Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Харри Джейн: " Уберечь Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Уберечь любовь Джейн Харри

        # Всепоглощающая страстная любовь пришла к Клоду и Эмили неотвратимо, как стихия, накрыв их с головой и расцветив все вокруг яркими красками.
        Молодые, красивые, свободные, они предались ей с непосредственностью юности, и, казалось, ничто не могло помешать их безоблачному счастью. Но это только казалось. Препятствия возникли с той стороны, откуда их трудно было ожидать. Окружающие начали делать все, чтобы разлучить влюбленных. И на то у них имелись вроде бы веские причины…

        Джейн Харри
        Уберечь любовь

        Пролог

        Как быстро прошла жизнь. Мелькнула одним ярким пятном, а сейчас покидает тело. Еще день или два, а потом черная неизвестность. Только там уже не будет боли и страха, отчаяния и надежды. Будет пусто, холодно и спокойно. Скорее бы…
        Боль стала привычной и иногда отступала, переставала мучить бедное иссохшее тело. Но даже не боль, а страх за неустроенную жизнь дочери не давал спать даже после сильнодействующих наркотиков Люси Даррел.
        Бедная моя девочка, думала она, глядя, как сереет небо, я оставлю тебя одну на земле, и не будет человека, который мог бы выслушать и утешить тебя.
        Люси всегда старалась сделать жизнь своей семьи легкой и радостной. Она не отчаивалась в самые тяжелые моменты жизни, потому что у нее был дар благодарить судьбу за любую радость, ей дарованную. Легкая и веселая, она умела делать из каждой мелочи неожиданный праздник. Эмили всегда была самая нарядная из всех детей, самая хорошенькая и неугомонная. А мистер Даррел всегда получал от супруги и добрый совет, и нежность, и беспредельную веру в его совершенства. Их семья могла бы прожить сто лет в мире, радости и любви.
        Но Люси не смогла пережить смерть мужа. Он умер в одночасье. Прилег спать после обеда и не проснулся. Тоска и отчаяние поселились в доме, который всегда был открыт для друзей Эмили и соседей. Люси угасала и, когда врачи вынесли приговор, даже не стала этому удивляться.
        Это расплата, думала она в предрассветный час, расплата за трусость, за преданную любовь. Всей своей жизнью я так и не заслужила прощения. Я очень старалась. Но разве могла я когда-нибудь забыть…
        Люси закрыла глаза, и душа ее унеслась туда, куда всю жизнь стремилось ее тело и сердце. Рай на земле. Тихое озеро в венке из розовых цветов, белоснежный дом, отражающийся в синих водах, разноцветные птицы, поющие свои песни. И он… Единственный, любимый, нежный…
        Она так и не смогла всю жизнь объяснить ему, почему так стремительно бежала от своей любви. Он искал ее, писал письма, забрасывал телеграммами, а она снова и снова убегала. Он так и не догнал. Она знала о нем все. Любой его шаг обсуждали газеты. А она, маленькая хозяйка маленького дома, только издали наблюдала за единственным мужчиной своей жизни.
        Надо бы рассказать обо всем Эмили. Убедить ее никогда не предавать свою любовь. Не верить даже глазам своим. Идти до конца. Бороться или погибнуть. Она умирает через много лет в страшных мучениях, потому что позволила судьбе пересилить себя.
        Надо показать Эмили ключ, который он прислал ей. Ключ от его сердца. Он так написал: «Когда бы ты ни захотела вернуться, возьми этот ключ и приезжай. Это ключ от моего сердца. Какую дверь он открывает, ты знаешь».
        Конечно, она знала, что это за дверь. Но никогда бы не смогла сделать этого.
        Надо все рассказать Эмили. Она найдет его. Она не будет одинока. Он не оставит ее. Райский сад. Птицы. Цветы. Счастье.
        Эмили внезапно проснулась и испуганно посмотрела на мать. Как я могла заснуть?
        Лицо Люси было гладким и спокойным, губы улыбались. Эмили нагнулась ниже и заплакала.

1

        - Я вот тут подумал как следует, - Боб смотрел прямо перед собой, - и, похоже, знаю, что тебе делать.
        - Хочешь, я угадаю? - грустно улыбнулась Эмили. - Ты вот тут подумал как следует и решил, что мне надо выходить замуж… Именно так я и сделаю, осталось только найти кого-нибудь, кто согласится меня терпеть…
        - Эми, я говорю серьезно, так что перестань острить! Так вот… полагаю, что нам с тобой следует пожениться. - Боб посмотрел на Эмили честными голубыми глазами.
        Эмили изо всех сил постаралась сдержать смех. После долгой продолжительной борьбы ей это почти удалось, правда при этом она не удержала в руках бокал мерло и на белоснежной скатерти образовалось пятно темно-вишневого цвета. Любого другого, кто обратился бы к ней с подобным предложением, она просто подняла бы на смех, любого… но не человека, который сидел напротив нее за столиком ресторана «Бургоньез».
        Боб был единственным ее другом во всем этом местечке, затерявшемся в лесах Висконсина. Он был директором местной школы и по субботам обычно заходил за ней и вел куда-нибудь выпить. Но в настоящий ресторан Боб сегодня пригласил ее впервые. Теперь понятно почему.
        Его предложение застало Эмили врасплох - ничего даже отдаленно напоминающего влечение между ними не было. Да и ни одна девушка во всем Иглтрэпе, даже если бы и была по уши влюблена в Боба, никогда бы не рискнула его поощрять из страха иметь дело с его мамашей.
        Мать Боба была пожилой вдовой с постным взглядом и вечно поджатыми губами. Единственного сына она считала своей неотчуждаемой собственностью, и все его робкие попытки завести с кем-либо подобие романа вызывали у нее тяжелейшие истерики, заканчивавшиеся сердечными приступами. Говоря откровенно, пригласив Эмили в ресторан, Боб сейчас совершал тягчайшее преступление перед родной матерью. Эмили сделала глубокий вдох.
        - Бобби, дорогой… - мягко сказала она, - не думаю, что…
        - Ты просто не представляешь, - поднял руку Боб, не давая ей закончить, - какая жизнь теперь тебя ждет. Без матери тебе придется совсем туго. Эми, милая, ты так мужественно себя вела, пока она болела, что теперь имеешь полное право отдохнуть. Позволь мне заботиться о тебе. Не хочу, чтобы ты приходила в ужас при одной мысли о будущем.
        Нельзя не прийти в ужас при одной мысли о том, что придется сидеть за одним столом с этой фурией, его мамашей, подумала Эмили. Да эта старая ведьма просто подсыплет мне в суп крысиного яду! И поможет ей в этом ее лучшая подруга, моя тетушка Рейчел.
        Эмили поежилась, вспомнив, какую стену холода и отчуждения воздвигла Рейчел две недели назад на похоронах между собой и единственной племянницей. Терпеливо выслушав соболезнования друзей и соседей, она покинула кладбище, так и не обменявшись ни словом с Эмили.
        - Не обращай внимания, дорогая, - ласково шепнула ей миссис Бейкер, соседка, которая раз в неделю приходила убираться в коттедж Даррелов, - горе иногда странно сказывается на некоторых людях.
        Однако никаких признаков горя на каменном лице своей тети Эмили обнаружить не могла. Рейчел Бенедикт нечасто заглядывала в коттедж своей младшей сестры в эти последние месяцы, когда та из последних сил боролась со смертельным недугом. И если она сейчас и чувствовала утрату, никто этого заметить не мог. Впрочем, после похорон Эмили ни разу ее не видела.
        Эмили тряхнула головой, отгоняя прочь горькие воспоминания и столь же горькие мысли, непослушная прядь иссиня-черных волос упала на ее оливково-смуглый лоб. Она ласково посмотрела на своего неожиданного жениха большими, чуть влажными карими глазами:
        - Бобби, не хочешь ли ты сказать, что влюблен в меня? - мягко поинтересовалась она.
        - Ну… я тобой беспредельно восхищаюсь, Эми… - Он смущенно вертел в руках пустой бокал. - Ни одну женщину я не уважаю так, как тебя. И ты прекрасно это знаешь. Но что касается всяких там порывов безумной страсти - это не по моей части. - Он робко взглянул на нее и добавил: - И не по твоей, мне кажется. Откровенно говоря, я считаю, что в браке самое главное - это дружба.
        - Что ж, - сказала Эмили, помолчав, - наверное, ты прав. Дружба - это самое главное в браке. - Только не в моем случае, подумала она! Пожалуйста, Господи, пусть в моем случае это будет по-другому.
        - Бобби, ты самый добрый человек на всем белом свете. Спасибо тебе огромное за все, что ты сейчас сказал, но я не думаю, что сейчас самое подходящее время решать, как жить дальше. Я еще не пришла в себя после маминых похорон и пока плохо соображаю.
        - Конечно, я это прекрасно понимаю! - Он осторожно и боязливо дотронулся до ее руки. - Я ни в коем случае не хочу на тебя давить, клянусь тебе. Единственное, о чем я прошу, - подумай о моем предложении. Обещаешь?
        - Обещаю. - Эмили мысленно скрестила пальцы. - Обещаю подумать.
        Боже мой! Ведь это мое первое предложение, ну разве можно было представить, что оно будет выглядеть столь прозаично. Для него, видите ли, важнее всего дружба!
        Некоторое время Боб молчал, потом нерешительно произнес:
        - Если ты все-таки согласишься, то имей в виду - я тебя не тороплю. Когда захочешь тогда и поженимся. Я готов ждать столько, сколько понадобится.
        Эми закусила губу и коротко глянула в его добрые светлые глаза.
        - Бобби, поверь мне, я этого не заслуживаю. - Она в самом деле так думала.
        Четверть часа спустя, глядя из окошка местного автобуса на знакомые с детства улицы родного городка, Эмили всеми силами старалась выкинуть из головы предложение Боба и сосредоточиться на предстоящих делах. В первую очередь надо было срочно решать, что делать дальше.
        Когда пару лет назад Эмили приехала домой к матери на летние каникулы, она и представить не могла, что застрянет здесь надолго и ей придется распрощаться с университетом. Она сразу заметила, что мать на себя не похожа, но Люси Даррел была человеком очень скромным и не хотела тревожить единственную дочь своими болезнями. То, что у матери рак, Эмили узнала совершенно случайно. Все эти два года мать и дочь мужественно сражались со смертельным недугом, пока пару недель назад Люси наконец не сдалась.
        Похоронив мать, Эмили собралась продать коттедж и уехать из Иглтрэпа, но тут выяснилось, что продавать ей нечего: коттедж, оказывается, не принадлежал семейству Даррелов - они жили в нем на правах бессрочной аренды. Хозяином коттеджа был мистер Бенедикт, муж старшей сестры Люси Рейчел и добрейшей души человек. К сожалению, он покинул этот мир три года назад, и, как объяснил Эмили их поверенный, после его смерти Люси начала платить Рейчел арендную плату, которая повышалась с каждым годом.
        Теперь, когда Эмили лишилась пенсии, которую ее мать получала за покойного мужа, и располагала только ненадежными гонорарами за частные уроки французского, ей будет довольно трудно расплачиваться со своей далеко не бедствовавшей теткой.
        Откровенно говоря, Эмили не собиралась обосноваться навсегда в Иглтрэпе: в университете она изучала французский, мечтала стать переводчиком-синхронистом, путешествовать с Тони по всему миру… Тони был ее парнем, они познакомились в кампусе еще на первом курсе и с тех пор жили вместе. Когда выяснилось, что мать тяжело больна и все их радужные планы летят к черту, Эмили написала ему. В глубине души она надеялась, что Тони приедет к ней в Иглтрэп, но он и не подумал ничего менять в своей жизни и в прощальном письме сообщил ей, что через неделю отбывает в Европу. Так банально закончилась первая любовь Эмили, любовь, которая, как она была уверена, пребудет с ней навеки.
        Единственным утешением служило то, как с грустью говорила она себе, что все произошедшее помогло ей избежать гигантской ошибки - уж лучше, когда тебя бросают дома, в Висконсине, чем остаться одной где-нибудь в центре Африки или даже в дешевой парижской гостинице. Так Эмили дала себе слово не связываться больше с мужчинами, которые ее не любят.
        И тут это дурацкое предложение Боба… Он, между прочим, тоже ни слова не говорил о любви, только о дружбе… Похоже, история повторяется… Еще пару раз мужчины заикнутся ей о дружбе, и у нее разовьется комплекс.
        Впрочем, если говорить серьезно, она ни разу не пожалела, что все эти два года фактически не принадлежала себе. Эмили благодарила Бога, что прошла вместе с матерью через весь ад несбыточных надежд на выздоровление, отчаяние и безнадежность больничной палаты, горькое примирение с неизбежным. До самой последней минуты Люси Даррел оставалась таким же светлым и душевно щедрым человеком, каким была всю свою жизнь. Эмили часто ловила себя на мысли, что эти два года подарили ей много бесценных воспоминаний.
        Однако, так или иначе, а эта глава ее жизни завершена. Больше ее в Иглтрэпе ничто не удерживает. Вся проблема состояла в том, хватит ли ей крохотного наследства, которое ей достанется после смерти матери, чтобы сняться с места и попытаться начать новую жизнь. Впрочем, после продажи мебели из коттеджа тоже должны появиться кое-какие деньги.
        Уж в чем точно можно было не сомневаться - драгоценная тетушка Рейчел не слишком расстроится, когда ее племянница покинет городок.
        В глубине души Эмили никогда не понимала, каким образом Господь сотворил двух сестер такими разными. Сколько она себя помнила, ни разу не замечала между ними ничего, даже отдаленно напоминающего родственные чувства. Правда, Рейчел была на одиннадцать лет старше, но все-таки…
        - Думаю, Рейч так и не смогла примириться с тем, что мое появление на свет отняло у нее часть родительской любви, - грустно заметила однажды Люси, когда дочь пыталась выяснить у нее причины холодности ее тетки.
        - А сама она никогда не хотела подарить кому-нибудь свою родительскую любовь? - продолжала допытываться Эмили.
        - Один раз было, - взгляд Люси сделался непроницаемым, она словно ушла в свои воспоминания, - но тогда ничего не получилось… Бедная Рейч… - Мать замолчала, и Эмили поняла, что дальнейшие расспросы ни к чему не приведут.
        Умом Эмили понимала, что ее тетка в молодости была довольно красивой женщиной, во всяком случае куда красивей своей младшей сестры. Но в глазах у Рейчел Бенедикт словно навсегда застыло выражение обиды на весь мир, которое придавало ее лицу крайне непривлекательное выражение. Неудивительно, что в глазах окружающих она здорово проигрывала по сравнению со своей пухленькой сестренкой, которая каждого встречного обезоруживала веселым блеском темно-карих глаз и двумя прелестными ямочками на пухлых щечках. Тем не менее мать, как много раз замечала Эмили, совсем не была открытым человеком: иногда взор ее затуманивался и она уходила в свой собственный мир, куда не было доступа даже дочери. При всей своей откровенности Люси умела молчать. Эмили могла только предполагать, что в эти тихие минуты, как называла их сама Люси, она вспоминала своего покойного мужа. Видимо, их спокойный, бедный на внешние события брак был полон затаенной взаимной страсти и мать до конца дней не могла забыть об этом.
        Тетушка Рейчел была человеком совсем иного рода. Эмили никогда не могла понять, почему она так всем недовольна. Покойный мистер Бенедикт нежно ее любил и баловал. А был он человеком довольно состоятельным, так что тетя Рейчел никогда не знала денежных и бытовых затруднений. Кроме того, она жила в чудесном особняке середины девятнадцатого века, из-под крыши которого пристально надзирала за деятельностью многочисленных женских организаций Иглтрэпа, наводя на них ужас и оцепенение. Похоже, однако, что даже эта деспотическая власть не помогала ей хоть на минуту почувствовать себя счастливой…
        В этот момент Эмили сообразила, что автобус остановился возле ее дома, и пулей выскочила наружу. Стоял теплый октябрьский день, и девушка с удовольствием вдохнула свежего осеннего воздуха. Пока не похолодало, надо будет повозиться в саду, подумала она. Физический труд всегда благотворно на нее действует, и она спокойно может сочетать обдумывание планов на будущее с укутыванием на зиму розовых кустов…

* * *
        Она застыла на месте с раскрытым ртом, увидев на калитке своего коттеджа табличку, которой еще утром не было. Надпись на табличке гласила: «Продается». Не веря своим глазам, Эмили прочитала еще раз, но надпись не исчезла. Чуть ниже был написан адрес и контактный телефон местного риелтера.
        Это просто ошибка, твердила она себе, пока ноги несли ее последние несколько метров до входной двери. Сейчас она позвонит агенту - и все выяснится.
        Она уже собралась войти внутрь, когда ее окликнул знакомый голос: на крыльце своего небольшого домика стояла Мелисса Бейкер, держа за руку своего младшего.
        - Ты уже знаешь? - спросила она. Эмили растерянно развела руками.
        - Я так и думала, что не знаешь. Когда они пришли, я попыталась устроить скандал, но люди из агентства заявили, что действуют от имени и по поручению владельца вашего коттеджа… - Соседка помолчала и добавила уже гораздо тише: - Она уже там внутри, поджидает тебя. Просто открыла дверь собственным ключом и вошла.
        - Господи! - с чувством произнесла Эмили. - Только этого мне не хватало! - Однако не вошла в дом, пока не усмирила свою праведную ярость.
        Рейчел Бенедикт стояла в гостиной, повернувшись спиной к погасшему камину, и мрачно разглядывала связку засушенных плодов какого-то тропического растения с непроизносимым названием, которые всегда, сколько Эмили себя помнила, висели на стене в этой, комнате.
        Откуда они взялись в домике тихих обитателей неприметного местечка в Новой Англии, было абсолютно непонятно. Несколько раз Эмили робко предлагала выбросить это декоративное украшение, собиравшее пыль со всего дома, но Люси довольно сухо отвечала ей, что это подарок, и уходила в себя, словно переносилась в другой мир.
        Самое любопытное состояло в том, что Даррелы, насколько Эмили было известно, никогда не бывали южнее Бостона, а отдыхали обычно в каком-нибудь недорогом кемпинге в районе Великих озер. Да и никаких знакомых, которые бывали бы в тропиках и могли привезти эти фрукты, если это, конечно, были фрукты, у них не было.
        Тетя словно почувствовала ее присутствие. Она с трудом оторвалась от созерцания таинственной грозди южных фруктов и отчужденно глянула на племянницу.
        - Явилась наконец, - холодно заметила она. - Я тебя здесь с утра дожидаюсь.
        - Прости, Рейчел, я не знала, что ты придешь, - столь же холодно ответила Эмили. - Хочешь чаю?
        - В этом нет необходимости, я пришла не со светским визитом. - С этими словами тетка уселась в кресло с высокой спинкой, стоявшее перед камином.
        Мамино любимое кресло, между прочим, подумала Эмили, стараясь подавить нараставшую волну гнева. Это, разумеется, ее дом, но по-хозяйски рассиживаться на чужих стульях все-таки не очень вежливо!
        Рейчел заметила раздражение племянницы, и в глазах ее мелькнуло мстительное удовлетворение:
        - Как ты, может быть, заметила, коттедж выставлен на продажу. - Она повела рукой в сторону полок с книгами и небрежным тоном заметила: - Я приказала риелтерам подготовить дом к сделке как можно быстрее, так что потрудись вынести отсюда весь этот хлам. - И прежде чем Эмили успела открыть рот, собираясь возразить, Рейчел снова подняла руку в не допускающем пререканий жесте. - Ты окажешь мне большую любезность, если и сама уберешься отсюда не позже конца октября.
        Эмили беспомощно поглядела на тетку - слов у нее не было.
        - А ты что, ожидала чего-то другого? - Взгляд Рейчел Бенедикт был жесток и непроницаем, слова звучали резко и отчетливо. - Мой муж предоставил этот коттедж твоей матери в ее пожизненное пользование, про тебя в этом договоре ни одного слова нет, так что ты наверняка не предполагала жить здесь после ее смерти.
        - Я не предполагала жить здесь после ее смерти, как ты, Рейчел, деликатно выразилась, - заметила Эмили еще более сухо и резко, чем ее тетка, - но я предполагала, что ты дашь мне возможность хотя бы прийти в себя…
        - Полагаю, у тебя хватит на это времени до конца октября. - Рейчел оставалась неподвижной как статуя. - Не забывай, что с точки зрения закона ты сейчас осуществляешь самовольный захват не принадлежащей тебе недвижимости. Ты легко найдешь себе комнатку в пансионе…
        Эмили почувствовала, что сейчас совершит жестокое и преднамеренное убийство… С огромным трудом ей удалось взять себя в руки. И тут ее осенило: Боб наверняка знал о планах тети Рейчел, мать не могла ему не сказать. Так что его дружеским предложением руки и сердца она тоже обязана своей драгоценной родственнице. Стало быть, он просто пытался не оставить ее без крыши над головой.
        Все-таки мужчины бывают редкостными идиотами! Нет чтобы просто сообщить ей о коварных замыслах Рейчел - вместо этого он решил разыграть из себя благородного рыцаря.
        Эмили несколько раз глубоко вздохнула и гигантским усилием воли заставила себя говорить спокойно:
        - Часть мебели в коттедже была куплена моими родителями и теперь принадлежит мне. Я бы хотела вывезти ее отсюда вместе с книгами и личными вещами мамы.
        Тут она заметила, что взгляд Рейчел снова устремился на связку засушенных тропических плодов. Заинтригованная столь пристальным интересом тетки к такому незначительному предмету, Эмили нерешительно произнесла:
        - Я не спросила… может быть, ты хочешь что-нибудь из маминых вещей оставить себе на память. Например, вот эти сушеные овощи, которые тебе так нравятся.
        - Если мне понадобится пылесборник, я заведу себе что-нибудь попригляднее, - ехидно заметила тетка. Помолчав, она с силой добавила: - Не хочу, чтобы здесь остался хоть какой-то след Люсиль.
        Эмили уставилась на нее, потрясенная сдержанной яростью и неожиданной горечью ее тона.
        - Бога ради, тетя Рейчел, за что ты ее так ненавидишь?
        - О чем ты?! Как можно ненавидеть Люси, эту прекраснейшую из сестер! - Первый раз в жизни Эмили услышала, как ее тетка смеется. - Глупость какая… Да никому на свете не позволено было ненавидеть ее. Что бы она ни вытворяла, как велик ни был бы грех, ей все всегда прощалось и она оставалась любимой и единственной. И так было всегда и со всеми.
        - Ее больше нет, тетя Рейчел, - против воли голос Эмили задрожал. - Если когда-нибудь она причинила тебе боль, уверена, что она сделала это нечаянно. Так или иначе, она больше не сможет обидеть тебя.
        - Ошибаешься. - Рейчел надменно вздернула подбородок. - Она никогда и не смогла бы ничего мне сделать. Знаешь почему? Потому что я никогда не заблуждалась на ее счет… Меня никогда не могли сбить с толку ее повадки воплощенной невинности и простодушия. И, когда пришло время, я убедилась в том, насколько была права. - Тетка внезапно замолчала. Потом решительно поднялась с кресла и сказала: - Впрочем, все это в прошлом, а думать имеет смысл только о будущем. И для начала надо продать этот дом. Полагаю, тебе прежде всего следует нанять контейнер для этого барахла, а может, выставить все на распродажу… Не знаю… решать тебе… Но я настаиваю, что к приходу первых покупателей дом должен быть свободен. - Тут она подошла к стене и, ни слова не говоря, сорвала связку фруктов из тропиков. Швырнув их себе под ноги, Рейчел с наслаждением пару раз прошлась по ним каблуками.
        - Тетя, что ты делаешь?! - задохнулась от возмущения Эмили. - Это же не твое!
        - Много ты знаешь, - проворчала тетка, немного успокоившись.
        - Что бы там ни было, ты не имела права.
        - А я никогда и ни на что не имела права. - В голосе Рейчел снова прозвучала застарелая обида и горечь. - Только твоя драгоценная мамаша имела право на все… Этот дом принадлежит мне, и я имею право делать в нем все, что хочу!.. В конце недели я зайду проверить, как выполняются мои распоряжения. Если ты не очистишь дом, я займусь этим сама. - Рейчел устремилась к выходу, и через мгновение раздался стук входной двери.
        Эмили осталась одна. Чувствовала она себя так, словно ее переехал поезд.
        - Ты в порядке? - В дверях появилось встревоженное личико Мелиссы Бейкер. - Я увидела, как твоя тетя выходила, и зашла убедиться, что с тобой все в порядке.
        - Со мной все в порядке, - заверила ее Эмили, - но тетка, похоже, сошла с ума. Посмотрите, что она натворила! - Она помолчала, потом задумчиво добавила: - Никогда бы не подумала, что тетя способна на такое бурное проявление чувств. Ну чем ей не угодили эти безобидные фрукты?! Теперь я так и не узнаю, как они называются… И почему все, что касалось моей мамы, вызывает у нее такое раздражение?
        - Возможно, не только она в этом виновата, - пожала плечами Мелисса. - Моя мама рассказывала, что Рейчел была прелестной малышкой и твои дедушка с бабушкой нарадоваться на нее не могли… А потом родилась твоя мама - и все внимание родители сосредоточили на ней… Она стала их единственным светом в окошке. Вряд ли двенадцатилетней девочке это могло понравиться. Так что, скорее всего, тут обычная детская ревность.
        - Принцессу из королевского дворца переместили в отдаленный замок, - словно вслух размышляла Эмили. - Наверное, доля истины в этом есть… Однако я чувствую, что здесь что-то еще имеется…
        - А если учесть, что ты точная копия Люси в молодости, - продолжала миссис Бейкер, - то все только усложняется. Впрочем, ты, наверное, права - тут не все так просто. Моя мама говорила, что когда-то сестры были очень близки между собой: вместе проводили каникулы и все такое… - Мелисса поставила чайник на огонь и присела к столу. - Ты уже решила, что будешь делать дальше?
        - Буду искать себе квартиру без мебели, - криво усмехнулась Эмили.
        - Может, лучше снять небольшой домик? - предложила Мелисса. - Тебе будет не хватать сада… А мне будет не хватать тебя!..
        - Но я ведь не завтра переезжаю, - заставила себя улыбнуться Эмили. - Хотя, конечно, бедной изгнанной принцессе следует подумать о постоянном убежище.
        - А вдруг прекрасный рыцарь на белом коне увидит принцессу и, пораженный ее красотой и добродетелью, захочет ее спасти? - лукаво улыбнулась Мелисса.
        - Принцесса не уверена, что мечтает быть спасенной, - сухо заметила Эмили. - Она больше всего сейчас озабочена поисками контейнера для мебели, ибо не хочет ничего оставлять злой мачехе, то бишь злой тетке.
        - О контейнере не беспокойся: мой Сид (речь шла о старшем сыне Мелиссы) подгонит завтра свой грузовик и отвезет твои вещи на склад… Пусть пока побудут там.
        - Ох, Мелл, я так вам благодарна!
        Миссис Бейкер застенчиво опустила глаза, взгляд ее упал на связку злополучных фруктов, сиротливо валявшуюся посреди гостиной.
        - Да… Тяжелая рука у миссис Бенедикт, ничего не скажешь! - Мелисса попыталась осторожно приподнять связку. - Ой, смотри, что я нашла! - Один из плодов треснул, и из него, словно в волшебной сказке, выпал ключик. Ключик, правда, был не золотой, а самый обыкновенный, если бы к нему не была привязана стальная бирка с надписью: «72, Беринге, П.-Луи». - Ну вот, теперь хотя бы понятно, откуда эти штуки взялись в твоей гостиной.
        - Лично мне ничего не понятно, - абсолютно искренне заметила Эмили, разглядывая находку.
        - Полагаю, тебе стоит спросить об этом у самого мистера Берингса, которого, скорее всего, зовут Пьер-Луи.
        - В первый раз о таком слышу, - отозвалась Эмили. - Меня другое интересует: положить туда этот ключ могла только моя мама… Возникает вопрос: почему она ничего не рассказала об этом мне? Боюсь, ответ очевиден - потому что это меня не касается…
        - А тебе не приходит в голову, что она собиралась рассказать, но просто забыла - в последнее время ей было не до того.
        Эмили в сомнении покачала головой.
        - Не могла она забыть - голова у нее до последнего дня была абсолютно ясная. Нет, просто это был ее секрет. А я-то думала, что знаю о своей маме все! - Эмили невесело улыбнулась. - Думаю, мне не стоит ничего выяснять, раз она не посчитала нужным сказать мне сама.
        - Ерунда, - ласково потрепала ее по плечу соседка, - этот ключ просто ждал здесь своего часа. - С этими словами Мелисса встала и поспешила распрощаться, почувствовав, что Эмили хочет остаться одна.

* * *
        Эмили не без основания полагала, что у нее на ладони лежит ключ от ящика Пандоры. В отличие от простодушной миссис Бейкер она сразу поняла, что никакого Пьера-Луи Берингса на свете не существует и найденный ключ открывает ячейку № 72 в британском банке «Берингс & Берингс», а таинственный П.Луи - просто название места, в котором находится отделение банка… Скорее всего, это город… Например, Порт-Луи?
        Эмили встала с дивана, подошла к книжным полкам и отыскала нужный том энциклопедии
«Британика»: Порт-Артур, Порт-Вила, Портсмут… Вот… «Порт-Луи, административный центр государства Маврикий», прочла она потрясенно. Маврикий - это остров в Индийском океане. Ни разу Эмили не слышала, что мама когда-нибудь там была.
        Интересно, как этот самый Порт-Луи выглядит, подумала Эмили. Собственно говоря, никто не мешает ей туда отправиться, зайти в этот самый банк и открыть ячейку. Инстинкт самосохранения говорил ей: самое лучшее, что она может сделать, - это забыть про таинственный ключ как можно скорее, распродать ненужную мебель и отправиться в какой-нибудь город вроде Чикаго или Нью-Йорка. Найти там работу и постараться наладить жизнь заново, выкинув из головы таинственные и романтические истории про далекие тропические острова и волшебные ключи… Но какая женщина будет прислушиваться к голосу разума, когда ее разбирает любопытство…
        В конце концов, она свободна как ветер, никто и ничто не держит ее в Иглтрэпе и не лучше ли покончить со всеми скелетами в шкафу, прежде чем начинать новую честную жизнь? - нашептывал ей змей-искуситель… Чем остров Маврикий хуже любого другого места на земле? Немножко денег она скопила, а младшая сестра милой Мелиссы Бейкер работает туроператором в агентстве. Она вполне может помочь организовать эту поездку. Эмили почувствовала, как у нее холодеет затылок от страха и предвкушения удивительных приключений…
        Спокойно, одернула она себя: скорее всего она прилетит в Порт-Луи, зайдет в банк и обнаружит, что ячейка № 72 пустует много лет… И потом, кто знает, может, «Берингс
& Берингс» давно закрыл свой филиал на острове Маврикий? Она просто поедет отдохнуть… Видит Бог, она бесконечно устала за последние два года…

2

        Очаровательная креолка в форме авиакомпании ДЖАЛ приветливо кивнула Эмили, выпуская ее из самолета. Даже теперь, спускаясь с трапа в международном аэропорту Порт-Луи, Эмили не могла поверить до конца, что на самом деле сделала это: пересекла два океана и очутилась в тропическом раю.
        Попасть сюда оказалось гораздо проще, чем она себе представляла. Мелиссе она наплела, что мистер Берингс оказался реально существующей персоной, проживающей на острове Маврикий, что когда-то он путешествовал по Новой Англии и познакомился с родителями Эми. Все они тогда еще были очень молоды, чудесно проводили время втроем, а на прощание мистер Берингс сделал своим друзьям-американцам шуточный подарок: связку плодов со своей родины и ключ от собственного почтового ящика в качестве символического приглашения посетить его остров. И вот теперь, объяснила Эмили, этот самый Берингс настойчиво предлагает дочери своих друзей провести каникулы на Маврикии.
        - Мне так или иначе нужно отдохнуть. Так почему бы не сделать это на тропическом острове в центре Индийского океана. Любопытно же, в конце концов, посмотреть на человека, который общался с моими родителями в дни их прекрасной юности, - оживленно щебетала Эмили.
        - Ну, вообще-то, если ты уж так хочешь пообщаться с человеком, который знал твоих родителей в молодости, совершенно необязательно никуда лететь. Ты вполне можешь пообщаться со мной, дорогая, - улыбнулась Мелисса. - Однако тебе и вправду необходимо сменить обстановку и остров Маврикий в этом смысле ничем не хуже Бостона или Великих озер.
        Миссис Бейкер позвонила своей младшей сестре, которая работала в туристическом агентстве - и через две недели не ожидавшая такой быстроты Эмили получила авиабилет с пересадкой в Кейптауне и карточку путешественника. Перед отъездом пришлось еще вытерпеть тяжелый и бессмысленный разговор с Бобом, который неожиданно остро воспринял ее вежливый, но твердый отказ принять его великодушное предложение.
        - С каких это пор ты стала выезжать на каникулы за границу? - вопрошал он ее тоном прокурора, который поймал свидетеля защиты на противоречиях в показаниях.
        - Вот с этой самой поры, - твердо ответила Эмили. - Раньше не выезжала, а сейчас решила выехать.
        - А почему ты мне раньше не сказала? - продолжал Боб свой перекрестный допрос. - Съездили бы куда-нибудь вместе. Вон у меня мама недавно была в Италии, все ей там очень понравилось… Мы вполне могли к ней присоединиться. А проводить отпуск на Маврикии - это, знаешь ли, уж слишком…
        - Знаю, - безмятежно парировала Эмили, - но так уж мне захотелось. Ну и, кроме того, никогда в жизни твоя мама не позволила бы мне куда-нибудь поехать с вами, даже на загородный пикник. Даже если б мы были женаты.
        Это был удар ниже пояса, и Бобу оставалось только растерянно пробормотать:
        - Зря ты так! Наоборот, мама всем говорит, как она устала со мной возиться и как было бы хорошо поскорей сбыть меня с рук.
        Бедняга Бобби! Ты совсем не умеешь разбираться в женщинах, подумала Эмили.
        - Ладно, - вздохнул «бедняга Бобби», - ты хотя бы оставь мне адрес отеля, где остановишься.
        - Бобби, милый, я и сама не знаю, в каком отеле буду жить, - быстро соврала она.
        Эмили было гадко и противно, что приходится говорить ему неправду, но любая информация о ней в тот же вечер достигнет ушей его милой мамаши, а значит, и ушей Рейчел Бенедикт. А Эмили почему-то хотелось, чтобы тетя как можно меньше знала об обстоятельствах ее поездки на Маврикий. Эх, если бы можно было просто прийти к тете Рейчел и спросить про ключ! Рейчел ведь все знает. Эмили ни секунды в этом не сомневалась.
        И была еще одна вещь, о которой она не сказала Бобби: как бы ни повернулась жизнь, она не собирается возвращаться в Иглтрэп.
        Перед отъездом Эмили заглянула к тете Рейчел, чтобы вручить ей ключи от своего бывшего дома. Она долго стучала молотком у входной двери, но никто не отозвался, хотя Эмили могла поклясться, что из окна второго этажа тетка незаметно наблюдает за ней. В конце концов она сокрушенно вздохнула и подсунула ключи под дверь.
        Эмили и сама не ожидала, как легко и спокойно она будет себя чувствовать, совершая свою последнюю прогулку по родному городку от дома тети Рейчел до автобусной станции.
        Спустя три часа автобус компании «Грей-хаунд» благополучно доставил ее в Бостон. Уже на борту самолета она ощутила какое-то лихорадочное волнение, которое не покидало ее до самого Кейптауна и благополучно перебралось вместе с ней на рейс
«Кейптаун - Порт-Луи»… И вот так она, уставшая и возбужденная, оказалась здесь, в международном аэропорту Порт-Луи.
        Эмили вдруг почувствовала, к своему изумлению, что по телу ее пробегает горячая волна возбуждения. Она словно каждой клеточкой своего тела ощущала устремленные на нее жадные мужские взгляды. Это ощущение радовало и пугало одновременно.
        Эмили незаметно огляделась - вокруг нее не было никаких мужчин, кроме двух пожилых буддийских монахов, ее соседей по самолету, не обращавших на американскую туристку ни малейшего внимания. Несколько позже хозяйка гостиницы объяснит ей, что страсть и желание пронизывают саму атмосферу острова и немало состоятельных престарелых дам и пожилых джентльменов из Северного полушария приезжают сюда в надежде снова почувствовать себя молодыми и обольстительными. Но пока что Эмили пребывала в таком смятении чувств, что чуть не повернула назад.
        Спокойно! - сказала она себе. Ничего страшного или опасного она делать не собирается: надо просто добраться до гостиницы, а потом уже, не торопясь, выяснить, где расположено местное отделение банка «Берингс».
        - Такси, мадемуазель? - услышала она мужской баритон. Водитель говорил на хорошем французском языке с очень милым акцентом.
        - Да-да, конечно, - машинально отозвалась Эмили и только потом сообразила, что тоже говорит по-французски. Это было вторым ее потрясением сегодня - все жители этой бывшей британской колонии прекрасно говорили на языке Вольтера и Руссо.

* * *
        Время перевалило за полдень, жара была бы нестерпимой, но солнце Маврикия почему-то совсем не обжигало. Эмили знала, что из холодной поздней осени Новой Англии она попадет в жару тропиков, но действительность превзошла все ожидания. Белые шерстяные брюки и шерстяная темно-синяя безрукавка явно оказались неподходящими для здешних мест. Как только она доберется до гостиницы, то первым делом переоденется во что-нибудь полегче, подумала Эмили, пока такси с трудом пробиралось по запруженным улицам столицы острова.
        - Отель «Норманди», мадемуазель, - сказал шофер, когда машина остановилась у двухэтажного дома в колониальном стиле. Похожие здания Эмили во множестве видела в Луизиане, когда ездила с Тони на каникулы.
        Поднявшись по двум белоснежным ступенькам, Эмили миновала увитую бугенвиллеей террасу с ажурными столиками и плетеными стульями и вошла в кондиционированную прохладу гостиничного холла.
        За стойкой стояла розовощекая шатенка лет тридцати.
        - Добрый день, - улыбнулась шатенка. По-французски она говорила с твердым «р», как произносят этот звук в Нормандии. - Вы, должно быть, Эмили из Висконсина, а я - Жюстин.
        - По-моему, вы из Нормандии, - сказала Эмили, обмениваясь с молодой женщиной рукопожатием.
        - Ой, - Жюстин захлопала в ладоши от восторга, - а как вы догадались?
        - В университете я изучала французский. Удивительно! Прилететь на Маврикий и встретить француженку из Нормандии.
        - Еще более удивительно познакомиться два года назад с владельцем отеля в Порт-Луи и выйти за него замуж. - Жюстин лукаво блеснула голубыми глазами. Она протянула Эмили пустую регистрационную карточку и шариковую ручку. - Я и сама до сих пор не верю, что из Руана перебралась так далеко на юг.
        Дождавшись, когда гостья заполнит карточку, Жюстин положила на стойку ключи от комнаты.
        - Вещи оставьте, Дидье принесет их вам через минуту.
        - Это ваш бой? - поинтересовалась Эмили. Жюстин засмеялась, показав все тридцать два безупречных белых зуба.
        - Это и есть тот парень, с которым я встретилась два года назад, в результате чего оказалась здесь. Правда, замуж я выходила не за владельца отеля, а за его довольно легкомысленного племянника. Но… пути Господни неисповедимы, сейчас я стала хозяйкой «Норманди».
        - А его дядя тоже француз? - осторожно поинтересовалась Эмили.
        - Нет, он уроженец Маврикия, - отозвалась Жюстин. - Тот еще тип! Второго такого бабника во всем белом свете не сыщешь. Поэтому никогда не был женат - считает, что это не его жанр. Год назад решил удалиться от дел и передал отель моему Дидье. Сам теперь сидит в тени под пальмами и разглядывает туристок.
        - Прекрасная жизнь, - совершенно искренне отозвалась Эмили, на всякий случай запоминая полученную информацию.
        - Ну вот мы и пришли, - сказала Жюстин, распахивая перед гостьей дверь номера.
        Эмили осторожно заглянула в прохладную затененную комнату. Жюстин раздвинула тонкие занавески, впуская в номер солнце. В одну из светло-коричневых стен был встроен тяжелый мраморный умывальник, кровать была аккуратно застелена льняными простынями, а на полу лежал небольшой коврик цвета терракоты.
        - Здесь здорово! - восторженно заметила Эмили.
        - Не думаю, что вам понадобится одеяло, но если вдруг - просто скажите мне. - Жюстин открыла другую дверь. - А это ваша ванная комната. Душ, вода горячая и холодная… Устраивайтесь, а я пойду распоряжусь, чтобы все было в порядке. Кстати, если хотите выпить, могу предложить вам холодного пива или чай со льдом…
        - Чай - это великолепно, - благодарно кивнула Эмили. Оставшись одна, она выглянула на балкон и с удовольствием убедилась, что окна ее номера смотрят прямо на берег океана.
        Неужели мама когда-то была здесь? Наверное, ей здесь понравилось. Не эта ли картина стояла у нее перед глазами в ее тихие минуты?
        Деликатный стук в дверь прервал ее размышления. Это Дидье, муж Жюстин, принес ее багаж.
        Увидев его, Эмили поняла, почему Жюстин бросила родную Нормандию и перебралась на Маврикий. Дидье не принадлежал к тому типу изящных красавцев, о которых мечтают европейские девушки, представляя себе креолов, но в нем чувствовалась спокойная нежность и чувственность. Неудивительно, что Жюстин капитулировала.
        Дидье улыбнулся тепло и ласково.
        - Жюстин просила узнать, где вы хотите, пить чай. У себя в номере или на террасе?
        - Я спущусь вниз чуть позже… Вот только вещи распакую, - не совсем искренне ответила Эмили. Она уже давно заприметила на прикроватной тумбочке одну вещь, которая ее очень интересовала. Это была местная телефонная книга. Но обнаруживать свой интерес при ком-либо, пожалуй, не стоило. Ей не терпелось открыть ее на букву
«Б»…

* * *
        Спустя двадцать минут Эмили, устроившись за столиком в углу террасы, не спеша потягивала через соломинку чай. Ей было о чем подумать: прежде всего, отделение банка «Берингс & Берингс» все еще существовало и, видимо, процветало. Первый сюрприз поджидал ее, когда она туда позвонила и объяснила ситуацию. На другом конце телефонной трубки поинтересовались, как ее фамилия, и, получив ответ, неожиданно пригласили прийти и воспользоваться ключом от ячейки. Вторым сюрпризом - и тоже приятным - оказалось то, что банк находился на площади Виктории и Альберта, то есть совсем рядом с отелем «Норманди» - она могла попасть туда через пять минут, не прибегая к услугам такси и не привлекая к себе ненужного внимания.
        Итак, сейчас она выпьет чай, дойдет до площади Виктории и Альберта, зайдет в банк, откроет ключом ячейку № 72 и будет знать все… Эмили вдруг стало не по себе, захотелось не ходить ни в какой банк, ничего не выяснять и оставить прошлому право держать свои секреты при себе…
        Довольно крупная птица с ярким красно-зеленым оперением спикировала прямо к Эмили за столик, встопорщила крылья и требовательно глянула на девушку веселым карим глазом.
        - Привет, ты кто? - приветливо поинтересовалась Эмили, которая никогда прежде не видела таких экзотических птиц.
        - Не позволяйте Гастону ничего у вас клянчить, - быстро предупредила ее Жюстин, проходя мимо столика Эмили с подносом в руках. - Он вам потом проходу не даст.
        - Хорошо, не позволю, - рассмеялась девушка. - Кстати, Жюстин, я хотела показать вам одну вещь… Вы, случайно, не знаете, что это такое? - Она извлекла из сумочки засушенный тропический плод из той связки, которая висела в гостиной их дома в Висконсине.
        Брови Жюстин удивленно поползли вверх.
        - Это плод дерева джак. Оно растет только на Маврикии, и только в одном месте - у озера Надин. Откуда это у вас?
        - У нас дома в Новой Англии их была целая гроздь, но я так и не смогла ни у кого узнать, что это такое.
        - Редкая вещица, - неопределенно заметила Жюстин, поправляя заколку в волосах.
        - А как добраться до этого озера? - осторожно поинтересовалась Эмили.
        - Туда никак не добраться, - внезапно нахмурилась хозяйка «Норманди» и отошла от столика.
        Эмили благоразумно решила воздержаться от дальнейших расспросов. Во всяком случае, пока. Сейчас пора отправляться в банк.

* * *
        Отделение «Берингc & Берингc» располагалось в двухэтажном здании довольно строгой архитектуры, как и положено такому солидному банку. Войдя в кондиционированную прохладу холла, Эмили осторожно заглянула в единственное окошко, за которым сгорбился пожилой клерк.
        - Прошу прощения, - начала Эмили…
        - Слушаю вас, - любезно отозвался клерк, поднимая голову. Глаза его расширились от изумления, когда он увидел лицо девушки.
        - Меня зовут Эмили Даррел, я полчаса назад звонила вам, ну и… - неуверенно произнесла она, растерявшись под пристальным взглядом клерка.
        - Да-да, вы, очевидно, говорили с нашим директором, - перебил ее клерк, продолжая глазеть на нее так, словно увидел привидение. - Позвольте ваш паспорт, сейчас я его позову - он ждет вас.
        Директор оказался значительно моложе, чем его служащий, и ничего, кроме естественного интереса к красивой молодой туристке, Эмили на его лице не прочла.
        - Добрый день, мисс Даррел, меня зовут Джон Мейсон, - поприветствовал он ее. - Надеюсь, вы захватили с собой ключ? Тогда, с вашего позволения, я сам отведу вас в наше хранилище…
        Депозитарий банка ничем не отличался от тысячи других подобных помещений. Мистер Мейсон открыл дверь и помедлил, пропуская клиентку вперед.
        - Вы можете не торопиться - оставайтесь здесь столько, сколько понадобится. Когда закончите, просто нажмите вот эту кнопку. - Он указал на маленькую красную кнопку справа от входа. - Я тут же за вами приду. Впрочем, если вы предпочитаете, чтобы я подождал у двери…
        - Нет-нет, благодарю вас, - поспешила заверить его Эмили. - Когда понадобится, я позвоню.
        Оставшись одна, Эмили неторопливо оглядела ряды ячеек - вот и 72-й номер. Она вставила ключ в замочную скважину и решительно повернула его по часовой стрелке…
        На конверте не было ни одной надписи, которая могла бы помочь Эмили догадаться о его содержимом. Абсолютно чистый конверт без всяких там «Моей дочери» или, например, «Вскрыть после моей смерти». Внутри, похоже, была довольно увесистая пачка бумаг. Дрожащими руками Эмили вскрыла конверт… На стол посыпались фотографии и до-вольно солидно выглядевший документ.
        Она заставила себя отложить фотографии в сторону и первым делом взялась за документ. Прочла его несколько раз от начала и до конца, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание от волнения. Документ был не чем иным, как дарственной ее матери на виллу «Дезире», находящуюся близ озера Надин на острове Маврикий. Ни больше, ни меньше… Озеро Надин… Где-то она недавно слышала это название… Ах да! Жюстин говорила ей, что это единственное место в мире, где растут те самые плоды из их гостиной в Висконсине…
        Эмили внезапно стало холодно. Рано или поздно ей придется что-то с этим делать. Похоже, этот королевский подарок Люси держала в секрете от мужа и дочери всю свою жизнь.
        В третий раз прочтя дарственную, Эмили обратила внимание, что в документе отсутствует одна мелкая, но существенная деталь - имя дарителя. Пора наконец познакомиться с фотографиями - может, там она найдет ответ на этот вопрос.
        Большей частью на фото были изображены улицы южного города, в котором Эмили без труда узнала Порт-Луи. На нескольких фотографиях она обнаружила мать: молоденькая Люси счастливо улыбалась, на заднем плане Эмили, почти не удивившись, увидела знакомую террасу отеля «Норманди». А вот и таинственный неизвестный, подаривший маме виллу «Дезире». Эмили была почти уверена, что не ошиблась: на фоне деревьев незнакомого вида стоял мужчина, бедра его были небрежно обернуты в кусок пестрой ткани. Несмотря на столь экзотическое одеяние, незнакомец явно был европейцем по происхождению. Он смотрел в объектив, ласково улыбаясь… И Эмили могла бы поклясться, что улыбается он Люси Даррел. Мужчина был высок и строен, и даже эта крохотная любительская фотокарточка не могла скрыть его магическое обаяние… Бедный мой папа, подумала Эмили.
        Она с излишней поспешностью сложила бумаги обратно в конверт и надавила на кнопку вызова…

* * *
        Покидая банк, Эмили на девяносто процентов была уверена, что не будет углубляться в дальнейшее расследование, которое, как она была уверена, вытащит на свет из темноты мучительные для нее подробности личной жизни покойной матери.
        Бог с ним, с отпуском, уговаривала она себя по дороге в «Норманди», надо отсюда уезжать, и побыстрее!
        - Мадемуазель? - Она почувствовала, как кто-то осторожно дотронулся до ее локтя, и остановилась - перед ней стоял старик клерк из «Берингс & Берингс».
        - Что-то не так? - удивленно спросила она. - Я что-нибудь у вас забыла?
        - Нет-нет, прошу вас, - перебил ее клерк, сурово глядя на нее. - Не надо этого делать, мадемуазель!
        - Чего не надо делать? - опешила Эмили.
        - Уезжайте отсюда, и как можно скорее… - Старик, казалось, совсем не слушал ее. - Вы не должны были сюда приезжать вообще!
        - Простите, но я не понимаю, о чем вы говорите, - нахмурилась Эмили. Тем более что она догадывалась, о чем ведет речь старый клерк. Но одно дело, когда ты сам принимаешь решение, и совсем другое - когда тебе чуть ли не приказывают его принять.
        - Вы зря считаете, что раз я старик, то ничего не помню. - Взгляд его был колюч и холоден. - Думаете, я не вижу, как вы на нее похожи?..
        - На кого? - Эмили продолжала делать вид, что ни о чем не догадывается.
        - На вашу мать, на маленькую Люси. Эмили напряглась и постаралась говорить как можно небрежнее: - Извините, но я по-прежнему не очень понимаю. Мне известно, что мама однажды была здесь, но…
        - Да, была… И не одна, - резко перебил ее старик. - С ней была эта девушка, ее сестра.
        Эмили ошарашенно захлопала ресницами.
        - Вы хотите сказать, что тетя Рейчел тоже приезжала сюда, на Маврикий? Знаете, теперь я уж совсем ничего не понимаю!
        - Вот именно: вы даже представить себе не можете, как много вы не понимаете. - Он помолчал. - И не надо вам ничего понимать. - Взгляд его неожиданно смягчился. - Уезжай отсюда, девочка, пока снова не случилось беды. Если останешься, то будешь всю жизнь сожалеть, что не послушала меня!
        Позже много раз Эмили вспоминала эти слова. И всегда жалела, что из обычного женского чувства противоречия не последовала его совету.

* * *
        - Жюстин, а до озера Надин отсюда далеко добираться? - небрежно поинтересовалась Эмили у хозяйки, когда вернулась в отель.
        - Зачем вам туда? - Жюстин внимательно посмотрела на девушку.
        - Я в путеводителе прочитала, что это самое красивое место на всем острове, - солгала Эмили, присаживаясь за столик.
        Хозяйка нарочито медленно поставила на стол поднос и, сев рядом с Эми, произнесла чуть ли не по слогам:
        - Не в моих правилах вмешиваться в личные дела постояльцев, но… Не могли вы это прочитать ни в каком путеводителе. Чтобы туда добраться, надо миновать подпольные плантации коки, которых полно в лесу. А парни с плантаций, как вы догадываетесь, не очень любят свидетелей. Так что без особой нужды туда никто не суется, кроме Горгульи, разумеется.
        - Горгульи? - переспросила Эмили. - Это что, какое-нибудь особо свирепое местное животное?
        - На Маврикии нет животных, тем более свирепых. Здесь только птицы, между прочим очень редкие. А Горгульи - это местный клан, им принадлежит почти половина острова, в том числе и земли вокруг озера. Только они без опаски могут до него добираться.
        - Видимо, они и возглавляют местную наркомафию, - понимающе кивнула Эмили.
        - Как ни странно, нет, - улыбнулась Жюстин. - Свои земли они настолько решительно очистили от наркодельцов, что те теперь предпочитают с ними не связываться.
        - А с ними самими можно как-нибудь связаться?
        - Горгульи не из тех, с кем можно запросто познакомиться. Они сами выбирают тех, с кем хотят иметь дело. Вряд ли на всем острове кто-нибудь рискнет представить им вас. Во всяком случае, не я… И ни один из тех, кого я знаю… - Жюстин пожала плечами, вздохнула, как-то жалостливо поглядела на юную американку и отошла к стойке.
        Эмили осталась одна со своими мыслями, которые никак не хотели выстраиваться в какой-то определенной последовательности. Они наскакивали друг на друга, обгоняли сами себя и в конце концов связались в один плотный клубок неразрешимых проблем. Кто этот красавец на фотографии? Почему мама никогда не рассказывала ей о семейной тайне? Догадывался ли о чем-нибудь отец? И при чем тут тетя? Голова Эмили заболела, кровь застучала в висках. Ей уже не нравился этот уютный белый город, улыбчивая Жюстин, тайны ее матери, она сама, так опрометчиво кинувшаяся на поиски приключений. Вышла бы себе замуж за Боба, была бы примерной домохозяйкой, и никаких тебе таинственных ключей в экзотических засохших фруктах.
        Эмили потерла переносицу. Посмотрела по сторонам и подумала, что самое лучшее, что она сейчас может сделать, это попробовать спрятаться от себя самой. Уйти в прохладный номер, растянуться на свежей льняной простыни, закрыть глаза и ни о чем не думать…
        Помахав рукой Жюстин, она оставила на столе мелочь, хотя не притронулась ни к булочкам, ни к соку, и направилась в свой номер. Надо облиться холодной водой, чтобы остыть и попытаться снова стать спокойной и рассудительной.
        Конечно, о ледяной воде здесь можно было только мечтать. Холодная вода в Порт-Луи - это была вода средней температуры ее родного городка. Но сама акция ее успокоила и отрезвила.
        Эмили завернулась в пушистое белое полотенце, с удовольствием потянулась и, тряхнув головой, подошла к зеркалу.
        Клерк в банке вздрогнул, когда увидел ее. Она действительно очень похожа на мать. Так похожа, что если бы можно было предположить, будто дети появляются на свет без участия мужчин, то это был вполне ее случай. На фотографиях в конверте маме столько же лет, сколько сейчас Эмили. Если бы не наряды двадцатилетней давности, то вполне можно было бы подумать, что это Эмили ходила по Порт-Луи с молодым красавцем и это в ее жизни была потрясающая тайна. У девушки сжалось сердце от тоски по матери. Она впервые осознала в ней женщину, у которой были тайные желания, грешные мысли, красивое молодое тело, любовь. Она, ее мать, когда-то обнимала крепкое мужское тело со смуглой гладкой кожей, шептала горячие ласковые слова, дрожала от желания.
        Эмили остановилась. Так нехорошо думать. Она поняла, что вторгается в запретную зону. В том, что у матери был страстный роман с мужчиной с фотографии, она не сомневалась. Но никто не давал ей права додумать за этих двоих их историю. Это только ее романтические бредни. Она никогда не испытывала настоящего влечения к мужчине, и ей очень хотелось пережить это наяву, а не в мечтах.
        Она смутно чувствовала, что закрытая дверь, перед которой она нервно топчется столько лет, может распахнуться в любой момент и на нее нахлынет поток ощущений, о которых даже в книжках не написано, потому что так будет только с ней. Эмили почему-то очень обиделась на мать за то, что та никогда даже намеком не дала ей понять, что каждая женщина рождена для любви, для радости, для желаний. Мама была добрым и очень ласковым человеком, но тихая спокойная жизнь с отцом сделала ее немножко пресной. А может быть, это воздух Маврикия заставил ее вдруг почувствовать, как много скрыто за обыкновенными любезными лицами женщин и мужчин? Или это фотографии, на которых ее мать так молода, так открыта навстречу счастью? А может быть, пришло наконец и ее время?
        Эмили открыла конверт и начала теперь уже внимательно рассматривать фотографии. Самое удивительное, что на большей их части фоном служили виды города и пейзажи. Она всматривалась в этот новый удивительный мир, пытаясь восстановить историю отношений. Ведь не зря в конверте с дарственной была фотография вот этого удивительно красивого дома. Чей он? Господи, и где она его видела? Не во сне же… Ну конечно, не во сне. Она видела его сегодня, совсем недалеко от отеля, когда почти в беспамятстве брела из банка. Она обратила на него внимание только потому, что это был самый удивительный дом из тех, которые она когда-либо видела. Он был грандиозен и прост одновременно. В нем чувствовалась энергия и воля, покой и уют, неброская роскошь и аристократизм. Видимо, архитекторы здорово потрудились, чтобы добиться сочетания несочетаемого. Никакого бахвальства, только определенность намерений. Хотелось бы знать, таков же его хозяин?
        Вот этим я сейчас и займусь, подумала Эмили. В конце концов, я уже здесь, так что отступать поздно.
        Эмили быстро поднялась с кровати, не потрудившись собрать фотографии.
        Легкие льняные брюки, светлая футболка, невесомые кожаные сандалии, немножко розовой помады - что еще нужно девушке для того, чтобы чувствовать себя во всеоружии?
        Эмили прошмыгнула мимо стойки Жюстин, ей совсем не хотелось, чтобы кто-то сейчас задавал ей вопросы или сочувственно смотрел вслед. За всем этим кроется какая-то тайна, и почему-то слишком многие имеют к ней отношение. Почему Жюстин так недовольна ее желанием добраться до виллы, которая по праву принадлежит ее матери, почему этот странный человек из банка так настоятельно советовал ей уехать, почему она должна скрывать свой вполне оправданный интерес к этой истории?
        Самый простой способ найти ответы - это начать искать их.
        Жюстин за стойкой не было. И на улицах почти не было людей. Сиеста, догадалась Эми. Время, когда плотно задергиваются шторы, когда сытые отцы семейств похрапывают после трудов праведных, а молодые ненасытные пары, истекая истомой и потом, не могут разомкнуть объятия, приникая друг к другу снова и снова.
        Эмили вдохнула, пожелав влюбленным счастья, а взрослым серьезным людям спокойного сна, тряхнула головой и стала вспоминать, где же она видела дом на фотографии.
        Через некоторое время она поняла, что ей доставляет неизъяснимое удовольствие просто брести по улице и что поиски дома всего лишь предлог для того, чтобы получать удовольствие от жаркого солнца, ровных белых улиц, ярких цветов и мелькающих экзотических птиц. Она попала в райское место, и ей хотелось остаться тут навсегда.
        А вот и дом. Она сама не заметила, как свернула в нужном направлении. Вот он, красавец! Хотела бы она быть тут хозяйкой? Спросите у любой Золушки, хотела бы она быть принцессой. Ну и что она ответит? Только если скромность не помешает, ответит согласием. Это не дом, а мечта.
        Он стоял в глубине сада. К высоким белым ступеням вела широкая дорожка, вымощенная блестящим серым камнем. Белая ажурная ограда не скрывала изумительного сада в европейском стиле. Экзотические растения были рассажены в определенном порядке и создавали потрясающе совершенную картину, как будто ее рисовал кто-то из французских импрессионистов.
        Или импрессионисты подсмотрели сюжеты своих картин тут, подумала Эмили и подошла поближе к ограде. Она не знала, что будет делать дальше, - слишком велико было ее восхищение домом и садом, чтобы разрушать очарование банальными вопросами. Да и спрашивать было не у кого. Она решила, что на сегодня ей хватит впечатлений. А завтра с утра она найдет домоправителя или хозяина, покажет фотографию с домом и узнает, какое отношение имеет все это к ее матери и к ней.
        Она развернулась и направилась прочь от дома. Сделав два шага, она услышала короткий свист. Так присвистывают мальчишки от удивления. Приличные девушки не обращают на это никакого внимания. Но любопытство… что с ним делать? Ей непременно нужно было выяснить, кто же увидел ее здесь, жадно вдыхающую аромат чужой жизни?
        На серой дорожке сада стоял высокий стройный парень, одетый только в шорты цвета хаки, и спокойно смотрел на нее, не делая никаких движений и не подавая никаких знаков.
        В одну секунду она охватила его цепким взглядом. Он был совершенством. Гладкая оливковая кожа, длинные мускулистые ноги, руки совершенной формы, длинные темные волосы, поджарое тело… Эмили перевела дух, перечисляя все его совершенства. А глаза… О Боже! У него были яркие зеленые глаза, окруженные черными ресницами. Довершали картину высокие скулы и типичный для мачо квадратный подбородок.
        Наверное, это садовник, решила Эмили. Так ей было легче оттолкнуть от себя желание сразу же броситься ему на шею и заявить, что она миллион раз видела его во сне и приехала на Маврикий специально, чтобы сделать ему предложение разделить с ним жизнь, пока смерть… ну и так далее. С садовником проще. Мало ли красивых водителей такси в Нью-Йорке, не будешь же каждому из них делать предложение. Воспитанная в среднестатистической американской семье, Эмили понимала, что ее избранником должен быть все-таки человек определенного крута.
        Все эти мысли вихрем пронеслись в ее бедной голове, она глубоко вздохнула и, мило улыбнувшись, сказала по-английски:
        - Привет!
        - Привет! - ответил он спокойно.
        Эмили по одному слову поняла, что он говорит на классическом английском. Недаром она была специалистом по языкам и на такие вещи ее ухо было настроено. Садовник?
        - Простите, я могу показаться навязчивой, но мне необходимо узнать, кому принадлежит этот дом? - перешла она на французский.
        Парень усмехнулся. Он понял ее маневр. Тестирует.
        - А кому принадлежите вы? - ответил он на таком же прекрасном французском.
        Эмили смутилась. Вопрос был явно двусмысленным.
        - Понимаете, мне очень нужно встретиться с хозяином этого прекрасного дома, - залепетала она, ругая себя за неуместную восторженность и эпитеты.
        - Хозяина этого прекрасного дома нет. Он в Европе. Будет нескоро.
        Он говорил вежливо, но Эмили чувствовала, что он из последних сил сдерживает улыбку. Неужели она так нелепо выглядит?
        - Скажите, а как зовут вашего хозяина? - тем не менее продолжила она. Если уж ввязалась в драку, не пасуй.
        - Моего хозяина? - уточнил молодой человек.
        Эмили быстро закивала головой.
        - По-разному. Кто-то «босс», кто-то «милый», кто-то…
        Разозлившись, Эмили резко перебила его:
        - Вы же понимаете, о чем я спрашиваю, не прикидывайтесь. Назовите мне его имя! - Похоже, он издевается надо мною.
        - Леди проводит допрос с пристрастием? - уже откровенно стал издеваться
«садовник».
        - Да, именно с пристрастием. Я и без вас могу это узнать, - заявила она и повернулась уйти.
        - Прекрасная леди, не бросайте меня, - остановил его голос Эмили, - я не хотел вас обидеть. Я просто слегка растерялся, увидев перед собой столь совершенное создание. Поверь-те, в наш город не так часто заносит ангелов.
        - Я не ангел, - дернула плечиком Эмили.
        - Вам просто об этом никто не говорил. Уж я-то знаю.
        - Молодой человек, мне действительно необходимо узнать, кому принадлежит этот дом, - спокойно продолжала Эмили. - Дело в том, что, как мне кажется, он принадлежит семье Горгульи. Я права?
        Парень опять спрятал усмешку.
        - Это так, - важно ответил он. - Об этом знают все на острове. Не стоило так долго строить догадки.
        - Впрочем, в данном случае это всего лишь подтверждение моих догадок, - вздохнула Эмили. - Поскольку хозяина нет дома, боюсь, мне никто не может помочь. Хотя, может быть, кто-то из членов семьи…
        - А чем, собственно, помочь? Назовите проблему, я попытаюсь что-нибудь сделать.
        - Мне объяснили, что только члены семьи Горгульи могут помочь мне добраться до виллы «Дезире». Иначе я никак туда не попаду.
        Лицо молодого человека вдруг стало серьезным.
        - Кто вы, чтобы желать попасть на виллу? - спросил он.
        Эмили замялась. Объяснять постороннему человеку что-то про неясную историю, связанную с матерью, не хотелось. Но не отвечать совсем ничего было бы странно.
        - Понимаете, я здесь на каникулах… Мне сказали, что это одна из достопримечательностей острова, но попасть туда почти невозможно.
        Ее объяснения явно были неубедительны, но парень вдруг улыбнулся и сказал:
        - Я действительно могу вам помочь. Хозяин дома звонит каждый день. Я могу поговорить с ним. Думаю, он будет не против того, чтобы прекрасная незнакомка посетила его жемчужину.
        - Вы думаете, он не откажет? - выдохнула Эмили. Победа досталась ей уж очень быстро - что-то тут было не так. - А не потребуется ли письменного разрешения?
        - Если бы вы собрались туда одна, тогда конечно… Но мы поедем вместе.
        Эмили опешила. Ну уж нет! Она никогда с ним не поедет. Она уже забыла, что готова была идти с ним пешком на край света.
        - С чего вы взяли, что я собираюсь ехать с вами? - спросила она заносчиво.
        - Думаю, что для вас это единственный шанс попасть на виллу. Решайтесь. Я попытаюсь убедить хозяина, - проговорил он с наигранным равнодушием и стал разглядывать дорожку у себя под ногами.
        - А далеко ехать?
        - Ровно столько, чтобы познакомиться в дороге, - усмехнулся парень.
        Ехать одной с этим невозмутимым красавцем в неизвестном направлении, в чужой стране, где про нее никто ничего не знает и никто даже пальцем не шевельнет, чтобы найти ее? Но, с другой стороны, когда она летела на остров, разве она не знала, что ввязывается в довольно опасное предприятие?
        - Я подумаю… - проговорила Эмили.
        - Думайте быстрее. Решение нужно принимать немедленно. У меня есть поручение от хозяина. Завтра я отправляюсь. Если хотите ехать со мной, говорите сейчас. Если нет, ждите хозяина.
        Грубиян, подумала Эмили, хотя ни в его интонациях, ни в его взгляде не было и капли грубости. Он был предельно вежлив. Истинный джентльмен. К тому же назвал ее ангелом!
        - Я согласна, - кивнула она.
        - Прекрасно, я заеду за вами утром. Вы остановились в «Норманди»?
        - Да.
        - Тогда до завтра.
        И это все?! - крикнула про себя Эмили. Что значит «до завтра»?
        - Коли уж мы едем завтра вместе, могу я хотя бы узнать ваше имя?
        - Можете. Меня зовут Клод.

3

        Эмили провела беспокойную ночь. Ей снился красавец садовник из особняка Горгульи: она бежала от него сквозь тропический лес, а он неумолимо настигал ее… Ей было сладко и страшно. Она в панике просыпалась и вновь проваливалась в сказочный сон. Вот она нежится на берегу озера в тени каких-то сладко пахнущих деревьев. Ровная синяя гладь воды вдруг раскрывается и из теплых глубин, как джинн из бутылки, поднимается молодой бог озера. Эмили обнаруживает, что совершенно обнажена и не может найти одежду, да ей и не сильно этого хочется. А он уже совсем рядом, опускается рядом с Эмили на мягкую траву, кладет ей гладкую прохладную руку на грудь… Потом опускает вслед за рукой голову, прижимается ухом и слушает стук ее сердца. Сердце девушки глухо ухает во всем теле.
        Эмили открыла глаза и с трудом сообразила, что кто-то давно и настойчиво стучит в дверь ее номера.
        - Мадемуазель, вас внизу ждет машина, - услышала она голос Дидье.
        За окном клубился предутренний сумрак.
        - Дидье, который час? - охрипшим со сна голосом спросила Эмили.
        - Половина пятого, мадемуазель.
        - Ничего себе, - прошептала Эмили, но тут же вскочила и отправилась в душ.
        Она стояла под холодными струями, пытаясь проснуться и проклиная себя за то, что проспала и теперь весь город будет знать, куда и с кем она едет. А своего провожатого поносила последними словами за то, что явился так рано. Когда он вчера пообещал, что заедет за ней утром, она решила, что речь идет часах о восьми. Откуда же ей было знать, что у него утро начинается в четыре…
        Эмили постаралась быстренько привести в порядок лицо и прическу. Хороша же она будет, когда он увидит ее без укладки и подкрашенных ресниц. Впрочем, какая разница, она ведь не под венец с ним собралась.
        Потом она вдруг сообразила, что вчера не подумала, в чем же она поедет. В длинной шелковой юбке? Нет, никогда. Она в ней толстая. Только сейчас Эмили поняла, что ее любимая юбка никуда не годится. В шортах? Но она еще не успела загореть. Дать ему любоваться ее бледными ногами? Ладно, ноги стройные, пусть смотрит. Эмили натянула шорты, быстренько завязала узлом клетчатую ковбойскую рубашку и поняла, что похожа на пятиклассницу. Ей так хотелось быть роковой женщиной. Еще косички заплести, и будет прелестно! Но времени менять наряд и думать, как из себя сделать девушку с обложки журнала, у нее просто не было. Сойдет и так. Садовники такого волнения не заслуживают.
        Эмили выскочила из номера и на ходу помахала рукой Дидье, приветствуя его и извиняясь за причиненные неудобства. Где-то в подсознании мелькнуло, что уж очень странный взгляд был у Дидье, когда она проносилась мимо. Ладно, с этим разберемся потом, решила она. Будь у нее время, она поняла бы, что он смотрел на нее не только с удивлением, но и со страхом.
        Она сразу увидела довольно запыленный джип, припаркованный у крыльца гостиницы. Клод лениво опирался на капот. На нем были вчерашние шорты. Это хорошо, стиль совпадает. Правда, вместо ковбойской рубахи на нем была синяя хлопковая рубашка-поло. Это, конечно, минус, но она ему безумно шла. Эмили вдруг поняла, что растерялась и не знает, что дальше делать.
        Клод минуту смотрел на нее, потом поднял руку и помахал ею в знак приветствия. Ну конечно же, спохватилась Эмили, нужно поздороваться. Она робко потянула вверх руку, отвечая на приветствие. Клод, казалось, читал все мысли, которые проносились в ее голове. Что она у нее, прозрачная? Он улыбнулся, распахнул дверцу машины и жестом пригласил ее садиться.
        - Доброе утро, красавица, - наконец сказал он, усаживаясь за руль. - Как спалось?
        - Не очень, - небрежно отозвалась Эмили. Знал бы он ее сны! Она безуспешно пыталась сделать вид, что прошлая ночь не была чем-то особенным в ее жизни и не оставила глубоких теней у нее под глазами и сладкой дрожи в коленях. - Было очень жарко. Просто нечем дышать, - продолжала она, изо всех сил уверяя себя, что ей только кажется, что он догадывается, из-за кого она сегодня промучилась всю ночь. - Нам так далеко ехать? - Она решала переключиться на нейтральную тему, чтобы окончательно не выдать себя.
        - Да нет, не очень, - ответил Клод. - Почему вы решили, что далеко?
        - Но если недалеко, то зачем мы выехали так рано? А, я догадалась… Чтобы не ехать по жаре, правда?
        - Отчасти да… - задумчиво проговорил Клод, поворачивая ключ в замке зажигания. - Но недалеко не значит быстро. Дорогу к озеру простой и удобной не назовешь… Кроме того, есть и другие причины…
        Он замолчал, а Эмили вспомнила слова Жюстин о парнях с плантаций коки и не стала допытываться.

* * *
        Джип довольно быстро миновал Порт-Луи, дальше они покатили по шоссе вдоль океана. Солнце только-только поднималось из-за горизонта, и вода переливалась всеми мыслимыми и немыслимыми красками. Зрелище было фантастическое, но Эмили почти ничего не видела: солнце вставало со стороны Клода, а она отчаянно старалась не смотреть на своего спутника.
        Так они и ехали, молчаливые и отчужденные, пока Клод неожиданно не свернул с дороги прямо в чащу леса. Во всяком случае, так показалось Эмили - только в последний момент она заметила две незаметные колеи. Стало довольно темно: над капотом джипа густо переплетались ветви деревьев, закрывая небо.
        - Я бы предложил вам перебраться на заднее сиденье и немного подремать - нам ехать еще два часа, но здесь такая тряская дорога, что вряд ли удастся заснуть, - сказал Клод.
        Он на мгновение повернул к ней голову и улыбнулся так неожиданно тепло, что Эмили почувствовала себя куском воска, который сейчас расплавится и растечется по сиденью.
        - Ну уж нет, - заявила она весело, пожалуй даже излишне весело. - Впервые в жизни попасть в тропический лес - и все проспать! А вдруг на дорогу сейчас выскочит какой-нибудь ягуар? Или змея упадет на лобовое стекло? А я всего этого не увижу.
        - Змеи у нас на острове есть, но, к сожалению, маленькие и не ядовитые, а вот ягуаров нет. Так что никто не выскочит.
        - А ребята с кокаиновых плантаций? - выпалила Эмили и испугалась.
        Клод ухмыльнулся.
        - Ребята с плантаций в лесу не ночуют и не охраняют с ружьями и злыми собаками свои посевы. Кока растет сама по себе, как сорняк. Время от времени они сюда наведываются… - Он говорил это излишне спокойно.
        Эмили вжалась в кресло. Ей не очень нравился его спокойный голос.
        - А вообще-то вы правы, - продолжал он, - именно по этой причине я выехал в такую рань. Не хотелось бы нарваться на них ненароком. Это не опасно, но все-таки…
        Эмили разочарованно вздохнула. Не такой уж он и герой. Боится каких-то бандитов. Каждая женщина мечтает увидеть, как ее избранник выползает из-под груды тел сраженных им врагов. Мысль, что он сказал это, чтобы не испугать ее, просто не пришла ей в голову.
        - Интересно, а почему Горгульи решили построить виллу в таком странном месте? - спросила она, просто чтобы говорить о чем-нибудь.
        Клод помолчал, потом нехотя произнес:
        - Горгульи были хозяевами этих земель задолго до того, как здесь появились наркодельцы. Вилла была построена лет двадцать назад, когда у хозяина была мысль освоить эти территории. Потом что-то случилось и он охладел к этой идее. Не то чтобы за виллой не следили, но все это стало ему неинтересно…
        Услышав про двадцать с небольшим лет, Эмили внутренне подобралась, однако Клод не стал развивать свою мысль, а Эмили не решилась настаивать. Она не хотела выдавать свой интерес, а в разговоре можно было сболтнуть что-то лишнее.

* * *
        Боже мой! - думала Эмили, глядя на сверкающую гладь небольшого озера почти идеально круглой формы. Озеро с трех сторон было окутано зарослями остро пахнущих розовых растений. А там, где заросли расступались, в зеркале вод отражался белоснежный дом.
        Эмили ожидала увидеть ветхий особняк в колониальном стиле, а перед ней было двухэтажное строение вполне современной формы, которое сделало бы честь самому Корбюзье. Весь первый этаж был затенен теми незнакомого вида деревьями, которые Эмили видела на фотографиях.
        - Если хотите, можете зайти в дом, - услышала она голос Клода, который стоял за ее спиной и любовался завитками волос на ее шее. - Там открыто.
        - А на вилле кто-нибудь живет? - поинтересовалась Эмили, которая чувствовала его дыхание на своей шее и хотела избавиться от этого наваждения.
        - Нет. Только я иногда приезжаю и навожу здесь порядок.
        - Значит, вы мне откроете?
        Клод усмехнулся. Она не слышала его слов. О чем же она думает?
        - Там всегда открыто. Идите по этой тропинке.
        - А если в ваше отсутствие кто-нибудь проникнет на виллу?
        - Вряд ли на острове найдется смельчак, который осмелится это сделать.
        - Неужели? - Эмили усмехнулась. Сам боится каких-то бандитов…
        - Идите смело. Я вас пока оставлю. У меня есть одно дело, которое займет примерно полчаса. Осваивайтесь.
        - Подождите…
        Клод повернулся к ней. Боже, он все неправильно понял.
        - Вы не хотите, чтобы я уходил?
        Эмили поняла, что ее заливает румянец. Она действительно не хотела, чтобы он уходил, но признаваться в этом не собиралась.
        - Хочу, - ответила она с вызовом. - Идите себе на здоровье. Только скажите сначала, как называются эти деревья перед домом? - Эмили знала, какой ответ услышит.
        - Это дерево называется «джак».
        Так и есть, подумала Эми, ощущая непонятную горечь.
        - У него, кстати, довольно вкусные плоды, - продолжал лекцию по ботанике Клод, - но употреблять их в пищу можно только в феврале - марте. Сейчас не сезон. Что-нибудь еще, леди?
        Эмили покачала головой. Сейчас он уйдет на целых полчаса, и она никак не может это изменить.
        - Смотрите, не потеряйтесь. Не отходите далеко от дома. А то нападет на вас какой-нибудь ягуар.
        - Я не боюсь ягуаров, - засмеялась Эмили. Я тебя боюсь, подумала она. И себя. Уходи.

* * *
        Эмили шла вдоль берега волшебного озера. Ее терзали сомнения. Вот оно, ее наследство, ее состояние. Еще не поздно оставить прошлое в покое. Надо просто остановиться, дождаться Клода и вернуться в Порт-Луи. Не надо заходить в дом. Завтра она первым же самолетом вылетит в Америку, и все исчезнет. Ей вдруг стало себя до ужаса жалко.
        Нет, пока тайна не раскрыта, не будет ей покоя. Если она сбежит сейчас, то всю оставшуюся жизнь будет корить себя за трусость. И она решительно вступила по сень деревьев джак. Ей показалось, что вокруг стало удивительно тихо.
        Под окнами белоснежного дома были разбросаны, словно куски разноцветной ткани, цветочные клумбы. Эмили не без удивления отметила, что за цветами тщательно ухаживают. Слева от дома она увидела небольшой бассейн. Она подошла поближе. Дно бассейна было выложено бело-голубой плиткой. На миг ей показалось, что она у себя дома в Висконсине и пришла в гости к состоятельным соседям. Сходство дополнялось парой столиков и плетеными стульями. Казалось, что большая веселая семья только что пила здесь утренний кофе.
        Интересно, кому пришло в голову построить здесь бассейн? Рядом такое чудесное озеро. Наверное, в нем водятся змеи и крокодилы, успокоила она себя. Трудно предположить, что хозяин такой красивой и уютной виллы безумец.
        Эмили подошла к широким ступеням, ведущим в дом. Решительность ее опять чуть не покинула. Давай, давай, уговаривала себя Эмили, подходя к двери.
        За стеклянной дверью виднелась низкая комната, напоминающая атриум, мраморный пол, растения в больших красивых горшках.
        Сердце Эмили вдруг болезненно сжалось. Наверное, надо было все-таки сначала посоветоваться с адвокатом, прежде чем ехать на виллу, вяло подумала она. Потом решительно открыла дверь и вошла внутрь. Она миновала атриум и вошла в жилую комнату. Около камина стояли несколько кресел, обтянутых кожей. В дальнем конце комнаты в обширном алькове располагался длинный обеденный стол темного дерева.
        А ведь, похоже, в этих креслах никто никогда не сидел, подумала Эмили. И камин никогда не зажигали. Да и за столом не собиралась веселая компания.
        По другую сторону атриума Эмили обнаружила огромную, полностью обставленную кухню с широким мраморным столом. На стене были аккуратно развешаны ножи, миски и сковородки. Она чувствовала себя так, словно попала в заколдованный замок, в глубине которого спит принцесса, ожидающая прекрасного юношу, который разбудит ее поцелуем. Вот тогда-то и оживет этот замечательный дом, на кухне загремит посуда, в камине вспыхнет огонь, а сад перед домом наполнится детским смехом и собачьим лаем.
        Господи, романтический бред! Не девочка уже, а все в сказки верю, раздраженно подумала Эмили.
        Сделав глубокий вдох, она двинулась на второй этаж, сердито укорив себя за то, что ступает на цыпочках.
        Первым делом она заглянула в спальню. Плотно задернутые шторы делали комнату темной и прохладной. Когда она распахнула дверь и в комнату хлынул свет, Эмили раскрыла рот от представшей перед ней роскоши.
        Вся комната была выдержана в различных оттенках кремового и коричневого. А на огромную кровать резного дуба было накинуто вышитое шелковое покрывало цвета слоновой кости.
        Из спальни дверь вела в шикарную ванную. Мраморный пол, огромная ванна, улыбающиеся дельфинчики вместо кранов. Но особенно Эмили поразили развешанные по стене пушистые полотенца. Может быть, они тоже провисели тут двадцать лет? Какая-то «Алиса в Стране чудес». «Съешь меня!»… «Вытрись мной!»
        Эмили вернулась в спальню, которая притягивала ее. Она медленно открыла балконную дверь и вышла. Теперь круглая чаша озера лежала прямо под ней. У нее опять сжалось сердце. Тот, кто строил этот дом, готовил его для любви. Чистое гладкое озеро в бело-розовом венке. Как невеста.
        Отряхнувшись от романтических грез, Эмили опять задала себе вопрос: а водятся ли в озере крокодилы? Смутные воспоминания о природе крокодилов говорили ей, что они водятся в менее презентабельных водоемах. Там должна быть грязная желтая вода, много ила и прочей гадости. Нет, это озеро явно для крокодилов не годится.
        Эмили до дрожи захотелось окунуться в прохладную воду, поэтому она быстренько уговорила себя, что это совершенно неопасно. Мысль о возможности влезть в чужой бассейн ее совершенно не привлекала. А вдруг хозяева обидятся? Озеро же частица мира, природы, любви, жизни.
        Так победил здравый смысл, и она решительно отправилась к озеру.
        Может быть, лучше дождаться Клода, подумала Эмили, но тут же отогнала мысль. А если в озере действительно нельзя купаться? А если Клод торопится и она не успеет потом нырнуть пару раз в эту хрустальную голубую воду?
        Сейчас он придет, и они опять три часа будут трястись по мерзкой дороге.
        Эмили оглянулась и торопливо скинула шорты и рубашку. Хорошо, что она утром сообразила надеть купальник, а то было бы как во сне… От одного воспоминания ее бросило в жар. Через мгновение она погрузилась в прохладную воду.
        Перестань волноваться! - говорила она себе уже в который раз. Никуда он не мог пропасть. Это его территория, ничего не могло случиться.
        Эмили наплавалась до одурения и вышла из воды, слегка пошатываясь. Клода не было. Прошло уже больше чем полчаса, но Эмили не сильно расстроилась. У нее было время просушить купальник.
        Через некоторое время она всерьез заволновалась, но запретила себе впадать в панику. Подумаешь, говорила она себе, зато позагораю. Солнце уже припекало. Эмили полезла в свою сумку за кремом для загара, которого, разумеется, не оказалось на месте. Зато там был любовный роман, который Эмили купила еще в Бостоне, чтобы не скучать в самолете. Она не смогла осилить и двух страниц. Теперь придется его читать, черт бы побрал этого садовника!
        Эмили растянулась на мягкой зеленой траве и принялась за книгу. За пятнадцать минут она с трудом одолела пару фраз. Она не могла вникнуть в отношения Генри и Энн, потому что все время думала о Клоде. Его лицо, его странные глаза, его вьющиеся черные волосы, крепкая шея, мощные красивые руки… Он был действительно потрясающе красив. Так не должно быть. Мужчине не нужна красота. Она отвлекает. Мужчина должен быть умен, обладать чувством юмора, уметь работать, быть джентльменом. Но Эмили понимала, что впервые в жизни ей было наплевать на то, обладает ли он чувством юмора. Ей хотелось дотрагиваться до пушистых выцветших волосков на его руках, касаться его бархатного уха. Она видела, что оно именно бархатное. Оно было покрыто сплошь мелкими тоненькими волосиками, хотелось лизнуть его языком, попробовать на вкус.
        Ей захотелось бы и еще чего-нибудь, но она решила подумать о чем-нибудь более конструктивном.
        Кое-что в его поведении было ей непонятно. Он совершенно не обязан был вести ее на виллу. Он даже не стал выяснять, кто она такая и почему так рвется сюда. Любой работник посоветовал бы ей дождаться возвращения хозяина или связаться с ним. Он мог бы очень вежливо выпроводить странную туристку из дома и никогда больше не встречаться с ней. Может быть, я ему понравилась?
        Стоп, Эмили! - приказала она себе. Тебе просто этого очень хочется. Ты сама знаешь, что женщины часто принимают желаемое за действительное. Он подал тебе руку, чтобы помочь выйти из машины, а ты уже мечтаешь, как вы назовете первого внука. В конце концов, ты приехала на Маврикий по делу, по очень важному делу. Туристок из Америки, жаждущих приключений, тут и без тебя хватает. Так что нашему красавчику есть где разгуляться.
        Хотя он в этом не виноват. Такому, как Клод, иметь романы так же естественно, как дышать. Такие, как он, легко завязывают знакомства. Пара комплиментов, нежный взгляд зеленых глаз - и пропала девушка. Ему, наверное, даже свидания назначать не приходится, женщины сами готовы на шею броситься.
        Да не назначал он мне никакого свидания, остановила свой поток красноречия Эмили. Он просто сделал то, о чем просила я.
        Отшвырнув надоевшую книжку, Эмили села и стала злиться на себя, на Клода, на весь мир. Где его носит? Она тут страдает, а он…
        Она легла на живот и подставила солнцу спину. Пусть поджарится. Закрыв глаза, она стала представлять, как вернется в отель, сядет на террасе и будет потягивать ледяной чай… Хорошо бы сейчас чаю, уж больно жарко… Эмили не заметила, как задремала. Это было неудивительно, если учесть бессонную ночь.
        Как здесь тихо и спокойно, думала она, засыпая. Бедная мама! Кажется, теперь я тебя понимаю. Не это ли озеро Надин вспоминала ты в свои «тихие» минуты? Интересно, видела ли ты этот дом, ходила ли по его комнатам, спала ли на этой роскошной постели?
        Эмили была уверена, что не спит. Она чувствовала обнаженной кожей, как солнце, словно горячие ласковые руки, гладит ей спину, ощущала шелк травы, слышала, как шелестит листва деревьев. Тихонько вздохнув, Эми погрузилась в сладкую дрему.
        Перед ее глазами снова был Клод. Вот он стоит на балконе виллы «Дезире» рядом с ней.
        Вот он поворачивает голову, взгляды их встречаются… Его нежные пальцы касаются ее шеи, он гладит ее плечи, указательный палец спускается в ложбинку груди, сейчас вся ладонь покроет ее грудь…
        Эмили резко открыла глаза и, приподнявшись на локтях, испуганно огляделась. Она вдруг почувствовала, что что-то не так, хотя на берегу никого не было и ничего вокруг не изменилось. Что могло ее так напугать? Может, закричала птица. Она повертела головой, но, так ничего и не увидев, вздохнула с облегчением. Это всего лишь страхи. Она расслабилась и опять раскинулась на траве. Потом замерла и нахмурила брови. В нескольких сантиметрах от ее плеча лежала баночка с кремом для загара. Откуда она могла появиться, если она точно помнила, что в сумке ее не было?
        Даже глупец понял бы, что пока она тут спала - а она все-таки заснула, - кто-то побывал здесь и принес эту злополучную банку с кремом. Этим «кем-то» мог быть только один человек.
        Эмили потрогала свои плечи, понюхала пальцы и поняла, что ее пытались спасти от ожога. Плечи и спина были еще влажными от крема, а пальцы пахли благоуханной отдушкой. Она с ужасом вспомнила свой сон. Горячие ласковые руки на голом податливом теле. Бог мой, он был здесь, он прикасался к ней! Какой ужас! Какой позор! Она даже постанывала от удовольствия, и он вполне мог отнести это на свой счет. Он был здесь. А она тут лежала голая и доступная. Приличный мужчина просто прошел бы мимо, сделав вид, что ничего не заметил, и не ставил бы девушку в такое неловкое положение. Эмили судорожно стала искать лямки своего бюстгальтера, потом долго и безуспешно пыталась его застегнуть дрожащими пальцами. При этом она понимала, что пытается «закрыть конюшню, из которой уже выскочила лошадь».
        Нет, это надо же! Подкрался тихо и незаметно, как змея. А ведь он мог сделать с ней что угодно. Но не сделал же. Она, возможно, и не стала бы долго сопротивляться…
        Эмили решительно встала, оделась, кинула книжку в сумку и твердым шагом отправилась прочь отсюда. Ничего, что она понятия не имеет, как добраться до города, а темный лес так и кишит страшными наркодельцами и туземцами. Все они вместе взятые и вполовину не так опасны, как этот негодяй. Лучше заблудиться в лесу и умереть от голода, чем два с половиной часа провести с ним в одной машине. Если она сейчас же не уйдет, то он решит, что ей это понравилось и можно продолжать в том же духе.
        Господи, ну что за чушь я несу? Куда я собираюсь идти? Я же и пяти минут не вынесу в одиночестве в этом жутком месте. Надо придумать другой план. Надо дать ему понять, что я не какая-нибудь…
        Эмили не успела додумать, потому что в этот момент из дома вышел Клод с огромным зонтом от солнца. В другой руке он держал корзинку, из которой выглядывали бутылки и разноцветные пакетики. Клод был в плавках, на руке его болталось полотенце.
        - Ну и что это значит? - сурово поинтересовалась Эмили, выпрямляясь во весь свой небольшой рост и уперев руки в бока.
        - Завтрак на траве… пикник, - развел он руками, пораженный недогадливостью гостьи. - Я думаю, вы не откажетесь слегка перекусить? Да и пить вам, наверное, хочется…
        - Спасибо, вы очень любезны. Откуда вы знаете, чего мне хочется, а чего не хочется?
        Клод отвел глаза в сторону, слегка качнул головой и хмыкнул. Эмили поняла, что ее вопрос прозвучал довольно двусмысленно. Господи, он опять все понял. Он же видел, как она выгибалась под его руками, чувствовал, как поднимаются волоски на ее коже, слышал ее стон. Он понимает, что она хочет его. А она, глупая, еще и спрашивает об этом. Господи, как же все исправить?
        Эмили попыталась придать лицу холодное и агрессивное выражение. Такой взгляд и насупленные брови безотказно действуют на подростков и студентов-первокурсников. Эдакая смесь гнева и презрения.
        - Я не голодна, - отрезала она.
        - Как вам будет угодно. - Голос Клода тоже стал суше и отчужденнее. - Но воды все-таки выпейте. Хотя если вы желаете себе мученической смерти от обезвоживания, тогда, пожалуйста, не пейте.
        - Очень мило с вашей стороны так беспокоиться за мою жизнь, - отчеканила она.
        - А я абсолютно не беспокоюсь за вашу жизнь, - в тон ей ответил Клод. - Просто нет охоты возиться потом с вашим хладным трупом.
        Если он хотел сострить, то ему это не удалось. Эмили даже не улыбнулась.
        - Это у вас привычка такая? - поинтересовалась она.
        - Привычка? - не понял Клод. Он открыл зонт и попытался закрепить его.
        - Ну да. Подкрадываться к малознакомым женщинам, когда они спят?
        Он недоуменно пожал плечами.
        - Мы, простые туземцы, народ дикий и необразованный. Разумеется, надо было деликатно и тактично дать вам возможность обгореть и получить солнечный удар. Вы бы именно так поступили на моем месте?
        Эмили стало неловко:
        - Да нет. Я понимаю, вы не хотели ничего плохого…
        - Ладно, не мучайтесь, - в его глазах появился лукавый блеск, - я вам во всем признаюсь…
        Эмили набрала в грудь побольше воздуха, готовясь произнести гневную речь, чтобы он понял, что имеет дело с порядочной девушкой…
        - Дело в том, - продолжал Клод, - что я очень боюсь потерять расположение моего хозяина. А если бы ваш, как я уже говорил, хладный труп со следами ожогов третьей степени обнаружили возле его виллы, он - я почти в этом не сомневаюсь - больше не пожелал бы иметь со мной дела. Вот и все.
        Эмили несколько раз открыла рот, порываясь что-то сказать, но так ничего и не придумала.
        Клод ясно видел ту борьбу, которая происходила в душе Эмили. Его забавляло, что она так отчаянно не хочет признать, что им хорошо вместе и они совершенно друг друга не напрягают. Ей нужно только чуть-чуть расслабиться и перестать обороняться. Тогда их прогулка доставит им настоящее удовольствие.
        Эмили тоже понимала, что зашла слишком далеко, но остановиться не могла, а он не хотел ей помогать.
        Клод засмеялся, вынул из корзинки бутылку колы и протянул гостье.
        - Может, выпьете?
        - Так и быть, - милостиво согласилась она, - но только из сострадания к вам. Я не хочу, чтобы вы лишились работы.
        - Вы очень добры, - галантно поклонился Клод. Он расстелил салфетку, поставил на нее корзинку с едой.
        Эмили видела, что в корзинке все приготовлено для обеда на двоих: бутылочки с водой и кока-колой, термос со льдом, бутерброды, что-то еще. Все было очень красиво и очень аппетитно. Она действительно проголодалась.
        - Вы раньше бывали в тропиках? - спросил Клод.
        - Нет, это моя первая поездка, но…
        - Дело в том, что здесь нельзя находиться на солнце после одиннадцати. Даже из дому не выходят без особой необходимости. А вас, как я понимаю, никто об этом не предупредил. - Он вдруг замолчал, потом спросил, резко поменяв тему: - Вам здесь нравится?
        - Очень, - тихо ответила она.
        - Стало быть, вам просто неприятно мое общество, - спокойно констатировал он.
        - Почему вы так думаете? - растерялась Эмили. Она не ожидала такого откровенного разговора. Во всяком случае, так быстро.
        - Я видел ваше лицо до и после того, как вы меня заметили. «До» было лицо ангела, а «после»…
        - Что-то я не заметила, что вы поспешили избавить меня от своего общества, несмотря на «после», - язвительно парировала Эмили, с ужасом глядя, как Клод растягивается во всю длину под зонтиком в нескольких миллиметрах от ее тела.
        - Ну, вообще-то я здесь по праву, - лениво сказал он, зажмуриваясь. - По-моему, вы забыли, что оказались на берегу этого озера только потому, что я согласился взять вас с собой.
        Он открыл один глаз и покосился на нее, оценивая ее реакцию. Сказать ей было нечего. Она только попыталась отодвинуться от него подальше.
        - Да не волнуйтесь вы так. Под этим зонтом хватит места троим, - он опять закрыл глаза и отвернулся, - так что я вас не стесню.
        - Я не уверена, - спокойно ответила Эмили, - что ваш хозяин согласился бы с вами.
        - Согласился - в чем? - не понял Клод.
        - В том, что вы имеете право загорать на берегу его озера в ваше рабочее время.
        Уголок рта Клода пополз в сторону уха. Он с усилием вернул его обратно.
        - Мой, как вы его называете, хозяин вменяет мне в обязанности, среди всего прочего, оказывать его гостям максимальное гостеприимство.
        - Вот именно, - кивнула Эмили. - Однако странные у вас тут на Маврикии представления о том, что такое гость и как надо оказывать ему гостеприимство.
        - По-моему, нормальное, - усмехнулся Клод. Он понимал, что она никак не может пережить его прикосновения. - Нормальные, как во всем мире: еда, питье, крыша над головой. Все это я вам предоставил.
        Клод поднялся, встал над ней во весь рост и оглядел ее. Глаза его невольно расширились, когда взгляд упал на грудь.
        - Впрочем, мы, как я уже заметил, народ отсталый, живем вдали от цивилизации, можем чего-то и не знать. Если я что-то упустил по невежеству, поправьте меня.
        - Нет, благодарю, - процедила Эмили сквозь зубы. Ей было неуютно под его взглядом. - Все, что могли, вы уже сделали.
        Клод рассмеялся.
        - Ну тогда давайте объявим перемирие. Слишком хороший день сегодня, чтобы вести боевые действия. Так что в знак примирения разделите со мной, как это принято у нас, у туземцев, хлеб и воду. А именно вот этого жареного цыпленка, бутерброды и воду. - Он осторожно налил немного колы в стакан и осторожно поставил его рядом с Эмили.
        - Спасибо, - сказала она и отвернулась.
        - Замечу, что напиток не утолит жажды, если вы не испытываете ко мне расположения, - заметил он.
        - А по-моему, на законы физиологии не влияют наши эмоции, - парировала Эмили.
        Клод пристально посмотрел ей в глаза и спросил:
        - Почему вы так нервничаете? Если считаете, что вам грозит насилие с моей стороны, то уверяю вас, вы ошибаетесь.
        - Ничего подобного я не думаю.
        - И правильно делаете, - одобрительно кивнул Клод. - В такую жару… - Он опять опустился на траву и растянулся под зонтиком. Потом закинул руки за голову, закрыл глаза и заговорил мечтательным голосом: - В таких делах я предпочитаю прохладную комнату со спущенными шторами и удобной кроватью. И чтобы на столике стояла бутылка хорошего вина, а рядом со мной лежала девушка, которая желает меня так же, как и я ее… - Он замолчал, после чего повернул к Эмили голову и улыбнулся. - А если одной из этих вещей не хватает, то ничего не получится. Так что, как видите, вы в полной безопасности.
        - Вы такую… впечатляющую картину нарисовали, - хрипло сказала Эмили.
        - А главное - убедительную, я надеюсь.
        - О да! Весьма убедительную, - согласилась она, безуспешно пытаясь скрыть охватившую ее дрожь.
        - Достаточно убедительную, чтобы вы наконец согласились назвать мне свое имя?
        Она колебалась одно мгновение, потом нехотя произнесла:
        - Эмили.
        - Эмили, - ласково повторил он. - Ну а теперь, когда мы вполне официально представлены друг другу, не соблаговолите ли вы, Эмили, пообедать со мной?
        Она больше не в состоянии была находить благовидные предлоги для отказа. Есть действительно очень хотелось. К тому же неплохо было бы наладить отношения с человеком, который может приоткрыть завесу тайны виллы «Дезире». Он был единственной ниточкой, связывающей ее сейчас с человеком, которого мать помнила всю жизнь. К встрече с ним она должна подготовиться. Эмили изобразила на лице то, что считала обаятельной улыбкой, и произнесла нарочито жеманно:
        - Пожалуй, соблаговолю.
        Клод немедленно извлек из корзины бутерброды, холодного жареного цыпленка, свежий хлеб и фрукты, некоторые из них Эмили видела первый раз в жизни. Среди прочего она заметила пару бутылок холодного пива и посуду на двоих. Значит, этот завтрак на траве он спланировал заранее, отметила она. Какой самоуверенный тип! Ему и в голову не приходило, что девушка может отказаться. Похоже, она была права: он вообще не привык, чтобы ему отказывали. Это наблюдение доставило ей несколько неприятных минут. Хорошо, что он не догадался прихватить с собой бутылку вина, о которой так живописно говорил. Пиво не считается.
        Тут Эмили сообразила, что Клод терпеливо ждет, когда она распакует посуду и разложит еду по тарелкам. Ну да, конечно, ведь это женское дело. В принципе он прав. Она спокойно занялась сервировкой.
        - Выпьете немного пива? - спросил он и откупорил бутылку.
        Пока он наливал пиво в тонкие стаканы, она с удовольствием смотрела на его руки. Тонкие, но сильные пальцы, кисть очень красивой формы, тщательно ухоженные ногти. Непростительная роскошь для садовника, подумала она. А его французский? Он говорил безупречно, так на острове не говорят. Да, тут есть о чем задуматься… В рассеянности она надкусила дольку ананаса, из которой брызнул сок и потек по подбородку. Потом капельки сползли на шею. Клод видел это, но в его глазах не было ни тени смущения или отвращения. Он с любопытством наблюдал, как она, пытаясь вернуть себе достойный вид, поспешно вытирается бумажной салфеткой. Пытаясь отвлечь его пристальное внимание, Эмили поинтересовалась:
        - Нравится вам быть садовником?
        - Мне нравится видеть плоды своих трудов, - спокойно ответил он, не отводя от ее лица глаз. - А почему вы об этом спрашиваете? Хотите нанять меня на работу?
        - И в мыслях не было, - вздрогнула Эмили.
        - И напрасно, - усмехнулся он. - Может быть, об этом и надо подумать?
        - Я так не считаю. По-моему, у вас нет недостатка в предложениях. Вы тут наверняка нарасхват.
        - Не без того, - подтвердил он ее самые смелые опасения, - но для вас бы я выкроил время.
        Ну и самомнение у него! Эмили даже передернуло.
        - Боюсь, ваши услуги будут мне слишком дорого стоить, - сухо ответила она.
        - Не стоит сразу отказываться, - улыбнулся Клод, вполне довольный тем, что его стрелы достигли цели, - я думаю, мы сойдемся в цене.
        - Никогда, - отрезала Эмили и отшвырнула от себя салфетку.
        - Никогда не говори никогда, - опять засмеялся Клод.
        Эмили надулась, и Клод понял, что надо поменять тему.
        - Скажите, Эми, - светски начал он, - а чем вы занимаетесь?
        - Французский язык и литература. Преподаватель, - коротко ответила Эми.
        - Тогда считайте, что мы договорились, - улыбнулся Клод. - Я буду присматривать за вашим садом, а вы - давать мне уроки французского.
        Эмили холодно посмотрела на шутника.
        - Ваш французский безупречен. Поэтому сделка не состоится.
        - Что ж, - притворно вздохнул Клод, - тогда придется искать другую основу для сотрудничества.
        - Может быть, я лучше попробую найти другого садовника.
        - Вам не стоит так сразу от меня отказываться, - задумчиво протянул он. - Тем более если у вас есть какие-то дела к моему хозяину.
        - Ваш наниматель так дорожит вашим мнением? - Брови Эмили насмешливо изогнулись.
        - Ну, можно сказать, что он прислушивается к моему мнению. Особенно когда надо решать, каким растениям помогать расти, а какие выкорчевать, ибо они слабы и от них не будет никакой пользы. Человеческая природа в этом смысле не слишком отличается.
        - Да вы философ… Ну и к какой категории растений вы относите меня?
        Клод опять улыбнулся.
        - Пока не знаю. Когда пойму, тут же дам вам знать. Обещаю. - С этими словами он поднялся, потянулся и одним движением стремительно бросился в воду. Через мгновение он уже был достаточно далеко от берега.
        У Эмили пересохло во рту. Какое красивое у него тело. Сильное, гибкое, мощное. Движения собранные и грациозные, как у хищника.
        Он играет со мной, как кошка с мышью, сказала она себе, не в силах оторвать взгляд от его энергичных гребков. Клод уже достиг середины озера. Эту игру надо прекращать, пока еще не поздно. Как только он выйдет из воды, надо ему сказать, что им пора возвращаться.
        Эмили торопливо оделась, собрала остатки обеда, накинула ручку сумки на плечо, после чего с решительным и непреклонным видом уселась ждать возвращения своего провожатого.

* * *
        Они без приключений добрались до города. Всю обратную дорогу оба были молчаливы и задумчивы. Когда джип подкатил к отелю, Эмили торопливо попрощалась, быстро вышла из машины и поспешила к себе в номер. Она не смотрела по сторонам, но кожей почувствовала взгляд Жюстин. Меньше всего ей хотелось рассказывать сейчас молодой француженке, как прошел день, и отвечать на вопросы, как понравилось ей озеро Надин.
        К тому времени, когда надо было спускаться к ужину, Эмили почти успокоилась. Она приняла душ, уложила волосы, переоделась, подкрасила глаза и приготовила несколько восторженных замечаний по поводу удивительной природы острова на тот случай, если Жюстин все-таки решится задавать ей вопросы.
        А что, если она прямо спросит о Клоде? Наверное, стоит все обратить в шутку. Что-то вроде: «Садовник Горгульи был так мил, что отвез меня на виллу «Дезире». Ну и самомнение у этого малого! Интересно, а что знает о нем Жюстин?
        Стоп, одернула себя Эмили, мне нет никакого дела до этого парня. Нет, есть, напомнила она себе, не надо обманывать себя, девушка, он единственная ниточка к клану Горгульи. И ей придется встречаться с ним, если она хочет увидеть мужчину с фотографии. А раз это неизбежно, то не мешает побольше узнать об этом странном садовнике.
        Эмили тяжело вздохнула: себя не одурачишь. Не тот это человек, чтобы просто так помогать ей. Вряд ли он захочет тратить на нее время. Туристок из Европы, Японии, Соединенных Штатов здесь достаточно. И среди них найдется много таких, которые с удовольствием сыграют роль девушки его мечты. Эмили захотелось опять вернуться под душ, чтобы остудить свою разгоряченную голову. Мысль о том, что совершенно чужой человек так легко проник ей в душу, вызывала раздражение.
        Надо принять это как данность, сказала она себе. Просто у тебя слишком долго не было практики в ведении подобных боевых действий. Не так часто девушке из маленького городка, где все друг друга знают практически с рождения, приходится встречаться с подобными мужчинами. У нее, по правде сказать, вообще не было никакой практики в общении с сердцеедами. Твоя территория - эти милые добрые олухи вроде Боба, которые понятия не имеют о том, что страсть и хорошие отношения - вещи совершенно разные. Нет, с таким живым воплощением девичьих грез она еще никогда не встречалась. Эмили достала из холодильника бутылку воды и пошла на балкон. Уютно расположившись в кресле, она принялась внимательно рассматривать документы на виллу «Дезире». Самое смешное, что она до сих пор так и не знает, как зовут хозяина виллы. Не надо было все время думать о том, как красив этот садовник, а спросить, как зовут его хозяина.
        Нужно научиться контролировать свои эмоции, подумала Эмили и закусила губу. Такими темпами она до старости не узнает тайну золотого ключика.
        Одиноким девушкам опасно встречать на своем пути благородных рыцарей. Ведь Клод был очень любезен и предупредителен с ней. В его поведении не было и намека на вольности. Просто она это все выдумала.
        Спину и плечи начало пощипывать. Пожалуй, на сегодня солнца уже достаточно. Спасибо Клоду, он действительно спас ее от ожога. У Эми побежали мурашки по телу, когда она вспомнила прикосновения его рук. Господи, она ведь прожила с Тони, своим первым и единственным любовником, почти год и не может вспомнить ни одного мгновения страсти. Какое счастье, что я спала, когда он гладил меня! - подумала Эми. А если бы не спала? Этот вопрос застал ее врасплох. Что бы она стала делать? Притворилась бы, что продолжает спать? Или перевернулась бы на спину, чтобы подставить его рукам грудь и живот? А ведь ей снилось, что он гладил ей грудь… Так, может, она и перевернулась?!
        У Эмили пересохло в горле. Этого не может быть!
        Я не хочу об этом думать. Это очень вредные мысли. Нельзя даже близко их к себе подпускать. Ничего этого не было.
        Ничего и не будет. Просто надо очень тщательно контролировать каждый шаг, когда ей придется общаться с Клодом.
        Хорошо бы сесть на самолет и через несколько часов оказаться далеко-далеко. Ни тебе Маврикия, ни Клода, ни загадок. Все тихо, спокойно, размеренно. Боб, который зовет ее замуж, тетушка Рейчел, которая ее ненавидит. Интересно, что же случилось? Почему столько лет велась тихая непримиримая война? Почему она так ненавидела маму? Ответы на все эти вопросы здесь, на Маврикии. Если она хочет отказаться от попытки понять свою мать и отказаться от ее посмертного подарка, тогда действительно надо уезжать отсюда. А если нет?
        И Эми сокрушенно вздохнула. За сегодняшний день вопросов стало еще больше. Сможет ли она бороться с кланом Горгульи? Человек, который подарил виллу ее матери, может не захотеть дарить ее дочери. Да…

4

        - Как провели денек? - поинтересовалась Жюстин, когда Эмили спустилась к ужину.
        - Ездила к озеру Надин, - невинным голоском произнесла Эмили.
        - Клод возил вас на виллу «Дезире», - сказала Жюстин. - Понятно.
        - Что понятно?
        Жюстин не сочла необходимым отвечать на этот вопрос, но лицо ее выражало крайнюю степень недоумения.
        - А вы хорошо знаете Клода? - продолжала наступать Эмили.
        - Так же, как и все остальные в этом городе, - осторожно ответила Жюстин и сменила направление разговора: - Как вам понравилась вилла? Не правда ли, в жизни она гораздо красивее, чем на фото?
        - Она потрясающая, - восхищенно вздохнула Эмили. - Жаль только, что мне не удалось повидать хозяина Клода.
        - Хозяина? - Брови Жюстин поползли вверх. - Вы про старика Оноре?
        - Клод не сказал, как его зовут. А главу клана зовут Оноре Горгульи?
        - Да, - кивнула Жюстин. - Клод не сообщил вам, когда вернется хозяин?
        - Нет. Сказал только, что тот сейчас где-то в Европе.
        - В Швейцарии, в кардиологическом санатории. У него недавно был инфаркт… Я вам уже говорила, я не люблю лезть в чужие дела, но все-таки будьте осторожны. С семьей Горгульи шутки плохи.
        - Почему вы меня все время об этом предупреждаете?
        - Потому что вы не знаете здешних жителей, их нравов и обычаев. Иногда по недоразумению можно попасть в неприятную историю.
        - Вы хотите сказать, что Клод может быть опасен. Он что, совратитель юных девиц?
        Жюстин засмеялась. Ей нравилась эта девушка и очень хотелось рассказать ей, что именно вчера говорил за ужином свекор, но это было не очень удобно. Она пожала плечами, неопределенно повела глазами и превратила разговор в обычное женское обсуждение мужских недостатков.
        - Поверьте мне и моему опыту, такие мужчины всегда искушение для невинных созданий. Оглянуться не успеешь, как ты уже попалась как птичка в сети. Наше бедное сердечко не может иногда вынести разочарования. Он, конечно, парень видный. Именно поэтому я бы не советовала вам слишком часто с ним встречаться.
        Жюстин кокетливо погрозила пальчиком, и Эмили поняла, что весь этот разговор не более чем забава для не слишком отягощенной проблемами хозяйки одной из уютнейших гостиниц города. Она мило улыбнулась Жюстин, показывая всем видом, что дальнейшее обсуждение мужских недостатков ей неинтересно. Та поняла этот взгляд, облегченно вздохнула и ушла.
        Эмили осталась одна. Ей было о чем подумать. Вокруг Клода витала какая-то тайна. Кто бы ни упоминал его имя, произносил его с придыханием. Они не договорились о встрече, но Эмили знала, что это обязательно случится. Голос разума говорил ей, что не стоит так желать этой встречи, но сердце рвалось к ней.

* * *
        На следующее утро, очень хорошо выспавшись, Эмили стала придумывать, чем бы ей заняться.
        День обещал быть прекрасным. Легкий утренний ветерок приятно холодил кожу, солнце было еще нежным и негорячим, и Эмили решила пойти на городской пляж. Она никогда еще не плавала в настоящем океане. Наверное, это совершенно особенное чувство! Поскольку хозяина виллы, ради которой она приехала на Маврикий, не было, она решила устроить себе настоящие каникулы. Тем более что последние два года она практически не выходила из дому. Болезнь матери заставляла ее все время находиться рядом с ней. Эмили это не тяготило, но чувство неожиданной свободы пьянило. К тому же здесь на Маврикии ее никто не знал и никто не мог сказать, что она совершает что-то предосудительное. Она вольна делать все, что ей вздумается.
        Эмили кинула в сумочку купальник и книжку и спустилась вниз позавтракать. Других постояльцев на террасе отеля еще не было. Столики уже были сервированы к завтраку, пахло свежесваренным кофе и поджаренными тостами.
        Эмили с удовольствием вдохнула запах и села за стол, ожидая, когда к ней подойдет Дидье.
        Через несколько минут, пока она, закрыв глаза, наслаждалась одиночеством и чувством полного покоя и счастья, у нее на столе незаметно появился свежевыжатый апельсиновый сок, джем, тосты, масло. Она открыла глаза и увидела улыбающуюся физиономию юного хозяина.
        - Мадемуазель хочет чего-нибудь еще? - спросил он.
        - Спасибо, Дидье, все великолепно. Сок просто чудо. А кофе вы варите лучше всех в мире, - весело ответила она и одарила хозяина отеля ослепительной улыбкой.
        - Я вижу, что ночь прошла хорошо. Вам снились замечательные сны?
        - Вы угадали. Здесь все замечательно. Спасибо, - ответила она и откинулась на стуле. - Расскажите мне, как попасть на городской пляж?
        - О, это совсем рядом. Но будьте осторожны. Хорошеньким девушкам там небезопасно.
        - Почему? - кокетливо спросила она.
        - Потому что мужчины в наших местах очень горячие. А вы очень хорошенькая. Думаю, что многим мачо захочется вас развлечь.
        - Не пугайте меня, Дидье. Я взрослая и отлично справляюсь с неприятностями.
        - Я просто предупредил, - уже более серьезно сказал он. - Было бы лучше, если бы вы были с какой-нибудь подругой. А еще лучше с другом.
        - Как только у меня появится друг, я моментально попрошу его об этом, - беззаботно ответила Эмили. - А сегодня придется идти одной.
        - Приятного отдыха, мадемуазель, - улыбнулся Дидье и отошел к бару.
        Эмили с удовольствием допила сок, съела тосты с маслом и джемом, выпила чудесный кофе и отправилась на пляж. Она знала, что день сегодня не принесет ей беды. Ее ждут удовольствия.
        Проведя два дня на Маврикии, она еще по-настоящему не видела его главного чуда - океана. Это было потрясающее зрелище. Море ведь никогда не перепутаешь с озером. Так и океан отличался от моря. Это была не просто огромная масса воды. Он совершенно по-другому дышал и шевелился. Эмили казалось, что волны были в два раза больше и пенились совсем иначе.
        Она надела купальник и с удовольствием растянулась на песке. Он был как сахарная пудра, а цвет его совершенно потряс ее. Такой откровенно желтый цвет она видела только в мультфильмах. Солнце еще не жгло, а ласкало кожу. Несмотря на то что Эмили выспалась, она чувствовала, что проваливается в дрему. Ну уж нет, сказала она себе, подскочила и помчалась к воде. Она не собиралась нежиться на солнышке, когда кровь ее бурлила от радости и желания. Сегодня обязательно что-то произойдет!
        Волны были достаточно большие, чтобы подныривать под них, потом подниматься на гребень и скатываться вниз. Она резвилась, как дельфин. К счастью, вода была ее любимой стихией: Эмили отлично плавала с детства и никогда не боялась заплывать далеко от берега. Радость общения с живым океаном была такой полной и откровенной, что она не заметила, что вокруг не осталось ни одного пловца.
        Решив вернуться, она поплыла обратно, сильными гребками рассекая воду. Вдруг кто-то сильно потянул ее за ногу. Эмили так растерялась, что резко дернулась и хлебнула воды. Что за глупость! Неужели такие шутки уместны на приличном пляже? Но рядом никого не было. И тут она испугалась по-настоящему. Может быть, это какое-то животное? Она совершенно не знала местной фауны, поэтому не могла сообразить, что это могло быть. Сердце ухнуло и заколотилось, страх сковал ее движения. А до берега было еще очень далеко.
        Через несколько метров, которые она с трудом преодолела, что-то опять дотронулось до ее ноги, и голова Эмили опять оказалась под водой. На этот раз она глотнула еще больше горько-соленой воды. Вода ворвалась в легкие, и она стала захлебываться. Голова ее опять попала под волну, потом поток закрутил ее, и Эмили поняла, что сейчас банально утонет. Вот он прекрасный день и новая жизнь, которая только что началась. В голове помутилось, сил сопротивляться почти не осталось. Вот и все, мелькнула последняя грустная мысль.
        Эмили очнулась от того, что кто-то опять касался ее тела. Сейчас непонятное чудовище утопит меня и сожрет, подумала Эмили и в этот момент поняла, что находится над водой и свободно дышит. Мало понимая, что происходит, она поблагодарила Бога и существо, которое ее спасло.
        У существа оказались сильные мужские руки, одна из которых крепко держала девушку за подбородок. Эмили не могла повернуть голову, чтобы не мешать себя спасать, поэтому не видела лица мужчины. Но ей почему-то было приятно, что он ее касается. Какая я непостоянная, лениво подумала она. Ей было все равно, что будет дальше, ибо только что она умерла и воскресла вновь. Так они добрались до берега.
        Когда Эмили почувствовала дно, она оглянулась на своего спасителя. И даже не очень удивилась: это был Клод. Судьба, счастливо подумала она. Она готова была еще несколько раз тонуть, если бы ее все время спасал Клод.
        - Привет, - улыбнулась Эмили.
        - Привет, купальщица, - ответил Клод и нежным движением заправил ей мокрые волосы за ухо.
        - Откуда ты взялся? Я смотрела - никого вокруг не было.
        - Ты будешь смеяться. Я просто почувствовал, что тебе нужна помощь, кинулся в воду и нашел тебя в тот момент, когда ты безропотно пыталась утонуть.
        - Смеяться я не буду, - обиженно сказала Эмили. - Я не притворялась. Меня кто-то схватил за ногу и потянул вниз. Я испугалась, а потом ничего не помню. Было очень страшно.
        - Рядом никого не было. Ты заплыла довольно далеко. Я сидел и ждал тебя на берегу. Дидье сказал, что ты пошла купаться. Потом твоя голова исчезла. Я испугался.
        - А кто же хватал меня за ногу? - Эмили не могла поверить, что это было ее воображение. - Тут никто не водится?
        - Водятся. Рыбы, крабы, медузы… Может быть, тебя коснулась большая рыба?
        - Клод, пожалуйста, не пугай меня. Я как представлю, что она меня могла утопить и съесть…
        - Эми, перестань. - Клод прижал ее к груди. - Ты со мной, на берегу. Все хорошо. Тебе просто показалось.
        Эмили стояла рядом с ним дрожащая, мокрая и счастливая. Он обнимал ее и говорил с ней так, будто она была маленькой девочкой, о которой он привык заботиться. В его голосе была неподдельная нежность, а от вчерашней нарочитой небрежности не осталось и следа. Вот так, прижавшись к нему, она простояла бы всю жизнь.
        Этого не должно быть, это просто немыслимо. Я знаю его всего два дня. Я не могу любить постороннего человека. Я совершенно ничего не понимаю. Эмили хотелось, чтобы они были знакомы уже сто лет, тогда она имела бы право заявить о своей любви.
        Клод тем временем мягко отодвинул ее от себя и внимательно посмотрел ей в лицо.
        - Ну что? Пришла в себя? - спросил он. - Я должен всю жизнь тебя спасать?
        - А когда ты меня еще спас?
        - Вчера, моя радость, когда ты чуть не обуглилась, - улыбнулся он. - Если бы я не намазал тебя кремом, твоя белая кожа была бы сегодня похожа на спинку жареного поросенка.
        Эмили засмеялась, и Клод понял, что она приходит в себя. Он очень боялся, что она расплачется или впадет в ступор. Надо было что-то делать, чтобы страх, который испытала она в воде, не вернулся. Иначе она никогда не сможет больше получать удовольствие от плавания.
        - Давай я тебя разотру. Мы позагораем, а потом поплаваем, - сказал он как ни в чем не бывало.
        Эмили с ужасом посмотрела на него. Войти в воду? Сегодня? Никогда.
        - Не бойся. Я же буду с тобой, - нежно сказал он. - Никакие рыбы тебя не посмеют тронуть.
        Эмили готова была делать что угодно, только бы он никуда не уходил. Она кивнула и подала ему полотенце.
        Клод очень аккуратно вытирал ее тело, боясь коснуться груди, хотя ему очень этого хотелось. Потом расстелил полотенце на песке и потянул Эмили вниз. Они опустились одновременно и обнялись. Это было настолько естественно, что Эмили не пришло в голову, что она совершает что-то предосудительное. Она прильнула к нему, как будто делала это тысячу раз в жизни. Их тела подошли друг к другу совершенно точно, как если бы были выточены из одного куска. Как ключ и замок, подумала Эмили.
        Клод сдерживал себя из последних сил. Ему хотелось настоящей близости, хотелось слиться с ней в единое целое. Но он только ласково поглаживал ее спину, не в силах вымолвить ни слова. Это было откровение. Ни одна женщина, к которой он прикасался, не вызывала у него такого щемящего чувства нежности.
        Эмили затаила дыхание. Она ощущала, что ее тело плавится. Кровь стучала в висках. Кончики пальцев покалывали тысячи иголочек, Она никогда не знала, что желание может быть таким болезненным. Если он сейчас же не поцелует ее, она просто сойдет с ума.
        Клод понял это, нашел ее губы. Поцелуй был нежным и страстным одновременно. С ее языка лился мед, ее зубы были жемчужины, а дыхание было свежим ветром в пустыне.
        Клод с усилием вынырнул из тумана. Он не целовал женщин в губы слишком давно. В какой-то момент ему перестало это нравиться. Это превратилось в привычный ритуал, который необходимо совершать, чтобы перейти к главному. Напуганная девчонка, совершенно неискушенная в любовных делах, вернула ему вкус поцелуя. Он тихонько счастливо засмеялся. Я тебя никому не отдам, подумал он. Ты будешь моя. Но не здесь и не сейчас.
        Эмили смотрела на Клода расширенными испуганными глазами, не понимая, чему он улыбается. Она ему не понравилась?
        Клод погладил ее по щеке и сказал:
        - Пойдем поплаваем! Я не смогу так просто лежать с тобой больше ни одной минуты. А это все-таки городской пляж.
        Эмили засмеялась и поднялась. Все хорошо, пело ее сердце. Все просто замечательно.
        Они с удовольствием поплескались в воде недалеко от берега, потом поплавали наперегонки, после чего вышли на берег. Все это время они не касались друг друга, отдавая себе отчет, что остановиться не смогут.
        После купания Клод предложил пойти в кафе. Эмили с удовольствием согласилась.
        В кафе на площади они выбрали самый уютный столик в глубине зала. Здесь было прохладно и пусто. Обеденное время еще не настало, в кафе почти не было посетителей, и двое влюбленных вполне могли насладиться обществом друг друга.
        - Может быть, теперь ты расскажешь мне о себе, - попросил Клод.
        - Что именно тебя интересует?
        - Все. Я хочу знать, как ты жила все эти годы без меня. Какие книжки читала, с кем дружила в детстве, как называла тебя мама.
        - Мама… Мамы больше нет. Два года мы пытались бороться. Потом рак победил.
        - Прости.
        - Нет, просто ты должен знать. Я совершенно одна на свете. Отец умер за два года до маминой болезни. Мне кажется, что она просто не смогла пережить одиночество. Они были счастливой парой. А у тебя?
        - Я тебе все расскажу. Потом. Давай сначала ты.
        Эмили вдруг подумала, что может рассказать ему действительно все. Но что-то удерживало ее говорить о наследстве и вилле. Сначала она должна выяснить, кто такой Клод и какое отношение он имеет к семейству Горгульи.
        - Так вот. Я специалист по французскому языку и литературе. Люблю хорошее кино, хорошие книги, хороших людей. Ничего необычного.
        - Ты - самое необычное, что я когда-либо видел.
        - Не смущай меня, Клод, - засмеялась Эмили. - Я не могу отделаться от мысли, что все происходящее сон. Понимаешь, так не бывает. Мы провели вчера несколько часов вместе. Почти поссорились, расстались, ни о чем не договариваясь. А сегодня…
        - Что сегодня? - напряженно спросил он.
        - Сегодня произошло что-то невероятное. Я смотрю на тебя, и мне кажется, что мы вместе много лет. У нас общая жизнь, у нас общий дом, у нас уже есть история. Разве мы когда-нибудь виделись?
        - Эми, поверь мне, так бывает, - твердо проговорил Клод. - Когда я увидел тебя у ограды дома, то понял, что именно тебя ждал всю жизнь. Я не знаю, кто ты и зачем ты приехала сюда. Не понимаю, что тебя связывает с семьей Горгульи. Но мне все равно. Кто бы ты ни была, ты моя женщина. Ты понимаешь это?
        - Клод, не пугай меня. Я ведь тоже не знаю, кто ты. И тоже чувствую, что ты единственный мужчина, который мне нужен в этой жизни. А вдруг ты преступник?
        - Я не преступник.
        - Почему же все так странно смотрят на меня и советуют поскорее уехать?
        - Что ты хочешь спросить? Задай вопрос прямо, и я тебе на него отвечу. Обещаю, что не потребую никакой откровенности взамен.
        - Клод, - помолчав, начала Эмили, - скажи мне, кто ты и что делал в саду Горгульи?
        - Хорошо. Я сын своего отца. А в саду Горгульи стоит мой дом. Я просто вышел посмотреть, что делает хорошенькая девушка у ограды моего дома.
        Эмили задохнулась от возмущения.
        - Почему ты не сказал мне этого сразу?
        - А что бы это изменило? Во всяком случае, считая меня садовником, ты не боялась быть простой и естественной. А если бы ты узнала, кто я, мы не провели бы такой замечательный день.
        - Но ты меня обманул, - обиделась Эмили.
        - Нет, не обманул. Я просто предоставил тебе возможность думать так, как тебе нравится.
        - Значит, глава клана Горгульи твой отец, - покачала головой Эмили. Такой поворот событий ее почему-то не устраивал. Она смутно почувствовала, что сейчас-то и начнутся проблемы.
        - У тебя к нему дело, - сказал Клод. - Только и всего. Наши отношения касаются только нас.
        Эмили покачала головой. Клод, как и все мужчины, не придавал значения ничему, кроме своих желаний.
        - Клод, боюсь, что все не так просто, - начала Эмили.
        - Эми, давай договоримся. Сегодня наш день. Мы проведем его, говоря о любви и о будущем. Мне кажется, что никто и ничто не помешает нам быть вместе. Такое случается один раз в жизни. Доверься мне.
        - Хорошо, - согласилась Эмили, но на душе у нее было неуютно. Лучше бы он оказался садовником.

5

        К счастью, вестибюль «Норманди» был пуст и никто не мог видеть ее и слышать ее отчаянный крик. Жюстин с мужем были, скорее всего, на кухне - подходило время ужина.
        Что вы делаете, мисс Даррел? - спросила себя Эмили и поморщилась. Стоять на террасе и кричать на всю улицу… Он все равно не мог меня слышать.
        Почему она вдруг так испугалась? Ведь ничего не случилось. Наоборот, все прекрасно. Никаких оснований для паники нет.
        Сумасшедшая! - подумала Эмили, заставляя себя успокоиться. Она подошла к своему столику и отодвинула стул. Надо выпить чего-нибудь и помечтать о будущем. Но что-то говорило ей, что отчаяние не заполнило бы ее душу, если бы на то не было причин. Может быть, это потому, что прежняя жизнь кончилась и она пока чувствует себя не очень уверенно в этом новом и прекрасном, но совсем незнакомом мире? Или ей всегда будет неуютно, если Клода нет рядом? Она словно маленький ребенок нуждается в ком-то, кто возьмет ее за руку и поведет по жизни. Ей нужно видеть и чувствовать его всегда, слышать нежную заботу в его голосе, опираться на его плечо, умирать от волшебной сладости его поцелуев, ощущать прикосновение его рук.
        Инстинкт самосохранения подсказывал Эмили, что она стоит у опасной черты: еще чуть-чуть - и она окажется абсолютно зависимой от Клода. А он привык к совершенно другой жизни. Она только теперь начала осознавать, насколько неведомым ей представлялся его мир.
        Завтра она обязательно скажет ему, что все понимает, но не вынесет разлуки с ним. Нет, нельзя тащить мужчину за собой, надо идти вслед за ним… Но как это трудно быть легкой и свободной, когда секунды не можешь прожить без его взгляда, его голоса.
        А ведь он привык к полной свободе. Известное имя, богатство, веселые, свободные и искушенные подружки. Что она может предложить ему взамен? Только свою преданность и безграничную любовь.
        А если его привлекает тайна и только это подстегивает и возбуждает его?
        Но Эмили не собирается больше ничего скрывать. Она должна рассказать ему все. Просто разорвать дарственную и никогда не упоминать о ней - этого мало. Прошлое будет стоять за спиной и не давать покоя. До тех пор пока тайна виллы «Дезире» не будет раскрыта, эта история будет отравлять жизнь Эмили, преследовать ее, словно призрак.
        А я не хочу жить больше в обществе призраков, твердо сказала себе Эмили и улыбнулась. Больше никаких тайн. Только он и я, и ничего между нами.
        - Мадемуазель, вы не возражаете? - услышала она незнакомый голос.
        Эми очнулась от своих мыслей и подняла голову. Перед ней стоял старик клерк из банка «Берингс & Берингс».
        - О, пожалуйста! - Эмили постаралась улыбнуться как можно приветливее. На самом деле она испытывала удивление и тревогу.
        Старик присел на краешек стула.
        - Хотите что-нибудь выпить? - любезно предложила Эмили, тщетно пытаясь перебороть готовую вырваться наружу панику. Что ему надо? Зачем он преследует меня? В конце концов, вот прекрасная возможность выяснить это сейчас же, успокоила она себя. Но, так как старик молчал, Эми решила взять инициативу в свои руки. - Мы ведь уже с вами встречались, не так ли? - начала она.
        - Клод Горгульи не для тебя, - отчеканил старик.
        Эмили едва не поперхнулась от неожиданности. Потом ей в лицо бросилась краска.
        - Это никого не касается. Кроме меня, - тихо сказала она, потом добавила: - И его…
        - Тут нечего обсуждать! - Старик легко хлопнул ладонью о стол. Эмили показалось, что в его глазах мелькнула тень сочувствия, но голос был по-прежнему сух и холоден. - Не спорь со мной. Вопрос закрыт. Так что бери билет и уезжай навсегда. Ты еще можешь предотвратить беду. - Сказав это, он встал и пошел прочь.
        Слишком потрясенная, чтобы двигаться или говорить, Эмили просто смотрела ему вслед. Она взяла стакан, чтобы смочить пересохшее горло, но рука ее так дрожала, что пришлось вернуть стакан на место. В изнеможении она откинулась на спинку стула.
        Эмили понимала: их отношения с Клодом не вызовут у жителей Порт-Луи единодушного восторга. Обыватель не может одобрить скоропалительный брак наследника владельца половины острова и никому не известной американки без роду и племени. Она была готова, что кто-нибудь выскажет эти сомнения вслух, но чтобы такое…
        Чтобы какой-то старик, не имеющий ни малейшего отношения к семье Клода, будет столь безапелляционно выгонять ее с острова… Эмили не поняла даже, чего больше в его словах - предупреждения или угрозы.
        Она попыталась успокоиться и мыслить здраво. Надо просто найти Клода и все ему рассказать. Она пожалуется ему, и все встанет на свои места. Он ее успокоит, объяснит, что бояться нечего, что это просто сумасшедший старик и об этом знает весь остров, что он женоненавистник, не любит свадеб и счастливых людей…
        И тут Эмили с ужасом поняла, что не знает, где искать Клода. Конечно, можно пойти к особняку Горгульи, но его может там не оказаться. Эмили представила, что будет чувствовать, пытаясь объяснить кому-то постороннему, что имеет право спрашивать о сыне владельца, потому что она его невеста. Хорошенькое дельце! Она ведь еще не представлена его семье. Может быть, Клод и не собирается никому ничего сообщать. Ну и положение… Найти благовидный предлог, чтобы добиться встречи с Клодом, она не могла: мысли ее путались.
        Эмили снова почувствовала то же отчаяние, которое охватило ее, когда джип Клода исчез за поворотом. Паника поднималась откуда-то из живота. Ей снова показалось, что Клод исчез из ее жизни навсегда. И она ничего не могла с этим поделать. Она почему-то знала, что если они и встретятся снова, то ничего уже не будет как прежде. Эмили принялась уговаривать себя, что это женская глупость, пустые эмоции, что завтра Клод приедет в «Норманди», она ему все расскажет, сбросит этот груз и все будет хорошо. Они поедут к озеру, поплавают и смоют с себя все печали. Он обнимет и поцелует ее, она всплакнет у него на плече, и горе растает от ее соленых слез…
        Если ты его любишь, то должна доверять, уговаривала она себя. Мало ли что могут наговорить злые люди. Он будет сражаться за их любовь. Представить иное она просто не могла.
        Эмили решила прибегнуть к испытанному женскому средству привести чувства в порядок - переодеться, сделать прическу и накраситься. Когда женщина во всеоружии, она способна справиться с любыми проблемами. Много раз ее это выручало. Тем более что до завтрашнего утра ей было совершенно нечем себя занять.
        Поднявшись к себе в номер, Эмили решила принять ванну. В здешнем климате это было не такое уж приятное занятие, но ей хотелось расслабиться и отвлечься.
        Само приготовление к процессу заняло у нее довольно много времени. Сначала она добавила в воду пену. Мощная струя воды взбила ее, заполнив ею половину объема ванны. Эмили запустила туда руки и принялась, как в детстве, забавляться с пузырящимися шариками. Они переливались разными цветами и лопались с тихим треском. Эмили подкидывала кверху куски пены, ловила их, перекидывала из руки в руку. Она вспоминала детство. Самым любимым ее развлечением в возрасте десяти лет было делать себе немыслимые прически. Это были времена, когда мама уже не заглядывала в ванную и не проверяла, хорошо ли дочь отмыла пятки. Эмили взбивала на голове обильную пену и торчала у зеркала, придумывая фантастические прически. Волосы были длинные и густые, а покрытые мыльной массой, отлично поддавались различным фокусам. Она делала себе рожки, волны, букли, заглаживала так, что голова была похожа на космический шлем, или поднимала наверх, как на картинах семнадцатого века. Из своей головы в эти минуты она могла сделать все, что угодно. Уродливую прическу гнома или роскошную головку сказочной принцессы. Это было удивительное
занятие. Если бы мама увидела ее в этот момент, она посмеялась бы… Но Эмили никогда ей об этом не рассказывала. Хорошо, что в доме была ванная. Там, за закрытой дверью, была совершенно другая жизнь.
        Эми выпустила всю воду, смыла пену и наполнила ванну вновь. Теперь она бросила туда несколько ароматических масляных шариков. Сбросив с себя халат, она долго смотрелась в зеркало. Нет, она все-таки должна нравиться мужчинам. Небольшого роста, с гладкой смуглой кожей, тонкой талий, красиво очерченными бедрами… Она закинула руки за голову и начала поворачиваться, рассматривая грудь. Так намного лучше. Когда руки подняты, ее большая грудь поднимается чуть повыше. Но не будешь же всю жизнь ходить с поднятыми руками. Она дотронулась до сосков. Они моментально затвердели, и в животе появился знакомый приятный холодок. Клод! - застонала она. Как было бы хорошо, чтобы это были его руки. Он умеет одним движением заставить ее тело налиться тяжелой истомой.
        Эмили отогнала от себя наваждение и села в ванну. Надо закрыть глаза и ни о чем не думать. Маслянистая вода нежно ласкала тело. Она с удовольствием гладила свои плечи, руки, живот. Вода и масло сделали кожу еще более гладкой и чувствительной. Тело размякло, и Эмили почувствовала, что засыпает. Что ж, это неплохо. Прочь грустные мысли. Она любит, она любима самым лучшим мужчиной на свете, пусть все идет своим чередом. Завтра она уже не будет так одинока. Завтра он заберет ее с собой.
        Вода начала остывать, и Эмили ничего не оставалось делать, как выйти из ванны. Она завернулась в полотенце и пошла выбирать наряд на сегодняшний вечер.
        Эмили выбрала льняное платье цвета цикламен. Оно было очень простое, но идеально на ней сидело, подчеркивая все изгибы молодого красивого тела. Никогда еще Эми не казалось самой себе такой женственной и желанной. Она не стала закалывать волосы. Чуть коснулась тушью ресниц и нанесла розовую перламутровую помаду на губы. Пусть никто не думает, что она чего-то боится. Она просто должна дождаться Клода.

* * *
        Большинство постояльцев «Норманди» уже заканчивали ужин, когда Эмили спустилась на террасу. Она неуверенно оглянулась, ища глазами Клода. Только теперь она поняла: все это время она подсознательно надеялась, что он обязательно вернется, потому что не сможет не видеться с ней целую ночь. И это для него она так тщательно одевалась и готовилась. Было бы как в сказке: она спускается вниз, а он сидит за столиком и приветливо машет ей рукой. Откровенно говоря, она была почти уверена, что так оно и будет.
        Увы, Клода среди ужинающих не оказалось. Не оказалось, правда, там и старого клерка из банка. Уже хорошо, грустно подумала Эмили.
        К ее столику подошла Жюстина, ловко расставила тарелки, принесла блюдо с фруктами и корзинку с хлебом.
        - Привет, - робко улыбнулась Эмили. От ее приподнятого настроения не осталось и следа.
        - Омары сегодня удались, - сказала Жюстин, пряча глаза.
        - Тогда омары и, как обычно, бокал белого вина, - как можно веселее сказала Эмили. Глаза ее лихорадочно блестели, а сердце выпрыгивало из груди.
        Когда хозяйка вернулась с заказом и поставила на стол воду со льдом, бокал вина и блюдо с омарами, Эмили осторожно коснулась ее руки.
        - Жюстин, - жалобно спросила она, - объясните мне, что происходит?
        - Это вы объясните мне, что происходит. Догадываетесь, как вас здесь называют? Правильно, охотница за миллионами, - быстро проговорила Жюстин. Она старалась говорить так, чтобы ее слышала только Эмили. В голосе были тревога и напряжение. - Эмили, ради Бога, вы понимаете, во что ввязались?
        - Я просто влюбилась.
        - Тогда я советую вам разлюбить. И сделать это как можно скорее. - Жюстин замолчала на мгновение, потом опять зашептала, и тон ее был на сей раз уже просительным. - Уезжайте отсюда, пока окончательно не сломали себе жизнь.
        - Почему все так уверены, что я непременно сломаю себе жизнь? - Эмили закусила губу. - А если Клод действительно любит меня? Тогда что?
        - Ему никто не позволит на вас жениться. Вот и все. - В голосе Жюстин слышалась уверенность судьи, выносящего приговор, не подлежащий обжалованию. - Я не знаю точно, что происходит. Но знаю одно: ничего хорошего из всего этого не выйдет. Мне просто очень жалко вас. Вы такая молоденькая и неопытная. - Она тяжело вздохнула, потом сокрушенно покачала головой. - Черт побери, Эми! Вы даже не представляете, какую власть сосредоточили эти люди в своих руках. Я говорю о клане Горгульи. И поверьте мне на слово - ваше счастье, что не представляете. Пусть все, что произошло, послужит вам хорошим уроком, обогатит ваш жизненный опыт. Не связывайтесь больше с богатенькими сынками. Поймите это - и уезжайте. - На лице Жюстин было написано искреннее сожаление. - Они даже меня заставляют делать то, что им нужно, - с горечью продолжила она. - Думаете, почему я все это вам говорю? К Дидье недавно приходили и настаивали, чтобы он отказал вам в номере. Ему долго объясняли, что все американки созданы Богом, чтобы создавать проблемы окружающим. Даже поставили в вину то, что он женился на мне. Хотя при чем тут я,
совершенно не понимаю. Я же не американка. Он всегда был так нежен со мной. А в последнее время совершенно извелся. С одной стороны, вы ни в чем не виноваты, но с другой - он не хочет лишних проблем. Пожалейте нас.
        - О Боже! Жюстин, мне так неловко. Но мне некуда деться. Если я обращусь в другой отель, там, наверное, уже тоже предупреждены, что я персона нон грата. Кстати, мне тоже угрожали и требовали моего отъезда, - быстро проговорила она. - Ну ничего! Я все расскажу Клоду, и он что-нибудь придумает.
        - Если ему это будет под силу, - грустно улыбнулась Жюстин и отошла от столика.
        В тот вечер повару действительно удались омары, только у Эмили совершенно не было аппетита. Сердце подсказывало ей, что ждать до завтра нельзя и Клода необходимо известить обо всем именно сегодня. Он должен начать действовать немедленно, пока еще не поздно. Лавина проблем, о существовании которых намекали ей все окружающие, могла обрушиться на них и уничтожить их любовь.
        Но что это за проблемы? Эмили паниковала больше от того, что ничего не понимает. Тревожить Клода по пустякам? Только из-за каких-то непонятных намеков? Ей хотелось еще поговорить с Жюстин и выяснить что-нибудь более определенное, но та делала вид, что совсем не замечает ее. Эмили решила дождаться утра и отправилась спать, хотя еще не было и десяти часов.
        Она быстро разделась, легла в кровать и попыталась заставить себя читать. Однако строчки сливались, и она не могла понять ни слова. В номере было уютно и тепло, но ее трясло от страха и нехороших предчувствий, которые никак не удавалось прогнать.
        Господи, как быстро все меняется в этой жизни! Еще несколько часов назад она чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете, считала, что попала в волшебную сказку. И вот теперь жизнь представляется ей кошмаром, а все происходящее лишено смысла. Ни одного человека вокруг, который желал бы ей удачи. Эмили готова была расплакаться от обиды. Ведь ничего плохого она никому не сделала. Просто впервые отчаянно влюбилась. Но никто не верит, что их отношения с Клодом имеют шансы на успех. Черт возьми, она хочет знать почему! Социальное неравенство? А как же сказка про Золушку? То, что она американка? Это вообще какой-то бред. Мы живем не в средние века. При чем тут клан, род, прочие глупости! Мы свободные люди свободного мира.
        Сколько Эмили ни ломала голову, она так и не могла найти по-настоящему веских причин такого агрессивного сопротивления всех этих людей их отношениям с Клодом.
        Она погасила свет и долго лежала в темноте, положив руки под щеку, как это делала в детстве.
        - Милый! - жалобно шептала она. - Милый мой, где бы ты сейчас ни был, услышь меня! Мне очень плохо без тебя. Ты так нужен мне.
        Под утро Эмили удалось наконец задремать. Поэтому проснулась она поздно, около одиннадцати часов. Дурное предчувствие сразу же охватило ее. Будь Клод здесь, ее давно бы разбудили. Спокойно, одернула она себя, может быть, он тоже плохо спал, поэтому опаздывает.
        Наскоро приведя себя в порядок, Эмили спустилась вниз. Джипа у крыльца не было.
        Через мгновение появился Дидье с меню.
        - Доброе утро, Дидье, - приветливо улыбнулась Эмили. - Меня никто не спрашивал?
        - Нет, мадемуазель. - Дидье изобразил на лице сожаление. - Вы будете завтракать?
        - Нет, спасибо. За мной должны скоро заехать, так что я позавтракаю попозже в городе. Принесите мне только кофе. Что-то я никак не проснусь.
        Когда спустя час Клод так и не появился, Эмили поняла, что ждать больше не имеет смысла. Он не придет. И вообще никогда больше ничего не будет. Сейчас она пойдет в резиденцию Горгульи, позвонит у ворот - и никто ей не откроет. Она погуляет по городу, может быть сходит на городской пляж, потом вернется к особняку, снова позвонит у ворот… Она, конечно, постарается его найти. Но в глубине души Эмили знала - все это будет бесполезно.
        Спустя полчаса она уже стояла у ворот особняка и звонила, ни на что не надеясь и ничего не ожидая. Ни одна портьера не шевельнулась - там явно никого не было.
        Чтобы скоротать время, Эмили зашла в небольшое кафе. Есть ей не хотелось, но она решила, что должна перекусить, чтобы поддержать остатки сил. Она заказала легкий салат, апельсиновый сок и кофе. Когда кофе был выпит, она достала из сумочки документы, которые собиралась показать сегодня Клоду: свидетельство о рождении и дарственную на виллу «Дезире». Еще вчера вечером она представляла себе его лицо, когда он увидит все это… Он бы, конечно, сначала рассердился, но потом обязательно простил бы ее. А потом она рассказала бы об истинных причинах своего визита на Маврикий и на его глазах разорвала бы дарственную, тем самым возвращая все права ее истинному владельцу.
        Просмотрев еще раз документы, она расплатилась и опять направилась к особняку Горгульи. Не потому, что на что-то надеялась, а потому, что надо же было что-то делать.
        Эмили заставляла себя даже злиться на Клода. Стоя второй раз у особняка, где они впервые встретились, она ругала его на чем свет стоит. Тоже мне, влюбленный мужчина, мог бы хотя бы записку прислать, бросил девушку одну в незнакомом городе! . Однако брань ей ничуть не помогла, потому что она знала, что что-то случилось…

* * *
        Дидье разговаривал по телефону, когда Эмили вошла в вестибюль «Норманди». Увидев ее, он на мгновение растерялся и отвел глаза, потом взял себя в руки и спросил:
        - Чего-нибудь желаете, мадемуазель?
        - Желаю, - холодно и жестко ответила Эмили. - Подскажите мне, как связаться с Клодом Горгульи. Уверена, что вы знаете. - Глаза ее были полны слез, и она задрала подбородок как можно выше, чтобы они не пролились. - Мне необходимо с ним срочно поговорить, - добавила она, радуясь, что голос ее не дрогнул.
        Дидье некоторое время молчал, глядя куда-то мимо нее, потом тихо сказал:
        - Клода нет на острове. Он в Европе, во Франции. Отец ночью прислал за ним самолет, и он тут же улетел.
        Эмили не верила своим ушам. Она захлопала ресницами, слезы градом полились по щекам.
        - Как улетел? Не предупредив меня? Мы договорились встретиться сегодня утром… Этого просто не может быть. Я вам не верю.
        Дидье пожал плечами и посмотрел на нее без сострадания.
        - Напрасно вы мне не верите. Он сам звонил сюда, прежде чем улететь, и просил сообщить вам об этом. Я именно это только что и сделал.
        - Значит, вы все знали уже утром! Зачем же вы мне врали?! - Эмили почти кричала. - Кто вы после этого? Что же это за обслуживание такое! Неужели вам неизвестно, что скрывать сообщение, которое оставили вашему клиенту, это почти преступление. Я пол-дня его жду… Я два раза ходила к этому ужасному особняку…
        - Простите! Я не хотел этого. - Голос Дидье тоже дрогнул. - Это все мой отец.
        - Ваш отец? Но при чем тут ваш отец? Я его никогда не видела!
        - Видели. Вы вчера разговаривали с ним здесь. Вчера вечером. Вспомните.
        Клерк из «Берингс & Берингс»… Эмили сокрушенно покачала головой.
        - Да, это мой отец, - подтвердил Дидье. - Он считает, что так лучше. Сказал, что вам будет не так больно, если вы подумаете, что Клод просто уехал. Ведь вы же должны обидеться на парня, который бросил вас, и тоже бросите его.
        - В таком случае он ошибся, - сказала Эмили. - Клод никогда бы так не поступил со мной. Я в этом абсолютно уверена. Почему ваш отец считает, что имеет право вмешиваться в чужую жизнь?
        - Он хотел как лучше, мадемуазель. Он любит Клода почти как родного сына.
        - Странные у вас здесь отношения. Какой-то клерк из банка любит одного из богатейших мальчиков острова, как родного сына.
        - Я не знаю всей истории, мадемуазель. Но это мой отец. Я уважаю его и привык считать, что он благородный и добрый человек. Он сказал, что вы с Клодом не можете быть вместе, но не стал объяснять почему.
        - В общем так, - резко прервала его Эмили. - Я не собираюсь никуда уезжать, буду ждать, когда Клод вернется, сколько бы он ни отсутствовал. И мне абсолютно наплевать, что думает по этому поводу ваш благородный отец, равно как и все остальные… - Эмили перевела дух и уже спокойно спросила: - Клод не сказал, когда думает вернуться?
        - Нет, он только просил передать, что должен срочно уехать.
        - Ну и прекрасно, - решительно сказала Эмили, поворачиваясь спиной к Дидье.
        - Что-нибудь еще, мадемуазель? - спросил он.
        Эмили развернулась и очень внимательно посмотрела ему в глаза.
        - Хотелось бы, чтобы больше этого не повторялось.
        - О чем вы?
        Эмили отчеканила почти по слогам.
        - Если мне будут еще передавать сообщения, проследите, чтобы я их получала немедленно. Ясно?
        - Хорошо, мадемуазель, - выдохнул Дидье. Эмили удовлетворенно кивнула и направилась в свой номер.

* * *
        Однако ее гордости и отваги хватило ненадолго. Вестей от Клода больше не было. Прошли мучительных три дня. Она изо всех сил держалась, чтобы не атаковать хозяев отеля вопросами, не звонил ли ей кто-нибудь.
        Эмили постепенно начала думать, что старик клерк прав: Клод просто бросил ее и решил отсидеться в Европе под крылышком у папаши все то время, пока Эмили будет на Маврикии. Таким образом легко избежать неприятных сцен и тяжелых объяснений.
        Но почему он так поступил? Она задавала себе этот вопрос снова и снова и не могла найти ответ. Зачем ему нужно было делать вид, что он влюблен? Зачем говорить о свадьбе? Неужели это единственный способ развеять одолевающую его скуку?
        Если это действительно так, то он отлично позабавился на ее счет. Как же легко она поверила, как легко поддалась его чарам!
        Самое трудное было придумать, чем занять день с утра до вечера. Эмили с большим трудом с этим справлялась. Так же с трудом ей удалось задушить комплекс неполноценности, который был готов расцвести пышным цветом. Еще бы! Когда тебя ни с того ни с сего бросает парень, остается думать, что ты или полная идиотка или уродина. Что бы ни случилось, им не удастся заставить ее покинуть остров. Она дождется возвращения Клода.
        В отеле все были чрезвычайно милы и ласковы, предупреждали любое ее желание - словом, обращались с ней, как с больным ребенком.
        Однажды она решилась поговорить об этом с Жюстин.
        - По-моему, здесь все меня жалеют, - сказала Эмили в один из вечеров, - но, честное слово, я не напрашиваюсь на сочувствие.
        - Никто и не думает, что вы напрашиваетесь, - улыбнулась Жюстин и похлопала ее по руке. - Вам кажется, что Клод само совершенство, но, представьте, очень многие женщины думали так же.
        - Ни на секунду не сомневаюсь в этом, - тяжело вздохнула Эмили.
        На самом деле она гнала прочь подобные мысли. Слишком больно думать, что она была для Клода очередным номером в его длинном списке покоренных женских сердец. И Эмили постаралась загнать боль поглубже в сердце, приклеила на лицо жизнерадостную улыбку, задрала подбородок повыше и заставила себя принимать участие во всех немыслимых прогулках и экскурсиях, которые предлагались туристам. Удивительно, что она умудрялась ничего не видеть и не слышать. Главной задачей было устать до такой степени, чтобы вечером упасть и заснуть.
        Эмили тщательно обходила те места, где они бывали с Клодом. Уж очень начинало болеть сердце, когда что-нибудь напоминало ей моменты их недолгого счастья. В каждом высоком смуглом мужчине, которого она встречала на улицах Порт-Луи, она видела Клода. Сердце летело вскачь, а потом обрушивалось вниз, когда она понимала свою ошибку.
        Никто не знал, что его образ не оставлял ее ни на минуту ни днем, ни ночью. Она с ужасом и радостью ожидала наступления сна. Там они были вместе. Она осознавала, что пребывает в полной эмоциональной зависимости от него. И ей не хотелось с этим бороться. Надо было просто дождаться.

* * *
        На пятый день после исчезновения Клода Эмили отправилась на морскую прогулку вокруг острова. Ночевали они в крохотном отеле на восточном побережье. Время от времени Эми ловила себя на том, что напряжение последних дней слегка отступило и она даже может получать удовольствие от поездки.
        Придет день, и я забуду все. Но, боюсь, это будет не скоро, думала она, задумчиво глядя на океан.
        В Порт-Луи они вернулись на следующий день. На берег Эмили сошла, покачиваясь от усталости, но полная неопределенных предчувствий. Что-то должно произойти, только неизвестно, хорошее или плохое, думала она.
        Она сразу обратила внимание на белоснежный «роллс-ройс», припаркованный у отеля. Двое мужчин в темных очках стояли рядом, беседуя с Дидье. Наверное, местные бизнесмены, подумала Эмили, глядя на их элегантные костюмы.
        Мужчины обернулись и стали пристально рассматривать Эмили. Она смутилась.
        - Мадемуазель Даррел? - обратился к ней один из мужчин, галантно приподняв мягкую серую шляпу. Другой в это время предупредительно открыл дверцу автомобиля. - Мой патрон, месье Горгульи, хотел бы пригласить вас пообедать с ним.
        - Поблагодарите Клода от моего имени, - как можно небрежнее сказала Эмили, - и передайте ему, что в ближайшее время я не намерена принимать подобные предложения. - Ее сердце выпрыгивало из груди, но она должна была так поступить. Дидье с ужасом смотрел на нее. Она пожала плечами и добавила: - Надеюсь, он поймет.
        - Думаю, мадемуазель, вы не совсем меня поняли, - лучезарно улыбаясь, произнес незнакомец. - Речь идет об Оноре Горгульи, отце Клода. Это он просил вас оказать ему честь разделить с ним обед. Он очень хочет с вами встретиться.
        - Даже так? - спросила Эмили.
        - Именно так. Поэтому не соблаговолите ли вы поехать с нами?
        - Но… но меня не было больше суток, - запротестовала Эмили, увидев, что ее вежливо, но настойчиво оттесняют к машине. - Мне нужно хотя бы переодеться. - Сейчас доберусь до своего номера, запрусь там и никуда не поеду, лихорадочно думала она. Ей совсем не так представлялась встреча с главой клана Горгульи.
        - Вы прекрасно выглядите, мадемуазель Даррел. - В голосе мужчины появились железные нотки. - К тому же речь идет о встрече в абсолютно неформальной обстановке. Вас никто не будет разглядывать, уверяю вас.
        - Ну что, вы так и будете стоять на месте и смотреть на то, как одного из ваших постояльцев практически похищают! - обрушила Эмили все свое негодование на хозяина гостиницы.
        - Месье Горгульи желает с вами встретиться. - беспомощно развел руками Дидье. - Что же в этом плохого?
        - Это потрясающе. - Эмили чуть не задохнулась от негодования. - Если я не вернусь, не беспокойтесь о моих вещах, можете оставить их себе. Чтобы потом вспоминать, что вы участвовали в гибели ни в чем не повинной женщины.
        - Не стоит так драматизировать, мадемуазель, - спокойно сказал один из охранников. - Это всего лишь обед.
        Поняв, что проиграла этот раунд, Эмили покорно пошла к машине. Позади шел охранник, и она, кипя от ярости, так неистово сжимала свою сумочку, что едва не порвала ее.
        Эмили не сомневалась, что ее везут в знакомый особняк, где она впервые встретилась с Клодом и приняла его за садовника. Каково же было ее удивление, когда машина промчалась мимо и выехала на главную улицу города! Она поняла, что они направляются к озеру Надин.
        Один из охранников, словно почувствовав ее удивление, повернулся и пояснил:
        - Месье Горгульи решил в этот раз остановиться на вилле «Дезире». Это немного далековато, но увидите: вам там понравится.
        Еще бы! Ей уже там понравилось. Эмили проигнорировала объяснения охранника. Всю дорогу она упорно смотрела в окно, не желая участвовать в попытках своих спутников вести светскую беседу. Тюремщики! Похитители! Хозяин, видимо, такой же!
        Увидев знакомый белоснежный дом, Эмили зажмурилась, чтобы не расплакаться. В этот раз они подъехали к дому по какой-то новой дороге. Машина остановилась у высоких ворот, которые распахнули еще двое охранников. «Роллс-ройс» подкатил прямо к ступеням дома. Рядом было еще несколько машин. Джип Клода стоял среди них. Эмили почувствовала, что у нее свело скулы от напряжения.
        Господи, я не выдержу! - думала она, выходя из машины. Руку, которую предложил ей один из охранников, она проигнорировала, процедив сквозь зубы:
        - Вы очень любезны!
        Тряхнув головой, она гордо вошла в стеклянные двери дома. В доме было прохладно и свежо. Видимо, хозяина ждали и включили все кондиционеры. Эмили засунула руки в карманы брюк, чтобы не было видно, как они дрожат. Не слишком вежливо, но ей было не до этикета.

* * *
        Слуга в белом льняном костюме поспешил открыть перед ней дверь, и она оказалась в знакомой гостиной с камином.
        В комнате находился только один человек. Он стоял, скрестив на груди руки, и смотрел в окно. На нем был элегантный серый костюм, легкие летние туфли, о цене которых можно было только догадываться, на руке блестели золотые часы «Патек Филип».
        Боясь упасть в обморок от волнения, Эмили тем не менее решила идти в атаку.
        - Привет, Клод! - весело и непринужденно, как ей казалось, начала она. Но ее голос прозвучал как-то придушенно, словно он доносился откуда-то из-под воды. От волнения у нее заложило уши.
        - Привет, - ответил он равнодушно и холодно, как будто здоровался с посторонним человеком.
        Подбородок Эмили невольно стал подрагивать. Не хватало еще расплакаться перед ним. Она пересилила себя и хрипло спросила:
        - Зачем ты привез меня сюда?
        - Это не мое желание, - спокойно и так же равнодушно ответил он. - Это мой отец. Он сейчас выйдет. Отдыхает после прибытия на «Дезире».
        - Это все, что ты можешь мне сказать? - колко заметила она.
        Клод повернулся, и глаза их встретились. Какой бы ни был у него тон, лицо выражало совсем другое, и она почувствовала, что весь ее гнев начал испаряться.
        - Тебе не кажется, что я заслуживаю хоть каких-то объяснений? Ты ведь обещал беречь меня…
        - Я буду тебя беречь, - нежно сказал он. - Ничто на свете не может этого изменить.
        Эмили вдруг поняла, что надо непременно бороться. Произошло что-то, что можно еще изменить.
        - Клод, - начала она нежно и неуверенно, - а если я попрошу тебя сейчас же бросить этот дом и уехать со мной, что ты на это скажешь?
        Он виновато опустил голову.
        - Я скажу - нет, - тихо ответил он. Эмили едва не закричала от боли и обиды, но заставила свой голос звучать твердо.
        - Ты когда-нибудь… когда-нибудь… хоть капельку любил меня?
        - Теперь это не имеет значения, - еще тише ответил Клод, не поднимая головы. - Слишком многое изменилось. Тебе тоже придется с этим смириться.
        - Я ничего не понимаю! - в отчаянии закричала Эмили. - Клод, объясни же мне наконец, что здесь происходит. Тебе велели меня бросить? Я угадала?
        - У меня не было выбора.
        - Выбор всегда есть. - Она подошла и взяла его за руку. - Я выбрала тебя.
        Эми потянула его руку к своим губам. Сейчас она коснется его ладони, и он забудет всю эту ерунду. Они снова будут вместе. Он не сможет отказаться…
        В этот момент он выдернул свою руку, в глазах его застыл ужас.
        - Мне нельзя дотрагиваться до тебя, Эми. И позволять тебе прикасаться к себе я не должен. Между нами все кончено. Не мучай меня.
        Эмили услышала, как сзади скрипнула дверь, и оглянулась. На пороге комнаты стоял человек и внимательно смотрел на влюбленных. Широкие брови, сросшиеся на переносице, придавали его лицу властность. Несмотря на возраст, он был все еще красив настоящей сексуальной мужской красотой.
        Даже находясь на другом конце комнаты, Эмили чувствовала, какие мощные волны энергии и воли исходят от него. Огромная гостиная была заполнена его магнетизмом. Как же мама смогла уйти от него? - быстро подумала Эмили. Как Клод похож на него! Только она никогда не увидит Клода в старости. От этой мысли ей стало дурно. Этот красивый мужчина хочет отобрать у нее счастье!
        Напряженную тишину разорвал густой, немного хрипловатый бас:
        - Итак, дитя Люси, наконец-то я увидел тебя. Меня не обманули, ты действительно ее живая копия. Я узнал бы тебе везде, даже не зная, что это ты. Такая же красавица.
        Эмили подобралась и холодно ответила:
        - Сожалею, что не могу вернуть вам комплимент. Я вовсе не рада вас видеть и никогда бы не узнала вас, так как совершенно вас не знаю. - Это было чистым враньем. Она в любом уголке мира узнала бы лицо с фотографии, которая столько лет пролежала в ячейке номер 72. Эмили искоса поглядела на Клода. Тот стоял неподвижно, словно памятник самому себе, на его застывшем лице не было ни мыслей, ни эмоций, и она вдруг поняла, что не хочет находиться в этой комнате, что сейчас произойдет что-то жуткое, непоправимое. Она не желает этого слышать. Снова зазвучал низкий хрипловатый голос:
        - В таком случае позвольте представиться. Я - Оноре Горгульи. И имею честь быть вашим отцом.
        - Нет, - слабо запротестовала Эмили. Она повернулась к Клоду, ища поддержки. Он не смотрел на нее. - Скажи, что это неправда!
        Клод поднял на нее глаза. Отчаяние, которое застыло в них, говорило лучше всяких слов. Эмили знала, что этот взгляд будет преследовать ее всю жизнь. Потому что в нем был приговор, обрекавший обоих на жизнь в аду, причем у каждого был свой ад.
        Это было последнее, что она увидела, прежде чем провалиться в темную бездну, которая разверзлась перед ней.

6

        Придя в сознание, Эмили ощутила, что лежит на чем-то мягком. Открывать глаза и возвращаться в этот мир не хотелось. Но она слышала тихие голоса, чьи-то прохладные ласковые руки касались ее лица. Долго притворяться не получится.
        Эмили с трудом разлепила тяжелые веки и посмотрела вокруг. Она лежала в небольшой комнате, у кровати горела настольная лампа, какой-то человек склонился над ней.
        - Вот вы и снова с нами, милая Эмили, - ласково проговорил он. - Все хорошо. - Он уверенно нащупал ее пульс и удовлетворенно улыбнулся.
        - Кто вы? - тихо спросила Эмили.
        - Я Марк Эрнстли, техасец по рождению и личный врач Оноре Горгульи.
        Эмили все вспомнила. Хриплый голос, который произносит невозможное, глаза Клода, в которых ад… Она зябко поежилась.
        - Я неважно себя чувствую.
        - Лежите спокойно, - сказал врач, - скоро все придет в норму.
        - Что со мной было?
        - Обморок. Только и всего. К счастью, месье Горгульи успел подхватить вас, прежде чем вы упали на пол, так что ушибов нет.
        - Месье Горгульи, - машинально повторила она. - Он был далеко.
        - Я говорю о Горгульи-младшем, - уточнил доктор, - о вашем брате Клоде. Это он перенес вас сюда.
        Какое-то мгновение Эми недоуменно хлопала ресницами, пытаясь понять, почему он говорит «ваш брат Клод»… Потом горестно вздохнула. Значит, все это ей не приснилось - ее жизнь в самом деле пошла прахом.
        Лучше бы я умерла, подумала она и отвернулась к стене, чтобы врач не видел, как покатились слезы. Они были холодные и соленые и лились потоком.
        Когда она смогла говорить, то произнесла внятно и твердо:
        - Я хочу уехать отсюда. Немедленно.
        - Вам лучше остаться, - покачал головой доктор. - Вы перенесли довольно сильный шок. Ваш отец приказал мне оставить вас хотя бы до завтра. В отель мы позвонили.
        - И я должна молча подчиняться?! - закричала Эми. - Моя жизнь разрушена. Я даже не знаю толком, кто я теперь, и ничего не могу с этим поделать… Мне остается только слушать указания? Это вы хотите сказать?
        - Очень жаль, что вы воспринимаете это именно так, - попытался урезонить ее врач. - Было бы лучше, если бы вы отнеслись к ситуации позитивно. Вам не стоит так волноваться.
        Эмили села и откинула со лба волосы. Безвыходность ее положения была очевидной. Ее никуда не пустят. Но отчаяние дало ей силы.
        - Не имеет значения, как я отношусь ко всему, что со мной произошло, мистер Эрнстли. Есть вещи, которые не исчезают и не становятся лучше, как бы мы ни старались себя обманывать.
        Доктор вздохнул и миролюбиво сказал:
        - Пожалуй, вам лучше еще полежать. Может быть, хотите поесть? Или выпить чаю?
        - Нет, - покачала головой Эмили, - я хочу поговорить с Клодом. Не могли бы вы попросить его зайти ко мне?
        Доктор осторожно попытался возразить:
        - Может быть, стоит сначала поговорить с месье Оноре?
        - Нет, - выдохнула Эмили и вцепилась в одеяло так, что костяшки пальцев побелели. - Я хочу видеть Клода. Или, клянусь, я уйду из этого дома немедленно, и можете потом искать меня в этом диком лесу сколько угодно! К черту месье Оноре!
        Эрнстли снова вздохнул, но не стал больше спорить и вышел из комнаты. Эмили расслабленно откинулась на подушку. Она все еще чувствовала слабость, в голове гудело, но мысли были ясными, как никогда.
        Кто-то тихо постучал в дверь.
        - Войдите! - крикнула Эмили, ожидая увидеть ненавистного Оноре Горгульи.
        Но это был Клод. Он медленно вошел в комнату и остановился у двери, не позволяя себе сделать больше ни шага. Она почти не видела его лица.
        - Что нам теперь делать? - с горечью начала она.
        - А что тут сделаешь, - в тон ей ответил Клод. - Я - сын своего отца, ты - дочь моего отца. Вот и все. - Голос его был бесстрастен, речь замедленна. Он произносил слова так, как будто повторял их сам себе бессчетное количество раз, пока не перестал чувствовать что-либо. - Все остальное - эмоции, - добавил он.
        - А когда ты… когда ты узнал?
        - Старый друг моего отца позвонил ему в клинику.
        - А, старик клерк из банка, - кивнула Эмили.
        - Да, отец Дидье, - подтвердил Клод. - Он один из немногих, кто знает, как все было на самом деле. Он понял, кто ты такая, как только увидел тебя. А когда увидел нас вместе, испугался, что может произойти непоправимое… - Клод вздохнул и добавил: - Думаю, мы должны сказать ему спасибо.
        - В самом деле? - холодно поинтересовалась Эмили. - Боюсь, я еще не достигла нужной стадии понимания.
        - И я, - кивнул Клод. - Боюсь, я тоже не достиг…
        - Господи, - Эмили закрыла лицо руками, - я никогда не достигну нужной стадии! Я просто не знаю, что делать. Мне нужно поскорее уехать отсюда. Вернусь домой, там все будет по-другому.
        - Нет, - твердо сказал Клод, - это не самый лучший выход. Если кому-то надо уезжать, то только мне. Я прошу тебя, останься. По крайней мере, на неделю-другую… Отец всегда мечтал видеть тебя, заботиться о тебе. Он и так слишком долго ждал. Он очень болен, не лишай его последней радости.
        Эмили с удивлением смотрела на Клода. Она уже знала, что он нежный и преданный человек, что он может легко взять на себя заботу о другом и не быть при этом навязчивым… но что он способен ради другого жертвовать своими чувствами… Это было нечто новое. Господи, и такого мужчину ты от меня забираешь?!
        - Ты знал о моей матери? Об их отношениях? - Эмили хотелось сегодня же покончить со всей этой историей.
        - Я был уверен, что знаю всех его женщин. Моя мама постоянно повторяла: «Вот увидишь, когда я буду умирать, твой отец будет у очередной шлюхи». Бог мой, я даже сосчитать не могу, сколько раз я слышал это в детстве. Но все его пассии были в Кейптауне, Бомбее, Париже. Здесь, на Маврикии, было его убежище. Мама ненавидела наш остров и никогда сюда не возвращалась. Отец отдыхал здесь от своей бурной жизни, пока не встретил твою мать и не влюбился… - Он долго молчал, потом сказал: - После нее у него никого не было. Я бы знал…
        Эмили слушала, затаив дыхание. Никогда жизнь ее матери не была от нее так близко. Она хотела знать все. И даже понимая, что это не совсем прилично, она с упоением ловила каждое слово.
        Клод прислонился к дверному косяку и продолжал говорить:
        - Моя мать кричала, что он строит «Дезире» для какой-то шлюхи. Помню, как она издевалась над ним, когда вилла год за годом оставалась пустой. Как она смеялась над ним, над его мечтами, что когда-нибудь женщина, которую он так отчаянно любил, вернется к нему.
        Клоду все это было тяжело говорить. Он жалел мать, которая за всю жизнь так и не узнала вкус настоящей любви. Она ненавидела отца еще больше именно за это, за то, что ему повезло. Мальчик жалел мать, но тянулся к отцу и любил его. Так все детство он разрывался между родителями.
        Эмили слушала, затаив дыхание. Тайна, ради которой она приехала на остров, постепенно приоткрывалась, но понять всю последовательность событий она не могла. Что-то не связывалось.
        - Но ведь моя мать была счастлива, - удивленно сказала она. - Они с отцом любили друг друга. Тот человек, чье имя вписано в мое свидетельство о рождении, любил меня, заботился обо мне. Разве он вел бы себя так с чужим ребенком?
        - Наверное, он был очень хорошим человеком и очень любил твою мать. Мне кажется, она была из тех женщин, которые творят вокруг себя любовь.
        У Эмили перехватило горло.
        - Да, - кивнула она, - это правда. Мы были очень счастливой семьей. Нам завидовали. Или мне просто казалось? Но ведь мама не смогла пережить смерть отца. Разве это не показатель? Она действительно любила его.
        - А мы не были счастливой семьей. И я это знал всегда.
        Эмили стало жалко этого взрослого сильного мужчину, которого до сих пор мучают детские переживания. Она осторожно спросила:
        - Если твой отец так любил мою мать, почему он не оформил развод и не женился на ней? Тогда хоть кто-то был бы счастлив. Может быть, и твоя мать встретила бы свою любовь.
        - Он пытался, - вздохнул Клод, - но моя мать… Иногда мне кажется, что она никого не любила и что это ей было не очень нужно. Она совершенно не дорожила отношениями с отцом. Любящая женщина вела бы себя по-другому. Но она крепко держалась за свой социальный статус, за деньги, за имя жены Горгульи. Она обожала благотворительность, жить не могла без своего салона. Скорее всего, это был способ сублимации. Она посещала все светские вечеринки, пока здоровье позволяло…
        Эмили не прерывала Клода, понимая, что ему необходимо выговориться. Он столько лет молчал. И эта откровенность говорила ей больше, чем все слова любви.
        - Бог мой, - продолжал Клод, - даже свою болезнь она использовала как оружие. Я понимал это, даже когда был совсем маленьким… Развод означал для нее потерю положения в обществе. Она боялась этого больше всего. Как только отец пытался с ней поговорить, она тут же впадала в истерику. Щитовидная железа иногда выделывает с людьми странные вещи. Мало кому удается преодолеть этот недуг и не сделаться невменяемым. А попытки самоубийства в данном случае - одно из проявлений болезни. Мать всегда пользовалась этим. Когда что-нибудь было не по ней, она кричала, что покончит с собой. Однажды она действительно пыталась это сделать. Отец присутствовал при этом и считал, что не вправе искушать больную.
        - Но ведь любую болезнь можно вылечить? У твоего отца были для этого средства.
        - Средства нужны тогда, когда больной хочет вылечиться. Я же говорю, что она использовала заболевание как щит. Она точно знала, когда разыграть очередную комедию.
        - Но это же нечестно! - воскликнула Эмили. Она поняла, в какую западню попали двое влюбленных.
        - На войне все средства хороши, - грустно улыбнулся Клод. - Ситуация казалась безвыходной. Отец любил твою мать и считал, что все когда-нибудь разрешится само собой. Как все мужчины, он думал, что женщины терпеливы. Твоя мать согласна была жить с ним в гражданском браке. Однако боялась, что разрушает его жизнь. Она, как я понимаю, была не из тех, кто может своими руками сделать больно любимому человеку.
        - Конечно, - всхлипнула Эмили. - Знаешь, она даже не разбудила меня, когда умирала. Дала мне поспать. Бедная мама!
        - Кроме того, она боялась, что ее присутствие может спровоцировать мою мать на попытку самоубийства. В общем, она сделала решительный шаг - уехала в Америку, предварительно взяв слово с отца, что он ни в коем случае не последует за ней.
        - Она уехала, не сказав ему, что ждет ребенка? Или это он позволил ей уехать?
        - Нет, Эми. Ни он, ни она тогда еще не знали, что у них будет ребенок, - объяснил Клод. - Он не собирался оставлять ее. Он продолжал строить виллу «Дезире», надеясь, что когда-нибудь они будут вместе. Но нарушить данное ей обещание он не мог. Они переписывались. - Клод снова замолчал. Он долго собирался с силами, потом продолжил: - Когда она написала ему, что у них будет ребенок, плод их любви, он был счастлив. Он тут же послал ей письмо, уговаривая вернуться, выслал ей билет и деньги на дорогу… Но она все вернула без объяснений. И больше никогда ему не писала.
        Эмили задохнулась от возмущения:
        - И он так легко смирился с этим, не бросился ее искать?
        Клод выпрямился и заговорил вдруг холодно и сухо:
        - Вам, женщинам, иногда трудно объяснить очевидные вещи. Вы верите только своим эмоциям. Он тогда работал на износ, пытаясь найти силы, чтобы жить вдали от любимой женщины, а она его бросила без объяснений. Неужели ты не понимаешь? Ни одной строчки. Для него рухнул мир. Он свалился с первым инфарктом. Несколько месяцев его вытаскивали с того света. Потом, когда он пришел в себя и мог начать активно действовать, он опять написал ей письмо, все объяснил… Но письмо осталось без ответа.
        - А если с ней что-нибудь случилось? Разве это так уж невозможно?
        - Возможно. Поэтому он стал искать. Все его письма возвращались нераспечатанными с пометкой «адресат выбыл». Твоя мать куда-то переехала, не оставив на почте своего нового адреса. Она исчезла, и не было никаких следов.
        - Надо было ехать в Америку, искать семью…
        - Он так и сделал. Но, когда нашел, твоя мать была уже замужем. Понимаешь, она сделала выбор. Он не стал мешать ей создавать семью. Он думал, что она полюбила. К тому же он чувствовал, что очень виноват перед ней. Ведь из-за его нерешительности она уехала.
        - Он должен был поговорить с ней.
        - Зачем? Чтобы снова доставить ей боль? Он знал, что у нее есть дочь, что она назвала ее Эмили. Именно это имя они выбрали когда-то вместе…
        Эмили сокрушенно качала головой. Она не могла понять, как люди, так любившие друг друга, могли позволить судьбе их развести. Нет, она бы никогда… Господи, ну что я могу сделать? Выйти замуж за собственного брата? Вот тебе и судьба. Но никто другой мне не нужен.
        Клод между тем продолжал грустное повествование:
        - Отец написал ей в последний раз и послал ключ от банковской ячейки, в которой лежали фотографии и дарственная на виллу «Дезире».
        - Я знаю, - тихо проговорила Эмили.
        Клод наконец отошел от двери. Самое трудное было уже сказано. Он взял стул, подвинул его к кровати и сел рядом с Эмили. Ему хотелось видеть ее лицо. Ему хотелось гладить ее руки, утешать поцелуями, вытирать ей слезы, но что он мог поделать?
        - Ты не представляешь, как мне было трудно сказать отцу, что мечта всей его жизни умерла. А именно мне пришлось сообщить ему это. Старый больной человек потерял в этой жизни последнюю надежду. - Клод выглядел постаревшим и осунувшимся.
        - И что он сказал? - мягко спросила Эмили.
        - Сначала ничего. Потом сказал, что в глубине души всегда знал, что больше он ее никогда не увидит. Но судьба послала ему тебя. И это его единственная радость.
        Эмили грустно покачала головой.
        - Знаешь, - задумчиво сказала она, - мама никогда не произносила его имени, даже в самые тяжелые минуты. Я и ключ-то нашла совершенно случайно. Только связка засушенных тропических фруктов всегда висела у нас в гостиной. Никто никогда не видел таких и не знал, как они называются. Я увидела их здесь на вилле. Увидела, как они растут на деревьях.
        - Плоды дерева джак?
        - Да. Плоды из сада, в котором она никогда не была.
        - Думаю, они их собирали вместе у озера и решали, что именно здесь будет их дом.
        Клод и Эмили замолчали, каждый видел перед глазами свою историю. Клод - измученного ожиданием отца, у которого ему пришлось отобрать надежду. А Эмили - свою отчаянно веселую мать, которая никогда никого не упрекнула в своей неудавшейся жизни.
        Клод взглянул на Эмили. Она была так беззащитна и одинока. Он мог бы быть ей хорошим мужем, но быть ей хорошим братом…
        - Думаю, - медленно проговорил он, - твоя мать тоже не до конца верила, что их мечты были напрасны.
        - Но они оба сделали так, что нашим надеждам не суждено было сбыться… Не могу им это простить. Мама могла бы рассказать мне. Тогда все было бы по-другому. Я бы ни за что не влюбилась в тебя.
        - Но ведь ты знала, что отец подарил ей «Дезире»? Могла бы подумать… - заворчал Клод. - Почему ты мне ничего не сказала?
        - Я как раз собиралась… В то утро, когда мы с тобой так и не встретились. Я представляла, как покажу документы на виллу, а потом порву их на твоих глазах. Чтобы ты не сомневался, что мне нужен только ты, а не твоя вилла. - Эмили застонала от ярости. - Господи! За что нам это?! Романтические бредни!.. Все так ужасно. - Немного успокоившись, она спросила: - Клод, а ты никогда не догадывался, кто я?
        - А я должен был догадаться? Да я понятия не имел, что ты вообще существуешь. Отец всегда приходил в ярость, стоило мне только упомянуть об озере Надин и вилле. Да он не то что имени твоей матери не произносил, он даже про Америку никогда не говорил. А мать ее иначе чем «заграничная шлюха» не называла. Прости меня…
        - Это же не ты говорил, - усмехнулась Эмили.
        - В тот вечер, когда я прилетел в санаторий, он вынужден был мне все рассказать. Телефонный звонок, конечно, встревожил его. Отец понимал, что наши отношения нужно срочно прекратить, а для этого был только один способ - рассказать мне всю правду.
        - Она должна была сказать мне, - стояла на своем Эмили. - Почему она мне ничего не сказала?
        - Наверное, по той же причине, по которой молчал отец. Они оба хотели унести в могилу свою тайну. У тебя своя жизнь. Мать не хотела, чтобы тебя преследовали призраки. К тому же она не знала, что сейчас происходит с ее возлюбленным. Ей хотелось, чтобы ты не чувствовала себя обделенной. Хотела, чтобы ты считала, что выросла в счастливой семье, где родители по-настоящему любили друг друга.
        Эмили в отчаянии обхватила голову руками. Она болела нестерпимо. Хотелось сжать ее до того, чтобы она хрустнула и боль куда-нибудь ушла.
        - Наверное, ты прав, - прошептала она. - Зачем я только сюда приехала? - Она закусила губу и опять внимательно посмотрела на Клода.
        - Ты ведь догадывался, что я что-то скрываю? Так?
        - Так, - мягко ответил он. - Только я не понимал, что именно. Я убедил себя, что это просто часть романтической любовной игры, в которой обязательно должны быть тайны. Я считал, что торопиться некуда. Придет время - и все секреты и запреты исчезнут сами собой. - Клод помолчал, потом грустно кивнул сам себе. - Вот и пришло это время. Больше никаких секретов.
        - Он был женат, - с гневом проговорила Эмили. - Он не имел права влюбляться в маму.
        - Боюсь, у него не было выбора, - слабо улыбнулся Клод. - Во всяком случае, не больше, чем у меня, когда я увидел тебя в первый раз. Знаешь, о чем я тогда подумал?
        - О чем?
        - Ну вот она и пришла.
        Эмили опустила голову, она не могла выдержать этой правды сейчас.
        - Клод, пожалуйста, не надо. Мне очень больно!
        - Ты права. Прости, - сказал он, вставая. - Мне лучше уйти. И вообще, лучше бы нам было не встречаться друг с другом. - Уже в дверях он повернулся и посмотрел ей прямо в глаза. - Будем считать, что нам повезло. Мы не успели ничего сделать, о чем жалели бы всю жизнь. - Он взялся за ручку двери.
        - Клод!!! Один поцелуй! - Ее глаза умоляли его. - Только один поцелуй на прощание. Я не верю, что Бог накажет нас за это.
        Она видела, как заходили на его скулах желваки. Он проговорил жестко и упрямо:
        - Бог уже наказал нас. Разве это не наказание? И длиться оно будет до самого конца жизни.
        Ее любимый ушел. Теперь уже навсегда.
        Полчаса спустя Эмили услышала рев мощного мотора его джипа. Она рывком повернулась к стене и накрыла голову подушкой, чтобы не слышать этот непереносимый звук. Так она лежала какое-то время, пока не наступила полная тишина.

* * *
        Проснувшись следующим утром, Эмили не сразу поняла, где находится.
        Накануне, почти сразу после отъезда Клода, зашел управляющий и деликатно, но твердо предложил ей перейти в другую комнату. Это была незнакомая часть здания. Эмили сюда никогда не заходила. Комната, казалось, была специально предназначена для молодой женщины. Здесь все было устроено так, чтобы ни в чем не знать проблемы. Уютная небольшая кровать с кремовым пологом. Большое овальное зеркало, рядом с которым стоял изящный столик с множеством дамских безделушек: коробочек, флаконов с духами, наборами парфюмерии. Перед зеркалом находился удобный мягкий пуфик. Эмили потянула дверцу платяного шкафа и увидела, что весь багаж, который она привезла с собой, был заботливо разложен и развешан. Она не слишком удивилась. Месье Горгульи сделал все, чтобы у нее не было повода убежать из этого дома.
        Эмили прошла в ванную. Роскошная ванная комната приняла ее дешевое земляничное мыло и зубную щетку. Ей стало почти смешно. Что толку быть богачом и видеть, как твоя прихоть мгновенно исполняется, стоит тебе повести бровью, если ты не можешь получить то единственное, что тебе действительно необходимо. Жизнь преподнесла ей еще один урок: никому не стоит завидовать. За красивым фасадом может скрываться одиночество и безрадостная жизнь.
        Оставшись наконец одна, Эмили попыталась собрать всю свою волю и попробовать придумать, что же ей делать дальше. Она подошла к окну, отодвинула тяжелою штору и стала вглядываться в ночную темноту. Ах, если бы богачи имели волшебную палочку, которая склеивает разбитые сердца! Или эликсир, который удаляет память, чтобы можно было навсегда забыть веселые искорки в сине-зеленых глазах Клода и горячую мощь его тела. Но самым мучительным воспоминанием было обещание счастья в его поцелуях. Обещания, которые он никогда не сможет выполнить и которые будут преследовать ее всю жизнь.
        - Мадемуазель Даррел, - услышала Эмили знакомый голос доктора Эрнстли. - Ваш отец хотел бы вас видеть.
        Рот Эмили скривился в саркастической усмешке.
        - С нетерпением жду встречи, - язвительно ответила она.
        Доктор неодобрительно покачал головой.
        - Он просил передать, что не хочет вас беспокоить сегодня. Но очень хотел бы увидеть вас завтра с утра, когда вы отдохнете и немного успокоитесь.
        - Отдохну и успокоюсь? - сверкнула глазами Эмили. - Вы считаете это возможным? Послушайте, доктор, сделайте мне лучше фронтальную лоботомию. Вы случайно не специалист в этой области?
        Доктор нахмурился. Ему было жаль девушку.
        - В вашем случае, - назидательно произнес он, - я бы посоветовал небольшую дозу снотворного. На всякий случай я оставлю одну таблетку на туалетном столике.
        - Спасибо, доктор. Это радикальное решение проблемы, - не могла остановиться Эмили.
        Доктор пожелал ей спокойной ночи и вышел.
        Таблетка действительно помогла - Эмили заснула почти мгновенно. Сны, правда, были бессвязные и тревожные.
        И вот теперь ночь миновала, надо было пережить и этот день, и еще очень много пустых и бесполезных дней. Ей сейчас предстояло тяжелое испытание в виде встречи с отцом, или человеком, который считает себя таковым. Она так и не смогла до конца поверить в эту сказку. Что-то не склеивалось.
        Эмили долго изучала в зеркале свое лицо, пытаясь найти хоть капельку сходства с Оноре Горгульи, и не находила. Не может же быть, чтобы отец не оставил какого-нибудь следа. Как там пишут в романах? Фамильная родинка, еще что-нибудь подобное. Ни-че-го.
        Эмили пересмотрела свой гардероб. Она не готовилась к ответственным визитам, поэтому подходящего наряда у нее не было. Пожалуй, строгая юбка до середины икры, туфли на низком каблуке и строгая белая блузка. Обычная школьная учительница, а вовсе не охотница за богатыми мужьями и отцами. Господи, у нее есть еще силы шутить!
        Вчерашний слуга уже ожидал ее за дверью, чтобы проводить в столовую. Эмили глубоко вздохнула, сунула руки в карманы юбки и двинулась за своим провожатым.

* * *
        Оноре Горгульи одиноко сидел за большим столом в алькове. Он небрежно просматривал утренние газеты, но тут же отодвинул их в сторону, когда услышал покашливание слуги. Он поспешно встал и пошел навстречу Эмили. Легкая хлопковая рубашка оливкового цвета, льняные брюки, легкие прюнелевые туфли. Эту одежду вполне можно было бы считать домашней, если бы она не была столь безукоризненна. От него веяло деньгами и энергией.
        Зачем он сломал ей жизнь?! Она могла бы любить его, как отца, если бы он был только отцом Клода.
        - Доброе утро, - ласково сказал он, отодвигая стул и помогая ей сесть.
        - Доброе, - ответила Эмили без тени улыбки.
        Брови Горгульи слегка приподнялись. Он явно ожидал от нее другого тона.
        - Что ты будешь? - спокойно продолжил он. - Кофе? Или предпочитаешь чай? Попробуй булочки, они теплые. - Он сделал знак рукой слуге, чтобы тот обслужил Эмили.
        - Пожалуй, стакан апельсинового сока. И кофе. Я не хочу есть.
        - Но тебе необходимо что-нибудь съесть, - настаивал Горгульи. - Доктор сказал, что ты и вчера ничего не ела. Ты же не хочешь заболеть?
        Эмили взглянула на него равнодушно и холодно.
        - Месье Горгульи, мое сердце уже болит. И никакой едой, даже самой вкусной, его не вылечить.
        Оноре молча кивнул слуге, и тот поспешно покинул столовую. Оноре откинулся на спинку стула, его темные глаза не мигая смотрели на Эмили.
        - Если ты действительно ничего не хочешь, тогда давай поговорим.
        - Не вижу повода долго говорить, - ответила Эмили. - У вас с моей мамой был роман, в результате чего появилась я. Я была бы счастлива не знать об этом. Вот, собственно, и весь разговор.
        - Стало быть, прошлое тебя не интересует?
        - К моему глубокому сожалению, я как раз заинтересовалась прошлым. Именно поэтому приехала сюда. Я нашла ключ от ячейки банка в связке засушенных плодов джак, которые всю жизнь висели в нашей гостиной. Почему-то мне показалось, что я должна все выяснить. Как я была не права!
        - В твоем изложении, - заметил Горгульи, - история моих отношений с твоей матерью звучит достаточно примитивно и банально. Но сюжет еще не вся история. Твоя мать была любовью всей моей жизни. Я потерял ее, теперь уже навсегда.
        Эмили поставила стакан с соком на стол и криво усмехнулась.
        - История имеет тенденцию повторяться.
        Оноре долго молчал, потом тихо произнес:
        - Я думал, что знаю про горе все: потери, вину, наказание… Оказывается, я ошибался. - Он улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. - Я не могу найти себе оправдания, что, будучи женатым человеком, полюбил твою мать, да и не хочу их искать. Каждое ее слово, каждый жест, каждая улыбка, поворот головы были благословением моей жизни. Если бы я не встретил ее, я никогда бы не узнал, что такое вкус жизни.
        Эмили молча слушала, испытывая при этом противоречивые эмоции. С одной стороны, она не могла простить этим двоим, что они испортили ей жизнь, а с другой - ее сжигало странное любопытство. Интимная жизнь взрослых, которая всегда была закрыта для детей, самая ужасная и интересная тайна.
        - Но мог ли я представить себе, что счастье моей жизни причинит боль тебе и моему мальчику? - продолжал Оноре.
        - Стало быть, вы понимаете, почему мне так тяжело здесь оставаться? - спросила Эмили.
        - Но это твой дом.
        - Нет, - уверенно сказала она, - это не мой дом. И никогда не будет моим. Это просто… просто невозможно.
        - Пока невозможно, - покачал головой Горгульи. - Но я верю: придет день и все изменится. Потому что в твоих жилах течет моя кровь, девочка моя.
        - Вы абсолютно в этом уверены? - Эмили внимательно посмотрела в его глаза. - Будь это так, я бы обязательно почувствовала. - Она порывисто прижала руку к груди. - Я бы почувствовала это здесь… Но во мне ничего не отзывается.
        - Ничего, я умею ждать, - грустно улыбнулся Оноре. - Жизнь научила меня этому. Когда-нибудь ты почувствуешь, что я твой отец.
        Эмили посмотрела на него с вызовом и сказала:
        - Зачем же ждать и терпеть? Нужно сделать всего пару тестов - и все станет ясно.
        - Ты мне не веришь? - Густые брови Оноре сошлись на переносице, придавая лицу грозный вид. - Тогда, может быть, ты поверишь своей матери? - Он извлек из нагрудного кармана листок бумаги, выцветший и истрепанный по краям.
        Эмили недоверчиво протянула руку и взяла листок. Она сразу узнала почерк матери. Мама писала, что все хорошо, что она абсолютно счастлива, так как у них будет ребенок, что чувствует себя хорошо. В конце письма была фраза, которая заставила сердце Эмили болезненно сжаться: «Я люблю тебя еще сильнее, чем прежде. Теперь ты всегда будешь со мной».
        - И это было последнее письмо, которое она вам прислала? - Эмили покачала головой. - Бессмыслица какая-то.
        Горгульи сжал кулаки и охрипшим голосом произнес:
        - То же самое я тысячу раз говорил себе. Этого не может быть. Она не могла так просто бросить меня. Я простить себе не могу, что подчинился обещанию не ездить за ней. Надо было наплевать на джентльменское соглашение, лететь за ней в Америку и на коленях просить ее вернуться ко мне. Но я считал, что не могу нарушить данное мною слово. Я чувствовал себя мышью в лабиринте. - Он помолчал несколько мгновений, потом через силу продолжил: - А потом я узнал, что она вышла замуж. Вот так.
        Эмили внимательно разглядывала вышивку на скатерти. Утешать его было бессмысленно. Прошла целая жизнь - с отчаянием, с невероятной надеждой, с одинокими ночами…
        Молчание не делало их ближе. Каждый переживал свою боль.
        Неожиданно Оноре подался вперед, впился глазами в лицо Эмили и порывисто спросил:
        - Ей было хорошо с ним? С этим человеком?
        - Да, - с вызовом ответила она, - он очень любил нас обеих. Поэтому-то я и не могу поверить, что он и мама обманывали меня всю жизнь. Она не могла так мне не доверять.
        - Она никогда ни словом не обмолвилась обо мне? Даже имени не называла? - В голосе его прозвучала почти детская обида.
        - Нет. - На этот раз Эмили постаралась быть мягче. - Мне кажется, что эту часть своей жизни она прятала глубоко внутри. Только гроздь плодов джак, сколько я себя помню, всегда висела у нас в гостиной.
        Старик улыбнулся неожиданно светлой улыбкой.
        - Она любила их так же, как маленькие дети любят мороженое. Жаль, что ты не можешь их попробовать - сейчас не сезон.
        - А когда вы передали ей ключ?
        - Я послал ей очередное письмо, вложил туда ключ и написал, что она может вернуться, когда захочет. И что она знает, какая дверь им открывается.
        - Я наткнулась на него совершенно случайно, так получилось… - Эмили вовремя остановилась, подумав, что тетя Рейчел тут ни при чем. - Только по-настоящему вилла «Дезире» маме никогда не принадлежала, поэтому она и не стала говорить об этом мне.
        - Зато тебе-то принадлежит по-настоящему. Документы оформлены по всем правилам.
        - Нет-нет, - попыталась было протестовать она.
        - Я тебя очень прошу, - тихо сказал Оноре, - принять от меня этот подарок. Ты можешь сделать с ним все, что хочешь. Это твое право. Хочешь - продай ее или подари.
        - Но это слишком дорогой подарок. Я не могу…
        - Ты моя дочь. Если бы ты мне только позволила, я отдал бы тебе все на свете. Почему бы нам не заявить о своем родстве открыто?
        - О нет, пожалуйста! - взмолилась Эмили. - Я не готова. Дайте мне немного времени. Понимаете, я хочу все обдумать. - Она умоляюще посмотрела на Оноре. - Вы должны меня понять!
        - Хорошо, я постараюсь понять, почему ты так не хочешь быть дочерью в общем-то неплохого человека. - Он попытался за шуткой скрыть разочарование. - Пойдем-ка прогуляемся.
        Эмили с радостью согласилась. Ей было тяжело продолжать этот разговор. Перемена места могла привести и к перемене темы.
        Они вышли из гостиной и спустились в сад. Оноре галантно придерживал Эмили под руку.
        - Клод мог бы не говорить мне, что Люси больше нет, - сказал он. - Я знал это. Просто в один день моя жизнь стала пустой.
        Эмили молчала.
        - Тебе неприятно, что я говорю о Люси?
        - Нет, почему мне должно быть неприятно. Мы… мы оба любили ее.
        Оноре легко дотронулся до ее волос, как бы благодаря ее за понимание.
        - Хочешь, я расскажу тебе, как впервые встретился с ней?
        - Расскажите.
        - Все началось с вывихнутой лодыжки.
        - Вот как?
        - Да, самым прозаическим образом. Это было в Порт-Луи. Я возвращался в свою резиденцию, когда на тротуаре увидел молодую женщину, которая держалась за ногу и морщилась от боли. То, что она туристка, я понял сразу. Лицо, одежда… И ей было больно. Я не мог пройти мимо. К тому же она была прехорошенькая. В больницу она ехать отказалась, и я предложил перевязать ногу у себя дома. Она почему-то согласилась. Я, конечно, не умел накладывать повязки и вызвал врача, который и помог ей.
        - По-моему, очень романтическая история. Герой спасает возлюбленную от боли.
        - А вот тут-то ты ошибаешься. Это была не Люси, а ее сестра Рейчел.
        - Тетя Рейчел?
        - Они в очередной раз из-за чего-то поссорились. Рейчел выскочила из гостиницы и споткнулась о бордюр.
        - Узнаю тетушку…
        - Она всегда искала повод поскандалить с Люси, а та все терпела. Я позвонил в
«Норманди» и сообщил, что с их американской гостьей все в порядке… А потом пришла Люси, чтобы забрать ее. - Оноре неожиданно замолк, потом снова стал рассказывать, с трудом подбирая слова: - Я полюбил ее сразу, как только увидел. Мне показалось, что дом мой наполнился солнечным светом. Это звучит довольно высокопарно, но это было именно так. Я не знал, красивая она или нет, но понял, что это женщина моей жизни. Рядом с ней просто не оставалось пространства ни для кого больше.
        Эмили молчала. Оноре абсолютно точно описал ее чувство к Клоду.
        - Думаешь, я скрывал, что у меня семья? Я сказал, но это было неважно. Наши чувства были так сильны, что остановиться мы не могли. Через несколько дней мы стали любовниками. Она даже согласилась переехать в мой дом. Правда, вместе с сестрой.
        - Значит, тетя Рейчел жила вместе с вами?
        - Нет, - лицо его омрачилось, - через пару дней она переехала в отель.
        Странно, что она с самого начала не возражала переехать в особняк Горгульи, подумала Эмили, вспомнив холодное лицо тетки.
        - Но это уже совсем другая история, - вздохнул Оноре и замолчал.

* * *
        Когда Эмили вернулась в свою комнату после прогулки, ей было о чем подумать. Она и теперь не изменила своего намерения покинуть виллу как можно скорее, но убедить себя, что сегодня ей было так же плохо, как вчера, она не могла. На самом деле, будь она не его дочерью, а невесткой, общество Оноре Горгульи могло бы доставить ей массу удовольствий. В нем чувствовалась неизбывная мужская притягательность, которая с годами отшлифовалась.
        Как-то само собой получилось, что она стала звать его по имени. Месье Горгульи было бы претенциозно, папа - нелепо. Вариант имени устроил обоих, в этом была одновременно близость и отстраненность.
        Может быть, придет время - и они смогут стать друзьями, но видеть в нем отца она не сможет никогда. Слишком большой была ее привязанность к человеку, который ее вырастил и с которым она со скорбью простилась. Надо отдать должное матери, их семья действительно была идеальной. Но даже если бы это было не так, любовь к Клоду и разлука с ним всегда стояла бы между ними.
        Эмили с тоской думала, что ей надо уезжать отсюда и похоронить в душе все воспоминания о своей неудавшейся любви. Но это было не таким простым делом, как ей казалось. Оноре ни за что не хотел с ней расставаться и просто обезоруживал ее своей простотой и нежностью.
        Как-то утром, спустившись к завтраку, Эмили увидела возле своей тарелки небольшой плоский футляр, внутри которого лежало жемчужное ожерелье. И когда она попробовала отказаться, он небрежно заметил, что это такой пустяк, о котором он не желает говорить. Оноре даже предложил Эмили быстренько слетать в Париж, чтобы обновить гардероб.
        - Я самая обыкновенная американка из маленького городка в Новой Англии, - привела Эмили свой последний аргумент. - Мне не нужны платья от Диора. Я просто не смогу их никуда надеть.
        Оноре стремился быть с ней как можно чаще. Сначала Эмили думала, что она единственный человек, с которым он может говорить о свой потерянной возлюбленной, но скоро их беседы приобрели другое направление. Он хотел знать о ней все: мечты, планы, привязанности. Он не сомневался, что Эмили его дочь, и просто старался наверстать упущенное. К тому же он понимал, что жить ему остается совсем немного и общение может быть очень коротким.
        Когда наконец Эмили объявила, что ей пора возвращаться домой, он повел настоящую осаду, ненавязчивую, но целеустремленную, пытаясь убедить ее остаться подольше.
        - Когда ты рядом, я гораздо лучше себя чувствую, - говорил он, намекая на возможность третьего инфаркта.
        Честно говоря, она и сама начала колебаться. Было приятно, жить в доме, где исполняется каждое твое желание. Двери раскрываются сами собой, невидимые руки каждый день меняют белье, каждая трапеза превращается в волшебное пиршество. Надо сказать, что Эмили не была избалована и готовить для себя еду, заниматься уборкой, приводить в порядок вещи и копаться в саду было для нее не в тягость, а привычным делом. Здесь же она поняла, что можно массу времени отдавать удовольствиям, не заботясь ни о чем. Это расхолаживало, но вносило в обиход острый вкус роскоши. Все-таки в богатстве есть свои преимущества.
        В этом доме исполнялся каждый ее каприз. И не то чтобы Эмили капризничала, но приятно сознавать, что столько людей стремятся уловить твое желание и исполнить его даже без просьбы.
        Но искушение отдаться течению роскошной жизни и ни о чем не думать разбивалось об один неоспоримый барьер: она не могла найти в окрестностях ни одного места, которое не напоминало бы ей о Клоде. Он снился ей каждую ночь. А днем ей все время казалось, что стоит повернуть за угол или обогнуть вон то дерево, как она увидит его. Каждое шевеление шторы на окне вызывало у нее сладкую дрожь предчувствия его появления.
        Все это сводило ее с ума. Нет, надо возвращаться домой, в Америку: новая работа, перемена места жительства, незнакомые люди - все это отвлечет ее, поможет забыть. Надо заставить себя жить заново. Эмили понимала, что, оставаясь в доме с Оноре, она невольно продлевает агонию их отношений с Клодом.
        - Я бы хотела съездить в Порт-Луи, если вы не возражаете, - сказала она однажды утром как можно небрежнее. - Хочу купить подарки друзьям и моей бывшей соседке.
        Она приготовилась к тому, что Оноре будет искать предлог не отпускать ее, но он согласился неожиданно легко.
        - Прекрасно, девочка моя. Тем более что у меня в городе важные дела. Пока ты ходишь по магазинам, я ими займусь, а потом просто погуляем по городу. Хорошо?
        - Хорошо, - согласилась Эмили.

* * *
        Когда «роллс-ройс» привез их в город и Оноре вышел, Эмили попросила водителя отвезти ее в «Норманди». Во-первых, она исчезла из отеля, даже не попрощавшись, а во-вторых, хотя Эмили была уверена, что ее счет оплачен, чувствовала, что должна попытаться как-то объясниться с хозяйкой. В конце концов, Жюстин была к ней добра. Хотя, что она сможет ей объяснить, Эмили не представляла.
        Когда Эмили вошла в вестибюль отеля, она первым делом увидела Жюстин. Та ахнула, покачала головой и закатила глаза, как это умеют делать только француженки.
        - О-ля-ля! А я все утро собираюсь с силами, чтобы позвонить месье Горгульи. Тут к вам кое-кто приехал и дожидается с раннего утра.
        Сердце Эмили затрепетало. Нет, этого не может быть. Не надо тешить себя бессмысленными надеждами. Она взяла себя в руки и спросила довольно спокойно:
        - Дожидается? Меня? Вы уверены?
        - Он сейчас должен спуститься к обеду, можете подождать его здесь, - заговорщицки улыбнулась Жюстин. Затем наклонилась к самому уху Эмили и горячо зашептала: - Это правда? То, что рассказал нам отец Дидье?
        Эмили тяжело вздохнула:
        - Оноре Горгульи уверен, что это правда. - Что касается меня - не знаю. Я не могу ничего сказать. Просто не чувствую, что мы с ним родственники. И все!
        - А вы и в самом деле не знали этого, когда летели сюда? - настаивала Жюстин.
        - Конечно, - возмутилась Эмили. - Если бы знала, ни за что бы не прилетела.
        - Не могу поверить, - недоверчиво прищурилась Жюстин. - Кто же отказывается от такого отца, как месье Горгульи? Да эта встреча может перевернуть всю вашу жизнь.
        Эмили помрачнела:
        - Уже перевернула.
        - Ой, дорогая, ради Бога, простите… Я не хотела вас расстраивать, - виновато сказала Жюстин и легко коснулась руки Эмили. - Но вы должны понимать, что он в любом случае не позволил бы Клоду жениться на вас. Поэтому, может быть, все повернулось к лучшему. В другом случае разочарование было бы сильнее.
        Эмили непонимающе смотрела на Жюстин.
        - Дело в том, - объяснила она, - что Клод уже давно помолвлен. У нас все об этом знают. Ее зовут Джилл Стюарт. Она американка, как и вы, а ее отец крупнейший партнер Оноре Горгульи. Планируется могучий коммерческий союз, и постель в этом случае не самое главное, если верить отцу моего Дидье. Хотя я бы так не смогла. По-моему, без любви не нужны никакие деньги.
        Эмили до боли сжала зубы.
        Жюстин на некоторое время умолкла, увидев, какое впечатление произвело ее сообщение на собеседницу, но потом решила рассказать все до конца.
        - Два дня назад в Нью-Йорке Джилл устроила шикарный прием по случаю, своего дня рождения. Во всех газетах помещен отчет об этом событии. Если хотите, я вам их принесу. На всех фотографиях Джилл опирается на руку Клода. Говорят, что вот-вот будет названа дата свадьбы. - Жюстин, счастливой в браке женщине, было до отчаяния жалко девушку, но женская солидарность подсказывала ей, что она все делает правильно. - Поверьте, что иногда лучше знать заранее, чтобы встретить удар подготовленной, - уверенно закончила она.
        - Да, спасибо. Я очень рада, - медленно проговорила Эмили. - Вы, несомненно, правы.
        Ничто на свете не сможет подготовить меня к такому повороту событий. О, Клод! Что же ты делаешь? Ее душили рыдания, а глаза горели от невыплаканных слез. Если разобраться, то Клод поступает вполне разумно. Не надеясь получить желанную женщину, он подчиняется воле отца. Что ему остается? Эмили тоже должна поступить так же разумно. Это для них, пожалуй, единственный выход. Так она думала, сидя за столиком в ожидании своего неизвестного гостя. Когда же она увидела, кто решил навестить ее, глаза ее расширились от удивления. Этого просто не могло быть!
        - Здравствуй, Эм. Чертовски рад тебя видеть.

7

        - Бобби, что ты здесь делаешь? - От неожиданности Эмили забыла поздороваться.
        Жюстин, стараясь не привлекать к себе внимания, поставила на столик две чашки кофе. Отходя к стойке бара, она оценивающе посмотрела на Боба. Во взгляде ее читалось одобрение. Девушка справится, удовлетворенно подумала она.
        Эмили же смотрела на Бобби с совершенно другим чувством. Судьба как будто издевалась над ней. Вот он, парень для тебя, парень с той территории, на которой ты своя, бери его. И уж он точно мне не брат, с горечью подумала Эмили.
        - Я приехал, чтобы забрать тебя отсюда, - важно произнес Боб и извлек из кармана два билета «Порт-Луи - Кейптаун - Нью-Йорк - Бостон». Эмили вдруг вспомнила балаганного клоуна, который достает из цилиндра зайцев, цветы, конфеты… Только в цирке это очень весело и звучат бурные аплодисменты.
        - Ты с ума сошел? - Эмили ошарашенно взглянула на билеты, потом на довольную розовую физиономию Боба.
        - Почему? - растерялся он.
        - Потому! Я здесь в отпуске. Объясняю по буквам. Отпуск. Это то, что происходит с людьми хотя бы раз в год. Ничего необычного. Улетай, дорогой.
        Боб улыбнулся.
        Он выглядит как белая ворона, с досадой отметила Эми. Если бы ее приятель специально поставил себе задачу выбрать костюм, чтобы на него показывали пальцем, он и тогда не справился бы лучше. Пеструю рубашку «удачно» дополняли темные шерстяные брюки со стрелками, а пляжные туфли - черные носки.
        - Эм, погоди, дай мне сказать. Когда тетя Рейчел узнала, куда ты отправилась отдыхать, она почему-то очень заволновалась и потребовала, чтобы я вернул тебя назад. Она даже билеты оплатила.
        - Ты действительно сошел с ума, - прошипела Эмили. - Ты хоть понимаешь, что ты говоришь? Ты приехал сюда, чтобы выполнить указание тети Рейчел, которой абсолютно все равно, жива я или нет.
        - А вот тут ты ошибаешься, - обрадованно перебил ее Боб. - Тетя Рейчел чуть не облила слезами весь дом. С ней была настоящая истерика. Маме даже пришлось отпаивать ее бренди.
        - Ты сказал ей про Маврикий? А как ты вообще узнал, я ведь не сообщила тебе название отеля? - грозно спросила Эмили.
        Боб некоторое время молчал, раздумывая, что его защитит больше: молчание или правда. В конце концов, победила правда.
        - Да я тут как-то болтал с миссис Бейкер. Вот она мне про тебя и рассказала, ведь это ее сестренка оформляла тебе тур.
        - Ты что, устроил за мной слежку? - Голос Эмили возмущенно зазвенел. - А по какому праву, позволь спросить?
        Боб вытащил из заднего кармана брюк носовой платок, быстро вытер вспотевший лоб и затравленно посмотрел вокруг. Помощи ждать было неоткуда.
        - Я бы предпочел какое-нибудь другое выражение вместо «слежки», если ты не против… Я просто искал тебя. Это оказалось не так просто, как мне думалось… - Бобби пытался сохранить лицо, но вид у него был как у нашкодившей собаки. - Прости меня, Эм. Я не виноват. Меня вынудили, - промямлил он и снова оглянулся, словно опасаясь увидеть за соседним столиком свою бдительную мамашу и ее лучшую подругу Рейчел Бенедикт. Потом тяжело вздохнул и сказал: - Вот уж не думал, что есть места на свете, где жара просто невыносима.
        - Ну, тебе волноваться по поводу местной жары не стоит. Обратный билет у тебя в кармане. Воспользуйся им по назначению. - Эмили не могла сдержать сарказм. - Теперь я понимаю, кто надоумил тебя сделать мне предложение. Тоже мне друг называется. Я-то тебе верила, а ты действовал по указке своей мамочки. Господи, когда же ты повзрослеешь?!
        - Эм, не добивай меня. Я очень хорошо к тебе отношусь. Но я боюсь ее так же, как в детстве. Даже больше. Понимаешь, она слабая, больная. Она все время грозит мне, что умрет.
        - Господи, какие же вы, мужики, идиоты! Прости меня, Боб. Ты не один такой. Женщины делают из вас идиотов, играя на мужских амбициях. Знай: женщины гораздо сильнее и выносливее мужчин. Скорее мы вас всех в могилу сведем. Женщина всегда сама выбирает, как она себя чувствует. Так что не бойся убить свою мамочку. - Эмили не ожидала от себя такой жесткости, но события последних дней сделали ее циничнее. Оноре Горгульи попался на ту же удочку. Как легко им внушить, что от их поведения зависит жизнь женщины. Наивные! Это просто лучший способ дергать за ниточки. Амбиции и тщеславие - вот что правит мужчинами. Каждая умная женщина это знает. Только Клод не такой, с гордостью подумала она. Он никогда не будет обращать внимание на лесть и слушать женские бредни. Он чуткий, умный и внимательный. Поэтому-то она его и выбрала. - Ты еще здесь? - оглянулась Эмили на Боба. - Так вот. Я уеду. Но не тогда, когда этого захочет тетя Рейчел, а когда я сама это решу. Понял? Так ей и передай. Что она о себе воображает, в конце концов?

        Боб горестно сжал плечи и попытался урезонить подругу:
        - Эм, если я вернусь без тебя, меня просто разорвут на куски. Ты бы слышала, что твоя тетя наговорила. Кричала, что у тебя роман с каким-то местным парнем. И так далее. В общем, если перевести ее вопли на литературный язык, то получается, что ты погрязла в пороке. Никогда не видел ее в таком бешенстве. Мама была просто шокирована.
        - Не сомневаюсь, - засмеялась Эмили. - Иначе она ни за что не отпустила бы тебя. Повторяю еще раз: мне предложили остаться здесь еще на некоторое время и, думаю, я соглашусь. Желаю тебе хорошо провести время, Бобби. Пока.
        - Эм, - взмолился он, - не надо со мной так. Я так долго добирался до тебя. Давай хотя бы пообедаем вместе. Пожалуйста!
        Он что, собирается меня подпоить, засунуть в бессознательном состоянии в самолете и таким образом выполнить свой долг? - усмехнулась про себя Эмили. Все-таки ей было жаль бедолагу. Она привыкла к нему и неплохо относилась к бедному парню, который сейчас потел не от жары, а от страха перед двумя ведьмами в Висконсине. Ему надо срочно жениться, иначе он погибнет, отстраненно констатировала она в который раз.
        - Хорошо, - сказала она. - Давай поужинаем вместе. В восемь часов встречаемся здесь. А сейчас мне надо идти.
        Машина должна была прибыть чуть позже, подарки Эмили уже купила, поэтому она направилась в свое любимое кафе на площади. Проходящие мимо мужчины с удовольствием провожали взглядом девушку, но она их не замечала. Ее голова была занята появлением Боба и странным поведением тети Рейчел. Единственным объяснением было то, что тетка пришла в ужас при мысли, что племянница узнает тайну своего происхождения. Но она никогда особенно за меня не волновалась. С чего это вдруг начала? Странно все это. И очень некстати. Загадок и тайн хватает и без тети Рейчел. Все это Эмили прокручивала в голове, пока сидела в кафе.
        Она открыла сумочку, чтобы расплатиться за чай, когда услышала знакомый голос:
        - Мадемуазель… Вы позволите?
        Эмили подняла голову - прямо перед ней стоял отец Дидье.
        - Вы что-то забыли мне сказать, когда мы виделись в последний раз? - неприветливо откликнулась Эмили.
        Старик горестно вздохнул.
        - Только то, что мне очень жаль. Всегда неприятно, когда ты оказываешься невольной причиной чужого несчастья. Сколько лет все это тянется! Будет ли этому конец?
        Эмили стало неловко, и она попыталась улыбкой загладить холодность своих слов.
        - Присаживайтесь, пожалуйста, - пригласила она его за столик и заказала для него кофе.
        Когда официант принес ароматный густой напиток, он заговорил:
        - Мадемуазель Эмили, я с прискорбием узнал о смерти вашей матери. Славная была женщина. Красивая и добрая. Это редко бывает. Любой мужчина был бы счастлив любить ее.
        - Да, - мягко сказала Эмили, - это так.
        - Они были созданы друг для друга. Да, он был женат. Но кто не ошибается в молодости?! Скажите, почему она не вернулась?
        - Потому что она тоже вышла замуж. У нее была своя жизнь.
        - Значит, я ошибся, - вздохнул старик. - Я думал, из-за той, другой, женщины.
        Эмили резко поставила чашку на стол, чуть не расплескав кофе.
        - Простите, Бога ради. Я не хотел задевать ваши родственные чувства.
        - Нет-нет, - перебила она его. - Я… я должна знать. Одни здесь были вдвоем. Не так ли?
        - Две красивые девушки, - улыбнулся старик. - Но у той, которая была постарше, красивым было только лицо, но не сердце. Внутри у нее была только зависть и горечь.
        - Даже в те времена? - спросила Эмили. - Почему же мама поехала вместе с ней?
        - Может быть, потому, что любила свою сестру и не могла видеть ее несчастной? Правда, они каждый день ссорились. Я столько раз видел вашу матушку в слезах. Я приходил в бешенство, когда видел, что она прощает вашеи тете такие вещи, которые нельзя прощать. - Он мрачно покачал головой и продолжил: - Честно говоря, все вздохнули с облегчением, когда она уехала обратно в отель. Уж больно много было с ней проблем.
        - Простите мое любопытство, но я ничего не могу понять. Вы что, жили в доме Оноре?
        - Конечно. В те времена я работал у него кем-то вроде домоправителя. Но это только так называлось. Мы были друзьями. Он доверял мне. Это он устроил работать меня в банк. Сколько сделок мы с ним провернули! Я стал богатым человеком с помощью Оноре. А вот я ничем не смог ему помочь.
        - Но почему же вы работаете до сих пор в банке?
        - Девочка, банк практически принадлежит нам с Оноре пополам. Просто у меня есть кое-какие убеждения. Я работаю там и слежу за делами. Потом не надо, чтобы люди много говорили. Сын мой хорошо устроен, но я приучил его работать. Они даже не представляют, сколько у меня на самом деле денег.
        - Значит, вы были поверенным в его любовных делах? - продолжала спрашивать Эмили о том, что ей было интересно. - Какую роль во всей этой истории играла тетя Рейчел?
        - Она была влюблена в Оноре. А он не обращал на нее ни малейшего внимания.
        День сюрпризов, думала Эмили, глядя прямо перед собой, пока «роллс-ройс» вез ее на виллу «Дезире». Пока они туда доберутся, у нее будет масса времени, чтобы все понять.
        Ей трудно было представить холодную и властную тетушку Рейчел, потерявшую голову от страсти. Видимо, сыграли роль обстоятельства знакомства. Еще бы! Миллионер спасает бедную девушку, привозит ее к себе домой… Простор для воображения. Видимо, тетя увидела в обычном акте проявления доброты нечто большее.
        А потом он влюбляется в ее младшую сестренку - обычную смешливую девчонку. Несколько поленьев в костер ревности - и страсть разгорается с бешеной силой. Тетя Рейчел никогда не могла понять, что такого есть в Люси и почему все окружающие так тянулись к ней. Эмили вспомнила, с какой тяжелой ненавистью тетя расправилась с засушенными фруктами - памятью об Оноре, - и ей стало даже жаль ее. Она так и не научилась понимать, что людей привлекает только любовь.
        Однако Эмили никак не могла понять, почему тетке понадобилось посылать за ней Бобби. Наверное, она знает что-то такое, чего не знает никто.
        Надо возвращаться, твердо сказала себе Эмили. Надо распутать этот клубок старых семейных тайн. Она постарается убедить Оноре отпустить ее.
        Виллу «Дезире» она решила продать. Жить на Маврикии без Клода она не могла и не хотела. Деньги, вырученные от продажи, она отдаст на благотворительность, чтобы завершить эту историю, и начнет жить заново.
        Пусть все кончится, подумала Эмили с тоской. И как можно скорее…

* * *
        Когда машина затормозила у крыльца дома, Эмили увидела Элса, камердинера Оноре. Он нетерпеливо открыл дверцу, не дожидаясь, когда это сделает водитель.
        - Мадемуазель, месье Горгульи хочет срочно вас видеть. Он ждет вас.
        Эмили почему-то испугалась и поспешно пошла в дом. Оноре сидел за письменным столом в своем кабинете. Он облегченно улыбнулся, увидев ее, и встал.
        - Господи, как долго тебя не было! Я уже начал волноваться.
        - Что-нибудь случилось, Оноре?
        - Может быть. Пока не знаю, - ответил он и тоскливо посмотрел на свой ящик с сигарами, к которым ему запретили прикасаться. - У нас неожиданные гости, девочка моя. Джек Стюарт, мой компаньон, будет сегодня к ужину. Он приезжает вместе с дочерью. Необходимо завершить одну сделку, для меня очень важную. - Оноре нахмурился, потом решительно продолжил: - Клод тоже будет здесь.
        Эмили перевела дух и произнесла бесцветным голосом:
        - Я поеду в отель.
        - Родная моя, об этом не может быть и речи, - твердо ответил он. Выражение его лица и тон вдруг напомнили Эмили, что перед ней человек, который привык, что его указания выполняются беспрекословно. - Извини, что я вынужден настаивать, но твое присутствие на ужине сегодня необходимо.
        - Но я уже обещала поужинать сегодня в Порт-Луи! - возмутилась Эмили. - Мой старый приятель прилетел из Америки…
        - Значит, тебе придется перенести встречу, - твердо сказал Оноре, и его лицо превратилось в каменную маску. - Джек обожает единственную дочь. Она уже нажаловалась отцу, что жених ею пренебрегает. Что он сбежал от нее на Маврикий, вместо того чтобы развлекаться с ней в Америке. - Рот Оноре превратился в узкую щель. - Кроме того, до нее дошли слухи, что у Клода появилась другая женщина. Джеку это не слишком понравилось, как ты понимаешь. В результате сделка под угрозой.
        - Как я понимаю, сделкой вы называете их брак? - с вызовом спросила Эмили.
        - Я говорю о партнерском соглашении, девочка. Я привык держать свое слово. Его необходимо успокоить. Именно поэтому я прошу тебя быть на сегодняшнем ужине. Надеюсь, ты позволишь представить тебя в качестве дочери.
        - Нет. - Эмили с мольбой посмотрела на Оноре. - Поймите, я не готова к этому. Я не могу быть представленной в качестве вашего побочного ребенка каким-то посторонним людям.
        - Если кто-то и должен переживать по этому поводу, то это я. А ты могла бы гордиться таким отцом.
        - А вы не боитесь, что они распознают во мне «другую женщину» Клода? - спросила Эмили, игнорируя его последнее замечание. - У меня есть идея получше. Можно я приглашу на ужин моего приятеля?
        Оноре нахмурился.
        - Понимаете, я все равно ему обещала ужин. А его присутствие прекратит всякие разговоры. Будет очень мило и по-семейному.
        - А как же я тебя представлю?
        - Скажите, что я дочь вашей старинной приятельницы. Вы ведь скажете правду.
        Оноре неопределенно покачал головой, потом махнул рукой, соглашаясь.
        Эмили расслабилась. Присутствие Боба даст ей силы. Ее смущало только одно. Она помялась, но все-таки сказала:
        - Оноре, он тут на отдыхе. Боюсь, что он не захватил с собой смокинга.
        - Пустяки. Ужин будет неофициальный, - заверил ее Оноре и добавил: - Думаю, это вполне приемлемый вариант. - Потом он строго посмотрел на Эмили. - Что он за человек? И что тебя с ним связывает?
        - Сосед, - засмеялась она, почувствовав себя увереннее. - Друг детства. Ничего более.
        - Ну конечно, - улыбнулся в ответ Оноре. - Женщины считают, что они с нами дружат, в то время как мы… Ему-то, наверное, хотелось бы большего.
        - Наверное.
        - Вот и не подчеркивай, что это твой друг детства, - подытожил Оноре. - Пиши ему записку. Я пошлю в отель машину.

* * *
        Несколько часов спустя Эмили стояла перед шкафом, перебирала одежду и с тоской думала, что она напрасно отказалась от предложения Оноре слетать в Париж за покупками. Ни один из ее нарядов не подходил к сегодняшнему событию. А ведь ей придется сидеть за одним столом с очень богатыми людьми и Джилл Стюарт будет изысканно одета. Слава Богу, у нее есть жемчужное ожерелье - подарок Оноре. Оно придаст ее маленькому черному платью элегантность.
        Эмили услышала деликатный стук в дверь и голос Элса:
        - Мадемуазель, прибыл ваш друг. Он ожидает в гостиной.
        - Элса, попросите его подняться ко мне.
        Через минуту в ее комнату вошел «друг детства». Он не выглядел как человек, который осчастливлен приглашением в высшее общество.
        - Эми, ты можешь мне объяснить, что происходит? - спросил он вместо приветствия. - Я надеялся на несколько иной ужин.
        - Пожалуйста, сделай это для меня, - попросила Эмили. - Если все будет хорошо, я клянусь, что мы полетим домой вместе. Тебе такой вариант подходит?
        - Такой - да, - сразу же успокоился Боб.
        Для него все складывалось как нельзя лучше - он удовлетворил наконец обе стороны: и Эмили, и свою драгоценную мать.
        Глупый, подумала Эмили, если бы у меня была хоть малейшая возможность, я сбежала бы прямо сейчас.
        - Бобби, милый, - проворковала она, целуя его в щеку, - пойди погуляй вокруг озера. Тут очень красиво. Мне нужно собраться с мыслями и одеться.
        Боб стоял в нерешительности.
        - Эм, можно я тебя спрошу? Куда меня привезли? Что это за дом? Что ты тут делаешь?
        - Боб, прекрати! Это дом одного очень богатого человека. Сегодня на ужин к нему придет другой очень богатый человек. И его очень богатая дочь. И я просто должна быть здесь. Все!
        Боб, конечно, ничего не понял, но он привык подчиняться женщинам. Поэтому спокойно отправился гулять вокруг озера.
        У Эмили от волнения дрожали руки. Она несколько раз смывала макияж и принималась наносить его вновь. Она терпеть не могла вечернюю боевую раскраску, но сегодня без этого обойтись было нельзя.
        Она долго и тщательно красила ресницы. Потом аккуратно подвела губы, тронула пуховкой щеки и осталась вполне довольна собой.
        Эмили попыталась создать образ холодной и загадочной красавицы, и ей это почти удалось. Только из самой глубины ее глаз выглядывала испуганная и взвинченная девчонка.
        Выйдя из комнаты, она пошла искать Оноре. Ей важно было услышать его мнение. Он ждал ее у дверей.
        - Потрясающе выглядишь, - присвистнул он и предложил ей руку, чтобы вести в столовую. - Сегодня мне есть чем гордиться.
        - А вчера было нечем? - кокетливо спросила Эмили.
        - Умница. Ничего не бойся.
        - На самом деле я очень боюсь. Я могу не выдержать.
        - Ты храбрая девочка, - похлопал ее по руке Оноре. - Смелее, они уже нас ждут.
        Но единственный, кого они увидели в столовой, когда вошли, был Клод.
        Клод был необычайно красив и элегантен. Он стоял у окна с бокалом и смотрел на озеро. У Эмили защемило сердце. Что он там сейчас видит?
        В этот момент он повернулся. Глаза их встретились и сразу же метнулись друг от друга. Потом Клод овладел собой.
        - Очаровательная мисс Даррел, - светским тоном произнес он, - какой приятный сюрприз! Я рад, что вы гостите у нас.
        - Для меня присутствие на сегодняшнем ужине тоже сюрприз, - в тон ему сладко ответила Эмили, пытаясь скрыть дрожь в коленях. - Как дела, Клод?
        - Все хорошо. Как видишь, по мере сил пытаюсь содействовать завершению сделки. Ты, наверное, в курсе.
        - Да. Думаю, что ты не возражаешь?
        Он сделал большой глоток и посмотрел на нее сквозь бокал.
        - Ни-сколь-ко, - сказал он по слогам. - Да у меня и нет права возражать.
        Больше говорить было не о чем. К счастью, они услышали шум подъехавшей машины и поспешили сделать вид, что с нетерпением ждут гостей.
        Спустя несколько минут за дверью послышались оживленные голоса. На фоне низкого мужского баса особо резко выделялись визгливые нотки женского голоса. Клод сжал зубы, пробормотал что-то похожее на ругательство и снова стал смотреть в окно.
        Эмили с ужасом поняла, что она хочет его до отчаяния. Соски ее напряглись, щеки запылали. Она испугалась, что это видно всем. Как же ей хотелось, чтобы он коснулся ее, чтобы его нежные губы заскользили по ее затылку, чтобы она почувствовала, как он вдыхает ее запах! Ей хотелось тесно переплестись с ним, чтобы смешались их кожа, их запах, их вкус. Она желала, чтобы он был везде, чтобы не осталось ни одного миллиметра на ее теле, которого бы не касались его губы, руки, ноги, грудь…
        А она даже не могла взять его за руку. Это было невыносимо до боли. Ничего и никогда не будет.
        Эмили закусила губу. Почувствовав солоноватый вкус крови, она пришла в себя. В этот момент Джек Стюарт и его дочь вошли в комнату. Невзрачный человек с унылыми серыми глазами, который по-хозяйски обследовал Эмили с головы до ног, не понравился ей сразу. Все ее существо встало на защиту женской чести и достоинства. Кто он такой, чтобы спокойно в присутствии Клода спокойно раздевать ее глазами?!
        А вот Джилл была ослепительно хороша. Девушка с обложки журнала. Кукольная внешность. Через несколько лет ее разнесет, попыталась успокоить себя Эмили, но сейчас не могла не признать, что Джилл почти совершенное воплощение мужской мечты. Нежная, мягкая, податливая. Невинные голубые глаза, светлые кудряшки, пухленькие маленькие ручки. Как же она ненавидела невесту Клода!
        Джилл небрежно кивнула Эмили и подошла к Клоду. Она взяла его за руку и повела от окна.
        - Джек, дружище, - Оноре шагнул к Эмили, - позволь представить тебе Эмили Даррел, дочь моей старой приятельницы. Она уже несколько дней скрашивает мои печальные стариковские дни.
        - Я очарован, - сказал Джек и скабрезно подмигнул Оноре, который сделал вид, что не заметил намека.
        Джилл вежливо улыбнулась и опять занялась Клодом.
        Эмили стояла с бокалом вина в руке, чувствуя себя вещью в витрине, которую выставили на продажу: каждый может подойти, оценить качество и спросить о цене. Она искренне обрадовалась, когда в столовую зашел Боб. Быстро шагнув ему навстречу, она встала на цыпочки и крепко поцеловала его в губы.
        - Милый, - заворковала она, - как хорошо, что ты здесь!
        Боб стоял как столб. Он ничего не понимал. Эмили дотянулась до его уха и зашептала:
        - Помнишь, что ты мне предлагал до моего отъезда на Маврикий? Знаешь, у меня было достаточно времени подумать, и теперь я готова дать тебе ответ. Так что попозже, когда мы останемся вдвоем, повтори свое предложение. Хорошо?
        Боб стал кирпично-красного цвета. Он чуть не задохнулся от восторга.
        - О, Эм… Оказывается, правда, что большие расстояния способствуют развитию чувств.
        - Еще как, милый, - ласково ответила Эми.
        Она не дала ему развить мысль, взяла его за руку и поспешила представить гостям. При этом она улыбалась так лучезарно, что у нее свело скулы.
        - Похоже, вам можно пожелать счастья? - поинтересовался Клод.
        - Похоже… - Боб слегка заикался. - Знаете, никогда не думал, что мне удастся ее окрутить.
        Клод обворожительно улыбнулся.
        - Похоже, вы знаете подход к женщинам. Поделитесь секретом, - говорил он, глядя на Эмили. - Не забудьте пригласить меня на свадьбу. Кстати, а когда произойдет это радостное для всех нас событие?
        - Ну, мы еще так далеко не продвинулись… - начал Боб, раздуваясь от гордости.
        Эмили его опять перебила:
        - Думаю, где-то в сентябре. Очень мило, Клод, что ты проявляешь такой интерес, но, думаю, тебе будет не до нас. Ты же в это время будешь целиком поглощен приготовлениями к собственному бракосочетанию.
        - Не думаю. - Клод продолжал пристально смотреть ей в глаза. - Мы сделаем это гораздо быстрее.
        - Вот и молодцы, - захлопала ресницами Эмили. - Никогда не видела такой чудесной пары, как вы. Пойдем, дорогой, найдем что-нибудь выпить. Мне что-то жарко.
        Эмили поспешила увести Боба подальше и прекратить перепалку с Клодом. Она понимала, что еще пара фраз - и они оба не смогут сдерживаться.
        К счастью, в этот момент их пригласили к столу.
        Но счастье ее было недолгим. За столом она оказалась рядом с Клодом и напротив блистательной Джилл. Бедняга Боб, стараясь быть галантным, честно пытался завести с наследницей миллионов приятную беседу. Однако Джилл, видимо посчитавшая его недостаточно интересным, отвечала вяло и односложно.
        Эмили понимала, что их нарочитое молчание будет замечено, поэтому пару раз похвалила подаваемые блюда. Клод ответил так убийственно холодно, что они оба замолчали. Ну что ж, так будет лучше, подумала Эмили.
        Она всей кожей ощущала присутствие Клода. Когда он случайно задевал ее рукавом, ее бросало в жар. Больше всего она боялась, что могут соприкоснуться их руки, если они одновременно потянутся к чему-нибудь за столом. Тогда разразится гроза. Она знала, что он чувствует то же самое.
        Когда было покончено с супом из акульих плавников, за столом завязался общий разговор. Напряжение слегка отпустило Эмили.
        - Какое счастье, что у вас работает кондиционер, - громогласно заявил Боб. - В гостинице жарко, словно в печи. Ночью я даже простыней не воспользовался. Да и пижама была лишней.
        Наступила тишина, которую прервал Клод.
        - В самом деле? - поинтересовался он. Эмили даже не нужно было смотреть на него. Она и так знала, что у него в глазах пляшут сине-зеленые чертики. - А вы не пробовали ее снять?
        - Нет, конечно, - удивленно ответил Боб. - В пижаме спать гораздо здоровее.
        Клод откинулся на спинку стула, плотоядно улыбаясь.
        - Но малость душновато, - заметил он. - Вы не находите?
        - Нет, - ответил Боб и обвел глазами присутствующих, ища поддержки. - Конечно нет.
        - Перестань, - злым шепотом прошипела Эмили, поворачиваясь к Клоду.
        - Он сам начал, - так же тихо ответил Клод. - Слушай, Эми, ты серьезно собралась замуж за этого кретина?
        - Тебя это не касается.
        - Разумеется… Но все-таки позволь мне дать тебе совет. Оставь парня в покое. Пусть спит со своей пижамой. Так будет гораздо сексуальнее.
        - Ненавижу тебя, - прошипела Эмили.
        - Не верю. Я бы тоже хотел тебя ненавидеть. Не получается. - Он заметил, что на него через стол смотрит Джилл. Глаза ее были как две узкие щелочки, Клод поспешил поднять свой бокал и сказать ей комплимент. Джилл удовлетворенно улыбнулась и продолжила есть. А он опять повернулся к Эмили. - Не было и часа, чтобы я не думал о тебе. - Он едва шевелил губами, но она все понимала. - Каждую ночь я просыпаюсь в бешенстве, потому что тебя нет рядом со мной. Я проклинаю себя за все чувства, которые я не смею к тебе испытывать. Ты моя мука, мое наваждение. Ты моя боль и мое единственное лекарство. Если бы ты знала, в каком аду я живу. Давай плюнем на все и поженимся. - Клод резко замолчал и через секунду непринужденно включился в общий разговор.
        Эмили оцепенела. Она не могла поверить в то, что действительно правильно его поняла. Она любила его всем сердцем, но выйти замуж за собственного брата? Эмили молила Бога, чтобы этот вечер поскорее закончился.

8

        Когда самолет поднялся в воздух над Индийским океаном, Боб спросил:
        - Эм, ты это серьезно? Ну… что хочешь выйти за меня замуж?
        Эмили повернулась к нему и вздохнула. Потом мягко сказала:
        - Бобби, милый, ты не хуже меня знаешь, что если я и соглашусь, то твоя матушка уговорит тебя не делать этого менее чем за сутки.
        Боб вздохнул:
        - Не понимаю почему. Ведь это она уговаривала меня жениться на тебе.
        - Потому что тогда ей казалось, что она поступает правильно. Она желала угодить тете Рейчел. Именно поэтому она разрешила тебе отправиться на Маврикий. - А на самом деле, подумала Эмили, она жалкая старая ведьма, которая впадает в истерику от одной мысли, что может тебя потерять. Ее эгоизм не знает предела. Но вслух она этого произнести не могла, поэтому сказала: - Бобби, есть одна вещь, которую я знаю абсолютно точно. Однажды ты встретишь девушку, которую полюбишь по-настоящему. И тогда тебе будет абсолютно все равно, что скажет на это твоя мама. И вы вместе решите, как вам жить дальше. И пойдете навстречу рассвету…
        - А как у тебя насчет рассвета? - Боб внимательно посмотрел на нее. - Это ведь он? Я правильно понял?
        - Был один день в моей жизни, когда я тоже так думала. Но теперь все кончено…

* * *
        Прошел месяц. Жизнь текла уныло и однообразно. Эмили нагружала себя работой до такой степени, чтобы не оставалось времени на мысли и чувства. Надо было просто пережить. И она отчаянно старалась это сделать.
        Однажды вечером, придя домой в свою новую квартиру, Эмили обнаружила среди пачек счетов и рекламных листовок довольно увесистый конверт со штемпелем Маврикия. Письмо было от адвокатов Оноре Горгульи. В нем сообщалось, что на виллу «Дезире» нашелся покупатель, который готов заплатить за нее приемлемую цену. Если она немедленно даст согласие на совершение сделки, адвокатская контора подготовит все необходимые документы.
        Вот и все, думала Эмили, история закончилась. Она никогда больше не будет вспоминать об этом. Никто так и не обрел счастье в этом прекрасном доме. Может быть, повезет новому владельцу и у озера Надин начнет жить счастливое семейство.
        Эмили с трудом оторвалась от созерцания письма, отложила его в сторону и начала готовить ужин. В этот момент зазвонил телефон.
        - Эмили? - услышала она голос миссис Бейкер. - Прости, девочка, что беспокою тебя. Понимаешь, я волнуюсь по поводу твоей тетки. Ты ведь знаешь, я теперь помогаю ей по хозяйству.
        - Что она еще сделала?
        - Эмили, напрасно ты так… По-моему, с ней что-то не так.
        - Я не понимаю, - начала раздражаться Эмили. - Ей плохо?
        - Эми, дорогая, тебе лучше приехать самой и посмотреть. Я даже подходить к ней боюсь. Она сидит в гостиной в своем кресле-качалке, раскачивается из стороны в сторону, и вид у нее очень странный. В комнате ужасный беспорядок, даже мебель поломана. Я хотела вызвать полицию, потом решила все-таки позвонить тебе. Может быть, она захочет поговорить с тобой.
        - Сомневаюсь, - ответила Эмили. - Но я приеду. Завтра утром я буду в Иглтрэпе.

* * *
        На следующее утро Эмили позвонила в дверь тети Рейчел. Ей открыла испуганная миссис Бейкер.
        - Мелисса, доброе утро. Не делайте такого страшного лица. Сейчас мы во всем разберемся. Давайте я пойду к тете, а вы пока сделайте мне чай.
        Миссис Бейкер облегченно вздохнула, пропустила Эмили в гостиную и с видимым удовольствием отправилась на кухню.
        Тетя Рейчел была похожа на Медузу-Горгону: волосы косматыми клубками торчали во все стороны, пристальный взгляд направлен в никуда, рот широко открыт. Эмили испугалась. Теперь она поняла, какую ужасную ночь провела здесь Мелисса Бейкер.
        Эмили тихонько подошла к тете и дотронулась до плеча. Та не пошевелилась. Рядом с креслом блестели осколки разбитой фарфоровой вазы и валялась скомканная газета. На коленях тети лежал толстый том в кожаном переплете.
        - Тетя Рейчел, - тихо позвала Эмили, - это я, Эмили. Что с тобой? К тебе влезли грабители? Это они все сокрушили? Мебель переломали?
        Тетя медленно повернула голову к племяннице.
        - Переломали, - глухо повторила она. - Да. Все сломано много лет назад. И теперь уже ничего не починишь. Слишком поздно.
        - Тетя, о чем ты? - не поняла Эмили. - Что у тебя не так? Можно, я помогу тебе?
        - Никто, никто не может мне помочь. Нет больше никого, кто мог бы помочь мне. - Она говорила глухим бесцветным голосом, как робот. - Я думала, что однажды… однажды вернусь. И погляжу на него в последний раз. Но девушка поехала туда вместо меня. И он узнал, что я обманула его. Значит, он не захотел бы меня видеть. Я всю жизнь надеялась, что смогу объяснить ему. И он простит меня. Я бы заставила его смотреть на меня так, как он смотрел на нее. А теперь уже поздно, все поздно! - вдруг закричала она, и редкие слезы поползли по дряблым щекам.
        Эмили напряглась, она понимала, что ей придется идти по минному полю. Но останавливаться нельзя.
        - Тетя, о ком ты говоришь? - спокойно спросила она. - Об Оноре Горгульи?
        Рейчел повела глаза в сторону и кивнула.
        - Какое прекрасное имя. А сам он был красив как греческий бог. Я повредила лодыжку, а он поднял меня и держал на руках. Я тогда сразу поняла, чего хочу. Хочу, чтобы он никогда не выпускал меня из своих объятий. Но он никогда больше ко мне не прикасался. - Она сверкнула глазами. - А все потому, что пришла она. И с того момента изменилось все. Он по-прежнему был добр ко мне, но не отрывал от нее глаз. Она порвала с ним, как тебе известно теперь, потому что у него была семья, а жена не давала ему развода. Я бы осталась с ним навсегда, если бы он только слово сказал. Мне было бы все равно, что думают окружающие.
        Эмили слушала, боясь проронить хоть слово.
        Рейчел судорожно сцепила на груди руки.
        - Ну почему он ни разу не попросил меня остаться с ним? Почему он хотел ее, а не меня? - Она помолчала, Потом продолжила: - А потом она сказала мне, что собирается вернуться к нему, потому что должна родить его ребенка. Я представила себе, как они лежат в постели, любят друг друга… Это было невыносимо… Я рассмеялась и сказала, что тоже жду от него ребенка. Наговорила ей, что он спал с нами обеими. Что для таких, как он, одной женщины всегда мало.
        - И она… тебе поверила? - ахнула Эмили.
        - Я же была старшей сестрой, которая всегда о ней заботилась. А он был богач, который изменял своей жене. Она знала, что у него до нее были другие женщины. Думаю, в глубине души она все время боялась, что он никогда не сможет остановиться. - Тетя Рейчел хихикнула. - Я тогда как раз болела, и она поверила, что у меня токсикоз и что я действительно беременна. Я только подогрела ее сомнения и страхи. Помню, она меня выслушала, потом выбежала из моего дома на улицу… и попала прямо под машину. Она-то особо не пострадала, но вот ребенок…
        Краска бросилась Эмили в лицо.
        - Мама потеряла этого ребенка?
        - Она была такая слабая, - усмехнулась Рейчел. - Позволила его ребенку погибнуть. Будь она такой же сильной, как я, небольшое дорожное происшествие ему бы не повредило. Вот я бы родила. И мне было бы наплевать, что он внебрачный. А ей нет. У Люси вечно были моральные проблемы. Она проклинала себя за то, что любит женатого мужчину, была уверена, что будет за это наказана… и я наказала ее!
        Эмили вдруг стало холодно, и она зябко передернула плечами.
        - А что же мама сказала потом, когда стало понятно, что ты не беременна?
        - Я объяснила ей, что ошиблась, но уж в следующий раз точно не промахнусь. Она и тут мне поверила. Люси убедила себя в том, что он действительно любит меня, и перестала читать его письма. А он все писал и писал ей, а я все время делала вид, что тоже получаю от него письма. - Рейчел глядела прямо перед собой. - Скоро она переехала и встретила другого мужчину. Это был не Оноре, конечно, но он очень любил ее, а Люси хотела все забыть. Потом родилась ты… Короче, у нее была здоровая и счастливая семья. Как же я ненавидела ее за это! - Резко выпрямившись в кресле, она опять сверкнула глазами. - Когда она вышла замуж, я поехала к нему. Он был тогда во Франции. Рассказала, что всю жизнь любила его, что готова быть для него всем, делать все, что он захочет. Я даже встала перед ним на колени. Но он никак не реагировал. Он, кажется, даже не слышал, что я ему говорила. Он хотел говорить только о ней. И об их ребенке. Тогда я разозлилась. Сначала я хотела рассказать ему про выкидыш, чтобы ему стало больно, а потом поняла, что ему невыносимо будет думать, что чужой мужчина воспитывает его ребенка, ребенка,
которого он никогда не увидит. Я сказала, что Люси родила девочку, а потом вышла замуж. И что Люси больше не желает его видеть.
        - Но как ты могла? - Эмили пристально посмотрела на тетку. - Как ты могла так поступить: нагромоздить столько лжи и разрушить жизнь двоих людей?
        - А я первая его увидела, - запальчиво заявила тетка. - Он должен был влюбиться в меня, а не в нее. - Она заплакала. - Все всегда хотели только ее. Даже мой муж оживал, когда видел Люси. И вот ее не стало. И моего Оноре тоже не стало.
        - Тетя, о чем ты? - испугалась Эмили.
        - Он умер, - сказала Рейчел. - Вот сообщение в газете.
        Эмили развернула скомканную газету и сразу наткнулась на фотографию в траурной рамке. Боже мой, от кого я узнала о его смерти! - подумала Эмили.

* * *
        Спустя полчаса «скорая», которую вызвала Эмили, увез Рейчел в частную клинику. Эмили навела порядок в гостиной и села в теткино кресло. Она не могла прийти в себя от известия, что тетка разрушила жизнь матери и ее собственную любовь. Теперь поздно исправлять. Клод, судя по всему, уже женат.

* * *
        Она добралась до своего кондоминиума только к вечеру. Открыв дверь и вежливо кивнув консьержке, Эмили направилась к лифту. Она была так подавлена, что не видела, как из кресла, стоящего в холле, навстречу ей поднялся высокий мужчина.
        - Эми, - тихо позвал он.
        Она оглянулась и зажала рот ладонями, чтобы не закричать. Клод - а это был он - подошел к ней и спокойно спросил:
        - Какой этаж нам нужен?
        - Что? - растерялась Эмили. - А, шестнадцатый.
        - Это хорошо, - кивнул он.
        Как только дверцы лифта захлопнулись, Эмили прижалась к нему и заплакала. Клод нашел ее губы. В его поцелуе не было ни нежности, ни деликатности. Он был пронизан чувственностью и требовал ответа. Сквозь тонкую ткань блузки она ощущала жар его тела. Он дрожал от желания…
        Лифт остановился на шестнадцатом этаже. Клод протянул руку и хрипло сказал:
        - Ключи… Открывай скорее, или я возьму тебя прямо здесь.
        Каким-то непонятным образом они ухитрились открыть дверь и даже захлопнуть ее за собой.
        Порыв страсти бросил их на диван в гостиной. Эмили чувствовала, как весь мир, вся огромная вселенная струится сквозь ее тело горячим потоком. Клод хрипло шептал ее имя. Ее ограниченный прошлый опыт никак не мог подготовить ее к тому яростному ликованию тела, которое она ощущала сейчас, наслаждаясь полнотой единения с другим телом и звенящим чувством абсолютной свободы…
        А потом они просто говорили друг с другом, и это тоже было счастье.
        - Ну и? - спросила Эмили. - Признавайся, когда ты понял, что мы не брат и сестра?
        - Когда ты выставила «Дезире» на продажу, - ответил он. - Адвокаты показали мне документы. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сопоставить даты. Ты родилась на восемнадцать месяцев позже, чем это планировалось.
        - И ты ничего мне не сказал? - Эмили возмущенно посмотрела на него. - Я все это время была уверена, что мы потеряли друг друга навсегда.
        Клод ласково притянул ее к себе.
        - Я знал, что ты меня дождешься. Прости, я делал все это из-за отца. Он так хотел верить, что ты его дочь. Ты была плодом любви. Поэтому он не хотел проводить тесты, не хотел, чтобы была хоть капля сомнения. Ты была единственным подтверждением того, что его любовь имела смысл. Я не мог отнять у него последнюю радость. - Он долго молчал, потом сказал: - Врачи объяснили мне, что жизнь его может оборваться в любой момент. Я не мог допустить, чтобы он ушел с отчаянием в душе. И он был счастлив до последней минуты, любовь моя. Он все время говорил о тебе, думал о тебе. Я - тоже. Я бы никогда не позволил тебе исчезнуть из моей жизни. Я знал о тебе все. Даже то, что ты ешь на ужин.
        - Самонадеянный тип. Надо было согласиться стать женой Боба, - засмеялась Эмили.
        - Я тебе не верю. Ты слишком любишь меня. Кстати об ужине. Я знаю, что у тебя в холодильнике есть замороженный цыпленок. Покорми меня.

* * *
        - Мамочка, расскажи мне про меня.
        - Что тебе рассказать, милая?
        - Мама, ну про меня. Как ты нашла золотой ключик, встретила папу, подумала, что он садовник, а он оказался прекрасным принцем… Ты знаешь.
        Эмили засмеялась. Эта была традиция. Раз в месяц маленькая Надин обязательно заставляла ее рассказывать именно эту сказку. Сегодня они отметили пятую годовщину своей дочери. Гости давно разошлись, а девочка, возбужденная подарками, музыкой, гостями, никак не могла заснуть. Эмили поправила одеяло, поцеловала дочку в носик и поудобнее устроилась на краю кровати. Она тоже любила эту сказку и могла рассказывать ее бесконечно.
        - Хорошо. Слушай, радость моя. Далеко-далеко, за океаном, жила фея. Это была очень хорошая и добрая фея. И вот когда она умерла, она завещала своей маленькой дочери золотой ключик. Чтобы найти этот ключик и дверь, которую он отпирал, девушке пришлось потрудиться…
        Надин не дослушала и до середины историю. Она положила кулачок под щеку и засопела, а Эмили сидела рядом, рассматривала длинные ресницы дочери, ее непокорные кудряшки и думала о своей матери.
        Какая же ты умница, мама! - в который раз подумала Эмили. Ты не рассказала мне самую главную историю своей жизни потому, что хотела, чтобы я сама нашла свою судьбу, выбрала ее и никуда не отпустила. Если бы я все знала с самого начала, я никогда бы не поехала на далекий остров Маврикий, не встретила бы Клода, не потеряла бы его, а потом не обрела бы вновь. Ты научила меня бороться за счастье. Бедная моя мама, только сейчас я понимаю, чем ты пожертвовала ради близких и любимых людей. Тетя так и не смогла оценить этой жертвы. Ее сердце никогда не смягчилось. Пусть тебе будет там хорошо, мама. Я очень счастлива. Так счастлива, что даже боюсь об этом думать.
        Дверь приоткрылась, и Эмили увидела встревоженные глаза мужа. Он посмотрел на кроватку дочери и вопросительно приподнял брови. Эмили приложила палец к губам и замахала на него рукой. Клод понимающе кивнул и тихонько прикрыл дверь.
        Через несколько минут Эмили вышла к мужу.
        - Она давно спит. Я просто размечталась, - сказала она виновато. - Я думала о нас с тобой, о маме, о твоем отце. Наверное, у нас все так хорошо, потому что мы невольно должны прожить и их любовь…
        - Ну уж нет. Я свою любовь не хочу делить ни с кем, даже со своим замечательным отцом. Ты моя жена и так сильно любишь меня, потому что ты самая удивительная женщина на свете, а я так сильно люблю тебя, потому что я самый потрясающий парень в мире.
        - Ты хвастун, - засмеялась Эмили.
        - Потому что ты меня сама в этом убедила. Не в том, что я хвастун, а в том, что я самый потрясающий.
        - Клод, ты такой красивый, что мне все время страшно, что появится какая-нибудь Рейчел и захочет тебя отобрать.
        Клод рассмеялся и погладил Эмили по щеке.
        - Я тебе обещаю, что никогда не посмотрю ни на какую Рейчел!
        - Тебе смешно, - обиделась Эми.
        - Нет, милая. Я просто радуюсь, что ты еще способна ревновать. Значит, ты меня все-таки любишь.
        - Увы, - вздохнула Эми.
        - Мне кажется, - Клод хитро улыбнулся, - что сегодня на дне рождения Надин скучала.
        - Ты с ума сошел. Она веселилась так, что я еле-еле уложила ее спать.
        - Я не об этом, золото мое. По-моему, она скучает по брату или сестре. - Клод обнял жену и подтолкнул ее к спальне.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к