Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хадсон Джен: " Крутой Техасец " - читать онлайн

Сохранить .
Крутой техасец Дженис Хадсон

        Автор романа, психолог и гипнотизер, в своем ярком и захватывающем по сюжету произведении показывает, как любовь сильного духом мужчины может спасти женщину и сделать для нее мир прекрасным.
        Одна молодая женщина, спасающаяся от преследований американской мафии, преданная своими знакомыми и друзьями, брошенная своим любимым, неожиданно встречает одного крутого сексуального техасца…

        Джен Хадсон
        Крутой техасец

        Глава 1

        Когда Нид Чишолм, пивший пиво в баре «Запасной козырь», поднял голову, чтобы взглянуть на вошедшего, пожалуй, единственное, чего он никак не мог ожидать, так это то, что вошедшим, а точнее вошедшей, окажется совершенно обнаженная женщина. Но именно обнаженная женщина стояла у входа в его бар. Сзади ее освещало полуденное солнце, создавая вокруг незнакомки своеобразный огненный ореол, на фоне которого особенно четко вырисовывались изгибы ее тела и копна длинных, рыжеватых волос.
        Он еще не так много выпил, чтобы допустить, что ему все это померещилось. Поэтому большим пальцем своей руки он сдвинул на затылок шляпу и стал здоровым глазом разглядывать вошедшую. Она все еще стояла на месте и была похожа на дрожащую от страха и волнения лису, которую загнали в угол курятника. Она стояла и внимательно рассматривала бар.
        При других обстоятельствах Нид встал бы и дотронулся до своей шляпы, как положено это делать настоящему джентльмену, воспитанному должным образом своей мамой. Но сейчас он рассудил, что при первом же резком движении она выскочит из бара и убежит.
        - Кроме меня здесь никого нет, - сказал он. - По средам кабак закрыт, но вы можете войти.
        Все еще пугливая, как опасающаяся седла молодая кобылица, она сделала несколько шагов в его направлении. Теперь он заметил, что она была не совсем голая. На ней была узенькая полоска бежевой ткани, которая, как он предположил, составляла нижнюю часть купального костюма. Маленькое полотенечко прикрывало ее грудь. На ногах у нее были надеты спортивные ботинки для игры в гольф, которые были велики ей, по крайней мере, на пять размеров.
        - Мне… Мне нужна помощь, - сказала она.
        - Да? Вы потеряли клюшку для игры в гольф?
        Она явно не оценила юмора вопроса, так как бросила на него такой взгляд, который вполне мог бы расплавить все металлические застежки на его одежде.
        - Мне надо позвонить.
        Продолжая изучать ее великолепный загар, он молча кивнул головой в сторону стены, где был установлен платный телефон-автомат. Она повернулась и направилась к телефону, и он отметил, что вид сзади был еще более соблазнительным. Только тоненькая ленточка материи, которая вообще ничего не могла прикрыть, а также ее волосы, которые доходили до середины спины, несколько мешали зрительному восприятию ее чудно загоревшего тела.
        Она было потянулась к телефону, но снова опустила руку. Ее плечи опустились и голова поникла. Она вздохнула. Он сделал еще один глоток пива и стал ждать. Через некоторое время она повернулась и, шлепая своими огромными ботинками, направилась к нему. Да, у нее определенно все было на месте. Кроме потрясающей фигуры у нее было красивое лицо с высокими скулами, большие карие глаза и чувственный рот, который нельзя было не заметить.
        - Не могли бы вы дать мне взаймы монетку?
        - Обязательно.
        Он встал и выудил двадцать пять центов из кармана своих плотно облегающих джинсов. Она протянула руку, и он заметил, что ее рука была исцарапана и дрожала, а на одной из скул начал вырисовываться большой синяк.
        - Еще что-нибудь?
        - Могли бы вы дать мне свою рубашку?
        - Считайте, что она ваша.
        Одним рывком он расстегнул все застежки и стянул с себя рубашку из голубого шамбре, стараясь сделать это как можно быстрее.
        - Не очень чистая, только что вкалывал под солнцем.
        - Рабочий пот меня не волнует. Спасибо. Я…
        Она вдруг закрыла рот, обернулась к нему спиной и натянула рубашку, затем швырнула полотенце на стол и снова пошла к телефону, гремя подошвами своих ботинок по деревянному полу.
        Он подобрал ее полотенце и стал рассматривать голубую махровую ткань с бахромой на концах. На одном из краев полотенца было вышито: «Время - начинать гольф». Он еще сделал глоток и стал смотреть, как женщина звонила. Она стояла к нему спиной и говорила тихим голосом.
        Он снова надвинул шляпу на лоб и перенес свое внимание на пиво. Конечно, все это было очень странным, дьявольски странным, но в свое время у него случались вещи и поудивительней. К тому же, как и большинство здешних ребят в этой части Техаса, кроме его старика, он имел склонность не лезть не в свое дело. Наверное, один из атавизмов морали Запада.
        - В реанимации! - взвизгнула она.
        Нид вскинул голову.
        - Экстренная операция?
        Он нахмурился.
        - ШЕСТЬ НЕДЕЛЬ? О Боже! Нет-нет, больше никого. Я перезвоню.
        Она повесила трубку, но еще очень долго не выпускала ее из руки. Ее тело обмякло, голова упала. Простояв так несколько минут, она глубоко вздохнула, ее спина снова напряглась.
        Нид внимательно изучал наклейку на своей бутылке из-под пива, но по шуму, издаваемому ее башмаками, он легко мог определить, где она находится. Теперь она направилась к нему. Стул за его столиком с шумом отодвинулся. Он оторвал взгляд от наклейки и увидел, что она, облокотясь о стол, сидит напротив него, подпирая голову руками.
        - Еще надо позвонить? - спросил он.
        - Больше некому.
        - Некому?
        - Некому. Ни единой живой душе, - она тяжело вздохнула. - Жуткий день.
        Он кивнул.
        - Мне это знакомо. У меня сегодня тоже выдался жаркий денек. В конце концов я решил, что просто сяду и напьюсь. Но я только еще начал. Присоединитесь ко мне?
        - Из меня плохой выпивоха. Если я много выпью, то меня вычищает прежде, чем мне удастся захмелеть. Мне бы чего-нибудь холодного. Но у меня только эти двадцать пять центов.
        Она положила монетку на стол и подтолкнула ее в его направлении.
        - Как это вам удалось вернуть монету из телефона?
        - Я звонила за их счет.
        - У меня на эти деньги вы сможете купить столько напитков, сколько сумеете выпить.
        Она улыбнулась, и он почувствовал, будто ему между глаз заехали обухом топора. Если раньше он думал, что она просто обычная красотка, то теперь он произвел переоценку в сторону значительного повышения ее рейтинга. По десятибальной шкале она заслуживала оценки в двадцать баллов. Он почувствовал, что может начать заикаться и мямлить, как зеленый подросток, и поэтому встал и направился к холодильнику, изрядно пошатываясь на ходу. Его нетвердая походка могла быть, конечно, результатом выпитого им пива, но скорее всего она имела другое происхождение: на него сильно действовала эта женщина и особенно ее улыбка.
        Он подцепил еще одну бутылку пива для себя, «Колу» для нее, пару пакетов картофельных чипсов и пошел назад.
        - Спасибо, - сказала она, когда он дал ей воду и чипсы. - Я немного проголодалась к тому же.
        - Я бы предложил вам гамбургер, но ни Клиффа, ни Инез сейчас нет. А я сам не очень-то умею обращаться со сковородками.
        Он кивнул в сторону гриля, установленного в дальнем конце бара.
        - Клифф и Инез?
        - Ага. Они работают в моем баре. Но Клифф сейчас в Сан-Антонио, где ему удаляют желчный пузырь. Инез пасует - ей теперь заботиться о Клиффе, а я расхлебываю всю эту кашу.
        Она посмотрела вокруг.
        - Вы владелец этого места?
        - Да, бара и четырех участков.
        - Участков чего?
        Он усмехнулся:
        - Четырех участков земли. Каждый участок равен шестистам сорока акрам.
        Она произвела в уме арифметические подсчеты и сказала:
        - Так вы владеете двумя с половиной ТЫСЯЧАМИ акров?
        Он пожал плечами.
        - Для начала достаточно.
        Она нахмурилась.
        - Для начала чего?
        - Разведения скота на ранчо.
        - Так вы фермер?
        - Планировал стать им, но Мета Диллона сегодня утром не стало.
        Она прищурилась, взглянула на его обнаженную грудь, затем перевела взгляд на черную повязку поверх одного из его глаз, затем на дверь. Он предполагал, что если немного расскажет о себе, то это приободрит и расположит ее к нему. Вместо этого она, казалось, была готова немедленно удрать отсюда. Пожалуй, не стоило ее винить за это. Он уже неделю не брился и был черт знает, на кого похож.
        Он сдвинул шляпу на затылок, вытер согнутыми пальцами свои усы и облокотился на стол.
        - Сейчас я немного под мухой, но совершенно не опасен. Спросите любого в наших краях. А Мет Диллон - это мой бык-производитель. Я же сказал, что сегодня у меня был дьявольский денек. Первым делом я схватился со своим стариком. Затем узнаю, что у Клиффа ночью случилось обострение болезни желчного пузыря. Затем мне сообщают, что компания поставила не те материалы для дома, который я строю. Потом у моего грузовика прокололась шина, и в довершение всего бык, за которого я заплатил весь свой прошлогодний выигрыш, закатывает глаза к небу и откидывает копыта.
        - От чего он умер?
        - А черт его знает. Ветеринар взял несколько анализов крови, и я его закопал. Я имею в виду быка, не врача.
        - Вы игрок?
        - Нет. С чего вы решили?
        - Вы сказали, что купили быка на свой выигрыш.
        Он хмыкнул.
        - Призовые деньги за победы в родео.
        - О, так вы ковбой родео?
        - Не-а. Бывший. Сейчас я фермер-скотовод на своем ранчо. Или, по крайней мере, буду им, когда достану другого быка.
        - А когда это будет?
        - Не знаю. Когда я протрезвлюсь, то собираюсь подумать насчет этого, но сейчас прежде всего мне надо отыграться. Вы действительно не хотите пива?
        Он встал.
        Она пожала плечами.
        - Почему бы нет. Все равно хуже уже вряд ли может быть.
        «Да нет, очень даже может быть хуже», - подумала она, глядя, как он направляется к холодильнику за стойкой бара. Она может умереть. Но она запрещала себе думать об этом. Сейчас надо было думать о более конкретных вещах: одежде, бензине, деньгах.
        Могла ли она как-нибудь подействовать на этого ковбоя, чтобы он помог ей? Несмотря на то что с ней он вел себя очень мило, она нервничала. Может быть, это все из-за его лихой черной повязки в виде круглой заплатки поверх одного глаза и ужасно выглядевших шрамов на его теле. А может быть, из-за его черных усиков, придававших ему вид отчаянного головореза, и его небритых щек. А может быть, из-за того откровенного, оценивающего ее взгляда его здорового глаза. Этот глаз бесподобно мягкого голубого цвета, казалось, не упускал ни одной малейшей детали. Может быть, именно это было причиной того, что ее сердце отчаянно билось, а ладони покрывались потом?
        А может быть, это из-за его обнаженной груди, худощавой, но с сильными мускулами - результат скорее работы, чем специальных упражнений. Он был покрыт ровным темным загаром, треугольная копна вьющихся волос на его груди была того же цвета, что и его длинные завивающиеся волосы, видневшиеся из-под шляпы.
        Он передвигался уверенной походкой, в которой чувствовались мужественность и сила. Крутой. Опасный. Возбуждающий. Если бы только она не избегала мужчин, то сказала бы, что это было самое сексуальное двуногое создание.
        Но ей пришлось встретиться с таким количеством опасностей и возбуждений, которых могло бы хватить на десять жизней, что мужественные черты сексуально выглядевшего ковбоя меньше всего сейчас должны были ее интересовать. Она еще немного попьет, попробует уговорить его дать ей взаймы то, что ей нужно, и двинется дальше.
        Она вздрогнула, когда он с грохотом водрузил на стол две бутылки пива и запотевший стакан для нее. Рядом он положил еще один пакет с картофельными чипсами. Налив ей пива, он поднял свою бутылку и сказал:
        - Если мы собираемся стать собутыльниками, я думаю, нам следует познакомиться. Меня зовут Нид Чишолм.
        - Нид? Необычное имя.
        - Перешло ко мне от прадеда. Его тоже звали Нид. Джон Ниимайя Чишолм. Никогда не мог понять, как они из этого образовали имя Нид. Но тем не менее его так стали звать. Был крепким старым чудиком. Дожил до девяноста четырех лет. И еще прожил бы лет десять, но его лошадь попала ногой в яму и сбросила его. Сломал себе шею. Этот бар и вся моя земля принадлежали ему. Я выиграл это все у него в покер.
        - В покер? У своего собственного дедушки?
        - Прадедушки. А почему бы и нет? Он точно так же выиграл все это сам в свое время. У одного банкира из Остина. В покер. По правде говоря, я думаю, он жулил.
        - Обжулил банкира?
        Нид усмехнулся, и у нее замерло сердце. Это была самая сексуальная улыбка, которую она когда-либо видела в жизни. Его улыбка была немного смещена в одну сторону. Когда он улыбался, у него появлялись две складки около рта и обнажались прекрасные белые зубы.
        - Я бы не удивился, если бы узнал об этом, - сказал он. - Но я говорил о нашей с ним игре. Мне тогда было четырнадцать лет. И я думаю, что он специально дал мне выиграть. Но как бы там ни было, он сразу же там на месте составил документ о передаче мне всего этого имущества. Конечно, он продолжал платить налоги и пользоваться всем имуществом до своей смерти, но как бы там ни было, все это было уже мое по совести и по закону.
        - Но зачем же ему надо было жулить, чтобы дать вам выиграть его землю? Неужели он просто не мог передать вам ее по наследству в своем завещании?
        Он пожал плечами.
        - Он был догадливый стреляный воробей. Мой отец и я - мы никогда не ладили, и думаю, что Нид знал об этом. Он решил, что если у меня будет своя земля, то я не буду так зависеть от отца и смогу жить своей жизнью. Эта собственность всегда была для меня запасным козырем.
        - Поэтому вы и бар назвали «Запасным козырем»?
        - Это он назвал, а не я. Но все равно очень подходит.
        Он сделал очень большой глоток из бутылки, поставил ее и стал ждать. Она ничего не ответила ему, поэтому он добавил:
        - Я рассказал почти все о своей жизни, а про вас я ничего не знаю, даже имени. Есть оно у вас?
        Имя. Имя. Как скоростной компьютер она пробежала умственным взором по списку возможных имен, отбрасывая те, которые уже использовала раньше: Нора, Рейчел, Дженнифер. Бэмби? Слишком броско. Карлотта? Слишком экзотично.
        Кейт. Ей всегда нравилось это имя. Имя без ненужных ассоциаций. Она улыбнулась:
        - Меня зовут Кейт.
        - Просто Кейт?
        Он взглянула на один из многочисленных плакатов, украшавших обшитую сосной стену бара.
        - Миллер. Кейт Миллер.
        Он нахмурился.
        - Миллер. Вы не родственница Миллерам в Бирне? Или же Миллер это фамилия вашего мужа?
        - Я не замужем. И я понятия не имею, где находится этот ваш Берний, поэтому сомневаюсь, что у меня там могут быть родственники. У меня вообще нет никаких родственников, кроме троюродных братьев в Айдахо. И встреть я их сейчас, я бы их не узнала.
        Много из того, что она сказала, было правдой. У нее действительно были дальние родственники, троюродные братья, которые стали для нее чужими, но жили они в Орегоне.
        - Если вы не замужем, то, должно быть, это ваш приятель постарался.
        Она удивленно спросила:
        - Что постарался сделать мой приятель?
        - Поставить вам синяки на лице.
        - Какие синяки?
        Она машинально дотронулась до щеки и сразу же поморщилась.
        - А, это? Я даже не знала, что они у меня есть. Это, должно быть, оттого, что я упала. В ботинках от гольфа очень трудно ходить, не правда ли?
        Чертовски трудно. Но упала она не в ботинках для гольфа. Должно быть, она ударилась, когда спрыгнула с балкона как раз перед тем, как украсть машину врача, чтобы убраться оттуда подальше. Она быстро встала.
        - Может, еще выпьем пива? Я принесу.
        Он быстро протянул руку и схватил ее за запястье.
        - Я сам принесу. А то вы еще снова УПАДЕТЕ.
        Нид неторопливо зашагал к холодильнику, а Кейт - она уже начала привыкать к этому имени - нервно заерзала. Все усложнялось. Куда подевались сильные, молчаливые люди? Он был, несомненно, человеком с сильным характером, но болтлив, хуже чем ее тетя Молли.
        Хотя, с другой стороны, он ведь показал огромную выдержку. После того замечания о клюшке для гольфа он ни разу не касался ее облачения. А ведь ему должно было быть интересно знать об этом. Сама она, естественно, не собиралась распространяться на эту тему.
        Она выплеснула в стакан остатки пива из своей бутылки. Сейчас она чувствовала легкое опьянение, но этому не стоило удивляться после всех испытаний, которые выпали на ее долю. Впрочем, пиво всегда быстро било ей в голову. К тому же она ничего не ела - с какого же времени? Неужели со вчерашнего вечера? Она надорвала еще один пакет с картофельными чипсами.
        Он поставил перед ней еще одну бутылку с пивом, и некоторое время они молча пили.
        - Далеко направляетесь? - спросил он наконец.
        - Что?
        - Далеко ли вы собираетесь пройти в своих ботинках для гольфа?
        - Не очень. По моим расчетам не более четверти мили.
        - М-м.
        - В моей машине кончился бензин. Она осталась там на дороге.
        - Понятно. А то я думал, как вы попали сюда.
        - В машине. Затем пешком.
        - М-м.
        - У меня кончился бензин. Мне нужно заправиться. Не дадите взаймы?
        - Конечно. Скоро приедет Билли Боб, он займется всем этим.
        - Кто это?
        - Парень, который работает у меня после школы. Он возьмет канистру, заполнит бак вашей машины и потом пригонит ее сюда.
        - Когда он придет?
        - Через пару часов, наверное.
        Ее сознание уже начинало погружаться в пелену, но откуда-то из его глубины прозвучал сигнал тревоги.
        - А мы сами не могли бы этого сделать? Мне действительно надо ехать.
        - Нет. Когда я закончу пить, я буду слишком пьяным, чтобы вести машину. А из-за этого, - он дотронулся до черной повязки на своем глазе, - и в трезвом состоянии у меня плохое чувство расстояния. И вообще мне кажется, что вам не следует больше ходить в этих ботинках. Обязательно будут мозоли. И должно быть неудобно.
        - Очень.
        Она еще отпила из своего стакана. Пиво, кажется, немного успокаивало боль.
        - Снимите их.
        - С удовольствием.
        Она развязала шнурки, сбросила ботинки и размяла мыски ног.
        - А-ах. Божественно.
        - Больно?
        - Да.
        Он со скрипом пододвинул свой стул к ней поближе и похлопал по своей ноге.
        - Кладите их сюда. Я их разотру.
        - О, нет. Да у меня…
        - Слишком поздно стесняться. Кладите их сюда.
        Он снова похлопал по своей ноге.
        Она повиновалась. У него оказались мягкие пальцы. Теплые. И совсем не чужие.
        Он вгляделся в ступни ее ног и вдруг разразился такими ругательствами, которые, наверное, заставили бы покраснеть и самого закоренелого грубияна.
        Она испугалась и попробовала убрать ноги, но он крепко держал их за лодыжки.
        - Что случилось?
        - У вас сплошные порезы на ногах, и к тому же они кровоточат, вот что случилось.
        Она вытянула шею и попыталась вывернуть ноги, чтобы увидеть ступни.
        - Ну, не так уж все и страшно, как вы говорите.
        - Не так уж все и страшно! Вы хотите получить заражение крови или гангрену?
        Она захихикала.
        - Не будет у меня никакой гангрены. Можете мне поверить. Я-то уж знаю. Я ведь…
        Она вдруг закрыла ладонью свой рот.
        - Вы ведь кто?
        - Я… крепкое создание, - сказала она наконец и улыбнулась.
        Он возмущенно фыркнул.
        - Крепкое вы создание или нет, но вы скоро будете вынуждены ковылять на своих лодыжках, если не займетесь лечением порезов.
        Он встал, осторожно переложил ее ноги на стул, на котором только что сидел, и твердо сказал:
        - Не вставайте, пока не приду.
        - Слушаюсь, сэр доктор. Есть, сэр.
        Она попыталась отдать ему честь и попала рукой себе по носу.
        Он вернулся с тазиком теплой мыльной воды и кипой всякой всячины. Встав на колени, он опустил ее ноги в тазик, после чего вымыл их и тщательно вытер. Затем он обработал ее ступни перекисью водорода, смазал какой-то мазью и перебинтовал таким количеством марли, которого с избытком хватило бы для целой мумии. Поверх всего он надел толстые хлопчатобумажные носки.
        - Как самочувствие теперь? - спросил он.
        - За-ме-ча-тель-но, - сказала она, снова захихикав. - Теперь я в состоянии дойти до машины с канистрой бензина. Мне действительно не следовало оставлять ее там, на дороге.
        - Здесь ее никто не тронет. Но, может быть, у вас там осталась одежда. Я бы мог прошвырнуться туда и прихватить ее.
        - Не-а. У меня нет ни нитки. У меня нет ни одежды, ни чековой книжки, ни кредитной карточки. И вообще ни цента за душой.
        Она наклонилась к нему и поманила его пальцем. Когда он наклонился, она сказала громким шепотом:
        - Но у меня в багажнике есть клюшка для гольфа.
        Она захохотала.
        - Как это вы умудрились напиться полутора бутылками пива?
        - Я же говорила, что не умею пить. Я хороший бармен, но пить не умею.
        - Бармен?
        - Ага. Пока училась в колледже, все время работала барменом. Чертовски хорошо получалось.
        - Где вы учились?
        - В Б… Гм, в Беркли.
        Он улыбнулся.
        - Я догадывался, что вы из Калифорнии. Калифорнийская девушка.
        Она тоже улыбнулась.
        - Догадывался? Ха! Как раз в точку. Самая настоящая калифорнийка. Всю дорогу жила в Калифорнии.
        Она была в Калифорнии всего лишь один раз, когда еще училась в одном из младших классов и ее возили в Диснейленд. Она потерла руками свое лицо, которое начинало странно неметь, затем отпила еще глоток пива.
        Он тоже пару раз приложился к своей бутылке, затем сказал:
        - Бармен, хм?
        - Да, первоклассный. Манхеттен: одна часть вермута, две части виски и чуточка горького пиба - тьфу, пива. Драй Стинджер: одна часть лимонного сока, две части белого мятного ликера, шесть частей бренди. Холодный дайквири…
        Он засмеялся и поднял вверх руки:
        - Верю, верю. Здесь в этих краях у нас по большей части заказывают пиво, бурбон с содовой и маргаритас. Думаю, с этим вы бы справились?
        - Конечно. А что?
        - У меня такое чувство, что вы могли бы найти здесь работу, а я мог бы найти себе бармена.
        Она снова потерла свое лицо.
        - Парень, а могла бы я найти здесь хороший бифштекс? Чтобы мясо было вот такой толщины, - она показала пальцами толщину, которая выходила равной полутора дюймам. - И вареный картофель с кислыми сливками.
        Он захохотал.
        - Посмотрим, смогу ли я сварганить что-нибудь в этом роде. Но вообще-то я говорил не о мясе. Я говорил о деньгах.
        Она нахмурилась и осторожно взглянула на него.
        - У меня нет денег.
        Она снова поманила его пальцем, и он придвинулся к ней.
        - Запомни, что я тебе сказала: у меня нет ни одежды, ни денег. Ни одного цента. Зато у меня есть клюшка для игры в гольф.
        Она захихикала.
        - И еще сумка для гольфа. И еще связка других клюшек для гольфа. И ботинки.
        Она подняла забинтованную ногу.
        - Фу-ты.
        Она заглянула под стул и нашла там свои ботинки, после чего нагнулась, подхватила один башмак и водрузила его на стол.
        - Ты играешь в гольф? Могу составить тебе хорошую компанию.
        Он улыбнулся:
        - Наверное, нам надо подождать, пока ты не протрезвишься.
        Она выпрямилась.
        - Я аб-бсолютно трезва. Я выпила всего лишь две бутылки пива.
        - В одном я, по крайней мере, убежден - можно не волноваться, прибыль ты не пропьешь.
        Она нахмурилась, и у нее на лбу появилась большая морщина.
        - Какую прибыль?
        - Прибыль «Запасного козыря». Я предлагаю тебе временную работу в баре в качестве бармена и комнату, чтобы ты там… могла бы повесить свое полотенце. Ты могла бы начать работать прямо сейчас, ведь так?
        - Да, но… но ты же совсем не ЗНАЕШЬ меня.
        - Уже узнал. Мы же вот уже как два часа пьем вместе, а я отлично разбираюсь в людях. Да стоит лишь взглянуть в твои карие глаза, чтобы понять, что ты чиста как божий день. Еще по одной пива?
        Он поднялся. Она посмотрела на него сквозь свои коричневые линзы, которые скрывали настоящий, голубой, цвет ее глаз, и сказала:
        - Почему бы и нет?

        Глава 2

        Когда она проснулась, то обнаружила, что находится в какой-то незнакомой комнате на незнакомой кровати. Она ощутила во рту неприятный вкус, а голова болела так, словно ей в ухо засыпали десять упаковок арахисовых орехов.
        Она скосила глаза, пытаясь разобрать, что это за комната, а также вспомнить, кто она сейчас и где находится. Откуда-то издали в комнату проникало слабое красноватое свечение, которого было явно недостаточно, чтобы как следует рассмотреть комнату. Выступали только контуры мебели. Она стала шарить рукой в поисках лампы, неожиданно наткнулась на нее, нащупала выключатель и включила свет.
        Комната была небольшой и плохо обставленной. В ней находилась кровать, комод, прикроватная тумбочка. Шершавая керамическая лампа, которую она нащупала, была выполнена в виде ковбойского сапога. В качестве абажура у нее была использована настоящая коровья шкура, на которой все еще оставались настоящие волоски. Напротив вдоль всей стены протянулась полка, нагруженная десятками разнообразных трофеев. Один угол комнаты был занят седлом, другой - грудой картонных коробок, поставленных одна на другую.
        Ах, да. Это - «Запасной козырь». Задняя комната. И Нид. Нид Чишолм. Она вспомнила его. Разве можно было его забыть?
        А она была… Кейт. Кейт Миллер.
        Воспоминания о вчерашнем вечере были смутными. Она вспомнила и имя юноши. Джимми Джоу. Или Билли Джоу. Нет, Билли Боб. Правильно, Билли Боб. Он пригнал ее «порше», а затем приготовил им целый пакет бутербродов с барбекю.
        Они с Нидом весь вечер ели и пили пиво. Пиво. Ее передернуло.
        Никогда в жизни больше не возьмет она в рот этой гадости. Незадолго до полуночи она прекратила пьянку, забрала у Нида его рубашку и доплелась до этой комнаты. Нид же остался пить еще.
        Кейт приподнялась, отодвинула возле себя штору и выглянула из окна. Она увидела карликовые дубы, мескитовые деревья и каменистые холмы, едва вырисовывающиеся в предрассветной мгле. Она снова плюхнулась на подушку и попыталась заснуть, но ее мозг уже работал и отказывался подчиняться.
        За ним включилась совесть, которая стала непрестанно мучить ее.
        Очень сильно.
        Она оказалась свидетелем преступления, серьезного преступления. СНОВА, черт возьми! Ну почему из всех людей, которые жили на свете, именно ЕЙ приспичило оказаться на том балконе?
        Ей следовало быть хорошим гражданином, вызвать полицию, дать свидетельские показания. Но она уже выяснила для себя, как это ужасно - быть хорошим гражданином в такой ситуации. Это совсем не похоже на те прекрасные истории, которые показывают в фильмах. Когда-то она имела несчастье увидеть, как два наемных убийцы прикончили больного во время ее смены в больнице, после чего и ее личная жизнь, и ее работа превратились в настоящий ад.
        Целый год от нее не отходила вооруженная охрана. До тех пор, пока она не дала свидетельские показания, затронув интересы очень крупных преступных банд. Затем в связи с опасностью для ее жизни ей предложили воспользоваться федеральной программой охраны свидетелей. Она согласилась, и это было непростое решение. Ей пришлось пожертвовать всем: своим именем, своей семьей, своей работой, которую она так любила… Даже своим женихом.
        Она, конечно, понимала логику Марка и то, почему он, аспирант последнего года обучения в области гематологии, выигравший главную стипендию, не согласился все бросить. И тем не менее его решение оказалось для нее самым болезненным ударом. Новая работа, новое место жительства, даже новое имя - все это она могла еще вынести. Ее семья к этому времени уже уменьшилась до нескольких родственников, с которыми у нее было очень мало общего и с которыми она очень редко общалась. Но вот что касается Марка - ведь они вместе с ним строили такие планы на будущее…
        Последние три года превратились в один кошмарный сон. Как только она начинала чувствовать себя в безопасности и привыкать к новой жизни, как следовало что-то, что заставляло ее немедленно все бросать, менять свое имя и внешность и срочно перебираться на новое место. Она даже начала удивляться, как еще не запуталась в своих именах.
        А теперь случилось это.
        Боже мой, да будет ли этому когда-нибудь конец?
        Она прижала руки к лицу, стала тереть глаза, как бы пытаясь заставить себя забыть все, что видела накануне. Но эта сцена навечно отпечаталась в ее сознании. Выстрел в доме напротив. Мужчина с автоматом в руке, выбегающий из двери подъезда. Выражение его лица, когда он взглянул вверх и заметил ее. Топот его ног по лестнице, когда он бросился к ней.
        В желудке появилась ставшая уже привычной боль. А лекарство, которое она принимала против язвенных приступов, осталось в шкафчике ее ванной комнаты за многие мили отсюда.
        Черт возьми!
        Ее совесть становилась все более настойчивой. Но она продолжала сопротивляться. Брайен Силва, офицер ФБР, с которым она поддерживала связь, находился в реанимации, а у нее появился слишком большой опыт в этих делах, чтобы рискнуть довериться ХОТЬ КОМУ-НИБУДЬ еще. Даже если этот кто-нибудь уверял ее в своей любви.
        Она снова попыталась заснуть.
        Бесполезно.
        Ее совесть теперь буквально терзала ее. Врач в той квартире напротив и его любовница, которая всегда приходила к нему в среду утром, могут лежать там еще несколько дней. Она могла бы по крайней мере сделать анонимный звонок в полицию и сообщить о стрельбе.
        Нет, нет. Кто-нибудь обязательно должен пойти к доктору Веберу, если он не явится на работу.
        Ей пришла новая мысль, от которой она сразу же запаниковала. А что, если они не убиты, а только ранены? О Боже! Она не подумала об этой возможности. Она должна позвонить.
        Но не отсюда. Новая телефонная аппаратура в полиции в наше время немедленно засечет ее телефон, и они быстро определят его расположение.
        Билли Боб залил пять литров бензина в ее «порше». Этого хватит, чтобы отъехать на несколько миль, позвонить куда-нибудь и вернуться прежде, чем здесь заметят ее отъезд.
        Когда она выбралась из постели, все ее тело болело. Ушибы и порезы от того прыжка, который она совершила с балкона второго этажа. Она попыталась не обращать на это внимание. Физическую боль она могла еще переносить. С душевной - было хуже.
        Она быстро просмотрела ящики комода и маленький чулан, пытаясь найти какую-нибудь одежду. Из всего, что там было, по размеру ей больше всего подходила пара серых затасканных джинсов и заношенная, почти выцветшая оранжевая рубашка.
        В маленькой ванной комнате она со вздохом посмотрела на душ, но ограничилась тем, что просто плеснула водой себе на лицо и прополоскала рот. На одной из скул расцвел ужасный синяк, но сейчас у нее не было грима, чтобы закрасить его. Ее волосы свалялись и свисали нечесаными копнами. Она схватила зубную щетку Нида, провела несколько раз ею по зубам, затем связала свои волосы на затылке зубной ниткой.
        Перед тем как выйти из комнаты, она закатала рукава, затем осторожно выглянула, внимательно прислушиваясь к тому, что происходит в доме.
        Все было тихо. До ее слуха долетало только слабое жужжание неоновых огней на вывеске. Где Нид? Она на цыпочках вошла в бар. Столик, за которым они сидели, был пуст. Наверное, он отсыпается в другой комнатушке в задней части дома.
        Ей потребуется монета, чтобы позвонить. Она молилась, чтобы вчерашняя монета оказалась на их столике. Но монета исчезла. Чертовщина.
        Мысленно проклиная каждую скрипящую половицу старого деревянного пола, она прокралась к кассе. Несмотря на все ее старания, ящик кассы громко звякнул, когда она потащила его на себя. Она застыла, вся обратившись в слух.
        Тишина.
        Почувствовав облегчение, она глубоко вздохнула и стала смотреть на деньги, лежащие в ящике. Там была целая пачка банкнот. Как легко можно было бы обчистить этот ящик, забраться в машину и умчаться куда-нибудь подальше.
        Но Дженнифер Бартон - нет, нет, Кейт Миллер, ей надо помнить свое имя - не была воровкой, и к тому же здесь она будет в полной безопасности. Она вздохнула, отыскала двадцатипятицентовую монетку и закрыла ящик.
        - Могу я тебе чем-нибудь помочь? - раздалось у нее за спиной.
        Кейт вскрикнула и подпрыгнула так, как будто в нее попали из пистолета. Она взмахнула руками, монета выскользнула из пальцев, ударилась об пол и покатилась по нему. Она с силой прижала руки к груди, как бы пытаясь умерить бешено скачущее сердце. Монета, описав полукруг, звякнула в последний раз, упав у босых ног Нида Чишолма.
        - Я чуть не умерла от страха… Я… Я хотела взять у тебя взаймы еще одну монетку, чтобы позвонить. Мне…
        Ее сердце продолжало бешено колотиться, колени дрожали и подгибались. Она медленно подняла голову и выяснила, что он был почти раздет - единственной его одеждой были белые шорты и черная повязка на глазу. Вдруг она почувствовала, как ее охватывает странное ощущение, из-за которого она не смогла произнести больше ни слова. Ее язык словно прирос, а пульс еще больше участился.
        Странно. Очень странно. Ведь мужские тела, обнаженные или почти обнаженные, не составляли для Кейт особой тайны. Работая медсестрой, она видела сотни, нет, тысячи мужских тел, и кроме того всего несколько часов назад она спокойно пила пиво с голым по пояс Нидом.
        Но теперь исключительность этой ситуации сильно подействовала на нее. Сухощавый и мускулистый, жилистый и сильно загоревший, он выглядел прекрасно. Сексуально? О да. Но что-то еще кроме обнаженной кожи привлекало ее внимание. Что-то исконное и цельное, берущее начало в самой природе. Это обжигало ее. Манило ее. Их взгляды встретились. Все тревоги, все заботы и неприятности вдруг куда-то исчезли. Этот человек наполнил ее новой радостью, дал ей новую надежду. Она почувствовала, как счастье начинает переполнять ее. Чувство покоя и ощущения надежности перешли в удовлетворение, которое она не испытывала долгие годы. Она улыбнулась.
        Он улыбнулся.
        - Как насчет чашки кофе? Я только что включил чайник в розетку. Когда ты позвонишь, он будет уже готов.
        Он поднял монету и вручил ее Кейт.
        Ей надо звонить?
        Реальность снова вторглась в только что обретенное спокойствие, разбив его вдребезги. У нее заболел желудок. Она взяла монету.
        - Спасибо, но я бы лучше выпила стакан молока.
        - В холодильнике должно быть немного. Здесь есть также бекон и яйца, но я не знаю, как орудовать этим чертовым грилем.
        Кейт засмеялась.
        - Он у меня вмиг заработает. Когда я училась в школе в старших классах, я, бывало, подрабатывала по выходным дням в пункте обслуживания, где продавали гамбургеры.
        - Бармен, повар ресторана быстрого обслуживания. У тебя много талантов. Если ты сможешь работать с этим грилем, то мой желудок будет тебе очень благодарен. Но сначала позвони, а я пойду и быстро приму душ.
        Она медлила, дожидаясь, когда он уйдет.
        Он облокотился о стойку бара, глядя на нее, и все не уходил. По-видимому, его совсем не смущало то, что он находился перед ней в таком виде. А может он боится, как бы она не обчистила его кассу, когда он уйдет?
        - Ну, э-э, ну, думаю, мне лучше позвонить сейчас. Хотя, наверное, ты хотел бы, чтобы я приготовила завтрак. Наверное, у меня получится, дай я взгляну на гриль.
        Он поднял руку.
        - Спешить некуда. Сейчас еще ночь. Позвони сначала.
        - Позвонить? - она взглянула на телефон в углу. - Хорошо, позвоню.
        Она подождала еще. Он не двигался.
        - Ты будешь звонить по межгороду? Тебе еще нужны деньги?
        - Н-нет, я сделаю звонок за счет того, кому звоню.
        Она направилась к телефону.
        Кейт подняла трубку, затем украдкой взглянула через плечо. Нид стоял, не двигаясь, у бара в своих трусах и наблюдал за ней. Она повернулась к нему спиной, закрывая собой телефонный аппарат, и набрала номер своей собственной квартиры. Подождав, пока телефон позвонил раз десять, она водрузила трубку назад и повернулась к нему.
        - Черт побери, никого нет. Я боялась, что так и получится.
        Она мельком взглянула на Нида, чтобы удостовериться, принял ли он ее объяснения.
        Он хмурился. Ее желудок буквально пылал огнем.
        - Уж не тому ли подонку ты пытаешься дозвониться, а? - спросил он.
        - Какому подонку?
        - Тому, который тебя избил.
        - Изб… Нет. Конечно, нет. Я хотела позвонить подруге, но она уехала из города. Я думала… - она говорила слишком быстро. Она остановилась и перевела дыхание. - Я думала, что, может быть, она отложила свою поездку, но мне не повезло. Я тебе, наверное, совсем заморочила голову.
        Один уголок его рта медленно поднялся в улыбке.
        - Я бы не стал называть это таким образом. Но если только мы собираемся быть хорошими собутыльниками, тебе придется, конечно, научиться лучше выдерживать спиртное.
        Кейт рассмеялась и пожала плечами.
        - Что я могу тебе сказать? Я никогда не могла переносить этой дряни.
        Одетый в джинсы и другую голубую рубашку шамбре, Нид доедал свой завтрак. Его тарелка опустела, и он отодвинул ее.
        - Дружище, вот это был завтрак - мечта! Лучший завтрак черт знает за какое время. Ты - хороший повар. Мне повезло, что ты оказалась у меня.
        Кейт улыбнулась.
        - Подожди, вот попробуешь мои гамбургеры, тогда посмотрим, что скажешь. И еще: мне все говорили, что я вообще дьявольски хорошо готовлю на микроволновой печи.
        - У меня нет микроволновой печи.
        - А как ты еще существуешь?
        Он пожал плечами.
        - Питаюсь в городе в кафе, а то просто распотрошу банку сардин или сварганю себе бутерброд с копченой колбасой. В баре продаются только гамбургеры и картошка фри, и работает он только по вечерам. Инез занимается грилем, Клифф работает за стойкой. Инез время от времени готовит несколько штук дополнительно для меня. В общем - существую.
        - Твое питание кажется мне не особо питательным.
        - А ты кажешься мне похожей на мою сестру.
        - Должно быть, умная женщина. Она живет поблизости?
        - В Сан-Антонио. Достаточно близко, чтобы навещать друг друга время от времени. И достаточно далеко, чтобы она не появлялась здесь со своими кастрюлями. Собственно, у нее не так уж много свободного времени для стряпни. Она врач.
        Кейт напряглась.
        - Врач?
        - Офтальмолог. Чертовски хороший специалист.
        Он дотронулся до своей повязки.
        - Я это на себе выяснил.
        - Что случилось с твоим глазом?
        - Гром.
        - Как? Ты хочешь сказать, что тебя ударила МОЛНИЯ?
        Он засмеялся.
        - Ну, ощущения, наверное, те же. Но «Гром» - это имя быка. Самый подлый и самый своенравный убийца из тех, какие только бывали на арене. Боднул меня по всем правилам. Несколько недель тому назад на родео в Талсе.
        Он пожал плечами.
        - Я и так собирался оставить родео через год или два. Гром только немного ускорил развитие событий. А повязка в форме такой круглой заплатки - это идея моей сестры, Сары. Она говорит, что это делает меня более загадочным и притягательным, и еще сексуальным.
        Он поднял одну бровь и улыбнулся своей кривобокой улыбкой.
        - Она права? - Его дразнящая улыбка была заразительной.
        - Определенно. Очень загадочно, крайне притягательно и жутко сексуально.
        - Предпочел бы все же здоровый глаз.
        Он хлопнул себя руками по бедрам и встал.
        - Мне надо ехать в город и разобраться с той заварушкой насчет материалов для дома. Хочешь поехать со мной? Мой «Козырь» все равно не откроется до двух. У нас масса времени.
        Кейт дотронулась до выцветших джинсов, которые она нашла в задней комнате, и подняла ногу, демонстрируя ему свой носок.
        - Хорошо выгляжу?
        - М-м. Понятно. А если я привезу тебе одежду?
        - Но у меня нет денег, - она выудила из кармана свободно висящих на ней джинсов двадцатипятицентовую монетку, - кроме этого.
        Она положила монетку на стол и подтолкнула ее в его сторону. Он засмеялся.
        - Оставь ее себе. Вдруг захочешь еще раз позвонить. А за одежду рассчитаемся позднее. Составь список одежды и укажи размеры. А я пока схожу за ключами и за шляпой. Еще что-нибудь надо?
        - Зубную щетку и упаковку для контактных линз с раствором.
        Он с удивлением стал всматриваться в ее глаза.
        - Ты носишь контактные линзы?
        - Только в тех случаях, когда хочу что-нибудь увидеть.
        Кейт видела, как пикап Нида тронулся с места и вскоре исчез. Тогда она повернулась и побежала за ключами от своей машины. Ну, собственно говоря, не своей, а дерматолога. Вдруг она резко остановилась. Не может же она средь бела дня раскатывать в красном «порше», на котором совершенно ясно видны карточки с его именем и адресом. Кто-нибудь обязательно обратит на них внимание. И вообще очень может быть, что машина уже находится в розыске, если только… Если только они обнаружили тела убитых.
        Ей следовало бы забыть о враче и его любовнице. Ей нужно было думать о своем собственном спасении.
        Но она не могла. Она должна была сделать что-то.
        Она обхватила голову руками и стала шагать взад и вперед по бару, пытаясь найти какой-то выход. Вдруг ее осенило. Она снова посмотрела на кассу.
        - А, черт побери. Еще пара долларов ничего не изменит.
        Набрав пригоршню монет, она снова устремилась к телефону. Через несколько секунд самоуверенный голос в трубке ответил:
        - Офис доктора Вебера.
        - Доктор Вебер на работе? - спросила Кейт. - Мне нужно срочно с ним поговорить. Чрезвычайные обстоятельства.
        - Очень сожалею, доктор Вебер в отпуске. Его не будет некоторое время. Но его заменяет доктор Маркхэм. Я могу…
        Кейт повесила трубку, прислонилась к стене и медленно опустилась на пол. ОТПУСК? Она закрыла лицо руками. Боже мой! Они могут пролежать там много дней. У нее не оставалось выбора. Придется звонить в полицию.
        Постой-ка, можно еще попробовать.
        Вскочив на ноги, она вытерла потные ладони о свои брюки, бросила в автомат монету и набрала другой номер. Голос в трубке произнес:
        - Компания по сдаче в наем квартир «Седарклифф». Говорит главный управляющий. Чем могу быть полезен?
        - В четвертой квартире стреляли, - сказала Кейт с истеричными нотками в голосе. - В квартире доктора Вебера. Могут быть убитые. Быстрее.
        Она бросила трубку на рычаг и стала молиться про себя.

        Нид в замешательстве переступал с одной ноги на ногу, разглядывая огромное количество кружевных трусиков и бюстгальтеров, время от времени переводя взгляд на список вещей и размеров, данный ему Кейт, и снова поворачиваясь к прилавку с дамским бельем. Определенно ему легче было совладать с самым опасным быком на арене, чем заниматься подобными вещами.
        - Не хотите ли воспользоваться моей помощью, - раздался женский голос.
        Он повернулся и увидел рядом с собой Стеллу Делани, которая весело наблюдала за его страданиями. Стелла, жена судьи Эда Делани, была владельцем этого магазина, куда он забрел несколько минут назад. Она с Эдом были давними друзьями его семьи.
        - Почему ты решила, что мне нужна помощь?
        Она рассмеялась.
        - Потому что ты выглядишь, как ребенок, потерявший свою маму. Выбираешь подарок для своей девушки?
        - Не совсем. Одна моя знакомая, э-э, потеряла багаж, и теперь ей надо купить все снизу доверху. У меня здесь указаны все размеры.
        Он сунул записку в руки Стеллы.
        - Отбери, пожалуйста, всего по паре. Что понравится. Она будет работать барменом у меня в «Запасном козыре», пока Клифф не встанет на ноги.
        - Ты не мог бы рассказать мне немного о ней?
        Нид нахмурился. Ему совсем не хотелось посвящать пол-округа в свои дела или в дела Кейт. Он был знаком со Стеллой и Эдом с незапамятных времен и хорошо знал, что эта женщина была самой большой сплетницей во всей округе.
        - Что именно ты хочешь узнать?
        Казалось, что его смущение доставляет ей удовольствие.
        - Возраст, цвет волос, цвет глаз, тон кожи, стиль и вкус. Я должна знать все это, чтобы выбрать нужные оттенки и стиль одежды.
        - О-о! Ну, думаю, ей лет тридцать, ее волосы имеют золотистый цвет, как у лошадей паломино со светлыми подпалинами. Волосы длинные, действительно длинные, немного пушистые, очень красивые. Глаза карие. Я бы сказал, средний рост. Кожа темноватая от загара. Очень красивый загар. Такой золотистый. Ее вкус? Черт, не знаю.
        - Ей нравится старомодный романтический стиль? Или что-нибудь классическое? Или она спортивная девушка? А может быть она драматического типа?
        Он даже и не предполагал, что покупка нескольких вещей женского белья и пары джинсов окажется таким выматывающим занятием.
        - Черт возьми, Стелла, я ничего не понимаю в женских стилях.
        Он усмехнулся, припомнив, в какой одежде увидел ее.
        - Она кое-что знает о гольфе, носит бикини, и ей идет все бежевое и голубое. Она из Калифорнии. Это полезные сведения?
        Ее губы дрогнули.
        - В определенной степени. На какую сумму мне ориентироваться?
        - Выбирай, что хочешь, только не особенно увлекайся. - Он дал ей свою кредитную карточку. - Я очень ценю твое внимание, Стелла.
        - Рада помочь, но у меня есть условие. Эд хочет поговорить с тобой. Заглянешь к нему в офис, пока ты в городе?
        Нид снова надел свою шляпу, засунул руки в задние карманы брюк.
        - Это не имеет никакого отношения к выборам шерифа, не так ли?
        - Пусть Эд сам тебе все скажет. Но, Нид, из тебя вышел бы отличный шериф. В нашем округе тебя все знают. И твою семью тоже. Тебя все уважают. И вообще, что за шериф получится из Дуайта Хоббса, Господи, прости, если его изберут?
        - Ну, я не знаю. Дуайт может оказаться не таким уж плохим шерифом.
        Стелла закатила глаза.
        - Это будет позор всем нам, и ты знаешь это. Конец выдвижения кандидатур еще через несколько дней, - она дотронулась до его руки. - Пожалуйста, подумай об этом.
        - Подумаю. Сколько у тебя займет времени, чтобы выбрать одежду для моей подруги?
        - Примерно столько же, сколько у тебя, чтобы поговорить с Эдом. Я даже сделаю тебе скидку.
        Нид улыбнулся.
        - Это похоже на шантаж.
        Стелла только рассмеялась в ответ. Выйдя на улицу, он направился прямо к помещению судьи. Строго говоря, он и сам начал подумывать о том, чтобы выдвинуть свою кандидатуру на пост шерифа. Эта мысль пришла ему в голову сегодня в час ночи. И показалась совсем не плохой. Ему действительно не помешал бы еще один источник дохода, помимо бара «Запасной козырь», пока он не встанет на ноги. Особенно теперь, когда Мет Диллон сдох, и он не мог рассчитывать на деньги фермеров за предоставление быка для осеменения племенного стада. От одной мысли об участии в политических играх его бросало в холод - спор о политике был источником их постоянных ссор с отцом. Но должность шерифа - это было совсем другое дело. Он абсолютно ясно и однозначно послал к чертям все советы своих родственников поехать в Вашингтон и пойти по стопам своего отца. Но поработать один или два срока в должности шерифа было бы совсем неплохой поддержкой, пока он не расширит свое фермерское хозяйство на ранчо. Чем больше он обдумывал свое решение, тем больше оно нравилось ему.
        Кейт придерживала дверь, пока Нид проходил в нее, таща три огромных желтых полиэтиленовых мешка покупок. На каждом из них стояла надпись «СТЕЛЛАР ФЭШНЗ».
        - Боже мой, - сказала она, провожая его в заднюю комнату. - Мне кажется, что ты закупил весь магазин.
        - Не я. Стелла. Она содержит этот магазин и сама выбирала одежду. Она говорила мне о массе всяких условий и стыковок для одежды. Если что-нибудь не подойдет, можно будет сдать назад.
        Он плюхнул мешки на кровать и извлек из этой кучи самый маленький мешочек.
        - А это я купил для тебя в аптеке. Зубная щетка и лезвия, еще губная помада и тому подобное. Надеюсь, что цвет подойдет. Я покупал по их списку ассортимента.
        - Все подходит отлично. - Она улыбнулась ему. - Мне хочется тебя обнять за все, что ты сделал.
        Одна сторона его рта медленно поднялась в улыбке.
        - Думаю, что я с этим справлюсь.
        Она засмеялась и обхватила его руками, собираясь по-дружески похлопать его по спине и быстро отпустить. Но между ее замыслом и исполнением этого замысла что-то случилось. Он обхватил ее руками и не позволил отодвинуться.
        Она почувствовала силу и твердость его тела, которое как бы вдыхало в нее уверенность. Исходившее от него тепло растопило холод внутри нее, позволяя соединиться отдельно живущим частям ее тела.
        Она знала, что ей следует оттолкнуть его, вырваться из его объятий, но какая-то мужская сила, заключенная в нем, будто магнетически удерживала ее. Ей показалось, что от него к ней потекла возрождающая и исцеляющая ее энергия. Тогда она позволила себе на секунду поддаться этому безумию, вздохнула и положила голову ему на плечо.
        Боже, как хорошо опереться на кого-то. Кого-то крепкого, как скала.
        Они оба не произнесли ни слова.

        Глава 3

        Нид постарался выбросить из головы все мысли об эротике, которые вполне могли появиться у него, так как Кейт была очень соблазнительной женщиной. Он постарался не давать себе воли и просто обнимал ее. Он понял, что ей нужно человеческое тепло и забота, а не любовь мужчины. При других условиях, разумеется, он был бы счастлив стать ее любовником. Не раз и не два за эти двадцать часов, которые прошли с того момента, когда она зашла, шлепая своими ботинками, в его бар, он начинал фантазировать, как они могли бы оказаться в постели, как он гладил бы ее нежную загоревшую кожу, как он погружал бы пальцы в эту потрясающую гриву пышных волос, как целовал бы ее тонкие и чувственные губы.
        Несмотря на свои наилучшие намерения, его рука все-таки двинулась по ее спине и начала ласкать ее. Но он сразу же приказал себе прекратить это. «Успокойся, Чишолм», - сказал он себе, и рука остановилась.
        Она, должно быть, тоже ощутила опасность, так как попыталась отстраниться. Но она все еще продолжала улыбаться. И слава Богу. У этой женщины и без него целая куча проблем.
        - Нид, я расплачусь с тобой за все, что ты достал, как только… как только смогу это сделать.
        - Не сомневаюсь.
        Он шутливо поддел рукой ее подбородок и сразу же засунул свою руку в задний карман джинсов, чтобы ему снова не захотелось дотронуться до нее.
        - Мать Инез сказала мне, что заскочит сегодня вечером, чтобы помочь работать с грилем для вечерних посетителей.
        Кейт кивнула.
        - Сколько обычно приходит народу?
        - Трудно сказать. Но по четвергам обычно работы меньше, чем в пятницу и субботу.
        - Можешь ни о чем не беспокоиться. Я справлюсь.
        - Я так я думаю.
        Он надел свою шляпу.
        - Пожалуй, пойду на стройку. Завтра утром должны приехать плотники делать каркас дома.
        - Ты разобрался с материалами, которые тебе прислали?
        - Да, все в порядке. Сегодня во второй половине дня они должны все заменить.
        Он знал, что ему обязательно надо уйти, но его ноги отказывались повиноваться. Она казалась такой одинокой, стоя посреди его бара в этих поношенных брюках и старой рубашке.
        - Знаешь, если только ты и вправду похожа на мою сестру, то тебе до смерти должно хотеться поскорее примерить все эти новые тряпочки и выбрать что-нибудь приличное.
        Нахмурившись, она еще раз осмотрела свою одежду, потянула за край старой рубашки, затем снова взглянула на него.
        - Кажется, я действительно последние пару дней одевалась не совсем по моде. Надо заняться этим. Мне не хочется распугать всех твоих посетителей.
        Она машинально разгладила свои волосы и отвернулась.
        О Господи, неужели у нее в глазах показались слезы? Он готов был провалиться сквозь землю от злости на себя. Он осторожно дотронулся до ее подбородка и повернул ее голову к себе.
        - Распугать моих посетителей? Ты шутишь? Да если бы даже ты была одета в мешок из-под муки, то и тогда всем стало бы сразу же известно, что у меня в баре работает хорошенькая девушка, и мне пришлось бы отбиваться от посетителей. Ты красивая женщина, Кейт Миллер. Особенно в…
        Он оборвал себя и стал прочищать горло, поняв, что только ухудшит дело, напомнив ей о ее скромном одеянии, в котором она появилась у него в первый раз.
        - Пожалуй, я лучше пойду, - добавил он.
        - Особенно в чем? - спросила она, и в ее глазах запрыгали чертенята.
        - Особенно в… - он улыбнулся, - …в полотенце для гольфа.
        Он повернулся и выскочил из комнаты.
        Ее веселый смех звучал у него в ушах весь день. А воспоминание того, как она выглядела в том полотенце, так ярко стояло перед глазами, что он не менее двух раз попадал себе по пальцам молотком, не видя, куда бьет.
        Чуть позже пяти часов Кейт подавала пиво одному из посетителей. На ней были новые кроссовки, брюки цвета хаки и голубой блузон. Все посетители были мужчинами различного возраста. Тот, которого она обслуживала сейчас, был среднего возраста. На нем были пыльные джинсы и клетчатая рубашка. Он дотронулся до своей шляпы и сказал:
        - Благодарю вас, мэм. Мне очень жаль, что Клифф заболел, но у вас все получается так хорошо, как у него никогда не выходило.
        - Спасибо, - ответила она и улыбнулась, стараясь, однако, соблюдать достаточную дистанцию в разговоре. Он повернулся и присоединился к двум своим друзьям, сидевшим за столом. К ней быстро вернулись навыки бармена, которые кроме всего прочего включали и искусство весело балагурить и перешучиваться с посетителями, но так, чтобы у тех не появлялись ненужные надежды.
        За последние полчаса работы прибавилось, днем же она была не особенно загружена и имела возможность внимательно просмотреть газету из Сан-Антонио от первой и до последней страницы. Никаких сообщений об убийстве или хотя бы о стрельбе она не обнаружила. Наверное, газета была подписана в печать еще до того, как стало известно об этих событиях. Она решила посмотреть шестичасовые новости.
        - Меня зовут Ида Галловей.
        Кейт подняла голову и увидела маленькую сморщенную женщину, которая стояла у стойки бара. Она была не выше пяти футов. Ей должно было быть не менее семидесяти лет, но ее худое тело прямо источало энергию, а бледные голубые глаза, глубоко посаженные на обветренном, морщинистом, обожженном солнцем лице, светились жизненной силой.
        Ида протянула руку.
        - Я мама Инез. Я буду за повара.
        - Кейт Миллер. Я буду за бармена.
        Она улыбнулась и пожала руку Иды.
        У старой женщины оказалось на редкость сильное рукопожатие.
        - Пока Клифф не поправится, а Инез не сможет вернуться, я буду выходить на работу каждый день примерно в это время - как раз после окончания «оперы». Гриль заканчивает работу точно в девять пятнадцать. Это значит, что я буду успевать убрать рабочее место и вернуться домой к десятичасовым новостям. Так сойдет?
        Кейт улыбнулась:
        - Мне это кажется замечательным, но я не начальник. Вам надо поговорить об этом с Нидом.
        - Ну! За Нидом Чишолмом задержки быть не должно. Я ему пудрила и вытирала зад, когда он еще под стол пешком ходил. Инез говорит, что он плохо питается.
        Она протянула бумажный пакет.
        - Принесла ему масла, кукурузного хлеба и большой кусок ветчины. А где этот заморыш сейчас?
        - Я его еще не видела после обеда.
        - Должен скоро прийти. Пусть это все полежит, а я надену-ка передник и разогрею-ка гриль.
        - Помощь нужна? - спросила Кейт, которая начала беспокоиться, как эта старая женщина сможет находиться на ногах столько времени.
        - Нисколько. Я уже привыкла работать здесь. Я им помогаю время от времени, как, например, прошлой зимой, когда Инез болела гриппом. Валялась больной три недели, не могла пошевелиться. Так что я отлично провела время. Сказать по правде, совсем не хотела прекращать. Была бы не против и поработать неполный день хотя бы. Слышала, впрочем, что это создаст чертовые трудности с моими чеками социальной защиты. К тому же не многие ребята берут людей на работу в таком возрасте.
        Кейт хотела было уже задать вопрос о том, сколько же ей лет, но заставила себя замолчать.
        Ида захихикала.
        - Сгораешь от желания узнать мой возраст, да слишком деликатная. Тебе сколько лет?
        - Тридцать один.
        - Добавь к этому пятьдесят трудных лет, и ответ готов.
        Кейт была потрясена:
        - Как, вам ВОСЕМЬДЕСЯТ ОДИН?
        - Ага. Стукнуло прошлым февралем.
        Сзади к ним подошел Нид и обнял Иду за ее костлявые плечи.
        - Как поживает моя лучшая девушка?
        Он поцеловал старушку в морщинистую щеку.
        - Цела и здоровехонька и чертовски чище тебя. Ты что, с бродягами обнимался? Иди умойся прямо сейчас. Я принесла твой ужин.
        - Ну-ну, что фермеру на ранчо делать с бродягами? - Он улыбнулся. - Но, кажется, я действительно немного извозился. Я сегодня работал на сарае. А ты случайно не принесла своего ананасового пирога, а?
        - Принесла. И хороший кусок. Но ты не должен заглатывать его за один присест.
        - Слушаю, мэм. - Он подмигнул Кейт. - Ты познакомилась с моим новым барменом?
        - Познакомилась. Сдается, мы с ней поладим.
        - Что-нибудь случилось? - спросила Кейт у Нида.
        - Никаких проблем. Все идет как надо.
        Нид поприветствовал мужчин в баре, затем скрылся в задней части помещения.
        Вошло еще несколько мужчин и женщин, и Кейт занялась ими. Когда Ида начала готовить гамбургеры, по бару разнесся божественный запах. Заказы стали поступать так часто, что Ида едва поспевала готовить новые порции. И делала это она очень быстро, потрясающе ловко орудуя своей лопаточкой.
        Вошел Нид и присоединился к Кейт за стойкой. От него пахло мылом и чистым мужским телом. Она почувствовала его присутствие до того, как он начал говорить, и оглянулась. Он принес с собой ту свою особенную ауру, которая, излучаясь из его тела, заставляла почувствовать вокруг него особое поле, которое обволакивало ее и притягивало к нему. «Манера держаться, - подумала она, - или харизма».
        Когда она украдкой взглянула на него, то обнаружила, что он стоит, засунув большие пальцы обеих рук за ремень своих джинсов, и, приподняв одну бровь, внимательно изучает ее.
        - Я тебе не говорил, как ты здорово выглядишь?
        - Нет, но спасибо, - ответила она и улыбнулась ему. Она заметила, что у него были мокрые волосы и что они завивались и закрывали воротник его рубашки. Он побрился и подровнял усы.
        - Все подходит?
        - Замечательно. Мои комплименты хозяйке магазина.
        - Передам. Как насчет того, чтобы я пока заменил тебя, чтобы ты перекусила? Ида принесла такое количество еды, что можно накормить целую роту.
        - Спасибо. Я и вправду умираю от голода, но думаю, что умру и в другом случае, если не попробую один из этих гамбургеров с сыром - чизбургеров.
        - Я уже целый час мечтаю, как вопьюсь зубами в один из них.
        - Совершенно правильно. Дам ей этот. Сейчас будет готов. Хэнк может подождать.
        - Ох, Ида, - заныл седоватый мужчина, сидевший за ближним столиком. - У меня желудок уже прилип к позвоночнику.
        - Тихо, Хэнк Бейли, - выпалила в ответ Ида. - Твой желудок совсем в другом месте. Последние сорок лет он висит прямо над пряжкой твоего ремня. И за десять минут от голода ты не погибнешь.
        Кейт подошла к Иде.
        - Я могу подождать.
        - Нет, голубушка, - сказала Ида, подцепив чизбургер лопаточкой. - Тебе нужно питание. Самая сложная работа, которую сегодня выполнил Хэнк Бейли, - это стучать пальцами по кнопкам дистанционного управления телевизора.
        ТЕЛЕВИЗОР! Новости. Она взглянула на часы, которые были за стойкой. Она пропустила вечерние новости. Черт побери!
        Ну что ж, она попробует успеть на десятичасовой обзор. Она взяла тарелку, которую протянула ей Ида, и сказала:
        - Какой очаровательный запах, а выглядит просто сногсшибательно. У вас раскупят огромное количество этих гамбургеров.
        - Потому что они лучшие в округе. Знаю два секрета. Один - надо не спешить. Хороших гамбургеров не получишь на конвейере, как у тех ребят в кабаках с быстрой закуской.
        Она поманила пальцем Кейт. Та наклонила к ней голову, и Ида, понизив голос, сказала:
        - Другой секрет - перец.
        - Перец?
        - Ага. Я посыпаю перцем гриль.
        Она похлопала пальцем свой острый нос.
        - Перед запахом никто не устоит.
        Кейт засмеялась.
        - Я знаю, я сама не смогла.
        Подхватив стакан молока и тарелку с чизбургером и жареной картошкой, Кейт обвела глазами комнату в поисках свободного места. Какие-то две молодые женщины улыбнулись ей и помахали руками, подзывая ее.
        - Садись с нами, - сказала рыжеволосая. Она была одета в белую униформу, так хорошо знакомую Кейт. И еще она была на шестом месяце беременности.
        - Меня зовут Карли Патрик, а это Эвелин Осборн. Я вижу, ты тоже не смогла противостоять чизбургеру. Инез так же хорошо готовит. Мы ходим сюда каждый четверг, пока наши мужья играют в бейсбол.
        Кейт улыбнулась разговорчивой Карли и более молчаливой Эвелин, представилась сама и села. Гамбургер оказался чистой амброзией. И ей очень понравился разговор с женщинами. Очень скоро она обнаружила, что Карли была замужем за Джимми и работала у ведущего и, собственно, единственного гинеколога этой местности, доктора Симона Чейза. Эвелин и ее муж имели ранчо неподалеку отсюда, у них были шестилетние мальчики-двойняшки и двухлетняя дочь по имени Синди.
        - А у меня это первый, - сказала Карли, похлопав по своему животу. Затем она наклонилась, насколько позволяла ей ее фигура, и прошептала: - Надеюсь, ты не подумаешь, что мы слишком уж суем свой нос в твои дела, но нам очень уж хочется узнать одну вещь. Ты девушка Нида?
        Кейт засмеялась.
        - Нет, мы просто… друзья. Точнее, только знакомые. Я просто помогаю ему в баре, работая за стойкой, пока Клифф не выйдет снова на работу.
        - Так значит, ты профессиональный бармен? - спросила Эвелин.
        - Нет, обычно я… - она остановилась, размышляя над тем, кто, собственно, она на самом деле или кем она будет, когда у нее снова наладится жизнь. Будет ли она палатной медсестрой, дежурной медсестрой, медсестрой интенсивной терапии? Она уже поработала на всех этих должностях в последние три года, в разных местах, в разных больницах, под разными именами. Причем ее настоящие данные скрывало само правительство.
        - Обычно я занимаюсь другим. А сейчас, если вы позволите, я пойду, мне надо продолжать работать.
        Кейт улыбнулась, обменялась на прощание любезностями со своими новыми знакомыми и убежала к бару. Итак, она несколько минут с удовольствием болтала как обыкновенная беззаботная женщина. Но она не была обыкновенной.
        Она очень сомневалась, что когда-нибудь станет обыкновенной. И будет лучше, если она не станет забывать об этом.
        Весь вечер прошел у нее в постоянной работе, и она пропустила и десятичасовые новости. Когда в полночь бар закрылся, она чувствовала себя такой уставшей, что смогла лишь добрести до кровати и сразу же крепко заснула.
        В пятницу все повторилось, с той лишь разницей, что работы оказалось еще больше. Кейт внимательно изучила все газеты и сумела вырваться, чтобы посмотреть новости по телевизору, но сообщений об убийстве доктора Вебера нигде не было. Она просмотрела все некрологи. И там - ничего. Странно. Что-то было не так.
        После того, как бар закрылся, она не смогла заснуть и, лежа в кровати, с тревогой стала обдумывать ситуацию. От волнения ей стало плохо, и только звуки посапывания Нида, доносившиеся до нее издали, немного успокаивали Кейт, удерживая ее от нервного срыва. Ее тянуло проскользнуть к нему в комнату, лечь рядом с ним, свернувшись в клубок, и выложить ему все свои секреты. Он бы прижал ее к себе своими сильными руками и сказал бы, что все будет о'кей. Она знала, что это было глупо и не имело смысла, но в своих мечтах ей представлялось, что он может победить все ее страхи и что она будет счастлива всю оставшуюся жизнь.
        «Вернись к действительности», - сказала она себе. Она не имела права втягивать Нида в эту историю. Он был слишком хорошим парнем.
        К субботе волнение Кейт разрослось до ужасных размеров, а ее воображение подбрасывало ей все новые и новые версии событий. Двумя главными причинами, объясняющими отсутствие информации о докторе Вебере, было либо то, что полиция не допускала публикаций (что казалось очень маловероятным), либо то, что убийце удалось избавиться от трупов. В любом случае машину доктора должны были искать. Если этим делом занималась полиция, то они уже должны были обнаружить, что машина доктора куда-то пропала. Если же полиция еще не знала об убийстве, то убийца-то сам видел, как она уезжала на машине и, скорее всего, запомнил эту машину.
        Как бы ни развивались события, но оставлять этот ярко-красный «порше» рядом с баром было крайне опасно. Конечно, машина стояла не на виду, за зданием, но все равно рано или поздно она приведет к катастрофе. Один раз машина спасла ей жизнь. Машина и наблюдательность Кейт, которая заметила, что доктор Вебер оставляет ключ в магнитном держателе в одном месте под своей спортивной машиной. Теперь же эта машина могла вывести преследователей прямо на нее. И на Нида.
        Перед глазами у нее появился автомат, который сжимал убийца, и выражение его лица. Ее передернуло.
        Надо как-то избавиться от машины. Побыстрее.
        Последний субботний посетитель бара был выпровожен в час ночи, и Нид запер входную дверь. Он прошел к стойке, где Кейт подсчитывала выручку в кассе, и сел напротив нее.
        За то короткое время, которое она провела здесь, она чертовски хорошо поработала в баре. И с ним тоже, чрезвычайно возбуждая его. Он не мог припомнить, чтобы какая-нибудь женщина так сильно захватывала его. Если он был с ней в одной комнате, то не мог оторвать от нее своего взгляда, когда же ее рядом не было, он не мог не думать о ней. Сейчас он сидел и смотрел, как она подсчитывает выручку.
        Ее пальцы были длинными и тонкими, а ногти короткими, аккуратно подстриженными и без маникюра. Что-то в ее руках напомнило ему руки его сестры Сары. Нежные, заботливые, но сильные руки врача. Ему болезненно захотелось дотронуться до них и чтобы они дотронулись до него. Эти мысли зародили у него прилив желания, и он весь напрягся. Она оторвалась от подсчетов и взглянула на него с улыбкой. Его желание усилилось.
        Бог мой! Ее улыбка, как динамит. Но даже когда она улыбается, у нее в глазах какой-то страх, выражение загнанного человека. А маленькая вертикальная складка озабоченности, казалось, никогда не сходила с ее лба. Он дал ей возможность самой рассказать о своих проблемах, но она молчала. Он не настаивал, но, черт возьми, вдруг ей нужна срочная помощь. Он приходил в бешенство от одной мысли о том, что кто-то плохо обошелся с ней. Может быть, сейчас стоило нажать на нее?
        - Кейт, что случилось?
        - Ничего не случилось. Все хорошо. У тебя хорошая прибыль за эту неделю. Посмотри.
        Она показала ему кассовую ленту и свои подсчеты, затем облокотилась на стойку.
        Он лишь мельком взглянул на ее подсчеты.
        - Я говорю не о деньгах. Чем ты озабочена? Это из-за того ублюдка, который побил тебя? Только скажи, и я вместе с тобой отправлюсь, чтобы разобраться с ним.
        На лице у нее отразилась паника.
        - Нет!
        В Ниде клокотала ярость к тому сукиному сыну, любящему играть в гольф.
        - Больше он до тебя не дотронется. Уж я за этим присмотрю.
        В глазах у нее появились слезы. Она наклонилась и, протянув руку через стойку бара, дотронулась до его щеки.
        - Ты не можешь представить себе, как я ценю то, что ты хочешь помочь мне. - Она глубоко вздохнула. - Но с этим я должна разобраться сама.
        В ответ он тоже дотронулся до ее щеки.
        Его большой палец тихонько потер кончик ее носа, затем плавно заскользил к ее губам и нежно погладил их. Эти губы, он так хотел их поцеловать. Ее губы задрожали и разошлись. И ему пришлось сделать над собой такое усилие, на какое он только был способен, чтобы не поддаться искушению схватить ее, достать из-за стойки бара и взять на руки. Его голос сел, но все-таки он сумел проговорить:
        - Тебе надо только свистнуть, и я буду рядом.
        Она отняла его руку от своего лица, поцеловала его ладонь и улыбнулась.
        - Спасибо. Ты - настоящий друг. Не хочешь ли рюмочку на ночь?
        ДРУГ? Черт возьми, он не хотел быть ее другом. Он хотел быть ее любимым. Впрочем, при данных обстоятельствах на какое-то время быть ее другом тоже нормально. Он чувствовал, что она все еще пугливая, как необъезженная лошадь. А он совсем не хотел, чтобы она убежала от него, когда ей некуда было бежать.
        - Я выпью пива. А ты?
        - Лучше стакан молока.
        - Что у тебя с этим молоком? Когда бы я не посмотрел на тебя, рядом с тобой все время стакан молока.
        Она подала ему бутылку пива и игриво улыбнулась.
        - Молоко делает тело здоровым.
        Его взгляд перешел на ее полную грудь, после чего он сказал:
        - А что, тебе это и вправду помогает.
        Она шлепнула его полотенцем по плечу.
        - Прекрати сейчас же.
        - Да, мэм.
        Кейт налила себе стакан молока. Они перешли к одному из столиков, расположившись за которым проболтали полчаса о делах бара и других безопасных вещах, пока она не начала зевать.
        Потянувшись, она сказала:
        - Думаю, пора ложиться спать. Ты первым пойдешь в ванную?
        - Нет, я воспользуюсь умывальником в мужском туалете.
        - О'кей, ты сегодня долго собираешься сидеть?
        - Вроде бы не собирался, а что?
        - Просто так. Спокойной ночи.
        - Тебе тоже.
        Он посмотрел, как она ушла. Ему очень нравилась ее походка. Она шла грациозно, легко и свободно покачивая бедрами, а не так, как многие красотки, виляющие своим задом.
        Он услышал, как она закрыла дверь, и у него появилось страстное желание оказаться вместе с ней в комнате. Какое-то чувство говорило ему, что если бы он мог прижать ее к себе, целовать и любить ее, то эта тревожная морщинка на ее лбу разгладилась бы. Ему в голову сразу пришел ответ, который последовал бы от его сестры, узнай она о его желании. Он улыбнулся. Сара почти наверняка сказала бы ему, что он самец-шовинист, который убежден, что может решить все проблемы женщины, затащив ее к себе в постель. Что-то подсказывало ему, что Кейт могла думать так же, как Сара. Она принадлежала к женщинам независимого типа.
        Но его желание не имело ничего общего с мужским шовинизмом. Ему хотелось совсем другого. Не приключений в стоге сена. У него было много поклонниц за время, пока он участвовал в родео. И у него пропал интерес к легким интрижкам. Сейчас же он чувствовал что-то более сильное. Инстинкт подсказывал ему, что Кейт нуждалась в поддержке, утешении и любви и еще - в защите, несмотря на всю ее внешнюю уверенность в себе. И он хотел быть тем человеком, который даст ей все это.
        Он еще долго сидел за столом, рисуя своей кружкой влажные круги на столе и думая о Кейт, о том, как вести себя с ней. Потом он встал и отправился спать. Но он не мог заснуть. Ее улыбка, ощущение от прикосновения ее руки к его щеке волновали его. Он беспрестанно метался и ворочался. Но больше всего его мучило выражение страха, мелькавшее в ее глазах.
        Он немного забылся, но сон моментально слетел с него, когда до него донесся какой-то скрип. Он всегда спал очень чутко. Он встал, подошел к двери, слегка приоткрыл ее и прислушался. Ничего.
        Затем он услышал, что в баре кто-то ходит на цыпочках, стараясь не шуметь. Затем он услышал позвякивание монет о стекло, затем все снова затихло. Что она делала? Когда он услышал, что она возвращалась, он осторожно прикрыл дверь и стал ждать.
        Дверь в ее комнату открылась, затем тихо закрылась. Через минуту она снова открылась и закрылась. Затем он услышал тихий щелчок замка запасного выхода.
        Черт возьми, да она же пытается убежать.
        Только через его труп! Он схватил джинсы, лихорадочно стал натягивать их на себя. Он не даст ей уехать, даже если для этого потребуется связать ее по рукам и ногам.
        Она засунула свои чаевые, которые также лежали в кассе, в карманы своих джинсов и направилась к запасному выходу в задней части дома. На голове у нее была старая ковбойская шляпа, которую она нашла в чулане, на руках - резиновые перчатки. Она несла с собой ведерко с мыльной водой и связку бумажных полотенец. Другой рукой она прижимала к себе бутылку со смесью для чистки стекла и ботинки для игры в гольф.
        Туманный свет от высоко расположенного фонаря создавал мистическое бело-голубое сияние, которое, освещая здание и дворик вокруг него, делало их нереальными и загадочными, но давало достаточно света, чтобы все было видно. Она мысленно молилась, чтобы Нид не проснулся, пока она все не закончит.
        Что-то зашуршало в кустах. Она вздрогнула, и часть воды выплеснулась из ведра на ее кроссовки.
        Спокойно. Это, должно быть, кролик или что-нибудь подобное. Она попыталась взять себя в руки. Положив свою ношу рядом с машиной, она достала губку из ведра и стала отжимать ее, стараясь не шуметь. Но каждая капля воды, падающая в ведро, казалась ей такой же шумной в тишине ночи, как низвергающийся с большой высоты водопад. Она замерла и прислушалась.
        Заухала сова, и Кейт от страха чуть не потеряла сознание. «Перестань быть такой размазней», - отругала она себя. Она не имела права паниковать при каждом шорохе и из-за каждой тени, если только собиралась завершить успешно то, что запланировала.
        Но старые воспоминания и прошлый опыт не так легко стереть из памяти. Она не была параноиком. Ее преследовали вполне реальные люди. Одно неправильное действие - и она простится с жизнью. Ей пришлось научиться быть осторожной.
        Используя губку, стеклоочиститель и бумажные полотенца, она тщательно вытерла всю внутреннюю поверхность салона машины, включая маленькое отделение для документов на переднем щитке и зеркальце заднего вида.
        Она открыла багажник, протерла ботинки для гольфа и поставила их рядом с клюшками, которые там лежали, а затем также тщательно вытерла все поверхности внутри багажника. В какой-то момент ей показалось, что надо было все пропылесосить, но она сразу же решила, что это уже было совершенной глупостью.
        Покончив с багажником, она принялась за внешнюю поверхность машины.
        Она собиралась опустить губку в очередной раз в ведро, когда сзади послышался низкий голос:
        - Что, черт возьми, ты тут делаешь?

        Глава 4

        Кейт взвизгнула и резко обернулась. Когда она увидела, что это был Нид, который стоял перед ней в одних джинсах, она схватилась за горло своими руками, все еще облаченными в перчатки, и сдавленно застонала.
        - Из-за тебя у меня чуть не остановилось сердце. Могу я тебя попросить не подкрадываться так ко мне в следующий раз?
        - Извини, но мне все-таки чертовски интересно, что ты здесь делаешь?
        Она подняла вверх губку.
        - Мою машину.
        Он сердито посмотрел на нее своим здоровым глазом.
        - Моешь машину? Почему же ты, черт возьми, выбрала для этого ночь?
        Она пожала плечами.
        - Какая разница. Чем ночью хуже?
        - А шляпа, полагаю, чтобы укрыть лицо от лунного загара.
        Она подняла руку и дотронулась до широких полей шляпы, про которую совсем забыла.
        - Нет, это для того, чтобы волосы не лезли в глаза.
        Она не осмелилась сознаться в том, что шляпа составляла часть ее маскировки.
        - Ты ведь не против, что я взяла ее, не так ли?
        - Нет, конечно. Но если бы ты мне сказала, я бы отыскал тебе что-нибудь поновее. Слушай, почему бы тебе не пойти спать, а я домою машину за тебя завтра днем.
        - Я предпочла бы сделать это сейчас, - сказала она самым рассерженным тоном, на который была способна.
        Он раздраженно вздохнул.
        - Ну хорошо. Если ты такая решительная и целеустремленная, то сделаем это сейчас. Дай мне губку. Я помогу.
        - Нет, спасибо. Пожалуйста, иди спать. Жаль, что я потревожила тебя.
        Она начала яростно тереть машину. Когда она взглянула через плечо на него, Нид все еще стоял совершенно неподвижно, скрестив руки и наблюдая за ней. Что же теперь ей делать? Она стала тереть еще энергичнее и быстрее.
        Он не двигался.
        Когда она протерла каждый дюйм поверхности, Кейт бросила губку в ведро и, повернувшись к Ниду, задорно улыбнулась.
        - Готово!
        - А водой промыть ты не собираешься?
        - Промыть водой? О да, конечно.
        - Прямо за углом есть шланг. Принести мне его?
        - Пожалуйста.
        Он быстро вернулся, волоча за собой резиновый шланг.
        - Хочешь, я сделаю это?
        Она подумала немного.
        - Хорошо бы.
        То, как развивались события, всерьез грозило сорвать ее план. Еще несколько часов - и наступит рассвет.
        Нид тщательно промыл машину водой из шланга.
        - О'кей?
        Она вздохнула.
        - Замечательно. Пошли в дом.
        - Ты не будешь ее вытирать?
        - Нет, - ответила она, одаривая его самоуверенной улыбкой. - Вода просто стечет. В этом и заключается преимущество мытья машины ночью. Можно не волноваться о подтеках.
        Он издал какой-то сдавленный звук. Подхватив ведро и другие вещи, она прошествовала снова в дом, захлопнула дверь и плюхнулась в кровать. Ее великолепный план лопнул. Что теперь?
        Вскоре она услышала, как Нид зашел в свою комнату и закрыл дверь. Она сидела на кровати, подпирая голову руками, и старалась придумать что-нибудь. Ей нельзя было возвращать машину днем, так как кто-нибудь мог засечь ее. С другой стороны, чем скорее она избавится от проклятой машины, тем легче ей будет дышать. Оставалось только отложить исполнение ее плана до завтрашней ночи.
        ПОДОЖДИ-КА.
        Что это за звук?
        Она подкралась к своей двери и тихо открыла ее. Нид храпел достаточно громко на этот раз. У нее появился шанс.
        На ней все еще была эта поношенная шляпа, а на руках - резиновые перчатки. Она осторожно кралась к задней двери. Оказавшись снаружи, она выудила ключ из своего кармана и уже собиралась открыть дверцу машины, как вдруг вспомнила о чем-то. Обежав машину, она зачерпнула грязи из маленькой лужицы и стала мазать задний номер.
        Теперь ее перчатка была грязной. Черт возьми!
        Она обмыла ее в лужице, а затем вытерла о свои брюки. В тот самый момент, когда она протянула руку к дверце, большая рука опустилась ей на плечо. Ее сердце упало.
        - Куда-то собираешься? - своим грудным голосом спросил Нид.
        - Если это тебя очень волнует, я хочу проехаться.
        Она сбросила его руку и потянулась к ручке на дверце. Он протянул руку, отгораживая ее от машины.
        - Никуда не поедешь, пока не скажешь, что происходит.
        - О, посмотри, что ты наделал.
        Она потянула его за руку и стала быстро вытирать нижним краем своей рубашки то место на дверце, на которое он только что опирался.
        - Что я сделал?
        - Оставил отпечатки… Ничего. Извини меня, пожалуйста.
        Он не пошевелился.
        - Кейт, это уже продолжается очень долго. Скажешь ли ты мне наконец, в чем дело? Я не могу тебе помочь, пока не узнаю, в чем дело.
        Она повернулась и стала внимательно смотреть ему в лицо, это красивое и честное лицо, на котором сейчас так заметно проявлялась тревога. Может она довериться ему? Какой-то глубинный инстинкт подсказывал ей, что может. Но она уже ошибалась прежде. Кейт глубоко вздохнула. Она скажет ему часть правды.
        - Ну, э-э, тогда, когда он… Когда я… Когда я удрала, я просто вскочила в машину и помчалась. Но потом я подумала, что будет, если, э-э, он сообщит, что у него украли машину. Если он уже это сделал, то у меня могут быть серьезные неприятности. Мне надо вернуть машину. И чем скорее, тем лучше.
        - Понятно. Но ты ведь не собираешься вернуться к нему, а?
        - Вернуться к… Боже мой, нет! Я только хочу оставить там машину.
        - А как ты планировала вернуться сюда?
        - На автобусе. Я заметила, что здесь проходят несколько маршрутов. А чаевых мне должно хватить на билет.
        - Я верну машину.
        - Нет, - сказала Кейт резко. - Машину верну я. Я не хочу втягивать тебя в это дело. Это МОИ проблемы. Вопрос закрыт.
        Он продолжал стоять, по-прежнему держа руки в карманах.
        - Если ты так вознамерилась сделать все сама, позволь мне хоть бы ехать за тобой на грузовике и привезти тебя назад.
        Она помедлила с ответом, обдумывая все «за» и «против».
        Пожалуй, его предложение имело смысл. Если он подберет ее на обратном пути, то будет меньше опасности, что ее заметят.
        - О'кей.
        Он улыбнулся.
        - Подожди, я схожу за рубашкой.
        К тому времени, когда Кейт достигла пригородов Сан-Антонио, она превратилась в истеричную развалину. Из-за резиновых перчаток, которые она не снимала, чтобы не оставлять отпечатки пальцев, руки постоянно потели. Она боялась, что ее могут задержать в любую минуту за езду на украденной машине. С другой стороны, она не могла позволить себе ехать быстро: у нее не было прав, и если бы ее остановили за превышение скорости, это бы означало катастрофу.
        Было бы лучше въехать в город по каким-нибудь второстепенным дорогам или окружным путем, но она прожила здесь совсем недолго, плохо знала местность и боялась потеряться.
        Еще одной проблемой оказалось - куда деть машину. Она снова и снова думала об этом. Легче всего было бы подогнать ее к многоквартирному дому, в котором жил доктор Вебер, но она боялась делать это, поскольку дом мог быть под наблюдением. Затем она подумала, не оставить ли машину на улице. Тогда почти наверняка машину бы разграбили, что, может быть, для нее было бы не так уж и плохо. Но ее совесть не позволила ей сделать этого.
        Она последовательно отвергла стоянку у аэропорта и других оживленных местах и выбрала стоянку у больницы. Ее выбор объяснялся несколькими причинами. Во-первых, неподалеку был офис доктора Вебера. Во-вторых, туда приезжали и уезжали в любое время суток, и это ни у кого не вызывало подозрений. Наконец, она неплохо знала дорогу туда и весь этот район города. Она участвовала там в собеседовании о приеме на работу не далее, как в прошлый вторник. Служба безопасности больницы наверняка заметит какой-то «порше», который долго находится на стоянке, и проверит его хозяев. А до этого времени машина будет в безопасности, как и она сама.
        Через несколько минут Кейт свернула и заехала на больничную территорию. Здесь она, сделав несколько поворотов, выехала на стоянку, предназначенную только для обслуживающего персонала больницы. Сзади за ней неотступно следовала машина Нида. Из-за раннего часа большая часть стоянки была свободна. Занятыми оказались только два места. Она направила машину между стоявшими машинами и заглушила мотор. Затем быстро засунула ключ в магнитный держатель, выскочила, быстро прикрепила держатель к днищу машины и побежала к ожидавшему ее грузовику. Вскочив в него, она крикнула:
        - Жми вовсю!
        Нид посмотрел на нее, как на сумасшедшую, и спокойно с нормальной скоростью выехал за территорию больницы. Кейт стянула перчатки и с облегчением сказала:
        - Уф! Как хорошо, что все кончилось. У нас с тобой отличная команда.
        Он приподнял одну бровь.
        - Бонни и Клайд или же Роузенн и Том?
        Смех буквально рвался из нее. Она ничего не могла с этим поделать. Может быть, это была истерика. А может быть - нервная разрядка. Но после того, как она начала смеяться, остановиться она уже не могла. Она хохотала. Нид присоединился к ней. Они катили по скоростной магистрали в его пикапе и покатывались от хохота.
        Каждый раз, когда она пыталась что-нибудь сказать, она снова начинала смеяться. Слезы текли по ее щекам, и у нее заболело в боку, но все равно она не могла остановиться. Может быть, она начинала терять контроль над собой? Но Нид совсем не выглядел обеспокоенным. Время от времени он поворачивался, смотрел на нее и улыбался.
        Когда ее смех наконец прекратился, она вытерла глаза и глубоко вздохнула.
        - Боже мой! Как это было хорошо. Я так давно не смеялась так много, особенно если учесть, что ничего смешного не было.
        - Мудрый старый индейский шаман сказал мне однажды, что смех - это лекарство для души.
        - Наверное. Мне явно лучше.
        - Он сказал мне также, что блины - хорошее лекарство для живота. Хочешь, остановлюсь, и мы перехватим немного блинов?
        - А где это ты наткнулся на такого умного старого шамана?
        Он усмехнулся.
        - Я забыл.
        - Нид Чишолм, ты…
        Она шлепнула его по голове своей шляпой.
        Засмеявшись, он нырнул, уклоняясь от ее игривых ударов.
        - Как насчет блинов? Здесь есть стоянка для грузовиков, недалеко от местечка, где их великолепно пекут.
        - Ты попал в цель. Мне страшно захотелось есть.
        Несколькими минутами позже они уже сидели в кабинке ресторана. В зале находилось что-то около десяти человек, которые, судя по внешнему виду, были шоферами. Запахи бекона и крепкого кофе наполняли комнату.
        Сонная официантка медленно подплыла к ним и сказала: «Что, ребята, хотите заказать?» Затем она внимательно посмотрела на них еще раз.
        - Да ведь это Нид Чишолм. Не жить мне на этом месте, если это не так.
        - Да, Лорена. Это я. Как дела?
        - Прекрасно. Если только мне не придется ходить здесь еще один час, а то я просто свалюсь с ног.
        Она крикнула:
        - Эй, Так, посмотри, кто здесь. Это же Нид Чишолм.
        Буфетчик помахал рукой.
        - Рад снова видеть тебя, приятель.
        После того, как Нид обменялся еще несколькими любезностями с Таком и Лореной, они с Кейт заказали завтрак, включавший кофе для него и молоко для нее.
        Когда принесли еду, Кейт облила свои блины сиропом и с жадностью поглотила их. Сейчас ей особенно хотелось есть. Избавление от машины, казалось, включило в ней какой-то механизм, и она начала возвращаться в состояние расслабленности и сексуальной чувственности.
        - Еще? - спросил Нид.
        Она похлопала себя по животу.
        - Туда больше не поместится. Но еда была бесподобная. Теперь мне хочется поехать домой, лечь спать и неделю не просыпаться.
        - Я бы тоже не прочь немного вздремнуть. Пошли?
        Она уже была готова выйти из кабинки, когда дверь открылась, и вошел человек. Потрясенная, она застыла на месте.
        - Стой!
        Она скользнула назад и прижалась к стене.
        - Что случилось?
        - Не выглядывай! - приказала она, пытаясь по возможности закрыть свое лицо.
        Он повернул голову и посмотрел через плечо.
        - Проклятье, Нид Чишолм, я же сказала тебе не смотреть туда.
        Он ухмыльнулся.
        - На что мне не следует смотреть?
        - На того человека. О Боже, он идет сюда.
        Она почувствовала боль в желудке и стала бешено молиться, чтобы стать невидимкой.
        На приближающемся к ним человеке была надета белая шляпа. На его бедре висел пистолет, а на рубашке красовалась звезда. Человек был высоким и приближался к ним большими шагами. Его черные глаза сузились. Кейт стала думать, не залезть ли ей под стол.
        Когда Нид заметил его, он вскочил и, улыбаясь, протянул ему руку.
        - Стой, Берринджер. Черт возьми, рад тебя видеть.
        Они оба обхватили друг друга руками и стали похлопывать по спине, точно братья, давно не видавшие друг друга.
        - Слышал, ты повздорил с быком, - сказал Берринджер. - Очень жаль. Но ты выглядишь хорошо. Вернешься на родео?
        - Нет.
        Нид похлопал по своей повязке.
        - Собираюсь заняться фермерством на ранчо.
        - Ты бываешь в Остине? Я знаю, твой старик хотел бы, чтобы ты занялся политикой.
        - Ни за что. Ты же знаешь, что я думаю о политике.
        Он повернулся к Кейт.
        - Дорогая, это - Холт Берринджер, один из моих старинных друзей. Он сержант в полиции Техаса. Холт, эта красивая девушка - Кейт Миллер.
        - Мадам, - произнес полицейский, мягко улыбнулся и прикоснулся к своей шляпе.
        Кейт выдавила слабую улыбку в ответ.
        - Но меня уже произвели в лейтенанты с тех пор, как я в последний раз видел этого негодяя.
        - Как здорово, - сказал Нид.
        - Да, женился. Сейчас у меня двойня.
        - Поздравляю. Теперь тебя надо догонять. Сейчас я должен отвезти Кейт домой, но ты заскакивай ко мне в «Козырь», выпьем по пивку.
        - Обязательно.
        Когда мужчины попрощались и полицейский дотронулся до своей шляпы, все блины в желудке Кейт уже обратились в чистый уксус. Пока Нид расплачивался по счету, она купила несколько желудочных таблеток. Сидя в машине, Нид спросил:
        - Кейт, что случилось? Ты сейчас более нервная, чем мешок кроликов.
        Она ничего не ответила.
        - Ты чувствовала себя хорошо пока… Тебя расстроил Холт? - Он нахмурился. - Кейт, у тебя неприятности с законом?
        - Нет. Я имею в виду, что я не преступник и тому подобное. Я не нарушала законов. Может быть, кроме той машины. Но тогда были особые обстоятельства. Мне кажется, на меня подействовал вид полицейского, которого мы встретили так быстро после того, как подбросили «порше». Это произвело впечатление на мою совесть.
        Она потерла себе лоб.
        - Я так устала.
        Нид протянул руку.
        - Иди сюда, положи голову мне на плечо. Поспи, пока не приедем к себе домой.
        Она помедлила, но соблазн свернуться рядом с его успокаивающим сильным телом был слишком велик. Она прислонилась к нему, и он обнял ее. Она расслабилась. Его мужская аура окутала ее своими складками, как теплый плед. Нид был так удивительно силен и самоуверен, что она сомневалась, может ли он бояться вообще чего-нибудь.
        Нид никогда никого не боялся. Даже самого дьявола. Но Кейт напугала его почти до смерти. Даже больше, чем потеря глаза. Это случилось, когда он понял, что она собирается убежать от него. Этот страх удивил Нида. Да, он с самого начала знал, что очень привязался к ней, но даже не подозревал, что начал влюбляться в нее. Наверное, это началось, когда он увидел, как она кралась к черному выходу. Судьба занесла ее к нему в бар, и он не собирался просто так отпустить ее.
        Удивительно. Он ведь никогда раньше не любил. Наверное, не был готов к этому. До недавнего времени он был отчаянный боец и имел справедливо заслуженную репутацию крутого парня. Он знал, что о нем говорят, и гордился этим. Но сейчас он сидел в своем пикапе, у него на плече спала Кейт, и он ощущал в себе необычную нежность. Совершенно не крутой. Наслаждаясь тем, что она опирается на него, ее нежным дыханием, которое он чувствовал на своей груди, он старался не шевелиться. Затем не удержался и поцеловал ее затылок, а потом прижался к нему щекой. Она пошевелилась.
        - Мы уже дома? - спросила она сонно.
        «Дома». Ему очень понравилось, что она сказала это.
        - Да.
        Он не сказал ей, что они стоят здесь уже целый час, и целый час она спит у него на плече, а он боится пошевелиться. Она спала так умиротворенно и спокойно, что у него не хватило духу разбудить ее.
        - Нид?
        - М-м?
        - Мне приснился чудный сон.
        Она взглянула на него сияющими глазами. Прекрасное открытое лицо, пухлые ото сна губы. Он забыл обо всем на свете. Его рот, точно его притягивали магнитом, стал приближаться к ее губам. Она немного приподняла голову, ее ресницы задрожали и закрылись.
        Ее губы были мягкими и сочными, как ежевика. У него закружилась голова. Он застонал и стал целовать ее все сильнее. Почувствовав ее ответ, он пришел в восхищение. У него захватило дыхание, кабина и весь мир перестали существовать, а внутри все запело. Он мог бы сидеть так, целуя ее, целую вечность, но он заставил себя отстраниться.
        - Пойдем, - сказал он мягко. - Давай я положу тебя в настоящую постель.
        Он почувствовал, как она напряглась.
        - Нид, я…
        Он заставил ее замолчать, снова поцеловав в губы, и усмехнулся.
        - Я имел в виду, что ты ляжешь одна. Ты вымоталась, да и я хотел бы немного передохнуть.
        Он помог ей выбраться из машины, провел внутрь до ее комнаты и, тихонько шлепнув, закрыл дверь. Уходить от нее становилось самым большим испытанием в его новой жизни. Как бы ему хотелось сейчас забраться вместе с ней под простыню и любить ее медленно, нежно, очень долго.
        Одна мысль о том сукином сыне, который обидел ее, приводила его в бешенство. Когда он думал об этом, у него все вскипало внутри. Подумать только, и ведь этим подонком, кажется, был доктор. По крайней мере, он так решил про себя после того, как Кейт оставила машину на врачебной стоянке. Как только появится возможность, он обязательно попробует установить через своих приятелей, кому принадлежит машина с тем номером. А потом он просто зайдет в гости к этому ублюдку-садисту.
        Кейт открыла глаза и посмотрела на часы. Не может быть, чтобы она так долго спала. Уже полдень. Затем она вспомнила, что не ложилась всю ночь. Последнее, что она запомнила из событий этой ночи, было то, что она положила голову на плечо Нида. Все остальное расплывалось как бы в тумане. Она дотронулась пальцем до своих губ. Целовал он ее, или это ей приснилось? Нет, конечно, не может этого быть. Она бы хорошо запомнила. Она потянулась и еще немного полежала в постели, затем заставила себя встать и отправилась в душ.
        Одевшись, она высунула голову и посмотрела, что происходит в баре. Нид сидел на диване в маленькой комнате, выходящей в холл, расположив свои ноги на ящики. Работал телевизор, и по звукам, долетевшим до нее, ей показалось, что транслируют какую-то игру.
        Он взглянул на нее, улыбнулся и выключил телевизор.
        - Доброе утро, соня. Или, скорее, добрый день.
        - И тебе тоже добрый день.
        Он поднял свою кружку.
        - Хочешь кофе?
        - Нет. Я бы лучше выпила…
        - Молока, - закончил он за нее. - Очень правильно. А поесть?
        - Немного. Я думаю, что не отказалась бы от кукурузных хлопьев. А ты?
        - Я уже ел.
        Пока она доставала кукурузные хлопья, Нид налил ей молока, приготовил себе еще кофе и сел с ней за стол. Она ела и все время посматривала на его рот, наблюдала за тем, как он отхлебывает кофе из тяжелой кружки. Его нижняя губа была полной и красиво очерченной. Она представила себе те ощущения, которые испытывала бы от прикосновения этой губы. Он дотрагивался своим языком до края чашки, словно пробуя и изучая ее. Ей показалось, что она почти чувствует прикосновение его языка к ее языку. Ей стало жарко. Нет, ей не приснилось, что они целовались. Или все же приснилось? Она снова взглянула на него. Сейчас он смотрел на ее рот, его глаза сузились, а на лице появилось странное выражение. Чувственность явственно вибрировала в воздухе, как жужжание неоновых огней на вывеске.
        Она отложила ложку и отодвинула тарелку. Аппетит пропал.
        Неужели он думал о том же, что и она? Боже мой, так нельзя. Ей нельзя было близко сходиться с Нидом или с другим любым мужчиной. Ей нельзя было затягивать его в свои дела. Не сейчас. А может быть и никогда. У нее заболело горло и стало трудно дышать. Она быстро встала и пошла мыть тарелки.
        Нид последовал за ней.
        - У тебя есть какие-то планы на сегодняшний вечер?
        Боясь, что голос ее выдаст, Кейт в ответ только покачала головой.
        - Хочешь, поедем посмотреть мою стройку? Я хотел бы, чтобы ты увидела ее.
        Что-то в тембре его голоса и в тоне его фразы, прозвучавшей как просьба, глубоко затронуло Кейт. Какая-то часть ее существа потребовала, чтобы она ответила «да», другая бешено кричала: «Скажи «нет» и беги отсюда!»

        Глава 5

        - Так нам действительно не стоит брать грузовик? - повторил Нид перед тем, как они вышли из дома.
        - Для такого расстояния? Всего-то четверть мили. К тому же мне надо двигаться. И смотри, какой замечательный день. Как называются эти цветы? - спросила она, указывая на голубой ковер, простиравшийся по обеим сторонам дороги, в который там и здесь вплетались оранжевые точки.
        - Васильки и индейские кисточки. Они растут, как сумасшедшие, в это время года. Разве ты их раньше не видела?
        - Кажется, я их до сих пор не замечала.
        Она подставила свое лицо солнечным лучам, полной грудью вдохнула теплый свежий воздух. Ей было так хорошо, так весело, что от восторга у нее почти кружилась голова.
        Нид водрузил свою шляпу ей на голову.
        - Вот так. Это защитит от загара твой хорошенький носик.
        - А как насчет твоего носа?
        Он усмехнулся.
        - После тех тяжелых испытаний, которым он подвергался все эти годы, он не такой уж хорошенький. Кроме того, у меня в сарае есть еще одна шляпа.
        - Я думаю, что у тебя очень красивый нос. Он очень… Заметный.
        Он присвистнул.
        - Это точно. Этот чертовый орган так много раз был сломан, что я даже не могу припомнить, как он выглядел вначале.
        - А где ты его ломал?
        - Спорт, пара драк, на арене родео. Потом мне его чинили множество раз.
        Кейт дотронулась до своего собственного носа. Ей его тоже переделывали пару раз при пластических операциях лица. Она подумала, не придется ли ей еще раз изменить свою внешность. А ведь теперешний нос зажил у нее только несколько недель назад. Она всей душой ненавидела эти операции. К тому же теперешняя форма носа ей даже нравилась. И как хорошо, что Ниду тоже. Они шли в тишине, ее внимание стало перемещаться все больше и больше на надетую на нее шляпу Нида. Оказалось, что эта шляпа обладает огромной чувственностью. Ее тяжелый край приятно давил на лоб, а сама шляпа источала запахи влажной кожи внутреннего ободка и несла на себе след мужчины - специфический мужской запах. Можно ли было подумать, что чья-то шляпа на твоей голове окажется таким чувственным и интимным событием.
        Она сняла шляпу и стала обмахивать ею свое лицо, но это только лишь усилило запах и в целом все воздействие шляпы на нее. Теперь она окончательно удостоверилась, что обоняние составляет какую-то важную особенность организма.
        - Очень жарко? - спросил он.
        - Нет. Очень шляпно.
        Она хихикнула, затем попыталась взять себя в руки. Неужели она сказала это? Неужели она вообще могла говорить такие идиотские вещи?
        - А?
        - Так, ничего. О, это твой дом? - сказала она, указывая рукой на строение, возвышающееся слева от дороги.
        - Никак нет. Это сарай. Я построил его несколько лет назад. А дом - на холме. Прямо за той рощицей деревьев.
        Домом оказались всего лишь фундамент и часть каркаса, но Нид был явно горд своим будущим строением. Они проследовали мимо груд бревен, воздух возле которых был наполнен запахом свежей древесины и опилок, и он стал объяснять ей планировку своего будущего дома.
        - Архитектор так составил проект, что я могу вести строительство как бы частями, - сказал он. - Время от времени. Сначала я собираюсь завершить спальную комнату хозяев дома, затем ванную, кухню, кабинет, прихожую и лестницу, конечно. А на верхнем этаже, когда мы до него доберемся, будут размещены спальные комнаты, может быть, комната для спорта над гаражом. Затем я добавлю гостиную и столовую.
        Он показал на еще не размеченный участок дома.
        - Ну как, что ты думаешь об этом?
        Она закрыла глаза и представила себе залитую солнцем кухню, гостиную с большим камином и удобным кожаным диваном, спальную комнату с огромной мягкой… Она открыла глаза.
        - Я… Я думаю, это замечательно.
        Она резко отвернулась и стала внимательно изучать открывавшиеся взору пастбища, начинавшиеся от подножья холма, где несколько коров пощипывало траву. Небольшой ручеек с разбросанными по берегам рощицами деревьев протянулся по пастбищу и убегал вдаль.
        - Потрясающий вид. Замечательное место… Чтобы разводить коров. Какой они породы?
        - «Черный ангус». Лучшая порода мясных коров. Это мое племенное стадо. Или будет им, когда я приобрету нового быка.
        - Твой бык был застрахован?
        - Да, слава Богу. Но все равно, такого, как Мет Диллон, быстро не найдешь. Я на него очень надеялся. Слушай, хочешь прокатиться?
        - Прокатиться на чем?
        Он усмехнулся.
        - На лошади.
        - Я никогда не пробовала. Но думаю, что смогу. Когда мне было шесть лет, я каталась на ярмарке на каком-то пони и сумела не упасть. А когда я смотрю, как скачут на лошадях в фильмах, то мне кажется, что это не так уж трудно делать. Залезаешь на лошадь, берешь поводья и бьешь ногами в бока лошади, чтобы она поехала.
        Он улыбнулся.
        - Это, конечно, основное при езде, но кроме того надо еще кое-что уметь. Вообще-то тебе надо приобрести какие-нибудь ботинки для езды. Но сейчас и кроссовки сойдут. Пошли в загон, я тебя покатаю.
        Она безрассудно согласилась и двинулась за ним, стараясь ни о чем не думать.
        Это было нетрудно сделать, так как все ее мысли были заняты этим мужчиной, его сексуальной уверенной походкой, тем, как спадали на воротник его темные вьющиеся волосы. Какие там еще тревоги о скачке на лошадях.
        Неожиданно ее нога попала во что-то мягкое, и она резко остановилась.
        - О-о, не-е-ет, - плачущим голосом застонала она, не имея сил посмотреть вниз. Собственно, делать этого не было никакой необходимости. Сильный неприятный запах ударил в нос, ясно указывая на характер находившегося под ногами вещества.
        - В чем дело? - спросил Нид, поворачиваясь к ней.
        - Мне не хочется смотреть на это. И не говори мне, пожалуйста, на что я встала, потому что я и так догадываюсь сама.
        Он взглянул на ее ногу, потом опять посмотрел на ее лицо. Было видно, что он прикладывает большие усилия, чтобы лицо сохранило серьезное выражение.
        - О'кей, не скажу.
        Она посмотрела на ноги.
        - О-о, Ни-и-ид. Моей кроссовке - конец.
        - Это от маленькой-то сдобочки? Ну, не беспокойся. Я ее отмою.
        Она осторожно вытянула ногу и стала вытирать ее о траву.
        - Какая гадость.
        Он захихикал и смахнул пот с лица.
        - Первое правило пастбища: «Смотри, куда становишься». Многие думают, что ковбои очень застенчивые ребята, потому что они никогда не поднимают глаза. Но это совсем неправильно. Они привыкли смотреть вниз, чтобы не напороться на какой-нибудь свежий пирожок.
        - Поздно ты мне говоришь об этом.
        Она сморщила нос и стала обмахивать лицо. В течение многих лет своей работы в качестве медсестры ей приходилось иметь дело с невообразимым количеством неприятных веществ и запахов. Поэтому она никогда не была особенно брезгливой, однако до сих пор ей еще не приходилось погружать ногу в навоз, а потом гулять с такой ногой.
        - Пошли в сарай, мы тебя там отчистим.
        Он взял ее за руку, и она заковыляла за ним, стараясь по возможности переносить свой вес на другую ногу.
        Внутри сарая он усадил ее на охапку сена, встал рядом с ней на колени и поднял ее ногу.
        - Нет, - сказала она. - Я сама.
        - Давай помогу, мисс Независимая.
        Он осторожно отстранил ее руки, развязал шнурок, снял и отбросил в сторону оскорбительно грязную кроссовку, снял носок и внимательно осмотрел ногу.
        - Чистая, - сказал он, продолжая держать ее в своих руках.
        Он держал ее за пятку уже довольно долго, и она спросила:
        - У тебя случайно нет сексуального фетишизма к ногам?
        - Есть, с самого маленького возраста. Меня всегда привлекали пальцы на ногах, - он начал осторожно пригибать пальцы ее ноги. - Вот этот маленький поросеночек пошел на базар, этот маленький поросеночек остался дома, а что потом? Как там дальше?
        - Не помню.
        Она рассмеялась и попробовала вытащить ногу из его рук, но он не отпускал.
        - Боишься щекотки?
        Он слегка провел пальцем по ее ступне, и она завизжала и почти подскочила.
        - Не надо, - смеясь и дергая ногой, завизжала она.
        - О, так ты очень боишься щекотки.
        Пытаясь остановить его хулиганские действия, она так энергично дернула ногой, что свалилась со стожка сена, на котором сидела. Ей удалось было вырваться, но он обхватил ее за пояс, и они оба полетели на пол, который весь был покрыт слоем сена. Это сено проникло ей под рубашку и стало колоться.
        - Получила? - улыбаясь, сказал он, прижав ее спиной к полу и не давая двинуться.
        Затем случилось что-то очень непонятное. Выражение его лица изменилось. Оно стало серьезным, и на нем стали проявляться признаки сильной страсти. Она тоже перестала смеяться. Желание вспыхнуло маленьким огоньком и стало разгораться все больше и больше, набирая силы и грозя воспламенить все вокруг. По крайней мере, ей показалось, что бушующий в них огонь в любую секунду может перекинуться на сено и зажечь его.
        Своим указательным пальцем он медленно провел по ее бровям, затем по носу, по верхней губе, потом по нижней. Затем снова по верхней губе, и в этот момент она перестала ощущать колющее ее сено. Вместо этого ее мысли переметнулись на то, что она почувствует, если он прикоснется к ней своими темными усами.
        Она изнемогала от любопытства… И от другого властно влекущего ее чувства.
        Она ощутила, как напряглась ее грудь, как где-то внизу возник и стал разрастаться клубок желания. Он осторожно повернул ее голову. Она облизнула губы.
        Он застонал. Зрачок его глаза помутнел.
        - Кейт, я должен поцеловать тебя.
        Он подождал ответа, но ее голосовые связки отказались подчиняться ей.
        В воздухе витало что-то важное и первородное, как земля. Ее сердце билось с шумом, похожим на звуки, издаваемые примитивной рукой, бьющей по туго натянутой коже. Бьющей сильнее и сильнее, возбуждая, требуя.
        Ее рот приоткрылся.
        - О Боже, Кейт.
        Его губы с силой впились в ее губы. Его язык проник в ее рот и встретился с ее языком. Он был горячим, жадным. Он двигался, настаивая, требуя, впитывая ощущения. Такая же жадность вспыхнула вдруг в ней, и она стала крепче прижимать его к себе.
        Она наслаждалась от того, что спина у него была такая мощная, что мускулы на ней все больше и больше напрягались.
        Его рука снова и снова скользнула по ее телу, нежно, но требовательно прокладывая себе дорогу от бедра к спине, к груди…
        Его губы не отрывались от ее губ. Она почувствовала, что он пытается расстегнуть пуговицу на ее рубашке.
        Где-то рядом заржала лошадь. Кейт напряглась.
        Что она ДЕЛАЕТ?
        Она оттолкнула его.
        - Нид, я… Я не могу… Я…
        Он откинулся и сел рядом. Подогнув ноги и упираясь в них локтями, он сидел рядом с ней и старался восстановить дыхание.
        - Дорогая, извини. Я не хотел заходить так далеко, не пойму, что на меня напало. - Он усмехнулся. - Собственно говоря, я знаю, что на меня напало. Но все равно я не хочу обращаться с тобой, как старый Мет Диллон.
        Она тоже села, поджала ноги и положила на них голову.
        - Это не твоя вина. Между нами… какое-то притяжение. Нид, ты прекрасный человек, но я, ну, я не подхожу для однодневных гастролей. И потом есть вещи, из-за которых я не могу связывать свою судьбу. По крайней мере сейчас.
        Он подцепил пригоршню сена и стал смотреть, как оно скользит, падая, между его растопыренными пальцами.
        - Это из-за него, да? Того парня с «порше»?
        - Нет, не совсем. Я имею в виду, что он имеет косвенное отношение.
        Она потерла пальцами себе глаза. Но почему ей так страшно не везет в жизни? Почему все так случилось не вовремя? Черт возьми, это нечестно! Почему именно сейчас, когда ее жизнь представляла сплошной хаос, именно сейчас она встретилась с таким человеком, как Нид, который… Она попыталась запретить себе думать об этом дальше, поскольку поняла, что находится на краю пропасти отчаяния и жалости к себе.
        - Тогда скажи мне, Кейт, кто мой враг? - сказал он, разглядывая оставшуюся в руке травинку и теребя ее. - Я не могу биться с призраками.
        - Я не могу говорить про это. Ты должен… Черт возьми, ты должен понять. Все так сложно.
        - Попробуй открыться мне. Может быть, я выгляжу и веду себя, как глупый одноглазый ковбой, но у меня хватило ума закончить юридический колледж университета лучшим в группе. Я могу разбираться и в сложных вещах.
        - Нид, я совсем не хотела тебя оскорбить. Просто у меня в жизни есть вещи, о которых я не должна рассказывать НИКОМУ.
        - Черт возьми, дорогая, у каждого должны быть секреты. В моем прошлом тоже есть масса вещей, о которых я хотел бы забыть. Я понимаю, что твое прошлое, это твое личное дело, но я чувствую, что то, что мучает тебя, это совсем иное. Это не ошибка молодости. Я прав?
        Она не ответила.
        - Кейт, да говори же. Если ты не преступник, то что же может быть такого плохого, о чем следует молчать? Может ты шпион?
        Она поняла, что он пытался шутить, но ей совсем было не до смеха.
        - Нид, пожалуйста, давай оставим это. Я тебе уже много раз говорила, что я не могу рассказывать про это.
        - Почему?
        - Потому что боюсь! Опасаюсь за свою жизнь, вот почему. И не хочу, чтобы ты тоже оказался замешанным. И не хочу больше обсуждать этот вопрос. Самое лучшее, по-видимому, для меня, это сесть на первый же автобус и уехать отсюда.
        - Нет.
        Он налетел на нее как бешеный, схватил ее за плечи, заглянул в ее лицо с жутким выражением.
        - Но МЕНЯ-ТО ты не боишься?
        - Тебя - нет.
        - Тогда останься. Я позабочусь о том, чтобы ты была в безопасности. Клянусь всем, что есть святого, что пока я рядом, с тобой не произойдет ничего плохого.
        Сладкая ноющая нежность наполнила ее. Ее щеки порозовели.
        - Я хотела бы верить в это.
        - Верь в это. Спроси любого, кто меня знает, я - человек слова.
        - Мне не нужно никого спрашивать, я это знаю сама. Но ты не понимаешь, кто в этом деле замешан.
        - Черт возьми, нет, не понимаю. Я не могу этого понять, пока ты не расскажешь.
        Он сделал паузу, затем на его лице появилось любопытство и он спросил:
        - Послушай, а ты не замужем, а?
        - Нет.
        - Поклянись перед Богом.
        Она подняла руку.
        - Клянусь Богом, я не замужем и никогда не была замужем.
        Он почувствовал явное облегчение и улыбнулся.
        - Очень хорошо. Все остальное легко уладить. С мужем, который намерен устроить семейную драму, справиться намного труднее.
        Он потянулся к ней губами. Она уперлась рукой ему в грудь и остановила его.
        - Пожалуйста, Нид. Не делай мою жизнь еще более трудной.
        - Тебе трудно меня целовать?
        - Нет, целовать тебя легко. В этом-то все и дело. Для нас обоих было бы лучше, если бы я уехала.
        - Нет. Все, что тебе грозило до сих пор, больше не будет представлять опасности. Твой бег от опасности здесь закончился. Я могу быть терпеливым, пока ты не поверишь в меня, а до тех пор, если ты обещаешь остаться, то я обещаю вести себя сдержанно. Договорились?
        Она помедлила с ответом, проигрывая в уме возможные варианты, и каждый из них имел свои недостатки. Он снова дотронулся до ее подбородка и приподнял ей голову.
        - Ты чувствуешь себя спокойно здесь в «Козыре» рядом со мной?
        - Достаточно, на данный момент.
        Он улыбнулся.
        - Так мы договорились?
        Если она согласится, то это может стать самой большой ошибкой в ее жизни. Она чувствовала, как кольцо вокруг нее сжималось, как удавка.
        - Кейт?
        - Договорились.
        Она встала и одернула на себе одежду. Сено прилипло к ее одежде, запуталось в ее волосах. Она стала счищать его.
        - Ты только посмотри на меня. Я выгляжу, как какая-то дура из пошлых фермерских анекдотов.
        Он улыбнулся и стал выбирать сено из ее волос.
        - Ты выглядишь так, как всегда, - прекрасно.
        Ей стало тепло от его слов, она нагнула голову.
        - Катание на лошади придется отложить на время, пока я не буду правильно экипирована, я так понимаю.
        Она вытянула ногу и пошевелила большими пальцами.
        - А как я пойду домой?
        - Ты не пойдешь, а поедешь.
        Ее брови вопросительно приподнялись.
        - Я надеюсь, ты не собираешься тащить меня на спине?
        - А что, очень интересная мысль.
        Уголки его рта опустились, словно он обдумывал предложение.
        - Есть и другое предложение. Может быть, Старый Ден будет более удобным.
        - Кто это такой?
        - Мой конь. Подожди, я оседлаю его.
        После того как Кейт ушла к себе в комнату, заявив, что хочет вздремнуть, Нид уселся за стол в своем баре. Он развалился на стуле, положил ноги на другой стул и стал думать, в чем же могли состоять проблемы Кейт. Он делал самые невероятные предположения, на которые только был способен, причем некоторые из них были совсем ужасные. Но в конце концов он пришел к выводу, что все это не имело никакого смысла. Нужны были факты, а не бесплодные гадания.
        Она сказала, что она боялась. Но чего? Так или иначе он собирался докопаться до истины. То, что она боялась, буквально разъяряло его. И он готов был схватиться с кем угодно или с чем угодно, что представляло для нее опасность. Она сказала, что «порше» и его владелец имели к этому прямое отношение. Ну что же. С этого вполне можно было начать расследование.
        Он выудил монету из своего кармана, шагнул к телефону и набрал номер одного из своих приятелей, который работал заместителем шерифа.
        - Хершел, - сказал он, когда телефон ответил. - Как дела? Много поймал жуликов за последнее время?
        Его друг ответил что-то, и Нид засмеялся.
        - Послушай, а я думаю выставиться. Все больше склоняюсь к этому. Как насчет того, чтобы заиметь меня своим боссом?
        Он снова засмеялся.
        - Слушай, Хершел, буду тебе признателен, если ты раскопаешь по номеру, кому принадлежит одна машина.

        Глава 6

        На самом деле Кейт не собиралась спать. Она просто хотела прийти в себя и передохнуть после того эмоционального напряжения, которое испытала днем. Поэтому она страшно удивилась, когда обнаружила, что спала, и спала долго. На улице уже сгустились сумерки. Она ощущала голод и поэтому пошла узнать насчет еды. Нид сидел в пустом баре и смотрел какую-то спортивную программу по телевизору, который стоял в конце стойки бара.
        Он поприветствовал ее с обычной долей дружественности - никаких намеков, никаких двусмысленных взглядов. Никто из них не вспоминал о том, что произошло в сарае. Может быть, они смогут забыть об этом и вернуться к чисто дружеским отношениям.
        Подойдя к холодильнику, она стала изучать его содержимое. Ограниченный выбор возможностей смущал.
        - Хочешь, сделаю гамбургер? - спросила она.
        - По правде говоря, мне больше подошел бы сочный кусок мяса, вареный картофель со сливками и салат.
        - Мне тоже. Но у нас нет жареного мяса и нет возможности сварить картофель. А салат придется готовить из кусочков айсберга, в который превратились листики салата и помидоры, из соленых огурчиков и лука.
        - Хочешь, мы сходим в кафе в городе, а потом в кино?
        - Можно.
        В понедельник вечером она увидела Нида только после семи. Целый день с самого утра его не было. Она скучала по нему целый день, как ненормальная. Накануне они здорово провели вечер. Еда в ресторанчике, который они посетили в небольшом городке поблизости, ей очень понравилась, и разговор получился очень приятным и не затрагивал опасной темы. Кино, которое они посмотрели, оказалось потрясающей комедией. Они оба смеялись до слез. И он совсем не прикасался к ней. Разве что случайно.
        Неожиданно подойдя к ней сзади в то время, как она смешивала коктейль, он обхватил ее за пояс и положил голову ей на плечо. От него пахло мылом.
        - Почему бы тебе не отдохнуть. Я поработаю немного сам, - сказал он. - Ида принесла отличного домашнего овощного супа. Можешь погреть для себя в микроволновой печи.
        - Какой печи?
        Он усмехнулся.
        - Которую я купил сегодня.
        Она посмотрела на него с подозрением.
        - Почему ты купил микроволновую печь?
        Пожав плечами, он сказал.
        - Я подумал, что это очень необходимая вещь. Всегда потом очень понадобится дома. И еще, если хочешь, иди посмотри, что там в пакете у тебя на кровати.
        - Что?
        - Не скажу.
        Подгоняемая скорее любопытством, чем голодом, она устремилась в свою комнату. Внутри пакета она обнаружила большую соломенную шляпу и пару ковбойских ботинок. Она улыбнулась. По-видимому, это у Нида было эквивалентом букета роз и шоколада.
        Она не могла побороть желание тотчас же примерить их. И шляпа, и ботинки оказались в самый раз. А что, она совсем неплохо выглядела в качестве девочки-ковбоя. Она улыбнулась своему отражению в зеркале.
        Положив шляпу в сторону и снова переобувшись, она поискала суп, вылила его в тарелку и пошла с нею в бар.
        За стойкой Нид наливал вино одному из завсегдатаев, но, заметив Кейт, остановился, глядя на нее с ожиданием. Она села рядом с ним на сиденье у стойки, улыбнулась и нарисовала в воздухе «о'кей», а он подмигнул в ответ.
        Старый Хэнк Бейли подобрался к бару, оседлал сиденье рядом с ней и заказал пиво. Когда Нид подал его, Хэнк сказал:
        - Сегодня утром слышал, ты записался на шерифы.
        Кейт чуть не перевернула тарелку. ШЕРИФ? О… МОЙ БОГ!
        - Да.
        Она уронила ложку и почувствовала, как внутри ее разливается желчь. Боже мой, и она еще думала, как избежать осложнений. А может, она не поняла темы разговора?
        - Самое время, чтоб шерифом стал кто-нибудь стоящий, - сказал Хэнк. Неприятно говорить про это, но шериф Шуллер был хреновым полицейским. А этот Дуайт Хоббс нисколько не лучше. Какого черта его потянуло претендовать?
        Нид ухмыльнулся.
        - Мне казалось, что Дуайт - твой племянник.
        - Племянник. Сын моей сестры. Но он весь пошел в Хоббсов. А все они - набитые дураки. И все в округе об этом знают. - Хэнк махнул рукой. - Мой голос у тебя. Ты пройдешь на ура.
        - Я ценю это, Хэнк.
        Кейт почувствовала, как на нижней губе у нее выступила испарина. Во что же она опять влезла? Да нет, во что она втянула Нида? Какие неприятности свалятся на него из-за нее? Хорошо еще, что она умудрилась не разболтать ему все о себе. И все же ну почему из всех людей она умудрилась влюбиться именно в человека, который собирается стать шерифом? ВЛЮБИТЬСЯ? О Боже!
        - Кейт? Что случилось? - спросил Нид. - Ты бледная, как призрак.
        - Извини. - Она вскочила и бросилась в свою комнату.
        Она закрыла дверь и прислонилась к ней, заставляя себя медленнее дышать, чтобы не так кружилась голова из-за переизбытка кислорода в легких.
        С обратной стороны двери раздался стук.
        - Кейт?
        Это был голос Нида.
        - С тобой все в порядке?
        - Я чувствую себя прекрасно, - попробовала сказать она, но голос сбился на визг. Она откашлялась и попробовала снова. - Я чувствую себя прекрасно, я приду через минуту и сменю тебя.
        - Да к черту с заменами, я хочу знать, все ли в порядке. Ты заболела?
        - Нет, я, э-э, просто вышла попудрить нос.
        Она заставила себя говорить весело.
        - Мигом вернусь.
        - Как насчет супа?
        - Кажется, я не голодна. Я его подогрею позже.
        Она услышала его удаляющиеся шаги, сползла по двери на пол и закрыла лицо руками. О Боже, что же будет дальше?
        Рано утром во вторник, еще до рассвета, Нид выехал на своем грузовике и взял курс на Сан-Антонио. Он намеревался задать пару вопросов доктору Дональду Веберу. И если ответы ему не понравятся, то он вполне всерьез вознамерился избить негодяя до полусмерти. Посмотрим, как это ему понравится. Каждый раз, когда Нид вспоминал о порезах и синяках, которые он видел у Кейт, он разъярялся больше, чем раненый бык.
        Хершел достал ему это имя и адрес. Нид полазил в телефонном справочнике и нашел телефон его офиса. Он даже позвонил своей сестре, чтобы спросить, что она знает об этом негодяе. Сара ничего не слыхала о нем, но быстро навела справки у дерматологов. Все, что она выяснила, сводилось к тому, что это был хороший врач с репутацией Ромео, что он недавно развелся и неплохо играл в гольф. Услышав об этом, Нид пожалел, что не поломал все клюшки в машине.
        Когда он подъехал к квартирному комплексу «Седарклифф», он припарковал машину, вылез из нее и направился к квартире доктора. Он позвонил в дверь, а затем стал громко колотить в нее. Он подождал, затем снова позвонил и снова стал громко колотить. Никакого ответа. Дьявольщина. Он посмотрел на часы. Было еще слишком рано, чтобы доктор мог уйти на работу. Он и надеялся застать этого ублюдка до работы. Куда же он делся? Позвонив и поколотив в дверь еще пару раз, Нид был вынужден признать, что он его упустил. Проклиная все на свете, он двинулся к своему пикапу, завел его и рванул с места, решив изменить свою тактику. Он подъехал к ближайшему автомату и стал звонить в офис Вебера.
        Ему ответил женский голос.
        - Мне нужно найти доктора Вебера, - сказал Нид.
        - Сожалею, но его сейчас нет. Дайте, пожалуйста, ваш телефон, и вам перезвонит кто-нибудь из офиса доктора Маркхэма.
        - Нет, не дам. Я хочу поговорить с доктором Вебером.
        - Доктор Вебер в отпуске, но его заменяет доктор Маркхэм. Если вы дадите мне ваш номер, то из офиса Маркхэма с вами свяжутся.
        - Послушайте, я совсем не хочу говорить с доктором Маркхэмом, - почти зарычал в трубку Нид. - Я хочу поговорить с доктором Вебером. Когда он вернется?
        - Не знаю. Это справочная служба доктора. Но если у вас что-нибудь срочное, то доктор Маркхэм…
        - Леди, послушайте меня, я не хочу говорить с доктором Маркхэмом. Мне нужно найти доктора Вебера.
        - Доктор Вебер в отпуске, сэр.
        - И вы не знаете, когда он вернется?
        - Нет, сэр.
        - Так кто же, черт возьми, знает это? - заорал он.
        Она повесила трубку.
        Произнося самые ужасные проклятия, Нид бросил трубку на рычаг. Какая-то женщина, выходящая из магазина с чашкой кофе и сладкой булочкой, странно посмотрела на него и попятилась назад. Он отошел на один квартал и снова попробовал позвонить. Ему ответил тот же голос.
        - Мисс, сожалею, что я накричал, но мне страшно важно поговорить с доктором Вебером. Может ли мне кто-нибудь сказать, когда он вернется?
        - В офисе доктора Маркхэма должны знать. Если вы дадите номер своего телефона, я попрошу, чтобы вам перезвонили.
        - Леди, я звоню из телефона-автомата. Дайте мне номер офиса Маркхэма, и я сам позвоню им туда.
        Она сказала номер, и он повесил трубку. Повторяя этот номер в уме, чтобы не забыть его, он пошарил в карманах, нашел нужную монету и принялся снова звонить.
        Ему ответила та же женщина.
        У Нида появилось желание треснуть кулаком по стене.
        - Леди, как мне поговорить с кем-нибудь в офисе доктора Маркхэма.
        - В офисе доктора Маркхэма еще никого нет. Но если вы оставите мне номер вашего телефона, они вам перезвонят.
        - Во сколько они начинают работать?
        - В девять часов, сэр.
        На этот раз ОН повесил трубку. Он посмотрел на часы. Какой смысл болтаться в Сан-Антонио, только чтобы позвонить, когда он сможет сделать это и со своего ранчо. Ворча про себя о бесполезно потраченном времени, он позвонил своей сестре и попросил ее еще об одном одолжении. Затем вошел в кафе и выпил чашку кофе.
        Прижимая руку к своему животу, другой рукой Кейт налила себе молока. В течение ночи она съела все желудочные таблетки, которые у нее были. Теперь ей ничего не оставалось, как попробовать выписать где-то рецепт на лекарство. Но как это сделать незаметно?
        Она вспомнила о Карли, молодой медсестре, с которой она познакомилась прошлым вечером. Нашла номер местного врача-гинеколога, у которого та работала, и позвонила.
        - Офис доктора Чейза.
        - Карли, это Кейт Миллер, бармен из «Козыря». Мы недавно познакомились.
        - О, привет, Кейт. Чем могу помочь?
        - У меня кончился пепсид. Мне нужно купить еще, но я здесь не знаю ни одного врача. Может быть, ты порекомендуешь мне кого-нибудь.
        - О, конечно. Но если это все, что тебе надо, то ты можешь купить их прямо здесь. Я сообщу об этом доктору Симону и завезу их тебе по пути домой. О'кей?
        - Это было бы замечательно. Спасибо.
        - Эй, подожди. Я слышала новость, что Нид выдвинул свою кандидатуру на шерифа. Потрясающе, правда?
        - Да, просто… потрясающе.
        Повесив трубку, Кейт еще долго сжимала ее в руке. Она знала, что Брайен Силва, контактирующий с ней офицер ФБР, все еще должен быть в больнице. Но она решила позвонить по его рабочему телефону. Может быть, удастся что-нибудь узнать.
        Однако несмотря на ее отчаянные попытки узнать что-нибудь о здоровье Брайена, человек, ответивший на ее звонок, казалось, был более заинтересован в том, чтобы узнать ее имя и где она находится. И совсем не сообщил ей то, что она хотела узнать. Однажды какой-то неизвестный ей тупой служащий уже подвел ее, поэтому сейчас она была очень осторожна, чтобы еще раз не совершить ту же ошибку, и поэтому отказалась продолжать разговор.
        Она попробовала позвонить по телефону доктора Вебера, но его справочная служба проинформировала, что доктор Вебер уехал из города и что доктор Маркхэм занимается его больными. Странно. Было ли это попыткой скрыть происшествие или же доктор Вебер намеревался и вправду уйти в отпуск накануне убийства? Если это было так, то о нем не хватятся еще долго.
        Ее совесть снова начала терзать ее. Но что она могла поделать? Она была жива, а доктор Вебер был мертв. То, что она оттягивает свидетельские показания, уже никак не поможет ни ему, ни его любовнице. Они не станут более мертвыми, а вот Кейт это грозило. С другой стороны, она и через несколько недель сможет провести опознание убийцы точно так же, как и сейчас. Нет, ей НУЖНО подождать. Брайен Силва много раз повторял ей, что она ОБЯЗАНА избегать всего, что может привлечь к ней внимание общественности и тем более средств массовой информации. Если только тот главарь банды, против которого она свидетельствовала, получит разрешение на пересмотр дела, его подручные начнут буквально рыть землю, чтобы найти ее. Ведь только ее показания явились основой обвинения, из-за чего он оказался в тюрьме.
        Если ей придется выступать на суде снова, то ей опять придется изменить свою внешность, поменять имя и фамилию и снова переехать на новое место. Даже хрупкие фантазии о том, чтобы зажить нормальной жизнью или иметь отношения с Нидом, были несбыточными. Подойдя к одному из столов в салоне бара, Кейт тяжело опустилась на стул и обхватила голову руками. Она выпутается из этого каким-нибудь образом, ей ведь уже удалось это сделать несколько раз. Но когда все это начнется? Ее преследовало предчувствие, что перед тем, как все разрешится, будет еще хуже.
        Во время обеденного перерыва Кейт старалась смотреть куда угодно, но только не на Нида. И несмотря на все ее старания, ее взгляд как бы автоматически все время возвращался на него. Прошла уже почти неделя с того времени, когда они были в баре, но без каких-либо усилий с ее стороны ей снова и снова вспомнились те ощущения от его губ, когда он прикоснулся к ее губам, и от его рук, которые ласкали ее тело. Вспомнилось ощущение его усов, касающихся кожи ее лица. Воспоминания преследовали ее днем и ночью. Ей страшно хотелось прижать его к себе, но верный своему слову, он старался сохранять расстояние между ними.
        - Симпатичный чертяка, не так ли?
        Кейт подняла голову и обнаружила, что перед ней стоит Стелла Делани и, улыбаясь, смотрит на нее. Стелла, которая была владелицей магазина «Стеллар Фэшнз» и замужем за окружным судьей, стала руководителем предвыборной кампании Нида. Привлекательная блондинка с дружелюбным взглядом. Сейчас она часто заскакивала в «Козырь», чтобы обсудить предвыборную кампанию с Нидом и его ближайшими сторонниками.
        - Кто? - спросила Кейт, делая вид, что не понимает.
        Стелла засмеялась и села рядом с ней.
        - Нид Чишолм, наш будущий шериф, вот кто. Большинство женщин нашей округи он шестнадцати и старше были бы счастливы видеть его ботинки у себя под кроватью. - Она подмигнула. - Но сдается мне, что вы единственная леди, которая привлекает его внимание.
        - Мы просто друзья.
        - Гм.
        То, как Стелла сказала это, и выражение ее лица ясно показывали, что она не верит Кейт ни на йоту.
        - Я думаю, что вы планируете посетить наш званый обед на природе завтра днем. Все, с кем я поговорила, придут. Я надеюсь получить с помощью этого мероприятия кучу денег на кампанию.
        - Скорее всего, нет, - сказала Кейт. - Я ведь и голосовать здесь не могу.
        - Но вам НАДО прийти. Все умирают от желания посмотреть на вас.
        Вошел Нид. Стелла сразу же обратилась к нему.
        - Нид, скажи Кейт, что ей обязательно надо быть на барбекю. И не важно, что она не будет участвовать в выборах.
        Он усмехнулся.
        - Кейт, тебе обязательно надо быть на барбекю, и не важно, что ты не будешь участвовать в выборах. Однако ж, черт побери, я, кажется, и сам забыл зарегистрироваться в списках избирателей.
        Стелла захохотала.
        - Ты в списках, я проверяла.
        Она повернулась к Кейт.
        - Ну скажите, что вы придете. Пожалуйста.
        В воскресенье днем Нид и Кейт направились в грузовике Нида на праздник, посвященный предвыборной кампании. На обоих были джинсы, ботинки и шляпы.
        - Ты уверен, что я хорошо одета? - нервно спросила Кейт.
        - Абсолютно. Здесь почти все мероприятия проходят неофициально.
        Он посмотрел на нее и подмигнул.
        - Мы не очень любим одевать смокинги и блестки на пикники-барбекю.
        Отъехав примерно десять миль от «Козыря», Нид свернул с дороги и проехал под огромной аркой, установленной в опрятном белом заграждении. Большие металлические буквы на арке гласили: «РАНЧО Чишолма».
        - Скажи, эти хозяева - твои родственники? - спросила Кейт.
        - Да.
        Она стала ждать его разъяснений, но он молчал, и тогда она продолжила:
        - Близкие родственники?
        Прежде, чем он успел ответить, они оказались перед роскошным двухэтажным белым домом с великолепно подстриженной ухоженной полянкой перед ним.
        - Ранчо принадлежит моему отцу.
        Ее поразили не только роскошество дома и окружавшего его парка, но и горечь, прозвучавшая в словах Нида.
        - Я даже не подозревала, что твой отец живет рядом.
        - А он не живет рядом. Его нога не ступает здесь по году, а то и по два.
        - И где он находится все оставшееся время?
        - В Вашингтоне. А домом и ранчо занимается управляющий. Ранчо ему нужно в основном для престижа.
        Нид подкатил на грузовике к тому месту, где группа школьников припарковывала машины, и оставил свой пикап Билли Бобу. Выйдя из машины, Кейт осмотрелась. Декоративная белая изгородь, уходящая в обе стороны так далеко, что не было видно ее конца, огораживала ранчо со стороны дороги. Сквозь нее под аркой к дому был проложен длинный подъездной путь. С одной стороны вдали паслись несколько лошадей.
        - Если твой отец не интересуется домом, почему бы тебе…
        - Почему бы мне не жить здесь и управлять ранчо, вместо того, чтобы пытаться наскрести себе на жизнь в моем маленьком кабаке, который раз в десять меньше, чем этот дом? Ответ прост. Каким бы красивым это место ни было, оно идет в единой упаковке с рядом условий. А мой отец и я имеем разные взгляды абсолютно на все.
        Неожиданно ей в голову пришла странная мысль. Чишолм. Вашингтон.
        - Нид, а кем работает твой отец?
        Нид ответил, понизив голос и придав этим ему официальный тон:
        - Достопочтенный Джозеф X. Чишолм, конгрессмен от Техаса, председатель постоянной наблюдательной комиссии конгресса, непоколебимый противник организованной преступности, известный под именем «Старый Добрый Джо».
        О Боже! Даже Кейт, которая была практически полностью аполитична, знала о Джо Чишолме, влиятельном красноречивом конгрессмене. Она никогда не ассоциировала его с Нидом. Очень часто конгрессмен привлекал к себе внимание репортеров своими резкими выступлениями. Он всегда выглядел очень презентабельно на всех фотографиях.
        У нее подпрыгнуло сердце. Ей только не доставало, чтобы ее сфотографировали здесь, а затем поместили эти фотографии во всех газетах страны.
        - А будет твой отец сегодня? - спросила она, чувствуя, как у нее подгибаются колени.
        - Нет, он не сможет присутствовать в связи с неотложными делами о судьбах отечества. Конечно, если бы я включился в кампанию за место в сенате, он бы радостно появился в самых первых рядах. Но так как я не собираюсь следовать его карьере, то он не заинтересован.
        Его комментарии вызвали у Кейт смешанные чувства. С одной стороны, она была рада, что ей не придется все оставшееся время прятаться от фото- и кинокамер. С другой стороны, ей стало грустно от того, что конгрессмен так безразличен к своему сыну. Из того, что сказал ей Нид, ей стало ясно, что отношения между сыном и отцом всегда были напряженными. Она дотронулась до его руки.
        - Нид, мне очень жаль.
        - Абсолютно не о чем жалеть. Я даже не знал, что барбекю будет здесь. До недавнего времени. А когда узнал, то Стелла и моя сестра все уже приготовили. Думаю, что Сара уговорила моего отца оплатить весь праздник. Что касается меня, я бы предпочел выбрать какой-нибудь зал в городе. Пошли, давай посмотрим, что там происходит.
        Прибывали все новые гости. Все шли к лужайке перед зданием мимо небольшого плавательного бассейна, края которого были выложены красивым камнем и с одной стороны которого низвергался маленький водопад. По всей лужайке разносился запах жареного мяса, везде слышался смех. Наверху плоского трейлера разместился оркестр, который наигрывал мелодии Запада. Справа у небольшой рощицы деревьев был натянут большой тент с красно-белыми полосами.
        - А вот идет наш будущий шериф, - завопил кто-то.
        Люди начали хлопать в ладоши и свистеть.
        Нид широко улыбнулся, поднял свою шляпу и стал приветливо махать ею. Было видно, что он очень хорошо чувствовал себя перед большой аудиторией. По-видимому, этот навык он приобрел при выступлениях на родео. Нид замечательно держался на людях. И было ясно, что он все-таки перенял кое-что от своего отца в умении обходиться с избирателями. Все это пронеслось в голове у Кейт, когда она смотрела, как он включился в работу с окружавшей его толпой. Одновременно она отметила про себя, что в его поведении не было и намека на фальшь. Он был совершенно искренним, когда пожимал руки, разговаривал с людьми, шутил с ними. При этом он ни на мгновение не опустил своей руки, которой слегка касался ее спины. Разговаривая с другими, он постоянно представлял ее своим друзьям. Постепенно они подошли к натянутому тенту, около которого стояла очень привлекательная женщина в шляпе и джинсах. Она улыбнулась и протянула к нему обе руки. Кейт почувствовала укол ревности, но вскоре она поняла, что эта красивая женщина с потрясающими голубыми глазами, - сестра Нида.
        - Привет, сестричка, - сказал Нид.
        Брат и сестра обняли друг друга, затем Нид обернулся к Кейт и, взяв ее за руку, подвел к сестре.
        - Кейт, это моя сестра Сара, лучший офтальмолог штата.
        Сара засмеялась и протянула руку.
        - Страшно рада познакомиться с тобой, Кейт.
        Откуда-то появилась Стелла, схватила Нида за руку и увлекла его в толпу потенциальных сторонников, оставив Кейт и Сару одних.
        - Не знаю, как ты, - сказала Сара, - но я просто умираю от голода. Пойдем положим что-нибудь в тарелки, пока все не съели.
        Но в тот момент, когда они подошли к столам, уставленным блюдами с едой, оркестр перестал играть, несколько раз взвизгнул микрофон и многократно усиленный аппаратурой голос Стеллы Делани произнес:
        - Друзья, прошу немного внимания. Внимание, прошу вас.
        Смех и разговоры затихли. Все стали смотреть на Стеллу, которая сейчас стояла на трейлере, разукрашенном красными, белыми и голубыми гирляндами.
        Стелла подняла свою руку, на которой сверкали золотые браслеты:
        - Друзья, мы все страшно счастливы, что собрались здесь в честь одного из наших любимых героев. Все вы знаете его и знаете, какой он чудесный и честный человек. Но я хочу сказать о нем еще одну вещь, он - будущий шериф нашего округа. Это - Нид Чишолм.
        Среди бури выкриков, аплодисментов, свиста Нид взобрался по ступенькам на трейлер и подошел к микрофону. Широко улыбаясь, он дотронулся до своей шляпы и поклонился несколько раз собравшимся, которые продолжали бурно вопить и хлопать в ладоши. Затем, приведя свою шляпу в должное положение, он поднял руки, прося тишины.
        - Я хочу поблагодарить всех моих друзей и соседей за то, что вы пришли сегодня ко мне. Честно говоря, по секрету могу сообщить, что я бы, возможно, не стал претендовать на место шерифа, если бы мой бык не сдох, но он сдох, и я здесь. Стелла, ты вместе с Эдом, надеюсь, не подмешали ему что-нибудь, чтобы я согласился на выборы.
        Смех.
        - Большинство из вас знают меня всю мою жизнь. Поэтому мне нечего сказать вам кроме того, что я буду очень благодарен, если вы проголосуете за меня. Я знаю кое-что о законе, причем с обеих сторон. Во-первых, у меня где-то пылится университетский диплом юриста, а, во-вторых, помнится, кое-кто из присутствующих вместе со мной, - он улыбнулся и указал рукой на несколько человек, примерно своего возраста, - провели несколько часов в окружном участке в ту ночь, когда мы окончили школу.
        Снова смех и выкрики из толпы.
        Выражение лица Нида вдруг стало серьезным.
        - Я обещаю вам, что если буду избран, я буду справедливым, честным шерифом и стану работать не жалея сил так, как только позволят мне мои способности. И все знают, что я - человек слова. Я знаю, что многие люди думают, а сможет ли одноглазый шериф хорошо делать свою работу, - вдруг добавил он притихшей толпе. - Но если Русто Когбурн мог, так и я смогу.[1 - Русто Когбурн (Rooster Cogburn) - герой ряда американских фильмов в исполнении Джона Вейна, который создал образ смелого престарелого полицейского, грубоватого и непреклонного борца за справедливость. У киногероя только один глаз.] - Его лицо расплылось в улыбке. - А теперь пойдемте есть и отдохнем, но прошу, оставьте мне кусочек ананасового пирога, который испекла Ида Галловей.
        Толпа разразилась бурными овациями. Нида, спрыгнувшего с трейлера, окружили его друзья и сторонники, похлопывающие его по плечу и пожимающие ему руку.
        Сара засмеялась и, покачав головой, повернулась к Кейт.
        - Он же прирожденный политик. Просто позор, что папа не увлек его на эту стезю.
        - Мне показалось, что они не ладят.
        - Как кошка с собакой. Давай положим себе еды и найдем тихое местечко поговорить.
        Нагрузив на свои тарелки мясо, поджаренное в виде барбекю, и цыплят, овощной салат, бобы и капусту, обе женщины выскользнули из праздничной толпы и, обойдя дом, уселись на ступеньках запасного выхода.
        Сара с аппетитом принялась за еду.
        - В этой еде двухнедельная порция холестерина. Но какая она вкусная.
        Кейт засмеялась, соглашаясь с ней, и принялась за еду с не меньшим аппетитом. Продолжая есть, они болтали о разных вещах, и Кейт обнаружила, что Сара ей очень понравилась. Она была не только очень умной и внешне привлекательной женщиной, но в то же время такой же открытой и дружелюбной, как ее брат.
        - Вы выросли здесь, не так ли? - спросила Кейт.
        - Да, мне было почти два года, и у мамы должен был родиться Нид, когда папа построил этот дом для мамы. Мне кажется, что этот дом ей никогда не нравился. Ей было одиноко в нем. Папа был избран тогда в законодатели штата, и он проводил больше времени в Остине, чем здесь. Мне кажется, мама просто завяла от тоски и одиночества и поэтому умерла. А воспитала нас Ида Галловей.
        - А, вот почему Нид с ней так дружен.
        - Да, мы оба обожаем ее. Она была нашей экономкой, пока Нид не поступил в университет. Тогда она ушла на пенсию.
        - Сколько тебе было лет, когда умерла мама?
        - Мне было восемь, а Ниду шесть.
        - Разве вы не жили в Вашингтоне со своим отцом, когда он стал конгрессменом?
        - Ты шутишь? Папа просто не знал бы, что с нами делать. Иметь двоих детей, а затем двух подростков постоянно с собой. Да это испортило бы ему всю жизнь. Нет, мы все время жили здесь. Чтобы иметь «чувство стабильности, сообщества и преемственности».
        Она засмеялась. В ее словах было меньше горечи, чем у Нида, но все-таки она чувствовалась.
        - Он всегда брал нас во время избирательных кампаний. Мы появлялись вместе с ним на людях в качестве его избирательной свиты. Так что каждые два года на несколько месяцев он становился очень любящим отцом.
        - Странно, что он не приехал, - сказала Кейт, - но кажется, что Нид этому просто рад.
        У Сары на лице появилось озабоченное выражение.
        - Я пыталась отговорить его, но боюсь, что ему все-таки придет в голову появиться здесь.
        - А разве Нид не будет благодарен за его поддержку? В конце концов он избирался от штата в конгресс в течение многих лет. Люди должны уважать его.
        - Ты должна понять, что папа богат и влиятелен. Никто здесь всерьез не мог противостоять ему на выборах. Но хотя он и душка, его популярность здорово упала за последние годы. Папой люди восхищаются, а Нида любят. Если папа появится, то совсем не для того, чтобы поддержать Нида, а скорее для того, чтобы лишний раз показаться на людях для прессы. И заодно посетить избирателей своего штата.
        - Понятно, - сказала Кейт грустно.
        Хотя Кейт никогда раньше не встречалась с Джо Чишолмом, она уже испытывала к нему неприязнь.
        Сара встала.
        - Пойдем за десертом.
        Они прошли почти половину пути до навеса, когда вдруг послышалось жужжание винтов вертолета. Они прикрыли свои глаза и стали всматриваться в небо.
        - Это он, застонала Сара. - Легок на помине.
        Конгрессмен Джо Чишолм врезался в это праздничное собрание, как метеор, хвост которого состоял из свиты помощников, нескольких журналистов и одного репортера с камерой. Он источал мощь и харизму. Внешне он был очень похож на Нида. Такой же симпатичный, с такой же ослепительной улыбкой, но только с седой копной волос. Но хотя отец и сын и были похожи друг на друга, их характеры значительно различались. Эта мысль пришла в голову Кейт, когда она наблюдала за тем, как конгрессмен пожимал руки и перешучивался с людьми. Его улыбка ни разу не достигла глаз.
        Нид стоял рядом с Кейт, обняв ее за талию, и смотрел, как его отец шел через толпу в его направлении. Хотя со стороны могло показаться, что Нид полностью расслаблен, Кейт чувствовала напряжение в его руке.
        - Как поживает моя девочка? - заревел Джо, заключая Сару в мощные объятия. Широко улыбаясь, он сгреб руку Нида и стал энергично ее трясти.
        - Поздравление, Хосс. Отличная у тебя компания здесь. Тебя обязательно изберут. Ты здорово придумал участвовать в этих выборах. Когда придет время выборов законодательных органов штата, у тебя окажется отличная опора.
        - Черт возьми, папа, я не собираюсь участвовать…
        - А кто эта симпатичная девушка, которую ты так обхватил, словно она собирается убежать?
        Джо направил на Кейт сладострастный взгляд.
        - Кейт Миллер. Кейт, это мой отец, конгрессмен Джозеф Чишолм.
        - Зовите меня просто Джо, милая девушка.
        Он схватил двумя руками ее руку и долго не выпускал ее.
        - Да, милая девушка, вы прекрасны, как картинка.
        Он внимательно разглядывал ее.
        - Мы не встречались раньше?
        - Нет, сэр.
        Все еще держа ее руку в своей, он сказал:
        - Я никогда не забываю лиц, особенно хорошеньких девушек. Вы уверены, что мы никогда не встречались?
        - Да.
        Он нахмурился.
        - А вы не родственница Миллеров из Бирна.
        - Нет, сэр. Я из Калифорнии.
        Она осторожно высвободила руку.
        - Замечательное место Калифорния. Но мы рады, что вы у нас в Техасе.
        Джо захохотал и бросил через плечо своим сопровождающим.
        - Сид, приведи сюда парня с камерой. Я хочу сняться вместе с будущим шерифом. И еще надо, чтобы в кадр попали эти хорошенькие девушки.
        Кейт пришла в ужас от этого предложения Джо Чишолма и попыталась улизнуть, пока вокруг сенатора развернулись приготовления к съемкам.
        Удрав от Джо Чишолма, фотообъективов и толпы, Кейт тихо побрела к опустевшему бассейну. Встав на краю воды, она пыталась взять себя в руки и для этого сконцентрировала внимание на том, как она дышит. Надо постараться дышать медленно и глубоко.
        Неужели конгрессмен узнал ее? Неужели?
        Нет, нет. Не может быть. У нее так изменилась внешность. Она совсем не похожа на ту женщину, которая давала показания на сенсационном процессе три года назад и чьи фотографии появились во всех главных газетах востока страны.
        Но если Джо Чишолм, как сказал Нид, особо интересовался организованной преступностью, то он, должно быть, следил за процессом и внимательно разглядывал ее фотографию. Может быть, конгрессмен все-таки узнал ее. А если узнал он, то могут узнать и другие.
        «Нет, не может быть», - говорила она себе. Ей все это просто кажется. Ненужные фантазии. Кто сможет сейчас связать между собой Кейт Миллер и свидетельницу из Нью-Джерси? Но чем больше Кейт пыталась убедить себя в безопасности своего положения, тем меньше она верила в это и тем больше нервничала. Знакомое чувство страха стало подкрадываться к сердцу, появился холод в затылке, и внутренний голос приказал ей: «Беги!»
        Сильная рука опустилась ей на плечо, и низкий мужской голос сказал: «Попалась».
        Рефлективно, еще не осознавая, что она делает, Кейт схватила двумя руками чье-то запястье, резко перенесла вес тела на другую ногу и, рванувшись, перебросила нападавшего через себя в бассейн.

        Глава 7

        Джо Чишолм плюхнулся в воду с громким всплеском и массой брызг. Кейт смотрела на него расширившимися от ужаса глазами. Ее рука закрыла рот, подавляя глухой стон. Что она наделала? Испытывая жуткие угрызения совести, которые нельзя было выразить словами, она, потрясенная, стояла на краю бассейна и как завороженная смотрела на конгрессмена, поднявшегося на поверхность воды и теперь отплевывающего и ревущего громким голосом. Его седые волосы промокли и слиплись, шикарный костюм намок и был безнадежно испорчен.
        Сзади послышались вопли смеха и стрекот кинокамеры.
        Кинокамера? О ГОСПОДИ!
        Закрывая лицо руками, она рванулась вон и бросилась к въездной дороге, где были припаркованы машины.
        Она застала Билли Боба за едой, которую он поглощал, сидя на заднем откинутом борту грузовика. Своей рукой, которая тряслась у нее как дешевый миксер, она схватила его руку, в которой он держал вилку с огромной порцией бобов, намереваясь отправить их в рот. От сотрясений ее руки бобы рассыпались.
        - Билли Боб, - закричала она истерично, - мне надо ехать. Сейчас же. Где грузовик Нида?
        Жуя и давясь, стараясь проглотить бобы, которые были во рту, он помахал вилкой в сторону грузовика.
        - Хотите, чтобы я довез вас?
        - Нет, я сама. Где ключи?
        - Внутри.
        - Скажи Ниду, чтобы он попросил кого-нибудь подбросить его домой, - взвизгнула она и ринулась к пикапу. Вскочив в грузовик, она завела его и с силой надавила на газ. Грузовик взревел, выбросил из-под колес кучу гравия и стремительно понесся прочь.
        Сейчас она думала только о том, чтобы убраться. Сбежать. Как можно быстрее. Она не только оскорбила влиятельного конгрессмена Соединенных Штатов, но и, бесспорно, сделала Нида посмешищем всего округа, испортив его шансы на избрание шерифом. И что еще хуже, этот чертов фотограф, кажется, успел заснять весь эпизод.
        Джо Чишолм будет теперь объектом бесконечных насмешек и анекдотов, а если пресса начнет копаться в ее прошлом, то вскоре по ее следу пойдут убийцы и гангстеры.
        В рекордно короткое время она домчалась до дома, с визгом затормозила у запасного выхода бара, бросилась к двери, пытаясь нащупать нужный ключ на цепочке. Ее руки так дрожали, что ей никак не удавалось попасть ключом в замок. Вбежав в свою комнату, она схватила пакеты, оставшиеся от покупок, швырнула в них свою одежду, затем бросилась в маленькую ванную, сгребла в один из пакетов все личные предметы. Дернув ящик прикроватного столика, она выгребла деньги, накопившиеся из чаевых, засунула их в карман.
        Ей трудно было дышать из-за слез, которые душили ее. Она бросила последний взгляд на эту скромную, заполненную победными трофеями комнату, которая служила ей таким надежным прибежищем. Но у нее не было дома на самом деле, и сейчас она еще раз в этом убедилась.
        Сжав зубы, чтобы не разреветься, она бросилась в салон, схватила карандаш и блокнот и быстро набросала записку Ниду, написав, что оставит грузовик на автобусной станции в городе. Она хотела сказать ему много чего еще, очень много чего еще, но у нее не было времени. Она вызубрила раньше расписание движения автобусов и сейчас вспомнила, что скоро должен быть очередной рейс. Она позвонит ему потом и объяснит.
        Итак, еще один эпизод ее жизни завершен. Горький, сладкий, оставивший в ней болезненные раны, но завершен. Зачем думать о том, что могло бы быть. Если думать об этом, то можно сойти с ума.
        Она бросилась в свою комнату, положила записку на кровать, схватила пакеты и ключи и повернулась, чтобы выбежать на улицу.
        От неожиданности она вскрикнула и уронила пакеты.
        В дверях стоял Нид, прислонившись одним плечом к косяку и скрестив руки. Его шляпа была отодвинута далеко на затылок.
        - Собираешься куда-то? - спросил он небрежно.
        - О, Нид. Это ужасно! Мне так ужасно неудобно.
        - Это насчет чего?
        - Как насчет чего? Насчет того, что я сбросила твоего отца в бассейн, насчет того, что я погубила твои шансы стать шерифом, насчет того, что я испортила всю твою жизнь, потому что осталась здесь. Прости меня. Прошу тебя, прости.
        Несмотря на все свои старания сдержаться, в глазах появились слезы.
        - Эй, - сказал Нид, шагнув к ней и обхватив ее своими сильными руками. - Было бы о чем плакать.
        Она попыталась вырваться, но он очень крепко держал ее.
        - Как ты можешь говорить это? Я оскорбила твоего отца. И поставила в дурацкое положение тебя перед теми, кто собирался голосовать за тебя. И… И…
        - Эй, не плачь, дорогая.
        Он поднял ее голову и стал целовать глаза.
        - Ты не убавила мне голосов. Собственно говоря, скорее прибавила. Все от хохота чуть не поумирали, увидев, как ты швырнула моего отца в бассейн. Собственно, ты не сделала ничего, что бы каждый из присутствующих хоть раз в жизни не хотел бы сделать сам. Между прочим, откуда ты научилась такому приему?
        - Я брала уроки.
        Он издал короткий смешок.
        - Надо быть поосторожней и не злить тебя.
        - Нид Чишолм, это не смешно.
        Он попытался принять серьезное выражение лица.
        - А мне показалось, что смешно. И всем без исключения тоже. Даже мой папаша хохотал до слез, когда выбрался из воды.
        - Он смеялся?
        - Ага. Добрый старый Джо, может быть, и сукин сын, но никто не сможет обвинить его в том, что он плохой парень. Он хохотал громче, чем все остальные вместе взятые.
        - Ты ведь не придумываешь это, чтобы успокоить меня?
        - Нет, - он поднял вверх свою руку. - Клянусь перед Богом. Поэтому можешь выбросить из головы свою идею удрать в неведомые края.
        Она опустила голову. Он поднял снова ее голову и заглянул ей в глаза.
        - Все, больше ничего не тревожит?
        О, нет. Боже мой! Кое-что очень даже тревожило. У нее появилось непреодолимое желание исповедаться ему, рассказать все, что произошло в ее жизни, но она буквально прикусила свой язык, пытаясь заставить себя молчать.
        - Давай, Кейт, говори.
        - Фотограф. Снимки.
        Медленная улыбка подняла одну сторону его усов.
        - Можешь не беспокоиться об этом. Фотограф, э-э, тоже побывал в бассейне. Вместе с камерой.
        У нее расширились глаза.
        - О, Нид. Неужели ты…
        - Нет. Первой до него добралась Сара.
        - Сара?
        - Да. Она издала боевой клич, вцепившись в него, прыгнула в воду, и он свалился в бассейн вместе с ней. Затем она толкнула его под воду и вырвала камеру из рук. Примерно в это время я их покинул. Она хороший пловец.
        - Представляю себе, как Сара прыгает в бассейн на виду у всей толпы, как она вырывает камеру, - Кейт не смогла сдержаться и, прильнув головой к груди Нида, засмеялась. - Ты сумасшедший.
        - Правильно. Схожу с ума по тебе.
        Она подняла голову и посмотрела на него.
        Показалось ли это ей или действительно она увидела что-то в его сияющем голубом глазе. В груди появилась сладкая боль, и ей захотелось поцеловать его. Воспоминания о том, как прикасались к ней его губы, как разгоралось ее желание, снова ожили в ее сознании.
        - Не вернуться ли тебе на праздник? - спросила она хрипло.
        - Нет. Сейчас все равно там должен быть конец.
        - Как ты приехал сюда?
        - Билли Боб довез меня на мотоцикле. Он так гнал, что я чуть было не потерял свою шляпу.
        Она улыбнулась.
        - Кейт?
        - М-м…
        - Мне кажется, что я умру, если не поцелую тебя.
        - Я не смогу вынести мысли, что ты умер из-за меня.
        Он наклонился к ней и поймал ее губы своими губами, окатив волной желания. Его язык жадно устремился в ее рот, где встретился с трепещущим языком Кейт. Он сорвал шляпу и отбросил ее в сторону. Затем он снова повернулся к ней и с еще большим жаром стал целовать ее. Она обхватила его голову своими руками.
        Он все сильнее прижимал ее к себе. Он покрывал ее лицо поцелуями, его язык нежно касался ее подбородка, ушей, затем снова губ, которые она с жадностью раскрыла, чтобы он мог снова войти в ее рот.
        Кейт почувствовала, что у нее подгибаются колени и где-то внутри начинает зарождаться желание.
        - О Боже, Кейт, дорогая. Ты воспламеняешь меня. Я никогда еще в жизни не сгорал так.
        Ее колени уже никуда не годились. Она стала опускаться. Он подхватил ее на руки и понес в комнату, продолжая целовать. Там он сел и усадил ее себе на колени. Его рука коснулась ее груди, и она выгнулась навстречу, желая сохранить это сладостное ощущение.
        Она нетерпеливо ждала, пока он расстегивал ее блузку и спускал с плеча бретельку бюстгальтера. Наконец его язык дотронулся до ее обнаженного соска, и она вскрикнула от нового ощущения и теснее прижалась к Ниду. Он застонал и почти сорвал ее рубашку, швырнув ее в сторону. За ней последовал бюстгальтер.
        Они упали на кровать. Его руки и его рот, казалось, были везде. Он жадно искал все новые участки ее тела и не мог оторваться от нее, как будто не мог насытиться поцелуями, прикосновениями. Эта жадность Нида страшно нравилась ей.
        Неожиданно он замер, а затем поднял голову и прислушался. Затем последовало страшное проклятие.
        - Что случилось?
        - Машина приехала. Я совсем забыл, что…
        Послышался стук в дверь.
        - Нид? - произнес женский голос.
        Он снова произнес то же самое проклятие.
        - Это Сара. Я бы не откликнулся, но я забыл запереть дверь.
        Он быстро поцеловал Кейт.
        - Запомни, на чем мы остановились. Закончим позднее. Пойду встречу ее.
        Он встал и, схватив шляпу, вышел, скромно держа ее перед собой. Увидев это, Кейт захихикала.
        Кейт еще раз пригладила волосы и вышла в холл, который вел в салон бара. Она увидела, как Сара склонилась над Нидом, рассматривая его глаз.
        - Все хорошо. Но на следующей неделе ты должен быть у меня в больнице. Здесь нет нужного оборудования.
        Как только Нид увидел Кейт, он быстро отвернулся и нацепил повязку на глаз. Кейт была далеко, чтобы рассмотреть его рану, но было видно, что он очень стеснялся своего увечья. Он не знал, что будучи медсестрой, ей приходилось наблюдать увечья в сто раз страшнее, чем его ранение.
        - Проблемы? - спросила Кейт.
        Сара обернулась и улыбнулась, глядя на Кейт.
        - Нет. Просто беглый осмотр. Вам не досталось десерта. Я привезла кое-что.
        Кейт засмеялась.
        - Я слышала, что ты вмешалась в события.
        Та захихикала.
        - Ага, вмешалась. Это было потрясающе. Давайте заварим кофе с тем вкусненьким, чем нагрузила меня Ида.
        - Ананасовый торт? - спросил Нид.
        - Ананасовый торт, - подтвердила Сара. - И кокос, и шоколад.
        - Страшно люблю шоколад, - сказала Кейт.
        - Я тоже, - сказала Сара. - Но у нас его много. Потом я захватила барбекю, закуски. Хватит на целую неделю. Ида терпеть не может, когда еду выбрасывают. И кроме того, она осведомлена, что наш пожиратель продукции с этим легко справится.
        Она взъерошила волосы Нида.
        Темные волосы Сары, точно такие же по цвету, как и у Нида, были еще мокрыми. Сара затянула их на затылке, в результате чего получился маленький хвостик. На ней было надето легкое домашнее платье, а на ногах - домашние туфли. И казалось, что эта одежда доставляет ей даже больше удовольствия, чем джинсы и ботинки, в которых она появилась на торжестве.
        Пока кофе заваривался, все трое сидели за столом.
        - Сара, я действительно переживаю все, что случилось сегодня днем, - сказала Кейт. - Твой отец напугал меня, и я даже не успела сообразить, кто это был, как он уже оказался в бассейне. Мне так стыдно.
        - Почему? Мне даже в какой-то степени это понравилось. Нашему папке полезно время от времени охлаждать свой пыл, - засмеялась она. - Я никогда не забуду выражения его лица, даже лет через сто. Да, чтобы не забыть…
        Она вынула засвеченную помятую пленку из кармана и водрузила ее на стол.
        - Документальное свидетельство этого поступка навсегда утеряно.
        - Спасибо. А как же камера этого бедолаги - пострадала?
        - Скорее всего. Папа купит ему другую.
        - Где сейчас ваш отец?
        Сара пожала плечами.
        - После того, как он переоделся, вскочил в свой вертолет и исчез. Наверное, мы теперь не увидим его до Рождества. А то и позднее.
        За кофе Нид рассказывал Саре о том, как продвигается его строительство.
        - Как я хотела бы взглянуть на него, - сказала она. - Давай поедем туда.
        - Уже поздно. Скоро стемнеет, - ответил Нид.
        - Да еще целую вечность будет светло, еще рано и… - Сара неожиданно вздрогнула и оборвала свою речь. Затем она понимающе посмотрела сначала на Нида, затем на Кейт, улыбнулась и сказала: - Понятно. Уже поздно, и мне пора ехать.
        - Жаль, что тебе уже пора уезжать, сестренка, но вот твоя шляпа.
        Сара улыбнулась.
        - Мне можно доесть свой торт?
        - Если только быстро, - ответил он.
        - Между прочим, - добавила Сара, - у меня есть дополнительная информация о том враче…
        Она снова дернулась и удивленно посмотрела на Нида.
        - Каком враче? - спросила Кейт.
        - Специалисте по пластическим операциям, о котором я просил разузнать, - ответил Нид. - Это для моего глаза.
        - Да, - вставила Сара, вставая, - по поводу его глаза. - Ну, я поехала.
        Она наклонилась и поцеловала Нида в щеку.
        - Звони.
        - Я провожу тебя до машины, - сказал Нид.
        - Мой маленький братик, я вполне способна дойти до своей машины сама. Она к тому же находится не далее, как в двадцати футах от двери.
        - Я провожу тебя до машины, - повторил он более раздраженно.
        - Почему бы тебе не проводить меня до машины, Нид?
        Сара выразительно посмотрела на Кейт.
        - У братьев иногда не все в порядке с головой.
        Кейт засмеялась:
        - Не знаю. У меня никогда не было брата.
        - Хочешь моего?
        - Сара?
        - Иду, иду.
        Она обняла Кейт.
        - Я так рада, что мы познакомились. Делай что хочешь, но постарайся держать его в руках. По крайней мере, после выборов.

        Подойдя к своей машине, Сара спросила:
        - Не хочешь ли объяснить, что означали все эти твои ляганья под столом? У меня до сих пор болят икры ног.
        Нид улыбнулся.
        - Первый раз я хотел тебя предупредить, чтобы ты не заговорила о ночлеге. Мне надо провести время наедине с Кейт.
        - Понятно. У вас это серьезно?
        - Хотел бы так думать. Для меня, по крайней мере, это серьезно. Кажется, я здорово влип.
        Сара поцеловала его в щеку.
        - Я очень рада, что наконец-то и на тебя нашлась управа. Мне понравилась Кейт. Из нее получится отличная невестка.
        - Мы еще так далеко не зашли. Нам сначала надо кое-что уладить. Точнее, это Кейт надо. У нее, кажется, есть кое-какие проблемы, но она пока не хочет со мной об этом говорить.
        - И из-за этого ты меня саданул второй раз, когда я упомянула о враче?
        Он кивнул.
        - Что ты еще выяснила?
        - Не так уж много. У меня на работе одна сестричка знает его регистратора. Впечатление такое, что доктор Вебер уехал на позапрошлой неделе в среду в путешествие в Европу вместе со своей очередной пассией. Регистратор говорит, что он «смазливый женский угодник». Большую часть его больных составляют женщины, которым надо удалить то складку, то родинку, то там, то сям. Муж одной из его пациенток здорово побил его в прошлом месяце. Кажется, после этого они разошлись, я имею в виду, что разошлись муж с женой, не врач с пациенткой. А почему ты хотел о нем разузнать? Это как-то связано с Кейт?
        - В некотором роде. Я еще сам не знаю как, но в любом случае спасибо за информацию.
        Он поцеловал сестру в лоб и открыл дверцу ее БМВ.
        Прежде чем Сара успела сесть в машину, к дому подкатил еще один лимузин, из которого выбрались Стелла, Эд, а также соседи Нида - Сэм и Лидия Горман. Они приветливо замахали руками, а Нид начал тихо бормотать проклятия. Сара захихикала.
        - Похоже, у тебя будет много гостей, - сказала она. - А прятаться уже слишком поздно. - Она села в машину и повернула ключ зажигания.
        - Не работает.
        - В чем дело? - спросил Нид.
        - Не заводится.
        - Вылезай. Дай я попробую.
        Ничего не получилось. Нид выбрался и полез смотреть в капот. Подошли Эд и Сэм, которые сразу же присоединились к ремонту машины. Женщины вошли в дом. Мужчины дергали различные проводки и узлы, чесали себе затылки, но ничего не могли придумать. Начинало темнеть.
        - Кажется, надо вызывать механика, - сказал Эд.
        - Это в воскресенье-то вечером?
        - Брат моего зятя работает механиком, - сказал Сэм. - Можно попробовать вызвать его.
        Они вошли в дом, позвонили зятю Сэма, который позвал своего брата, а затем устроились за столом и стали снова пить кофе и есть торт. И ждать, ждать.
        Черт бы побрал этого механика. Почему он не спешит? Он хотел остаться вдвоем с Кейт. Все еще не успокоившись после прерванной любви, он пожирал взглядом сочные губы Кейт, смотрел, как она откусывает торт, облизывает языком крошки, прилипшие к уголку рта.
        Он говорил о чем-то, а в воображении все время возвращался к недавним сладостным моментам, когда он целовал ее грудь, ласкал соски, которые с такой быстротой и готовностью отвечали на его ласки. Неожиданно она посмотрела на него, их взгляды встретились, и волны желания потекли от одного к другому.
        Да где же, черт возьми, этот механик?
        В конце концов этот механик появился. Он объяснил, что смотрел какую-то передачу по ТВ и не мог прервать это занятие. Все мужчины вывалили на улицу, принялись опять раздумывать над поломкой и светили фонарями, но теперь в капоте ковырялся лишь один механик.
        Наконец он распрямился, вытер руки о тряпку и сказал:
        - Кажется, я знаю, в чем дело.
        - А исправить можете?
        - Да, но придется заказать кое-какие детали завтра в Сан-Антонио. В среду к вечеру будет готово.

        Кейт сидела между Нидом и Сарой в кабине пикапа. Нид вез Сару в Сан-Антонио. Кейт предложила остаться дома, но он настоял, чтобы она поехала вместе с ними.
        - Нид, мне очень жаль, что у тебя столько хлопот из-за меня, - сказала Сара, однако в голосе у нее слышалось не сожаление, а веселость.
        - Почему-то мне не верится, - ответил он сердито.
        - Нид! - упрекнула его Кейт. Сара только рассмеялась.
        - Мне действительно надо попасть в Сан-Антонио. Я возьму машину напрокат в аэропорту. Хорошо еще, что у них были свободные, когда я им позвонила. У меня дел завтра невпроворот. Конечно, я могла бы остаться у вас на ночь…
        - Ни черта, - пробормотал Нид.
        Его лицо приняло какое-то торжественное выражение. Он крепко сжимал руль и постоянно нажимал на акселератор. Когда Кейт случайно прикасалась к нему ногой, она чувствовала, как было напряжено его тело. И эти прикосновения вдруг стали занимать все ее мысли. Она стала ощущать каждое его движение. Несколько раз за прошедший вечер она ловила на себе его пылающий, жаждущий взгляд. Она обнаружила, что распаляется и сама. Оказалось, что для этого не нужно было ни слов, ни прикосновений. Их желание росло, передавалось от одного к другому, словно между ними был натянут какой-то провод. Она пошевелилась, ее нога снова коснулась его ноги. Она почувствовала, что его мускулы напряглись.
        Кейт мучительно думала о том, что бы сказать, чтобы начать беседу и покончить с этой неловкой паузой. Но она никак не могла придумать темы.
        Тогда ей на помощь пришла Сара.
        - Вы ведь живете в Калифорнии. В какой именно части штата?
        - Части?
        - Северной, южной?
        - О, в южной, - ответила Кейт и снова замолчала. Ей совсем не понравилась тема, которую затронула Сара. Она опять стала придумывать свою тему. Что-нибудь по медицине могло бы быть безопасным, но не затевать же дискуссию об отслоении сетчатки. Она вспомнила, что несколько часов назад они говорили что-то о враче, и это заинтересовало ее тогда.
        - Я всегда поражалась возможности пластической хирургии. Когда ты собираешься сделать операцию себе, Нид?
        - Черт возьми, Сара, я мог бы тебя задушить! - сказал Нид.
        Пораженная Кейт с изумлением переводила взгляд с одного на другого. Сара захихикала и прошептала:
        - Он очень болезненно переживает травму глаза.
        - Я НЕ переживаю болезненно травму глаза!
        - Тебе виднее.
        Казалось, что Сара совсем не обижена грубоватым поведением своего брата. Наоборот, было похоже, что ей эта ситуация доставляет удовольствие. По-видимому, она уже почувствовала эротическое влечение, установившееся сегодня между Нидом и Кейт, которое сейчас буквально заполняло всю кабину. Действительно, разве что полный идиот не смог бы почувствовать эту атмосферу и волны сексуального напряжения, а доктор Сара Чишолм была очень сообразительной женщиной.
        Кейт было неловко, она начинала злиться на что-то, но неожиданно для себя, взглянув на ситуацию как бы со стороны, она улыбнулась. Все было очень забавно. Улыбка стала заметнее, и она сжала губы, пытаясь придать выражению лица серьезность. Она взглянула на Сару и увидела, что та точно так же борется со своими губами. Обменявшись взглядами, они расхохотались.
        - Что такого смешного вы обнаружили? - нервно спросил Нид.
        Кейт похлопала его по ноге и сказала:
        - Мы все смешные.
        Она убрала руку, но он схватил ее и положил на свое бедро.
        - Уж если я представляюсь смешным, то попытаюсь хотя бы получить от этого удовольствие, - сказал он.
        Когда они подъезжали к станции проката автомобилей, то хохотали все.
        Как только Сара получила автомобиль, Нид вернулся, вскочил в машину, и они сразу же уехали.
        Через пять минут он уже заезжал в мотель и остановился у домика с администрацией.
        - Почему мы сюда приехали? - спросила Кейт.
        - Потому что я больше не могу ждать ни одной минуты.
        Он выскочил из грузовика, открыл дверь домика, затем снова прикрыл ее, повернулся к ней и спросил:
        - Я ведь правильно угадал твои желания?

        Глава 8

        Кейт знала, что она потом будет очень жалеть, если скажет правду. Но ей так надоело скрываться и врать. И постоянно всего опасаться. Она заслужила, чтобы хоть ненадолго стать счастливой.
        - Да, ты правильно угадал мои желания.
        Нид широко улыбнулся, наклонился и прикоснулся к ней губами.
        - Я мигом, как пуля.
        Она улыбалась, глядя, как он стремительно кинулся к двери офиса и исчез внутри. Любовь все сильнее разгоралась в ее груди подобно распускающемуся цветку. И вместе с любовью у нее росло желание. У нее так еще никогда ни с кем не было. Влюбиться так быстро и так сильно. Правда, у нее еще никогда не было таких мужчин, как Нид. Он не только был нежным и заботливым. И еще таким страстным. Но с ним было очень интересно быть вместе - гулять, разговаривать. Она всегда думала, что в отношении секса она обладает очень средней чувствительностью. Но сейчас вдруг обнаружила, что одно простое прикосновение Нида могло сразу безумно возбуждать ее.
        Вскоре он вернулся с каким-то маленьким пакетом. Он бросил этот пакет ей и забрался в грузовик.
        - Что это? - спросила она.
        - Наш багаж.
        - Можно взглянуть?
        Он просто улыбнулся в ответ. Она заглянула в пакет. Там она увидела две зубные щетки, маленький тюбик зубной пасты, расческу и большой сверток презервативов. Она засмеялась:
        - Похоже, что все необходимое есть.
        - Ты меня понимаешь. Мы в тринадцатом домике. Надеюсь, ты не суеверна.
        - Нисколько.
        - А я суеверный. Но это единственное, что у них было.
        Он подъехал к нужному домику и припарковался. Они вошли внутрь. Как только дверь за ними захлопнулась, он сбросил с себя ботинки, швырнул шляпу, рывком расстегнул застежки своей рубашки и одним движением скинул ее. Потом он повернулся к ней и взглянул так, что ей показалось, что сейчас загорится ее одежда. Обхватив Кейт руками, он стал целовать ее с таким жаром, что у нее перехватило дыхание.
        - Можно, я сначала приму душ? - выдохнула она, когда до нее дошло, что он уже расстегнул пуговицы ее блузки.
        - Дорогая, потом примешь душ. Двенадцать раз подряд. Но сейчас я так тебя хочу, что, наверное, взорвусь к чертовой матери.
        Неожиданно она осознала, что на ней больше ничего нет, кроме резинки, которая стягивала ее волосы. На нем из одежды оставалась лишь повязка на лице. Ей было приятно ощущать твердость его торса, мягкость волосиков на его груди, которые нежно ласкали ее грудь.
        Его язык пылал жаром и бешено метался по ее телу, уступая в сладострастии только его рукам. Бормоча какие-то несвязанные слова любви, он прокладывал поцелуями дорогу от ее шеи к груди, к соскам, а затем к животу и после некоторых поисков и блужданий - к пупку. Он упал на колени и стал тереть свои щеки о ее ноги, лаская руками ее бедра.
        - Какая ты нежная, какая сладкая! - прошептал он хрипло.
        Она покачнулась, ослабев от избытка чувств. Он вскочил, подхватил ее на руки и понес к кровати. Его руки гладили ее, его зубы нежно кусали ее, его язык пробовал ее, пока она не поняла, что может взорваться сама.
        - Боже мой, я весь в огне, - застонал он. Она попробовала ответить, но сумела издать только стон. Она не могла думать, она могла только чувствовать. Она тоже вся была в огне, по телу разливалась сладостная боль, и она потянула его к себе, к своим ногам. Он упал на нее, его губы слились с ее губами, и в этот момент, где-то глубоко в сознании, начал вибрировать странный звук.
        Дзинь. Дзинь. Дзинь.
        Он приподнял голову.
        - О черт! - завопил он, и в этот момент целый поток воды хлынул на них, вымочив за несколько секунд с ног до головы.
        - Пожар!
        Он сгреб ее вместе с постельным бельем и бросился в дверь. Они оказались на стоянке.
        Его грудь тяжело вздымалась. Он повернул голову и стал смотреть в комнату через открытую дверь. Никаких признаков огня. Никакого дыма. Никто не бегает и не суетится вокруг. Ничего.
        Только Нид и Кейт, одни на полупустой стоянке возле их дома. Тишина в мотеле нарушалась звуками проезжавших по отдаленному шоссе машин и жужжанием противопожарной системы. А также звуками воды, извергаемой в комнате системой тушения пожара.
        В соседнем домике открылась дверь и сонный грубый голос завопил:
        - Эй, вы, черт бы вас всех подрал! Приглушите свою шарманку! Вы что там, совсем трахнулись?
        Дверь с треском захлопнулась. Кейт и Нид молча посмотрели друг на друга и расхохотались.
        - Ложная тревога, правда? - спросила она.
        - Нет, я думаю, кто-то там вверху хочет таким образом мне сказать что-то. Давай-ка уберемся отсюда.
        И он широкими шагами направился к грузовику.
        - Э-э, Нид, не хотела бы тебя огорчать, но мы не совсем в форме.
        - Ты думаешь, я так привык ходить нагишом, что уже и не понимаю, что мы стоим перед богом и его созданием в чем мать родила?
        Он остановил ее около дверцы грузовика и накинул покрывало.
        - Будь здесь, я сейчас вернусь.
        Она осталась, глядя, как Нид бросился вприпрыжку к их комнате, и плотнее завернулась в промокшее покрывало. Боже, как он был красив. Подтянутая фигура с рельефной, но не чрезмерной мускулатурой, узкими бедрами, блестящими от воды. Он напомнил ей какого-то античного героя или бога.
        Через несколько минут он вернулся. Теперь на нем были джинсы и шляпа, которая заметно скособочилась и промокла. В руках он нес большой тюк, который при ближайшем рассмотрении оказался наволочкой, а в ней была их промокшая одежда. Он отпер дверцы машины, помог ей забраться, а затем залез сам и завел мотор.
        - Дорогая, мне очень жаль. По-видимому, я ничего большего не заслуживаю. Вот только жаль, что и ты промокла из-за меня.
        Она засмеялась.
        - Все нормально. Я наконец-то дождалась душа. Но что ты имел в виду, когда сказал «я ничего большего не заслуживаю»?
        - Не обращай внимания, - сказал он, выруливая со стоянки. - В следующий раз я все сделаю правильно.
        Он остановился перед домиком администрации, ввалился внутрь и через пару минут показался вновь на улице.
        - Ты заявил о поломке системы?
        - Да, и получил назад деньги. Если бы я был мстительным человеком, я бы еще и подал на них в суд.
        Он выехал с территории мотеля.
        Сначала у Кейт беззвучно затряслись плечи, а затем она захохотала.
        - Тринадцатое число все-таки оказалось несчастливым.
        - Раньше у меня никогда с ним не было неприятностей, - ответил Нид.
        - Но раньше меня не было рядом с тобой, - возразила она. - Я приношу несчастье. Со мной происходит то, во что трудно поверить нормальному человеку.
        Он притянул ее к себе и обнял за плечи.
        - Нет, ты не права. Ты приносишь не неприятности, а счастье. Причем мне - такое счастье, которого у меня никогда не было.
        - Да?
        Он чмокнул ее в нос.
        - Да. Я готов каждый день благодарить бога за то, что ты однажды забрела ко мне в бар в тех своих ботинках для гольфа. Ты у меня единственная, дорогая. Я попробую это объяснить лучше, когда мы доедем домой.
        Как он собирается объяснять, можно было не спрашивать. Ей было хорошо сидеть рядом с ним и молчать, просто сидеть, свернувшись под боком, положив свою голову на его плечо, и смотреть на дорогу, упираясь рукой в его обтянутую джинсовой тканью ногу.
        Она, должно быть, задремала, потому что следующей вещью, которую она увидела, была гостиница. Она выпрямилась и потянулась.
        - Устала? - спросил он.
        - Нет, не очень. Просто, когда я еду ночью на машине, мне всегда хочется спать. Наверное, возвращаюсь в детство. Моя мама говорила мне, что когда я была маленькой, то единственным способом, которым меня можно было убаюкать, это повозить в машине. Положить на сиденье и поехать куда-нибудь.
        - Смотри-ка, ты первый раз упомянула своих родителей. Они еще живы?
        - Нет, по крайней мере, моя мама. Она умерла около восьми лет назад. Об отце я ничего не знаю. Он ушел, когда мне было пять лет. И с тех пор я его не видела.
        - Извини.
        Кейт пожала плечами.
        - Для него, наверное, оказалось не под силу ответственность за семью. А мы с мамой выдержали каким-то образом.
        Нид вышел и помог выбраться ей.
        - Ух, - сказала она, коснувшись ногами гравия.
        Нид подхватил ее на руки и понес домой, волоча по ступенькам покрывало.
        - Я совсем забыл, что ты неженка.
        Она сердито фыркнула, посчитав эту шутку неудачной, но он только хмыкнул и поцеловал ее в ответ.
        Войдя в дом, он внимательно посмотрел ей в лицо, потрогал ее щеки тыльной стороной ладони.
        - Уже поздно. Ты точно не устала?
        - Абсолютно точно, а ты?
        - Нет. Как насчет того, чтобы нам попробовать снова, только теперь я применю другой подход.
        Она улыбнулась.
        - Что ты задумал?
        - Позволь, я быстро приму душ, а затем ванна в твоем распоряжении. Надень что-нибудь покрасивее и жди, я за тобой зайду. Я буду ухаживать по всем правилам. Наверное, мы даже потанцуем. Ты любишь танцы?
        - Да, но где, ради всего святого, ты собираешься танцевать среди ночи?
        - Это уж моя забота.
        Она никак не могла понять, что он имеет в виду, но согласилась.
        Так как гардероб Кейт был довольно ограниченным, у нее не возникало особых проблем с выбором. Она надела одну из двух имевшихся в ее распоряжении юбок - длинную с цветным набивным рисунком - и выбрала подходящий по цвету блузон. Она нанесла макияж, используя тот скудный запас косметики, который у нее имелся, надела босоножки, села на край кровати и стала ждать.
        Чем дольше она ждала, тем больше начинала волноваться. У нее стали появляться сомнения насчет разумности ее поведения. Она отогнала эти мысли и начала думать о чем-либо еще. Но несмотря на все свои усилия, старые опасения роились у нее в голове. Когда Нид постучал в дверь, она превратилась в комок нервов.
        Она взялась за ручку двери, глубоко вздохнула и открыла дверь. От одного его вида все сомнения сразу же улетучились. Он стоял в дверях гладко выбритый, в чистых джинсах и рубашке, скроенной в стиле Запада, сжимая в руках букет полевых цветов.
        Слегка поклонившись, он протянул ей букет, который внизу был обмотан помятой алюминиевой фольгой.
        - Это тебе. Представь себе, что это красные розы.
        Она опустила свое лицо в цветы и улыбнулась.
        - Мне они нравятся больше, чем розы.
        Он подал ей руку.
        - Куда мы идем?
        - В мой бар, который теперь называется «Chez Асе».
        Он провел ее в салон бара, где горели приглушенные огни, а автоматический проигрыватель играл какие-то нежные мелодии в стиле «кантри». Все столики, за исключением одного, были отодвинуты к стенам. Оставшийся в центре столик был застелен клетчатой скатертью. В центре стола стояла зажженная свеча, которая была засунута в пустую бутылку вместо подсвечника. А сбоку от нее в ведерке со льдом лежала бутылка вина, рядом стояли два бокала на тонких высоких ножках. Он подставил ей стул.
        - «Chez Асе» - очень приятный ресторан. Восхитительный интерьер.
        - Я счастлив, что тебе он понравился.
        Он поднял охлажденную бутылку.
        - Шампанского?
        - Шампанского? Настоящего?
        - Настоящего. Я нашел пару пыльных бутылок в кладовке, которые были отложены про запас. Давай представим себе, что это «Dom Perignon».
        Он с шумом откупорил шампанское и наполнил бокалы.
        Она сделала глоток.
        - М-м. Лучший «Dom Perignon», который я когда-либо пробовала.
        Свет от свечи падал на его лицо, отражался в его глазе, делая его светло-голубым. Он дотронулся своим бокалом до ее бокала.
        - За любовь… И тех, кто любит.
        После нескольких глотков шампанского он встал и протянул ей свою руку.
        - Могу я пригласить вас на этот вальс, мадемуазель?
        - Конечно, месье.
        Джордж Стрейт пел что-то из проигрывателя, а они на небольшом свободном участке плавно танцевали вальс. Он оказался потрясающе грациозным танцором, вел ее уверенно и легко. У нее вздымалась и взлетала юбка, их движения были такими синхронными, как будто они танцевали вместе долгие годы.
        - Ты прекрасный танцор, - сказала она.
        - И ты тоже. Сегодня ты просто бесподобно выглядишь.
        Танец кончился. Она улыбнулась и сказала:
        - Благодарю вас.
        Началась новая запись. На этот раз звучала какая-то нежная баллада. Он притянул ее к себе и обнял за талию. Ее руки обвили его шею, и ее лоб касался его щеки. Они двигались под медленную музыку с той же бесподобной гармонией движений, которая появилась у них во время вальса. Их тела прижимались друг к другу, своими руками она обнимала его шею. Его грудь касалась ее груди, которая стала еще более уязвимой теперь, когда на ней не было бюстгальтера. Ей стало жарко, и она вздрогнула.
        Его ладони двинулись вниз по ее спине и прижали ее еще сильнее к его животу и бедрам. Она чувствовала на своих щеках его жаркое дыхание, которое слегка колыхало упавшую на лицо прядь ее волос. Она чувствовала его сильные мышцы, застежки на его рубашке, жесткую пряжку на его ремне. Его нога была между ее ног. Ей стало еще жарче, и она снова вздрогнула.
        - В чем дело, дорогая? - спросил он.
        Отклонившись назад, она улыбнулась ему.
        - Ты так хочешь меня? - спросила она, ощущая, как напряглась внизу его плоть.
        - Я начинаю привыкать к этому. Это состояние у меня становится перманентным, когда ты рядом.
        - О!
        - Да, о!
        - Почему же ты не сделаешь что-нибудь?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Удовлетворить себя. В моей постели. Прямо сейчас.
        - Но по моей программе мы должны еще пить шампанское и танцевать. Я понимаю, что налетал раньше на тебя, как взбешенный бык. Я хочу прекратить это. Я хочу, чтобы у нас с тобой была романтическая ночь.
        Нежность переполнила ее душу. Она поцеловала его в подбородок.
        - Я ценю твою заботливость.
        Они продолжали танцевать. Ее руки то обвивались вокруг его шеи, то гладили его грудь. Она расстегнула верхние застежки и прикасалась губами к его груди. Она чувствовала, как каждый раз он напрягается от ее поцелуя. Однако выдерживает ритм танца. Еще две застежки расстегнуты, и ее руки проникли к его телу, лаская и гладя его, играя с его маленькими плоскими сосками. Мышцы его живота напряглись, и она захихикала.
        - Дорогая, - сказал он, - это становится невыносимым. Я больше не могу терпеть.
        - Я знаю, - сказала она, стараясь не смеяться. - Я это чувствую.
        Кончиком языка она провела вдоль его ключицы, а ее руки стали гладить его спину. Он первый раз сбился с ритма.
        - Детка, не знаю, смогу ли еще это долго вынести.
        - Да, в самом деле?
        Она наклонила его голову, укусила его за нижнюю губу и прижалась к нему своим животом и бедрами.
        - Все! - глухо сказал он, схватил за руку и повел в спальную комнату.
        Она, смеясь, засеменила за ним, с трудом сумев на мгновение задержать его, чтобы задуть свечу, когда они оказались рядом с ней.
        - Ты ведьма, - сказал он, на секунду прерывая свои поцелуи.
        Она выше подняла голову, чтобы он мог легче достать ее шею.
        - Почему?
        - Потому что ты меня приворожила. Около тебя я перестаю соображать.
        Он начал бешено срывать ее одежду, целуя каждую вновь обнажаемую часть ее тела.
        Она с таким же лихорадочным нетерпением стала расстегивать и срывать его одежду. Рубашки, джинсы, туфли, босоножки - все полетело куда попало. Его трусы упали на лампу. Ее трусики - на спинку кровати. Они повалились на кровать, целуя, гладя, бормоча, лаская друг друга.
        У нее перехватило дыхание. Ее желание росло. Ее тело нетерпеливо требовало, чтобы он вошел в нее скорее, прежде чем она умрет от избытка страсти. Он рванулся, оказался вверху на ней, затем резко и глубоко вошел в нее. Она вскрикнула от ни с чем не сравнимого ощущения его пылкой плоти в ней, и тоже стала двигаться, чтобы усилить это бесподобное наслаждение.
        Глубокий протяжный стон вырвался из его груди. «О Боже, я хочу тебя съесть», - прошептал он и с хищным рычанием прильнул своими горячими жадными губами к ее рту. Его язык ворвался в ее рот и стал двигаться в нем, согласуясь с тем ритмом, в котором его тело мощно накатывалось на нее. Она захватила в ладони его волосы, широко открыла рот, всасывая и лаская им его язык, она обвила своими ногами его бедра и стала сначала покорно, а затем так же решительно и неистово отвечать на каждый порыв, каждое движение его тела. Два диких создания метались, извивались, ползали, поднимались и падали. От счастья и восторга их кожа покрылась потом и стала скользкой. Она рванулась, заставляя его повернуться на спину, выпрямилась, села на него верхом и бешено ринулась к счастью, управляя им, словно необъезженным мустангом. Вдруг она почувствовала, что все достигло предела. Он выгнулся, и хриплый, тихий стон вырвался из его груди. Стон стал громче и резче, и он перестал двигаться, его напрягшееся тело застыло. Первая волна блаженства хлынула на него в тот момент, когда он почувствовал, как мощные конвульсии начали
сотрясать ее тело, и она погрузилась в до сих пор еще не изведанные ею глубины удовольствия, которые потекли по ее охваченному спазмами наслаждения телу, заставляя трепетать каждую клетку.
        Она перестала двигаться, перестала дышать. Все ее внимание без остатка было поглощено глубиной ее счастья и благодарностью к этому человеку.
        Исчезло время, пространство, ощущение реальности. Было только ощущение счастья и бешеной радости.
        Уставшая и потрясенная своими ощущениями, Кейт откинулась на согнутые в коленях ноги Нида.
        С трудом переводя дыхание, он выдохнул:
        - Боже мой.
        - Это как раз то, что я думаю.
        - Милая, мои слова, наверное, покажутся тебе банальными, но я и никогда, НИКОГДА не испытывал ничего подобного.
        - Никогда?
        - Никогда.
        Она вздохнула:
        - И я тоже. Я попробую встать, но мне кажется, что я не смогу двигаться по меньшей мере полчаса.
        Он улыбнулся.
        - А я вот жаловаться не буду.
        Он дотронулся до ее увеличившейся груди, мягко погладил и обхватил ладонями.
        - Я всю свою жизнь ждал тебя. Мне ничего больше не хочется. Хорошо бы пробыть здесь, никуда не уходя и не вставая, целую неделю, чтобы смотреть на тебя, трогать тебя. - Его рука скользнула вниз по ее влажному животу к тому месту, где они еще были связаны друг с другом. Палец коснулся чувствительного места, и она вздрогнула.
        Он стал нежно гладить там, и она ощутила, как волны наслаждения опять потекли по ее телу, набирая высоту и силу.
        - О, о-о, - выдохнула она, закрывая глаза и наваливаясь телом на его палец. Он увеличил темп, и вскоре еще один момент блаженства потряс их.
        Ее напрягшееся тело пронизывали дивные ощущения. Потом, когда замер последний всплеск блаженства, она подняла свои отяжелевшие веки и посмотрела на него. В его ответном взгляде она увидела такую сладостную муку, что у нее на глаза навернулись слезы.
        Он обвел ее подбородок своими пальцами.
        - О, Кейт, я люблю тебя. Так люблю тебя. Какая же жизнь у нас будет с тобой вдвоем!
        Ей показалось, что какой-то железный кулак схватил ее сердце. Она легла сверху на него и положила ему на плечо свою голову. Слезы, которые она пыталась сдержать, хлынули из глаз. «Да, какая жизнь», - подумала она.
        НО ОЧЕНЬ НЕДОЛГО.

        Глава 9

        Кейт ехала на Старлайт совсем одна. Имя «Старлайт» носила степенная, твердо стоящая на ногах кобыла из конюшни Нида. Кейт ехала верхом по склону известкового холма, на котором кедры, горный лавр и карликовые дубы перемежались с кактусами. Вот уже целую неделю каждое утро Нид учил ее держаться в седле. Он хвалил ее и говорил, что у нее имеются прирожденные навыки езды. А она обнаружила, что просто влюблена в езду верхом. Особенно ей нравилось ездить самой, что случилось, когда у Нида было много работы.
        На вершине холма она остановилась, спрыгнула с лошади и бросила поводья, поскольку была уверена, что тренированная кобыла никуда не забредет. Кейт залезла на большой валун, уселась на него и, подтянув ноги, уперлась в них подбородком. Это было одно из ее самых любимых мест. Тихое и спокойное. Кроме того отсюда открывался великолепный вид на окрестности: вдали виднелся бар «Козырь», ближе, на пастбище, паслись рыжие коровы, направо и налево расстилались ковры диких цветов, а с другой стороны пастбища на небольшом возвышении был виден строящийся дом.
        Да, вид был прекрасен. Она глубоко вдохнула чистый воздух, который был напоен ароматами утренней росы, но ее взгляд все время возвращался от замечательной панорамы к той точке, в которой находился Нид и откуда слышался стук топора. Нид был на стройке дома. Даже отсюда, с довольно большого расстояния, она хорошо различала его. Сейчас он работал на наружной стене, что-то приколачивая к ней, чтобы подготовить ее для внешней обшивки, которая будет состоять из кирпича, камня и кедра. Группа кровельщиков уже работала на крыше над одной частью дома и над гаражом, покрывая ее кровельными материалами.
        Сейчас на Ниде была соломенная шляпа, он был без рубашки, брюки низко спущены на самые бедра. Ей не надо было даже приглядываться, чтобы знать, как выглядит его тело. Начиная с той ночи званого обеда на природе, они провели много-много ночей вместе, и она изучила его тело так же хорошо, как свое собственное. Пожалуй, даже лучше.
        Он оказался совершенно ненасытным любовником, внимательным, но ненасытным. Она хихикнула. А кто она такая, чтобы так говорить? Она была не лучше. От одного его прикосновения все загоралось у нее в груди, жизнь казалась прекрасной. Когда она была с Нидом, то чувствовала себя в безопасности, непогрешимой и непобедимой.
        Но когда она была одна, как сейчас, в ней оживало старое. Начинали звучать старые записи памяти. Не только те, в которых сохранились воспоминания кошмаров, связанных с убийством, судом и ее попытками скрыться от преследования, но и другие тоже. Те другие воспоминания, которые породили у нее страх перед мужчинами, потому что на них, как свидетельствовал ее опыт, никогда нельзя было рассчитывать, когда становилось туго. Ее отец бросил их с матерью, затем в высшей степени болезненное воспоминание о ее первой любви в школе, отказ от помолвки даже не одного, а двух женихов. О, она достаточно хорошо изучила психологию, чтобы понять механизм возникновения ее страха перед мужчинами, но все-таки победить так глубоко укоренившееся чувство она не могла.
        Глубоко в душе она хотела верить, что Нид совсем другой, что он встанет бесстрашно на ее защиту, даже когда узнает о ее прошлом и ее грядущем испытании. Но точно так же она думала и в тех случаях. И хотя сейчас она была влюблена в него до безумия, она еще слишком мало его знала, чтобы верить полностью.
        По правде говоря, она боялась того времени, когда придется его подвергнуть этому испытанию. Она не сможет перенести еще одно разочарование, особенно если оно будет связано с Нидом.
        Вдруг до ее слуха донеслись крики со строительной площадки. Она стала вглядываться туда и вдруг увидела, что один из строителей, работавших на крыше, поскользнулся и теперь висел на краю, пытаясь удержаться. Затем она увидела, как он оторвался от крыши и полетел на землю.
        Она вскочила, побежала к лошади, вскочила на нее и помчалась со скоростью, на которую была способна, в направлении дома. Нид и несколько других рабочих окружили пострадавшего и, склонившись над ним, пытались что-то сделать. Она соскочила с седла и бросилась к лежащему на земле человеку, расталкивая людей. Когда она наконец подошла, то сразу заметила, что нижняя часть его правой ноги находится в неестественном положении под слишком большим углом к остальной части тела. Но прежде всего она села на корточки и стала щупать пульс на его горле, затем провела быстрый осмотр тела, чтобы определить другие повреждения.
        - У вас есть здесь аптечка скорой помощи? - спросила она Нида, проверяя у пострадавшего реакцию зрачков на свет.
        - Да, в сарае.
        - Принесите ее.
        Она уже проверила голову пострадавшего и стала ощупывать его ребра, затем пропальпировала его живот. В этот момент строитель начал стонать, открыл глаза и попытался сесть. Она положила ему на плечи руки, чтобы остановить его.
        - Лежи тихо, - сказала она твердо. - Ты пострадал, и я сейчас уточняю, какие ты получил травмы. Как тебя зовут?
        - Пит. Пит Зубер.
        - Все будет о'кей, Пит, - сказала она, улыбаясь, чтобы приободрить его. - Что случилось?
        Она продолжала ощупывать его тело.
        - Споткнулся обо что-то и поскользнулся.
        - Где болит?
        - В основном нога.
        - Сейчас мы посмотрим твою ногу.
        Пит, которому судя по всему, было лет двадцать, был страшно напуган. Она улыбнулась и погладила его черные волосы, убрав их с его лба.
        - Я постараюсь делать все очень осторожно. Но если тебе будет больно, кричи, не стесняйся.
        - Да, мэм.
        Она открыла аптечку, которую Нид положил рядом с ней.
        - Она хорошо укомплектована, - сказала Кейт, с радостью обнаружив большое количество нужных вещей, включая несколько стерильных бинтов, солевой раствор, резиновые перчатки.
        - Это все Сара, - сказал Нид. - Могу я чем-нибудь помочь?
        - Принесите мне две доски, я попробую сделать шину. И нам надо на что-нибудь его положить, какую-нибудь широкую доску или дверь.
        - Сейчас принесем, - сказал один из рабочих.
        Надев резиновые перчатки, Кейт достала из аптечки ножницы и разрезала джинсы на ноге Пита. Она обнаружила то, что и предполагала: сложный перелом большеберцовой и малоберцовой костей. Нид, стоя рядом с ней на коленях, только присвистнул.
        - Мне нужен лед, - сказала она ему.
        - Сейчас принесем из холодильника, - сказал еще один рабочий.
        Используя солевой раствор и большой бинт из аптечки, Кейт сделала влажный тампон и наложила его на обнаженную рану. Затем она осторожно отрезала остаток штанины и отдала ее с ножницами Ниду.
        - Нарежь мне полосок, чтобы я могла привязать шины.
        Нид быстро нарезал из материала длинные полоски, а рабочие уже принесли две палки. Она сжала Питу руку и улыбнулась.
        - Ничего?
        - Да, мэм. Только болит, как будто разорвал всю кожу на ноге.
        - Я знаю, если хочешь, можешь даже ругаться. Я не возражаю. У тебя сломана нога. Сейчас мы собираемся закрепить ее, чтобы довезти тебя до больницы, а там уже взяться за дело как следует. В ближайшее время тебе придется обойтись без танцев, но потом все будет хорошо.
        Пит слабо улыбнулся.
        - Я всегда очень плохо танцевал.
        С помощью Нида и еще одного строителя она наложила импровизированные шины, затем они осторожно переложили его на дверь, которую еще не успели поставить, затем подняли его и перенесли в кузов пикапа. Кейт наложила на травмированную ногу несколько пакетов со льдом, которые они сделали из полиэтиленовых пакетов из-под бутербродов и футболок. Кто-то раздобыл одеяло, и они подложили его под Пита.
        - Я поеду в кузове вместе с Питом, - сказала она Ниду. - Кто-нибудь должен позвонить в больницу и предупредить их на случай, если там в составе дежурной бригады нет врача-травматолога.
        - Я сделаю это, - сказал пожилой строитель.
        - Позвони из моего бара, - сказал Нид и кинул ему связку ключей.
        - Предупредите дежурную сестру, что мы везем им сложный перелом в дистальной части голени фибуля-тибиа с другими возможными повреждениями.
        - Что? Еще разок.
        - Скажите дежурной сестре, что Пит упал с крыши и у него сложный перелом нижней части ноги и, кроме того, могут быть еще какие-то повреждения.
        - Понял.
        Строитель вскочил в свою машину и помчался в сторону «Козыря».
        - С Питом все будет о'кей? - спросил у нее Нид.
        - Думаю, что да. Но такие травмы могут вызывать шок. Постарайся везти машину как можно скорее, но очень осторожно. Нам надо поскорее попасть в больницу.
        - Я знаю. Меня часто возили в этих проклятых машинах «скорой», и я отлично представляю себе, каково трястись в такой зубодробилке после перелома или вывиха.
        Нид помог Кейт залезть в кузов, а затем вместе с еще одним строителем вскочил в кабину, и они тронулись в путь.
        Она знала, что Нид делает все возможное, чтобы вести машину осторожно, и все же до основной дороги машину сильно раскачивало. Но Пит держался молодцом, и единственное, что можно было от него услышать, это шумные вздохи и выдохи, которые он делал время от времени.
        Больница находилась в двенадцати милях от места происшествия, и когда они туда попали, рука Кейт, которую сжимал Пит, совсем занемела.
        Больница была маленькой, сельской, но оказалась полностью готовой к срочной операции. Когда они подъехали и просигналили, двери сразу же отворились и к ним навстречу выбежали медсестра и медработник с носилками. Нид и строитель стали помогать, и Пита быстро перенесли в здание. Кейт пришлось семенить рядом, так как Пит не выпускал ее руки.
        Медсестрой была спокойная, обстоятельная женщина средних лет. Она сказала:
        - Доктор Валенса сейчас прибудет. Вы все, ребята, идите в комнату для посетителей, а я займусь здесь больным.
        Нид и строитель послушно удалились, но Кейт не смогла уйти, так как Пит не хотел отпускать ее руку.
        - Она так мне помогла. Если можно, пусть она побудет здесь, - сказал он.
        - Меня зовут Кейт Миллер. Я - медсестра, - шепнула она.
        Она не стала добавлять, что несколько лет работала и в операционном отделении, и в реанимационном.
        - Элли Олдридж. Оставайтесь, поможете нам. Мне надо подготовить систему для переливания и рентген для доктора.
        Кейт осталась, но делать ей ничего не пришлось. Она сидела рядом с Питом и успокаивала его, пока шла подготовка к операции. Знакомые запахи больницы, обстановка и действия персонала, такие привычные для нее, приоткрыли какую-то дверь, и на нее обрушился поток воспоминаний из ее прошлой жизни. Сколько раз она вот так же готовила больных к операции, делала все то же самое, чем занималась медсестра. Конечно, это была маленькая сельская больница, а Кейт всегда приходилось работать в больших столичных клиниках и медицинских центрах, но атмосфера больницы была везде одной и той же. И Кейт скучала по ней.
        После того, как Пита увезли в операционную, она прошла в комнату для посетителей к Ниду и строителю, которым оказался дядя Пита Генри Зубер.
        - С ним все будет хорошо. Его сейчас будут оперировать.
        Генри пошел позвонить семье Пита, и тогда Нид сказал ей:
        - У меня несколько вопросов к тебе, но я задам их позже. Ты не против, если мы побудем здесь до конца операции?
        - Конечно. Мне и самой хотелось бы побыть здесь.
        Нид обнял ее за плечи.
        - Кейт, ты была бесподобна.
        Вскоре после двенадцати часов в предоперационной появился доктор и объявил им, что операция закончилась успешно. К этому времени уже приехали мать и жена Пита, поэтому Кейт и Нид оставили больного с его семьей и пошли перекусить в кафе.
        Кейт знала, какие вопросы задаст ей Нид, и была готова к этому. Когда подали холодный чай, Нид улыбнулся:
        - Я сказал тебе, что ты потрясающе хорошо оказывала помощь Питу.
        - Да, ты говорил об этом.
        - Судя по всему, у тебя более солидная медицинская подготовка, чем просто курсы по обучению первой медицинской помощи.
        Она сконцентрировала свое внимание на лимоне и сахаре, которые собиралась положить в чай, затем стала размешивать чай в стакане, радуясь хотя бы такой секундной задержке.
        - Ты сейчас дырку проделаешь в своем стакане, - сказал Нид.
        Рука Кейт замерла, она вынула ложку, стряхнула с нее капли в стакан и отложила ее в сторону.
        Затем Кейт сделала большой глоток и наконец сказала:
        - Отличный чай, очень освежает. Ты так не думаешь?
        - Очень освежает, - ответил он, хотя даже и не притрагивался к своему стакану.
        - Надо будет узнать, какой сорт чая они используют. Когда я сама делаю холодный чай, он всегда пахнет, как шелуха от арахисовых орехов. Как ты думаешь, может быть это потому, что я использую…
        - Кейт, пожалуйста, скажи, кто ты.
        - Кто я? Ну, я - женщина. Американка, «рыба». Кстати, я не знаю твоего дня рождения. Наверное, «скорпион».
        - Ошиблась. Но мой день рождения не имеет никакого отношения к тому, что я спрашиваю. И твой тоже. Я хочу знать, кто ты по профессии.
        - Бармен.
        Он был разочарован.
        - Ты никак не хочешь помочь мне понять тебя.
        Она подумала, что может еще некоторое время ходить вокруг да около, но он был упрямым, как целое стадо ослов. С другой стороны, она боялась, что начни она отвечать на его вопросы - и он вытащит из нее абсолютно все ее секреты, как фокусник, который вытаскивает из своего волшебного ящика шарфы. Наконец она сказала:
        - Я работала медсестрой. Очень давно.
        Про себя она добавила: «Три жизни тому назад».
        Он улыбнулся:
        - Вот видишь, не так страшно, как ты думала.
        В это время им подали еду. Когда официантка отошла, Нид продолжал:
        - Почему ты бросила эту работу? Глядя на тебя сегодня, я понял, что ты прирожденный медик.
        - Я ушла потому что… Потому что… У меня было сильное нервное потрясение, которое я не хотела бы обсуждать сейчас. Давай есть.
        - Слушаюсь, мэм.
        Они молчали все оставшееся время. После обеда как бы между прочим Нид сказал:
        - Здесь очень нужны медсестры. Я уверен, что тебя взяли бы с распростертыми объятиями в нашу больницу.
        - Ты хочешь сказать, что я плохо работаю в баре?
        - Ты - великолепный бармен, но я видел, как ты действовала сегодня. Ты ведь совсем преобразилась.
        - Я сказала уже, что не хочу обсуждать этот вопрос. Я ведь не лезу в твои дела.
        - Лезь, пожалуйста. Моя жизнь - как открытая книга перед тобой.
        - О'кей. Тогда почему ты решил стать шерифом, если хочешь быть фермером?
        - Из-за Мета Диллона и дома.
        - Объясни, пожалуйста.
        - Я хорошо заработал за последние несколько лет, участвуя в родео. Я даже согласился поучаствовать в рекламных роликах для компании, продающей шляпы. Поэтому я накопил немного деньжат. Но покупка быка и строительство дома чертовски много стоят. У меня почти ничего не осталось. Даже получив страховку за быка, я все равно не смогу купить такого же хорошего быка, как Мет Диллон. К тому же я потерял доход, который мог бы получать, сдавая Мета в аренду местным фермерам.
        - А Мет откинул копыта.
        - Да, и мне нужен теперь другой источник постоянного дохода для текущих расходов. Одного «Козыря» не хватит.
        - Так, значит, ты хочешь стать шерифом из-за денег?
        - Не совсем. Если бы дело было только в деньгах, я бы стал юристом. Юристы получают намного больше денег, защищая бандитов, чем шерифы, ловя их.
        Он сделал знак официантке.
        - Хочешь персикового напитка со льдом?
        Она кивнула.
        После десерта она облокотилась на стол и, глядя на Нида, спросила:
        - Так почему же тогда ты решил стать шерифом?
        - Две причины. Я, кажется, не говорил тебе, что мой прадедушка Нид тоже был шерифом в молодости.
        - Понятно. Наследственность. А еще какая причина?
        Он улыбнулся и наклонился к ней.
        - Ты секреты умеешь хранить?
        - Как в могиле.
        - Когда я был подростком, я не пропустил ни одного вестерна с Джоном Вейном. Я мечтал, что когда вырасту большим, то буду, как он, ловить воров и защищать какой-нибудь город от бандитов. Он был моим героем.
        Кейт улыбнулась:
        - Если ты хотел стать полицейским, почему же пошел в ковбои родео?
        - Потому что даже я знал, что слишком молод и горяч, чтобы взять в руки оружие. Мне надо было выбить еще много дури из головы. А для родео я как раз подходил. Лэрри Махам был моим вторым любимым героем.
        - А кто это?
        - Один из самых сильных ковбоев родео на свете. Профессиональная ассоциация ковбоев родео признавала его лучшим ковбоем года множество раз. Такие ребята, как Махам, Джим Шолдерс, Том Фергюсон, были моими идолами. Эти ребята насобирали целую гору трофеев и трофейных ременных блях.
        - У тебя у самого приличная коллекция.
        - Да, но не столько, сколько у тех ребят. Надо добавить, что у меня много сломанных костей и шрамов. Так что пришло время осесть. Надо было это сделать в прошлом году.
        Она вздохнула.
        - Задним числом все умны.
        - Да, все.

        В пятницу вечером Нид пришел в бар немного раньше, чем обычно. Он подошел к ней сзади, обнял ее и сказал:
        - У меня для тебя есть сюрприз.
        - Сюрприз, какой?
        - Ты была когда-нибудь на родео?
        - На настоящем - нет. Видела отрывки по телевизору.
        - Тогда самое время посмотреть. Стелла устроила мне мероприятие на школьном родео. Я там должен вручать главные награды. Мы будем сидеть в ложе для почетных гостей и все такое… Идешь?
        - Конечно. Когда?
        - Сегодня.
        - Сегодня? А кто будет работать в баре? Я знаю, что Ида работает за двоих, но все равно она одна не справится.
        Нид усмехнулся.
        - Инез собирается прийти сегодня на один вечер. Клифф поправляется и может быть дома один. И, по правде говоря, мне кажется, что ей самой хочется выбраться куда-нибудь.
        Он игриво шлепнул ее.
        - Иди посмотри на свою новую одежду девушки-ковбоя. А поедим мы на ярмарке.
        Кейт отправилась переодеваться. На своей кровати она обнаружила рубашку в синюю и белую клетку, совершенно такую же, в какой был сегодня Нид. Ремень, который предназначался для нее, имел золотую трофейную бляху.
        Она улыбнулась и быстро переоделась.
        Когда Нид посмотрел на нее в баре, его лицо просветлело, и он широко улыбнулся.
        - Теперь мы близнецы, - сказала она. - Это что, правило хорошего тона?
        - О да, это традиция.
        Она засмеялась и дотронулась до золотой бляхи на своем ремне.
        - А это что значит, что у нас с тобой хорошие отношения?
        - Как минимум.
        Он нагнулся к коробке, в которой лежали большие предвыборные значки, привезенные сюда Стеллой, и нацепил по одному на их рубашки. На значке было написано: «Нам нужен шериф Чишолм». Он подмигнул ей, а затем сказал:
        - А вот и Инез. Давайте я познакомлю вас, и мы трогаемся в путь. Может быть, мы еще успеем покататься на чертовом колесе. Ты любишь чертово колесо?
        - Обожаю. Но не каталась на нем целую вечность.
        - Ну, вот видишь, а если будешь вести себя паинькой, то я, может быть, куплю тебе алую сахарную вату, а то и покатаю на картингах.

        Небольшая передвижная ярмарка была в полном разгаре. Слышалось гудение моторов, какофония звуков. Запахи жарящихся арахисовых орехов, поп-корна, перченых жаровен заполняли воздух. Кейт и Нид вначале покатались на чертовом колесе, затем съели массу сосисок с горчицей и стручковым перцем.
        Они шли, взяв друг друга за руки. Зазывалы с разных сторон прельщали народ своими красочными описаниями чудес, которые они предлагали. Толпа мальчишек восхищенно ухала, глядя на факира, заглатывающего шпаги и рапиры. Танцоры исполняли дикие танцы живота.
        Кейт оторвала кусок сахарной ваты из пакета, который она держала, и дала его Ниду.
        - Хочешь выиграть одно из этих чучел? - спросил он, показывая на тир, на полках которого были выставлены замечательные призы.
        - Я? Ты шутишь. Я никогда в своей жизни не стреляла. А кроме того у них там все подстроено.
        Его лицо расплылось в улыбке.
        - У меня свой подход. Сейчас увидишь.
        Они подошли к тиру, и. Нид, поприветствовав мощного служащего тира с жуткой татуировкой на руках, сказал:
        - Я - Нид Чишолм, будущий шериф округа.
        Служащий с уважением посмотрел на него и улыбнулся, обнажив беззубый рот.
        - Хотите попытать удачи? Есть хорошенькие призы.
        - Да, я как раз об этом и думал. Я - отличный стрелок, но моя дама думает, что у вас здесь все подстроено. Доказывал ей, что в тире все всегда честно. Теперь хочу показать в деле.
        Нид дал человеку деньги и сказал:
        - Выберите винтовку получше для меня.
        - Конечно.
        Служащий даже не посмотрел на винтовки, которые были разложены на прилавке. Он нырнул под прилавок и вытащил винтовку оттуда.
        - Попробуйте эту. Пару выстрелов для пристрелки.
        Нид приложил винтовку к плечу, прицелился и нажал курок. Первый раз он промахнулся, второй попал. Вокруг стала собираться толпа. Сделав паузу, он стал стрелять и попал в цель десять раз подряд. Вокруг зааплодировали. Тирщик широко улыбался.
        - Отличная стрельба, шериф. Выбирайте приз. Заходите ребята, проверьте верность руки и меткость глаза, - сказал он, поворачиваясь к собравшимся.
        Нид подмигнул Кейт.
        - Что ты хочешь: зеленого жирафа или пурпурную корову?
        - Конечно, корову.
        Через минуту она уже прижимала корову к своей груди, а он говорил ей:
        - Хочешь опять покататься на чертовом колесе или же пойдем на арену.
        - Сколько времени?
        Он посмотрел на часы.
        - Да уже много. Надо идти. Надо идти на родео.
        Они двинулись к арене, вокруг которой трибуны уже заполнялись людьми. Нид провел ее в разукрашенную ложу, где сидели ведущий, судьи соревнования и различные высокопоставленные особы. Нид представил Кейт сидящим в ложе. Они обменялись любезностями, и Ред Никс, ведущий шоу, сказал:
        - Нид, много же воды утекло с тех пор, как ты боролся здесь со своим первым теленком.
        Нид рассмеялся.
        - Двадцать лет. Насколько я помню, я проиграл.
        - Но с тех пор это случалось очень редко.
        - Давайте начнем наше шоу.
        Они сели. Кейт наклонилась вперед и прошептала:
        - Ты действительно выступал здесь.
        - Да. Подростком. Сегодня тоже будут выступать школьники.
        Праздник начался парадом наемников с флагами. Улыбающаяся королева родео, приветливо размахивающая букетом цветов, проехала в разукрашенной коляске.
        Кейт быстро вошла в царившую здесь атмосферу и вместе со всеми стала бурно переживать и аплодировать, особенно, когда Билли Боб, который работал у Нида, вышел для участия в соревновании по оседланию быка.
        Когда Ред объявил его время по громкоговорителю, Кейт обернулась к Ниду и спросила:
        - Это хорошее время?
        - Отличное.
        - Как хорошо. Я надеюсь, что он победит.
        Между различными соревнованиями Ред Никс представлял собравшимся присутствующих в ложе почетных гостей. Представляя, Нида, он сказал: «Призы сегодня вручает человек, который когда-то начинал на этой арене, наш земляк, который вернулся сюда, чтобы стать шерифом, и которого все знают как лучшего национального ковбоя родео нескольких последних лет подряд, НИД… ЧИШОЛМ.
        Улыбающийся Нид встал и стал махать своей шляпой. Весь стадион вскочил на ноги и восторженно приветствовал его.
        Когда он снова сел, Кейт прошептала:
        - Я не знала, что ты такой знаменитый.
        - Надеюсь, ведь питаться трофеями и наградными бляхами было бы очень затруднительно.
        Когда все закончилось, Нид стал вручать призы, включая приз для Билли Боба, затем его атаковала толпа ребятишек, которым он некоторое время давал автографы. Затем Кейт и Нид вернулись к пикапу.
        - Тебе понравилось? - спросил он.
        - Все было великолепно. Даже не понимаю, когда я в последний раз так весело проводила время.
        - Знаешь, что я хочу сейчас сделать?
        - Что?
        Он прошептал ей что-то на ухо.
        - Нид!
        - Ты сама спросила.
        Она засмеялась.
        - Тебе придется подождать. В «Козыре» сейчас полно народу.
        - У меня есть отличное решение.
        - Какое?
        - Увидишь.

        Глава 10

        По дороге домой Кейт спросила Нида:
        - Когда ты выступал раньше, то делал все, что мы сегодня видели?
        - Да, - ответил он. - Я был одним из лучших в этих номерах с быками. А для своего роста я, наверное, был вообще лучшим. Остальные ковбои, которые работают с быками, как правило, меньше ростом.
        - Но это же очень опасно. Как ты избегал травм и ранений?
        - Полностью их избежать не удается. Важно быть всегда в форме и никогда не расслабляться, но если ты выступаешь триста дней в году, то все равно раньше или позже получаешь травму. Так что частенько мне приходилось выступать в гипсовой повязке или в лангете.
        - Но, Нид, это же безумие!
        Он засмеялся и прижал ее к себе одной рукой.
        - Нет, это обычное дело для родео. Особенно, если ты хочешь победить. А только ради этого все и появляются на родео. Ковбои - народ спортивный. И упрямый. Иначе как бы они могли висеть и не падать с быка, который прикладывает все силы, чтобы тебя сбросить и растоптать.
        - Не могу представить себе, как это можно быть таким упрямым… и бесстрашным. Тебе никогда не было страшно?
        - Нет. Никогда нельзя даже думать о страхе, иначе ты пропал. Нет куража - нет славы. А слава выражается в сумме призовых денег. Так все и идет.
        - Я бы никогда не села ни на одного из этих бешеных быков и за миллион долларов.
        Он ущипнул ее за ухо.
        - Я бы тебе не позволил. Но у меня бывали времена, когда я Богу молился, чтобы мне достался какой-нибудь вспыльчивый бык, чтобы на нем можно было блеснуть и заработать денег для вступительного взноса на следующее родео.
        - Денег для вступительного взноса? Ты что, хочешь сказать, что ковбои платят за свое выступление?
        - Обязательно. И чем выше призовой фонд, тем больше взнос.
        - Потрясающе! Мне всегда казалось, что устроители должны платить ковбоям за участие, а не наоборот.
        Нид засмеялся.
        - Детка, так уж все устроено. Нужно платить за выступление, за дорогу, за проживание. Родео - достаточно дорогое удовольствие. Если только у тебя нет своих денег, то, чтобы постоянно выступать в родео, надо часто выигрывать. Иначе просто пролетаешь.
        - И ты выигрывал.
        - Вначале было трудновато, а затем ничего, пошло. Стал выигрывать.
        - Когда ты смотрел сегодня на ребят, тебе хотелось поучаствовать снова?
        - Не знаю. Может быть, немного.
        Нид свернул с основной магистрали к «Козырю», но у бара не остановился, а поехал дальше по направлению к сараю.
        - Куда мы едем? - спросила Кейт.
        - Звездочетничать.
        - Звездочетничать?
        - М-м. Мы можем немного заняться этим, а потом… другим образовательно-поучительным делом.
        - Образовательно-поучительным? Да ты разыгрываешь меня.
        - Подожди и увидишь.
        - Ты невыносим, - сказала она и засмеялась.
        Боже, как ему нравилось, когда она смеялась. У него было ощущение, что она не смеялась очень долго. В последнее время у нее пропала внутренняя напряженность. Она здорово расслабилась с тех пор, как первый раз появилась у него на крыльце. И все-таки что-то явно терзало ее. Он видел это в ее глазах, если ему удавалось взглянуть в них, когда она не ожидала этого. Он старался использовать все возможное, применял все способы, какие только мог придумать, чтобы убедить ее открыться ему. Разве что еще не использовал пыток: привязать ее к спинке стула, свет в глаза, резиновый шланг и так далее. Он даже подумывал было о том, чтобы нанять частного детектива, чтобы тот раскопал ее прошлое. Но от этой идеи он отказался довольно быстро. Он уже достаточно хорошо узнал Кейт, чтобы не представлять себе, какой будет ее реакция, когда она узнает обо всем. Тогда он решил, что надо просто подождать. И делать все возможное, чтобы она поверила ему.
        Она назвала его «безнадежным». Так оно и было. Безнадежно влюбленный в нее. Ему страшно хотелось выразить ей все свои чувства, сказать, как сильно он любит ее. И что когда он прибивал очередной гвоздь в своем доме, когда поднимал рейку, он все время представлял себе, как они там будут жить вместе, будут смеяться в нем, любить друг друга, растить детей. Он стал подумывать о том, чтобы купить ей обручальное кольцо и сделать ей официальное предложение. Кольцо должно быть обязательно с бриллиантами, даже если ему для этого придется заложить все свои серебряные и золотые призовые бляхи.
        Он подъехал к сараю и остановился.
        - Подожди меня здесь, - сказал он ей. Он зашел внутрь сарая и вскоре появился с парой пледов, которые завез туда заранее.
        Она указала рукой на них и спросила:
        - Что это?
        Он быстро поцеловал ее и ответил:
        - Экипировка для звездочетничания.
        - Похожа на пледы.
        - Великолепные дедуктивные способности.
        - Зачем они нам?
        - Тебе еще не приходилось заниматься любовью в кузове пикапа?
        - Нет.
        - Понятно. Но я же говорил тебе, что это дело будет еще и образовательным.
        «И это оказалось правдой», - подумала Кейт, когда Нид стал медленно снимать с нее одежду, целуя ее обнажающееся тело. Любовь под широким пологом звездного неба вызвала чувство раскрепощения и какого-то особенного восхищения. Вокруг жужжали букашки, ночь наполняли свежие запахи полей. Все это обостряло восприятие, и прикосновения его усов и щек, успевших покрыться за день небольшой щетинкой, доставляли ей особое наслаждение.
        Когда они оба остались без одежды, она сказала:
        - Я никогда не чувствовала себя такой голой. Это странно, правда?
        - Нет. Здесь нет стен, нет защиты. Мы открыты для мира, но ведь это очень хорошо, не так ли?
        Он провел круг своим языком вокруг ее пупка, что вызвало у нее целый поток сладостных ощущений и заставило мышцы живота сократиться.
        - Я чувствую себя совсем открытой, открытой и уязвимой.
        - Не беспокойся, я защищу тебя, - сказал он, усмехаясь. - От всего, кроме себя.
        - Ты уверен?
        - В чем уверен?
        - В том, что попробуешь защищать меня.
        - Черт возьми, конечно. Можешь ставить на меня последний доллар. И без всяких «попробую». Любому, кому захочется что-нибудь вытворить в отношении тебя, придется прежде иметь дело со мной.
        Он лизнул ее сосок, затем подул на него.
        Она с шумом втянула воздух.
        - Тебе это нравится?
        - Мне кажется, что я сливаюсь с природой.
        - Это хорошо или плохо?
        - Конечно, хорошо. Конечно, хорошо!
        Ни один участок ее тела не был забыт им - его ртом, его языком, его пальцами. Он медленно, протяжно, щемяще приятно любил ее, пока она не взмолилась и не стала умолять его войти в нее и закончить ее сладостную муку. Но он медлил, целуя, гладя, лаская своими загрубевшими руками, мягкими губами, влажным языком.
        Когда он нежно вошел в нее, он обхватил руками её лицо и прошептал:
        - О, Кейти, я действительно люблю тебя.
        От счастья ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди, и ее сразу же охватили спазмы наслаждения, в которых забилось ее тело. Казалось, что эти волны потекли от нее к нему и дальше в небо, к самим звездам.
        Потом он лег рядом с ней, крепко прижимая ее к себе.
        - Это правда, ты ведь веришь мне? - сказал он.
        - Что правда?
        - Что я люблю тебя. Всем телом и всей душой. Так бы и лежал с тобой всю жизнь.
        Она засмеялась.
        - Именно так? Голым в кузове пикапа? Что бы сказали люди? Представляю, какие слова нашлись бы у плотников, когда они пришли бы завтра на работу и обнаружили нас здесь. А Билли Боб? Он ведь очень впечатлительный юноша. А Ида…
        - К черту, Кейт. Ты не хочешь меня понять. Я ведь стараюсь сказать кое-что важное.
        - Извини. - Она поцеловала его в щеку, положила голову ему на плечо и стала гладить его грудь.
        Вокруг них царила ночь. Ее звуки усилились. Она почувствовала, как его тело начало напрягаться.
        - Ну? - спросил он.
        - Что ну?
        - Черт возьми, я обнажил всю свою душу, а ты не хочешь сказать мне ничего в ответ. Ты хоть немного любишь меня?
        К горлу у нее подкатил комок.
        - Да, Нид, я люблю тебя. Больше, чем ты можешь вообразить.
        Она почувствовала, как он расслабился.
        - Ну, тогда все в порядке, - сказал он и еще сильнее прижал ее к себе. - А то ты так напугала меня. Ты знаешь, я совсем не боюсь ничего и никого ни на двух, ни на четырех ногах. Но ты захватила мою душу, и ты можешь пугать меня.
        - Но у меня ведь две ноги.
        - И очень симпатичные ноги, надо заметить.
        Он поймал своими губами ее губы, затем положил ее голову себе на руку.
        - Боже мой, я люблю тебя. Сколько детей ты хотела бы иметь?
        Чувство глубочайшего разочарования и сожаления от невозможности их счастья охватило Кейт.
        - Я никогда не думала об этом. А что насчет звездочетничания?
        - Да, я и забыл. Но вот они, пожалуйста. - Он рукой указал на небо. - Красиво, не правда ли?
        - Потрясающе. Миллионы и миллионы бриллиантов, рассеянные по темному индиго. Я никогда не думала, что их так много.
        - Это говорит о том, что ты городская девушка. Чтобы по-настоящему увидеть небо, надо выехать из города, подальше от городских огней, приехать сюда, лечь на одеяло и смотреть на звезды.
        - Ты очень любишь это место, да.
        - Да. Я привязался к здешней местности. Последние два года моих выступлений стали кошмарными из-за того, что я страшно скучал по этим местам. Тогда я понял, что подходит время уйти с арены. Из-за этого и из-за коленей.
        - Твоих коленей?
        - Да. В родео старость сказывается прежде всего на коленях ковбоя. Езда в родео - как любой другой вид спорта. Для молодых. Когда стареешь, тело начинает сдавать.
        Она усмехнулась.
        - Разбитый старик в тридцать пять. Твои колени тебя сейчас беспокоят?
        - Не очень.
        Она вздрогнула.
        - Холодно?
        - Немного.
        - Давай тогда возвращаться в «Козырь». Инез уже, должно быть, закрыла бар. К тому же, сказать по правде, ради моей спины мне лучше бы лечь на мягкий матрас.

        Кейт была рада, что в субботу ей приходилось много работать. Казалось, что все в округе хотели зайти в салон и поговорить о выборах и шансах претендентов. Кейт приходилось работать, буквально не покладая рук, и это помогало не думать ни о чем. Но в небольшие перерывы ее мысли сразу же возвращались к вчерашней ночи. Любая другая женщина была бы счастлива знать, что ее любит Нид Чишолм. Но Кейт было очень плохо. Быстро приближался день, когда она вынуждена будет уехать куда-нибудь в новый город, взять новое имя, оставив все и всех навсегда в прошлом.
        И дело было даже не столько в докторе и его любовнице, убитых в Сан-Антонио, сколько в том бандите, который из-за нее попал за решетку. Если только его ходатайство будет удовлетворено, и ему назначат новое рассмотрение дела, ей придется снова выступать свидетелем обвинения. Боже, как она боялась этого. Она знала, что ей давно пора снова позвонить Брайену Силве или кому-нибудь из его коллег, но она всячески оттягивала этот момент.
        Как бы она ни хотела остаться с Нидом, пустить здесь корни, любить его, она не могла себе позволить подвергнуть его или его репутацию такой большой опасности. Как только она сообщит о стрельбе в Сан-Антонио, журналисты немедленно начнут копать. И если обнаружат, кто она на самом деле, Нид будет в не меньшей опасности, чем она.
        А что касается того, сможет ли Нид бросить все и уехать вместе с ней… Нид ведь был так привязан к этим местам!
        Тогда на следующей неделе.
        Она позвонит на следующей неделе. После избрания нового шерифа.

        Выехав еще до рассвета, Кейт и Нид сейчас уже подъезжали к Остину. Сзади к пикапу был прицеплен трейлер.
        - Я чувствую себя неловко из-за того, что Инез снова пришлось выйти на работу, - сказала Кейт. - Я не отрабатываю своей зарплаты.
        - Инез была не против. И в любом случае мне сейчас нужен помощник.
        Она засмеялась.
        - Хороший же из меня помощник. Я ничего абсолютно не знаю о коровах и никогда в жизни не была на коровьем аукционе.
        - Самый обычный аукцион, как любой другой. Вам показывают товар и, если он вам нравится, вы включаетесь в торги.
        - Мне надо быть очень осторожной, а то я махну не вовремя рукой и окажусь с коровой. А что ты будешь покупать, нового быка?
        - Нет, - сказал он. - Просто хочу добавить несколько коров в мое стадо. Быки, которые выставляются на обычных аукционах, меня не интересуют. Быков, калибра Мета Диллона, покупают на специальных аукционах или на основе частных договоров.
        - Частных договоров? Это похоже на сообщение прессы о переговорах по прекращению огня между воюющими сторонами.
        - Не совсем. Это просто означает, что вы имеете дело напрямую с хозяином быка. А аукционы типа сегодняшнего никогда не выставляют стотысячедолларовых быков.
        Кейт была поражена.
        - Стотысячедолларовых?
        - Да, я заплатил за Мета Диллона почти столько. И должен сказать, он этого стоил.
        - Бог ты мой. Неудивительно, что ты так расстроился, когда он сдох.
        - Я присмотрел уже другого. Если удастся набрать денег, то попробую его купить.
        - На основе частного договора?
        - Именно так. Или на аукционе-приеме. Как, пойдешь со мной туда?
        Она нахмурилась.
        - Не знаю. А что это такое?
        - Обычный официальный прием, единственное отличие которого состоит в том, что вместо танцев и еды люди покупают и продают скот.
        - Одетые в смокинги? Чтобы купить коров? Ты шутишь.
        - Нет.
        - Мне трудно представить себе, как это может проходить. - Она покачала головой. - Такое может быть только в Техасе.
        Он улыбнулся.
        - Не только. Вот мы и приехали.
        Он жестом показал на огромное здание, напоминающее сарай, который окружали десятки больших машин для перевозки скота и пикапов с трейлерами. Он припарковался, помог ей выйти из машины, и они направились в здание. Она сморщила нос.
        - Как пахнет коровами.
        Он засмеялся.
        - Проза жизни. Никуда от нее не уйдешь. Ты быстро привыкнешь ко всем коровьим запахам, даже перестанешь замечать. Я, например, давно не реагирую на эти запахи.
        - Тогда у тебя серьезные проблемы с обонянием.
        Они прошли мимо больших загонов, в которых находились животные для продажи. Нид поговорил с несколькими специалистами, записал что-то в маленькой записной книжке, которая была у него все время под рукой.
        Они вошли внутрь, где были установлены подобия трибун, которые окружали арену, наполненную опилками. Запахи здесь были не менее, если не более сильными, чем в загонах, мимо которых они проходили, но она с удивлением обнаружила, что действительно перестала их замечать. Они отыскали удобное место, сели и стали смотреть.
        Абсолютное большинство покупателей были мужчинами. На всех были ковбойские шляпы. Так что она, надев ковбойскую шляпу, теперь ни чем не выделялась на общем фоне. Большое количество мужчин жевало табак.
        Несколько человек из присутствующих узнали Нида и приветствовали его, прикладывая палец к шляпе или подходя и пожимая ему руку. Они кивали ей, если Нид представлял ее.
        Неожиданно для Кейт возникла новая проблема - она абсолютно ничего не понимала из того, что говорил аукционист.
        - Как, бога ради, его понимать? Мне кажется, никто на свете не сможет разобрать, что он тарабанит, - сказала Кейт.
        - Надо тренировать ухо. Ты быстро разовьешь слух и станешь понимать его, - ответил Нид. Затем он перевел несколько «тарабарских» отрывков для нее, и она стала улавливать смысл сказанного. Кроме того он тщательно объяснял ей основные правила и традиции аукциона. А в это время в центральный круг вводили быков, коров, телят, проводили торги и продавали по одиночке и группами.
        - Что мы покупаем? - спросила она.
        - Я хочу купить пару коров породы «ангус» для моего племенного стада. Куплю, если цена будет приемлемой.
        - Но ведь Мет Диллон сдох, а у тебя еще нет другого быка.
        - Я заключил соглашение с одним владельцем ранчо в Колорадо.
        - Что за соглашение?
        - На осеменение.
        У нее расширились глаза.
        - Ты шутишь. Ты что, хочешь сказать, что коров можно искусственно осеменить?
        - Конечно. Это широко практикуется сейчас. Ты, кажется, маловато знаешь о животных.
        - Конечно, мало. Я же городская девушка. Зато я знаю о людях. И, как я понимаю, у животных процедура искусственного оплодотворения такая же.
        - В общих чертах. У коров большее внимание уделяется наследственности. Здесь генетика важнее, чем у людей.
        - У меня всегда были хорошие оценки по генетике.
        - Очень хорошо. Тогда ты сможешь вести для меня журналы и учет данных моего стада.
        Они снова перенесли внимание на аукциониста и выставляемых коров. Корова, которая сейчас была перед покупателями в центре круга, кажется, была не особенно рада этому, и она вырывалась и мычала.
        - Вшивый норов, - заключил Нид и вычеркнул ее из списка.
        - Может быть у нее плохой день сегодня.
        Он усмехнулся.
        - Может быть. Но я не хочу рисковать. Я предпочитаю послушных коров.
        - Надеюсь, что на женщин это не распространяется.
        - Эге, - он подмигнул и потрепал ее по плечу. - Мне нравятся женщины с характером.
        Ее бровь взмыла вверх.
        - ЖЕНЩИНЫ?
        Он похлопал ее по ноге.
        - Извини, я хотел сказать, женщина. Одна. Единственная.
        Ввели еще одну корову породы «ангус», и аукционист стал опять нести какую-то белиберду. На этот раз корова оказалась абсолютно послушной. Через несколько секунд Кейт прошептала:
        - А эту ты не хочешь купить?
        - Я уже начал торги за нее.
        - Но ты же ничего никому не сказал.
        - Я торгуюсь, как и все, постучав сбоку по носу. Вот так, - и он показал ей, а затем вдруг нахмурился. - Черт возьми!
        - Что случилось?
        - Я перебил свою собственную ставку на сто долларов.
        Кейт закрыла рукой рот, пытаясь подавить смех.
        Нид купил эту корову, заплатив на сто долларов больше, чем предполагал. Он также купил вторую корову и договорился об их транспортировке. Для этого он оставил на аукционе свой трейлер, и они уехали.
        - Как тебе понравился аукцион? - спросил Нид.
        - Ты знаешь, мне, как городской девушке, все было крайне интересно. Но почему ты не стал загружать их на трейлер сам. Они что, не поедут к нам?
        - Я решил, что мы можем поездить по Остину, побродить, перекусить что-нибудь. Ты бывала в Остине?
        - Нет.
        - Здесь много хороших ресторанов.
        - И мы туда пойдем одетые таким образом?
        Она показала на свою рубашку и джинсы.
        - Конечно. Здесь спокойная домашняя атмосфера. Я думаю, что тебе здесь понравится. В следующем месяце, когда все нормализуется и войдет в свою колею, мы приедем сюда на пару дней.
        Он наклонился и поцеловал ее в нос.
        - Что ты об этом думаешь?
        Она с трудом изобразила улыбку на лице:
        - Потрясающе.
        Не могла же она сказать ему, что в следующем месяце ее уже здесь не будет.

        Глава 11

        С потолка свисали многочисленные воздушные шарики и серпантин, играл автоматический проигрыватель, а в самом баре собралось так много людей, что трудно было протолкнуться. У всех были приколоты значки «Мы хотим шерифа Чишолма». Ида и Инез вдвоем занимались гамбургерами, а Сара вместе с Кейт работали за стойкой.
        - Захватывает, не правда ли? - крикнула Сара на ухо Кейт, стараясь перекричать шум голосов бара.
        - Да, - крикнула в ответ Кейт. - Надеюсь, что он победит.
        - Обязательно. Верняк. Сейчас будет звонить Эд с первыми результатами. Смотри, Стелла в углу на телефоне.
        Появилась Карли Патрик со своим мужем Джимми, которые принесли целую корзинку печенья.
        - Поставьте это на стойку, и пусть все угощаются, - сказала Карли.
        Обращаясь к Кейт и Саре, она добавила:
        - Мы с Эвелин приготовили еще чипсы и соус. Вкусно, пальчики оближешь.
        Кейт попробовала.
        - М-м, замечательно. Что это?
        - Соус из перца, - ответила Карли и сделала драматический жест рукой. - Несколько часов ишачила у плиты.
        - Карли, зачем же ты это делала? - сказала Кейт. - Тебе же нельзя, - и еще раз окунула кусочек хлеба в соус. - Но вкус фантастический.
        Саре тоже понравилось это кушанье.
        В этот момент раздался резкий свисток, и гул голосов постепенно затих. Нид вскочил на стул в углу комнаты и помахал над головой листком бумаги.
        - У меня первые результаты. Правда, всего лишь из двух участков, где выборы уже закончились. Результаты такие: Чишолм - 543, Хобс - 26.
        Толпа разразилась бурей оваций, криков, свиста. Все ликовали.
        Сара повернулась к Кейт, широко улыбаясь.
        - Я же говорила.
        Старый Хэнк залился счастливым смехом и подставил свою кружку Кейт, чтобы наполнить ее снова пивом.
        - Не могу понять, откуда взялись эти двадцать шесть ослов, которые голосовали за Дуайта. Наверное, его родственники по отцовской линии.
        Начали поступать сообщения с других участков. К девяти тридцати стало ясно, что Нид победил с огромным преимуществом. Улыбаясь, пожимая всем руки, он пробрался к стойке, где стояла Кейт. Подойдя к ней сзади и обхватив за талию, он крепко прижал ее к себе. Слегка прикусив ей ухо, он сказал:
        - Похоже, что меня приведут к присяге на следующей неделе. Как, понравится тебе быть замужем за шерифом?
        У нее пересохло во рту.
        На следующее утро, как только Нид отправился на свою стройку, Кейт собралась с духом и решительно направилась к телефону. Ее отъезд отсюда, судя по всему, будет еще тяжелее для нее, чем выступление в суде. Тяжелее, чем предательство Марка. Но у нее не было выбора. Она знала, что этот день придет, и оттягивать дальше уже было невозможно.
        Она бросила монету, набрала номер. На другом конце подняли трубку, и она сказала:
        - Мне нужно срочно поговорить с Брайеном Силвой. Я знаю, что его оперировали, но, по моим подсчетам, сейчас его должны были уже выписать из больницы. Нет, я не буду говорить больше ни с кем. Это Дженнифер Бартон. Я по программе охраны свидетелей Я оказалась в затруднительном положении.
        - Скажите, где вы находитесь, - ответил мужской голос. - Мы пошлем кого-нибудь за вами.
        - Нет, я скоро уеду отсюда. Я перезвоню завтра утром. Пожалуйста, сделайте так, чтобы я могла поговорить лично с Брайеном.
        Ее голос дрогнул, и она быстро повесила трубку. Ее рука дрожала. К горлу подступала тошнота.
        Начался конец.
        Она повернулась и взглянула на столик, за которым впервые увидела Нида несколько недель тому назад. Как быстро пролетело это время! Сегодня среда, и «Козырь» будет закрыт. Значит, у нее остается еще один день и одна ночь с ним… Затем автобус, и все.

        Нид ввернул еще один винт в замок, который он устанавливал на входную дверь, и поднял голову. По направлению к нему шла Кейт, в руках у нее была корзинка. На ней были джинсы, ковбойские ботинки, соломенная шляпа. Свои волосы она связала в хвостик. Кейт улыбнулась ему, и его душа переполнилась нежностью и любовью к ней.
        - Пошли, войдем внутрь, посмотришь, как покрасили стены.
        - Маляры уже ушли? - спросила она.
        - Только что.
        Они ходили по дому, который начинал приобретать вид настоящего жилья.
        Нид уже начал подумывать об отделке спальных комнат наверху. Затем он сообщил о планах сделать в доме еще и детскую комнату. Он был уверен, что Кейт будет замечательной матерью.
        - Здесь очень хорошо, - сказала Кейт, когда они вошли на кухню. Она дотронулась до плиты, затем провела рукой по кранам над раковиной.
        - Обои, которые мы выбрали с тобой, сюда здорово подойдут.
        - Да, - сказал он. - И ты очень хорошо вписываешься в интерьер.
        Он улыбнулся, и ему представилась картина, как она хлопочет у плиты, готовя ему ореховые пирожки, которые она обещала испечь, если у нее будет нормальная плита.
        - Обоями займутся завтра. Через день будут готовы полы, а в понедельник уже положат ковры. Хочешь, поедем сегодня за мебелью.
        У нее на лице появилось странное выражение.
        - Не сегодня. Давай подождем несколько дней.
        Она протянула корзинку, которую держала в руках.
        - Я принесла тебе обед.
        - Давай пойдем есть в комнату, которую я хочу сделать специально для нас с тобой.
        - Ты знаешь, очень пахнет краской. Может быть, мы лучше сядем на лошадей, доедем верхом до холма и там устроим пикник?
        - Потрясающе. Пойду седлать лошадей. Сейчас вернусь.
        Слезы душили Кейт, когда она отъезжала от дома. В своих мечтах она всегда представляла себе, что будет жить в таком вот доме. Но еще хуже было то, что ей никогда не придется больше видеть его, смеяться вместе с ним, любить его, рожать ему детей, состариться вместе с ним.
        Как было бы хорошо забыть о своих обязанностях, ответственности. Забыть Брайена Силву, забыть суды и конспирацию. Но она не могла. Она не могла сделать этого, как не могла разлюбить Нида. И то и другое было невозможно. «Может быть, - сказала она себе, - когда-нибудь в будущем все образуется и она сможет вернуться сюда». Но она сама в это не верила и понимала, что просто утешает себя.
        Ну, а вдруг, в самом деле…
        Нет.
        Она никогда не сможет вернуться сюда. Нид женится на ком-то другом. Будет растить детей.
        Сердце у нее буквально разрывалось на куски. Она сжала зубы и стала яростно моргать, чтобы сдержать слезы.
        Когда они достигли холма и поднялись на то место, где она любила бывать, Нид помог ей слезть со Старлайт.
        - Что-нибудь случилось? - спросил он.
        Она улыбнулась:
        - Нет, все замечательно.
        Лицо его стало серьезным.
        - У тебя очень грустный вид. Тебе что-то не понравилось? Может быть, дом? Черт возьми, только скажи, и я его переделаю.
        Она отвернулась и стала смотреть на долину, где стоял в отдалении его дом.
        - Дом замечательный. Мне он очень нравится.
        Она повернулась снова к нему, погладила его щеку.
        - И ты замечательный. Я так тебя люблю. - Она крепко прижалась к нему. - Я так тебя люблю. Никогда не забывай об этом.
        - Конечно, не смогу забыть. Тем более рассчитываю слышать это от тебя каждый день сорок или пятьдесят лет.
        - Нид, возьми меня, прямо здесь, сейчас. - Она снова крепко прижалась к нему.
        - До еды или после? - спросил он, пытаясь шуткой скрыть свою тревогу.
        - До, в течение и после. Весь день и всю ночь.
        - Не знаю, смогу ли я так долго, но я попытаюсь.
        Он взял плед и разложил его на гладком плоском камне. Они быстро разделись.
        Кейт хотелось целовать, трогать, ласкать каждый сантиметр его тела, чтобы память о нем осталась в ее пальцах, губах, глазах. Он старался любить ее очень нежно и осторожно, но она испытывала такое отчаяние, что своими действиями быстро привела его к грубости дикой страсти. Кейт не обращала внимания на то, что жесткий камень, на котором она лежала, впивался ей в плечо и спину. Она требовала от него грубости и ярости, чтобы навсегда запомнить ощущение его в ней.
        Когда все было кончено, она сидела, прижавшись к нему, и беззвучно плакала. Он гладил ее волосы и тихо шептал:
        - Кейти, дорогая, ну что происходит с тобой?
        Она покачала головой.
        - Я так люблю тебя, Нид. Мне кажется, что я даже могу умереть от того, как сильно я люблю тебя и как я счастлива от этого. И от той сладкой боли, которую я испытываю. Я знаю, что тебе это кажется бессмыслицей, но это правда.
        - Почему, я не считаю это бессмыслицей. Я чувствую то же самое. Мне иногда кажется, что у меня лопнет сердце, а сам я взорвусь на миллион кусков, так я люблю тебя. У меня такого никогда еще не было. Ты меня околдовала.
        Еще долго они сидели, держа друг друга за руки. Затем неохотно встали и оделись. Они съели приготовленный ею обед и поехали на пастбище, где Нид стал проверять свой скот и ограду, а Кейт пыталась навсегда запомнить холм, каждую деталь местности, каждый куст.
        Ближе к вечеру, после того, как они расседлали лошадей и отвели их на конюшню, Кейт подошла к Старлайт, обняла ее шею и молча попрощалась с ней. Ей страшно хотелось еще раз пройтись по дому в последний раз, но она запретила себе делать это. Взявшись за руки, они пошли к бару. Кейт неотступно преследовала мысль о том, что она делает это в последний раз.
        - Что ты скажешь, если мы сегодня наденем что-нибудь получше и пойдем ужинать куда-нибудь в другое место? - спросил Нид, когда они вошли в бар.
        - Отлично.
        - Ты первая пойдешь под душ или я?
        - Мы можем пойти в душ вместе.
        Он нахмурился.
        - Лучше по одному.
        Удивленная его отказом, она спросила:
        - Почему же? У тебя нет ни одного места на теле, которое бы я уже не посмотрела. Я теперь знаю все твои достоинства.
        - А это? - он похлопал по своей повязке над глазом.
        - Нид Чишолм! Неужели ты думаешь, что на меня твой больной глаз может произвести какое-то впечатление. Я не такая уж пустоголовая девица, чтобы на меня могло подействовать небольшое отклонение во внешности человека.
        - Не небольшое. Рана выглядит ужасной.
        - Ужасной? Ты не знаешь тогда, что такое ужасная рана. Работая в больнице, я видела такие раны и такие травмы, что, посмотрев на них, ты был бы готов целовать землю, радуясь, что отделался так легко.
        Она шлепнула его и добавила:
        - Сейчас же снимай одежду и забирайся под душ.
        - Да, мэм.
        Он снял шляпу и потянулся к ремню.
        Вскоре они были уже без одежды. Но Нид все еще не снимал своей повязки. Кейт было потянулась к ней, но он схватил ее за руку. Что же сделать, чтобы убедить его? Вдруг ей в голову пришла одна мысль, и она улыбнулась.
        - Если ты откроешь свой глаз, то я тоже раскрою тебе одну тайну.
        - Какую?
        - Секрет.
        Затем она наклонила голову. Сняла свои коричневые контактные линзы и посмотрела на него.
        - Смотри.
        - Что за черт.
        Он внимательно всматривался в ее глаза.
        - Они же у тебя голубые.
        - Да, теперь ты меня любишь меньше?
        - Конечно, нет. Но почему ты носишь коричневые контактные линзы?
        Она пожала плечами.
        - Потому что. Теперь снимай свою дурацкую повязку и залезай под душ.
        Она повернулась и вошла в ванную комнату.
        Через несколько минут появился и он, без повязки. Но все-таки было видно, что ему крайне не по себе, и он старался все время поворачиваться к ней только одним боком со здоровым глазом. Она решила, что это у него не пройдет.
        Обхватив его лицо руками, она повернула его голову и стала внимательно изучать его рану. Ей было больно за те страдания, которые он переносил, но она старалась, чтобы на лице у нее не отразилось ничего. Она встала на цыпочки и поцеловала шрам на его ране.
        - Нид, я люблю тебя всего целиком.
        - Моя хорошая Кейт, - сказал он и крепко прижал ее к себе. - Боже мой, как я тебя люблю.
        Их душ длился долго, очень долго.

        - Доброе утро, соня, - Нид чуть-чуть прикусил щеку Кейт, а затем нежно поцеловал ее. От него пахнуло запахом кофе.
        Она потянулась, обхватила его шею руками.
        - Уже утро?
        - Да, мы вчера мало спали. Так что если хочешь, подремли еще, а мне надо идти на стройку.
        - Надо идти?
        Она потерлась своим носом о его нос.
        - Да. Я с большим удовольствием остался бы здесь с тобой, но надо работать. Ты придешь посмотреть, как будут обклеивать обоями?
        Она помедлила, не желая лгать.
        - Может быть.
        Он поцеловал ее.
        - До встречи.
        Кейт посмотрела, как он направился к двери, сердце у нее сжалось, и в горле появился комок.
        - Нид!
        Он остановился в дверях и обернулся.
        - Я люблю тебя, - сказала она хриплым голосом.
        Он улыбнулся и нежно сказал:
        - Я тоже люблю тебя, Кейти.
        Когда она услышала, как за ним затворилась дверь, Кейт встала. Сжав зубы и решительно приказав себе не плакать, она заправила кровать и оделась. Она выпила стакан молока, затем упаковала все, что у нее было, в два желтых пакета, оставшихся от покупок в магазине. Затем позвонила Инез и попросила ее поработать до конца недели вместо себя - Клифф и Инез так или иначе собирались выходить на работу с понедельника. Затем она в последний раз прошлась по бару.
        Она провела пальцами по поверхности стойки, вспоминая обо всем, что с ней здесь произошло. То, как она первый раз увидела Нида, ту ночь, когда бар «Запасной козырь» превратился в «Chez Асе». То, как Ида готовила гамбургеры, день выборов. Стелла и Эд, Инез, Карли, Эвилин и Сара. И всегда Нид.
        Самое трудное она решила сделать в последнюю очередь. Теперь время пришло. Записка.
        Она давно уже придумала, что написать, и повторяла эти слова сотни раз. В конце концов, все содержание записки свелось у нее к нескольким простым предложениям. Что ей очень жаль, но она должна уехать. Она не может объяснить, почему. Что она не вернется назад, что она его очень любит.
        Она положила записку на подушку. Надела ковбойскую шляпу. Схватила пурпурную корову. Затем взяла пакеты с вещами и отправилась на автобусную остановку.

        Глава 12

        Нид занес руку с молотком, чтобы ударить в очередной раз по гвоздю, и вдруг застыл. Какое-то странное предчувствие охватило его. По спине побежали мурашки. Он никогда не испытывал ничего подобного, и сейчас ему пришли на ум слова Иды насчет предчувствий, которые в наиболее важные моменты жизни могут быть вещими.
        Кейт. Каким-то образом эти неприятные предчувствия были связаны с Кейт. Он уронил молоток и бросился по направлению к бару. Всю дорогу он бежал.
        Пинком открыв дверь с такой силой, что ее ручка с грохотом ударилась в стену, он закричал: «Кейт, Кейт!» Никто не ответил. В поисках ее он бросился в салон бара. Тот был пустынным и холодным.
        - Кейт!
        Никакого ответа. Его охватила паника.
        - Кейт! Где ты? - завопил он и стал заглядывать во все комнаты и помещения.
        В спальной он обнаружил ее аккуратно заправленную кровать и записку на подушке. Он схватил ее и стал читать.
        У него все похолодело внутри. Колени задрожали.
        - Нет! Боже мой, нет! - заорал он.
        Он бросился из дома по направлению к остановке и увидел, как от нее только что отошел автобус. Тогда он повернулся и в несколько прыжков достиг своего пикапа, ворвался в кабину и, дав полный газ, рванул с места и ринулся в погоню.
        Менее чем через пять минут он догнал автобус и стал гудеть. Шофер автобуса не обратил на него никакого внимания. Тогда Нид стал обгонять автобус, продолжая гудеть и махать шоферу. Тот продолжал ехать, как ни в чем не бывало. Громко ругаясь и проклиная все на свете, Нид обогнал автобус, оторвался от него, проехав дальше, и, развернувшись поперек дороги, затормозил, оставив водителю автобуса единственную альтернативу - размозжить его машину либо затормозить. Тот затормозил.
        Он выпрыгнул из грузовика и бросился к двери автобуса. Она открылась с шипением, и на ступеньках показался шофер, сжимающий в руке резиновую дубинку.
        - Какого черта тебе надо, парень? Ты что, захотел всех нас погубить? - крикнул ему шофер.
        - Извини. Я - Нид Чишолм, шериф этого округа. Мне нужно поговорить с одним из пассажиров.
        Он хотел пройти вовнутрь, но шофер, у которого была бычья шея и который, должно быть, весил за сто килограммов, не пропускал его.
        - Покажи мне свой значок.
        - У меня нет его с собой.
        - Тогда ты не пройдешь в автобус и не будешь ни с кем говорить.
        Посмотрим!
        Он пробьется к Кейт, даже если ему понадобится продырявить насквозь этого сукиного сына.
        - Водитель, - встрепенулась пожилая женщина. - Я могу за него поручиться. Это Нид Чишолм, все правильно. Он наш шериф. Я голосовала за него.
        - И я тоже, - донесся голос с заднего сиденья.
        Шофер проворчал что-то, но посторонился.
        - Побыстрее, шериф, у меня же график движения.
        - Это не займет много времени, - таким же тоном ответил Нид.
        Он быстро забрался в автобус и двинулся по проходу, отыскивая глазами Кейт. Он обнаружил ее в середине автобуса, внимательно рассматривающей что-то в окне. Ее шляпа была надвинута на лоб, к груди обеими руками она прижимала пурпурную корову.
        Трясясь от ярости и страха, он сжал кулаки и уперся ими в пояс.
        - И куда же, черт возьми, ты собираешься ехать?
        - Отсюда, - пролепетала она.
        - Почему?
        - Я написала в письме.
        - В ПИСЬМЕ? Три коротких фразы, из которых ни черта не ясно?
        - Ты больше ничего от меня не услышишь.
        - А вот это дудки! Смотри на меня, Кейт! Ну, черт побери, смотри мне в лицо!
        Когда она подняла голову, в глазах у нее были слезы, и весь гнев у него сразу прошел. Но это была схватка за будущую жизнь. Смертельная схватка.
        - Это из-за этого? - он похлопал по своей повязке. - Значит, из-за этого ты убегаешь, как напуганный цыпленок.
        - Нет! - закричала она в ужасе. - Конечно, нет!
        - Я когда-нибудь оскорбил тебя чем-нибудь или обидел?
        Она покачала головой.
        - Тогда, значит, это доктор.
        - Какой доктор?
        - Вебер. Вы с ним…
        - Ш-ш! Нет.
        У нее на лице отразился такой ужас, что он замолчал. Вокруг сидело много народа, и все ловили буквально каждое их слово.
        - Уйди, пожалуйста, очень прошу, - сказала она и еще дальше отодвинулась от него к окну.
        - Ответь мне на один вопрос, - в его голосе появились застенчивые и нежные нотки. - Ты меня любишь?
        Слезы текли по ее щекам, она выглядела такой жалкой, что ему хотелось немедленно обхватить ее и как-то утешить. Она утвердительно кивнула головой.
        - Это все, что мне было нужно, - сказал он, поднял ее вместе с коровой, сумочкой и какими-то другими вещами с сиденья и понес из автобуса.
        - Нид, - заскулила она. - Пусти меня.
        - Нет. Ты едешь домой вместе со мной. Если у тебя есть проблемы, мы разберемся с ними вместе.
        Весь автобус зааплодировал. Пассажиры улыбались и смеялись. Когда он собирался выходить, пожилая женщина крикнула:
        - Эй-ей, шериф!
        Он повернул голову, и улыбающаяся женщина подала ему два желтых пакета.
        - Это, кажется, ее.
        Дотронувшись до шляпы, он ответил: «Благодарю вас, мэм!» и подхватил пакеты.
        Он кивнул шоферу, затем донес Кейт до пикапа и засунул ее в кабину.
        По дороге домой она не проронила ни слова. Она просто сидела, свернувшись в углу кабины, и смотрела в окно.

        …Кейт сидела за столом в «Запасном козыре», а Нид расположился напротив. Еще никогда она не чувствовала себя такой жалкой и подавленной, как сейчас. Ей не только было страшно стыдно из-за того, как он обошелся с ней, но, что еще хуже, он подвергал ее серьезной опасности. Если кто-нибудь в автобусе узнает об убийстве доктора Вебера и свяжет это с ее именем, то вскоре здесь появится полиция, затем пресса, а затем… Ей не хотелось думать о том, что может быть затем.
        - А откуда ты узнал о докторе Вебере? - спросила она.
        - У меня есть приятель, который по номерам той машины определил ее владельца. Я заходил к этому доктору, хотел побеседовать с ним, но он был в отпуске.
        - Боже мой, - застонала Кейт. - Ты даже не понимаешь, что ты натворил.
        - Что же? Я ведь не видел его.
        - Что?
        - Я не видел его. Я же сказал, что он в отпуске. Сара сказала, что он в Европе.
        - Боже праведный. Так ты и Саре рассказал обо всем?
        - Рассказал ей о чем? Я же ничего не знаю, чтобы ей что-нибудь рассказать. Я просто попросил навести о нем справки. Ты не хотела мне ничего рассказывать, а мне нужно было знать, с кем я буду бороться. Может, ты сейчас расскажешь?
        Он откинулся на своем стуле и сделал глоток из бутылки с пивом.
        Пытаясь уменьшить пульсирующую боль в голове, она стала тереть себе виски.
        - Мне кажется, Вебер не в отпуске. Я думаю, что его убили. И женщину, которая была с ним.
        - Это не ты его убила?
        Она покачала головой.
        - Нет, конечно, нет. Но я видела человека, который делал это. У него был автомат. И он видел меня тоже. Тогда я и бросилась убегать в машине доктора.
        - Так это и есть все твои проблемы? Бог ты мой, Кейт. Тебе надо просто позвонить в полицию.
        - Да нет. Все более сложно.
        - Тогда объясни. Я говорил тебе, что я могу разбираться и со сложными вещами.
        Настал момент истины. Она должна была объяснить ему. В конце концов, это не имело теперь никакого значения. Агенты ФБР подберут ее, увезут куда-то, дадут новое имя. У нее снова разболелся желудок, и она пригубила стакан с молоком.
        - Ты когда-нибудь слышал о программе охраны свидетелей?
        Он нахмурился.
        - Так ты?..
        Она кивнула.
        - Меня скрывают по этой программе уже несколько лет. Поэтому, если я пойду свидетелем по делу об убийстве Вебера…
        - То тогда тебе придется выйти из своего укрытия.
        - Да. Человек из полиции, с которым я все время поддерживала связь, неожиданно заболел. У него был сердечный приступ. Поэтому мне оставалось затаиться где-нибудь и ждать. Я совсем не собиралась влюбляться в тебя и портить тебе жизнь.
        - Портить мне жизнь? Да что ты говоришь!
        Он взял ее за руку, потянул и усадил на колени.
        Она прижалась к нему и положила голову на его плечо.
        - Ты не испортила мне жизни. У меня не было никакой жизни до тебя. Почему же ты не могла мне все рассказать вместо того, чтобы убегать? Ты что, не доверяешь мне?
        - Доверяю, но… Да, доверяю.
        - Но?
        - Я уже попала раз в переделку из-за того, что доверилась людям. А потом, дело не только в доверии. Нид, я подписала контракт. Может быть еще один суд по ходатайству защиты. И тогда я снова должна буду выступать на нем. Быть рядом со мной опасно. И что, если мне снова придется куда-то переехать. Я же не смогу предложить тебе бросить твою землю, твою собственность и куда-то ехать за мной.
        - Почему же нет?
        Она схватила руками его рубашку и стала трясти его.
        - Нид, но ты же любишь это место. Я знаю, как много оно для тебя значит. Дом уже достроен, и тебя избрали шерифом.
        - Если придется выбирать, то ты побеждаешь безоговорочно. И любой, кто к тебе полезет, будет иметь дело со мной. И поедь ты хоть на Аляску, я мигом буду рядом.
        - Будешь?
        - Буду.
        Он нежно поцеловал ее и погладил ей щеку.
        - Дорогая, неужели ты думаешь, что я ценю пыль и камни и какую-то кучу бревен больше, чем тебя. Дом можно построить и в другом месте, люди изберут себе другого шерифа, а Кейт Миллер только одна. Я должен сказать - ты только одна. Кейт Миллер не настоящее имя?
        - Нет, их у меня несколько.
        - Начни сначала и расскажи мне все подробно.
        - Скоро придет Инез. Я попросила ее выйти на работу.
        - Тогда давай поедем в мотель. Я мигом соберусь. - Он улыбнулся. - А тебе, наверное, этого не надо делать. Ты ведь уже собралась.
        Они лежали на кровати, опираясь на подушки, в одном из номеров мотеля в Остине. Ей потребовалось почти три часа, чтобы рассказать ему о своей жизни и о том убийстве в Нью-Джерси, свидетелем которого она стала, о суде, о том, как федеральное правительство прятало ее, о бандитах, о кутерьме переездов, о новом срочном переезде, о частичном изменении в профессии, о новом переезде в Атланту, о срочном переезде в Сан-Антонио, о стрельбе в квартире врача и, наконец, о ее появлении в «Запасном козыре».
        Нид потерся щекой о ее голову.
        - Бог ты мой, дорогая. Ты же жила в аду.
        - Да, мне тоже так кажется.
        - Ну ладно. Сейчас я о тебе позабочусь сам. Давай подумаем, что можно сделать, чтобы разобраться со всем этим. Первым делом давай начнем с Вебера. Ты говоришь, в газетах о его смерти не сообщалось. Так?
        Она кивнула головой.
        - Ни слова.
        - Так, может быть, он не убит?
        Он потянулся к телефону.
        - Что ты собираешься делать?
        - Позвонить ему на работу.
        Нид вытащил записку из своего кошелька.
        - У меня здесь есть его номер.
        Пока он набирал номер и ожидал ответа, Кейт напряженно ждала, замирая от страха.
        - Могу я поговорить с доктором Вебером?
        Последовала пауза, затем Нид продолжил:
        - Понятно… Нет, передавать ничего не надо.
        Он подмигнул Кейт и повесил трубку. Затем улыбнулся.
        - Вебер жив и невредим. Сейчас он осматривает больного.
        Кейт вскрикнула, затем расхохоталась и бросилась целовать Нида.
        - Он жив! Но что же произошло?
        - Понятия не имею. Почему бы тебе снова не связаться с Силвой. Может быть, ФБР знает, что случилось?
        Она набрала секретный номер, и, к ее огромному удивлению, ее немедленно соединили с Брайеном.
        - Где, черт возьми, ты пропадаешь? - спросил он.
        - Не ругайся, Брайен. У меня были непростые времена. И, кроме того, не забывай о своем сердце.
        Она рассказала о докторе Вебере, о его любовнице, об убийце, о своем бегстве на машине доктора.
        - Но только что я обнаружила, что Вебер жив. И теперь я не понимаю, что случилось.
        - Где ты сейчас? - спросил он.
        - В Остине.
        - Место безопасное?
        - Да. Со мной только что избранный шериф одного из местных округов. Он меня охраняет.
        Она подмигнула Ниду.
        - Правильно, - пробормотал Нид.
        - Оставайся там, не высовывайся, - сказал Брайен. - Я узнаю, что случилось с Вебером, и вылечу в Остин. Буду у вас завтра утром. Надо поговорить.
        Кейт сказала ему название мотеля и условилась о времени встречи.
        Когда она повесила трубку, Нид сказал:
        - Кажется, я умру от голода. Давай быстренько примем душ, приоденемся и пойдем перекусим.
        Она засмеялась.
        - Ты же знаешь, что бывает, если мы попадаем в душ вместе.
        - Да, - усмехнулся он. - Ну что же, надеюсь, у них здесь есть служба по обслуживанию в номере.

        В дверь постучали. Кейт посмотрела в глазок.
        - Это Брайен Силва, - сказала она Ниду.
        - Открой дверь, дорогая. Пусть он войдет.
        - Я нервничаю.
        Она вытерла вспотевшие ладони о джинсы, затем открыла дверь, и в комнату вошел мужчина с широкими плечами, с сединой в волосах, которая гармонировала с его светло-серым строгим костюмом.
        - Привет, Брайен, входи.
        Он улыбнулся.
        - Рад видеть тебя. Мы пытались тебя найти целых две недели. И стали уже опасаться, что с тобой что-то стряслось, когда обнаружили. Дверь в твою квартиру оказалась незапертой, на кухонном столике - кошелек.
        - Боже мой, я тогда меньше всего об этом думала. Странно, что его не украли.
        - Впечатление такое, что ничего не тронуто.
        Он поглядел на Нида.
        - О, прошу прощения, - сказала она. - Брайен Силва. Нид Чишолм. Его только что избрали шерифом за два округа отсюда. - Мужчины пожали друг другу руки, и Брайен внимательно посмотрел на Нида.
        - Нид Чишолм? Вы случайно не наездник родео?
        - Да.
        - Ну, черт возьми. Вы же идол моего сына Рика. Я вместе с ним раз двадцать смотрел ваши выступления.
        - Рик? Рик Силва - ваш сын? Ну, черт возьми. Мир тесен, не так ли. Через пару лет ваш сын будет ведущим ковбоем. Сейчас он один из лучших ковбоев, работающих с дикими лошадями.
        - Мне так жаль, что у вас был этот несчастный случай. Вы теперь насовсем ушли с арены? Скорее всего насовсем, раз решили стать шерифом.
        - Да, решил оставить это навсегда. Кстати, официально я стану шерифом только на следующей неделе.
        Кейт откашлялась.
        - Послушайте, вы оба. Может вы найдете другое время для ностальгических воспоминаний? А сейчас вернетесь к делу?
        Мужчины смутились, и Нид сказал:
        - Извини, дорогая. Садитесь, Брайен. Как насчет кофе?
        Кейт и Брайен сели на стулья по обеим сторонам маленького столика, а Нид уселся на кровати.
        Брайен посмотрел на Нида, затем снова на Кейт.
        - Все о'кей, Брайен, - сказала она. - Он все знает.
        Нид улыбнулся.
        - Мы собираемся пожениться.
        Брайен вскочил, схватил руку Нида и стал ее трясти.
        - Мои поздравления. Рад слышать об этом. - Затем, обращаясь к Кейт, добавил: - Дженнифер, у тебя будет отличный муж.
        - Меня здесь знают как Кейт Миллер, а насчет него - я знаю, что он замечательный. Вопрос в другом: он еще не сделал мне предложения, и я не имела возможности согласиться. Давайте обсудим это все-таки позже. Так что случилось с Вебером и женщиной в его квартире?
        Брайен издал смешок.
        - С Вебером все нормально, если не считать того, что он до смерти испугался и две недели не мог сидеть на твердом. Все это относится и к женщине. Обманутый муж здорово разозлился на свою жену, когда до него дошли сведения об их встречах с Вебером. Поэтому он бросился в квартиру, обнаружил их в постели и всадил им в зад несколько зарядов каменной соли. Вебер отказался говорить нашим агентам, кто была эта женщина, а те не стали особенно нажимать на него. Никто не выдвигает никаких обвинений. Он ездил в Европу и был очень огорчен, узнав, что его машина пропала. Позднее машина нашлась, и он не хочет возвращаться к этому делу и готов его замять, если только мы сами не возражаем.
        Кейт не могла поверить тому, что она слышит.
        - Так, значит, я все это время напрасно боялась?
        - Похоже на то.
        - Но человек с автоматом, он же бежал за мной.
        - Может быть, он хотел все объяснить?
        Она уронила голову на руки.
        - Боже мой.
        - У меня еще есть кое-что для вас, - сказал Брайен торжественно. - Поэтому-то я и пытался связаться с тобой как можно быстрее.
        Кейт повернула голову. Она поняла, что речь пойдет об апелляции того бандита. Как ей не хотелось снова возвращаться в Нью-Джерси для нового «травматического» процесса. Закрыв глаза и приготовившись к худшему, она прошептала:
        - Говори.
        - Апелляция Виктора отклонена.
        - Слава богу, - выдохнула она.
        - Но это не все. На следующее утро его нашли убитым в своей камере. Предполагается, что с ним разделались его бывшие дружки.
        Она взглянула на Нида. Он встал, протянул к ней руки, и она буквально упала на них.
        Нид повернулся к Брайену и спросил:
        - Значит, все кончено?
        - В общем, да. Остается опасность, что члены его банды или родственники могут захотеть отомстить, но это мало вероятно. К тому же, если Дженнифер - Кейт будет вести себя осторожно, то никаких особых проблем не предвидится.
        Он встал.
        - Хорошо, когда у хороших людей жизнь налаживается. Ну, а сейчас мне надо в аэропорт.
        - Спасибо. Огромное спасибо.
        Кейт схватила двумя руками руку Брайена и нежно поцеловала его в щеку.
        - Ты окажешь мне еще одну услугу, последнюю, надеюсь?
        - Если смогу.
        - Измени все мои документы на имя Кейт Миллер. Оно оказалось счастливым для меня.
        Брайен улыбнулся.
        - Без проблем. Позовите меня на свадьбу.
        Брайен записал ее новый адрес и ушел. Кейт бросилась к Ниду и стала яростно обнимать его.
        - Боже мой, как я счастлива. Я свободна первый раз за эти три года. Не нужно больше убегать, не нужно больше скрываться, менять имена.
        Он тихонько щелкнул ее по носу.
        - Очень может быть, что придется поменять еще разок. На Чишолм. Кейт, ты выйдешь за меня замуж?
        - Да. О да!
        Они стояли, держались за руки и заливались счастливым смехом.
        - Поедем покупать мебель для дома, пока мы в Остине? - спросил он.
        - Нет. У меня целая квартира мебели в Сан-Антонио. Она здорово подойдет к твоему дому.
        - А знаешь, если бы мне сказали, кто прострелил зад Веберу, я бы поехал и пожал ему руку.
        - Боже мой, а это еще почему?
        Он усмехнулся и ответил:
        - Если бы не он, ты бы никогда не появилась в моем «Козыре» и я бы никогда тебя не встретил.
        - Может быть это судьба?
        - Может быть.

        notes

        Примечания

        1

        Русто Когбурн (Rooster Cogburn) - герой ряда американских фильмов в исполнении Джона Вейна, который создал образ смелого престарелого полицейского, грубоватого и непреклонного борца за справедливость. У киногероя только один глаз.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к