.
        - Если ты не знаешь, то мне вряд ли удастся тебе это объяснить, - упрямо сказал Марко, скрестив руки на груди.
        Кристина воздела глаза к небу.
        - О, ты, как всегда, сводишь меня с ума. Я схожу в Чарлс-тауне.
        Теперь настал черед рассердиться Марко.
        - Минутку, детка, - вскричал он, схватив Кристину за руку.
        - Как ты смеешь называть меня деткой?
        - Разве я не имею на это права? Ведь я вырастил тебя, разве нет?
        - О! - только и могла вымолвить девушка.
        - Кристина, я научил тебя многому, разве нет?
        - Это уж точно! - усмехнулась она.
        - Я избаловал тебя и терпел своенравные выходки.
        - Это я вынуждена терпеть ТЕБЯ, - возразила девушка.
        Глаза Марко светились блеском.
        - Но я так и не научил тебя тому, что означает слово «нет», правда!
        Слова Марко испугали Кристину, и она невольно попятилась назад.
        - Правда или нет? - грозно повторил он. Кристина метнулась было к двери, но Марко успел схватить ее за руку.
        Голос его перешел на крик.
        - Нет, Кристина, ты не можешь меня оставить! Слышишь? Нет, нет и нет!
        Девушка молчала, пораженная.
        - Итак? - проворчал Марко. - Ты меня поняла?
        - П-поняла, - запинаясь, произнесла она.
        - Вот и прекрасно, - так же громко воскликнул Марко.
        Резко повернувшись, он бросился к своему столу, уселся за него и, открывая судовой журнал, нечаянно опрокинул чернильницу.
        Кристина подошла к столу и долго так стояла. Наконец она решилась протянуть руку и робко прикоснуться к плечу Марко.
        А спустя какую-то долю секунды, он уже сжимал девушку в своих объятиях.

        ГЛАВА 33

        Словно являясь каким-то предзнаменаванием, утро, которым они вернулись на Isola del Mare, выдалось туманным, пасмурным и холодным. Как только на судне разглядели сквозь клочья тумана землю, матросы сразу же бросились опускать и отвязывать паруса. Клаудио, искусно обходя отмели и рифы, направил шхуну в гавань.
        Марко подошел к Кристине, стоящей у леера, и они сдержанно друг другу улыбнулись. Кристина думала о тех нескольких последних днях путешествия, которые воспринимались теперь как сладкий сон. Они целыми днями занимались любовью, Марко снова и снова кормил Кристину фруктами и сыром. Он замечал в ее внешности каждую, вновь появившуюся деталь, радовался румянцу на ее щеках и тому, что она заметно поправлялась. Если бы только он попытался перекинуть мостик через ту пропасть, которая все еще была в их отношениях. Хотя они по-прежнему не могли прожить друг без друга ни минуты. Но Марко ни разу еще не заговорил об их будущем.
        Марко вопросительно посмотрел на шаль, которую девушка набросила на плечи поверх темно-красного платья из тонкого сукна.
        - Замерзла, милая, - заботливо спросил он. - Сегодня утром довольно свежо.
        Кристина пожала плечами.
        - Нет, мне не холодно. - И, бросив на Марко вызывающий взгляд, добавила: - И потом, мы ведь через несколько минут будем дома, правда?
        - Да. - Бросив взгляд на затерянный в густом тумане остров, Марко сказал: - Прежде чем мы причалим, я должен кое-что тебе рассказать.
        - Да?
        Какое-то время Марко молчал, собираясь с мыслями, а шхуна тем временем входила в бухту. Заметив, что у причала все еще стоит шхуна, которую нанял в Чарлс-тауне Джордж Холлингсворт, Марко тяжело вздохнул и сказал:
        - Одна из причин, по которой я отпустил Карлоса, заключается в том, что он сказал мне имя человека, который нанял его, чтобы убить тебя.
        Глаза Кристины широко раскрылись.
        - Кто-то нанимал Карлоса, чтобы убить меня? Марко сдержанно кивнул.
        - Именно поэтому на острове и стали появляться испанцы. Они охотились за тобой, милая.
        - Боже мой! Но кому это могло понадобиться?
        - Твоему опекуну, Чарлзу Рутджерсу.
        - Моему опекуну? - растерянно произнесла девушка. - Должно быть, ты шутишь.
        - Боюсь, что нет, милая.
        - Но зачем Чарлзу Рутджерсу понадобилось меня убивать?
        - Думаю, он хотел присвоить себе твое наследство.
        - Но… как мог он это сделать? Марко задумчиво почесал подбородок.
        - Я не знаю, какое именно наследство оставили тебе родители, Кристина. Но, думаю, что если бы Рутджерсу удалось тебя устранить, он прикарманил бы твои денежки.
        - Ну и мерзавец! - воскликнула Кристина. - По правде говоря, я никогда хорошо не знала судью Рутджерса, но мои бедные родители, должно быть, уже перевернулись в гробу, узнав, какому проходимцу доверили свою дочь.
        - Да, - согласился Марко. - Когда начинаешь думать обо всем этом, то на ум приходит много вопросов. Во-первых, почему Рутджерс так странно позаботился о твоем благополучии, отослав тебя и Эспер на остров Эдисто? Ведь он влиятельное лицо в Чарлс-тауне, судья. И если бы тебя убили, то уже никто не обвинил бы его в присвоении чужого наследства, даже если бы он и не придерживался осторожности.
        - О Марко. - Дрожа всем телом, девушка упала в его объятия.
        - Почему ты не рассказал мне всего этого в ту ночь, когда меня спас?
        - Ты и без того многое пережила, милая. Разве я мог заставлять тебя страдать и дальше, открыв тебе глаза на человека, которому доверили твою жизнь родители и который в конечном итоге тебя предал? И потом, если ты помнишь, у нас был в ту ночь жаркий спор, касающийся кое-чего другого.
        Кристина слегка отстранилась.
        - Что же теперь нам делать?
        Марко осторожно убрал с лица девушки прядку волос, глаза его светились твердой решимостью.
        - Как только мы сойдем на землю, я убью его. Кристина пришла в ужас.
        - Марко! Ты собираешься убить судью королевского суда? Знаешь ли ты, чем это может для тебя кончится?
        Марко пожал плечами.
        - Нас окружают друзья. На этом острове нет человека, который бы меня предал.
        - Но когда Рутджерс не вернется в Чарлс-таун, его начнут искать.
        - Задумавшись на минуту, Кристина воскликнула: - Знаю! Его убью Я!
        - Ты? - улыбнулся Марко. - Ну и кровожадная же у тебя натура, дорогая моя!
        - Лучше я, чем ты. Ведь все равно, я… - Голос Кристины дрогнул. - Я хотела сказать, что, если уж я уезжаю в Венецию, то…
        Марко резко повернул к себе лицо девушки и заставил ее посмотреть себе в глаза.
        - Это правда?
        Кристина собиралась уже было ответить, но в этот момент судно мягко уткнулось в берег.
        - Мы поговорим об этом позже, - пробормотал Марко.
        Спустя минуту они уже спускались по сходням, Марко крепко держал Кристину за руку, а она, сама того не желая, ему улыбалась. Может быть, вскоре все встанет на свои места? Ведь не случайно Марко начинал сердиться, как только она заговорила с ним о своем отъезде.
        Когда же они направлялись по тропинке, ведущей в джунгли, навстречу им выскочил дон Джованни, и Марко пришлось отпустить руку девушки. Кристина почувствовала, как все внутри у нее похолодело. Вот все и встало на свои места.
        - Марко! Кристина! - закричал дон Джованни. - Слава Богу, вы оба целы и невридимы!
        Экспансивный итальянец бросился обнимать и целовать их обоих, а потом отстранился немного, чтобы хорошенько их разглядеть.
        - Итак, тебе удалось отбить девушку у испанских пиратов! - сказал он, обращаясь к Марко. - Надеюсь она не…
        - С ней все в порядке, - сухо ответил Марко.
        - Вот и хорошо. - Лицо дона Джованни озарилось счастливой улыбкой. - А теперь давайте пойдем в дом и сообщим всем остальным.
        Марко остановил итальянца.
        - Подождите, друг мой. Боюсь, что сначала я должен решить одно крайне неприятное дело. Видите ли, испанский пират Карлос сообщил мне, что его нанял опекун Кристины, Чарлз Рутджерс, чтобы убить девушку. И теперь я считаю своим долгом отомстить этому мерзавцу.
        - Боже мой! - воскликнул потрясенный дон Джованни и перекрестился. - Как это ужасно!
        - Поэтому, когда мы доберемся до дома, вам лучше увести всех куда-нибудь в другое место…
        - Но ты ведь еще не знаешь, мой мальчик.
        - Не знаю чего?
        - Рутджерс уже уехал. Вскоре после того, как отплыл ты, мимо острова проходило британское военное судно и Рутджерс сделал ему знак остановиться, упросив капитана подвести его до Чарлс-тауна.
        - Проклятье! - выругался Марко. - Значит, этот трус сбежал?
        - К сожалению, да, - ответил дон Джованни и проницательный взгляд переместился на Кристину. - Но зачем судье Британского королевского суда понадобилось убивать эту прекрасную, юную леди?
        - Я подозреваю, что, являясь опекуном Кристины, Рутджерс хотел присвоить себе ее наследство, - мрачно ответил Марко.
        Дон Джованни побледнел.
        - В таком случае, мы должны немедленно отправляться в Чарлс-таун, чтобы положить конец воровству этого негодяя.
        Марко презрительно посмотрел на своего старого друга.
        - Мне кажется, вы забываете о том, что Кристина цела и невридима. Разве можно сравнивать благополучие девочки с судьбой ее наследства?
        - Конечно же, нет! Конечно! - поспешил согласиться с Марко дон Джованни. - Все остальное решится в свое время, я уверен в этом. А теперь давайте вернемся в дом и отметим возвращение Кристины и скорый брак с моим сыном!
        Приобняв за талию Марко и девушку, дон Джованни повел их обоих к дому. Кристина никак не могла поверить, что Марко ничего не сказал на то, что они с Витторио поженятся.
        Когда они уже почти подошли к дому, из зарослей им навстречу выскочила Пэнси.
        - Пэнси, - радостно закричал Марко и, опустившись на колени погладил грациозную кошку, которая нежно лизала его в лицо.
        - С ней уже все в порядке? - поинтересовалась Кристина, присаживаясь рядом.
        Марко потрогал голову гепарда и кивнул.
        - Ее рана уже совсем затянулась.
        - О, эта ужасная особа с нетерпением дожидалась твоего возвращения, мой мальчик, - заметил дон Джованни. - Совсем недавно она затащила в столовую, где мы обедали, труп кабана. Уверен, что донна Флора и мои дочери никак еще не могут оправиться от шока.
        Все трое рассмеялись и пошли дальше. Когда же они вошли в гостиную, где были все остальные, Кристина заметила, что им был оказан не такой уж и радушный прием. Витторио поприветствовал Кристину сухим, почти безразличным, кивком головы и, чмокнув ее в щеку, отвернулся. Донна Флора и ее дочери были более чем сдержанны и, быстро обняв девушку, произнесли какие-то банальности. И только Джордж Холлингсворт встретил свою племянницу по-настоящему тепло и крепко ее обнял.
        - Дорогая моя, господь Бог услышал мои молитвы! - вскричал он и засыпал девушку самыми разными вопросами.
        За обедом, который вскоре последовал, Марко рассказывал всем собравшимся за столом об их приключениях, сообщив и о том, что Чарлз Рутджерс оказался человеком весьма вероломным и подлым. И о том, что Кристине чудом удалось избежать смерти.
        Выразил он и свою досаду по поводу того, что Рутджерс успел скрыться, возможно, испугавшись, что его подлые деяния скоро выплывут. Однако тот факт, что они с Кристиной жили во время путешествия, как двое любовников, Марко благоразумно опустил из своего рассказа.
        В душе Кристины во время обеда бушевал целый вихрь чувств по поводу явного предательства Марко по отношению к ней. Когда Марко закончил свой рассказ, заговорил дон Джованни, который сообщил, что собирается через два дня уехать вместе с семьей и Кристиной. Однако Марко даже не сделал попытки вставить слово. Это обстоятельство все больше смущало и обижало Кристину. Царило в комнате и какое-то сухое странное напряжение, которого просто нельзя было не заметить. Витторио то и дело обменивался взглядами со служанкой Антонией, а Жовита не сводила влюбленного взгляда с Джузеппе.
        Что касается Марко, то он при каждом удобном случае нежно смотрел на Кристину. Она же не могла найти этому объяснения и готова была задушить его за то, что он так вот легко от нее отступился.
        В этот же день, но немного позже, когда на улице начался дождь, Кристина влетела в кабинет Марко.
        - Значит, ты решил все же отдать меня Ренальди, Марко? - воскликнула она с презрением в голосе…
        Марко оторвался от бумаг, лежавших перед ним на столе, и удивленно посмотрел на девушку.
        - С чего ты взяла?
        - Именно такой вывод я сделала из твоего поведения за обедом.
        Марко встал из-за стола и подошел к девушке.
        - Если ты хочешь здесь остаться, Кристина, ты должна мне кое-что сказать.
        - Что именно? Что я хочу здесь остаться? Марко покачал головой.
        - Я имею в виду те слова, которые ты должна была сказать мне в ту ночь, когда я тебя спас. Надеюсь, сейчас-то ты понимаешь, о чем идет речь.
        Раздражаясь все больше и больше, Кристина топнула ногой.
        - О, ты когда-нибудь точно сведешь меня с ума! - Израсходовав на эту фразу весь свой гнев, она неуверенно посмотрела на Марко.
        - Что именно ты хочешь услышать от меня, Марко? Разве я уже не сказала, что люблю тебя?
        Марко снова посмотрел на девушку и на какой-то миг ей показалось, что каменная скорлупа, которой он себя окружил, слегка треснула.
        - Неплохое начало, - сказал он дрогнувшим голосом. - Но этого не достаточно.
        Эти слова Марко и вовсе вывели Кристину из себя. Еще не хватало, чтобы мужчина копался в ее собственных чувствах и переживаниях! Да как смеет он говорить, что ее любви ему недостаточно! Сорвавшись с места, Кристина оттолкнула Марко и бросилась к двери.
        - Какое же ты бесчувственное бревно! Я просто отказываюсь тебя понимать! Порой я ненавижу тебя, Марко Главиано!
        С этими словами девушка выскочила прямо под дождь, и, выругавшись, Марко бросился за ней. Когда на тело его упали холодные капли дождя, он невольно съежился. А фигурка Кристины мелькала в густой зелени все дальше и дальше.
        - Кристина! - закричал ей в догонку Марко. - Вернись назад, черт возьми, ты можешь простудиться и заболеть!
        - А тебе не все равно? Оставь меня в покое! - бросила через плечо девушка, скрывшись в джунглях.
        - Кристина, капризная ты девчонка! Хватило же у тебя ума выскочить из дома в такой дождь!
        Марко со всех ног бежал за девушкой, стараясь сохранять на скользкой тропинке равновесие и перепрыгивать через бесчисленные корни деревьев. Наконец он догнал Кристину и обхватил ее за тонкую талию. Вскоре на него обрушились кулачки Кристины и раздался ее возмущенный крик. Марко невольно подумал о том, как, должно быть, комично они выглядят, размахивая под дождем руками. Он перекинул Кристину через плечо, а она продолжала визжать и лягаться. Тогда Марко хорошенько шлепнул ее по мягкому месту и усмехнулся. Кристина просила поставить ее на землю, и Марко собирался уже сделать это. Ему не хотелось больше усложнять отношения. Он принялся озираться по сторонам, надеясь найти какое-нибудь укромное местечко. Но в этот момент взгляд Марко упал на человека, который за ними наблюдал.
        Марко поспешно поставил Кристину на землю.
        Они оба в полной растерянности посмотрели на бледного, вымокшего до нитки Витторио, который пытался сохранять достоинство, несмотря на мокрый парик и изрядно подмоченную треуголку.
        На какой-то миг и Марко, и Кристина не в силах были вымолвить ни слова. Гневный взгляд Витторио метался то на одного, то на другого любовника и потом, презрительно хмыкнув, он бросился бежать.
        - Витторио, подожди, - позвала его Кристина. Она хотела было догнать его, но Марко снова схватил ее и перекинул через плечо.
        - Марко, прекрати! - Девушка молотила его кулачками по спине, но он не обращал на это никакого внимания. - Что мог подумать о нас Витторио?
        - Да черт с ним!
        - А за обедом почему-то ты думал совсем по-другому!
        - За обедом я ждал первого шага от тебя.
        - Какого еще шага? Черт возьми, Марко, дай мне, по крайней мере, догнать Витторио, объяснить…
        - Нет!
        - Опять НЕТ?
        Марко засмеялся и понес девушку в джунгли. Настроение у него еще больше поднялось, когда он увидел знакомую брошенную хижину. Нагнувшись, он переступил порог, поставил Кристину на ноги и, продолжая держать ее за руку, огляделся по сторонам. Хотя сквозь прохудившуюся крышу в комнату падали капли дождя, здесь вполне возможно было переждать непогоду. Вид парусинового гамака, натянутого в углу и вовсе пробудил в Марко воображение.
        Кристина, казалось, прочитала его мысли.
        - О нет, Марко Главиано! Ты займешься сейчас со мной любовью, а наша проблема так и не будет решена.
        - Одну проблему мы уж точно решили, - усмехнулся Марко. Когда он заметил на полу длинный обрывок какой-то тряпки, его захватила всепоглощающая волна желания.
        Схватив тряпку, Марко быстро привязал кисти Кристины друг к другу.
        - Что ты делаешь?
        - Я делаю из тебя свою рабу любви, - вызывающе ответил Марко.
        - Когда же он потянул девушку к гамаку, глаза ее и вовсе расширились от изумления.
        - Ну, ты и изверг, Марко Главиано! Неужели ты собираешься заниматься со мной любовью ТАМ. Эта парусина выглядит так, словно вот-вот прорвется, а гамак… он такой узкий!
        - Тем крепче мы прижмемся друг к другу, - ответил Марко, озорно улыбаясь. - Именно этого я и хочу.
        Не говоря больше ни слова, он лег в гамак и посадил девушку на себя верхом.
        - Поцелуй меня, - прошептал Марко, привлекая Кристину к себе.
        - Нет.
        - Да.
        Кристина повиновалась.
        Потом рассмеялась и она, чувствуя, как это изобретение Марко возбуждает ее все больше и больше. Задержав взгляд на своих связанных руках, Кристина усмехнулась:
        - Знаешь, я могла бы тебя таким образом задушить. Мне и в самом деле очень хотелось сегодня это сделать.
        - О, уже становится интересно, - ответил Марко, лаская грудь девушки сквозь ткань платья и начиная растегивать на платье пуговицы. - Ты - моя раба любви, но я должен доверить тебе и свою шею.
        - И ты не боишься, что я тебя задушу?
        Марко от души рассмеялся, начиная приподнимать юбки Кристины и расстегивать свои брюки.
        - Взбирайтесь на мою мачту, миледи, и душите меня.
        Все еще продолжая смеяться, Кристина исполнила просьбу Марко и, ощутив в себе его плоть, негромко вскрикнула от удовольствия.
        - Ты все так же меня ненавидишь? - прошептал Марко.
        В улыбке девушки читалась бесконечная любовь, но женские ножны крепко обхватили упругое копье Марко.
        - Я ведь душу тебя, правда?
        - О да, - с трудом вымолвил Марко и раздвинул ноги девушки еще шире. Он почувствовал, как в плечи его вонзаются ногти Кристины и, заглянув в ее полное страсти лицо, спросил: - А теперь качайся, милая.
        - Качаться? Но в какую сторону?
        - В любую.
        - О Марко.
        И до тех пор пока день стал клониться к закату, они исступленно раскачивались в самые разные стороны.
        И все же Кристина так и не попросила у него прощения. Но это больше не казалось Марко трагедией. Кристина была ЕГО, а это для него куда важнее любого извинения. Ведь он мог теперь хоть каждый день привязывать ее к своей постели и любить до тех пор, пока не успокоит свою уязвленную гордость. Нет, он будет использовать для этой цели гамак, который подойдет здесь куда больше.
        Вот какие мысли родились в голове Марко во время ужина. Настало время положить конец недоразумению. Да, она причинила ему боль, но была слишком упрямой, чтобы в этом признаться. Он уже не один раз намекал ей на это, но старания его так ни к чему не привели. Хватит. И потом, проведя несколько часов за раздумьями и молитвами, Марко понял, что ставит свое уязвленное самолюбие куда выше их будущего. А самолюбие было одним из самых страшных грехов, разрушающих на своем пути и любовь, и привязанность.
        Поэтому Марко не придавал теперь большого значения тому, что так и не услышал от Кристины этого волшебного слова «прости». Когда они исступленно любили друг друга сегодня днем в той брошенной хижине, он понял, что вполне хватит и простого «я тебя люблю». Марко улыбался своим воспоминаниям, и просто чудо, что никто не заметил, как они вернулись домой, вымокшие до нитки.
        Теперь же Марко хотел только поскорее положить конец этому притворству. Он хотел, чтобы Кристина была его женой, спала с ним в одной постели, рожала ему детей, и вообще, была частицей его жизни. Ему до смерти надоело выслушивать планы дона Джованни, который собирался увезти девушку в Венецию. Она принадлежала только ему, Марко! И давно пора уже известить об этом всех остальных.
        - Дон Джованни, - резко начал Марко. Замолчав на полуслове, дон Джованни вопросительно взглянул на Марко.
        - Да, мой друг?
        Взглянув на Кристину Марко перевел глаза на дона Джованни.
        - Теперь, когда Кристина благополучно вернулась к нам, а предавший ее Чарлз Рутджерс сбежал, я должен сделать относительно нее некоторое объявление.
        - Да?
        Только Марко открыл было рот, чтобы продолжить, как с места вскочил вдруг Витторио и угодливо заявил своему отцу.
        - Я тоже хотел бы сделать объявление, касающееся Кристины.
        Дон Джованни перевел растерянный взгляд со своего друга на сына.
        - Да, сын мой?
        Витторио окинул Кристину взглядом, полным ледяного презрения.
        - Я отказываюсь жениться на Кристине. Она была похищена пиратами и это, конечно же, не прошло для нее бесследно. - Замолчав, он перевел взгляд на Марко, который едва сдерживался, чтобы не вскочить из-за стола и убить его. Потом продолжил: - К тому же у девушки довольно старнные отношени с ее ДЯДЕЙ.
        Не в силах сказать что-либо, дон Джованни смотрел на сына широко раскрытыми глазами. Голова донны Флоры после слов Витторио резко дернулась и, простонав, бедная женщина тихо сползла на пол. А дон Джованни был настолько потрясен, что не сразу даже бросился ей на помощь.
        В этот момент с места вскочила Кристина и подбежала к Витторио.
        - Марко никакой мне не дядя. Это человек, которого я люблю.
        Улыбнувшись, Марко посмотрел на девушку.
        - Н-но, сын мой, - воскликнул дон Джованни, усаживая наполовину пришедшую в себя донну Флору на стул и помахивая перед ее лицом ладонью, - ты должен жениться на Кристине! Ведь мы обо всем уже договорились!
        Витторио показал на Антонию, державшуюся в тени, и сделал ей знак подойти. Тогда служанка с готовностью шагнула вперед, он, обняв ее за плечи, объявил:
        - Я собираюсь жениться на Антонии. Она покорна и благочестива, какой и должна быть жена. Ей дали скромное образование, но это не главное. К тому же, - Витторио покраснел и с гордостью прибавил: - она ждет от меня ребенка.
        В ходе этого откровения глаза донны Флоры стали понемногу закатываться, и она снова лишилась чувств. Потрясенный супруг на этот раз даже этого не заметил.
        Он переводил полный ужаса взгляд с Витторио на Антонию.
        - Что ты сказал об этой служанке?
        - Она ждет от меня ребенка, отец.
        - Бог мой! - Заметив, наконец, лежащую на полу, супругу, дон Джованни в очередной раз поспешил на помощь.
        Но в этот момент поднялась с места Жовита.
        - Я тоже должна кое в чем признаться, папа! Посмотрев на Джузеппе, она расплакалась.
        - Я страшно согрешила! И теперь я беременна от священника!
        Джузеппе посмотрел на Жовиту и глупо ей улыбнулся.
        Когда Жовита произнесла все признание, дон Джованни как раз усаживал донну Флору на стул. Он тотчас бросил ее и метнулся к Джузеппе, норовя вцепиться ему в горло. Донна Флора в очередной раз лишилась чувств и упала на пол.
        Марко поспешил на помощь к Джузеппе, которого едва не задушил покрасневший и страшно разгневанный дон Джованни. Схватив венецианца за руки, Марко закричал:
        - Все в порядке, друг мой. Ради Бога, успокойтесь! Джузеппе никакой не священник!
        - Что? - вскричал дон Джованни, переводя взгляд на Джузеппе, который слабо улыбался Марко.
        - Джузеппе не священник, - повторил Марко. - Скорее всего, за всей этой суматохой мы забыли вам сказать об этом.
        Дон Джованни отпустил Джузеппе, который стал уже кашлять и задыхаться. Когда же на помощь ему поспешила Жовита, ее отец растерянно уставился на эту парочку.
        - Но если он не священник, как тогда все они поженятся?
        - Вы совсем запутались, друг мой, - засмеялся Марко. - Подумайте хорошенько. Все ведь так просто.
        - Просто?
        Дон Джованни все еще размышлял с хмурым видом, когда в разговор вмешался Холлингсворт.
        - Я с удовольствием обвенчаю молодых.
        Дон Джованни с презрением отклонил это предложение.
        - Вы не принадлежите к англиканской церкви, - проворчал он и раздраженно прибавил, обращаясь уже к Марко. - Что происходит со всеми? Все эти грехи! Дети…
        - Это все тропики, - объяснил ему Марко. - Здешний климат всех сводит с ума.
        - Но наш договор, - не унимался венецианец.
        - Забудьте о нем, - сказал Марко и подмигнул Кристине. - Я решил оставить эту девочку себе.
        - Оставить себе? - переспросил дон Джованни.
        - Боже милостивый! Ты что, тоже сошел с ума, мой мальчик? Я правильно тебя понял?
        - Да.
        Донна Флора только-только собиралась снова усесться на стул, как новое это известие заставило ее в очередной раз упасть без чувств.
        Марко был несказанно удивлен, когда к нему подбежала Кристина.
        - Я женщина, а не вещь, Марко Главиано! И у меня есть свои чувства и желания. И ни один мужчина не оставит меня себе без моего согласия, а особенно такой заносчивый и самонадеянный осел, как ты!
        Бросив в лицо Марко эти слова, девушка пулей выскочила из столовой, оставив его в полной растерянности.
        А дон Джованни, бросив смущенный взгляд на свою бесчувственную жену, налил себе изрядную порцию бренди.

        ГЛАВА 34

        На следующее утро Кристина проснулась задолго до рассвета от того, что ей было плохо. После того как ее вытошнило в раковину, она с трудом добралась до постели и, дрожа от холода, свернулась калачиком под одеялом.
        Наверное, она простудилась вчера, когда бежала вместе с Марко под дождем. Странно, но во время путешествия Кристина уже несколько раз испытывала подобную тошноту, но принимала эти симптомы за морскую болезнь.
        Вспомнив вдруг о похожих жалобах женщин, девушка резко села на постель. Нет, дело было не в морской болезни и не в чем-то другом. Это могло означать одно - она беременна.
        Кристину охватила безудержная радость, и она с нежностью прикоснулась к своему животу. Первым ее желанием было броситься к Марко и поделиться с ним этой новостью. Но потом она вспомнила его самоуверенные слова вчера за ужином, что он якобы решил «оставить» ее себе. Может быть, и глупо с ее стороны было думать о том, что Марко Главиано способен себя целиком посвятить какой-то одной женщине.
        Она и сейчас нужна ему только как любовница, а ей он нужен только мужем. Однако в каком-то смысле Кристина понимала неохоту Марко жениться, ведь она отдалась ему, не будучи связанной с ним брачными узами. Вспоминая, как он называл ее рабой любви, девушка изо всех сил сжимала зубы. Ни разу Марко не подумал о ней, как о своей жене. И как он отнесется к известию о ребенке? Захочет ли распрощаться со своей пиратской деятельностью и стать мужем и отцом?
        Разве ее ребенок не заслуживает лучшей участи?
        Все еще находясь в унылом и подавленном состоянии, Кристина оделась и вышла посидеть в сад. Рассвет еще только-только занимался над землей. К удивлению девушки, почти тотчас же к ней подошел Джордж Холлингсворт в своем неизменном черном одеянии и круглой шляпе.
        - Доброе утро, моя дорогая, - поздоровался он, присаживаясь рядом с девушкой. - Ты сегодня рано встала.
        - И вы тоже. Священник кивнул.
        - Я всегда встаю чуть свет, чтобы помолиться и почитать библию.
        - Это похвально.
        Выражение лица Холлингсворта стало на миг задумчивым.
        - Кристина, я рад, что застал тебя здесь одну. Вообще-то, сегодня я уезжаю и хотел бы пригласить тебя уехать со мной в Англию.
        - В Англию?
        - Да. Я помог бы тебе начать там новую жизнь, вдали от этих вульгарных пиратов.
        - Понимаю. Это очень любезно с вашей стороны, но…
        Холлингсворт перебил девушку:
        - Пожалуйста, выслушай меня, дорогая.
        - Хорошо.
        - Я не знаю, что с тобой произошло за то время, какое ты провела в плену у этих ужасных испанцев. Не известно мне и то, что связывает тебя с Марко Главиано. Но я уверяю тебя, моя дорогая, что какие бы кошмары не выпали на твою долю в прошлом, господь Бог ни в чем тебя не винит и я тоже.
        Кристина криво усмехнулась.
        - Вы очень проницательны, и я благодарна вам за ваше приглашение. Но дело в том, что я люблю Марко Главиано и никуда от него не уеду.
        - О, моя дорогая! - с сожалением воскликнул Холлингсворт. - Вы не можете посвятить свою жизнь такому человеку! Он никогда не даст вам своего имени. Он не сможет забыть своих женщин и никогда не станет хорошим отцом.
        Священник погладил девушку по руке.
        - Если все дело в муже, то я счастлив буду подыскать для вас удачную партию в Англии, даже если… мм… ты находишься в деликатном положении. - Он откашлялся. - Прошу тебя, ты не должна меня стыдиться. Я - священник, моя дорогая, и ты можешь быть со мной откровенной.
        Кристину невольно удивило то обстоятельство, что ее дядя так много знает.
        - Вы очень щедры и великодушны, но ехать в Англию…
        - Вот что я скажу тебе, моя дорогая. А почему бы тебе не проводить меня до Чарлс-тауна? Ведь в любом случае нам надо связаться с властями и попытаться пресечь на корню гнусную деятельность твоего опекуна.
        Кристина нахмурилась.
        - Думаю, что мы должны…
        - Поедем со мной до Чарлс-тауна? Это даст тебе время все хорошенько обдумать в отношении Главиано и потом, если ты все так же не захочешь возвращаться со мной в Англию, то сможешь либо остаться в Чарлс-тауне, либо я сам отвезу тебя назад.
        Кристина скептически нахмурилась.
        - Не знаю, что вам и ответить. Сначала я должна поговорить с Марко.
        Холлингсворт вздохнул и покачал головой.
        - В чем дело?
        Он печально посмотрел на девушку.
        - Мне не хотелось бы снова говорить тебе о подобных вещах, моя дорогая, но я видел, как та испанка - Роза ее зовут, что-ли - пробиралась прошлой ночью в комнату Главиано. Я бы не советовал тебе заходить к этому негодяю сейчас. Ведь эти двое могут все еще…
        - Дальше вы можете не объяснять! - оборвала его девушка. - Подлец Я все равно поговорю с ним. Если то, что вы сказали, окажется правдой, я заставлю этого самодовольного, лживого осла всю жизнь мучиться в аду!
        - Кристина! - пришел в ужас Холлингсворт. - Ты должна взять себя в руки. Я против того, чтобы ты действовала под влиянием момента.
        - Я все равно поговорю с Марко, - упрямо повторила Кристина. - Я… я просто не могу уехать с вами сейчас.
        Холлингсворт вздохнул.
        - Ну, что ж. Мне ясно, что ты очарована этим человеком и решила остаться здесь, на этом острове. Но хоть проводить меня до пристани ты можешь?
        Девушка кивнула, понимая, что не должна вымещать свое плохое настроение на Джордже, который был ней так добр.
        - Конечно. Когда вы будете готовы?
        - Как только чего-нибудь перекушу и соберу вещи.
        - Хорошо, я с удовольствием вас провожу.

***

        Спустя несколько минут Кристина вышла с Джорджем к пристани, где стояла его шхуна. Матросы были уже на борту, подготавливая такелаж и паруса. Один из них подбежал по сходням к Джорджу и взял его саквояж.
        Кристина протянула Джорджу руку и улыбнулась.
        - Ну, что ж, давайте прощаться.
        - Да. - И вдруг Джордж словно что-то вспомнил.
        - О, чуть не забыл. Я хотел отдать тебе шкатулку с драгоценностями Вирджинии. Она у меня в каюте.
        - О, я была бы очень рада ее получить.
        - Тогда почему бы тебе не взойти со мной на борт и не взять ее.
        Поднявшись вместе с Джорджем по сходням, Кристина ступила на палубу двухмачтового судна. Шагая по трапу, она слышала, как переговаривались по-французски матросы, готовясь поднять якорь.
        Спустившись с девушкой по трапу, Джордж завел ее в свою маленькую, уютную каюту. Там он выдвинул ящик комода и вытащил оттуда небольшую, красиво вырезанную из орехового дерева шкатулку.
        - Вот, моя дорогая, - с горечью объявил Холлинг-сворт, протягивая шкатулку девушке. - Не знаю почему, но Вирджиния оставила эту шкатулку в Англии, уезжая с тобой и твоим отцом в Америку.
        - Мне очень дорога эта вещь! - воскликнула Кристина, принимая шкатулку.
        - В ней лежат кое-какие украшения Вирджинии.
        - Да? - Заинтересованная, Кристина поставила шкатулку на комод и открыла ее. - О, какая прелесть!
        - Ты посмотри это все, а я пока дам кое-какие распоряжения экипажу, а потом провожу тебя на берег.
        Кристина была слишком захвачена своим занятием, чтобы расслышать последнюю фразу Холлингсворта. Словно зачарованная, она рассматривала красивое старинное ожерелье из жемчуга, брошку с камеей, кольцо с гранатом.
        Но спустя какое-то время шкатулка стала вдруг ползти к краю комода и до девушки дошла, наконец, страшная реальность происходящего. Судно двигалось.
        Растерявшись, Кристина выскочила из каюты и, поднявшись на палубу, заметила, что шхуна и в самом деле отошла от пристани.
        Девушка подбежала к Джорджу, который преспокойно разговаривал со своим рулевым.
        - Ради всего святого, что вы делаете? - закричала она.
        Джордж повернулся к девушке и посмотрел на нее неуверенно, словно извиняясь.
        - Я решил отвезти тебя с собой в Англию.
        - Но ведь вы увозите меня против моей воли! - все еще не в силах поверить в случившееся, воскликнула Кристина. - Вы что, совсем с ума сошли?
        Холлингсворт печально покачал головой.
        - Вовсе нет, моя дорогая. Совсем наоборот. Кто-то должен поступить с тобой здраво и проследить, чтобы ты не питала иллюзий относительно этого гнусного пирата. Как единственный оставшийся у тебя родственник мужского пола я считаю своим долгом нести за тебя ответственность.
        Кристина была вне себя от досады и раздражения. Она ни за что бы не подумала, что ее дядя окажется таким вероломным человеком.
        - Вы сию же минуту отвезете меня назад или я буду добираться до берега вплавь…
        - Ты не сделаешь этого! - взорвался Джордж, лицо которого исказилось от гнева. - Ты заслуживаешь гораздо лучшего, чем может дать тебе этот пират. А поэтому ни я, ни мои матросы не позволят тебе покинуть это судно!
        Оглянувшись на дюжину крепких и рослых матросов, отрезавших ей путь к отступлению, Кристина и вовсе пала духом.
        - Марко все равно вернет меня! - упрямо сказала она.
        - Да? - презрительно фыркнул Джордж. - В таком случае, пускай он приезжает за тобой в Чарлс-таун. Хотя, как мне кажется, синьор Главиано и не подумает никуда ехать. В свое время ты поймешь, что я поступаю с тобой верно.
        Сказав это, Джордж снова заговорил по-французски с рулевым, оставив Кристину негодовать молча Ее потряс и взбесил тот факт, что Джордж решил «позаботиться» о ней вот таким образом и увез с острова против ее же воли. Но больше всего не давало девушке покоя то обстоятельство, что слова ее дяди могли оказаться правдой. Может, Марко и в самом деле не захочет на ней жениться и бросить всех своих женщин? Ведь сейчас ей необходимо было заботиться о ребенке, ребенке, которого могли отнести к разряду незаконнорожденных.
        О, если бы только она могла поговорить Марко один, последний, раз! Нет, Джордж ошибается, Марко обязательно за ней приедет.
        Никогда еще на душе у Кристины не было так плохо.

***

        Марко проснулся оттого, что у него страшно болела голова. Пэнси, спавшая у него в ногах, потянулась и сладко зевнула. Марко погладил свою любимицу по голове и тяжело вздохнул.
        Он улегся спать прошлой ночью далеко за полночь, ведя задушевные беседы за стаканом бренди с доном Джованни. Марко пытался его успокоить и, самое главное, разрешить своим детям жениться на ком они хотят. В конечном итоге, ему все-таки удалось убедить итальянца в своей правоте. Марко, вконец обессиленный, рухнул в постель и проснулся только тогда, когда с ним улеглась какая-то женщина. Сначала, он обрадовался, решив, что это Кристина, но потом понял, что рядом с ним лежит Роза. Марко поспешил выпроводить эту назойливую женщину за дверь, строго-настрого предупредив ее, что сломает ей шею, если она еще хоть раз его побеспокоит.
        А теперь ему надо было найти Кристину, чтобы признаться ей в любви и сделать предложение. Возможно, вчера вечером он и в самом деле был неправ, заявив, что собирается «оставить» девушку себе. Возможно, ему помешало его разыгравшееся не на шутку воображение, которое рисовало ему жаркие сцены их любви. Но если Кристина согласится все же стать его женой, это будет просто чудесно.
        Только-только Марко стал собираться с мыслями, как в дверь его комнаты громко постучали.
        - Войдите!
        Марко был несказанно удивлен, когда в его комнату вошел разъяренный Клаудио, толкая впереди себя насмерть перепуганного Карлоса, приставив к его спине пистолет. Пэнси, взволнованная этой сценой не меньше хозяина, угрожающе рычала.
        - В чем дело? - спросил Марко, переводя взгляд с одного мужчины на другого.
        - Карлос и его люди только что причалили к нашему острову, - заявил Клаудио.
        - Что ты здесь делаешь? - грозно спросил Марко Карлоса. - Неужели твоему слову грошь цена? Тебе что, не дорога собственная жизнь?
        Карлос робко улыбнулся.
        - Друг мой, я здесь не для того, чтобы причинять тебе неприятности. Вообще-то, я приехал за Розой. Мы недавно неплохо развлеклись в Гаване, и я успел уже по ней соскучиться.
        Сухо засмеявшись, Марко встал с постели и натянул на себя брюки.
        - Вот, значит, от кого она забеременела.
        - Роза забеременела от меня? - переспросил Карлос, недоверчиво улыбаясь.
        - Да, - ответил Марко и обратился к Клаудио.
        - Поди-ка, разыщи эту особу. Мне хотелось бы услышать ее объяснения.
        Карлос был явно озадачен.
        - А что должна Роза объяснять?
        - Почему она пыталась спихнуть этого ребенка на меня.
        - На тебя? - вскричал Карлос и сразу же побледнел, как только на пол спрыгнула Пэнси и зашипела на него.
        - Успокойся, друг мой, - сказал Марко, пытаясь утихомирить гепарда. - Этот ребенок твой. Я не был с Розой в близких отношениях уже много месяцев. И я не сомневаюсь, что она придумала эту историю только для того, чтобы заставить Кристину ревновать. Так что теперь разбирайся с ней ты.
        Карлос усмехнулся.
        - Думаю, что мне удастся ее приструнить. Если надо будет, то я даже закую ее в цепи. Я уже имею опыт в подобных делах.
        - Неужели? - Марко охватили болезненные воспоминания, и не успел Карлос и глазом моргнуть, как он подскочил к нему и со всей силы ударил его кулаком в челюсть. Пэнси устремилась за своим хозяином с быстротой молнии и злобно зарычала на испанца.
        - За что? - сердито прошептал Карлос, потирая челюсть и глядя то на Марко, то на Пэнси.
        - За то, как ты обращался с Кристиной!
        - Но я же не изнасиловал ее!
        - Да, но ты обращался с ней как с собакой и едва не уморил ее голодом, свинья!
        Пэнси продолжала все так же угрожающе рычать, а Карлос испуганно смотрел на разгневанного Марко. Потом он осторожно отодвинулся от гепарда и встал с пола.
        - А почему ты так возмущен, друг мой? Разве между тобой и девчонкой не все кончено? Хотя, судя по тому, как ты смотрел на нее на моей шхуне, ты, определенно, ее любишь.
        - Я и сейчас люблю ее, - резко оборвал его Марко.
        - Тогда почему ты позволил ей только что покинуть остров с Чарлзом Рутджерсом, тем самым человеком, который нанимал меня, чтобы ее убить?
        Марко побледнел. И в этот момент в комнату ьошел Клаудио, который привел с собой Розу. Она робко улыбнулась Карлосу, а на Марко и Пэнси посмотрела с боязнью.
        Марко тотчас же набросился на Клаудио.
        - Почему Карлос говорит, будто Кристина уехала? Это правда?
        Клаудио кивнул.
        - Я видел ее с твоим гостем, но тогда, когда судно отошло от причала и на порядочное расстояние. В то же время к острову как раз подходила шхуна Карлоса.
        - И ты позволил Кристине уехать с Чарлзом Рутджерсом? - вскричал Марко.
        На этот раз пришел черед удивляться Клаудио.
        - С Чарлзом Рутджерсом? Но, босс, девочка ведь уехала со своим дядей, Джорджем Холлингсвортом, и я думал, что вы знаете об этом.
        Сердитый взгляд Марко переметнулся на Карлоса.
        - Значит, ты ошибся?
        - Нет, - уверенно ответил Карлос. - Мне все равно, как этот человек называет себя, но именно он нанимал меня для убийства Кристины.
        - О Боже, - воскликнул Марко.
        Когда он собрался было переварить это известие, расплакалась вдруг Роза. Марко перевел на испанку недовольный взгляд, и она заплакала еще пуще:
        - И он тоже мне давал взятку за то, чтобы я говорила Кристине, что беременна от тебя, Марко; чтобы я вовлекла в эту историю и Монику. Этот человек казался мне таким приятным, он так заботился о Кристине. Он говорил, что подозревает между вами обоими какую-то романтическую связь, и хотел бы немедленно положить ей конец, поскольку ты, Марко, никогда не станешь для Кристины хорошим мужем.
        Марко подошел к Розе, в его глазах горел злой огонь.
        - И это он же заставил тебя прийти сегодня ночью ко мне в комнату!
        - Да! - призналась испанка. - Мне не хотелось снова сыграть с тобой злую шутку, но этот англичанин сказал мне, что если я откажусь это сделать, он расскажет тебе о том, как я тебя предавала и обводила тебя вокруг пальца.
        - Черт возьми, - выругался Марко.
        - Значит, ты приходила прошлой ночью в комнату Марко? - взревел Карлос.
        - Он вышвырнул меня отсюда! - всхлипнула Роза.
        - Это уже другое дело! - погрозил ей пальцем Карлос. - И потом, ты должна кое-что объяснить, женщина. Если ты беременна не от меня, я хорошенько пройдусь по твоей заднице плеткой.
        - Да, я ужасно согрешила. Это твой ребенок, - захныкала Роза.
        Все еще хмурясь, Карлос притянул Розу к себе. Тем временем Марко нервно взлохматил волосы и прошептал:
        - Проклятье, я должен сейчас же ехать за Кристиной, пока еще не поздно!
        - Я помогу тебе, - вызвался Карлос.
        - Неужели у этого будущего отца наконец-то проснулась совесть, - изумился Марко.
        Карлос вздохнул и смущенно признался:
        - Ты пощадил меня в ту ночь. Теперь я твой должник, друг мой.
        Марко рассеянно кивнул.
        - Идем.
        Он поспешно бросился туда, где лежали его рубашка и сабля, но тут к нему подбежала Пэнси, держа, в зубах поводок.
        - Нет, Пэнси, - проворчал Марко. - Ты со мной не поедешь. Тебя может сразить морская болезнь.
        Пэнси недовольно зарычала.
        - Ну, хорошо, - сдался Марко, беря поводок и обматывая его вокруг шеи гепарда. - Только не вздумай пищать, когда тебе станет плохо.

        ГЛАВА 35

        Спустя час Кристина по-прежнему стояла на палубе шхуны своего дяди и ей не давало покоя дурное предчувствие. Они находились уже достаточно далеко от острова, а Марко так еще и не показался на горизонте. Кристина снова и снова пыталась упросить своего дядю отвезти ее назад, но все было безрезультатно. К несчастью, Холлингсворт был единственным человеком на судне, с которым девушка могла бы поговорить. Что же касается членов экипажа, то они говорили, главным образом, на своем родном французском языке, перемежая его с ломаным английским. Поэтому-то изъясняться с ними мог только Джордж.
        Через некоторое время к Кристине, миролюбиво улыбаясь, подошел ее дядя.
        - Моя дорогая, надеюсь, ты уже на меня не сердишься. Я ведь желаю тебе только хорошего.
        Кристина продолжала мрачно смотреть в море.
        - Это, однако, не помешало вам поступить по отношению ко мне самым предательским образом и принять решение за меня!
        - Поверь мне, Кристина, в Англии тебе будет гораздо лучше.
        - Это еще не известно.
        - Кристина, если бы только…
        Джордж так и не успел договорить, потому что в этот момент раздался взволнованный голос одного из матросов.
        - Капитан, нас догоняют.
        И Кристина, и Джордж обернулись назад. Сердце девушки запело от радости, когда она увидела, направляющееся к ним судно Марко.
        - Марко! - закричала она. - Он едет за мной! Джордж же, напротив, почему-то встревожился и бросился к капитану. Когда же он вернулся, матросы засуетились еще больше, поднимая второй парус.
        - Что вы делаете? - закричала Кристина.
        - Хотите, чтобы Марко меня не догнал? Но ведь он едет за мной! Значит, он любит меня…
        Внезапно голос девушки оборвался, когда она увидела, как дядя выхватил из кармана небольшой, но острый как бритва нож.
        - Жаль только, что тебе так и не удастся в этом убедиться, моя дорогая.
        Кристина с ужасом посмотрела на него, чувствуя, как бешено колотится сердце в ее груди.
        - Что вы собираетесь делать?
        Он грубо схватил девушку. Кристина невольно поразилась тому, сколько силы скрывалось в этом худом теле. Холлингсворт приставил нож к ее горлу.
        - А ты как думаешь? Мне не хотелось марать руки так скоро, моя дорогая, Главиано не оставил мне, к сожалению, иного выхода.
        - Но ваш экипаж.
        - Им всем хорошо заплатили, и они будут держать язык за зубами. Поверь мне, дорогая моя девочка, они тебе не помогут.
        - Но… - Кристина старалась подавить в себе панику. - Вы не можете вот так просто меня убить. Какие у вас есть на это причины?
        - Какие причины? - Холлингсворт грубо расхохотался. - Какие же еще могут быть причины, как не твое наследство?
        - О Боже! Значит, вы были в сговоре с моим опекуном…
        Девушке не дал договорить злой смех дяди.
        - Ты думаешь, что я буду делиться тем, что по праву принадлежит мне? Вообще-то, твой опекун ни в чем не виноват, разве в том только, что он абсолютно никчемный человек.
        - Значит, все это сделал ты один…
        - Кто пытался тебя убить? Я. Как видишь, я - настоящий мастер своего дела. Я обманул вас всех, прикинувшись священником. Я разоблачил даже этого шарлатана - священника на острове.
        - Значит, ты никакой не священник?
        - Вот именно. Я работал у адвоката и ограничивал себя во всем, чтобы скопить денег на поездку в Америку и обеспечить себе безбедное существование. Мне удалось даже провести пирата Карлоса, когда я представился ему Чарлзом Рутджерсом и нанял его и его команду головорезов, чтобы они тебя убили.
        - Но я не понимаю. Как могла моя смерть открыть тебе доступ к моему наследству?
        - Какая же ты все-таки наивная девочка! Неужели ты хочешь сказать, что не знаешь, что мое имя значится в завещании сразу же после твоего?
        Девушка в ужасе покачала головой.
        - Вскоре после того, как погибли твои родители и исчезла ты сама, я приезжал в Америку, чтобы найти тебя, но тщетно. И я сдался. Но перед тем как вернуться в Англию, нанял в Чарлс-тауне адвоката, велев ему поддерживать связь с твоим опекуном. Если бы ты не давала о себе знать еще один год, тебя объявили бы мертвой, исходя из существующего закона. Но нет, тебе приспичило появиться, ведь так? К сожалению, твоему опекуну стало известно о твоем местонахождении. Ему сообщил об этом один из матросов Главиано, который предстал перед судом. Я приехал в Чарлс-таун, нанял Карлоса, чтобы тот убил тебя, а остальное ты уже знаешь.
        Хотя признание дяди и испугало Кристину, в глазах ее сверкнул злорадный блеск, когда она увидела, что преследовавший их корабль все стремительнее приближается к ним.
        - У тебя ничего не выйдет! Марко догоняет нас! Холлингсворт сжал нож еще сильнее.
        - Но, моя дорогая, к тому времени как он догонит нас, ты уже будешь лежать на дне моря.
        - Ты подпишешь тем самым свой смертный приговор, - заверила его Кристина. - Потому что, если ты меня убьешь, Марко Главиано найдет тебя хоть на краю света и отомстит за мою смерть. Знаешь ли ты вообще, какими кровожадными и мстительными могут быть пираты? Неужели ты хочешь, чтобы тебя зарезали или повесили на мачте?
        Эти слова девушки, казалось, взволновали Джорджа не на шутку. Он принялся выкрикивать матросам какие-то команды, прижимая все это время острие ножа к горлу Кристины.
        Но, несмотря на ужасное положение, в которое она попала, в сердце девушки еще оставалась надежда. Она знала, что поколебала уверенность Джорджа. Теперь же ей необходимо было выбрать наиболее подходящий момент, когда он потеряет бдительность. Тогда-то Кристина и должна была сделать решительный шаг и, выхватив из рук Джорджа нож, его же им и поразить. Но девушка понимала, что должна быть предельно осторожной, ибо острый как бритва нож Холлингсворта успел уже оцарапать ей горло.
        Она не могла сейчас рисковать, не могла подвергать риску ребенка Марко.
        Когда же спустя некоторое время шхуна приблизилась к ним с наветренной стороны, в глазах Джорджа появился страх загнанного животного. Шхуна уткнулась в правый борт судна. Кристина и Джордж покачнулись на месте, острие ножа еще раз больно оцарапало шею девушки. Холлингсворт продолжал крепко держать свою пленницу. Однако настроение Кристины заметно улучшилось, когда Марко, держа на поводке Лэнси, перепрыгнул через леерное ограждение. Вслед за ними на судне оказались Карлос и матросы Марко.
        Подняв глаза на Джорджа, Кристина увидела, как начинает подергиваться его правая щека.
        - Стойте! - пронзительно завизжал Джордж надвигающимся на него людям. - Стойте, или я перережу девчонке горло.
        Спешившие на помощь Кристине люди остановились. Изо всех сил удерживая Пэнси на поводке, Марко с ужасом смотрел на женщину, которую любил и которая находилась сейчас в руках безумца. Но потом он заметил в глазах Кристины мстительный блеск.
        Заметил его и Карлос. Не отводя глаз от мужчины и девушки, он тихо прошептал Марко:
        - Боже милостивый! Она собирается его кастрировать! Ты только посмотри на ее глаза. Мне хорошо известен такой их блеск.
        Марко передал поводок Пэнси Карлосу.
        - Подержи.
        Взгляды Марко и Кристины на какой-то миг встретились. Он раздумывал, как лучше ей помочь и не навредить при этом. Но потом, к ужасу своему, заметил, как его любимая вонзила зубы в руку Джорджа и рвыком отвела от своего горла нож. Когда Холлингсворт взвыл от боли и стал бороться с девушкой за нож, Марко бросился к ним и оторвал от Кристины этого злодея. Джордж с ножом в руках налетел на Марко, метя ударить его в живот. Но последний ловко увернулся и, перехватив руку Холлингсворта, вонзил нож ему в грудь. Вскрикнув от боли, Холлингсворт рухнул на палубу и тут же умер.
        Марко притянул Кристину к себе. Пэнси вырвалась и со всех ног бросилась к ним. Все трое радостно обнялись.
        Потом Марко заметил на шее Кристины следы крови.
        - Милая! Бог мой! С тобой все в порядке? - разволновался он.
        - Я… да. Это только царапина, - беззаботно ответила девушка, наклоняясь, чтобы погладить Пэнси. - И тебе вовсе не обязательно было убивать Джорджа. Я уже собиралась…
        - Мы видели, что ты собиралась делать, милая, - грустно заметил Марко. - Прости, что я отказал тебе в этом удовольствии, но мне пришлось убить этого грязного ублюдка. Ведь в конечном счете он того заслуживал.
        - Да, - согласился Карлос, стоявший в стороне. На лице Кристины появилась улыбка.
        - Я никак не могу поверить, что именно Джордж пытался меня убить!
        - Знаю, дорогая. Он представился твоим дядей и нанял Карлоса убить тебя. А еще он подкупил Розу, чтобы та солгала тебе о своей беременности, виной которой якобы явился я, и вовлек даже в свои планы Монику!
        - О Марко! Значит, ты и эти женщины не…
        - Конечно же, нет, милая.
        К влюбленным подошел Карлос.
        - Я рад, что с тобой все хорошо, Кристина.
        - Ты! - презрительно воскликнула она.
        И сейчас же Марко стал очень серьезным.
        - Ты хочешь, чтобы я убил его? Если да, то я сделаю это.
        Девушка перевела взгляд на Карлоса, который с каждой секундой становился все бледнее.
        - Но прежде, чем ты примешь решение, - продолжал Марко, - позволь предупредить тебя, что если я убью его, то его ребенок останется без отца. Видишь ли, Роза носит ребенка Карлоса.
        Кристина усмехнулась.
        - В таком случае, заставьте его на ней жениться. Брак с Розой определенно превратит его жизнь в сущий ад.
        Марко повернулся к Карлосу.
        - Ну что, согласен, друг мой! Карлос судорожно кивнул.
        - Согласен. И обещаю сильно страдать.
        Все дружно рассмеялись и разговор на какое-то время приостановился, так как Марко стал отдавать необходимые распоряжения. Он велел своим людям завернуть тело Холлингсворта в кусок парусины и, привязав его к пушечному ядру, сбросить за борт. После этого Марко распорядился, чтобы французские матросы возвращались в Чарлс-таун, а сам он, Кристина и все остальные перешли на его шхуну.
        Когда же они повернули к дому, Марко подошел к Кристине, стоящей у леера и привлек к себе. Увидев в глазах упрек, девушка прикусила губу. Рядом с ним устало прикорнула Пэнси, но ни на минутку не сводила глаз со своих любимцев.
        - Ты сердишься на меня, да? - спросила Кристина. Марко кивнул на Пэнси.
        - Ты знаешь, что из-за тебя мой гепард подхватил теперь морскую болезнь?
        Кристина засмеялась.
        - Я заставила тебя поволноваться, да? Марко кивнул.
        - Знаешь ли ты, как сильно ты меня напугала, уехав и даже не поставив меня в известность?
        - Но, Марко, ты ведь ничего не знаешь, - возразила девушка. - Я не просто взяла и уехала. Джордж упросил меня проводить его до пристани, а потом хитростью завлек меня на борт своей шхуны.
        - О милая. - От сердитого выражения на лице Марко не осталось и следа. - Слава Богу, Карлос подоспел вовремя и открыл мне глаза на этого негодяя.
        Кристина задумалась.
        - Значит, Джордж солгал мне, когда сказал, что видел, как Роза входила в твою комнату прошлой ночью.
        Марко улыбнулся.
        - Вообще-то, она и в самом деле приходила прошлой ночью ко мне в комнату. - Чтобы предупредить возмущение девушки, Марко поднял руку. - Позволь мне объяснить. Дело в том, что Холлингсворт в очередной раз подкупил Розу. Конечно, я выгнал ее, и, если бы не ее беременность, я хорошенько прошелся бы рукой по ее заднице, чтобы она запомнила этот урок на всю жизнь, - закончил свой рассказ Марко.
        Ничуть не сердясь, Кристина смотрела на своего возлюбленного с нежностью.
        - У меня будет ребенок от тебя.
        - О милая. - Марко уткнулся лицом в волосы девушки и голос его дрогнул. - Ты только что искупила свою вину.
        - Ты рад? - осторожно спросила Кристина.
        - Очень. А когда ты об этом узнала?
        - Сегодня утром.
        И опять Марко рассердился.
        - Но почему ты не пришла ко мне и не рассказала эту потрясающую новость? Ты не должна была идти с Холлингсвортом до причала.
        - Но я думала, что ты спал с Розой, и потом, ты так странно себя вел с тех пор, как меня спас.
        - Я ждал, что ты передо мной извинишься.
        - Ты ждал, что Я перед тобой извинюсь? - Да.
        - Но за что?
        - За что? - удивленно переспросил Марко. - За те жестокие слова, которые ты наговорила мне в ту ночь? Я едва не поплатился жизнью, спасая тебя, а ты обвинила меня в распутстве. РАСПУТСТВЕ!
        - Прости, - прошептала девушка. - Я хотела тогда извиниться, но ты казался мне таким злым, таким неприступным. Значит, именно поэтому ты так странно вел себя все это время? - подозрительно спросила она.
        - У мужчины тоже есть гордость, - упрямо повторил Марко.
        - И что же мы будем делать теперь? - спросила - она.
        Марко улыбнулся.
        - Поженимся, конечно.
        - Из-за ребенка?
        - Из-за того, что я уже очень давно хочу на тебе жениться, - улыбнулся Марко. - И, конечно же, я хотел ребенка. Может быть, беременной ты не будешь так походить на девчонку-сорви голова.
        - А ты? - с вызовом спросила девушка. - Собираешься ли ты расстаться с морем и своими женщинами? Ты ведь знаешь, я ни с кем не буду тебя делить.
        Марко заключил девушку в свои объятия и искренне сказал:
        - Послушай меня. С того самого момента, как твои губы коснулись моих и ты завладела моим сердцем, я не был ни с одной другой женщиной. Поэтому расставаться мне просто уже не с кем. Моим сердцем всецело владеешь ты одна. Я люблю тебя, милая моя.
        - О Марко, я тоже люблю тебя.
        Кристина поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать его, и губы их слились в долгом и нежном поцелуе.
        - Теперь мы должны всецело изменить атмосферу на нашем острове, - продолжил Марко уже серьезно. - Надо привезти сюда настоящих священника и учителя.
        Губы Кристины растянулись в улыбке.
        - Ты хочешь, чтобы изменились мы все?
        - Вот именно. - Марко легонько коснулся кончиком пальца носа девушки. - И конечно, сложнее всего будет перевоспитать тебя. Подумать только, чего только я не натерпелся из-за тебя! Мне не хотелось бы, чтобы подобные номера выкидывали еще и наши дети.
        Кристина рассмеялась.
        - Ах, Марко. Таким строгим и правильным делает тебя любовь.
        - Да, но в одном я никогда таким не буду, - прибавил Марко хрипло и обнял девушку. - Я хочу, чтобы у нас было много детей, милая.
        - Я тоже, - ответила Кристина и поцеловала его. И согретые ласковыми лучами счастья, они приближались к своему острову.

        ЭПИЛОГ

        - Она смотрит на меня. Что мне делать?
        - Прошло почти два года.
        Марко и Кристина лежали, обнявшись, на берегу моря. Кристина была беременна уже второй раз.
        Держась пухлой ручонкой за мускулистое тело своего папы, стояла в короткой рубашонке и штанишках годовалая Бьянка. Это был чудный ребенок, с такими же белокурыми волосами и яркими голубыми глазами, что и у ее отца, а на курносом носике красовалась целая россыпь задорных веснушек.
        - Кристина! Что мне делать? - озадаченно повторил Марко.
        Кристина усмехнулась.
        - А что такого страшного в том, что она на тебя смотрит?
        - Ну, я не знаю, - ответил Марко, задумчиво почесав подбородок и нахмурился. - Может быть, ей кажется, что я делаю что-то не то?
        - Не выдумывай. Просто, ты слишком уж серьезно относишься к своим отцовским обязанностям, Марко. Только посмотри, как она в тебя вцепилась. Ты должен оторвать ее от себя и заставить идти.
        - Но она же упадет! - запротестовал Марко. - Не забывай, Бьянка еще слишком мала, чтобы ходить самой.
        - А вот и нет! Ты и так уже почти четырнадцать месяцев носишь ее на руках. Зачем же ей ходить самой, когда у нее есть папа, который может отнести эту избалованную девчонку, куда только она захочет!
        Марко строго посмотрел на дочку.
        - Я избаловал тебя, родная?
        Бьянка довольно захихикала.
        - Теперь-то ты понимаешь? - не сдавалась Кристина. - Девочка безнадежно избалована.
        Марко сердито посмотрел на дочку.
        - Бьянка, поцелуй папу.
        Бьянка звонко чмокнула Марко в губы и рассмеялась.
        Марко с довольным видом перевернулся к Кристине.
        - Вот видишь? Она прекрасно меня слушается.
        Кристина тихо простонала.
        - Неужели?
        - Но пойти сама она все равно не захочет.
        Марко осторожно снял со своего плеча ручонку дочки.
        - Бьянка, иди! Тебя просит папа.
        Малышка внимательно на него посмотрела, после чего опустилась на попку и принялась с сосредоточенным видом рыться в песке.
        - Я же говорил! - недовольно воскликнул Марко. - Она еще не готова.
        Кристина закатила глаза.
        Марко нагнулся и осторожно прикоснулся щекой к животу жены. Он думал о том счастье, которое связывало их все эти годы, и сердце его буквально пело от радости. Марко ничуть не скучал по своей прежней пиратской жизни. Теперь вся его жизнь была сосредоточена вокруг семьи. Он радовался, что у него была Кристина, потом Бьянка, а теперь…
        - Как ты думаешь, дорогая? - спросил Марко, легонько поглаживая живот жены. - На этот раз у нас снова родится девочка?
        - Нет, это точно будет мальчик, по всей видимости, настоящий великан.
        - А о мальчике я как-то не думал, - подразнил жену Марко.
        - Ты хочешь, чтобы у нас родилась еще одна девочка?
        Марко поднял глаза на Кристину.
        - Мне абсолютно все равно, кто у нас родится, милая. Но, кажется, нам всем предначертано иметь девочек. Вспомни о письме дона Джованни, которое Клаудио привез нам из Сент-Киттса. И у Жовиты с Антонией родились девочки. А у Розы и вовсе девочки-близняшки.
        - На этот раз у нас будет мальчик, - уверенно повторила Кристина.
        Марко улыбнулся и посмотрел на Бьянку. Испугавшись, он поспешил вытащить из ее ротика пальчики.
        - Нет, ангел мой, ты не должна есть песок. Послушай папу, прошу тебя!
        Бьянка пристально посмотрела на Марко. Он улыбнулся дочке.
        - Как ты думаешь, дочка, у мамы будет мальчик?
        - Мальчик! - засмеялась Бьянка и потянулась к Марко на руки.
        Кристина укоризненно посмотрела па мужа.
        - Марко…
        - Она еще не готова ходить сама, милая, - поспешил заверить Марко.
        - Поцелуй меня, дорогой, и отпусти девочку. Вздохнув, Марко поднял малышку и поставил ее от себя на расстоянии утой руки.
        - Иди, Бьянка, - велел он дочке строгим голосом.
        - Поцелуй меня, Марко, - повторила Кристина.
        Отпустив дочку, Марко склонился, чтобы поцеловать Кристину. Но уже через какую-то долю секунды, он резко обернулся, чтобы в случае чего успеть подхватить девочку.
        - Марко! Ты невозможен.
        Неожиданно раздался пронзительный визг Нэнси, которую пригнал на берег сердито хлопающий крыльями Цицеро. Радостно засмеявшись, Бьянка потопала за ними обоими.
        Кристина не могла сдержать смех.
        Марко был поражен.
        - Ах, эта маленькая хитрая лисичка! Она ведь прекрасно умеет ходить!
        - А что я тебе говорила? - с довольным видом сказала Кристина.
        Он с радостью посмотрел на нее.
        - Бог мой, она же становится точно такой же, как и ты!
        Кристина шутливо замахнулась было на мужа, но он успел, смеясь, перехватить ее руку. Через несколько минут Кристина, тяжело дыша, опустилась на песок, обессиленная борьбой. Потом она отыскала взглядом дочку, которая ушла уже на расстояние нескольких ярдов.
        - Сходи за ней, Марко. Я для этого слишком толстая.
        - Ты просто восхитительна, и я очень люблю тебя. Быстро припав к губам жены, Марко вскочил на ноги и побежал за дочкой. Вскоре он уже догнал Бьянку, поднял ее, хохочущую, на руки, и они долго так стояли, согреваемые ласковыми лучами южного солнца.
        notes

        Примечания

        1

        Капер - судно, занимавшееся захватом (с ведома своего правительства) неприятельских судов или судов нейтральных государств, перевозящих грузы для неприятельского государства.

        2

        Немесида - в древнегреческой мифологии - богиня возмездия, карающая за преступления.

        3

        Такелаж - все снасти на судне, служащие для управления парусами.

        4

        Секстант - угломерный астронавигационный инструмент, употребляемый для измерения высот небесных светил при определении местонахождения корабля.

        5

        Фальшборт - продолжение борта выше открытой верхней палубы.

        6

        Фал - снасть, служащая дня подъема парусов кормового флага и т. д.

        7

        Кливер - один из передних треугольных косых парусов.

        8

        Выбленки - ступеньки снастей такелажа, которые вяжут специальными узлами

        9

        Грот - прямой парус, самый нижний на грот-мачте, (второй мачты от носа судна

        10

        Галеон - судно, корабль.

        11

        Леер - судовое устройство, служащее для ограждения бортов. Предохраняет от падения людей за борт

        12

        Пэнси - анютины глазки (англ.

        13

        Игуана - пресмыкающееся отряда ящериц, распространенное главным образом в лесах, пустынях и горах Центральной и Южной Америки

        14

        Салмагунди - мясной салат с анчоусами, яйцами и луком

        15

        Мангровое дерево - низкоствольное, вечнозеленое дерево, растущее на затопляемых приливом морских побережьях тропиков (иногда субтропиков

        16

        Нок - конус всех рей шхуны

        17

        Шпангоут - основные части набора судна, придающие ему поперечную прочность. Они являются как бы ребрами, к которым крепится боковая обшивка.

        18

        Нактоуз - деревянный шкафчик цилиндрической или призматической формы, на верхнем основании которого устанавливается судовой компас.

        19

        Помпа - водяной насос в водоотливных и пожарных судовых устройствах.

        20

        Фортинг - монета в 1/4 пенса.

        21

        Бейлиф - судебный пристав

        22

        Шафлборд - игра с передвижением деревянных кружочков по размеченной доске

        23

        Дублон - старинная испанская золотая монета.

        24

        Кошка-девятихвостка - плеть из девяти ремней.

        25

        Тризм - тоническое сокращение жевательных мышц, вследствие которого движения нижней челюсти ограничены или невозможны; возникает при столбняке.

        26

        Бомбазин - шелковая или полушелковая ткань.

        27

        Фрегат - семейство птиц отряда веслоногих с очень длинными крыльями; распространены в тропиках.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к