Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Фэнтон Джулия: " Великосветский Прием " - читать онлайн

Сохранить .
Великосветский прием Джулия Фэнтон

        # Они встретились в школе для девочек из высокопоставленных семей и стали лучшими подругами.
        Через одиннадцать лет Диана стала принцессой Уэльской, Александра - известным композитором, Джетта и Мэри-Ли прославились на телевидении и в журналистике. Но время не могло стереть потрясающее событие прошлого - тайну, о которой никогда не говорили.
        Этим вечером Александра устраивает прием в честь принцессы Дианы.
        Это будет прием века. На нем будут все...
        Но королевские тайны могут превратиться в публичный скандал, друзья могут стать врагами, и репутация принцессы может стать темой взрывных заголовков в прессе.

        Джулия Фэнтон
        Великосветский прием

        Кеннет Лейн

        По случаю визита их королевских высочеств
        принца и принцессы Уэльских
        мистер и миссис Ричард Фитцджеральд Кокс мл.
        имеют честь пригласить Вас на торжественный прием,
        который состоится в субботу, 9 сентября, в 20 часов
        в отеле «Фитцджеральд», Чикаго.
        Приглашение действительно на два лица.
        Просим подтвердить Ваше участие.

1450, Штат Иллинойс, Чикаго 60611,
        Норт-Мичиган авеню
        Форма одежды:
        смокинг
        бальное платье

        ПРОЛОГ

        - Не вешайте трубку, с вами будет говорить ее высочество принцесса Уэльская.
        На трансатлантической линии слышалось едва уловимое потрескивание. Александра Кокс отвечала на телефонный звонок из своего кабинета в роскошных апартаментах, расположенных в чикагском небоскребе «Фитцджеральд тауэр». Огромные окна прорезали стену от пола до потолка; за ними, далеко внизу, открывалась необъятная панорама озера Мичиган. Среди множества фотографий, висевших на стене над ее письменным столом, мягким светом поблескивал платиновый диск, присужденный ей за песню
«Ласковая женщина».
        - Александра? Это ты, Александра?
        - Диана! Конечно, это я. Сколько лет! Как приятно слышать твой голос.
        - Я тоже очень рада. - Диана смеялась от удовольствия. - Знаю, что у вас с Ричардом все в порядке, про вас постоянно пишут в газетах. А как там Джетта и Мэри-Ли? Ты с ними встречаешься?
        - Джетту видела на прошлой неделе. Она приезжала в Чикаго рекламировать свои духи.
        - Вот как? Значит, у нашей Джетты даже есть собственные духи? - Эта новость позабавила Диану.
        - Ну разумеется, и, конечно же, названы ее именем. Кроме того, она ведет переговоры с Эн-Би-Си по поводу нового сериала. Мэри-Ли по-прежнему на гребне волны. Когда я включаю телевизор, каждый раз вижу ее на экране: берет интервью у очередной знаменитости.
        Диана вздохнула:
        - О, Александра, как приятно с тобой поболтать. Мы ведь теперь совсем не видимся. А помнишь, как в прошлый раз в Лондоне мы надели эти жуткие парики и черные очки, чтобы нас никто не узнал на улице?
        Подруги рассмеялись. Они были знакомы с ранней юности: обе учились в частной школе в графстве Кент. Одна была тогда просто Дианой Спенсер, а другая - замкнутой девочкой, дочерью состоятельного человека, тяжело переживавшего смерть жены.
        - А у тебя как дела, Диана? Вы с Чарлзом не собираетесь посетить Чикаго во время своего визита? И Ричард, и я были бы счастливы показать вам город.
        - Да, мы об этом подумывали. Вообще-то говоря, я именно поэтому тебе и звоню. Александра, не могла бы ты сделать мне огромное одолжение? Чарлз и миссис Тэтчер просят, чтобы ты в сентябре устроила для нас прием.
        - Прием?
        - Понимаешь, Чарлз ищет случая в неофициальной обстановке провести переговоры с директорами «Америкэн Моторс», «Форда» и «Крайслера». Может быть, ты слышала, что эти фирмы планируют открыть производство в Европе. Чарлз хочет употребить свое влияние, чтобы добиться размещения нескольких заводов в Англии. Вот мы и подумали, что идеальным местом такой встречи мог бы стать этот прием, человек на пятьсот. Как ты считаешь?
        - Диана, это так неожиданно. - У Александры застучало в висках.
        - Мне неловко об этом говорить, - продолжала Диана, - но ты прекрасно понимаешь: если прием будет устроен в нашу честь, все съедутся поглазеть на членов королевской фамилии. А лучшей хозяйки вечера нам не найти. Всем известны твои незаурядные организаторские способности; к тому же твои песни у всех на слуху. Между нами говоря, я ни минуты не сомневаюсь, что это будет блистательный прием. Прошу тебя, скажи, что ты согласна.
        Слушая Диану, Александра смотрела в окно, но не замечала того великолепия, которое открывалось с головокружительной высоты. В ее воображении возникали, сменяя друг друга, иные картины: пышные цветочные композиции, устремленные вверх светильники, блеск драгоценностей; этот светский прием затмит даже то празднество, что устроил Малькольм Форбс в Марокко по случаю собственного семидесятилетия. Пресса объявит ее лучшей хозяйкой года, а это неоценимая реклама для сети отелей «Фитцджеральд», принадлежащих ее мужу. Помимо всего прочего, это будет захватывающий, незабываемый вечер, знак верности старой дружбе.
        На какое-то мгновение Александру охватили смешанные чувства: несказанная радость, тревога и растерянность. Сумеет ли она организовать такой грандиозный прием всего за полтора месяца?
        - Можно я пришлю тебе наш личный список тех, кому нужно послать приглашение? - Диана проявляла настойчивость. - Человек тридцать, не более.
        Александра коротко засмеялась.
        - Да, конечно, - голос ее чуть дрожал от волнения.
        - И вот еще что, Александра, - продолжала Диана. - Надень, пожалуйста, на прием это дивное колье, которое подарил тебе Ричард, а я надену свое, новое: это подарок Чарлза к девятилетию нашего бракосочетания. Мне не терпится показать его в обществе.
        Многие ожидали приглашения, но получили не все.

* * *
        В киногородке Студио-сити стояло безоблачное утро. Солнечный луч ворвался в спальню актрисы Дэррил Бойер и скользнул по ее обнаженному, безупречно очерченному бедру. Женщина подняла голову, вздохнула и тут же протянула руку за свежим номером
«Лос-Анджелес таймс», который горничная-мексиканка уже успела положить на ночной столик. Дэррил бесцеремонно уперлась локтем в крутой бок своего двадцатилетнего любовника, тренера по аэробике.
        Пора найти ему замену, решила она. Бицепсы накачал, а между ног какая-то фитюлька, да и от той мало проку.
        Дэррил лениво листала газетные страницы: уличные беспорядки, следствие по делу о наркотиках, скандал в сенате, уклонение от налогов. Ее взгляд остановился на крупном заголовке: «К ПРЕДСТОЯЩЕМУ ВИЗИТУ ИХ ВЫСОЧЕСТВ В США: КОРОЛЕВСКИЙ УЖИН НА
500 ПЕРСОН». Эту заметку Дэррил прочла от начала до конца. Принцесса Диана всегда очень мило выглядит, а принц Чарлз буквально источает мужское обаяние, считала Дэррил. По оценкам «Лос-Анджелес таймс», этот банкет должен обойтись в 3,75 миллиона долларов, а список приглашенных - Дэррил прищурилась и впилась глазами в мелкие строчки - включает массу громких имен: здесь и президент Буш, и конгрессмен Динджелл. Прием устраивает - глаза Дэррил сузились в щелки, - Александра Кокс собственной персоной, та самая, что выскочила за Ричарда.
        Вот оно как, Птенчик-Дикки, мой бывший муженек, принимает венценосных особ, размышляла Дэррил.
        Поскольку газета издавалась в Лос-Анджелесе, в ней уделялось особое место перечислению голливудских знаменитостей, удостоившихся приглашения: Нил Дайамонд, Фрэнк Синатра, Лью Вассерман с супругой, Сэмми Дэвис, Стивен Спилберг, Элизабет Тейлор, Пол Ньюмен, Сигурни Уивер, Аарон Спеллинг с супругой, Сидней Пуатье, Луис Рудолф с супругой. Дальше шли Мерв Гриффин, Брюс Спрингстин, Сидни Б. Коуэн...
        У Дэррил задрожали руки. Она села в постели и почувствовала, как колотится сердце. Сид Коуэн! Он возглавлял киностудию «Омни», которая сейчас запускала потрясающий новый фильм «Лиловые ночи». Лет восемь тому назад ей бы прислали сценарий, ходили бы перед ней на цыпочках. А теперь никто и не вспомнил.
        В сердцах Дэррил смяла газету и швырнула ее в дальний угол. Тяжелый ком угодил в этажерку. На пол полетели хрустальные вазы, букеты искусственных цветов, фотографии в рамках.
        Дэррил вскочила, не замечая осколков под ногами, и набросила нежно-желтый шелковый халат. Такую возможность нельзя упускать. В последнее время ей постоянно отвечали по телефону, что Коуэна нет, а сам он ни разу не удосужился ей перезвонить. Вот если бы удалось попасть на этот прием и каких-нибудь десять минут поговорить с Коуэном без посредников... десять минут, больше не потребуется. Он не устоит перед ее шикарным новым платьем, едва прикрывающим такой же новый и шикарный бюст...
        Решено.
        Надо позвонить Майрону Орландо. Много лет назад он добился успеха не без помощи Дэррил; теперь он у нее в долгу. Она подошла к ярко-зеленому телефону и набрала номер.

* * *
        Над Гонконгом плыл запах экзотических цветов. От бассейна, формой походившего на миндальный орех, поднимался легкий пар. Дэвид Квон, миллионер и киномагнат, наслаждался прелестями восточной ванны.
        Миниатюрная красавица терла ему спину, зная, что круговые движения доставляют особое удовольствие. На какое-то мгновение Квон позволил себе забыть обо всем на свете. Разве он не заслужил этого, работая до седьмого пота по двадцать четыре часа в сутки всю свою жизнь?
        На бортике бассейна примостился секретарь, сухощавый китаец, носивший очки в тонкой металлической оправе. Он читал вслух выдержки из свежих газет, выбирая только то, что могло заинтересовать его хозяина.
        - «Из американских источников стало известно, что в следующем месяце наследный принц Чарлз и принцесса Диана совершат неофициальный визит в Соединенные Штаты и Канаду. Высказывается мнение, что предстоящая поездка имеет целью убедить руководство американских автомобилестроительных корпораций разместить ряд новых заводов на территории Англии», - монотонно бубнил секретарь.
        Из бассейна донеслось нечленораздельное ворчание.
        Секретарь продолжал:
        - «В Чикаго принц и принцесса Уэльские будут присутствовать на торжественном приеме, который устраивают владелец международной сети отелей Ричард Фитцджеральд Кокс мл. и его супруга Александра Уинтроп, известная как автор многих популярных песен. В числе приглашенных ...» - он бесстрастно и размеренно перечислял имена режиссеров и кинозвезд. Среди них были и те, кого Квон безуспешно пытался заманить для участия в своем очередном восточном боевике.
        Когда секретарь произнес имя Сидни Б. Коуэна, Квон снова что-то буркнул себе под нос.
        - Читай письма, - распорядился он, нежась под круговыми движениями легких, но сильных пальцев массажистки. Секретарь принялся перебирать кипу конвертов. Квон вздохнул, отстранил девушку и, подойдя к краю бассейна, потянулся за полотенцем. Ему давно хотелось прибрать к рукам какую-нибудь американскую киностудию. Он остановил свой выбор на «Омни» и несколько раз за последние два года пытался прощупать почву, однако Коуэн уклонялся от обсуждения сделки. В Соединенных Штатах сложилось неоднозначное отношение к передаче собственности в руки иностранцев.
        Вот если бы удалось поговорить с Коуэном лично, в непринужденной обстановке, когда он уже пропустит стаканчик-другой...
        - Читай все приглашения подряд, - приказал он секретарю.
        Квону не раз приходилось вести дела с Ричардом Коксом. Он не сомневался, что его имя включено в список приглашенных.

* * *
        В Нью-Йорке начался новый день. Кеннет Лейн, приложив руку к сонной артерии, с беспокойством проверял свой пульс после утренней пробежки. Струйки пота текли по его лицу, спадая каплями на голый торс и спортивные шорты.
        Вот досада, так и держится на ста тридцати.
        Он посчитал еще раз, прислушиваясь к глухим толчкам в горле, которые напоминали, что ему уже за пятьдесят, что он занимается сидячей работой, а бегать пытается, как молодой.
        Тяжело отдуваясь, он прошелся по своей квартире на Парк-авеню и взял в холле свежий номер «Нью-Йорк таймс». Возвращаясь в спальню, чтобы переодеться, он на ходу просматривал сухие и сжатые сообщения.
        Заворачиваясь в парчовый халат, Лейн пробежал глазами заголовки первой полосы. Один из них, набранный мелким шрифтом и помещенный в левом нижнем углу, привлек его внимание: «Кокс с супругой дадут прием в честь членов королевской семьи».
        Шесть лет назад Ричард заказал ему эскиз бриллиантового колье для подарка Александре. Об этом наперебой трубили все газеты. Колье окрестили
«Фитцджеральд-фифти»: на него пошло пятьдесят крупных южноафриканских бриллиантов, пять из которых выделялись своими поистине гигантскими размерами и редкостным розовым оттенком. Лейну тогда несказанно повезло. Газетная шумиха создала отличную рекламу, к нему стали обращаться самые именитые клиенты, от Бьянки, жены Мика Джеггера, до Лиз Тейлор и самой Джекки Кеннеди-Онассис. Он сделался знаменитостью, у него даже появились подражатели.
        Читая заметку, он удовлетворенно кивал. В такой знаменательный день Александра, несомненно, наденет свое колье. Чем еще можно так поразить гостей? Вот только Чикаго... Этот город никогда его не привлекал.
        Шлепая по полу босыми ногами, он снова направился в холл и забрал стопку писем, оставленных Оделией на серебряном подносе.
        Так и есть, вот оно.
        Большой конверт из кремовой бумаги лучшего сорта, с водяными знаками, был надписан безупречным каллиграфическим шрифтом. Разумеется, от руки.
        Приятный нюанс.
        Лейн вскрыл конверт. Приглашение было изящно оформлено; на нем, также вписанное от руки, красовалось его имя. «Мистер и миссис Ричард Фитцджеральд Кокс мл. имеют честь пригласить Вас...»
        Его губы тронула улыбка. Он с уверенностью полагал, что его друзья, Сид и Мерседес Басс, получили такое же приглашение, да и Эл Таубман тоже. Значит, можно будет полететь вместе с кем-нибудь из них на личном самолете и не тратиться на авиабилеты.
        Ради Коксов он готов отправиться даже в Чикаго.

* * *
        Такой же конверт был доставлен авиапочтой в Лондон на имя премьер-министра Маргарет Тэтчер. В тот день она работала допоздна в своей резиденции на Даунинг-стрит. С головой погрузившись в дела, она забыла задернуть шторы и не сразу заметила, когда в окно застучал назойливый мелкий дождик.
        Она подняла голову от бумаг и потерла виски, в которых от напряжения начинала пульсировать боль.
        На письменном столе красного дерева лежало раскрытое приглашение, прижатое тяжелым пресс-папье ручной работы, которое несколько лет назад преподнес премьер-министру итальянский посол.
        Она, конечно, не сможет присутствовать на этом приеме: нельзя упускать из виду положение в Саудовской Аравии. Придется отправить в Чикаго вежливый отказ. Тем не менее, Маргарет Тэтчер в душе порадовалась полученному приглашению.
        Прием был задуман для того, чтобы свести вместе нужных людей. Далеко не сразу выбор был остановлен на Александре Кокс. Она обладала большим светским опытом и пользовалась известностью как автор популярных песен, к тому же она не раз устраивала благотворительные балы на полторы тысячи человек - и вполне удачно.
        Александра была далеко не единственной из тех, кто мог бы организовать блистательный прием. Но ее отличал от других редкий природный дар: все ее существо излучало душевную теплоту. Это подтверждали все, через кого наводились справки. Она умела - как бы поточнее выразиться? - создавать атмосферу покоя и согласия, которой проникались все окружающие.
        Миссис Тэтчер взяла со стола приглашение и повертела его в руках. Бедный Чарлз! Злые языки говорили, что он не живет, а отбывает пожизненный срок в благоустроенной наследственной тюрьме. Но в данном случае от него может быть немалая польза. Американцы сами не свои до монархических титулов, и с этим приходится считаться. Ей вспомнился торжественный обед, устроенный в Голливуде в
1983 году студией «XX век Фокс» по случаю визита в США королевы Елизаветы и принца Филиппа. Американские кинозвезды, которых трудно поразить, поднимались на цыпочки и вытягивали шеи, чтобы не пропустить ни одного движения королевской четы.
        Премьер-министр рассчитывала, что и в этот раз удастся добиться такого же эффекта.

* * *
        В Джорджтауне, близ Вашингтона, другая женщина снова и снова мерила шагами вытертый ковер. Ее светлые волосы неряшливо сбились, во взгляде сквозила ярость. Она сама чувствовала, что от нее веет злобой, и этот душок невозможно скрыть, сколько ни поливай себя духами.
        Последний номер «Вашингтон пост» валялся там, куда она его бросила; заметка о предстоящем ужине у Коксов жгла ее как огнем.
        Она замедлила шаги у зеркала, которым пользовалась с единственной целью: не дать себе забыть, кто она есть и что с ней произошло. Усилием воли она заставила себя посмотреть на собственное отражение и, как всегда, испытала приступ тошноты.
        Омерзительно.
        Все лицо исполосовано.
        Ее душила ненависть. Она только что прочла в газете, под рубрикой «Стиль», его имя, а ведь этот негодяй изуродовал ее, сломал ей жизнь; она до сих пор кричит во сне.
        Он всему виной.
        Окружил себя холуями, которые никого к нему не подпускают на пушечный выстрел. Но теперь его час пробил. Самое главное - не сплоховать и проникнуть на этот прием.
        Она не оплошает.
        Надо его убить. Она вынашивала свой замысел не один год. Нож войдет около пупка. Потом резко вниз. Не так-то просто будет вспороть ему внутренности, но сил у нее хватит. Она не успокоится, покуда не лишит его мужского естества.
        Не отводя глаз от зеркала, она сложила губы в легкую улыбку. Что ж, получается неплохо, даже симпатично, так многие считают. Знакомые говорят, что пластическая операция удалась как нельзя лучше и дефекты вообще не заметны. Только это все вранье.
        Ей лучше знать. Она-то видит, что лицо изуродовано безобразными шрамами. Но ему не уйти от расплаты.

        I
        АЛЕКСАНДРА, 1989

        Андре Бертон, швейцар небоскреба «Фитцджеральд тауэр», безраздельно властвовал на пятачке в двадцать квадратных футов, ограниченном с одной стороны поребриком, а с другой - вращающейся входной дверью, поблескивающей нержавеющей сталью. Он трудился на своем посту уже 1650 дней. Мимо него в эту дверь торопливо входили элегантно одетые женщины с пакетами из самых дорогих магазинов; известные и влиятельные люди, направляясь к такси или к собственным лимузинам, не скупились на чаевые.
        Верхние пятьдесят пять этажей шестидесятиэтажного небоскреба занимали личные апартаменты-кондоминиумы, которые можно было приобрести в собственность, заплатив по меньшей мере два с половиной миллиона. Каждый кондоминиум выходил окнами на четыре стороны света, открывая взору захватывающий вид на серые громады города, опоясанные серебристой лентой Чикаго-ривер, и синюю гладь озера Мичиган, словно увиденного с борта космического корабля.
        К зданию приблизился посыльный, толкая перед собой тележку с объемистой коробкой, украшенной фирменным знаком магазина «Мэгнин». Андре жестом направил его к служебному входу, а сам поспешил к проезжей части, где, тихо урча, затормозил лимузин Коксов.
        Андре, не мешкая, открыл заднюю дверцу.
        - Здравствуйте, Андре. - Из автомобиля вышла красивая светловолосая женщина. Движения ее были грациозны и вместе с тем уверенны, а лицо лучилось такой приветливостью, что Андре улыбнулся ей от всей души, а не так, как другим, по долгу службы.
        - Денек-то какой, миссис Кокс!
        - Да, просто чудо, - откликнулась она.
        Пышная копна золотистых, высветленных солнцем волос рассыпалась по плечам Александры. Ее широко посаженные глаза цветом напоминали веджвудский фарфор, а высокие скулы и сочные губы сделали бы честь любой фотомодели.
        - Как здоровье вашей дочери? - поинтересовалась Александра, когда Андре провожал ее до дверей.
        - Все обошлось. Через пару недель обещают снять с ноги гипс.
        - Ну и хорошо. Она получила мою кассету?
        - А как же! Вот радости-то было! Слушает теперь день и ночь. Она говорит,
«Ласковая женщина» - ее любимая песня, хотя и «Женщина простит» - бесподобная мелодия. Моя дочка тоже хочет сочинять музыку.
        - Передайте ей, что для этого надо быть невероятно упорной, сказочно везучей и немножко сумасшедшей, - Александра помахала ему на прощание и скрылась за дверью. Андре смотрел ей вслед.
        Александра поздоровалась с дежурным службы безопасности и прошла через грандиозный вестибюль к скоростному лифту. Здание проектировал ученик великого Мис ван дер Роэ. Если не считать великолепных композиций из цветов и зелени на одной из стен, облицованной черным каррарским мрамором, вестибюль поражал намеренным отсутствием каких бы то ни было украшений.
        Александра вызвала лифт и мельком взглянула на свое отражение в стальных створках двери. Белый полотняный костюм от Ферре и мягкие туфли из крокодиловой кожи отличались неброской элегантностью. Никаких драгоценностей, только пара жемчужин в ушах и золотые часы «Картье».
        Нетерпеливо притопывая ногой, она напомнила себе позвонить Долли Ратледж, консультанту по организации приемов. К сожалению, декоратор-флорист, с которым Александра успела побеседовать, начисто лишен воображения. Надо подыскать более творческого специалиста. Впрочем, это мелочи. Сейчас на нее обрушилось столько дел, что даже работу над новой песней придется отложить до осени.
        Она ступила в лифт, а следом за ней вошел посыльный. Александра про себя отметила, что ему полагается пользоваться другим лифтом. Она нажала кнопку пятьдесят девятого этажа и прислонилась спиной к задней стенке, доставая из кейса сегодняшний номер «Чикаго трибюн».
        Лифт мягко взмыл вверх. Она открыла рубрику «Стиль». Опять заметка о предстоящем приеме. На сей раз газета информировала читателей о «благородном бостонском происхождении» Александры, упоминала три ее платиновых и два золотых диска и рассказывала о сотрудничестве с фирмой звукозаписи «Ариста рекордc». Далее журналистка Дана Чен высказывала предположение, что Александра наденет колье
«Фитцджеральд-фифти», подаренное мужем: «Сорок пять бриллиантов чистой воды по пять карат каждый, пять редчайших розовых бриллиантов по десять карат, а также более сотни камней меньшего размера делают это колье одним из самых дорогостоящих ювелирных изделий в мире».
        Ее колье. Символ былого семейного счастья. Знак любви, которая незаметно ускользала из ее жизни.
        Ричард преподнес ей этот подарок шесть лет назад, после рождения их первенца. Она никогда не видела украшений такой ослепительной красоты; у нее тогда перехватило дыхание - и от игры камней, и от переполнявшей душу любви.
        Ее чувства передались Ричарду. «Целая ювелирная мастерская в Париже работала день и ночь, - произнес он срывающимся от волнения голосом. - Я не умею говорить красивые слова... пусть каждый из этих бриллиантов будет как признание в любви. Как мой поцелуй...»
        В те минуты, вспоминала Александра с грустью, Ричард не стеснялся казаться романтиком, и она отвечала ему со всей нежностью, на какую была способна.
        А потом в их отношения вторглась обыденность. Не сразу, шаг за шагом. Все чаще их разлучали какие-то встречи, телефонные переговоры, деловые поездки в Европу, Южную Америку, Японию. Сделки с недвижимостью, новые приобретения, слияние концернов, увеличение доли в прибылях, вытеснение конкурентов.
        Несколько раз у них заходил разговор о семейной жизни, но Роберт не разделял ее беспокойства.
        Лифт резко остановился.
        - Что такое?.. - опешила Александра.
        Рассыльный вместо ответа разорвал оберточную бумагу, под которой оказался портативный телевизор с закрепленным сверху видеомагнитофоном.
        Он нажал какую-то кнопку, и кабина лифта наполнилась голосами. Передавали рекламу томатного соуса: семья собралась в кухне, женское лицо улыбалось прямо в камеру.
        - Очень мило, - выговорила Александра, стараясь ничем не выдать испуг, - но я бы хотела доехать до своего этажа и выйти.
        Человек нажал другую кнопку.
        Почти сразу на экране возникло изображение, от которого у Александры замерло сердце.
        Она увидела игровую комнату своих детей. Камера поймала в кадр всех троих: они устроились на ковре возле кукольного домика и ничего вокруг не замечали. Трип, миловидный шестилетний мальчуган с таким же сосредоточенным взглядом, как у отца, уселся по-турецки перед большой коробкой и вытаскивал из нее игрушечную мебель. Пятилетний Эндрю, всегда застенчивый и неразлучный со старшим братом, лежа на животе, пытался забраться в кукольный домик. Стефани, которой исполнилось три года, сидела подле них на корточках, как веселый лягушонок.
        Внезапно изображение изменилось. На месте детских фигурок остались только силуэты, искаженные судорожными движениями. Камера отъехала назад, и стало видно, как в комнату входит незнакомец и замахивается ножом.
        Это компьютерная графика, в отчаянии убеждала себя Александра, такого не может быть, такого просто не может быть.
        Карикатурный злоумышленник подкрался к детям и еще выше поднял свой рисованный нож. Потом он исчез так же внезапно, как появился, а камера снова обшаривала детскую.
        Александра закусила губу. Она поняла, что три темных, изломанных силуэта на полу - это образы ее детей, убитых и лежащих в луже крови. Самая крошечная фигурка, изображавшая Стефани, оказалась на переднем плане. Ее сделали похожей на китайскую фарфоровую куклу с закрывающимися глазами и румяными щечками.
        Только кровь выглядела как настоящая. Густо-красные пятна запеклись на детских лицах, брызги попали на кукольный домик, струйки растеклись по всей комнате.
        Александра отвела глаза, не в силах даже закричать.
        Посыльный уже упаковывал свой телевизор. Его взгляд как жало пронзил Александру.
        - Если твой муж не подпишет договор с профсоюзом, - это были первые слова, которые он произнес за все время, - если он только посмеет не подписать, мы объявим забастовку, а от вашей семейки останется мокрое место. Так ему и передай, - прошипел он.
        Он снова запустил лифт и быстро вышел на ближайшем этаже, толкая перед собой тележку. Все происшествие заняло не более двух минут.

* * *
        Боже праведный. Профсоюз.
        Лифт беззвучно остановился. Александра трясущимися руками достала ключ от этажа, чтобы отпереть дверь, ведущую прямо в семейные апартаменты.
        Она как безумная кинулась вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Если они причинили зло ее детям...
        Дверь в детскую была приоткрыта. Александра вбежала, задыхаясь от ужаса, и остановилась посреди комнаты. В кресле-качалке с вязаньем в руках безмятежно сидела гувернантка, Элизабет Клиффорд-Браун. Перегнувшись через ее плечо, шестилетний Трип взахлеб что-то рассказывал, и его глаза сияли детским восторгом. Энди сидел на корточках, разбирая сложенную из конструктора башню. Стефани, сосредоточенно наморщив лоб, вытащила всю мебель из кукольного домика и пыталась расставить ее на деревянной крыше.
        - Брауни! Как малыши?.. О Боже мой! - Александра бросилась к детям, еще не зная, кого обнимет первым. Ей не терпелось прижать их к себе, ощутить родное тепло. Она сгребла в охапку свою младшую, Стефани, и потянулась к Энди, который норовил увернуться. Трип подбежал к матери сам, и она крепко обняла его. Теперь она заключила в кольцо своих рук всех троих и зарылась лицом в мягкие, промытые волосы.
        - Ребятки, вы мои самые любимые. Вам это известно? Вы самые чудесные малыши на всем белом свете!
        Трип слегка отстранился.
        - Мама, что ты нас так стиснула? Мне даже больно. Мы тебя тоже любим, мамочка.
        - Милый мой, мне просто захотелось вас покрепче обнять и расцеловать. - Она уже смеялась. От облегчения у нее закружилась голова.
        - Что-нибудь неладно, миссис Кокс? - насторожилась гувернантка, не утратившая привлекательности сорокалетняя англичанка, которая в свое время воспитывала детей принца Майкла.
        - Нет, нет, ничего... Просто я соскучилась по детям, - ответила Александра; она взъерошила светлые волосы Трипа и заглянула в его смышленые глаза. - Как прошло утро? Трип идет на урок плавания?
        - Обязательно, в три часа.
        - Ну как, сумеешь проплыть сегодня целый бассейн? - подзадорила Александра старшего сына. - Получится у тебя?
        - Мама, да у меня уже в прошлый раз получилось.
        - Мамочка, - требовала внимания крепышка Стефани, обхватив колени Александры, чтобы та взяла ее на руки.
        Привычно подняв дочурку, Александра посадила ее к себе на бедро.
        Видит Бог, любовь к детям сильнее всего.

* * *
        Ричард Кокс вышел из служебного лифта на шестидесятом этаже чикагского отеля
«Фитцджеральд», где находилось правление корпорации, и прошел по коридору вдоль длинной череды великолепно отделанных помещений с видом на озеро Мичиган.
        Одна из секретарш подняла голову с почтительной улыбкой. Служащие рассказывали о Ричарде легенды. «Уолл-стрит джорнэл» как-то назвал его гостиничным самодержцем Америки.
        С ним пытались заговорить несколько вице-президентов корпорации, но Ричард только кивнул, бросил на ходу пару слов и проследовал в самый конец коридора, где располагался его офис.
        Ричард Кокс выглядел значительно моложе своих пятидесяти с небольшим: ему можно было дать лет на пятнадцать меньше. При такой внешности он вполне мог бы исполнить главную роль в фильме «Уолл-стрит». Его подтянутая фигура сохраняла отличную форму благодаря регулярным тренировкам в спортзале, бассейне и яхт-клубе. В студенческие годы он боксировал в среднем весе и до сих пор мог сносно провести несколько раундов, что придавало ему уверенности, но отпугивало кое-кого из окружающих.
        Его густые каштановые волосы еле заметно серебрились на висках. Прямой, резко очерченный нос и крупный рот были под стать упрямому квадратному подбородку. Проницательные голубые глаза смотрели прямо в лицо собеседнику. Внешность Ричарда свидетельствовала о том, что этот человек всегда добивается своего. И только добрые морщинки в углах глаз смягчали его облик, придавая ему теплоту.
        - Доброе утро, мистер Кокс, - поздоровалась секретарша Ингрид, сидевшая в приемной. Ричард заметил, что в салоне для посетителей, утопая в мягких креслах, ожидают двое.
        Он прошел в ассистентскую, где за столами сидели четверо референтов, владеющих всеми мыслимыми языками.
        - Мистер Кокс, - к нему заспешила одна из них, Дайэнна Ридзуто-Кросби, со списком телефонограмм, - банкиры приехали на пятнадцать минут раньше. Три раза звонил Ли Айакокка и оставил для вас сообщение. Потом звонил Марвин Дэвис и дважды - мистер Грин. Конгрессмен Джон Динджелл просит вас сразу с ним связаться, и еще управляющий римского отеля «Фитцджеральд» ожидает вашего звонка. Он говорит, что дело не терпит отлагательств.
        Ричард кивнул.
        - Скажите банкирам, что я приму их через несколько минут, а пока соедините меня с Джоном Динджеллом. Еще что-нибудь есть?
        - Срочного ничего. Вся информация у вас на столе, включая факсы: сегодня поступило несколько сообщений из Токио.
        Войдя в свой кабинет, Ричард прикрыл дверь. Огромные окна выходили на озеро Мичиган. С головокружительной высоты можно было различить пристани, бухты и даже суда, бороздившие Великие Озера. На полу красовался пушистый вишнево-красный ковер; кресла и диваны были обтянуты мягчайшей черной кожей, заказанной в Италии. Необъятный письменный стол орехового дерева принадлежал еще его отцу.
        Дверь направо вела в конференц-зал, оборудованный кинопроекционной установкой. В кабинете, за резным секретером, Ричард держал свой личный компьютер, чтобы в любой момент можно было независимо от служащих проверить какие-либо выкладки, слишком важные или слишком конфиденциальные, чтобы доверять их постороннему взору.
        При кабинете имелась просторная ванная комната с душем, небольшая сауна и гардеробная. В случае необходимости Ричард мог отправиться в любую точку земного шара прямо из своей штаб-квартиры.
        - Я готов, - сказал он Дайэнне по селектору. - Пригласите мистера Уилера и мистера Гринвальда.
        Банкиры, представляющие Первый американский инвестиционный трест, вошли в кабинет и обменялись рукопожатиями с Ричардом. Он почувствовал, что у них слегка вспотели ладони. Банкиры старались скрыть свое изумление при виде наглядных атрибутов могущества. Стены кабинета были увешаны фотографиями Ричарда и его отца, Ричарда Ф. Кокса старшего в обществе президентов: Рузвельта, Эйзенхауэра, Кеннеди и Рейгана. На одном снимке Ричард был запечатлен между Рейганом и Горбачевым: на лицах всех троих отразилось оживление, торжествующе поднятые кверху руки соединены в дружеском пожатии - в тот день было достигнуто соглашение о строительстве отеля
«Фитцджеральд» в Москве. Выделялась среди прочих и фотография Ричарда с Александрой, поздравляющих пару новобрачных - принца и принцессу Уэльских. На стене также висело окантованное свидетельство о полной реализации конвертируемых облигаций на сумму в два миллиарда долларов.
        - Итак, джентльмены, - обратился Ричард к банкирам, - на нашу встречу запланировано тридцать минут. Приступим к делу.
        Банкиры намеревались добиться приоритетного права на финансирование деловых операций Ричарда. Хотя они и намекали, что корпорация «Фитцджеральд», на их взгляд, «рыхловата», это не умаляло их решимости. Стороны присматривались друг к другу. Но как только Стивен Гринвальд и Джеймс Уилер перешли к конкретным деталям, на столе у Ричарда зажужжал аппарат внутренней связи.
        - Мистер Кокс, - послышался голос Дайэнны, - на проводе номер пять ваша жена. Она говорит, что у нее очень важное сообщение. На проводе шесть - мистер Динджелл, я заказала с ним разговор, как вы распорядились.
        - Хорошо, Дайэнна. Прошу прощения, джентльмены, - извинился Ричард. Он вышел из кабинета в приемную, а оттуда - в служебное помещение, где можно было говорить по телефону без посторонних.
        - Лекси? В чем дело?
        - Это не телефонный разговор. Ричард, прошу тебя... Дело в том... - Голос ее прерывался от волнения. - Мне необходимо поговорить с тобой лично. Немедленно.

* * *
        - Что у тебя стряслось, Лекси? Почему нельзя было сказать по телефону? - Ричард вошел в кабинет Александры и смотрел на нее потемневшими глазами.
        - Ричард, со мной в лифте произошел кошмарный случай, - она пыталась заставить себя говорить спокойно. - Со мной ехал посыльный. Он показал мне видеопленку, на которой... это сделано на компьютере... не знаю, как им это удалось...
        Ричард смотрел на жену в недоумении:
        - Ничего не понимаю. Кто-то пристал к тебе в лифте?
        - Что значит «пристал»? - Александра сорвалась на крик. - Он прокрутил передо мной видеокассету, на которой я увидела наш дом, нашу детскую, наших малышей. Кадры были специально смонтированы, чтобы изобразить их... показать их... мертвыми, - закончила она шепотом, а затем передала Ричарду прозвучавшую в адрес их семьи угрозу.
        - С ума сойти, - Ричард машинально провел рукой по волосам. - Эти мерзавцы проникли к нам в дом.
        - Но почему? - Александра требовала ответа. - Почему они пошли на такую подлость? Неужели и вправду?..
        - Конечно, нет, - Ричард обнял ее, привлек к себе и поцеловал. - Они просто хотели обратить на себя внимание. Нащупали мое слабое место. Ловко придумали, подонки. Все спланировали. Прошу тебя, дорогая, не тревожься.
        - Легко сказать, Ричард, - она без сил опустилась в кресло.
        - Лекси, с этим трудно смириться, но для них это всего лишь ход в игре. Чем спокойнее мы будем реагировать, тем лучше. Не надо принимать это всерьез. Вот увидишь, все образуется.
        Она посмотрела на него непонимающим взглядом:
        - Ричард, ты читаешь мне нотации? Тебе, похоже, эта история кажется чуть ли не забавной. Представилась возможность разделаться с очередным противником. В одном углу ты, в другом - профсоюз: все приемы разрешены, драться до последнего.
        - Александра...
        Она повысила голос:
        - Они угрожают жизни наших детей, чтобы воздействовать на тебя!
        - Лекси, ничего страшного не произойдет, уж во всяком случае, с детьми, клянусь всем святым.
        - Ты так уверен?
        Он подошел к жене и сжал ее плечи своими сильными, крепкими руками.
        - Да, я уверен, - сказал он после мимолетного колебания и отпустил ее. - Мы уже почти обо всем договорились. Дней через десять разногласия будут улажены.
        Улыбка его, как всегда в последнее время, получилась усталой. Он снова до боли сжал ее плечи:
        - Поверь мне, Лекси, - прошептал он.
        Ричард пересек холл и вошел в свой домашний кабинет, оборудованный двумя телефонными линиями, дополнительным выходом на линию континентальной связи, факсом и компьютером. Здесь же хранилась уникальная коллекция моделей парусников, часть которых датировалась восемнадцатым веком.
        Он снял трубку, чтобы скоростным набором соединиться с начальником службы безопасности Слэттери. Занято. За стеклянной стеной реактивный самолет разрезал голубизну неба. Сейчас это зрелище не вызывало у Ричарда привычного восхищения. Ему было совестно за проявленную самонадеянность.
        Он не обманывался. Происшествие встревожило его гораздо сильнее, чем он мог признаться жене. Никогда еще профсоюзные лидеры не действовали так нагло. Их требования высказывались в ультимативной форме. Пойдя на уступки, корпорация неминуемо понесла бы многомилионные убытки.
        Профсоюзы готовили новое общенациональное соглашение в сфере гостиничного бизнеса, и сеть отелей «Фитцджеральд» была намечена как мишень на тот случай, если дело дойдет до забастовки. Такой поворот событий грозил ослаблением «империи Кокса» и в конечном счете - переходом ее в руки конкурентов. Аналогичная участь недавно постигла целый ряд авиакомпаний.
        При одной этой мысли у Ричарда на лбу выступила испарина. Не секрет, что он в свое время немного поторопился с расширением собственных владений. Теперь настал срок выплат по облигациям. Трехгодичный заем под девять с половиной процентов. Само по себе это не страшно, надо только добиться стабилизации положения в течение ближайших двух лет.
        Ричард подвинул к себе электронную записную книжку, нашел номер личного телефона Робби Фрейзера и быстро набрал его, нажав на кнопки. Фрейзеру - единственному из профсоюзных боссов - он доверял. Этот краснолицый, плотного сложения человек начинал как водитель грузовика на линиях междугородных перевозок, а теперь стал заместителем председателя профсоюза по международным связям. К тому же он занимал пост председателя профсоюзных объединений Среднего Запада, и это придавало ему большой вес. Благодаря своему ораторскому таланту Фрейзер снискал авторитет среди рядовых членов профсоюза. Все говорили, что он честный малый. Фрейзер подошел не сразу.
        - Слушаю.
        - Говорит Ричард Кокс. Кто-то из ваших парней решил напугать мою жену и подсунул ей в лифте видеокассету со съемкой наших детей. Фрейзер, мне не хочется верить, что ты влез в такое дерьмо.
        - Эй, полегче на поворотах. Что еще за кассета?
        - Моя семья - запретная территория, Фрейзер. Я хочу, чтобы все болваны из твоего комитета зарубили это себе на носу.
        - Да что...
        - Оставь в покое мою семью, черт тебя подери. Если вы еще хоть раз заденете мою жену, можете подтереться своим трудовым соглашением.
        - Не могу взять в толк, о чем вы?
        - Ладно, не прикидывайся. Вы проникли в мой дом, не погнушались даже вломиться в детскую. Я этого не потерплю. Не смей трогать мою семью, Фрейзер.
        До Ричарда донеслось приглушенное ругательство:
        - Засранцы поганые... Клянусь, мне об этом ничего не известно, слово даю, Кокс. Я с этим разберусь. Наши парни ... - Фрейзер шумно выдохнул, - они слегка оголодали, вот и все. А голод ударяет в голову.
        - Свои сентенции оставь для профсоюзного митинга, - отрезал Ричард и бросил трубку.

* * *
        Услышав щелчок и короткие гудки, Робби Фрейзер грохнул кулаком по столу. Он набрал знакомый номер, нервно тыча загрубелым пальцем в кнопки телефона.
        - Спортивный клуб «Энергия», - ответил мужской голос.
        - Мне Танка Марчека, - рявкнул Фрейзер.
        Он нетерпеливо переминался с ноги на ногу, с прищуром глядя на фотографии в рамках: Джордж Мини, бывший председатель Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов; Уолтер Рейтер из профсоюза рабочих-автомобилестроителей; его старинный приятель Джимми Хоффа, с которым они плечом к плечу сражались в профсоюзных битвах еще в бытность свою шоферами-дальнобойщиками.
        - Эмил Марчек на проводе, - раздался в трубке голос председателя 296-го местного комитета.
        - Танк, ты соображаешь, какую кашу заварил? А мне приходится расхлебывать!
        Марчек, по прозвищу Танк, хмыкнул:
        - Чего там тебе наплели?
        - Будто ты не знаешь? Это ты нагнал страху на жену Кокса? Ты подослал какого-то придурка с кассетой?
        - Ну, допустим. Так ведь Кокс на переговорах уперся как козел. Я подумал, что не вредно будет припугнуть его маленько, чтоб он подобрел.
        - Тебя повесить мало, - взорвался Фрейзер. - Какой мужик подобреет, когда наезжают на его семью? Ты в одночасье перечеркнул все, что было достигнуто за три года. Не суй свой нос в эти переговоры и не вздумай даже близко подходить к родне Кокса, понял?

* * *
        Телефонный разговор выбил Ричарда из колеи. Не похоже, чтобы Робби Фрейзер вел двойную игру. Что же творится на самом деле?
        Наконец его осенила смутная догадка. В этом профсоюзе две фракции. Та, которую возглавляет Танк Марчек, и устроила этот грязный фарс. Тогда все сходится. Марчек проходил по делу о вымогательстве и растрате пенсионного фонда профсоюза.
        Он набрал домашний телефон Марчека и нетерпеливо прислушивался к бесконечным гудкам; потом отыскал телефон спортивного клуба в Джерментауне, где Марчек «таскал железо». Там ответили, что он уже ушел. Ричард повесил трубку, понимая, что гнев - не лучший советчик.
        Александра... малыши... старший сын. Даже жене было неведомо, как много они значат в его жизни.
        Ричард откинулся на спинку кресла, заставляя себя успокоиться. Взгляд его остановился на моделях с четырехугольными парусами. На видном месте помещалось последнее приобретение: модель английского чайного клипера «Тайпинг», построенного Робертом Стилом по собственному проекту для торговли с Китаем. Ричард сосредоточился и представил себе белые барашки волн, свежий бриз и соленый запах океана.
        Повторно снимая трубку, чтобы вызвать Джека Слэттери, он уже полностью владел собой.
        Начальник службы безопасности ответил довольно быстро, и Ричард рассказал ему об утреннем происшествии.
        - Вот мать твою! - вырвалось у Слэттери. - Извините, шеф, не сдержался.
        Раньше он служил в городском полицейском управлении, потом открыл собственное агентство. Дела шли неплохо, но Ричард переманил его к себе, пообещав высокий оклад, персональный автомобиль, долю в прибылях и пенсионные льготы.
        - Так что ты посоветуешь?
        - Для начала, шеф, нужно прочесать вашу обслугу частым гребнем. Кто за последние две недели был принят в штат?
        - Никто.
        - Значит, надо искать среди постоянного персонала. Не исключено, что кого-то из домочадцев подкупили, чтобы он проник в детскую и сфотографировал ребятишек, а потом изображение пропустили через компьютер. Советую проверить всех до единого, сэр. Обслуживающий персонал придется ввести в курс дела, чтобы все были начеку и не подпускали ни одной живой души к вашим детям и супруге. Если не возражаете, я пришлю пару своих людей, пусть побудут возле вас неделю-другую. Под видом дворецких, например.
        Ричард невольно улыбнулся, представив себе пару дворецких, неотступно следующих за его семьей. Александра ни за что не согласится на круглосуточное присутствие телохранителей. Она всегда ценила возможность уединения. Во всяком случае, так было до сих пор.
        - Хорошо, я поговорю с женой. Мы проверим домашнюю прислугу.
        - А куда смотрели швейцар, дежурный у входа, вся охрана? Где у них были глаза, когда этот тип пробрался в вестибюль? И, что еще важнее, как ему удалось выйти? Неужели его никто не видел? Куда он дел телевизор - унес с собой или запрятал где-то в здании? Черт бы его разодрал. Я выезжаю. Буду у вас через десять минут.

* * *
        Александра, спускаясь вниз по лестнице, уже перебирала в уме имена, припоминая послужные списки и сроки найма. У нее в доме завелся предатель.
        Миссис Эбботт, экономка-домоправительница. Работает у них восьмой год. Крепкая, расторопная женщина сорока с лишним лет. Превосходный организатор, все хозяйство держит под контролем, верная, как служанка викторианской эпохи.
        Джуди Уоллис, секретарша Александры. Работает четыре года. Увядающая красавица, родом из Филадельфии, происходит из хорошей семьи. Разведена, 48 лет, оплачивает обучение двоих детей в колледже. Нет, Джуди исключается, так же как и гувернантка Брауни. Эта просто кристально честна.
        Трое домашних работниц, проживающих в семье Коксов. Кухарка. Всем им Александра доверяла.
        Держась за перила, она сошла вниз. Кто же из домочадцев впустил этих профсоюзных наемников?
        Как всегда, уют домашнего очага встретил ее приветливо. Это ощущение было почти осязаемым. Спокойные серые и розовые тона. Камины, в которых зимой потрескивали ароматные яблоневые и сосновые поленья. Красивые вещи были для нее насущной необходимостью, сродни воздуху, которым она дышала. У входа, на мраморном полу теплого молочно-розоватого оттенка, распростерся кашмирский ковер, вытканный кремовыми, нежно-розовыми и серыми узорами. Над симметрично стоящими китайскими столиками висели старинные зеркала, в которых многократно отражались восхитительные букеты светлых, нежных роз - любимых цветов Александры.
        В просторной гостиной был настелен дубовый паркет, покрытый ковром китайской работы со стилизованным цветочным узором, также розовато-кремовых тонов. Тройные арочные окна смотрели из-за кремовых занавесок на пышные кресла и диваны, обитые нарядным ситцем, и свободно ниспадающие гардины. Здесь же стоял белый рояль фирмы
«Стейнвей». Еще один рояль находился в другой комнате.
        На мраморной каминной полке, украшенной затейливой резьбой, поблескивала пара серебряных ваз с чеканным орнаментом в виде морских раковин. В них красовались хрупкие стрельчатые ирисы. Камин загораживала продолговатая японская ширма на бронзовых стойках, изготовленная в прошлом веке: на светлом шелке были вытканы изящные белые хризантемы.
        Александра свернула направо, в широкий коридор, который вел в кухню и хозяйственные помещения. Дощатый пол из золотистой сосновой древесины казался теплым, как в сельских домиках Франции. Из кухни доносился соблазнительный запах тарталеток с грушами и малиной.
        Она вошла в кабинет экономки, где сейчас никого не было, и остановилась перед аппаратом внутренней связи. Глядя на кнопки и микрофон, она чувствовала, как у нее сжимается сердце. Невыносимо было думать о предстоящих допросах, о неизбежных слезах и обидах. Она всегда доверяла этим людям, и они платили ей тем же.
        Зажмурившись, она пыталась придумать, как избежать этой унизительной процедуры, и наконец решение пришло.
        Александра открыла глаза и направилась к двум небольшим картотечным шкафчикам, где миссис Эбботт хранила рецепты домашней кухни и личные дела персонала. Через несколько минут на стол легли аккуратно разложенные анкеты, которые каждый заполнял при найме на работу. Перебирая бумаги, Александра искала хоть какую-нибудь зацепку, хотя сама еще не представляла, какую именно.
        Ей на глаза попалась анкета горничной, Корасон Моралес, двадцати шести лет, принятой на работу три года назад. Карандашные каракули складывались в слова:
«Брат Рамон Моралес работает отель фитцджералд город Чикаго».

* * *
        Получая расчет, Корасон Моралес безутешно рыдала.
        - Да я и думать не думала... Миз Кокс, где мне было знать... Брат принес мне фотик, иди, говорит, щелкни их и сразу назад.
        Александра резко перебила:
        - Разве ты не догадывалась, для чего нужны эти снимки? Неужели даже не задумалась?
        Сидя на стуле, девушка раскачивалась взад-вперед и горько плакала.
        - Нет, нет, не догадывалась.
        - Хватит молоть вздор! - закричала Александра. - Ты прекрасно знала, что замышляется какое-то зло. Ты знала, что нас хотят запугать.
        - Ой, миз Кокс...
        - Если бы ты была нечиста на руку, Корасон, если бы сбежала, прихватив серебряные ложки, это по-человечески можно было бы понять. Но пойти на такое... Ты подвергала опасности жизнь моих детей, - она схватилась руками за шкаф, чтобы не упасть. - Тебе известно, что значит верность? Что значит обыкновенная порядочность?
        - Простите, простите, - бормотала горничная, - я три года при вас, куда ж мне идти?
        - Меня это не касается, - ледяным тоном отрезала Александра. - Отправляйся собирать вещи. Даю тебе ровно двадцать минут. Я вызову снизу Генри, он тебя проводит к выходу.
        - Да как же, миз Кокс...
        - Вчера ты получила жалованье за две недели; я добавлю тебе еще столько же, - Александра чувствовала, что у нее срывается голос. - Не тяни время, Корасон. Вон отсюда. Убирайся!
        Опустошенная, Александра медленно поднималась по лестнице. Ей хотелось побыть одной. В холле верхнего этажа она столкнулась лицом к лицу с экономкой, но та почувствовала ее состояние и ограничилась молчаливым кивком.
        Александра плотно закрыла за собой дверь кабинета. Ее бил озноб, колени подгибались, словно ватные.
        Кабинет служил одновременно и музыкальным залом, и просто прибежищем. Она отделала его по своему вкусу. Здесь была установлена новейшая стереосистема и хранилась богатая фонотека компакт-дисков с записями самых разных исполнителей, от Эллы Фитцджералд до звезд биг-бэнда, таких, как Китти Каллен и Элен Форрест, от Элен Редди до Оливии Ньютон-Джон, для которой Александра написала не одну песню.
        Именно здесь стоял второй рояль «Стейнвей», а рядом с ним, на этажерке, целая нотная библиотека: старинная музыка и специальная литература.
        Керамические вазы на низком столике - музейные авторские экземпляры - обхватывали стебли свежих роз.
        Александра рухнула в широкое кресло и протянула руку к ближайшему телефону. Разговор с Генри, работником службы охраны, был недолгим: ему поручалось препроводить Корасон до дверей здания и посадить в такси, чтобы она навсегда исчезла из их жизни.
        Александра повесила трубку и закрыла глаза. Ричард убеждал ее, что никакой опасности нет, но он явно многого недоговаривал.
        Нет, Ричард не станет лгать, если дело касается детей, подумала она, гоня от себя мрачные мысли. Раз он намерен достичь соглашения, значит, он своего добьется.
        Найдя в себе силы открыть глаза, Александра обвела взглядом комнату. В дальнем конце стоял секретер вишневого дерева, а возле него - стол такого же оттенка. На них были сложены стопки бумаги, карточки с записями и брошюры для избирательной кампании. С портрета, висящего на стене, ей улыбался старший брат, Дерек Уинтроп. Интересный молодой человек, чем-то похожий на Кеннеди, Дерек был сенатором от штата Массачусетс и входил в сенатскую комиссию по международным связям. Рядом с портретом Дерека висел деловой календарь.
        Торжественный прием. Александра и ее консультант Долли Ратледж уже разослали еженедельный график подготовки, на основе которого составлялись планы на каждый день. Надо было предусмотреть все до мельчайших деталей. Одно лишь обеспечение безопасности потребует взаимодействия пяти различных агентств. Сотни людей приедут из других городов. Надо будет организовать встречу в аэропорту и размещение в гостинице на одну ночь, нанять парикмахеров, визажистов и даже портных - на тот случай, если разойдется какой-нибудь шов на дорогих вечерних туалетах.
        Следует позаботиться и о том, чтобы приглашенные могли перекусить и отдохнуть с дороги. В номерах будут стоять корзины с сувенирами, предназначенными для каждого гостя в отдельности. Чтобы не упустить из виду ни одну мелочь, Александра и Долли приобрели огромный блокнот, куда внесли имена приглашенных и сведения о необходимых приготовлениях, отводя по странице для каждой пары. Через несколько дней в блокноте не осталось ни единой свободной строчки.
        Александра решила позвонить Долли. Она надеялась, что хлопоты помогут ей отвлечься от тягостных мыслей; к тому же работы действительно было невпроворот.
        - Значит так, - сказала Долли после обмена приветствиями, - пройдемся еще раз по списку приглашенных. Я знаю, мы много раз его обсуждали, но пока не поздно, можно добавить еще пару имен, чтобы не обойти никого из важных лиц. Макс Фишер у нас записан? Точно? А Таубманы, Глэнси, Ричард Мануджян с супругой?
        - А как же, конечно, - Александра мгновенно переключилась на дела, взяв в руки отпечатанный список. - Да, все приглашены.
        - Непременно проверь судью Гриббса, Ричарда Куна и Чика Фишера с женами.
        Переходя от города к городу, они по нескольку раз уточняли, не остался ли без внимания кто-то из видных личностей. В числе приглашенных из Лос-Анджелеса были Дороти и Отис Чандлер. Чандлеру принадлежала газета «Лос-Анджелес таймс», а Дороти Чандлер была хозяйкой концертного зала, где проводилась ежегодная церемония присуждения «Оскаров». Дополнительный колорит вечеру должна была придать старая гвардия Голливуда: Джеймс Стюарт, Керк Дуглас, Берт Ланкастер, а заодно с ними Майк Дуглас и «Босс» - Брюс Спрингстин; последний был приглашен по личной просьбе принцессы Ди.
        Не забыли и тех исполнителей, для которых Александра сочиняла песни, и представителей фирм звукозаписи, и просто друзей, обретенных за годы совместной работы. Взять, к примеру, композитора Сэмми Фейна. Ему стукнуло уже восемьдесят восемь лет; он написал такие знаменитые песни, как «Мы еще встретимся» и «Любовь сверкает каждой гранью». Если бы не поддержка Сэмми, неизвестно, как сложилась бы творческая судьба Александры. Сэмми дал согласие исполнить перед гостями попурри из своих мелодий. С ним прибудет его многолетняя спутница, очаровательная Минни Филлипс.
        Из Нью-Йорка прилетят Доналд и Айвэна Трамп, из Гонконга - сэр Ран-Ран Шоу с сыном. Приглашены Гор Видал и Эсте Лаудер. Этот перечень читался как календарь высшего света, список бестселлеров или выдержка из журнала «Ю-Эс-Эй тудей». Александра старалась пригласить тех, с кем Чарлзу и Диане будет интересно познакомиться.
        После того как к списку добавили еще шестерых, в нем оказалось шестьсот пятьдесят человек.
        - Все, - заявила Долли, - с этим покончено. Надо приберечь несколько приглашений на крайний случай. Надеюсь, неожиданностей не произойдет. Обиженным будем говорить, что их приглашения затерялись на почте. Господи, а как же пресса! Боже упаси забыть какую-нибудь газетную сплетницу. А телеведущих будем звать? Джонни Карсона, Барбару Уолтерс? Ты ведь знаешь, Барбара и Мэри-Ли, как всегда, на ножах. Что делать, Александра?
        Обсуждение заняло сорок минут. Повесив трубку, Александра подумала, что в оставшиеся до банкета дни она чаще будет видеть Долли, чем собственного мужа.
        Она обвела взглядом знакомые фотографии в рамках на маленьком приставном столике. Вот она в детстве рядом с отцом в Хайаннисе. Вот они с Ричардом на его яхте «Лекси лэди» в тот год, когда он включил ее в команду и взял с собой в Австралию на
«Кубок Америки».
        Александру охватила грусть. Когда их отношения дали трещину? Она не смогла бы назвать день или месяц, но чувствовала, что это так. Если Ричард и обнимал ее, то словно по обязанности; если изредка называл ее ласковыми именами, то скорее по старой привычке.
        Рядом с этой фотографией примостился маленький любительский снимок: четыре юные девушки на фоне выщербленной и замшелой каменной стены, простоявшей не один век.
        Александра пристально вглядывалась в свое изображение. Светловолосая девочка в середине - это она в семнадцать лет. Неужели она была такой долговязой и угловатой? Детские глаза бесстрашно смотрели в объектив. Разве могла она представить, что ей суждено пережить?
        Они сфотографировались, припоминала Александра, в тот день, когда ее, Джетту и Мэри-Ли директриса в наказание отправила копать грядки в школьном саду. Диана прибежала позднее, чтобы их приободрить. Они остались подругами, несмотря ни на что.
        Александра протянула руку и дотронулась до старой фотографии, будто это легкое прикосновение могло перенести ее на одиннадцать лет назад, к событиям страшной ночи, к словам тайной клятвы...

        II
        ЛОНДОН, 1978

        Эдвина Слоун, директор частной школы «Уэст-Хис» в графстве Кент, слышала за окном своего кабинета крики и визг, доносившиеся со спортивной площадки, где воспитанницы играли в лакросс. Вместе с этим гомоном в открытое окно врывался запах молодой зелени и апрельской свежести. Она знала по опыту, что в это время года за девочками нужен глаз да глаз.
        Эдвина со вздохом подняла голову от письма, которое писала одной из бывших выпускниц. Из стен этой школы вышло немало выдающихся женщин. Самой знаменитой среди них считалась Мэй, принцесса Тэкская, которая впоследствии стала принцессой Уэльской, а затем взошла на трон как королева Мария.
        Сейчас перед директорским взором предстали три юные американки. Им уже исполнилось семнадцать лет, и школьные платья, рассчитанные на плоские детские фигуры, сидели на них нелепо. Длинные ноги, обтянутые черными чулками, делали их похожими на тройку голенастых лошадок.
        На их лицах застыло угрюмое, сконфуженное выражение, как и у всех, кого вызывали в этот кабинет за провинность.
        - Мне стало известно, что вы сыграли грубую шутку над мисс Догвуд, - начала Эдвина строгим голосом, выработанным для подобных случаев.
        - Да, мэм, - ответили они в один голос.
        - Вы... даже затрудняюсь произнести... собрали естественные выделения собаки, упаковали в подарочную бумагу и положили на кровать своей учительнице.
        - Да, мэм, - снова сказали девочки хором.
        Одно слово: американки. Их приняли в школу только потому, что Эдвина задумала эксперимент. Ей представлялось, что контакты с ровесницами из Америки помогут преодолеть некоторую островную британскую застенчивость, свойственную ее воспитанницам, многие из которых принадлежали к ста пятидесяти лучшим фамилиям Англии, перечисленным в династическом справочнике.
        Эксперимент получился не вполне удачным. Эти три американки оказались такими... вызывающе заметными. Они выделялись среди неискушенных британских сверстниц, как буйные маки среди нежных фиалок.
        При этом все воспитанницы в них души не чаяли. Они могли часами слушать их россказни об американских рок-звездах и перенимали бранные словечки, которые почти никогда прежде не оскверняли стен школы «Уэст-Хис». Все трое американок сорили деньгами. Они бросали на ветер такие суммы, которые и не снились другим девочкам, в чьих жилах текла голубая кровь, но в семейных копилках зачастую было пусто. На имя каждой из трех приходило невообразимое количество «гостинцев», то есть посылок с лакомствами, якобы отправленных родителями из Америки, но на самом деле заказанных в Лондоне по родительским кредитным карточкам.
        Эдвина пристально посмотрела на Бриджетт, нервно теребившую черный локон; против ее непокорной гривы были бессильны предписанные правилами заколки и круглые резинки. Бриджетт - девочки звали ее Джетта - росла в Голливуде, как в цыганском таборе: дома ее то баловали сверх всякой меры, то напрочь забывали о ее существовании. Ее мать, Клаудия Мишо, происходила из актерской династии, прославившейся еще в эпоху немого кино.
        Джетту более всего привлекали игра в лакросс, рок-музыка и всяческие проделки. Она сумела сдать только два ненавистных экзамена среднего уровня, от которых зависело ее будущее образование, но относилась к своим неудачам с веселой беспечностью.
        Эдвина поджала губы. В чувственном облике ученицы она угадывала скрытую опасность. В семнадцать лет у Джетты были пышные женские формы и тоненькая талия. Даже нелепая юбка в складку не могла скрыть исходящие от нее токи чувственности.
        Взгляд Эдвины переместился на Александру Уинтроп. Эта девушка тоже будет смущать покой молодых людей. Александра соответствовала британскому идеалу: на ее нежных щеках играл легкий румянец, а светлые, прямые волосы всегда блестели - и от природы, и от ежедневного мытья головы вопреки школьному распорядку.
        Отец Александры, Джей Леонард Уинтроп, текстильный магнат из Бостона, гордился своим происхождением: его род дал Америке нескольких президентов, а далекие предки поставили свои подписи под Декларацией независимости.
        Александру отличала музыкальная одаренность. Даже Эдвину не оставляли равнодушной чистые звуки, которые девочка извлекала из рояля. У нее был мягкий, чуть хрипловатый голос, и ее всегда зазывали на импровизированные вечеринки, устраиваемые в комнатах после ужина.
        Все неприятности Александры проистекали от ее независимого характера. Она была слишком прямолинейна в суждениях и зачастую не желала подчиняться школьным правилам. Ее возмущало, что ученицам положено принимать ванну только три раза в неделю. Невзирая на увещевания старших дежурных, она требовала, чтобы ей дали возможность мыться ежедневно. Разумеется, ей отказывали. В школе было более сотни учениц, а ванн всего лишь по нескольку на каждом этаже, так что приходилось соблюдать очередность.
        Эдвина перевела взгляд на третью ученицу. Ее появление в школе вызвало самую громкую и нежелательную шумиху. Строго говоря, виной тому стала не девочка, а ее мать.
        Мэри-Ли Уайлд была дочерью скандально известной американской романистки, Мариетты Уайлд. Из-под ее пера вышел скабрёзный бестселлер, рядом с которым померкли даже эротические романы Джекки Коллинз. Эдвина, конечно же, его не читала, но изъяла у воспитанниц девять экземпляров за одно полугодие. Засаленные, истрепанные книжонки явно не раз переходили из рук в руки. Особо непристойные абзацы были помечены на полях и сопровождались глупыми комментариями и сальностями, вроде «Я тоже хочу к нему в постель» или «Интимные поцелуи. Надо испробовать».
        Эдвина вспомнила, как Мариетта Уайлд с чековой книжкой в руке вплыла в ее кабинет, чтобы оплатить обучение Мэри-Ли. Создавалось впечатление, что она прилетела в Англию не для того, чтобы побеседовать с учителями, а только для того, чтобы очернить в их глазах родную дочь. Заполняя анкету, в графе «род занятий» она почему-то написала «вдова», и когда Эдвина обнаружила, чем на самом деле промышляет Мариетта Уайлд, было уже слишком поздно. Знай она раньше, девочке, конечно, было бы отказано в приеме.
        Сейчас Мэри-Ли стояла навытяжку, как оловянный солдатик. Видно было, что ей не впервой получать нагоняй от взрослых. Мягкие рыжеватые волосы, нос пуговкой, раскосые зеленые глаза и пухлые щеки делали ее похожей на аппетитного марципанового котенка. Она отличалась недюжинными способностями и уже сдала одиннадцать школьных экзаменов.
        Эдвина вздохнула, возвращаясь к делам сегодняшним.
        - Значит, вы признаетесь, что подбросили экскременты животного в комнату мисс Догвуд?
        - Признаемся.
        - Кто еще из учениц был посвящен в то, что вы натворили?
        Они вытаращились на нее, как совята.
        - Только мы, больше никто, - пропищала Джетта.
        - Этому можно верить?
        - О да, да!
        Эдвина не сомневалась, что о гадкой проделке через пять минут знала вся школа.
        - Вы нанесли оскорбление достойной женщине, которая, жертвуя личным благополучием и мирясь со скромными заработками, трудится в нашей школе ради того, чтобы воспитанницы могли получить самое лучшее образование. Мало того, - Эдвина заговорила со всей строгостью, на какую была способна, - своей непристойной выходкой вы оскорбили незапятнанную репутацию школы «Уэст-Хис», известной своими безупречными моральными принципами.
        Вся троица затрепетала; от улыбок и смешков не осталось и следа. Эдвина назначила им обычное в подобных случаях наказание.
        - Вы отправитесь на огородные работы, - объявила она. - Садовник готовит грядки под рассаду. Он выдаст вам мотыгу и грабли. У вас будет достаточно времени, чтобы подумать о своем поведении.
        Ученицы не поверили своим ушам.
        - Вы хотите сказать... мы должны копать землю? - заикаясь, переспросила Джетта.
        - Я ни разу в жизни не держала в руках мотыгу, - возразила Александра.
        Мэри-Ли благоразумно промолчала.
        - Садовник сейчас в огороде; он покажет вам, как пользоваться инвентарем, - сухо сказала Эдвина. - Отправляйтесь и найдите его сейчас же. И еще: сегодня вы останетесь без чая с печеньем.

* * *
        Девочки шли в сторону спального корпуса. Удалившись на безопасное расстояние, они залились безудержным смехом.
        - Ой, не могу! - захлебывалась Джетта. - Вы видели ее физиономию? Как будто слабительного наглоталась!
        - «Естественные выделения собаки», - Александра, поджимая губы, изобразила Эдвину.
        - Интересно, а какие бывают неестественные выделения? - издевалась Мэри-Ли.
        Все трое истерически хохотали, пока брели по каменным плитам, хранившим следы королевы Марии.
        - Я уж испугалась, что она нас исключит, - сказала Мэри-Ли, когда приступ смеха начал стихать.
        - Еще чего? - возмутилась Джетта. - Здесь с нас дерут вдвое больше, чем с остальных. Мама сказала, что на те деньги, которые она оставила в этой школе, можно купить лимузин последней марки. Представляете? Лучше бы она мне лимузин купила.
        Взявшись под руки, они приближались к спальному корпусу, прозванному «коровником». Мимо них чинно прошествовали младшие ученицы, которых классная дама вела в рощу рисовать первые весенние цветы. Маленькие англичанки были все как на подбор светловолосые и краснощекие, словно нарумяненные.
        Александра проводила их взглядом. Для этих малышек обучение в закрытой частной школе было данью семейной традиции, тогда как учениц-американок занесло сюда волею судьбы. Мать Александры умерла после операции; убитый горем отец начал топить свою скорбь в вине и, не находя себе места, отправился скитаться по Европе, где без конца фотографировал какие-то руины. Мать Джетты улетала с молодым любовником на съемки в Испанию, а дочку некуда было девать. Мариетта Уайлд поселилась на Гаваях, где собирала материал для очередного эротического триллера, и отослала Мэри-Ли с глаз долой - за океан, в самую дорогую школу с самым строгим распорядком. Если бы частные школы существовали где-нибудь в Сибири, она, не моргнув, глазом отправила бы дочь именно туда.
        Неистовое веселье чуть не перешло в слезы. Александру охватила глубокая печаль, как уже не раз бывало после маминой смерти. Пока мама была жива, мир виделся Александре в золотой дымке. Они играли на пианино в четыре руки; мама хвалила песни, которые сочиняла Александра, и всегда говорила, что «у девочки определенно талант от Бога». По настоянию мамы Александра с шести лет училась музыке и брала уроки вокала у лучших педагогов.
        И вот после этого судьба занесла Александру в такое место, где на завтрак давали селедку с фасолью и каждый вечер устраивали проверки в спальнях. В гулких туалетных комнатах стояли осклизлые чугунные ванны, к которым выстраивалась очередь. Чтобы вымыть голову, надо было тайком пробираться к раковине после отбоя и, согнувшись в три погибели, совать голову под кран.
        Тут Александра напомнила себе, что у нее есть любимая музыка и любимые подруги. Она смахнула непрошенные слезы. Когда рядом подруги, не страшно никакое наказание. Подумаешь, мотыга и грабли...

* * *
        Джетта занесла мотыгу и с размаху опустила ее на бурую английскую землю. Раздался противный скрежет металла о камень.
        - Мать-перемать! - не стесняясь в выражениях, закричала Джетта. - Опять булыжник! Мы тут как каторжники в каменоломнях!
        - Наверно, эти камни должны служить напоминанием о наших грехах, - рассудила Мэри-Ли, откидывая со лба рыжую челку.
        - Ну, знаешь, я столько за всю жизнь не нагрешила! - кипятилась Джетта.
        Время от времени к ним прибегали одноклассницы, притворно охали и заодно сообщали, что к чаю будут давать шоколадный крем и пять сортов печенья. Провинившаяся троица дружно застонала. В школе «Уэст-Хис» им постоянно не хватало сладостей и печенья. Столовская преснятина частенько не лезла в рот, и они вообще отказывались от еды, доводя себя до полного изнеможения, а потом набрасывались на лакомства из посылок и объедались так, что приходилось совать два пальца в горло.
        Через некоторое время появилась Диана Спенсер с какой-то другой девочкой, держа в руках маленький фотоаппарат. Она засуетилась вокруг них, заставила бросить мотыги и построила рядком у полуразрушенной садовой стены.
        - Как там у вас в Америке говорят? «Пли-и-из» - смешливо протянула Ди Спенсер, показав однокласснице, на какую кнопку надо нажимать. Джетта называла Диану подругой по несчастью: обе пока одолели только по два школьных экзамена. У Ди были светло-русые волосы и нежная кожа. Из школьных предметов самым ее любимым были бальные танцы. Над ее кроватью висел портрет принца Чарлза, в которого она была влюблена без памяти. Чтобы получить освобождение от физкультуры, Ди брала тени для век и рисовала себе на ногах синяки. Подруги жалели, что через неделю им предстояло расставание: Диана уезжала учиться в Швейцарию. Определенных планов на будущее у нее не было, но она подумывала найти какую-нибудь работу.
        - Ну и тоска! - воскликнула Джетта, когда Диана ушла, унося свой фотоаппарат. - Как мне осточертела эта дыра! Хочу на свободу!
        - Да, было бы неплохо, - согласилась Александра. - До Лондона, между прочим, рукой подать - каких-нибудь пятьдесят миль.
        - О, Лондон! - мечтательно вздохнула Джетта.
        Они как-то раз уже бывали в Лондоне: их возили не то на балет, не то на концерт.
        - В Лондоне можно было бы сходить в Британский музей, - размечталась Мэри-Ли.
        - А я бы заказала разговор с Америкой, чтобы услышать папин голос, - сказала Александра.
        - Если повезет, там можно живьем увидеть «Роллинг Стоунз», - неожиданно заметила Джетта. Она вытянула шею и обвела подруг победоносным взглядом. - Я вам точно говорю. У меня есть знакомая девчонка - она с кем-то в складчину снимает квартиру в Мэйфере и всюду таскается за музыкантами - так вот, она сто раз видела Мика Джеггера и, между прочим, спит с ребятами, которые его лично знают. Что вы на это скажете? Давайте думать. Каникулы не за горами.
        Девочки смотрели на нее без особой уверенности.
        - Кредитные карточки у нас есть, - осторожно сказала Александра после некоторого размышления, - к тому же я умею водить машину. Можно позвонить в пункт проката и взять у них какой-нибудь автомобиль, только придется доплатить, чтобы его подогнали к школе.
        - А одежда? - напомнила Джетта.
        - Тоже можно заказать по телефону.
        - Если нас застукают - из школы точно вышибут, - Мэри-Ли явно нервничала.
        - Ну и что? - Джетта посмотрела на нее свысока. - Зато повеселимся!

* * *
        Сначала они заехали в замок Элторп, расположенный в семидесяти пяти милях от Лондона, в самом сердце графства Нортгемптоншир. Ди Спенсер перед расставанием пригласила их на чай.
        - Какие умницы, что приехали, - воскликнула она. - Надо же, добирались в такую даль!
        - В какую даль? - озадаченно переспросила Александра.
        Диана посмеялась:
        - Ой, я совсем забыла, что для американцев это не расстояние! Они колесят миль по триста в день.
        Гостьи притихли, увидев внушительный каменный особняк пятнадцатого века. Когда-то он был окружен рвом. На верхнем этаже помещалась картинная галерея с фамильными портретами. Мэри-Ли пришла в страшное возбуждение. Она металась взад-вперед, разглядывая потемневшие полотна, а потом сообщила подругам, что они принадлежат кисти Джошуа Рейнолдса.
        - Он очень знаменитый, - твердила Мэри-Ли. - Вы не представляете, какой он знаменитый. Про него написано во всех книгах по искусству! Здесь настоящее музейное собрание. А вы видели на первом этаже коллекцию фарфора? Уму непостижимо! Вот бы моей маме сюда попасть - она бы вставила описание такого замка в свою книгу.
        Чаепитие было весьма церемонным. Нелюбимая мачеха Дианы сидела во главе стола и разливала чай в изящные серебряные чашки. К чаю были поданы восхитительные птифуры, дорогое фирменное печенье и грейпфрутовый джем.
        - Так вы говорите, ваш папа промышленник? - спрашивала миссис Спенсер Александру, недвусмысленно давая понять, что промышленники не принадлежат к высшему обществу.
        - Да, - скромно ответила Александра, - правда, в последнее время он больше занимается недвижимостью. Между прочим, он собирается купить поместье в Англии, - и она назвала огромное имение, размером превосходящее Элторп, название которого час назад прочла на дорожном указателе.
        - О-о? - только и выдавила миссис Спенсер и поперхнулась, отпивая крошечный глоточек.
        Комната Дианы была увешана фотографиями принца Чарлза, вырезанными из журналов. На одной он представал в мантии выпускника Кембриджа, на другой принимал наследственный титул в Уэльсе, на третьей танцевал с красавицей-негритянкой на карнавале в Рио-де-Жанейро, на четвертой - скользил по волнам на парусной доске.
        Американки придирчиво разглядывали фотографии.
        - Он отлично сложен, - вынесла свой вердикт Джетта. - Такие мышцы бывают только у спортсменов. А как держится в танце!
        - В нем бездна мужского обаяния, - зарделась Диана. - В газетах и журналах ему приписывают любовные похождения с самыми разными женщинами, в том числе и с одной из моих сестер. Стоит ему посмотреть в сторону какой-нибудь девушки, как ее тут же объявляют его избранницей.
        - Надо сделать так, чтобы он посмотрел в твою сторону, Ди, - задумчиво сказала Александра.
        - Он меня видел. Правда, я тогда была совсем ребенком, даже говорить, как следует, не умела.
        - Теперь-то ты далеко не ребенок, - отметила Джетта.

* * *
        К четырем часам следующего дня они приехали в Лондон. Александра слегка сбавила скорость, гордясь, что справилась со взятым напрокат красным «ауди», хотя руль у него располагался не с той стороны. Она с честью выдержала испытание лондонскими улицами, лавируя между бесчисленными такси и двухэтажными автобусами.
        - Матерь божья, - выдохнула Джетта.
        - Кажется, добрались, - сказала Александра. Она опустила стекло и втянула в себя лондонский воздух, в котором носились запахи бензина и жареной рыбы с картошкой.
        - Смотрите, какое здание! - восторженно воскликнула Мэри-Ли. - По-моему, это ранневикторианский стиль. Королева Виктория была...
        - Какая разница! - перебила Джетта. - Главное, что мы здесь, на свободе, вырвались из тюрьмы и можем наслаждаться жизнью!
        - Что у тебя на уме? - подозрительно спросила Александра. Она медленно ехала по улице, пытаясь отыскать стоянку.
        - Пока ничего. Но что-нибудь придумаем. Не могу дождаться вечера! Джоути клялась и божилась, что «Роллинги» непременно придут. А вы сами знаете, как трудно попасть на тусовку, где они должны появиться. Их охранники вышвырнут любого, кто попытается прорваться без приглашения. Джоути говорит, есть девчонки, которые готовы на все, лишь бы пробиться на такую вечеринку. Как мы с вами, - Джетта захихикала.
        Мэри-Ли, сидевшая на заднем сиденье, закричала:
        - Стойте! Смотрите, вон там на стоянке освобождается место. Срочно занимаем! Скорее, Александра, сворачивай направо.

* * *
        Подруги остановились у двух молоденьких стюардесс из «Бритиш Эйруэйз». Их звали Гвен Джеффрис и Джоути Сентал. Джетта, которая познакомилась с одной из них в Америке через импресарио своей матери, рассказывала, что они - настоящие фанатки и вдобавок бывают в одной компании с «Роллингами».
        Пойти на вечеринку, где будут рок-звезды... познакомиться с кем-нибудь из них, а если повезет - с самим Миком Джеггером... У Александры закружилась голова. Дома, в Бостоне, девчонки о таком и мечтать не могли.
        Каковы же «Роллинги» в жизни, думала она. Мик Джеггер, конечно, потрясающе привлекателен.
        Достав из багажника чемоданы, они подтащили их к дому и поднялись на третий этаж, в квартиру 3-В. Ошибки быть не могло: из-за двери доносились низкие, агрессивно-сексуальные аккорды тяжелого рока.
        Девочки забарабанили в дверь. Через несколько минут на стук вышла молодая индианка с изумительной золотистой кожей и крошечным рубином между тонких круглых бровей. На ней не было ничего, кроме черной шелковой комбинации, едва прикрывающей бедра.
        - А, это вы. Заходите. Меня зовут Джоути. Гвен сейчас в ванной. Мы только что из Парижа и буквально валимся с ног. Была такая болтанка - еле успевали подавать блевотные пакеты.
        Квартира оказалась небольшой, но вполне приличной, хотя с первого взгляда это трудно было определить: на всех стульях и столах, даже на полу громоздились вороха колготок и трусиков, валялись форменные юбки и блузки, иллюстрированные журналы, маникюрные принадлежности, пластиковые бутылки из-под минеральной воды и пустые пачки от сигарет.
        - У нас такой кавардак, - без тени смущения сказала Джоути. - Мы редко бываем дома.
        Она заметила, что Александра с интересом разглядывает всевозможные предметы одежды, развешанные по стенам, как на выставке.
        - Моя коллекция, - гордо пояснила Джоути. Она указала на сиреневую майку, украшенную вышивкой, искусственными драгоценностями и блестками, соседствующую с узкими брюками из черного бархата. - Вещички Мика. Он в них ездил на гастроли в Штаты. Обалдеть можно, правда? Ни разу не стиранные, до сих пор хранят его запах. Я их иногда беру к себе в постель.
        - Вот это да! - восхищенно протянула Джетта.
        - Теперь взгляните сюда, - Джоути приняла вид заправского экскурсовода. - Это кусок резины от гигантского надувного члена, с которым Мик тоже выступал на гастролях: он эту штуковину накачивал насосом и зажимал между ног. Сдохнуть можно, правда?
        Александра уставилась на обрывок розоватого эластичного материала со смешанным чувством любопытства и гадливости.
        Джоути продемонстрировала гостьям три пары мужских трусов, помещенных под стекло и окантованных в аккуратную рамочку.
        - А это мои сокровища, - похвасталась стюардесса. - Их можно продать фунтов за сто, а то и дороже. Трусы леопардовой расцветки носил Мик, они ни разу не стираны. Обыкновенные трусы с ширинкой сняты с Джона Леннона, а спортивные, с бандажом, надевал Грег Брент в финальном матче, когда Англия выиграла чемпионат мира.
        Тут из ванной появилась хрупкая рыжеволосая Гвен. Она даже не подумала прикрыться полотенцем.
        - Ты дочка Клаудии Мишо? - догадалась она.
        - Ага, - подтвердила Джетта.
        - А правда, что твоя мать спала с Ричардом Бартоном?
        - Вполне возможно, - пожала плечами Джетта.
        - А с Роже Вадимом? Я читала в «Пари-матч», что у них роман.
        - Ну, с этим давно покончено. Сейчас ее любовник - Гарри Белафонте, - на ходу выдумала Джетта и вызывающе ухмыльнулась.
        Было решено, что Александра и Джетта устроятся на ночь в тесной задней комнатке: одна на широкой кровати, другая на раскладушке, а Мэри-Ли будет спать на кушетке в такой же крошечной гостиной. Джоути попросила их не удивляться и не беспокоиться, если они с Гвен не придут ночевать.
        - Сами понимаете... - разводя руками, говорила она. - Да, чуть не забыла. У нас в ванной не повернуться, так что краситься приходится в спальне. А если вы привезли. . ну... коробки или ящики, отнесите в кладовку.
        - Их доставят завтра, - быстро ответила Джетта.
        - О чем это она? - спросила Александра, когда они втроем сидели в отведенной им спальне, выходящей окнами на зеленый задний дворик, откуда, несмотря на вечерний час, доносился птичий щебет. - Что еще за коробки?
        - Я ей сказала, что мы закупили пару коробок продуктов и два ящика вина, - объяснила Джетта. - Мы ведь им обязаны, понимаете? У них своя компания, постарше нас, а мы их стеснили.
        - Но ведь ты - дочь Клаудии Мишо, - возразила Александра. - Ты их, можно сказать, осчастливила своим посещением.
        - В общем-то да, - томно согласилась Джетта с голливудской самоуверенностью.
        До начала тусовки оставалось целых три часа. Можно было пройтись по городу и попробовать жареной рыбы с картошкой из бумажного пакета. Девочки с жадностью проглотили эту традиционную английскую еду, даже не сбрызнув ее, как положено, уксусом. Потом они вернулись к себе и стали готовиться к выходу.
        Все их сборы проходили под девизом сексапильности. Джетта взяла на себя роль арбитра. Сама она решила надеть облегающую черную футболку и короткую кожаную юбку, открывающую точеные ноги. Для Александры было выбрано белое трикотажное платье в обтяжку, которое выгодно подчеркивало ее высокую фигуру и аристократические светлые волосы. Что до Мэри-Ли... черный цвет всегда считался самым сексуальным, а блестки во все времена использовались для того, чтобы отвлечь внимание от излишней пухлости. Все трое собирались надеть туфли на высоких каблуках и воспользоваться косметикой, которую Джетта стащила у матери.
        - Мне плохо, - простонала Мэри-Ли, сидя на краешке кровати в одной нижней юбке и прикрывая грудь руками. - Я так волнуюсь, что мне уже плохо.
        - Ничего с тобой не случится, - урезонивала Джетта.
        - Вот увидишь, в мою сторону никто не посмотрит. Я буду стоять как столб и не смогу двух слов связать.
        - Ты не сможешь двух слов связать? Не смеши. Ну, кто первый? - Джетта достала косметическую кисточку. - Мама мне уже давно доверяет делать ей макияж.
        Через два часа они изумленно разглядывали свое отражение, протискиваясь по очереди к узкому зеркалу в ванной.
        Теперь ни у одной из них не оставалось сомнений, что они будут пользоваться успехом. Александра не узнавала свое лицо. Кожа выглядела гладкой и безупречно чистой, как розовый бутон. Глаза казались невероятно большими благодаря искусно наложенным серым теням. Полные губы стали темно-розовыми, чувственными и яркими. Белое трикотажное платье подчеркивало женственные линии фигуры, которых она раньше у себя не замечала.
        - От тебя все будут в отпаде, - изрекла Джетта. - И ты, Мэри-Ли, тоже выглядишь обалденно.
        Мэри-Ли и в самом деле преобразилась. Волны золотисто-рыжих волос ниспадали ей на спину. Матовая крем-пудра и абрикосовые румяна скрыли детские веснушки и превратили ее в эффектную повзрослевшую девушку. По плечам черного шелкового платья искрились серебряные цветы, а разрезы по бокам открывали соблазнительные ножки.
        Но Джетта... Александра не могла отвести от нее глаз. Ее прелестное личико обрамляли непокорные кудри. Такой стиль ввела в моду Фарра Фосетт, но рядом с Джеттой она бы показалась простушкой.
        Бледная кожа и темно-карие глаза, подведенные синим карандашом, делали ее похожей на цыганку. Открытая черная футболка плотно облегала крепкую грудь и красноречиво свидетельствовала об отсутствии лифчика. Тонкая, гибкая талия волшебно перетекала в тугие бедра. Но не только лицо и фигура приковывали к ней взгляд. Александра про себя отметила, отчасти с завистью, отчасти с восторгом, что Джетта источает чувственность, такую же несомненную, как крепкий аромат духов. Весь ее облик дышал призывной женственностью.
        - Ну как? - черные глаза Джетты горели радостным возбуждением. - Мы всех сразим наповал. Вы это понимаете? Надеюсь, на эту тусовку слетятся фотографы светской хроники - я хочу увидеть свою фотографию в газетах. Я готова.
        - И я! - подхватила Мэри-Ли.

* * *
        - Хозяйку вечера зовут Тара Браун-Хэлдафф, - сообщила Джетта, когда их красный
«ауди» остановился перед шикарным многоквартирным домом в Кенсингтоне. - Она модельерша, причем из самых известных.
        У подъезда суетился швейцар, открывая дверцы дорогих автомобилей. В вестибюле Александра заметила нескольких охранников, ненавязчиво наблюдающих за посетителями.
        Юные американки старались не особенно глазеть на прибывающих гостей. Они только украдкой толкали друг друга в бок, когда мимо проходила тоненькая, как прутик, манекенщица Твигги, а следом за ней - знаменитая Эрвина, чье лицо было им хорошо знакомо по фотографиям в журнале «Элль».
        - Странно, что ее никто не сопровождает, - прошептала Александра на ухо Джетте.
        - Значит, ей никто не нужен, - пожала плечами Джетта.
        - Но как же... в таком месте - и одна?
        - Да что ты за нее беспокоишься? Пришла одна - уйдет вдвоем. Зачем ей себя связывать?
        Стилизованный под старину лифт с начищенными до блеска медными ручками и кнопками плавно понес их наверх, навстречу нарастающему шуму. В холле слышался гул возбужденных голосов, звон бокалов и тяжелый рев бас-гитары. Вдруг из дверей вышла, спотыкаясь, заплаканная девушка с букетом ромашек. Ее подталкивал в спину высокий, жилистый парень, затянутый в джинсы и черную кожаную куртку.
        - Ступай откуда пришла, голубка. Тут прилипалам не место.
        - Какая я тебе прилипала? Обалдел, что ли? Я цветы доставляю. Позвони в магазин! Проверь! Цветочный магазин на Бромптон-роуд. Будь человеком, пропусти хоть на пять минут, ну прошу тебя! Мне бы только одним глазком поглядеть на Мика Джеггера!
        - А гляделки не вылезут?
        - Ах ты скотина! - завизжала девушка. - Гад вонючий!
        - А ну вали отсюда, а то в полицию сдам - там тебе живо шею намылят, забудешь сюда дорогу.
        Александра, Джетта и Мэри-Ли бочком прошли мимо рыдающей неудачницы.
        Как только они переступили порог, их захлестнула пульсирующая волна: тусовка набирала силу. В необъятном, изысканно отделанном салоне поместилось не менее двух сотен гостей. Основные детали убранства составляли предметы французского искусства, в том числе картины в стиле импрессионистов. Возле стойки бара толпились желающие утолить жажду; два бармена в белых костюмах едва успевали наполнять бокалы. Несколько человек облепили низкий столик, на котором стояла хрустальная чаша с каким-то белым порошком.
        Музыка напоминала стоны влюбленных. Александра вдохнула запах марихуаны, английских сигарет и дорогих духов. У нее перехватило дыхание оттого, что запретный плод вдруг оказался так близко.
        - Куда направимся? - спросила Джетта. Пока на них никто не обратил внимания, подруги старались освоиться в непривычной обстановке. Мимо них проплыло еще одно примелькавшееся лицо - фотомодель Джин Шримптон. Ее вел под руку высокий, загорелый, демонически красивый юноша. На ней было умопомрачительное платье из расшитого бархата. Ее родная сестра Крисси, как помнила Джетта, была любовницей Мика Джеггера, пока он не сошелся с Бьянкой.
        - Надо найти Джоути и Гвен. Они должны быть здесь. - Джетта вытянула шею, выискивая их в толпе гостей. Откуда ни возьмись Джоути сама возникла перед ними. Платье из золотой парчи оттеняло ее теплую, смуглую кожу. Она раскраснелась, зрачки расширились и блестели.
        - Наконец-то, - сказала она. - Пошли, я вас быстренько кое с кем познакомлю, а дальше - вы сами.
        Она потащила их сквозь толпу, на ходу представляя своим многочисленным знакомым. Здесь были Роже Вадим, Энди Уорхол, загадочный человек, которого называли «князь Станислав Клоссовски-де-Рола» или попросту Стас. Среди присутствующих выделялся Дэвид Квон, импозантный сорокалетний китаец, который, насколько знала Джетта, сколотил миллионы на каратистских боевиках.
        - Где вы снимаете свои фильмы: в Лондоне или в Гонконге? - вежливо поинтересовалась Александра.
        Черные глазки Квона обшарили ее фигуру.
        - Главным образом в Гонконге. А вы не хотите сняться в кино? - спросил он. Под руку с ним стояла очаровательная китаянка в красном восточном одеянии, облегающем безупречную фигуру.
        - Я? - Александра смущенно улыбнулась. - Нет, что вы...
        - Напрасно. Вы похожи... ну, скажем, на Грейс Келли. Да-да. У нас на Востоке блондинки в большом почете. Если вы согласитесь у меня сниматься, успех вам обеспечен, а это тысячи и тысячи долларов. Позвоните мне в отель, - добавил он, вручая Александре свою визитную карточку.
        - Вот видишь! - шепнула Джетта, когда Квон и его спутница смешались с толпой. - Теперь ты понимаешь, какой у тебя бесподобный макияж? А платье - просто обалдеть можно!
        Александра молча сунула визитную карточку в цветочный горшок.
        - Идите сюда, - звала Джоути. - Видите там, у стола, веселых парней? Самый длинный - это Саймон Хит-Коут, сын лорда Хит-Коута. Денег - куры не клюют, да еще огромное поместье в Чешире. Он с приятелями приехал на каникулы из Оксфорда.
        Невысокий юноша в круглых очках, как у Джона Леннона, был виконт Питер Болдуин.
        - С этими поосторожнее, - предупредила Джоути. - Они каждой девчонке норовят залезть под юбку.
        Однако в этот момент молодые аристократы не видели ничего, кроме хрустальной чаши: они черпали белый порошок с помощью миниатюрных позолоченных ложечек.
        - С ума сойти! - не могла успокоиться Джетта. - А кто еще здесь есть, Джоути? Мик Джеггер пришел? А Бьянка? А Кит Ричардс? Когда они появятся?
        Джоути отвела их в сторону и затараторила:
        - Послушайте, что я вам скажу. Мик скорее всего придет очень поздно, а Бьянка уже здесь. Вон она, в красном платье. Если будете с ней разговаривать, про Мика молчок: у них сейчас что-то не клеится, Мика видели с Джерри Холл. Боже мой, что я вижу: они обе здесь - и Бьянка, и Джерри. Что касается Кита Ричардса - он сейчас проходит по делу о наркотиках. Ему ничего не стоит вообще вылететь из группы. Если будете с ним говорить, о наркотиках ни слова. Да, чуть не забыла: ни в коем случае не спрашивайте Бьянку про ее ребенка - у них с Миком на этой почве постоянные скандалы.
        Джетта надулась:
        - Что ж нам о погоде с ними разговаривать? «О, Бьянка, лондонская слякоть - просто чудо! Где вы покупаете зонтики?»
        - Смотрите! - встревожилась Мэри-Ли. - Видите ту женщину возле хрустальной вазы? Что это она делает?
        Джоути недоуменно пожала плечами:
        - А что особенного? Это самый обыкновенный «снежок».
        Девочки не сводили глаз с элегантной женщины лет тридцати: она облизала указательный палец, обмакнула его в белый порошок и начала тщательно втирать в десны. Потом она еще раз опустила палец в хрустальную чашу и, держа его перед собой, торопливо направилась в коридор, куда выходили двери женского туалета.
        - Ничего не понимаю. - Александра была озадачена. - Почему она побежала в туалет с порошком на пальце?
        Джоути снисходительно посмотрела на Александру:
        - Что за вопрос? Сколько тебе лет? Ты сама-то как думаешь?
        - Понятия не имею.
        - А ты пораскинь мозгами, - язвительно посоветовала Джоути и исчезла.
        Александра покачала головой:
        - Наверно, я чего-то не понимаю.
        Джетта покровительственно улыбнулась:
        - Ты еще ребенок! Знай, что такой порошок женщины втирают в самое интимное местечко. Это еще покруче, чем в десны.
        - Да-а?
        В уши била одурманивающая музыка «Роллинг Стоунз». От группы молодых людей, толпившихся вокруг низкого столика с хрустальной чашей, отделился долговязый, тщедушный парень в твидовом пиджаке и галстуке Итонского колледжа. Он направился к Джетте:
        - Привет, дорогуша!
        - Привет! - пропела Джетта.
        - Меня зовут Саймон Хит-Коут. Ты отлично выглядишь. Просто прелесть. Хочешь, поедем в другое место?

* * *
        Четверо молодых людей, на которых указала Джетта, не отходили от чаши с кокаином. Они по очереди нюхали белое зелье, зачерпывая его длинными позолоченными ложечками, заботливо приготовленными хозяйкой.
        Перед тем как приехать сюда, они основательно выпили. Теперь им не терпелось как можно скорее поймать кайф.
        Джералду Бленхейму недавно исполнилось девятнадцать лет. Его отец получил титул пэра от короля Георга. Отец двадцатилетнего Колина Даунхэма был судовладельцем такого же масштаба, как Аристотель Онассис. Виконт Питер Болдуин, ровесник Джералда, состоял в дальнем родстве с самой королевой. А родители Саймона Хит-Коута недавно были внесены в список богатейших титулованных особ Великобритании.
        Саймон, известный своим буйным нравом, примчался из Оксфорда на мотоцикле
«Харлей-Дэвидсон», выписанном из Калифорнии за бешеные деньги. Трое его дружков приехали на сверкающем черном «роллс-ройсе», хитростью отделавшись от шофера Даунхэмов. Сиденья «роллс-ройса», обтянутые мягкой кожей, как нельзя лучше подходили для их плана. По дороге они продумали все в деталях. Попросту говоря, они хотели снять «телок», с которыми можно переспать.
        Теперь, толкаясь у чаши с кокаином, они оглядывали зал в поисках подходящей добычи. По их расчетам, идеальным вариантом были бы неискушенные молодые девчонки, которые не станут задавать лишних вопросов.
        Для подобных развлечений лучше всего подходили «фанатки»: все как на подбор смазливые, совсем еще желторотые, сговорчивые куколки, у которых в трусах становится горячо при виде рок-музыкантов. Они готовы на все, абсолютно на все, стоит только рокеру с гитарой поманить их пальцем. Мику Джеггеру было из кого выбирать: он бросал как перчатки таких красоток, от которых бы у любого слюнки потекли.
        - А ну, взгляни. - Питер толкнул локтем Колина. - Вон там, видишь? Как тебе такая сексушка?
        Все четверо уставились на Джетту.
        - Обалдеть! Чур моя! - в один голос откликнулись Саймон и Колин.
        Джералд, выхватив глазами Александру и Мэри-Ли, покачал головой и присвистнул:
        - Две другие тоже весьма недурны.
        Они перебросились парой фраз и решили, что настало время действовать, как задумано. Для начала нужно было заманить девчонок в шикарный «роллс-ройс», где всем хватит места.
        - Пойду уболтаю черненькую, - объявил Саймон. - Беру ее на себя, мне она не откажет. Пригласим их поехать в другое место. Скажем, что там будет Мик Джеггер. - Дружки заржали. - Они все млеют от него. Давайте наплетем, что мы тоже музыканты. Идет? - Они перемигнулись. - Им задурить голову ничего не стоит!
        Александра сказала кому-то из гостей, что умеет играть на фортепьяно, и вскоре она уже сидела за роялем и наигрывала блюз, воспользовавшись тем, что динамики умолкли. К ней стали стекаться все новые и новые слушатели. Она запела низким, чуть хрипловатым голосом вариации на тему своей любимой песни Джуди Коллинз.
        - У тебя большие способности, - сказал Роже Вадим. - Приятный голос, оригинальная фразировка. В такой обстановке заставить людей себя слушать - это не каждому дано.
        Александра зарделась от этой похвалы и от выпитого шампанского. Она встала из-за рояля и вернулась к подругам.

* * *
        - Ты, я думаю, была бы не прочь познакомиться с Миком Джеггером, а? Наверно, ради этого и пришла сюда, правильно я понимаю? - спрашивал Джетту Саймон Хит-Коут, держась за стену, чтобы не шататься.
        Джетта оценивающе посмотрела на него:
        - А ты, можно подумать, его знаешь?
        - Ну разумеется! Мы с друзьями дважды сопровождали его в турне. - Хит-Коут махнул рукой в сторону приятелей, откровенно разглядывавших Джетту и ее подруг.
        - Ни за что не поверю, - сказала Джетта.
        - Не веришь?
        Саймон жестом подозвал Питера, и тот отменно сыграл свою роль:
        - Это было, если я не ошибаюсь, в 1976 году. Гаага, Лион и Барселона, так ведь, ребята? Затем полетели в Штутгарт и Загреб, а оттуда прямиком в Лос-Анджелес. Это было нечто! Мы тогда заняли чуть не весь «боинг». Одна аппаратура чего стоила!
        Джетта широко раскрыла глаза:
        - Вы были в Лос-Анджелесе? Я там живу!
        - Значит, ты, скорее всего, нас видела, - серьезно сказал Саймон. - Пойдем-ка, - добавил он, увлекая ее к хрустальной чаше. - Ты когда-нибудь пробовала «снежок?» Он здесь отличного качества: чист, как горные вершины. Одна щепотка - и взмываешь до Луны.
        - Джетта, постой. - Александра схватила ее за руку. - Ты забыла, о чем нас предупреждали?
        Джетта вырвала руку.
        - Зачем ты портишь мне настроение? - прошипела она. - Мамины друзья все поголовно нюхают кокаин. Я знаю, как это делается.
        - Нам бы тоже нужно с кем-нибудь познакомиться, - обратилась Александра к Мэри-Ли, глядя в спину Джетте, болтающей с молодыми аристократами. - Давай подойдем к бару, там больше всего народу. Может быть, с кем-нибудь разговоримся.
        - Не надо никуда идти, - произнес чей-то голос.
        Перед ними возник Грег Брент с двумя высокими бокалами в руках. Знаменитый футболист улыбнулся, глядя в лицо Александре, и ей сразу стало ясно, почему Джоути была от него без ума. Он протянул один бокал Александре, а второй - Мэри-Ли.
        - Такие красивые девушки - и без шампанского. Вы пришли с Бьянкой? Вроде бы я вас видел в Пимлико.
        Александра сделала большой глоток. Шампанское было великолепное: оно, казалось, побежало по всем жилкам.
        - Нет, мы сюда приехали всего на пару дней, - растерялась она. - У меня... небольшой магазин в Бостоне.
        - И что ты продаешь?
        - Музыкальные инструменты, - не задумываясь, выпалила Александра.
        Грег Брент подошел поближе и испытующе посмотрел на нее глазами цвета весеннего неба.
        - Возможно, я смогу тебе посоветовать, что приобрести в Лондоне для твоего магазинчика. А можно и чем-нибудь другим заняться. Ты такая красивая, прямо как ирландка. Тебе известно, что ирландки - самые великолепные женщины в мире? Это подтвердит любой ирландец!
        От шума и грохота лопались барабанные перепонки. Вдруг в облаке сигаретного дыма и возбужденного смеха в гостиной появился Кит Ричардс. Не успел он войти, как начал жаркий спор с хозяйкой: он хотел непременно набросить на люстру цветной шелковый платок.
        - Это создает особую атмосферу! - Кит старался перекричать нарастающий грохот музыки и рев толпы.
        - Вечно ты со своими платками, - злилась Тара Браун-Хэлдафф. - Ты не представляешь, чего мне стоило привести эту гостиную в божеский вид. Больше я не позволю тебе устраивать здесь пожар.
        - Мымра! - припечатал Кит и прямиком направился к чаше с кокаином.
        Александра вышла в туалет. Каково же было ее изумление, когда она увидела парочку, совокупляющуюся прямо на унитазе. Александра остановилась как вкопанная. Женщина оказалась известной манекенщицей, чьи фотографии постоянно мелькали на страницах журналов. Ее тренированные узкие бедра, поблескивающие от пота, ходили вверх-вниз. На мгновение под ней показался огромный розовато-коричневый фаллос, покрытый молочно-белой влагой.
        - Ой, извините, - пробормотала Александра.
        - Отвали, - прорычал мужчина. - Или раздевайся.
        Александра выскочила в коридор и прислонилась к стене. Сердце стучало как бешеное.
        - Что случилось, дорогуша? - Рядом с ней стоял один из юных аристократов, но она не могла вспомнить его имени.
        - О, ничего страшного. - Устыдившись, она проскользнула мимо него и побежала очертя голову. Ей хотелось побыть одной и выпить обыкновенной воды.
        В конце коридора Александра заметила открытую дверь. Она устремилась туда и щелкнула выключателем.
        На ковре лежали Гвен и Джоути. Их обнаженные тела переплелись в чувственных объятиях. Джоути широко расставила ноги. Перед ней на четвереньках стоял совершенно голый мужчина, который ласкал языком ее лоно. Это был Грег Брент. Его напряженный член поражал невероятными размерами.
        Александра не в силах была сдвинуться с места. Она уставилась на переплетение тел и слушала приглушенные стоны Джоути. Не давая ей передышки, Грег Брент провел языком снизу вверх по ее телу и выпрямился перед ней, стоя на коленях. Джоути похотливо изогнулась ему навстречу, и его член легко вошел в нее.
        Александра задохнулась и бросилась прочь, даже не прикрыв за собой дверь. Она нашла еще один коридор, где за какой-то дверью оказалась свободная туалетная комната. Она заперлась и остановилась, дрожа с головы до ног. У нее перед глазами возникали, сменяя друг друга, только что увиденные сцены. Она никогда не думала... не могла даже представить... Тут Александра, к своему ужасу, почувствовала у себя между ног влажное тепло.
        Она посмотрелась в круглое зеркало на стене и не узнала свое лицо: накрашенные ярко-розовой помадой губы, смуглый тон, густо наложенные румяна. Александра нашла салфетку и принялась лихорадочно стирать грим.
        Надо было срочно убираться отсюда, пока не поздно.

* * *
        - С какой это стати убираться? - возмутилась Джетта. - Мы еще не увидели Мика Джеггера, а все говорят, что он точно придет. С минуты на минуту. Другой такой возможности у нас не будет.
        Александра невесело рассмеялась.
        - Можно подумать, на нем свет клином сошелся. Джетта, ты слышала, что я сказала? Я зашла в туалет и увидела женщину... с мужчиной... прямо на унитазе. Потом я попала в спальню, а там... Джоути и Гвен...
        Джетта не слушала.
        - Никто тебя не держит, - фыркнула она. - Будешь сидеть в пустой квартире, как дурочка. Ты же видишь: ни один человек не ушел. Время еще детское: половина второго. - Вдруг ногти Джетты вонзились Александре в руку. - Смотри! Смотри! Вот он, Александра! Чтоб мне сдохнуть! - Джетта была вне себя от восторга. - Наконец-то он здесь!
        Мик Джеггер пришел весь в черном, на ногах - высокие кожаные ботинки ручной работы. С шеи свисало затейливое серебряное украшение. Длинные волосы были тщательно промыты и нарочито небрежно обкромсаны. Александра не раз видела на всех альбомах большой «джеггеровский» рот с толстыми красными губами. Несмотря на щуплое телосложение, он электризовал все окружающее пространство. Атмосфера в гостиной с его приходом резко изменилась.
        Раздался женский визг, потом еще и еще. Вокруг Мика мгновенно сомкнулось кольцо поклонниц. Кто-то врубил на полную мощность его знаменитую песню «Джампинг Джек Флэш».
        В толпе фанаток была и его жена Бьянка. В свое время его привлекла ее надменная красота. Но сейчас Бьянка была чернее тучи, и в движениях Мика появилась какая-то нервозность, когда он заметил свою жену. Джетта забралась на диван и, протыкая подушки каблуками-шпильками, жадно вглядываясь в своего кумира. Она чуть не упала.
        Ее подхватил Саймон Хит-Коут.
        - Нет, здесь тебе к Мику не подойти, - заюлил он. - Он тут пробудет от силы пять минут, а потом отправится на другую тусовку, в Белгрейвию. Там, кстати, будет принц Чарлз со своей новой подругой. Я их обоих сто лет знаю. Могу и тебя с ними познакомить. Ну так как, поехали? Там совсем другая публика, не то что эта шантрапа. И не так шумно, можно будет с ними поговорить. Что толку здесь давиться?

* * *
        Стояла обыкновенная лондонская ночь. В теплом воздухе висела сырость. Церковные куранты пробили два часа ночи.
        - Я лично еду в другое место. - Джетта еле ворочала языком.
        Подруги замешкались на стоянке. Джетта повернулась к Александре:

        - Хочешь - отправляйся домой, но я свой случай не упущу.
        Она закружилась в танце, напевая мелодию «Роллингов». Мэри-Ли хохотала, а Александра терзалась сомнениями. Она не могла оставить подруг и в одиночку добираться до дома. Кроме того, все они слишком много выпили, и садиться за руль было опасно. Между тем парни обещали подвезти их на своем «роллс-ройсе». Питер Болдуин сказал, что он достаточно трезв, чтобы вести машину, и обещал, что они будут с ним «как за каменной стеной».
        Александра была готова бежать куда угодно из этого бедлама. Там, где бывают члены королевской семьи, как-никак должно быть более приличное общество.
        Парни шли к своей машине сами по себе, опередив девушек. «Роллс-ройс» был припаркован в самом дальнем конце стоянки; его капот скрывался за стволом необъятного дуба, отбрасывающего замысловатые черные тени. Рядом с автомобилем тускло поблескивал новехонький «Харлей-Дэвидсон».
        - Шампанского хотите? - предложил Саймон, когда подруги подошли к «роллс-ройсу». - У нас в машине его - залейся. И «колеса» есть... вы пробовали «колесики»?
        В салоне «роллс-ройса» пахло дорогой кожей и джином. Саймон откупорил сразу две бутылки шампанского. Александра не успела опомниться, как он сунул ей в рот какую-то таблетку, запрокинул ей голову и держал за подбородок, пока она не проглотила.
        Александра почти мгновенно почувствовала небывалый прилив сил. Значит, это и есть
«колеса»? У нее было такое чувство, словно она взмывает в небо.
        Однако Александра очень быстро вернулась на землю. Ее отрезвили грубые прикосновения Джералда и Колина. Отчаянно сопротивляясь, она барахталась на заднем сиденье.
        Мэри-Ли оказалась на переднем сиденье. Она с трудом отдирала от себя руки Питера Болдуина.
        Джетта совсем опьянела. Она лежала, бессмысленно хихикая, пока Саймон поливал ее шампанским. Колин склонился над ней и слизывал игристую струйку, которая текла между ее грудей, стараясь достать языком как можно глубже. Потом он задрал ей юбку и сдвинул кружевные трусики.
        - Все, хватит... - твердила Александра, но голос ее звучал откуда-то издалека и словно принадлежал кому-то другому. - Да перестаньте же!.. Выпустите нас немедленно!
        - Сейчас, сейчас, маленькая моя, - бормотал Джералд и мял ее груди.
        Она оттолкнула его и дернула за руку Джетту.
        - Ну, вставай же! - теребила она подругу. - Джетта, пойдем скорее... умоляю тебя..

        - Хочу Мика, - тупо твердила Джетта заплетающимся языком, лежа с закрытыми глазами. - Я его хочу!
        - Вот он к тебе идет, куколка моя, - приговаривал Саймон, стягивая с Джетты трусы. - Я Мик Джеггер, видишь, малышка? Я твой Мик.
        Он повернулся к приятелям и кивком подал им условный сигнал. Они в мгновение ока вышвырнули Александру и Мэри-Ли из машины и перебрались на переднее сиденье, чтобы Саймону Хит-Коуту было просторнее.
        - Джетта! - беспокойно звала Александра, пытаясь стряхнуть с себя хмель. - Джетта, кончай эти глупости!
        - Она уже кончает, - прохрипел Саймон. Снаружи было видно, как голова Саймона ходит вверх-вниз.
        - Джетта, - что есть мочи закричала Александра. - Боже мой, Джетта!
        Обливаясь слезами, Александра рывком открыла дверцу и впрыгнула в «роллс-ройс». Саймон Хит-Коут вздыбился над Джеттой, а Колин, Джералд и Питер не отрываясь смотрели на них с переднего сиденья. Александра изо всех сил ударила Хит-Коута в нос металлическим уголком своей сумочки. Он тут же откатился в сторону; из разбитого носа хлынула кровь.
        Александра подхватила Джетту и зашептала Мэри-Ли:
        - Что ты стоишь? Потащили ее в машину!
        Они вдвоем с большим трудом вытащили обмякшую Джетту из «роллс-ройса» и впихнули в свою машину, по счастью припаркованную рядом. Колин и Джералд суетились возле Саймона. Александра села за руль, а Мэри-Ли, рыдая, обежала машину спереди и тоже впрыгнула на переднее сиденье.
        - Сука! Ах ты, сука!
        Саймон Хит-Коут хотел их догнать. Его лицо и рубашка были залиты кровью. Александра в ужасе рванула ключ зажигания и включила задний ход.
        - Скорей! - закричала Мэри-Ли, увидев, что молодой аристократ подбежал к своему
«Харлею» и лихорадочно давил на педаль. - Скорей, Александра! Ну, скорей же!

* * *
        Англичанин гнал на черном «Харлее», как дьявол.
        - Сучки! Твари поганые! - орал он, гонясь за их машиной. - Сейчас вы у меня получите, шлюхи дешевые!

«Ауди», визжа тормозами, несся на красный свет. Александра делала отчаянные попытки оторваться от «Харлея» и его обезумевшего наездника.
        - Не отстает, - всхлипывала Мэри-Ли, оглядываясь в заднее окно.
        - Меня тошнит, - стонала Джетта. - Ой, меня сейчас вырвет.
        - Терпи, - резко бросила Александра. Тормоза снова завизжали на крутом повороте. Почему он не отстает? Он же еле стоял на ногах, а сейчас чудом держится в седле...
        Александра свернула на боковую улочку, вдоль которой тянулись бывшие конюшни. Сзади ревел мотор «Харлея». Мотоцикл буквально висел у них на хвосте.
        И без того узкую дорогу перегородил мусорный бак. Александре пришлось сбросить газ. Хит-Коут поравнялся с ее окном. Она видела, как он запустил руку в сумку, закрепленную на багажнике, и вытащил огромную бутылку шампанского. Его левая рука с размаху запустила бутылку в окно.
        Стекло рядом с Александрой рассыпалось на тысячи мельчайших осколков. От бешеного броска Хит-Коут потерял равновесие и не справился с управлением. Мотоцикл отбросило в сторону.
        Раздался ужасающий глухой удар.
        - Боже мой! - закричала Мэри-Ли. - Боже мой, Александра! Он врезался в стену. Он разбился!
        Александра дала задний ход.
        - Что ты делаешь? - Мэри-Ли обезумела от страха.
        - Надо вернуться. - От волнения Александра охрипла. - Кажется, мы его убили.
        - Мы его не убивали, он сам разбился. Не удержал руль. - Мэри-Ли судорожно впилась в локоть Александры. - Не возвращайся, я боюсь на это смотреть. Вдруг он мертвый, Александра? Что тогда?
        - Тогда... Откуда я знаю? - огрызнулась Александра, останавливая машину. - Пойду посмотрю.
        По странному стечению обстоятельств, ни одно окно в квартирах над бывшими конюшнями пока не распахнулось, но Александра понимала, что их могут увидеть в любую минуту. Она выбралась из машины и подошла к Саймону, которого сверху придавил мотоцикл.
        - Он умер? Скажи, он умер? - Мэри-Ли была близка к истерике. - Я знаю, он умер! Я это чувствую! Что нам теперь делать? Мы не можем...
        Александра заставила себя посмотреть на безжизненное тело, распростертое на старинном мощеном тротуаре. Голова была неестественно свернута набок, а глаза широко открыты. Их медленно заливала кровь.
        - Господи... надо скорее уезжать... - Александра почувствовала, как Мэри-Ли трясущимися руками втаскивает ее в машину. - Да шевелись же ты! Надо бежать отсюда куда глаза глядят, иначе нам конец!
        Они ехали по ночному Лондону. Всех троих душили слезы. Только сейчас до них в полной мере стал доходить весь ужас их положения.
        - О-о-о, - стонала Джетта.
        Мэри-Ли взяла инициативу на себя. Она, как лоцман, направляла Александру в рабочие кварталы, где на задних двориках обычно сушится развешанное белье. Заметив выстиранные вещи, не убранные на ночь, они остановились. Мэри-Ли перелезла через забор и сорвала с веревки рабочий комбинезон и рубашку.
        Джетта не противилась, когда они натягивали на нее чужую одежду.
        - Нам нельзя задерживаться, - торопила Мэри-Ли. - Скоро рассветет. Господи, если это станет известно... Ты понимаешь, что нас ждет? Каждая бульварная газетенка будет трепать наши имена: дочери Клаудии Мишо, Джея Леонарда Уинтропа и Мариетты Уайлд.
        Александра глотала слезы.
        - Разве в этом дело, Мэри-Ли? Ты понимаешь, что он умер? Ему было всего двадцать лет!
        - О чем ты говоришь?! Он же изнасиловал Джетту. Ты просто не понимаешь, что с нами будет, если эта история выплывет на свет. Мы должны благодарить судьбу, что Джетту изнасиловали. В этом наше единственное спасение: ведь это значит, что они рта раскрыть не посмеют. Они не станут марать свою репутацию.
        Александру поразила холодная расчетливость Мэри-Ли.
        - Это подлость, - начала она.
        - Неужели? Тебе не терпится отправиться в английскую тюрьму? Ты хочешь, чтобы в Бостоне все, кому не лень, указывали на тебя пальцем? Тебе ведь предстоит в этом году выходить в свет, не так ли? В твою честь должен быть устроен бал. Думаешь, убийцу будут принимать в свете? Думаешь, убийца сможет поступить в престижный колледж Васcap? Думаешь, убийцу возьмет замуж человек из хорошей семьи? Ты в своем уме? У нас нет выбора, Александра. Мы вынуждены бежать отсюда. На карту поставлено наше будущее.
        Они не помнили, как добрались до квартиры Джоути и Гвен, чтобы забрать свои вещи. Там никого не было. В квартире стоял застарелый запах талька и духов. Секс-сувениры смотрели со стен нагло и непристойно. Подруги переоделись и спустили украденную рабочую одежду в мусоропровод.
        У Джетты только сейчас начала проясняться голова.
        - Боже, - всхлипывала она, - Господи Боже мой, какой ужас! Он... он... все мне разорвал насквозь. Так больно...
        - Тише, тише, - приговаривала Александра, обнимая ее. - Это скоро пройдет.
        - Нет, нет, это никогда не пройдет. Он мне... он... - Джетта залилась горькими слезами. - Он меня изнасиловал, Александра! Меня выворачивает наизнанку. - Джетта согнулась над мусорным ведром, доверху набитым окурками и рваными колготками. - О-о, - содрогалась она.
        - Это забудется, - Александра гладила ее спутанные черные кудри.
        Джетту сотрясали жестокие спазмы.
        - Мне никогда не отмыться, - смогла выговорить она. - Сама виновата. Я себя вела, как последняя потаскуха.
        - Ничего подобного, - Александра кривила душой. - Ты ни в чем не виновата.
        - Нет, виновата. Не успокаивай меня. Все этот чертов кокаин... о Господи... - Джетту еще раз вырвало.
        Александра и Мэри-Ли поспешно упаковали вещи и снесли чемоданы в багажник.
        Они выехали за черту города. Солнце поднималось над линией горизонта. Его розовые лучи тронули верхушки деревьев и высокие крыши каменных коттеджей.
        Джетта тихо плакала на заднем сиденье. Мэри-Ли молчала. Александра неотрывно смотрела на дорогу, не проронив ни слезинки. Какое прекрасное утро, думала она. До боли прекрасное. Изнасилована девушка, насмерть разбился парень, а рассвет, как ни в чем не бывало, лучится золотом. До школы «Уэст-Хис» оставалось двадцать минут пути. Впереди лежала небольшая рощица, где зеленели кусты ежевики и пестрели ранние цветы. Александра остановила машину под деревом и заглушила мотор.
        - Я... еще не готова возвращаться... - запинаясь, сказала она. - Давайте посидим пять минут.
        Тишину росистого апрельского утра нарушал только щебет птиц. Где-то залаяла собака. Джетта подалась вперед с заднего сиденья, и подруги невольно сбились в кучку. Из школы «Уэст-Хис» уезжали три беззаботные девочки, искательницы приключений; теперь они возвращались повзрослевшими, в смятении чувств.
        - Я не знала, что так получится, - сдавленно прошептала Джетта. - Честное слово, не знала.
        Что они могли на это ответить? Что Джетта, самая неугомонная из них, затеяла эту поездку? Что она сама за это горько поплатилась?
        - Мы тебе верим, - помолчав, сказала Александра.
        - Что же теперь будет? - причитала Мэри-Ли. - Как мы вернемся в школу?
        - У нас нет выбора, - медленно произнесла Александра. Перед отъездом они сочинили, что отправляются проведать тетушку Александры, которая якобы как раз в это время прилетела в Лондон. Теперь этот предлог казался наивным и неправдоподобным. - Но думаю, нам нужно принести клятву. Давайте возьмемся за руки.
        Они сжали друг другу пальцы.
        - Клянемся никогда и никому не рассказывать о том, что с нами случилось прошлой ночью, - произнесла Александра.
        - Никогда и никому, - эхом повторила Мэри-Ли. - Если мы проговоримся, то можно ставить крест на своем будущем.
        Они молчали, обдумывая эти пугающие слова. У каждой были совершенно определенные планы на будущее. Александра должна была вернуться в Бостон, где ей предстоял дебют в свете, а потом собиралась поступить в Вассар, один из лучших женских колледжей Америки. В этом же колледже мечтала учиться и Мэри-Ли. Джетту ждал Беверли-Хиллз; она была полна решимости «добиться в чем-нибудь потрясающих успехов». Но если хоть один из тех молодых аристократов проговорится...
        - И никогда не бросим друг друга, - добавила Джетта, - как вы меня не бросили в беде. Где бы мы ни были, чем бы ни занимались, за кого бы ни вышли замуж, что бы с нами ни случилось... достаточно будет позвать - и мы придем друг другу на помощь.
        Они все еще держались за руки.
        - Клянемся? - спросила наконец Александра дрогнувшим голосом.
        - Постойте! - воскликнула Джетта; к ней мало-помалу возвращалась природная живость. - На словах - не считается. Надо клясться на крови. У кого есть булавка?
        Мэри-Ли отколола от платья брошку. Каждая из них уколола подушечку указательного пальца и выдавила красную каплю. Они прижали друг к другу эти маленькие ранки и ощутили невидимую нить, которая связала их как кровное родство.
        - Вот так, - удовлетворенно сказала Джетта. - Это настоящая клятва - навек!
        Почему-то она расплакалась. В следующую минуту у Александры по щекам тоже побежали слезы. Мэри-Ли густо покраснела и крепко сжала их руки. Она одна не проронила ни слезинки.

        III
        АЛЕКСАНДРА, 1989

        Подруги юности, думала Александра, ставя на место маленькую выцветшую фотографию. Что мы без дружеского участия и поддержки? Муж может отдалиться, уйти с головой в дела; брак может оказаться шатким. Но старая дружба всегда остается с тобой.
        Одиннадцать лет минуло с того дня, когда они связали себя клятвой. Мысль о подругах согревала сердце Александры. На Джетту и Мэри-Ли всегда можно было рассчитывать.
        И на Диану. Хотя их разделяли долгие годы и многие мили, Диана была ей по-прежнему дорога.
        Повинуясь порыву, Александра сняла трубку и набрала приватный номер, который сообщила ей Диана. Из-за разницы во времени между Чикаго и Англией в Лондоне сейчас было девять часов вечера.
        - Алло! Это Диана. Я вас слушаю, - раздался знакомый голос. Где-то рядом звучал женский смех.
        - Диана! Это Александра.
        - О, Александра, как хорошо! - искренне обрадовалась Диана. - Я как раз думала о тебе и о нашей предстоящей встрече.
        - Я решила, что надо тебе позвонить. Подготовка идет полным ходом!
        - Чудесно, - сказала принцесса своим мягким, теплым голосом. - Александра, мне не терпится узнать, кого из знаменитостей ты пригласила. Мне так нравятся Дон Джонсон и Мелани Гриффит. Она прекрасно сыграла в фильме «Рабочая девушка». А Фил Коллинз из группы «Дженезис»? Да, кстати, а Джоан Коллинз? Я записываю все ее программы, - зачастила она. - В ней столько шика, правда? Она, между прочим, пользуется услугами Брюса Олдфилда, одного из моих модельеров - ну, ты знаешь. Если ты ее еще не включила в список, непременно пошли ей приглашение, очень тебя прошу.
        Александру всегда покоряла удивительная теплота Дианы. Ее не охладило ни безжалостное внимание прессы, ни бульварные сплетни, ни бесчисленные протокольные мероприятия.
        Они еще поговорили о кинозвездах, которых Диана жаждала увидеть на предстоящем приеме. Потом Диана сказала:
        - Александра, ты не представляешь, как мне приятно с тобой поболтать. Мы так давно не виделись! Скажи, не могли бы вы с Ричардом прилететь к нам в гости, в Хайгроув? В конце недели мы обычно сбегаем из Кенсингтона. Чарлз терпеть не может Лондон. А в Хайгроуве такая красота в это время года! И потом, как ты знаешь, в следующие выходные состоятся скачки в Эскоте. Не забудь захватить шляпку - туда непременно надо являться в шляпке.
        Александра затаила дыхание от восторга. Но нет, сейчас она не может оставить детей. Это просто немыслимо. Диана словно читала ее мысли:
        - Привози с собой детей. Они здесь поиграют - Уилс и Гарри будут счастливы. Можно будет устроить для них детский праздник. Александра, это будет так здорово!
        Диана уточнила, что секретарша Александры должна связаться с дворцовой фрейлиной и сообщить, сколько сопровождающих прибудет с Коксами в Англию. Предполагалось, что Александра с семьей погостит у Дианы дней пять-шесть.
        Повесив трубку, Александра мечтательно задумалась. Подумать только, она будет представлена королеве! Что полагается надевать в таких случаях? Надо ли делать реверанс или можно, по примеру Нэнси Рейган, обойтись и без этого?
        Приглашение было как нельзя более своевременным. Дети будут недосягаемы для любых провокаций, а к моменту их возвращения уже будут приняты все меры безопасности.
        Выйдя из кабинета, она прошла по коридору в детскую. Когда отделывали эту комнату, Александра дала волю фантазии. Сюда свободно лился солнечный свет, на полу лежал зеленый ковер, а стены были расписаны тропическими лианами и диковинными зверюшками.
        - Мама, смотри, я рисую пришельца! - радостно сообщил шестилетний Трип, бросаясь ей навстречу. - Видишь, какой он большой, занимает целый лист, а сзади у него разрушительные крылья.
        Александра похвалила несусветное творение сына, навеянное утренним мультфильмом.
        - Я тоже рисую такого пришельца. - Эндрю, как всегда, обезьянничал.
        - А я рисую девочку, - гордо объявила Стефани.
        Гувернантка, Элизабет Клиффорд-Браун, с достоинством поднялась навстречу Александре. Ее открытое лицо обрамляли коротко стриженные каштановые волосы. У нее был безупречный послужной список. В молодости она получила профессию медсестры в колледже при клинике св. Варфоломея в Лондоне, затем несколько лет служила у принцессы Кентской и помогала воспитывать двух ее детей: лорда Фредерика и леди Габриэлу.
        - Брауни, у меня замечательные новости! Мы едем в Лондон, все вместе, включая вас и детей.
        - Неужели, миссис Кокс? - Она порозовела от радости.
        - Разумеется, дорога и проживание вам будут оплачены. Я также выдам вам небольшую премию на карманные расходы. - Александра назвала сумму, от которой румянец англичанки сделался еще ярче. - Кроме того, я хочу предложить вам взять двухнедельный отпуск, чтобы вы могли из Лондона съездить в гости к своей маме. Насколько мне известно, вы давно у нее не были.
        - О, благодарю вас, миссис Кокс, но на две недели я уехать не смогу. Дети ко мне слишком привыкли.
        - Хорошо, тогда я отпущу вас на то время, что мы будем гостить в Хайгроуве.
        По правде говоря, Александра испытала облегчение, когда гувернантка отказалась от отпуска. Дети действительно без нее скучали. Когда были обсуждены все требования службы безопасности, воспитательница деликатно прочистила горло.
        - Извините, мэм, но, по-видимому, вы полагаете, что я недобросовестно отнеслась к своим обязанностям. В меру своих возможностей я стараюсь не допускать просчетов. Я бы никогда в жизни не позволила посторонним фотографировать детей. Если вам кажется... если вы считаете... - Впервые ей изменила выдержка. - Если я, по вашему мнению, пренебрегала своим долгом, я готова просить у вас расчет.
        - Просить расчет? - Совестливость гувернантки тронула Александру. - Ни в коем случае, Брауни. Как вам такое пришло в голову?! Вы понятия не имели о происходящем. Как, собственно, и все мы. Я прекрасно знаю, как вы привязаны к детям. Прошу вас, не убивайтесь.
        - Ну, слава Богу. - Няня не скрывала облегчения.
        - Я сообщу вам дату отъезда, - пообещала Александра.

* * *
        На другой день Александра беседовала с домашней прислугой, а также с охранниками, которых неохотно согласилась терпеть в своих апартаментах.
        - Но учти, это только временная мера, - заявила она Ричарду, когда они встретились в его офисе, чтобы на скорую руку пообедать вместе. - Я не хочу, чтобы дети жили в страхе.
        Губы Ричарда были плотно сжаты. Он заставил себя улыбнуться жене:
        - Лекси, через неделю мы об этом и не вспомним. - Его лицо смягчилось.
        Она пристально смотрела ему в глаза.
        - Дай мне неделю, детка, а там сама увидишь.
        Она кивнула.
        - Дорогой, у меня для тебя есть чудесная новость. Диана пригласила нас погостить у них с Чарлзом в Хайгроуве. Нам необходимо развеяться после всего, что было. К тому же детей надо увезти из города, пока не будут приняты меры безопасности.
        На лицо Ричарда легла легкая тень.
        - Понимаю, это очень важно для тебя и детей, но у меня масса дел в городе.
        - То есть... ты, скорее всего, не поедешь?.. Ричард, мы совсем не бываем вместе!
        - Гномик мой, я приложу все усилия.
        В эту самую минуту зазвонил телефон. Начиналось селекторное совещание с участием Дэвида Квона из Гонконга. Александра извинилась и ушла. Все равно Ричард уже забыл о ней.

* * *
        Перед сном Александра долго лежала в горячей ванне, стараясь снять напряжение прошедшего дня. Она попыталась полностью расслабиться. Просторная ванная комната сама по себе всегда благотворно действовала на нее. Стены и пол были отделаны розово-серым мрамором. На полках красовались тропические растения самых разнообразных оттенков. Огромная массажная ванна была отгорожена нежно-лиловыми шторами, которые создавали особый уют и атмосферу уединения. Они с Ричардом не раз вместе нежились под колючими струйками водного массажа, а выйдя из ванны, опускались на самый теплый, самый пушистый ковер и неторопливо предавались ласкам.
        Александра вздохнула, переступила через бортик ванны и не одеваясь прошла в примыкающую гардеробную, где выбрала ночную рубашку из белого шелка с морем кружев на груди.
        Она легла в постель и взялась за биографию Эллы Фитцджералд, но не одолела и десяти страниц. Слова не складывались во фразы. Книгу пришлось отложить.
        Куда же запропастился Ричард? Когда подали ужин, он даже не сел за стол, а уединился с Джеком Слэттери, начальником службы безопасности. Дети и то почувствовали неладное. Стефани перед сном долго капризничала, чего с ней прежде не бывало.
        Сегодня Ричард был нужен ей как никогда. Временами одиночество становилось невыносимым. Александра забылась тревожным сном.
        Через некоторое время ее разбудил звук осторожно закрываемой двери. Она сквозь сон прислушивалась к его движениям, каждое из которых было ей до боли знакомо. Вот он вынул содержимое своих карманов и разложил на ночном столике, как делал перед сном все семь лет их совместной жизни. Бумажник. Мелочь. Ключи. Наверно, эта привычка свойственна всем мужьям.
        Александра зашевелилась и сонно промурлыкала:
        - Ричард, дорогой, сколько времени?
        - Четвертый час.
        - Не может быть!
        - Надо было позвонить в Лондон и в Гонконг, - объяснил он. - Из-за разницы в часовых поясах возникают всякие сложности. И потом Слэттери ушел только в два.
        Она молча ждала, пока он уляжется на середину необъятной кровати и займет привычную позу.
        - М-м-м, - протянул он, поглаживая ее волосы. - Как от тебя вкусно пахнет, гномик. От тебя необыкновенно пахнет, когда ты спишь.
        - Я не спала, - возразила она, пытаясь стряхнуть дремоту.
        Когда Ричард лежал вот так рядом с ней, Александра не могла долго сердиться. Она свернулась калачиком, прижавшись к нему.
        - Пахнет магнолией. Или розой. Да, скорее розой. Изумительно.
        Он провел рукой по мягкому шелку ее рубашки, потом его рука скользнула под кружева.
        Только теперь Александра по-настоящему проснулась. Ричард медленно опустил с ее плеч тонкие шелковые бретельки и обнажил полную грудь. Он целовал и ласкал языком ее соски, и они оживали от каждого прикосновения.
        Их супружеские отношения всегда доставляли им счастье. Ричард многому научил Александру, и она не противилась. Даже сейчас она чувствовала, что растворяется в нем. Он покрывал поцелуями ее тело, знакомое до каждого нежного изгиба, до мельчайшей клеточки. Его руки ласкали ее тело, опускаясь все ниже, находя желанные округлости и ложбинки. Александра невольно застонала.
        - Мне никогда не надоест тебя любить, - шептал он. - Никогда.
        Его пальцы осторожно раскрывали ее, как розовый бутон. Ричард угадывал самые потаенные ее желания и всегда исполнял их. Он задыхался от страсти.
        Александра в который раз поразилась силе его мужского естества. Тысячи женщин могли бы ей только позавидовать. Она любила его до боли, до помрачения рассудка. Порой ей становилось страшно от этой неистовой тяги. Она привыкла к его телу, как к наркотику, и не могла без него обходиться.
        - Ричард, - повторяла она, увлекаемая его движениями.
        - Моя Лекси, - глухо стонал он. - Любимая, любимая.

* * *
        Когда они завтракали, косые лучи солнца ярко освещали столовую. Хрустальные бокалы, в которые Александра наливала апельсиновый сок, сверкали всеми гранями. Но нежность прошлой ночи растворилась в воздухе, как пар, поднимающийся от их кофейных чашек.
        Дети с аппетитом поели и отправились с гувернанткой на прогулку. Ричард был полностью погружен в свои мысли, но Александра решила его потревожить.
        - Рич, так что ты скажешь насчет поездки в Англию? - начала она.
        - Лекси, на меня не рассчитывай, - мягко сказал он. - Ты же знаешь, сколько у меня дел.
        - Значит, ты никак не сможешь поехать? - огорченно спросила она дрогнувшим голосом и устыдилась своей слабости.
        - Никак, гномик. Я же тебе много раз говорил. Надо прийти к соглашению с профсоюзом, подготовить и подписать, наконец, этот договор. Чтобы тебе уже ни о чем не пришлось тревожиться, - добавил он, стараясь, чтобы это прозвучало убедительно.
        - О-о, - только и смогла ответить Александра.
        - Лекси, милая, пойми, я делаю это ради тебя и детей. Кстати, - продолжал он, - у меня для тебя есть приятная новость. Вчера позвонили из фирмы «Макдоннелл-Дуглас»: наша серебристая птица готова! Так что и ты, и малыши, и Брауни - вы все полетите с комфортом. Ребятам даже будет где побегать!
        Александра кивнула. Ей было известно, что фирма «Макдоннелл-Дуглас» занимается переоборудованием серийных самолетов в частные по индивидуальным проектам. Ее девизом было слово «роскошь». Ричард приобрел свой самолет за двадцать семь тысяч долларов, а потом еще шестнадцать миллионов заплатил за переоснащение. Они вдвоем с нетерпением ждали окончания работ, чтобы отправиться в свой первый рейс. Но теперь Александру охватило безразличие.
        - В самый первый рейс - и без тебя? - Ее голос предательски срывался. - Ричард... Мы же собирались вместе.
        - Я все помню, малышка, но что поделаешь, потом наверстаем.
        Она смотрела ему прямо в лицо, но в глазах не было слез.
        - Самолет - не самое главное, - тихо сказала она. - Самое главное - это мы с тобой.

* * *
        Александра и трое ее малышей, сопровождаемых гувернанткой (они называли ее Брауни), поднялись по трапу.
        - Это наш самолет? У нас свой самолет? Наш собственный? - не мог успокоиться Трип.
        Он вырвался от Брауни и побежал по темно-розовому ковру. Стены просторного главного салона были обтянуты пепельно-серой кожей и нежной замшей.
        - Наш самолет! Наш самолет! - эхом вторил Эндрю старшему брату.
        - И мой тоже, - пищала Стефани, крепко держась за руку гувернантки и глядя вокруг широко раскрытыми глазенками. - А в самолете бывают игрушки?
        - Игрушек здесь видимо-невидимо! - ответила приветливая миловидная стюардесса.
        Брауни заставила своих подопечных угомониться и сесть, чтобы стюардесса могла подать им сок с печеньем.
        Слава Богу, что у нас есть Брауни, с благодарностью думала Александра, обходя салоны один за другим. В самолете - Ричард назвал его «Фитц-II» - с полным комфортом могли разместиться двадцать пассажиров. Каждое кресло, размером скорее напоминающее диван, было обтянуто дорогой кожей и простым нажатием кнопки опускалось до любого из пяти возможных положений, вплоть до горизонтального. Для подушек Александра сама заказала гобелен ручной работы с изящным розовым орнаментом. Такой же орнамент повторялся и на пристяжных ремнях. Внушительных размеров бар пестрел от всевозможных этикеток. Здесь были припасены самые разнообразные напитки, от обычной содовой до лучших сортов шампанского. В главный салон выходили двери двух конференц-залов, оснащенных персональными компьютерами, факсами и аппаратами внутренней и космической связи. Все деловые вопросы могли решаться непосредственно во время полета.
        На борту были и личные апартаменты. К спальне, отделанной в светло-серых и голубых тонах, примыкали гардеробные Ричарда и Александры, а также туалетная комната с биде, массажной ванной и сауной. Мягкий свет настольных ламп освещал телевизор, видеомагнитофон и стеллажи с кассетами и новейшими бестселлерами, которые предполагалось обновлять каждый месяц.
        Когда Александра вошла в спальню, у нее перехватило дыхание при виде огромного букета ее любимых нежнейших роз, наполнявших комнату тонким ароматом. Подойдя ближе, она обнаружила записку:

«Ты самая чудесная женщина на свете. Ближе тебя у меня никого нет. Спасибо, что ты соединила со мной свою жизнь. Всегда твой, Рич».
        Ее глаза наполнились слезами. Она убрала записку в сумочку и щелкнула замком. Цветы. Обещания. Прекрасные, но недолговечные. Все, что окружало ее, было сделано для нее, даже внутренняя отделка этого самолета выполнялась в полном соответствии с ее вкусами. Но больше всего на свете ей хотелось услышать: «Пропади все пропадом - я лечу с тобой, потому что не могу прожить без тебя даже эти считанные дни».
        - Мамочка! - К ней ворвался Трип. - Можно мне подняться наверх и поговорить с летчиком? Брауни сказала, что мне дадут шлем! Я сяду за штурвал и буду сам управлять самолетом. Можно?
        Александра засмеялась:
        - Познакомиться с экипажем, конечно, можно. Сбегайте наверх и поздоровайтесь. А вот насчет штурвала не уверена. Надо будет спросить разрешения у пилота.
        - Когда я вырасту, я тоже стану летчиком, - без умолку трещал ее старший сын. - Знаешь, как я здорово буду летать! Смотри, вот так! - Он изобразил самолет.
        - Пойдем-ка, мой дорогой, прямо сейчас. - Александра взяла его за руку. - Позовем Эндрю. И Стеффи тоже, чтобы ей не было обидно. Давайте все вместе поднимемся в кабину.
        Потом стюардесса опустила экран, и для детей поставили «Золушку». Александра сидела тут же, потягивая легкий коктейль.
        Эта поездка обещала быть захватывающе интересной.
        Насколько это возможно в отсутствие Ричарда.
        Внизу простирался Атлантический океан. Александра откинулась на спинку кресла и, закрыв глаза, обдумывала некоторые протокольные вопросы, которые надо будет уточнить в Англии.
        Долли уже несколько раз звонила в Кенсингтонский дворец - «КД», как в шутку называла его Диана. Она обстоятельно беседовала со старшей фрейлиной, Анной Беквит-Смит, ответственной за официальные контакты Дианы, а также с личным секретарем принца и принцессы Уэльских, сэром Джоном Ридделлом. Однако у Александры оставалось еще немало вопросов.
        Следовало более подробно разузнать все, что касалось гастрономических пристрастий и ограничений принца и принцессы. Александра уже знала, что Чарлз предпочитает шампанское «Беллинджер», никогда не ест шоколад и не выносит табачного дыма. Диана пьет в основном тоник, иногда позволяя себе на донышке джина. И принц, и принцесса избегают говядины, отдавая предпочтение рыбе, яйцам и белому мясу курицы.
        Другой насущный вопрос касался устройства туалетных комнат. Неукоснительное правило гласило, что в любой поездке у Дианы должен быть личный туалет.
        К счастью, в отеле успели оборудовать так называемую Зеленую гостиную - роскошный салон для высокопоставленных гостей. Наряду с баром и несколькими конференц-залами, к нему примыкало несколько туалетных комнат, отделанных розовым мрамором. К предстоящему визиту членов королевской семьи Зеленую гостиную планировалось оклеить обоями с цветочным орнаментом в стиле Лоры Эшли, который Диана предпочитает всем остальным.
        Были и более серьезные вопросы, нежели обои в комнатах. Чарлз собирался проводить у себя в апартаментах совещания и переговоры. Что ему понадобится? В чьих услугах он будет нуждаться? С кем из знаменитостей принц и принцесса пожелают познакомиться заранее? Каких мер безопасности они потребуют? Уже была достигнута договоренность о том, что охрана принцессы Дианы прибудет в Чикаго за неделю до приема, чтобы изучить все помещения и заранее предпринять необходимые шаги.
        Ровный гул моторов убаюкивал Александру, и вскоре она стряхнула одолевавшие ее мысли. В конце концов, она не раз устраивала грандиозные банкеты и благотворительные вечера. Возможно, на этот раз, из-за присутствия членов королевской фамилии, прием будет чуть более официальным, чем обычно...
        Она задремала.

* * *
        Сэр Джон Ридделл встретил их в лондонском аэропорту «Хитроу» и проводил к вертолетному терминалу, где уже ожидал красный вертолет с королевским гербом. Теперь они летели в поместье Хайгроув, расположенное в ста милях от Лондона.
        С воздуха открывался необыкновенный вид на особняк, построенный в георгианском стиле более двухсот лет назад и окруженный зелеными лужайками. Когда они приземлились, у Александры захватило дух от этой живой старины. Ридделл объяснил, что камни перед постройкой выдерживали в крепкой чайной заварке, чтобы придать им вид многовековой древности. Лужайки были аккуратно подстрижены, но на подходе к особняку трава стояла по пояс; в ней колыхалось море ромашек и огненно-красных маков.
        Диана, в полосатых синих слаксах и белой блузке, выбежала им навстречу.
        - Александра! Как я счастлива! Вас не очень трясло? Мы с Чарлзом с удовольствием летаем на «стрекозе», но некоторым не нравится. Королева ненавидит вертолеты всеми фибрами своей души. Ну, здравствуйте, мои дорогие! - Принцесса наклонилась, чтобы поцеловать каждого из детей. - Наконец-то мы с вами встретились!
        Расторопные камердинеры позаботились о багаже. Подруги обнялись, а потом отступили на шаг, чтобы полюбоваться друг другом. Типично английская красота Дианы была в самом расцвете. Даже в домашней обстановке принцесса была безупречно подкрашена, а ее глаза деликатно подчеркнуты синим.
        - Ты, я смотрю, посветлела, - не подумав, воскликнула Александра и прикусила язык.
        - Да и ты тоже, - не смутилась Диана.
        - Допустим, парочку прядей высветлила, - призналась Александра.
        Они рассмеялись, и Диана в порыве радости еще раз крепко ее обняла.
        - О, как я рада, что вы приехали. Иначе мне пришлось бы смотреть соревнования по игре в поло. Ты не представляешь, какая это скука. Чарлз, возможно, присоединится к нам в Эскоте. - Диана развела руками, и этот жест говорил красноречивее всяких слов.
        Они вошли в дом. Огромный коридор тянулся во всю длину здания и оканчивался застекленной дверью, ведущей в сад.
        - Уильям и Гарри ждут не дождутся, когда можно будет показать Трипу и Энди конюшню. Хотите посмотреть наших лошадок-пони? - обратилась Диана к детям.
        - Хотим, хотим! - наперебой закричали мальчики.
        - А ручных кроликов? А озеро с карпами?
        - Что такое «скарпами»? - спросила Стефани.
        - Карпы - это такие большущие золотые рыбки. У нас их множество. Если захотите, можно будет их покормить. Они всплывают на поверхность, и фыркают, и булькают, и хвостами бьют по воде.
        Детей и Брауни препоручили заботам воспитательницы маленьких принцев и отправили смотреть обещанные диковинки: игрушечный замок, голубятню, конюшни и пруды.
        - Пойдем, Александра, я хочу показать тебе дом, - торопила Диана. - Это просто чудо, тебе понравится.
        На первом этаже располагались гостиные. Комната Дианы поражала изяществом убранства: бледно-желтые тона и цветочные орнаменты по эскизам Лоры Эшли. Самая большая гостиная была обставлена массивной антикварной мебелью. К ней примыкал кабинет принца Чарлза.
        Помещения обслуживающего персонала и необъятная кухня находились в другом крыле здания. Несколько лестниц вело наверх, к анфиладе детских комнат.
        Женщины прошли через застекленную дверь и очутились в саду. Собственно, это был необозримый луг, на котором в беспорядке пестрели цветущие кустарники. Чарлз с любовью спланировал его сам, чтобы создать иллюзию дикой природы. Высокую траву, склоняющуюся под ветром, прорезали аккуратно выкошенные тропинки. Яблоневая аллея, благоухающая свежестью, вела к воротам в каменной стене, ограждающей фруктовые деревья, цветочные клумбы и грядки с овощами.
        - Сад - это владения Чарлза, - сказала Диана. - Для него нет большей радости, чем заниматься землей, сажать, копать, пропалывать. И предаваться своим мыслям. Он, кстати, любит, чтобы сад был наполнен патриархальными звуками: журчанием воды, звоном коровьих колокольчиков. - Диана озорно улыбнулась. - Мы попробовали, но из этой затеи ничего не вышло: коровы шарахались от своих колокольчиков, а от журчания воды мне постоянно хотелось в туалет.
        Ленч был подан в саду: легкая запеканка, зеленый салат, грушевый пирог, сыр и печенье. На изящном фарфоровом сервизе красовался герб принца Уэльского. Малышей покормили наверху, в детской.
        - У кого ты одеваешься в Нью-Йорке? У какого модельера? - поинтересовалась Диана.
        - Преимущественно у Боба Макки. Ну, и конечно, у Де ла Ренты. - Александра пожала плечами. - Езжу к ним пару раз в год, больше мне не требуется. На Парк-авеню есть магазин «Марта», где меня знают - это очень удобно. Времени вечно в обрез, да и особого желания полжизни тратить на модные туалеты у меня тоже нет. Лучше я буду музыку сочинять.
        - Понимаю, - сказала Диана. - Но положение обязывает следить за модой.
        Диана посетовала, что ей постоянно приходится быть на виду. Она старалась как-то комбинировать свои туалеты и аксессуары, чтобы можно было надевать вещи не по одному разу. Наконец она вздохнула:
        - Александра, как с тобой легко... Я теперь принцесса. Во мне никто не видит просто живую душу.
        - А друзья?..
        - Я же принадлежу к королевской семье. Друзья тоже себя неловко чувствуют. Это просто невыносимо! - У нее навернулись слезы. - Ты не знаешь, что это такое, когда за тобой всюду шпионят фотографы - они только и ждут, чтобы ты как-нибудь неловко села или чтобы задрался подол юбки. Когда твоя семейная жизнь принадлежит только тебе - это такая роскошь! - Диана вздохнула. - А я живу словно в аквариуме.
        - Я об этом думала, - сочувственно сказала Александра. - Но должна сказать, что ты всегда оказываешься на высоте положения. Ты держишься с таким достоинством... Честное слово!
        Принцесса Ди покачала головой.
        - Если бы... Иногда меня просто на это не хватает. К тому же Чарлз вечно в разъездах. Вот и сегодня отправился в Каудри. Газеты пишут, что я живу как мать-одиночка. Они подсчитывают, сколько недель в году Чарлз проводит без меня. Как будто я сама не знаю. - Она замолчала.
        - А ты не пробовала поговорить с ним? - спросила Александра.
        - Конечно, пробовала. Но понимаешь, мы с ним очень разные. Он так воспитан с рождения, у него масса обязанностей. Королева и принц Филипп тоже иногда месяцами не видятся, но они к этому привыкли. И потом они оба преклонного возраста...
        Лицо принцессы стало безучастным. Александра поняла, что в ее душе идет борьба с чувствами, которые не принято выставлять напоказ.
        Александра дождалась, пока официанты убрали остатки ленча, а затем сказала:
        - Мне кажется, Ди, что любовь - как огонек, который никогда не погаснет. Он то еле теплится, то вспыхнет жарким пламенем и горит долгие годы. Надо только оберегать его.
        Диана в упор посмотрела на подругу и прошептала:
        - Иногда мне становится страшно, что огонек догорит, и я окажусь в темноте.
        - Нет, не догорит, - сказала Александра, стараясь убедить самое себя. - Такого не может быть, Ди. Настоящая любовь никогда не перегорает.

* * *
        Поздно вечером Трип пробрался в нежно-голубую спальню, отведенную Александре, и залез к ней под одеяло. От него вкусно пахло английским шампунем.
        - Почему папа с нами не поехал? - шепотом спросил он. - И почему Брауни вечером уехала в Лондон?
        - У папы много работы в Чикаго, - объяснила Александра, - а Брауни я давно обещала отпустить на несколько дней, чтобы она проведала свою маму. Они с ней давно-предавно не виделись.
        - Мамочка, а ты увидишь настоящую королеву? - Его вопросы не иссякали. - А Уилсу каждый день разрешают ездить верхом на пони? Это правда, что он будет королем? А я тоже могу стать королем?
        Александра рассмеялась и прижала к себе неугомонного старшего сына.
        - Мы же американцы, дорогой мой, у нас не бывает королей. Но зато ты сможешь стать президентом, если очень постараешься.
        Трип задумался.
        - Нет, президентом неинтересно, - решил он наконец. - Лучше купи мне пони, такого же, как у Гарри и Уилса.

* * *
        На следующее утро, беседуя с Ридделлом и Анной Беквит-Смит, Александра к своему крайнему изумлению услышала, что с принцем и принцессой в Чикаго приедут сопровождающие лица в количестве девятнадцати человек.
        - Неужели девятнадцать человек? - она не поверила своим ушам.
        - Члены королевской семьи всегда привозят с собой обслуживающий персонал, - пояснила старшая фрейлина. У нее была почти такая же прическа, как у принцессы Дианы, и такой же безупречный британский выговор. - Принцу и принцессе положены секретари, телохранители, личный врач, хранитель багажа, дворецкий, костюмерша. Кроме того, за неделю до визита сотрудники службы безопасности должны прибыть на место и проверить все до мелочей. Любая поездка членов королевской семьи - это из ряда вон выходящее событие, - добавила Анна Беквит-Смит с улыбкой. - Мы ничего не оставляем на волю случая.
        Когда наконец все было согласовано, Александра ненадолго прилегла отдохнуть. Птичий гомон в саду успокоил ее, и она задремала. Ей приснилось, что она бежит по какому-то коридору и разыскивает Ричарда, открывает одну дверь, другую, третью, но его нигде нет. Потом она увидела его на открытой галерее, ринулась туда, но почему-то оказалась на эскалаторе, который неумолимо уносил ее в другую сторону. Вдруг рядом с ней оказался Трип. Его лицо было залито кровью. Она попыталась было обнять его, но чьи-то руки оторвали от нее сына, хотя он отчаянно кричал и отбивался. Александра проснулась в холодном поту.
        - Боже мой, - простонала она, откидывая со лба влажную прядь волос. У нее в ушах до сих пор звучал тот отчаянный крик. Наверно, сказывалось и нервное напряжение, и разница во времени. Надо было вставать и собираться.
        В маленькой гардеробной была приготовлена одежда, которую она выбрала для чаепития у королевы: нежно-голубой шелковый костюм и шелковая блузка цвета чайной розы, которая выгодно оттеняла ее светлые волосы. К костюму она приколола бриллиантовую брошь в форме миниатюрного рояля - подарок Ричарда.
        Прежде чем одеться, Александра приняла душ. Под бодрящими струйками теплой воды ей стало легче. Определенно это нервы, подумала она.
        Через полчаса, когда она еще одевалась, в дверь заглянула Диана, чтобы посоветоваться, какая шляпка и какие украшения лучше всего подойдут к ее туалету.
        - Ты выглядишь великолепно! - воскликнула Александра; она заметно повеселела.
        Подруги зашли в спальню Дианы. Изысканный интерьер был выдержан в мягких пастельных тонах, а мебель обита традиционным английским ситцем. Принцесса надела приталенный черный костюм в сиреневый горошек с летящей расклешенной баской. Знаменитый стиль принцессы Ди.
        - Ну, как тебе? - Диана покружилась перед зеркалом. - Немного напоминает моду сороковых годов, правда?
        Диана выбрала очаровательную черную соломенную шляпку с широкими полями и лентой из такого же материала, что и костюм. Александру позабавило, что у Дианы оказалось десять черных шляпок разного фасона, а к ним - сменные ленты и бантики.
        Диана поставила на стол шкатулку со множеством выдвижных ящичков, которую принесла горничная. Среди украшений выделялся браслет с подвесками, который подарил ей Чарлз. Одна из подвесок изображала крошечного австралийского медвежонка-вомбата и напоминала о прозвище Уильяма. Хотя самые ценные украшения хранились в сейфе, здесь также было немало дорогих безделушек. Они лежали вперемешку с бижутерией из стекла, керамики и пластмассы.
        - На чем остановимся? - игриво спросила Диана. - Выбери что-нибудь для меня сама, Александра.
        Радостно смеясь, Александра отсортировала украшения из натуральных камней и остановила свой выбор на паре полукруглых серег из черных сапфиров и бриллиантов.
        - Вот эти! - объявила она, протягивая Диане два сверкающих полумесяца.
        - А! Их мне подарил к бракосочетанию султан Омана.
        - Прелесть! Такие романтичные вещицы. Ой, Диана, я, кажется, начинаю тебе завидовать!
        - Мне слишком многое приходится делать по обязанности. - Диана снова погрустнела. - Взять хотя бы эти украшения. Я надеваю их - за очень небольшими исключениями - не потому, что мне так хочется, а потому, что обязана.

* * *
        В половине четвертого был подан вертолет, чтобы отвезти Диану и Александру в Сандрингем, графство Норфолк, в ста с лишним милях от Лондона. Они приземлились на значительном расстоянии от обширных королевских владений, потому что королева Елизавета не выносила шума пропеллеров. Прямо на летном поле они пересели в машину.
        Замок Сандрингем, построенный в семнадцатом веке, поразил Александру своими размерами: в нем насчитывалось двести семьдесят комнат. Издалека виднелись его остроконечные крыши, башенки под круглыми куполами и внушительные кирпичные трубы. Замок был окружен могучими вековыми дубами, вплотную к которым подступал сад, где цвели азалии и рододендроны, посаженные королем Георгом VI. На территории этой загородной резиденции располагались конюшни, в которых разводили племенных лошадей, королевские голубятни, а также псарня с многочисленными конурами для черных лабрадоров, которых разводили здесь с 1911 года как охотничьих собак для королевских егерей.
        - Боже праведный! - воскликнула Александра. Она не могла скрыть своего благоговения при виде оживших страниц истории.
        - Особой красоты не жди, - шепнула ей на ухо Диана, когда их черный «даймлер» приближался к замку. - Здесь все какое-то громоздкое, прямо лошадиное - понимаешь меня? Повсюду старые просиженные кресла, в которых утонуть можно. Кстати, хочу тебя предупредить: не наступи случайно на собачью мисочку. Королева держит валлийских такс; эта порода называется корги. Она собственноручно дает им корм: рубленую печень и собачьи галеты.
        Сразу за входной дверью стояли большие старинные весы, словно два ведра на коромысле. Диана со смешком указала на них Александре:
        - Ими пользовался король Эдуард VII. Он имел обыкновение взвешивать гостей при входе и при выходе.
        - Зачем? - не поняла Александра.
        - Ну как же: чтобы проверить, хорошо ли они поели. Обычно гости себя не ограничивали.
        Они прошли сквозь гостиную-салон, излюбленное место отдыха королевы. На столе лежала разрезная головоломка.
        - Королева прячет крышку с образцом, чтобы было труднее собирать картинку. Любой может попытать счастья, но посетители, как правило, не рискуют, - вполголоса рассказывала Диана. - Представляешь, какая возникнет неловкость, если кто-нибудь соберет картинку целиком, а королева будет недовольна.
        Чай был подан ровно в пять часов в белой гостиной, где хранилась знаменитая коллекция изделий Фаберже: пасхальные яйца и прочие сокровища, усыпанные драгоценными камнями.
        Когда ее представили королеве, Александра пришла в неописуемое смятение и чудом удержалась на ногах, приседая в глубоком реверансе.
        - Рада познакомиться с вами, - благосклонно сказала королева Елизавета, протягивая Александре руку в белой перчатке. Александра сумела справиться со своим волнением только тогда, когда ее величество повернулась к королеве-матери. Никогда прежде Александре не доводилось видеть особ королевской крови. Принц Филипп выглядел весьма импозантно и был подчеркнуто предупредителен. Герцогиня Йоркская, одетая в зеленое шелковое платье, заразительно смеялась, запрокинув веснушчатое лицо. Принцесса Маргарет появилась в чем-то нежно-голубом. На чаепитии присутствовали немногочисленные титулованные пары, чьих фамилий Александра от волнения не запомнила.
        Три королевских таксы-корги пристроились у ног хозяйки, положив на лапы свои лисьи мордочки.
        - Все еще трепещешь? - тихонько спросила Диана, беззвучно смеясь.
        - Немножко, - призналась Александра.
        - Ну и напрасно. Хотя это со всеми случается. Королева привыкла, что при встрече с ней на людей нападает столбняк. В разговоре с тобой она специально будет задавать такие вопросы, на которые нельзя ответить «да» и «нет».
        Александра огляделась вокруг с нарастающим беспокойством. Чаепитие у королевы. Ее величество, оживленная и приветливая, согревала всех своим присутствием. На ней было синее платье с мелким рисунком. Оно могло бы показаться чуть старомодным и несколько пестроватым, но королева выглядела в нем уютно и по-домашнему. Из украшений Елизавета II предпочла в тот день двойную нитку жемчуга и небольшие жемчужные серьги. Ее волосы были уложены как обычно.
        Угощение оказалось типично английским. Тонко нарезанный ржаной хлеб, а к нему масло в глиняных горшочках, разнообразные джемы, мясной и рыбный паштет. Сэндвичи с сыром из ломтиков белого хлеба с обрезанными корочками, украшенные кружками огурца или помидора. Бисквит со сливками и вареньем, шоколадный торт, птифуры с кремом и глазурью. Плоские коврижки и шоколадные палочки. Теплые пончики, накрытые льняной салфеткой, а рядом с ними розетки с густыми сливками и свежей протертой земляникой.
        Александре показалось курьезным, что слева от ее величества стоял самый обыкновенный хромированный тостер, в который она, как заправская домохозяйка, уверенно вставляла овсяные лепешки, беря их с тарелки, почтительно поданной пажом.
        Александра сидела по левую руку от королевы.
        - В окрестностях Чикаго можно кататься на лошади? Где вы занимаетесь верховой ездой? - мягко поинтересовалась королева Елизавета, наливая чай.
        - Окрестности теперь застроены городскими кварталами, мэм, - ответила Александра. - Иногда я все же езжу верхом, но, к сожалению, в седле держусь неуверенно.
        Александра лихорадочно перебирала в уме все наставления, которые получила накануне. При первом знакомстве королеву следует именовать «ваше величество», а потом «мэм». В присутствии королевы нельзя садиться, пока она сама не предложит. Ни под каким видом нельзя выходить из-за стола, пока не поднимется королева.
        - А собак вы держите? Какой породы?
        - Нет, собаки у нас, к сожалению, нет. - Александра почувствовала себя ущербной.
        - Зато у вас есть прекрасное озеро Мичиган. Это ведь настоящее озеро, не так ли? - Королева старалась вывести Александру из замешательства. - Я полагаю, там можно ходить под парусом. Мне говорили, что ваш супруг участвовал в регате на «Кубок Америки» и включил вас в команду.
        Только теперь Александра стряхнула с себя оцепенение. Она начала рассказывать королеве про парусные гонки и про яхту «Лекси леди». Чаепитие шло своим чередом. Королева Елизавета ложечкой насыпала чай «дарджилинг» в заварочный чайник и заливала кипятком из большого серебряного чайника. Справа от нее ожидало шесть серебряных чашек. Королева разливала чай для сидящих за одним концом стола, а на другом конце так же священнодействовала ее фрейлина, леди Фермой, бабка принцессы Дианы. Большие чашки были предназначены для мужчин, а поменьше размером - для дам.
        Обряды, традиции и обязанности - оплот правящей династии, ее прибежище, ее работа. Александра не хотела бы провести таким образом всю свою жизнь, но прикоснуться к этому миру было чрезвычайно интересно.
        Если бы только Ричард мог быть здесь рядом с ней.

        IV
        АЛЕКСАНДРА, 1979

        После окончания школы «Уэст-Хит» Александре предстоял дебют в свете - первый бал.
        - Сандра... Сандра... - прерывистым шепотом повторял Роджер Ханневелл Хау IV, который искусно вел Александру в фокстроте под звуки одного из лучших бостонских оркестров. - Что ты со мной делаешь? Ты понимаешь, что ты со мной делаешь?
        Она все понимала. К ее бедру прижималось нечто твердое, как стальной стержень. Роджер, в белой фрачной паре и галстуке, воплощал собой благопристойность, и его неудержимое плотское желание совершенно не вязалось с этим обликом. На протяжении часа он был уже четвертым из тех, кто, танцуя с Александрой, недвусмысленно прижимался к ее бедру. Наверно, причиной тому было ее белое крепдешиновое платье со скромным вырезом у шеи; даже ее брат Дерек, весьма искушенный молодой человек, признал, что этот вырез «настолько целомудрен, что производит прямо противоположное впечатление».
        Танец окончился, и Роджер умело закружил ее в заключительном вращении. Не зря он с четырнадцати лет посещал школу бальных танцев. Краем глаза Александра видела, что за ней наблюдает ее тетка, Сэйра Биддл, которая вместе с Фелисией Ревсон (отец Александры наконец остановил на ней свой выбор) долго корпела над списком приглашенных и предусмотрела все до мелочей, включая гравированные пригласительные билеты и чаевые прислуге.
        - Прошу тебя, не называй меня Сандрой. Ты же знаешь, что я терпеть не могу фамильярности. Мое имя Александра. - Эта отповедь позволила ей не отвечать на его вопросы.
        - О'кей, Александра. - Он снова прижался к ней всем телом.
        У Роджера были светлые волосы и открытое лицо, как у актера Райана О'Нила. Он прилетел из Гарварда на ее первый бал. Роджер принадлежал к узкому кругу молодых людей, с которыми Александра была знакома с самого детства. Каждому из них было уготовано судьбой солидное состояние и вдобавок завидное положение в крупной фирме, в Национальном медицинском обществе или в дипломатическом корпусе.
        - Александра. - Роджер был настойчив. - Ты такая...
        Александра мечтательно улыбнулась. Она уже не слышала его. Ей хотелось только наслаждаться красотой этой лунной ночи. Лунный свет проникал сквозь окна бального зала, где бесшумно сновали официанты в белых перчатках и источали пряный аромат расставленные повсюду цветы - причем только белого цвета, как подобало случаю.
        Местом проведения бала выбрали загородный клуб в Бруклайне. Это был самый первый из подобных клубов в Соединенных Штатах, настолько знаменитый и фешенебельный, что его так и называли - «Загородный клуб», словно он был единственным в своем роде.
        По паркетному полу скользили пары танцующих, чьи имена звучали как справочник высшего света Бостона: Ханневелл, Биддл, Уорд, Хау, Прескотт, Форбс. Внуки промышленников, которые сколотили миллионы на войне 1812 года, обнимали в танце правнучек железнодорожных магнатов. Среди приглашенных были Генри Киссинджер, двое судей Верховного суда США и, конечно же, сенатор Эдвард Кеннеди.
        Александра благодарила небо, что сегодня она в центре всеобщего внимания - и в безопасности. Кошмар той безумной ночи в Лондоне все еще не давал ей спокойно спать по ночам. Александра была дома уже полтора месяца; она ежедневно прочитывала газеты от первой полосы до последней, но обнаружила только короткое сообщение в лондонской «Таймс».

«Наследник титула погиб в дорожно-транспортном происшествии».
        Держа газету трясущимися руками, она жадно вчитывалась в скупые строки. Заметка всего лишь информировала читателей, что Саймон Хит-Коут попал в аварию, возвращаясь с какой-то вечеринки, и оснований для возбуждения уголовного дела не было. Однако смерть Саймона настолько потрясла Александру, что события той ночи неотвязно преследовали ее. Казалось, настанет день, когда придется за все держать ответ.
        Не успел Роджер проводить Александру на место, как она увернулась от него и, не давая возможности никому другому пригласить ее на следующий танец, убежала в дамскую комнату.
        Там толпились юные девушки и взрослые женщины в кружевных и шелковых бальных платьях. Среди них были ее ровесницы, дебютантки нынешнего лета; были и такие, кто выходил в свет уже третий сезон. Матери и тетушки оказались в меньшинстве. Из элегантных вечерних сумочек извлекалась губная помада; поправлялись прически, испорченные не в меру ретивыми поклонниками; расторопные белошвейки в форменных фартучках на ходу пришивали оторвавшиеся оборки. Бекки Сэлтон обильно орошала глубокий вырез платья дорогими духами.
        - Александра! Александра! Ты не видела Дерека? - кричала Пимс, то есть Памела Лодж, с которой Александра когда-то ходила в детский сад. Сегодняшний вечер был дебютом не только для Александры, но и для ее подруг-однолеток: Памелы, Маффи Копли и Элисон Рид.
        Пимс не блистала красотой. Ее волосы цвета спелого меда были стянуты в тугой шиньон на затылке, лицо осыпали веснушки, а бесцветные ресницы вокруг добрых серых глаз могла спасти только махровая тушь. На ее крупной фигуре белое кружевное платье выглядело нелепо.
        - Дерек? Танцует наверно, - равнодушно ответила Александра.
        - Проклятье! - Пимс сходила с ума по брату Александры, который в свои тридцать лет уже третий раз избирался в Конгресс США. Его политическая карьера складывалась блестяще, и он подумывал, что настало время выставлять свою кандидатуру на выборах в Сенат.
        - Если увидишь, направь его ко мне, ладно? - попросила Пимс. - Скажи ему, что я готова собирать деньги в фонд его избирательной кампании или что-нибудь в этом роде. Александра, я просто теряю голову. Дерек - это мой идеал.
        - Твой идеал? - поддразнила ее Александра. - С его-то длинным носом и поросячьими глазками?
        - Ты так говоришь, потому что ты его сестра. А по-моему, так он похож на Джона Кеннеди. Слушай, посмотри на мою спину, не осталось ли там отпечатков потных ладоней? - попросила Пимс, поворачиваясь к Александре широкой спиной. - А тебя не интересует Роджер? Он душка, правда? Чуть маловат ростом, но очень милый.
        Александра вздохнула:
        - Пимс, ну что значит «душка»? Какой же это мужчина, если он «душка»? Нет, я ценю в мужчинах совсем другое.
        - Зрелость? Воспитание? Секс?
        - Почему бы и нет? И еще притягательную силу, харизму. А кроме того, богатство, власть, положение. - Александра невольно подумала о своем отце: из всех, кого она знала, под такое описание подходил только Джей Уинтроп.
        - Ну и запросы! - фыркнула Памела.

* * *
        В одиннадцать часов танцы прекратились, и оркестр заиграл туш. Гости выстроились полукругом у танцевальной площадки. Настало время представить обществу дебютанток.
        Александра заметно нервничала, стоя рядом с отцом, Дереком и Роджером Хау и ожидая своей очереди. Она сжимала в руках изящную бутоньерку из карликовых роз и гардений. Прежде она не задумывалась об этом традиционном ритуале. Многие поколения девушек в белых бальных платьях стояли точно так же, как она сейчас, дрожа от волнения и гордясь собой: они вступали во взрослую жизнь.
        - Не волнуйся, девочка моя, - сказал Джей Уинтроп, сжимая локоть дочери. Ему исполнилось пятьдесят шесть лет. С годами он сделался похож на римского патриция: волосы цвета перца с солью, здоровый цвет лица, аккуратно подстриженные усы. Благодаря своему росту он возвышался над большинством приглашенных, и десять килограммов лишнего веса не портили его, а лишь придавали крупной фигуре дополнительную весомость. Всю жизнь Александра его боготворила. - Для меня ты всегда останешься малышкой, хотя теперь ты совсем взрослая девушка - самая красивая из всех. Я горжусь тобой.
        - О, папа...
        - Ты так же прекрасна, как твоя мать, - добавил Джей Уинтроп, и его глаза увлажнились.
        Александра смахнула слезинку. Воспоминания о матери болью отозвались в ее душе. Кассандра Уинтроп была не просто красавицей: она всю жизнь делала людям добро.
        На мгновение Александре показалось, что мать тоже стоит рядом. Ее облик был проникнут печалью, словно материнское сердце чуяло беду.
        Я искуплю свою вину, молча пообещала Александра. Даю слово. Клянусь. Я буду жить честно и никому не причиню зла. Буду писать музыку. Буду сочинять песни.
        Пимс выходила первой. Дерек, стоявший справа от Александры, с легкой иронией наблюдал за происходящим. Он сто раз бывал на балах в честь дебютанток и слыл завидным женихом. Вот уже десять лет бостонские мамаши расставляли на него сети, но Дереку всегда удавалось ускользнуть. Теперь, глядя, как Пимс судорожно сжимает бутоньерку и отчаянно краснеет, он наклонился к самому уху Александры и прошептал:
        - Она волнует мужское воображение не более, чем паровая котлета.
        - Ну тебя, Дерек! Замолчи! - Александра боялась расхохотаться. - Смотри, сейчас выходит Маффи. Она такая хорошенькая, просто чудо!
        Потом настала очередь Александры. Она набрала в себя побольше воздуха, чувствуя, как ноги наливаются свинцом, но никак не выдала своего трепета. Взяв под руку отца, она плавным движением скользнула вперед и просияла лучезарной улыбкой. Тетушка Сэйра без устали репетировала с ней этот скользящий шаг и последующий реверанс. Александра ступала с безупречной грацией. Теперь все увидели в ней высокую, легкую в движениях молодую женщину, внутренне уверенную в себе, блистающую красотой и свежестью. Летящее белое платье довершало ее облик.
        Она не различала лиц в толпе гостей, но до ее слуха донеслось восхищенное, дружное
«Ах».
        - От тебя все в восторге, - успел шепнуть Дерек, когда они с Роджером сопровождали Александру на отведенное ей место среди остальных дебютанток. - Завтра у тебя телефон раскалится от звонков. Но для меня ты просто сестренка Сисси, так что не особенно задирай нос.
        Потом Александра закружилась с братом в туре вальса. Сказочная ночь... приглушенный свет, луна за окнами, восхищенные взгляды... Что ожидало ее дальше?

* * *
        Тетушка Сэйра считала, что бал удался на славу.
        - Можно смело сказать, что ты, Александра, - звезда нынешнего сезона, - провозгласила она, царственно восседая за боковым столиком, откуда хорошо просматривался весь зал.
        Александра покраснела от смущения и не нашлась, что ответить.
        - Вот увидишь, завтра с самого утра тебе начнут доставлять букеты. Ты затмила всех остальных девушек.
        - Я прямо не знаю, тетя Сэйра...
        В час ночи были поданы легкие закуски, и дебютантки, а вместе с ними и все приглашенные, подкрепились омлетом, колбасой, тостами с джемом, апельсиновым соком и кофе. Шеф-повар оказался на высоте. Он приготовил четыре вида картофельных блюд, от подрумяненной жареной картошки до хрустящих чипсов, сдобренных маслом и приправленных свежесмолотым перцем.
        Дерек оторвался от игривой беседы с Бекки Сэлтон, признанной красавицы прошлого сезона, и наполнил тарелку Александры. Они выбрали столик у окна, откуда были видны залитый лунным светом сад и дефилирующие парочки. Александра едва притронулась к омлету с грибами и насмешливо улыбнулась брату:
        - Так-так. Значит, Бекки Сэлтон?
        - Нет, она слишком пухленькая.
        - Пухленькая?
        - Мне нужна такая, как Жаклин Бувье. Но, разумеется, не католичка. Неотразимое обаяние, утонченность и интеллект. Ну, ты понимаешь.
        Александра нахмурилась:
        - Любая из этих девушек могла бы быть не хуже твоей Жаклин Бувье-Кеннеди-Онассис, если бы вытянула счастливый билет.
        - Кстати об интеллекте, сестренка. Ты, по-моему, не страдаешь его отсутствием. Не могла бы ты мне немного помочь во время следующей избирательной кампании? Может быть, тебе удастся заручиться поддержкой спонсоров. Мне уже неловко рассчитывать на отцовский кошелек.
        Александра согласилась, и разговор пошел о предвыборных делах. Вдруг Дерек посмотрел в сторону и широко улыбнулся:
        - О, кого я вижу! Джанкарло. Наконец-то.
        - Кто такой Джанкарло?
        Александра увидела стройного молодого человека лет двадцати, который мягкой походкой направлялся к их столику. Он был одет, как подобало случаю, однако смокинг сидел на нем с особым шиком. Его отличала особая южная красота. Иссиня-черные завитки волос ложились на воротник. Александра отметила, что у него классический римский профиль.
        Она понимала, что появление нового гостя не прошло незамеченным. Тетя Сэйра заерзала, как потревоженная индюшка.
        - Молодец, что сумел приехать. - Дерек поднялся ему навстречу, протягивая руку.
        Александра могла поклясться, что его имени не было в списке приглашенных.
        Дерек по-свойски познакомил их:
        - Джанкарло Феррари, из семьи итальянских гонщиков. Мы с ним познакомились в прошлом году в Айове. Александра, это просто ураган, второй Марио Андретти.
        - Очень приятно. - Александра вежливо подала ему руку. Джанкарло поднес ее пальцы к губам и поцеловал, как принято в Европе, задержав ее руку на мгновение дольше, чем следовало.
        - Я его пригласил сюда заехать, - объяснил Дерек. - Мы вчера оказались в одной компании. Недурно провели время, верно? - обратился он к гонщику, толкая его локтем в бок. - Моя сестра сегодня всех затмила. Жаль, что ты не видел ее выхода.
        Молодой итальянец не сводил с Александры взгляда своих мечтательных карих глаз, в которых сквозила напористость.
        - Вы очень красивы, Signorina Уинтроп.
        - Благодарю вас.
        - Не хотите ли прогуляться по саду?
        - Пожалуй, - ответила Александра. - С удовольствием. Но, может быть, вы сначала перекусите?
        - Вы интересуетесь машинами? - спросил гонщик, присаживаясь за их столик. - Я хочу вам рассказывать о себе и об автогонках. Вы хотите слушать, да? Я родом из Torino. Турин. Через год я буду гонщиком с мировым именем. Я стану знаменитостью.
        Джанкарло на минуту отошел, чтобы положить на тарелку каких-нибудь закусок, а потом снова сел к ним за стол. Он был поразительно красив, но говорил исключительно о себе. Он рассказал Александре о гонках в Монако, где он на
«феррари-312Б» опередил соперников на шестнадцать секунд.
        Александру покорила его восторженность. Сопровождая свой рассказ энергичными жестами, он описал полную неожиданностей трассу в Монте-Карло.
        - Вам интересно? - Джанкарло прервал свой монолог. - Вы хотите еще слушать про меня?
        - Конечно, - чистосердечно ответила Александра.
        - Ну, я родственник семьи Феррари, которая делает гоночные автомобили. У нас в роду многие поколения мужчин были гонщиками. Мой отец имеет дом в Torino и виллу на Капри, и другую виллу в Монако.
        - Понимаю. - Александра встретилась с ним взглядом и не отвела глаз.

* * *
        Серебристый диск полной луны висел прямо над крышей «Загородного клуба», освещая сад и ухоженные газоны. Воздух был напоен ароматом цветущих деревьев, поздней сирени и свежескошенной травы.
        Александра и Джанкарло присоединились к парам, прогуливающимся по аллеям. Легкий ветерок играл платьем Александры, обрисовывая ее фигуру. Она вдохнула ночную свежесть и почувствовала новый прилив бодрости. Усталость как рукой сняло.
        - Вы не возражаете, если я разуюсь? - спросила Александра и оперлась на его руку. - У меня устали ноги. - Она скинула бальные туфли на непривычно высоких каблуках.
        Они отошли от кирпичной стены и пошли прямо по траве в сторону цветущих зарослей.
        - Расскажите мне, Джанкарло, как чувствует себя человек, когда подвергает свою жизнь опасности.
        Гонщик рассмеялся.
        - Я не подвергаю свою жизнь опасности, Александра. - Он говорил с легким акцентом, который придавал особую прелесть ее имени. - У меня есть мастерство, воля к победе и удача. Я знаю, чего хочу, и добиваюсь своего. У кого нет этих качеств, пусть идет в мусорщики, а не в гонщики.
        Они шли под уклон, и Александра оступилась.
        - Осторожно, - предостерег Джанкарло, подхватив ее под локоть. - Трава мокрая от росы. Мы не хотим, чтобы вы упали, правда? Лучше уж тогда вместе!
        Он засмеялся глубоким, хрипловатым смехом, который не оставлял сомнений насчет смысла его шутки. Он очень привлекателен, некстати подумала Александра. При этой мысли по ее телу пробежала легкая дрожь от близости человека, с которым она не была знакома и часу.
        Ей захотелось, чтобы Джанкарло ее поцеловал.
        Это было бы достойным завершением сказочной ночи, которая запомнится на всю жизнь. Конечно, ей уже случалось целоваться и с Роджером, и с двумя-тремя другими. Но Джанкарло был так не похож на них.
        Александра нарочно остановилась в тени деревьев, повернувшись к нему лицом. В сиянии лунного света он сделался похожим на молодого сатира.
        - Ты слишком прекрасна, чтобы я флиртовал с тобой, bella. Я не могу позволить себе лишнего.
        - Но я этого хочу, - упрямо возразила Александра.
        - Прямо здесь?
        - Да, поцелуй меня прямо здесь.
        - Ах, вот оно что, - пробормотал Джанкарло.
        Он помедлил, без улыбки глядя на Александру, потом притянул ее к себе и положил руки ей на бедра.
        Александру словно ударило током. У нее перехватило дыхание, когда Джанкарло прижался к ней так, чтобы его возбужденное желанием тело само нашло все изгибы ее фигуры. Казалось, она уже не сможет пошевелиться, прикованная к нему. Его левая рука скользнула вниз по спине Александры, а правая подняла вверх ее подбородок.
        Его губы были мягкими и сочными. Они впитывали нежность ее рта и оставляли на ее губах едва уловимый запах вина. Неумелые губы Александры ответили ему не сразу. Джанкарло осторожно раскрыл их языком. Александра почувствовала предательскую слабость в коленях и обхватила его за плечи, чтобы не упасть.
        Волшебно.
        Божественно.
        В этом поцелуе соединились не только губы. Джанкарло неумолимо прижимал бедра Александры к своему твердому фаллосу. Его язык бился у нее во рту. Опытная рука нашла ягодицы, нащупала впадинку, и пальцы властно и ритмично заскользили по ней вверх и вниз, вверх и вниз. На каждое его движение тело Александры откликалось трепетной дрожью.
        Александра испытывала какое-то сладостное ощущение, словно у нее внутри раскрывался огненный бутон.
        - Александра... - лишь однажды прошептал он, отрываясь от ее губ и покрывая влажными поцелуями щеку. Александра почувствовала, как кончик его языка вошел в ее ушную раковину, и чуть не вскрикнула от неожиданности и наслаждения. У нее подгибались ноги, но Джанкарло крепко держал ее, не давая упасть. Он ласкал ее тело так, словно оно было обнаженным, проникая в самые потаенные уголки.
        Когда Александра простодушно настаивала, чтобы Джанкарло ее поцеловал, ей и в голову не могло прийти, каким будет этот поцелуй. Джанкарло поглотил ее целиком!
        Женский смех, раздавшийся совсем рядом, отрезвил Александру: по этой же тропинке шла еще одна пара. С минуты на минуту их могли увидеть.
        - Джанкарло... - Она попыталась высвободиться. Джанкарло, казалось, не слышал ее. Он жадно целовал ее шею.
        - Прошу тебя... Сюда идут... Нет, Джанкарло!
        - Прости меня, Александра, - тихо сказал Джанкарло, приходя в себя. - Но ты такая. . bella, bella. Я ничего не мог с собой поделать. Понимаешь, как ты прекрасна?
        Александра наклонилась, чтобы отыскать в траве туфли, которые она уронила, когда Джанкарло стал ее целовать. Она сунула в них ноги и почувствовала, что туфли насквозь промокли от росы.
        - Я позвоню тебе завтра, - сказал Джанкарло, когда они возвращались в клуб. - Я повезу тебя на трассу, где собираюсь тренироваться.
        Она молча кивнула, боясь выдать себя. Когда они подошли к парадному входу, Александра, стыдясь, прошептала:
        - Давай обойдем кругом. Там есть черный ход. Мне надо потихоньку взять сумочку и привести себя в порядок.
        - Тебе ничего не нужно, - галантно ответил Джанкарло. - Лунный свет - твое лучшее украшение, bellissima.

* * *
        Александра проскользнула мимо кухни. Она была радостно возбуждена и вместе с тем сконфужена. Она хотела, чтобы это был самый обыкновенный поцелуй, маленькое приключение, которое сделало бы этот вечер еще более памятным. Она вовсе не рассчитывала на... на Джанкарло.
        Свернув по коридору, она столкнулась лицом к лицу с Фелисией Ревсон, которая в последнее время была близка с ее отцом.
        - Александра, я тебя повсюду ищу, - нетерпеливо сказала она, заталкивая ее в какую-то тесную каморку.
        Плотно закрыв дверь, она потребовала:
        - Быстро говори, где ты была. Надо что-то придумать. Отец вне себя.
        У Александры не хватило духу посмотреть ей в глаза.
        - Я... я выходила погулять, - призналась она.
        - С этим приятелем Дерека? Я так и знала, - кивнула Фелисия. - Торопись, надо подкрасить губы и вытереть лицо. Вот твоя шубка. Застегни воротник, а то у тебя вся шея в засосах.
        Благодарная за помощь, Александра в спешке подкрасилась и расчесала волосы.
        Фелисия тронула ее за руку и посмотрела ей в глаза с такой теплотой, что Александра поняла, почему отец полюбил эту женщину.
        - Александра, мне за тебя очень неспокойно. С тех пор как ты приехала из Англии, на тебе лица нет. Тебя что-то гложет?
        Александре нестерпимо хотелось выговориться и облегчить душу, но она закусила губу. Ее почти каждую ночь мучили кошмары. Ей просто необходимо было с кем-то поделиться!
        Но она не могла на это пойти. Ведь есть еще Джетта и Мэри-Ли. Они втроем связаны клятвой.
        - Ничего особенного, - глухо ответила она.
        - Это точно? - Фелисия испытующе посмотрела на нее. - Александра, ты знаешь, как я к тебе отношусь. Ты чудесная девушка. В твои восемнадцать лет у тебя впереди прекрасное будущее. Но я чувствую, что с тобой что-то происходит. Ты ничего не хочешь мне сказать?
        - Нет, - прошептала Александра.
        - Ну, ладно. Только я должна предостеречь тебя, дорогая: не связывайся с этим юношей. Он очень хорош собой, но это человек из другого мира. Когда двое соединяют свои судьбы, у них должны быть общие интересы, общие мысли и убеждения, общий круг знакомств. Поверь мне, я знаю, что говорю. В свое время я вышла замуж за человека другого круга. Но когда у мужчины и женщины много общего, это связывает сильнее, чем простая влюбленность.
        - Но я вовсе в него не влюблена, - запротестовала Александра.
        - Вот и хорошо. Завтра будет новый, прекрасный день, Александра, а потом еще и еще. Тебя ждет самое счастливое лето в твоей жизни.
        Александра заставила себя улыбнуться. Ее мучила совесть: ведь они договорились, что Джанкарло завтра позвонит.
        - Ну, пойдем. - Фелисия обняла ее за плечи, и Александра почувствовала тончайший аромат французских духов. - Надо найти папу и тетушку. И пожалуйста, дорогая, постарайся прийти в себя. Мы все тебя любим. Честное слово. Сегодня ты блистала, как звездочка. Я видела, у многих на глазах были слезы.

* * *
        Придя домой, Александра первым делом прошла в музыкальный зал, где она провела столько счастливых часов, сидя рядом с мамой за роялем «Стейнвей». Она включила свет, опустилась на круглый стул и тронула клавиши. Ее переполняли и смертельная усталость, и небывалый подъем.
        Что это был за вечер!.. Не просто первый бал, ее дебют, а... это было... Она сама не понимала, что это было. В ней боролись два чувства, и ни одно не могло одержать верх.
        Она закрыла глаза и пробежала пальцами по клавишам, извлекая легкие звуки. Ей понравился один аккорд, и она повторила его, затем взяла на полтона выше. Ей почему-то неудержимо захотелось сочинить песню... такую, чтобы в ней звучало ее душевное смятение. Чтобы она была заряжена страстью.

* * *
        - Папа! Папа, сделай одолжение, послушай, пожалуйста, одну песню.
        - Охотно, - отозвался Джей Уинтроп.
        Отец вошел следом за Александрой в музыкальный зал и присел на диван, глядя в окно на великолепный розарий, который появился под заботливыми руками его покойной жены Кассандры и теперь радовал глаз буйством красок.
        Александру охватило волнение. Она билась над этой песней не один день: снова и снова подправляла мелодию и припев, шлифовала стихотворные строки, которые давались ей с таким трудом. Джею предстояло первому услышать «Ласковую женщину».
        - Ну, малышка, я слушаю, - подбадривал ее отец.
        Александра взяла вступительные аккорды, а потом запела низким, чуть глуховатым голосом, но достаточно сильным, чтобы он заполнил все пространство музыкального зала. В стихах сквозила страстность и щемящая грусть.
        Когда смолкли последние звуки припева, Александра боялась пошевелиться. Наконец она обернулась и встретила напряженный взгляд отца.
        - Детка, эта песня... на грани приличия.
        - Папа!..
        - Это правда. Не стану кривить душой. Это песня-однодневка.
        - Папа! - умоляюще воскликнула она снова.
        Джей содрогнулся от этой мольбы. Он встал, подошел к дочери и положил ей на плечи свои сильные руки.
        - У тебя незаурядное дарование, Александра. Не растрачивай его на такие безделки. Поступай в Вассар на музыкальный факультет. Думаю, ты и сама об этом мечтала. Но обязательно выбери еще одну специальность. К примеру, иностранные языки. Или журналистику. Это пригодится тебе в будущем. Возможно, ты захочешь стать штатной сотрудницей в команде Дерека. Он был бы только счастлив.
        Отец вышел. Александра ссутулилась и безучастно смотрела на ноты, которые она выводила с таким старанием. Она снова сыграла свою песню - на этот раз для себя, потом повторила еще и еще. Ее голос окреп, в нем зазвучал дерзкий вызов. Александра прислушивалась к каждому аккорду, к каждой строчке и решила, что менять ничего нельзя.
        - Это что-то необыкновенное! - В дверях стояла Фелисия.
        Александра подпрыгнула от неожиданности.
        - Извини, я тебя напугала. - Фелисия, как была, в теннисном костюме и с ракеткой в руке, вошла в музыкальный зал. - Я шла отрабатывать подачу и тут услышала твою песню. У меня все вылетело из головы, - улыбнулась она.
        - Ну? - спросила Александра. - Что скажешь?
        - Девочка, ты меня покорила. В твоих стихах столько чувства. Это просто невероятно!
        - А папе не понравилось, - с обидой сказала Александра.
        Фелисия рассмеялась:
        - Дорогая, ты уже отметила совершеннолетие и вышла в свет, но для него ты всегда останешься маленькой девочкой. Будь к нему снисходительна. Что ты собираешься делать с этой песней?
        - А что с ней можно сделать?
        - У меня есть добрый знакомый в фирме «Ариста рекордс» - это в Лос-Анджелесе. Надо будет ему позвонить.
        Александра колебалась. Ей претила возможность прославиться благодаря семейным связям. Она хотела добиться успеха благодаря своему собственному творчеству.
        - Спасибо, Фелисия, пока не нужно, - сказала она. - Я постараюсь справиться сама.

* * *
        Прошла уже неделя, а Джанкарло все не звонил. Стараясь выбросить его из головы, Александра размышляла о том, как бы предложить песню «Ласковая женщина» какой-нибудь фирме грамзаписи. Она перелистывала один за другим номера музыкальных журналов в поисках хоть какой-то подсказки, но однозначного ответа не нашла.
        Она решила, что первым делом надо записать демонстрационную кассету для возможных прослушиваний, и заручилась поддержкой Памелы, у которой был студийный магнитофон.
        - Ой, Александра, «Ласковая женщина» - просто мечта! - приговаривала Пимс, когда Александра спела ей свою песню. - Она такая... прямо не знаю, как выразить... грустная и сексуальная одновременно. У меня прямо мурашки бегут по коже.
        В субботу они с утра до вечера просидели перед микрофонами, пока не сделали запись, которую Пимс сочла приемлемой.
        - Грандиозная песня, - выдохнула Пимс. - У тебя потрясающий голос, Александра. Я не сомневаюсь: успех обеспечен.
        - Голос у меня самый заурядный, - сказала Александра. - Ни глубины, ни диапазона. Я хочу, чтобы звучал не голос, а песня.
        - Будь уверена, песня зазвучит! Она не может не понравиться. Представь, что скажет твой папа, когда «Ласковую женщину» начнут крутить все радиостанции.
        - Надеюсь, он скажет, что гордится мною, - тихо ответила Александра.

* * *
        Ранним утром в середине июня утренний воздух был свеж и прохладен после ночного ливня. Обычная для Бостона влажная жара еще не наступила; и в саду, и в доме дышалось легко.
        - Мисс Александра, в чем вы пойдете сегодня на обед к Хау? - Горничная разложила перед ней несколько туалетов, включая элегантный кремовый костюм и синее шелковое платье от Ральфа Лорана. Возле каждого наряда был предусмотрительно выставлен мешочек с подходящими украшениями.
        - Ну... наверно, в синем, - со вздохом ответила Александра.
        - А какое платье приготовить на вечер для бала у Хоневеллов? Вы еще ни разу не надевали шелковое розовато-оранжевое. Вот только я думаю, мисс Александра, надо бы его еще раз примерить. Вы так похудели; как бы оно не оказалось вам велико.
        - Хорошо, я примерю, но только после тенниса. У меня...
        Ее перебил телефонный звонок. Номер личного телефона Александры не значился в городском справочнике. У нее бешено застучало сердце, как случалось при звуке каждого звонка всю прошедшую неделю. Но каждый раз ее ждало разочарование.
        - Алло? - Она затаила дыхание.
        - Александра? Это ты? - В голосе Джанкарло звучала нежность.
        - Да... - она поспешила взять себя в руки. Такому человеку, как Джанкарло, не стоило показывать, что она умирает от волнения. Пусть не думает, что она так легко поддалась его обаянию. Кроме того, она была вне себя оттого, что он заставил ее ждать.
        - Сегодня я буду отвозить тебя на трассу, да? Через час я за тобой заеду. Ты будешь готова: надень брюки и возьми шарф на голову. Моя машина, она не имеет верха, и мы будем лететь, да? Я не признаю ограничений скорости.
        - Но я договорилась сегодня играть в теннис, Джанкарло, а вечером я приглашена на обед. Может быть, перенесем встречу на завтра?
        - Завтра я буду ехать в Дейтону посмотреть местную трассу, - самоуверенно возразил он. - А сегодня я буду с тобой. Значит, я заезжаю через час, да, bella? Ты будешь готова.
        Александра повесила трубку. От волнения у нее по спине пробежал холодок.
        Придется позвонить Пимс и извиниться. Хорошо, что у Пимс есть младшая сестра, которая обожает играть в теннис. Она, наверно, будет только рада заменить Александру. А вот что делать с Джоном Копли IV, с которым у нее было назначено свидание? Придется ему тоже звонить и что-то придумывать.
        - Коллин! - позвала Александра, бросаясь в гардеробную, где горничная доставала бальное платье и вынимала его из защитного бумажного пакета.
        - Да, мисс Александра?
        - Мне нужно что-нибудь повседневное! Но обязательно неотразимое и шикарное! Что у нас есть?

* * *
        У черного «феррари» была такая низкая посадка, что Александре казалось, будто она очутилась у самой земли. Внутри автомобиль скорее напоминал космический корабль. Александру поразило, насколько послушна эта машина в руках Джанкарло. Всякий раз, когда он нажимал на педаль, чтобы обогнать попутный автомобиль, они едва не взлетали над дорогой.
        Каково же было изумление Александры, когда Джанкарло привез ее в международный аэропорт «Логан» и по своей кредитной карточке купил два обратных билета до города Довер в штате Делавэр.
        - Что я слышу? - засмеялась она. - Мы куда-то полетим?
        Он кивнул:
        - В Довер Дауне, да? Это недалеко, да? Я буду брать тебя за руку, и мы будем смотреть в иллюминатор и считать облака. Я буду испытывать несколько пробных моделей, они будут мне платить.
        Они купили крем-соду и несколько пакетиков чипсов и отошли к окну.
        - Как получилось, что ты стал гонщиком, Джанкарло?
        - Мне это было нетрудно. - Он пожал плечами. - Я покупаю машину, показываю людям в
«феррари», что я умею, и они дают мне деньги и место в команде. А потом...
        Александра рассмеялась:
        - У тебя уверенности хоть отбавляй!
        - Мне нельзя иначе, bella. Если у меня не будет уверенности... - он помрачнел. - Давай не будем об этом. Я суеверен. Не люблю говорить о том, чего никогда не может случиться. Я должен верить в свое тело и в свою реакцию.
        - А в машину?
        Он усмехнулся.
        - Вот здесь, carissima, я никогда не могу быть уверен. Надо всегда быть начеку. Может лопнуть подвеска. Могут отказать тормоза. Может отвалиться колесо. Но я не желаю говорить о таких вещах.
        В самолете Джанкарло рассказывал ей об особенностях вождения гоночного автомобиля.
        - Машину надо чувствовать, - говорил он убежденно. - Ее надо чувствовать кожей, тогда она подскажет тебе, как действовать. И тогда можно довериться своему чутью. Времени на размышления нет; думает не голова, а тело.
        Они прибыли на место в одиннадцать часов. Солнце стояло уже высоко. В голубом небе не было ни облачка. Александра ожидала услышать рев моторов, но на автодроме царило затишье, только в гараже механики отлаживали двигатель.
        Огромная пустынная трасса выглядела зловещей. Народу поблизости было совсем немного, в основном техники и инженеры с заводов Форда. Некоторые из них приехали с женами.
        Джекки Стюарт подошел к ним поздороваться. Он тоже участвовал в испытаниях. В белом гоночном комбинезоне он выглядел именно таким, каким привыкла видеть его Александра на фотографиях в «Ньюсуик».

* * *
        Палящее солнце медленно плыло над трассой. В семь часов Джанкарло наконец остановил красный автомобиль. Он легко выпрыгнул через борт и направился к Александре, на ходу стягивая шлем с влажных черных кудрей.
        - Я должен переодеваться и принимать душ, - сказал он. - Потом я должен зайти в отель и сделать несколько звонков. А потом мы будем ужинать и есть омара, да? Или ты хочешь жареную курицу?
        - Лучше омара, - улыбнулась Александра.
        Она ждала не менее получаса, пока он принимал душ. Наконец он появился, благоухая дорогим мылом и лосьоном. Он переоделся в голубую шелковую рубашку, выгодно подчеркивавшую его тонкую талию.
        Он повез ее через весь город в мотель, расположенный на окраине. Александра вздохнула. Сегодняшний день не оправдал ее ожиданий. Она все время просидела на трибуне под палящим солнцем и смотрела на автомобили, проносившиеся по трассе. Такая скука! Джанкарло был настолько самоуверен, что даже не объяснил, почему не звонил ей целых две недели.
        Джанкарло открыл дверь своим ключом, и Александра осмотрелась, прежде чем войти в комнату. Горничная явно делала здесь уборку, однако она не посмела выбросить начатые пачки печенья, крендельков и самых разных чипсов, разбросанные везде, где только можно.
        В холодильнике обнаружились упаковки пива и всевозможных прохладительных напитков.
        - Неужели ты способен все это съесть и выпить? - смеясь, спросила Александра.
        - Гонки, от них я хочу пить. Когда я хочу пить, я также ем крекеры, чипсы и прочее. - Джанкарло снисходительно посмеялся над своими привычками.
        Он сел на кровать и начал звонить по телефону - в аэропорт, в гостиницу, в Милан, во Флоренцию. По нескольким знакомым ей словам Александра поняла, что он был не согласен с условиями контракта. Однако большая часть разговоров осталась ей непонятна.
        В ожидании она неторопливо просматривала автомобильные журналы, которые кто-то - горничная или кто-то другой? - аккуратно сложил в стопку на единственном столике. Наконец Джанкарло положил трубку и пошел в ванную. Сколько же еще ждать? Александра и так просидела без дела сорок минут.
        Не прошло и пяти минут, как он тихонько позвал:
        - Bella?
        Она подняла глаза и охнула. Он появился из ванной совершенно обнаженным.
        На стройном теле Джанкарло не было ни одной лишней складки. Шелковистый покров из черных завитков украшал его грудь, сужался к середине и вновь расширялся, превращаясь в правильный треугольник в низу живота. Из этого темного треугольника поднимался его фаллос, такой большой и крепкий, так изумительно обвитый мраморными синеватыми жилками, что Александра не могла отвести от него завороженного взгляда.
        Она застыла от неожиданности.
        - Bella, - снова прошептал он хриплым шепотом.
        - Джанкарло, - с трудом выдавила Александра, - надо возвращаться в Бостон. Папа и Фелисия сегодня устраивают ужин, и они ждут, что...
        Джанкарло привычным жестом взял ее руку и прижал к своему паху. Александра не могла выговорить ни слова. Его тело было таким гладким, горячим... и невероятно твердым.
        - Джанкарло...
        Он привлек ее к себе и заглушил ее протесты своими губами. Его язык сразу оказался там, где он был две недели назад, и забился у нее во рту. Ее тело не замедлило откликнуться острым чувством наслаждения.
        - Нет, - простонала она, пока ее не покинули остатки здравого смысла, и постаралась высвободиться из его объятий. - Нет, умоляю. Я не могу. Нельзя. Нет.
        Это была совсем не та любовь, о которой Александра читала в книжках. Все произошло быстро, горячо и жестко. Джанкарло не потрудился возбудить ее желания или раздразнить воображение. Он просто сорвал с нее одежду, так что через минуту она уже лежала перед ним, вся дрожа и стыдясь своей наготы.
        Он лег на нее и обвил ее ногами и руками. Его губы жадно и ритмично втягивали ее язык. Он с каждым разом все упорнее старался проникнуть в нее.
        - Ты еще девушка? - не веря себе, воскликнул он. Она только вскрикнула, прижимаясь к нему и содрогаясь от его толчков.
        - Vergine...
        Он поднял ее ноги к себе на плечи, не в силах сдерживать свою страсть. Его движения становились все настойчивее. Александра сквозь резкую боль чувствовала какое-то дикое, первобытное наслаждение. В ней нарастало...
        Джанкарло со всей мощью подался вперед. По его телу пробежала судорога. С похотливым стоном он опустился ей на грудь.
        Потом они лежали рядом на широкой кровати. Джанкарло слегка посапывал в дремоте, его грудь умиротворенно поднималась и опускалась.
        Александра смотрела в потолок. У нее в глазах стояли слезы. Она лишилась девственности. Просто-напросто потеряла ее. Не надо было приезжать сюда. И, что самое ужасное, она не приняла никаких мер предосторожности. Она вела себя как последняя дура.
        Александра глубоко вздохнула, села и посмотрела на часы, но не увидела стрелок. Сгустились сумерки, и комната мотеля погрузилась в темноту.
        Джанкарло проснулся так же внезапно, как задремал. Он лениво повернулся на бок и улыбнулся Александре.
        - Когда ты голая, ты очень красивая. Ты это знаешь?
        Он наклонился к ней и провел языком по ее соскам. Они мгновенно отвердели и потянулись навстречу его ласкам. Александра почувствовала между ног все тот же огненный шар. Не может быть. Наверно, это какое-то наваждение.
        - Мне надо ехать домой, - решительно сказала она. - Отец будет беспокоиться. Я никого не предупредила, что уезжаю надолго.
        - Я отвезу тебя домой очень быстро. Лететь совсем недалеко. - Джанкарло засмеялся и бросился на нее с той же жадностью, что и в первый раз. - Но сейчас... Надо сделать так, чтобы ты тоже кончила, да? Я покажу тебе. Я сделаю тебя счастливой. Такой счастливой, какой ты никогда не была.

* * *
        Лето. Это слово всегда символизировало для Александры концерты на открытых площадках, теннис, верховую езду и поездки в загородный дом неподалеку от Хайанниса, который, несмотря на его внушительные размеры, в семье любовно называли
«коттедж».
        Признаками нынешнего лета стали для нее Джанкарло и музыка. Долгие вечера в мотелях. Долгие вечера в музыкальном зале. Чем чаще она встречалась с Джанкарло, тем легче приходила к ней музыка.
        Прошло несколько недель. Пленки с записью «Ласковой женщины», которые Александра рассылала в огромных количествах, казалось, канули в бездонную пропасть. Правда, некоторые из них возвращались в сопровождении типографской записки:
«Незатребованные студией записи не рассматриваются».
        Это подорвало ее веру в себя. Она понимала, что тысячи таких же любителей, как она, мечтают дать ход своим сочинениям.
        Александра еще раз прокрутила пленку. Ее захватили стихи. Да... они волновали и бередили душу, они создавали особое настроение. И пусть говорят что угодно...
        Джей Уинтроп ясно дал понять, что ему не нравится Джанкарло. Он не одобрял этого знакомства.
        - Папа, уверяю тебя, у нас с ним просто приятельские отношения, - попыталась оправдаться Александра.
        - Я думаю, нам с тобой пора поговорить о делах, детка.
        - О делах? В каком смысле?
        - Ты владеешь вполне приличным состоянием, дорогая. Тебе принадлежат акции компании «Уинтекс Индастриалз» на сумму в сто пятьдесят тысяч.
        - Ему не нужны мои деньги, - с вызовом сказала Александра.
        - Ты уверена? Не забывай, Александра, что ты не такая, как большинство девушек. В мире есть немало охотников за приданым, которые ищут легкой добычи.
        - Знаю. Но я же не влюблена в него, папа. Мне просто с ним интересно. - Она обняла отца за шею. - Я только-только начала выходить в свет. Это мое первое лето! Оно должно пройти как праздник. И потом, я встречаюсь не только с Джанкарло. Есть еще и Бен Максвелл, и Боб Лоуэлл, и Уолтер Катчинс. Но я же ни за кого из них не собираюсь замуж! Я вообще не хочу замуж.
        - Иными словами, для этого еще не настало время. - Джей Уинтроп немного смягчился. - Но впоследствии надо будет обзавестись семьей.
        - Только если я найду подходящего человека.
        - Не хочешь ли ты сказать, что у меня на шее всю жизнь будет сидеть старая дева? - поддразнил отец.
        Она насмешливо улыбнулась.
        - Почему бы и нет, если мне так захочется? Папа, можно подумать, ты не читаешь газет. Тебе известно, что существует движение феминисток? Они утверждают, что у женщины должен быть выбор жизненного пути, и совсем не обязательно на этом пути соединять свою судьбу с мужчиной.
        - Я не могу запретить тебе строить свою жизнь так, как ты сочтешь нужным, - сказал он, поднимая ее лицо за подбородок, чтобы посмотреть ей в глаза. - Но обещай мне, что ты не полюбишь этого человека. Я не желаю, чтобы мои внуки гоняли на
«феррари».
        - Папа...
        - Что ты хочешь сказать? Ты моя дочь, Александра. Прошу тебя, будь осмотрительна.

* * *
        Джанкарло учил ее водить машину. Он объяснял, как можно выжать из нее все, на что она способна. Он увещевал, ругался, хвалил до тех пор, пока Александра не сроднилась с машиной, не начала чувствовать ее кожей, подчинять себе ее скорость. Она научилась делать крутой поворот, резко давить на тормоз. Она больше не пугалась, когда машину заносило на повороте или бросало на обочину. Александра ценила его похвалу. Раньше скорость в шестьдесят пять миль в час была для нее пределом. Теперь на пустой дороге она гоняла под сто пять.[65 миль в час - примерно 90-95км/час; 105 миль в час - примерно 145-150 км/час (примечание OCR Lady Vera, простите за наглость.)] Она упивалась скоростью.
        Однажды они с Джанкарло целый день провели в постели, сняв комнату в гостинице, а потом оба заснули.
        Александре опять привиделся страшный сон, вроде тех, что мучили ее после возвращения из Англии. Ей казалось, что она летит по трассе на гоночном автомобиле и слышит душераздирающий крик; тут она поняла, что это кричит Джетта. Джетта требовала, чтобы она остановила машину, пока не поздно.
        Завизжали тормоза, и машина ткнулась носом в тротуар. Александра силилась проснуться, но утомленное тело не слушалось ее. Во сне она услышала дикий скрежет и увидела, как на капот падает мертвое тело Саймона Хит-Коута. Его голова была повернута задом наперед, а глаза залиты кровью.
        Александра проснулась, словно упала в пропасть. Сердце бешено колотилось, к горлу подступила тошнота.
        - Александра! - Джанкарло тоже проснулся и прижал ее к себе. - Что случилось? Я с тобой, все хорошо, - успокаивал он. - Джанкарло с тобой.
        - Мне приснился отвратительный сон, - с трудом выговорила она.
        - Ты хочешь рассказать Джанкарло? Хочешь об этом говорить?
        - Ой, нет, я... я не смогу вспомнить, - солгала она.
        - Ты уверена, bella?
        - Уверена, - содрогаясь, сказала Александра. Она подняла руку и посмотрела на часы. - Боже мой, Джанкарло, уже шесть часов. Надо бежать. Папа и Фелисия устраивают вечер в честь Сэмми Фейна, мне обязательно надо там быть.

* * *
        Сэмми Фейн приехал на конференцию Американской ассоциации композиторов, писателей и издателей. Чаще всего такие конференции проходили в Нью-Йорке, но иногда устраивались выездные заседания в Лос-Анджелесе, Вашингтоне или Бостоне. Он привез с собой Минни Филлипс которая уже много лет была его спутницей жизни - всегда оживленную и такую же обаятельную, как и он сам. Александра души не чаяла в Сэмми: он мог сыграть и спеть что угодно. Слушая его голос, никто бы в жизни не сказал, что ему далеко за семьдесят.
        Александру сопровождал Дерек. Джей Уинтроп пригласил главным образом политиков, с которыми хотел поддерживать прочные связи. Разумеется, они прибыли с женами.
        После обеда все перешли в музыкальный зал, и Сэмми порадовал присутствующих проникновенным исполнением доброго десятка собственных песен к известным кинофильмам, таким, как «Марджори Морнингстар», «Ночь нежна», «Алиса в стране чудес». Затем он спел несколько новых, еще не исполнявшихся песен и сыграл небольшую импровизацию, которую назвал «Вальс для Александры».
        Слушатели наградили Сэмми бурной овацией. Он поднялся из-за рояля, подошел к Александре и по-отечески расцеловал ее.
        - Сэмми, я тоже хочу вам кое-что сыграть и спеть, - неожиданно для себя выпалила Александра. - Я сочинила песню. - Она увидела, как у отца поползла вверх бровь, однако Сэмми одобрительно кивнул. - Она называется «Ласковая женщина».
        Александра села за рояль.
        Песня была встречена мертвой тишиной. У Александры упало сердце. Потом несколько человек оглушительно зааплодировали. Она обернулась и увидела, что это Дерек, Сэмми, Минни и Фелисия. К ним тут же присоединились остальные. Даже Джей нехотя захлопал в ладоши.
        - Чудо! - воскликнул Сэмми. - Браво, браво! - Его лицо сияло неподдельным удовольствием.
        У Александры на глаза навернулись слезы счастья.
        - Сэмми, - с трудом произнесла она, - можно я завтра зайду к вам в отель, очень ненадолго. У меня столько вопросов... Я сделала запись «Ласковой женщины»...
        - Приноси, - сказал прославленный композитор. - Мы ее прослушаем и обсудим все вопросы.

* * *
        - Прежде всего, - сказал Сэмми Фейн, когда они с Александрой сидели у него в номере, - если ты хочешь «раскрутить» свою песню, надо сделать профессиональную студийную запись, с синтезатором, чтобы звук был более выпуклым. В музыкальном бизнесе очень жесткая конкуренция, как ни в одном другом. Ни для кого не секрет, что любителей повсюду хоть пруд пруди, и каждый думает, что его песня самая лучшая. Надо чем-то выделиться на общем фоне. Когда ты подготовишь приличную пленку, начинай действовать. Надо будет нажимать на рычаги - использовать любые связи на фирмах грамзаписи, через друзей и знакомых, везде где только можно.
        - Понимаю, - отозвалась Александра, вспоминая, как в свое время отмахнулась от предложения Фелисии.
        - Вот что я тебе скажу. Сделай по-настоящему классную запись и пришли мне десять копий. Обещаю, что передам их в нужные руки. А ты тем временем закажи еще штук сорок-пятьдесят и рассылай их, куда только можно. Ну, а там видно будет.

* * *
        В студии Эн-Би-Си в Нью-Йорке, на углу Пятой авеню и Пятидесятой стрит, Александра оробела. Мимо нее сновали техники, все как один в джинсах, и настраивали аппаратуру, которой хватило бы для грандиозного рок-концерта. Она арендовала студию на один день, оплатив услуги инженера и продюсера. Час за часом она снова и снова повторяла «Ласковую женщину».
        Александра чувствовала, что у нее садится голос. Прихлебывая чай с лимоном и медом, она то и дело прокашливалась. Ее била дрожь. Никогда в жизни ей еще не было так трудно. Техники, конечно, знали свое дело, но все время оставались чем-то недовольны.
        - С первой попытки хорошего качества не добьешься, милая моя, - внушал ей продюсер, стоя рядом. - Налей-ка себе чаю погорячее. С двадцатой попытки, может, толк и будет. Бывает, и сотню раз приходится переписывать. Соберись с силами, Александра. Сейчас выложишься, но уж зато сделаем, как следует.
        Вернувшись в Бостон, Александра дала Фелисии послушать запись и с удовольствием наблюдала за ее реакцией.
        - Уж не знаю, что там сделали эти профессионалы, в чем их секрет, но результат потрясающий. - Фелисия крепко обняла ее.
        Время тянулось бесконечно. Александра с нетерпением ожидала хоть какого-нибудь отклика на свою демонстрационную запись. Двое знакомых Сэмми прислали ей письма с вежливым отказом. Остальные молчали.
        Александра не сдавалась. Она теребила Джея, Фелисию и даже отца своей подруги Пимс, чтобы они вспомнили, кто еще из их знакомых занят в бизнесе звукозаписи. Получив очередной список имен с адресами, она заказывала все новые и новые копии, опять писала письма, а потом звонила по телефону, чтобы узнать, получена ли бандероль. Разговаривать ей приходилось исключительно с секретаршами. Очевидно, у всех, кто хотел найти свое место в музыкальном мире, был один и тот же план действий.
        Ближе к середине августа позвонила Джетта. В трубке раздавались звуки музыки и громкий смех. Джетта объяснила, что звонит из балетной студии.
        - Александра, я прослушала твою кассету. Звучит бесподобно! Ты станешь знаменитостью! Ну, как жизнь? С кем ты встречаешься? Есть кто-нибудь, заслуживающий внимания?
        Александра рассказала ей о Джанкарло.
        - Вот это да! Гонщик? Неужели правда? - благоговейно переспросила Джетта. - Сексуальный?
        - О да. Более чем.
        - Отлично. Тогда я тебе тоже кое в чем признаюсь, Александра.
        - В чем же?
        - Я тоже спала с мужчинами. Шесть раз.
        - Шесть?
        - Сначала был Брайан Селлерс, он снимается с Клинтом Иствудом в новом фильме. Играет отрицательного героя. С ним два раза. Потом я познакомилась с другим, его зовут Джонни Герцел. Снимается на телевидении в «Беверли-Хиллз» - знаешь этот сериал? Почему-то меня тянет на отрицательных героев.
        Александра молчала.
        - Ну? - торопила ее Джетта. - Скажи хоть слово, подружка. Скажи, что я проститутка или шлюха или просто дура, только не молчи!
        - Джетта...
        - Послушай, мы живем в эпоху сексуальной революции, правда ведь? У всех на уме только секс, а уж в Лос-Анджелесе особенно. Наверно, на нас так действует солнечный климат.
        - И все-таки... - начала было Александра, но осеклась. В конце концов, у нее самой этим летом появился любовник.
        Джетта еще некоторое время болтала о своих делах, главным образом об актерских. Она хотела, чтобы в ней видели настоящую актрису, а не «дочь Клаудии Мишо».
        - Я своего добьюсь, вот увидишь, Александра! Майкл Лембек - он у нас преподает актерское мастерство - говорит, что у меня большие задатки.
        - Чудесно, Джетта. Я так рада за тебя, честное слово, - сказала Александра.
        - Как поживает Мэри-Ли, не знаешь? - поинтересовалась Джетта.
        - Я от нее получила четыре открытки с острова Мауи. Она сделала кое-какие наброски для романа, а ее мать нашла их и разорвала в клочки. Сказала, что в их семье уже есть одна писательница и этого вполне достаточно. Ты можешь себе представить, какая бессовестная?
        - Да уж, нечего сказать.
        Мариетта Уайлд всю жизнь делала существование Мэри-Ли невыносимым: она то изводила ее бесконечными придирками по мелочам, то отворачивалась от дочери, как чужая. Мэри-Ли никогда не знала, с какой стороны на нее обрушится очередная оплеуха.
        - Ой, я с тобой заболталась, у нас урок начинается. Звони мне. А лучше приезжай в гости! Передай привет Мэри-Ли. Везет вам: четыре года будете жить вместе в колледже, а я тут вкалываю, как каторжная, да трахаюсь без остановки.
        - Джетта! - укоризненно сказала Александра, но не смогла удержаться от смеха.
        - Ах, прошу прощения. Я и забыла, что ты у нас самая благонравная. - Вдруг в голосе Джетты зазвучала щемящая тоска. - Знаешь, Александра, мне иногда так хочется, чтобы это оказалось страшным сном. - И без слов было ясно, что означает
«это». Джетту словно прорвало. - Я иногда чувствую на себе такую грязь, такую... прямо не знаю, как выразить. Бывает, я по пять раз на дню залезаю под душ и все не могу отмыться. Только в постели забываюсь. С другими я чувствую... - У нее дрогнул голос.
        - Ох, Джетта... - сочувственно протянула Александра.
        - Мне... мне так противно... - Но тут Джетта снова заговорила как прежде. - Ой, она уже урок начала. Надо бежать. Приезжай ко мне, расскажешь в подробностях про этого Джанкарло. Он, похоже, парень что надо.

* * *
        В это время Джанкарло Феррари поднимался по ступеням Бостонской публичной библиотеки. Он неторопливо вошел в вестибюль, цокая каблуками итальянских кожаных туфель по мраморному полу.
        Он пришел сюда из-за Александры Уинтроп. В первый же вечер их знакомства он угадал, что она ему очень пригодится.
        До сих пор удача обходила его стороной. Виллы на Капри и в Монако, о которых он рассказывал Александре, существовали только в его воображении. Более того, он вообще не имел никакого права (во всяком случае, законного) называть себя Феррари.
        При рождении его нарекли Джанкарло Луиджи Бинальди. Его мать была дамой полусвета, которую один из братьев Феррари взял на содержание, а потом вышвырнул за порог, узнав, что она больна туберкулезом. Даже она не могла с уверенностью сказать, течет ли в жилах ее сына хоть капля крови Феррари.
        Но для него это не имело никакого значения. Когда он впервые увидел низкий, фантастически обтекаемый, несравненный «феррари-512», он осознал себя Феррари и поставил целью сесть за руль фамильной машины, выехать на гоночную трассу, сделаться кумиром тысяч болельщиков. Когда мать умерла, Джанкарло не терял времени даром: он обманным путем снял все сбережения с ее счета в банке и нелегально продал ее машину.
        На эти деньги он купил подержанный «феррари», нашел двух опытных механиков и заплатил им за работу, оставшись без гроша в кармане. Зато он сумел выиграть свои первые гонки.
        Это было только начало. Теперь пришло время уверенно двигаться вперед.
        - Я ищу... - обратился он к библиотекарше, - как это сказать?.. Где возможно посмотреть газетные статьи?
        - Какая газета вас интересует? - сухо спросила она. Он колебался:
        - Точно не знаю. Я не уверен.
        - У нас есть подборки газетных статей «Нью-Йорк таймс», «Бостон гералд», «Бостон глоб»...
        - Нет, - твердо сказал Джанкарло. - Лондонские газеты за 1978 год.
        Он подождал, пока библиотекарша доставала из шкафа какие-то коробочки. Потом она повела его в комнату, где стояли диаскопы для просмотра микрофильмов, вставила прозрачную пленку между двумя стеклышками, объяснила, как пользоваться аппаратом, и вышла.
        Джанкарло промучился в библиотеке не один час, но наконец его усилия были вознаграждены. Не веря своей удаче, он пять раз прочел короткую заметку. Это оказалось нелегким делом, потому что сносно читать по-английски он так и не научился. Опустив в щель монету в десять центов, он тут же получил копию статьи.
        Мотоцикл! кричала она тогда во сне, лежа рядом с ним в гостиничном номере.
«Саймон! Саймон Хит-Коут! Мы его убили!"

        V
        АЛЕКСАНДРА, 1989

        Александра падала с ног от усталости. Поездка в Сандрингем, чаепитие у королевы и бесконечные разговоры с Дианой, которая отличалась завидной энергией, исчерпали ее силы.
        Вернувшись в Хайгроув, она извинилась и пошла к себе в комнату, чтобы позвонить по телефону. Набрав номер рабочего кабинета Ричарда, она нетерпеливо ждала, пока кто-нибудь из секретарей снимет трубку. Сколько сейчас времени в Чикаго? Наверно, пять часов.
        - Добрый день. Приемная мистера Кокса. Чем могу быть полезна? - пропел женский голос.
        - Говорит миссис Кокс. Я бы хотела поговорить с мужем. Он у себя?
        - Пока да, миссис Кокс, но собирается на совещание. Я немедленно вас соединю.
        В ожидании Александра нервно теребила телефонный шнур и слушала мелодию в трубке. Чикаго был за семью морями...
        - Александра? Гномик мой... - ее кольнуло, что в голосе мужа она не услышала ни тени усталости или грусти.
        - Здравствуй, Ричард, - спокойно сказала она.
        - Привет, милая. Как дела? Как долетели? Понравился самолет? Как Диана?
        - Чаепитие у королевы - это что-то невероятное. Но мне неспокойно, Рич. Ты не мог бы прилететь сюда на пару дней? Всего на пару дней. Я хочу, чтобы ты поехал со мной на скачки в Эскот.
        - Александра, - только и сказал он в ответ. В его голосе зазвучало нетерпение.
        - Ричард!
        - Александра, это невозможно. Мы просиживаем на совещаниях по восемнадцать часов в сутки, но дело пока не двигается с места. Они ставят такие требования, которые грозят мне банкротством. Я не могу отступать.
        У Александры на глаза навернулись слезы.
        - Я и не требую, чтобы ты отступал. Я только прошу, чтобы ты один-два дня побыл со мной, Ричард. Я твоя жена. Мне одиноко без тебя, - закончила она совсем тихо.
        - О, Боже мой, Лекси, Лекси. - Он не дождался отклика. - Я бы и рад, но не могу. Постарайся меня понять.
        - Да что здесь понимать? Ричард, ты разговариваешь со мной, как с идиоткой. - Она начала раздражаться. - На тебя работают четыре крупнейшие юридические фирмы. Разве твои адвокаты не могут на пару дней заменить тебя на этих переговорах? Неужели ты ни на минуту не можешь отлучиться?
        - Гномик, дело не в том, чтобы поручить...
        - И прекрати называть меня «гномик»! - резко перебила она. - Я тебе не девчонка из ночного клуба.
        Ричард язвительно рассмеялся:
        - Да уж, это точно. Что на тебя нашло, Александра?
        - Я просто высказала тебе свою просьбу.
        - Ну, хорошо. - Он потерял терпение. - Если ты так настаиваешь, я договорюсь с этим чертовым адвокатом.
        Она перевела дыхание и заговорила громче, чтобы он слышал каждое ее слово сквозь помехи на линии:
        - Если ты так ставишь вопрос, забудь об этом. Мне не нужно, чтобы ты приезжал сюда в таком настроении.
        - Боже милостивый! Ты сама не знаешь, чего хочешь, Лекси. Послушай, если ты действительно не можешь без меня обойтись, я позвоню в Лондон управляющему тамошнего отеля «Фитцджеральд» и закажу ему экипировку для поездки в Эскот.
        Ее голос смягчился:
        - Аристократический костюм тебе очень пойдет. Не ропщи.
        - Да я и не ропщу. Так, поворчал немного. - На этот раз его смех был искренним. - Ты прямо кремень, Александра!
        - Сообщи мне, когда будешь вылетать. Тебя здесь встретит вертолет.
        Александра повесила трубку. На душе у нее было нелегко. Она, можно сказать, победила - настояла на своем. Но в каком-то смысле она проиграла, ведь его приезд будет вынужденным - она просто прижала его к стенке. А ей хотелось, чтобы инициатива исходила от него.
        Теперь она сожалела о своей настойчивости.
        Если кто и не приехал на скачки в Эскот, так это принц Чарлз. Будущий король сообщил из своей шотландской резиденции, что отправляется на рыбалку и не успеет вернуться к началу скачек. Диана рассказала об этом Александре за завтраком. Дворецкий подал им кофе, розовые грейпфруты, хрустящие хлебцы, тосты и яйца в мешочек. Волосы принцессы были еще слегка влажными после утреннего купания в бассейне.
        - Какая жалость! - сказала Александра. Она поняла, насколько глубоко Диана была задета таким пренебрежением.
        - Ничего страшного. Я уже привыкла. Думаю, мы и без него прекрасно обойдемся. Какое это имеет значение? - Казалось, она пытается убедить сама себя. - Александра, давай сейчас поднимемся ко мне, а потом посмотрим, какие туалеты ты приготовила для Эскота.
        В результате они на целый час застряли в гардеробной Дианы, смеясь и болтая. Диана продемонстрировала Александре темно-розовое шелковое платье, в котором собиралась отправиться в Эскот. Оно было отделано синей каймой по низу и широкой синей вставкой на груди. Она также планировала надеть затейливую шляпку с широкими полями и синей подкладкой. Характерный «стиль Дианы», отметила Александра.
        В подол платья были зашиты кусочки свинца. То же самое проделывалось со всеми туалетами Дианы после одного неприятного случая, когда порыв ветра поднял ей юбку, а рядом оказался фотограф-пират из светской хроники. К розовому платью Диана подобрала подходящие по тону туфли-лодочки. Завершающий штрих должны были добавить серьги с бриллиантами и сапфирами.
        Диана примерила выходной наряд и, лучась улыбкой, поворачивалась перед длинным зеркалом.
        Вдруг она сняла свою очаровательную шляпку.
        - Примерь, Александра. Ты в ней будешь неотразима! Мы с тобой обе высокие и светловолосые, так что тебе пойдет. Ты любишь шляпки?
        - Я их почти не ношу, - смутилась Александра.
        Она поправила поля шляпки, которая оказалась ей чуть-чуть великовата, и с удовольствием посмотрела на свое отражение. Ей привиделись толпы людей... телохранители... фотографы... Не утомительно ли жить так всю жизнь?
        - Ты прямо моя копия! - засмеялась Диана. Охваченные внезапным озорным весельем, они вытащили из коробок все шляпки и стали примерять одну за другой.
        Возможно, они хохотали чересчур громко. Но обеим не хотелось сдерживаться. И потом, кто сказал, что жена принца Уэльского и жена гостиничного короля Америки не могут веселиться, как школьницы?

* * *
        Небо, затянутое жемчужно-серыми облачками, предвещало дождь. На листве деревьев и аккуратно подстриженных лужайках лежала тяжелая роса, отчего зелень казалась изумрудной.
        Королевские скачки в Эскоте обставлялись с помпой и блеском.
        Для гостей королевы праздник начался в Виндзорском замке. В гостиной перед ленчем подавались напитки. Присутствовало двадцать четыре человека: члены королевской семьи и титулованная знать в полном облачении. Все оживленно беседовали друг с другом, обсуждая шансы лошадей, участвующих в забегах. Многие скаковые лошади были выращены в конюшнях ее величества. Сейчас королева отбросила обычную сдержанность и с энтузиазмом отстаивала достоинства своих питомцев.
        Королева-мать. Красавец брат Дианы, виконт Элторп. Герцог и герцогиня Графтон. Герцог и герцогиня Веллингтон. Казалось, все они сошли со страниц династического справочника.
        Ленч был накрыт в Парадной столовой. В гардеробной на первом этаже дамы оставили шляпки, а мужчины - цилиндры. Все расселись за длинным столом. Обеденный фарфор был украшен гербами королевы Виктории и короля Георга V, однако при этом каждая перемена блюд сопровождалась появлением сервиза с иным рисунком. На серебряных ножах, вилках и соусниках, а также на хрустальных бокалах и вазах виднелась гравировка EIIR, что означало «Елизавета II Регина» - «Королева Елизавета Вторая».
        После ленча принц Филипп, а вместе с ним и остальные джентльмены взяли свои зонты и цилиндры. Дамы собрались в дамской комнате и за приятной беседой прикрепляли шляпки заколками к волосам. После этого все направились к парадному входу, где уже ожидала вереница «роллс-ройсов» и «даймлеров», чтобы отвезти их на ипподром в Большом Виндзорском парке, находящемся неподалеку.
        Александре казалось, что она путешествует по страницам истории. В Большом Виндзорском парке процессия переместилась в шесть открытых карет. Эти кареты служили не одну сотню лет. Каждая была расцвечена геральдическими эмблемами и запряжена резвыми лошадьми одинаковой масти. Их спины покрывали яркие попоны. На передней лошади сидел форейтор, а сзади на запятках стоял лакей в ливрее. Королева и принц Филипп, восседавшие в первой карете, уже укрылись под зонтами; у королевы-матери, ехавшей вместе с ними, зонтик раскрывался прозрачным пластиковым куполком.
        Путь до ипподрома занял десять минут. Процессия повернула к Королевскому сектору: так называлась зеленая лужайка, обнесенная оградой с двумя воротцами. Привратники в котелках пропускали только тех, кто предъявлял особый значок. Лакеи соскочили с запяток, чтобы помочь дамам выйти из карет, и королева с супругом первыми направились вверх по ступеням к королевской ложе, откуда весь ипподром был как на ладони. Ложу украсили ярко-алые герани и другие цветы, доставленные из виндзорских оранжерей.
        Дождик прекратился, но в воздухе по-прежнему висела сырость. Зонтики уже были сложены. Александра с улыбкой смотрела вокруг. Все происходящее напоминало ей фотографию из иллюстрированного светского журнала. Джентльмены в безукоризненных визитках и цилиндрах неторопливо прохаживались взад-вперед. У каждого в петлице красовалась желтая или розовая гвоздика. Почти все поигрывали зонтами.
        Дамы собрались в живописные стайки. Для такого случая крупнейшим модельерам Европы были заказаны легкие платья самых модных силуэтов. При этом шляпки отличались особой экстравагантностью: то огромные, с необъятными полями; то плоские как блюдца; то крошечные, с миниатюрными розочками; одни представляли собой причудливые сооружения из белой соломки, другие - фантастические уборы с вуалью.
        Трое телохранителей Дианы, одетые по всем правилам Эскота, держались в непосредственной близости от принцессы. Другие охранники тактично оставались на некотором расстоянии.
        До недавнего времени, сообщила Александре Диана, значок-пропуск был привилегией высшего света. Ни один человек, зарабатывающий себе на жизнь «ремеслом», равно как и тот, кто запятнал себя расторгнутым браком, не мог и помыслить о том, чтобы попасть за ограду Королевского сектора. В прежние времена даже принцессе Маргарет, которая развелась с мужем, путь сюда был бы заказан.
        Этот запрет коснулся бы и Ричарда, с горечью подумала Александра. Королева Виктория и короли Георги, Пятый и Шестой, дали бы ее мужу от ворот поворот.
        Диана поспешила навстречу герцогине Йоркской, которая приехала в светло-зеленом муаровом платье и белой шляпке с мягкими полями. Александра почувствовала, как кто-то тронул ее за локоть. Она вздрогнула и обернулась.
        Ричард, при полном параде, словно вырос из-под земли. Он прибыл в темно-серой визитке с нежно-желтой гвоздикой в петлице. Жилет также был серым, но более светлого оттенка, а широкий эскотский галстук, как и полагалось, - розовым. Серый цилиндр опоясывала темная лента. В левой руке он держал зонтик-тросточку. В этом облачении его стройная фигура и темные волосы, тронутые сединой, выглядели поистине великолепно. Ни один лорд, ни один представитель королевской фамилии не мог соперничать с Ричардом Коксом младшим.
        - Рич! - выдохнула Александра. У нее застучало сердце от счастья и гордости.
        - Ну, как я выгляжу, гномик? - спросил он. - Надеюсь, шикарно? Хоть и не сплю вторые сутки. - Его улыбка получилась усталой, но он явно гордился собой.
        - О, дорогой мой, дорогой... - Она бросилась к нему в объятия, забыв обо всем на свете.
        Подошла Диана, ведя за собой сестру Чарлза, герцогиню Йоркскую, в замужестве Фергюсон, которую все любовно называли «Ферджи». Загорелая и веселая, с веснушками на носу, она выглядела стопроцентной англичанкой.
        Диана подвела ее к Коксам.
        - Александра, Сэйра мечтала познакомиться с тобой. Она обожает «Ласковую женщину».
        - И «Трепетную женщину» тоже, - с улыбкой добавила Ферджи. - Александра, откуда вы берете темы? Вы сочиняете, сидя у рояля? Это правда, что некоторые песни вы написали по заказу Оливии Ньютон-Джон?
        Через несколько минут все чинно устремились наверх, в королевскую ложу. После четвертого заезда в чайном салоне над ложей был подан чай. Потом процессия направилась сквозь плотную толпу к стойлам, чтобы посмотреть лошадей.

* * *
        На другой день «Фитц-II» уносил Коксов за океан. Брауни и дети уснули в маленькой спальне, а Ричард с Александрой лежали на своей огромной кровати, откинувшись на подушки.
        После желанной близости Александру охватила приятная усталость. Пока Ричард просматривал годовой отчет, она лениво перелистывала страницы «Жур де Франс». С обложки улыбалась принцесса Диана в роскошном вечернем платье, оставляющем открытыми плечи. На шее у нее искрилось и переливалось колье из сапфиров и бриллиантов.
        - Какая чудесная поездка! - Александра до сих пор не могла прийти в себя. Подумать только: все эти ритуалы, традиции - живая история.
        - Британцы любят свою королеву, - рассеянно отозвался Ричард, переворачивая страницу.
        - Диану они тоже любят. Она много сделала для Англии. Благодаря ей в мире пробудился интерес ко всему английскому. Она определяет моду; она создала славу британским модельерам. С годами у нее появляется все больше серьезных замыслов. Как жаль, что Чарлз не приехал.
        - М-м-м, - нечленораздельно протянул Ричард.
        Александра толкнула его в бок:
        - Ты меня совершенно не слушаешь. Я говорю, очень жаль, что Чарлз так и не появился. Диана смолчала, но я-то видела, что у нее на душе кошки скребут. Хотела бы я знать, что ему помешало.
        - У особ королевской крови свои причуды. Возможно, в преддверии официального визита он не хочет отвлекаться на светскую рутину. Не исключено, что он обещал быть в это время совсем в другом месте. Или чрезмерно увлекся рыбной ловлей. Или выступал с речью перед обитателями трущоб. Я бы не придавал этому особого значения, Лекси. Главное, чтобы он прибыл на наш торжественный прием, а остальное нас не касается.
        - Ну как же? Ведь Ди...
        Ричард опустил папку и посмотрел на жену.
        - Не стоит отягощать себя ее заботами. Она вошла в королевскую семью и живет теперь в другом измерении. Буквально. А у нас хватает собственных забот.
        - Каких? - встрепенулась Александра.
        - Взять хотя бы этот профсоюз, будь он трижды проклят. Если бы мне приходилось иметь дело с одним Робби Фрейзером, я был бы спокоен. Он крепкий орешек, но мыслит разумно и просчитывает ситуацию на ход вперед. Вот Эмил Марчек - совсем другое дело.
        - Тот, что привлекался к суду?
        - Он самый. Обвинялся по восьми статьям. Фальсифицировал профсоюзный план пенсионного обеспечения. Марчек - злобная скотина. Наглость бьет через край, сомнительные связи. Люди его боятся, и в этом вся загвоздка.
        - Не он ли затеял историю с видеокассетой, Ричард? Что ты качаешь головой? Когда мы вернемся домой, я смогу жить спокойно?
        После секундного, едва уловимого колебания Ричард отложил годовой отчет в сторону и привлек к себе Александру.
        - Лекси, обещаю, тебе больше не придется волноваться. Клянусь.
        - Это точно?
        Он смотрел прямо перед собой.
        - Точно.

* * *
        К этому времени принцесса Диана вернулась из загородной резиденции в Кенсингтонский дворец. В спальных покоях, занимающих целую анфиладу комнат, она обсуждала со своей костюмершей, Эвелиной Дэгли, туалеты для предстоящих мероприятий. На следующий день были намечены три официальных выхода и приватный ужин, который Диана устраивала для близких подруг; в прессе их называли «тронными дамами». При встрече с ними вполне можно было обойтись без Чарлза.
        - Значит, для начала приготовить белое с голубым? - уточнила костюмерша.
        - Да, пожалуйста. И шляпку в тон, плоскую с бантом. Туфли я выберу утром; подготовьте, если можно, несколько пар.
        - Непременно.
        Диана пожелала ей доброй ночи.
        В спальных покоях были предусмотрены отдельные гардеробные и ванные комнаты для нее и для Чарлза. У Чарлза также была «военная гардеробная», где хранились его форменные кители и брюки, и вдобавок небольшая «портновская», где при необходимости производился мелкий ремонт одежды.
        Диана не находила себе места. Она включила транзисторный приемник и, покрутив ручку настройки, поймала «Дюран Дюран».
        Музыка заполнила все пространство. Диана начала покачиваться в такт четкому ритму, но тут же опустилась на двуспальную кровать и долго сидела, прикрыв левой рукой рот и уставившись невидящими глазами на нежные цветочные обои.
        За прошедшие выходные в ней накопилась усталость. Приезд Александры, назойливые репортеры в Эскоте, бессовестные фотографы, которые только и ловили момент, когда она поморщится или неловко повернется.
        Никто не заговаривал об отсутствии Чарлза, но королева все время хмурилась. Диана знала, что его ждет порицание. Но если королева станет отчитывать своего сына, Диане от этого будет только хуже. Их семейные отношения это не спасет.
        По ее телу пробежала легкая дрожь, когда она вспомнила портрет принца Уэльского, висевший у нее над кроватью в школе «Уэст-Хит». Она тогда по-девчоночьи сходила от него с ума. Он казался ей таким мужественным, крепким, волевым. Но... оказалось, что он может быть и придирчивым, и ворчливым, и обидчивым. Подчас он вымещал раздражение на приближенных. Что ж, будущий король - всего лишь человек.
        Несмотря ни на что, она любила его.
        Александра и Ричард пересекли океан, чтобы повидаться с ней и вместе съездить в Эскот. Почему рядом с принцессой не было принца? Где же он?

        VI
        АЛЕКСАНДРА, 1978-1979

        Студенческий городок знаменитого женского колледжа Вассар, построенный в средневековом стиле, был обнесен кирпичными стенами. Здание библиотеки напоминало замок с цветными витражами и готическими крестами. Озеро, окруженное кольцом величественных старых деревьев, служило местом отдыха многим выдающимся американкам. Из стен Вассара вышли поэтесса Эдна Сент-Винсент Миллей, романистка Мэри Маккарти, а в недавние времена - выдающиеся актрисы Джейн Фонда и Мерил Стрип.
        Александра и Мэри-Ли приехали сюда с промежутком в несколько часов. Они впервые увиделись после отъезда из Англии и встретили друга друга радостными восклицаниями и крепкими объятиями.
        - Александра, ты теперь роскошная блондинка! Рафинированная аристократка! - кричала Мэри-Ли, приплясывая от восторга.
        - А у тебя дивный загар, - восхищалась Александра. - Настоящая гавайская девушка! А какая стройная!
        Мэри-Ли вспыхнула от смущения:
        - Я? Стройная?
        - Господи, конечно же! Ты сбросила по меньшей мере десять килограммов.
        Действительно, от детской пухлости Мэри-Ли не осталось и следа. Теперь у нее была тоненькая, как тростинка, фигура, а раскосые изумрудные глаза казались огромными на похудевшем лице с изящно очерченными скулами. Она курила «Бенсон-энд-Хеджес» и недавно научилась пускать голубые колечки дыма. Но в ней чувствовалась какая-то внутренняя скованность.
        - Мэри-Ли, расскажи, как ты жила на Мауи? Мать тебя не очень допекала?
        - Мать заканчивает очередной роман, а в таких случаях она становится особенно вредной, - призналась Мэри-Ли, отбрасывая назад свои рыжевато-золотистые волосы. - А уж когда она поссорилась со своим последним избранником, это вообще был конец света. Когда у нее что-нибудь не клеится, она всегда вымещает на мне злобу. Ты только послушай, что она сделала, когда увидела меня похудевшей: она искромсала ножницами все мои бикини и заставила меня носить закрытый черный купальник с юбочкой!
        - Не может быть!
        - Или вот еще: как-то поздно вечером она запустила мне в голову гнилой грушей, но промахнулась. Томас на нее заорал, так она и в него швырнула такой же. Мне пришлось все мыть и оттирать, а она посмотрела и говорит: все равно грязно! - и уже в третий раз нарочно расквасила такую же гниль о стенку.
        - Боже мой, Мэри-Ли, как ты это терпишь?
        - Она все-таки моя мать...
        - А на Мауи есть интересные молодые люди?
        - Наверно есть, если считать интересными бичей, официантов и инструкторов по плаванию. - Мэри-Ли глубоко вздохнула. - Но в мою сторону никто не смотрит. Я ведь далеко не красавица.
        - Неправда, Мэри-Ли, ты красавица! Такая тоненькая, хоть в манекенщицы иди.
        - Нет, нужно еще похудеть, - сказала Мэри-Ли, погасив сигарету о серебряную пепельницу, которую привезла из дому. - Давай, может быть, распакуем вещи? У меня с собой горы барахла, а у тебя?

* * *
        Осень в Вассаре была прохладной. Деревья вокруг озера полыхали оранжевым. У Александры почти все время уходило на занятия. Она подолгу просиживала в музыкальном классе и в читальном зале. До сих пор она не получила никаких откликов на свою песню «Ласковая женщина» и начала думать, что на ней надо поставить крест.
        Долгожданный телефонный звонок раздался в самый неподходящий момент: она растиралась лосьоном после душа. Когда Мэри-Ли крикнула ей, что звонят из «Ариста рекордс», Александра издала оглушительный боевой клич, выронила флакон и очертя голову бросилась к телефону.
        Спазм сдавил ей горло.
        - Алло, - прошептала она.
        - С вами говорит Дон ван Хорн из фирмы грамзаписи «Ариста рекордс», - раздался в трубке приятный мужской голос. - Хочу сообщить вам, юная леди, что я уже не первую неделю слушаю вашу пленку. Думаю, мы сможем ее «раскрутить». Клайву она понравилась. Мы попросим вас прилететь в Лос-Анджелес и подписать контракт.
        До Александры с трудом доходил смысл его слов. Неужели и вправду сам Клайв Дэвис, президент «Ариста рекордс», одобрил ее песню?
        - Ой, Боже мой, просто невероятно!
        - Мы считаем, что эта песня подойдет для нового альбома Оливии Ньютон-Джон. Кстати, разрешите, я запишу телефон вашего агента или поверенного, чтобы мы могли обсудить предварительные детали.
        - Да, да, очень хорошо, - невпопад ответила Александра, чтобы только перебить ван Хорна. - На следующей неделе - День благодарения... Это не поздно?
        - Нет-нет. Значит, тогда и увидимся. Это только начало, юная леди. Если вы не остановитесь на достигнутом и напишете пару-другую таких же славных песен, как
«Ласковая Женщина», вы скоро станете знаменитостью.
        Вся дрожа от волнения, она повесила трубку и тут же позвонила сыну Минни Филлипс, Ли Филлипсу, одному из лучших адвокатов по авторскому праву во всем Лос-Анджелесе. Он согласился составить для нее контракт.
        После разговора с ним Александру охватил несказанный восторг. Может быть, она и в самом деле чего-то добьется!

* * *
        После Дня благодарения погода стала пасмурной. В феврале снегопады погребли городок Покипси, и жизнь в нем замерла на несколько дней. Вся территория колледжа была укутана белым покровом и прочерчена темными строчками тропинок, которые проложили студентки, спеша на лекции. По периметру скользили лыжницы. Кроны вековых деревьев превратились в кипы белого кружева.
        Однажды, еще затемно, в комнате Александры и Мэри-Ли зазвонил телефон. Накануне Александра до половины третьего готовилась к зачету по английской литературе и легла спать только тогда, когда у нее стали слезиться глаза, а голова начала раскалываться от малоизвестных фамилий и дат. Она не успела еще толком проснуться и, потянувшись за трубкой, нечаянно смахнула телефон на пол.
        - Слушаю, - невнятно пробормотала она.
        - Александра? Это ты? - Видимо, говорившему было плохо слышно.
        - Джанкарло! Сейчас... сейчас полшестого утра!
        Он засмеялся. Сквозь трансатлантические помехи в трубке слышались голоса.
        - А у нас половина двенадцатого. Время ленча.
        Джанкарло не звонил ей с лета, и она решила, что он останется в ее памяти как одно из приключений той сказочной поры, ее первого сезона, хотя он пару раз и присылал ей открытки с неразборчивыми каракулями из Турина и Милана.
        Он сказал, что звонит из Германии, где участвует в отборочных соревнованиях.
        - Когда ты прилетишь в Штаты? - спросила Александра.
        - Ну, скоро, - уклончиво ответил он. - Мне предстоит Дейтона. Ты будешь прилетать сюда ко мне, да? Я буду показывать тебе, как Джанкарло побеждает.
        - Джанкарло, не забывай, что я учусь в колледже. Мне нужно сдать экзамен и написать две контрольные. Я не могу все бросить и полететь в Дейтона-Бич только потому, что ты меня поманил пальцем.
        Мэри-Ли села в постели и отчаянно жестикулировала, пытаясь привлечь ее внимание.
        - Подожди минутку, - сказала Александра и прикрыла трубку ладонью.
        - Дейтона-Бич! Да что тут раздумывать! Соглашайся! - зверским шепотом настаивала Мэри-Ли. - Здесь гадкая погода, а там трасса проходит рядом с огромным пляжем. Машины мчатся вдоль воды. Пока он будет гоняться, мы тебе составим компанию.
        - А как же?..
        - Сессия закончится через три дня. Почему бы не поехать? Ты, я и Джетта. Днем будем вместе, а ночью... если хочешь, будешь с ним.
        Мэри-Ли была права: втроем им никогда не бывает скучно. Кроме того, если сказать отцу, что она едет с подругами, это избавит ее от лишних объяснений.
        - Я приеду, Джанкарло! Говори когда, и я возьму билеты.

* * *
        Перед тем как отправиться в Дейтону, Александра, Джетта и Мэри-Ли заказали номер люкс в отеле «Фитцджеральд»: отец Александры был знаком с владельцем, Ричардом Фитцджеральдом Коксом. Их окна выходили на бескрайнюю полосу плотно утрамбованного белого песка, по которой проносились автомобили самых невероятных моделей.
        Гордость Дейтоны, знаменитый пляж Дейтона-Бич, притягивал их как магнитом. Они бегали и резвились на белом песке, то и дело ныряя в теплые волны Атлантики. Подруги были счастливы снова оказаться вместе. Проезжавшие по трассе водители с трудом удерживали руль при виде этой эффектной троицы: Александра, стройная золотистая блондинка во французском бикини; Мэри-Ли, высокая и пикантная; Джетта, с соблазнительной фигурой, символически прикрытой тремя крошечными замшевыми треугольниками.
        - Слушайте, это просто здорово! - Джетту переполнял восторг. Она нагнулась и подняла морскую ракушку. - Девчонки, я так без вас скучала! В Голливуде у меня нет близких подруг. Те, с кем я занимаюсь в актерской студии, страшно завистливые. Каждая боится, как бы кто-нибудь не оказался красивее или сексапильнее. Представляю, что начнется, когда нас пригласят на пробы.
        - Ну, а как там вообще, в Голливуде? - полюбопытствовала Александра.
        Джетта хихикнула.
        - Что я могу тебе сказать? Безумный мир, но я его люблю. На каждом шагу приключения, и это, пожалуй, самое главное.
        - Вот что значит женская привлекательность, - вздохнула Мэри-Ли, заметив, что двое загорелых мускулистых парней на парусных досках не сводят глаз с Джетты. - Мне бы хоть половину того, что есть у тебя, Джетта.
        - Но ты очень сексапильная, Мэри-Ли. Просто надо почувствовать это нутром. Надо, как бы это сказать, проникнуться мужчиной, захотеть, чтобы он был у тебя внутри, чтобы на тебя давила тяжесть его тела.
        Александра и Мэри-Ли слушали как зачарованные.
        - Джетта, но сама-то ты все это чувствуешь? - спросила наконец Мэри-Ли. - То, о чем написано в книгах? Считается, что это верх блаженства.
        - Ну, в общем да, - сказала Джетта, сразу сникнув и ковыряя песок пальцами босой ноги.
        - А я хотела спросить... правду говорят... что первый раз очень больно?
        - Может, обойдемся пока без подробностей, Мэри-Ли? - сказала Джетта. - Вот вернемся в отель, выпьем шампанского, тогда и поговорим, ладно?
        Она побежала навстречу приливу и завизжала, когда мощная волна с белым гребешком пены отбросила ее назад.

* * *
        Они взяли салат, свежие мидии, молодые початки кукурузы и лимонные тарталетки. Потом из своего номера заказали шампанское, поручив все переговоры Джетте, поскольку у нее был самый взрослый голос.
        Они весело болтали о событиях прошедших месяцев, снова и снова прокручивая
«Ласковую женщину».
        - Ты молодчина, Александра! Добилась своего! - воскликнула Джетта, обнимая подругу.
        - Как сказать... Это ведь не заглавная песня, а так, второстепенная.
        - Она станет главным хитом, - пророчествовала Джетта.
        Мэри-Ли рассказала им, как брала интервью у самого Джона Чивера для студенческой газеты «Новости обо всем». Прославленный писатель отметил, что у нее роскошные волосы.
        - Он сказал, что мне... Ну... он так на меня смотрел... Как вы думаете, можно считать, что он за мной ухаживал?
        - Вполне возможно, - кивнула Джетта, подливая себе шампанского в обыкновенный стакан.
        - Но он такой знаменитый...
        - Ну и что? Можно подумать, знаменитости - евнухи. Уж поверь мне, я-то знаю, как-никак выросла среди них. - В голосе Джетты вдруг зазвучали горькие нотки. Она залпом осушила свой стакан. - Предлагаю провести опрос. Сколько среди нас девственниц? Только ты, Мэри-Ли?
        Мэри-Ли вспыхнула.
        - Все ясно, - Джетта с высоты своего опыта снисходительно кивнула. - Будешь следующей. Это неизбежно. Сами не дадим, так другие возьмут, верно? О, в бутылке-то уже пусто. Откроем вторую? Кто умеет вытаскивать пробку? Я слишком пьяная.
        - Может, оставим вторую бутылку на потом? - предложила Александра.
        - Нет... выпьем еще. Ладно, давайте сюда, я сама открою, если вы не умеете. Отойдите в сторонку. Сейчас я пробью потолок.
        Когда вторая бутылка наполовину опустела, на Джетту напал истерический хохот.
        - Знаете что?.. Я вам все наврала. - Непонятно было, плачет она или смеется. - Ничего в этом хорошего нет... У меня было девять мужиков, я чего только не пробовала, даже кокаин, и хоть бы хны! Хоть бы что-то во мне дрогнуло! - Она подняла стакан. - Чокнемся, Александра. Я уже напилась, но мне мало. Что такое оргазм? Что в нем особенного?
        - Девять любовников? - Мэри-Ли была сражена наповал. - Девять?
        - Ну и что? - Джетта с вызовом отхлебнула изрядный глоток. - Какая разница? Все трахаются, на этом мир держится.
        - Тебя послушать, так это...
        - Гадость? Тебе кажется, это гадость?
        - Ну, в общем...
        - Пусть даже так, но это жизнь, детка. Это то, чем занимаются мужчина и женщина. Кто сверху, кто снизу - разницы никакой. Ну что ты на меня уставилась? Моя мать всю дорогу этим занимается, да и твоя тоже. Папа Александры и то взял себе любовницу. Как ее, Фелисия, кажется? Все поголовно занимаются сексом.
        Александра поставила свой стакан. С чего это Джетту так понесло?
        Они допили вторую бутылку. Настроение Джетты снова переменилось, они болтали и смеялись как прежде, сплетничая о новых знакомых, которые появились у Джетты в Голливуде, а у Мэри-Ли и Александры - в Вассаре.
        - Интеллектуалы! - презрительно сморщилась Джетта. - Из них половина - гомики. Назовите мне хоть одного сексапильного, такого, как Ричард Гир или Мик Джеггер. - Она ойкнула и зажала рот ладонью. Наступило молчание. - Господи, - сдавленно прошептала Джетта. - Лондон.
        В номере стояла мрачная тишина.
        - Я тоже не могу забыть, - призналась Александра. - У меня до сих пор по ночам кошмары...
        - Он был пьян в стельку, - взорвалась Джетта. - Потому и разбился. Сам виноват. Наша вина только в том, что мы оттуда смылись.
        - Мы причастны к его гибели, - угрюмо повторила Александра.
        Джетта спохватилась:
        - Слушайте, вы случайно не проболтались? - Она свирепо посмотрела на Александру, потом на Мэри-Ли. - Мы дали клятву, помните? Поклялись на крови. Мы теперь связаны, понимаете? Навек.
        - Навек, - пылко подхватила Мэри-Ли.
        После мимолетного колебания к ним присоединилась и Александра. Ее тревожили смутные воспоминания о том, как она проснулась рядом с Джанкарло и поняла, что кричала во сне. Но вряд ли она упомянула Лондон.
        Джанкарло заехал в отель рано утром, чтобы отвезти Александру на автодром.
        В вестибюле к нему заспешила какая-то женщина и попросила автограф. Он с удовольствием подписал протянутую ему салфетку, наслаждаясь своей известностью. В дорогих кожаных брюках и шелковой голубой рубашке у него был чрезвычайно эффектный вид.
        Джанкарло сгреб Александру в охапку.
        - Александра, наконец-то ты здесь! Я за полгода не видел девушка красивее тебя.
        - Так встречайся со мной почаще, чем раз в полгода! - засмеялась она.
        - Ты права, bella, я должен находить время. Но ты можешь прощать меня? Или ты не хочешь видеть Джанкарло?
        - О, я очень хотела тебя видеть!
        - Ты потом мне это показываешь, да?
        Александра рассмеялась. Те качества, которые всегда были ей неприятны, казались очаровательными и влекущими, если их проявлял Джанкарло.

* * *
        Вдоль гоночной трассы в Дейтоне начали собираться зрители. Когда прибыл Пол Ньюмен, в толпе поднялся ажиотаж, который, впрочем, скоро утих. Его лицо закрывали широкие темные очки, а правая рука была в гипсе.
        Сюда неудержимо влекло фанаток-болельщиц и победительниц конкурсов красоты. Они мелькали тут и там, одетые в шорты и куцые маечки. Одна аппетитная блондинка в облегающей футболке университета Майами увивалась вокруг Джанкарло.
        Сейчас Джанкарло уже сидел в машине на старте, пристегнув ремень. На его сверкающем красном «феррари» с низкой подвеской красовался номер 12. Джанкарло словно врос в автомобиль, став такой же неотъемлемой его принадлежностью, как руль или двигатель.
        Увидев Александру, он помахал ей, и она помахала ему в ответ. Она нашла возле ремонтного пункта шаткий стул и присела. Солнце нещадно припекало шею, и Александра порадовалась, что захватила шляпу и лосьон.
        Мимо нее прошли двое гонщиков. Один махнул рукой в сторону старта, где Джанкарло прогревал двигатель.
        - Видал? Этот сумасшедший черт Феррари.
        - Не говори. Гоняется за собственной смертью.
        - Это точно...
        Дальше Александра не слышала. Она нахмурилась и думала только о том, чтобы Джанкарло поскорее завершил гонку целым и невредимым.
        Джетта и Мэри-Ли прибежали, когда он уже несся по трассе.
        - О-о, - стонала Мэри-Ли. - От вчерашнего шампанского голова раскалывается.
        - А у меня - нет, - похвалилась Джетта. - Я превосходно себя чувствую. - Она покрыла свои непослушные черные кудри ярко-желтым шарфом и выглядела свежей и хорошо отдохнувшей, как будто накануне легла в девять, а не в половине четвертого.
        Они втроем стояли вплотную к ограждению, но очертания машины Джанкарло были уже трудноразличимы.
        - Не могу поверить, что они выжимают больше двухсот миль в час, - восхищалась Джетта, зажимая уши от оглушительного рева двигателей.
        - Для этих парней скорость - своего рода наркотик, - изрекла Мэри-Ли. - Я читала в учебнике психологии. Есть люди, которых скорость возбуждает.
        - Будем надеяться! - Джетта толкнула Александру локтем в бок. - Могу поспорить, сегодня на тусовке будут очень опасные экземпляры! Мы, конечно же, получили приглашение?
        - Да, конечно, - ответила Александра, хотя Джанкарло не говорил ничего конкретного. - Обязательно пойдем все вместе.
        - Что надеть, вот вопрос, - начала Джетта. - У меня есть открытый сарафан, который... - Она не договорила. Гонщик на желтой машине оказался в опасной близости от Джанкарло, пытаясь обойти его на повороте.
        Александру слепило палящее флоридское солнце. Но ей показалось, что Джанкарло намеренно рванул руль.
        Желтую машину в мгновение ока отбросило в сторону. Она врезалась в борт, перевернулась и вспыхнула.
        Красный «феррари» умчался вперед.
        Девушки в ужасе вскрикнули. К горящей машине уже бежали фотографы, болельщики, механики и врачи. Но их остановили неистовые языки пламени и клубы черного дыма.
        - Боже! - кричала Джетта в ухо Александре. - Боже мой! Он же сгорит! Сгорит заживо!
        Вдруг Мэри-Ли кто-то оттолкнул с такой силой, что она не удержалась на ногах. Это был какой-то мужчина с включенной видеокамерой. Мэри-Ли охнула от боли.
        - Я растянула лодыжку!
        - Ты уверена?
        - Ужасная боль. - У нее на лбу выступили мелкие капли пота.
        - Сейчас приведем врача, - пообещала Александра.
        - Как же, найдешь ты кого-нибудь, когда там человек заживо горит! - Мэри-Ли расплакалась.
        Прошло минут пять, но найти врача не удалось. Зато к ним вразвалочку подошел Джанкарло, неся в руке шлем. Его лицо и волосы были мокрыми от пота.
        - Мое время - 189,201, - гордо сказал он. Александра подняла на него глаза. Джанкарло недобро улыбался.
        - Джанкарло...
        - Что поделаешь, авария. - Он опередил ее, пожимая плечами. - Такое случается. Но только не со мной.
        Девушки в упор смотрели на него.
        - Ну? Почему ты так смотришь на меня, bella? Этот немец знал, на что идет. Он захотел рисковать, но он не побеждал. Самое главное - это побеждать.
        - Я тебе не верю! - гневно воскликнула Александра. - Ты это сделал нарочно, Джанкарло. Я все видела. Ты его толкнул. Ты специально направил машину ему в бок, из-за тебя он потерял управление.
        Джанкарло дерзко ухмыльнулся:
        - Я прошел трассу очень удачно.
        - Очень удачно! Ты посмотри туда - они до сих пор не могут сбить пламя. А ты тут разглагольствуешь о победе и удаче! - По щекам Александры текли слезы, она дрожала и едва сдерживала тошноту.
        - Ты сама не знаешь, что несешь, - отрезал он. - Смазливая дура. Думаешь, если у тебя полно денег, то можно себя ублажать, да? Тебе только это и нужно, Александра Уинтроп. Чтобы за твои деньги тебя трахали, вот и все.
        -Убирайся прочь! - Александра была вне себя. - Чтобы я больше тебя не видела! Прочь! - Она повернулась к Мэри-Ли и присела, чтобы взять ее за руку. - Не плачь, Мэри-Ли. Сейчас мы найдем доктора, вот увидишь.

* * *
        Мэри-Ли сломала лодыжку. Ей требовалась операция.
        Доктор Ричард Фелдман два часа пытался разыскать по телефону Мариетту. Она в это время сидела за деловым обедом в ресторане «Времена года» и беседовала со своим агентом Элом Цукерманом. Мариетта пришла в бешенство, когда ее оторвали от важных переговоров, и грубо обругала врача.
        Подруги слышали конец разговора.
        - Поймите, - увещевал доктор, - сейчас проходят гонки. Больница переполнена. Неужели вы хотите, чтобы я обращался к судье за ордером? Ладно, так я и сделаю. Что?! Сами туда катитесь. Всего наилучшего.
        Он в сердцах бросил трубку и повернулся к Мэри-Ли.
        - Вы уж извините, но ваша мать отказывается приехать и не желает оплачивать лечение. Стало быть, мне придется звонить знакомому судье, чтобы получить ордер, по которому мы сможем взыскать с нее деньги через суд. Думаю, на это уйдет часа полтора-два... если, конечно, судья у себя. Но когда проходят гонки, ни в чем нельзя быть уверенным.
        - Ох... - Мэри-Ли уже не плакала, но в глазах стояли слезы. - Вот это я понимаю. Мама не дает согласия на операцию. Она даже не захотела со мной поговорить. У нее есть дела поважнее. Как я поеду в колледж с загипсованной ногой? Или на костылях?
        - Я тебе помогу, - сказала Александра. - Буду тебя провожать на все лекции.
        - Не нужны мне никакие лекции. Мне нужна мама. Я ее все равно люблю... - Мэри-Ли горько разрыдалась, не в силах более сдерживаться.
        - Мариетта Уайлд - просто стерва! - воскликнула Джетта, когда они с Александрой пошли в туалет. - Даже моя мать выкроила бы время.
        - Ну, Мариетта такая знаменитость, у нее свои странности...
        - И что из этого? Ты слишком уж добренькая, Александра. Если родная дочь попала в беду, Мариетта должна была все бросить и прилететь, будь она хоть трижды знаменита. Мэри-Ли для нее - как игрушка на веревочке. Знаешь, что я подумала? - с горечью добавила Джетта. - Когда вы вернетесь в колледж, Мариетта ее засыплет подарками. Может быть, даже на машину раскошелится. Помяни мое слово. А потом опять о ней забудет на полгода.
        Александра кивнула. У нее сжалось сердце. Поездка в Дейтону принесла сплошные несчастья. Она бы никогда не поверила, что Джанкарло так бесчеловечен. Ей хотелось как-нибудь загладить свою вину перед Мэри-Ли.
        Что же касается мужчин... Эта трагедия отбила у Александры всякую охоту о них думать.

* * *
        После завершения гонок, как обычно, была устроена вечеринка. Пришли гонщики с подругами и бесчисленные прихлебатели. Но даже пульсирующий ритм поп-музыки не прибавил им веселья.
        Джанкарло слонялся от одной группы к другой. Все разговоры смолкали при его приближении. Его осуждали. Он знал, что его считают рисковым и опасным безумцем.
        Он взял тарелку и подошел к столу с закусками. Перед стартом Джанкарло никогда не ел и теперь нестерпимо проголодался. Утолив первый голод, он стал подумывать, как бы снять девчонку. С Александрой Уинтроп все кончено - до поры до времени. Надо же, выставила его убийцей. Вздор. Когда гонщик садится в машину, он знает, на что идет. Такое с каждым может случиться.
        Когда горишь в машине, можно вдохнуть только один раз, это известно каждому гонщику. Надо крепко зажмурить глаза и задержать дыхание, иначе смерть.
        Джанкарло почувствовал, как чьи-то руки обхватили его сзади и скользнули от талии вниз. Прямо у его уха раздалось хихиканье.
        Он обернулся. Это была Ингрид Хиллстром, фанатка-болельщица, с которой ему пару раз случилось переспать. Соблазнительная брюнетка, она когда-то пела в рок-группе.
        - Ингрид, - обрадовался он.
        - Сколько лет, сколько зим! Познакомься, это Битси. Она со мной. Только что вылетела из университета Майами за купание голышом в бассейне. Неплохо, верно? Дала жару этим книжным червям.
        Вторая девушка стояла рядом с Ингрид, и Джанкарло узнал в ней аппетитную блондинку с «конским хвостом», которую утром видел на автодроме. Битси была одета в обтягивающую трикотажную блузку-топ, которая бесстыдно обрисовывала ее крепкие груди. У нее был курносый нос и ярко-синие смышленые глаза, которые будто бы смеялись над ним.
        - Выпьете чего-нибудь? - спросил он, обращаясь к одной Битси. - Здесь есть пиво, коктейли. Есть тоже травка или что-нибудь покруче. Что принести?
        - Неси все, - спокойно сказала Битси.
        - Как это «все»?
        - Вот так. Я собираюсь сегодня оттянуться, а уж завтра буду думать, что делать дальше. Может быть, поживу у Ингрид. Она снимает квартиру около Вашингтона, в Джорджтауне.
        К Джанкарло мало-помалу возвращалась обычная уверенность. Девочки вдвоем, отметил он. Тем лучше. Александра с подругами укатила. Деньги лопатой гребут, сучки. А человек тут крутится из последних сил.
        - Пошли, Битси, - сказала Ингрид, словно читая его мысли. - Поедим креветок, а потом прогуляемся с Джанни по пляжу. Может, искупаемся. Обожаю плавать голышом, а уж ты у нас в этом деле собаку съела.
        - Идет, - согласилась Битси.
        У Битси оказался с собой кокаин. Они втроем втиснулись в кабинку женского туалета, свернули в трубочку двадцатидолларовую банкноту и по очереди вставляли ее в ноздри.
        - Супер-дупер! - сказала Ингрид, втягивая белый порошок.
        Битси молчала. Она не сводила глаз с Джанкарло. Он почувствовал сверхъестественный прилив сил и желания. Какая-то женщина колотила в дверь, но они только хохотали в полный голос. Наконец кокаин побежал по жилам, и они, все также хохоча, гуськом вышли из уборной.
        Через полчаса они уже бежали по воде, сняв с себя все до нитки. Джанкарло притянул обеих к себе и стал по очереди целовать их податливые мокрые груди.
        Ингрид почувствовала, как под водой в нее уперлось что-то твердое.
        - Ого! Что это у нас такое?
        - Что-то очень большое, - подхватила Битси, опускаясь под воду, чтобы несколько мгновений подразнить его губами и языком. Джанкарло весь напружинился.
        - Потерпи, бэби, - хрипло сказал он, поднимая ее за пучок светлых волос.
        - Да, действительно, - со смешком поддержала его Ингрид. - Пойдем в гостиницу. Какая радость, если песок набьется между ног.
        - Ты не хочешь песок между ног? - спросил Джанкарло. - А что ты хочешь?
        - Ну, что-нибудь более приятное...
        И Битси тоже не возражала бы.
        Им стоило больших трудов разыскать брошенные на песке вещи. Девушки остановились в пляжной гостинице, и вскоре они уже ворвались в номер, на ходу срывая одежду.
        - Поторапливайтесь! - ворковала Битси. - Чего мы ждем? Разве мы не готовы?
        Все были готовы. В ход пошли и губы, и руки, и пенис Джанкарло. К его удовольствию, Битси в экстазе громко кричала, и Джанкарло постарался, чтобы эти крики раздавались не один раз. Он сбился со счета. У него вырывались такие же крики наслаждения.
        Они проглотили «колеса», которыми Джанкарло запасся заранее, потом добавили еще
«снежку», и Ингрид отключилась.
        Они остались вдвоем с Битси, но возможности Джанкарло были небезграничны. Он отвалился в сторону и лег с краю. Через пару минут и он забылся глубоким сном.

* * *
        Джанкарло открыл воспаленные глаза и с ужасом огляделся. В окна лился яркий утренний свет. Его партнерши даже не потрудились задернуть как следует шторы.
        Ингрид лежала на животе, широко раскинув ноги и выставив ягодицы. Битси свернулась калачиком под боком у Джанкарло.
        Он с трудом выбрался из постели и поплелся в ванную. Fungari! Сегодня же соревнования... Надо торопиться, иначе можно опоздать на старт.
        Он включил холодный душ на полную мощность, потом схватил с полочки бритву и под ледяной струей поскоблил щеки. Изо рта воняло как из помойки, глаза покраснели, словно два стоп-сигнала. Он торопливо натянул одежду и опрометью побежал прочь.
        На старте Джанкарло пристегнулся ремнями и ожидал своей очереди. Он несколько раз глубоко вдохнул горячий воздух и попытался проникнуться мыслью, что чувствует себя просто fantastico.
        Он победит. Ничто его не остановит.

* * *

«Феррари» с воем летел по трассе, как ракета.
        Джанкарло был весь в поту. Жар, поднимавшийся от раскаленного песка, окутал все узлы двигателя.
        Рев моторов других машин казался ему оглушительным. Выхлопные газы не давали дышать. Руки до боли сжимали руль. Глаза слезились от прямого солнца, которое каждые пятьдесят секунд ударяло ему в глаза.
        Он был рожден, чтобы стать гонщиком. Немногие могли соперничать с ним. Сегодняшняя победа еще на шаг приблизит его к заветной цели - стать недосягаемым.
        После нескольких кругов он газанул еще сильнее. Он существовал в своем собственном мире, в полном согласии со вселенной. Когда стартер развернул у него перед капотом белый флажок, показывая, что остается последний круг, Джанкарло догнал шедший впереди желтый «форд» и толкнул его в задний бампер. Раздался удар и скрежет металла.
        Джанкарло бросил машину вперед и, как выражались гонщики, сделал рогатку. Если бы водитель «форда» попытался помешать ему, оба врезались бы в борт. Джанкарло смеялся. Но когда он обходил соперника, задок «феррари» предательски вильнул. В ту же секунду его швырнуло в сторону.

«Феррари» капотом врезался в бетонную стенку, отскочил и, подпрыгивая, понесся задним ходом в сторону ремонтной ямы. Зрители вскочили со своих мест и заорали. Это было внезапное, жуткое и трагическое зрелище. Ради таких мгновений многие и ходили смотреть гонки.
        Но Джанкарло ничего этого не знал.
        Грохот, который ударил ему в уши, казался грохотом крушения надежд. Боль обожгла голову каленым железом. Вспыхнули мириады искр.

        VII
        ДЖЕТТА, 1979-1980

        - Миис Джетта, когда вы будете приходить обратно, три часа? - спросила Розария, горничная Клаудии Мишо.
        - Да, в три. А может, в четыре или в пять. Запомни, Розария, кто бы ни позвонил, спрашивай, что передать, и обязательно все запиши. - Джетта жестом изобразила запись, чтобы мексиканке было понятнее.
        - Si, si.
        - Ничего не перепутай, Розария. Я жду звонка. Это очень важно.
        - Si.
        Джетта собиралась пройтись по магазинам на Родео-Драйв. Она надела длинную джинсовую юбку, трикотажную футболку, а сверху безрукавку, новые бусы в несколько рядов и модные высокие сапожки. Она не спеша зашла в гараж, рассчитанный на пять автомобилей, и села в «BMW» своей матери. Клаудия сейчас была в Монтеррее. Вместе с Бертом Рейнолдсом она улетела в Мексику на съемки очередного комедийного вестерна. Перед этим она отдыхала с Бертом в Акапулько, а еще раньше ездила в Финикс, где за пять тысяч долларов в неделю прошла курс похудания и омолаживания в салоне-пансионате Элизабет Арден. Изредка она появлялась дома, чтобы проследить за успехами дочери на актерском поприще.
        Пока успехи были далеко не блестящими.
        - Ты - Мишо. Одного этого достаточно, чтобы тебя приняли в любую актерскую студию. Тебе не придется работать локтями, - сказала Клаудия два месяца назад, встречая Джетту в международном аэропорту Лос-Анджелеса на своем «BMW».
        Клаудия Мишо была ветераном Голливуда. Она снялась почти в тридцати картинах и по-прежнему оставалась звездой первой величины, несмотря на провал двух последних фильмов с ее участием. Белый джинсовый костюм с серебряными заклепками обтягивал ее, как перчатка. Чтобы спрятаться от любопытных взглядов поклонников, она покрыла платиновые волосы легким белым шарфом.
        Конечно, это не помогло. Пока она шла с дочерью получать багаж, шесть человек попросили у нее автограф.
        Стоя у круглой ленты багажного транспортера, Клаудия изложила Джетте свои планы относительно ее ближайшего будущего. Прежде всего следовало записаться на уроки актерского мастерства и танцев у ведущих педагогов Голливуда. Одновременно с этим она собиралась отвезти Джетту к доктору Нелсону Стэнли, самому именитому дантисту, чтобы он сделал ей коронки; эта необходимость была вызвана тем, что безжалостное око кинокамеры фиксирует малейшие дефекты.
        - Кроме того, тебе придется сесть на диету, - добавила Клаудия, оглядывая фигуру дочери. - Килограммов шесть-восемь надо сбросить. Пышные формы в наше время не котируются.
        - Мне? На диету? - остолбенела Джетта.
        - А как же! Дорогая, ты очень хороша собой, и фигурка - прелесть, но камера добавляет любой актрисе по меньшей мере восемь кило. При твоем роскошном бюсте выйдут все десять.
        Джетта не верила своим ушам. Она знала, что ее фигура в высшей степени привлекательна.
        - Не обижайся, Бриджетт. Таковы здесь правила игры. Приходится их соблюдать. Зато когда мы покончим со всеми этими делами, на тебя будет спрос.
        Джетта склонилась над чемоданами, чтобы спрятать от матери слезы обиды. Она не ожидала такой встречи. Заблаговременно сообщив Клаудии о намерении пойти по ее стопам, она рассчитывала на радостное понимание и поощрение. Вместо этого Клаудия изучала ее, как куклу Барби, которую нужно слегка усовершенствовать, чтобы на нее был спрос.
        Она опустила на пол дорожную сумку со школьной одеждой и повернулась лицом к матери, гордо подняв подбородок и сверкая глазами.
        - Во-первых, я хочу, чтобы меня называли Джетта, а не Бриджетт. «Джетта» звучит гораздо лучше. Во-вторых, я нравлюсь себе такой, какая есть, и не собираюсь меняться. - Ее голос дрожал. - Я не стану изнурять себя диетой и не намерена уродовать зубы, вот и все.
        - Но коронки не помешают. Без них не обходится ни один актер.
        - Мама...
        - Дорогая, смотри на вещи трезво. Конечно, ты - Мишо, но в Голливуде тысячи красивых девчонок, и уж они-то, будь уверена, подчиняются всем правилам игры. Они уже знают, что их ждет жесточайшая конкуренция.
        - Я тоже это знаю, - с вызовом ответила Джетта. Клаудия подняла брови, аккуратно подрисованные темным карандашом.
        - Разумеется. Недаром ты выросла в Беверли-Хиллз. И все же... - посмотрев в лицо дочери, она осеклась. - Ну ладно, об этом потом. Через две недели я улетаю на съемки в Мексику, в какую-то страшную дыру. Но дома остается Розария. Твоя комната готова; тебе понравится. Я ее отделала в двух цветах: сиреневом и бирюзовом. И еще я нашла прекрасную мастерскую и заказала стеллажи во все стены, чтобы не пропадало ни дюйма...

* * *
        Джетта с увлечением занималась в актерской студии. Ей нравилось вникать в тончайшие нюансы роли. Нина Фош была крайне требовательным педагогом. Вскоре Джетта поняла, что в одном отношении Клаудия была права.
        Конкуренция.
        Устрашающая конкуренция.
        - Не думайте, что можно выехать на одной своей фамилии, - говорила Нина Фош, выхватывая глазами Джетту и Криса Леммона, сына знаменитого комика Джека Леммона. - Конечно, у тех, кто вырос в актерской среде, есть определенные преимущества, и это приходится признать. Однако я на своем веку повидала сотни актерских детей, из которых не вышло никакого толку.

* * *
        Джетта вывела «BMW» из гаража, стараясь не задеть столбик слева от въезда, о который она на прошлой неделе поцарапала крыло. Она щелкнула пультом дистанционного управления, и дверь гаража мягко опустилась. Потом Джетта нажала другой рычажок, и перед ней раскрылись чугунные ворота, мягко скользя по тщательно смазанным пазам.
        Когда она выруливала на проезжую часть, рядом с их домом остановился экскурсионный автобус. Тридцать пять голов повернулись, как на шарнирах, чтобы разглядеть сидящую за рулем Джетту, и она помахала им с приветливой улыбкой.
        Автобус медленно покатил к следующей остановке, объезжая сто домов голливудских знаменитостей, а Джетта повернула налево, в сторону Родео-Драйв. Калифорнийское утро было, как всегда, теплым и безоблачным. Лучи солнца золотили перистые верхушки пальм и густые изгороди из пуансеттий и гибискуса.
        Беверли-Хиллз. Где еще можно найти такую синеву, зелень, размах и богатство?
        Дома в большинстве своем были рождены причудливой фантазией архитекторов в двадцатые и тридцатые годы. Здесь можно было встретить творения бессмертного Фрэнкa Ллойда Райта и виллы в голландском колониальном стиле, а рядом с ними особняки из натурального дерева, построенные в подражание тюдоровской архитектуре, и восточные замки с экзотическими стрельчатыми окнами и восьмигранными печными трубами.
        Каждое утро тротуары окатывались водой из шлангов и всегда сверкали чистотой.
        Джетта поехала на восток от бульвара Сансет и миновала знаменитый отель
«Беверли-Хиллз», известный как Розовый дворец. Отсюда уже было рукой подать до Родео-Драйв. Улицы купались в золотом калифорнийском солнце. Здесь каждый поворот был знаком ей с детства. Девочкой она частенько забегала на кухню к Люсиль Болл, чтобы схватить что-нибудь вкусное; как-то раз, катаясь на роликовой доске, она разбила коленку прямо перед домом Филлис и Алана Факторов, состоящих в родстве с самим Максом Фактором. Она возилась с фокстерьером Билла Косби и ходила в бассейн Дина Мартина заниматься плаванием вместе с его детьми.
        Хорошо, что она вернулась сюда, а не поступила в Вассар. Ее тянуло в Калифорнию. Когда-нибудь у нее будет здесь свой дом, не хуже других. Но для этого нужна работа. Нужна стопроцентно выигрышная роль. Почему же до сих пор не поступило никаких предложений? Она зарегистрировалась в двух ведущих актерских агентствах, набиравших массовку, и ждала, когда сможет претендовать на роль со словами.
        Свернув на Санта-Монику, Джетта заметила на встречной полосе белый «порше». За рулем сидела ее мать. Джетта притормозила.
        - Джетта! - Клаудия Мишо тоже остановилась, опустила окно и приветливо помахала дочери, как будто они не виделись какую-нибудь пару часов, а не месяц с лишним. - Куда направляешься?
        - Хотела пройтись по магазинам, но это ерунда, мама, теперь, конечно, не поеду! - Джетту переполняла радость от этой неожиданной встречи. - Сейчас развернусь.
        Клаудия поправила сзади на шее узел дорогого белого платка. Рядом с ней и на заднем сиденье громоздились чемоданы и дорожные сумки.
        - Знаешь что, дорогая, - предложила она, - поезжай-ка прямо к «Джорджо» и выбери что-нибудь открытое и сногсшибательное, потому что мы сегодня вечером пойдем на прием, от которого может зависеть твоя карьера.
        - Что? - Джетта не сразу поняла, чего от нее хочет мать.
        - Жена Брэдли Голдфарба приглашает нас с тобой к ним на обед. Ты не забыла, кто такой Брэдли?
        - Вроде бы нет, - разочарованно ответила Джетта. Брэдли Голдфарбу было уже за семьдесят.
        - Вспомни, он владелец команды «Лос-Анджелес Рэмс». У него перед домом такой небольшой стадиончик. Чтобы игроки там тренировались или уж не знаю для чего. Так вот, будут три стола, на двенадцать персон каждый. Это деловые люди, дорогая, - пояснила Клаудия. - Люди со связями. А самому Брэдли, чтобы ты знала, принадлежит контрольный пакет акций «Уорнер Бразерс».
        - Как здорово! - Джетта заметно приободрилась. Она давно умоляла мать о содействии, и вот наконец-то появилась возможность познакомиться с людьми, которые помогут ей получить роль.
        Клаудия потихоньку тронулась с места.
        - Купи себе что-нибудь сенсационное, Джетта, а потом приведи в порядок волосы. Видал Сэссун обслужит тебя сам, я с ним созвонюсь. Мне он не откажет. - Клаудия посмотрела на часы. - Сможешь быть у него через два часа?
        Когда они ехали к Голдфарбам, Клаудия наставляла свою дочь, подробно объясняя, что можно делать, а чего нельзя.
        - Мы едем туда не развлекаться, - говорила она. - Это сугубо деловая встреча. Наша цель - завязать необходимые знакомства и показать тебя в выгодном свете. В последний раз эти люди видели тебя на твоем шестнадцатилетии.
        - Но теперь, надеюсь, я не похожа на школьницу? - забеспокоилась Джетта.
        - Господи, о чем ты говоришь, - поморщилась Клаудия. - Кстати, где ты откопала это леопардовое платье?
        - В новом магазинчике, - ответила Джетта. - А что, чересчур смелое?
        - Ну, если тебе нравится бахрома...
        Джетта перевела дух, сидя рядом с матерью на переднем сиденье ее «BMW», который был выбран для этого визита. Ей нравилось, как экстравагантное пятнистое платье с тонкой кожаной бахромой повторяет ее движения. Это было взрослое платье - Клаудия вполне могла бы выбрать такое для себя.
        С Видалом пришлось побороться - он хотел сделать ей стрижку, укладку и черт знает что. Джетта еле убедила его просто расчесать ей волосы и придать им форму, но не согласилась расстаться с кудрявой гривой черных волос. Получилось великолепно. Такой прически не было ни у кого другого. В Беверли-Хиллз это ценилось превыше всего.
        - Запомни следующее, - продолжала Клаудия. - Говори всем, что ты занимаешься у Нины Фош и она считает, что у нее уже лет десять не было такой талантливой ученицы.
        - Ой, мама, я не смогу.
        - Так все делают, дорогая. Излишняя скромность только вредит. Тысячи девчонок пошли бы на все что угодно, чтобы попасть сегодня на этот прием.
        - Понимаю, - сказала Джетта, волнуясь и сгорая от нетерпения.
        Они остановились у ворот, утопающих в тропической зелени. Это было одно из самых огромных частных владений в Бел-Эйре.
        Привратник сверился со списком приглашенных и открыл ворота с пульта дистанционного управления. Клаудия подъехала по полукруглой дорожке к вымощенной кирпичом стоянке, где могло бы уместиться не менее двадцати машин. Двое специально нанятых шоферов в белых ветровках и черных брюках уже стояли наготове, чтобы помочь дамам выйти, а потом припарковать их машину.
        Из грандиозного особняка, построенного в мавританском стиле, доносились приглушенные звуки фортепиано, смех и гул голосов.
        Джетту вдруг охватила паника. Что, если леопардовое платье, которое в магазине казалось таким соблазнительным и изысканным, окажется не к месту?
        - Бриджетт! Ты что, заснула? - Клаудия ткнула ее в бок. - Вылезай из машины, шофер ждет. И одерни юбку, не вводи молодого человека в искушение.

* * *
        Вечер начался точно так же, как любой другой голливудский вечер, но для Джетты это был дебют. Раньше ее только демонстрировали гостям, после чего можно было спокойно положить себе на тарелку гору лакомств, а если повезет, то и прихватить что-нибудь спиртное и устроиться в спальне перед телевизором. Теперь все было иначе.
        - Клаудия! - раздался женский голос.
        - Дженнифер! Ты прекрасно выглядишь!
        Клаудия обнялась с хозяйкой, безупречно ухоженной крашеной блондинкой, чье желтое креповое платье было вырезано так низко, что казалось, из него вот-вот вывалится необъятный бюст.
        - Дженнифер, ты узнаешь мою дочь Джетту? Я хочу, чтобы на нее сегодня посмотрели. Она только что прилетела из Лондона.
        - Как же, как же. - Дженнифер внимательно посмотрела на Джетту, отметив сноп темных кудрей и смелое платье с бахромой, плотно облегающее ее молодое тело и открывающее ложбинку между крепких грудей. - Ты там снималась?
        - Нет, я там училась в школе. - Джетта занервничала, но тут же вспомнила, что она теперь актриса, и вообразила себя на сцене. - Я называю себя Джетта, - доверительно улыбнулась она. - По-моему, это удачнее, чем Бриджетт, как вам кажется? Когда говоришь «Бриджетт», все сразу вспоминают Бриджитт Бардо.
        - Ну, это еще не самое страшное, милочка моя. - Дженнифер смотрела на нее с любопытством. - Заходите и поздоровайтесь с Брэдли. Он у бассейна, я вас провожу. Принесите еще закусок, Билл, - обратилась она к стоящему рядом мажордому.
        Гостиная поражала своими размерами. Изразцовый пол покрывали великолепные восточные ковры. Оштукатуренные стены служили фоном для эффектных живых композиций, создающих цветущие оазисы.
        - У нас сегодня Грегори Пек с женой, - сообщила Дженнифер, ведя их к открытой веранде, где во множестве росли фруктовые деревья в кадках и яркие цветы. - Еще мы пригласили Боба Конрада и Ларри Хэгмена - вы их знаете, они снимаются в сериале
«Даллас». Берт Баккарак, разумеется, тоже здесь. Представил нам свою новую подругу. Как раз перед вами приехал Джек Николсон.
        Клаудия с дочерью вышли в сад, где уже толпились гости вокруг голубого бассейна в форме гигантской фасолины. Все повернулись к ним. Раздался едва слышный вздох восхищения, так хороши были вновь прибывшие.
        - Клаудия! Ты уже из Мексики? Наверно, вымоталась до предела. - Ее потянула в сторону близкая подруга, Жаклин Биссет. Джетта так и осталась стоять с бокалом шампанского в руке.
        Бассейн был искусно подсвечен скрытыми цветными прожекторами. У бортика Генри Манчини, Джимми Стюарт и Рикардо Монтальбан рассказывали анекдоты. Джимми Коннорс собрал вокруг себя благодарных любителей тенниса. Джетта узнала Ширли Маклейн, платье которой целиком состояло из шелковых цветов. Сам Брэдли Голдфарб беседовал с Майроном Орландо, одним из лучших агентов во всем Голливуде.
        Джетта опять пала духом. Что до нее всем этим людям? Никто ее не знает.
        Она бесцельно бродила среди болтающих гостей. Ширли Маклейн узнала ее не сразу, но потом шумно ахала и смеялась от удовольствия, осознав, что эта очаровательная взрослая девушка - бывшая озорница Бриджетт.
        - Милая моя, не могу поверить! А какие волосы - это же просто чудо! Кто тебя причесывал?
        - Видал Сэссун, - ответила Джетта.
        - Неужели? На него не похоже, правда? Фарра Фосетт может только мечтать о таких волосах... Ой, надеюсь, ее здесь нет? - Знаменитая кинозвезда подалась вперед. - Расскажи, чем ты теперь занимаешься.
        Джетта не упустила случая рассказать о занятиях в актерской студии.
        - Что ж, это очень мило... - Тут кто-то помахал Ширли с другой стороны бассейна. - Извини, дорогая, мне надо кое с кем поговорить.
        - Что за дикое дитя джунглей? - спросил высокий интересный мужчина с аккуратно уложенными седыми волосами. - Не иначе как пантера?
        Его глаза ощупали фигуру Джетты и остановились на полоске бахромы, прикрывающей грудь. Джетта застыла.
        - Я давний друг этого дома. Меня зовут Корт Фрэнк, - представился он.
        - Очень приятно, - улыбнулась Джетта. Она вспомнила: Корт Фрэнк был архитектором-проектировщиком; он сколотил миллионы на строительстве особняков в Беверли-Хиллз и Лос-Анджелесе. К нему надо было записываться за несколько лет вперед.
        - Разрешите, я принесу вам еще шампанского. А потом я вас возьму под крыло, очаровательный тигренок, чтобы вы не заблудились в джунглях.
        - Я пантера, а стало быть, дитя саванн, - кокетливо поправила Джетта.
        - Как бы то ни было, вы, насколько я понимаю, вступаете в борьбу за выживание в голливудских джунглях. У меня есть кое-какие связи. Я дружен с владельцами нескольких киностудий. Помимо этого, сам я вхожу в спонсорский совет. Сейчас мы собираемся финансировать новый телесериал.
        - М-м-м, - протянула Джетта. Она еще не поняла, хочет ли он просто заманить ее в постель или намерен предложить что-то дельное.
        - Мы можем вместе пообедать, - предложил Фрэнк, все так же обшаривая глазами ее фигуру. - Позвоните завтра мне в офис. Сходим в «Поло-Лаундж» или в
«Бистро-Гарден».
        Не успела она ответить, как он резко повернулся в сторону.
        - Как вам это нравится? Вы видели, кто сейчас вошел? Интересно, они тоже получили приглашение?
        Джетте волей-неволей тоже пришлось обернуться. По широким ступеням террасы спускались двое мужчин под руку с хорошенькими начинающими актрисами. Один был в годах, типичный итальянец, тучный, с седыми усами и непроницаемым выражением лица. Но Джетта не могла отвести глаз от второго, того, что был моложе и выше ростом. Внутри у нее словно натянулась струна.
        У него были смуглые плоские скулы, мощная квадратная челюсть и классический римский нос. Полукруглый шрам пересекал висок. Белые полотняные брюки сидели как влитые, облегая плоский живот. Из расстегнутого ворота темно-голубой рубашки выбивались завитки черных волос. Довершал его костюм синий кашемировый блейзер.
        Он смотрел прямо ей в глаза. Джетта даже вздрогнула - ни один мужчина так на нее не смотрел.
        - Настоящий Ромео, не правда ли? - язвительно заметил Фрэнк. - Первый красавец американской мафии.
        - Мафии?
        - Ну конечно. Семья Провенцо из Чикаго.
        - Не может быть!
        - Старик - это Сэм Провенцо, крестный отец, собственной персоной. Молодой - один из его сыновей, не знаю который, у него их восемь. Ума не приложу, зачем Брэдли их пригласил. Ага, все ясно, - сам себе ответил Фрэнк, увидев еще одного человека, выходящего в сад. - Третий с ними - Джимми Вайнгартен.
        - Кто-кто?
        - Владелец казино «Дворец Цезаря». Девочка моя, вы что, не бывали в Лас-Вегасе? Он-то их сюда и притащил. Брэдли обделается, когда узнает, что к нему на ужин явилась мафия.
        Корт Фрэнк уже не мог остановиться. Он сыпал именами и последними сплетнями, но Джетта не слушала. Она смотрела, как трое мужчин со своими спутницами прохаживаются вдоль бассейна.
        Молодой снова оглянулся. Их глаза еще раз встретились.
        Джетта дала согласие пообедать с Фрэнком на следующий день и, извинившись, направилась к бассейну.
        Спутница молодого итальянца, рослая рыжеволосая красавица, удалилась в дамскую комнату. Джетта устремилась к нему, как снаряд, выпущенный в цель.
        - Меня зовут Джетта Мишо. - Она решила играть ва-банк. - Я дочь Клаудии Мишо. А ваше имя?..
        - Нико, - ответил он, сверля ее взглядом. - Нико Провенцо.
        Они молча смотрели друг на друга. Джетта не могла придумать, что бы еще сказать. Она почувствовала дрожь во всем теле. От одного его вида у нее стало горячо между ног.
        - Вы не слишком молоды для таких вечеров? - спросил он.
        - Я? Слишком молода?
        - Я бы сказал, вы сюда не вписываетесь.
        Джетта оглядела площадку у бассейна. Гости оживленно беседовали и смеялись, переходя от одной группы к другой. Официанты завершали последние приготовления к ужину.
        - Почему же?
        - Здесь в основном старики, - сказал он. - Я лично никогда не буду старым.
        - Вот как? - Он был ненамного старше ее, года двадцать три, не больше. Джетта рассмеялась. - Откуда вы знаете? Дайте-ка мне руку, - распорядилась она, - я проверю, какая у вас линия жизни.
        Она взяла его пальцы обеими руками. От прикосновения к его коже у Джетты екнуло сердце.
        - У вас нежные руки, - сказал он. - Это замечательно.
        - Подождите, ведь это я гадаю по руке, а не вы, - со смешком остановила его Джетта.
        - Мне не требуется гадать, чтобы почувствовать нежность.
        - Ну хорошо. Вытяните руку и не напрягайте ее, - начала Джетта. - Мне надо рассмотреть ваши линии.
        - О'кей. - Он обнажил в улыбке ровные белые зубы. Джетта вглядывалась в его твердую сильную руку. Она отметила квадратную ладонь и правильной формы длинные пальцы. Пальцы любовника, невольно подумалось ей. Руки мыслителя, руки бунтаря. На пальце блестело золотое кольцо с печаткой - фамильным гербом. Он дразнил ее, сжимая и разжимая руку.
        - Прекратите, - смеялась она, - вы мне мешаете. Ну, так. Вот бугорок Меркурия, а это бугорок Венеры, - указала она на подушечки под пальцами. - Тут линия сердца, а вот здесь...
        У Джетты перехватило дыхание. Линия жизни выглядела совсем не так, как в книжке по гаданию: она доходила только до середины ладони. Скорее всего, в книжку вкралась какая-то ошибка. Однако требовалось срочно выходить из положения.
        - Это у вас линия жизни, - торопливо продолжила она. - Очень интересная. Прекрасная линия сердца, на конце разветвляется, вот видите здесь маленькие черточки. Это значит, что любить вы будете не один раз.
        - Да что вы говорите?
        Он подмигнул ей и, поймав тонкую полоску кожаной бахромы на груди Джетты, притянул ее к себе. Но тут к ним подошел Провенцо-старший.
        - Ты здесь по делу, - резко бросил он сыну, не обращая ни малейшего внимания на Джетту, и кивнул в сторону бассейна, где Джимми Вайнгартен разговаривал с директорами киностудий.
        Нико бросил на отца негодующий взгляд.
        - Николо, - угрожающе произнес старик.
        - Делами займусь, когда сочту нужным, - ответил Нико.
        - Ничего-ничего, идите, - испуганно пролепетала Джетта.
        - Когда сочту нужным, - упрямо повторил Нико.

* * *
        В ресторане «Бистро-Гарден» собиралась раскованная и нарочито небрежно одетая киношная публика. Одни сидели за маленькими столиками на открытой веранде и нежились на солнце, сплетничая и договариваясь о делах. Другие предпочитали устроиться в прохладном затененном зале, который более походил на сад, увитый цветущими лианами.
        Джетту провели к одному из лучших столиков, где ее новый знакомый, архитектор Корт Фрэнк, не теряя времени, разговаривал с кем-то по телефону.
        Она опустилась на стул, который предупредительно отодвинул для нее официант. Через два столика от них сидела Барбра Стрейзанд со своим нынешним любовником, модным парикмахером Джоном Питерсом. Джетта радостно помахала ей - последний раз она видела Барбру на своем шестнадцатилетии.
        Подошел официант с картой вин. Джетта пришла в замешательство, ведь она еще не достигла совершеннолетия. Наконец она решилась:
        - Пожалуйста, коктейль «Непорочная дева».
        - Названный в вашу честь? - ухмыльнулся Фрэнк, закрыв трубку рукой.
        Джетта и не подумала ему отвечать. Она заметила, что в ресторан вошла Кейт Джексон в сопровождении двух других женщин. Кейт Джексон снималась на телевидении с незапамятных времен. Джетта тактично отвела взгляд. В Беверли-Хиллз только туристам дозволялось открыто глазеть на знаменитостей.
        - Ну, здравствуйте, прелестница. - Фрэнк только сейчас повесил трубку и отдал телефон официанту. - Вы сегодня на редкость соблазнительно выглядите. Кто бы мог подумать, что вы отдаете предпочтение «Непорочной деве»!
        Он раскрыл меню.
        - Здесь прекрасно готовят телятину, - авторитетно заявил он. - Если не пробовали, советую заказать. Или же цыпленка по-милански. Фантастическое блюдо.
        - Я предпочитаю куриный салат по-китайски, - своенравно сказала Джетта.
        Себе Фрэнк заказал овощной салат без майонеза, только с лимонным соком. За едой говорил он один, сообщая все подробности личной жизни тех, кто появлялся в зале ресторана.
        Изнывая от скуки, Джетта позволила себе перебить его:
        - Я хотела расспросить вас про тех людей, которые приходили к Брэдли Голдфарбу. Сэм Провенцо с сыном. Вы говорите, они из Чикаго?
        - Ага, вы заинтригованы?
        Она покраснела и начала ковырять ножом в тарелке. Заинтригована? Накануне она почти не спала, повторяя про себя каждое слово, которое сказал ей Нико.
        - Да нет, просто любопытно.
        - Семья Провенцо контролирует игорный бизнес и торговлю наркотиками в Чикаго. Как я слышал, они намереваются запустить свои щупальца и сюда, в Лос-Анджелес. Они связаны с Мо Бернстайном, который окопался во Флориде. К нему сходятся все нити.
        - О-о, - выдохнула она.
        - Имейте в виду, девочка, это опасная публика. Или вас тянет на криминал? Это ваша слабость? У вас от таких ребят падают трусики?
        Джетта густо покраснела и была уже не рада, что затронула эту тему.
        - От таких типов лучше держаться подальше, маленькая. Они сожрут вас с потрохами, а выплюнут вишневые косточки.
        Джетта не могла больше выносить этого пошляка.
        - Я не маленькая, - резко сказала она.
        - Что это мы так рассердились? Разве плохо быть юной и свеженькой? У вас все на месте: и грудки, и попка. Прямо шоколадная конфетка! - Он уже не мог остановиться. - Да-да, волосы - как темный шоколад, а внутри сладкая, розовая, нежная начинка.
        Джетте стало дурно.
        - Я вам не предлагаю себя на десерт. Я актриса и хочу получить роль.
        Однако Фрэнк был не из тех, кого легко поставить на место.
        - Нет проблем. У меня большие связи в актерских отделах, - с улыбкой сообщил он. - Достаточно снять трубку и позвонить Роберту Эрману на Эн-Би-Си. Если, конечно, мы с вами поладим.
        У Джетты начисто пропал аппетит. Надо же было клюнуть на самую что ни на есть примитивную приманку. Старый потаскун.
        Но он, сам того не ведая, подал ей неплохую мысль. Эрман был старинным другом Клаудии Мишо. Именно к нему она обратилась за помощью во время крайне болезненного бракоразводного процесса, который в течение многих месяцев не сходил со страниц бульварных журналов. Клаудия и по сей день поддерживала с Эрманом теплые отношения.
        Впрочем, совсем не обязательно было дожидаться, пока Эрману позвонит кто-то другой. Джетта вполне могла сделать это сама.
        Она сложила салфетку, бросила ее на стол и взяла сумочку.
        - Извините, голубчик. - Так всегда говорила ее мать, желая от кого-то отделаться. - Совсем забыла: у меня в полтретьего массаж. Помогает снять напряжение. Сказочное блаженство, ароматические масла, ну, вы понимаете.
        Она встала и под его изумленным взглядом пошла к выходу, демонстративно покачивая бедрами.

* * *
        Как только она сослалась на Клаудию Мишо, секретарша немедленно соединила ее с Робертом Эрманом. Он назначил Джетте встречу в ресторане дирекции Эн-Би-Си.
        - От силы двадцать минут, - уточнил он. - Это максимум, что я смогу выкроить, и то если очень постараюсь.
        - Я вас не задержу, - пообещала она.
        Эрман выглядел лет на сорок пять. У него было загорелое лицо и темные волосы, припорошенные преждевременной сединой. Джетта заметила, что окружающие относятся к нему с явным уважением.
        Она рассказала Эрману о своих занятиях в актерской студии, стараясь соблюдать чувство меры.
        - Вообще-то у меня есть некоторый опыт, - сообщила она. - Когда мне было четыре года, я снималась вместе с мамой в фильме «Сердце лисицы». Я играла мамину героиню в детстве. У меня было шесть реплик.
        - Я помню эту картину. У тебя выигрышный типаж, - признал он, окинув ее беглым профессиональным взглядом. - Невинность в сочетании с сексом. Если на экране ты смотришься не хуже, чем в жизни, то это взрывная смесь.
        - Правда? - обрадовалась Джетта.
        Но постановщик не спешил ее обнадеживать:
        - Пока не сделаны пробы, эти разговоры ровным счетом ничего не стоят. Кстати, мы сейчас ищем актрису на одну роль; у меня уже есть три претендентки. Я, пожалуй, позвоню в актерский отдел и скажу, чтобы тебя тоже внесли в список.
        Джетта чуть не запрыгала от счастья. Он предлагает ей пробу! У нее появился шанс. Она была уверена, что сумеет им воспользоваться.
        - Спокойно, спокойно, - сказал ей Эрман. - Пока это только пробы. Завтра утром к шести тридцати приходи в гримерную. Девятый павильон. Скажи, что я пригласил тебя пробоваться на роль Дженетты.
        - Дженетта, - восторженно повторила она. - Почти мое собственное имя!..
        - Роль в общем-то кукольная. Мы запустили новый сериал для показа в вечернее время, «Кэньон-Драйв». Рейтинг у него довольно высокий, но нам нужен постоянный приток свежих сил и секса, чтобы держаться на том же уровне. И кроме того, надо показать Дэррил Бойер, что на ней свет клином не сошелся. - Эрман отодвинул стул и встал. - Маме от меня сердечный привет.

* * *
        На следующее утро Джетта подъехала на «BMW» к воротам студии в Бербэнке и остановилась у будки охранника. Она назвала свое имя, он отметил его в списке и пропустил ее.
        На территории студии Эн-Би-Си стояли бесчисленные павильоны, похожие на товарные склады. В шесть тридцать Джетта не увидела здесь никого из актеров - только технический персонал деловито занимался своей работой. Взад-вперед сновали девушки в узких джинсах с «хлопушками» в руках. Рабочие разгружали реквизит с подъезжающих грузовиков. Электрик нес моток кабеля.
        Джетта не сразу нашла указанную ей стоянку, потом минут десять блуждала среди каких-то проездов и наконец увидела буфетчицу с кофейным подносом, которая и направила ее к девятому павильону.
        Черт возьми, она, кажется, разволновалась.
        Еще через десять минут она уже сидела в тесной гримерке. Линда, гримерша, коричневой губкой накладывала ей на лицо тон.
        - С тобой мне хлопот не будет, - сказала она Джетте, подводя ей верхнее веко. - У тебя хорошо очерченное личико, а скулы - просто блеск. О волосах я уж не говорю.
        - Правда? - Джетта обрадовалась этой профессиональной оценке.
        - Конечно, правда. Почему-то твое лицо мне знакомо. Где я могла тебя видеть?
        - Я дочь Клаудии Мишо.
        - Да что ты говоришь? - Карандаш замер в руке Линды, но тут же снова заскользил по верхнему веку. - Я слышала, она очень славная, никогда не отказывается дать автограф. С кем она сейчас встречается, с Бертом Рейнолдсом?
        - Вроде бы, - уклончиво ответила Джетта. Романы Клаудии следовали один за другим и длились ровно столько, сколько продолжались съемки.
        - Берт - классный любовник?
        Джетта посмеялась.
        - Мама со мной не откровенничает.
        Линда продолжала болтать, а Джетта боялась пошевелиться под защитным пластиком, накинутым ей на плечи.
        Она выучила свои реплики назубок, но ведь это совсем не то что на занятиях в студии. Здесь все по-настоящему. Кукольная роль. Что именно должна делать кукла? Боже, что ее ждет...
        Дверь приоткрылась, и кто-то заглянул в гримерную. Джетта подняла глаза, ожидая увидеть ассистентку, которая провела ее сюда. Однако на нее смотрело примелькавшееся на телеэкране лицо сердечком - это была сама Дэррил Бойер, новая звезда «Кэньон-Драйв».
        - Это ты пробуешься на Дженетту? - бесцеремонно спросила Дэррил, словно не адресуя свой вопрос никому в отдельности.
        - Вы меня спрашиваете? - отозвалась Джетта.
        - А кого же еще? Гримершу, что ли?
        - Я бы попросила, - фыркнула Линда, швыряя карандаш в коробку.
        Дэррил Бойер вошла в тесную каморку, где висел запах пудры и грима. Это была изящная женщина среднего роста; ее огромные васильковые глаза казались еще больше благодаря нескольким рядам накладных ресниц. Пшеничные волосы с высветленными прядями были взбиты и топорщились иголочками - этот стиль как раз начинал входить в моду. Миллионы американских женщин хотели быть похожими на Дэррил Бойер.
        - В список внесены только трое. - Можно было подумать, что Джетту сюда никто не звал.
        - Мистер Эрман назначил мне прийти, - не сдавалась Джетта.
        - Ох уж этот Роберт, - пренебрежительно сказала Дэррил. Она уже была одета для съемок в черное креповое платье, облегающее ее точеную фигуру. - Ну-ка, дай я на тебя посмотрю, - непререкаемым тоном потребовала Дэррил, подходя вплотную к Джетте.
        - На меня?
        - А на кого же? На дядю, что ли? Должна же я видеть, кого они пробуют. Я не позволю, чтобы рядом со мной отсвечивал бог весть кто. Так можно испохабить мою роль. Я прямо так им и сказала. А ну встань, голубушка, покажись.
        Джетта приросла к креслу, съежившись от унижения.
        - Что сидишь? - настаивала Дэррил. - У меня времени нет с тобой возиться. Вставай. Покажи, чем богата.
        Джетта набрала в легкие побольше воздуха и встала, сбросив прозрачный пластик и роняя его на пол, а потом молниеносным движением задрала на себе трикотажную маечку.
        Она была без лифчика. Ее роскошные груди, крепкие и молочно-белые, украшали дерзкие рубиновые соски. Ради такого бюста не жалко было отдать жизнь. Если бы в Голливуде нашелся специалист по пластической хирургии, который сумел бы повторить эти формы, он бы сделался миллионером.
        - Вот чем я богата, - бросила Джетта. - Вашим не чета, между прочим.
        Гримерша прыснула от смеха, а Дэррил задохнулась и выскочила в коридор.
        Джетта опустила майку и тоже расхохоталась.
        - Бесподобно! - всхлипывала Линда.
        - Ну и стерва, - не могла прийти в себя Джетта.
        - Ты видела ее физиономию?
        - Ее прямо перекосило!
        Линда успокоилась и снова нашарила в коробке карандаш для глаз. Ей пришлось слегка подправить Джетте грим.
        - Хватит смеяться, испортишь глаза. Ну ты даешь, малышка! Теперь держись: если получишь роль, Дэррил Бойер постарается сжить тебя со свету.
        - Вы думаете, у меня есть шансы?
        - Милочка моя, только у тебя и есть шансы.
        Линда оказалась права. Джетта получила роль Дженетты и 750 долларов в неделю. Это была довольно скромная ставка, но и ее удалось добиться только благодаря профессиональной помощи Майрона Орландо, агента Клаудии. Он включил в договор различные коэффициенты, благодаря которым после восьмой серии еженедельная ставка Джетты должна была достичь 900 долларов.
        - Пока еще нельзя требовать больших гонораров, бэби, - сказал ей агент, сидя за массивным дубовым столом. - Все будет зависеть от реакции публики и от зрительской почты. Сейчас у всех на уме только Дэррил Бойер. Одного ее имени в титрах достаточно для успеха постановки. И это нам на руку: ее слава отраженным светом будет падать на тебя.
        - А вдруг она ко мне отнесется... враждебно? - не без оснований забеспокоилась Джетта.
        - Кому какое дело?
        - Ну все-таки...
        - Поезжай домой, садись за свою роль и выучи все реплики так, чтобы комар носу не подточил. Ни в коем случае не позволяй себе опаздывать. Постарайся хорошо выглядеть в костюмах, которые для тебя сошьют. Тогда все будут тобой довольны.
        Джетта была так взволнована, что прямо из вестибюля позвонила Александре в Покипси, где находился колледж Вассар.
        - Ты не поверишь! У меня такие потрясающие новости, ты не можешь себе представить, - захлебывалась она.
        Они проболтали сорок минут; Джетта с восторгом рассказывала ей о новом сериале, в котором, помимо Дэррил Бойер, участвовали Энн-Маргрет и Роб Креймеры, чьи имена не сходили со страниц «ТВ-гида». Ее возбуждение передалось Александре:
        - Джетта, ты вдохнешь в этот сериал новую жизнь! Жду не дождусь, когда увижу тебя на экране.

* * *
        В первый день съемок Джетта пережила целую бурю эмоций, от неуемного веселья до животного ужаса.
        - Актеры - такие же люди, как все остальные, - на ходу внушала ей Клаудия. - Они точно так же потеют, бегают в уборную, спотыкаются. В случае чего всегда можно снять еще один дубль. Самое главное - назубок учи роль, - добавила она. - Без этого - никуда.
        Проведя всю свою жизнь в Голливуде, Клаудия поднаторела в закулисных делах и могла кое-что посоветовать дочери относительно Дэррил.
        - Не нужно ее злить. Если ты постараешься держать язык за зубами и поменьше попадаться ей на глаза, она скорее всего оставит тебя в покое. Пойми, ей совершенно не интересно, чтобы все узнали о вашей стычке: она боится, что ее поднимут на смех.
        Когда Джетта должна была впервые появиться на съемочной площадке, над Лос-Анджелесом висел смог. Он затянул небо бледной пеленой, но Джетте казалось, что это самый безоблачный день в ее жизни.
        Администратор представил Джетту съемочной группе - режиссеру, ассистентам режиссера, помощнику продюсера, секретаршам, девушкам из сценарного отдела, костюмерам, осветителям. Все разглядывали ее с нескрываемым любопытством. Как-никак, она была дочерью кинозвезды, а это даже для видавших виды телевизионщиков что-нибудь да значило.
        - Мы здесь живем одной семьей, - сообщила Джетте Памела Рэндолф. Опытная актриса сразу взяла ее под свою опеку. - Запомни главное: наша драгоценная Дэррил поедом ест тех, кто забывает свои реплики. Знаешь, как у нас говорят: «Кто прогневал леди Дэррил, тот судьбу свою похерил».
        - Здорово придумано, - улыбнулась Джетта.
        - Но тебе, по всей видимости, не придется от нее страдать. Она сейчас всецело поглощена своей предстоящей свадьбой. Выходит замуж за Ричарда Кокса; ты его наверняка знаешь - этакий светский лев, владелец отелей «Фитцджеральд». Может, она на тебя и рявкнет пару раз, но больше для острастки.
        В тот день снимался эпизод в больнице. Джетта играла миловидную девушку, страдающую расстройством памяти и забывшую свое имя. Десятки статистов изображали врачей, медсестер и посетителей.
        Дэррил появилась после полудня. Даже без грима в ней сразу можно было узнать звезду. Ее хрупкая фигурка была затянута в небесно-голубой велюр.
        - Кого я вижу: гордая обладательница образцово-показательных сисек, - протянула Дэррил, подходя к Джетте, которая, пристроившись на складном стуле, лихорадочно повторяла роль.
        Джетта не один день ломала голову, но так и не решила, как вести себя с Дэррил при следующей встрече лицом к лицу. Сейчас она сказала первое, что пришло в голову:
        - Дэррил, я, наверно, позволила себе лишнее, но это от волнения. Я вела себя как последняя идиотка. Слава Богу, гримерша никому не сказала ни слова. Я ее специально об этом попросила.
        Дэррил пристально посмотрела ей в лицо, ожидая подвоха, но увидела совершенно искреннее раскаяние. Она нехотя кивнула.
        - Что ж, бывает. Но об одном должна тебя предупредить.
        - О чем?
        - Все крупные планы и лучшие ракурсы - мои. Главный оператор, Бен Мартильяна, уже знает, как меня подать. Он мой хороший приятель. Ничего личного, просто я это заслужила, а ты - нет.
        - Как скажете, - Джетта пожала плечами.
        Первый ассистент режиссера отозвал Дэррил в сторону, чтобы обсудить с ней подробности монтажа, и Джетта вежливо улыбалась все то время, что светловолосая звезда экрана могла ее видеть. Потом она с облегчением вздохнула.
        Это, во всяком случае, позади. Может быть, Дэррил и не затаит на нее злобу.

* * *
        - Перерыв! - крикнул режиссер, перекрывая шум студии. Красные огоньки кинокамер погасли, и операторы наконец-то смогли расслабиться. Они отсняли уже десять дублей.
        Джетта, Дэррил и Роб играли эпизод, когда Рия, героиня Дэррил, застает своего мужа-киноактера в постели с Дженеттой.
        Актеры снимались полуобнаженными. Откровенность этой сцены лимитировалась только требованиями телевизионных цензоров. Режиссер-постановщик распорядился поставить закрытую декорацию, чтобы участники эпизода чувствовали себя более непринужденно. Джетта лежала в постели с Робом. На ней были только крошечные трусики-бикини и накладки на сосках, чтобы она не стеснялась членов съемочной бригады и директора телестудии, который зашел в павильон проверить, как подвигаются съемки.
        - Она опять переврала текст, - громко заявила Дэррил. Она стояла у входа, уперев руки в бедра, одетая в бежевый костюм с синей отделкой.
        - Бог мой, неужели она не способна выучить свои реплики? Разве трудно запомнить:
«Я прошу у тебя прощения, Рия, я действительно прошу у тебя прощения»?
        Джетта натянула повыше простыню, чтобы прикрыть грудь, и села в кровати, умоляюще глядя на директора телестудии.
        - Я выучила! Только это совершенно неестественная фраза, так никто не говорит. И потом, я сижу здесь голая, а кругом люди!
        - Тебя это ни с какой стороны не должно волновать, - саркастически заметила Дэррил.
        - Ну, ничего, - улыбнулся директор. - Это поправимо. Пригласите сюда сценариста, пусть он перепишет этот диалог. За двойной тариф! - добавил он, поворачиваясь к ассистенту режиссера, который тут же побежал выполнять поручение.
        Джетта накинула халат. Все ждали, когда приведут сценариста. Дэррил попросила принести телефон и все время ворковала, тихо смеясь. Ее лицо смягчилось. Джетта впервые увидела ее беззащитной.
        - С кем она разговаривает? - спросила она Памелу Рэндолф.
        - Должно быть, с женихом, с Ричардом Коксом. Влюблена в него без памяти. Только в такие минуты в ней и прорывается что-то человеческое, - ответила Памела, не отрываясь от своего вышивания.
        - Кто он такой? - спросила Джетта.
        - Как тебе сказать... - Памела отложила вышивку в сторону. - Пожалуй, один из самых завидных женихов во всей стране. Высокий, интересный, с сединой на висках. И баснословно богат. Ему принадлежит международная сеть отелей «Фитцджеральд» - сто пятьдесят шикарных гостиниц на всех континентах. Когда съемочный сезон закончится, у них будет свадьба. Дэррил уже ждет не дождется. Она рассчитала, что этот брак на всю жизнь избавит ее от финансовых затруднений.
        - Но... она же звезда. - Джетта привыкла, что ее мать всю жизнь была независима в средствах.
        - Милая моя, - сказала Памела, которой уже исполнилось пятьдесят, - актрисы - как мотыльки. Сначала они порхают и красуются, но вот, глядишь, пыльца осыпалась, крылышки пообтрепались, кожа увяла, на шее откуда ни возьмись пошли морщины... Дальше можно не рассказывать.
        Прозвучала команда всем занять свои места. Джетта сняла халат и скользнула под шелковую простыню.

* * *
        На следующий день после показа серии Джетта начала получать зрительскую почту. Ее доставляли в огромных серых мешках. Многие авторы писем полагали, что Джетта и есть та кукольная героиня, которую она играет. Одни советовали избавиться от некоторых привычек, другие рекомендовали задуматься над своим нескромным поведением, третьи просили фотографию. Мужчины описывали во всех подробностях, чем именно они бы хотели с ней заняться.
        Однажды на съемочной площадке Джетта заметила, что помощник продюсера, Расти Коула, беседует с человеком, чья фигура показалась ей знакомой. Когда этот человек обернулся, она узнала его: это был Нико Провенцо.
        У нее бешено застучало сердце. Она бросилась к нему, окликая его по имени и размахивая руками.
        - Джетта Мишо! - сказал он, явно обрадованный такой встречей. При дневном свете загадочный полукруглый шрам на виске отливал серебром.
        - Что вы здесь делаете? - спросила Джетта, не скрывая восторга.
        - Мне нужно кое с кем встретиться. А вы?
        - Мне дали роль! Я теперь актриса, снимаюсь в «Кэньон-Драйв». Здорово, правда?
        Он улыбнулся, лаская ее глазами.
        - Пойдемте выпьем по коктейлю, - предложил он.
        - Сейчас никак не могу. У меня примерка, потом до вечера съемки. Может быть, встретимся в половине девятого? К этому времени я освобожусь.
        - Отель «Амбассадор», - уточнил Нико.

* * *
        Джетта опоздала на пятнадцать минут. Отель «Амбассадор» раскинулся на обширной территории. Это был огромный комплекс, построенный в псевдомавританском стиле, включающий пятьсот гостиничных номеров, отдельные коттеджи и бунгало, которые дышали голливудской историей.
        Джетта оделась так, чтобы выглядеть неотразимой. Она взяла из костюмерной черное с белым открытое шелковое платье с расклешенной юбкой и расшитыми бисером бретельками, которое выгодно подчеркивало цвет ее кожи. Потом она тщательно расчесала волосы, и теперь они струились ей на плечи блестящими темными волнами.
        В баре Джетта и Нико заказали мартини.
        Нико рассказал ей, что он окончил основной курс Джорджтаунского университета, а потом поступил в Гарвард, где специализировался в области организации бизнеса. В семье он был единственным, кто мог похвастаться университетским дипломом. Когда Нико было шесть лет, отец уже все за него решил, и мнение Нико в расчет не принималось. Он был одним из четырех детей от первого брака отца. Во втором браке Провенцо-старший обзавелся еще четырьмя сыновьями.
        - Восемь детей? - недоверчиво переспросила Джетта. - У твоего папы восемь детей? И все мальчики?
        Нико кивнул.
        - В нем очень сильно мужское начало. У нас в роду сыновья всегда считались желанным подарком судьбы. Мы очень сплоченная семья, Джетта. Как и все сицилийские семьи. Как бы мы ни ссорились, как бы ни ругались между собой, мы готовы отдать друг за друга жизнь, понимаешь?
        - Друг за друга горой, да?
        - Семья у нас на первом месте. Детей воспитывают так, чтобы они уважали старших и шли по их стопам. Так ведется испокон веков, и это к лучшему. Мы - не то что большинство американских семей: перекати-поле, без роду, без племени.
        Джетта осмелилась спросить про шрам.
        - Дорожная авария, - коротко ответил он, стрельнув глазами в сторону. Было видно, что это неправда, но от этого Нико показался Джетте еще более загадочным.
        Потом они ужинали в отдельном кабинете в ресторане «Спаго», а ближе к полуночи вернулись в Беверли-Хиллз, где Нико снимал номер в отеле. Когда Джетта поднималась с ним в лифте, сердце у нее готово было выскочить из груди.
        В номере их ожидала бутылка шампанского в серебряном ведерке со льдом и два высоких хрустальных бокала.
        - Мы будем пить из одного бокала, - прошептал Нико, не сводя с нее глаз, - а потом друг из друга.
        У Джетты пересохло в горле. Неужели он имеет в виду?.. Да, не иначе. Он собирался целовать все ее тело. Пить шампанское из ложбинки между грудями, слизывать с живота и...

* * *
        Джетта лежала сверху. Ее бедра неистово ходили вверх и вниз. Нико, искушенный в любовных ласках, водил пальцами по ее набухшему бугорку. Их тела блестели от пота. Джетте еще никогда не доводилось испытывать такое жгучее желание.
        До этого они делали все, что обещал Нико. Он трогал губами и покусывал ее соски. Он наливал шампанское ей на грудь и слизывал его до капли. От прикосновения его языка Джетта забыла обо всем на свете. Его язык жадно находил каждую впадинку и проникал вглубь.
        Несколько раз Джетте казалось, что она вот-вот взорвется от переполнявшей ее страсти. Однако ничего особенного не происходило. Через несколько секунд это чувство сходило на нет.
        Джетта понимала, что это значит. Она старалась продлить свои ощущения, задержать их и достичь вершины блаженства.
        Это было не в ее власти. Напряженная готовность ускользала, так и не подарив ей желанной полноты любви. Она чуть не плакала от досады. Неужели она вообще ни на что не способна? Почему у нее ничего не получается?
        - Ты кончаешь? - Нико откинул голову на подушки, его губы раскрылись, ноздри трепетали.
        - Да, о да, - солгала она, ускоряя движения. Она была очень близка к этому.
        - Иди ко мне, - хрипло шептал Нико, - ну, давай... давай...
        Джетта старалась. Она крепко зажмурила глаза и представила себе, как через несколько мгновений ее закружит вихрь. Да, вот сейчас, еще раз вверх и вниз... надо только сосредоточиться ...
        - Ну, давай же, давай... - голос Нико стал громче.
        Джетте ничего не оставалось, как притвориться. Она сделала глубокий вдох и издала сдавленный крик, надеясь, что Нико поверит в подлинность ее ощущений. Нико вонзился в нее со всей силой, на которую был способен, и так крепко сжал ее в объятиях, что она чуть не задохнулась.
        По его телу пробежала судорога, потом еще и еще раз. Он плыл в волнах блаженства уже четвертый раз за одну ночь. После этого он лежал неподвижно. Джетта откатилась на край кровати, потом придвинулась к Нико и обняла его. Завитки волос на его груди щекотали ей кожу.
        - Ты был великолепен, - сказала она, зная, что так принято. - Мне было так хорошо с тобой.
        Он не ответил. Джетта почувствовала, что его тело напряглось. Наверно, она слегка переиграла.
        - Нет, тебе не было хорошо со мной, - жестко сказал он.
        - Что ты? Это было чудесно! - прошептала она, прижимаясь к нему еще теснее.
        - Вранье, - оборвал он, оттолкнул Джетту и сел в постели. - За кого ты меня принимаешь? За темного paesano, которому все равно, удовлетворена его женщина или нет?
        - Нико... прошу тебя...
        - Если женщина в постели притворяется, это мерзость. - Нико встал и в гневе натягивал одежду. - Это унижает мужчину. Говорит ему, что он ни на что не годен.
        - Ничего подобного, - сказала Джетта. - Это говорит лишь о том, что в последнюю минуту она не смогла направить свои чувства. Ну и что из этого? Ей все равно было хорошо, правда? Я хочу сказать, мне было хорошо.
        - Хватит! - грубо отрезал он.
        Господи. Джетта чуть не плакала от разочарования и обиды. Она все испортила неосторожным словом, оскорбила его мужскую гордость. Это не укладывалось у нее в голове. Всего две минуты назад их обнаженные тела сплетались в одно. Теперь он вел себя так, словно она ему ненавистна.
        - Послушай, - жалобно окликнула она, - прости меня, я не имела в виду ничего плохого. Я только хотела сделать тебе приятное. Мне еще ни разу в жизни не удалось дойти до конца. Я даже не представляю, что при этом происходит. Я хотела, чтобы ты получил удовольствие. - Она разрыдалась. - Умоляю тебя, не сердись...
        - Твое притворство унижает нас обоих. Не смей больше этого делать. Никогда.
        Его отчужденность больно ранила Джетту. Она плакала, сидя на краю кровати, не в силах даже одеться.
        - Ты сам требовал, чтобы я кончила. Мне и самой этого хотелось. Я старалась.
        Лучше бы она этого не говорила.
        - Одевайся. Я позвоню своему шоферу, чтобы он отвез тебя в «Амбассадор». Там ты пересядешь в свою машину, - сказал он, снимая трубку. - Я его отпустил, но придется ему приехать еще раз.
        Содрогаясь от рыданий, она стала одеваться.

* * *
        Прошла не одна неделя, прежде чем Джетта оправилась от пережитого унижения. В отеле «Спаго» она получила от Нико визитную карточку с изящной гравировкой. Теперь она не могла решить, то ли разорвать ее на клочки, то ли набрать указанный в ней номер.
        Он не позвонил.
        Она не позвонила.
        Однако карточку она не порвала.
        Даже череда пятнадцатичасовых съемочных дней не могла истощить нервную энергию Джетты. Она продержалась несколько недель, борясь с депрессией. Писем от зрителей приходило все больше, к крайнему неудовольствию Дэррил Бойер.
        Подумаешь - Нико! Пуп земли! - утешала себя Джетта. Таких как он - хоть пруд пруди.
        Однажды вниманием Джетты завладел один из каскадеров, специализировавшийся на автомобильных погонях, молодой израильтянин с блестящими черными кудрями. Он рассказал ей, как сражался в секторе Газа и спал одетым, сжимая в руках автомат. После этого они поехали к нему и занимались любовью семь часов кряду.
        С ним у Джетты тоже ничего не вышло.

* * *
        Весной над студенческим городком колледжа Вассар клубилась бело-розовая пена цветущих зарослей. По берегам озеpa Сансет и у старинных каменных стен красовались купы боярышника, диких яблонь, грушевых и персиковых деревьев.
        Александра шла на занятия по французскому, повторяя к предстоящей контрольной неправильные глаголы.
        Сотни студенток, расстелив на лужайках одеяла, наслаждались погожим весенним утром.
        Вдруг Александра остановилась как вкопанная. До ее слуха донесся из чьего-то транзисторного приемника знакомый женский голос: Оливия Ньютон-Джон исполняла песню «Ласковая женщина».
        Кровь прилила к ее щекам и застучала в висках.
        Ее песня в эфире. Звучит для миллионов слушателей!
        Александра знала, что опаздывает на французский, но не могла сдвинуться с места, хотя готова была лететь как на крыльях. На нее нахлынуло такое счастье, ради которого стоило мучиться, проглатывать обиду и ждать.
        Только теперь «Ласковая женщина» превратилась в настоящую песню. Только теперь произошло ее подлинное рождение. Теперь она принадлежала всему миру.

* * *
        Джетта услышала песню в тот же самый день и сразу позвонила Александре из Лос-Анджелеса.
        - Это будет настоящий хит! - Она захлебывалась от восторга, словно сама сочинила эту песню. - Поверь, Александра, я знаю, что говорю. Ты станешь знаменитой. Придется тебе сменить номер телефона. А еще лучше установить второй телефон и посадить кого-нибудь отвечать на звонки.
        - У меня другой план, - засмеялась Александра. - Как ты смотришь на то, чтобы приехать к нам на пару дней и побыть моей личной секретаршей?
        - Договорились! - сказала Джетта.

* * *
        Джетта сдержала свое обещание и прилетела в Покипси.
        Подруги втроем сидели на травке перед главным зданием, подставив лица весеннему солнцу.
        - О-о-ох! - потянулась Джетта. - Благодать! Здесь такая безмятежность, такая тишина. Вы не представляете, как мне этого не хватает. А в Голливуде столько всяких гадостей, с ума сойти можно.
        - Скажи, трудно быть телезвездой? - спросила Александра.
        - Вкалываю по пятнадцать часов в сутки, - вздохнула Джетта. - Между прочим, Роб Кремер вроде бы «голубой». А я... - она хотела сказать что-то еще, но передумала. - Ладно, Бог с ним.
        - Ну, за эти выходные ты придешь в себя, - обнадежила ее Александра. - Мы тебя приглашаем на ужин, а потом купим хорошего вина, пойдем к нам в комнату и обо всем поболтаем.
        У Александры была с собой стопка учебников, а Мэри-Ли, лежа на животе, царапала что-то в тетради. Она залечила лодыжку и еще больше похудела, а ее тициановские волосы были теперь заплетены в тяжелую косу, так что она стала похожа на валькирию.
        - Что ты там строчишь? - полюбопытствовала Джетта.
        - А, ерунда. Записываю кое-какие мысли для статьи, - туманно объяснила Мэри-Ли.
        Через полчаса Мэри-Ли извинилась и покинула их под тем предлогом, что ей надо было позаниматься в лингафонной лаборатории. Они договорились встретиться перед ужином.
        - Джетта, что тебя гложет? - спросила Александра, когда высокая, безупречно стройная фигура их подруги скрылась за деревьями.
        Джетта ответила не сразу, но потом ее словно прорвало:
        - Ты когда-нибудь притворялась в постели?
        - В каком смысле?
        - Сама знаешь. Притворялась? Изображала оргазм? - К своему стыду, Джетта расплакалась. - Я тут попробовала... Это был такой ужас...
        Александра сочувственно подсела к Джетте поближе и обняла ее за плечи.
        - Кошмарное унижение... Он... он... просто выставил меня за дверь.
        Всхлипывая и вытирая нос бумажным платком, Джетта рассказала ей о своих злоключениях. Единственно, о чем она умолчала, - это о причастности семьи Провенцо к мафии. Она опасалась, что для Александры это будет слишком большим потрясением.
        - Я правильно поняла: ты притворилась, что испытала все до конца, а он разозлился? - переспросила Александра, покачивая головой.
        - Ну да. Ужасная глупость, правда? Я себя ненавижу. Почему, почему я ни на что не способна? У других все как у людей, а иначе он не требовал бы этого от меня. Если уж совсем честно говорить, - Джетта вконец смешалась, - я хочу по крайней мере знать, что именно я должна изображать, раз иначе у меня ничего не получается. Понимаешь, получается, что я вела себя как последняя дура.
        Серебристый смех Александры зазвучал среди цветущих деревьев. Помимо своей воли Джетта тоже рассмеялась.
        - Ну, что скажешь? Можешь помочь мне советом?
        Александра прошептала:
        - Надо, чтобы внутри... понимаешь... как будто пробежала судорога.
        - Что?
        - Ну, в самом конце внутри все сокращается, оттуда по телу расходится сладостная дрожь. Если опять придется притворяться, надо будет, наверно, так и действовать.
        Джетта была озадачена:
        - Каким образом?
        Александра коротко рассмеялась:
        - Джетта, у тебя, как и у всех, внизу есть мышцы. Ты же их сокращаешь, когда, к примеру, ходишь в туалет.
        - Поняла. Это у меня получится.
        - Дыши учащенно, слегка постанывай. Можешь вообще дать себе волю и делать, что в голову придет. Если не сдерживаться, то вообще легче достичь кульминации. Тот, кто стонет и даже кричит, продляет себе удовольствие. Наверно, при этом высвобождаются какие-то сдерживающие центры.
        - Поняла, - сказала Джетта, покривив душой.
        - Но самое главное, - добавила напоследок Александра, - старайся об этом не думать. Вообще не думай об этом.

* * *
        Вечером они втроем, как и в прежние времена, сидели у себя в комнате в спальном корпусе, сплетничали, смеялись, поддразнивали друг друга, а между делом красили ресницы и обсуждали, что надеть на ужин.
        - Что происходит с Мэри-Ли? - спросила Джетта Александру, когда их подруга пошла в ванную, чтобы переплести косу. - Ее что-то гнетет. Да еще она так исхудала - все ребра можно пересчитать.
        - Действительно, она сама не своя. С тех самых пор, как мы вернулись из Дейтоны. Мать все время пишет ей в письмах разные гадости, издевается, дразнит толстухой, всячески обзывает. Потом звонит по телефону и повторяет то же самое. А Мэри-Ли безропотно выслушивает, только повторяет: «Да, мама», «Нет, мама», «Прости, мама».
        - Кошмар!
        - Мэри-Ли так жаждет материнской любви, что готова проглотить любую обиду, - объяснила Александра. - Страшно подумать: родная мать только и думает, как бы побольнее ее уколоть. Мэри-Ли постоянно делает какие-то записи и прячет от меня тетрадку. Кроме того, она все время звонит кому-то по телефону, но не из нашей комнаты, а снизу, из вестибюля.
        Джетта покачала головой.
        - Прямо мистика. Может быть, хоть сегодня она разговорится? С кем же ей еще поделиться, если не с нами?
        Однако после ужина к ним на огонек забежало несколько студенток. Они засиделись до половины четвертого, рассказывали о своих приключениях и выпили несколько бутылок вина.
        На следующее утро Джетта прощалась с подругами на остановке маршрутного автобуса.
        Мэри-Ли нервничала и суетилась. Она попросила Джетту:
        - Если услышишь какие-нибудь сплетни про мою мать, сразу сообщи мне, ладно? Или, может быть, прочтешь о ней заметку в газете, пусть даже в несколько строчек, - вырежь и перешли мне. В службе информации такая услуга стоит слишком дорого.
        Джетта искоса посмотрела на нее и ответила:
        - Будь спокойна, все сделаю.
        Она обнялась с подругами и добавила:
        - Смотрите меня по «ящику», девчонки.
        Джетта скользнула в автобус и опустила дымчатое стекло, чтобы помахать им на прощание.
        Александра и Мэри-Ли стояли обнявшись. Джетта уезжала от них в свой далекий мир.

* * *
        Вернувшись в Беверли-Хиллз, Джетта с головой ушла в работу, решив навсегда вычеркнуть из памяти Нико, а вместе с ним и свои неудачи в постели. Зрительскую почту по-прежнему приносили ей мешками. Писем каждую неделю становилось все больше. Она несколько раз поймала на себе одобрительный взгляд режиссера, а однажды, к ее огромной радости, вся съемочная группа зааплодировала ей после особенно трудной сцены.
        Прямо в павильон ежедневно доставлялись пышные букеты темно-красных роз для Дэррил Бойер. Их присылал ее жених, Ричард Кокс. Актриса расставляла их на столах у себя в гримерной и не убирала, пока они не осыпались. Отношения жениха и невесты были окружены романтическим ореолом: богатый, привлекательный мужчина встретил красавицу-актрису и влюбился без памяти с первого взгляда.
        Показ сериала «Кэньон-Драйв» приостанавливали до осени, и бракосочетание было приурочено к окончанию съемочного сезона. В порыве великодушия Дэррил пригласила на свадьбу всю съемочную бригаду, от звезд первой величины до осветителей. Торжественный ужин был заказан в саду отеля «Бел-Эйр».

* * *
        Содержание последней серии, в которой рассказывалось об авиакатастрофе, держали в строжайшей тайне. Даже сами актеры не знали, кому из персонажей суждено выжить и вновь появиться на экране в следующем сезоне. В студии только и разговоров было о том, кого вычеркнут из сюжета. Все трое сценаристов как в рот воды набрали и целыми днями совещались за закрытыми дверьми.
        - Не иначе как выбросят мою роль, - сетовала Памела, пока они с Джеттой ожидали своей очереди в костюмерной. - Мне уже за пятьдесят, а зрителям подавай молоденьких. Писем я получаю много меньше, чем Дэррил. Да и на что можно рассчитывать, когда под глазами мешки, а шея вся в морщинах?
        - Ерунда, - возразила Джетта, - вас все любят. И никаких мешков под глазами у вас нет.
        Памела грустно улыбнулась:
        - Милая моя, если бы только под глазами! Я и сама уже почти как мешок. Правда, можно обнадеживать себя тем, что они пощадят единственную старушенцию в этом семействе. Бог даст, сколько-нибудь еще продержусь.
        Однажды утром Джетта забежала в кабинку женского туалета. До нее донеслись два женских голоса: в туалет зашли покурить две гримерши - Линда, свидетельница ее стычки с Дэррил, и Тилли Милгром, которую нередко присылали в помощь Линде.
        - С ума сойти, что делается, - говорила Линда. - Эта Дэррил Бойер всех переплюнула. Говорят, с ней спят и Расти Коула, и Бен. И ее собственный женишок.
        Джетта боялась пошевелиться. Расти Коула был помощником продюсера, а Бен Мартильяна - главным оператором «Кэньон-Драйв».
        - Она хоть с удавом в постель ляжет, лишь бы получить роль, - лениво сказала Тилли.
        - Сейчас у нее одна забота: удержать свою роль. Она сегодня при мне разговаривала с Расти. Как ни странно, он ее внимательно слушал - наверно, она его здорово ублажает, - продолжала Линда.
        - Ты так считаешь?
        - Ну конечно. А услышала я вот что: первой, кто сгорит ясным пламенем в этой авиакатастрофе, будет Джетта Мишо. Жаль ее, симпатичная девчонка. Но Дэррил ее сожрет и не поперхнется. Знаешь ведь, как говорят: «Кто прогневал леди Дэррил...»
        Наконец обе гримерши вышли из туалетной комнаты, оставив за собой густое облако табачного дыма.
        Только тогда из кабинки появилась Джетта. Ее душила обида, на глаза навернулись слезы. Значит, ее роль выбросят из сценария. Она снялась всего лишь в восьми сериях; эта роль впервые дала ей возможность заявить о себе. Какая вопиющая несправедливость...
        Джетта напряженно задумалась и нахмурила брови. Если Дэррил не гнушается оказывать давление на продюсера, то и ей не зазорно будет заняться тем же, только с умом. Кто поможет ей подобраться к Расти Коупа?
        Ответ нашелся быстро. Нико.

* * *
        В Чикаго бушевал ветер. Джетта взяла такси и, доехав до Лейк-Шор-Драйв, сразу заметила восьмиэтажный комплекс «Провенцо Плаза билдинг».
        - Маленькая Сицилия, - понимающе сказал молодой таксист-грек. Он всю дорогу пытался назначить Джетте свидание.
        Она вытащила из сумки кошелек.
        - Слушайте, вы хотите, чтобы я ждать здесь? Или приехать за вами позже. Что угодно. Вот моя карточка. Питер Спиро. Звоните мне в любое время. В любое время.
        - Я точно не знаю, сколько здесь пробуду, - сказала Джетта.
        - Будьте осторожны, - предупредил он, когда Джетта выходила из машины.
        Она захлопнула за собой дверцу и, придерживая подол красного шелкового платья, направилась к главному входу, отворачивая лицо от колючего ветра.
        Ветер впереди нее ворвался в просторный мраморный вестибюль.
        - Вы к кому? - За столиком с мраморной столешницей сидел вооруженный охранник. Перед ним стояли телефонный аппарат, монитор и видеотелефон.
        - К Нико Провенцо, - ответила Джетта, предъявляя охраннику визитную карточку Нико. - Скажите, пожалуйста, номер его квартиры.
        Охранник не спускал с нее глаз.
        - Вам назначено?
        - Да, - солгала она. - Я... по важному делу.
        По его непроницаемому виду трудно было понять, поверил он или нет.
        - Ваша фамилия?
        - Мисс Мишо.
        - Подождите, я позвоню.
        Джетта шагала взад-вперед по вестибюлю. Ее высокие каблучки стучали по мраморному полу. Сейчас она была довольна, что все идет по плану. Хорошо, что она не стала предварительно звонить ему и просить о встрече. Не прогонит же он ее, если она уже здесь. Откроет дверь хотя бы из любопытства.
        Она достала пудреницу и привычно посмотрелась в зеркальце, потом быстро достала помаду и слегка подкрасила сочные, яркие от природы губы. Подумаешь, сказала она себе, на пробах было еще страшнее, однако все сложилось наилучшим образом. Она и в этот раз добьется своего. Надо только ловить момент и говорить быстро.

* * *
        На шестом этаже шло совещание. Семеро мужчин сидели за столом. В комнате надрывалось радио. Эта необходимая мера предосторожности принималась на тот случай, если ФБР установило в здании подслушивающие устройства.
        На фирменных конвертах и бланках, изготовленных из самой дорогой бумаги цвета слоновой кости, красовалась со вкусом выгравированная шапка: Провенцо Груп, Инк. Председателем правления был Сэм Провенцо. Президентом значился Джованни Д'Стефано, по прозвищу Вэн, возглавлявший финансово-кредитный банк «Италио-Америкэн Сэйвингс энд Лоун», который также контролировала семья Провенцо.
        Сэм Провенцо, патриарх семьи, обвел глазами круглый дубовый стол. Его охватила гордость, к которой примешивалась тревога.
        По правую руку от него сидел Ричард Фрэнсуорт, при рождении нареченный Рикко Фрондитти, вице-президент того же финансово-кредитного банка. Ему, выпускнику одной из лучших школ бизнеса, были доверены семейные банковские операции. Как и Д'Стефано, Фрондитти приходился близким родственником Провенцо и был связан с ними кровной клятвой.
        Рядом с Фрэнсуортом сидел старший сын Сэма, Марко. Ему уже исполнилось сорок шесть лет. Он откинулся на спинку стула и постукивал по столу костяшками пальцев. Марко отвечал за казино, букмекерские конторы, нелегальный тотализатор, а также за прогулочные суда, приспособленные для игры в рулетку, в кости и в карты.
        Взгляд Сэма переместился на Джо, который украдкой приглаживал лоснящиеся черные волосы. В свои сорок четыре года Щеголь-Джо не пропускал ни одной юбки. На нем были узкие брюки, шелковая рубашка и замшевый пиджак. В семье Джо ведал наркобизнесом: конечно, никаких опасных новшеств, только марихуана и героин, ну и, само собой, кокаин.
        Прямо напротив Сэма расположился Леонардо, почти лысый в свои сорок лет, выбритый до синевы. Ленни отличался незаурядной деловой хваткой, поэтому ему были поручены все легальные предприятия, от крупного строительства до мясокомбинатов и прачечных.
        Дальше сидел Нико, самый младший из взрослых сыновей Сэма.
        Николо. Двадцать семь лет. Баловень семьи. Любимец отца. Они не только были родными по крови - Нико появился на свет в день рождения Сэма. Нико держал под контролем все, что касалось автомобилей, от угона до подпольных ремонтных мастерских. В сферу его обязанностей входило также отмывание денег в Лос-Анджелесе, Далласе, Сан-Франциско и Сиэтле. От него требовалось тонкое деловое чутье. Нико метил выше, но Сэм не спешил давать ему зеленую улицу: он хотел, чтобы Нико постепенно прошел все ступени. Его сыновья должны сами прокладывать себе дорогу, а не приходить на готовое. Сэму нужны были не выскочки, а настоящие мужчины.
        Д'Стефано закончил свой отчет. Цифры обнадеживали. Сэм снова обвел взглядом присутствующих.
        - Какие есть соображения?
        - Надо бы увеличить долю прибыли, которая направляется на отмывание, - начал Ленни. - Стоит подумать о расширении наших границ. Конечно, это потребует больших трудов...
        - Тебе за труды деньги платят, - перебил его Сэм и повернулся к Д'Стефано. - Ну, что там у тебя еще? Я сюда пришел не в носу ковырять. Выкладывай.
        - Обслуживание по вызову, - продолжил Д'Стефано. Речь шла об организованной проституции. - Нико до сих пор неплохо справлялся с мелкими поручениями, навел мосты в Лос-Анджелесе. Мы хотим поручить ему набрать девчонок для работы на выездах. Как в Лас-Вегасе. Начинающие актриски, смазливые бабы из массовки, стриптизерки. Самые качественные, по тысяче баксов за ночь. Давайте поручим это нашему младшему. Испытаем его в серьезном деле.
        Все головы повернулись к Нико.
        - Нашли в чем меня испытывать! - презрительно фыркнул он. - Потаскух набирать! Я хочу заниматься наркотой. Там хоть есть где развернуться.
        - Будешь делать то, что тебе поручат, - рявкнул банкир.
        - Вот и нечего поручать мне всякое дерьмо, - огрызнулся Нико. - У меня в кармане диплом Гарварда, а вы меня держите на побегушках. Я хочу настоящего дела.
        Все неловко заерзали на стульях. При всей своей образованности Нико был еще слишком молод и неопытен. Но Сэм превыше всего ценил преданность семье. Либо ты предан семье, либо тебе не место среди своих. Тогда семья вычеркнет из памяти твое имя. Аминь.
        Д'Стефано взглянул на Сэма и прокашлялся:
        - Значит, решено, - подытожил он. - Нико, будешь набирать «девушек по вызову». Помни, никакой дешевки. Далее. Все тот же Гордон Сейбэрн. Уже на тридцать дней задерживает выплату задолженности по кредиту.
        - Вот что я скажу, - авторитетным тоном начал Ленни. - Здесь дело ясное. Надо рассчитать сумму выплат процентной ставки на девяносто дней вперед, с тем чтобы...
        - Бред сивой кобылы!.. - Нико стукнул кулаком по столу. - Мы что, желторотые сосунки? Или монашки? Еще не хватало нам гроши высчитывать! Надо дать ему как следует по башке, чтобы научился нас уважать. Этот парень частенько наведывается в Вегас, так? Вот и пусть впредь ездит туда в инвалидной коляске.
        - Bastardo! - неслышно выругался Сэм, а затем продолжил в полный голос: - Глупый мальчишка. Кем ты себя возомнил? Аль-Капоне? Мы солидные бизнесмены, а не уличная шпана.
        - Мы - мафиози, - тихо сказал Нико. - Siciliano.
        По комнате пронесся недовольный ропот. Сэм провел рукой по густым поседевшим усам. Строптивость младшего ранила его в самое сердце.
        - Где ты наслушался таких глупостей, сынок?
        - Всякая шваль на нас плюет! - Нико не желал отступать.
        - Придержи язык! - не выдержал Ленни и вскочил с места.
        - Bocchinoro! - заорал Нико и бросился на него. Ленни не успел даже закрыться рукой. Он зашатался от страшного удара. Из разбитого носа хлынула кровь.
        Двое других братьев оттащили Нико.
        - Будьте вы прокляты! - взорвался Сэм. - Прямо на семейном совете готовы вцепиться друг другу в глотку! Анджело! - позвал он своего телохранителя.
        Анджело осторожно просунул голову в дверь.
        - А ну давай живо в кухню, тащи лед.
        Сэм опять повернулся к столу, но весь ход деловых обсуждений уже был нарушен. Ленни стоял, согнувшись, бормотал проклятия и вытирал окровавленный нос. Двое других с трудом удерживали Нико, который в бешенстве сверкал глазами.
        - Отпустите его.
        Все удивленно посмотрели на Сэма.
        - Что, оглохли? Я сказал, отпустите. - Сэм сплюнул на пол. - А теперь всем сесть за стол. Мы еще не закончили.
        Джо и Марко нехотя ослабили свою хватку. Нико брезгливо оттолкнул их и, ни на кого не глядя, вышел из комнаты.
        Наступило молчание.
        - Совсем спятил, - ворчливо пробормотал Ленни, качая головой. - Заводится с пол-оборота. Мы все из-за него погорим.
        Сэм пресек эти разговоры:
        - Basta!
        - Вот увидите, он нас когда-нибудь подставит, - не унимался Пенни.
        - Я сказал, хватит!

* * *
        Когда Нико вышел из лифта, у него был такой вид, словно он собирается кого-то убить. Джетта поднялась с кожаного кресла. При виде Нико у нее заметно поубавилось решимости.
        - Нико! - окликнула она. Он остановился.
        - Джетта? - сказал он без улыбки. - Что ты здесь делаешь?
        - Я приехала к тебе. Мне нужно... с тобой поговорить. Это минутное дело. Замечай по часам: ровно шестьдесят секунд.
        - Ты случайно не беременна?
        - Нет, - вспыхнула она. - А хоть бы и так, я бы тебе об этом не сказала.
        Они смотрели друг на друга и чувствовали, как между ними снова накаляется воздух.
        - Похоже, я здорово провинилась, - сказала Джетта с напускной игривостью. - Летела за тридевять земель, а ты на меня смотришь волком.
        - Ничего подобного.
        - В таком случае пригласи меня пообедать. Мне нужно с тобой поговорить. Поверь, не о ребенке.
        Нико колебался. Наконец злобный огонек в его глазах угас. Буря утихла. Он даже соблаговолил улыбнуться:
        - Приглашаю.
        Они отправились в итальянский ресторан на Норт-Мичиган авеню. Нико сам заказал для нее обед: ризотто с баклажанами, помидорами и сыром, жареную говядину с розмарином, перцем, оливковым маслом и лимонным соком. На десерт им подали блюдо клубники в кольце нежнейшего сбивного крема.
        За едой они поболтали о лос-анджелесских ресторанах, потом о песне «Ласковая женщина», которую сочинила Александра. Песня занимала вторую позицию в списке хитов недели и должна была вот-вот выйти на первое место.
        - Музыка - моя страсть, - говорил Нико. - Она чиста, безгрешна. В нее можно уйти от мира и от самого себя. Когда у меня тяжело на душе, я слушаю григорианские песнопения.
        Джетта уже собиралась заговорить о своей просьбе, но тут подошел официант и подал счет. Нико не глядя выписал чек, положил его на поднос и встал, отодвигая стул.
        - Теперь поедем кататься. У меня потрясающий «ламборджини», я держу его в гараже под домом.
        - Кататься? Но Нико, я хотела рассказать тебе...
        - Успеется, - перебил он.
        Он гнал машину к северу по скоростным магистралям Чикаго.
        Восемьдесят миль в час.
        Девяносто.
        Потом девяносто пять.
        У Джетты захватило дух. Она вздрагивала и закрывала глаза, когда Нико лавировал среди грузовиков и легковых автомобилей. На дороге он вел себя дерзко: подрезал другие машины, вытеснял из ряда тех, кто ему мешал. Он держался за рулем совершенно непринужденно, с легкой полуулыбкой глядя в пространство.
        В какой-то момент они попали в пробку. Нико чертыхнулся и нажал на тормоз. Они чудом не врезались в остановившийся перед ними «форд».
        Джетта решилась.
        - Я прилетела к тебе потому... потому что у меня возникли сложности на съемках
«Кэньон-Драйв», - начала она. - В последней серии планируется авиакатастрофа. Она нужна как предлог, чтобы вычеркнуть из сценария двух-трех персонажей. В том числе и мою роль. Дэррил Бойер намерена от меня избавиться - она мне завидует. А Расти Коула идет у нее на поводу.
        Нико недоверчиво покосился на нее:
        - Коула?
        - Ты ведь с ним знаком, да? Я видела, как вы разговаривали в павильоне. - Джетта тронула его за рукав. - Ну, согласись, ведь он... ведь это несправедливо. Он пляшет под ее дудку, потому что она с ним спит.
        Нико повернулся на сиденье и оказался к ней лицом:
        - А ты с кем спишь?
        - Ни с кем! Мне... очень дорога эта роль. Не мог бы ты замолвить за меня словечко? Тебе это ничего не стоит - один телефонный звонок, - говорила она с надеждой.
        - Думаешь, Расти Коула меня послушает?
        - Я точно знаю. У тебя есть власть, я же вижу.
        Он улыбнулся.
        - К тебе все прислушиваются, верно? Тебя уважают, - продолжала Джетта, окрыленная его благосклонной реакцией на откровенную лесть. - Если ты поможешь мне сохранить роль, я этого никогда не забуду. Клянусь тебе, Нико.
        Его глаза вспыхнули:
        - О'кей. Надо оказать тебе услугу. Пожалуй, я смогу кое-что сделать.
        - Правда?! Боже мой, как я тебе благодарна! - От счастья она захлопала в ладоши.
        - Я окажу тебе целых две услуги, - тихо добавил Нико.
        Войдя в его квартиру, расположенную на восьмом этаже, Джетта ахнула. Она ожидала увидеть нечто похожее на нижний вестибюль: цветной мрамор и зеркала. Вопреки ее ожиданиям, в отделке интерьеров были использованы только два цвета: черный и белый. Белый ковер и черные стены. Огромный кофейный стол из черного оникса. Широкий мягкий диван из белой кожи.
        Одну стену целиком занимали футляры из слоновой кости, где хранилась коллекция оружия. Настоящий арсенал, подумала Джетта.
        Ей было не по себе. Нико включил стерео. Комната наполнилась тягучими звуками джаза.
        Нико остановился перед Джеттой и обнял ее. Его прикосновение было неожиданно ласковым. Обхватив Джетту за талию, он легко поднял ее и усадил на комод черного дерева, потом расстегнул на ней шелковое платье и стянул через голову. Оно плавно упало на пол ярко-красным облаком. Вслед за ним полетели трусики-бикини. Если бы Джетта носила бюстгальтер, его бы постигла та же участь.
        Нико развел в стороны ее колени и придвинулся вплотную. В поцелуе его язык нетерпеливо затрепетал у нее во рту, словно намекая на другие возможности. Джетта прильнула к нему, чувствуя, как все ее существо потянулось ему навстречу.
        Когда она обмякла под его поцелуями, Нико оторвался от нее и сказал:
        - Теперь ты должна отдать мне свое тело. Целиком. Без остатка. И не вздумай меня обманывать.
        Его ладони легко пробежали по ее бокам, по бедрам, потом скользнули по животу к мягкому пушистому треугольнику.
        - Я всему тебя научу, девочка... Если ты сама этого захочешь. Хочешь научиться?
        - Хочу, - выдохнула Джетта. Он опустил ее на пол.
        - Сперва пойдем в ванную. Тебе надо расслабиться. Теплая вода будет тебя гладить и ласкать. Иди же, - он легонько шлепнул ее по ягодице. - По коридору направо. Я приготовлю нам по коктейлю и присоединюсь к тебе.
        Она повернулась и пошла к двери, но он окликнул ее:
        - Да, Джетта, еще одно. Когда ты будешь лежать в теплой воде... потрогай себя пальчиком. Почувствуй, как ты прекрасна.
        Просторная, оборудованная новейшими агрегатами кухня использовалась разве что для приготовления спагетти, которые изредка варил себе Нико.
        Джетта Мишо. Красивая, веселая, бесшабашная. Если дать себе волю, к ней, чего доброго, можно привязаться.
        Нико взял с полки два высоких бокала, бросил в каждый по паре кубиков льда, налил двойные порции вермута с джином и плеснул содовой.
        Джетта Мишо. Он займется ею из спортивного интереса. Он заставит ее почувствовать всю полноту секса. Она еще запросит пощады.
        Нико поднес к губам один из бокалов и хотел отхлебнуть мартини, перед тем как идти в ванную, но в этот самый миг на него, как бывало уже не раз, накатил приступ. Это было необъяснимое ощущение, отчасти физическое, отчасти душевное: перед глазами замелькали цветные всполохи, которые то угасали, то разгорались.
        Нико изо всех сил пытался противостоять этому помрачению. Он до боли сжал пальцами виски. Его била дрожь.

* * *
        Впервые такое случилось двенадцать лет назад, когда он пятнадцатилетним парнишкой подрабатывал в оптовом магазине. Он оказался один в темной подсобке. Очнувшись, он понял, что лежит на полу среди ящиков с пивом и содовой. При падении он поранил висок, ударившись об угол деревянного ящика. Из полукруглой ссадины на виске сочилась кровь. Еще минут десять он не мог пошевелиться и лежал, как в параличе, охваченный отчаянием и ужасом.
        Месяца три спустя, ближе к вечеру, он опять увидел те же цветные всполохи, а потом очнулся на полу в коридоре отцовского дома. Горничная-армянка, склонившись над ним, похлопывала его по щекам и встревоженно повторяла его имя. От испуга и гадливости его вырвало. Что, если об этом прознают братья?.. Этого ни в коем случае нельзя допускать. Семья Провенцо была нетерпима к любым проявлениям слабости.
        - Миста Ни-и-ик! - армянка Елена трясла его за плечи. - Что с вами? Позвать доктор? Позвать ваш отец?
        Лучше бы она этого не говорила.
        Пошатываясь, Нико с трудом поднялся с пола. Он схватил перепуганную женщину за локоть, потащил ее вниз по лестнице, вытолкал за дверь и силой впихнул в старый, видавший виды драндулет. Там он навалился на нее и словно клещами сжал ей горло.
        - Если ты еще хоть раз сунешь нос в дом моего отца, тебе не жить, - прошипел он.
        Она слабо отбивалась, пытаясь что-то сказать.
        - Перережу тебе глотку, слышишь? Проваливай - и чтобы духу твоего здесь не было.
        Полуживая от страха, армянка поняла, что он пойдет на все, и больше ее никто не видел. Только это и спасло ей жизнь. Но через пять лет Нико все же пришлось убить невольного свидетеля. Им, на свою беду, оказался Рози Беннучи, один из соратников отца. Когда нашли труп, в убийстве обвинили враждующую с Провенцо семью.
        После того случая Нико смирил свою гордыню и обратился к врачу. Врач установил, что это вялотекущая форма эпилепсии, которая подлежит медикаментозной коррекции.
        Эпилепсия. Для семьи Провенцо это слово было равнозначно несмываемому позору и бесчестью.
        Нико взял рецепт и получил в аптеке дилантин. Припадки прекратились... почти полностью.
        - Пока состояние не нормализуется, вам нельзя садиться за руль, - сказал доктор. - Пока мы не снимем приступы, вас могут лишить водительских прав. Приходите через неделю - посмотрим, как вы будете себя чувствовать.
        Лишить водительских прав? Что за вздор?
        Нико и не подумал являться к этому шарлатану через неделю. Он бросил зажигательную бомбу в окно медицинского кабинета, чтобы пожар уничтожил его историю болезни, а вместе с ней и все помещение. Ни с кем не посоветовавшись, он увеличил себе дозу до двух таблеток в день, а когда лекарство кончилось, забрался ночью в аптеку и выкрал весь запас дилантина - добычи должно было хватить на два-три года. Регулярно глотая таблетки, он, можно сказать, избавился от приступов, но ни на минуту не терял бдительности.
        Сейчас он мысленно выругался. Придется увеличить дозу еще на одну таблетку. Он чуть не забыл, что в ванной его дожидается Джетта. Ее счастье, что она не видела его пять минут назад.
        Он бы никогда в жизни не допустил, чтобы женщина стала свидетельницей его позора. Впрочем, не только женщина. Никому не нужно знать лишнее.

* * *
        Джетта лежала в ванне-бассейне, с наслаждением подставляя тело упругим струям подводного массажа.
        Ее пальцы скользнули между ног. Но она не хотела трогать себя. Ей хотелось, чтобы это сделал за нее Нико.
        Тут открылась дверь, и он вошел в ванную, неся небольшой поднос с двумя бокалами мартини.
        - Я заждалась, - промурлыкала Джетта.
        - Срочный звонок, - кратко бросил Нико.
        На нем были только узкие черные плавки. Когда он скинул их, его пенис, увитый голубоватыми жилками, на глазах напрягся и увеличился. Джетта смотрела на него, как зачарованная. Когда Нико приблизился, она потянулась к нему обеими руками.
        - Доставь мне удовольствие, - попросил он, усаживаясь на бортик ванны.
        Джетта подплыла к нему и сомкнула губы вокруг его плоти.
        - Да, - шептал Нико, наслаждаясь быстрыми движениями ее языка. - Да, о да...
        Через час Джетта лежала на спине, утопая в мягком ворсистом ковре. Она широко расставила согнутые в коленях ноги, чтобы Нико мог коснуться губами и языком самых сокровенных уголков ее тела. Но главное все равно ускользало от нее. Она застонала и изогнулась, стараясь не упустить мгновение.
        - Расслабься, - прошептал Нико, поднимая голову. - Пусть все идет своим чередом.
        - Я... я стараюсь.
        - Не надо стараться. Поднимайся мне навстречу. Вот так. Не отпускай мое лицо. Прижмись сильнее. Да... да... Какая ты маленькая, плотная, упругая.
        Джетта почувствовала, как их тела покрываются потом. Этот запах одурманивал ее. Наконец каждая клетка ее тела забилась в такт их движениям, а затем словно что-то взорвалось у нее внутри. Она задохнулась, пальцы судорожно вцепились в длинный ворс ковра.
        Нико молниеносно протянул руку, достал какую-то ампулу, разломил ее пополам и сунул Джетте под нос.
        Зелье подействовало мгновенно. Джетта словно рухнула в другое измерение. Она парила в невесомости, плыла сквозь огненную галактику. У нее оглушительно колотилось сердце. Она услышала протяжный крик и не сразу поняла, что он вырвался из ее груди. Нико что-то сказал, но она уже не разбирала слов.

        VIII
        МЭРИ-ЛИ, 1980-1982

        Остров Мауи в начале лета представлял собой сказочное зрелище. Синева Тихого океана, зелень пальм, теплые красные тона буйно разросшейся бугенвиллеи раскрашивали остров палитрой ярких красок. Перед домом Мариетты цвели гибискусы и пассифлора, зрели бананы, авокадо и манго. С дерева папайи каждый день падало несколько спелых плодов.
        Но Мэри-Ли умирала от скуки.
        Деревня Хейна и в самом деле была деревней, в полном смысле слова. Она располагалась на восточной оконечности острова. Здесь было от силы две тысячи жителей. Многие виллы принадлежали удалившимся на покой кинозвездам и богатым японцам. Молодежи здесь просто нечего было делать.
        Чтобы убить время, Мэри-Ли гуляла по океанскому берегу и часто обнаруживала крошечные незаметные бухточки, словно специально созданные природой для наблюдения за стайками рыб, которые резвились в коралловых зарослях среди вулканических скал. Она уже проглотила все книги из богатейшей коллекции бестселлеров, собранных Мариеттой, и получила от матери разрешение воспользоваться новым компьютером - превосходной современной моделью - чтобы напечатать свой рассказ.
        Мариетта Уайлд, сорока шести лет от роду, была желчной и напористой особой. Урожденная Марикита Гуайярдо, появившаяся на свет в трущобном районе Мехико-Сити, она сумела выбиться из уготованной ей нищеты, для начала перебравшись в Штаты и пополнив собой число нелегалов-иностранцев. В возрасте двадцати семи лет она поступила в Калифорнийский университет и сменила имя и фамилию. Теперь можно было заняться поисками человека, который женился бы на ней и тем самым обеспечил ей возможность жить в США на законных основаниях. Незапланированная беременность - Мэри-Ли - вынудила ее на время приостановить эти поиски.
        Через три недели после рождения ребенка Мариетта зашла в мясную лавку купить котлет. Сорокапятилетний мясник, увидев ее, лишился покоя, и через месяц они поженились. Получив документы о гражданстве, Мариетта немедленно подала на развод и попыталась передать Мэри-Ли на воспитание мяснику. Последнее ей не удалось.
        С той поры Мариетта написала шесть романов, которые мгновенно становились бестселлерами. Она регулярно появлялась на телевидении. Бульварная пресса не уставала описывать ее экстравагантные выходки и громкие судебные процессы. Ее узнавали повсюду. Но только тогда, когда метрдотели самых дорогих ресторанов начали предлагать ей лучшие столики, она почувствовала себя настоящей знаменитостью.
        - Что я слышу? Ты написала рассказ? - фыркнула Мариетта, разговаривая с дочерью.
        - Ну и что? Я давно пишу. Меня выбрали в редколлегию журнала «Вассар».
        - А-а, студенческий журнальчик. Это нельзя считать творчеством.
        - Почему же?
        - Прежде всего потому, что человек моложе двадцати пяти лет вообще не способен написать ничего путного. Твое косноязычное поколение двух слов связать не может. А к своему текстовому редактору я тебя на пушечный выстрел не подпущу. И так всю периферию для компьютера приходится выписывать из Гонолулу.
        - Но я ничего не испорчу. Я умею пользоваться клавиатурой.
        - Ты никак опять растолстела? - ядовито спросила Мариетта, меняя тему.
        - Растолстела? - Мэри-Ли не поверила своим ушам.
        - Да тебя просто разнесло, милая моя. Бедра раздались, ляжки дряблые. Ты что, мало двигаешься?
        Мэри-Ли повесила голову. Ее убивали безжалостные придирки матери.
        - Да, совсем забыла, - добавила Мариетта. - Мы с Томасом отправляемся на пароходе в Гонолулу. Хотим прошвырнуться по ночным клубам. Ты тут как-нибудь перебьешься, правда? Я бы и тебя с собой взяла, но сама понимаешь: третий - лишний.
        - Конечно, - удрученно согласилась Мэри-Ли.
        - Нас не будет дня три-четыре. Томас танцует как бог. Наверно, у всех боксеров легкие движения. - Мариетта мечтательно прищурилась. - Наш пароход отплывает в два часа.
        - В два? Сегодня? - не поняла Мэри-Ли. Часы только что пробили половину второго.

«Бугатти» Томаса с ревом умчал его и Мариетту в гавань. Мэри-Ли понуро вернулась в опустевший дом на самом берегу океана, который ее мать приобрела на гонорар от романа «Пираты любви».
        Мэри-Ли охватило беспокойство. Она бродила из комнаты в комнату. Спальня знаменитой писательницы, залитая тропическим солнцем, напоминала сцену после взрыва в женском магазине. Со всех стульев свисали платья, юбки и блузки. На полу валялось белье. Вокруг корзинки для бумаг громоздились кучи использованных салфеток. На ночном столике лежали две упаковки презервативов и наполовину пустой тюбик вазелина.
        Мэри-Ли подняла с пола коралловый браслет, купленный здесь же, на Гаваях. Она надела его на запястье, но цвет показался ей неприятным, вульгарно-розовым. Поблизости обнаружилась пара таких же сережек, слишком миниатюрных и хрупких для ее лица. От нечего делать Мэри-Ли примерила и серьги, но тут же сняла. Бережно опуская украшения Мариетты на откинутую крышку секретера, она заметила маленький блестящий ключик. Наверно, мать забыла его спрятать.
        Мэри-Ли охватило жгучее любопытство. Она продолжала метр за метром обследовать комнату, но уже не бесцельно. Не прошло и пяти минут, как она обнаружила картотечный шкафчик, закрепленный в дальнем углу необъятного, размером с целый чулан, стенного шкафа. Сдвинув в сторону вороха шелка, атласа и шифона, Мэри-Ли вставила ключик в скважину, и верхний ящик плавно выдвинулся вперед.
        В нем лежали стопки больших плотных конвертов, помеченных рукой Мариетты. Некоторые из них выцвели и пообтрепались от долгого хранения. Мэри-Ли поднесла к глазам тот, что лежал сверху, и прочла надпись:
        Дариус К.
        Дариус Кеннилли, автор серии популярных брошюр «Диета Дариуса». Десять лет назад он был помолвлен с Мариеттой, но порвал с ней всякие отношения, когда она стала через суд требовать у него деньги - и небезуспешно.
        Мэри-Ли открыла конверт и, к своему удивлению, увидела нотариально заверенные документы, повестки в суд, инструкции адвокатов, а также пачку личных писем, написанных убористым мужским почерком. Пробегая их глазами, Мэри-Ли натыкалась то на пылкие признания в любви, то на грязные площадные ругательства.
        Она перебрала остальные конверты: совсем тонкие, с двумя-тремя листками, и лопающиеся от бумаг, стянутые резинками. На них знакомым почерком Мариетты были выведены имена забытых друзей, брошенных любовников, родной сестры, с которой она давно враждовала, адвоката по бракоразводным делам (с которым у Мариетты был недолгий роман), нынешних поклонников, собратьев по перу и даже редактора и издателя. Сравнительно тонкий и совсем еще новый конверт был отведен для Томаса Пуэнтеса.
        В этом архиве умещалась вся жизнь Мариетты Уайлд. Мэри-Ли торопливо открыла нижний ящик и увидела разрозненные тетради, блокноты, а вперемешку с ними - любительские фотографии, многие из которых были сделаны еще в Латинской Америке. На нескольких цветных снимках Мариетта позировала обнаженной. Неудивительно, что она прятала эти ящички в платяном шкафу!
        Это судьба, мелькнуло у Мэри-Ли. Она закрыла за собой дверцы стенного шкафа, пошатываясь, добралась до широкой двуспальной кровати и рухнула на нее, совершенно обессиленная.
        На нее лавиной нахлынули воспоминания.
        В тот день, когда ей исполнилось восемь лет, она надела нарядное платье и попала в нем под дождик. Мариетта затолкала ее в электросушилку и грозилась включить отжим.
        Когда Мэри-Ли было десять лет, Мариетта взяла ее с собой в гости. Рядом с ними возник богатый араб, сын султана. Он принялся расточать похвалы прекрасным медно-золотистым волосам маленькой Мэри-Ли. Мариетта, которая безостановочно опрокидывала в себя рюмку за рюмкой, громко хохотала и предлагала арабу купить ее дочь за пятьдесят тысяч долларов.
        Мэри-Ли заставила себя встать и вернуться к потайному шкафчику. Она по одному вынимала конверты и складывала их в аккуратную стопку.
        За три дня вполне можно успеть снять копии с каждого листка.

* * *
        Забежав к себе между лекциями, Александра достала из ячейки почту. Больше всего она обрадовалась письму от Джетты. Тут же распечатав конверт, она на ходу начала читать.

«Наконец-то испытала настоящий о., - писала Джетта. - Мне показалось, что я лечу в бездну. При встрече расскажу подробно. Кажется, я продала душу дьяволу... Но ничуть не жалею! Он, между прочим, помог мне сохранить роль в «Кэньон-Драйв»... Просто не верю своему счастью! Зовут его Нико Провенцо. Я от него без ума! Он такой...»
        Дальше Джетта на все лады превозносила своего возлюбленного. Александра поняла, что это тот самый тип, который вышвырнул Джетту за дверь только за то, что она в постели не оправдала его ожиданий. Угораздило же ее с таким связаться, досадливо подумала Александра и не глядя сунула письмо в сумку.
        Александра присела на краешек кровати. Она уже давно не находила себе места.
«Ласковая женщина» завоевала золотой диск, но специалисты фирмы «Ариста рекордс», словно сговорившись, отвергли одну за другой три следующие песни. «Неплохо, - отвечали они, - но блеска нет».
        Сумеет ли она подняться на прежнюю высоту - или первая песня была случайным озарением? Александре казалось, что чем больше она работает, тем дальше отодвигается заветная цель.
        С Мэри-Ли тоже творилось неладное. Она, не разгибаясь, корпела над книгами или просиживала ночи напролет за пишущей машинкой, но никогда не показывала Александре своих заметок.
        Вдруг из ванной донесся сдавленный стон. Александра вскочила и постучала в дверь:
        - Мэри-Ли, это ты? Тебе плохо?
        - Да нет, все нормально, - донесся слабый голос.
        - Может, помочь?
        - Говорю же тебе, все нормально!
        Через несколько минут Мэри-Ли появилась из ванной, бледная как смерть и трясущаяся от озноба. На ней не было ничего, кроме лифчика и узких кружевных трусиков. Ее высокая фигура поражала невообразимой худобой.
        - Наверно, желудочный вирус, - вяло объяснила она, встретившись взглядом с Александрой. - Пойду прилягу.
        - Мэри-Ли, - с тревогой возразила Александра, - никакой это не вирус. Ты специально вызвала рвоту, я знаю. Скажи, зачем ты себя так истязаешь?
        - Я слишком толстая.
        Александра вытаращила глаза:
        - Когда ты в последний раз смотрелась в зеркало? От тебя остались кожа да кости.
        - У меня килограммов пять лишних, - упорствовала Мэри-Ли. - Посмотри, живот выпирает.
        - Какой живот? О чем ты? Господи, да как тебе в голову могло прийти, что ты толстая? - Тут Александра осеклась. Все ясно, подумала она, ее матери опять неймется. - Послушай, Мэри-Ли, ты очень симпатичная. Просто слов нет. Но боюсь, что у тебя истощение организма. - Она направилась к телефону. - Надо вызвать врача.
        - Нет! - в ужасе запротестовала Мэри-Ли. - Ни в коем случае! Я буду есть как следует, вот увидишь. Врача вызывать нельзя: он сразу сообщит ей.
        Александра в отчаянии опустилась в кресло.
        - Мы же с тобой не чужие, Мэри-Ли. Почему ты от меня таишься?
        - Я пишу книгу, - вырвалось у Мэри-Ли.
        - Роман?
        - Нет, не роман. Биографию. Несанкционированную биографию.
        - Чью?
        Мэри-Ли собралась с духом:
        - Мамину.
        - Биографию твоей мамы?!
        - Да, причем уже не первый месяц. Приходится беседовать со множеством людей - у нее тьма заклятых врагов. И вдобавок я сама раскопала массу сенсационных материалов. Книга будет называться «Леди Кобра».
        Александра потеряла дар речи.
        - Зачем ты это затеяла? - спросила она, придя в себя. - Мэри-Ли, опомнись, это безумие. Я понимаю, таким образом ты ей отомстишь, но навлечешь на себя новые беды.
        - Ну и пусть! - закричала Мэри-Ли, но тут же взяла себя в руки. - Я, кстати, не собираюсь ей мстить. Это будет... Не знаю, как тебе объяснить... В общем, читателям будет интересно узнать о ней правду. А кто расскажет о Мариетте лучше, чем родная дочь?
        - Вот именно: ты смотришь на нее как дочь, а не как биограф. Мэри-Ли, ты играешь с огнем, - убеждала Александра. - Ты же понимаешь: она тебя в порошок сотрет.
        - Хуже уже не будет, Александра. Я напишу все как есть, черным по белому, и не вздумай меня отговаривать. Эта книга стала для меня делом всей жизни, пусть даже из-за нее я вылечу из Вассара.
        - Остановись, пока не поздно.
        - Ни за что не остановлюсь. Я пойду на все. Ты только мне не мешай и не задавай лишних вопросов.
        Через час Александра снова ушла на лекции, а Мэри-Ли отперла верхний ящик своего письменного стола и достала рукопись «Леди Кобры». Она взвесила на руке внушительную папку и сама поразилась. Уже семьсот машинописных страниц, а будет еще целых четыре главы.
        Она села за машинку, вставила чистый лист и, почти не задумываясь, застучала по клавишам.

«В 1972 году отношения Мариетты с Дариусом Кеннилли окончательно испортились...»
        Лету, жаркому и влажному, казалось, не будет конца. Мэри-Ли никуда не уезжала на каникулы. Она замещала ушедшего в отпуск репортера городской газеты «Покипси джорнэл». За чисто символическую плату она писала все, что требовалось: и некрологи, и объявления о помолвках. Лучшим ее материалом стал репортаж о трагической гибели подростка в горах. Мэри-Ли нашла такие проникновенные слова, что даже редактор отдела новостей, прожженный, циничный газетчик, язвительно насмехавшийся над ее скачущими запятыми, на сей раз снизошел до похвалы.
        - Недурно, - заметил он. - Можно было бы даже послать на конкурс Ассоциации журналистов. Но для этого ты должна работать у нас в штате. А поскольку ты возвращаешься в свой гнилой Вассар, тебе ничего не светит.
        Мэри-Ли в ответ только улыбнулась. Откуда ему было знать, что через год ее имя безо всякого конкурса прогремит по всей стране. Об этом знали только двое: Александра и литературный агент, которому Мэри-Ли отправила рукопись.
        Она долго ломала голову, пока не решила, на ком из агентов остановить свой выбор. В конце концов она вспомнила имя человека, которого Мариетта поносила на чем свет стоит и объявляла «отпетым негодяем» и «скользким типом». В глазах Мэри-Ли ругань матери была лучшей рекомендацией; она написала Роберту Ленарду, а тот в ответ попросил незамедлительно выслать рукопись для ознакомления.
        Прошло уже больше месяца. От Ленарда не было ни слуху ни духу. Неужели бандероль затерялась? Воображение Мэри-Ли рисовало страшные опасности, подстерегавшие ее драгоценную рукопись - целых 850 страниц, - вплоть до взрыва в грузовом отсеке самолета. Приличной копии у нее не осталось, только черновой вариант, испещренный бесчисленными пометками. Если несчастья не произойдет и рукопись будет благополучно доставлена в Нью-Йорк, то впредь нужно быть более предусмотрительной.
        В понедельник, вернувшись из редакции в маленькую квартирку, которую она сняла на лето в Покипси, Мэри-Ли достала из почтового ящика открытку с типографским текстом: «Настоящим подтверждается получение вашего почтового отправления. Рукопись будет рассмотрена в установленные сроки. Благодарим за сотрудничество». Внизу стояла подпись: Роберт Ленард.
        Мэри-Ли пробежала глазами открытку прямо в подъезде, не отходя от длинного ряда жестяных почтовых ящиков. Облегчение сменилось разочарованием: это было всего-навсего стандартное уведомление. Значит, ее рукопись будут рассматривать в общем потоке, как любую другую. Неужели Ленард не понял, что у него в руках готовая сенсация - выдержки из личной переписки и дневников Мариетты Уайлд? Где он еще найдет такой материал?!
        Поднимаясь по лестнице, Мэри-Ли услышала, что в квартире звонит телефон. Она побежала вверх по ступенькам, на ходу доставая ключ, ворвалась в квартиру и успела схватить трубку после седьмого гудка.
        - Я слушаю.
        - Это Мэри-Ли Уайлд? - спросил незнакомый голос. Она чуть не упала в обморок от волнения.
        - Что?.. Да...
        - С вами говорит Бобби Ленард. Я всю ночь не ложился спать - просматривал вашу рукопись. Должен сказать, она на меня произвела впечатление. Я уже созвонился с издательством «Краун»; там проявили большой интерес к вашей работе.
        Мэри-Ли не могла в это поверить. Может быть, ее просто разыгрывают?
        - Значит, есть какая-то надежда? - слабым голосом переспросила она.
        - Да, конечно, - если вы и вправду родная дочь Мариетты Уайлд и если вы согласны на проведение рекламной кампании. Скажите, вы готовы отправиться в поездку по стране, выступать по телевидению и радио, давать интервью и так далее?
        Мэри-Ли до боли сжала телефонную трубку. Этого следовало ожидать. Теперь надо принимать решение.
        - Что вы на это скажете? - торопил агент.
        - Я... согласна на проведение рекламной кампании. Да, - прошептала Мэри-Ли. - И я на самом деле родная дочь Мариетты. К рукописи приложены фотографии.
        - Не могли бы вы приехать в Нью-Йорк в ближайший четверг? Я отложу все дела, и мы обсудим рукопись постранично. А потом подпишем договор.

* * *
        Впереди вырисовывалась панорама Манхэттена. Над Ист-ривер в тумане маячили железобетонные громады, башни из стекла и стали, тонкие шпили. Мэри-Ли оробела.
        Она съежилась на заднем сиденье нью-йоркского такси. Ее бросало из стороны в сторону, когда самоуверенный таксист маневрировал в плотном потоке уличного движения.
        Неужели это не сон?
        Такси остановилось на Пятой авеню, у здания агентства. Мэри-Ли поспешно расплатилась и выскочила из машины.
        В тесном вестибюле она остановилась, чтобы перевести дыхание. Ее колотила нервная дрожь. Зачем только она устроила всю эту заваруху?! Александра была права: теперь не оберешься бед. Мать от нее мокрого места не оставит. Эта затея сейчас казалась ей чудовищной ошибкой.
        С утра у Мэри-Ли во рту не было ничего, кроме нескольких долек грейпфрута, но ее тошнило, словно она объелась. Она уже была готова повернуться и уйти, чтобы никогда не видеть Ленарда и не вспоминать об этой злополучной книге.
        - Что с вами, миленькая? - спросила какая-то полная женщина, останавливаясь рядом. У нее была горделивая осанка и кожа цвета крепкого кофе; в руках она держала бумажный пакет.
        Мэри-Ли вздрогнула. Но в глазах женщины было столько неподдельного участия, что она нашла в себе силы выдавить:
        - Я... Мне... У меня назначена встреча с мистером Ленардом.
        - Зачем же так паниковать? - улыбнулась женщина. - Вы попробуйте себе представить, что он стоит перед вами в одних драных носках, а из прорех пальцы торчат.
        Мэри-Ли невольно прыснула.
        - Да-да, кого боишься, того надо вообразить нагишом. Действует безотказно, - добавила женщина. - Меня зовут Рэйчел, я референт мистера Ленарда. У нас как раз обед кончается. Пойдемте-ка наверх, я приготовлю кофе. И, кстати, бутерброд с сыром вам тоже не повредит. Куда это годится: все ребрышки можно пересчитать.
        Минут через десять Мэри-Ли пришла в себя. Когда ее пригласили в кабинет литературного агента, она испытала не более чем легкое волнение.
        - Рад познакомиться с вами, мисс Бестселлер. - «Отпетый негодяй» и «скользкий тип» поднялся ей навстречу. Вся поверхность его письменного стола была завалена письмами, рукописями, контрактами и прочими бумагами.
        - Здравствуйте, - тихо сказала Мэри-Ли. Он внимательно смотрел на нее.
        - Садитесь, прошу вас. Это только кажется, что здесь все вверх дном. На самом деле я ужасный педант. У меня каждой бумажке отведено свое место. Кстати, если пожелаете, могу продать вам Бруклинский мост. Уступлю за полсотни долларов - только для вас.
        Мэри-Ли сразу почувствовала себя непринужденно. Бобби Ленард был совсем не похож на сурового литературного агента. Он скорее напоминал спортивного комментатора или тренера. Ему было лет пятьдесят с небольшим; в темных волосах блестела седина; высокая крепкая фигура выдавала бывшего атлета. В жестах и голосе сквозило жизнелюбие. На нем были джинсы и твидовый пиджак спортивного покроя.
        - Садитесь, - повторил он. - Ох, прошу прощения, все стулья заняты. Сейчас что-нибудь переложим.
        На папках с рукописями мелькали громкие имена: Роберт Ладлэм, Джон Д. Макдоналд и другие, не менее знаменитые. Мэри-Ли затаила дыхание, впервые ощутив свою причастность к настоящей беллетристике.
        Она села и осмотрелась. Кабинет, вопреки ее ожиданиям, оказался невероятно тесным. Правда, на полу лежал дорогой ковер, а по стенам были развешаны фотографии литературных гениев и памятные сувениры.
        - Итак, - начал Ленард, - вы и есть автор захватывающей и ядовитой книги «Леди Кобра»?
        - Да...
        - Вы написали ее самостоятельно?
        - Ну конечно!
        - Без всякой посторонней помощи?
        - Естественно! - Мэри-Ли прикусила губу, но тут же взяла себя в руки. - Я понимаю, что моя молодость мешает в это поверить. Однако я уже два года пишу для студенческого журнала, а сейчас меня пригласили в «Покипси джорнэл». Так что эта книга - отнюдь не первая проба пера. Сколько себя помню, я всегда что-то писала. Это мое призвание. Если вы поможете мне с публикацией, я на этом не остановлюсь, вот увидите. Буду писать книгу за книгой.
        - Книгу за книгой? Замечательно! Обожаю плодовитых авторов. - В улыбке Ленарда не было ни тени иронии. - Ну, хорошо, Мэри-Ли, теперь приступим к делу. Я хочу отметить ваши сильные и слабые стороны. Вы свободно владеете словом, почти как Леон Урис. У вас своеобразный стиль. Кроме того, вашей работе присуща... дерзость в сочетании с изяществом. Это динамит, девочка моя, и ваше счастье, что он попал в хорошие руки, то бишь ко мне.
        - О-о, - только и смогла протянуть Мэри-Ли. Ее окрылила эта высокая оценка.
        - С другой стороны, недостатков у вашей книги тоже хватает, - продолжал агент. - Собственно поэтому я и попросил вас прилететь в Нью-Йорк, Мэри-Ли. Организация материала оставляет желать лучшего. Текст рыхловат. Вы перескакиваете с одного на другое, постоянно дергаете читателя, тасуете города и даты. При чтении возникает неразбериха. Первая глава слишком затянута, да и некоторые другие части без всякого ущерба можно сократить. В общем и целом необходимо выкинуть по меньшей мере двадцать тысяч слов.
        - Двадцать тысяч слов? - Мэри-Ли решила, что ослышалась. - Но ведь это больше ста страниц!
        - Это как минимум. От балласта и «воды» надо безжалостно избавляться. В этом нет никакой трагедии. Где-то уйдет одно слово, где-то фраза, где-то целый абзац, а то и глава. Да вы не отчаивайтесь, - подбодрил он Мэри-Ли. - Все авторы вносят исправления в текст. Разве вы об этом не слышали? Когда мы вашу книгу как следует причешем, из нее получится просто конфетка.
        Мэри-Ли не сводила с него затравленного взгляда. Как же так: сначала он рассыпался в похвалах, а потом камня на камне не оставил от книги, будто в ней только и есть, что балласт и «вода». Она оттачивала каждое слово, каждую фразу. Как же можно взять и выкинуть больше ста страниц? Так недолго выхолостить самую суть.
        Едва сдерживая слезы, Мэри-Ли поднялась, чтобы немедленно уйти. Сейчас она возьмет такси и поедет прямиком в аэропорт...
        Но Ленард, казалось, не замечал ни ее отчаяния, ни приготовлений к бегству.
        - Что за чертовщина, - бормотал он, роясь в куче бумаг, - куда запропастился синий карандаш?
        Мэри-Ли остановилась в нерешительности.
        - Садитесь поближе, - деловито приказал агент, - я покажу, что от вас требуется.
        - Но... я считала, что на это есть редактор...
        - Юная леди, самый прекрасный алмаз не будет играть, если он не отшлифован и не огранен. Если наш с вами алмаз не заиграет, так в его сторону никто и не посмотрит.
        Ленард не оставил ей выбора, отрезав все пути к отступлению. Это был профессионал высшей марки. Он так убедительно разъяснял ей свои критические замечания, что вскоре Мэри-Ли забыла все обиды и с головой погрузилась в работу. Теперь она и сама видела, что многие эпизоды предваряются слишком длинными вступлениями, а описания перегружены совершенно лишними эпитетами.
        - Долой! Долой! Долой! - торжествующе восклицал Ленард, единым росчерком расправляясь с целой страницей. - Получается просто блеск: чисто, стройно, компактно. Критики будут от вас без ума, юная леди: ваши алмазы заиграют всеми гранями.
        К половине седьмого оба были в полном изнеможении. Ленард повел Мэри-Ли в соседний бар и, не спрашивая, заказал ей двойную порцию «кровавой Мэри».
        - Когда вернетесь домой, не старайтесь все исправить одним махом, - посоветовал агент. - Просмотрите, не торопясь, страницу за страницей и внесите все изменения, о которых мы договорились. Даю вам на это четыре недели. Я собираюсь выставить вашу рукопись на издательский аукцион. Люди из «Крауна» не будут мелочиться... им только нужно взглянуть на окончательный вариант, чтобы решить, сколько следует вам предложить.
        Мэри-Ли отпила глоток острого прохладного коктейля. Она почти ничего не ела и теперь почувствовала, как у нее обмякли мышцы, и все поплыло перед глазами.
        Пока Ленард объяснял ей, как проходит издательский аукцион, Мэри-Ли оглядывалась вокруг. За соседним столиком она заметила молодого человека, который не сводил с нее глаз. Светловолосый, плотного телосложения, в очках, он был похож на инженера-программиста. Их взгляды встретились, и, к ужасу Мэри-Ли, незнакомец ей подмигнул.
        Она залилась краской, сжала свой бокал и уставилась в пол.
        - ...так что страсти иногда накаляются, - продолжал Ленард, как ни в чем не бывало. - Если предложений окажется достаточно много, цена вполне может подскочить до шестизначной суммы. Кстати, на прошлой неделе я выставлял одну рукопись, за которую предложили даже семизначную цифру.
        Мэри-Ли снова обратилась в слух:
        - Вы хотите сказать... миллион долларов?
        Ленард развел руками:
        - За вашу книгу, разумеется, столько не дадут. Обещать ничего не могу. Скажу лишь одно: когда дело доходит до денег, я сражаюсь как тигр. Поэтому чуть ли не во всех издательствах я нажил себе врагов.
        Через несколько минут агент извинился и сказал, что ему нужно возвращаться на работу. Мэри-Ли задержалась в баре и заказала еще одну «кровавую Мэри».
        Она погрузилась в эйфорию. До начала занятий оставался еще месяц. Она решила уволиться из газеты и целиком сосредоточиться на доработке книги.
        - У вас прелестная косичка, - прошептал чей-то голос над ее ухом. - Мне очень нравится.
        Она вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял тот самый молодой человек. В его глазах она безошибочно прочла совершенно определенный интерес.
        Случайное знакомство в баре. И она, и ее подруги всегда считали, что это банально и пошло. В других обстоятельствах она бы пробормотала что-нибудь невразумительное, а потом удалилась в женский туалет, чтобы избежать дальнейших разговоров.
        Но сегодня Мэри-Ли была в ударе.
        - О, благодарю вас! - откликнулась она тоном светской львицы и улыбнулась так, как это делала Мариетта, когда ей нужно было кого-то очаровать.
        - Разрешите? - спросил он, присаживаясь рядом с ней. - Вы манекенщица? Это сразу видно.
        Минут через двадцать у нее не осталось ни малейшего сомнения: он хотел с ней переспать. Впервые ею заинтересовался мужчина. Вот что значит написать книгу: это многократно прибавляет женского обаяния и уверенности в себе, решила Мэри-Ли. Она смело посмотрела ему в глаза и облизала губы кончиком языка.
        Он взял ее за руку. У него были сильные теплые пальцы.
        - Где ты живешь? - нетерпеливо спросил он.
        - В другом городе. А здесь я сняла номер в гостинице...
        - Едем туда. - Он потянул ее за руку и на ходу бросил на стойку деньги.
        В такси он сжал ее в объятиях. Мэри-Ли на какое-то мгновение пришла в ужас. Новый знакомый начал жадно целовать ее, раздвигая ей губы языком. Мэри-Ли почувствовала запах пива. И запах мужского тела. Это было совершенно новое, неизведанное впечатление.
        Они оторвались друг от друга и засмеялись. Мэри-Ли больше не хотела ни о чем думать.
        Таксист бесстрастно гнал машину по улицам. Теперь объятия походили скорее на борьбу, чем на ласку. В промежутках между поцелуями каждый нетерпеливо обшаривал руками тело другого, насколько позволяла одежда. Оба стонали от желания, не в силах сдерживаться.
        Такси остановилось. Они обняли друг друга за плечи и вбежали в вестибюль гостиницы, громко хохоча и не замечая неодобрительных взглядов. В лифте Мэри-Ли нажала кнопку тридцать шестого этажа. Ее спутник задрал ей юбку.
        - Я хочу прямо здесь, - жарко прошептал он, стягивая с нее трусы. - Расставь ноги.
        Мэри-Ли прижималась к нему, чувствуя, будто несется вниз с американских гор и не может остановиться.
        - Согни коленки, - задыхался он, - присядь, вот так.
        Мэри-Ли подалась вперед, чтобы ему было удобнее. Она не отдавала себе отчета в том, что происходит, и лишь импульсивно двигалась в такт его толчкам.
        Не прошло и минуты, как Мэри-Ли почувствовала, что по ее голым ногам стекают густые струйки. У нее осталось смутное ощущение травмы. Она поймала себя на том, что не знает даже имени своего первого мужчины и больше никогда его не увидит. Кто угодно мог их застукать в этом лифте. Завтра она будет сама себе противна.
        Но сейчас это не имело никакого значения. До завтра еще надо было дожить.
        Он стоял перед ней на коленях и касался ее губами и языком, становясь все настойчивее. Мэри-Ли застонала и негромко вскрикнула. Его руки тянули ее вниз, на пол. Последним усилием воли она нажала на кнопку «стоп», и лифт остановился между этажами.
        Когда он овладел ею во второй раз, из ее груди снова вырвался крик. Ей было хорошо, так хорошо! Она больше не беспокоилась о том, что их могут увидеть. Ощущение риска и опасности только усиливало любовный экстаз.

* * *
        Через месяц Мэри-Ли узнала, что издательство «Краун» купило права на ее книгу. Аванс составил двести восемьдесят тысяч долларов. Бобби Ленард сказал, что на его памяти произведение начинающего автора ни разу не приносило таких астрономических гонораров.
        Получив первую выплату - чек на одну треть от общей суммы аванса - Мэри-Ли вернулась в Покипси и открыла личный счет в банке. После этого она отправилась на распродажу подержанных автомобилей и купила себе «камаро» выпуска 1980 года, машину спортивного типа с пробегом всего в десять тысяч миль.
        В тот же день Мэри-Ли зашла в бар неподалеку от редакции «Покипси джорнэл», где обычно собирались репортеры и рекламные агенты. Она заказала «кровавую Мэри» - с недавних пор водка с томатным соком стала ее любимым напитком.
        - Эй, привет, путешественница! - К ней проталкивался Говард Бойкин, редактор отдела новостей.
        В свои тридцать два года Бойкин был начисто лишен сантиментов и всем своим видом показывал, что устал от жизни. Репортеры побаивались его злого языка.
        - Что новенького? - небрежно спросил он. - Свой опус пока не пристроила?
        - Ну почему же...
        - Что я слышу? Нет, кроме шуток: ты его кому-то сбагрила? Сдохнуть можно!
        - Да, представь себе! - Мэри-Ли рассказала Бойкину, как издатели ухватились за ее рукопись.
        Бойкин от удовольствия хлопал в ладоши и оглушительно хохотал.
        - Просто не верится! Значит, книжка пошла в печать. Кстати, кто тебе дал боевое крещение? Я! Что ты теперь собираешься делать? Вассар, наверно, бросишь? Будешь печататься? С таким багажом за плечами ты вполне можешь претендовать на место в какой-нибудь солидной газете. У меня, между прочим, есть знакомая в «Нью-Йорк дейли ньюс». Позвони ей, сошлись на меня, договорись о встрече. Покажешь ей свои материалы, которые мы публиковали в «Покипси джорнэл», и в первую очередь тот репортаж о трагедии в горах. Захвати пару глав из книги. Вот увидишь, она заинтересуется. Черт возьми, - вдруг погрустнел он, перебивая сам себя, - молодежь прямо на пятки наступает.
        Предложение Бойкина было столь неожиданным, что Мэри-Ли чуть не поперхнулась. Говард допивал уже пятую кружку пива и постепенно придвигался все ближе и ближе.
        Когда он начал поглаживать ей руку, Мэри-Ли в ужасе сообразила, что он имеет на нее виды. Она стала нервно отодвигаться назад. Ей вспомнилась безумная ночь в Нью-Йорке - но то была случайность, да к тому же Говард Бойкин не вызывал у нее никаких эмоций.
        - Извини, - пробормотала она и поднялась из-за стола.
        - Постой, ты куда?
        Но она уже быстро шагала к стоянке.
        Мэри-Ли ехала, куда глаза глядят, наслаждаясь послушной машиной. Уже сгустились сумерки. Справа показалась придорожная гостиница. Мэри-Ли вспомнила, что надо бы, наконец, поесть и отдохнуть. Хорошо бы заказать салат. И, возможно, еще одну
«кровавую Мэри».
        В баре было всего несколько человек, по виду - бизнесменов. Они сидели в разных концах зала и потягивали коктейли.
        - Добрый вечер, - один из них подсел к Мэри-Ли. - Вы тоже застряли на задворках цивилизованного мира? Или вы здесь живете? Не похоже.
        - Нет, я живу не здесь, - прищурилась Мэри-Ли, делая первый глоток. Она вдруг почувствовала себя хозяйкой положения. На прошлой неделе ей вручили такую сумму за которую этому парню пришлось бы вкалывать лет пять, не разгибая спины.
        Как и тот случайный знакомый в Нью-Йорке, этот чем-то привлек ее. Она уже чувствовала свою власть над ним.
        - Вы очень красивы, - улыбался он. - У вас такие волосы... Если расплести косу, они, наверно, рассыплются по всей спине. Могу себе представить, какое это великолепное зрелище.
        Да, ей достаточно было поманить его пальцем.

* * *
        Время летело как стрела. Мэри-Ли никогда бы не подумала, что ее жизнь может сделать такой крутой поворот. Воодушевленная беседой с Говардом Бойкином, она, оказавшись в Нью-Йорке, первым делом позвонила Леоне Харди, редактору отдела искусства и досуга «Нью-Йорк дейли ньюс».
        Харди дала согласие на встречу и попросила принести вырезки из «Покипси джорнэл», а также первые две главы «Леди Кобры».
        - Очень выразительно, - изрекла она, ознакомившись с публикациями Мэри-Ли. - Я бы сказала, весьма неожиданный ракурс. Думаю, мы найдем для вас вакансию. Загвоздка только в одном: сможете ли вы продолжать работу, когда «Леди Кобра» выйдет из печати?
        - Я возьму отпуск за свой счет, - пообещала Мэри-Ли. - Мне сказали, что рекламные разъезды займут примерно месяц. После этого буду целиком и полностью в распоряжении редакции. От очередного отпуска я откажусь. Отпуск мне вообще не нужен.
        - М-м-м... А как же Вассар? Собираетесь отчисляться?
        - Я переведусь в Нью-йоркский университет и здесь буду писать диплом, - мгновенно нашлась Мэри-Ли. - По ночам.
        - Ну-ну. Чтобы только не во вред делу. Кстати, должна предупредить: для начала вам предложат самую низкую ставку и самую неблагодарную работу.
        - Я согласна, - с готовностью выпалила Мэри-Ли. Леона Харди улыбнулась:
        - Не радуйтесь раньше времени, голубушка. Мы вас так загрузим, что вы взвоете.
        Она получила работу. Не где-нибудь, а в «Нью-Йорк дейли ньюс» - в газете с полуторамиллионным тиражом!
        Выходя из здания редакции, Мэри-Ли все еще дрожала от волнения. Ноги сами собой понесли ее в бар. Злачные места приобрели для нее особый тайный смысл.
        Покорение высот. Покорение мужчин. Теперь для нее одно неразрывно связывалось с другим.
        И снова это был бар, где собирались газетчики. Невыспавшиеся, без пиджаков, они неизменно заказывали двойные порции спиртного и краем глаза следили за большим телевизионным экраном, на котором беспрерывно мелькали спортивные программы. Мэри-Ли устроилась за стойкой, как можно дальше от телевизора.
        Молодой человек, сидевший на некотором расстоянии от нее, рассеянно обводил глазами зал. Он задержал взгляд на Мэри-Ли. Она одарила его лукавой улыбкой. Тогда он схватил свой стакан и быстро пересел на свободный высокий стул рядом с ней.
        - Вы манекенщица? - спросил он.

* * *
        Мариетта Уайлд ворвалась как ураган в тесную квартирку Мэри-Ли, размахивая новеньким экземпляром «Леди Кобры». На суперобложке поблескивала золотистая змеиная кожа, а на ее фоне красовалась фотография Мариетты.
        - Я до последнего момента не верила! - визжала она. - Когда Эл Цукерман прислал мне эту книжонку, я не поверила своим глазам! Я до сих пор не могу поверить!
        На Мариетте был дорогой костюм цвета спелой сливы и темно-бордовый шарф. Эти оттенки вполне соответствовали цвету ее лица, налившегося яростью.
        Мэри-Ли давно знала, что этой встречи не миновать. Она умирала от страха. По ночам ее прошибал холодный пот. Но почему-то сейчас, когда настало, казалось бы, самое страшное, она почувствовала прилив непонятного куража.
        - Но я это написала, мама!
        - Конечно, ты, идиотка паршивая, кто же еще! Мерзавка, тупица, бездарь! - Мариетта выбросила вперед руку и сшибла две вазы. По комнате разлетелись осколки стекла.
        Мэри-Ли отступила на шаг назад.
        - Я даже рада, что написала эту книгу, - твердо сказала она.
        - Ты рада? - прошипела Мариетта. - Да ты соображаешь, что ты наделала? Ты рылась в моем архиве, ты читала чужие письма. Ты даже не побрезговала сунуть нос в мои дневники!
        - Допустим.
        Кровь отхлынула от лица Мариетты.
        - И это все, что ты можешь мне сказать? «Допустим»? Это неслыханно! Ты запустила свои грязные руки в мои документы, да еще сняла копии! А тебе известно, что на это есть закон?
        - Я советовалась с...
        - Ты у меня пойдешь под суд! Я с тебя шкуру спущу! Оставлю без гроша и тебя, и твоего жулика-издателя. Вас затаскают по судам! Вы у меня света белого не взвидите!
        - Если материалы подлинные, никакой суд тебе не поможет, - ответила Мэри-Ли. - Поскольку ты развратничала и скандалила на глазах у всего света, тебе лучше не заикаться о вторжении в личную жизнь. Я знаю, что говорю, - меня консультировали юристы в издательстве.
        - Что-о-о?
        - Книга-то вывела тебя на чистую воду, не так ли, дорогая мамочка? Я проверила каждый факт, каждое словечко. Открою тебе маленький секрет. Я опубликовала далеко не все. Кое-что осталось в запасе. Например, тот случай, когда ты загнала меня в электросушилку - мне было тогда восемь лет - и продержала там три часа, захлопнув дверцу. Я чудом не задохнулась.
        - Ах ты...
        - Вот на это действительно есть закон: статья называется «жестокое обращение с детьми». Вот о чем тебе следует задуматься, мамочка. Если тебе взбредет в голову обратиться в суд, я тут же подам встречный иск - и, не сомневайся, выиграю. Тебе всю жизнь будет не расплатиться. Славы тебе это не прибавит, сама понимаешь.
        У Мариетты вырвался сдавленный стон. Мэри-Ли продолжала:
        - Помнишь горничную-мексиканку, которая тогда у тебя служила? Ее звали Мария Торрес. Она свидетельница. Ей все известно. Она готова дать против тебя показания.
        - Ах ты негодяйка! - задохнулась Мариетта в бессильном гневе. - Уродина, свинья! Да-да, настоящая свинья... Я даже хотела сделать тебе пластическую операцию, но хирург сказал, что такую морду только могила исправит.
        Мэри-Ли торжествующе смотрела на мать. В каком-то смысле эта безобразная сцена показала, что книга достигла своей цели. Мариетта за все получила сполна, а Мэри-Ли обрела свободу - свободу от этой страшной женщины, которая по необъяснимой прихоти судьбы произвела ее на свет.
        Мариетта продолжала бушевать, поливая грязью свою дочь буквально за все: от внешности до скрытного характера, от вероломства до детских прегрешений, вроде ночного недержания в возрасте семи лет.
        - Думаешь, ты докопалась до всего, да? Все гадости выставила напоказ?
        - По мере своих способностей, мамочка.
        - Да откуда у тебя способности?! Тебе, милашка, неведомо самое главное: то, что связано с твоим родным отцом.
        - Ты сама не знаешь, кто мой отец. Им мог быть любой из преподавателей Калифорнийского университета, но кто именно - ты понятия не имеешь.
        - Напрасно ты так думаешь. - В глазах Мариетты блеснул злобный огонек. - Я нарочно скрыла истину. Посмотрим, что ты теперь запоешь. Его звали Уолтер Юрген, он читал нам философию. А знаешь, от чего он умер? От болезни Хантингтона.
        - Ну и что?
        - Ты, видно, не понимаешь, дорогуша, что такое болезнь Хантингтона. Она делает из человека развалину, а передается исключительно наследственным путем. Ты, как пить дать, носишь ее в себе, и она ждет своего часа. Вот так-то. - Мариетта мстительно улыбалась, не скрывая своего торжества. - Поэтому ты мне всегда была противна, я тебя никогда не любила. Я знала, что в тебе сидит гадкая зараза, с которой ты протянешь от силы годков до тридцати. Так что ждать осталось - сколько там? - лет десять, не более.
        Болезнь Хантингтона. Мэри-Ли застыла, словно пораженная громом, а Мариетта презрительно швырнула книгу на пол, гордо прошествовала к выходу и хлопнула дверью.
        Силы покинули Мэри-Ли. Она рухнула на кушетку, сотрясаясь от рыданий. Можно было ожидать чего угодно, но когда мать призналась, что всю жизнь ее ненавидела, Мэри-Ли не выдержала.
        Она совершила ошибку, чудовищную ошибку. Зачем было издавать «Леди Кобру»? Мэри-Ли не освободилась от пут. Наоборот, Мариетта получила над ней новую власть: ей как никому другому было известно, куда надо бить, чтобы сделать побольнее, и теперь она не остановится ни перед чем.
        Мать ее не любит.
        Не любила и никогда не будет любить.
        Да еще эта болезнь, которая калечит и убивает.
        От слабости держась за стену, Мэри-Ли с трудом поднялась и побрела в ванную. Ноги подогнулись, и она упала на колени, горько плача, как плачут заброшенные дети.

* * *
        Мэри-Ли открыла глаза и огляделась. За окном уже было темно. В квартире горела одна-единственная тусклая лампа. Посреди комнаты поблескивали осколки стекла, а поверх них валялся экземпляр «Леди Кобры».
        Протянув руку, Мэри-Ли подняла книгу и бережно разгладила порванную суперобложку, с которой смотрело эффектное, запоминающееся, хищное лицо Мариетты.
        Она начала перелистывать страницы, выхватывая глазами отдельные фразы. Первые две главы были посвящены юности Мариетты. Мэри-Ли перечла их полностью. Она не включила в книгу имена соблазненных Мариеттой университетских преподавателей, чтобы грехи молодости не сломали их нынешнюю жизнь и карьеру. Но черновые записи хранили каждую мелочь.
        Мэри-Ли поднялась на ноги, достала старую шкатулку, в которой держала черновики, и принялась лихорадочно перерывать бумаги. Наконец она нашла то, что искала: имена трех преподавателей Калифорнийского университета, с которыми Мариетта (тогда ее звали Марикита Гуайярдо) вступала в интимные отношения.
        Мэри-Ли сняла трубку и набрала номер справочной службы.

* * *
        Из динамиков неслась заводная и страстная песня Майкла Джексона.
        Бар, прокуренный и тесный, был похож на сотни таких же недорогих баров в деловом квартале Нью-Йорка. Толпы посетителей, забегающих сюда поодиночке, с трудом умещались на небольшом пятачке.
        Мэри-Ли протиснулась к стойке и заказала коктейль. Чтобы скрыть следы слез, она перед выходом из дому сделала себе холодный компресс с травяным экстрактом. Затем она заплела волосы в две косы и уложила их венком вокруг головы. На ней был модный комбинезон изумрудного цвета и подходящий по тону пиджак. Казалось, она сошла с обложки журнала «Вог».
        Она чувствовала себя измочаленной, но последние новости придали ей сил. Телефонный разговор с Калифорнией принес неожиданные результаты. Уолтер Юрген вовсе не умер от болезни Хантингтона. Он в добром здравии работал в университете до самой пенсии, а с прошлого года целиком посвятил себя работе над учебником. Отцовство - не исключено. Но маловероятно, иначе его вряд ли оставили бы в неведении.
        Мариетта солгала. Болезнь Хантингтона оказалась чистейшей выдумкой, но материнская ненависть удручала Мэри-Ли. Наверно, у Мариетты просто отсутствовал родительский инстинкт - так сказать, врожденный порок душевного развития.
        Эта мысль не то чтобы успокоила Мэри-Ли, но как-то примирила ее с действительностью. Отныне надо считать Мариетту неизбежным злом, стихийным бедствием... как смерч или ураган, который обрушивается на всех сразу и не направлен против одного человека. Буря есть буря.
        Сбоку от нее возник незнакомый молодой человек.
        - Терпеть не могу толчею, а вы? Я сюда зашел только для того, чтобы передать приятелю документы, а его до сих пор нет.
        Мэри-Ли взглянула на него с интересом. Ему на лоб спадала прядь темно-русых волос. Крепкое телосложение говорило о регулярных занятиях спортом. Костюм-тройка безукоризненного покроя сидел как влитой.
        - Понимаю, - иронично заметила Мэри-Ли. - Бар - самое удобное место для передачи документов, особенно если в непосредственной близости находятся хорошенькие женщины.
        - Должен признаться, здешняя обстановка начинает мне нравиться, и больше всего то, что находится в непосредственной близости.
        Они перебросились несколькими шутливыми фразами, и Мэри-Ли почувствовала знакомое возбуждение. Но собеседник, похоже, зарабатывал больше, чем она, и это охлаждало ее пыл. Однако от него исходило редкостное обаяние. Когда он улыбался, на левой щеке появлялась трогательная ямочка, и Мэри-Ли поймала себя на том, что хочет до нее дотронуться.
        - Меня зовут Джейк Скотт, - представился он. - Полностью - Джон Эллисон Скотт. Я работаю в рекламном агентстве «Уолтер Томпсон» - это здесь, за углом. А вы? Ваше лицо мне знакомо. Могу поклясться, где-то я вас видел. Причем совсем недавно.
        Мэри-Ли вспыхнула. Обычно ее случайные знакомые предпочитали сохранять анонимность.
        - Вряд ли вы меня раньше видели.
        - Нет, я уверен. - Он внимательно изучал ее лицо. - Вас можно принять за манекенщицу, но это обманчивое впечатление: вы лишены самолюбования. Значит, что-то другое... Странно, что я не могу вспомнить: у меня хорошая память на лица..
        А, вот оно: телевизор! - воскликнул он, щелкнув пальцами. - Я вас видел на телеэкране.
        - Нет.
        - Точно! В программе «Доброе утро, Америка». Теперь я уверен. Вас зовут Мэри-Ли Уайлд, вы написали книгу о своей матери.
        Мэри-Ли сникла. Она оттолкнула от себя стакан и извинилась, поднимаясь со стула, но не смогла протиснуться к выходу сквозь плотную толпу.
        - Я проявил бестактность? - Джейк снова оказался рядом. - Послушайте, если вы хотите уйти, пропустите меня вперед, я буду прокладывать дорогу. Но это вас ни к чему не обяжет. Если не захотите со мной разговаривать, мы просто разойдемся в разные стороны.
        - Прошу вас... разрешите... - забормотала она.
        Он начал пробиваться сквозь толпу, и Мэри-Ли после некоторых колебаний последовала за ним. Через пару минут они уже стояли на тротуаре.
        - Вот черт, - досадливо сказала Мэри-Ли. - Терпеть не могу, когда в Нью-Йорке дождь. Тем более в марте.
        - Куда вы сейчас направляетесь? - поинтересовался Джейк.
        - Слушайте... спасибо, что помогли мне выбраться на улицу. Я сейчас поймаю такси и поеду домой.
        - Под дождем? Я этого не допущу. Сейчас я позвоню и вызову лимузин.
        - Лимузин?
        Он усмехнулся.
        - А почему бы и нет? Для прекрасной дамы, да к тому же известной писательницы? Выслушайте меня, Мэри-Ли. - Джейк заговорил серьезно. - Мы познакомились в дешевой забегаловке, и вы, наверно, думаете, что я завсегдатай таких мест. Но это не так. Когда я вижу изысканность, я способен ее оценить. Поэтому я хочу встретиться с вами снова. Я очень хочу с вами встретиться.
        - Мне... я не могу... прошу вас...
        Дождь полил сильнее; холодные серые струи превратились в сплошную пелену.
        - У вас кто-то есть? - не отступал Джейк. - Вы помолвлены? Или замужем?
        - Вообще-то... нет...
        - Клянусь вам, я буду выглядеть гораздо приличнее, когда обсохну и причешусь. Я домашний, как дети или кошки. После того как почищу зубы, не ем печенья в постели. Почти никогда. Не коплю в раковине грязную посуду.
        Он был в высшей степени привлекателен. Но с каждым словом он все больше открывал ей душу. Мэри-Ли пришла в смятение.
        - Убирайтесь! - закричала она. - Какое мне дело, едите вы печенье в постели или нет. В моей постели вы его есть не будете.
        Он тряхнул головой и рассмеялся, не замечая ее отповеди.
        - Хорошо, обещаю! Ни крошки.
        - В конце концов...
        - Но давайте не будем опережать события, ладно? Я пока не собираюсь прыгать к вам в постель. Такая девушка, как вы, конечно, не обделена мужским вниманием, однако я абсолютно добропорядочен. Ваша мама была бы довольна, если бы узнала, что вы встречаетесь с таким молодым человеком, как я.
        Мэри-Ли бросила на него уничтожающий взгляд.
        - Ну, допустим, ваша мама другого мнения.
        - Сколько можно... - начала было Мэри-Ли, но почувствовала, что оттаивает. Она не могла противиться его обаянию.
        Он продолжал, как ни в чем не бывало:
        - Мэри-Ли, позвольте, я вызову лимузин и приглашу вас куда-нибудь поужинать, а потом провожу домой. Если вы не голодны, я просто отвезу вас домой. Вы можете на меня положиться.
        Она согласилась, чтобы он вызвал лимузин, и пригласила зайти на чашку кофе.
        Мэри-Ли нехотя разрешила ему заехать за ней на следующий день. Они поужинали в
«Лютеции». На третий день он пригласил ее в крошечный китайский ресторанчик, где над стойкой висели копченые утки, а меню пестрело одними иероглифами. Все блюда оказались восхитительными на вкус. Потом они бродили по улицам Чайнатауна, разглядывали китайские лавки древностей и ели имбирное мороженое.
        Джейк не позволял себе никаких вольностей, только временами брал ее за руку. Его отношение было теплым и естественным, без тени фамильярности. Он придумал для нее прозвище «Девушка-Косичка». Несколько раз Мэри-Ли получала от него цветы. Он помог ей выбрать настольный компьютер и обучал игре в рэкетбол.
        Прошел месяц, прежде чем они вместе легли в постель. Джейк Скотт отнюдь не был случайным знакомым на одну ночь.

* * *
        - Не могу поверить, что это Александра Уинтроп собственной персоной приобретает у меня в магазине кассеты, словно обыкновенная покупательница, - засуетилась владелица магазина грамзаписи в Покипси, увидев на чеке ее имя. - Я была в восторге, когда услышала «Ласковую женщину».
        Александра застенчиво улыбнулась. Когда ее узнавали, ей становилось и приятно, и тревожно.
        - Вы сейчас что-нибудь сочиняете? - без умолку тараторила женщина. - Не могу дождаться, когда прозвучит ваша следующая песня.
        Покраснев, Александра забрала покупки и поспешила выйти на улицу, глотая слезы. Не далее как вчера тот же вопрос задал ей по телефону Дерек.
        - Неужели ты всерьез думаешь чего-то добиться в музыкальном бизнесе? - говорил он. - Учти, что «Ласковая женщина» всего-навсего появилась в нужное время в нужном месте. Почему бы тебе после окончания колледжа не поступить ко мне в штат на постоянную работу? У тебя будут интересные, серьезные дела, четкие перспективы, а не какие-то призрачные грезы.
        - Но я хочу писать песни. Меня привлекает именно это занятие. Оно...
        - Одна пластинка карьеры не делает. Ты сама мне говорила, что не можешь угодить Оливии Ньютон-Джон. А если ты согласишься работать на меня, тебе не придется никому угождать. Кроме того, ты будешь жить полнокровной жизнью, познакомишься с интересными людьми.
        - Я подумаю, - коротко ответила Александра. Сейчас она с тяжелым сердцем брела к студенческому городку. Наверно, это правда - «Ласковая женщина» появилась как ослепительная искра, но другой такой песни ей сочинить не суждено.
        Боже, неужели она исчерпала все свои возможности? Неужели ее звезда закатилась, не успев взойти?
        Александра вошла в здание музыкального факультета поднялась в свой любимый класс и с тяжелым вздохом села за рояль.
        Она сосредоточенно работала над новой песней, которую собиралась назвать
«Страстная женщина». Пока у песни было только название. Музыка и слова носились в воздухе, но в последний момент как назло ускользали.
        После десятой попытки отшлифовать одну-единственную фразу Александра закрыла крышку рояля. Сегодня ей не работалось.
        В тот же вечер Александра позвонила Джетте в Лос-Анджелес, надеясь, что жизнерадостность и энтузиазм подруги помогут ей развеять хандру. Издатель Мэри-Ли устраивал в ее честь банкет в нью-йоркском отеле «Фитцджеральд», и Александра с Джеттой собирались непременно там быть. Сама леди Кобра, конечно же, бойкотировала это мероприятие. Она сделала заявление для прессы: «Моя дочь поставила своей целью причинить мне боль и добилась своего. Я не буду подавать на нее в суд, хотя имею для этого все основания».
        - Надо же, какая негодяйка, - бушевала Джетта. - Неудивительно, что Мэри-Ли ее терпеть не может. Ну ладно, Александра, скажи, как подвигаются твои музыкальные дела? Что-нибудь пишешь?
        Александра чуть не расплакалась.
        - Ничего не выходит, - призналась она. - Не понимаю, Джетта, что со мной случилось. Не могу поверить, что я больше ни на что не способна... Чем больше работаю, тем хуже получается.
        - Это как оргазм, правда?
        - В каком смысле?
        - Ну, чем больше стараешься, тем труднее его достичь. Начинаешь стараться еще больше. Только об этом и думаешь... «Правильно ли я лежу?» и так далее. А все тело ломит, и любовь уже не в радость.
        Александра смахнула слезинку. Она не знала, смеяться или плакать. Как ни странно, в этих словах была изрядная доля истины.
        - Помнишь, что ты мне в свое время посоветовала? - коротко засмеялась Джетта. - Ты сказала, чтобы я перестала об этом думать и не изводила себя. А потом еще ты говорила, что кончить - то же самое, что чихнуть: сначала едва чувствуешь, потом сильнее и сильнее, потом уже не можешь сдерживаться и - апчхи! Взрыв!
        - А ведь верно! - Александра расхохоталась. - Ох, Джетта, ты просто уникум! Не представляю, что бы я без тебя делала.
        Ближе к ночи Александра снова села за рояль, но уже не в музыкальном классе, а на своем этаже жилого корпуса. Ее руки свободно летали над клавишами. Она больше не старалась во что бы то ни стало сосредоточиться на мелодии. Пальцы словно по наитию сами извлекали нужную ноту.
        По коридору шла девушка, утопающая в безразмерной студенческой футболке и пушистых комнатных тапках. Она остановилась и прислушалась. Александра, ободренная ее вниманием, слегка ускорила темп. Почему-то у нее перед глазами возник Джанкарло, но не такой, какого она видела в день их последней встречи, а другой, каким он запомнился ей ярче всего: поднявшийся над ней, обнаженный, сгорающий от страсти.
        Александра забыла, что рядом кто-то есть. Воспоминания захватили ее целиком. Через некоторое время, подняв глаза, она увидела, что вокруг рояля собрались студентки, которые слушают ее как зачарованные и раскачиваются в такт музыке. Она заиграла чувственный свинговый припев и повторила его в разных тональностях.
        Да, песня будет называться «Страстная женщина». Александра ощущала в себе страсть.

        IX
        АЛЕКСАНДРА И РИЧАРД, 1982

        Банкет в честь Мэри-Ли был устроен во вращающемся ресторане на крыше восьмидесятиэтажного отеля «Фитцджеральд» в Нью-Йорке. Виновница торжества появилась в смело декольтированном шелковом костюме цвета морской волны и на невероятно высоких каблуках-шпильках, сообщавших ее облику точно выверенный налет легкомыслия. Две косы, уложенные короной вокруг головы, делали ее похожей на деву-воительницу из скандинавской саги.
        Тонкий стан, нежная персиковая кожа и редкого оттенка волосы придавали ей особую прелесть. Модный фотограф сделал серию ее снимков для журнала «Вог».
        Александра с гордостью любовалась подругой. Она не смогла бы ответить, когда Мэри-Ли так разительно переменилась, но понимала, что выход в свет «Леди Кобры» сыграл здесь не последнюю роль. Видимо, сказалось и то, что Мэри-Ли наконец выплеснула наболевшие чувства. Помимо всего прочего, она прибавила пять килограммов, что бесспорно пошло ей на пользу.
        Когда из Калифорнии прилетела Джетта, подруги ненадолго собрались в номере Александры. Они обнимались, с восторгом разглядывали друг друга и болтали без умолку. Посетовав, что с ними нет Дианы, которая вышла замуж за принца Чарлза, они заказали разговор с Лондоном. В то утро Мэри-Ли получила от Дианы огромный букет цветов.
        - Господи, не могу поверить! - восклицала Джетта. - Неужели мы снова вместе? Мэри-Ли, ты всех сразишь наповал. А ты, Александра, - вылитая Грейс Келли, и даже лучше!
        Весь вечер вокруг них вились фоторепортеры. Сериал «Кэньон-Драйв» сделал Джетту звездой телеэкрана; светская хроника и иллюстрированные журналы проявляли к ней самый живой интерес. Сверкая ослепительной белозубой улыбкой, она появилась среди гостей в том же гриме, в котором ее привыкли видеть на экране. В последнее время женщины по всей Америке стали точно так же красить ресницы и подводить веки, а юные девушки умоляли парикмахеров причесать их «под Джетту».
        В течение нескольких минут Джетта охотно позировала для газет и журналов, но потом шутливо замахала руками: ей не терпелось рассказать подругам про своего возлюбленного, Нико Провенцо.
        - Мы - летучие любовники, - смеялась она. - То он летит ко мне в Лос-Анджелес, то я к нему в Чикаго. Но времени у меня всегда в обрез. Недавно, к примеру, Эсте Лаудер предложила мне контракт: она хочет создать ароматическую композицию и назвать ее в мою честь «Джетта». Я уже пару раз встречалась с парфюмерами. Они собираются отправить меня в рекламную поездку по стране, представляете? При том что я с утра до ночи занята на съемках. Не знаю, когда смогу по-человечески выспаться.
        Джетта перескакивала с одного на другое, не умолкая ни на минуту.
        - Эй, остановись, тут есть еще мы с Мэри-Ли, - взмолилась Александра. - Ты трещишь как заведенная, Джетта. Разве это нормально? Скажи, твой Нико Провенцо - не тот ли, кто тебя так унизил? Неужели после этого ты еще с ним встречаешься?
        - Он чудесный, - после секундного замешательства ответила Джетта.
        - Да что в нем чудесного? Секс?
        - Хоть бы и секс, Александра. - Джетта надула пухлые яркие губы. - Тебе этого не понять... У меня были и другие парни, не один и не два. Но они мне не подходят. С ними я ничего не чувствую. А с Нико мы каждый раз на седьмом небе. Он просто виртуоз. - Джетта захихикала. - Или ты хочешь, чтобы я всю жизнь пролежала, как бревно?
        Александра отпрянула.
        - Джетта, как ты можешь? Отношения двух людей предполагают нечто большее, чем... одно это. - Не желая обидеть Джетту, она обняла ее. - Что представляет собой этот Нико как человек? Он добрый? Заботливый? Тебе спокойно рядом с ним? Вы доверяете друг другу?
        Джетта отстранилась и нахмурилась.
        - Александра, это совсем другое. Я не собираюсь ничем себя связывать, он тоже. Нам и так хорошо. Возможно, когда-нибудь мы решим жить вместе, но кто знает?
        - Нет, Джетта...
        - Слушай, ты решила мне лекции читать? Я летела в Нью-Йорк на банкет, а не на урок полового воспитания.
        Александра почувствовала, что продолжать ту же тему опасно, и заговорила о другом.
        - Давай подойдем к бару. Если удастся, возьмем еще шампанского. Ты не видела Дэррил Бойер? Она должна быть здесь - вместе с мужем.
        - Да ну ее, - отмахнулась Джетта.
        - Неужели она по-прежнему всем портит кровь?
        - Горбатого могила исправит. Все думали: вот она выйдет замуж и успокоится, но не тут-то было.
        Они пробирались сквозь толпу гостей, осаждающих бар.
        Редакторы, издатели, литературные агенты и авторы ловко управлялись с бокалами и закусками. В центре внимания был Бобби Ленард, загорелый после краткой деловой поездки в Австралию.
        Как тесен издательский мир, подумала Александра. Она кивнула нескольким знакомым, приглашенным для придания блеска этому вечеру.
        На полпути к бару Джетту подкараулил очередной фотограф светской хроники и отвел ее в сторону. В этот момент Александра заметила мужчину и женщину, входящих в зал. Оказавшиеся поблизости фоторепортеры защелкали затворами камер. Александра узнала Дэррил Бойер. Мужчина, по всей видимости, был не кто иной, как ее супруг Ричард Кокс.
        - Прочь с дороги! - напустилась Дэррил на репортеров. - Нечего ко мне лезть. Здесь вам не бесплатный фотосеанс.
        - Мисс Бойер, будьте добры, всего один кадр... повернитесь сюда... улыбнитесь...
        - Кому сказано, пошли вон! - огрызнулась она.
        Ушлые репортеры наступали, деловито переводя кадр за кадром. Ни один из них и бровью не повел, слушая эту брань. Ричард Кокс раскрыл рот, чтобы высказать им свое неодобрение, но Дэррил опередила его:
        - А ну, валите отсюда, болваны!
        Кокс побагровел и плотно сжал губы. Александра отвела глаза, устыдившись, что стала невольной свидетельницей этой сцены. Разве он не знал, на ком женился?
        Чета Коксов смешалась с толпой приглашенных. Александра снова подошла к Джетте, которая беседовала с Мэри-Ли и сенатором Карлом Левином. Вскоре к ним присоединился киноактер Питер Джинополис, грек по происхождению, который опубликовал в издательстве «Краун» пособие по бодибилдингу.
        Через некоторое время Александра извинилась и направилась в туалетную комнату. В коридоре она натолкнулась на Коксов, которые раздраженно спорили.
        Александра застыла.
        - Какого черта ты зацепился языком с этой докторшей? - отчитывала Дэррил своего мужа. - С чего это тебя потянуло на старых дев? Думаешь, я стану читать ее бредятину?
        - Я тебя не заставляю читать ее книгу.
        - Скоро заставишь. Ричард, я не собираюсь бросать все ради того, чтобы поселиться в Чикаго и рожать тебе детей. Придет же такое в голову!
        - Дэррил, тебя никто не принуждает.
        - Не желаю превращаться в детородную машину.
        Александра, густо покраснев, проскользнула мимо супругов и поспешила скрыться из виду.

* * *
        В разгар вечера шеф-повар вывез на тележке гигантский торт, украшенный точной копией суперобложки, пишущими машинками из сахарной глазури и кремовыми гирляндами. Мэри-Ли и ее редактор Энни Уилкинз под восторженные возгласы отрезали от него ломтики и раздавали гостям. Фотокорреспонденты «Паблишерс уикли»,
«Нью-Йорк дейли ньюс» и «Нью-Йорк таймс» не упускали возможности сделать еще серию снимков.
        Александра увидела рядом с собой Ричарда Кокса.
        - Впервые в жизни собираюсь проглотить книгу, - неожиданно обратился он к ней.
        - Вы имеете в виду этот торт? Мэри-Ли хочет отрезать большой кусок и сохранить его в морозильнике на память.
        Они стояли лицом к лицу. У Александры ёкнуло сердце: его взгляд неумолимо притягивал ее. У Кокса были густые темные волосы с легкой сединой на висках. Его лицо нельзя было назвать красивым в привычном смысле слова, но оно выглядело свежим и слегка обветренным. Александра отметила жесткую квадратную челюсть и ямку на подбородке. Однако в этом человеке было и нечто такое, что не поддавалось описанию: внутренняя сила и природный магнетизм.
        - Меня зовут Ричард Кокс. А вы - Александра Уинтроп?
        - Совершенно верно. Но откуда вы знаете?
        Впервые за все время он улыбнулся. Улыбка, неожиданно мягкая, открыла ровные белые зубы и обозначила глубокие линии у рта.
        - Мы с вашим отцом не раз участвовали в парусных гонках, - объяснил Кокс. - Он сам мне рассказывал, что у него есть красавица-дочь, которая учится в Вассаре и сочиняет популярные песни. - Ричард помолчал. - Но честно говоря, мне подсказали, кто вы.
        Он смотрел на нее с теплотой и восхищением. Александру бросило в жар.
        - Если я не ошибаюсь, ваша супруга - Дэррил Бойер, - с трудом выговорила она.
        - Да, это так.
        - Она очень красива.
        - Вы действительно так считаете? - По лицу Кокса пробежала едва заметная тень. - Истинная красота светится изнутри - как ваша, если позволите.
        Александра почувствовала, как между ними возникло невидимое притяжение, но старалась не поддаваться. Она не могла позволить себе увлечься женатым мужчиной.
        Она сделала шаг в сторону. Ричард снова оказался рядом.
        - Простите, я не хотел быть назойливым.
        Ей с трудом удавалось сохранять равнодушный вид.
        - Конечно, мистер Кокс, но я обещала присоединиться к друзьям.

* * *
        Три года напряженных занятий остались позади. Александра окончила Вассар. Выпускной вечер проходил в соответствии с вековой традицией. Церемонию открывало торжественное построение. Выпускницы в белых мантиях совершили круг почета, неся на плечах длинную гирлянду, сплетенную из свежих ромашек.
        Потом Александра, все еще в шапочке и мантии, обнимала отца, Фелисию и Дерека, которые прилетели из Бостона на новом вертолете Джея Уинтропа.
        - Малышка, я так рад. - В глазах отца стояли слезы. - Не могу передать, как я тобой горжусь. Если бы твоя мама могла быть с нами. Если бы она могла видеть тебя в мантии, с венком ромашек. Она была бы так счастлива.
        Глаза Александры затуманились; она прильнула к отцу.
        - Возможно, она нас видит, папа. Только нам не дано этого знать.
        Они долго бродили по студенческому городку, осматривая местные достопримечательности. Александра знакомила родных со своими преподавателями и сокурсницами. В вестибюле главного здания Джей Уинтроп отвел дочь в сторону.
        - Александра, у меня сложилось впечатление, что Вассар - это твой мир. Может быть, тебе не следует ограничиваться общим трехлетним курсом? Не хочешь ли ты остаться здесь еще на год, чтобы специализироваться по какому-либо предмету?
        - О нет, папа. Я хочу писать музыку.
        - И конечно, надо помочь Дереку вести предвыборную кампанию, - ввернул отец. - Музыка удается тебе как ничто другое. Признаюсь, я был неправ, когда отговаривал тебя сочинять песни. Но если ты на пару месяцев окунешься в политику, тебе это не повредит. И весьма вероятно, даже придется по душе.
        Александра подняла глаза на отца. Ему всегда нравилось ощущать себя негласным вершителем судеб. Сейчас он возлагал честолюбивые надежды на сына. Что ж, Александра была готова подарить ему эти несколько месяцев.
        - Кроме того, в политике немало интересных личностей, - добавил Джей.
        Александра вспомнила свою встречу с Ричардом Коксом. Этот человек не в первый раз вставал у нее перед глазами, и она, как прежде, со вздохом и смутным чувством вины прогнала от себя непрошенное видение.
        Джей истолковал ее задумчивость по-своему.
        - Я хочу, чтобы ты вращалась среди достойных людей. По возвращении домой попрошу Фелисию организовать пару приемов для узкого круга, чтобы ты снова оказалась в центре событий. А потом мы найдем для тебя подходящую должность в штате предвыборной кампании.
        - Ой, папа...
        - Пообещай мне, что хотя бы в течение одного-единственного лета ты будешь поступать так, как просит старик-отец. После этого можешь делать, что тебе заблагорассудится.
        - Договорились. Но только одно лето!

* * *
        В то лето Александру преследовало чувство, что ее ждут какие-то важные события, способные изменить весь ход ее жизни.
        Возможно, она добьется успехов в музыке. Сейчас Александра работала сразу над несколькими песнями, продолжая, как и в первых двух, близкую ей «женскую» тему.
        Время от времени ее мысли возвращались к Ричарду Коксу. Как-то раз она пошла в библиотеку и с тайным интересом прочла о нем все, что удалось обнаружить. Нынешний брак был для него вторым. Его первой женой была видная и весьма респектабельная светская дама, которая погибла в автомобильной катастрофе. Детей у них не было. Разница в возрасте между ним и Александрой составляла двадцать лет.
        Сдержав данное отцу обещание, Александра согласилась работать в штабе избирательной кампании Дерека. Но ей не хотелось быть агитатором. Она предпочитала более самостоятельную и ответственную деятельность.
        - Дерек, а что если я стану организатором избирательной кампании? - предложила Александра за ужином.
        Брат неловко прокашлялся.
        - М-м-м, Сисси, - протянул он неуверенно, - мне известны твои организаторские способности, но куда я дену Бо Донохью? Он был моей правой рукой все шесть лет. Не могу же я выбросить его, как старую тряпку, только потому, что сестренка решила у меня поработать?
        Внешность Дерека была в числе его несомненных достоинств. Правильные черты лица, всегда приветливый взгляд, густые каштановые волосы. Когда ему исполнялось тридцать три года, влиятельный журнал «Пипл» назвал его «самым перспективным (и самым неуловимым) холостяком в Палате представителей».
        - Пойми, Дерек, я способна на большее, нежели отвечать на телефонные звонки. Я изучала социальную психологию и не раз устраивала для тебя мероприятия по сбору средств. Или ты это забыл? Один благотворительный вечер принес тебе пятьдесят тысяч.
        Дерек кивнул.
        - Ну, хорошо. На прошлой неделе от нас уволилась одна сотрудница; я мог бы предложить тебе место координатора. Но это безумно тяжелый труд...
        - Замечательно! Я согласна. Во всяком случае, поработаю до выборов. - Александра заметила одобрительную улыбку отца. - Испытай меня в деле.
        - Решено. Но ты должна понимать, Сисси, что это серьезный уровень. Мы организуем не студенческую вечеринку, а подготовку к выборам, на которых я намерен победить.
        Александра скорчила недовольную гримасу.
        - У меня работоспособность не хуже твоей. Да, и еще одно.
        - Что такое?
        - Мое имя Александра. Не можешь запомнить - запиши.
        Горничная подала сыр, фрукты и херес.
        - Спасибо, мне не надо. - Дерек отрицательным жестом поднял руку. - У меня назначено совещание в комитете Демократической партии, я уже опаздываю. - Он повернулся к сестре. - Итак, завтра у меня в кабинете ровно в девять. Кто-нибудь введет тебя в курс дела.
        Не успела Александра ответить, как Дерек сорвался с места и выскочил из столовой. Джей Уинтроп нахмурился.
        - Если он отправился на политическое совещание, я съем свою шляпу.
        - Не стоит так переживать, Джей, - сказала Фелисия теплым грудным голосом.
        - Куда он помчался, на ночь глядя? Не иначе как к очередной даме сердца, - выходил из себя Джей. - Никак не может угомониться. Сегодня одна, завтра другая.
        - Дерек просто боится сделать неверный шаг. Он пока не готов к созданию семьи.
        - Ему тридцать три года, - негодовал Джей. - Если он метит в вице-президенты, давно пора бы остепениться. Я что-то не слышал, чтобы на такой пост выдвигали распутников.
        - Джей! Папа! - в один голос запротестовали Фелисия и Александра.
        Джей Уинтроп сделал вид, что пристыжен.
        - Ладно, малышка, - обратился он к дочери, - хорошо, что теперь брат будет у тебя под присмотром. Следи, чтобы он не сбился с курса.

* * *
        В рабочей обстановке Дерек оказался совсем не таким, как дома. Александра не узнавала своего насмешливого, острого на язык брата. Он приезжал в штаб-квартиру к шести утра и нередко засиживался до полуночи.
        Его фанатичная преданность делу стала притчей во языцех. Сотрудники рассказывали, что во время поездок по стране он, случалось, не спал по двое суток, не успевал поесть, разрабатывал ближайшие планы, обзванивал спонсоров, встречался с активистами и руководителями региональных отделений.
        Все девятнадцать сотрудников были ему безраздельно преданы. Кен Кори, который писал для него речи, говорил: «Дерек может показаться грубоватым, но у него безусловно есть харизма, и он знает, как ее использовать; помяните мое слово, он своего добьется - и очень скоро, возможно даже к 1994 году. Он распространяет вокруг себя уверенность в победе, и окружающие это ценят. Все, кто с ним работает, ожидают,что со временем он вступит в борьбу за президентское кресло».
        Казалось, летняя духота никогда не сменится прохладой. Соперник Дерека, кандидат-республиканец, позволял себе недостойные выпады во время дебатов о преступности и абортах. Дерек работал по восемнадцать часов в сутки, не зная усталости. В штате Массачусетс не осталось ни одного городка, в котором бы он не встретился с избирателями.
        Александра следила за тем, чтобы предвыборная кампания шла строго по графику и не давала сбоев. Ей приходилось нелегко, но однажды Кен Кори на ходу сказал:
        - За весь прошлый месяц у нас не было ни единого прокола.
        Эта скупая похвала обрадовала ее больше, чем дифирамбы профессоров Вассара.

* * *
        На последние числа июня Дерек наметил выступление перед Бостонской коллегией адвокатов. Для этого мероприятия был арендован конференц-зал отеля «Фитцджеральд». Александра пришла туда накануне, чтобы лично проконтролировать все приготовления. Первым, кого она увидела, был Ричард Кокс.
        - А, здравствуйте, прекрасная повелительница гармонии, - поклонился он.
        - Ричард Кокс! - Александра не могла скрыть волнения. На нем был синий английский костюм в тонкую полоску и нежно-голубая рубашка, оттенявшая проницательные аквамариновые глаза. Сейчас он казался еще более привлекательным, чем на банкете в честь Мэри-Ли.
        - Как вы здесь оказались? - спросила Александра первое, что пришло в голову, и густо покраснела, сообразив, что этот отель принадлежит ему.
        Кокс улыбнулся:
        - Я периодически наведываюсь в каждый из своих отелей. Сейчас, к примеру, мы объявили конкурс на должность шеф-повара. Не согласитесь ли составить мне компанию? Я всегда прошу, чтобы кандидаты продемонстрировали свое кулинарное искусство. В ресторане дирекции уже накрыт стол. Присоединяйтесь ко мне, прошу вас. Не люблю обедать в одиночестве.
        - Вообще-то... я... - пролепетала Александра. Что особенного было в этом человеке? Когда он оказывался рядом, у нее замирало сердце. - Хорошо, - решилась она, - благодарю за приглашение, только у меня очень мало времени. Я работаю координатором избирательной кампании моего брата Дерека. Он баллотируется в Сенат от штата Массачусетс.
        - Да, я слышал. Но обещаю, что вы не пожалеете о потраченном времени. Наш кандидат стажировался в Париже а потом три года работал помощником шеф-повара в ресторане
«Ла Тур д'Аржан». Думаю, он не ударит в грязь лицом.
        Ричард открыл перед ней дверь скоростного лифта. Вместе с ними в кабину вошли еще несколько пассажиров, и Александра оказалась прижатой к Ричарду. До нее донесся запах дорогого лосьона и хорошего европейского мыла. В тот же миг Александра остро ощутила собственное тело. У нее напряглись соски, и она испугалась, что это будет заметно со стороны.
        Потом они перешли в другой лифт, который понес их выше, туда, где располагались административные помещения и частные апартаменты. Хотя здесь они были вдвоем, Ричард стоял так же близко от нее. Александра задрожала и чуть отступила назад.
        - Этого повара зовут Жан-Ив Лориа, - начал Ричард. - Он типичный француз и, как мне сообщили, слегка чудаковат. Но считается, что каждому великому кулинару позволительно иметь свои причуды. Как ни странно, он отнюдь не толстяк. Говорит, что каждую неделю пробегает по Булонскому лесу в общей сложности двадцать пять миль.
        Они вышли из лифта в просторный вестибюль. Из окон открывалась панорама города и бостонской гавани.
        - Мистер Кокс, вас к телефону: Роберт Джамбелли, - сказал коридорный.
        Прижав к уху трубку красного аппарата, Кокс энергично жестикулировал, словно собеседник мог его видеть. Возвращаясь к Александре, он объяснил:
        - Из моего отеля в Нью-Йорке уволили кухонного рабочего, который постоянно опаздывал на смену. Теперь профсоюз заявляет нам протест. Ох уж эти профсоюзы... Полторы сотни отелей - и полторы сотни поводов для головной боли каждый божий день. Не все служащие понимают, что процветание отеля - это и их собственное процветание.
        Они вошли в небольшой директорский ресторан. На столе, покрытом синей скатертью, поблескивало серебро, играл хрусталь, мягко отсвечивал тонкий фарфор с фирменным знаком отеля «Фитцджеральд». В центре, на серебряном подносе, красовался изысканный букет ирисов.
        Официант сопроводил их к столу, и Ричард распорядился, чтобы принесли вино.
        - Довольно о профсоюзах, - сказал он Александре. - Давайте поговорим о вас.
        - Обо мне?
        - Меня заинтересовала ваша музыка. Какое место она занимает в вашей жизни? Как вы начинали?
        Александра обрадовалась, что Ричарду это небезразлично. Она сама не заметила, как разговорилась и рассказала ему о своих сокровенных переживаниях, которыми не делилась даже с Джеттой.
        Сервировка стола была безупречной. К каждому блюду полагался экзотический гарнир, необыкновенно приятный как на вид, так и на вкус. Им подали легкий суп из спаржи и салат из эндивия с толчеными грецкими орехами. Затем последовало рагу из омаров с зеленью, артишоками, морковью и шампиньонами, приправленное чесноком, эстрагоном и кайенским перцем. Умопомрачительный десерт представлял собой фантастическое сооружение: завитки воздушного заварного теста в шоколаде, начиненные нежным малиновым суфле. Все это было причудливо уложено в форме буквы «Ф», символизирующей название отеля, и украшено отборной спелой малиной.
        Во время обеда дважды звонил телефон, но Ричард просил официанта передать, что он занят и перезвонит позже.
        - Ох, - вздохнула Александра. Больше она не смогла бы проглотить ни кусочка. - У моего отца прекрасная кухарка, но до таких высот ей далеко. Восхитительный обед, Ричард. Ваш француз - непревзойденный кулинар. Надеюсь, он получит место шеф-повара.
        - Да, я уже решил. - Их глаза встретились. - Я всегда точно знаю, чего хочу.
        От этих слов у Александры заколотилось сердце, а в голову полезли непрошенные мысли. Ричард, казалось, читал их на расстоянии.
        - Знаете, месяц назад я развелся. - У Александры закружилась голова. - Не боюсь признать, что в жизни я совершал ошибки и, наверно, ошибусь еще не раз. Но сегодня я все просчитал и не ошибся.
        - Не понимаю.
        Он широко улыбнулся.
        - Мне было известно, что сегодня вы придете в отель.
        - Что? - Александра не смогла удержаться от смеха. - Выходит, вы меня подстерегали?
        - Да, грешен. - Его глаза сделались внимательными.
        Александра встречалась с блестящими молодыми людьми: выпускниками Гарварда и Принстона, сотрудниками ведущих юридических фирм Бостона. Они были ей интересны, но не трогали ее сердца. Этот мужчина ничем не походил на них. Если сравнивать, те выглядели как неоперившиеся птенцы, а он - как настоящий кондор.
        Александра еще раз вздохнула и посмотрела на часы:
        - О, как я задержалась. На три часа у меня назначена встреча, а до этого надо сделать массу телефонных звонков.
        Ричард не слушал ее.
        - Александра, я хочу встретиться с вами снова.
        - Я... я не могу...
        - Почему?
        - Ну, потому что... Мне, правда, надо идти, - заикалась Александра, отодвигая стул.
        Кокс встал одновременно с ней. Он был всего на несколько дюймов выше Александры, и их глаза оказались почти на одном уровне. Она повернулась и направилась к выходу, но в дверях столкнулась с шеф-поваром.
        Ричард поравнялся с ней.
        - Мне кажется, вы меня боитесь. Это так?
        Шеф-повар тактично отступил в сторону.
        - Нет, я не боюсь.
        - Почему же тогда вы убегаете? Александра, завтра я лечу в Коннектикут, надо отвезти туда кое-какие документы. У меня заказан ужин в старинной таверне, недалеко от Уэст-порта. Там прекрасно готовят, и шеф-повар знает меня лично. Давайте отправимся туда вместе.
        - Не могу, - повторила она, качая головой.
        - Я заеду за вами в девять утра. Наденьте что-нибудь удобное, а с собой возьмите выходное платье, чтобы переодеться к ужину.
        Александра растерялась.
        - Полет доставит вам удовольствие, - убеждал Ричард. - Я буду рядом.
        От Александры не ускользнула двусмысленность этой фразы. Она набрала побольше воздуха, а потом выдохнула:
        - Ну, хорошо.

* * *
        - Ты теперь встречаешься с Ричардом Коксом? - Джей Уинтроп, в белых шортах и тенниске, собирался ехать в клуб. После того как врач сказал, что одиночные партии ему противопоказаны, Джей играл только в паре, но старался не пропускать ни одного дня.
        - Я с ним не встречаюсь. Просто мы договорились слетать в Коннектикут. У него там какое-то дело, и он пригласил меня с собой на один день.
        - Понятно.
        - Папа, ты же сам хотел, чтобы я вращалась в обществе.
        - Но почему непременно с человеком на четверть века старше тебя? Если бы ты вдруг решила выйти за него замуж, у него это был бы уже третий брак. Конечно, он весьма состоятелен, - задумчиво добавил Джей. - До меня дошли слухи, что его гостиничный бизнес расширяется с каждым днем. Я несколько раз встречался с ним на парусной регате. У него бойцовский характер, надо отдать ему должное.
        - Вовсе не на четверть века, а всего на двадцать три года, папа, - покраснела Александра. - И одна поездка ничего не значит.
        - Ну и слава Богу, - сказал Джей Уинтроп. - Знаешь, что про него говорят: Кокс пашет как вол, а жару дает как дьявол. У него гарем не хуже, чем у Ага-хана.
        - Ну и что? - Александра вовсе не собиралась защищать Ричарда; эти слова вырвались сами собой. - Он интересный мужчина.
        Джей помрачнел:
        - Если бы тебе было тридцать, а ему пятьдесят, я бы ничего не имел против. Но тебе только что исполнился двадцать один год; ты совсем юная. Получается какое-то совращение малолетних.
        - Папа, что ты говоришь?
        - Извини. Но создается именно такое впечатление. Будь благоразумна, Александра, - вот все, о чем я прошу. Тысячу раз подумай, прежде чем открыть душу Коксу. Он только что получил развод и не жаждет повторения. Скорее всего, ему просто нужно развеяться.

* * *
        Александра проснулась на рассвете. Небо за окном подернулось прозрачными облаками, розоватыми от первых лучей солнца. День обещал быть великолепным.
        Как всегда, она вышла на пробежку. Гряда деревьев окаймляла владения Уинтропов, раскинувшиеся на восьмидесяти акрах. Александра упивалась утренней прохладой. Она давно уже не чувствовала такого прилива бодрости.
        Потом она постояла под душем и спустилась в кухню, где приготовила себе свежий апельсиновый сок, круассан и чашку кофе. Однако завтрак так и остался почти нетронутым.
        Александра снова побежала к себе наверх и надела голубую блузку-топ, под которой соблазнительно вырисовывалась грудь, белые джинсы и синий блейзер под цвет своих глаз. Она закатала рукава и сразу стала похожа на девчонку-сорванца; потом взяла длинный пояс-цепочку и несколько раз обмотала вокруг талии, чтобы подчеркнуть стройность фигуры.
        Его глаза первым делом остановятся на открытой блузке, поняла Александра. Однако она и не подумала переодеваться. Ей хотелось поймать на себе его восхищенный взгляд.
        Отец прав: Ричард намного старше ее. Но он такой мужественный, размышляла Александра, присаживаясь к туалетному столику и открывая тушь для ресниц. Для мужчины сорок с небольшим - самый расцвет жизни и сил, когда уже накоплен богатый опыт, позволящий доставить женщине радость и...
        Александра тряхнула головой. В своих фантазиях она хватила через край. Ведь дальше этой единственной встречи дело не пойдет.

* * *
        Александре никогда прежде не доводилось летать на таком маленьком самолете. Он вибрировал и дрожал. Воздух был кристально чист, и в иллюминаторе виднелись деревья, реки и озера, зеленые пятна лесов.
        - Красота! - восхищалась она, стараясь перекричать гул моторов. - Какая красота!
        В темных очках он был похож на молодого дэнди.
        - Это вам... мой подарок. Если нравится - считайте, что все это ваше.
        Что он хотел сказать? Что может купить для нее все, даже то, что не продается? Александра смутилась и, чтобы хоть что-то сказать, воскликнула:
        - Прекрасный день!
        - Вы еще прекраснее. Я подумал, что нам стоит посмотреть с воздуха Провиденс, а потом приземлиться у Лонг-Айленда. У меня есть небольшой загородный домик на заливе, в окрестностях Уэстпорта, а в гараже ждет машина. Для гостей имеются любые купальные костюмы, на случай, если вы забыли свой.
        - На самом деле это вы забыли сказать мне, что мы едем купаться.
        - Вы правы.
        Она улыбнулась. Дом на заливе. Конечно, он все продумал заранее. Сначала романтическая прогулка по берегу. Потом ленч в уединенном ресторанчике. Купание в заливе; купальник-бикини, который он выберет сам. А после этого... его губы, их тела, слившиеся в неистовом танце любви...
        Александра чего только не передумала, пока они летели в Уэстпорт. Начать с того, что она не пара Ричарду Коксу. Он намного старше, опытнее и решительнее. Она понимала, что он всегда добивается, чего хочет. Но с другой стороны, он попадался в сети женщин, которые ловили богатого и влиятельного мужа, используя свою красоту как приманку. Получается, что он по молчаливому уговору брал то, что само шло в руки, и рассматривал собственные миллионы как неотъемлемую принадлежность своей личности?
        Когда самолет бежал по крошечному местному аэродрому, Александра приняла окончательное решение. Она не будет вести себя как его бесчисленные манекенщицы, актрисы и светские красавицы. Она ни за что не ляжет с ним в постель, как бы он ее ни соблазнял.
        - Приехали, - сказал Ричард, сдвигая очки на лоб. - У меня в аэропорту оставлена машина. Сейчас я скажу, чтобы нам ее подогнали, и мы отвезем документы, о которых я вам говорил. Это займет не более получаса. А потом отправимся на пляж.
        Блеск его глаз выдавал желание, деликатное, но настойчивое, как терпкий запах его одеколона. Его чувства передались Александре.

* * *
        Под сапфировым куполом неба на песок набегали резвые волны с белыми барашками пены. Море выбросило на берег старые поплавки от рыбачьей сети, облупившиеся и потемневшие от соленой воды.
        Александра и Ричард шли по пляжу босиком, засучив брюки выше колена. Блейзер Александры остался лежать на песке перед домом из стекла и красного дерева. Это был вовсе не маленький дачный домик, как можно было понять со слов Ричарда, а настоящий жилой дом, где свободно могли бы разместиться человек десять.
        Ричард, опередив Александру, поднял один поплавок, и она заметила, что у него крепкие стройные ноги.
        Александра отвела глаза. Ее неудержимо привлекали и его густые черные волосы с искорками седины на висках, и большие сильные руки. Джетта как-то сказала ей, что по величине рук мужчины можно судить о размерах его «джентльменского набора из трех предметов», как выражались у них в Калифорнии.
        И опять Ричард читал ее мысли.
        - Пожалуйста, не бойтесь меня. - Он остановился и положил руки ей на плечи.
        Александру била дрожь. Он сказал:
        - Почему вы меня боитесь? Вы все время стараетесь от меня отдалиться.
        Она посмотрела ему в глаза.
        - Я не такая, как те женщины, с которыми вы обычно встречаетесь.
        - Я это прекрасно понимаю. - Он хотел ее поцеловать. Александра безошибочно это почувствовала.
        - Пойдемте обедать, - торопливо предложила она. - Мне ужасно хочется есть, а вам?
        Глаза Ричарда пронзили ее насквозь. Ей показалось, что он все равно ее поцелует, хочет она того или нет. Но он отпустил ее, всем свои видом говоря, что это только начало,
        - Давайте сходим в тот ресторанчик, где подают дары моря, - помните, я вам рассказывал? - сказал Ричард. - Он стоит прямо у воды, и мидии там превосходные.

* * *
        Ричард Кокс осыпал Александру подарками и цветами, устраивал для нее морские прогулки на своей яхте. Он обладал тонким вкусом и безошибочной интуицией. Ей нравились розы самого нежного оттенка, с изящными лепестками и пьянящим ароматом. Каждый день она получала от него роскошный букет; в ее спальне уже не хватало места, и скоро это благоухающее великолепие заполонило весь дом.
        Однажды утром, когда Александра как раз подходила к двери, чтобы ехать в штаб-квартиру Дерека, посыльный доставил на ее имя огромную коробку, перевязанную шелковой лентой. В пышные банты были вплетены бутоны нежных роз.
        - Очередной знак внимания от твоего поклонника? - осведомился Джей Уинтроп, спускаясь к завтраку.
        - По-видимому, да, - покраснела Александра.
        - Если я не ошибаюсь, в коробке проделаны отверстия для воздуха, - заметил Джей. - Советую открыть ее не откладывая.
        Александра так и сделала. В посылке оказалась пара крупных белоснежных кроликов с длинными розовыми ушами. Они сидели в просторной медной клетке, оснащенной всем необходимым, включая кормушку с зелеными гранулами и поилку с водой. У каждого на шее был розовый бант.
        Александра пришла в восторг.
        - О! Не могу поверить! - Она опустилась на колени, открыла дверцу и взяла на руки пушистого зверька. На мгновение ей показалось, что к ней вернулось детство. - Я всю жизнь мечтала, чтобы мне купили кролика! Это же ангорские! Как он догадался?
        - Этот человек явно стремится завоевать твое сердце, - заключил Джей, поднимая бровь. - Ручаюсь, у него серьезные намерения. Что ты собираешься по этому поводу делать, девочка моя?
        - А что я должна делать? - спросила Александра, хотя прекрасно знала, что хочет услышать от нее отец. - Я просто собираюсь провести лето в свое удовольствие, вот и все.
        - В таком случае, - сказал Джей, скрываясь в столовой, - тебе остается решить, хочешь ли ты, чтобы именно он доставил тебе это удовольствие.
        Хотелось ли ей этого? Ричард Фитцджеральд Кокс. Журнал «Форчун» недавно поместил на обложке его фотографию; в статье говорилось, что он входит в десятку богатейших людей Америки.
        Она ни разу не была с ним близка, но их поцелуи жгли обоих как огнем. В такие минуты Александра из последних сил удерживала оборону.
        По мере того как она узнавала его с разных сторон, ей становилось ясно, что между ними стоит его бизнес. Когда они оставались наедине, он постоянно вел телефонные переговоры. Александра догадывалась, что даже для самых коротких встреч он с трудом выкраивает время. К ее разочарованию, Ричард был крайне сдержан в выражении своих чувств. Она понимала, что он жаждет физической близости, но был ли он готов к близости душевной?
        Она мечтала о человеке, с которым можно поделиться всем: мыслями, устремлениями, чувствами. Она мечтала, чтобы будущий муж стал ей самым близким другом.

* * *
        Опросы общественного мнения показали, что Дерек опережает своего соперника на восемнадцать процентов.
        Александра приезжала на работу к семи утра, а освобождалась не раньше полуночи. Такое адское напряжение не могло пройти бесследно. Ей было никак не избавиться от привязавшейся простуды; впрочем, может быть, просто потому, что она уже много дней катастрофически не высыпалась. Ночами ее преследовали мысли о Ричарде Коксе, а днем захватывали политические проблемы. Наверно, такое бремя оказалось ей не по плечу.
        - Как самочувствие, сестренка? Что-то ты бледная, - заметил однажды утром Дерек, обходя свою штаб-квартиру. Он, как всегда, был полон сил и энергии, его лицо покрывал ровный загар. Дерек соответствовал имиджу образцового политика.
        - Будь спокоен, я в полном порядке, только слегка простудилась. Завтра все пройдет, - заверила его Александра охрипшим голосом.
        - Догадываюсь, в чем дело: до рассвета флиртуешь со своим новым обожателем, - посмеялся Дерек. - Запомни, Сисси: если ты работаешь на меня, не гонись за двумя зайцами.
        В другое время Александра нашлась бы, что ответить, но сейчас она промолчала.
        - Вот что я тебе скажу, - оживленно продолжал Дерек. - В штаб-квартире не место измочаленным и полусонным сотрудникам. Приказываю тебе взять отпуск на несколько дней. Уезжай из Бостона куда-нибудь на свежий воздух.
        - Разве можно сейчас уехать? Я нужна здесь.
        - Конечно, нужна, но не до такой же степени. Тебе надо подзаправиться, зарядить аккумулятор, сменить свечи, иначе ты сломаешься в самый неподходящий момент.
        Несмотря на усталость, Александра повеселела.
        - А куда ты рекомендуешь поехать?
        Дерек улыбнулся и широким шагом направился к карте Соединенных Штатов, прикнопленной к стене.
        - Место выбрать несложно. Что тебя больше всего привлекает? Горы? Реки? Леса? Каньоны? Пустыни?
        Александра рассмеялась. Энергия Дерека поистине била ключом.
        - Право, не знаю.
        - Тогда слушай меня. - Дерек взял желтый мелок, закрыл глаза и покружился на месте, словно собираясь играть в жмурки, а потом подался вперед и ткнул мелом куда попало. - Монтана! Отличный штат: дикий Запад, дикая природа. - Он наклонился, чтобы повнимательнее рассмотреть свою метку. - Одни названия чего стоят: Биллингс, Бозмен, Хелена. И конечно, Скалистые горы, Сисси. Пол штата занимают горы. Смотри-ка, вот национальный парк «Глэсиер». Представляешь, какой там целительный воздух!
        - Дерек, уймись! - смеялась Александра. - Неужели я должна ехать в национальный парк «Глэсиер» только потому, что ты ткнул туда пальцем?
        - А почему бы и нет? Тебе требуется отдохнуть от политики. В национальном парке политикой и не пахнет. Подговори своего именитого приятеля, Ричарда Кокса, чтобы он съездил с тобой в Монтану. Пусть покажет себя на природе - вот тут-то и станет ясно, мужчина он или нет.
        - Я и так знаю, что он мужчина.
        - Неужели? - шутливо изумился Дерек.
        - Да ну тебя! - воскликнула Александра. - Мы вовсе не... Я хочу сказать... А, ладно.
        Дерека позвали к телефону. Александра задумалась. Ей в самом деле требовался отдых. Возможно, что она получит возможность увидеть Ричарда таким, каков он есть.
        Она протянула руку и подвинула к себе телефон.

* * *
        Через три дня, когда Ричард уточнил свой график, а Александра подлечила кашель, они полетели на личном самолете Кокса в город Калиспелл, штат Монтана.
        К счастью, у обоих были разношенные туристские ботинки, но Александре понадобилось кое-что для прогулок в горах, и Ричард помог ей выбрать все необходимое в магазине походного снаряжения.
        - Откуда вы так хорошо разбираетесь в туристских принадлежностях? - полюбопытствовала Александра, выходя из магазина. - Мне казалось...
        - Вам казалось, что я городской увалень? Представьте, я с десяти лет хожу в горы. Меня приохотил к альпинизму отец. Где я только не бывал. До сих пор горные вершины для меня лучшее лекарство от усталости и неудач.
        Александра не ожидала такого признания.
        Они заранее заказали два номера в гостинице «Мэни Глэсиер», примостившейся на самом берегу озера, у подножия величественных гор. Из окон виднелись заснеженные вершины, отражавшиеся в зеркале озерных вод.
        Выйдя из машины, взятой напрокат в Калиспелле, Александра не смогла скрыть своего восхищения. Она впервые воочию увидела зубчатые горные хребты, прорезанные ущельями, каменистые кручи под пологом хвойных лесов и снежные шапки на вершинах в разгар лета.
        Это был суровый, неприступный, поражающий своей первозданностью мир. У Александры от волнения забилось сердце: в этом мире они будут только вдвоем.
        - Дух захватывает, правда? - Ричард смотрел на нее с улыбкой; Александра никогда прежде не знала его таким молодым и беззаботным.
        - Еще как! Можно подумать, что мы перенеслись на миллионы лет назад, к самому сотворению мира. Я сразу влюбилась в эти горы.
        - А я влюбился в тебя, - сказал Ричард.
        - Что? - Александра не верила своим ушам. Она повернулась к нему лицом, все еще держа в руке пластиковый пакет с походной одеждой.
        - Ты умеешь радоваться жизни, Александра. От тебя исходит душевное тепло. Я никогда не встречал таких людей, как ты. - Ричард взял лицо Александры в свои ладони и привлек ее к себе.
        Сначала их поцелуй был легким и осторожным. Но вот Ричард крепко прижал Александру к груди, и ей показалось, что она растворяется в его объятиях. Пакет выпал у нее рук. Ричард нетерпеливо искал языком ее рот.
        Александра задыхалась.
        В гостиницу возвращалась шумная стайка туристов. До Александры донеслись насмешки и хихиканье.
        - Не обращай внимания, - сказал Ричард, с неохотой отпуская ее от себя. Он раскраснелся не меньше, чем Александра. - Сейчас я отмечусь в гостинице и отнесу наверх наши покупки.

* * *
        Они остановились у нависающего над пропастью гранитного выступа и сняли рюкзаки. Их окружали вековые ели, сосны и густые кусты можжевельника. В маленьком круглом озерце утонуло небо. Где-то поблизости щебетала птица. В горном воздухе веяло прохладой.
        - Взгляни, - тихо сказал Ричард. - Вон там, справа, за соснами.
        Александра увидела четырех оленей, грациозных и пугливых, которые неслышно появились из-за деревьев, опасливо озираясь вокруг.
        Александра и Ричард несколько минут наблюдали за лесными жителями, но те встрепенулись и пустились наутек, подняв маленькие хвостики, словно белые флажки.
        - Какая красота, - произнес Ричард. - В такие минуты можно подумать, что Бог все-таки есть.
        - Причем совсем близко, - подхватила Александра. - А мы - как первые люди на земле.
        - Как Адам и Ева?
        - Только современные, - смеясь, уточнила Александра. - Ева в штормовке и Адам в темных очках.
        Он тоже рассмеялся, но тут же посерьезнел.
        - Знаешь, что я тебе скажу, Александра? Ни с одной женщиной мне не было так легко, как с тобой. Мне спокойно, ничто меня не тяготит, я отдыхаю душой. - Ричард вздохнул, откинулся спиной на отвесную скалу и подставил лицо солнцу. - Только сейчас я почувствовал, как мне нужен был отдых.
        - Твоя жизнь, как мне кажется, состоит из сплошных стрессов. Ты постоянно ставишь перед собой новые цели.
        - И нередко терплю крах. Моя женитьба на Дэррил кончилась полным крахом. Наверно, я просто хотел доказать всему свету, что Ричард Кокс может завоевать любую женщину, какую пожелает.
        - Мы все делаем ошибки, - мягко сказала Александра. Ее глубоко тронуло его признание.
        - Но первую жену я действительно любил. Это была светлая личность. Гленда могла бы стать прекрасной матерью, но у нас не было детей, потому что она перенесла тяжелую операцию. Она умоляла меня усыновить какого-нибудь малыша, но я не согласился.
        - Это жестоко, Ричард.
        - Понимаю. Ее это больно ранило, - с горечью выговорил Ричард. - И я знал, но почему-то не мог уступить. Я хотел, чтобы у нас был родной ребенок, мой наследник.
        - Приемные дети тоже становятся родными.
        - Когда до меня это дошло, - глухо сказал Ричард, - ее уже не было в живых. Черт возьми, я просто схожу сума, так мне хочется иметь детей, Александра. Я прожил сорок четыре года. Кто знает, сколько еще мне отпущено судьбой?
        Тишину нарушало только журчание невидимого ручья.
        - Ну, пошли дальше, - сказал наконец Ричард дрогнувшим голосом.
        Они надели рюкзаки и продолжили свой путь. Каждый чувствовал, что другой стал ему ближе.
        Но Александру мучила совесть. Перед ее мысленным взором возникла картина: на дороге, распластавшись, лежит Саймон Хит-Коут, шея свернута, остекленевшие глаза смотрят в никуда. Незадолго перед его гибелью была изнасилована Джетта. Что подумал бы Ричард? Он говорил с ней о самом сокровенном, но Александра не могла ответить ему тем же. Ее связывала клятва.
        - Что ты притихла? - спросил Ричард, подавая ей руку и помогая забраться на каменистый уступ.
        - Разве?
        - Конечно, дорогая Лекси.
        - Лекси? - Это забавное прозвище развеяло ее мрачные мысли.
        - Да, Лекси. Тебе как нельзя лучше подходит такое имечко. Оно яркое, короче, чем
«Александра», и к тому же рифмуется с «секси».
        Он остановился. Впереди заслышался стук падающих камней, а потом какое-то фырканье.
        - Медведи, - определил Ричард и достал егерский колокольчик, какие выдавались всем посетителям национального парка.
        Александра охнула и попятилась. Она увидела в кустах трех бурых зверей и услышала недовольный рык.
        - Ричард... - встревоженно прошептала она.
        Он еще раз позвонил в колокольчик, и горное эхо многократно повторило трель.
        - Пойдем, Лекси, надо просто отойти отсюда. Они не станут с нами связываться, а мы с ними - тем более.
        Вечером они заказали простой ужин в гостинице, а потом неторопливо бродили у озера. Ричард сделал поразительный снимок: отражение гор в лиловой воде и легкая зыбь от всплеска крупной рыбины. Он также много раз фотографировал Александру.
        Похолодало. Александра подумала, что через несколько недель здесь уже будет зима.
        Они шли по берегу, весело болтали и подшучивали друг над другом.
        - Лекси, после ужина полезно сделать глоток коньяка. Составишь мне компанию? - с улыбкой предложил Ричард, взяв ее за руку.
        На столе в номере Ричарда стояла бутылка «курвуазье», а рядом с ней два тяжелых хрустальных стакана. Однако Ричард даже не взглянул в ту сторону. Он закрыл дверь и притянул к себе Александру.
        Они долго стояли, не говоря ни слова.
        - Александра, - прошептал Ричард, - ты не представляешь, как я ждал этой минуты. Я мечтал сделать вот так.- Он взялся за край ее теплого шерстяного свитера, и она послушно подняла руки. По каждой ее жилке пробежал огонь.
        Боже, пронеслось у нее в голове, неужели это происходит со мной? Она даже не вспомнила, что собиралась избегать близости с Ричардом. Она вообще ничего не помнила. Он снял с нее свитер, затем шелковистый джемпер с высоким воротом и наконец полукруглые кружевные чашечки телесного цвета.
        - Ты прекрасна,- шептал он, целуя ее грудь. - Я так и знал. Само совершенство. Каждая твоя частичка. О, Александра.
        Его губы были так нежны, что Александра тихо застонала.

* * *
        Ричард был настойчивым и пылким любовником. Он бережно раскрывал тело Александры, как потаенное сокровище.
        - У тебя атласная кожа, - шептал он. - Такая мягкая, такая гладкая.
        Жаркие поцелуи Ричарда проложили огненную дорожку от ее напрягшихся сосков к ребрам, а потом к животу. Его язык и руки без устали ласкали ее тело, не пропуская ни одного сокровенного уголка. Эти ласки сначала были трепетными и осторожными, но постепенно становились все более страстными и неудержимыми.
        Их тела переплелись, губы прильнули к губам. Александра вдохнула его будоражащий мускусный запах. Ричард брился утром, и теперь его щеки стали чуть шершавыми.
        Александре в живот упиралась его напряженная плоть. Она опустила руку, и ее пальцы ощутили его живую пульсирующую мужскую силу. Александра и Ричард поменялись местами, и она наклонилась, чтобы поцеловать его так, как целовал ее он, зарывшись лицом в шелковистые завитки волос. Его бедра поднимались ей навстречу.
        - О... Господи... - задыхался Ричард. Александра целиком впустила его в рот. Ее язык бился и пульсировал, и вскоре все его тело охватила неистовая дрожь.
        - Подожди, - изменившимся до неузнаваемости голосом взмолился он. - Нет... не торопись... Я хочу, чтобы это длилось долго.
        Он потянул ее вниз и повернул спиной. Теперь она сидела над ним на корточках, почти касаясь округлыми ягодицами его лица. В первый момент ее обожгла стыдливость, но острое наслаждение взяло верх.
        Ритмичные движения его языка ввергли Александру в сладостный экстаз. Ричард непостижимым образом угадывал ее малейшие желания. Он становился то неумолимым, то чарующе нежным. Александра вздрагивала и постанывала.
        Столь же безошибочно он угадал, когда она оказалась на самом краю бездны. В этот миг он остановился.
        - Быстро, - прошептал он, снова поворачивая ее к себе лицом. - Теперь быстро.
        Он опустился на нее всем телом и вошел в ее влажное лоно, но пока не спешил подчинять ее себе до конца.
        - Ну, пожалуйста... да... прошу тебя... - повторяла Александра, не в силах сдерживаться.
        - Не сразу... Еще чуть-чуть.
        Александра не знала, что такое бывает... Когда сладостные муки стали невыносимыми для обоих, толчки Ричарда сделались мощными и частыми; они всколыхнули всю глубину ее естества.
        Ричард и Александра двигались точно в такт, а потом у обоих из груди вырвался стон, похожий на рыдание. Они до крови впились пальцами друг другу в плечи.
        Их тела и души достигли высшей гармонии. Ради таких мгновений стоило жить. В такие минуты в мире не существовало ни обид, ни боли - только постижение счастья.

        X
        АЛЕКСАНДРА, 1989

        Голос Оливии Ньютон-Джон, исполняющей песню «Женщина любит», заряжал атмосферу ритмической энергией. Кристина Бейн, инструктор по аэробике, выбрала эту пленку для завершающих дыхательных упражнений после часа непрерывного движения, растяжек, прыжков, танцевальных па.
        - Уф, - отдувалась Долли Ратледж, привалившись к стенке гимнастического зала Коксов и утирая пот с лица и груди. - Думала, я концы отдам.
        - Я сама каждый раз на последнем издыхании, - откликнулась Александра, стягивая со лба яркую повязку и кивком прощаясь с Кристиной. - Но это быстро проходит.
        - Так можно калекой остаться, - ворчала Долли, разглядывая свое отражение в зеркале, занимающем всю противоположную стену. - Мне, в отличие от тебя, не двадцать восемь лет. - Долли прекрасно сохранилась и постоянно поддерживала себя в форме, но ей уже стукнуло сорок восемь.
        - Ничего страшного, - сказала Александра. - Походи немного - и остынешь.
        - Ох, Боже мой, ты только посмотри на меня. Вся красная, потная. Да еще на боках жирок появляется, будь он неладен.
        Александра засмеялась и переключила стерео на Лайонела Ричи.
        - Не жалуйся, ты выглядишь великолепно. Я, пожалуй, полежу немного в ванне. Пока мы были в Англии, я почти не двигалась; у меня мышцы затекли.
        К гимнастическому залу примыкала просторная раздевалка с ванной-бассейном, душевым отсеком и сауной. Здесь же стоял холодильник со свежими фруктами, соками и банками диетической кока-колы - любимого напитка Александры.
        Долли и Александра стянули с себя гимнастические купальники и трико, постояли под душем, а потом нырнули в теплую, журчащую воду массажной ванны.
        - О, какое блаженство, - вздохнула Александра.
        Они расслабленно нежились под острыми струйками и молчали. Александра устроилась у бортика и, запрокинув голову, вспоминала поездку к Диане. Потом Долли сообщила ей новые подробности подготовки к торжественному банкету. Шеф-поваром был назначен Жорж Таксье из парижского отеля «Фитцджеральд». Он уже составил примерное меню. Его коллеги, а также специалисты из Гонконга, Чикаго и Лондона отвечали за холодные закуски, десерты и вина.
        Необходимо было во что бы то ни стало добиться ошеломляющего эффекта, чтобы произвести впечатление на приглашенных.
        Долли заказала плетеные корзины ручной работы, которые предполагалось наполнить деликатесами и редкими винами и поставить в каждом номере в знак гостеприимства сети отелей «Фитцджеральд». Ральфу Лорану были заказаны атласные купальные халаты, серые для мужчин и розовые - для дам, с вышитыми шелком инициалами каждого гостя.
        Шесть автопарков подписали контракты на доставку гостей из аэропортов и дальнейшее транспортное обслуживание в течение трех дней. Осталось организовать вертолетные и пароходные экскурсии, поездку в ювелирные магазины «Тиффани» и «Картье» и посещение парусной регаты которая удачно совпадала по времени с торжественным банкетом. Была также достигнута договоренность с несколькими видными художниками-декораторами. Однако Александре хотелось большего.
        - Нужен единый стержень, - говорила она, задумчиво нахмурив брови. - Долли, надо придумать какой-то эффектный ход, о котором будут долго вспоминать.
        Долли улыбнулась.
        - Но к нам приезжает будущий король Англии с супругой. Разве одного этого недостаточно?
        - Разумеется, - согласилась Александра. - И все же... Я хочу устроить нечто уникальное.
        - Типа Версальского сада?
        - Пожалуй, только без лишней вычурности.
        - Думаю, райский сад тебя тоже не устроит, - с подтекстом сказала Долли, но Александра не поддержала эту тему.
        - Магия. Блеск. Может быть, даже звездная пыль.
        - Лунная пыль? - осторожно переспросила Долли.
        - Сад Лунной принцессы, - в раздумье сказала Александра.
        Долли удивленно посмотрела на нее:
        - Сад... кого?
        - Долли, доверься моей интуиции, это будет что-то фантастическое. Главная тема - Лунная принцесса. Поскольку мы принимаем Диану, лучшего не придумаешь. Она это оценит. Цветовая гамма будет включать все оттенки серебристого и голубого. Долли, художники-декораторы - это само собой, но нам понадобится балетная труппа Туайлы Тарп.
        - Зачем? - не поняла Долли.
        Александра пришла в такое волнение, что не могла больше усидеть в ванне. Она выскочила, подбежала к скамейке, на которой лежала стопка подогретых купальных полотенец, и принялась с усердием растираться, так что у нее начало покалывать кожу.
        - Долли, вообрази. Всюду цветы: кремовые, молочные и чисто-белые. Мерцающая итальянская подсветка, возможно с серебряной сеткой, и австрийский хрусталь, сверкающий, как роса. Фонтаны, переливающиеся разными цветами, от голубого до нежно-лилового и серебристого, создающие сказочную атмосферу нереальности. Широкие драпировки из белого муарового шелка. Тут огромный простор для фантазии.
        - О, Господи Боже мой.
        - А главными акцентами станут два небольших помоста.
        - Два помоста?
        - Ну конечно. Я это сразу придумала, когда ты упомянула художников-декораторов. Помосты в форме изящных серебристых полумесяцев будут установлены на уровне бельэтажа, чтобы люди поднимали головы. - Александра воодушевилась. - На каждом из этих полумесяцев разместятся живые картины: две-три фигуры, сменяющие друг друга и изображающие Лунную принцессу со свитой.
        Долли так и застыла, поднявшись из ванны.
        - Танцующие фигуры? Александра, да ты...
        - Я все решила. Это будут изумительные композиции. Живой фон. Если мы получим в свое распоряжение целую труппу, танцовщики смогут выступать без перерыва всю ночь. Это всех сразит! А главное - Диана обожает балет. Она в юности мечтала стать балериной и до сих пор неравнодушна ко всему, что связано с танцами.
        - Замысел блестящий, - сказала Долли. - У меня даже мурашки по коже побежали. Но, Александра, подумай, во что это обойдется. Одни декорации будут стоить целое состояние. А балетная труппа в полном составе? Это же не один миллион долларов!
        - Ричард, как мне показалось, не станет мелочиться, а я - тем более, - заявила Александра.
        - Как скажешь, - улыбнулась Долли.
        Через час Александра уже сидела у себя в кабинете и заканчивала телефонные переговоры со знаменитой постановщицей, в то время как Долли по другому аппарату пыталась связаться с голливудским сценографом Джеймсом Комбсом.
        - Да-да, по поручению миссис Ричард Кокс. Да, сеть отелей «Фитцджеральд». Совершенно верно. Будьте любезны, попросите его сразу же нам позвонить. - Долли повесила трубку и огорченно покачала головой. - Он сегодня улетает на Майорку. Будем надеяться, ненадолго. Ох, Александра, у нас на все про все два месяца.
        Александра пришла в радостное возбуждение, заручившись согласием Туайлы Тарп, и не желала слышать ни о каких трудностях.
        - Эта задача нам по плечу. Мы справимся. Но ты, Долли, должна проникнуться этой идеей и засучить рукава.
        - Я все понимаю...
        - Долли, мне необходима твоя поддержка. Но если ты не уверена в своих силах, лучше откажись, пока не поздно. Обещаю, что я никогда не упрекну тебя.
        Долли вспыхнула.
        - Александра, у тебя грандиозные планы. Я не откажусь - хотя бы из профессиональных соображений. Этот банкет упрочит мою известность. Так что можешь на меня рассчитывать.
        Александра улыбнулась.
        - Что-то я слишком разволновалась. Этот банкет упрочит и мою известность! Нам с тобой по пути.
        Ближе к вечеру Александра ускользнула из дому и попросила шофера отвезти ее в чикагский отель «Фитцджеральд», где она должна была встретиться с Ричардом в баре. После возвращения из Англии они почти не виделись, но Александра чувствовала, что происходит что-то неладное. С лица Ричарда не сходила печать озабоченности.
        Александра в задумчивости смотрела на знакомые улицы сквозь дымчатое стекло лимузина.
        Деньги. Может быть, у Ричарда финансовые затруднения? Эта мысль была так неожиданна, что Александра даже вздрогнула. Нет, этого просто не может быть. Его капитал столь значителен, что даже проценты от процентов составили бы целое состояние.
        Расторопный швейцар открыл для Александры дверцу автомобиля. Она вошла в огромный вестибюль и, как всегда, с удовлетворением огляделась вокруг. Ей нравилось здесь все, от четырех хрустальных люстр до розового облицовочного мрамора, который заказывала она сама. Дизайнер во всем прислушивался к ее мнению, поэтому интерьер отражал ее собственную индивидуальность. В этом пространстве ей всегда легко дышалось.
        Ричард ждал ее в баре за боковым столиком. Она заметила его первой и была поражена выражением тревоги, которое он не успел спрятать.
        - Рич, - окликнула Александра, приближаясь к нему.
        - А, здравствуйте, прекрасная незнакомка, - сказал он, вставая и пропуская ее к стене. Он улыбнулся, и глубокие морщины на лбу разгладились. Как обычно, он выглядел безукоризненно. Одежда ничуть не стесняла его движений. Сегодня он надел темно-серый костюм в карандашную полоску, светло-серую рубашку и полосатый галстук цвета маренго с серым. Ричард не делал культа из одежды. Он несколько раз в год бывал в Лондоне и в каждый приезд приобретал четыре-пять элегантных костюмов в дорогом магазине мужской одежды на Сэвил-Роу.
        Александра, улыбаясь, села рядом с ним.
        - Ты и впрямь скоро забудешь, как я выгляжу. Дело дошло до того, что мы назначаем встречу в баре - это у нас единственная возможность повидаться. Как идут переговоры?
        - Своим чередом. - Он пожал плечами. - Давай не будем обсуждать эти скучные материи, чтобы не омрачать нашу встречу. Что тебе заказать?
        - Что-нибудь прохладное и праздничное. Может быть, земляничный коктейль?
        Ричард усмехнулся.
        - Это действительно праздничный напиток.
        Он подозвал официантку, чтобы заказать коктейль и салат из сырых овощей с икрой.
        - Вы замужем? У вас есть дети? - начал он, озорно улыбаясь. - А как их зовут? Мальчика, наверно, Тр...
        - Ну тебя, - смеясь, отмахнулась Александра.
        Официантка принесла коктейль, затем салат. Ричард и Александра болтали, как добрые знакомые, о том, с каким вкусом отделан отель, и о тех усовершенствованиях, которые ожидали яхту «Лекси леди». Потом Александра сказала:
        - Ричард, я придумала сквозную тему для нашего банкета. Это что-то необыкновенное. Прямо не могу прийти в себя.
        - Танцовщики? - с сомнением переспросил Ричард, когда она изложила ему свой замысел. - Целая балетная труппа?
        - Непременно! Между прочим, я поручила Долли созвониться с журналом «Стиль жизни богатых и знаменитых». Робин Лич выразил желание написать большой материал о нашем приеме. Дорогой мой, такая реклама принесет нам миллионы долларов. Затраты окупятся целиком и полностью, мы еще окажемся в выигрыше.
        Ричард улыбнулся и поднял бокал.
        - За лучшую хозяйку вечера в целом мире! Александра, таких, как ты, больше нет.

        XI
        АЛЕКСАНДРА, 1982

        Джанкарло Феррари искал, где бы приткнуть свой разбитый «плимут-дастер». Конец августа выдался таким жарким, что Джорджтаун, казалось, вот-вот расплавится.
        Merdo. Он изрядно вымотался и весь взмок, но не напрасно: удалось раздобыть весьма качественный «снежок». Теперь надо было поскорее завалиться домой, в квартиру Ингрид, и слегка расслабиться.
        После той аварии в Дейтоне его жизнь превратилась в сущий ад. Он переломал все кости, два месяца провалялся в гипсе, потом год лечился, но от болей так и не избавился.
        К концу года Джанкарло смог самостоятельно передвигаться, но каждый шаг давался ему с трудом. В шее сидел стальной штифт. Врачи бубнили что-то насчет нарушенных рефлексов.
        - Один неверный шаг - и тебе конец, - предупредил хирург. - Это не шутки. Смотри не поскользнись и не подверни ногу.
        Теперь он влачил жалкое существование: подвизался в оптовой торговле, предлагая автомобильные наклейки и фильтры в магазины запчастей. Но на самом деле сидел на шее у Ингрид. Она не так давно перекрасилась в блондинку и сделала панковскую прическу ежиком. Только по пышному бюсту ее и можно было узнать. Джанкарло оформил с ней законный брак, чтобы получить американское гражданство.
        Ингрид устроилась певичкой в ночной клуб «Чикс». Там она получала девятьсот долларов в неделю, да еще подрабатывала на стороне. Далеко не все завсегдатаи ночного клуба ограничивались музыкальной программой - многим хотелось продолжить знакомство с полногрудой красоткой. Их щедрость позволяла Джанкарло и Ингрид прикупать кокаин, гашиш и таблетки.
        Джанкарло, чертыхаясь, делал уже третий круг. Тут он заметил, что от стоянки отъезжает старенькая «тойота». Его «плимут» торжествующе завизжал тормозами, подался назад и ловко ввернулся на освободившееся место.
        Поднимаясь по узкой, крутой лестнице, Джанкарло тяжело отдувался. Регулярные дозы кокаина не давали ему толстеть, однако дыхалка стала - ни к черту.
        - Где ты шляешься? - ворчливо встретила его Ингрид. Время близилось к трем часам дня, но она только что продрала глаза. Вид у нее был заспанный и помятый, волосы торчали неопрятными перьями. Она вышла к нему в одних трусах.
        - Где-где, за наркотой мотался. Потом ездил на завод. Меня просили посмотреть образцы новых наклеек на гоночные машины. - Прожив три года с Ингрид, Джанкарло стал вполне сносно объясняться по-английски.
        - Ну ладно.
        - Может, меня даже пригласят для рекламы... мою фотографию напечатают в журналах. Что ты на это скажешь, bella?
        Ингрид молча кивнула. Эту ерунду она слышала уже не в первый раз. Прожекты Джанкарло ни к чему не приводили.
        - Наркоту хотя бы достал? Сколько?
        - Четыре грамма, - сообщил он.
        Ингрид насупилась:
        - Не густо.
        - А что ты хочешь? Можно подумать, ты мне миллион дала. Теперь, кстати, придется искать нового торговца: нашего прихватили.
        Джанкарло вынул из кармана сложенный в несколько раз целлофановый пакет и подошел к ночному столику. В нижнем ящике хранились все необходимые принадлежности: небольшое зеркало, соломинки, бритвенное лезвие, серебряная ложечка для кокаина, резиновые жгуты, шприцы.
        У него привычно засосало под ложечкой.
        - Ну, давай, что ты тянешь? - теребила его Ингрид. - Пошевеливайся. У меня башка раскалывается. Дай нюхнуть.
        Джанкарло бережно насыпал на зеркало ложечку белого порошка и бритвенным лезвием разделил на две дозы.
        - Наконец-то. Давай сюда. - Ингрид вставила соломинку в правую ноздрю, а левую зажала пальцем, потом с блаженным видом запрокинула голову.
        - Ну вот, слава Богу. Мне с утра было совсем паршиво; сейчас полегчает.
        - Мне-то оставь.
        - Не дергайся. За «снежок» из моего кармана заплачено. Забыл, что ли?
        Джанкарло забрал у нее зеркало и проделал то же самое. Он пристрастился к кокаину и уже не мог без него обходиться. Если бы не Ингрид - и он это понимал - ему пришлось бы промышлять уличным грабежом.
        Сама судьба послала ему такую подругу жизни. Джанкарло подошел к кушетке и опустился на колени перед Ингрид.
        - Ляг, bella... - Он раздвинул ей колени и ткнулся лицом между ног, сжимая ее крепкие бедра. Ингрид лежала как труп, словно не замечая его привычных манипуляций, но в какой-то момент вдруг пронзительно вскрикнула и вздрогнула всем телом.
        Потом они врубили на полную мощность музыку и танцевали под «Ю-Би 40». Джанкарло летал, как на крыльях. Он испытывал невероятный прилив сил, как бывало в Дейтоне и Монако, когда он вихрем проносился по трассе, выжимая двести миль в час.
        Между тем ноздри у него болели, и эта боль портила весь кайф. У Ингрид где-то была мазь. Джанкарло пошел в ванную и присел у шкафчика под раковиной.
        Вытаскивая обувную коробку, набитую всевозможными лекарствами, он заметил на той же полке прозрачный пакет, засунутый в дальний угол. Его содержимое вызвало у Джанкарло смутное беспокойство. Он опустил коробку на пол и достал пакет. В нем лежали его гоночные перчатки и аккуратно сложенный белый гоночный комбинезон, еще хранивший следы дорожной пыли.
        Джанкарло закрыл глаза. У него в ушах нарастал шум многотысячной толпы. Дьявольщина. На кой ему бередить старые раны? Зачем только этой дуре понадобилось хранить его барахло?
        Настроение было вконец испорчено. Когда Джанкарло с остервенением запихивал комбинезон обратно в пакет, на пол упал смятый листок бумаги. Это была ксерокопия газетной статьи.
        Он все вспомнил. Три года назад он не зря копался целый день в библиотечной пыли. А еще раньше он слышал, как Александра Уинтроп, раскинувшись рядом с ним на кровати, кричала во сне: Мотоцикл!.. Саймон! Саймон Хит-Коут! Мы его убили!

* * *
        Предвыборная кампания Дерека шла полным ходом. Ему требовалось не просто победить соперника, но нанести ему сокрушительное поражение. Его планы простирались значительно дальше предстоящих выборов.
        В штаб-квартире Александра беседовала по телефону с представительницей Ассоциации одиноких родителей, которая просила организовать у них в местном отделении встречу с Дереком. Они согласовали место и время выступления, и Александра повесила трубку. Несмотря на усталость, она испытывала удовлетворение. Ее рабочий день длился уже девять часов, но она оставалась собранной и бодрой. После путешествия с Ричардом она неизменно пребывала в приподнятом расположении духа. На ее столе снова зазвонил телефон.
        - Это Александра Уинтроп?
        - Да. Чем могу быть полезна?
        - Похоже, ты меня забыла.
        - Извините, кто это говорит?
        - Неужели не узнаешь, bella?
        - Джанкарло?
        - Наконец-то! - Он говорил почти без акцента, и его голос звучал совсем не так, как прежде.
        Александра пришла в замешательство.
        - Я слышала... ты попал в ужасную аварию. Очень сочувствую тебе, Джанкарло.
        Она могла поклясться, что он пожал плечами.
        - Я рискнул - и проиграл. Не нужно меня жалеть, Александра. Я звоню не за этим. Дело касается твоего брата. Надо договориться о встрече.
        - К сожалению, Дерек сейчас очень занят, - озадаченно объяснила Александра. - У него выборы на носу. Время расписано по минутам.
        - Разве я сказал, что хочу его видеть? Мне нужно встретиться с тобой.
        Мысли Александры заметались. Неужели Джанкарло пытается возобновить их связь? Эта догадка повергла ее в ужас.
        - Извини, - сухо произнесла она, - но у меня завтра будет важное совещание, оно займет целый день. Сейчас совершенно неподходящее время для встреч.
        - Завтра в двенадцать тридцать приходи в бар ресторана «Энтониз», четвертый зал. Я тебе покажу кое-что интересное.
        - Джанкарло, говорю тебе, у меня нет времени.
        - В двенадцать тридцать, - настойчиво повторил он. - А если ты к этому времени не появишься, я поеду прямиком к твоему отцу.
        - Что? Какое...
        В трубке послышался щелчок.

* * *
        Внутренний голос подсказывал Александре, что ей следует выглядеть холодной и неприступной. Она перерыла все свои туалеты и выбрала желтый костюм с черной отделкой, строгую черную блузку и черные с желтым туфли.
        Гладко зачесав волосы назад, она уложила их в тугой узел. От этого более резко обозначились скулы, а лицо приобрело отрешенное выражение.
        Потом Александра уселась перед зеркалом и занялась макияжем. На это ушел целый час. Сперва она нанесла на кожу прозрачный тон, чтобы скрыть мельчайшие морщинки и поры; затем взяла помаду более темного оттенка, чем обычно, наложила легкие румяна и перламутровые бежевые тени, тщательно подкрасила ресницы. Ее туалет довершали бусы из желтых цитринов и такие же серьги в стиле Паломы Пикассо.
        Из зеркала на Александру смотрело чужое лицо. Она выглядела как картинка из модного журнала - то ли рисунок, то ли фотография. Ее вид совершенно не располагал к сближению. Она осталась довольна достигнутым эффектом. Теперь можно было надеяться, что Джанкарло после этой встречи не станет больше напоминать о себе.
        Войдя в бар, Александра в нерешительности остановилась: после яркого солнечного света глаза никак не могли привыкнуть к полумраку. К ней подошел официант:
        - Мисс, у вас назначена встреча с мистером Феррари?
        - Да.
        - Сюда, пожалуйста.
        Он провел ее через весь зал под любопытными взглядами завсегдатаев.
        - Александра! - Джанкарло занял самый последний столик, скрытый за перегородкой. Он привстал со стула и не сводил с нее изумленного взгляда. Недаром она три часа готовилась к этой встрече.
        - Ты прекрасна, - пробормотал он. - Bellissima.
        - Как поживаешь, Джанкарло? - Александра обрела уверенность. Она села к нему за столик и заказала бокал легкого вина. Джанкарло, ожидая ее, уже наполовину опустошил свой высокий стакан. На свободном стуле между ними лежал пластиковый пакет из фирменного магазина.
        - В той аварии я переломал себе все кости, - сообщил ей Джанкарло. - На мне живого места не осталось. О гонках теперь и думать нечего.
        Разглядывая своего бывшего возлюбленного, Александра не узнавала его. Он по-прежнему был красив, но выглядел каким-то потасканным. Бледная кожа сделалась дряблой, под глазами пролегли темные круги. Это было лицо пожилого человека, хотя Александра доподлинно знала, что ему всего двадцать три года.
        Неужели тот несчастный случай так его состарил?
        Официант принес ей вино и подал меню, но Джанкарло жестом отстранил его.
        - Я не останусь обедать, - сказал он Александре. - Мне нужно было только передать тебе кое-что. - Он взял со стула пластиковый пакет, переложил его на стол и придвинул к Александре.
        - Это мне?
        - Тебе, bella. Маленькие... сувениры.
        Его черные глаза хищно смотрели на нее, и Александра поняла, что эти «сувениры» не так уж безобидны. Она не решалась заглянуть внутрь.
        - Извини, но мне пора уходить, - начала она. Джанкарло встал первым и сунул пакет ей в руки.
        - Сначала ты откроешь этот мешок.
        - Нет.
        - Тогда я отвезу его в офис твоего брата, - тихо проговорил Джанкарло.
        Александра поняла, что проиграла. Ей пришлось открыть пакет. Внутри она увидела небольшую картонную коробку. Под крышкой лежали два плотных бумажных свертка.
        - Чего ты ждешь? Разверни, - нетерпеливо потребовал Джанкарло.
        Александра достала тот, что поменьше, и осторожно сняла обертку. Под ней оказался сломанный игрушечный мотоцикл.
        - Я... мне... надо идти, - запинаясь, сказала Александра.
        - Успеешь. Открывай второй.
        Онемевшими пальцами Александра развернула бумагу и увидела гладкую розовую куклу-голыша со свернутой набок головой.
        Сломанная шея.
        О Боже! Джанкарло все знал. В коробке оставалось что-то еще. Горло Александры сдавил спазм. Руки не слушались ее. На стол выпала ксерокопия газетной статьи о гибели английского аристократа Саймона Хит-Коута в дорожной аварии.
        Рядом с газетной вырезкой лежала... У Александра замерло сердце.
        На столе лежала фотография Александры и Дерека.
        Шантаж.
        Александра пошатнулась и схватилась за край стола.
        - Я вижу, ты меня поняла.
        - Сколько? - прошептала Александра.
        Глаза Джанкарло со значением остановились на ее правой руке: на среднем пальце сверкало кольцо с сапфиром и бриллиантами - подарок Джея Уинтропа.
        - Я не ношу с собой наличные, - холодно заявила она. - Завтра тебе доставят две с половиной тысячи. Говори адрес.
        Джанкарло назвал дешевую гостиницу в Квинси.
        - Деньги будут доставлены к десяти утра, - сказала Александра и вышла из бара с гордо поднятой головой.
        В машине ее затрясло. Она долго не могла вставить ключ зажигания. Александра торопилась поскорее уехать со стоянки, чтобы Джанкарло не увидел ее в таком состоянии.
        Он ее шантажировал! Наверняка он на этом не успокоится.
        Александра даже не могла заявить в полицию, тем более что эта грязная история затрагивала не только ее, но и Мэри-Ли с Джеттой.
        Она постаралась взять себя в руки. Завтра придется зайти в банк и снять со счета требуемую сумму.
        Как резко изменилась ее жизнь.

* * *
        Вся осень была для нее безнадежно испорчена.
        Наверно, она что-то выболтала во сне, иначе откуда Джанкарло мог узнать о той давней трагедии? Александра казнила себя за то, что нарушила клятву и поставила под удар настоящее и будущее своих подруг. Под угрозой оказалась и ее собственная судьба, и карьера Дерека.
        Джанкарло позвонил ровно через неделю и опять потребовал две с половиной тысячи. На этот раз он предложил, чтобы Александра просто запечатала деньги в конверт и отправила по почте.
        К несчастьям Александры добавилось и то, что Ричард отдалился от нее после путешествия в горы. Его полностью захватил привычный ритм жизни. Переговоры о приобретении отелей в Монреале и Ванкувере требовали постоянных поездок в Канаду.
        Они не раз договаривались съездить куда-нибудь, но у Ричарда всегда находилась неожиданная отговорка, вроде неотложной деловой встречи или важного совещания.
        - Но ведь я смогла изменить свои планы, - не выдержала Александра, после того как Ричард подвел ее три раза подряд. - Мне тоже нелегко выкраивать время.
        - Ох, Лекси, не упрекай меня, - виновато сказал Ричард, когда им наконец удалось встретиться в офисе бостонского отеля «Фитцджеральд», чтобы потом вместе пообедать. - Бизнес есть бизнес. Я сам устал от этой вечной карусели, когда каждый час расписан на многие месяцы вперед. Но тем не менее ради тебя я практически переселился в Бостон, хотя всегда базировался в Чикаго. Это что-нибудь да значит, правда? Может быть, это мне зачтется?
        - Ну, так и быть, - смягчилась она, не устояв перед его улыбкой.
        Он вышел из-за своего письменного стола, обнял ее и прижал к себе.
        - М-м-м, как вкусно пахнет, - прошептал он. - Какие у тебя духи?
        - Это «Опиум», - ответила Александра. - Но для меня они слишком крепкие. Ты так не считаешь? Я предпочитаю более легкий аромат.
        Ричард уткнулся носом в ее шею.
        - Тебе виднее. Но мой нос не может от тебя оторваться. И не только нос...
        В это время зажужжал селектор.
        - Ой, не надо! - взмолилась Александра.
        - Прости, Лекси, я быстро.
        Из динамика донесся женский голос:
        - Ричард? Это ты, дорогой? До тебя невозможно дозвониться! Секретарша все время твердит, что ты на совещании.
        - Катрина! Как тебе понравился Иерусалим? - Приветливый тон Ричарда был для Александры ударом в самое сердце.
        - Жара, сушь и неотразимые мужчины. Но ты все равно лучше, мой милый. А съемки с самого начала не заладились. Меня заставили забраться на эту идиотскую стену, я свалилась и растянула ногу.
        - Серьезная травма?
        - Ничего страшного, наложили тугую повязку и все. Когда же мы с тобой увидимся? Я успела соскучиться!
        Александра поневоле слушала их разговор. Она догадалась, что это и есть знаменитая манекенщица, чья фотография не сходила с обложек дорогих журналов. Недавно она произвела сенсацию, продемонстрировав новую коллекцию купальников для эксклюзивного выпуска «Спортс иллюстрейтед». Высокий рост и экзотическая внешность Катрины делали ее похожей на восточную принцессу.
        - У меня было очень много дел, - сказал Ричард, виновато взглянув на Александру.
        - Ах, Ричи, - мурлыкала Катрина, - вечно у тебя дела, противный мальчишка. Я сейчас в Нью-Йорке. Почему бы тебе не прилететь сюда на выходные? Мы с тобой опять залезем в ванну, как в прошлый раз, помнишь?
        Ричард покраснел до корней волос. Александра больше не могла этого выносить.
        - Прошу прощения... Не буду мешать вашей интимной беседе, - сказала она, не потрудившись понизить голос.
        Манекенщица услышала эти слова.
        - Ричи, ты не один? Кто там у тебя, секретарша?
        - Нет, это знакомая. Знаешь, Катрина...
        Александра не желала дальше слушать их воркование.
        Она вышла из кабинета, стукнув дверью громче, чем следовало, и прислонилась к стене, чтобы перевести дыхание.
        Какая гадость. Ричард встречается с Катриной. Его предательство словно каленым железом обожгло Александру.
        Проходя через приемную мимо секретарши и утопая в мягком ковре, она убеждала себя, что Ричард волен поступать, как ему вздумается: его не связывали никакие обязательства.
        Надо трезво смотреть на вещи. Поездка в Монтану была лишь мимолетным эпизодом. Теперь жизнь вернулась в обычное русло. Для самоутверждения ему нужны были красивые женщины.
        Александра почти бежала к лифту, с болью сознавая, что Ричард не бросился за ней следом.
        Когда лифт остановился на первом этаже, Александра достала носовой платок и вытерла глаза, потом вздернула подбородок и шагнула в бесшумно открывшиеся двери.

* * *
        - Мисс Александра! - шепотом позвала горничная, прикрывая рукой трубку. - Это опять мистер Кокс.
        - Я же ясно сказала, Элси: если он позвонит, не зови меня.
        - Но у него такой грустный голос.
        - Мне до этого нет дела. Я не желаю с ним разговаривать, - резко оборвала Александра, взяла из рук горничной трубку и положила на рычаг.
        Девушка обиженно надула губы.
        - Ой, Элси, извини, - досадуя на себя, сказала Александра. - Просто у меня отвратительное настроение.
        - Он все время шлет вам цветы, - увещевала горничная. - Столько букетов, я со счета сбилась. И все розовые, ваши любимые.
        - Отправь их в дом престарелых или еще куда-нибудь. И себе возьми, сколько захочешь. Чтобы в доме ничто о нем не напоминало. Больше я не буду повторять.
        После звонка Катрины прошло пять дней. Александра пыталась забыться. Но даже работая по восемнадцать часов в сутки, она постоянно возвращалась мыслями к Ричарду. Ее преследовали воспоминания о его улыбке, о поцелуях, о страстных ласках. Неужели ей так и не суждено его забыть?
        В тот вечер Александра должна была присутствовать на благотворительном балу, который Демократическая партия устраивала для сбора средств в фонд избирательной кампании Дерека Уинтропа. Она рассеянно перебирала наряды, развешанные в стенном шкафу. Александра совсем недавно купила вечернее платье от Мэри Мак-Фэдден, открытое, без бретелек, нежно-голубого цвета. Юбка была отделана гофрировкой (непременный атрибут стиля Мэри Мак-Фэдден), а лиф расшит затейливыми бисерными узорами.
        Александра вынула платье из шкафа и разложила на кровати. Поскольку отделка выглядела весьма броской, украшения следовало подбирать с чувством меры. Возможно, подошло бы жемчужное ожерелье с бриллиантами, доставшееся ей от матери...
        Она вздохнула и присела на кровать. К чему ломать себе голову? Это просто очередной прием и ничего более. Очередной вечер, на котором за ней будут увиваться мужчины - только лишь потому, что она дочь Джея Уинтропа и сестра Дерека. Что в этом толку?
        Она дала волю слезам. Гнетущая боль мало-помалу отступала. В душу закрался вопрос: с каких это пор она стала себя жалеть? Ей всегда были неприятны те, кто плачется на свою участь.
        Александра заставила себя встать и снова зайти в гардеробную, чтобы выбрать подходящие к платью бальные туфли. Сегодня вечером ей предстояло исполнить светский ритуал, и она намеревалась исполнить его с улыбкой. Это отвечало интересам Дерека, и Александра не имела права его подводить.

* * *
        Большой танцевальный зал бостонского отеля «Фитцджеральд» был набит до отказа. Сюда собрались семьсот пар приглашенных. Мужчины пришли в смокингах, дамы - в дорогих бальных платьях. В приглушенном свете утопленных ламп сверкали бриллианты: на запястьях, на шеях, в ушах. Эти шедевры ювелирного искусства подчеркивали холеную красоту женщин и наглядно свидетельствовали о статусе их мужей.
        Как и следовало ожидать, не обошлось без видных политических фигур. Здесь были Тед Кеннеди, Майкл Дукакис и его жена Китти в роскошном платье из голубого шифона, мэр Бостона и, конечно, сам Дерек, циркулирующий среди гостей с непринужденной уверенностью профессионального политика.
        Александра тоже переходила от одной группы к другой. Неожиданно ее окликнул знакомый голос:
        - Почему ты не отвечаешь на мои звонки, Александра?
        Она резко обернулась.
        - Ричард!
        Он вовсе не выглядел виноватым.
        - В последнюю минуту удалось схватить билет. Я хотел тебя видеть.
        Александру охватила непрошенная нежность, но оскорбленное самолюбие оказалась сильнее. Она нашла в себе силы холодно ответить:
        - Не желаю с тобой разговаривать.
        - Это заметно.
        - Я не шучу. - Ее голос предательски зазвенел. Когда Ричард был рядом, она теряла самообладание.
        - Какие могут быть шутки! Послушай, не могли бы мы отойти в сторонку, всего на пару минут. Я хочу объяснить насчет Катрины.
        - Не надо ничего объяснять.
        - Нет, надо, если тебя как ветром сдуло из моего кабинета, и ты с тех пор не подходишь к телефону. Александра, Катрина для меня ничего не значит... и никогда не значила. Я проводил с ней время от нечего делать. Между прочим, я ей сказал, что больше не стану с ней встречаться.
        - Как благородно. - Александра, ничего не видя перед собой, отвернулась и быстро пошла прочь, старательно обходя группки оживленно болтающих гостей.
        - Не беги, - властно сказал Ричард, едва поспевая за ней. - У тебя нет никаких оснований выходить из себя.
        - Ах вот как? - Она повернулась к нему лицом. - Придется сказать тебе, какие у меня есть основания. Твой образ жизни для меня неприемлем. Тебя ничто не сдерживает. А мои взгляды весьма консервативны, и ты это знаешь. Мне не нужен человек, у которого на каждом локте висит манекенщица и еще десяток стоит в очереди.
        - Дай мне шанс, - умоляюще сказал Ричард.
        - Ты упустил свой шанс. Мы были вместе целый месяц. Мы ездили в горы. И все это время ты за моей спиной встречался с другой женщиной; а возможно, и не с одной - не могу точно сказать. Ты выбираешь только красавиц? - язвительно спросила Александра. - Тебе никогда не приходило в голову, что у женщины есть не только лицо и фигура?
        - Это мне известно.
        - Сомневаюсь. - Она недоверчиво покачала головой. - Я не собираюсь становиться в очередь вместе с твоими пассиями. Уходи, Ричард. Я говорю серьезно. Мы принадлежим к разным мирам.

* * *
        Когда она вернулась домой после благотворительного бала, отец еще не спал.
        - Хорошо провела время, милая?
        - Ой, папа... - Застигнутая врасплох, она чуть не заплакала, но сумела сдержаться. - Вечер был чудесный. Только ужасная скука. Все эти люди...
        Джей вопросительно поднял брови:
        - Что-то ты путаешь, девочка моя. Либо «чудесный вечер», либо «ужасная скука». А вместе не бывает.
        - Наверно, ты прав.
        - Что-нибудь случилось? Ты в последнее время какая-то грустная. Не похожа на себя.
        - Нет, все хорошо, папа. Просто настроение неважное.
        - Понимаю, - кивнул Джей. Он и впрямь хорошо понимал сердечные дела. - Но ты не сдавайся, малышка. Таких красавиц, как ты - раз-два и обчелся. Ты можешь покорить любого мужчину, какой тебе понравится.
        Александра подняла глаза на отца. Седой, подтянутый, рафинированный джентльмен, человек другого поколения.
        - Все не так просто, папа, - тихо сказала она и побежала к себе наверх.
        Она отпустила Элси и разделась, потом повесила платье на мягкие плечики и поместила в бумажный чехол. Оставшись в лифчике без бретелек и в шелковых трусах, она уложила в коробку туфли и осталась в задумчивости стоять у открытого стенного шкафа.
        Было почти четыре часа утра. Когда раздался телефонный звонок, Александра вздрогнула, но потом со вздохом подняла трубку:
        - Алло.
        - Танцы до рассвета? Я всю ночь трезвоню - и никто не подходит.
        - Джанкарло?
        - Я звонил ночь напролет, - обиженно повторил он, словно Александра нарочно старалась ему досадить.
        Она опустилась на кровать и сжала трубку.
        - Я не могу больше присылать тебе деньги, Джанкарло. Мой счет в банке контролируют инспектор по опеке и счетовод отца. Они заметят перерасход и начнут задавать вопросы. Поверь, я не могу...
        - Два с половиной куска - это жалкие крохи. На этот раз мне понадобится гораздо больше, тысяч десять как минимум.
        - Десять тысяч?
        - Ты не ослышалась, bella. Я ведь тоже смотрю телик и все знаю про твоего братца, конгрессмена Дерека Уинтропа. Все идет к тому, что он победит на выборах и займет теплое местечко в Сенате. Но ведь может случиться небольшая заминка, правда?
        У Александры перед глазами поплыл туман. Случилось то, чего она больше всего боялась. Ей придется во всем признаться Дереку. Дело зашло слишком далеко.
        - Александра? Ты меня слышишь, bellissima? - голос Джанкарло вернул ее к жестокой реальности.
        - Слышу. Пойми, Джанкарло, мне... надо будет подумать, где раздобыть эту сумму. Но я достану деньги... через пару дней.
        - Завтра, - потребовал Джанкарло тоном, не допускающим возражений. - Как всегда, по почте. Десять тысяч наличными.
        - Мне понадобится два-три дня. Не забывай, что впереди выходные. Раньше понедельника я просто не попаду в банк.

* * *
        Александра встала в половине седьмого, зная, что Дерек с самого утра уезжает в Холиоук на встречу с избирателями.
        Она спустилась в столовую и увидела, что брат уже заканчивает завтрак: овсяный хлебец, апельсиновый сок, кофе и витаминные пилюли. Чтобы держать себя в форме, Дерек старался дома есть поменьше, потому что ему ежедневно приходилось обедать с нужными людьми.
        - Дерек, можно с тобой поговорить?
        - У меня нет ни минуты, Сисси, - ответил он, вставая из-за стола. - Меня уже поджидает Бо, мы едем вместе с ним.
        - Ну пожалуйста! - взмолилась Александра. - Минут пятнадцать, не больше.
        - Извини, сестренка, я бы с радостью, но никак не могу. Знаешь, что: давай завтра вместе пообедаем в ресторане «Энтониз», там и поговорим.
        У Александры пересохло в горле при упоминании об этом злосчастном ресторане.
        - Дело не терпит до завтра, Дерек, - робко возразила она. - Я поеду с тобой, а потом вернусь домой на такси. Ты сам поймешь, что это очень серьезно.
        В Бостоне стояло серое осеннее утро. На телеграфных проводах висели капли росы, как бриллиантовые ожерелья. Шоссе было непривычно пустынным - только самые усердные прихожане ехали в церковь.
        Александра ничего не утаила от Дерека.
        - Не может быть! - вскричал он так, что у Александры зазвенело в ушах. - Ты соображаешь, в каком дерьме мы оказались по твоей милости? Три сопливые девчонки - у меня просто не укладывается в голове. Господи! Парня, можно сказать, угробили! Какой кошмар! Через десять дней выборы. Это катастрофа!
        - Извини меня, - бормотала Александра.
        - Да на кой черт мне твои извинения?! Оставь их при себе. - Лицо Дерека исказилось от ярости. - Надо же так вляпаться. А через десять минут уже Бо сядет в машину. Но тебе-то чихать, верно? - обрушился он на сестру. - Ты ни в грош не ставишь свою семью. Да отец просто не переживет такого позора. А тебе-то что? Плюнуть и растереть, да?
        Александра застыла в неподвижности. К горлу подступила тошнота.
        - Что же мы теперь будем делать? - с усилием выговорила она. Дерек с бешеной скоростью гнал машину по мокрому асфальту.
        - Мы ничего не будем делать. Я сам этим займусь. Позвоню лучшему адвокату по уголовным делам и расскажу ему все, как на духу. Он посоветует, как замять эту мерзость.
        У Александры из глаз хлынули слезы.
        - Прости... прости меня, - всхлипывала она.
        - Не реви. Придумаю что-нибудь. Дэйва напущу на след. Если потребуется, сунем тому подонку в зубы, сколько запросит, а после выборов разберемся с ним всерьез, будь он проклят.
        До Норвуда они ехали в молчании. Дерек высадил Александру у ресторана, откуда она могла вызвать такси, чтобы вернуться домой, в Бруклайн. У нее подгибались ноги.
        - Ладно, Сисси, - примирительно сказал Дерек, опуская оконное стекло. Он выплеснул свой гнев, но выражение лица оставалось угрюмым. - Никому об этом ни слова. Никому, понятно? Чтобы ни одна живая душа не прознала, что этот червяк Феррари что-то против меня имеет. Ясно тебе? Будешь держать язык за зубами?
        - Конечно. - Несмотря на унижение и стыд, ей стало легче оттого, что она переложила это бремя на плечи Дерека.
        - У тебя деньги на такси есть?
        - Кажется, есть. - Александра порылась в сумочке.
        - Вот, держи. - Дерек протянул ей через окно несколько купюр. - Ну, все, Сисси. Не переживай. Поезжай на работу и действуй как ни в чем не бывало. Если этот гад опять позвонит, скажи ему, что деньги уже отправлены.
        Дерек отправился дальше, чтобы заехать за своим помощником. Ему стоило больших трудов соблюдать ограничения скорости.
        Эта история, будь она неладна, способна рвануть, как бомба. Тогда его будущее полетит ко всем чертям. Достаточно самой малости - и прощай, сенатское кресло. А ведь он метит дальше. Его цель - Белый дом.
        Тут даже не нужен крупный скандал - любая сплетня может навсегда преградить ему путь наверх.
        Он притормозил у заправочной станции и подошел к телефонной будке. Отсюда можно было позвонить Руди Шмидту, частному детективу из Вашингтона. Дерек не раз прибегал к его услугам. Сейчас он предложил Шмидту тысячу долларов, чтобы тот к вечеру раздобыл информацию о Джанкарло Феррари.
        - К сегодняшнему вечеру? Конгрессмен Уинтроп, у меня, конечно, есть некоторые источники, но сегодня воскресенье, поэтому...
        - К сегодняшнему вечеру, Руди, - подтвердил Дерек. - Иначе это теряет смысл.
        - О'кей, сделаю, что смогу.

* * *
        Выступление в Холиоуке прошло на редкость удачно. Глубокий, хорошо поставленный голос Дерека, интеллигентный бостонский выговор и богатая речь не оставили слушателей равнодушными. Он владел всеми секретами ораторского мастерства и мог удерживать внимание аудитории сколь угодно долго. Дерек чувствовал себя в политике как рыба в воде.
        Они с Бо возвращались из Холиоука и по дороге обсуждали последние приготовления к выборам, но Дерек был слегка рассеян. Его мысли занимал предстоящий разговор с частным детективом.

* * *
        - Самый заурядный наркоман, - говорил Руди Шмидт. - Законченный кокаинист. У него в ноздрях уже дырки. Делает вид, что работает, но, по сути, его содержит жена, Ингрид Хиллстром, певичка из ночного клуба. Если бы не этот брак, ему бы не видать американского гражданства, как своих ушей. Живут в Джорджтауне, квартира принадлежит жене. Эта красотка заколачивает немалые деньги: каждую неделю получает примерно тысячу в ночном клубе да еще на панели подрабатывает.
        - О Боже! - вырвалось у Дерека.
        - На кокаин они не скупятся. Время от времени Ингрид даже приторговывает излишками. Они у себя устраивают шумные сборища; гости тоже не гнушаются
«снежком». Вот такие средние американцы из плоти и крови.
        - Шумные сборища? - Дерек ухватился за эту мысль. - И часто?
        - Соседи говорят, чуть не каждый день. Причем по ночам, поскольку Ингрид раньше двух домой не приходит. Еще чем-нибудь могу быть вам полезен?
        - Пока нет, - сказал Дерек. - Я с тобой свяжусь, если возникнет необходимость. Гонорар уже отправлен, завтра получишь. Наличными, разумеется. И еще, Руди...
        - Да?
        - Никому об этом ни слова, понял? Иначе тебе вместо башки задницу приставят..
        - Понял, конгрессмен.
        - Это не угроза; это обещание.
        Повесив трубку, Дерек заметался в четырех стенах, как загнанный зверь. Он никогда не пасовал перед неприятностями, но таких неприятностей у него еще не было. Надо же, парочка наркоманов. А не помочь ли этому Джанкарло Феррари отправиться на тот свет от чрезмерной дозы?
        Дерека прошиб пот. Горячие, соленые капли выступали над верхней губой, струйками сбегали по груди и спине. В комнате повис отвратительный запах страха. Черт побери, он же конгрессмен, член постоянной бюджетной комиссии Палаты представителей. Не далее как вчера вечером весьма влиятельные лица дали ему понять, что он может рассчитывать и на большее, если пройдет в Сенат. Никому, ни при каких условиях не удастся встать ему поперек дороги.
        Дерек шагал взад-вперед по комнате. Парочка наркоманов устраивает шумные сборища. Если Джанкарло погибнет, полицейские решат, что его прикончили дружки.
        Полицейские... Они регулярно проводят рейды по борьбе с наркотиками. В одних притонах облавы проходят как по маслу, а в других...
        Дерек подошел к телефону и набрал номер. Ему нужен был Бубба Мак-Кзфферти, сорока девяти лет, лейтенант полиции из Вашингтона. Он не разменивается на мелочи, но у каждого человека есть своя цена. Должность в личной охране Дерека, годовой оклад в пятьдесят тысяч баксов, солидные льготы - и все это за один-единственный рейд. По особому заказу.

* * *
        В квартире гремела музыка. «Токинг хедз» орали свой хит «Сжигая дом».
        - Не слабо гудим, а Битси? - Джанкарло, взбодренный дозой кокаина, изображал из себя хозяина.
        - Бесподобно! - отозвалась Битси Ланком. Ее только что бросил любовник, а босс выпер с работы, и взамен ничего не предвиделось, поэтому она решила некоторое время пожить у Ингрид, а если повезет, вернуться в Джорджтаунский университет.
        - А ты не хочешь словить кайф? Мы «снежок» достали - высший сорт. В честь твоего приезда. - Джанкарло гадко захохотал и отошел, прежде чем Битси успела ответить.
        Она направилась к шкафчику с бутылками, но вдруг квартиру сотряс страшный грохот.
        - Всем стоять! - закричал грубый мужской голос. - Полицейский рейд! Не двигаться!
        С десяток полицейских в форме, облаченных в бронежилеты и вооруженных пистолетами, ворвались в квартиру, выбив дверь. Они, как коммандос, заполонили собой все пространство и переводили пистолеты с одной возможной жертвы на другую.
        - Кому сказано, не двигаться, скоты!
        Женщины завизжали.
        - Минуточку, - миролюбиво начал Джанкарло. Когда он нервничал, его акцент сразу выдавал в нем итальянца. Он отделился от группы, столпившейся у низкого столика, и протестующим жестом поднял руки. - Скажите-ка, pasesano, у вас имеется...
        Прогремели выстрелы. Пули рикошетом отскакивали от стен. Гости, перепуганные до смерти, повалились на иол. Из головы Джанкарло хлестала кровь, попадая на одежду Битси. Вдруг она почувствовала страшный удар в лицо и упала навзничь.
        Крики, ругань и выстрелы слились в один неясный шум. Ее лицо горело от нестерпимой боли.
        Один глаз ничего не видел, но другим она успела заметить распластанное на полу тело Джанкарло в красной луже.

* * *
        Через пару дней, сидя за рабочим столом и отпивая кофе, Александра разбирала телефонограммы. Перед ней лежал свежий номер «Бостон глоб».
        Она пробежала глазами заголовки, чтобы не пропустить ни одного упоминания о Дереке. («Феминистки поддерживают Уинтропа», прочла она и аккуратно вырезала статью для архива, где уже скопилось бесчисленное множество аналогичных материалов из всех газет штата Массачусетс, от «Лоуэлл сан» до «Вустер телегрэм». Средства массовой информации склонны были считать, что Дерек пройдет в Сенат.
        Погрузившись в свои мысли, она перелистывала газетные страницы и вдруг увидела заголовок, который ударил ей в глаза, как слепящий неоновый свет: «Рейд по борьбе с наркотиками: убит бывший гонщик».
        Трясущимися руками Александра придвинула газету поближе; мелкий шрифт плясал перед глазами:
        ВАШИНГТОН. По сообщению агентства ЮПИ, бывший гонщик Джанкарло Феррари, 23 года, был убит прошлой ночью во время рейда по борьбе с наркотиками в Джорджтауне, когда полицейские проводили проверку в квартире его жены, Ингрид Хиллстром, певицы ночного клуба. Как заявили участники рейда, они были вынуждены открыть стрельбу, когда Феррари потянулся за оружием.
        В результате перестрелки четверо человек получили ранения. Тяжелым остается состояние Элизабет Ланком, 26 лет, которая госпитализирована с пулевым ранением лица...
        Александра перечитывала заметку с нарастающим ужасом. Джанкарло убит! Она почувствовала неудержимую тошноту и едва успела добежать до туалета.
        Джанкарло...
        У нее перед глазами стояло его лицо. Она вытерла рот и разрыдалась. Прошло немало времени, прежде чем на смену глубокому потрясению прокралось другое чувство. Облегчение.

* * *
        Дерек победил на выборах, значительно опередив своего соперника-республиканца.
        Ричард Кокс прислал ему поздравление. Александра тоже получила телеграмму, заканчивающуюся словами: «Горжусь тобой тчк нежной любовью зпт Ричард». Она в задумчивости повертела бланк в руках и положила в ящик стола.
        На другой день Александра была записана на прием к своему гинекологу: она регулярно проходила профилактический медицинский осмотр. Александра чувствовала себя совершенно разбитой после того, как всю ночь просидела у телевизора вместе с отцом, Фелисией, Дереком и членами его команды: они снова и снова смотрели и слушали сообщения о подсчете избирательных бюллетеней.
        Доктор Дженис Лорд прошла за ширму и, обменявшись с Александрой парой слов, приступила к осмотру.
        - Вы уже сдавали анализ на установление беременности? - спросила доктор Лорд.
        - Что?! - Александра чуть не упала с кресла.
        - Тихо, тихо. Я решила, что вы поэтому и обратились ко мне, Александра. Судя по всему, это беременность. Тем более что последние месячные, как вы говорите, были в середине августа.
        Александра замерла, чувствуя, что заливается краской. Ночи с Ричардом в гостинице
«Мэни Глэсиер». Она и сама отметила задержку, но такое пару раз у нее уже случалось.
        Доктор Лорд улыбалась, не сводя внимательного взгляда с Александры.
        - Надеюсь, никаких проблем не будет?
        - Конечно, нет, - еще не веря услышанному, ответила Александра, - никаких проблем.
        Александра вела машину, не видя перед собой дороги. В ушах стучало. Что теперь делать? Она любила Ричарда - несмотря ни на что, - но понимала, что оказалась в тупике. Ричард, узнав о ребенке, наверняка изъявит желание на ней жениться. Но нужен ли ей муж-повеса? Захочет ли он отказаться от своих манекенщиц и актрис, таких, как Катрина или Дэррил Бойер?
        Но как бы то ни было, Ричард - отец ребенка. Он имеет право знать.
        Вечером Александра позвонила в бостонский отель «Фитцджеральд» и попросила соединить ее с офисом Ричарда. Секретарша сообщила, что мистер Кокс уехал в Чикаго, где пробудет несколько дней.

* * *
        К счастью, в Чикаго стояла благодатная прохлада первых дней осени. В окнах небоскребов, выстроившихся вдоль Лейк-Шор-Драйв, полыхали тысячи солнц. По поверхности озера Мичиган перекатывались белые барашки волн.
        Александра оставила вещи в отеле «Дрейк», заказала такси и отправилась в гавань, куда направил ее референт Ричарда.
        Выйдя из машины, она поплотнее запахнула куртку: с озера дул холодный ветер. О причал бились волны, над головой пронзительно кричали чайки. Парусный сезон закончился, и яхты по большей части были уже подняты на берег. Поблизости не было ни души.
        Александра растерянно оглядывалась вокруг.
        Она увидела его стоящим на пирсе лицом к озеру.
        - Ричард...
        Когда он обернулся, на его лице отразилось радостное удивление.
        - Александра! Какими судьбами?
        - Мне нужно с тобой поговорить.
        - Очень хорошо. Сейчас я закончу, и мы где-нибудь выпьем по чашке кофе.
        Ричард повел ее в маленькое кафе с видом на причал.
        - Заказать тебе суп из моллюсков? - предложил он. - Здесь его потрясающе готовят - ни с чем не сравнимый вкус.
        - Нет, спасибо, я не голодна.
        Ричард заказал кофе и взял руки Александры в свои.
        - Рад тебя видеть. Не могу передать, как я рад. Я очень скучал. Ты больше не сердишься?
        От прикосновения его теплых сильных рук Александру охватило волнение. Проницательные синие глаза, казалось, видят ее насквозь.
        - Теперь уже неважно, сержусь я или нет. - Она опустила глаза и смотрела на его руки. - Я беременна, Ричард.
        - Что ты сказала? - От неожиданности до него не сразу дошел смысл ее слов. - О, Лекси, о, Александра, - охрипшим голосом заговорил Ричард, до боли сжимая ее руки. - Боже мой. - Он засмеялся от счастья. - Это чудо! Просто не верится. Как здорово! Ребенок. Наш малыш. Мы поженимся. Господи... неужели я стану отцом?
        Он встал, положил на стол двадцать долларов и потянул за собой Александру.
        - Пойдем, Лекси. У нас столько дел...
        Он открыл перед ней дверь и решительно повел к машине. Александра не удержалась от улыбки.
        - Ричард, постой, ты не дал мне договорить.
        Он послушно остановился и повернулся к ней.
        - О'кей, гномик, говори. Ты не хочешь выходить за меня замуж? А придется! Не станешь же ты воспитывать ребенка в одиночку?! Или у тебя есть другой мужчина? А может быть... о Господи, неужели ты собираешься... Нет, ты не сделаешь этого с нашим ребенком!
        - Конечно, нет. - К своему ужасу, Александра почувствовала, что плачет. Она вытерла глаза и всхлипнула. - Получается, что я заманила тебя в ловушку. Но я вовсе не собиралась сейчас заводить ребенка... и мне не нужно, чтобы ты женился на мне из чувства долга.
        - Лекси, родная моя. - Ричард привлек ее к себе и прижал к груди. - Как тебе такое пришло в голову? Неужели ты думаешь, что я собираюсь жениться только потому, что аист немного поторопился?
        Александра слегка отстранилась, и слезы хлынули в три ручья.
        - Зачем ты со мной сюсюкаешь? Аист. Надо же такое придумать.
        - Ну, хорошо, оплодотворение, если тебе так больше нравится. - Он осторожно вытер ей глаза и снова крепко прижал к себе. - Малышка... я люблю тебя.
        - А Катрину? Ее тоже любишь?
        - Так и знал, что ты это скажешь. Я пытался дозвониться до тебя, чтобы объяснить..

        - Что?
        - Я близко не подходил к Катрине с тех пор, как начал встречаться с тобой. Клянусь. Все, о чем она говорила... это было давно, до тебя. Я не святой, Александра. Не скрою, у меня много недостатков, но не казни меня. Я тебя люблю. Я хочу на тебе жениться - и уже давно.
        Что она могла на это ответить? У ребенка должна быть достойная жизнь. Но самое главное, она любила Ричарда.
        Когда они подошли к машине, Александра сказала:
        - Если мы поженимся, то откладывать не стоит. Но, Ричард, ты должен обещать мне, что откажешься от других женщин. Я не смогу мириться с изменами. Мы должны доверять друг другу.
        - Обещаю, дорогая, - сказал он. - Но разве это не само собой разумеется?
        Александра посмотрела ему в глаза.
        - Это не каприз. Знаю, я старомодна, но что поделаешь?
        - Ничего не поделаешь. Именно такой я тебя полюбил. - Ричард поднес ее руку к губам и поцеловал. - Мне не нужны никакие другие женщины. Мне нужна ты. Сейчас и всегда!

* * *

7 декабря 1982 года. Этот день она запомнила на всю жизнь.
        Венчание было назначено в маленькой церкви Святой Троицы на Копли-сквер.
        Подвенечное платье из шелковой тафты, с небольшим треугольным вырезом у шеи, расшитое бисером, было специально заказано для Александры у Скаази. Подружки невесты - Джетта, Мэри-Ли и Памела - готовились нести шлейф, окаймленный кружевными розами. На голове у Александры поблескивала небольшая жемчужная диадема. В руках она держала нежные розы - этот сорт назывался «принцесса Ди» - и хрупкие белые орхидеи.
        - Ущипните меня: может, мне это только снится? - говорила она подругам, преобразившимся до неузнаваемости: на них были пышные наряды из темного бархата и муарового шелка и черные перчатки в сеточку. В руках каждая держала обернутый в тюль стебель лилии с шестью изящными белыми цветками.
        - Александра! Ты просто загляденье, - в один голос говорили Джетта и Мэри-Ли. Подруги обнялись; в глазах у них стояли слезы.
        Джетта прилетела на свадьбу с известным актером, который снимался в новом полицейском телесериале. Она появлялась в его обществе только тогда, когда Нико был занят и не мог ее сопровождать, что, впрочем, случалось весьма часто.
        Вместе с Мэри-Ли из Нью-Йорка прибыл Джейк. Их собственная свадьба оставалась под вопросом: он настаивал, она медлила с ответом.
        - Мне кажется, я не создана для семейной жизни, - объяснила подругам Мэри-Ли. - Бедный Джейк. По-моему, он догадывается, что я люблю его совсем не так страстно, как свою работу. Я вам рассказывала, что мне звонили из Эн-Би-Си? Им нужен второй ведущий для субботнего выпуска новостей, и они обратились ко мне.
        В комнату невесты вошла Фелисия, изысканно элегантная в своем темно-розовом платье. Поскольку традиция предписывала, чтобы подвенечный убор - на счастье - включал «старое и новое, чужое и лиловое», Фелисия, обняв Александру, вручила ей на время свадебной церемонии свои жемчужные серьги с бриллиантами: это было
«чужое». Александра не колебалась в выборе «старого»: она надела на запястье семейную реликвию - жемчужный браслет, который в свое время надевала, выходя замуж, ее мать, а еще раньше - бабушка. Наконец, в качестве «лилового» под длинным платьем скрывалась старинная кружевная подвязка с шелковой лентой нежно-лилового цвета.
        - О, Александра! - воскликнула Фелисия, продев ей в Уши свои серьги. - Ты сегодня просто ослепительна! Я давно хотела тебе сказать... - Александра поняла, что Фелисия с трудом сдерживает слезы. - Бог не дал мне детей, но если бы у меня была дочь, мне бы хотелось видеть ее похожей на тебя. Я люблю тебя, дорогая.
        - Я тебя тоже, Фелисия. Боюсь, я сейчас заплачу. - Александру глубоко тронуло это признание.
        Фелисия улыбнулась сквозь слезы:
        - Даже и не думай! А то потекут черные ручьи. Что я слышу: музыканты уже заиграли Верди. Значит, ждать осталось совсем недолго. Я пойду садиться, а вас сейчас начнут выстраивать в процессию.
        Перед входом в зал к Александре подошел улыбающийся Джей Уинтроп. Он был бледен и не находил себе места от волнения. Белый фрак подчеркивал его рафинированную внешность.
        Александра в порыве нежности бросилась к отцу.
        - Папа!
        - Малышка моя! Я в жизни не видел такой красавицы. Милая, от тебя исходит внутренний свет.
        - Ой, папа...
        - Теперь для тебя на первом месте будет другой человек, а старика-отца за ненадобностью можно задвинуть подальше...
        - Нет, не говори так! - она обняла Джея под мягкий шорох своего подвенечного платья.
        - Хорошо, что ты выбрала достойного человека, родная. Я знаком с его семьей вот уже сорок пять лет. Ричард, конечно, слегка одержимый, но он будет беречь тебя. И последнее. Я тобой горжусь, и ты бесконечно дорога мне как дочь; но при этом я всегда буду тебе другом. Надеюсь, ты вспомнишь обо мне в трудную минуту...
        Александра прижалась щекой к его крахмальной манишке.
        - Папа, я тебя очень люблю. Знаешь, мне кажется, что все это происходит во сне. Но я уверена, что нашла свое счастье.
        Распорядитель начал расставлять по местам участников процессии и давать последние указания, предварительно убедившись, что девочка с букетом цветов и мальчик с подносом для колец - внучатые племянник и племянница Джея - поняли, в чем будут заключаться их обязанности. Джетту переполняли чувства.
        - Пора, Александра... Тебе страшно? Ричард лишится рассудка, когда тебя увидит. Ты похожа на картинку из журнала для новобрачных.
        Александра прильнула к Джетте и прошептала:
        - О Господи, совсем скоро я стану замужней дамой.
        Джетта захихикала:
        - Если не передумаешь.
        - Что, сейчас?
        - Ну, сейчас, пожалуй, поздновато. Пойдем-ка, тебя, по-моему, кое-кто дожидается.
        Музыка заиграла громче. Аккорды Верди заполнили церковь. Александра замерла, стоя рядом с Джеем. Ее посаженным отцом был Дерек, а шафером Ричарда - его двоюродный брат Бенни, Томас Бентон Кокс IV, приехавший из Филадельфии.
        Церковь была празднично украшена. По обеим сторонам главного прохода к скамьям через каждые два-три ряда крепились розетки брюссельского кружева, стянутые атласными бантами. Концы лент ниспадали до самого пола. Пена кружев перемежалась с пышными букетами белых лилий и нежно-розовых роз. Такие же цветы украшали алтарь, для которого к венчанию были изготовлены высокие соборные свечи.
        Когда зазвучало соло для трубы Перселла, Александра затаила дыхание.
        - Вот оно, дорогая, - охрипшим шепотом произнес Джей.
        Александра сжала свой букет. На ее губах заиграла трепетная улыбка. Подружки невесты с неторопливой грацией двинулись вперед по проходу.

* * *
        Позднее, когда Александра пыталась вспомнить, как отец вел ее к алтарю, у нее перед глазами всплывали мерцающие огоньки свечей, море роз и восхищенные взгляды гостей.
        Потом она видела только Ричарда. Он ждал ее у алтаря. Его лицо светилось любовью и нетерпеливым ожиданием.
        Александра медленно приблизилась к нему под напевные звуки трубы.
        Она заранее тщательно обдумала слова свадебной церемонии. Ей хотелось, чтобы они вместили всю меру ее любви и нежности. Прозвучавшие у алтаря, в тишине церкви, эти прекрасные слова приобрели особый смысл.
        Ричард надел ей на палец усыпанное бриллиантами обручальное кольцо. Теперь оно сияло рядом с бриллиантом-солитером, который он подарил ей при помолвке. У Александры бешено стучало сердце. Ее переполняло ожидание счастья.
        Назад по проходу они уже шли рука об руку - как мистер и миссис Ричард Кокс. Их ожидала новая жизнь.

* * *
        На Лазурный берег, в Биарриц, со всего мира устремлялись самые громкие имена и самые тугие кошельки. Ласковые волны день и ночь набегали на белый полумесяц Большого пляжа, опоясывающего город.
        Отель «Фитцджеральд» в Биаррице был закрыт на модернизацию, поэтому Ричард и Александра остановились в «Отель дю Пале», который Наполеон III построил в 1854 году для императрицы Евгении. Здесь сохранились детали внутреннего убранства в стиле «бель-эпок» и знаменитые ландшафтные сады.
        Большую часть времени они проводили у себя в номере. Когда спадала полуденная жара, можно было неторопливо предаваться любви. Сквозь закрытые жалюзи пробивались лучи предзакатного солнца. По утрам, в полусонной неге, они искали друг друга в постели, еще не успев проснуться.
        - Почему ты плачешь, малышка? - тихо спросил Ричард однажды утром. Их обнаженные тела соприкасались каждой своей частицей.
        - Не знаю... наверно, от счастья.
        - Я тоже схожу с ума от счастья, Лекси.
        - Хочу, чтобы так было всегда. Ричард, - она обвила его руками, - нужно беречь это чувство как зеницу ока. Надо приложить все силы, чтобы оно не улетучилось, как бывает у большинства семейных пар. Пообещай мне, что наши отношения всегда будут для тебя превыше всего.
        - Бэби, бэби, - повторял он, укачивая ее, как ребенка, - даю тебе слово. Не тревожься.
        Когда они в изнеможении откинулись на подушки, обоих охватил голод. Биарриц слыл раем для гурманов. Главный ресторан «Отель дю Пале», который назывался «Ротонда», поражал поистине наполеоновским великолепием. Из его окон весь город был виден как на ладони: красные черепичные крыши, башенки, белые стены. В качестве фирменных блюд в «Ротонде» подавали утку под соусом из свежей малины, а также омаров с паприкой. В меню неизменно присутствовали крабы, розовые лангусты, паштет из кабана, жареные голуби и равиоли с грибами.
        После ленча Ричард и Александра отправлялись осматривать окрестности. Особенно привлекали их живописные, залитые солнцем горные селения басков. Ричард вел машину по извилистым горным дорогам. С высоты открывался фантастический вид на побережье Атлантики и белые меловые скалы.
        В деревушке Лухоссоа обосновалась художница-модельер Айрис Мансар. Ее ателье помещалось в очаровательном старинном домике с побеленными стенами и полосками голубого орнамента вдоль наличников. На балконах буйно цвела герань, а с перил свешивались мотки пушистой шерсти, похожие на серый испанский мох. Айрис Мансар сама пряла и красила руно пиренейских овец, из которого создавала неповторимые трикотажные модели.
        Ричард приобрел для Александры два модных жакета, а потом извиняющимся тоном попросил ее разрешения съездить в местный отель «Фитцджеральд», чтобы проверить, как идет ремонт.
        - У нас же медовый месяц! - попыталась было возразить Александра, но осеклась, увидев выражение его лица. - Конечно, дорогой, - сказала она. - Как тебе удобнее.
        - Это займет не больше часа, - заверил ее Ричард. - А ты тем временем можешь погулять по городу, пройтись по магазинам. Я тебя не отпускал ни на шаг; теперь ты хоть немного от меня отдохнешь.
        Александра с удовольствием разглядывала витрины бесчисленных спортивных магазинов (Биарриц считался европейской столицей виндсерфинга), со вкусом оформленные салоны французских парфюмеров, изделия лучших ювелиров.
        В магазине детской одежды она с сентиментальной нежностью смотрела на кружевные наряды для крещения, украшенные ручной вышивкой.
        Александра легко прикоснулась к животу. В апреле у нее родится ребенок. Она не сомневалась, что это будет мальчик. Они с Ричардом выбрали для него имя: Ричард Фитцджеральд Кокс III. В шутку они уже стали называть его «Трип» -
«Путешественник».
        - А вот и я, - окликнул ее Ричард минут через сорок, когда она выходила из магазина с пластиковой сумкой, в которой лежало понравившееся ей кружевное платьице для крещения, а также несколько воздушных покрывал для детской кроватки. - Я вижу, ты не прошла мимо детского магазина.
        - Не удержалась! Взгляни, Рич, какая прелесть! - Поддавшись порыву, она тут же вытащила из фирменной сумки свои покупки.
        - Действительно, очень красиво, - согласился Ричард, проводя кончиками пальцев по кружевным оборкам и расшитому батисту. Но мысли его были где-то далеко.

* * *
        Перед Рождеством прошел снегопад. Он превратил весь Нью-Йорк в живую новогоднюю открытку. В дорогом ювелирном магазине Кеннета Лейна было на редкость людно Покупатели толпились у застекленных витрин, разглядывая изящные новинки. Чуть ли не весь высший свет Нью-Йорка состоял в клиентах модного ювелира: у него время от времени заказывали драгоценности и Элизабет Тейлор, и Жаклин Кеннеди-Онассис. Сегодня наведался Майкл Дуглас.
        В кабинете Лейна, позади торгового зала, приглушенно звучала рождественская музыка. Сюда не доносился уличный шум.
        - Значит, вы настаиваете, чтобы доминирующим мотивом стала роза? - спрашивал Кении Лейн. Сидя за рабочим столом, он набрасывал эскиз.
        - Совершенно верно. И не одна. - Ричард Кокс внимательно следил за движениями его карандаша.
        - Не одна? Но тогда будет трудно соблюсти чувство меры. Не хотелось бы, чтобы вышло аляповато. - Ювелир старался по возможности тактично повлиять на своего заказчика.
        - Вам, конечно, виднее, Кенни. Но мне нужно, чтобы об этом украшении ходили легенды.
        Азарт Ричарда начал передаваться Лейну.
        - Я бы предложил такой вариант: не менее пятидесяти южноафриканских бриллиантов, по пять карат каждый, blanc exceptionnel, то есть бело-голубые, самой чистой воды. Фоном для них послужат камни помельче, подобранные заподлицо. Необходимо предусмотреть вкрапления розовых бриллиантов, которые дадут требуемый оттенок.
        Его карандаш летал по листу плотной бумаги, и вскоре перед взором Ричарда предстал готовый набросок: бриллиантовое колье в виде пяти роз. Три цветка располагались в нижнем ряду и два - в верхнем.
        - Прекрасно, - негромко сказал Ричард. - То, что нужно, Кенни. Именно то, что я хотел. Это будет мой подарок жене по случаю рождения нашего первенца.
        Лейн оторвался от эскиза.
        - Когда ребенок появится на свет?
        - Доктор говорит, в конце апреля.
        - Но это значит, что у меня всего четыре месяца! - в ужасе воскликнул Лейн. - Боже мой, да вы просто не представляете себе объем работы! Мне нужно будет связаться с лучшими европейскими поставщиками, чтобы они раздобыли подходящие камни. Вы понимаете, сколько нам нужно бриллиантов? Потом необходимо тщательнейшим образом проработать эскиз, предусмотрев оправу для каждого камня в отдельности. По всей видимости, оправлять бриллианты придется в Париже. Не могли бы вы преподнести супруге этот подарок, скажем, на следующее Рождество?
        - В конце апреля, - упрямо повторил Ричард.
        - Но тогда совершенно не остается...
        - Найдите выход из положения. Пусть на вас работают не пять поставщиков, а двадцать пять. Не скупитесь на сверхурочные огранщикам. Моя жена должна получить колье в день рождения ребенка.
        Вместе с бриллиантовым колье Ричард сразу же заказал абсолютно идентичный дубликат из циркона и розового горного хрусталя. Это была вынужденная мера предосторожности.

        XII
        АЛЕКСАНДРА И РИЧАРД, 1983-1984

        - Сожми мне руку, Ричард... Сильнее, Рич... О Боже мой... Вот... о...
        По лицу Ричарда струился пот.
        - Я с тобой, малышка. Дыши, как тебя учили.
        - О, Господи...
        Александра лежала в отдельной предродовой палате. Мокрые от пота волосы разметались по подушке, лицо искривилось от боли, но для Ричарда не было женщины прекраснее.
        Когда она опять закричала, Ричард чуть не задохнулся.
        - Осталось недолго, - мягко сказал он. - Доктор Лорд говорит, что раскрытие составляет пять сантиметров. Ты у меня просто молодчина.
        Его жена вдруг замерла, неподвижно глядя в потолок и прислушиваясь к чему-то, известному ей одной. Из самых глубин ее души вырвался протяжный стон.
        - Ричард... Мне кажется, ребенок пошел... очень быстро... Позови доктора...
        Она изогнулась и снова застонала от боли и нетерпения.
        Через пятнадцать минут Ричард, облаченный в белую шапочку и белый халат, стоял в родильной палате, где пахло лекарствами и дезинфекцией. До боли сжав кулаки, он наблюдал, как Александра в крови и муках дает жизнь его родному сыну Трипу.
        В руках у акушерки младенец сердито закричал. Женщина положила его Александре на живот. Счастливая, Александра повернула бледное, усталое лицо к мужу.
        - Какой красивый, - слабо прошептала она. - Ричард... Это наш сын...
        Ричард на шаг приблизился к ней. Сын. От счастья он терял рассудок.
        - Какая ты молодец, Лекси. Малышка моя. Он чудесный.
        Мальчуган умолк. Он смотрел перед собой широко раскрытыми глазами, сжимая крошечные розовые кулачки. Все его тело было уже настоящим, включая аккуратный и на удивление большой пенис. Ричард вздрогнул, как от толчка.
        Отныне ребенок будет частью его жизни; он продолжит его род, не даст ему прерваться.
        - Мистер Кокс, теперь я попрошу вас выйти. Вы сможете увидеть свою супругу через несколько минут.
        Ричард жестом отстранил акушерку. От вида жены с ребенком у него по щекам потекли слезы. Он не стеснялся врачей, находившихся в палате. Его переполняли любовь, надежда и нежность, к которым примешивалось ощущение чуда.
        Вечером Ричард пришел к Александре в палату. Она стояла у стеклянной стены и не отрываясь смотрела на ребенка, лежащего в крошечной детской. В палате повсюду стояли букеты роз и кашпо с весенними тюльпанами.
        К этому времени Ричард уже осознал себя в новом качестве. Он немного поел, успокоился и опять надел непроницаемую маску, которая надежно скрывала его чувства при общении с внешним миром.
        Они с Александрой поцеловались и долго стояли молча, прижавшись друг к другу. Александра, одетая в розовый атласный халат, выглядела отдохнувшей и совсем юной. Она вся лучилась от радости.
        Потом они вместе разглядывали малыша и говорили те слова, которые всегда произносят родители новорожденного первенца. В его личике были заметны черты сходства и с отцом, и с матерью, а также с Джеем Уинтропом, от которого малыш унаследовал аккуратную форму ушей и высокий лоб.
        Александра скоро устала. Ричард помог ей лечь в постель и укрыл легким одеялом.
        - Я тебе кое-что принес, - сообщил он, стараясь не выдать волнения, и протянул ей антикварный перламутровый футляр.
        - Какая прелестная вещица! - воскликнула Александра, разглядывая футляр.
        - Действительно, милая безделушка, но это еще не сам подарок.
        - Ты хочешь сказать, внутри что-то есть? О, Ричард... - Александра нащупала маленький золотой замочек, подняла крышку футляра и ахнула, не в силах вымолвить ни слова. На белом бархате лежало колье, созданное по эскизу Кеннета Лейна. Оно ослепительно играло и искрилось розовым при свете электрической лампы.
        - Невероятно, - выдохнула Александра.
        - Достань его из футляра.
        - Не могу. У меня дрожат руки.
        Ричард помог ей извлечь украшение из футляра. Бриллиантовая лента зазмеилась у них между пальцев. На любом приеме бриллиантам других женщин отныне суждено было меркнуть рядом с этим сверкающим великолепием. На него всегда будут устремлены восхищенные взоры. К нему надо будет подбирать неброские, гладкие платья.
        - Изумительно, - прошептала Александра. - Бог мой, это произведение искусства. Настоящий шедевр. Это... У меня нет слов, Ричард. Я люблю тебя.
        - Надень его. Разреши, я помогу.
        Он заранее продумал, что скажет ей в эту минуту, и заговорил охрипшим от волнения голосом:
        - Александра, дорогая, здесь пятьдесят крупных бриллиантов: столько счастливых лет я хочу прожить с тобой рядом. Сто восемь камней размером поменьше обозначают те черты, которые я в тебе люблю, но это лишь малая толика: всего, что я в тебе люблю, перечесть невозможно.
        Александра, не стыдясь своих слез, потянулась к Ричарду и обняла его. Ричард начал покрывать поцелуями ее шею. Он коснулся губами каждой из пяти бриллиантовых роз и согрел их своим дыханием.
        - Ты мое сердце, дорогая. Ты - смысл моей жизни.

* * *
        Как всегда, в Лос-Анджелесе стояла солнечная погода. Живая изгородь из тропического кустарника звенела от щебета птиц. Дэррил Бойер снимала в Беверли-Хиллз особняк, выстроенный в испанском стиле. За это удовольствие приходилось выкладывать по десять тысяч в месяц. Прошлой ночью она забыла задернуть шторы, и сейчас солнце нещадно било в глаза.
        На ночном столике у кровати стояла пустая бутылка от водки «Абсолют», а рядом - графин апельсинового сока. У Дэррил раскалывалась голова. В последнее время она старалась себя ограничивать, но вчера у нее был повод напиться.
        Ее сняли с роли в «Кэньон-Драйв». По словам Берни Эдлера, ее импресарио и поверенного в делах, причина заключалась в том, что «она осложняет съемочный процесс».
        Они обедали в гриль-баре «Муссо энд Фрэнк».
        - Дэррил, детка, как же можно рубить сук, на котором сидишь? - мягко выговаривал ей Берни.
        Дэррил оттолкнула тарелку. Салат не шел в горло. Она как-никак звезда, не хуже Линды Грей или Джоан Коллинз.
        - Они сказали, - продолжал Берни, - что разрывают контракт и согласны выплачивать неустойку. Считают, что лучше пойти на издержки, чем мириться с твоими выкрутасами. Я боролся за тебя как мог, Дэррил. Топал ногами, угрожал, стучал кулаком, даже пару раз припечатал их крепким словцом. Но это не возымело действия.
        - Не возымело действия? - переспросила Дэррил, не веря своим ушам.
        - Бэби, они говорят, что ты прикладываешься к бутылке прямо на съемочной площадке да еще орешь на технический персонал. Сцены с твоим участием приходится переснимать по двадцать раз. Ты вечно опаздываешь, а однажды вообще не явилась на студию и сорвала съемочный день. Дэррил, у них на тебя накопился целый кондуит. Если хочешь, могу показать.
        Она жестом остановила его.
        - В тот день я себя отвратительно чувствовала.
        - Ну и что? Могла бы принять таблетку. Кроме всего прочего, ты беспрестанно грызешься с другими актрисами, хотя бы с той же Джеттой Мишо.
        - Потому что она стерва, - проворчала Дэррил.
        - Да кому какое дело? Ты отдаешь себе отчет в том, что произошло? У тебя был контракт на пять миллионов - и он полетел псу под хвост. Теперь все студии будут от тебя шарахаться, как от чумы. Тебе не предложат даже открывать буквы в телевикторине.
        Она испепелила Берни взглядом, не решаясь повысить голос: из-за соседних столиков на нее глазели туристы.
        - Но это не все, - неловко добавил Берни.
        - Ну, что там еще?
        - Они говорят, что твой возраст дает себя знать - на экране.
        - Что? - Пальцы Дэррил судорожно заскользили по шее.
        - Милая моя, камеру не обманешь. Впрочем, теперь это уже неважно. Дэррил, почему бы тебе не подыскать место в какой-нибудь фирме, в отделе по связям с общественностью? У тебя есть имя. Будешь предлагать публике дорогую косметику или что-нибудь в этом роде. Могу тебе посодействовать.
        Вот такой разговор был у нее вчера с Берни. Придя домой, она постаралась забыться, но даже водка не помогала.
        А сегодня чуть свет, в девять утра, ей позвонила журналистка Керли Хингем, набившая руку на светских скандалах. Ей не терпелось услышать подробности «из первых уст».
        - Дорогая, все задают вопросы. Вы же сами заинтересованы, чтобы читатели узнали вашу точку зрения. Всем известно, что я всегда дотошно проверяю факты.
        - Проверяй лучше свою задницу. - Дэррил ничуть не раскаивалась, что поставила на место эту нахалку.
        В кухонном шкафу обнаружилась непочатая бутылка водки, а в холодильнике - остатки диетической кока-колы. Дэррил взяла большой хрустальный бокал, смешала себе коктейль и для виду украсила его ломтиком лимона. У нее постепенно вырисовывался план, простой и действенный.
        Что делает женщина, когда у нее неприятности? Обращается к мужчине. Был ли в жизни Дэррил такой мужчина - сверхбогатый, с неограниченными связями, да еще сходивший с ума по ее телу?
        Что стоит Ричарду Коксу сделать пару телефонных звонков?
        Если уж на то пошло, лихорадочно соображала Дэррил, Ричарда еще не поздно вернуть. Его нынешняя жена не представляет собой ничего особенного: ну, длинные ноги, светлые волосы, смазливое личико - такие пользовались успехом в пятидесятые годы. Этакая ласковая цыпочка, с презрением думала Дэррил, тихая скромница. Разве такая может за себя постоять?
        Отпивая глоток за глотком, Дэррил немного успокоилась. Ее план непременно сработает. Она умна, расчетлива и решительна. А самое главное, у нее нет другого выхода.

* * *
        - Дикки, голубчик, на прошлой неделе я увидела в газете твою фотографию. Ты на ней получился невероятно сексуальным. Я не удержалась, вырезала ее и повесила у себя над кроватью, - мурлыкала Дэррил в телефонную трубку.
        Ричард почувствовал подвох:
        - Что тебе нужно, Дэррил?
        - А... я завтра вылетаю в Чикаго. Буду на месте часов в одиннадцать. Вот я и подумала: не пообедать ли нам вместе? Или можно еще что-нибудь придумать.
        - Дэррил, я, конечно, рад слышать твой голос, но завтра я весь день занят на совещаниях, а вечером вылетаю в Ванкувер.
        - Ну что тебе стоит пригласить меня в ресторанчик? По-быстрому?
        - Что ты затеяла?
        - Мне просто до боли хочется тебя повидать, - ответила Дэррил, профессионально изображая безысходную тоску. - Прошло целых два года... Ты ничего не знаешь... О, Птенчик-Дикки, ты не можешь себе представить, какие у меня неприятности!.. Мне нанесли такое оскорбление! Я просто убита...
        Ричард молил Бога, чтобы этот разговор не слышали секретарши.
        - Успокойся, прошу тебя. Чем же ты так убита?
        - Меня выкинули из сериала! Из «Кэньон-Драйв»! Не думай, что я хочу тебя разжалобить, Ричард. Я просто в отчаянии: не знаю, что делать, кого просить о помощи. За меня некому заступиться. Неужели ты откажешься хотя бы пообедать со мной? Вот увидишь, я не позволю себе ни одного лишнего слова. - Она разрыдалась.
        Несмотря на серьезные сомнения в искренности своей бывшей супруги, Ричард уступил. Однако он решил предотвратить любые притязания с ее стороны. Местом их встречи он избрал маленький китайский ресторанчик «Мандарин Инн», который не располагал к любовным излияниям. Здесь стояли простые деревянные столы, разделенные перегородками, и деловито сновали усердные официанты - родственники хозяина. Никакой роскоши, никакого уединения.
        Дэррил пришла в дорогом черном платье, которое едва прикрывало ее крепкие силиконовые груди. Она так обильно надушилась «Опиумом», что этот запах, казалось, заполнил весь ресторан. Высветленные прядями волосы были взбиты в пышную прическу.
        - Дэррил! Мне неловко об этом говорить, но неужели нельзя было надеть что-нибудь более уместное? Из этого платья бюст выпадает наружу.
        - Нравится? - Ее огромные, влажные голубые глаза смотрели томно. - Я помню все, что тебе нравится, Ричард. Все твои интимные пристрастия. Помнишь, как мы с тобой. .
        - Это все в прошлом, - поспешно прервал ее Ричард. - Расскажи, что произошло с твоей ролью в «Кэньон-Драйв».
        В течение следующих сорока минут Дэррил перечисляла свои обиды и сыпала жалобами, по-своему истолковывая подробности, известные ей от импресарио, режиссера и всей съемочной группы.
        - Короче говоря, тебе указали на дверь, - подвел итог Ричард.
        Ее глаза наполнились слезами.
        - Я хочу сниматься. Умоляю, сделай что-нибудь. Помоги мне вернуть эту роль.
        - Попытаюсь. Надо будет кое-кому позвонить. Но мое влияние вовсе не столь...
        - Оставь, пожалуйста, у тебя такие связи!
        - Что смогу - сделаю, Дэррил.
        - Ты только обещаешь. Хочешь поскорее унести ноги. Боишься, что тебя опять потянет ко мне. Боишься, что мы с тобой снова ляжем в постель и нам будет так же хорошо, как и прежде. И ты совершенно прав, Дикки. Мне ли не знать, от чего ты сходишь с ума! Я чувствую твое тело как никто другой. Я угадываю все твои желания...

* * *
        И Расти Коула, и Роберт Эрман, и Берни Эдлер - все как один уверяли Ричарда, что Дэррил не стоит того, чтобы за нее хлопотать.
        - Ее песенка спета, - ничуть не стесняясь, добавил Расти Коупа.
        - Пусть она останется хотя бы до конца сезона, - попросил Ричард.
        - Только через мой труп. Ее роль уже вычеркнута, и обратно мы эту змею не примем, хоть убейте.
        Не решаясь поручить неприятную миссию своему референту, Ричард сам позвонил Дэррил и признался, что ничего не смог для нее сделать. Тщательно выбирая выражения, он передал ей основное содержание всех телефонных переговоров.
        - Господи, - прошептала в трубку Дэррил, когда он замолчал.
        - Дэррил, это еще не конец. Будут другие постановки, другие роли. Твой импресарио подыщет что-нибудь приемлемое.
        Она сорвалась на крик:
        - Как же, подыщет! Будто ты не знаешь, что он предлагает! Он мне советует расхваливать перед покупателями какие-то идиотские мешочки для душа или резинку для трусов.
        - Мне очень жаль, что так получилось.
        - Жаль! Совсем тебе не жаль! Ты мужчина; мужчинам возраст только на пользу, а для женщины это смерть. - Ее речь перешла в пьяное бормотание. - Все упирается в возраст. Они мне сказали открытым текстом. У меня, видишь ли, морщины. Придется делать подтяжку. Надо было еще два года назад на это решиться, тогда бы сейчас не было никаких проблем.
        - Дэррил, ты выглядишь очень молодо, - сказал он совершенно искренне.
        - Ох, - рыдала она на другом конце провода, - не знаю, что бы я без тебя делала, Птенчик-Дикки. К тебе можно обратиться в любое время дня и ночи...
        Ричард застыл от неожиданности.
        - Дэррил, у меня жена и новорожденный сын. Я не собираюсь причинять неприятности своим родным.
        - Но я тебе тоже родная, - всхлипывала она.
        - Бывшая жена - это не родство.
        - Не бросай меня, - захлебываясь слезами, твердила Дэррил. - Не покидай меня.

* * *
        В окна стучал холодный, колючий ноябрьский дождь.
        Битси Ланком стояла в подъезде дома, где жила Ингрид, и старалась вставить ключ в замок почтового ящика. У нее отчаянно тряслись руки, и совладать с ключом удалось только с четвертой или пятой попытки. Она записалась на курсы программирования в Джорджтаунском университете, и эти занятия тянули из нее все жилы.
        В двадцать семь лет ее жизнь была по сути дела кончена. Если ее так выматывают курсы, о какой работе может идти речь? Да и кому она нужна - с такой-то физиономией?
        Пуля, отскочившая рикошетом от стены, угодила ей в правый глаз. Глаз вытек, веки обвисли. Врачи сделали ей пять пластических операций. Хирург и офтальмолог остались довольны своей работой, но Битси была в ужасе. Видя в зеркале искусственный глаз, она содрогалась от омерзения.
        Засунув руку в ящик, Битси вытащила три конверта. В двух были счета, пришедшие на имя Ингрид, а в третьем оказалось письмо от юридической фирмы «Хупер, Шварц, Кэнфилд и Ван-Вутен», услугами которой Битси воспользовалась, чтобы вчинить иск полиции Вашингтона.
        Дело было проиграно. Джанкарло действительно полез за револьвером, это показали несколько свидетелей. Точка.
        Она сунула письмо в сумку и побежала вверх по лестнице.
        - Ты зашла в супермаркет? - встретила ее Ингрид. На ней был один розовый комбидресс; она только что приняла душ.
        - Что?.. Ой, забыла.
        - У тебя, как я погляжу, все из головы вылетает. Тампонов не купила, пива не купила. Между прочим, ты в этом месяце еще не вносила плату за квартиру. Надеюсь, хоть это не забудешь.
        Деньги Битси лежали в банке под опекой. Ей выдавалось две с половиной тысячи в месяц; этого едва хватало на плату за обучение и гонорары адвокатам.
        - Ну ладно тебе, - буркнула она и повалилась на кушетку.
        - Господи, да что с тобой стряслось? - раздраженно спросила Ингрид.
        - Ничего...
        - Разве у тебя сегодня нет занятий?
        - Есть, только я ушла с первой лекции. На меня все глазеют.
        Ингрид шумно вздохнула.
        - Никто на тебя не глазеет, Битси. У тебя совершенно нормальная внешность. Когда до тебя это дойдет? Ты выглядишь как прежде, а может даже и лучше. Не забывай, что у тебя был сломан нос - твой французик постарался, - так врачи, можно сказать, тебе новый сделали.
        Глаза Битси наполнились слезами.
        - Внешность у меня дерьмовая, - причитала она. - Я уродина.
        - Что за чушь, - прикрикнула на нее Ингрид. - Терпеть не могу, когда ты на себя наговариваешь.
        Ингрид принесла из ванной фен и принялась сушить волосы.
        - Слушай, когда это кончится? - не выдержала она. - Я никого не могу в гости пригласить - ты на всех нагоняешь тоску.
        - За что они его убили? - спросила Битси.
        - Ну вот, опять завела свою пластинку! - с досадой воскликнула Ингрид. - К чему эти домыслы? Нечего было ему высовываться, - жестоко добавила она. - Если бы не дергался, так и не получил бы пулю в лоб. И хватит о нем вспоминать. Джанкарло, наркоман паршивый, сидел на моей шее. Ты хоть за квартиру платишь.
        - И все-таки я думаю, здесь что-то нечисто.
        - А я думаю, ты совсем рехнулась. И вот что я тебе еще скажу. Завтра ко мне приходят друзья - хочу раз в кои веки повеселиться. Если ты собираешься так же киснуть - можешь отправляться на все четыре стороны.
        - Ингрид, пожалей меня. Куда мне деваться?
        - Откуда я знаю? Сходи в кино. Или в бар.
        - В бар? - Битси содрогнулась. - Как я могу выйти на люди? На меня все будут пялиться... особенно парни.
        - Фу ты, черт! - вспылила Ингрид. - Говорю тебе, ты нормально выглядишь. Только волосы надо привести в порядок. Сделай химию, высветли несколько прядей - и будешь девушка что надо.
        Вечером, когда Ингрид ушла на работу, Битси обшарила всю квартиру, сантиметр за сантиметром. Она разгребла мусор под кроватью, перебрала пустые бутылки в стенных шкафах, потом сняла диванные подушки и тщательно ощупала каждую.
        Единственной находкой, достойной внимания, оказался пакет, задвинутый в глубь полки в шкафчике под раковиной. Битси извлекла на свет гоночный комбинезон и пару гоночных перчаток из несгораемого волокна. Комбинезон был засален и насквозь пропылен, словно его носил мусорщик.
        Битси долго разглядывала эту экипировку. Она в задумчивости потерла правую глазницу, которая теперь часто побаливала. За этим что-то кроется, подумала Битси. Она твердо решила докопаться до истины.

* * *
        Александра опять забеременела. Они с Ричардом были несказанно рады. Второй ребенок! Ричард с новыми силами окунулся в работу. Теперь у него появились все основания расширить свою империю.
        Однажды декабрьским вечером он вернулся в Чикаго после делового ужина в Нью-Йорке и сразу отправился к себе в офис. Он начал переговоры с Дэвидом Квоном и торопился продиктовать секретарше основные положения их последней беседы. Ричард неукоснительно вносил в картотеку все данные о финансировании своего бизнеса.
        Служебный лифт бесшумно остановился на сорок четвертом этаже. Ричард вышел в вестибюль, на ходу ослабляя галстук-бабочку.
        Дверь офиса была приоткрыта. Ричард раздраженно подумал, что секретарша, уходя, проявила небрежность. Он щелкнул выключателем.
        - Хелло, Птенчик-Дикки. - Ему навстречу выплыла Дэррил, совершенно голая, если не считать туфель на высоких каблуках. Ее силуэт отчетливо вырисовывался на фоне сверкающего огнями ночного Чикаго. Она улыбалась, поправляя растрепанные волосы. С ее шеи свисал кулон на длинной цепочке; сверкающий камень покоился в ложбинке между округлыми грудями.
        - О Господи, Дэррил!
        - Ну как? Нравится? Я еще хоть куда, правда? - Она покружилась перед Ричардом. Длинные стройные ноги и соблазнительные ягодицы по-прежнему были великолепны, гладкая кожа блестела от ароматического масла. - Где надо - подтянула, где надо - укрепила. Что скажешь?
        Ричард поспешно снял смокинг и протянул его Дэррил.
        - Умоляю тебя, накинь хоть это! Как ты сюда проникла?
        Дэррил отвела его руку, бросилась на мягкий кожаный диван и растянулась во весь рост. Ее пальцы поглаживали светлый пушок в низу живота.
        Ричард размашистым шагом подошел к дивану и прикрыл Дэррил смокингом, а затем так же решительно направился к телефону.
        - Служба безопасности? Срочно пришлите кого-нибудь сюда. Ко мне в кабинет! - прорычал он в трубку. - Здесь посторонний человек. И вызовите Слэттери.
        - Дорогой, зачем же так? - Дэррил пустила слезу. - Ричард, мне просто необходимо было тебя видеть. Мне нужна твоя поддержка. Я знаю, ты мне поможешь.
        - Тебе поможет только психиатр, Дэррил.
        - Ричард, ну прошу тебя, умоляю! - рыдала она.
        - Босс! Тьфу, черт... - В кабинет влетел начальник службы безопасности Джек Слэттери, а с ним двое охранников в форме.
        - Выставьте ее отсюда, - приказал Ричард. - Дайте ей что-нибудь надеть и посадите в такси. А завтра я с вами поговорю о том, как она сюда попала.
        Двое дюжих охранников едва справились с Дэррил. Она визжала и брыкалась, ее лоснящееся тело извивалось и выскальзывало у них из рук. Наконец они стянули у нее за спиной рукава смокинга, использовав его как смирительную рубашку. После этого один из них обыскал кабинет и за диваном нашел норковое манто и большую сумку с одеждой.
        - Только не вызывайте полицию! - умоляла Дэррил, размазывая по лицу слезы и подтеки грима. - Прошу вас! Я не вынесу такого позора.
        Ричарду меньше всего хотелось сейчас обращаться в полицию, но он не подал виду.
        - Тогда одевайся.
        Вздрагивая и хлюпая носом, она повернулась к ним спиной и с трудом натянула узкую кожаную юбку, а затем облегающий черный джемпер.
        - Ненавижу тебя! - бормотала она сквозь слезы. - Как я тебя ненавижу!
        Ричард добрался домой лишь к половине третьего ночи. Александра заснула с книгой в руке, не погасив лампу. Он невольно залюбовался спящей женой. Когда он ложился в постель, Александра зашевелилась и что-то прошептала одними губами.
        - У меня сегодня произошел неприятный случай, - начал было Ричард.
        - И у меня тоже... Представляешь, я легла спать без мужа. Никто меня не обнял, не согрел, - сонно говорила она, протягивая к нему руки. Ричард ощутил рядом с собой ее тепло.
        - Лекси, Лекси, - зашептал он.
        - Хочу к тебе, - тихо сказала она.
        Лаская гибкое, податливое тело жены, Ричард забыл обо всем.

* * *
        В течение следующих трех недель Дэррил звонила Ричарду в общей сложности шестьдесят два раза. Вся охрана была начеку; секретарше приказали держать язык за зубами.
        Глория работала у Ричарда пятнадцать лет. Умудренная жизненным опытом женщина, она после развода в одиночку воспитывала троих детей.
        - Мистер Кокс, может быть, имеет смысл посодействовать ей? Пока она не получит роль, вы от нее не отделаетесь.
        - Никто в Голливуде о ней и слышать не желает.
        - Ну и что? Кино снимают и в других странах.
        Ричард ухватился за эту мысль. Он тут же позвонил Дэвиду Квону.
        - Мне хотелось бы вложить средства в постановку двух-трех фильмов, а вы, насколько я знаю, предпочитаете брать на главные роли блондинок из Америки. Думаю, мы сможем быть друг другу полезны.
        - У вас уже есть кто-то на примете? - заинтересовался Квон.
        - Не кто-то, а актриса с громким именем, - веско сказал Ричард. - Единственное условие - чтобы съемки проходили в Гонконге.

* * *
        Весь год после рождения Трипа Ричард был одержим идеей создания династии.
        Его империя росла и ширилась, а вместе с ней множились проблемы. Однажды в декабре - Трипу было восемь месяцев - Ричард беседовал у себя в офисе с Робби Фрейзером, главой Американского профсоюза гостиничных служащих.
        - Надо понимать, вы метите высоко, очень даже высоко, - начал профсоюзный деятель. Его акцент выдавал в нем выходца из шотландской семьи.
        - И поднимусь выше всех, - заявил Ричард. - За три года. Ну, самое большее, за четыре.
        - Для этого придется прокрутить немалые деньги, причем не только ваши, - заметил Фрейзер.
        - Я готов рискнуть, но своего добьюсь. - В голосе Ричарда не было ни тени сомнения.
        - Только не за счет членов моего профсоюза, Кокс. У нас остается целый ряд нерешенных вопросов.
        - Каких же?
        Фрейзер минут двадцать перечислял претензии профсоюза, а под конец дал понять, что не исключает возможность забастовки. Эта скрытая угроза не ускользнула от внимания Ричарда.
        - Мне понятна озабоченность профсоюза, но все, что отдает шантажом, вызывает у меня только отвращение. Запомните, Фрейзер: таким способом никто меня не заставит пойти на уступки.
        - А вы, Кокс, запомните следующее, - парировал Фрейзер. - Времена меняются, и профсоюз меняется вместе с ними. Приходят новые люди, жесткие, горластые и напористые. Их главный аргумент - кулак. Не могу сказать, чтобы они были мне по душе, но приходится с ними считаться.
        - Это, видимо, Танк Марчек?
        - И не он один, - со вздохом признал Фрейзер. - Поэтому я вас и предупреждаю: возможно, не сейчас и даже не на будущий год, но гром все равно грянет. Они знают, чего хотят, и свое возьмут.
        - Пока я стою у руля, этому не бывать.
        - У руля может оказаться и кто-то другой, - тихо возразил Фрейзер.
        - Как это понимать?
        - Понимайте как хотите, Кокс, только я не зря вас предупреждаю. Покамест мы плывем по течению и много не просим, но пройдет год-другой - и ветер переменится. Вам придется выполнить все наши требования, иначе начнется массовая забастовка. Против нее вам не устоять.
        Когда за Фрейзером закрылась дверь, Ричард откинулся на спинку стула. Может быть, и в самом деле стоит слегка сбавить обороты. Каждый новый отель требовал многомиллионных капиталовложений, даже скромный по размерам, но роскошно-изысканный «Парк-Ройял Фитцджеральд» близ Центрального парка в Нью-Йорке - последнее приобретение Ричарда. В экономике наметились опасные тенденции к спаду - они способны пошатнуть достигнутое равновесие.
        Ричард предвидел такое положение дел и обезопасил себя, пригласив к сотрудничеству Дрексела Лэмберта, крупнейшего специалиста по ценным бумагам. Если сейчас выпустить на пятьсот миллионов акций с процентной ставкой чуть выше среднего уровня, то в ближайшие года два можно будет жить спокойно. Но сейчас Ричард не собирался сбавлять темпы. Машина была запущена и набирала ход.

* * *
        Александра подняла глаза на большие часы, висевшие на стене родильного отделения: стрелка подвинулась всего на пять минут. Она попыталась найти более удобное положение, выгибая спину от боли, которая мучила ее вот уже шесть часов подряд. Доктор Лорд определила у ребенка ягодичное предлежание и предупредила Александру о необходимости кесарева сечения. Теперь предстояло ждать, пока освободится операционная.
        Где же Ричард? Александра поручила Глории разыскать его, и секретарша обещала связаться с ним в ближайшие двадцать минут.
        Александра неловко повернулась, чтобы увидеть мужа сразу, как только он появится. Она не хотела идти на операцию без него.
        - Как наши дела, миссис Кокс? - Акушерка накладывала ей на руку манжету, чтобы измерить давление. - У вас есть какие-нибудь пожелания? Пить, конечно, нельзя. Но могу принести еще одно одеяло или вторую подушку.
        - Спасибо, не надо. Я жду мужа. Он не звонил?
        - Как же, как же, звонил; обещал быть через десять минут, - сообщила акушерка.
        Александра с облегчением вздохнула. Значит, он будет с ней рядом, как и обещал.
        Ричард примчался в тот момент, когда Александру уже перекладывали на каталку, чтобы везти в операционную.
        - Лекси? Как ты? - Сквозь адскую боль она услышала в его голосе неподдельную тревогу.
        - Рич...
        - Малышка моя, когда Глория позвонила, я бросил все. Доктор Лорд сказала, что будет делать кесарево. Я связался с главным врачом, он должен быть здесь; мы вызвали лучшего анестезиолога. Неонатологи уже в полной боевой готовности. У них самое современное оборудование.
        Он был настолько взволнован, что Александра через силу улыбнулась, чтобы его приободрить.
        - Все будет в порядке, Рич, - тихо сказала она, сжимая его руку. - Доктор Лорд говорит, что у него сердцебиение прослушивается хорошо.
        - У него? - переспросил Ричард.
        - Это мальчик. - Александра только сейчас сообщила мужу долгожданную весть. - Мне делали ультразвуковое исследование. Так что скоро на свет появится маленький Эндрю Уинтроп Кокс.

* * *
        - Миссис Кокс! Миссис Кокс! Пора просыпаться.
        - М-м-м.
        - У вас чудесный мальчик. Три двести.
        У Александры вырвался вздох облегчения.
        - Он здоров? - Ее собственный голос звучал словно издалека.
        - Абсолютно здоров. Светлые волоски. Правда, не так чтобы очень много. Замечательный мальчик.
        Энди. Александра почувствовала прилив гордости. Младший сын. Ричард будет так счастлив... Ей хотелось бы еще девочку, но теперь придется немного подождать.
        - Я хочу видеть мужа, - слабо проговорила она. - Когда ему разрешат прийти?
        Александру перевезли в отдельную палату, которая расцветилась бесчисленными букетами нежно-персиковых роз. Ричард был уже здесь. Он склонился над кроватью и бережно обнял жену.
        - Лекси, - произнес он сдавленным шепотом. - Ты не представляешь, что это для меня значит. Еще один ребенок. Ты подарила мне двух сыновей. У меня есть для тебя кое-что в память об этом дне. Кенни постарался на славу.
        Ричард выпрямился и достал перламутровый футляр, похожий на тот, который он принес ей на рождение Трипа.
        В нем лежали бриллиантовые серьги, дополняющие подаренное ранее колье. Розовые бриллианты играли и переливались множеством граней.
        - Какая роскошь, - прошептала Александра, прикоснувшись к одной из подвесок.
        - Хочешь примерить?
        - Очень хочу, но только... - она совершенно обессилела и опустилась на подушки.
        - Позволь мне, дорогая. - Ричард осторожно продел серьги ей в уши. Его нежные прикосновения вселяли в нее покой и умиротворенность.
        На столике зазвонил телефон.
        - Что такое? - вздрогнула Александра - Кто бы это мог быть? Надеюсь, тебя не вызывают в офис?
        - Я подойду. - Ричард снял трубку. - Алло?
        Ему ответил незнакомый голос с легким испанским акцентом.
        - Это мистер Кокс?
        - Слушаю.
        - С вами говорит лейтенант Гомес из полицейского управления Лос-Анджелеса. Мне дала этот номер телефона ваша секретарша. Мистер Кокс, я звоню по поводу Дэррил Бойер. Она, если не ошибаюсь, ваша бывшая супруга?
        - Да.
        - Дело в том, что мисс Бойер находится в крайне тяжелом состоянии: она приняла чрезмерную дозу наркотиков и алкоголя.
        Ричард, сжав зубы, тихо застонал. Александра побледнела от волнения и не сводила с него глаз.
        - Кто это? - спросила она. Он прикрыл трубку:
        - Одну минуточку, Лекси... Что с ней? Она жива?
        У Александры глаза расширились от ужаса.
        - Ей сделали промывание желудка, однако она все еще в коматозном состоянии. Но врачи надеются спасти ей жизнь, - ответил лейтенант Гомес.
        - С какой стати вы позвонили именно мне? - К брезгливой жалости Ричарда примешивалось раздражение.
        - Ее экономка сказала, что вы единственный родственник.
        - Да какой я ей родственник? - вспылил Ричард. - Где она находится?
        Гомес сообщил ему название больницы в Лос-Анджелесе.
        - Я скоро вернусь на работу и позвоню ее врачу, - сухо сказал Ричард и повесил трубку.
        - Ричард, что случилось? Кто-то попал в больницу? - Александра силилась подняться; у нее в ушах дрожали и переливались длинные бриллиантовые серьги.
        - Звонили по поводу Дэррил, - неохотно ответил он.
        - Дэррил? - Александра была поражена.
        - Наглоталась снотворного у себя в Лос-Анджелесе.
        - Но, Ричард, я не понимаю, по какому праву они звонят тебе сюда?
        - Понятия не имею, малышка. Выбрось это из головы. Тут какая-то путаница. Экономка смогла назвать полицейским только мое имя.
        - Она дала им твое имя? Но с какой стати?.. Боже мой, Ричард, неужели ты снова встречаешься с ней?
        Ричард покраснел, вспомнив, как Дэррил подкараулила его в кабинете.
        Он подошел к кровати и взял руку жены в свои ладони.
        - Поверь, Лекси, я сам не понимаю, почему полицейские решили поставить меня в известность. Не помню, когда я в последний раз ее видел. Мне до нее нет никакого дела. Дэррил мне совершенно чужой человек. Кроме тебя у меня никого нет. Ты для меня - весь мир.
        Александра в изнеможении подняла на него глаза.
        - Я хочу тебе верить, Ричард, но не могу. Когда мы собирались пожениться, ты обещал мне, что с другими женщинами будет покончено.
        - Я ни разу не нарушил своего обещания! Черт возьми, всем известно, что Дэррил - психопатка. Разве я виноват, что какой-то болван-полицейский звонит мне из Лос-Анджелеса? Откуда мне было знать, что там у них произошло? Поверь мне, Лекси. Я тебя безумно люблю, так было, есть и будет.
        Она слабо кивнула и протянула к нему руки. Ричард привлек Александру к себе и ласково гладил ее по спине, пока она не успокоилась.
        Он всеми силами старался не показать жене, что история с Дэррил привела его в бешенство. Зачем он только пошел на поводу у этой истерички? Черт его дернул просить за нее Дэвида Квона.

        XIII
        ДЖЕТТА, 1984

        Щелкали вспышки фотокамер; из толпы раздавались восторженные крики. Поклонники, туристы и просто любопытные проталкивались к ограждениям, чтобы оказаться поближе к знаменитостям, прибывающим на просмотр новой картины с участием Ричарда Гира.
        Джетта и Нико расположились на заднем сиденье длинного белого лимузина и ожидали своей очереди в веренице машин, выстроившихся перед входом в «Чайниз Тиэтер» на Голливудском бульваре.
        Из автомобиля, стоящего впереди них, выходила Элизабет Тейлор. Ее осаждали репортеры с микрофонами.
        Джетта схватила Нико за руку.
        - С ума сойти! - воскликнула она. - А теперь наша очередь.
        Для этого случая Джетта купила белое вечернее платье от Нины Риччи: броское, с тройным воланом, оно оставляло открытыми ее плечи и намного не доходило до колена. К нему она подобрала огромные белые клипсы и белое боа из страусовых перьев.
        - У кинозвезд любимое занятие - пускать пыль в глаза, - проворчал Нико со скучающим видом.
        Опустив тонированное стекло, Джетта высунулась из окна. Короткое платье задралось еще выше. Нико протянул руку и одернул воланы. Его прикосновение было неожиданно осторожным.
        - Не забывайся, - предостерег он, - кругом телекамеры. И лиф тоже поправь: он и так мало что прикрывает.
        - Тут поправь, там поправь, - огрызнулась Джетта. - А что такого? Долли Партон себе вообще ничего не прикрывает, а мне нельзя?
        - Нашла с кем себя сравнивать, с этой дешевкой, - отрезал он. - У тебя другой уровень, запомни.
        Водитель обошел вокруг машины и открыл дверцу. Джетта ступила на красную ковровую дорожку.
        Не успела она сделать и шага, как к ней ринулись журналисты. Они совали ей в лицо микрофоны и сыпали вопросами.
        - Джетта! Джетта! Это правда, что вы встречаетесь с Ричардом Гиром?
        - С Гиром? О нет, это всего-навсего рекламный ролик, - начала Джетта.
        - Разве вы не были его любовницей? Ведь вы...
        - Не задерживайся, - приказал Нико, сжимая ее локоть. - Все, больше никаких вопросов. Отстаньте от нее.
        Они прошли в фойе, где уже стоял гул бесчисленных голосов. Актеры, руководители киностудий и рекламных бюро, агенты, режиссеры, состоятельные любители кино, раздобывшие пригласительный билет, - все оживленно беседовали, держа в руках бокалы. Мужчины были в смокингах, женщины - в дорогих изысканных платьях.
        - Не сердись, - шепнула Джетта, когда они с Нико направлялись к одному из четырех баров. - Эти дурацкие вопросы... Ричард Гир. Да я никогда в жизни... Конечно, в нем море обаяния, но мне не нужен никто, кроме тебя.
        - Поверю тебе на слово.
        - Правда-правда!
        За минувшие три года Джетта узнала Нико так, как его не знала ни одна другая женщина. Тем не менее он иногда ее озадачивал. Наедине с ней Нико был мягким, ласковым и заботливым. Но стоило им оказаться на людях, как он сразу начинал вести себя отчужденно. Джетта объясняла это тем, что он - siciliano, о чем он сам нередко ей напоминал. По его словам, сицилийцы не выставляют напоказ своих слабостей, а любовь к женщине у них считается не чем иным, как проявлением слабости.
        В отношениях с Джеттой Нико всегда стремился быть полновластным собственником. Однажды, после того как они четыре часа подряд занимались любовью, а потом в изнеможении лежали рядом, он сказал:
        - Ты слишком сильно любишь меня, Джетта.
        - В каком смысле? - переспросила она.
        - Ты любишь меня безоглядной любовью, хотя ничего обо мне не знаешь. Для тебя я только возлюбленный, малышка Джетта. Но я представляю собой нечто большее. И тебе предстоит узнать меня совершенно с другой стороны, когда в моей семье произойдут кое-какие перемены. А от тебя я требую только одного.
        - Чего же?
        - Чтобы ты никого не пускала туда, где бываю я.
        Джетта сделала вид, что не поняла, хотя ей уже все стало ясно.
        Нико положил руку на ее мягкий, влажный пушок в низу живота.
        - Это принадлежит мне. Только мне и больше никому.

* * *
        В фойе, как и у входа, сновали газетчики и фоторепортеры. Нико извинился перед Джеттой и отправился в курительную комнату. К Джетте тут же подскочила Ширли Эдер, известная журналистка, снабжавшая светскими новостями сразу несколько популярных изданий.
        - Конечно, я бы с удовольствием снялась в кино, - ответила на ее вопрос Джетта. - Но я слишком дорожу своей ролью в «Кэньон-Драйв». Мне известно множество случаев, когда актрисы в погоне за славой отказывались от ролей на телевидении, после чего их имен никто не вспоминал.
        Ширли лихорадочно строчила в миниатюрном блокнотике.
        - Кто вас сегодня сопровождает, Джетта? Ваш спутник просто неотразим. Он актер?
        - О нет, он бизнесмен из Чикаго.
        - В какой области он работает?
        - В области предпринимательства, - туманно пояснила Джетта. - Он заключает различные контракты.
        Когда Ширли отошла в поисках очередного объекта, Джетта обернулась, ища глазами Нико. Она случайно встретилась взглядом с интересным, высоким мужчиной, чье лицо показалось ей знакомым. В ее памяти всплыла свадьба Александры: это был Дерек Уинтроп, брат невесты. Джетта вспомнила, что напропалую кокетничала с ним и в чем-то даже вышла за рамки приличий. Она не смогла сдержать улыбки.
        - Вы затмили всех, - сказал Дерек, приближаясь к ней. Его голубые глаза тоже улыбались.
        - Даже Элизабет Тейлор? - игриво спросила Джетта.
        - Ну, ей-то вы просто дадите сто очков вперед.
        - Неужели?
        - Я всегда говорю то, что думаю. Вы потрясающе красивы. - Дерек перешел в наступление. - Меня всегда можно застать в Сенате. Звоните моему референту, вас сразу соединят.
        Джетта была польщена. Ее с детства окружали знаменитые личности, но политических деятелей среди них не было. Пусть Дерек не отличался такой эффектной внешностью, как Нико, но в нем угадывалась властность. Это интересно. Очень даже интересно.
        Она состроила ему глазки:
        - Возможно, когда-нибудь позвоню...
        - Надеюсь.
        В это время вернулся Нико, и они вместе с толпой устремились в зал.
        - Здесь даже водопроводные краны сделаны в виде драконов, - сообщил он и без всякого перехода спросил: - Что за субъект?
        - Да так. Просто подошел поболтать.
        Он взял Джетту за локоть и сжал так, что она чуть не вскрикнула.
        - Расскажи это кому-нибудь другому. Он к тебе приставал.
        - А хоть бы и так! - не выдержала Джетта. - Нико, вокруг меня все время крутятся мужчины. Пойми, это в порядке вещей. Я же актриса.
        Этого говорить не следовало.
        В голосе Нико зазвучало нескрываемое бешенство:
        - В порядке каких вещей?
        - Ну, в актерской среде. Нико, если человек с кем-то заигрывает, он таким способом выражает свою симпатию - и ничего больше. - Джетта начала злиться. - И вообще, какая тебе разница? Ты же не собираешься на мне жениться, правда? Тебе подавай непорочную итальянку.
        Его глаза вспыхнули холодным блеском:
        - Да, представь себе, я ценю непорочность.
        - Скажите на милость, он ценит непорочность! - вскипела Джетта. - Не смеши меня! Ты без возбудителей в постель не ложишься! У тебя целый склад искусственных членов, вибраторов, смазок и черт знает чего. До встречи с тобой я о таких штуках и понятия не имела.
        - Джетта... - предостерегающе начал он.
        - Да что там говорить! У тебя одно на уме: поскорее уложить меня под себя. Я тебе только для этого и нужна!
        - Замолчи, - процедил он сквозь зубы. - Кругом люди.
        - Не замолчу. Я тебе не подстилка. Мне каждый раз...
        - Прекрати - или я встану и уйду, - перебил Нико. Через пять минут он так и поступил.
        Джетта сидела в темном зале, уставившись на экран, но не могла сосредоточиться. Ее душила обида. После просмотра она взяла такси и поехала к Сибилле Шеперд, которая пригласила к себе избранных гостей.
        У Сибиллы собралась пестрая голливудская компания. Из динамиков неслась оглушительная музыка: Линда Ронштадт пела новую балладу Александры Уинтроп. Для Джетты это была ничем не примечательная вечеринка. Много воды утекло с тех пор как она, дрожа от волнения, входила с матерью в дом Брэдли Голдфарба. Теперь она стала своей в этом кругу.
        - Надо же, мы снова встретились. - Рядом с ней неожиданно возник Дерек Уинтроп.
        - Вы проникли сюда хитростью?
        - Сознаюсь, виноват, - усмехнулся он. - Помогли друзья из высших сфер. Послушайте, а что если мы отсюда удерем, посидим где-нибудь в баре, немного поболтаем?
        Джетта ответила не сразу. Если Нико узнает, ей это даром не пройдет.
        - Поверьте, я вас не съем. Просто посидим где-нибудь вдвоем.
        - Подождите, я только что вошла. Не знаю, возможно... Мне бы хотелось выпить крюшона. Сладкого, с тропическим вкусом и с кусочками ананаса, только не слишком калорийного.
        - Я знаю, где такой подают, - заверил Дерек.
        Не прошло и двух месяцев, как Джетта и Дерек Уинтроп стали очень близкими знакомыми. Он заинтриговал ее некоторой загадочностью и остроумием, а также абсолютной уверенностью в своей неотразимости. Действительно, какая-то сила притягивала к нему окружающих. Джетта с интересом наблюдала, как в ресторанах Бостона к их столику стекалась масса людей, которые желали завести знакомство не с ней, а с Дереком.
        Их роман разворачивался на двух побережьях. Каждую пятницу Дерек присылал Джетте цветы, а дважды в месяц заказывал для нее билеты в Бостон на выходные дни.
        Она находила Дерека посредственным любовником. За предварительные ласки она бы поставила ему «четыре», а за выносливость - едва-едва «троечку». Как только приближался кульминационный момент, он заставлял ее говорить непристойности и даже сдавливать самые чувствительные места, чтобы ему было больно.
        Джетта мирилась с этими безобидными причудами. Она рассудила, что иначе он будет вообще ни на что не способен. С Дереком ей не приходилось рассчитывать на полное удовлетворение. Видимо, Нико Провенцо был единственным мужчиной, с кем она могла разделить миг высшего наслаждения.
        Сенатор и мафиозо. Кто бы мог подумать...
        Теперь, когда она ловко манипулировала двумя любовниками, ее жизнь приобрела особую остроту. Дерек и Нико не подозревали о существовании друг друга, хотя оба нередко наезжали в Лос-Анджелес: Нико - по таинственным «семейным делам», а Дерек - на конференции по торговле с Латинской Америкой.
        Чтобы разделить две фазы своей интимной жизни, Джетта использовала автоответчик. Принимая у себя одного из любовников, она отключала звонок и до минимума уменьшала громкость, так что ее ответ, заранее записанный на пленку, в доме был не слышен.
        Но однажды в июне, когда Нико появился в Лос-Анджелесе и остался на выходные, она утратила бдительность.
        Они с Нико лежали в спальне, изящно отделанной бледно-лиловым ситцем, и читали воскресный номер «Лос-Анджелес таймс». Покрывало сбилось в сторону. Над постелью витал мускусный запах разгоряченных тел и пряный аромат огромной пиццы, ждущей своего часа в картонной коробке между ними.
        Когда белый с золотом телефон залился трелью, Джетта мгновенно прокляла свою забывчивость. Нико всегда расспрашивал, кто ей звонит, и, если она не снимала трубку, требовал объяснения причин.
        Джетта подбежала к аппарату.
        - Алло?
        - Детка, это я, - раздался у ее уха вкрадчивый голос Дерека Уинтропа.
        - Вы не туда попали, - быстро ответила она и повесила трубку.
        Телефон немедленно зазвонил снова, и опять Джетта подскочила как ужаленная.
        - Вы ошиблись номером, - раздраженно крикнула она и незаметно отключила звонок, соображая, что можно будет наврать Дереку.
        Вернувшись к кровати, Джетта плюхнулась рядом с Нико.
        - Вот черт! - воскликнула она. - Прямо хоть меняй номер. Постоянно звонят какие-то идиоты.
        - Какие идиоты? - Нико оторвался от газеты. Его мускулистый торс был покрыт блестящими черными завитками; можно было подумать, что он позирует для эротического журнала.
        Джетта нервно рассмеялась.
        - Не знаю, куда деваться от этих дурацких звонков. А ты бы посмотрел, какие я получаю письма - можно подумать, кругом сплошные психи. Один предлагает мне руку и сердце, другой скорбит, что я в последней серии сделала аборт, третий возмущается, зачем я ношу манто из меха убитых животных. А недавно один полоумный написал, будто Господь Бог нам с ним повелел произвести потомство, которое спасет мир. - Она захихикала. - Честное слово! Сибилле тоже пришло почти такое же письмо.
        Нико пронзил ее взглядом.
        - Любопытно, - тихо сказал он.
        Джетта прильнула к нему, выхватила газету и проникновенно заговорила:
        - Миленький мой, зачем ты забиваешь себе голову этими несчастными биржевыми сводками? Такая скука, и все одно и то же, разве нет? Купи, продай, сколоти капитал.
        Под его пристальным взглядом Джетта поежилась и замолчала. После некоторого раздумья Нико заговорил:
        - Люди покупают и продают акции без разбора. Большей глупости не придумаешь. Я предвижу крах фондовой биржи в ближайшие год-два. Если у тебя есть акции, надо поскорее сбыть их с рук.
        - Этими вопросами занимается мой поверенный.
        - Тебе надо с ним поговорить. А лучше поручи это мне.
        Нико потянулся к Джетте и покрыл поцелуями ее лицо и шею. От прикосновений его быстрого, чувственного языка Джетта блаженно постанывала. Только сейчас ей удалось расслабиться. Нельзя забывать про автоответчик, иначе недолго потерять Нико.

* * *
        В тот год у Александры вышел третий платиновый диск. Баллада «Женщина простит», написанная для Кенни Роджерса и Барбары Мэндрелл, получила международное признание и вошла в «топ-твенти».
        В названиях всех песен Александры так или иначе фигурировало слово «женщина». Оно сделалось ее фирменным знаком.
        В июле у Коксов гостила Джетта. Она прилетела на уикэнд. Как назло, все выходные не переставая лил дождь.
        - Что новенького в музыкальном мире? - спросила она.
        Александра светилась от радости.
        - У меня столько замыслов! Настоящий творческий подъем. Я разговаривала с дирекцией «Ариста рекордс» - они собираются выпустить целый альбом с моими балладами в исполнении разных певцов.
        - Потрясающе!
        Александра подошла к белому роялю, который занимал центральное место в гостиной Коксов.
        - Хочешь послушать, что я написала совсем недавно?
        - Хочу, но сперва сыграй мне «Ласковую женщину», хорошо? Я могу ее слушать сколько угодно. Она в точности передает мои чувства к Нико.
        Джетта забралась с ногами на длинный, обтянутый нарядной тканью диван и закрыла глаза.
        По комнате разлился теплый голос Александры. «Всю нерастраченную ласку я сберегала для тебя» - пела она. Джетта слушала как зачарованная. Песня проникала в самую душу, вызывая светлую, щемящую грусть.
        - Бесподобно, - вздохнула она, когда смолкли последние ноты. - Бесподобно. Просто нет слов! Как тебе удается выразить такую печаль?
        - Как, Джетта, разве это печальная песня?
        Джетта не успела ответить, как в комнату притопал Трип, а следом за ним вошла няня с трехмесячным Энди на руках.
        - Мама, мама! - Трип подбежал к Александре. Красивые дети, круглолицые, беленькие, хоть снимай их для рекламы, подумала Джетта. Она не сводила глаз с Трипа. Уже сейчас можно было представить, в какого неотразимого мужчину он превратится, когда вырастет.
        - Трип услышал звуки рояля и попросил, чтобы вы ему что-нибудь спели, - улыбнулась Брауни.
        - Вот и хорошо. Я как раз сочинила для него песенку - закончила прошлой ночью.
        - Песенку, - нетерпеливо просил Трип. Руки Александры застыли над клавишами.
        - Песенка про белочку, - объявила она. - Про веселую белочку.
        Прозвучал вступительный аккорд.
        - Про беличку? - Трип только-только начинал говорить. В год и три месяца он значительно обгонял в развитии своих ровесников.
        - Про белочку, - отчетливо повторила для него Александра. - Жила-была попрыгушка и хохотушка белочка. Больше всего на свете она любила танцевать.
        Песенка звучала легко и задорно. Джетта не удержалась и принялась притопывать ногами в такт. Трип, стоя возле рояля, отбивал ритм пухлым кулачком. Джетта рассмеялась, с умилением глядя на малыша. Так или иначе, Александра получила все, к чему стремилась. У нее любящий муж, который не только хорош собой, но и сказочно богат. Двое прекрасных детей. И, конечно, творчество: можно было подумать, что музыка дается ей легко, без малейших усилий.
        Александра не превратилась в типичную жену миллионера, думала Джетта. Она всегда сохраняла свою индивидуальность.
        Песенка кончилась.
        - Еще про беличку! Еще!
        Александра со смехом сгребла сына в охапку и усадила за рояль рядом с собой. Джетта попросила дать ей подержать маленького Энди и почувствовала, как ее согревает частичка счастья этой семьи.
        Нельзя сказать, чтобы ее собственная жизнь сложилась неудачно. Вовсе нет. Миллионам женщин такая жизнь и во сне не снилась. Тогда почему же она отчаянно завидовала своей подруге? Почему вдруг почувствовала себя обделенной?
        Няня увела детей спать. Джетта и Александра потягивали вино и не могли наговориться друг с другом. Они позвонили Мэри-Ли, которая не сумела в тот день присоединиться к ним. Каждая взяла трубку, после чего они болтали без умолку добрых два часа.
        - Я до сих пор в сомнениях насчет замужества, - призналась Мэри-Ли, закончив рассказ о своей новой программе - она брала интервью у Генри Киссинджера. - Не знаю, нужно мне это или нет. Джейк поставил мне ультиматум: либо за полгода я выбираю обручальное кольцо, либо через полгода мы расстаемся.
        Подруги обсудили все за и против. Александра полагала, что Мэри-Ли не должна упускать своего счастья, потому что Джейк искренне любит ее. Джетта, в свою очередь, считала, что все сомнения Мэри-Ли объясняются ее прохладным отношением к Джейку.
        - Я-то думала, вы мне дадите дельный совет, - сказала Мэри-Ли через час. - Но, похоже, вынесение вердикта откладывается. Еще я вам хотела сказать, что моя мама в больнице - возможно, вы слышали. Ее положили на обследование: почему-то она стала терять память.
        - Терять память? - поразилась Джетта.
        - Да, именно так, - взволнованно подтвердила Мэри-Ли. - Знаменитая Мариетта Уайлд, написавшая Бог весть сколько романов, с трудом вспоминает, куда засунула ключи. Не знаю, заметили вы или нет, но за последние три года она не опубликовала ни одной новой книги. У нее был в запасе роман на китайском материале, но издатель его отверг. Говорит, что это «непечатное произведение».
        - Что с ней стряслось? - спросила Александра.
        - Могу тебе сказать, - ответила Мэри-Ли. - Врачи у нее усматривают то авитаминоз, то побочное воздействие снотворного, то нарушение мозгового кровообращения. Но я-то знаю, что это такое. Здесь витаминные пилюли не помогут.
        - Какое же это заболевание? - снова спросила Александра.
        В голосе Мэри-Ли послышались горькие нотки.
        - У нее синдром Альцгеймера. Вот ведь ирония судьбы, правда? Она пыталась мне внушить, что у меня страшная болезнь, а теперь оказалось, что болезнь поразила ее самое. Мне, конечно, придется взять на себя заботу о ней. Получается, что она, хоть и таким изощренным способом, все равно будет сживать меня со свету.
        Потом Джетта с Александрой еще долго сидели в спальне и, откупорив вторую бутылку вина, смеялись и болтали. Джетта начала рассказывать то, о чем невозможно было говорить по телефону. Она описала их ночные безумства с Нико, не скрыла, что он давал ей возбудители, и посетовала, как сложно крутиться с двумя любовниками.
        Но даже в порыве откровенности Джетта умолчала об одном. Она не назвала имени своего второго возлюбленного, опасаясь, что Александра не одобрит такой связи.
        В половине второго ночи зазвонил телефон.
        - Вероятно, это Ричард, - сказала Александра, подливая в бокалы еще вина. - Он снова в Финиксе; уже третья поездка за этот месяц. Возьми, пожалуйста, трубку: у меня заняты руки.
        Подходя к телефону, Джетта почувствовала легкое головокружение от выпитого вина.
        - Я слушаю.
        - Джетта? Это ты? - В трубке звучал изумленный и недовольный голос Дерека.
        - Зачем ты сюда звонишь? - зашептала она.
        - Что за вопрос? Александра, между прочим, моя родная сестра.
        Джетта передала трубку Александре, которая в замешательстве остановилась с графином в руке. Она еще больше удивилась, когда узнала, что это Дерек.
        Разговор с братом был недолгим. Они согласовали какие-то подробности очередного благотворительного вечера.
        - Джетта... - нерешительно произнесла Александра, повесив трубку, - почему ты спросила Дерека, зачем он сюда звонит? Что в этом особенного?
        Джетта смущенно пожала плечами и отвела глаза. Александра нахмурилась.
        - Джетта, а Дерек случайно не тот... не с ним ли ты встречаешься в Калифорнии? Он в последнее время часто летал на побережье, и я все не могла понять, какие у него там дела.
        Джетта поднесла к губам бокал, не зная, что ответить. Александра проявляла настойчивость:
        - Слушай, Джетта, успокой мое сердце. Не может же быть, чтобы ты закрутила роман с моим братом? Я не хочу сказать ничего плохого, наоборот, я тебя очень люблю, но Дерек должен проявлять осмотрительность, ведь он политический деятель.
        Джетта опустила бокал на стол.
        - Объясни, что ты имеешь в виду.
        Они обе выпили больше, чем следовало. Соломенные волосы Александры растрепались, щеки горели румянцем глаза блестели.
        - Ты мне никогда не рассказывала, чем занимается твой Нико, но я слышала о нем в
«Аристе».
        Джетта смотрела в сторону.
        - Я устала, пойду ложиться.
        Александра шла за ней по коридору.
        - Наверно, я совсем пьяна и ничего не понимаю. Ты хочешь сказать... ты живешь одновременно и с мафиозо, и с моим братом?
        - Ну и что такого? Подумаешь, переспали пару раз! - досадливо отмахнулась Джетта, входя в пышно обставленную спальню для гостей.
        - Джетта, - умоляюще выговорила Александра.

* * *
        Был уже полдень, когда Джетта наконец выбралась из кровати и направилась в столовую. На ней были узкие джинсы и длинный жилет с бахромой. На шее и на запястьях позвякивали бесчисленные экзотические цепочки с кожей и бирюзой. Блестящие черные волосы рассыпались по спине непокорными кудрями. На лице не было ни тени косметики.
        - Ты сегодня выглядишь как дочь племени краснокожих, - заметила Александра. Она сидела у стола за чашкой черного кофе.
        Джетта обиженно фыркнула:
        - Извини, забыла, что я в Чикаго. У нас в Лос-Анджелесе Чикаго считается провинцией.
        Они молча смотрели друг на друга. Потом Джетта с грохотом отодвинула стул, села и мрачно уставилась на кувшин со свежим апельсиновым соком и теплые круассаны, которые бесшумно внесла горничная.
        - Прошу прощения. Я на еду смотреть не могу.
        - Я тоже. Меня очень беспокоит судьба Дерека. Дело кончится тем, что ты опорочишь его имя, а потом уйдешь в сторону.
        - Какая чушь! - выкрикнула Джетта со слезами на глазах. - За что ты меня возненавидела? Пойду-ка я лучше заказывать такси.
        - Черт возьми, - вырвалось у Александры. На ней тоже были джинсы, а сверху - многократно стиранная футболка с концерта Оливии Ньютон-Джон. - Никак ты жалеешь себя? Ты знаешь мое отношение к тебе, Джетта. Я только не хочу, чтобы ты своим безрассудством сломала карьеру Дерека.
        - Ты злишься на меня потому, что я встречаюсь с твоим драгоценным братцем! Все ясно: я ему не чета.
        - Неправда!
        В столовой опять повисло молчание. Тем временем молодая горничная принесла из кухни подрумяненные булочки и свежезаваренный кофе.
        - Спасибо, Иоланда, - сказала Александра. - А теперь оставь нас. Нам нужно поговорить.
        Когда горничная вышла, Джетта взяла булочку, разломила пополам и откусила большой кусок.
        - Давай не будем ссориться, - в конце концов не выдержала Александра.
        - Давай не будем.
        - В кои веки мы встретились - и сцепились, как кошки. Но Дерек - мой брат, и я не могу допустить, чтобы его репутация пострадала от необдуманных шагов. Наш отец мечтает увидеть его президентом.
        Джетта подняла глаза от своей тарелки и в упор посмотрела на Александру:
        - У него была полная свобода выбора. Он холост. Я не замужем. Какие могут быть проблемы?
        Александра покачала головой.
        - Разве ты не понимаешь? Проблема заключается в следующем: ты не сказала Дереку, что у тебя есть другой мужчина, за которым стоит мафия. Разве это честно?
        - Ну ладно, сдаюсь, - пристыженно бормотала Джетта.
        - Ты должна порвать с Дереком. Сегодня же. Если ты не... - У Александры на глаза навернулись слезы. - Если ты этого не сделаешь, мы все равно останемся подругами, но наши отношения никогда не будут прежними.
        Перед отъездом Джетта обняла Александру и обещала позвонить Дереку, как только вернется в Лос-Анджелес.
        - Клянусь, между нами все будет кончено. Честное слово. Я верну ему все, что он мне подарил. Даже цыпленка.
        - Какого еще цыпленка? - непроизвольно рассмеялась Александра.
        - Однажды перед Рождеством мы были в Мексике, и Дерек купил мне маскарадный костюм: такая прелесть, весь мягкий, желтенький, с розовыми бумажными перышками...
        Александра почувствовала себя виноватой. Она никогда не могла долго сердиться на Джетту.
        - Цыпленка можешь оставить на память. Господи, Джетта, ты не представляешь, как важна для меня наша дружба. - Они обнялись. - Я вела себя как идиотка, - всхлипнула Александра. - Я знаю, ты никому не желаешь зла.
        - Нет, ты во всем права; это я вела себя как дура, - признала Джетта, покачав головой. - Мне бы надо порвать и с Нико, только я не смогу. Кажется, я слишком к нему привязалась.

* * *
        Александра выждала несколько дней, а затем заказала билет на ночной рейс в Вашингтон, объяснив Ричарду, что собирается организовать для Дерека благотворительный бал.
        Она договорилась пообедать с братом в ресторане «Дюк Зайберт» - излюбленном месте встреч видных государственных деятелей.
        - С чего ты вдруг сюда примчалась? - в недоумении спросил Дерек, когда метрдотель проводил их к заказанному столу. - Не иначе как собираешься записать пластинку в Белом доме: Джордж Буш играет, Барбара поет. - Ни на минуту не умолкая, он приветственно кивнул сенатору Говарду Бейкеру и конгрессмену Билли Форду.
        Хотя салат из шпината был приготовлен великолепно, Александра не почувствовала его вкуса. Ей хотелось поскорее покончить со щекотливым делом.
        - Дерек, я прилетела в Вашингтон из-за тебя.
        - Из-за меня? - Он удивленно поднял густые светлые брови.
        - Да, из-за тебя, Дерек. Ты, возможно, хорошо разбираешься в политике, но в обычной жизни ты наивен, как дитя.
        - Что-о-о? - вытаращился Дерек. - Выходит, я засветился. А я-то думал, никто не знает про мои амурные похождения с Элизабет Тейлор.
        - Ах, как остроумно. - В глазах Александры блеснули слезы. - Тысячи людей помогают тебе деньгами; избиратели возлагают на тебя большие надежды. Я уж не говорю об отце. Он мечтает, чтобы ты переступил порог Белого дома, и, черт побери, я не хочу, чтобы ты лишил его этой радости.
        - Ха-ха-ха! - засмеялся Дерек, услышав от сестры столь многозначительные слова. - А о чем, собственно, идет речь?
        - О твоей возлюбленной, Джетте. Ты, наверно, не знаешь, что она встречается также с Нико Провенцо. За ним стоит чикагская мафия, ясно тебе?
        Дерек побледнел:
        - Разве она до сих пор с ним не порвала?
        - Нет, - отрезала Александра.
        - Вот черт...
        - А на что ты надеялся? Она голливудская актриса, яркая женщина, да к тому же предельно своенравная. Это ни для кого не секрет. Тебе хорошо известно, что Джетта... - К ужасу Александры, у нее задрожал голос.
        - Умоляю, не устраивай здесь потоп. - К Дереку вернулось привычное самообладание. - По сути дела, вопрос уже решен: она звонила мне вчера вечером и сказала, что мы с ней больше не увидимся.
        Александра испытала некоторое облегчение.
        - У тебя есть кто-нибудь еще? Кроме Джетты?
        Он пожал плечами и отпил большой глоток воды.
        - Ну, допустим.
        - И кто же?
        - Ее зовут Рита-Сью Эшленд. Типичная южанка, голубая кровь. У нее такой прононс, что даже я с трудом ее понимаю. Семья самая что ни на есть респектабельная, солидное состояние. Хорошие манеры, умеет держаться в обществе... Ну, ты понимаешь.
        - А внешность?
        - На уровне.
        - Сексуальная?
        Дерек неловко отодвинул стакан с водой.
        - Как тебе сказать... Она немного чопорная. А с какой стороны тебя это интересует?
        Александра ответила после некоторого колебания:
        - Извини, но лучше это скажу я, чем кто-то другой. Тебе необходимо жениться, Дерек, - на ней или на какой-нибудь другой девушке такого же типа. Твоя личная жизнь должна быть упорядоченной и не вызывающей кривотолков. Если ты действительно стремишься стать президентом, тебе надо состоять в законном браке.
        - Что я слышу? - опешил Дерек. - Ты учишь меня жить? Ты, Сисси? Да кто ты такая, чтобы меня поучать? Жена миллионера. Хороша бы ты была, если бы тебе ничего не перепадало от папы и муженька! Привыкла сорить деньгами. Один этот костюм, что на тебе, стоит тысячи три баксов.
        Александра вздрогнула, как от пощечины.
        - Разреши тебе возразить. Если у меня останется только рояль, я все равно смогу себя обеспечить. В прошлом году мои доходы составили шестьсот пятьдесят тысяч; неплохая сумма, верно?
        - Я не к тому, Сисси...
        - А если бы мои песни оказались никому не нужны, я бы нашла другую работу - да хоть здесь, в Вашингтоне, у меня есть диплом Вассара и некоторый опыт. Так что ты несправедлив.
        - Ну извини, извини. - Дерек быстро пошел на попятный. Александра швырнула свою салфетку на стол.
        - Дерек, ты так ничего и не понял?
        Она ушла из ресторана, оставив брата сидеть с раскрытым ртом.
        Как только Александра скрылась из виду, Дерек бросил на стол несколько купюр и вышел. Его трясло от злости, давление подскочило - и во всем была виновата эта дрянь, Джетта Мишо...
        Вместо того чтобы возвратиться на службу, он поехал домой. Захлопнув дверь, он набрал номер своего офиса в Сенате и поручил референту отменить три встречи, назначенные на вторую половину дня.
        Покончив с делами, Дерек открыл бар и приготовил себе мартини с двойной порцией водки. Ему необходимо было снять напряжение.
        Через два часа Дерек все еще успокаивал себя спиртным. Александра, вне всякого сомнения, права. Политический климат в стране изменился. Если президент Кеннеди не стеснялся принимать длинноногих девиц прямо в Белом доме, то теперь такие номера никому не сходят с рук. Нынче общественность сует свой нос в спальню каждого политика, и его счастье, если там обнаружится только традиционный секс с преданной женой.
        В данный момент Рита-Сью Эшленд - наиболее подходящая кандидатура. Эта добропорядочная дочь богатого папаши соглашается заниматься любовью только в полной темноте и под одеялом. Но ведь Первой леди так и положено себя вести?
        Дерек выругался. Он с содроганием вспоминал пуританскую занудливость Риты-Сью. Ничего не поделаешь, ее уже не исправить.
        Телефонный звонок вывел его из задумчивости. Дерек с неохотой взял трубку. Звонил Бо Донохью, его помощник. Он сообщил, что предложенный Дереком законопроект поддержан комиссией. Они говорили минут двадцать, и Дерек целиком сосредоточился на делах.
        После этого разговора Дереку стало легче. Пока снова не накатила тоска, он решил позвонить Рите-Сью.
        - Мы увидимся вечерком, солнышко мое? - спросил он елейным голосом.
        - Я думала, у тебя заседание сенатской комиссии, - ответила Рита-Сью.
        - Ты права, детка, но я собираюсь улизнуть пораньше, чтобы встретиться с тобой. Часиков в девять, хорошо? Или в половине десятого. Я сорвусь с этого заседания при первой же возможности.
        - Значит, в половине десятого?
        - Я понимаю, это поздно, куколка, но мы сходим куда-нибудь поужинать. Кроме того, у меня есть для тебя... как бы это сказать... маленький сюрприз.
        - Хорошо, я жду.
        Дерек подумал, что при всех своих недостатках Рита-Сью будет идеальной женой. Эмансипация никак ее не коснулась. Она не станет точить мужа за поздние возвращения и поддержит любой его шаг. Даже если муж загуляет на стороне, она лишь молча подожмет губки.
        Дерек уже в который раз подошел к бару и смешал себе коктейль. После этого он вернулся к телефону и набрал другой номер. Этот вариант он использовал крайне редко, только когда хотел забыться.
        - Алло, - ответил вкрадчивый голос.
        - Это Дерек. Ты мне нужен.
        - Сегодня? Это мне не совсем удобно, Дерек. Надо предупреждать заранее.
        - Постарайся, дружок. Пожалуйста, малыш, ты же знаешь, что иногда ты мне просто позарез необходим. Ты не пожалеешь. Я бы предпочел подъехать прямо сейчас, потому что около девяти уже надо будет прощаться.
        В трубке раздался тихий дразнящий смех.
        - Ну, разве что прямо сейчас...
        - Ты не прогадаешь, - снова пообещал Дерек. - Буду у тебя через полчаса.
        - Лучше через сорок пять минут.

* * *
        Дерек подъехал к неприметному дому в Джорджтауне, ничем не отличавшемуся от того, где снимала квартиру Ингрид Хиллстром. Ему часто приходило в голову, что такие дома, стоящие вплотную друг к другу, были бы идеальным местом для тайных свиданий президента. Достаточно приобрести два соседних дома и оформить покупку на разных владельцев. Любовница жила бы в одном доме, а президент приезжал бы в соседний. Если наверху, в спальне, сделать потайную дверь, то можно будет беспрепятственно проникать из одного дома в другой.
        Сейчас фантазии Дерека подогревались тем, что он ощущал под собой пару упругих белых ягодиц с мягкой, как бархат, кожей. Анальный секс. Его тайный грешок. Он предавался этому удовольствию весьма редко, да и стоило оно недешево.
        Распаляясь от придыханий и стонов своего партнера, Дерек трудился что есть сил. Наконец, весь дрожа, он дошел до экстаза. В решающий момент партнер, как всегда, сжал ему до боли самые чувствительные места - он знал, что от него требуется.
        Дерек обмяк и вытерся полотенцем. Они долго лежали обнявшись. Партнер получил наслаждение первым: Дерек старался не быть эгоистом.
        - Гадкий мальчик, ты сегодня торопился, - пробормотал Джек Вандерпул. Крепкая рука потянулась к тумбочке и нащупала сигарету.
        Джек, парикмахер из престижного салона причесок, испытывал неодолимую страсть к азартным играм. Чтобы иметь возможность время от времени наведываться в казино Атлантик-Сити, он в свободное от работы время оказывал определенные услуги избранному кругу клиентов. Джек отличался абсолютной чистоплотностью и регулярно обследовался на СПИД.
        - Извини, - прошептал Дерек.
        - Не хочешь разговаривать?
        - Не знаю.
        - Бедный малыш, у тебя, похоже, неприятности. - Джек сочувственно прильнул к Дереку.
        Дерек вздохнул и пристально посмотрел в зеленые глаза своего партнера. Он не считал себя «голубым» или хотя бы бисексуалом. Это был запретный плод, своего рода авантюра, способ уйти от проблем и огорчений. Дерек познакомился с Джеком, когда учился на последнем курсе Гарвардского университета, и устроил его на работу в самый дорогой салон причесок. Они были «друзьями» уже двенадцать лет.
        - Дерри, тебе надо выговориться. Облегчи душу, расскажи папочке, что случилось, - убеждал Джек.
        - Судя по всему, мне придется жениться, - признался Дерек. - Представляешь, какое свинство?
        - Придется? В том смысле, что тебе сказали: «Дорогой, я от тебя беременна»?
        - Нет, не то. Скорее, мне сказали так: «Пора остепениться, если хочешь и дальше заниматься политикой».
        - Понятно. Тебе лучше расстаться со мной, Дерек. Я ведь не вписываюсь в эти планы, правда?
        - Да, это так.
        Джек на минуту задумался.
        - Конечно, я был бы признателен тебе за скромное ежемесячное вознаграждение, вроде выходного пособия. Скажем, в течение двух-трех лет. Я многого не прошу.
        Дерек привстал, потянувшись за одеждой.
        - Сколько?
        - Ну, допустим, сотни три-четыре в месяц. Наличными, разумеется.
        - Само собой, - устало подтвердил Дерек.
        - Я не какой-нибудь столичный вертопрах, Дерри, я сохраню о тебе самые теплые воспоминания, - утешал Джек.

* * *
        Вечером Дерек сделал предложение. Рита-Сью Эшленд знала, что он - восходящая звезда на политическом горизонте, и была полна решимости пойти на покорение Белого дома вместе с ним. Они улыбнулись друг другу и взялись за руки; оба понимали, что это скорее деловое соглашение, нежели священное таинство любви.
        Вернувшись домой, Дерек проверил сообщения, записанные на автоответчик. Среди них было пять посланий от Джетты. Он включил самое последнее: «Дерек... неужели ты сидишь дома и не берешь трубку? Дерек, ты меня слышишь? Мне надо сказать тебе что-то очень важное. Пожалуйста, перезвони мне, прошу тебя. Честное слово, мне надо с тобой поговорить. Я сказала не всю правду».
        Он уже понял, о чем пойдет речь.
        Дерек обдумывал создавшееся положение. Его неотступно преследовал образ Джетты Мишо: копна непокорных волос, дразнящее соблазнительное тело. Проклятье! Он понимал, что нельзя откладывать этот разговор. Необходимо выяснить, чем занимается этот Нико Провенцо, как далеко зашли его дела и чем это угрожает ему, Дереку.
        Он вынужден жениться на Рите-Сью, безликой и невероятно скучной. Придется вычеркнуть из жизни и Джека Вандерпула, и Джетту Мишо. Наверно, ему суждено до скончания века коротать ночи с занудой-женой - в потемках, укрывшись одеялом.
        Нет, надо будет завтра высвободить время в своем расписании и напоследок всадить Джетте такой пистон, чтобы всем чертям тошно стало.

* * *
        Нико должен был появиться с минуты на минуту. Он только что позвонил и сказал, что приехал повидаться кое с кем на студии. Джетта стояла перед самым большим шкафом и никак не могла решить, что надеть.
        За последнее время она приобрела невероятное количество туалетов; они уже не умещались в шкафы. Чего тут только не было: модные комбинезоны с набивным рисунком, экстравагантные цыганские юбки, кожа, нейлон, прозрачная индийская вуаль с ручной вышивкой, золотая парча. Все мыслимое разнообразие тканей и фасонов было втиснуто в пять обширных стенных шкафов. Смуглая кожа позволяла Джетте носить любые вещи. Как-то журнал «Пипл» включил ее имя в список наиболее элегантных женщин Америки, а на следующий год - в список наименее элегантных.
        В конце концов она вытащила ярко-розовый костюм с короткой юбкой, который выгодно подчеркивал фигуру. Когда Джетта застегивала золотые пуговицы, у въездных ворот раздался настойчивый сигнал. Она подошла к окну и, вглядевшись, узнала Дерека, который сидел во взятом напрокат «мерседесе».
        - О Господи!
        Джетта бросилась к щитку и нажала кнопку дистанционного управления. Она снова выглянула в окно, чтобы убедиться, что ворота открылись, и похолодела от ужаса: в эту самую минуту у забора оказался также автомобиль Нико.
        Она в панике выскочила в сад и понеслась по кирпичной дорожке, стуча высокими каблуками. Нико на сером «BMW» припарковался рядом с «мерседесом» и пристально изучал Дерека, стиснув зубы. Дерек бросал в ответ злобные взгляды. Надо же такому случиться...
        Оба вышли из машин.
        - Здравствуйте, - официально обратилась Джетта к Дереку, словно к постороннему. - Не могли бы вы минутку подождать? - Она умоляюще посмотрела ему в глаза.
        - Хорошо, - холодно ответил Дерек. - Мне подождать в машине?
        - Ну зачем же, - запинаясь, ответила Джетта; она еле удерживалась от нервного смеха. - Проходите в дом. Я скоро освобожусь, мистер... э...
        Она схватила Нико за руку, но тот не двинулся с места. Джетта пришла в отчаяние.
        - Это... это финансовый консультант моей матери, - на ходу выдумала она, моля Бога, чтобы Дерек не выдал ее. - Я послушалась твоего совета и сейчас пытаюсь найти себе другого поверенного в делах. Мама порекомендовала своего консультанта. У него большой опыт, - тараторила Джетта. - Он сэкономил маме полмиллиона долларов. Или даже два миллиона.
        - Вот как? - Нико внимательно посмотрел на Дерека. У Джетты сердце ушло в пятки: она поняла, что Нико не поверил ни единому ее слову.
        - Странно, - саркастически заметил Нико, обращаясь к Дереку, - вы совершенно не похожи на консультанта по финансовым вопросам. Вы почему-то похожи на сенатора от штата Массачусетс. Случается же такое сходство! - Нико расправил плечи. - Если бы я заподозрил, что вы не тот, за кого себя выдаете, что на самом деле вы имеете виды на мою Джетту, я был бы очень недоволен. Я бы вам кое-что лишнее отрезал и запихнул в рот, как принято у нас в Чикаго.
        Нико говорил так спокойно, что Джетта не сразу поняла, что это означает. Когда же до нее дошел смысл его слов, она чуть не задохнулась. Дерек побледнел.
        - Я сицилиец, - негромко добавил Нико. - Мы, sicilianos, смотрим на мир другими глазами. Мы очень бережем своих женщин.
        - Я позвоню завтра, Джетта, - сказал Дерек, садясь в машину.
        Нико подождал, пока «мерседес» не свернул за угол, а затем молча повернулся к Джетте и положил руку ей на плечо. Он не сделал ей больно, но и ласковым его прикосновение никто бы не назвал. Никогда раньше он так к ней не прикасался.
        - Дерек Уинтроп - stronzo... pezzo de merdo. - Джетта впервые услышала, как он ругается по-итальянски. - Придется убить тебя за измену.
        Она подняла на него глаза, полные ужаса.
        - Прости меня, - прошептала она.
        - Puttana, - прорычал Нико. - Что, я тебя избаловал? Наверно, ты плохо слушаешь, когда с тобой говорит мужчина.
        Пока они шли в спальню, Джетту трясло. Разве она раньше не знала, что с Нико шутки плохи? Нельзя было играть с огнем. Какая идиотка...
        Для начала Нико достал из бумажника маленький пакетик кокаина, неторопливо высыпал его на карманное зеркальце и разделил на две дозы. Потом он запрокинул голову и глубоко вдохнул. Когда кокаин подействовал, по его телу пробежала судорога.
        - Раздевайся, - грубо приказал он.
        До смерти перепуганная, Джетта начала неловко расстегивать костюм, цепляясь пальцами за петли. Под костюмом на ней были только колготки. Она впервые устыдилась своего безупречного тела и почувствовала себя беззащитной.
        - Снимай все, - ледяным тоном повторил Нико. Джетта подчинилась. Торопливо стаскивая колготки, она порвала их ногтями. От страха и унижения она расплакалась.
        - Прошу тебя, Нико, дорогой, - всхлипывала она, - я... я понимаю, что ты сердишься, но я никогда не... я только немного кокетничала. Совсем невинно. Он увлекся мною. И не он один.
        Джетте показалось, что его колючий взгляд немного смягчился.
        - Ты на меня действуешь как кокаин, Джетта. Ты самый лучший наркотик. Это тебя спасло. - Он начал расстегивать рубашку.
        Нико набросился на нее как зверь. Он овладел ею сзади, яростно вонзаясь в ее застывшее тело. Джетта поняла, что ему противно смотреть ей в лицо. Сама она не чувствовала ничего, кроме боли.
        Она безропотно сносила эти мучения, лишь изредка испуская жалобные стоны. Однако она понимала, что Нико, несмотря ни на что, любит ее и не сможет от нее отказаться. Сознает ли он это? Он не нарочно делает ей больно. Со временем он успокоится.
        Ведь она так его любит.

* * *
        Нико умчался на своем глянцевом «BMW» навстречу огням Лос-Анджелеса. Он чувствовал себя опустошенным и усталым. Кокаиновый дурман рассеялся. У него стучало в висках.
        Puttana. Потаскуха.
        И все же он не знал ничего более захватывающего, чем миг обладания Джеттой. Возможно, он любил ее больше, чем ему всегда казалось. Она была красива и на удивление непосредственна, делала и говорила что хотела, и это подкупало его.
        Повернув на Голливудский бульвар, Нико сбавил скорость и принялся разглядывать совсем юных девчонок, по-детски круглолицых, увешанных цепочками и затянутых в черную кожу. Ни одна из них и в подметки не годилась Джетте. Черт побери. Напрасно он сделал ей больно.
        Утром надо будет позвонить в цветочный магазин и заказать для нее огромный букет роз.
        Нико знал, что на языке цветов красные розы означают глубокую страсть, а белые - легкое увлечение, не перерастающее в серьезное чувство.
        Он решил послать ей белые розы.

* * *
        Битси вернулась в полшестого утра. У нее ломило все тело - не так-то просто заснуть в машине. Ее мучили кошмары: будто в нее снова попала пуля и разворотила все лицо, будто она ведьма и люди шарахаются от нее, как от прокаженной. Она боялась ложиться спать.
        В последнее время Битси постоянно клокотала от злости. Если бы она смогла выплеснуть накопившуюся ярость ей бы стало легче.
        Она устало потащилась вверх по лестнице, надеясь, что пьяное сборище у Ингрид уже закончилось.
        В квартире был полный кавардак. Из всех пепельниц вываливались окурки. В воздухе висел густой табачный дым. Повсюду валялись пластмассовые стаканы, грязные тарелки с присохшими объедками, банки из-под пива, винные бутылки, использованные шприцы. Со стола свисали кружевные трусики.
        Вся квартира пропиталась тошнотворным запахом. Пересиливая себя, Битси распахнула окна, достала пару черных мешков для мусора и принялась за уборку. Она сомневалась, что Ингрид в ближайшее время будет в состоянии навести порядок.
        Когда Битси рылась в шкафчике под раковиной в поисках освежителя воздуха, она случайно наткнулась на закрытый отсек, который был едва заметен.
        - Ингрид, - спросила Битси ближе к вечеру, когда Ингрид наконец появилась из своей комнаты, - тебе это о чем-нибудь говорит?
        Она показала подруге коробку из фирменного магазина, которую нашла под раковиной. Там лежали разрозненные предметы: сломанный игрушечный мотоцикл, целлулоидная кукла с исковерканной головой, старая газетная статья и фотография, изображающая двух людей с бокалами в руках.
        - Где ты это взяла?
        - Под раковиной. Там есть тайник.
        Ингрид пожала плечами:
        - Джанкарло как-то чинил раковину, вот ему и взбрело в голову устроить тайник.
        Битси уставилась на нее, припоминая все, что когда-либо слышала от Ингрид.
        - Почему ты мне никогда об этом не рассказывала?
        Ингрид тяжело опустилась на диван.
        - Я об этом и думать забыла. Понятия не имею, для чего это ему понадобилось. И вообще, какая разница? Джанкарло не вернешь. Не хочу больше о нем вспоминать.
        Битси унесла коробку к себе в комнату, высыпала содержимое на кровать и стала перебирать предмет за предметом: мотоцикл, кукла, газетная вырезка, фотография.
        Зачем Джанкарло все это припрятал? Она пробежала глазами заметку о какой-то дорожной аварии в Лондоне, затем рассмотрела фотографию конгрессмена Дерека Уинтропа и его сестры Александры Уинтроп, самой красивой дебютантки того сезона.
        К чему бы это?
        Битси легла на кровать и закрыла глаза. Она расслабилась и попыталась выстроить цепочку: кукла с болтающейся головой... газета... смерть... двое богатых людей из высшего общества...
        Шантаж.
        Она села. Сердце учащенно забилось. Что, если Джанкарло кого-то шантажировал, к примеру, Дерека Уинтропа или его сестру? Какая-то бессмыслица; но чем больше она об этом думала, тем тревожнее становилось у нее на душе.
        Ей не сиделось на месте. Она подошла к большому зеркалу, от которого в последнее время старательно отворачивалась. На нее смотрело ее собственное лицо, ставшее чужим. Дрожащими пальцами она потрогала тонкие шрамы вокруг правой глазницы.
        Искусственный глаз. Какая гадость. Она отвратительна, сама себе противна, и от этого ей никогда не избавиться.
        Теперь еще эта коробка со всяким барахлом, которое припрятал Джанкарло, не давала ей покоя.

* * *
        В богатейшей библиотеке Джорджтаунского университета студенты готовились к экзаменам. Сидя перед проектором для просмотра микрофильмов, Битси изучала пленку, на которую была переснята подборка статей о кампании по борьбе с наркотиками. Сердце у нее колотилось так, что казалось, она вот-вот упадет в обморок. Подсознательно она чувствовала, что переступает запретную черту.
        Я не в себе, твердила она. Я просто не в себе.
        Битси просматривала статью за статьей, пока не нашла то, что искала, - заметку по поводу облавы на наркоманов, во время которой погиб Джанкарло. Раньше ей и в голову не приходило поинтересоваться, что писали об этом газеты.
        Не пропуская ни строчки, она наконец нашла имя офицера полиции, который застрелил Джанкарло. Байрон Мак-Кэфферти. Рядом была помещена его фотография. Битси узнала этого убийцу с холодными пустыми глазами.
        Снова все всплыло в памяти: хлопки выстрелов, упавший навзничь Джанкарло, красная струйка, вытекающая из его головы. Тогда же чуть не погибла и она. Мучительная, нестерпимая боль заполнила все ее существо.
        Стоп. Если она видела, как стреляли в Джанкарло, то значит, легавый стрелял не один раз. Для верности. Следовательно, в нее попали со второго выстрела, а не с первого...
        - Вам плохо? - спросила девушка, сидевшая за соседним столом. Битси сообразила, что разговаривает сама с собой.
        - С чего это мне должно быть плохо? - огрызнулась она. - Занимайтесь своим делом.
        - Мне показалось... извините, пожалуйста... - смутилась девушка.
        Битси смотрела в объектив и чувствовала, как в душе снова закипает злость.

* * *
        Байрон Мак-Кэфферти, по прозвищу Бубба, втянул живот, приосанился и не отрываясь смотрел на девчонку в дальнем конце бара. Вот уже минут двадцать она строила ему глазки. Этакая лисичка: рыженькая, стриженая, с пухлыми губками. На ней были джинсы в обтяжку и открытая трикотажная майка ярко-красного цвета, которая соблазнительно облегала маленькие аппетитные груди.
        Молоденькая. Может, даже слишком молода для него. Ему-то через три дня стукнет пятьдесят.
        Бубба опрокинул в себя порцию виски и запил пивом, а потом щелкнул пальцами, чтобы бармен повторил заказ.
        Девушка пересела поближе к нему, улыбаясь, как старому знакомому.
        - Привет! Вы, наверно, часто здесь бываете? - спросила она полушепотом.
        - А то как же! Я, можно сказать, завсегдатай.
        Он откровенно изучал незнакомку. Многовато косметики. Маникюр давно не делала: руки неухоженные, ногти короткие и обкусанные. Он подумал, что рыжеватые кудряшки свободно могли оказаться париком - уж чересчур они аккуратно лежали и отливали искусственным блеском.
        Черт возьми, не иначе как это обыкновенная шлюха.
        Ну и что? На вид недурна, подвоха ждать неоткуда.
        - Я вам нравлюсь?
        - Еще как!
        - Вот и чудесно. - Она поднесла к губам свой бокал и стала не спеша отпивать коктейль - видно, тянула время.
        - Что-то я тебя раньше тут не видел, - отметил Байрон. - Живешь где-то рядом?
        - Да... Меня зовут Бонни.
        Зная, что проститутки частенько называют себя вымышленными именами, он начал поддразнивать ее:
        - Бонни? Это пчелку так звали. А у тебя есть медок? Надо бы проверить.
        - У меня не только медок есть. Я вся очень сладкая.
        - Дашь попробовать? Восемьдесят баксов.
        - Сто, - не моргнув глазом, сказала она.
        - Девяносто. Не торгуйся, черт бы тебя драл, а то у меня все настроение пропадет. Соглашайся - не пожалеешь.
        Когда Бубба привел ее к себе домой, он извинился и первым делом направился в ванную, где снял куртку и отстегнул кобуру.
        Гостья была уже в спальне. Она откинула темно-синее стеганое одеяло и лежала совершенно голая, согнув ноги и раздвинув колени, чтобы ему были видны рыжевато-золотистые завитки, а под ними розовое лоно. Бубба весь задрожал.
        - Давай скорее, - томно прошептала она.
        Он посмотрел девушке в глаза, и его обдало холодом. Вот тебе и раз. Такие глаза бывают у полицейского, которого вытаскивают на дежурство в субботу вечером.
        Мак-Кэфферти уже жалел, что связался с ней. Неизвестно, что за бабенка. Подцепил в баре первую попавшуюся, как будто девок никогда не видел.
        - Ну, что же ты медлишь? - поторапливала она, еще шире раздвигая ноги.
        Бубба не утерпел. Ему уже ни о чем не хотелось думать. Одно из двух: или заниматься любовью, или рассуждать.
        - Иду, крошка.
        Не прошло и двух минут, как она оседлала его и ее тело заходило вверх-вниз. Девчонка попалась крепенькая. У нее внутри были такие мышцы, что Бубба чуть не лопался от удовольствия. Давно с ним такого не бывало. Не зря все-таки он выбрал именно эту.
        - Давай, давай, - стонал он. - О, все...
        Его хватило ненадолго, но он ничего не мог с собой поделать.
        Краем глаза он заметил, как ее рука скользнула под подушку. В момент неудержимого, животного наслаждения его обожгла резкая боль в горле, прямо над кадыком.
        По шее потекла теплая струйка. Боже, эта потаскуха приставила ему нож к горлу!
        - Если двинешься или заорешь - глотку перережу, - злобно пригрозила она.
        - Умоляю, - только и сумел выдавить Бубба. Словно взбесившись от его мольбы, она еще сильнее надавила на лезвие.
        - Рассказывай все, - приказала она.
        - Что? - прохрипел он.
        - Рассказывай.
        Она переместила лезвие, направив его прямо в сонную артерию. Нож впивался в кожу. Бубба боялся не то что пошевелиться, но даже глубоко вдохнуть.
        - Не могу говорить... - Его глаза наполнились слезами. - Убери нож.
        Она словно не слышала его.
        - Ты в меня стрелял, признавайся?
        Этот вопрос поверг его в ужас. Откуда она взялась на его голову? Видимо, из прошлого. Оттуда тянулись кое-какие грехи.
        - Тебе ведь было на все плевать, верно? Прицелился и выстрелил.
        Он жалобно заскулил.
        - Я была ни при чем, - закричала она. - Я была ни в чем не виновата, кретин вонючий. Говори, кто тебе приказал убить Джанкарло Феррари?
        Он попытался сделать вид, что не понимает, но не справился с испугом.
        - А что...
        - Говори все - и быстро. А то всажу нож тебе в глотку.
        Он увидел ее глаза, лихорадочно сверкающие, сумасшедшие. Боже милостивый, такая на все способна. Вот влип. Единственное спасение - все ей рассказать, заставив при этом отодвинуть нож - может, тогда удастся его выхватить.
        - Говори, кто тебя подослал?
        Задыхаясь, он сдавленно прошептал имя. Она наклонилась вперед и всей тяжестью навалилась на нож. Бубба успел заметить, как у него из горла хлынул красный поток, но не поверил своим глазам.
        Ее пухлые губы зашевелились, но Байрон Мак-Кэфферти уже ничего не слышал. Он захлебнулся своей кровью.
        Через двадцать минут, закутанная в неприметный серый плащ, с рыжим париком в сумочке, Битси уже спешила прочь от дома Мак-Кэфферти. У нее подкашивались ноги, к горлу подступила тошнота, все тело покрылось липким потом, несмотря на апрельскую ночную прохладу. Она вымылась под душем в квартире Мак-Кэфферти, но облегчения это не принесло. Ей все равно мерещилось, будто она кожей чувствует его сперму, пот и кровь.
        Никто ее не опознает, тем более в таком плаще. Удачно, что Мак-Кэфферти жил один: вероятно, пройдет пара дней, прежде чем его найдут, а если повезет, то и неделя.
        Битси непроизвольно сунула руку в сумочку и нашарила металлический предмет. Это был длинный нож, купленный в хозяйственном магазине. Лезвие из шведской стали могло бы рассечь пополам телефонную книгу. Она оттерла его под душем: жалко выбрасывать такую вещь, может, еще пригодится.
        Определенно, для него еще найдется работа.
        Ей никогда не забыть имя, которое прошептал Бубба Мак-Кэфферти. Теперь она знает, кто был истинным виновником той трагедии. Сенатор Дерек Уинтроп.

        XIV
        ЧИКАГО, 1989

«Сенатор Дерек Уинтроп и его жена Рита-Сью» - было аккуратно выведено в отрывном блокноте, который за последние недели стал настольной книгой Александры. Она сидела у себя в кабинете, листала страницу за страницей, проверяя, не надо ли добавить какие-либо сведения о приглашенных, и в случае необходимости делала пометки для своей секретарши Джуди.
        Александра вздохнула и расправила плечи. День выдался нелегкий. С утра она обсуждала с режиссером видеофильм о достопримечательностях Чикаго и программе торжественного приема, который будут показывать в комнатах гостей. После этого звонили со студии звукозаписи по поводу аранжировки ее последней песни «Трепетная женщина» для альбома Дионны Уорвик. Затем деловой обед с Долли и бесконечные телефонные переговоры со специалистами, занятыми подготовкой приема.
        Хореограф Туайла Тарп согласилась поставить для этого вечера несколько балетных миниатюр. Однако танцовщики могли прибыть в Чикаго только в самую последнюю минуту.
        - Нельзя ли пораньше? - взмолилась Александра. - У нас даже не будет времени для репетиций.
        - Нет, раньше мы не сумеем, - Туайла Тарп была непреклонна. - А репетицию проведем непосредственно перед выступлением.
        Александру осенило:
        - Мисс Тарп, а нельзя ли попросить вас приехать сюда только для проведения репетиции на неделю раньше, если будут готовы помосты? После этого труппа даст назначенные выступления и вернется в Чикаго уже в день приема.
        - Пожалуй, это возможно.
        Вопрос был решен.
        На следующий день Александре предстояло свести вместе дизайнера, приглашенного из Флориды для проектирования фонтанов, и подрядчика по сантехническим работам. Кроме того, следовало проверить, все ли готово для создания ледовой композиции, состоящей из герба принца и принцессы Уэльских и геральдических фигур льва и единорога по бокам.
        Ни одна мелочь не должна была остаться без внимания.
        Александра устала и решила сделать перерыв. Она включила стерео, легла на диван, закрыла глаза и погрузилась в мир гениальной скрипки Мидори. Как всегда, музыка ее успокаивала. Однако очень скоро пение скрипки прервал телефонный звонок.
        - Александра? Это я, Ди.
        - Диана! - воскликнула она, забыв об усталости.
        - Я решила тебе позвонить и узнать, как идет подготовка к приему.
        - Все будет великолепно, - заверила ее Александра. - Я держу в поле зрения тысячу разных дел, и все они продвигаются по плану. Скажи, как ты поживаешь? Как Чарлз?
        - У нас полный порядок, - сказала принцесса; по ее голосу чувствовалось, что она улыбается. Видимо, их недавняя размолвка была забыта.
        - Диана, что ты наденешь? - поинтересовалась Александра. Сама она еще не успела приобрести подходящее платье.
        - Я обратилась к Брюсу, и он пообещал сделать что-нибудь умопомрачительное.
        Александра знала, что Брюс Олдфилд нередко выполняет заказы Дианы. Подруги долго обсуждали, к какому модельеру стоит обратиться Александре. Обе считали, что туалеты от Валентино в этом сезоне стали слишком броскими. Александре больше нравились строгие линии и непременная отделка гофрировкой - отличительные черты стиля Мэри Мак-Фэдден, но она опасалась, что многие дамы уже заказали себе именно такие туалеты.
        Александра вздохнула:
        - Ничего не поделаешь, придется съездить в Нью-Йорк. Я и так слишком долго откладывала.

* * *
        Угрюмо стиснув зубы, Ричард шагал через вестибюль служебного спортивного комплекса. Ему только что стало известно, что профсоюз постановил провести забастовку именно в его отелях; первые акции протеста были намечены на день торжественного приема. Это привело его в ярость.
        В последние несколько лет средства массовой информации в самых ярких красках расписывали его богатство. У общественности создалось представление, что он купается в деньгах, но на деле большая часть его состояния была вложена в недвижимость. Профсоюз навел справки и установил, что при существующем положении вещей сеть отелей «Фитцджеральд» весьма уязвима: под бременем забастовки, тем более продолжительной, она может пошатнуться. Банкиры возьмут его за горло. Да, черт побери, его отели оказались идеальной мишенью.
        Ричард прошел в мужскую раздевалку. Он быстро снял костюм, рубашку и галстук и повесил одежду на вешалку, которую держал в своем шкафчике. Облачившись в синие шорты и выцветшую майку, он переступил порог атлетического зала.
        - Как жизнь, Ричард? - приветствовал его Артур Грин, весь взмокший, сгоняющий брюшко на тренажере. Они были знакомы еще со студенческих лет и, когда удавалось, вместе играли в теннис. Грину принадлежала сеть закусочных быстрого обслуживания, раскинувшаяся по всей Америке. Он уже не первый год пытался войти в долю с Коксом.
        Ричард помахал старинному приятелю и уселся на программируемый велотренажер, но мыслями он был совсем в другом месте. Его доверенные лица как раз в это время встречались с Фрейзером, Марчеком и прочими. Предполагалось, что Ричард появится среди них только в том случае, если переговоры зайдут в тупик.
        Когда дисплей тренажера погас, Ричард переключился на штангу, установив вес в семьдесят килограммов. Лежа спиной на скамье и упершись ногами в пол, он яростными рывками поднимал вес. Бицепсы раздулись от напряжения.
        Он выжал штангу пятнадцать раз, потом встал и добавил еще десять килограммов. Диски со страшным грохотом рухнули на пол: он плохо их закрепил.
        - Кокс... Кокс... Господи, что же это? - Грин не на шутку испугался. - Ты не ушибся? Что-то ты переусердствовал. Сколько «блинов» насадил? Мать честная, никак восемьдесят кило? У нас уже возраст не тот.
        - Отвали, - рявкнул Ричард, истекая потом.
        - Упрямый, как мул, - буркнул Грин, возвращаясь к своему тренажеру.
        - Не твоя забота.
        - Болван ты, Ричард, и больше ничего. Додуматься надо: восемьдесят кило ворочать. О тебе же беспокоюсь.
        - Играй в воланчик и беспокойся о себе, - грубо бросил Ричард, - а меня оставь в покое.

* * *
        Ричард попарился в горячей сауне, двадцать пять раз проплыл в длину пятидесятиметровый бассейн и десять минут посидел под циркулярным гидромассажем. Он чувствовал себя приятно размягченным; от прежней агрессивности не осталось и следа. Все мышцы у него болели, но сегодня это было не вредно.
        Он принял душ и оделся, ощущая легкое урчание в животе. Одного салата сегодня явно будет недостаточно, решил он.
        Ричарду захотелось пообедать в городе. Он вызвал по телефону своего шофера и приказал ему ожидать на стоянке у отеля. Каково же было его удивление, когда навстречу ему из лифта, идущего вверх, вышла его бывшая жена.
        - Птенчик-Дикки!
        При виде Дэррил Ричард проклял все на свете. Хорошее настроение, восстановленное ценой невероятных усилий, тут же улетучилось.
        Она шла к нему, игриво помахивая рукой.
        - Я так и думала, что ты здесь. Секретарша сказала, что тебя нет на месте, но я-то знаю, что ты каждую среду ходишь в спортзал.
        Дэррил явилась в лиловой кожаной куртке и в едва не лопавшейся юбке с боковым разрезом, открывавшим ногу почти до бедра. Примерно так же она одевалась все последние пять лет - после попытки самоубийства. Ричард считал, что такой стиль ее отнюдь не украшает.
        - Дэррил, я же просил тебя больше никогда не искать встречи со мной.
        - Помню, помню, но это особый случай. Дело очень важное.
        - Извини, но мне... - начал он.
        - Да кто ты такой, папа римский? - Дэррил не желала слушать никаких возражений. - Даешь аудиенцию только избранным? Дикки, ведь мы были мужем и женой. Неужели тебе трудно уделить мне каких-то пять минут?
        Тут, к счастью, на этаже остановился лифт, идущий вниз. Ричарду меньше всего хотелось, чтобы их увидел кто-нибудь из персонала, поэтому он не возражал, когда Дэррил зашла с ним в кабину. Шофер уже ждал на стоянке перед входом; двигатель дымчато-серого лимузина мягко урчал.
        Ричард сел в машину.
        - Прощай, Дэррил.
        - Будь добр, пожалуйста, подбрось меня до гостиницы. Мне нужно показать тебе один сценарий.
        - Дэррил...
        - Дикки, было бы о чем говорить. Сценарий совсем коротенький. Водитель, в отель
«Дрейк», - распорядилась она.
        Ричард со вздохом открыл ей дверь и кивнул шоферу. Про себя он мрачно решил, что не сделает и шагу из машины, пока Дэррил будет ходить за сценарием.
        - И не надо строить кислую физиономию, - заговорила Дэррил, как только они отъехали от стоянки. - Могу тебе сообщить, что я теперь не пью. Вот уже два года ничего кроме минеральной воды в рот не беру. И с кокаином завязала. Из прежних слабостей у меня осталась одна-единственная - сам знаешь какая.
        Он пропустил этот намек мимо ушей.
        - В машине есть «спрайт», минеральная вода и имбирный лимонад. Что ты предпочитаешь?
        Дэррил равнодушно пожала плечами.
        - Давай минеральную. Дикки, ты мне действительно очень нужен, - сказала она, принимая стакан у него из рук. - Ты просто обязан сделать мне одолжение.
        Ричард посмотрел ей в глаза. Она пользовалась фиолетовыми контактными линзами, подобранными в тон одежде. Сейчас стало заметно, что она перенесла не одну пластическую операцию: безжалостно натянутая кожа молодила ее, но лицо сделалось похожим на маску.
        - В Гонконге ты снялась в четырех фильмах, не так ли? - спросил Ричард. - И подписала контракты еще на два.
        Дэррил капризно надула губы:
        - Кому нужна эта азиатская дешевка? Птенчик-Дикки, я хочу обратно в Голливуд.
        Ричард отвел глаза. Насколько ему было известно, она по-прежнему оставалась в черном списке. Расти Коула уверенно шел в гору, его влияние крепло, но он до сих пор содрогался, когда при нем говорили о Дэррил.
        - Дикки, чтобы лед тронулся, достаточно одной стоящей картины. Ты это прекрасно понимаешь. В Голливуде знаешь как: «кто с деньгами, тот в цене, кто без денег, тот в говне».
        - Хлесткое выражение, - поморщился Ричард.
        - Это чистая правда. Все упирается в деньги. Но я уверена: если мне дадут роль, то любому фильму будет гарантирован сумасшедший успех. Я теперь умерила свои амбиции, Дикки. В Гонконге, - она с ненавистью выговорила это название, - я такого натерпелась! В страшном сне не приснится, как они обращаются с актерами. Меня заставляли кланяться режиссеру, представляешь?
        - Ближе к делу, - попросил Ричард. Он лишний раз убедился, что она ничуть не изменилась.
        - Птенчик, Сидни Коуэн запускает совершенно потрясающий фильм, «Лиловые ночи». Это трогательная мелодрама. Женщины до таких историй сами не свои. Залы будут переполнены. Я хочу получить главную роль. Она мне нужна как воздух.
        Автомобиль остановился у отеля «Дрейк».
        - Поднимись ко мне в номер - на минутку, - попросила Дэррил.
        - Не могу, и ты это прекрасно знаешь.
        - Но почему? Что в этом такого? Мы же не собираемся заниматься ничем предосудительным. А может, ты просто боишься, Птенчик-Дикки? Опасаешься, что я тебя соблазню?
        - Прекрати, Дэррил...
        - Пять минут, - настаивала она со слезами на глазах. - Я хочу показать тебе сценарий и прочесть один монолог. Всего один монолог - и ты поймешь, что эта роль буквально создана для меня. Ричард, кино - это моя жизнь. Тебе, возможно, этого не понять. Если я не буду сниматься - мне конец.
        - Ладно. - Он понял, что она не отступит. - Но только быстро. У меня назначена важная встреча.
        Ричард вошел вслед за Дэррил в аляповато отделанный вестибюль, стараясь держаться на расстоянии от своей бывшей супруги.
        Когда они уже зашли в лифт, в кабину успели вскочить элегантно одетые муж и жена. У Ричарда упало сердце. Гарри и Линнея Кремер были его соседями: их апартаменты располагались этажом ниже.
        - Ричард? - пропела Линнея, завидев его. - Надо же, кто бы мог подумать, что вам по душе отель «Дрейк»...
        Муж толкнул ее локтем в бок, и Линнея смущенно замолчала.
        - У нас совещание по поводу нового фильма, - Дэррил попыталась сгладить неловкость.
        Ричард внутренне содрогнулся, понимая, насколько двусмысленно это звучит.
        - Фильм называется «Лиловые ночи», - пояснил он с напускной самоуверенностью. - Рад был повидаться с вами, - добавил он, когда чета Кремеров выходила на нужном этаже.
        - И что их здесь черти носят? - не смолчала Дэррил. - Думаю, ты не в восторге от этой встречи.
        - Так мне и надо, - угрюмо сказал Ричард, глядя на часы.
        В номере люкс царил невообразимый беспорядок. Дэррил не сразу смогла отыскать сценарий, переплетенный в темно-синюю обложку.
        - Вот, полистай. - Она протянула сценарий Ричарду. - Хорошо написано, не то что вся эта макулатура. Дикки... я хочу объяснить тебе, в чем дело. Меня волнует не столько сценарий, сколько Сид Коуэн.
        - Сид Коуэн?
        - Да; и еще прием, который устраиваете вы с Александрой.
        Ричард вздохнул.
        - Зачем разыгрывать спектакль, Дэррил? Почему ты не можешь, как все, просто позвонить Коуэну по телефону?
        - Это совсем не просто. Я сто раз ему звонила. Он день и ночь «на совещании» - вот уже три месяца. Но ведь он будет у вас в гостях: вот тут-то я его и прижму к стенке. Но для этого мне тоже нужно получить приглашение.
        - Черт возьми, Дэррил, неужели ты не понимаешь, что это невозможно?
        - Но почему? Разве тебе это так трудно?
        - Моя жена ни за что этого не допустит. Ты причинила нам достаточно неприятностей, когда родился Энди. Наш брак был под угрозой. Хорошо, что Александра тогда проявила терпимость. Но я не могу просить ее за тебя - это уж чересчур.
        По ее щекам покатились слезы.
        - Ну, пожалуйста. Я могу с ней не разговаривать, если ты опасаешься, что я скажу что-нибудь не то. Но мне позарез нужно попасть на ваш прием.
        - Я сказал нет, Дэррил.
        Она обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом.
        - Со мной этот номер не пройдет. - Ричард отстранился и направился к выходу. - Не смею злоупотреблять твоим гостеприимством: я и так задержался на десять минут дольше.
        - Ричард! Дикки!
        - Прощай, Дэррил.
        - Чтоб ты сдох! - завизжала она. - Скотина! Осел паршивый! Я и без тебя своего добьюсь, понял? Приду - и все! Ты у меня попляшешь, Ричард Кокс!

* * *
        То, чего опасался Ричард, произошло с фатальной неизбежностью. Он сломя голову мчался домой, чтобы объясниться с Александрой, но, увидев ее отрешенное лицо, понял, что опоздал.
        - Ричард, - сказала она, выходя из своего кабинета, - думаю, нам следует кое-что обсудить.
        Ее тон не предвещал ничего хорошего.
        - Гномик... - начал он.
        - Зайди. - Она вернулась в кабинет, и ему ничего не оставалось, как последовать за ней.
        Он присел на диван, сдвинув в сторону компакт-диски и листы нотной бумаги, исписанные уверенной рукой Александры.
        - Линнея Кремер не вызывает у меня ни малейшей симпатии, - заговорила Александра. - Это сплетница, которая дальше модных тряпок ничего не видит. Думаю, что и Линнея ко мне особой любви не питает: уж очень она была рада сообщить мне приятную новость, что мой муж сегодня поднимался в лифте отеля «Дрейк» вместе со своей бывшей женой.
        - Лекси, все очень просто объясняется.
        - Да что ты говоришь? Всем известно, для чего парочки тайком снимают номер в гостинице.
        Ричард покраснел до корней волос. Он понимал, что любое его признание прозвучит фальшью.
        - Ей хотелось показать мне сценарий - она рассчитывает получить роль в новом фильме.
        Александра закивала:
        - Вот-вот! И ты, естественно, поднялся к ней в номер, вместо того чтобы подождать в вестибюле. А до этого вы, естественно, встретились по чистой случайности, правильно?
        - Представь себе, именно так. Возможно, мне не следовало подниматься к ней номер, но она такая жалкая. Она очень несчастна, Александра, ей не везет...
        Александра вздернула подбородок:
        - Я тоже не слишком счастлива, Ричард, потому что ты меня обманываешь. Как ты мог? Неужели ты надеялся, что я поверю, будто ты с ней шел читать сценарий?
        - У меня и в мыслях не было тебя обманывать. Я сразу приехал домой, чтобы все тебе рассказать.
        Александра отвернулась и отошла к окну. Ее плечи слегка вздрагивали, и Ричард понял, что она плачет.
        - Я более чем уверена, - с горечью выговорила она, - что если бы эта стерва Линнея Крамер не застукала вас в лифте, ты бы мне ни слова не сказал. Я бы так ничего и не узнала. Жила бы в неведении, как ни в чем не бывало, доверяя своему мужу.
        - Александра, - он взял ее за плечи и развернул к себе. Ее глаза смотрели с вызовом. - Все, что я говорю, чистая правда. Я никогда тебе не лгал и не стану этого делать. Допускаю, что не надо было подниматься к ней в номер, но мне попросту было ее жаль. К тому же я вроде как виноват перед ней.
        - Виноват перед ней! - передразнила Александра, стряхивая его руки.
        - Малышка, не надо так. Я пальцем не тронул Дэррил. Она попыталась было флиртовать, но я сказал «нет».
        - Извини, Ричард, мне надо побыть одной, - глухо сказала Александра.
        Ночью Ричард ласкал Александру с особой нежностью. Он снова и снова повторял ей на ухо, как сильно он любит ее, как она ему нужна.
        - Ты у меня единственная, - говорил он срывающимся шепотом, - кроме тебя у меня никого нет. Клянусь, Лекси. Верь мне. Других женщин просто не существует - ведь у меня есть ты.
        На другое утро Александра встала раньше обычного. У нее был заказан билет на рейс до Нью-Йорка. Она собиралась купить платье для приема, а потом пообедать с Мэри-Ли.

* * *
        Дорогой салон женской одежды «Марта» расположенный на Пятой авеню, отличался от большинства других тем, что платья здесь демонстрировали манекенщицы. Александра уже многие годы пользовалась его услугами.
        Сейчас она сидела в удобном кресле и наблюдала, как по паркету одна за другой скользят стройные девушки, неся на себе творения «высокой моды». Внезапно у нее из глаз брызнули слезы. Ей было трудно изображать интерес. Разве существенно, какое сочетание кружев, шелка и бисера будет на ней в день торжественного приема?
        Очередная манекенщица показывала нечто серебристое и облегающее.
        - Открытое кружевное платье от Кэлвина Клайна, - комментировала продавщица. - Очень простые линии, миссис Кокс, материал струится свободно. Оно может быть прекрасным фоном для ваших бриллиантов.
        - М-м-м, - неопределенно протянула Александра, пытаясь сосредоточиться.
        - А это - от Мэри Мак-Фэдден, очень стильное платье. Открытый лиф расшит серебристым бисером...
        Александра нетерпеливо сменила позу. Ей сейчас больше всего хотелось оказаться дома, в объятиях Ричарда. Его ласки успокоили бы ее, развеяли бы все сомнения в прочности их брака.
        Кто-то опустился в свободное кресло рядом с ней.
        - Александра! Какой потрясающий выбор туалетов! Ты, я вижу, решила превзойти самое себя.
        Это была Мэри-Ли. Александра взяла себя в руки. Они, как всегда, обнялись, шумно радуясь встрече. Каждая нашла, что другая выглядит просто замечательно.
        Мэри-Ли и впрямь выглядела неотразимо. В ней появился неуловимый шик в сочетании с уверенностью светской дамы. Ее серебристо-серый костюм украшали крупные пуговицы из чистого серебра, гладкие серые туфли были подобраны точно в тон. Красноречивое отсутствие колец свидетельствовало о том, что она по-прежнему одна.
        Продавщица тактично сделала вид, что ей необходимо подойти к телефону.
        - Выручай, Мэри-Ли, - смеясь, попросила Александра. - Я совсем растерялась. Не могу решить, какое выбрать платье. Все, что я видела, очень мило, но одно слишком вычурно, другое слишком прозрачно, на третьем неподходящие полоски, четвертое слишком блестит - и так без конца.
        - Закрой глаза, - скомандовала Мэри-Ли. Александра послушалась.
        - Теперь вообрази, что ты легким, скользящим шагом входишь в зал, высоко держа голову. А теперь скажи мне, во что ты одета?
        Александра взмахнула ресницами.
        - Если бы я знала, я бы не ломала голову. Мэри-Ли, я тебе показывала
«Фитцджеральд-фифти». Ты сама видела: это чрезвычайно броское колье, оно доминирует над всем обликом. Скажи, что бы выбрала ты?
        Прославленная журналистка и телеведущая не нашлась, что ответить. Она в задумчивости нахмурила брови, но тут подошли две незнакомые дамы, которые присматривались к вечерним ридикюлям, и попросили у нее автограф.
        - Я смотрю все ваши программы, - захлебывалась одна из женщин. - Иногда вы бываете такой ядовитой! Но мне это нравится. Перед вами капитулировал сам Дэн Куэйл - это просто невероятно!
        Мэри-Ли открыла изящную серую сумочку и пошарила в поисках ручки. Александра заметила внутри миниатюрный диктофон. Мэри-Ли дважды расписалась на каких-то бумажках и поблагодарила женщин за интерес к ее программе.
        - Итак, о чем мы говорили? - спросила она Александру.
        - О платье.
        - Да, верно. Давай пофантазируем. Нежно-серебристое, прямое, совершенно простого покроя. Без бретелек, чтобы колье выглядело более выигрышно.
        Александра задумалась.
        - А знаешь, мне показывали именно такое платье. Кажется, от Боба Макки.
        - Попроси, чтобы показали еще раз. Если послушаешься моего совета - затмишь даже принцессу Диану.
        - Нет, я не должна к этому стремиться. Она моя гостья.
        - Ну, дорогуша, ты меня поражаешь.

* * *
        Через час они выходили из магазина с покупкой. Александра выбрала платье из легкой серебристой ткани, чуть расклешенное у подола. На вешалке оно смотрелось непритязательным прямоугольником, но на ее фигуре платье выглядело так, словно было соткано из лунного света. Можно было подумать, что модельер специально создавал его с расчетом на колье «Фитцджеральд-фифти».
        Мэри-Ли настояла, чтобы они отправились на Бродвей, в ресторан «Л'Эколь» при Французском кулинарном институте. Блюда, приготовленные поварами-стажерами, способны были удовлетворить самый утонченный вкус.
        - Большинство коренных жителей Нью-Йорка даже не подозревает о существовании
«Л'Эколь», - похвалилась Мэри-Ли. - Я сама узнала о нем только тогда, когда готовила материал о лучших шеф-поварах.
        Каждое из пяти блюд было маленьким шедевром.
        - Восхитительно, - вздохнула Александра. - Это напомнило мне наш самый первый обед с Ричардом.
        - Наверно, это было романтично?
        Александра помнила тот день до мельчайших подробностей.
        - Да, очень.
        Разговор зашел о предстоящем банкете. Мэри-Ли рассказала, как ей завидуют все коллеги на Эн-Би-Си. Ее осаждали самые популярные дикторы, а также высокое начальство - все рвались сопровождать ее в Чикаго. Мэри-Ли рассмеялась.
        - Каждый, кто получил отказ, теперь точит на меня зуб. Я, конечно, возьму с собой Джейка. Надо его поощрить за то, что он столько лет меня терпит. Чем уж я так его пленила - не могу понять!
        На десерт подали воздушные французские птифуры. Александра и Мэри-Ли всплеснули руками, но обе ограничились черным кофе.
        Когда они уже собирались уходить, Мэри-Ли сказала:
        - Я слышала, у вас возникла небольшая загвоздка. Американский профсоюз гостиничных служащих наметил забастовку в отелях Ричарда. Между тем прием задуман с большим размахом, и времени остается совсем немного. Это тебя нисколько не беспокоит?
        Александра нахмурилась.
        - Ричард уверяет, что все разногласия вот-вот уладятся. И потом, до приема еще три недели. Времени достаточно. Все эти угрозы - пустой звук.
        - Откуда ты знаешь?
        Александра рассказала о случае с видеокассетой.
        - Какой кошмар! Это немыслимо!
        - Мэри-Ли, прошу тебя, никому об этом ни слова.
        Мэри-Ли опустила тонкую фарфоровую чашечку на блюдце. В ее глазах блеснул острый, беспощадный ум, который нередко повергал в ужас гостей ее программы.
        - Это же грандиозный материал. У меня уже давно чешутся руки написать серию разоблачительных статей об этом профсоюзе.
        - Серию статей?
        - На примере вашего банкета можно показать, какими недостойными средствами действуют профсоюзы. Они не гнушаются никакой грязью.
        - Мэри-Ли, - осторожно начала Александра, - мне не совсем понятно... Я вовсе не стремлюсь оказаться в центре серии газетных статей.
        - Но ты так или иначе в центре внимания, Александра, этого никто не может отрицать. Ты сочиняешь песни. Ты замужем за одним из богатейших людей Америки. Твои вечера гремят на весь мир. Ты красавица. И вот твой очередной банкет оказался под угрозой.
        - Прошу тебя...
        - Я просто изложу эти факты в форме очерка, вот и все. Ты знакома с Танком Марчеком? А что думает Ричард по поводу...
        - Не продолжай! - Александра окаменела. - Неужели ты хочешь извлечь выгоду из нашей дружбы?
        Она достала из сумочки деньги и бросила на стол; этой суммы с лихвой хватило и на оплату их обеда, и на щедрые чаевые. Она покраснела, глаза защипало от слез.
        - Постой, ты куда? - воскликнула Мэри-Ли.
        - Мне нужно сделать еще кое-какие покупки.
        Небо стало совсем светлым; вдалеке рокотали негромкие раскаты августовского грома. Все проходящие такси как назло были заняты. Александра стояла с поднятой рукой.
        - Подожди! - Мэри-Ли выскочила вслед за ней. - Не уходи, мы же еще ни о чем не договорились.
        - Нам не о чем говорить. Меня поражает твоя наглость, честное слово.
        - Ну пожалуйста! - Мэри-Ли повисла на руке Александры и не дала ей сесть в побитое такси, тормознувшее у тротуара.
        - Из-за тебя я упустила такси. Чего ты от меня хочешь?
        У Мэри-Ли разгорелись глаза.
        - Эти очерки нужны мне как воздух, Александра! За них дадут хорошие деньги. Моих гонораров катастрофически не хватает.
        Александра отшатнулась.
        - Вот как? И ты решила подзаработать на мне и на моей семье?
        Она торопливо пошла прочь от этого места. Слезы застилали ей глаза.
        - Александра! - отчаянно закричала Мэри-Ли. - У моей матери синдром Альцгеймера! Ей всего пятьдесят пять лет, и сердце у нее работает как мотор. Ты понимаешь, чем это чревато?
        Александра замедлила шаг.
        - Это значит, что ей нужна будет сиделка на протяжении всей жизни. Так может тянуться еще лет сорок. Ты имеешь представление о том, сколько стоит содержание в частной клинике? Александра... умоляю... выслушай меня.
        Теперь Александра остановилась.
        - Я люблю маму. - Мэри-Ли заплакала. - Все эти годы мне казалось, что я ее ненавижу. В каком-то смысле я действительно ее ненавижу. Но я не смогу запихнуть ее в приют и бросить. Чтобы она доживала свой век в человеческих условиях, потребуется около восьмидесяти тысяч в год. Представляешь? Восемьдесят тысяч в год в течение сорока лет... - Она содрогалась от рыданий.
        В душе Александры сострадание пересилило гнев. Она приблизилась к подруге и взяла ее за руку.
        - Мэри-Ли, я сделаю для тебя что смогу, только не задевай мою семью. Я этого не допущу.
        Мэри-Ли подняла глаза на Александру:
        - Хорошо. Обещаю. Ты не оставляешь мне выбора.

* * *
        Александра улетела из Нью-Йорка рано утром и в девять уже была дома. Брауни увела детей в библиотеку, и квартира, несмотря на присутствие прислуги, казалась опустевшей. Стефани обронила в коридоре кукольную туфельку, и Александра подобрала ее. В этот момент ей нестерпимо захотелось увидеть малышей. Она не мыслила без них своей жизни.
        Сегодня предстоял тяжелый день, но ей необходимо было немного побыть одной. Она села за белый рояль. Когда пальцы пробежали по клавишам, Александра, как всегда, начала успокаиваться.
        Потом комната наполнилась мягкими, глубокими звуками ее голоса. Александра спела
«Если женщина любит» от начала до конца, потом начала экспериментировать с ритмом и тональностью, слегка изменила текст, добавила еще один куплет. Песня зазвучала совершенно по-иному. Наверно, для следующего альбома можно будет использовать именно этот вариант, если над ним еще поработать.
        Через сорок минут Джуди, секретарша Александры, сообщила, что пришла Дана Чен из
«Чикаго трибюн», которой была назначена встреча. Александра решила дать несколько интервью для печати, чтобы рассказать об отеле и о предстоящем приеме и тем самым создать дополнительную рекламу для бизнеса Ричарда.
        - Я не могу сейчас раскрывать все карты, но вечер задуман в своеобразном и неожиданном ключе. Планируется выступление балетной труппы под управлением Туайлы Тарп; перед гостями будут петь Тони Беннетт и Брюс Спрингстин. Мы пригласили известного голливудского художника-декоратора, договорились с лучшими флористами о создании цветочных композиций и даже заказали известнейшему художнику ледяные скульптуры.
        - Вы ничего не сказали о том, что в отеле в любой момент может вспыхнуть забастовка, - заметила Дана Чен, выслушав рассказ Александры. - Не может ли это поставить под угрозу все ваши замыслы?
        - Нет, - твердо сказала Александра. - Я уверена, что все разногласия с профсоюзом будут улажены - это отвечает интересам обеих сторон.
        - Ну, а все-таки? Если не удастся достичь соглашения, что тогда? Вы перенесете прием в другое место или вообще отмените его?
        Александра улыбнулась, ничем не выдавая своей тревоги:
        - Такие возможности мы даже не рассматриваем, мисс Чен.
        - Хорошо; тогда ответьте, пожалуйста, не думаете ли вы, что положение осложняется из-за упрямства вашего мужа? Насколько я понимаю, он отказывается идти на какие бы то ни было компромиссы.
        Александра встала.
        - Я не уполномочена обсуждать дела моего мужа.
        - И все же, миссис Кокс...
        - Благодарю вас за проявленный интерес, мисс Чен. Интервью заняло более часа; теперь, к сожалению, меня ждут другие неотложные дела.

* * *
        Через полчаса приехала Долли, и они с Александрой помчались на такси в отель
«Фитцджеральд», где шло совещание по вопросам безопасности. В нем принимали участие сотрудники секретных служб, агенты ФБР, представители британской стороны, офицеры полиции штата Иллинойс и города Чикаго, а также частные детективы.
        - Вся королевская рать, - пошутила Долли.
        - Да, в самом деле, - подхватила Александра. - И не могу сказать, чтобы мне это было очень приятно. Если не соблюдать чувство меры, то наш прием будет больше похож на театр военных действий.
        Совещание вел Джек Слэттери. Было решено, что у входа в танцевальный зал будет установлен полицейский кордон, усиленный чикагской полицией и частными детективами. Досье всего персонала подлежали тщательной проверке; служащих ожидал личный досмотр на предмет ношения оружия. Гостей предполагалось пропускать через металлоискатель.
        Через три часа, когда совещание близилось к концу, Александра громко спросила:
        - Мы ничего не забыли?
        Все головы повернулись к ней.
        - Наблюдение с вертолетов? Миноискатели? - уточнила она. - Можно теперь мне взять слово? Поймите, ведь это банкет. Предусмотрите все, что полагается в таких случаях, но постарайтесь действовать ненавязчиво. Я не могу допустить, чтобы мои гости были поставлены в неловкое положение.

* * *
        Александра и Ричард договорились встретиться в дирекции отеля в половине седьмого. Александра приехала пораньше и позвонила домой, чтобы узнать, какие поступили сообщения. Оказалось, что среди множества звонков был один неожиданный: из школы, где учился Трип.
        Она тут же набрала номер директора школы, миссис Локвуд. По счастью, та задержалась у себя в кабинете дольше обычного.
        - Да, миссис Кокс, я хотела поставить вас в известность о сегодняшнем происшествии.
        - Что-нибудь случилось? - встревожилась Александра.
        - Нет-нет, ничего страшного, - поспешила успокоить ее миссис Локвуд. - Наоборот, вам будет приятно. Сегодня ваш сын вступился за одноклассника, которого обижал старший мальчик. При этом ваш сын не полез в драку, но сумел оттащить обидчика.
        - Значит, Трип совершил благородный поступок? - Лицо Александры осветилось улыбкой.
        - Ваш ребенок выделяется среди своих ровесников, миссис Кокс. Его отличает редкое добросердечие. Он охотно помогает другим, берет под свою защиту слабых. Вы можете им гордиться.
        - Мы им гордимся, - с благодарностью ответила Александра.
        Через десять минут она присоединилась к Ричарду. Для них из директорской столовой должны были доставить легкий обед, чтобы Ричарду не пришлось надолго отрываться от работы.
        Когда Ричард услышал о звонке из школы, он тоже просиял от родительской гордости. Потом Александра поднялась с кресла, подошла к окну и остановилась.
        - Ричард, меня все спрашивают, не сорвется ли наш прием из-за выступлений профсоюза. Я отвечаю «нет». Но мне непонятно, что происходит на самом деле. Разве меня это не касается?
        Ричард откинулся на спинку стула и рассеянно сказал:
        - Гномик, я же просил тебя не волноваться, помнишь?
        - Помню, Ричард. Но ничего не могу с собой поделать. Меня осаждают журналисты, и я должна иметь наготове хотя бы мало-мальски убедительный ответ. Рич, у нас неприятности? Ты что-то скрываешь?
        Ричард подошел к Александре и положил руку ей на плечо.
        - Со дня на день все вопросы будут решены.
        - Как я должна это понимать? - Она заметила у него под глазами сетку мелких морщинок. - А не случится ли так, что прилетит принцесса Диана в бриллиантовой диадеме, а ее встретит какой-нибудь Танк Марчек со своими головорезами и сунет ей под нос плакат: «Убирайся восвояси»?
        - Бог с тобой! Это исключено.
        - Если не это, то что нас ждет? Просвети меня.
        После некоторого колебания Ричард сказал:
        - Ну, хорошо, слушай. Все угрозы этого профсоюза - не более чем сотрясение воздуха. В худшем случае нам придется обратиться в федеральный суд за постановлением о трехмесячной отсрочке забастовки. За это время страсти улягутся и можно будет возобновить переговоры.
        - Ясно.
        Улыбка Ричарда получилась вымученной; от этого его лицо приобрело еще более усталое выражение.
        - Теперь, надеюсь, ты понимаешь, что поводов для волнения нет. Если бы ты повнимательнее слушала меня...
        Александра уже начала было успокаиваться, но последняя фраза подлила масла в огонь. Высокомерный тон мужа казался ей оскорбительным.
        - Чушь собачья, - бросила она. Ричарда покоробила несвойственная ей грубость. - Я всегда тебя внимательно слушаю. И что же я слышу? Я слышу, что ты безмерно упрям и не желаешь искать никаких компромиссов. И только по этой причине ситуация зашла в тупик. Ты удавишься, но не уступишь ни дюйма. Об этом, кстати, трубят все газеты.
        - С каких пор ты уверовала в непогрешимость прессы? Мне представляется, что у тебя слишком примитивный взгляд на вещи...
        - Вовсе нет! Но я прекрасно понимаю, что ты хочешь этим сказать.
        Ричард повысил голос. Он не терпел, когда его брали за горло.
        - Нечего выискивать в моих словах тайный смысл. Не устраивай мне истерику.
        Александра в упор смотрела на мужа, хотя слезы щипали ей глаза.
        - Что с нами происходит? - Спазмы не давали ей дышать. - Послушай себя.
        - Мистер Кокс, Луи доставил обед, - раздался из динамика голос секретарши.
        Ричард нервно нажал на кнопку:
        - Пусть подождет.
        - Ричард, - умоляюще сказала Александра, - я понимаю, что на карту поставлено слишком многое, и ты не все можешь мне сказать. Но не вымещай на мне свои неудачи. Пожалуйста, никогда не делай этого. Наверно, тебе все же стоит пойти на некоторые уступки, хотя бы в малом. Можно хоть в чем-то проявить добрую волю, бросить им кость, в конце концов.
        Его лицо приняло сердитое и обиженное выражение.
        - Уж не берешь ли ты их сторону?
        - Нет, Ричард, никоим образом. Я только хочу, чтобы ты проявил известную гибкость.
        - Александра, - вздохнул он, - ты знаешь, что я оказался в достаточно сложном финансовом положении. Наша задолженность различным службам доходит до десяти миллионов в месяц. Сложное положение - это еще очень мягко сказано.
        - Мне это известно. - Александра видела, что его нервы напряжены до предела, и мгновенно остыла. Она обняла его и зарылась лицом ему в грудь. - Ричард, Рич, я тебя люблю. Мне очень тяжело, когда мы ссоримся, а это случается все чаще.
        - Разве мы часто ссоримся? - искренне удивился Ричард.
        - Да, часто, очень даже часто, - воскликнула Александра - и сама засмеялась.

* * *
        Как только Александра и Луи расчистили стол после обеда, Ричард позвонил своему официальному представителю на переговорах.
        - Как дела? - нетерпеливо спросил он без всяких предисловий.
        - Уперлись, сукины дети. Ни туда ни сюда.
        Рэй Секкиа охрип от многочасовых дебатов. В переговорах с каждой стороны участвовали до пятнадцати адвокатов и целый ряд других специалистов. Двери конференц-зала не закрывались по двое суток - члены делегаций торопливо глотали сэндвичи, изредка выскакивали в туалет и время от времени по одному уходили прикорнуть где-нибудь в кресле. Страсти накалились до предела. Разговор велся на повышенных тонах; пару раз дело едва не дошло до рукопашной.
        - Черт, - резко выдохнул Кокс.
        - Эмил Марчек нам уже поперек горла стоит. Не понимает человеческого языка. У них что ни требование - то ультиматум. Ни о каких исключениях или компромиссах и слышать не желают. А полчаса назад, чтоб им пусто было, выкинули новый номер.
        - Что еще такое?
        - Они претендуют на участие в прибылях - слушайте внимательно - при гарантированном минимуме выплат. Каковы наглецы, а? Прут напролом. Где это слыхано, чтобы в нашей жизни были какие-то гарантии, тем более в прибылях!
        - Это тактический ход, - сказал Ричард. - Выдвинуть заведомо невыполнимое требование, а потом демонстративно пойти на уступку.
        - Эти поганцы не пойдут ни на какие уступки, мистер Кокс. У них от пива мозги размягчились.
        - А что Робби Фрейзер? Он там?
        - У него жена в больнице. Его вызвали...
        - Черт побери, придется мне срочно ехать к вам, - недослушал Ричард. - Буду через двадцать минут.
        Он прошел в ванную комнату, примыкающую к кабинету, и пять минут постоял под колючим холодным душем, потом побрился, высушил феном волосы и переоделся в свежую белоснежную рубашку. В накаленной и лихорадочной атмосфере переговоров он хотел выглядеть подтянутым и хладнокровным.
        Не прошло и десяти минут, как он уже поднимался в скоростном лифте на сороковой этаж Центра Джона Хэнкока.
        - Мистер Кокс? Сюда, пожалуйста.
        Не обращая внимания на администратора, Ричард энергичной походкой вошел в конференц-зал. За густой пеленой табачного дыма глаза едва различали темно-синий ковер, кожаные стулья и длинный полированный стол. Все головы повернулись к Ричарду.
        За столом сидело восемь человек; все они были без пиджаков. Четверо представляли профсоюз, четверо других состояли в штате у Ричарда. Последние, увидев его, вздохнули с тайным облегчением. Они держались из последних сил.
        - Ну что, Кокс? - сощурился Танк Марчек. - Приехали дать нам то, что принадлежит нам по праву?
        - Я приехал для участия в переговорах, - сухо ответил Ричард, снял пиджак и повесил его на спинку стула.

* * *
        В обнесенном стеной дворике дома Провенцо возились четверо мальчишек. Они галдели и норовили выхватить друг у друга пульт управления игрушечным автомобилем. Все четверо сорванцов были кудрявыми и миловидными, особенно младший, Дэйви, которому исполнилось всего четыре года.
        Сэм Провенцо с отеческой гордостью наблюдал за своими отпрысками из окна загородного дома.
        - Лихой парень этот Дэйви, - любовно сказал он, обращаясь к шестерым присутствующим, которые сидели за столом, прихлебывая кофе, и изучали деловые записи. - Наша семья еще будет им гордиться. Я подумываю отправить его учиться в Гарвард. - При этом тон крестного отца неожиданно сделался мечтательным. - Пусть набирается ума, как наш Николо. Поступит на маркетинг или еще на какую-нибудь хреновину; глядишь, и нас станет просвещать. Во всем будет понимать толк.
        По комнате пронесся шорох; лишь двое невозмутимых охранников у входа хранили спокойствие.
        Сэм буравил глазами Нико. Тот с вызовом встретил отцовский взгляд. Ну что за шалопай, никакого почтения к старшим. И все же Сэм несказанно гордился им. Единственный в семье получил образование, да еще какое! Гарвардский университет, шутка ли сказать!
        Сэм чувствовал, что избаловал его, но все время заставлял соперничать с тремя старшими братьями. А как еще, черт побери, можно сделать из мальчишки мужчину? При всем том он не понимал своего любимца, а по правде говоря, и не стремился к этому.
        Однако надо было продолжать совещание.
        - Поди ж ты, - Сэм решил закончить вынужденное отступление, - у меня сыновей - что жеребцов в конюшне, восемь штук, и все как на подбор.
        Отец здорово сдал за последние два-три года, думал Нико, холодно глядя ему в глаза. В волнистой шевелюре соли стало больше, чем перца, жесткие усы тоже поседели. Щеки дряблые, на правом виске старческие пятна.
        Когда-то отец - умный, властный, жестокий - был для него идеалом. Эти времена канули в прошлое. Давным-давно. Теперь их связывали только общие дела. Сегодняшний семейный совет, который тянулся уже сорок минут, был посвящен отмыванию полученных денег: федеральные власти стали проявлять излишний интерес к сделкам, совершенным в Голливуде.
        Прочистив горло, Сэм вернулся к повестке дня:
        - Ладно, что там у нас дальше? Готти.
        Джон Готти, «капо» из Нью-Йорка, просил у них помощи: ему был предъявлен ряд обвинений в вымогательстве, и дело шло к тому, что он кончит свои дни за решеткой.
        На обсуждение этого вопроса ушло еще полчаса. Нико вызвался подложить федеральному судье «хлопушку под подушку».
        - Шутить вздумал? - взъерепенился Марко, который всегда отвергал идеи Нико.
        Нико приглушенно сказал:
        - Это не предмет для шуток. Надо отправить его на тот свет.
        - Когда все ФБР стоит на рогах? На нары захотел, под крылышко к Готти? - язвительно вопрошал Марко. - Ну что ж, ты вполне сгодишься ему курево подносить,
«травку» добывать и доставлять маленькие радости.
        - Да пошел ты, - огрызнулся Нико. - Надо дело делать, а не задницу отсиживать. Развели тут чайную церемонию!
        Ропот стал громче, однако вслух заговорил Сэм Провенцо. В его скрипучем голосе звучала угроза:
        - Стало быть, это я развожу чайную церемонию?
        В комнате повисло грозовое молчание. Все затаили дыхание, охранники у двери насторожились.
        - Да, - спокойно сказал Нико и повторил еще раз: - Да.
        Сэм вскочил со своего места во главе стола и бросился к сыну. Сжав в кулак толстую, узловатую руку, он занес ее для удара, но промахнулся на какую-то долю миллиметра.
        - Вон отсюда! - проскрежетал Сэм. - Прокатись на своей консервной банке, остынь. И чтоб не смел больше так со мной разговаривать. Будь уверен, в другой раз я не промахнусь. Capisce?
        Нико размашистым шагом вышел из комнаты, не обращая внимания на охранников, и с грохотом захлопнул за собой дверь.
        - Подумать только, - сокрушенно произнес Марко, - никакого уважения. Просто никакого уважения.

* * *
        Его личный телохранитель, Реймонд ди Сикко, больше известный как Рэмбо, ждал за дверью. Нико жестом подозвал его.
        - Пошли, Рэмбо, нечего тут штаны протирать.
        Рэмбо вскочил со стула и последовал за Нико к гаражу, где стоял черный
«ламборджини».
        Они сели в машину. Нико душила злоба. Старик за это ответит - пусть не сегодня, но ответит. С годами сделался слюнтяем, начал выживать из ума. Всю эту семейку ждет та же участь.
        Визжа тормозами, «ламборджини» разворачивался у гаража. Вдруг с лужайки донесся истошный детский крик - к ним бежал самый младший из братьев Провенцо:
        - Моя машинка! Не раздави мою машинку!
        - Что за черт? - взвился Нико.
        - Да игрушка у него тут, - подсказал Рэмбо.
        Нико высунулся из окна и увидел, что игрушечный автомобильчик с дистанционным управлением чуть не попал под заднее колесо.
        - Забери отсюда свою игрушку, Дэйви. Нечего запускать машинки на проезжей дороге, братишка.
        - Она по травке не ездит!
        - А здесь ее кто-нибудь раздавит, - сказал Нико. Он пошарил в кармане, вытащил серебряный доллар, завалявшийся у него после поездки в Лас-Вегас, и щелчком подбросил его в воздух. Мальчишка ловко поймал монету. - Отойди с дороги, Дэйви-бой. Здесь недолго под колеса попасть.
        Дэйви попятился, и Нико выехал за ворота. Он что было сил надавил на акселератор и с ужасом почувствовал, что у него щиплет глаза. В последний раз он плакал, когда ему было столько же лет, сколько сейчас Дэйви. Покосившись на Рэмбо, он сморгнул предательскую влагу.
        Нико гнал машину на запад, в сторону Беллвуда. Он остановился у знакомой таверны, тихой и старомодной, потемневшей от времени. Здесь он пару раз бывал с Джеттой.
        Джетта. Вот черт, он совсем забыл, что она сегодня приезжает в город и собирается остаться с ним на ночь. Но ему было не до того. Войдя в бар, он опустил деньги в щель автомата и купил свежий номер «Чикаго трибюн».
        - Как там Майк Дитка? Еще не поперли его? - поинтересовался Рэмбо. Дитка был главным тренером «Чикагских медведей». - Давно пора дать ему пинка - команду вконец развалил.
        Нико молча швырнул ему спортивные страницы.
        Каждый заказал себе двойную порцию водки «Абсолют» со льдом. В прохладном полумраке бара Нико начал приходить в себя. Он и сейчас был готов кому угодно свернуть шею, но всему свое время. Никто не будет ему указывать. Он еще утрет нос этой семейке.
        На первой полосе экономического раздела была напечатана подробная статья о зашедших в тупик переговорах между профсоюзом и администрацией отеля. Нико внимательно изучал фотографию Кокса, на которой тот выглядел самоуверенным и агрессивным.
        Прищурив глаза, Нико с возрастающим интересом читал статью. Он знал Танка Марчека по клубу «Энергия», куда ходил с братьями размяться на тренажерах.
        Марчек - парень не промах. Такой бы очень и очень пригодился мафии. Не чета иным соплякам.
        - Смотри-ка, - сказал Рэмбо, заглядывая через плечо Нико. - Знакомый парень. Как его, Мартик?
        - Марчек.
        - Точно. Деловой полячишка. Я видел, как он в спортзале качается: сто сорок кило спокойно выжимает. Ты слыхал, что его ребята учудили? Они на Кокса такого страху нагнали, что он в штаны наложил.
        - Нет, ничего не знаю.
        - Ну так слушай. - Рэмбо громко захохотал. - Они подловили его бабу и дали ей посмотреть телик, а там такая картинка: море крови, а посередине ее детишки, все трое, мертвые лежат. Она чуть Богу душу не отдала. А картинка-то была на компьютере сделана. Да, на компьютере нынче можно что угодно...
        Дальше Нико не слушал. Кажется, ему подвернулся неплохой шанс. Можно будет убить двух зайцев: разжиться деньгами и показать семье, на что он способен.
        - ...такие штуковины, сканнеры называются, - туда вставляешь любое фото...
        - Слушай, заткнись, сделай милость, - не выдержал Нико.
        Рэмбо мигом закрыл рот. Нико нахмурился. Он позвякивал кусочками льда в стакане и обдумывал свой план.
        Чем дальше, тем больше он утверждался в мысли, что этот случай упускать нельзя. Давно уже он не знал такого азарта. Сейчас ему было на всех плевать. Он им всем еще покажет... Нико отодвинул недопитый стакан и вышел в вестибюль, где были установлены телефонные кабины.
        В городском справочнике он без труда отыскал номер телефона Центра Джона Хэнкока.

* * *
        - А, это ты, Нико? Что за срочность? Горит, что ли? - Танк Марчек злился, что его оторвали, но старался не подавать виду.
        - Наплети им что-нибудь и через полчаса выходи, - распорядился Нико, прикрывая трубку. - Встречаемся в итальянском ресторане на Вест-Супериор.
        В половине одиннадцатого утра уютный ресторанчик был почти пуст.
        - Есть предложение, - вполголоса сказал Нико, когда официантка принесла им плотный завтрак и удалилась.
        - Ну?
        - Слушай внимательно. Кокс - упрямый черт. За столом переговоров на него не надавишь. Мне тут рассказали про вашу видеокассету. Неплохая была задумка... только зачем останавливаться на полпути?
        Марчек от неожиданности даже перестал жевать.
        - Нет, это не по нашей части. Мы пока еще умом не тронулись.
        - Мы сами все сделаем, без вас. Выкуп требовать не станем. Нам от Кокса вообще ничего не нужно. Мы просто будем каждый день присылать ему новую видеопленку. Ни одна собака не догадается, чьих это рук дело.
        По спине Марчека потек пот. Мятая рубашка намокла. Он с отвращением вдыхал свой запах.
        - Чего-то я не пойму, - запинаясь, сказал он, - что вы с этого будете иметь?
        - У нас свой интерес. Но выгода и вам, и нам. - Нико старался говорить кратко. - Вам не понадобится никакая забастовка. Кокс будет у вас в кулаке. Он пойдет на любые условия. Подпишет что угодно. А риска никакого: вы-то чистенькие.
        - Ловко придумано, - кивнул Марчек. - Ну, а вам-то какая корысть?
        - С нами все просто. Нам нужно отмыть деньги, порядка ста миллионов за три года. И мы это сделаем через ваш пенсионный фонд, приятель. Через твои руки пройдут миллионы. Из отмытых денег одна пятая - тебе. Ну как, греет тебя такой план?
        Наступила пауза. Марчек пытался переварить услышанное. При мысли о больших деньгах у него захватило дух. Можно будет уйти на покой, поселиться, где душе угодно. Да что там говорить: можно будет открыть собственный спортклуб, нанять людей. С деньгами все можно!
        - Стремно это, - опасливо сказал он вслух. - Твой старик-то в курсе?
        - А то как же, - не моргнув глазом, подтвердил Нико.
        - Прямо не знаю...
        - Сто миллионов за три года, Марчек. Что тут раздумывать?
        Марчек почувствовал тяжесть в груди.
        - Если всплывет чье-нибудь имя - мое или любого парня из профсоюза, - тебе не жить, - хрипло сказал он. - Я сам вот этими руками тебе яйца оторву.
        Они в упор смотрели друг на друга.
        - Ну что, договорились? - негромко спросил Нико. Марчек молча кивнул.

* * *
        - Ну-ка, врубите ящик, да погромче! - приказал Сэм Провенцо; его лицо от злости пошло красными пятнами. Внутри его цитадели жужжали кондиционеры, поддерживая приятную прохладу.
        Банкир Д'Стефано взялся за пульт дистанционного управления. Старик Провенцо не собирался пропускать свой любимый сериал «Спенсер: к вашим услугам». Комната наполнилась визгом тормозов и воем полицейских сирен. Марко поднял голову, оторвавшись от контрактов.
        - Вот так, нормально, - буркнул Сэм. - А теперь, Нико, мальчик мой, повтори в точности, что ты сейчас сказал.
        - Я придумал, как отмыть кокаиновые деньги, и уже договорился с кем надо.
        - Брешет, - ввернул Марко.
        - Помалкивай. У самого-то кишка тонка. - Нико даже не повернулся в сторону старшего брата. - Марчек сразу клюнул. Теперь он наш со всеми потрохами. А у него в кармане целый профсоюз, шестьдесят тысяч баранов. Он вот-вот выйдет на международный уровень. А это значит, что на подходе еще три миллиона мудаков - и сотни миллионов баксов только за счет членских взносов.
        Наступило зловещее молчание.
        Нико чувствовал, как у него под мышками и на лбу выступают капли пота. Он не шелохнулся и не отвел взгляда. Выказать страх - все равно что набросить петлю себе на шею.
        -Pezzo dimerdo! - грязно выругался Сэм по-итальянски.
        - Какого черта? - вскинулся Нико. - Нельзя же нам упускать такой куш!
        Сэм Провенцо сокрушенно покачал головой:
        - Ты что, слабоумный? Где твоя честь? Я не мараю руки такими делишками и не воюю с bambinos!
        Д'Стефано и Марко переглянулись с плохо скрываемым злорадством.
        - Ты - позор семьи, - сурово изрек Сэм. Нико вскипел.
        - Нет! - выкрикнул он. - Это ты позор семьи. Я уже дал слово Марчеку. Мое слово - это слово семьи!
        - С этого момента - нет! - отрезал Сэм и с размаху дал Нико такую пощечину, что тот едва устоял на ногах.

«Коза Ностра» не прощает строптивости. По ее обычаям, пощечина крестного отца низводит взрослого мужчину до уровня бесправного младенца. Хуже этого бывает лишь одно: поцелуй смерти, запечатленный на губах жертвы.
        Голову Нико пронизывала боль, щека горела от удара. Из ноздрей на рубашку капала кровь. Он медленно поднял глаза на отца и вызывающе улыбнулся. Это была злая улыбка, больше похожая на звериный оскал.
        - Никто и никогда не будет безнаказанно поднимать на меня руку. Даже ты.
        - Вон! - громогласно прорычал Сэм.
        Нико нагло смотрел отцу в глаза, не скрывая бурлящей ненависти. Он знал, что реальной силой обладает только он один, и это доставляло ему ни с чем не сравнимое наслаждение.
        - Убирайся, я сказал! - заорал Сэм. - Мы соберем семейный совет и решим, как с тобой поступить.
        Нико презрительно засмеялся:
        - Мне плевать на твой семейный совет! И на тебя тоже, «капо». Старик.
        Он повернулся и размашистым шагом вышел из комнаты.

* * *
        Джетта только что обошла самые лучшие магазины на Мичиган-авеню и позвонила швейцару, чтобы убедиться, что Нико у себя. Он никогда не давал ей ключ от квартиры, да она и не просила об этом. Нико не терпел посягательств на личную свободу, и Джетта знала, что ключа ей не видать.
        - Ах, как ты сегодня поздно, Нико, - промурлыкала она, едва он открыл ей дверь, и тут же раскидала повсюду свои вещи: фирменные коробки и пакеты с покупками полетели на диван, сумочка - на стул. Белый льняной жакет завалился за спинку кресла. Туфли на высоких каблуках остались на пушистом ковре. - Я оборвала тебе телефон. Ну как, ты раскаиваешься? Чувствуешь свою вину?
        Нико выключил телевизор и уставился на нее, как будто не вполне понимая, о чем она говорит. Обычно он бывал чисто выбрит и безупречно одет. Однако в этот вечер на его щеках и подбородке темнела короткая щетина. В углах рта пролегли глубокие складки. Он выглядит так, как будто нанюхался кокаина, подумала она, ощутив невольную тревогу.
        - Пошли в спальню, - отрывисто скомандовал он.
        - Сначала мне нужно сбегать в одно местечко. - Джетта босиком направилась к просторной ванной, где Нико впервые в жизни пробудил в ней страсть, а потом еще не раз учил ее изощренным тонкостям любви.
        - Я не намерен ждать.
        Она остановилась.
        - В чем дело? Тебе так приспичило, что не можешь минутку потерпеть? Говорю же тебе, мне надо срочно...
        Нико подскочил к ней, грубо схватил ее за талию и потащил в спальню.
        - Эй! - закричала она, пытаясь вырваться. - Эй, ты что?
        Вдруг она поймала на себе его безумный взгляд и покорилась. Ей и прежде случалось видеть его в таком состоянии.
        Нико повернул Джетту к себе спиной и ворвался в ее неподатливую плоть с жестокой звериной силой.
        Потом она лежала на кровати, необычно притихшая. Нико с перекошенным лицом растянулся рядом.
        - Нико, - прошептала она. - Мне кажется... ты сегодня не в настроении. Я хотела остаться на ночь, но, наверно, мне лучше уйти.
        Он не ответил. С трудом сдерживая слезы, Джетта вскочила с постели, схватила в охапку трусы, лифчик и платье и выскользнула из спальни. В гостиной она оделась и быстро ушла.
        Когда за ней захлопнулась дверь, Нико подошел к окну. С высоты восьмого этажа он увидел, как перед домом остановилось такси и маленькая фигурка его возлюбленной исчезла в машине.
        На мгновение ему вспомнилось, какое лицо было у Джетты, когда он тащил ее в спальню, но он тут же отогнал мелькнувшее было раскаяние. Вдруг он резко обернулся и с неожиданной яростью обрушил удрал кулака на застекленную дверцу шкафа. Осколки брызнули на ковер вместе с каплями крови. Нико смотрел на израненный кулак, словно на посторонний предмет.
        К глазам подступили слезы. Пошатываясь, Нико добрел до ванной, замотал окровавленную руку полотенцем и только тогда, прислонившись к стене, дал волю рыданиям.
        Он чувствовал, что изнурен и выжат до предела, как глубокий старик, уставший от жизни. Он вернулся в спальню, просунул руку сквозь разбитую дверцу шкафа и нашарил маленькую коробочку, где хранились расфасованные дозы кокаина. Дрожащими пальцами он положил перед собой небольшое зеркало и свернул в трубочку стодолларовую банкноту. Согнувшись над зеркалом, он старался как можно глубже втянуть в себя белый порошок.
        Наконец кокаин подействовал. Во всяком случае, Нико больше не трясся от бешенства. Он взялся за стойки шкафа и потянул на себя; шкаф на роликах откатился от стены.
        Позади шкафа в стене зиял проем с неровными краями. Нико сам пробил это отверстие с помощью молотка и зубила. Крутая ступенька высотой в полметра вела вверх, в соседнее здание: там располагалась специально подготовленная квартира, которую Нико оплачивал втайне от всех.
        Это был его «пожарный выход». Через эту дыру можно было исчезнуть из дому, не привлекая внимания охранников, нанятых Сэмом Провенцо, или братьев, которые жили в соседних квартирах. О потайном ходе не знал никто, даже Рэмбо.
        Пришло время воспользоваться этим лазом. Нико тщательно задвинул за собой шкаф, вернув его на прежнее место, прошел сквозь пустую квартиру, спустился в лифте на первый этаж и оказался на улице. Отсюда было рукой подать до крытой городской стоянки.
        Нико ступал по цементному полу, заляпанному мазутом. Каждый шаг отдавался гулким эхом. Здесь, на втором этаже, он держал запасную машину - «линкольн» 1985 года. Тоже на всякий пожарный случай.

«Линкольн» завелся с мягким урчанием. В свое время Нико догадался сменить двигатель и поставил двойной турбозарядный, с усиленными компрессионными клапанами. Теперь это стала не машина, а зверь.
        Нико вырулил из гаража, чувствуя, что автомобиль послушен любому его движению, словно чуткий жеребец. Стояла прекрасная теплая ночь; легкие облака время от времени затягивали серебряный диск луны. Огни автомобильных фар и неоновых реклам мелькали в слепящем калейдоскопе.
        Нико ничего этого не замечал.
        Время шло, а он, подхлестываемый злобой, без устали гнал машину вперед и только время от времени останавливался, чтобы взбодрить себя очередной дозой кокаина.

* * *
        Сидя по-турецки на полу у себя в спальне в Студио-сити, Дэррил Бойер задумчиво листала записную книжку. Она вздыхала и чертыхалась. Страницы пожелтели от времени, и многие номера, некогда записанные на них, были теперь зачеркнуты.
        - Вот, значит, что происходит, когда попадаешь в черный список, - сказала Дэррил вслух. - Ни одного нужного телефона.
        Она еще не успела снять розовые шорты и белую футболку с надписью «Спортивный клуб "Лос-Анджелес"». Ее тело было в отличной форме. Она освоила новый комплекс гимнастических упражнений и выглядела куда лучше, чем пять лет назад.
        Найдя одну запись, которая вселяла некоторую надежду, Дэррил подвинула к себе телефон. В отличие от предыдущих, этот номер не устарел, и ей ответили.
        - Джеффи, ты? Джеф, это Дэррил. Ну, конечно, я самая! Чем занимаешься?
        Джеф Димер был актером; он крутился среди «голубых», но его связи в Беверли-Хиллз простирались куда шире. По расчетам Дэррил, он мог сообщить ей что-нибудь полезное.
        - Скажи-ка, Джеффи, ты ничего не слышал о приеме, который Коксы закатывают в Чикаго?
        - Как же, слышал. Уйма народу добивается приглашения. Но Коксы в состоянии принять только шестьсот пятьдесят персон, а это капля в море.
        - Ты знаешь кого-нибудь из тех, кто приглашен?
        - Конечно, сладкая моя, кое-кого знаю.
        - Например, кого?
        - Ясно, что меня там не ждут, детка. Мы с дружками там не ко двору.
        - Так кто же там будет, Джеффи?
        - Ну, скажем, Керк Дуглас, Том Джонс, Берт Баккарак - он же старый приятель женушки Кокса, это всем известно. Потом Клайв Дэвис из «Аристы», но этот не считается - он ее босс, она его первым пригласила. Карли Саймон. Оливия Ньютон-Джон. Да ты сама знаешь - вся старая гвардия. Ага, Сид Коуэн: я слышал, он уже собирается в дорогу.
        Джеф назвал еще пару имен. Дэррил чуть не взвыла от досады. Все перечисленные мужчины - за исключением Коуэна - либо были женаты, либо имели постоянных спутниц.
        - А еще кто?
        - Слушай, лапушка, что ты меня пытаешь? Неужто решила раздобыть пригласительный билетик на свое имя?
        - На мое имя? - переспросила она, выдавив натужный смешок. - Ну... понимаешь, Джеффи, я вообще-то была бы не прочь... туда попасть. Может, вспомнишь еще кого-нибудь из приглашенных?
        - Корт Фрэнк.
        - Кто-кто?
        - Да ты его знаешь. Толстосум-архитектор. Не пропускает ни одной голливудской юбки.
        - А телефончик его у тебя случайно не записан?
        - Ты часом не собираешься ему звонить?
        - Там видно будет.
        - Знаешь, я бы не советовал. Замашки у него препоганые. Говорят, он в спальне какими только гадостями не занимается.
        - Можно подумать, он один такой, - бросила Дэррил.
        - Ох, детка, я и не думал, что твои дела настолько плохи.
        Дэррил повесила трубку и сразу же набрала номер, который продиктовал ей Джефф Димер.

* * *
        - Силы небесные! - воскликнул Корт Фрэнк. - Я сражен наповал!
        Он заехал за Дэррил на своем «феррари»: четыре дня назад они договорились вместе поужинать.
        - Тебе нравится?
        Сияя счастливой улыбкой, она закружилась, словно в танце, чтобы взлетающий подол платья позволил Фрэнку разглядеть ее стройные ноги. Уже несколько месяцев она не брала в рот ни капли спиртного, но сегодня рискнула выпить маленькую порцию коктейля, чтобы привести в порядок нервы. Ведь ей предстояло не какое-то заурядное свидание: ближайшие часы надо было провести очень и очень обдуманно.
        - Да, мне нравится, - откликнулся Корт Фрэнк, глядя на нее с откровенным вожделением. - То что надо. Почему мы с тобой раньше не удосужились познакомиться поближе?
        - Раньше я была замужем, - ответила Дэррил, стараясь, чтобы ее голос звучал интригующе.
        - Некоторых это не останавливает.
        - Ах, какой ты... - Ей всегда удавался этот дразнящий смех.
        Ресторан был набит битком, но всеведущий и учтивый метрдотель проводил их к одному из лучших столиков. Это не ускользнуло от внимания Дэррил.
        Беседа за ужином была нудной и утомительной. Корт Фрэнк оказался отъявленным сплетником и снобом. Если его послушать, выходило, что все его знакомые уже получили «Грэмми» или «Оскара» либо вот-вот получат. Дэррил с грустью подумала, что участие в таких фильмах, как «Ад айкидо» или «Шанхайский дьявол», никак не грозит ей выдвижением на «Оскара».
        Она лезла вон из кожи, шутила, кокетничала, сыпала комплиментами и рискованными намеками - и все для того, чтобы у Фрэнка не осталось ни малейшего сомнения: ее можно уложить в постель.
        К одиннадцати часам оба они были уже слегка навеселе, и Фрэнк заглотил наживку. Он не повез Дэррил в Студио-сити, где она теперь вынуждена была обитать, а свернул к своему просторному особняку на Лорел-Кэньон-драйв. Дэррил с трудом скрывала свое торжество. Она придвинулась поближе у Фрэнку и положила ладонь на застежку его брюк. Тут выяснилось, что ее старания не пропали даром: Фрэнк был уже в полной боевой готовности.
        Стоит - и на том спасибо, успокаивала себя Дэррил. Пока все шло как по маслу.
        Его дом, расположенный поодаль от дороги, за традиционной живой изгородью и узорной оградой, производил внушительное впечатление.
        - Ну, каково? - самодовольно спросил он. - Построен по моему собственному проекту.
        - О, великолепный дом! Просто сказка! - восторженно откликнулась Дэррил.
        Фрэнк удовлетворенно кивнул и пропустил ее перед собой в дверь. Здесь он устроил ей короткую экскурсию, позволив заглянуть в обширный кинозал, просторную кухню, разделенную на несколько отсеков, и гостиную, где стояли монументальные скульптуры, которые сделали бы честь любому музею.
        - А вот мой настоящий дом, - гордо провозгласил он, открыв дверь в спальню.
        Такое Дэррил видела только в кино: зеркальные потолки, кровать с водяным матрасом, гигантских размеров телеэкран в комплекте с видео - и коллекция вибраторов, разложенных на столике рядом с прочими секс-принадлежностями. Но когда она заметила у изголовья и в ногах кровати толстые бархатные жгуты, аккуратно свернутые, будто они служили чисто декоративным целям, ей сделалось дурно. Только сейчас она поняла, что означали слова: «Замашки у него препоганые».
        Только этого не хватало, подумала она.
        - Я собираюсь переодеться в домашнее, - сообщил Фрэнк с сальной ухмылкой. Он потребовал, чтобы Дэррил последовала его примеру, и указал ей на ванную комнату.
        Здесь господствовал все тот же помпезный стиль: мраморная облицовка, черно-белые пиктограммы с изображением нагих тел и прочие изыски вполне определенного сорта. Конечно, еще не поздно было унести отсюда ноги, но для Дэррил это означало бы крушение всех замыслов. Успокаивало лишь то, что Фрэнк, судя по всему, еще не изувечил никого из своих избранниц - такие случаи в Голливуде мгновенно получали огласку... Из спальни донесся его голос:
        - Бэби! Ты скоро?
        Распахнув необъятный стенной шкаф, Дэррил торопливо рылась в ворохах нейлона и шелка и, наконец, отыскала нечто вроде купального костюма из черного эластичного кружева, с отверстиями для сосков и разрезом между ног. Она скинула одежду и, неловко извиваясь, натянула этот сомнительный покров. Секс-бомба, мечта прыщавого юнца, подумала Дэррил, взглянув на свое отражение в зеркале, и перешагнула порог спальни.
        - Хелло, милый.
        Процветающий архитектор из Беверли-Хиллз предстал перед ней в черном кожаном гульфике, куда с трудом умещался его гигантский джентльменский набор. Но Дэррил даже не обратила внимания на его мужское достоинство. Ее глаза были прикованы к тому предмету, который Корт Фрэнк сжимал в руке.
        Это был старинный кучерский кнут, как будто перекочевавший в сегодняшний день из глубины веков. Кожаная рукоять изрядно потерлась от многолетнего употребления.
        Фрэнк похотливо улыбался, обшаривая глазами ее тело.
        Дэррил облизнула пересохшие губы и одарила его ответной улыбкой, сознавая, что слова, которые она сейчас произнесет, сыграют решающую роль.
        - Корт, я ничего не имею против твоего кнута, но ставлю три условия. Во-первых, чтобы не было слишком больно. Во-вторых, чтобы не осталось рубцов на открытых частях тела, иначе я не смогу надеть вечернее платье. И в-третьих...
        - Да?
        - Ты возьмешь меня с собой в Чикаго на прием к Коксам.
        Фрэнк поперхнулся; его глаза блеснули. Он все понял.
        - Но у меня уже есть договоренность...
        - Придется ее отменить. Или я сейчас же ухожу домой.
        В ее жизни это была далеко не лучшая ночь, однако боль оказалась не такой уж страшной. И это утешало, поскольку стало ясно, что одним визитом она не отделается. Он обещал... и она заставит его сдержать обещание.

* * *
        Опять на нее все глазели. Несколько девушек, сидящих за соседними столами в библиотеке Джорджтаунского университета, подняли глаза, когда Битси отодвинула стул и с грохотом швырнула на пол свою сумку.
        - Сволочи! - прошипела она.
        Насупившись, Битси открыла справочник по языку программирования COBOL. Она склонилась над книгой, пытаясь запомнить нужные команды. Ей было трудно сосредоточиться, и с каждым днем становилось все труднее...
        Дерек Уинтроп. За последние несколько лет она трижды пыталась его убить.
        В первый раз она подстерегла его на выходе из отеля «Джефферсон». Телохранители Уинтропа схватили ее, но ей удалось вырваться и удрать от них на машине.
        В другой раз она сидела в засаде близ дома на Думбартон-авеню, в котором он жил со своей женой, Ритой-Сью. Когда эта расфуфыренная парочка вышла, чтобы отправиться на какой-то сенатский прием, Битси выскочила из зарослей. Рита-Сью завизжала что есть мочи, Дерек заорал, и Битси помчалась прочь. В тот раз она тоже сумела скрыться.
        В третий раз ее прихватили полицейские в Капитолии. Им показалось подозрительным, что кто-то в поздний час слоняется возле офиса сенатора Уинтропа. Ее отвели в отдел охраны и, обнаружив при обыске нож, арестовали за ношение холодного оружия.
        Тогда из Майами примчался ее дед, внес залог и добился, чтобы внучку выпустили на поруки. Он поместил ее в частную психиатрическую клинику. Через некоторое время состояние Битси улучшилось, и ее выписали. Она вернулась в Джорджтаун и прекратила принимать назначенные ей лекарства.
        Она вынашивала свои навязчивые идеи, ежедневно проводя долгие часы в мрачных раздумьях. Оказалось, что не так-то просто выследить такого деятеля, как Дерек Уинтроп.
        - Мисс! - К ней наклонился долговязый студентик. - Мисс, не обижайтесь, но вы очень громко разговариваете сама с собой.
        Сама с собой? Что за чушь? Она и не думала разговаривать.
        Студент вернулся к своему столу. Чтобы он к ней больше не совался, Битси перешла в журнальный зал. На одном из стульев кто-то оставил свежий номер «Вашингтон пост». Битси подняла газету и села.
        Она читала о Дереке Уинтропе все, что попадалось ей на глаза. К этому времени он снискал в Вашингтоне широкую известность. Двое сенаторов с Юга преждевременно ушли в отставку: один - после инфаркта, а другой - из-за драки в гардеробе, и Уинтроп занял престижное место в сенатской комиссии по международным связям. Теперь даже скептически настроенные обозреватели, вроде Джека Эндерсона и Карла Роуэна, называли его одним из самых видных политиков в высших эшелонах власти.
        Битси собрала коллекцию ножей из шведской стали. Это были женские ножи: каждый отличался своеобразной изящной формой. Ей нравилась их гладкая поверхность, удобный изгиб рукояток, хирургическая острота лезвий. Она день и ночь грезила о том, какую службу сослужит ей каждый их этих ножей, вонзившись в тело Дерека Уинтропа.
        Ведь это он организовал облаву, в которой был убит Джанкарло Феррари, а она попала под пули и осталась увечной. Наверно, он возомнил, что может запросто позвонить, кому следует, и сломать человеку судьбу. Вся ее жизнь превратилась в пытку... Кто же еще отомстит ему, если не она сама?
        Битси дошла до раздела «Стиль». Ей бросился в глаза заголовок: «Бриллианты Фитцджеральдов и драгоценности королевской семьи».
        Сгорая от зависти, она изучала фотографию Александры Уинтроп, помещенную рядом со статьей. Лицо Александры было похоже на прекрасную камею.
        Да еще эти драгоценности. Даже газетная фотография не могла исказить их великолепия; как же хороши они должны быть в действительности, эти знаменитые розовые бриллианты?
        Тут Битси застыла. Он - брат Александры. Он непременно должен быть на приеме.
        Придется пуститься во все тяжкие, лишь бы оказаться там же в нужный час. Ее мысли бешено закрутились. Один ее знакомый работает помощником повара в чикагском отеле
«Фитцджеральд». По крайней мере, три года назад он точно там работал. Хорхе Арринда как-то встретился ей на вечеринке в Майами. Он тогда запомнил ее... у Битси были все основания на это надеяться.
        Ее охватило лихорадочное возбуждение. Она схватила свою потертую сумку и кинулась в вестибюль, к телефонам-автоматам.
        Выяснить номер отеля «Фитцджеральд» не составило никакого труда. Через минуту Битси уже дозвонилась до кухни.
        - Хорхе, - с облегчением выдохнула она, - давненько мы с тобой не виделись.
        У него был голос добродушного толстяка - низкий и густой:
        - А кто это?
        - Это Битси. Помнишь меня? Битси Ланком. Только теперь моя фамилия Думбартон. Я вышла замуж.
        Ей показалось, что лучше представиться ему под вымышленной фамилией, и она по наитию выбрала название улицы, где жил Дерек Уинтроп.
        Голос Хорхе выразил всю меру его удовольствия.
        - Битси! Вот так сюрприз! Откуда ты звонишь?
        - Сейчас я в Джорджтауне, но скоро уезжаю. Мы с мужем разбежались. Поеду в Чикаго. Скажи, есть какая-нибудь возможность получить работу у вас в «Фитце»? Опыт у меня есть: я была и буфетчицей, и официанткой.
        - Наверняка что-нибудь найдется. У нас есть пара вакансий - нужны помощницы барменов.
        Вот она, расплата, думала Битси. У нее кружилась голова в предвкушении возмездия. Сенатор Дерек Уинтроп получит за все сполна.

* * *
        - Еще одна проблема! - объявила Долли, влетев в кабинет Александры.
        - Что на этот раз? - спросила Александра, закончив междугородный разговор с Туайлой Тарп.
        - Цветы, - сообщила Долли. - Помнишь, в понедельник бушевала ужасная гроза? Из-за нее в оранжерее у наших поставщиков отключилось электричество. Надо же было такому случиться! Холодильная установка до сих пор не работает. Электрики говорят, что в первую очередь обязаны обслужить жилые дома.
        - Я всегда думала, что цветам нужен свет, а не электричество.
        - Электричество нужно холодильным установкам, - наставительно произнесла Долли, опускаясь на стул. - Розы приходится держать при температуре не выше десяти градусов, иначе они будут слишком быстро раскрываться. А у нас еще заказаны горы белых орхидей. Кончится все тем, что наши цветы опадут.
        - Не опадут. Мы позвоним в Нью-Йорк и закажем все, что нужно, в фирме «Луччи».
        Шла последняя неделя перед приемом. Уже были поставлены строительные леса. Десятки монтажников и драпировщиков приступили к выполнению трудоемких работ по возведению подмостков и оформлению трех огромных бальных залов.
        Переговоры с профсоюзом так и не вышли из тупика, однако адвокаты Ричарда установили контакт с федеральным судьей. Они добивались трехмесячной отсрочки выступлений. Ричард уверял Александру, что дело завершится к концу недели и никак не отразится на проведении торжественного приема.
        Сейчас уже было поздно что-либо менять. Оставалось слишком мало времени.
        - Уф, - вздохнула Долли, скинув итальянские лакированные туфли. На ней был зеленый льняной костюм с брюками-бермудами. - Ноги меня просто убивают. Да, насчет корзинок, Александра. Я договорилась с двумя девушками, что они помогут мне упаковывать сувениры для гостей, и завтра мы весь день будем заняты. Раз уж мы это затеяли, надо проследить, чтобы не было накладок.
        Александра кивнула и добавила:
        - И еще: завтра ближе к вечеру прилетает балетная труппа - нужно организовать репетицию. Завтра же надо проверить, как работают фонтаны. Сантехник клянется, что они все отлажены. И, благодарение Богу, электронная система подсветки работает безотказно. Осталось только установить прожекторы и сфокусировать их на...
        - Если не случится никаких новых неурядиц... - перебила ее Долли, шевеля затекшими пальцами ног.
        - Слушай, когда ты перестанешь пророчить нам неприятности? Ничего такого не случится.
        - Знаю. Это уж так... Да, между прочим! - воскликнула Долли, вскочив со стула и направляясь к небольшому холодильнику. - Я, кажется, видела тут бутылочку «шабли». Давай выпьем по бокалу. Чуть-чуть развеемся.
        Александра приняла у нее из рук бокал вина.
        - За успех нашего вечера! - провозгласила Долли. Александра молча улыбнулась.

* * *
        Рэмбо прохаживался взад-вперед перед небоскребом «Фитцджеральд тауэр», толкая перед собой тележку с букетами цветов. Вокруг него не утихала толчея, обычная для торговой части Мичиган-авеню.
        Он передвигался медленно и лениво. Жарища. А ведь уже наступила первая неделя сентября. Любой нормальный человек прохлаждается сейчас в каком-нибудь баре, а он должен таскаться по улице, пока мозги не расплавятся.
        Однако инструкции надо выполнять. Ему дали фотографии всех Коксов и их домашней прислуги. От него требовалось только наблюдать за входом в здание и примечать, кто когда приходит и уходит.
        Мимо него прошли две дамы почтенного возраста. Одна замедлила было шаги, чтобы приглядеться к цветам. В тележке лежали георгины, гвоздики и лилии, но почти все они на жаре изрядно подвяли, и старушка быстро утратила к ним всякий интерес.
        Рэмбо со вздохом развернул тележку, гадая, долго ли ему еще предстоит здесь жариться. И тут он увидел няню-англичанку и старшего парнишку Коксов - они выходили из парадного подъезда.
        К высотному зданию подкатил длинный, дымчато-серый лимузин Коксов. Няня взяла Трипа за руку и повела к машине. Женщина была недурна собой; ей шло строгое синее платье безо всяких побрякушек. А пацан, подумал Рэмбо, настоящий симпатяга. Бежал вприпрыжку рядом с няней и взахлеб рассказывал что-то про школу.
        На глазах у Рэмбо няня заторопилась к лимузину, открыла дверцу, подняла на руки мальчика и усадила его на заднее сиденье, а потом сама села рядом и захлопнула дверцу. Так повторялось изо дня в день.
        Рэмбо снова вздохнул. Нико велел ему придумать, каким способом можно заполучить мальчишку. Но оказалось, что дело - дрянь: детишки Коксов всегда сидели либо в лимузине, под защитой шофера, либо дома, в родительских апартаментах - а там такая сигнализация и охрана, что в танке не прорвешься. Даже в проклятущей школе, куда возили мальчишку, существовала служба безопасности.
        Когда лимузин отъехал от тротуара, Рэмбо заметил, что из-за угла вывернул другой шикарный автомобиль такой же модели, причем тоже серого цвета, гладкий и блестящий. Две машины отличались лишь номерными знаками. И тут его осенило.
        Он достал из кармана небольшой блокнот, с которым не расставался, и записал номер лимузина Коксов.
        Как ему сразу не пришло в голову? Работенка-то - раз плюнуть.

* * *
        - Брауни, когда я вырасту, я буду аквалангистом! - объявил Трип, выходя с воспитательницей из ворот школы. Здесь стоял гвалт, обычный для этого часа, когда ученики разъезжались по домам после уроков.
        Матери нажимали на гудки своих машин; лимузины теснили друг друга, чтобы занять более удобную позицию; такси выстроились в очередь, загораживая проезд остальному транспорту.
        - Я буду нырять глубоко-глубоко под воду, как показывали по телевизору, - тараторил Трип. - А на глубине живут акулы, и всякие большущие рыбы, и киты. Я подплыву поближе и буду снимать про них кино подводной камерой.
        Брауни улыбалась. Трип был ее любимцем.
        Подъехал лимузин Коксов; его серый отполированный корпус отбрасывал блики в лучах послеполуденного солнца.
        - Пойдем, - поторопила няня. Мальчик заупрямился.
        - Брауни, это не наш. Он блестит по-другому.
        - Не выдумывай, - возразила она, подталкивая его к машине. - Ну, идем же, а то попадем в дорожную пробку и до ночи не сможем выбраться.
        Она пересекла тротуар и открыла дверцу лимузина.
        - Быстренько садись, - сказала она, сопровождая свои слова легким шлепком.
        Трип забрался на сиденье, и Брауни поспешно уселась рядом. Она захлопнула дверь и сразу же услышала, как щелкнули дверные замки.
        - Брауни... - прошептал Трип. Он не сводил взгляда с плексигласовой перегородки, отделявшей их от шофера.
        Проследив глазами, куда уставился мальчик, Брауни заметила, что в просторном салоне бар и холодильник расположены не там, где обычно. Когда же ее глаза уперлись в затылок шофера, стало ясно, что голова у него более узкая и вытянутая, чем у Билла, а волосы темные и вьющиеся.
        - О Господи! - воскликнула она с досадой.
        Они по ошибке оказались в чужом лимузине. Брауни потянулась к пульту и нажала кнопку переговорного устройства.
        - Извините, но мы, кажется, сели не в ту машину, - сообщила она темноволосому шоферу, который даже не оглянулся в их сторону.
        - Нет-нет, в ту самую, - раздался из динамика его голос.
        - Сейчас же остановитесь и выпустите нас, - произнесла Брауни с характерным английским выговором.
        Ответа не последовало.
        - Остановитесь немедленно! Прямо на углу! - потребовала она.
        И снова - никакого ответа. Водитель даже не сбросил скорость у перекрестка, а вместо этого свернул в боковой проезд. Потянувшись к дверце, Брауни обнаружила, что на ней нет ручки. С левой стороны ручка также была отвинчена.
        Она с ужасом поняла: это похищение.
        Трип коснулся ее руки.
        - Брауни, - позвал он, глядя на нее широко раскрытыми глазами, - мы же едем не в ту сторону! Брауни, Брауни, этот дядька нас куда-то увозит!
        Позвать на помощь не было ни малейшей возможности. Тонированные стекла лимузина снаружи были непрозрачными, так что махать руками или делать какие-то отчаянные знаки не имело смысла.
        Проскочив через пять перекрестков, лимузин резко затормозил, и на переднее сиденье подсел второй мужчина.
        Гувернантка не слишком хорошо разглядела его, да она и не стремилась к этому: ее охватил ужас. Они с Трипом крепко обнялись и в отчаянии вглядывались в мелькающие за окном незнакомые кварталы.
        Сначала они промчались мимо ряда административных зданий, потом пересекли южный приток Чикаго-ривер. Проезжая по узким переулкам, они видели обшарпанные ремонтные мастерские и небольшие цеха; многие из них явно пустовали.
        Впереди появилась вывеска: «Братья Провенцо. Упаковочный цех». Автомобиль подкатил к комплексу одноэтажных шлакоблочных строений. Около транспортных платформ стояло несколько грузовиков, на которые складывались разделанные мясные туши, упакованные в прозрачную пленку. Брауни отвела глаза.
        - Это фабрика? - Трип крепче ухватился за руку няни.
        - Да.
        - Здесь делают мясо?
        - Да.
        Лимузин подрулил к черному от копоти зданию, которое казалось заброшенным. Брауни замерла, теснее прижав к себе ребенка. Мужчины вышли и обогнули автомобиль с двух сторон. Тот, что был справа от Брауни, рывком открыл дверцу. В салон ворвался гнилостный, тошнотворный запах бойни. Гувернантка едва не задохнулась. Поверх лица похитителя была натянута маска-чулок, поэтому его черты были приплюснутыми и бесформенными.
        - Вылезайте, - приказал он хриплым низким голосом.
        Брауни вжалась в спинку сиденья и, обняв Трипа, старалась загородить его собой. Ее била дрожь, но она крепко уперлась ногами в пол, готовясь к борьбе.
        - Кому сказано, вылезайте! - Человек в маске наклонился и обеими руками схватил Трипа.
        - Пусти! - закричал мальчик. Он брыкался, норовя лягнуть незнакомца, и попал каблуком по ноге Брауни. Превозмогая боль, она вцепилась в Трипа, чтобы его не могли у нее отнять.
        - Отпусти мальчишку, дамочка, а то силой оторву.
        - Нет, нет, пожалуйста! - теперь она уже кричала, все крепче прижимая к себе Трипа.
        - Сука, - прошипел мужчина в маске.
        Он подал знак шоферу, стоящему с противоположной стороны; тот распахнул дверцу, засунулся внутрь и схватил Брауни за плечи, а напарник вырвал Трипа у нее из рук.
        Трип отчаянно сопротивлялся: он молотил кулачками, пинал похитителя ногами, кусался и царапался. Тогда тот, стараясь удерживать ребенка на расстоянии вытянутой руки, залепил ему полновесную пощечину. Трип громко закричал от боли, но не сдавался.
        - Кусается, щенок, как матерый кобель, - сказал мужчина. Он еще раз ударил Трипа по лицу и резко заломил ему руку. Трип снова закричал, и по его джинсам расползлось темное влажное пятно. Его мучитель пинками гнал ребенка по асфальту к большой платформе, за которой простиралось бесконечное бетонное покрытие.
        - Что вы делаете? - кричала Брауни. - Это же сын Ричарда Кокса. Сын мистера Кокса.
        Это не возымело никакого действия. Водитель толкнул ее в спину, чтобы она шла за мальчиком.

* * *
        Александра поглядывала на часы.
        - Четыре сорок пять, - сказала она Долли. - Надо, пожалуй, позвонить и узнать, вернулись ли Брауни с Трипом. А потом устроим перерыв. Я обещала детям сыграть.
        - Прекрасно, - отозвалась Долли. - Я тоже позвоню домой и скажу, что немного задержусь.
        Александра нажала клавишу переговорного устройства и соединилась с экономкой.
        - Скажите, миссис Эбботт, Брауни с Трипом уже вернулись?
        - Пока нет, миссис Кокс, я жду их с минуты на минуту, - ответила Мэри Эбботт.
        - Позвоните мне, когда они приедут.
        - Непременно, миссис Кокс.
        Александра вышла из-за рабочего стола и по-кошачьи потянулась. Она два часа просидела у телефона. Надо бы позвать Энди и Стефани, перебраться с ними в гостиную и размять пальцы на рояле. Это, кстати, помогло бы ей привести в порядок мысли, пока не прибудет домой ее первенец.

* * *
        Их шаги отдавались гулким эхом от стен старого здания, которое знавало лучшие времена. Тогда, в прошлом, здесь производилась упаковка говяжьих туш - дело было поставлено на широкую ногу. Нико с трудом дышал через маску-чулок, толкая упирающегося ребенка, который так и норовил вырваться, несмотря на боль в плече от железной хватки похитителя. У Рэмбо, который шел сзади, конвоируя гувернантку, никаких сложностей не возникало.
        - Отпусти меня! Противный! Ненавижу тебя! - кричал мальчик, и его голос подхватывало эхо.
        В точности как Дэйви, гаденыш этакий.
        - Потише, малец, - проворчал Нико, слегка ослабив хватку.
        - Не хочу потише! Нет! Не буду!
        Нико не собирался его увещевать. Он молча протащил мальчишку через заброшенный главный цех к бывшим холодильным камерам.
        Третья камера была самой просторной. Ее-то они и приспособили для выполнения своего плана. Нико втолкнул мальчика внутрь, дав ему такого пинка, что тот, пролетев от порога, упал на коленки.
        - У-у-у! Больно!
        Мальчишка оказался хуже занозы в заднице. Теперь Нико пожалел, что они не прихватили сестренку вместо братца. Тем не менее он сознавал, что сыну, да еще старшему, цена совсем другая.
        - Послушайте, немедленно отвезите нас обратно, - убеждала англичанка. - Отец этого мальчика - очень влиятельный человек.
        - Это нам известно, дамочка, - усмехнулся Рэмбо. - Мы не глупей других.
        Он впихнул женщину в камеру вслед за ребенком. Она едва удержалась на ногах.
        Оказавшись в бетонном мешке, Брауни с ужасом огляделась вокруг. Единственным источником света была переносная лампа. Камера имела примерно двадцать шагов в длину и десять в ширину. Белая краска, которой некогда были покрашены стены, давно облупилась.
        Нико хорошо знал это место. Здесь он получил «боевое крещение», приведя в исполнение приговор, вынесенный эмигранту-греку: этот несчастный пытался отвертеться от уплаты долга семье Провенцо.
        - Вы, надеюсь, не собираетесь оставить нас здесь? - спросила гувернантка.
        - Почему бы и нет? - ухмыльнулся Нико. - Тут полный комфорт.
        Он жестом указал в дальний угол, которому была отведена роль жилой комнаты. На бетонном полу лежали два надувных матраса со стопкой одеял и подушек. В пластиковых сумках-холодильниках имелись съестные припасы и банки с содовой. Рядом были брошены пачки печенья и пакеты сладких кукурузных хлопьев, книжки с картинками и новехонькие, еще не распакованные игрушки. Поодаль стоял унитаз с химической очисткой.
        - Как же так... - Брауни была ошеломлена увиденным. - Мы не можем здесь оставаться. Нас ждет мама мальчика.
        Рэмбо захохотал:
        - Ничего, подождет!
        Нико заметил, что Рэмбо разглядывает англичанку с явным интересом.
        - А ну, давай снимать видео, - коротко бросил он своему телохранителю.
        За толстой звуконепроницаемой дверью уже была приготовлена видеокамера, а возле нее - свежий номер «Чикаго трибюн». Нико приказал двум заложникам встать рядом. Трип не шевельнулся, и Рэмбо залепил ему еще одну пощечину. Мальчик даже присел на корточки: его щека горела.
        Нико повелительно махнул рукой перепуганной гувернантке.
        - Не хочет - не надо. Сядь рядом с мальчишкой, возьми газету и держи так, чтобы мне был виден заголовок. Ага, так. Смотрите в объектив. На кассете звука не будет, но разговаривать не смейте, а то, не дай Бог, кому-нибудь вздумается читать по губам.
        Он тщательно навел видоискатель и настроил фокусировку так, чтобы в кадр попали только женщина и ребенок, без каких бы то ни было деталей фона. Это могло происходить где угодно - например, в муниципальном гараже. В Чикаго и его окрестностях были тысячи таких крытых автостоянок.
        - Улыбайтесь! - цинично скомандовал Нико, запуская пленку.
        - Мой папа тебе даст, как следует! - угрожающе крикнул Трип похитителю, пока тот в течение минуты прокручивал положенные пробные метры перед началом записи.
        - А как же, обязательно, - издевательски протянул Нико, выключая камеру. В этот момент он не возражал, чтобы нашелся специалист, читающий по губам: это должно было только подстегнуть папашу.
        - Прошу вас, - умоляла Брауни, - пожалуйста, отпустите нас. Это же совсем маленький ребенок.
        Нико пристально посмотрел на Трипа, который ответил ему взглядом, полным ненависти.
        - Время быстро летит, дамочка. Этот пацан будет еще покруче, чем его старик.

* * *
        Александра сидела за роялем. С боков около нее примостились младшие дети. От их волос пахло свежестью и детским шампунем. Она перестала играть и снова взглянула на часы. Уже шесть.
        Хотя дети теребили ее и просили сыграть еще, она поднялась со стула.
        - Я на минутку, - пообещала она. - Только узнаю, где Трип. К этому часу он уже должен быть дома.
        Она не позволяла себе поддаваться беспокойству. В часы пик на улицах нередко бывают заторы.
        Выйдя в коридор, она увидела, что навстречу ей спешит экономка с толстым белым конвертом в руке.
        - Миссис Кокс! Какой-то мужчина только что доставил вот это.
        - А, это, вероятно, по поводу приема. А Трип и Брауни вернулись?
        - Нет, мэм.
        Александра нахмурилась.
        - Позвоните мне, как только они появятся. Похоже, Трип опаздывает к ужину. Я пока буду в гостиной.
        Она вернулась в гостиную, так и не вскрыв доставленный конверт. С тех пор как были разосланы приглашения, на нее обрушился целый шквал почты: поставщики продуктов, владельцы цветочных магазинов, фотографы - все предлагали ей свои услуги. По всей вероятности, и в этом конверте пришли очередные рекламные брошюры. Это не срочно.
        Ее трехлетняя дочка прыгала на диване; светлые кудряшки взлетали в такт прыжкам. Эндрю, устроившись на полу, листал книжку об африканских животных. Александра поспешила к дочери и постаралась ее утихомирить.
        - Стефани! Стеффи! На диване прыгать не полагается.
        - Играй! Еще! Играй!
        - Еще? Я вам играла сорок минут!
        - Еще! Еще! Пожалуйста! Играй!
        - Ну, так и быть, Стеффи, - сдалась Александра. Она провела за роялем еще полчаса, но на сердце у нее было тревожно. Она то и дело оглядывалась через плечо в сторону двери - должна же там, наконец, появиться миссис Эбботт с долгожданной вестью, что Трип, целый и невредимый, уже дома.
        В шесть тридцать Александра закрыла крышку рояля, невзирая на громкие протесты Стефани, подошла к телефону и, набрав номер школы, попросила позвать сотрудника службы безопасности, мистера Прайса.
        - Это говорит миссис Кокс, мать Трипа. Моего сына уже забрали из школы? Или, может быть, он задержался после уроков? - спросила она, стараясь в присутствии детей говорить как можно спокойнее.
        - Всех детей забрали. Я уже запираю помещения.
        - Вы видели, как они уезжали? Мой сын с няней?
        - Конечно, миссис Кокс. Лимузин приехал за ними, как всегда, минута в минуту.
        - Понятно.
        Она положила трубку, уже безошибочно чувствуя беду. Потом она набрала номер телефона, установленного в машине, однако услышала только сообщение автоответчика, что абонент отсутствует или находится вне радиуса действия станции.
        Странно, подумала она. Неужели они попали в аварию?
        Александра расхаживала по комнатам, не находя себе места. С тяжелым чувством она вдруг вспомнила происшествие в лифте.
        Господи! Она совершенно забыла про пакет... Только сейчас ей пришло в голову, что, судя по форме, в нем находилась видеокассета.
        Александра торопливо вернулась в гостиную, взяла пакет и почти бегом устремилась в библиотеку. Сердце у нее колотилось.
        Так и есть. Из аккуратно вскрытого конверта выскользнула кассета - без каких-либо надписей, черная, зловещая.
        Александра вставила кассету в видеомагнитофон. Экран засветился. Она стояла, сцепив руки и крепко стиснув зубы. Наконец появилось изображение.
        Брауни и Трип сидели неизвестно где, на бетонном полу, прижавшись друг к другу, как двое беженцев. Одной рукой няня держала сегодняшний выпуск «Чикаго трибюн». Бумага колыхалась и дрожала. Брауни смотрела в объектив безумными, полными ужаса глазами. Лицо Трипа было красным; слева отчетливо виднелся багровый синяк, губа распухла.
        - О Боже мой... - вырвалось у Александры. - О Господи.
        Запись закончилась; на экране снова замелькал «снег». Александра задыхалась. Она понимала, что это отнюдь не компьютерная графика. Это реальность.

* * *
        Ричард беседовал по телефону с Алленом Гурвитцем, молодым поверенным из адвокатской конторы, представляющей интересы Ричарда на переговорах с профсоюзом. У Ричарда постепенно нарастало раздражение: известия, которые сообщил ему собеседник, были неутешительными. Судя по всему, федеральный судья собирался отклонить требование о трехмесячной отсрочке забастовки. Кто-то, очевидно, сумел найти подход к этому судье.
        - Сумел найти подход, говорите? Что вы имеете в виду? Если они сумели на него нажать - значит, нам придется нажать еще сильнее, черт побери!
        - Я стараюсь это сделать уже в течение недели, мистер Кокс.
        - Значит, плохо стараетесь, - отрезал Ричард и бросил трубку.
        Сволочи, думал он в бешенстве. Он оказался для них очень удобной мишенью, и все из-за этого проклятого приема.
        Зажужжал сигнал внутренней связи.
        - Да? - буркнул он.
        - Мистер Кокс, звонит ваша жена. Кажется, она очень встревожена.
        - Соедините нас, - распорядился он. - Александра! Что случилось?
        - Трип!.. - Его жена рыдала. - Он исчез.
        Ричарда прошиб холодный пот.
        - Как это - исчез?
        - Они прислали видео! Умоляю, умоляю тебя, приезжай домой!
        Ричард попытался вызвать своего шофера, но с первого раза не дозвонился. Он добежал до лифта, вскочил в кабину и с силой надавил на кнопку.
        Еще одна выходка профсоюзных пакостников. Их замашки. Ну и отребье. Подонки.
        Как только лифт остановился на первом этаже, Ричард вышел из кабины, почти бегом пересек вестибюль и бросился к веренице такси, выстроившейся у главного подъезда.
        Он влетел в машину, сунул водителю в лицо пятидесятидолларовую бумажку и выкрикнул адрес.
        - Гони, приятель. Как можно быстрее.
        Ричард сжал кулаки. Если только они обидят Трипа... Если с его головы упадет хоть один волосок...

* * *
        Сидя в библиотеке, Александра пыталась взять себя в руки. Она позвонила на кухню, прилагая отчаянные усилия, чтобы не задрожал голос, и велела подавать ужин для Эндрю и Стефани; отсутствие Трипа она объяснила тем, что он задерживается в школе. У нее перед глазами все время стояло лицо сына - с распухшей, окровавленной губой, с кровоподтеком на щеке.
        Александра закрыла глаза. Трип, Трип, повторяла она свои беззвучные заклинания. Я тебя найду, непременно найду, я все сделаю, все, что в моих силах. Только держись молодцом.
        Когда она встретила Ричарда у лифта, на ней не было лица.
        - Где кассета? - только и спросил он.
        - В библиотеке.
        Они вбежали в библиотеку, заперли за собой дверь и четыре раза прокрутили пленку. Ричард пытался заставить себя воспринимать эти кадры глазами бесстрастного наблюдателя.
        - Где они? - сдавленно прошептала Александра. - Ты можешь определить?
        Не слыша ее вопроса, Ричард изучал выражение лица сына. Следов слез на его щеках не было.
        - Ричард?..
        - Перемотай к началу, - потребовал он, тряхнув головой.
        Она нажала на кнопку.
        - Ричард, у них наш малыш...
        - Я разберусь. Может быть, тебе лучше пойти...
        - Я никуда не уйду, - перебила она. Ее голубые глаза потемнели настолько, что казались почти черными. - Меня это тоже касается. Ты собираешься звонить в полицию?
        - Пока нет. Сначала надо понять, чего от нас требуют.
        Подняв трубку телефона, он набрал номер.
        - Слэттери? Немедленно ко мне.
        Начальник службы безопасности не успел задать ни одного вопроса: Ричард уже нажал на рычаг, снова отпустил его и набрал номер Робби Фрейзера.
        - Фрейзер, твои ублюдки похитили моего сына.
        - Что?.. Как это?..
        - Я получил от этих подлецов видеокассету. На ней все доказательства. У них в кадре сегодняшняя «Трибюн» и на самом видном месте заголовок: «Переговоры с профсоюзом зашли в тупик». Что, тебе не ясно?
        - Нет, будь я проклят.
        - Не строй из себя идиота. Где мой сын? Где, черт побери, вы его держите?
        - Мы к этому непричастны, - настаивал Фрейзер.
        - Черта с два вы непричастны.
        - Кокс, говорю вам, мы ни при чем.
        - Может быть, ты лично и ни при чем. А как насчет Марчека? - Ричард терял самообладание. - Тебе и невдомек, какие мерзости творят твои молодчики, верно? И ситуацию ты уже не контролируешь. Так что слушай меня, и слушай внимательно. Немедленно верните мне сына.
        - Кокс, одну минуту...
        - Твоя шпана совсем распоясалась! Если ты не приберешь их к рукам, я тебя по стенке размажу! Это я тебе гарантирую, Фрейзер, клянусь жизнью!
        Ричард швырнул трубку. От бессильной ярости и страха за сына он был вне себя.
        Александра окликнула его.
        - Ричард...
        Он резко повернулся к ней, не в силах совладать с собой.
        - Александра, я взял дело под свой контроль.
        - Да что ты говоришь? - Ее глаза сузились. - Ты один во всем виноват.
        - Что?!
        - Ты, Ричард Кокс. Ты накликал эту беду. Твой образ жизни, будь он проклят. Эта вечная погоня за деньгами: больше, больше, больше! Тебе непременно нужно выиграть каждую партию, ты уже не можешь выйти из игры.
        - Лекси, малышка, пожалуйста...
        - Что ты обращаешься со мной, как с куклой? Ты женился на мне для продолжения династии! Я здесь просто племенная кобыла!
        Ричард лишился дара речи.
        - Незачем изображать оскорбленную добродетель! - слова так и рвались из нее. - Отец меня предупреждал, но я не послушалась. Какое место ты мне отвел в своей жизни? Я для тебя не более чем породистая самка! Я должна была рожать тебе детей. И еще я должна была делать хорошую мину при плохой игре, поскольку добывание денег для тебя важнее, чем семья. Мы всегда были у тебя на втором месте. Мы вообще ничего не значили!
        Он покачал головой. Его мир рушился.
        - Ты ошибаешься, - начал он. - Это несправедливо. Моя жизнь без тебя и без детей - ничто.
        - Нет, я не ошибаюсь. Если бы ты не пытался подняться выше всех - ничего бы этого не произошло. Наш брак нельзя считать настоящим. У нас нет ничего, кроме денег.
        Ричард непонимающе уставился на нее.
        - Да о чем ты говоришь?
        - Я хочу развода, Ричард. После того как мы вызволим Трипа. - Больше она не сдерживала себя. - Наши дети - это нормальные живые люди, и они заслуживают того, чтобы их отец был нормальным живым человеком.
        - О Господи, - простонал он.
        - Если Трип не вернется... если они убьют Трипа... я никогда тебе этого не прощу. Никогда!
        Ричард растерялся. Он не знал, как ее успокоить.
        - Лекси, - сказал он, взяв жену за руку. - Малышка, мы пройдем через это испытание. Я вызволю Трипа, клянусь тебе. Только... прекрати эти разговоры.
        - Я говорю то, что думаю, - проговорила она сквозь рыдания.
        Он выпустил ее руку.
        - Ладно. Об этом мы побеседуем потом. А сейчас от тебя требуются две вещи. Во-первых, никому ни слова о том, что Трип исчез. Для всего персонала должно быть одно объяснение: Брауни отвезла Трипа к твоему отцу и Фелисии. Во-вторых, подготовка приема должна идти строго по плану.

* * *
        Слэттери и Ричард ехали в частную школу «Мэттингли». Приближался вечер; на улице быстро темнело.
        Ричард регулярно предпринимал попытки связаться со своим шофером, Биллом, но все напрасно. Неужели Билл замешан в похищении? Мог ли он стать соучастником? Такую возможность нельзя было отвергать, но Ричарду она казалась маловероятной. Билл Сабира служил у него пятнадцать лет и был искренне предан семейству Коксов.
        Слэттери рассуждал вслух.
        - Представим все возможные ситуации. Например, они могли прибегнуть к испытанному трюку. Захватили шофера, убили его или, в лучшем случае, засунули в багажник. Затем кто-то занял его место. А может быть, они увезли мальчика и няню в другом лимузине, точно таком же по виду.
        Ричард представил своего шофера - мертвого, в багажнике. Ну и выродки.
        - Надо заявить о пропаже автомобиля, - продолжал Слэттери. - Придется это сделать - на тот случай, если Билл Сабира еще жив.
        Ричард погрузился в угрюмое молчание. Он не хотел впутывать в это дело полицию.
        Они затормозили перед входом в школу. Трехэтажное кирпичное здание, построенное в
1925 году, выглядело нарядным и веселым: его украшали цветочные витрины и ряды декоративных кустов в кадках.
        - Я просил сотрудника службы безопасности нас подождать, - сказал Слэттери. - А вот и он.
        Из разговора с пожилым охранником они не узнали ничего нового. Он с полной уверенностью утверждал, что женщину и мальчика увез лимузин, принадлежащий Коксам.
        - Номер-то - вот он, записан у меня. Такие вещи я проверяю.
        - Это точно? - спросил Слэттери.
        - Ясное дело, точно. Да что случилось?
        - Пока ничего, и Бог даст, обойдется. - Ричард вытащил из бумажника сто долларов. - Не распространяйтесь об этом, хорошо?
        Принять банкноту охранник отказался.
        - Нет, спасибо. Это моя работа.
        Усевшись за руль, Слэттери спросил:
        - Куда теперь?
        - В спортклуб «Энергия».
        - Как вы сказали?
        - Это атлетический центр, где Марчек накачивает мускулы. Я слышал, что он там бывает почти каждый вечер. Надо с ним потолковать.

* * *
        Спортивный клуб «Энергия» размещался в здании на Ирвинг-парк-роуд, где раньше был супермаркет. В тесном вестибюле на посту стоял чернокожий дежурный в майке с надписью «Энергия». Из майки впечатляющими буграми выпирали мускулы. Могучие бицепсы были густо разрисованы татуировкой.
        - За посещение - пять баксов, - сообщил он вошедшим. - За полотенце - один. Еще у нас есть боксерский ринг - в другом помещении.
        - Мне нужно только передать сообщение, - бросил на ходу Ричард, протянув громиле пятьдесят долларов.
        Тот быстро сунул банкноту в карман и открыл им дверь.
        - Неплохое местечко, - заметил Слэттери. - Марчек здесь?
        Они остановились и огляделись вокруг. Почти все тренажеры были заняты. Ричард указал на человека в дальнем конце зала.
        - Вот там, - сказал он и широкими шагами направился в ту сторону.
        Танк Марчек лежал на скамье тренажера, упершись ногами в пол, и выжимал штангу. Его крупное туловище очертаниями напоминало бочонок, широкий сверху донизу. Сейчас оно дрожало от напряжения.
        Когда Ричард заметил его, Марчек пытался подтянуть стокилограммовую штангу к упору у себя над головой.
        Однако завершить попытку ему не удалось. Четыре шага - и Ричард был уже рядом со скамьей. Прежде чем распростертый на ней профсоюзный босс успел что-то предпринять, Ричард обрушил гриф штанги на горло Марчека.
        Марчек издал сдавленный булькающий звук, гигантские мускулы вздулись, ноги замолотили по полу.
        - Где мой сын? - с металлом в голосе спросил Ричард. Марчек силился что-то сказать. Его лицо побагровело. - Ну?
        Сколь ни бедственно было положение Марчека, в его глазах мелькнула искра торжества. На Ричарда накатила неудержимая ярость. Он в бешенстве нажал на штангу, вдавив ее в кадык своей жертвы.
        - Эмил! Если это твоих рук дело - тебе конец.
        Марчек хрипел.
        Ричард еще сильнее надавил на штангу.
        - Кому сказано, пес вонючий? Мне нужен мой сын - немедленно!
        - Кокс! Кокс! - завопил Слэттери. - Боже мой, вы же его прикончите!
        Другие посетители потянулись к месту скандала.
        - Плевать, - бросил Ричард, оставив штангу там, где она была.
        - Господи, мистер Кокс...
        Взгляд Ричарда заставил его замолчать.

* * *
        Вернувшись в апартаменты Коксов, Слэттери позвонил в полицию, чтобы заявить об угоне лимузина. Ричард извинился и поднялся в свой собственный гимнастический зал. Когда он проходил мимо кабинета Александры, она выбежала к нему.
        - Ричард? Ну, как? Что-нибудь узнал?
        - Почти ничего.
        На ее заплаканном лице отразилась мука.
        - Пожалуйста, Лекси, не дави на меня, - попросил он. - Сегодня же я вернусь на переговоры. Мне нельзя идти на поводу у этой швали.
        Ее глаза расширились от страха.
        - Ох, Ричард...
        - Я не позволю, чтобы они мною помыкали, Александра. Я этого не допущу.
        Она схватила его за руку.
        - Только... пожалуйста, не делай ничего сгоряча.
        - Я буду делать то, что необходимо.
        - Мне пришлось сказать миссис Эбботт, - призналась Александра. - Ричард, она и так знала... Она подозревала. Но я взяла с нее клятву, что она сохранит все в тайне, а остальному персоналу сказано, что Брауни увезла Трипа к дедушке.
        Он молча кивнул.
        - Ричард, чем я могу помочь? Я схожу с ума, мне надо как-то действовать.
        - Твоя задача - вести себя, как ни в чем не бывало, - ответил он.
        Ему неудержимо захотелось привлечь ее к себе, обнять, утешить, но он поборол это искушение. Если сейчас дать волю эмоциям, то недолго и потерять контроль над собой, а это сейчас недопустимо.
        Перейдя в гимнастический зал и переодевшись в спортивный костюм, он бежал по движущейся дорожке тренажера, запустив ее на максимальную скорость, пока не унял свою злость. Он в самом деле хотел убить Танка Марчека, и это напугало его самого.
        Он загнал себя до седьмого пота, а затем встал под душ и окатился ледяной водой.
        Полиция. Что будет, если втянуть в это дело полицейских? Их вмешательство и грубый нажим могут только повредить делу. Если преступники задергаются, для Трипа это кончится плачевно. Надо найти иной способ... иное решение.
        Когда он выключил воду и ступил на ворсистый коврик, в его памяти всплыло одно имя. Имя человека из Палм-Бич.

* * *
        Александра сидела у себя в кабинете и прослушивала стереозаписи. Она нервно переключалась с одной кассеты на другую, не в состоянии сосредоточиться. Как нужно было бы ей сейчас поговорить с кем-нибудь из подруг, пусть даже и не касаясь запретной темы - похищения Трипа.
        Она соединилась с Лос-Анджелесом; автоответчик откликнулся голосом Джетты: «Меня сейчас нет дома, но не вешайте трубку - я этого терпеть не могу. В крайнем случае, выругайтесь, тем более что я собираю коллекцию непристойностей. Говорите после сигнала».
        Александра слабо улыбнулась: Джетта в своем репертуаре. Прозвучал сигнал, но она заколебалась. Конечно, голос выдаст ее состояние, а этого нельзя допустить, даже в разговоре с Джеттой.
        Она повесила трубку. Извини, Джетта.
        Телефон тут же затрещал. Звонок ударил по ее натянутым нервам.
        - Это Мэри-Ли. Ну знаешь, Александра, можно подумать, ты специально сидишь у телефона. Я даже не успела расслышать гудок.
        - Привет, Мэри-Ли! - Александра попыталась придать своему голосу подобающую сердечность.
        - У тебя какой-то странный голос, - сразу определила ее подруга. - Что-нибудь неладно?
        Александра застыла. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы в Мэри-Ли пробудился репортер.
        - Просто я сбилась с ног из-за этого приема. - Как ни удивительно, ей удалось произнести это вполне беспечно. - Знаешь, как бывает: не успеешь решить одну проблему, как на голову уже валится другая.
        - А что за проблемы? - полюбопытствовала Мэри-Ли.
        Александра вдруг почувствовала себя совершенно опустошенной. Ее мысли были заняты одним - судьбой Трипа. Слезы снова застилали ей глаза и дрожали на ресницах.
        - Проблемы? - рассеянно переспросила она.
        - Эй, ты правду говоришь, что у вас все в порядке? Не иначе как ты повздорила с Ричардом.
        - Вроде того, - ухватилась Александра за эту безобидную версию.
        - Ох, ну и дела. Мужчины, что с них взять?! - посочувствовала Мэри-Ли. - Я тоже поцапалась с Джейком. Прямо напасть, верно? Видите ли, истек срок его второго - а может, третьего - ультиматума.
        Александра молчала. У нее не было сил поддерживать добродушно-ворчливую болтовню. Подоплека этого звонка была совершенно прозрачной: Мэри-Ли хотела таким способом загладить свою вину за ту размолвку, которая произошла у них в Нью-Йорке; однако Александра не была уверена, что готова сделать ответный шаг навстречу. Она даже вздрогнула. Может быть, Мэри-Ли - не такая уж верная подруга, какой считала ее Александра? С настоящими друзьями не приходится подвергать цензуре собственные слова.
        - Александра, куда ты пропала? Что ты молчишь? - забеспокоилась Мэри-Ли. - Может, я не вовремя?
        - Я просто... Извини, Мэри-Ли, - беспомощно забормотала Александра, - мне неудобно сейчас разговаривать. Я тебе позвоню через пару дней.
        - Что, настолько плохи дела?
        - Послушай, на следующей неделе я тебе позвоню. Нет, мы же увидимся раньше - на приеме! Совсем из головы вылетело.
        Она повесила трубку, не в силах больше крепиться, и дала волю слезам, а потом пошла в гостиную, села за рояль и заиграла сонату Бетховена.

* * *
        В гулкой камере Брауни уговаривала Трипа открыть коробку с игрушками.
        - Не хочу играть, - сердито повторял он.
        - Трип, - она старалась говорить спокойно, - все-таки ты мог бы поиграть... пока не придет время ехать домой.
        - Не хочу! Не буду играть! Ты меня не заставишь! - Он гордо прошествовал в дальний угол и стоял там, повернувшись к няне спиной.
        Брауни сидела на надувном матрасе и наблюдала за своим питомцем со смешанным чувством страха и гордости. Неужели им суждено умереть здесь, в этом бетонном мешке, заляпанном кровью животных? А вдруг это человеческая кровь? Брауни обнаружила на полу несколько расплющенных пуль и стреляных гильз.
        Их похитили, а ведь жертвы похищений редко возвращаются домой живыми.
        Ей придется как-то защищать ребенка. Но как?

* * *
        Аллен Гурвитц поджидал Ричарда в коридоре перед конференц-залом.
        - Они считают, что у вас сдали нервы. Я подслушал в уборной кое-какие разговоры насчет Танка Марчека. Болтают, будто вы его придавили штангой - в клубе «Энергия». Надо же такое выдумать!
        - Это не выдумки. Я действительно так и сделал.
        - Господи, Ричард, как вас угораздило?
        Служащие Ричарда обычно называли его «мистер Кокс» и держались с ним почтительно. Однако долгая череда дней, насыщенных спорами, напряженным поиском решений и всплесками враждебности, не прошла для юриста бесследно. Он был сыт всем этим по горло, подавлен неудачным развитием событий и чертовски хотел просто выспаться и поесть чего-нибудь, кроме бутербродов и пиццы.
        - Пусть это вас не беспокоит, - бросил Ричард.
        - Тогда не приходится удивляться, что они... Вы знаете, какое у них сложилось мнение? Что вы долго не выдержите и пойдете на уступки - вот-вот сломаетесь под их напором.
        Я сломаюсь от того, что мой сын - заложник бандитов. Вот чего я не могу выдержать. И поведение Александры не облегчает мою задачу. Вслух он только проронил:
        - Нет, я не пойду на уступки.
        - Ко всему прочему, мы не сумели добиться трехмесячной отсрочки, и непохоже, что нам это удастся. Судья не пойдет нам навстречу.
        - Не пойдет - и не надо. У меня есть другой вариант, - заявил Ричард, прикидывая в уме, было ли правильным решение хранить в тайне похищение сына.
        Он толчком открыл дверь и вошел в конференц-зал. Как всегда, все лица повернулись к нему. Во главе профсоюзной делегации восседал Танк Марчек с синим рубцом поперек шеи и с выражением злорадства в глазах.
        Марчек был убежден, что Ричард фактически загнан в угол. И никто из присутствующих в этом не сомневался.
        Ричарда терзали неразрешимые сомнения. Следует ли уступать беззастенчивым притязаниям профсоюза? Видит Бог, он стремится освободить Трипа. Но гарантий нет никаких. Если безропотно выполнить все требования, то, возможно, ему вернут Трипа уже через несколько часов; но ведь есть вероятность, что сына не вернут никогда.
        Ричард занял место во главе стола и обратился к присутствующим:
        - Джентльмены, баталия была долгой...
        Он вздохнул, набираясь сил для капитуляции, но в этот момент вбежала секретарша с листком из блокнота в руке. Она обогнула стол и передала записку Робби Фрейзеру. Тот прочел сообщение и побледнел.
        - Прошу прощения, - бросил он и поспешно вышел из зала.
        Если бы не этот короткий эпизод, Ричард уже огласил бы свое заявление. Но момент был упущен. Ричард снова засомневался. Можно ли поручиться, что ему вернут Трипа, если все условия профсоюза будут выполнены? В запасе у него имелся другой вариант, но только на самый крайний случай.
        Головы снова повернулись к нему. Решение пришло мгновенно:
        - Сожалею, джентльмены, но мне тоже придется извиниться перед вами. Поверьте, причины у меня достаточно веские.
        Ричард спустился в вестибюль и сделал один телефонный звонок. Затем он набрал другой номер и распорядился, чтобы его личный самолет был заправлен и ожидал в аэропорту «Мидуэй».
        Он собирался лететь во Флориду, в Палм-Бич. Но не для того, чтобы проведать тестя.

* * *
        Профессиональный репортерский нюх подсказывал Мэри-Ли, что дело пахнет жареным. У Коксов что-то неладно, и дело тут, конечно, не в заурядной супружеской размолвке. Она знала Александру Кокс много лет. Сегодня в ее голосе звучало нечто похуже, чем обида или раздражение. Она снова и снова анализировала услышанное и постепенно проникалась уверенностью: в голосе Александры сквозил ужас.
        Она принялась расхаживать по своей квартире, откуда открывался вид на Парк-авеню. Отделка комнат была тщательно продумана. Мэри-Ли собрала коллекцию фарфора и цветного хрусталя, приобрела немыслимо дорогие старинные часы с золотым рельефом и ситцевые драпировки с ручной росписью.
        Все эти предметы роскоши были куплены до того, как заболела ее мать.
        Мариетта каким-то образом растратила большую часть своих сбережений, переложив на плечи Мэри-Ли все расходы, связанные с материнским недугом. Теперь все в конечном счете сводилось к финансам. Мэри-Ли знала, что очень большие деньги наживаются только неправедными способами, но ей был доступен лишь один из них: писать для телевидения щедро оплачиваемые скандальные разоблачения, из которых потом можно слепить книжку-бестселлер.
        Коксы, конечно, принадлежат к сливкам общества, рассуждала Мэри-Ли. Ричард просто создан для обложек журналов «Форчун» и «Форбс»: загадочный, красивый, влиятельный. Александра выглядит как кинозвезда, да еще добилась известности в музыкальном мире. Просто образцовая пара. Теперь они затевают этот прием, о котором уже говорят и пишут больше, чем о каком бы то ни было светском событии за последние годы. Тут явно просматривается сюжет, великолепный сюжет. Прямо для бестселлера.
        - Кнопка! Это ты, Кнопка? - недовольный голос прервал размышления Мэри-Ли, и в комнату вошла Мариетта.
        - Мама? - удивилась Мэри-Ли. - Я думала, ты легла подремать.
        - Кнопка, это ты? Я не могу сообразить, это ты или не ты? Нет, кажется, ты.
        - Это я, мама, но мне нужно срочно поговорить по телефону. Может, тебе лучше вернуться к себе в комнату и посмотреть телевизор? По-моему, сейчас показывают
«Розу-Анну». Тебе же нравится «Роза-Анна»?
        - Я все-таки надеюсь, что это ты, - сказала Мариетта, сердито тряхнув головой.- Не иначе как это ты, Кнопка.
        Мэри-Ли вгляделась в лицо матери.
        Распад личности Мариетты прогрессировал быстро и неумолимо. Без сопровождения Мариетту нельзя было выпускать из дому. Она забывала собственный адрес, и уже несколько раз случалось так, что ее - заблудившееся пятидесятилетнее дитя - всю в слезах доставляла домой полиция. Лечащий врач сказал Мэри-Ли, что уход за больной пока можно организовать и в домашних условиях, однако вскоре неизбежно придется нанимать сиделку.
        От этой мысли у Мэри-Ли по спине пробежал холодок.
        - Мама, - попросила она, подойдя к Мариетте и взяв ее сухую, негнущуюся руку, - пожалуйста, пойдем к тебе в спальню. Я настрою телевизор; а хочешь - принесу мороженого.
        - Что-то я вас не припомню, - подозрительно сообщила Мариетта. - Мы с вами незнакомы.
        - Да нет же, мама, это я, Мэри-Ли.
        - Не знаю никакой Мэри-Ли.
        - Я - твоя дочь, меня зовут Мэри-Ли.
        Она отвела мать в спальню, уложила в кровать и увеличила громкость телевизора, который, по настоянию Мариетты, вообще не выключался, даже когда она спала. Мариетта сосредоточила свое внимание на экране: шла реклама новой системы страхования.
        Мэри-Ли выскользнула в гостиную, куда из-за переезда матери пришлось втиснуть всю обстановку кабинета. Она потянулась к телефону и начала набирать номер.
        - Ларри? - спросила она, дождавшись наконец ответа.
        - Мэри-Ли? Ты что-то совсем пропала, детка. Ну, как ты - все такая же шикарная дама? Знаешь, как я тебя называю? Лисичка с косичкой, вот как! - Ларри Фултон сам развеселился от своей шутки.
        Он работал в «Чикаго трибюн»; репортерская судьба сводила их на одних и тех же тропах, и постепенно они сдружились.
        - Моя косичка пока при мне, - заверила она его с улыбкой. - Ларри, хочу тебя попросить об одной услуге.
        - Обожаю оказывать услуги хорошеньким женщинам.
        - Как дела в Чикаго? Что слышно о забастовке в «Фитц»-отелях? Что там творится?
        - Пока застой: ни туда, ни сюда. Судья Харлен Кейт отверг ходатайство о трехмесячной отсрочке, и забастовка может начаться к концу этой недели.
        - Понятно. А еще? Не обязательно что-то масштабное: мне любая мелкая деталь может пригодиться.
        Она выслушала его рассказы о ходе переговоров, о рецидиве болезни у жены Робби Фрейзера и о других тривиальных фактах, которые были отмечены прессой. Она вскользь полюбопытствовала, не слышно ли чего-нибудь новенького про Коксов, и Фултон пообещал навести справки и позвонить ей через полчаса.
        Она ждала, расхаживая по квартире, и прислушиваясь к звукам телевизора. Один раз до нее донесся смех Мариетты. Наконец Фултон позвонил. Она нетерпеливо схватила трубку:
        - Да? Узнал что-нибудь, Ларри?
        - В общем-то ничего особенного. Факт номер один: похоже, сегодня Ричард Кокс не на шутку раскипятился.
        - Это как?
        - Ну, вроде он ворвался в спортклуб и напал на Эмила Марчека, когда тот лежал на тренажере. По сути, придавил этого деятеля стокилограммовой штангой.
        - Интересно.
        - Вот-вот. Ребятки из профсоюза посчитали, что Кокс загнан в угол, потому он так и взбесился. Ожидали, что сегодня он выкинет белый флаг, но не тут-то было. Он начал речь, и все уже думали, что он собирается сдаваться, а он вдруг прервал себя на полуслове и ушел. Далее - факт номер два, и это действительно интересно. Предполагается, что няня-англичанка и старший мальчик, Трип, уехали в Уэст-Палм-Бич, штат Флорида, чтобы навестить единственного дедушку, Джея Уинтропа.
        - В самом деле? Что значит «предполагается»?
        - Говорят, отъезд был в высшей степени внезапным. Мальчику даже вещи не собрали. Может быть, им чем-то угрожали.
        Мэри-Ли почувствовала знакомую дрожь профессионального азарта, но ничем себя не выдала. Если Ларри унюхает добычу, он сам пойдет по следу и ее опередит.
        - Сомнительно, - равнодушно протянула она. - Они то и дело туда катаются. Старик души не чает в ребятишках. Ну, а что еще хорошего? Есть что-нибудь забойное?
        - Извини, больше ничего.
        - О'кей, - сказала она. - Да, Ларри, когда будешь в Нью-Йорке, звякни мне. Закатимся куда-нибудь и устроим грандиозный кутеж.
        - Договорились, - с радостью согласился он. Мэри-Ли постаралась закончить разговор как можно скорее; ее мысли уже лихорадочно закрутились. Что-то стряслось, это ясно; и дело касается Трипа. Она позвонила еще в одно место - в школу, где учился Трип, и начала разговор с ночным дежурным. После долгих препирательств ей все же продиктовали номер домашнего телефона Хэнка Прайса из службы безопасности.
        - Что вам нужно в такой поздний час, мисс? Ваше дело не терпит до утра? Офис открывается в восемь.
        - Я из агентства «Уайлд», - сказала она наудачу. - Звоню вам по просьбе Коксов, по поводу их сына. Никаких новостей нет?
        - Я уже сказал мистеру Коксу, что, по моему мнению, лимузин был тот самый, в котором всегда возят мальчика. Ничего подозрительного я не заметил: номер тот же и все прочее. В этой школе триста ребятишек, которых привозят и увозят каждый день. Я...
        Мэри-Ли повесила трубку. Мальчик исчез!
        Вот это сюжет! Сочувствие к Трипу боролось в ней с нарастающим предвкушением возможной сенсации. Люди любят читать о богатых и знаменитых - а здесь налицо все элементы драмы. Мэри-Ли, конечно, помнила обещание, данное Александре, но, несмотря на угрызения совести, решила взять свои слова обратно. По всей Америке расплодилось множество бойких газетчиков, которые постоянно держали нос по ветру в надежде учуять сенсацию - вроде той, что сейчас замаячила перед ней. Их ничто не остановит, попади им только в руки любая - самая грязная, самая низменная - подробность. Если эту историю не опишет она - это сделает кто-нибудь из собратьев по перу.
        Мэри-Ли без промедления набрала номер круглосуточной службы по уходу за больными на дому и вызвала сиделку, а затем, не отходя от телефона, заказала билет на самолет.

* * *
        В пятницу, шестого сентября, в час дня, бело-голубой полицейский автомобиль остановился рядом с серым лимузином, который был припаркован в неположенном месте недалеко от Чикаго, в районе Бриджпорта. Один из полицейских связался по рации с центральным управлением для проверки номерного знака, в то время как второй вышел для осмотра лимузина. Из багажника исходило ощутимое зловоние - запах разлагающейся плоти.
        Приоткрыв багажник, полицейский обнаружил в нем труп мужчины в серой шоферской униформе. Открытые глаза покойного подернулись сухой пленкой от продолжительного воздействия воздуха.

* * *
        В ночное время огни Палм-Бич, отраженные в водах озера Лэйк-Уорт, производили впечатление бриллиантового ожерелья. Такси переехало Флеглер-бридж и свернуло влево по Океанскому бульвару. Над Карибским морем недавно пронесся ураган, и высокие волны прибоя все еще обрушивались на берег, поднимая вверх каскады хрустальных брызг.
        Ричард видел это феерическое зрелище, но мысли его были далеко.
        Где теперь Трип? По-прежнему ли Брауни рядом с ним?
        - Вроде бы это здесь, сэр, - обратился к нему водитель.
        - Остановитесь у ворот, - распорядился Ричард. - Охрана доложит о моем прибытии.
        Когда они притормозили, Ричард пристальным взглядом обвел фасад здания, обнесенного сварной железной оградой и вдобавок защищенного рядами проволоки, которая, по-видимому, находилась под напряжением. По виду дом был больше похож на здание посольства, чем на цитадель самого могущественного крестного отца мафии на Восточном побережье. Ко входу в дом вели каменные ступени. У парадного подъезда горделиво возвышались четыре колонны; по обе стороны тянулись бесконечные ряды окон за черными ставнями.
        Ричард назвал охраннику свое имя и нетерпеливо расхаживал взад-вперед, обуреваемый сомнениями. Он думал о Трипе, и ярость накатывала на него с новой силой. Но он не позволял себе поддаться этому чувству: ему нужно было напрячь все силы своего рассудка, а гнев мешал ясности мысли.
        - Мистер Кокс? - послышался голос второго охранника, появившегося из темноты.
        Проследовав по широкой дуге подъездного пандуса, они подошли к ступеням парадного входа.
        Ричарда проводили в просторную библиотеку, обставленную в стиле тридцатых годов. На полках, занимающих три стены снизу доверху, стояли книги в кожаных переплетах. Несколько неуместным в близком соседстве с книгами казался ряд оружейных витрин, заполненных дробовиками, винтовками и пистолетами. Никаких древностей. Кое-где для разнообразия были выставлены автоматы и пулеметы. На большом бесценном ковре размещались письменный стол и несколько стульев из вишневого дерева.
        - Хелло, мистер Кокс.
        За столом сидел незнакомый человек; у его ног примостился шоколадный спаниель. На вид мужчине можно было дать примерно пятьдесят пять лет; в глаза бросались его иссиня-черные волосы, крутой лоб и упрямый квадратный подбородок.
        - Здравствуйте, Бернстайн, - откликнулся Ричард, направляясь к хозяину и протягивая руку. Ладонь Бернстайна оказалась горячей, а рукопожатие - энергичным. Со стула он не поднялся.
        - Давайте сразу приступим к делу, - предложил Бернстайн. - Только излагайте покороче, а то в спальне моя красотка заскучает. У нее бюст, знаете ли, ни в один лифчик не лезет.
        Бернстайн пытался вывести его из равновесия, это было очевидно. Ричард оглянулся в поисках стула, подвинул тот, что стоял поближе, и сел.
        - Я готов.
        - Ну, выкладывайте.
        - У меня возникли осложнения, - начал он.
        - Осложнения, говорите? Какого рода?
        Ричард рассказал. Мафиозо внимательно слушал. Пока Ричард говорил, спаниель лежал, вытянувшись, и время от времени позевывал или утыкался носом в руку хозяина.
        - Так что ж, по-вашему, похищение вашего сына - это дело рук профсоюза? Я правильно понял?
        - Да.
        Бернстайн нахмурился, но в его глазах светился живой природный ум.
        - Дело не простое, - задумчиво сказал он. - Сомнительно это все. Я знаю большинство этой публики. Сейчас позвоню в пару мест, а вы пока перейдите в другую комнату и подождите. Иззи! - Громко щелкнув пальцами, он вызвал охранника. - Иззи, отведи мистера Кокса в залу. Включи ему видео. Пусть он располагается поудобнее и чувствует себя как дома. Я скоро к нему присоединюсь, - добавил он.

* * *
        - Брауни! - прошептал Трип. - Брауни, не плачь. - Он ласково погладил ее по плечу. - Давай поговорим, Брауни. Скажи что-нибудь.
        Англичанка тихонько застонала. Она скорчилась на надувном матрасе; одеяло сбилось в ком у ее лица.
        - Иди сюда, Трип. Мне просто приснился плохой сон.
        Они лежали рядом, крепко обнявшись. Мальчик заснул, и Брауни теснее прижала его к себе. Прикосновение к нему как-то успокаивало ее. Возможно, она тоже задремала - или просто забылась, - но вдруг ее внимание привлек какой-то звук.
        Брауни слегка вздрогнула и осторожно, чтобы не потревожить Трипа, взглянула на часы. Было 6.30 утра.
        Шум доносился из-за двери. Эти люди снова здесь, оба: она слышала их голоса.
        Сердце у нее заколотилось. Она лежала неподвижно, ожидая, когда распахнется дверь.

* * *
        В резиденции Хайгроув среди деревьев раздавались пронзительные возгласы двух маленьких принцев, Уилса и Гарри: они гонялись за своим новым питомцем - щенком-корги по кличке Спайс. Для сентября погода была не по сезону жаркой. Легкий ветерок шевелил верхушки высоких трав и полевых ромашек.
        Принц Чарлз только что вернулся из Лондона и, не успев снять официальный темный костюм, вышел в сад, чтобы повидаться с женой. Видно было, что он сердит и раздражен, как часто бывало после утомительных протокольных мероприятий. Лондон требовал напряжения; Чарлз безоговорочно предпочитал загородные резиденции.
        Поздоровавшись, он сказал:
        - Мне звонила миссис Тэтчер. Она хотела узнать: ты договорилась, чтобы на приеме у Коксов были все люди, которые ей нужны?
        - Да; они дали согласие. Я на днях говорила с Александрой Кокс. Будут все значительные персоны, и автомобильные магнаты, которых ты хотел повидать, и даже послы арабских стран и Израиля.
        Чарлз кивнул. В этот день красные пятна румянца, которые нередко выступали у него на щеках, были темнее, чем всегда. С самого утра он отсиживал положенные часы на всяческих заседаниях.
        - А она может гарантировать, что конфликт с профсоюзом гостиничных служащих будет улажен на этой неделе?
        Чарлз необычайно увлечен этим проектом, поэтому он все принимает близко к сердцу, подумала Диана.
        - По правде говоря, я забыла об этом спросить, но можно ей перезвонить. Я-то уверена, что они с мужем все уладят.
        Еще год назад Чарлза крайне раздосадовала бы ее забывчивость, и он не удержался бы от какого-нибудь саркастического замечания по поводу ее умственных способностей. Сейчас он только кивнул.
        Они смотрели друг на друга, и оба испытывали неловкость. На прошлой неделе бульварные газетенки возвестили миру, что принц с принцессой снова поссорились, и опубликовали фотографии Дианы, расточающей улыбки молодому члену Палаты лордов; снимки были сделаны в то время, когда Чарлз уехал на охоту в Шотландию. В воздухе уже витало слово развод; газеты пришли к выводу, что «принц и принцесса появляются на людях вместе, как того требует долг, но отдыхают порознь, как того требует сердце».
        Что прикажете делать, когда ваш собственный муж, открывая газету, видит подобные измышления?
        - Чарлз, - мягко произнесла Диана, приблизилась и взяла его за руку. - Я говорила тебе, как горжусь тем, что ты делаешь?
        Они шли рядом. Чарлз посмотрел на нее долгим пристальным взглядом.
        - Если тебе действительно удастся свести для переговоров арабов и израильтян... и если ты сможешь убедить американцев построить у нас заводы... это будет потрясающее достижение!
        - Ты считаешь, что политика удается мне лучше, чем архитектура?
        Диана вздохнула. Господи, она с шестнадцати лет бредила Чарлзом. Она и сейчас любила его, несмотря на все разочарования, что бы ни кричали эти пошлые газетенки.
        - Знаешь что, Чарлз? - Диана сжала руку мужа. - Что мне пришло в голову... После того как мы закончим дела в Чикаго... Америка такая огромная страна... Я слышала, что в Йеллоустонском парке так прекрасно... - Она говорила сбивчиво, хотя репетировала эту речь не одну неделю.
        Чарлз изумленно воззрился на жену. Она всегда была сугубо городской личностью.
        - О чем ты?
        - О дикой природе. Я бы так хотела увидеть и почувствовать ее. Может быть, нам бы удалось погулять по горным тропам... или покататься верхом.
        Чарлз улыбнулся. Раньше она никогда не предлагала ему ничего подобного.

* * *
        Дверь резко отворилась и со стуком захлопнулась. У Брауни перехватило дыхание. Трип, проснувшись, тут же вскочил.
        Похитители снова принесли видеокамеру.
        - А ну, выходите на середину, как в прошлый раз, - приказал Нико. - Быстро, быстро, - нетерпеливо понукал он, хлопая в ладоши.
        Женщина и ребенок, уже натерпевшиеся страха, подошли примерно к тому же месту, где их снимали в первый раз. У Брауни внутри все словно заледенело от ужаса. Сегодня Нико не стал утруждать себя натягиванием маски. Брауни видела его лицо - красивое, со шрамом на виске.
        Она содрогнулась. Почему он перестал скрывать свое лицо - ведь вчера он был в маске? Что это означает?
        - Становитесь на колени, да поближе друг к другу, - последовала команда.
        Трип, с широко раскрытыми глазами, опустился на коленки, как ему было велено. Брауни прижалась к нему.
        - Ага, еще ближе. - Нико махнул рукой своему напарнику.
        Внезапно Брауни почувствовала, как кто-то зажал ее голову, словно в тиски, так что она не могла даже пошевелиться; прямо у нее перед глазами мелькнуло узкое лезвие.
        - О Боже, не надо! - зарыдала она.
        Нож скользнул по ее голове от макушки до щеки, оставив длинный неглубокий разрез. Хлынула кровь, заливая ей волосы, лицо и шею.
        - Намочи руку кровью и оботри о мальчишку, - продолжал распоряжаться Нико.
        Брауни замерла, потрясенная.
        - Давай, сука!
        - Я не могу... прошу вас...
        - Делай, что сказано, а то убью!
        Она медленно, вся дрожа, поднесла руку к окровавленному лицу.
        - Теперь размажь ему по физиономии. Погуще мазни. Шевелись, черт тебя дери!
        Она опустила взгляд. Трип смотрел на нее огромными, отчаянными глазами; прикусив нижнюю губу, он изо всех сил крепился, чтобы не заплакать.
        - Брауни... - шептал он.
        Перед глазами Брауни поплыли темные круги. Эту пленку увидит миссис Кокс! Увидит как она, Брауни, размазывает кровь по лицу ее маленького сына!
        Собрав всю свою волю, гувернантка прижала окровавленную руку к левой щеке Трипа. Он лишь едва заметно вздрогнул. Выполнив то, что от нее требовали, она устремила взгляд прямо в камеру. На ее лице читались отчаяние и решимость.
        - Мясной цех! - выкрикнула она.
        На нее обрушился страшный удар, который свалил ее на пол.
        Трип кинулся на ее мучителя с воплем:
        - Не смей бить мою няню! Это моя няня!
        - Ради Бога, - простонала Брауни, пытаясь отвести от мальчика неминуемую кару.
        Трип брыкался и кусался.
        - Ах ты гаденыш! - Рэмбо так пнул Трипа, что тот отлетел в сторону и с плачем упал на бетонный пол.
        - Трип?..
        Душераздирающий детский крик мучил ее больше, чем собственная боль. Она попыталась подползти к Трипу.
        - Мало тебе? - рявкнул Рэмбо и снова ударил ее крепко сжатым кулаком. Ее голова дернулась назад. На этот раз кровь хлынула у нее из ноздрей.
        - ...мать твою, - выругался Нико, - смотри не убей бабенку. Нужно снять кино для Мамочки и Папочки. Они же уделаются, когда увидят эту пленку.
        Он навис над Брауни, чуть не ткнув камерой ей в лицо, и тщательно запечатлел все детали.
        - Каков засранец! - проворчал Рэмбо, когда они вышли из этого бетонного мешка, захлопнув за собой дверь и заперев ее на ключ. Он был потрясен до глубины души, но не хотел, чтобы Нико это заметил. Маленький паренек, который бесстрашно кинулся на взрослого, царапался и кусался, напомнил ему его самого, каким он был в этом возрасте. Он, Рэмбо, тоже был бойцом. Черт возьми, отчим не раз мог прибить его до смерти.
        Опомнившись, он снова забурчал:
        - Да еще эта стерва всего меня кровью перемазала.
        Нико не отвечал. Они прошагали через гулкий цех и поднялись на ту часть фабричной территории, которая использовалась по своему прямому назначению. Мужчины, одетые в такие же, как у них, комбинезоны, проносили половины говяжьих туш на разделочные участки. Нико и Рэмбо незачем было скрывать от встречных красные пятна у себя на руках и одежде. Цех расфасовки мяса - одно из немногих мест в мире, где на пятна крови никто не обращает внимания.
        - Я возьму кассету домой и кое-что перемонтирую, - сказал Нико, когда они переоделись и умылись в комнате отдыха для персонала. - Но даже если они заметят, как она орала, слов никто не разберет. Скорее всего, подумают, что она просто завопила. Нам это только на руку. Пусть-ка они все наложат в штаны.
        - Нико... Пацан-то совсем маленький, не старше твоего братишки Дэйви будет.
        Неожиданно на Рэмбо обрушился такой удар, что он отлетел в сторону и врезался головой в зеркало.
        - Ты никак из меня слезу выжимаешь? - с ледяным спокойствием спросил Нико.
        - Ну, ты даешь... - Рэмбо потирал ушибленную голову. Синие глаза Нико потемнели; рядом с белевшим на виске шрамом вздулась и пульсировала вена.
        - За что? - Рэмбо не мог прийти в себя. - Я никогда сопли не распускаю - ты меня не первый день знаешь. Будь спокоен, старик, все в норме.
        - Уверен?
        - А то как же.
        - Смотри у меня. - Нико повернулся к зеркалу, чтобы причесаться; через всю поверхность стекла зигзагом шла трещина. - И лишних вопросов не задавай, ясно? Если Кокс не заартачится, я мальчишке ничего не сделаю. На фиг мне надо его морозить. Но я-то думаю, что папаша сломается, как только увидит, что мы няньку порезали.
        - Как пить дать, - вяло согласился Рэмбо.

* * *
        На следующее утро Мэри-Ли въехала в заказанный номер отеля «Дрейк» и сразу уселась за телефон. Она обзвонила всех своих знакомых, кто, по ее расчетам, был так или иначе связан с Коксами. На это ушло немало времени, поскольку ни один разговор не обходился без досужей болтовни и отвлекающих маневров. Только к трем часам дня ей наконец повезло. Удалось выяснить, что Джуди Уоллис, секретарша Александры, только что отправила свою старшую дочь учиться в Йельский университет.
        Мэри-Ли положила трубку и обдумала это обстоятельство. По ее сведениям, Джуди воспитывала детей без мужа; хотя Коксы назначили ей довольно высокое жалованье, плата за обучение дочери на медицинской факультете могла оказаться ей не по карману. Наличные деньги были бы для этой женщины подходящей приманкой.
        Мэри-Ли позвонила в кабинет экономки-домоправительницы.
        - Соедините меня с Джуди Уоллис, - деловым тоном попросила она, услышав ответ миссис Эбботт, и когда в трубке зазвучал голос Джуди, сообщила: - С вами говорят из приемной комиссии Йельского университета. Произошло небольшое недоразумение. Не могли бы мы с вами через полчаса встретиться для беседы в отеле «Дрейк»?
        - Но... моя дочь уже принята, - растерянно ответила Джуди.
        - Совершенно верно, но есть некоторые детали, которые необходимо с вами обсудить.
        В душу Джуди закралось подозрение.
        - А кто это говорит? И почему вы позвонили мне, а не моей дочери?
        - Меня зовут мисс Уайлд. Мне не удалось связаться с вашей дочерью, а дело весьма срочное.
        - Ну хорошо. Только у меня очень мало времени.
        - Разговор займет около получаса, - бесстрастно уведомила ее Мэри-Ли.
        За пять минут до назначенного срока Мэри-Ли спустилась в кафе, где должна была состояться встреча, и расположилась за одним из столиков в дальнем конце причудливо оформленного зала. Сюда обычно забегали женщины, чтобы отдохнуть от походов по магазинам и заказать - на английский манер - чашку чая с печеньем, импортный сыр и профитроли.
        С опозданием на десять минут торопливо вошла Джуди Уоллис, русоволосая женщина лет под пятьдесят, с горделивой осанкой и худощавой фигурой. Ее открытое лицо избороздили глубокие морщины; на нем ясно читались замешательство и тревога.
        Подошла официантка, и Мэри-Ли заказала чай для обеих.
        - О нет, мне не надо, - вмешалась Джуди, - я держусь только на кофе. - Она нетерпеливо обратилась к Мэри-Ли: - Скажите, что все это значит? Ведь вы, если не ошибаюсь, подруга миссис Кокс. Я не знала, что вы работаете в Йельском университете.
        - Я просто хотела под этим предлогом залучить вас сюда, - призналась Мэри-Ли. - Ради Бога, извините, что напугала вас. Мне стало известно, что у вас серьезные финансовые затруднения в связи с тем, что ваша дочь поступила на медицинский факультет. По этой причине я и решила с вами встретиться: хочу вам помочь.
        - Помочь? Чем же вы можете мне помочь?
        - Я - профессиональный литератор. - Мэри-Ли вкратце рассказала о своих книгах и очерках и доверительно закончила: - Я очень рассчитываю на ваше сотрудничество.
        - На мое сотрудничество? - не поняла Джуди.
        - Видите ли, я готовлю серию очерков, из которых, возможно, впоследствии получится книга о семействе Коксов, и мне нужен, так сказать, взгляд изнутри. Разумеется, ничего компрометирующего, ничего такого, что могло бы им повредить. Если бы вы поделились со мной такими сведениями, я бы выплатила вам вознаграждение в пять тысяч долларов. Естественно, наличными, миссис Уоллис, чтобы эти деньги не облагались налогом. Конечно, такая сумма не покроет всех ваших расходов, но на первое время может оказаться неплохим подспорьем.
        - Право, не знаю... А почему вы решили обратиться именно ко мне?
        - Потому что мне известна ваша добросовестность и наблюдательность, миссис Уоллис, а это для меня самое важное.
        - И какие же сведения вам нужны? - Джуди пыталась понять, не опасно ли это.
        - Самые безобидные. Ничего сверхъестественного. Детали быта, организация домашнего хозяйства, штрихи к портретам обслуживающего персонала. Ну и, конечно, подробности подготовки к предстоящему банкету. Информация из первых рук: например, баталии с поставщиками и прочее. Как видите, это очень простой способ подработать, не ущемляя ничьих интересов.
        - Ох, не знаю... А вдруг меня выгонят с работы?
        - Никто вас не выгонит. Ваше имя нигде не будет упомянуто. В подобных случаях используется формулировка: «Как стало известно из внутренних источников...». Если пожелаете, вы даже сможете ознакомиться с материалом, прежде чем он пойдет в печать.
        Эта ложь немного успокоила Джуди Уоллис. Все еще терзаясь сомнениями, она повторила:
        - Прямо не знаю...
        Мэри-Ли спокойно улыбнулась. Она видела, что рыбка заглотила наживку. Если бы эта Уоллис была такой уж непогрешимой, она бы здесь не сидела.
        - Если не захотите отвечать на какой-то вопрос, вас никто не станет принуждать.
        Молчание было знаком согласия. Мэри-Ли подозвала официантку и попросила принести счет.
        - Теперь слушайте. Я уйду сейчас, а вы - через пять минут. Поднимайтесь на лифте в номер 710. Не будем афишировать нашу договоренность.

* * *
        Мэри-Ли закрыла дверь за Джуди Уоллис. Секретаршу угнетало чувство вины: она выложила некоторые подробности очень личного свойства. Зато Мэри-Ли мысленно ликовала: у собеседницы развязался язык, и она выболтала массу интересного - от распорядка дня Александры до нескольких супружеских ссор, которые слышала своими ушами.
        Она даже сообщила по секрету, что среди персонала ходят слухи, будто Трип с няней-англичанкой вовсе не гостят у деда в Уэст-Палм-Бич, как было объявлено, а куда-то пропали. Поговаривали даже, что няня сама и похитила мальчика.
        Мэри-Ли могла собой гордиться. Все ее предположения подтвердились.
        Перед тем как уйти, Джуди Уоллис взмолилась:
        - Вы поклялись, что не будете называть моего имени.
        - Можете быть спокойны. Так или иначе, все, что вы мне рассказали, скоро получит огласку. Но, Джуди, если случится еще что-нибудь хоть немного странное или необычное, сразу звоните мне, ладно? Сюда, в гостиницу.
        - Не знаю, имею ли я право...
        - Но какой от этого может быть вред? Особенно после того, что вы мне уже рассказали? Мы теперь с вами заодно, Джуди. Отступать некуда. А я вам хорошо заплачу за любые ценные сведения.
        - О Боже мой, что я наделала?!
        Секретарша словно прозрела. Она долго дергала за дверную ручку, прежде чем смогла выйти в коридор. Мэри-Ли, пожав плечами, закрыла дверь и заперлась на ключ.
        Она сразу выбросила из головы Джуди Уоллис. Глупая гусыня; поплатится - так ей и надо. Мэри-Ли подошла к полке, где стояла полуоткрытая дамская сумочка с включенным диктофоном, и извлекла микрокассету с записью. Благодаря этим деталям ее очерки создадут у читателей впечатление полной достоверности. Теперь в ее распоряжении был надежный внутренний источник - осведомитель из эпицентра событий.
        Она на мгновение задумалась. Может быть, стоит опять повидаться с Александрой, чтобы раскрыть карты? Одно другому не мешает.

* * *
        Александра подняла глаза; от нее не укрылось необычно мрачное лицо секретарши.
        - Что-нибудь случилось, Джуди?
        - Нет-нет. Джессика благополучно зачислена в университет. Это было простое недоразумение.
        Александра рассеянно кивнула. Бессонница и постоянное напряжение не прошли даром: она держалась из последних сил. Ричард уехал неизвестно куда, и хотя он уже трижды звонил ей по телефону, категорически отказывался сообщить свое местонахождение. Она была вне себя из-за того, что он скрылся в самый разгар трагедии. Как он мог?
        - Когда-нибудь я тебе все расскажу, Лекси, - когда мы будем совсем старыми, - сказал он.
        Александра удрученно покачала головой. Что прикажете думать? У нее уже ни на что не было сил. Она все утро провела в отеле: совещалась с поварами, придирчиво осматривала отделку интерьеров, проверяла светильники и фонтаны. Не хватало пока только цветочных композиций: флористы должны были прибыть утром, в день приема.
        Ее замучили телефонные звонки. Можно ли взять с собой на прием собачку? Не желает ли Александра предложить гостям услуги экстрасенса? Не требуется ли в отеле круглосуточное дежурство терапевта, психиатра или ветеринара? Приедет ли Нил Дайамонд и как можно будет с ним познакомиться лично?
        Она вздохнула и потерла воспаленные глаза. Сколько можно? Надо будет посадить на телефон Джуди и Долли.
        Даже прислуга понимала, что в доме творится что-то неладное. Горничные ходили на цыпочках и старались не встречаться с ней взглядом. Нервозная обстановка подействовала даже на Эндрю и Стефани.
        Александра услышала деликатный стук в дверь и подняла голову. На пороге стояла Мэри Эбботт в своем сером форменном платье, прямая и сдержанная, как всегда, но явно обеспокоенная.
        - Миссис Кокс, опять доставили такой же пакет.
        Александре показалось, что ее изо всех сил ударили в солнечное сплетение. На лбу выступила испарина.
        - Дайте его сюда. - Она заставляла себя говорить спокойно.
        Экономка передала ей пакет - точно такой же, как и в прошлый раз. Он обжигал Александре руки каленым железом.
        - Миссис Кокс... - начала было экономка, но не решилась продолжить.
        - Да?
        - Среди персонала ходят разные слухи. Все думают, что Трипа увезла Брауни... Будто бы она похитила его, потому что у нее нет своих детей.
        - Как?! - у Александры отнялся язык.
        - Когда люди не знают правды, им всякое лезет в голову.
        - О-о... это ужасно. - Глаза Александры наполнились слезами. - Миссис Эбботт, я больше не могу. Я этого больше не вынесу.
        Мэри Эбботт приблизилась к Александре и погладила ее по плечу, словно добрая деревенская тетушка. Голос у нее задрожал:
        - Миссис Кокс, я молюсь за Трипа, за Брауни и за вас. Трип такой чудесный мальчик!
        Женщины обнялись: между ними на миг исчезла разница в возрасте и положении. Потом миссис Эбботт отстранилась и разгладила форменную юбку.
        - Очень неприятно, что люди сплетничают, мэм, но так всегда бывает: чего не знают, то сами додумают.
        - Я им расскажу, - вздохнула Александра, - но сейчас я должна просмотреть эту пленку.
        Экономка ушла, а Александра поспешила в библиотеку и тихо прикрыла за собой дверь.
        Она вскрыла белый конверт, вынула кассету и тут же выронила ее на пол: руки отказывались слушаться. Наконец ей удалось вставить кассету в видеомагнитофон.
        Несколько секунд она смотрела, как пляшут по экрану белые «хлопья»; потом возникло изображение ее сына с няней.
        Брауни была вся окровавлена: от крови у нее слиплись волосы, кровь заливала щеки и шею. В глазах застыл неподдельный ужас. Александра почувствовала предательский спазм в горле. Что они сделали с Брауни? Подонки...
        Камера немного отодвинулась назад, и в кадре появилось испуганное лицо Трипа. Брауни размазывала кровь по лицу ребенка. У Александры вырвался не то всхлип, не то стон.
        Пленка все не кончалась. Няня открыла рот и что-то выкрикнула. Изображение задергалось, а потом опять появилось лицо Трипа, перемазанное кровью. На экране снова замелькал «снег». Короткая видеозапись казалась бесконечной.
        Александру била лихорадка. Неужели окажется, что таким она видела сына в последний раз?
        Ричард, Ричард, молча звала она, борясь с подступающими к горлу рыданиями. Если бы только он был сейчас рядом. Но нет, будь оно все проклято! Как он мог бросить ее в такое время?
        Ее рыдания были недолгими и мучительными. Но слезы не принесли облегчения. Она вложила кассету обратно в зловещий конверт и медленно пошла наверх. Из детской доносилась песенка Лягушонка Кермита: там под присмотром одной из горничных играли Эндрю и Стефани.
        Александра вбежала к ним, опустилась на колени рядом с детьми и крепко, до боли, прижала их к себе.
        - Миссис Кокс, Эндрю-то у нас немного оконфузился, - посетовала горничная Рафаэла. - Не желает идти в туалет - и все тут.
        - Как же так, Эндрю? - Она укоризненно посмотрела на младшего сына, который потупился и покраснел.
        - Хочу к Трипу, - захныкал малыш. - Хочу к Брауни. Где мой брат?
        Его глаза с мольбой обратились к матери. Он чувствовал: случилось что-то страшное. Мальчики до сих пор никогда не расставались, если не считать одной ночи четыре года назад, когда Трипа увезли в больницу с воспалением легких.
        Сейчас пятилетний сын смотрел на нее и ждал чуда. Александру захватила волна безоглядной любви.
        - Энди, - откликнулась она, еще крепче прижав его к себе, - они скоро приедут. Они к нам вернутся. Я это точно знаю.
        Если бы так...
        Возвратившись в кабинет, Александра застала там Джуди Уоллис, которая держала в руке розовый листок из отрывного блокнота.
        - Я не знала, где вы, - сказала секретарша непривычно тихо. - Звонила Мэри-Ли Уайлд. У нее к вам срочное дело.
        - Ее дело подождет, - резко перебила Александра. - Мне нужно немедленно связаться с мужем. Сию же минуту. Разыщите его любым путем; звоните по всем телефонам.
        - Хорошо, я приступаю.

* * *
        Через час пришлось признать, что все усилия Александры и Джуди Уоллис оказались тщетными. Ричард улетел на своем личном самолете, зарегистрировав рейс с посадкой во Флориде. Однако ни в одном из флоридских отелей «Фитцджеральд» он не появлялся.
        Оставалось только смириться с этим.
        - Извините, - сказала Джуди, снова входя в кабинет, - я только что дозвонилась до Глории, секретарши мистера Кокса. Она говорит, он ни словом не обмолвился о том, где его искать. Референты тоже ничего не знают. Это совсем не в его правилах.
        - Понимаю.
        - Пойду позвоню еще в несколько мест. Может быть, хоть кто-нибудь подскажет, куда нам обращаться.
        - Хорошо.
        - Знаете, миссис Кокс... Опять звонила Мэри-Ли Уайлд. Она хочет забежать к вам на пару минут.
        - Нет, Джуди, у меня нет сил. Объясните ей, что я сейчас не могу оторваться. Придумайте что-нибудь.
        Может быть, имеет смысл позвонить Джеку Слэттери, начальнику службы безопасности, лихорадочно соображала Александра. Надо узнать, как он отреагирует на полученную видеозапись. Ей не хотелось делать этого до возвращения Ричарда, но его все не было, а время шло.
        - Миссис Кокс, вы меня слышите? - спросила Джуди.
        - Что вы сказали?
        - Я сказала, что мисс Уайлд уже едет сюда. Она убеждена, что вы ей не откажете. Она ничего не желает слушать, миссис Кокс.

* * *
        - Мэри-Ли, я всегда рада тебя видеть, но ты выбрала неудачный день. Не стоило сегодня приезжать, - говорила Александра.
        - Извини, что не вовремя, - Мэри-Ли опустилась на диван и вытянула ноги.
        Она явилась в строгом брючном костюме, почти без всяких украшений; тяжелая коса венцом лежала вокруг головы. Изумрудно-зеленые контактные линзы придавали ее глазам неестественный блеск.
        - Так вот: мне все известно.
        Александра не сразу поняла:
        - Ты о чем?
        - Повторяю, дорогая: мне все известно. Я знаю, что произошло.
        У Александры упало сердце. Она недоверчиво покосилась на Мэри-Ли: каким образом ее подруга могла что-либо узнать о Трипе?
        - Выражайся яснее, Мэри-Ли.
        Та пошарила в объемистой сумочке, достала носовой платок, потом снова убрала его, но не стала до конца застегивать молнию.
        - Правду не утаишь, Александра. Во всяком случае, от тех, кто тебя хорошо знает. Я по голосу поняла, что у тебя несчастье. И все выяснила.
        - Что ты выяснила?
        Губы Мэри изогнулись в улыбке.
        - Тебе непременно нужно, чтобы я назвала вещи своими именами? О'кей. Я знаю про Трипа и Брауни.
        Александра застыла.
        - Я знаю, что они исчезли, - продолжала Мэри-Ли, жестом не давая Александре заговорить. - Мне все известно. Я не хочу оставаться в стороне. Мое место - в эпицентре событий. Не сегодня-завтра эта история все равно выплывет на свет. Я напишу об этом лучше, чем кто бы то ни было. Других нельзя подпускать сюда на пушечный выстрел.
        Александра почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Она непонимающим взглядом смотрела на Мэри-Ли.
        - Речь идет о жизни ребенка, - медленно произнесла она, - которому только шесть лет. Это не предмет для твоих упражнений.
        - Напрасно ты на меня так смотришь. Вы с Ричардом - весьма и весьма крупные фигуры. Исчезновение Трипа привлечет к вам самое пристальное внимание, хотите вы того или нет. Я пришла сюда лишь затем, чтобы помочь вам.
        - Помочь? - На Александру напал нервный смех. - Держите меня! - Она раскачивалась взад-вперед, потрясенная чудовищным цинизмом этих слов.
        - У тебя истерика, - сказала Мэри-Ли, пытаясь обнять Александру. - Прошу тебя: посмотри на вещи трезво. Я репортер. У меня огромный опыт, я могу обратить его тебе на пользу, если только ты мне позволишь. Я буду...
        - Нет, не будешь! - Александра отпрянула, уклоняясь от объятий Мэри-Ли. - Не тронь меня! Не прикасайся ко мне!
        - Ну же, Александра, успокойся. Если ты расклеишься, тебя...
        - Убирайся вон из моего дома! - выкрикнула Александра. - Тебе нельзя доверять, Мэри-Ли. Господи, в кого ты превратилась? Ты стала подлой, точь-в-точь как твоя мать!
        Мэри-Ли побледнела как полотно:
        - Что ты сказала?
        - Ты не поняла? Я сказала, что ты творишь такие же подлости, как твоя мать. Ты превратилась в холодную, бессердечную тварь. Это достаточно ясно, Мэри-Ли? О, Боже праведный... - Александра рухнула на кушетку и закрыла лицо руками. Она почувствовала, что Мэри-Ли садится рядом, но ей уже было все равно.
        - Александра! - Мэри-Ли осторожно дотронулась до ее плеча, но ответа не последовало. - Да, я знаю, что я подлая.
        Александра открыла глаза и увидела лицо Мэри-Ли, сморщенное, мокрое от слез.
        - Но мне уже не остановиться, Александра. Жизнь заставляла меня делать гадости, и на этом я вырвалась вперед. Я попортила немало крови самым разным людям. Однако сейчас я права: вам не избежать огласки, но я могу быть вам полезна. Я знаю свое дело, Александра. Я крепкий профессионал; другие рядом со мной дерьма не стоят.
        Александра хотела что-то сказать. Она сделала глубокий, долгий вздох и почувствовала, что ее злость остывает. В словах Мэри-Ли была доля истины. По большому счету, чем грозит их семье серия газетных очерков? Александра понимала, что отходит от собственных принципов, но если острый, как бритва, ум Мэри-Ли может быть им полезен, значит, надо этим воспользоваться.
        - Ладно. Слушай, - сдалась она. - Первым делом мне необходимо разыскать мужа. Немедленно.

* * *
        Мэри-Ли как никто другой умела раскидывать сети и брать след. Не прошло и часа, как она установила, что Ричард вылетел из «Мидуэя» в Палм-Бич, а там поехал на такси в сторону Океанского бульвара. В тех краях находился особняк Мо Бернстайна.
        - Что еще за Мо Бернстайн? - удивилась Александра. - Впервые слышу.
        - Может, тебе лучше и не знать, - со вздохом ответила Мэри-Ли.
        - Да говори же, черт возьми, кто он такой?
        - Это очень важная птица, Александра. Наивысший авторитет. Заправляет американской мафией. Он даже главнее Джона Готти.
        Александра была поражена:
        - Откуда ты можешь это знать?
        - Такая уж у меня работа, - снова вздохнула Мэри-Ли. - Что же касается срочной поездки Ричарда, подумай вот о чем: он попал в тупиковое положение. В Чикаго - да и вообще в любом большом городе - полицейские настолько продажны, что с таким делом, как у вас, к ним лучше не соваться. Никто не знает, какие игры тут ведутся и кто кому платит.
        - Но мафия?.. - Александра с сомнением покачала головой.
        - Клин клином вышибают. Вероятно, Ричард использует все способы, какие ему доступны.
        У Александры пересохло в горле.
        - Боже мой, - дошло до нее через несколько секунд, - он решился на это, чтобы освободить Трипа? Да?
        - Скорее всего.
        В душе у Александры забрезжила надежда, а вместе с ней шевельнулся укор совести.
        - Ты думаешь, этот Бернстайн подскажет, как вернуть нашего сына?
        - Если кто и подскажет, так только он. А теперь я хочу просмотреть кассету, Александра. Давай-ка включим видео и подумаем, что могут извлечь отсюда две умные женщины.

* * *
        Ричард провел всю ночь в ожидании, когда Мо Бернстайн завершит свои телефонные переговоры и соберет нужную информацию. Заявляться сюда, думал он, было чистейшим безумием. Однако это казалось единственным реальным шансом.
        Каждый час охранник приносил ему кофе.
        - Мистер Бернстайн говорит по телефону, - каждый раз уведомлял он.
        Ричард думал об Александре и молился о том, чтобы не потерять ее. Но мысли его все время возвращались к Трипу.
        Ровно в семь часов утра в комнату вошел сам Бернстайн.
        - Я узнал все, что нужно. Новости такие, что вы из штанов выпрыгнете.
        - Слушаю вас.
        - Вашего парнишку держит вовсе не профсоюз. Это фокусы семьи Провенцо.
        - Как? - растерялся Ричард.
        - Рука руку моет. Семья Провенцо использует пенсионный фонд профсоюза для отмывания денег. А в обмен они помогают профсоюзу оказать на вас нажим во время переговоров.
        Ричард не верил своим ушам. Его сына похитила мафия?
        В окна уже лился свет флоридского утра. За стенами здания пронзительно кричали чайки; садовник щелкал ножницами, подстригая кусты; время от времени лаяла сторожевая собака.
        - Вы просили информацию - я вам ее дал. Но за этим делом стоит не вся семья. Младший сын Провенцо - полоумный парень с шилом в заднице. Он словно с цепи сорвался. - Бернстайн, как и Ричард, провел всю ночь без сна, но не обнаруживал и тени усталости.
        - С ума сойти, - вырвалось у Ричарда. Его терзали гнев, изумление и страх за сына. Такого оборота событий он не ожидал.
        - Послушайте, Мо, - обратился он к хозяину, - я ведь пришел сюда не с пустыми руками.
        - Знаю, - ответил Мо. - Поэтому и согласился вас принять. Я не встречаюсь с людьми, от которых мне нет никакого проку. Давайте-ка сейчас позавтракаем, а потом, может, поплаваем, а? Я каждый день проплываю две мили. - Бернстайн похлопал себя по животу, твердому, как камень. - Иначе брюхо жиром зарастет, верно?
        Телохранители подали обильный завтрак. Ричард, однако, ел мало. Он поковырял вилкой омлет, откусил пару кусочков пирога и выпил стакан апельсинового сока.
        Capo тоже ел весьма умеренно. Поднявшись из-за стола, он сразу же повел Ричарда коридорами в ту часть своих владений, которая находилась с противоположной от парадного подъезда стороны.
        На фоне изумрудной лужайки блестела бирюзовая гладь пятидесятиметрового бассейна. Его дно украшали мозаичные изображения русалок и морских коньков. Когда на поверхности воды появлялась легкая рябь от атлантического бриза, казалось, что эти фигуры приходят в движение.
        - Проплывите со мной две мили, Ричард, и я буду считать, что с вами можно иметь дело, - предложил Бернстайн.
        - Что?
        - То самое. Хотите вызволить сынка - должны мне потрафить, а то у меня тут со скуки сдохнуть можно.
        У Ричарда расширились зрачки. Ему с трудом удалось унять озноб. Зачем этот старый черт устраивает балаган?
        - Если вы настаиваете, я готов, - сказал он вслух. Тот махнул рукой в сторону пляжного домика:
        - Выберите там себе плавки.
        Когда Ричард вышел из дверей, Бернстайн, развалясь, полулежал в шезлонге: он и не подумал переодеться.
        - Быстро вы, - одобрительно отметил он. Судя по всему, в его планы вовсе не входило нырять в бассейн.
        - Не вижу смысла тянуть.

* * *
        Ричард с трудом выбрался из воды и опустился на бортик бассейна. Он так выдохся, что боялся потерять сознание.
        - Смотри-ка ты, живой! - Бернстайн держал в руке стакан виски с содовой, поданный телохранителем. Он был явно доволен собой.
        - Как видите.
        - А ну, обсушитесь.
        Бернстайн швырнул ему полотенце. Ричард просто накинул его на плечи: растираться не было сил.
        - Теперь самое время покрутить педали. - Бернстайн осклабился, указывая на тренажер-велосипед, закрепленный рядом с пляжным домиком.
        Ричард пристально посмотрел ему в глаза, и Бернстайн, запрокинув голову, громогласно расхохотался, довольный своей выдумкой.
        - Ладно, ладно, это я так. Вы что, шуток не понимаете, Ричард? Идите-ка сюда. Посидим за столом, выпьем по стаканчику. Хочу вам кое-что сказать, Кокс.
        - Что же?
        - Раз уж я взял дело в свои руки, мы бы с вами так или иначе столковались. Но я уже три года не видал, чтобы кто-то одолел две мили. Нынешние юнцы - слабаки, слюнтяи. Их надолго не хватает. А у вас, как видно, нутро двужильное. Вы мне нравитесь.
        Через полчаса условия сделки были сформулированы. Власти штата Флорида со дня на день должны были узаконить игорный бизнес; Ричард, преодолевая внутреннее сопротивление, согласился открыть казино в шести своих отелях на флоридском побережье, как только закон вступит в силу. Бразды правления, разумеется, должны были находиться в руках Бернстайна.
        - О'кей, - сказал Мо, - считайте, что мы договорились. Вашего сынишку я вызволю. У нас на это есть свои приемы.
        - Только прошу вас, действуйте так, чтобы мальчик не пострадал.
        - Положитесь на меня. Но это еще не все.
        - Слушаю вас. - Ричард подумал, что радоваться рано.
        - У моей жены скоро день рождения. Надо бы порадовать старушку, как вы считаете?
        - Да...
        - Вот и я говорю: надо бы ее пригласить к вам на банкет. Нам, конечно, придется прихватить парочку ребят - я без них никуда. И Сэма Провенцо - это уж обязательно.
        Ричард не мог позволить себе долгих раздумий. «Коза Ностра» среди их гостей, да еще с телохранителями? Александра убьет его, просто убьет. Но сейчас не время об этом рассуждать. Пусть приходит хоть сам черт, если в результате Трип окажется дома.
        - Пусть будет по-вашему, Мо.

* * *
        Александра сидела в детской с Эндрю и Стефани. Она читала им книжку, но мысли ее занимал только пропавший сын. Услышав шаги, она обернулась и увидела Ричарда.
        - Папа! Папа! Папа! - радостно закричала Стефани и обхватила ручонками его колени. Энди тоже бросился к отцу.
        - Здравствуйте, малыши, - сказал Ричард. Он охрип и с трудом выговаривал слова. - Я скучал без вас. И без мамы.
        Их глаза встретились. Ричард смотрел на жену с мольбой. Александра открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Таким она Ричарда еще не видела. Он перебросил через руку скомканный пиджак; несвежая рубашка была измята, узел галстука съехал набок, верхняя пуговица под ним расстегнулась. За одни сутки он состарился.
        - Рич... - позвала она, отложив книжку и направляясь к нему.
        - У меня был тяжелый день, - сказал Ричард, прижимая к себе детей. - Ты даже не представляешь, что это был за день.
        - Нам срочно надо поговорить. Энди, Стефани, поиграйте вдвоем, хорошо?
        Дети вприпрыжку побежали в дальний конец комнаты. Александра спросила:
        - Что-то случилось? Еще хуже?
        Ричард не улыбнулся.
        - Бог ты мой, куда уж хуже?
        Александра вызвала по интеркому Рафаэлу и поручила ей присмотреть за детьми. Когда они с Ричардом шли по коридору к спальне, он начал срывать с себя рубашку.
        - Что стряслось? Я знаю, что ты летал к Мо Бернстайну. Это же мафия, Ричард. Как ты мог?
        Он скинул всю одежду и стоял перед ней на ковре совершенно обнаженный; его тело оставалось по-юношески стройным и мускулистым.
        Александра не дождалась ответа.
        - Ричард! - воскликнула она. - Черт возьми...
        Он прошел в ванную и включил душ.
        - Ты хочешь, чтобы Трип вернулся домой? - бросил он через плечо.
        - Ты еще смеешь спрашивать! - Александра была на грани истерики. - Ричард! Подумать только: Мо Бернстайн! Не могу поверить, что ты счел возможным к нему обратиться. Ты даже не спросил, как мы тут жили. А наши дела все хуже и хуже. Нам прислали еще одну кассету.
        - Что? - Ричард еще не успел встать под душ. - Что ты сказала?
        Александра больше не могла держать себя в руках.
        - Я сказала, что мы получили еще одну кассету, - кричала она. - Пока ты где-то там продавал душу мафии, они прислали нам новую пленку. Брауни вся в крови. Они... они заставили ее размазать кровь по лицу Трипа.
        - Господи, да что же это такое?
        - Это все, что ты можешь сказать? Они пытали Брауни, а скоро настанет черед Трипа. Это нелюди, Ричард, они способны на все.
        - Идем, - сказал Ричард, накидывая халат. - Я хочу просмотреть кассету. Сейчас же.

* * *
        Они снова заперлись в библиотеке. Александра уже возненавидела эту комнату. Когда все это кончится, решила она, надо будет убрать с глаз долой видео, купить другой телевизор, сменить обои и перестелить ковры.
        Ричард, не отрываясь, просмотрел короткую видеозапись. Александра ясно видела, что отражалось на его лице. Страдание. Испуг. Холодная ярость. Он прокрутил пленку пять раз и когда, наконец, выключил видео, Александра заметила на его глазах слезы.
        - Ах, сволочи, - сказал он. - Александра, нашего сына похитила мафия. И мафия нам его вернет.
        Она молча смотрела на него.
        - Малышка... Бернстайн - единственный, кто может дотянуться до этих скотов. Он найдет на них управу.
        - Но у него руки в крови. Это же босс всей мафии.
        - Да, так и есть. И наше счастье, что мы можем ему что-то предложить - он ничего не делает даром. Он считает, что дело займет сутки или около того. Мы с ним, так сказать, наметили стратегию.
        - Вот как, наметили стратегию? Ай да молодец, Ричард! - взорвалась она. - Опять решил поиграть, на сей раз в шахматы: ты - король, а ни в чем не повинный Трип - пешка!
        Как только у Александры вырвались эти слова, она осознала, что зашла слишком далеко. Глаза Ричарда блеснули недобрым огнем.
        - Не тебе судить, - отрезал он. - Я принял решение, причем очень нелегкое. Но мне пришлось пойти на это ради Трипа. Не нравится - придумай что-нибудь получше.
        Александру обдало холодом.
        - Извини, - процедил Ричард, но она знала, что он не чувствует себя виноватым.
        Он вынул кассету из гнезда видеомагнитофона и положил ее в конверт.
        - Хочу показать это Слэттери. Занимайся своими делами, Александра. Тебе же позарез нужен был этот поганый прием. Я умираю - хочу увидеть, в каком наряде появится принцесса Диана. Не знаю, как доживу.
        - Ричард!
        За ним захлопнулась дверь. Александра дрожала, как в лихорадке, но слез не было.

* * *
        В тот вечер Ричард выполнил задуманное. Его план был далек от совершенства, но он давал возможность прикрыться от удара, нанесенного профсоюзом.
        На половину восьмого он назначил встречу с профсоюзными лидерами. Стоя во главе стола, Ричард всматривался в лица противников. Танк Марчек набычился и выжидал. Робби Фрейзер сидел с отсутствующим видом. Четверо адвокатов, руководители региональных отделений и другие представители профсоюза пока не могли предугадать, что будет дальше. Воздух накалился от напряженного молчания.
        - Сегодня я пригласил вас сюда для того, - без лишних слов начал Ричард, - чтобы вы стали свидетелями одного телефонного разговора.
        Все зашевелились: они ожидали чего угодно, только не этого.
        - Сейчас я при вас соединюсь с Артуром Грином, владельцем сети закусочных быстрого обслуживания. Полагаю, всем вам доводилось обедать в каком-нибудь из его заведений. Их в Америке насчитывается более шестисот.
        В зале вспыхнул и зажужжал пульт, который был заранее установлен здесь по его распоряжению. Ричард взял трубку.
        - Разговор будет транслироваться через динамик, - объяснил он. - Я хочу, чтобы все присутствующие слышали каждое слово.
        - Привет, Ричард! - на весь зал загремел жизнерадостный голос Арта Грина. - Смотрел вчера по телевизору финальный матч?
        - Арт, - отозвался Ричард, - у меня есть к тебе деловое предложение.
        - Да что ты говоришь? Какое же?
        - Ты давно положил глаз на мои отели, верно? Как ты смотришь на то, чтобы приобрести пять «Фитцев» на Гавайях и один в Кармеле? Адвокаты уточнят окончательные условия. Я не собираюсь заламывать цену, - добавил Ричард. - Уступлю их по честной рыночной стоимости, которую ты сочтешь реальной. Для тебя мы даже можем сделать скидку.
        По залу пронесся приглушенный ропот удивления и досады.
        - Мать честная! - неслось из динамика. - Ричард Кокс, ты, часом, не пьян?
        - Трезв как стекло и готов приступить к делу, Артур. Ставлю только одно условие: предварительное соглашение должно быть подписано завтра утром, ровно в девять, у меня в офисе. Устраивает?
        - Вообще-то у меня назначена другая встреча... но я сверну ее пораньше. Прямо сейчас позвоню в свою адвокатскую контору и поручу им подготовить бумаги.
        Ропот в зале становился все более недовольным. Когда линия разъединилась, поднялся всеобщий гвалт. Ричард жестом призвал к тишине.
        - Вы слышали, что я сейчас проделал. Я договорился о продаже шести отелей моей сети; завтра я точно так же договорюсь с другим покупателем о продаже следующих шести. Я разорву свою американскую сеть, разделю ее на звенья и буду продавать по полдюжины отелей до тех пор, пока у нас с вами не останется повода для разногласий. Не будет работников «Фитц»-отелей - не будет и предмета для дискуссий. Но я не удивлюсь, если новые владельцы откажутся нанимать членов профсоюза. Я, кстати, могу внести это условие в договор купли-продажи. Что скажете, джентльмены?
        - Больно круто забираете, - вскочил Танк Марчек. - Ничего у вас не выйдет. Мы законы знаем. Это нарушение поправки Лэндрума-Гриффина. А может даже Тафта-Хартли, - подумав, добавил он.
        Глаза Ричарда и Марчека встретились.
        - Да неужели? Напрасно вы так считаете. Никому еще не удавалось взять меня на пушку, Марчек, это я вам точно говорю. Вы меня хорошо слышите? Позволю себе вам напомнить, что у меня еще остаются тридцать отелей за границей, где никаким профсоюзом и не пахнет. Меня эта сделка никак не подкосит, зато тысячи членов вашего профсоюза окажутся без работы.
        Марчек в негодовании крутил головой, но в голосе Ричарда звучал металл.
        - Либо соглашение будет урегулировано и подписано завтра, и мой сын вернется домой, либо я продаю следующую группу отелей. Желая пойти вам навстречу, могу предложить профсоюзу участие в прибылях в размере двух процентов... только не сейчас, а через два года, и кроме этого, соответствующие коэффициенты в течение еще двух лет. В результате на каждого члена профсоюза будет приходиться по десять тысяч в год. Устраивают вас такие условия?
        Поднялся переполох. Некоторые в полный голос спрашивали друг у друга, что имел в виду Ричард, говоря о своем сыне.
        - И последнее. - Ричард заставил себя слушать: все головы снова повернулись к нему. - У меня есть достоверные источники, из которых можно получить доказательства коррупции среди руководства профсоюза. Таких доказательств будет достаточно, чтобы упрятать кого следует за решетку лет на двадцать, а то и тридцать. По закону, кажется, так получается, верно я говорю, Марчек?
        Лицо Марчека пошло багровыми пятнами.
        - Я вижу, в этом вопросе меня поняли, - вполголоса сказал Ричард.
        - Ах ты гад!.. - Марчек вскочил и ринулся вперед с поднятыми кулаками. Трое профсоюзных деятелей с трудом водворили его на место.
        - Я покидаю вас, джентльмены, чтобы вы могли обдумать мое предложение, - объявил Ричард. - Дорога до дому займет у меня, ну, скажем, двадцать минут. Надеюсь, что, войдя домой, я услышу телефонный звонок и узнаю о вашем решении уладить дело добром. Никаких забастовок и компромиссы по двум пунктам из четырех, как было здесь предложено. Полный текст соглашения должен быть подготовлен до конца текущей недели. Ратификация - непосредственно после голосования на местах.
        - Это слишком жесткие условия, Кокс, - начал Робби Фрейзер.
        - Не думаю. Вслед за Артуром Грином ко мне уже выстроилась очередь: в Гонконге - Дэвид Квон, у нас в Чикаго - Джеймс Прицкер. Можете проверить. Доброй ночи, джентльмены.
        В такси Ричард откинулся на спинку сиденья, ощущая безмерную усталость. Если ему не удастся поспать, он просто свалится с ног. Похоже на то, что он отстоял свои отели - почти все. Но сейчас это казалось слабым утешением.

* * *
        - Что? Ti rompo il culo, - выругался Сэм Провенцо. Он смотрел на нежданного гостя с неподдельным изумлением и ужасом. - Быть этого не может.
        - Говорю тебе, это так. Твой сын выкрал мальчишку Кокса.
        Мо Бернстайн говорил негромко, но значительно. Он прилетел из Палм-Бич в Чикаго, что само по себе не предвещало ничего хорошего, поскольку Мо терпеть не мог отлучаться из дому, а тем более летать самолетом.
        - Кокс - мой друг, - заявил он. - Неловко, сам понимаешь.
        Они сидели в кабинете Сэма. Перед ними стояло большое блюдо с копченостями и охлажденное итальянское вино. Сэм сглотнул желчь. Черт, когда же это кончится? Он не мог ни есть, ни спать с того дня, как прилюдно залепил Нико пощечину.
        Почему Нико пошел на это? Ответ ясен: он хотел расквитаться. Это был плевок в лицо Сэму, удар по его авторитету.
        Бернстайн не сводил с Сэма холодных рыбьих глаз.
        - Сэм, ты распустил своего сына.
        Это было страшное обвинение. Сэм хотел что-то возразить, но передумал и закрыл рот.
        - Но я прилетел в Чикаго не для того, чтобы молоть языком, - продолжал Бернстайн. - Если мальчик и его нянька-англичанка не вернутся домой целыми и невредимыми в течение суток, то за это ответишь ты лично. Capisce?
        Сэм побагровел и почувствовал боль под ложечкой.
        - Capisce? - требовательно повторил Мо.
        - Ясно, - тяжело дыша, ответил Сэм. - Я прослежу.
        Как только Мо ушел, Сэм подсел к телефону, чтобы созвать семейный совет. Только сыновей.
        Через пятнадцать минут они уже были у него. Джо примчался из спортзала «Энергия», прямо в чем был - в трусах и майке. Марко и Ленни приехали в деловых костюмах. Всех троих сопровождали телохранители.
        Каждый физически ощущал отсутствие Нико. Марко сердито хмурился, постукивая пальцами по столу. Несмотря на постоянные перепалки, он всегда был ближе всех к младшему брату.
        - А ну прекрати! - гаркнул Сэм. - Что за манера по столу барабанить?
        Марко встрепенулся.
        Сэм жестом приказал телохранителям убраться за дверь. Потом он повернул ключ и включил на полную громкость видео: «Рэмбо: Первая кровь, часть 2».
        - Дело вот какое, - обратился он к сыновьям, когда удостоверился, что их разговор нельзя подслушать.
        Боль под ложечкой утихла, уступив место злости и досаде. Сэм быстро рассказал им о визите Бернстайна, повторив их беседу слово в слово. Когда он окончил свой рассказ, воцарилось молчание, но потом все сыновья загалдели наперебой.
        - Вот засранец! - кричал Джо. - Ему не место в семье. Делает, что хочет, вечно сам по себе.
        - Я же говорил, - твердил Марко, - я же вам говорил, что на него нельзя положиться. Он опасен. Как можно пойти на такое дело без ведома семьи? Сумасшедший. Что на него нашло? Прямо не верится.
        - Могу вам сказать, что на него нашло, - сказал Джо. - Он хочет быть главным. Хочет быть большой шишкой, питеrо ипо. Как бы он не вздумал свернуть тебе шею, - добавил он, обращаясь к Сэму.
        - Люди поговаривают, - прошептал Джо, - будто у нашего Нико случаются припадки. Он не в себе! Представляете? Ходят слухи, что он убивает каждого, кто об этом знает.
        - Вранье, - проскрипел Сэм. - Никаких припадков у него не бывает. Кто распускает такие слухи, тому надо вырвать язык. Назови мне имена; я сам разберусь. - Он прочистил горло. - А покамест у нас есть заботы поважнее.
        Сэм буравил сыновей покрасневшими свирепыми глазами.
        - Выбирать не приходится. У меня сердце кровью обливается, но ничего не поделаешь. Придется нам сделать два дела. Во-первых, освободить мальчишку, иначе Бернстайн с нас шкуру спустит. И во-вторых... как это ни прискорбно...
        - Нет! - воскликнул Марко.
        - Да, черт побери! Он пошел против семьи, а за этим следует расплата. - С каждым словом Сэм ударял кулаком по столу.
        Джо сидел с непроницаемым лицом; Ленни и Марко были заметно взволнованы.
        - Папа... - начал Марко.
        - Молчать! - рявкнул Сэм. - Если у тебя есть больное место - вырви его. Как раковую опухоль. Иначе сгниешь изнутри.
        Ленни и Джо согласно кивали.
        Сэм вспотел и почувствовал приближение удушья.
        - Вам все понятно? Надеюсь, разжевывать не надо?
        Сыновья переговаривались между собой.
        - Ладно, - сказал Сэм изменившимся голосом. - Идите отсюда. Все. Убирайтесь. Не желаю вас видеть, пока мы не разгребем свое дерьмо. Другого пути нет.
        Сыновья уходили глубоко омраченные. Сэм знал, что они обо всем догадывались, но теперь им требовалось время, чтобы оправиться от потрясения. Это будет первое заказное убийство за пять лет. И кто же станет жертвой? Его собственный сын.
        Сэм поспешил в ванную и склонился над унитазом. Его долго рвало. Вернувшись в комнату, он подошел к телевизору и рывком поднял его с подставки. Шнур выдернулся из розетки; экран погас.
        С неожиданной для его возраста силой Сэм швырнул телевизор через всю комнату. Раздался грохот металла и звон стекла. Но Сэм не успокоился. Он снова и снова пинал ногами обломки, поднимал корпус и опять швырял его об пол. Потом он схватил настольную лампу и принялся с размаху бить окна.
        Через несколько минут комната превратилась в руины. Сэм крушил мебель и рвал бумаги. Он остановился среди этого хаоса только тогда, когда боль в груди сделалась нестерпимой. По его щекам потекли слезы, рот скривился, из груди вырвался сдавленный стон.
        Теперь ему не с кем будет отмечать свой день рождения.

* * *
        - Брауни, - теребил Трип гувернантку. - Брауни, отзовись. Скажи хоть что-нибудь.
        Элизабет Клиффорд-Браун, скорчившись, лежала на матрасе. Ее голова была перевязана полосой трикотажа, оторванной от комбинации. Женщина медленно пошевелилась.
        - Брауни! - мальчик осторожно толкал ее кулачком. - Ты во сне кричишь! Проснись, Брауни.
        Она разлепила неподвижные от боли глаза. Лицо распухло и горело.
        Она с трудом посмотрела на часы. Было восемь тридцать. Они провели здесь уже двое суток. Ее состояние было крайне тяжелым, но она не могла показать этого Трипу. Пусть он спокойно проживет свои последние часы. Она об этом позаботится - это ее долг.
        - Я хочу есть, - заявил он. - Что у нас на завтрак?
        Брауни слабо вздохнула и села.
        - Осталось немного печенья. Есть сок.
        - Томатный? - сморщился Трип.
        - Давай его мне. А ты пей лимонад.
        - На завтрак? Тогда дай мне еще шоколадку. И сладкие хлопья.
        Брауни, едва передвигаясь, проверила сумки. Она отметила, что осталось всего четыре банки лимонада. Похитители не возвращались с тех пор, как полоснули ее ножом. Может быть, следует растянуть припасы? Что если их с Трипом бросили здесь умирать?
        Они сели завтракать. Брауни взяла в рот крошки сухого завтрака, но ей трудно было глотать. Томатный сок оказался слишком густым и соленым, и она опустила банку на пол. Дотронувшись рукой до горевшего лица, она подумала, что шрам останется на всю жизнь.
        Потом она одернула себя. Шрам не успеет затянуться. Похитители не оставят их в живых; они не скрывали своих лиц, и один громко называл другого «Нико».
        - Брауни! - Трип тянул ее за рукав. - Посмотри, какие там отверстия.
        - Что?
        - Под потолком есть отверстия. Может, от них тянется подземный ход? Помнишь, ты мне читала?
        Брауни покачала головой.
        - Подсади меня, - попросил Трип. - Я пролезу, я маленький.
        - Ох, Трип, боюсь, что ничего не выйдет. Даже если ты пролезешь... - она умолкла.
        - Подними меня, - потребовал мальчик.
        Брауни взяла его на руки, но потолки оказались слишком высокими. Он как мог тянулся вверх, но все было напрасно.
        - Трип, пойди займись с конструктором, - предложила она, поглаживая его по плечу.
        Он немного постоял, глядя в потолок, и Брауни видела, как его покидает последняя надежда. Потом он послушно взялся за конструктор и собрал двух роботов. Держа в руке одного из них, он нещадно бил и толкал другого.

* * *
        Такси остановилось у главного входа в отель «Фитцджеральд». Александра расплатилась с водителем и вышла. События последних двух дней подорвали ее силы. Известие о том, что их шофер Билл найден в багажнике мертвым, усугубило самые страшные подозрения.
        Однако Мо Бернстайн обещал им свою помощь, и Ричард велел ей вести себя как обычно. Теперь она все время носила при себе карманную рацию, чтобы миссис Эбботт могла вызвать ее в любую минуту. Если бы не заботы, связанные с подготовкой приема, она бы, наверно, сошла с ума.
        С Мэри-Ли было достигнуто своего рода перемирие. Она восемь раз просмотрела пленку и сказала, что такой бетонный пол не обязательно должен быть в гараже, а скорее где-нибудь на заводе, в цеху. Бетон был выщерблен; следовательно, здание старое. На полу виднелись крошки гравия, что тоже казалось ей существенным. Сейчас она звонила куда только можно, чтобы установить, где бывают подобные бетонные покрытия.
        Господи, сделай так, чтобы кто-то что-нибудь разузнал, молила Александра. Неважно кто. Пусть мафия. Лишь бы Трип вернулся. Ричард прав: не все ли равно, кто найдет их сына?
        Ее встречал у входа один из дизайнеров. Александра осмотрела два помоста, сооруженных для танцоров, а потом попросила включить фонтаны. Они регулировались при помощи электронного устройства, которое позволяло создавать самые причудливые сочетания водных струй.
        На эстраде уже был установлен рояль «Стейнвей», на котором Сэмми Фейн должен был исполнять попурри из сорока платиновых дисков, сделавших его знаменитым.
        Когда Александра в задумчивости стояла у длинного головного стола, размышляя, как его лучше поставить, в зал вошла кухонная работница с тележкой, нагруженной аккуратно сложенными скатертями. Молодая женщина остановилась, с любопытством разглядывая Александру. На вид ей было около тридцати лет; ее лицо можно было бы назвать красивым, если бы не странно напряженный взгляд. На белом нагрудном значке читалось имя: Элизабет Думбартон.
        - Вы миссис Кокс? - спросила она. Александра вздрогнула от неожиданности.
        - Да, а что?
        - Я про вас читала, видела ваши фотографии. Вы очень красивая.
        - О, благодарю вас, - с улыбкой сказала Александра и двинулась дальше, спиной чувствуя на себе пристальный взгляд.
        Шеф-повар увидел ее из кухни. Похоже, он давно ее поджидал и теперь заторопился к ней, красный и рассерженный. Александра поняла, что в кухне опять разгорелся какой-то скандал.
        - Миссис Кокс! Миссис Кокс!
        - Слушаю вас, Жорж. - Александра уже приготовилась опять выступать посредницей.
        После часового обсуждения меню у нее уже ни на что другое не осталось сил. Он собирался подать жареное филе «Вероника», шербет из ежевики, салат из латтука, эндивия, белой спаржи и томатов с заправкой из пижонского уксуса и орехового масла, копченого лосося под соусом из трюфелей, барашка по-провански, куропаток под можжевеловым соусом.
        Жорж целых двадцать минут рассказывал ей об одних только картофельных корзиночках, посвящая Александру во все тонкости их приготовления.
        - Ох, Жорж, - взмолилась она, - я всецело полагаюсь на ваш опыт.
        Выйдя из отеля, она прошла пешком два квартала. Ноги словно налились свинцом.

        XV
        КОНЕЦ ИГРЫ

        Тяжелые капли дождя, подгоняемые ветром, стучали в окно квартиры на восьмом этаже. Сквозь пелену дождя городские огни казались тусклыми и размытыми.
        Нико и Джетта сидели в черно-белой кухне, совершенно голые, только в фартуках. От плиты поднимался запах чеснока и майорана, который смешивался с густыми испарениями, исходившими от свежесваренных креветок.
        - Теперь вся квартира пропахнет - не выветришь, - буркнул Нико. В его тоне не было и намека на добродушие.
        - Ну что ты ворчишь! У нас сейчас будет такая маринара с креветками - пальчики оближешь. Я нашла этот рецепт в старинной поварской книге. Когда-то это блюдо подавали у «Мамы Леоне» в Нью-Йорке. Нико, ты в последнее время сам не свой. Не знаю, что с тобой происходит.
        Нико поднял глаза на свою возлюбленную. Они были вместе уже семь лет. Красота Джетты ничуть не померкла. Крошечный фартук едва-едва прикрывал ее плоский живот и клинышек темных завитков. Все остальное, чем щедро наделила ее природа, было открыто взору.
        - Ну-ка, поработай, - сказала Джетта, положив перед ним луковицу, - нарежь помельче. Почему ты до сих пор не купил кухонный комбайн или хотя бы овощерезку? А еще недоволен, что от рук пахнет луком и чесноком.
        В таких случаях Нико всегда отшучивался, но сегодня пропустил ее слова мимо ушей. После того как он получил от отца пощечину, ему кусок не лез в горло. Вот уже три дня его тошнило от запаха пищи.
        Он оттолкнул от себя луковицу.
        - Терпеть не могу, когда воняет. Пойду в комнату. Если уж ты затеяла стряпню - валяй, но я есть не буду.
        - Между прочим, Нико, ты и утром ничего не ел.
        - Обедай одна. Я не голоден. Пойду поставлю музыку.
        Он перебирал компакт-диски. Когда зазвонил телефон, Нико ответил после первого гудка.
        - Да?
        Вопреки его ожиданиям, это был вовсе не Рэмбо, а Марко. По шуму уличного движения, доносившемуся из трубки, Нико понял, что брат звонит из уличной кабины.
        - Слушай, твое дело - дрянь, - торопливо проговорил Марко.
        - Что такое?
        - Больше я тебе ничего не скажу. Пока. - В трубке раздались короткие гудки.
        Нико охватила нервная дрожь. «Дело дрянь» могло означать только одно.
        - Нико! - Рядом с ним стояла Джетта; она обняла его, распространяя вокруг себя тончайший аромат духов. - Малыш, ты чем-то расстроен? Что случилось? Ну, давай не будем есть этих несчастных креветок. Я их заверну в фольгу и суну в холодильник, а мы с тобой можем сходить в ресторан. Или, если хочешь...
        - Заткнешься ты когда-нибудь или нет?! - злобно выкрикнул Нико и оттолкнул ее. У него заныло в затылке.
        - Ах так! - Джетта не на шутку обиделась. Она отступила назад и расправила кружевные оборки фартучка.
        - Уходи, - бросил Нико. - Одевайся и уматывай.
        - Что? - опешила Джетта.
        - У нас в семье неприятности; мне не до тебя. Я... - Нико с ужасом почувствовал предательское мельтешение перед глазами. Он, как мог, пересиливал себя.
        - Нико? - Джетта заподозрила неладное.
        Если они собираются прикончить его прямо в квартире, ей тоже несдобровать. Проклятье! Вот что получается, когда даешь слабину и привязываешься к бабе.
        Он вышел из себя.
        - Убирайся, кому сказано! Собирай свои тряпки - и чтобы духу твоего здесь не было.
        - Хорошо, я сейчас уйду, - ответила она сквозь слезы. - Скажи только, ты не передумал идти со мной на прием к Александре? Я остановилась в «Фитце», в номере..