Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Высшая сила Тереза Френсис

        # Все началось с обещания, которое Ник Де Корс дал умирающей жене- жениться на ее младшей сестре Келли потому что только она одна в силах заменить мать двоим осиротевшим детям Ника. Слово «любовь» не упоминалось вовсе, и браку надлежало стать чистой фикцией. Одно только «но» - Келли давно тайно влюблена в обаятельного Ника и теперь, когда ее самые затаенные мечты стали явью, твердо решила любой иеной покорить сердце «мужа поневоле», разбудить в нем пламя ответного чувства...

        Тереза Френсис
        Высшая сила

        Глава 1

«Согласна ли ты стать законной женой этого человека... в болезни и здравии, пока смерть не разлучит вас?»
        Дрожащими пальцами Келли О'Брайен теребила юбку своего строгого серого костюма. Она взглянула на судью, затем перевела взгляд на красивого мрачного мужчину, стоявшего возле нее. Она уж и забыла, как он высок; он казался ей совсем чужим. Внезапно она осознала всю чудовищность поступка, который уже готова была совершить. Если она скажет «да», то станет миссис Ник Де Корс. Если ответит «нет», нарушит обещание, данное умирающей сестре.
        - Извините, мне нужно в туалет.
        - Прямо сейчас? - Ник протянул руку, пытаясь ее задержать, его брови удивленно поползли вверх.
        Келли кивнула и выскользнула из его рук. Пересекая зал и закрывая за собой дверь, она ощущала на себе взгляды четырех пар глаз. Стук каблучков ее серых туфелек гулко отдавался в холле. Прежде чем свернуть за угол, девушка остановилась и прислонилась лбом к выцветшей бежевой стене. Что, во имя всего святого, она делает?
        Полгода назад она приняла решение изменить свою жизнь. Она хотела иметь мужа и семью. Но теперь...
        Келли знала, что ей уже никогда не забыть покрытую чалмой голову сестры, ее тонкие, прекрасные светлые волосы, поредевшие после химиотерапии. Она вновь вспомнила, как ее единственная сестра высказала свое последнее желание. Эти слова в тысячный раз эхом отдавались у нее в мозгу.
        - Только ты и Ник сможете позаботиться о мальчиках, - сказала тогда Мери-Элизабет. - Я не хочу, чтобы в их жизни одна чужая женщина сменяла другую. Ты должна выйти за него, сестренка. Обещай. Поклянись. - Мери-Элизабет еще сильнее сжала ее руку. - Я не успокоюсь, пока не буду уверена, что мои мальчики останутся с человеком, которому я могу доверять. С тобой.
        При воспоминании об этом слезы заволокли глаза Келли. Она бы не испугалась самого дьявола, только бы успокоить сестру. Тогда, когда Мери-Элизабет доживала свои последние дни, согласие стать женой Нику и матерью мальчикам казалось единственно верным. Но теперь, когда пришло время на самом деле стать миссис Ник Де Корс, уверенность покинула ее.
        Мери-Элизабет было всего тридцать пять. У нее был дом, семья - муж и двое детей. А у Келли не было никого. Ей потребовалось меньше чем полдня, чтобы упаковать вещи и покинуть меблированные комнаты в Калифорнии. Господи, за что ей такое наказание?
        - Келли?
        На нее пахнуло знакомым запахом мужского одеколона. Она вдыхала его по пути из аэропорта и всего пару минут назад, стоя возле Ника. Сильная рука сжала ей плечо, и, непроизвольно обернувшись, девушка подняла голову.
        Взгляд карих глаз Ника, обычно искрящийся и насмешливый, но теперь встревоженный и смущенный, встретился с ее взглядом. Густые, круто изогнутые брови сдвинуты. Темные волосы аккуратно пострижены и зачесаны.
        Она хотела улыбнуться, но не смогла, увидев выражение его лица.
        - Мне кажется, я не смогу через это пройти. У меня такое чувство... Это все неправильно.
        Они были знакомы давным-давно. После окончания юридической школы Ник был ее репетитором английского языка, помогал подготовиться к вступительным экзаменам в колледж, пока сам готовился к адвокатуре. По сути, и с Мери-Элизабет он познакомился благодаря ей. Но теперь он выглядел совсем другим - чужим.
        - Мы ведь уже все обсудили. - В его голосе сквозило едва сдерживаемое раздражение.
        Келли опустила глаза.
        - В письмах.
        - Да, и по телефону. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что мы дали слово Мери-Элизабет. Ты же никогда не нарушала обещаний.
        - Я понимаю. Но полгода назад казалось, что все это будет так нескоро. И вот теперь, здесь... - Келли беспомощно посмотрела на него.
        Ник покосился на нее:
        - Это же не казнь.
        - Но почти так же необратимо. Я не признаю разводов.
        - Я не практикую в области семейного законодательства, но был свидетелем не одного бракоразводного процесса. Не думаю, чтобы это было хорошо для мальчиков. Я бы... - Он явно был в замешательстве.
        Келли взглянула на него снизу вверх и вздохнула.
        - А мы не можем просто жить вместе? Его брови взметнулись вверх.
        - Не могу поверить, что слышу это от тебя.
        - Люди часто так делают, - робко возразила Келли.
        - Но не с твоим воспитанием, - покачал головой Ник. - В любом случае это плохой пример для детей.
        - А что дети думают об этом - о нашей женитьбе?
        - Брэд ждет не дождется, когда ты наконец к нам переедешь. - Он почесал в затылке. - Ну и со Скоттом у вас всегда были особые отношения. Он тебя боготворит с тех самых пор, как научился ходить.
        Келли покачала головой:
        - Это было давно. Может быть, я фантазирую, но, по-моему, он держался довольно холодно, когда мы ехали из аэропорта.
        - Он привыкнет к этой мысли.
        - Ясно. - Она взглянула ему в глаза. - Ну а ты? Ты уже привык к этой мысли!
        - Я считал, что все объяснил. Я сделаю что угодно, чтобы у моих детей было все, что нужно в жизни. Чтобы у них были папа и мама. - Жесткая линия его рта немного смягчилась, и уголки губ поползли вверх. - Все будет хорошо. Поверь мне, О'Брайен.
        -Думаешь, ты меня успокоил? Ты же отличный юрист.
        Кто же поверит юристу?
        Ник улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами. Сквозь внешнюю холодность проглянули веселье и теплота. Как в студенческие годы. Этого мужчину она знала и любила. Но едва он взглянул в сторону зала, из которого они вышли, его улыбка погасла.
        - Мы обещали Мери-Бет.
        - Да. - Келли вздохнула и оправила жакет. - Я готова.
        Он протянул ей руку, и она положила свою бледную дрожащую руку на его теплую ладонь.
        Когда они вошли в зал, судья, облаченный в черную мантию, разговаривал с мальчиками.
        Красивый седовласый господин улыбнулся и посмотрел на нее поверх старомодных очков. По его веселому взгляду Келли поняла, что она не первая невеста, у которой душа ушла в пятки.
        - Все в порядке?
        Келли кивнула:
        - Извините, что задержала. - Она с глубоким вздохом подняла голову и посмотрела прямо в глаза судье Смиту. - Я согласна.
        - Объявляю вас мужем и женой. - Судья обратился к Нику. - Поздравляю тебя, мой мальчик. Думаю, теперь ты уж не выпустишь из рук эту златовласку.
        - Спасибо, Генри. - На скулах Ника заиграли желваки.
        - Может быть, поцелуешь свою избранницу? - Светло-голубые глаза судьи весело блеснули.
        Ник посмотрел на Келли сверху вниз:
        - Ну что, отдадим дань традиции?
        Она сосредоточенно смотрела куда-то поверх плеча Ника, будто там в любую минуту могло произойти событие чрезвычайной важности.
        Ник приподнял пальцем ее подбородок, а она не сводила взгляда с белоснежного жесткого воротничка его рубашки. Однако его нежное, но властное движение заставило Келли повернуть голову и встретиться с ним взглядом. Он едва заметно улыбнулся и наклонил голову. Его губы слегка притронулись к ее губам - мимолетное, нежное касание.
        Этот поцелуй - столь краткий, что она не смогла бы сказать, был ли он вообще, - заставил биться ее сердце так, будто ей пришлось бежать стометровку.
        Она обернулась через плечо на двух мальчуганов, неловко переминающихся с ноги на ногу в своих выходных костюмах. Брэд, младший, застенчиво помахал им рукой и улыбнулся. Ну а четырнадцатилетний Скотт, красивый, как отец, сжал по-матерински упрямые губы - это уже совсем другая история. К добру или нет, но она только что согласилась разделить ответственность за них.
        Скотт родился семь месяцев спустя после свадьбы сестры. Келли вспомнила, как впервые взяла его на руки. Мери-Элизабет тогда приехала погостить в Калифорнию, а Ник остался в Коннектикуте. Он только-только начал осваиваться в адвокатской конторе и не мог взять отпуск. С того самого момента, когда Келли увидела конверт с младенцем на руках у сестры, она как-то по-особенному полюбила этого малыша.
        И сейчас Келли вглядывалась в лицо Скотта - в твердую линию рта, в глаза, которые так ни разу не встретились с ее взглядом. Где теперь тот милый, открытый ребенок, который звонил ей издалека, чтобы излить свою детскую обиду, когда отец наказывал его?
        И Брэдли. Заикание, появившееся у мальчика, когда мать начала болеть, усугубилось после ее смерти. Сможет ли она, Келли, помочь ему примириться с утратой, если сама пока не в силах это сделать?
        - Скотт, Брэд, подойдите и поздравьте свою новую... - Ник замолчал и тревожно взглянул на Келли.

«Новую - кого? Только не скажи "маму"», - молилась она про себя. Она никогда не сможет заменить им мать, да и пытаться не хочет.
        Ник прочистил горло и продолжил:
        - ...нового члена нашей семьи.
        Келли возвела глаза к небу и облегченно вздохнула. Так отныне и будет. Брэдли бросился вперед и остановился, замер перед ними.
        - Как м-мне тебя теперь н-называть, тетя Келли?
        - Что скажешь насчет «тетя Келли»? - с улыбкой предложила она.
        - Это м-можно, - улыбнулся малыш.
        Она терпеливо выслушивала его речь, подавляя в себе желание закончить фразу, чтобы избавить его от этого нелегкого труда.
        К ним нерешительно приблизился ее старший племянник. Никогда прежде у них не возникало трений, но теперь Келли не знала, как с ним держаться. Она хотела обнять его так же, как и Брэдли, однако интуитивно почувствовала, что, навязывая объятия, только оттолкнет его от себя. В конце концов, она просто протянула Скотту руку, и тот, чуть замешкавшись, пожал ее. Была ли это только игра ее воображения или действительно в его взгляде промелькнуло облегчение?
        - Слабенькое рукопожатие. - Келли сердечно улыбнулась, и непроизвольно ее рука взметнулась вверх, взъерошив темно-каштановый чуб.
        Легкая улыбка чуть смягчила черты мальчика, прежде чем он отпрянул. Потом на его лицо опять вернулось угрюмое выражение.
        - Да?
        Он направился к отцу, а Келли тяжело вздохнула, изо всех сил стараясь не показать, как ее уязвила неприязнь Скотта.
        Ник положил руку на плечо сына.
        - Ну ладно, парни, пора домой.
        Домой? У нее свело желудок от этого слова, от которого должно было бы веять спокойствием. Брэд схватил ее за руку, а его отец положил руку на талию Келли, ведя ее к выходу. Скотт неохотно плелся сзади. Сдержать слово оказалось делом нехитрым. Совсем иное дело - постоянно жить с тремя Де Корс под одной крышей.

        Ник вел «вольво» по зеленым улицам города. Келли сжалась в комочек на переднем сиденье. Домой. Она не заходила в этот дом со времени похорон Мери-Элизабет. У Ника было время привыкнуть, пережить утрату жены, но для Келли память о сестре слишком свежа.
        Внезапно в салоне раздался детский визг, и она, взглянув в зеркало заднего вида, увидела, что мальчики борются.
        - Прекратите, ребята.
        Всю свою жизнь она провела в окружении женщин - сестры, школьных подруг. Келли приезжала к сестре в гости, но чтобы жить с этими двумя сорванцами постоянно и не сердиться, нужно быть святой.
        Сегодня она сказала, будто верит, что замужество - это навсегда, думал Ник. Ее признание слишком обрадовало его. Ник Де Корс знал, что существует множество способов прервать отношения. Развод иногда оказывается наименее болезненным из них.
        Он поймал взгляд Келли и залюбовался тем, как ее рыжие волосы отражают солнечный свет весеннего вечера. Они были зачесаны назад и скреплены на затылке широкой черной бархатной лентой. Несколько выбившихся прядей мягко завивались возле виска.
        - Ты уладила все дела в Калифорнии?
        - Там особо и нечего было улаживать. Правда, расстаться с поприщем сестры милосердия оказалось труднее, чем я думала. Эти детишки в педиатрическом отделении... Ну в общем, я довольно сильно к ним привязалась.
        Возле Мэринер-серкл Ник свернул на длинную подъездную дорожку и остановил машину.
        Келли глубоко вздохнула, окинув взглядом покрытую зеленой травой лужайку, простиравшуюся от большого белого двухэтажного дома до самой улицы. Она смотрела так, будто видела все это впервые.
        Келли стояла на пороге, вспоминая свой последний приезд сюда. Дом был переполнен людьми в трауре. Повсюду стояла какая-то еда, принесенная сердобольными друзьями. Но, все запахи смешались в один - опилочный. Она никогда не забудет удушающий аромат цветов. А после того как все ушли, припомнила Келли, Ник обнял ее, и она хорошенько выплакалась.
        От этих мыслей, пронесшихся как вихрь, грудь внезапно сдавило от боли. До этого момента она и не представляла себе, насколько трудно будет вернуться в дом Мери-Элизабет. Набрав в легкие воздуха, Келли шагнула в холл.
        На первый взгляд ничего не изменилось. Как обычно, блестели дощатые полы. Широкая лестница вела к четырем спальням на втором этаже. Оттуда уже доносился топот мальчишеских ног. Слева был вход в гостиную. На детском пианино возле камина, как и прежде, стояли фотографии.
        Келли подошла к инструменту и провела рукой по гладкой деревянной поверхности, рассеянно глядя на фото. Среди них оказался и свадебный снимок Ника и Мери-Элизабет. И опять с той же силой, как и тогда, много лет назад, когда Мери-Элизабет стала женой Ника, на Келли навалилось уныние. Сегодня их никто не фотографировал. И о ее свадьбе не останется никаких напоминаний...
        Еще одна фотография привлекла ее внимание, и она приподняла изящную керамическую рамку. Снимок был сделан в ночь ее выпускного бала. Mери-Элизабет, выглядевшая, как всегда, безупречно, стояла рядом с Ником. Красивая пара. А Келли, пристроившись с другой стороны, глазела на него с детской влюбленностью, ясно читавшейся на лице. Ник выглядел сконфуженным. Да и не мудрено: за две недели до этого он объявил, что не может с ней больше встречаться.
        Келли стала тереть глаза, почувствовав сильный зуд. Должно быть, в комнате пыльно, подумала она. Но, осмотревшись, поняла, что вокруг безупречно чисто.
        Она услышала тяжелые шаги у порога и стук опущенного на пол чемодана. Запах одеколона Ника донесся до нее, такой знакомый и приятный.
        Келли закашлялась, стараясь не обращать внимания на боль в груди. Суставы пальцев побелели, когда она уцепилась за спинку стула.
        - Когда это пройдет, Ник?
        Он остановился рядом и взял у нее из руки снимок.
        - Что?
        - Когда перестанешь ждать ее появления, чувствовать ее присутствие? Когда это не будет причинять боль?
        Он рассматривал фотографию, щека подергивалась.
        - Я не знаю.
        Нахмурившись, Ник поставил снимок обратно на пианино. Он приходил в бешенство всякий раз при виде Келли в бальном платье. Почему он не выбросил эту фотографию? Напоминание о былой глупости? От той ночи в его памяти остались только две вещи: Келли с другим парнем и Мери-Элизабет, предлагавшая ему выпить. Через месяц она была уже беременна.
        Келли закашлялась до хрипоты. И вдруг повалилась на крышку фортепьяно.
        Ник упал рядом на колени:
        - Что случилось?
        Он видел, как судорожно поднимается и опускается ее грудь. Она хватала ртом воздух, будто после быстрого бега.
        - Я... не знаю. - Голос звучал сдавленно. - Похоже на... аллергию. Но из-за чего? Этого уже так давно не было...
        Он смотрел, как она задыхается, и ощущал свою беспомощность. Только не это. За что ему это наказание? Он не может ее потерять. Он не может снова пройти через это.
        Ник услышал, как распахнулась задняя дверь, и в комнату ворвался Брэдли с огромным лохматым псом, следовавшим за ним по пятам.
        - П-посмотри на мою собаку, тетя Келли! Его зовут С-санди. - Мальчик обхватил животное за шею.
        Дрожащей рукой она уцепилась за плечо Ника.
        - Это собака. У меня аллергия... - Другой рукой она схватилась за горло и задохнулась, пытаясь набрать воздух в легкие. - Ник...
        - Убери отсюда пса! - От тревоги голос прозвучал резче, чем он хотел.
        Его взгляд опять упал на ее грудь, судорожно вздымавшуюся и опускавшуюся. Состояние ухудшалось, и Брэд тоже это понял.
        - Что случилось, тетя Келли? Папа, она умирает, как и мама?
        Ничего не ответив, Ник поднял ее на руки.
        - Мы идем в пункт «Скорой помощи». Брэд, с ней все будет в порядке. Скажи брату, куда мы пошли.
        - М-можно я с вами?
        Ник на секунду заколебался, глядя в обеспокоенное лицо сына.
        - Ладно. Беги предупреди Скотта. Только, сынок, быстрее.
        Брэд кивнул и бросился вверх по лестнице. Ник осторожно вынес Келли наружу. Ему хотелось успокоить ее и самому успокоиться.
        - С тобой все будет в порядке, О'Брайен. - Раньше он всегда так ее называл. Забавно, как быстро он вспомнил давнюю привычку. - Ты знаешь эту традицию - невесту вносят на руках в дом, но не наоборот. Судья был прав. Я действительно из рук тебя не выпущу. - Он бережно прижал ее к себе.
        Она обвила рукой его шею, а Ник покрепче обхватил ее за талию. Он слышал ее тяжелое дыхание, его губы сжались. С ней ничего не должно случиться. Уж он об этом позаботится.

* * *

        - У вашей жены сильная аллергия на шерсть животных, мистер Де Корс. - Врач «Скорой помощи» засунул стетоскоп в нагрудный карман халата. - И я думаю, излишне говорить, что от собаки необходимо избавиться, а дом тщательно вымыть.
        - Нет, Ник. - Келли начала приподниматься с кушетки. Она перевела взгляд на врача: - Вы уверены, доктор?
        - Или вы, или собака, миссис Де Корс. Кто-то должен покинуть дом. И я бы не советовал бежать и покупать какого-нибудь мохнатого ей на замену.
        - Ну не можем же мы держать тарантула! - Келли печально улыбнулась. Дрожащей рукой она потерла лоб. Она уже успела позабыть эту дрожь, которая всегда появлялась у нее после укола. Но хуже всего было то, что Брэд не хотел даже смотреть в ее сторону. - А мы не можем как-нибудь оставить Санди? Хотя бы во дворе?
        - Как только дверь открывается, он сразу же забегает внутрь. Кроме того, зимой ему будет холодно на улице, - сказал Ник.
        Врач негромко кашлянул.
        -Честно говоря, миссис Де Корс, меня больше волнует то, где вы собираетесь провести сегодняшнюю ночь.
        - Я могу остановиться в гостинице, - нерешительно предложила Келли.
        - П-папа? - Брэдли в первый раз за все это время поднял глаза. - Может быть, тетя Келли переночует у Эрика и его мамы?
        - Эрик - его лучший друг, - объяснил Ник. - А это не будет обременительно для них, Брэд?
        - Миссис Вестфал не будет возражать. И я тоже могу остаться, тогда тетя Келли не будет в одиночестве.
        - Хорошая мысль, сынок. С нашей стороны было бы очень не по-джентльменски оставить сегодня тетю Келли одну. - Он почувствовал облегчение.
        Келли туго затянула пояс халатика. Она оперлась о раковину в ванной комнате, и слезы затуманили ее отражение в зеркале. В самом жутком кошмаре ей не могло присниться, что она проведет свою первую брачную ночь в компании двух десятилетних подростков и незнакомой женщины! Послышался стук в дверь и голос Донны.
        - Келли, ты что, решила всю ночь прятаться в ванной?
        - Сейчас выйду.
        - Мы собираемся пить шоколад. Мальчики тебя ждут. Оба.
        - Через минуту буду, - ответила Келли, погасив свет и открывая дверь.
        Могло быть и хуже, подумала она. Донна Вестфал оказалась милой и доброжелательной. Она ни минуты не колебалась, когда они пожаловали со своей необычной просьбой. И может быть, она станет ее первой подругой.
        Келли остановилась в конце коридора и заглянула в гостиную. Мальчики лежали бок о бок на животах у телевизора и были совершенно счастливы. По крайней мере для Брэда этот вечер будет приятным.
        Она нашла Донну в маленькой кухоньке с белыми ламинированными столами. Стены были покрыты вышивками, увешаны плетеными корзинами и медными горшками.
        - Как самочувствие? - Донна оторвала взгляд от кастрюли, в которой что-то помешивала. Глядя на эту высокую, худощавую женщину с длинными, густыми светлыми волосами и веселыми серо-голубыми глазами, Келли чувствовала себя маленькой и незначительной. Но дружелюбие Донны помогло ей прийти в себя.
        - Значительно лучше. Хотя я чувствую себя беженкой. Спасибо, что приютили нас.
        - Рада помочь. - Донна разлила по кружкам дымящееся молоко и положила какао.
        - Это только на одну ночь. Ник сказал, что завтра первым делом он все хорошенько вычистит и я смогу вернуться домой. Не хотелось бы долго вас стеснять.
        В этот момент на кухню ворвались мальчики. Донна вручила каждому по кружке, и они удалились.
        - Я рада, что ты здесь. Я в разводе, и у меня только сын. И так хочется иногда поговорить о чем-нибудь, кроме хоккея и бейсбола!
        Келли озабоченно улыбнулась:
        - Думаю, и мне нужно немного разобраться в спорте... и как можно скорее.
        - А у тебя нет собственных детей? - Донна бросила на нее взгляд из-за края кружки.
        - Я никогда не была замужем.
        Донна некоторое время изучала ее взглядом.
        - Ты совсем не похожа на Мери-Бет. Кто из вас приемный ребенок?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Так, ничего. - Донна, казалось, смутилась и тут же поменяла тему разговора. - Ты знаешь, самым неприятным воспоминанием во время моего медового месяца было вручение талона за превышение скорости. Полицейский стал насмехаться над нами, когда узнал, что мы только что поженились. А мы вовсе не торопились заняться сексом. Мы жили вместе и до того, как оформили отношения.
        - А среди моих подруг не было ни одной, кто бы жил с мужчиной до замужества.
        - Ты шутишь. - У Донны вытянулось лицо.
        - Ну, кроме Ника и моей сестры, у меня было не так много знакомых пар.
        - Но ты же из Калифорнии.
        - Ну и что?
        Донна выпрямилась на своем стуле.
        - Там Голливуд. Мне казалось, что там все спят вместе... и до, и после, и во время свадьбы.
        - Но не в женском монастыре.
        - В женском монастыре? - Глаза Донны округлились от удивления.
        Келли улыбнулась. Ей казалось, что эту женщину ничем не удивишь.
        - Ты разве не знала, что я была монахиней?

        Глава 2

        Ник взглянул на Келли, сидевшую рядом в машине. Неужели они это сделали? Он вырулил на шоссе навстречу холодному бризу, пригибавшему кусты и деревья, росшие по обеим сторонам улицы. Небо чернело грозовыми тучами. На календаре был конец апреля, но он уже начал сомневаться, что холода когда-нибудь кончатся.
        Он взглянул на большой дом, белевший на фоне мрачного неба. Он все еще не мог забыть паники, охватившей его при виде задыхающейся Келли: Когда Мери-Бет заболела, он мучился от невозможности облегчить ее страдания. Вид Келли, еще минуту назад здоровой, а всего мгновение спустя хватающей ртом воздух, глубоко потряс его. Эта страшная картина только укрепила его решение поместить Келли в отдельную комнату. Так будет лучше для них обоих. Она невинна. И неопытна. Она была монахиней, в конце концов. Ее, наверное, охватил бы ужас при одной мысли о том, чтобы спать с мужчиной.
        Чтобы спать в одной постели, нужны близкие отношения, а этого не будет. Однажды его уже застали врасплох, но теперь Ник стал старше и, как он надеялся, значительно мудрее. Он не хочет никакой близости, не хочет больше этого ощущения бессилия... к которому уже успел притерпеться. Как бы там ни было он не может позволить себе увлечься Келли. Он уже давно разуверился в возможности чистых отношений между мужчиной и женщиной.
        Ник отпер парадную дверь, и Келли вошла в дом первой, стуча каблучками по деревянному полу.
        - Я сам присматривал за бригадой уборщиков. Они неплохо потрудились. Как ты себя чувствуешь?
        - Пока неплохо. - Ее вещи до сих пор стояли на том же самом месте, где он оставил их, бросившись ей на помощь.
        Он поднял ее сумку.
        - Отнесу в твою комнату.
        - Спасибо.
        Ник взял столько вещей, сколько мог унести, и направился в кухню, а затем в комнату для гостей, примыкавшую к ней.
        - Ник?
        Обернувшись, он увидел, что Келли озадаченно остановилась на второй ступеньке лестницы. Больше медлить нельзя.
        - Келли, тебе, может быть, будет удобнее в комнате для гостей? Мне казалось, что ты захочешь иметь место, где можно побыть одной. - Черт, кого он пытается обмануть? Он желает оградить себя. И уж совсем напрасно он заглянул в ее большие миндалевидные голубые глаза. Он даже не думал, что так возненавидит себя за ту боль, которую в них прочитал.
        Нижняя губа Келли слегка подрагивала, но она старательно стерла с лица все признаки обиды.
        - Ты все так продумал, Ник. - Ее голос был мягок. - Ты уверен, что хочешь именно этого?
        - Да.
        Келли была готова умереть от стыда. Ни разу в жизни она не чувствовала себя настолько оскорбленной. Туман гнева и обиды застилал глаза, и она уже была готова попросить мужа отослать ее вещи к Донне. Но вместо этого послушно поплелась вслед за Ником через кухню в предназначенную для нее комнату и осмотрелась.
        Стены выкрашены в бледно-голубой цвет, толстый, почти белый ковер. Это же комната для прислуги! Келли уже приходилось ночевать здесь, когда она приезжала в гости.
        Так вот какое место назначено ей в семье! Она будто перенеслась в какую-то волшебную сказку, где была и Золушкой, и злой мачехой в одном лице.
        Это было так же ясно, как и равнодушие, написанное на лице Ника. Он не желал ее как женщину, она значила для него не больше, чем прислуга. Этот брак - жестокая шутка, кара за прошлые ошибки.
        Но после молитвы и медитации она поняла, что остаться в монастыре было бы еще большей ошибкой. Ее желание стать женщиной - иметь мужа и собственных детей - пересиливало все остальное.
        Она вышла замуж за Ника, потому что дала клятву, но ведь они к тому же испытывали симпатию друг к другу. Иные пары начинали с меньшего, и она мечтала, что любовь со временем придет. Но он не желал даже заронить зерно надежды.
        - Келли, - Ник положил последний чемодан на кровать, - я могу тебе помочь?
        - Благодарю, с меня довольно. Да и какая может быть помощь от юриста?
        Он вздрогнул, будто от пощечины.
        Слезы жгли ей глаза, но она ни за что не позволила бы ему их увидеть.
        Вдруг ее охватило чувство вины. Какова действительная причина того, что она нарушила свой обет? Может быть, она втайне надеялась использовать трагедию сестры, чтобы обрести то, что отчаялась найти в монастыре?
        Теперь у нее есть уже готовая семья, но муж намеренно отталкивает ее. Очевидно, на любовь ей надеяться нечего. Искупление это или проклятие? Не важно, она заслужила и то и другое.
        - Мне хочется побыть одной, - сказала Келли.
        - Ты уверена?
        Она закусила губу и кивнула, не доверяя своему голосу. Ник вышел из комнаты и аккуратно прикрыл за собой дверь.
        Упершись взглядом в покрытую белой эмалью древесину, Келли стала размышлять, что произошло с тем ласковым, восхитительным человеком, писавшим ей такие душевные письма, в то время когда ее сестра только слегла. Ник поверял ей свои чувства, когда Мери-Элизабет боролась с болезнью.
        Эти доверительные отношения сохранялись вплоть до того, как она приняла решение уехать из Калифорнии, чтобы выйти за него замуж. Она сберегла все его письма и теперь достала из чемодана заветный сверток.
        - Что с нами будет, Ник? - еле слышно проговорила она, поглаживая атласную ленточку. С тяжелым вздохом положила сверток в верхний ящик шкафа рядом со своим пеньюаром. Келли хотела надеть его в их первую брачную ночь. Она чуть коснулась шелка цвета слоновой кости и быстро задвинула ящик. Слишком больно думать о несбывшихся мечтах.
        Однако что-то заставило ее снова выдвинуть ящик и вытащить верхнее письмо из свертка. Она прочитала. «Как жизнь, О'Брайен?» Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Она представила, как Ник произносит эти слова - с иронией и нежностью, таящейся в уголках глаз. Келли обвела взглядом комнату - пустынная тишина была как насмешка. С замершим сердцем она осознала, что высокий кареглазый мужчина, за которого она вышла замуж, оказался для нее чужим, как она и опасалась.
        - Я буду бороться до конца. Я найду того Ника, которого всегда знала. Я найду его и заставлю полюбить себя так же, как я... - Закусив губу, она уставилась на бледно-голубую стену, будто бросая ей вызов.
        - Ну почему мы не можем оставить Санди? - донеслось из кухни.
        Келли, разбиравшая вещи в своей комнате, замерла. Она узнала голос Скотта.
        - Если ты прекратишь меня перебивать и выслушаешь, может быть, мне удастся это объяснить. - Голос Ника звучал натянуто и сердито.
        Холодильник с грохотом закрылся, и она представила себе, как Скотт в ярости мечется по кухне. Все складывается очень непросто, и в этом ее вина. Нужно помочь Нику объяснить детям, почему они должны расстаться со своим любимцем.
        Келли глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и отправилась на кухню. Скотт восседал на одном из четырех стульев, стоявших вокруг дубового стола. Ник стоял, опершись о стойку, отгораживавшую плиту от остальной части кухни.
        Скотт поднял глаза и увидел Келли. На мгновение в его взгляде появилось торжество. Лицо Келли залила краска смущения. Больше всего в этот момент ей хотелось вернуться в комнату и закрыть за собой дверь. Скотт показал на нее пальцем:
        - Это все она виновата.
        - Скотт... - Ник взглянул на нее. - Я объяснял ему про твою аллергию.
        - Я слышала. - Келли присела на стул напротив мальчика. «Господи, помоги мне достучаться до него», - молила она. - Мне очень жаль, Скотт. Я люблю животных, но никогда не могла их иметь. Как это скверно, что из-за меня вам пришлось отказаться от Санди.
        Ник посмотрел на своего старшего сына:
        - По крайней мере вы можете видеть его сколько угодно. Он ведь будет у Марка.
        - Но это не одно и то же, пап. Как ты не можешь понять? - Мальчик вскочил, в сердцах оттолкнув стул, отчего тот с грохотом отлетел к стене. - Господи Боже мой. .
        Услышав это, Келли вскинула голову и перекрестилась. Она хотела было сделать замечание, но решила, что момент не слишком подходящий.
        - Прекрасно. Из-за тебя выгнали из дома мою собаку. Может быть, мне нужно последовать за ней? - Карие глаза Скотта глядели на нее с холодной враждебностью.
        Ник напрягся:
        - Скотт, я рассчитывал, что ты будешь подавать пример Брэду.
        - М-мне, па?
        Ник удивленно взглянул вниз. Он и не слышал, как младший сын вошел в кухню. Брэд, обычно такой озорной и шумный, теперь серьезно смотрел на отца доверчивыми карими глазами, будто говоря: «Я знаю, что ты все уладишь, папа». Ник глубоко вздохнул и положил руку на плечо сына.
        - Санди должен уйти. Да, папа? - Ник мрачно кивнул.
        - Я д-думал об этом, это ничего. Я, к-конечно, буду скучать по нему, но я не хочу, чтобы т-тетя Келли снова заболела.
        - Я тоже. - Ник улыбнулся, нежно взъерошив волосы мальчика.
        Келли пересекла кухню и нагнулась, так что ее глаза оказались вровень с глазами Брэда.
        - Мне так жаль, миленький. Я бы все отдала за то, чтобы собака могла остаться.
        Мальчик кивнул и быстро отвернулся. Он подошел к кухонной стойке и схватил печенье. Когда он выходил из комнаты, две слезинки текли по его щекам. Скотт вылетел из кухни вслед за ним.
        - Это ужасно, - вздохнула Келли. - Мне так хотелось, чтобы они меня приняли. А теперь... нужно считать за счастье, если они вообще будут со мной разговаривать.
        - Просто необходимо время. Эта собака у нас не так давно. Я принес ее после того, как Мери-Бет... Если бы знал, что у тебя аллергия, я бы не взял Санди в дом.
        - Об этом никогда не заходила речь, так что ты не мог знать.
        Ник изучающе посмотрел на Келли.
        Ее рыжие волосы, собранные сбоку, стали, как показалось Нику, длиннее, чем раньше. При каждом движении они мягко скользили по ее ушам, белой тонкой шее... Келли неуловимо изменилась с тех пор, как оставила монастырь, - стала моложе и мягче, что ли. Будто кто-то перевел часы назад. Она выглядела так же, как в то время, когда он впервые ее встретил. Он не был к этому готов.
        Тогда она была ребенком. Но теперь она взрослая женщина. Ему внезапно захотелось потрогать губами мягкое, нежное местечко чуть пониже ее уха. Это желание пронзило его внезапно, как удар молнии.
        Ник сделал над собой усилие, чтобы отогнать непрошеные мысли.
        - Я кое-что принес мальчикам, но они ушли, и я не успел им показать. - Ник посмотрел на продолговатый ящик, стоявший у задней двери.
        Он снял полосатый пиджак, повесил его на спинку стула, потом ослабил галстук и закатал рукава белой рубашки, обнажив мощные руки.
        Из ящика послышался громкий скребущий звук, и глаза Келли расширились. То, что там внутри, не опасно ли оно?
        - Там кто-то есть.
        - Знаю. - Улыбнувшись, Ник снял крышку и бесстрашно засунул руку внутрь. Потом на свет Божий появилось неистово извивающееся существо примерно двенадцати дюймов в длину и дюйма три в обхвате. Ник погладил коричневую тварь и пристально взглянул на Келли: - У тебя же нет аллергии на ящериц?
        - Да, в этом смысле мне повезло. - Келли встала и слегка попятилась от вытаращенных на нее глазок-бусинок.
        - Хочешь подержать? - Ник протянул ей рептилию.
        - Нет! - Она быстро спрятала руки за спину, стараясь улыбаться как ни в чем не бывало. Маленькая головка продолжала дергаться из стороны в сторону. Келли замерла, боясь, что существо вот-вот вцепится ей в горло. - То есть я хотела сказать... что мы с ним совсем не знакомы. Нас друг другу не представили.
        - Но я не могу вас представить по всем правилам, пока мальчики не дали ему имя.
        - Кому не дали имя? - В кухню вразвалку вошел Скотт и поставил стакан в раковину, а потом подошел к отцу, чтобы осмотреть новенького. - Классная ящерица, па. - Он сложил руку рупором у рта и прокричал брату в соседнюю комнату: - Эй, пустая башка! Посмотри, что папа нам принес.
        Брэд мигом примчался.
        - Д-дайте мне посмотреть. - Его глаза широко распахнулись от восторга, когда он увидел нового питомца. - Можно мне его подержать?
        Ник кивнул и передал ему рептилию. На секунду она застыла в неподвижности, а потом внезапно дернулась. Послышался вопль Брэда, и ящерица в мгновение ока очутилась на полу, по пути шмякнувшись о стол. Келли с ужасом наблюдала, как хвост ящерицы метнулся в одну сторону, а туловище шмыгнуло из кухни.
        - Я его у-убил, - взвыл Брэд, обхватив голову руками.
        - Ничего страшного, Брэд. Он просто удрал в гостиную. Скотт...
        - Я здесь, па.
        Отец и старший сын ринулись в погоню. Келли возвела глаза к потолку, стараясь не смотреть на хвост ящерицы, который все еще продолжал извиваться на полу.
        - Брэд, он не умер. Послушай-ка. - Келли отвела его руки от глаз, указывая на хвост, отскочивший от тела. - Если бы он был мертв, то остался бы здесь целиком. Ящерицы так делают, чтобы защититься от хищников. - В глазах Брэда появился интерес. - Когда враг хватает их за хвост, они сбрасывают его и быстро убегают. А потом у них отрастает новый.
        - Правда?
        - Конечно!
        Через пару минут в комнату торжественно вошел Ник.
        - Мы поймали его. - Он положил ящерицу в стеклянную банку и накрыл крышкой. - Мне кажется, ему будет спокойнее там внутри, пока мы не привыкли друг к другу.
        Келли вздрогнула:
        - Боже!
        Оба мальчика, не отводя глаз, смотрели внутрь сосуда. Они уже полюбили его. Если бы они так же легко приняли ее! Но по крайней мере происшествие е ящерицей немного сблизило их, хотя бы на несколько минут.
        - Как вы собираетесь его назвать?
        - Брэд, а если назвать его Гудини?
        - П-почему?
        - Потому что это знаменитый артист, который с легкостью мог выбраться откуда угодно.
        Малыш удовлетворенно улыбнулся и кивнул.
        - Мне кажется, грандиозное имя, - сказала Келли. - Интересно, он не голоден? Ты знаешь, что он ест? - спросила она Ника.
        - Продавец в зоомагазине велел давать ему листья салата.
        - Значит, он не плотоядный. - Келли вздохнула с облегчением. - Слава тебе, Господи.
        Она пошла к холодильнику и вернулась с зеленым листочком в руках. Предложила, чтобы один из мальчиков покормил ящерицу, но те робко отказались. Она приподняла краешек крышки и быстро бросила корм внутрь.
        - Может быть, он предпочитает есть в уединении. Почему бы вам, ребята, не поместить его внизу, в подвале?
        Скотт посмотрел на нее, как ей показалось, с уважением и кивнул. Он поднял банку и осторожно понес через кухню. Брэд отворил угловую дверь, и оба мальчика исчезли за ней.
        - А как насчет спагетти для гуманоидов? - В глазах Ника появился лукавый блеск. - Я приготовлю.
        - Отлично. Для ирландцев смертный грех употреблять и готовить итальянские блюда. Покажи мне, где тут кастрюли, я помогу. - Она улыбнулась ему. Хорошо готовить вместе.

        Едва Келли успела переодеться в ночную рубашку и взять с ночного стола книжку, чтобы почитать перед сном, как в дверь ее комнаты негромко постучали. Она уложила Брэда довольно давно и думала, что мальчик уже заснул.
        - Входи, малыш.
        Дверь отворилась, и в комнату вошел Ник. Он вопросительно изогнул свою темную бровь:
        - Малыш?
        - Я думала, это Брэд.
        - О! - Его взгляд остановился на ее ночной рубашке. - Я надеялся, что не побеспокою тебя.
        - Да ты и не побеспокоил. - Одной рукой она придерживала ворот, плотно стянув его на шее.
        Заметив несколько темных волосков, видневшихся из-под белой рубашки, Келли невольно представила себе широкую мускулистую грудь, покрытую волосами, такими, наверное, бархатистыми на ощупь. Сердце ее сжалось, как от боли, и Келли вздрогнула, вспомнив, с какой уверенной силой Ник выносил ее на руках из дома.
        Он прошел в комнату и небрежно привалился спиной к комоду, скрестив руки на груди. Чтобы достать из шкафа халат, Келли пришлось бы пройти мимо него, а она не в силах была пошевелиться.
        - Ты что-то хотел?
        - Да просто сказать тебе, что был восхищен твоей выдержкой, когда ящерица вырвалась у Брэда из рук. Ты отлично держалась, О'Брайен.
        Келли улыбнулась. Его похвала была для нее что кусок хлеба для нищего.
        - Ты прямо все обо мне знаешь. Бедный Брэд. Он в самом деле думал, что ящер умер от того, что он уронил его на пол. - Ее губы расплылись в широкой улыбке. - Он до того расстроился, что даже перестал заикаться. - Улыбка исчезла с ее лица, и минуту Келли пребывала в задумчивости. - Его водили к логопеду, Ник?
        - Нет. - Он кинул на нее быстрый взгляд, будто предупреждая упреки. - Мери-Бет не хотела признавать, что у него есть проблемы. В то время она проходила курс лечения, и мне не хотелось устраивать ссор. А потом я откладывал до поры, пока все не утрясется, до нашей свадьбы.
        - Займусь этим немедленно. - Положив книжку рядом с собой на кровати, Келли протянула руку за блокнотом и ручкой, лежавшими на ночном столике. Улыбнувшись, показала ему листок с длинным перечнем: - Дела, которые мне нужно сделать. Я любительница составлять списки.
        - Я тоже. Но у меня есть секретарь, который придает этому солидности. - Ник улыбнулся, его глаза потеплели, даже их цвет стал каким-то молочно-шоколадным.
        Он присел на кровать, матрас просел под его тяжестью, и Келли выпрямилась, стараясь сохранить равновесие. Его рука почти касалась ее руки, и как легко было бы сделать еле заметное движение и ощутить его теплое крепкое плечо. Но он сегодня уже отверг ее один раз, и она не могла снова рисковать.
        Он повернулся к свету, и выражение добродушного спокойствия смягчило черты его лица.
        Ник глубоко вздохнул. Он посмотрел на губы Келли, и вдруг ему захотелось узнать их вкус. Эта мысль возникла беспричинно, он держал свои эмоции под жестким контролем. Он не придавал значения своим воспоминаниям, тому глубокому чувству, которое к ней однажды испытал. Они живут в реальном мире, в котором люди обычно не бывают счастливы.
        На мгновение он прикрыл глаза, пытаясь избавиться от назойливых мыслей. Мгновенная реакция собственного тела заставила его задуматься, благоразумно ли держать ее на таком расстоянии от себя. Он долгое время не был с женщиной, а они женаты. Но женитьба, не гарантирует доверия и счастья. Однажды он уже сделал это открытие. И теперь не хотел повторять прошлых ошибок.
        - Что-то еще, Ник? - Келли смотрела на него с интересом.
        - Да. Я считаю, тебе нужно пройтись по магазинам, - выпалил он.
        Она удивленно взглянула на него, склонив набок голову. Он поспешно поднялся, не спуская с нее глаз. Она наморщила лоб:
        - Зачем? Мне ничего не нужно.

«Разве не все женщины любят ходить по магазинам? Если бы Мери-Бет кто-нибудь предложил пойти прогуляться, она в тот же миг была бы за дверью с кредитной карточкой в руках. Ее не пришлось бы просить дважды или объяснять зачем», - подумал он.
        - Моя профессия налагает на меня общественные обязанности и требует определенного имиджа.
        - Понятно. - Блеск в глазах Келли погас, и, сгорбившись, она стала теребить оборку своей ночной рубашки.
        Ник смешался. Так грубо получилось, и он не знал, как исправить положение. Господи помилуй, он же юрист. Игра словами - это его основное занятие, но сейчас он не знал, что сказать.
        Он набрал полную грудь воздуха.
        - Ты помнишь Генри Смита, судью, который нас венчал? Он мне сказал сегодня, что хочет устроить прием в нашу честь. У тебя есть что надеть по такому случаю?
        - А тот костюм, в котором я была на свадьбе, не подойдет?
        - А у тебя, кроме него, ничего нет?
        Она прищурилась и прижала палец к губам.
        - Хм, дай подумать. Мое платье с бисером в химчистке. - Она покачала головой. - Нет. Похоже, мне нечего надеть.
        - Значит, тебе необходимо что-нибудь купить.
        - Что именно?
        - Что-нибудь модное. - Он принялся вышагивать взад-вперед перед комодом, как будто произнося заключительную речь в суде.
        - Что именно модное? - мягко проговорила она и, оторвав взгляд от комода, посмотрела ему в глаза.
        Откуда, черт побери, ему знать? Он уже пожалел, что вообще завел этот разговор. Ему плевать, даже если она явится на прием в джинсах и рубашке.
        - Не знаю. Что-нибудь для небольшой вечеринки с коктейлями.
        - Наша настоятельница не устраивала вечеринок с коктейлями, - криво усмехнулась Келли. Вдруг ее глаза расширились, и она выпрямилась. Ее рука стиснула книгу с такой силой, что даже костяшки побелели. - Ты что, стесняешься меня, потому что я была в монастыре?
        В распахнутых глазах было такое страдание, что ему захотелось ударить себя. Ему захотелось сказать ей, что он бесчувственное животное. Захотелось заключить ее в объятия и...
        - Келли... - Ник колебался.
        Если он сейчас откроет рот, скорее всего опять ляпнет что-нибудь не то. Он и так уже все испортил. Ему плевать на ее одежду. Она красивая женщина, и он хочет ее всем показать. Если бы это было не так, он отказался бы от приглашения судьи.
        Насколько проще было общаться с ней по почте. Его мысль работала более четко, когда он не ощущал на себе взгляд ее больших прекрасных голубых глаз. Он не встречал еще такой невинности.
        - Если хочешь, завтра можем пройтись по магазинам вместе.
        Келли понимала, что он старается проявить доброту, но была не в том настроении, чтобы чувствовать благодарность.
        - Нет, спасибо. Я попрошу Донну.
        - Завтра суббота. У меня будет время, чтобы поводить тебя по городу, показать, где находятся школа, продуктовые магазины.
        Келли кивнула. «Домохозяйка должна знать такие вещи», - уныло подумала она.
        - Что мальчики любят на завтрак?
        - Я хотел взять приготовление завтраков полностью на себя. Мы так уже привыкли.
        - Хорошо, что ты находишь время, чтобы побыть с ними.
        - Да. - Казалось, он чувствовал себя неловко. - Я лучше пойду. Ты, наверное, устала. Спокойной ночи, Келли.
        Ник ушел, Келли забилась под одеяло. Впервые она ощущала себя столь несчастной и потерянной. Но мало-помалу лед, сковавший сердце, начал подтаивать, и в ней опять проснулся ирландский дух.
        Да кем он себя считает? Божественным даром судьбы? Ну она покажет этому мистеру Его Величеству Могущественному Умудренному Законоведу! Она умеет быть привлекательной. И на приеме она будет выглядеть сногсшибательно и сексуально.

        Глава 3

        Ник и Келли сидели в приемной у логопеда. Он видел, как она нервно сплетает пальцы. Она пребывала в напряжении почти с того самого момента, как сказала ему об этой консультации. Во время похода по магазинам она уговорила Донну сделать крюк и зайти в школу, чтобы выяснить, можно ли здесь вылечить детское заикание. Логопед потребовал, чтобы на собеседование пришли оба родителя, и она, не откладывая дела в долгий ящик, это организовала. Несмотря на ее очевидное волнение, Ник не мог ею не восхищаться. В приемную вошла женщина.
        - Мистер и миссис Де Корс? Я - Шарлотта Грэнгер. - Миниатюрная женщина пожала им руки и села за стол. - Я читала историю болезни Брэда, но хотела бы кое-что уточнить.
        - Отлично. - Ник прочистил горло и поудобнее устроился на стуле.
        - Как я поняла, Брэд проходил врачебный осмотр и все физиологические причины его заикания выяснены?
        - Да. Мы впервые заметили у него это, когда моя жена... его мать попала в больницу.
        Ник взглянул на Келли с благодарностью за ее заботу о Брэде. Он вспомнил Мери-Бет и нахмурился. Она не допускала и мысли о том, что ее дети не само совершенство, поэтому и в лучшие дни заикание просто игнорировалось. Но нельзя винить во всем только ее. Ведь Брэд и его сын, а он просто понадеялся, что после свадьбы с Келли мальчик почувствует себя спокойно и проблема решится сама собой.
        - Правда ли, миссис Де Корс, что вы какое-то время пробыли в монастыре?
        Келли кивнула. Она еще не успела привыкнуть к новому имени.
        - Я ушла оттуда почти год назад. Я была сестрой милосердия.
        - Я надеялась, что вы были преподавателем. Таким образом, вы никогда не имели дела с мальчиками?
        - Только когда приезжала в гости. - Келли стала ощущать себя еще менее подготовленной для своей новой роли. - Я очень люблю мальчиков. И надеюсь, что с вашей помощью смогу справиться с заиканием Брэда.
        В первый раз за все время мисс Грэнгер улыбнулась:
        - Это уже половина дела. Ваша готовность к совместным усилиям свидетельствует о вашем нормальном материнском инстинкте.
        Келли улыбнулась в ответ:
        - Мисс Грэнгер, вы мне только объясните, что делать.
        - Скоро каникулы, и, возможно, я смогла бы позаниматься с Брэдом частным образом, чтобы добиться улучшения до его прихода в школу осенью.
        - Это было бы замечательно. - Келли взглянула на Ника, тот улыбнулся в знак согласия. Суровые черты его лица смягчились, и у Келли екнуло сердце. Она с трудом оторвала от него взгляд. - Что же нам делать?
        - Ну прежде всего запаситесь терпением. Когда ребенок говорит, давайте ему возможность высказать все до конца. И что самое важное, не пытайтесь ему помогать. Я знаю, это непросто, но он должен говорить сам.
        - Я так и делала. - Келли приятно было убедиться, что она все делала правильно.
        - Тогда продолжайте, а ко мне пусть он придет через неделю.
        - Отлично. Он будет здесь.
        Келли поднялась и ощутила у себя на талии руку Ника. Он действительно играл роль мужа перед мисс Грэнгер. Ей стало любопытно, как он будет держать себя с ней на приеме перед друзьями и коллегами.
        Судья Смит уже назначил дату приема, оставалась всего неделя. Келли сгорала от нетерпения надеть новое платье и посмотреть на реакцию мужа. Наряд уже подогнали по фигуре, и теперь он висел в шкафу в целлофановом чехле. У нее никогда не было вещи, в которой она чувствовала бы себя неотразимой, и она надеялась на одобрение Ника. Всего одна неделя. Она дрожала от возбуждения.

* * *

        Келли с трудом сохраняла равновесие в черных атласных туфлях на трехдюймовом каблуке, чувствуя себя, как жеребенок, делающий первые шаги. Она очень осторожно направилась к выходу, касаясь стенки, открыла входную дверь и вышла на крыльцо. Боже милостивый, как она волнуется!
        Глубоко вздохнув, Келли вошла обратно в дом и осторожно прикрыла дверь.
        - А я уж думал, ты меня бросила.
        Келли обернулась. Ник стоял на нижней ступеньке лестницы в традиционном черном смокинге с атласной окантовкой. Густые темные волосы были гладко зачесаны назад, что подчеркивало четкие черты его лица. Едва заметная тень улыбки скользила по губам. Он был так красив, что у нее перехватило дыхание.
        Келли нервно сглотнула.
        - Я вышла на минутку, чтобы подышать свежим воздухом.
        Темная бровь вопросительно изогнулась.
        - Ты слишком долго возилась с детьми. - Он смотрел на нее пристально, будто пытаясь вобрать в себя всю, вплоть до мельчайшей черточки.
        - Знаешь, я ужасно боюсь шлепнуться носом в грязь в этих новых туфлях и опозориться. О, Ник, мне так страшно. Может, позвоним и откажемся? Давай скажем, что у меня случился приступ раскаяния, и я вернулась в монастырь.
        - Ну, монашки тебя в таком виде ни за что не впустят.
        Слегка подавшись вперед, она внимательно изучила носки своих туфель, а потом снова перевела взгляд на его лицо. Почему он так смотрит? Его напряженный интерес беспокоил ее, но был значительно приятнее, чем безразличие. Интересно, какое выражение у него будет, если она снимет жакет от этого костюма? Эта мысль привела ее в трепет.
        Его запах, смесь геля для душа и одеколона, обволок Келли. Ее сердце забилось, по всему телу начало растекаться блаженство. А когда он дотронулся указательным пальцем до ее подбородка, подняв его так, чтобы смотреть ей в глаза, ее пробила дрожь.
        - Забудь об этом, Ник.
        Он спрятал ее холодную руку в своей надежной большой ладони.
        - Ты вся дрожишь. Оказывается, и вправду боишься. Все будет отлично, можешь мне поверить.
        В тот момент Келли простила ему всю прежнюю холодность. Она пригладила руками переливающийся атлас своего немыслимо дорогого наряда. Но, поймав на себе завороженный взгляд Ника, решила, что раз этот костюм позволил ей добиться такого эффекта, значит, он оправдывает каждый потраченный на него пенс и ей следует купить еще дюжину таких.

        - Келли, дорогая, вы так раскраснелись от танцев. Почему бы нам не пойти вместе на веранду? Я хочу показать вам наш двор.
        Келли отпила вина и пошла следом за хозяйкой. Полная дама удобно устроилась в шезлонге, и озорной огонек блеснул в ее голубых глазах.
        - У вас прекрасный дом, миссис Смит.
        - Просто Барбара. Миссис Смит - это моя свекровь. И спасибо. Мы очень любим это место. - На минуту она задумалась. - Мне очень жаль Мери-Бет. Вы, должно быть, сильно скучаете по ней.
        - Спасибо. Да, я в самом деле по ней скучаю. Но сейчас стало уже немного легче. Мне уже не кажется, что она вот-вот войдет в комнату. - Внезапная боль сжала Келли грудь. - Возможно, Ник никогда не примирится с этой утратой.
        - Почему вы так думаете? - Собеседница в задумчивости склонила голову набок.
        Келли сделала еще один глоток из бокала. Чтобы ответить на этот вопрос, ей пришлось бы рассказать о том, кто и где спит в их доме. Она решила сменить тему:
        - Вы, должно быть, удивляетесь, что мы с Ником поженились так скоро после смерти сестры.
        - Нет. Ник нам все объяснил.
        - Все? - Он что, рассказал им, что они спят в разных спальнях? Щеки вспыхнули, краска разлилась по всему лицу, и Келли почувствовала, как ее бросило в жар. Она сняла жакет, оставив плечи обнаженными.
        - Он сказал, что вы оба просто проявили заботу о благе детей. - Жена судьи улыбнулась. - Я, как добрый друг, хотела дать вам один совет. Не слишком увлекайтесь самопожертвованием, Келли. Это не принесет добра ни вам, ни Нику.
        - Понимаю. Я очень стараюсь, чтобы наш брак удался.
        Барбара Смит опустила глаза к вырезу платья Келли, и в ее глазах вспыхнула добрая усмешка.
        - Я вижу. Ну, мне пора к другим гостям. Вернемся?
        - Хочу побыть здесь еще немного. Вы не возражаете?
        - Ничуть. Все это несколько утомительно, не правда ли, дорогая?
        Келли кивнула, испытывая благодарность за чуткость. Оставшись одна, она подошла к деревянным перилам веранды и стала вглядываться вдаль.
        - Если вам холодно, то я знаю, как вас согреть.
        Келли вздрогнула от звука незнакомого голоса и обернулась. Лицо тоже казалось новым. Нет, этого человека определенно не было среди тех, кому она была представлена. Но он, очевидно, был из тех, кто знаком с Ником и всеми его друзьями... Она протянула ему руку:
        - Привет. Меня зовут Келли.
        Он сжал ее кисть и не выпускал дольше, чем нужно, поглаживая, большим пальцем. Глаза его скользнули к вырезу ее платья.
        - Дуг Филд. Как я погляжу, вы уже допили свое вино. Возьмите мои бокал, я не трогал его.
        Келли почувствовала легкое головокружение, но решила, что это просто от волнения. Жена юриста должна держаться дружелюбно со всеми его друзьями и коллегами, даже если один из них ставит ее в неловкое положение. Она поставила на стол свой пустой бокал и взяла его.
        - Спасибо.
        - Может, это прозвучит дерзко, но я должен спросить, где вы были всю мою жизнь. - Филд положил свою ладонь на ее руку.
        Келли отпрянула. У нее был небогатый опыт общения с мужчинами, но инстинктивно она чувствовала, что это переходит все границы элементарной вежливости.
        - Честно говоря, я была в монастыре.
        Он засмеялся, обнажив ряд безукоризненных зубов.
        - Да, конечно. Так чем вы на самом деле занимаетесь?
        Келли услышала позади тяжелые шаги, а через мгновение ощутила большие руки мужа на своих голых плечах.
        - А теперь она на самом деле моя жена, Дуг. - Низкий голос Ника дрожал от гнева.
        Филд поднял руки вверх, будто демонстрируя, что безоружен.
        - Извини, Ник. Я не знал, что она занята. Было очень приятно познакомиться с вами, Келли. Поздравляю с удачным замужеством. - Он повернулся и пошел обратно в дом.
        Келли не сразу поняла, почему Филд так поспешно удалился, пока не увидела прищуренные глаза Ника. Тот был в ярости.
        - Что ты здесь делаешь? - спросил он.
        - Мы с Барбарой вышли подышать свежим воздухом. В зале так душно, - ответила Келли, дрожащей рукой теребя цепочку на шее.
        Это движение привлекло внимание Ника к ее костюму. Разве на ней не было ничего поверх этого? Его глаза расширились, и он, казалось, не в силах был оторвать их от ее кремовой кожи, мягких выпуклостей чуть пониже кулона. Кулон? Черт побери... Он стиснул кулак, сгорая от желания погладить гладкое упругое тело... и презирая себя за слабость.
        Ник сунул руку в карман, чтобы Келли не увидела, как та дрожит.
        - Похоже, тебе пришлась по вкусу компания Дуга.
        - Я думала, он твой коллега. Я просто по-дружески с ним общалась, как и подобает жене адвоката.
        Она бросала ему в лицо его же собственные слова.
        - Он помощник адвоката в нашей фирме. Мой совет - держись от него подальше. Он сжует тебя и выплюнет.
        - Я уже большая девочка, могу сама о себе позаботиться.
        - Ты так считаешь? А если он сделает вот так?..
        Ник стиснул ее руки и с силой притянул Келли к себе. Ее маленькие ладони легли на его грудь, и он ощутил через пиджак их тепло. Возбуждающий аромат ее духов окутал его, смешавшись с легким морским ветерком. Этот ее головокружительный запах, казалось, целиком поглотил его. Он взглянул в голубые глаза, казавшиеся невероятно огромными на бледном лице, и потянулся к нему губами.
        Келли воспринимала все как в замедленной съемке. Она затаила дыхание, когда увидела приближающиеся губы Ника. В полуиспуге прикрыла глаза. Это то, чего она добивалась и о чем молилась. Но ее ужасала мысль, что она может попасть впросак. Ей тридцать один, а для нее это словно впервые. Столько лет прошло с тех пор, когда он поцеловал ее в последний раз... Тот почти братский поцелуй на свадьбе не в счет. Что делать? Боже!
        Первое прикосновение оказалось крепким, горячим и... нежным, совсем не соответствовавшим тому гневу, который она только что заметила в его взгляде. Келли ощутила слабый привкус ликера и принялась пить с его губ, и головокружительное легкое блаженство переполнило ее. Его нежнейшие прикосновения пьянили. Он запустил пальцы в ее волосы, и она застенчиво обвила руки вокруг его шеи. Она слышала неровный стук его сердца, когда он еще теснее прижал ее к себе.
        У нее пересохло во рту, когда он кончиком языка мягко провел по ее губам, ее дыхание стало быстрым и прерывистым. Под маской сдержанности в нем таилась страсть. Это открытие придало ей уверенности. Но все разумные мысли окончательно испарились, когда его рука обхватила ее талию. Их тела приникли друг к другу, но этого все равно казалось мало. Келли была на вершине блаженства. Еще никогда она не ощущала в себе столько жизни. Была б ее воля, она стояла бы так вечно.
        Прильнув к нему, она приоткрыла губы. Он замер на мгновение, а потом она почувствовала, как его рука соскальзывает с ее волос. Он отдалялся. «Пожалуйста, не отпускай меня», - подумала она. Келли открыла глаза, ее сердце разрывалось от обиды.
        Ник почувствовал, что его страсть зажгла ее. Теперь ее мягкие губы ждали и манили, и он страстно желал дать ей то, что она хотела. Но ее робкое ответное движение напомнило ему, что она девственница. Не в этом ли он хотел убедиться - в ее полном незнании мужчин?
        Он хотел ее.
        Он никогда еще с такой силой не испытывал примитивное чувство собственника. Он готов был убить парня, прикоснувшегося к ней: Ник на минуту прикрыл глаза, пытаясь восстановить дыхание.
        Эмоциональная зависимость - как раз то, чего он всеми силами пытался избежать. Женщины эгоцентричны и своенравны, и он не хотел влюбляться. Он пытался что-то ей доказать, но вместо этого сам получил урок. Он не смел больше дотрагиваться до нее.
        - Ну? - спросил он.
        Келли потрогала дрожащей рукой свои припухшие от поцелуя губы.
        - Что - ну? Я... я не помню вопроса.
        - Как бы ты справилась с Дутом, если бы он поцеловал тебя?
        Она глубоко вздохнула:
        - Глупости. Он бы никогда так не поступил со мной.
        - Почему ты так уверена? - процедил Ник сквозь зубы.
        - Зачем ему это?
        - Ты в самом деле не понимаешь? - На мгновение он отвел взгляд, а когда снова посмотрел ей в лицо, в его глазах ясно читалась страсть. - Ты - красивая женщина. А поскольку тебе нельзя доверять и оставлять тебя здесь одну, позволь мне проводить тебя обратно, - сказал Ник раздраженно и галантно подставил локоть.
        Келли взяла его под руку. Несмотря на его явное неудовольствие, она пребывала в приподнятом настроении и подарила ему свою самую ослепительную улыбку. Если бы она была ему безразлична или если бы он хотел ее не слишком сильно, он бы никогда ее не поцеловал.
        Теперь, когда она знала, что значит для него хоть что-то, все изменилось. Ей нужно было это замужество, и ей был нужен Ник. Необходимо сделать только одну вещь, и чем скорее, тем лучше. Она должна перебраться из своей постели в его.

        Глава 4

        Келли оперлась одним коленом о матрас, тщательно расправляя простыню на постели Ника. Но голова ее была занята другим. Она взбила подушку, и в воздухе резко запахло его одеколоном. Интересно, каково было бы спать с ним в одной постели, просыпаться рядом каждое утро? Почему он ее отталкивает? Пока нет ответа на этот вопрос, между ними ничего не изменится.
        С самого дня их свадьбы она заходила в эту комнату только затем, чтобы сменить белье. Прижав к себе подушку, Келли рассеянно огляделась. Наискосок от нее стоял роскошный комод красного дерева. На нем расположились туалетные принадлежности: гребень со щеткой, дезодорант, многочисленные флаконы с мужской парфюмерией. Запонки и булавки для галстука аккуратно сложены на кожаном подносе.
        - Что ты делаешь? - менторским тоном осведомился Ник, выходя из душа.
        Он напугал ее. Келли обернулась. Толстый ковер заглушил его шаги. Дверь слева от комода была широко распахнута, и оттуда в спальню вырывались клубы пара. Он стоял прямо перед ней, в белом полотенце, обвязанном вокруг плоского живота. Она еще ни разу не видела его обнаженным. Другим полотенцем он вытирал волосы. Мускулы бугрились и перекатывались при каждом движении. Широкая грудь была густо покрыта волосами. У Келли появилось желание дотронуться до него. От этой мысли перехватило дыхание и по телу прошла дрожь.
        - Стелю тебе постель - Келли сглотнула слюну.
        Он смотрел на нее, не говоря ни слова, и она почувствовала себя нарушителем, застигнутым в неположенном месте. Она сунула большие пальцы в карманы своих узких джинсов, чтобы унять дрожь в руках. Ей стоило немалого труда выдержать взгляд Ника.
        - Зачем ты мне стелешь постель? - Он взглянул на часы, стоявшие на ночном столике.
        Келли проследила за его взглядом и тоже посмотрела время. Пятнадцать минут шестого.
        - Потому что утром я не успела этого сделать из-за выпускной церемонии Скотта. -
«Потому что я - твоя жена и имею полное право здесь находиться!» - подумала она. Ее охватил гнев, подогреваемый уверенностью в собственной правоте.
        Он невольно улыбнулся краешком рта, и напряженность спала. Разве она многого от него требует? С тех пор как он поцеловал ее в гостях неделю назад, он сохранял дистанцию. Этот маленький успех был как лучик света после долгой бури.
        Его улыбка растаяла так же быстро, как и появилась.
        - Ты собираешься на школьный карнавал?
        - Конечно. Мальчики ушли с друзьями. Мы договорились с ними встретиться возле лотка с хот-догами перед ужином.
        Келли отвечала, а сама как зачарованная разглядывала его. Смуглая кожа все еще хранила загар, о котором ей приходилось только мечтать. Она бросила взгляд на его мускулистые ноги - они были покрыты темными мягкими волосками. Более красивого мужчины она и представить себе не могла.
        Ник кашлянул.
        - Думаю, мне лучше одеться.
        Она почувствовала, как заливается краской смущения.
        - Д-да, пожалуй. Одеться не помешает, - пробормотала Келли, однако не смогла оторвать взгляда от его густых спутанных волос и темных загадочных глаз. Что-то поблескивало в их темной глубине.
        - Я собираюсь переодеться сейчас. - Он начал развязывать узел у себя на талии.
        Келли повернулась и выскользнула из комнаты. Нет, она не настолько хорошо подготовлена к этим мирским делам, как думала.
        А что бы он, интересно, делал, если бы она не ушла? Он просто застал ее врасплох. Но в следующий раз она ни за что не покажет своей неискушенности. Ей нужно было проявить твердость и не поддаваться на провокацию. Нужно, чтобы он повсюду ощущал ее присутствие. Рано или поздно он вынужден будет признать, что она - его жена и ее место здесь.

        Ник еще раз объехал квартал в поисках места для парковки, но вокруг здания школы все было забито машинами.
        - Похоже, нам предстоит длительная прогулка. Я могу высадить тебя возле школы. - Он посмотрел на нее.
        - Ничего. Прогуляемся вместе. - Ей необходимо было его присутствие для поддержки при встрече с незнакомыми людьми, которые, конечно же, будут интересоваться новой женой Ника.
        Утром на выпускной церемонии она то и дело ловила на себе любопытные взгляды. Но тогда Ник торопился к себе в офис, и они не стали задерживаться.
        - Что-то не так? - Он подождал, пока отъедет машина, а потом мастерски припарковался.
        Келли вздохнула. Честность и откровенность - непременные атрибуты близких отношений.
        - Я волнуюсь.
        Он вытащил ключ зажигания и обернулся к ней:
        - Почему? Это всего-навсего карнавал - самое масштабное мероприятие по сбору средств. Все, что нам нужно, - тратить деньги.
        - А что подумают люди? Мы совсем недавно женаты, это произошло так скоро после смерти сестры.
        - А если бы ты раньше задумалась о том, что подумают люди, ты бы отказалась от замужества?
        - Нет. - Келли решительно тряхнула головой. - Я и тогда, и сейчас продолжаю считать, что для детей лучше, если у них есть папа и мама, даже если это приемная мать.
        На его лице появилось мрачное отсутствующее выражение. Что ему вспомнилось? Может, он расскажет ей об этом и ему станет легче?
        Он постепенно расслабился.
        - О'Брайен, не беспокойся о том, кто о чем подумает. Я абсолютно уверен... - Он запнулся и тяжело вздохнул. - Я ни в чем не уверен. Это никого не касается. Может, люди и будут что-нибудь болтать, а может, и нет. Что толку об этом гадать?
        Почему-то эти резкие слова принесли ей облегчение. Она была рада, что выговорилась. Беседы полезны для души. Улыбка медленно растеклась по ее губам.
        -Ладно. Пойдем тратить денежки. Я больше не связана обетом бедности.
        - Да, я уже это заметил. Я получил счет за твой костюм. - Он заметил, как она расстроилась, и улыбнулся. - Это я тебя дразню.
        - О, мужское остроумие. - Она все еще чувствовала себя с ним иностранкой.
        - Привыкай, ребята в этом большие мастера.
        Солнце висело уже совсем низко над горизонтом, когда Ник помог Келли выбраться из машины. Стоял теплый июньский вечер. Но Ник знал, что под утро может стать прохладно. Он подумал, не замерзнет ли Келли, и оценивающе оглядел ее мягкий голубой пуловер и джинсы. Он получил счет и за них. Может быть, следовало бы отобрать у нее кредитную карточку? Впрочем, дело было не в деньгах, просто вид ее ног в обтягивающих брюках будил в нем опасные эмоции. Выглядела она отлично, в самом деле отлично. Хлопчатобумажная ткань, будто вторая кожа, не скрывала изгибов бедер и стройных ног. Пушистый пуловер ясно очерчивал холмики грудей. Какие они? Упругие, мягкие и... податливые?
        Его лоб покрылся испариной. Почему-то в мыслях она всегда представала перед ним покрытой с головы до пят чем-то, что полностью скрадывало семейственность. Он никогда не думал, что Келли может быть столь... желанной.
        Ник обвязал свой легкий свитер вокруг шеи, взял под руку Келли и повел по цементированной дорожке. Келли нечаянно слегка задела его руку своей ладонью, и он вздрогнул, словно от электрического разряда. Искушение дотронуться до нее сводило его с ума.
        Пока они пробирались через лабиринт кирпичных зданий и спортивных площадок, на которых были установлены карнавальные лотки и палатки, чуть было не потеряли друг друга в толпе. После этого Нику пришлось взять ее за руку, хотя он и не хотел держаться покровительственно по отношению к ней, но не смог не поддаться импульсу.

        - Как чудесно! Посмотри, здесь есть американские горки. - Келли свободно опустила свою руку в его ладонь и указала на металлический трек, извивающийся над игровыми палатками.
        Он взглянул в ее глаза, блестевшие в свете лампочек, рядами натянутых над головами, и внутри у него что-то дрогнуло.
        - Помнишь тот день, когда мы пошли в парк аттракционов вместо занятий?
        - Не напоминай мне. - Она отвела глаза. Он кивнул и попытался спрятать улыбку.
        - Я не имел в виду твое... состояние после того аттракциона.
        - Ник. - Она тряхнула головой. Непослушные пряди ласкали ей лоб, и щеки, и шею. - Давай покатаемся на американских горках. Пожалуйста.
        Он остановился у кассы и купил длинный рулон билетов.
        - Ну, раз уж ты ела довольно давно...
        - Ты когда-нибудь забудешь об этом?
        - Нет. - То был последний раз, когда он чувствовал себя свободным и беззаботным. - Давай-ка скорее.
        Вагончики американских горок с визгом остановились, и из них, покачиваясь, стали выбираться пассажиры.
        Ник забрался первым, а потом подал руку Келли.
        Вагончики тронулись. Громыхая цепью, кабинка медленно стала продвигаться вперед. Ник боролся с искушением обхватить Келли рукой. Он не доверял себе. На первом спуске она взвизгнула, но тут же смущенно рассмеялась. Она вцепилась в его руку, когда кабинка стремительно рванулась вниз и вбок, отбросив их направо. У него захватило дух, но вот ее рука вернулась обратно на поручень, за который они вместе держались. Еще на одном неожиданном повороте он начал соскальзывать в ее сторону, тщетно пытаясь сохранять равновесие. На следующем повороте она оказалась в его объятиях. Вот черт! Он обнял ее и прижал к себе для безопасности.
        Так она и сидела, прижавшись щекой к его груди, а он крепко держал ее. Ник не смог подавить разочарования, когда настало время отпустить ее. Он ненавидел себя за то, что не в состоянии справиться с собой.
        Ее лицо казалось бледным в свете фонарей.
        - С тобой все в порядке? - Келли кивнула.
        - Но думаю, мне следует немного повременить с хот-догами. - Она прищурила глаза, заметив его улыбку. - Что в этом смешного?
        - Ничего. Просто приятно узнать, что некоторые вещи не меняются.
        - Ой, посмотри! - Келли кивнула в сторону палатки с баскетбольным аттракционом, над которым был выставлен огромный розовый игрушечный медведь.- Интересно, что нужно сделать, чтобы его выиграть?
        - Наверное, сорок два попадания с закрытыми глазами. - Она засмеялась, подхватила Ника под руку и потащила его попытать счастья.
        - Я хочу попробовать, - заявила она. Вся ее теперешняя жизнь, казалось, была одним сплошным аттракционом. Никогда не знаешь, чего ожидать от Ника. С самого их прихода на карнавал он был очаровательным и предупредительным... совсем таким, как во время их первой встречи, таким, каким был в письмах. Ей хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался. Нет, ей хотелось, чтобы Ник оставался таким же и по возвращении домой.
        Он насмешливо взглянул на нее:
        - Ты когда-нибудь играла в баскетбол?
        - Ну... нет.
        - Тогда дай-ка я попробую. - Он повернулся к лысому мужчине, продававшему билеты: - Сколько?
        - Три попытки - пятьдесят центов. За три попадания выигрыш - медведь.
        Келли стояла рядом, опершись на деревянный выступ. Она подавала ему билеты, пока они не кончились.
        - Ладно, Ник. Я не представляла себе, что это так трудно. - Она дрожала на холодном ветру. - Уже поздно. Нам нужно найти мальчиков и отвезти их домой.
        Ник развязал рукава свитера на своей шее и накинул его ей на плечи. Она заметила какую-то одержимость в его глазах.
        - Ты хотела игрушечного медведя. И ты его получишь.
        Как раз в это время из толпы вынырнула Донна Вестфал вместе с двумя мальчиками:
        - Чем занимается Ник? - Тот закатил глаза.
        - А как по-вашему, чем я занимаюсь? Выбрасываю деньги на ветер.
        - Зачем, папа?
        - Потому что Келли понравилась вон та проклятая пушистая штуковина.
        Донна подмигнула Келли.
        - Хотелось бы остаться посмотреть, но Эрика, в конце концов, нужно уложить в постель. - Она засмеялась. - Желаю удачи. До встречи.
        Хозяин палатки кашлянул и выразительно посмотрел на часы.
        - Мистер, в магазине игрушек это вам обойдется дешевле.
        У Ника дернулась щека, и он сжал зубы.
        - Это ведь сбор средств, разве нет?
        - Да.
        - Ну тогда все это пойдет на благие дела. Кроме того, леди желает иметь вот этого медведя.
        Ник вручил мужчине билет из вновь купленных и взял баскетбольный мяч. Он поднял палец, словно оценивая силу ветра, чтобы точно рассчитать бросок, а потом бросил мяч. Тот, медленно прокатившись по краю кольца, упал внутрь.
        Келли заметила, что к ним приблизился Скотт и остановился возле нее.
        - А я и не знал, что папа так любит баскетбол.
        Келли приложила палец к губам.
        - Тсс. Не отвлекай его.
        Перед второй попыткой Ник перекрестился. Он толкнул мяч вперед, и тот, отскочив от щита, ударился о передний край кольца и затем упал внутрь.
        Келли подала ему третий мяч. Подпрыгивая от возбуждения, она поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку…
        - На счастье.
        Он ударил мячом об землю, потом качнул на руке, будто прикидывая его вес. Наконец толкнул его вперед. Описав плавную дугу, мяч провалился сквозь сетку.
        Ник Де Корс потряс в воздухе рукой, сжатой в кулак.
        - Есть! Прямо в цель.
        - Классный бросок, па.
        - Получилось! - Келли обняла Ника.
        Скотт похлопал его по спине.
        - Так держать, па. А что ты выиграл?
        - Видишь ту большую розовую штуку? - улыбнулся Ник.
        Скотт посмотрел вверх, а потом с недоверием уставился на отца.
        - Ты потратил столько денег на... это? - Он положил руку отцу на плечо: - Па, нам нужно поговорить как мужчина с мужчиной.
        Владелец палатки вручил Нику медведя, и тот взглянул на Келли, словно прикидывая, сможет ли она его унести.
        - Он почти с тебя ростом. Давай попросим Скотта дотащить его до машины.
        Мгновение лицо Скотта ничего не выражало, потом он улыбнулся:
        - Отлично, па. - Но по мере того как смысл просьбы начал доходить до мальчика, на его лице появился ужас. - Ни за что. Если кто-нибудь из моих друзей увидит меня с этим...
        - На это дело можно взглянуть с другой стороны, - сказала Келли тоном заговорщицы. - Подумай о девочках - ты привлечешь к себе столько внимания, когда будешь идти с моим медведем.
        Скотт улыбнулся:
        - Ах вот ты как, тетя Келли. Но потом все долго будут это вспоминать, а мне через пару месяцев в высшую школу.
        Келли улыбнулась ему в ответ - произошло маленькое чудо: она перебрасывается шутками со своим строптивым племянником. Она уже и не надеялась, что когда-нибудь станет полноправным членом этой тесной компании. Келли просто кипела от радостного волнения.
        Брэд убежал немного вперед, а она, проскользнув между Скоттом и Ником, взяла обоих под руки.
        - Ну тогда придется отцу его нести...
        - Я еще надеялся поработать адвокатом в этом городе. - Ник изобразил на лице оскорбленное самолюбие. - Представляю себе реакцию в зале, когда мне придется представлять в суде следующее дело: «Не тот ли это парень, что таскал большого розового медведя на карнавале? Да, такому, несомненно, можно доверять».
        Брэд внезапно остановился, и Скотт с разгона налетел на него сзади.
        - А мы можем п-попросить нам его доставить?
        - Это же не пицца, остолоп. - Скотт постучал брата по лбу.
        Тот не замедлил отплатить той же монетой, и между ними завязалась борьба.
        - Ник, может, нам их разнять? Кто-нибудь может пораниться.
        - Пусть. Они этим все время занимаются.
        Она взглянула на него и захихикала. Ее мужественный супруг с нелепым игрушечным зверем выглядел просто неподражаемо. Кто бы мог подумать, что глупая игрушка -
«пушистая штуковина», как назвал ее Ник, - может так сблизить их?

* * *

        - Ну почему мне нельзя покататься на коньках? - Скотт навалился всем телом на сушилку. Внешне он был очень похож на отца. Когда-нибудь этот парень разобьет много сердец.
        - Я не сказала, что нельзя. Я сказала, что сама тебя отвезу. Мне все равно нужно забрать Брэда после сеанса у логопеда.
        Келли переступила с ноги на ногу на цементном полу, почувствовав, как замерзла. Развешивая носки, она бросила взгляд на враждебное лицо племянника.
        - Я тебе уже сказал - меня отвезут, - заявил он, вздохнув нарочито громко.
        - А я тебе сказала, что боюсь отпускать тебя с незнакомым человеком за рулем.
        - Мэт - старший брат Марка, и он отлично водит машину.
        - Но я все-таки его не знаю.
        - Черт побери...
        Келли непроизвольно вздрогнула. Пора пресечь этот дерзкий тон. Он уже настолько сердит, что ей нечего терять.
        - Пожалуйста, не говори так. Это меня обижает.
        - У меня это само собой вылетает, когда ты мне не позволяешь делать то, что совершенно безопасно.
        - Но я буду волноваться. - Может быть, она перегибает палку? Способна ли она найти компромиссное решение, которое устраивало бы их обоих? Если она уступит Скотту и с ним что-нибудь случится, Ник никогда ей не простит. Она сама себе не простит.
        - Так мне можно пойти или нет?
        Она на минутку задумалась.
        - Да, если у меня будет возможность познакомиться со старшим братом Марка. Если нет, я сама тебя отвезу и заберу.
        - О, это уж совсем ни в какие ворота. Я не могу встречаться со своими друзьями, пока моя приемная мамочка не познакомится с Мэтом! - Его голос сочился сарказмом.
        Этот тон окончательно вывел Келли из себя:
        - В таком случае ты никуда не поедешь.
        Глаза Скотта потемнели, а руки сжались в кулаки. Его долговязое тело тряслось от ярости.
        - Ты просто сука.
        Келли едва не задохнулась от изумления.
        - Не смей со мной так разговаривать! Убирайся в свою комнату.
        - Черта с два! - Он повернулся и побежал вверх по ступенькам.
        Несколько минут она не могла двинуться с места. Даже если бы он ее ударил, это бы ее не так ошеломило. Слезы жгли ей глаза, но она так разгневалась, что даже не могла плакать. Келли ринулась вверх по ступенькам вслед за мальчиком и услышала голоса:
        - Но, папа...
        - Не важно, что ты делал раньше, теперь ты должен слушаться Келли.
        Через дверь столовой она видела, как Скотт разговаривает с Ником. Почему Ник так рано вернулся с работы? Услышав шаги Келли, оба повернули головы в ее сторону. Скотт одарил ее враждебным взглядом и направился к двери.
        Келли кинулась мимо Ника, не замечая, как скользкий линолеум перешел в мягкий плюшевый ковер. Она была слишком сердита, чтобы обращать на это внимание. В коридоре она увидела, как Скотт остановился возле скамеечки, где восседал розовый медведь, которого они принесли с карнавала. Мальчик бросил на нее взгляд, а потом дал пинка зверю, сбросив его на пол, и вышел, хлопнув дверью.
        - Нужно его догнать.
        Келли бросилась было к выходу, но почувствовала, как ее схватили за руку. Ник развернул ее лицом к себе.
        - Ему лучше побыть одному. А тебе следует кое-что понять.

        Глава 5
        - Что я должна понять?
        Келли наклонилась, подняла медведя и усадила обратно на скамеечку, потом заботливо поправила широкую розовую атласную ленту у него на шее. У нее возникло ощущение, что Ник готов стереть ее в порошок. Она встретила его взгляд, изо всех сил стараясь сохранить твердость.
        - Скотт уже привык сам заботиться о себе и о Брэде. Даже до того, как Мери-Бет заболела, - она работала и подолгу не бывала дома.
        Келли вздрогнула. Ее сестре успешно удавалось вести домашнее хозяйство, воспитывать детей и работать. А ей не под силу справиться даже с одним вспыльчивым четырнадцатилетним парнишкой, не вызвав при этом третьей мировой войны.
        - Ну и что?
        - Постарайся взглянуть на такие вещи глазами Скотта. Уже долгое время он принимает решения самостоятельно и довольно успешно с этим справляется. И вдруг кто-то начинает указывать, что ему делать. Согласись, тут есть повод для обиды.
        - Ты хочешь сказать, что, если он соберется прыгать с Бруклинского моста, я должна пожелать ему хорошо провести время?
        Ник стиснул зубы, и она увидела, как начала дергаться его щека. С видимым усилием он расслабил плечи.
        - Я совсем не об этом говорю, и ты это знаешь. Ты можешь попытаться пойти ему навстречу?
        - Мне казалось, я так и поступаю. Я предложила отвезти его.
        - А ты не можешь понять, насколько это для него унизительно?
        - Значит, вся моя вина в том, что я пытаюсь его оберегать. Скажи точно, что ты от меня хочешь? Мне запрещено появляться в твоей спальне, мне не разрешается делать замечания Скотту. Я что, просто домработница? Может быть, проверишь, хорошо ли выстираны носки?
        - Ты перегибаешь палку.
        - Кто? Я? - Келли почти кричала, но ей было уже все равно. - Если кто-то и вышел из-под контроля, так это твой, сын. Он, случайно, не сообщил тебе, как он меня назвал?
        Ник поджал губы.
        - Я слышал.
        - И это нормально? Его дерзкий тон, его неуважение к старшим, к женщине - все это простительно, потому что он самостоятельный?
        - Он будет наказан, не волнуйся.
        - Каким образом? - Ее глаза с подозрением сузились.
        - Он никуда не выйдет из дома.
        - Как долго?
        - Сегодня и завтра.
        - И это все?
        - А что ты хочешь?
        - О... за это он всю жизнь должен сидеть под домашним арестом.
        Уголок его рта на мгновение слегка приподнялся.
        - Значит, он целыми днями будет дома - здесь, с тобой.
        - О! Пожалуй, это не совсем меня устраивает. Но и того, что предлагаешь ты, недостаточно. Может быть, ты должен вымыть ему рот с мылом!
        - С некоторых пор я не уверен, что намного сильнее его.
        - А ты попробуй.
        Келли бросила взгляд на его широкую грудь и мощные бицепсы, выпиравшие из-под белой рубашки с короткими рукавами. Скотт пока еще был мальчишкой и явно уступал в силе отцу - взрослому мужчине. Даже сейчас, при всем своем раздражении, она ощущала, как от его вида у нее перехватывает дух.
        Она двинулась к входной двери, потом остановилась и взглянула через плечо.
        - Ник? А ты когда-нибудь думал, что для меня это все совершенно ново? Мне никогда раньше не приходилось нести ответственность за подростка.
        - Ты куда идешь? - Его голос был хриплым от укоризны и... беспокойства?
        - Кажется, мы со Скоттом похожи. Мне тоже захотелось отсюда сбежать. Брэд на приеме у логопеда.
        - Когда ты вернешься?
        - Когда рак на горе свистнет.
        Келли вышла и хлопнула за собой дверью. Словно в тумане понеслась по дорожке и свернула на обсаженную деревьями аллею. Будь он неладен, этот Ник! От него совсем никакой поддержки.
        Она не вернется обратно. Пусть Ник немного поволнуется, ожидая ее возвращения. Но он, наверное, и не заметит, что ее нет, пока у него не кончатся чистые носки...
        Она шла быстро, порывисто. Тротуара не было, так что пришлось идти по извилистой тропинке, проторенной через участки, засаженные травой и разделенные подъездными дорожками. Вскоре Келли стала задыхаться и замедлила шаг.
        Сквозь густую листву пробивался неяркий солнечный свет. Устав от быстрой ходьбы, Келли почувствовала, что ее гнев тает под полуденным солнцем. Раздражение иссякло так же, как и силы. Очутившись на зеленой лужайке, она рухнула на скамейку.
        Снова и снова Келли прокручивала в мозгу слова Ника. Он был недоволен тем, как она обращается со Скоттом. Она подвела его. Что бы она ни делала, он никогда не бывает доволен.
        Но как быть с мальчиками? Если она уйдет от Ника, значит, она и их бросит. Особенно жаль маленького Брэда. Она не может его покинуть. И у Скотта как раз начался переломный возраст.
        Ей вдруг припомнилось обиженное выражение его лица и то, как содрогалось от избытка чувств его тело. У парня явно было желание кого-нибудь ударить, вот он и нагрубил. А разве она сама вела себя лучше? А ведь она - взрослый человек. Научится она когда-нибудь себя контролировать?
        Нужно будет подыскать ключик к племяннику. Ей следует быть в курсе его дел и ни в коем случае не упускать подростка.
        Но как быть с Ником? Было ли ошибкой выходить за него замуж? Но как раз это изменить уже невозможно.

        Ник услышал, как тихо открылась и закрылась входная дверь. Он прислушивался, не вернулась ли Келли, с самого момента ее ухода. Наконец-то напряжение, которое он ощущал, как ему казалось, долгие часы, ослабло, как спущенная струна. Он пошел ей навстречу.
        Келли стояла в дверях под лампой, глядя на розового медведя и не замечая его взгляда. Свет образовал нимб вокруг ее блестящих золотистых волос, но Ник знал, что она совсем не ангел. Он вспомнил, как сверкали прекрасные голубые глаза, перед тем как она вылетела из дома. Он вновь ощутил мучительное чувство тревоги, охватившее его после ее ухода.
        Он видел, как она берет записку, приколотую к атласному банту игрушечного медведя, и разворачивает ее. Удалось ли ему передать на клочке бумаги то, что он хотел? Главное - не воспринимать всего этого всерьез. Он пытался обезоружить ее шуткой, завоевать ее остроумием. Но ему не нужно ее завоевывать. Он привык ни на кого не рассчитывать, однако ради мальчиков...
        Он понял только то, что испытал огромное облегчение после ее возвращения домой.
        Келли подняла глаза и увидела его. Улыбка тронула ее пухлые губы, и она потрясла в воздухе запиской.
        - «Прости мне мою неуклюжесть». Мило, Ник, но очень банально.
        - Кажется, эти пропащие души пошли кататься на коньках?
        - Что касается того, почему я ушла.
        - Ты имела полное право рассердиться.
        - У меня отвратительный характер - это беда всех рыжих. Я все обдумала, поставила себя на место Скотта. Я не виню его за то, что он не сдержал досаду. Но должна признаться, что меня... оскорбило то, как он меня назвал. И по-прежнему оскорбляет.
        - Тетя Келли...
        Она обернулась, удивленная присутствием Скотта.
        - Я не знала, что ты здесь.
        Скотт спустился с лестницы, но держался поодаль от нее. Набрав воздуху в легкие, он скороговоркой выпалил:
        - Извини меня за то, что я так тебя назвал. У нас с папой был разговор.
        - Извинения приняты. Мы оба были хороши. - Она подала мальчику руку: - Мир?
        Он улыбнулся и, протянув руку, шагнул навстречу.
        - Ладно.
        - Но чтобы больше этого не было, иначе я вымою тебе рот с мылом.
        Его робкая улыбка стала шире.
        - С какими войсками?
        - Не стоит меня недооценивать.
        - Не буду.
        - Я тоже не буду. - Ник кашлянул. - Ты голодна? Ты не ужинала.
        - Надо же, совсем об этом забыла! - Она хлопнула себя по лбу. - Сейчас быстренько что-нибудь приготовлю.
        - Мальчики уже поели. Я ждал тебя. - Он не стал говорить Келли, что собирался поесть, но кусок не шел ему в горло.
        Ее глаза просветлели. Она протянула было к нему руку, но тут же отдернула ее.
        - Это... отлично. Что у нас на ужин?
        - Я готовлю только одно блюдо - спагетти.
        - Ты успел приготовить спагетти?
        - Я сегодня рано вернулся с работы. Забыла?
        - О да. Но я забыла спросить почему.
        - Мне хотелось немного побыть с мальчиками перед их завтрашним отъездом в лагерь.
        - Отличное наказание для Скотта, - сухо заметила Келли.

        Келли попыталась сосредоточиться на чтении - уже в который раз. Дом опустел без мальчиков. Она сильно скучала по ним.
        Кто бы мог подумать, с улыбкой рассуждала она. Первые несколько дней без детей были сплошным наслаждением. Но сейчас отдала бы все на свете, чтобы услышать наверху знакомый топот.
        Раздался звонок в дверь. Келли соскочила с дивана в гостиной и поспешила к двери.
        - Привет, Донна.
        - Извини, что вламываюсь без предупреждения, но я как раз возвращаюсь домой из магазина, а Эрик просил меня узнать, не хочет ли Брэд прийти к нам на ночь.
        - Заходи. - «Прошу», - добавила Келли про себя. Наконец-то можно с кем-нибудь переброситься словечком. - Думаю, Брэд пошел бы с удовольствием, но сейчас он в лагере.
        - О, Эрик, наверное, забыл, ему так скучно, что у него просто возникла отчаянная надежда.
        - У тебя найдется время для стаканчика чая со льдом?
        - Конечно.
        Келли повела гостью через комнаты на кухню.
        - Я только уберу свою книгу. Присаживайся. - Келли зашла в свою комнату.
        Донна, поскрипывая тапочками, последовала за ней.
        - Я и не знала, что вы с Ником сделали кабинет.
        Келли положила книгу на свой ночной столик. Она обернулась и увидела, что ее подруга держит в руках ночной халат. Увидела, как та оглядывает мелочи, разбросанные повсюду. Она точно уловила момент, когда Донна догадалась, что они с Ником живут раздельно.
        - Думаю, ты удивляешься... - У Келли вырвался нервный смешок, и она уперлась взглядом в дверь за спиной Донны, - На самом деле все не так уж плохо.
        - Это не мое дело.
        Но Келли продолжала свои бессвязные объяснения, будто и не слышала слов приятельницы:
        - Ник подумал, что после монастыря и всего прочего так будет... ну.... спокойнее.
        - Так это была не твоя идея?
        - Хм, нет. Он просто пытался проявить деликатность. - Келли тяжело вздохнула. Она так долго скрывала свои чувства, что сейчас ощутила непреодолимую жажду выговориться. - Донна, он отталкивает меня, и я не знаю, как найти с ним контакт. Мне нужен совет.
        - Ты девственница? - Донна, смутившись, улыбнулась. - Глупый вопрос. Конечно, да.
        Келли не смела поднять глаз.
        - Ты так говоришь, будто это какая-то болезнь.
        - В наши дни и в твоем возрасте - да.
        - Спасибо. Мне стало значительно легче. Если у болезни есть название, то должно быть и лекарство. И что мне делать?
        - Ты не должна допустить, чтобы так продолжалось, - это уж точно. Это неестественно.
        Донна несколько минут молчала, будто что-то взвешивая в уме. Потом она улыбнулась коварной улыбкой, скорее пугающей, нежели приятной:
        - Соблазни его.
        - Прости, что? - У Келли округлились глаза.
        - Затащи его в постель, ну сама понимаешь.
        - Нет. Не понимаю. Боюсь, я не читала «101 способ обольщения».
        - Ладно, я тебе объясню. Первым делом избавься от мальчиков, только на ночь.
        - Они уехали на неделю. В лагерь. Забыла?
        - Отлично.
        - Не уверена. - Келли закусила губу. - С тех пор как они уехали, Ник каждый день работает допоздна.
        - Это хороший признак.
        - Почему ты так решила?
        - Он явно избегает тебя. - Келли по-прежнему смотрела непонимающим взглядом, и Донна, тяжело вздохнув, пояснила: - Боится оставаться с тобой наедине.
        - Но почему?
        - Потому что дурак. Откуда я знаю почему? Может быть, он боится девственниц. - Донна неожиданно улыбнулась. - Это довольно глупо, если задуматься. Но ты, наверное, из тех, кто должен...
        - Что должен? - расширила глаза Келли.
        - Не важно. Вот что тебе нужно сделать. - Донна заговорщически подалась вперед. - Организуй романтический ужин - свечи, цветы, вино.
        - А как я заманю его на эту... трапезу? Я не смогу этого сделать.- Келли скрестила руки на груди.
        - Сможешь. Скажи, что случился пожар; в каком-то смысле это даже не будет обманом. Он непременно случится, если ты сделаешь то, что я тебе говорю.
        - Ладно. Допустим, он придет. И дальше что?
        - Самое главное - это одежда. А точнее, ее отсутствие.
        У Келли перехватило дыхание.
        - Я? Голая? - Ее глаза округлились, и она уставилась на кухонный стол. - Здесь?
        - Нет. - Донна вздохнула. - Секс на кухне - это курс для продолжающих. Сейчас жарко и влажно, ведь так?
        Келли неуверенно кивнула, не понимая, куда клонит Донна.
        - Надень что-нибудь легкое - короткие шорты, маечку, но ни в коем случае не надевай бюстгальтер.
        - Но без бюстгальтера я чувствую себя голой.
        - Вот это как раз то, что нужно. Спрячь его в подвале, надень его себе на уши, сожги - все равно. Но не носи его.
        - И что дальше? - Келли нахмурилась.
        - Пусть природа возьмет свое.
        - Ты думаешь, это подействует?
        - Насколько я знаю этого итальянского... быка, должно подействовать.
        Может быть, Донна и права. Может быть, ей следует слегка подтолкнуть Ника в нужном направлении.
        Она подумала обо всех ночах, проведенных в одиночестве в холодной постели. Она хотела испытать радость быть женщиной. Она хотела Ника. И она должна убедить его, что тоже ему необходима.
        - Я так и сделаю, - сказала она.
        - Вот это настоящий разговор. У тебя все получится, нужно только настроиться. - Донна поднялась, собираясь уходить. - Удачи.
        Келли обхватила руками колени.
        - Она мне ох как понадобится.

        - Келли? Где ты? Что случилось? - Ник закрыл заднюю дверь и ринулся через темную кухню. Он замер на пороге столовой.
        Зажженные свечи освещали парадную фарфоровую посуду и столовое серебро на столике вишневого дерева. На ирландской клетчатой скатерти стояли приборы на двоих. Цветочный аромат привлек его внимание к простому букетику гвоздик и незабудок.
        - Келли, ты где? - снова позвал он.
        Звуки нежной музыки доносились отовсюду из стереоколонок.
        - Ник? - Она прошлепала босыми ногами через коридор и ступила на ковер, расстеленный в столовой. - Ты уже дома? - Она застенчиво улыбнулась и провела пальцем по спинке стула.
        Она стояла всего в футе от него, и он хорошо видел ее большие голубые глаза, теплые и приветливые. Он не мог припомнить, когда в последний раз Мери-Бет так встречала его, если подобное вообще случалось. Он постарался подавить в себе радость, возникавшую у него всякий раз при виде Келли, - чувство, которое сводило на нет всю его осмотрительность. Он не хотел привыкать к ощущению спокойствия и доверия.
        - Да. Секретарша передала мне твою просьбу немедленно прийти домой. Что это? Я почти ничего не вижу. С электричеством что-то не в порядке? - Он щелкнул выключателем на стене, и люстра мгновенно залила комнату светом.
        - Я накрыла ужин. - Она моргнула и жеманно приподняла одно - он не поверил своим глазам - почти обнаженное плечо.
        Тоненькая бретелька соскользнула. Его взгляд опустился ниже, охватив мягкие контуры грудей, обтянутых тонкой материей. Он смотрел, затаив дыхание и ощущая напряжение в паху. Ее тугие соски отчетливо проступали через трикотаж... Боже правый, похоже... у нее ничего нет под этой маечкой. Он видел закрытые белые лифчики, сушившиеся в подвале. У нее их много. Так где, черт побери, ее нижнее белье? Может быть, какие-нибудь непредвиденные обстоятельства.
        - Что-нибудь случилось со стиральной машиной?
        Она склонила голову набок.
        - Нет, а что?
        - Потому что ты... У тебя нет... - Сделав над собой усилие, он встретился с ней глазами. - Не важно. Когда будем ужинать?
        - Как только ты переоденешься. Не хочешь надеть что-нибудь удобное?
        Поскольку рассматривать ее сверху было небезопасно, он сосредоточился на ее миниатюрных шортах. Окинул взглядом ее стройные ноги вплоть до кончиков носков. Голые ноги и... Кровь опять начала бешено пульсировать у него в жилах. Это тоже небезопасно. Он откашлялся, пытаясь овладеть собой.
        - Я надеюсь, специальный костюм для ужина не обязателен.
        - Конечно, и так слишком жарко.
        - Мадам, как вы правы!
        Ник бегом поднялся по лестнице в свою комнату. Но как бы быстро он ни удирал, взгляд ее невинных глаз и образ прекрасного тела преследовали его. Рано или поздно он должен будет снова к ней спуститься. У него пересохло во рту. Черт побери! Он не должен так о ней думать. Она была монахиней. Черт! Кого он пытается обмануть? Она давно ушла из монастыря, и она - его жена.
        Ну и что? Формальная бумажка не дает права ему... им... Он не собирался допустить близости с ней. Он не мог идти на риск, привязаться к ней. Однако он не предполагал, что будет испытьвать к ней такое влечение. Думал, что сможет спокойно жить с ней под одной крышей.
        Он надел шорты и майку и, успокоившись, спустился вниз. Повернув налево в столовую, он заметил, что лампы снова выключены. За каким чертом она это делает?
        - Келли, ты что, экономишь электроэнергию? - Он возвышался в дверях, глядя, как она наливает вино в бокалы. - Уж поверь, я в состоянии платить по счетам.
        Келли в испуге оторвалась от своего занятия.
        - Все должны вносить вклад в экономию электроэнергии. Ты что-то имеешь против?
        - Я предпочитаю видеть, что я ем. - Он уселся во главе стола.
        - Все равно не сможешь понять - я освоила новый рецепт.
        Она пошла на кухню и вернулась с длинной плоской кастрюлькой. Поставив ее справа от Ника, взяла его тарелку и положила на нее кусочек чего-то похожего на лазанью. Наклонившись, чтобы поставить перед ним тарелку, она коснулась своей мягкой, не скованной бюстгальтером грудью его плеча. Он стиснул пальцы, стараясь унять дрожь в руках.
        - Я забыла про салат.
        Келли поспешила на кухню. Ее маленькая тугая грудь подскакивала в такт движениям, и его тело окончательно вышло из-под контроля. Когда она вернулась, он затаил дыхание, ни в силах отвести глаза.
        Она села за стол и двумя глотками опорожнила свой бокал. Потом перевела на него сияющий взгляд.
        - Умираю от жажды. Здесь так жарко.
        - Да. Ты мне уже это говорила. - «Как будто нужно напоминать об этом», - раздраженно подумал он.
        Ее блестящие волосы соблазнительно падали на обнаженные плечи. Ему хотелось погрузить руки в эти мягкие густые кудри. Келли смахнула огненную прядь с разгоряченного лица и вновь наполнила свой бокал. Понимает ли она, что сводит его с ума?
        Он взглянул на свой бокал.
        - Думаю, что мне лучше выпить пива.
        - Я принесу. - Она начала подниматься.
        - Нет! - Он стиснул зубы. - Сиди спокойно. Ты все время скачешь, и я хочу сказать, ты только что села. Расслабься. - Он направился к холодильнику.
        Ник вытащил бутылку с длинным горлышком и присел на стойку, отыскивая в ящике открывалку. Келли подошла бесшумно, и его обдало свежестью духов, когда она дотронулась до его руки. Он неохотно перевел на нее взгляд.
        - Ник? - Ее дыхание участилось, широко распахнутые глаза были полны надежды.
        Вдруг до него дошло. Этот ужин всего лишь - обольщение, женская ловушка. Он должен был сразу все понять. Она такая же, как и все.
        - Ничего не выйдет. Я не желаю ничего такого.
        - Какого? - Келли бросила на него быстрый виноватый взгляд и уставилась на полку за его спиной. - Я только приготовила ужин.
        - Цветы? Вино? Полумрак? - «Отсутствие лифчика», - раздраженно подумал он. Она вздрогнула словно от удара.
        - Я просто пытаюсь быть твоей женой, Ник. Но ты должен мне помочь. У меня ведь совсем нет опыта.
        - У меня есть. И больше я не хочу.
        - Тогда зачем ты на мне женился? Только из-за мальчиков? - Ее голос сорвался, она замолчала и быстро отвернулась.
        Но он успел заметить слезинку, стекавшую по ее щеке. Услышал, как она икнула, а потом открыла воду в раковине.
        - Ты плачешь? - Она замотала головой.
        - Да, ты плачешь. На тебя всегда нападает икота, когда ты плачешь.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я помню.
        - Теперь все изменилось. - Она закрыла кран и снова икнула.
        Как он хотел, чтобы в ней проснулся ее ирландский дух. С ее гневом он мог совладать. Но это... Он чувствовал себя абсолютно беспомощным, когда она плакала.
        - Келли. - Он взял ее за руку. Она попыталась вырваться, и на щеке блеснула еще одна слезинка. - Не надо.
        Он только успокоит ее - вот и все. Он взял ее лицо в руки и провел большими пальцами по щекам.
        Она отступила, прижавшись спиной к холодильнику.
        - Я не хотела. - Ее губы дрожали.
        - Знаю. - Он придвинулся к ней вплотную и обнял.
        Первое прикосновение к ее губам прошло электрическим током по всему телу. Он услышал ее слабое всхлипывание и ощутил соленые слезы на своих губах. Подняв голову, посмотрел в ее печальные глаза и возненавидел себя за то, что заставил ее плакать. И он выкинул из головы все, кроме желания загладить вину.
        Келли никогда еще не испытывала такого унижения... даже тогда, когда он поместил ее в отдельной комнате. Да, она хотела, чтобы он целовал ее этой ночью, но с любовью, а не с жалостью. Сейчас ей хотелось только одного - поскорее ускользнуть от него и где-нибудь спрятаться.
        Он опять наклонил голову, как будто не чувствуя ее сопротивления. Он заворожил ее своим глубоким взглядом. Она стояла неподвижно, как камень, но ее сердце пустилось вскачь, когда она снова почувствовала на губах его нежное прикосновение. Он все сильнее прижимался к ее губам, и она заметила, что его дыхание участилось, когда она слегка склонила голову, чтобы ответить на его поцелуй.
        Это прикосновение было нежным, чудесным, живительным для ее иссохшейся души. Она не могла отказать себе в этом маленьком наслаждении. Она нерешительно дотронулась языком до его верхней губы. Он на мгновение застыл. Ее рука опустилась прямо на его сердце, и он вздрогнул.
        Он привлек ее поближе, и она с трепетом ощутила, как что-то твердое вдавилось ей в живот. Но это - свидетельство того, что он неравнодушен к ней. Она нежно гладила руками его грудь, глядя, как до черноты потемнели его глаза. Он развел в стороны ее руки и чуть сдавил пальцами ее грудь.
        Она застонала и нетерпеливо рванула ткань вверх, убирая тончайшую преграду. И снова его руки были на ее груди, теплые и уверенные. Большими пальцами он гладил ее соски, пока они не превратились в твердые возбужденные комочки; ее грудь стала напряженной, набухшей, горячей. Слегка подавшись вперед, она словно пыталась рассказать ему о тех чувствах, которые не могла выразить словами. Его сильные пальцы ласкали ее мягкое тело, вызывая приятное тепло.
        Она услышала негромкий стон и не сразу поняла, что этот стон наслаждения исходил от нее самой...
        -Келли... - Ник прижал ее к себе, придавив ее грудь своей - крепкой, как стена.
        Его губы, твердые, настойчивые, снова припали к ее рту, язык, раздвинув ее губы, ворвался внутрь. Движение было грубым и страстным. Она подняла руки и сомкнула их на его шее. Все ее тело стремилось к еще большей близости. Когда он поднял голову, дыхание его было прерывистым, под стать ее собственному.
        - О, Ник... - Она почти шептала. Она с трудом разомкнула отяжелевшие веки. - Это совсем как в тот раз. Помнишь?
        Он застыл. Ей захотелось вернуть слова обратно, но было слишком поздно. Она разрушила чары. Он отстранился от нее и на минуту прикрыл глаза, глубоко вздохнув. Когда он открыл их, его чувства уже были под полным контролем, страсть угасла.
        - Извини. Я не хотел этого. - Он провел рукой по волосам. - Я не могу. Прошлое... О черт. - Он повернулся и вышел из комнаты.
        Келли испустила вздох отчаяния. Она прикрыла глаза и вздрогнула, вспомнив его прикосновения... Все это когда-то уже было. Как и сегодня, Ник ее хотел, но тогда она была слишком молода и испугалась этих чувств. Она толкнула его прямо в объятия собственной сестры. Они любили друг друга, а Мери-Элизабет встала между ними.
        Келли знала, что неопытна во многих отношениях, но она никогда не была глупа. Она любит его и после сегодняшнего вечера уверена в одном: Ника влечет к ней со всем пылом его темперамента. Он так же нуждается в любви, как и она. Если они не сблизятся, брак обернется для них бедой. Она не собиралась снова его потерять. Она сделает все, что в ее власти, для их счастья.
        Нужно время, подумала она. Просто необходимо еще немного времени, чтобы показать ему, что он может пережить свою утрату и быть счастливым, как прежде.

        Глава 6

        Келли вошла в коттедж и поставила чемодан на дощатый пол. Спертый воздух будто стоял перед ней сплошной стеной. Добро пожаловать на побережье Джерси!
        - Тут... уютно.
        - Ну и развалюха. - Скотт прошелся по плетеному ковру в центре жилой комнаты и заглянул в холл.
        - Как п-получилось, что мы не м-можем занять тот дом, что обычно? - Брэд стоял на пороге.
        - Папа сказал, что он снят. - Келли обняла мальчика за плечи.
        - Т-тот дом был б-большой. У м-мамы даже была отдельная комната. Она сказала, что она ей н-нужна для ее вещей.
        Келли заинтересовало замечание ребенка. Конечно, он имел в виду, что в другой спальне мама просто хранила свои вещи. Мери-Элизабет и Ник любили друг друга. И конечно, такого темпераментного мужчину, как Ник, вряд ли устроило бы отсутствие жены в его постели.
        Скотт снова возник у входа в крошечную кухню.
        - Здесь вообще всего одна спальня.
        - Одна спальня? Ты уверен?
        Казалось, Ник чуть-чуть взволнован. Он остановился возле Брэда, поставил чемодан и понес сумки с продуктами к холодильнику. Красная футболка прилипла к его спине, а от долгого сидения за рулем на брюках под коленками и в паху залегли глубокие складки.
        Скотт закатил глаза:
        - Да, я повсюду смотрел. Тут довольно трудно чего-нибудь не найти. Где мы все, интересно, будем спать?
        Келли затаила дыхание и переплела пальцы. Ник подошел к дивану в холле и приподнял одну из подушек.
        - Из этого-получается кровать. Мы с Келли будем ночевать здесь, а вы, парни, займете комнату.
        Тяжесть разочарования сдавила ей грудь.
        - Ну, па, - запротестовал Скотт. - Вы, старики, в восемь будете залезать в постель, а нас пошлете в свою комнату читать или еще что-нибудь. Скоро в школу, и я не смогу допоздна смотреть телевизор. Это моя последняя возможность.
        Ник прислонился к стене возле окна и скрестил руки на груди. С задумчивым выражением лица он обдумывал слова сына.
        - Ладно. Вы, ребята, займете общую комнату. - Он приподнял темную бровь и вопросительно посмотрел на Келли.
        Она нарочито небрежно пожала плечами. Но внутри у нее все пело. И тут до неё дошел смысл произнесенной Скоттом фразы, и она пронзила его взглядом:
        - Как ты сказал? Старики?
        - Ну сама знаешь. - Он ухмыльнулся. - Это такие пожилые люди на вороньих ногах с седыми волосами.
        - У меня нет седых волос. - С высоко поднятым подбородком Келли отошла от двери и уселась на стул.
        Скотт подошел к ней и начал внимательно рассматривать ее затылок.
        - Есть, конечно. - Он поднял прядь. - Вот они.
        Она отдернула голову и поправила прическу.
        - Седых у меня нет. Но по правде говоря, даже если б они у меня были, то кто, по-твоему, в этом виноват?
        Скотт подскочил к младшему брату:
        - Это Брэд, и я его за это отлуплю.
        - Я н-не виноват. - Он ринулся к отцу в поисках защиты.
        Ник придержал старшего сына.
        - Бросьте, ребята. У нас был долгий путь. Идите-ка на пляж и сбросьте там свою энергию.
        - Отлично!
        Братья бросились к задней двери, и та с шумом захлопнулась за ними.
        Когда они ушли, Ник облегченно вздохнул:
        - Там в машине еще полно вещей. - По его лицу пробежала тень смущения. - Не понимаю, как Скотту всегда удается увильнуть от своих обязанностей?
        Келли улыбнулась.
        - Что тут смешного?
        - Ничего. Просто мне здесь нравится.
        Она говорила абсолютно искренне. Может быть, тут не слишком чисто, но это нейтральная территория. Здесь нет призраков. В доме в Коннектикуте тени прошлого постоянно преследовали ее. А в этом крошечном коттедже, казалось, можно начать все сначала. Целую неделю они с Ником будут спать в одной постели. И все может случиться.
        - Я помогу тебе все выгрузить. - Она вскочила со стула и направилась к двери. - Ты уже все продукты внес?
        - Да. Думаю, нужно просто запереть машину. Мальчики принесут остальное потом. Что скажешь, О'Брайен? А не пойти ли и нам на пляж? Нужно проверить, как там дети.
        Она взглянула на красивое лицо Ника. Он улыбался, и выражение его лица было... умиротворенным. Может быть, он тоже почувствовал, что напряженность исчезла?
        - Я только переоденусь в купальный костюм, - откликнулась Келли.
        - Купальный костюм? Я и не знал, что он у тебя есть. - Он казался смущенным.
        Она засмеялась.
        - Знаешь, такие старомодные купальники - с юбочками и шароварами?
        Он облегченно кивнул.
        - Так вот этот не имеет с ними ничего общего. Донна помогла мне его подобрать. - И Келли вышла из холла с сумками.
        Похоже, Ник выругался себе под нос. С удовлетворенной улыбкой она закрыла за собой дверь спальни.
        Порывшись в сумке, Келли выудила купальник и натянула на себя. Она изучила свое отражение в надтреснутом мутном зеркале над обшарпанным комодом. Донна сказала, что черный купальник-трико более сексуален, чем бикини. Мужчин сводит с ума то, чего они не могут увидеть. Но предстать перед Ником в таком виде она не осмелилась и натянула сверху футболку.
        Когда Келли вошла в холл, Ник сидел на корточках перед холодильником, перекладывая туда продукты. Он прервал это занятие и воззрился на ее голые лодыжки, и она видела, как напряглись его плечи. Его взгляд осторожно поднялся к ее коленям и дошел до бесформенной футболки, скрывающей фигуру до середины бедер. Его тело облегченно расслабилось.
        Она перехватила волосы лентой и достала солнечные очки из сумочки.
        - Пойдем.
        - Без шляпы? - удивленно спросил он.
        - У меня ее нет. А что?
        - Так. Я... - Он засунул руки в карманы. - Мери-Бет носу на пляж не казала. Но если вдруг такое случалось, всегда надевала головной убор. Она утверждала, что солнце приводит к преждевременной старости, а от того, что щуришься, появляются морщины.
        Келли нахмурилась:
        - У меня нет шляпы, не приставай.
        Он распахнул перед ней дверь. Келли спустилась вниз по лестнице из трех ступенек, ощущая песчинки под босыми ногами. В углу маленького дворика возвышался песчаный холм, заросший зеленым тростником, раскачивавшимся на свежем морском ветру.
        Ник взял ее за локоть, и Келли последовала за ним сквозь дыру в ограде. Выбравшись на берег, она остановилась и смахнула с лица выбившиеся пряди. По обе стороны залегла песчаная гладь - широкая, белая, теплая, утыканная зонтами и устланная пляжными покрывалами. Взрослые и дети играли в волейбол, бросали летающие тарелки, загорали и купались. Могучие волны с размеренным грохотом обрушивались на пляж. За волнорезами океан расстилался как прекрасное бесконечное зелено-голубое покрывало.
        Келли вдохнула морской воздух, смакуя пряный аромат, смешанный с запахом лосьона для загара. Это было восхитительно. Она внимательно осмотрела окрестности:
        - Ты видишь мальчиков?
        - Да. Они в воде.
        - Волны довольно большие. С ними ничего не случится?
        - Оба неплохие пловцы. И потом, здесь есть спасатели.
        Она притронулась к его руке как раз в том месте, где рукав его футболки обтягивал мощный бицепс. Рука дрогнула. Келли тяжело вздохнула, не в силах отвести взгляда от его широкой груди.
        - Ты думаешь, ничего, если мы немного пройдемся? - Он вытащил из-за пояса темные очки.
        - С ними ничего не случится. Отличная идея.
        - Может, пойдем поближе к воде?
        - Конечно. Тебе правда хочется подойти поближе? - Он посмотрел на нее вопросительно, а потом отвел взгляд. Мыслями он был где-то далеко. - Мери-Бет не отваживалась на это. Брэд обычно упрашивал ее, чтобы она пошла с ним или хотя бы взглянула, как он плавает.
        Келли вздохнула и отвернулась. Перестанет он когда-нибудь сравнивать ее с сестрой?
        Вдруг позади раздался грохот волны. Когда Келли обернулась, убегать уже было поздно, стена белой пены почти накрыла ее. Она ударила Келли по ногам, обдав брызгами волосы и плечи. Соленая вода жгла ей глаза, стекала горечью с верхней губы. Она испустила протестующий вопль, а потом засмеялась.
        - Тут теплая вода. Совсем не такая как в Тихом океане.
        - А с чего ты взяла, что это не так? - Он пристально взглянул на нее и взял за локоть, помогая сохранить равновесие в набегающих волнах, омывающих им ноги. Потом осмотрел ее с ног до головы и засмеялся. - Мокрая крыса.
        Келли прищурилась:
        - Ты напрашиваешься, Де Корс. - Она сложила руки ковшиком и, погрузив их в волну, плеснула на него водой.
        Он неторопливо снял свои солнечные очки и, обтерев их о футболку, засунул за пояс. Тыльной стороной ладони смахнул воду с подбородка, ни на минуту не выпуская ее из виду.
        - Это война, О'Брайен.
        Она стянула с себя мокрую, прилипшую к телу футболку. Потом зарыла ноги в песок и приняла устойчивое положение.
        - Ну-ка попробуй.
        Он взглянул куда-то пониже ее плеч. Его глаза сверкнули, губы сжались.
        - Да ладно. Силы слишком неравны.
        - Мокрая курица.
        - Думай что хочешь. Пойдем посмотрим, как там мальчики.

        Ник вытирал волосы после душа. Через приоткрытую дверь он слышал, как Келли о чем-то оживленно болтает с мальчиками. Глядя в зеркало, он мог видеть кровать за своей спиной и дешевые, под дерево, ночные столики по обеим ее сторонам.
        Из коридора донесся ее смех.
        - Дайте мне передохнуть, ребята. Меня совсем разморило от морского воздуха.
        Его взгляд застыл на квадратных двойных матрасах. На спинке кровати Ник увидел ее купальник, едва ли превосходивший по размерам набедренную повязку.
        Изящные, женственные линии ее тела, подчеркнутые мокрой футболкой, отпечатались в его памяти.
        Он постарался отогнать эти мысли. Как, черт побери, он собирается жить с ней вместе в этой... спальне... и не совершить того, о чем оба будут впоследствии сожалеть?
        Он повесил свое полотенце на другую спинку, подальше от маленького черного купальника. Короткими нервными взмахами он пригладил руками волосы. Его внимание привлек кусочек бумаги, засунутый за рамку зеркала. Он взял рекламный листок:
«Приятное времечко у Чарли». Надо же, он почти забыл об этом заведении. Сколько ночей он провел там с друзьями в коллективных усилиях скоротать время?
        Келли любит музыку. Ей понравится это место. Отличный выход на сегодня, а там будет видно.
        Он надел джинсы, рубашку и пуловер и вышел в общую комнату к Келли и детям. На столе стояла плоская картонная коробка с остатками пиццы. Келли сидела по-турецки посреди комнаты и играла с Брэдом в карты. На ней была футболка с надписью через всю грудь «Калифорния» и тугие джинсы. Голая ступня выглядывала из-под коленки, обтянутой грубой материей.
        - Эй, О'Брайен, ты когда-нибудь видела дощатую набережную?
        Она подняла на него глаза:
        - Что?
        - Дощатую набережную. Как насчет пятицентовой экскурсии? - Ей, наверное, скучно играть с детьми в карты. Она должна обрадоваться возможности выбраться куда-нибудь вечерком.
        - Ник, а ты разве не устал? Я просто валюсь с ног, а ты весь день провел за рулем.
        - Что стало с той любительницей вечеринок, которую я знавал когда-то?
        Она озадаченно взглянула на него:
        - Это, наверное, была какая-то другая монашенка.
        - Где твой дух авантюризма?
        - Он иссяк.
        - Я знаю местечко, которое приведет тебя в чувство. «Приятное времечко у Чарли» - это нескончаемые ирландские хоровые песнопения. Пойдем, Чарли очень просит. Доверься мне.
        Ее глаза загорелись.
        - Пение?
        - Да. Тебе понравится.
        - А как быть с мальчиками?
        - С ними тут ничего не случится. - Он схватил и подал Келли свитер, не давая ей возможности передумать.
        - Ну разве что ненадолго, - сказала она, засовывая ноги в тапочки.
        Он распахнул дверь и шутливо погрозил пальцем сыновьям:
        - Вы, парни, будьте умниками.
        - Так точно, па. Можно подумать, мы знаем, с кем тут можно разгуляться. - Скотт закатил глаза в притворном изнеможении.
        Ник спустился с крыльца, и холодная ночь сомкнулась вокруг. В воздухе висел туман, окружив ореолом уличные фонари и скрыв луну и звезды. На тротуаре проступили темные от осевшей влаги цементные заплаты.
        Он засунул руки в карманы джинсов и побрел рядом с Келли, безмолвно наслаждаясь тихими сумерками.
        - Ник, тут так здорово. В Калифорнии ничего подобного нет - я по крайней мере не встречала.
        - Я знал, что тебе понравится. Вот погоди, еще увидишь «Приятное времечко у Чарли». Это недалеко.
        Ник взял слишком быстрый темп и вскоре услышал тяжелое дыхание спутницы. Он взглянул на Келли. Она сжалась от холода, но щеки розовели от быстрой ходьбы. Капельки тумана посверкивали в рыжих волосах. Он боролся с искушением обнять ее за талию.
        До них донеслись фортепьянные аккорды. Поравнявшись с пирсом, Ник взял спутницу под руку, и они спустились на три ступеньки вниз.
        Салон «Приятное времечко у Чарли».
        Ник открыл перед Келли дверь, потом, коснувшись ее руки, задержал ее у входа, выждав, пока их глаза привыкнут к полумраку. Запахи пива и арахиса витали в воздухе.
        В центре зала стояли два рояля: один - внутри кругового бара, другой - в центре площадки. Ник положил руку на хрупкую спину Келли и повел ее сквозь толпу людей, которые, окружив выступавшего, прихлебывали пиво из кружек. Когда они проходили мимо, песня закончилась.
        Ник взял ее за руку и повел в угол, где было особенно шумно. Вдоль стен стояли деревянные столы, похожие на куски разбитого бурей волнореза. Все они были полностью заняты, за исключением одного в углу, за которым уже сидели четверо мужчин.
        Келли пристроилась с одной стороны стола, Ник - с другой. Ник заметил, как плечо Келли коснулось руки голубоглазого парня, сидевшего рядом, и его тут же захлестнула волна чувств.
        Незнакомец оглянулся на Келли и улыбнулся голливудской улыбкой, от которой должны замирать сердца.
        - Вы появились как раз вовремя, чтобы разбудить Стива О'Доннела.
        Келли склонила голову набок, как заинтересованный котенок.
        - Здесь так шумно, как тут кто-то может спать?
        - Этот может. Сдается мне, что вы никогда...
        В этот момент официант в зеленой бабочке и белом фартуке принес кружки и кувшин.
        Ник налил пива и передал ей кружку. Келли уставилась на нее:
        - Это пиво - зеленое.
        Он засмеялся и бросил свирепый взгляд на остальных четырех мужчин, которые тоже начали посмеиваться.
        - Это часть церемонии. Гляди.
        Келли повернулась в ту сторону, куда он указал. В нише стоял зеленый, покрытый кислицей гроб.
        - По пятницам и субботам в одиннадцать часов они несут Стива О'Доннела через зал и кладут в гроб. Это доброволец из публики. Во время церемонии все поют: «Стив О'Доннел, проснись» - и пьют зеленое пиво.
        Келли внимательно рассматривала содержимое своей кружки.
        - Это просто пищевой краситель. Закрой глаза, и на вкус не отличишь от обычного пива.
        Она нерешительно последовала совету и облегченно засмеялась:
        - И правда. На вкус как пиво.
        Тут грянула веселая песня, и люди в мантиях подняли гроб и потащили его через зал. Толпа расступилась, давая дорогу процессии. В этом гуле разговаривать было совершенно невозможно, и Ник просто смотрел на Келли. Она подпевала, путаясь в словах и смеясь. Ее тело покачивалось в такт музыке.
        - Пение в самом деле вызывает жажду, - заключила она, допивая остатки пива.
        Парень, сидевший рядом с ней, мгновенно вновь наполнил ее кружку.
        - Позвольте мне.
        - Спасибо. - Келли улыбнулась ему и сделала большой глоток.
        Ник в ярости скрипнул зубами. Возможно, в конце концов, это была не самая хорошая идея. Благие намерения.
        - Келли, нам пора.
        - Еще чуть-чуть. Сейчас будут играть «катушку». - Она встала, уперла руки в бока и пустилась в пляс.
        Чертов детина подошел к ней и, взяв за руки, стал кружить. Его бицепс скользнул сбоку по ее груди, и Ник стиснул кулаки. Он смотрел, как Келли вертелась и подскакивала в такт мелодии. Джинсы облегали ее узкие бедра, она была прелестна. Послышались свистки и одобрительные крики, и он бросил яростный взгляд на соседей по столу. Они пришли в явный восторг от Келли. Неудивительно, что это называлось катушкой. Каждым движением своего тела она словно набрасывала на него новую петлю.
        Келли все танцевала, а Ник постепенно выходил из себя. Но в тот момент, когда он уже был готов убить парня, она села и разом прикончила остатки пива. Ее лицо горело, глаза сияли.
        - Налей-ка мне. - Она протянула кружку. - У меня пересохло во рту.
        Прежде чем Ник успел пошевелиться, ее кружка была снова полна. Она отхлебнула и снова присоединилась к пению. Ник поспешно накрыл ладонью ее кружку, пока кто-нибудь не успел долить еще.
        - Ты уже достаточно выпила. Пойдем.
        У Келли слегка заплетались ноги, и он поддерживал ее под локоть.
        Когда он уже уводил ее, один из парней выкрикнул:
        - Эй, сестрица, куда же ты?
        Ее глаза расширились, и она резко обернулась:
        - Сестрица? О Боже. Это что, заметно? На мне что, нарисована красным большая буква
«С» или у меня клеймо на лбу? А? - Она остановилась, оглядывая их озадаченные лица.
        - На сегодня она свое отплясала, - твердо сказал Ник и снова крепко схватил ее за руку.
        На улице было прохладно. Он глубоко вдохнул свежий воздух.
        - Как тебе это заведение?
        - Замечательно, Ник. Все такие милые. Я не танцевала уже... Даже не помню сколько.
        - Раньше там было поприличнее, - проворчал Ник. Он хотел всего лишь убить пару часов и прийти домой слишком уставшим, чтобы обращать внимание на то, что она лежит рядом в постели. Вместо этого он теперь мог думать лишь об одном - как она танцевала с другим мужчиной. Его руки на ее талии, плечо, коснувшееся ее груди... Он стиснул зубы и взглянул на уличные указатели. Они почти дома.
        - О'Брайен... - Он повернул голову направо, с досадой обнаружив, что ее там нет. Обернулся и увидел, что Келли, прислонившись к деревянным перилам, бессмысленно уставилась в туман. Раздраженный, он приблизился к ней.
        - Все кружится, - хихикая, сообщила она. - Неужели от пива можно опьянеть?
        - От пива - нет, зато от незнакомого мужчины, который постоянно подливает, - можно.
        Она посмотрела на него простодушным взглядом.
        - Ты что, ревнуешь? Он вел себя просто по-дружески.
        Нику захотелось потрясти ее, наорать на нее, чтобы она прозрела.
        - Знаешь, наверное, тебе действительно нужна нашивка с красной буквой «С» - для твоей же собственной безопасности. Или даже сторож. - У него все переворачивалось внутри. Желание обладать ею переполняло его.
        - А ты, оказывается, ревнив.
        Он фыркнул:
        - Не будь смешной. Мне просто не нравятся незнакомцы, которые лапают мою жену.
        - Забавно. - Келли моргнула и откинула волосы со лба. - Я совсем не чувствую себя твоей женой.
        Эти слова больно ужалили его, но он подавил в себе угрызения совести.
        - Ник... Я давно хотела тебя попросить. - Она схватила его за рубашку и потянула вниз. В ее глазах был незнакомый блеск. - Поцелуй меня.
        Он сам не ожидал, что с такой жадностью припадет к ее губам.

        Глава 7

        Келли легонько прикусила его губу. Она ощущала его удивление и нерешительность. Когда он наконец оторвал свои губы от ее и заглянул ей в глаза, она затаила дыхание.
        - О черт - выдохнул он.
        Обхватив ее голову обеими руками, он вновь крепко поцеловал ее.
        У Келли начали подгибаться ноги, и она откинулась назад, слегка пошатываясь, и сконцентрировала взгляд на Нике. Восхитительное чувство свободы охватило ее. Она поплыла - легкомысленно и бесстрашно. Ее страхи и сомнения растаяли в тумане наслаждения. Ее руки жгло от прикосновений к его телу, и ей хотелось сдернуть одежду, разделявшую их.
        Его лицо было напряженным, дыхание частым и неровным, глаза горели страстью.
        Он оттолкнул ее.
        - Прекрати.
        - Но... - Она протянула руку к его лицу, коснулась складки между темными бровями. Он отступил, и она покачнулась, чуть не потеряв равновесие. - О-оп. - Келли захихикала и заметила, что он хмурится. - Полегче, Ник.
        - Кто-то из нас должен твердо стоять на земле, - резко сказал он, затем взял ее правую руку, закинул себе на шею и, обхватив Келли за талию, довел до коттеджа.
        Как замечательно ощущать на себе его руки! Обычный страх куда-то исчез. Она скользнула рукой под его пуловер и начала гладить его грудь. Мощные мускулы напряглись. Волоски щекотали ей ладонь. Она провела пальцем по ободку его ремня и почувствовала, как у него перехватило дыхание.
        - О'Брайен... - предупреждающе проговорил он низким, хриплым голосом.
        Это не произвело на нее ни малейшего впечатления. Быстрым движением она расстегнула ему пряжку. Тут она споткнулась, и рука Ника сильнее сжала ее талию. Он нагнулся и, подхватив другой рукой ее под колени, взял на руки.
        - Может, так ты будешь вести себя приличнее, - прорычал он.
        Их лица оказались всего в нескольких дюймах друг от друга. Указательным пальцем она провела линию по толстому пуловеру вдоль мускулистого плеча, поднялась выше и легонько коснулась его уха. Он вздрогнул, и его дыхание всколыхнуло ее локоны.
        - Прекрати. Я тебя предупреждаю.
        - Накажи меня.
        - Ты понятия не имеешь.
        - Тогда покажи мне, - попросила она.
        Она ощущала биение его сердца, слышала неровное дыхание, когда Ник поднимался по ступеням, внося ее в коттедж. Там было темно. Она смутно различила неподвижные мальчишеские фигуры на разобранном диване.
        Он быстро пересек холл и внес ее в их комнату, ногой тихо прикрыв за собой дверь, и наконец поставил ее на ноги.
        Одной рукой Келли по-прежнему обнимала его за шею. Другая рука поползла вверх, лаская его лицо. Застонав, он поцеловал ее ладонь и крепко прижал Келли к себе. Его губы, твердые и нетерпеливые, вжались в ее губы, и он начал теснить ее по направлению к кровати. Ник осторожно опустил ее и лег сам.
        Она почувствовала на себе желанную тяжесть и с готовностью открылась навстречу его телу. Она хотела положить руки ему на плечи, но непослушные, словно налитые свинцом, они безжизненно упали на постель. Она прикрыла глаза - просто на минуточку. Отяжелевшие веки сомкнулись, и Келли без труда соскользнула во мрак.

        Казалось, всего несколько мгновений она витала где-то между состоянием сна и полного беспамятства. Туманные воспоминания о тяжелом теплом теле рядом с ней вызвали на ее губах улыбку. Но она не обнаружила рядом никого. Ну вот, еще один проигрыш.
        В висках пульсировала боль. Келли осторожно открыла глаза. Где она? Уставившись в стену, она наконец вспомнила. Потянулась на смятых простынях и почувствовала запах одеколона Ника, смешанный с запахом ее собственных духов.
        Вторая подушка была примята, значит, он был здесь этой ночью. Она села на кровати, и минуту все плыло у нее перед глазами. Потом ее взгляд прояснился, и она увидела на полу свои джинсы с трусиками внутри. Немного в стороне валялась ее майка вместе с бюстгальтером.
        Расширив от ужаса глаза, она откинула простыню. На ней была хлопчатобумажная ночная рубашка - слава Богу. Но облегчение было недолгим. Она не помнила, как надевала ее. А тогда кто же... Что в конце концов произошло?
        Она припомнила, как сильные руки пронесли ее через холл и положили на кровать. Ник остался на ночь - она была в этом уверена. У нее в памяти подобно далекому огоньку в безлунной ночи вспыхнул его полный вожделения взгляд.
        В висках у нее стучало, внутри ощущался дискомфорт. Если не считать этого, она чувствовала себя как обычно. Она потрогала свой живот, провела рукой по бедрам. Ничего. Она где-то слышала, что после первого раза бывает раздражение. Но она ничего не чувствовала.
        Свесив ноги с кровати, Келли обхватила голову руками и осторожно встала. Когда земля перестала уходить у нее из-под ног, она решила, что готова ко второму шагу. Потихоньку подошла к маленькому шкафу и накинула короткий ворсистый халат. Почистив зубы, она осторожно открыла дверь.
        Запах кофе ударил ей в нос. В доме было тихо. Который час? Она взглянула на свою руку, но часов на ней не обнаружила.
        На цыпочках, стараясь не шуметь, она направилась в холл.
        В кухне горел верхний свет. Ник стоял спиной к ней у раковины. Он был в темно-синих плавках и майке. На столе шипела и свистела электрическая кофеварка.
        - Доброе утро. Который час? - Она проскользнула в кухню и уселась, облокотившись о стол.
        Его лицо, мужественное, неподвижное, было словно высечено из камня. Вдруг оробев, она пожалела, что у нее не осталось ни капли вчерашней бесшабашности. Из-за собственной дерзости теперь приходилось заискивать перед ним.
        Он взглянул на свои часы, потом на нее.
        - Ну, уже не утро. Половина двенадцатого. Мальчики ушли. - Уголки его губ слегка приподнялись в мимолетной улыбке. - Ты зеленая, как вчерашнее пиво. Как себя чувствуешь?
        - Как будто сотня маленьких эльфов танцует джигу у меня в голове.
        Он засмеялся:
        - И это того стоило?
        Она вскинула голову и застонала от боли, тут же пожалев о своем резком движении.
        - Я... я думаю, да. Мы хорошо провели время. Ведь правда?
        Не говоря ни слова, он поставил перед ней кружку кофе.
        Келли покрутила кружку между ладонями, глядя на дымящийся черный круг. Она ждала, когда Ник перестанет изображать из себя сфинкса и хоть что-нибудь скажет о прошлой ночи. Иначе как ей узнать то, что она хочет узнать, не уронив окончательно своего достоинства?
        - Ник, - начала она, кашлянув. - Относительно прошлой ночи...
        - Ты о чем?
        - Мне действительно понравилось «Приятное времечко у Чарли».
        - Я знал, что тебе понравится.
        И что теперь? Нужно действовать решительно - просто спросить обо всем прямо.
        - Ну а потом что было? - Она опустила глаза на свою ночную рубашку, выглядывающую из-под халата.
        - А ты не помнишь?
        Она помотала головой и подняла на него глаза. От его взгляда ей стало не по себе.
        - Очень интересно.
        - Хорошо, я поняла. Мы будем играть в двадцать вопросов. Как я сюда попала?
        - Часть пути ты плелась сама... Часть я тебя нес. - Он встал поодаль от стола, на его губах играла улыбка. Засмущавшись, она прикрыла глаза.
        - Хорошо. - Тяжело вздохнула. Она должна узнать. - К-кто раздел меня?
        - Это были не маленькие эльфы, - проговорил Ник медленно. Он поставил кружку рядом с собой, и она заметила, что его рука дрожит. Рот плотно сжат, щека дергается.
        Она вздохнула и подперла ладонью подбородок. Он видел ее без одежды. Она не могла решить, расстраиваться или нет.
        - Скажи мне прямо. Я... Мы были...
        - Келли. - В его сдавленном голосе явно ощущалась нервозность. - Я никогда бы не позволил себе воспользоваться твоим состоянием.
        - Но почему? - прошептала она.
        У нее что-то не в порядке? Но она почти не изменилась с тех пор. Может быть, он наказывает ее за то, что она оттолкнула его той ночью? Она взглянула на него - его лицо было жестким.
        - Просто я бы не... - И осекся. Его брови сошлись на переносице, а глаза заволокло дымкой. - Это не из-за тебя. Ты тут ни при чем, - охрипшим голосом проговорил он и вдруг стукнул ладонью по столу, так что Келли вздрогнула. - Это все не для меня. Забудем об этом. Ладно? - Он обошел вокруг стола и направился к двери. - Я иду на пляж.
        Келли еще долго не могла сдвинуться с места после его ухода. В его письмах никогда не сквозила эта горечь. Но они были написаны до смерти Мери-Элизабет. Он не представлял, как глубоко ранит его смерть жены. Может быть, эта утрата что-то убила в нем?
        Приняв душ, Келли натянула на себя купальный костюм и зашагала к морю.
        Оглядывая прибрежную полосу, она заметила на фоне воды ярко-голубые плавки Скотта. Он занимался серфингом. По-видимому, океан был не таким холодным, каким казался. Прямо напротив Скотта, там, где вода набегала на песок, она увидела две темные склоненные головы. Она подошла поближе. Ник и Брэд копали, пересыпали и утрамбовывали мокрый песок. Вокруг были разбросаны ведра, совки и какие-то орудия труда с длинными ручками, которые - она могла в этом поклясться - были извлечены из кухонного шкафа.
        Она бросила свое полотенце в нескольких футах от них и села посмотреть, чем они занимаются. Мальчик был поглощен рытьем траншеи. Ник увидел ее. От ее взгляда не укрылись его поджатые губы. Настроение у нее совсем упало.
        Брэд провел рукой, испачканной в песке, по лицу. Он несколько раз моргнул и закричал:
        - П-па, мне в глаза песок попал.
        - Без паники. - Голос Ника был тихим и сдержанным. - Не открывай глаза. И не три. - Он обратился к Келли: - Будь добра, принеси полотенце и набери немного воды в то ведро.
        Она подала ему полотенце, взяла ведерко и подошла к воде. Вчерашний бурный прибой сменился безвольным штилем...
        Она обернулась. Темные ресницы Брэда были усыпаны крупинками песка. Она смотрела, как Ник осторожно вытирал лицо мальчика.
        Он держал ребенка за подбородок и осматривал его личико.
        - Можешь плакать, сынок. Слезы все смоют. - Он взглянул на нее, а потом опустил краешек полотенца в воду, которую она принесла. - Спасибо.
        - Пожалуйста. Что-нибудь еще?
        Ник покачал головой:
        - Думаю, все уже в порядке.
        И тут Брэд опять потянулся к глазам грязной рукой.
        - Не надо!..
        - Брэд!..
        Выкрики Ника и Келли раздались одновременно. Мальчик потерся щекой о плечо.
        - Господи, ну вы д-даете. Я знаю. Я же не м-маленький. - Он вскочил, побежал к воде и ополоснул руки.
        Ник пошел за ним и снова осмотрел лицо мальчика. Без стеснения и неловкости он убрал волосы со лба сына и поцеловал его в макушку.
        Как удивительно, что такой большой, сильный мужчина может быть таким нежным и заботливым. Навернувшиеся слезы обиды обожгли Келли глаза. До нее он едва дотрагивается. Но он любит своих детей. С ними он держится открыто и непринужденно. Отыщется ли когда-нибудь в его сердце местечко и для нее?
        Подошел Ник и в шутку брызнул на нее водой, а потом отдал ей полотенце.
        - Тебе нужно нанести защитный крем. У тебя нос уже краснеет.
        - У меня нет крема.
        Он указал на темное пятно на берегу:
        - Наше покрывало там. Я купил тебе средство против солнечных ожогов.
        - Зачем?
        Он потрепал ее по щеке.
        - Потому что, моя маленькая златовласка, скоро ты будешь похожа на вареного рака.
        Она пошла с ним и опустилась на покрывало. Он уселся рядом и, вытянув длинные ноги, открыл коричневый флакон и выдавил на ладонь густой белый крем. Она почувствовала кокосовый парфюмерный запах.
        -Сними очки и не двигайся. Если я пропущу какой-нибудь участок, ты будешь похожа на енота.
        Она сделала так, как было велено. Ник нежно намазывал крем на ее щеки, втирал его. За его спиной солнце сделало попытку пробиться сквозь тучи, и Келли зажмурилась от его сияния. Она наблюдала, как Ник старательно покрывает кремом каждый дюйм ее кожи. По ее телу начало разливаться тепло. В этот момент, когда он за собой не следил, у него был такой же вид, как тогда, когда он возился с Брэдом.
        Почему-то это возродило в ней надежду. Она поняла, что этот мужчина способен на глубокое чувство, он показал это своим отношением к мальчикам. И ее он тоже немножко любит, даже если она того и не заслуживает.
        Неожиданно Ник стянул майку через голову, вывернув при этом наизнанку, и бросил на покрывало.
        - Я иду купаться с Брэдом.
        Келли вновь охватила тоска.
        - За что, Боже? - прошептала она. - За что мне это все?

        - Келли, успокойся и спи.
        Ник стиснул зубы от неудержимого желания, которое охватывало его всякий раз, когда она поворачивалась. В темноте он мог видеть на постели рядом с собой лишь очертания ее тела под ночной рубашкой. Но мысленное представление о ней в тон розовой маленькой рубашке будоражило его кровь.
        - Не могу. У меня болят ноги, - тонким, словно у обиженного ребенка голосом отозвалась она. - Когда они под простыней, кажется, что я засунула их в печку.
        Ее ноги были ярко-красного цвета, но он был способен обращать внимание только на то, какие они стройные и красивые, и думать только о том, как приятно было бы провести по ним рукой. Он призвал на помощь всю свою выдержку.
        - Та зеленая грязь из аптеки не помогла?
        - Нет - извини. Тебе пришлось за ней специально ходить.
        - Это не важно. Я переживаю только из-за того, что ты мучаешься. Но я же говорил..

        - Пожалуйста, не повторяй: «Но я же говорил». На мне была рубашка.
        - Короткая рубашка.
        - Казни меня, судья. Я забыла, что ноги тоже могут сгореть, и теперь, терплю чертовские муки.
        - Боже правый! Кажется, я в первый раз слышу из твоих уст ругательство.
        - Будешь меня донимать, еще услышишь. - В темноте послышался ее смех. - Думаю, когда все время имеешь дело с тремя мужиками, невольно опускаешься на их уровень.
        - Да, похоже на то. - Он задумался над ее словами. - Это, видимо, для тебя действительно тяжело. Ты всю жизнь провела в окружении женщин. А тут вдруг сплошные ящерицы и стирка.
        - Как ты думаешь, Гудини там нормально поживает? - Из темноты донеслось ее хихиканье.
        Эти звуки, казалось бы, такие ребяческие и безыскусные, задевали каждый его нерв.
        - Донна сказала, что будет за ним присматривать. - Он тоже засмеялся. - Никогда не забуду выражение твоего лица, когда я предложил тебе его подержать. Ты, по-моему, была уверена, что он вцепится тебе в горло.
        - В общем, да. А что бы Мери-Элизабет делала в такой ситуации? - спросила она мягко.
        Мгновение он хранил молчание, глядя на скользившие по стене отблески фар проходящих машин. Что бы она делала? Единственное, что вызывало его восхищение в характере первой жены, была ее самоуверенность. Если она чего-то и боялась, то он об этом не знал. Она никогда и ни в ком не нуждалась - пока не оказалась при смерти. Но даже тогда она не доверяла ему; даже неизлечимо больная, она сама принимала решения и умела настоять на своем. Ей необходимо было знать, что мальчики не останутся без присмотра. Насколько он помнил, это был ее единственный бескорыстный поступок.
        - Она бы не взяла его в руки. Она бы сделала из него ремень и кошелек ему в пару.
        - Ох.
        Келли беспокойно заерзала, и ее гладкая голень скользнула по его ноге. Ника будто током ударило. Он затаил дыхание и зажмурил глаза - ее волнующие движения воскресили в нем воспоминания о прошлой ночи.
        Когда он вчера принес ее в дом, он хотел ее безумно, до боли. Долгое воздержание начинало сказываться, а искушение было слишком велико.
        Ее неожиданное опьянение очаровало его. Процедура ее раздевания стала для него изощренной пыткой. От ее тела у него захватывало дух. Мягкость кремовой кожи, свежесть каждой черты, каждого изгиба... Он жаждал любви, и уже ничто в мире не могло бы остановить его.
        И никогда еще он не был так раздосадован, так зол. Он был зол не на нее, но на себя - вдвойне за то, что так легко позабыл все данные себе обещания. Собственная слабость вызывала у него отвращение.
        Он снова почувствовал, как матрас прогнулся от ее движений.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он.
        - Немного лучше. - Голос у нее был сонный, мягкий и нежный. - Мне кажется, обезболивающее подействовало. Я только пытаюсь найти удобное положение.
        Он испытал сильнейший приступ сексуального напряжения. «Да, я тоже», - мрачно подумал он. Ее замечание было невинным, как и она сама. Может, это и остановило его вчера ночью? Прошлой ночью желание обладать ею пересилило все. Он не мог думать ни о чем другом.
        Его спасло только то, что она отключилась. Он хотел, чтобы она все осознавала и испытывала желание. Он улыбнулся. Она и в самом деле испытывала желание - с этим как раз все было в порядке. Но с сознанием было значительно хуже. Если бы Келли не опьянела, она бы уже не была девственницей.
        Он услышал мягкое, ровное дыхание и понял, что Келли заснула - наконец-то. Все к лучшему; он знал, что такое мучиться от боли. Она беспокойно раскинулась во сне. Ее рука скользнула по его шее и опустилась на грудь. От этого прикосновения по его телу прошла дрожь.
        Его по-прежнему влекло к ней. Она была абсолютно трезва и, судя по дыханию, спала, но он вожделел ее ничуть не меньше, чем прошлой ночью. Отпустит ли его когда-нибудь эта страсть?
        Он поднял ее руку со своей груди и, поцеловав в ладонь, положил ее на подушку. На него пахнуло свежим запахом ее духов, и огонь в жилах разгорелся с новой силой. Невыносимо. Если бы она не обгорела на солнце...

        Келли открыла глаза и увидела, что ночные тени померкли. Она отлично выспалась. Осторожное движение ногами вызвало приступ боли, напомнившей ей о вчерашней глупости. Новая попытка несколько ослабила неприятные ощущения.
        Прислушавшись, она не уловила никакого шума в соседней комнате. Видимо, мальчики все еще спали. Должно быть, совсем рано. Возле нее матрас прогибался под тяжестью тела Ника. Ее губы расплылись в улыбке. Она не одна. Вот ей и довелось проснуться рядом с мужчиной. Осторожно, стараясь не разбудить его, она перевернулась.
        Ник лежал лицом к ней, подсунув одну руку себе под подушку, а другую положив на кровать между ними ладонью вверх, будто в манящем жесте. Она где-то слышала, что настоящее испытание для брака - это увидеть своего супруга сразу после пробуждения. В неясном предутреннем свете он был очень даже ничего себе - такой милый. В нем угадывалась какая-то уязвимость, и он по-прежнему был самым красивым из всех мужчин, каких она встречала.
        Она подняла руку и протянула к нему. Он шевельнулся, и она замерла. «Господи, не дай ему проснуться, - попросила она. - Дай мне полюбоваться на него такого - беззащитного и умиротворенного. Еще чуть-чуть».
        Его темные волнистые волосы были спутаны, и даже в тусклом свете она различала его легкую щетину. Он глубже зарылся лицом в подушку. Его тепло манило ее, словно огонь заблудшую душу. Она придвинулась к этому теплу поближе, насколько только осмеливалась, чтобы не потревожить его. Поднятой рукой провела в воздухе, как будто погладив его плечи. Она охватила взглядом широкий размах его груди, представила себе, какова на ощупь густая поросль волос, не смея до нее дотронуться. Очертила в воздухе мощный бицепс на его предплечье и тяжело вздохнула.
        - Ох, Ник, - прошептала она, - так больше не может продолжаться.

        Глава 8
        - Ну почему тебе н-надо уезжать, п-папа?
        - Потому что я должен представлять в суде очень важное дело. - «Лжец», - подумал Ник. Обвинительное заключение пронеслось у него в голове. Он звонил в офис и знал, что его компаньон легко может сам справиться с этим небольшим затруднением.
        Просто нужен был предлог для бегства. Он взглянул на Келли, сидевшую на стуле. Она была очень привлекательна в блузке и шортах. Он слышал ее шепот этим утром. Ему потребовалось все самообладание до последней крупицы, чтобы в тот момент не заключить ее в объятия.
        Он больше не сможет провести ни единой ночи вместе с ней в постели, не прикасаясь к ней. Ему нужно обратно в Коннектикут, в отдельную кровать.
        Скотт плюхнулся на диван и посмотрел на отца.
        - Ты говорил, что на этот раз все будет иначе. Обещал, что будешь здесь всю неделю.
        - Я знаю, сынок. Но от этого дела многое зависит. Если я не смогу заработать денег, ты не сможешь играть в хоккей.
        - Ну если ты так поворачиваешь...
        - Я знал, ты поймешь. - Ник увидел растерянность на лице Келли.
        С улицы донесся гудок. Он подхватил свой чемодан.
        - Мой экипаж подан. Желаю вам приятно провести остаток недели. Если вам что-нибудь понадобится... - Он в нерешительности сделал паузу. - Звоните.
        Келли смотрела, как за ним закрывается дверь. Звоните? И это все? Он даже не собирается позвонить сам, чтобы узнать, как они тут, даже мальчики его не интересуют?
        Боль и досада сжали сердце. Ник мог бы быть более чутким. Келли взглянула на мрачные лица мальчиков и отругала себя за то, что думает только о себе.
        - Сегодня отличный денек, парни. А не пойти ли нам на берег?
        - На пляж, - поправил ее Скотт.
        - Все равно. - Она взглянула на него, уперев руки в бока. - Знаешь, мы ведь тоже можем вернуться. Мы вовсе не обязаны оставаться здесь до конца недели.
        - Дома нечего делать, - сказал Скотт.
        Она перевела взгляд на Брэда. Тот кивнул в знак согласия.
        - Тогда отлично. Мы останемся и проведем время в свое удовольствие. - В конце фразы ее голос сорвался.
        - Без папы никакого удовольствия не будет.
        Ее вдруг охватило раздражение.
        - Скотт, за эти несколько дней, что мы здесь пробыли, ты совсем немного времени провел с отцом. Почему это вдруг стало для тебя так важно?
        Скотт отвернулся от нее и посмотрел на брата.
        - Я иду на пляж. Ты со мной, пустая башка?
        Брэд широко раскрыл глаза:
        - Можно, тетя К-Келли?
        Она кивнула и проследила взглядом, как за ними захлопнулась дверь.
        Первым ее побуждением было наказать Скотта. Но если бы он сейчас не ушел, тут был бы такой фейерверк, какого в День независимости не увидишь. Он сбежал так же, как и Ник. Это, наверное, у них наследственное.
        А может быть, Ник уехал, потому что не мог спать с ней в одной постели?
        Келли могла поклясться, что Ник становится мягче, что стены Иерихона начинают рушиться. Она осыпала проклятиями его профессию, его самопожертвование и этот судебный процесс. Ее ожидали томительные, нескончаемые дни без него. Келли вздохнула.
        Вчера она заметила на бульваре книжный магазин. Она решила приобрести что-нибудь про семейные взаимоотношения и еще, может быть, книгу о том, как обращаться с трудными подростками. Впереди была долгая неделя.

        Келли вырулила на подъездную дорожку, затормозила и выключила зажигание. Она потерла шею и поводила плечами, разминая мускулы после долгого пути. Путь океанскому ветру преградили Прибрежные Холмы, и влажный воздух Коннектикута сомкнулся вокруг нее. Она расстегнула верхнюю пуговицу блузки, подставляя кожу ветерку.
        Глядя, как мальчики радостно несутся к дому, Келли вылезла из машины и пошла вдоль дорожки к почтовому ящику. Взяв кипу конвертов, побрела обратно следом за детьми и поднялась по ступенькам на широкое крыльцо. Передняя дверь была приоткрыта, через щель до нее донесся приглушенный голос Скотта, беседующего с кем-то по телефону.
        Ее розовый игрушечный медведь сидел на страже прямо перед дверью. Записка, написанная рукой Ника, все еще была пришпилена к его банту. Теперь это был их переговорный пункт, и все первым делом смотрели туда, если никого не было дома. Она поискала глазами новое послание, какое-нибудь приветствие по случаю возвращения домой. Ничего не обнаружив, почувствовала легкое разочарование, но постаралась его отогнать.
        - Тетя Келли, можно я пойду на ночь к Марку? - послышался крик из кухни.
        - А ты не хочешь увидеться с отцом? - сухо спросила она, пройдя через столовую.
        - Нет. Увижусь завтра. Через день начинаются занятия, и я смогу спать допоздна только по выходным.
        - Мне все равно. - Внезапно ее осенила идея. - Только за это разгрузи машину, пожалуйста, - мягко попросила она.
        - Конечно. Но Брэд тоже должен помочь. Он собирается на ночь к Эрику.
        - Ну что ж, справедливо. - Она смотрела, как оба бегали от машины к дому и обратно, пока все сумки, мокрые полотенца, купальные костюмы и белье не оказались сваленными в груду возле входа.
        - А т-теперь мы можем идти?
        - Конечно.
        Она оглядела весь этот бедлам и подумала, что заключенный договор был явно не в ее пользу. Пока она решала, отнести ли чистое белье наверх или бросить в стирку в подвале, одно письмо выскользнуло из пачки в ее руках. Нужно делать все по порядку.
        Она пошла в свою комнату и положила свои письма на кровать. Потом поднялась по ступенькам и направилась через холл в кабинет Ника.
        Проходя мимо его спальни, остановилась и заглянула туда. Кровать была аккуратно застелена цветастым покрывалом.
        Черная пустота отчаяния разверзлась и поглотила ее. Стоит ли дальше пытаться? Есть ли хоть малейший смысл снова и снова нарываться на унизительные для нее отказы?
        Она стукнула пачкой писем по своей ладони и пошла дальше. Открыв последнюю дверь справа, вошла в нее. Кабинет Ника до последней скрепки был само совершенство. Две стены были сплошь заставлены книжными полками, две другие завешаны школьными и спортивными фотографиями мальчиков. Весь центр комнаты занимал дубовый стол. Слева от него под прямым углом располагался компьютерный стол, где красовались новейшие образцы компьютерной индустрии.
        Келли прошла вглубь комнаты. На зеленой салфетке в центре стола лежала стопка писем. Несколько листков бумаги были небрежно брошены поверх этой кипы. Положив корреспонденцию, она взглянула на письмо без конверта. Знакомый почерк привлек ее внимание, и она подняла его.
        Это письмо написала ему она сама после того, как уехала; чтобы собрать вещи перед свадьбой. Конверт был разорван, листки истрепаны, явно от частого перечитывания. Ей в глаза бросилась фраза: «Между нами всегда существовала связь, Ник».
        Она просмотрела всю пачку. Удивление, оторопь, смущение сменяли друг друга. Все письма лежали по порядку, на конвертах красовались давнишние даты. Он сохранил все, что она когда-либо ему писала. Но почему? Если он ее не любит, нет никакого смысла хранить это. Она положила все обратно, как было до ее прихода, и вышла.
        Проходя обратно по коридору, Келли еще раз остановилась возле его спальни. Дверь шкафа была отворена. Его брюки, пиджаки и рубашки занимали там половину пространства. Пустая половина будто поддразнивала ее.
        Внезапно Келли приняла решение. Она должна занять в доме место, которое принадлежало ей по праву, - в постели Ника. Даже если он так и не дотронется до нее, необходимо что-то предпринять. Иначе они никогда не станут семьей.
        Решительно прошагав вниз по ступенькам, она зашла в свою комнату и набрала охапку одежды, развешенной на плечиках. Взбежав наверх, повесила свою одежду в незанятой половине шкафа рядом с костюмами Ника.
        Вид ее одежды рядом с мужскими костюмами Ника принес ей глубокое удовлетворение. Уперев руки в бока, она кивнула шкафу:
        - Принимай.
        Отправившись в свою комнату за следующей порцией одежды, Келли услышала, как где-то в отдалении хлопнула дверца машины. Взглянув на часы, она поняла, что уже поздно. Ник знает, что они должны вернуться. Интересно, отложит он свою работу или задержится?
        Перетащив наверх свое нижнее белье, она выдвинула ящик. Там лежали носовые платки и белье Ника. Нужно было переложить все это в другой ящик.
        Бросив ворох нижнего белья, лифчиков и свою кремовую шелковую ночную рубашку на его кровать, она начала разбирать и перекладывать носки и пуловеры Ника.
        - Где мальчики? Чем ты занимаешься?
        Она резко обернулась. Ник стоял в дверях с грозным видом, держа в руке ее трусики. С прищуренными глазами и тяжелой квадратной челюстью, он был поистине страшен. Гнев Божий был ничто в сравнении с гневом Ника Де Корса.
        - Мальчики ночуют у друзей. - Она откашлялась и замолчала.
        Узел галстука болтался под расстегнутой пуговицей его белой рубашки. Темные жесткие волосы выглядывали из-под воротника, а пиджак полосатого костюма свисал у него с руки.
        Он сделал шаг внутрь комнаты и повесил ее трусики на дверную ручку.
        - Я спросил, чем ты занимаешься.
        - Делаю то, что должна была сделать в тот самый день, когда мы поженились, Я переезжаю, по-настоящему переезжаю.
        - Черт тебя побери.
        Ник шагнул к кровати и бросил свой пиджак, его темный рукав упал поперек ее шелковой ночной рубашки. Эта штуковина, видимо, предназначалась для первой брачной ночи. Он нервно провел рукой по волосам. Ни за что.
        Именно из-за этого он и бросил их на побережье. И после возвращения он работал по четырнадцать - шестнадцать часов в день, стараясь отогнать мысли о Келли. Без сомнения, он не вынесет этого. Видит Бог, любовь между ними так же неизбежна, как вечерний закат или утренний восход. И она понятия не имеет, на что идет.
        Келли направилась к двери.
        - Куда ты?
        - За остальными вещами. А что мне еще остается делать? Наши взаимоотношения под угрозой, и невозможно этого не видеть, - Она склонила голову набок, на минуту задумавшись, и потом продолжила: - А ты совсем не изменился. Помнишь, когда ты злился в юридической школе, каждый раз после нашей ссоры с головой зарывался в книги, и у тебя повышались отметки. Знаешь почему?
        - Нет, но ты мне хочешь об этом рассказать, ведь так?
        - Ты сам понимаешь. Ты не мог общаться. Ты чувствовал себя как рыба, вытащенная из воды, и не мог этого вынести.
        - Ты сама не понимаешь, что болтаешь. - Болезненные воспоминания с новой силой обрушились на него. - Думаешь, ты вела себя лучше?
        - Что ты имеешь в виду? - осторожно спросила она.
        - Ты начала встречаться с тем тощим прыщавым юнцом из твоего класса!
        - Он был прекрасным, великодушным человеком. - Ее глаза сузились. - А кроме того, ты начал встречаться с моей сестрой.
        Теперь она поворачивала нож в его ране. Это была запретная тема.
        - Что, нечем крыть? Ты не прав, Ник.
        Он ничего не ответил. Ее лицо смягчилось, плечи опустились. Она приложила палец к губам, будто хотела взять свои слова обратно.
        - Я знаю, ты любил Мери-Элизабет, и ты скучаешь по ней. Но ты должен дать ей уйти.
        Он не хотел думать о своей прежней жизни, и тем более ему не хотелось обсуждать ее с Келли. Его ответом было молчание. В свои тридцать восемь лет он привык держать чувства при себе.
        - Мне кажется, я уже получила ответ. - Она шагнула к нему.
        - Куда ты идешь?
        - Я же тебе сказала - за остальными вещами.
        - А я сказал тебе - нет.
        - Зачем ты на мне женился, Ник? - Ее голос вдруг сделался тихим, мягким, умоляющим.
        - Ты знаешь зачем.
        - Нет, не знаю. Я могла бы заботиться о мальчиках и без этого.
        - А что сказали бы соседи? Ты же монахиня.
        - Была. Я была монахиней. А до того я была женщиной... И я по-прежнему женщина. У меня есть чувства. И я сделана из мяса и костей. Вот, попробуй. - Она прижала руку к его груди, прямо над сердцем.
        Что-то оборвалось внутри него, будто лопнула сильно натянутая пружина. Он хотел ее - сильно - в то давнее время, но это было ничто по сравнению с тем, как он хотел ее теперь.
        Она по-прежнему таила в себе угрозу. И он вынужден овладеть ею, чтобы потом снова поставить на то место, которое ей определил. Он способен на это. Один уголок его души был закрыт, он не пускал туда никого, и уж тем более женщин.
        Келли наблюдала за его борьбой с самим собой и, затаив дыхание, ждала, что злые чары рассеются, как это уже бывало. Тут ее охватил испуг. Вдруг он опять ее отвергнет? Она не вынесет еще одного отказа.
        Под ее рукой тяжело стучало его сердце - обнадеживающая весточка. Биение ускорилось, когда он потянулся к ней. Его губы, теплые и мягкие, коснулись ее губ. Он прервал поцелуй, и разочарование вновь навалилось на нее.
        - О, Ник, - взмолилась она. - Не поступай так со мной снова. Не начинай, пока...
        - Не бойся. Я уже не смогу остановиться. Только... - Нежная улыбка заиграла на его губах и растаяла. Дрожащей рукой он откинул волосы с ее лба.
        Она поймала его пальцы:
        - Что ты? Это я должна нервничать. У меня это впервые.
        Взглянув в его темные глаза, она уловила в них неуверенность. Она стиснула его руку, перевернув ее, поцеловала в ладонь и притиснула ее к своей груди.
        - Келли... - Ее имя прозвучало совсем тихо и ласково. Он наклонился и нежно поцеловал ее. Потом быстро отстранился.
        - Ник... не уходи.
        - Не волнуйся. - Он закрыл и запер дверь. - Простая предосторожность. Не хочу, чтобы нам кто-нибудь помешал.
        Он подошел к кровати и стянул с нее покрывало. Его пиджак соскользнул на пол вместе с ее ночной рубашкой.
        - Ник, моя рубашка...
        - Она тебе не понадобится. - Его взгляд был настойчив и полон страсти. Он протянул руку.
        Улыбаясь, она сняла трубку с телефона на ночном столике:
        - Чтобы никто не помешал.
        Келли присела на край постели, а Ник встал на колени перед ней. Он расстегнул пуговицу на ее блузке. Она затаила дыхание. Медленно, одну за одной, он расстегнул их все, потом широко распахнул и спустил блузку с ее плеч. Она осталась в одном белом хлопчатобумажном бюстгальтере, чувствуя, что еще не готова расстаться с этой эфемерной защитой.
        Ник вздохнул, и она провела указательным пальцем по его напряженной шее. Она гладила могучие мышцы на его предплечьях, обводила контуры широкой груди. Жесткие темные волосы щекотали ей пальцы.
        Быстрым движением он протянул руку ей за спину и расстегнул бюстгальтер. Кровь прилила к ее щекам, но Келли заставила себя взглянуть ему прямо в глаза.
        Он улыбнулся.
        - Ты еще прекраснее, чем я себе представлял. Келли... - Он обхватил ее за талию, опрокинул на спину и облокотился локтем на постели, вбирая в себя взглядом каждый изгиб ее тела.
        Он поглаживал ее грудь легкими прикосновениями, от которых по ее телу стало разливаться блаженство. Она закрыла глаза, почувствовав, что на помощь его рукам пришли губы. Келли жаждала большего. Он придвинулся вплотную, так, что пряжка его пояса вдавилась ей в живот.
        Затем поднялся, и кровать закачалась под ней. Она боялась открыть глаза, но в то же время хотела бесстыдно наблюдать за всем от начала до конца. Слишком долго ждала она этого момента, чтобы что-то теперь пропустить.
        Он снял брюки, ни на секунду не спуская с нее взгляда. Она боялась, что в первый раз вид полностью обнаженного мужчины шокирует ее. Но он был прекрасен. Широкие плечи и грудь, сужаясь, переходили в плоский живот. Она перевела глаза ниже, и в ней зажегся огонь. Никогда еще она не чувствовала ничего подобного.
        Он снова был рядом.
        - Да, - прошептала Келли и повернулась, плотнее прижавшись к нему и наслаждаясь пьянящим запахом его близости. Внезапно, поддавшись импульсу, она лизнула его ухо. Он судорожно вздохнул. - Покажи мне, что делать дальше, - прошептала она.
        - Моя хорошая, ты все делаешь правильно.
        Он откинул ей волосы и поцеловал в шею, нащупав языком чувствительное местечко чуть пониже уха. Дрожь наслаждения сотрясла ее тело. Он опять обхватил рукой ее грудь, начал поглаживать живот. Сила его ласки возрастала, дыхание участилось в унисон с ее собственным.
        Он страстно поцеловал ее, скользнув языком по зубам, затем проник глубже. Его руки не переставали поглаживать ее тело, доставляя неведомое доселе наслаждение. Напряжение росло в ней, пока она не почувствовала, что больше не выдержит.
        - Пожалуйста, Ник...
        Он навис над ней, упершись руками в кровать. Она сомкнула пальцы вокруг его запястий и затаила дыхание, почувствовав, как он раздвигает ей ноги.
        Ее пронзила короткая острая боль. Она с радостью приняла незнакомую тяжесть его тела и, обняв его, прижала к себе. Бархат и сталь, неискушенность и опыт - они слились в едином вневременном движении. Никогда в жизни она не испытывала большего наслаждения. Его тепло и близость пролились бальзамом на ее израненную душу. Келли хотелось, чтобы это никогда не кончалось.
        Внутри ее растекалось тепло. За закрытыми веками кружили желтые, оранжевые, красные огоньки, взрываясь фонтанчиками наслаждения по всему телу. Она прижалась лбом к его груди и вздохнула. Теперь она знала, что значит любить мужчину. И знала, что теперь ни за что не согласится на что-то меньшее.
        Ник застонал, напрягся и вздрогнул. Он еще плотнее прижал ее к себе и зарылся лицом в ее шею. Она ощутила, как содрогнулось его тело, и погладила мускулистую спину мужа. Наконец он отстранился и провел рукой по лицу. Он притянул ее к себе, и она положила голову ему на плечо. Потом он поцеловал Келли, и оба позабыли о времени.

        Глава 9

        Ник перешагнул порог своего дома, и его тут же окутал сладкий аромат выпечки.
«Наверное, и вкус райский», - подумал он. Когда последний раз он ел что-нибудь с таким же приятным запахом у себя дома?
        Келли, напевая, вытаскивала противень из печи. Подперев плечом стену, он смотрел на нее. Он все больше и больше запутывался в ее сетях.
        Келли повернулась к нему с лопаточкой в руке. Мгновенно ее лицо озарилось приветливой улыбкой.
        - Привет. А я и не слышала, как ты вошел.
        Она пересекла кухню и остановилась возле стола рядом с ним.
        - Я догадываюсь почему. Ты очень занята. Пахнет просто потрясающе. Шоколадные пирожные?
        - Да. Знаешь, как трудно все время чувствовать аппетитный запах и не съесть все до одного?
        Он окинул взглядом ее стройную фигурку в майке с надписью «Прибрежные Холмы», аккуратно заправленной в джинсы:
        - Тебе не о чем беспокоиться.
        - Будет о чем, если я все это съем. - Она отвернулась и аккуратно перенесла выпечку с противня на стол.
        Она стояла так близко, что он ощущал запах ее духов, смешанный с шоколадным ароматом. Он взглянул на прелестный изгиб ее шеи и слегка подался вперед, борясь с соблазном поцеловать ее.
        - Где мальчики? Как прошел их первый школьный день? - «Что ты делала, когда они ушли? Ты скучала по ним? А по мне?»
        - Катаются на роликах, и, если верить Скотту, ничего себе. Они даже признались, что возвращение было приятным.
        Пирожное соскользнуло с лопаточки и упало на пол, оставив крошки и коричневый след. Она нагнулась поднять его, потом облизнула пальцы. Ему захотелось взять ее руку и, слизав сладкий шоколад с пальцев, идти дальше и дальше, пока он не насытится ею до конца.
        Ник зачарованно улыбнулся. Она была так привлекательна с волосами, собранными в пучок, и лопаточкой, торчавшей из кармана джинсов.
        Тут открылась входная дверь, и в дом на роликовых коньках вкатился Брэд, оставив полоски грязи от порога до лестницы.
        Келли закатила глаза и прошептала:
        - Господи, дай мне силы.
        - Я чую п-пирожные. Шоколадные.
        Она слегка сжала ему нос пальцами.
        - У тебя отличный нюх. Это, наверное, наследственное, - улыбнулась она Нику. - Сними свои коньки и можешь попробовать парочку. Но не ешь много до ужина.
        Она заметила пачку писем на портфеле Ника.
        - Есть что-нибудь важное?
        Ник отошел от лестницы и, взяв конверты, быстро просмотрел их.
        - Не думаю. Сейчас я отнесу их в кабинет.
        Она кивнула:
        - Пора начинать готовить ужин, иначе нам придется есть одни пирожные.
        От его улыбки сердце в ее груди затрепетало. Ник предупредил, что сегодня вернется домой рано, и она подумала, не с этим ли связано ее внезапное желание что-то испечь. Она взглянула на Ника, и у нее пересохло во рту.
        Келли подумала о том, как они занимались любовью, и покраснела, но ей уже не терпелось повторить это. Жаль, что нельзя ускорить течение времени и приблизить тот момент, когда они смогут с достоинством удалиться в свою комнату.
        Он по-прежнему был очень сдержан - их любовные отношения ограничились одним разом. Но по крайней мере первый шаг был сделан. Никогда еще Келли не была так счастлива, если бы не мысли о сестре, которые настойчиво лезли ей в голову.
        Она твердила себе, что их сближение с Ником просто необходимо для семьи. Ради мальчиков муж и жена должны выступать единым фронтом. Она согласилась растить их, как своих собственных детей, дать им крепкую и счастливую семью. Но разве это было бы возможно, если бы они с Ником не были вместе?
        Она последовала за Ником на кухню.
        - Тяжелый был день?
        - Да. А у тебя?
        Ее взгляд упал на грязный след, оставленный Брэдом на кухне.
        - А как ты думаешь?
        Ник присел на стол, набивая рот пирожными.
        - Ты испортишь себе аппетит.
        - Ммм. Они того стоят. Еще теплые. - Его взгляд был задумчивым.
        - Ну ладно, на здоровье. Ты не хочешь переодеться?
        - Ты читаешь мои мысли.
        Ник перевел взгляд на ее губы, слегка подался вперед и застыл в нерешительности. Что, черт побери, он делает? Он обращается с ней так, будто уже принял ее, будто ему приятна ее близость. Он не мог этого допустить. Стиснув зубы так, что начала дергаться щека, он отстранился. У нее на лбу залегла складка, и он мог поклясться, что в ее глазах мелькнула досада, но он сдержался. Чтобы не дать себе передумать, повернулся и направился к себе в спальню.
        Ник натянул рубашку и шорты. Проходя мимо шкафа, он заметил, что там появились ее вещи - духи, сводившие его с ума своим сладковатым обольстительным запахом, черная бархатная резинка для волос, музыкальная шкатулка, которую он ей подарил.
        День, когда они вернулись домой с побережья, стал роковым. Он очень соскучился по мальчикам и не мог позабыть ночи, которые она провела рядом с ним. Он утратил самоконтроль. Иначе перекинул бы Келли через плечо и отнес обратно вниз. А теперь он уже испробовал сладость ее тела и утратил решимость удерживать ее на расстоянии.
        Он вышел из спальни, и на него опять пахнуло запахом свежей выпечки. Было что-то колдовское в этой картине - Келли на кухне, остывавшие на столе пирожные, его сыновья.
        Он и Мери-Бет сознательно сохраняли дистанцию. Когда они въехали в этот дом, отношения между ними были не такими уж плохими. Она советовалась с ним по поводу обстановки, таскала по мебельным магазинам. Он уже начал думать, что между ними возможны нормальные взаимоотношения.
        Потом он припомнил ночь, когда заболел Брэд, тогда еще совсем маленький. У него был жар, но Мери-Бет и не подумала отменить деловую встречу. Она сказала, что в этом нет особой надобности, поскольку Ник лучше ее ухаживает за мальчиками, когда они болеют. Горечь переполнила его тогда. Он убедился, что на нее ни в чем нельзя положиться.
        И потом жена уходила почти каждый вечер. Он привык к этому и решил отныне рассчитывать только на себя. В мозгу вдруг вспыхнул образ Келли у плиты. Она умела позаботиться обо всех, и ее жизнерадостность притягивала его как магнит. Но как долго это будет продолжаться? Он боролся с ее притягательностью даже тогда, когда испытывал неодолимое желание заключить ее в объятия.
        Ник надеялся, что однажды окончательно отторгнет ее от себя. Но после той ночи он не мог думать ни о ком и ни о чем, кроме нее. Он твердил себе, что в состоянии отказаться от нее в любую минуту. Пока он способен на это, он в безопасности.
        На кухонной плите кипела большая кастрюля с водой, окно рядом с ней запотело от пара. Келли стояла у раковины спиной к нему.
        - Тебе помочь?
        Она бросила на него взгляд через плечо.
        - Хочешь сделать салат?
        - Думаю, что справлюсь. - Ему было все равно, какую домашнюю работу выполнять. - Где Брэд?
        - Наверху, смотрит телевизор.
        Они стояли бок о бок возле раковины, пока он мыл салат. От нечаянного прикосновения в нем вновь вспыхнуло желание. Его поразило, что одно легкое касание может заставить его забыть обо всем на свете. Он взглянул на часы.
        - Ребята говорили еще что-нибудь, кроме того, что в школе было ничего себе?
        - Оба сказали, что все нормально. Мне до смерти хотелось послушать, как у Скотта прошел первый день в высшей школе, но он ужасно спешил поиграть в хоккей на улице.
        В кухню вразвалку вошел Скотт и привалился к столу.
        - Па, я теперь в высшей школе.
        - Спасибо за свежие новости.
        - Мне теперь будут часто звонить, а я знаю, что ты предпочитаешь держать линию свободной для клиентов.
        - Верно. - Ник провел рукой по волосам.
        Он понял, к чему клонит Скотт, но хотел посмотреть, как парень собирается его раскрутить. Однажды он сделает из него неплохого адвоката.
        - Тебе не кажется, что мне стоит обзавестись собственным телефоном? Здесь трудно разговаривать - очень шумно. Я смогу им пользоваться, чтобы сверять конспекты, а ты не пропустишь деловой звонок.
        - А почему бы тебе не заниматься в библиотеке? - Сколько раз они с Келли так делали? Забивались в самый дальний угол, и он едва мог сосредоточиться, ожидая момента, когда сможет остаться с ней наедине.
        - Ах, пап, просто скажи: да или нет.
        Ник взглянул на Келли и уловил едва заметную дрожь ее рук. Он вновь повернулся к сыну:
        - Нет. Вы хорошо изложили ваше дело, но мне кажется, мы должны дать шанс высшей школе, прежде чем что-либо предпринимать.
        - Но почему?
        - Потому что сейчас твоим основным занятием должна быть подготовка к колледжу. А телефон будет отвлекать тебя от занятий.
        Скотт бросил на них кислый взгляд:
        - Боже, но я ведь уже не ребенок.
        - Я понимаю. Если тебе нужна конфиденциальность, можешь пользоваться телефоном в моем кабинете. Да, кстати, я считаю, ты не должен болтать по телефону по вечерам, пока не сделаешь домашнее задание.
        Скотт соскочил со стола и ринулся к двери.
        - Зря я завел об этом разговор. Когда ужин?
        - Уже готов, - сказала Келли. - Брата не позовешь?
        Ни слова не говоря, он вылетел из кухни, хлопнув дверью.
        Позже, когда кухня была убрана и одежда для школы назавтра готова, Келли пошла наверх. Сразу после ужина Ник отправился в свой кабинет закончить какую-то работу. Пока они готовили, он развлекал ее шутками, и ей казалось, что у них все идет на лад. Только из-за домашних хлопот она не пришла к нему раньше и теперь, уже поднимаясь по ступенькам, слышала, как бешено бьется сердце.
        Войдя в спальню, Келли увидела, что покрывало уже сдернуто. Пока Ник чистил зубы, она открыла шкаф и достала свою шелковую ночную рубашку. Сегодня она сделает ему сюрприз, впервые надев ее.
        Стук в дверь испугал ее, и рубашка выпала из рук на край комода. Она считала, что оба мальчика уже в постели. Она открыла и увидела Скотта.
        - Па. - Его брови взлетели от удивления. - Какого черта ты здесь делаешь?
        - Скотт, позволь...
        Келли протянула к нему руку, но он отпрянул. Его глаза сузились, стиснутые руки затряслись. Злоба, исказившая его лицо, со всей очевидностью показала ей, что, если бы они даже попытались подготовить его, это все равно бы ничего не изменило.
        - Ты не моя мама и никогда ею не будешь. Ты не имеешь права тут быть, ты - чужая.
        Она отшатнулась, будто он ударил ее. Крупная дрожь, начавшись с рук, постепенно охватила все ее тело, и она испугалась, что не устоит на ногах.
        - Мы не могли бы...
        Он отвернулся и зашагал к себе в комнату.
        Келли не афишировала своих отношений с Ником, но считала, что Скотт спокойно примет их близость. Она ошиблась, и это была ее вина.
        Из ванной вышел Ник в тренировочных брюках.
        - Мне показалось, я слышал Скотта!
        Келли, отвернув свое пылающее лицо, открыла рот, чтобы ответить, но слова застряли у нее в горле. Она откашлялась и сказала:
        - Да, он был здесь минуту назад.
        - Все в порядке?
        Могла ли она повторить ему то, что сказал ей его сын? Никакими извинениями нельзя было изгладить из ее памяти то, что он ей наговорил. А Ник посчитает себя обязанным как-то все уладить, наказать мальчишку. Но почему Скотта нужно наказывать за правду? Ник ее не любит, и она это знает. Куда проще было притвориться, что между ними все хорошо.
        - Все просто замечательно.
        Он присел на кровать.
        - Я забыл тебе сказать. Там на комоде лежит письмо для тебя.
        - О? - Она взяла конверт, адресованный миссис Ник Де Корс.
        Все еще дрожащими руками она вытащила листок бумаги и похолодела, прочитав приветствие. «Дорогая Мери-Бет». Боль в груди росла, ей стало плохо.
        - Что с тобой? У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.
        Она протянула ему листок.
        - Это не мне.
        Он просмотрел письмо.
        - О Боже. Я понятия не имел. Ей все еще время от времени приходят деловые письма. Если б я знал, выкинул бы его. Извини.
        - Ты не виноват. Просто это было так неожиданно. Еще одно напоминание о сестре.
        Келли заперлась в ванной и прислонилась лбом к холодной плитке. Она связывала с семьей столько надежд, но ничего не получалось. Все, до чего она дотрагивалась, рассыпалось в прах. Когда она вспомнила, сколько усилий потратила на то, чтобы стать настоящей женой Нику, она чуть не захохотала, но испугалась, что смех перейдет в рыдания. Почему она не осталась внизу? Там бы никто не услышал ее плача.
        Скотт прав. Она не его мать и не может ею стать. И она не сможет стать женщиной, достойной Ника. Он никогда не полюбит ее.

        Келли стояла в подвале и оглядывала кучу белья, брошенного перед стиральной машиной. Она подняла черные трикотажные брюки Ника, те, в которых он спал, и бросила в стиральную машину. Каждую ночь они бок о бок лежали в одной постели, но он не дотронулся до нее с того самого вечера, когда Скотт обнаружил, что они живут в одной комнате.

«Интересно, - думала она, - чувствует ли себя Ник хотя бы наполовину столь же несчастным?» Для Келли было мучением находиться так близко и не иметь возможности до него дотронуться. Но у нее не было никаких прав на него.
        Телефон на стене возле стиральной машины зазвонил, и его звон отозвался в подвале гулким эхом.
        Она подняла трубку:
        - Алло.
        - Миссис Де Корс? Это миссис Грэр из высшей школы. Я звоню по поводу вашего сына, Скотта.

«Не моего сына», - подумала она. Но все же в душе всколыхнулось беспокойство.
        - С ним все в порядке?
        - Его выгнали за драку. Вы не могли бы подъехать и забрать его?
        - Поняла. Еду.
        Келли помчалась вверх по лестнице, пробежала через весь дом, остановившись только, чтобы взять свой кошелек. Скотт подрался? Надо сообщить Нику. Она подошла к телефону.
        Трубку взяла секретарша и сказала, что Ник весь день будет в суде и его можно вызвать только по очень срочному делу. Ей придется самой обо всем позаботиться.

        Келли толкнула турникет и прошла туда, куда указала ей женщина. В первой комнате направо она увидела Скотта, развалившегося на стуле. Почти всю комнату занимал металлический стол. Скотт был один.
        Он поднял голову, и она увидела его лицо во всей красе - правый глаз подбит, весь заплыл, и кожа вокруг начинала приобретать пурпурный оттенок; губа рассечена, подбородок в крови. Рубашка, которая была белоснежной всего несколько часов назад, теперь пестрела засохшими бурыми пятнами. Он сидел, свесив руки между коленками.
        - Может, расскажешь мне, что случилось?
        Он сделал недовольную мину:
        - Можно я позвоню отцу?
        - Он в суде.
        Скотт посмотрел на нее и закатил глаза:
        - Он меня ударил, потому что Сьерра его бросила. Он велел мне держаться от нее подальше.
        Она была поражена.
        - А ты кому-нибудь еще говорил об этом?
        - Мистер Ван Флит не захотел ничего слушать.
        - Это просто смешно. Вся наша система правосудия основана на признании невиновности человека, если не доказано обратного. Но очень трудно что-либо доказать, если тебя не хотят слушать.
        - Миссис Де Корс?
        Она подняла глаза на аккуратного темноволосого мужчину, стоявшего в дверях.
        - Да?
        - Я Дэвид Ван Флит. - Протянув руку, он шагнул ей навстречу. - Рад, что вы смогли приехать.
        - Скотт только что мне сказал, что это другой мальчик был зачинщиком.
        - Согласно школьным правилам, обоих драчунов отсылают домой. - Он присел у заваленного бумагами стола.
        Келли встала и подошла к столу.
        - Мистер Ван Флит, мне еще никогда не приходилось сталкиваться с большей несправедливостью.
        - На каждого свидетеля, которого может представить Скотт, его соперник сможет представить другого, воспринимающего инцидент в совсем ином свете.
        - Ясно. - Келли подавила гневную отповедь, готовую сорваться с языка, и, отойдя, положила руку Скотту на плечо не столько для того, чтобы выразить ему свою поддержку, сколько для того, чтобы унять дрожь в собственных руках. Прищурившись, она посмотрела на школьного администратора. - Но мне кажется, очень важно было бы обсудить происшествие.
        - Мы надеемся, что вы этим и займетесь.
        - О, я намерена это сделать. - Она взглянула на Скотта, восседавшего со скрещенными на груди руками. - Но я хочу, чтобы вы кое-что знали. Скотт сказал, что другой мальчик ударил его первым, с этого-то все и началось. И я не стану его отговаривать защищать себя и в следующий раз, если кто-нибудь снова его ударит. Понятно, мистер Ван Флит?
        - Ну и мы опять отошлем его домой, миссис Де Корс. - Его тонкие губы вытянулись в линию.
        - Значит, так тому и быть.
        Они покинули школьный офис и вышли к машине, припаркованной на бульваре. Она обогнула машину и села за руль, а Скотт забрался на пассажирское сиденье и хлопнул дверцей. Попытавшись вставить ключ зажигания, она только сейчас поняла, как сильно дрожит.
        - Почему ты за меня заступилась?
        - Потому что считаю, что ты наказан несправедливо.
        Он поджал губы.
        - Ты веришь, что не я начал?
        - Ты же не врешь. - Она взглянула на его возбужденное лицо с грязными разводами на щеках. - Ты упрям, самоуверен и эгоистичен, но ты честен.
        - Боже, тетя Келли. Можешь не щадить мои чувства. Говори прямо. - В первый раз он ей улыбнулся.
        - Ты думаешь, что сможешь сегодня вечером играть в хоккей?
        Он кивнул и расправил плечи:
        - Я смогу. У хоккейных игроков всегда такой вид.
        Она еще раз посмотрела на разбитое лицо Скотта. В ее мечтах о семье не было распухших губ и подбитых глаз. И сейчас вполне вероятно, что Ник захочет узнать, почему его сын выглядит так, будто провел десять раундов с Мохаммедом Али.
        И она не испытывала удовольствия от перспективы объясняться с ним на эту тему.

        Глава 10

        Ник перекинул парку через плечо и поспешил на каток в надежде, что не слишком опоздал. Сталь металлического турникета обожгла холодом его руку. Черный резиновый мат, покрывавший цементный пол, заглушал шаги.
        Он прошел дальше по широкой дорожке и распахнул стеклянную дверь. Прямо перед ним раскинулось ледовое поле. Холод стоял стеной, а воздух все равно был душным и затхлым.
        Ник повернул направо, к деревянным скамьям. Келли, съежившись, сидела во втором ряду сверху. Бело-голубой плед был обернут вокруг ее ног. Он знал, из-за холода в зале эти игры были сущим наказанием для нее. Она плохо переносила холод, но все-таки отказалась остаться дома и пропустить игру Скотта.
        Тем не менее он был удивлен, обнаружив ее здесь. Он привык смотреть эти игры в одиночестве или в тесной компании других родителей. Одному было привычнее. Он не ожидал, что ему доставит такое удовольствие увидеть ее голубое пальто, выделявшееся на фоне однообразных коричневых скамеек. Она была как долгожданный маяк в штормовую ночь. Ее ярко-рыжие волосы разожгли в нем пламя. Он заставил себя не поддаваться этому огню и ее очарованию.
        Электронное табло показывало, что до конца третьего периода осталось десять минут и тридцать секунд. Черт. Он хотел посмотреть всю игру. Но по крайней мере команда Скотта выигрывала со счетом 4:1.
        Он поднялся по лестнице, перешагивая через две ступеньки, и сел возле Келли.
        - Привет. Как ты, еще чувствуешь свои ноги?
        Она покачала головой.
        - Уже с середины второго периода, - ее лицо озарилось улыбкой, - Скотт забросил две шайбы.
        - Отлично. Готов поспорить, он уже мечтает о шапочном трюке.
        Ее тонкие каштановые брови в задумчивости сошлись на переносице.
        - Это что, какой-то ритуал, связанный с их касками?
        Он засмеялся:
        - Шапочный трюк - это когда игрок забивает три шайбы в одной игре.
        - О-о.
        Он потер затылок:
        - Жалко, что опоздал. Дело по поводу страховки оказалось довольно запутанным, а свидетельские показания заняли больше времени, чем я предполагал. Мне чуть было не пришлось ехать в Бостон, чтобы завершить это дело.
        - Я пыталась дозвониться до тебя сегодня утром. Кое-что произошло.
        Жестом он прервал ее, следя, как один из игроков команды Скотта прорвался к сетке и размахнулся клюшкой. Шайба отскочила от штанги, и ее подобрал один из игроков команды противника.
        - Извини. Что ты хотела сказать?
        - Расскажу позже. Сейчас неподходящее время.
        Небольшая группа болельщиков затопала ногами в завопила на пределе возможностей своих легких, заглушив ее слова.
        - А? Что?
        Она повернулась к нему и приблизила рот к его уху.
        - Позже!
        Он кивнул, но ощущение ее мягкого дыхания на шее немедленно послужило сигналом для другой части его тела. Он хотел ее. Он боролся с этим неутихающим желанием с той самой ночи. Тогда они погрузились в легкую дремоту, и он проснулся с чувством радости от того, что она рядом.
        Его желание стало только сильнее с тех пор. И он не мог забыть те ощущения, что испытывал, когда он сжимал ее в своих объятиях, мягкую и возбужденную. Ее страсть была для него сюрпризом - приятным, но неожиданным. После холодности Мери-Элизабет он никак не ожидал, что Келли разожжет в нем такой пыл.
        Он посмотрел на нее. Ее сияющие волосы перелетали с одной щеки на другую, когда она крутила головой, пытаясь уследить за игрой.
        - Судьи решили не останавливать отсчет времени, чтобы побыстрее закруглить игру.
        - Но почему?
        - Наверное, игра слишком затянулась. Если результат матча ясен, они не останавливают часы.
        Она встала:
        - Чем скорее я выйду отсюда, тем скорее снова почувствую свои ноги.
        На улице стояла звездная октябрьская ночь, ясная и свежая. Было не намного теплее, чем возле ледового поля. Холодный ветер бросил волосы Келли ей в лицо, и она, дрожа от холода, съежилась возле кирпичной стены. Ник встал впереди, стараясь загородить ее от ветра.
        - Почему бы тебе не отправиться домой? Я подожду, пока Скотт снимет свои доспехи, и отвезу его на своей машине.
        - А ты не обидишься, если я тебя брошу?
        Он покачал головой.
        - У калифорнийцев жидкая кровь.
        - Я слишком замерзла, чтобы защищать честь своего штата. Но берегись, Де Корс, вот согреюсь... - У нее застучали зубы от холода.
        Он развернул ее и мягко подтолкнул в направлении стоянки:
        - Иди.
        Он смотрел, как она пересекает площадку и садится в машину. Он провожал глазами красные сигнальные огни, пока они не скрылись из виду. Вдруг его охватил холод, и он быстро натянул свою парку.

        Ник вырулил машину на подъездную дорожку и остановился впритык к тротуару, чтобы Скотту не пришлось далеко тащить увесистую сумку со снаряжением. Иногда после особенно изматывающей игры или тренировки сын позволял ему помочь себе. Но по большей части парень утверждал, что тяжесть ему нипочем - не следует играть в хоккей тому, кто не в состоянии позаботиться о своих вещах. Самолюбие - мощный стимул, а Скотту оно было свойственно в полной мере. Ник мог поклясться, что эта черта характера досталась Скотту не от него.
        Он подумал, что сын сегодня устал больше обычного. За всю дорогу Скотт едва сказал пару слов и лишь смотрел в окно. Но как только машина остановилась, он выпрыгнул и схватил огромную красно-белую сумку с заднего сиденья. Ник запер дверцы и увидел, как Скотт протискивается в дверь дома.
        Он не спеша последовал за сыном и остановился на пороге кухни. Скотт, стоя спиной к нему, жадно поглощал что-то из бутылки. Он потреблял невероятное количество жидкости после матчей. Методичный топот по потолку свидетельствовал о том, что Брэд наверху изображает слоненка. Келли хлопотала у плиты.
        Вдруг в мозгу зазвучал звоночек тревоги. Он не должен угодить в эту ловушку. Он не может клюнуть на эту видимость уюта. Да, у него есть дом, у него есть дети. Присутствие Келли должно обеспечить им спокойствие, но он не должен отводить ей место в своей жизни. Один раз он уже так поступил, и это оказалось роковой ошибкой. Он открыл для себя неприятную истину, что мужчина и женщина с двумя детьми не обязательно являются семьей.
        Скотт поставил пустую бутылку на стол и оглянулся через плечо. Только тут Ник разглядел его лицо и застыл в шоке.
        - Что с тобой случилось? Что, до моего прихода была драка? За что этим судьям платят деньги? Почему они не могут держать игру под контролем?
        Скотт закрыл холодильник и привалился к нему спиной, глядя в пол.
        - Это случилось не во время игры, папа.
        - Скотта сегодня удалили с занятий за драку. - Келли повернулась к нему, держа в руках деревянную ложку.
        - Что? Почему ты не позвонила мне? - Он сжал высокую спинку стула с такой силой, что казалось, дерево сейчас треснет.
        - Я пыталась. Ты был в суде, и секретарша сказала, что тебя нельзя беспокоить без крайней необходимости.
        Ник ткнул пальцем в сторону сына с пурпурным, почти совсем заплывшим глазом и распухшей щекой:
        - А это как назвать? Прогулкой в парке?
        - Я с этим сама разобралась, - срывающимся голосом отозвалась Келли, повернувшись вполоборота к нему.
        Он оперся рукой о притолоку. Объяснения закончены? Она с этим разобралась?
        - И как же ты с этим разобралась?
        - Па, тетя Келли приехала за мной и поговорила с мистером Ван Флитом. Завтра я смогу вернуться.
        Келли взглянула на Скотта, а потом опять на Ника. Ее голубые глаза сверкали, губы были плотно сжаты. Она взяла кружку с дымящимся шоколадом и протянула мальчику.
        - Брэд наверху делает домашнее задание - отнеси ему, пожалуйста.
        - Но ты же не разрешаешь ему есть наверху.
        - Сегодня - исключение, - ответила она резко.
        Скотт кивнул и осторожно понес кружку через кухню. Ник посторонился, дав ему дорогу. Он был зол и тоже не хотел, чтобы мальчики слышали их перепалку.
        - Отличная игра, сынок.
        - Спасибо, папа. Спокойной ночи.
        И он ушел. Ник прошел вглубь кухни и остановился возле раковины, где Келли мыла кастрюлю.
        - Моего сына выгнали с занятий за драку, а ты даже не нашла нужным мне об этом сообщить? А потом он участвовал в напряженном матче, в то время как у него один глаз почти заплыл. Тебе не приходило в голову, что мне, возможно, захочется об этом знать? Во-первых, его нужно было наказать. Во-вторых, ему, возможно, было опасно участвовать в игре. - «В-третьих, я его отец».
        Она вытерла мокрые руки и набрала побольше воздуху в легкие.
        - Ник, я отвезла его к врачу, и ему проверили зрение. Доктор сказал, что не видит причин, почему бы Скотт не мог играть, если на нем будет шлем, спущенный на лицо.
        - То есть каска?
        - Не важно, - огрызнулась она. Ее глаза сверкали. - Либо у нас с тобой будут равные права в воспитании мальчиков, либо мне вообще не следует этим заниматься. Я не желаю исполнять материнские обязанности только в то время, когда тебе по каким-то причинам неудобно быть их отцом.
        - Я считаю, что со мной должны советоваться, когда моего сына выгоняют с занятий.
        - Я пыталась. Что я должна была делать? Мариновать его в кабинете директора, пока в суде не объявят перерыв? - Она смотрела на него в упор. - А по поводу того, что его выгнали, я сказала ему, что он не будет наказан.
        - Но почему, ради всего святого, ты так сделала?
        - Может быть, с ним нужно провести беседу. Я его выслушала, я ему поверила. Кстати, он дрался, защищаясь от хулигана. - Келли остановилась, чтобы перевести дыхание.
        Гнев Ника испарился, и он почувствовал, что оказался в дурацком положении.
        - Келли, я…
        - Школьная политика такова, что наказывают обоих участников, без всяких «если» и
«но». - Она склонила голову. - Вот так обстоят дела - правосудие вершится без разбирательства.
        - Я не знал.
        - Но ты и не спрашивал. И еще одно. - Она наставила на него свой указательный палец. - Я позволила ему играть в хоккей с разрешения врача. - После каждого слова она тыкала пальцем в грудь Нику. - Я чувствовала, что ему необходимо отвлечься от неприятностей. Ты видишь в этом какую-то проблему?
        - Нет. - Сейчас у него была только одна проблема - принести извинения так, чтобы его самолюбие при этом не пострадало.
        Келли пронеслась через кухню и схватила со стола свой кошелек. Покопавшись внутри, она вытащила ключи.
        - Мне нужно выйти на свежий воздух.
        - Ты слишком взвинчена, чтобы сидеть за рулем.
        - Прекрасно, пройдусь пешком. - Она повертела ключи на пальце и бросила их обратно в кошелек.
        Когда она уже повернулась, чтобы выйти, Ник схватил ее за руку.
        - Ты опять убегаешь. Мы должны все выяснить.
        Она взглянула ему в глаза слегка смущенно, но по-прежнему гневно.
        - Все и так ясно. И есть много способов бегства, Ник. Например, очень удобно просто отталкивать от себя людей.
        Она попыталась вырвать руку, но он сжал ее сильнее. Он не хотел, чтобы она уходила. Однако если он сделает Келли своим равноправным партнером, то без нее уже трудно будет обходиться. А этого он не мог допустить, он не мог рассчитывать ни на кого, кроме себя.
        Но он хотел ее. И тут уже невозможно было что-то изменить.
        Она тоже его хотела.
        Он нагнул голову, но она, на мгновение застыв, быстро отвернулась.
        - Не надо.
        - Хочешь, скажу, что я остолоп? Хочешь, извинюсь? Хочешь, поцелую? - Он обхватил ее руками за талию и прижал к себе.
        - Это нечестная игра.
        - А ты знаешь, что, когда ты сильно взволнована, у тебя лицо становится в крапинку?
        - Берегись. Твои комплименты могут вскружить мне голову. - Она попыталась отстраниться.
        Он приподнял рукой ее подбородок, не давая пошевелиться.
        - Ты тоже в этом вполне преуспеваешь. Прекрати дергаться. - Он провел пальцем по ее губам, касаясь их так легко и нежно, как только мог. - Я просто хотел тебе сказать, что очень раскаиваюсь.
        - Терпеть не могу, когда ты такой уступчивый. Гнев иногда полезен для души.
        - Я знаю для души кое-что получше. И для тела это совсем неплохо. И отличный способ помириться.
        Ее обдало жаром, и она обмякла в его руках, будто только гнев и поддерживал ее.
        - Почему нас влечет друг к другу только после ссоры?
        - Потому что ты - упрямая ирландка, а я - ветреный итальянец. Гремучая смесь.
        Она взглянула на него. Тень скользнула по лицу Келли, но она согнала ее, и глаза ее потемнели, как дорогие сапфиры.
        - Ник...
        Он кинул взгляд поверх ее плеча на дверь ее прежней комнаты. Взяв за руку, он повел ее через кухню.
        - Между нами всегда проскакивали искры. Давай я покажу тебе, что такое настоящее пламя.

        Келли посыпала сыром тесто, политое соусом. Отерла лоб тыльной стороной ладони и оглядела три пиццы на кухонном столе. Было бы намного проще заказать их, но Скотт попросил, чтобы она сама их приготовила, и она не смогла отказать. С одной стороны, такая просьба ей льстила, а с другой - было страшно подвергать испытанию тот хрупкий мостик, который только-только установился между ними. Кроме того, ей хотелось, чтобы его день рождения удался на славу.
        Отворилась задняя дверь, и Ник внес несколько сумок. Когда он ставил их на стол, от напряжения на его запястьях выступили жилы.
        - Именинник еще не готов?
        - Я не видела его. Он уже столько времени прихорашивается. Мне кажется, он хочет произвести впечатление на Сьерру.
        - Мне не верится, что ему уже пятнадцать и он интересуется девочками. Ты хотя бы знаешь, как она выглядит?
        Келли покачала головой.
        - Она очень мила и вежлива по телефону, но я ее не видела.
        - Да. Пойду сверну ковер в гостиной и отодвину к стене диваны, чтобы освободить место для танцев. Может быть, проверить еще магнитофон и записи?
        Келли кивнула:
        - Нам не нужно неприятных сюрпризов в последнюю минуту.
        - В доме, полном подростков, избежать их можно только чудом. - По пути из кухни он легонько щелкнул ее по вздернутому носу.
        После его ухода взгляд Келли неохотно остановился на закрытой двери в ее прежнюю комнату. Боль пронзила ее при воспоминании о том, что произошло вчера. Их близость была еще более восхитительной, чем она ожидала. Но потом ее стали одолевать разные мысли, и удовольствие было испорчено.
        То, что он овладел ею в бывшей комнате прислуги, стало ей напоминанием, что для нее в этом доме нет места. Ник ни разу не сказал Келли, как он к ней относится. Нет, он был внимательным и заботливым. Он всегда был добр с ней. Но достаточно ли этого?
        Эта комната была самым подходящим местом для свидания хозяина с любовницей. Вот кто она, и вот какое место ей определено. Здесь, в этой семье, место жены принадлежит Мери-Элизабет, а не ее бледному подобию.
        Она вдруг почувствовала запах его одеколона, примешавшийся к аромату итальянской кухни. Он начал стучать в соседней комнате, и громкий стук отдавался ударной волной у нее в руках. Он волновал ее как мужчина, даже когда его не было рядом в комнате.
        В дверях появился Скотт:
        - Где папа?
        - Передвигает мебель в гостиной.
        - Пойду помогу ему.
        Келли сняла фартук и одернула пуловер.
        Раздался звонок в дверь, и у нее екнуло сердце. Уже идут.
        Когда она подоспела к входу, Скотт отворял дверь. Три очень хорошеньких блондиночки стояли на пороге, нервно посмеиваясь.
        - Пожалуйста, входите, - пригласила Келли.
        Ник встал позади нее, положив руки ей на плечи.
        - Может быть, ты нас представишь, сынок?
        Скотт взглянул на отца и Келли так, будто хотел, чтобы они исчезли. Потом он указал по очереди на каждую девочку:
        - Хизер Дуглас, Брэнд Морган... Сьерра Самюэль. Это мой папа. А это жена моего папы.
        Пока не прозвучала последняя фраза, Келли даже не подозревала, насколько сильна была ее надежда, что он назовет ее мамой. Подавив разочарование, она указала рукой в сторону гостиной:
        - Там закуска, и сейчас будет готова пицца. Скотт, может, предложишь девушкам что-нибудь выпить?
        Пока она готовила еду, дверной звонок практически не умолкал. Когда первая пицца была готова, Келли нарезала ее и поставила блюдо на обеденный стол возле тарелок с перцем. Из колонок несся грохот. Как они умудряются что-то слышать сквозь этот шум? Гостиная была набита молодежью. Мальчики как один были словно двойниками Скотта, и Келли заметила, что им всем почему-то не по вкусу непорванные джинсы. Униформа девочек состояла из длинного свитера или блузы и черных узких брюк.
        Ник одиноко слонялся в этой компании, когда она подала ему знак, что угощение готово. Он лишь беспомощно пожал плечами, давая понять, что не в состоянии довести до собравшихся эту новость. Келли встала в дверях и резко свистнула. Когда все уставились на нее, она указала на стол и посторонилась, чтобы ее не смели.
        Ребята наполнили тарелки, и она заметила, что музыка стала тише - точнее, совершенно изменилась. По дому растекалась медленная мелодия любовной баллады.
        Ник увлек ее в гостиную.
        - Разрешите вас пригласить?
        Келли бросила взгляд поверх его плеча:
        - А нам не нужно за ними приглядывать?
        - За пару минут они не успеют ничего натворить. - Он обвил рукой ее талию и прижал к себе. Положив одну ее ладонь себе на шею, он взял ее за другую и начал медленно кружить по комнате.
        - Эй, поглядите на родителей Скотта. Как мило, что они танцуют.
        Келли взглянула из-за плеча Ника и увидела симпатичную голубоглазую девушку, державшую Скотта за руку.
        - Сьерра хорошенькая, правда?
        Ник кивнул и еще крепче прижал ее к себе.
        - Боевая тревога. Парочка, точнее, мой сын с девушкой направляются к лестнице, - вдруг сказал Ник, отпустил Келли и, пройдя через дверь гостиной, остановился на нижней ступеньке.
        Скотт зло сверкнул глазами.
        Сьерра серьезно произнесла:
        - Ваш сын расстроен, мистер Де Корс. Мы хотим поговорить, но здесь так шумно, что ничего не слышно.
        - Понятно. - Ник скрестил руки на груди. - Ну а что, если мы выключим музыку и вы поднимете его дух здесь?
        Скотт пожал плечами:
        - У нас есть выбор?
        - Нет.
        - Ну тогда оставим музыку включенной, па. Я уже передумал. - И они вернулись обратно к друзьям.
        Келли в сопровождении Ника пошла на кухню, чтобы пополнить стол. Она взглянула на него.
        - Не ходи сюда. Кто-то из нас должен стоять на страже.
        - А почему ты выбрала для себя кухонные обязанности?
        - Потому что все эти ребята выше меня ростом. - Поразмыслив, она уступила: - Ладно, я составлю тебе компанию. Готов ли ты к славным битвам?
        Ник отсалютовал:
        - Всегда готов.
        Бок о бок они сторожили лестницу. Не раз за этот вечер Келли приходило в голову, что присматривать за молодежью не проще, чем пытаться оседлать пчелу. Подростки бродили повсюду, не останавливаясь ни на минуту. Два часа показались ей просто бесконечными.
        После того как последняя группа наконец-то покинула дом, Келли рухнула на нижнюю ступеньку. Когда Скотт проходил мимо нее, она развернулась и прислонилась головой к стене.
        - Хорошо провел время?
        - Да. Все было нормально.
        Ник уселся рядом с Келли.
        - А другим тоже было весело?
        - Думаю, да.
        - А ты ничего не забыл? - В голосе Ника слышался мягкий укор.
        Скотт несколько секунд стоял, глядя в недоумении.
        - О! Спасибо. - И побежал наверх.
        - Когда-нибудь он научится быть вежливым, - сказал Ник.

        Глава 11

        Ник вышел из машины и вытащил сумку и дипломат. Повесив пальто на руку, окинул взглядом большой белый дом, где в каждом окне горел свет. Он уезжал всего на три дня, но они растянулись для него в три года. Он никогда еще не скучал так по своей семье и никогда еще так не стремился вернуться домой. Неужели Келли тому причиной?
        Он сгорал от желания увидеть ее улыбку, сесть за стол, накрытый ее руками. Ему очень недоставало ее теплого, податливого тела. Его брови сдвинулись. Когда она успела стать столь необходимой ему? На Приморских Холмах? В момент первой близости? Или в день свадьбы?
        Порыв холодного ветра чуть не сбил его с ног, и он поспешил к дому. В ночном воздухе пахло дымом. Погода была самой подходящей для разжигания каминов. Мысль о приятном вечерке у огня рядом с Келли заставила кровь Ника быстрее бежать по жилам.
        Скрежет металла отчетливо раздавался в вечернем воздухе, когда он вставлял ключ в замочную скважину и отпирал дверь.
        - Я дома.
        В доме было тепло и светло, и Ник бросил свои вещи возле розового мишки. Он поискал почту, но ничего не нашел. В доме было слишком тихо. Куда все подевались? Где Келли? Она всегда встречала его у порога.
        Он прошел через гостиную на кухню. Брэд сооружал себе сандвич с арахисовым маслом и джемом, Скотт что-то разглядывал в микроволновой печи. Почему Келли не готовит?
        - Привет, разбойники. Где ваша... Где Келли? Все в порядке?
        Брэд посмотрел на него, и Ник понял, что мальчик встревожен. У него был такой же вид, как тогда, когда Ник объяснил ему, что его мама умирает.
        - Привет, па. Она отдыхает. Она сильно устает, и ей нездоровится. - Брэд подошел к нему и посмотрел ему в глаза. - Я рад, что ты вернулся, п-папа.
        - Я тоже, сынок. - Он любовно потрепал сына по щеке, потом перевел взгляд на старшего. В микроволновой печи зазвенел звонок. - Произошло что-нибудь из ряда вон, выходящее, пока меня не было, Скотт?
        - Нет. Все по-старому.
        - Отлично. Пойду посмотрю, как там Келли.
        Бессознательный гнетущий страх сдавливал ему сердце, когда он бежал вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Это не должно произойти опять. Молния никогда не ударяет в одно и то же место дважды...
        Ник осторожно отворил дверь, но петли заскрипели. Бросив пиджак на стул, он подошел к кровати и включил настольную лампу. Келли не шевелилась. Она спала, свернувшись калачиком под своей старой шалью. На фоне снежно-белой наволочки ее щеки казались бледными и еще заметнее проступали темные круги под глазами. Он не хотел будить ее, но ему нужно было убедиться, что с ней все в порядке.
        Ник присел на краешек кровати и нежно откинул шелковые пряди с ее лица. Она пошевелилась, медленно потянулась, и свитер туго натянулся на ее груди. Теплая со сна и очень волнующая, она влекла его сильнее, чем он хотел себе признаться. Ее глаза медленно открылись.
        - Ник... - хрипловато прошептала она и протянула к нему руки, как ребенок, жаждущий ласки. - О Боже! Я велела Скотту разбудить меня не позже половины шестого. Я только хотела подремать полчасика. - Она была в ужасе. - Они, наверное, голодные. И ты голодный. Я совсем не так хотела тебя встретить.
        Не еда и не хлопоты были для него лучшим приветствием. Нежное лицо, то, как жена инстинктивно протянула к нему руки, - вот настоящий дом.
        Он потянулся ртом к ее губам, наслаждаясь их мягкостью, смакуя их сладость. Запутавшись рукой в шелковых прядях ее волос, он обхватил ее затылок, прижимая все сильнее. Его дыхание участилось, и когда она погладила его щеку, это касание чуть было не лишило его остатков самообладания. Ну почему он никак не может насытиться ею? Почему не может выбросить ее из своего сердца?
        Он ее хотел - здесь, сейчас, всегда. Именно этого он поклялся никогда не допустить. Он дал себе обещание, что никогда не будет нуждаться ни в одной женщине.
        Он отстранился от Келли и медленно вздохнул, пытаясь прийти в себя.
        - Там мальчики что-то готовили, когда я вошел. Арахисовое масло и джем - вполне сытная пища.
        Она застонала:
        - Ну почему, интересно, Скотт не разбудил меня?
        - Мне кажется, он беспокоится о тебе... И Брэд тоже. Говорят, ты неважно себя чувствовала.
        - Со мной все в порядке. Просто я немного устала, и у меня было небольшое расстройство желудка. Мне кажется, это легкая простуда.
        - А мне кажется, что ты должна записаться к врачу. Я знаю, что сестры милосердия - самое плохие пациенты, поэтому завтра первым делом поручу своей секретарше записать тебя на прием.
        Она склонила голову и внимательно посмотрела на него.
        - Полагаю, возражать не имеет смысла.
        - Да. - Он поудобнее устроился на кровати и ослабил узел галстука. - Тут за время моего отсутствия ничего замечательного не произошло?
        Что действительно было замечательно, так это то, как зажглись ее глаза, и то, как ее чувственные губы растянулись в улыбке, - он соскучился по всему этому. Он мягко потянул Келли за руку, добиваясь ее внимания.
        - Когда будешь договариваться с врачом о приеме, поставь первым пунктом тест на беременность, - сказала Келли.
        Неужели этим объясняется ее усталость? Меньше всего он хотел каких-то уз. А от ребенка так просто не убежишь. Он взъерошил рукой свои волосы. Он не сможет снова пройти через все это.

        Тяжелые тучи таили в себе угрозу снегопада, и Ник с наслаждением окунулся в теплую атмосферу кухни. Аппетитные запахи индюшатины и приправы витали в воздухе. Кроме того, он был уверен, что чует пикантно-острый аромат тыквенного пирога. Несомненно, в его доме готовились ко Дню благодарения.
        - Дома есть кто?
        - Я тут, - донеслось откуда-то снизу.
        Потом послышался звук шагов по подвальной лестнице. Из дверей вышла Келли и выключила за собой свет.
        Ник поставил портфель возле стола, повесил куртку на спинку стула. Он потянул носом воздух:
        - Запах бесподобный.
        - Пироги на завтра. Я рада, что тебе понравился запах. Мне самой трудно об этом судить. Желудок совсем взбунтовался.
        Свинцовая тяжесть навалилась Нику на грудь.
        - С тобой все в порядке? Что сказала доктор Масис?
        - Она сказала, что у меня идеальное здоровье. А усталость и тошнота - обычное дело, если принять во внимание, в каком положении мне приходится находиться.
        - Келли, не упражняйся в остроумии. Скажи прямо.
        - Я беременна.
        Он отвернулся и закрыл глаза. Вдруг время повернуло вспять. Уже не Келли стояла перед ним, а Мери-Бет... и он был в западне.

        Глава 12
        - Нам, наверное, нужно поговорить. - Келли смотрела в его широкую напряженную спину. В огромной кастрюле на плите что-то пузырилось и булькало, и только шипение пара нарушало тишину. Но кровь так сильно стучала в висках, что вряд ли Келли слышала что-то еще. - Ну скажи что-нибудь, Ник.
        Он обернулся к ней, и она увидела поджатый рот и профиль, будто выточенный из мрамора. Он отбросил назад свои темные волосы и испустил тяжелый вздох.
        - Ты хочешь этого?
        Она оцепенела. Этого? Они ведут разговор о ребенке - новой жизни, которую вместе зачали. О чем он спрашивает? Значит ли это, что он не хочет их ребенка?
        - Да.
        Он сглотнул и в первый раз с тех пор, как услышал новость, поднял взгляд. Прищуренные глаза были мрачнее безлунной ночи. Глубокие морщины залегли между бровями.
        Келли смотрела на него и ждала, надеясь, что ошиблась. Но каждая секунда тягостного молчания усиливала ее ужас. Слова застряли в горле. Но она сделала еще одну попытку:
        - Ты удивлен?
        Он засмеялся. Этот резкий невеселый смех отнюдь не развеял ее опасений.
        - Не то слово, чтобы описать мое состояние.
        - Ник, пожалуйста, давай поговорим.
        - Я не знаю, что сказать.
        Ник протянул руку к буфету и достал объемистую коричневую бутылку. Он вышел из кухни, и Келли услышала, как открылась и закрылась дверца бара. Когда он вернулся, в его руке был бокал, и он плеснул в него немного янтарной жидкости, а потом одним глотком выпил содержимое.
        Келли до смерти боялась, что он уйдет, и испытала явное облегчение, когда он сел напротив нее. Правда, сейчас она едва ли смогла бы до него дотянуться. Эта подчеркнутая дистанция обидела ее, но она постаралась не дать волю слезам, уже было навернувшимся на глаза.
        Все должно было быть совсем иначе. Шок должен был смениться радостным удивлением. Она снова и снова проигрывала эту сцену в уме. Он берет ее на руки и кружит, а потом начинает обращаться с ней осторожно, как с хрупким кристаллом.
        Он не собирался делать ничего подобного, а сидел в тяжелом раздумье, покачивая свой бокал. Брови сошлись у переносицы, губы сжаты, в глазах - отсутствующее выражение.
        - Ник.
        - Хочешь знать, о чем я думаю? - Он глубоко, будто с трудом, вздохнул. - Я думаю, что мне придется пройти через это все в третий раз и неоткуда ждать помощи.
        - Вот она я. Чем я могу помочь?
        - Без тебя и проблем бы не было. Мери-Бет я должен благодарить и за это, помимо всего прочего. Обещание, которое она с нас взяла, было ее последним насилием надо мной. - Его глаза совсем почернели.
        - О чем ты говоришь? Что ты сказал про мою сестру? - Келли отшатнулась как от удара.
        - Я говорю, что Мери-Бет намеренно меня напоила, чтобы я переспал с ней. Когда она узнала, что беременна, мне ничего не оставалось, как жениться.
        - Я не...
        - Только не говори, что не знала. Ты медсестра. Ты умеешь считать.
        Она вздрогнула от его саркастического тона.
        - Конечно, я знала, что она была беременна, когда выходила замуж. Я объясняла это тем, что вы оба были сильно влюблены и не могли ждать. Я знаю, ты любил мою сестру.
        Вдруг он вскочил и оттолкнул стул, едва не опрокинув его.
        - Я никогда не любил Мери-Бет. Я женился на ней только потому, что она носила моего ребенка.
        Она не могла поверить, что та жизнь, которой она всегда завидовала, всего лишь обман.
        - И все эти годы... Что-то же должно было вас связывать. Почему вы жили вместе? Как?
        - Мы старались пореже сталкиваться. - Он пожал плечами. - Она занялась недвижимостью и нашла повод не бывать дома. Да и я оставался на работе допоздна.
        Келли молча терла лоб, стараясь переварить это. Все эти годы Мери-Бет притворялась, что у нее прекрасная семья: двое детей, машина и дом в пригороде, - и все это было ложью. А ее собственный брак? Келли так старалась быть похожей на женщину, которую он, как ей казалось, хотел видеть возле себя. И все оказалось обманом...
        Она окинула Ника взглядом. Ее муж стоял, опершись о стол, с бокалом в руке. Но она знала, что обыденность этой позы обманчива. Угрюмое выражение его лица не располагало к беседе. От его холодности Келли бросило в дрожь, и горькое предчувствие льдинкой пронзило ей сердце.
        - Ты думаешь, я нарочно забеременела? - Она уже не знала, чему верить. Может быть, она и в Нике ошиблась? Существовал ли когда-нибудь тот любящий, заботливый человек, или это был плод ее девичьей фантазии?
        - А что я должен думать? С тех пор как мы поженились, ты только и делала, что пыталась забраться ко мне в постель.
        - После свадьбы люди обычно спят вместе. - Вдруг она ощутила удивительное спокойствие. Ей уже нечего было терять, но она отчаянно хотела во всем разобраться. - Почему ты отталкивал меня? К чему эти отдельные спальни?
        - К тому, что я не совершаю дважды одной и той же ошибки.
        - Но ты женился на мне!
        - Только ради мальчиков.
        Она для него ничего не значит? А как быть с влечением, которое они постоянно ощущают? Они спали вместе, они сотворили ребенка, и это ничего не значит? Их брак бессмыслен?
        - Я не верю, что ты ничего не чувствуешь. И как насчет ребенка? Как ты смеешь обвинять меня? Мы спали вместе, мы оба должны нести ответственность за последствия. Ты значительно опытнее меня. Если ты больше не хотел иметь детей, почему же ничего не предпринял? Даже я знаю, где можно взять презерватив.
        Ник вздрогнул. У него промелькнула та же мысль - это его вина. Он знал, что в этих язвительных словах есть правда, и страдал от того, что видел боль и разочарование в ее глазах. Он ненавидел себя за то, что разбил ее мечты, но не мог остановиться. Единственный выход - заключить ее в свои объятия, а это как раз то, чего он любой ценой должен был избежать.
        - Как насчет ребенка? - повторил он ее вопрос. Измерил шагами кухню, повернулся и пошел в обратном направлении. - Конечно, он у тебя будет.
        - А что будет с нами? - Она обхватила себя руками, будто пытаясь защитить своего ребенка от его ледяного тона.
        - Нет никаких «нас». Это то, что я тебе пытаюсь объяснить с того самого дня, как привел тебя сюда. По большому счету и тебе так будет спокойнее. Уж я-то знаю.
        - Ты счастлив, Ник?
        Вопрос прозвучал так тихо, что он едва расслышал его из-за стука сердца и шума в ушах. Когда Келли закусила губу, чтобы унять дрожь, он чуть было не утратил остаток самообладания.
        Труднее всего оказалось просто стоять столбом в попытке скрыть от нее, что делается в его сердце, умолчать о том, как он всегда мечтал о большой семье, пока железная воля Мери-Бет не разрушила эти мечты. Не мог же он признаться ей, как мечтает иметь дочь, рыжеволосую малышку с голубыми, чуть раскосыми, как у матери, глазами. Он не мог дать ей такую власть! Вместо этого Ник опрокинул в себя остатки бренди в надежде, что это поможет забыться.
        - Такие... отношения... ты в самом деле этого хочешь? Тебе этого достаточно? - Она поднялась.
        - Должно быть достаточно.
        - Ну, тогда мне тебя жаль. - Ее взгляд на мгновение встретился с его взглядом.
        Будто какая-то пелена упала на ее глаза - блеск исчез, сияние испарилось. Он никогда не думал, что способен чувствовать чужую боль острее своей собственной. Она удалилась в свою бывшую комнату и закрыла дверь.
        Ник прикрыл глаза. Смотреть, как она уходит, отгораживаясь от него, было невыносимо.
        Он услышал голоса в коридоре. Мальчики вернулись домой. Нужно рассказать им новость. Их нужно успокоить, объяснить, что недомогание Келли вызвано самыми естественными причинами. Но сейчас он был не в состоянии это сделать.
        Мальчики ворвались на кухню.
        - Привет, п-па. - Брэд направился прямиком в кладовку.
        - Привет, па. - Скотт устремился к холодильнику.
        - Как кино, парни?
        Их ответ не дошел до сознания Ника. Он был занят своими мыслями, одновременно прислушиваясь к звукам в соседней комнате.
        Будто угадав его мысли, Келли, медленно отворив дверь, вошла в кухню. Она засунула смятый носовой платок в карман джинсов. Темные круги залегли у нее под глазами, и бледность испугала его, но она выглядела спокойной. Келли ни разу даже не взглянула в его сторону, она вышла только из-за мальчиков.
        - Привет, парни, - Ее голос слегка дрожал. - Как кино?
        Скотт сел за стол и отхлебнул молоко прямо из пакета.
        - Скукотища.
        Она потерла руками глаза, будто от боли.
        - Какая-то глупая любовная история. Там совсем не было крови.
        - А я думала, ты по горло сыт сценами насилия после того случая в школе. - Ее губы слегка изогнулись в улыбке.
        Скотт дернулся и развалился на стуле.
        Ник вынул тарелки из буфета, удивляясь, как легко Келли находит с мальчиками общий язык. Она была словно создана для материнства - излучала тепло и радушие, располагала к доверию. Ему всегда с трудом удавалось найти с сыновьями контакт.
        Когда ужин был разогрет, а стол накрыт, они сели за него все вместе. Ник не спускал с Келли глаз, но она так ни разу и не взглянула на него. Он заметил, что Брэд, морща свой гладкий лоб, с беспокойством наблюдает за тем, как она ложкой гоняет еду по тарелке.
        - Почему ты не ешь, мам?
        Ник взглянул на Брэда. Он впервые слышал, как мальчик называет Келли мамой.
        Келли моргнула и подняла глаза на Брэда.
        - Я просто не очень голодна, миленький.
        - Ты больна? - Голос Брэда слегка дрожал.
        Даже если он сам и не будет в ней нуждаться, то у Брэда и Скотта все иначе. Они привязались к ней, и Ник знал, что он должен сказать им. Он откашлялся.
        - Есть новость, которую вы, парни, должны знать. - Краем глаза он заметил, как Келли напряглась, почувствовал на себе ее ошеломленный взгляд.
        Скотт поставил пакет молока на стол.
        - Мы зальем каток на заднем дворе?
        - Нет, гораздо лучше, - засмеялся Ник.
        - Что может быть лучше этого?
        - Келли ждет ребенка. Поэтому она и устает и у нее нет аппетита.
        - Ребенок? - Скотт выпрямился на стуле. Брэд разинул рот.
        - Да, ну вы знаете, это такие маленькие люди, которые только едят, спят и кричат.
        - Я знаю, что это такое, папа, но не верю своим ушам. Я ведь в высшей школе.
        - Спасибо за напоминание, - сказал Ник сухо. - Только я не вижу связи одного с другим.
        Брэд, поднявшись со стула, переминался с ноги на ногу.
        - Мне не терпится рассказать моим д-друзьям. Можно мне позвонить Эрику, мам?
        - Позвони из кабинета. - Келли смотрела, как мальчик выбежал из комнаты. Нежный, любящий взгляд смягчил ее черты. На мгновение Нику захотелось ощутить такой же взгляд на себе.
        - Когда это должно случиться?
        Ник удивился, как ему самому не пришло в голову спросить об этом. Оба выжидательно посмотрели на Келли.
        - В июне, - сказала она.
        - Значит, летом. - Скотт внимательно оглядел ее. Он на мгновение задумался. - Ну что ж, достаточно времени, чтобы привыкнуть к этой мысли.
        Келли поднялась и, обойдя стол, приблизилась к Скотту. Когда она наклонилась, чтобы обнять мальчика, из ее глаз хлынули слезы.
        - Это лучшее, что ты мог сказать.
        Секунду потерпев ее ласку, тот отстранился.
        - Да, но знаешь, я бы солгал, если бы сказал, что в восторге от этого.
        Она кивнула и, вытащив из кармана платок, высморкалась.
        - Не переношу телячьи нежности. - Скотт поднялся со стула. - Позовите меня, когда будет готова индейка.

        Келли завернула кран в раковине, пока Донна чистила подгоревшую кастрюлю. Окно запотело от тепла кухни. На улице температура все понижалась, угрожая снегопадом. Еще месяц назад Келли бы с трепетом предвкушала белоснежное Рождество - ее первые праздничные дни в кругу собственной семьи, чудесную возможность побыть вместе с любимым человеком. Но равнодушие Ника исключало всякую возможность чудесной зимней сказки вместе с ним.
        Донна перестала скрести кастрюлю и тыльной стороной руки отбросила со лба светлую прядь волос.
        - Теперь мне понятно. Ты пригласила на День благодарения только Эрика и меня, поскольку знала, что я посчитаю себя обязанной помочь тебе с мытьем посуды.
        - Ну вот, мой секрет и раскрыт, - попыталась улыбнуться Келли.
        - Ты в общем-то и не обязана ничего мыть. Все приготовила, а сама едва дотронулась до еды.
        - У меня в последнее время плохой аппетит. Я беременна.
        Донна улыбнулась:
        - Похоже, курс обольщения для продолжающих уже ни к чему. Это тоже способ. Ты счастлива?
        Келли, уставившись взглядом в раковину, покачала головой.
        - Ник его не хочет.
        - Не верю.
        - Он мне сам сказал. - Келли подняла глаза на подругу.
        Донна казалась озадаченной.
        - Соврал. Теперь, когда я знаю о ребенке, мне все стало ясно. Его поведение говорит о том, что он хочет его.
        - О чем ты? Что он такого сделал?
        - Когда ты начала вытаскивать из печи индюка, он рассердился, а потом сделал это сам. Этот парень так тебя оберегал, поддерживал, так порхал вокруг тебя, что мне даже захотелось как-нибудь поддеть его. Теперь я знаю, почему все это. - Донна снова принялась за кастрюлю.
        - Ты ошибаешься. Он не хотел, чтобы нас что-то связывало. И правда, зачем ему это? Он сказал, что никогда не любил Мери-Элизабет. А тогда как он может любить меня?
        - Постой-ка. Ты даже не сравнивай себя со своей сестрой. Она была очень тяжелым человеком...
        - О чем ты говоришь?
        - Я знаю, что нехорошо дурно отзываться о мертвых, но сейчас самое время сказать тебе, что Мери-Элизабет была совсем не такой, как ты думаешь. Ты приятная, доброжелательная и веселая. И мне уже до смерти надоело молчать о том, какой су... то есть я хотела сказать - ведьмой была эта женщина.
        - Ты ошибаешься.
        - Нет, Келли. Ты была за три тысячи миль отсюда. Ты здесь только гостила. Мне приходилось слышать разговоры Эрика с Брэдом. Ребенку необходимо было внимание матери, но Мери-Элизабет всегда было не до него. Потом она заболела. Ты, в сущности, ее не знала. Я никогда не понимала, почему Ник на ней женился.
        - Это длинная история, - ответила Келли.
        - До меня дошло - она забеременела.
        - Откуда ты узнала?
        - Это просто. Ник - отличный парень, но у него есть мужские потребности, как и у любого другого. Мери-Бет забеременела. Ну а Ник не мог поступить непорядочно. Ведь так?
        - Да, примерно так.
        Донна вдруг перестала тереть кастрюлю и задумчиво уставилась на мыльную воду.
        - Прошлое осталось позади, но тебе нужно подумать о будущем. У меня есть сильное искушение пойти сейчас наверх, выключить этот футбольный матч и поделиться с Ником кое-какими соображениями. Кто-то же должен открыть ему глаза на то, что он тебя любит.
        - Он меня не любит, но это не имеет значения. Ни он, ни я не сказали ни слова о любви.
        - Это ровным счетом ничего не значит. - Донна сердито замотала головой.
        - Единственное, что для меня важно, - это ребенок.
        - Почему ты не говорила Нику, что любишь его?
        Келли чуть не выронила сковородку, которую вручила ей Донна. Эта женщина так прямолинейна и безжалостна. Да, она любит Ника. Она всегда его любила. Но как Донна узнала об этом?
        - Я должна думать только о ребенке.
        - Ты рассказывала, что Мери-Бет взяла с тебя обещание выйти замуж за него ради мальчиков? Извини меня за эти слова, но это единственное на моей памяти, что она сделала бескорыстно. - Донна вздохнула. - Я давно подозревала, что когда-то между тобой и Ником что-то было. Люди не женятся - даже ради детей, - если нет чувств. А теперь тебе нужно позаботиться еще об одном ребенке - твоем и Ника. И ты должна сказать Нику о своих чувствах.
        - Может быть, - согласилась Келли, только чтобы поскорее сменить тему разговора.
        Никогда она не сможет сказать Нику, что любит его. Может быть, он и достаточно воспитан для того, чтобы не рассмеяться ей прямо в глаза, но и его сочувствие было бы унизительным.
        - Я не буду больше ничего говорить. Но если тебе нужна моя помощь...
        - Знаю. Не могу выразить, как я тебе благодарна, - сказала Келли.
        - Я понимаю, тебе сейчас нужно многое обдумать. Но ты не посчитаешь меня чудовищем, если я попрошу у тебя кусочек тыквенного пирога? - Ее подруга улыбнулась.

***

        Ник беспокойно перевернулся на спину и закинул руки за голову. В комнате было темно и тихо, как в могиле. Ничто не нарушало его одиночества. Он уже не мог протянуть руку и дотронуться до ее теплого, мягкого тела. Он был совершенно один, как того и хотел.
        Так почему же он не может уснуть? После обильной еды, а потом еще и десерта он должен спать как младенец. Младенец...
        Он подумал о Келли, которая спала внизу уже вторую ночь. Скучает ли она по нему так же, как он по ней?
        Она никак не выходила у него из головы. От тревоги у него все переворачивалось внутри. Келли выглядела сегодня усталой. Ему не следовало позволять ей в ее положении устраивать званый ужин. И Донну никак нельзя было назвать радостной, когда она поздравляла его с грядущим прибавлением семейства. Когда она уходила, то взглянула на него так, будто хотела придушить.
        Так прошел их первый совместный День благодарения. А ведь им было за что благодарить Бога. Но из-за него, Ника, Келли была несчастна, как, впрочем, и он сам.
        Он откинул покрывало и встал с постели, спустился вниз. Полоска света из-под двери гостиной падала на нижнюю ступеньку лестницы.
        В кухне Келли, босая, в своем голубом шерстяном халате, убирала в шкаф вымытые и высушенные кастрюли и тарелки. Почему она не спит? Она же беременна.
        Ник тихонько кашлянул.
        - С тобой все в порядке?
        Она резко обернулась и прижала руку к груди:
        - Ты меня напугал до смерти.
        Он опустил глаза на ее живот.
        - Извини. Я думал, ты слышала, как я вошел. Ты в порядке? - снова спросил он.
        - Да. - Она оперлась о стол.
        - Почему не спишь? Тебе это сейчас просто необходимо. И ты сегодня ничего не ела. Ты должна есть за двоих. Давай я сделаю тебе сандвич с мясом индейки.
        Она озадаченно взглянула на него. И неудивительно. Он ведет себя как лунатик и говорит совсем не то, что хотел сказать. Он хочет, чтобы она пошла с ним наверх, в постель, где и есть ее законное место. Может быть, тогда они оба смогут заснуть.
        - Я не голодна. И пожалуйста, Ник, не нужно всей этой суеты. От этого только тяжелее.
        - О чем ты?
        - Ты дал ясно понять, что не рад этому ребенку, и я смирилась с этим. Не стоит изображать из себя преданного мужа. Мы оба знаем, что это только игра. А мне нужно решать реальные проблемы. Мне нужно подумать о своем ребенке.
        - Это наш ребенок. И мне не нравятся твои намеки.
        Он подошел к холодильнику и, вытащив оттуда пакет молока, потянулся за стаканом.
        - Хочешь немного? Может быть, это поможет тебе заснуть.
        - Ник, я уже сказала, что не могу выносить, когда ты так заботлив.
        - Мне хочется сделать тебе что-нибудь приятное.
        - Не надо. Это не искренне, а так, игра. Я поняла, что у тебя в этом большой опыт. - Она обвела рукой вокруг себя: - Для тебя важно только это, но я к этому не имею никакого отношения.
        - Конечно, имеешь. Ты - моя жена.
        - Ты что, не понимаешь? Мы поженились только потому...- Вдруг она замолчала и согнулась пополам, обхватив руками живот, а на лбу появились морщинки. - Я сейчас вернусь, - едва слышно проговорила она и медленно выпрямилась. Кровь отлила от ее щек.
        - С тобой все в порядке? - Ник хотел было пойти вслед за ней, но только стиснул спинку стула, глядя, как она удаляется в свою комнату, так и не ответив на его вопрос.
        Она так долго не выходила, что он не на шутку испугался.
        Он мерил шагами кухню и уже собрался было зайти к ней, когда она сама появилась в дверях с почти паническим выражением лица. Она было протянула к нему руку, но тут же сжала ее в кулак.
        - Келли? Что случилось?
        - У меня кровотечение, Ник. - Она закусила губу, подавив стон.

        Глава 13
        - Мне очень жаль, что Ник заставил вас проделать весь этот путь, доктор Масис. - Келли сидела, откинувшись на спинку кровати в спальне. С тех пор как муж перенес ее сюда прошлой ночью, он ухаживал за ней, как заботливая бабушка. Всю ночь трогал ей лоб, гладил ее, а разбудив, все время спрашивал, хорошо ли она себя чувствует. Так что она, в конце концов, уже не знала, ударить его или поцеловать.
        - Скажем так: как юрист, он был очень убедителен. - Добрые карие глаза врача блеснули.
        С этой высокой женщиной Келли почувствовала себя абсолютно легко с самого начала, когда впервые пришла к ней на осмотр.
        Келли удивлялась тому, как переменился Ник. Но она не позволяла себе лелеять надежду, что это начало любви. Когда они только поженились, она размечталась, что сможет иметь любящего мужа, детей и своего собственного малыша. Но теперь она поумнела. Он никогда не полюбит ее.
        Келли сцепила пальцы на животе. Сейчас нужно внимательно выслушать доктора. Она должна сделать все, что в ее силах, чтобы сохранить ребенка.
        - Ну, каков вердикт? - Келли уселась поровнее на кровати и накрыла ноги шалью. Она старалась, чтобы ее голос звучал непринужденно, но была напугана, не на шутку.
        - К счастью, кровотечение прекратилось. Однако у вас небольшой жар - это плохо, но еще ни о чем не говорит. Вам уже за тридцать, а это ваш первый ребенок. Я советую вам оставаться в постели, пока не спадет жар. И не делайте лишних усилий.
        - А что, если снова откроется кровотечение? - Келли закусила губу, чтобы унять дрожь.
        - Не должно. - Голос врача был исполнен оптимизма.
        Келли пыталась заставить себя просто поверить в это, но ее собственный медицинский опыт дал о себе знать. Она должна быть готова к худшему.
        - Но что, если все же это произойдет?
        - Тогда я положу вас в больницу, и мы проведем обследование.
        - Из-за чего такое бывает? - Доктор тяжело вздохнула.
        - Если бы я знала. Но такое случается. Могу вам только посоветовать не переживать сильно. Волноваться вредно. Волнение могло быть одной из причин. Постарайтесь расслабиться и не думайте ни о чем, кроме себя и ребенка. - Она подошла к двери и остановилась, положив руку на дверную ручку. - Я хочу поговорить с Ником. Позвоните мне, если будут какие-нибудь изменения. Любые.
        Оставшись одна, Келли прикрыла глаза и откинулась на подушки, уговаривая себя успокоиться. Вся ее жизнь лежала в руинах. Как она могла расслабиться?
        Через несколько минут она услышала, как приоткрылась дверь в спальню. Она увидела Ника.
        Он быстро согнал обеспокоенное выражение с лица и заменил его легкой улыбкой.
        - Ты почему не спишь?
        - А ты почему мне мешаешь? - «Как ты узнал, что ты мне нужен?» Она не спускала с него глаз, впитывая в себя спокойствие, которое исходило от него. Она никогда еще не любила его сильнее, чем в этот момент, и никогда еще не чувствовала себя такой покинутой. Ему уже не удастся вернуть ее прежние чувства.
        Он открыл дверь пошире и, подойдя к кровати, присел на край.
        - Я пришел посмотреть, достаточно ли ты хорошо себя чувствуешь, чтобы увидеться с мальчиками. Они волнуются.
        - Конечно, я хочу их видеть. - А кроме них, никто не волнуется? Он держится вполне спокойно и сдержанно. Но морщины усталости пролегли от носа к краям рта. Ему не удалось отдохнуть, он большую часть ночи ухаживал за ней. Келли почувствовала себя виноватой, что принесла ему столько тревог, но какая-то ее часть ликовала. Ему полезно немного поволноваться. Она вздохнула, ей уже страшно надоело размышлять над всем этим. Мальчики будут очень кстати - помогут ей отвлечься. - Пришли их ко мне.
        - Отлично. - Он встал и направился к двери. - Врач нам все объяснила. Я иду в магазин и сказал ребятам, что не хочу, чтобы ты оставалась одна.
        - Но, Ник...
        Он поднял руку, пресекая ее возражения.
        - Я кое о чем распорядился. В частности, во время моего отсутствия они должны все время находиться здесь. Если не могут, тогда звонят Донне.
        - А для меня какие будут распоряжения?
        - Оставайся в постели, - сказал Ник, и губы его дрогнули в усмешке. Глаза мрачно сверкнули. - Жаль, что я не додумался дать это распоряжение давным-давно.

        Ник зашел на кухню и поставил сумку с продуктами на стол. Он налил в кувшин воды и вытащил из буфета стакан. Доктор сказала, что Келли нужен абсолютный покой, и он намерен был проследить, чтобы она не вставала с кровати без крайней необходимости. Если с ней что-нибудь случится...
        Пронзительный крик, раздавшийся сверху, прервал его размышления.
        Перепрыгивая через ступеньки, Ник преодолел лестницу и остановился в дверях спальни. Брэд сидел возле Келли на кровати, качая на руках Гудини. Келли неотрывно следила за ящерицей. Она успела заключить вынужденное перемирие с этой тварью, но оно было в силе, только когда та сидела в клетке.
        - Это ничего. Он не хотел тебя напугать, - мурлыкал мальчик, поглаживая ящерицу по спине. Он протянул ей животное. - Хочешь подержать?
        - Нет! - Она приподнялась на руках.- Но он обидится на тебя, мам.
        Келли увидела в дверях Ника.
        - Ты как раз вовремя.
        - Брэд, лучше тебе его унести. Келли нужно отдохнуть, а я не думаю, что ей это удастся, пока Гудини здесь.
        - Ладно, па. - Брэд засунул рептилию в банку и ушел.
        Келли обеими руками обхватила горло и прикрыла глаза.
        Ник взял ее за руку.
        - Ты в порядке?
        Она кивнула и покосилась на свой живот.
        - Статус-кво восстановлен.
        - Где Скотт?
        - Я велела ему пойти заняться чем-нибудь со своими друзьями. Сегодня у него выходной.
        Ник сжал ее руку и погладил ладонь большим пальцем.
        - А для меня нет занятия лучше.
        Ее щеки порозовели впервые за долгое время. Она застенчиво опустила ресницы, потом подняла глаза, встретив его взгляд.
        - А юристы никогда не врут?
        - Пусть меня поразит молния, если это неправда.
        - Ну тогда тебе лучше спрятаться, Де Корс, потому что я уже слышу гром.
        - Почему ты не хочешь поверить, что я...
        Она подняла руку:
        - Это был не гром. Это входная дверь. Скотт вернулся.
        Через минуту Скотт собственной персоной вошел в спальню в сопровождении хорошенькой рыженькой девочки.
        - Привет. Это Шерри. - Он взглянул на девочку, потом указал на Келли и Ника: - Мои папа и мама. У нее скоро будет ребенок.
        - Но это случится не сию минуту. Приятно познакомиться с вами, Шерри. - Келли потерла глаз и подобрала под себя ноги, усевшись по-турецки. Она просто сияла от радости.
        - Приятно познакомиться, миссис Де Корс. - Девочка улыбнулась немножко нервно.
        От Ника не укрылась радость, отразившаяся на лице Келли, когда мальчик назвал ее мамой. Он знал, что Келли потратила много сил, чтобы добиться его симпатии. Ник по достоинству оценил вновь прибывшую и решил, что одобряет вкус Скотта.
        - Рад познакомиться, Шерри.
        Он обернулся к жене. Для них в те далекие годы юности все обернулось неудачно. Он надеялся, что сын окажется мудрее его.
        Ник внезапно подумал о годах, проведенных без Келли. Как ему повезло, что она появилась в его жизни, - а он чуть было не выгнал ее. Как он мог быть таким идиотом? Теперь он должен показать, как она важна для него. Оставалось только надеяться, что еще не слишком поздно. Казалось, Келли удалилась, отгородилась от него. Но с Божьей помощью он достучится до ее сердца.
        Скотт вытащил маленькую продолговатую коробочку из заднего кармана джинсов:
        - Посмотри, что я принес, чтобы тебе не было скучно. Здесь колода карт и конфеты, чтобы было на что играть. - Он взглянул на Шерри и вытащил целлофановый пакетик с разноцветной карамелью.
        Келли всплеснула руками, и ее глаза подозрительно заблестели.
        - Только я решаю махнуть на тебя рукой, как ты тут же делаешь что-то хорошее.
        Брэд ворвался в комнату и с разбега прыгнул на кровать.
        - Я тоже хочу играть!
        - Брэдли! - У Ника все оборвалось внутри от ярости и страха. Он не хотел так кричать, но если с Келли что-нибудь случится...
        - П-прости.
        - Ничего, миленький. - Келли улыбнулась.
        Ник посмотрел, как она, успокаивая, обнимает его младшего сына. Брэд почти перестал заикаться. А из-за него снова начал.
        - Извини, сынок. Просто не забывай быть осторожнее.
        - Хорошо, па.
        - Ник, а почему ты не идешь на работу? - Лицо Келли выражало неодобрение.
        - Я не хотел оставлять тебя одну.
        Она обвела глазами всех собравшихся в комнате и рассмеялась:
        - В этой толпе? У тебя что, нет дел?
        - Я отменил все встречи на сегодня. - Она была права, когда говорила, что он похоронил себя на своей работе. Он не мог припомнить случая, когда бы отложил свои дела ради кого-то, кроме мальчиков.
        - Может быть, у тебя есть какая-то работа дома? Ты сводишь меня с ума. Кроме того, мальчики здесь. Со мной ничего не случится.
        - Ты хочешь, чтобы я ушел? - Она кивнула.
        - Если ты думаешь, что так будет лучше... - Нику некого было винить, кроме самого себя, что она не нуждается в нем. Но это нисколько не притупляло боли, вызванной ее неприятием. Он так старался не пустить ее в свое сердце - и не подозревал, что она уже давно завладела его душой. Сможет ли он когда-нибудь загладить свою вину и заставить ее полюбить себя?
        - Если ты еще раз спросишь, все ли у меня в порядке, я закричу. Кроме того, ты ужасно выглядишь. Работа - как раз то, что тебе нужно.
        Он посмотрел на детей:
        - Я рассчитываю, парни, что вы ее обыграете так, что ей не достанется много конфет. - Он пересек комнату и остановился в дверях. - Если понадобится, жульничайте.
        Всем своим существом он стремился остаться с ней, но то была ее воля. А он бы пожал руку самому дьяволу, если бы так было лучше для Келли.

        Келли распахнула глаза. Все ее тело пылало, как в огне, дыхание было частым и поверхностным. Обведя взглядом спальню, она увидела свою одежду в шкафу, косметику на комоде, раскиданные повсюду вещи. Она вновь осмотрела каждый уголок - не притаилась ли там Мери-Элизабет. Слава Богу. Это был всего лишь сон.
        Она вспомнила, как пришла Донна и выгнала ребят, чтобы дать ей отдохнуть. Подруга обещала остаться на случаи, если ей что-нибудь будет нужно.
        Келли на минуту закрыла глаза. Да, ей в самом деле кое-что нужно. Ей нужен душевный покой. Она вспомнила, как Скотт назвал ее мамой, и улыбнулась. Наконец-то их отношения наладились, зато все остальное просто разваливается на части. Как наивно было думать, что, если парень ее признаёт, это решит все проблемы!
        На нее нахлынули воспоминания - знакомые раздумья, предшествовавшие ее замужеству. Келли уже давно понимала, что чего-то не хватает в ее жизни и вряд ли из нее получится хорошая монахиня. Ей было тяжело каждый вечер ложиться в холодную пустую постель и ощущать одиночество.
        Она крепко обхватила рукой живот.
        - Я борюсь за тебя, малышка, - с чувством прошептала она.
        Что же заставило ее набраться смелости и уйти из монастыря? Известие о том, что сестра смертельно больна? Была ли у нее подсознательная надежда, что, когда Мери-Бет умрет, у нее появится возможность завладеть мужчиной, которого она всегда любила?
        До боли сильное чувство вины охватило ее. Вначале она молила, чтобы Бог забрал ее вместо сестры. Но она всегда верила в судьбу и считала, что Богу известно, как лучше. Но не могла допустить мысли, что он захочет взять ее ребенка.
        У нее перед глазами предстала Мери-Бет. Она подумала о том, что сказал ей Ник, - он никогда не любил ее сестру. Она припомнила его слова о браке по расчету, который вылился в несчастливую семейную жизнь. Нелестный отзыв Донны о Мери-Бет тоже не шел у нее из головы. Стала бы такая эгоистичная женщина брать с них клятву пожениться, если бы считала, что у них есть хоть один-единственный шанс стать счастливыми?
        Вдруг она вспомнила родительский дом так ясно, будто не было всех этих лет. Ей пришли на память все их девичьи секреты. Мери-Бет как-то поклялась заарканить перспективного мужчину, который сможет дать ей все, чего она заслуживает.
        Келли вспомнила вечер, когда Ник сказал ей, что они не смогут больше встречаться. Он сказал, что начинает относиться к ней очень серьезно, но чувствует, что она еще молода для таких отношений. Она поделилась своим сердечным горем с сестрой. А вскоре она узнала, что Ник идет на вечеринку с Мери-Бет. Мери-Бет сказала Келли обо всем прямо в лицо. А ведь он был поклонником ее собственной сестры - двойное предательство.
        Очень скоро стало известно, что они собираются пожениться, и она решила уйти в монастырь. Теперь она понимала, что это было просто спасение бегством.
        Почему Мери-Элизабет украла у нее Ника? Почему родная сестра разрушила ее жизнь?
        Однажды Келли показалось, что она может получить все, о чем мечтала. Теперь она знала, что Ник никогда не полюбит ее, но в ней зрела новая жизнь. Она была так близка к тому, чтобы обрести их всех. Теперь же у нее был только ее ребенок.
        - Будь ты проклята, Мери-Бет. - Келли стиснула кулаки. Слова гулко отдавались в пустой комнате. - Ты всегда выходила сухой из воды. Теперь ты мертва, и я даже не могу сказать, как ненавижу тебя за то, что ты мне сделала.
        Доктор предположила, что кровотечение могло начаться из-за стресса. Келли помотала головой.
        - Довольно. Сейчас я должна думать не только о себе. - Она знала лишь один способ рассказать сестре о своих чувствах. Ей предписано расслабиться, но это невозможно, пока на душе лежит камень. Келли откинула шаль и свесила ноги с кровати. Нужно было всего лишь незаметно пробраться мимо Донны.
        - Ты почему на ногах? - Донна испытующе смотрела на нее.
        Она стояла возле плиты, что-то помешивая в кастрюле.
        - Я там в одиночестве окончательно сойду с ума.
        - Ну хорошо, но по крайней мере приляг.
        - Чуть позже. Сперва я кое-что должна сделать.
        Донна подозрительно сощурила глаза:
        - Что может быть важнее заботы о себе?
        - В каком-то смысле этим я и собираюсь заняться. - Келли заложила выбившуюся прядь волос за ухо.
        - Ты уходишь? Но ты же не собираешься куда-то ехать?
        - Собираюсь. Хочу разобраться со своей сестрой - раз и навсегда.

        Глава 14

        Келли пробил озноб, и она обхватила себя руками. Холодный ноябрьский ветер бросал пряди волос ей в лицо. Ей не пришло в голову захватить пальто; когда она уходила из дома, то меньше всего думала об удобстве. Она шла, оглядываясь по сторонам. Это было очень красивое место - повсюду росли деревья. Листья давно опали, и обнаженные ветви пропускали солнечный свет, согревавший ее, когда стихал ветер.
        Толстый ковер травы заглушал шаги, когда Келли проходила мимо могильных плит. К своему удивлению, она ясно помнила место, где похоронили сестру. Когда она была здесь в последний раз с Ником, он держал ее за руку в знак поддержки. Жаль, что его не было с ней сейчас.
        Мери-Бет покоилась в новой части кладбища. Плоские таблички были воткнуты в землю. Впереди Келли увидела маленький холмик и деревце, отмечавшее место последнего приюта сестры. Келли взобралась на небольшой пригорок и нашла бронзовую табличку:
        МЕРИ-ЭЛИЗАБЕТ ДЕ КОРС - ЖЕНА, ЛЮБИМАЯ МАТЬ
        Руки Келли сжались в кулаки.
        Она провела дрожащей рукой по высеченным буквам от начальной и дальше по всему имени. Она ожидала, что бронза будет холодной, но табличка нагрелась от солнечных лучей. Келли сейчас больше, чем когда-либо, нуждалась в теплоте и защите.
        - На этот раз ты не будешь торжествовать. Я сохраню этого ребенка.

        Ник метался в поисках Келли. Ее нигде не было видно, и он не знал, где ее искать. Доктор сказала, что некоторое время ей опасно вставать с постели. Спасибо, Донна позвонила ему в офис.
        Ну зачем он сказал ей, что никогда не любил ее сестру? Меньше всего ему хотелось лишать ее иллюзий; он так старался скрыть от нее, какова была Мери-Бет. Но каким громадным облегчением для него было в конце концов выплеснуть то, что наболело, рассказать о действительных мотивах своего первого брака. Он ей столько всего наговорил; теперь Ник хотел взять свои слова обратно. Он никогда больше ее не обидит. Он любит ее. Ради чего он столько времени подавлял свои чувства? Пока не поздно, он должен рассказать Келли, что он к ней испытывает.
        На вершине холма он заметил ее яркие волосы, сиявшие на солнце. Его Келли сидела на траве, скрестив ноги. Он возвел глаза к небу и выдохнул короткое «спасибо». Потом услышал ее голос и уловил горькие слова.
        Взобравшись на вершину, он встал позади нее и бережно накинул ей на плечи парку. Она вздрогнула и плотнее закуталась в одежду.
        - Келли, она больше не может причинить тебе боли.
        - Нет, может. Если я не избавлюсь от нее, то потеряю ребенка. Я знаю, ты не хочешь... - Она смутилась и умолкла.
        Он встал на колено рядом с ней и дотронулся рукой до ее щеки.
        - Я сожалею о том, что наговорил тебе. Я хочу этого ребенка.
        - Ты не должен так говорить.
        - Я не просто говорю - я отвечаю за каждое слово. - Он опять обратил взор к небесам: «Боже, сделай так, чтобы она поверила мне. Я не могу потерять ее сейчас». - Келли, и за это я тоже отвечаю: я люблю тебя.
        Она наконец подняла на него взгляд:
        - Что?
        - Люблю тебя. - Он глубоко вздохнул. Она всегда утверждала, что вся его жизнь - в словах. Как она ошибалась! Профессия адвоката всего лишь профессия. Вся его жизнь - в ней. Сейчас он был защитником в самом важном для него деле. Приговором станет либо рай, либо ад. - Я всегда тебя любил. Я не рассказал тебе кое-что о приеме, на который мы пошли тогда вместе с Мери-Элизабет.
        - Не хочу об этом слышать. - Она закрыла глаза и вздохнула.
        - Ты должна. - Он уселся рядом с ней на траву. Указательным пальцем нежно повернул ее голову, заставив Келли посмотреть ему в глаза. - Она меня пригласила на тот вечер, а не я ее. Я позвонил тебе, но Мери-Элизабет сказала, что вы с мамой пошли покупать выпускное платье. Я знал, что ты не пойдешь со мной и... когда она позвала меня, сказал «да», чтобы ты ревновала.
        - А зачем ты мне звонил?
        - Хотел сказать, что не могу без тебя. Я никогда не переставал тебя любить. Но ты была так молода, а я так жаждал близости... Это было мучительно. Я боялся, что не справлюсь с собой и потеряю тебя. Я хотел прервать наши встречи на время, чтобы ты успела повзрослеть. Я думал, что у нас есть время.
        - О, Ник... - Кончики ее губ слегка поползли вверх, а миндалевидные глаза ожили.
        - Прошлой ночью, когда у тебя началось кровотечение, я был в панике. Я понял, что снова могу потерять тебя. Боже, я не смог бы этого вынести. И еще хуже было бы не сказать тебе, что я тебя люблю.
        Оживление стерлось с ее лица.
        - Ты, может быть, и любил меня когда-то давно, но сейчас вряд ли.
        - Ты не права. После того, что Мери-Бет украла...
        Она приложила пальцы к его губам:
        - В этом она уже не виновата. Разве ты мог бы полюбить такую, как я?
        - О чем ты говоришь? Ты милая и добрая. В тебе нет ни капли хитрости...
        - Я коварная, Ник. Я использовала ее. Теперь я знаю, что она, возможно, это заслужила, но от этого не легче.
        Он взял руку Келли и нежно сжал в своей ладони, пытаясь вернуть из прошлого обратно к себе.
        - О чем ты говоришь?
        Она посмотрела на него, и в глазах у нее стояли боль и мука.
        - Я ушла из монастыря и использовала смерть собственной сестры, чтобы получить все, о чем мечтала, - тебя, мальчиков... семью. Я ужасный человек.
        - Никогда больше не говори так. - На него нахлынул гнев. Проклятая Мери-Бет. То, что она на смертном одре взяла с них клятву, - ее последнее злодейство. Он постарался говорить очень-очень спокойно. - Ты замечательный, особенный человек, и мальчикам повезло, что ты у них есть. Ты ушла из монастыря, когда у Мери-Бет была ремиссия и все надеялись, что она еще поживет. Откуда ты могла знать, что случится рецидив и она скоро окажется в могиле?
        - Я - сестра милосердия. Мне известно, как это бывает. Я, вероятно, по каким-то признакам поняла, что она должна умереть и мне нужно только запастись терпением. - Она вздрогнула и еще плотнее завернулась в куртку.
        - Давай я отвезу тебя домой. Там тепло, там ты сможешь отдохнуть. Я беспокоюсь за тебя.
        Келли взглянула на могилу и покачала головой:
        - Я не могу пойти обратно в ее дом.
        - Это твой дом - наш дом.
        - Нет. Я жила в ее доме ее жизнью. Я так больше не могу. - Она посмотрела на него умоляющим взглядом.
        Он должен как-то убедить ее, что ей не в чем себя винить. Она всего лишь жертва козней Мери-Бет, как и он сам.
        - Почему ты решила уйти в монастырь?
        - Что? Почему ты спрашиваешь?
        - Я помню, что ты говорила мне об этой идее, когда мы только познакомились, но потом, когда мы сошлись поближе, ни словом больше не обмолвилась об этом. Почему ты это сделала?
        - Хотела быть сестрой милосердия и служить Господу. Это мне казалось тогда естественным.
        - Ты могла бы стать сестрой. Но почему ты вступила в орден? И почему сразу после венчания?
        Ее голубые глаза смотрели отсутствующим взглядом, будто она перенеслась в те далекие годы. Он услышал слабый стон.
        - Это было единственное место для меня - единственное, куда я могла убежать. Я не хотела никого, кроме тебя, а в монастыре я могла от всего отгородиться. Но разве ты не понимаешь? Когда Мери-Бет заболела, подсознательно я ждала, что она умрет, - я хотела использовать этот шанс.
        Он схватил ее за плечи и сильно сжал.
        - Нет, все не так. Перед смертью она взяла с нас клятву пожениться. Тебе никогда не приходило в голову, что она попыталась таким образом искупить то зло, которое нам причинила?
        - Ты хочешь сказать... - Келли моргнула.
        - Она прекрасно понимала, что натворила. И она хотела быть уверенной, что с мальчиками все будет хорошо. Она была эгоистичной и своенравной, но я ни в коем случае не ставлю под сомнение ее любовь к своим детям. Сводя нас вместе, она могла быть спокойна и за то, и за другое.
        - Ты в самом деле так думаешь, Ник? - В первый раз в ее глазах зажглась надежда.
        Он кивнул.
        - Она стояла на пороге высшего суда, и я думаю, у нее был достаточно внушительный список прегрешений, чтобы задуматься, как она будет за них отвечать.
        - Мне хочется верить, что она желала нам добра.
        - Душенька моя, поверь в это. Верь во все хорошее. - Он взял в ладони ее лицо, страстно желая, чтобы Келли поверила его словам. - Поверь, я люблю тебя. Поверь, что для меня невыносима мысль о том, чтобы просыпаться по утрам, не находя тебя рядом. Я не могу представить себе, как мне жить, не видя твоей улыбки, не имея возможности обнять тебя. Я просто не могу без тебя жить. Ты самая честная, самая бескорыстная из всех, кого я когда-либо знал. Ты ушла из монастыря, потому что хотела другой жизни, потому что не могла продолжать жить во лжи.
        Тревога исчезла из ее взгляда, и Келли чисто и нежно улыбнулась.
        - Я никогда не думала об этом таким образом.
        Он облегченно вздохнул.
        - Она заболела не из-за тебя. Ты не властна над жизнью и смертью. - Он взял ее руку и поцеловал ладонь. - Но сделать меня счастливым в твоей власти. Ты мне нужна, Келли. Это судьба. Мы были предназначены друг для друга, и вот наконец-то мы вместе. Просто скажи, что идешь со мной домой. У меня не осталось больше слов.
        - У тебя? Нет слов? Невероятно. - Она улыбнулась. - Хорошо, господин адвокат. Вердикт таков - идем домой. Я тоже тебя люблю.
        Ник поцеловал ее, с трудом сдерживая свои чувства.
        - Мери-Бет многое у нас отняла, но не это.
        - Что ты бормочешь?
        - Сейчас мне впервые кто-то сказал: «Я люблю тебя».
        - Правда? - прошептала она.
        Синие глаза блестели от стоявших в них слез.
        - Но ожидание не было напрасным. - Он смахнул слезинку с ее щеки. - Прекрати. Никаких рыданий во время вынесения окончательного приговора. На всю жизнь вместе - без права досрочного освобождения.
        - Аминь.
        - К слову, я бы хотел, чтобы мы кое-что сделали. - Он задумчиво посмотрел на нее.
        - Может, поделишься со мной? - спросила она.
        - Я хочу, чтобы мы повторили свою брачную клятву перед священником.
        - Зачем? - мягко спросила она.
        - Потому что я не хочу оставлять тебе никаких лазеек.
        - О, Ник... - Ее глаза подозрительно заблестели.
        - Ты перестанешь реветь?
        - Только когда ты прекратишь говорить мне нежности. А потом, беременным женщинам простительна сентиментальность - ты сам сказал.
        Келли вспомнила их первое бракосочетание - перед судьей Смитом. Ее расстраивало то, что на ней не было белого платья, что не было цветов и фотографа. Удивительно, но мысль обо всей этой мишуре уже больше не волновала ее, как когда-то. Теперь у нее есть нечто действительно важное - мужчина, который ее любит, и его ребенок, растущий внутри ее.
        - Что это ты притихла? Обдумываешь, как бы увильнуть? - Его лоб прорезала морщина. - Что скажешь? Ты в состоянии пройти через все это снова?
        От избытка эмоций комок подкатил к ее горлу. Она кивнула:
        - Да.
        Ник встал и помог подняться ей. Келли сделала несколько шагов, но он остановил ее и взял на руки.
        - Я смогу добраться до стоянки. Никогда не чувствовала себя лучше.
        Он упрямо помотал головой.
        - Я не хочу никакого риска.
        Внутри у нее разлилось тепло. Может, это был ребенок, а может быть, любовь, переполнявшая ее. Келли обвила руками шею Ника и прижалась щекой к его плечу.
        - Нам никак не удается эта сцена.
        - Какая сцена?
        - Сцена, когда ты переносишь меня через порог. В прошлый раз ты нес меня в пункт
«Скорой помощи», а теперь вот с кладбища. Выбор оставляет желать лучшего.
        - Да. Я намерен работать над этим весь остаток жизни, пока не сделаю все правильно.
        - И я тоже.

        Эпилог

        Ник осторожно вел машину вдоль аллеи. Возле Мэринер-сёркл он повернул направо, изо всех сил стараясь смотреть на дорогу, а не на драгоценный груз. Келли сидела рядом, то и дело оглядываясь на крошечного младенца, надежно привязанного к сиденью позади нее. Когда они повернули на дорожку к дому, она поймала взгляд Ника и улыбнулась.
        - Я знаю, это глупо, но все еще не могу поверить, что это не сон.
        - Это не глупо. У меня такое же чувство. Но я думаю, что первый мокрый подгузник и двухчасовое кормление помогут нам спуститься на землю. - Он смотрел на свою жену и удивлялся, чем он заслужил это. Иногда ему не верилось, что Келли - его жена, и более того, что она его любит. Он никогда не думал, что можно быть таким счастливым.
        Келли отстегнула ремень безопасности.
        - Ты готов внести ее в военную зону?
        - У тебя все нормально? - Он осмотрел ее с ног до головы - бледное лицо, рыжие волосы, стянутые на затылке в пучок, сияющие голубые глаза.
        Она кивнула.
        - Мне никогда еще не было так хорошо. Не волнуйся за меня.
        - Не получается.
        Последние два месяца ее беременности Ник был сам не свой. Потом роды. Когда все было позади, доктор уверил его, что роды прошли по-хрестоматийному гладко. Но наблюдать это было адской мукой.
        - Я возьму Стефани. - Ник вышел из машины и подошел к задней дверце. Открыв ее, он потянулся за ребенком. Но, глядя на многочисленные ремни, лишь в растерянности пригладил рукой волосы. - Может быть, ты этим займешься?
        Келли засмеялась и мягко прикрыла дверцу.
        - Это не так сложно, как кажется. - Она легко отстегнула крепеж и вытащила дочку. - Хочешь понести ее?
        Он кивнул. И она вручила ему Стефани Николь Де Корс. Он мог видеть только маленькую головку, покрытую клочками темных волос, и красное лицо. Если она хоть немного похожа на мать, то это был верный признак, что она уже готова расплакаться.
        Очень осторожно он нес ее вдоль дорожки по направлению к дому. Из дома доносились звуки рок-музыки, и Ника охватило раздражение.
        - Я же им сказал, что мы привезем домой ребенка и чтобы не было никакого шума!
        - Успокойся, Ник. Рано или поздно ей придется к этому привыкнуть. - Келли встала на цыпочки и поцеловала его, потом легонько погладила по щеке малышку. - Я всегда мечтала иметь старшего брата. Ей повезло - у нее их целых два.
        Келли раскрыла дверь и придержала ее для Ника с ребенком. На пороге ей ударил в нос запах горелой воздушной кукурузы. Она прошла в гостиную и убавила звук.
        - Брэд, я же предупредил тебя, если снова дотронешься до магнитофона - накажу... О, это вы, ребята. - На нижней ступеньке лестницы стоял Скотт.
        Ник потянул носом воздух и взглянул на сына.
        - Ты что, спалил всю кухню? И что я тебе говорил о громкой музыке?
        - Извини, па. Я забыл про поп-корн. Хотел выключить стерео перед вашим приходом, но не услышал, как подъехала машина.
        Скотт как ни в чем не бывало пошел вслед за отцом, который направился с малышкой в детскую. Келли вспомнила, с какой заботой и любовью они обставляли эту комнату. Они дипломатично выбрали розово-голубые обои, и Ник сам взялся их клеить. Что из того, что некоторые швы легли неровно? Келли нисколько не расстроилась, хотя подумала - большая удача, что ее муж не этим зарабатывает им на жизнь.
        Она прошла в кухню и присела за стол. Неожиданно почувствовала, как сильно устала. Дверь в ее бывшую комнату была приоткрыта, и Келли разглядела в щель стол и компьютер Ника. Улыбка тронула кончики ее губ. Ей доставило огромное удовольствие переоборудование этой комнаты под кабинет.
        Счастье разрасталось в ней, почти что причиняя боль. Иногда это пугало ее. Заслуживает ли она такого счастья? Эта мысль уже не преследовала так, как раньше, но все-таки довольно часто посещала ее.
        Ник остановился в дверях:
        - Ребенок плачет. Я не смог перевернуть ее на живот. Там с нею мальчики. Сделай что-нибудь. - В его голосе явственно звучали панические нотки.
        Она улыбнулась и поднялась:
        - Тебе нужно отдохнуть.
        - Я не устал, - возразил он.
        - Скажите это кому-нибудь другому, господин адвокат. - Она взобралась по ступенькам и услышала плач дочери и звонок телефона.
        - Она плачет, мам. - Брэд с тревогой взглянул на нее снизу вверх.
        Но Келли видела: сын уверен, что мама все уладит.
        - С ней все в порядке, мой сладкий. Просто она немного расчувствовалась от прибытия домой. - Келли взяла малышку на руки и прижала к себе. Телефон наконец замолчал. Келли взглянула на Скотта и Брэда: - Хотите ее подержать?
        - Нет! - ответили они в унисон, пряча руки за спины.
        - Цыплята, вы оба. - Она улыбнулась, и они улыбнулись в ответ.
        Скотт почесал лоб:
        - Может, я ее и подержу, но только когда она станет больше хоккейной шайбы.
        В детскую вошел Ник:
        - Кто это у нас тут больше хоккейной шайбы? Скотт, телефон. Это Марк - кажется, что-то насчет катания на коньках.
        - Все-таки есть на небе Бог, - облегченно вздохнул Скотт.
        - Я тоже пойду. - Брэд выскочил вслед за братом.
        Когда мальчики ушли, Келли подошла к креслу-качалке у окна и устроилась в нем, нежно целуя мягонькую щечку малышки.
        - Я не знала, что можно быть до такой степени счастливой. - Она взглянула на Ника и улыбнулась с любовью, переполнявшей ее.
        Он озадаченно посмотрел на жену и пощупал ей лоб, будто проверяя, нет ли у нее жара.
        - Ты о чем? Хаос, бедлам, дурдом!
        Она вздохнула:
        - Да. Но разве это не прекрасно? Не знаю, как я выжила в монастыре. - Она тряхнула головой. - Там слишком тихо.
        Ник встал рядом и дотронулся до крошечной ручонки дочери. Когда ее ладошка открылась и обхватила его палец, он улыбнулся так, будто стал свидетелем чего-то совершенно необычайного.
        - Ну от такой проблемы мы точно избавлены, по крайней мере ближайшие восемнадцать лет.
        - Если не появится еще...
        - Келли... - В его голосе слышалось мягкое предупреждение.
        - Хорошо. Не будем сейчас об этом.
        Он с облегчением вздохнул. Но мгновение спустя взглянул на нее, прищурившись:
        - Что-то ты подозрительно быстро сдалась. Ты, хитрюга, знаешь, что я тебя люблю. И выше моих сил отказать тебе в чем-нибудь.
        -Я тоже тебя люблю. - Она протянула руку, и он, поймав ее, наклонился, чтобы поцеловать.
        Она подняла глаза к небу и, улыбнувшись, прошептала:
        - Спасибо.

        КОНЕЦ

        ВНИМАНИЕ! ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ. ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ. ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к