Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Харри Джейн: " Лунная Дорожка " - читать онлайн

Сохранить .
Лунная дорожка Джейн Харри

        # Как распознать истинную любовь? Мэри Аллен не раз задавалась этим вопросом, когда волей судьбы оказалась одна на далеком острове в Карибском море. Бывший возлюбленный, убедивший девушку в искренности своих чувств, ради которого она сбежала из дома, бессовестно обманывает и бросает ее, едва только узнает о том, что отец лишил дочь материальной поддержки.
        Ей кажется, что наступившая в жизни черная полоса никогда не закончится. Но есть друзья - они помогут, поддержат, обогреют выстуженную страданиями душу. Но главный врачеватель конечно же любовь. Только бы встретить ее и быть достойной высокого чувства. Встретит ли? Каждому дан такой шанс, не пройти бы только мимо…

        Джейн Харри
        Лунная дорожка

* * *

        - Что ж, голос у вас действительно есть, - вынес свой вердикт руководитель вокальной студии, куда Мэри пришла тайком от отца. - Но нужно учиться и серьезно работать.
        Идею о прослушивании подсказала одна из подруг, знавшая о незавидном положении Мэри в собственной семье.
        Два года назад скоропостижно скончалась ее мать. Гилберт Аллен, преуспевающий бизнесмен, известный своим крутым нравом, даже слышать не хотел о желании Мэри профессионально обучаться вокалу.
        - Думаешь, без тебя некому драть горло в барах и ресторанах? - едва сдерживаясь, горячо убеждал он дочь. - Поверь, наивная, карьера звезды эстрады или оперной примадонны тебе никак не светит! - Гилберт нахмурился. - Мэри, у нас крупный бизнес, и я не потерплю…
        - Но почему мне запрещается иметь хобби? - запротестовала Мэри. - То, чем интересно заниматься, что приносит мне удовольствие.
        - Еще раз повторяю, что я против карьеры дешевой певички! - взревел отец. - Тебе впору подумать о будущем. Я имею в виду замужество. И у меня имеется вполне достойная кандидатура…
        Мэри посмотрела на отца, и глаза ее сверкнули.
        - Нетрудно догадаться! Уж не Терри ли ты прочишь мне в законные мужья?!
        - Вот именно! А что тебе в нем не нравится? О'Брайен - мой основной компаньон… Он, понятно, намного старше тебя, но с таким человеком ты будешь как за каменной стеной! Сама потом спасибо скажешь.
        - Но я не люблю его! - вспыхнула Мэри и, набравшись решимости, выкрикнула: - Я никогда не выйду за Терри!
        - Тогда предупреждаю: тебя ждут неприятности!
        Мэри, стиснув зубы, выдержала его суровый взгляд. Ей все равно, она уже решила сбежать из дома. На край света, подальше от отца-деспота. С тем, кто обещал любить ее всю жизнь…

        - Его юрист сообщил, что в ближайшие десять лет я не смогу воспользоваться своей долей в бизнесе, - растерянно проговорила Мэри, когда вернулась из переговорного пункта к ожидающему ее в баре Армандо.
        Мужчина даже привстал от неожиданности и изменился в лице.
        - Но как же так? - Он нервно забарабанил пальцами по столику. - Выходит, он лишил нас не только твоего приданого, но и вообще всех доходов…
        - Не переживай, ведь у тебя большое имение в Венесуэле, ты сам говорил. Но самое главное - это наша с тобой любовь, не так ли? Армандо!..
        Она с ужасом заметила, как исказилось лицо молодого человека, а во взгляде его появились желчь и досада.
        - К черту любовь! - раздраженно воскликнул он и схватился за голову. - Идиот! Сколько я потратил на тебя времени!..
        - Что ты говоришь? - выдохнула Мэри, отказываясь верить своим ушам.
        Неужели это говорит ей человек, который несколько месяцев горячо и страстно убеждал ее в своей любви, ни единым намеком не позволив ей усомниться в искренности чувств?
        - Сегодня же вечером я уеду отсюда, - хмуро проговорил Армандо напоследок и бросил на стол несколько смятых десятидолларовых банкнот. - Расплатись за ужин и возьми себе остальное. Пойду в номер и заберу свои вещи.
        - А как же я? - не выдержала Мэри. - Ты бросаешь меня?!
        Она с ужасом подумала о том, что останется одна на острове, затерянном в бескрайних просторах Карибского моря, на краю света и без гроша в кармане…
        Армандо ничего не ответил. Махнув рукой, он скрылся на выходе из бара, не слушая ее горьких упреков.
        Глаза Мэри округлились от ужасной догадки. Никакого имения у Армандо просто нет! Как нет живописных лугов и банановых плантаций. Все было придумано им с целью заманить дочь богатого бизнесмена в свои сети!
        Мэри закрыла ладонями лицо и опустила голову. Ее душили слезы отчаяния. Что теперь делать и как выпутываться из ловушки, которую она сама себе устроила?

1

        Весь берег был заполнен народом, а воздух пропитан алкоголем, запахом жирной пищи и знойными ритмами местной зажигательной музыки. Люди, изможденные вечерней духотой, нестройной толпой высыпали из переполненных баров и клубов.
        Покачав головой, Крис Маккейн криво улыбнулся. Ступая по неровным камням мостовой, он холодно осматривал кричащие неоновые вывески увеселительных заведений, игнорируя жгучие взгляды женщин, бросаемые ему вслед.
        Отсюда было не больше двух миль до пристани Сент-Джонса, где покачивались роскошные яхты, а рядом были сосредоточены ночные клубы и казино, угождающие прихотям туристов-толстосумов.
        Крис понял, что удачно смешался с пестрой массой завсегдатаев и не привлекает к себе ни малейшего внимания. Выгоревшие на солнце волосы касались воротника голубой рубашки, верхние пуговицы которой были расстегнуты, обнажая загорелую мускулистую грудь. Выцветшие брюки цвета хаки плотно облегали бедра. На ногах у него были заношенные парусиновые туфли, а на левом запястье блестели недорогие часы с металлическим браслетом. Рост и ширина плеч, а также решительный взгляд предполагали в нем человека, уверенного и могущего о себе позаботиться.
        Его выбор пал на заведение со странной и колоритной вывеской «У тетушки Сью». Крис прошел мимо щитов с расклеенными на них фотографиями полуобнаженных девиц и немного задержался у входа в клуб.
        Это было вполне обычное для своего рода заведение - просторный зал, заставленный столиками, длинная барная стойка и маленький подиум и столб для эротических танцев. В зале находились исключительно одни мужчины. Воздух был пропитан табачным дымом и запахом дешевого спиртного. Звуки пианино, за которым сидел седой музыкант, почти ничем не нарушались. Клиентура в ожидании очередного представления угрюмо потягивала напитки и курила.
        В стороне, за одним из столиков, восседала очень тучная женщина, едва ли не единственная во всем зале. На ней было оранжевое платье с блестками и большим вырезом, которое колыхалось при каждом вздохе, а на голове красовалась копна огненно-рыжих волос. Губы, густо накрашенные бордовой помадой, застыли в снисходительной дежурной улыбке, которая совершенно не затрагивала глаз, казавшихся черными бусинками, утопленными в складках поднявшегося теста.
        Должно быть, это и есть тетушка Сью собственной персоной, не без содрогания подумал Крис. А та, заметив новичка, поманила его к себе пальцем.
        - У тебя есть карточка клуба? - спросила Сью Эрнандес, и брови Криса медленно поползли вверх, когда он услышал, сколько за эту карточку нужно заплатить.
        - Я просто зашел выпить, Сью, - ответил он. - Ненадолго.
        Улыбка на мясистом лице толстухи стала еще шире.
        - Хорошо, заходи. Ты получишь наше лучшее шампанское, а заодно и одну из здешних красоток.
        - Нет, только пиво, - выдержав ее взгляд, ответил Крис. - Кроме того, я сам решу, нужна ли мне сегодня компания.
        В какой-то момент их взгляды схлестнулись, но спустя секунду Сью пожала плечами.
        - Как угодно, приятель, - сказала она, щелкнув пальцами. - Гонсало, мальчик! Усади этого красавчика за свободный столик.
        Высокий, приятной наружности, но довольно угрюмый молодой человек, сидевший неподалеку, послушно направился в сторону подиума, но Крис жестом остановил его.
        - Ничего, мне и здесь хорошо, - сказал он, присев за один из свободных соседних столиков, подальше от сцены. Гонсало пожал плечами и зашагал к бару, а Крис, откинувшись на стуле, внимательно осмотрелся.
        Поговаривали, что Сью Эрнандес прибирала к рукам смазливых девчонок, заезжающих в поисках работы в Сент-Джонс, и теперь эти слухи показались ему вполне обоснованными. В зал вошли несколько девушек и подсели к потенциальным клиентам. Крис задержал на них взгляд, когда вытаскивал из кармана небольшую коробку с тонкими сигарами. Закурив, он выбросил пустой спичечный коробок в пепельницу.
        Все девушки были очень молоды, многих даже можно было назвать красавицами. Среди них Крис безошибочно различил пару американок и даже европеек, в основном же все были местные, случайно оказавшиеся в порту в поисках альтернативы раннему браку и лучшей жизни. Крис подавил в себе чувство сострадания, он не для того себя приехал.
        - Кто-нибудь вам уже приглянулся, сеньор? - спросил Гонсало, когда вернулся к нему с бокалом пива.
        - Пока нет, - холодно ответил Крис, стряхивая пепел с сигары. - Не волнуйся, я тотчас дам тебе знать.
        - Как пожелаете, сеньор, - ответил Гонсало, пожимая плечами. Потом кивнул в сторону сводчатого прохода за сценой. - У нас есть отдельные комнаты - очень уединенные, - где девушки могут станцевать для вас одного. Могу устроить. За дополнительную плату, естественно.
        - Надо же, - сказал Крис, притворившись изумленным. - Хорошо, буду иметь в виду.
        Пиво оказалось на удивление хорошим и, что самое главное, холодным. Крис сделал несколько порядочных глотков и, перестав глазеть на девиц, томящихся в ожидании клиента, сосредоточился на пианисте, который старался изо всех сил, невзирая на равнодушие к нему присутствующих.
        Наверное, толстуха неплохо тебе приплачивает, братец, подумал Крис, вытаскивая изо рта сигару. А ведь ты этого вполне заслуживаешь.
        В этот момент пианист закончил композицию и приподнялся, кланяясь в ответ на несуществующие аплодисменты. Потом вновь уселся и громко ударил по клавишам. Занавес дрогнул, и из-за него вышла девушка. При ее появлении по залу пронесся легкий шум. Словно хищники, почуявшие добычу, с отвращением подумал Крис и посмотрел на девушку.
        Она была блондинкой, ростом немного ниже среднего, несмотря на высокие каблуки; ее стройное и упругое тело было облачено в короткое черное платье без бретелек. Открытый лиф платья позволял видеть выпуклости груди и гладкую матовую, как слоновая кость, кожу. На подиум девушка не поднялась. Вместо этого, слегка наклонив голову, ни на кого не глядя и не обращая внимания на свист и непристойные оклики, она подошла к пианино. Слегка облокотившись на него, она ждала, пока пианист доиграет вступление.
        Она похожа на загнанное животное, попавшее в свет автомобильных фар и не могущее убежать, подумал Крис.
        Присутствующие слушали песню, но в каждом из них ощущалось жгучее нетерпение. Каким бы притягательным ни был голос этой девушки, но для них главное заключалось в ее коротком и потому многообещающем платье. Никто не мог поверить, что представление ограничится одной лишь песней. Все выходящие на сцену снимали свои платья, так почему же и ей не поступить так же?
        Певица без видимых усилий переключилась на следующую песню. Немного осмелев и приподняв голову, она, казалось, устремила тоскливый взор, вполне соответствующий тексту грустной песни, куда-то далеко-далеко.
        И вдруг Крис каким-то невероятным образом перехватил ее взгляд, хотя сидел едва ли не позади всех. Их глаза встретились и несколько долгих секунд не отрывались друг от друга.
        Ну, вот теперь я знаю, зачем пришел сюда, заключил Крис.
        Закончив выступление, девушка скромно поклонилась в ответ на скудные аплодисменты и скрылась за занавесом. Крис ждал, что она, может быть, оглянется на него, но та просто удалилась под свист и улюлюканье недовольных присутствующих.
        Крис допил пиво и поднялся. Удивившись, что он направляется прямо к ней, Сью вопросительно подняла брови.
        - Мне нужна вон та певчая птичка, - ровным голосом произнес Крис.
        Тучная хозяйка заведения ненадолго задумалась.
        - Чтобы посидеть с тобой… Так, дорогой? - спросила она.
        - Так, так, - кивнул Крис. - Только в отдельной комнате. Я хочу, чтобы она станцевала там для меня. Для меня одного.
        Подняв брови, Сью принялась хохотать так, что блестки на ее платье заколыхались словно волны.
        - Она здесь новенькая, - объяснила Сью. - Еще учится. В любом случае я приберегаю ее для богатого клиента. Тебе она не по зубам, мой мальчик.
        - Ошибаешься, - мягко возразил Крис.
        - Сумасшедший! - воскликнула толстуха. - Зачем тебе тратить все свои деньги? Выбери другую, которая хорошо танцует.
        - Нет, - возразил Крис, - только певчую птичку. Я заплачу сколько нужно.
        - У тебя есть такие деньги? - покосилась на него Сью, и лицо ее выразило открытое недоверие.
        - Смотри. - Крис вытащил из заднего кармана джинсов бумажник, извлек несколько банкнот и швырнул на стол. - Я знаю чего хочу.
        Толстуха торопливо схватила со стола деньги.
        - Это для меня, - сказала она. - Комиссионные. Ей ты тоже заплатишь. И можешь требовать от нее чего угодно. Это нетрудно, - добавила она и усмехнулась. - Такому красавцу, как ты, все по плечу. Хочешь преподать ей урок?
        - Вроде того, - кивнул Крис. - А у нее вообще-то есть имя?
        Сью спрятала деньги и поднялась из-за столика.
        - Ее зовут Мэри, - ответила она и победоносно взглянула на него. - Можешь выпить еще пива. За счет заведения. А я пойду сообщу малышке, как ей повезло.
        Крис проводил Сью Эрнандес молчаливым взглядом, а потом вновь вернулся на свое место и принялся ждать.

        Мэри опустилась на стул перед зеркалом, ухватившись за край туалетного столика, чтобы унять охватившую ее дрожь. Прошел почти месяц с тех пор, как она начала петь в этом клубе, и следовало уже привыкнуть к работе…
        Все дело было в этих мужских лицах, разгоряченных, голодных глазах, словно пожирающих ее. Она не могла бороться и была не в силах терпеть то, что они ей выкрикивали.
        - Как только ты выносишь все это? - спросила она Эстерситу, одну из танцовщиц - единственную из девушек, которой можно было довериться.
        - Я стараюсь не смотреть, - пожала плечами Эстерсита. - Улыбаюсь, но вовсе не пялюсь на эти рожи. Гляжу мимо них… куда-нибудь в сторону и думаю о своем. Так легче.
        Совет показался разумным, и Мэри последовала ему. Но сегодня она встретила мужской взгляд, от которого буквально не в силах была оторваться. Этот человек занимал один из дальних столиков, что само по себе было необычно, так как большинство мужчин предпочитают размещаться поближе к подиуму. Но это было не единственное, что отличало его от остальной толпы.
        Во-первых, ясно, что он европеец, а это само по себе было редкостью. Во-вторых, он был поразительно - что даже внушало некоторый страх - привлекателен и за внешним добродушным взглядом скрывалась невероятная сила. Она почувствовала это в нем даже на таком значительном расстоянии.
        Что заставило его искать приключений в такой безвкусной забегаловке, как заведение Сью Эрнандес?
        Мэри не могла похвастаться опытом в общении с мужчинами, но инстинктивно решила, что едва ли этот человек явился сюда за тем же, что и все остальные.
        Ее дела складываются и в самом деле хуже некуда. Жизнь превратилась в бесконечный кошмар, думала Мэри, стягивая с себя ненавистный парик и проводя пальцами по коротким черным волосам, которые он прикрывал.
        Толстуха Сью была непреклонна. В этой части света брюнеток и так было слишком много. Мужчинам, приходившим в ее клуб, требовались блондинки. В свое время это казалось таким несущественным условием и вполне посильной уступкой. Мэри была благодарна Сью за то, что она обрела место, где можно пожить и даже немного заработать, и готова была согласиться на многое. Тем более что ей даже предоставили возможность петь. Тогда она думала, что пришел конец нахлынувшим на нее несчастьям. На самом деле это было только начало.
        Мэри была уверена, что не останется в клубе надолго. Как только накопит денег на авиабилет, сразу же выберется отсюда.
        Только все сложилось совсем наоборот. Деньги, которые она получала, вначале казались вполне разумной платой за работу. Но потом Сью начала вычитать из ее зарплаты деньги за крохотную комнатку, которую Мэри занимала в мансарде; за прокат безвкусных и вульгарных платьев, которые заставляла ее надевать для выступлений; на премиальные пианисту - которых, Мэри была уверена, тот и в глаза не видел, - и тогда у нее стало едва хватать на питание.
        Но хуже всего было то, что Сью Эрнандес забрала ее паспорт и заперла его в своем столе. Так Мэри стала ее пленницей.
        Правда, Сью с самого начала не раз намекала ей, что можно зарабатывать больше. Для этого Мэри должна была ласково вести себя с клиентами, подсаживаться к ним, поощрять покупку спиртных напитков, и особенно шампанского, которое здесь было в цене. Однако Эстерсита не дала ей слишком размечтаться о возможных перспективах.
        - Ты больше зарабатываешь - она больше у тебя забирает, - как-то объяснила ей девушка, хмыкнув и пожав плечами. - Сначала ты просто посидишь с клиентом, а на следующий день придется танцевать обнаженной. Ты не выберешься отсюда, пока тетушка Сью не разрешит тебе это сделать. Именно она выбирает, когда и куда ты пойдешь. Твое время еще не пришло. Так что терпи, девочка. - Она помолчала, спокойно выдержав пронзительный взгляд Мэри. - Поверь, бывают места и похуже. Только не пытайся бежать, потому что ты жестоко пожалеешь об этом.
        Мэри вздохнула, потом поднялась и принялась рыться в шкафу. Каждый вечер у нее было два выхода на сцену, и для каждого появления на публике нужно было надевать что-нибудь новое. Но это создавало свои проблемы. Поначалу она надевала вечерние платья, но их постепенно заменили на открытые костюмы танцовщиц и проституток.
        Прикусив губу, Мэри посмотрела на кожаную мини-юбку с лифом, покрытым черными бусинками.
        Она выберется отсюда, чего бы это ни стоило. И с этой минуты больше никому не доверится. Особенно мужчинам…
        Мэри содрогнулась, как только вспомнила об Армандо. Она старалась не думать об этом человеке, но воспоминания упрямо преследовали ее. Все, что произошло между ними, казалось ей каким-то очень далеким и нереальным.
        Как она попала сюда, в эту дыру, - одураченная, ограбленная и брошенная на произвол судьбы? Было тяжело вспоминать о тех событиях и ошибках, которые привели ее сюда, но, возможно, это оказало бы благотворное действие. В конце концов, ей нужно было забыть свою прежнюю жизнь в Англии и избежать будущего, которое неумолимо ее ожидает. Ей просто не повезло, что из-за негодяя Армандо взамен одних неприятностей на нее навалились другие, только еще хуже и тяжелее.
        Она выживет, со странной решимостью твердила себе Мэри, но на ее глаза наворачивались слезы. Когда она повесила черное платье обратно, задернув тонкую шторку, дверь в раздевалку распахнулась и в помещение вошла Дана, одна из стриптизерш, и сообщила, что ее вызывает к себе Сью.
        Брови Мэри поползли вверх. Впервые ее вызывают подобным образом. Обычно с девушками проводят беседу из-за какого-нибудь проступка. Ей уже довелось видеть своих «коллег» с исцарапанными лицами и синяками, когда те покидали кабинет разъяренной Сью.
        - Ты знаешь почему? - озабоченно спросила Мэри.
        В глазах Даны сверкнуло злорадство.
        - Сдается мне, что теперь ты будешь зарабатывать себе на жизнь по-настоящему. Как все мы.
        - Но я и так выполняю работу - пою.
        - Неужели? - саркастически усмехнулась Дана. - Ходят слухи, что один парнишка решил узнать тебя получше.
        Мэри почувствовала, как внутри у нее похолодело.
        - Нет, - охрипшим голосом проговорила она. - Это невозможно.
        - Не заставляй ее ждать, - предупредила ее Дана.
        Кабинет хозяйки клуба находился выше этажом; нужно было подняться наверх по шаткой и скрипучей лестнице. Мэри с бьющимся сердцем приближалась к двери. Наверное, Дана сказала ей это просто из зависти или злобы. Ведь Сью Эрнандес говорила в самом начале, что ее никогда никто не станет принуждать делать то, чего она не хочет. А Мэри поверила!
        На лестнице послышались чьи-то шаги, и она увидела Гонсало. Опустив глаза, она отступила в сторону. С самого начала своей работы в клубе она поняла, что Гонсало представляет для нее серьезную проблему. Его похотливые взгляды внушали отвращение и были тревожным знаком.
        Интуиция ей подсказала, что она поступила правильно, в первую же ночь в своей тесной комнатушке повесив стул на ручку двери. После полуночи она то и дело просыпалась в холодном поту от чьих-то настойчивых, но пока тщетных попыток прорваться к ней. С тех пор она всегда соблюдала осторожность. Жаловаться Сью не имело смысла, поскольку ходили слухи, что Гонсало приходится толстухе племянником.
        - Привет, милая девочка.
        - Добрый вечер, - ответила Мэри, стараясь говорить отрывисто.
        Улыбка на лице Гонсало стала еще шире.
        - О, как ты горда… Слишком хороша для бедного Гонсало. Может быть, завтра ты споешь другую песню. - Он облизал губы. - Для меня одного.
        Мэри с трудом уняла дрожь и ускорила шаг.
        Сью Эрнандес сидела в своем кабинете за широким столом и перебирала какие-то бумаги. Она добродушно кивнула Мэри и слегка улыбнулась.
        - Сегодня ты неплохо выступила, моя милая, - начала она. - Одному из посетителей это настолько понравилось, что он пожелал отдельного представления.
        Сердце Мэри глухо забилось.
        - Спеть какую-нибудь песню? - спросила она, и ее голос показался ей слишком спокойным.
        - Ты что, смеешься надо мной? - рявкнула толстуха, и от ее добродушия не осталось и следа. - Он хочет, чтобы ты станцевала для него!
        - Я не танцую, - запротестовала Мэри и замотала головой. - Никогда не танцевала.
        - Ты же наблюдала, как это делают другие девушки, - пожала плечами Сью. - Ведь мужчина не требует от тебя мастерства балерины. У тебя хорошее тело. Вот и используй его.
        Да, подумала Мэри, но она лишь видела, как танцуют девушки возле столба в зале. А в отдельном кабинете… там все по-другому…
        - Но вы же наняли меня как певицу, - с приступом отчаяния проговорила она. - Мы ведь подписали контракт…
        Сью презрительно рассмеялась.
        - Все так, моя милая, вот только условия договора несколько изменились.
        - Тогда, значит, вы нарушаете наш контракт и тем самым расторгаете его, - заговорила Мэри, пряча руки в складках юбки, чтобы хозяйка не заметила, как они дрожат. - Верните мне паспорт, и я немедленно уеду отсюда, - добавила она, пытаясь придать голосу уверенность.
        - Думаешь, все так просто? - насмешливо спросила Сью. - Размечталась, милая!
        - Не знаю, что здесь сложного. - Мэри вскинула голову. - Юридически дело обстоит так, что вы нарушили наше соглашение.
        - Это мой клуб, девочка. И я здесь вершу закон! - Сью нагнулась вперед, и глаза ее сверкнули. - А ты никуда не поедешь, вот так-то! Потому что я не отдам тебе паспорт до тех пор, пока ты не выплатишь мне все свои долги.
        Мэри неожиданно притихла.
        - Но рента… Ведь все оплачено заранее…
        - Не все, детка. Есть еще кое-что. Плата за твое лечение.
        - Лечение? - изумленно повторила Мэри. - О чем это вы?
        - У тебя, видно, короткая память! Когда ты впервые появилась здесь, я вызвала врача, чтобы он тебя обследовал. Помнишь? Ты ведь сама жаловалась, и мы думали, что у тебя пневмония.
        Мэри вспомнила невысокого толстого мужчину с налитыми кровью глазами и неприятно влажными руками, от которого за милю несло алкоголем.
        - Помню, - ответила она. - И что с того?
        Сью протянула ей листок бумаги.
        - А вот что. Посмотри, сколько ты должна ему.
        Мэри взяла листок, и на ее лице отразился ужас, когда она увидела сумму.
        - Но он не может требовать столько, - хрипло запротестовала она. - Он ведь провел рядом со мной всего пару минут и не выписал ничего из указанных здесь лекарств. Кроме того, он был просто пьян! Вы ведь и сами знаете.
        - Я знаю только то, что ты была больна и нуждалась в лечении. А врач - хороший, здравомыслящий человек. - Она помолчала, разглядывая Мэри. - Не можешь же ты уехать, когда должна мне столько денег, милая. Так что придется поработать еще немного. А у человека, который ждет тебя, далеко не пустой кошелек. Кстати, он вполне симпатичный парень. - Она неприятно засмеялась. - Будь же умницей - за ночь ты можешь неплохо заработать!
        - Нет. - Мэри затрясла головой и подняла руки, словно защищаясь. - Я так не могу. А вы… не можете меня заставить.
        - Разве? - Маленькие глазки Сью злобно сверлили ее. Ее жирный кулак тяжело опустился на стол. - Я была слишком терпелива с тобой, детка. Но довольно. Ты сделаешь, как тебе сказано! - Она выпрямилась, тяжело дыша. - Может быть, отдать тебя вначале моему Гонсало - чтобы научить благоразумию. Ты хочешь этого?
        О Господи, запаниковала Мэри, вспоминая разговоры в раздевалке. Что угодно, только не это. Она понурила голову.
        - Ну вот, вижу, ты становишься благоразумной, - с удовлетворением кивнула Сью. - Дана проводит тебя в комнату. А потом я пришлю того господина. Ступай!
        Дана уже ждала ее в проходе.
        - Вступаешь в реальный мир, дорогуша? - усмехнулась она. - После сегодняшней ночи ты перестанешь смотреть на нас свысока! Интересно, а что ты ожидала здесь увидеть?
        Комната, освещаемая двумя лампами с абажуром, была небольшой, ее почти полностью занимал темно-красный диван с кучей разложенных на нем подушек. В углу, прямо на полу, находился магнитофон, оттуда лилась мягкая музыка; на крохотной тумбочке стояла бутылка шампанского с двумя бокалами.
        - Это был не совсем мой выбор, - устало проговорила Мэри. - Меня обокрали, и я пошла в полицию. Один из полицейских сказал, что отыскал для меня тихое местечко, где мне можно отсидеться, пока они будут искать мои деньги.
        - Ну-ну… - Дана пожала плечами. - Вот так сюда попадает большая часть девочек - толстуха сама платит полицейским, чтобы те направляли ей весь хлам, который соберут на пляже.
        - Спасибо за информацию, - прикусив губу, сказала Мэри.
        Дана хмыкнула и направилась к выходу, а потом оглянулась.
        - Послушай, дорогуша, ты просто улыбнись и попытайся получить удовольствие. У тебя ведь, надеюсь, это не впервые?
        Мэри промолчала, старалась не вспоминать о нескольких унизительных ночах в постели с Армандо. В то время она считала, что ничего худшего с ней уже стрястись не может…
        - Если дело примет дурной оборот, то под столом есть тревожная кнопка, - добавила Дана. - Только не советую нажимать на нее без крайней надобности, Гонсало это не понравится. А ты ведь не хочешь расстроить его? Он… страшный тип. - Она помахала рукой. - Желаю удачи.

        Все стены были завешены портьерами до пола так, что нельзя было понять, где находится окно. Если оно вообще существует. Но ей сейчас нужен свежий воздух. Атмосфера в комнате была тяжелой, наполненной каким-то мускусным запахом. Она принялась бродить по краям комнаты, погружая каблуки в мягкий толстый ковер, и приподнимать шторы. Однако, к своей крайней досаде, под каждой приподнятой шторой она находила лишь глухую стену. Она потеряла счет времени, когда вдруг почувствовала, что уже не одна.
        Она не слышала скрипа двери - ковер, должно быть, заглушил звук шагов. И все-таки он уже стоял здесь, позади нее, и ждал. У Мэри перехватило дыхание, она отпустила очередную штору, и та с глухим шелестом легла на место. Повернувшись, она с опаской взглянула на вошедшего. Ее глаза расширились, потому что она сразу узнала его. Холодный и неуступчивый взгляд, нос с горбинкой, сильная челюсть. Лицо человека, для которого не существует слова «нет».
        Он присел на диван, на лице его играла легкая улыбка. Мэри почувствовала, что разочарована. Она-то подумала, что он зашел в клуб просто так, по ошибке, но, видимо, ошиблась. Он ничем не лучше отвратительной улюлюкающей толпы вокруг сцены.
        - Добрый вечер, Мэри, - тихо сказал он.
        Мэри робко кивнула в ответ. Некоторое время незнакомец хранил молчание, взгляд его холодных глаз так сосредоточенно блуждал по ней, что последующее раздевание казалось уже ненужным. Под этим всевидящим взглядом Мэри ощутила покалывание на коже.
        - Может быть, выпьем что-нибудь? - спросил он.
        - О да, - поспешно ответила она и подошла к тумбочке, радуясь небольшой передышке. - Хотите шампанского?
        - Только с тобой вместе, - ответил незнакомец. - Ты ведь не против?
        Мэри задумалась, все еще пребывая в состоянии нерешительности. Одно из правил клуба гласило, что шампанское предназначено только для клиента. Девушка не имеет права пить его одна. Она поставила бутылку обратно в ведерко со льдом.
        - Я не хочу, - хрипло произнесла она.
        - В этом мы с тобой солидарны, - сказал мужчина. - Вот видишь, у нас уже есть что-то общее, не так ли? - На его лице появилась легкая насмешка. Он вновь задумчиво посмотрел на девушку, и глаза его слегка прикрылись.
        - Я знаю, ты неплохо поешь, - добавил он. - Так, может быть, у тебя есть и другие таланты? - Он прилег на подушки, словно изготовившись для удовольствия. - Начнем?
        Это была не просьба, но требование. Мэри нехотя кивнула и встала перед ним на расстоянии, слегка превышающем вытянутую руку. Потом медленно начала двигаться в такт играющей музыке.

2

        Она солгала Сью, когда сказала, что не танцует. На самом деле танцы были страстным увлечением в ее прежней жизни. Она была завсегдатаем бесчисленных вечеринок, ходила на дискотеки и в клубы так часто, как только могла себе позволить.
        Сейчас играла совершенно другая музыка. Она была медленная, раскачивающая и искушающая. Цель танцовщицы состояла в том, чтобы побудить пристально наблюдающего за ней человека раскошелиться, выкладывая купюру за купюрой за каждое новое откровение.
        Вот и все, что требовалось от нее, чтобы… выжить. Мэри отчаянно пыталась вспомнить напутствия Эстерситы. Улыбаться, но избегать прямого взгляда.
        В задумчивых глазах незнакомца не читалось ни единого намека на похоть. Странно, он ведь сам просил хозяйку клуба вызвать ее, удивленно думала Мэри. Так почему же его взгляд так рассеян? Неужели она так скучна и неинтересна? Ей нужно постараться, иначе Сью накажет ее.
        Мэри начала совершать волнообразные движения телом, а рука тем временем скользила вверх-вниз, повторяя линию бедер, иногда слегка приподнимая подол и без того короткой юбки. Мэри заметила, как брови мужчины приподнялись от осознания прозрачного намека в действиях танцовщицы.
        - Почему бы тебе не подойти поближе? - мягко попросил он. - Или только за дополнительную плату?
        Мэри недоверчиво покачала головой.
        - Тебе нечего бояться, я не кусаюсь, если только меня специально не попросить. Насколько мне известно, по здешним правилам мне дозволено лишь смотреть, но не прикасаться.
        Правилам? В таком заведении, как это? Мэри горько усмехнулась про себя. Какие здесь вообще могут быть правила? Он что, сумасшедший или просто по-детски наивен?
        - Ну, во всяком случае без разрешения, - лениво добавил незнакомец. - Что, как я полагаю, мне не светит. - Он достал из кармана бумажник. - Возможно, это смягчит твое сердце? - Он извлек пару купюр и положил их на тумбочку возле ведерка с шампанским. - Может быть, ускорим представление? Просто чтобы мой вечер не был безвозвратно потерян.
        Другими словами, он предлагает ей раздеться. В животе у Мэри забурлило, когда она вспомнила, как мало на ней надето. Бюстгальтера нет вовсе, лишь трусики. Которые тоже придется снять…
        Ей пришло в голову, что незнакомец окажется вторым мужчиной в ее жизни, кто увидит ее обнаженной. Первым, конечно, был Армандо, но тот всегда слишком торопился, чтобы уделять ее телу какое-то внимание. Мэри с содроганием вспомнила, как Армандо толкал ее на кровать, наваливаясь сверху и буквально вдавливая в матрац. А потом начинались болезненные толчки и стоны, которые, как ей казалось, никогда не прекратятся…
        И все это предстоит снова.
        - Так я жду, Мэри…
        Если раньше он казался безразличным, то сейчас проявлял пристальный интерес, взгляд был немигающими и серьезным, почти аналитическим, словно он изучал ее в микроскоп, желая сделать какое-то открытие. Мэри резко повернулась, и подол ее юбки взметнулся вверх. Она двигалась вслепую, автоматически, в то время как в голове царил полный хаос.
        Молния на платье была сбоку и тянулась от груди до бедер. Как только она расстегнет ее, платье просто соскользнет вниз. После чего путь к отступлению будет отрезан. Трясущимися пальцами она сначала отстегнула крохотный крючок, потом нащупала металлический язычок молнии.
        И застыла, испытывая возмущение и гнев по поводу того, что собирается сделать. Мэри перехватила взгляд незнакомца, и в ее глазах мелькнул вызов.
        - Я не могу, - хрипло проговорила она. - Простите, но я просто… не могу.
        Она опустилась на ковер и закрыла лицо руками. Затаив дыхание, Мэри ожидала возмущения со стороны незнакомца, понимая, что его гнев будет обоснованным. Возможно, он даже применит насилие. Или просто позовет сюда Сью, а та и того хуже - Гонсало. Но на ее решение это не повлияет, вдруг осознала она со странным спокойствием. Она не сможет раздеться перед этим человеком. И ни перед кем.
        Кроме того, она не позволит ему никакой близости, на которую он, может быть, рассчитывает благодаря своему кошельку. Нет, лучше умереть…
        Хотя смерть - это не самое худшее, что может с ней случиться. Тишина в комнате казалась бесконечной. Возможно, он уже вышел - так же тихо и незаметно, как появился, подумала она, отважившись открыть глаза.
        Нет, он по-прежнему сидел на диване, видимо под впечатлением ее кратковременной вспышки. И если он был вне себя от ярости и разочарования, то слишком хорошо маскировал свои эмоции.
        Когда незнакомец, в конце концов, заговорил, то в его голосе послышалось изумление.
        - А ты когда-нибудь думала о том, чтобы поменять работу? - спросил он. - Нынешняя тебе, похоже, не слишком по душе.
        Она резко поднялась.
        - Что вы смеетесь? - с плохо скрываемым раздражением спросила она. - Не смей надо мной потешаться, ублюдок!
        Незнакомец тоже встал. Он оказался высокого роста. Даже стоя на каблуках, Мэри обнаружила, что ей нужно задирать голову, чтобы смотреть ему в глаза, и это ей очень не понравилось.
        - Ты права, - вдруг сказал он. - Здесь не над чем смеяться. - Он жестом указал на диван. - Присядь.
        - Нет, - отшатнулась Мэри.
        - Делай как тебе говорят, - резко проговорил он. - Иначе ты опять упадешь. - Он достал из заднего кармана маленькую фляжку. - Вот, - сказал он, отвинчивая крышку, - выпей.
        - Что это? - спросила Мэри.
        - Бренди. Это лучше, чем дрянная шипучка твоей хозяйки. - Он помолчал немного, изучая ее побледневшее лицо. - Выпей немного. Тебе действительно не помешает.
        Мэри покачала головой.
        - Мои неприятности только начинаются. И бренди не поможет от них избавиться. - Она судорожно вздохнула. - Я… мне лучше уйти. Хочешь, я пришлю сюда другую девушку?
        - Если бы мне это было нужно, я сам бы вызвал к себе ту, которая мне больше понравилась, - хрипло ответил незнакомец. - Но я выбрал тебя.
        - Знаю. - Мэри прикусила подрагивающую нижнюю губу. - Прости, я думала, что смогу, но…
        - В какой-то момент мне тоже так казалось. - Он криво улыбнулся. - Ты почти одурачила меня. Однако… я уже давно привык к разочарованиям.
        - Так ты знал, что у меня не получится? - с недоверием спросила Мэри, и голос ее дрогнул.
        - Конечно. - Незнакомец пожал плечами. - Ну а теперь все же присядь и выпей бренди.
        Мэри неохотно послушалась, но в ее взгляде сквозило подозрение. Он ведь за нее заплатил. Почему же тогда не настаивает на том, чтобы она выполнила условия сделки?
        Бренди оказался крепким, и у Мэри сбилось дыхание, когда она сделала глоток. Однако спиртное согрело ее, приятно растекаясь внутри.
        - Спасибо, - смущенно поблагодарила она, возвращая флягу обратно. Он лишь пожал плечам и присел на противоположный конец дивана, намеренно соблюдая некоторое расстояние между ними.
        С тревогой ощущая на себе его испытующий взгляд, Мэри неохотно одернула юбку.
        - Почему ты так смотришь? - неуверенно спросила она.
        - Но ведь я, кажется, заплатил за эту привилегию? Так что позволь мне воспользоваться еще и временем, которое у меня осталось.
        Ее рот слегка раскрылся от удивления.
        - И… это все, что тебе надо? - спросила она.
        - Этого достаточно, - сказал незнакомец. - Если, конечно, ты не захочешь кое-что с себя снять…
        Наступило молчание, а потом она сказала:
        - Мне следовало предвидеть… все это было слишком красиво, чтобы оказаться правдой. Ты ведь хотел, чтобы бренди придал мне смелости?
        - На самом деле, - холодно ответил незнакомец, - я надеялся, что ты снимешь свой ужасный парик. Или ты хочешь убедить меня в том, что это твои собственные волосы?
        Мэри слабо рассмеялась.
        - Нет, конечно нет, - сказала она. - Но Сью Эрнандес настаивает, чтобы я носила его. - Она стянула с головы парик и швырнула его на пол.
        - Вот и хорошо, - одобрительно проговорил мужчина. - Какое чудесное перевоплощение!
        Лицо Мэри потеплело, но она не ответила. Она до сих пор не верила в такой крутой поворот. Это лишь временная передышка, напоминала она себе с тревогой. Незнакомец находится от нее всего лишь на расстоянии вытянутой руки. Возможно, своими словами он лишь усыпляет ее бдительность. Что бы ни было, она не должна расслабляться.
        - Ты слишком напряжена, - словно догадавшись, заметил он.
        - Это удивляет тебя?
        - Нет. Меня озадачивает то, что ты оказалась в таком притоне. Уверен: ты ответишь, что это не мое дело и все такое прочее, но, если вести речь о карьере, то выбор представляется мне неважным.
        - Выбор? - растерянно повторила Мэри. - Ты с ума сошел! - Ее голос повысился. - Ты всерьез думаешь, что я по доброй воле сунула нос в эту вонючую дыру?
        - Хорошо, - одобрительно проговорил незнакомец. - Почему же ты тогда осталась?
        Мэри стиснула кулаки, так что пальцам стало больно.
        - Не могу я никуда уехать, - низким голосом объяснила она. - У меня нет ни денег, ни паспорта.
        - Тебя ограбили? - спросил мужчина, приподняв брови.
        - Паспорт забрала Сью, - тихо проговорила Мэри, понурив голову. - А деньги… деньги украли раньше. В результате меня выселили из гостиницы и забрали весь багаж. - Некоторое время Мэри молчала. - Кроме того, я серьезно заболела, что окончательно выбило меня из колеи. - Она, естественно, не упомянула, что Армандо бессовестно бросил ее, оставив без гроша в кармане. Но она не могла себе позволить вспоминать о своей преступной глупости. Иначе она окончательно сломается перед этим незнакомцем. - Мне нужно было незамедлительно отыскать британского консула. Поэтому я и остановила полицейскую машину, чтобы навести справки.
        - Не очень разумный шаг.
        - Я в этом тоже убедилась. Но позже… Сначала полицейский угрожал посадить меня за решетку за бродяжничество. Потом мне показалось, будто он смягчился. Он сказал, что консульство в тот день будет закрыто, но он отвезет меня в безопасное место, где я смогу спокойно переночевать. - Она попыталась улыбнуться. - Припоминаю даже, что в тот момент я испытывала к нему благодарность. Да только напрасно, ведь он привез меня именно сюда…
        - Едва ли тебе повезло в тот день, - заметил мужчина.
        - Да уж, - кивнула Мэри. - Но я утешала себя, что есть места и похуже, чем это. - Ее голос надломился. - Знаешь, я… и в самом деле поверила, что смогу своим пением немножко заработать и выбраться отсюда. Мы ведь подписали контракт. - Она выдавила улыбку. - Каким наивным может быть человек!
        - Сью Эрнандес - одна из тех, кто будет безжалостно эксплуатировать все, что находится в ее распоряжении. - Он сделал небольшую паузу. - Вопрос только в том, собираешься ли ты оправдать ее надежды и смириться?
        - Ты хочешь спросить, почему я не сбежала отсюда? - Мэри покачала головой. - Без паспорта мне далеко не уйти. Меня найдут и вернут обратно.
        - Представим себе идеальный случай, - сказал незнакомец. - Куда тебе хотелось бы убежать?
        - На другой конец света, - ни секунды не раздумывая, ответила Мэри.
        Незнакомец слегка усмехнулся.
        - Такого я тебе обещать не в силах, но могу предложить вместо этого остров Невис.
        - А где это? - недоверчиво спросила Мэри. - Никогда не слышала. Хотя здесь вокруг очень много островов…
        - Остров небольшой, относится к гряде Подветренных островов. Мне нужно перегнать туда катер для его владельца. - Он пристально, словно оценивая, посмотрел на Мэри. - Ты могла бы отправиться со мной.
        Мэри уставилась на него, не веря своим ушам.
        - Поехать… с тобой? - переспросила она, качая головой. - Н-нет, не думаю.
        - Послушай, - продолжал незнакомец. - Постарайся сосредоточиться. Я, возможно, первый мужчина в твоей жизни, кто согласен заплатить тебе за твое общество. И плата, как ты сама понимаешь, высока. Это твоя свобода. Вдумайся. Другой на моем месте оказался бы не столь благосклонен. Твои ужимки он воспримет совсем иначе. Ты к этому готова?
        Мэри покраснела.
        - Хорошо же ты меня утешил!
        - Я понимаю, что несколько разочаровал тебя…
        - Почему я должна доверять тебе? - спросила Мэри после некоторого молчания.
        - Потому что мне действительно можно доверять, - ответил мужчина, и его голубые глаза впились в ее лицо.
        Мэри торопливо отвела взгляд, чувствуя, как внезапно забилось сердце.
        - До недавнего времени мое доверие, - вскинув голову, проговорила Мэри, - каждый раз приводило к катастрофе.
        - Должна же удача когда-нибудь повернуться к тебе лицом, - пожал плечами незнакомец. - Почему не в этот раз?
        - Поехать с тобой… - начала Мэри, но вдруг замолчала и снова покраснела. - Что ты имеешь в виду?
        - Послушай, певчая птичка, - его губы изогнулись в кривой усмешке, - если бы я сильно захотел, то к этому моменту ты бы уже была моей. - Он помолчал, дав возможность ей обдумать его слова. - На яхте несколько кают, поэтому ты сможешь позволить себе то уединение, какое только пожелаешь. Я предлагаю в целости и сохранности доставить тебя на Невис, и все. Ничего более. Поэтому либо прими мое предложение, либо откажись.
        - Как ты, видимо, догадываешься, я не смогу с тобой расплатиться, - нерешительно проговорила Мэри.
        - Не стоит беспокоиться, - лениво отозвался он. - Уверен, что мы придем к какому-нибудь соглашению. - А когда увидел, что ее губы негодующе дрогнули, добавил: - Ты умеешь готовить?
        - Да, - быстро ответила Мэри и солгала.
        - Тогда проблема решена, - приободрился незнакомец. ~ Ты трижды в день готовишь еду - для меня, Пьера и конечно же для себя - и этим отплатишь за свое пребывание на яхте.
        - Кто такой Пьер?
        - Еще один член нашего скромного экипажа. Неплохой малый, но на камбуз его лучше не пускать. Ну что, идет?
        - Я… все-таки не совсем понимаю, - медленно проговорила Мэри. - Почему ты хочешь мне помочь? Мы ведь совершенно чужие люди.
        - Мы одной национальности. Одного только взгляда на тебя было достаточно, чтобы понять, что ты попала в беду. Я подумал, что ты нуждаешься в помощи.
        - Я все же не уверена.
        Он нетерпеливо вздохнул.
        - Пойми же, девочка, я не намерен силой сажать тебя на яхту. И не собираюсь на коленях умолять поехать со мной. Все зависит от того, как сильно тебе хочется выбраться из нынешней ситуации. Но сегодня я отплываю - с тобой или без тебя… - Он некоторое время не говорил ни слова. - Все. Дискуссии закончены. Мы только теряем время. Тебе нужно принять решение.
        - А когда мы доберемся до Невиса? - отрывисто спросила Мэри. - Что тогда?
        - Тогда и будем думать. Всегда есть какой-то выбор.
        - Ты забываешь, - сказала Мэри, - что у меня нет паспорта, который мой выбор сводит к нулю. Если, конечно, на Невисе не найдется место певицы в каком-нибудь приличном заведении, - сухо добавила она.
        - Ты говоришь, что паспорт забрала Сью? - спросил мужчина после некоторого раздумья. - Где она его прячет?
        - В столе. Она заперла его на ключ в один из выдвижных ящиков. Однажды она мне показывала, - объяснила Мэри и прикусила губу. - Чтобы убедить, что паспорт до сих пор у нее.
        - А ключ от ящика? Где он, как ты думаешь?
        Мэри скорчила гримасу.
        - На длинной цепочке у нее на шее!
        Мужчина сразу помрачнел и нахмурился.
        - Интересно, где сейчас толстуха?
        - Внизу, в зале, - ответила Мэри. - В полночь она приходит к себе в кабинет, чтобы подсчитать выручку.
        - Что ж, это меня вполне устраивает.
        - То есть? Что ты собираешься сделать?
        - Взломать ее стол, конечно, - непринужденно заявил ее собеседник.
        - Ты спятил!
        - Подскажи тогда другой способ раздобыть твой паспорт! - сверкнул глазами мужчина. - Здесь имеется черный ход?
        - Да, но он всегда заперт, а ключи у Гонсало, - ответила Мэри.
        - Ну, это не должно явиться для нас препятствием, - сказал мужчина, поднимаясь на ноги.
        Вместе с ним поднялась и Мэри.
        - Ты не знаешь его, - задыхаясь проговорила она. - Он всегда болтается где-нибудь неподалеку. И у него есть нож!
        - Конечно, есть, не сомневаюсь, - равнодушно пожал плечами незнакомец. - Когда я увидел, что он разносит напитки, то мне пришло в голову, что этот парень способен на многое.
        - Это не смешно, - понизила голос Мэри. - Он на самом деле опасен. Он еще хуже, чем Сью Эрнандес.
        - Но я ведь тоже опасен, птичка, - мягко возразил ей мужчина. - Только не говори мне, что уже не думала об этом.
        Мэри безмолвно уставилась на него, и воцарившееся молчание было словно преддверием какого-то взрыва. Он знает, как взломать стол, подумала Мэри, и он не боится негодяя с ножом. Кто этот человек и когда ей удастся избавиться от него?
        - Возможно, - хрипло проговорила она, - ты кажешься мне меньшим из двух зол.
        - Что ж, и на том спасибо, - сказал он с усмешкой. - Кстати, кабинет Сью на этом этаже?
        - Прямо по коридору, - кивнула Мэри. - Хочешь, покажу?
        - Это сэкономило бы нам время. Кроме того, это ведь не единственная уединенная комната?
        - Нет, - ответила Мэри. - Но считается лучшей. Наверное, она обошлась тебе в кругленькую сумму.
        - Не стоит беспокоиться. Она стоила этих денег. - Он посмотрел в ее изумленные глаза и улыбнулся. - Твое дело - камбуз на яхте. Это окупит все расходы. - Он спрятал брошенный на пол парик под диван. - Тебе это больше не понадобится. У тебя есть какая-нибудь другая одежда? Пока я буду заниматься столом, ты могла бы переодеться…
        - У меня совсем немного из того, что можно было бы надеть, - растерянно произнесла Мэри.
        - Тогда захвати какой-нибудь плащ, что ли, - предложил незнакомец. - Нам надо смыться отсюда, не привлекая лишнего внимания, а в таком виде ты слишком заметна.
        Слава Богу, коридор оказался пуст, но снизу доносился шум - звуки музыки, перемешанные с возгласами и смехом мужчин.
        - Пусть нам сопутствует удача, - тихо сказал мужчина, - по крайней мере на то время, пока мы будем выбираться отсюда.
        Дверь в кабинет Сью оказалась слегка приоткрытой; он освещался тусклым светом настольной лампы. Воздух был пропитан ладаном, и мужчина поморщился.
        - Похоже, она не боится, что ее могут ограбить, - сказал он.
        - Просто она не думает, что кто-нибудь посмеет. Кроме того, деньги она хранит в сейфе. Вот ее стол.
        - Хорошо. Теперь, я думаю, тебе надо пойти переодеться. Увидимся через несколько минут. И захвати с собой все свои вещи. Которых, как я полагаю, у тебя немного.
        - Будь осторожен, - предупредила Мэри.
        - Надо же, я и не думал, что ты станешь беспокоиться.
        - Да мне все равно, - бросила Мэри. - Ты просто помогаешь мне выбраться, поэтому мне не хочется, чтобы все сорвалось.
        - Ты сама вежливость, - улыбнулся незнакомец. - Ладно, сейчас не время спорить. Поговорим, когда яхта отчалит от берега.
        Прикусив губу, Мэри вышла из кабинета.
        Оставшись один, Крис подошел к двери и прислушался. Потом плотно прикрыл ее. Подойдя к столу, он расстегнул рубашку и достал небольшую кожаную сумочку, висевшую на поясе. Быстро перебрав ключи, он вытащил подходящий и легко открыл нужный ящик. Внутри, посреди кипы бумаг, он обнаружил большой нож с широким лезвием. Его губы искривились в усмешке. Он тихо присвистнул.
        Девочка явно недооценила свою хозяйку.
        В ящике лежало несколько паспортов. Он быстро нашел нужный, сунул его в задний карман брюк, задвинул ящик и запер его.
        Взяв нож, он взломал остальные ящики, высыпав их содержимое наружу и сделав вид, будто в кабинете побывал грабитель. Потом, подумав немного, взломал и замок верхнего ящика.
        Он искренне сочувствовал другим девушкам, чьи паспорта бессовестно отобрала у них Сью Эрнандес, но понимал, что для них он ничего сделать не в силах. Кроме того, ни одна из них не была дочерью богатых родителей.

…Сердце Мэри отчаянно билось, когда она направлялась к себе в комнату. Заставив себя дышать ровно и спокойно, она попыталась обрести контроль над собой.
        На яхте она сможет перевести дух после всего этого кошмара, думала она, зажигая свет. Но она ничего не знает о своем спасителе - даже имени, что внушает обоснованную тревогу. Нет никакой гарантии, что он выполнит хотя бы один пункт их джентльменского соглашения. Ведь доверяя ему, она может ввергнуть себя в еще большие неприятности.
        Он выглядит крутым парнем. Худощавый, мускулистый, широкоплечий, с мощным торсом. Хотя, судя по всему, он выбрал себе рискованную жизнь - водить яхты, принадлежащие чужим людям. С какой целью? Может быть, он угоняет их у одних и доставляет другим? Здесь попахивает криминалом. Как только паспорт вновь окажется у меня в руках, я смогу обо всем подумать, угрюмо решила Мэри.
        После нескольких недель страха она начала ощущать в себе возрождение былой уверенности. Уверенности в том, что ее жизнь снова принадлежит ей.
        Мэри сбросила с себя то немногое, что было на ней, и надела белый бюстгальтер и трусики. Белье еще было сырым от недавней стирки. Потом надела футболку и короткую хлопковую юбку. Черное платье, немногочисленные туалетные принадлежности и остатки денег она запихнула в брезентовую сумку. Стряхнув с сандалет нескольких тараканов, она натянула их на ноги и с тревогой бросила взгляд в крошечное зеркало.
        Ее иссиня-черные волосы были коротко острижены в первый же день появления здесь. Толстуха Сью приказала так сделать, чтобы водрузить ей на голову тот ужасный парик. Дане вручили ножницы, и она с видимым удовольствием выполнила поручение под хохот ее товарок.
        Меня едва ли можно узнать, подумала Мэри. Хотя, возможно, это будет весьма кстати, когда придется продолжать свое нелегкое путешествие в одиночку. То, что случилось у нее с Армандо, было просто неудачей в жизни, не более. И теперь она позаботится о том, чтобы ни один мужчина на свете ее больше не смог одурачить. Включая ее нового спутника.
        Погасив свет, Мэри вышла из комнаты, осторожно шагая по скрипучим ступенькам. Она уже была на полпути к кабинету Сью, когда из-за угла неожиданно вышел Гонсало. При виде его Мэри встрепенулась, и глаза Гонсало сузились от мелькнувшего подозрения.
        - Привет, - протянул он. - Что ты здесь делаешь?
        Мэри нашла в себе силы улыбнуться.
        - Вот подумала спуститься в бар и выпить чего-нибудь…
        - А где тот гринго, который снял тебя?
        - Он… он спит, - ответила Мэри и многозначительно подмигнула. - Ему уже не до развлечений.
        Гонсало окинул ее внимательным взглядом.
        - А почему на тебе эта одежда? Где твой парик? Ты ведь у нас блондинка.
        - Мое платье порвалось, - попыталась объяснить Мэри и пожала плечами. - А парик… ты знаешь, в нем так жарко. Мне ведь не нужно его надевать, чтобы взять себе пива?
        На лице Гонсало заиграла неприятная ухмылка.
        - Пиво есть у меня в комнате, детка. Хочешь еще позабавиться? Со мной?
        - Нет, - ответила Мэри, отступив назад и поправляя ручку сумки на плече.
        Гонсало насторожился.
        - А что у тебя там, детка?
        - Ничего, - попыталась отговориться Мэри, вскидывая голову. - Я собираюсь в бар, и сопровождения мне не нужно.
        Какой-то момент Гонсало стоял, уставившись на нее, но потом она с удивлением заметила, как он кивнул. Только немного неестественно - как-то поспешно… Что это?!
        Гонсало вдруг закатил глаза и осел вниз, с глухим стуком растянувшись на скрипучем полу. А позади него с тяжелым подсвечником в руке стоял тот, кто обещал вызволить ее из цепких лап Сью!
        - О Боже, он мертв?! - в ужасе вскрикнула Мэри.
        - Ты так переживаешь за него? - усмехнулся Крис, слегка толкнув обмякшее тело Гонсало ногой. - Я знаю что делаю. Когда он очнется, у него будет очень сильно болеть голова.
        - И все? - Мэри едва не поперхнулась. - Сначала кража со взломом, теперь покушение! Что дальше?
        - Нам нужно выбраться отсюда, прежде чем его хватятся внизу, - сказал он и, склонившись над лежащим без сознания Гонсало, пошарил у него в карманах. Вытащив кольцо с ключами, он обрадовался. - Я раздобыл твой паспорт. Так ты идешь со мной или останешься здесь, пока этот тип не сделает тебе очередное приглашение? Только на этот раз, мне кажется, он не будет столь учтив, - сухо добавил он. - Тебе решать.
        - Так чего же мы ждем? - прошептала она. - Вперед!

3

        Путь к черному ходу лежал мимо женской раздевалки. Крис пошел первым, чтобы отпереть дверь, и смог пробраться незамеченным. Но, когда настала очередь Мэри, ее неожиданно заметила Эстерсита. Посмотрев в ее сторону, Мэри заставила себя улыбнуться и даже помахала рукой, но на душе остался тревожный осадок.
        Не терять времени и не отвлекаться, напомнила она себе, ускоряя шаг.
        - Расслабься, детка, - понизив голос, сказал ей компаньон, сжав руку и заставив остановиться.
        - Что ты делаешь? Нам же надо поскорее бежать отсюда. Они могут преследовать…
        - Возможно. Но нам нельзя привлекать к себе внимание. Если мы понесемся со всех ног, то нас наверняка выследят. А если спокойно пойдем, то будем лишь еще одной парочкой среди десятков других. Поэтому сбавь обороты и старайся выглядеть так, как будто ты моя девушка. И прекрати пялиться через мое плечо!
        - Прости, - растерянно пробормотала Мэри. - Я никак не могу привыкнуть к роли беглянки.
        - Надеюсь, тебе не придется играть ее слишком долго, - сказал Крис. Он притянул Мэри поближе к себе, приноравливаясь к ее семенящей походке.
        Ощущение его руки вызвало дразнящие волны, растекающиеся по всему телу.
        Жизнь научила ее относиться с опаской к незнакомцам. Армандо понадобилось немало времени, чтобы лишить ее бдительности, пока, к своему несчастью, она принимала его голодную настойчивость за любовь.
        А теперь она невольно оказалась в компании с этим странным мужчиной. И обречена терпеть близость человека, который без колебаний может взломать любой замок и убрать каждого, кто встанет на его пути. То, что все это делалось для ее же блага, мало успокаивало Мэри. Этот человек шагнул к ней прямо с улицы и ни с того ни с сего предложил ей помощь. Насколько он искренен?
        Конечно, у нее не было выхода, и она была вынуждена это предложение принять. И все же она многим рискует, о чем прекрасно знает. Тогда ее физическая реакция на этого мужчину уж совсем необъяснима. Но, если быть честной, она почувствовала это сразу, с того самого момента, когда перехватила его взгляд во время своего выступления в клубе. И была не в силах отвести глаза. Что-то подсказывало ей, что она совершает одну из самых жестоких ошибок в своей жизни. Чем скорее она избавится от этого человека, тем лучше, думала Мэри. Но это будет нелегко. Получается, что из цепких лап Сью Эрнандес она попадает в руки этого незнакомца.
        - Что ты сделал с ключами Гонсало? - сдерживая дыхание, спросила Мэри.
        - Выбросил в канализацию.
        - О! - вырвалось у нее. - Это хорошо. - Она посмотрела на булыжники мостовой. - А яхта, на которой мы уедем… где она?
        - На пристани, как и положено.
        - Но ведь они первым делом могут кинуться туда?
        - Сомневаюсь.
        - Почему?
        Крис пожал плечами.
        - А как они поймут, что я связан с яхтами?
        - Похоже, ты не слишком озабочен, - заметила Мэри и снова ненадолго погрузилась в молчание. - А мой паспорт - ты не забыл про него?
        - Я ведь уже говорил тебе, - вздохнул он.
        - Тогда… не мог бы ты мне его отдать?
        Он покосился на нее.
        - Рассчитываешь на кусочек свободы, птичка? - усмехнулся Крис и покачал головой. - Ты ведь не пройдешь и полмили.
        Она знала, что он прав, но от этого было не легче.
        - Кроме того, - продолжил Крис, - как и Сью Эрнандес, я чувствую, что мне нужны кое-какие гарантии твоего последующего приличного поведения.
        - Так, значит, ты не доверяешь мне?
        - Не больше, чем ты мне, - ответил Крис с ухмылкой. - Можешь скрипеть зубами, сколько тебе вздумается, но я единственный, кто может тебе помочь, и ты знаешь об этом. Какие могут быть подозрения у друзей?
        - Я, - заявила Мэри, и в голосе ее послышалась холодная решительность, - вовсе тебе не подруга.
        - Что ж, - ответил он, пожав плечами, - список лиц, которым я собирался послать открытку на Рождество, все равно ограничен.
        - Однако мне хотелось бы получить свой паспорт. Пожалуйста.
        - Как же в тебе чувствуется аристократическое воспитание. Это должно было когда-то проявиться, и много времени не потребовалось. От подавленной жертвы до той, кому все должны повиноваться, - в несколько минут! - Его голос приобрел твердость. - И что прикажешь мне делать? Побледнеть и падать ниц? Попробовала бы это с Гонсало. На него это произвело бы впечатление!
        - Как ты смеешь! - воскликнула Мэри дрогнувшим голосом.
        Они остановились. Неожиданно Мэри бросилась к пристани, в тень между двух деревянных бараков. Но там Крис настиг ее, обхватил за плечи и, решительно повернув к себе, заставил посмотреть в глаза.
        - Еще как смею, - ответил он. - Поскольку тебя следовало остановить еще очень давно.
        - Ты мне не нужен, - вырвалось у Мэри. - Будут другие яхты или катера. Я отыщу выход и без твоей навязчивой помощи.
        - Да, - хмуро сказал Крис. - Но, наверное, не сегодня. Это лишь одна из будущих проблем. Когда пройдет слух о том, что девушка с кошачьими глазами и дурной стрижкой пытается покинуть порт, Сью Эрнандес тут же сцапает тебя. - Он помолчал несколько томительных секунд. - У тебя нет денег, поэтому готова ли ты заплатить ту цену, которую тебе назначат за твое спасение? То есть в эквиваленте - сама знаешь, в каком?
        - Ты отвратителен, - сказала Мэри.
        - Я реалист, - непреклонно заметил Крис. - А ты… - Он усмехнулся. - Несмотря на все, что произошло, ты ведь так ничего и не усвоила, дорогая!
        - Пожалуйста, - сдавленным голосом произнесла Мэри, - отпусти меня.
        - Боишься, что я захочу преподать тебе урок? - спросил он и покачал головой. - Не бойся. Ты не в моем вкусе.
        Но он не отпустил ее, и Мэри, стиснутая между его теплым телом и деревянной стеной позади, ощутила внутреннюю дрожь. Она едва осознавала, на каком она свете и что творится вокруг. Где-то неподалеку слышались мужские голоса, звуки велосипедных звонков и всплески накатывающих на берег волн. Но все это, казалось, происходит в другом мире.
        Мэри увидела, как его голова резко повернулась, услышала, как он тихо выругался, а потом, прежде чем она могла подумать о сопротивлении, он вдруг навалился на нее и в одну секунду ее рот оказался под могучим натиском его шершавых губ.
        Но это было все что угодно, только не поцелуй. Скорее физический контакт без единого намека на чувственность и желание. И этот непонятный контакт прекратился так же внезапно, как и начался. Мэри отпрянула к стене, чувствуя, что ноги подкашиваются.
        - В чем… дело? - слабо спросила она, глядя на Криса и тщетно пытаясь хоть что-нибудь прочитать на его лице.
        - Только что проехал джип, в котором сидел Гонсало и еще один громила, - объяснил он, с тревогой поглядывая в сторону.
        - Они заметили нас? - перепугалась Мэри.
        - Если бы заметили, остановились бы, - сухо сказал он. - Я позаботился, чтобы надежно прикрыть тебя.
        - Да уж, - протянула Мэри. - Вот, значит, почему ты…
        - Пошли, - сказал он и взял ее за руку.
        Она посмотрела на него испуганными глазами.
        - А что мы будем делать? - почти шепотом спросила она.
        - Пойдем на пристани и сядем на яхту, как и планировали.
        - Но… ведь все изменилось. - В голосе Мэри послышался протест. - Они будут там первыми и станут поджидать нас.
        - Нужно сделать так, чтобы они нас не заметили, - ответил Крис, казавшийся удивительно спокойным. - Но я уверен и готов спорить на любые деньги, что на пристань они даже не сунутся. Ума не хватит.
        Обняв ее за талию, он двинулся по берегу ускоренным шагом. Мэри семенила рядом, чувствуя, что в голове ее творится хаос. Но ее мучила не угроза какого-то нового открытия. Она оживляла в памяти момент, когда стояла в темноте, прижатая к стене, и ощущала на себе властные губы спутника. И смаковала каждую секунду своего состояния.
        К своему ужасу, она поняла, что ей хочется большего. Как бы в подтверждение того, что она женщина, а он мужчина. Того, что она тоже желала или во всяком случае при определенных обстоятельствах могла бы желать.
        От этой мысли у нее перехватило дыхание. Боже, как она может чувствовать такое?! Она ведь даже не знает имени этого человека! Она невольно издала негромкий звук, похожий на стон.
        - Что такое? - встрепенулся Крис.
        - Ничего, - моментально спохватилась Мэри. - Мне кажется, я плохо владею собой в этой ситуации.
        Некоторое время он молчал, но, когда заговорил, его голос был резок:
        - У тебя все получается как надо! Зря волнуешься.
        Это было совсем не то, что ей хотелось услышать. На похвалу она и не рассчитывала, но надеялась на проявление теплоты и поддержки.
        Хоть бы улыбнулся ей, что ли, подумала Мэри. Его рука на ее талии давала ощущение безопасности и покоя.
        Теперь она знает причину его «бесполого» поцелуя. Он сказал, что хотел надежно прикрыть ее. И еще, помнится, чуть раньше заметил, что она не в его вкусе.
        И он не в моем вкусе, с усилием напомнила себе Мэри. Внешне он, конечно, очень привлекателен, а манера говорить выдает его принадлежность к образованному сословию, но это всего лишь лоск, показуха. Наверняка обыкновенный контрабандист, промышляющий на мелких перевозках в Карибском море. Если бы она встретила его где-нибудь в Европе, то второй раз даже не взглянула бы в его сторону.
        Если только он не посмотрел бы первым, лукаво напомнила она себе. Она никогда не понимала сиюминутной увлеченности. И всегда отвергала связанные с этим эмоции как низкопробную дешевку. Твердила себе, что мимолетному влечению в ее жизни нет места.
        Но как тогда объяснить отношения с Армандо? Это был несчастный случай в ее жизни. Она отчаянно искала способ вырваться из-под отцовского ярма и опустошающей скуки ее жизни. Она всеми силами сопротивлялась настойчивым попыткам отца навязать ей в качестве будущего мужа Терри О'Брайена. Это был бы чисто династический брак. Терри вдовец - старше ее едва ли не на два десятка лет, - которого прочили главой крупной корпорации после отставки сэра Гилберта.
        С ним, таким правильным, достойным и невероятно терпимым по отношению к ней, хотелось выть от скуки.
        В общем она отказалась. В результате отец стал регулярно приглашать в дом претендентов на ее руку, но у Мэри ни разу не возникло желания положить глаз ни на одного из них. Ей только хотелось убедить сэра Гилберта, что у нее тоже есть права и ее нельзя выставлять на продажу, как вещь.
        Тем не менее грустно было наблюдать, как женихи исчезали один за другим после личной встречи с «перспективной» невестой. Поползли неприятные слухи. Мэри представляли какой-то бессердечной богатой сукой, не способной ни на какие чувства.
        Армандо был совершенно не похож на вьющихся вокруг нее ухажеров. Ему удалось пробить бастионы недоверия со стороны сэра Гилберта, чем он сразу заработал себе очки в глазах Мэри на самой ранней стадии их знакомства. Мэри и в голову не приходило, что она становится объектом, на который началась осторожная и безжалостная охота.
        Он говорил с ней проникновенным бархатным голосом. Рисовал возможности райской жизни за пределами чертогов ее папочки. Они вместе мечтали о влажных тропических лесах, о реках шириной с океан. Армандо рассказывал о далеких равнинах, где на огромных просторах паслись несметные стада. О доме, который он унаследовал как единственный сын, о фруктовых и кофейных плантациях, окружавших этот райский уголок природы.
        И, конечно, о супруге, в которой он так нуждался и которая должна была разделить с ним это безграничное счастье. О ней, которую чудесным образом он и видел в таковом качестве.
        Он ухаживал за ней изящно, предлагая то, во что она верила и что обожала, не давая ее новым чувствам увянуть или ослабнуть ни на секунду. Она являлась его ангелом во плоти, и ей, клялся Армандо, он стал бы поклоняться всю жизнь.
        Он сосватал ей мечту, горько усмехнулась Мэри, и она попалась на его умело заброшенный крючок. Она даже не догадалась поинтересоваться, кто же управляет теми обширными плантациями в его отсутствие…
        Вопрос о финансах и достатке тоже никогда не поднимался. Армандо был великолепно одет, имел квартиру в престижном районе, водил дорогую машину, и его неизменно видели на светских тусовках. Наивная, она считала это достаточным доказательством его преуспеяния и платежеспособности.
        А непробиваемое и непреклонное сопротивление отца лишь способствовало ее уверенности в том, что сам Армандо и та жизнь, которую он описывал в таких восторженных тонах, было все, что ей нужно.
        И когда сэр Гилберт в порыве ярости запретил ей выходить замуж за Армандо и даже видеться с ним, решение убежать с ним созрело окончательно.
        Если бы не всеобщее осуждение, она бы, возможно, повнимательнее отнеслась к позиции отца и восприняла бы ее более серьезно. Мэри же отгородилась от него и не обращала внимания на угрозы отца оставить ее без пенни в кармане, если только она ослушается.
        Может быть, если бы сэр Гилберт увидел ее счастливой в браке и на свет появились бы внуки, то он смягчился бы и признал свою неправоту. Но что сейчас гадать об этом?
        - С тобой все в порядке? - спросил, глядя на нее, Крис, и его рука на ее талии напряглась.
        - Замечательно, - солгала Мэри, выдавив подобие улыбки.
        Она всегда будет благодарна этому человеку, упрямо твердила Мэри. Но каким бы красавцем ни был ее спаситель, она не позволит во второй раз в жизни обмануть себя.
        С удивлением заметив, что они уже достигли пристани, Мэри огляделась вокруг.
        В эти места ее привез Армандо. Они пообедали в казино, потом Армандо сел играть в покер, но его постигла неудача. Его угрюмое настроение она приписала невезению в картах, но только теперь Мэри поняла, что Армандо уже тогда задумал свой побег и размышлял о том, как бросить ее и скрыться. Сначала заманил в свои сети, одурманил, а потом…
        Его план полностью удался. Она много раз задавалась вопросом, беспокоило ли Армандо хоть в малейшей степени, каково ей придется здесь в одиночку, без денег, посреди грозящих отовсюду опасностей? Возможно, он надеялся, что она навсегда исчезнет из его жизни…
        Ее судьба была решена в тот самый момент, когда отец сообщил, что если Мэри выйдет замуж против его воли, то сможет распоряжаться своей частью имущества не ранее своего сорокалетия. Когда она сообщила об этом Армандо, то тот сразу изменился в лице. Впрочем, у него были все основания негодовать, усмехнулась про себя Мэри. Он ведь потратил массу времени и сил на то, чтобы соблазнить богатую наследницу, но, как оказалось, лишь для того, чтобы узнать, что у той нет ни гроша в кармане. И еще долго-долго не будет.
        Ее отец всячески контролировал ее жизнь и отпускал лишь немного на содержание и карманные расходы. Это казалось ей унизительным. Выходит, единственная карьера, которую прочил ей отец, состояла в том, чтобы стать женой богатого человека.
        Здесь нашлось бы немало потенциальных женихов, горько усмехнулась про себя Мэри. На причале красовались богатые яхты, мирно и важно покачиваясь в набегающих волнах прилива.
        Если бы она приехала в Сент-Джонс полгода назад, то, вероятно, могла бы стать гостьей на одной из таких роскошных яхт, лениво загорая днем и вечерами дефилируя в роскошных нарядах по набережной, заглядывая в какой-нибудь клуб или казино.
        А что, если сейчас взбежать по трапу на какое-нибудь судно и представиться дочерью Гилберта Аллена - человека весьма известного в этих краях? Представиться и попросить помощи?
        В какой-то момент у нее появилось непреодолимое искушение избавиться от своего компаньона и попробовать.
        Паспорт! Без него она не сможет никуда уехать, даже если ее примут и протянут руку помощи. А в таком виде, с прической, похожей на скверно подстриженную лужайку, разве можно рассчитывать на то, что ей поверят?
        - Идем, птичка, - услышала она голос мужчины, в котором прозвучали насмешливые нотки.
        - На нас смотрят, - пробормотала Мэри.
        - Не волнуйся, - ответил он. - Скоро нас здесь не будет.
        - Разве ты не видел машину? - спросила Мэри, нервно покусывая губу.
        - Расслабься, лениво успокоил он ее. - Нас никто не найдет. Ну вот мы и пришли.
        Глаза Мэри расширились. Моторная яхта оказалась вдвое больше, чем она предполагала, и выгодно смотрелась на фоне остальных судов. На борту красовалось название судна: «Надежда».
        Наверху, у трапа, их уже ждал молодой человек с кожей оливкового цвета и черными вьющимися волосами. На нем были шорты и хлопчатобумажный жилет. Он молча смотрел, как они поднялись на борт, взглянул на Мэри и слегка улыбнулся.
        - Друг мой, я уже начал беспокоиться, но теперь понимаю причину столь долгого отсутствия.
        Он шагнул вперед, пожал руку Мэри и слегка поклонился.
        - Мадемуазель, меня зовут Пьер Мессьер. Очень рад. Могу ли я узнать ваше имя?
        Колебание Мэри было недолгим, но оно не укрылось от ее спутника.
        - Согласно паспорту, - с усмешкой сообщил он, - ее зовут Мэри Аллен, и она теперь наш новый судовой кок.
        К счастью, Пьеру ее имя ни о чем не сказало. Да и кто мог ожидать, что дочь крупного магната занесет в один из латиноамериканских стриптиз-баров? Что ж, подумала она, пусть он подольше остается в неведении.
        - А тебя? - повернулась она к своему спасителю. - У тебя-то самого есть имя или ты держишь его под страшным секретом?
        - Вовсе нет. Меня зовут Крис Маккейн. - Он повернулся к Пьеру. - Если мы готовы к отъезду, то предлагаю немедленно сниматься с якоря. - Он посмотрел на Мэри. - Было бы лучше, если бы ты спустилась пока вниз, чтобы никто не понял, что у нас лишний пассажир.
        - Спасибо.
        Адреналин, который подгонял ее вдоль причала, моментально испарился. Она осторожно спустилась вниз по ступенькам, крепко держась за поручни. Ноги тряслись от усталости.
        Через минуту она оказалась в большом и роскошно обставленном салоне. С одной стороны находился бар с полным набором спиртного, а позади него виднелся камбуз, сверкающий металлической посудой и похожий на отсек космического корабля. Пока она осматривалась, к ней подошел Крис.
        - Мы скоро отправляемся, - сказал он, слегка прищурившись. - Ты, кстати, не страдаешь морской болезнью?
        Она с трудом изобразила на лице улыбку.
        - Насколько я знаю, нет.
        - Прогноз погоды благоприятный, так что нас ожидает спокойное плавание.
        - Даже не верится, - покачав головой, сказала Мэри. - Я до сих пор боюсь закрыть глаза, чтобы не проснуться в вонючей комнате с тараканами.
        - Теперь все позади, - тихо проговорил Крис. - Я покажу, где ты будешь спать, - добавил он.
        Она ожидала, что ее отведут в какую-нибудь крохотную каютку, где едва умещается койка, но каюта оказалась настолько просторной, что Мэри удивилась. Кровать была поистине королевских размеров, а внизу даже имелся выдвижной отсек для хранения вещей. Над кроватью располагался большой круглый иллюминатор. В противоположную стену был встроен шкаф, в углу была даже маленькая душевая и туалет.
        - Ты уверен, что хозяин яхты не будет возражать? - недоверчиво спросила Мэри.
        - Какое ему до этого дело? - пожал плечами Крис и открыл дверцу одного из шкафов. - Обычно эту каюту занимает дочь владельца яхты. Она, кстати, оставила здесь кое-что из своей одежды. Шорты, купальники… Не стесняйся, надевай все, что захочется.
        - Я, пожалуй, не смогу, - запротестовала Мэри.
        - Она потрясающая девчонка. И наверняка согласилась бы тебе помочь, поверь мне. - Он критически осмотрел Мэри. - А у тебя вроде тот же рост, тот же размер гр… ну, в общем такая же фигура. Кроме того, тебе просто нельзя оставаться в прежней одежде.
        Мэри опустила глаза.
        - Похоже, я обязана многим людям и их число постоянно растет, - сдавленным голосом проговорила она.
        - Да никому ты не обязана, - равнодушно заметил Крис. - Кстати, если тебе интересно, то скоро будут кофе и бутерброды.
        - У меня что-то нет аппетита.
        - Ну тогда оставляю тебя с миром, - сказал он и, удостоив Мэри короткой улыбкой, отвернулся. - Спокойной ночи.
        Когда дверь за ним закрылась, она присела на край кровати. Сердце учащенно билось, и ей было нелегко собраться с мыслями. Крис Маккейн. Итак, она наконец узнала, как его зовут. Но на этом, пожалуй, и все. Остальное покрыто завесой тайны. Однако он производит впечатление серьезного человека. Поэтому ее подозрение насчет того, что она из одной ловушки попала в другую, возможно, оказалось неверным.
        Но она не может отрицать, что находится в его власти, подумала Мэри, нервно потирая лоб. Кроме того, у нее не выходило из головы то, как он наблюдал за ней в клубе во время выступления, и тот огонек желания в его глазах, когда она танцевала для него в отдельном кабинете.
        Но даже тогда казалось, что он проявляет к ней интерес помимо собственной воли, с удивлением признала она.
        Сейчас она слишком устала, чтобы о чем-то размышлять. Мэри поднялась, подошла к шкафу и рассмотрела одежду, развешанную на плечиках: стильные хлопковые брюки, топики, шорты и блузки, юбки - большая часть от известных домов моды. Мэри приложила к себе несколько предметов одежды, поняв, что имеет с их обладательницей один размер.
        На верхней полке она нашла несколько ярких бикини. Рядом было аккуратно сложено нижнее белье.
        Когда Крис Маккейн упомянул о дочери хозяина, в его голосе Мэри ощутила какое-то тепло, возможно даже намек на нежность. Должно быть, он знает ее очень хорошо, раз делает такое предложение от ее имени.
        В этот момент Мэри услышала звук мотора, после чего яхта пришла в движение.

4

        Крис спустился вниз и задержался у двери в каюту пассажирки. Он тихо постучал, подождал немного, но, не дождавшись ответа, открыл дверь и тихо вошел.
        Он на цыпочках подошел к кровати, остановился и стал разглядывать спящую девушку. Прикроватная лампочка не была погашена; она, должно быть, заснула, едва только ее голова коснулась подушки. Она лежала не шевелясь, ее дыхание было тихим и ровным. Его рука поднялась, словно повинуясь невольному порыву, но он удержал ее. Хотелось нагнуться и погладить ее плечо, колкие волосы, поцеловать и заботливо укрыть одеялом, как дитя. Но… у них ведь чисто деловые отношения.
        Крис выключил лампочку и выпрямился. Внезапно Мэри пошевелилась во сне, что-то пробормотав, и он отпрянул от кровати, чувствуя, что нога натолкнулась на какой-то предмет.
        Опустив глаза, он увидел, что это ее сумка, из которой выглядывает то самое черное платье, которое было на ней надето в злополучном клубе. Он неожиданно вспомнил, какой бледной она выглядела в этом платье. А потом подумал, каким гладким и соблазнительным показалось ее тело, когда она танцевала для него. Когда он страстно желал, чтобы она сняла с себя одежду…
        Боже, подумал он с горькой усмешкой, он ведет себя как прыщавый подросток, разглядывающий откровенные обложки эротических журналов!
        Как бы там ни было, но предчувствие подсказывало, что пронзившее его желание не будет удовлетворено. Это был момент слабости, повторять который не стоит. Надо отбросить ненужные воспоминания и навсегда похоронить их. Вместе с тем мгновением, когда он притворился, что целует ее, закрывая своим телом и ощущая дрожь ее чувственных губ. Крис направился к двери и тихо удалился.
        Крис зашел в рулевую рубку и, никого не увидев, оглянулся. Как из-под земли на пороге возник Пьер, держа в руках поднос с сандвичами и двумя дымящимися кружками кофе.
        - Она заснула? - спросил он.
        - Спит как убитая, - коротко подтвердил Крис, принимая из рук друга поднос.
        - Бедняжка. Должно быть, ей досталось!
        Крис пожал плечами.
        - Она сама во многом виновата.
        - Наверное, ты грубо обошелся с ней, приятель, - заметил Пьер, взяв с подноса сандвич. - Долго ты ее уговаривал?
        - Ей пообещали карьеру танцовщицы, а потом… В общем как обычно в таких заведениях.
        - И ей так просто дали сбежать?
        - Не сказал бы, - улыбнулся Крис. - Нам пытались помешать, но, слава Богу, обошлось.
        - Могу себе представить, - многозначительно усмехнулся Пьер. - Значит, была все-таки погоня?
        - Да, двое громил пытались нас преследовать. Но я навел их на ложный след, оставив на столике спичечный коробок из отеля «Уайт Бич». Они наверняка пошли туда и вытрясли всю душу из бедняги-администратора.
        - Ладно. Главное, что все в порядке, - кивнул Пьер. - Майкл будет доволен. А то его участившиеся телеграммы свидетельствуют о крайнем нетерпении.
        - Надо его успокоить. Боюсь только, что у девушки возникнут подозрения. Пусть папочка выкладывает денежки за свою испорченную принцессу. Это моя последняя операция, и я хочу, чтобы она прошла успешно…
        - А как вела себя девчонка?
        - Она была так напугана, что боялась любого моего предложения. Но завтра утром она проснется отдохнувшей и, мне кажется, ее страхи пройдут. Рано или поздно она начнет соображать и задаст массу вопросов.
        - Тогда будем надеяться, что достигнем Невиса до того, как придется на них отвечать, - заметил Пьер и весело присвистнул. - Ну а теперь пойди и отправь телеграмму Майклу. Сообщи, что все идет по плану. - Он бросил на него проницательный взгляд. - Тебе, кстати, тоже не помешает немного поспать, старина.
        - Позднее, - ответил Крис. - Я еще не устал. - Она взял кружку с кофе и присел на кожаное сиденье, наблюдая за серебристыми волнами.
        Теперь, когда его миссия фактически выполнена, можно слегка расслабиться. Но девушка не выходила из головы. Он вспомнил благоухание ее кожи и сладость губ, когда впервые и против собственной воли обнял ее. Крис тихо выругался. Пора выходить из игры, напомнил он себе. Он становится слишком мягким, для его возраста и опыта это не годится. Еще не все кончено, а ставка по-прежнему высока.

…Мэри подняла тяжелые веки, заморгав в ярких лучах солнца, проникающих в каюту. В какой-то момент она не могла понять, что происходит, но память вскоре вернулась к ней. Она села, потянулась и провела рукой по волосам.
        Итак, она на борту яхты, плывущей из Сент-Джонса. Все прежние страхи позади. И за это ей следует поблагодарить судьбу. Но ближайшее будущее туманно и не могло ее не тревожить. Мэри встала на колени и выглянула в иллюминатор. Снаружи не было ничего, кроме бескрайней голубой глади моря.
        Она понятия не имела, сколько сейчас времени. Армандо, помимо прочего, забрал ее часы, и в клубе дни и ночи, казалось, сменяли друг друга незаметно, сливаясь в одно расплывчатое пятно. Судя по положению солнца, проспала она довольно долго, и сейчас, возможно, самое время появиться на палубе.
        Как здорово вновь принять душ! Ощущение истинного блаженства от теплой воды, стекающей по волосам и телу, было восхитительным, и Мэри, постояв немного и расслабившись, принялась с удовольствием натираться душистым мылом.
        Если бы только у нее была ее собственная одежда, все было бы идеально. А сейчас делать нечего: приходится позаимствовать кое-что из нарядов, принадлежащих дочке хозяина яхты.
        Она использует только самый минимум ее одежды, решила Мэри. А потом, как только появится возможность, переоденется во все новое. Если только это случится, как-то обреченно подумала она.
        Надев белые шорты и оливковый топ, а на ноги свои собственные сандалеты, Мэри с видимой неохотой покинула каюту, вышла в коридор и поднялась наверх.
        Как же нелегко быть обязанной человеку, о котором она почти ничего не знает. И которому она, похоже, хотя и против ее воли, на какой-то момент понравилась.
        Но почему нужно испытывать к нему приязнь? Он пришел к ней на помощь в трудную минуту, но не проявил особенного сочувствия или заботы. Он постоянно подгонял ее, как будто сожалел о том порыве, который побудил его взяться за ее спасение. Если только вообще был какой-нибудь порыв, подумала Мэри и нахмурилась, уже почти достигнув верхней палубы.
        - А вот наконец и наша принцесса, - приветствовал ее Крис Маккейн. На нем были только темно-синие шорты, что вызвало у Мэри огонек нежелательного возбуждения.
        - Доброе утро, - холодно ответила она. Невзирая на волнение, ему стоило преподать урок вежливости.
        - Утро уже позади, - ответил он и без тени улыбки взглянул на часы. - Как, впрочем, и завтрак.
        - Я… потеряла свои часы… Вот и проспала.
        - Ничего, я могу дать тебе будильник. - Крис помолчал. - В холодильнике ты найдешь ветчину. Приготовь нам омлет, тосты и крепкий кофе. И, если можно, поторопись, - многозначительно добавил он.
        Она совсем забыла о своей роли на этом судне.
        - Омлет? - переспросила она.
        - Именно, - кивнул он. - Какие-нибудь проблемы?
        - Вовсе нет, - бесстыдно солгала Мэри и улыбнулась.
        - В коридоре есть колокольчик, - сказал Крис. - Позвони нам, когда завтрак будет готов.
        На камбузе она обнаружила двухконфорочную электроплиту и - о счастье! - тостер и кофеварку. Пока все идет хорошо, подумала она, открывая дверцы шкафчиков, выдвигая ящики и доставая оттуда посуду и приборы.
        Она накрыла скатертью один из столиков в каюте, потом насыпала кофе в турку и залила кипятком. Отрезав несколько неровных кусочков хлеба, она неуверенно вставила их в тостер. Разложив на тарелках ветчину, принялась взбивать яйца в большой металлической кружке. Масло на сковороде уже приобрело коричневый цвет, когда она вылила туда взбитую смесь. В это время сильный запах паленого возвестил о том, что хлеб в тостере нужно было поскорее вытаскивать.
        Дергая за веревочку колокольчика, Мэри ощущала себя мокрой тряпкой.
        Крис и Пьер вошли, и их брови поползли вверх, едва они посмотрели на содержимое своих тарелок. К счастью, ветчина оказалась в порядке, но над едой никто особенно не засиделся.
        - Я просил кофе сварить покрепче, - холодно произнес Крис. - Гренки ты тоже сожгла. А что касается вот этого… - он ткнул вилкой в тягучую смесь на тарелке, - то этим можно чинить шины у внедорожника! А ты сказала, что умеешь готовить!
        - Я тебе ничего не обещала! Может, ты просто предположил, что из меня получится повар, потому что я женщина? - парировала Мэри, негодуя по поводу нелестной оценки своих кулинарных достижений.
        - Ладно, не заводись, - оборвал ее Крис. - Приготовление пищи - это твоя обязанность как члена экипажа. Оправдание твоего нахождения на борту этой яхты, и пол в данном случае не имеет никакого значения. Постарайся, чтобы обед получился лучше, прошу тебя.
        Пьер наградил ее сочувственной улыбкой.
        - На пристани я купил немного свежей говядины, - сказал он ей. - Можешь потушить ее?
        - Не думаю, что у меня получится, - призналась Мэри.
        Пьер вздохнул.
        - Придется тебе помочь, иначе Крис рассердится, - сказал он. - Хорошо, что Крис убедил тебя отправиться с нами в плавание. Ты ведь красивая девушка, и лучше смотреть на тебя, чем на скучный горизонт.
        Мэри провела руками по колким волосам и пробормотала:
        - Я настоящее пугало.
        - Ничего, волосы отрастут, - успокоил ее Пьер, похлопав по плечу, после чего принялся руководить Мэри.
        Поглядывая на него, она нарезала мясо кубиками и поджарила в масле с чесноком и луком. Сварила овощи, а потом, поместив все это в большой керамический горшок и полив красным вином, поставила в духовку.
        - Очень хорошо, - сказал Пьер. - Пусть тушится. Теперь ты сможешь накормить голодного мужчину.
        Большинство голодных мужчин, которых она знала, вполне могли прокормить себя сами, подумала Мэри. С помощью своих толстых кошельков.
        - Может быть, наш галантный капитан захочет, чтобы я еще что-нибудь для него сделала? - спросила Мэри. - Например, отдраила палубу или что-нибудь в этом роде?
        Улыбка Пьера увяла, и он бросил на Мэри укоризненный взгляд.
        - Вам следует быть благоразумной и не предлагать этого, мадемуазель, - сказал он. - Может быть, вы предпочли бы остаться в Сент-Джонсе?
        Наступила тишина, и Мэри тяжело глотнула. Понизив голос, она спросила:
        - А он говорил тебе, где нашел меня?
        - Да, - кивнул француз. - Понимаю, что пришлось тебе там несладко.
        - Наверное, я выгляжу неблагодарной, - горько произнесла Мэри. - Мне следовало предупредить его, что я не умею готовить. Я подумала, что все готовят и, может, у меня получится?
        Пьер сочувственно похлопал ее по плечу.
        - Не волнуйся. До Невиса не так далеко, и готовить придется всего несколько раз. И твоя пытка скоро закончится.
        Может быть, думала Мэри, оставшись одна. Но это не значит, что она быстро обо всем забудет. Труднее всего будет навсегда выкинуть из головы Криса Маккейна. К глазам неожиданно подступили слезы. Что с ней происходит?

…Стиснув зубы, она усердно трудилась, приводя в порядок кухню, решив, что отныне у Маккейна не появится даже малейшего повода для критики. Покончив с мойкой, она вдруг ощутила какую-то пустоту и отчаяние.
        Ее положение на борту яхты было откровенно двусмысленным. Что-то среднее между безбилетным пассажиром и поваром-неудачником. Ни то ни другое не грело душу. А что, если провести весь день в каюте - как говорится, с глаз долой, из сердца вон, - разлегшись на кровати с книжкой или журналом в руке, чтобы развеять скуку? Литературы здесь достаточно - в одном из ящиков в салоне она нашла несколько книг и кипу журналов.
        Но ей не хотелось, чтобы у Криса создалось впечатление, что она намеренно избегает его. Поэтому надо провести некоторое время на палубе. Она выбрала наименее откровенный из имеющихся в ее распоряжении бикини - черный с белыми разводами.
        Появившись на палубе в ярких лучах солнца, Мэри испытала некоторое смущение. Крис уже сидел за столиком и перебирал какие-то бумаги. Он коротко кивнул ей, и Мэри почувствовала себя уязвленной от его демонстративной неприветливости.
        Что ж, это только начало, подумала она. Сняв сандалеты, она растянулась на одном из раскладных кресел и закрыла глаза, чувствуя, как учащенно бьется сердце. Но опасаться, по-видимому, все же было нечего.
        Чувство страха сопровождало ее чуть ли не всю жизнь. Каждую минуту она привыкла ждать откуда-нибудь очередного удара судьбы и какой-нибудь новой неприятности. Все это шло откуда-то изнутри, иссушало ее, уменьшало силы, надежду на лучшее и подавляло способность сопротивляться.
        Если бы Крис вообще не появился, то сколько бы еще прошло времени, прежде чем ее перестало волновать, что с ней происходит? Прежде чем она начала бы безразлично подчиняться любым приказам Сью?
        Во многом то же самое было применимо и к ее отцу. Какой смысл было спорить с ним, если она всегда проигрывала? Может быть, поэтому для Армандо она оказалась довольно легкой добычей.
        - Эй!
        Голос Криса быстро вернул ее к реальности. Он стоял рядом с ней и держал в руке какой-то тюбик.
        - Прости, - растерянно произнесла Мэри, - замечталась.
        - Так ты можешь запросто угодить в больницу. - Крис отвернул колпачок. - Крем против загара, - коротко объяснил он. - Намазывай побольше.
        - О, - удивилась Мэри. - Спасибо.
        - Не стоит. Просто не хочется, чтобы тебя постигла та же участь, что и гренок за завтраком. - С этими словами он направился к столику с бумагами.
        Вот скотина, подумала Мэри, искоса наблюдая за ним. Может быть, так оно и лучше. Стоит ему проявить к ней интерес и начать ухаживать… Вот тогда ее ждут настоящие проблемы!
        Она слишком сильно ощущала присутствие этого человека. Она поймала себя на мысли, что следит за каждым его движением, реагирует даже на шелест бумаг, когда он их перекладывает.
        Крис сложил документы в кучку и поднялся.
        - Пойду принесу Пьеру пива. А ты хочешь чего-нибудь прохладительного?
        - Может быть, кока-колу? - Мэри потянулась за рубашкой, которую захватила с собой. - Мне самой сходить?
        - Расслабься. И не забивай себе голову, - лениво успокоил ее Крис. - Гонсало появится здесь с той же вероятностью, как и нашествие инопланетян. Крысы вроде Гонсало редко удаляются от родных сточных канав.
        - Было время, кстати не так давно, - проговорила Мэри, понизив голос, - когда я бы даже не поверила, что люди, такие, как он или Сью Эрнандес, вообще существуют на свете. Теперь-то я знаю. А в чудеса я никогда не верила. Мне нужно теперь пересмотреть многие свои взгляды на жизнь. Благодаря тебе. Кстати… я ведь не поблагодарила тебя. Во всяком случае не так, как следовало бы. - Она прикусила губу. - Может быть, сейчас самое время.
        - Ты хорошо выспалась? - спросил Крис, а когда она кивнула, улыбнулся. - Тогда это главная для меня благодарность, - сказал он и ушел.
        Мэри медленно опустилась на лежак. Она ощущала эту улыбку почти как прикосновение его пальцев к своему телу. О Боже, мне нужно проявлять осторожность! - подумала она.
        Он вошел в ее жизнь и спас ее, а очень скоро исчезнет навсегда и будет вспоминать о ней, как об эпизоде в его жизни.
        Крис вернулся и поставил рядом с ней запотевшую бутылку кока-колы с трубочкой для питья. Отойдя к поручням, он принялся наблюдать за брызгами волн, потягивая пиво.
        Мэри сделала порядочный глоток, чтобы промочить пересохшее горло, потом встала и подошла к нему.
        - Мне очень жаль, что так вышло с завтраком, - смущенно проговорила она и вздохнула. - Я… солгала, поскольку боялась, что ты оставишь меня на берегу.
        - Нет. Я бы так никогда не поступил. - Его рот искривился. - Но вместо этого я бы попросил тебя продемонстрировать другие свои таланты.
        Мэри напряглась, бросив на него озабоченный взгляд.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - У тебя ведь очень красивый голос, - тихо сказал он.
        Мэри смутилась.
        - Ты профессионально занималась пением в Англии? - спросил Крис. Глаза его горели любопытством.
        - Нет. - Мэри отрицательно покачала головой. - У меня не было такой возможности. - Она вспомнила, как упрашивала отца позволить ей поступить в престижное музыкальное училище, но получила решительный и бесповоротный отказ. Более того, ее папочка даже посоветовал, чтобы в обычной школе ее вообще не допускали к занятиям по музыке. Сколько раз она плакала по ночам из-за таких случаев? Она сбилась со счета. - Отец посчитал, что в моей жизни пение не будет играть никакой роли. Возможно, он был прав. В конце концов, едва ли я кого-нибудь сумела поразить этим своим искусством в клубе Сью Эрнандес. Хотя, если бы у меня за плечами было соответствующее образование…
        - Просто выбери другую аудиторию, - задумчиво проговорил Крис. - Учеба, конечно, хорошо, но огромную роль играет аудитория. - На его лице мелькнула слабая улыбка. - На меня, например, ты произвела большое впечатление.
        Щеки Мэри покрыл румянец.
        - Я не забыла. Но ты не самый типичный посетитель такого рода заведений. Что заставило тебя выбрать именно этот клуб?
        - Так, попался по дороге. И там продавали спиртное. - Крис пожал плечами.
        - Да, но таких заведений много. А спиртное там не основной товар, и ты, должно быть, знал об этом.
        - Конечно, знал. - Крис бросил на нее насмешливый взгляд. - Но мы, мужчины, народ развращенный.
        - Ты не похож на того, кто платит за дешевое наслаждение.
        - Ну… что касается наслаждения, то это довольно спорный факт. Кроме того, клуб твой отнюдь не из дешевых.
        - Прости, совсем забыла. - Мэри потом вскинула голову. - Я уже создала для тебя достаточно проблем, поэтому не собираюсь разорять тебя. Когда-нибудь я возмещу все твои…
        - Забудь об этом, - нетерпеливо перебил ее Крис. - Мой бюджет, конечно, не так велик, но он выдержит.
        Некоторое время Мэри молчала, подыскивая какую-нибудь нейтральную тему для продолжения разговора. Наконец она нашла ее:
        - Потрясающая яхта.
        - Спасибо. Я передам твои слова ее владельцу.
        - Ты говорил, что перегоняешь ее для него? Из Сент-Джонса?
        - Нет, с острова Монтсеррат. Хозяин оставил яхту там, поскольку ему пришлось срочно уехать по делам. Вот и понадобился лоцман, чтобы перегнать «Надежду» на Невис.
        - Он там живет?
        - Не постоянно. Но в данный момент его там нет.
        - Так что же ты делал в Сент-Джонсе?
        - Заходил на заправку. И заодно пополнил запасы продовольствия. Здесь неплохой порт.
        - Должно быть, вы с хозяином друзья, раз он готов доверить тебе такую шикарную яхту.
        - Пустяки. Хотя, конечно, мне можно доверять, - не без гордости заявил он. - Во всем.
        Значит, и дочь хозяина яхты ему тоже доверяет, подумала Мэри. А он - ей. Однако вслух произнести это она не отважилась. Что-то странное и загадочное есть в человеке по имени Крис Маккейн. Он кажется совершенно самодостаточным. Замкнутым в себе. Поэтому, даже если он встретит женщину, которая ему очень понравится, то будет ли готов допустить к своему сердцу? Едва ли. Может быть, и хорошо, что их пути расходятся.
        - А долго ли ты пробудешь на Невисе? - поспешила она снова спросить его.
        - Трудно сказать. - Крис пожал плечами. - У меня достаточно гибкие планы.
        - И этим ты зарабатываешь себе на жизнь? Перегоняешь катера и яхты?
        - Мне любая работа по плечу. А ты задаешь много вопросов, птичка.
        Она снова покраснела.
        - Прости. Просто… я завидую твоей безграничной свободе.
        - Никто из нас по-настоящему не свободен, - сказал Маккейн. - Ну а как насчет тебя, Мэри Аллен? Какие у вас планы на ближайшие пятьдесят лет?
        - Не могу строить каких-либо долгосрочных планов. - Мэри устремила взгляд в безбрежную морскую гладь.
        - Мне хотелось бы кое о чем тебя спросить, - медленно проговорил Крис и отпил немного пива из бутылки.
        - Спрашивай, - ответила Мэри с оттенком тревоги.
        - Ты, конечно, можешь не отвечать, - перегнувшись через поручень, заметил Крис и усмехнулся. - Ты довольно загадочная личность, Мэри.
        - В самом деле? - удивилась Мэри. - Вот ты для меня действительно закрытая книга. Причем на китайском языке. Ладно, - усмехнулась она. - Мне нечего скрывать. - Она мысленно скрестила пальцы.
        - Так уж и нечего? - переспросил он, растягивая слова. - Тогда ты просто уникальна в своем роде. Но мы не станем на этом зацикливаться, по крайней мере сейчас. - Он помолчал. - Каким ветром тебя занесло в Южную Америку?
        - Приехала сюда, чтобы выйти замуж.
        Если она и ожидала какую-то реакцию со стороны собеседника, то ее постигло разочарование. В ответ он лишь понимающе кивнул.
        - А что же случилось с женихом?
        - Он… передумал. Возможно, как и ты, он предпочел свободу.
        - А зачем ради свадьбы проделывать такой путь?
        Мэри пожала плечами. Глаза у нее сверкнули.
        - Очень многие выбирают для таких случаев экзотические страны. Тебе прекрасно известно, какой популярностью пользуются острова Карибского моря.
        - В общем да, - кивнул Крис.
        - На самом деле церемонию планировалось справлять в поместье Армандо на одном из крупных островов. На Антигуа мы просто заехали на пару дней. А потом собирались поймать катер или яхту и уехать. - Она попыталась выдавить на лице улыбку. - А вместо этого я подхватила какой-то вирус.
        - Помню, ты говорила. А что же Армандо?
        - Наверное, уехал к себе домой, - вздохнула Мэри. - Мне он не сообщил.
        - Ты все еще любишь его?
        - Что? - изумилась она и уставилась на Криса.
        - Я задал довольно безобидный вопрос. - Он помолчал. - Если бы Армандо неожиданно возник здесь, на палубе этой яхты, смогла бы ты его простить и снова уйти к нему?
        - Ни за что. - Мэри вспыхнула.
        - Но смогла же ты ради него убежать на край света?
        - Так вышло, - с трудом проговорила Мэри. - Я верила, что он заботится обо мне. И жестоко ошиблась.
        - Когда же ты поняла, что уже не влюблена?
        Когда мы были с ним в постели, подумала Мэри. Когда ощущала на себе его руки и когда он входил в меня. Когда причинял мне боль и не мог остановиться…
        - Думаю, я и так много тебе рассказала. Остальное буду сообщать по мере необходимости.
        Крис вдруг встрепенулся и подошел к ней. Обхватив ладонями ее лицо, он посмотрел прямо в ее зеленые глаза и тихо сказал:
        - А как, черт побери, ты узнаешь, что мне это необходимо? - Он внезапно отпустил ее и тут же ушел.
        А она беспомощно смотрела вслед, закрывая дрожащей ладонью раскрывшиеся было губы.
        Она едва не позвала его. Ей хотелось объясниться: в его словах она различила плохо скрытое раздражение и гнев. Но какая-то, даже ей непонятная предусмотрительность - возможно, обыкновенное чувство самосохранения - удержала ее от этого поступка. Потому что ждала она от Криса не только слов. Нет, она нуждалась в другом, хотя и стыдилась в этом признаться.
        Мэри вернулась к раскладному креслу и легла. Ее лицо до сих пор горело от прикосновения его рук.
        Он был так близко, что она чувствовала возбуждающий и эротический аромат его кожи. До нее с тревогой дошло, что ее соски, скрытые тонкой тканью черно-белого бикини, набухают от возбуждения… Если бы он ее обнял, она бы отдалась ему без остатка. Должно быть, он хорошо знал об этом. Он не мог не заметить ее реакции. Этого дрожащего и готового вырваться на свободу желания. Знал, но не поддался искушению и просто ушел.
        Он спас ее, дал временное пристанище, но не более того. Как только они доберутся до Невиса, любые контакты между ними прекратятся.
        Она не позволит, чтобы у Криса создалось впечатление, будто она до сих пор зависит от него и что ей необходима его помощь. Нужно продемонстрировать, что она теперь совсем другая и что сама может позаботиться о своей жизни. Просить помощь у своего папочки она не собирается. Тем более что она подвергла себя ужасной опасности и едва не разрушила себе жизнь, чтобы уйти от его назойливой опеки.
        Она сама влюбилась в Армандо. Ей казалось, что он предлагал ей новую жизнь - прямо противоположную всему, что она знала. Тому, что имело лишь внешний лоск. В отношениях с Армандо не было прочной основы, и, даже окажись он по-настоящему славным парнем, их любовь продлилась бы крайне недолго.
        Оглядываясь назад, Мэри понимала, что сомнения мучили ее задолго до того, как она покинула Англию. Кое-какие детали в личности Армандо были покрыты тайной. Туманные противоречия в его рассказах должны были насторожить ее.
        Если бы только она дала себе труд остановиться и подумать, то не прошла бы весь этот горький и болезненный путь. И спасла бы себя от массы неприятностей. И она никогда бы не повстречала Криса Маккейна, что уже было бы залогом безопасности.
        Первое, что необходимо сделать, как только они окажутся на Невисе, - это убраться от него подальше. Как можно дальше. И постепенно забыть. Или хотя бы попытаться.

5

        Крис шагнул в рулевую рубку. Пьер повернулся к нему в кресле и бросил насмешливый взгляд.
        - Как дела?
        - Не очень. - Крис опустился в соседнее кресло и погрузился в раздумья.
        - Тогда, боюсь, что еще больше огорчу тебя. Еще одна телеграмма от Майкла. План изменился. - Пьер ненадолго замолчал. - Девушку теперь придется везти прямиком в Англию и передать там из рук в руки ее папочке.
        - Только не я. Мы договаривались о Невисе, и так пока все и останется. - Он покачал головой. - Я чувствовал, что не стоит ввязываться в это дело!
        Пьер хитровато прищурился.
        - Но ты был лучшим из всех. Твое неотразимое обаяние должно было отвлечь крошку Мэри от ее любовника. Откуда было знать, что дельце завершится столь плачевно?
        На лице Криса дернулся мускул.
        - Этот тип сказал ей, что у него поместье в деревне. - Он хрипло рассмеялся. - На самом деле какая-нибудь хибара, в чем я лично нисколько не сомневаюсь.
        Пьер пожал плечами.
        - Так оно, видимо, и есть, но, несмотря на то что все кончено, девушка, похоже, до сих пор во власти иллюзий.
        - Их не так много. И останется еще меньше, как только она поймет, что из одной клетки попала в другую. Что ее сначала купили, а потом продали. Какова тогда будет цена ее иллюзиям?
        - Ты рискуешь пойти поперек собственных правил, друг мой, - предупредил его Пьер. - Выполнить работу, получить деньги и не совать свой нос куда не следует. Разве не ты всегда мне это повторял?
        - Я не забыл. И мои правила по-прежнему незыблемы. Сейчас мне лучше дать телеграмму Гилберту Аллену о том, что буду держать его дочь на Невисе до тех пор, пока он не соизволит передать деньги и приехать за ней. Лично. Как договаривались.
        - Ему это не понравится.
        - Пойми, с некоторого времени Майкл перестал со мной договариваться. Это одна из причин, по которой я решил выполнить это поручение и уйти.
        - Знаю. На самом деле я имел в виду не Майкла, а Гилберта Аллена. А это, мне кажется, противник совсем иного рода. Возможно, тебе стоит проявить осторожность.
        - Я так и сделаю. - Крис безрадостно улыбнулся. Придется, подумал он, нагнулся вперед и сделал вид, что изучает показания приборов.

…Мэри очень хотелось думать о чем-то хорошем, но это было нелегко, когда в голову лезли одни только неприятности.
        План, выполнить который она собиралась еще в Сент-Джонсе - а именно отыскать местное отделение консульства и обратиться за помощью, - все еще представлялся ей вполне реальным. Хотя понадобится, естественно, скрыть личность отца, если она хочет, чтобы ей действительно оказали практическую помощь. В противном случае они решат, что целью ее прихода является сэр Гилберт, особенно если речь пойдет о финансовом займе. А ей определенно нужны деньги, чтобы выбраться куда-нибудь с Карибов.
        Но ни при каких обстоятельствах помощи у отца она не попросит. С одной стороны, это поставит ее в психологически невыгодное положение проигравшего, хотя Мэри не сомневалась, что отец и так считает ее неудачницей.
        Теперь, когда Мэри вырвалась из цепких лап Сью Эрнандес, она решительно не хотела отступать, как бы трудно ни пришлось. А придется очень тяжело: она без работы, без дома и без каких-либо перспектив.
        Прежде всего, ей нужен паспорт. Мэри предполагала, что, когда они покинут Сент-Джонс, Маккейн просто отдаст его. Возможно, он просто забыл, но что-то подсказывало ей, что это не так.
        В конце концов, паспорт является весьма ценной составляющей ее имущества. Конечно, местному консулу захочется увидеть его как доказательство ее личности, да он, собственно, обязан будет это сделать. Может быть, найти и выкрасть его? Яхта
«Надежда» все-таки не авианосец, но на ней может быть полно всяких потайных мест.
        Для поисков напрашивается каюта Маккейна. Но, кто знает, он мог спрятать его и в другой каюте. Обшаривать все означает потратить массу времени.
        Мэри оставила на раскладном кресле раскрытый журнал, чтобы показать, что ее отсутствие носит временный характер, и, накинув поверх бикини рубашку, начала медленно прохаживаться по палубе, оставаясь на виду у находящихся в рулевой рубке мужчин. Затем, задержавшись у спуска, она незаметно скользнула вниз.
        Теперь остается надеяться, что все каюты будут открытыми. Сначала она попала в каюту экипажа, где занятой оказалась лишь одна койка и, судя по одежде и личным вещам, ночевал Пьер.
        Затем она вошла в соседнюю со своей каюту, решив поначалу, что ее занимает Крис. Представив, что во время сна их с ним может разделять лишь тонкая деревянная перегородка, Мэри покраснела. Однако обе койки оказались пустыми.
        Должно быть, Крис занимает апартаменты хозяина яхты на корме. Ей следовало догадаться об этом раньше и начать осмотр именно с кормовой каюты.
        Она с опаской надавила на ручку двери и заглянула внутрь. Широкая кровать с множеством подушек занимала центр помещения и выглядела благоухающим оазисом. Ее окружали встроенные в стены шкафы и шкафчики из светлой древесины. На полу лежал пушистый ковер.
        Брюки цвета хаки, которые Крис надевал вчера, лежали в душевой, в корзине для грязного белья. Карманы на ощупь оказались пустыми. Коротко выругавшись, Мэри осмотрела два столика по обеим сторонам кровати, но ей удалось найти лишь несколько монет, чистый носовой платок и измятую книжку. И еще один предмет, который заставил ее замереть на месте: фотографию симпатичной стройной блондинки в топике и шортах. Девушка улыбалась, и эта улыбка излучала уверенность.
        Мэри взяла фотографию и внимательно изучила ее. Дочь хозяина! Фотография стоит возле кровати - там, где он увидит ее перед сном и где встретит ее утром, когда проснется.
        Мэри поставила фото на место, судорожно глотнув и ощутив внезапную боль в горле. А чего она, собственно, хотела? Привлекательный и совершенно свободный мужчина. Пока свободный. Не из тех, кто собирается всю жизнь прожить холостяком. Это она поняла еще с первого момента их знакомства.
        Ей вдруг расхотелось продолжать поиски. Ей необходимо подумать, а для этого требуется уединение.
        Едва она подошла к своей каюте и коснулась дверной ручки, как внезапно появившийся рядом Крис заметил:
        - А вот и ты.
        Резко обернувшись, Мэри вздрогнула. Она была так погружена в раздумья, что совершенно не заметила его появления. Еще минуту назад он мог застать ее на месте преступления. Надо держать себя в руках.
        - Ты… испугал меня, - пробормотала она.
        - Догадываюсь, - отозвался он. - Впредь буду заранее покашливать, чтобы не шокировать тебя. - Он внимательно посмотрел на Мэри, слегка нахмурившись. - Что ты делаешь?
        - Хочу… немного отдохнуть. - Она гордо вскинула подбородок. - Не знала, что для этого требуется разрешение.
        - Не требуется. Я просто так спросил. Подумал, что ты могла перегреться на солнце. Ты выглядишь возбужденной.
        Возможно, так оно и есть, подумала Мэри. Только к жаре ее возбуждение не имеет ни малейшего отношения.
        - Тебе показалось. - Она пожала плечами, стараясь не обращать внимания на то, что их лица находятся всего в нескольких сантиметрах друг от друга. - Еще что-нибудь?
        - Вообще-то неплохо бы пообедать, - заметил он. - Что-нибудь легкое. Например, суп и несколько сандвичей.
        - Отлично, - ответила Мэри. - Я позвоню в колокольчик, когда все будет готово.
        Крис прислонился плечом к стене, преградив ей дорогу.
        - Начинаю понимать, что творилось в душе у римских рабовладельцев, - вдруг заметил он.
        - Не стоит об этом, - хрипло ответила Мэри. - Уверена, что угрызения совести скоро пройдут. По крайней мере к тому времени, когда мы доберемся до Невиса. - Она прищурилась. - Кстати, а когда это произойдет?
        - Точность в Карибском море не в почете. Но мы надеялись там оказаться во второй половине завтрашнего дня. - Его рот искривился в усмешке. - Надо полагать, тебе не по душе наше путешествие?
        - А что, должно было понравиться? - ненатурально засмеялась она.
        - Видимо, это тоже каким-то образом ускользнуло из твоего внимания, но я изо всех сил старался не допустить, чтобы ситуация из плохой не переросла в катастрофическую.
        - А как ты мог это делать? - Мэри метнула на него бунтарский взгляд.
        - А вот как, - тихо ответил он и резко притянул ее к себе. Его руки проскользнули ей под рубашку и обняли ее.
        Она сразу поняла, что они оба почти голые. А еще… что он до крайности возбужден. Она инстинктивно подняла руки, чтобы оттолкнуть Криса. Но, когда ладони вдруг ощутили под собой его грудь, они уже против воли остались на месте, поглаживая и смакуя тепло его кожи, под которой ощущались глухие удары сердца.
        Крис нагнул голову, и его голубые глаза сверкнули. Она попыталась что-то сказать, отыскав слова протеста, но губы мужчины уже вобрали в себя ее рот, и этот призрачный шанс был потерян.
        Его губы двигались мягко, но целенаправленно, посылая чувственные импульсы ее ошалевшему мозгу. Он ласкал и дразнил ее своим языком, вызывая непроизвольное ответное желание. Желание предоставить ему полную свободу действий, которую он, видимо, так искал.
        Голова Мэри запрокинулась, веки опустились, как бы свидетельствуя о покорности. Она с удивлением поняла, что уже обнимает Криса за шею, еще сильнее прижимаясь к нему, так что ее грудь скользит через тонкую ткань по его мускулистой груди.
        Поцелуй Криса сделался еще более глубоким и страстным, и Мэри всем телом явственно ощутила его желание. Распознала, поскольку и сама была терзаема им же.
        Крис медленно снял рубашку с ее плеч, и она упала на пол. Она почувствовала, как он ловким движением расстегнул замочек лифчика и потянул за бретельки. Чашки бюстгальтера отвалились в стороны, обнажив восхитительные груди, готовые к мужским ласкам.
        Его прикосновение было нежным, но очень уверенным.
        Ноги Мэри задрожали, и она подалась назад, словно желая отыскать себе опору. Ее дыхание участилось, пульс ускорился. Бедрами она ощущала феерическую силу его эрекции, и понимала, что ни он, ни она не смогут продержаться долго.
        Неожиданно она снова представила себя в номере отеля - распластанной на ужасной кровати, которая отчаянно скрипела при каждом движении. Сверху находился Армандо - с перекошенным от звериного возбуждения лицом. Армандо, который не испытывал к ней ни капли нежности и использовал ее без всякого намека на любовь. И Крис поступит точно так же, если она впустит его.
        Она принялась отталкивать Криса от себя. Этого человека интересует только ее тело, на которое он с вожделением смотрел еще в клубе толстухи Сью, но не успел им насладиться. И он лишь выжидал удобного момента, когда она попадется ему в руки. Силы Мэри придала фотография на ночном столике в каюте Маккейна, неожиданно всплывшая в памяти.
        Что ж, она обязана ему спасением, но не может расплатиться с этим долгом собственным телом. Да, он овладеет ею более искусно и нежно, чем Армандо, но цель, которую он преследует, та же самая - удовлетворить свое мимолетное желание.
        Армандо не обращал внимания на ее протесты. Он просто грубо изнасиловал ее…
        Почувствовав сопротивление, Крис немедленно разомкнул объятия и пристально взглянул Мэри в глаза.
        - Я… не могу, - с трудом проговорила Мэри, опустив глаза. - Просто я вспомнила кое-что. Одного человека. - Казалось, что ее слова поглотила долгая и ужасающая тишина. Когда наконец она отважилась поднять голову, то увидела перед собой каменное лицо мужчины. - Крис, прости меня.
        Ей хотелось объяснить, но мысли вихрем проносились в голове, так что она не могла подобрать слов.
        - Не нужно извиняться, - сказал Крис, и на губах его заиграла легкая, но холодная улыбка. - Мне не стоило забываться. И спасибо, что ты об этом напомнила. Наверное, мы оба удержали себя от глупой ошибки. - Он пожал плечами. - Но, в конце концов, ничего ведь не случилось.
        - Разве? - Мэри показалось, что она слышит собственный голос откуда-то издалека.
        - Это был всего лишь поцелуй, птичка, - с легким упреком тихо ответил он. - Тебя ведь и раньше целовали, причем намного дольше и чаще, поэтому не пытайся притворяться невинной девочкой. Просто забудь. Как и я. - Он посторонился, смахнув со лба запотевшие волосы. - И с этой минуты не позволяй мне больше отвлекать тебя от выполнения твоих прямых обязанностей.
        Она застегнула бюстгальтер и наклонилась, чтобы взять с пола рубашку. Когда Мэри выпрямилась, щеки ее горели. Она надеялась, правда без особой уверенности, что Крис подумает, будто этот румянец возник на ее лице от физического усилия, а не от охвативших ее смущения и досады.
        Мэри надела рубашку, туго завязав внизу ее концы, и прошла мимо него. Думая, что он смотрит ей вслед, она быстро оглянулась. Но Криса уже и след простыл - наверное, ушел к себе в каюту.
        Войдя на камбуз, она открыла кран холодной воды и подставила запястья, тщетно надеясь, что это успокоит ее пульс, а потом обильно смочила водой раскрасневшееся лицо.
        О Боже! - думала Мэри, открывая дверцы шкафчиков в поисках консервированных супов. Может ли человеку стать еще хуже? Ей было неловко вспоминать, как легко она растаяла в его объятиях, в то время как должна была тотчас же дать ему отпор…
        Почему ей не пришло в голову попросить вернуть паспорт? Ведь для этого представилась отличная возможность.
        Услышав чьи-то шаги в салоне, Мэри насторожилась. Может, Крис заметил, что она побывала в его каюте? - с тревогой подумала она. А может, она что-нибудь передвинула или оставила какой-нибудь ящик открытым? Что она скажет, если он обвинит ее? Впрочем, к чему оправдания? Ведь у него ее собственность - паспорт. И она хочет его вернуть!
        Но когда готовая к словесной битве Мэри обернулась, она с облегчением увидела, что пришел Пьер.
        - Могу ли я предложить помощь? - спросил он.
        - Думаю, что справлюсь, - поморщилась Мэри. - Наверное, даже я в состоянии открыть банку с консервированным супом и подогреть его.
        - Похоже, ты чем-то взволнована? - прищурился Пьер.
        - Наверное, перегрелась на солнце, - придав голосу непринужденный оттенок, ответила Мэри. - Никак не привыкну.
        - Вон оно что, - протянул француз, пристально разглядывая ее. - Такой румянец на лице… может, ты и права. - Он замялся. - Я недавно выложил из холодильника бутерброды. Хочешь, я подогрею их?
        - Да, пожалуйста. - Налив густой овощной суп в кастрюлю, она поставила его на плиту и зажгла конфорку. - Скорее бы добраться до Невиса, а то как бы я вас здесь не отравила.
        - Это несправедливо. - Пьер прищелкнул языком. - Тебе не следует все время так осуждать себя, мадемуазель Мэри.
        - Друзья называют меня просто Мэри.
        - Ты льстишь мне. - Пьер приподнял брови. - Спасибо, Мэри.
        - Расскажи мне что-нибудь об острове, на который мы направляемся, - попросила она. - Наверное, он маленький?
        - Остров небольшой, - кивнул француз. - Но там мой дом, поэтому я считаю его самым прекрасным островом на земле.
        - Ты женат?
        - Да. - Пьер расплылся в улыбке. - У меня сын и дочь.
        - Должно быть, они скучают по тебе, когда ты уезжаешь, нет?
        Пьер пожал плечами:
        - Это случается не так уж часто.
        - Так, значит, - прищурилась Мэри, - ты не зарабатываешь перегоном яхт?
        - Нет. У меня на Невисе небольшая банановая плантация. Кроме того, у меня есть собственная яхта, - добавил он. - Люблю иногда порыбачить.
        - А Крис, - как бы невзначай спросила Мэри, - он тоже живет на острове?
        - И да и нет. В отличие от меня, он человек неженатый. Так что он пока наслаждается свободой.
        - Да уж, - протянула Мэри, - оно и видно. - Но сколько еще он будет так наслаждаться? - мысленно спросила себя Мэри, вспомнив о фотографии рядом с его постелью. Охваченная внезапной досадой, она сосредоточила внимание на разогреваемом супе. - Пьер, ответь-ка мне на один вопрос, - спустя пару минут сказала она.
        - Если смогу, - слегка насторожился он.
        - Маккейн… он сожалеет о том, что спас меня? Что вытащил из того ужасного места?
        - Трудно сказать… - нерешительно начал Пьер. - Наверное, он сожалеет, что возникла такая необходимость.
        - Я тоже, - сухо улыбнувшись, ответила она. Помешав суп в кастрюле, она увидела, что к поверхности начали подниматься пузырьки. - Но ведь дело не только в этом, так ведь?
        - В жизни всегда так, - всплеснул руками француз, - одни сложности.
        Мэри хмуро усмехнулась.
        - И одна из таких сложностей - я?
        - Думаю, что я и так наговорил слишком много, - покачал головой Пьер и сменил тему: - Бутерброды нужно разогревать минут пять, не больше. В холодильнике есть еще салат, а также приправа из уксуса и оливкового масла. Крис предложил пообедать на палубе.
        - Отлично. Но я поем здесь, на кухне. Чтобы не создавать сложностей. В общем ты меня понимаешь.
        Перед уходом Пьер насмешливо посмотрел на нее.
        - Начинаю понимать. Возможно, тебе и в самом деле лучше остаться здесь - чтобы не сгореть. - С этими словами он удалился, насвистывая что-то под нос.

…Обед оказался не таким сложным, как Мэри опасалась вначале. Когда она поставила перед мужчинами поднос с пищей, Крис едва взглянул на нее, сухо поблагодарив. И не оспаривал ее нежелание обедать с ними.
        Возможно, он рад тому, что не придется смотреть ей в глаза, решила Мэри и приступила к обеду. Когда с едой было покончено, она убрала посуду и пошла к себе в каюту. Приняв прохладный душ, она переоделась в прежнюю одежду.
        Больше загорать не стоит, решила она. На будущее гораздо безопаснее прикрывать свое тело.
        В шкафчике рядом с каютой экипажа хранились порошки, тряпки и щетки, и Мэри решила убраться в салоне.
        Несмотря на события последних суток, она уже начинала привыкать к жизни на борту. Может быть, она даже научится готовить и устроится потом на какое-нибудь судно. На миг Мэри представила реакцию отца на то, что его дочь работает прислугой на яхте. Она почувствовала внезапное волнение и на лбу у нее выступил пот, как будто отец внезапно появился перед ней.
        Но это же нелепо, напомнила она себе, продолжив уборку. Ведь сэр Гилберт Аллен в тысячах милях отсюда и искать свою дочь в Карибском море он и не догадается. Если он вообще намеревается ее разыскать.
        Ее тайное бегство с Армандо, должно быть, невероятно рассердило отца. Так сильно, что он, возможно, даже вычеркнул из своей жизни мятежную дочь - так же решительно и бесповоротно, как безнадежных должников. Черта подведена, и возврата назад нет. Сколько раз она наблюдала, как он так поступал по отношению к другим людям! Так почему же он должен к ней относиться по-другому?
        Армандо тщательно скрыл их бегство, не оставив никаких следов и даже намека на то, куда они направились. Она вспоминала, какое впечатление на нее тогда произвела его предусмотрительность и те усилия, которые он предпринял, чтобы возможные поиски пошли по ложному следу. Все это она наивно восприняла как желание мужчины оградить ее от отцовского гнева, вырвать ее из-под его контроля и завоевать свободу.
        Превосходный план, уныло подумала она. В результате которого она едва не сделалась рабыней.
        Мэри медленно выпрямилась. Вспоминая короткие моменты в объятиях Криса, она почувствовала, как тело охватывает дрожь. Она вновь ощутила пьянящую сладость его поцелуя у себя на губах. Мэри остановилась, задыхаясь и качая головой в отчаянной попытке вернуть себя к реальности.
        Не делай с собой этого, Мэри! - приказала она себе. Возьми себя в руки и выпей кофе. И повторяй: с Крисом Маккейном у тебя нет будущего!
        А тонкий голосок шептал в глубине ее души, что уже, может быть, слишком поздно.
        Крис Маккейн не должен догадаться о ее чувствах.
        Мэри повторяла это себе снова и снова, пока мучительно тянущийся день наконец не уступил место сумеркам.
        Он не должен заподозрить - даже на секунду - о смятении в ее душе. Она скорее вернется обратно к толстухе Сью, чем даст ему намек, думала Мэри, направляясь к себе в каюту, чтобы переодеться к ужину. Ей нужно научиться напускать на себя маску холодного равнодушия, если она собирается благополучно преодолеть остаток путешествия и ничем не запятнать свою гордость. Прежде всего в собственных глазах. Разве она ничему не научилась? Неужели она смирилась с ролью неудачницы, вздыхающей по поводу сломанной жизни?
        Может быть, она переживает по пустякам? В конце концов, сам Крис сказал ей, что ничего не произошло. Он попытался сблизиться, поддавшись искушению, был отвергнут и отступил. Что неумолимо указывает на то, что их встреча в этом безумном водовороте событий была лишней. Но как только он прижал ее к себе, она словно воспарила куда-то ввысь как птица и готова была отдать ему все, что он хотел. Слабым утешением для Мэри было то, что она первой отпрянула…
        Их знакомство может показаться вечностью, но ведь Крис Маккейн шагнул в ее жизнь менее двух суток назад! И потому нет оснований для каких бы то ни было отношений, тем более для интимных.
        Мэри взглянула в зеркало и уныло провела пальцами по коротким черным волосам. Скоро она обретет настоящую свободу. И сейчас важнее всего не поддаваться искушению и не высовывать носа из своей каюты, разве только в крайнем случае. Ей нужно улыбаться и ни о чем не беспокоиться и наплевать на те опустошительные мгновения в объятиях Маккейна!
        Поначалу она выбрала в шкафу какой-то скромный наряд. Но потом вдруг передумала и вместо него - со странным вызовом в душе - взяла юбку до колен с темно-красными цветками на желтом фоне, а к ней красную блузку с короткими рукавами и квадратным вырезом. Потом она критически посмотрела на себя в зеркало. Нет, она будет последней дурой, если на что-то надеется в отношениях с этим человеком.

…Мужчины вполголоса разговаривали о чем-то, когда Мэри вошла в рулевую рубку. На несколько секунд разговор прервался. Крис резко поднял брови, прикипев к ней взглядом.
        На нем были темные шорты и белая футболка, подчеркивающая ровный красивый загар. Перед ужином он, наверное, принял душ, поскольку его светлые волосы были влажными. Мэри уловила аромат очень приятного и, видимо, дорогого одеколона.
        Молчание длилось всего несколько секунд. Потом Крис вновь возобновил беседу с французом. Но в эти краткие мгновения Мэри поняла, что он не видит вокруг никого, кроме нее одной. Как будто она ненадолго ослепила его.
        Запеканка получилась великолепной и была подана с горкой рыхлого риса и зеленой фасолью.
        - Восхитительно, - похвалил Крис, когда положил вилку. Он коротко улыбнулся ей через стол, по краям которого Мэри поставила небольшие свечи в стеклянных подсвечниках. - Похоже, за день ты значительно расширила свой репертуар.
        Смутившись, она что-то пробормотала в ответ. Крис Маккейн, несмотря на свою внешнюю молчаливость, действовал на нее во время ужина как весьма сильный раздражитель.
        Набравшись смелости, она подняла голову и с усилием взглянула ему в лицо.
        - Не могу принять похвалу исключительно на свой счет, - немного напыщенно произнесла она. - Мною руководил настоящий специалист в этом деле. - И она повернулась к французу. - Спасибо тебе, Пьер.
        Тот скромно улыбнулся и пожал плечами.
        - У меня была способная ученица, - сказал он. - Я вот как раз говорил Крису, что тебя надо бы сделать постоянным членом экипажа.
        Наступило молчание, а потом Мэри неловко рассмеялась.
        - Не думаю, что кому-нибудь из нас это необходимо, - усмехнулась она, но в глазах ее мелькнула тревога. - Кроме того, мне нужно устраивать свою жизнь. - Она оглянулась в сторону Криса. - А еще… я хотела бы попросить назад свой паспорт!
        - Прямо сейчас? - переспросил Крис. Он допил вино и откинулся на стуле. - Ты собираешься прыгнуть с ним в море?
        - Если в этом будет необходимость, то да, - жестко ответила Мэри. - Мне понадобится паспорт, как только мы доберемся до острова, поскольку я сразу же собираюсь отправиться в консульство.
        - Тогда нет нужды спешить, - равнодушно протянул Крис, исподлобья наблюдая за Мэри. - Ведь завтра суббота, а консульство откроется только в понедельник.
        - Но если мне срочно нужно туда обратиться?! - Мэри не могла скрыть досаду. Неужели история повторяется вновь?
        - Не думаю, что чиновники станут во внерабочее время заниматься твоими проблемами, - заметил Крис.
        - То есть ты хочешь сказать, что консул будет преспокойно играть в гольф, зная, что гражданка его страны попала в беду? - сверкнув глазами, спросила Мэри.
        - Не в гольф, а в теннис, - мягко поправил ее он. - Не беспокойся, на пляже спать не придется. Тебя подберут.
        - Кто подберет?
        - Ну хотя бы местная полиция. Они очень не любят тех, кто занимается бродяжничеством.
        Мэри прикусила губу.
        - А можно мне… побыть на яхте хотя бы до понедельника? - спросила она, в душе коря себя за то, что приходится вновь просить этого человека о помощи.
        - Боюсь, - покачала головой Крис, - что хозяин яхты не разрешит.
        Судорожно глотнув, Мэри повернулась к Пьеру.
        - А у тебя, в твоем доме?..
        Тот с сожалением развел руками.
        - Дом у меня небольшой. А жена убеждена, что все женщины почему-то находят меня неотразимым. Думаю, что твое присутствие выбьет ее из колеи. Понимаешь?
        - Да, вполне, - холодно улыбнувшись, ответила Мэри. - Конечно. В таком случае лучше поискать заведение вроде клуба Сью Эрнандес. Ничего не остается. Надеюсь, там есть такое?
        - Сомневаюсь, - ответил Крис, зажигая сигару. - Но не слишком ли отчаянное решение ты принимаешь?
        - В отчаянных ситуациях приходится идти на отчаянные меры.
        - Тем не менее, - медленно проговорил Крис, - на Невисе есть немало достойных мест, где можно остановиться.
        - Не сомневаюсь. Только нужно заплатить за проживание.
        - Естественно, - сказал Крис. - Я мог бы тебе предоставить комнату на то время, пока ты будешь оставаться на острове.
        Мэри стиснула пальцы.
        - Не думаю, что эта мысль мне по душе, - ровным голосом произнесла она.
        - Разве? - переспросил он, и рот его скривился в усмешке. - Может, объяснишь почему?
        Он хочет, чтобы я жила в его комнате, с ненавистью подумала Мэри. Но в эту ловушку попадаться она не должна, тем более в присутствии такого заинтересованного собеседника, как Пьер.
        - Потому что ты и так уже достаточно мне помог. Пора мне уже начинать рассчитывать на себя.
        - Кто бы спорил, - ответил Крис, пожимая плечами. - Но, может, тебе стоит подождать, пока твое положение хотя бы немного прояснится. Я ведь все понимаю.
        Он старается придать голосу убедительность, с горечью догадалась Мэри, но в душе ее все равно кипел протест.
        - Соглашайся, птичка, - широко улыбнулся Крис, словно догадавшись о раздиравших ее противоречиях. - Позволь мне еще раз протянуть тебе руку помощи. Ты ведь всегда можешь отплатить тем же…
        Мэри судорожно глотнула.
        - Не уверена, что в ближайшее время это будет возможно.
        Крис стряхнул пепел с сигары, а Пьер отвернулся и развернул газету.
        - Ты всегда можешь это сделать, например сегодня ночью, - наклонившись к ней, едва слышно произнес Крис. - В конце концов, ты ведь знаешь, что мне нужно.
        Мэри вновь вся напряглась, но, перехватив озорной огонек в его глазах, немного успокоилась.
        - Почему нет? Ведь я плохо справляюсь со своими обязанностями по камбузу, так что, видимо, задолжала тебе? Будут какие-нибудь особые пожелания? - Она с вызовом взглянула на него.
        Оставшись наедине с Крисом, Мэри явственно ощущала напряжение, в то время как в душе не утихала битва здравого смысла и желания. Она посмотрела за борт, на лучи лунного света, весело играющие в черных волнах.
        Мэри поняла, что он смотрит прямо на нее, вовсе не следуя за ее взглядом, устремленным в море. Его голубые глаза ненадолго замерли на ее полураскрытых губах, потом их взгляд переместился на округлые выпуклости и замер, будто смакуя недавние воспоминания. Она чувствовала, как потеплела ее кожа под его пристальным взглядом. Мэри тоже отчетливо помнила возбуждающую игру его пальцев на своей обнаженной плоти и свое стремление ощутить нежность его слегка шершавых губ на своих набухших сосках.
        Ей нужно каким-то образом справиться с этим наваждением. Мэри протянула руку к пустым тарелкам.
        - Наверное, мне следует убрать со стола.
        - Мы с Пьером сделаем это сами, - непреклонным тоном проговорил Крис.
        Он сделал затяжку, задумчиво наблюдая за ней, и разобрать выражение его глаз было трудно.
        - Этот цвет тебе к лицу, - наконец произнес он. - Хотя уверен, что ты об этом и сама знаешь.
        - Это мой первый и последний ужин на борту яхты. Я подумала, что стоит хоть как-то приодеться. Хорошо, что эти вещи подошли мне.
        - Тебе повезло, - кивнул он и слегка улыбнулся.
        Снова наступило молчание. Крис протянул руку и стряхнул пепел с сигары.
        - Не знала, что ты куришь, - заметила Мэри.
        - Я делаю это редко, в основном когда нахожусь под влиянием стресса. Вредная привычка…
        - А что, сейчас у тебя тоже стрессовое состояние? - прикусив губу, спросила Мэри.
        - Конечно, - ответил Крис. - Я ведь перегоняю очень дорогую яхту. Помимо всего прочего…
        На этот раз, подумала Мэри, я не клюну на его удочку. И с облегчением услышала шаги Пьера, который принес поднос с кофе и бренди.
        - Надо выпить за наше благополучное путешествие и возвращение, - объявил он.
        Благополучное ли? - горько подумала Мэри и машинально кивнула в ответ. Она чувствовала себя так, будто из одной бури попала в другую. И до сих пор еще ничего не кончено и не ясно. Невис - цель их путешествия - все меньше и меньше манил ее как временное пристанище.
        Взгляд Криса был пронизывающим и неподвижным. Это взгляд изголодавшегося мужчины. Он откровенно намекал на то, что рано или поздно она все-таки окажется в его постели. Любовная игра длится считанные мгновения. Кто-то из подруг говорил ей об этом, и эти слова звучали в голове как холодное напоминание. Какими бы страстными или чудесными ни были эти мгновения, за ними последует тоскливое и неотвратимее одиночество. Об этом ей не стоит забывать.
        Мэри вскинула подбородок и сказала тихо, но отчетливо:
        - А теперь, если позволите, я желаю вам обоим спокойной ночи. - Спустившись вниз, она прислонилась к стене и приложила руку к дрожащим губам. О Боже, сколько же мне еще предстоит притворяться?!

6

        Наверху некоторое время длилось молчание, которое наконец нарушил Пьер.
        - А у тебя, видно, проблемы, друг мой, - тихо произнес он.
        Крис протянул руку и взял еще одну сигару. Потом зажег ее.
        - Ничего такого, с чем бы я не справился, - ответил он.
        - Сначала справься с Майклом, - напомнил ему француз. - Объясни, почему ты решил держать девчонку на Невисе, вместо того чтобы вернуть ее в Англию, как было сказано.
        - Я с самого начала дал понять, что окончательные переговоры будут проходить только на моей территории.
        - К сожалению, сэр Гилберт Аллен не испытывает желания ехать на край света, чтобы заплатить за освобождение своей дочери, и он не из тех людей, кто станет терпеть, когда ему вставляют палки в колеса.
        - Это как ему нравится, - пожал плечами Крис. - Получит девчонку только тогда, когда заплатит деньги.
        - Ты до сих пор считаешь, что дело лишь в деньгах? - недоверчиво покосился на него Пьер.
        - Естественно, - ответил Крис и затянулся. - А в чем же еще?
        - Тогда зачем ты держишь ее при себе, вместо того чтобы переправить на Барбуду или на Сент-Люсию?
        - Да потому, что в данной ситуации она, естественно, может обратиться к нему, - ответил Крис. - Хотя ни разу не упомянула об отце. - Его рот напрягся. - Ты не находишь это немного странным?
        - Он выкупает ее назад. Вот и все, что тебе нужно знать. И ясно, что он рассматривает ее просто как поврежденный товар, - добавил он, скривив губы в отвращении. - Так что не сделай и без того плохую ситуацию еще хуже.
        - А что? - Крис вытащил изо рта сигару. - Разве он может снизить цену?
        Пьер покачал головой и начал собирать со стола посуду.
        - Думаю, ты делаешь из себя дурака, старина.
        - Когда мне понадобится твой совет, я сам попрошу, - отрезал Крис.
        Пьер насмешливо взглянул на приятеля.

…Мэри сидела на краю кровати, наклонив голову и судорожно вцепившись пальцами в матрац.
        Каким бы сумрачным ни казалось ее будущее, но, скорее всего, ей предстоит возвращение в Англию. Необходимо получить доступ к своим счетам, и, хотя материнское наследство приносит скромный доход, это все-таки будет достаточной поддержкой до того момента, пока она не найдет себе приличной работы. А заодно снимет жилье. Жить в прежней квартире она больше не сможет себе позволить.
        Кроме того, надо будет приобрести какую-нибудь квалификацию. Стать профессиональной певицей ей едва ли под силу, но пройти кулинарные курсы она сможет. Хотя идею работать потом на яхте Мэри напрочь отвергла. На суше безопаснее. Можно стать секретарем, внешность у нее отменная. Скорость печатания тоже приличная, в свое время она тайком от отца тренировалась на пишущей машинке.
        Мэри вздохнула. Перспективы представлялись пока довольно безрадостными. За последние недели она получила очень суровый жизненный урок, финансовые затруднения были лишь самой малой его частью.
        Во-первых, ей необходимо добиться приема у консула и привлечь его на свою сторону. Она боялась подумать о том, что случится, если тот откажется помочь. Хотя вряд ли консул сочувствует людям, явившимся на порог его ведомства без гроша в кармане.
        Значит, снова попросить Маккейна? Видимо, у нее нет выбора. На другого спасителя она рассчитывать не может.
        Мэри соскользнула с кровати и начала раздеваться, а в голове крутился вихрь вопросов.
        Надо будет одолжить немного одежды. Без нее не обойтись. Она не может явиться к консулу в мятой хлопчатобумажной юбке или черном платье из клуба, если рассчитывает, что к ней отнесутся серьезно.
        Как отблагодарить незнакомую благодетельницу за неограниченный доступ к своему гардеробу? Хотя, скорее всего, хозяйка не соскучилась ни по одной из вещей, подумала Мэри. Наверное, у нее так много всего, что едва ли она ли помнит все свои наряды. Но она конечно же вернет все чистым и выглаженным.
        Мэри быстро приняла душ, расчесала волосы и надела ночную сорочку. Задержавшись у зеркала, она посмотрела на свое отражение. Она вспомнила, как смотрел на нее Крис, каким острым, пронзительным был в тот момент его взгляд. В нем читалось желание. Желание обладать ею… Никто, подумала Мэри, не смотрел на нее так раньше.
        Но она отвергла его. Она послушалась здравого смысла, а не пошла на поводу у неконтролируемых эмоций и неистового зова плоти.
        Среди туалетных принадлежностей в ванной ей попался на глаза флакон с одним из ее любимых ароматов. Она с наслаждением вдохнула его и мечтательно закатила глаза. Девушка, смотрящая на нее в зеркало, казалась совершенно чужой, ее щеки слегка зарумянились, глаза были широко раскрыты и словно замерли в ожидании, а губы сложились в подобие легкой улыбки.
        У нее вдруг кольнуло в груди, а розовые соски стали набухать от возбуждения. Где-то в глубине возник слабый, но чувственный трепет, которого она как будто сильно и долго ждала и который нельзя было так просто успокоить.
        В конце концов, она ведь женщина. Которая с радостным нетерпением ждет своего любовника. Он придет к ней…
        Мэри тихо подошла к двери и отодвинула маленькую задвижку. Потом погасила свет, оставив гореть лишь маленькую лампочку у изголовья кровати. Прилегла, натянув тонкое одеяло на бедра, и принялась ждать…
        Теперь настал его черед, подумала Мэри.
        Она попыталась отсчитывать время по биению своего сердца. Господи, как ужасающе медленно оно течет!
        Наконец она расслышала осторожные шаги за дверью своей каюты. Мэри судорожно сглотнула и невидящим взглядом уставилась в пол. Шаги замерли и наступила тишина - бесконечная, звенящая… Ей захотелось позвать его, но язык не поворачивался. Потом она расслышала какой-то неясный шум и увидела, что дверная ручка начала поворачиваться. Все ее тело напряглось и замерло в нетерпеливом ожидании.
        Но секунду спустя ручка двери вернулась в первоначальное положение. Потом она услышала удаляющиеся шаги и поняла, что Крис не вернется. И что всю ночь она проведет в одиночестве.
        Мэри рыдала беззвучно, стараясь не нарушить тишину погруженной в сон яхты.

…На следующее утро Мэри проснулась рано и некоторое время лежала в постели, глядя в окно на безоблачное небо. Слезы, душившие ее полночи, высосали ее всю без остатка и почти лишили эмоций.
        Она смутно припоминала какие-то беспокойные образы, мелькавшие во сне, но никакой четкой картины воспроизвести не смогла. Теперь наступил новый день, и все сны должны быть забыты. Нужно встать и притвориться, что все в порядке. Может, мне следовало стать актрисой, подумала Мэри и, отшвырнув в сторону одеяло, вскочила с постели.
        Аромат духов, которыми она в тайной надежде на визит Криса подушилась прошлым вечером, до сих пор щекотал ноздри и вызывал легкую тошноту.
        Сегодня я выгляжу бледненько, подумала Мэри, поймав свое отражение в зеркале. Ничего, теперь я постараюсь сделать так, чтобы отныне мое лицо не выдавало никаких тайн.
        Быстро приняв душ, она надела бледно-розовые льняные шорты и футболку и направилась на камбуз, помня о наставлениях Пьера.
        Сегодня хлеб ей удалось нарезать идеально ровными ломтиками и поджарить как положено, кофе получился крепким и ароматным, а яйца варились ровно четыре минуты, и ни секундой дольше. Когда Мэри позвонила в колокольчик, на лице у нее играла удовлетворенная улыбка.
        Она уже расставляла еду на столиках в салоне, когда туда вошел Крис. На нем были измятые хлопковые шорты и майка. Он задержался в дверях, и его голубые глаза слегка сузились, когда он внимательно посмотрел на Мэри. Она встретила его взгляд холодной улыбкой.
        - Ты, оказывается, жаворонок, - медленно проговорил он. - Что, не спалось?
        - Почему, я заснула сразу, как только голова коснулась подушки, - солгала Мэри. - Но из вчерашних кулинарных неудач я решила извлечь кое-какие уроки. - Она рассмеялась. - В конце концов, я же не хочу, чтобы меня протащили под килем. Так, кажется, поступали раньше пираты?
        - Надо же, какие познания! - удивился Крис и посмотрел на стол. - Ты, кажется, делаешь успехи.
        - Ну, может, все не так уж и хорошо, - смутилась Мэри. Она налила кофе и вручила ему кружку. А потом тихо добавила: - Я постараюсь не повторять дважды одну и ту же ошибку, вот и все. - Они некоторое время помолчали, потом она взяла поднос. - Пойду отнесу еду Пьеру.
        - Нет, - остановил ее Крис. - Я сам и тут же вернусь. - Помолчав, он добавил: - Нам нужно поговорить.
        Оставшись в одиночестве, Мэри опустилась на стул, чувствуя, что во рту стало сухо, а ноги задрожали. Она выпила стакан охлажденного ананасового сока.
        О чем он хочет с ней поговорить? Она же так хотела избежать любого разговора, особенно с глазу на глаз…
        Вдруг с ужасом она подумала, что Крис мог вернуться ночью к ее двери и услышать рыдания. Что она тогда ему скажет?
        Нужно приступить к еде и притвориться, что она завтракает с аппетитом. Что все нормально и ничто не может нарушить ее беззаботного настроения.
        Мэри налила себе кофе, сделала большой глоток, отрезала верхушку с очищенного яйца и взяла гренок.
        - Я начала без тебя, - сухо проговорила она, когда Крис вернулся и занял место напротив. - Надеюсь, ты не возражаешь?
        - Вовсе нет, - вежливо ответил он. - Может, тебе трудно в это поверить, но я очень терпимый человек.
        - Отчего же?
        Наступила пауза, после которой Крис произнес:
        - Жаль, что мы так скоро прибываем на Невис. Возможно, ты бы обнаружила в себе новые таланты.
        - Сомневаюсь, - покачала головой Мэри. - Я могу петь и еще немного знаю французский. Не слишком большой багаж.
        - Еще ты умеешь танцевать. Мы не должны об этом забывать.
        Ее лицо заметно потеплело.
        - Я бы предпочла, чтобы мне не напоминали об этом… Скажи, в котором часу мы прибываем?
        - Незадолго до полудня.
        - Понятно. - Мэри прикусила губу. - А ты уверен, что в выходные мне не добиться приема у консула?
        - Даже не пытайся. Если, конечно, хочешь привлечь его на свою сторону. Да и к чему такая спешка?
        - Сразу видно, что это произошло не с тобой, - натянуто проговорила Мэри. - А мне нужно подумать о своем будущем.
        - И какие же у тебя планы? - откинувшись на стуле, спросил Крис, сверля ее взглядом.
        - А это, черт побери, не твоего ума дело! - вырвалось у нее.
        - Ошибаешься, - спокойно возразил он. - Иногда говорят, что если спасаешь чью-нибудь шкуру, то с этим человеком будешь связан надолго. Вот и у меня есть вполне обоснованный интерес относительно твоего будущего, птичка, - насмешливо добавил он.
        - Вижу, ты заигрываешь со мной…
        - Ничуть, Мэри, - перебил ее Крис усталым голосом. - На этот раз я чертовски серьезен. Может быть, перейдем к делу?
        - Очень хорошо, - покраснев, сказала Мэри. - Если так нужно, то давай.
        - Куда ты собираешься направиться потом? Домой?
        - У меня нет дома, - замешкавшись, ответила Мэри. - В определенном смысле, конечно. Но мне кажется, что я вернусь в Ливерпуль. Там проще и привычней. У меня есть подруги, у которых можно пожить некоторое время, пока разберусь с делами и с работой. Не одобряешь? - с вызовом спросила она. - Но тебя ведь я совершенно не знаю, поэтому…
        - Как странно, - мягко проговорил Крис, - но я чувствую, что, наоборот, знаю тебя едва ли не всю жизнь.
        В горле у нее сдавило, и дышать стало трудно. Слова повисли где-то в воздухе, потому что она не смогла ничего произнести в ответ, тем более встретить его взгляд. Поэтому Мэри занялась грязной посудой.
        Наконец Крис заговорил снова:
        - Неужели единственный твой план заключается в том, чтобы рано или поздно оказаться в чужой постели?
        - Во всяком случае не в твоей! Я же сказала, что собираюсь поехать к друзьям.
        - Не к тем ли, - подняв брови, усмехнулся он, - которые позволили тебе сбежать на край света с мошенником?
        Мэри поставила тарелки на поднос.
        - Я никому не рассказывала про Армандо. Тем более о том, что мы с ним задумали. Вообще никому, понимаешь?
        - А к чему такая секретность?
        Она боялась, что слухи каким-то образом дойдут до отца, а тот попытается ее остановить. Но вслух этого Мэри не сказала.
        - Мне нравилось, что у меня есть хоть какая-то тайна. Кроме того, Армандо не хотел встречаться с моими друзьями и подругами. - Она сделала гримасу. - Он говорил, что хочет быть только со мной.
        - Надо же, какой заботливый! - вырвалось у Криса.
        - В тот момент я тоже так думала, - призналась Мэри. - Но впредь такой наивной уже не буду.
        - Это не сулит ничего хорошего для будущих отношений.
        Мэри понесла поднос на кухню. Крис пошел следом и теперь стоял рядом, сложив руки и прислонившись к стене.
        - Я и не планирую никаких отношений, - пожала плечами Мэри. - Мне теперь дорога моя независимость.
        - Слышал я уже эти слова, птичка, - мягко произнес Крис. - Только они меня не убедили. Твои восхитительные чувственные губки слишком мягкие для таких твердых и непреклонных заявлений. Настанет день - и тебе захочется поделиться этими поцелуями, а заодно и своей жизнью.
        - И подготовить себя для очередного разочарования? - повысив голос, спросила Мэри. - Не думаю.
        - Не предполагал, что этот человек задел тебя так глубоко. Прости… Но не все же мужчины такие, как Армандо. Ты снова научишься доверять, Мэри. Обещаю.
        - Тебе стоит вести рубрику в журнале для женщин. Под названием «Советы для неудачниц». Прошу тебя только об одном: помоги мне попасть к консулу утром в понедельник, и я буду бесконечно счастлива.
        - Ты так думаешь? - хрипло спросил он. - Да нет же, ты ошибаешься, Мэри! Я даже сомневаюсь, что ты можешь до конца понять истинный смысл этих слов… Но время наверняка все расставит по своим местам. - И он вышел, оставив ее наедине со своими невеселыми мыслями.

7

        Дорога вилась узкой лентой вдоль побережья, и сквозь широкие листья пальм просматривались серебристые песчаные пляжи и голубая гладь моря, сверкающего в лучах солнца.
        Но прелесть окружающего пейзажа не производила на Мэри никакого впечатления. Она с тоской размышляла о том, куда везет ее этот зеленый джип. Водитель - весельчак и балагур - всю дорогу насвистывал латиноамериканские мелодии.
        Она спросила его, куда они направляются, но в ответ тот с улыбкой пожал плечами, пробормотав что-то вроде «недалеко», отчего Мэри легче не стало. Приходилось терпеть и продолжать трястись в машине в надежде, что скоро это утомительное путешествие закончится.
        В последние часы пребывания на «Надежде» Мэри стоило немалых усилий сделать так, чтобы не попадаться на глаза Крису Маккейну, поскольку она чувствовала себя не готовой для очередного разговора. Правда, и он, как она заметила, тоже старался избегать ее.
        К счастью, когда вдали показались очертания острова, внимание Мэри сразу переключилось на цель их путешествия. Перегнувшись через поручень, она с интересом принялась изучать силуэты гор, виднеющихся на горизонте.
        Из рубки вышел Пьер и встал рядом.
        - Ну наконец-то мы дома, - со вздохом облегчения произнес он и указал на одну из вершин. - Это наш вулкан. Благодаря ему и еще нескольким его собратьям на острове необычайно плодородные земли и фермеры всегда снимают отличный урожай.
        - Вулкан? - растерянно повторила Мэри. - А это опасно?
        Пьер снисходительно взглянул на нее и усмехнулся.
        - Это потухший вулкан. Ты, кстати, можешь сама подняться к кратеру и убедиться, если захочешь.
        - Нет уж, я как-нибудь обойдусь. Кроме того, я ведь задержусь здесь ненадолго и мне будет не до осмотра достопримечательностей. Хочу как можно скорее уехать домой. - Мэри повернулась и увидела, что за ними издали наблюдает Крис.
        Спустя пару минут она спустилась в свою каюту, сложила отобранную одежду из шкафа к себе в сумку, переоделась в кремовое льняное платье, украшенное спереди большими перламутровыми пуговицами, а на ноги надела черные туфли на низком каблуке.
        В консульстве ей нужно выглядеть как приличная девушка, испытывающая временную, но острую нужду в деньгах, а не как шатающаяся в поисках работы бездомная.
        Они встали на якорь на некотором удалении от причала, и вскоре к яхте подошел небольшой катер и переправил их на берег. Мэри не могла не заметить, что, в то время как Пьера приветствовали на берегу по-приятельски - с криками, улюлюканьем и похлопываниями по спине, - Крис был встречен вежливым почтением. Это вызвало у нее массу вопросов. На которые, скорей всего, ответа в ближайшее время не найти.
        Когда она, переминаясь с ноги на ногу, стояла на пристани, к ней подошел Пьер.
        - Итак, мадемуазель, - произнес он и взял ее руку. - Разрешите попрощаться с вами. С нетерпением жду того момента, когда в недалеком будущем ты станешь известной певицей.
        Едва ли, подумала Мэри, но улыбнулась и пробормотала что-то на прощание.
        - Твоя комната уже ждет тебя, - сообщил ей Крис, внезапно появившийся из-за спины Пьера и слегка испугавший Мэри. - Прости, что не смогу тебя сопровождать, - добавил он без тени сожаления в голосе. - У меня еще здесь кое-какие дела. Роберто довезет тебя до места.
        Он подал знак высокому поджарому парню, который выпрыгнул из стоявшего возле пирса джипа, подошел и взял у Мэри сумку.
        Крис попрощался и пошел прочь. И замечательно, подумала Мэри. Это как раз то, чего ей больше всего хотелось.
        Ей нужно прекратить думать об этом человеке, твердила она себе, когда машина выезжала с пристани. В противном случае она сойдет с ума.
        Она думала, что ее привезут в какую-нибудь скромную гостиницу, но столица острова осталась далеко позади, а джип все еще мчался вперед и по поведению водителя можно было сделать вывод, что он настроен на долгий путь.
        Несмотря на все свои старания думать о приятном и не унывать, Мэри совсем растерялась. Она не была готова к такому повороту событий.
        Может быть, они направляются в какую-нибудь удаленную гостиницу, расположенную в тихом уголке острова. Хотя идея полноценного отдыха представлялась ей вполне заманчивой, все же не хотелось так удаляться от города. Тем более что в понедельник утром она должна предстать перед консулом.
        Но тут Мэри почувствовала, что у нее все похолодело внутри. Мой паспорт! - с ужасом подумала она. О Боже, ведь он до сих пор у Маккейна!
        Она повернулась к Роберто и по-французски очень разборчиво произнесла:
        - Нам нужно вернуться в город. И отыскать Маккейна. Это очень важно. Вопрос жизни и смерти.
        Но водитель лишь весело усмехнулся в ответ, пробормотал что-то - видимо, на испанском - и надавил на газ.
        - Нет, вы должны развернуть машину, - не сдавалась Мэри. - Мне действительно нужно вернуться.
        В какой-то момент она подумала, что Роберто послушается, потому что он вдруг резко повернул едва ли не под прямым углом, так что колеса завизжали. Но оказалось, что он всего лишь свернул с прибрежного шоссе, направив машину по узкой и пыльной дороге, которую Мэри сначала не заметила. Они помчались куда-то вниз мимо зарослей гибискуса.
        - Где мы? - затаив дыхание, спросила она, когда вдали показалась деревянная арка, на которой крупными буквами было вырезано название «Парадиз». - Это и есть та гостиница, куда ты меня вез?
        - Да, мадемуазель, - по-французски ответил улыбающийся Роберто. - Это «Парадиз».
        - Но я не смогу здесь жить, - растерянно произнесла Мэри. Она пыталась говорить отчетливо и выразительно, чтобы он мог понять ее. - Мне нужно зарегистрироваться, а паспорт у мистера Маккейна. Он забыл мне его отдать! Вы понимаете меня?
        Роберто кивнул и, по-прежнему улыбаясь, продолжал ехать вперед, не снижая скорости.
        - Черт бы тебя побрал! - растерянно воскликнула Мэри. Ей достался в провожатые какой-то псих!
        И если здание впереди было гостиницей, то это, должно быть, очень маленькая гостиница. Мэри нахмурилась. Может быть, вокруг располагались бунгало, но пока что она не заметила ни одного. Нигде не было видно даже намека на бассейн, что само по себе явилось большим разочарованием. Ей ведь так хотелось сейчас окунуться в воду!
        Плавание было ее излюбленным развлечением, а заодно и хорошим способом держать себя в форме. Помимо танцев, конечно. Холодный душ - это совсем не то, разочарованно думала Мэри. Вот если в номере есть ванная, тогда еще куда ни шло, ведь ее можно наполнить прохладной водой и расслабиться…
        Но когда они наконец подъехали к гостинице, Мэри поняла, что была несправедлива, поскольку место оказалось достойным своего названия.
        Она увидела изящное двухэтажное здание с крышей из терракотовой черепицы. Оно было окружено превосходными зелеными лужайками и яркими клумбами. К нижнему этажу примыкала тенистая веранда с высокими окнами, а также галерея с деревянной балюстрадой.
        Входные двери были открыты, и у порога, в тени портика с колоннами, стоял, словно ожидая чего-то, пожилой мужчина с седыми волосами в темных брюках и белом кителе. Увидев машину, он подошел, открыл дверцу и предложил руку Мэри, которая с удивленным видом смотрела вокруг.
        - Мадемуазель, разрешите представиться, - вежливо сказал он. - Меня зовут Гарсиа. Добро пожаловать в «Парадиз».
        Мэри вылезла из машины, с трудом подавив желание размять руки и ноги, затекшие после утомительной езды и тряски. Было жарко и душно, и она сильно вспотела. А платье, которое надела, чтобы произвести впечатление, измялось и покрылось пылью.
        - Простите, здесь, кажется, произошла ошибка, - начала Мэри, но повернулась, когда услышала звук резко стартовавшего джипа. - Постойте, куда же вы! Не оставляйте меня!..
        - Не стоит так расстраиваться, мадемуазель, - успокаивающим голосом проговорил Гарсиа. Он взял ее за руку и вежливо, но твердо потянул к двери. - Здесь вы в полной безопасности. Я покажу вам вашу комнату, а Жюстина, моя жена, приготовит вам чай.
        - Если вы здешний хозяин, то вам следует кое-что знать, - сказала Мэри, судорожно глотнув. - Меня привезли сюда под ложным предлогом. Видите ли, у меня нет ни паспорта, ни денег и мне нужен водитель, чтобы уехать в город по делам.
        - Здесь вам ничего не потребуется, мадемуазель. И я вовсе не владелец, а наемный служащий. А вы наша почетная гостья.
        Они вошли в просторный холл, и Мэри сразу ощутила приятную прохладу. Посмотрев на потолок, она увидела большой вентилятор. Стены в холле были белыми как слоновая кость, а пол покрыт паркетом медового цвета. Нигде не было видно стойки администратора или других признаков, присущих всем отелям.
        Сбоку Мэри увидела лестницу, на которую указал ей Гарсиа. Она нерешительно попятилась.
        - Здесь… очень тихо. А сколько тут еще… гостей?
        - Да только вы одна, мадемуазель Аллен.
        - Понимаю. - Спорить было бессмысленно, и Мэри последовала вслед за Гарсиа вверх по лестнице. - Гостиница, наверное, недавно открылась? - спросила она.
        - Вы говорите, гостиница? - Гарсиа остановился и обернулся, на лице его отразилось удивление. - «Парадиз» - это частное имение, мадемуазель. Вы здесь по приглашению его хозяина, мистера Роуленда.
        Рука Мэри впилась в перила.
        - Но это какая-то ошибка, - растерянно проговорила она, стараясь казаться спокойной. - Я не знаю никого с таким именем. Он здесь? Мне лучше поговорить с ним сразу же…
        - Сожалею, но мистер Роуленд сейчас далеко отсюда.
        - Далеко? - удивленно переспросила она. - Но как он мог?.. - Ее голос замер, когда она начала догадываться. - Думаю, теперь я все понимаю…
        Так вот что уготовил ей Крис Маккейн! Он, похоже, снова положился на доброту своего хозяина. Должно быть, у него прочное положение в этом семействе, раз он такое себе позволяет. Но тогда он запросто может стать зятем своего босса! Почему бы и нет?!
        - Скажите мне, сеньор Гарсиа, - выдавив улыбку, проговорила Мэри, - а у вашего мистера Роуленда случайно нет яхты «Надежда»?
        - Конечно, мадемуазель! - во взгляде Гарсиа мелькнуло беспокойство. - А что случилось? Вы все еще хотите уехать?
        - Вовсе нет, - беззаботно пожала плечами Мэри. - Почему бы мне не погостить в таком доме? В конце концов, я уже имела удовольствие воспользоваться его гостеприимством. - Она усмехнулась. - Я плыла на его яхте, питалась его едой и до сих пор ношу кое-что из одежды его дочери, так что почему бы и нет? - Помолчав, она спросила, стараясь выглядеть спокойной: - Ведь у него же есть дочь?
        - Да, мадемуазель, - кивнул Гарсиа, и его голос потеплел. - Мадемуазель Абигейл сейчас вместе с отцом в Сан-Паулу.
        - Замечательно, - ответила Мэри. - Но все равно, надеюсь, я буду спать не в ее комнате. Мне бы не хотелось, чтобы она вдруг приехала и обнаружила, что ее комната занята. - И перед ее глазами встал образ белокурой блондинки с фотографии в каюте Маккейна.
        - Вам предоставлены гостевые апартаменты, мадемуазель, - объявил Гарсиа. - Но, поверьте, в ближайшее время ни мистер, ни мадемуазель Роуленд не приедут.
        Ну и слава Богу! - подумала Мэри.
        Несмотря на все свои опасения, она пришла в полный восторг от предоставленных ей помещений. Просторная гостиная с кожаным диваном и парой кресел переходила в спальню с обоями бирюзового цвета и прозрачными белыми шторами на широких окнах. Низкая широкая кровать была покрыта шелковым стеганым покрывалом, а ванная сверкала перламутровым кафелем.
        И вся эта красота, весь комфорт - пусть на несколько дней - предназначались ей одной! К глазам девушки подступили слезы.
        - Все замечательно, сеньор Гарсиа. Благодарю вас.
        Старик с довольным видом наклонил голову.
        - Свое платье, мадемуазель, вы можете отдать Жюстине, она его постирает и выгладит.
        Когда Мэри осталась одна, она отправилась в ванную, где очень долго простояла под душем, надеясь, что вместе с потом смоет и свое унылое настроение. Облачившись в кремовые шорты и белую футболку, она спустилась вниз.
        В гостиной ее встретила пожилая полная женщина в платье в горошек. Она оценивающе смерила Мэри с ног до головы, что, впрочем, никак не отразилось на теплоте ее улыбки.
        - Выпьете чего-нибудь освежающего, мадемуазель? - спросила Жюстина, представившись. - Холодного чая или, может, ананасового сока? - Она провела Мэри через гостиную к стеклянным дверям на веранду, где стоял стол, окруженный плетеными стульями, а рядом, на маленькой тележке, - поднос с напитками и бокалами.
        - Замечательно, - проговорила Мэри, издав слабый вздох облегчения. - В таком случае немного чаю, пожалуйста.
        Жюстина налила ей чай в высокий бокал и металлическими щипчиками опустила туда несколько кусочков льда. Одного глотка хватило, чтобы убедиться, что это был едва ли не лучший холодный чай из всех, которые ей доводилось попробовать. Она сказала об этом Жюстине. Пожилая женщина с благодарностью приняла похвалу.
        Приободрившись, Мэри решила кое-что разузнать.
        - Очень приятно, что вы так обо мне позаботились, сеньора, - сказала она. - В конце концов, я ведь свалилась вам как снег на голову… Я думала, что мистер Маккейн направит меня в гостиницу.
        При упоминании о гостинице Жюстина махнула рукой, как будто ни один отель не заслуживал доброго слова.
        - Вы ведь гостья мистера Маккейна, мадемуазель! Где же вам еще остановиться, как не здесь? И сам мистер Роуленд настоял, чтобы вы приехали именно сюда.
        Неужели здесь ее и в самом деле считают подружкой Криса? Не слишком дружелюбно он вел себя при расставании!
        - Послушайте, сеньора, - сказала Мэри. - Мне срочно нужно связаться с мистером Маккейном. Можно ли отсюда позвонить ему?
        - Не знаю, что и ответить, мадемуазель. - Она покачала головой. - Я не в курсе, где он сейчас.
        - Но ведь остров не так велик. - В голосе Мэри послышался протест. - Ведь наверняка его можно где-нибудь застать.
        - Это не просто, мадемуазель. Но я спрошу Гарсиа, - произнесла она таким тоном, будто делала большое одолжение.
        Жюстина удалилась, и Мэри вздохнула в недоумении. Вот, кажется, еще один тупик, подумала она. Или ее умышленно решили отгородить от внешнего мира? Ведь Пьер намекал на то, что у Криса есть местечко на острове.
        Если, конечно, он не распорядился, чтобы с ним никого не соединяли - особенно ее. Может быть, Крис решил, что пора подвести черту под их странными отношениями.
        Мэри допила чай и посмотрела в окно веранды. С балюстрады свешивались вьющиеся растения, среди которых, беззвучно хлопая бархатными крылышками, летала огромная бабочка-махаон. Поодаль, в зарослях, мелькнуло что-то зеленовато-золотистое, и через лужайку пролетел крупный попугай, скрывшийся в ветвях пальмы.
        Действительно как в раю, подумала Мэри. Жизнь течет беззаботно и не нарушается никакими тревогами и проблемами.
        Но через каких-нибудь пару дней я уеду и вся эта внешняя идиллия останется позади.
        Ей пришло в голову пойти прогуляться и исследовать территорию «Парадиза».
        Ведомая странным любопытством, она потихоньку углубилась в самую чащу влажного тропического леса. А сквозь листву было видно, что где-то высоко над лесом возвышается гора. Не тот вулкан, о котором говорил ей Пьер, а, видимо, один из меньших его собратьев. Покрытый застывшей серой лавой, он представлял собой сплошную мрачную скалу.
        Угораздило же кого-то устроить себе жилище в таких местах, подумала Мэри. Кругом, конечно, красиво, но близость вулкана таила в себе тревогу. Она где-то читала, что вулканы в действительности никогда не потухают, они как бы спят, и этот их сон может длиться бесконечно долго.
        Мэри почувствовала в душе некоторое сожаление по поводу того, что она никогда не увидит таинственного мистера Роуленда - этого отважного человека, построившего здесь дом и бросившего вызов темным силам природы.
        За пределами аккуратно подстриженных газонов в нескольких сотнях метров от дома царила дикая природа в ее первозданном и нетронутом виде. Ей не стоит больше рисковать и отправляться на такие прогулки.
        Пора вернуться. Но что-то удерживало ее. С одной стороны, думала Мэри, прогулка пойдет на пользу - она нагуляет аппетит. Жюстина сообщила, что ужин будет подан в девять часов, а поскольку она производила впечатление опытной хозяйки, то, видимо, ей будет приятно, если гостья отдаст должное еде.
        Но Жюстина принесла ей не слишком приятную весть о том, что ни у нее, ни у Гарсиа нет номера телефона, по которому можно было бы позвонить Крису Маккейну…

«Парадиз», конечно, замечательное место, расположенное в живописной долине, но он находится так далеко, словно затерян для остального мира… Никто ведь не спросил ее, хочет ли она подобного уединения. Выбраться отсюда она может лишь пешком. Здесь нет никаких запретов или висячих замков, но она чувствует себя пленницей.
        Но вот, словно возникший откуда ни возьмись лучик надежды, впереди показалась заветная тропинка, а где-то вдали послышался всплеск воды.
        Мэри ступала осторожно, стараясь не задевать твердые сучья. Она нагнулась, пробираясь под нависающей веткой, выпрямилась, а потом, раскрыв рот, замерла в немом восхищении.
        Уши ее не обманули. Перед ней был маленький водопад, шум которого донесся до нее минутой ранее, а прямо под ним - маленький естественный водоем, поверхность которого была покрыта рябью.
        Вот наконец и долгожданный бассейн, о котором она так мечтала! Кто-то предусмотрительно соорудил сбоку небольшой мостик для ныряния. Рядом стояла аккуратная деревянная скамеечка для отдыха. Можно, конечно, вернуться в дом и взять купальник, который она захватила на остров с яхты. Но, с другой стороны…
        Поддавшись охватившему ее порыву, Мэри быстро разделась, встала на край мостика, сделала вдох и, вытянув вперед руки, бросилась в воду.
        Она нырнула, потом, с шумом вынырнув, весело взглянула на солнце.
        Раньше она никогда не плавала обнаженной и теперь с каким-то виноватым чувством наслаждалась прелестью своих ощущений. Она ненадолго погрузила голову в воду еще раз, потом начала плавать по кругу.
        Как же мне не хватало всего этого! - подумала Мэри, когда, перевернувшись на спину и раскинув в стороны руки, замерла и уставилась в синее небо над головой. Впервые за многие недели она почувствовала удивительное умиротворение.
        Она медленно подплыла к водопаду, вскарабкалась на камни, встала за потоком и выпрямилась, подставив лицо и грудь водяным брызгам. Опираясь руками на сырые камни, она чувствовала, как соски набухают от охватившего тело странного возбуждения.
        Вдруг какой-то внутренний импульс заставил Мэри повернуть голову и посмотреть через плечо.
        На противоположной стороне естественного бассейна стоял Крис Маккейн, уперев руки в бедра и слегка откинув назад голову. Он пристально наблюдал за ней и выглядел вполне буднично, но неподвижность его позы все-таки выдавала в нем напряжение.
        А ее одежда лежала кучкой прямо у его ног!
        Несколько секунд она не могла шелохнуться, прокручивая в голове различные варианты выхода из этой ситуации и ничего не находя.
        Оставался лишь один вариант. Мэри нырнула в озеро и, вынырнув, яростно крикнула:
        - Какого черта ты здесь делаешь?
        - Я решил присутствовать на ужине, - ответил Крис. - Жюстина великолепно готовит тушеную рыбу, и слава о ней гремит по всей округе.
        - Я не о том! - разозлилась Мэри. - Почему ты здесь? Сейчас и именно в этом месте?
        Он пожал плечами.
        - Потому что это мой любимый уголок в имении, и, кроме того, я догадался, что ты тоже должна рано или поздно здесь очутиться, - ответил он и улыбнулся. - Отличное место, не правда ли?
        - Замечательное, - хрипло отозвалась Мэри. - Только я боюсь простудиться. Мне нужно вылезти и одеться. Если, конечно, ты не возражаешь.
        - Конечно нет, - спокойно ответил Крис. - Но из этого водоема трудно выбраться с непривычки. Тебе лучше ухватиться за мою руку.
        - Нет уж, - сказала она, пытаясь унять дрожь. - Я посижу здесь до тех пор, пока совесть и приличие заставят тебя уйти.
        - Твой обнаженный образ возле водопада уже надолго запечатлелся в моей памяти. - После некоторого молчания он начал медленно расстегивать рубашку. - Конечно, я могу присоединиться к тебе. Сегодня очень жаркий день, и приятно немного… взбодриться.
        - Как ты смеешь?!..
        - Ты хочешь сказать, что озеро недостаточно вместительно для двоих? - засмеялся он. - Что ж, возможно, ты и права. Но ты пробыла здесь достаточно долго. Теперь моя очередь…
        Он присел на корточки и протянул ей руку.
        - Хватайся, пока не простыла, - почти скомандовал он. - Я зажмурюсь, если тебе станет от этого легче, - едко добавил он.
        Мэри подплыла к нему ближе.
        - А потом… ты уйдешь? Ну пожалуйста!
        - Нет, - ответил Крис. - Но обещаю отвернуться.
        Ей было холодно и стыдно. К глазам подступили слезы отчаяния. Может быть, он все-таки не блефует и говорит правду?
        Прикусив губу, она в два сильных гребка подплыла к тому месту, где он стоял. При ее приближении он послушно зажмурил глаза. Его пальцы были теплыми и сильными, и Мэри ощутила неожиданный прилив удовольствия, когда ухватилась за его руку. Она выбралась на берег и остановилась, затаив дыхание, в шаге от Криса.
        - Что ж, спасибо, - сдержанно поблагодарила она. - А теперь отвернись, пожалуйста.
        - Как скажешь, - ответил он, и Мэри послышалась усмешка в его голосе. - Должен признаться, что ты выглядела намного привлекательнее, когда не тряслась так от холода.
        - Вот как? - процедила Мэри, поднимая с земли свою одежду и прижимая к своему телу.
        - Надо же, мисс Аллен, - съязвил Крис. - Как же вы озлоблены! Можно подумать, что вы никогда не купались обнаженной.
        Мэри, отчаянно пытавшаяся натянуть одежду на мокрое тело, промолчала.
        - Значит, это правда? - медленно проговорил Крис. - Ты никогда этого не делала раньше? Вот тебе еще одно новое ощущение…
        - Можешь оставить при себе свои умозаключения! - вспыхнула Мэри, надевая футболку и с ужасом замечая, как сквозь влажную ткань проступают набухшие соски. - Моя жизнь - это мое личное дело.
        - Ты забываешь, что я спас тебя и поэтому твоя жизнь как раз мое дело.
        - Знаешь, я не верю в нелепые предрассудки и принадлежу только самой себе.
        - Только? - слегка удивился Крис. - Звучит как-то бесчувственно.
        - Странно, что ты так думаешь, - холодно ответила Мэри. - Для меня это означает прежде всего независимость. - Мэри окинула себя быстрым взглядом и выпрямилась. - Ну все, я, кажется, одета.
        Крис повернулся и посмотрел на Мэри, задержав взгляд на выступающих через мокрую ткань сосках.
        - Ну слава Богу, - тихо проговорил он, слегка скривив губы. - Но память удивительная штука.
        - А я двумя руками голосую за полную амнезию, - отрезала Мэри. - Я много бы отдала за то, чтобы стереть из памяти события последних недель, особенно двух суток.
        - Послушай, - сказал он, - Жюстина и Гарсиа считают, что мы с тобой в дружеских отношениях, давай не нарушать этой иллюзии. - Крис отвел в сторону листья высокого кустарника, освобождая ей дорогу. - Что ты думаешь о «Парадизе»?
        - Он замечателен. Этот… мистер Роуленд, похоже, предоставил в твое полное распоряжение не только яхту, но и этот шикарный дом.
        - Мы знаем друг друга тысячу лет, - ответил Крис, пожимая плечами.
        А как же Абигейл? У Мэри сразу завертелся в голове этот вопрос, но она не осмелилась его озвучить. Да и, кроме того, разве трудно догадаться, каков будет ответ? И она торопливо сменила тему:
        - А мой паспорт… Ты ведь забыл мне отдать его на берегу. Ты принес его с собой?
        - Нет. Он остался на яхте. - Крис покосился на нее. - Но не беспокойся. Он в очень надежном месте.
        - Кто бы сомневался, - уныло заметила Мэри, едва увернувшись от спружинившей ветки. Когда они наконец добрались до дома, она обернулась и посмотрела ему в лицо. - Не совсем понимаю, зачем торчать где-то в глуши, вместо того чтобы остановиться где-нибудь на побережье?
        - Сожалею, что ты так страдаешь. Я сам распорядился привезти тебя сюда, поскольку здесь тихо и красиво. Разве не так?
        - Очень. Но заодно и одиноко.
        - Это часть здешнего очарования, - возразил он. - Сюда я приезжаю, чтобы успокоиться и поразмышлять. Я надеялся, что тебе это место тоже подойдет. - Он понизил голос. - Когда ты нашла водоем, я только убедился в этом еще раз. Поскольку для меня это одно из самых волшебных мест на всем острове. - На его лице зажглась улыбка. - Ну а с сегодняшнего дня его очарование удвоилось.
        Мэри наклонила голову, избегая его пристального взгляда. Сердце у нее отчаянно билось - как крылья у пойманной птицы.
        - Пожалуйста, не надо…
        - Но почему? - тихо спросил он. - Ведь я наконец сумел реализовать свои фантазии. А ты была так красива и вместе с тем так уязвима, что, подай ты мне знак, я бы бросился к тебе через водяной поток! И теперь каждый дюйм твоего прелестного тела будет всегда стоять перед моими глазами и преследовать меня…
        Лицо Мэри покрылось густым румянцем. Сдавленным голосом она произнесла:
        - Ты не должен мне это говорить. У тебя нет права…
        - Да, - ответил он с ноткой ярости в голосе. - У меня вообще нет никаких прав. Но никакие предписания добродетели не могут погасить мое желание. Просто помни об этом.

8

        Мэри проводила его взглядом.
        Что он хотел этим сказать? Но только ей доподлинно известно, в какой фатальной близости она была от того, чтобы поманить его к себе! Она почувствовала силу его желания всем своим обнаженным телом, как будто его сладостно обдувал какой-то теплый и бесконечно нежный ветер. Она успела ощутить эти скудные мгновения греховного наслаждения.
        Ее губы изогнулись в печальной улыбке. Мое желание тоже никто не в силах остановить, мелькнуло в ее голове, и она побрела к дому.
        Несмотря на жару, Мэри стало холодно, когда она поднялась в свою комнату. Она сняла с себя мокрую одежду и растерлась махровым полотенцем. Она уже застегивала пояс кремового платья, которое обнаружила постиранным и выглаженным у себя в шкафу, когда в дверь комнаты постучали.
        Она разом напряглась, решив, что пришел Крис. Пожелав в душе, чтобы это было именно так, она все-таки промолчала, чтобы сбить с толку посетителя и заставить его уйти. Но раздался еще более громкий стук, и она услышала за дверью голос Жюстины:
        - Мадемуазель, мне нужно вам кое-что передать.
        Мэри вздохнула с облегчением и подошла к двери. На пороге стояла улыбающаяся Жюстина и держала в руках большую плоскую коробку.
        - Это для вас, мадемуазель. Мистер Маккейн сказал, что вы это забыли…
        - Не понимаю, - удивленно нахмурилась Мэри.
        Но Жюстина упрямо покачала головой.
        - Это принадлежит вам, мадемуазель. Так сказал мистер Маккейн.
        - Думаю, - ответила Мэри, - что мне лучше переговорить с самим мистером Маккейном.
        - Его здесь нет, - как-то сразу приободрилась Жюстина. - Ему понадобилось уехать, но к ужину он вернется. - Она хихикнула. - Он ведь не может пропустить мою тушеную рыбу.
        Она передала коробку в руки Мэри и удалилась, напевая под нос какую-то мелодию.
        Мэри опустила коробку на кровать с таким видом, как будто та могла взорваться. Все ее скромное имущество находится здесь, в этой комнате. Других вещей у нее нет. На что же он тогда намекал, зачем ее разыгрывал?
        Она осторожно подняла крышку, и у нее перехватило дыхание. Там лежало серое шелковое платье изумительной красоты. Приложив его к себе и повертевшись перед зеркалом, она мечтательно улыбнулась.
        Изысканный серебристый цвет платья выгодно подчеркивал оттенок ее кожи и темные волосы. Будь ее воля, она бы выбрала себе точно такое же.
        Слабенький голосок где-то в глубине души прошептал ей, чтобы она примерила подарок. Но здравый смысл велел положить его обратно в коробку и никогда больше не глядеть на него. Она знала, что оно наверняка подойдет, и тогда ей не захочется его снимать. А самое главное для нее правило сейчас - отвергать малейшие контакты между ней и Крисом Маккейном.
        Мэри вздохнула и принялась сворачивать платье, делая это крайне неохотно. Справившись, она заметила на полу небольшой листок бумаги. Вероятно, выпал из платья, подумала она и подняла его.

«Мэри - это не просто знак внимания. Ведь платье тебе необходимо. Не выбрасывай его.
        Крис».
        А ниже подписи стоял постскриптум:

«Всегда можно притвориться, что у тебя день рождения».
        Она опустилась на край кровати и снова и снова перечитывала записку, пока слова не стали расплываться у нее перед глазами.
        Отказ носить его подарок выглядел бы в лучшем случае как неучтивость, а в худшем - как нелепый поступок.
        Так уж получилось, что это, вероятно, был первый подарок от мужчины в ее жизни. Даже отцовские подарки чаще всего доставались ей через няню, а когда она выросла и стала постарше - то через секретаря.
        Все эти обстоятельства делали подарок Криса особенным. Мэри разгладила ткань. У нее было странное ощущение, будто она знает Криса очень давно. И отчего-то ей казалось неважным, как долго они знакомы - несколько часов или всю жизнь…
        Но почему судьба не предупредила ее, что счастья от их встречи не будет? Что этот мужчина уже опутан чарами несравненной блондинки по имени Абигейл, у которой, вероятно, нет темных пятен в биографии? Возможно, у Криса есть обязательства перед этой женщиной. И он не допустит, чтобы случайная встреча испортила то, что представляется ему вполне реальным и правильным.
        Как же она не догадалась об этом там, на сцене злополучного клуба, когда случайно перехватила его пытливый взгляд? Не поняла, что он - это запретный плод, который сладок, но недоступен.
        Восторг любви - это лишь несколько приятных мгновений, не более, с печалью подумала Мэри.
        Ну и пусть! Если на ее долю выпадут эти мгновения, вдруг подумала Мэри со странной решимостью в душе, то она ими воспользуется, и наплевать на последствия! Она не будет размахивать руками или требовать от него больше, чем он готов ей дать. По крайней мере у нее останутся драгоценные воспоминания, которые, возможно, согреют ее безрадостное будущее. Помимо, конечно, этого красивого платья, которое она не может надеть, но которое навсегда сохранит как память.
        Мэри закрыла коробку и порвала записку Криса на мелкие кусочки. Потом вышла на балкон и уселась в плетеное кресло, чтобы понаблюдать за закатом…
        Она оставалась у себя в комнате до самого ужина. Странно, но теперь черное платье, которое она захватила из клуба толстухи Сью, уже не казалось ей вульгарным. Надев его, Мэри задумчиво разглядывала себя в зеркале. Наоборот, учитывая легкий загар, она теперь выглядела великолепно. Но будет ли этого достаточно?
        В гостиной у стеклянной двери, ведущей на веранду, с бокалом стоял Крис и смотрел куда-то в темноту.
        Когда Мэри нерешительно зашла в комнату, он обернулся, и брови его приподнялись, когда он увидел ее оголенные плечи и длинные стройные ноги, едва прикрытые на бедрах. Некоторое время стояла напряженная тишина. Потом он поднял бокал, и его рот скривился в легкой улыбке.
        - В конце концов, ты права, - тихо проговорил он. - Сегодня ведь не твой день рождения…
        - Я просто решила надеть что-нибудь более привычное, - пожала плечами Мэри.
        - Очень смело, - похвалил он. - Это должно оживить недавние воспоминания.
        Она подняла голову и перехватила его взгляд.
        - Не все из них так уж печальны. Платье, которое ты мне прислал, очень впечатляет, - добавила она с оттенком равнодушия. - Для человека, плавающего на чужих яхтах, ты очень хорошо разбираешься в дамской одежде.
        - Видимо, ты ждешь, чтобы я отпустил по этому поводу какое-нибудь едкое замечание, - усмехнулся Крис. - Но я промолчу.
        - Очень разумно с твоей стороны. Просто я хотела сказать, что с такой разборчивостью ты найдешь себе подружку, которая одобрит твой отменный вкус.
        - Платье я купил для тебя, - хрипло произнес он. - Вряд ли тебе доставляет удовольствие надевать чужие вещи. Вот мне и захотелось сделать подарок.
        - Что ж, очень мило с твоей стороны. - Или ему просто не нравится видеть ее в чужой одежде? Вот еще один из возможных ответов на ее раздумья.
        - Позволь мне угостить тебя отличным пуншем, - предложил Крис, подойдя к столику с напитками. - Это изобретение нашего старика Гарсиа. Стоит попробовать. - Он налил немного спиртного в бокал, бросил туда несколько кусочков льда, лимонную дольку и веточку мяты и протянул его Мэри.
        Она сделала осторожный глоток и облизала языком губы.
        - Очень крепкий… Из чего он состоит?
        - Кроме местного рома, о других ингредиентах я не имею ни малейшего понятия, - пожал плечами Крис. - Все свои козыри старина Гарсиа держит при себе.
        Мэри сделала еще один глоток, бросив на Криса пытливый взгляд из-под ресниц, но ничего не сказала.
        - Думаю, пора отправляться на ужин.
        - А я, может быть, хочу еще с тобой поболтать на интересующие меня темы, - вскинув голову, проговорила Мэри. - Разве с тобой такое никогда не случалось?
        Крис посмотрел на нее, и его лицо исказила усмешка.
        - Со мной много чего случалось, детка, - медленно ответил он. - Когда мы поужинаем, нас с тобой ждет серьезный разговор. Ну а теперь пойдем, пока Жюстина не рассердилась.
        Мэри молча последовала за ним через холл в столовую с низко нависающим потолком и длинным овальным столом, сверкающим серебряными приборами и хрустальными бокалами. Ей показалось, что она ввязалась в азартную игру, но рискует проиграть уже в первом коне.
        Отменный ужин не мог не поднять настроения. Они начали с холодного супа из авокадо, за которым было подано острое блюдо из тушеной рыбы со сладким картофелем и зелеными овощами. Отличным дополнением к еде служило белое сухое вино. На десерт их ожидало мороженое с кусочками манго и восхитительный пудинг со вкусом кокоса.
        Крис вел непринужденный разговор на общие темы, в основном рассказывая об истории острова и будущих планах местной администрации увеличить приток туристов. Мэри наслаждалась едой и, расслабившись, не очень внимательно слушала.
        Она понимала, что Крис не может затронуть личную тему, поскольку рядом неотступно находился Гарсиа.
        Видимо, он здесь не только слуга, но и что-то вроде наставника, решила Мэри. И наверняка стоит на страже интересов хозяина. И его молодой дочери.
        Однако, когда с едой было покончено и был подан кофе, старик пожелал им с Крисом спокойной ночи, чем несказанно удивил Мэри.
        - Спасибо, старина, - с улыбкой поблагодарил его Маккейн.
        Гарсиа вежливо поклонился и ушел.
        - Ну а теперь, - тихо сказал Крис, повернувшись к Мэри, - нам нужно кое-что обсудить. - Он замолчал и, сунув руку в задний карман брюк, вытащил оттуда паспорт, который положил на стол. - Вот, возьми.
        - О! Огромное спасибо! - Она взяла документ. - Ты специально съездил за ним в город?
        - В общем да. Ведь он тебе нужен. Если, конечно, ты захочешь ждать до понедельника.
        Он откинулся на стуле, так что Мэри в тусклом свете свечей не могла разглядеть выражение его лица.
        - Постой, не понимаю. А у меня разве есть выбор?
        - Если бы я одолжил тебе денег, ты могла бы уехать отсюда уже завтра, - объяснил Крис. - На самолете местной авиакомпании можно долететь до Гренады, а оттуда - куда тебе вздумается.
        Наступила тишина. Руки Мэри задрожали, и она убрала их под стол.
        - А почему у меня должно возникнуть такое желание?
        - Ну… ты же сама говорила, что тебе нужно устраивать свою жизнь, - ответил он. - И, видимо, спешила с этим.
        - Мило с твоей стороны, - смущенно проговорила Мэри. - Ты и так достаточно сделал. Консул обязан мне помочь.
        - А что ты собираешься ему сказать? Проболтаешься насчет Армандо и Сью Эрнандес? - Он покачал головой. - Вряд ли это произведет на него впечатление. Подумай. Выспись хорошенько, а утром я хотел бы выслушать твое решение.
        - А ты… разве не ночуешь здесь? - немного растерянно спросила Мэри.
        - Я решил отказаться от этой мысли.
        - Понимаю… - Она отодвинула стул и поднялась из-за стола. - Тогда не буду тебя задерживать.
        Гостиную освещали два абажура. Когда Мэри вошла туда, то неожиданно услышала тихую музыку - видимо, от скрытого где-то магнитофона.
        - Ты не допила свой пунш, - тихо проговорил за спиной Крис, вошедший следом.
        - Мне не стоит больше принимать алкоголь. Иначе я могу совершить то, о чем потом буду жалеть.
        - Мэри, - вздохнул Маккейн, - наверное, я сделал что-то не так и скорее все запутал, а не…
        - Наоборот, - перебила она его. - Все совершенно ясно. Ты не можешь бесконечно нести за меня ответственность. Поэтому тебе удобнее, чтобы я уехала. - Она натянуто улыбнулась. - Так что, возможно, я воспользуюсь твоим предложением.
        - Пойми, - с жаром произнес Крис, - я вовсе не пытаюсь избавиться от тебя! По крайней мере не так, как ты думаешь.
        - А есть какие-нибудь более уместные способы это сделать? - устало спросила Мэри. - Впрочем, неважно. Итак, я принимаю твое щедрое предложение и завтра же уеду отсюда. - Пару секунд она пребывала в нерешительности. - Позднее я возмещу тебе все до цента, - хрипло добавила она и сверкнула глазами.
        - В таком случае, - хмуро предложил он, - давай выпьем. За будущее.
        Мэри пожала плечами и подняла бокал.
        - Что ж, за будущее, - повторила она и залпом допила пунш.
        Но в душе она ощутила боль. Через несколько минут Крис уедет, а завтра она в последний раз увидит его разве что из иллюминатора самолета. Почему он заставляет ее уезжать, попросту гонит от себя? Может, он неожиданно узнал о скором приезде своей подружки и не знает, как объяснить присутствие Мэри в ее доме?
        Если дело в этом, то в ее распоряжении осталось совсем немного времени. Так пусть же судьба даст ей всего одну ночь, а потом она как-нибудь обуздает свое непокорное сердце.
        - А разумно ли пить спиртное, если ты собираешься садиться за руль? - вслух спросила она.
        - Ты права, конечно, - ответил он, - но меня отвезет Гарсиа.
        - Ах да, - вспыхнула Мэри. - Конечно. Как глупо с моей стороны. - Она снова замолчала. - Скажи-ка мне вот что… Что это за музыка? Я не узнаю.
        - Одна из мелодий, популярных на Гваделупе, - задумчиво ответил Крис. - Жюстина родом оттуда. Иногда ее происхождение дает о себе знать. - Он поморщился. - Как сегодня.
        - Что ж, тогда я с ней заодно. Мне по душе эта мелодия.
        Мэри принялась медленно двигаться по комнате, постепенно подстраиваясь под ритм. Она начала соблазнительно покачивать бедрами, как бы приглашая мужчину присоединиться к ней.
        Ей не нужно было оглядываться, чтобы понять, что Крис пристально наблюдает за ней. Может быть, думала она с бьющимся сердцем, ночь еще не закончилась…
        - Мэри, пожалуйста… прекрати.
        - Почему? - спросила она, вздернув вверх подол и без того короткого платья и перехватив его напряженный взгляд. - Когда-то тебе этого хотелось… Так почему же нет?
        - По многим причинам, - хмуро ответил Крис. Он подошел и взял ее за руку, притянув к себе поближе. Потом обхватил свободной рукой за талию и стал двигаться в такт мелодии. - Потанцуй со мной, Мэри, - вдруг хрипло произнес он. - Но не для меня. Так и тебе, и мне будет спокойнее.
        - Сначала ты подходишь совсем близко, так что захватывает дыхание, потом отдаляешься, словно на край света. Почему?
        - Потому что я всегда вспоминаю - и вовремя, - что у меня нет никакого права находиться так близко, - ответил Крис, и голос его напрягся. - И еще потому, что есть кое-что, о чем ты должна знать. Нам нужно поговорить, потому что от этого разговора многое зависит. То, о чем я тебе скажу, может все изменить.
        - Нет, - дрогнувшим голосом ответила Мэри. - Ты не обязан говорить мне что-либо. В этом нет никакой необходимости. Ведь я отлично знаю, о чем ты хочешь мне сказать.
        - Знаешь? - Крис замер, уставившись на нее. - Тебе рассказал Пьер? - отрывисто спросил он. - Он что-нибудь тебе сказал?
        - Ничего подобного, - равнодушно ответила Мэри. - Он был очень обходителен и осторожен. Я… просто сама обо всем догадалась. Я ведь не полная дура.
        - О Боже! - Его голос дрогнул. - Ты должна дать мне возможность объяснить…
        - Нет, - ответила она дрожащим от отчаяния голосом. - Знаю, и этого довольно! Мне не нужно раскладывать все по полочкам, Крис. Избавь меня от этого, пожалуйста.
        - Если тебе так хочется… - с трудом ответил он, замявшись. - У меня не было никакого намерения, Мэри. Ни на секунду. Поверь… Я не должен был допустить, чтобы это произошло.
        - Ты должен кое-что знать, Маккейн, - вдруг перебила его она и подняла голову. - Мне на все наплевать, понял?
        Крис вздохнул.
        - Что-то не верится…
        - Даже если поклянусь тебе, что это не имеет никакого значения. Ведь я уеду, Крис! - воскликнула Мэри, и ее пальцы впились ему в руки. - Крис, я обещаю, что не буду тебе помехой. Что бы ни случилось между нами, это останется нашей тайной. Я никогда не стану давить на тебя. Или просить о том, чего ты не сможешь мне дать. - Она судорожно глотнула. - Ты должен мне поверить. Никто от этого не пострадает.
        - Ты думаешь? - В его кривой улыбке ощущалась горечь. - Хотелось бы мне быть таким же уверенным, как ты…
        - Если только ты не хочешь меня… - И ее голос дрогнул. - Ведь это правда, Крис? В этом все дело?
        - О да, я хочу тебя, - не выдержал он. - С того самого момента, как только увидел. На чертовой яхте я из последних сил сдерживал себя, чтобы не ворваться в твою каюту и…
        - Тогда не уезжай никуда сегодня ночью, - прошептала она. - Останься здесь, со мной. Прошу тебя.
        - Даже табун диких лошадей, - едва слышно ответил он, - не смог бы унести меня прочь сегодня. - С этими словами он легко поднял ее на руки и понес прочь из гостиной к лестнице, ведущей наверх.
        В ее спальне одиноко горела лампа, а покрывало было аккуратно убрано с кровати.
        Крис поставил Мэри на ноги. Он обнял ее и, заглянув ей в глаза, слабо улыбнулся.
        - Ты вся дрожишь, - тихо сказал он. - Что тебя пугает?
        То, что она чувствует себя такой неуклюжей и неопытной в его искусных руках. А больше всего то, что она не блондинка с прекрасными, пышными волосами и безупречной улыбкой!
        - Боюсь… разочаровать тебя, - ответила она, не поднимая глаз.
        И услышала в ответ сдавленный смех. Он привлек ее к себе поближе и прижался губами к волосам.
        - Скажи, как ты можешь разочаровать меня, глупышка?
        - Со мной это случалось раньше, - натянуто проговорила Мэри. - Он говорил… что я не умею удовлетворить мужчину. Что я была бесполезной женщиной.
        - Боже мой, - почти простонал Крис. - Но ты-то знаешь, что это ложь! Или твой предыдущий опыт не убеждал тебя в этом?
        Она затрясла головой.
        - У меня раньше никого не было. Армандо был первым и единственным.
        Наступило молчание, после которого Крис тихо сказал:
        - Прости, Мэри. Я не знал. Я думал… - Он замялся. - К черту пустые мысли!
        Она закрыла глаза, вдыхая аромат его тела.
        - Ты говорил, что теперь воплотил свои фантазии, связанные со мной, - прошептала она и попыталась улыбнуться. - Может, на этом и закончим, и тогда я уеду, ничего не нарушив?
        - Во-первых, никогда впредь не сравнивай меня с Армандо. Во-вторых, что очень важно, мои фантазии несколько изменились за день. Теперь уже ты со мной и я могу не только смотреть на тебя, но и коснуться. И я мечтаю, брежу о том, что ты целуешь меня, что твое тело открывается мне все больше и больше. И ты вбираешь меня в себя все глубже и глубже, пока не наступает разрядка. И потом ты со стоном произносишь мое имя.
        - О Боже…
        Она до сих пор вздрагивала, но на этот раз уже от переполняемого желания, которое уже не было нужды скрывать. Она чувствовала, как вены наполняются приятным возбуждающим теплом. Мэри обвила руками его шею и прошептала:
        - У тебя такие замечательные фантазии…
        - Сегодня мы воплотим их в жизнь, - ответил он.
        Его рот был теплым и нежным, но свою страсть он не выплескивал наружу. Он выжидает, сквозь приятный туман поняла Мэри. Она пылко отвечала на его ласки, и ее губы раскрылись для долгожданного поцелуя, предвещая неминуемую близость и море незабываемых ощущений.
        Крис поднял голову, его голубые глаза были затуманены огнем желания. Его пальцы скользили по обнаженным плечам Мэри, потом они переместились на выпуклости грудей у самого верхнего края платья и принялись нежно поглаживать теплую плоть.
        Мэри повернула голову, прижалась щекой к его руке, и из груди ее вырвался приглушенный стон.
        Его рука замерла, потом пришла в движение, отыскав сбоку на платье застежку, и потянула молнию вниз. Вскоре лиф платья соскользнул прочь, обнажив грудь.
        Губы Криса отыскали мочку ее уха и стали ласкать ее, а потом осыпали поцелуями ее шею.
        - Простого созерцания недостаточно, - прошептал Крис. - Я хочу обладать тобою.
        Он полностью расстегнул молнию, дав платью упасть вниз, к ее ногам, и из всей одежды на Мэри остались только полупрозрачные кружевные трусики. Сдерживая дыхание, Крис опустил одну руку и принялся поглаживать ее гладкие упругие бедра, постепенно перемещаясь к заветной цели. Это было подобно пытке, только очень желанной и сладостной, окончания которой она ждала со все растущим нетерпением. Она прошептала что-то бессвязное и молящее, прижав разгоряченное лицо к его груди.
        Крис медленно снял с нее трусики, потом взял ее на руки и опустил на кровать. Он лег рядом и, обняв, отыскал ее чуть распухшие от поцелуев губы.
        - Ты ведь еще не снял свою одежду, - прошептала Мэри.
        - У нас уйма времени, - так же шепотом ответил он. - Впереди у нас целая ночь.
        Он снова принялся ласкать ее, но теперь его язык повторял сладостный путь рук по ее телу. Когда наконец он достиг заветной ложбинки между ног, прикосновения стали легкими и едва ощутимыми, отчего она, не в силах сдержаться, выгнула тело и раздвинула ноги.
        Мэри смутно слышала учащенное дыхание мужчины, и сердце ее билось все сильнее, по мере того как она пылко отвечала на его ласки. И в каждом ее движении была благодарность за несравненное удовольствие, которое он с такой заботой и лаской стремился ей дать.
        Винтообразное возбуждение, все нараставшее внутри, вдруг обрело какой-то дикий и неистовый характер, поглотив ее всю целиком. И когда она достигла сверкающей вершины блаженства и наслаждение подхватило ее словно морская волна и понесло, обдавая брызгами ни с чем не сравнимого восторга, она почувствовала, как к глазам подступили слезы, а сама она в сладостном полубреду тихо произнесла чье-то имя. Его имя.
        Едва дыша, она лежала в его руках, пока Крис целовал ее влажные глаза и полураскрытые губы, нашептывая слова любви. Он называл ее дорогой, сладостной и страстной девочкой.
        - Вот, значит, как это должно было произойти, - наконец обретя способность говорить, с трудом произнесла Мэри.
        - Такое случается только со счастливыми людьми, - тихо ответил Крис, снова целуя ее.
        - Да, и только по любви. - Мэри засунула руку ему под рубашку и провела ею по его разгоряченной груди.
        - Ты никак не можешь разочаровать ни в сексуальном, ни в каком-либо другом отношении. Поскольку ты, Мэри Аллен, сама женственность.
        - Такого мне еще никто никогда не говорил, - призналась Мэри.
        - Всегда готов повторять, - с чувством проговорил Крис. - Прошу тебя, не останавливайся, - добавил он. - Мне все в тебе нравится.
        Она начала расстегивать его рубашку.
        - Тебе должно понравиться еще больше, - прошептала она. - Только, видишь ли, у меня на этот счет не слишком богатая фантазия.
        - О, - простонал он. - А раздеть меня - разве не часть ее?
        - В любом случае - только начало…
        - Вижу, - задумчиво сказал он. - Может быть, не стоит спешить? Ты разве не хочешь немного отдышаться?
        Мэри сняла с него рубашку и швырнула на пол.
        - Ты же сам сказал, что я очень женственна. Нужно подтверждать свою репутацию.
        И ее пальцы скользнули вниз, нащупав молнию на брюках.
        - Пока все получается очень хорошо, - хрипло заметил он.
        - Но пока ты еще ничего не видел. - Мэри расстегнула молнию на его брюках и ловким движением стянула их вниз.
        - Главное остаться в живых, - пробормотал он.
        - Не думаю, что тебе угрожает опасность. В конце концов, у меня это фактически происходит впервые, а вот ты явно не мальчик.
        Взгляд голубых глаз Криса внезапно стал серьезным.
        - Мэри, я думаю, что о прошлом нужно забыть. Месяц назад я даже не подозревал о твоем существовании.
        Кончиком языка она лизнула его по губам.
        - Но теперь-то ты знаешь, не так ли?
        - Да…
        Одним быстрым движением Крис снял с себя трусы и, перевернувшись на спину, потянул к себе Мэри. Потом медленно усадил ее на себя, издав при этом хриплый стон.
        Мэри посмотрела на него, и ее глаза расширились, когда она ощутила внутри себя напрягшуюся мужскую плоть, прочно соединившую их возбужденные желанием тела.
        И она начала двигаться, сначала робко, а потом более уверенно и плавно.
        Крис следил за ней из-под полуприкрытых век, а руками продолжал ласкать ее живот, плечи, груди и ягодицы, постоянно нашептывая ласковые и проникновенные слова. Мэри, закатив глаза, импульсивно выгибала спину и вздрагивала от наслаждения, едва сдерживая стоны.
        Внезапно ее пронзило такое сильное наслаждение, что все тело затряслось и задрожало. Мэри резко вскрикнула, словно не веря в то, что небеса, к которым она возносилась, уже так близко, а Крис ответил ей тем же, застонав в сладостной агонии, когда его собственное тело сотряслось от оргазма.
        Потом они тихо лежали обнявшись. Немного отдышавшись и придя в себя, Крис прошептал:
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Мне кажется, - ответила она, - что я разорвана на тысячу мелких кусочков.
        - И все? - с притворным изумлением спросил он и нежно поцеловал ее в лоб. - В следующий раз мне нужно будет лучше постараться.
        Мэри вдруг поняла, что ей нужно произнести что-то очень важное. Что она любит его. Но гордость не позволяла. Ведь очень скоро она уедет навсегда, и это надо будет сделать с высоко поднятой головой.
        - Что-нибудь случилось? - нахмурился Крис.
        - Ничего. А почему ты спросил?
        - Потому что сначала ты выглядела расслабленной и блаженной, а теперь нет.
        - Это игра воображения, - ответила Мэри, потрепав его по щеке. - Наверное, мне и в самом деле нужно немного поспать.
        - Лишь немного?
        Он поймал ее руку и поцеловал ладонь. Кожей она смогла ощутить его улыбку.
        - Конечно, - ответила Мэри. - Я ведь не хочу ничего пропустить.
        Крис вытянул руку и выключил лампу.
        - Обещаю, - торжественно объявил он, - не начинать без тебя.
        Он заснул почти сразу же, а Мэри долго не могла сомкнуть глаз. Она лежала в его объятиях, боясь пошевелиться, чтобы не потревожить его сон, и просто смотрела в темноту.
        Что ждет ее впереди? У ее будущего нет ни света, ни надежды. И она ощутила страх и одиночество.

9

        - Мисс Аллен, мадемуазель, я принесла вам кофе.
        Мэри приподняла тяжелые веки, с удивлением обнаружив, что комнату заливает яркий солнечный свет, а рядом с ее кроватью стоит Жюстина с небольшим подносом в руках.
        На кровати рядом с ней не было никого, подушки были взбиты, а покрывало - гладким, как стекло. Никаких признаков, что кто-то делил с ней ложе ночью. Никакой одежды на полу, никаких звуков включенного душа в ванной.
        Крис исчез, а вместе с ним и всякие следы замечательной ночи, которую они провели вместе.
        Профессиональная работа, с внезапной горечью подумала Мэри. Но чему она удивляется? В конце концов, если ты спишь с дочерью хозяина, то наслаждаться обществом другой дамы в том же самом доме дурной тон, особенно если об этом прознают верные слуги.
        Крис прекрасно знает, как замести следы.
        Мэри медленно поднялась и села на кровати, подтянув одеяло к груди.
        - Спасибо, сеньора.
        - Звонил мистер Маккейн. Он забронировал вам билет на дневной самолет на Гренаду.
        Мэри едва не пролила кофе на кровать.
        - Вы говорите, он позвонил? Когда?
        - Всего полчаса тому назад, мадемуазель. Он также сказал, что в половине двенадцатого за вами пришлют машину.
        - Понятно, - растерянно ответила она, и во рту стало сухо. - А больше… больше он ничего не просил передать?
        - Нет, мадемуазель, - ответила Жюстина и внимательно посмотрела на Мэри. - Наполнить вам ванну?
        - Нет, спасибо, - с трудом улыбнулась Мэри. - Я сама.
        Вот, значит, как, угрюмо размышляла она, оставшись одна. Ночью было одно, а теперь все резко изменилось: между ней и Крисом пролегла безграничная пропасть.
        Ну и чего ты ожидала? Ты поманила его к себе, воспользовавшись его влечением, и он пришел и овладел тобою, как овладел бы любой другой женщиной. Произошла обыкновенная сделка, и сожалеть поздно.
        Крис научил ее быть женщиной, и она всегда будет ему благодарна за это. Но она научилась и еще кое-чему. Тому, что чувствует сердце настоящей женщины, и отныне она не сможет ощутить подлинную свободу.
        Ничего пить не хотелось, но доза кофеина была крайне необходима, чтобы взбодриться. В конце концов, нужно еще собрать кое-какие вещи в дорогу. Теперь настал ее черед притвориться, что она здесь совершенно чужая.
        Жюстина, как обещала, выстирала и погладила ее льняное платье, и оно висело на плечиках на дверце шкафа. Но Мэри решила, что не станет его надевать. Как и любые другие вещи, принадлежащие Абигейл. Она обойдется собственной одеждой и, кроме того, сможет купить кое-что из нижнего белья на Гренаде. Лишние вещи ей ни к чему. Разве что кроме великолепного платья, которое подарил ей Крис, с внезапной болью вспомнила Мэри. Его она захватит с собой как напоминание о глубокой бездне между любовью и сексом.
        Как горько проснуться и обнаружить рядом с собой пустое и еще не остывшее ложе, грустно думала она, застилая кровать. И если это означает провести остаток жизни в одиночестве, то пусть так и будет. Она уже привыкла.
        С собой ей придется забрать не один лишь только подарок Криса Маккейна. Она запомнит звук его голоса, его неповторимый мужской аромат, вкус шершавых губ и искусные движения пальцев и тела, доводившие ее до невообразимых высот блаженства… Неотвратимые воспоминания будут действовать на нее как сильный наркотик. Это то, с чем придется мириться еще долгое время.
        Мэри приняла душ и оделась, а потом начала собираться в путь. Как же мало у меня вещей, усмехнулась она, а потом вспомнила, что не положила черное платье, которое надевала прошлым вечером. Она обыскала весь шкаф и даже нагнулась, чтобы заглянуть под кровать, но нигде его не нашла. Наверное, вездесущая Жюстина забрала его в стирку!
        Последним и самым важным предметом был ее паспорт, который, наверное, до сих пор лежит внизу, на столике в гостиной.
        Окинув комнату прощальным взглядом, Мэри поспешно вышла и спустилась вниз.
        В холле ее встретила Жюстина.
        - Приехал мистер Маккейн, - несколько торжественно объявила она, отчего сердце Мэри запрыгало в груди. - Он ждет вас на веранде. Я пока приготовлю омлет.
        - Нет-нет, мне не надо. Я не голодна.
        Жюстина окинула ее скептическим взглядом.
        - Но вы такая худенькая, мадемуазель. Вам следовало бы лучше питаться!
        Жюстина удалилась на кухню, а Мэри, собираясь с мыслями, продолжила свой путь в гостиную. Если бы ей не нужно было взять паспорт, то она бы предпочла не встречаться с ним…
        - Доброе утро…
        Двери веранды оказались открытыми настежь, и там, загораживая собой пробивающиеся в комнату яркие лучи солнца, стоял Крис Маккейн.
        Надежды на побег растаяли как дым.
        - Привет, - сказала Мэри. - Не ожидала увидеть тебя здесь. Мне сказали, что ты уехал.
        - Планы немного переменились. Выяснилось, что есть более ранний рейс. Если мы отправимся сразу после завтрака, то ты как раз успеешь на самолет.
        Заметив на столике свой паспорт, Мэри торопливо схватила его и дрожащими руками засунула в карманчик сумки. Крис, не сводивший с нее пристального взгляда, усмехнулся.
        - Понимаю, - наконец сказала Мэри и натянуто улыбнулась. - Ты ведь… ждешь не дождешься, как бы поскорее избавиться от меня, не так ли?
        - Кроме того, на Гренаде я забронировал номер в отеле «Тринидад», - продолжал он, не реагируя на ее слова. - Я приеду, как только смогу. Мне здесь нужно уладить кое-какие дела, которые не терпят отлагательства.
        - Дела?! - медленно повторила Мэри, внезапно представив себе прелестную Абигейл с померкшей улыбкой и мокрыми от слез глазами. - Сначала играешь на чужих чувствах, а потом пытаешься все уладить?
        - Не понимаю… - растерянно проговорил Крис. - Но, поверь, я веду честную игру. Что бы ни было, думаю, будет лучше, если ты пока побудешь вдали от этих мест, - уже более спокойно добавил он. - Доверься мне.
        - Крис! - вспыхнула Мэри. - Мы не можем так поступить. Мы договорились с тобой, что то, что случилось ночью - это точка, предел, дальше которого мы не пойдем.
        - Ты всерьез так считаешь? - нахмурился Крис и покачал головой. - Но ведь ты не права, Мэри. Прошлая ночь лишь доказала то, о чем я догадывался: мы принадлежим друг другу. Милая, я не могу позволить тебе уехать навсегда. - Он осекся. - Не могу. Я приложу все силы для того, чтобы мы были вместе. - Он подошел и взял ее за руки. - Мне казалось, что ты думаешь точно так же? Неужели я был не прав?
        - Я тоже этого хочу, - ответила Мэри надломленным голосом. - Еще как хочу. Но ты не можешь строить счастье на руинах разбитой жизни. Жизни другого человека.
        - Но, Мэри, - проговорил он, впившись в нее взглядом, - ведь я имел в виду только нас с тобой!
        - Не знаю, - тихо произнесла она, опустив глаза. Звук дверного звонка заставил ее встрепенуться. - Наверное, пришла машина, чтобы отвезти меня в аэропорт.
        Крис нахмурился.
        - Ничего подобного. Я сам собирался тебя отвезти. И никого не вызывал, - угрюмо добавил он, когда мимо прошел Гарсиа, чтобы открыть входную дверь.
        - Здравствуйте, - донесся с порога грубоватый мужской голос. - Я приехал к мисс Аллен. Отведите меня к ней, пожалуйста.
        Мэри раскрыла рот от неожиданности.
        - Боже правый, - выдохнула она. - Это же Терри! Терри О'Брайен! Но как? Ведь это невозможно!
        Старик Гарсиа уже бормотал что-то, пытаясь выпроводить нежданного гостя, но вошедший лишь фыркнул в ответ.
        - Но ведь это абсурд, уважаемый. Я прекрасно знаю, что она здесь. И не сомневаюсь, что парень по фамилии Маккейн тоже где-нибудь неподалеку. Позвольте же мне пройти!
        Руки Криса сильно сжали запястья Мэри.
        - Кто это, черт побери, такой?! - отрывисто спросил он.
        Мэри беспомощно покачала головой.
        - Компаньон моего отца…
        - Ничего себе! - прохрипел Крис. - Он даже не соизволил лично приехать!
        - О чем это ты? - удивилась Мэри.
        - Думаю, ты и сама сейчас обо всем узнаешь, - устало отмахнулся Крис.
        Через полминуты на пороге зала появился их незваный гость. Терри О'Брайен был высоким и крепким мужчиной средних лет с седеющими волосами и раскрасневшимся от жары и недовольства лицом. На нем были шорты цвета хаки и гавайская рубашка с короткими рукавами, а в руке он держал соломенную ковбойской шляпу, которой усиленно размахивал, используя в качестве веера.
        - Мэри, - воскликнул он. - Моя дорогая крошка! Слава Богу, ты в безопасности! - Он окинул ее придирчивым взглядом, и его губы неодобрительно поджались. - Но что стряслось с твоими волосами? Они выглядят просто ужасно. Что ты с ними сделала?
        - Обрезала, - коротко бросила Мэри. - Терри, позволь спросить, а как тебя занесло в эти края?
        - Разве нужно об этом спрашивать? - Терри напустил на себя важный вид. - Я приехал, чтобы забрать тебя домой. Хотя не советую тебе показываться отцу в таком виде, - добавил он. - Может, пока волосы не отрастут, тебе стоит поносить парик?
        - Уже пробовала. Мне не идет. - Тут вдруг внутри у нее все похолодело. Ведь она до сих пор сжимает руку Криса! Она отступила на шаг в сторону. - А как ты узнал, где меня искать?
        - Ну, за это нам нужно поблагодарить Маккейна, - ответил О'Брайен, снисходительно кивнув Крису. - Сэр Гилберт, естественно, признателен за все ваши усилия по спасению мисс Аллен, но он недоволен, что вы проигнорировали его недвусмысленные указания по поводу ее немедленного возвращения в Англию. Пришлось отправить сюда меня, что отняло у него массу времени и стоило немалых денег. Он уже связался с вашей компанией и проинформировал о своем намерении снизить причитающееся вам вознаграждение.
        Наступила мертвая тишина. Потрясенная Мэри стояла, замерев на месте. Когда наконец она смогла пошевелиться, то резко развернулась и с ненавистью посмотрела на Криса. Тот стоял перед ней с каменным лицом, скрестив руки на груди.
        - Это правда? - хрипло спросила она, испепеляя его взглядом. - Значит, ты всегда, каждую секунду знал, кто я такая?
        - Да, - честно ответил Крис. - Знал. - Его голос, казалось, не выражал никаких эмоций. - Твой путь до острова Антигуа проследили с помощью нескольких частных детективов, а когда след потерялся, то настал мой черед.
        - И тебе… платит мой отец? - с болью в голосе крикнула Мэри, почти теряя сознание. - Он тебя нанял?
        Терри О'Брайен добродушно рассмеялся.
        - Ну конечно, нанял, моя дорогая. У мистера Маккейна с его партнером детективное агентство. Они осуществляют защиту, поиск пропавших людей, ведут переговоры о выкупе заложников и многое другое. Маккейн подписал с нами контракт. Причем на очень приличную сумму. Или, может, ты решила, что он в тебя влюбился?
        - Нет, - тихо ответила Мэри. - Я никогда так не думала. - Опустив руки, она попыталась унять охватившую ее дрожь. Потом она повернулась к Крису. - Что ж, ты честно заработал свои деньги. Никто не сможет ни в чем тебя упрекнуть, - добавила она с ледяным презрением в голосе. - Наверное, каждая из спасенных тобою девушек получает от тебя еще и изрядную дозу повышенного внимания? Или это только за отдельную плату?!
        Крис поморщился, стиснув зубы.
        - Мэри, выслушай меня, - сказал он. - Я собирался все тебе рассказать и объяснить. Клянусь, я думал… надеялся, что у нас еще будет на это время.
        - Оно у нас было… там, на яхте! Что тогда помешало тебе сообщить мне, что я уже продана?
        - Не все было так просто, Мэри, - нахмурился Крис. - Особенно вначале. Ведь сперва я думал, что ты просто цель моего очередного задания, но здесь судьба сыграла со мной злую шутку. Кроме того, твой отец настаивал на полной конспирации. Она составляла основу сделки. Он заявил, что ты упряма, своенравна и можешь наотрез отказаться поехать со мной или даже сбежишь, если только узнаешь правду.
        - Как же был прав мой папочка! - встрепенулась Мэри и сердито фыркнула. - Здесь он как в воду глядел!
        - Но я почти сразу догадался, - продолжал Крис, - что ты не захочешь возвращаться к отцу ни под каким видом. В разговорах ты почти не упоминала о нем, поэтому мне стало ясно, что теплых отношений между вами нет, причем уже давно. Ты говорила лишь о том, чтобы построить собственную жизнь и добиться независимости. Я лишь однажды встречался с твоим отцом, и уже тогда мне показалось, что он скорее сердит на тебя, чем озабочен. Он говорил о тебе, как о пропавшем багаже, который погрузили не в тот самолет. - После некоторого молчания Крис продолжал: - Он также дал понять, что ты не впервые доставляешь ему неприятности. Что ты дикая, необузданная девчонка, которое нигде никогда не работала и шлялась где попало… Что случай с Армандо явился для него последней каплей. Поэтому он хотел, чтобы я провернул это дело без лишнего шума, поскольку и без того ты сильно навредила его репутации.
        - О Боже! - воскликнула Мэри, и у нее перехватило дыхание. - И ты… ты поверил ему?

        - Он платил мне деньги, чтобы я нашел тебя, Мэри, а не занимался вопросами морали. Еще я видел газетную заметку о тебе. Она подтверждала рассказ твоего отца. - Он вскинул голову. - Но потом я встретил тебя. И начал задаваться вопросами. Ведь между тобою и описанной им бессердечной вульгарной девчонкой была бездонная пропасть! Ты оказалась храброй, умной и вместе с тем напуганной. А еще настолько невинной и чистой, что едва не разбила мне сердце. Вот почему я отказался везти тебя в Англию. Мне хотелось встретиться с твоим отцом за пределами привычной ему территории, чтобы собственными глазами увидеть, как он поведет себя по отношению к тебе, и затем предпринять соответствующие действия. - Крис покачал головой. - Я до сих пор не могу поверить, что он так и не приехал.
        - Сэр Гилберт очень занятой человек, - с важным видом вмешался Терри, но потом, немного стушевавшись, добавил: - Ведь мисс Аллен не попала в руки террористов и никто за нее не просил выкупа. Случись такое, ее отец приехал бы без промедления. - Ему стало неудобно. - Мы же видим, что девушке не причинили никакого вреда. Ей не повезло с любовником, вот и все.
        - И это, похоже, входит у меня в привычку, - с горечью заметила Мэри. Она снова повернулась к Крису. - Скажи, а почему ты так торопился отправить меня на Гренаду? Планировал спрятать там, чтобы выудить побольше денег из моего папочки? - Она зло усмехнулась. - Интересно, на какую сумму поднялась моя рыночная стоимость? Надо не забыть спросить его об этом!
        Крис метнулся к ней и обхватил за плечи.
        - Ты ведь знаешь, что это неправда, - горячо заговорил он, и голубые глаза его сверкнули. - Я не собирался отдавать тебя кому бы то ни было против твоей воли. Тем более отцу, которому на тебя наплевать. Ты должна мне верить!
        - А с чего бы это? - Мэри вскинула голову. - Ведь ты лгал мне с момента нашей встречи. - И она рассмеялась. - Господи, какая же я дура! Я ведь сама тебе облегчила жизнь - глупая дочь богатого папочки? Ты подыграл мне, и я едва ли не по собственной воле оказалась в твоей постели! Но почему, Крис? Неужели ты решил, что отец твоей нынешней подружки предложит тебе меньше, чем мой?
        - О чем это, черт возьми, ты говоришь? - хрипло спросил Крис, удивленно посмотрев на нее. - Нет у меня никакой подружки. Хотя я уже начал думать, что у меня есть любовница.
        - Нет, - ответила Мэри. - Рядом с тобой была простофиля, жертва обмана и собственной глупости. Но теперь мои глаза раскрылись, поэтому тебе лучше забыть обо мне и продолжать заигрывать с дочерью хозяина этого замечательного особняка. Надеюсь, она поймет, что ты собой представляешь, задолго до того, как будет разбито ее бедное сердце.
        - Дочь хозяина? - недоверчиво переспросил Крис.
        - Вот именно, - кивнула Мэри. - И, пожалуйста, убери от меня свои руки!
        - Мэри! - воскликнул О'Брайен. - Я все пытаюсь сохранять спокойствие, но не значит ли все это, что у тебя отношения… с этим человеком?
        - Никаких, - отрезала она. - Абсолютно. Правда, прошлой ночью он успел-таки затащить меня в постель, но на этом дело и кончилось. Пусть считает это премией за успешно проведенную операцию…
        Крис освободил ее руку и отступил назад.
        - Мэри, ты должна выслушать меня. Пожалуйста. Ведь ты все неправильно поняла. - В его голосе послышалась мольба. - У тебя все основания злиться на меня, но я не хотел, чтобы все так закончилось. Я думал, что на Гренаде мы получим передышку. Позволь мне все объяснить.
        - Объяснить? Или придумать хитроумный клубок новой лжи? Нет уж, избавь меня от этого!
        - Я хочу все тебе рассказать, чтобы мы могли начать сначала. Больше никаких тайн, все карты будут открыты…
        - Знаешь, я как-то не настроена шутить, - усталым голосом проговорила Мэри и повернулась к О'Брайену. Тот стоял, оцепенев от ужаса открывшихся перед ним обстоятельств. - Наверное, все уже готово для моего отъезда в Англию. Тогда не будем терять время, Терри.
        - Очень хорошо, - с готовностью отозвался тот. - Хотя, как ты понимаешь, мне нужно будет представить сэру Гилберту полный и исчерпывающий отчет. - Он окинул Криса осуждающим взглядом. - А вам следует подыскать себе другую работу, если, конечно, удастся. Сегодня вы нажили себе непримиримого врага, приятель…
        - Это, - холодно ответил Крис, - волнует меня меньше всего. - Повернувшись, он вышел в сад.
        Мэри проводила его взглядом. Нет, я не должна плакать, думала Мэри с ледяной решимостью в душе. Еще не время. Нужно попытаться начать новую жизнь. Жизнь, в которой уже не будет места любви. И которая потребует от нее немалого мужества и самообладания.

…Поездка в маленький аэропорт на окраине Чарлстауна получилась малоприятной. Мэри, оглушенная предательством Криса, обменялась с Терри всего парой слов, а тот, насупившись, сидел рядом и изредка угрюмо поглядывал на нее.
        - Отвратительно, - понизив голос, вдруг пробормотал он. - Позор. У меня нет слов, чтобы описать твое поведение.
        - В самом деле? - ответила Мэри с ледяной улыбкой. - Ни за что бы не догадалась.
        Когда небольшой частный самолет набрал высоту и взял курс на Гренаду, О'Брайен основательно принялся за критику.
        - Скрываться в глубине острова с мошенником, который злоупотребил нашим доверием, - как такое могло взбрести тебе в голову! - кипел он, сверкая глазами. - Прошлый раз у тебя хотя бы имелась отговорка: ты влюбилась и сбежала с Армандо. Но сейчас… сейчас ты дерзко заявляешь, что переспана с Маккейном, человеком, которого ты едва знаешь! С незнакомцем! И тебе не стыдно?
        - Конечно, стыдно, - усмехнулась Мэри. - Мне стыдно от того, что я не сбежала от отца еще несколько лет назад. Мне надо было бороться за свои права, вот так! Он ведь меня за дочь не считает!
        - Какое легкомыслие! - покачал головой Терри. - Во всем виноваты эти дешевые газетенки с их завораживающими романтическими историями. Такие, как ты, читают их, и в головах рождаются ветреные мысли. Сбежать на край света и искать какое-то несбыточное счастье!.. Что за чушь!
        - Ах как оригинально! - Мэри картинно всплеснула руками. - Под стать великому мыслителю! Если я правильно понимаю, Терри, раз ты здесь, то, значит, решил отказаться от слияния ваших компаний, которое предлагал мой отец?
        - Не понимаю, о чем ты говоришь, - нахмурился тот, но тон его голоса вызвал у Мэри подозрение.
        - Ты все прекрасно понимаешь, Терри, - сказала она. - Не потому ли отец и послал тебя на Невис, вместо того чтобы явиться собственной персоной? И почему ты согласился? Наверное, он решил, что мои злоключения сделают из меня послушную овечку и я со слезами благодарности упаду тебе на грудь?
        Терри еще сильнее насупился.
        - Я действительно сказал твоему отцу, что готов забыть о твоей первой оплошности.
        - И он отправил тебя сюда. Понятно, - проговорила Мэри, безрадостно улыбаясь.
        - Однако с учетом твоих бесстыдных откровений…
        - Ты решил, что я скорее стану для тебя обузой, нежели ценным приобретением, - продолжила Мэри. - Очень разумный вывод, Терри. Все-таки есть свет в конце туннеля!
        - Придет время, Мэри, - хмуро проговорил О'Брайен, - и ты пожалеешь, что с такой легкостью оттолкнула меня. А теперь, похоже, ты не далека от того, чтобы произвести на свет незаконнорожденное дитя.
        - К чему строить бесплодные догадки! - отрезала Мэри.
        Она надеялась, что Терри получил достаточно пищи для раздумий и теперь временно оставит ее в покое. Однако уязвленную гордость перевешивали недовольство и обида. Его жалобы отцу могут наложить печальный отпечаток на ее будущее.
        - Пойми же, - сказала Мэри. - Я лечу вместе с тобой в этом самолете только потому, что сама решила вернуться в Англию. Это не имеет ничего общего с желанием моего отца.
        - Тебе придется играть по его правилам, если ты хочешь, чтобы у тебя была крыша над головой и пища.
        - Ничего, другие люди тоже как-то живут, - парировала Мэри. - Они сами зарабатывают себе на жизнь. Вот и я буду!
        - Без учебы и рекомендаций? - недоуменно покосился на нее Терри. - Не думаю, что это разумный путь. Ни одна из компаний, с которыми сотрудничает твой отец, не возьмет тебя на работу, тем более если их руководство узнает, что ты идешь против отцовской воли.
        - Все равно, - упрямо повторила Мэри. - Есть много других мест, на которые не падает его мрачная тень. Выкручусь как-нибудь.
        Она отвернулась и, подложив руку под голову, сделала вид, что дремлет. Но в душе чувствовала смятение. Ведь в словах О'Брайена есть горькая истина. Ее ближайшее будущее и в самом деле уныло и даже пугающе. Но мысль о подчинении отцовской воле доставляла еще большую боль.
        Однажды она уже сбежала из дому, подумала Мэри. Еще раз это повторить не удастся. Она уже не наивная девчонка, для которой выходом из создавшегося положения мог стать такой мерзавец, как Армандо. Впредь нужно рассчитывать только на себя.
        Терри был, в сущности, прав, когда заявил, что Крис - это случайный незнакомец, с горечью подумала Мэри. Сначала она считала его прекрасным рыцарем, спасающим ее из неволи. А фактически он оказался Иудой, продавшим ее намного дороже пресловутых тридцати сребреников. Ей следовало сразу понять, что Крис Маккейн вовсе не тот человек, каким кажется на первый взгляд! Все подозрительные признаки были налицо, но она, поддавшись его очарованию, не обратила на них внимания. И сама себя одурачила.
        В конце концов, ведь он точно знал, где ее искать! Он вломился в кабинет Сью Эрнандес, потом уложил в коридоре Гонсало. Манера его поведения, ловкость и известный профессионализм резко отличали его от обычных бездельников, которыми кишат окрестные пляжи. И на любые ее вопросы у него всегда был готов ответ. Теперь она понимает, почему он так долго держал у себя ее паспорт - чтобы удостовериться, что она никуда от него не убежит!
        Но ведь он все-таки отдал его тебе, возразил ей внутренний голос. И он планировал выслать тебя на другой остров, пока ловушка окончательно не захлопнулась.
        Мэри обреченно вздохнула. Да, Крис говорил ей, что хочет быть вместе, но после всей лжи может ли она верить теперь хотя бы одному его слову? И как отнестись к его отрицанию связи с Абигейл Роуленд? Ведь фотография этой девушки находится у изголовья его койки. Каким бы шокированным он ни выглядел, факты говорят против него. Кроме того, разве могли бы ему предоставить такую свободу на территории особняка и его окрестностей и разрешили бы приглашать сюда посторонних, если бы Крис Маккейн не считался фактически частью семейства?
        Ей не стоит строго судить Маккейна или переживать по поводу его любовных привязанностей, с решимостью в душе подумала Мэри. Хватит. Она ушла из его жизни, и расстояние между ними увеличивается с каждой минутой. Несмотря на то что образ этого человека - такой, каким она его запомнила в последний раз, - все еще разъедал и будоражил ее память.

10

        Так, в мрачных раздумьях, она и провела весь полет - до самой посадки на Гренаде. У взлетно-посадочной полосы уже ждал автомобиль, который должен был отвезти их в отель «Блу бей». Там, как сухо сообщил ей Терри, они переночуют, после чего, на следующее утро, вылетят на рейсовом самолете в Англию.
        Последние ее беззаботные часы в роскошной обстановке, подумала Мэри, когда лимузин въезжал через кованые ворота на территорию шикарного пятизвездочного отеля. Рецепция находилась в одноэтажном белом корпусе с холодными мраморными полами и кожаными диванами.
        Гости размещались в богато обставленных бунгало, уютно расположенных посреди пышных садов с идеально подстриженными зелеными лужайками, и возле каждого бунгало имелся собственный небольшой бассейн.
        Им оказали радушный прием, вручили ключи, а суетливый носильщик тут же принялся грузить на тележку багаж.
        Мэри заметила, с каким неподдельным изумлением Терри рассматривает ее скромный багаж.
        - Это что, все твои вещи? - спросил он.
        - Разве ты только сейчас заметил, что я путешествую налегке? - прищелкнув языком, ответила ему она. - Как же ты невнимателен, однако.
        - У меня полно других забот, - пробормотал он. Потом его взгляд скользнул по ее одежде. - Наверное, у тебя и переодеться-то не во что. Ведь в этом отеле, насколько я знаю, строгие правила в отношении внешнего вида гостей.
        - Наверняка, - сказала Мэри и пожала плечами, стараясь отогнать мысли о платье, подаренном ей Крисом. Его она решила непременно надеть когда-нибудь, но не сегодня. - Мне придется довольствоваться тем, что на мне.
        - Тогда я попрошу, чтобы ужин подали в твое бунгало, - надув губы, проговорил Терри. - Тогда тебе не придется светиться на публике.
        - Нет уж! - возмутилась Мэри. - Я буду питаться в ресторане, как и все остальные. Но сяду за отдельный столик, если это так тебя смущает, - холодно добавила она.
        Лицо Терри снова приобрело кирпичный оттенок, но он молча отвернулся к стойке и зарезервировал столик для ужина. На две персоны.
        - Вот и отлично, - отрывисто проговорила Мэри. - Увидимся позже.
        И она направилась вслед за носильщиком. Но, когда Мэри очутилась в своем бунгало, ее напускная храбрость растворилась как дым. Она стояла, молча разглядывая эффектную обстановку домика, из окна которого открывался привлекательный вид. Голоса и смех возле бассейна, всплески воды лишь усиливали чувство одиночества. Язвительная перепалка с Терри тоже вымотала ее, хотя конфронтация с отцом представлялась куда более серьезным испытанием.
        И как Терри в голову взбрело жениться на ней? Ведь он не испытывает к ней даже простой симпатии!
        Мэри долго стояла под душем, а потом, закутавшись в большое махровое полотенце, прилегла на широкую кровать.
        В холле она заметила маленький магазинчик, где продавались различные плавательные принадлежности, в том числе и купальники. У бассейна было много свободных лежаков, но ей не хотелось выходить. Отдыхающие сидели в основном парами и были заняты друг другом, а ей было не до развлечений - эхо от предательства Маккейна гулким эхом отдавалось у нее в груди.
        Им с Терри теперь придется терпеть друг друга некоторое время. Эта мысль вызвала на губах Мэри безрадостную усмешку. Она перевернулась на бок, с наслаждением ощущая мягкость постели. Кровать была поистине королевских размеров и, конечно, предназначалась для двоих…
        Она вспомнила о Крисе и от досады прикусила губу. Картины недавней близости с ним до сих пор прокручивались в памяти, словно увлекательный эротический фильм.
        Мэри не выдержала и расплакалась, а потом долго еще лежала на кровати, не в силах совладать со своим безутешным горем.

…Терри уже сидел у барной стойки в ресторане, когда туда вошла Мэри, внешне спокойная и уравновешенная. На нем были кремовые льняные брюки и темно-красная рубашка. Он потягивал через трубочку коктейль.
        - Вот наконец и ты.
        Добродушие в его голосе показалось Мэри каким-то неестественным, а выражение глаз - безжизненным, и она заподозрила, что Терри опустошает уже далеко не первый бокал.
        - Ты очень наблюдателен, Терри.
        Когда официант принес им меню, Мэри заказала салат «Тропикана» и жареную лососину. Терри выбрал себе стейк, а к нему - бутылку красного французского вина. Мэри он даже не удосужился спросить о напитках.
        Пусть в этот вечер пьет за двоих, решила она и подавила усмешку.
        Ресторан был полон посетителей. Дамы демонстрировали свои туалеты, а заодно и загар, который, принимая во внимание минимальное количество одежды на них, приводил мужчин в состояние повышенной возбудимости.
        - Тебе бы тоже пошло, - заметил Терри, когда мимо продефилировала одна из красавиц в розовом шифоновом платье с огромным вырезом.
        - Я знаю одну женщину по имени Сью Эрнандес, которая наверняка согласилась бы с тобой, - съязвила Мэри, выпив минеральной воды из бокала.
        - Никогда о такой не слышал, - недоуменно отозвался захмелевший Терри и вновь наполнил свой бокал. - Наверное, ты думаешь о том, что сейчас делает твой бывший ухажер, - усмехнулся он, и лицо его расплылось в улыбке. - Нетрудно догадаться. Он недолго пробудет в одиночестве и уже сегодня подцепит какую-нибудь смазливую глупышку.
        - Я больше озабочена будущим, чем прошлым, - сказала Мэри, положив нож с вилкой на стол. - Как я уже сказала, по возвращении я намерена зарабатывать себе на жизнь.
        - Что ж, для девушки с твоими талантами это не проблема, - ответил он и бросил на нее похотливый взгляд. - Делай то, что получается у тебя лучше всего, вот тебе мой совет. Как только твои волосы немного отрастут, своей попкой ты сможешь сколотить себе целое состояние.
        От неожиданности и шока Мэри лишилась дара речи.
        - Скажу больше, - понизив голос, продолжил Терри и нагнулся к ней через столик. - Я не возражал бы стать твоим первым клиентом. - На его лице мелькнула похотливая ухмылка. - В конце концов, тебе ведь, наверное, скучно будет ночевать сегодня в одиночестве. Предлагаю хорошую компанию.
        Мэри резко поднялась и отставила в сторону стул.
        - Полагаю, ты немного перебрал? - вполголоса проговорила она. - И от этого у тебя слишком развязался язык! - Она обошла столик, схватила бутылку и вылила остатки вина ему на голову.
        - Ах ты, ведьма! - взревел Терри, отчаянно стряхивая жидкость с брюк. - Твой отец узнает об этом!
        Сцена привлекла внимание посетителей, и они с нескрываемым интересом посматривали на незадачливого потерпевшего и на девушку, гордо стоявшую рядом.
        - Конечно, ты, как верный пес, обо всем доложишь моему папочке, - хрипло проговорила Мэри. - Только обещаю тебе, что очень скоро ты тоже останешься без работы! - И она решительно направилась к выходу.

        Выйдя из офиса, Мэри с отвращением поняла, что пошел дождь. В прежние времена она бы не задумываясь вызвала такси. Но теперь, достав из сумки зонтик и торопливо раскрыв его, она направилась к ближайшей автобусной остановке.
        Автобус долго не подходил, и это означало, что она рискует опоздать на обед с отцом. Она пошла на эту уступку крайне неохотно, после окончания изматывающей борьбы за свою независимость. Которую, как ни странно, она выиграла.
        Отец встретил ее с не предвещающей ничего хорошего улыбкой - такой, которая обычно предшествовала буре. И эта буря не заставила себя долго ждать.
        Гилберт Аллен не испытывал ни малейшего сочувствия к своей странствующей и непослушной дочери, его не волновали злоключения, через которые ей пришлось пройти. Наоборот, он упрекал ее в наивности, чрезмерной доверчивости и упрямстве.
        - Ты знаешь, какую сумму мне пришлось выложить, чтобы целехонькой доставить тебя на родину? - кричал он.
        - Догадываюсь.
        - И все деньги достались какому-то проходимцу, который забыл о своем месте в этой жизни, - добавил он. - Да, мадам! Терри посчитал себя обязанным рассказать мне о своих открытиях - о том, что ты напрочь потеряла стыд и приличие!
        - Конечно, - зло усмехнулась Мэри. - Это ведь твой самый верный цепной пес!
        - Уже нет, - хмуро отозвался отец, пожимая плечами. - Он почему-то надумал уволиться по какой-то нелепой причине. Я теряю свою правую руку, а тут еще собственная дочь ведет себя как проститутка, ложась под первого встречного.
        Мэри не стала защищаться, а просто сказала отцу, что съезжает с квартиры и будет снимать комнату еще с двумя девушками. И что, несмотря ни на что, она нашла-таки себе работу в качестве служащей в одной бухгалтерской конторе.
        Сэр Гилберт обычно действовал с помощью кнута и пряника. «Кнут» он использовал полностью и теперь прибег к «прянику»:
        - Я гораздо старше тебя. И решение Терри уйти явилось для меня ударом. Мне нужна твоя помощь, Мэри, и твоя поддержка.
        - А мне нужна моя собственная жизнь.
        - Тогда выпутывайся сама! - закричал отец, и таким сердитым она его еще не помнила. - Но от меня ты не получишь ничего, поэтому не вздумай возвращаться и хныкать, если окажешься на улице!
        С тех пор они не разговаривали целый месяц, но потом он сам позвонил. И это было удивительно, поскольку обычно звонил по его поручению секретарь.
        Гилберт Аллен предложил дочери присоединиться к нему во время обеда. Она согласилась, решив, что эта встреча ничем ей не грозит.
        Отец выбрал столик в углу. На белой льняной скатерти Мэри заметила пухлый конверт. При ее появлении сэр Гилберт поднялся.
        - Ты похудела, - коротко заметил он, когда Мэри уселась напротив. - Наверное, все-таки неправильно питаешься.
        - Все отлично, не волнуйся, - ответила Мэри. - И питаюсь я три раза в день, в том числе ужинаю, между прочим. Мы готовим еду по очереди - каждая по своему вкусу, - поэтому иногда она получается не совсем традиционной.
        Гилберт Аллен что-то проворчал, видимо совершенно не тронутый ее откровениями.
        - К тому же ты и бледная какая-то.
        - Загар недолговечен, - ответила Мэри.
        Отец насупился и сдавил пальцами конверт.
        - Итак, - проговорил он, - ты все на той же бесперспективной работе?
        - Моих заработков мне вполне хватает. И на проживание, и даже на оплату уроков пения.
        Брови сэра Гилберта резко взметнулись вверх.
        - Так, значит, ты до сих пор продолжаешь этим заниматься?
        - Но мне нравится. И другим тоже по душе. Кстати, завтра вечером я выступаю в одном месте…
        - Но, надеюсь, под чужим именем? - холодно спросил он.
        - Я представилась по имени, - ответила она. - Но фамилию не назвала. - Помолчав, она спросила: - Отец, скажи, почему ты так ненавидишь мое пение? Ведь ты сам знаешь, что у меня есть вокальные данные!
        - Потому что из-за этого я лишился в свое время твоей матери, - не взглянув на нее, ответил он. - Она никогда не была просто моей женой - такой, которая мне была нужна. - В его глазах мелькнул злой огонек. - Кстати, твоего галантного красавчика выгнали из компании, в которой он работал. Я предупредил его боссов, что если они его не уволят, то их бизнес рухнет - я приложу к этому руку. Теперь он, наверное, жалеет, что поспешил вернуть деньги, заплаченные мною за его работу. - Он хмуро улыбнулся. - Неизвестно теперь, когда он снова сможет заработать такую сумму.
        У Мэри загудело в ушах, и она с трудом узнала свой голос:
        - Ты говоришь… что Крис вернул все деньги?
        - Да. - Он щелкнул пальцем по пухлому конверту. - Они все здесь. Прислал сегодня курьерской почтой.
        - А он не объяснил почему?
        - Как же! Он приложил письмо с высокопарными комментариями по поводу нежелания получать грязные деньги, - ответил отец. - Я порвал его. Хочешь почитать его отчет о работе? Увидишь, во что обошлось мне твое освобождение! Может быть, тогда ты хоть немножечко начнешь ценить своего отца?
        - Отец, - с отчаянием проговорила Мэри, - а в своем письме он упоминал обо мне?
        - Нет. - Его глаза сузились. - С чего бы это?! И слава Богу! Он навсегда покинул свою компанию и твою жизнь, надеюсь, тоже.
        - Как ты мог?! - не выдержала Мэри.
        - Я нанял Маккейна, чтобы избавить тебя от последствий твоей преступной глупости, - хрипло сказал Аллен. - А не для того, чтобы этот негодяй, воспользовавшись удобным случаем, соблазнил мою дочь!
        Мэри поднялась из-за стола.
        - У меня для тебя кое-какие новости, отец, - сказала она. - Ты должен знать, что это не он, а я соблазнила его. И что не проходит ни одного дня и тем более ни одной ночи, когда бы я не тосковала по нему.
        - Куда это ты собралась? - грозно спросил сэр Гилберт, увидев, что дочь порывается уйти.
        - Поеду искать Криса, - ответила Мэри. - Если еще не поздно.
        - Тогда… тогда ты просто дура! У меня нет времени для таких, как ты, так и знай! Один раз я простил тебя, но больше этого не случится. Неужели это и есть та жизнь, о которой ты мечтала? - презрительно хмыкнув, спросил он. - Бегать за человеком, который ни разу не вспомнил о тебе, когда встал с твоей постели!
        - Думаю, здесь ты сильно ошибаешься, - осадила его дочь. - Этот человек не первый встречный, как ты изволил выразиться, и он дал мне гораздо больше, чем ты думаешь. - Подхватив свой плащ, она быстрым шагом направилась к выходу.

        - Вот то, о чем ты просила, - сказала, входя в ее комнату, Леонора и протянула пару красивых золотых серег с бриллиантами. - Одолжила специально для тебя у одной состоятельной персоны. На неделю. Я тоже хочу в них пощеголять пару дней. - Присмотревшись к Мэри, она прищурилась. - Эй, подружка, ведь ты же собираешься на вечеринку, а не на похороны! Отчего у тебя такой унылый вид?
        Леонора Дуглас была одной из двух девушек, с которыми Мэри снимала квартиру в пригороде Ливерпуля. Она училась на филологическом факультете университета, а вечерами садилась за машинку и печатала статьи для одной из окружных газет. Готовилась стать журналисткой. За последние полгода они с Мэри очень сдружились.
        - Сегодня выдался непростой денек, - отозвалась Мэри, пряча взгляд. - Давно хочу найти одного человека - старого друга, - но пока что безуспешно.
        - Этот твой старый друг, - усмехнулась Леонора, - наверняка мужчина, не так ли? В которого ты по уши влюблена!
        - Да, - призналась Мэри. - Как ты догадалась?
        - У тебя заплаканное лицо, - пожала плечами подруга.
        - О Боже, неужели так заметно? - воскликнула Мэри и бросилась к зеркалу. - Я ведь вымыла лицо, но…
        - Не беспокойся, у меня есть отличные глазные капли. Как раз для такого случая. Никто ничего не заподозрит. Кстати, у тебя очень красивое платье! Никогда раньше на тебе его не видела.
        - А я никогда его и не надевала, - с некоторой гордостью произнесла Мэри. - Но сегодня вечером все-таки решилась.
        - Кто же организатор торжества?
        - Ее зовут Лидия Уорли. У девушки сегодня день рождения, и ее родители позвонили Митчеллу, моему аккомпаниатору в школе пения, и попросили сыграть во время праздничного ужина. И еще попросили привести певца или певицу с хорошим голосом.
        - Знаешь, что мне кажется? - улыбнулась Леонора. - Ты можешь стать знаменитой. Только не забудь потом, кто в самом начале раздобыл для тебя серьги. Ведь это важная часть твоего имиджа! - С этими словами она отправилась в соседнюю комнату искать обещанные глазные капли.
        Оставшись в одиночестве, Мэри равнодушно подрумянила щеки и вновь посмотрела в зеркало.
        Она наивно верила в то, что Криса Маккейна будет отыскать не так уж сложно. Что на это хватит одного телефонного звонка… Но когда, набравшись смелости, она позвонила в интересующее ее детективное агентство, то была обескуражена холодным ответом какой-то женщины, видимо секретаря, которая равнодушно сообщила, что они никогда не сообщают подробностей о своих как нынешних, так и бывших сотрудниках. Крис Маккейн относился к числу «бывших».
        Ее единственной надеждой было позвонить в «Парадиз». Ведь там Маккейн вхож в семью и вообще считается близким человеком. Однако телефонистка на пункте международной связи не смогла отыскать в перечне абонентов Невиса никого по фамилии Роуленд…
        Итак, она зашла в тупик, с ужасом думала Мэри. Позволить себе нанять частного детектива для поисков Криса Маккейна она не могла. А отправиться на Карибские острова, чтобы разыскать там его самостоятельно, - тем более. Еще оставался нерешенным вопрос по поводу Абигейл Роуленд, девушки, которая, возможно, не была случайной в жизни Криса Маккейна.
        Не исключено, что она сделала неправильные выводы по поводу возвращенных ее отцу денег. Кто сказал, что Крис вернул их из-за того, что испытывает к ней какие-то чувства? Может быть, Маккейн попросту подвел черту под одним из эпизодов в своей жизни, о котором больше не хотел вспоминать.
        Для нее было бы разумнее последовать его примеру. Мэри взяла со столика помаду, но рука бессильно опустилась, и она закрыла глаза. Если бы только это было так легко, подумала она. Но ведь нет же! Образ Криса преследует ее ежедневно, а ночью она, охваченная желанием, беспокойно ворочается в постели.
        Пьер! Вспомнив о нем, Мэри невольно улыбнулась. Ведь они с Крисом вместе работали, да и, кроме всего прочего, были настоящими друзьями. Он наверняка должен знать, где сейчас Маккейн. А если он не сможет сказать, то тогда… тогда она будет знать наверняка, что Крис не хочет, чтобы его нашли. И ей придется прекратить поиски, чего бы ей это ни стоило.
        Мэри взглянула на часы. С учетом разницы во времени звонить уже поздно. Ей нужно подготовиться к выступлению и профессионально выполнить свою работу. А завтра… завтра наступит другой день, который принесет ей что-то новое. Она надеялась, что это будет радость.
        Мэри подняла голову и вытерла влажные глаза. Она добьется своего. Еще не все потеряно.

…Званый вечер проводился в двухэтажном особняке, расположенном в престижном тихом районе на окраине города. У дверей их с Митчеллом встретила радушная хозяйка, оказавшаяся высокой и симпатичной девушкой с приятной улыбкой.
        - Привет, - сказала она. - Значит, вы и есть тот самый Митчелл? - Она бросила на Мэри дружелюбный взгляд. - А вы, должно быть, Мэри! Рада познакомиться. Оставьте, пожалуйста, свои плащи внизу, в холле. Я покажу вам место вашего выступления.
        По широкой мраморной лестнице их провели в просторную гостиную, занимавшую едва ли не весь второй этаж. С одной стороны на высоких стойках стояли подносы, на которых были разложены разнообразные угощения и множество бутылок самого разного вина. С другой стороны были расставлены столики для гостей с приборами и хрустальными бокалами. Набрав закусок и налив вина, любой из гостей мог сесть за столик и наслаждаться беседой или слушать музыку. В их с Митчеллом исполнении. Рояль стоял в дальнем конце гостиной.
        Присев к роялю, Митчелл что-то тихо наиграл и с довольным видом повернулся к Мэри, а Лидия, извинившись, ушла собирать гостей, которые, разбившись на мелкие группы, бродили по всему дому.
        - Итак, программа выступления согласована, - сказал Митчелл. - Материал ты знаешь превосходно. Пока будут подавать пищу, я поиграю что-нибудь неторопливое и спокойное, а потом очередь за тобой. - Он окинул ее беглым взглядом. - Сегодня ты выглядишь как-то иначе - вся светишься.
        - Это платье такое, - смущенно ответила Мэри.
        - Да нет, не только, - возразил Митчелл. - Хорошо, если ты вложишь в свое пение немного души. Не сдерживай себя, Мэри. Покажи все, на что ты способна.
        - А разве я не показываю?
        - Иногда мне кажется, - пожал плечами Митчелл, - что твое сердце где-то очень далеко.
        - Ну ладно, - согласилась она. - Сегодня они получат меня всю, без остатка. Постараюсь, чтобы мой голос заглушил всеобщее чавканье, - добавила она.
        Ей не пришлось перекрикивать стук бокалов и звон столовых приборов. Как только зазвучали первые строки «Зеленых холмов», в гостиной все разом стихло. А когда Мэри закончила песню, ее наградили громом аплодисментов.
        Недалеко от входа она заметила Лидию Уорли, которая улыбнулась ей и подняла большой палец вверх.
        - Обычно мы выполняем заявки публики, - объявил Митчелл. - Сейчас нас попросили исполнить одну очень хорошую песню, поэтому прошу внимания. Итак, Мэри…
        Разве он не собирается объявить название песни? Она смущенно улыбнулась и напряглась в ожидании. Может быть, она сама должна догадаться?
        Услышав первые аккорды «Только ты», она почувствовала, как ее сердце бешено заколотилось.
        О нет! Только не эта песня! Неужели?! Она обожала эту песню, проникновенную и лиричную исповедь любви, но не могла поверить в такие совпадения.
        Она начала петь, и ее голос зазвучал страстно и сильно. Пение увлекло Мэри, грустные слова и мотив перемешались с ее собственной печалью, а во время исполнения последнего куплета к глазам даже подступили слезы.
        И вдруг, уже почти закончив, она заметила того, кого так долго искала. Крис Маккейн стоял позади группы гостей, у входа в гостиную, прислонившись к косяку двери. На нем был строгий черный костюм. Его лицо она сразу выхватила из толпы. Все случилось как тогда, в первый раз.
        Ей показалось, что кроме него в гостиной никого нет. Комната опустела, и Мэри пела для него одного, а их взгляды, встретившись, уже не отпускали друг друга до самого окончания мелодии. Когда рояль затих, в гостиной наступила почти гробовая тишина, через несколько секунд взорвавшаяся громом аплодисментов и криками «браво!».
        Мэри поклонилась, а выпрямившись, инстинктивно принялась искать взглядом Криса. Ей хотелось увидеть, аплодирует ли он вместе со всеми. И посмотреть на его улыбку.
        Но он отвернулся и, перекинувшись парой слов с Лидией, направился к выходу. О Боже, он уходит! Мэри едва не упала в обморок. Она почему-то явственно ощутила, что если не остановит его, то потеряет навсегда.
        - Прости, - растерянно проговорила Мэри, повернувшись к Митчеллу. - Мне нужно уйти ненадолго… Пожалуйста, выручи меня и поиграй что-нибудь, чтобы не испортить картину. - И бросилась к выходу.
        Кто-то пытался удержать ее, дотронувшись до ее руки и бормоча слова восхищения. Но она лишь смущенно и натянуто улыбнулась в ответ. Нужно во что бы то ни стало догнать Криса.
        Он уже начал спускаться с лестницы, когда Мэри подбежала к нему.
        - Постой… пожалуйста. Поговори со мной! - В ее голосе слышалось отчаяние.
        Крис медленно повернулся и взглянул на нее. В его голубых глазах мелькнул знакомый огонек.
        - На тебе то самое платье…
        - Да, - растерянно ответила Мэри, опустив глаза. - Что-то заставило меня его надеть… Ты ведь не против?
        - Что ты! - сказал Крис, слабо улыбнувшись. - Ты сегодня так красива, что у меня даже дыхание перехватило.
        - Несмотря на мою нелепую прическу.
        - Может быть, даже благодаря ей, - возразил он. Протянув руку, он, едва касаясь, провел ладонью по ее немного отросшим волосам.
        - Но я подбежала к тебе не ради комплиментов. Нам нужно поговорить… - Она замолчала, изучая его лицо, словно пытаясь что-то отыскать на нем. - Мне есть что сказать тебе.
        - Но, может быть, сейчас для этого не самое подходящее время и место, - тихо ответил Крис. - Публика восторженно приняла тебя и ждет. Ты всех заворожила.
        - Я пела не для них, - сглотнув комок, сказала Мэри. - А для тебя. Должно быть, ты догадался. Почему же ты уходишь?
        - Мэри, пойми меня правильно, - хмуро произнес он. - У тебя превосходный голос. Ты многого сможешь добиться. Я ведь и раньше тебе говорил об этом, помнишь? Зачем мне стоять у тебя на пути? Лучше исчезнуть и…
        - Если так, - с неожиданной яростью проговорила она, - то почему ты вернул деньги?
        Он разом напрягся.
        - Кто тебе рассказал?
        - Отец, кто же еще? И еще добавил, что ты глупец.
        - Верю, - кивнул Крис. - Мне казалось, он сохранит это в тайне.
        - Он еще пожалеет об этом! - гордо вскинув голову, заявила Мэри. - Потому что без меня ты никуда не уедешь. - Она дотронулась до его щеки. - Он вынудил тебя уйти с работы, Крис, и мне очень жаль. А вдобавок он может помешать твоей будущей карьере. - Она прикусила губу. - Ты даже не представляешь, какие у него связи.
        - Я уже убедился в этом, когда услышал, что стало с тобой. - Он присел на ступеньку и привлек Мэри к себе. - Вот что я тебе скажу. Никто меня не увольнял, тем более твой отец. Я давно собирался оставить это занятие. Но меня попросили выполнить последнее задание, поскольку считали, что мне оно подходит лучше всего. Сначала я отказывался, особенно когда вник в подробности предстоящей операции. Тебя я заочно посчитал ветреной девчонкой, дочерью богатого папочки, которая не любит подчиняться и живет как хочет. Но когда твой отец предложил огромную сумму наличными, то я подумал и согласился.
        Я давно выработал для себя строгие правила, которым всегда следовал. А именно: выполнять работу быстро и четко и никогда не ввязываться ни в какие личные отношения. Но с тобой… я потерял всякую опору под ногами. И все мои правила полетели в тартарары. Произошло нечто невообразимое и удивительное - то, во что я никогда не верил. Я влюбился как мальчишка. И понял, что не могу допустить, чтобы мне заплатили за твое спасение, поскольку готов был, если нужно, отдать за тебя жизнь…
        Я на все готов был ради тебя, моя дорогая, моя любимая. А когда внезапно появился этот шут, - кажется, Терри? - мои шансы улетучились как дым и все пошло кувырком. Я подумал, что потеряю тебя навсегда. Ты вправе была ненавидеть меня, и любое мое объяснение выглядело слишком запоздалым. Итак, я добился того, чтобы Майкл от лица компании получил причитающиеся мне деньги, а потом оставил работу.
        - Но ведь это не все, - дрогнувшим голосом проговорила Мэри. - Остался еще один человек. Абигейл. И ты ни разу ничего про нее не рассказывал. Мне нужно знать. Она любит тебя? Вы обручены?
        - Что?! - поднял брови Крис. - Отец убил бы меня за такие вещи! Абигейл моя младшая сестра. Кстати, ей не терпится познакомиться с тобой. Только я ей говорил, что вряд ли это удастся…
        - Твоя сестра? - выдохнула Мэри. - Ничего не понимаю. Ты же говорил, что она дочь хозяина яхты! И ее фотография возле твоей койки…
        - На самом деле возле койки в отцовской каюте, - поправил ее Крис и улыбнулся. - Он и есть таинственный владелец яхты. До поры до времени я не говорил тебе об этом. Мы с Абигейл, кстати, очень похожи, разве ты не заметила этого, когда заглядывала ко мне в каюту?
        - Так, значит, мистер Роуленд твой отец? - ужаснулась Мэри, отчаянно пытаясь настроиться на рациональное мышление. Но по телу уже растекалось радостное тепло.
        - Да, - кивнул Крис. - Только у меня фамилия матери. Она умерла несколько лет назад. Могу даже показать тебе свидетельство о рождении. Свое и Абигейл.
        - Господи, - простонала Мэри. - Почему же ты мне раньше об этом не сказал?
        - Потому что та работа, которую я выполнял, не предполагала делиться подобной информацией. Все подробности личной жизни необходимо было держать в строгом секрете. Этому я научился еще на воинской службе. Нельзя вступать с клиентом в какие бы то ни было отношения. Я всеми силами пытался соблюсти этот принцип и держаться от тебя на расстоянии до окончания своей миссии. - Его рот скривился в улыбке. - Но мы оба знаем, чем все закончилось. - Крис взял Мэри за руку. - И мне показалось, что ты обо всем догадалась. О том, кто я такой и чем занимаюсь.
        - Я имела в виду только Абигейл, - с досадой проговорила Мэри, сжимая его руку. - Решила, что вы помолвлены.
        - И тебя возмутило, что я еще пытался затащить тебя в постель? - покосился на нее Крис. - Невысокого же мнения ты была обо мне!
        - Я тебя совсем не знала. Тебе слишком хорошо удавалось держать меня на расстоянии вытянутой руки. Я пыталась рассуждать, исходя из здравого смысла, но ничего у меня не вышло. - После некоторого молчания она спросила: - А почему ты приехал сюда, если решил снова исчезнуть из моей жизни?
        - Сам до сих пор не могу себе объяснить, - признался Крис. - Знал только, что мне непременно нужно тебя увидеть еще раз. Цеплялся за это, как утопающий за соломинку. И если бы ты сейчас не догнала меня, то, боюсь, я бы ушел навсегда.
        - Но я бы снова принялась тебя искать, - горячо возразила Мэри. - И когда-нибудь нашла бы.
        Из гостиной донесся взрыв аплодисментов. Видимо, Митчелл постарался и своей игрой доставил публике удовольствие. Крис быстро встал и протянул Мэри руку.
        - Думаю, нам нужно идти, - нерешительно предложил он. - Гости сейчас снова разбредутся по дому. Нас заметят…
        - Но я не могу, - растерянно запротестовала Мэри. - Мне нужно увидеться с Митчеллом. Я ведь ушла, ничего не объяснив.
        - Он поймет нас. Лидия все объяснит ему.
        - А разве Уорли твои друзья? - с удивлением спросила Мэри. - Хотя конечно. Ведь иначе и быть не могло.
        - Даже родственники, - усмехнулся он. - Мать Лидии приходилась моей матери кузиной. А что?
        - Не знаю, что на меня нашло, - призналась Мэри. - Я видела лишь тебя одного. А в голове звучало только твое имя. Это какое-то чудо… - Она вдруг замолчала, и ее глаза расширились. - Но ведь… Нет! Это никакое не совпадение! - Ее глаза сверкнули. - Ты устроил так, чтобы я оказалась здесь!
        - Без моего участия, конечно, не обошлось, - признался Крис, - но оно было минимальным. Разве ты против?
        - Нет. Тем более что я собиралась звонить Пьеру и умолять его сообщить, где ты находишься.
        - О, любовь моя! - тихо проговорил Крис. - Мы могли бы поехать к тебе домой, но я предпочел бы не мелькать перед глазами стольких женщин. Хочу побыть с тобой наедине.
        Мэри замерла, уставившись на него.
        - Ты даже знаешь, где я живу?!
        - Я попросил одного моего бывшего коллегу, чтобы тот присмотрел за тобой. Кроме того, я приходил в ужас от мысли, что ты могла выйти замуж за идиота, который примчался за тобой и сорвал мои планы, - добавил Крис. - Я с нетерпением ждал любых новостей о тебе.
        - И что же сообщил твой коллега?
        - Насколько я понял, жилось тебе хорошо, но вряд ли ты была счастлива.
        - Что ж, все правильно, - кивнула Мэри.
        - Я остановился в гостинице, - сказал Крис. - Хочешь поехать туда со мной?
        - Хоть на край света, - с готовностью согласилась Мэри. - Пока мы будем вместе.
        - Это я тебе гарантирую, - почти поклялся Крис. - Чувствую, что уже не смогу никуда отпустить тебя одну.
        - Вот и не надо, - обрадовалась она, и вдвоем они вышли из дома.
        Она ожидала увидеть приличную комнату в отеле, но, конечно, не фешенебельный номер в одной из престижнейших гостиниц!
        - Ну и как тебе? - спросил ее Крис, когда позвонил на рецепцию и заказал бутылку шампанского.
        - Очень впечатляет, - призналась Мэри, с некоторой завистью осматривая обстановку. - Ты уверен, что вернул все деньги?
        Крис пожал плечами.
        - Поверь, что и без денег твоего папочки у меня есть кое-какие сбережения, - ответил он. - У моего отца несколько предприятий, одним из которых управляю я, и вместе они приносят неплохой доход. Впрочем, если не веришь, то позднее всегда можешь проверить мой банковский счет.
        - Позднее? - переспросила Мэри. - Звучит многообещающе. - Почувствовав на себе его взгляд, она смутилась. Подойдя к ряду встроенных шкафов, она открыла дверцу одного из них. - Ого! На этот раз ты захватил не только рубашку с джинсами! Постой… - Она вдруг заметила свое черное платье, в котором когда-то выступала в прокуренном клубе толстухи Сью, и растерянно повернулась к Крису. - Так это ты взял его?..
        - Мне нужно было оставить хоть какую-то память о тебе, - тихо произнес Крис. - Я не думал, что ты заметишь пропажу. А для меня это платье - воспоминания о лучших днях моей жизни.
        - Твои лучшие дни впереди. - Не сводя с него застывшего взгляда, Мэри медленно расстегнула свое серебристое платье, и оно с тихим шелестом упало к ее ногам. Переступив через него, она шагнула к нему. - Дорогой, так ли нам необходимо сейчас шампанское? Пить что-то совсем не хочется. А вот голод…
        Крис смотрел на нее немигающим взглядом, в котором читались нежность и желание. Он снял трубку телефона и отменил заказ…
        Спустя час Мэри слабо пошевелилась в его объятиях, ощущая себя счастливой.
        - Значит, все-таки ты не был плодом моего воображения, - с улыбкой проговорила она. - Я так боялась, что ты растворишься и исчезнешь…
        - Не волнуйся, я здесь, рядом с тобой, - сонно ответил Крис, целуя ее в висок. - Дай мне лишь несколько минут, и я снова докажу тебе это.
        - А ты знаешь, я и в самом деле нервничала, - призналась Мэри. - Ну разве не нелепо?
        - Мне тоже было не по себе…
        - А как же твои сигары? - усмехнулась она.
        - Курить я бросил. Это часть моей реформации. Если мне суждено стать семейным человеком, то я хочу, чтобы это доставляло мне удовольствие. Но теперь я уже начинаю сомневаться. Не слишком ли я несправедлив к тебе?
        Мэри присела на кровати и пристально посмотрела на Криса.
        - Ты отказался от карьеры и прошел через массу неприятностей, чтобы найти меня. И еще раздумываешь? - Она покачала головой. - Не верю. Если только ты не решил оставить меня…
        - Мне самому едва верится, но я пытаюсь быть бескорыстным, - ответил он. - Мэри, у тебя талант певицы. Я вдруг понял это, когда увидел, как публика реагировала на тебя сегодня вечером. Ты покорила всех. И тогда я подумал, что не вправе менять твой выбор и жизненный путь. Так вот я и задаюсь вопросом: будет ли брак со мной для тебя выгодным? Он покачал головой. - Ты ведь не так давно фактически сбежала от отца. Хочется ли тебе заменить его на мужа, причем без всякой передышки? Что я могу предложить тебе взамен? - Он нежно заключил ее лицо в ладони. - Я хочу, чтобы у тебя был свой шанс, Мэри. И твоя собственная жизнь.
        - Моя жизнь - это ты, - с чувством отозвалась Мэри. Она улыбнулась и ощутила, как к горлу подступил комок. - Если, конечно, я по-прежнему тебе нужна. И пение - это не главное.
        - Не говори моему отцу, что я сейчас не работаю, - попросил Крис. - Он думает, что я стану его надежным партнером в брокерском бизнесе, и соответственно платит мне. Почему, ты думаешь, я свернул свою деятельность детективного агента? Слишком большой риск и, кроме того, бесконечные разъезды по всему миру, так что нигде не задерживаешься больше чем на несколько дней. Однажды я сказал себе, что хочу нормальной жизни. - Он поцеловал ее волосы. - Вот и получилось, что ты была моим последним заданием.
        - А что же дальше? - протянула Мэри, обнимая его.
        - Как насчет того, чтобы пройти ускоренный курс познания друг друга? - сверкнув глазами, предложил он. - Никаких тайн, никакой полуправды? Лишь мы вдвоем, и больше никого?
        - Звучит заманчиво, - ответила Мэри. - Что у тебя на уме?
        - Отец купил новую яхту и хочет, чтобы я испытал ее на Багамах. Может, ты согласишься составить мне компанию?
        Мэри облегченно вздохнула, и в глазах ее блеснули слезы счастья.
        - Я готова. Кроме того, я научилась сносно готовить.
        - Отлично, - усмехнулся Крис. - Значит, нам не придется нанимать кока. - Он прищурился. - Но, что касается пения, то я говорил весьма серьезно. Я хочу, чтобы ты не упустила свою звезду. Было бы неправильно с моей стороны препятствовать тебе.
        - Меня устраивает роль твоей любящей жены, - возбужденно ответила Мэри. - По крайней мере до того момента, когда у нас родятся дети. Потом я могла бы петь им колыбельные.
        - Ах, моя милая, - едва слышно проговорил Крис и легко прикоснулся к ее полураскрытым губам. - Но у тебя осталась одна проблема, - напомнил он. - Твой отец. Он явно не обрадуется нашему счастью.
        - Мне кажется, что ставить на нем крест еще рано, - ответила Мэри. - Я ведь его единственная дочь.
        - У меня тоже немало надежд и ожиданий, - сказал он. - И все они связаны только с тобой.
        Мэри привлекла его к себе и поцеловала.
        - И мы сделаем все, чтобы наши мечты осуществились, - прошептала она. - Только ты и я. - Она усмехнулась. - Ну а теперь пора, наверное, заказывать шампанское.
        Но руки Криса уже нежно ласкали ее тело.
        - Шампанское подождет, - хрипло проговорил он.

        Свадьба была намечена на октябрь. Ее решили отметить скромно, пригласив лишь самых близких. Мэри с радостным волнением ждала заветного дня, который, как она надеялась, круто изменит ее жизнь. Но она уже была счастлива.
        - Мисс Аллен, вам письмо, - с необычной торжественностью объявил однажды утром Гарсиа, протягивая ей красиво запечатанный конверт. - Надо же, почтой первого класса, - удивился старик. - Из Англии!
        - Ты ждала от кого-нибудь письмо? - спросил Крис, подходя к Мэри и обнимая ее.
        - Может быть, от Леоноры? - предположила она, но, увидев адрес, осеклась на полуслове. Сердце ее отчаянно заколотилось. - О Боже, это отец!
        Крис присвистнул от удивления и развел руками.
        Поднявшись вместе с ним наверх, Мэри взволнованно распечатала конверт.

«Дорогая Мэри!
        Я долго размышлял перед тем, как написать тебе. Обычно я не возвращаюсь к тому, что уже сделано или сказано, но в данной ситуации вынужден признать, что был не прав. Не только по отношению к тебе, но и к мистеру Маккейну. Сомнения начали мучить меня сразу после твоего отъезда, и я не находил себе покоя, понимая, что что-то в своей жизни делал неправильно, причем долгие годы. Я навел справки о твоем будущем муже и убедился, что он порядочный и ответственный человек. Терри в свое время наговорил мне много лишнего - видимо, сгоряча и от отчаяния, что не станет твоим мужем.
        В общем, чтобы не быть голословным, я хотел бы исправить положение и загладить свою вину перед тобой. Ты моя единственная дочь, и я не могу смотреть в будущее, не подумав о тебе и твоей судьбе. Я оформил все необходимые документы и открыл на твое имя счет в банке, куда будет поступать пятая часть от всех доходов моих предприятий. Кроме того, вам с Маккейном я отдаю наш большой семейный особняк под Честером. Можете приезжать сюда и жить, если хотите. Я нанял повара, управляющего и двух служанок, которые ждут вашего приезда. Я тоже с нетерпением жду. Мне кажется, я стал другим человеком, и в глубине души надеюсь, что ты сможешь меня простить…
        Твой отец».

        Глаза Мэри сделались мокрыми от слез.
        - У меня вновь есть отец! - прошептала она. - Я верила в него. Сам Бог, видимо, указал ему верное решение.
        Крис положил руку на ее плечо.
        - Что ж, все к лучшему, - тихо сказал он. - Теперь у нас на одного члена семьи стало больше. - Он лукаво улыбнулся. - Хотя, надеюсь, мы увеличим ее еще на пару замечательных малюток!
        - Конечно, - возбужденно проговорила Мэри и опустила глаза. - И, знаешь, нам не придется ждать целых девять месяцев. Я не хотела говорить тебе до свадьбы… В общем, я беременна, на четвертом месяце…
        - Родная моя! - просиял Крис и заключил будущую супругу в объятия. - Я так благодарен тебе за каждую минуту, которую мы провели вместе. Обещаю, что буду заботливым отцом и любить наших детей так же, как тебя!
        Она благодарно посмотрела на него и поцеловала.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к