Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хадсон Джен: " Приди Ко Мне Во Сне " - читать онлайн

Сохранить .
Приди ко мне во сне Джен Хадсон

        Много лет очаровательной Мери Воэн являлся во сне ОН - неотразимый мужчина ее мечты. И вот в таинственном и экзотическом Египте сны стали явью. Но неожиданно в руки Мери попадает древний амулет, бесценное сокровище, обладание которым может стоить ей жизни… Тайны, приключения, опасности - и страстная любовь, которая одна может им противостоять!

        Джен Хадсон
        Приди ко мне во сне

        Пролог

        Я часто чувствую по ночам,
        Как звезды протягивают свои
        Ласковые сияющие пальцы
        И, пройдя сквозь плоть,
        Сжимают ими мое сердце.
        Это - как объятие любимого. И оно
        Обещает впереди такую любовь,
        Что переживет даже
        Эти бесконечные пески - дом мой…
    Бедуинская песнь

        Он явился к ней из темноты. Эта темнота все еще обволакивала его, не давая возможности разглядеть лицо. Единственной приметой были глаза. Острые, пронзительные. На этот раз они были голубыми. Вот таким голубым светом иногда вспыхивает прозрачный кристалл.
        Знакомое чувство всколыхнуло ее. Осветило внутренним светом. Это чувство было любовью. Она улыбнулась и протянула к нему руки. Он слегка прикоснулся губами к ее виску, а затем нежно поцеловал в губы. Души их в этот момент слились воедино, и отныне они будут так существовать в этом сюрреальном мире бесконечно. Когда же он подался назад, все существо ее переполнилось грустью и щемящей тоской.
        Она не видела, но знала: он улыбается. Чувствовала это. Потоки божественного тепла ласкали ее, как солнечные лучи. Неожиданно он надел ей на шею цепочку с золотым кулоном - это была изысканная фигурка сокола, - и в этот момент черты его лица прояснились. Стали различимы высокие скулы, твердый подбородок и темные усы.
        - Мне пора, - прошептал он. - Я жду тебя. Жду…
        Он растворился среди причудливых теней. А его слова продолжали эхом отзываться из мрака:
        - Я жду тебя. Жду…

        Мери Воэн мгновенно проснулась. Оказывается, она сидела, выпрямившись, в постели, а ее правая рука сжимала кулон. Другая же рука с мольбой была протянута в ту сторону, где исчезла фигура. Но правая рука сжимала только воздух, а левая делала драматические жесты викторианской полке для шляп, висящей в углу.
        В своей спальне она была одна, и, конечно, это был всего лишь сон, но все равно это выглядело очень глупо. Мери почувствовала себя неловко.
        Она сделала попытку засмеяться - смех получился каким-то неестественным. Попыталась снова заснуть, но куда там - она была слишком возбуждена, чтобы спать. Вариации одного и того же сна вот уже несколько лет тревожили ее, а в последние месяцы они участились. И с каждым разом ночная драма приобретала все более и более реальные очертания, а мужчина, герой ее снов, становился все более определенным. Она и сейчас еще продолжала ощущать его запах, а ее кожа помнила прикосновения губ и рук призрачного возлюбленного. И главное - он сегодня в первый раз заговорил. Что бы это могло означать?
        Покрутившись в постели еще полчаса, Мери наконец сдалась. Она заварила ромашковый чай и устроилась, в кресле-качалке. Поджала колени к груди, натянула фланелевую ночную рубашку на ступни и, потягивая чай, принялась обдумывать свой сон.
        Любой сон что-то означает - в это она верила твердо. Особенно такой эмоциональный и к тому же повторяющийся. Конечно, означает. Но что? Мери не вполне разделяла идею Фрейда, будто любой сон имеет сексуальную подоплеку. Да, конечно, ее сны (и этот, разумеется, тоже) были сексуальными. В этом не было никаких сомнений. Но… не только. Инстинктивно она чувствовала, что здесь заключено нечто большее, чем просто секс.
        Сидя в полумраке спальни, Мери снова и снова прокручивала недавний сон с этим странным мужчиной, который казался ей таким знакомым. В конце концов она решила, что этот человек - часть ее самой, ее анимус [1 - Согласно теории психолога Юнга, в каждой женщине присутствует некая мужская внутренняя сущность - анимус, тогда как, в свою очередь, в каждом мужчине имеет место определенное женское начало-анима. - Здесь и далее примеч. перев.], ее мужское начало. И оно призывает ее следовать за собой.
        Хорошо, допустим, это так. Ее анимус говорит ей, что пришло время быть смелой и настойчивой, чтобы идти за…
        Но за чем, собственно?
        Она долго еще покачивалась в кресле и потягивала чай, пока наконец не пришел ответ. Причем это случилось как-то само собой, как будто там, внутри ее головы, вдруг вспыхнула электрическая лампочка и моментально высветила решение. Мери поднялась, подошла к письменному столу, который стоял тут же, в спальне, и взяла пакет с бумагами. Едва прикоснувшись к нему, она уже знала, что все правильно, что именно так и надо действовать. И сознание этого наполнило ее каким-то необъяснимым восторгом.
        В пакете лежали важные бумаги. Очень важные. По существу, там лежали ключи от двери, выходящей на дорогу к настоящей профессиональной карьере. То есть там лежали ключи от ее будущего. Мери была фотографом. Не очень-то легкий бизнес, особенно если только начинаешь. А это приглашение пришло как раз накануне вечером. Она серьезно его не восприняла. Предложения, содержащиеся там, показались ей слишком уж нереальными, выходящими за рамки ее возможностей. Сейчас же она решила просмотреть их снова. Просмотреть и хорошенько подумать.
        Она внимательно изучила бумаги. Да ведь это же грандиозный проект. Цены ему нет. Он дает ей возможность разговаривать на равных со всеми, даже самыми серьезными конкурентами. Ей, еще неоперившейся, совсем зеленой.
        - Черт возьми! - громко произнесла она, рассмеялась и прижала бумаги к груди. - Как же я этого раньше не поняла. Ведь это мое… мое.
        Схватив телефон, она начала набирать номер подруги в Париже.

        Глава 1

        Начиная разговор о Египте, я торопиться не буду.
        Поведу его спокойно и подробно.
        Потому что нигде еще в мире мне не встретилось так много чудесного.
        Увиденное поражает своим невыразимым величием.
    Геродот, 5 век до Рождества Христова

        Базар Хан-эль-Халили в Каире. Узкие проходы, народу - не протолкнуться, бубнящая арабская речь, как гул пчелиного роя. Прокладывая путь в толпе, Мери ощущала себя так, как будто перенеслась во времени в совершенно другой мир. Прежде всего запахи - кожи, специй и жареного мяса, смешивающиеся с запахами спелых фруктов, человеческого пота и ослиного навоза. Они окружали ее, обволакивали, почти не давали дышать. Борясь за глоток свежего воздуха, Мери начала протискиваться сквозь группу туристов из Германии - они рассматривали сумки из кожи ящериц - и едва не попала под колеса автомобиля, невесть как здесь оказавшегося и тоже прокладывающего себе дорогу.
        Она обещала матери купить ей интересное украшение из меди и послать его пароходом в Даллас. Но как, черт возьми, тут разобраться с этой уймой магазинов, магазинчиков и лавок?! Мери прибыла в Египет вчера вечером, и это была ее первая прогулка по городу. «Зря я не послушалась совета портье и не взяла гида», - подумала она, плутая по лабиринту проходов и мечтая лишь об одном: как бы не заблудиться.
        На самом деле она уже заблудилась. И заблудилась давно - с тех пор, как полчаса назад свернула с главной улицы. Ну что ж, заблудилась так заблудилась, но этот чертов подарок матери купить все равно нужно. Раз обещала.
        Кажется, вот подходящий магазинчик. Вроде бы. Наметив цель, Мери начала проталкиваться к ней сквозь толпу арабов. Все они были для нее на одно лицо, и лицо это было словно выделано из кожи, подобной той, из какой обычно шьют солдатские сапоги. Одеты они были тоже одинаково в длинные ниспадающие джеллабы [2 - Джеллаба - балахон с капюшоном и широкими рукавами, надеваемый через голову.], и все предлагали свои товары туристам в европейской одежде. Магазинчик, где едва заметно пахло сандаловым деревом, показался ей оазисом тишины среди какофонии, царящей снаружи. Хозяин, худощавый пожилой мужчина в полосатом халате и ермолке, приветствовал ее поклоном.
        - Я ищу что-нибудь из меди, - сказала Мери.
        - А… вы из Америки. Прошу вас, проходите сюда. У меня есть прекраснейшие изделия из меди. Лучшие в Каире.
        У него действительно были интересные украшения. Только цены уж больно высокие. Мери вспомнила, что было написано в путеводителе: надо обязательно торговаться. Ей уже доводилось торговаться, когда она ездила в Мексику. Так что определенный опыт был. После нескольких минут оживленного спора они сошлись на разумном компромиссе, и она купила несколько вещей. Хозяин даже согласился переслать их в Даллас и принял плату кредитной карточкой «Америкен экспресс».
        Мери уже собиралась уходить, когда ее внимание привлек блеск из прозрачной коробочки, которая стояла на полке сразу за прилавком. От одного взгляда на эту вещь у девушки перехватило дыхание. Ей стало холодно.
        В коробочке лежал кулон в виде сокола. В когтях он держал что-то, может быть, какие-то камни. Это его расправленные золотые крылья и когти неожиданно вспыхнули странным таинственным светом.
        Когда к Мери снова вернулось дыхание, она попросила:
        - Нельзя ли посмотреть вон то украшение?
        - А… вот это. - Хозяин взял коробочку и подал ей. - Кулон. Чудесная вещь. Из чистого золота. Очень старинная. Очень красивая. - Он назвал безумную цену.
        Сокол согревал ей ладонь, а цепочка пролилась сквозь пальцы золотым каскадом. Сознание совершенно определенного дежа вю [3 - Дежа вю (фр.) - обман памяти, ощущение того, что все происходящее с вами уже когда-то было.] переполнило ее всю до краев. Ощущение сверхъестественного окружило ее, заключило в кокон, где не существовало ни времени, ни пространства.
        Что это? Неужели она спит? Неужели это сон?
        Но Мери была уверена, что ее поход на базар, к этому магазинчику, вполне реален. А может быть, все-таки она спит? Мери ущипнула себя и вздрогнула от боли. Нет, не спит.
        Она встряхнула головой и вернула кулон владельцу, озабоченная только одним: как бы скорее выбраться отсюда.
        - Слишком дорого.
        Хозяин улыбнулся и поднял ладони, отказываясь взять вещь обратно:
        - Нет, нет. Это ваше. Подарок.
        Она нахмурилась:
        - Подарок?
        Кулон стоил в десятки раз дороже, чем те вещицы, что она уже купила. Поведение хозяина показалось ей подозрительным.
        Хозяин же посмотрел на что-то за ее спиной и кивнул.
        Мери оглянулась, и кровь отхлынула от ее лица. В дверях стоял высокий темноволосый человек. Она никогда его прежде не встречала, но глаза узнала сразу. Это были его глаза неземной голубизны.
        Это был мужчина из ее снов.
        Сердце Мери бешено заколотилось, а во рту стало сухо, как в Сахаре. Одно из двух: либо она спит, либо сошла с ума. Она зажмурилась и энергично встряхнула головой. А открыв глаза, обнаружила, что… вернее, она никого не обнаружила. Волосы на затылке Мери поднялись дыбом.
        - Кто этот человек? - требовательно спросила она, схватив хозяина за рукав.
        - Какой человек, мисс?
        - Ну, этот мужчина, который стоял в дверях. Очень высокий, с голубыми глазами.
        - Я никого не видел, мисс.
        Либо хозяин врет, либо у нее начались галлюцинации. Возможно, это из-за нарушения суточного ритма организма. Ведь она совершила перелет через несколько часовых поясов. Ошеломленная, она покинула магазин и, словно в трансе, прошла несколько кварталов, тщетно пытаясь отыскать во всем этом какой-то смысл.
        - Мери Воэн, держи себя в руках, - продолжала повторять она, сжав кулаки.
        В ее ладонь вонзилось что-то жесткое. Мери с испугом обнаружила в своей руке кулон в виде сокола. Твердо решив вернуть вещь хозяину, она повернулась и заспешила обратно.
        Но не смогла найти магазин. Мери могла поклясться, что вернулась именно на то самое место. Вот они, парфюмерная лавка с одной стороны и скобяная - с другой. Или магазинчик растворился в воздухе, или она ошиблась. Конечно, ошиблась. Здесь, в этом лабиринте, это так легко. Но что же делать с кулоном? Мысль о том, что эта вещь останется у нее, встревожила Мери.
        Кто-то подергал ее за рукав. Маленькая девочка, нечесаная, с чумазым лицом. Она теребила Мери за рукав и тихо повторяла:
        - Бакшиш… бакшиш [4 - Бакшиш - милостыня, чаевые.].
        В уверенности, что само провидение откликнулось на ее безмолвную мольбу, Мери сунула кулон в ладонь ребенка:
        - Иди, милая. Это тебе.
        Довольная сделанным, она направилась вперед, твердо решив как можно быстрее выбросить весь этот вздор из головы.
        Но сделать ей удалось не больше двух шагов. После чего она остановилась как вкопанная, с открытым ртом. Мери увидела его снова. А может быть, ей просто показалось, что это тот же человек. Он стоял впереди, примерно метрах в десяти-пятнадцати, облокотившись о прилавок торговца съестным, и с серьезным видом поглощал что-то сладкое - то ли пирожное, то ли что-то похожее. Одет он был в светлые узкие брюки и такого же цвета рубашку с закатанными рукавами. Верхняя пуговица на рубашке была расстегнута, галстук слегка ослаблен, а пиджак перекинут через плечо. Он находился достаточно далеко, поэтому цвет глаз ей определить не удалось, но она могла поклясться, что это он. «А может быть, не он?» - уговаривала она себя. В этой стране почти все мужчины темноволосые и с усами, так что ошибиться не сложно. Но он был на голову выше всех остальных мужчин.
        Она стояла, окаменев, словно приросла к этому месту, и не сводила с него глаз. Он же, увидев ее, улыбнулся, поднял руку с пирожным вверх, как будто отдавая салют, а затем… направился к ней. Он приближался, и ее вдруг охватила паника.
        Она повернулась и бросилась бежать, проталкиваясь сквозь толпу. И бежала куда глаза глядят, пока не уперлась в дверь маленького кафе. Две дамы строго посмотрели на нее, переглянулись, пожали плечами и снова принялись за свой кофе.
        Приблизился официант:
        - Подать вам кофе, мисс?
        - Такси, - выдохнула она, прижав руку к груди - там отчаянно билось ее сердце. - Где я могу найти такси?

        Мери старалась скрупулезно следовать указаниям официанта, но все равно дважды заблудилась, пока выбралась из лабиринта базара на широкую улицу с нормальным движением, хотя здесь тоже было полно народа.
        Она остановила такси и назвала адрес: отель «Мена-Хаус» в Гизе.
        Прибыв наконец на место и войдя в свой номер, Мери плюхнулась на постель и поклялась, что не сдвинется с места до тех пор, пока не приедет ее подруга и партнер по бизнесу Вэлком Винейбл.
        Она пыталась думать о чем-то другом, пыталась забыть об инциденте на базаре, но тщетно. Эта странная история будоражила ее сознание вновь и вновь. Восстанавливая в памяти происшедшее, она пришла к выводу, что ее реакция была слишком эмоциональна. Ну появился мужчина с голубыми глазами как раз в тот момент, когда она разглядывала кулон с соколом. Ну и что? Ведь это не повод, чтобы так расстраиваться. Ну собирался мужчина - тот же самый мужчина, это совершенно определенно - подойти к ней на базаре. Ну и что? Это еще не причина, чтобы впадать в истерику.
        И вообще, вся эта история - простое стечение обстоятельств. Да на базарах Каира таких подделок под старину, таких кулонов с соколами, наверное, сотни, если не больше. На каждом углу уличные торговцы предлагают «подлинные ожерелья из сокровищниц пирамид». А голубоглазых мужчин в мире хоть пруд пруди. Я ведь слышала, что египетским мужчинам нравятся блондинки, поэтому нет ничего удивительного в том, что этот человек обратил на меня внимание.
        Конечно. Именно так все и было. А мужчина моих снов - это не более чем плод моего воображения. В реальном мире его не существует. Просто я перепугалась и подумала бог знает что.
        Успокоившись этими соображениями, Мери отправилась в ванную освежиться. Если я хочу осмотреть пирамиды и сфинкса, то времени терять не следует. Это надо сделать до того, как приедет Вэлком. Я здесь, в Египте, чтобы работать, а не разыгрывать из себя туристку, и тем более не для того, чтобы прятаться по углам, как трусливая мышь. У нас с Вэлком будет напряженный график. Ведь в короткий срок надо сделать кучу фотографий для рекламного проспекта. Конечно, тот факт, что Вэлком международная топ-модель, и сама будет позировать для всех фотографий, значение имеет. И немалое. Но все равно, нам с ней чертовски повезло, что выбрали именно нас. Повезло и нашему с ней молодому предприятию.
        Через несколько минут Мери уже выходила из дверей отеля «Мена-Хаус» на обсаженную пальмами аллею, ведущую к пирамидам. Руки в карманах бирюзового комбинезона, на плече - неизменная камера. В общем, все в полном порядке. Свежий ветерок лохматил пепельные волосы, апрельское солнышко приятно ласкало кожу.
        Где-то неподалеку голос муэдзина из громкоговорителя призывал правоверных к полуденной молитве. Мери остановилась, чтобы вдохнуть аромат свежескошенной травы, цветов и теплого песка, и направилась дальше к возвышавшимся впереди треугольным сооружениям. Туда, где начиналась пустыня.

        Она шла, не отрывая от них глаз. Египетские пирамиды - один вид их - пробуждали у нее странное чувство, вернее, что-то клокочущее внутри, что вдруг открылось и забило, зафонтанировало, вышло из-под контроля. Всю свою жизнь, сколько она помнила, Мери интриговало странное египетское имя, которое ей дали родители, - Меритатен. Она, конечно, старалась думать об этом как можно реже, но сознание того, что она была зачата где-то в этих местах, наполняло ее душу неописуемым восторгом. И вот теперь, попав наконец сюда, она почувствовала неодолимый зов этих древних пирамид, как будто где-то здесь скрыта ее судьба.
        Судьба? А верила ли она вообще в судьбу? Ведь в ней причудливым образом смешивались натуры ее отца, этакого стареющего калифорнийского цветка, и матери, крутой бизнесменки из Техаса. Нет, Мери сильно сомневалась в том, что она верит в карму и предопределенность судьбы.
        Навстречу ей бросился босоногий мальчик с открытками в руке.
        - Здравствуйте, прекрасная леди! Откуда вы? - спросил он с проказливой улыбкой на чумазом лице.
        - Я из Соединенных Штатов. Из Техаса.
        - О, я очень люблю американцев. Добро пожаловать в нашу страну, - затараторил он. - Не желаете ли открытки? Каждая по доллару. А может быть, вам нужен гид для осмотра пирамид? Если да, то вам сильно повезло. Потому что лучшего гида, чем я, вам во всем Каире не найти. Кстати, меня зовут Ахмед.
        Мери остановилась и со смехом оглядела грязные босые ноги, заношенные холщовые штаны и такую же рубашку «лучшего гида».
        - Прямо во всем Каире? - осведомилась она с шутливым неверием. - А сколько же лет этому гиду, позвольте спросить?
        - Девять, прекрасная леди, - ответил мальчик, гордо ударив себя в грудь. - Но я занимаюсь этим уже много лет. А возможно, вам захочется проехать к пирамидам на верблюде. В таком случае, у моего двоюродного брата есть прекрасный верблюд. - Он схватил ее за рукав и потащил к конюшням. - Пойдемте, я вам покажу.
        Они сговорились о цене, и мальчик подскочил к одному из погонщиков верблюдов и о чем-то оживленно заговорил с ним. Через несколько минут он вернулся. Рядом с ним стоял пожилой араб, который держал на поводу огромное чудовище. Серую узду животного украшали алые, желтые и оранжевые кисточки, а подбитое войлоком седло было покрыто ковром.
        - Это мой дядя Мухаммед со своим замечательным верблюдом по кличке Хасан. Вас ждет прекрасная поездка.
        Мери подозрительно посмотрела на мальчика:
        - По-моему, ты раньше говорил что-то о двоюродном брате, или я ошиблась?
        По приказу погонщика верблюд в это время начал становиться на колени, чтобы она могла залезть в седло.
        Ахмед смущенно понурил голову и пожал плечами.
        Мери подавила улыбку и с недоверием посмотрела на Хасана, сомневаясь, удастся ли ей справиться с такой громадиной. Впрочем, это, наверное, не так уж сильно отличается от верховой езды на коне. А здесь Мери чувствовала себя вполне уверенно.
        - Вот тебе и новое приключение, - пробормотала она, взбираясь в седло.
        Верблюд медленно поднялся на ноги, и тут Мери стало очевидно, что все это очень сильно отличается от ее техасского опыта верховой езды. Но отступать было уже поздно - погонщик взял повод, хлопнул верблюда по шее длинным хлыстом, и тот двинулся медленной переваливающейся походкой. Довольно скоро Мери удалось поймать ритм движения, и она расслабилась в седле.
        - Эй, там, внизу, - крикнула она Ахмеду, семенящему рядом. - А мне здесь очень даже неплохо.
        Мухаммед осклабился, обнажив испорченные зубы, и перебросил ей повод. Затем передали длинный хлыст, показывая знаками, чтобы она брала бразды правления в свои руки. Некоторое время они медленно тащились по песку, но вскоре Мери надоела такая тягомотина. Она начала понукать Хасана и несколько раз ударила его в бок каблуками своих туфель. Верблюд прибавил шагу. Вот сейчас другое дело. Теперь уже лучше. Почти как на коне. Она пару раз легонько хлестнула его, и верблюд перешел в галоп.
        - Тпру! Тпру! - в панике закричала девушка, но Хасан, видимо, по-английски понимал плохо.
        Люди с криками начали разбегаться в разные стороны. Потрясая кулаками в воздухе и выкрикивая арабские проклятия, где-то сзади бежал старый Мухаммед. Ахмед старался не уронить марку. Он держался почти вровень, припуская изо всех сил и взвихривая вокруг себя песок. Но вскоре отстал и он.
        Мери отбросила бесполезный теперь хлыст и обеими руками вцепилась в седло. Тут уж не до удовольствия, живой бы остаться.
        - Ну тпру же, миленький, тпру! - уговаривала она верблюда, пытаясь дотянуться до повода. Но Хасан крепко зажал его зубами.
        Вихрем пролетела мимо первая пирамида. Мери даже не заметила ее. Вскоре пролетела и вторая.
        Впереди замаячил сфинкс и окружающая его стена. Мери закрыла глаза и начала молиться, надеясь, что Господь услышит слова даже сквозь оглушительный стук ее сердца.
        Ее тело начало свешиваться на сторону. Несмотря на все усилия, вспотевшие руки уже были не в состоянии держать седло. Неужели это конец? Глупый, позорный, смешной конец. Смешнее не придумаешь.
        - Господи, помоги мне! Помоги! - в ужасе закричала Мери.
        И тут случилось чудо. Оно должно было случиться. Внезапно сильные руки стащили ее с верблюда и перенесли на коня, скачущего рядом. Она стукнулась о широкую грудь своего спасителя, а он развернул своего черного скакуна и остановился. Крепкие пальцы приподняли ее волосы, упавшие на глаза, наверх.
        - С вами все в порядке? - спросил хрипловатый голос.
        - Да. Я чувствую себя прекрасно. По крайней мере, мне так кажется… - Голос ее осекся. Мери онемела, и было от чего. Ее гипнотизировали дивные глаза. Сверкающе-голубые. И хотя они смотрели на нее с нежностью, их поразительный небесно-голубой оттенок в контрасте с темной кожей, густыми черными волосами и усами пугал ее. От углов этих глаз расходились маленькие лучики. Помимо глаз, лицо этого знакомого незнакомца было примечательно высокими скулами и породистым орлиным носом.
        - Это хорошо. - Он расплылся в белозубой улыбке, и морщины вдоль щек стали еще глубже.
        Теперь, наблюдая его совсем близко, как говорится, во плоти, Мери понимала, что это самый красивый мужчина из всех, кого ей приходилось видеть. Абсолютная мужественность в ее чистом виде - вот что это было такое. У Мери перехватило дыхание.
        Мужчина с базара.
        Мужчина из ее снов. Возможно, она сошла с ума, но это так.
        Вспышка страха внутри нее вскоре погасла. На смену ей пришло знакомое чувство комфорта, который она всегда испытывала в его объятиях. Сколько ночей он ее обнимал, сейчас уж и не припомнить. В общем, много. Но теперь эмоции ее существенно обогатились. Такого острого, яркого ощущения его сильных мускулов, пряного запаха тела, пропитанного солнцем, во сне ей переживать еще не приходилось. Это было что-то совершенно новое. Сознание Мери заметалось. Что же получается, я снова сплю? Заснула в номере, и все это мне сейчас просто снится?
        Она потрогала его щеку и почувствовала слабую щетину.
        - Ты мне что, снишься, да?
        - А тебе хотелось, чтобы это было так? - мягко спросил он, снова приглаживая ее растрепавшиеся волосы.
        - Не знаю. Не могу понять… Я…
        Он улыбнулся, и слова застряли у нее в горле.
        Какая улыбка! От нее замирает сердце и кожа покрывается пупырышками.
        Он поудобнее устроил ее перед собой, обнял и дернул поводья коня.
        - Я буду заботиться о тебе. Всегда. - Услышала она его шепот где-то рядом с виском. - Держись. Сейчас я тебя прокачу. - Он пустил скакуна в галоп по направлению к пустыне.
        Она качалась в его руках, как в колыбели. Все ей казалось сейчас правильным и единственно возможным - и то, что она с ним, и то, что именно здесь, в этом месте. Где-то внизу о камни пустыни постукивали копыта коня, а ей представлялось, что это Пегас несет ее к неведомой судьбе.
        Они скакали, и ветер бил им в лицо. Панорама вокруг начала медленно меняться, как будто тихую воду слегка замутило легкое дуновение. Когда же мгновение спустя картина прояснилась снова, то все вокруг исчезло - толпы туристов, автобусы, такси, продавцы сувениров. Это все исчезло. Перед ними простирались только безмолвные пески да скалистые горы.
        Но на этом превращения не закончились. Его европейский костюм внезапно исчез, его сменило странное белое одеяние, вздымающееся сзади него, как парус. Испуганная, она посмотрела на его лицо.
        По контрасту с белым одеянием оно стало еще темнее. Кроме усов, у него была еще и борода. Глаза тоже изменились. Они стали черными, их взгляд пробуравливал ее насквозь. Так смотрит хозяин на свою собственность. Мери от страха чуть не лишилась чувств.
        - Моя, - произнес он с гортанной свирепостью. - Навеки моя.
        Она попыталась закричать, но горло было парализовано. Попыталась схватить его за одежду, но пальцы не слушались. Они были как будто чужие. Стали какие-то маленькие, и на каждом кольцо. Мери посмотрела вниз, глаза начали панически искать знакомые приметы ее тела и одежды. Но на ней сейчас было просторное одеяние из алого шелка, а на босых ступнях - легкие тапочки.
        В ужасе она попыталась от него отстраниться, но сильные руки держали ее крепко.
        - Пожалуйста, - шепотом взмолилась она. - Пожалуйста.
        Игнорируя ее слабую мольбу, он откинул голову назад и засмеялся. Затем выхватил из ножен кривую саблю, взметнул вверх, так что лезвие засверкало на солнце. И тогда он издал торжествующий крик, и крик этот понесся по песчаным дюнам вдаль.
        Мери старалась высвободиться из его рук, пыталась подать голос, позвать на помощь. Но вокруг не было никого, ни души.
        Только пирамиды величественно возвышались, и это было единственным украшением ландшафта. Куда-то исчезли все люди, верблюды, лошади. Нигде не было видно автобусов, громыхающих и противно чадящих. Не было и собак. Стена вокруг сфинкса растаяла в воздухе. К его лапам подступали волнистые дюны.
        По-видимому, здесь, кроме них, был еще маленький песчаный дьявол, который вертел вихри и колобродил по каменистой почве. Крики Мери канули в небытие, их унес ветер.
        И тут она поняла, что провалилась во временную дыру.
        Ее охватила паника. Сознание отказывалось в это верить. Каждый мускул ее тела трепетал от страха. Она зажмурилась, прижала руки к вискам и принялась повторять:
        - Это сон. Это сон. Я должна проснуться. Я даю себе команду проснуться. - Мери забарабанила кулаками в грудь своего спутника:
        - Кто бы ты ни был, черт бы тебя побрал, верни меня обратно!
        Бег скакуна замедлился. А вскоре всадник и вовсе остановил коня, погладил ее волосы и прошептал:
        - Шшш. - Его руки продолжали нежно ее обнимать. - Я сейчас верну тебя назад, любимая. Шшш…
        Мери так и не раскрыла глаз, она сидела зажмурившись, окаменев. Он повернул коня. Когда же она снова осмелилась посмотреть, то увидела пирамиды.
        Слава Богу! Может быть, хотя бы они настоящие.
        А так ли это?
        Что же со мной, происходит? Я сошла с ума?
        Мери была на грани истерики. Стиснув зубы, она боролась с собой, чтобы не разрыдаться. И молила Бога о спасении. Это единственное, о чем она могла сейчас думать. Но вскоре ее взгляд непроизвольно остановился на человеке, который был так близко. Она увидела голубые глаза. Они были полны участия.
        - С вами все в порядке? - спросил он.
        - Нет. Со мной не все в порядке, - ответила она, взвешивая каждое слово. - Остановите лошадь. Сейчас же.
        - У вас закружилась голова?
        - Не то слово. Если бы только голова.
        Он ссадил ее у стены, недалеко от сфинкса.
        - Прошу вас, побудьте здесь, а я сейчас принесу вам воды. Никуда не уходите. Оставайтесь здесь. - Это была не просьба, а почти приказ, и он ускакал прочь.
        Никуда не уходить? Да она и мизинцем пошевелить не могла! Ее вдруг зазнобило, голова пошла кругом. Мери чувствовала, даже знала, что сейчас потеряет сознание. Колени ее подогнулись, как будто они были сделаны из желе. Она упала в обморок, первый раз в жизни.
        Длился обморок, по-видимому, всего несколько секунд. Первое, что она увидела, был Ахмед. Он хлопал ее по щеке и лопотал:
        - О, прекрасная леди. Слава Аллаху, вы живы.
        Она отстранила его и попыталась вздохнуть полной грудью. Носом. Чтобы успокоиться. Кое-что, наверное, удалось. Она робко посмотрела вокруг. Того человека нигде не было видно. Одно из двух: либо она действительно сошла с ума, либо провалилась во временную дыру.
        Она посмотрела на свои руки. Вроде бы вполне нормальные. Потерла ладони друг о друга, пощупала одежду. Тоже на месте. В таком случае рассуждать некогда. Быстро оглянувшись, она с удовлетворением убедилась, что все на своем месте. Кругом полно туристов, автобусов и прочего. Все знакомо. По-прежнему снуют торговцы и предлагают свои сувениры.
        В общем, все как обычно.
        Никто, кроме Ахмеда, не обращал на нее внимания. Пальцем тоже никто не показывал.
        Они что, ничего не заметили?
        Ахмед опустился рядом на колени и улыбнулся:
        - Неплохая прогулка на верблюде, а? А какой вы отличный ездок! Вы, наверное, расскажете об этом приключении всем своим друзьям в Америке.
        Но Мери была слишком потрясена, чтобы оценить его юмор. Сердце по-прежнему продолжало колотиться, и она по-прежнему ловила ртом воздух. Невероятным усилием воли она приказала себе встать и взять себя в руки. А каким-то внутренним зрением продолжала видеть темное улыбающееся лицо, которое сводило на нет все ее усилия. Но все же ей удалось подняться.
        - Я хочу уехать отсюда. И как можно быстрее. До того, как возвратится этот человек.
        - Какой человек, прекрасная леди?
        - Ну, тот, который меня спас. Он подъехал на черном коне и… - Ее голос задрожал, когда она поймала непонимающий взгляд Ахмеда. - Ты что, не видел его, что ли?
        - Я никого не видел, но, может быть…
        - Забудь об этом. И найди мне такси. Быстро.

        К тому времени, когда Мери приехала в отель, ей почти удалось убедить себя, что это все жара. Из-за нее она временно лишилась рассудка. Расстроенная, растрепанная, взвинченная до предела, вся какая-то выдохшаяся, она открыла дверь своего номера и увидела Вэлком. Та сидела на кровати и ждала ее.
        Вэлком Винейбл следует описывать специально, и на это потребовалась бы, вероятно, отдельная книга. У нас же такой возможности нет, поэтому скажем только, что это, прежде всего, буйство кудрей. Разумеется, среди всего прочего. Но кудри ее живут своей собственной жизнью. Сейчас они были некоторым образом укрощены бантом в индейском стиле с пером, свешивающимся с одной стороны. Вэлком, воплощенное очарование и обаяние, была одета в скромную, спокойной расцветки тунику и тонкие лосины нежно-абрикосового цвета.
        Мери схватила ее в охапку:
        - Вэлком, я, наверное, никому еще так не радовалась в своей жизни, как сейчас тебе. Понимаешь, мне показалось, что я схожу с ума.
        Вэлком рассмеялась и похлопала ее по спине:
        - Сколько я тебя помню, то есть с того самого момента, как ты вошла в комнату в общежитии, ты всегда была немного сумасшедшей. Так что нет ничего удивительного. Кстати, поэтому-то мы с тобой и лучшие подруги.
        - Да нет же. Я действительно начинаю сходить с ума. Понимаешь, на самом деле. Всякие там галлюцинации и видения.
        Вэлком изогнула одну из двух своих превосходных бровей:
        - Звучит довольно серьезно. Не расскажешь ли поподробнее?
        - Позже. - Мери еще сильнее стиснула ее в объятиях. - Единственное, что мне сейчас нужно, так это выпить. И притом чего-нибудь крепкого.

        Глава 2

        Так торопись же увидеть любовь свою.
        Торопись и обгони резвого скакуна в пустыне.
        Обгони сокола, преследующего жертву, что
        Прячется в зарослях папируса.
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Мери потягивала свой коктейль, вежливо поддерживала беседу, то есть делала все, что положено. Но в ее голове как будто все время стучал какой-то молоток, и она жалела, что дала Вэлком уговорить себя пойти на этот прием в американском посольстве. У подруги, куда бы она ни приехала, всегда находятся хорошие и нужные знакомые. На сей раз это был некто Филипп, с которым она познакомилась в Париже. У него в посольстве была весьма странная работа, что-то вроде наблюдателя ЦРУ, и Мери было известно, что его дядя важная «шишка» в Вашингтоне. Филипп был высокий блондин, интересный, с повадками бостонского интеллектуала и специфической манерой говорить, выдававшей профессионального дипломата.
        - Значит, сфера вашей деятельности - фотография? - обратился он к Мери.
        - Да, - ответила она.
        - Я тоже одно время занимался фотографией, но, знаете ли, на уровне воскресных прогулок. Одно время мне даже казалось, что я смогу стать профессионалом, но, - он пожал плечами, - потом все неожиданно изменилось. А что вы будете снимать в Каире?
        - Сегодня мы просто побродили по округе, как обычные туристы. Надо было хоть немного осмотреться. А завтра начнем работать. Сделаем серию снимков у нового отеля «Гор» [5 - Гор - бог солнца, сын Осириса и Исиды, обычно представляемый в виде сокола или человека с головой сокола.] в Гизе и постараемся захватить рассвет над пирамидами. Его мы будем снимать с балкона отеля.
        - А если я торжественно пообещаю, что не буду вам мешать, вы разрешите мне присутствовать при съемке? Я еще не видел Вэлком за работой, но уверен, что это потрясающее зрелище.
        - А как же с вашей работой в посольстве?
        - У меня свободный график, - ответил Филипп с очаровательной улыбкой. - Я могу вас сопровождать и носить аппаратуру. Я даже готов предоставить свою машину. Мне очень хочется поприсутствовать на профессиональной съемке.
        Этот человек мог уговорить кого угодно. И она, конечно, согласилась. Он же воспринял это так, как будто Мери презентовала ему ключи от королевской сокровищницы, и тут же представил ее группе, стоящей рядом, а сам двинулся дальше в обход по залу. Мери знала, что на подобных приемах так принято, и ей пришлось смириться с необходимостью вникать в детали разговора совершенно незнакомых ей людей.
        В зале присутствовало всего несколько женщин, однако в представителях другой, отнюдь не прекрасной половины человечества, недостатка не было. В основном это были представители дипломатических миссий стран Среднего Востока. Все в национальных костюмах и с соответствующими прическами.
        Стоило Мери с Вэлком только показаться на пороге, как мужчины окружили ее подругу плотным кольцом. Она была в зеленом платье с блестками, и они слетелись к ней, как мухи на мед. Но что удивительно, Мери, которая никогда не причисляла себя к эффектным женщинам, каковой являлась ее подруга, теперь могла в известной степени соперничать с ней. Ее удостоили вниманием несколько экспансивных мужчин. Они, конечно, были вежливы, и даже весьма, но только внешне. Похоть исходила от них с такой силой, что у Мери мурашки пошли по коже.
        В конце концов она оттащила Вэлком в угол:
        - Я этого больше выдержать не могу. Ты знаешь, что предложил мне один из этих вельмож за то, чтобы я согласилась с ним поужинать?
        - Неужели что-то мощнее «роллс-ройса»? - усмехнулась Вэлком.
        У Мери округлились глаза.
        - Что, и тебе тоже?
        - Я думаю, у этих бойцов на полях постельных сражений нефтяных денег больше, чем мыслей в голове. Давай попрощаемся с Филиппом и смоемся.
        Мери потянулась за своей сумочкой и рассеянно оглядела комнату. И тут…
        - Боже мой, опять, - с ужасом прошептала она. У нее перехватило дыхание.
        - Что-то не так? - спросила Вэлком.
        Это был он.
        В этом не было никаких сомнений. Одетый в вечерний костюм, такой же черный, как и его волосы, он стоял у рояля, потягивая выпивку, и пристально смотрел на нее. Как только их взгляды встретились, шум голосов в зале внезапно превратился в смутный фон. Мери почувствовала, как некая его сущность проникла в ее сознание, опутала ее всю, подобно мягким побегам виноградной лозы, поймала в ловушку, потянула ее к нему.
        Кровь застучала у нее в ушах, колени обмякли, она с усилием оторвала взгляд и схватила Вэлком за руку:
        - Посмотри туда, за мое плечо. Только осторожно. Видишь мужчину у рояля?
        - Того толстого коротышку или этого, что с бородой?
        Мери резко обернулась. Его не было. Он исчез. Она залпом осушила свой гимлит [6 - Гимлит - коктейль, содержащий джин или водку, лимонный сок, а иногда и сахар.] и потащила Вэлком за рукав:
        - Уходим отсюда. И быстро.

        В такси по дороге в отель Вэлком наклонилась к ней и сказала своим низким хриплым голосом:
        - Я хочу, чтобы ты рассказала мне, почему ты выглядишь так, как будто тебе в одно место кто-то засунул кукурузную кочерыжку.
        Ну что с ней прикажете делать? Мери оставалось только одно - рассмеяться.
        - Вот за это я тебя и люблю, ты всегда смотришь в корень вещей. Ну прямо в самую сердцевину.
        - Так что же там случилось? Ты увидела привидение?
        - Наверное. Мне показалось, что я снова увидела его.
        - Кого это его?
        - Ну, того человека, который сегодня утром… - И тут Мери поведала Вэлком о своих приключениях у пирамид. - Ты считаешь, что все это плод моего воображения?
        - Золотко мое, по-моему, тебя сегодня очень напугал этот верблюд, да и жара сделала свое черное дело. Вот и все. Но если ты считаешь, что этот твой герой действительно существует, давай развернем такси, поедем найдем его и возьмем в плен. Судя по твоим описаниям, это будет совсем неплохой трофей.
        Мери покачала головой:
        - Я начинаю себя чувствовать полной идиоткой. И вообще, мне очень хочется забыть обо всем этом.
        - Ты не идиотка. Напротив, ты одна из самых умных женщин, каких я только встречала. А вот чтобы забыть весь этот вздор, я не возражаю.
        Мери расслабилась и откинулась на спинку сиденья. Присутствие Вэлком ее успокаивало.
        - Если б ты знала, как я по тебе скучала. Вначале мне здесь очень не понравилось. Даже захотелось обратно домой, в Техас. А ты никогда не тосковала по дому?
        - Иногда. Но стараюсь об этом не думать, особенно теперь, когда мне за тридцать, и моя карьера модели клонится к закату. Сколько у меня еще осталось звездных дней? Всего ничего. А мое агентство в Париже, кстати, набирает силу. Как же я могу вот так вот взять и уехать? Нет, еще пару лет я потрепыхаюсь, а потом с шиком уйду со сцены.
        - Вэлком, кого ты дурачишь? Меня или себя? У тебя денег столько, что ты можешь уйти прямо сейчас, и с большим шиком.
        - Это верно, но… надо же считаться и с Эдвардом.
        - Ах да, с Эдвардом. Я и забыла. Так ты что, собираешься за него замуж? Так сказать, осчастливить?
        - У Эдварда есть все, о чем может мечтать любая женщина, - задумчиво произнесла Вэлком. - Он внимательный, тактичный, красивый, богатый, прекрасный собеседник, великолепно умеет ухаживать…
        - Но?
        Вэлком вскинула бровь:
        - Но ты можешь, например, представить, будто он ест жаркое на ребрышках, держа его в руках?
        Мери рассмеялась:
        - Пожалуй, нет. Но это разве причина, чтобы не выходить за него замуж?
        - Возможно, нет. Но все дело в том, что Эдвард слишком уж правильный. Хороший, но правильный. К тому же он слабак, по-моему. Совсем не крутой. А мы с тобой женщины крутые. Ты что, замечала, чтобы когда-нибудь нами интересовались слабаки?
        - О, Вэлком, тебе-то грех жаловаться. Любое существо мужского пола немедленно поворачивает голову в твою сторону. Крепкий, средний, слабый. В общем, весь спектр.
        - Да ладно тебе, я говорю вполне серьезно. Я же не имею в виду всякие там обжимания и прижимания. Я говорю о серьезных отношениях.
        - Ну, в таком случае ты права. Я и о себе могу сказать то же самое. Кстати, вот почему я не хочу ни с кем сейчас встречаться. Может быть, я слишком разборчивая, но мне кажется, чем старше становишься, тем выбора остается все меньше и меньше. Ты думаешь, мы так и останемся старыми девами? Меня всю передергивает, когда подумаю, что кончу тем же, что и моя мать.
        - Боже упаси! Твоя мамочка, конечно, феминистка, это, разумеется, хорошо, но маленькие сексуальные развлечения обходят ее стороной. Нет, такое не для меня. С сексом у меня все в порядке, а вот замужество… Я начинаю серьезно сомневаться, что когда-нибудь выйду замуж. - Вэлком пожала плечами. - Правда, большую часть времени меня это мало тревожит, но, ты знаешь, даже такие крутые женщины, как я, порой мечтают о том, чтобы их однажды похитил романтический рыцарь на белом коне. - Она улыбнулась. - Конечно, чтобы нас похитить, этим рыцарям придется изрядно попотеть. Они нас потащат, а мы будем пинаться и визжать. Я понимаю так, что обе мы мечтаем о мужчинах лучших, чем мы сами.
        - Возможно, ты права. Да и есть ли такие на свете?
        Внезапно в ее памяти вспыхнул волнующий образ - смуглый голубоглазый мужчина на черном скакуне. Она замотала головой, чтобы сбросить наваждение, заерзала, но тут, к большому ее облегчению, такси остановилось у входа в отель.

        В номере их ждал сюрприз - несколько ваз и корзин с диковинными цветами.
        Мери рассмеялась:
        - Похоже, кто-то из твоих поклонников времени зря не теряет.
        Вэлком вынула из одной корзины карточку и усмехнулась:
        - Нет, тут говорится совсем не про меня. Цветы адресованы «золотой богине с волосами, как лунный свет в пустыне, а глазами глубокими, как море». Я думаю, это тебе. От Рэмсона Габри. Кто это такой?
        Мери воздела глаза к небесам:
        - О Боже мой! Откуда мне знать! Наверное, это тот самый шейх с круглыми блестящими глазками, который сегодня два раза ущипнул меня за попку. Кто же еще? Он, видимо, решил таким способом купить вечер со мной. Он все покупает, почему бы не купить и меня. И зачем я только не послушала свою мамочку. Ведь она предупреждала меня, что я обязательно попаду в какую-нибудь бяку.
        - Золотко мое, при всем уважении к твоей маме, Нора - это женщина-диктатор, которая хотела бы, чтобы ты всю жизнь держалась за ее юбку и занималась только тем, что она порекомендует. Забудь о ней и получай удовольствие. Хотя бы раз поживи своим умом.
        - Это легче сказать, чем сделать.
        - Сколько раз она уже звонила, пока ты здесь?
        Мери вздохнула:
        - Два раза.
        - Почему ты ей не сказала: «Уймись, мамочка, хватит»?
        - Я сказала. Конечно, вежливо. Но она не слушает.
        - Вежливость на Нору не действует. Не женщина, а асфальтовый каток. Тут нужен динамит.
        Мери рассмеялась:
        - Можешь мне поверить, я об этом тоже думала.
        Но Мери, конечно, знала, что и динамит не поможет. Ее мать - противник достойный. Нора Элвуд занимала достаточно прочное положение на самом верху в одном из крупных рекламных агентств Далласа. И всего этого она добилась упорным трудом и благодаря своей невероятной целеустремленности. Единственное, о чем она мечтала, так это чтобы Мери присоединилась к ее бизнесу. То есть каждый день сталкивалась лоб в лоб с мамашей. Ничего себе жизнь. Наверное, в аду лучше. То, что Мери уже взрослая, независимая женщина, что она имеет право выбрать свою собственную дорогу, Нора признавать отказывалась начисто.
        - Я думаю, она день и ночь опасается, что я стану такой, как мой отец, - сказала Мери.
        - А чем сейчас занимается Брайан?
        - Живет по-прежнему там, где и жил, в Северной Калифорнии. Проживает свое наследство, о чем не перестает напоминать мне моя мать. Занимается натурной съемкой природы для различных журналов и по заказу нескольких магазинов выращивает травы.
        - Травы?
        Мери улыбнулась:
        - Но фотограф он действительно хороший.
        - Ах, вот откуда это у тебя. Значит, гены.
        - Именно гены. Поэтому Нора так и боится этого. Знаешь такую игру, когда разрывают курицу - кому достанется лакомый кусочек? Так вот, я иногда чувствую себя этим самым лакомым кусочком. А курицу разрывают мои родители. И делают это уже много лет. - Мери зевнула. - Завтра нам рано вставать. Кстати, тебе Филипп говорил, что собирается пойти с нами?
        - Да. Ты не возражаешь?
        - Конечно, нет. А у вас что-то намечается?
        - Мы просто приятели.
        Мери улыбнулась:
        - Слишком уж быстро ты это произнесла. Да и смотрит он на тебя так… в общем, на месте Эдварда я бы начала волноваться. - Она снова зевнула. - Как насчет того, чтобы отправиться на боковую?
        Они пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим комнатам.

        Мери торопливо разделась и упала в постель.
        Она рассказала Вэлком далеко не все. Например, не упомянула ничего о своих снах. И о том, как в ее сознании переплетаются границы фантазии и реальности, так что она сама сомневается, все ли у нее в порядке с головой. В этом действительно были большие сомнения, и это ее волновало.
        Она чувствовала себя выжатой, как лимон, и надеялась, что тут же заснет, но события прошедшего дня, как сюрреалистическая карусель, с бешеной скоростью начали прокручиваться в ее голове. Приезд Вэлком повлиял на нее благотворно, днем она почти не вспоминала о странной встрече с голубоглазым человеком на черном арабском скакуне, но сейчас, оставшись одна в полумраке спальни, Мери ничего не могла с собой поделать. Мысли снова наполнились им, как будто со дна души поднялась осевшая там муть. И эта муть сейчас завертелась, закружилась водоворотом, пропитанная странной смесью страха и восхищения, которые он возбуждал в ней.
        Сегодня утром она, конечно, напугалась, но подсознательно чувствовала, что он не имел намерения ни сделать ей что-то дурное, ни даже напугать ее.
        О Боже! Опять я думаю о нем, как будто он реально существует. Ведь он плод моей фантазии. И только. Я должна все время помнить об этом.
        Но все же она почти отчетливо слышала его гипнотический голос, что-то шепчущий ей, куда-то зовущий, манящий…

        А он стоял, раздвинув шторы, в дверях балкона. Стоял и смотрел на нее, спящую. Она была само совершенство. Волосы, рассыпанные веером по подушке, мерцали при ярком лунном свете - серебряные локоны на мягком бежевом шелке.
        Возможно, ему не следовало сюда приходить, но он должен был убедиться, что она действительно существует. Он увидел ее утром в кафе и был так ошеломлен, что с того момента не находил себе покоя. Он постоянно чувствовал острую мучительную необходимость следовать за ней, смотреть на нее и все время пытался понять, не мираж ли она, не грезится ли все это ему. О такой, как она, то есть о ней, он мечтал всю свою жизнь, сколько себя помнил. И наконец вот она, перед ним. Пальцы его страстно жаждали сейчас прикоснуться к ее нежной коже. Он хотел поцеловать ее, заключить в объятия, положить к ее ногам луну, звезды и все сокровища фараонов.
        Стараясь не нарушить тишину, он подкрался ближе. Она пошевелилась, веки ее дрогнули. Он остановился как вкопанный. Она открыла свои большие томные глаза, и они блеснули в лунном свете подобно осколкам изумруда, кусочкам янтаря, крупинкам аквамарина. Он стоял, боясь пошевелить пальцем. Он уже напугал ее однажды и не хотел повторить эту ошибку вновь. Но она неожиданно улыбнулась и протянула к нему руки.
        И тут уж никакая сила воли помочь не могла. Да и как он мог противиться ее зову, подобному песне сирен для Одиссея? Он подскочил к ней, сгреб в охапку, алчно вдыхая ее чудный аромат, жадно пожирая глазами нежные изгибы ее тела.
        Задерживаться здесь долго он не собирался. «Еще немного, чуть-чуть, и я уйду», - повторял он про себя. Но она запустила свои пальцы в его волосы и потянула его рот к своему. Губы ее были теплые, мягкие и влажные, а язык - как горячий нежный бархат. Ее кожа была прохладней, чем атласная рубашка, но в тех местах, где ее руки касались его тела, вспыхивал огонь. Он целовал ее как одержимый, гладил, ласкал, бормоча нежные слова. Сердце его фонтанировало ими, как живой родник.
        - Любимый мой, - прошептала она. - Возьми меня…

        Глава 3

        Стоит только звездам повернуть
        Свои глаза и начать смотреть на
        Меня - это бывает, когда падет
        Роса, - и одежды твои становятся
        Такими мягкими, нежными…
    Из песен Нового Царства

        Противно зазвенел будильник. Пронзительный назойливый звук буквально ввинчивался в ее мозг. Мери застонала, все ее существо неистово сопротивлялось возвращению к действительности. Как же не хотелось уходить из рук возлюбленного!
        Из рук возлюбленного? Глаза ее широко раскрылись.
        С облегчением обнаружив, что она просто плотно закуталась в одеяло и что больше ничего необычного вокруг нет, она расслабилась и остановила тарахтение будильника.
        Опять, значит, сон. Кончиками пальцев она прикоснулась к губам и почти ощутила томительную нежность его рта. Внизу живота пульсировала смутная тяжесть, какая-то чувственная боль. Ей было очень не по себе.
        - Меритатен Воэн, может быть, достаточно? - громко произнесла она, потрясенная своим состоянием.
        Об этом возлюбленном, являющемся во сне, необходимо срочно забыть и вернуться в реальный мир. И необходимо сдерживать себя, пока все окончательно не вышло из-под контроля. В очередной раз твердо решив выбросить всю эту чушь из головы, Мери вскочила с постели.
        И тут она обнаружила, что спала абсолютно голая. Ее голубая ночная рубашка, вон она лежит, небрежно брошенная на стул. У Мери участилось дыхание, и она прижала ладони к груди, чтобы унять свое разбушевавшееся сердце. Глаза ее расширились еще больше - хотя куда уж больше, - когда под своей ладонью она ощутила теплоту металла. Она боялась взглянуть, хотя не глядя знала, что там. Но любопытство взяло верх. Она приподняла руку и посмотрела вниз. Золотой кулон с соколом.
        - О Боже мой… Вэлком! - захныкала она, схватила свою рубашку и бросилась к подруге.
        Вэлком еще спала. Мери бросилась к ней и обняла за шею.
        - Что случилось, золотко мое? Ты вся дрожишь. А вид у тебя такой, как будто ты только что увидела привидение.
        - Хуже, - прохрипела Мери, прижимаясь к подруге. - Мне кажется, я занималась с ним любовью. Понимаешь, я проснулась, а на мне нет рубашки.
        - Тебе кажется? - Вэлком рассмеялась и похлопала Мери по спине. - Золотко мое, если бы он был из плоти и крови, тебе бы не казалось, а ты бы точно знала, занималась с ним любовью или нет.
        - Ты уверена?
        - А как же. По всей видимости, тебе стало жарко и ты во сне сбросила рубашку.
        - А как ты объяснишь вот это? - Она схватила кулон и поднесла к глазам Вэлком.
        - Хм. По-видимому, это телекинез.
        - Но я тебя серьезно спрашиваю!
        - Золотко мое, я не имею ни малейшего представления, как к тебе попал этот кулон, но уверена, что всему этому есть вполне рациональное объяснение.
        - Ну например, назови хоть одну версию.
        - Возможно, ты имеешь привычку ходить во сне. То есть ты лунатик. Сходила ночью в магазин и купила этот кулон. А что, такое вполне возможно. Надо серьезно над этим подумать. А пока нам лучше поторопиться. Филипп будет здесь через двадцать минут.
        Мери потребовалось огромное мужество, чтобы одеться и заставить себя работать. Слишком уж много странных стечений обстоятельств. С тех пор, как она прибыла в Египет, всякие наваждения преследуют ее по пятам. Наверное, достаточно. Больше всего ей сейчас хотелось собрать свои вещи и отправиться домой, в Техас.
        Вэлком и не подозревала, в каком состоянии находилась ее подруга. Она продолжала шутить, каламбурить. «Возможно, - подумала Мери, - это все жара. А что же еще? Неужели это все результат предменструального состояния, как, смеясь, убеждает меня Вэлком? Она говорит, что одно из двух: либо это, либо я накануне поела каких-то не тех грибов. Есть такие странные грибы - покушаешь их, и начинаются глюки».
        Но Мери не помнила, чтобы ела какое-нибудь блюдо с грибами, и предменструальные состояния ее ни разу в жизни не беспокоили.

        Девушки открывали дверь номера, а там внутри надрывался телефон. День был тяжелый, и они обе очень устали. Снимали в Гизе и Каире, и все было бы значительно сложнее, если бы не Филипп. Его, как говорится, сам Бог им послал. Он таскал все снаряжение Мери, перевозил их в своем автомобиле с кондиционером с одного места на другое. И все это ненавязчиво, спокойно. Он не только не мешал им работать, но дал к тому же несколько толковых советов по построению композиции, которые Мери охотно приняла. И она была просто счастлива, когда он пообещал ассистировать им и на следующий день. Но Мери, конечно, не тешила себя мыслью, что Филипп интересуется исключительно съемками. Не столь уж она была наивна. Главный его интерес, разумеется, был в другом. Вэлком - вот из-за кого он таскался за ними целый день и готов таскаться еще. Но все равно, раз так повезло, то дареному коню в зубы не смотрят.
        Мери поставила сумку с аппаратурой и устало плюхнулась на диван, а Вэлком взяла трубку. Работа была трудная, но зато хорошо отвлекла Мери от всех этих странных событий. За весь день ей не привиделось ничего необычного. Он не появился ни разу. Это уже хороший знак. Болезнь, видимо, - а что же это еще, если не болезнь, - начинает медленно проходить.
        - Это тебя, - сказала Вэлком, держа трубку. - Рэмсон Габри.
        - Я не хочу с ним разговаривать. Уверена, что это тот старый развратник, - нетерпеливо отмахнулась Мери. - Он еще в посольстве положил на меня глаз и вот не отстает. Пошел он ко всем чертям, а я пошла принимать душ.
        Некоторое время спустя, когда Мери сушила волосы в своей комнате, к ней вошла Вэлком с небольшим пакетом в руке. Пакет из золотистой фольги был перевязан розовой ленточкой.
        - Посыльный только что принес, - сообщила Вэлком. - Тебе. И опять от Рэмсона Габри.
        - Я ничего не хочу принимать от этого извращенца. Отправь это назад.
        - Я с ним разговаривала по телефону, и, ты знаешь, мне показалось, что он совсем не извращенец. Я сужу, разумеется, по голосу. Очень вежливый, очень тактичный.
        - Вежливый? Тогда посмотри на мою попу, там до сих пор остались следы его вежливых пальчиков.
        Вэлком потрясла пакетом у своего уха:
        - Если я немедленно не узнаю, что там внутри, то умру. Ты же знаешь, какая я любопытная.
        - Ну, тогда открой и посмотри, пока я закончу с волосами.
        Вэлком развернула пакет и присвистнула так, что Мери сразу же отложила фен.
        - Я думала, что цветы - это уже с его стороны очень сильный ход, но, дорогая, сейчас этот парень, кажется, решил применить тяжелую артиллерию.
        Она поднесла к лицу Мери сверкающий браслет. Это было великолепное произведение ювелирного искусства. Браслет был из чистого золота, инкрустированный множеством маленьких жемчужин и бриллиантов.
        - О Боже мой! - Мери вздрогнула, в ее воображении возник старый толстый султан, сидящий среди своего гарема и мрачно почесывающий бороду.

        Надо отсюда куда-то спасаться. Мери уже начала окончательно терять рассудок. Постоянно звонил телефон, а в промежутках приходилось принимать парад посыльных с подарками. А так хотелось провести вечер спокойно, пристроиться с книжечкой в своей комнате, отдохнуть. Но Мери была одна - Вэлком ушла куда-то с Филиппом Ванхорном, а без нее кто будет отвечать на телефонные звонки? Потому что… разговаривать с этим дегенератом, у которого глаза как две маслины и который все еще не отказался от идеи провести с ней вечер, она категорически не желает. Ей очень хотелось отключить телефон, но она не знала, как это сделать. А портье уже в третий раз ей терпеливо объяснил, что ничем не может помочь, так как звонят по внутреннему телефону.
        Вконец выбившись из сил, она впопыхах кое-как оделась и собиралась уже выйти, но тут случайно бросила взгляд в зеркало. Кулон. Она о нем почти забыла. Почти.
        Нахмурившись, она сняла его и начала внимательно изучать, водя пальцами по кусочкам цветного стекла, которыми были инкрустированы его золотые расправленные крылья. Сокол казался теплым мурлыкающим котом, пристроившимся у нее на ладони.
        Ну как же объяснить появление этого сокола у нее в руках? Единственное - это если ее возлюбленный, являющийся к ней во снах, действительно существует. Вчера на базаре она отдала кулон маленькой девочке. Каким образом он снова возвратился к ней? Телекинез и прочие потусторонние фокусы лучше в расчет не принимать. Пока она спала, кто-то побывал у нее и принес этого сокола.
        Но кто? Или, может быть, что?
        Она вздрогнула. Если у нее осталась еще хоть частица здравого смысла, она должна сейчас же, немедленно выбросить эту чертову вещь в окно. Но от одной только мысли, что ей придется снова расстаться с кулоном, Мери вдруг стало невыносимо грустно. Где-то глубоко в ее душе вдруг начали подниматься смутные тени каких-то воспоминаний. Сердце ее затрепетало, а на глаза навернулись слезы.
        Как в трансе, Мери надела цепочку на шею и прижала кулон к груди. Он был теплый!
        Снова зазвонил телефон, и чары рассеялись. Она чертыхнулась, схватила сумочку и выбежала из комнаты. Резко открыв дверь, девушка чуть не сбила с ног молодого посыльного, поднявшего руку, чтобы постучать.
        - Что вам нужно?
        - Для вас пакет, мисс Воэн.
        - Я отказываюсь принимать его. Отошлите назад. И захватите с собой весь этот остальной хлам.
        Оставив испуганного молодого человека на пороге, она прошагала к себе в спальню и схватила браслет и еще несколько пакетов, которые в течение последних часов поступали к ней с пугающей регулярностью. Когда она вернулась к двери, посыльного уже не было, а на столе лежал еще один пакет, завернутый в золотистую фольгу.
        - Подумать только! - воскликнула она в отчаянии, и в это время снова зазвонил телефон.
        Побросав все, что держала в руках, на стол, девушка выскочила в коридор, с силой захлопнув за собой дверь. Она гордо прошествовала через холл на выход, на прогулочную аллею. Юбка кружилась и волновалась вокруг ее длинных ног, обутых в босоножки на шпильках. Мери торопилась к зданию, стоящему рядом.
        И вот она наконец в «Аль Рубайяте», главном ресторане отеля. Гнев ее слегка поутих. Может быть, здесь, в каком-нибудь тихом уголке, можно будет спокойно провести время.
        У огромных дверей, покрытых искусной резьбой, стоял улыбающийся метрдотель. В уютном холле изрядное количество людей дожидалось своей очереди. Они расположились на бархатных диванах. Когда Мери приблизилась, метрдотель вежливо поклонился:
        - К вашим услугам.
        - Я хочу поужинать. Мне нужен тихий столик для меня одной. Пожалуйста. Но заказать его я, к сожалению, не успела.
        Прежде чем произнести следующую фразу, он посмотрел на других ожидающих в холле.
        - Конечно. Но придется немного подождать. Могу я узнать ваше имя?
        - Мери Воэн.
        Его глаза слегка расширились, и он щелкнул пальцами официанту.
        - Одно мгновение, мисс Воен. Рагаб сию минуту покажет вам ваш столик. Мы в восторге, что сегодня вечером вы решили ужинать именно у нас.
        Удивленная необычной, даже довольно странной любезностью метрдотеля, Мери проследовала за официантом через большой, слабо освещенный зал с высоким арочным потолком. Она чувствовала себя немного виноватой перед теми, кто пришел раньше и ждал в холле, но была слишком усталой и голодной, чтобы задавать вопросы, почему и отчего ей так повезло. Рагаб усадил ее в альков, оформленный в арабском стиле, рядом со сценой и танцевальной площадкой. Мери с тоской посмотрела на столик в дальнем углу:
        - Могу я сесть вон туда?
        Рагаб встревожился:
        - О нет. Этот столик, который я вам предлагаю, самый лучший, какой у нас есть. Отсюда, хорошо видна сцена.
        - Но я… - Она остановилась, не договорив фразу. В самом деле, зачем привередничать, если и так повезло. - Отлично. Здесь очень хорошо. Спасибо.
        Вокруг нее суетился целый рой официантов. Они наливали ей прекрасное вино, принимали заказы, а затем подавали блюда, лучше которых не придумаешь. Барашек был роскошный, так же как и сочные овощи к нему. Она уже собралась отправить в рот очередную порцию нежного горошка, уже наколола его вилкой, как…
        - Добрый вечер. Разрешите присоединиться к вам? - послышался глубокий бархатный голос.
        Мери подняла глаза - и ее вилка застыла в воздухе. Рядом с ее столиком стоял он. На нем был традиционный черный костюм с неброским галстуком. Его белая рубашка резко контрастировала со смуглой кожей и черными курчавыми волосами. И эти потрясающие глаза, такие светло-голубые, что казались почти прозрачными. Сейчас они улыбались, прямо светились.
        Сердце ее замерло. Она посмотрела направо, а затем налево, уверенная, что опять спит.
        - М-м… M-м… - заикаясь, произнесла она.
        Это единственное, что она сейчас была в состоянии произнести. Ее охватили страх и восторг одновременно. Они накрыли ее штормовой волной. Впрочем, длилось это не очень долго. Вскоре она взяла себя в руки, и первое, что пришло ей в голову: надо бежать. Но это выглядело бы очень уж неприлично - настоящая сцена. А сцен Мери не любила. И кроме того, сколько можно прятаться? Не пора ли прояснить ситуацию, как говорится, лицом к лицу?
        Стараясь выглядеть более уверенной, чем это было на самом деле, она набрала в легкие побольше воздуха и произнесла:
        - Я не могу понять, что между нами происходит, мистер…
        А он уже усаживался напротив, ни на секунду не сводя с нее улыбающихся глаз. Их мягкое голубое пламя ласкало ее лицо.
        - Я Рэмсон Габри.
        Глаза Мери округлились.
        - О Боже…
        Маленькие горошины слетели с вилки, медленно, одна за другой, и попадали в тарелку, а оттуда просыпались на скатерть. В груди у нее образовался источник необыкновенного тепла, и она почувствовала, что это тепло разлилось по всему лицу.
        - Я предлагаю вам звать меня просто Рэм. - Когда он произносил эту фразу, его густые черные усы слегка затрепетали.
        Она наклонилась и коснулась пальцами его подбородка.
        - Но вы существуете на самом деле или просто плод моего воображения?
        Лицо его опять озарилось этой потрясающей улыбкой.
        - На все сто процентов. Но я мог бы то же самое спросить и относительно вас.
        Она нахмурилась:
        - Меня?
        Мери долго не решалась снова посмотреть на него. Пытаясь переварить ситуацию, она снова занялась накалыванием горошин и перекладыванием их на поднос. Он же не отрывал глаз от ее лица. Затем поднял руку, и снова появились официанты. Один поспешил наполнить вином ее бокал, другой появился с подносом, полным блюд, а третий…
        Она схватила этого третьего официанта за рукав.
        - Вы видите этого человека? - Она показала на Рэма.
        Официант странно посмотрел на нее:
        - Вижу ли я этого джентльмена? Да, мисс.
        Она откинулась на спинку своего кресла и вздохнула:
        - Благодарение небесам, а то я уж думала, что сошла с ума.
        Он засмеялся:
        - Вы просто испугались. Это я, видимо, сошел с ума со своими попытками установить с вами контакт.
        - А вы очень настойчивый, мистер…
        - Рэм.
        - Мистер Габри. Меня зовут Мери Воэн.
        Некоторое время он молчал, полностью захватив своим взглядом ее взгляд. Он держал его, не отпуская. Казалось, этим взглядом он стучался в дверь ее души, уверенный в том, что ему откроют. Обязательно. К ней пришла какая-то непонятная уверенность, что она связана уже долгое время с этим человеком странными интимными узами.
        Мери не могла говорить. Она и дышать-то едва могла.
        - Да, я знаю, - наконец произнес он.
        - Знаете что?
        - Что я настойчив, и что вы Мери Воэн.
        - Вот как? - Мери почувствовала себя довольно глупо. Представляться действительно не следовало. Ведь он же буквально завалил ее цветами и драгоценностями. А телефонные звонки… К ней начало возвращаться раздражение.
        - Мистер Габри, я насчет…
        - Рэм.
        - Очень хорошо, Рэм. Так вот, я насчет подарков. Я хочу, чтобы вы знали: я не могу их принять.
        Он нахмурился:
        - Они вам не понравились? Ну конечно, у меня не было достаточно времени, чтобы выбрать самые достойные, но мне казалось, что и эти вам вполне подходят. Впрочем, не важно. Мы найдем то, что придется вам по вкусу.
        - Нет, нет. Не в этом дело. Просто я не могу принимать подарки от совершенно незнакомых людей.
        - Спросите у моей мамы, и она вам скажет, что да, действительно, я далек от совершенства. Но насчет знакомства, тут вы не правы. Нельзя сказать, что мы… совсем уж незнакомы.
        Его взгляд продолжал ласкать ее нежной чувственной лаской, а улыбка намекала о какой-то интимности, якобы существовавшей между ними.
        Она вспомнила свой сон прошлой ночью и похолодела. Возможно ли это?.. Нет, нет. Такого быть не может. Это же тогда вообще получается сумасшествие.
        - Мистер Габри…
        - Рэм.
        - Рэм. Не будьте таким бестолковым. Таких дорогих подарков я от вас принять не могу. Я именно это имела в виду. А цветов у нас в номере уже достаточно для нескольких свадеб.
        - Если вы заговорили о свадьбе, то я готов. В любое время, когда скажете.
        - Готовы к чему? - удивленно спросила она.
        - К нашей свадьбе.
        - Нашей свадьбе? Подумать только! - От неожиданности Мери прижала ладонь к груди. И тут же ее рука натолкнулась на кулон с соколом. - Кстати, и эта вещь. Я не знаю, как вы это проделали, и не уверена, что хочу об этом знать, но вы можете забрать ее себе.
        Она сделала движение, чтобы снять кулон, но он улыбаясь придержал ее руку:
        - Это не мое. Это ваше. Этот кулон сделан для вас. Оставьте его у себя.
        Она собиралась начать спорить, но его улыбка одурманивала ее, сбивала мысли с толку, а его мимолетные прикосновения странным образом действовали на нее, как будто из его пальцев исходила магическая сила. Она не понимала, что происходит, абсолютно ничего, но решила следовать любимому папиному совету, банальному, конечно. Он часто любил повторять: «Если ты попала в ситуацию, когда ничего не понимаешь, то плыви некоторое время по течению». Вот и она сейчас «поплыла по течению».
        - А теперь, я думаю, нам следует завершить ужин, - предложил он. - Я знаю, что вы голодны.
        Они ели молча, скорее, ел он, а Мери что-то потихоньку клевала и потягивала вино. Очень трудно жевать и проглатывать пищу, если на тебя кто-то смотрит. Она чувствовала себя полевой мышью, которую загнал один из гордых египетских соколов. И в самом деле, в любую минуту он мог повернуться и съесть ее с потрохами. Она пыталась игнорировать его настойчивый, проникающий взгляд, сконцентрироваться на приятной спокойной музыке оркестра, стала осматривать людей, сидящих за ближайшими столиками, считать отверстия в причудливой решетке алькова.
        Когда же с пищей было покончено и они приступили к кофе, она взяла свою сумочку и встала, намереваясь вежливо раскланяться и быстренько уйти. Рэм тут же поднялся, выхватил из ее рук сумочку и бросил на стол. А затем схватил ее руку и притянул к себе:
        - Позвольте пригласить вас на танец.
        Она и слова произнести не успела, как оказалась на танцевальной площадке в его объятиях. Он, как скульптор, формовал ее тело - потому что оно сделалось мягким как глина, - прилаживал его к своему телу и, закончив этот процесс, начал двигаться с медленной чувственной грацией. При этом он касался губами ее уха и шептал:
        - Наконец-то, любовь моя, ты здесь. Ты пришла ко мне.
        Колени Мери подгибались, какая-то непонятная сверхъестественная дрожь скатилась по ее спине и мягкими толчками начала распространяться по всему телу. Второй раз в жизни она боялась, что упадет в обморок. Затем наступила вторая стадия: ее спина окаменела, а ноги превратились в деревянные ходули. На них она и продолжала двигаться по танцевальной площадке.
        А он продолжал шептать. И тут уже не было никакого сомнения - этот шепот она слышала десятки раз. Выходит, это все-таки сон. В противном случае творится что-то действительно невероятное. Мать всегда упрекала ее в том, что она витает в облаках. Но это было не совсем так. Когда нужно, Мери умела мыслить трезво и логически. Но в данной ситуации логику искать было бесполезно.
        Она попыталась вспомнить что-нибудь из курса парапсихологии, который прослушала в университете, - может быть, это поможет разобраться в том, что происходит, - но в ее мозгах была сейчас такая неразбериха, что не то что разобраться, а просто мыслить она была не в состоянии. Она смутно припоминала, что читала когда-то исследования о людях, которые могли сознательно влиять на мысли и сны других. Информация. Нужно больше информации.
        - Кстати, - произнесла Мери, причем сознание ее в это время продолжало судорожно рыскать в поисках ответа на главный вопрос: что же происходит сейчас на самом деле? При этом она слегка освободилась от его объятий и посмотрела ему в глаза. - Расскажите, как вы узнали, что я буду здесь сегодня вечером?
        - Мне сказал Хасан.
        «О Господи, - подумала она, - в довершение ко всему, он еще умеет разговаривать и с верблюдами».
        - Значит, это верблюд вам сказал?
        Он вскинул брови:
        - Какой верблюд?
        - Мой верблюд. Вчерашний.
        Его удивление сменилось смехом. Он снова прижал ее к себе и закружил в танце.
        - Нет. Тот верблюд, наверное, умеет разговаривать только с вами. Во всяком случае, я от него ничего добиться не смог. Я имел в виду метрдотеля. Как только вы пришли, он позвонил мне.
        Мери снова отодвинулась от него:
        - А зачем он должен был вам позвонить?
        - Потому что я ему очень хорошо заплатил. Чтобы он проследил, когда явится потрясающая блондинка по имени Мери Воэн. Я также подкупил портье, лифтеров и официантов в кафе. - Он остановился, пробежал глазами по ее лицу и нахмурился. - Всему виной моя тупость. Я с такой одержимостью принялся искать вас, что совсем не учел, что вы можете испугаться. - Он прижал ее к себе и прошептал:
        - О любовь моя, я прошу прощения. Ведь вы не знали о моем существовании и могли подумать, что я лунатик.
        - Я думала, что повредилась рассудком.
        Либо он сумасшедший, либо я. Лучше, конечно, первое, чем второе. А может быть, я все-таки сплю. Конечно же. Так оно и есть. Сон во время бодрствования. Грезы наяву. Такое бывает, я читала. При этом мне кажется, что вижу сон. То есть сон во сне.
        Что за чертовщина?! Как в этом разобраться? А если это не сон?
        Но если это сон, я могу его контролировать. Могу в этом сне вызвать все, что захочу. Например, пусть сейчас на этой танцевальной площадке появится слон.
        Она закрыла глаза и попыталась представить огромное серое животное, которое должно сейчас материализоваться. Ничего не произошло.
        Но если я не сплю, почему же тогда уже несколько лет этот человек появляется в моих снах?
        - О Господи!
        - Что-то случилось, моя шакар?
        - Я сейчас очень эмоционально перегружена, все это меня смущает и даже пугает. Прежде всего, мне хочется знать, кто вы есть на самом деле? Насколько я понимаю, вы должны быть какой-то современной версией Свенгали [7 - Свенгали - главный герой романа «Трилби» Дафны де Морье (1907 - 1989), злодей-гипнотизер, способный полностью подчинить личность жертвы себе.] или Джека Потрошителя.
        Вместо ответа Рэм начал оглядывать присутствующих.
        - Пошли, - наконец произнес он и повел Мери за собой по направлению к столику, где сидели две пары, заметно отличающиеся от других. Он представил ее губернатору Каира и профессору экономики американского университета и их женам. Они несколько минут приятно болтали, после чего жена губернатора тронула Мери за руку и сказала:
        - Моя дорогая, мы так счастливы познакомиться с вами. Рэм такой чудесный молодой человек. Мы все его очень любим. И его семью.
        Они раскланялись, и Рэм повел ее к другому столику, где представил троим египтологам, которые прервали оживленный разговор, по-видимому, очень важный, чтобы приветствовать ее. Мери никогда не слышала их имен, но была уверена, что в своей области они весьма знамениты. Их внимание, правда, было сосредоточено больше на ее груди, чем на лице.
        Рэм провел ее дальше, к другом столику, где она познакомилась с армейским полковником и его семьей. Когда они уходили, полковник что-то сказал Рэму по-арабски.
        Улыбка Рэма растаяла, зрачки глаз холодно сузились. Он помолчал некоторое время, видимо, стараясь взять себя в руки. На это потребовалось несколько секунд. Затем он глубоко вздохнул, притянул Мери поближе к себе, улыбнулся, посмотрел на нее, покачал головой и только тогда коротко бросил:
        - Ла.
        Было очевидно, что полковник сказал что-то такое, что имело отношение к ней. Мери терпеть не могла, когда люди обсуждали ее, а она не могла понять, о чем идет речь. Когда они вернулись к своему столику, она спросила:
        - Что он вам сказал?
        - Вы все еще мне не доверяете?
        - Я настолько ошеломлена всем этим, что даже не знаю, доверяю я вам или нет. Я просто ничего не знаю. Но надеюсь, что вы будете столь любезны и кое-что мне все-таки объясните. Так что же сказал полковник?
        - Полковник Аль-Нахаас предложил мне за вас десять тысяч верблюдов. - В ответ на ее насмешливый взгляд он добавил:
        - В нашей стране раньше существовал обычай: мужчина предлагает за женщину, которую он хочет, верблюдов или другие товары. - Он наклонился, взял ее левую руку и большим пальцем нежно прошелся по ее ладони, задержавшись на пальце, на который обычно надевают обручальное кольцо. - А сколько верблюдов для вас оказалось бы достаточным?
        - Верблюдов?
        Он улыбнулся:
        - А может быть, подходящей заменой будут алмазы или рубины?
        Мери вырвала свою руку, ее глаза блеснули.
        - Вы не лучше этого старого толстого развратника! К вашему сведению, я не товар, который можно купить или продать. Я оставлю все ваши подарки в сейфе отеля, чтобы вы могли их забрать. И пожалуйста, не беспокойте меня больше. Спокойной ночи, мистер Габри. - Она встала и схватила свою сумочку. - Заранее благодарю вас за то, что вы больше не будете возвращаться в мои сны!
        Мери повернулась, но уйти ей не дала крепкая рука, обвившая ее талию.
        - О нет, моя гордая львица. Снова исчезнуть я вам не позволю. Мои намерения абсолютно честные и порядочные. Дело в том, что верблюдов предлагают, когда хотят жениться. - Он сделал паузу. - Не уходите, - прошептал он и повернул ее к себе.
        О, эти всюду преследующие ее, вездесущие голубые глаза. Они были наполнены такой нежностью и мольбой, что Мери мгновенно почувствовала себя обезоруженной. Какой же магией должен обладать он, чтобы одним только взглядом погасить ее гнев, а двумя простыми словами растопить всю решимость?
        - Давайте не будем торопиться. Прошу вас, наберитесь терпения. Мы просто поговорим, чтобы получше узнать друг друга. Когда-нибудь я расскажу вам о своем отце и дедушке, и тогда вы поймете, почему я так по-сумасшедшему веду себя с вами. - Он улыбнулся и коснулся ее подбородка. - Я буду настоящим джентльменом. Слово скаута. - Рэм поднял правую руку, сжав кулак и оставив торчащими вверх указательный палец и мизинец.
        Мери, даже если бы она очень старалась, все равно не удалось бы удержаться от смеха.
        - Это вовсе не знак скаутов. Если хотите знать, это называется «Обломаем им рога» - знак победы спортивных команд Техасского университета. Сразу видно, что вы не были бойскаутом.
        Рэм улыбнулся:
        - Нет. Но я учился в Техасском университете. Это, конечно, не то, что скаут, но все же кое-что.
        - В Техасском университете? Вы, наверное, шутите. Я тоже училась в Техасском университете.
        - Вот видите, сколько у нас общего. В каком году вы там учились?
        Когда она ему сказала, он покачал головой:
        - Просто не верится. У нас разница всего один год - вполне могли бы встретиться.
        Они разговорились о жизни в Остине, вспомнили разные знакомые места, события. Мери почувствовала себя свободнее.
        - А почему вам надо было ехать учиться в Техас? Я думала, вы египтянин.
        - Я и есть египтянин. Здесь родился и вырос. Но моя мама из Далласа.
        - И моя мама тоже из Далласа.
        Он улыбнулся:
        - Может быть, мы родственники?
        - Вот в этом я сомневаюсь.
        Он взял ее сумочку и снова бросил на стол.
        - Давайте потанцуем.
        Рэм проводил ее на площадку, и она - хотя ее все еще мучила загадка необычайной привлекательности и силы этого человека - уже больше не боялась. Пожав плечами, Мери подумала: «Сейчас надо просто получать удовольствие. Неужели я этого не заслужила? Хотя бы несколько минут».
        Оркестр играл медленную мелодию сороковых годов. Она расслабилась и отдалась танцу. И получалось у них очень хорошо, потому что танцор он был отменный. На своих шпильках она была все метр восемьдесят, то есть выше большинства мужчин в зале, но Рэм все равно возвышался над ней, по крайней мере сантиметров на десять. Она вздохнула и прижалась к нему. Давно, уже очень давно ее не обнимал высокий мужчина. Он поднес ее руку к своим губам. Кончиком языка он сделал на ней несколько влажных теплых кругов, потом мягко поцеловал и снова положил себе на грудь. Мери начала размягчаться подобно теплому шоколаду, пока не опомнилась. И тут же слегка одеревенела.
        Как будто почувствовав, что она собирается отстраниться, он вдруг спросил:
        - А вы живете в Далласе?
        Она покачала головой:
        - В Хьюстоне.
        - Расскажите мне о Мери Воэн из Хьюстона.
        - Моя мама считает меня дилетанткой.
        Рэм откинул голову назад и засмеялся.
        - Вы находите это смешным?
        Прижав ее покрепче, так, чтобы она не могла отпрянуть назад, Рэм поцеловал кончики ее пальцев и ответил:
        - Я думаю, это восхитительно. Меня тоже таким считали. А мне нравилось заниматься сразу многими вещами. Правда, получалось поверхностно. У меня широкий круг интересов.
        - Вот как? Вы тоже слушали курсы?
        - Курсы?
        - Да, курсы в университете. Факультативные. Ну, всякие там общеобразовательные курсы. Мне они очень нравились, и я прослушала их несколько десятков. Все - начиная с оригами [8 - Оригами (яп.) - искусство создания поделок из бумаги.] и кончая техникой пользования дыхательными аппаратами под водой. Я, наверное, все еще училась бы и прослушивала бы всякую всячину, если бы не мать. Она вмешалась и своей железной рукой направила меня в нужное ей русло, заставила выбрать что-то главное. Но когда вместо бизнеса я выбрала фотографию, она пришла в бешенство.
        - Так вы занимаетесь фотографией?
        Мери кивнула:
        - Я окончила двухлетний колледж в Хьюстоне. Правда, я училась там пять лет, так как слушала все курсы, какие мне хотелось. А в прошлом году мы с подругой решили организовать нашу собственную фирму - «V&V. Творческие консультации». Мы изготовляем рекламные и туристические проспекты, ну и все такое. Наша фирма маленькая, но растущая. Создание рекламной брошюры для отеля «Гор» в Египте - это наш первый большой заказ.
        Рэм неожиданно коротко рассмеялся.
        Мери вскинула на него голову:
        - Вам что-то показалось смешным?
        - Мир тесен. Я… тоже имею некоторое отношение к отелю «Гор». Я архитектор отеля «Гор» в Гизе.
        - Потрясающе. Я только сегодня делала там съемки. Он будет замечательным, когда следующей осенью закончится строительство всего комплекса. Значит, вы архитектор?
        - Среди всего прочего.
        Она улыбнулась и позволила себе снова расслабиться. Непонятно почему, но она чувствовала себя сейчас в объятиях Рэма в полной безопасности. Большей, чем когда бы то ни было. И не важно, снится ей это или все происходит на самом деле. Мери уютно примостилась на его широком плече, а свою правую руку положила ему на грудь. Он прижал ее еще крепче, обвив обе руки вокруг талии, и они молча двигались в такт медленным синкопам оркестра.
        Музыка кончилась, и он, развернув ее, эффектно закончил танец. Заметив, что оркестранты приготовились идти на перерыв, они направились к столу.
        - Ну, на этот раз действительно пришло время пожелать спокойной ночи, - сказала она.
        - Будет очень жаль, если вы пропустите представление. Оно начнется через несколько минут.
        - Простите, сегодня был тяжелый день. Я очень устала. - Она потерла сзади шею ладонью и пожала плечами.
        Он тут же заменил ее руку своей и начал массировать ее шею.
        - Вы устали. А я об этом даже не подумал. Это ужасно. Пойдемте, я провожу вас до вашего номера. А шоу можно будет посмотреть завтра вечером.
        Когда они вышли из ресторана, Мери вдохнула прохладный свежий воздух и посмотрела на звезды. Они показались ей сейчас другими - более близкими, дрожащими, живыми.
        - Они как бриллиантовая пыль, - сказала она.
        - Хотите, я достану для вас одну? - спросил Рэм.
        - Чего уж там одну - принесите мне пригоршню. - Она улыбнулась. - Вы еще не рассказали о своем отце и дедушке.
        - Это может подождать до завтра. Я, как Шехерезада, буду поддерживать ваш интерес к себе, обещая каждый вечер новые рассказы.
        Сад благоухал. При лунном свете лепестки цветов переливались, блестели. На фоне неба цвета индиго резко выделялись серебряные силуэты башен старого отеля.
        - Прямо как замок из «Тысячи и одной ночи», - сказала Мери.
        - Все это, - отозвался он, кивнув в сторону здания, которое они только что покинули, - было построено больше ста лет назад. Здесь располагалась королевская охотничья резиденция. Некоторое время спустя она была преобразована в отель. Сад, то есть то место, где вы сейчас стоите, был разбит примерно двадцать лет назад. - Рэм обернулся и ностальгически посмотрел на величественное сооружение в мавританском стиле. - Большая часть оригинального убранства сохранена, особенно в ресторане и кафе… в том самом, где я в первый раз увидел вас вчера утром. - Он улыбнулся и обратной стороной пальцев провел по ее щеке.
        - Вчера утром? Я вас там не видела.
        - Но я вас видел. Это кафе имеет большое значение для нашей семьи. Маленьким мальчиком я часто заходил туда с дедушкой. Он рассказывал мне, как в первый раз увидел здесь бабушку. Там ведь раньше была веранда. Колониальные чиновники, британцы, сидели и потягивали чай, любуясь закатом у пирамид.
        - А ваш дедушка еще жив?
        - Нет, он умер уже много лет назад. Он умер через несколько месяцев после смерти бабушки. Пойдемте, - Рэм взял ее за руку, - вам пора в постель.
        У двери он взял ее сумочку, достал ключ и, прежде чем закрыть ее, положил туда маленький пакетик.
        - Пожалуйста, не надо больше подарков.
        - Шшш. - Он коснулся ее губ. - Это только заколки, чтобы заменить те, которые вы потеряли во время прогулки на верблюде. - Он пропустил несколько ее локонов сквозь пальцы. - Хотя должен признаться, что так мне тоже нравится.
        - Заколки, конечно, мне пригодятся, но вы должны подождать одну минутку, я принесу вам остальные вещи.
        - Нет. Я не возьму их. Они ваши. Выбросите их прочь, отдайте кому-нибудь, если они вам не нравятся. А теперь вам надо отдохнуть. Постарайтесь утром поспать подольше. Мне же завтра необходимо встать рано, но я вернусь, чтобы пообедать с вами, и тогда спланируем, чем будем заниматься дальше.
        - Но Вэлком и я должны…
        - Вэлком? А, это ваша рыжеволосая подруга. Я захвачу вас обеих.
        Рэм отпер дверь, открыл ее и передал Мери ключ с сумочкой. Затем поднес руку к ее лицу, отвел волосы с щеки и большим пальцем ласково погладил маленький шрамик. Поцеловав его, он прошептал ей на ухо:
        - Я приду к тебе во сне.
        Когда Мери открыла глаза, его уже не было. Все еще находясь во власти обаяния Рэма, она не вошла, а вплыла в комнату, добралась до своей спальни и двинулась к постели, роняя по пути одежду. Какой мужнина - подумать только! Но существует ли он на самом деле, или я просто попала в сети старинной египетской магии?
        Она открыла пакетик, который Рэм положил ей в сумочку. Там были звездочки, целая пригоршня, - золотые заколки. На кончике каждой сверкал бриллиант или жемчужина. Смеясь, она осыпала ими свои волосы, затем собрала, улеглась и закрыла глаза, готовясь вспоминать пережитое. Готовясь снова увидеть заветный сон.

        Глава 4

        Когда нависает тьма,
        Свои логова покидают львы,
        Змея начинают убивать
        А земля безмолвствует.
        Из гимна Атону[9 - Атон - бог солнца в Древнем Египте. Фараон Аменхотеп IV провозгласил его единственным богом. Его изображали в виде солнечного диска с лучами, оканчивающимися человеческими головами.], 1350 г. до Рождества Христова

        Полутемная комната. За резным письменным столом красного дерева на стуле с высокой спинкой сидит человек. Он курит турецкую сигарету. Струйки дыма медленно поднимаются к потолку. Когда они попадают в прямоугольник лунного света, слегка освещающего комнату, их можно даже увидеть. Человек развернулся на стуле лицом к окну и мягко произнес кому-то в телефонную трубку:
        - Я говорю вам, что видел это своими собственными глазами. Его видел также Аль-Саед и двое его коллег. Завтра об этом будет знать пол-Каира. Все думали, что это миф, но сейчас, узнав, что он действительно существует, многие будут потрясены.
        - А вы уверены, что он подлинный?
        - Как можно быть уверенным, не рассмотрев его вблизи? Но все-таки да, я уверен. Он меньше и более изящный. Золото и вся отделка тоньше, но за исключением некоторых деталей этот кулон, вероятно, тот самый, который послужил моделью сокола для гробницы Тутанхамона.
        - А как он попал к этой женщине - вы говорите, она американка?
        - Понятия не имею. Но в любом случае она играет с огнем. Носить его так открыто! Одно из двух: либо она безрассудна до предела, либо не знает о его ценности. Но кто их поймет, этих американцев.
        - Хм-м-м. Вы говорите, она остановилась в отеле «Мена-Хаус»?
        - Вот в этом я уверен. И кажется, она довольно близкая приятельница… Рэмсона Габри. Вы с ним знакомы?
        - Хм-м-м.
        - Какие мои действия?
        - В данный момент никаких. Я позвоню вам утром.
        Человек положил трубку. Когда он гасил сигарету, его рука дрожала. Даже в полумраке можно было заметить, как блестят его глаза. Они блестели алчностью.
        Вещь эта, конечно, священная, но за такое сокровище он был готов продать душу дьяволу. Не колеблясь.

        Глава 5

        А что с их гробницами?
        Стены обрушились.
        Не сохранилось даже следов
        На месте, где они стояли, -
        Словно их никогда и не было.
        И оттуда никто не приходит,
        Чтобы рассказать нам о них,
        Чтобы успокоить наши сердца.
        И так будет до тех пор,
        Пока мы сами не попадем туда,
        Куда ушли они.
    Древнеегипетская песня, 27 век до Рождества Христова

        Зазвонил телефон. Мери с трудом разомкнула веки и схватила трубку:
        - Алло.
        - Где ты была? - резко спросила Нора Элвуд.
        - Мама, я просто спала.
        - Как ты могла так долго спать? Это невозможно. Я звонила тебе каждые два часа и ужасно волновалась.
        Мери почувствовала, что у нее начинают дрожать руки. Прежде чем ответить, она сосчитала до десяти.
        - Мама, - Мери сделала паузу и глубоко вздохнула, - я взрослая женщина и вполне способна сама позаботиться о себе. Почему я должна отчитываться перед тобой за каждый свой шаг? У нас с Вэлком все хорошо. Никаких проблем.
        - Да эта женщина сама сплошная проблема. Меня совсем не радует то, что ты сейчас с ней. Она не кажется мне благоразумной, а для такой девушки, как ты, благоразумие всегда должно быть на первом месте. Благоразумие и осторожность. В газетах печатают ужасные вещи. Я вчера только прочитала…
        - Мама… не сейчас. - Мери бросила трубку и натянула на голову одеяло.

        Рэм в своем офисе тоже разговаривал по телефону, но уже утром. Звонила мать.
        - Привет, моя дорогая. - Он устроился в кресле поудобнее. - Как там дела с твоей книгой? И чем я могу быть тебе полезен в это чудесное утро?
        На противоположном конце провода Шарлотта Кларк Габри, более известная среди друзей детства и поклонников как Чарли Кларк, улыбнулась:
        - С книгой все идет хорошо, спасибо. А почему ты решил, что мне от тебя что-то нужно?
        - Секретарь передал, что вчера ты звонила четыре раза. Извини, но я узнал об этом только сегодня утром.
        - У меня к тебе небольшое дело. Скорее, это дело Норы Элвуд. Ты же знаком с Норой, моим издателем в Штатах?
        - Не помню, чтобы нас представляли друг другу, но от тебя я слышал о ней десятки раз. Это ведь ее дочку ты сватала мне все эти годы?
        - Да, это она. Она школьная приятельница твоей тетки Рут. Наши семьи очень близко дружат. Так вот, кажется, эта дочка сейчас в Египте, и…
        - Извини, мама, она меня по-прежнему не интересует.
        - Рэмсон, не будь таким невоспитанным. Я никого тебе не сватаю. Нора очень беспокоится за свое дитя, вот и все. Но среди всего прочего в твоем ведении, кажется, есть частное детективное агентство. И я обещала ей поговорить с тобой, чтобы ты выделил людей присматривать за ее дочкой, пока та в Египте.
        - Ну, делами этого агентства сейчас занимается Джи-Джи, но я поговорю с ним. Позабочусь, чтобы дочке твоей приятельницы обеспечили безопасность на уровне важной персоны.
        - Спасибо, дорогой. Завтра я поговорю с Джи-Джи сама, он, наверное, уже будет знать все детали. Но есть еще проблема. Дело в том, что Мери всячески сопротивляется вмешательству Норы в ее жизнь, поэтому эти люди… ну, охранники, которых ты назначишь, должны все делать незаметно.
        Внезапно Рэм встрепенулся и сел прямо.
        - Мери? - спросил он небрежно.
        - Да. Дочку Норы зовут Мери Воэн. Она в Египте по поводу проекта, который твой отец и я… хотя это к делу совсем не относится. Мне бы хотелось, чтобы за ее безопасностью последил лично ты. Нора ужасно нервничает.
        Широкая улыбка расплылась по лицу Рэма. Он с трудом пытался сдержать смех.
        - Конечно, мама. Я прослежу за ее безопасностью лично. Передай миссис Элвуд, чтобы она об этом не беспокоилась.
        - Спасибо, Рэмсон. Я знала, что могу на тебя рассчитывать. Помни только, что все надо делать деликатно, осторожно.
        - Да, да, я понял. Очень осторожно. - Он откинул голову назад и рассмеялся. - Она ни в коем случае не заметит, что мы за ней наблюдаем. Я прослежу, чтобы она была в безопасности каждую минуту.
        Они поговорили еще немного о книге, обменялись семейными новостями и распрощались. Рэм откинулся на спинку кресла и громко рассмеялся. Что за ирония судьбы! В течение многих лет Шарлотта Габри предлагала ему познакомиться с дочкой Норы, когда он приезжал в Хьюстон по делам. Он и слышать ничего не хотел.
        «Если бы я только знал, что девушка моих снов все это время была рядом, буквально под самым носом! Но мое упорное нежелание поддаться уговорам матери было непоколебимо. Что же за дурак я был!»
        Если бы до сего момента у него и были хотя бы малейшие сомнения в том, что он и Мери созданы друг для друга - а таких сомнений у него не было, - то сейчас они бы совершенно рассеялись. Судьба сама свела их вместе. Наконец-то.
        Он позвонил своему секретарю:
        - Свяжите меня с Джи-Джи. Немедленно.

        После разговора с матерью Мери так и не удалось поспать. Нора Элвуд была напористая женщина, к намеченной цели она шла напролом. В бизнесе это было, конечно, хорошо, но Вэлком права: рано или поздно серьезной конфронтации с ней не избежать. А Мери не любила конфликтовать, особенно с такими сильными личностями, как Нора. Но как она устала от постоянного вмешательства матери в ее личную жизнь. Она ценит и успехи матери, и все то, что та делает для нее материально, но… ее постоянная совершенно ненужная забота, паника по каждому пустячному поводу - как вытерпеть все это?
        «Пошло оно все к черту», - выругалась про себя Мери и начала одеваться. Настроение было окончательно испорчено.
        Было еще совсем темно, когда в холле отеля Мери и Вэлком встретил Филипп. Они вышли, не выпив даже по чашке кофе. Для последних снимков надо было захватить рассвет.

        Пока была работа, Мери чувствовала себя почти нормально, но, сделав последний снимок, она опять приуныла. И похоже, помимо проблем с матерью, ее волновало что-то еще. И это что-то даже имело имя: Рэм Габри. Мери запрещала себе даже думать о нем. В конце концов, завтра утром они с Вэлком уезжают в Асуан, и, по-видимому, больше она его не увидит.
        Все в жизни так непросто. Бывали дни, когда ей хотелось быть сиротой и жить на необитаемом острове.
        Вернувшись в отель, Вэлком решительно заявила:
        - Не знаю, как ты, а мне просто необходимо еще немного поспать. С ума сойти, встали в такую рань.
        Мери же, несмотря на беспокойную ночь, лечь снова в постель была не в состоянии.
        - А я пойду рассортирую пленки, потом позавтракаю и немного пройдусь.
        - А почему у тебя такой убитый вид? Что-нибудь случилось?
        - Нора снова позвонила мне ночью.
        Вэлком округлила глаза:
        - И что пришло в голову этой страшной даме на сей раз?
        - Похищение. Изнасилование. Убийство.
        - Чье?
        - Мое, конечно.
        Вэлком засмеялась:
        - А ты не напомнила ей, что брала уроки карате?
        - Нет. Я просто бросила трубку.
        - Вот это правильно. Ну ладно, я пошла. Увидимся позже.

        Мери немного поработала с пленками, а потом взяла свою куртку-сафари, сумку через плечо, свою старую добрую «лейку» - она всегда брала ее, когда собиралась фотографировать что-то просто для себя, - надела шляпу и направилась к двери.
        В этот ранний час в отеле и вокруг было очень тихо. Только одинокий садовник, пользуясь утренней прохладой, подстригал кусты. Он поклонился ей, когда она вышла и направилась через лужайку к кафе.
        Официант проводил ее к столику рядом с окном и сразу подал кофе. Мери спрятала чашку в ладонях и, потягивая кофе мелкими глотками, принялась любоваться величественными пирамидами, закрывающими горизонт. Ее все время мучила загадка того особенного влияния, какое они на нее оказывают. И вообще, было впечатление, что вся эта страна генерирует какие-то особые волны, на которые настроена ее душа. Казалось, эти три огромных монумента пытаются поговорить с ней, поведать ей свои тайны.
        Ей было всегда известно, что эта земля насыщена своеобразной магией. И то, что она сейчас здесь, тоже не случайно. Была какая-то причина, которая привела ее сюда, что-то, чего понять она пока не могла, но чувствовала где-то глубоко в душе. Разумеется, она приехала сюда с Вэлком, чтобы отснять материал для проспекта, но было еще что-то большее. Что-то… где-то… У нее было такое чувство, что она была перенесена в Египет. Сюда, где давно ушедшая цивилизация воздвигла мертвым эти огромные монументы. Она могла это чувствовать, но не могла выразить. По-видимому, вот это и есть то, что мы называем судьбой. Ее отец часто говорил о таких вещах, как судьба и карма, но Мери посмеивалась над ним, считая его немного сдвинутым на всем этом. Как и у всякого чокнутого, у папы была своя программа. И все эти понятия были частью этой программы. Это было очаровательно, но Мери не волновало. Зато взволновало теперь, и она захотела узнать…
        И еще она хотела знать, какую роль в этом любопытном спектакле играл Рэм Габри. Или должен был сыграть. Или…
        О дьявол! От попыток найти во всем этом какой-то смысл у нее уже начала болеть голова. Мери решила больше на эту тему не размышлять и заказала завтрак.
        После еды, расплатившись, она посмотрела на часы. Почти десять. Рэм сказал, что будет здесь к обеду. Ее к нему очень влечет - это следует признать. Но от всей этой таинственности, которая окутывает каждое его появление, ей было нехорошо. Хотя вчерашний вечер был просто восхитительным и, кажется, вполне нормальным. Но все равно лучше держаться от него подальше.
        Мери стала прикидывать, как ей лучше поступить: она могла взять в отеле лимузин и поехать в центр города, а могла присоединиться к какой-нибудь экскурсии. В общем, надо что-то предпринять, чтобы избежать встречи с ним. Она вернулась в холл отеля и справилась у портье. Через несколько минут отправляется автобус на экскурсию по Сахаре и Мемфису, которая продлится целый день. Прекрасно. Замечательно. Мери вернулась в свой номер и оставила записку Вэлком.
        Когда она вошла снова в холл, к ней приблизился невысокий темнокожий человек:
        - Мисс Воэн?
        - Да.
        Он подал ей конверт:
        - Меня зовут Омар. Мистер Габри сказал, что я не должен беспокоить вас, пока вы отдыхаете, но, как только вы появитесь, просил передать вот это.
        Она открыла конверт. Там она нашла брелок в виде золотого верблюда с ключами от автомобиля и записку:

        Можно вам предложить взамен 10 000 верблюдов вот это? До обеда Омар в вашем распоряжении.
        С любовью Рэм.

        - Я не понимаю, что это?
        Омар с улыбкой поклонился и начал двигаться к двери.
        - Прошу вас выйти со мной на улицу.
        Он подвел ее к автомобильной стоянке отеля и показал на белый «мерседес-седан»:
        - Это для вас. Если пожелаете, вести автомобиль буду я. Ездить по нашим улицам с непривычки вам может показаться очень трудным.
        - Машина? Такая? Вы шутите.
        - Уверяю вас, мисс, что нет. Эта машина ваша.
        - Я отказываюсь принять это. - Мери сунула в ладонь Омару ключи. - И можете передать мистеру Габри, чтобы он отправлялся со своей машиной и всем прочим знаете куда…
        - Не понял, мисс?
        Она сделала глубокий вдох:
        - Передайте ему, что я благодарю его и говорю нет.
        Круто развернувшись, Мери направилась к туристическому автобусу.

        Большинство туристов в автобусе были из Германии, а поскольку немецкий Мери ограничивался двумя словами - nein [10 - нет (нем.).] и Wiener Schnitzel [11 - шницель по-венски (нем.).], она сидела тихо и смотрела в окно. Автобус ехал вдоль Нила, мимо плодородных зеленых полей, что простирались по его берегам. На полях работали крестьяне, целыми семьями, здесь были ослы, верблюды, а иногда и буйволы. Только один раз ей удалось увидеть что-то похожее на трактор. То там, то тут у берегов ютились кирпичные хижины.
        Через некоторое время пришлось остановиться - дорогу перегородил грейдер. Надо было переждать, пока он разровняет гравий. Водитель отошел в сторону покурить, а туристы вышли, чтобы размять ноги. Вышла и Мери.
        За ее рукав тут же уцепилась маленькая, очень грязная девочка с нечесаными, спутанными волосами, в лохмотьях.
        - Стило, - тихо попросила девочка. - Стило.
        Она уперла пальчик в ладошку. Не понимая, Мери беспомощно посмотрела на водителя автобуса, стоящего неподалеку.
        - Она просит что-нибудь пишущее. Они здесь очень бедные. Вы осчастливите ее, если дадите ручку.
        Мери посмотрела в грустные умоляющие глаза. Она порылась в сумочке, нашла шариковую ручку и дала ее девочке. Та улыбнулась и умчалась прочь.
        К Мери сразу же подскочили двое других детей, тоже грязных и оборванных:
        - Стило! Стило!
        Смеясь, она начала снова рыться в сумочке. Отыскала еще одну ручку и карандаш и отдала им. К ней ринулась целая стая.
        Она подняла руки вверх:
        - Больше нет. - И направилась к автобусу.
        Туристы продолжили пусть в Мемфис. Уже у самого музея путь им преградило стадо черных и белых коз. Водителю пришлось медленно ехать, непрерывно сигналя.
        Оказавшись внутри музея, Мери подождала, пока глаза привыкнут к полумраку, а затем вместе с остальными членами группы начала взбираться на балкон. Она стояла и смотрела вниз на гигантскую лежащую статую великого деспота и строителя Рамзеса II, искусно вырезанную из известняка. На его ладони мог поместиться современный складной стул, стоящий рядом.
        Мери нацелила свою камеру и сделала снимок как раз в тот момент, когда в зал вошел человек. Вспышка заставила его зажмуриться, он даже прикрыл глаза рукой, а затем быстро вышел из здания. Позднее она заметила его среди экскурсантов - небрежно одетого египтянина с тонкими губами и нависающими веками. Она хотела подойти к нему и извиниться за то, что невольно ослепила его своей вспышкой, но не успела. Он растворился в толпе.

        Извилистой дорогой автобус двигался дальше, к Сахаре, к Городу Мертвых, и Мери снова ощутила знакомое смутное предчувствие чего-то. То самое дежа вю, которое преследовало ее с момента приезда в Египет. Но сейчас, по мере приближения к Сахаре, оно стало сильнее и было окрашено печалью. Природу этого чувства она понимала не больше, чем и все остальные наваждения.
        Она только ощущала какое-то природное родство с этой горячей высушенной землей, где от солнца, ветра и времени скала становится песком, а песок превращается в пыль.
        Возможно, сама судьба привела ее сюда на этом голубом туристическом автобусе, наверное, так оно и есть, однако смутное ощущение чего-то ужасного, что должно произойти, заставило ее поколебаться, прежде чем покинуть автобус, когда водитель остановился и открыл дверь. В то же самое время что-то необъяснимое увлекало, тянуло, манило ее.
        Мери вышла из автобуса последней. И пошла мимо торговцев открытками и украшениями якобы из гробниц, мимо небольших псов с грустными оленьими глазами и куч помета по направлению к воротам. Здесь, нарушая бесконечную одноцветную монотонность песка и скал, вырастал некрополь.
        Гид был молодой, в зеленой рубашке с большим отложным воротником и с золотыми часами на руке. Он говорил с сильным акцентом и британскими интонациями, причем вышагивал так быстро, что Мери едва за ним поспевала, тяжело передвигая ноги по песку. Она поглубже натянула свою шляпу, чтобы противостоять этому нещадно палящему солнцу. Гид вел их к остаткам колоннады храма, объявив, что эти руины - старейшие в мире. Проход образовывали сорок колонн цвета слоновой кости высотой примерно пять метров каждая. Они делились на две группы: двадцать колонн были искусно украшены цветками лотоса, другие двадцать - папирусом. Одни символизировали Верхний Египет, другие - Нижний. Мери так и не поняла, какие к какому Египту относятся, потому что не слушала гида. Она завороженно смотрела на шлифовальщика камней.
        Он сидел между двумя колоннами, украшенными лотосами, в нише из известковых плит. Сидел прямо на песке. Его колени были раздвинуты, и между ними помещался блок известняка - камень больше чем полметра в длину и примерно двадцать пять сантиметров в ширину - того же самого цвета, что и колонны. Он зачерпывал рукой пригоршню песка и рассыпал его по поверхности камня. Затем он медленно двигал нечто, что выглядело как кирпич, взад и вперед, издавая при этом тихий скрежещущий звук. Так он шлифовал и придавал форму камню. Так работали сотни поколений, все его предки. Так работал и он. Они строили, он восстанавливает.
        Длинная грязная, но бывшая когда-то белой, тряпка была обернута вокруг его головы. Ее концы спускались по костлявым плечам вниз на коричневое одеяние из хлопка с глубоко въевшейся в него грязью. Поколение за поколением как эстафетную палочку передавали жители пустыни бремя этой извечной задачи: вот так вот, с тихим скрежещущим ритмом, медленно посыпать песком, скрести, шлифовать эти камни, восстанавливая гробницу фараона. Теперь эта палочка у него.
        И Мери вдруг почувствовала - это было как гипноз, - что тоже вместе с ним переняла эту эстафету времен: зачерпывать рукой песок, рассыпать его по камню, разравнивать и потом долго скрести, шлифовать. Несколько минут она стояла и всматривалась в его искривленные пыльные пальцы, монотонно выполняющие эту бесконечную последовательность движений. Слабые, неуловимые, ускользающие из памяти вспышки пронеслись в ее сознании. Нечто призрачное, тусклое, неотчетливое дразнило ее, а затем отступало и удалялось.
        Он продолжал медленно брать в пригоршню песок, рассыпать его, а затем шлифовать им плиту. А она продолжала смотреть, потеряв чувство времени, чего-то ожидая.
        - Беттс, посмотри, что за махина! - произнес сзади нее глубокий мужской голос. - Дорогая, сфотографируй, пожалуйста, меня здесь.
        Мери поморщилась, закрыла глаза и вздохнула.
        - Сюда, леди и джентльмены. Сюда, - послышался голос гида. - Поторопитесь, поторопитесь.

        После некоторого колебания Мери повернулась и неохотно последовала за остальными по направлению к шести раскрошившимся, разрушенным временем каменным наслоениям. Часть из них были мастабы, темно-коричневые гробницы в форме параллелепипеда с наклонными стенами и плоской крышей. Кроме них, были так называемые ступенчатые пирамиды - теперь они представляли собой окаменевшие нагромождения, похожие на штабели. Согласно преданиям, пирамиды служили фараонам лестницей, по которой они восходили на небо. Поэтому самые древние пирамиды были ступенчатыми, имели форму лестниц, и только у более поздних стены стали делать гладкими. Почему это так, никто не знает.
        Мери очень сильно отстала, потом и вовсе остановилась. Знакомая уже, едва уловимая вспышка вновь промелькнула в ее сознании. На этот раз она была сильнее и проникла в самую сердцевину ее сущности. Ощущение какого-то близкого, надвигающегося переживания заставило ее повернуться и по своим же следам в песке вернуться к колоннаде храма, к шлифовщику камней.
        Она двигалась, ориентируясь на глухой, скрежещущий звук, и наконец увидела его снова. Он сидел на том же самом месте, медленно беря горсть песка, разбрасывая его по плите, а затем шлифуя. Она села перед ним на песок, сложив ноги по-турецки, уперлась локтями в колени и положила подбородок на ладони. Села и стала молча смотреть.
        Наконец она решилась и знаками уговорила шлифовщика разрешить ей поработать над камнем. Захватив горсть песка, она разбросала его по поверхности и начала медленно шлифовать. К ней неожиданно быстро пришла сноровка, как будто прежде она занималась этим бесчисленное количество раз.
        Старик пристально следил за ней. Через некоторое время, удовлетворившись качеством ее работы, он пошел искать другой камень, а она продолжала вводить себя в транс своими собственными гипнотическими движениями - зачерпыванием песка ладонью, разбрасыванием его и шлифованием. И этот ритм, и все рабочие движения казались ей знакомыми с детства.
        Над головой кружил и издавал призывные крики сокол.
        В сознании Мери снова вспыхнули какие-то неясные, расплывчатые воспоминания. Вспыхнули и погасли. Она бросила быстрый взгляд на старика. Его глаза стали теперь темными, цвета охры, и сам он казался ей таким же застывшим и безжизненным, как эти гробницы вокруг. Через секунду его силуэт растаял в воздухе.
        Она продолжала смотреть в пространство, где он только что был, окончательно потерявшаяся во времени и по-прежнему чего-то ждущая.
        Иссушающая душу боль проникла в нее и лопнула внутри.
        Одиночество.
        Она была мучительно, страшно одинока. Лишенная всего, что составляло смысл ее жизни. Мери взяла горсть песка и рассыпала по камню.
        От работы ее руки стали коричневыми, ладони потрескались, пальцы искривились. Вот что сделали с ними эти бесконечные дни песка и печали. И теперь под этим безжалостным солнцем ей предстоит продолжать тупую, бессмысленную работу до скончания дней.
        Надо, надо шлифовать камни для гробницы фараона.
        Сокол крикнул снова и описал над ее головой круг, а ее искривленные руки продолжали брать пригоршни песка, рассыпать его по камню, чтобы потом шлифовать, шлифовать, шлифовать… И так день за днем, год за годом. И это будет смыслом ее жизни. Навсегда. И она будет одна. Совсем одна.
        Невероятно остро защемило сердце. Глубокое отчаяние пытало, мучило ее тело. Душа ее кричала: «Где ты?»
        Но отклика не было.
        От этой мучительной боли она заплакала. Глубокое, отчаянное рыдание, не рыдание даже, а вопль, вырвалось из ее горла.
        - Где ты?
        На плечо ей легла рука.
        - Я здесь, - послышался мягкий голос.
        Она вскинула голову и сквозь слезы увидела его, сидящего рядом. По его лицу было видно, что ему тоже больно. Он взял ее к себе на колени и стал баюкать, прижав голову к своей широкой груди.
        - Я здесь, - повторил он.
        Радость встрепенула ее сердце. Какое же это наслаждение - чувствовать его рядом.
        - Я не могла тебя найти.
        Он засмеялся:
        - А ты меня искала?
        - Повсюду. О Господи, мне так было без тебя одиноко. - Она улыбнулась и коснулась его щеки, мельком взглянув на свои пальцы. Они не были уже искривленными и коричневыми.
        Изумленная, ошеломленная, она оглянулась вокруг на древние руины, затем посмотрела на него:
        - Рэм!
        - Да, любовь моя.
        Дрожащими руками она коснулась его лица:
        - Рэм?
        - Да, любимая.
        Она с размаху зарылась лицом в его плечо.
        - Что со мной произошло? Я потеряла рассудок?
        Он прижал ее покрепче.
        - Расскажи мне, что тут произошло.
        Она покачала головой:
        - Не то что рассказывать, думать даже об этом не хочу. Это так страшно. Я только хочу поскорее уйти с этого места. Оно мне сейчас ненавистно.
        - Пошли, - сказал он, беря ее за руку и собирая вещи. - У меня в машине вода. Мы обмоем твое лицо.
        Рэм отвел ее к воротам и усадил в белый «мерседес», припаркованный рядом. Смочив холодной водой из термоса носовой платок, он нежно обтер ее лицо и пыльные руки. Затем наполнил чашку и протянул ей, предлагая выпить.
        - Ну сейчас как, все в порядке?
        - А у тебя было бы все в порядке, если бы ты думал, что лишился рассудка? Он улыбнулся:
        - Наверное, нет. А ты уверена, что действительно не хочешь рассказать, что здесь с тобой происходило?
        - Абсолютно уверена. Для меня самое главное сейчас, чтобы ты увез меня отсюда, и поскорее.

        Глава 6

        …С вершин этих пирамид на тебя смотрят сорок веков.
    Наполеон Бонапарт, «В Египте» (21 июля 1798 г.)

        Рэм быстро гнал машину через пустыню по направлению к реке. Мери откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Надо ли говорить о том, какое у нее сейчас было состояние? Наверное, нет. Она старалась не вспоминать то, что произошло с ней в Сахаре, но, подобно бабочкам, летящим на свет, ее мысли постоянно возвращались к этому инциденту.
        Так что же там со мной случилось? В каком мире я побывала? И что, это снова от солнца? Или… Она встряхнула головой.
        Несколько лет назад у нее был приступ головокружения, связанный с инфекционным заболеванием уха. Тогда на время она потеряла способность ориентироваться в пространстве. Ужасное состояние.
        Вот сегодня было примерно то же самое. Та же потеря ориентации, но на сей раз во времени. Это страшно. Очень страшно.
        А может быть, у меня начинается шизофрения?
        Она поежилась и крепко сжала кулак, как будто там был заключен ее рассудок.
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил Рэм.
        Она покачала головой.
        - Может, поговорим об этом сейчас?
        - Нет. Я хочу об этом забыть. Все-таки, наверное, я перегрелась на солнце.
        - Да, солнце здесь беспощадное. Надо быть очень осторожной. И кроме того, здесь низкая влажность, поэтому организм быстро теряет воду. Удар может случиться совершенно неожиданно. Нужно всегда иметь при себе воду и часто пить.
        - А от потери воды могут быть галлюцинации?
        - Конечно.
        Этот ответ успокоил Мери. Она расслабилась. И готова была даже рассмеяться вслух.
        Слава Богу! Потеря воды. Просто я потеряла много воды, и это вызвало в сознании странные видения.
        Облегчение ее было беспредельным.
        - А не попить ли мне еще воды? - Она схватила термос и прямо из горлышка сделала несколько больших глотков.
        Может, мне это все только кажется, но я чувствую себя сейчас лучше. Много лучше.
        Проехав еще несколько миль, Рэм свернул в уединенное место под эвкалиптом на берегу Нила.
        - Мы с тобой пропустили обед. Ты голодна?
        Мери открыла глаза:
        - Не знаю. Наверное, да.
        Рэм вышел из машины, открыл для нее дверь, а затем с заднего сиденья достал корзинку и богато расшитое покрывало. Он расстелил его в тени, предложил ей сесть, а сам стал на колени рядом и открыл корзинку.
        - У меня для тебя сюрприз, - произнес он с притворной серьезностью, доставая две коробки - красную и белую.
        Она радостно улыбнулась:
        - Кентукийские жареные цыплята? В Египте?
        - А что такого, - ответил он, изогнув брови. - У нас сейчас здесь все по-современному.
        В груди у нее поднялась волна нежности. Поддавшись импульсу, она наклонилась и поцеловала его в щеку:
        - Рэмсон Габри, ты просто прелесть.
        - За второй поцелуй я приготовлю тебе к ужину настоящий королевский сюрприз.
        Она улыбнулась:
        - Я заказываю коробку «M&M's». Без них я чувствую себя, как курильщик без любимых сигарет.
        - Обычные или с орехами? Лично я предпочитаю обычные.
        - Как и все истинные знатоки.
        Они засмеялись и принялись за еду. Перебрасываясь шутками, они легко справились с цыплятами и салатом из шинкованной капусты. А там еще были и отварные початки кукурузы. Запивали они эти яства холодным соком из термоса.
        Наконец Рэм вытер ей салфеткой углы рта и промокнул ее пальцы влажным полотенцем. Все это лежало в специальной коробке.
        - А теперь позволь мне доставить тебя в отель, чтобы ты смогла немного отдохнуть. К вечеру ты должна быть красивой. Для меня.
        Мери сразу стала ощупывать свое лицо.
        - Боже мой, представляю, как я сейчас выгляжу!
        Он взял ее руки и поцеловал кончики пальцев.
        - Для меня ты всегда выглядишь, как ангел.
        Она уже открыла рот, приготовившись ответить какой-нибудь дерзостью, но тут посмотрела ему в глаза, и слова застряли у нее в горле. В его глазах что-то пылало. Что-то стихийное, неудержимое. Не позволяя себе поддаться на призыв этих глаз, она быстро опустила лицо и начала рассматривать остатки их пикника.
        Когда они собрали корзинку и покрывало и погрузили все то в машину, Рэм протянул ей брелок в виде верблюда с ключами:
        - Может быть, ты хочешь сесть за руль своей машины?
        - Это твоя машина, вот сам и садись.
        По пути в Каир Мери некоторое время глядела на дорогу, а потом слегка повернулась к Рэму и принялась изучать его профиль. Изящная линия нижней челюсти, глубокие морщины на щеках, легкий изгиб носа, лучики, расходящиеся от этих невероятных, потрясающих глаз. На смуглой коже его голубые глаза казались светлыми и настолько пронзительными, что это пугало. Ветер шевелил его густые черные волосы. В них она успела заметить несколько серебряных нитей.
        Рэмсон Габри был красивый мужчина, ничего не скажешь. Причем мужчина парадоксальный. Сильный и одновременно утонченный и мягкий; упрямый, но вместе с тем и уступчивый. Таких контрастов она ни в ком из своих знакомых прежде не наблюдала.
        Сейчас ей очень не хотелось расставаться с ним. И вот почему: хотя объяснение того, что причиной галлюцинации была потеря жидкости организмом, и было достаточно логичным, на душе у нее все равно было муторно и тревожно. Жутковатый инцидент в Сахаре не шел у нее из головы. С Рэмом ей было спокойнее.
        - Рэм.
        - Да, любовь моя.
        - Ведь сейчас еще рано. А что, если я тебя кое о чем попрошу?
        Он улыбнулся:
        - Только скажи, дорогая.
        - Можешь мне не верить, но я до сих пор не видела ни сфинкса, ни пирамид. То есть я их видела, но у меня не было времени осмотреть все как следует, получить удовольствие. И я подумала…
        - Молчи, дорогая, я все понял.

        Они шагали к сфинксу и пирамидам. Мери восторгалась открывшейся панорамой. Конечно, она видела это много раз. Комплекс пирамид со сфинксом запечатлен на тысячах открыток и рекламных проспектов, но что такое фотографии и описания?.. Разве это может сравниться с тем впечатлением, которое возникает, когда ты видишь его живьем. Причем величие этих памятников древности не могли принизить ни автобусы, набитые туристами, ни лошади, ни верблюды, ни торговцы - их здесь было более чем достаточно, - ни даже современные асфальтовые дороги.
        С трепетным благоговением она осматривала сфинкса, фантастическое создание с телом льва и человеческой головой, а затем, показав на место между его лапами, неожиданно произнесла:
        - Вот здесь я была зачата.
        Рэм вскинул брови:
        - Зачата? Каким образом?
        Она рассмеялась:
        - Самым обыкновенным. Студентами мои родители провели здесь несколько недель на археологической практике от университета. Они были молоды и эксцентричны. Им пришло в голову заняться любовью вот здесь, между лапами сфинкса. Это показалось им очень забавным. Так, по крайней мере, утверждает отец. Мама об этом периоде своей жизни вообще предпочитает не распространяться. Они нарекли меня Меритатен еще до того, как я родилась.
        - Ах вот оно что. Значит, ты не Мэри, а все-таки Мери, от Меритатен. А я-то все удивлялся, почему ты так странно произносишь свое имя. Если мне не изменяет память, Меритатен была старшей дочерью Аменхотепа IV и Нефертити. Всего у них было шесть дочерей.
        - Да. Мои родители были очень романтичны в то время. Но через пару лет они разошлись, а я осталась с именем, которое должна постоянно объяснять.
        - А если бы родился мальчик?
        Она покачала головой:
        - Упаси Боже. Боюсь даже об этом думать. - Она посмотрела на сфинкса и почувствовала внутри себя знакомое волнение. - Я всегда восхищалась Египтом и его историей и всегда чувствовала… что меня сюда что-то тянет. - Она засмеялась. - Может быть, это та же самая сила, что заставляет лосося возвращаться к местам, где он вывелся из икры?
        - Я предпочел бы версию, будто ты появилась здесь… по иной причине. И на лосося ты совсем не похожа. По крайней мере, я таких не видел.
        Она улыбнулась и вновь повернулась к удивительному монументу.
        - Это выше моего понимания. Представь только, сколько людей стояли вот здесь, где сейчас стою я. И какие люди - Клеопатра, Александр Великий, Наполеон. Прямо здесь. Возможно, на этом же самом месте.
        - Во времена Клеопатры сфинкс был совсем другим, - произнес Рэм. - Видишь, шея у него реставрирована, а вот здесь, смотри, что у него, а вот здесь… Говорят, что кто-то из воинов Наполеона отстрелил сфинксу нос - как раз в этих местах они практиковались в стрельбе, но я сомневаюсь, чтобы это было правдой. Зыбучий песок - вот главная причина всех разрушений памятников древности в нашей стране, ну и, конечно, загрязнение окружающей среды. Выхлопные газы и кислотные дожди гораздо вреднее нескольких выстрелов из мушкета.
        - Реставрированный, не реставрированный, но он все равно великолепен.
        Ветер разлохматил волосы Мери, она почувствовала на коже острые песчинки, и тут вдруг настоящее для нее затуманилось и исчезло. Из дымки времени в своем мрачном величии проступило прошлое. На месте дороги оказалось русло Нила, никаких сочных зеленых лугов - кругом один песок. А главное - сфинкс. Он был сейчас свежевыкрашен в красное, белое, голубое… Его лапы почти касались воды, на солнце сияла золотая корона, сплетенная из змей. Недавно уложенные камни погребального храма и мощеная дорожка были гладкими и чистыми. Она посмотрела на Большую пирамиду, и вместо огромных необработанных блоков увидела ровные оштукатуренные стены, поднимающиеся к верхнему золотому камню.
        Одно движение ресниц, и видение исчезло.
        - Ты видел это? - спросила Мери, затаив дыхание.
        - Видел что?
        - Я только на мгновение увидела… ладно, не имеет значения. Но, Рэм, это было восхитительно! Непередаваемо восхитительно!
        Всем своим существом она сознавала, что в том, что она здесь, заключается глубокая истина. Внутри кипела радость, она выливалась наружу. Ей хотелось раскрыть руки и закричать миру: «Я здесь! Я пришла!» Хохоча, она описала вокруг Рэма несколько кругов, а затем крепко обняла его. Он тоже засмеялся и схватил ее за руки.
        - Это чудесно! Давай посмотрим все! - воскликнула Мери.
        Заразившись ее весельем, он потащил ее вперед:
        - Пошли, я покажу тебе все. Я лучший гид в Каире.
        Она хихикнула. Где же это я уже слышала такое? По-видимому, это в Египте стандартное выражение. Но гидом он был действительно превосходным. Они сфотографировались у сфинкса и купили ожерелье из скарабеев [12 - Скарабеи - священные жуки; в Древнем Египте засушенные скарабеи служили амулетами.]. Торговец, с которым Рэм очень долго торговался по-арабски, утверждал, что эти жуки очень древние.
        Мери внимательно на них посмотрела:
        - Как ты думаешь, они действительно древние?
        Рэм рассмеялся:
        - Только по сравнению с тем хлебом, что мы недавно с тобой ели. Скорее всего, они сделаны на прошлой неделе. А вот как их искусственно старят, я тебе не скажу. - Он надел ожерелье ей на шею.
        - Почему?
        - Потому что ты наморщишь свой очаровательный носик и не станешь его носить.
        - Но прошу тебя, расскажи. Это что, так ужасно?
        Он улыбнулся:
        - Иногда ими кормят гусей.
        Прошло какое-то время, пока смысл сказанного дошел до нее. Она посмотрела на скарабеев и сделала гримасу.
        - Ты имеешь в виду, что они побывали у гуся в желудке, а потом вышли вместе с…
        Рэм взорвался смехом:
        - Вполне возможно.
        - Но это же ужасно.
        - Сомневаюсь, чтобы кого-то очень тревожили такие пустяки. Их потом, вероятно, мыли и натирали жиром. Хочешь их выбросить?
        Она решительно положила руку на ожерелье:
        - Ни за что на свете. Ты что, думаешь, я такая слабонервная? Давай-ка лучше пойдем посмотрим, что там внутри Большой пирамиды.
        У входа в этот монумент, занимающий площадь в пять гектаров, Рэм о чем-то оживленно переговорил на арабском со служителем и передал ему несколько купюр.
        - В чем дело?
        Он пожал плечами:
        - Как только эта группа закончит обход, пирамида на полчаса будет в нашем полном распоряжении.
        - Как тебе удалось этого добиться?
        Он развел руками:
        - Бакшиш.
        Через несколько минут из пирамиды вышли японские туристы, и служитель впустил Мери и Рэма. Вход в пирамиду был прорублен в ее северной части. Они быстро спустились вниз, а затем начали подниматься по ступенькам деревянного ската - Рэм впереди, за ним Мери.
        Коридор был узким, его потолок и стены были сложены из каменных блоков весом по две с половиной тонны каждый. «Как же это так могло быть? - думала Мери. - Ведь их надо было добыть где-то в карьере, доставить сюда и подогнать друг к другу без единой капли строительного раствора. И все это несколько тысяч лет назад».
        В Соединенных Штатах национальное сокровище такого масштаба было бы оформлено не хуже, чем парки Голливуда или Диснейленд. Здесь же их путь освещала лишь цепочка слабых голых лампочек под потолком.
        - А если вдруг погаснет свет, что тогда? - спросила Мери. Ее слова эхом разнеслись в каменном туннеле.
        - Станет очень темно.
        - И часто такое случается?
        - Ну, скажем, время от времени. Из-за неполадок на электростанции. Если такое случится сейчас, сразу хватай меня за руку и не отпускай. У меня есть фонарик.
        - Лучше бы не сейчас, - сказала Мери, продолжая взбираться по ступенькам. - А нам долго еще идти?
        - Мы прошли примерно полпути. Скоро будет Большая галерея, там коридор шире.
        Большая галерея привела их к центральному внутреннему залу. Через несколько минут они, низко пригнувшись, вошли в усыпальницу фараона. Мери примерно знала, чего можно было ожидать в этом месте, но все равно удивилась.
        Кроме надписей на стенах, сделанных первыми исследователями - причем даже знаменитые академики не удержались от того, чтобы не запечатлеть свои имена, - в небольшой комнате не было ничего примечательного. Никаких стенных росписей, никаких статуй и прочего. Воздух смрадный, затхлый. Единственным предметом был обычный гранитный саркофаг. Без крышки и пустой.
        - Здорово, - сказала она, ощупывая пальцами грубые края саркофага. Потом посмотрела на Рэма и улыбнулась. - Я знаю, что это глупо и по-ребячески, но ничего не могу с собой поделать. - Она передала ему фотоаппарат и залезла внутрь саркофага.
        Увидев, что она собирается улечься на дно, Рэм произнес:
        - А может быть, все-таки не стоит этого делать? Уже несколько сотен лет мужчины используют это изделие в качестве писсуара.
        - Это еще ужаснее, чем гусиные какашки. Ты, конечно, шутишь?
        - Да нет же.
        Она заколебалась:
        - Вот черт. Но мне хочется здесь сфотографироваться. Ладно, была не была.
        Изо всех сил стараясь сохранить серьезное выражение лица, Мери вытянулась на дне саркофага.
        Его огромные плиты были подогнаны с такой точностью, что в нем не оставалось ни одной щели, куда бы можно было просунуть лист бумаги.
        - Жаль, что у меня нет с собой бритвенного лезвия, - сказала она Рэму, когда он вытащил ее наружу.
        - Хочешь испытать власть пирамиды? - спросил он.
        - А что ты знаешь о власти пирамиды?
        - Говорят, что если оставить в пирамиде тупое бритвенное лезвие, оно станет острым. И пища тоже останется свежей.
        - А интересно, кто-нибудь пытался проверить это здесь, в Большой пирамиде?
        - О да. Не так давно здесь побывала группа одного из университетов США. Они положили несколько лезвий, цветы и фрукты. На неделю.
        - И что случилось? - спросила она.
        - Я слышал, что лезвия заржавели, цветы сгнили, а фрукты сожрали крысы.
        - Крысы?
        - Здесь их полно.
        - А вот сейчас я уже начинаю нервничать. Пошли, мой прекрасный гид, веди меня отсюда.
        Тем же путем, через темный узкий коридор, они прошли к выходу и с облегчением выбрались на воздух.

        Они возвращались в отель. Рэм вел машину, то и дело поглядывая на Мери. Когда Омар доложил, что она сбежала, он очень разозлился. И как только удалось освободиться от дел, тут же бросился ее догонять. Нет, так легко ей убежать не удастся. Но когда он увидел ее сидящей на песке, плачущей, с мукой в глазах, единственное, о чем он смог думать, так это о том, как облегчить ее страдания. Ему хотелось, чтобы вся ее боль перешла к нему. Никогда прежде ему не доводилось испытывать такие сильные чувства к другому человеческому существу. Ему хотелось забраться ей под кожу и соединиться там с каждой ее клеткой. Хотелось сражаться за нее с драконом, потом подняться к звездам и оттуда закричать, что она его.
        Еще ему хотелось рассказать ей, как долго он ее любит, как крепко и навсегда переплелись их души и судьбы, но он знал, что она не готова принять то, что знает он. Поэтому надо ждать.
        Он чуть наклонился и сжал ее руку:
        - Мы почти на месте. Хорошо бы тебе хотя бы немного отдохнуть, а я бы зашел за тобой через пару часов. Если хочешь, мы можем посетить шоу звука и света у пирамид, а потом поужинаем и посмотрим представление, которое ты вчера пропустила. Мы можем взять с собой твою подругу, если хочешь.
        - Зная Вэлком, уверена, у нее уже есть свои планы на этот вечер, но я спрошу.

        - Вэлком? - позвала Мери.
        - Я здесь. - Вэлком выглянула из своей спальни, вытирая волосы. - Я уже начала о тебе беспокоиться. Где ты была? Выглядишь ты так, как будто провела день, валяясь на куче песка.
        Мери засмеялась:
        - Ты недалека от истины. Я грязная, как тысяча чертей, но очень довольная. Но прежде всего, конечно, надо помыться.
        - Я тоже так думаю. Сегодня вечером мы приглашены на ужин в посольство. Тебя это интересует?
        - Нет. У меня свидание. - Мери направилась в ванную, по пути сбрасывая одежду.
        - С кем? Неужели этому Ромео все же удалось преодолеть твое упрямство?
        - Прежде всего ванна, а все рассказы потом. Ты пока сооруди чего-нибудь выпить.
        - Кстати, я навела сегодня о нем справки, вернее, попросила это сделать Филиппа.
        - Ну и что он выяснил?
        - Прежде всего ванна, а все рассказы потом, - улыбнулась в ответ ее рыжеволосая подруга.
        Мери вымылась, вытерла волосы, высушила их и влезла в длинный голубой халат из мягкой махровой ткани.
        - Ну рассказывай. - Вэлком передала ей бокал.
        - Ты первая.
        - На самом деле узнать удалось не так уж много. Я выяснила, что он очень богат и имеет в обществе солидный вес. Он из уважаемой семьи и… никогда не был женат. И никогда за ним не замечали, чтобы он сходил с ума по какой-нибудь женщине так, как сейчас по тебе. Обычно бывало наоборот. Многие матери мечтают выдать за него своих дочерей. У тебя свидание с ним?
        Мери кивнула и дала Вэлком отредактированный отчет о ее дневном времяпрепровождении.
        - Ты не поверишь, но последнее, что он пытался мне подарить, был белый «мерседес».
        - Дорогая, я думаю, тебе лучше заграбастать этого парня, пока он не передумал.
        - О, Вэлком, мы с ним из различных миров. Он египтянин, аристократ, а я обычная девушка из Техаса. Это для него просто развлечение, полет фантазии, каприз. От всей этой истории останутся только приятные воспоминания, и ничего больше. Я не вижу, чтобы это зашло куда-то далеко.
        - А ты можешь вообразить его, держащим жареную баранину руками?
        Мери вспомнила, как они ели ножки кентукийских жареных цыплят, и улыбнулась:
        - Пожалуй, да. Но это абсолютно ничего не значит. Утром мы улетаем в Асуан, и я его никогда больше не увижу.
        Вэлком пожала плечами:
        - Может быть… но я не стала бы на это спорить. Теперь мне нужно одеваться. Не забудь, что завтра нам нужно рано быть в аэропорту. Филипп сказал, что он заедет за нами в шесть тридцать. У нас рейс в восемь.

        Глава 7

        Твоя любовь вошла в меня,
        Как в воду мед,
        Как вода в вино…
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Мир был наполнен запахом каких-то цветов… Нет, цветов там не было - были пыль и… песок. Теплый песок.
        Мери проснулась и потянулась в постели, лениво и грациозно, как кошка. Потом медленно села, подтянув колени к груди.
        Эта земля обладает какой-то магией. Чудеса здесь творятся, да и только. Мери прошагала в ванную, умылась, почистила зубы. Одевалась она обычно быстро. Редко когда это занимало у нее больше нескольких минут. Сейчас же она возилась необычно долго, решая, какое платье выбрать для ужина с Рэмом. Она остановилась на костюме из переливающегося велюра дымчатого цвета, это как раз соответствовало ее настроению. Он был достаточно теплым и одновременно мягким, приятно ласкающим кожу.
        Она машинально дотронулась до сокола, лежащего в коробочке с ювелирными украшениями, и задумалась. Затем все-таки взяла его в ладонь. Он был теплым. Мери потрогала пальцем другие ювелирные украшения. Они все были прохладными - ведь в спальне работал кондиционер. А кулон тихонько гудел, генерируя тепло, как будто золото и камни жили какой-то своей внутренней жизнью, как будто сокол был живой.
        - Что за чертовщина? - пробормотала она, надевая цепочку на шею.
        Неожиданно она почувствовала себя свободной - Мери даже и не пыталась понять, отчего, - и решительно добавила к кулону сережки и браслет, которые ей подарил Рэм. За время, пока она спала, на столе появилась шикарная коробка с духами, а к ней записка: «Чтобы тебе хватило этого на тысячу и одну ночь… и даже больше. С любовью Рэм».
        На всякий случай Мери решила взять с собой и тонкий кашемировый платок с приглушенным узором из голубых и кремовых роз. Наконец, собравшись, с сумочкой в руке, она уже направилась к двери, когда кто-то постучал.
        Положив платок с сумочкой на стул, она открыла дверь. Рэм. Несколько мгновений они стояли неподвижно, разглядывая друг друга.
        Он был одет безупречно - темно-серый костюм, подчеркивающий его широкие плечи и грудь, кожаные туфли, начищенные до идеального блеска. Шелковая рубашка и галстук были того же самого оттенка, что и глаза, которые восторженно смотрели на нее.
        - Ты выглядишь прекрасно, - наконец произнес он. Глаза его задержались на соколе и потеплели. - Прекрасно. - Он поднес ее руку к губам, потерся носом о запястье и вдохнул в себя ее аромат. - И пахнешь… просто восхитительно.
        - Спасибо за духи. Мне они нравятся.
        - Я очень рад.
        Сжав обе ее руки, он поднес их ко рту и нежно поцеловал - сначала одну, потом другую. Она снова оказалась во власти его гипнотических глаз. Ей казалось, что она слышит звуки флейты заклинателя змей, она даже чувствовала, что начинает покачиваться в такт этой мелодии.
        В коридоре кто-то рассмеялся, и это вернуло Мери к действительности. Она освободила руки и, глубоко вздохнув, наклонилась и взяла платок с сумочкой.
        Будь осторожна, будь осторожна. Ведь это все мимолетно. Перед тобой сейчас принц из волшебной сказки. Это чудесно, восхитительно, но все равно скоро пройдет, как проходит любой сон, кончится, как кончается любая сказка. Завтра меня уже здесь не будет, вот и все. Так что наслаждайся сегодняшним днем.
        - Пошли? - спросила она, передавая ему свой платок.
        Он пощупал легкую ткань:
        - Он очень симпатичен, но нет ли у тебя чего-нибудь потеплее? Мы отправляемся на шоу у пирамид, а в пустыне вечером довольно холодно.
        Она покачала головой:
        - Это самая теплая вещь, какая у меня есть, если только… Я могла бы надеть ветровку, но, думаю, она тоже недостаточно теплая. Мне и в голову не могло прийти, когда я собиралась, что в Египте может быть холодно. - Она стала вспоминать, есть ли что-нибудь теплое у Вэлком. - О, я знаю. Я возьму покрывало из спальни. Будем считать, что это футбольный матч.
        - У меня есть идея получше. - Рэм вышел за дверь и возвратился с большой белой коробкой. - Я привез это с собой, на всякий случай - вдруг оно понадобится тебе сегодня вечером. - Он протянул ей коробку.
        Что на сей раз придумал этот сумасшедший? Мери боялась открыть коробку, но все же пересилила себя и открыла. Закутанная в тонкую прозрачную ткань, там лежала длинная норковая шуба.
        Он вытащил ее и набросил ей на плечи:
        - Вот в ней тебе действительно будет тепло.
        - Рэмсон Габри! - выпалила она в сердцах. - Я не буду принимать больше от тебя никаких подарков. Не могу. - Она сбросила шубу ему на руки. - Я возьму покрывало.
        Он остановил ее, поймав за руки:
        - Шуба теплее, чем покрывало, и очень идет к твоим волосам. - Он подвел ее к зеркалу на стене и снова набросил шубу на плечи. При этом его лицо на мгновение оказалось совсем близко от ее лица, и он коснулся щекой ее щеки. - Посмотри, как хорошо тебе в ней. В любом случае, на этой шубе стоит твое имя, значит, она твоя. - Он развернул шубу, чтобы показать ей монограмму, оттиснутую на кремовой подкладке.
        - Мой отец пришел бы в ужас, если бы узнал, что я ношу вещь из шкурок невинных животных.
        Он поморщился:
        - А вот это мне в голову не пришло. Но сейчас уж ничего не исправишь. Дело сделано.
        - Я понимаю. - Ее пальцы нежно прошлись по великолепному меху.
        Он притянул ее к себе и заключил в объятия. Их взгляды встретились в зеркале.
        - Шуба твоя, - улыбнулся Рэм.
        Она покачала головой:
        - Как я могу ее принять? Моя мама непременно захочет узнать, каким образом она попала ко мне.
        - О реакциях твоих родителей я уже наслышан. А как насчет твоего собственного мнения?
        - Честно говоря, сама не знаю. Вернее, знаю только одно: ты хочешь от меня чего-то, что я не готова тебе дать.
        - Можешь мне не верить, но я подарил бы тебе сотни таких вещей, только бы увидеть улыбку на твоем лице и любоваться тем, как вспыхивают радостью твои прекрасные глаза. - Слегка отстранив ее от себя, он жадно впился взглядом в ее лицо. - Ты еще пока ничего не понимаешь. Но я наконец нашел тебя и настолько счастлив, что готов положить к твоим ногам весь мир, подарить тебе самые прекрасные вещи, какие только есть, чтобы тебе было радостно, чтобы услышать твой смех. Египетские мужчины любят дарить своим дамам подарки, это доставляет нам большое удовольствие. Нам нравится быть щедрыми. Если бы я мог управлять ветром и морем, они тоже были бы твоими.
        Улыбка осветила ее лицо.
        - Правда?
        - Правда.
        Они тихо стояли, забыв на некоторое время обо всем на свете, и небо его глаз смешивалось с морем ее. Для Мери сейчас ничего не существовало в мире - только он. Даже воздух, которым она дышала, был наполнен им.
        Она приоткрыла губы. А он продолжал на нее смотреть. Руки еще крепче сомкнулись вокруг ее запястий, и рот начал медленно двигаться к ее рту. Она жаждала этого поцелуя, в его объятиях ей было так хорошо, однако, с трудом восстановив над собой контроль, она слегка подалась назад. Почти незаметно, неощутимо. Он тут же освободил ее:
        - Нам нужно идти, а то опоздаем.
        Внизу он усадил ее в черный спортивный автомобиль, и они поехали. Прибыв к воротам, Рэм предъявил билеты у входа и повел Мери к трибунам под открытым небом. Почти все места были заняты, но он подвел ее к первому ряду и кивнул двум мужчинам. Они мгновенно вскочили, освободив места.
        Мери пришлось почти сразу же поднять воротник своей шубы. Из темной пустыни дул холодный ветер, и она почувствовала себя немножко виноватой, что так категорически отказывалась принять подарок.
        - Я никогда не предполагала, что в это время года здесь может быть так холодно. А в шубе мне хорошо. Очень уютно.
        Он улыбнулся и подмигнул, а затем передал ей пару отороченных мехом рукавичек, которые вынул из кармана своего плаща.
        - А в кармане твоей шубы есть шарф, если понадобится.
        - Надо же, как ты все предусмотрел.
        - Кажется, не все. - Он помрачнел, взглянув на ее ноги в тонких чулках и легких лодочках. Затем, несмотря на протесты, снял свой плащ и обвернул им ее ноги.
        - Теперь тепло?
        Она кивнула. Ни один мужчина никогда не вел себя с ней подобным образом. Мери не знала, как реагировать. Обычно она сразу же давала мужчинам понять, что может сама позаботиться о себе. И они принимали это.
        - Но теперь будет холодно тебе.
        - Не думаю, - пробормотал он, садясь рядом с ней. - Я весь горю.
        Сердце Мери встрепенулось от этих слов, но, прежде чем она смогла что-то ответить, из динамиков что-то пробубнил громкий голос, и луч прожектора осветил сфинкса. Неожиданно это древнее таинственное существо заговорило.
        Оно начало рассказывать о путешественниках, которые здесь побывали, и о том, что ему довелось увидеть за все эти годы. Это было захватывающее представление. С помощью звуковых и световых эффектов постановщику удалось добиться необыкновенного ощущения присутствия. Зрители были перенесены в далекие времена правления фараонов. Мери была так захвачена этой сагой, что, когда последний звук эхом разнесся по пустыне и стали тускнеть огни, она обнаружила, что вцепилась в руку Рэма, а его рука покоится на ее руке. Она повернула голову и увидела, что он смотрит на нее.
        - Не делай этого, - сказала она, убирая свою руку.
        - Чего?
        - Не надо так смотреть на меня, как будто собираешься просверлить насквозь. Это меня пугает.
        Он усмехнулся:
        - Извини. Тебе понравилось представление?
        - Очень. Это был настоящий спектакль. Спасибо, что привел меня сюда. - Она сняла шубу, чтобы отряхнуть песок. - Ой, посмотри, что с ней стало.
        - А вот об этом беспокоиться не надо. Давай лучше обсудим, как проведем остаток сегодняшнего вечера. Можно сразу отправиться ужинать, а можно вначале проехаться в город или поездить по пустыне. Что бы ты хотела?
        - Ужин, и как можно скорее. Я очень голодна.
        - Предпочитаешь снова «Аль Рубайят» или какое-нибудь другое место?
        - «Аль Рубайят», наверное. Потом, мне кажется, ты говорил, что там какое-то интересное шоу после ужина.

        Они сели за тот же самый столик. В течение всего ужина Рэм смешил ее рассказами о своей семье, особенно о двух младших сестрах. Например, как его младшая сестра Азиза привела в спальню свою любимую козочку, а той понравилось кружевное покрывало на постели, и она начала его с аппетитом жевать. Рэму пришлось много потрудиться, чтобы выпроводить это прожорливое существо из спальни, а потом помочь Азизе скрыть происшествие от матери. У них, похоже, милая семья. Мери было трудно представить этого жизнерадостного человека, сидящего сейчас перед ней, маленьким мальчиком, на котором другая сестра, Сюзанна, училась делать перевязки. Она обматывала его бинтами с головы до ног, и он терпеливо сносил все это. Они, правда, ссорились, когда она своими химикалиями загрязняла ванну.
        - Ты был для них прекрасным старшим братом. А скажи, что, все на самом деле было так идеально?
        Он засмеялся:
        - Иногда, мне кажется, я слишком усердно пытался их опекать. Сюзанна всегда говорила, что у меня диктаторские замашки. Я старше ее всего на два года, и она всегда сопротивлялась мне, как могла.
        - Как я ее понимаю. Ну и как же она тебя укрощала?
        - Когда мы были детьми, она пиналась, норовя попасть по коленке, - сказал он, криво улыбнувшись. - Теперь же наше общение проходит на высоком дипломатическом уровне. Она меня просто игнорирует. Уверен, ты никогда не била своего старшего брата по коленкам.
        Мери покачала головой:
        - К сожалению, я единственный ребенок в семье и росла одна. А как насчет Азизы?
        - Она младше меня на десять лет, и я избаловал ее до невозможности. Азиза считает меня самым лучшим.
        - А что, у тебя вообще нет никаких недостатков?
        - Это секрет, но тебе я его открою. У меня есть один недостаток: я называю его настойчивостью, но моя мама зовет упрямством. Отец считает, что я унаследовал это от матери, а мама говорит, что я вылитый отец. Правда, она улыбается, когда говорит это.
        - А где сейчас твои сестры? Сюзанна до сих пор практикуется в ванной?
        - Нет. У нее двое детей. Они с мужем врачи. Живут в Париже, где проводят онкологические исследования.
        - А Азиза? Она тоже замужем?
        - Нет. Мы с ней пока пребываем в гордом одиночестве. Азиза учится в аспирантуре в Гарварде. Наша семья очень гордится ею.
        - Твои родители живут в Каире?
        - Здесь или в Александрии. Они… сейчас путешествуют по стране.
        - У тебя просто потрясающая семья. - Слушая его, Мери испытывала легкую зависть. Вот по такой семье она всегда скучала. - Теперь расскажи мне историю знакомства твоих родителей и бабушки с дедушкой.
        - Только один рассказ за вечер. О ком бы ты хотела услышать в первую очередь?
        - Мне интересны и те, и другие. - Она уперла подбородок в ладони. - Расскажи вначале о родителях.
        Рэм сделал знак официанту подавать кофе.
        - Моя мама, - произнес он, глотнув из чашки, - родилась в Далласе в респектабельной семье банкира. Но, к большому разочарованию родителей, она стала журналисткой. Причем работала она в Париже. И вот однажды она поехала в Каир провести отпуск. Остановилась здесь же, в «Мена Хаусе». Отец мой обедал как раз в этом ресторане, когда она вошла. Она стала двигаться по проходу и… упала в обморок, прямо у его ног. Он влюбился в нее прежде, чем она пришла в себя. Поднял ее и отвез в клинику моей бабушки. Там быстро обнаружили, что у нее серьезная анемия, то есть низкий гемоглобин в крови. После переливания крови - моего отца, между прочим, - до окончательного выздоровления ее поселили в доме моих дедушки и бабушки.
        - Она, конечно же, тоже в него влюбилась?
        - Да, но ей надо было возвращаться в Париж. Отец же настаивал, чтобы она осталась и вышла за него замуж.
        - Как же они договорились?
        - Испробовав все способы, он в конце концов просто запер ее в комнате и не выпускал, пока она не пообещала выйти за него.
        - И твои бабушка с дедушкой позволили это?
        Рэм усмехнулся:
        - Мой дедушка ему помогал. У него был опыт. Он знал, как можно уговорить независимую женщину.
        - Он приобрел его с твоей бабушкой?
        - Мы сохраним этот рассказ для следующего раза. И все-таки они поженились. Я имею в виду моего отца с матерью, но через две недели она все равно возвратилась в Париж. Он последовал за ней, и они жили там, пока она не забеременела мной. Я родился через месяц после их возвращения в Каир. Они до сих пор очень любят друг друга и счастливы в браке уже тридцать семь лет.
        - Какая восхитительная история! Теперь понятно, откуда у тебя такое упрямство.
        - Настойчивость, - поправил Рэм.
        - А твоя мама так и не возвратилась больше к писательству?
        - Представь, совсем недавно. Несколько лет назад. Она… хм… давай лучше потанцуем. Мне очень хочется тебя обнять.
        Сладкоголосый певец нежно рассказывал с эстрады что-то о любви. Они двигались, подчиняясь медленному ритму этой песни. Голова Мери покоилась на его плече, а его щека - у нее на лбу. Он нежно поглаживал ее спину в том месте, где ее касалась его рука. Но этого было мало, очень мало. Он приблизил ее руку к своему рту и языком попробовал на вкус кончик каждого пальца. Дрожь пробежала по ее коже. Эта дрожь породила тепло, оно начало разрастаться, превращаться в пламя страстного желания.
        Пальцы сами, помимо ее воли, вначале коснулись черных локонов поверх белого воротничка рубашки, а затем начали ласкать его шею и играть с мочкой уха.
        Рэм прижал ее к себе и тихо простонал:
        - Как же я хочу тебя, любовь моя. Если бы было возможно, я бы прижал тебя еще ближе. Ты предназначена быть моей. Давным-давно. Никогда, слышишь, никогда я не позволю тебе уйти.
        Ее желание эхом отозвалось на его страсть. Она безропотно приникла к нему, но…
        «Что это я делаю? - барабаном застучали в мозгу слова. - Я не должна позволять зайти этому слишком далеко. Это бесперспективно. А то, что он такой потрясающий и невероятный, только осложняет ситуацию».
        И она отпрянула:
        - Давай сядем. Пожалуйста.
        - Что-то не так? Ты уже начинаешь понемногу понимать? Я чувствую это.
        - Пожалуйста.
        Он проводил ее к столу:
        - Скажи мне, что случилось? Почему ты отпрянула, когда нам было так хорошо? - Он взял ее руку в свою и глубоко заглянул ей в глаза. - Я очень хочу, чтобы ты поняла. Я хочу, чтобы ты осталась со мной навсегда. Выходи за меня замуж. Я достану для тебя с неба и солнце, и луну.
        Его бурный порыв захватил Мери, но длилось это всего несколько секунд. Очень скоро к ней возвратилась способность мыслить. Она покачала головой и отняла руку.
        - Остановись, сумасшедший. Я не выйду за тебя. Ты что, забыл, что мы только вчера познакомились. Ты же ничего обо мне не знаешь.
        - Мы знаем друг друга целую вечность, но я не возражаю, чтобы ты рассказала о себе. Только подробно, ничего не опуская. Уверен, в детстве ты была очаровательной маленькой принцессой. Носила такие милые кружевные воротнички и манжеты.
        - И совсем не так. Я была девчонка-сорванец и была… - И тут ей повезло - свет стал постепенно меркнуть, начиналось шоу.
        Рэм развернулся и поставил свой стул рядом с ней. Открылся занавес, музыканты в национальных костюмах - оркестр состоял из труб, барабанов и струнных - заиграли нечто, напомнившее Мери фильмы о загадочном Востоке. Жалобный вой, хныканье труб и флейт сопровождались мерным постукиванием ударных. Все время, пока маленькая труппа представляла балетный дивертисмент, Мери чувствовала на своей спине руку Рэма.
        Когда танцевальная группа откланялась, он наклонился к ее уху и прошептал:
        - Я думаю, от следующего номера ты получишь настоящее удовольствие.
        В зале погас свет. Совсем. Музыканты заиграли в очень медленном темпе. Луч прожектора вспыхнул на середине танцевальной площадки и высветил женщину. Она сидела скорчившись, зарывшись лицом в колени. Длинные, до талии, густые волосы и лицо закрывала красная с голубыми блестками вуаль. В блестках отражался и трепетно пульсировал свет.
        Кисти рук и предплечья начали медленно подниматься, руки при этом совершали волнистые, змееподобные движения. В ладонях у женщины были зажаты трещотки, звук которых подчинялся нервному, пульсирующему ритму оркестра.
        Танцовщица поднималась, медленно, чувственно. Стала видна короткая юбка из красных тонких нитей и шариков. Полные груди прикрывали украшенные узорами блестящие колпачки. Темп постепенно убыстрялся, и все ее тело стало производить волнообразные движения. Ее обнаженная кожа как бы покрывалась при этом рябью, струилась.
        Подчиняясь этому чувственному ритму, рука Рэма ласкала шею и плечи Мери. В тех местах, где он гладил мягкий велюр ее платья, кожа под ним вспыхивала огнем. Ее лоно тоже пульсировало в такт этому болезненному ритму, который все убыстрялся, и все быстрее становились вспышки, всполохи юбки и дикие, волнообразные движения бедер и живота танцовщицы.
        Дыхание Мери участилось, над верхней губой появились мелкие капельки испарины. Рэм положил свою вторую руку ей на бедро, его пальцы хаотически задвигались по велюровым волокнам. Жар его руки опалял, жег через материю. Она глянула на него краем глаза и обнаружила, что он смотрит не на танцовщицу, а на нее.
        И тут Мери почувствовала, что каким-то образом оказалась в теле танцовщицы, что это она сейчас танцует для него. Она слышала порывы ветра за стенками шатра, запах жареного мяса и спелых фруктов. Она ощущала трещотки в своих ладонях и ковер под ногами. В лихорадочном темпе она вращалась по кругу, в этом же бешеном водовороте кружилась ее юбка. Груди, бедра, живот вздымались волнами, струились.
        Он стал ласкать ее неистовей, и кровь сильнее запульсировала в ее венах. Под бурное крещендо оркестра танцовщица упала навзничь, в мольбе раскинув колени.
        Музыка смолкла. Огни погасли.
        Мери глубоко, порывисто дышала.
        Медленно загорался верхний свет. Мери посмотрела на Рэма. От него исходили такие острые, раскаленные добела импульсы желания, что все ее существо встрепенулось, ринулось ему навстречу.
        Она быстро отвернула свое разгоряченное лицо и глубоко вздохнула, мысленно умоляя свой пульс замедлиться хотя бы немного.
        - Мери.
        Мери откашлялась и снова посмотрела на Рэма.
        - Эта танцовщица умеет держать музыкальный темп, надо отдать ей должное.
        Он откинул голову назад и рассмеялся:
        - Согласен. Но тебе понравилось? Ты получила удовольствие?
        - Я не уверена, что удовольствие - это верное слово для определения того, что я почувствовала.
        В ее голове роились смутные воспоминания о том, что она уже когда-то так танцевала. И танцевала для него. Она каким-то образом сознавала, что ее тело знакомо со всеми этими причудливыми движениями - волнообразным дрожанием живота, спиральным вращением торса и бедер, - ее тело только и ждало от нее команды. Оно кричало, просило. Она была абсолютно уверена, что может сейчас встать и прекрасно исполнить этот танец. Это ощущение ее смущало и пугало.
        На сей раз не было смысла объяснять это потерей жидкости организмом. Может быть, причиной был Рэм - его горячая, опьяняющая близость, - и этот неистовый, поражающий воображение танец. Может быть. Должно быть.
        - Хочешь еще выпить?
        - Лучше выйдем на воздух. Давай немного прогуляемся.
        Он провел ее через зал и через белый мраморный холл к лестнице. Они вышли в сад и медленно пошли рядом. Мери с удовольствием вдыхала прохладный ночной воздух. Прохлада успокаивала, остужала ее разгоряченное лицо и перегретую кожу. Но через несколько минут она уже начала ежиться от холода. Рэм набросил ей на плечи норковую шубу.
        - Не хочешь проехаться в город?
        Она покачала головой:
        - Сегодня у меня был очень трудный день. Я перегружена эмоционально до предела. Единственное, что мне сейчас нужно, так это в постель.
        Его глаза блеснули.
        - Я голосую за это обеими руками. У меня в номере очень большая постель. Тебе подходит?
        Это было искушение, большое искушение, но совсем не в ее стиле.
        - Что за наглость предлагать мне такое! - воскликнула она с беззаботностью, какой на самом деле не чувствовала. - Мне нужна моя собственная постель. Для меня одной. Понял, нахал?
        Он притянул ее к себе и поцеловал в лоб.
        - Извини меня, дорогая, я пошутил. Ты самое прекрасное, восхитительное существо во всей вселенной, и я буду терпеливым, очень терпеливым. Я буду покорно ждать своего часа.
        Ей вдруг захотелось сказать ему что-то хорошее, нежное, но слова не шли ей на ум.
        - Разве ты сама не знаешь, какая ты милая и желанная?
        - Я как-то не думала об этом.
        И в самом деле, неужели я действительно такая милая и желанная? Я?
        Даже если это и не так, все равно слушать такое очень приятно.
        - Боже мой, женщина! Я не могу в это поверить. Сегодня в ресторане все мужчины не сводили с тебя глаз.
        - Я думаю, они смотрели на танец живота, а не на меня. Как же ей удается исполнять такие движения, причем так легко? Я бы, наверное, не смогла.
        Рэм засмеялся и прижал ее к себе.
        - Такое мастерство достигается упорной работой. Они тренируются годами.
        Когда они подошли к двери, он взял из ее сумочки ключ и повернул его в замке.
        - Завтра утром у меня важная деловая встреча, которую нельзя отменить. Но я хотел бы встретиться с тобой и твоей подругой за обедом, а потом я устрою для вас великолепную экскурсию по Каирскому музею.
        Мери колебалась. К обеду она уже будет в Асуане или в Абу-Симбеле. Как бы ни была она очарована, околдована этим человеком, существовал десяток причин, по которым у этих отношений не было никакого будущего. Но она также знала - причем знала твердо, - что никаких отказов он не примет, даже и надеяться нечего. А ей с Вэлком надо делать дело.
        Она решила выбрать легкий путь.
        - Звучит заманчиво.
        Ей было очень противно обманывать его. Когда он завтра обнаружит ее бегство, то рассердится, и будет прав. Но скажи она ему сейчас о своих планах, он сделает все возможное, чтобы остановить ее или поехать вместе с ней, поэтому она трусливо решила, что оставит ему записку.
        Поднявшись на цыпочки, Мери обняла его и поцеловала в щеку.
        - Рэм, я не могу даже выразить, как мне было хорошо с тобой. - Слезы навернулись ей на глаза. - Спасибо. - Она поцеловала его в другую щеку и, прежде чем отпрянуть назад, приникла к нему на мгновение. - Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, любимая. Встретимся за обедом.
        Она вошла в номер, закрыла дверь и оперлась на нее спиной. Все сны рано или поздно должны кончаться. Зато останутся чудные воспоминания, они будут согревать в холодные одинокие ночи. Ее пальцы ласкали мягкий мех, она прижалась к нему щекой, он все еще хранил запах Рэма. Мери вздохнула и аккуратно уложила шубу в коробку. Потом собрала остальные подарки и положила сверху. Все, кроме духов и заколок - с ними она расстаться не могла. Она подержала в руках дешевое ожерелье из скарабеев, улыбнулась и положила его в свой чемодан.
        А кулон с соколом? Как с ним?
        Она скользнула рукой по цепочке и накрыла золотую птицу ладонью. Ну как… как он попал ко мне? Без всякого сомнения, это его работа. Она смутно чувствовала, что существует связь между этим кулоном и всем тем необычным, что происходило здесь с ней.
        «Глупо, - сказала она себе. - Это были просто нервные срывы из-за потери жидкости организмом. А этот кулон… это же всего лишь ювелирное украшение, и не больше. Нет, это невозможно. Просто смешно».
        Она положила кулон в коробку к остальным возвращаемым подаркам, а затем тут же взяла его снова и принялась баюкать в своих ладонях, чувствуя его тепло и неясное гудение. Ее горло сжалось при мысли, что она никогда его больше не увидит, никогда не подержит в руке, никогда не почувствует снова его тепло на своей груди.
        Возьми себя в руки. Мери.
        Побыстрее, чтобы не расплакаться, она положила кулон между полами шубы и закрыла крышку коробки.
        Упаковав вещи и приготовившись ко сну, Мери села за записку. В ней она намеревалась обмануть Рэма еще раз. Она не любила обманывать и сейчас чувствовала себя отвратительной, мерзкой, коварной, но выбора не было.
        Она постучала ручкой по подбородку, пытаясь подобрать нужные слова, и тоска темным облаком накрыла ее с головой. Никогда, надо же, никогда я так и не услышу историю о его бабушке и дедушке.
        Она всхлипнула. Слезы текли по ее щекам.
        Боже мой. Мери Воэн, чего это ты так раскисла?
        Она взяла платок, утерла нос и начала писать.

        Сбросив пиджак и галстук и расстегнув рубашку, Рэм стоял на балконе своего номера, который примыкал к номеру Мери. Разумеется, она этого не знала. Он облокотился на перила и глядел в звездное небо, пытаясь представить, что сейчас делает Мери, как она раздевается и готовится лечь в постель.
        Как же ему не хотелось отпускать ее сегодня! Он страстно желал взять ее к себе в постель и бесконечно шептать на ухо слова любви, чувствовать вкус ее полных губ, касаться пальцами ее души. Его любовь и вожделение - а они были переплетены друг с другом, это было фактически одно и то же, - можно было тоже сейчас потрогать пальцем, пощупать. Но к ним больно даже прикоснуться.
        Господи, как же долго я страдал по ней, ждал ее, любил в своих снах.
        Но скоро, скоро она будет снова моей. Во плоти. И навсегда. По крайней мере, пока я живу.
        Нетерпение толкало его на безрассудные, отчаянные поступки.
        Он нервно запустил пальцы в свои волосы. Надо за собой следить, иначе придется действовать, как отец или дед, то есть запереть ее и таким образом сделать своей. Он усмехнулся этой мысли. Можно себе представить, что учинит это независимое существо из Техаса, если я попытаюсь проделать с ней такое.
        Но и ожидание - это же сущий ад. Удастся ли мне заснуть сегодня? Каждый час, каждую минуту я хочу проводить с ней. А теперь эта чертова встреча утром, из-за нее я должен ждать до обеда, чтобы увидеть ее.
        Отказаться от встречи было очень соблазнительно, но секретарь сказал, что Тефик Фаяд, глава Мабахета, очень настаивал. Придется с ним встретиться, ничего не поделаешь.
        Должность, которую занимал Тефик, примерно соответствовала в Египте директору ФБР в США, и если он звонил, значит, это действительно было важно.
        В чем же дело?

        Глава 8

        Не люди кругом, а стервятники,
        Живут в нищете и убожестве,
        И уже не осталось никого,
        Кто бы сохранил белые одежды.
    Жалоба Ипувера, 2180 - 1990 гг. до Рождества Христова

        Пока он стоял, укрываясь за жасминовым кустом, глаза успели привыкнуть к темноте. Он наблюдал за двумя окнами на верхнем этаже отеля «Мена-Хаус». Сначала погасло первое. Он знал, что это спальня Мери Воэн. Где-то там лежит то, что сделает наконец его богатым, - знаменитый кулон с соколом.
        Он знал, что кулон очень ценный, но остолбенел, когда Набиль Тахер сообщил, сколько за него собирается заплатить покупатель. Даже за вычетом комиссионных Тахера, а это двадцать пять процентов, все равно получается огромная сумма. Конечно, Тахер - это старый коварный шакал, и он оставит у себя, наверное, гораздо больше, чем сказал, но лучше не жадничать и не торговаться. У Тахера связи во всем мире, он знает, как найти хорошего покупателя и, что немаловажно, как вывезти вещь из Египта.
        Нет, жадничать он не будет. Денег, которые предложил Тахер, хватит на безбедную жизнь до конца дней. Если, конечно, удастся добыть сокола раньше, чем это сделают другие. Рассчитывать, что никто больше не зарится на эту вещицу, было бы непростительной наивностью.
        Оторвавшись от своих приятных размышлений, он опять посмотрел на окно Мери Воэн. Интересно, сколько времени ей потребуется, чтобы крепко заснуть? И стоит ли входить туда, пока она спит? Он уже наведался к ней в комнату днем и знал, где там что расположено. С его-то опытом проделать такое было несложно. Жаль только, что кулона в это время на месте не оказалось. Очень соблазнительно было захватить другие украшения, тоже довольно дорогие, но он сдержал себя, зная, что этим все испортит. Сокол много дороже.
        Его взгляд скользнул на соседнее окно. На балконе все еще прохлаждался Габри. Нет, сейчас не время. Надо ждать. Он спрятал блокнот в боковой карман пиджака. Ему удалось узнать самое главное: куда направляется Мери Воэн. И он направится туда же. А пока надо ждать.
        Самое главное - терпение.
        Он улыбнулся и скрылся в темноте.

        Глава 9

        Мое сердце вздрагивает,
        Когда я подумаю о нем.
        Я пленница его любви.
        - Послушай, но ведь он сумасшедший!
        - Верно, но не больше, чем я!
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Мери зевнула и попросила стюардессу принести еще чашечку кофе.
        - Рада видеть, что я не единственная, кто в это утро накачивает себя наркотиком, - подала голос Вэлком. - Обычно по утрам ты живая и бодрая до вульгарности. А сегодня что? Поздно легла?
        - Легла-то сравнительно рано. Просто долго не могла заснуть.
        Понимать это надо было так, что она этой ночью вообще не спала. Мучилась виной за свое коварство, за ложь перед Рэмом.
        Врать, конечно, было ужасно - а она соврала, что уезжает из страны, - но у нее не было сомнений в том, что если она скажет ему правду, то ее постигнет участь его матери. Он просто запрет ее в комнате. Правда, одна половина ее сознания не возражала против такого исхода, но другой половине казалось, что так могут поступать только троглодиты. В конце концов она выбрала самый легкий путь - оставила пакет с подарками и записку у портье. К тому времени, когда Рэм ее получит, она уже будет далеко.
        Мери была уверена, что она поступила правильно. Но если ты все сделала правильно, почему же ты чувствуешь себя такой несчастной?
        - Ты выглядишь так, как будто тебя очень долго жевала корова. Знаешь, такая большая, с рогами. Пожевала, пожевала и выплюнула, - снова подала голос Вэлком. - Конечно же, неприятности с мужчинами. Вернее, с мужчиной. Надеюсь, ты не втюрилась в этого египетского плейбоя?
        - В кого это? - спросила Мери, напуская на себя невинно-удивленный вид.
        - В кого? Да в того, с кем ты проводила время. По-моему, его зовут Омар Шариф, правда, я могу ошибиться.
        - Как это я могла влюбиться в Рэма, если познакомилась с ним только два дня назад? А может быть, мы были знакомы с ним раньше, в прошлой жизни?
        - Опять затягиваешь свою старую песенку?
        - Вэлком, ты веришь, что человек проживает не одну жизнь?
        - Ты имеешь в виду реинкарнацию? Да, я читала об этом, и считаю, что такая гипотеза имеет право на существование, так же, как и остальные. Однажды я была на сеансе гипноза, и меня возвратили в мою прошлую жизнь. Я надеялась, что буду русской царевной или кем-нибудь не хуже. Ничего подобного. Грязная маленькая лачуга, а вокруг куча сопливых детишек. Господи, как это было ужасно. - Вэлком поежилась. - Кстати, а почему ты спросила? Тебе кажется, что ты была знакома раньше с Рэмом Габри?
        - Не знаю. Звучит довольно глупо, не правда ли? Но со мной здесь происходило так много загадочного, что поневоле начинаешь задумываться. Прежде мне такое и в голову не приходило. Это мой папа большой специалист по карме, прошлой жизни и всему такому. Он ведь в молодости был хиппи, это у него еще оттуда.
        - Золотко, твой отец и сейчас самый настоящий хиппи. А теперь расскажи мне все по порядку.
        Мери поведала о последних странных событиях, и Вэлком, надо отдать ей должное, ни разу даже и бровью не повела.
        - В общем, как видишь, сны, видения, странные состояния. Я пыталась списать все его на жару, потерю организмом жидкости, нервное переутомление, хваталась за любое разумное объяснение, какое могла вообразить, но это как-то мало помогало. Видимо, Рэм и Египет… это они оказывают на меня такое странное действие. Даже страшно становится.
        - А знаешь, я совсем не нахожу это страшным. В твоем изложении все это представляется мне невероятно романтичным. На твоем месте я была бы счастлива.
        - Счастлива? Да ты с ума сошла. Какие мужчины к тебе неровно дышат - Филипп, Эдвард! Чего тебе еще не хватает?
        - Неровно дышат! Чудесно сказано. Единственная вещь, которую мне может предложить Филипп, - это охапка сена в качестве подстилки. А насчет Эдварда, кажется, я уже высказывалась.
        - Ну да, я забыла, он же слабак, - хихикнула Мери. - Но Филипп мне кажется мужчиной на все сто. Вначале я подумала, что, знаешь, это такой «оцень, оцень культурный и вежливый дипломат», но, поработав с ним рядом, увидела, что там внутри, под лаковой скорлупой, скрывается настоящий мужчина. Он не слабак, это точно. И мне кажется, он заинтересован в чем-то большем, чем провести с тобой время на охапке сена. Я видела, как вы шушукались в аэропорту.
        - Поверь мне, я знаю Филиппа не первый год. Серьезные отношения не для него. Мы с ним друзья, и только.
        - А тебе не кажется, что многое зависит от тебя самой? Никогда не забуду, как он починил мою «лейку». Этот старый фотоаппарат подарил мне отец, он для меня очень много значит. Я уже решила, что больше пользоваться им невозможно. А рекомендательные письма, которыми он нас снабдил? Да они для нас просто клад. К тому же он красивый и…
        - Он женат, Мери.
        - О…
        - Вот именно что о…
        - Не везет нам с тобой в любви, хоть плачь, - вздохнула Мери.
        - Это мне не везет. Рэм Габри, насколько мне известно, не женат, и мужчина он потрясающий.
        - Да, мужчина он потрясающий. И при благоприятном стечении обстоятельств в него можно было бы влюбиться, и очень легко, но… это уже из области научной фантастики. К тому же у меня достаточно ума, чтобы сообразить, кто я такая. Обычная девушка из США. Мы совершенно чужие - из разных стран, разных культур; у нас совершенно разные семьи, цели в жизни. Нельзя же в самом деле ткнуть пальцем в первую попавшуюся на улице и заявить: «Я хочу на тебе жениться». Такие браки бывают удачными один на миллион.
        - Кого ты пытаешься убедить, золотко? Меня или себя?
        Мери вздохнула и переменила позу в кресле.
        - Себя, наверное. Во всей этой истории так много непонятного. В любом случае я его больше никогда не увижу.
        - Если он такой решительный, как ты его описала, я бы на это не полагалась.
        - Он просто не сможет меня найти. В записке, которую я ему оставила, написано, что мы улетаем в Рим.

        Глава 10

        Никогда не говори: «Завтра будет таким же, как сегодня».
        Никому не дано это знать.
        Быть может, ты проснешься завтра, а вместо воды - кругом одни пески.
        Крокодилы и бегемоты повылезли на сухую землю умирать, а рыбы нелепо ловят ртами воздух…
    Из притчей Аменхотепа, 1580 - 1320 гг. до Рождества Христова

        - Как поживают ваш папа и ваша очаровательная мама? - спросил Тефик Фаяд, помешивая кофе.
        - У них все прекрасно. Спасибо, - ответил Рэм. Они сидели на балконе директорского кабинета. Глотнув кофе из чашки, он добавил:
        - Они сейчас в Штатах. Мама занимается изданием своей очередной книги.
        - Да, да, «Рубины в полдень». Чудесная вещь.
        Рэм вскинул глаза на директора Мабахета:
        - Вы читали детективы моей матери?
        - Конечно. Я люблю хорошие убийства. - Он засмеялся своей шутке, и золотые коронки его зубов блеснули на солнце. - Особенно если расследовать их приходится не мне. Берите пирожное.
        Рэм отказался и, потягивая кофе, продолжал терпеливо дожидаться, когда же директор перейдет к делу. Тефик Фаяд - старый хитрый лис, с ним было очень непросто. Любое сколько-нибудь значительное событие, имевшее место в Египте, немедленно становилось известно ему. И незначительное тоже. Было бы наивностью полагать, что он станет тратить драгоценные утренние часы на пустячные разговоры. Толстые щеки, глаза слегка навыкате, двойной подбородок - он всегда напоминал Рэму пса, кем, по существу, и являлся. Видимо, он взял сейчас какой-то след.
        Фаяд выбрал мягкую булочку, намазал ее толстым слоем масла и начал медленно, с аппетитом поглощать ее, явно наслаждаясь. Рэм ждал, зная, что Фаяд перейдет к существу дела, только когда созреет.
        - Насколько я понял, в последнее время вас часто видели в обществе одной хорошенькой американки. Меритатен Воэн, если я правильно запомнил ее имя.
        Рэм напрягся.
        - Я и не знал, что моя личная жизнь находится под наблюдением Мабахета. Фаяд весело рассмеялся:
        - Это ее личная жизнь находится под наблюдением. Расскажите мне, что вы знаете о мисс Воэн и ее подруге.
        - Не могу представить, чем могли заинтересовать вас эти женщины, - нахмурился Рэм. - Мери… мисс Воэн - профессиональный фотограф из Техаса. Ее мать и моя, они старые приятельницы. Она здесь по приглашению администрации отеля «Гор», ей заказано сделать фотографии для рекламного проспекта. Я не знаком с ее подругой, но знаю, что она модель и позирует для фотографий этого рекламного проспекта. Ее зовут Вэлком.
        - Ах да, очаровательная мисс Винейбл. Насколько мне известно, это модель мирового класса, и гонорары у нее соответствующие. Во сколько же обойдется этот рекламный проспект?
        - Ну, тут есть дополнительные обстоятельства. Как я уже сказал, Вэлком… мисс Винейбл - подруга мисс Воэн. Я знаю, что они совместно владеют фирмой, которая выпускает этот рекламный проспект.
        Фаяд откинулся назад и положил руку на свою обширную талию.
        - Ага.
        Рэм ждал. Фаяд молчал. Тогда Рэм осмелился спросить:
        - А почему, собственно, вас заинтересовали эти женщины?
        Директор пожал плечами:
        - Возможно, они меня совсем не интересуют. А может быть, интересуют. - Он опять потянулся за булочкой, намазал ее маслом и только тогда произнес:
        - Я слышал, что мисс Воэн носит какой-то необычный кулон.
        - А вам-то что за дело до ее украшений? - мгновенно вспылил Рэм.
        Фаяд медленно доел булочку и облизнул пальцы.
        - Надеюсь, мне не нужно вам напоминать, что за вывоз из страны ценных предметов старины предусмотрено наказание от пяти до двадцати пяти лет.
        Лицо Рэма окаменело.
        - Кулон, который она носит, подарил ей я. Он является моей собственностью уже много-много лет.
        - Ага.
        Рэм едва сдерживал себя под пристальным взглядом директора. Он сказал правду и не считал нужным вдаваться в детали. Все равно этот прагматик Фаяд ничего не поймет. Да, Господи, он сам иногда ничего не понимает.
        Фаяд глотнул кофе.
        - Вам бы следовало предупредить даму, ей нужно быть очень осторожной с таким… необычным украшением. Вещь эта антикварная, и, я думаю, на нее найдется немало охотников.
        - По-моему, я ей уже что-то такое говорил, но обязательно при первой же возможности напомню. А теперь, если вы меня извините… - Рэм встал.
        Фаяд махнул рукой, чтобы он снова сел:
        - У меня к вам еще вопрос… а может быть, даже два.
        - Я слушаю.
        - Вам известен человек по имени Филипп Ванхорн?
        Рэм нахмурился, пытаясь вспомнить:
        - Имя мне кажется знакомым, но…
        - Он атташе в американском посольстве. А до этого работал в Париже, где, как известно, обитает мисс Винейбл. Высокий мужчина, блондин.
        - Ах да, - сказал Рэм, - вспомнил. Я познакомился с ним на приеме в посольстве несколько дней назад. А почему вы о нем спросили?
        Фаяд промокнул губы салфеткой, аккуратно вытер пальцы и положил салфетку на стол. Затем снова откинулся на спинку кресла, сложив руки на животе. Все это время он не переставал изучать Рэма своими пронзительными глазами.
        - Спросил я вас о нем, потому что у меня есть серьезные подозрения, что мистер Ванхорн - агент ЦРУ.
        - Ну и что?
        - А то, что его неоднократно видели в компании мисс Винейбл и мисс Воэн.
        Рэм старался сохранить невозмутимое выражение лица.
        - Я вас понял. И хотя все это было мне не известно, - он улыбнулся, - не могу себе представить, чтобы Мери могла быть шпионкой. Как я уже говорил, наши матери - большие приятельницы. Причем старые. Мы почти родственники. Я уверен, их встречи с этим человеком были абсолютно безобидные.
        - Возможно. Но вот что интересно: сегодня в аэропорту, перед отлетом, мистер Ванхорн передал мисс Винейбл какие-то бумаги, а мисс Воэн получила от него пакет.
        Рэма мгновенно охватила паника.
        - В каком аэропорту? - спросил он, схватившись за подлокотник кресла.
        Фаяд поправил узел своего галстука.
        - Самолет направлялся в Асуан. Рейс в восемь тридцать три.
        - Будь оно проклято! - пробормотал Рэм.
        - Если я правильно понял, вам эта маленькая деталь известна не была?
        - Совершенно верно. Видимо, что-то произошло с тех пор, как мы расстались вчера вечером. - Рэм встал. - Я очень извиняюсь, но у меня неотложные дела.
        Директор тоже встал. На его лице играла легкая улыбка.
        - Конечно. Спасибо, что нашли время зайти. - Он протянул руку. - Я уверен, что все так и есть, как вы сказали, то есть что все это совершенно с их стороны безобидно, но я уверен также и в том, что вы проинформируете нас, если обнаружите что-то… имеющее отношение к национальной безопасности.
        - Разумеется.
        Рэм поспешил к своему автомобилю, бормоча по дороге проклятия. Он надеялся, что его люди окажутся не такими лопухами, как он.
        Он ехал в «Мена-Хаус» злой, как тысяча чертей. Надо же, так запросто провела меня за нос. Как ребенка.

        Глава 11

        Всю ночь я бежал, торопясь увидеть эти красоты…
        И наконец я здесь, я вошел в это хранилище тайн.
    Из египетской Книги Мертвых, 1500 - 1400 гг. до Рождества Христова

        В аэропорту Асуана Вэлком протянула Мери конверт.
        - Что это?
        Вэлком улыбнулась:
        - Сюрприз. Я знаю, как тебе хочется посмотреть Абу-Симбел [13 - Абу-Симбел - одна из исторических достопримечательностей Египта. Местечко на берегу Нила, рядом с озером Насера, образованным Асуанской плотиной. Там сохранились остатки двух храмов Рамзеса II. После возведения плотины они были перенесены на более высокое место.], а с другой стороны, у нас очень туго со временем. Поэтому я решила так: я отправляюсь в отель, устраиваюсь там и все прочее, а ты в это время слетаешь в Абу-Симбел - туда всего полчаса лету. Экскурсионный самолет отправляется через несколько минут. Ну как, согласна?
        - Потрясающе! А я так переживала, что не удастся побывать там. А как же ты?
        - Обо мне не беспокойся. Меня не очень вдохновляет таскаться по грязи среди пыльных руин. Я предпочитаю посидеть на тенистой веранде с бокалом чего-нибудь прохладительного. Ну давай же. Тебе еще надо найти группу. - Вэлком повернулась и чуть не сшибла человека, стоящего рядом. Рассеянно пробормотав: «Извините», - она потащила Мери к дюжине пожилых людей, в большинстве своем женщин. Их руководитель держал табличку: «КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ „ЗОЛОТЫЕ ГОДЫ“.
        В ответ на вопросительную гримасу Мери Вэлком улыбнулась:
        - Это самое лучшее, что мне удалось раздобыть за такой короткий срок. Не беспокойся, тебе с ними будет хорошо. Вот увидишь. А я заберу твои вещи в отель. Вы прилетите обратно примерно в два. Я буду ждать. - Вэлком чмокнула Мери в щеку. - Развлекайся, золотко. Я побежала.
        Мери успела представиться группе, и тут же объявили посадку.
        Рядом с ней села маленькая полная женщина с седыми кудряшками, в легком розовом платье. Ее серые глаза улыбались.
        - Привет. Я Нонна Крафт.
        - Мери Воэн. - Не ответить на эту солнечную улыбку было невозможно. Не старушка, а херувим.
        - Мы рады, что вы присоединились к нам. Так приятно видеть рядом молодую девушку. Я очень соскучилась по молодежи. - Она придвинулась ближе и зашептала:
        - Я попросилась к вам, чтобы не сидеть рядом с Эстер. Она моя кузина, мы жили с ней когда-то в общежитии, когда учились. Вы знаете, она такая зануда. Скучная и старомодная. Стала такой после того, как муж сбежал с секретаршей. Это случилось, наверное, больше сорока лет назад. «Так ведь это же чудесно», - говорю я ей, но Эстер, которая всегда была такой жизнерадостной красавицей, ни в какую. Полюбуйтесь: высохла, как чернослив. Она даже не захотела посмотреть Большую пирамиду. Вы можете себе представить: побывать в Египте и не посмотреть Большую пирамиду? «Боюсь туда заходить» - вот что сказала она. Ну, как вам это нравится? Смешно. А я себе такой жизни не представляю. Надо держать ее вот так, в обеих руках. - Ее голос возвысился, а пухлые кулачки сжались.
        - А вон сидит Ли Генри. - Нонна показала на женщину двумя рядами впереди. - Она в эту поездку собиралась несколько лет. А тут ее сын с невесткой - они биологи в Кентукки - надумали отправляться в исследовательскую экспедицию на Амазонку. И, конечно же, оставили своего ребенка на нее. Так что же теперь, прикажете отказываться от путешествия? «Как бы не так, - сказала я ей, - бери маленького разбойника с собой». Ведь у большинства из нас есть внуки. Но, я вам скажу, Брэдли тот еще мальчик. Вон он сидит рядом с Ли. Двенадцать лет бездельнику, а сообразительный какой, а хитрый… а проказливый. Видите ли, он у них очень любознательный, так считают его родители, а я назвала бы это несколько иначе. Если бы Ли не была моей лучшей подругой, я бы этого маленького негодяя перегнула через колено… - Она остановилась и улыбнулась. - Чего это я все про себя и про себя. Поговорите теперь вы. Расскажите о себе. Что вам удалось уже посмотреть?
        Так они проболтали и просмеялись все время полета. В автобусе, который отвозил их к храмовому комплексу, они опять сели вместе. Нонна, а она упорно настаивала, чтобы Мери звала ее только Нонной, познакомила ее с остальными членами группы. Все они были из Атланты. Веселые, жизнерадостные люди. Особняком держалась только Эстер Беррингтон. Более строго одетая, чем все остальные, она вела себя весьма сдержанно.
        Когда они прибыли на место, доктор Стоктон, симпатичный обходительный джентльмен, высокий и стройный, помог дамам выйти из автобуса. Мери сразу же прониклась к нему симпатией. Что-то в его мягких манерах, спокойном достоинстве, нежной каденции его южной речи напоминало ей дядю Джаспера, который был ее любимым родственником.
        Когда доктор Стоктон помогал сходить на землю Эстер, улыбка его стала шире, но та фыркнула, быстро выхватила свою руку и отошла прочь. Доктор задумчиво посмотрел ей вслед.
        - Замечательная фигура у этой женщины, - грустно произнес он, заметив, что Мери смотрит на него. - Печально все это…
        Мери взяла его под руку. Они начали медленно спускаться по каменным ступеням вниз, к храму.
        - И вы давно ее любите? - негромко спросила Мери.
        Он посмотрел на тихую голубую гладь озера Насера. Вдалеке показался небольшой пароходик.
        - С того самого момента, когда впервые ее увидел, тридцать лет назад.
        - Тридцать лет? - Мери была поражена. - И она знает?
        - Знает. - Доктор Стоктон немного помолчал, а затем добавил:
        - Понимаете, ее обидели, очень сильно. Это случилось много лет назад, но она все еще не может забыть.
        - Нонна рассказала мне. - Мери стало грустно. Надо же, как бывает: такие милые люди и такие одинокие. Она почувствовала нечто похожее, как в тот раз, в Сахаре.
        Доктор Стоктон коснулся ее руки:
        - У вас такой обескураженный вид, моя дорогая. Не надо. За эти годы я научился терпению. Это, знаете ли, большое искусство, ему надо долго учиться. Но пока живешь, всегда остается надежда. Это банально, конечно, но правда… правда. Кажется, это Плиний сказал: «Надежда - это колонна, подпирающая мир. Надежда - это сон наяву». Да, дорогая, надежда умирает последней.
        Мери погладила его руку:
        - Как жаль, что она даже не знает, чего лишается.
        - Наверное, с нас достаточно этих сентиментальных разговоров, моя юная леди. Давайте лучше осмотрим храм. - Когда они поднялись на ступени храма, он добавил:
        - Вы знаете, этот Уолтер Раш, с которым я познакомился в самолете, довольно интересный человек. По-моему, он англичанин. Он работал здесь несколько лет, переносил этот храм в другое место. Когда здесь образовалось озеро. Сейчас он расскажет, как это делалось.
        Они присоединились к группе, собравшейся у подножия четырех гигантских статуи сидящего Рамзеса II, и начали слушать крепкого, жилистого, насквозь пропаленного солнцем Уолтера Раша. Он сообщил им, какие огромные усилия потребовались, чтобы перенести храм в другое место. Этот храм был вырублен в скале песчаника. Раш носил круглые солнечные очки в золотой оправе, жаркий ветер пустыни ерошил его рыжеватые с сединой редкие волосы. Он рассказывал, как эти нубийские статуи, которые были обращены к солнцу, когда оно поднималось над южной частью Верхнего царства, были демонтированы и подняты наверх, на эту скалу.
        Раш махнул рукой в сторону четырех двадцатиметровых статуй Рамзеса, установленных у входа:
        - Вот эта скала позади статуй искусственная. Ее сделали люди. Внутри нее была воссоздана точная копия храма. Даже отломанные части статуи Рамзеса лежат на тех же местах, где лежали столетия до этого.
        Мери щелкнула затвором своей «лейки», как раз когда он повернулся в профиль.
        - А почему храм, когда его переносили на новое место, не восстановили в его первозданном виде? - спросила она.
        Раш посмотрел на нее, затем выпрямился и коротко ответил:
        - Этот вопрос поднимался, но было решено сделать точную копию того, что было на прежнем месте.
        Далее группу повел местный гид-нубиец. Они вошли в святилище, и гид пояснил им, что дважды в течение года, в дни равноденствия, лучи восходящего солнца попадают сюда и освещают алтарь и эти статуи.
        - Холодный, - сказал Брэдли. Он уже успел залезть на алтарь.
        - Брэдли, веди себя прилично, - проворчала его бабушка, Ли Генри, стаскивая внука вниз.
        - Но, ба…
        - Никаких разговоров.
        От расстройства Брэдли поддал ногой черепок, валявшийся на пыльном полу. Наверное, он тоже был древний.
        Мери отошла, чтобы сделать еще несколько снимков и осмотреть роспись стен. Потом ей захотелось сфотографировать всю группу, она повернулась и… увидела человека с нависшими веками. Он скрылся за колонной. По виду египтянин. «Странно, - подумала она. - Знакомое лицо. По-моему, я видела его раньше. Но где? - Она пожала плечами. - Нет, наверное, он тоже экскурсант».
        Мери решила как следует осмотреть помещение внутри искусственной скалы и предупредила Нонну, что встретится с ними у автобуса. Она отыскала вход и поднялась по ступенькам. Открыв тяжелые двери, она с удивлением застыла на пороге, а затем зашла внутрь.
        Металлическая дверь с шумом захлопнулась за ней, и громкое эхо разнеслось по этой железобетонной конструкции. Тускло поблескивали остовы поддерживающих балок. Мери двигалась по узкой металлической лестнице наверх. Пройдя примерно половину пути, она перегнулась через перила и посмотрела вниз, на пол, а затем на потолок, который вздымался вверх на несколько этажей. Похоже на уменьшенную копию башни обсерватории в Хьюстоне. Очень интересно. Надо сделать снимок.
        Здесь было таинственно и тихо. Единственные звуки, которые она слышала, - это ее собственное дыхание и неясный шум работающего генератора. Да еще очень тихое постукивание резиновых каблучков ее туфель, когда она поднималась по металлическим ступеням на самую верхнюю площадку в поисках хорошего ракурса. Облокотившись на толстую мачту, она достала камеру.
        И тут внезапно в этом огромном помещении погас свет.
        Мери замерла. Бешено застучало сердце. Она стояла на узком мостике на огромной высоте.
        «Без паники! - говорила она себе. - Только без паники. Наверное, что-то случилось на электростанции. Через минуту свет включат».
        Она нащупала ногами холодную металлическую ступеньку и села. Затем полезла в сумочку, надеясь найти там спички. Она знала, что никаких спичек там быть не может, но сидеть просто так ей было невмоготу. Надо ждать.
        И Мери ждала.
        Ей казалось, что она ждет уже час, а может, больше. Но, взглянув на светящийся циферблат своих часов, она обнаружила, что прошло всего несколько минут.
        Послышался мягкий, неясный звук - кто-то открыл дверь. Она уже собралась закричать, позвать на помощь, но какое-то шестое чувство заставило ее придержать язык. Вглядевшись вниз, она увидела силуэт мужчины на фоне яркого света.
        Закрыв за собой дверь, он щелкнул зажигалкой, постоял немного и закурил сигарету. Затем, не гася пламени, поднял зажигалку, как будто искал что-то. Или кого-то? Слабое пламя освещало только небольшое пространство вокруг него.
        Мери направила на его лицо видоискатель своей камеры и пришла в ужас, увидев острые коричневые глазки, спрятанные за нависшими веками.
        Она быстро отпрянула за колонну и затаила дыхание. Сердце ее опять отчаянно заколотилось. На стенах плясало пламя от зажигалки.
        Опять этот человек. Он преследует меня.
        В ее охваченном ужасом мозгу мигом пронеслись картины, которые не раз живописала мама, - изнасилование, похищение…
        Убийство.
        Она застыла, прилипнув к полу, когда услышала, как за ним закрылась тяжелая дверь. И снова стало совершенно темно и тихо.
        Мери осторожно выглянула из-за балки и посмотрела вниз. Там никого не было. Во всяком случае, рассмотреть ей ничего не удалось. Ведь темень. Он мог сейчас находиться на расстоянии метра от нее, а она все равно бы его не увидела.
        Наклонив голову, она прислушивалась к мелкому дрожанию клеточек своего тела.
        Надо отсюда выбираться. Но как? Если попытаться в темноте спуститься вниз по этой узкой лестнице, то она может разделить участь вон того куска песчаника, обломки которого валяются внизу на полу.
        Но ведь кто-то же должен меня искать. Обязательно. Значит, надо сидеть и ждать.
        И чего это я не взяла с собой зажигалку? Ведь она есть у меня в чемодане. Как бы она сейчас пригодилась.
        Она услышала какой-то скрип.
        Это что, шаги?
        Нервы ее были напряжены сейчас до предела.
        Еще один шорох. Далекий, но отчетливый.
        Господи, да он же идет сюда, ко мне!
        Надо спасаться.
        Без паники! Думай!
        И тут ее осенила идея.
        Конечно же! У меня ведь есть камера.
        Она осторожно встала, поправила сумку на плече и выставила перед собой фотоаппарат. Вспышка. Два шага. Вспышка. Два шага. Ей недолго пришлось двигаться таким способом. Свет зажегся так же внезапно, как и погас.
        - Ой, - успела крикнуть она и ринулась вниз.
        С силой рванув на себя дверь, она вылетела наружу и чуть не врезалась в каменную стенку. Мери взвизгнула, отпрыгнула назад, и тут чьи-то крепкие руки схватили ее за локти. Она попыталась вырваться, но хватка была мертвая. Затем ее оторвали от пола, и она обнаружила, что ее держит гигант со сломанным носом. Она начала отчаянно вырываться.
        - Потише, моя маленькая леди. Потише. Я не собираюсь сделать вам ничего плохого, - произнес незнакомец, опуская ее на землю. - Уже все в порядке. Кто-то, видимо, по ошибке на пару минут выключил главный рубильник.
        Мери прижала руку к груди и глубоко задышала. Только через минуту к ней вернулась способность говорить.
        - Силы небесные! Я напугалась до смерти. Извините, если я вас ударила.
        - Да что вы, я сам напугался.
        Она смерила его взглядом и улыбнулась:
        - Что-то мало похоже.
        - Уверяю вас. Я очень боюсь темноты. А вы сейчас бледная, как привидение. Пойдемте посидим немного. Хотите, я принесу вам что-нибудь попить? Например, коку?
        - С удовольствием. - Она присела на камень под кривым деревом. Вскоре он вернулся с двумя бокалами. - Спасибо. - Она сделала глоток и прижала холодный бокал ко лбу. - Вы меня просто спасли.
        - Подумаешь, большое дело. Рад быть вам полезен.
        - Судя по выговору, вы, должно быть, из тех же мест, что и я?
        Он улыбнулся:
        - Разрешите представиться, мэм. Джордж Мшански. Талса, Оклахома.
        - Ваше имя мне кажется знакомым.
        - Несколько лет назад я играл немного в футбол.
        - В «Далласских ковбоях», правильно? Так вы тот самый Джордж Мшански? Ничего себе - «играл немного в футбол». А я Мери Воэн. Хьюстон. Очень рада с вами познакомиться. Вы что, тоже из нашей группы?
        - Нет. Мы с другом путешествуем сами по себе. - Он смахнул рукой капельки пота со лба. - Завтра предполагаем отправиться в круиз по Нилу. А как вы?
        - Я тоже здесь не одна. Мы делаем съемки для рекламного проспекта. Прилетели из Каира сегодня утром. Я вот примкнула к туристической группе. Но завтра мы тоже отправляемся в круиз.
        - А где вы остановились в Асуане?
        - В отеле «Оберой», на острове.
        - Так и мы остановились там же. Это просто чудесно. А может быть, мы поплывем на одном и том же корабле? - Он расплылся в широкой улыбке, от которой его лицо стало почти красивым. Затем нахмурился и запустил руку в свои короткие светло-каштановые кудри. - Хм… А тот, с кем вы приехали сюда из Каира, он мужского или женского пола?
        - Очень женского, - ответила Мери и улыбнулась.
        Его улыбка тут же возвратилась на свое место.
        - Потрясающе! Ну просто потрясающе. Как насчет того, чтобы нам вместе сегодня поужинать в отеле?
        - Интересное предложение. Я переговорю вначале с Вэлком. Позвоните мне к вечеру. - Увидев Нонну и остальных, Мери помахала рукой. - А вот и моя группа. Вы поедете на нашем автобусе?
        - На следующем. Пока. Я позвоню вам вечером.
        А что, Джордж приятный парень. По крайней мере из того же круга, что и я. Не то что Рэм. Конечно, он не такой, как Рэм, на меня он совсем не подействовал, но все равно он хороший, и с ним… спокойно.
        Как только она подумала о Рэме, то сразу же почувствовала его запах, увидела его улыбающееся лицо, его голубые глаза, ласкающие ее, ощутила его мускулистое тело, как будто они сейчас танцуют, и он прижал ее к себе. Видно, все это сильно застряло в ее мозгах.
        «Не скоро выветрится», - подумала она и заспешила к автобусу.
        А Джордж все равно приятный парень. И Талса ближе к дому, чем Каир.

        Экскурсанты садились в автобус, весело переговариваясь. Уолтер Раш бросил сигарету на землю, загасил ее каблуком и начал помогать дамам подниматься по ступенькам.
        - Мери, пойдемте сюда, - сказала Нонна, увлекая ее в конец салона. - Садитесь с нами. Уолтер собирается продолжить свой рассказ, как переносили храм Рамзеса.
        Это и вправду было очень интересно. Мери рассмеялась одной из шуток Раша и мельком посмотрела на доктора Стоктона. Проследив за его взглядом, она увидела, что он смотрит на Эстер Беррингтон. Та сидела недалеко от водителя, одна, с высоко поднятой головой и неестественно прямой спиной. «Что творится в душе у этой гордой женщины, - подумала Мери, - какая боль терзает ее? За этим неприступным фасадом скрыт глубоко несчастный человек».
        После недолгих колебаний она поднялась со своего места. Автобус нещадно трясло, все пятнадцать миль от Абу-Симбела до аэропорта дорогу пересекали рытвины и ухабы. Хватаясь за спинки сидений, Мери пробралась по узкому проходу к месту, где сидела миссис Беррингтон.
        - Не возражаете, если я сяду рядом? - спросила она, плюхаясь на свободное сиденье. - Я все еще под впечатлением от увиденного. Это потрясающе. Только подумайте, распилить эти гигантские статуи на куски и перенести на другое место. А этот храм, вырубленный в скале!
        - Да, - отозвалась Эстер, продолжая глядеть прямо перед собой, - это довольно забавно.
        - Жара тут ужасная, - добавила Мери, обмахиваясь своей соломенной шляпой. Ей очень хотелось продолжить разговор.
        - Жарко, - согласилась Эстер, аккуратно промокая лицо белоснежным кружевным платочком.
        Затем она потрогала волосы, чтобы убедиться, на месте ли заколка, поправила несуществующую складку на розовато-лиловом костюме и крепко сжала сумочку на коленях. За исключением, пожалуй, только туфель, все остальное в наряде этой дамы соответствовало вполне респектабельному приему.
        Автобус подскочил на выбоине. Эстер еще плотнее сжала губы.
        - С вами все в порядке? - спросила Мери. Что-то в выражении лица спутницы ей не понравилось.
        - Мне нужно помыть руки, - прошептала Эстер.
        Мери наклонилась к сумке, порылась там и, достав маленький пакет, передала его Эстер.
        - Что это? - спросила та.
        - Освежающие салфетки.
        - Мне не нужны салфетки, - прошептала Эстер. - Мне… хм… нужно припудрить нос.
        - Понятно, - ответила Мери, пряча улыбку. Миссис Беррингтон, вцепившись в сумочку, смотрела перед собой.
        - Вот уже и аэропорт виден, - сказала Мери, вставая.
        Как только автобус остановился, она взяла Эстер за руку и быстро повела через толпу в здание небольшого вокзала. Отыскав там дамскую комнату, они вошли и… обе ахнули. Помещение грязнее не придумаешь, полно мух, посетительниц, правда, меньше, но ненамного. Три кабинки, и, разумеется, все заняты. К ним очередь. Две раковины, на которые страшно смотреть, - их не чистили многие годы. И командовал здесь всем этим пожилой араб. Он показал Мери и Эстер четыре оставшихся у него желтых зуба и махнул рукой в конец очереди:
        - Сюда, мадам, сюда, мадам.
        Затем извлек откуда-то из-под куртки несколько кусков туалетной бумаги и с видом щедрого благодетеля вручил каждой женщине по кусочку. Дамы стояли молча, не поднимая глаз от мокрого, посыпанного песком пола, стараясь дышать как можно реже.
        Как только кабинка освобождалась, араб с церемонным видом открывал ее и с поклоном произносил:
        - Следующая мадам.
        Выскочившую оттуда предыдущую обитательницу кабинки он немедленно направлял к никогда не видавшей ни щетки, ни порошка раковине:
        - Сюда, мадам.
        Наказанная женщина протягивала руки под кран, а он поворачивал ручку на несколько мгновений, достаточных, чтобы слегка смочить пальцы, затем быстро закрывал. Следующим актом этой драмы было вытирание рук. Для этого он предлагал грязнейшее общее полотенце, которое висело у него на плече. И наконец, торжественный финал: с довольным видом он протягивал руку за бакшишем.
        Мери прижала ладонь ко рту, с трудом сдерживая смех. Затем оглянулась. Ее спутницы рядом не было. Девушка вышла и увидела Эстер. Вся красная, она сидела в зале ожидания, прижав платочек к носу.
        - Я перетерплю, - заявила она. - Ничего страшного, скоро наш рейс.
        Сзади подошла Нонна.
        - Что случилось?
        Эстер отвернулась, вместо нее ответила Мери:
        - У нас проблемы с посещением дамской комнаты.
        - А в чем проблемы? - спросила Нонна.
        - Там сидит мужчина-служитель, и миссис Беррингтон не хочет заходить туда, пока он там, - прошептала Мери.
        В это время невысокий темнокожий человек с усами и в летной форме вошел в зал и вначале на арабском, а затем на английском объявил, что по техническим причинам рейс задерживается на полчаса.
        Эстер вытерла капельки пота со лба и в отчаянии повернулась к Нонне.
        - Что мне делать? Я не могу пользоваться этой грязной комнатой, пока там мужчина, но и ждать больше не могу. Может быть, можно попроситься в самолет, все равно он стоит. Как ты думаешь, меня пустят? Нонна, прошу тебя, помоги мне, - зашептала она, схватив подругу за руку.
        Нонна оглянулась вокруг и направилась к одной из стюардесс, которая, как ей показалось, была с их рейса. После непродолжительных переговоров она вернулась к Эстер и покачала головой:
        - Дорогая, я извиняюсь, но нельзя. Это против правил. Ты должна воспользоваться удобствами здесь. Пошли. Мы будем рядом.
        Она взяла руку Эстер, подняла ее с кресла и повела в дамскую комнату. Мери шла следом. Войдя, они обнаружили, что старик продолжает свои ритуальные действия. После минутной паузы Эстер Беррингтон решительно подошла к нему.
        - Сэр, не будете ли вы столь любезны покинуть эту комнату на несколько минут? - произнесла она просительным тоном, сохраняя при этом достоинство, какое только можно было сохранить в сложившихся обстоятельствах.
        - О нет, мадам. Это моя работа. Я должен помогать дамам. Подождите здесь, мадам. - Он указал на конец очереди и вернулся к своим обязанностям.
        - Я не смогу это сделать, - прошептала Эстер и повернулась, чтобы уйти. - С грязью я еще могу примириться, но даже мой муж за все годы, что мы были женаты, ни разу не вошел в ванную, когда я была там.
        - Эстер, к черту условности! В конце концов это просто глупо. Ты же этого человека никогда больше не увидишь и…
        - О, Нонна, Нонна, - простонала Эстер, схватив ее за руку, - еще секунда, и я не выдержу.
        И тут старик араб, видимо, заметив в ее лице что-то угрожающее, подбежал к ней.
        - Сюда, мадам. Быстро! Быстро! - приказал он, проводя Эстер без очереди в освободившуюся кабинку. Затем повернулся и продолжил священнодействовать с туалетной бумагой, краном и полотенцем. Внезапно вспомнив что-то, он подбежал к кабинке Эстер, оторвал от своего драгоценного мотка большой, много больше обычного, кусок туалетной бумаги и просунул его под дверь:
        - Возьмите, мадам.
        Бумага исчезла, и несколько минут дверь оставалась закрытой. Наконец Эстер вышла - спина прямая, голова высоко поднята, сумочка под мышкой. Она прошагала к убогой раковине, подождала, пока старик смочит ей кончики пальцев, а затем галантно коснется их своим грязным полотенцем. После этого, достав из сумочки пятифунтовую банкноту, она вложила ее в протянутую руку.
        - Очень вам благодарна за помощь, - сказала она и слегка поклонилась.
        Заметив размер чаевых, он просиял гнилозубой улыбкой и затараторил:
        - Всегда рад служить вам, уважаемая мадам. До свидания, ма-салама.
        Эстер подошла к Нонне и Мери, которые молча стояли у двери.
        - Пойдемте, - сказала она и заспешила к выходу.
        Только когда они вышли наружу, плечи Эстер начали трястись. Обеспокоенная Мери наклонилась к ней, Нонна с другой стороны погладила ее плечо. Эстер подняла голову, ее глаза светились.
        Она смеялась! Затем начала хихикать Нонна, вскоре к ним присоединилась Мери, и теперь уже все трое покатывались от хохота, обливаясь слезами. Утомившись, они умолкали, но стоило им посмотреть друг на друга, как их снова начинал душить смех.
        Наконец они успокоились. Эстер вытерла слезы своим кружевным платочком.
        - Чему быть, того не миновать, - проговорила она и, взяв Нонну с Мери под руки, добавила:
        - А теперь пойдемте выпьем чего-нибудь холодного. Я ужасно хочу пить.
        Как только они появились в зале ожидания, к ним бросился взволнованный доктор Стоктон. Миссис Беррингтон покраснела.
        - Что случилось? Эстер, тебе нездоровится? Может быть, я могу что-нибудь сделать?
        - Со мной все прекрасно, - резко ответила она. Когда же он, уныло опустив плечи, повернулся, чтобы отойти, она легонько коснулась его руки:
        - Спасибо тебе, Джон, что ты так тревожишься. Просто я, наверное, перегрелась на солнце. Будь добр, принеси нам, пожалуйста, чего-нибудь попить. - Ее голос помягчел, и она почти улыбалась.
        На лице доктора Стоктона вначале появилось удивление, затем оно сменилось улыбкой. Он подмигнул Мери.
        - Прошу вас, леди, садитесь сюда. Я мигом.
        Может быть, у Джона Стоктона не все уж так безнадежно, подумала Мери. Может быть, он не зря ждет все эти тридцать лет.

        Несмотря на отчаянные протесты Брэдли, все подозревали, что именно он выключил главный рубильник в храме. Когда служитель прошел проверить щиток, он крутился рядом с ним.
        Все время, пока они летели обратно в Асуан, Ли Генри извинялась перед Мери за безобразное поведение внука. Сам внук, этакое существо с ямочками на щеках, похожее на ангелочка в очках с проволочной оправой, находился здесь же, рядом, и бабушка заставляла его тоже извиняться.
        - Почему я должен извиняться за то, чего не делал, - наконец объявил он, но, посмотрев на решительное лицо бабушки, уныло добавил:
        - Но я действительно сожалею, что вы оказались в темноте.
        - Спасибо, Брэдли, - сказала Мери. - Я очень тронута твоей заботой.
        Брэдли прошагал к своему сиденью и взгромоздился на него, воинственно скрестив руки на груди.
        Через несколько минут они должны были приземлиться в Асуане. Как там Вэлком? Мери приподнялась со своего места и увидела Джона Стоктона. Он тихо беседовал с Эстер Беррингтон. Лиха беда начало, подумала она и двинулась в туалет, подмигнув по дороге доктору Стоктону.
        Она подумала о Рэме, о том, что скучала, но, наверное, так поначалу и должно быть. Сейчас ей надо кого-то попроще, совсем простого. Например, Джорджа. Отличного парня из Оклахомы, без всяких там выкрутасов. Она мельком видела его в аэропорту, и он напомнил ей об ужине.
        Мери причесала свои длинные светлые волосы, умылась и наложила немного косметики. Нонна одолжила ей свою косметичку, а там чего только не было. Из своей сумочки Мери извлекла дешевые деревянные бусы и браслет, которые вполне подходили к ее бежевой кофте и юбке из рогожки.
        Ну вот и хорошо. Теперь я выгляжу вполне нормально. Этого достаточно для встречи с представителями администрации отеля «Гор». Она попыталась улыбнуться себе в зеркале, но улыбка получилась бледная, вымученная. Внутри ощущалась какая-то грустная пустота.
        Рэм. Мысли о нем не покидали ее. Где он сейчас? Сердится, наверное. Да что там сердится - она прекрасно знала, что он вне себя от ярости. Но…
        Вскоре после ее возвращения в салон самолет приземлился. Члены клуба путешественников «Золотые годы» тоже остановились в отеле «Оберой» и тоже планировали круиз по Нилу.
        - Может быть, еще встретимся на пароходе, - предположила Нонна, когда они шли по дорожке к зданию аэропорта. - Я просто не могу дождаться. Это так романтично.
        Мери засмеялась и повернулась, чтобы попрощаться с остальными. Помахав рукой и прокричав «до свидания», она повернулась и нечаянно толкнула какого-то мужчину.
        - Извините, - произнесла она, все еще улыбаясь.
        На нее смотрели две голубые льдинки. Улыбка на ее лице начала медленно таять.
        - Ты опять пропустила свой обед.

        Глава 12

        Зачем тебе эта ненужная боль?
        Зачем сходить с ума?
        Будь спокойна и жди.
        Он обязательно придет к тебе…
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Рэм здесь! Первоначальный шок от неожиданной встречи мгновенно сменился вспышкой необъяснимой радости. Мери хотелось рассмеяться и броситься к нему в объятия.
        Но что-то ее остановило.
        Я солгала ему.
        Горячая краска стыда начала заливать ее лицо. От предчувствия какого-то надвигающегося ужаса захолодело в желудке. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы земля разверзлась под ногами и поглотила ее.
        Меня застукали. Ничего не поделаешь, придется выкручиваться. Ну что ж, как говорится, лучшая защита - это нападение.
        - Что ты здесь делать? - спросила она строго.
        - Это я должен тебя спросить. Насколько мне известно, Рим совсем в другой стороне.
        - Да, конечно, хм… хм… в самый последний момент мы изменили решение. Меня ждет Вэлком. Прощу прощения, но я должна ее найти. - Мери показалось, что если она сейчас не убежит куда-нибудь, то задохнется.
        - Не так быстро, - произнес он, хватая ее за руку, когда она попыталась проскользнуть мимо. - Мне кажется, мы должны все-таки объясниться.
        Кровь ударила ей в голову. Она сжала губы и посмотрела на него.
        - Я не намерена ни перед кем отчитываться и не собираюсь ничего объяснять. Ты понял меня, Рэмсон Габри? А теперь отойди с дороги и дай мне пройти. - Она натянула шляпу на голову.
        Его губы стали расплываться в улыбке.
        - Чего ты скалишься?
        - Твоя шляпа.
        - Что моя шляпа? - спросила она с вызовом.
        - Она такая нелепая на твоей голове. Совсем не идет к этой прическе. - Широко улыбаясь, он сунул ей в руки большую белую коробку, перевязанную красной ленточкой. - Подержи, пожалуйста, я наведу у тебя порядок. Чем ты больше дорожишь: прической или шляпой?
        Обезоруженная этим внезапным напором, она пролепетала:
        - Прической.
        - Отлично. Вот так выглядит очень мило. - Он снял с ее головы шляпу и поправил волосы. - Даже шикарно.
        - А я не хочу выглядеть шикарно, - сказала она, протягивая ему коробку, чтобы он возвратил ей шляпу.
        - А это тебе, - кивнул он на коробку.
        - Что, опять начинаем все сначала? - Она попыталась отдать ему коробку, но он увернулся.
        - Уверен, что это тебе понравится. И там нет ничего дорогого.
        - Но что это?
        - «M&M's».
        - «M&M's»? - Ее раздражение сменилось нежностью.
        Как я могу злиться на того, кто принес мне мои любимые «M&M's»?
        - Откуда они у тебя?
        - Как откуда? Из Нью-Йорка, конечно. Марк прилетел сегодня оттуда и привез их. Не надо только беспокоиться об этом. Ему все равно нужно было туда по делу.
        - А кто такой Марк?
        - Мой помощник. Ты с ним сейчас познакомишься. Он ждет в машине.
        - Мери! Ну где же ты? - прокричала Вэлком от здания аэропорта.
        К этому моменту Мери уже совершенно забыла о встрече с Вэлком и представителями администрации отеля. Надо отделаться от Рэма, и побыстрее.
        - У меня сейчас дела с Вэлком. Давай встретимся позже. - Она помахала Вэлком, которая протискивалась к ней сквозь толпу с невысоким темноволосым мужчиной.
        - У тебя есть привычка исчезать. Может быть, ты снова куда-нибудь сбежишь.
        Она прижала коробку с «M&M's» к его груди:
        - Отдаю тебе в залог мое самое дорогое. Мы остановились в отеле «Оберой». Позвони мне.
        Выхватив свою шляпу из его руки, она побежала к Вэлком.
        Навстречу ей двигалось то, что по праву называется настоящим стилем. Вэлком была неподражаема. Волосы перетянуты ярко-желтой лентой с красными колечками, которая гармонировала с широким поясом, являвшимся, в свою очередь, частью причудливого пурпурного одеяния. Композицию завершали босоножки «гладиатор». Она выделялась в толпе, как редкий яркий цветок среди травы. Надень кто-нибудь другой такой наряд, и он будет выглядеть клоуном. Вэлком же во всем этом была само очарование.
        - Привет, золотко. Как поездка? - выпалила она и, не дав времени для ответа, взяла под руку человека, с которым пришла, и продолжила:
        - Мери, это очень милый человек, мистер Мухаммед Абу-Баша. Он будет нам помогать. - Она потрепала его по плечу. - Выберет объекты для фотографии. К тому же в нашем распоряжении машина.
        - Большое спасибо за помощь, мистер Абу-Баша, - вежливо произнесла Мери. У этого человека был такой глупый вид, что она прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
        Вэлком посмотрела через плечо Мерк
        - А кто это там у тебя за спиной, золотко?
        Мери оглянулась. Вот негодяй!
        - Меня зовут Рэмсон Габри. А вы, должно быть, подруга Мери Вэлком. Я в восторге, что мы наконец познакомились. Она говорит о вас, не переставая. - Он выступил вперед и одарил ее ослепительной улыбкой. Затем протянул руку человеку, стоящему рядом:
        - Рад вас видеть снова, Мухаммед. - И разразился длинной тирадой на арабском.
        Мери это ужасно разозлило. Рэм с Мухаммедом разговорились, как братья после долгой разлуки. Что она находит привлекательного в этом упрямом, невыносимом человеке? Она встретилась глазами с Вэлком и пожала плечами. Вэлком же только улыбалась.
        В конце концов Мери подергала его за рукав:
        - Мистер Габри, если вы не возражаете, мы бы хотели закончить наш разговор с мистером Абу-Башой.
        - Разумеется, я не возражаю.
        - Зачем ты приперся сюда? - прошептала она свистящим шепотом. - Я же просила отвезти коробку в отель и подождать до вечера.
        Рэм улыбнулся и притянул ее к себе:
        - А я решил остаться с тобой. Буду тебе ассистировать. А коробку в отель отвезет Марк.

        Как ни не хотелось Мери признавать это, но от присутствия Рэма была большая польза. Он знал здесь все самые лучшие места, где можно было провести съемку, и очень быстро перехватил инициативу у мистера Абу-Баши. Да это и к лучшему. Этот египтянин все время пялился на Вэлком, поэтому толку от него было бы мало.
        Они гуляли по базару. Мери уже отсняла несколько пленок, когда Рэм вдруг остановился:
        - Посмотри, вот отличный кадр.
        На небольшом пыльном пятачке, скрестив ноги, сидел иссохший морщинистый человек в выцветшей джеллабе и такой же чалме. Перед ним стояла корзина. Человек играл на дудочке заунывную мелодию, из корзины поднималась кобра, покачиваясь в такт музыке взад и вперед. Но самое интересное было не в этом. По другую сторону корзины, прямо напротив факира, в точно такой же позе сидел Брэдли, драгоценный внук Ли Генри. Одетый в яркую футболку, шорты и кроссовки, мальчик очень оригинально смотрелся рядом с факиром. Рэм был прав. Это очень интересный кадр, но…
        - Ты знаешь, я боюсь змей, - сказала Мери, подойдя ближе. - И к тому же бабушку Брэдли хватит удар, если она узнает, чем он занимается.
        - Ты его знаешь? - спросил Рэм.
        - Он из той группы, с которой я была в Абу-Симбеле.
        Мери знаком показала мальчику, чтобы он уходил. Брэдли и бровью не шевельнул. Она сделала два снимка и решила дождаться окончания представления. Когда кобра наконец благополучно улеглась обратно в корзину, Мери подскочила к мальчику и схватила его за руку:
        - Что ты здесь делаешь? Где твоя бабушка?
        - Она прилегла отдохнуть.
        - Значит, ты убежал. Разве ты не знаешь, какая это опасность? А если кобра тебя ужалит?
        Брэдли высокомерно рассматривал ее через очки.
        - Едва ли здесь существует какая-то опасность. Я очень много знаю о змеях. Этот экземпляр относится к подвиду найя. Дело в том, что я собираюсь стать серпентологом. А серпентологи - это…
        - Я знаю, кто такие серпентологи, Брэдли. Но ты сюда приехал не один, запомни это. И пока ты еще не серпентолог, а двенадцатилетний мальчик, который убежал от бабушки и шляется неизвестно где. Пойдем с нами. Мы отведем тебя в отель.
        - У вас нет никакого права указывать, что мне делать. Вы за меня никакой ответственности не несете.
        - Слава Богу, нет, но с нами ты все равно пойдешь.
        - Нет, не пойду.
        - Позволь мне поговорить с ним, - произнес Рэм и выступил вперед.
        Он отвел мальчика в сторону и провел с ним короткую беседу. Когда они вернулись, Брэдли выглядел недовольным, но согласился пойти с ними в отель.
        Рэм улыбнулся и взял Мери за руку:
        - И ты тоже славно поработала сегодня. Давайте все возвратимся в отель. Я собираюсь сегодня показать вам кое-что удивительное. - Он позвал Вэлком и Мухаммеда.
        Попрощавшись с мистером Абу-Башой, они сели на небольшой паром, который перевез их на Слоновый остров в отель. У Мери захватило дух при виде роскошного здания посреди тропического сада, как бы выраставшего из ярко-синих вод Нила.
        Она сделала несколько кадров отеля и еще одного строения, расположенного вдалеке, на кажущемся золотым холме. Судя по куполу, это был, по-видимому, монастырь. Он казался заброшенным и одиноким. Она не переставала щелкать фотоаппаратом. Я, наверное, никогда не устану восхищаться этой землей, ее красотами и контрастами, ее таинственным прошлым.
        Как будто прочитав ее мысли, Рэм подошел сзади, прижался к ней и прошептал на ухо:
        - Да, именно здесь ты и должна быть. Здесь. И со мной.
        Мери снова ощутила тепло его тела, и от одного этого ей стало невероятно хорошо и спокойно. Она вдруг почувствовала себя ребенком, и ей захотелось спрятаться в его руках, чтобы он держал ее, закрыв от всех опасностей мира.
        Она откинулась спиной на его крепкую грудь, а он продолжал шептать:
        - Не убегай от меня больше, любовь моя. Мы рождены друг для друга.
        Боже, он прав… прав.
        Но ее тут же принялись терзать сомнения. Нет, это невозможно. У нас с ним нет будущего. Все эти фантазии скоро кончатся. Но что делать, если его близость рождала такую мощную сексуальную энергию, от которой во всем ее теле возникала приятная ноющая боль.
        Она оглянулась и увидела Вэлком. Та стояла молча и серьезно на них смотрела. Встретившись взглядом с Мери, она улыбнулась и подмигнула.
        Как только причалили, Брэдли тут же убежал вперед. Они вышли на дорожку, обсаженную пышными фуксиями. Место было дивное, как из волшебной сказки.
        Мери попыталась уйти с Вэлком вперед, но он вклинился между ними, взял их под руки и повел к холлу отеля, рассказывая по дороге историю этих мест. Мери не слышала ни слова. Малейшее его прикосновение или даже просто присутствие вызывали в ее голове такую суматоху, что ни о какой способности мыслить не могло быть и речи.
        Когда они подошли к двери их номера, Рэм задержал Мери, одарив Вэлком очаровательнейшей из улыбок. Та скрылась за дверью, поспешив оставить их одних. Мери стояла, опустив голову, разглядывая каменный пол. Он поднял ее подбородок:
        - В чем дело, любимая?
        Ну почему эти глаза имеют надо мной такую силу? Ну почему мне так хочется броситься сейчас к этому прекраснейшему из мужчин и зарыться лицом в его грудь? Все это вихрем пронеслось в ее сознании.
        - Рэм, уходи, - произнесла она тихо.
        А он нежно ласкал пальцем маленький шрамик на ее скуле и не отводил глаз от ее лица.
        - Мне нужно понять, что случилось. Но, уверяю тебя, что бы это ни было, я сделаю так, что все будет хорошо.
        - А сейчас уходи. Я просто уже не могу это выдержать.
        - Уйду я или нет, но все равно буду рядом, поэтому не пытайся снова убежать. Я все равно тебя найду. Ты моя.
        Тон его был мягкий, нежный, но она чувствовала за этой мягкостью большую твердость. Он не просто говорил, он не сомневался в том, что говорит. Да как он смеет! Мери резко вырвала у него руку:
        - Я не твоя! Я принадлежу себе, и больше никому! И я буду двигаться в том направлении, куда пожелаю. Черт бы тебя побрал, сколько тебе повторять, уходи!
        Она пыталась нащупать кнопку звонка на двери, но он быстро схватил ее руку, и она опять оказалась в его объятиях.
        - Я вернусь через час, - произнес он, не обращая внимания на ее слабые потуги освободиться. - Мы немножко выпьем и поговорим. Я приглашаю вас с Вэлком на ужин.
        - Я никуда с тобой не пойду. А теперь дай мне уйти, ты, твердолобый диктатор.
        Она вновь забарахталась у него в руках и в запале борьбы саданула его по колену. И застыла в смущении. Что же это я делаю?
        Но он не разозлился, как она ожидала, а, напротив, разразился смехом:
        - Продолжаешь традиции моей семьи? Молодец. Увидимся через час, дорогая.
        Он повернулся и оставил ее, смущенную, у двери.
        Оказавшись наконец в номере, она бросила шляпу и сумочку на кофейный столик, а туфли швырнула с такой силой, что одна из них улетела в лоджию.
        - Этот человек однажды доведет меня до смерти! - громко выкрикнула она и села.
        Из кухни появилась Вэлком с двумя бокалами холодной воды и один протянула Мери.
        - Золотко, а мне кажется, ты наконец встретила свою судьбу.
        Мери залпом осушила бокал.
        - По-моему, не так давно ты рекомендовала мне держаться от него подальше.
        - Потому что тогда я еще не видела, как он на тебя смотрит. Это впечатляет. Да если бы он так смотрел, этими потрясающими голубыми, как у младенца, глазами, на меня, да клянусь тебе, меня бы пришлось отскребать от него, так бы я к нему прилипла.
        - Можешь мне верить, я знаю, каково это, когда на тебя так смотрят. - Мери откинулась на подушку. - Но, Вэлком, он продолжает твердить, чтобы я вышла за него замуж. Представляешь? Замуж. Нет, это все какое-то сумасшествие. Он не оставляет меня в покое, а нам с тобой надо продолжать работу. Ты знаешь, как важен для меня этот заказ, а он сегодня чуть все не испортил. Не знаю, удалось ли мне сделать хотя бы один приличный кадр.
        - Не прикидывайся. Я уверена, все кадры у тебя будут отличные. И большую часть из них мы поместим в проспект.
        - Остается надеяться.
        - Ну, а как ты съездила в Абу-Симбел?
        - В основном чудесно. - Мери описала поездку и все, что ей удалось увидеть. Она рассказала об Эстер и эпизоде в женском туалете, подкрепляя слова жестами и отпуская смешные комментарии. Вэлком покатывалась со смеху. - Эти старички в группе просто замечательные, но там есть еще и Брэдли.
        - Какой Брэдли?
        - Мальчик, внук Ли Генри. Двенадцатилетний вундеркинд. Ты его видела, мы с ним ехали на пароме. Наверное, это он тогда выключил свет. Я чуть не умерла от страха.
        - Какой свет?
        - Ах да, я забыла тебе рассказать. - Она коротко описала инцидент внутри искусственной скалы, а затем задумчиво добавила:
        - Ты знаешь, я все не перестаю думать об этом. Дело в том, что я уже несколько раз видела человека с нависающими веками. И… а впрочем, это все глупости.
        - Почему глупости?
        - Мне кажется, что последние несколько дней кто-то за мной постоянно следит.
        Неожиданно Вэлком встревожилась:
        - Ну-ка, ну-ка, расскажи мне об этом.
        - Да особенно нечего и рассказывать. В первый раз Нависшие Веки я увидела в Мемфисе, потом встретила его еще раз, только не помню где. А теперь - в Абу-Симбеле.
        - Он подходил к тебе, делал какие-нибудь угрожающие движения?
        - Нет. Вообще, возможно, он просто турист, а я вообразила себе невесть что. Вероятно, это все влияние моей мамы. - Мери встала и налила им обеим еще по бокалу воды. И вдруг хлопнула себя по лбу. - Вот ведь незадача. Я совсем забыла о Джордже.
        - Каком Джордже?
        - Джордже Мшански. Он играл за «Ковбоев». Я познакомилась с ним в Абу-Симбеле и обещала, что мы поужинаем с ним и его приятелем. Как ты?
        - Я в порядке, но как насчет Рэма? У меня создалось впечатление, что у него относительно тебя совсем другие планы.
        - Это, конечно, плохо. Но я не собираюсь больше с ним встречаться. Ты же видела, как он вел себя сегодня, - прет как танк. Такой же, как моя мать. В общем… в общем… все так сложно.
        - Мери, он вовсе не такой, как Нора. Назови мне все-таки причины, почему ты его избегаешь?
        - Когда он рядом, со мной творятся странные вещи, и это меня пугает. Я думаю, он опасен. Чувствую это своим нутром. Он слишком хорош, он слишком… невероятно сексуален. Господи, Вэлком, мой язык прилипает к гортани, когда этот человек только появляется на горизонте.
        Вэлком усмехнулась:
        - Похоже, тебя наконец-то встряхнули как следует.
        Зазвонил телефон. Мери сняла трубку.
        - Это как раз Джордж, - сообщила она после краткого разговора. - Я сказала ему, что мы встретимся с ним и его другом в баре через пятнадцать минут. Давай поторопимся.

        Вэлком все же молодец, надо отдать ей должное. Она и бровью не повела, когда увидела Джорджа с его необычным другом. Они ждали их в баре «Слоненок», шикарном баре со стенами, обшитыми резным дубом, и креслами, обитыми бургундским бархатом. Рядом со своим изящным другом Джордж выглядел подростком-акселератом.
        Друга звали Жан-Жак. Просто Жан-Жак, без фамилии.
        - Называть людей по фамилии - это так по-плебейски. А вы как думаете? - произнес он с сильным французским акцентом, встряхнув для эффекта своей обесцвеченной платиновой гривой.
        Это был образчик авангарда, с каким Мери еще не приходилось встречаться. На одном ухе у него болтались пять разного калибра золотых колечек, на втором - четыре. Одет он был во все бледно-розовое: свободная хлопчатая туника, а сверху пиджак, мешковатые брюки, заправленные внизу в золотые не то сандалии, не то босоножки. Не было ни одного человека в баре, кто бы не смотрел на него. Некоторые просто пялились разинув рот, другие бросали осторожные любопытные взгляды.
        Процедура знакомства проходила торжественно. Маленький француз церемонно поцеловал руки дамам и проводил их столу. И хотя и Мери, и Вэлком возвышались над его макушкой на добрый десяток сантиметров, он двигался между ними с неподражаемой грацией. Джордж следовал за ними с восхищенной улыбкой.
        Когда все четверо уселись, Жан-Жак заказал лучшее шампанское, какое только было. Когда его принесли, он долго пробовал, браковал, снова пробовал, затем наполнил бокалы.
        - Я предлагаю тост за самых очаровательных женщин во всем Египте. - Он улыбнулся Мери и Вэлком. - И… за моего дорогого друга. - Он погладил Джорджа по руке.
        Ах вот оно что. Мери почувствовала себя свободнее. Значит, вот он какой, Джордж. Ну что ж, платонические отношения - это тоже неплохо. Можно просто расслабиться и наслаждаться обществом друг друга.
        - Вэлком, - продолжал изливаться Жан-Жак. - я, конечно, знаком с вашей потрясающей деятельностью. Я вас мгновенно узнал. Скажите, cherie [14 - дорогая (фр.).], мне давно хотелось это узнать, откуда у вас это интересное имя?
        Вэлком кивнула, показывая, что принимает комплимент.
        - Мое имя? - Ока засмеялась. - Моя мама произнесла его, когда ей принесли меня в первый раз на кормление. Она сказала, что давно мечтала обо мне и хочет, чтобы я всегда чувствовала себя желанной [15 - В английском языке слово «welcome» (вэлком) среди прочего имеет также значения «долгожданная», «желанная».]. И хотя в свидетельстве о рождении я записана Мэри Элис, никто иначе, как Вэлком, меня не зовет.
        - Какая прелесть! - воскликнул он и захлопал в ладоши. - А вы, очаровательная Мери, тоже модель?
        - Тут я вас вынуждена разочаровать. Я всего лишь фотограф из Техаса. Как вам нравится в Египте?
        Ответ она пропустила, потому что Вэлком под столом пихнула ее ногой. Мери посмотрела на нее и увидела, что подруга показывает глазами на дверь.
        Рэм. Неизменный Рэм снова на их пути.
        - Привет, - произнес он весело. - Хорошо отдыхаете. Познакомь меня со своими друзьями. - Он встал позади Мери, положив ей руки на плечи.
        Вымученно улыбаясь, она представила Джорджа и Жан-Жака, а потом беспомощно наблюдала, как он принес стул и уселся с ними, между ней и Джорджем. Ей даже захотелось засмеяться. В данном случае для его ревности оснований не было. Джордж скорее выберет Рэма, чем ее.
        - Послушайте, а вы не тот Джордж Мшански, который играл за «Ковбоев»? - Джордж, улыбаясь, кивнул, и они начали длиннющий футбольный разговор. - А вы помните, когда…
        Жан-Жак с Вэлком делились новостями о европейских знаменитостях, а Мери сидела, чувствуя себя пятым колесом в телеге. Какого черта он вмешался и опять все испортил. Лучше мне уйти.
        Но рука Рэма пребывала на ее бедре, слегка поглаживая его. Она была жутко разозлена, но эти касания доставляли ей блаженство.
        - Ты слышала, шакар? - спросил ее Рэм. - Жан-Жак и Джордж отплывают в круиз на том же самом пароходе, что и мы.
        - Что значит мы? - пробубнила она в свой бокал с вином.
        Рэм улыбнулся и подмигнул:
        - Да. Я тоже присоединяюсь к вам. Ты приятно удивлена, любовь моя, не так ли? Можешь не скрывать этого. - Он взял ее за руку и поднял на ноги. - А теперь я прошу нас извинить. У нас с невестой еще раньше была назначена встреча.

        Глава 13

        Она не идет по земле, а плывет.
        А какая осанка…
        Нет ни одного мужчины, кто бы не смотрел на нее.
        Да, это она ваяла в плен мое сердце!
        Посмотри, как она шагает, - да это же Богиня!
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Мери ждала, когда они окажутся в коридоре, чтобы высказать ему все, что она думает.
        - Твоя невеста? Да как у тебя язык повернулся сказать такое? И потом, как ты осмелился уводить меня от моих друзей?
        Рэм стоял рядом и улыбался.
        - Ты даже не представляешь, как сейчас хороша! Ты напоминаешь мне мою бабушку.
        - Бабушку? Спасибо большое. - Она повернулась, чтобы уйти.
        - Да погоди ты. - Он схватил ее за руку и повернул к себе. - Это же комплимент. Моя бабушка была одной из красивейших и в то же время деятельных женщин, каких мне только приходилось знать. Моему дедушке она не давала спуску, но они очень любили друг друга. У нас в семье все считают, что я очень похож на него. И у меня все будет, как у него. Я имею в виду, в личной жизни. - Он улыбнулся. - И я верю в это… Ну, скажи на милость, как мне за тобой ухаживать, если ты и минуты не стоишь на месте. Стоит мне только отвернуться, как ты убегаешь.
        - Ухаживать за мной? Значит, вот как это называется. А я-то думала, что ты имитируешь работу танка при наступлении.
        Он поднял ее подбородок и нежно коснулся шрамика на щеке, обласкав ее лицо голубизной своих глаз.
        - Любимая, перестань убегать от меня, пусть у нас будет хоть немного времени. Разреши мне в последующие несколько дней доказать тебе, насколько мы нужны друг другу.
        Мери чувствовала одновременно и раздражение, и облегчение. Никакие усилия ей не помогали - она снова была опутана паутиной его очарования. Она с трудом оторвала свой взгляд от его глаз и медленно подошла к высокому окну, выходящему на Нил. Ей нужно было время, чтобы привести мысли в порядок.
        Постой, погоди, что же это такое творится? С ним все так таинственно, тревожно. Все так необычно. Ну хорошо, он красивый, романтичный… в общем, потрясающий. А я? Совершенно обычная, ничем не примечательная. И, потом, Египет. Это очень интересная страна, мне она очень нравится, сюда хорошо приехать отдохнуть, в отпуск, но я американка до мозга костей. Мой мир и его мир совершенно разные, это я говорила себе уже десятки раз. Но… все развивается так быстро. И почему он заставляет петь мое сердце?
        - Мери, дорогая, пожалуйста, - зашептал он. - Я обещаю, что буду стараться… что ты будешь свободна поступать, как захочешь.
        Она почувствовала в его голосе нотки мольбы. Он умолял ее. Она повернулась, чтобы ответить, но остановилась. Неожиданно ее глаза наполнились слезами, и сквозь них она смотрела на него.
        Где-то в самом дальнем уголке ее души, ее сердца начал зреть бутон невероятной любви к этому человеку, он разрастался до огромных размеров, и это наполняло всю ее удивительной радостью, радостью столь сильной, что от нее становилось даже немного больно. Она спрятала лицо за штору и там сразу же увидела его. Он был всюду. Он был всегда.
        Рэм страстно притянул ее к себе:
        - Ты тоже? Ты тоже это чувствуешь?
        Она прислонилась к его плечу и кивнула.
        - Я не знаю, что творится со мной, когда мы вместе. Что-то странное. Все почему-то теряет смысл. Я боюсь.
        - Боишься чего?
        - Я боюсь этого чувства, потому что знаю, что потом буду страдать.
        Он еще крепче сжал объятие:
        - Я никогда не сделаю тебе больно. Чтобы защитить тебя, я отдам свою жизнь. Ты веришь мне? Я знаю, веришь.
        Она подняла к нему свое лицо и ответила так, как подсказывало ей сердце, не разум:
        - Верю.
        - И ты перестанешь убегать и позволишь мне подойти поближе? Позволишь доказать, что нам нельзя друг без друга?
        Она чувствовала оглушительный стук своего пульса. И под этот стук решила отбросить прочь осторожность и довериться судьбе. Буду жить сегодняшним днем, а завтрашний… пошел он к дьяволу.
        - Да.
        Рэм слегка отстранился, глаза его сняли восторгом.
        - Ты не пожалеешь. Земля и небо будут нашими. Пойдем пройдемся к воде. У меня для тебя сюрприз.
        Она резко повернулась к нему:
        - Прежде чем куда-нибудь отправляться, нам следует раз и навсегда договориться. Первое: перестань постоянно мной командовать. Указывать, что и как мне делать. Ты напоминаешь мне мать. Я уже взрослая.
        - Хорошо, дорогая.
        - Второе: если я говорю, отвяжись, Рэмсон Габри, - значит, мне так надо.
        - Хорошо, дорогая.
        - Это серьезно, черт бы тебя побрал. Перестань улыбаться, как Чеширский кот. Третье: не будь таким собственником, мне это не нравится. И четвертое… четвертое… о дьявол, я забыла.
        - А ты подумай и вспомнишь, - сказал он и поцеловал ее в щеку. - Я твой, что хочешь, то и приказывай.
        - Это только во сне.
        - И во сне тоже.
        - О, я вспомнила четвертое. Где мои «M&M's»?
        Он похлопал себя по карману:
        - Вот здесь у меня есть пакетик. Если ты будешь хорошей девочкой, то получишь кое-что на фелюге.
        - На чем?
        - Фелюга - это такая парусная лодка. Пошли, пока еще светло.

        Держась за руки, они пошли по дорожке к берегу, где их ждал молодой красивый нубиец. Рэм помог ей взобраться на деревянную лодку, похожую на гребную шлюпку. Когда они уселись на мягкий диван, босоногий шкипер поднял парус и встал за руль. Они начали тихое скольжение, лавируя между небольшими скалистыми островками.
        Рэм притянул к себе Мери и показал в сторону далекого силуэта на берегу:
        - Вон там вилла последнего Ага-Хана. Он очень любил это место и завещал похоронить себя здесь. Там под горой стоит мавзолей.
        - А ты хотел бы быть похороненным в этом месте?
        Рэм улыбнулся:
        - Не сейчас. - Он коснулся ее щеки и проговорил приглушенным голосом. - Но когда-нибудь, в отдаленном будущем, я хотел бы быть похороненным в любом месте, лишь бы поближе к тебе.
        Внезапно у нее сдавило горло, она поежилась.
        - Тебе холодно? - спросил он, прижимая ее ближе.
        - Нет. Но я не люблю разговоры о смерти.
        - Именно смерть сделала эту страну известной. И никому не избежать этого. Жизнь, смерть и снова жизнь и так далее. Но давай пока наслаждаться радостями жизни. Вон там впереди Кухонный остров, очень живописное место. Там находится ботанический сад.
        И действительно, это было сказочное место. Весь остров представлял собой огромный цветник. Благоухающие диковинные деревья, кусты, над которыми возвышались купы грациозных пальм, причудливые птицы.
        - Как красиво! О, Рэм, как красиво! - воскликнула Мери, выскочив из фелюги.
        Его лицо сияло от удовольствия.
        - Я знал, что тебе понравится. Но прогуливаться здесь нам придется быстро, потому что скоро стемнеет.
        Они направились в путешествие по саду, читая таблички на деревьях, перебрасываясь шутками и поедая «M&M's». Он даже был столь великодушен, что позволил ей выбирать карамельки ее любимого цвета - желтые и оранжевые.
        В сумерках они вернулись на фелюгу. Рэм крепко прижал ее к себе, в его объятиях ей было тепло и уютно. Ее тело пронзали миллиарды магических импульсов, и даже воздух вокруг них вибрировал чувственностью.
        Сейчас все было напоено эротикой. Эротический ветерок шевелил пряди ее волос. Впереди на берегу сиял огнями отель. Силуэты его башен фаллическими символами вздымались в вечернее небо. Мелкие волны нежно плескались о борт фелюги, и в этом плеске ей чудились судорожные вздохи любви.
        Последний луч заходящего солнца коснулся проплывающих в небе облаков, взорвался в них снопом света, который вскоре погас, оставив после себя слабое мерцание.
        Откуда приходят эти яркие сексуальные образы?
        Внутри нее волнами вскипала чувственность. А ведь она не была этакой невинной девочкой, которую кидает в дрожь от любого прикосновения мужчины. Вовсе нет. Она была достаточно опытной зрелой женщиной, но то воздействие, какое на нее оказывал Рэм, было за пределами ее опыта. Она чувствовала, что теряет контроль над собой. Бороться с силой, природу которой она не была в состоянии распознать, она не могла. Мери подняла глаза и встретилась с его глазами. Она увидела в них желание, яркое, страстное, неприкрытое желание.
        Он поднял ее руку к своим губам и с мучительной медлительностью начал, нет, не целовать, а пробовать на вкус каждый ее палец. Кончик языка при этом он просовывал в ложбинки между пальцами, оставляя там трепетное тепло каждый раз, когда переходил от одной ложбинки к другой. Сколько это длилось? Наверное, целую вечность. Наконец он угнездился своей щекой на ее ладони, а другую ее руку прижал к своему бедру. И вот тогда начал медленно приближать свои губы к ее губам, но остановился на полдороге.
        Она сделала слабое инстинктивное движение к нему, но и после этого он продолжал колебаться, однако это его колебание длилось не дольше, чем удар сердца.
        - О дьявол! простонал Рам и страстно рванул ее к своей груди.
        Это был, конечно, поцелуй, но не только. Это было гораздо большее. Так измотанный жаждой путник припадает к живительному роднику.
        Нечто копившееся все это время внутри нее внезапно поднялось к горлу и мягко взорвалось. Наслаждение было таким острым, какого ей ни разу не приходилось испытывать в сновидении, и одновременно все это было ей как-то знакомо.
        - Меритатен, моя единственная любовь, - шептал он ей на ухо.
        Нос фелюги ударился о причал.
        - Хочешь, мы еще раз объедем остров?
        Она порывисто вздохнула:
        - Нет, я думаю, нам лучше поужинать… или выпить чего-нибудь, или, может быть, и то, и другое.
        - Ты уверена?
        - Уверена. - Он встала на негнущиеся дрожащие ноги и подождала, пока Рэм поможет ей сойти на берег. Да, целовать он умеет. Ей потребовалось большое мужество, чтобы удержать себя от того, чтобы не броситься в его объятия. И плевать, смотрит на них этот парень-нубиец или нет.
        Но здравый смысл опять возобладал. Держи себя в руках. Осторожность и еще раз осторожность. Медленнее, медленнее. Наши отношения только начинаются. Не торопись. Сны - это одно дело, реальность - совсем другое. Она сделала глубокий вдох и посмотрела на Рэма, который расплачивался с лодочником.

        Всю дорогу, пока они шли к отелю и дальше, через холл, он держался к ней вплотную, как будто боялся, что она в любой момент убежит.
        - Ты голодна?
        - Очень. На «M&M's» далеко не уедешь. Ты же помнишь, я пропустила обед, и теперь желудок дает об этом знать.
        - Мой тоже, - произнес он с понимающей улыбкой, - но, я думаю, просто ужин здесь не поможет.
        - Но мне надо вначале принять душ и переодеться, - сказала она, игнорируя его замечание. - Я хожу в этой одежде весь день. Ты не возражаешь?
        - Конечно, нет. Пошли, я тебе буду помогать.
        - Рэм! - воскликнула она и остановилась как вкопанная.
        Его густые черные усы дрогнули.
        - Второй пункт соглашения?
        - Правильно, пункт номер два. То есть отвали, когда тебе говорят. - Они подошли к двери. - Давай встретимся в ресторане.
        - О нет. Я подожду тебя здесь. Ты имеешь странную привычку исчезать, стоит мне только повернуться к тебе спиной.
        - Тогда я рекомендую вспомнить пункт номер три.
        - Извините, принцесса, - произнес он, понурив голову. - Я еще не твердо запомнил все пункты. Но я буду работать над собой. Много работать. Вы меня прощаете?
        - Приходи за мной сюда через час. Идет?
        - А ты обещаешь, что будешь здесь?
        - Обещаю. - Она улыбнулась и закрыла за собой дверь.
        Комната благоухала неземными ароматами. Всюду, где только можно, стояли вазы, кувшины и корзины с цветами. На кофейном столике была видна большая элегантная коробка, перевязанная красным бантом.
        Есть ли предел фантазии у этого сумасшедшего удивительного человека? Мери улыбнулась, покачала головой и направилась в ванную.

        Как только она закончила одеваться, раздался стук в дверь.
        Рэм прислонился к косяку, волосы у него были влажные, но уложены безукоризненно. Одет он был в великолепно сшитый серый костюм - видно, это был его любимый цвет, - и соответствующий галстук.
        - Ты что-то рано.
        - Я не мог больше ждать, - произнес он. Затем, вглядевшись в нее, раскинул широко руки и воскликнул:
        - Гэмиль!
        - Как его я должна понимать? Какой еще кэмел [16 - верблюд (англ.).]?
        Он засмеялся и поцеловал кончик ее носа.
        - Нет, моя бесценная, ты не кэмел. Что может быть у тебя с ним общего? Гэмиль - это означает «красота». Ты прекраснее, чем сама Исида [17 - Исида - в Древнем Египте богиня плодородия, жена Осириса.].
        - Благодарю вас, сэр. - Она церемонно поклонилась. - А теперь пошли есть, я умираю от голода.
        Он поклонялся в ответ и предложил ей руку:
        - Прошу вас, леди. Всегда к вашим услугам.
        Несколькими минутами позже они сидели за уютным столиком с видом на реку. Огни Асуана переливались, отражаясь в водной ряби, как светлячки. Пламя свечей танцевало и искрилось в хрустале, стоящем на белой скатерти стола. С ним как нельзя лучше гармонировало теплое голубое сияние глаз Рэма.
        Он заказал вино и сразу же, как ушел официант, потянулся через стол и приподнял подбородок Мери. Затем стал поворачивать ее лицо из стороны в сторону, внимательно изучая его.
        - Ты заметил там какую-то грязь?
        - Нет, я просто пытаюсь определить, какого цвета у тебя глаза. Они все время меняются. Вот сейчас у них тот же оттенок, что и у твоего платья, но, я могу поклясться, днем они были коричневато-зеленые.
        - Вообще-то они светло-карие, но ты правильно заметил: цвет их непредсказуем.
        - Так же, как и их хозяйка. А этот шрамик? - Он провел пальцем по маленькой линии вверху скулы. - Откуда у тебя это?
        - В ранней молодости попала в автомобильную аварию. В щеку врезался кусочек стекла. Ужасное уродство, верно?
        - Ничего, что связано с тобой, уродливым быть не может. Запомни это. Я нахожу его очаровательным. Он придает твоему лицу таинственный вид, намекает на приключения, романтику. Я заметил, что, задумавшись, ты имеешь обыкновение его трогать.
        Принесли вино и напитки. Они ели и обсуждали события дня. Рэма встревожил рассказ о выключенном свете в Абу-Симбеле.
        - Этот молодой человек - большой проказник. Жаль, что он испортил тебе удовольствие.
        - О, ничуть. Я только немного испугалась, но это быстро прошло. Абу-Симбел удивительное место. Я вообще влюблена в Египет. Иногда мне кажется, что я вернулась домой.
        - Это так и есть на самом деле.
        Она глотнула вина.
        - Кстати, я вспомнила, ты ведь обещал рассказать историю знакомства твоих дедушки и бабушки.
        Рэм отнесся с пониманием к ее стремлению сменить тему разговора и улыбнулся:
        - Да, обещал. - Он дал знак подавать кофе. - Итак, начнем. Моя бабушка была цветущая шотландская девушка. Не девушка, конечно, а дама, красивая, энергичная. Волосы у нее были цвета соломы, а глаза напоминали оттенком яйцо малиновки. В общем, она была красавицей. Как ты, как моя мама. - Он улыбнулся. - Ее звали Аврора Маклеод, доктор Маклеод. Она происходила из богатой и знатной семьи, но хотела жить самостоятельно и окончила Эдинбургский университет, стала врачом. Хорошим врачом. Спрос на врачей-женщин в те времена был невелик, поэтому она долгое время не могла устроиться на работу. И тут случилось так, что к британскому офицеру, служившему в Египте, должна была приехать семья. Один из пятерых детей был в то время серьезно болен, а жена к тому же беременна, поэтому им нужен был врач. Бабушка согласилась сопровождать их. Так она попала в Египет и осталась там работать. Единственная женщина-врач на всю страну… Однажды мой дедушка со своим приятелем, британским чиновником, пили чай на веранде отеля «Мена-Хаус». Она подошла к ним и начала что-то в резких тонах требовать от дедушкиного приятеля. Что-то
из медицинского оборудования. Дедушка мгновенно лишился речи, то есть влюбился с первого взгляда. С тех пор он начал за ней ухаживать. А я забыл сказать, что она была подвижница, обуреваемая идеей помочь всем страждущим. Поэтому все его усилия были напрасны. Она отвечала, что на подобные глупости у нее нет времени. Измучившись вконец, он решил ее похитить. Посадил на коня и увез в шатер в пустыне.
        - Рэм! Ты все это придумал. Такое встречается только в старых фильмах.
        - Это правда. Он держал ее там две недели, пока она не согласилась выйти за него замуж. А через девять месяцев родился мой отец. - Он взял ее руку и нежно пожал. Огоньки свечей отражались в его глазах. - Как видишь, любовь моя, мы, Габри, знаем, как добиться своего.
        Мери почувствовала, как напряглись ее мускулы, а во рту стало сухо.
        - Рэм, ведь ты не будешь поступать так со мной?
        - Я использую это только как последнее средство, обещаю.
        Она попыталась выдернуть свою руку, но он не отпускал.
        - Рэмсон Габри, это не смешно! Это ужасно!
        - Успокойся, дорогая. Я же просто пошутил. - Он поцеловал ее руку и отпустил.
        У нее отлегло от сердца. Слегка. Он улыбнулся и потребовал счет.
        Ну конечно, он просто меня дразнит. Ладно, не буду об этом думать. Надо же, похищение. Но от этого сумасшедшего можно ждать чего угодно. Ладно, расслабься. Это была просто шутка.

        Глава 14

        Кругом одни несчастья…
        Нил разлился, все поля под водой.
        Грабители повсюду… грабители и мародеры.
        А крокодилы уже обожрались и плавают сытые.
    Жалоба Ипувера, 2180 - 1990 гг. до Рождества Христова

        Он выбросил окурок в реку и продолжил свой путь вдоль двухэтажного корпуса, в котором поселились американки. Все окна темные, темно и на веранде - она всего в двадцати метрах от дорожки.
        Он улыбнулся. Легкий ветерок шевелил ветви акаций и листья пальм, что росли вдоль аллеи. Прислушался - ему показалось, что кто-то идет.
        Тишина.
        Он едва сдерживал нетерпение. Еще немного, и кулон с соколом будет в его руках. Он видел ее, когда она уходила с Габри. Кулона на ней не было. Значит, он остался в комнате.
        Открыть стеклянную дверь труда не составит, он сделает это за несколько секунд.
        Укрывшись за кустами, мужчина стал пристально наблюдать за верандой. Кажется, пора. Но тут краем глаза он заметил какое-то движение. И вовремя. Оказывается, в этот поздний час столь странным образом развлекался не он один. Там, за стволом пальмы, прятался еще кто-то. Вернее, их было даже двое. Выругавшись про себя, он стал ждать дальнейшего развития событий.
        И дождался. Из тени кустов показалась фигура, подскочила к веранде, и через секунду стеклянная дверь открылась.
        У него даже руки опустились. Вот сволочь! Первым импульсом было рвануться вслед за этим мерзавцем и воткнуть ему под ребро нож. Но он сдержал себя. Одно неверное движение, и с надеждой добыть кулон придется распрощаться.
        Думай, приятель, думай.
        Идея быстро пришла ему в голову. Он выскочил из своего укрытия и поспешил на свою веранду, а потом - через холл к номеру американок. Там он громко постучал и подергал ручку двери.
        Надеясь, что этого было достаточно, чтобы заставить непрошеного посетителя ретироваться, он быстро вернулся к своему посту и продолжил наблюдение. Не заметив в интересующих его окнах никакого движения, он решил, что теперь уже не имеет смысла прятаться. Закурив сигарету, он с рассеянным видом начал прогуливаться вдоль веранды.
        Ну что ж, сегодня кулон получить не удалось, но эти два шакала тоже остались ни с чем. Он был уверен, что сейчас они притаились за деревьями и ждут.
        Когда же спустя два часа свет в окнах зажегся, он швырнул окурок в темную воду и пошел спать.
        Еще будет возможность. И может быть, очень скоро.

        Глава 15

        Небеса даровали нам любовь.
        Она захватам нас быстрее,
        Чем пламя охватывает сухую солому.
        А желание, что проснулось в вас,
        Оно как внезапный бросок сокола.
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        - А теперь я предлагаю тебе на выбор: потанцевать самой или посмотреть, как танцуют другие, - сказал Рэм, выводя Мери из ресторана. В ответ на ее вопросительный взгляд он пояснил:
        - Мы можем пойти потанцевать в ночной клуб, здесь, в отеле, а можем зайти в театр, он на том берегу, и посмотреть нубийских танцовщиц. - Взглянув на часы, он добавил:
        - Времени осталось мало, шоу начинается через несколько минут.
        - Тут и думать нечего. Пошли смотреть нубиек, они такие красивые.
        Они успели на паром в самый последний момент. Взбежали на борт и смеясь схватились за поручни, чтобы перевести дух. Рэм прижал ее к себе. Под мерный гул дизеля паром начал медленно скользить по освещенной луной реке.
        На берегу им пришлось идти совсем немного - полквартала. Рэм отправился за билетами, а Мери осталась у входа понаблюдать за оживленной улицей. Конные экипажи двигались по ней вперемежку с автомобилями. Прохожих в джеллабах было примерно столько же, что и европейцев. Ветерок доносил с реки аромат жареного мяса - это уличные торговцы, закончив свои дневные дела, готовили себе ужин.
        Хлыщеватого вида мужчина в белом европейском костюме остановился неподалеку и стал нахально ее разглядывать. Он буквально раздевал ее своими томными, похожими на маслины глазами. Ей стало не по себе. Когда же он начал медленно приближаться, ее беспокойство усилилось.
        Но тут появился Рэм. Он стремительно подошел к хлыщу и резко выпалил несколько фраз на арабском. Тот побледнел и шмыгнул куда-то в сторону.
        Рэм улыбнулся, взял ее под руку и повел в театр.
        - Что ты сказал этому ужасному человеку? - спросила она, когда они заняли свои места.
        - Извини, но это непереводимо.
        - Но все-таки, в чем суть?
        - Ну, я сказал ему, что если он не перестанет на тебя пялиться, я выжгу ему глаза раскаленной кочергой, а если он только посмеет к тебе прикоснуться, я отрежу ему правую руку и скормлю ее собакам, но все это будет только прелюдией к основному наказанию.
        - А что это за наказание?
        - Ну, скажем так: я собирался лишить его мужского достоинства.
        - Зачем ты напугал этого беднягу? Неужели и в самом деле твои угрозы могли осуществиться?
        - Конечно.
        - Рэм!
        - Ты моя, и никто не смеет на тебя посягать.
        - Но это же явное нарушение третьего пункта соглашения.
        Он улыбнулся:
        - Извини, дорогая. Видимо, я еще не все до конца твердо усвоил. Буду работать.
        Она уже собралась прочесть очередную лекцию на свою любимую тему о том, что она никогда не будет ничьей собственностью и прочее, и прочее, но тут начал медленно гаснуть свет.
        Подняли занавес. На сцене восемь очаровательных нубийских девушек в национальных костюмах медленно двигались под ритмические перестуки ударных инструментов. Они были все как на подбор высокие и стройные, с гордой осанкой, темнокожие. Просто красавицы. Неудивительно, что Рамзес II так любил свою прекрасную Нефертари - царицу нубийскую.
        Босые ноги танцовщиц исполняли па, которые можно было примерно описать как большой шаг - два маленьких шаркающих шажка, большой шаг - и так далее. Аккомпанировал им ансамбль, состоящий исключительно из ударных инструментов, - тамтамы и разного рода барабаны. Причем они были скрыты за кулисами. Это был примитивный чувственный ритм. Вибрируя, он наполнял собой зал и заставлял вибрировать ее живот.
        Рука Рэма, покоящаяся на ее бедре, легонько отбивала этот ритм. Каждый удар барабанов и каждое касание его пальцев заставляли ее сердце биться в этом же ритме. Ее груди покачивались, ее лоно пульсировало.
        Мери передернуло.
        Господи, неужели все в этой стране призвано стимулировать работу гениталий? Представление только начинается, а мне уже жарко и тревожно. Это на меня так действует музыка или человек, что сидит рядом?
        Она посмотрела на Рэма и обнаружила, что его потрясающие глаза устремлены на нее. Губы его медленно раскрылись в чувственной улыбке.
        - Смотри на танцовщиц, - прошептала она.
        Он сжал ее бедро:
        - Я хочу смотреть на тебя.
        Все развивается в таком темпе, что не знаю, смогу ли я выдержать рядом с ним три дня плавания на пароходе и не сойти с ума. Конечно, можно пойти по пути наименьшего сопротивления и наслаждаться моментом. Но это будет большой ошибкой. Я просто чувствую это. Стоит мне лечь с ним в постель хотя бы раз, и я полностью подчинюсь ему. Воля моя будет окончательно парализована. Я стану его.
        Как корова. Или как лошадь. В общем, я буду его собственностью.
        Она встряхнула головой. Эти мысли совсем сбили ее с толку. Однако вскоре гипнотический ритм танца увлек ее в более мощное русло, где разумное, рациональное было вытеснено эмоциями. И она предалась им, не помня уже ни о чем и не думая ни о чем.

        Когда занавес упал, она некоторое время сидела тихо и неподвижно. В ее ушах по-прежнему стучали барабаны, она видела движения танцовщиц, чувствовала касания Рэма. Она до сих пор ощущала ритм. Он оставался в ней, и когда они вышли из театра и шли по берегу Нила к причалу, и когда плыли на пароме к острову. Казалось, прохладный ветерок на реке должен был бы ее охладить, но Мери стало еще жарче, когда дизельный мотор завибрировал под ее ногами, передавая эту вибрацию всему ее телу.
        Когда они шли по дорожке к отелю, Рэм обнял ее за талию. И повел: большой шаг - два маленьких шаркающих шажка, большой шаг - два маленьких… Она легко включилась в эту игру, которая захватывала не меньше, чем самый причудливый танец. У входа в отель она рассмеялась:
        - Ну ты и мошенник! Зачем ты меня заводишь?
        Он сделал невинное лицо:
        - О чем это ты?
        - Как будто не знаешь.
        - А чего бы ты сейчас хотела? Пойдем танцевать? Или хочешь спать? Или может быть - и это было бы самое лучшее - займемся любовью?
        - Рэм!
        - Шучу, шучу.
        - Я думаю, что лучше всего нам сказать сейчас друг другу спокойной ночи. Вэлком, наверное, волнуется, куда это я пропала.
        - Она выглядит дамой весьма сообразительной. Не думаю, чтобы твой поздний приход ее удивил.
        Они подошли к двери, Мери вынула ключ. Но он, похоже, не собирался отпускать ее.
        - Ты сегодня такая красивая. Это платье очень идет тебе. Ты должна носить его всегда. Оно меняет цвет твоих глаз. Они сейчас как вода в Ниле в час заката.
        Эти слова, если бы их произнес кто-то другой, звучали бы банально, слащаво, сентиментально, но в его устах они казались единственно правильными. Не было никаких сомнений, что он самый красивый, восхитительный мужчина из всех, кого она когда-либо встречала. В этом взгляде, каким он продолжал ее ласкать, можно было легко и просто утонуть. Она стояла и ждала, когда он отпустит ее руки.
        Вместо этого он поднял свою руку и указательным пальцем провел от шеи до груди вдоль глубокого выреза ее платья. Со сводящей с ума медлительностью повел поверх шелка пальцем дальше, через нежную выпуклость ее груди.
        - У тебя вот здесь очаровательная родинка. Прямо вот здесь. - Он коснулся ее левой груди, а затем наклонился и нежно поцеловал то место, где только что был его палец.
        Ее соски моментально напряглись и отвердели, что, конечно, было заметно через тонкую материю.
        Он прикоснулся языком к маленькому шрамику на ее скуле и наклонился к самому уху:
        - Скоро, моя дорогая. Скоро. - Повесив что-то ей на шею, он снова прошептал:
        - Я приду к тебе во сне.
        И ушел.
        Она скользнула внутрь, закрыла за собой дверь и, тяжело дыша, оперлась на нее спиной. Произнести что-нибудь членораздельное она не могла. Она потрогала грудь и рукой нащупала сокола, висящего на цепочке. Ощутив его тепло, Мери улыбнулась.
        - Сразу видно, вечер был потрясающий, - сказала Вэлком. Она сидела на диване и делала педикюр. - Судя по вашему виду, мадемуазель, любовь на пороге.
        Все еще глупо улыбаясь, Мери вяло подняла руку:
        - Привет. Как повеселилась?
        - Отлично. Мы с ребятами славно покутили.
        - Это хорошо, - произнесла Мери с отсутствующим видом и двинулась в свою комнату.
        - Если б ты видела, что творилось, когда он притащил в холл отеля крокодила и гиппопотама.
        - Это хорошо.
        - Что же это делается с человеком? - задумчиво произнесла Вэлком, когда за Мери закрылась дверь.
        А у той в мозгу вертелось одно и то же.
        Я полюбила этого человека. Неужели действительно полюбила?

        Каким-то образом ей все же удалось раздеться, умыть лицо. А мысли о Рэме все роились и роились. Сегодня все прошло чудесно, кроме, пожалуй, инцидента с тем человеком у театра. Она вспомнила, какое холодное, жестокое выражение лица было в тот момент у Рэма, и поняла, что многого еще о нем не знает.
        Нет, что бы Вэлком о нем ни говорила, он все-таки очень похож на мою мать. Такой же собственник, так же бесцеремонно вмешивается в мою жизнь. Спрашивается, нужно ли мне все это? Может быть, после замужества он заставит меня надеть чадру? Я ведь просто стану его движимым имуществом.
        А пошел он ко всем чертям, этот самонадеянный сумасшедший египтянин! Каждый раз, стоит ему посмотреть на меня этими потрясающими глазами и прошептать на ухо какую-нибудь ерунду, весь мой разум, вся моя рассудительность берут отпуск.
        Нет, надо все-таки думать и о будущем. Рэмсон Габри при всей его несомненной привлекательности не может рассматриваться как объект серьезного чувства или каких-то длительных отношений. Это все фантазия, мимолетность. Я здесь не для того, чтобы воплощать в жизнь девичьи мечты и прочие романтические штучки. Я здесь для того, чтобы работать. Спустись на землю, Мери.
        Она с остервенением причесалась, разломав при этом расческу, потом переоделась в пижаму и через минуту уже совала в руки Вэлком небольшой коричневый пакетик:
        - Хочешь «M&M's»?
        Та оторвалась от своего педикюра.
        - Ну прямо как манна небесная. Откуда это у тебя?
        - От Рэма. Их привезли из Нью-Йорка, на самолете.
        - Вот это кавалер, я понимаю. Ты, я вижу, понемногу начала сдавать позиции.
        - Только временное помешательство. Но это пройдет. Уже проходит. Если я снова начну вести себя, как глупая влюбленная школьница, ущипни, пожалуйста, меня, и побольнее. - Она открыла свой пакетик и отправила в рот горсть «M&M's». - Мне кажется, я просто насмотрелась старых фильмов.
        Однако ее голова все еще была занята мыслями о Рэме. Чувства, которые он возбудил в ней, не утихали. С несчастным видом она уставилась в темное окно, не зная, что же будет дальше.
        - Давай поговорим об этом? - предложила Вэлком.
        Мери замотала головой.
        После нескольких минут тишины Вэлком снова подала голос:
        - Это ты оставила стеклянную дверь на веранду открытой?
        - Нет. А почему ты спросила?
        - Когда я пришла, она была открыта. Возможно, это просто случайность. - Она отправила несколько карамелек в рот и снова занялась ногтями. Закончив, она полюбовалась работой и спросила:
        - Хочешь, чтобы я навела лоск тебе?
        - С превеликим удовольствием. - Мери заулыбалась и протянула ногу ей на колени. - Хотите знать, что такое настоящая подруга? Это та, которая поздно вечером сделает тебе педикюр.

        Глава 16

        Если придется тебе вступить в спор со сварливым, не пытайся его победить с помощью слов.
        Лучше отступи, сохрани достоинство.
    Из притчей Аменхотепа, 1580 - 1320 гг. до Рождества Христова

        - Вэлком. - Мери ждала ее, стоя перед зеркалом. - Могу я надеть этот купальник?
        - А почему нет? Он очень интересный. Кстати, оригинальная работа Генри. А это безобразие больше не надевай. - Она взяла в руки купальник, лежащий рядом. - Ему же лет пять, не меньше.
        - Да нет, он у меня с прошлого лета. Я носила его весь сезон, и все было в порядке.
        Сейчас на ней был розовый супербикини, который больше открывал, чем прикрывал.
        - Нет, я не могу пойти в бассейн в таком виде. Это неприлично.
        - Да Господи, ты посмотри, какие у тебя ноги! А грудь! Большинство женщин все бы отдали за возможность показать такое. А ты стесняешься. Генри пришел бы в восторг, увидев, как хорошо сидит на тебе его произведение.
        - Я боюсь, меня могут арестовать. Это ведь мусульманская страна. Здесь женщины еще носят чадру и никогда не открывают ноги. Нет, я подожду, пока откроется магазин в отеле, и куплю что-нибудь поскромнее.
        Вэлком вздохнула:
        - Я же тебе уже говорила, что бутик откроют только после трех. А посадка на пароход, кажется, в начале второго. Может, ты наденешь тогда вот этот? - Она показала на свой купальник, состоящий из нескольких черных полосочек.
        - Да этот еще хуже.
        Вэлком улыбнулась:
        - К твоему сведению, и этот, и твой стоят по шесть сотен баксов.
        - Неужели?
        - Представь. Генри подарил их мне сразу после показа коллекции. Ладно, хватит базарить, надевай этот розовый и не думай ни о чем. А то пропустим утреннее солнце.
        Мери осталась в своем бикини, Вэлком - в его черном двойнике, и они обе направились к двери, игнорируя трезвонящий телефон.
        Всю дорогу к бассейну Мери что-то ворчала себе под нос.
        Они расположились в шезлонгах, и Мери с облегчением отметила, что купающихся всего несколько человек. Возможно, удастся скользнуть в воду незаметно. Ей просто необходимо было сейчас искупаться в прохладной воде, чтобы смыть смятение бессонной ночи.
        - Золотко, помажь мне спину. - Вэлком протянула ей флакон и легла на живот.
        Мери втирала пахнущий кокосом лосьон в безукоризненную кожу.
        - А я думала, у рыжих всегда веснушки. Ты уверена, что тебе не вредно лежать на солнце? Может быть, пойдем в тень?
        - Мери, купальник на тебе смотрятся отлично. Так что будем лежать здесь, не надо меня уговаривать уйти в тень. Тебе тоже втереть лосьон?
        Сделав глубокий вдох, Мери сбросила платье:
        - Нет, я сначала искупаюсь.
        - Какой ужас, - раздался у нее за спиной глубокий баритон. - Как хорошо, что я вовремя.
        Мери оглянулась и уперлась взглядом в Рэма. Некоторое время они, потрясенные - это еще мягко сказано, потрясенные, - смотрели друг на друга. Он был в узких черных плавках. Она впервые увидела его обнаженный мускулистый торс, бронзовую грудь, поросшую густыми курчавыми волосами, его стройные ноги. У нее заныло в животе. Он был великолепен.
        Рэм тоже любовался ею, это было очевидно, однако фраза, которую он произнес в следующий момент, вернула ее из мира грез на грешную землю.
        - Я не позволю тебе устраивать здесь демонстрации.
        - Не позволю? Что значит не позволю? - Она удивленно подняла брови.
        Он молча продолжал смотреть на нее. Мери вздернула подбородок:
        - А что плохого в этом купальнике? Если хочешь знать, это оригинальная работа Генри. Он существует в единственном экземпляре.
        - Ничего, я куплю тебе еще один, который прикроет тебя лучше. Я не желаю, чтобы любой мужчина в Египте, глядя на мою женщину, ронял слюни. Надень это. - Он протянул ей халат и уже всунул одну ее руку в рукав.
        Мери тут же взорвалась. Освободившись, она встала перед ним, уперев руки в бока:
        - Если ты такой блюститель нравов, то прикрой лучше себя. Я не твоя женщина. Понял? Вбей это в свою тупую башку. Я буду носить то, что хочу и когда хочу. Ты слышишь меня?
        Вэлком рядом хохотнула.
        Рэм подошел к Мери вплотную и прикрыл ее своим телом.
        - Дорогая, будь благоразумна. Ведь люди смотрят.
        - Благоразумна! Благоразумна? Так вот, если кому здесь и надо быть благоразумным, так это тебе. - Она начала высвобождаться от его рук. - Я хочу искупаться. А ты, Рэмсон Габри, пошел к черту!
        С высоко поднятой головой она прошагала к краю бассейна и прыгнула. Вынырнув через довольно большое расстояние, Мери быстро поплыла. И плыла, пока не прошел гнев. Перевернувшись на спину, она стала смотреть на безоблачное небо. Рядом с ней всплыла темная голова.
        - Любовь моя, прости меня, пожалуйста. Я не хотел, чтобы ты сердилась. Признаюсь, я действовал как безмозглый ревнивый дурак. Сразу нарушил три пункта соглашения. Извини. Просто, когда ты рядом, я становлюсь немного сумасшедшим.
        У него был такой удрученный вид, такая нежная улыбка озаряла его мокрое лицо, что Мери не могла не смягчиться. Она улыбнулась в ответ, мягко положила руку ему на голову и утопила ее.
        Он вынырнул, смеясь и отплевываясь. А потом началась война. Они гонялись друг за другом по воде, топили друг друга, играли, плавали наперегонки, пока Мери окончательно не выдохлась.
        Когда она поднималась по лесенке наверх, он выскочил раньше и подал ей полотенце. Рядом стояли двое мужчин. Он встал к ним спиной, стараясь по возможности заслонить ее, пока она не наденет халат. Заметив это, она улыбнулась. Он пожал плечами и посмотрел на нее с невинным видом.

        Как и предполагалось, все встретились при посадке на теплоход «Жемчужина Нила». Нонна и Эстер занимали каюту рядом с Вэлком. Несколько других членов клуба «Золотые годы», включая доктора Стоктона, располагались по соседству. С озабоченным видом прошествовала Ли Генри, ведя на буксире понурого Брэдли.
        Каюта Джорджа и Жан-Жака была напротив Мери. Рэм, который сопровождал Мери и Вэлком до их смежных кают, занял каюту рядом с Мери, а его помощник Марк Маклеод - напротив него.
        Мери всех перезнакомила. Женщины были в восторге от Жан-Жака. Сегодня он был одет в изумрудный вариант вчерашнего розового одеяния. Он целовал дамам ручки и расточал комплименты.
        Благостную атмосферу нарушил резкий голос Уолтера Раша:
        - Моя каюта должна быть здесь. Это ошибка. Я прошу позвать капитана. Вот моя каюта. - Он стукнул кулаком по двери каюты Рэма.
        Служащий засуетился и попытался увести раздраженного пассажира, обещая предоставить ему чудесную каюту на другой палубе. Мери посмотрела на Рэма:
        - А как тебе удалось получить эту каюту?
        Он пожал плечами:
        - Просто повезло, наверное. - Губы его слегка подрагивали.
        Прежде чем Мери успела как-то это прокомментировать, Джон Стоктон, в равной мере и джентльмен, и дипломат, подошел к раздраженному Рашу, который вырывал в это время свою руку у служащего.
        - Уолтер, - тихо произнёс доктор Стоктон, - я буду счастлив обменяться…
        В этот момент тот резко вырвал руку и попал ею прямо доктору в лицо. Джон Стоктон отлетел к стене и медленно сполз на пол. Из ранки, образовавшейся над правым глазом, потекла струйка крови.
        Рэм рванулся вперед, но Эстер оказалась быстрее. Она ударила Раша своей сумочкой по голове и выкрикнула ему в лицо:
        - Вы злой и нехороший! Смотрите, что вы наделали. - Она поспешила к доктору Стоктону, присела рядом и уложила его голову себе на колени. - О, дорогой мой Джон. Ты ранен. Этот грубый человек сделал тебе больно.
        Доктор Стоктон погладил ее руку:
        - Все хорошо, все хорошо, Эстер. Не переживай. Я же крепкий, как старый дуб.
        Уолтер Раш был в ужасе от содеянного. Он стоял молча и смотрел на окружающих. Затем пробормотал что-то похожее на извинения и быстро ретировался. Появился служитель с аптечкой, но Эстер Беррингтон не позволила никому прикоснуться к раненому. Она сама оказала «дорогому Джону» первую помощь.
        После того как ранку промыли и перевязали - она оказалась несерьезной, - Рэм объявил группе:
        - По-моему, сейчас самое время всем распаковать вещи и устроиться. Встретимся на прогулочной палубе в три часа, полюбуемся на отплытие. - Все согласились и разошлись по своим каютам. Повернувшись к Мери, он тихо добавил:
        - А вам, принцесса, я позвоню через полчаса.

        Зайдя в свою маленькую каюту, Мери бросила сумочку и ключ на стол и плюхнулась на постель. Неприятная сцена в коридоре взволновала ее. Слава Богу, доктор Стоктон пострадал не сильно. Затем она улыбнулась. Эстер, оказывается, зря пыталась убедить всех, что равнодушна к Джону Стоктону. Теперь тайное стало явным. Спасибо Уолтеру Рашу. Доктор, наверное, сейчас на седьмом небе от счастья. От внимания Мери не ускользнуло, что, прежде чем позволить Эстер увести себя в каюту, Джон Стоктон слегка ей подмигнул.
        Умывшись и приведя себя в порядок. Мери обратила внимание на столик в углу. На нем лежали две большие коробки.
        - А это еще что такое? - нахмурилась она.
        В одной коробке лежали норковая шуба и все драгоценности, которые Рэм подарил ей прежде. Она воздела голову к небу. Опять все сначала. Вторая коробка была обернута яркой фольгой и перевязана золотой ленточкой. Она взяла ее к себе на постель и медленно открыла. В ней лежала по крайней мере дюжина купальников различных цветов и фасонов. Разумеется, все более скромные, чем изделие Генри.
        - О Господи! - воскликнула Мери. - Я, наверное, удавлю этого человека.
        Тихий стук из смежной каюты прервал ее тираду. Она подошла и впустила Вэлком.
        - Что опять случилось, золотко?
        Мери показала в сторону кровати:
        - Полюбуйся! Зачем мне все это? Сегодня к вечеру я убью Рэмсона Габри.
        Вэлком подошла поближе и исследовала содержимое коробки, а затем разразилась смехом.
        - А что, у этого человека есть вкус, - сказала она, показывая на этикетки фирм. - Надо отдать ему должное.
        - Я ему еще и не то отдам, - проворчала Мери, выхватив из ее рук купальник и швырнув его в коробку. Захлопнув крышку, она подхватила ее и выбежала из комнаты.
        На ее стук в дверь из каюты Рэма никто не ответил. Мери возвратилась к себе и снова бросила коробку на кровать.
        Постепенно в ее голове созрел план.
        - Бассейн, кажется, на прогулочной палубе? - спросила она и, когда Вэлком кивнула, добавила:
        - Где тот черный купальник, что подарил Генри?

        Через несколько минут она уже была наверху. С берега дул свежий ветерок.
        А может быть, это не такая уж и хорошая идея?
        Несколько членов клуба «Золотые годы» уже прогуливались по палубе. Нонна о чем-то весело беседовала с Вэлком. Эстер Беррингтон, одетая в свободное платье и босоножки, стояла у перил. Рядом - доктор Стоктон с биноклем и повязкой на голове.
        Мери к этому времени уже поостыла. В общем, если она сейчас начнет демонстрировать свой купальник, все будет выглядеть довольно по-дурацки. Ничего она этим не добьется, разве что шокирует этих добрых милых людей. И все только затем, чтобы разозлить Рэма. Что же это такое со мной творится? За последние три дня я выходила из себя чаще, чем за последние три года. Она сокрушенно вздохнула и направилась вниз, чтобы переодеться во что-нибудь более пристойное.
        Ее остановил доктор Стоктон:
        - Это ваш друг вон там? - Он указал здание на улице и передал ей бинокль. - Лучше бы ему поторопиться. Мы уже отплываем.
        Отбросив прядь волос с лица, она прижала бинокль к глазам. Ошибки быть не могло - это был его профиль, его мускулистое тело, его аккуратная белая рубашка. Они стояли у газетного киоска и разговаривали. Их было трое. Рэм, Марк и еще кто-то. Этого третьего Мери разглядеть никак не могла, его загораживал Марк.
        - Да, это он. Но беспокоиться не стоит. Ради него, я думаю, задержат отплытие.
        Но тут Марк сдвинулся чуть в сторону, и она увидела этого третьего.
        Это был египтянин с нависшими веками! Тот, которого она уже видела несколько раз. В Мемфисе. В Абу-Симбеле. И вот теперь здесь. Случайность? Маловероятно. И почему он разговаривает с Рэмом? Этот человек следил за ней? Почему?
        А что, если он террорист? О Господи, а если он из какой-нибудь экстремистской группировки, и они замышляют похитить ее? Мама тогда, наверное, сразу же умрет.
        Чувствуя неприятный холодок в желудке, она возвратила доктору Стоктону бинокль и отправилась в свою каюту переодеться в белые брюки.

        Стук в дверь раздался, когда она застегивала розовую кофточку. Она знала, кто это там за дверью, поэтому спешно привела в порядок волосы и коснулась губ помадой.
        Человек с нависающими веками ее, конечно, пугал, но одновременно она не забывала, что сердита на Рэма.
        Стук стал более настойчивым, было слышно, как Рэм зовет ее. Ничего, пусть этот негодяи подождет. Она собрала сумку, положила туда фотоаппарат и побольше пленок. В последнюю минуту достала еще заколки, которые подарил ей Рэм, и кулон с соколом и положила их в карман, застегнув его на молнию. Так будет сохраннее.
        Когда она в конце концов открыла дверь, то увидела улыбающегося Рэма. Газета все еще была у него под мышкой.
        - Где ты была, любовь моя? Я уже начал беспокоиться.
        Когда он попытался поцеловать ее в щеку, она отвернула лицо:
        - Это мне следует спросить, где был ты. Десять минут назад тебя в твоей каюте не было.
        - Я выходил купить газету, - сказал он, прижимая ее к себе. - Кстати, ты можешь ее почитать, если хочешь. Правда, она на арабском, но это, надеюсь, тебя не смущает. Значит, ты скучала по мне, дорогая.
        Она выскользнула из его рук снова:
        - Кто этот человек, с которым ты разговаривал?
        Рэм нахмурился:
        - Разговаривал с кем? Со мной был Марк, я с ним разговаривал.
        - Нет, я имею в виду другого. Я была на прогулочной палубе и видела в бинокль, как ты и Марк разговаривали с каким-то человеком. - У нее опять похолодело в желудке. - Кто он? Тот, с нависающими веками.
        Он рассмеялся и привлек ее к себе. Газета упала на пол.
        - Принцесса, почему тебя заботят такие пустяки? Это просто человек, который стоял у киоска. Случайный прохожий, понимаешь? Я немного поговорил с ним. Но лучше бы я поговорил с тобой. Ты много приятнее. - Лаская ее ухо, он улыбнулся. - Значит, ты наблюдала за мной в бинокль? Молодец.
        Мери одеревенела в его руках, затем высвободилась:
        - Черт побери, Рэмсон Габри. Послушай меня. У меня серьезные проблемы, я обеспокоена.
        - Что случилось, любимая? - Он повернул ее к себе и стал всматриваться в лицо. За ее плечом он увидел коробку с купальниками на кровати и улыбнулся:
        - Ах вот в чем дело. Ты расстроена из-за этих купальных принадлежностей. Выброси их все в иллюминатор, и дело с концом.
        - Да, это все меня действительно расстроило, но не только это. Есть кое-что и похуже. Черт побери, я просто боюсь.
        Его улыбка растаяла. В глазах появился стальной блеск, мускулы напряглись.
        - Кого ты боишься? Кто тебя обидел?
        - Да. Вернее, нет. Я не знаю. Но я думаю, что меня собираются похитить.
        Он нахмурился:
        - Похитить? Тебя?
        - Именно это я и пытаюсь тебе втолковать. Этот человек, с которым ты там разговаривал, ну, тот, с нависающими веками, он преследует меня. Я видела его уже несколько раз. Он тогда напугал меня до смерти в Абу-Симбеле. На какое-то мгновение мне показалось, что он пришел меня убить в темноте. А может быть, он собирается перерезать мне горло, пока я сплю?
        Складки на его лице разгладились, плечи начали подрагивать. Он громко рассмеялся:
        - Любимая, у тебя богатое воображение.
        - Рэмсон Габри, это не смешно! - Горячие слезы брызнули из ее глаз и потекли по щекам. Она вытирала их тыльной стороной ладони. - Я боюсь.
        Он крепко обнял ее:
        - Жизнь моя, не плачь. У меня сердце разрывается на части, когда я вижу, что ты плачешь. - Он поднял ее подбородок и нежно поцеловал ее глаза. - Я никому не позволю причинить тебе боль. Ведь моя единственная цель - это чтобы тебе было хорошо. Извини, что смеюсь, но дело в том, что я знаю этого человека. И его жену тоже. И его пятерых детей. Поверь мне, он для тебя не опасен.
        Глаза Мери, все еще в слезах, встретились с его сияющими теплыми голубыми алмазами.
        - Ты действительно думаешь, что он не преследует меня?
        Он улыбнулся:
        - Тебя преследую я. Разве нам нужны еще попутчики?
        Она вглядывалась в его лицо, которое уже начинало становиться для нее дорогим, и чувствовала, что в его натуре есть что-то безжалостное, таинственное, что-то…
        - Ты знаешь, у меня тут мелькнула мысль, что это ты организовал за мной слежку.
        - Зачем это, спрашивается, мне?
        - Не знаю. А почему бы не попытаться? Это вполне в твоем духе. - Она глубоко вздохнула. - Так, а теперь что с этими купальниками…
        Он оглушительно рассмеялся:
        - Пойди умой свое прекрасное личико, а мне надо переговорить с Марком. Потом мы отправимся на прогулочную палубу. А эти купальники обсудим позднее.

        Злой, как черт, Рэм даже не остановился переговорить с Марком, а прямым ходом направился к Джи-Джи, руководителю детективного агентства. Они были давними друзьями, еще со студенческих лет в университете, в Техасе, и Рэм ему безоговорочно доверял, но если Джи-Джи провалит это дело, то спуску он ему не даст.
        - Этот одноглазый идиот Мустафа, - с порога взорвался Рэм. - Какого дьявола он здесь делает? Я же сказал, чтобы ты его уволил.
        - Я его уволил, босс. Три недели назад. Я дал ему под зад сразу же, как получил от тебя указание.
        - Тогда почему же он ошивается около Мери?
        - Я его не видел.
        - Так теперь хоть посмотри. Мери говорит, что видела его три или четыре раза. И сегодня тоже. Даже я видел его. Он прятался за газетным киоском. Это же такой идиот, ему даже лампочку ввернуть нельзя поручить.
        - Ты поговорил с ним?
        - Естественно, я поговорил с ним. И он попытался навесить мне лапшу на уши. Что-то наплел про свою сестру.
        - У него нет сестры.
        - Я знаю. И я знаю также, что от этого грязного сукиного сына ничего хорошего ждать не следует. Он родную мать продаст за десять фунтов. Я тебя предупреждаю, Джи-Джи, если хоть один волос упадет с головы Мери, я прикажу подать на завтрак твои яйца.
        - Господи, парень, да ты совсем потерял из-за нее голову.
        - Да, я потерял из-за нее голову. И, ради Бога, прошу тебя, сделай так, чтобы она была в полной безопасности, но ничего не замечала. Понял?
        - Иначе мою задницу будут кушать крокодилы?
        Рэм рассмеялся:
        - Если в Египте, то, конечно, крокодилы. Я думаю, ты им придешься по вкусу. Есть еще один вопрос, он связан с Мабахетом. Вчера я имел встречу с Тефиком Фаядом, и он поделился со мной параноидальной идеей, что Мери и Вэлком шпионки.
        - Шпионки? Эти две красавицы? Ты смеешься.
        - Я понимаю, что это сплошная чушь. - Рэм передал ему содержание разговора с Фаядом. - Поэтому имей в виду, здесь, вероятно, крутится пара людей Фаяда.
        Джи-Джи рассмеялся:
        - Я думаю, их мы не пропустим.
        - Будь очень внимательным, Джи-Джи.
        - Да у меня муха здесь не пролетит.
        - Посмотрим, посмотрим, - произнес Рэм и вышел.

        На палубе он перевел дух.
        Что бы сказала Мери, если бы узнала, что он организовал слежку за ней? Хотя и для ее же безопасности. Однако он знал, что убедить ее в необходимости таких мер было бы очень трудно.
        Он вдруг разозлился на Нору Элвуд. Это она заставила его обманывать Мери. Затем успокоился. Даже если бы мать Мери не попросила обеспечить безопасность дочери, он все равно бы это сделал. В наши неспокойные времена чего не случается. А Мери слишком большая драгоценность, чтобы не обращать на это внимания. И слава Богу, его люди оказались более бдительными, чем он. Один все время следовал за ней от самой Гизы и оставался рядом, пока другие садились в самолет на Луксор.
        При одной только мысли, что с ней может что-то случиться, у него в жилах стыла кровь. Она его радость, его жизнь, его душа. Если надо, он передушит всех шакалов в пустыне, но не позволит причинить боль даже ее мизинцу. Но простит ли она его, если узнает правду?
        Остается только молиться. И еще этот чертов Мустафа.
        Рэм вздохнул и пошел разыскивать Мери.

        Им так и не удалось обсудить проблему с купальниками. Потому что они попали на прогулочную палубу как раз в тот момент, когда «Жемчужина Нила» отчалила и начала медленное плавание на север. Мери было не до купальников, она залюбовалась видом древнего Нила. Грациозные фелюги, подняв белые паруса, наполненные ветром, проплывали мимо, вниз и вверх по течению. Они были разные: пассажирские, грузовые, рыбацкие. На берегах покачивали верхушками высокие пальмы, за ними вдали то там, то здесь проглядывали зеленые пятна полей.
        - Как-то непривычно плыть вниз по течению, но при этом на север, - произнесла Мери, облокотившись на поручень.
        Рэм кивнул:
        - Еще одна загадка Египта. Хотя Нил не единственная река в мире, которая течет с юга на север. Географически мы сейчас на юге, но находимся в Верхнем Египте, а все, что лежит севернее Гизы, относится к Нижнему Египту.
        Мери, смеясь, покачала головой:
        - Это как-то не укладывается у меня в голове. Есть такая шутка у Эббота и Костелло «Кто первый…». Очень подходит к данной ситуации.
        - Ты слишком молода, чтобы помнить Эббота и Костелло.
        - Это правда. Но я люблю старые фильмы. Мое любимое занятие в дождливый уик-энд - взять большой пакет воздушной кукурузы, пристроиться на кровати и смотреть черно-белые классические фильмы по кабельному телевидению. А откуда ты знаешь об Эбботе и Костелло? Ты ведь тоже не такой уж старый, да и фильмы с их участием, наверное, в Египте не показывали. Я имею в виду, повторно.
        - К твоему сведению, по египетскому телевидению показывают много американских фильмов, но в основном сравнительно новых. Но у меня большая видеоколлекция старых фильмов: Эббот и Костелло, Лаурел и Харди, Даблю Си Филдс, Эррол Флинн, Хэмфри Богарт.
        - «Касабланка»? У тебя есть «Касабланка»? Это же мой любимый фильм.
        - Да, есть и «Касабланка». Когда мы будем у меня дома в Луксоре, то посмотрим все твои любимые фильмы. Правда, я не смогу организовать здесь дождливый день, но снабдить попкорном и обеспечить широкую кровать - это вполне в моих силах.
        - Рэ-эм!
        Он улыбнулся:
        - Я только пытаюсь обеспечить тебе наибольший комфорт. Ведь ты сказала, что тебе это очень нравится.
        Она улыбнулась и покачала головой:
        - Ну что мне с тобой делать?
        Он взял ее руку и, не отрывая от нее взгляда, поднес к своим губам.
        - Делай, что хочешь.
        Не помня ничего, не зная, не думая ни о чем, повинуясь лишь одному инстинкту, она прильнула к нему, и мгновение спустя их дыхания смешались в одно.
        - Ах вот вы где воркуете, - раздался за их спинами голос Нонны Крафт. - А мы боялись, что вы пропустите момент отплытия. Наши все на носу, мы собираемся отметить это событие. Хотите присоединиться к нам?
        Не дожидаясь ответа, она продолжала щебетать, тряся своими как будто сделанными из хлопка кудряшками:
        - Нам бы очень хотелось иметь вас в своей компании, мистер Габри. Ну, во-первых, вы египтянин. Хотя это смешно, ведь вы совсем не похожи на египтянина. Большинство тех, кого я видела, низкорослые и с черными глазами, но Вэлком говорит, что вы действительно египтянин. Мы хотим, чтобы вы рассказали о тех местах, мимо которых мы проплываем.
        Рэм посмотрел на Мери, еле заметно пожал плечами и галантно предложил обеим дамам руку.
        - Я буду в восторге, миссис Крафт. Но, прежде всего, что бы вы хотели знать?
        - О, да буквально все. И пожалуйста, зовите меня Нонной. А я буду звать вас Рэмом. Рэм, такое необычное имя. Такое прочное. Ваша мама назвала вас так, потому что у вас была крепкая голова [18 - Рэм - по-английски «баран».]? - Ее глазки заблестели, на пухлых щеках образовались ямочки, и она, не выдержав, расхохоталась собственной шутке. Мери ее охотно поддержала.
        Рэм улыбнулся:
        - Вовсе нет, Нонна. Мое полное имя Рэмсон. Это девичья фамилия моей бабушки.

        Рэму не составило труда очаровать всю группу. Они расселись в креслах вокруг бассейна, и он начал рассказ о методах земледелия и орошения, которые применяли крестьяне, живущие на берегах Нила.
        Они не изменили этих методов, наверное, со времен фараонов. Единственное отличие заключалось в том, что теперь они не зависят от ежегодных паводков. Водный поток регулирует плотина. Ну и, конечно, они применяют удобрения.
        Через несколько минут к Мери наклонился Жан-Жак и прошептал на ухо:
        - Шери, мне нравится, как рассказывает ваш приятель - кстати, он очень красивый, - но, если я сейчас не уйду в тень, то стану красным, как омар.
        Он извинился перед остальными и удалился.
        Рэм продолжал свой рассказ, но при этом если и отводил свой взгляд от Мери, то ненадолго. Время от времени он вскидывал свои черные брови и улыбался, как бы спрашивая: «С тобой все в порядке?» Она отвечала легкой улыбкой, тогда он кивал и продолжал повествование.
        - Строительство плотины, надо понимать, было для этой страны благом? - спросил доктор Стоктон, обмахиваясь своей золотистой панамой.
        - И да, и нет, - ответил Рэм. - Конечно, это дало много очевидных преимуществ. Ведь больше половины населения Египта составляют бедные крестьяне, и теперь они не зависят от капризов природы, связанных с паводками. Сейчас здесь снимают не меньше пяти урожаев в год, и появилось много новых полей. Разумеется, электроэнергия. Но, как всегда бывает, когда человек вмешивается в дела природы, возникло много серьезных проблем. На дельту Нила - а это наш самый плодородный регион - начало наступать море и засаливать ее. Экологический баланс оказался нарушен. Применение химических удобрений привело к появлению доселе неизвестных явлений. Дело в том, что, хотя наша страна занимает довольно обширную территорию, собственно Египет - это узкие полоски земли, тянущиеся по берегам Нила. Самый большой доход в казну дает туризм, но если мы хотим процветать как нация, мы должны стремиться всячески развивать промышленность, а не только зависеть от туризма. - Он замолк и рассмеялся. - Извините меня. Я, видимо, перепутал, забыл, что не на трибуне.
        Вэлком встала:
        - Не знаю, как остальные, но мне определенно необходимо перебраться в какое-нибудь место попрохладнее, желательно с кондиционером. Мне кажется, что я уже сама вспахала несколько этих полей.
        - По-моему, там в холле накрывают чай, - сказала Нонна.
        - Вот это мне подходит, - отозвалась Вэлком и вместе с несколькими другими отправилась на поиски прохлады.
        Рэм повернулся к Мери:
        - А ты, шакар, хочешь чаю? Будем соблюдать британские обычаи?
        - Я не такой изнеженный цветок, как Вэлком, но чашечка чая мне сейчас не повредит.

        Остаток времени до обеда они провели, весело беседуя за чаем, а после обследовали магазинчик сувениров. Мери была очень осторожна и старалась ничем не восхищаться, в противном случае Рэм немедленно это покупал. Он уже купил ей бусы, пару босоножек, маленькую золотистую сумочку на шею с ее именем, написанным иероглифами специально по его заказу. Она решила как-нибудь зайти сюда одна и купить несколько кулонов для подруг и цветные джеллабы, которых было много на полках. Если бы она сказала, что они ей нравятся, он бы тут же купил ей дюжину.
        - Понимаешь, мне хочется делать тебе подарки, я получаю от этого удовольствие, - сказал он в ответ на ее протесты.
        У Мери до обеда была еще куча дел. Во-первых, она еще не распаковала свои вещи, во-вторых, хотела принять душ и вымыть голову. Так что Рэм оставил ее у дверей, разумеется, с поцелуем на щеке и обещанием позвонить.
        - Ты просто постучи в стенку, когда будешь готова, - сказал он, легонько прослеживая пальцем линию ее губ, - и я сразу приду.
        Она вошла в каюту и в ужасе застыла на пороге.
        Там все было перевернуто вверх дном. Все ее вещи вытряхнуты из чемоданов и раскиданы по полу и кровати. Даже пакетики с «M&M's» все были разодраны, а карамель разбросана по каюте, как новогоднее конфетти.

        Глава 17

        Буря, тучи, гром небесный,
        Крокодилы, как дьяволы, злы.
        Это бог Луны обратил свой гнев на него.
    Из притчей Аменхотепа, 1580 - 1320 гг. до Рождества Христова

        Несколько секунд Мери не могла прийти в себя. Шок вначале сменился ужасом, затем дрожью. Первым ее импульсом было выскочить за дверь и позвать Рэма. Она уже собиралась это сделать, но внезапно остановилась.
        Нет, если я позову его, он всех поднимет на ноги. А может быть, возьмет и ссадит меня с парохода. С него станется. Он всегда на все реагирует слишком эмоционально.
        А первой ее мыслью было, что, слава Богу, мама ничего этого не видит. Она представляла себе Нору, как та, самодовольно ухмыляясь, говорит: «Я же тебя предупреждала».
        Чувствовала она себя так, как будто камень величиной с пушечное ядро засел у нее в желудке. Зубы ее стучали, хотя она делала отчаянные попытки успокоиться.
        Успокойся. Подумай, хорошенько подумай. Это же обычное ограбление. Кроме того, тебя же не было в каюте. О каком же убийстве или похищении можно вести речь?
        Однако все эти самоувещевания помогали мало. Пульс не унимался.
        Она быстро переворошила вещи и с облегчением обнаружила, что дорогая норковая шуба на месте. Однако облегчение ее было преждевременным.
        Мери проверила глубокие карманы шубы, куда она спрятала драгоценности. Они пропали.
        Она обшарила все уголки и щели. Их не было.
        Мери начала стучать в дверь смежной каюты, зовя Вэлком.
        - Чего ты расшумелась? Иду, иду. - Вэлком открыла дверь. - Что случилось, золотко? Ты бледная, как мел.
        - Ты только посмотри. Меня ограбили. - Мери резко взмахнула рукой, показывая за спину.
        Рыжеволосая подруга задумчиво прошлась по каюте. Мери дрожащим голосом сообщила, что пропало. Теперь, когда Вэлком была рядом, ее страх сменился яростью. Как посмел этот кто-то врываться в ее каюту, рыться в ее вещах, касаться их, забрать их у нее! Она места себе не находила, представляя, как чьи-то руки перебирают ее вещи. Вэлком позвонила капитану и помогла Мери окончательно установить, что пропало. Благодарение Богу, заколки и кулон с соколом были у нее в сумочке. По крайней мере, хоть они целы. Знать бы заранее, она бы так поступила и со всеми остальными драгоценностями. А ведь при посадке на пароход, когда Марк Маклеод следил за доставкой их багажа, Рэм сказал, что беспокоиться особенно нечего, в Египте воруют мало. Конечно, мало, когда такие законы. Кто же будет воровать, зная, что тебе отрубят правую руку.
        Мери покачала головой:
        - Значит, украли только твои драгоценности?
        - Мне кажется, больше ничего не пропало. О черт! Мои пленки! Где они? Те, что я отсняла для себя. Я их положила в твой чемодан, ты не помнишь? Я не видела их и когда собирала чемодан.
        - Я не помню, чтобы они были у меня, но надо проверить.
        Они достали из кладовки сумку Вэлком и тщательно все пересмотрели.
        - Нет, - сказала Вэлком, - здесь их нет.
        - Куда же я могла их положить?
        - Ты думаешь, их мог взять вор?
        - Нет. Я хватилась их еще раньше. Только думала, что они где-то среди твоих вещей. Зачем грабителю брать экспонированную пленку? Он не взял аппаратуру, чистые пленки тоже на месте. Какой же смысл?
        Прежде чем Вэлком смогла что-то ответить, в дверь каюты постучали. Они поспешили впустить капитана.

        Увиденное привело капитана в уныние.
        Поскольку Мери не знала, застрахованы ли эти драгоценности, ему пришлось позвать Рэма. Таким рассерженным Мери его еще никогда не видела. Он молча оглядел весь этот кавардак, а затем отвел капитана в сторонку и разразился длинной тирадой на арабском так, что бедняга побледнел и что-то лепетал, по-видимому, извинения.
        - Я тут же сообщу о случившемся полиции, - сказал капитан и с поклоном вышел.
        - А об этих побрякушках не печалься. - Рэм увлек ее в каюту Вэлком, пока стая горничных, присланных капитаном, наводила порядок. - У тебя будут другие.
        Мери только покачала головой и устало опустилась в одно из голубых кресел. Откуда-то чудесным образом возникла бутылка бренди. Рэм наполнил три бокала и предложил один Вэлком. Сам присел на корточки у ног Мери.
        - Глотни это. - Он всунул ей в одну руку бокал, а свободную руку схватил и начал судорожно гладить. - Твои руки как лед. С тобой все в порядке?
        Она сделала большой глоток и закашлялась. На глазах выступили слезы.
        - Надо было мелкими глоточками, - улыбнулась она.
        - А ты остальное допей мелкими глоточками, - сказал он серьезно, как если бы инструктировал ребенка. - Я оставляю тебя с Вэлком, надеюсь, что все будет в порядке. Я должен идти, заняться этим делом. Ты поднимешься на обед или мне приказать подать его тебе в каюту?
        - Конечно, пойду, - произнесла она с вызовом. - Я не ребенок, чтобы меня опекать. Вполне могу позаботиться о себе сама.
        - Я это знаю, мисс Независимость, но все же… - ответил Рэм вежливо, но твердо. - Дай мне знать, когда будешь готова к обеду, хорошо?
        Он, конечно, твердолобый нахал, но сейчас она была не в настроении спорить.
        - Хорошо. Я постучу в стенку.
        Рэм улыбнулся и сжал ее руку. Затем повернулся к Вэлком:
        - Я отправляюсь проверить, что делается по этому поводу. Вас же прошу присмотреть за Мери, пока меня нет.
        Рыжеволосая красавица отдала честь по-военному:
        - Слушаюсь, сэр.
        Рэм рассмеялся:
        - Извините, но я просто схожу из-за нее с ума. Она мне очень дорога, понимаете.
        - Она дорога и мне тоже, - тихо сказала Вэлком. - Не беспокойтесь.

        Ограбление взволновало Мери гораздо больше, чем она это показала Рэму и Вэлком. Обдумывая ситуацию и так и сяк, она успела уговорить еще один бокал бренди. Благо, что бутылку Рэм оставил.
        Снова появился капитан. С тысячей извинений. Она уже думала, что он начнет целовать ей ноги в любую минуту. Капитан сообщил, что приказал охранять каюту Мери день и ночь. Отныне здесь будет постоянно дежурить кто-нибудь из команды.
        Пропажа драгоценностей ее, конечно, огорчала, но где пленки? Это очень странно. А может быть, в ее вещах кто-то рылся еще раньше?
        - Кому, скажи на милость, могли понадобиться мои пленки? - обратилась она к Вэлком. - У любого туриста этого добра полным-полно.
        - Золотко, я сама не могу этого понять.
        - И самое главное, когда они пропали?
        Вэлком нахмурилась:
        - Помнишь, я спрашивала тебя насчет двери на веранду? Вчера вечером я пришла и обнаружила, что она не заперта. Это могло случиться тогда.
        - Кто это мог сделать? И почему? Я не могу понять. Ну, драгоценности… Черт! Этот человек с нависающими веками. Ведь наверняка он крутился где-то рядом. Вот подлец! Уверена, это его работа. И здесь тоже. Надо позвонить капитану и сообщить ему.
        Сделав дело, Мери немного успокоилась и попыталась занять себя чем-нибудь другим. Попробовала еще бокал бренди. Помогло.

        Мери стояла у гардероба, раздумывая, что бы надеть к ужину. В каюте уже был восстановлен первоначальный порядок. На столе красовался большой букет от капитана. Она выбрала платье из легкой, почти воздушной ткани цвета морской волны с кружевными гофрированными оборками внизу и ярко-красной розой на груди. Вообще-то оно было совсем не в ее стиле - это платье ей подарила на день рождения сестра бабушки, - но ей показалось, что для сегодняшнего вечера оно подходит.
        Прическу она решила сделать тоже соответствующую - завитки и локоны. Мери повеселела и, закрепляя локоны заколками, даже вальсировала по комнате.
        А что делать с соколом? Вначале она решила его надеть. Но к этому платью он не подходил. Оставить в каюте? Ведь она охраняется. Нет, ей не хотелось с ним расставаться.
        Рэм. Конечно, она попросит его положить кулон к себе в карман. А пока Мери засунула сокола в маленькую сумочку.
        Затем она постучала в стенку. Рэм тут же ей ответил, а через секунду появился в дверях ее каюты.
        - Выглядишь превосходно. Как раз для ужина. - Рэм поцеловал ее в щеку, но не остановился на этом, а прошелся поцелуями до самой шеи.
        От его жадных и нежных прикосновений ее шея изогнулась. Положив руки ему на грудь, Мери откинула голову и закрыла глаза. Раздался стук в дверь. Он рывком отстранил ее от себя. Пришли Нонна и Эстер. Мери взяла сумочку, закрыла каюту на ключ, а кулон незаметно сунула Рэму в карман:
        - Пусть пока будет у тебя.
        Все четверо направились в ресторан, захватив по дороге Вэлком. Потом к ним присоединились доктор Стоктон и Жан-Жак, который был один, без Джорджа. «У бедного мальчика немножко mal de mer [19 - морская болезнь (фр.).]», - сокрушенно поведал он.
        Все начали удивляться: какая может быть морская болезнь, когда река совершенно спокойна? На что изящный француз заметил, поправив свои платиновые волосы:
        - Он вовсе не такой толстокожий, каким выглядит.
        На Жан-Жаке были черные брюки в обтяжку и черная «пиратская» рубашка. На груди красовалась серебряная цепь, в тон его босоножкам и серьгам. Нонна и Эстер были одеты в свои самые лучшие наряды.
        Метрдотель пригласил их в небольшой зал, где был накрыт стол на восьмерых. Высокие тонкие свечи, зажженные по всей окружности стола, мягко освещали белоснежные салфетки, тонкие хрустальные бокалы с золотыми каемками, фарфор, серебро. В центре стола стояла большая ваза с цветами. Стеклянная стена рядом открывала вид на реку, на берегу которой просматривались неясные силуэты пальм и густые кусты, обмакнувшие свои ветви в темные воды Нила.
        Блюда подавали официантки-нубийки в красочных нарядах. Их выбор был великолепен: сочные телячьи отбивные, мясо на вертеле в подушке из тушеного риса, большие куски ростбифа, несколько видов рыбы, цыплята под пикантным соусом, а также искусно приготовленные овощи всевозможных видов, включая, разумеется, и традиционный салат из огурцов и помидоров.
        - От такой еды недолго и растолстеть, - простонала Мери.
        - Ешь, моя шакар, я буду любить тебя и толстую, - отозвался Рэм.
        - Кстати, ты все время зовешь меня «шакар», объясни наконец, что это такое?
        - Ласковое обращение на арабском. В буквальном переводе это означает «сахар». Ты не возражаешь, чтобы я тебя так звал?
        - Нет. Мне только хотелось знать, что это означает. - Она добавила еще ложку риса в свою уже достаточно полную тарелку и с вожделением посмотрела на соблазнительные блюда, для которых у нее в желудке уже не было места.
        - Ну наконец мы начали с тобой уроки арабского, - прошептал он ей на ухо. - Вначале я обучу тебя всем словам любви.
        Она с аппетитом ела и запивала еду вином, а официант немедленно наполнял бокал вновь. За вечер он проделал это много раз.
        - А что бы ты хотела на десерт, дорогая?
        - О, не знаю. Выбери сам. - Она сделала попытку взять, не глядя, бокал, но удалось ей это только с третьего раза. - Положи мне что-нибудь шоколадное. Или лучше себя на тарелочке, и не забудь большую вилку. - Она хихикнула.
        Я что, опьянела, что ли? Или опять это результат действия этого человека, которому совершенно невозможно сопротивляться? А может быть, и то, и другое? Во всяком случае, вина на сегодня достаточно.
        Рэм подал ей тарелку с чем-то совершенно восхитительным, она такое прежде никогда не пробовала, - это были небольшие шарики из нежного крема, облитые шоколадом. Она попробовала несколько - оказывается, все шарики были разные. Он молча наблюдал, как она ела. Мери даже скормила один ему. Они смеялись, потому что он сжимал зубы, отказываясь.
        Наконец все перешли в холл потанцевать. Заиграли медленный фокстрот. Доктор Стоктон сразу же пригласил Эстер, которая, казалось, светилась сейчас внутренним светом. Мери посмотрела на эту пару и вспомнила Абу-Симбел и то, что ей рассказал тогда доктор.
        - Ты знаешь, он любит ее уже тридцать лет, - сказала она, наклонившись к Рэму. А ты, Рэм, будешь любить меня тридцать лет?
        - Я буду с тобой всегда, я пойду за тобой на край земли, на край вселенной, - мягко отозвался он, будто бы прочитав ее мысли. Его пальцы проделывали в это время небольшие круги на ее голом плече.
        Она испугалась. Он опять прочитал мои мысли!
        Мери залпом осушила еще один бокал и стала наблюдать за танцующими.
        Кто-то объявил, что на следующий вечер назначен самодеятельный концерт танца. Оказывается, большинство членов клуба «Золотые годы» занимаются в школе народного танца в Атланте. Нонна предложила организовать из членов клуба группу и выступить на концерте. Жан-Жак тоже изъявил желание принять участие в выступлениях.
        - Вы танцуете, Жан-Жак? - спросила Мери.
        - Несколько лет я танцевал в профессиональном балете. Теперь я не выступаю, но стараюсь держать форму. А вы не желаете поучаствовать в нашем международном конкурсе танцев?
        - Мы можем представить Техас. - Она постучала в грудь Рэма:
        - Скажи-ка мне, шакар, когда ты учился в университете, тебе не приходилось, случайно, танцевать народные танцы?
        - Как же, как же, дорогая, конечно.
        - Отлично, - объявила она, преувеличенно замахав руками. - Рэм, Вэлком и я покажем наши танцы. Даже не так, мы научим всех вас и вместе потанцуем.
        Вэлком скосила на нее глаза и покачала головой.
        - Нет, не получится. - Мери всплеснула руками.
        - В чем дело, милая? - спросил Рэм.
        - У нас есть только джинсы, но, чтобы все было по-настоящему, нужны еще сапоги, шляпы и цветные шейные платки. Причем для всей группы.
        - Я позабочусь об этом.
        Она просияла:
        - О, Рэм, неужели?
        - Если ты хочешь, это будет.
        Она схватила его за руку и, слегка запинаясь, громко объявила:
        - Мой Рэм может все.
        Улыбаясь, Рэм записал размеры обуви и шляп у всех членов группы. Затем извинился, сказав, что отлучится на несколько минут. Но прежде чем уйти, он наклонился и прошептал ей на ухо:
        - Любимая, не пей больше, пока меня нет.
        Не пить? Хорошо, не буду.
        Она не пила. Вместо этого она танцевала: с доктором Стоктоном вальс, потом с Жан-Жаком, который был очень грациозен, хотя едва доставал ей до подбородка, потом еще с двумя, которых она не знала, но они были такие милые. Она даже вспомнила, что одного звали Джерри, он был из Джексона, Миссисипи, а другой… имя она не запомнила, но он откуда-то из Канады.
        Когда она собралась исполнить рок-н-ролл с третьим, тоже очень приятным, Вэлком схватила ее за руку:
        - Садись, золотко, ты совсем пьяная.
        Пьяная? Да я не была пьяной ни разу в жизни.
        Она уже собиралась решительно запротестовать, но тут появился Рэм. Он скользнул в кресло рядом с ней и сказал, что отдал нужные распоряжения.
        Она задумчиво смотрела на Вэлком.
        - Послушай, что я тебе скажу. - Обхватив обеими руками шею Рэма, она притянула его ухо к своему рту. - Вэлком говорит, что я пьяная. Я пьяная, Рэм?
        - Может быть, чуть-чуть. Давай выйдем на воздух.
        - Я хочу потанцевать с тобой вначале.
        - Один танец, и мы выйдем на палубу.
        Они протанцевали больше, чем один танец. Под медленный чувственный бит Мери обвила руками его шею и всем телом прижалась к нему, буквально распласталась на нем. Рэм едва слышно застонал и пробормотал что-то, чего она не могла уловить. Ее охватила приятная теплая радость. Наполненная ею до краев, она устроила голову под его подбородком и пробормотала:
        - Мне так нравится танцевать с тобой. Меня всю в этот момент пронзает током. - Вскинув глаза, она посмотрела на него. - А ты? Ты это чувствуешь тоже?
        - Да, конечно, чувствую. Но здесь так душно. Давай выйдем наверх и немного прогуляемся.

        Они поднялись на безлюдную прогулочную палубу, где прохладный ветерок сразу же растрепал ей волосы.
        Полная сияющая луна отражалась в воде. Снизу доносилась приглушенная музыка. Тишину нарушали только ее звуки да еще мягкие ритмические удары волн о борт парохода. Время от времени где-то вдалеке ухала сова.
        В воздухе было разлито что-то магическое. Мери казалось, что она могла даже это потрогать. Она несколько раз глубоко вздохнула и весело засмеялась.
        Я вовсе не пьяная. Чего это Рэм и Вэлком клевещут на меня? От вина мне просто стало тепло, вот и все. А еще оно дало мне возможность расслабиться и почувствовать себя свободной. Совсем свободной.
        Мери пошла дальше, покачиваясь. Рэм твердой рукой остановил ее. Еще секунда, и она бы совершила пируэт, причем прямо в бассейн.
        - Неужели ты, моя бесценная принцесса, хочешь станцевать вальс в воде? - Смеясь, он повел ее к поручням и прижал к себе.
        - Я не пьяная. - Она завертелась в его объятиях и обхватила его шею. - Мне так хорошо. - Устроив свое тело между его ног, она стала притягивать его лицо к своему, пока их носы не соприкоснулись. - Ты знаешь, что у тебя сексуальнейшие в мире глаза? Они такие голубые, что меня удивляет, как ты можешь ими что-то видеть. И сексуальнейшие в мире губы…
        Она отклонилась назад и кончиком языка обвела линию его рта. Затем пробормотала:
        - А целуешься ты тоже лучше всех в мире. - И Мери прижала свои губы к его губам, покусывая и слегка дергая зубами его мягкие усы.
        Он застонал и попытался немного отстранить ее. Неудержимо она ринулась к нему, к его широкой груди, плотно прижимаясь бедрами.
        - И у тебя сексуальнейшее в мире тело. - Она сгребла его голову и снова жадно прижала его губы к своим.
        Рэм ответил на ее страстный поцелуй, но это длилось недолго. С огромным усилием он оторвал свой рот и прижал ее голову к своему плечу, дыша в ухо и пытаясь ослабить захват ее рук.
        - Все чудесно, дорогая. Мне большого труда составляет убедить себя, что ты сейчас не ведаешь, что творишь. Но поверь, любимая, мне это очень тяжело, поэтому, прошу тебя, позволь мне уложить тебя в постель. Сейчас же.
        - Хорошо. - Она улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой. - Только в чью постель, твою или мою?
        - Сегодня ты будешь спать одна, дорогая. В виде исключения.
        - Ты меня не хочешь?
        Он по-прежнему прижимал ее к себе.
        - Черт побери, Мери, я же умолял тебя выйти за меня замуж.
        - А я не хочу замуж. Я просто хочу провести с тобой ночь. Страстную чудесную ночь.
        - Этого не будет, пока ты не согласишься выйти за меня.
        Извиваясь на его груди, она пробормотала:
        - О, Рэм, я так хочу тебя. Я так возбуждена. Ты уверен, что не хочешь меня?
        - Нет.
        - Ты врешь. - Она захихикала и сунула руку ему между ног. - Я так и знала, что врешь. Ну, возьми же меня. Люби меня.
        Он застонал и убрал ее руку:
        - Дорогая, не делай этого со мной. Не сегодня. Не так.
        На лестнице послышались тяжелые шаги. На палубу кто-то вышел. Рэм пытался оторвать от себя ее пальцы. А они были очень настырные. Они уже расстегнули ему рубашку и, скользнув внутрь, начали ласкать его грудь. Он откашлялся и громко произнес:
        - Привет, Джордж.
        - О, привет, Рэм. Привет, Мери. Извините, что нарушил ваше уединение. Как дела? - Джордж дружески улыбался.
        Мери, которая продолжала исследовать голую грудь Рэма, хихикнула:
        - Ты спрашиваешь, как дела? Отвечаю: не очень хорошо. Я, как видишь, пытаюсь соблазнить Рэма, но он не поддается. Сам не хочет и другим портит удовольствие.
        Рэм схватил ее запястья одной рукой, а другой быстро застегнул рубашку. Затем поднял ее сумочку, снова откашлялся и сказал:
        - Извини нас, пожалуйста. - И потащил ее к лестнице.
        - Спокойной ночи, Джордж. Как видишь, Рэм тащит меня в постель. Наконец-то уговорила, - громко объявила она.
        - Завтра утром ты будешь себя ненавидеть, - пробормотал он, увлекая ее к каюте.
        Она молча наблюдала, как он ищет в ее сумочке ключ, затем отпирает дверь, и вдруг крепко обхватила его за шею:
        - Ты уверен, что не хочешь разделить со мной постель?
        - Не то что в этом, я в своем имени сейчас не уверен. - Он улыбнулся и убрал ее руки, поцеловав на ходу каждую кисть. Затем повернул ее и втолкнул в открытую дверь.
        Она кокетливо пролепетала:
        - Рэм, будь так добр, расстегни мне молнию, пока не ушел. Надеюсь, на это ты хотя бы способен.
        - Хорошо, милая ведьма. Давай поворачивайся.
        Сильные пальцы быстро справились с молнией. Она чувствовала, как дрожат его пальцы, касающиеся ее голой спины. Но все же он их убрал.
        Дверь тихо затворилась, и Мери осталась одна. Сбросив платье на пол, она поежилась.
        Здесь так прохладно.
        Не зажигая света - он был не нужен, в незашторенное окно светила полная луна, - она сбросила туфли, белье и ринулась в постель под теплое одеяло. Натянув его на нос, она проворчала:
        - Рэм мог бы сейчас меня согреть.
        Рэм. При мысли о нем в груди начало покалывать, а болезненное тепло внизу живота распространилось еще ниже.
        Она представила, что его тело касается ее, и пальцы на ее ногах стали рефлекторно сжиматься, она начала извиваться в постели. Это был сон наяву. Она занималась с ним любовью. Таких ночей у нее было уже много. Очень много. Опять к ней явился герой ее снов.
        И снова его губы начали сладостное путешествие по ее телу, его усы щекотали кожу, он ласкал ее своим ртом, своим теплым дыханием, пальцы касались наиболее чувствительных интимных мест. Ей стало невообразимо жарко. Она сбросила одеяло, раскинув в экстазе руки и ноги.
        Это было так реально, что она могла слышать шуршание арабских ласковых слов, когда напряженный мускул любви скользнул по ее бедрам… по ее тазу… через живот… к ее грудям.
        Мягко застонав, она наслаждалась прохладной нежностью, которая терзала и дразнила ее горячую кожу.
        Но из самой отдаленной ниши ее страсти, ее затуманенного вином сознания что-то подавало какой-то непонятный, но, несомненно, тревожный сигнал.
        Почему же он такой холодный?.. Он не может быть таким холодным.
        Холодный?
        Мери уже проснулась, окончательно проснулась, она была в этом уверена, но все еще чувствовала его. Он был на ней, и он был почему-то холодный.
        Внезапный страх - не страх даже, а ужас - пронзил ее, и она мгновенно протрезвела.
        Сердце стучало, как басовый барабан.
        Она заставила себя посмотреть и… оцепенела.
        На животе, покачиваясь из стороны в сторону, сидела большая кобра и смотрела на нее своими маленькими умными злыми глазками.

        Глава 18

        Знающий слово против этого змея огню его не подвластен.
    Книга Врат, Погребальный текст, пирамида Рамзеса VI

        - Дорогой, милостивый Боженька! Спаси! - Ее глаза почти вылезли из орбит. Во рту пересохло. Она задыхалась, потому что в горле застрял собственный язык.
        Мери молилась. Истово. Она не была даже католичкой, но умоляла каждого святого, имя которого смогла вспомнить, и панически рылась по сусекам памяти в поисках остальных.
        Нет, это мне снится. Это ночной кошмар… или галлюцинация. Это мне наказание за то, что так много пила. А… может быть, это чья-нибудь злая шутка? Ну прямо как из романа Агаты Кристи.
        Этого не может быть на самом деле.
        Внутри огромной волной поднималась истерика. Мери хотелось закричать, вскочить с постели. Благодарение Богу, ужас парализовал ее члены.
        Забавно, но часть ее сознания со спокойной отчужденностью и даже с каким-то нездоровым восторгом наблюдала за покачивающимся капюшоном, за тем, как поблескивает при свете луны язык рептилии. А он появлялся и исчезал в ее пасти, или как там еще это называется. По-своему это чудовище было красиво зловещей, жуткой красотой. Кожа змеи переливалась цветами побежалости, она грациозно извивалась прямо на пупке Мери.
        Руки девушки были все еще заброшены за голову. Один палец касался стены и чувствовал неровную поверхность обоев. За этой перегородкой находится Рэм, но позвать его невозможно. Она боялась даже глубоко вздохнуть.
        Думать. Надо думать. И главное - спокойствие!
        Она медленно сжала кулак и попробовала тихо постучать в стену.
        Звук был очень слабый, но кобра оживилась. Амплитуда ее качаний увеличилась. Мери окаменела. Змея успокоилась, но продолжала медленные покачивания, подняв капюшон и поигрывая языком. Мери крепко сжала губы, сдерживая крик.
        Она закрыла глаза и попыталась представить Рэма. Затем начала беззвучно взывать:
        О Рэм, помоги мне. Помоги мне. Прошу тебя. Рэм, это кобра, а я, как ты знаешь, очень боюсь змей. О Господи, Рэм, пожалуйста, приди и защити меня. Пожалуйста. Прошу тебя.
        Она повторяла эту мольбу про себя снова и снова. Не смея пошевелиться. Она могла только ждать и беззвучно молиться.
        И вскоре она почувствовала, как в ее сознание проникает что-то мягкое, нежное. Я иду. Иду.
        Рэм? Разве такое возможно? Она почувствовала нежность, которая растапливала ее покрывшиеся коркой льда мысли.
        Прошла целая вечность. Мускулы тела начали сокращаться независимо от ее воли. Она вся начала вибрировать. Невероятным усилием воли Мери удалось себя успокоить и снова заставить ждать.
        Двигаться нельзя. Ни в коем случае. Надо ждать Рэма. Он придет.
        Она напряженно вслушивалась. Ровно гудел кондиционер, методично стучала кровь в ушах, вот зазвонил телефон в соседней каюте, и наконец… ручка двери смежной каюты, где расположилась Вэлком, медленно и тихо повернулась.
        Прошла еще одна вечность.
        Краем глаза она увидела Рэма, на нем были только темные брюки, он осторожно крался к постели. Она даже чувствовала его запах.
        За время, пока он стоял рядом, Мери успела умереть тысячью смертей. Внезапно его правая рука сделала рывок, схватила кобру и тут же сунула ее в наволочку, которая была заткнута у него за пояс брюк.
        Освобождение от смертоносного груза оборвало последнюю ниточку, на которой она еще держалась. Мери издала пронзительный истерический крик. Вся трепеща, забыв про свою наготу, она рванулась к Рэму.
        - Шшш, любовь моя, - пробормотал он, держа ее одной рукой. - Все уже кончилось. Все хорошо.
        Часто дыша, она спрятала свое лицо на его потной голой груди.
        Зажегся свет. Он сунул наволочку кому-то, кто стоял позади нее.
        - Отдай это Марку и позови капитана. - Теперь у него освободились обе руки, и он смог наконец обнять ее. - Шшш, любовь моя. Все хорошо. Все хорошо.
        - О, Рэм, это было так страшно, - захныкала она. Ее руки судорожно вцепились в него.
        - Я знаю, любовь моя. Но все уже кончилось.
        Когда он отошел на мгновение, она закричала:
        - Не оставляй меня.
        - Я не ухожу, шакар. - Он встряхнул одеяло и обернул им ее.
        - О, Рэм, мне казалось, что я сошла с ума.
        - Я знаю, любовь моя. Поверь мне, я знаю, - продолжал успокаивать ее Рэм. Увидев, как подгибаются ее колени, он хотел подвести ее к постели. - Тебе нужно прилечь.
        Она одеревенела, затем поежилась:
        - Больше в эту постель я не лягу никогда.
        Рэм поднял ее и перенес к Вэлком. Здесь горел яркий свет, и каюта начала наполняться любопытными, разбуженными шумом. Вэлком быстро взбила подушки, и Рэм аккуратно уложил Мери.
        Появилась бутылка бренди, Рэм сел на край постели и предложил ей бокал.
        Нонна и Эстер, обе в халатах, озабоченно суетились и задавали вопросы. Появился доктор Стоктон в пижаме. Огромный Джордж, босой, в одних джинсах, возвышался, как монумент, рядом с постелью, грустный и сосредоточенный. Даже Джерри из Джексона и тот, который из Канады, и еще какие-то люди, которых она вообще не знала, просунули в дверь свои головы посмотреть, что случилось.
        Жан-Жак в белой атласной пижаме и в сетке для волос на голове воздел руки к потолку:
        - Sacre bleu! [20 - Черт возьми! (фр.)] По пароходу ползают змеи! Совершенно свободно! Безобразие! Подумать только, змеи!
        - Змеи?
        - Он сказал, змеи?
        Появился капитан. Белый китель застегнут не на те пуговицы, редкие седые волосы растрепаны.
        - Что случилось?
        Рэм сделал попытку подняться, но Мери схватила его за руку.
        - В постели мисс Воэн оказалась кобра. Это чудо, что она ее не ужалила. И как часто на вашем пароходе кобры атакуют пассажиров?
        Жан-Жак прижал ладони к щекам:
        - Какой ужас!
        Глаза Нонны расширились, Эстер вскрикнула, а Ли Генри оправила халат и заявила:
        - Пойду сейчас же проверю Брэдли.
        Бледный капитан нервно потирал затылок.
        - Такого у нас прежде никогда не случалось. И я заверяю вас, я поставил человека в коридор после того вторжения утром, чтобы он все время следил за этой каютой. Никто не появлялся здесь, кроме пассажиров, чьи каюты рядом. Я расследую этот случай немедленно.
        - Пожалуйста. А я проведу собственное расследование, - сердито сказал Рэм.
        Мери сделала еще один глоток бренди, который, кажется, ее немного успокоил. Но как бы к окончанию круиза не спиться.
        Рэм с Джорджем исчезли в каюте Мери.
        Вэлком села рядом и потрепала ее по руке:
        - С тобой все в порядке, золотко?
        - Черта с два в порядке. Я напугана до смерти. Ты представляешь, чтобы такая, как я, которая боится змей как огня, провела с таким страшилищем почти две недели.
        - Ну, тут ты слегка преувеличиваешь, золотко. Всего-то прошло несколько минут.
        Мери сделала еще глоток.
        - А мне показалось, две недели. Я уверена, что в моей каюте эта кобра оказалась не случайно. Наверняка ее кто-то подсунул.
        - Кто же мог ее подсунуть? - нахмурилась Вэлком.
        - Не знаю. Возможно…
        - Что возможно?
        - Возможно, это сделал тот человек с нависающими веками, который преследовал меня.
        - Золотко, я чувствую, ты дала своему воображению волю. Думаю, всему этому есть вполне логическое объяснение. Раз в тысячу лет, но такое бывает. Змея каким-то образом заползла на пароход и случайно оказалась в твоей каюте.
        - Как?
        Вэлком пожала плечами:
        - Не знаю как. Может быть, через кондиционер.
        Мери пристально посмотрела на выходное отверстие кондиционера над головой:
        - Меня почему-то такое объяснение не удовлетворяет.
        Она сделала еще глоток.
        Рэм с Джорджем вернулись.
        - У меня хорошие новости, - произнес, улыбаясь, Рэм. - Я тщательно обыскал твою каюту и ответственно заявляю: змей там нет. Пойдем туда, и ты поспишь. - Он взял Мери на руки, с бутылкой и бокалом.
        - Опусти меня, - запротестовала она. - Сегодня я в этой постели спать не буду.
        - Хорошо, любовь моя. Я отнесу тебя в свою каюту. Со мной ты будешь в безопасности. Я не спущу с тебя глаз, пока мы не сойдем с этого злополучного парохода.
        - Положи меня на место, я сказала. Я не могу остаться с тобой в твоей каюте.
        - Но ты так хотела этого всего час назад. И перестань вертеться.
        Вэлком захохотала, а Джордж опустил голову, стараясь сохранить безразличное лицо. Мери не переставала сопротивляться.
        - Ты высокомерный болван! Положи меня сейчас же.
        Они продолжали спорить, но захват у Рэма был крепкий. Он не позволит Мери исчезнуть из его поля зрения. Наконец договорились: Джордж возвращается в свою каюту, Вэлком на ночь перебирается в каюту Рэма, Мери остается в постели Вэлком, а Рэм будет ночевать в каюте Мери. Смежная дверь будет открыта, чтобы Рэм мог все время видеть Мери.

        Разве можно после такого заснуть! Мери лежала с открытыми глазами, бормоча проклятия и прикладываясь к бутылке. Даже спиртное не помогает. Правда, в бутылке осталась уже половина. Она поставила ее на столик. Мысли прыгали в голове с огромной скоростью.
        Странно сейчас представить, что всего неделю назад я жила тихой, спокойной жизнью. И все из-за этого сексуального, упрямого, удивительного, сумасшедшего человека, который преследует меня по всему Египту.
        И слава Богу, иначе… я лежала бы сейчас не в этой постели, а совсем в другом месте. И была бы холодная и жесткая, как доска. А мамочка стояла бы рядом с гробом и повторяла: «Я же говорила, что тебя убьют в твоей собственной постели».
        Перевернувшись на бок, она посмотрела через открытую дверь на тень Рэма и поежилась, вспомнив, как лежала там со змеей.
        Но как Рэм узнал? Неужели он действительно способен читать мои мысли?
        Нет. Естественно, нет. Но все же…
        «Рэм! - позвала она мысленно. - Помоги мне. Ты мне нужен».
        - Мери! - отозвался он. - Мери, с тобой все в порядке?
        - Все нормально, - соврала она, пытаясь сдержать дрожь в голосе.
        Господи! Он может читать мои мысли!
        Она попыталась заснуть, но стоило ей только закрыть глаза, как тут же появлялись змеи.
        Вэлком. Мне нужно поговорить с подругой. Она в таких вещах понимает.
        Она попыталась украдкой соскользнуть с постели, но неудачно. Что-то задела.
        - Что там за шум? - послышался голос Рэма.
        - M-м… Я просто перевернула бутылку с бренди.
        Рэм улыбнулся:
        - Дорогая, у тебя утром будет ужасное похмелье. Постарайся заснуть.
        Но ей нужно было поговорить с Вэлком. Выждав достаточно долго - ей показалось, что прошел час, - она решила, что Рэм заснул. Мери тихо поднялась, завернулась в одеяло и на цыпочках направилась к двери.
        - Куда ты пошла? - раздался голос из соседней каюты.
        Она замерла.
        - Я… я хотела в ванную.
        Он следит за каждым моим движением, даже за каждой мыслью. Мне никогда не выйти из этой каюты.
        - Я не удивлен, - пробормотал Рэм. - Теперь будешь бегать всю ночь.
        - Если я тебя беспокою, мистер Габри, то можешь закрыть дверь.
        - Нет. Дверь будет открытой.
        Оказавшись в маленькой ванной, Мери включила свет, заперла дверь и посмотрелась в зеркало:
        - Выглядишь ты, как будто вернулась с того света.
        Она умылась и причесалась. Затем решила почистить зубы щеткой Вэлком. Наконец выключила свет и вернулась в темную комнату. Разговор с Вэлком может подождать.
        Мери остановилась у постели, и тут ее снова принялся терзать страх.
        Ведь в этой каюте никто змей не искал. А что, если здесь еще одна кобра? Здесь обязательно должна быть кобра. Лежит себе тихонько и дожидается своего часа.
        Судорожно сглотнув слюну, она попыталась думать о чем-нибудь другом. Но ее мысли снова и снова, подобно бумерангу, возвращались к этой твари, шипящей и медленно покачивающейся. При одном только виде змеи ее охватывала паника. И так было всегда.
        Всколыхнулись шторы, и Мери сковал ужас.
        Боже мой, окно не закрыто!
        Она уже видела змею, ползущую вдоль борта парохода. Вот она вползает в окно и… соскальзывает к ней. Все тело Мери покрылось мурашками, она прикусила пальцы зубами, чтобы не вскрикнуть.
        - Мери! С тобой все в порядке?
        - Все в порядке, - прохрипела она.
        Не в порядке. Вовсе не в порядке. Я боюсь. Но Рэм не должен знать, какая я дурочка. Но… если останусь в этой комнате одна, то…
        - Рэм…
        - О Господи, Мери, - простонал он. - Пожалуйста, спи.
        Слезы навернулись ей на глаза. Она промокнула их простыней и прижала ладонь ко рту.
        Но Рэм уже был рядом.
        - О, шакар, извини. - Он прижал ее голову к своей груди. - Я вижу, что тебе нехорошо… Извини. - Он прижимал ее все крепче, чтобы унять дрожь.
        - Рэм.
        - Что, любовь моя?
        - На мне совсем нет одежды.
        - Я знаю, любовь моя. Я знаю. - Он продолжал держать ее, не двигаясь.
        - Рэм, я так напугана. Ведь в каюте Вэлком змей никто не искал. Я чувствую себя настоящей идиоткой, но я в ужасе. Я так боюсь змей. А что, если здесь есть еще одна?
        Он ослабил объятия и посмотрел ей в лицо:
        - Была всего одна змея, и ее уже нет. Уверяю тебя. Ну как, теперь все в порядке?
        Она не могла заставить себя посмотреть на него, униженная тем, что он был свидетелем ее страха, ее наготы, ее малодушия. Она зажмурилась.
        - Со мной все в порядке. Но я прошу тебя, проверь. И закрой окно. На защелку.
        Он улыбнулся:
        - Ну кто полезет в твое окно, шакар. Ведь мы на пароходе, а наши египетские кобры плавать не умеют.
        - Я понимаю, что тебе это кажется глупым, и извини за беспокойство, которое я тебе причиняю, но все же, прошу тебя, сделай это. - Ей сейчас хотелось спрятаться от стыда.
        Он страстно прижал ее к себе:
        - Дорогая, радость моя, ты никогда не причинишь мне никакого беспокойства. Это моя вина, что я не догадался проверить эту каюту раньше.
        Не обращая внимания на ее наготу, он стал на колени рядом с постелью.
        - Мери, - сказал он, беря ее руки в свои, - посмотри на меня.
        Нерешительно подняв глаза, она увидела два факела голубого пламени. Зов его духа породил ответный мистический источник внутри нее, который она не понимала, но которому подчинялась.
        - Никогда не стесняйся меня. Между нами не должно быть никакого стыда, только ласка и нежность. Я всю жизнь искал тебя. И наконец нашел. Ты в моей душе. Я твой, а ты моя. Мери Воэн, я люблю тебя.
        Маленькая слезинка заблестела на ее левой реснице, затем упала на щеку.
        - Верь мне, - прошептал он и улыбнулся так нежно, что она расслабилась и ответила ему улыбкой. - Теперь, шакар, я проведу быструю проверку в этой каюте насчет змей, а ты в это время поспи, а то не сможешь завтра дать урок танцев кантри.
        Он потрогал ее нос и скрылся в маленькой ванной.
        С Рэмом было так легко. Наряду с несомненной привлекательностью у него было еще одно замечательное качество - с ним было необыкновенно легко. Она еще не встречала мужчину, который бы возбуждал в ней такой вихрь эмоций или обнаруживал такую нежность, такую заботу. Что бы мать ни думала, Мери всегда была крепкой и могла контролировать себя, но за последние несколько дней весь ее привычный мир сошел со своей оси. Быть слабой, смущенной, испуганной - это же вполне нормально. Привыкшая жить только своим умом, быть независимой, рассудительной, сейчас Мери чувствовала странную для себя склонность к чему-то другому. И это было здорово.
        Он сказал, что любит меня. Возможно ли это? Все происходит, как в волшебной сказке, а не в реальной жизни. А что будет, если я выйду за него замуж?
        - Все чисто. - Голос Рэма прервал ее размышления. - И окно закрыто на защелку.
        Одет он был в те же черные брюки. Торс голый. Она в первый раз заметила, что он носит золотой кулон. Этот кулон был очень похож на ее, но чем-то отличался. Мери автоматически потянулась к своему, но только коснулась голой кожи. Внезапно осознав свою наготу, она покраснела, схватила купальное полотенце и обернула его вокруг себя.
        Он усмехнулся:
        - Я думаю, разыгрывать скромницу уже несколько поздновато.
        Она тоже усмехнулась. Нервно.
        - Я думаю, ты прав.
        - А теперь постарайся заснуть. Хотя бы на пару часов. Ты совсем измучилась.
        - Рэм, ты не хочешь поцеловать меня на ночь?
        Последовала длинная пауза.
        - Отчего же не хочу. Конечно, хочу.
        Когда он повернулся, чтобы уйти, она не удержалась.
        - Рэм, - выкрикнула она почти шепотом. - Я боюсь спать одна. Останься со мной.
        Последовало долгое молчание.
        Рэм вспомнил, что не выключил в ванной свет, вернулся туда, чтобы выключить его, затем постоял в темноте со сжатыми кулаками. Он видел перед собой ее милое лицо, ощущал ее обнаженные груди на своей коже, и это лишало его способности рационально мыслить.
        Господи, как я ее люблю и как я ее хочу. Но мне нужно гораздо больше, чем ее тело. Можно ли лечь с ней, и все? То есть просто лечь, без всего остального? Черт побери, я должен попытаться. Я сделаю это.
        Он вздохнул, возвратился к постели и произнес с фальшивой бравадой:
        - Ну-ка, подвинься.
        Затем улегся прямо в своих черных брюках. Мери хихикнула и пристроилась рядом, угнездив голову на его плече и руки на груди. Она коснулась кулона с соколом, висящего у него на шее.
        - Он очень похож на мой, правда?
        - Да. Очень похож.
        - Я забыла забрать его у тебя. Где он?
        - В кармане, где же ему еще быть. Теперь давай спать, шакар. - Он чуть сильнее прижал ее к себе. - И не вертись так.
        - А мне нравится вертеться, - пробормотала она, блуждая пальцами по кудряшкам на его груди. Рука скользнула ниже, к его животу.
        Он перехватил ее, пока она не пошла еще ниже, и закашлялся.
        - Давай спать.
        - Нет, - ответила она, стараясь освободить руку и приблизив свое лицо к его лицу. - Мне еще не хочется спать. Я хочу, чтобы ты поцеловал меня.
        Ее полотенце потерялось где-то среди простыней, и сейчас стройное обнаженное тело прижималось к нему. Мобилизуя всю свою силу воли, какая только была, Рэм мягко коснулся губами ее губ.
        Разве этого достаточно? Конечно, нет. Она углубила поцелуй, дразня и пытая его своим языком, одновременно подталкивая его руку, как кошечка, которая хочет, чтобы ее погладили. Повинуясь мощным импульсам, исходящим от этой восхитительной женщины, его пальцы медленно прошлись по контуру ее тела.
        Мери почувствовала непреодолимое желание прижаться к нему еще ближе, совсем близко, соединиться с ним, слиться в одно целое.
        Мешали брюки. Она начала дергать за них, чтобы убрать последний барьер, разделяющий их тела.
        - Потише, потише, - хрипло прошептал он, беря ее за руку, продолжая сдерживаться из последних сил. - Ты уверена, что хочешь этого, дорогая? Однажды сделав это, ты станешь моей. Назад пути не будет. Подумай.
        Думать - это последнее, что ей хотелось сейчас, но она все же попыталась. В его словах, конечно, был резон. Действительно, переступив черту, они уже не смогут остановиться. Она была сейчас, как слепая над обрывом, ожидая, что он подхватит ее.
        К черту завтра, плевать мне на будущее, да и на прошлое тоже. Существует лишь настоящее. Я хочу чувствовать, касаться, я хочу раствориться в его золотом тепле.
        - Я уверена, - пробормотала она. Кончик ее языка прослеживал в это время линию его губ, а пальцы ласкали лицо. И эти пальцы дрожали. - Уверена.
        Теперь для Рэма все кончилось. Его черные брюки отлетели куда-то в сторону.

        Начался танец, медленный и плавный, похожий на балет под водой. Они упивались им. Кожа на коже, голодные, жадные касания, исследование самых сокровенных, тайных уголков тела, познание запаха, вкуса, погружение в расплавленную магию. Они пробуждали друг в друге страстные желания, названия которым нет еще в человеческом словаре. Он ласкал ее груди, и они трепетали, ее возбужденные соски манили, и он наслаждался ими. Ее губы что-то шептали, о чем-то умоляли, и он просовывал язык между ними.
        Как же он обожал ее! Мягко, не торопясь, подводил он к главному, каждую ее молекулу освещал теплым светом, пока она не раскрылась, влажная от желания. И тогда он вошел, наполнив ее до конца этим светом. Это было подобно солнцу, когда оно выходит из облаков. Оно пропитало ее своим золотым сиянием, и она взлетала на его сверкающих лучах.
        - Жизнь моя, я люблю тебя, - слышала она его зов сквозь ливень, град каскада звезд. Она парила в этом безвременном бесконечном пространстве, она летела к солнцу, ее солнцу, ее источнику.
        - Рэм, не отпускай меня! - закричала она, и ее не стало. Жидкий кристалл, которым она была до сего мгновения, ослепительно вспыхнув, взорвался, и триллионы сияющих пульсирующих частиц разлетелись по вселенной. Взорвался и он. Их больше не существовало. Только что они были одним неразделимым целым, и вот их больше нет. Только множество частиц. Его частиц, ее частиц. Это были маленькие сияющие призмы, и они вибрировали новой жизнью. Сливаясь вместе, они вновь образовывали Рэма и Мери, но это были уже другой Рэм и другая Мери.
        Они родились заново. Интенсивность желания, сюрреалистическая сила их столкновения были за пределами их прежнего опыта.
        - Это нереально, - выдохнула она. Ее тело трепетало, она сжимала Рэма, как спасательный круг. Слезы восторга текли по ее щекам. - Это не может быть реальностью.
        - Только это и реальность, - прошептал он, нежно откидывая влажные локоны с ее лица. - Наоборот, весь остальной мир сейчас нереален.
        Он сжимал ее в своих объятиях, и даже пульсы их бились в едином ритме. Невозможно было сказать, где кончается он и начинается она. Они лежали так долго, очень долго. По ровному дыханию Мери на его груди он понял, что она заснула. Он же лежал с открытыми глазами и размышлял о своей любви к ней. Он мог убить за нее, умереть сам, вырвать свое сердце и положить его, еще бьющееся, к ее ногам.
        Будет ли она после этого мне доверять? Согласится ли разделять со мной свою жизнь, свою любовь? Что-то подсказывало ему сейчас, что она еще не вполне готова, и что он должен проявить терпение.
        Рэм снова вспомнил моменты их любви и поразился. Оказывается, он и не подозревал, что может существовать подобная интенсивность. А мои родители, а дедушка с бабушкой? Рэм улыбнулся, поняв наконец впервые силу их привязанности. Значит, не зря мужчины рода Габри говорили ему, что придет день, и он найдет свою единственную родную душу.
        Эта восхитительная женщина моя, и я связан с ней навеки.

        Глава 19

        Сегодня я видел смерть.
        Вот точно так же, как я ощущаю запах мирры, когда плыву под парусом в ветреный день или когда вдыхаю аромат цветка лотоса, сидя на берегу реки…
    Беседа Человека со своей Душой, 2180 - 1990 гг. до Рождества Христова

        Она вышла из бассейна, и на ее лице сияла улыбка. Зизи, ее пухленькая служанка, льняной простыней вытерла с ее кожи капельки воды. Все еще улыбаясь - витая в облаках, как любит говорить мать, - она легла на каменную скамью, чтобы Зизи втерла благовонные масла, пахнущие миндалем и миррой.
        - У вас сегодня хорошее настроение, госпожа.
        - О да. Замечательное. Мне сегодня приснился чудесный сон.
        - Со счастливым концом, надеюсь.
        - Счастливее не бывает. Может быть, мне сходить к жрецу, чтобы он истолковал его? - добавила она игриво и сделала очень долгую паузу, зная, что Зизи считает себя хорошей толковательницей снов и с нетерпением ждет от нее рассказа. В конце концов она хихикнула. - Хочешь услышать, о чем он?
        - Только если вы сами хотите мне его рассказать, моя госпожа. - Крепкие руки Зизи продолжали втирать ароматный бальзам.
        Она снова хихикнула.
        - О, Зизи, мне приснился Кнум. Он был такой красивый. Было ясно, что он пришел издалека. В руках он держал лук. За ним виднелось много носильщиков. Они несли пять больших ларцов, наполненных драгоценностями дальних стран. Как будто сквозь туман, я видела, как он воскурил фимиам Тоту [21 - Бог знаний и магии в Древнем Египте, изображаемый в виде человека с головой ибиса или бабуина; срыл богов считался самым умным.], а затем подошел ко мне. Он положил к моим ногам сокровища, взял мою руку и повел в сад. Это было так волнительно. Он поцеловал мои веки и нос, прошептал на ухо ласковые слова. А под сикомором мы занимались любовью.
        - Госпожа! - Служанка была не на шутку взволнована. Испугана.
        Она засмеялась:
        - О, Зизи, не надо ворчать. Ведь это был только сон. Но какой чудесный сон. Ты так не думаешь?
        Зизи фыркнула:
        - Я думаю, вы должны пойти к жрецу за толкованием.
        - Мне не нужно идти в храм, чтобы понять значение этого сна. Я думаю, очень скоро Кнум вернется домой. Может быть, сегодня. Определенно завтра. Он вернется с победой, и фараон предоставит большой зал для его трофеев. Тогда мой отец даст согласие на наш брак. Вот что я думаю.
        - А я думаю, вы провели слишком много часов, глядя на реку, и позволили своему воображению разыграться. Какую тунику вы наденете сегодня? - Она показала две для выбора.
        - Вот эту. Любимую Кнума.
        Зизи помогла ей нарядиться и принесла ящик с благовонными притираниями и бронзовое зеркало.
        - Этот человек всего лишь ювелир, и ваш отец никогда не согласится выдать вас за него.
        - Посмотрим. Ты еще вспомнишь мой сон.
        Зизи поежилась.
        - Тебе холодно?
        Служанка опустила глаза и покачала головой.
        Она подвела глаза сурьмой и наложила румяна, а затем нежно коснулась локона черных волос, перевязанного желтой ниткой. Он хранился в самом углу шкатулки с притираниями. Волосы пахли Кнумом. Он дал ей их перед тем, как уйти. Это была его клятва. Он принесет для нее царские сокровища и возьмет ее в жены. У них будет пятеро детей, они будут вместе стареть, а потом отправятся на запад, тоже вместе. Навсегда.
        Она закрыла шкатулку с притираниями и подошла к ларцу с украшениями. Выбрала несколько колец и браслетов. Самое последнее украшение, которое она выбрала, было самым красивым. Это был небольшой кулон в виде сокола. Не такой помпезный, какие носят большинство придворных. Он был очень искусно сделан, один из самых изысканных, какие она только видела. Кнум сделал его для нее из куска золота, стекла и камней, которые собирал много лет. Сам он носил почти такой же.
        Надевая цепочку через голову, она подумала, что насчет Кнума Зизи не права. Он был самый одаренный ювелир в Египте. К тому же красивый, сильный и очень-очень храбрый. Когда он вернется с огромным богатством, это заметит каждый. Даже Хепу.
        Хепу. Она подумала о своем брате и наморщила нос. Как могло случиться, что она и Хепу вышли из одного лона, одно чрево вынашивало их. Он был таким мерзким. Коварный, злобный, как дикий пес. Он не переносил, когда кому-нибудь было хорошо, когда кто-то был счастлив, особенно она. Завистливый, ревнивый. А все потому, что отец благоволит ей. Это Хепу следил за ней, когда она ходила на тайные свидания с Кнумом у реки.
        Это Хепу побежал тогда к отцу с доносом.
        О, отец не бил ее - он слишком добр для этого, - но он был очень и очень сердит. Отец, она это знала, надеялся выдать ее за Харкуфа, одного из любимых сыновей фараона.
        Харкуф. Она снова наморщила нос. Она терпеть не может Харкуфа. Он на два года ее младше, ничем не интересуется, кроме охоты, и заикается в ее присутствии. Даже хуже, он и Хепу лучшие друзья. Но важно не это. Важно то, что не он, а Кнум заставляет ее порывисто дышать и гулко стучать ее сердце. Это Кнума она желает видеть своим мужем. И с того самого момента, как их глаза встретились, она знала, что их души сплелись изначально, еще со времени сотворения мира. Если родители не благословят их союз, когда Кнум вернется с богатствами, она сбежит с ним посреди ночи в Месопотамию.
        Она прошла в дальний угол сада, села на скамейку рядом с бассейном и посмотрела на бабочек, которые летали над благоухающими цветами лотоса. Легкий ветерок шевелил верхушки папирусов. Пчелы хлопотали над цветами, и птицы пели в ветвях тамарисков. Сегодня чудесный день вдвойне. Во-первых, этот сон, а во-вторых, она знает, Ра благословил ее. Кнум скоро будет дома. Он часто возникал перед ней - во сне и наяву, - и каждый раз внизу живота пробегала сладостная дрожь. Она начала молиться Исиде, чтобы он скорее вернулся домой живой и невредимый.
        Что-то упало у ее ног. Она посмотрела вниз. Финик. Еще один упал к ней на колени. Она услышала, как кто-то, определенно мужчина, тихо засмеялся за ее спиной, и быстро посмотрела через плечо.
        Сердце радостно запрыгало в ее груди.
        На садовой стене сидел Кнум. На его прекрасном лице сияла широкая улыбка. Смеясь, она вскочила и побежала к нему, но густые кусты и переплетения лозы не позволили ей подойти слишком близко.
        - Кнум, ты вернулся!
        Он засмеялся:
        - Да, я вернулся.
        - Ты… ты… - О проклятие, она начала заикаться, как Харкуф.
        Кнум снова засмеялся. Она могла поклясться Хатором, что он стал еще мужественнее и красивее за те луны, что она его не видела.
        - Да, любовь моя, - сказал он, - я вернулся. Я вернулся с царскими сокровищами и рассказами, которые будут развлекать тебя много-много ночей. Я только смою дорожную пыль и сразу же пойду к твоему отцу. Сюда я забежал, чтобы увидеть твою прекрасную улыбку и дать тебе вот это.
        Он вытащил из своего пояса маленький мешочек и бросил ей. Она поймала его и прижала к груди. Он засмеялся, коснулся пальцами губ и исчез.
        Она стояла и, вздыхая, смотрела на то место, где он только что был.
        - Что это у тебя? - проговорил противный голос.
        Хепу. Проклятие!
        - Ничего, что касалось бы тебя, братец.
        Он вырвал мешочек из ее рук и разорвал. Кольцо. Прекрасное золотое кольцо, украшенное жемчугом и большим камнем, который сверкал на солнце, как огонь.
        Она пыталась забрать кольцо у Хепу, но он только фырчал, держа его высоко над своей головой, чтобы она не могла достать.
        - Зачем ты принимаешь подарки, такие дешевые безделушки, от этого простолюдина, этого отребья? - Он бросил кольцо в кусты.
        - Хепу! - закричала она. - Пусть проклянет тебя Ка на веки вечные! - Она побежала к тому месту, где упало кольцо, стала на колени и принялась искать, раня руки, в густой траве и переплетении корней.
        Что-то сверкнуло в траве, она рванулась туда и наклонилась поближе, чтобы рассмотреть. В это время нога ударила ее сзади, и она полетела далеко в траву, к корням лиан.
        - Хепу, ты скорпион! - закричала она.
        А в следующий миг услышала мягкое шипение и подняла глаза. Меньше чем в двух локтях, свернувшись клубком, лежала змея. Голова поднята, капюшон расправлен, глазки злобно сверкают.
        Она окаменела.
        Когда к ней возвратилась способность говорить, она прошептала:
        - Хепу, помоги мне,
        Он только злобно рассмеялся и запустил ей в голову гранатом.
        Кобра ужалила ее.
        Она почувствовала острый укол в висок.
        Она закричала, и кричала долго и протяжно.
        Смертельный яд начал распространяться по ее телу, опаляя все внутри свирепым пламенем и высасывая воздух из груди.
        Ее тело задрожало. Задыхаясь, она зашептала молитвы Исиде, но уже знала, что они тщетны.
        Она стала клониться набок. Взор затуманился. Она чувствовала, что ее душа отходит.
        Сжав в ладони золотого сокола, с последним усилием она прошептала:
        - Кнум. О, Кнум, возлюбленный мой. Приди ко мне. Приди ко мне.

        Глава 20

        Приди ко мне, приди ко мне.
        О, мать моя, Исида!
        Посмотри, я вижу сейчас то, что далеко от моего пристанища!
        Вот я пришла… я найду корни твоих дурных снов и выжгу их огнем.
        Я пришла, чтобы изгнать всех злых демонов твоих!
    Магическое заклинание против дурных снов, 2000 - 1800 гг. до Рождества Христова

        - Кнум! Кнум!
        - Да, любовь моя, я здесь.
        Мери медленно открыла левый глаз. Скосила его, и сквозь путаницу волос на лице смогла различить только два пятна, голубое и белое. Но сразу же в ее голове вспыхнул ослепительный свет, отозвавшийся болью во всем теле. Она быстро закрыла глаз и попыталась определить источник этой пронзительной боли.
        Наверное, кто-то использует мой мозг в качестве мишени для игры в дротики.
        Застонав, она попробовала, действует ли рот, и пошевелила языком. Как ни странно, язык действовал и имел вкус, какой, вероятно, имеют опилки на цирковой арене после представления. Она попыталась открыть глаза снова.
        - Доброе утро, любовь моя. - Голубое и белое слились в одно, и оно приглушенно прошептало:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Примерно так же, как выгляжу, наверное, - промямлила она. - Боже, я видела ужасный сон. Меня ужалила змея, и я умирала. И, - она нахмурилась, - потом все кончилось. Остальное я не помню. Сколько сейчас времени? Какой сегодня день?
        - Выглядишь ты прекрасно, как всегда. Сейчас только девять, и сегодня четверг. - Он улыбнулся и наклонился поцеловать ее скривившиеся губы.
        - М-м-м… - Отвернув лицо, Мери некоторое время лежала тихо, пытаясь вспомнить, что было вчера…
        О Боже, нет! Она закрылась одеялом с головой, сунула голову под подушку и застонала. Неужели я соблазняла Рэма? Идиотка!
        Ладно, остановись. Подумай о том, с каким лицом ты сейчас покажешься ему. А может быть, не обращать внимания, как будто ничего не было? Да, это самое лучшее. Просто нахально игнорировать факты, и все. Такое всегда действует. Потому что замуж за него я все равно не собираюсь, и не пойду. У этого сумасшедшего египтянина, наверно, уже священник стоит под дверью. Хотя он, кажется, мусульманин. Кто у мусульман вместо нашего священника? Не знаю.
        Религия - это еще одна причина, почему отношения между ними не могут сложиться, как того хотелось бы. Мусульмане и методисты исповедуют совершенно несовместимые религиозные системы. Она придерживалась либеральных взглядов, но не настолько.
        - Вот тебе кофе и аспирин. Я говорил тебе, шакар, что утром у тебя будет ужасное похмелье.
        Она медленно села, подтянув одеяло, чтобы прикрыть наготу, положила в рот аспирин и запила его глотком кофе, который он налил из кофейника. Только теперь перед ней начало появляться более или менее резкое изображение окружающей действительности. Мери увидела, что Рэм свежевыбрит и одет в тонкую голубую рубашку и белоснежные брюки.
        - Не люблю людей, которые так говорят.
        - Что говорят, любовь моя?
        - Что говорят, что говорят! Ничего не говорят. Ты налил мне бренди вместо кофе?
        - Конечно.
        - Не надо так делать.
        - Делать что, любовь моя?
        - Насмехаться надо мной. Я терпеть не могу, когда меня опекают.
        Рэм улыбнулся:
        - Я постараюсь это запомнить. - Он развернул белоснежную льняную салфетку, подвязал ее у подбородка Мери и поставил поднос на столик рядом.
        - Что ты делаешь? - Она раздраженно сдернула салфетку и отбросила ее в сторону.
        Он поднял салфетку и водрузил на место.
        - Делаю попытку накормить тебя завтраком. Ты всегда такая сварливая по утрам?
        - Я не хочу сейчас завтракать. Я хочу почистить зубы, - резко ответила она, снова отбрасывая салфетку.
        - Прекрасно.
        Однако он не сдвинулся с места - стоял рядом и улыбался, а она продолжала хмуро смотреть на него.
        - Ну и что? - спросила она, потеряв терпение.
        - Извини, любовь моя, ты хочешь, чтобы я отнес тебя?
        - О Господи! Ты прекрасно знаешь, что я хочу остаться одна. Пошел прочь, Рэмсон Габри.
        - А, вспомнил: пункт второй?
        Она молча смотрела, скрестив руки, Он поцеловал кончик ее носа:
        - Ты прекрасна, даже когда сердишься. Я ухожу и позову Вэлком. Она давно уже рвется сюда, говорит, что здесь осталась ее косметика. Экскурсия в Ком-Омбо через час, если ты хочешь на нее попасть. А пока мы будем отсутствовать, твои вещи перенесут в мою каюту.
        Как только Рэм удалился, вошла Вэлком. Мери помахала подруге и побежала в ванную в своей каюте.
        Ну и человек, никаких нервов с ним не хватит. И никуда я переселяться не буду. Ну провели мы одну ночь в постели, ну и что? После этого, что, меня можно преследовать всю оставшуюся жизнь?
        Мы еще посмотрим, как это все будет, мистер Самонадеянный Габри!
        В ванной Мери обнаружила, что кулон с соколом снова у нее на шее. Когда это случилось, она не могла вспомнить. А впрочем, был такой бедлам, что немудрено и забыть.
        Вытирая волосы, она вышла из ванной, одетая в кимоно. Вэлком выжидательно посмотрела на нее, а затем с улыбкой кивнула в сторону смятой постели:
        - Похоже на то, что ты провела бурную ночь, золотко. Держу пари, он фантастический любовник.
        Мери бросила мокрое полотенце на голову Вэлком:
        - Без комментариев.
        Вэлком засмеялась и отбросила полотенце в сторону.
        - Но он круто взялся за дело. Смотрит на тебя, как коршун. Он не позволил мне даже войти в каюту, чтобы взять одежду и косметику. Сказал, что я могу тебя потревожить. Я была вынуждена одеться в твое, иначе не в чем было выйти на завтрак. Зубную щетку купила в магазине сувениров.
        - Вэлком, я хочу спросить…
        Постучали в дверь. Это были Джордж и Жан-Жак. Они горели нетерпением проведать Мери и наперебой предлагали свои смежные каюты в обмен на ее с Вэлком. В конце концов они договорились обменяться каютами. Их беседу прервала Ли Генри, которая привела с собой Брэдли. Он угрюмо разглядывал Джорджа и Жан-Жака, пока те не удалились.
        Ли глубоко вздохнула:
        - Брэдли хочет вам кое-что сказать. - Она вытолкнула его вперед.
        Брэдли смотрел в пол. Ли вновь подтолкнула его.
        - Это моя кобра была в вашей каюте. Она убежала. Честно. Я извиняюсь, - произнес он без особого энтузиазма. - Но все равно она не могла вас ужалить. У нее даже нет зубов.
        - Вы не можете себе представить, как ужасно я себя чувствую, - сказала Ли. - Я очень извиняюсь за все, что случилось. Я понятия не имела, что Брэдли обменял свои высокие кроссовки у заклинателя змей на вот это… это ужасное существо. Но можете быть уверены: за эту выходку он будет примерно наказан. Я разрешу ему выходить из каюты только для того, чтобы поесть. Остальное время до конца поездки он будет под запором.
        С этими словами Ли вытащила его из каюты. Но не успела за ними затвориться дверь, как вошли Нонна и Эстер.
        - Десять к одному, что сопляк сделал это нарочно, - заметила Вэлком.
        - Не стану спорить. Это, наверное, месть за то, что Рэм и я тогда увели его от факира на базаре.
        - Что? Что? - хором воскликнули Нонна и Эстер.
        На пороге появился доктор Стоктон.
        - Объясни, пожалуйста, им ты, - сказала Мери Вэлком, скрываясь в ванной. Надо же в конце концов переодеться. В этой каюте сейчас, как на вокзале Гранд-Сентрал.

        Она оделась в голубой джинсовый костюм, чуть-чуть подкрасила лицо и завязала волосы сзади узлом. Дверь ванной она открыла как раз в тот момент, когда вошли Рэм с горничной, которой он начал отдавать распоряжения насчет вещей Мери, чтобы они были собраны и перенесены в его каюту.
        - Одну минутку! - возмутилась Мери. - Позволь мне решать, когда и куда переносить свои вещи. Вэлком и я обменялись каютами с Джорджем и Жан-Жаком. И это не обсуждается. Ты меня слышишь?
        - Тебя слышу не только я, но и все остальные, шакар. - Он отпустил горничную и добавил:
        - Хорошо, мы обсудим это позднее.
        Мери повернулась кругом и принялась искать под шкафом свои туфли.
        Хватит того, что мне приходится выносить от мамочки. А тут еще и этот. Нам с Вэлком предстоит работа. Пусть будет потоп, землетрясение, но мы ее выполним. Даже если придется вступить в борьбу с плейбоями, змеями и прочими экзотическими существами. Работа и дела нашей фирмы должны быть на первом месте. Сегодня надо будет сделать снимки, остальные - завтра после полудня, когда мы в Луксоре сойдем с парохода. За два дня весь необходимый материал должен быть отснят. А вот потом и будем разбираться с Рэмом и собственными чувствами.
        Но… надо быть честной до конца. Что кривить душой, я уже влюблена в этого упрямого удивительного человека. Конечно, конечно… он воплощение фантазии любой женщины. Но если я проведу с ним в постели еще хотя бы одну ночь, то на работе придется ставить крест.
        Пропади оно все пропадом! Где эти чертовы туфли?
        - Посмотри, любовь моя, может быть, вот эти? - Рэм показал пару голубых босоножек, которые извлек с верхней полки стенного шкафа.
        Она нехотя кивнула.
        - Садись, Золушка, я примерю их на тебя.
        Пока они обменивались репликами, комната опустела. Мери устало вздохнула и протянула ему ногу.
        Не будем спорить по пустякам, побережем силы для главного.

        Рэм прилип к ним, как липучка. Мери снимала Вэлком среди развалин Ком-Омбо, а он все время крутился рядом. Большая часть группы тоже тащилась за ними, они хотели слышать комментарии Рэма, а не гида с парохода. Джерри из Джексона и канадец тоже были здесь. Даже Уолтер Раш, хотя он слонялся с безучастным видом, не то что этот парень из Александрии, который исходил слюной каждый раз, когда смотрел на Вэлком. Кажется, его звали Мухаммед, правда, три четверти мужчин в Египте носят это имя, так что немудрено и ошибиться.
        Яркое палящее солнце совсем доконало Мери. Ей уже не хотелось в Собек, храм речного бога. Где-то вдалеке прошумел в небе вертолет, ватага мальчишек с криками плескалась в мутном пруду. Будет чудом, если эти дети не умрут от дизентерии или чего-нибудь не менее ужасного. А может быть, у них иммунитет от здешних бактерий?
        Доктор Стоктон помог Эстер - она, кажется, с каждым днем раскрывает свой кокон все шире и шире - преодолеть камни, чтобы пройти в сырую, заплесневелую комнату, наполненную мумиями крокодилов. Нонну в это утро сопровождал Джордж. Жан-Жак остался на пароходе, чтобы порепетировать перед выступлением сегодня вечером. После обеда, кстати, должна репетировать вся группа.
        Сама Мери не была уверена, что доживет до обеда, а уж чтобы танцевать… Пот заливал ее лицо, волосы стали влажными, блузка прилипла к спине. Кругом древние изваяния речных богов. Когда она споткнулась в очередной раз, Рэм пристально посмотрел на нее:
        - Любовь моя, ты совсем позеленела. Может быть, нам вернуться на пароход? Она устало опустила плечи:
        - Вообще-то я об этом думала…
        Они извинились перед спутниками и пошли к реке. Рэм показал на пролетающий над их головами вертолет.
        - Вон полетели наши сапоги и шляпы. Неизвестно только, всем ли они подойдут.
        Больше, пока они шли, он не проронил ни слова. На палубе он нежно поцеловал ее и посоветовал в первую очередь принять холодный душ, а потом отдохнуть до обеда.
        - Может быть, мне следует, шакар, сначала войти в каюту и проверить, нет ли там змей?
        - Я думаю, опасность уже миновала.
        - Тогда постарайся немного отдохнуть. Я принесу твой кофр с аппаратурой примерно через час.
        - Рэм, я могу донести его сама. Я успешно проделываю это уже несколько лет. - Она потянулась за кофром.
        Не выпуская его из рук, он наклонился и легко поцеловал ее в лоб.
        - Но теперь у тебя есть я, чтобы носить твои вещи. Зачем ты забиваешь свою милую головку такой ерундой. Я принесу его позднее, а если хочешь, то прямо сейчас доставлю в твою каюту.
        - Черт побери, дай мне этот идиотский кофр.
        Его брови слегка поднялись вверх, но, видимо, только от изумления.
        - Слушаюсь, мэм.
        Он протянул ей кофр. Она выхватила его и побежала к своей каюте, бормоча по дороге что-то нечленораздельное о том, как ей надоела его опека в лошадиных дозах.
        Открыв дверь, Мери посмотрела на аккуратно заправленную постель, и ее всю передернуло.
        Нет, в этой постели мне отдохнуть не удастся. Надо собирать вещи и поскорее сматываться отсюда.
        Она полезла в стенной шкаф и вдруг услышала какой-то странный шум. Он раздавался из ванной.
        Мери на цыпочках подкралась к двери и прислонила ухо.
        Сквозь шум воды было слышно, как в ванной кто-то довольно гнусаво пел. Она даже могла различить слова - что-то о пироге, плывущей вниз по реке. Но, конечно, это не был голос Вэлком.
        Что за чертовщина? Она сжала в руках сумочку, повернулась и побежала в холл, чтобы позвать на помощь.
        В коридоре она столкнулась с Марком Маклеодом. Он в ужасе уставился на нее:
        - О Боже мой. Вы вернулись. Рэм убьет меня! Я не ожидал вас так скоро. О Боже, извините.
        - Успокойтесь, Марк. Не убьет вас Рэм. В чем, собственно, дело?
        - Я должен был предупредить вас, когда вы вернетесь, что ваши вещи и вещи Вэлком перенесены в другую каюту. - Вконец расстроенный, молодой человек достал из кармана ключ.
        Она засмеялась:
        - Значит, там в душе моется Жан-Жак? А я-то напугалась.
        Лицо Марка еще больше помрачнело.
        - Рэм убьет меня, когда узнает об этом. Я только отошел на минутку в ванную.
        - Но мы просто не будем ему говорить об этом, вот и все. Могу я взять ключ?
        Марк открыл каюту сам. Она была точной копией ее прежней каюты. Он взялся было проверять все углы, но Мери его остановила:
        - Все в порядке, Рэм ни о чем не узнает. А что, он всегда так сходит с ума? Марк улыбнулся:
        - Только когда это касается вас.
        - Предоставьте мистера Габри мне. - Мери подмигнула ему и закрыла дверь.

        После холодного душа она почувствовала себя лучше и решила вместо отдыха посетить магазин сувениров. Она оделась в белые брюки и тонкую голубую футболку, завязала свои светлые волосы в длинный толстый хвост, который перебросила через плечо, добавила немного косметики и надела белые кроссовки.
        Прежде чем выйти, она достала пленку, отснятую в Ком-Омбо, и, сделав надпись на кассете, отправилась в каюту Вэлком, чтобы положить ее с остальными пленками.
        В стенном шкафу коробки с пленками не оказалось. Мери проверила в ящиках стола, в чемоданах, в общем, везде, где только можно. Ничего. Куда же эта коробка запропастилась?
        Решив, что, когда переносили вещи, коробку с пленками поставили в ее каюте, она вернулась к себе и стала искать там. Ничего.
        Черт! Она вернулась к Вэлком.

        Мери, выставив зад, ползала по полу у стенного шкафа, когда вошла Вэлком и вяло опустилась на кровать.
        - Господи, ну на фига мне сдались эти сушеные крокодилы! Неужели я не могла обойтись без них? - простонала она. - Еще час на этой жаре, и я бы умерла. - Она подняла голову и посмотрела на Мери:
        - Золотко, а что ты там делаешь?
        - Ищу коробку с пленками. Ты не знаешь, где она может быть?
        - Разве ее здесь нет?
        - Нет. Я обыскала обе комнаты, но так и не нашла. Господи, Вэлком, если они пропали, ты понимаешь, что это значит?
        - Да. Это значит, что мы в глубокой заднице.
        Мери уткнула лоб в колени и обхватила руками голову:
        - О Господи, пожалуйста, только не это!
        - Может быть, ее забыли, когда переносили вещи? Дай-ка я позвоню.
        Пока Вэлком говорила с Джорджем по телефону, Мери сидела на полу, перекрестив пальцы, и молилась. Вэлком повесила трубку, и она посмотрела на нее с надеждой.
        - Там нет.
        - О, будь оно все проклято-о-о, - заныла Мери, обхватив голову руками.
        - Золотко, мир на этом не кончается. Просто придется потратить еще несколько дней и отснять все снова. Я думаю, мы это выдержим.
        То, что Вэлком сказала, было правдой, но чем больше Мери думала об этом, тем сильнее в ней закипала злость.
        - Нет, черт бы его побрал! Я устала, я почти больна от этих злодеев, которые портят мне жизнь. Сначала они перевернули вверх дном мою каюту, украли мои личные пленки, затем этот маленький негодяй подсунул мне в постель свою мерзкую змею, а теперь вот это. Но я найду этого подлеца. Если пленки на пароходе, я найду их!
        - Как ты собираешься это сделать?
        Мери поднялась с пола:
        - Я знаю, с чего начинать. С этого маленького проказника Брэдли. - Она прошагала через комнату и направилась в холл.

        Дверь в каюту Ли Генри на ее стук открыл Брэдли, который сидел наказанный взаперти. Увидев Мери, он широко разинул рот и начал закрывать дверь перед ее носом. Но она одолела его и вошла внутрь.
        - Брэдли, нам надо поговорить.
        - Мне нечего вам сказать.
        - Ах, какой ты милый шустрый мальчик. Чересчур шустрый. А вот мне есть что тебе сказать. Представь себе. - Он начал карабкаться на постель, но она хлопнула его по спине, заставив оглянуться. - Во-первых, я знаю, что кобра заползла в мою каюту совсем не случайно. Ты специально подбросил змею в мою постель.
        Он сел и исподлобья посмотрел на нее. Было заметно, как дрожит его подбородок.
        - Ну так как?
        - Но у нее нет зубов. Она не могла вас ужалить.
        - Зачем ты это сделал?
        Он плотно сжал губы и опустил голову.
        - Отвечай, черт бы тебя побрал!
        - Потому что вы мне не нравитесь.
        - Да что ты говоришь? От такого признания я потеряю, наверное, сон. К твоему сведению, это взаимно. Значит, вот почему ты перевернул у меня все вверх дном и украл мои вещи.
        Он вскинул голову:
        - Я этого не делал.
        - Не делал? Ты хочешь сказать, что не ты устроил кавардак в моей каюте?
        - Нет.
        - И ты не брал мои драгоценности и пленки?
        - Нет. Я не вор! - Слезы хлынули у него из глаз, а подбородок задрожал еще сильнее.
        С минуту, не меньше, она пристально всматривалась в него.
        - Хорошо, не плачь. Я сожалею, что обвинила тебя. Теперь вижу, что ошиблась. Но после этой истории со змеей я… - Она пожала плечами. - Извини меня.
        - У змеи были удалены зубы. Она была абсолютно безопасна. Она никогда бы не смогла вас ужалить. Даже если бы захотела. В этом ничего не было страшного.
        - Возможно, для тебя это и так, но дело в том, что я ужасно боюсь змей. У меня что-то вроде змеефобии.
        Глаза его расширились.
        - У вас?
        - Да. Я боюсь их до смерти.
        - Ой, я не знал этого. Я очень и очень извиняюсь. На самом деле.
        Мери улыбнулась:
        - Ну вот видишь, мы извинились друг перед другом. Может, позднее станем и друзьями.
        Он приподнял голову:
        - А что, может быть.
        - Как ты думаешь, если я поговорю с твоей бабушкой, чтобы она смягчила наказание, это поможет?
        Он просиял:
        - Наверное.
        Она улыбнулась, потрепала его по волосам и собиралась уже уходить, но… вдруг спросила:
        - Брэдли, а как тебе удалось попасть в мою каюту со змеей?
        - О, я просто взял ключ в ячейке, в холле, когда никто не видел. - Он выглядел смущенным. - Но я повесил его на место.

        Выйдя в коридор, Мери увидела Марка. Он стоял в дальнем конце и беседовал с кем-то из членов команды. В холле сейчас постоянно дежурил кто-нибудь из команды. Она помахала ему рукой и скрылась в своей каюте. Там она нырнула в одно из голубых кресел и забарабанила пальцами по столу.
        Но если Брэдли здесь ни при чем, то кто же? И почему этот кто-то взял мои пленки? Драгоценности понятно, но пленки? Это же просто бессмысленно. Однако это факт, они пропали.
        Мотивы непонятны. Ладно, оставим пока мотивы. Подумаем о способах. Как вор попал в мою каюту в первый раз, это понятно - он просто взял ключи в ячейке, точно так же, как Брэдли. Мог, конечно, открыть замок и каким-нибудь другим способом. Но как можно было украсть коробку с пленками из каюты Вэлком? Ведь в холле постоянно кто-то дежурит. Если бы вор входил в дверь, его бы обязательно заметили.
        Ей пришла в голову идея. Она побежала в каюту Вэлком. Та мылась в душе.
        - Вэлком! - громко крикнула Мери.
        - Что случилось, золотко? - Вэлком высунула свою мокрую голову из-за занавески.
        - Ты оставляла когда-нибудь окно своей каюты открытым?
        - Нет.
        - Ты уверена?
        - Абсолютно. Я даже не знаю, как оно открывается. Ведь здесь постоянно работает кондиционер. А почему ты спрашиваешь?
        Кто-то открыл это окно. Это означает, что, когда вор лишился возможности проникнуть через дверь, он проник через окно. Но как? Как ему это удалось?
        Веревка.
        - У меня есть одна идея. Я пошла. Увидимся позже.
        Считая шаги, она прошла через холл к каюте 216, которую раньше занимала Вэлком. Навстречу ей двигался Марк.
        - У вас все в порядке?
        - Все прекрасно. И пожалуйста, не сбивайте меня со счета. Я просто решила прогуляться.
        - Я пойду с вами.
        Вот черт! Зачем он мне нужен? Значит, он приставлен, чтобы докладывать о каждом моем шаге своему боссу. А я не хочу, чтобы Рэм вмешивался, я сама прекрасно способна справиться со своими делами.
        - В этом нет необходимости, Марк. Я только пройдусь до прогулочной палубы, хочу что-нибудь попить, а на обратном пути, может быть, загляну на минутку в магазин сувениров.
        Он стоял, просунув большие пальцы рук в свободные лямки пояса своих джинсов, и улыбался.
        - А я только что обменялся каютами с Рэмом. Теперь он снова будет рядом с вами, и вы можете при необходимости просто постучать в стенку. Сейчас он разговаривает с пилотом своего вертолета. Скажите, что вам нужно? Я поухаживаю за вами. Кстати, я признался ему в своей оплошности.
        - Он был очень сердит?
        Марк понурил свою рыжую голову:
        - Могло быть и хуже. Впрочем, я заслужил это. Рэм потрясающий парень, он так много для меня сделал. Я ему по гроб благодарен и очень предан ему. - Марк помолчал. - Если не возражаете, я побуду с вами, пока он не вернется.
        Конечно, возражаю. Еще как возражаю. Чертов Рэм и его суперзабота. На следующем этапе он, видимо, просто закует меня в кандалы. Да не намерена я выносить этот вздор, ни минуты.
        Они поднялись наверх.
        - Марк, принесите мне, пожалуйста, апельсинового сока из бара.
        Как только он исчез в дальнем конце палубы, Мери отсчитала нужное количество шагов от лестницы до места, под которым было окно каюты 216. Затем внимательно осмотрела поручни.
        Ничего.
        Они были свежевыкрашены, и если бы здесь недавно привязывали веревку, то обязательно бы остались следы.
        Пока результаты нулевые.
        Но погоди. Есть еще одна возможность. Ведь у парохода три палубы. Есть еще средняя. А что, если…
        Надо узнать, кто живет в 316-й каюте. Она собиралась уже подойти к телефону, как появился Марк с соком.
        Схватив бокал, она быстро осушила его.
        - Что-то сегодня меня все время мучает жажда, никак не могу напиться. Прошу вас, принесите, пожалуйста, еще. - Она протянула ему бокал.
        Марк странно посмотрел на нее:
        - Конечно.
        Как только он скрылся из вида, она сбежала по лестнице и спряталась за большую пальму, что стояла в кадке в холле внизу.
        - Могу я вам чем-нибудь помочь? - раздался за ее спиной мягкий голос.
        Она повернулась и увидела стюарда в белом кителе. Робко улыбнувшись, Мери начала лихорадочно соображать, как объяснить свое странное поведение.
        - О, спасибо. Я… м-м… Я искала свою контактную линзу. - Она широко улыбнулась и начала шарить по полу. - А, вот она. Я нашла ее. - Она схватила воображаемую линзу с ковра и зажала в пальцах. - Теперь я буду вас видеть.
        Она поспешила вниз по лестнице к магазину сувениров, где был телефон.
        Как только телефонист ответил, Мери спросила:
        - Не могли бы вы сказать, кто живет в каюте 316?
        - В этой каюте никто не зарегистрирован, мисс, - ответил телефонист после некоторой паузы.
        Опять прокол. Значит, пустая каюта. Обожди-ка.
        - А вы уверены?
        - Совершенно. Там был неисправен водопровод и промок ковер. Каюту закрыли до тех пор, пока не отремонтируют. Могу я быть вам полезен чем-нибудь еще?
        - Нет, спасибо. - Она быстро повесила трубку. Пустая, значит. Могу поставить на кон свои последние чулки, что кто-то ею пользуется, мокрый там ковер или нет.
        Я должна посмотреть на нее. Надо использовать прием Брэдли и стащить ключ с доски нижней палубы.
        Высунув голову из магазина сувениров, чтобы посмотреть, чисто ли на горизонте, Мери чуть не упала в обморок, когда увидела, кто идет по коридору.
        Опять египтянин с нависающими веками. Тот самый! Видел ли он меня?
        Она быстро спряталась за полку с джеллабами.
        Что он делает на пароходе? Плевать мне, что у него пятеро детей, от него у меня мурашки бегут по коже.
        Через несколько минут она покинула свое убежище. Он ушел.
        А может быть, это опять разыгралось мое воображение, или он на самом деле преследует меня?
        Волосы на ее затылке поднялись дыбом.
        А может, это он вломился в мою комнату?
        Гадать об этом времени не было. Надо было добыть ключ. В коридоре было пусто, и она поспешила на нижнюю палубу.
        У конторки с ключами никого не было. Ну, а дальше все было похоже на детскую игру. Неудивительно, что тот, кто хотел попасть в ее каюту, проделал это так легко. Она быстро склонилась над конторкой, схватила ключ из ячейки и сунула его в карман.
        - Вам помочь, мисс? - раздался мягкий голос позади.
        Мери обернулась. Опять тот же самый стюард в белом кителе.
        - О, спасибо. Я… я проверяла свою ячейку, нет ли писем. Ничего нет. - Она хихикнула. - Кажется, друзья совсем забыли обо мне.
        Отделавшись от слишком услужливого стюарда, она двинулась к лестнице.
        А может быть, следует все же довериться кому-нибудь, пока я не зашла слишком далеко?
        Нет, это глупо. Подумаешь, всего лишь пустая каюта. А кроме того, если Рэм узнает, что я делаю, то можно себе представить, что тут начнется. Нет, попытаюсь справиться сама.
        Приняв решение, Мери поставила ногу на следующую ступеньку и застыла, услышав шум в коридоре внизу. Кто-то громко разговаривал рядом с ее каютой. Она начала осторожно подниматься по лестнице.
        Добравшись до очередной площадки, она посмотрела вниз. О Господи, кто-то идет. Приглядевшись, она узнала египтянина с нависшими веками. Опять он! С ней чуть не случился разрыв сердца, пока она взбегала вверх по лестнице и, вся дрожа, опять пряталась за пальму в кадке.
        Зажмурив глаза, с бешено колотящимся сердцем, Мери сидела и ждала.
        Кто-то прошел примерно в полутора метрах от ее убежища. Она подождала еще.
        Ей показалось, что прошло уже две недели, прежде чем она решилась открыть глаза и посмотреть сквозь густую листву. Она увидела, что Нависающие Веки открывает дверь каюты в конце коридора.
        Закрыв глаза, Мери прижалась спиной к стене, пытаясь успокоить сердце.
        - Мисс…
        Опять этот идиот в белом кителе.
        - Мисс, что-нибудь не в порядке?
        Она сделала попытку улыбнуться:
        - Абсолютно ничего. Я… я медитирую. Если вы не возражаете, я продолжу.
        Он поклонился:
        - Разумеется, мисс.
        Как только он ушел, она быстро подкралась к лестнице и заглянула за угол.
        Рэм и Марк стояли в холле рядом с ее каютой.
        - Марк, ты дождешься, что я сломаю тебе шею! Тебе поручили простейшую вещь: не спускать глаз с этой женщины. Всего несколько минут! Я же предупреждал тебя: не позволяй ей никуда уходить. А ты что наделал, идиот!
        Мери почувствовала укол совести, когда посмотрела на Марка. Он стоял понурив голову, - плечи опущены, - и тихо бормотал:
        - Извини, Рэм.
        Ей хотелось помочь Марку, но нужно было обязательно посмотреть эту каюту. Она сняла туфли и прокралась на следующую палубу.

        Коридор был пуст. Мери приложила ухо к двери каюты 316. Все тихо. С туфлями в руках она медленно повернула ключ и толкнула дверь.
        В каюте было темно, как на кладбище в полночь. И очень холодно.
        Над всем витал кислый запах плесени и застоялого табачного дыма.
        Едва сдерживая дрожь, она вошла и прислонилась к двери, собирая в кулак все свое мужество. Затем положила ключ в карман и нащупала на стене выключатель. При мягком свете здесь все выглядело примерно так же, как и в других каютах. Такое же самое покрывало на кровати, такие же шторы и голубые кресла. Она подошла к окну, почувствовав босыми пальцами, что ковер действительно мокрый.
        На влажном ворсе виднелись следы. Присев на корточки, чтобы лучше их рассмотреть, Мери обнаружила, что здесь побывали два человека. Одни следы были вроде бы от обычной обуви - мужской, конечно, другие оставили, по-видимому, туристские ботинки, причем слишком маленькие для мужчины и в то же время слишком большие для женщины.
        Стараясь не затоптать следы, она положила свои туфли и внимательно осмотрела окно. На раме было несколько длинных царапин. Возможно, от веревки. За что же ее можно было зацепить? Осмотревшись вокруг, она решила, что веревку привязывали к кровати.
        Почти уверенная в своей догадке, она откинула покрывало и снизу ощупала пальцами деревянные перекладины. На них были следы, какие обычно оставляет завязанная веревка, если туго натянута. Главное, конечно, установить обитателя - а возможно, и обитателей - этой каюты.
        Надо искать. Не может быть, чтобы совсем не осталось следов.
        Пройдя на цыпочках в ванную, она повернула выключатель. Там все было чисто и аккуратно, кроме, пожалуй, одного: крышка унитаза была поднята. Сомнений не оставалось - здесь жил мужчина. Они всегда забывают опустить крышку. Посмотрев в унитаз, она увидела плавающий окурок сигареты.
        Мери потянулась к дверце аптечки, но остановила себя. Отпечатки пальцев. Довольная, что вспомнила об этом, она вытерла все предметы, к которым прикасалась, куском туалетной бумаги, и только после этого решительно открыла зеркальные дверцы. На полке стояли два стакана и валялся кусок мыла. И больше ничего.
        Вернувшись в комнату, Мери методично обыскала ящики стола и тумбочек. В нижнем ящике тумбочки она нашла большой моток нейлоновой веревки, а в дальнем углу ящика стола, за брошюрами, - бумажную сумку. Из здешнего магазина сувениров.
        Сначала Мери подумала, что сумка пуста, но когда она перевернула ее вверх дном и встряхнула, оттуда посыпались «M&M's». В основном желтые.
        Вот сволочь!
        Мери собиралась продолжить поиски в стенном шкафу, но вдруг услышала шум в коридоре. Она затаила дыхание. Ее глаза расширились. Сердце стучало со скоростью миля в минуту.
        Затаив дыхание, О Господи, надо отсюда поскорее выбираться. Но как? Просто выйти в коридор? А вдруг там кто-то меня караулит? По веревке? Но я же не Сильвестр Сталлоне. К сожалению, мало занималась гимнастикой в школе.
        А вот карате - это другое дело. С карате у меня полный порядок. Имею коричневый пояс. Так что будем выбираться через дверь.
        Мери заняла позицию у двери, готовая атаковать любого, кто войдет.
        Ждать ей пришлось долго.
        В конце концов, она решила немного подумать, и тут же догадалась. Пылесос. Это же шум пылесоса. Шум, который она слышала в коридоре, был шумом пылесоса.
        Она расслабилась, схватила туфли и открыла дверь.
        Тихо, очень тихо Мери закрыла дверь и сунула ключ в карман. Повернула голову, и… ее плечо схватила железная рука.
        Сердце ее подпрыгнуло до горла. Она была парализована. Дыхание остановилось.

        Глава 21

        Проснись, о мое сердце, чтобы оплакать землю, откуда ты вышел!
        Проснись же, проснись и посмотри, что у тебя перед глазами!
    Пророчество Нефероху, 20 век до Рождества Христова

        Приготовившись к встрече с Творцом, Мери проглотила комок, скопившийся в горле.
        Но без борьбы я не сдамся. Умирать будем весело.
        Она бросила на пол туфли, издала воинственный крик и, схватившись обеими руками за мощное запястье на своем плече, ударила ногой. Нападавший отлетел к стене. Она повернулась и, готовая нанести еще один удар, застыла на месте.
        На полу лежал Рэм.
        - Какого черта!
        - Я защищалась, только и всего. Карате. У меня коричневый пояс.
        - А у меня черный, но я же не знал, что тебе вдруг взбредет в голову устраивать здесь соревнования. - Он поднялся.
        - Ты напугал меня. Это получилось совершенно автоматически. Извини. - Она виновато улыбнулась.
        Однако он в ответ не улыбнулся.
        - Где ты была все это время? Я перевернул вверх дном весь пароход.
        - Перестань на меня кричать, Рэмсон Габри! Я вовсе не обязана перед тобой отчитываться. Какое твое дело? Я вольна ходить там, где хочу и когда хочу. Ты меня слышишь? - Бормоча ругательства, она подхватила туфли и побежала по коридору.
        - О, шакар, извини. Я просто был вне себя, когда не мог тебя найти.
        - А тебе не надо было меня искать. Я никуда не терялась.
        Она поднялась по лестнице и направилась к своей каюте.
        Рэм следовал сзади. Ее пальцы так дрожали, что она не могла попасть ключом в замочную скважину.
        - Позволь мне, шакар. - Рэм дотронулся до ключа.
        - Что ты все шакар да шакар. Надоело. Я устала от твоего твердолобого собственничества. Посмотри на меня. Я что, выгляжу слабой и беспомощной? Я отлично могу позаботиться о себе. И еще: мне не надо никаких сторожевых псов. Если понадобится, я куплю немецкую овчарку. И не смей распекать Марка, Рэмсон Габри. Он не виноват, что я от него убежала.
        - А если я пообещаю не ругать Марка, ты меня простишь?
        - Это что, шантаж?
        Он широко улыбнулся и пожал плечами.
        - Но, Рэм, мы уже не раз об этом говорили. Ты забыл первый, второй и третий пункты соглашения? Зачем ты выводишь меня из себя?

        Рэм чувствовал себя полным идиотом. Единственное, что он хотел, так это сделать ей приятное, увидеть ее улыбку, услышать, как она с любовью произносит его имя, защищать ее от всяческих бед. Она не должна знать, что лидер исламских экстремистов угрожал похитить одного из иностранных туристов, чтобы заставить правительство выполнить его абсурдные требования. Обычно за такими демаршами ничего не стоит, но все же пугать ее не следует. Еще ей лучше не знать также, что, несмотря ни на что, его оперативники непрерывно наблюдают за ней. Конечно, он ее обманывает, но иначе нельзя. Ее счастье и безопасность того стоят.
        Вспомнив, как оплошали его люди, он помрачнел. Подумать только, дали возможность вору проникнуть в каюту и унести драгоценности. Проворонили этого желторотого юнца со змеей. В их пользу говорит только то, что сами Мери и Вэлком никак не пострадали, так как основное внимание наблюдатели сосредоточили на них, а не на их каютах. Надо все продумать. В дополнение к дежурному, которого назначил капитан, в коридоре будет находиться еще один. Разумеется, не Марк. Скоро стоянка в Эдфу, и на борт поднимутся еще трое его людей.
        Его глаза смягчились, когда он вспомнил огонь, какой зажегся в глазах Мери. Надо же, коричневый пояс. Он улыбнулся. С каждым днем она все больше и больше напоминала ему бабушку. Мери была способна завязать себя узлом и в то же время парить душой в облаках. Он вздохнул, пытаясь подавить боль, возникающую во всех его членах, когда она рядом, или когда он думал о ней, или когда произносил ее имя. В ее отсутствие он чувствует, как будто лишился чего-то очень важного. Например, руки или ноги… или сердца.

        Рэм нежно гладил ее шрамик. Этот шрамик становился более заметным, когда она сердилась, или печалилась, или уставала. Он нагнулся и нежно коснулся ее губ:
        - Я люблю тебя. И очень стараюсь выполнять соглашение, поверь мне. Но помоги мне, шакар. Научи меня. Не сердись на меня. Я этого не могу вынести.
        Она была сейчас совсем близко, так, что их тела соприкасались. Это было сладостно. Никто не говорил ему прежде, что любить - это так болезненно… и одновременно так чудесно.
        Он отстранил ее и начал осыпать поцелуями ее лицо - ее щеки, ее веки, ее нос, ямочку на ее подбородке. Потом зарылся лицом в ее шею, его нетерпеливые руки принялись ласкать это желанное тело.
        Услышав ее восхитительный стон, Рэм почти обезумел. Его рот прилип к ее рту, язык судорожно проник между ее губами.
        И она зажигалась его огнем. Это было как удар молнии, внезапный шквал ветра. Она целовала его с жаром, который тоже был болезненным, но тоже чудесным. Дикое соединение - горячее, нежное, болезненное.
        Когда Рэм наконец оторвал свои губы, Мери застонала, не желая с ним расставаться. Прижав ее к себе, он прошептал:
        - В любую минуту начнут прибывать пассажиры с экскурсии. Я думаю, мы их шокируем, если они застанут нас занимающимися любовью посреди холла. Пойдем в твою каюту.
        Что ты делаешь, идиотка?
        Мери глубоко вздохнула:
        - Я… у меня разболелась голова.
        Он удивленно посмотрел на нее:
        - Голова?
        - Да, голова. - Она потерла виски.
        - Принести тебе аспирин?
        - Нет, нет. Мне просто надо немного отдохнуть. Всего несколько минут. И все будет в порядке.
        - Хорошо, любовь моя. Попросить, чтобы тебе подали обед в каюту? - Он поцеловал место на виске, которое она только что потирала.
        - Нет, нет. Увидимся в ресторане.
        Оказавшись в каюте, Мери оперлась о дверь и сделала глубокий вдох. Надо же, была на волосок от… Ну что я могу поделать? Как только он ко мне прикасается, весь мой гнев растворяется в воздухе как дым, вся моя решимость рассыпается на мелкие кусочки, а способность мыслить непонятным образом куда-то исчезает. Я вся сейчас наполнена предчувствием любви. Это бывает, когда ты уже любишь и тебя уже любят. Любит этот таинственный, несносный человек.
        И как это возможно - чувствовать себя так чудесно, когда все так не правильно?
        Она еще раз глубоко вздохнула.
        И почему, несмотря на все неприятности, которые свалились сейчас на мою голову, мне хочется забыть обо всем и броситься к нему в объятия?
        Ни на один из вопросов ответа не было.
        - Вэлком! - позвала она, горя нетерпением рассказать подруге о своих открытиях в каюте 316. Но в комнате Вэлком никого не было.
        Жаль. Мери свалилась на постель. Необходимо обследовать эту каюту более тщательно. Но не одной. Оставим это на время.

        Мери нырнула в мягкое бархатное кресло в конце танцевальной площадки, промокая салфеткой лицо. Она уселась и принялась обмахиваться соломенной ковбойской шляпой, одной из многих, которые достал Рэм, бог его знает откуда. Он и сейчас, разумеется, был тут как тут и уже подавал ей бокал холодного лимонада. И черт меня дернул предложить эти танцы. Репетиция, конечно, не убила ее, но вымотала последние силы. Даже Эстер Беррингтон и остальные члены клуба «Золотые годы» выглядели свежее, чем она. Вон как заливается смехом Нонна Крафт. Она разговаривает о чем-то веселом с Уолтером Рашем, которого Рэм тоже снабдил сапогами и шляпой.
        - Тебе не жмет, любовь моя? - спросил Рэм, опустившись на колени, чтобы проверить, подходят ли ей эти ковбойские сапоги.
        Мери пошевелила пальцами в коже, мягкой, как лайковые перчатки. Сапоги были пошиты как будто на нее. В них было удобнее, чем в мокасинах.
        - Все прекрасно. А почему ты спрашиваешь?
        - Ты так внимательно просматривала список группы с размерами обуви, что я подумал, может быть, ты хочешь с кем-нибудь обменяться.
        Мери насторожилась. Она проверяла размеры обуви совсем не за этим.
        - Хм… нет. Мне просто было любопытно.
        Ей удалось выяснить, что только трое мужчин в группе носят обувь небольшого размера: Жан-Жак, Уолтер Раш и, как ни странно, Марк.
        Она вспомнила, что у того лысого итальянца, который все крутился возле Вэлком, тоже маленькая нога. Но надо иметь в виду также и размер его талии. Он не то что по веревке, но и по лестнице поднимался с трудом.
        Подозреваемым номер один по-прежнему оставался египтянин с нависающими веками. Он был небольшого роста и сухого сложения, и, по-видимому, нога у него не должна быть большой. Конечно, на борту может находиться еще двадцать пять или тридцать мужчин с маленькой ногой, включая официантов. Ну, официантов придется сразу исключить из списка.
        Надо повнимательнее смотреть на ноги. Может, удастся что-нибудь вычислить.
        Продолжая обмахиваться шляпой, Мери встала:
        - Я ненадолго схожу в свою каюту.
        - Я пойду с тобой. - Рэм поднялся и нежно положил руку на ее талию.
        - Я хочу принять душ.
        - Ну и прекрасно. Я потру тебе спинку. - Рука Рэма начала медленно кругами гладить ее спину.
        Ей сразу стало невообразимо хорошо. Ну почему это так? Его касание, просто обычное слово вдруг нарушали плавность ее дыхания. Его пальцы были источником наслаждения. Спина всегда была ее чувствительным местом, а он, казалось, хорошо знал это. Каждый раз, когда они были вместе, он снимал очередную преграду на своем пути, пробивал в ее обороне еще одну брешь.
        - Мери, Рэм! - Нонна прервала ее размышления. - Мы прибываем в Эдфу. Здесь намечена экскурсия в храм Гора.
        - Хочешь пойти? - спросил Рэм мягко.
        Мери вздохнула. Какой еще храм? Лучше бы ты потер мне спинку. Но видимо, придется идти.
        - Я хочу там сделать несколько снимков. Ты не возражаешь?

        Мери проглотила последнюю ложечку взбитых сливок с шоколадом и вздохнула. Рэм - а он все это время не отводил от нее взгляда - был буквально захвачен зрелищем, как ее нежный розовый язычок облизывал ложку. Он вспомнил ее язык на своей коже и, забыв, что они находятся в ресторане, что за столом еще шесть человек, коснулся ее губ двумя пальцами.
        Он обожал ее чувственные губы, ее нежную кожу, это роскошное тело, которое оживало от его прикосновении. Нет, прежде чем они пристанут в Луксоре, она должна согласиться выйти за него замуж. Немедленно. Все необходимые бумаги уже приготовлены, кольца у него в кармане. Как-то надо ее убедить. И он был уверен, что сделает это.
        - Почему ты выглядишь таким возбужденным? - прошептала Мери, возвращая Рэма из мира мечтаний на грешную землю. - Твои пальцы, конечно, очень вкусные, но… хм… - Она показала на его слегка начатый десерт.
        Мери думала о том, что скоро она вернется домой и больше никогда его не увидит. И это наполняло ее душу глубокой печалью. Он был удивительным любовником, чудесным воплощением ее мечтаний. Но как и положено всяким мечтаниям, все это скоро кончится.
        Сегодня весь день он делал осторожные, и не очень осторожные, заходы насчет женитьбы, но она знала, что брак между ними невозможен.
        Экскурсия во время стоянки прошла замечательно. Конные экипажи привезли их к храму Гора. Здесь Мери удалось сделать несколько интересных кадров.
        Только мух было много, Рэм даже принес ей откуда-то прут, отгонять их. Мери понравилась черная каменная статуэтка Гора, и он немедленно ее купил, причем заплатил очень дорого. А когда за ними увязался, предлагая свои услуги, маленький большеглазый мальчишка, который напомнил ей Ахмеда из Каира, Рэм одарил и его.
        К пароходу они приехали на последнем экипаже и едва успели переодеться к ужину. Мери хотела перед ужином искупаться в бассейне, но Рэм уговорил пойти туда после представления, ночью, когда все будет залито теплым светом луны.
        Она вспоминала все это и улыбалась, доедая десерт Рэма. Нет, дружок, этим ты меня не обманешь. Не романтики ты жаждал, а просто боялся, что я снова надену свой розовый купальник. Да не надену, не переживай.
        Она откинулась назад и застонала:
        - Зачем ты позволил мне все это съесть? Теперь вечером я не смогу застегнуть джинсы.
        Его рука, прикрытая скатертью, погладила ее живот. Рэм наклонился и прошептал, лаская ее ухо своим дыханием:
        - Мне он кажется восхитительным.
        Мери услышала, как Нонна тихо сказала Эстер:
        - Ну разве они не прелесть?
        Она подняла голову. На нее смотрели шесть пар глаз. Понимающе улыбалась Вэлком, заговорщицки подмигнул доктор Стоктон.
        Жан-Жак встал и погладил ее руку:
        - Вы чудесны, cherie, но я должен идти и приготовиться к вечернему выступлению. И вам, mes amis [22 - друзья мои (фр.).], я предлагаю разойтись и примерить свои костюмы. Представление начинается через час. Первыми выступят члены танцевальной группы из Атланты, вторым выйду я, а ваш очаровательный ковбойский танец будет piece de resistance [23 - главное, основное блюдо (фр.).]. Как это все здорово! - Он всплеснул руками. - К сожалению, я очень мало знаком с вашей чудесной музыкой кантри, но по приезде в Париж обязуюсь восполнить этот пробел в моем музыкальном образовании.

        Мери притопнула ногой, чтобы джинсы аккуратно упали поверх сапог. Надела свою шляпу залихватски, набок, и крикнула Вэлком:
        - Поторопись. Мы должны быть там раньше всех.
        Она уже рассказала Вэлком о том, что побывала в каюте 316, и подруга обещала пойти с ней туда. Попозже они постараются незаметно смыться и провести там подробный осмотр.
        Вэлком, усмехаясь, прогуливалась по комнате, одетая в джинсы и голубую футболку, рукава и низ которой были оторочены длинными деревянными бусами.
        - То, что он добыл сапоги и шляпы для всех, много значит. Золотко, я уверена, ты можешь уговорить этого человека импортировать в Египет песок.
        - Не знаю, вот насчет этого не знаю. - Мери засмеялась и поправила на шее платок. - Подруга, мы с тобой выглядим, как настоящие техасские девочки.
        - Техасские девочки. - Вэлком погрустнела. - Я все не перестаю думать о том, что ты должна сообщить обо всем капитану или, по крайней мере, Рэму.
        - Да мы сами скоро до всего докопаемся. Главное - найти пленки. Мне совсем не хочется переснимать все заново, а если мы сообщим властям, то кассеты станут вещественным доказательством, и мы получим их обратно бог знает когда. Я читала ужасные истории о том, как работает полиция за рубежом. Мы сделаем все сами. А когда обыщем эту каюту, найдем ли мы пленки или нет, я обязательно все расскажу Рэму.
        - Обещаешь?
        - Обещаю.
        - Обещай еще, что не пойдешь в эту каюту одна.
        - Ты что, хочешь, чтобы я расписалась кровью?
        - Это совсем неплохая мысль. Иногда ты такая же упрямая, как Нора.
        - Избави Бог.
        Вэлком засмеялась и обняла Мери.
        - Мне очень не хочется, золотко, чтобы с тобой здесь что-нибудь случилось. Как же я, лучшая подруга, могу оставаться в стороне.
        - Я не пойду туда без тебя. - Мери перекрестилась. - Истинный крест.
        Прежде чем уйти, они проверили окна, выключили свет и тщательно заперли двери. Рука об руку подруги прошагали по коридору и, приподняв свои ковбойские шляпы, поприветствовали грузного моряка, стоящего на страже.

        Мери в восторге вскочила на ноги и начала бурно аплодировать танцорам из Атланты, когда они вышли на второй поклон. Пожилые вдохновенные исполнители народных танцев в импровизированных костюмах публике понравились. Мужчины были одеты в белые рубашки и шорты с подтяжками, на ногах - высокие носки, а на женщинах были затейливые передники и шапочки, сделанные из салфеток, шарфов и носовых платков.
        - Они просто прелесть, - воскликнула она и села рядом с Рэмом. Обмахиваясь шляпой, она сделала большой глоток вкуснейшего фруктового коктейля, который он для нее заказал, - без всякого алкоголя, она могла поклясться.
        Рэм сжал ее руку:
        - Волнуешься?
        - Немного. О, вот и Жан-Жак. Умираю, так хочется увидеть, что он приготовил.
        Свет начал медленно гаснуть, пока танцевальная площадка не оказалась погруженной в полный мрак.
        Несколько музыкальных фраз пропела флейта. И наступила тишина. Гнетущая пауза длилась секунды две, а затем яркий луч осветил Жан-Жака, грациозную статую в белом трико и белой тунике. Выброс руки - она вспорхнула, заволновалась и… остановилась. Блеснул бриллиант в серьге, на сей раз она была в его ухе единственной. Флейта начала снова, и вместе с ней его рука, как бы медленно просыпаясь, начала свои чувственные движения. Постепенно свет становился все ярче и ярче, к флейте присоединились другие инструменты оркестра, темп нарастал, движения Жан-Жака стали более динамичными. Мери сидела, затаив дыхание, ошеломленная красотой и мощью танца.
        Он прыгал, кружился, застывал в причудливых позах. Это был настоящий джаз-балет. В чистом виде. Закончил он серией высоких зависающих прыжков. А после картинно упал, закрыв голову руками. К этому времени вся публика уже была на ногах. Бурные аплодисменты, крики «Браво!» - все как в настоящем театре.
        Жан-Жак встал, поднял руки над головой и сделал несколько быстрых поклонов. На мгновение погас свет, и он исчез.
        Мери и Рэм тоже стояли и хлопали вместе со всеми, когда изящный маленький француз вышел на поклоны. Наконец публика дала ему уйти и все уселись на свои места. Мери наклонилась к Рэму:
        - Ты думаешь, нам следует после этого выступать?
        Он засмеялся:
        - Я думаю, Техасу тоже есть что показать.
        У нее не было времени даже подумать, так как Рэм вытолкнул ее на площадку.
        - Дамы и господа, - начала Мери, широко улыбнувшись, - научить вас двигаться, как Жан-Жак, мы не можем, но мы собираемся показать вам, как танцуют у нас в Техасе. Возьмите свои шляпы, и начнем.
        Начали они с Рэмом, все остальные хлопали в ладоши позади них. После нескольких так-тов к ним присоединились остальные, исполняя те движения, которым их научила Мери после обеда. Движения, конечно, были несложные. Главное, не сбиваться с ритма. Все это исполнялось весело, с задором, со смехом. Успех был потрясающий.
        После поклонов все участники представления направились к большому столу, который Рэм организовал для того, чтобы отметить событие. Мери оказалась рядом с Жан-Жаком. На нем все еще были трико и туника, но дополненные ковбойскими сапогами и соломенной шляпой. Она взяла его руку и шепотом поздравила с замечательным выступлением.
        Он вспыхнул очаровательной улыбкой:
        - Merci.
        Затем низко наклонился к ее руке и поцеловал. Рэм нахмурился, взял маленького француза за локоть и отодвинул в сторону.
        - Рэм! Зачем ты так грубо обошелся с Жан-Жаком?
        - Пусть найдет себе другую девушку. Нечего ухаживать за чужими.
        Она улыбнулась:
        - Я думаю, его-то тебе опасаться нечего.
        Ей показалось, что он что-то ответил, но, прежде чем она собралась попросить его повторить свою реплику, поднялся доктор Стоктон и постучал вилкой по бокалу.
        - Друзья, я счастлив объявить, - он любяще улыбнулся Эстер, которая застенчиво опустила глаза, как молодая девушка, - что спустя тридцать лет Эстер наконец согласилась стать моей женой. Все вы приглашаетесь на свадьбу, которая состоится, как только мы оформим документы. Я не намерен откладывать это событие до приезда домой. - Его лицо просияло, он сел рядом со своей невестой и нежно поцеловал ее руку.
        На глаза Мери навернулись слезы. Ее поздравления влились в хор добрых пожеланий, которые посыпались со всех сторон. Рэм приказал подать шампанское, и вскоре все говорили только о свадьбе.
        - Я так счастлива за вас. Ваше терпение вознаграждено, это чудесно, - сказала Мери, танцуя несколько позже с доктором Стоктоном.
        - Да. Я все еще не верю, что это случилось. Надеюсь вы, моя дорогая, не заставите ждать вашего друга тридцать лет?
        Всю сложность ее ситуации объяснить этому доброму пожилому джентльмену было очень трудно. Вернее, невозможно. Она только улыбнулась:
        - Посмотрим.
        Как только Мери удалось сесть, она тут же осмотрелась, ища глазами Вэлком, и увидела ее за столом в компании Уолтера Раша и лысого итальянца. Все были заняты разговорами и едой - самое удобное время провести экскурсию в каюту 316. Встретившись с Вэлком взглядом, она показала головой на дверь.
        Затем встала и сказала Рэму:
        - Пропусти меня, пожалуйста.
        Рэм вскочил на ноги и схватил ее за руку.
        - Куда ты собираешься?
        - В уборную. Дамскую, если ты не возражаешь.
        - Я пойду с тобой.
        Мери оторопело посмотрела на него:
        - О Боже мой! Ты собираешься пойти со мной в дамскую уборную?
        Рэм широко улыбнулся:
        - Я только провожу тебя до дверей.
        Мери вздохнула:
        - Честное слово, Рэм, мне кажется, ты немножко больной. Отвали.
        - Я не понял, это что, пункт номер два?
        - Да, да, номер два! - Она отступила на шаг. - Чтобы ты не особенно переживал, я возьму с собой Вэлком. Мы скоро вернемся.
        Он поцеловал ее быстренько в щеку и прошептал:
        - Я буду скучать без тебя, любовь моя.

        Когда Мери подошла, Вэлком уже встала и разговаривала с несколькими женщинами.
        - Не сходить ли нам в туалет? - проговорила она, понизив голос.
        Нонна тут же спохватилась:
        - Я тоже. Эстер, ты не желаешь припудрить свой нос?
        В результате они пошли вчетвером. У двери дамского туалета Мери воскликнула:
        - Ой… я вспомнила, мне ведь нужно в свою каюту, взять там кое-что. Вэлком, не хочешь пойти со мной?
        - Конечно.
        Они извинились перед Нонной и Эстер и, как только две дамы закрыли за собой дверь, быстро направились к лестнице, ведущей на третью палубу.

        Мери уже вставила ключ в замочную скважину, когда Вэлком, которая стояла позади нее, тихо произнесла:
        - Может быть, не надо?
        - Надо. - Дверь отворилась. - Входи.
        Она втащила Вэлком внутрь, быстро закрыла дверь и включила свет.
        - Боже, какая здесь вонь.
        - Осторожно, здесь ковер мокрый. И давай поторапливаться. Я посмотрю вот эту тумбочку и под матрасом. Ты займись стенным шкафом. И когда будешь открывать, прикасайся через край рубахи. Мы не должны оставлять отпечатки пальцев.
        Мери только успела вытащить ящик тумбочки, как услышала странный шум. Она глянула через плечо и увидела, что Вэлком с застывшим взглядом прижалась спиной к стене рядом со стенным шкафом.
        - Что случилось?
        Вэлком открывала рот, но никаких звуков оттуда не раздавалось.
        Мери поспешила к ней:
        - Вэлком, в чем дело?
        - Шкаф, - прохрипела она.
        - Что там, в шкафу?
        - Не открывай дверь.
        - О, не будь глупой. - Мери схватила ручку и распахнула стенной шкаф.
        Оттуда, как подрубленное дерево, выпал человек.
        Мери вскрикнула, отскочила назад и схватилась за Вэлком мертвой хваткой.
        - Что это. Вэлком?
        - Я говорила тебе, не надо открывать.

        Глава 22

        Сокровенные покои открывай молча.
        Для осмелившегося произнести хоть слово приготовлен острый кинжал…
    Наставление Ка-Гемни, 1990 - 1780 гг. до Рождества Христова

        Мери и Вэлком в ужасе смотрели на человека, который лежал перед ними, зарывшись носом в ковер.
        - Он… он… мертвый? - произнесла заикаясь Мери.
        - Мертвее его, наверное, только Тутанхамон.
        Мери в панике, ломая руки и восклицая, кругами забегала по комнате.
        - О боже мой! О боже мой!
        Вэлком схватила ее за плечи:
        - Сейчас не время закатывать истерики. Отсюда надо уходить. Немедленно.
        - Подожди. - Она схватила Вэлком за руку, не отрывая взгляда от тела на ковре. - Но ведь, если он мертвый, то уже не может сделать нам что-то плохое, не так ли? - Она глубоко вздохнула, пытаясь собраться с мыслями и успокоиться. - Давай поищем пленки.
        - Пленки? - Голос Вэлком возвысился на две октавы. - К черту пленки. Они, возможно, на дне Нила. Он нам, конечно, ничего плохого сделать уже не может. В этом ты права. Но тот, кто его убил, может. Еще как может.
        - Он что, убит?
        - Нет, прилег отдохнуть в шкафу и внезапно окочурился. Ты что, не видишь, что у него нож из груди торчит?
        - О… Боже… мой!
        Вэлком схватила руку Мери:
        - Давай удирать.
        - Да нет же, черт подери. Мы все равно здесь, так давай потратим еще две минуты и поищем пленки. А потом позовем капитана.
        - Позовем капитана, говоришь? И что же мы ему скажем? А? Ты что, спятила? Здесь сейчас же появится полиция, и нас, скорее всего, посадят в тюрьму. И Техас мы увидим - если увидим - к старости.
        - Дерьмо-о-о-о!
        - Так что, золотко, никакого капитана мы звать сюда не будем.
        Мери не могла оторвать испуганного взгляда от мертвого тела.
        - А кто он?
        - Откуда я знаю? Мы даже лица его не видели.
        - Я думаю, нам нужно попытаться это узнать.
        - Как?
        - Очень просто: для начала перевернуть его.
        - Да ты что! Я не прикоснусь к нему ни за какие деньги.
        - О, Вэлком, не будь такой трусихой. Он мертв, и сейчас его нечего бояться. Господи, мы же видели столько мумий, пока ездили по Египту.
        - Мумии одно дело, но этот парень, мне кажется, выглядит несколько посвежее.
        - Ладно, не будем терять времени. Помоги мне. - Мери присела на корточки рядом с трупом и потянула его за плечо.
        Вэлком застонала:
        - О Господи, чего только не сделаешь ради дружбы.
        Вдвоем, кряхтя и пыхтя, они перевернули его на спину. Это был, без всякого сомнения, египтянин, и еще меньше сомнений было в том, что он мертв. Нож был загнан в грудь по рукоятку.
        - Ты узнаешь его? - спросила Мери.
        - Кажется, видела. Он крутился рядом с тем парнем из Александрии, Мухаммедом.
        - Его зовут Мухаммед?
        - Да нет же, это того парня из Александрии звали Мухаммед. А кто этот, я, золотко, не знаю и знать не хочу. Теперь давай уходить отсюда.
        - Обожди, я поищу пленки.
        - Ну так давай искать.
        В стенном шкафу, кроме тела, была еще только подушка. Тумбочка оказалась пуста. Поиски под матрасом тоже ни к чему не привели.
        - Ну, а теперь мы можем наконец идти? - спросила Вэлком, осторожно обходя тело. - Я уже на грани нервного срыва.
        - А ты не считаешь, что мы должны поставить его обратно?
        - Кого поставить обратно?
        - Ну, этого парня на полу.
        У Вэлком расширились глаза.
        - У тебя еще есть силы шутить.
        - Понимаешь, если кто-нибудь откроет дверь, его заметят.
        - А ты считаешь, в стенном шкафу его не заметят?
        - Там он, по крайней мере, не так будет бросаться в глаза. Мы должны все восстановить в прежнем виде.
        - О Господи! - простонала Вэлком.
        Они все же затащили тело обратно в шкаф, прислонили лбом к стене и быстро захлопнули дверь, пока оно не выпало снова.
        - Ой, - вскрикнула Мери.
        - Что еще?
        - Мы поставили его не той стороной.
        - Даже не думай об этом. - Вэлком заметалась по каюте, вытирая все краем своей рубахи.
        - Что ты делаешь? - спросила Мери.
        - Отпечатки пальцев. Ты что, забыла?
        - Но ты же уничтожаешь и отпечатки убийцы.
        Вэлком пристально посмотрела на нее:
        - Довольно мудро. Тогда давай отсюда выметаться.
        Кто из них трясся больше, когда они бегом бежали по коридору, Мери не знала.
        - Помни, - предупредила она Вэлком, - когда мы вернемся, веди себя так, будто ничего не случилось.
        - Как уж получится, - проворчала Вэлком.
        - Ты же не хочешь лучшие годы жизни провести в египетской кутузке. Смотрела «Сфинкс»? - Мери поежилась. - Ужасный фильм. Там стража…
        - Я не желаю ничего об этом слышать. Буду естественной до отвращения, не беспокойся. Так что никто ничего не заподозрит.

        Мери скользнула в свое кресло рядом с Рэмом.
        - Тебя так долго не было, что я уже начал беспокоиться, - сказал Рэм.
        Она посмотрела на часы. Неужели мы ходили всего двадцать минут? А мне показалось, что прошло двадцать часов. Или дней.
        - Извини. Непредвиденные обстоятельства.
        - Какие?
        - Хм… мы… хм… У Вэлком порвалась бретелька на бюстгальтере. Пришлось зашивать.
        - Понятно.
        - Я хочу чего-нибудь выпить, - капризно проговорила Мери.
        Рэм поднял руку.
        - А что бы ты хотела? - спросил он, когда подошел официант.
        - Скотч со льдом. Двойной. Нет, лучше тройной.
        - Дама желает бокал вина.
        - Скотч, черт побери! Тройной.
        Рэм пожал плечами, затем кивнул официанту.
        - Что случилось? Ты ведешь себя как-то странно. Что тебя тревожит? - спросил он, когда официант удалился.
        - Ничего, - прохрипела она и откашлялась. - Все в порядке.
        Официант подал бокал. Одним глотком она опустошила его наполовину. Рэм нахмурился:
        - Любовь моя, я…
        Она схватила его за руку:
        - Давай потанцуем. - И допила остатки скотча.
        Звучал чудный кантри-свинг с компакт-диска, который Рэм еще раньше передал диск-жокею.
        О мертвом в стенном шкафу каюты 316 Мери старалась не думать. Его не существует, вот и все. Она смеялась, танцевала, заказывала скотч еще. Только не могла припомнить, пила ли. Пила, наверное, потому что никакой тревоги не ощущала.
        На десятом танце нога Мери подвернулась, и она повисла на Рэме.
        - Дорогая, уже первый час, и ты совсем измучилась. Давай уложим тебя в постель.
        - Я пока не готова идти в постель. Еще рано. Пойдем погуляем, и ты заарканишь для меня пару звездочек в небе. Ты, ковбой. - Она зарылась лицом в его джинсовую рубашку. - Я уже говорила, что мне нравится, как ты одет? Выглядишь как настоящий техасец.
        - А я и есть настоящий. Наполовину, по крайней мере.
        - Это верно. Я почти забыла. Ты ведь рассказывал, что твоя мама из Далласа. Я вот думаю, не знакома ли она с моей мамой. - Она почесала свой нос, который как-то странно онемел.
        - Давай выйдем на воздух.
        На прогулочной палубе не было ни души. Они бросили свои шляпы на палубные кресла и подошли к поручням. Пароход медленно скользил по древним темным водам. Ветерок взлохматил перья на жилетке Мери и влажные волосы на голове.
        Рэм откинулся на поручни и прижал ее спину к груди. Странное чувство дежа вю снова поднялось из глубины ее подсознания, когда она уютно устроилась в его крепких руках и посмотрела на звезды, сияющие в тихом ночном небе. Было ощущение, что они уже стояли вот так с Рэмом бессчетное число ночей. Если бы Мери верила в реинкарнацию, как ее отец, она бы могла поклясться, что они провели вместе всю жизнь вот под этими небесами.
        Она поделилась своими чувствами с Рэмом.
        - Но мы на самом деле провели всю жизнь вместе, - прошептал он ей на ухо. - Ты душа моя… моя единственная большая любовь, на веки вечные. Помни это.
        Опять начинаю понемножечку сходить с ума.
        Нет, это все скотч. Это все действие стресса после того, как мы нашли тело.
        Его язык начал ласкать ее шею, и она автоматически наклонила голову, подставляя ее для ласк. Затем губы Рэма перешли на ее обнаженные плечи, а правая рука скользнула на грудь.
        Горя желанием поцеловать его, коснуться его, она выпрямилась и повернулась к нему лицом. В это время его левая рука скользнула вниз, и он плотно прижал ее бедра к своим.
        Ее спина выгнулась дугой, рот сделался совсем слабым, безвольным, и она начала ловить им воздух. Ее пальцы накрыли ласкающую руку Рэма. Она тихо постанывала под этими ласками.
        - О Господи, женщина, я люблю тебя, - бормотал Рэм, покрывая ее лицо поцелуями. - Обещай, что ты выйдешь за меня замуж. Обещай.
        Господи, если бы она могла сейчас думать! Нет, сейчас она могла только чувствовать. Первобытная страсть захватила ее и заставила воспарить к небу.
        Он остановил свои ласки и плотно прижал ее к себе.
        - Ты выйдешь за меня замуж? - Голос у него был твердый, настойчивый. Он ждал ответа.
        В тишине эхом отдавалось только их неровное дыхание да еще плеск волн о борт парохода.
        - Ты выйдешь за меня замуж? - снова спросил он.
        - Рэм, не говори о браке. Делай со мной что хочешь, люби меня, - взмолилась она. - Но о браке не говори. Разве ты не видишь, что я и так твоя?
        Он спросил в третий раз:
        - Так ты выйдешь за меня замуж?
        Ответом была тишина.
        На берегу вскрикнула птица, а затем, расправив крылья, поднялась и перелетела над пароходом на другой берег.
        Он глубоко вздохнул, отпустил ее и отступил назад. Затем протянул руку:
        - Пойдем наденем купальные костюмы. Я обещал тебе купание при луне.
        - Рэм! Ты не должен обижаться. Разве ты не видишь, как мне плохо от того, что я вынуждена тебе отказывать. Не обижайся. Пожалуйста.
        - Тебе следует знать, что мне еще хуже, любовь моя. Но не в этом дело. Ты должна дать обещание выйти за меня замуж. Я не согласен ни на что другое. Судьбе не надо сопротивляться. Скажи «да».
        Слезы наполнили ее глаза.
        - Рэм, ты должен понять. Есть по крайней мере сотня причин, по которым я не могу выйти за тебя замуж.
        - И все они перекрываются лишь одним важным доводом: ты должна. - Она уныло понурила голову. Он приподнял ее подбородок и мягко коснулся губами ее губ. - Давай, шакар, пойдем переоденемся. Нам обоим нужно освежиться.
        Они прошли в молчании по коридору и остановились перед ее дверью. Мери вытащила из кармана ключ и повернулась к Рэму:
        - Мне… мне расхотелось купаться. Зайди, пожалуйста, ко мне. Я… я хочу тебя.
        Ей было очень нужно, чтобы он вошел. Она боялась оставаться одной, но рассказать ему все она не осмеливалась.
        - Ты выйдешь за меня?
        - Рэм, я не могу. Это невозможно. Но я не хочу спать одна. Ты мог бы…
        Он прикрыл ей рот двумя пальцами и медленно покачал головой:
        - Не сегодня, любовь моя.
        Мери открыла дверь, скользнула внутрь и осторожно закрыла ее за собой. С минуту она стояла в темноте, не отпуская ручку.
        Времени остается все меньше и меньше. Еще несколько дней, и все. Она уедет. Мери отгоняла от себя прочь мысль о том, что она никогда больше не увидит Рэма, но та лезла ей в лицо, как назойливая муха.
        Ее рука нащупала на стене выключатель. Свет не зажегся. Наверное, лампочка перегорела.
        Ветерок приподнял край шторы, и в слабом лунном свете она увидела силуэт.
        Мери застыла.
        Страх проник во все ее поры.

        Глава 23

        О, как это прекрасно - быть с тобой у этого пруда,
        Поросшего лотосом,
        И подчиняться твоим желаниям…
        Прыгнуть в воду
        И плавать обнаженной перед тобой…
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Рэм стоял у двери каюты Мери. Руки он держал в карманах джинсов - для надежности, чтобы не поддаться искушению постучать. Чтобы сдержаться, ему потребовалось собрать в кулак всю свою волю.
        Прошлая ночь была всего лишь началом. Надо перенести страшный голод, который сводил судорогой низ живота. Сегодня, когда они стояли на палубе, он знал, что если позволит себе расслабиться, то потеряет все. Какие доводы нужны еще, чтобы убедить ее?
        Этот ее взгляд, когда она умоляла его войти, вконец расстроил Рэма. Как ему хотелось взять ее на руки и насладиться этой дивной женщиной, вдохнуть аромат ее божественного тела.
        Рэма убивало ее упорное нежелание стать его женой, оно ранило его душу. Ведь он любил ее за пределами разумного. Их свела судьба, и они должны быть вместе. Надо сделать так, чтобы она поняла. Надо.
        Шум в каюте Мери прервал его размышления. Оттуда донесся слабый вскрик, а потом глухой звук, как будто что-то упало.
        Рэм громко позвал ее, она не откликалась. Он начал с нечеловеческой силой бить плечом в тяжелую дверь. Вскоре она затрещала и выломалась.
        В неестественной позе, сгорбившись, на полу лежала Мери.

        Мери открыла глаза и пару раз моргнула, пытаясь понять, что происходит. Где она? Ее память ничего не подсказывала. Она снова моргнула. В комнате была зажжена только одна лампа, и то где-то в дальнем углу. Она лежала в большой мягкой постели под великолепным балдахином из голубого шелка. Пододеяльник был из того же материала.
        Как она сюда попала? Закрыв глаза, Мери попыталась заставить себя думать. И сразу вспомнила. Открытое окно! Кто-то был в ее каюте. Господи, ее похитили! И тут же сердце ее бешено застучало, во рту пересохло - в общем, знакомые симптомы. Но ей удалось довольно быстро успокоить себя. Нет, это не похищение. Она смутно помнит лица Рэма и Вэлком уже после силуэта. Мери попыталась сесть, но что-то держало ее ноги.
        Она осторожно подняла голову и увидела Рэма, все еще одетого в джинсы и мятую рубашку. Он лежал поперек кровати, обняв одной рукой ее ноги. И крепко спал.
        Стараясь его не потревожить, она стала подтягивать ноги.
        Глаза Рэма немедленно раскрылись, и он вскочил:
        - Тебе нельзя двигаться. Лежи. Как ты себя чувствуешь? Тебе что-нибудь нужно? - Он наклонился, всматриваясь в ее лицо. Глаза были усталые, грустные.
        - Я чувствую себя прекрасно, - ответила она тихо, касаясь пальцами его щеки. - А вот ты выглядишь что-то неважно. Очень усталый вид. Где мы? Что случилось? Как это оказалось, что мы не на пароходе? Ты знаешь, последнее, что я помню, - это открытое окно и то, что свет в каюте не зажигался. Все остальное в тумане.
        - В каюте тебя кто-то ждал. Насколько я понял, дело выглядело так: он привязал веревку к поручню на прогулочной палубе, спустился по ней к твоему окну и разбил его. Потом он ударил тебя, и ты потеряла сознание.
        Она ощупала пальцами голову и обнаружила небольшую шишку.
        - Хорошо, что я твердоголовая.
        Рэм нахмурился:
        - Это совсем не смешно. Просто чудо, что он тебя не убил. И все из-за меня. Я должен был тебя защищать. Господи, я чувствую себя полным идиотом. Мне не следовало оставлять тебя одну. Любовь моя, сможешь ли ты когда-нибудь меня простить?
        И действительно, он выглядел очень расстроенным.
        - Тут и прощать-то нечего. Как ты мог знать? - Она подалась к нему и поморщилась. Снова потрогала голову. - А что там у меня, сильно разбита голова?
        - Да вроде бы не очень. Могло быть гораздо хуже. Скорее всего, он ударил тебя фонарем. Мы нашли его у окна. Возможно, он просто хотел испугать тебя, или рука сорвалась.
        - Теперь я вспомнила. Я увидела его силуэт у окна и сразу же поняла, что он залез в окно по веревке, поскольку… - Она чуть не зажала рот рукой. Рэм сойдет с ума, если узнает, что мы делали с Вэлком.
        - Поскольку что?
        - Не имеет значения.
        - Поскольку что, Мери?
        - Поскольку… хм… поскольку дверь охранялась. Ну так вот, он направил свет прямо мне в глаза, а затем подошел. Благодарение небесам за мою быструю реакцию и уроки карате. Но мне кажется, я действовала не очень быстро. Ему удалось меня ударить. Но если бы свет не ослепил меня, я бы сделала этого подонка.
        - Не надо хорохориться, Мери. Это была серьезная опасность. Я прошел через ад.
        Она коснулась его щеки:
        - Извини. Но совершенно очевидно, что он не хотел меня убивать. Я думаю, он ударил меня от испуга.
        - Наверное, это я его испугал, когда вломился в дверь.
        - Ты взломал дверь?
        - Да. И почти обезумел, когда увидел тебя, лежащую на полу. Слава Богу, итальянец, который ухаживает за Вэлком, оказался врачом. Он сразу же осмотрел тебя и не нашел причин для серьезного беспокойства, но я вызвал по радио вертолет и отвез тебя в больницу в Луксоре, чтобы там сделали рентген. Признаков сотрясения мозга нет, так что они провели только успокаивающую терапию, а после этого я перевез тебя сюда.
        - Куда это сюда?
        - Это моя вилла. Мы в пригороде Луксора.
        Она попыталась сесть.
        - И как давно я здесь? Вэлком, наверное, сходит с ума.
        - Шшш. - Он подложил ей под спину подушку и приласкал лоб губами. - Тебе не следует делать резких движений. По крайней мере, пока. - Он посмотрел на часы. - Сейчас десять часов утра. Я связался с пароходом и сообщил Вэлком, что с тобой все в порядке. Марк присмотрит за ней. Они причалят в Луксоре сегодня после полудня, и он проводит ее в отель. Тебе что сейчас подать, кофе или сразу полный завтрак?
        - Завтрак, конечно. Но мне нужно вначале освежиться.
        Рэм наклонился, чтобы взять ее вместе с одеялом. Она попыталась вывернуться:
        - Я могу пройти в ванную сама.
        - Не смеши меня. - Он решительно поднял ее и понес к арочным дверям.
        - Рэм.
        - Да, любовь моя.
        - По-моему, я голая.
        Он вздохнул:
        - Я знаю. Поверь мне, я знаю. Это становится у нас уже доброй традицией: утром ты просыпаешься, и без одежды. - Он улыбнулся и поставил ее на ковер. - Но если ты беспокоишься обо мне, то напрасно. Мне это абсолютно не мешает.
        Он показал ей, где что лежит из туалетных принадлежностей, и, убедившись, что с умыванием она может справиться сама, пошел распорядиться насчет завтрака.

        Как только дверь закрылась, Мери осмотрелась. Это было что-то совершенно невиданное. Как в кино. Она провела пальцами по гладкой поверхности огромной мраморной полки с глубокими нишами. Мрамор был такого же нежного песочного цвета, как и ковер, в котором утопали ее пальцы. Вся арматура и все аксессуары сияли золотом и хрусталем.
        Огромное зеркало - метра три, если не больше - в резной золоченой раме. Кресло перед туалетным столиком было обито веселым муаром арбузной расцветки. Точно такими же были и стены. На мраморной полке среди флаконов и коробочек красного дерева стояла хрустальная ваза с розами.
        Еще на полке стояли изящные золотые подсвечники. Но это, видимо, для вечера. Сейчас же комната освещалась дневным светом, проникающим через застекленный потолок. В каждом ее углу стояли в горшках какие-то незнакомые цветы с густой листвой. Мери с трудом удалось выполнить обычные утренние ритуальные действия, так она была поражена красотой и богатством этой комнаты. Если здесь такая ванная, то что же тогда ожидать от других комнат? Надо будет позже осмотреть весь дом. Мери почистила зубы и попыталась навести кое-какой порядок в спутанных волосах. Затем завернулась в большое купальное полотенце и поискала душ или ванну.
        Ничего похожего нигде видно не было. Очень странно. Тут как раз раздался стук в дверь.
        Она открыла. Вошел улыбающийся Рэм в тех же джинсах и рубашке, но босой. В руках у него был поднос.
        - Я подумал, что, когда ты будешь принимать ванну, то, может быть, захочешь выпить чашечку кофе.
        Она взяла с подноса чашку с дымящимся напитком и сделала глоток.
        - М-м-м… это чудесно. Спасибо. Я хотела принять ванну, но не нашла ее.
        - О, это очень просто. Нажми эту кнопку внизу.
        Когда она нажала кнопку, стена пошла в сторону и открыла такую красоту, что у Мери захватило дух.
        - Такое, наверное, есть только в гареме турецкого паши. Я просто не могу в это поверить.
        В центре большого сада под высоким стеклянным потолком был устроен небольшой бассейн. Его стенки и дно были выложены цветной мозаикой. В бассейне плавали цветки лотоса, а окружен он был кадками с тростником и папирусом, какими-то кустами с широкими листьями и небольшими деревцами. Воздух был напоен ароматом экзотических цветов, к которому примешивалось тонкое благоухание пряностей.
        Улыбаясь, Рэм подвел ее к бассейну. В дальнем его конце, вспенивая чистую голубую воду, журчал водопад.
        - Только, прошу прощения, почему турецкого паши? Египетского, если на то пошло. И в этом гареме ты у меня единственная, шакар.
        - Ты хочешь сказать, что это твоя ванна?
        Усы Рэма чуть дрогнули. Он подвел ее к водопаду.
        - Вон там, - он показал на противоположный конец, - бассейн с лотосами. А это, - он показал на меньшую секцию, куда падал бурлящий поток воды, - ванна. - Он кивнул в сторону:
        - А там душ. Тебе здесь нравится?
        - Еще бы не нравится. Это же чудо! Ты сам это проектировал?
        Он кивнул:
        - Весь дом работает на солнечных батареях, у нас в Египте много солнца. Здесь также свой источник воды, есть система очистки и фильтрации.
        Он привлек ее к себе:
        - Я могу тебя оставить одну на несколько минут?
        - Я чувствую себя нормально, честно. Даже голова не болит. Только в этом месте слегка побаливает.
        Как только он покинул комнату, она сбросила полотенце, ступила в ванну и окунулась в пузырящуюся теплую воду. «Здесь вполне могут поместиться полдюжины человек, и еще останется место, - подумала она, подставляя плечи под водопад. - Вот говорят: рай, рай. Вот он, настоящий рай».
        Она села и принялась изучать стены. Они были расписаны в современной манере, яркими, сочными красками. Но сюжеты были выбраны из древней жизни - боги и богини, фараоны и их жены, просто люди, животные, утки, фелюги на Ниле.
        По комнате были разбросаны низкие длинные диваны и маленькие столики. И опять к ней пришло странное чувство, что все это уже когда-то было, что она уже сидела однажды в таком бассейне. Столетия назад. Мери закрыла глаза, погрузившись в «воспоминания».

        Возвратился Рэм и тихо поставил тазик с горячей водой и бритвенными принадлежностями на стеклянный столик рядом с бассейном. То и дело поглядывая на ванну, он снял рубашку и начал торопливо намыливать лицо. Посмотрел на руки, не дрожат ли, а то, пока бреешься, недолго перерезать себе горло. Эти пальцы еще ощущали бархатную нежность ее кожи, округлости ее тела, как будто он прикасался к ней только что. Но сейчас к ней прикасались капельки воды, которые нежно стекали по ее груди. Они, наверное, ласкают сокровенные места и там, в глубине. Он ревновал к ней эти капельки.
        Рэм очнулся от размышлений и мысленно обругал себя.
        Идиот, ей нужен отдых и уход. Держи себя в руках.
        Ему удалось побриться за рекордно короткое время и незамеченным скользнуть в пузырящуюся воду.
        Почувствовав толчок, Мери открыла глаза:
        - Рэм! Что ты здесь делаешь?
        - Я… хм, я здесь живу. Разве ты забыла?
        - Но я имею в виду - в этой ванне.
        Он улыбнулся:
        - Ты в этой ванне, и я в этой ванне. Какое совпадение. И поскольку это все же случилось, позволь мне тебя помыть. Потом я сделаю тебе массаж и подам завтрак в постель. Я обещал доктору, что обеспечу тебе хороший уход.
        - О Боже. Я не ребенок. Я могу вымыться сама. Меня никто не мыл, начиная с пяти лет.
        - Ну и прекрасно. - Он взял флакон и наполнил ладонь жидким мылом. Пока он методически намыливал каждый квадратный сантиметр ее тела, лицо его было абсолютно бесстрастным. И только однажды - а может быть, дважды, - слегка дернулась скула и затрепетали крылья ноздрей, выдавая, что делается там внутри.
        Мери эта ситуация откровенно забавляла. Она даже закусила губу, чтобы не рассмеяться. Ну кого, скажите на милость, обманет это сексуальное представление. Страдание было написано у него на лице.
        Ее пальцы лениво двинулись в поход сквозь густые мокрые заросли у него на груди. Она добралась до золотого кулона, долго рассматривала его, затем посмотрела на свой:
        - Они почти одинаковые.
        Рэм улыбнулся:
        - Я знаю. - Он сложил их вместе. - Эта пара образует единое целое.
        - А такие кулоны часто встречаются в Египте?
        Он покачал головой:
        - Они очень древние. Очень. Насколько мне известно, эта пара уникальна. Другой такой не существует.
        - С моим кулоном случались весьма странные вещи.
        - Я знаю. - Он загадочно улыбнулся.
        - А ты можешь мне что-нибудь разъяснить?
        - Я думаю дать тебе возможность догадаться самой.
        - Ах, ты задумал играть со мной в игры? - Ее рука скользнула под воду.
        Он схватил ее за запястье и хрипло произнес:
        - Не надо этого делать, любовь моя. - Затем распустил ее волосы и, когда их глаза встретились, мрачно добавил:
        - Почему ты не решаешься сказать хоть слово?
        Она хихикнула и невинно замахала ресницами:
        - Moi [24 - Я? (фр.).]?
        Он пропустил пальцы сквозь ее волосы, смочил длинные пряди под водопадом и мягко намылил ее голову.
        - Скажи, когда будет больно.
        Но ей не было больно.
        - М-м-м… Это восхитительно. - Она закрыла глаза.
        Он закончил мытье, подержал ее под струей воды, чтобы смыть мыло, а затем быстро выпрыгнул из ванны и обернул полотенце вокруг талии.
        - Тебе есть, что прятать? - хихикнула она, наблюдая за его проворными движениями.
        Не произнося ни слова, он помог ей выйти, быстро встряхнул ее волосы, затем вытер их, обернул мягким полотенцем и проводил ее к креслу перед туалетным столиком.
        Она сидела в кресле и улыбалась. Он вымыл ей голову, почти как профессиональный парикмахер.
        - Ты никогда не хотел стать парикмахером?
        На сей раз он рассмеялся.
        - Только для тебя, шакар, только для тебя. - Закончив ее причесывать, Рэм несколько секунд стоял молча. - Я хочу спросить тебя кое о чем. У тебя нет никаких соображений о том, кто мог ударить тебя ночью?
        - Нет. А у тебя?
        - К сожалению, тоже нет. Но когда я доберусь до этого сукиного сына, то ему несдобровать! Я его убью. Как он смел посягнуть на мое!
        Мери поежилась:
        - Ты всегда пугаешь меня, когда так говоришь.
        Может быть, как раз это и выражает его настоящий характер? Может быть, за внешним шармом и нежностью скрывается безжалостный деспот?
        - Извини, если я огорчаю тебя, любовь моя. - Он наклонился и пощекотал ее щеку. - Но прошлой ночью я умер тысячу раз, когда услышал твой вскрик и нашел тебя, лежащей на полу. Я так сильно тебя люблю, что схожу с ума, как только представлю, что кто-то может сделать тебе больно. Клянусь, что, пока живу, пока дышу, этого не сделает никто, и никому не удастся забрать тебя у меня.
        Звук его голоса, его теплое дыхание смягчили Мери. Вновь ее наполнило знакомое, неописуемо сладостное желание.
        Их глаза встретились в зеркале. Лучи солнца, попав на кулоны, вспыхнули. Он поднял руки и погладил ее шею и голые плечи.
        Мери закрыла глаза и откинула голову назад. Его ласки были нежными, как легкий теплый ветерок. Рэм прижал к себе ее спину:
        - Но мы будем вместе. Обязательно будем.
        Она поднялась, повернулась к нему и протянула руки. Он обнял ее, прижал всю и начал шептать арабские слова любви. Его язык проник в ее ухо. Она застонала и попыталась найти его губы, но внезапно он одеревенел, тяжело вздохнул и мягко отстранил ее:
        - Не думаю, что доктор прописал тебе именно эту терапию. А я дал ему твердое обещание. - Он улыбнулся и поцеловал ее пальцы. - Давай завтракать.
        Она вырвала свои руки и закусила нижнюю губу. Получилось почти театрально.
        - Но ты обещал вначале сделать мне массаж. - Ее глаза проказливо поблескивали.
        Он понурил голову, вздохнул и задержал дыхание. Это будет пыткой. Смогу ли я это сделать? Смогу ли удержать над собой контроль?
        Господи, как я ее хочу!
        Сжав зубы, он еще раз глубоко вздохнул и быстро подхватил Мери на руки. Она хихикнула и пристроила голову на его груди. Ее пальцы начали коварную игру, медленно чертя концентрические круги вокруг его сосков. Такое кого угодно сведет с ума. Но не его.
        Прошагав через сад, он положил ее на высокий, покрытый простынями массажный стол рядом с бассейном лотосов.
        - Перевернись.
        Мери освободилась от полотенца и сделала, как он велел. Полотенцем он прикрыл ее ягодицы, а затем взял с подноса масло. Экзотический аромат смешался с нежным благоуханием лотосов, когда он начал наносить масло на кожу.
        Рэм считал себя в безопасности, но, видимо, просчитался. Касаясь розовых пальцев ее ног, изящных лодыжек, округлостей икр, он почувствовал, что его самообладание дает трещину.
        Пальцы нащупали маленький зигзагообразный шрам на ее правом колене.
        - Откуда это у тебя?
        - Еще одна автомобильная авария.
        - И когда? - Его руки не переставали двигаться.
        - Давно. Мне было лет двенадцать.
        Неожиданно она перевернулась:
        - Пожалуйста. Я хочу тебя. Иди ко мне.
        Раздумывать уже было нечего и контролировать тоже. Рэм взял ее на руки и перенес на постель под балдахином. Почти благоговейно он положил ее на шелковые простыни и встал рядом, глядя сверху вниз, обжигая ее кожу голубым пламенем глаз. Затем рывком отбросил полотенце, обернутое вокруг талии.
        Она увидела очевидное свидетельство его желания и улыбнулась:
        - Ты потрясающий мужчина, Рэмсон Габри. Иди ко мне.
        Он встал на колени у ее ног и коснулся губами пальцев. Затем провел дорожку вверх, облизывая, покусывая, целуя, наслаждаясь. В некоторых местах он задерживался подольше, иные проходил быстро, но потом сразу же к ним возвращался. Он священнодействовал, творил магию, воспламеняя ее, зажигая всю огнем.
        Он целовал ее шрам на колене, внутренние стороны бедер, а пальцы его в это время тоже не дремали и делали свое дело. Они гладили, блуждали, трепетно ощупывали.
        Мери стонала, порывисто дышала, комкала пальцами простыню. Наконец, погрузив пальцы в его густые черные волосы, она начала дергать их, стремясь приблизить его губы к своим губам, побуждая его дать ей освобождение, поднять к солнцу.
        - Подожди, любовь моя, - прошептал он. - Мы еще не готовы.
        - Рэм, - хрипло проговорила она, - я вся горю.
        Он улыбнулся, наклонился и обжигающим шепотом забормотал, путая английские и арабские слова. Не было ни одной части ее тела, которую он не обласкал. Его язык блуждал по ее бедру, потом перекидывался на живот и влезал внутрь пупка. Руки скользили вверх, чтобы захватить дрожащие, трепещущие груди. Она, постанывая, вертелась - отчаянно, неугомонно, нетерпеливо. Когда же он, медленно очертив языком кружок вокруг соска, взял его в рот, как нежнейший, сладчайший деликатес, она не выдержала этой пытки. Мери громко застонала и неистово схватила руками его бедра.
        Он оторвал ее руки и, зажав оба запястья одной рукой, прижал их к постели, а свободной рукой двинулся к другой груди, чтобы продолжить пытку.
        Она откинула голову назад и зажмурилась. Ее тело корчилось, покрылось бисеринками пота. Его бархатный язык скользнул теперь к шее, от нее к подбородку, сделав мучительную паузу в движении, чтобы обласкать там ямочку. Никогда еще ее тело не было так переполнено желанием.
        Наконец Рэм добрался до ее губ. Но прежде чем припасть к ним, он прошептал:
        - Открой глаза и посмотри на меня. Я люблю тебя. Я хочу провести с тобой все дни, что мне отпущены. Я люблю тебя больше жизни. Ты моя навеки. Моя, понимаешь, навеки. Скажи, шакар. Навеки.
        - Навеки, - прошептала Мери.
        Слово это вылетело у нее прямо из сердца, минуя разум.
        Торжествующий вопль вырвался из его горла. Он отпустил ее запястья и припал к ее губам с дикой чувственной жадностью, которую не мог больше сдерживать.
        Они вошли друг в друга. Это было подобно дикому порыву урагана в пустыне. Их закружило. Вместе с этим вихрем они двинулись в сладостное, восхитительное путешествие, какое только можно вообразить. Их засосало в воронку, из которой, казалось, нет возврата, но они возвращались каким-то чудом и через некоторое время снова оказывались на краю пропасти и снова падали в бездну.
        Наконец Мери добралась до источника, наполнившего ее золотым пронизывающим светом. Он начал пульсировать в ней, заполняя каждую ее клеточку трепетным экстазом. Она вдруг стала расти, ее искрящееся, радужное, переливчатое тело начало покидать кожу. Этот процесс был мучительным, и он убил бы ее, если бы длился дольше. Она ослепительно вспыхнула в последний раз и скользнула в пустоту.

        Когда ее глаза смогли открыться вновь, Мери почувствовала, что вокруг нее теперь уже новый мир. В ее душе выросла любовь, как вырастает за ночь диковинный прекрасный цветок.
        Она взяла в ладони его лицо:
        - Я не могу понять, почему так происходит, но, когда ты со мной, мне необыкновенно хорошо. - Она ласково поцеловала уголки его глаз. - Я повторяю снова: Рэмсон Габри, ты потрясающий мужчина.
        Он улыбнулся:
        - Разве не это я все время пытался доказать тебе?
        Она схватила подушку и стукнула его.
        - Я умираю от голода. Теперь, когда ты меня изнасиловал, то обязан хотя бы накормить.
        - Изнасиловал? Тебя? Любовь моя, еще неизвестно, кто кого изнасиловал. - Когда она его снова стукнула, он поднял руки:
        - Хорошо, хорошо. Позволь мне позвонить на кухню. Я думаю, завтрак мы уже пропустили. Давай попытаемся сообразить насчет обеда. Ты предпочитаешь есть здесь или пойдем в гостиную?
        Она посмотрела на свою наготу:
        - Я бы хотела осмотреть твой дом, но не уверена, что одета достаточно прилично для званого обеда.
        Он засмеялся:
        - Об этом мы позаботимся. - Он снял трубку внутреннего телефона и дал указания насчет обеда. Ему отвечал по-арабски мягкий женский голос.
        - Кто это?
        - Моя экономка. Обед будет готов через полчаса. Давай теперь посмотрим, где можно найти чистое полотенце твоего размера.
        - О Боже! Я не хочу больше носить полотенце. Где моя одежда?
        - Она осталась в госпитале, где тебя осматривали. Я привез тебя сюда в простынях. - Он погладил ее подбородок. - Дай мне вспомнить, куда я положил это полотенце? - Он прошагал к большому шкафу и достал несколько чудесных джеллаб различных цветов, шелковых, муаровых, хлопчатобумажных. - Может быть, тебе подойдет что-нибудь из этого?
        Она пощупала материал:
        - Это замечательно. И главное - все мои любимые цвета. - Ее глаза сузились. - А чьи они?
        - Ревнуешь? Это хороший знак. - Он ущипнул ее за нос. - Они все твои, шакар. Они дожидались тебя. Как и этот дом. Я построил его для тебя.
        Она нахмурилась:
        - Но как ты мог построить его для меня? Мы познакомились неделю назад.
        Он коснулся кулона, висевшего у нее на груди, и нежно произнес:
        - Но я видел тебя во сне, много-много лет. И знал, что настанет день, и ты придешь.

        В одинаковых джеллабах и легких сандалиях Мери и Рэм рука об руку спустились на нижний этаж. Вилла была построена на небольшом зеленом пятачке рядом с Нилом. В саду цвели розы и огромное количество неизвестных Мери благоухающих растений. Все это резко контрастировало с окружающей пустыней. Дом был сложен из каменных блоков и оформлен в восточном стиле, с небольшими башенками и шпилями. Помимо цветов, в саду росло еще много деревьев. И конечно, фонтаны, какой же восточный дом обходится без фонтанов? Вся усадьба была обнесена высокой каменной стеной. Рядом располагалась вертолетная площадка.
        О том, что внутри дома были все современные удобства, наверное, не следовало бы и упоминать. Мебель чудесным образом сочетала старину и современность. Из каждой комнаты открывался великолепный вид на реку или пустыню.
        Обедать они решили на затененной террасе во дворе. К концу обеда они развеселились, как дети, - баловались, смеялись, кормили друг друга клубникой и кусочками дыни.
        - Чем бы ты хотела заняться сейчас, любовь моя?
        Мери вздохнула:
        - Прежде всего, надо позвонить Вэлком. Она уже, наверное, в отеле.
        - Извини, шакар, но телефон не работает. Неисправна линия. Мы позвоним ей завтра утром.
        Они прошли в дом. И их тут же, как магнитом, притянула огромная постель под балдахином. На сей раз их любовь была медленной и легкой, не такой неистовой. Это было тоже восхитительно, но в другом духе. Нежность, мягкие ласки, милая улыбчивая близость и, наконец, сон.

        Мери зевнула и потянулась, чувствуя себя после сна совершенно здоровой. Рэма рядом не было. Она поднялась, надела белую джеллабу и сандалии и прогулялась в ванную. Судя по свету на улице, сейчас было где-то около пяти. Умывшись и причесав растрепавшиеся волосы, она открыла стену, полюбовалась водопадом, вдохнула аромат лотосов, наполнявший влажный воздух.
        У тихого бассейна Мери опустилась на колени, прикоснулась к закрывшимся лепесткам мистических цветов, плавающих в воде, и начала думать о Рэме. Она раскрылась для него, как лотос. Она его любила. Любила безумно. С того самого первого дня, когда он стащил ее со свесившегося верблюда. Она уже тогда знала, что с ней происходит что-то необычное. Да нет же, она знала об этом гораздо раньше. Из снов.
        Может быть, действительно Рэм прав, и они любили друг друга в прошлой жизни? Но какое это имеет значение, если они любят друг друга сейчас.
        Она провела пальцами по воде и посмотрела на свое отражение.
        А собственно говоря, почему я решила, что у наших отношений нет будущего? Теперь мне кажется, что у нас так много общего. Мы вполне могли бы жить вместе. Нас бросила навстречу друг другу судьба. И я приму ее, эту судьбу. Разве можно желать чего-нибудь большего, чем выйти замуж за Рэма, разделить с ним жизнь? Быть с ним - мое предназначение.
        Она встала и, вся наполненная радостью любви и сознанием, что любима, отправилась искать Рэма, чтобы сломать последний барьер между ними. Тихо переходя из комнаты в комнату, Мери подошла к открытой двери его кабинета.
        Он стоял рядом со столом, спиной к ней, и разговаривал по телефону. Не желая его прерывать, она решила молча подождать. Просто полюбоваться на этого красивейшего мужчину, который принадлежал ей.
        - Ну и как твоя поездка? Как с книгой? Да, мама, с ней все хорошо. Она в полной безопасности. Скажи Норе, что ей абсолютно не о чем беспокоиться.
        Мери нахмурилась.
        Нора?
        - Джи-Джи и его люди прекрасно выполняют свою работу, я тоже слежу за этим… лично. - Он улыбнулся. - Вот именно. Ну, были кое-какие проблемы, но несущественные. Можешь мне поверить, за ней присматривают, как за бесценной короной. Не оставляют без внимания ни на минуту. Нет, Мери ничего не подозревает. Нет, нет. Передай Норе, что никаких вознаграждений за услуги не требуется. Я получил… адекватную компенсацию. - Он засмеялся. - Я знаю, знаю, мама. Хорошо, мама. Да, я ничего не скажу ей о рекламном проспекте для отеля «Гор» тоже.

        Глава 24

        Болезнь вошла в меня,
        Мои члены отяжелели.
        Пришел ко мне лекарь,
        Но от его снадобий сердцу легче не стало.
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Побледневшая Мери застыла на месте. Ее хрупкая, только что родившаяся любовь, ее доверие к этому человеку, - все вдруг разбилось. Как будто бы камень швырнули в драгоценный витраж и раскололи его на куски. А теперь осколки медленно падают один за другим, раня ее сердце и душу, падают со звоном ей под ноги.
        Ведь только что было так хорошо, радостно. Все улетучилось.
        Очень тихо она повернулась и пошла в ванную, к бассейну с лотосом. Здесь тоже сейчас было все не так.
        Рэм. Наши матери, его и моя. Какую же мерзкую конспирацию развели они за моей спиной, насмехаясь надо мной, манипулируя мной. Как это характерно для моей мамочки - вмешиваться в мою жизнь. Но Рэм! Неужели все это было только притворством? Только шуткой над наивной американской девушкой.
        Вместо ярости, которая должна была бы кипеть сейчас в ее груди, она ощущала только пустоту. Пустоту и одиночество.
        Мери долго сидела и смотрела на воду.
        Судьба.
        К черту судьбу. Все это вранье. Вранье, и больше ничего.
        Меня обманули. Очень просто, даже элементарно.
        Господи, как он, наверное, надо мной смеется.
        Тошнотворная волна стыда за пережитое унижение перекатилась через нее. Я обнажила, раскрыла свое сердце этому египетскому жиголо. Она вспомнила все, что говорила ему, что делала с ним, и ей захотелось умереть. Следовало бы понимать, что он слишком хорош, чтобы быть настоящим. Надо было больше прислушиваться к своим сомнениям. Надо же, каждый раз, когда я, вместо того, чтобы слушать голос разума, иду на поводу у своего сердца, я обязательно попадаю в неприятности.
        И этот проспект для отеля «Гор». О Господи! Ведь моя мама из Далласа, и его тоже. Конечно же, это не совпадение. Они знакомы, черт бы их побрал. Работа, над которой я так усердно трудилась, которой гордилась, теперь ничего не значит. Это всего лишь подачка от старой приятельницы Норы Элвуд.
        Внизу, в животе, билась боль. И из этой холодной боли, что была там, начала вырастать ярость. Она разрослась до таких огромных размеров, что сидеть больше не было сил. Мери встала, подняла подбородок и выпрямила спину.
        Рэмсон Габри, ты поганец! Ты сексуальный, красивый, мягко стелющий, на все согласный лицемерный поганец!
        Ему надо присудить за это премию. Я поверила всем его сказкам о бессмертной любви и судьбе, поверила ему, когда он врал о человеке с нависающими веками. Это его человек. Теперь я в этом уверена. Да, наверное, за мной все время тянулся хвост соглядатаев, как цепочка детских погремушек.
        Неудивительно, что он так меня преследовал. Но неужели моя мама решилась все же нанять этого… этого… даже не знаю, как его назвать, в качестве телохранителя, и сунуть свой нос в дела нашей с Вэлком фирмы?
        Очевидно, да. Это как раз то, на что моя мамочка способна. Пошли они оба к черту! Какая же я была дура!
        Ее ярость еще сильнее вспыхнула, когда она приблизилась к двери, готовая выплеснуть ее на Рэмсона Габри. Да от него сейчас ничего не останется.
        Не сходи с ума. Успокойся, - остановила она себя.
        Отмщение. Вот что мне сейчас нужно. Отомстить ему как следует.
        Мери стала ходить по коридору, прикидывая и так, и этак. Надо было придумать что-нибудь позаковыристее, чтобы его проняло наверняка. Через некоторое время она услышала, как Рэм зовет ее из спальни.
        Она застыла. Затем сделала глубокий вдох.
        Ну, теперь заявку на конкурс подаю я. Посмотрим, присудят ли премию мне.
        - А, вот и ты, любовь моя. Как поспала? - раздался бархатный голос Рэма. Он улыбнулся и подошел к ней. Мери силой заставила себя не вздрогнуть, когда он обнял ее и поцеловал в щеку. - Хочешь принять еще ванну? Я помою тебе спинку.
        Она выскользнула из его рук и произнесла, стараясь, чтобы голос звучал вполне естественно:
        - Не сейчас. Я бы хотела позвонить Вэлком и узнать, как у нее дела.
        - Извини, шакар, но телефон по-прежнему неисправен.
        Лжец! - внутренне закричала она, и последнее, едва теплящееся сомнение рассеялось. Тонкая ниточка, на которой висела последняя надежда, что она, возможно, ошиблась, что-то не так расслышала, эта ниточка оборвалась.
        - Может быть, мы съездим тогда в отель? Все равно мне нужно забрать одежду.
        - Я поручу кому-нибудь из слуг забрать твои вещи и передать записку Вэлком. - Рэм схватил ее руку и поднес к губам. Затем добавил, слегка приподняв брови:
        - А пока тебе никакая одежда не нужна. - И он снял с нее джеллабу.
        В ее душе нарастала паника. Надо что-то делать, и срочно. Она изобразила легкую улыбку. Самое главное, быть спокойной.
        Проглотив желчь, скопившуюся в горле, Мери проказливо наморщила нос:
        - Звучит забавно.
        Его руки обвились вокруг ее талии, и он потерся носом о ее шею:
        - Очень.
        Она подняла глаза:
        - Рэм.
        - Да, любовь моя.
        - Тебя одолевали когда-нибудь сексуальные фантазии?
        - Меня всегда одолевает одна и та же. И она сейчас передо мной.
        - Но ты можешь доставить мне удовольствие и выполнить мою?
        Он поцеловал ее:
        - Разве надо об этом спрашивать?
        Она потянулась к его уху и прошептала о своем желании.
        Он усмехнулся:
        - Ты не перестаешь меня удивлять, шакар.
        - Но ты сделаешь это? Для меня.
        - Конечно. Правда, это не в моем духе.
        Она медленно его раздела, затем потерлась щекой о его грудь. Когда она касалась его, это было так восхитительно, что Мери скрипела зубами, напоминая себе: Я презираю этого идиота. Я презираю этого идиота. Затем она приласкала его бедра, погладила напрягшуюся плоть.
        - Ты ложись сейчас в постель, шакар, а я возьму масло и все остальное, шакар. - Она прикусила язык, чтобы вместо «шакар» не сказать «сакер» [25 - На американском сленге - довольно неприличное ругательство.]. Он наигрался со мной вдоволь. Теперь моя очередь.
        - Как ты хочешь, так и будет, любовь моя.

        Рэм лежал совершенно голый, распластавшись на постели. Его запястья и лодыжки были привязаны к стойкам кровати крепкой шелковой веревкой.
        Когда Мери проверила последний узел, он нахмурился:
        - Ты уверена, что это необходимо, любовь моя?
        Она мило улыбнулась:
        - Конечно. Я же тебе говорила, что прослушала много различных курсов. Один из них был совершенно потрясный - о способах завязывания узлов. - Она накапала несколько капель теплого ароматного масла в его пупок и остановилась. - Тебе не кажется, что звонил телефон?
        - Нет, шакар. Телефон не работает, разве ты забыла? И, в любом случае, стены здесь достаточно толстые, так что в спальню никакие звуки проникнуть не могут.
        - Прекрасно. Я так и думала. - Она встала, подошла к платяному шкафу, взяла из ящика белоснежный носовой платок и, вскарабкавшись на кровать, заткнула этим платком ему рот. На всякий случай.
        Рэм нахмурился и замычал, но Мери и бровью не повела. Она взяла флакон с маслом, вылила содержимое ему на грудь и вытерла руки салфеткой.
        Затем надела джеллабу, встала над ним и провозгласила:
        - Рэмсон Габри, ты мерзавец! Я слышала, как ты разговаривал по телефону. Я слышала, что ты говорил своей милой, дорогой мамочке. Ты бессовестный лгун, а лгунов, да будет тебе известно, я особенно не люблю. Если бы мне была нужна протекция, я бы о ней попросила. Так что вы можете все - ты, твоя мама и моя мама, - взять этот чертов контракт на рекламный проспект, повесить на стенку и радоваться.
        Он зарычал и начал отчаянно извиваться, пытаясь освободиться от пут. Глаза его с мольбой смотрели на Мери.
        Она ухмыльнулась:
        - Получил, поганец? Поделом. Видно, ни разу не имел дела с настоящей девушкой из Техаса. - Она сняла кулон с соколом и бросила ему в лицо. - И я хочу, чтобы ты со своими фокусами-покусами больше не лез в мои сны. Понял? И вообще, держись от меня подальше, Рэмсон Габри! Предупреждаю: если ты снова когда-нибудь появишься поблизости, я пропорю твой живот.
        Он продолжал возиться, издавал невнятные глухие звуки, но шелковые веревки были крепкие, как сталь, а ее узлы будут держать вечно. В них она была уверена.
        Она посмотрела на него в последний раз и помахала рукой:
        - Чао.
        Закрыв за собой дверь, Мери направилась в кабинет к телефону.
        Связаться с отелем удалось с четвертой попытки, но телефон в номере Вэлком не отвечал.
        Тьфу ты!
        Отсюда надо каким-то образом выбраться.

        Первым делом она отпустила всех слуг. И усмехнулась про себя, представив, какой удивленный вид будет у горничной, когда она зайдет утром в спальню Рэма.
        Вначале надо было решить, на чем ехать. В гараже стояли три машины: белый «порше», голубой «вольво» и великолепный сверкающий черный джип. Найти бы только ключи.
        Она обыскала все в кабинете, но безуспешно.
        Вот черт!
        А впрочем, ведь я же умею заводить джип напрямую. Это просто удивительно, сколько полезных вещей узнаешь, когда прослушаешь много курсов.
        Она побежала обратно в гараж.
        Первым делом Мери взяла молоток, еще кое-какие инструменты и выломала вентили в шинах «порше» и «вольво». Это чтобы Рэм, если ему все же удастся освободиться, не сразу мог пуститься в погоню. Услышав, как из шин с шипением выходит воздух, она улыбнулась. Затем залезла в джип и бросила инструменты на заднее сиденье.
        Некоторое время Мери провозилась с системой зажигания. Когда наконец все было готово, она вытерла пот со лба и сделала глубокий вдох. И, поколебавшись с секунду, включила стартер.
        Джип завелся меньше чем через минуту. Мери выехала из гаража и рванула в том направлении, где, по ее предположениям, должен быть Луксор.
        К счастью, инстинкт ее не обманул. Вскоре впереди она увидела город, примерно на расстоянии нескольких миль.
        Все в порядке, она может гордиться собой: ей удалось удрать от Рэмсона Габри, подлого обманщика. Некоторое время она ехала, можно сказать, даже с удовольствием. До тех пор, пока с ней не поравнялся автомобиль, какая-то допотопная колымага. Он не обгонял ее, а шел параллельным курсом и все время подавал сигналы.
        - Обгоняй, идиот, - крикнула она.
        Он продолжал сигналить. Она решила не обращать на это внимания. Больше на дороге машин нет, и места предостаточно, чтобы обойти. Что за глупости?
        Неожиданно он начал ее прижимать. Мери разозлилась и тоже начала сигналить. И вот только тут она разглядела, кто сидит за рулем. И похолодела.
        Машину вел человек с нависшими веками.
        - О Боже мой! - Она нажала на газ почти до отказа и вырвалась вперед.
        Нависшие Веки висел на хвосте.
        Она еще прибавила ходу и, стиснув зубы, повернула руль влево. Металл загудел, заскрежетал, когда она на полном ходу выехала на камни и помчалась по ним, стараясь двигаться в правильном направлении. В зеркало заднего обзора она увидела, что Нависшие Веки тоже свернул, но тут же врезался в здоровый валун.
        Мери продолжала мчаться. Снова на дорогу она выскочила, только когда Луксор был совсем рядом.
        И почти сразу же услышала какие-то глухие стуки. Вскоре они стали более отчетливыми, потом что-то задребезжало. Она остановила машину и осмотрела колеса, моля Бога, чтобы то, чего она боится, не случилось.
        Но это случилось.
        Левое переднее колесо было спущено, шина вся разорвана.
        Тьфу ты!
        Она полезла за запасным колесом, подкатила его и, кряхтя и бормоча проклятия, сменила переднее колесо. Затянув последнюю гайку, она опустила домкрат. Новое колесо, коснувшись дороги, тут же осело.
        Черт! Вся работа насмарку, запасное колесо тоже было с дыркой.
        В отчаянии она пнула машину и пошла пешком.

        Рэм продолжал молча бороться с шелковыми путами. Молча, потому что во рту у него был кляп, который он сам позволил вставить. Веревки были крепкими на редкость. На время он прекратил свои усилия, чтобы дать отдохнуть дрожащим мускулам.
        Господи, как вылезти из этого дерьма?
        Он жутко злился на Мери за то, что она оставила его здесь связанного, голого и беспомощного, но больше всего он злился на себя.
        Мне не следовало ей лгать. Да, ее нужно было охранять, но тебе ли не знать, что одна ложь всегда порождает другую, и тогда ты все глубже в нее погружаешься, и в конце концов подходит момент, когда сказать правду уже невозможно. Да нет, не в этом дело. Я просто боялся сказать ей правду. Я же заранее знал, как она отреагирует. Собственно, так оно и произошло.
        Он был уверен на сто процентов, что Мери сейчас на пути в Луксор. А это очень опасно. Не желая ее пугать, он не рассказал ей об агенте Мабахета, труп которого сегодня утром нашли в каюте 316. Джи-Джи давно засек этого агента и его напарника, еще в начале круиза. Но Рэм не удивился их присутствию, поскольку Тефик Фаяд поставил его в известность о своих подозрениях. Он и Джи-Джи вдоволь посмеялись над этой глупостью. Трудно было представить более нелепых шпионов, чем Мери и Вэлком. Но если Мабахет захотел подержать эту пару под наблюдением, пожалуйста. Для Рэма и Джи-Джи это была дополнительная помощь.
        Теперь Рэму было не до смеха. Его охватил ужас. Он подозревал, что тот, кто убил сотрудника Мабахета - а в эту элитную организацию кого попало не берут, там сотрудники весьма и весьма подготовленные, - именно он напал ночью на Мери. Это профессионал. Смертельно опасный. Просто чудо, что он не убил ее тогда.
        Что ему нужно? За чем он охотится? Драгоценности забрали при первом ограблении. Особо ценного у Мери почти ничего не осталось. Кроме…
        Он снова выругался.
        Господи, что же я за дурак!
        Мери не подозревает, в какой она опасности.
        Все тело Рэма покрылось холодным потом. Он сжал кулаки, начал стонать, рычать, извиваться.
        Но веревки держали. Зато затрещали стойки кровати. Стиснув зубы, он сосредоточился и сделал рывок. Дерево раскололось.

        Мери уже совсем выбилась из сил. Подойдя к скамейке, она устало опустилась на нее, сняла правую сандалию и принялась рассматривать ступню.
        Да, где-то порезала, и сильно. Вот черт! И главное, с собой нет ничего - ни сумочки, где всегда лежит пластырь, ни денег на такси. И позвонить не на что. А уже темнеет.
        Она посмотрела на небольшие магазинчики впереди.
        Кажется, я уже проходила это место три раза. Видно, египтянин не правильно указал мне дорогу. Или я не правильно поняла.
        Она решила попытать счастья в другом магазине. Потом еще в одном. Когда оба направления, которые ей сообщили, совпали, она поспешила вперед, пока не стало совсем темно.

        - Слава Богу, - прошептала Мери, увидев издали огни отеля. Ей ужасно хотелось пить, умыться, перевязать ногу.
        Выглядела Мери, по-видимому, ужасно, потому что, когда она вошла в холл, портье подозрительно посмотрел на нее и спросил, наморщив нос:
        - Чем могу служить?
        - Да, прошу вас. Моя подруга, с которой мы вместе путешествуем, уже поселилась здесь, и я хотела бы получить ключ от нашего номера.
        - А кто ваша подруга?
        - Вэлком Винейбл.
        Клерк долго листал бумаги.
        - Вот я вижу, здесь написано: мисс Винейбл поселилась одна. На ее карточке не указано, что в ее номере живет кто-то еще.
        Мери стиснула зубы и, прежде чем произнести следующую фразу, сосчитала до пяти.
        - Мы бронировали номера заранее. Там должно быть указано мое имя. Мери Воэн.
        Он опять начал листать бумаги.
        - Да, вижу, Мери Воэн. У вас есть с собой паспорт, чтобы удостоверить личность?
        - Нет. - Она показала ему пустые руки. - У меня нет с собой сумочки.
        Он сухо улыбнулся:
        - Ну, в таком случае извините. Без удостоверения личности я не могу выдать вам ключи от номера мисс Винейбл. Уверен, что вы меня поймете.
        Усталая, измотанная и с больной ногой, Мери совсем не собиралась его понимать. Она начала раздражаться. И самое главное, ей жутко захотелось в туалет.
        - Но это можно разрешить очень просто. Позвоните мисс Винейбл, и она подтвердит.
        - Конечно, мисс.
        Он поднял трубку. Мери попыталась увидеть номер, который он набирал, но он выразительно посмотрел на нее и закрылся рукой. Она опустила голову.
        - Я извиняюсь, мисс. Мисс Винейбл не отвечает. Она, должно быть, вышла.
        - Вышла? Куда?
        Портье фыркнул:
        - Вот этого я сказать не могу, мисс.
        - Тогда дайте мне другой номер.
        - Конечно, мисс. - Он насмешливо поднял брови. - Прошу ваш паспорт и кредитную карточку.
        - Вы прекрасно знаете, что сейчас их у меня нет! Это уже становится смешным. Несколько моих знакомых тоже остановились здесь. Позвоните им, пожалуйста. Например, Нонна Крафт.
        Портье набирал один номер за другим. Никто не отвечал. Раздражение Мери очень быстро сменилось испугом. Еще бы. Она оказалась в чужой стране, одна, без паспорта, без денег и с пораненной ногой. Да еще ей надо было в туалет, и как можно скорее.
        Портье, видимо, что-то заметил в ее лице, потому что засуетился. Мери была близка к истерике.
        - Может быть, - предложил он, - вам пройти в ресторан? Возможно, ваши друзья там?
        Ресторан. Конечно. Сейчас ведь время ужина. Она спросила, как пройти, и сразу же направилась в женский туалет.

        Посмотрев на себя в зеркало, Мери поняла, почему портье так вел себя. Лицо у нее было чумазое, одежда вся в пыли, волосы - страшно смотреть. Она привела себя в порядок, как могла, и вышла в зал.
        Не повезло. Она не увидела здесь ни единой знакомой души. Никого не было и в баре.
        Удрученная, девушка снова приковыляла в холл. Единственным выходом было сидеть и ждать, когда появится Вэлком. Или еще кто-нибудь.
        Она уселась в одно из бархатных кресел, расставленных вокруг фонтана. У нее болели все кости. Она боролась с желанием сбросить сандалии и окунуть ноги в фонтан. Однако искушение было велико, и она украдкой огляделась по сторонам.
        Недалеко в кресле сидел человек. Склонившись над арабской газетой, он пыхтел сигаретой. Она внимательно пригляделась к нему, и сердце ее радостно вздрогнуло. В следующий момент Мери вскочила с кресла:
        - Уолтер Раш! Как я рада видеть вас. - Она схватила его руку и сжала. - Понимаете, как получилось: я не могу никого найти. Нет Вэлком, а без нее я не могу попасть в номер. Вы не знаете, где они все?
        Он осторожно освободил свою руку и поправил очки.
        - Мне кажется, они отправились на шоу «Звук и Свет» в Карнак.
        - О, слава Богу. А это далеко отсюда?
        - Не очень.
        - M-м… Мистер Раш, вы не могли бы одолжить мне денег на такси? Я осталась без своей сумочки.
        Уолтер Раш улыбнулся, по-настоящему улыбнулся. До сих пор Мери не приходилось видеть его улыбающимся. Во всяком случае, так.
        - В этом нет необходимости. У меня есть машина. Я буду рад вас подвезти.
        - Да что вы говорите? Это действительно замечательно. У меня поранена нога, и это очень меня беспокоит. У вас случайно нет бактерицидного пластыря?
        - Я думаю, кое-что есть аптечке, в машине.

        Джи-Джи вскочил в свою машину и погнал в отель. Черт бы его побрал. Он собирался провести вечер с милой девушкой. Такая симпатичная, молоденькая. Они уже сели за столик, он заказал ужин, и тут запищал сотовый телефон.
        Разумеется, это был Рэм. Весь на взводе. Мери потерялась или убежала, без всякой охраны. Рэм не дал Джи-Джи даже времени выслушать подробности. Пришлось извиниться перед своей спутницей и бежать.
        Не доезжая до отеля, он увидел Мери в машине с Уолтером Рашем. Он затормозил, развернулся, чтобы двигаться за ними, но тут из боковой улицы выскочил старый помятый «шевроле» и на полном ходу протаранил его.
        Джи-Джи выругался. Но когда он узнал водителя «шевроле», то выругался еще громче. Мустафа! Вот сволочь. Но того и след простыл.
        Радиатор был пробит, из него лилась вода, однако Джи-Джи все же поехал дальше, надеясь хотя бы определить, в каком направлении они скрылись. Когда его машина окончательно встала, он схватил телефон и связался с Рэмом.

        Они выехали из города по узкой асфальтированной дороге. Мери смазала ногу антисептической мазью и заклеила рану пластырем.
        - Вот так. Теперь гораздо лучше. Я так вам благодарна. И далеко нам ехать?
        - Недалеко, - ответил Раш. - Вы не возражаете, если я закурю?
        - Конечно, нет.
        Он потряс пачку перед ртом и сунул в тонкие губы длинную турецкую сигарету. Затем, не отрывая глаз от дороги, щелкнул зажигалкой.
        Мери посмотрела на сигарету и почувствовала, как у нее похолодело внизу живота.
        Господи, какой ужас!

        Глава 25

        Я видел вчера;
        Я знаю завтра.
    Надпись на гробнице Тутанхамона

        Мери закрыла глаза и откинула голову на спинку сиденья. От ощущения приближающейся неминуемой катастрофы по всей ее коже пошли холодные мурашки.
        Господи, какая же я идиотка.
        Она посмотрела вниз, на акселератор.
        Туристские ботинки. Для мужчины нога вроде бы маловата. Размер примерно такой же, как у меня.
        Итак, все части головоломки начинают наконец складываться вместе и образовывать ясную картину. На мокром ковре следы оставили ботинки Уолтера Раша; это окурок его сигареты плавал в унитазе. Сейчас она была уверена на все сто процентов, что это он влез в ее номер и в первый, и во второй раз.
        А может быть, того человека в шкафу убил тоже он? Если так, то, когда я садилась в его машину, я подписала себе смертный приговор.
        Первое, что пришло ей в голову, - это выскочить из машины, немедленно, на полном ходу. Можно было еще начать с ним бороться. Но она не сделала ни того, ни другого. Мери сидела тихо, пытаясь мобилизовать все мужество, какое у нее было. Правда, она понятия не имела, есть ли оно у нее вообще.
        Что это? Похищение? Если да, то с какой целью? Замешана ли здесь политика? Но ведь Уолтер Раш англичанин, не араб. Нет, это не имеет смысла. А какой смысл в том, что он влез в мою каюту? Особенно во второй раз. Украсть драгоценности - это еще я понять могу, но пленки? Зачем ему пленки? Что же ему нужно?
        Единственное объяснение: он меня похитил, чтобы получить выкуп. Но я знаю, кто он, поэтому он никак не может оставить меня в живых.
        В ее желудке и до этого было довольно противно, теперь стало еще противнее.
        Мери попыталась вспомнить, что она слышала о Карнаке. Где хоть этот храм находится? Кажется, он должен быть всего в двух милях от Луксора. Но они проехали уже больше двух миль.
        О Господи.
        И что же, просто сидеть и ждать, когда он привезет меня к моей смерти? Нужно оружие. Вопрос, какое.
        Она вспомнила, что в ящичке рядом с аптечкой ей на глаза попался фонарь. Конечно, не бог весть что, но все же. Она начала осторожно тянуть руку.
        - Что вы делаете? - резко спросил Раш.
        - Нога что-то не успокаивается. Я бы хотела взять еще мази в аптечке, - ответила Мери спокойно, как только могла.
        - Не надо.
        - Но…
        - Не надо.
        Ну что ж, вот и разгадка. Чтобы развеять последние сомнения, Мери спросила:
        - А где находится этот Карнак?
        - Поворот на него примерно в четырех милях позади.
        Она сглотнула комок, подкативший к горлу:
        - И куда же мы едем?
        - В пустыню.
        - Но зачем?
        - А затем, что у вас есть кое-что, и это кое-что мне очень нужно.
        - На мне только вот эта одежда. И она не очень презентабельная. У меня с собой нет даже сумочки.
        Он улыбнулся ей улыбкой Питера Лорре [26 - Питер Лорре - известный американский киноактер 30 - 50-х годов; много снимался у Хичкока. Играл злодеев («Человек, который слишком много знал», «Казино „Ройяль“„, «Мальтийский сокол“).]:
        - А ваш кулон с соколом?
        Мери автоматически притронулась к груди:
        - Вы имеете в виду эту безделушку, которая висела на цепочке? Господи, зачем она вам? Я считаю ее действительно симпатичной, но такую можно купить здесь почти в любом магазине сувениров.
        - Нет, мисс Воэн, такой кулон вы не купите. Во всяком случае, я таких не видел. Он уникален. Упоминания о нем есть в двух известных папирусных свитках. Если он подлинный - а у меня есть основания полагать, что это так, - то ему просто нет цены.
        - Вы шутите.
        - Нет, мисс Воэн, уверяю вас, я не шучу.
        - Но у меня его нет. - Она быстро расстегнула ворот джеллабы и распахнула его. - Смотрите, его нет. - Для наглядности Мери даже шлепнула по голой коже. - Может быть, мы теперь направимся обратно в отель?
        Он зло усмехнулся:
        - В таком случае я должен буду вынудить вас… хм… сказать, где он находится.
        - Вам не надо вынуждать меня. Я сама скажу, тут и скрывать нечего. Он у Рэмсона Габри.
        - Ах вот как? Очень хорошо. Насколько я могу судить, мистер Габри легко согласится обменять этот кулон на вас. В этом, по-моему, сомнений нет.
        Вспомнив, в каком виде она оставила Рэма, Мери покачала головой:
        - А вот мне кажется, что на это вряд ли следует рассчитывать.
        - Молитесь, чтобы он согласился.

        И Мери начала молиться. Она также молилась и о том, чтобы сейчас сюда спустились на парашютах солдаты морской пехоты и спасли ее. Но когда она открыла глаза, то увидела не морских пехотинцев, а только длинную черную полосу асфальта впереди.
        - Это ведь вы залезли в мою комнату? - тихо спросила Мери.
        Он молча усмехнулся.
        - И фонариком ударили меня тоже вы.
        - Да. Но такого намерения у меня не было. Это произошло случайно.
        - И вы… - Тут Мери вовремя остановилась. Она чуть было не обвинила его в убийстве. Пока еще существовал пусть очень маленький, но все же шанс выбраться из этого переплета живой. Если бы она призналась, что знает о трупе в каюте 316, с этим шансом пришлось бы распрощаться.
        - И что? - спросил он.
        - Вы… хм… взяли мои пленки. Зачем?
        - Пленки я не брал.
        - Не брали?
        - Пленки меня совершенно не интересуют.
        Странно. Если он не брал пленки, то тогда кто же? О Господи, какое это имеет значение. Осталось только горевать о пропавших пленках!
        Она снова начала молиться.
        Услышав, что Раш бормочет ругательства, она оглянулась и увидела огни фар. Они очень быстро приближались.
        Она помолилась еще немного. И скрестила пальцы.
        Автомобиль догнал их и засигналил. Их преследовал человек с нависшими веками, один из людей Рэма. Никому еще в своей жизни Мери так не радовалась.
        - Паршивый дурак, - пробормотал Раш, нажимая на акселератор.
        Но старина Нависшие Веки был далеко не трус. Сейчас Мери его очень любила. Он что-то прокричал и подрезал путь машине Раша. Тот выругался и затормозил. Что-то перекатилось под сиденьем и стукнуло лодыжку Мери. Она посмотрела вниз и увидела небольшой огнетушитель. Она осторожно поставила на него ногу и перекатила к дверце.
        Нависшие Веки выскочил из машины и направился к ним. В руке он держал нечто, что вполне можно было принять за пистолет. Впрочем, это он и был. Мери хотелось сейчас его расцеловать. Конечно, он не морской пехотинец, но не хуже.
        - Похоже, что ваше дело швах, - заметила она как бы между прочим.
        - Этот Мустафа - идиот.
        - Вы знаете его?
        - Заткнись и сиди тихо.
        Мустафа приближался, махая пистолетом и выкрикивая что-то на арабском. Раш ответил ему тоже по-арабски. Затем расстегнул пиджак, вытащил из бокового кармана пистолет и положил на колени. Нависшие Веки подходил все ближе.
        Мери, сама не своя от страха, протянула руку вниз и вцепилась пальцами в огнетушитель.
        Сейчас выпущу этому подонку в рожу кучу пены.
        Но случилась заминка - она никак не могла определить на ощупь, какой конец у огнетушителя рабочий. В это время Уолтер Раш выскочил из машины, бросился на Мустафу, выбил из его рук пистолет, а его самого поверг на землю.
        Черт бы его побрал!
        Единственное, что сейчас следовало сделать, - это отвлечь внимание Раша. Мери выскочила из машины и побежала к скале, силуэт которой возвышался справа. Выбиваясь из сил, она начала карабкаться по камням. За ее спиной раздался выстрел. Она вздрогнула и наклонилась вперед, но продолжала двигаться.
        - Стой! - закричал Раш.
        Черта с два. Он, наверное, думает, что я сумасшедшая. Мери подхватила подол своей джеллабы и продолжала карабкаться. Достигнув вершины, она присела на корточки и перевела дух. Затем посмотрела вниз.
        Фары машины Раша освещали тело человека, лежащего на дороге. Собственно, видны были только ноги.
        Внизу, под холмом, заскрипели ботинки.
        - Зря ты туда полезла, - прокричал Раш. - Все равно я тебя оттуда достану. Лучше сама возвращайся.
        Она не ответила. Через несколько секунд ботинки заскрипели снова. Мери сделала глубокий вдох и подняла огнетушитель.
        Ну что ж, так просто я не сдамся.
        Внезапно где-то сверху послышался звук. Мери прислушалась. Вертолет! Два вертолета.
        Шум становился все громче, пока вертолеты не появились прямо над головой, шаря по земле яркими ослепительными лучами. Один из них поймал Уолтера, и когда он бросился обратно к машине, спереди и сзади него землю вспахал град выстрелов. Он остановился и поднял руки.
        Ноги совсем перестали держать Мери. Сидя на земле, она попыталась привести в порядок дыхание. А затем тихо произнесла:
        - Спасибо Тебе, Господи.
        Вертолеты в это время приземлились.
        - Мери! Мери! Где ты? Мери!
        Этот голос она узнала сразу. Рэм.
        - Я здесь, - крикнула она и начала спускаться с холма.
        Рэм бросился к ней навстречу и заключил в объятия:
        - Наконец-то. С тобой все в порядке, любовь моя?
        - Поджилки еще трясутся, но в основном в порядке. Ты так меня жмешь, что сейчас ребра треснут.
        Он чуть ослабил объятие:
        - Извини, шакар, но я боюсь тебя отпустить. Что же случилось?
        Мери быстро рассказала ему о всех событиях вечера.
        - Я была просто в ужасе. Правда, потом появился твой человек с нависшими веками, и вместе с ним надежда. Кажется, его звали Мустафа.
        - Мустафа не мой человек. Подозреваю, что он преследовал ту же цель, что и Раш.
        - О Господи! А я-то думала, что он освободит меня. У него был пистолет, но Уолтер выстрелил первым, а я схватила огнетушитель и полезла на гору. Я была напугана до смерти, и тогда появились вертолеты. Рэм, а правда, что этот кулон с соколом бесценная древняя реликвия?
        Он пожал плечами:
        - Полагаю, что это так. Но его ценность для меня - видеть его у тебя на шее.
        - Ну уж нет. Больше я его никогда не надену.
        Он поднял ее подбородок и всмотрелся в лицо.
        - Будешь ты его носить или нет, не важно. Важно то, чтобы от меня больше не убегала. Ты мне очень нужна. Моя жизнь без тебя не имеет смысла.
        Тон, каким он это говорил, был такой нежный. Он не говорил, а умолял. А его голубые глаза были наполнены такой любовью, что Мери почти дрогнула, почти поверила его сладкой лжи, почти подставила губы его приближающимся губам. Почти. Но вовремя вспомнила все, - телефонный разговор и все остальное, - и отпрянула.
        - О нет, теперь ты меня не одурачишь. Я отправляюсь в Луксор. Одна. А потом мы с Вэлком уедем отсюда.
        Пальцы Рэма больно вцепились в ее руку.
        - Ты никуда не пойдешь. Ты останешься со мной. - Взгляд его был сейчас совсем другим. На месте нежности - остекленевшая решимость, какую ей доводилось наблюдать и прежде.
        - Нет. Не останусь.
        - Останешься.
        - Читай по моим губам: не останусь. - Мери издала дикий крик, вывернулась из его рук и, подхватив подол джеллабы, побежала так, как будто за ней гнался сам дьявол. Пробежать, правда, ей удалось не больше десяти метров.
        Рэм догнал ее, взвалил на плечо, как мешок с картошкой, и понес, кричащую и сучащую ногами, к одному из вертолетов. Она колотила его кулаками по спине, а он в это время отдавал быстрые распоряжения своим людям. Вся ее возня и крики были бесполезны. Рэм держал ее крепко.
        Мери перестала кричать. По ее щекам потекли слезы. В ушах стучала кровь. Она еще сражалась, но с равным успехом так можно сражаться и с пирамидой Хеопса.
        Забравшись в вертолет, Рэм посадил ее в пассажирское сиденье и пристегнул. Стоило ему только отвернуться, она тут же отстегнулась. Но встать не успела. Он схватил ее за руки и, нагнувшись вниз, достал откуда-то шелковую веревку. Выглядела она очень знакомой.
        - Рэм, скотина! Ты не посмеешь!
        Несмотря на ее протесты, он посмел. Связал ей руки, а затем обмыл ее разгоряченное лицо водой из термоса.
        - Извини, любовь моя. Я не хотел прибегать к этому, - произнес он мягко.
        - Рэм, ради Бога, отпусти меня. Не делай этого, - взмолилась Мери.
        - Я должен. Ты не оставляешь мне выбора. - Рэм сел в кресло пилота и пристегнул ремни.
        - Ну хорошо, пошутил и хватит. Теперь дай мне уйти.
        - Нет. Ты полетишь со мной.
        - Куда?
        - В пустыню. За Долину фараонов.
        - И как долго ты собираешься меня там держать?
        - Сколько потребуется, - ответил он, не глядя на нее, и завел машину.
        Вертолет медленно поднялся и полетел в сторону песчаных холмов. Мери сидела, устремив застывший взгляд на небо, заполненное миллиардами звезд.

        Летели они недолго. Вскоре вертолет начал снижаться и приземлился рядом с большим шатром, стоящим одиноко в пустыне. Заглушив моторы, Рэм встал, наклонился к Мери и отстегнул ремни. На этот раз он обошелся с ней более деликатно - взял на руки и понес к шатру.
        Откинул полог, вошел, усадил и, чиркнув спичкой, зажег две лампы, которые осветили мягким золотым светом стены шатра и его богатое убранство.
        - Где мы?
        Рэм улыбнулся:
        - В моем шатре, в пустыне. Нравится? Я, конечно, планировал привезти тебя сюда, но не таким способом. - Он снова ее поднял и уложил на мягкую постель, на которой было разбросано не меньше дюжины шелковых подушечек с кисточками. Затем развязал ей руки и нежно поцеловал запястья.
        Она вырвала руки.
        - Я сделал тебе больно?
        - Да, но не физически. Ты меня унизил до последней степени.
        Он усмехнулся:
        - А ты считаешь, я не унижен?
        - Но ты это заслужил. Ладно, Рэм, ты мне отомстил, теперь мы квиты. Возврати меня в Луксор.
        - Нет. Я сделал это совсем не из мести. Мы останемся здесь и будем обсуждать организацию нашей свадьбы. - Он улыбнулся и провел большим пальцем по шрамику на ее лице. - Помнишь свое обещание? Навеки.
        Мери отбросила его руку прочь, глаза ее вспыхнули.
        - Ты жалкий, презренный мерзавец! Не смей говорить со мной о свадьбе! За такого лживого негодяя, как ты, я не выйду, даже если на земле не останется никого из мужчин, кроме тебя.
        Рэм улыбнулся и зажег несколько свечей. Мерцающий свет затанцевал на радуге сияющих тканей и вспыхнул на полированной меди подсвечников, кувшинов, блюд.
        - Сейчас будем ужинать.
        Она скрестила руки на груди:
        - Я не голодна.
        - Все равно будешь есть.
        - Как долго ты намерен держать меня здесь?
        - Я уже сказал тебе: столько, сколько потребуется.
        - Не дождешься. Скорее в аду вода замерзнет.
        Рэм усмехнулся:
        - Вот именно так, наверное, говорила моя бабушка.
        Мери охватила паника.
        - Мы здесь одни?
        - Совсем одни. И не пытайся удрать снова. Некуда бежать. - Он серьезно посмотрел на нее. - Ты умрешь в пустыне, поэтому не пытайся. Обещаешь мне?
        - Я не такая дура. Можно умереть гораздо проще, не выставляя себя на безжалостное солнце.
        Рэм коснулся губами ее лба:
        - Я сейчас вернусь. - Он вышел из шатра, опустив за собой полог.
        Мери вскочила на ноги и чуть не упала. Затекла нога. Она притопнула несколько раз, чтобы восстановить кровообращение, а затем подкралась к выходу и осторожно подняла полог. Рэм направлялся к вертолету.
        Он что, действительно намерен держать меня в этой экзотической палатке, взятой напрокат в какой-то студии Голливуда? Сейчас конец двадцатого века, черт бы его побрал. А впрочем, это же дикая страна, здесь все возможно.
        Она наблюдала за Рэмом, который достал из кабины пакеты и направился обратно. Опустив полог, Мери потерла лоб.
        Отсюда надо как-то выбраться. Думай!
        Вошел Рэм и бросил пакеты на кровать.
        - Что там? - недоверчиво спросила Мери.
        Рэм развязал один:
        - Одежда для нас обоих, а кроме того, много еды и питья.
        Спокойствие и еще раз спокойствие.
        В ее голове уже начал созревать план.
        - Рэм, - произнесла она почти доброжелательно, - а здесь есть ванная?
        Рэм улыбнулся:
        - Помыться можно вот за этой перегородкой. Но если ты имеешь в виду другое, то придется это совершать на природе.
        - Я имею в виду другое, извини меня, пожалуйста, - проговорила она притворно-застенчиво и начала двигаться к выходу.
        Рэм поймал ее за руку:
        - Я пойду с тобой.
        Мери начала осторожно освобождать руку:
        - Если ты не возражаешь, я бы предпочла исполнить этот ритуал в одиночестве.
        Рэм взял ее за плечи и посмотрел в глаза.
        - Ты обещаешь мне, что не убежишь в пустыню? Я ведь не преувеличивал, когда говорил, как это опасно.
        Мери подняла кулак и выбросила указательный палец с мизинцем, знак победы Техасского университета.
        - Слово чести скаута. Ты что, думаешь, я такая тупая, не понимаю с первого раза?
        Рэм засмеялся и обнял ее.
        - Я знаю, но иногда ты бываешь очень упрямой. - Он поцеловал ее в лоб. - Ладно, иди. А пока ты будешь ходить, я приготовлю ужин. Надеюсь, теперь-то ты проголодалась?
        Мери задержала дыхание и кивнула:
        - Умираю с голоду.
        Сдерживая себя, чтобы не побежать, Мери подняла полог и вышла на лунный свет. И сразу заспешила к вертолету.
        Она быстро скользнула в кресло пилота, пристегнулась и несколько секунд смотрела на приборную доску, чтобы освежить в памяти пульт управления. Затем глубоко вздохнула, прочитала в уме короткую молитву и включила мотор. Она уже поднималась, когда из шатра выскочил Рэм, отчаянно жестикулируя и что-то крича.
        Мери откинулась на спинку кресла и помахала рукой.
        - Ну что, получил, Рэмсон Габри, жалкий лгун! Это тебя подвел твой мужской шовинизм. Тебе и в голову не могло прийти, что я умею управлять этим дурацким вертолетом. А?
        Мери усмехнулась и направила машину к огням Луксора.

        Глава 26

        Ты сияешь, великий,
        В небесах высоко над землей.
        Твои лучи даруют нам жизнь.
        Ты Ра, познавший все сущее…
        И когда ты удаляешься на запад,
        За горизонт, земля погружается в мрак,
        И все умирает до твоего прихода.
    Великий Гимн Атону, 1350 г. до Рождества Христова

        Мери и Вэлком пристегнули ремни. Джордж Мшански занял кресло рядом, через проход. Мери не была расположена ни с кем разговаривать. Она повернулась и начала смотреть в окно.
        - Джордж, - сказала Вэлком. - А вы что здесь делаете? Я думала, вы останетесь на несколько дней в Луксоре.
        - Нет, я решил возвратиться в Каир.
        - А где Жан-Жак?
        - А вот Джи-Джи решил там немного задержаться.
        - Любовная размолвка?
        Джордж покраснел:
        - Можно сказать и так.
        Джи-Джи? Это же имя, которое упоминал Рэм тогда по телефону, когда разговаривал со своей матерью.
        Мери наклонилась через плечо Вэлком:
        - Вы зовете Жан-Жака Джи-Джи?
        Он нахмурился:
        - Да.
        Пошло оно все к черту! Джи-Джи один из сторожевых псов Рэма. А это значит, что и Джордж тоже. Пропади они все пропадом! А как прикидывались, какую комедию с парочкой геев разыграли!

        Прошло два дня. Мери сидела в своем номере в отеле «Мена-Хаус» и хандрила. Только бы дождаться вылета домой, а там… Ей очень хотелось сейчас домой, в Техас.
        Разумеется, все воспоминания о Рэме она гнала прочь. Но они постоянно накатывали на нее. И она страдала. Еще бы, так серьезно, как сейчас, она уязвлена не была еще ни разу в жизни. Ее предала не только мать, но и человек, которого она любила. Вернее, думала, что любила. Любила больше всего на свете.
        Она всегда гордилась своим здравым смыслом, своим умением хладнокровно мыслить и всегда осуждала подруг, когда они влюблялись в разного рода негодяев. Ну разве можно быть такими легковерными! Теперь она с горечью сознавала, что и у нее самой никакого иммунитета от этой болезни не было. Просто должен был попасться нужный человек, с нужными словами, в нужном месте и в нужное время. Вот и все. И он легко подцепил ее на крючок, как голодную плотву.
        Но теперь это все надо рассматривать, очевидно, как шутку, как забавное приключение. Она улетает сегодня вечером и больше о Рэме никогда ничего не услышит. В пустыне он не пропал, пищи и воды там было достаточно, тем более что, когда они прилетели в Каир, она подошла к Джорджу и сообщила, где ему искать своего босса.
        Теперь она была уверена, что Рэм - босс Джорджа. И Жан-Жака тоже. Вэлком разузнала у своих приятелей в посольстве много любопытного. Например, о детективном агентстве, которым владеет Рэм, и о людях, которые там служат. Руководит этим агентством Джи-Джи, то есть Жан-Жак. Он не только прекрасный танцовщик, но и большой специалист в сыскном и военном деле. А парижанин он такой же, как и Мери.
        Он кайюн [27 - Кайюн - член франкоязычной католической общины из Южной Луизианы, ведущей свое начало от французских поселенцев.] из Абевилля, Луизиана, и они с Рэмом друзья с университетских времен. Оба окончили Техасский университет.
        Намного больше стало известно и о Рэмсоне Габри и его семье. Они владеют отелем «Гор», как, впрочем, и многим другим в этой стране. Рэм, конечно, архитектор, и неплохой, но он активно задействован в семейном бизнесе.
        Его мать, миссис Габри, вернее, Шарлотта Кларк Габри, известна также как Чарли Кларк, автор детективных бестселлеров. Мери много раз слышала от своей матери восторженные отзывы об успехах Чарли Кларк. Нора - ее издатель.

        Последние два дня были сущим адом.
        И он не попытался даже что-то объяснить, черт бы его побрал! А все потому, что никаких объяснений не существует. Что объяснять-то? Было предательство, обычное предательство.
        Мери села на диван, уперла подбородок в колени и отчаянно загрустила.
        - Золотко, мне бы очень хотелось тебя как-то развеселить, - сказала Вэлком и погладила ее по спине.
        - Мне бы тоже.
        Кто-то постучал. Сердце Мери бешено заколотилось. Эта реакция ее страшно разозлила, потому что показала, что в душе она продолжала надеяться, что явится Рэм. Как ни в чем не бывало, и все понятно и просто объяснит.
        - Я открою, - сказала Вэлком, поднимаясь с дивана.
        Служитель передал картонную коробку и маленький букет:
        - Для мисс Воэн.
        Вэлком дала ему на чай, а затем с улыбкой передала букет Мери:
        - Может быть, это тебя развеселит.
        Мери посмотрела на карточку, прикрепленную к букету:
        - От какого-то Тефика Фаяда. А что в коробке?
        Вэлком развязала веревку и заглянула.
        - Боже мой!
        - Что там?
        - Наши пленки.
        - Не может быть. Дай-ка мне посмотреть.
        Действительно, в коробке лежали кассеты с пленками, которые они отсняли для рекламного проспекта. Там же была и личная пленка Мери. Был там и конверт. Мери распечатала его и прочла вслух послание от человека, подписавшегося как Тефик Фаяд. Оно было довольно забавное. Он писал, что пленки попали к нему случайно и что он их возвращает. Записка была написана на бланке директора Мабахета.
        - Что такое Мабахет? - спросила Вэлком.
        - Не имею ни малейшего представления. Наверное, одна из бесчисленных бюрократических контор, каких в Египте тьма. Но самое интересное, как он узнал, где меня найти?
        Это было странно, очень странно. Впрочем, все, что случилось с ней в этой стране, было не менее странным.
        - Я позвоню Филиппу в посольство. Он должен знать, - сказала Вэлком и подвинула телефон. Коротко объяснив Филиппу ситуацию, она стала долго слушать, не перебивая. Последними ее словами были:
        - Этого не может быть. Ты шутишь. Неужели это правда? - Затем ошеломленная Вэлком повесила трубку.
        - И что?
        - Ты в это не поверишь.
        - Попытаюсь.
        - Тефик Фаяд - директор Мабахета. А это что-то вроде местного ФБР.
        - ФБР? Боже мой.
        - Обожди. Это еще не все. Агент Мабахета был найден мертвым на пароходе «Жемчужина Нила». Зарезан ножом.
        Глаза Мери округлились.
        - Ты хочешь сказать, что наш покойник…
        - Был агентом Мабахета.
        - Боже мой!
        - Вот так вот, золотко.
        - Но как в Мабахет попали наши пленки? Уолтер Раш сказал мне, что он их не брал, а врать ему тогда не было никакого смысла.
        - Ничего не понимаю. Одно лишь тебе скажу: нам с тобой надо держать язык за зубами. Это уж точно.
        - Я с тобой полностью согласна.

        Мери мучилась нетерпением покинуть Египет. Эта страна потеряла для нее свое очарование. Она сидела на своей кровати и смотрела на пирамиды. Большие кучи старых камней, и больше ничего. Никакой магии.
        К ней постучала Вэлком:
        - Тебя тут хочет видеть кое-кто.
        Сердце Мери подпрыгнуло к горлу.
        - Кто?
        - Твоя мама. И еще какая-то женщина.
        - Скажи им, чтобы они уходили.
        Но Нора Элвуд уже вошла в комнату дочери:
        - Не будь занудой, Мери. Мы полсвета облетели только для того, чтобы поговорить с тобой и объясниться.
        Следом за Норой в комнату тихо вошла высокая голубоглазая блондинка.
        - Что объяснить, мама? Что ты снова влезла в мою жизнь? И в профессиональную, и в личную. Но на этот раз ты все проделала с большим блеском. Ты разбила мое сердце, мама. Уходи. Я не хочу с тобой разговаривать. - Слезы хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.
        - Мери, не делай из мухи слона. Я…
        - Нора, позволь мне, - сказала другая женщина. Она пересекла комнату, села рядом с Мери и взяла ее за руку. - Дорогая, я мать Рэма, Шарлотта Габри. Или Чарли, если угодно.
        - У него ваши глаза… - вырвалось у Мери, прежде чем она смогла прикусить язык. Лицо ее вспыхнуло. - Я имела в виду…
        Шарлотта погладила ее руку и улыбнулась.
        - Я знаю, что вы имели в виду. И я также знаю, что Нора и я две старые дуры, которые чуть не разрушили ваше счастье и счастье моего сына. Я никогда не прощу себе того, что случилось. Он весь сам не свой, требует, чтобы ваша мама и я все вам объяснили. Он вас очень любит, я знаю.
        Мери начала что-то говорить, но Шарлотта ее перебила:
        - Во-первых, разрешите дать пояснения по поводу заказа на рекламный проспект для отеля «Гор». Нора мне сказала о вашем новом бизнесе, и я действительно попросила мужа рассмотреть также и ваше предложение. А вообще предложений в этот раз было очень много. Но я попросила только рассмотреть, и все. Потом был устроен конкурс, и вы его выиграли совершенно заслуженно.
        Мери нахмурилась:
        - Правда?
        - Правда. Конечно, я была в восторге, узнав, что победила фирма «V&V».
        - А я нет, - вмешалась Нора. - В газетах полно сообщений о том, что…
        - Дай мне закончить, Нора, - прервала ее Шарлотта. - Скажите, - спросила она Мери, - когда вы познакомились с моим сыном?
        Мери ей сказала.
        Шарлотта улыбнулась:
        - Я так и думала. Я позвонила ему только на следующий день. Мы были в Филадельфии, так ведь, Нора?
        - Вы имеете в виду…
        - Да, дорогая. Вы с Рэмом уже были знакомы. О том, что Нора Элвуд ваша мама, он узнал через день. Но Нора была очень озабочена вашей безопасностью, и я попросила Джи-Джи, руководителя детективного агентства Рэма, проследить за вами еще до того, как поговорила с сыном. Единственное, я не знала, в какое трудное положение его ставлю, вынуждая дать обещание, что вы ни о чем не узнаете. Я прошу вас меня простить. Простите и его тоже.
        - Я… я…
        Шарлотта коснулась ее щеки:
        - Подумайте об этом, Мери. Подумайте хорошенько. Вас полюбил мужчина из рода Габри. А это как небесное благословение.

        Часом позже Мери все еще сидела на кровати в своей комнате и смотрела на пирамиды. И все время думала. Хочет ли она услышать объяснения от самого Рэма?
        Конечно, да. Какие могут быть сомнения. Но в этом так трудно себе признаться. Если то, что сказала мать Рэма, правда, и он ее действительно любит, то…
        Но он сейчас должен меня ненавидеть. Ведь я причинила ему так много неприятностей. Оставила его тогда связанным в Луксоре, и потом… Он, наверное, никогда меня не простит. Господи, а если его мама ошибается, а если он меня не любит?
        В дверь постучали.
        - Золотко, ты не откроешь? Я совсем раздета.
        Мери пошла к двери, открыла ее и обмерла. Впереди стоял Омар, камердинер Рэма, а за ним целый взвод посыльных. Они внесли примерно дюжину корзин с экзотическими цветами, несколько коробок с великолепными меховыми накидками и причудливо стилизованными шелковыми джеллабами, расшитыми драгоценными камнями. Большую шкатулку, размером примерно с коробку от обуви, Омар передал лично с поклоном.
        В ней лежали камни, много камней - топазы, бирюза, рубины, изумруды и, конечно, бриллианты.
        - О Боже!
        Омар улыбнулся и передал ей ключи с фигуркой верблюда на золотой цепочке.
        - Мистер Габри сказал, что, может быть, это вам больше понравится. Это джип. И швейцар подгонит его, куда вы скажете.
        Он поклонился снова и, пятясь спиной, вышел за дверь.
        Мери посмотрела в потолок и издала торжествующий крик. А затем начала танцевать.
        Этот сумасшедший египтянин еще любит меня!
        Вэлком расплылась в улыбке:
        - Похоже, золотко, у нас вместо поминок намечается свадьба.
        Мери понимала, что теперь ее ход. Целый час она пыталась дозвониться Рэму в Луксор. Телефонная сеть в Египте оставляет желать много лучшего, а если к тому же ваш арабский ограничен всего несколькими словами…
        - Что мне делать? - спросила она Вэлком. - В Луксор самолетов не будет до утра.
        - Ну, до утра так до утра. А сейчас-то что морить себя голодом. Как насчет того, чтобы поесть? Я вот готова съесть лошадь вместе со сбруей.
        - Ты иди поешь, Вэлком, а я просто немного прогуляюсь.

        Мери брела по пальмовой аллее. Голова опущена, руки в карманах джинсов, на плече сумочка. Брела, куда поведут ноги. А они знали, куда вести.
        - Добрый день, прекрасная леди, - услышала она мальчишеский голос. - Хотите купить открытки? А может быть, вам нужен гид для осмотра пирамид?
        Она подняла голову и улыбнулась, увидев маленькое чумазое лицо.
        - Привет, Ахмед.
        - Мисс Мери Воэн! Хотите проехаться на верблюде к пирамидам? - Его черные глаза загорелись, а улыбка стала еще шире.
        Она встряхнула волосами и засмеялась:
        - А почему бы и нет? Подумай, может быть, удастся найти Хасана. - Она достала из сумочки банкноту и протянула ему. - Давай, работай.
        Ахмед бросился вперед, таща ее за собой. Скоро она уже качалась на спине долговязого серого животного. Легким шагом он прокладывал себе путь к пирамидам. Сладостные, с примесью горечи, воспоминания высвечивались яркими вспышками. Она закрыла глаза и почти сразу же услышала стук копыт черного скакуна. Он приближался. Кажется, все было на самом деле.
        Ее сердце начало бешено колотиться. Она оглянулась. За ней скакал всадник.
        Коренастый краснолицый человек в клетчатой рубахе. Плечи Мери опустились. Нет, это была всего лишь фантазия. А как хотелось, чтобы появился Рэм, в этом самом месте, ваял ее на руки и увез!

        Они добрались до сфинкса, и хозяин поставил Хасана на колени, чтобы Мери могла сойти. Она задумчиво погладила верблюда и расплатилась с погонщиком. Ахмед, видимо, заметил ее состояние и больше ей не докучал.
        Не двигайся. Оставайся здесь.
        Мери села на тот же самый камень, на котором сидела тогда - как же давно она здесь сидела, - и закрыла глаза. Ее окружили лица Рэма. Их было много, этих лиц. Вот одно, с огненно-голубыми глазами, искрящимися смехом, вот другое, пылающее страстью, а вот еще одно, на нем боль и мольба.
        Боже, помоги мне. Я люблю его.
        Она ждала, надеясь, что Рэм придет к ней.
        Но он не пришел.
        Когда солнце начало садиться за пирамиды, она вздохнула, поднялась и медленно возвратилась в отель. Даже если бы Рэм и пришел, между ними все равно так много неясного, нерешенного. Иногда любовь побеждает далеко не все.
        Одной любви порой недостаточно.

        Глава 27

        Когда я вспоминаю о том,
        Что сегодня ты опять явишься ко мне во сне,
        Мое сердце стучит так,
        Как будто готово выпрыгнуть из груди.
        О, как прекрасна эта грядущая ночь!
    Из песен Нового Царства, 1550 - 1080 гг. до Рождества Христова

        Он явился к ней из темноты. Эта темнота все еще обволакивала его, не давая возможности разглядеть лицо. Единственной приметой были глаза. Острые, пронзительные. Они были голубыми. Вот таким голубым светом иногда вспыхивает прозрачный кристалл.
        Знакомое чувство всколыхнуло ее. Осветило внутренним светом. Это чувство было любовью. Она улыбнулась и протянула к нему руки. Он слегка прикоснулся губами к ее виску, а затем нежно поцеловал в губы. Души их в этот момент слились воедино, и отныне они будут так существовать в этом сюрреальном мире бесконечно. Когда же он подался назад, все существо ее переполнилось грустью и щемящей тоской.
        Она не видела, но знала: он улыбается. Чувствовала это. Потоки божественного тепла ласкали ее, как солнечные лучи. Неожиданно он надел ей на шею цепочку с золотым кулоном - это была изысканная фигурка сокола, - и в этот момент черты его лица прояснились. Стали различимы высокие скулы, твердый подбородок и темные усы.
        - Наше время настало, дорогая, - прошептал он. - Я пришел к тебе.

        - Рэм, - пробормотала Мери голосом, хриплым со сна.
        - Я здесь, любовь моя.
        - Почему тебя так долго не было?
        - А я ждал… ждал тебя.
        Он коснулся ее, и все чувства Мери ожили; он поцеловал ее, и дух Мери воспарил. Они занимались любовью. Их тела, объединившись в одно целое, пронзая пространство, полетели к далеким галактикам.
        Дыхание остановилось, время тоже. Волна за волной неописуемое блаженство перекатывалось через них, пока наконец они не вздрогнули в последний раз и не застыли.

        Мери открыла глаза и коснулась его лица:
        - Это все сон? Ты пришел ко мне во сне?
        - А ты бы хотела, чтобы я приходил к тебе только во сне?
        - Нет. Ты мне нужен живой, из костей и мяса.
        Он улыбнулся:
        - В таком случае твое желание исполнилось. Вот он я, живой, из костей и мяса. Живее не придумаешь. Мало того, я собираюсь с тобой остаться навсегда. Я искал тебя всю жизнь. Находил, терял, снова находил. Ты моя, и я никогда не позволю тебе исчезнуть. Пока дышу, буду беречь и охранять каждый сантиметр твоего тела.
        Он страстно ее обнял.
        Она засмеялась:
        - Рэмсон Габри, ну что мне с тобой делать?
        - Для начала выйди за меня замуж.
        - Это может обернуться катастрофой.
        - Почему? Разве ты меня не любишь?
        Она погладила ладонью его щеку и нежно поцеловала.
        - Меня тянет к тебе так сильно и неотвратимо, что я до сих пор не могу осознать этого. И конечно же, я тебя люблю. Но иногда одной любви недостаточно. Мы такие разные.
        - В определенном смысле, наверное. Но мы две половины одного целого и в этом смысле одинаковы. Выходи за меня, дорогая, и я клянусь всем святым, что ты никогда не пожалеешь об этом. Я люблю тебя больше жизни. Моя душа вся наполнена тобой.
        - Но, Рэм, иногда ты… тебя… становится так много… ты… подавляешь меня. Порой мне кажется, что я не смогу это выдержать.
        Он запустил пальцы в свои черные волосы и прижал ладонь ко лбу.
        - Я знаю, что в больших дозах меня порой вынести очень трудно. Я это знаю. Но, Господи, когда подумаю, что с тобой может что-нибудь случиться, я становлюсь больным. Может быть, ты поймешь, если узнаешь, что я чувствую, как я чувствую и почему я чувствую… О дьявол!
        - Но может быть, ты попробуешь объяснить?
        - Вряд ли удастся объяснить это словами, но я могу показать.
        - Показать?
        - Да. Но готова ли ты это увидеть?
        - Готова к чему?
        - Узнать правду о нас.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
        Он вздохнул:
        - Хорошо, я покажу тебе. Ведь ты мне доверяешь?
        Она кивнула.
        Он притянул ее ближе, снял со своей шеи кулон с соколом и повернул его к ней тыльной стороной.
        - Приложи сюда свой. - Когда она сделала то, что он попросил, Рэм сжал два кулона вместе, пока они не начали трещать, а затем прижал свой лоб к ее лбу. - Расслабься. Выбрось все свои мысли из головы, - прошептал он, - и следуй за мной.
        Мери почувствовала, как его сознание проникло в ее и поманило мягкими пальцами, похожими на дуновение свежего теплого ветерка. И она пошла за ним. Их поднял вихрь, закрутил и понес назад… назад… назад…

        Они являли собой сейчас единое бесформенное существо. Квинтэссенция чистой радости и мягкого света танцевала среди звезд, кружилась между галактиками и путешествовала по дорогам бесконечности. Безграничная, беспредельная, невероятная любовь пульсировала в сердцевине этого существа, генерируя свет, подобно маленькому солнцу. Оно расщепилось на две части, и мгновенно эти частицы слились вместе, подобно тому, как радужные капельки воды сливаются в одну.
        Блуждая своими неведомыми путями, эта сущность наконец достигла Земли и разделилась на две. Затем части соединились снова, потом разделились, летая и играя среди растений и водоемов. И они остались на этой планете, окончательно расколовшись на две половины. Их тела начали постепенно принимать форму, они становились людьми.
        Подобных существ, решивших задержаться на Земле, было не одно, не два, а много, очень много. И все они, приняв человеческую форму, потеряли память о своем происхождении. Они вошли в обычный земной цикл: рождение - смерть, мужчина - женщина, свет - тьма, радость - грусть. Единственное, что закрепилось в их памяти от прежнего бытия, - это знание о существовании второй половины и непреодолимая жажда к воссоединению.
        Спиральный вихрь мчался сквозь время, то и дело высвечивая души этих существ, иные наполненные радостью соединения, другие - грустью разлуки. Эти женские и мужские доли находили друг друга много раз, но всегда женская вскоре исчезала - либо умирала, либо случалось что-нибудь еще, что их разлучало. Память хранила мучительную боль об этих временах.
        Движение вихря замедлилось, клубы тумана рассеялись, и Мери увидела страну фараонов. Вот сейчас были изготовлены кулоны с соколом, призванные сохранить память друг о друге. Эта память была сильна в мужской доле и расплывчата в женской. Вот он отправился в отчаянное путешествие, чтобы добыть богатства, которые дадут возможность соединиться с ней. Ему удалось это сделать, но она умирает от укуса змеи, прежде чем они соединились. Горе его описать невозможно. Отчаяние наполнило его душу, сознание, что он не уберег ее, пронзало его сердце, как раскаленная головешка. И душа его разрывалась от боли.
        Мери казалось, что она больше не выдержит.
        Но вихрь закружился снова. Через некоторое время облако рассеялось, и опять в Египте. На сей раз он был вождем племени, живущего в пустыне. Он нашел ее, но она была пленницей другого племени. Он попытался ее обменять, но безрезультатно. Тогда он зарезал жестокого варвара, который обладал ею, и увез к себе в шатер. Они скакали туда много дней.
        Оставив ее всего на один день, он отправился на ярмарку, а вернувшись, нашел мертвой, с перерезанным горлом. Он взял ее на руки и заплакал. И плакал так много дней и ночей, бичуя себя, обращая лицо к луне и выкрикивая проклятия. Не выдержав этой пытки, он воткнул кинжал себе в сердце.

        Мери вскрикнула и отстранилась от Рэма:
        - Не надо больше. Господи, не надо больше.
        Рэм прижал ее к себе и разъединил соколов.
        - Тихо, любовь моя. Не надо пугаться. Это все было в далеком прошлом. Теперь мы вместе, и на этот раз я тебя не потеряю.
        - Рэм, это все действительно было?
        - А как ты думаешь?
        Она молчала. Но сердце ее знало, что это правда.
        - Именно так ты чувствуешь, когда думаешь, что я в опасности?
        Он кивнул:
        - Это сущий ад.
        - О Боже мой. Я этого не понимала. - Она поцеловала его в лоб. - Неудивительно, что ты такой одержимый. Но все это уже далеко позади. Сейчас ты можешь немного расслабиться. - Она улыбнулась. - Вспомни, у меня коричневый пояс по карате.
        Он засмеялся и прижал ее ближе.
        - Я попытаюсь все время помнить первый, второй и третий пункты, но и ты будь ко мне терпима, шакар.

        Они снова занялись любовью. На этот раз это было даже еще приятнее из-за пережитых совместно воспоминаний.
        Когда после они лежали, а их тела все еще были соединены, Мери спросила:
        - Как ты нашел этих соколов?
        - Когда я был мальчиком, мне однажды приснилось, где они спрятаны. Я, конечно, ничего этого тогда не понимал, знал только, что нашел очень редкое сокровище. Позвал дедушку, и мы вместе выкопали их.
        - Где?
        - Рядом с Луксором. На том месте, где я построил наш дом.
        - А как ты узнал обо мне?
        - Я видел тебя во сне. Эти сны начались очень давно, когда я был еще подростком. И с тех пор я не переставал мечтать о тебе.
        Она потерлась щекой о его плечо:
        - Ты тоже приходил ко мне во сне.

        Кафе отеля «Мена-Хаус» в этот вечер было закрыто. Там праздновали свадьбу. Сама же церемония проходила на рассвете у подножия сфинкса.
        Радостные, стояли рядом Нора и Шарлотта. Брайан Воэн явился прямо с самолета. Его длинные волосы были завязаны сзади узлом, чувствовалось, что он очень гордится своей дочерью. Здесь были Марк, Джордж, Жан-Жак и все члены клуба путешественников «Золотые годы», кроме, конечно, Брэдли.
        «Никогда, - думал Рэм, глядя, как приближается к нему Мери, - не существовало более прекрасной невесты и более счастливого жениха». Она шла рядом с Вэлком, которая была одета в джеллабу медного цвета и казалась пылающим факелом. Рядом с Рэмом стоял его отец, Заки Габри, копия своего сына, только постаревший и седой.
        - Она красивая, сынок, - сказал Заки.
        - Я знаю, папа. И главное, она моя.
        - Не пытайся держать ее в клетке. Эта прекрасная птица будет биться о прутья. Она или разобьется до смерти, или завянет.
        - Я знаю. Я уже понял это. Первый, второй и третий пункты.
        Заки нахмурился:
        - Что?
        Рэм усмехнулся:
        - Да это я так.
        - Жаль, что твои дедушка с бабушкой этого не видят.
        - Очень жаль. Но я думаю, души их присутствуют сейчас здесь.
        К нему подошла Мери, одетая в роскошную джеллабу, расшитую золотом и жемчугом. Лицо ее было озарено солнцем, поднимающимся из песков. Ее волосы с помощью звездочек - как она называла заколки, которые подарил тогда ей Рэм, - были убраны в виде мягкого облака кудряшек и локонов. На груди висел золотой кулон с соколом. Такой же украшал и его грудь.
        Когда Мери шла к Рэму, человеку, которого она любила больше, чем это можно вообразить, она почти слышала смех и говор толпы, собравшейся на празднество здесь много веков назад. Пирамиды сияли золотом, вместо песка зеленела трава, а ее старый друг сфинкс был облачен в великолепные фараонские одежды.
        Мери была уверена, что, когда она заняла место рядом с Рэмом и посмотрела в его небесно-голубые глаза, каменные губы сфинкса шевельнулись в улыбке.
        Когда же они поклялись в вечной верности и поцеловались, время остановилось на мгновение, судьба вздохнула и тоже улыбнулась.

        Пусть из сердца моего не уйдут отвага и смелость.
        И тогда всего, что желаю, я добуду сам.
        Рамзес II
        Молитва Амону

        Дорогой читатель!
        Я посетила Египет несколько лет назад, и это было незабываемое путешествие. Всю жизнь я мечтала побывать в этой таинственной стране, где камни пропитаны мистической историей. Но то, что я увидела, превзошло даже самые смелые ожидания. Мне показалось, что я нашла здесь свои корни.
        Во время путешествия некий энергичный мужчина влюбился в Каире в одну из моих приятельниц и буквально преследовал ее по всему Египту. Я не была бы литератором, если бы не подумала тогда: а что, если… Мне уже очень давно хотелось написать историю, посвященную мечте каждой женщины - найти свою вторую половину, найти, как говорится, друга души. Тем более что я проявляю постоянный интерес к таким вещам, как реинкарнация, путешествия во времени и другие паранормальные явления. И я почувствовала, что пришло время этой книги. И она родилась.
        Все места, где побывали герои моей книги, я посетила сама: плавала по Нилу на фелюге и пароходе, взбиралась на Большую пирамиду, ездила на верблюдах, покупала (и при этом обязательно торговалась) «настоящие бусы из сокровищниц пирамид», набирала полные туфли песка, отгоняла армии мух и проливала ведра пота в Долине фараонов. Никогда еще в жизни я не была такой грязной, но все равно каждый момент моего путешествия я вспоминаю с огромным удовольствием. Я осмотрела всю египетскую коллекцию фараона Тутанхамона, частью прямо на месте, а частью в Каирском музее. Можно сказать, что я стала египтофилом. И мне очень хочется туда вернуться. Несмотря на ужасную жару (а я плохо переношу жару), я влюбилась в эту страну и ее людей.
        Я смотрела на Большую пирамиду в Гизе, забиралась внутрь этого дивного сооружения и приходила к убеждению, что все возможно. Я чувствовала, что экзотический Египет является прекрасным местом действия для таинственной сказки о любви, загадках и приключениях с умеренной дозой юмора. Я надеюсь, что вы получите удовольствие от живописных персонажей, которых я создала, и будете очарованы этой таинственной страной, как и я.
        А теперь я начинаю подумывать об очаровательной Вэлком Винейбл. Мне хочется сделать ее героиней другой необычной истории. На этот раз дело будет происходить в Греции…
        Счастливо!
        Джен Хадсон.

        notes

        Примечания

        1

        Согласно теории психолога Юнга, в каждой женщине присутствует некая мужская внутренняя сущность - анимус, тогда как, в свою очередь, в каждом мужчине имеет место определенное женское начало-анима. - Здесь и далее примеч. перев.

        2

        Джеллаба - балахон с капюшоном и широкими рукавами, надеваемый через голову.

        3

        Дежа вю (фр.) - обман памяти, ощущение того, что все происходящее с вами уже когда-то было.

        4

        Бакшиш - милостыня, чаевые.

        5

        Гор - бог солнца, сын Осириса и Исиды, обычно представляемый в виде сокола или человека с головой сокола.

        6

        Гимлит - коктейль, содержащий джин или водку, лимонный сок, а иногда и сахар.

        7

        Свенгали - главный герой романа «Трилби» Дафны де Морье (1907 - 1989), злодей-гипнотизер, способный полностью подчинить личность жертвы себе.

        8

        Оригами (яп.) - искусство создания поделок из бумаги.

        9

        Атон - бог солнца в Древнем Египте. Фараон Аменхотеп IV провозгласил его единственным богом. Его изображали в виде солнечного диска с лучами, оканчивающимися человеческими головами.

        10

        нет (нем.).

        11

        шницель по-венски (нем.).

        12

        Скарабеи - священные жуки; в Древнем Египте засушенные скарабеи служили амулетами.

        13

        Абу-Симбел - одна из исторических достопримечательностей Египта. Местечко на берегу Нила, рядом с озером Насера, образованным Асуанской плотиной. Там сохранились остатки двух храмов Рамзеса II. После возведения плотины они были перенесены на более высокое место.

        14

        дорогая (фр.).

        15

        В английском языке слово «welcome» (вэлком) среди прочего имеет также значения «долгожданная», «желанная».

        16

        верблюд (англ.).

        17

        Исида - в Древнем Египте богиня плодородия, жена Осириса.

        18

        Рэм - по-английски «баран».

        19

        морская болезнь (фр.).

        20

        Черт возьми! (фр.)

        21

        Бог знаний и магии в Древнем Египте, изображаемый в виде человека с головой ибиса или бабуина; срыл богов считался самым умным.

        22

        друзья мои (фр.).

        23

        главное, основное блюдо (фр.).

        24

        Я? (фр.).

        25

        На американском сленге - довольно неприличное ругательство.

        26

        Питер Лорре - известный американский киноактер 30 - 50-х годов; много снимался у Хичкока. Играл злодеев («Человек, который слишком много знал», «Казино „Ройяль“„, «Мальтийский сокол“).

        27

        Кайюн - член франкоязычной католической общины из Южной Луизианы, ведущей свое начало от французских поселенцев.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к