Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хершнер Джудит: " Важное Открытие " - читать онлайн

Сохранить .
Важное открытие Джудит Хершнер

        # Вы - как и Эдвина Мэйсон - получили буквально накануне свадьбы письмо, уведомляющее, что жених ваш тайком обвенчался с другой?..
        Вы - как и Эдвина Мэйсон - должны любой ценой сохранить лицо перед родными и друзьями?..
        Вы - как и Эдвина Мэйсон - готовы ради этого на любую авантюру?..
        Тогда познакомьтесь с планом Эдвины Мэйсон!
        План прост и изящен - выдать за своего мужа случайно попавшегося под руку Эда Риверза, почтальона, доставившего «роковое послание». Однако Эд, и так ощущающий свою ответственность за роль вестника беды, увы, готов понести кару за содеянное в полной мере - даже отчаянно влюбиться в свою «жену» и жениться на ней по-настоящему!..

        Джудит Хершнер
        Важное открытие

        Глава 1

        - Прекрасно смотришься!
        Эдвина стояла на лестнице, приставленной к стене дома. Она обернулась, услышав знакомый голос Эдисона Риверза. Стряхнув с кисти краску, девушка аккуратно положила ее на банку. Оглядев свою только что законченную работу, она поправила ленточку, повязанную на длинных каштановых волосах, и, вытерев руки, стала спускаться с лестницы. Тут-то и подхватил ее Эдисон. Оказавшись на земле, Эдди невольно залюбовалась им: широкие плечи, тонкая талия, загорелые ноги в синих шортах. Ему очень шла униформа почтальона.
        - Ты тоже хорошо выглядишь, - заметила она, убирая в пакет тряпку, которой вытирала руки.
        Эдисон с трудом заставил себя отвести глаза от прекрасной полной груди, скрытой под испачканной краской рабочей рубашкой, и вдруг увидел, как через дырочку на ее старых розовых теннисных тапочках проглядывает накрашенный ноготок большого пальца. Чувство умиления, нежности и почему-то боли пронзило его сердце. Потом его восхищенный взгляд скользнул вверх по стройным ногам, талии, груди, пока наконец не остановился на ее прекрасном лице.
        - Пожалуй, ты все-таки смотришься лучше, - подвел он итог.
        Эдвина рассмеялась.
        - Как твоя летняя работа? - спросила она, кивнув на большую холщовую сумку.
        - По крайней мере лучше, чем летние уроки в школе. Ну как можно справиться с подростками, этой стаей вольных пташек, готовых на что угодно, только бы не сидеть в клетке?
        - Не так уж и сложно, поверь мне, - ответила Эдвина, осторожно отстраняя его от еще не высохшей стены. - Рано утром, когда ты разносишь почту, дети предпочитают валяться в кровати.
        - Да! Воспитание детей - благородный труд, - засмеялся Эдисон.
        - Это можно сказать про любой труд, - серьезно добавила Эдди. - Кстати, у тебя есть время выпить стаканчик лимонада или ты еще на службе?
        Эдисон посмотрел на часы.
        - У меня куча времени. Рабочий день закончился пять минут назад. - Он поставил холщовую сумку на ступеньки крыльца и присел рядом в тени.
        Вздохнув, он убрал со лба длинные пряди выгоревших на солнце темно-русых волос и подумал, что пора побывать у парикмахера. Эдди - чужая невеста, с сожалением напомнил он сам себе. С улицы доносились оживленные голоса школьников, наперегонки кативших на велосипедах.
        - Привет, Эд! - крикнул один из подростков.
        - Томми, Фил, привет всем! - Эдисон помахал рукой. - Кстати, Фил, для тебя я не Эд, а мистер Риверз.
        Ребята остановились у крыльца.
        - Передайте мисс Мэйсон, что я завтра приду к ней и помогу подстричь газон, - сказал Томми.
        - Обязательно передам!
        - Спасибо. Пока, Эд! - закричали ребята и помчались дальше.
        Эдисон шутливо показал им огромный кулак.
        - Все готово! - Девушка показалась в дверях. - Чего хотели мальчики?
        Эдисон повернулся, чтобы взять из ее рук прозрачный кувшин с лимонадом. Он на секунду прижал ко лбу холодное стекло.
        - Томми обещал завтра помочь тебе подстричь газон.
        - Прекрасно. Хочешь печенья, Эд?
        Она сунула ему под нос коробку с домашним шоколадным печеньем и засмеялась, когда он закрыл глаза, вдыхая аромат.
        - Пече-ченье, - произнес Эд скрипучим голосом любимого рекламного героя Монстра Выпечки. - Дайте мне! Дайте мне!
        Эдвина поставила перед ним коробку.
        - Сначала попробуй лимонада. - Она протянула ему пластиковый стаканчик с полустертым рисунком.
        - Ничего посуда, как раз для гостей, - усмехнулся Эдисон.
        - Да, надо бы купить новую, - ответила она, протягивая ему вновь наполненный стакан. Эдвина налила себе прохладного напитка и, отпивая маленькими глотками, зажмурилась от наслаждения. Эдисон наблюдал за девушкой. «Да, ее нелегко завоевать», - подумал он, подавляя в себе желание обнять и поцеловать Эдди.
        Проглотив второй стакан лимонада, Эд повернулся к дому.
        - Черт возьми, прекрасная работа! - заметил он, внимательно осматривая старый дом в викторианском стиле, окрашенный в золотисто-желтый цвет, сиявший в лучах жаркого полуденного июньского солнца.
        Двухэтажный дом действительно казался уютным, обещая комфорт и счастье его обитателям. Окна спален выходили на улицу; на противоположную сторону были обращены два дымохода. Эд представил себе, как холодными вечерами можно насладиться теплом камина. В мечтах он уже был там, видя себя сидящим у огня и согревающим руки Эдди. Однако раздавшиеся звонкие детские голоса вернули его к действительности.
        Позади дома, во дворе, росли два огромных старых клена. Ветками они касались его стен, создавая приятную тень в жаркие дни. Здесь часто играли мальчишки - любители романтики и приключений. Вот и сейчас они устроили игру прямо на ветках дерева.
        - Спасибо тебе за помощь. Разве я бы справилась с ремонтом в одиночку? - раздался мягкий голос Эдвины.
        Они болтали просто и легко, как старые хорошие друзья, обсуждая планы, как дальше обустроить старый дом. Эдисон вспомнил, как на прошлой неделе Эдди устроила вечеринку для школьных учителей, с которыми они вместе работали. Пригласила посмотреть уже готовые комнаты. Она так радовалась, что дом из грязно-серого наконец превратился в солнечно-желтый, такой теплый и светлый!
        - Чарлз просто онемеет, когда увидит, какую работу я проделала! - сказала Эдди, убирая со лба волосы, растрепанные легким ветерком, и собирая их в хвост.
        - Ах да, Чарлз…
        Слова Эдди заставили Эда вернуться в реальность. Ну конечно, она все время помнит о своем возлюбленном…
        На несколько секунд повисла напряженная тишина.
        - Кстати, для меня не было почты? - наконец спросила Эдди, стараясь придать голосу непринужденность.
        - Совсем забыл. - Эд полез на самое дно сумки. - Перед выходом на разноску почты я увидел это письмо. - Он протянул ей конверт. - А вообще давно пора забыть этого твоего Чарлза и бежать со мной.
        - И куда же мы убежим? - поддержала игру Эдди.
        - Ну хотя бы в Кливленд!
        Она театрально вздохнула:
        - Предпочитаю побережье Техаса или Флориды, а в Кливленд… лучше уж я дождусь Чарлза.
        - Много теряешь! - засмеялся Эдисон.
        Эдди жадно рассматривала международный конверт с сине-красными полосками, потом прижала его к щеке. Нежная улыбка озарила ее лицо.
        - Наверное, Чарлз сообщает о дне приезда. Я уже не верила, что он когда-нибудь вернется. О, спасибо тебе, почтальон! - воскликнула она, обнимая Эда.
        Он не удержался, и оба с хохотом повалились на крыльцо.
        - Спасибо! Спасибо! Спасибо! - шептала Эдвина, при каждом слове целуя его то в одну, то в другую щеку.
        Эд наклонился к ее волосам, прикрыв глаза и вдыхая смешанный запах краски и сирени, обнял ее, наслаждаясь нежностью кожи девушки. Он вспомнил свой первый день в колледже Хендриксберга, когда прошел в свой класс математики через кабинет истории, где преподавала Эдвина Мэйсон. Как хотел бы он всегда быть с ней рядом!
        Только одна вещь мешала мечтам Эдисона Риверза превратиться в реальность - это было кольцо со сверкающим бриллиантом на левой руке Эдвины.
        - Спасибо! - повторила девушка еще раз.
        Она чмокнула его в губы. На мгновение Эдисон почувствовал, будто обжигающий огонь охватил его, и еще крепче обнял Эдди. «Она никогда не будет моей, она принадлежит Чарлзу», - пронеслось у него в голове.
        С первого же дня знакомства Эдди дала понять, что предана своему жениху. Сейчас он уехал во Францию учиться в Сорбонне.
        Эдисон просто стал ее другом и всегда старался помнить об этом.
        - Ну, как тебе? - игриво спросил он. И, не услышав ответа, повторил: - Понравилось?
        - Великолепно, - ответила Эдди. Она подумала, что надо бы скорее прочитать письмо, но почему-то никак не могла решиться. - Ты о чем?
        - Я о поцелуе.
        Девушка удивленно посмотрела на него. Да, это был прекрасный поцелуй! Только Чарлз целовал ее так же. Боже, как она соскучилась по своему любимому! Впрочем, суженый должен был прибыть со дня на день.
        - Ах вот ты о чем…
        - Значит, хорошо?
        - Ага. Я почти согласна бежать с тобой в Кливленд! - ответила Эдди, краснея.
        Она распечатала письмо.
        - Можешь прогнать меня, если мешаю. Кстати, когда наш Великий Возлюбленный приезжает домой?
        Эдди попыталась уловить смысл его слов, но не могла сосредоточиться.
        - Что? А, это ты про Чарлза? Сейчас узнаем. - Эдди жадно отпила лимонад.
        - Конечно, про него.
        Девушка быстро пробежала по строчкам. Однако, дойдя до середины страницы, вновь подняла глаза к началу письма.
        - Не может быть… Как… как он мог?! Нет! Нет! Нет! - вдруг закричала она, разрывая бумагу в клочья. - Предатель! Негодяй!
        Эдди вскочила со ступенек крыльца и разбросала кусочки бумаги по ветру, потом спохватилась, начала собирать их в единое целое и перечитывать заново.
        - Но это должно произойти сегодня! - воскликнула она. - Сегодня! Ты представляешь?
        Эдисон ничего не мог понять.
        - Что «сегодня»?
        - Нет, ты можешь поверить? - Она будто не слышала вопроса. - Он приезжает сейчас!
        - Что? - недоумевал Эдисон. - Не этого ли ты ждала целый год?
        - Нет! - зарыдала она, с силой топнув ногой по перекладине лестницы. Доска переломилась, и Эдвина чуть не упала.
        Эдисон вовремя подхватил ее.
        - Пожалуйста, посиди спокойно. Сильно ушиблась? - Голос друга привел ее в чувство. - Подожди, я усажу тебя поудобнее. Итак, я понял, что Чарлз едет домой?
        Эдди кивнула.
        - Он должен быть в городе сегодня, - продолжал Эдисон. Снова кивок в ответ. - Тогда объясни мне, что же так разозлило тебя?
        Эдди пыталась справиться с охватившей ее дрожью и с трудом заставила себя сказать:
        - Чарлз приезжает и хочет жить в этом доме.
        - Ну и что?
        - Он хочет жить в моем доме.
        Эдисон терпеливо ждал, пока она справится с подступившими слезами и продолжит.
        - Он приезжает в мой дом… со своей женой!

        Глава 2

        - Со своей женой? - Эд удивленно посмотрел на Эдвину. Она собиралась что-то сказать, но он опередил: - Разве не ты будущая жена Чарлза?
        - Нет.
        - Ты хочешь сказать, что Чарлз Биддингтон Уитни, твой жених, обучавшийся в Сорбонне мировой экономике, возвращается в Хендриксберг сегодня и привозит с собой молодую жену? - Брови Эда поднимались все выше и выше.
        - Да, да, да, - прошептала Эдди, нервно комкая письмо, вернее то, что от него осталось. С особой тщательностью она принялась разрывать его на еще более мелкие кусочки, а потом каждый - все мельче и мельче и затем подбросила в воздух, словно праздничное конфетти. - И он хочет жить в моем доме.
        - Как? Ты, Чарлз и его новая жена - все вместе? - не мог понять Эд. Он почувствовал, как пересохло в горле, и вмиг опустошил стакан лимонада.
        - Е-рун-да! - Эдди стучала ногой по ступенькам крыльца, отбивая каждый слог. - Он собирается выгнать меня отсюда!
        Она встала и принялась ходить взад-вперед.
        - Скажи ему, что ты никуда не поедешь, - спокойно предложил Эдисон.
        - Это не так просто!
        - Что здесь сложного? - Он невозмутимо продолжал поглощать печенье. - Если он попытается это сделать, придется обратиться в полицию в связи с покушением на частную собственность. Это остановит Чарлза!
        Эдди сунула руки в карманы шорт и покачала головой.
        - Почему нет? Заяви в полицию. Представляешь, как удивится его молодая жена?
        - Не получится!
        - А я уверен, что все получится. - Эд собирался развивать свою идею и дальше. - Только представь! Мигалки и сирены полицейских машин. Ты стоишь в дверях, взывая о помощи. Полицейский надевает на него наручники и…
        - Ему принадлежит половина Дома, - прервала Эдди.
        - Что? - Эд открыл рот. - Что принадлежит?
        - Половина дома, - сухо повторила она, быстро сняла с пальца колечко с бриллиантом и бросила его в пакет с использованными тряпками. - Мы были помолвлены. - Эдди вздохнула. - Понимаешь, в городе практически негде было снять жилье. И тогда Чарлз, из соображений экономии…
        - Ах да, ведь Чарлз - экономист! - воскликнул Эд. - Думаю, он прочитал тебе серьезную лекцию насчет прав собственности, кредитов и налогов.
        - Мы думали, что лучше было бы купить старый дом, восстановить его, сделать хороший ремонт, а затем продать с выгодой для себя, - пожала плечами Эдди.
        - Вы думали… или Чарлз думал?
        - Ну, в общем, это была идея Чарлза, и я согласилась. Ты же знаешь, что я занималась реставрацией дома, пока он находился в Париже…
        - И подыскивал себе новую жену…
        В ответ Эдди разрыдалась.
        - Не обижайся. - Он взял ее руки в свои.
        Эдвина отстранилась. Наступила тишина. Наконец Эд спросил:
        - Значит, Чарлз может по возвращении предъявить свои права на дом?
        - Да, его подпись стоит в контракте справа от моей. - Эдди ходила туда-сюда, держа руки за спиной, словно полицейский на допросе. - Он и так сделал мне услугу, освободив от коммунальных платежей. Ведь, как профессор, он, конечно, зарабатывал больше меня.
        - Но ты проделала здесь огромную работу! - Эд обвел взглядом свежевыкрашенные стены и прекрасные цветники.
        - Чарлз будет действовать по закону и выживет меня. - Она говорила скорее с собой, чем с Эдом.
        Эдисон обнял девушку и почувствовал, как дрожит все ее тело. Он вспоминал, как почти целый год по субботам ходил вместе с Эдди от лавки к лавке, выбирая покупки для ее дома, и улыбнулся, подумав о прошлом их походе, когда она приобрела что-то огромное и нелепое и переделала это чудовище в прекрасный обеденный стол. Эд тогда лишился кровных двадцати долларов, поспорив, что ничего у нее не получится.
        Девять месяцев он помогал своей подруге приводить в порядок дом для счастливой семейной жизни и только сожалел, что она будет проводить здесь вечера и ночи с другим. Если бы Эдди дала ему хоть один шанс, хоть один намек… Но этого не случилось.
        Она была верна только одному мужчине, хотя и знала, что Эдисон Риверз относится к ней не только как к другу.
        - Хочешь, я сам его выгоню? - спросил Эд.
        - Да. То есть нет. Не знаю.
        В памяти Эдди одна за другой проносились картины, связанные с этим домом. С того момента, как она только увидела его, обшарпанный и ветхий, с облезшей краской, ей вдруг сразу же захотелось купить этот дом. Она представляла, как обустроит его, расставит мебель. В мечтах рисовала себе дом, празднично украшенный, наполненный детским смехом… и любовью.
        Однако если она связывала с этим домом свои самые светлые надежды, то Чарлз ненавидел его. Прельщала только низкая цена подобного жилья. Глубоко вздохнув, Эдди посмотрела на свой дом еще раз. Мысль о том, что она может его потерять навсегда, взволновала ее даже больше, чем мысль о разрыве с Чарлзом.

«Нет, я не допущу, чтобы он отобрал у меня мой любимый дом, - успокаивала себя Эдди. - Ни за что, клянусь. Чарлз ведь не любил его. Для него дом значил не больше, чем вклад в будущее. В его будущее».
        Она гордо откинула голову и улыбнулась. Эд тут же заметил происшедшую перемену. Ее глаза вновь засветились радостью предстоящего боя.
        - Ну вот, молодец! Держись! - сказал он. - Кстати, как насчет пятницы? Ты свободна?
        Спустя еще минуту оба весело смеялись, сидя в обнимку на ступеньках крыльца.
        Неожиданно Эдисон стал присматриваться к чему-то на улице. Невдалеке припарковался красный «мерседес». Двери его открылись. Эдди вздрогнула, увидев человека, выходящего из автомобиля. Чарлз! Так и не рассмотрев, кто же сидит справа от водительского места, она внезапно привлекла Эда в свои объятия и жадно прильнула к его губам.
        Ничего не понимающий Эд на мгновение замер. Он хотел спастись бегством от предстоящей семейной сцены, но теперь просто не смог вырваться из железных объятий. Эдди села к нему на колени и запустила руки в его шевелюру. Задыхающийся Эд немного отстранился, чтобы глотнуть свежего воздуха, а она продолжала осыпать его лицо поцелуями.
        Светловолосый мужчина, направлявшийся по дорожке к дому, замер на полпути. Затем, подойдя ближе к крыльцу, решил заявить о себе негромким покашливанием.
        - Добрый день!
        - О, нашей компании прибыло! - Эд говорил весело и непринужденно. - Мы знакомы? - Он обернулся к Эдвине.
        - Э-э… - замялась она, почувствовав, как в горле застрял комок.
        - Будем вести себя, как подобает в приличном обществе, - шутливо заметил Эдисон, поднимаясь со ступенек. - Эдди, пожалуйста, представь меня этому джентльмену.
        - Простите. - Чарлзу было не до шуток. Он протянул руку. - Я Чарлз Уитни, а вы?..
        - Так давайте пожмем друг другу руки! - Эд дерзко посмотрел в лицо Чарлза. Эдди положила голову на плечо Эда. - Я Эдисон Риверз. А вы, значит, и есть мистер Уитни? Прекрасный костюм, поздравляю!
        Эд, нисколько не смущаясь, разглядывал модный пиджак, белоснежную рубашку и шелковый галстук с крупным геометрическим рисунком. Это явно не нравилось Чарлзу.
        - Что ж, будем знакомы, мистер Риверз, - холодно произнес он. - Здравствуй, Эдвина.
        - Привет! - Стройная голубоглазая блондинка подошла к дому.
        - Хлоя, дорогая, знакомься, это Эдди, - сказал Чарлз.
        Эдвина почувствовала на себе оценивающий взгляд женщины. Хлоя что-то сказала Чарлзу по-французски.
        - А это, дорогая… это… ее приятель, мистер Риверз. - Чарлз обнял блондинку за плечи. - Мистер Риверз, моя жена, Хлоя.
        - Очень приятно, месье Риверз. Очень приятно, мадемуазель Мэйсон. - Француженка с любопытством разглядывала новых знакомых.
        Когда с формальностями было покончено, в воздухе повисла тишина. Чарлз нервно поправлял пальцами воротник рубашки и то и дело вскидывал подбородок, будто ему нечем было дышать. Наконец, расстегнув верхнюю пуговицу, он засунул руки в карманы и удивленно посмотрел на дом и стоящие тут же банки с краской.
        Эдди улыбнулась про себя. Она была довольна тем, как прекрасно разыграла весь этот спектакль при встрече с бывшим женихом, заметила, как сощурился его левый глаз, что служило признаком недовольства Чарлза.
        Эд еще не совсем понимал, какая роль отведена ему в этом спектакле, однако был убежден, что надо сыграть ее как можно лучше. Нельзя было оставлять Эдвину в беде!
        - Я с трудом узнал дом! Он просто как новый! - воскликнул Чарлз.
        - Это Эдди постаралась! Молодчина, правда? - Эд поцеловал ее пальчики. - Целый день в школе, а по вечерам красила. С трудом удавалось выкроить время на что-либо еще… - Эд подмигнул Чарлзу, намекая, что понять это могут только мужчины.
        - Вообще-то я думал, что вопрос с цветом дома был решен окончательно. Зеленый или коричневый. - Чарлз пристально посмотрел на Эдвину.
        - Коричневый, зеленый - это так скучно, так уныло. Мне захотелось чего-то яркого и солнечного!
        - Но мы же решили иначе! - холодно возразил Чарлз. - И что еще тебе захотелось?
        Эдди вдруг почувствовала страшную неприязнь к этому человеку, встречи с которым она так ждала!
        - Понимаешь, возникли некоторые непредвиденные проблемы, - начала она. - Кое-что из наших решений показалось мне неверным. Все-таки у меня есть художественный вкус!
        Эд был готов аплодировать этим словам. Он прижал Эдди к себе, потом поднял и начал кружить, как ребенка.
        - Не надо, не надо! - испугалась она. И в тот же миг сильные мускулистые руки нежно опустили ее на землю.
        - Прошу извинить меня, мистер Риверз. Но есть несколько проблем, которые я хотел бы обсудить с мисс Мэйсон, - чопорно произнес Чарлз. Ему было не до шуток.
        Эдди почувствовала головокружение. Ей совсем не хотелось оставаться одной, без Эда, со своим бывшим женихом и его женой-француженкой.
        И, опередив открывшего рот Эдисона, сказала:
        - Если ты отстраняешь от разговора моего мужа, то пусть и твоя жена не участвует в нем!

        Глава 3

        - Твоего мужа? - переспросил Чарлз.
        Эдвине показалось, будто что-то оборвалось внутри ее. «Боже, зачем я все это затеяла?» - подумала она, нервно сжимая руку Эда.
        - Да, мужа, - вступил он в разговор. - По-моему, теперь мы уяснили, кто есть кто.
        Левый глаз Чарлза почти полностью закрылся, а сам он надулся как индюк. «Очень глупый индюк», - подумал Эд.
        Хлоя снисходительно улыбнулась:
        - Мы не сразу поняли, что вы замужем. Ведь вы не носите обручальное кольцо.
        - Ах да, кольцо. - Эдди посмотрела на свою руку. «Господи, помоги мне», - подумала она, а вслух сказала: - Я оставила его наверху, в спальне.
        - Дорогая, ты ведь обещала его не снимать, - сказал Эд. И добавил: - Она обычно снимает кольцо во время работы по дому.
        Эдди изо всех сил пыталась унять дрожь. Она хотела было признаться, что все это ложь, у нее нет никакого мужа, а затем уже дать волю слезам.

«Нет, - приказала она себе. - Ты не будешь устраивать истерику. Ты пойдешь до конца!»
        - Так, значит, ты не получал моего письма? Конечно, тогда бы все давно встало на свои места. Жаль. - Эдди глубоко и выразительно вздохнула.
        - Я не получал от тебя никаких писем относительно разрыва наших отношений. - Чарлз старался держаться невозмутимо.
        - И я тоже, - парировала Эдди, пристально посмотрев на Хлою и своего бывшего жениха.
        Эд привлек девушку к себе и поцеловал ее в висок.
        - Возможно, это неполадки в работе почты, - сказал он трагическим тоном. - Хорошо еще, что мы не отослали кольцо вместе с письмом. Иначе бы потерялось и то и другое.
        От сильного напряжения Эдди с трудом держалась на ногах.
        - Да, письмо. То длинное-длинное письмо, в котором все объяснялось… в котором я обо всем написала, - на ходу сочиняла она.
        - Дорогой, - промурлыкала Хлоя. - Нет ничего удивительного в том, что твоя бывшая пассия тоже нашла себе кого-то.
        - Конечно, милая.
        - Я рад, что все разъяснилось, - сказал Эдисон с улыбкой. - Знаете, мистер Уитни, Эдди так волновалась, как пройдет ваша встреча! Она не хотела причинять вам боль.
        - Конечно, Чарлз просто ничего не знал, - вмешалась Хлоя. - Ведь когда любовь приходит к вам, вы должны принять ее, не так ли?
        - Почему бы нам не пройти в дом? Здесь так жарко, - сказал Эд.
        - Да, нам действительно есть о чем поговорить, - согласилась Эдди. - Значит, письмо затерялось. Может быть, стоит предъявить на почте корешок? - нарочно громко обратилась она к Эдисону.
        - Между прочим, Эдди готовит замечательный лимонад. - Эд поднялся на крыльцо последним. - Осторожнее, не испачкайтесь краской. Жена только что закончила красить, когда я возвратился с работы.
        - Эдисон летом подрабатывает почтальоном, - пояснила Эдвина.
        Чарлз и Хлоя принялись рассматривать желтые стены, деревянные, выкрашенные в белый цвет рамы окон. Они прекрасно гармонировали с плетеной мебелью и разноцветными подушками, разбросанными на полу перед камином.
        - Присаживайтесь. Пойду принесу лимонаду. - Эдди старалась говорить спокойно и доброжелательно. Она заметила, как Хлоя брезгливо провела мизинцем по краю стола. Эд тоже направился в кухню.
        Как только дверь за ними закрылась, девушка принялась нервно ходить из угла в угол.
        - Нет, ты только подумай! Какое нахальство! Проверять чистоту моей мебели, будто я ее горничная! А Чарлз? «Мы приняли решение», - передразнила она. - Это он принял решение, составил список всех ремонтных работ и думал, что я обязана неукоснительно ему следовать.
        Открыв дверцу, Эдди вынула из холодильника две бутылки лимонада и поставила на стол. Затем, опершись на раковину, опустила голову и застыла на месте.
        Эд боялся нарушить молчание. Неожиданно девушка повернулась к нему, и он увидел, что глаза ее стали влажными.
        - Ты знаешь, ведь Чарлз хотел, чтобы все стены на первом этаже были холодно-голубыми. А полы застелены от стены до стены темными ковровыми покрытиями. Представляешь, спрятать этот роскошный паркет! А сам дом окрасить в темно-зеленый или кофейно-коричневый!
        Немного успокоившись, Эдди взяла в руки бутылки с лимонадом.
        - Может, стоит разбавить водой?
        - Только испортишь, - ответил он, раскладывая на подносе шоколадное печенье. - Кстати, с каких это пор я приобрел статус твоего мужа?
        Эдди, помолчав, повернулась к Эдисону. Лицо ее светилось озорной улыбкой.
        - С момента написания письма.
        - Ты имеешь в виду письмо, которое ты превратила в конфетти, или то, которое якобы написала?
        - Первое, - ответила она. - Одной из причин выгнать меня из дома могла быть женитьба Чарлза.
        - То есть его новое семейное положение по закону увеличивает права на дом, поэтому тебе понадобился «муж», чтобы уравнять ваши шансы?
        - Конечно. И если мы уже занимаем этот дом на данный момент… значит, закон на моей стороне, - засмеялась Эдди. - Ведь ты не оставишь меня, мой верный друг?
        Эд взял ее руки в свои и лукаво подмигнул:
        - А значит ли это, что я получу самые жаркие поцелуи?
        - Может быть…
        - А самые крепкие объятия?
        - Возможно…
        - Уже сегодня вечером, когда они уедут?
        - Сегодня вечером ты пойдешь к себе домой! - Эдди поцеловала его в щеку.
        - Несправедливо! - насупился Эд. - Только и знаешь - трудиться, трудиться, как раб, и никакой награды.
        - Труд - благородное дело! - усмехнулась Эдди.
        Она открыла дверь кухни, пропуская Эда с подносом, сама взяла бутылки и набор стаканов.
        - Спасибо за помощь, Эд! Я понимаю, что слишком много требую от тебя, - шепотом добавила девушка.
        - Я же твой друг!.. И раб!
        Эдисон придержал дверь и помог Эдди расставить угощение на столе.
        - А вот и мы! - обратился он к парочке, стоящей у окна. - Пожалуйста, охлажденный лимонад и домашнее печенье. Мое любимое!
        - Прошу к столу, - пригласила Эдди. Эд придвинул к низенькому столику четыре кресла.
        Все с удовольствием принялись поглощать печенье и лимонад. Никто не решался заговорить первым.
        - Как вам нравятся занавески? - Эд обратился к Чарлзу. - Я был против цветастых, но Эдди вложила столько стараний, столько души, что не стал возражать.
        - Что ж, пожалуй. - Голос Чарлза звучал равнодушно.
        - Надолго в Хендриксберг? - Эдди спросила первое, что пришло на ум. Разговор явно не клеился.
        - Мне предложили место преподавателя в университете, - ответил Чарлз.
        - Понятно. - Эдвина сделала глоток и начала судорожно придумывать возможные варианты вопросов, стараясь как можно дольше не приступать к обсуждению серьезных проблем.
        - А как вам паркет? - подоспел на помощь Эд. - Жена потратила на него уйму времени!
        - Мне больше нравится, когда пол застелен ковровым покрытием, - возразил Чарлз. - С ним меньше хлопот. Этот вопрос, кстати, тоже был ранее согласован.
        - Я тоже хотел сначала постелить всюду ковры, но Эдди не боялась работы. Она прекрасно отреставрировала и натерла паркет.
        Эдди с трудом справлялась с охватившей ее паникой. Обстановка становилась напряженной. Нет, просто угрожающей. Она изо всех сил пыталась сдерживаться, хотя тон Чарлза был ей неприятен. «Я дала себе слово, - вспомнила она. - Я не должна уступать».
        Девушка мучительно вспоминала, о чем они только что говорили.
        - Да, в пустом доме раздавалось эхо, пока мы не обставили мебелью некоторые комнаты и не положили маленькие пестрые коврики.
        Хлоя что-то прошептала Чарлзу. Он откашлялся, решив сменить тему разговора.
        - Ну что ж, все это прекрасно - занавески, паркет, мебель… Однако мы собрались здесь обсудить более важную проблему. Вообще я обо всем написал в своем письме.
        - Но мы не получали никакого письма, - пожал плечами Эд.
        - Вы уже сказали об этом. В любом случае я хотел бы покончить с данным вопросом как можно скорее.
        - Конечно. - Эдвина еще сильнее прижалась к Эду, как ребенок, ищущий защиты у взрослого.
        - Представляю, как расходы по ремонту дома отразились на твоем скромном бюджете… то есть на ваших совместных доходах. - Чарлз вдруг вспомнил о существовании Эдисона. - Мы с Хлоей решили, что будет лучше, если сможем компенсировать ваши затраты. Я начинаю преподавать в университете и смогу оплатить все расходы.
        Чарлз самоуверенно и надменно посмотрел на Эдди.
        - Но… - выдавила Хлоя.
        - Не поймите нас неправильно. - Чарлз слегка подтолкнул ее локтем. Конечно, мы не требуем от вас покинуть дом немедленно. Можете спокойно подыскивать себе что-нибудь приличное.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что мы с Эдом никогда не примем это предложение? - Эдвина холодно посмотрела на бывшего жениха. Ее пальцы стиснули руку Эда так, что суставы побелели.
        - Думаю, мистеру Риверзу не совсем приятно жить в доме, в котором ты жила со своим бывшим женихом? - За внешней безмятежностью тона Хлои чувствовалось плохо скрытое раздражение.
        - Чарлз практически не жил здесь, - возразила Эдди. - Эд провел тут гораздо больше времени.
        - По-моему, слишком поздно, все устали, - сказал Эдисон, легким движением отстраняя от себя Эдди. - Давайте встретимся здесь завтра и обсудим все на свежую голову. Я могу позвонить вам в гостиницу и договориться о встрече.
        - Не выйдет, - сухо сказала Хлоя, вставая. - Мы никуда отсюда не уйдем. Это наш дом. Дорогой, ну объясни же им!
        Чарлз поднялся и подошел к жене.
        - Мы намерены остаться здесь. Зачем искать иной приют, когда имеешь собственный дом? - Он окинул присутствующих надменным взглядом.
        - Собственный дом?! - Возмущению Эдди не было предела. - Не забывайте, Чарлз Биддингтон Уитни, что вам принадлежит лишь половина этого дома, но вы не останетесь здесь ночевать! Это вообще не вопрос для обсуждения, не так ли, дорогой?
        Эд посмотрел на Эдвину и подумал, что никогда еще не видел ее в таком состоянии. Несколько секунд он молчал. Наконец, переведя взгляд с испачканной краской щеки одной женщины на яркий грим другой, он одарил Хлою ледяной улыбкой.
        - Честно говоря, эта комната не совсем для вас…
        И, достав из кармана носовой платок, попытался стереть со щеки Эдди остатки желтой краски.
        - Насколько я помню, наверху расположены четыре спальни. Места должно хватить на всех, - упрямо заявил Чарлз.
        - Проблема не в свободном месте, - возразила Эдди. - Проблема в мебели.
        - В мебели? - Глаза Чарлза округлились.
        Эдди обернулась к Хлое, будто оправдываясь:
        - Понимаете, у нас в комнатах почти пусто. Я не могла обставлять их, пока не закончу с ремонтом. Ты помнишь, Эд, какой здесь еще недавно царил беспорядок? - улыбнулась она.
        - Да, конечно. А еще - как мы наводили порядок в спальне и твоя ночная рубашка оказалась… - Эд не мог сдерживать смех, наблюдая, как пунцово-красные пятна разливаются по щекам девушки.
        - Довольно! - громко оборвал Чарлз. У него не было времени и желания на сентиментальные глупости. Он дождался всеобщего внимания. - Не будете же вы утверждать, что все это время спали на полу?
        - Конечно, нет. Наша спальня полностью отремонтирована и меблирована. А вам спать негде.
        - Однако по законам гостеприимства положено… - промямлила Хлоя.
        - Да, Эдди, сегодня мы - твои гости, - поддержал Чарлз.
        - Мои гости? - Эдди почувствовала себя так, будто на нее вылили ушат холодной воды.
        Перепалка за место для ночлега готова была вот-вот перерасти в настоящую распрю.
        Эд, казалось, не слышал никого. Мыслями он перенесся в спальню, представляя прекрасную Эдди, прикрытую нежно-розовым покрывалом, на широкой кровати, которую он сам недавно затаскивал в комнату. Обычно подобные видения посещали Эдисона в ночные часы, когда он подолгу не мог заснуть… Но теперь тонкая вуаль, опутавшая его сознание, быстро разорвалась. Надо было играть роль, отведенную ему в спектакле.
        - Эд! Что ты предлагаешь? - спросила девушка.
        Три пары глаз уставились на него, будто только от его решения зависела их судьба. Набрав в легкие побольше воздуха, Эд окинул присутствующих дерзким взглядом.
        - Думаю, у нас не должно быть никаких проблем, если мы поделим владения.
        - Эд! - Эдвина уничтожающе посмотрела на него.

«Конечно, - подумал он, - ее не прельщает мысль проводить время под одной крышей с Чарлзом и Хлоей. Не только всю жизнь, но даже одну ночь».
        - Вы оба имеете такие же права на дом, как и мы, - начал было Эд, но вдруг почувствовал, как пальцы Эдди больно ущипнули его сзади под ремнем. - И я думаю, что вы можете занять нашу спальню после четырех утра, когда я отправлюсь на службу.
        Все удивленно смотрели на Эда.
        - Наверху три свободные спальни. Чтобы было где прилечь до четырех, вы сможете воспользоваться складным японским матрасом, расстелив его на полу.
        Никто не выразил ни слова одобрения, однако никто и не возразил.

        Глава 4

        Эд улегся на небольшой коврик с длинным мягким ворсом, разложенный в спальне. Теперь он служил ему матрасом. Пол, который они с Эдди так старательно шпаклевали и натирали, казалось, был не паркетным, а булыжным. Эдисон поворачивался с боку на бок и никак не мог заснуть. От нечего делать он стал считать, сколько раз на потолке промелькнет тень от качающейся на ветру ветки старого дуба.
        Это было непросто - думать о чем-то постороннем, когда любимая женщина лежит на кровати в двух шагах, слегка прикрывшись розовым покрывалом. Эд слышал ее легкое дыхание и думал, что сходит с ума. Странно, как она может спокойно спать, когда весь мир перевернулся вверх дном? А как он сам мог заснуть, когда та, о ком он мечтал, была так близко и одновременно так далеко?
        Эд закрыл глаза и прислушался к бою часов на камине. Пробило три. Через час пора уходить.
        Еще час - и он уже не сможет видеть изгиб этого волнующего тела, угадывающийся под тонкой рубашкой.
        Еще час - и он не сможет вдыхать этот аромат сирени. Еще час - и он должен покинуть созданную им же самим тюрьму.

«Единственное утешение, - думал Эд, - это то, что Чарлз оказался в худшем положении. Наверняка Хлоя обрушила на него весь свой гнев». Внезапно Эда привлек громкий женский голос, раздававшийся из соседней спальни. Речь Хлои была обильно сдобрена ругательствами. Он только попытался напрячь память, вспоминая институтский курс французского, как дверь с грохотом захлопнулась.
        В голове Эда проносились события минувшего дня. Он чувствовал себя разбитым. Голова болела, и каждый мускул восставал против ужасной ночи, проведенной на жестком полу. Но мог ли он поступить иначе? Ведь покинуть дом, оставаясь незамеченным Чарлзом и Хлоей, было невозможно. Неожиданно внимание Эда привлекли ветки старого дуба, касающиеся окон спальни. Может, надо было вылезти через окно? Но через один дом отсюда живет преподавательница географии миссис Джексон. Каково было бы ее изумление при виде школьного учителя, удирающего от мисс Мэйсон среди ночи!

«Довольно с меня, - решил Эд, сбрасывая простыню. Он встал и направился вниз, в кухню. - Может, стакан холодного лимонада приведет меня в норму». Эд не стал включать электричество, довольствуясь лунным светом, проникавшим в окна. Налив стакан лимонада, он сел и задумался. Да, Чарлз хочет занять этот дом, даже не задумываясь об удобстве его обитателей. И в этой ситуации он, Эд, не должен подвести Эдвину.
        Неожиданно его размышления нарушили чьи-то шаги. Кто еще не спит в этот час?

…Эдди глубоко вздохнула, услышав, что дверь закрылась. Она повернулась на спину и вытерла слезы…
        Когда они с Эдисоном наконец оказались вдвоем в спальне, она хотела кричать и топать ногами, как обиженный ребенок. Однако надо было подумать и о покое Эда. Конечно, он сразу же заснул, едва коснувшись подушки. Эдди пыталась справиться с охватившей ее вспышкой гнева. Как было бы хорошо прижаться сейчас к его сильному телу и, наслаждаясь его теплом, забыть о своих навсегда рухнувших надеждах! Но бедному Эду и так пришлось несладко. Он заслужил отдых!

«Однако, - встревожилась Эдди, - почему я все время думаю об Эдисоне Риверзе?»

…Это было так мучительно - лежать одной на кровати, зная, что стоит протянуть руку, и она коснется его. Когда он выключил свет и лег, в ее памяти всплыли дружеские поцелуи, которыми он успокаивал ее сегодня. Однако не были ли они слишком горячи для простого утешения? Она почувствовала, как загорелись щеки. Сердце девушки учащенно забилось.
        Эдди попыталась сосредоточиться на чем-то постороннем, стала считать секунды между вдохом и выдохом. Один, два, три. Вдох. Один, два, три… Терпкий аромат одеколона, смешанный со специфическим запахом свежей типографской краски, ощущался ею с каждым вдохом и готов был свести с ума!
        Эдди заворочалась в кровати. Необходимо хоть немного поспать!
        Она нашла прохладное местечко на простыне. Легкий ночной ветерок, подувший с улицы, запарусил занавески. К ощущениям Эдвины добавился аромат роз, жимолости и сирени.

«Надо что-то придумать, - думала она. - Чарлз должен как можно скорее убраться отсюда со своей женой. Я хочу отдохнуть, а Эд - вернуться к себе домой». Эдди начала перебирать в уме события прошлого. Конечно, Чарлз подыскал тогда дешевый дом, однако она вложила в него большую часть своих сбережений. Ее охватило отчаяние.
        Эдвина потянулась в кровати, пытаясь расслабиться. Ничего не получалось. Скинув покрывало, она заставила себя встать. Подошла к раскрытому окну. «Именно я зарабатывала деньги на покупку дома, - доказывала она себе. - Ведь я трудилась, чтобы превратить эту развалюху в нормальный дом. Именно я сделала авансовые платежи, когда Чарлз сказал, что должен экономить каждую копейку для обучения в Сорбонне».
        Эдди посмотрела на ночную улицу. «Я заботилась о том, чтобы в доме было тепло в холодные январские вечера, чтобы осенью и весной не текла крыша. Боже, неужели я не заслужила права жить здесь?»
        Девушка прислонилась к стене соседней спальни.
        - Да, единственное, что сделал ты, Чарлз, - прошептала она, - поставил свою подпись в контракте.
        Эдвина прошла через освещенный лунным светом дом в кухню. Щелкнула выключателем, открыла дверь и чуть не налетела на Эдисона, стоящего на пороге кухни.
        - Ты до смерти напугал меня! - взвизгнула она. - Что ты здесь делаешь?
        - Решил перекусить. - Он показал ей печенье на блюдце. - Я думал, ты спишь.
        Эдди вынула из буфета стакан и налила лимонада.
        - Мне приснился такой сон! - грустно сказала она.
        - Плохой?
        - Брр! Темно-коричневые паласы, расстеленные во всю комнату, черные стены, массивные комоды. Чарлз сидит посреди на полу с калькулятором и оценивает мою работу…
        Эдисон с трудом сдерживал улыбку, подавляя желание зайтись в беззвучном смехе от этого по-детски обиженного тона.
        - Ничего смешного, - надулась она.
        Оба сели к столу.
        - Я могу выгнать отсюда твоего бывшего жениха только с помощью кулаков. Если ты, конечно, меня об этом попросишь.
        - Буду иметь в виду.
        Они на минуту замолчали. Тишина нарушалась лишь тиканьем часов.
        - Он ни за что не уйдет отсюда, - вздохнула Эдвина.
        - Не думаю, что Чарлз на такое способен.
        - Я готова принимать любые предложения по выдворению его из моего дома. - Она с улыбкой посмотрела на Эда.
        Он склонился к ней, осыпая ее поцелуями.
        - Мы выживем их. Все, что ты должна делать, - это поддерживать каждое мое слово, посылать мне одобряющие взгляды и соглашаться со всем, что я скажу. Увидев с утра до вечера наше полное взаимопонимание, Чарлз поймет, что проиграл, и убежит, прихватив свою французскую женушку.
        Эдвина неуверенно посмотрела на него:
        - Боюсь, что просто так он не оставит нас в покое. В дом вложены средства. А если Чарлз вдруг узнает правду насчет моего выдуманного замужества, он начнет шантажировать меня!
        - Как же он будет это делать?
        - Очень просто. Пойдет в колледж, скажет, что мы даже не обручены и подаем плохой пример детям. - Эдвина пыталась говорить убедительно. - Понимаешь, Эд, мы оба лишимся работы, а я к тому же - своего дома. Я не могу подставлять тебя под такой удар из-за своих личных проблем.
        Страх и неопределенность душили Эдди. Между бровями пролегла глубокая складка; она очень старалась справиться с подступавшими слезами. Эдисон ласково положил руку ей на плечо.
        - Не волнуйся! Я сам хочу тебе помочь. Кроме того, если Чарлз займет этот дом, то я… никогда не выпью больше этого вкуснейшего лимонада!
        Девушка улыбнулась:
        - Конечно, уж этого никак нельзя допустить!
        - А еще он не сможет посылать или получать никаких почтовых отправлений, потому что я не буду носить их в этот дом!
        Шутки Эдисона развеяли ее уныние, и на лице засветилась улыбка, особенно милая из-за ямочки на левой щеке.
        - Мы вместе, дорогая, пока не кончится этот напиток! - торжественно произнес Эд.
        Эдди просто не могла удержаться от звонкого смеха.
        - Ты - прелесть! - Она нежно поцеловала его в щеку.
        Неожиданно звук открывающейся двери привлек их внимание. Чарлз стоял в дверях, прикрывая рукой глаза и щурясь от яркого света.
        - Сейчас три тридцать семь. - Он взглянул на часы. - Вы, может быть, будете считаться с теми, кто спит наверху?
        - Извини! - Искорки в глазах Эдди мгновенно погасли.
        Эд протянул Чарлзу стакан лимонада:
        - Можете, выпьете? Вам надо остыть.
        - Нет! - отрезал Чарлз, скользя взглядом сверху вниз по телу Эдвины, прикрытому лишь тонкой ночной рубашкой.
        Она была явно смущена таким откровенным разглядыванием. Больше всего ей хотелось сейчас забиться под одеяло и спрятаться от всех.
        - Как хочешь. - Она старалась придать голосу безразличие. - Можешь не остывать.
        Она взяла стакан из рук Эдисона и поставила на стол. Затем обхватила обеими руками его шею и села к нему на колени. Эд обнял ее, усаживая поудобнее. И тут Эдди напрочь забыла о присутствии Чарлза. Эдисон привлек ее к себе, и они соединились в жарком поцелуе. Девушка почувствовала влажную гладкость его языка, настойчиво раздвигающего ее губы.
        Никто не обращал внимания на Чарлза. Никто не слышал, как хлопнула дверь, когда он ушел прочь. Двое были слишком далеки от реальности, отдаваясь охватившему их чувству. Эд страстно ласкал женское тело, осваивая все новые и новые пространства.
        - О Боже, - простонала Эдвина, тяжело дыша.
        Эдисон открыл рот, чтобы глотнуть воздуха.
        - Надеюсь, он убрался, - прошептала она.
        - Ты уверена?
        Пальцы Эда опускались по ее спине, нежно массируя каждый позвонок.
        - Не знаю.
        Старые часы на стене пробили четыре. Эдисон вздохнул.
        - Мне пора, - прошептал он, осторожно размыкая объятия.
        - А когда вернешься?
        - Когда я вернусь?..
        Они поговорили еще некоторое время. Затем Эдисон осторожно приподнял Эдвину со своих колен, опустил на стул и с сожалением подумал о предстоящей разлуке.
        - Кстати, мне надо сходить к себе и принести кое-что из одежды, - сказал он, выходя из кухни.
        - Хочешь воспользоваться моей машиной?
        - Нет, лучше совершу утреннюю пробежку!
        - Эд!
        - Что?
        - Эта футболка… По-моему, как-то неловко появляться в ней на улице.
        Только теперь Эдисон спохватился, что так и сидит в одежде, которую она дала ему накануне вечером.
        - Да, лучше переоденусь. Не надо пугать своим видом уважаемую миссис Джексон.
        Оба расхохотались. Эдисон направился наверх.
        - Возьму рубашку и приму душ. Я быстро!
        Эдди стояла, прислушиваясь к его удаляющимся шагам, потом отправилась наверх. Оказавшись в спальне, девушка села к столу и опустила голову на руки. Из ванной раздавался звук льющейся воды. «Боже, что со мной происходит?» - думала она.

        Глава 5

        Зазвенел таймер. Эдди открыла дверцу духовки, наслаждаясь великолепным ароматом шоколадного печенья. Она только успела поставить противень на стол, как в дверь просунулась рыжеволосая голова Томми, одного из ее учеников.
        - Я пришел! - громко объявил он, входя в кухню, и тут же протянул руку к противню.
        - Осторожнее! Оно только что из духовки. Обожжешься!
        - Жаль! Я хотел немного перекусить перед работой. Растущий организм требует хорошего питания. Вы ведь не хотите, чтобы я упал в обморок прямо перед вашим домом?
        Включив миксер для смешивания очередной порции теста, Эдвина открыла холодильник.
        - Может, выпьешь содовой?
        - Пойдет, - согласился мальчик и ловко поймал брошенную ему банку. - Думаю, мой организм будет обеспечен сахаром на ближайшие пять минут.
        - Хорошо, пей. - Эдвина занялась разделкой теста. - А печенье получишь, когда оно остынет.
        - Отлично. - Томми скрылся за дверью, насвистывая веселую мелодию.
        Через несколько минут послышалось стрекотание газонокосилки. Подхватив мелодию Томми, Эдвина сунула в плиту очередную порцию печенья.
        - Что за ужасный звук? - раздался недовольный голос Чарлза, неожиданно возникшего на пороге.
        - Томми пришел помочь подстричь газон. Трава уже достаточно выросла.
        Чарлз положил на стол калькулятор, блокнот и сел. Не обращая внимания на Эдди, он принялся нажимать кнопки и что-то записывать.
        - Сколько ты заплатила за обеденный стол? - спросил он.
        - Двадцать долларов. Он очень старый и имел брак в окраске, поэтому я… - Эдвина замолчала, видя, что ее объяснения Чарлза не интересуют.
        Он продолжал вести подсчеты. Эдвина вынула последнюю порцию печенья и собиралась убрать миксер в буфет, как Чарлз снова обратился с вопросом:
        - А во сколько обошелся секретер?
        - М-м-м… - замялась она. - Я приобрела его на распродаже за пятьдесят долларов. - Голос Эдвины стал равнодушным.
        Когда-то ее прельстила дешевизна этого секретера; она и не догадывалась, что кто-то держал его раньше в гараже, храня в нем емкости с машинным маслом.
        Чарлз отметил что-то в блокноте.
        Неожиданно замолкнувшая газонокосилка заставила Эдвину вспомнить о Томми. Остывшее печенье она выложила в небольшой пластиковый контейнер, туда же поставила баночку содовой. Вскоре Томми вошел в кухню.
        - Я закончил. К сожалению, мне пора идти домой.
        - Подожди. У меня для тебя кое-что есть. - Эдди протянула ему приготовленные сладости.
        Захватив печенье и банку с содовой, Томми направился в столовую. Вдруг Эдвина увидела травинки, налипшие к подошвам его ботинок и теперь разбросанные тут и там по полу. Она нахмурила брови.
        - Боже! Что творится с полом! Ну-ка скорее бери швабру!
        - Нет! Только не это! Ненавижу уборку! - воскликнул подросток, отступая. Не рассчитав, он толкнув локоть Чарлза, сидевшего за столом со стаканом в руке.
        - Ты что, не видишь, куда идешь? - заревел тот, сощурив левый глаз.
        - Извините, мистер. Я действительно виноват.
        Томми подхватил брошенную Эдвиной тряпку и начал вытирать стол. Чарлз еще с минуту пристально смотрел на мальчика, затем схватил бумаги и калькулятор, с силой отодвинул стул и выскочил из кухни.
        - Простите. Я не нарочно, - протянул Томми, старательно устраняя лимонадную лужицу. Эдди помогла ему насухо вытереть стол.
        - Верю, верю, Томми. - Она поставила стул на место. - Лучше расскажи, как проходит лето?
        - Слишком быстро! - Мальчик подробно описал самые значительные события прошедшего месяца. Эдвина слушала с интересом, и история с пролитым лимонадом вскоре была забыта.

        Слава Богу, дом еще стоит, подумал Эд, сворачивая с улицы королевы Елизаветы к дому Эдвины. Он припарковал старенький автомобиль позади красного «мерседеса», взял почтовую сумку, набитую одеждой, положил в пакет маленькую коробочку и вылез из машины.
        - Привет, сладкая! А вот и я! - громко закричал он, входя в дом через заднюю дверь.
        Со стороны кухни приятно потянуло запахом домашних спагетти с соусом. Эдвина стояла у раковины. Эдисон поставил сумку в дверях, подхватил ее и закружил.
        - Эд, перестань! Можешь не стараться. Никого дома нет.
        - Ничего, заодно попрактикуюсь! - засмеялся он. - А ты хочешь улизнуть от меня?
        Она покачала головой.
        - Скучала?
        - Ага! - Она опустила голову и прижалась к Эдисону.
        - По-моему, у тебя был плохой день.
        - Ужасный!
        - Не хочешь рассказать муженьку все подробности? Эдди подошла к раковине и принялась мыть овощи, а Эд, стоя позади, массировал ей плечи и спину.
        - Сколько у тебя свободного времени? - спросила девушка.
        - Вся ночь… Если только ты не имеешь в виду что-нибудь еще.
        Эдвина обиженно надула губы и брызнула ему в лицо водой.
        - Эти люди, наверное, скоро сведут меня с ума своими придирками, - призналась она.
        Эд наклонился, чтобы поцеловать ее, и она почувствовала тепло его дыхания. Мягкий язык скользил от подбородка к ямочке у основания шеи. Эдди пыталась увернуться, не в силах терпеть щекотку.
        - Говори дальше, а то защекочу! - приказал Эд.
        - Матрас слишком мягкий, вода слишком холодная, лестница слишком узкая, комнаты слишком маленькие… еще нет платяных шкафов, ванна дурацкая, и незачем было тратить тысячу четыреста долларов на новую плиту, - тараторила Эдвина. - Желтый цвет - очень кричащий, уплотнитель мусора - вообще ненужная покупка, лучше было приобрести что-нибудь из мебели, а мои волосы - очень уж длинные… - Она набрала воздуха, чтобы продолжать.
        - А мне нравятся, - прервал Эдисон, взяв в руки прядь ее густых каштановых волос, чуть золотистых от солнца.
        - Спасибо за поддержку. - Она поцеловала его шершавую щеку и снова занялась овощами.
        Эд достал нож и пододвинул к себе пучок редиски и несколько луковиц.
        - Ну хоть что-нибудь им нравится?
        - Им нравится… моя работа в школе.
        - Еще бы. Потому что ты уходишь из дома и оставляешь их одних.
        - И зарабатываю деньги. Не забывай об этом.
        Эд быстро справился с редисом.
        - Наш японский матрас оказался мягким, поэтому они приобрели огромную королевскую кровать. Рабочие с трудом втащили ее наверх, в спальню. - Эдвина нарезала помидоры тонкими кружками.
        Эд поднес ее пальцы к губам и нежно поцеловал.
        - Они даже не оценили бы душевую кабинку в ванной, будь она вдвойне комфортабельна! Это же не сауна! Им ничего не нравится в этом доме просто потому, что это сделано тобой! А теперь, когда из Франции прибыл багаж, у нашей мадам не хватило места, чтобы развесить одежду. - Эд передразнил гримасы Хлои.
        Эдвина рассмеялась:
        - Ты видел их багаж? Очевидно, у Хлои было слишком много свободного времени и лишних денег и она тратила их на походы по магазинам. Если бы даже и был лишний платяной шкаф, туда бы не уместилась и половина ее нарядов.
        - Так, значит, мы принимаем настоящую парижскую модель? - насмешливо спросил Эд.
        - Пожалуй, к ней надо приставить персональную горничную. Ты можешь себе представить, сколько стоят все эти вещи?
        - Я больше волнуюсь, что наряды запылятся без шкафа.
        - Я хотела сделать рядом с их спальней в темной комнате большую вешалку для одежды. Такую огромную, какую только можно себе представить.
        - Ты думаешь, это сделает Хлою счастливой?
        - Не уверена. Она жалеет, что пришлось покинуть дом в Париже, где у нее была целая гардеробная, - вздохнула Эдвина. - Они с Чарлзом попросили меня сломать стену между двумя соседними спальнями и превратить их в одну большую комнату.
        - Глупая женщина, - отреагировал Эд, перемешивая овощи. - Кстати, мне надо принести с почты пакет для смены своего белья и одежды. Я не прошу у тебя постель или что-либо еще… Если только ты не раздумала сделаться замужней дамой.
        - Не будем об этом сейчас, Эдисон. - Сердце Эдди учащенно забилось.
        Эд невозмутимо помешивал кипящий соус. Затем присел на корточки, перебирая содержимое сумки.
        - Я успею принять душ?
        - Только если очень быстро.
        - Да, чуть не забыл. - Эд опустил руку в пакет. - Чтобы наша дорогая Хлоя не волновалась…
        Он вынул маленькую серую бархатную коробочку и протянул ее Эдвине. Она вспыхнула, пытаясь справиться с волнением. «Дурочка, - сказала себе. - Ты так не волновалась, когда Чарлз говорил с тобой о предстоящей помолвке. А Эд… Он даже ничего не предлагает». Она подняла удивленные глаза.
        - Ну, открывай.
        - Но… - медлила она.
        - Я просто хотел, чтобы все смотрелось по-настоящему. - Эд вынул из коробочки старинное золотое колечко с большим овальным аметистом и надел на палец Эдди.
        - Только не говори, что хотела бы получить бриллиант, - засмеялся он, наблюдая за игрой камня на ее изящной руке.
        - Какая прелесть! - почти простонала Эдвина. Неожиданно она нахмурилась. - Но оно стоит целое состояние! Ты не должен делать мне такие подарки!
        - Должен! Разве плохо, когда любящий муж дарит своей жене кольцо? - Эд залюбовался густым сиреневым цветом камня. - Такое не найдешь сейчас ни в одном антикварном магазине.
        - Пожалуй! Откуда оно у тебя?
        - Мое наследство. Дед подарил это кольцо бабушке, когда они только поженились, но она почему-то никогда его не носила.
        - О, Эдисон, я не могу надевать это кольцо, вашу семейную реликвию. Ты вправе подарить его только своей настоящей жене. - Девушка хотела было снять кольцо с пальца.
        - Сейчас ты - моя настоящая жена! - Эд говорил мягко, но настойчиво. - Кроме того, бабушка не любила драгоценности.
        - Твоя бабушка - просто молодец!.. Но вдруг я потеряю кольцо?
        - Тогда мы посмотрим, что еще лежит в старом сундуке. - Эд откинул волосы со лба. - Я наконец попаду в душ?
        - Только не долго! - Эдвина внимательно рассматривала подарок. - Я тоже хочу освежиться перед ужином, но боюсь, что, если Хлоя опередит меня, в целом городе не останется ни капли горячей воды.
        - Мы сможем мыться сколько захотим, если их здесь не будет, - бросил в дверях Эд.

        - Ну вот, наконец все собрались, поэтому предлагаю обсудить наши проблемы, - сказал Чарлз, ставя бокал вина на светло-серую льняную скатерть и откидываясь на спинку стула.
        Часы на кухне пробили шесть.
        Эдвина с ужасом посмотрела на свои, а затем - умоляюще - на Эда.
        - У тебя скоро матч? - спросил он. Видя изумление на лицах Чарлза и Хлои, он с трудом сдерживал смех.
        - В шесть тридцать, - ответила Эдди, быстро собирая со стола остатки ужина. С подносом в руках она направилась в кухню.
        - Эдвина! - резко крикнул Чарлз. Его левый глаз почти закрылся.
        - Извини, не сейчас, - послышался ее голос.
        Возможно, Эдди сказала еще что-то, но слова утонули в шуме льющейся воды.
        - Почему? - удивился Чарлз.
        - У нее через полчаса бейсбольный матч, - объяснил Эдисон. Он встал, чтобы собрать приборы.
        - Что ж, если вечерние развлечения более важны, чем вопрос о разделе дома… - начал Чарлз.
        - Это не развлечение, это ее работа.
        - Работа? С каких пор она увлекается спортом?
        - Она тренирует школьную команду девочек и провела уже одиннадцать встреч. - Эд напрягся в ожидании ответных комментариев.
        Чарлз молчал, побелев от гнева.
        Эдисон отправился на кухню. Эдди стояла у раковины, расправляясь с грязными тарелками.
        - Почему ты не купишь посудомоечную машину? - Он начал вытирать тарелки.
        - Не хочу испортить дорогой фарфор в этом зверском агрегате.
        - Правило Чарлза? - шепотом спросил Эд.
        - Золотое правило моей мамы.
        - Ты так не успеешь на игру. - Эдисон получил очередную партию блестящей посуды.
        - Знаю. Но я же не могу оставить на кухне беспорядок. Девочки после матча могут прийти к нам… и что они увидят?
        - Знаешь, лучше иди собирайся, - предложил Эд, - а я все доделаю сам.
        Эдвина подняла на него удивленные глаза.
        - Ты уверен?
        - За каждую разбитую тарелку я лишаюсь одного пальца на руке. - Он показал ей все десять. - Только представь учителя математики, который не может считать на пальцах!
        Эдди поперхнулась от смеха.
        - Я у тебя в долгу, - пробормотала она, прежде чем дверь закрылась.

        Глава 6

        Эдвина даже не пыталась сдержать возбужденные возгласы девочек. Они выходили из школьного автобуса, остановившегося возле ее дома. Победа над командой соперниц, из колледжа Эмерсона, впервые за шесть лет, да еще со счетом 15:3, не могла не вызвать таких бурных эмоций.
        Однако, глядя на покрытые грязью и пылью одежду и обувь спортсменок, Эдди предложила:
        - Лучше входить в дом через заднюю дверь!
        Она подождала, пока все подтянулись к дому, возглавила шествие и открыла дверь.
        - Держу пари, вы выиграли. - Эд уже встречал их в дверях, пожимая руку каждой спортсменке.
        - Пятнадцать - три! - крикнула одна из них так громко, что о результатах матча тут же узнала вся округа.
        - Как вам повезло с тренером! Поздравляю, мисс! - Эд пожал руку Эдвины, усаживая всех за стол в кухне; кому не досталось места, уселись прямо на полу.
        Стол был празднично убран. Да, Эд верил в победу! Оранжевые и черные воздушные шарики развешаны тут и там по стенам. На столе расставлены пластиковые тарелки и стаканчики для мороженого. В центре возвышалась гора хот-догов. Эдвина с удовольствием вдыхала ароматы кетчупа, острой горчицы и пикулей, которые так возбуждали аппетит.
        - Ты почти ничего не ела сегодня, - шепнул Эд. - Налетайте, пока горячие! - Он поочередно раздавал девочкам тарелки, накладывая аппетитные булочки.
        Эдвина сидела с краю. Принимая из рук Эда свою тарелку, она вопросительно посмотрела на него.
        - Ушли, - понял Эд. - Что случилось? Хищные тигры превратились в грузных куриц?
        - Кто? - смутилась Эдди.
        - Вы. Разве на улице был дождь? - Эд насмешливо рассматривал запачканные футболки спортсменок, молниеносно уничтожающих все съестное со стола.
        - Не нужно никакого дождя! Просто пожарные полили поле за час до игры, - объяснила Эдвина.
        - Что ж, вы хорошо потрудились! - Эд достал из холодильника баночки с лимонадом.
        - Ты тоже хорошо поработал! Спасибо! - шепнула Эдвина. - Особая благодарность за неразбитый фарфор.
        - Не стоит! Тарелки я отнес в столовую. - Голос Эда терялся в общем шуме и был слышен ей одной. - Я не знаю, куда отправились Чарлз и Хлоя, но как только я сообщил им, что ты очень серьезно относишься к спортивным занятиям, они тут же убрались. Сказали, что вернутся поздно. Ты думаешь, я не зря помог им уйти?
        - Ты? - Эдди и не заметила, что девочки прислушиваются к их разговору. - Так ты специально прогнал их, чтобы устроить все это? - Она обвела руками украшенную кухню и праздничный стол.
        - Конечно, ведь иначе мы не смогли бы повеселиться!
        Эд передал хот-дог одной из девочек.
        - Мисс Мэйсон, а кто этот блондин, который поставил красный «мерседес» перед вашим домом? - спросила она.
        - Ты видела его? Скользкий тип. Правда, машина у него - о-го-го!
        - Да уж!
        - А видели эту змею, которая вечно ходит с ним под руку?
        - Мне кое-что рассказал о них мой парень.
        - Знаете, какую огромную кровать они привезли в дом миссис Мэйсон? Грузчики, кажется, надорвались.
        Град вопросов и комментариев посыпался на Эдвину. Она молчала. Приглашая девочек к себе, она не подумала о ситуации, сложившейся в ее жизни за последние дни. Как может она все объяснить подросткам?
        - А вы, мистер Риверз, тоже пришли в гости к мисс Мэйсон?
        Эдвина почувствовала, что сердце готово выскочить из груди. Опустив глаза, она напряженно ждала. Как объяснит Эдисон свое присутствие? Боясь показать свое смущение, она старательно намазывала кетчуп на хот-дог.
        - Я? - Эд казался невозмутимым. - Я готовлю здесь хот-доги.
        - Понятно… Вам нравится мисс Мэйсон?
        Двенадцать пар глаз уставились на Эда. Он обвел подростков внимательным взглядом, мучительно подыскивая вариант ответа. Однако не успел он и рта раскрыть, как одна из девочек сказала:
        - У вас платоническая любовь?
        - Плутоническая! А что это такое? - спросила другая.
        - Глупая! Пла-то-ни-чес-ка-я. Это когда мужчина и женщина остаются друзьями, но не целуются и не спят в одной постели.
        Комментарии посыпались со всех сторон. Каждая из девочек пыталась дать собственную трактовку отношений мисс Мэйсон с Эдом и «скользким типом» Чарлзом.
        - Я могу дать точное объяснение, - громко сказала одна, в запачканной белой футболке, с хвостиком на затылке. Она дождалась полной тишины и продолжила: - Мистер Эд - друг мисс Мэйсон, он пришел спасти ее от неприятностей. - Раздались перешептывания. - Тот блондин на красном «мерседесе» - бывший ее бойфренд, которого мы никогда раньше не видели. Он бросил мисс Мэйсон и привез сюда свою новую подругу. А мистер Эд просто играет роль друга мисс Мэйсон, чтобы не оставлять ее одну.
        Эдвина застыла в изумлении. Получив подробное объяснение положения дел, девочки вопросительно посмотрели на них. Наступила тишина.
        - Потрясающе! Просто гениально! - наконец выдавил Эдисон.
        - Ничего особенного, - сказала юная спортсменка. - Просто я брала читать у мамы любовные романы. Там вечно закручиваются какие-нибудь интриги.
        Заразительный хохот Эда заполнил комнату. Эдди постепенно пришла в себя и тоже засмеялась.
        - Не волнуйтесь, мисс Тренер. Мы никому не скажем.
        - Мисс Эдвина, как мы можем помочь вам?
        - Что мы должны сделать?
        Двенадцать ртов не закрывались, предлагая варианты действий. Двенадцать сердец искренне желали помочь Эдди. Еще через час, обсудив всевозможные и невозможные предложения, девочки начали расходиться по домам. Эдвина вдруг почувствовала, как она устала за день: глаза закрывались, ноги подкашивались. С ужасом посмотрела она на остатки праздничного вечера - пластиковые тарелки и стаканы, банки из-под лимонада занимали все мыслимое пространство на столе. Стаканчики от мороженого, запачканные шоколадом, карамелью и еще бог знает чем, горой возвышались в раковине. А пол вообще представлял страшное зрелище.
        - Хорошая вечеринка! - Эд нежно поцеловал ее.
        - Только почему после хороших вечеринок кухня выглядит как поле битвы?
        - Если люди довольны и счастливы, они едва ли должны обращать внимание на такие мелочи. - Эд собрал часть пластиковой посуды и включил кнопку уплотнителя мусора.
        - Тебе понравилось? - спросила Эдди.
        - Фантастический вечер! - Эд усадил ее на стул, заботливо положив ноги на подвинутую табуретку.
        Она расшнуровала кроссовки, наблюдая, как ловко он расправлялся с мусором.
        - Боже! Что здесь происходит? - Чарлз и Хлоя стояли в дверях кухни. На их лицах появилось выражение брезгливого удивления.
        - О! Вы пропустили такую вечеринку! - Эд старательно разыгрывал сожаление. - Хот-доги с приправой, домашнее мороженое… - Он поставил кастрюлю в раковину.
        Хлоя, одетая в простое, но элегантное темно-синее платье, осторожно вошла в кухню. Ее голубые глаза, подчеркнутые умело подобранным макияжем, округлились еще больше.
        - Поразительно, - недовольно протянула она, осторожно обходя стопки пластиковой посуды. - Здесь была полиция? Что-то случилось?
        Эд посмотрел на нее как на сумасшедшую.
        - Эдвина, теперь, когда ты наконец освободилась от многочисленных дел, мы должны обсудить наши проблемы, - начал Чарлз, выдвигая стул на середину кухни. Прежде чем сесть, он протер сиденье чистой салфеткой.
        Эдди попыталась сосредоточиться:
        - Прямо сейчас? - Она сбросила с ног кроссовки.
        - Ты отсутствовала целый день и весь вечер. По-моему, у тебя слишком плотный график. - Чарлз вынул из внутреннего кармана пиджака блокнот и нашел чистое место на столе. - Думаю, сейчас у нас есть прекрасная возможность поговорить.
        Эдвина собралась было что-то ответить, но в этот момент раздался бой часов. «Уже десять», - подумала она. Больше всего на свете ей хотелось спать.
        - Чарлз, я тоже хочу поговорить, - начала она. - Но я еще не проверила тетради с домашними заданиями учеников и… - Она посмотрела на грязный пол и невымытую посуду.
        - Уверен, ты найдешь время.

        Хлоя так и осталась молча стоять у стены, в то время как Чарлз и Эдвина уединились за столом. От нечего делать она стала наблюдать за Эдисоном, хлопочущим по хозяйству. Он взял со стола большую кастрюлю с горячей водой. Мощные мышцы напряглись под короткими рукавами футболки.
        - Наверное, очень тяжело, - промурлыкала Хлоя, подставляя для помощи пальцы с маково-алыми ноготками.
        - Очень, - сухо ответил Эд. Ему совсем не хотелось продолжать разговор.
        - Вы не возражаете, если я помогу? - Продолжая мурлыкать, она начала было собирать беспорядочно разбросанные на рабочем столике пластиковые тарелки. - По-моему, это женская работа.
        Хлоя будто ненароком коснулась пальцами его руки. Эд посмотрел на стоящий в углу обеденный стол. Чарлз был всецело занят беседой и, казалось, не замечал ничего.
        - Справлюсь сам. - Эд с трудом сдерживал себя.
        - Занимался бодибилдингом? - вкрадчиво спросила Хлоя, упрямо продолжая трогать его предплечье.
        - Штангой. - Эдисон начал наливать в кастрюлю новую порцию воды.
        - Почти угадала! - ухмыльнулась Хлоя.
        Эд пытался не замечать ее прикосновений, занимаясь посудой. Однако, когда пальцы начали скользить от его шеи к уху, потом к другому, затем спустились с плеч на спину, он почувствовал, что больше не в силах сдерживать отвращение.
        Стиснув зубы, он поставил полную кастрюлю воды на край раковины. Алые ноготки спускались все ниже…
        Неожиданно раздался пронзительный визг Хлои. Кастрюля выскользнула из рук Эда прямо в раковину, и грязная вода фонтаном обдала ее прическу, лицо и оставила жирные пятна на шелковом платье.
        Хлоя стояла испуганная и задыхающаяся от гнева, а вода струйками стекала по ее ногам.
        - Сумасшедший! Идиот! Кретин! - кричала она, вытирая глаза.
        - Извини. - Голос Эда звучал растерянно. Он отодвинул подальше от нее стопку грязных тарелок.
        Хлоя говорила еще что-то, обильно сдабривая речь французскими ругательствами. Чарлз приподнялся из-за стола, успокаивая жену. С рыданиями она упала ему на грудь.
        - Что ты сделал с моей женой?
        - Так получилось… Я не удержал кастрюлю… - пытался объяснить Эд.
        Эдвина подошла к нему и обняла за талию, рассматривая Хлою. Француженка имела довольно жалкий вид. Эдди почти ликовала.
        - Надо замочить платье в холодной воде, - предложила она, стараясь не расхохотаться.
        - В холодной воде? Изделие от Шанель?! - Хлоя схватила со стола стопку чистых тарелок и со злостью швырнула ее на пол. - Платье безнадежно испорчено!
        Остаток ее гневной речи прозвучал на французском, после чего она выскочила из кухни, оставляя за собой мокрые следы. Чарлз бросил уничтожающий взгляд на присутствующих и удалился вслед за ней.
        Эдвина больше не могла сдерживать смех.
        - Эд, ты видел, как она… А ее волосы… словно мокрая курица…
        Она хохотала от души, так, что слезы брызнули из глаз. Неожиданно она заметила, что Эд и сам имеет довольно жалкий вид: мокрые, торчащие в разные стороны волосы, нос и брови забрызганы. Эдвина закатилась в безудержном смехе.
        - Так что у вас произошло? - наконец спросила девушка, поднимая с пола тарелки.
        - Не могу точно сказать.
        - Почему? - Эдди ждала объяснений.
        - Я же не так глуп, чтобы преднамеренно обливать ее. - Эд принялся убирать последствия аварии.
        - Тогда кто же виноват?
        Он встретился с Эдвиной взглядом.
        - Хлоя.
        - Ты хочешь сказать, что она нарочно вылила на себя воду? - Эдди была в замешательстве.
        - Нет, конечно. - Его голос напрягся, каждое слово давалось с трудом.
        - Эдисон Риверз! Я жду ответа!
        - Она… она трогала меня… за ягодицы. Я дернулся, и тут все произошло. - Его щеки стали темно-малиновыми.
        - Хлоя, жена Чарлза? Замужняя женщина… она посмела трогать тебя… - К возмущению Эдвины, дошедшему до предела, начал примешиваться истерический хохот.
        - Если вы, Эдвина Мэйсон, будете смеяться надо мной, я назову всему колледжу - нет, всему городу - ваше полное имя.
        Эдди округлила глаза:
        - Ты не знаешь его!
        Губы Эдисона медленно расползлись в самодовольной улыбке.
        - Ты знаешь мое полное имя? - переспросила она.
        - Думаешь, нет? Зря, Эдвина Гермиона Мэйсон.
        Еще через несколько минут район бедствия снова превратился в сверкающую чистотой от пола до потолка кухню. Держась за руки, веселая парочка направилась в спальню.
        Пока Эд был в душе, Эдди, уставшая за день, заснула. Не смея тревожить сон любимой, он нежно поцеловал ее в лоб, разложил на полу надувной матрас - свою скромную постель. Эдисон заснул, как только его голова коснулась подушки.

        Эдвина бросила сумку со школьными тетрадями и учебниками около лестницы, ведущей наверх, и направилась в кухню утолить жажду стаканом лимонада. Проходя мимо столовой, она увидела Чарлза, ползающего на коленях по полу и рассматривающего внутреннюю сторону столешницы. Блокнот и калькулятор валялись рядом.
        Эдди хотела промочить горло, но остановилась. Ведь рано или поздно ей все равно придется встретиться с этим человеком лицом к лицу.
        - Что-нибудь потерял? - Она заглянула под стол.
        Чарлз продолжал свои странные поиски. Эдди ждала.
        - Я хотел бы найти ярлык с указанием изготовителя этого стола, - сообщил он, поправляя взъерошенные волосы.
        - Зачем? - Она разгладила складки на льняной скатерти.
        - Зная координаты предприятия, я смогу узнать цену стола. - Чарлз сделал какие-то пометки в блокноте. Эдвина повернулась и направилась в кухню. Лучше его не беспокоить, подумала она. Если обращать внимание на эти странности, то головная боль, мучившая ее с самого утра, разрастется в жуткую мигрень. Она вынула из холодильника кувшин и окликнула Чарлза:
        - Хочешь?
        Закончив поиски, он переместился за стол кухни и начал перелистывать страницы блокнота.
        - Да, пожалуй.
        Эдвина открыла буфет, чтобы достать стаканы… Три полки, где обычно хранилась посуда, были почти пусты. Взгляд девушки перенесся на раковину. Сверкавшая белизной после полуночных стараний Эда, она была теперь заставлена стаканами и тарелками, кастрюлями и сковородками. Баночки и коробочки, которые Эдвина содержала в идеальном порядке, валялись на рабочем столике.

«Не приснилась же мне вчерашняя уборка?» - подумала она. С трудом разыскав два чистых стакана, она наклонила кувшин. Увы, кувшин был пуст. Она открыла дверцу морозильной камеры, где держала запасы концентрата. Там царил беспорядок. Пакеты из фольги, в которые она заботливо укладывала мясо и овощи, были выпотрошены. Этикетки разорваны. Она наконец добралась до баночек с концентратом.
        - Черт возьми! - закричала Эдди, с шумом захлопывая дверцу морозилки.
        - Что-нибудь не так? - Чарлз оторвался от бумаг.
        - Не так?! Посмотри на мою кухню! Ты видишь, что у меня что-нибудь не так?
        Чарлз огляделся по сторонам.
        - По-моему, нет никаких причин повышать голос.
        - Я буду повышать голос столько, сколько захочу, - разрыдалась Эдвина. - Что ты сделал с моим домом?
        - С нашим домом, - поправил Чарлз.
        Эдвину бросило в жар. В задумчивости она взяла большой кухонный нож. Повертев его в руках, положила на край стола. «Никакой суд в мире не оправдает меня, - подумала она, - даже при данных обстоятельствах». Пожалуй, выкрасить целый дом было куда легче, чем теперь определить его владельца.
        Стараясь отключиться от грустных мыслей, Эдди начала считать. Один, два, три… десять… двадцать… сорок… На счет «шестьдесят» Эдди начала один за другим загибать пальцы. Она медленно приходила в себя. Где-то внутри рождалось и нарастало, как снежный ком, желание отомстить за унижения последних дней.
        - Я наконец получу стакан лимонада? - раздался недовольный голос Чарлза.
        Единственным ответом Эдди был глухой стук кулака по двери, будто этот удар навсегда разбивал все то, что когда-то связывало ее с этим человеком.

        Глава 7

        Дверь спальни хлопнула с такой силой, что, казалось, была способна разрушить весь дом. Эдвина не могла унять дрожь. Освободив длинные волосы от заколки, она уронила голову, давая волю слезам.

«Только слушай каждое мое слово, - вспомнила она слова Эда. - Они исчезнут в три дня». Девушка нервно расхаживала по комнате. «Нет, мне не удалась роль послушной жены, и никто никуда не уехал». Эдди была готова швырнуть на пол первое, что попадется под руку. Не найдя подходящего предмета, она усилием воли заставила себя пойти в ванную. Может, прохладный душ немного охладит ее!
        Измученная июньской жарой, проведшая полдня в школьном кабинете без кондиционера и затем несколько часов под открытым солнцем на спортивной площадке, Эдди чувствовала себя разбитой. Она доплелась до ванной в предвкушении освежающей прохлады… и, открыв дверь, застыла на месте.
        Ее вещи были разбросаны повсюду. На кафельном полу проступали грязные лужи. Подобно матросу на палубе корабля, она с трудом добралась до противоположной стены, заглянула в раковину. Пожалуй, стоит умыться холодной водой, чтобы прийти в норму, подумала Эдди. Ее взгляд упал на навесную полочку над раковиной. Пластмассовые ящички были расставлены на ней в несколько рядов, открывая взору косметику всех известных парфюмерных фирм мира. Образцы баночек и тюбиков всех мастей, которые только можно было себе представать, красовались, как на выставке.
        Еще через минуту, набравшись смелости, Эдвина отодвинула клеенчатую занавеску, чтобы заглянуть в большой бак для воды. Увы! В нем не было ни единой капли!
        - Прекрасно, - сказала она вслух. - Я приняла отличный душ! Освежилась. Отдохнула. Может быть, стоит только задвинуть занавеску, как придет фея из сказки и все исправит?
        Эдди решила проверить содержимое навесного шкафчика над ванной, открыла дверцу и, поднявшись на цыпочки, увидела перед собой… пустые полки.
        - Проклятие! - закричала она, захлопнув дверь ванной.
        Оказавшись одна в спальне, Эдди сорвала с себя мокрую от пота футболку и начала судорожно сбрасывать вещи со стульев и кровати. Собрав их в большую корзину, она направилась вниз, к маленькой кладовке, оборудованной для стирки белья, посылая проклятия незваным гостям этого несчастного дома.
        - Благодарю тебя, Боже, за все эти маленькие радости! - рыдала она, не сдерживая эмоций.
        Быстрыми шагами девушка спустилась вниз. Если будет такой же беспорядок и в кладовке, она, наверное, схватит нож, оставленный в кухне, и…
        Чарлз оторвал голову от блокнота, когда Эдвина бурей пронеслась мимо. Он собирался что-то сказать, однако одного взгляда на нее было достаточно, чтобы снова углубиться в вычисления.
        За несколько секунд Эдди наполнила стиральную машину и установила режим стирки.
«Если я хочу успеть принять душ и вернуть ванной привычный вид, - подумала она, - надо возвратиться сюда через час, чтобы загрузить сушилку». Подобно молнии, она снова промелькнула в кухне и помчалась наверх. Чарлз больше не пытался заговорить с ней. «И слава Богу», - подумала она.
        Очутившись снова в ванной, Эдди окинула взглядом огромное количество баночек, коробочек, пузырьков и тюбиков, которые занимали все свободное пространство. Столько же она видела разве что в аптечной лавке или парфюмерном отделе большого городского универмага.
        Первое, что она сделала, - расставила свои вещи на полки навесного шкафчика. В следующие несколько минут вся парфюмерия Хлои была аккуратно убрана в стеллаж с выдвижными ящиками. В каждый были заботливо уложены, согласно назначению, тушь и тени, пудра и кремы, бигуди и средства для волос. В нижнем ящике оказались предметы, принадлежавшие скорее всего Чарлзу: бритва и одеколон. Теперь все было разложено по местам.
        Взглянув на часы, Эдди помчалась вниз, чтобы положить выстиранные вещи в сушильный шкаф. Еще через пару минут она стремительно поднялась в ванную, чтобы оттереть раковину и вымыть пол и стены. С корзиной свежего белья она возвратилась в спальню. Шаги ее стали медленнее. Господи, наконец с этим покончено. Теперь можно спокойно принять душ.
        - Что ты сделала? - раздался крик Хлои. - С моими вещами! С моей косметикой! Где она?
        Эдди направилась в ванную, моля Бога, чтобы весь ее труд не оказался напрасным.
        - С чем сделала? А где она была до этого? По-моему, в твоей комнате есть туалетный столик. Ах, на нем не хватает места? - Эдди говорила ледяным тоном.
        - Я же не могу класть косметику на стул! Комната такая маленькая! - Хлоя пищала, подобно назойливому комару. - Кроме того, в ванной больше света.
        Эдди молчала.

«Нельзя позволять себе распускаться! Не спорь с ней, иначе вообще никогда не примешь душ!»
        Она постаралась придать голосу тон строгой, но справедливой учительницы, спокойно дожидающейся, пока ученики в классе наконец угомонятся:
        - Я убрала твои вещи на место. Вот они, в этих ящиках, разложены по назначению.
        - Как ты посмела?! - Хлоя захлебывалась от гнева.
        - Иди сюда и смотри, - приказала Эдвина. - Если хоть одна вещь будет переставлена, все это окажется в мусорном ведре! - Она подвела Хлою к стеллажу. - Последние два часа моего драгоценного времени я потратила на то, чтобы вернуть себе свою ванную, и не позволю никому нарушать заведенный здесь порядок. И если вы намерены здесь оставаться, запомните: я вам не горничная! Если тебе не нравится, можешь забрать это в свою комнату. А я прямо сейчас собираюсь принять душ. - Хлоя была выставлена за порог. - Предпочитаю делать это в одиночестве.
        С последними словами дверь была заперта изнутри.
        Еще некоторое время Эдвина стояла в тишине, прислушиваясь, как Хлоя зовет Чарлза, разыскивая его по всему дому. Она включила воду на полную мощь, бросила в ванну несколько кубиков концентрата с запахом сирени и спустя мгновение с наслаждением окунулась в ароматную пену.

        Эд навалился могучим плечом на дверь ванной, удивляясь, почему она не поддается, вошел… и застыл на месте, увидев обнаженную Эдвину, полулежащую в пене. Ее голова была откинута, а распущенные волосы почти касались пола.
        Она беззаботно болтала ногой, создавая как бы игрушечные волны, в которых то исчезали, то появлялись вновь ее круглые плечи. Прямо над водой она держала книгу, поглотившую, казалось, все ее внимание. Она читала быстро, с нетерпением переворачивая страницы.
        Эд сделал большой глоток из стакана с лимонадом. Это не помогло. Он хотел потихоньку уйти, но ноги не слушались. Эдисон закрыл глаза, представляя себя эскимосом в снегах Аляски. Вместо этого воображение рисовало образ прекрасного тела Эдди, контраст загорелых рук, смуглых стройных ног с молочной белизной груди и живота. Эд почувствовал, что задыхается от накатившей волны чувственного безумия. Набрав в легкие побольше воздуха, он попытался побороть нахлынувшую страсть. Его сознание подсказывало, что надо бежать отсюда, освободив себя от искушения, однако ноги отказывались повиноваться.
        Эд закрыл глаза и заставил себя представить вместо Эдвины дряхлую старуху. Седые волосы, дряблая кожа, круги под глазами… Нет, нет, нет! Все напрасно! Перед ним представал прекрасный образ милой Эдди в одной из любимых коротеньких ночных рубашек! Эд почувствовал, как весь напрягся от желания.
        Наконец, с трудом сделав насмешливую ухмылку, он беззаботно спросил:
        - Ну как, он ее уже поцеловал?
        От неожиданности Эдвина вздрогнула. Книга упала. Вода полилась через край.
        - Посмотри, что ты наделал! - закричала она, одной рукой показывая размокшую бумагу, а другой держась за край ванны.
        - Разве они еще не поцеловались? - спросил Эд как ни в чем не бывало. Прислонившись к косяку двери, он покрутил стаканом, в котором еще звенели кубики льда. - Как же так?
        - Вот так! - Эдвина запустила в него мокрой книжкой. Эд увернулся, и она пролетела мимо. - Как ты оказался здесь? - Девушка оглядывалась вокруг в поисках полотенца.
        - Старые двери очень легко поддаются. - Эд облизывал кусочки льда. - Мы с братом все время так баловались, когда были детьми.
        - Это невиданное бесстыдство! - возмутилась Эдди. - Ты должен немедленно выйти вон.
        Эд только усмехнулся.
        - Сейчас же! - закричала она, схватив мокрую салфетку.
        - Но…
        В этот момент прямо в него полетела мокрая холодная тряпка.
        - Ой, не надо! - кричал Эд, изображая страх и ужас, а сам искоса глядя на Эдвину.
        Она тем временем искала и не находила полотенце. Наконец Эдди увидела его лежащим в самом углу, на куче одежды, так, что достать его можно было, лишь покинув ванну. Она была в замешательстве.
        Эдисон сразу догадался, в чем дело. Он схватил полотенце и вытер лицо и волосы.
        - Ну и долго ты собираешься купаться? - спросил он. - Смотри, губы уже посинели! Не замерзла?
        Действительно, руки и шея Эдвины покрылись мурашками - ведь вода в ванне давно остыла. А тут еще свежий ветерок подул в расположенное под потолком маленькое окошко.
        - Пожалуй, я и вправду замерзла, - сказала она, стуча зубами.
        - Не пора ли выходить? - невинным голосом спросил Эд. - Тем более что Чарлз просил тебя побыстрее спуститься. - Эд устремил глаза в потолок и, чтобы раздразнить ее еще больше, добавил: - Он сам хотел прийти сюда. А Хлоя… ей просто не терпится помочь тебе с приготовлением обеда!
        Упоминания о Хлое, точнее, о ее участии в ведении хозяйства, было достаточно, чтобы Эдди мгновенно вскочила. Спустя секунду она вспомнила, что стоит совершенно голая, и быстро бултыхнулась обратно.
        - Хлоя? Она собирается готовить обед? Только через мой труп! Подай мне скорее полотенце и уходи отсюда, дай же мне одеться!
        - Да? - Эд продолжал дразнить девушку. - А какой выкуп будет за это?
        Эдвина издала недовольное рычание, подобно разозленному тигру, и потянулась за полотенцем. Эд отступил на шаг.
        - Ладно уж, одевайся.
        Стоя в дверях, Эд шепнул:
        - Кстати, у тебя такие аппетитные булочки! - и закрыл дверь.

        Эдвина вылезла из ванны и насухо вытерлась полотенцем. «Наверное, я должна хорошенько отругать его, - подумала она. Но вместо обиды тихонько рассмеялась. - Ну разве можно злиться на него?! Ответ прост - нельзя. Только эта дурацкая шутка с полотенцем… Да он и не успел ничего увидеть!» - утешала себя Эдди.
        Неожиданно в голове Эдди пронеслась неприятная мысль. Кто, как не Эд, проводил с ней в одной комнате ночи и ни разу не притронулся к ней? Кто, как не Эд, остался наедине с ней в ванной и не воспользовался ситуацией? Пожалуй, это странно для нормального мужчины… любимого мужчины.
        В задумчивости она прислонилась к двери. Почему мысль о человеке, которому она неинтересна как женщина, приводит ее в замешательство? Ведь предательство Чарлза абсолютно не трогало ее. Было только безразличие.
        Девушка повернулась к зеркалу и стала придирчиво разглядывать свое отражение. Прелесть молодого стройного тела не скрывал наброшенный тоненький халатик.
        Не найдя никаких изъянов в своем облике, Эдди принялась расчесывать длинные каштановые волосы.

«И все-таки что-то отталкивает от меня мужчин, - волновалась она. - Мужчин… Впрочем, все они - непроходимо глупые существа. Забудь о них, Эдвина!»
        С грустной улыбкой она покинула ванную.

        Глава 8

        Эдвина не спеша одевалась. Она долго рассматривала свои наряды, выбрав наконец бледно-голубую футболку с ярким рисунком и темно-синие шорты. Открыла нижний ящик шкафа и подобрала синие спортивного типа тапочки.
        Девушка вернулась в ванную и тщательно уложила волосы с помощью пары золотистых гребешков, купленных когда-то на распродаже. В комплект входила красивая заколка, которой она собрала волосы на затылке. Затем Эдвина приступила к макияжу. Немного туши и теней для век, чтобы подчеркнуть глубину зеленых глаз. Она никогда не пользовалась пудрой или тональным кремом - естественный здоровый румянец выгодно отличал ее от Хлои.
        Довольная собой, Эдди вышла из ванной и, спускаясь, услышала раздававшиеся внизу негромкие голоса. «Все равно встреча неминуема», - подумала она, заставляя себя изобразить на лице подобие улыбки. Ее шаги были мягкими и бесшумными. Остановившись в темноте перед дверью в кухню, она набрала в легкие побольше воздуха и…
        - О, храбрый укротитель смело входит в клетку с дикими львами! - откуда-то из-за угла раздался голос Эдисона.
        - Эд, ты думаешь, это очень умно - подкрадываться и пугать меня? - возмутилась Эдвина. - Откуда ты взялся?
        - Я - ниоткуда. Просто поджидал тебя. - Эд лукаво подмигнул, осматривая ее с головы до ног.
        Она почувствовала, как кровь предательски подступает к щекам. Оказавшись через мгновение в объятиях Эда, девушка с трудом могла унять дрожь, вызванную его прикосновением.
        - Ты наконец дашь мне пройти?
        - С превеликим удовольствием! - сказал Эд, однако он и не думал ее пропускать, нежно целуя в виски.
        - Пойдешь со мной? - Она мягко отстранила Эда.
        - Ни за что на свете не пропущу предстоящего спектакля!
        Держась за руки, они появились на сцене, точнее - на арене борьбы, именуемой кухней. Чарлз и Хлоя стояли по разные стороны стола. Увидев Эдди, Хлоя покраснела, а левый глаз Чарлза нервно задергался.
        Эдвина заставила себя не замечать любопытных взглядов.
        - Чарлз, ты, кажется, хотел поговорить, - небрежно произнесла она, присаживаясь около окна. - Я готова.
        Девушка скрестила пальцы рук. Боже, чего ей стоило надеть на себя эту маску надменного безразличия!
        Эд вытаращил глаза, рассматривая рисунок на футболке Эдвины. На фоне голубого в облачках неба был изображен домик с трубой, из которой шел дымок. Над картинкой была надпись большими буквами: «Это мой дом». Широко улыбаясь, он устроился рядом с Эдди и взял ее руки в свои.
        Глаза Чарлза остекленели, когда он рассмотрел надпись. Суставы пальцев побелели - с такой силой он сжал спинку стула. Чарлз отстранил Хлою.
        - Что все это значит? - прошипел он.
        Эдвина пожала плечами:
        - Всего лишь подарок моих учеников. Ребята сами разрисовали. Особенно здорово получился дом, правда?
        Эд отвернулся, сдерживая подступающий приступ смеха. Надо было видеть злобный огонь во взгляде Чарлза, его лицо, побледневшее от ярости.
        - Ничего хорошего! - отрезал он, зачем-то поднимая стул и с грохотом опуская его на пол.
        - Они думали, что надпись «сладкий дом» будет слишком приторной, - продолжала объяснять Эдди.
        - Эта надпись имеет какое-то отношение к данной ситуации? - спросила Хлоя, присаживаясь к столу.
        - Надпись? - Эдвина заботливо разгладила складочки на груди, любуясь очаровательной картинкой. - Этот дом когда-то принадлежал семье Истонов, и в городе так и называли его: дом Истонов. Даже позже, когда он перешел к Хэмфри, а потом к Томпсонам. И только после того, как я перекрасила его в ярко-желтый цвет, отреставрировала, люди стали называть его домом мисс Эдвины Мэйсон.
        Выслушав подробные объяснения, Чарлз занял место рядом с Хлоей. Держа в руках блокнот, он нахмурил брови, когда жена затараторила ему в ухо. Малопонятная французская речь, да еще в таком быстром темпе, звучала для Эдвины как одно длинное-предлинное слово.
        Положив ногу на ногу, Эдди принялась тщательно расправлять скатерть на столе. Закончив работу, она придвинулась к Эду и начала потихоньку дуть ему в шею, а он улучил момент, чтобы лизнуть ее мочку.
        - Ты коварная женщина, - тихо проговорил он. - Знаешь ведь, что я не могу сопротивляться.
        - Ох, Эд, ты сам невозможный человек! - звонко захохотала она, невольно привлекая внимание двоих, сидящих напротив.
        - Мы прервались, - громко заметил Чарлз, нервно барабаня пальцами по столу. Чувствовалось, чего ему стоило сдерживать гнев.
        Перелистав страницы блокнота, он продолжил:
        - Мы должны подсчитать все расходы, которые ты, Эдвина, понесла за прошедший год.
        Эдди не слушала. Она была слишком далеко, купаясь в глубине шоколадных глаз Эдисона и любуясь золотистыми искорками, сверкающими в его зрачках. «Я не должна его больше целовать, - подумала она, отодвигаясь от Эда. - Я не должна это делать. По крайней мере сейчас». Усилием воли она заставила себя повернуться к Чарлзу.
        - Да, расходы… - протянула Эдди.
        - У меня есть список всех приобретенных тобой вещей, о которых ты сообщала в письмах, - начал Чарлз, просматривая бумаги. - Может, что-то не учтено?
        - Возможно. Но я сохранила все квитанции и чеки. Они лежат в столе.
        - Я хотел бы взглянуть на них, прежде чем прийти к окончательной цифре. Однако, думаю, что, если к первоначальной цене дома в семь с половиной тысяч долларов добавить затраты на ремонт и меблировку, получим цифру около десяти тысяч. Именно за эту цену я собираюсь выкупить твою часть дома вместе с мебелью, конечно, дополнительно компенсировав половину покупок.
        - Выкупить мою часть? - вспыхнула Эдди.
        - Кажется, мы уже договорились об этом в день нашего приезда.
        - Но я сказала, что не собираюсь продавать свой дом, - спокойно ответила она. - Ни один стул отсюда не будет продан.
        Хлоя толкнула Чарлза под локоть. Искоса бросив взгляд на ее холодно-голубые глаза, он заговорил снова:
        - Думаю, мы сумеем договориться. Если десять тысяч кажутся тебе недостаточной суммой, мы с Хлоей увеличим ее.
        Эд нервно заерзал на стуле. Эдвина спокойно положила руки на стол, не отрывая взгляда от Чарлза.
        - Мне не требуется от тебя никаких компенсаций. Я не желаю возвращения средств, вложенных в покупку и реставрацию мебели. Я не собираюсь продавать свой дом! - чеканя слова, сказала она. - Но обещаю подумать над тем, как тебя лишить права раздела дома!
        Эдди встала и принялась расхаживать по кухне. Чарлз резко вскочил, подбежал к ней почти вплотную и крепко вцепился в запястье.
        - О чем ты говоришь? - почти зарычал он.
        Девушка пыталась освободиться, однако его пальцы не разжимались.
        - Это мои сбережения послужили основой для покупки дома! Именно из моих средств вносились авансовые платежи! Я сама оплачивала коммунальные услуги! Благодаря моим стараниям старая развалюха превратилась в прекрасный дом! - не сдерживая себя, кричала Эдди. - Я не собираюсь отсюда уезжать, а заставлю тебя сделать это! - Она с силой вырвала руку и отступила на шаг. - Я только сделала дом красивым и удобным, и если ты собираешься оставаться здесь со своей женой еще какое-то время, будь любезен не оставлять после себя грязь и беспорядок, иначе, живая или мертвая, я посажу тебя в тюрьму за покушение на частную собственность.
        Она направилась к двери, одарив присутствующих улыбкой Чеширского кота. Эд тоже поднялся. Уже держась за ручку двери, он посмотрел на Чарлза:
        - Полностью поддерживаю свою жену! Может быть, мистер Уитни, вам будет интересно узнать, с кем разговаривала сегодня Эдди? С сыном шефа городской полиции. Этот человек сделает для нее все!
        С этими словами он покинул поле битвы.
        - Эй, подожди! - крикнул Эд, догоняя девушку уже на улице. Широко размахивая руками, Эдди шла быстрым шагом, бормоча себе под нос: «Он сказал, что в три дня они покинут дом! Три дня моего нечеловеческого терпения. Боюсь, что не выгоню их и через тридцать три, и даже через сто три дня. Скорее сама вылечу отсюда первой!»
        Эд не стал прерывать ее, понимая, что Эдвина должна выговориться - только тогда она сможет унять бушевавшие страсти. Между тем Эд еле поспевал за ней. Помогли ежедневные утренние пробежки, иначе он давно бы задохнулся от бешеного темпа. Следующие два километра пути они преодолели в полной тишине в рекордно короткий срок.
        Эдвина, казалось, не замечала никого вокруг. Гнев, сознание собственной беспомощности заполнили все ее существо. Она не видела учеников, попадавшихся навстречу, не чувствовала, каким прерывистым стало ее дыхание, просто шла куда глаза глядят и опомнилась только тогда, когда асфальт под ногами сменился тропинкой городского парка.
        Очутившись на небольшом пригорке, Эдди присела на корточки и положила дрожащие руки на колени.
        - Достойная речь! - воскликнул Эд, опускаясь на траву позади нее. - Браво!
        Эдвина с наслаждением растянулась на траве, посмотрела на предзакатное небо.
        - Ты что, участница марафонских забегов? - спросил Эд, удобно устроившись рядом.
        - Нет. - Она перевела дыхание. - Думаешь, у меня бы получилось?
        - По-моему, у тебя и так проблем хватает.
        Они лежали на теплой летней земле, среди сочной июньской травы, любуясь последними лучами заходящего солнца, постепенно таявшими за горизонтом.
        - Думаешь, я зашла слишком далеко? - наконец спросила Эдди, освобождая волосы от заколок.
        Он только сильно сжал ее пальцы, и они исчезли в его огромной ладони.
        - Ответь же! - потребовала она.
        - Почему ты спрашиваешь об этом? По-моему, ты поступаешь правильно и нет повода для подобных мыслей.
        То, что произошло минуту спустя, было так неожиданно, что у Эдвины перехватило дыхание. Погруженная в свои тягостные мысли, она и не заметила, как ее указательный палец, управляемый рукой Эда, раздвинул его губы и очутился на кончике языка.
        Постепенно веселое щебетание птиц в парке затихло, только двое оставались лежать в траве, не замечая ничего вокруг. Когда их руки встречались, чтобы переплестись и затем расстаться снова, дыхание учащалось, а глаза полыхали огнем страсти.
        - Ой, смотрите, учитель математики и мисс Мэйсон! - раздались детские голоса. Мимо промчались ребята на велосипедах.
        Какая-то молодая мама настойчиво звала домой заигравшегося малыша.
        - По-моему, пора угоститься мороженым. - Эд вскочил на ноги. - Пошли!
        Через несколько секунд он тянул ее за руку к улице, навстречу огням магазинов и фургончиков со всякой снедью.
        Эдди шла за ним, даже не сопротивляясь; где-то в глубине ее сознания витали неясные мысли. Она не заметила, как в ее руках оказался аппетитный вафельный рожок, а язык начал слизывать капли подтаявшего мороженого, стекавшего с вершины конуса. Она посматривала на Эда из-под опущенных ресниц, представляя, будто его язык нежно раздвигает ее губы и трепетно касается влажного языка.
        Девушка мысленно перенеслась в свой дом, куда они оба направлялись. Увы, ее спальня не станет тем местом, где можно было бы дать волю охватившему ее желанию.
«Почему мне так не везет с мужчинами? - подумала Эдвина. - Или в этот раз повезло? . Но если я позволю сердцу полностью завладеть сознанием, то я - самая глупая из женщин. Сейчас надо быть предельно осторожной. Если мои чувства к Эдисону Риверзу не выдумка, если они настоящие, то проверить их можно только временем. Я смогу сделать это лишь тогда, когда наконец освобожусь от незваных гостей, разорву узы, связывавшие меня с Чарлзом Уитни, приду в себя и успокоюсь. Если Эд действительно любит меня, значит, этот человек останется со мной».
        Она искренне надеялась на это.

        Эдвина с тяжелым школьным портфелем в руке направилась через столовую в свой кабинет. Больше всего ей не хотелось встретить Чарлза с его вечным вопросом о ценах на стулья и шкафы, занавески и бог знает на что еще. У нее была куча дел - надо проверить тетради, просмотреть кое-какие бумаги. Эдди считала, что ее личные проблемы не должны отразиться на качестве уроков летнего курса истории.
        Она открыла дверь в кабинет и застыла в изумлении. За письменным столом сидел Чарлз, поочередно открывая ящики и просматривая их содержимое.
        - Что ты здесь делаешь? - Она поставила портфель на пол и подошла ближе.
        Чарлз нехотя обернулся.
        - Ты говорила, что сохранила все чеки и квитанции. А поскольку наша миссис учительница очень загружена на работе, я решил найти их сам, - холодно объяснил он, открывая лежавшую на столе папку.
        - Это мои личные бумаги! Ты не имеешь права совать сюда свой нос! - Эдвина пододвинула папку к себе.
        - Как, по-твоему, мы сможем определить стоимость дома, если не будем знать цену всех покупок? - спросил он надменно, снова забирая папку.
        Эдвина глубоко вздохнула, стараясь не злиться. Она знала, что обиды и слезы не помогут ей добиться своего. Только бы не выглядеть визгливой истеричкой. Ее голос приобрел снисходительно-спокойный оттенок:
        - Нам не требуется определять точную стоимость дома.
        - Пожалуй. Однако я хотел бы знать, насколько увеличилась первоначальная цена. - Чарлз продолжал медленно перелистывать бумаги, отмечая что-то в блокноте.
        - Дом не продается! - вспылила Эдди, мгновенно забыв о принятом решении, лишь только Чарлз снова заговорил на больную тему. - У меня нет повода отдавать тебе свой дом!
        - Дорогая, ты ведешь себя неразумно. - Чарлз наконец поднял голову от бумаг. - Я прекрасно знаю, сколько ты получаешь. Даже если учесть зарплату твоего муженька, дальнейшие расходы на ремонт и налоги будут для вас слишком обременительны. Поэтому мы с Хлоей решили освободить тебя от этого тяжелого груза. Конечно, мы не выпроводим вас, не компенсировав затраченный труд.
        - Почему-то беспокойство о моем достатке не тревожило тебя весь прошлый год. Ты ни разу не поинтересовался, из каких средств я платила. Точнее, не я, а мы.
        - Ты не права, Эдвина. Эти расходы были лишь выполнением твоей части финансовых обязательств по договору, - резко возразил Чарлз, открывая чистый лист блокнота.
        - Моей части?! - Она напряженно смотрела в его лицо. - Ты просто одурачил меня. За все это время я ни разу не видела, как ты выполняешь свою часть обязательств.
        Чарлз поднялся, резко отодвинув стул.
        - Эдвина, я, кажется, объяснял тебе, что жизнь в Париже начисто опустошила мой кошелек.
        - Ах да, твоя парижская жизнь… Наверное, она была очень бурной! Да и где взять денег на ухаживания за будущей женой! - Эдди бросила на него взгляд, полный презрения.
        - Послушай, Эдвина, поначалу мы с Хлоей просто встречались на приемах ее отца, главы департамента экономики, на различных светских раутах. - Чарлз явно нервничал. Это было заметно по тому, как сощурился его левый глаз. - И только когда наши отношения стали более серьезными, я объяснил ей свою ситуацию.
        - Так же, как объяснил сейчас мне? - Эдди приблизилась к Чарлзу. - А может быть, ты забыл ей рассказать о невесте, которая ждет тебя дома?
        Лицо Чарлза покрылось красными пятнами.
        - В начале знакомства в этом не было необходимости… - Он с трудом подбирал слова.
        - Конечно, а потом - тем более, - закончила Эдди.
        - Ты не дослушала меня. - Чарлз отступил на шаг. - Ее отец был нашим куратором в Сорбонне.
        - Ах, понятно, разве можно было волновать папочку!
        - Ты же знаешь мир науки, Эдвина! Получение докторской степени во многом зависит от хороших отношений с руководством. - Чарлз снова потянулся за папкой.
        - Пожалуй, я лучше знаю подлецов и негодяев из мира науки, - сказала Эдди, выхватывая бумаги из его рук.
        Папка выскользнула, и документы рассыпались по комнате. Подобрав их, Эдди поднялась с колен и продолжила:
        - Именно один из них пообещал связать со мной жизнь. Но подлецы не держат своих обещаний! Хорошо! Зато я сдержала данное слово. Я отреставрировала дом. Я делала платежи по счетам. Я выполнила свои обязательства по контракту и считаю себя его единственным полноправным владельцем.
        - Но… мое имя тоже внесено в договор как имя совладельца, - попробовал возразить Чарлз.
        - Правильно. Это означает лишь, что ты имеешь право на оплату половины первоначального взноса, - согласилась Эдди. - У меня есть все доказательства того, что твое участие в содержании дома этим и ограничивается. Поэтому я не собираюсь отдавать его только потому, что так захотелось тебе и твоей женушке.
        - Значит, вопрос с продажей дома мы будем решать в суде, - злобно произнес Чарлз, однако без особой уверенности.
        Эдвина выдержала паузу. Если ее бывший жених вдруг узнает, что Эд ей не муж, он… неизвестно, на что он может пойти. Она занервничала.
        - Пожалуйста, если тебе так хочется, - наконец произнесла девушка.
        Эдди вздернула подбородок. Это было хорошим знаком.
        В негодовании Чарлз резко распахнул дверь и покинул комнату.
        Оставшись одна, Эдди присела к столу. Решительно настроенная, она не испытывала ни капли отчаяния. За несколько минут бумаги были рассортированы и аккуратно положены в папку. В сложившейся ситуации, когда эти документы стали предметом спора, Чарлз мог сделать так, чтобы они незаметно исчезли.
        Эдди убрала папку в портфель, с которым ежедневно ходила на работу.

        Глава 9

        Хлоя, одетая в изящный полотняный костюм, сидела на стуле, обитом искусственной кожей, и оглядывалась по сторонам. С минуты на минуту должен был появиться представитель агентства по недвижимости, вызванный Чарлзом. Хлоя сгорала от нетерпения.
        - Когда наконец эти люди соберутся продавать дом?
        - Сначала нужно получить согласие Эдвины, дорогая. - Чарлз небрежно перелистывал страницы старых журналов, лежащих на столике в углу. - Думаю, когда она узнает, насколько выросла стоимость дома после реставрации и какую выгоду можно получить от его продажи, эта дурочка больше не будет проявлять свое глупое упрямство.
        - А что, если эта дурочка откажется? Я не чувствую себя хозяйкой в доме, - ворчала Хлоя. - Нет нормальных платяных шкафов, и какое-то странное деление полок в ванной. Как ты собираешься принимать здесь университетских коллег, если эти идиоты вечно путаются под ногами?
        - Дорогая, все скоро закончится. Эдвина не готова к конфронтации. Думаю, она долго не продержится, стоит завести судебное разбирательство.
        - Зачем же ты пригласил агента по недвижимости? - спросила Хлоя.
        - Видишь ли, нет ничего плохого в том, чтобы посоветоваться со знающими людьми, - уверил ее Чарлз. - Если только мы не продадим дом без согласия другой стороны.
        - Разве так можно? - Коварные огоньки мгновенно зажглись в ее аккуратно подведенных глазах.
        - Нелегально - да.
        - Выставить дом на продажу? А когда найдется покупатель, быстро провернуть сделку и они вылетят отсюда с причитающейся суммой в кармане?
        - Боюсь, Хлоя, спешка здесь неуместна. - Чарлз повернулся к окну и принялся рассматривать зеленую лужайку перед домом.
        - Возможно, но хотелось бы побыстрее с этим покончить. - Губы красавицы вытянулись в брезгливой улыбке.
        Дверь в комнату распахнулась, и на пороге появился маленький человечек с бегающими глазками.
        - Надеюсь, не заставил долго ждать. Это не в правилах нашего агентства, - сказал он, входя в комнату. - Я Эл Крокер, а вы, должно быть, мистер и миссис Уитни. Чем могу быть полезен? Садитесь, садитесь!
        Он пожал руки Чарлзу и Хлое, прежде чем занять стул напротив них.
        - Мы хотели бы обсудить вопрос о продаже моего дома в Хендриксберге, - начал Чарлз. Он нервно забарабанил пальцами по столу.
        - Записываю точный адрес. - Крокер сделал пометку в тетради.
        Чарлз задал несколько вопросов. Его интересовали мельчайшие детали. Наконец Крокер отложил ручку и взглянул на сидящих перед ним людей.
        - Итак, речь идет о продаже? - Он обнажил зубы в улыбке. - Надеюсь, вы не намерены покидать наш милый городок?
        - Не совсем. - Чарлз бросил взгляд на Хлою. - Видите ли, я купил этот дом еще до того, как встретил жену и получил место в университете.
        - Холостяцкая жизнь! Понимаю, понимаю. Многие жены хотят, чтобы их мужья порвали с прошлым. Помню, миссис Крокер тоже. - Крокер закатил глаза, предаваясь воспоминаниям. - Когда мы поженились, она настояла на продаже моего дома и покупке нового, который нравился ей.
        - Да, - подтвердил Чарлз. - Моя жена француженка, и жилище в викторианском стиле не совсем в ее вкусе.
        - Ах вот что. Мне показалось, я слышал французскую речь, входя в дом, - улыбнулся Крокер. - Француженки обладают изумительным чувством стиля. Кстати, у меня на примете есть неплохой вариант для вас. Намного просторнее, такой, каким должен быть дом университетского профессора. Более подходящий для приемов. - Речь Крокера лилась бурным потоком.
        - Как это прекрасно! - воскликнула Хлоя, грациозно вскинув голову. - Однако в данный момент мы заинтересованы лишь в продаже этого дома.
        - Конечно, конечно. Прежде чем купить новый, вы должны избавиться от старого, - кивнул Крокер. - Я хорошо знаком с людьми, живущими по соседству с вами. Насколько мне известно, дом называли владением Истонов. Прелестное местечко!
        - Пожалуй, - согласилась Хлоя. - Этот дом, несомненно, имеет определенный шарм, но совсем не в моем вкусе.
        - Да. Дом женщины - это выражение ее личности.
        - Полностью с вами согласна. Вы меня понимаете. - Легкая улыбка тронула ее губы.
        Чарлз откашлялся, возвращая присутствующих к главной теме разговора.
        - Наши планы на будущее, несомненно, будут зависеть от оценочной стоимости дома.
        - Давайте обсудим. - Крокер с сожалением переключился на Чарлза. - Прежде всего необходимо произвести его оценку. За прошлый год здесь были сделаны важные изменения, и стоимость дома возросла.
        - Конечно, - кивнул Чарлз.
        Для опытного риэлтора, каким был Эл Крокер, не понадобилось много времени, чтобы осмотреть комнаты и сделать пометки в тетради.
        - Мне не хотелось бы утруждать вас еще раз своим визитом только для того, чтобы подписать официальные бумаги, - сказал он, закрывая тетрадь. - Почему бы не сделать это прямо сейчас?
        - Официальные бумаги? - переспросила Хлоя, метнув на Чарлза быстрый взгляд. Усилившийся французский акцент выдавал ее тревогу.
        - Не волнуйтесь, в этом нет ничего страшного. Суть договора в том, что вы передаете исключительное право продажи нашему агентству. А мы, в свою очередь, подписываемся в том, что берем на себя обязательство оценить его стоимость, причем бесплатно. - Крокер разложил на столе листы бумаги и приготовил ручку. - Конечно, если вы предпочтете иметь дело с другим агентством, мы удержим эти расходы.
        Чарлз и Хлоя переглянулись.
        - Нам с женой необходимо посоветоваться, вы не против? - поспешил сказать Чарлз, подходя к столу и просматривая бумаги.
        - Конечно, конечно. - Крокер попятился к двери. - Ваше право.
        - Тут нечего обсуждать, - взволнованно произнесла Хлоя, как только они остались одни, - если ты хочешь, чтобы процедура оценки ничего нам не стоила.
        - Что ж, логично, - согласился Чарлз.
        - Ведь даже если бумаги будут подписаны, мы не обязаны продавать дом на самом деле. Мы только заставим этих людей убраться отсюда, заплатив их долю. - Хлоя возбужденно шагала по комнате.
        - Ты права. - Чарлз внимательно изучал договор.
        - Тогда все решено: подписываем, - сказала Хлоя, протягивая ручку мужу.
        Через минуту появился Крокер.
        - Я и моя жена согласны, мистер Крокер, передать вашему риэлторскому агентству право продажи моего дома, - произнес Чарлз.
        - Тогда разрешите позвать секретаря, чтобы засвидетельствовать подписание документов.
        В присутствии секретаря Крокер передал бумаги сначала Чарлзу, затем его жене. Отдавая контракт секретарю, он бросил беглый взгляд на подписи супругов Уитни.
        - Эдвина - какое странное имя для француженки, - пробормотал он.
        - Это имя получено в браке, - быстро ответила Хлоя, стараясь сохранять спокойствие. - Довольно старомодное.
        - Вы добавили его к своему французскому имени? - Крокер посмотрел ей в глаза.
        - Да… но дело в том… что мы еще не успели оформить соответствующую запись в документах о браке, - поспешил вставить Чарлз. - Думаю, сейчас это не столь важно.
        - Конечно. - Крокер встал и пожал руку Чарлзу, затем Хлое. - Договор подписан. Постараюсь произвести оценку к понедельнику.
        - Ждем в десять утра. - Чарлз и Хлоя тоже поднялись, и все трое направились к выходу.
        Спустя минуту супруги Уитни уже садились в красный «мерседес». Эл Крокер помахал им на прощание и затем, вполне довольный собой, отправился в офис.

        Эдвина вошла в кухню с черного хода. Она была босиком, с босоножками в руках. Картина, представшая перед ее взором, была умопомрачительной: посуда сияла, в раковине и на полу - ни пятнышка. Эдди даже не знала, как стоит реагировать на столь разительную перемену в поведении «гостей». Правда, накануне поздно вечером после матча она заглянула в ванную - там тоже царил порядок. Может быть, стоило давно устроить выволочку этим дикарям, подумала она, открывая холодильник и пробегая взглядом по аккуратно разложенным на полках пакетам и контейнерам. Неуверенным жестом открыла буфет. Чашки, стаканы и тарелки выстроились ровными рядами на полках; нижний ряд занимали кастрюли и сковородки.
        - Кто бы ты ни был, благодарю, - прошептала Эдди, боясь быть услышанной.
        Со вчерашнего вечера она не видела никого, кроме спящего Эда. По утрам Эдвина обычно уходила из дома рано и не встречалась ни с кем из его обитателей. Работа в школе, длительные спортивные тренировки, матчи по вечерам - все это позволяло ей на время забывать о своих проблемах.
        Нет, конечно, она не старалась сознательно прятаться от кого бы то ни было в собственном доме. Так получалось. По вечерам Чарлз часто уводил жену на обеды и приемы. Эд, ежедневно отправлявшийся из дома в четыре тридцать утра, обычно спал, когда она возвращалась с работы.
        Пройдя в столовую, девушка огляделась вокруг. Никого. На минуту задержавшись у лестницы, Эдди прислушалась. Тишина.
        Неожиданно зазвонил телефон.
        - Алло?
        - С вами говорит Эл Крокер, агент по недвижимости. Я могу поговорить с мистером Уитни?
        - К сожалению, его нет дома. Что-нибудь передать?
        - Да, пожалуйста. Скажите, что я произвел все подсчеты и вышел на окончательную цифру. Я хотел бы занести ему копию нашего договора, как мы условились.
        Эдвина прислонилась к стене, чувствуя, как темнеет в глазах. До нее начал доходить смысл слов, звучащих в трубке. Чарлз собирался продавать дом за ее спиной! Как он посмел, этот бессовестный человек!
        - Мисс? - Голос на другом конце провода напомнил о себе.
        - Да-да, слушаю, - ответила она, стараясь ничем не выдать своего волнения.
        Необходимо держать себя в руках, чтобы не надеть глупостей, решила Эдди. Между тем она напряженно искала наиболее правдоподобное объяснение отсутствия Чарлза. Надо было выиграть время.
        - Видите ли, мистеру Уитни пришлось срочно выехать из города. Скорее всего на неделю.
        - Очень жаль. А миссис Уитни?
        - О, она сопровождает мужа.
        На несколько секунд повисла тишина. Вдруг Крокер спросил:
        - Может быть, вы, мисс, сможете принять меня? Я нашел потенциальных покупателей и хотел бы показать им дом.
        - М-м, не думаю, что смогу помочь. Я осталась здесь, чтобы во время отсутствия мистера Уитни закончить ремонт спален: нужно покрасить стены и привести в порядок пол.
        - Да, да, понимаю. Пожалуй, лучше подождать. Когда дом будет совсем готов, мы сможем продать его с наибольшей выгодой, - согласился Крокер.
        - Конечно. - Эдвина услышала, как на том конце провода стучат кнопки калькулятора.
        - Я позвоню мистеру Уитни в конце следующей недели.
        - Хорошо, мистер… э-э…
        - Крокер. Эл Крокер из риэлторского агентства. Всего доброго!
        Эдвина так и стояла с телефонной трубкой в руке, слушая короткие гудки. Да, ей удалось оттянуть время, но поможет ли это? Вдруг Чарлзу все-таки удастся продать дом незаконным путем?
        Она поднялась в спальню. На секунду она остановилась около двери. Ноги подкашивались от усталости. Надо отдохнуть, подумала она. Хотя бы несколько минут. Девушка уютно свернулась клубочком на кровати, закрыла глаза. Правда, в портфеле ожидали своей очереди два десятка контрольных работ. «Займусь ими позже. Только немного отдохну». Она сладко зевнула.
        Запах сигарет, смешанный со знакомым ароматом одеколона, наполнял комнату и будил воспоминания о вчерашнем вечере. Стоило только закрыть глаза, и Эдди перенеслась в зелень парка; ей казалось, что она снова там, в высокой траве, лежит, опустив голову в ладони больших мужских рук, и любуется закатом. Это было так прекрасно, так упоительно! Эдвина отключилась.
        - Да… да… - тревожно стонала она во сне.
        Неожиданно что-то заставило ее резко подняться в постели. Взгляд девушки скользнул по стенам комнаты в поисках призрачной тени. Увы, в спальне больше никого не было.
        - Жаль, значит, все это мне приснилось, - пробормотала она. - Это было так ярко, так живо… так сексуально…

«Ладно, тем хуже для тебя, - подумала она. - Еще несколько дней тому назад ты сгорала от любви к Чарлзу, ожидая встречи с ним, считая дни, строя планы на будущее. А сегодня ты страдаешь по другому мужчине и видишь его в эротических снах. Разве подобное легкомыслие тебе к лицу? Или это внезапно проснувшаяся сверхсексуальность, которую ты, Эдвина Мэйсон, скрывала даже от самой себя? Это смешно», - пронеслось у нее в голове. Надо ли было почти целый год ждать одного, чтобы теперь мечтать о другом?
        Воспоминания об Эдисоне Риверзе всплывали в ее памяти в самых неожиданных ситуациях. Вытирая перед уроком классную доску, она видела перед собой его смеющиеся глаза. Облизывая пересохшие губы во время лекции, она ощущала терпкий вкус его губ. Конечно, ее чувства были тщательно скрыты от кого бы то ни было. Но стоило Эду только прикоснуться к ней, как Эдди вспыхивала, будто глупая девчонка-подросток.
        Хорошо, размышляла она, снова прислоняясь к подушке. Все это недалеко от правды. Чарлз был ее первым и единственным мужчиной. Но почему-то воспоминания о той ночи, когда впервые ее собственный мир перевернулся с ног на голову, не волновали с такой силой, как воспоминания об одном лишь поцелуе Эдисона Риверза. Эдвина постаралась припомнить первый поцелуй Чарлза. Каким он был?..
        Нет, память настойчиво и упрямо вызывала совсем другой образ. Загорелые, стройные ноги, мускулистый торс, темные глаза, в глубине которых играли веселые искорки.
        Как ни старалась, Эдди не могла вспомнить поцелуи и ласки Чарлза. Какие у него были губы? Мягкие или жесткие, влажные или сухие? Она не могла ответить. А Эд? Его губы, обжигающее тепло языка, терпкий вкус поцелуев заставляли Эдвину вздрагивать от наслаждения.
        Что ж, от себя правду не скроешь. Почти год она была знакома с Чарлзом Уитни, однако все, что когда-то было между ними, провалилось в бездонную тьму.
        Зато одного взгляда на Эда, спешащего по делам или безмятежно, как ребенок, спящего после работы, было достаточно, чтобы заставить сердце девушки выпрыгивать из груди, а кровь наполняться лихорадочным огнем желания!

«Я не могу справиться с собой, - думала Эдди. - Почему этот человек, так неожиданно и странно ворвавшийся в мою жизнь, полностью завладел и умом, и сердцем?» Она застонала в отчаянии.

«Кто для меня Эдисон? Хороший друг, случайно оказавшийся рядом в тот самый день и решивший поддержать в трудную минуту, - не более. Что же сводит меня с ума? Почему именно этот человек, а не живущий по соседству семидесятилетний мистер Томпкинс? - Воспоминания о блестевшей на солнце лысине забавного старичка соседа тронули уголки губ Эдди. - Только потому, что Эд молод и привлекателен? Я перевернула его жизнь с ног на голову в угоду своему эгоизму. Только потому, что не хотела оставаться наедине с Чарлзом. Потому что боялась. Как посмела я так дерзко воспользоваться дружескими чувствами этого человека, приходившего на помощь всегда, когда я бывала в затруднении!»
        - Хорошо, мисс Мэйсон, - негромко сказала она вслух, усаживаясь на постели. - Ты отдохнула. Пора заниматься делами. А свои чувства запрячь поглубже вон в тот шкаф, где они лежали весь последний год. Когда ты навсегда покончишь с прошлым, можешь подумать об Эдисоне Риверзе. А сейчас - сейчас надо освободить свой дом от незваных гостей.
        Внезапно Эдди ощутила тянущую боль в желудке. Когда она ела в последний раз? Кажется, это была вчерашняя пицца. Какие планы можно строить на пустой желудок? Она решительно направилась в кухню.

        Глава 10

        - Привет! По-моему, мы не виделись целую вечность, - крикнул Эд, входя в дом с почтовой сумкой через плечо. - Как дела?
        Эдди мыла и чистила овощи.
        - Видишь, я все еще живу здесь, - ответила она, стараясь не замечать участившегося биения сердца. - Однако и они еще здесь. Хочешь выпить?
        Эдисон залпом опустошил стакан лимонада. Только сейчас он заметил темные круги у нее под глазами. «Наверное, совсем не высыпается», - подумал он.
        - Слышал, команда Хендриксбергского колледжа опять выиграла. - Эд старался не говорить на грустные темы.
        - Десять - три, - вяло отозвалась Эдвина.
        - Твои девчонки, наверное, только и говорят об игре!
        - Да, правда, гораздо больше они обсуждают интригу. - Она загадочно посмотрела в глаза Эду.
        - Какую интригу?
        - Ты, я, Чарлз, Хлоя. Интригой они называют нашу ситуацию, а название взяли из одного любовного романа, которыми так зачитывается мама Триш Петерсон.
        - Они уже решили, кому достанется героиня романа? - спросил Эд, и улыбка расползлась по его лицу.
        - Тебе, конечно. - Она в смущении опустила глаза.
        - А в нашем романе есть жаркие, страстные, сумасшедшие поцелуи?
        Эдди подняла голову.
        - Сотни поцелуев! А потом герои наконец понимают, что они созданы друг для друга. Правда, к тому времени дом рушится под тяжестью наших нечеловеческих усилий выдворить непрошеных гостей.
        - Ну а если серьезно, у них были какие-нибудь стоящие идеи?
        - Как тебе нравится идея взять к себе Саманту? - Эдди улыбнулась.
        - Кто такая Саманта? Она учится у меня в классе? - задумчиво спросил Эд.
        - Нет, пожалуй, она скорее занимается наукой.
        - Что за странная девочка, которая посещает только научный кружок?
        - Саманта не девочка. Это змея, которую держит миссис Фуллер, - расхохоталась Эдди.
        - Ты предлагаешь взять сюда это трехметровое чудовище? - с ужасом спросил Эд.
        - Да, а что?
        - Знаешь, мне придется ночевать где-нибудь в другом месте.
        - Нет уж, не оставляй меня одну в этом серпентарии! - выпалила Эдвина. - Вдруг эти двое убьют бедную Саманту и мне придется объясняться с миссис Фуллер?
        - Извини, я не подумал, - признался Эд. - Может, взять кого-нибудь поприятнее?
        - Я подумаю. - Эдди убрала волосы с лица и занялась картофелем. - А если серьезно, меня больше волнует, что родители моих учеников узнают о том, что происходит в моем доме. - На ее лице отразилось отчаяние. - Мы можем лишиться работы.
        - Не думаю, что твои девочки побегут рассказывать родителям про нас, - пожал плечами Эд.
        - Пожалуй. Однако если родители случайно услышат, какую интригу обсуждают их дети, мы с тобой скоро окажемся за решеткой за развращение несовершеннолетних.
        - А что ты сама думаешь насчет раздела дома?
        - У меня нет никаких доказательств того, что деньги, вложенные в его покупку, были моими, а не Чарлза, - грустно сказала Эдди. - Может быть, мне следует аннулировать заключенный договор?
        - Это будет выглядеть как уступка или боязнь поражения, а ты должна довести дело до конца.
        - Наверное, но так было бы проще. - Девушка опустила глаза. - В любом случае мое имя записано в контракте как имя равноправного владельца дома. А это весомый аргумент.
        - У тебя есть чеки, подтверждающие оплату авансовых платежей и некоторых расходов на ремонт, - напомнил Эд, вынимая из холодильника большие куски свежего мяса. - Это может быть неплохим рычагом.
        Некоторое время они молчали, занимаясь приготовлением ужина. Эд достал тарелки и начал накрывать на четверых.
        - Недостаточный довод для воздействия на Чарлза, - наконец произнесла Эдвина. - Я не могу пойти с этими чеками в суд. У меня просто нет средств. Ты же знаешь, все деньги пошли на обустройство дома. Кроме того, если я обращусь в суд, они потребуют документы… насчет… насчет нас с тобой.
        - Деньги можешь занять у меня, - сказал Эд. Усаживаясь к столу, он лукаво посмотрел на Эдвину. - Предлагаю пересмотреть наши дальнейшие действия.
        - Какие? - удивилась она.
        - Вот какие: мы должны перейти к плану «Б».
        Она с недоумением подняла глаза.
        - Ты хочешь сказать, что раньше мы действовали по плану «А»?
        Вопрос повис в воздухе.
        - Ну хорошо. В чем же заключается твой план «Б»?
        - Мы устроим им веселую жизнь, - усмехнулся он, - тогда они сами уберутся!
        - Но мы и так поселили их в самую темную комнату без шкафов.
        - Ну, это было лишь испытанием для сердца нашего дорогого Чарлза… впрочем, если оно у него вообще есть… Ты помнишь, как однажды они оставили нас без воды?
        Эдвина кивнула, поморщившись от неприятных воспоминаний.
        - А если отключить в их комнате отопление?
        Эдди засмеялась:
        - Что за глупость? На дворе же не зима с двадцатиградусными морозами, а июнь.
        - А если намазать сиденье унитаза суперклеем? - не унимался Эд. В его глазах вспыхивали искорки мальчишеского задора.
        - Он очень уж быстро высыхает. Конечно, если ты не собираешься залечь под их кровать в ожидании момента, когда кто-то захочет посетить известное место!
        - Нет уж, спасибо, - усмехнулся Эд. - Я-то думал, после общения с подростками ты получишь сотню советов, позаимствованных из любовных романов, как лучше расколоть эти крепкие орешки. А если убедить Чарлза, что ремонт, сделанный тобой, был всего лишь косметический? Сомневаюсь, что он решится за гроши продавать такую развалюху.
        - Что же нам делать? - вздохнула Эдди. Улыбка на ее лице погасла.
        - Поверит ли Чарлз, если сказать, что старые трубы требуют замены?
        - Поверит, - согласилась она. - Ведь я не меняла их, когда мы только вселились в этот дом.
        Еще некоторое время они разговаривали, придумывая, как бы навредить Чарлзу и Хлое.
        - Знаешь, они ведь хотели взять себе кое-что из мебели, - вдруг вспомнила Эдвина. - Я еще не успела перетянуть тот старый матрас, который лежит на плетеной кушетке.
        - Давай поставим кушетку им в спальню?
        - Они поступят так же, как когда-то я: будут сидеть на ней.
        - А если кое-где удалить с пола шпаклевку?
        Эдди улыбнулась:
        - Но тогда они должны ободрать старые обои в спальне.
        - Представляешь: Хлоя, срывающая обои? Или с кисточкой в руках? - Эд попытался изобразить эту веселую картинку.
        - Что ты говоришь! Она тут же обломает ноготки! - Эдди состроила гримасу сожаления.
        - Кстати, если они действительно считают себя хозяевами дома, пусть помогают с ремонтом.
        - Звучит убедительно, - согласилась Эдди, вынимая из холодильника лимонад и наполняя стаканы.
        - А как Чарлз относится к детям? - Эд выглянул в окно, услышав, как где-то рядом захлопнулась дверца автомобиля.
        - Ужасно. - Эдвина невольно поежилась, вспомнив недавний случай с Томми. - А почему ты спрашиваешь?
        - Жаль, что у тебя сейчас много расходов, связанных с ремонтом. Можно было бы устраивать вечеринки с пиццей для бейсбольной команды дважды в неделю!
        - Да уж…
        - Предложить девочкам переночевать у нас после игры.
        - Или устроить вечер барбекю.
        - А они умеют красить стены?
        - Знаю наверняка, что они умеют язвить похлеще Хлои, - развеселилась Эдвина.
        - Тогда устроим вечеринку «имени краски и кисти»! И заставим француженку работать с нами.
        Вошедшие через пару минут Чарлз и Хлоя увидели за столом счастливую парочку, с хохотом чокающуюся стаканами с лимонадом.

        Эдди с удовольствием вытянулась на кровати, прислушиваясь к утреннему воркованию голубей, доносящемуся из раскрытого окна. Она сделала глубокий вдох и ощутила сладкий аромат роз и терпкий запах ноготков. Наконец наступила суббота - значит, можно хорошо отдохнуть после рабочей недели.
        Эдвина спустила ноги с кровати.
        - Эй, там, наверху, поосторожней! - раздался недовольный возглас потревоженного Эда, расположившегося внизу на надувном матрасе.
        - Вставай, соня. Пора заняться шоппингом. Сегодня день распродаж.
        Эдди накинула халатик и отправилась в душ. Эд сбросил простыню. Когда дверь закрылась, он почувствовал, что совсем не выспался на жестком полу. И это еще не все, подумал Эдисон, садясь в своей импровизированной кровати. Настоящая мука - делить комнату с любимой, проводить ночи в одной спальне, вдыхая нежный сиреневый аромат ее тела, ощущаемый с каждым дуновением ветерка. Разве можно расслабиться в таких условиях? Стоило только закрыть глаза, как эротические фантазии, словно призраки, тревожили его, не давая заснуть.
        Эд подошел к окну. Скорее, скорее выбросить из головы воспоминание о теплой гладкой коже ее ног, нечаянно коснувшихся его всего несколько мгновений назад!
        Сегодня суббота, день, когда наконец можно передохнуть от ежедневных хождений по улице, от дома к дому, разнося почту. Однако Эдди предложила провести день в беготне по магазинчикам и лавочкам субботней распродажи, и он охотно согласился. Лишь бы быть с ней рядом.

«Эдисон Риверз, ты больше не в силах сдерживаться», - сказал он себе, доставая из шкафа потертые джинсы и футболку, заботливо уложенные Эдвиной. Он прислонился к стене, граничащей с ванной. Звук льющейся воды смолк. Эд глубоко вздохнул. Перед глазами упрямо всплывал милый образ - вот она, обнаженная, струи воды стекают по полной груди, животу и бедрам, касаются стройных ног… Эд затряс головой. Нет, нет, надо переключиться на что-то еще. Но похоже, в целом мире не существовало для него никого, кроме этой девушки, такой близкой и такой далекой одновременно.
        - Можно войти? - Голос с французским акцентом вернул Эда на землю.
        - Одну минутку! - Он окинул взглядом спальню в поисках подходящего места для матраса и поспешно засунул его в шкаф; потом приоткрыл дверь.
        Каждый волосок на голове Хлои был заботливо уложен. Белоснежная кожа лица; блестящая помада придавала особую чувственность губам. Глаза с полузакрытыми веками выглядели томно и одновременно призывно.
        - Доброе утро, - проворковала она. - Похоже, я разбудила тебя. Извини.
        - Сегодня суббота, - холодно ответил Эд, складывая простыню.
        - Ах, у тебя выходной, - вспомнила Хлоя. - Наверное, ты счастлив, что можешь провести целый день со своей женушкой. Или у нее другие планы?
        Эд старался не обращать внимания на насмешливые нотки в ее тоне.
        - Да, у нас выходной. Тебе что-то надо?
        - Я не хотела мешать, но… ванная комната… занята, - промямлила она. - Ведь в этом доме всего одна ванная.
        - Да, Эдди принимает душ, а потом мы уходим по делам.
        - Как жаль! Я думала, мы сможем провести время вместе… - Хлоя надула губки. - А что, если я составлю вам компанию?
        - Сомневаюсь, что тебе будут интересны наши развлечения, - ответил Эд, моля Бога, чтобы Эдвина скорее возвращалась. - Мы собираемся на субботнюю распродажу. Может, отыщем там очередные «сокровища».
        - Распродажа? - Хлоя прислонилась к полуоткрытой двери так, что разрез платья оголил ногу выше колена. - Что это? Какие сокровища там продаются?
        - Иногда люди очищают свои дома от всякого хлама, от надоевших и ненужных вещей и выставляют их на продажу, часто во дворах своих собственных домов. - Эд с облегчением услышал звук открывающейся двери ванной. - Например, твоя старая одежда может пригодиться кому-то еще… А вот и Эдвина; она, наверное, сможет объяснить лучше.
        Хлоя недовольно обернулась:
        - Доброе утро.
        - Здравствуй, Хлоя. - Эдди чмокнула Эдисона в щеку. - Ванная в твоем распоряжении, мой сладкий.
        Эд нежно поцеловал ладонь девушки. Прикосновение к ее нежной коже обожгло ему губы.
        - Через пять минут я приду, дорогая.
        - Эдисон сказал, что вы собираетесь на субботний шоппинг, - осторожно начала Хлоя. - Я хотела бы пойти с вами.
        Эдвина удивилась.
        - Не думаю, что тебе понравится. Это «секонд-хэнд». Комиссионные товары.
        - Что такое «комиссионные товары»? - Хлоя презрительно разглядывала футболку Эдди.
        - Это то, чем я уже попользовалась, а теперь за ненадобностью предлагаю тебе. Например, своего бывшего жениха.
        Хлою передернуло, будто ударило электрическим током.
        - Не думаю, что мне будет интересен этот твой «секонд-хэнд». Не в моем вкусе! - фыркнула она и стремглав выскочила из спальни, чуть не сбив Эда.
        - Только не говори, что Хлоя собирается с нами, - ухмыльнулся он с порога.
        - Слава Богу, нет. - Эдвина аккуратно расправила на кровати покрывало. - Распродажа - это слишком оскорбительно для ее утонченного французского вкуса.
        - А она никогда не задумывалась, где ты приобрела стулья и столы, кровати и шкафы?
        Держась за руки, они быстро спустились вниз по лестнице и вышли на улицу. Рычание мотора старенького автомобиля Эда прозвучало прощальным сигналом Хлое и Чарлзу.

        Эдвина внимательно осмотрела пустую спальню. Старые выцветшие обои были слишком темными и портили настроение. Если покрасить стены светлой краской, комната смотрелась бы шире и просторнее. После работы у нее осталось свободное время, и Эдвина принялась за дело.
        За шумом моторчика паровой машинки для отклеивания обоев девушка не услышала, как Хлоя прошла в ванную и как из-за стены раздался пронзительный визг. Выключив кнопку, Эдди оглянулась. Ее взору предстало жалкое зрелище: прислонившись к стене, в комнате стояла Хлоя. Вода стекала по ее лицу. Изящный шелковый халатик почти насквозь промок, а под ногами образовалась лужица.
        - Что случилось? - удивилась Эдди, еле сдерживая смех.
        - Душ… это… вода… - Хлоя никак не могла подобрать подходящих слов. Сильный акцент делал ее речь малопонятной. Подняв руку, она показала наконечник душа. - Он упал на меня. Смотри, что он со мной сделал.
        - Ах да, иногда такое бывает. Надеюсь, он не сильно тебя ударил? - поинтересовалась Эдвина.
        - Ударил?! Он испортил мою прическу! Я потратила целых два часа на парикмахерскую, а получилось вот что. Как я теперь появлюсь перед людьми? Я приглашена сегодня на обед в университете.
        - Хочешь воспользоваться моим феном? У меня есть термобигуди и щипцы для волос. В шкафчике. Если, конечно, они помогут, - произнесла Эдвина с наигранным сочувствием.
        Хлоя застыла в раздумье. Наконец она глубоко вздохнула:
        - Ты же говорила, что в душе есть регулятор напора воды.
        - Регулятор есть только в туалете. - Эдвина взяла из ее рук наконечник душа и направилась в ванную. - Может, ты сама установишь его? Это совсем несложно.
        Хлоя спряталась за клеенчатой занавеской, стараясь больше не приближаться к воде. Чтобы лучше рассмотреть, что делает Эдвина, она поднялась на цыпочки.
        - Надо закрепить душ раз и навсегда. - Эдди вкрутила наконечник. - Кстати, в доме очень старые трубы, их давно бы пора заменить.
        С этими словами она удалилась и не видела, как глаза Хлои наполнились слезами. Напевая веселый мотив, Эдвина вернулась в пустую спальню, чтобы продолжить работу.

        Глава 11

        Эдди выключила машинку для отпаривания обоев и убрала с лица прядь волос. Теперь обои должны легко сниматься.
        - Сделаем перерыв и выпьем лимонада! - громко объявил Эд, появляясь в дверях с двумя большими стаканами.
        Эдди осторожно переступила через провод и разостланные на полу листы бумаги и в один момент осушила стакан.
        - А где же твои помощники?
        - Ушли в университет на важную встречу.
        - Разве Хлоя тоже преподает?
        - Нет, присутствует на обеде для жен преподавателей.
        Эд понимающе кивнул.
        - Сегодня так жарко! Зачем ты занялась обоями? - спросил он, делая последний глоток.
        Теплый июнь сменился знойным июлем, пожалуй, рекордно жарким в истории штата Огайо. Дождь стал забытым воспоминанием далекой весны. Сочно-зеленая трава пожухла без воды и превратилась в желто-коричневую.
        - Мне осталось немного: последняя стена. - Эдди вытерла пот со лба. - Хочу поскорее закончить с обоями и заняться полом.
        - Работать при тридцатипятиградусной жаре, да еще без кондиционера, - это невозможно. - Эд с трудом оторвал взгляд от ее коротенькой маечки и приложил ко лбу холодный стакан с кусочками льда. Он чувствовал, что теряет самообладание.
        - Хоть бы ветерок поднялся. - Голос Эдвины звучал устало.
        Она поискала глазами рабочий нож для бумаги и увидела его возле ног Эда. Вместе они продолжили работу.
        Каждый раз, когда Эдди вставала на цыпочки, чтобы сорвать очередную полоску обоев, Эдисон подсматривал, как обнажается ее тело. Они работали в полной тишине еще несколько минут, пока со старыми обоями не было покончено. Эд сделал глубокий вдох. Только гений мог создать эти прелестные женские маечки. Тонкая эластичная ткань была лишь слабой защитой, не скрывающей прелести молодого тела, роскошной груди с торчащими сосками.
        Эдди подвергла стены придирчивому осмотру и куском наждачной бумаги принялась зачищать неровную поверхность. Эд видел, как ее грудь колыхалась с каждым движением руки. Искушение видеть это было настоящей мукой для человека, делившего с ней комнату, но не постель.
        - Не женская это работа. Слишком тяжело, - произнес он, отбирая наждачную бумагу. - Лучше я.
        Он прошелся по каждому неровному месту, предаваясь этому занятию со всей серьезностью, будто это была его собственная жизнь, которую он хотел сделать ровной и гладкой.
        Эдвина наклонилась, чтобы собрать груду разбросанных обрывков бумаги. Эд почувствовал, как напряглась его плоть, наполнилась острым желанием. Он заставил себя закрыть глаза и представить белые снега Аляски. Однако это не помогло.
        - Эй, по-моему, ты думаешь, что ошкуриваешь меня, а не стену! - Эдвина собрала бумагу в большую кучу.
        - Что? Ах, извини. - Эдисон еле сдерживался, чтобы не подхватить ее на руки и не унести в спальню. - Как у нас насчет ужина?
        - Думаю, можно запечь в гриле гамбургеры.
        Эд вглядывался в поверхность стены, оценивая свою работу.
        - А Хлоя любит гамбургеры?
        - Нет. Ни Хлоя, ни Чарлз. Но они сегодня приглашены на обед. Поэтому мы будем есть то, что хотим.
        Эд подумал, как это прекрасно - остаться в Доме только вдвоем.
        - А как же твоя спортивная тренировка?
        - Я отменила ее из-за сильной жары.
        Эдвина собрала мусор в большую корзину. Помогая ей, Эд обнаружил в руке маленький кусочек наждачной бумаги. Он с силой сжал его в кулаке. Мелкие зерна гравия больно впились в кожу. Пусть, пусть. Лучше уж терпеть физическую боль, подумал он.
        - Сейчас приму душ и приготовлю ужин. - Эдди вышла.
        Эдисон буквально сполз по стене. Откинув голову и закрыв глаза, он набрал в легкие воздуха. Лучше было бежать, только завидев ее. «Нет, приятель, нет, Риверз, ты же добрый самаритянин, ты честный парень, - сказал он себе. - А еще ты сумасшедший, если собираешься спать в одной комнате с любимой женщиной, оставаясь ей только другом».
        Он обнаружил пару неровных мест на стене и принялся лихорадочно ошкуривать их, вкладывая в это вдвое больше сил и энергии, чем требовалось.
        Пока Эдвина видела в нем просто приятеля, он мечтал стать ее любовником. «Однако не сейчас, - подумал Эд. - Если только она сама захочет… А если нет? Бежать от нее, от себя… И оставить ее одну, в окружении этих мерзких людей?..» Нет, он должен быть рядом, хотя бы пока они не уберутся.

* * *
        Эдвина открыла дверцу платяного шкафа, вынула пару больших махровых полотенец и направилась в душ. Бормоча под нос что-то малопонятное, она перевела переключатель воды в ванну. Сняв одежду, сложила ее в корзину для белья и встала под душ.
        Теплые струйки потекли по телу. Однако не этого сейчас хотела Эдди. Отвернув кран с холодной водой на полную мощь, она развернула головку душа, направляя тугую струю прямо в лицо.
        - Две недели, целых две недели, с тех пор как приехал Чарлз, я делю с этим человеком спальню, - разговаривала она с головкой душа. - Я надеваю такие обтягивающие шорты! Я не ношу белья под одеждой! Замечает ли он? Нет! Он, наверное, не заметит, если я голышом сяду к нему на колени!
        Она выдавила на ладонь шампунь и принялась тщательно намыливать волосы, затем снова встала под душ.
        Теплые, ласкающие тело струи воды, разделяясь на груди надвое и снова соединяясь на бедрах, на миг показались ей горячими руками Эда. Девушка энергично, до легкого покалывания прошлась по коже губкой. Почти такое же чувство она обычно испытывала от одного лишь прикосновения Эда и даже только от его взгляда.
        Эдди вылезла из ванны и насухо вытерлась. «Если он питает хоть каплю чувства ко мне, эта одежда не оставит его равнодушным», - решила она, протягивая руку за просторной футболкой и полотняными шортами.
        Поглядев в зеркало, довольная собой, Эдди спустилась вниз. Она обещала сделать на ужин гамбургеры. «Ну что ж, обрадую его хоть этим, если ему не надо ничего большего».
        Через полчаса Эд появился в дверях кухни, с удовольствием вдыхая ароматы мяса и специй.
        - Сильно зажаривать или не очень? - даже не оборачиваясь, крикнула Эдди.
        - Не очень. - Глаза Эдисона жадно пожирали каждый сантиметр ее тела под новой одеждой. Его мускулы до предела напряглись от ощущения ее близости, а воспаленный мозг дорисовывал в воображении остальное.
        Эдвина наполнила жареным фаршем аппетитные булочки и передала Эду две тарелки, стараясь не прикасаться к нему. Они решили поужинать в саду, разместившись на деревянных лавках у летнего столика.
        В полной тишине Эдди и Эдисон с аппетитом поглощали гамбургеры с картофельным салатом, запивая колой. Никто из них не слышал вечерней трели сверчка, никто не обращал внимания на багровое солнце, исчезающее за горизонтом. Устав за день, они были поглощены едой.
        - Да, мысль заставить Чарлза и Хлою принять участие в ремонте дома была глупой затеей, - наконец произнес Эд.
        - Они все время заняты, - согласилась Эдвина, отвинчивая крышки на баночках с приправами.
        - Непохоже, что они собираются прибежать с оправданиями в ближайшее время.
        - И что-то не спешат упаковывать вещи.
        - Может, придумать какую-нибудь хитрость? - лукаво подмигнул Эд.
        - Боюсь, что нам не поможет даже динамит.
        - Ты права.
        На некоторое время наступила тишина, прерываемая лишь шуршанием листвы.
        - Сегодня я встретила Гарриет Вульф, - вдруг вспомнила Эдди.
        - Как она? Собирается снова заняться репетиторством?
        - Нет. Они с Фредом и детьми хотят отправиться на следующей неделе на озера.
        - Отлично!
        - Я знаю, что ты не любишь змей… А как насчет птичек? - неуверенно спросила Эдвина.
        - О чем ты? - Эд заметил ее смущение.
        - Понимаешь, Гарриет обычно забирает птиц из научного кабинета домой на лето. Она спросила, смогу ли я взять их на время.
        Удрученное лицо Эдисона не выражало радости.
        - Гарриет сказала, что они не доставят особых хлопот, тем более у нас нет ковров на полу.
        Эд брезгливо оттопырил нижнюю губу.
        - Ты имеешь в виду тех трех вонючих попугаев, которых принес в школу Джефферсон? Когда Гарриет их наконец прикончит?
        - О чем ты говоришь! Это же попугаи-пигмеи, и она очень дорожит ими, - пояснила Эдди. - Она обучает их разговорной речи.
        - Не думал, что дом священника - самое подходящее место для воспитания попугаев. Уважаемый мистер Вульф, должно быть, очень их любит.
        - Все думали, что в доме священника они будут себя лучше вести. Фред - такой благовоспитанный человек и должен хорошо на них влиять.
        - Они чему-нибудь уже научились?
        - Еще нет. Зато Гарриет с детьми - да, - засмеялась Эдди.
        - О, представляю! - захохотал Эдисон. - А я могу узнать, почему ковры в доме могут стать проблемой?
        - Видишь ли, птички не должны все время сидеть в клетке. - Девушка старалась придать голосу серьезный тон. - Иногда их нужно выпускать полетать по дому…
        Эд терпеливо ждал.
        - Но они имеют привычку повсюду разбрасывать свою еду. Приходится время от времени убирать за ними.
        - Это не страшно.
        - А еще они любят хорошенько полетать, прежде чем сделать свои важные дела!
        - Ты имеешь в виду маленькие белые шарики, которые появляются в самых неожиданных местах?
        Эдди с улыбкой кивнула.
        - И ты предлагаешь взять к себе в дом это веселое пестрое трио?
        Оба живо представили, как вытянутся лица Чарлза и Хлои при виде попугаев, летающих по комнатам. Они прекрасно понимали друг друга без слов. Стоило Эдвине переглянуться с Эдом, и она расхохоталась, вытирая слезы, катившиеся из глаз.
        Эд лег на деревянную лавку, не в силах удержаться от смеха. Только рассматривая звезды на ночном небе, он постепенно пришел в себя.
        - Пожалуй, это будет похлеще трехметровой змеи, - сказал он и нетерпеливо заерзал на лавке, будто мальчишка-сорванец, придумавший очередную шалость. - Надо представить это так, будто дети сами принесли тебе эту разноцветную эскадрилью. - Эд барабанил пальцами по столу. - Только надо держать дверь в нашу спальню закрытой.
        Эдвина показала ему комбинацию из трех пальцев.
        - Нет уж, играть - так по-честному.
        - Когда ты увидишь миссис Вульф?
        - На следующей неделе.
        - Битва продолжается! - воскликнул Эд с интонацией спортивного комментатора. Покончив с ужином, они вернулись в дом.

        Эдди проникла в дом через заднюю дверь с переполненными пакетами из супермаркета в руках и сумкой через плечо. Ударившись о стену в кухне, она чуть не упала.
        - Эдвина, посмотри, что стало с моими брюками! - Чарлз показался в дверях.
        Поставив пакеты на пол, она увидела его разъяренное лицо. Эдди подвергла брюки внимательному осмотру, но так и не заметила никакого изъяна.
        - По-моему, ты в порядке.
        Она начала выкладывать продукты в холодильник. Чарлз повернулся спиной.
        - Они разорваны.
        Только теперь Эдди увидела сзади дыру.
        - Я могу заштопать их. У меня есть специальная игла. Я все время так поступаю.
        Чарлз с силой схватил ее за руку.
        - Это ты виновата! Я присел на кушетку, из которой торчит пружина! Если уж ты отдала в ремонт подушки, то почему забыла про матрас?
        - Я ничего не отдаю в ремонт. Эти подушки я сделала сама. Мебельная ткань стоит всего доллар восемьдесят девять центов за метр, а за ремонт матраса нужно заплатить не один десяток долларов.
        Чарлз нахмурился.
        - Хочешь, я починю твои брюки прямо сейчас?
        Он только развел руками и, красный от злости, покинул кухню.
        Эдвина разложила продукты и вышла. Сегодня она собиралась взять от Гарриет Вульф трех попугайчиков.

        Глава 12

        Лежа на надувном матрасе, Эд всматривался в темноту комнаты, как вдруг резкий гортанный звук нарушил ночную тишину.
        - Прямое попадание! - заметил он.
        Ответом было хихиканье Эдвины.
        - Триста семнадцатое, - шепнула она. - Может, я даю попугайчикам слишком много корма?
        - Видишь ли, Чарлза с Хлоей они не запугали… пока… Завтра насыплю птичкам побольше семечек.
        - Кстати, они хоть раз нападали на тебя?
        - Ни разу за эти три дня, - произнес Эдисон. - Эти птицы оказались сообразительнее, чем я думал.
        Послышался громкий голос Чарлза, пытавшегося перекричать истерические рыдания Хлои. Они разговаривали по-французски.
        - Как у нас обстоит дело с полами в спальне? - спросил Эд, когда голоса немного стихли.
        - Почти готовы. - Эдди повернулась к нему лицом. - Эд, что по-французски означает
«анесс»?
        - Анесс? - Он приподнялся на локте.
        - Когда сегодня утром я включила полотер, Хлоя начала выкрикивать это слово… Правда, я не поняла, кому оно было адресовано.
        Луна заглянула в окно, освещая улыбку Эда.
        - Думаю, что это такая вещь, которую тебе будет неприятно слышать… Эдди, что-нибудь случилось?
        - Пожалуй, ничего особенного, если не считать замечаний Чарлза по поводу мебели. - Она спустила с кровати руку, дотянулась до его головы и взъерошила густые волосы.
        - Я заметил, что Чарлз принес вчера несколько книг. Но не по экономике, а по антиквариату.
        - Он все равно не получит мою мебель, - упрямо заявила Эдвина. Три ее пальца, сложенных в определенную комбинацию, оказались перед носом Эда.
        Он поднял руки, защищаясь:
        - Эй, я здесь ни при чем!
        В окна повеял долгожданный ветерок, заколыхавший занавески и подаривший немного прохлады. Неожиданно сквозь шум листвы в тишину ночи ворвался рев мотора. Эдвина постаралась сконцентрировать слух на каждом отдельном звуке многоголосой симфонии. Если верить советам утренней радиопередачи, это должно быть хорошим средством от бессонницы. Увы! Чем больше напрягала она свой слух, тем меньше хотелось спать.
        Внезапно раздался пронзительный крик. Эдди вскочила с постели. Эд побежал к двери и уже достиг середины комнаты, когда на пороге возникла фигура Чарлза.
        - Эдвина, когда это наконец прекратится? - завопил он, оттолкнув Эда.
        - О чем ты? - Она невольно отодвинулась на край кровати.
        - О том, что завтра же эта летающая фабрика по производству навоза вылетит вон из нашего дома! - Он в негодовании размахивал руками.
        - Прочь! - свирепо прозвучал низкий голос Эда. Он оттолкнул Чарлза. - Или ты сейчас же уберешь руки от моей жены, или будешь иметь дело со мной.
        Почувствовав на плече тяжелую руку Эда, Чарлз отступил к двери.
        - Меня не обманешь, - прохрипел он. - Ваши мерзкие попытки выдворить нас отсюда обречены на провал. А если ты, Риверз, будешь терроризировать мою жену своими пошлыми штучками, то окажешься в тюрьме! Еще немного, и я получу и этот дом, и все, что в нем находится, плюс то, что ты сможешь заработать в ближайшие пятьдесят лет!
        Глаза Эда потемнели, брови сошлись на переносице, мускулы напряглись, руки сжались в кулаки. Весь его вид выражал решительность.
        - Не ты один, а вы оба значитесь в контракте на приобретение дома и имеете равные права. Если моя жена захотела держать птиц, она будет это делать. А если ей понравятся змеи, она заведет змей. По крайней мере я охотно помогу ей в этом, - сказал он с вызовом. - Ты нарушил право на уединение. И если тебе когда-нибудь еще понадобится наше общество, запомни правило: в дверь надо прежде постучать!
        С этими словами Эд захлопнул дверь прямо перед носом Чарлза и повернул ключ в замке.
        Эдисон глубоко вздохнул. Ярость душила его, и Эд попытался хоть немного расслабиться, прежде чем вернуться в спальню.
        Эдди лежала, свернувшись калачиком на постели, задыхаясь в беззвучных рыданиях. Одного только взгляда на ее дрожащее тело было достаточно Эду, чтобы растерзать человека, посмевшего причинить ей такие страдания. Однако это не выход, остановил он себя, тихо подошел к кровати и сел на краешек, бережно положив голову Эдди к себе на колени.
        - Успокойся, девочка! - Он перебирал длинные пряди ее волос и обвивал их вокруг пальцев. - Я не позволю никому обижать тебя.
        Он гладил ее голову и спину, ощущая ее волнующую близость. С каждой секундой томление где-то внизу живота неумолимо притягивало его к девушке, однако разум говорил: «Нет! Не делай этого!»
        - Не получилось, - выдохнула она сквозь слезы.
        - Ничего. Еще есть время, - заверил Эд.
        - Со дня приезда Чарлза мы не продвинулись ни на шаг, - медленно проговорила она. - Может, лучше уступить ему этот дом?
        Эд поднял ее подбородок и посмотрел в глаза.
        - Но ты же любишь свой дом!
        - Этого мало для того, чтобы Чарлз убрался отсюда!
        - Ему со мной не справиться! - Эд сжал кулаки и увидел, как слезы фонтаном брызнули из ее глаз.
        Эдвина обняла его за шею и, как ребенок, уткнулась в его мощную, теплую грудь. Ощутив прикосновение ароматных волос к своей коже, Эд почувствовал, что теряет сознание. Пламя страсти захлестнуло его с новой силой.
        Возможно, ночи, проведенные с Эдвиной в одной спальне, когда он слышал каждый ее вздох и почти ощущал шелковистую гладкость ее тела, придали ему сверхчеловеческую выдержку. Эд боролся с охватившей его страстью, пока не встретился глазами с Эдди… Они, казалось, проникали в самую его душу. Может быть, он увидел в этих глазах мольбу, когда ее рука ощутила сумасшедшее биение его сердца, а может, просто устал от изнуряющей борьбы с самим собой, но больше он не мог сопротивляться яростному желанию…
        Их губы слились в жарком поцелуе. Эд уложил голову Эдвины на подушку так бережно, будто это был нежный бутон розы. Глядя в ее изумрудные глаза, он не находил в них ни тени сомнения. Они говорили: «Я твоя, Эдисон Риверз».
        Эд благословлял каждую секунду, каждое мгновение, подаренное ему судьбой, ощущал, что ее желание так же сильно, как и его собственное.
        Он страстно целовал ее лицо, проводя губами по глазам, ресницам, вискам, прежде чем снова слиться с ее губами.
        Пальцы Эдисона опустились на ее шею и плечи, достигли выреза ночной рубашки, а губы целовали скрытые под тонкой тканью розовые лепестки сосков.
        Эдвина тяжело дышала, нисколько не смущаясь охватившей ее пылкости чувств. Она запустила пальцы в его волосы, ласкала и чувствовала, как гулко бьются их сердца.
        Дрожащими пальцами, сначала медленно и неуверенно, затем все более требовательно и настойчиво она начала опускаться вдоль его спины. Боже, сколько раз Эдди проигрывала эту сцену в своих фантазиях! Но мечты были так далеки от реальности!
        Ее пальцы проскользнули под его шорты, спускаясь все ниже, достигнув наконец затвердевшей плоти внизу живота. Эдвина придвинулась к Эду совсем близко, ощущая жар его дыхания.
        Эд страстно отвечал на ее ласки. Он застонал, ощущая прикосновения рук и губ. Скоро, уже совсем скоро.
        Пальцы Эдди оказались на его маленьких затвердевших сосках. Не в силах более сдерживать волну охватившего его безумия, Эдисон склонился к кровати, привлекая ее к себе. Она окунулась в аромат его кожи, такой теплой, такой мужской. Целуя его грудь, она чувствовала на губах прикосновение курчавящихся волосков. Эд взял в ладони ее груди, скользя пальцами по бутончикам сосков.
        Он сжал ее груди и начал страстно покусывать их. Эдвина почти задыхалась, не в силах сдерживать желание.
        Нетерпеливыми движениями она стала снимать с него шорты, чувствуя, как дрожит его тело.
        Эд выпустил из рук ее груди и откинулся назад, стиснув зубы. Легчайшими прикосновениями воздушно-невесомых пальцев девушка ласкала его, ощущая твердеющую от каждого прикосновения плоть. Ее губы в страстном экстазе шептали его имя.
        Не в силах сопротивляться требовательным рукам, она издала глухой стон. Еще через мгновение ее тело растворилось в безумном потоке страсти.
        Их губы соединились в продолжительном поцелуе, их тела слились воедино, их сердца забились в унисон, предавшись упоительному единству мыслей и чувств…

…Уютно устроившись в руках Эда, Эдвина долго не могла заснуть.

«Она моя, только моя, женщина моей мечты, - твердил себе Эд. - Фантазии стали реальностью». Он нежно поцеловал любимую, безмятежно спящую в его объятиях.

* * *
        Одетая в испачканную краской рабочую футболку, Эдди разозлилась, услышав звонок в дверь. Кто бы то ни был, он отвлекал ее от работы. Держа в одной руке банку краски и кисточку, она другой рукой открыла дверь.
        На пороге стоял незнакомый человек.
        - Чем я могу вам помочь? - спросила Эдди.
        - Я Эл Крокер из агентства по недвижимости. - Незнакомец протянул руку. - Наверное, с вами я разговаривал по телефону?
        - Ах да. Мистер Уитни назначил вам встречу?
        - Нет. Я просто проходил мимо. - Улыбаясь, он уверенно вошел в дом.
        - Могу я что-то сделать для вас?
        Шея мистера Крокера вытянулась, а глаза бегали по комнате, что-то ища и не находя.
        - Я только хотел передать мистеру Уитни кое-какие бумаги. Он сейчас дома?
        - Боюсь, нет. Мистер Уитни еще не возвращался из университета. - Эдди пыталась выпроводить настойчивого господина за дверь. - Ему что-нибудь передать?
        - Пожалуй, передайте ему вот это.
        С этими словами мистер Крокер уверенно откинул дверцу секретера и поставил свой кейс, нисколько не заботясь о том, что старые петли секретера заскрипели под его тяжестью. Сжав зубы, Эдди терпеливо ждала.
        Наконец Крокер протянул ей несколько листков.
        - Я передам их мистеру Уитни, как только он вернется. - Она старалась говорить непринужденно.
        - Буду весьма признателен. - Его маленькие глазки высматривали что-то в комнате. - Желаю приятного дня! Помните: наше агентство - ваш компас на рынке недвижимости!
        С трудом дождавшись, когда дверь за Крокером закроется, Эдвина с любопытством развернула бумаги. Ее внимание привлекли подписи на последнем листе. Конверт выскользнул из рук и упал. Эдди вчитывалась в каждое слово. Запись в конце документа гласила: «Подписано Эдвиной Мэйсон».
        Пальцы Эдвины непроизвольно сжали бумагу. Имя владелицы дома, дающей согласие на его продажу, было аккуратно выведено черной ручкой. Но подпись… Это же подделка!
«С меня хватит», - подумала Эдди. Она взяла толстую телефонную книгу и начала быстро перелистывать страницы в поисках телефона юридической службы.
        - Мисс Эдвина, где вы? - вдруг раздались голоса из кухни. Девочки из спортивной команды появились совсем некстати.
        - Я здесь, в столовой! - крикнула Эдди, быстро убирая бумаги в карман джинсов.
        Вся бейсбольная команда была в сборе. Девочки, одетые в рабочие футболки и шорты, держали в руках кисточки.
        - Мы пришли помочь!
        - Мисс Мэйсон, вы обещали по окончании работы устроить вечеринку!
        У Эдди был расстроенный вид, но она не хотела показывать это своим помощницам.
        - Спасибо, но я бы справилась сама.
        - Мы знаем, но нам так хочется сделать для вас что-нибудь приятное.
        - Вы самый лучший тренер на свете!
        - Без вас не было бы нашей команды!
        - Мы хотим сказать спасибо за прошлую вечеринку!
        - Спасибо, мои дорогие! - Она пододвинула к себе банку с краской и быстро подняла упавший конверт. - Если вы серьезно…
        - Конечно. Мы оделись специально для работы.
        Все дружно поднялись наверх. За разговорами и смехом, которые неизбежно возникают там, где собирается кучка подростков, покраска стен быстро завершилась. Проголодавшиеся девочки с удовольствием набросились на чипсы и лимонад, принесенные Эдвиной из кухни, когда неожиданно в дверях возникла Хлоя.
        Одетая в нарядное платье из искусственного шелка, она подобрала полы юбки.
        - Что за ужасный запах? - Она сморщила нос.
        Одна из девочек, с кисточкой в руке, подошла поближе, рассматривая наряд Хлои.
        - Смотрите, какое платье! - воскликнула она.
        - Это от какого-нибудь известного модельера? - спросила другая.
        В комнате раздавались восторженные возгласы. Хлоя продолжала ворчать:
        - И долго мне придется вдыхать эту отвратительную краску?
        - Запах сохранится еще несколько дней, - сказала Эдди. - Как только краска начнет подсыхать, мы сможем включить вентилятор, чтобы все поскорее выветрилось.
        Хлоя медленно обвела взглядом нежно-зеленые стены спальни.
        - Эдвина, ты не находишь этот цвет несколько… несколько провинциальным?
        - Я считаю, что он идеально подходит для отдыха. Светлые тона зрительно расширяют комнату, - возразила Эдди.
        Неожиданно одна из девочек обратилась к Хлое:
        - Хотите помочь? Пожалуйста, у нас есть лишние кисточки.
        - Как же можно красить в таком наряде? - удивилась другая.
        - Можете позаимствовать рабочую рубашку у мисс Эдвины.
        - Я не собираюсь даже говорить об этом, - фыркнула Хлоя. - Мы с Чарлзом приглашены на ленч для преподавателей университета. Надеюсь, к нашему приходу вы закончите.
        - Надежда умирает последней. - Эдвина растянула губы в сахарной улыбке.
        Хлоя развернулась и исчезла за дверью. В спальне раздался всеобщий вздох облегчения.

        Глава 13

        Вместе с родителями и друзьями участниц хендриксбергской бейсбольной команды Эд сидел на трибуне стадиона в ожидании начала игры. Проводился последний матч сезона. Положив руки на колени, он весь подался вперед, стараясь лучше рассмотреть Эдвину. Она давала последние наставления юным спортсменкам, а чуть позже с битой в руках напряженно застыла на первой базе.
        Игра началась. Эдди высоко подняла руку, отбила поданный мяч и стремительно побежала на вторую базу.
        Казалось, весь городок собрался на стадионе. От сильного удара битой мяч полетел высоко над игровым полем. Игроки команды противника, разбросанные по полю, стремительно помчались навстречу мячу и на мгновение застыли в его ожидании. Центровой, поймавший мяч, отбросил его другому игроку, а тот постарался осалить противниц. Спортсменки из хендриксбергской команды носились от базы к базе с бешеной скоростью, ловко увертываясь от мяча.
        Вскоре счет стал 2:3 в пользу школьниц Хендриксберга. На поле, казалось, царило вавилонское столпотворение, однако на самом деле это была хорошо отработанная тактика игры. Счет стремительно возрастал. Ряды болельщиков всколыхнулись: раздалось дружное «ура!». Команда колледжа одержала победу. Эд в восторге дружески хлопал по плечу своих соседей. Победа!
        Забыв обо всем, он вместе с толпой мальчишек и девчонок ринулся вперед на поле, разыскивая Эдди. С трудом он нашел ее, счастливую и раскрасневшуюся, в центре ликующей группы подростков и болельщиков. Оставив тщетные попытки пробраться через разгоряченную толпу, Эдисон начал собирать разбросанные биты, мячи, перчатки и относить их на склад спортивного инвентаря.
        Прошло добрых полчаса, прежде чем толпа рассеялась. Эд наконец пробрался к Эдвине. Он крепко поцеловал ее в щеку. Она ответила ему ослепительной улыбкой в тысячу ватт.
        - Ты видел этот удар? Здорово, правда?
        - Мировой уровень! - согласился Эд. - А ты, несомненно, была лучшей.
        Эдди еще некоторое время поболтала с родителями и друзьями победительниц, поблагодарила всех за поддержку. Ее лицо не покидала улыбка.
        - Скоро мы наконец пойдем домой? - шепнул ей Эд. Весь его вид выражал нетерпение. Эдвина склонила голову ему на грудь.
        - Подожди, еще нужно все убрать с поля.
        - Уже сделано, дорогая. - Эд покрутил перед ее носом ключом от склада.
        - Значит, я готова. - Эдди убрала ключ в карман.
        Они углубились в тишину парка, постепенно удаляясь от огней и шума стадиона. Быстро темнело. Светлячки, как маленькие праздничные фейерверки, появлялись то тут, то там в мягкой траве. Эд бережно обнял Эдвину за плечи. На миг он остановился и, приподняв козырек бейсболки, быстро чмокнул ее в губы.
        - Э-э, можно было и подольше, - промурлыкала девушка.
        Вот и улица, где Эдисон припарковал свой автомобиль. Он открыл дверцу, пропуская ее вперед, обошел машину спереди и уселся на водительское место.
        - Может быть, остановимся где-нибудь в тихом местечке для отдыха? - спросила Эдвина.
        - Предпочитаю удобную кровать в нашей спальне.
        - Эд, сегодня ничего не получится. Я же пригласила школьников к нам на вечеринку. - Она мягко отстранила его руку.
        - И мне опять учинят допрос? А ночь придется провести в одиночестве? - Эд недовольно опустил голову.
        Эдди ласково посмотрела на него, крепко прижалась к мощной груди. Эд прильнул к ней жаркими губами.
        Закрыв дверцу автомобиля, он завел мотор и поехал к дому.
        - Ты уверена, что стоит устраивать эту вечеринку?
        - Я давно дала обещание девочкам, что в случае победы мы устроим грандиозный праздник. Смотри, все уже собрались!
        На лужайке перед домом веселились в ожидании хозяйки дома мальчишки и девчонки. Гремела музыка. Эд припарковал автомобиль к тротуару. Не успела Эдвина сделать и шага, выйдя из автомобиля, как была подхвачена на руки, поднята над головами и с триумфом доставлена к дому. Эд успел заботливо распахнуть входную дверь.
        Через три часа все свободное пространство кухни было заставлено пустыми банками из-под содовой и упаковками от хот-догов. Время от времени с улицы доносились возбужденные голоса ребят. Эдвина вместе со школьниками танцевала и веселилась во дворе.
        Эд собрал со стола пластиковую посуду. В дверь просунулась голова Эдди.
        - Хорошая вечеринка?
        - Самый высокий балл по шкале Эдисона Риверза! - Улыбаясь, он притянул ее за руку и заставил сесть на стул.
        Она закрыла глаза и на минуту расслабилась, когда его сильные пальцы начали массировать ее шею и плечи. От удовольствия уставшая Эдвина начала проваливаться куда-то в бездонную темноту, медленно сползая со стула. Жаркое дыхание Эда пробудило желание. Внезапно Эдди ощутила дрожь. Все поплыло перед ее глазами.
        Часы пробили одиннадцать раз.
        - По-моему, детям пора отправляться по домам, - сказала Эдди, медленно вставая и расправляя плечи.
        - Моя помощь нужна?
        - Нет, спасибо. - Она открыла дверь на улицу. - Конечно, они будут ворчать, но уже слишком поздно.
        Мальчики были отправлены домой, а девочки помогли прибраться в кухне. Через час все было вычищено до блеска.
        Эдвина проводила девочек наверх, в комнату, где для них были приготовлены спальные мешки.
        Вернувшись в кухню, она с улыбкой взглянула на Эда. Он сидел, положив голову на стол, и мирно посапывал.
        - Ты слышишь какие-нибудь звуки? - спросила девушка, когда он чуть приоткрыл веки.
        - Нет. А что случилось? По-моему, девчонки угомонились, - пробормотал он.
        - Да. Но сейчас всего лишь двенадцать часов, и тишина наверху кажется мне несколько подозрительной.
        Эд поднялся.
        - Ты думаешь, они должны полночи перемывать косточки своим одноклассникам?
        - Может, действительно они так устали, что сразу же заснули, но, по-моему, я слышу какой-то шорох. Думаю, мне надо сходить наверх.
        - Если я понадоблюсь, крикни!

«Надо было устроить вечеринку в другой день. Я слишком устала», - подумала Эдди, поднимаясь по лестнице и сладко зевая. Вдруг она услышала приглушенные голоса, раздававшиеся из спальни Чарлза и Хлои. Приоткрыв дверь, Эдвина застыла на месте. Девчонки забрались в комнату и с восторгом рассматривали платья и костюмы, снимая их с вешалки. «Господи, только бы Хлоя не увидела. Иначе скандала не миновать», - молила Бога Эдвина.
        - Что вы здесь делаете? - строго спросила она.
        Двенадцать пар глаз с испугом обратились к ней.
        - Мы только хотели посмотреть…
        - Мисс Эдвина, почему вы никогда не надевали эти платья?
        - Они такие красивые!
        - Наверное, от самых известных модельеров! Держу пари, они ужасно дорогие!
        - Думаете, мне бы пошло вот это?
        - Уверена, у Томми Брауна глаза выскочат из орбит, если он увидит тебя в таком платье.
        Вопросы и комментарии обрушились на Эдвину, подобно штормовым волнам. Она молча подошла к одной из девочек, взяла из ее рук платье и вернула его на вешалку.
        - Это вещи миссис Уитни. Они действительно очень дорогие. Она работала в Париже в модельном бизнесе. Пожалуйста, сейчас же повесьте все по местам. И знайте, что так поступать некрасиво.
        Девочки вернули платья на вешалку. Неожиданно послышались приближающиеся шаги.
        - Прочь отсюда! - закричала Хлоя, распахнув дверь. Она с силой схватила одну из девочек за руку. - Как вы посмели копаться в моих вещах! Вон отсюда!
        В бешенстве Хлоя изрыгала французские ругательства, махая руками и подталкивая испуганных подростков к двери. Бросив полный презрения взгляд на Эдвину, она сделала шаг и дала ей звонкую пощечину.
        Эдди приложила руку к горящей щеке. Ярость душила ее, однако она не произнесла ни слова. Школьницы испуганно закричали:
        - Миссис Уитни, мы ничего не испортили! Мы хотели только посмотреть.
        - Все ваши платья в полном порядке.
        - Мисс Эдвины с нами не было. Она только что заглянула сюда…
        - Она не виновата!
        - Извините нас!
        Хлоя, казалось, не слышала этих слов. Она молча перебирала свои костюмы, тщательно осматривала их и возвращала на вешалки.
        - Извините, мисс Мэйсон. Вы пострадали из-за нас.
        Опустив головы, девочки направились через зал в комнату для гостей. Эдвина молча смотрела им вслед.
        Услышав шум наверху, Эд моментально проснулся и выскочил из-за стола. На лестнице он обогнал неспешно поднимавшегося Чарлза. Увидев Эдвину, прижимающую ладонь к щеке, Эд застыл в изумлении. А Эдди больше всего на свете хотелось уткнуться в его теплую грудь и излить ему всю свою боль, дав волю слезам. «Нет, нет, - уговаривала она себя. - Это твоя собственная битва, и вести ее надо тебе самой», - подумала она и решительно направилась к спальне Хлои.
        С минуту она в упор смотрела на нее. Затем обошла Хлою вокруг и ткнула указательным пальцем ей в грудь.
        - Если ты еще хоть раз посмеешь вести себя подобным образом…
        - И не подумаю! А своих драгоценных учениц держи подальше от моих вещей. - Хлоя уже занесла правую руку над головой, но что-то ее остановило в последний момент.
        - На твоем месте я бы не вела себя так, - ответила Эдди, сжимая кулаки. - Наверное, мои ученицы излишне любопытны, но пойми, Хлоя, мы же живем в провинции. Многие из них видели такие наряды только на страницах журналов. Они думали, что ты - красивая женщина. Они восхищались тобой. Слава Богу, теперь они никогда уже не захотят быть похожими на тебя. Женщина может не обладать красивым лицом и не иметь хорошей фигуры, но если она озарена внутренним светом, идущим из ее души, она будет по-настоящему прекрасной в любом возрасте. В отличие от тебя, Хлоя, обладающей всеми чертами того, что принято считать красотой. Но, не имея внутренней красоты, ты скоро завянешь.
        Эдди быстро вышла из комнаты, поднялась к себе и увидела, как Эд силой удерживает Чарлза, стремившегося на помощь своей жене. Прежде чем ложиться, она заглянула в комнату для гостей и попросила девочек не шуметь.
        Электронные часы на столике у кровати высвечивали два тридцать. Эдвина забралась в кровать, казавшуюся теперь такой огромной без Эдисона. Уткнувшись лицом в его подушку, она с грустью вдыхала его запах. Как жаль, что ему придется провести эту ночь в спальном мешке в столовой, внизу, но это было необходимо.
        Лежа в постели, Эдвина никак не могла заснуть. Мысли каруселью крутились в ее голове. Она обещала девочкам устроить вечеринку в честь их победы в сезоне. Однако вместо радости воспоминанием этой ночи для них станет человеческая мерзость, скрывающаяся за красивым лицом. Жаль, что Эда нет рядом.
        Эдди свернулась клубочком, накрылась простыней до самого подбородка и провалилась в сон.

        Девочки лежали в комнате в полной тишине, прислушиваясь к неясным звукам. Когда наконец все стихло и дом, казалось, погрузился в сон, одна из них выбралась из спального мешка, босиком пробежала через зал и приложила ухо к стене спальни, откуда раздавались приглушенные голоса.
        Несколько секунд она напряженно прислушивалась, а потом на цыпочках вернулась к подругам.
        - Ну, что ты слышала?
        - О чем они разговаривали?
        - Не знаю. Они говорили так быстро, к тому же по-французски.
        - Неужели ничего не поняла?
        - Так, отдельные слова.
        - Ты же отличница по французскому языку!
        - Да, но наш учитель говорит гораздо медленнее. Мне кажется, что они и сами друг друга не понимают.
        - Они хотя бы упоминали имя мисс Мэйсон?
        - Пару раз мистер Уитни что-то говорил про нее.
        - А каким тоном?
        - Рассерженным!
        - Как это?
        - Ну, я, например, начинаю кричать так же на своего младшего брата, когда он меня не слушается.
        - А Хлоя?
        - У нее был такой медовый голосок!
        - Думаешь, они знают про Эдвину?
        - Откуда?
        - Но мистер Риверз же спит в столовой.
        - Почему?
        - Будто ты сама не догадываешься!
        - Как вы думаете, они хорошо смотрятся с мисс Мэйсон?
        - По-моему, у него такой влюбленный вид! Иногда он проходит мимо и не видит ничего вокруг.
        - А мисс Мэйсон, думаете, любит его?
        - Еще бы!
        - Мне кажется, они поженятся, как только этот Чарлз уедет из ее дома.
        - Да, обычно любовные романы имеют хеппи-энд.
        - Но это же не роман, а жизнь!
        - Почти то же самое.
        - Интересно, они позовут нас на свадьбу?

…Впечатления длинного дня постепенно взяли верх над эмоциями. В комнате воцарилась тишина.
        Никто и не слышал, как беззвучно затворилась дверь в зал. Хлоя тихонько проскользнула в свою спальню. Она даже не догадывалась, что эти маленькие болтушки знают такое о своем тренере. Скорее, скорее рассказать мужу, обрадовать Чарлза!

        Глава 14

        На следующее утро Эдди чувствовала себя совершенно разбитой. Возня в комнате для гостей начались полседьмого. С трудом открыв глаза, она вскочила с кровати, приняла прохладный душ и натянула джинсы с футболкой. Через несколько минут Эдвина уже спускалась в кухню готовить завтрак.
        Неожиданно она нащупала в кармане вчерашние документы от Крокера. Девушка так и не успела рассказать о них Эду, однако сейчас, когда двенадцать голодных ртов ждали ее в кухне, было не до этого. Она засунула бумаги поглубже.
        Пока ее спортсменки обсуждали планы на предстоящий день, Эдди соорудила на столе гору вкуснятины. Оладьи, вафли, яичницы, тосты, колбаса и бекон исчезли в мгновение ока. Школьницы не казались сколько-нибудь подавленными после вчерашнего инцидента, однако имя Хлои то и дело мелькало в разговоре. Появился Эд, и они вдвоем, перекусив лишь парой тостов, с удовольствием наблюдали за подростками, сметающими со стола все съестное.
        Проводить девочек Эдвина вышла на крыльцо. Сегодня она уже не могла улыбаться так же беззаботно, как вчера после игры. Теперь ее мысли были заняты документами от Крокера. Эдди вернулась в кухню.
        Эдисон встретил ее в дверях, насвистывая мелодию известной песенки шестидесятых.
        - Зачем ты свистишь в доме? - нервно спросила она.
        - А что, разве нельзя? - Эд невозмутимо убирал тарелки.
        - Плохая примета. Думаю, у нас и так мало хорошего. Милый, нам надо поговорить.
        Не обращая внимания на ее слова, Эдисон закрыл дверь на замок и, продолжая насвистывать, обнял Эдвину за талию.
        - Не сейчас, дорогая, - заметил он, отстукивая ногой ритм. - Давай лучше танцевать.
        - Перестань! - Эдди было не до шуток. Однако, увидев поскользнувшегося Эда, она рассмеялась. - Ты можешь наконец выслушать меня? Будь же серьезным!
        - У меня и так серьезный танец!
        Эдисон закружил ее по комнате, и только когда, тяжело дыша, она вцепилась в его шею, не в силах справиться с головокружением, он остановился, но не отпускал ее. Всматриваясь в бесконечную глубину прекрасных зеленых глаз, он склонил голову, чтобы прикоснуться к ее губам.
        Он притягивал Эдвину все ближе к себе, заставляя ее почувствовать всю силу его желания. Эд хотел быть с ней рядом, любить ее. Он слишком долго ждал этого!

«Дзынь… Дзынь…»
        Повторяющийся звук телефонного звонка прозвучал совсем некстати.

«Дзынь… Дзынь…»
        Эд недовольно посмотрел на телефонный аппарат и снова жадно прильнул к губам Эдвины.

«Дзынь… Дзынь…»
        Звук был почти не слышен, когда Эдисон подхватил Эдди на руки, закрыл дверь столовой и начал подниматься по лестнице.
        - Кто-нибудь наконец возьмет трубку? - раздался сверху недовольный окрик Чарлза.
        Никто не ответил.

«Дзынь… Дзынь…»
        Наверху громко хлопнула дверь. Телефон зазвонил снова. Эд быстро чмокнул Эдвину в щеку и поспешил взять трубку.
        Эдди бессильно прислонилась к стене, посылая проклятия изобретателю телефона. Она поправила футболку, чувствуя, какой тяжестью налилась грудь. Когда ткань коснулась возбужденных сосков, откуда-то из глубины ее существа вырвался глухой стон.
        - Хорошо, что Александр Белл давно умер. Иначе я бы высказал ему все, что думаю о его гениальном изобретении. - Эд нежно прижался щекой к ее волосам.
        - Ты бы заставил его целыми часами слушать эти ужасные металлические звуки? - спросила Эдди, стараясь унять сердцебиение.
        - Нет, придумал бы более суровое наказание. - Руки Эдисона опустились по ее спине и остановились на талии. Уловив ее вопросительный взгляд, он объяснил: - Сэм Дортман, наш почтальон, сломал ногу, наткнувшись на улице на какого-то пуделя.
        - Жаль. Но…
        - Кто-то должен закончить за него разноску почты. Карл уехал в отпуск за город, и кроме меня…
        - Но у тебя же сегодня выходной, - запротестовала Эдвина. - Ты хочешь оставить меня одну?
        - К сожалению, это решаю не я. Но ни снег, ни дождь… - Он напряг память, подбирая нужные слова.
        - Какой дождь? На улице засуха!
        - Ни бездонный мрак ночи…
        - Ты что? За окном светит солнце! - Пальцы Эдвины нетерпеливо расстегивали ремень на его джинсах.
        - Не остановят почтальона, спешащего доставить вам свежую прессу. - Эд легко оторвал ее ноги от пола.
        - А как же женщина, просто сгорающая от нетерпения? - с грустью спросила Эдвина и провела кончиком языка по маленьким соскам.
        Эдисон отстранил Эдди и лишь на секунду прижался к ее виску жаркими губами.
        - Потом, - бросил он, поднимаясь по лестнице. Одетый в униформу, Эд спустился вниз. Вскоре входная дверь захлопнулась за ним.
        Оставшись одна, Эдвина почувствовала себя одинокой и беспомощной. «Не грусти. Тебе нужно двигаться!» - приказала она себе. Мысли об утре под одной крышей с Чарлзом и его благоверной было достаточно, чтобы Эдди схватила сумочку и выскочила из дома.
        Полдня она пробегала по магазинам и распродажам. Когда к обеду вернулась домой, ее футболка промокла от пота, а ноги подкашивались от усталости.
        Надо хорошенько выспаться, подумала Эдди. Мысль о прохладной постели, в которой она будет с нетерпением ждать возвращения Эда, будоражила ее.
        В столовой Чарлз и какой-то незнакомец внимательно осматривали обеденный стол.
        - Ты познакомишь нас? - Улыбка мгновенно сошла с губ Эдвины.
        - Да. Мистер Гарольд Мастерз, представитель товарищества по антиквариату, - произнес Чарлз елейным голосом. - Это Эдвина Мэйсон.
        - Мисс Мэйсон, очень рад. - Маленький пожилой человек протянул руку для знакомства. - Я восхищен вашей работой. - Он говорил быстро, не оставляя никому возможности вставить слово. - Я заметил, как аккуратно вы отнеслись к элементам вот этой ручной работы! Превосходно! Замечательно!
        Не успела Эдди поблагодарить за комплимент, как Гарольд Мастерз снова повернулся к столу и принялся любовно гладить рукой его поверхности.
        - Чарлз, нам надо поговорить, - процедила Эдвина.
        - После того, как уйдет мистер Мастерз. - Чарлз отстранил ее.
        Почтенный джентльмен, насладившись деревянной резьбой, вдруг перевел взгляд на старинный китайский комод у противоположной стены.
        - Я так рад, что вы связались со мной по поводу продажи антиквариата. Это большая редкость, чтобы старые вещи содержались в таком прекрасном состоянии. У меня на примете есть несколько покупателей, которые будут счастливы приобрести что-нибудь из них.
        - Извините? Вы сказали «приобрести»? - Эдди почувствовала, что кровь приливает к голове и начинает неприятно пульсировать в висках. Она еле сдерживала гнев, но было бы несправедливо срываться на человека, просто занимающегося своей работой. - Вы действительно думаете, что я собираюсь продавать все это?
        - Почему бы нет? Хотя, честно говоря, я несколько удивился, что, вложив столько труда в реставрацию мебели, вы захотели с ней расстаться. - Он с восхищением посмотрел на китайский комод.
        - Боюсь, вас вели в заблуждение. Я не собираюсь ничего продавать.
        - Но мистер Уитни ясно дал мне понять по телефону… - Он посмотрел на Чарлза, в недоумении пожав плечами.
        - Мистер Уитни? - переспросила Эдди, посмотрев в глаза Чарлзу. - Так что же сказал вам мистер Уитни?
        - Он… он объяснил, что вы приобрели эту мебель, когда между вами и ним был заключен договор о взаимных обязательствах. А сейчас, когда он… э-э… - Мастерз деликатно кашлянул в кулачок, - расторгнут, он сказал, что вы хотите избавиться от старых вещей, чтобы окончательно порвать с прошлым.
        - Как это мило с его стороны, - усмехнулась Эдвина. - На самом деле я очень привязана к своей мебели, гораздо более, чем когда-то к мистеру Уитни. Думаю, мы не нуждаемся в услугах вашего товарищества.
        - Как же так? Я уже переговорил со своими постоянными покупателями, - не сдавался Мастерз.
        - Может быть, после того как мы с мистером Уитни поделим наше имущество, мы позвоним вам, - утешила Эдвина, провожая антиквара до дверей.
        Гарольд Мастерз бросил прощальный взгляд на обстановку.
        - Да… это всегда так мучительно - расставаться с вещами, с которыми связаны лучшие моменты твоей жизни…
        Щелкнул дверной замок, и Эдди вернулась.
        - Знаешь, Эдвина, - голос Чарлза звучал приторно-мягко, - я поговорил с десятком людей, я выслушал советы многих специалистов по недвижимости.
        - Ну и что?
        - Цена нашего дома возросла после ремонта до астрономической суммы, - произнес он с энтузиазмом. - Мы заработали бы на этом больше двадцати четырех тысяч долларов. Складываем эту цифру со стоимостью мебели и получаем по сорок пять тысяч на каждого!
        Эдвина стояла, уперев руки в бока.
        - Это вся прибыль?
        - Да, причем если деньги будут в течение шести месяцев вложены в другую собственность, то сумма не будет облагаться налогом. - Глаза Чарлза светились так, будто деньги уже лежали на его счету. - С этой суммы получится почти три тысячи восемьсот долларов чистой прибыли в месяц.
        - Ты сказал - три восемьсот? - медленно повторила Эдди.
        - Честное слово. Хочешь, я покажу тебе все расчеты? - Он приложил к груди правую руку, будто давал клятву.
        - Мне не нужны никакие расчеты! Я заработала все эти деньги одна! Я в этом уверена!
        Чарлз почти полностью закрыл левый глаз.
        - Сколько предлагает за этот стол Мастерз? - Она провела пальцем по лакированной столешнице.
        - Он называл сумму в пять тысяч, но, думаю, мы сможем накинуть еще одну. Я изучил несколько книг по антиквариату и знаю, что коллекционеры дают за такую вещицу от восьми до десяти тысяч долларов. Неплохо для покупки, которая обошлась тебе в двадцать долларов.
        - Конечно, хорошо получить четыре тысячи процентов прибыли. - Эдди заботливо поправила кружевную салфетку на середине стола. - Если бы мы просто купили и продали стол. Но ты, наверное, не подумал, об «элементах ручной работы». - Она точно передала интонации Гарольда Мастерза.
        - Но это же твоя «ручная работа». Она почти ничего не стоит.
        Эдвина напряженно всматривалась в глаза Чарлза.
        - Да, я отреставрировала стол самостоятельно. Но знаешь ли ты, во сколько ценится работа мастера-реставратора? Пятьдесят долларов в час!
        - Тогда цена этого стола - шесть с половиной тысяч.
        - Как минимум. - Эдвина обошла стол вокруг, останавливаясь, чтобы вытереть краем футболки пылинки и отпечатки чьих-то пальцев - Ты представляешь, сколько времени я потратила на то, чтобы, вооружившись зубочисткой, убрать каждую царапинку? Я просидела над этим в общей сложности около десяти часов. Если ты посчитаешь, во сколько обходится мой труд, то, боюсь, тебе не достанется ни цента от продажи стола.
        Чарлз в изумлении открыл рот. Наконец он промычал:
        - Но мы… должны делить имущество на равные части…
        - И стол тоже? Что-то я не видела твоей подписи на чеке на его приобретение.
        - Но дом же - наш общий! - Чарлз попятился от разъяренной Эдди. Такой он ее никогда не видел.
        - Именно дом, Чарлз. Но не его содержимое. - Она гордо вскинула голову. - Оно мое. Я искала эти старые столы и комоды на распродажах, я их реставрировала.
        - Но ты же покупала это все для нас двоих! - Его голос становился все громче.
        - Да? У тебя есть доказательства этого? - спокойно спросила Эдвина.
        - Мы же были помолвлены.
        - И ты… - Эдди вдруг замолчала на полуслове, услышав шаги на лестнице.
        Хлоя стремительно спускалась вниз, одетая в один из своих нарядных летних костюмов.
        - Какие-то проблемы? - защебетала она.
        Глубоко вздохнув, Чарлз слегка отстранил ее.
        - Дорогая, мы с Эдвиной обсуждали достоинства нашего общего дома, - сказал он безразличным тоном.
        - Или его недостатки, - добавила Эдди.
        - По-моему, нет причин для спора, - усмехнулась Хлоя. - Имя Чарлза записано в контракте, и это неоспоримо.
        - Да, владельца дома, а не чего-либо внутри его. По-моему, это тоже неоспоримо, - уточнила Эдвина.
        - Ну хорошо. Продажа антиквариата могла бы удвоить нашу прибыль. - Чарлз чувствовал, что почва уходит из-под ног. - Но если ты не видишь пользы от этого, это твои проблемы.
        - Да, я не вижу никакой пользы. Ты не поймешь, если я скажу, что мне приятно видеть ежедневно эти милые вещи. - Ее щеки пылали. - К тому же если один только стол оценивается сейчас тысяч в десять, то в последующем цена может составить двенадцать. Но это будут мои деньги! Ты тоже хочешь иметь их? Пожалуйста, найди антиквариат и сам его отреставрируй.
        Хлоя развела руками.
        - Несколько тысяч «плюс» или «минус» за этот стол - не так важно. Достаточно тех денег, которые мы получим от продажи дома.
        Эдди сощурила глаза, злость захлестнула ее.
        - Никаких денег вы не получите! Если только не собираетесь продавать дом без моего согласия.
        - Именно так мы и поступим, - насмешливо улыбнулась Хлоя.
        - Только попробуйте!
        - Ну, если уж мы заговорили на эту тему… - вмешался Чарлз, искоса взглянув на жену.
        Хлоя чуть заметно кивнула.
        - В таком случае вы совершаете преступление, подобное убийству, наступая на мои права! - кричала Эдди, уже не сдерживая эмоций.
        - Да, но не в физическом смысле этого слова. - Губы Чарлза растянулись в злорадной улыбке. Он обнял Хлою и продолжил: - Возможно, здесь более уместно понятие
«профессиональное самоубийство».
        - Профессиональное самоубийство?
        - Жить с человеком, не являющимся твоим мужем, - это грех и попрание моральных норм общества, которое происходит на глазах молодежи. - Чарлз, не поднимая головы, изучал ногти на пальцах, затем взглянул на Эдвину. - Я думаю, что это может быть названо «профессиональным самоубийством» тебя как педагога, особенно когда педсовет колледжа будет информирован об этом.
        - Как… как ты… - Язык не слушался Эдди, ноги подкосились.
        Эдвина тяжело опустилась в кресло возле камина. Положив дрожащие руки на колени, она наконец подняла глаза на стоящих перед ней людей.
        - Вы знаете, что я не делаю ничего, что могло бы навредить моим ученикам, - ответила она.
        - Может быть, но в твоем трудовом контракте есть, кажется, пункт о соблюдении норм морали, - самодовольно произнес Чарлз, присаживаясь на диван напротив Эдвины. - Если ты забыла, то я напомню, что сам подписал подобный контракт в университете еще перед поездкой в Париж.
        Громкие голоса в столовой заглушили звук захлопнувшейся входной двери и шагов Эда.
        - Привет, дорогая! А вот и я! - крикнул он.
        Эд вошел в столовую и увидел бледное лицо Эдди.
        - Что здесь происходит? - Он пересек комнату и опустился перед Эдвиной на колени.
        - Они узнали о нас, - пролепетала девушка сквозь слезы. - Чарлз намерен пойти в колледж, на педсовет.
        Она уронила голову в руки Эда, сотрясаясь от рыданий, а он перебирал ее шелковистые волосы, утешая, как ребенка.
        - Что ж, перчатка брошена, я поднял ее, - сухо произнес Эдисон, разглядывая насмешливую улыбку Чарлза. - Каковы ваши требования?
        - Эдвина согласна подписать документы о продаже дома, - с триумфом объявил он. - Вся полученная прибыль будет разделена поровну.
        - Как это щедро с вашей стороны! - Эд продолжал гладить Эдди.
        - Думаю, что это наиболее справедливое решение, - заметил Чарлз, откидываясь на спинку дивана.
        - Для твоей воровской натуры? - резко оборвал его Эд.
        - Не запугивай!
        - Половина - даже слишком много, если вы хотите, чтобы мы молчали, - произнесла Хлоя. - Теперь мы знаем правду, мадемуазель Мэйсон, и получается, что вы занимаете этот дом незаконно. Значит, после его продажи вам полагается меньшая доля.
        Неожиданно раздался громкий стук в дверь. Никто не пошевельнулся. Стук повторился. Бросив вопросительный взгляд на Чарлза, Хлоя поднялась и направилась к двери.

        Глава 15

        - Мистер Крокер? Не знала, что вы договаривались с моим мужем!
        - Нет-нет. Я просто был по делам в вашем районе и хотел еще раз осмотреть дом, так как встречался уже с заинтересованными покупателями. - Крокер вытягивал шею, стараясь заглянуть в столовую через ее плечо. - Вы еще не подыскали своего покупателя? Вы тоже имеете это право, только помните, что риэлтору все равно причитается гонорар.
        - Естественно, мистер Крокер, - заверила Хлоя, не давая ему пройти в комнату. - Мы не собираемся отбирать у вас право продажи дома. Мы просто беседовали с друзьями.
        - Хорошо, хорошо. - Крокер уже собирался уходить, как вдруг увидел сидящую на стуле у камина Эдвину и помахал ей рукой. - О! Я помню вас, мисс. Вы делаете ремонт в доме мистера Уитни! - Он отстранил Хлою и решительно прошел в столовую. - Мне хотелось бы знать, как можно будет с вами связаться. Чувствуется, что вы - опытный маляр, а у меня на примете есть дом, требующий хорошего ремонта.
        Эдвина подняла заплаканное лицо.
        - Ох, извините. - Крокер протянул руку. - Я Эл Крокер из риэлторского агентства. Мы встречались с вами вчера, помните? - Он протянул ей визитную карточку. - Позвоните, если заинтересуетесь. Не хочу мешать.
        Он попятился к двери.
        - Я помню вас. Вы оставили кое-какие бумаги, - неожиданно сказала Эдди.
        - Да, да, - оживился Крокер. - Я просил вас передать их мистеру Уитни. Они касаются продажи дома.
        Внезапно Эдвина вскочила со стула, вынимая смятые листочки из кармана джинсов, и принялась размахивать ими.
        - Они мои! Мои! Мои! - кричала она, бегая по комнате, и наконец остановилась возле Чарлза. Помахав документами перед его носом, Эдди снова радостно проговорила: - Они мои, Чарлз Уитни!
        Мертвенно бледный, будто окаменевший, Чарлз только переводил глаза от Эдвины к Крокеру.
        Крокер, спотыкаясь, поспешил к двери, не спуская, однако, глаз со странной компании.
        - Я, кажется, не вовремя, - пробормотал он. - Я позвоню попозже.
        Звук захлопнувшейся входной двери вывел Чарлза из ступора. Повернувшись к жене, он прошипел:
        - Документы у нее.
        Из-под слоя бледно-розовой пудры на лице Хлои проступил лихорадочный румянец. Ее ногти впились в руку Чарлза.
        - Эд, они мои! - задыхалась Эдди, покрывая лицо Эдисона жаркими поцелуями.
        Он крепко обнял ее и посадил к себе на колени. Откинувшись на грудь Эда, она медленно развернула лист бумаги и начала громко и торжественно произносить:
        - «Соглашение между Чарлзом Биддингтоном Уитни, Эдвиной Г. Мэйсон и риэлторской компанией о продаже собственности. Штат Огайо. Округ Делавэр. Участок номер…»
        Чарлз метнул быстрый взгляд на Хлою.
        - «…Подписали Чарлз Уитни и Эдвина Мэйсон». - Эдди встала и поднесла документ к глазам Чарлза, постукивая пальцем по тому месту, где стояли подписи. - Это не моя подпись.
        Эдвина быстро отдернула лист, увидев, как за ним тянется рука Хлои.
        - Вот теперь мы и поговорим, - ухмыльнулась Эдди.
        - Это я… мы просто хотели… - промычал Чарлз.
        - Это подделка! - отрезал Эд. - Скверное занятие - заниматься подделкой документов!
        - Эдвина, все равно ты не помешаешь мне продать дом! И деньги будут поделены поровну! - закричал Чарлз.
        Эдисон собрался было что-то ответить, но девушка крепко взяла его за руку.
        - Если вы лишите меня этого дома, плохо будет прежде всего мне, - тихо произнесла она. - Если вы сообщите педсовету подробности моей личной жизни, это сведет на нет все мои прежние заслуги. - Она подняла на Чарлза глаза, полные слез. - Тебе повезло, что я не такая наглая. Просто мои требования более разумны.
        - Требования? - Он наморщил лоб.
        - Мы не будем продавать дом. Не будем продолжать совместное в нем проживание. - Эдди, казалось, не замечала фырканья Хлои. - Первоначальная цена дома составила восемь тысяч долларов. И хотя почти вся эта сумма была оплачена из моих денег, я, так и быть, отдам вам половину. Таким образом, вы получаете четыре тысячи и покидаете этот дом.
        Чарлз бессильно опустил голову на руки, издав мучительный стон. Неожиданно для всех Хлоя накинулась на него с кулаками, истошно выкрикивая французские ругательства.
        - По-моему, она сумасшедшая, - прошептала Эдди.
        Хлоя наконец остыла, и воцарилась тревожная тишина. Чарлз сидел неподвижно, согнувшись, уставившись в одну точку.
        - Ты готов продолжить? - прервала молчание Эдвина.
        Он вяло кивнул.
        - Так вот. Я беру на себя все издержки по аннулированию этого документа и только после этого возвращаю тебе половину первоначальной стоимости дома.
        - А что будет с этими бумагами? - Чарлз показал на листки в ее руках.
        - Чем скорее ты уберешься отсюда, тем скорее я верну тебе этот компромат.
        - Проклятие! Ты думаешь, мы действительно так просто отдадим тебе дом? - Хлоя резко поднялась. - Глупая женщина! А ты просто дурак, Чарлз! Дом оценен в семьдесят тысяч долларов, а ты, кажется, согласен на эту жалкую подачку! Кстати, мадам Джексон является членом вашего педагогического совета? Значит, я была права. Это тебе, милочка, есть чего бояться. И тебе, Эдисон Риверз. Думаю, мадам Джексон будет крайне недовольна амурными делами своих коллег. - Хлоя повернулась к мужу. - Еще не все потеряно. Чарлз, встань же и действуй как мужчина!
        Чарлз схватил Хлою за руку и посмотрел ей в глаза.
        - Ты понимаешь, что ты наделала? - сказал он тихо. - Ты совершила преступление. Ты подделала документ и можешь сесть за решетку, если Эдвина этого захочет. А я буду обвинен как твой сообщник. Подумай, как все это отразится на моей карьере! Кто меня возьмет в университет? Да я даже не могу надеяться на самый низкий разряд!
        Он резко оттолкнул Хлою и направился к лестнице. Она бросилась за ним по ступенькам. Неожиданно Чарлз остановился и посмотрел вниз, на Эдвину:
        - Мы съедем сегодня же. Позже я распоряжусь, чтобы забрали наш багаж. - Он повернулся к Хлое и сказал несколько негромких слов по-французски, а затем снова взглянул на Эдвину: - Тебе не повезло - твои воспитанницы не умеют хранить секреты.
        Дверь наверху громко хлопнула. Еще несколько минут из спальни доносились возбужденные голоса.
        Эдди прошептала:
        - Это мой дом! Весь мой! - Она заплакала, прижимаясь к Эду.
        Он поставил ее на пол, вгляделся в ее заплаканные, но светящиеся от счастья глаза и задумчиво сказал:
        - Что ж, Эдди, мне пора возвращаться домой. Схожу в спальню кое-что забрать.
        - Зачем? - Эдвина казалась смущенной и потерянной.
        - Я бы не стал говорить об этом, но Чарлз прав. Если я останусь с тобой, возникнет масса вопросов. И твоя, и моя карьера будет под угрозой, если Хлоя не прикусит свой длинный язык.
        Сверху лились, подобно потоку лавы, громкие проклятия.
        - Но я не хочу…
        Эд нерешительно посмотрел на Эдвину. Теперь она совсем не выглядела счастливой, хотя то, о чем мечтала, наконец свершилось: она оставалась одна в своем доме. Слезы текли по ее щекам. Эд хотел было прижать ее к себе, успокаивая и гладя по голове, однако удержался. Он слишком долго утешал ее. Теперь же, когда Эдвина добилась своего, она сама должна показать, хочет ли она продолжения их отношений.
        Он резко спросил:
        - Что ты хотела сказать?
        Эдвина вытерла слезы. Подняв влажные, словно утренняя трава, зеленые глаза, она вопросительно посмотрела на Эда. Неожиданно, разразившись новой волной рыданий, она упала в его объятия. Они застыли на несколько минут. Потом Эдвина собралась с силами и очень тихо заговорила:
        - Я не хочу, чтобы ты уходил. Это мой дом, но я хочу делить его с тобой!
        Эд склонил голову, чтобы лучше расслышать ее слова, звучащие сквозь всхлипывания.
        - Если мы даже лишимся нашей работы, я не боюсь этого. Я хочу только быть с тобой. - Она улыбнулась сквозь слезы. - Ненавижу спать в одиночестве!
        - Эдвина, зачем ты так говоришь! Ты же любишь детей, любишь свою работу, - осторожно начал Эд. Боясь быть слишком резким, он ждал ее ответа, надеясь услышать то, о чем он молил Бога почти целый год.
        - Я люблю тебя… - прошептала она задыхаясь. - Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты уходил!
        В следующую минуту сильные руки подхватили Эдвину и закружили по комнате. Эд ощутил ее, такую теплую, такую сладкую, такую желанную.
        Изнемогая от головокружительного танца, они без сил рухнули на диван. Их руки переплелись.
        - Я люблю тебя, Эдвина Гермиона Мэйсон, - хрипло пробормотал Эд. - Я не хочу уходить отсюда. Этот дом - волшебный. Он подарил нам любовь. Он сберег ее. Я хочу жить с тобой в этом доме сотню лет.
        - Думаю, он прослужит нам еще дольше. Так долго, как долго мы сможем платить налоги.
        - Почему бы нет? - Он оторвался от Эдвины, любуясь ее преображенным лицом, ставшим еще прекраснее.
        - И миссис Джексон… - начала она.
        - …будет счастлива видеть мистера и миссис Эдисон Риверз своими соседями, - завершил Эд. - Особенно если ее сын-сорванец не улучшит в этом году свои знания по математике.
        Единственными словами, за которые уцепился воспаленный мозг Эдвины, были «мистер и миссис Эдисон Риверз». Слезы снова покатились по ее лицу. Похоже, все, на что она была сегодня способна, - это лить слезы. Но это были слезы счастья.
        Эд поднял ее тонкую руку, на которой играло старинное бабушкино кольцо, нежно поцеловал пальцы.
        - Мы поженимся как можно скорее.
        Они не заметили, как Чарлз и Хлоя спустились вниз, как, проходя мимо, злобно фыркнула Хлоя. Они не слышали, как громко хлопнула тяжелая входная дверь. Во всей вселенной не существовало в этот момент никого, кроме них двоих. Самых счастливых.
        Мир и спокойствие поселились в старом доме, наполненном любовью. Навеки.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к