Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хиллард Нерина: " Бесценный Символ " - читать онлайн

Сохранить .
Бесценный символ Хиллиард Нерина

        Почувствовать аромат седой древности можно и в наши дни.
        Поиски средневековой реликвии соединили навеки два любящих сердца после двенадцати лет взаимных обид, подозрений и горечи от мнимого предательства.

        Хиллиард Нерина
        Бесценный символ

        Пролог

        Серая громада замка выглядела в этот теплый сентябрьский день величественно и романтично. Красноватые плети дикого винограда взбирались вверх по массивной кладке, минуя узкие прорези окон и вплетаясь в каменное кружево архитектурного декора. Голубое небо отражалось, как в зеркале, в темной воде окружающего замок рва. Подъемный мост был опущен.
        Она стояла, опершись о парапет, и смотрела на роскошные зеленые луга, залитые золотистым солнечным светом. Еще по-летнему ласковый ветерок играл тяжелыми блестящими прядями ее волос. После всего того что ей пришлось пережить в последнее время, она наслаждалась покоем и тишиной окружающей природы. И счастье переполняло ее существо.
        Конечно, погода скоро изменится, станет сумрачно и сыро. Еще бы  — ведь все-таки уже наступила осень. Тучи скроют солнце, и от каменных стен повеет холодом. Но это не пугало ее. Горячей любви, наполняющей ее сердце, хватит, чтобы согреть их обоих и даже…
        Сильные руки нежно обняли ее сзади, и знакомые теплые губы, откинув черные, как вороново крыло, волосы, поцеловали в шею.
        — Вот ты где,  — раздался голос, дороже которого не было для нее на свете.  — А я ищу тебя уже около получаса.
        Она ничего не ответила и даже не повернула головы в его сторону, а, слегка откинувшись назад, спиной приникла к нему. И замерла, ощущая, как в унисон бьются их сердца.
        — Я чувствую себя сказочной принцессой, спасенной отважным принцем из лап кровожадного чудовища,  — наконец мечтательно произнесла она.
        — Принцессой? Я думал, что излечил тебя от всей этой чепухи.
        На этот раз она повернулась к нему, в ее серых глазах светилась безграничная нежность.
        — Это не чепуха. Проблема в том, что очень молоденькие глупые девушки не имеют представления, каким должен быть их принц. Но если им повезет, очень-очень повезет, то однажды, когда они вырастут, они встретят своего единственного принца.
        Он поцеловал ее, затем обнял за талию и повел обратно в замок. Хорошо, пусть он будет принцем. Он не станет больше возражать против того, чтобы она считала его таковым. Когда рядом с тобой такая женщина, как его любимая, стоит быть мужчиной ее мечты.

        1

        Мужчина, сидевший за массивным антикварным письменным столом, протянул изящную, но удивительно сильную руку к замшевому футляру, который его визитер только что положил перед ним, и достал из него тяжелое ожерелье. Свет упал на драгоценность, и в то же мгновение полдюжины камней вспыхнули зеленым огнем.
        — Я говорил вам, что это нечто особенное, не так ли? Тридцать тысяч, Стивенс, и ни цента меньше.
        Ничего не говоря, Энтони Стивенс достал ювелирную лупу и пристально изучил ожерелье под ярким светом настольной лампы. Его внимание привлекли шесть больших каплевидных изумрудов, обрамленных многочисленными более мелкими бриллиантами в мастерски сделанной золотой оправе. Наконец он поднял голову, посмотрел на собеседника и слегка улыбнулся.
        — Тридцать тысяч, Ломакс?
        Ломакс знал эту улыбку, и в его ответной улыбке почувствовалась некоторая неуверенность.
        — Вы не можете сказать, что оно их не стоит.
        — Позвольте спросить,  — любезно поинтересовался Энтони,  — сколько лет тюрьмы  — десять или около того  — оно стоит?
        — Говорю вам, оно не украдено,  — запротестовал Ломакс.
        Воцарилось молчание, и обычно насмешливые глаза Энтони вмиг поскучнели, когда он посмотрел через стол на Ломакса. Наконец он сказал на редкость мягким голосом:
        — Это изумруды Стерлингов.
        Удивление, промелькнувшее во взгляде Ломакса, быстро сменилось пониманием.
        — Черт, я и забыл, что вы можете знать их.
        — Да, я их знаю.
        Что-то в ровности его голоса заставило торговца быстро, даже нервно выпалить:
        — Но они не украдены, клянусь в этом. Ко мне пришла… одна леди и сказала, что ей очень нужны деньги, но она не может продать ожерелье открыто. Я не спросил почему.
        Энтони пристально посмотрел на замшевый футляр и спросил:
        — Сколько вы ей дали за них, Ломакс?
        — Это нечестный вопрос,  — пробормотал тот. Он мог бы соврать, но, когда живые, проницательные глаза Стивенса встретились с его, он решил не рисковать. Несколько лет делового общения с изысканным и аристократичным Стивенсом научили его, что под внешней сдержанностью скрывается железная воля, редкостный взрывной темперамент и явная физическая сила, которые глупо было бы игнорировать. Вздохнув, Ломакс сказал:
        — Десять тысяч.
        — Я дам вам пятнадцать.
        — Что? Но…
        — Пять тысяч за беспокойство. А поскольку оно состояло в менее чем пятиминутной работе, вам не следует чувствовать себя обманутым.
        — Я могу найти другого покупателя.
        — Нет, не можете,  — улыбнулся Энтони.  — Я позабочусь об этом.
        Ломакс с раздражением взглянул на него.
        — Это уж точно, черт вас побери.
        — Разве это не сделка?
        — А у меня есть выбор?
        Полчаса спустя Энтони стоял у большого окна в своем кабинете и смотрел в ночное небо. Комната позади него была пуста, посетитель ушел с пятнадцатью тысячами долларов в кармане, и замшевый футляр с дорогим ожерельем остался на письменном столе. Энтони не надо было снова смотреть на него после первого тщательного осмотра, чтобы описать в мельчайших деталях.
        Изумруды Стирлинга.
        Когда он впервые увидел их? Одиннадцать лет назад? Нет, двенадцать. Это было двенадцать лет назад, когда он встретил ее. Стефани Стирлинг была уже признанной красавицей и, хотя ей едва минуло шестнадцать лет, уже разбивала сердца. Смерть матери за год до этого заставила Стефани играть роль хозяйки в доме отца, и она исполняла ее с грацией и достоинством, далеко превосходившими ее возраст.
        Энтони до сих пор со смущавшей его ясностью помнил, как она сидела во главе длинного обеденного стола. Она обещала стать замечательной красавицей, в ее широко раскрытых серых глазах светились ум, юмор и необычное обаяние. На ее плечи падали блестящие, цвета воронова крыла волосы, и она почти не пользовалась косметикой, а тон платья превосходно подчеркивали изумруды. Детская пухлость ее фигуры со временем исчезла, на смену ей пришли соблазнительные изгибы маленького, стройного женского тела.
        Общество смотрело на нее, как на взрослую женщину, задолго до того, как она стала таковой по закону. Учитывая занятость отца, его доброту по отношению к ней и предоставляемую ей свободу, она могла бы стать избалованной и неуправляемой, как многие подростки в ее положении. Но она явно наслаждалась приемами и общественными мероприятиями, была первой ученицей в своем классе в частной школе и упорно отказывалась выходить из дома с каким-либо мужчиной, кроме своего отца, до тех пор, пока ей не исполнилось восемнадцать.
        Джеймс Стирлинг ни в коей мере не был строгим отцом. Он открыто заявлял, что у дочери своя собственная жизнь. Но Стефани пользовалась далеко не всеми преимуществами своего положения. Энтони думал тогда, что под навязанной ей силами обстоятельств социальной маской скрывается врожденная робость: иногда в его обществе она казалась немного застенчивой и настороженной. Невинной, думал он. Ибо, несмотря на внешнюю уверенность в себе и лоск, она была еще очень молодой девушкой, и не однажды он видел в ее глазах почти отвращение, когда какой-либо пылкий поклонник осыпал ее комплиментами или пытался остаться с ней наедине. Она, казалось, чувствовала себя уютнее, когда воздыхатели сохраняли в общении с ней определенную сдержанность.
        Устремив невидящий взгляд на ночной пейзаж за окном, Энтони беспокойно тряхнул головой, стараясь отогнать воспоминания.
        Было бы все по-другому, подумал он, если бы он выбрал игру по иным правилам, если бы следовал своим инстинктам? Он хотел ее с первого раза, когда его взгляд упал на нее, но она была слишком юной, и он знал это. Два года он насыщал терзавший его внутренний голод прозаическими беседами и степенными танцами, вынуждая себя терпеливо ждать, пока она подрастет.
        Но он явно ждал слишком долго. Энтони все еще помнил горечь и гнев, охватившие его, когда она предала его. И ему стоило больших трудов подавить их. Десять лет  — большой срок, напомнил он себе. Не стоит даже мысли тратить на Стефани Стирлинг.
        Энтони отвернулся от окна и подошел к письменному столу, на котором лежал замшевый футляр. Почему она продала ожерелье? Знаменитые изумруды Стерлингов находились в семье уже несколько поколений, и, как он с неохотой вспомнил, она особенно любила их. После смерти матери все семейные драгоценности, среди которых находилось множество изысканных, были в ее распоряжении, но изумруды чаще всего украшали ее стройную шею.
        Конечно, это было не его делом. Если бы ей даже захотелось продать все свои драгоценности, это касалось только ее. Но почему не сделать это открыто? Она легко могла бы получить за изумруд тысяч пятьдесят, а то и больше. Тайная продажа кому-то типа Ломакса превращала все это в какой-то жест отчаяния.
        Энтони снова напомнил себе, что это его не касается, но, тем не менее, потянулся к телефону. После нескольких звонков ему удалось выудить лишь обрывки информации в ответ на свои осторожные расспросы  — ничто не указывало на то, что у Стирлингов были какие-то финансовые проблемы. Но это еще ничего не значило  — семья могла быть на шаг от финансовой гибели, но скрывать это от своих друзей и знакомых. Много старых гордых фамилий истощили все свои ресурсы, стараясь поддерживать видимость благополучия.
        Стирлинги могли быть в такой же ситуации, хотя шесть месяцев назад, когда Энтони был в Европе, незадолго до того, как Джеймса разбил паралич, он купил своей дочери безумно дорогой спортивный автомобиль  — последний в длинном списке экстравагантных подарков.
        Конечно, болезнь Джеймса требовала расходов, и немалых, но его финансовое положение, по крайней мере, внешне было всегда очень солидным. Стефани училась в самых дорогих частных школах, носила самую изысканную одежду, владела полдюжиной чистокровных охотничьих собак и парой породистых лошадей. Старший Стирлинг щедро тратил на нее деньги, и ей не приходилось выпрашивать их у него, да и сам он был известен как человек с дорогостоящими вкусами. Он не был коллекционером, подобно Энтони, но не однажды платил фантастические суммы за какое-либо произведение искусства или понравившуюся ему безделушку.
        Чем больше Энтони думал об этом, тем сильнее росло его любопытство. В прошлом эта черта характера не раз доводила его до беды. Он напомнил себе об этом, но, тем не менее, взял футляр с изумрудами и покинул кабинет.
        Полчаса спустя он припарковал машину у подъезда старого элегантного особняка и приблизился к тяжелым, обшитым дубовыми панелями дверям. Было девять часов вечера, и он не был уверен, что она дома. Она могла быть кем-то увлечена или присутствовать на каком-либо блестящем приеме.
        Он дернул дверной колокольчик. Две минуты спустя дверь открыл чопорный дворецкий, который тотчас потерял свою обычную бесстрастность, когда узнал посетителя.
        — Мистер Стивенс…
        — Привет, Томас.
        Энтони шагнул внутрь, не желая ждать, пока его пригласят.
        — Мисс Стирлинг дома?
        — Думаю, да, сэр.
        Томас восстановил свое душевное равновесие, его старое лицо снова стало непроницаемым. В молодости он объездил с хозяином весь мир. В то время богатые люди возили с собой личных слуг независимо от того, в какой уголок земного шара они направлялись, и Энтони всегда думал, что Томас мог бы рассказать множество невероятных историй о тех, полных приключений, временах.
        Но Томас, служивший в доме Стирлингов с тридцатых годов, принадлежал к старой школе. Он обладал верностью слуг прошлого столетия, которую нельзя купить за деньги, и что бы он ни думал о своем хозяине, находясь у него на службе в течение пятидесяти лет, он держал это при себе, как и свои эмоции. Но Энтони уловил слабый намек на замешательство в его бесцветном голосе.
        — Но она не принимает?  — спросил гость умышленно насмешливо.
        Выражение лица Томаса не изменилось.
        — Если вы будете добры подождать, сэр, я осведомлюсь.
        — Я подожду в библиотеке.
        Десять лет нога Энтони не переступала порог этого дома, но он безошибочно направился к короткому проходу, который вел к заполненной книгами комнате в задней части дома. Однако, перед тем как покинуть холл, он помедлил и оглянулся назад.
        — Томас… я слышал о болезни Джеймса. Как он?
        Дворецкий, стоявший уже одной ногой па ступеньке лестницы, бесстрастно взглянул на него.
        — Умирает, сэр,  — сказал он без всякого выражения и стал подниматься по ступеням.
        Энтони слегка нахмурился. Он редко виделся с Джеймсом последние десять лет, но до этого они были очень близки. Их объединяла любовь к искусству и антикварным вещам, и, несмотря на разницу в возрасте, у них было множество общих тем для разговора. В то время как Энтони был любителем, инстинктивно чувствовавшим подлинность вещи, Джеймс в юности работал с самыми знаменитыми исследователями и археологами своего времени и наслаждался, рассказывая о тех замечательных днях.
        Энтони испытывал глубокое уважение к Джеймсу, видя в пожилом человеке одного из лучших представителей уходящего поколения. В молодости тот был настоящим искателем приключений, объездившим весь мир в поисках реликвий, и если богатство его семьи облегчало его странствия, оно не преуменьшало его смелости. Дни перед и после второй мировой войны были опасными для путешественников.
        Но ему везло. Он пережил безумные приключения в юности и ужасы войны, за которую был награжден за храбрость. Он женился, когда ему было за сорок, у него родился ребенок, и он стал хорошо известной и уважаемой фигурой в обществе. Его жена умерла молодой, и теперь в свои семьдесят пять лет он и сам был на краю могилы.
        Джеймс Стирлинг был в своем роду последним, думал Энтони, входя в библиотеку.
        Он оглядел комнату, припоминая то, что бросилось ему в глаза в холле и коридоре, и соединил увиденное в одно целое. Затем подошел к старинному дубовому письменному столу, на котором стояла зажженная настольная лампа. Взглянув сначала без особого внимания на раскрытые книги, лежавшие на столе, он затем наклонился, напряженно всматриваясь в страницы.
        Когда несколько минут спустя дверь открылась, он был полностью поглощен чтением.
        — Что вы здесь делаете?
        Это был ее удивительный голос  — низкий, чуточку хриплый, приятный, который Энтони помнил лучше, чем в это можно было поверить. Он выпрямился, глядя на нее, пока она медленно шла через комнату. Впервые за десять лет они встретились наедине лицом к лицу. В ту минуту, когда она подошла к другой стороне стола, и яркий свет лампы упал на нее, его охватила ярость потому, что она показалась ему все еще прекрасной, черт ее побери, и он все еще хотел ее.
        Ростом в пять футов и несколько дюймов, Стефани Стирлинг была необычайно хрупкой на вид, мелкокостной, с тонкими чертами лица. Она выглядела более стройной, чем год назад, когда он в последний раз видел ее. Ее большие серые с поволокой глаза казались еще более непроницаемыми. Чувственный рот был твердо сжат, подбородок поднят  — гордость Стерлингов, уверенность в себе были в каждом ее жесте. В эту минуту Энтони ощутил дикое желание сделать что-либо, что заставило бы ее потерять свое неизменное самообладание.
        — Что вы здесь делаете?  — повторила она.
        Умышленно дерзким взглядом Энтони охватил ее всю от иссиня-черных элегантно уложенных волос до лакированных туфелек на высоких каблуках.
        Он позволил взгляду скользнуть по твердым округлостям ее груди под зеленым свитером, узкой талии и изгибам бедер, обтянутых черными брюками. Он увидел, как ее изящные руки внезапно сжались в кулаки, щеки покрыл гневный румянец, а губы слегка задрожали. И его охватило чувство почти злобного удовлетворения от того, что ее высокомерие было, в конце концов, поколеблено. Он гадал, что было под ним, гадал, как она будет выглядеть, когда ее маска будет разбита вдребезги. Поможет ли фамильная гордость ей даже тогда держать высоко свой подбородок и будет ли ее голос таким же любезно бесстрастным? Или же избалованная, расчетливая, честолюбивая сука, каковой он ее считал, наконец, выкажет свое истинное лицо?
        Вероятно, это то, к чему он стремился: одного взгляда на Медузу будет достаточно, чтобы вылечить его раз и навсегда.
        Не оставляя этой мысли, он достал из кармана замшевый футляр и бросил его на стол перед ней. Краска не успела сойти с ее лица, а она уже шагнула вперед и, задыхаясь, схватила футляр. Ее пальцы слегка дрожали, когда она доставала ожерелье.
        Не глядя на него, она спросила:
        — Откуда вы его взяли?
        — Купил… у человека, которому вы его продали.
        Его голос звучал спокойно. Стефани сунула ожерелье обратно в футляр и небрежно положила его на край стола.
        — Надеюсь, вы купили его по хорошей цене.
        Она снова была уравновешенной, а взгляд ее  — непроницаемым. Слабая улыбка играла на ее губах, подбородок был привычно вздернут.
        — По превосходной, учитывая то, что оно стоит в три раза больше, чем я заплатил за него.
        — Тогда вы заключили выгодную сделку.
        — Почему вы его продали, Стефани? И почему Ломаксу?
        — Не ваше дело.
        Энтони взял футляр и положил обратно в карман, затем сказал:
        — Я мог бы спросить у Джеймса.
        Что-то промелькнуло в ее глазах, но настолько быстро, что он не успел разобрать, что именно, но выражение ее лица не изменилось, и голос остался спокойным.
        — Сейчас он спит. Он спит большую часть дня. И я не хочу, чтобы вы расстраивали его.
        — Расстраивал его? Вы хотите сказать, что тайно продали изумруды?
        Энтони улыбнулся, пытаясь понять, что она на самом деле думает.
        — Он не знает об этом, не так ли?
        — Ожерелье принадлежало мне.
        Очень мягко Энтони сказал:
        — Как и картины, которые раньше висели в холле и коридоре, те, которые вы заменили гравюрами? Как и китайская ваза династии Мин, стоявшая прежде на каминной полке? Как и львы из слоновой кости? Все это принадлежало вам, и вы имели право их продать, Стефани?
        Теперь она слегка побледнела, не в силах что-либо вымолвить от возмущения.
        Энтони рассмеялся.
        — Тем не менее, вы проделали это, не так ли? Харди развелся с вами, не дав вам ни гроша, и вы приползли домой к папочке и всего за несколько лет просадили состояние, которое семья Стерлингов наживала несколько столетий. Но и это вам показалось недостаточным, не правда ли? Вы не могли подождать, пока унаследуете то, что осталось. Вы распродаете все частями еще до того, как Джеймс ляжет в могилу.
        Стефани как бы издалека слышала, как он говорил вещи, которые казались еще более уничижительными потому, что он произносил их холодным, лишенным каких-либо эмоций голосом. Она всегда чувствовала себя в его присутствии не в своей тарелке, болезненно осознавая, что ее лоск и уверенная манера себя держать были лишь притворством, за которыми она прятала робость и нерешительность. Он же, напротив, никогда не испытывал внутреннего замешательства, никогда не терял самоуверенности.
        Она наблюдала за ним, как он пересекал переполненные гостиные, и видела, что другие представители сильного пола инстинктивно уступали ему дорогу, а женщины глядели ему вслед потому, что он отличался от большинства мужчин, выделялся среди них, как чистокровный жеребец среди мустангов. И несмотря на свою молодость, Стефани тоже осознала это с первого взгляда.
        Тогда он внушал ей благоговейный страх, она нервничала и терялась в его присутствии. И сейчас старые чувства нахлынули на нее снова, ей хотелось найти какой-либо темный уголок и спрятаться. Он глядел на нее так, как никогда раньше, вызывая слезы гнева и унижения. Она чувствовала себя так, будто он раздевал и исследовал ее тело и душу, делая свои выводы.
        Она знала, что он должен был думать о ней все эти годы, но его сдержанная вежливость во время случайных встреч в прошлом не подготовила ее к такому хладнокровному нападению.
        Как он должен был презирать ее!
        — Нечего сказать, Стефани?  — Его голос был ровным и в то же время безразлично жестоким.  — Ни слова в свою защиту? Ни даже попытки опровергнуть обвинение? Это не похоже на вас, милочка. Вы всегда так чудесно разыгрывали удивление и невинное смущение, когда Джеймс дарил вам очередную дорогую безделушку. Но я полагаю, что постепенно играть поднадоело.
        Опровергнуть обвинение… С усилием она продолжала смотреть в его полные презрения глаза. У нее еще оставалась гордость, и она с отчаянием цеплялась за нее потому, что не могла позволить ему погубить себя. Ей нечего было сказать в свое оправдание ни тогда, ни теперь. Его неприязнь к ней имела такие глубокие корни, что на нее нельзя было повлиять словами. Привыкнув большую часть своей жизни играть какую-либо роль, Стефани внутренне согласилась на то амплуа, какое он ей предлагал, потому что чувствовала себя слишком истощенной для борьбы.
        — Что вы хотите, Энтони?  — сдержанно спросила она.
        — Я хочу услышать, как вы признаетесь в том, что распродаете вещи Джеймса, не так ли?
        — Да.
        Она охотно сказала бы что угодно, лишь бы он ушел и оставил ее в покое.
        — Он не знает об этом.
        Это не был вопрос, но Стефани тем не менее слабо кивнула в ответ. Да, ее отец не знает. У него нет даже мысли о том, как плохи их дела, и она не собирается позволить ему узнать об этом.
        — Остались ли у вас еще какие-либо драгоценности или изумруды были последними?
        Определенно он был настроен крайне решительно, устало подумала она.
        — Последними.
        Ей было нетрудно сделать свой голос холодным, она чувствовала, как внутри нее все заледенело.
        Он снова рассмеялся. Его насмешливость раздражала.
        — Все имеет свой конец. А что дальше? Еще один влюбленный идиот типа Харди?
        Стефани повыше подняла подбородок и призвала на помощь все свое умение притворяться.
        — Все что ни попадется,  — сказала она.
        Несколько минут он смотрел па нее, его красивое лицо ничего не выражало, затем он нагнулся и взял со стола пухлую пачку листов.
        — Но сначала это, я думаю,  — сказал он.  — Вы планируете продать записки Джеймса по самой высокой цене, не так ли? Выбросить волкам предмет стремлений всей его жизни и смотреть, как кто-то другой обнаружит наконец распятие Габсбургов…
        Словно загипнотизированная его медленными движениями и тихим голосом Стефани взглянула на бумаги, которые содержали заметки, сделанные отцом на протяжении всей жизни. Заметки о священной реликвии, существование которой отрицали большинство историков и археологов, считая мифом. В течение пятидесяти лет те же самые эксперты называли распятие Габсбургов святым Граалем Стерлинга, или чаще безумием Стерлинга.
        Он говорил ей об этом всю ее жизнь и искал его всю свою жизнь. В последние годы он называл это просто хобби, вероятно, сбитый с толку бесплодными поисками, но не сдался, и Стефани знала это. Копаясь в книгах, журналах, дневниках, исследуя карты, без конца размышляя и сопоставляя вместе крошечные кусочки информации, которые он считал достоверными, он собрал впечатляющий материал, относящийся к этому периоду.
        Подумать, что она могла бы продать это! Она была не в состоянии произнести перед ним такую ложь и невольно ответила:
        — Нет, я не хочу продавать записки. Я намереваюсь найти распятие.
        Энтони засмеялся. Он смеялся так, как если бы сама мысль о том, что Стефани сделает что-либо подобное, была крайне нелепой, и презрение, слышное в смехе, ранило ее больше, чем его слова. И так уже обескураженная поставленной себе самой целью и смущенная отсутствием какого-либо опыта, а теперь еще и испытывая его насмешки, она могла бы отказаться от своего плана. Могла бы, но, взглянув на него, она обнаружила в себе еще более сильную решимость найти реликвию. Для этого у нее теперь были две веские причины: вложить распятие в руки отца до того, как он умрет, и увидеть, как мужчина, стоящий напротив нее, хоть раз в жизни потеряет свою невозмутимую самоуверенность.
        — Я рада, что вы находите это таким забавным,  — сказала она ледяным тоном.  — Надеюсь, что вы все еще будете смеяться, когда заключите со мной сделку, чтобы добавить распятие к вашей великолепной коллекции.
        Сказав это, она почувствовала внезапный ужас. Это заставит его подумать…
        — Конечно,  — сказал Энтони, больше не смеясь, тоном, в котором слышалось понимание.  — Те вещи, которые вы уже продали, не могут и близко сравниться с распятием Габсбургов. Имея его в своих жадных маленьких ручках, вы можете просить за него миллионы  — и получите их.
        Он ни за что не поверит, скажи она ему правду. Никогда не поверит, что все, что ей хочется, это увидеть лицо отца, когда мечта его жизни осуществится и в свои последние дни он с триумфом узнает, что был прав.
        Энтони не поверит, что бы она ему ни говорила, поэтому она позволит ему думать о ней, что он хочет, лишь бы его мнение не ранило ее так больно.
        — Вы никогда его не найдете,  — заявил он категорично.  — Вы ни черта не смыслите в археологии.
        — У меня был самый лучший учитель в мире  — мой отец. И у меня есть его записки.
        Он посмотрел на нее так, как если бы она потеряла рассудок.
        — Вы думаете, они облегчат вашу задачу? Эти записки не являются подробными инструкциями. Они не содержат карты местности, где находится сокровище…
        — Знаю. Но записки указывают место начала поисков, и я…
        — Начала поисков? Вы имеете в виду Австрию?  — Энтони оперся на стол и покачал головой. Улыбка сожаления скривила его губы.  — Прекрасное место, чтобы начать. Фактически там начинали искать все. Поскольку предположительно крестом владели Габсбурги, а жили они там, в этом есть смысл. Здравый смысл, милочка, которого вы, кажется, начисто лишены.
        Хотя ей страшно хотелось убедить его, что она совсем не дурочка, она не собиралась говорить ему, что записки отца значительно сузили район и указали место, где никогда раньше не велись поиски. Ни за что на свете она не назовет Энтони это место.
        Ее отец, бывало, говорил, что, хотя у Энтони и нет специального образования, он обладает интуицией, почти инстинктивной способностью отличать настоящее от подделки, что у него врожденный дар находить произведения искусства. До нынешнего момента Стефани не считала, что кто-то может опередить ее в поисках. Поскольку специалисты считали, что распятия не существует вообще, никто не пытался искать его последние тридцать лет. С внезапным чувством паники она поняла, что Энтони мог бы отправиться на поиски. Учитывая его явную неприязнь к ней, он мог бы решиться на это, хотя бы для того, чтобы преподать ей урок.
        — Я найду распятие,  — сказала она, отказавшись от попытки защитить себя.
        Он считал ее глупой, жадной, маленькой искательницей кладов, пусть остается при своем мнении. Она выдавила из себя улыбку.
        — Тогда вы сможете позлорадствовать позднее на мой счет, не правда ли?
        Он несколько минут глядел на нее, потом нетерпеливо тряхнул головой.
        — Мне это не доставит удовольствия. Мне ненавистна сама мысль, что работа Джеймса пропадет впустую: вы растеряете его записи по листочкам между Америкой и Европой. Вам лучше продать их мне.
        Ему даже не пришло в голову, что она может снять с них копию, а оригинал оставить себе, подумала Стефани. У нее не было намерения бросать ему вызов, но потому что превосходство было на его стороне с того момента, как она вошла в комнату, она потеряла контроль над своими чувствами и выпалила с холодной уверенностью:
        — Нет, даже если бы вы остались последним живым человеком на Земле.
        Он напрягся и побледнел, его глаза стали суровыми, а рот вытянулся в зловещую линию. Стефани не ощутила удовольствия от того, что так успешно нанесла ему ответный удар, хотя и была удивлена тем, что он достиг цели. Она чувствовала боль от того, что превратила этого мужчину в своего врага.
        Энтони шагнул к пей. Она с трудом удержалась, чтобы не отскочить назад. Он был слишком близко. Ее охватил примитивный страх, имени которому она не знала. Она всегда чувствовала себя так, когда он оказывался рядом,  — растерянной и испуганной.
        Подойдя почти вплотную, он взял ее руки в свои, бросив быстрый взгляд на нежные ладони и тонкие пальчики. У. нее были длинные отполированные ногти с превосходным маникюром, а руки гладкие, без единой царапины.
        — Да, вы и одного дня в своей жизни не работали,  — сказал он, его глубокий голос теперь был не холодным, а язвительно-насмешливым.  — Даже если бы вы точно знали, где распятие, неужели вы думаете, что оно лежит на самом виду, чтобы вы могли взять его своими изящными ручками?
        — Я не такая дура, как вам кажется,  — сказала она, безуспешно пытаясь вырвать у него свои руки.
        Его прикосновение было теплым, легкая шероховатость его ладоней делала очевидным, что он привык работать руками, несмотря на свой элегантный внешний вид. Но не это нервировало ее. Она ощущала в нем силу, почти осязаемую ауру явной физической силы. Он показался ей более высоким, чем она помнила, плечи  — более широкими, а весь он  — более внушительным и подавляюще мужественным. Она чувствовала себя пойманной в ловушку.
        — Мне кажется?  — Он склонился к ней, глаза его сверкали.  — Я думаю, что вы жадная беспринципная маленькая дура. Я думаю, что вы разбили сердце больному человеку, лежащему наверху, так же как разобьете любому мужчине, лишившемуся рассудка настолько, чтобы полюбить вас.

        2

        Она снова в отчаянии попыталась вырваться: его слова резали, как нож. Стефани чувствовала, что остатки самоконтроля покидают ее, ноги слабеют и что вот-вот, к его величайшему удовлетворению, она разразится слезами.
        Неожиданно Энтони освободил ее, но до того, как она успела отпрянуть, он схватил ее обеими руками за плечи и посмотрел так, как раньше, раздевая своими дерзкими глазами и хладнокровно оценивая ее прелести.
        — Но этого совсем не видно,  — сказал он как будто самому себе.  — Самое бесчестное в вас, милая,  — прекрасная, чарующая внешность. Она может легко ослепить мужчину в такой степени, что он поверит, что наткнулся на золото, а не на жадность. Но я знаю правду, не так ли?
        — Прекратите.  — Каждое слово давалось ей с трудом.  — Пожалуйста, Энтони…
        — Пожалуйста, Энтони,  — повторил он задумчиво, его глаза, прикованные теперь к ее лицу, сузились.  — Мне нравится, как это звучит. Хотя окружение могло бы быть получше: спальня, например, и вы, лежа на спине, говорите: «Пожалуйста, Энтони».
        Она застонала, как раненое животное, обе ее руки поднялись, чтобы оттолкнуть его. Маска слетела, но чувства, скрываемые в глубине ее потемневших глаз, все еще нельзя было прочесть, он лишь понял, что она в бешенстве… как и он сам.
        Энтони знал, что она бессердечная стерва, и все, что она сказала в этой комнате, только утвердило его в этом мнении, но он все еще хотел ее. Чувство было настолько сильным, что он едва сдерживал себя с той минуты, как увидел ее. Борясь с самим собой, он дразнил ее, предпринимая дикие попытки заставить раскрыть свои истинное лицо, чтобы он мог наконец излечиться от горького неистового желания обладать ею.
        Но это ему не удалось. Как только он взял ее руки в свои, ответная реакция его тела на прикосновение к ней была такой сильной, что ему пришлось забыть обо всем, чтобы побороть ее. Ее нелепый план найти распятие Габсбургов и категоричный отказ продать записки Джеймса тут же вылетели у него из головы.
        — Отойдите от меня,  — хрипло сказала Стефани, толкая его в грудь.  — Убирайтесь вон из этого дома.
        Он резко рассмеялся:
        — Вы забыли сказать «пожалуйста». А вам следовало бы знать, что у вас больше шансов получить желаемое, если вы произнесете это слово. Мне нравится слышать, как вы умоляете меня, Стефани. Это почти компенсирует то, что я пережил, когда вы обманули меня.
        Он все еще ничего не мог прочесть в ее громадных с поволокой глазах.
        — Это было десять лет назад,  — сказала она все еще хриплым голосом.  — Простите меня за то, что случилось тогда между нами…
        — Между нами? Между нами ничего, ничего не случилось. У вас даже не хватило мужества встретиться со мной лицом к лицу, когда в ваш хваткий маленький ум пришла идея сбежать с Харди. Полагаю, мне следует быть благодарным за то, что вы по крайней мере вернули мне мое кольцо, поскольку это фамильная драгоценность, но мне трудно простить вас за то, что вы заставили Джеймса обрушить эту новость на меня.
        Она заметно вздрогнула, и он слегка встряхнул ее, потому что боль и сожаление в ее взгляде были такими подлинными, что он почти поверил им.
        — Мне было только восемнадцать,  — проговорила она с отчаянием в голосе.  — Я боялась встретиться с вами лицом к лицу.
        — Боялась, черт побери. Вы просто избрали легчайший выход, милочка, и оставили папочку разбираться с неприятностями. Но вы допустили грубую ошибку, не так ли? Харди можно было одурачить, но не его семью, они не потратили много времени на то, чтобы вышвырнуть вас без гроша в кармане. Я часто спрашивал себя  — знали ли вы тогда, что я являлся лучшей добычей? Или были просто убеждены, что им будет легче управлять?
        Стефани безмолвно смотрела на него не в состоянии отрицать сказанное им, потому что это было частично правдой. Не то чтобы она хотела управлять Льюисом, но он казался проще, чем Энтони, все его чувства были на поверхности, и его любовь казалась такой настоящей. Она чувствовала себя увереннее с ним, по меньшей мере, тогда, в начале. Пылкие чувства Льюиса убедили ее, что гораздо лучше и менее болезненно быть любимой, чем любить мужчину, которого не понимаешь и наполовину боишься.
        Энтони цинично ухмыльнулся в ответ на ее молчание.
        — Знаете, вам следовало выйти замуж за меня. Я мог бы развестись с вами так же быстро, как Харди, но, вероятно, заплатил бы за привилегию отделаться от вас.
        Он почувствовал, как она чуть осела, и увидел, как ее бескровные губы задрожали на белом как мел лице, но серые глаза по-прежнему оставались затуманенными и были так же вызывающе непроницаемы.
        — Ваше счастье, что я вышла замуж за другого,  — прошептала она, ее руки соскользнули с его груди и бессильно упали.  — Подумайте, сколько денег вы сэкономили.
        Странное чувство охватило Энтони. Бесчисленное количество раз он испытывал подобное, когда в его руках оказывался предмет, в возрасте или аутентичности которого сомневались, как будто внутри звонил какой-то колокольчик, дающий знать Энтони, настоящая это вещь или фальшивая.
        И сейчас этот колокольчик звонил так громко, что его невозможно было игнорировать: она не такая, как ты думаешь, ты в чем-то ошибаешься.
        Он научился доверять своим инстинктам, когда дело касалось предметов, но сейчас перед ним был живой человек. Он не помнил, что когда-либо подобную реакцию вызывали у него одушевленные «предметы», и не поверил ей. Его ум и чувства говорили ему, какова она на самом деле, и он слишком долго верил в это, чтобы легко забыть. Она обманула его, вот и все.
        Она была хороша, признал он, глядя на ее бледное прекрасное лицо. Она была так хороша, что на мгновение ему показалось, что он ударил беззащитное и легкоранимое существо. Но тотчас же почувствовал бешенство, что ей удалось опять провести его. Больше он не допустит подобной ошибки, не позволит одурачить себя дважды.
        Годы он считал, что ее предательство излечило его от чувственного голода, который он испытывал к ней. Теперь он знал, что это неправда, знал, что это может погубить его, если не избавиться от отравляющего желания обладать ею.
        — Нельзя вернуться назад и что-либо изменить,  — сказала она едва слышным шепотом.
        — Очень впечатляюще,  — медленно протянул он.  — Вам следует пойти на сцену, если во всем остальном вы потерпите неудачу.
        Она слегка качнула головой, как бы в изумлении, затем сказала устало:
        — Думайте, что вам угодно. Если вы сказали все, что хотели, я предпочла бы, чтобы вы ушли. Поздно. Слишком поздно в любом случае.
        — Нет. Есть еще кое-что.  — Стальные руки крепче сжали ее напряженные плечи, и он притянул женщину к себе.
        В глубине глаз Стефани взметнулась паника, и ее тело напряглось, когда она догадалась о его намерениях.
        — Нет…
        — Я ошибся, обращаясь с вами как с невинной девственницей, которой вы предположительно были десять лет назад,  — язвительно сказал он.  — Все, что я получил за это,  — удар прямо в лицо. Вы  — подлое, эгоистичное, хищное создание, Стефани. Но тогда я не знал этого, и поэтому вы так глубоко ранили меня.
        Она ощущала себя маленькой зверушкой, замершей в страхе при приближении ястреба. Инстинкты побуждали ее к бегству, но она оставалась неподвижной, охваченная чем-то еще более сильным, чем ужас.
        Неумолимые руки были теперь на спине Стефани, и она судорожно вздохнула, когда он внезапно резко рванул ее к себе. Тяжелое тело было напряжено, и даже сквозь одежду она ощутила исходивший от него лихорадочный жар. Казалось, Энтони погружался в ее плоть, сметая сопротивление, как будто беззащитное тело мгновенно превратилось в его союзника.
        Стефани бессознательно мотнула головой и почувствовала, как одна его рука скользнула к голове и уверенные пальцы погрузились в ее волосы. Движения были грубыми и резкими, когда он вытаскивал шпильки из густых волос, а сузившиеся глаза горели таким огнем, что почти опаляли ее. Безжалостная рука крепко прижимала к себе ее ягодицы так, что она была шокирована безошибочным возбуждением его плоти.
        — Я знаю теперь, какая вы,  — пробормотал он.  — Но это не имеет значения. На этот раз я доведу дело до конца. Годы назад вы были обещаны мне, и я намереваюсь получить долг.
        — Что?
        Она была едва в состоянии говорить, изумленная его агрессивностью, о существовании которой даже не подозревала. Если эта хладнокровная искушенность в житейских делах уязвляла ее много лет назад, то теперь странная одержимость и неумолимость, светившиеся в его глазах, заставили Стефани почувствовать себя крайне беспомощной.
        Он коротко и резко рассмеялся.
        — О, мне не нужна жена, милочка, так что не думай, что ты нашла еще одного несчастного ублюдка, которого сможешь облапошить. Все, что я хочу, это тебя в моей постели… на некоторое время.
        — Нет…
        Мгновенный отказ был прерван, его пальцы, крепче вцепились в волосы, оттянув беспомощную голову назад. Ей стало больно, но еще страшнее была мысль о том, как легко Энтони может ее обидеть. Он был почти на фут выше бедняжки и в два раза тяжелее, его руки держали ее стальной хваткой, и он был зол, еще как зол.
        — Да,  — сказал он с холодной решимостью, и его лицо стало склоняться к ней.
        Стефани закрыла глаза, голова у нее закружилась. Она трепетала в его руках, как попавшее в ловушку животное. Он парализовал движения ее рук, и она знала, что не сможет справиться с ним, потому что он был намного сильнее.
        Затем его требовательные горячие губы прикоснулись к ее, и это было похоже на разряд неприкрытой чувственной энергии. Никогда в своей жизни она не испытывала ничего подобного, и больше всего ее шокировало то, что она испытала это с ним. Все ее смущение и болезненные страхи были смыты волнами дикого, жаркого удовольствия. Она больше не могла бороться ни с ним, ни со своими чувствами, ее рот беспомощно открылся под давлением его губ. Конвульсивная дрожь пронзила ее, когда его язык глубоко вошел в ее рот, и она внезапно ощутила, как грудь крепко прижимается к его груди, и ее тело обмякло.
        Десять лет назад он обращался с ней бережно, его поцелуи были нежными, объятия  — легкими. Она понимала теперь, что это было из-за ее юности и неопытности. Но в то время она видела в этом отчужденность, а не сдержанность, и поскольку он, казалось, не пылал к ней всепоглощающей страстью, ее собственное горячее влечение к нему принималось ею за нечто ошибочное.
        Теперь она не сомневалась в его желании, и хотя Стефани знала, что, по меньшей мере, часть этой страсти предназначалась ей в наказание, она не могла не ответить на нее. Когда его объятия слегка ослабли, обе ее руки поднялись и, скользнув ему под пиджак, обвились вокруг его талии.
        Он целовал ее так, как если бы брал то, что принадлежит ему по праву, и требовал все большего, сила его страсти сокрушала все. Но он не причинял ей больше боли. В глубине души она была удивлена этим, потому что он легко мог бы сделать ей больно и, казалось, был склонен к этому.
        Внезапно Энтони поднял голову и сказал хриплым шепотом:
        — Посмотри на меня.
        Стефани с трудом заставила себя открыть глаза. Она задыхалась, голова у нее кружилась, тело трепетало, и она поняла, что упала бы, если бы он не держал ее так крепко.
        — Я мог бы взять тебя прямо сейчас,  — сказал он.  — Мог швырнуть на пол, и через пять минут ты бы просила меня, чтобы я взял тебя. Я наслаждался бы каждой минутой, глядя, как ты сходишь с ума от вожделения настолько, что ничего больше не имеет для тебя значения. Придет время, и ты узнаешь, что значит попасть в рабство к кому-либо.
        Она даже не могла обвинить его в высокомерии или тщеславии: ее ответная реакция была мгновенной и полной, и они оба знали, что она была не в силах побороть ее. Жар внутри нее угас, оставив озноб, ее руки бессильно опустились, когда он грубо оттолкнул ее от себя. Она почувствовала сзади себя край письменного стола и оперлась на него, потому что ноги не держали ее. Она подумала, что он глядит на нее, как кот на мышь, с которой собирается поиграть перед тем, как убьет.
        — На этот раз ты не сбежишь, Стефани,  — предупредил он почти небрежно.  — Я догоню тебя.
        Она хотела закричать: «Я ранила лишь твою гордость, но не твое сердце, зачем ты поступаешь со мной так?» Но она не была больше в этом уверена. То, что жило в его сердце, должно было иметь корни не только в раненой гордости, ненависть приходит только тогда, когда чувства задеты слишком глубоко.
        Не в состоянии сказать ни слова, она смотрела, как он отвернулся от нее и направился к двери. Она снова полностью владела собой, ее эмоции и переживания снова были скрыты под элегантной, блестящей внешней оболочкой. Как будто ее  — настоящей  — и не было вовсе. Он не сказал «до свидания» и даже не взглянул на нее, просто вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
        Минуту спустя Стефани оторвалась от письменного стола, подошла к стулу и села, невидящим взглядом уставившись на книги, карты, записки, лежащие на столе. Как гласит пословица, «дорога в ад вымощена благими намерениями». Ее намерения десять лет назад были, вероятно, эгоистичными и, в конце концов, глупыми, но не преднамеренно жестокими, и мотивированы они были детскими страхами и смущением восемнадцатилетней девушки. Она была одержима Энтони, как только это возможно в юности, ее чувства были болезненной путаницей любви, страха, неуверенности и ощущения своей собственной ничтожности.
        Старше ее всего на семь лет, он был намного более зрелым, чем люди его возраста, и окружающие относились к нему с уважением, которому завидовали многие представители более старшего поколения. Британец по рождению, но американец по своим склонностям, он вырос, странствуя по всему миру. Его отец был известен своей страстью к путешествиям. По меньшей мере, раз в году его жена и сын переезжали с ним в другое место, часто на другой стороне земного шара, так что школьное образование Энтони было невероятно эклектичным.
        Только сейчас Стефани пришло в голову, что такая кочевая жизнь вела к одиночеству, хотя Энтони никогда не выказывал, что она его угнетает. Любой мальчик почувствовал бы себя сбитым с толку, если бы его забрали из школы во Франции и отправили в школу в Гонконге или если бы он начал школьный год в Испании, а заканчивал его в Италии. Теплые семейные отношения могли бы сгладить подобные сложности, но из того, что Стефани слышала, этого не было в случае с Энтони.
        Несмотря на то, что старший Стивенс брал семью с собой во все свои путешествия, он был известен как замкнутый и скрытный человек. Благодаря удачным спекуляциям на бирже он нажил громадное состояние, подобного которому старые аристократические семьи не видали уже столетия. Его жена была красивой, мягкой женщиной, лишенной какого-либо честолюбия, она казалась довольной, следуя повсюду за своим мужем, и не делала ничего, противного его желаниям.
        В восемнадцать лет Энтони оставил родителей где-то на Востоке и приехал в Штаты, чтобы поступить в Принстон. Стефани понятия не имела, были ли у него какие-то более глубокие причины жить на одном месте, чем просто желание окончить свое образование. Во всяком случае, он оставался в Америке следующие четыре года, спешно изучая бизнес и искусство. За два месяца до окончания им университета его родители погибли, когда их собственный самолет потерпел крушение близ Касабланки.
        Насколько Стефани могла припомнить, он никогда не упоминал о родителях и ничего не рассказывал о своем детстве. То немногое, что было ей известно, она вычитала из газет и журналов или узнала от других людей. Она ничего не спрашивала у Энтони, потому что не хотела совать нос в чужие дела. Совать нос в чужие дела! Он был мужчиной, которому она собиралась стать женой, а она чувствовала себя в его присутствии такой зажатой, что не считала удобным расспрашивать о его семье.
        Ее чувства к нему были сумбурными, путаными. Она всегда была слишком эмоциональной. В детстве и подростковом возрасте чувства бушевали в ней, подобно шторму, бросая из одной крайности в другую. Затем умерла ее мать, и в пятнадцать лет Стефани столкнулась с горькой истиной, что любимые люди иногда покидают пас.
        Подобно многим серьезным жизненным испытаниям, это изменило ее. Первый раз в жизни она была вынуждена проявить силу духа и поддержать отца, сраженного смертью матери. Скрывая собственное горе, она постаралась заполнить пустоту, образовавшуюся в семье после похорон матери.
        Только Стефани знала, чего это стоило ей. Она притворилась тем, кем на самом деле не была. Она прятала даже от отца свои страхи и неуверенность в себе. Смерть матери оставила зияющий провал в ее жизни, и ей казалось, что преодолеть его можно, лишь стараясь быть такой, как была ее мать: уравновешенной, уверенной в себе, изящной женщиной.
        И затем в ее жизнь вошел Энтони, как раз в тот момент, когда ее сомнения в самой себе достигли пика. Ее первым чувством к нему было восхищение. В возрасте, когда обожание бывает слепым и всепоглощающим, ей хватило одного его взгляда, чтобы без памяти влюбиться. Он казался… таким совершенным. Высокий, светловолосый, красивый. Его глубокий, низкий голос завораживал ее, а улыбка очаровывала. Он представлялся Стефани божеством.
        В шестнадцать лет можно только поклоняться своему божеству. Двумя годами позже она согласилась выйти за него замуж. Но затем появились смущавшие ее вопросы и беспокойство. Что он чувствует? Он сказал, что любит ее, но его голос при этом был спокойным и деловым, без всякого намека на неистовые чувства, которыми была охвачена она сама. К ее любви примешивалось чувство беспокойства, когда он был близко от нее, она ощущала неловкость и исходившую от него угрозу, значения которой не понимала.
        В конце концов, она сбежала от него к Льюису. В юношеском замешательстве она подумала, что пылкое обожание Льюиса сделает ее счастливее, чем сдержанная любовь Энтони.
        Стефани не была достаточно зрелой эмоционально, чтобы распознать, что любовь Льюиса была эфемерной и недолговечной. Подобно ребенку, увлеченному новой игрушкой, он занимался только ей одной, пока она ему не наскучила и перед ним обещающе не засверкала другая.
        Она думала, ощущая острый приступ боли, не обнаружила ли бы она в любви Энтони все, что ей хотелось. Оглядываясь в прошлое, она вспоминала, как он глядел на нее, как слегка менялся его голос, когда он говорил с ней, и как часто он прикасался к ней, хотя ей его прикосновения и казались бесстрастными. Он не был развязным, но его скрытность и сдержанность имели, должно быть, глубокие корни.
        Сегодня вечером он позволил себе потерять контроль над собой. Она стала теперь взрослее и, если все еще не была уверена в себе самой, по крайней мере, научилась лучше распознавать других людей. Она не знала, почему он решил прийти сюда сегодня вечером, почему продажа ею изумрудов послужила толчком к тому, что он наконец выказал ей свою горечь и гнев. Единственное, что было ей известно, это его угроза обладать ею, и это была не пустая угроза.
        Он не был жестоким, даже теперь она не могла в это поверить. Но он был зол, и, с его точки зрения, существовала причина считать ее жадной и бессердечной.
        Она была не в состоянии защищаться отчасти потому, что слишком устала. Последние несколько месяцев после того, как ее отца разбил паралич, вымотали ее душевно и физически. Как будто ей было недостаточно переживаний по поводу обрушившейся на него болезни, она обнаружила, что он не застрахован, и они по уши в долгах.
        Это было похоже на ночной кошмар. Счета за лечение отца, плата сиделке, содержание дома  — все требовало денег. Тем не менее, ей как-то удавалось удерживаться на поверхности. Постепенно она распродала все, что могла.
        Ее личные вещи ушли первыми  — автомобиль, лошади, драгоценности.
        Даже сейчас она не знала, куда делись все их деньги. Ее отец не был бизнесменом, но у них был большой доход, ценные бумаги, которые куда-то пропали. Она не могла даже спросить отца, где они, потому что не хотела его беспокоить. Его память пострадала от удара, и даже если бы он понял, что они на пороге финансового краха, то ничем не смог бы ей помочь.
        Стефани не знала, что будет, когда она исчерпает все свои ресурсы. И, тем не менее, решилась поехать одна в Европу и найти священную реликвию, которая столетиями ускользала от специалистов.
        — Мисс Стефани?
        Вздрогнув, она подняла голову и увидела Томаса, стоявшего на пороге. Если он стучал, то она была слишком погружена в свои мысли, чтобы услышать его.
        — О, Томас.
        Она заставила себя оторваться от бесполезных, вызывавших отупение мыслей.
        — Что-нибудь случилось?
        Он бесшумно пересек комнату, его лицо, как обычно, ничего не выражало, и положил замшевый футляр на стол.
        — Мистер Стивенс оставил это, мисс. Он велел передать это вам. Я принес бы раньше, но сиделке потребовалась моя помощь.
        — С папой все в порядке?  — автоматически спросила Стефани, не сводя глаз с футляра.
        — Да,  — ответил Томас.  — Он потребовал сменить пижаму, как каждый вечер перед вашим посещением.
        У нее вошло в привычку сидеть по часу каждый вечер у постели отца, разговаривая с ним или читая ему. Эти визиты превратились в ритуал. Но сейчас Стефани не думала об этом. Она пристально смотрела на футляр с проданными ею изумрудами.
        Почему Энтони их оставил? В качестве насмешки, чтобы убедиться, что она мгновенно продаст их опять? То, что ей пришлось это сделать, и так почти разбило ее сердце… Она судорожно вздохнула и подняла глаза на Томаса.
        — Я хочу, чтобы завтра утром вы первым делом вернули изумруды мистеру Стивенсу,  — сказала она ровным голосом.
        — Что передать на словах, мисс?  — осведомился Томас.
        — Больше всего подошло бы «пошел ты к черту!» Но нет. Не передавайте ничего.
        Томас взял футляр, но заколебался. Затем своим бесцветным голосом сказал:
        — Он мог бы помочь вам. Во всем. Не так-то легко отыскать распятие.
        У Стефани не было секретов от Томаса. Он был для нее настоящим посланником Небес все эти последние месяцы. Она никогда не рассматривала его как слугу, видя в нем скорее друга отца и своего собственного. Он продолжал следить за домом и заботиться об отце, как делал это всегда, и облегчал ей жизнь, как только мог. И хотя внешне он оставался всегда бесстрастным, никогда не колебался, высказывая свое мнение или давая совет, в котором она нуждалась. А иногда, когда она и не спрашивала у него никакого совета.
        Она кивнула головой, соглашаясь, и ответила:
        — Знаю, он мог бы найти распятие, но… Я не могу просить его о помощи. Только не его. Даже если бы он согласился, в чем я очень сомневаюсь. И я не хочу, чтобы он знал, как плохо обстоят наши дела.
        — Он заметил отсутствие картин.
        — Да.  — Она заставила себя улыбнуться.  — И у него свое собственное мнение по этому поводу, но это не имеет значения. Значение имеет лишь то, что я знаю, где искать сокровище. Друг папы в Европе обращался к тамошним властям, и хотя они не верят, что я найду его, получено разрешение привезти распятие сюда, чтобы отец посмотрел на него.
        Со слов Энтони Стефани поняла, что он считает ее совсем невежественной в международном праве и ожидает, что она примет распятие за свою собственность, если найдет его: как еще он мог расценить ее глупый намек на продажу реликвии? Или же он считает ее способной вывезти распятие контрабандой? Но Стефани не рассматривала эту ценность как средство решения своих финансовых проблем, а только в качестве последнего утешения отцу. И больше всего она беспокоилась о том, чтобы он не умер до ее возвращения.
        Стефани смотрела, как закрывается дверь за вышедшим из библиотеки Томасом, и слабая улыбка постепенно исчезла с ее губ. Через несколько дней она отправится в Европу, где у нее никого нет, кроме старого друга ее отца, да и того не будет в районе поисков.
        А теперь еще и Энтони. Она не сомневалась, что он всерьез угрожал ей, и в перспективе ее ожидал унизительный и тяжелый удар, и все же частично она стремилась к этому, но… Но однажды она уже отшвырнула его любовь, и вряд ли у нее появится шанс пробудить в нем прежние чувства. Он собирается использовать ее… как он сказал?  — сделать своей рабой. Но несмотря на то, что она знала его побуждения, ее способность противостоять ему в сексуальном плане равнялась нулю. Все благие намерения развеялись как дым, когда он поцеловал ее. Она мгновенно потеряла голову от удовольствия и желания. И он знал это. Он знал, что она не может противиться ему. Ее гордость не позволяла ей сдаться, но ее тело уже предало ее, и ей не хватало его силы, его воли, его ненависти.
        Казалось, Немезида преследует ее, и теперь всегда она будет зависеть от милости этой богини мщения.
        Она устала. Устала чувствовать себя обессиленной и беспомощной. Устала бояться. И устала от чувства усталости. Она старалась изо всех сил, но все равно не была похожа на свою мать. Элегантность и уверенность в себе нельзя взять взаймы  — с ними надо родиться или достичь ценой больших усилий.
        И если Стефани не могла бороться с Энтони физически, она могла, по меньшей мере, сделать все, чтобы он окончательно не сломал ее, когда осуществит свой план.
        Решив это, Стефани до странности успокоилась. Не надо больше притворяться. Она провела рукой по волосам, мысленно стряхивая непрошеное ощущение руки Энтони на своей голове. Она подумала о том, что пришло в голову Томасу, когда он увидел ее с распущенными волосами. Вероятно, он сообразил, что произошло, но, как обычно, будет держать язык за зубами.
        Она склонилась над столом, чтобы подобрать разбросанные шпильки, потом выключила свет в библиотеке и покинула комнату, впервые не обратив внимания на отсутствие картин в холле, пока поднималась по крутой лестнице в комнату отца.
        Завтра у нее будет трудный день.

        — Вы уверены, что он готов?  — спросил на следующее утро у Стефани Джим Паттерсон, когда она выводила своего третьего за день скакуна на большой круг.  — Вы делаете чудеса, но после четвертого падения любой прыжок заставляет его терять голову от страха.
        Стефани погладила блестящую каштановую шею коня и успокаивающе улыбнулась его владельцу.
        — С ним все будет хорошо. Скоро былая уверенность вернется к нему.
        Паттерсон улыбнулся. Сначала он возражал против того, чтобы доверить такой малышке своих чистокровных скакунов, но владелец конюшни, куда он поместил лошадей, клялся, что у нее особый талант в общении с животными, обладающими особо капризным характером. Наблюдая за ее работой несколько месяцев, Паттерсон полностью с ним согласился. Она, безусловно, хорошо знала дело, и лошади любили ее.
        Полчаса она ездила на сильном гнедом скакуне, постепенно готовя его к прыжкам. Вскоре он взял первую преграду. И Стефани, похвалив его, направила к следующему барьеру. Желая посмотреть на довольное лицо владельца лошади, она обернулась на всем скаку и увидела рядом с ним Энтони.
        Стефани так и не поняла, что же случилось на самом деле, хотя винила только себя. То ли она сама потеряла равновесие, то ли слишком натянула повод, и гнедой резко дернулся из-за этого, то ли особым чутьем, имевшимся у лошадей, он уловил ее внезапное смущение. В любом случае, она перелетела через голову скакуна и упала по другую сторону преграды.

        3

        Это был не первый и, видимо, не последний раз, когда она падала. Защитный шлем предохранил голову, и, за исключением нескольких ссадин на спине, она не получила повреждений.
        Гнедой Бо, волнуясь, подошел к ней. Она попыталась успокоить его, но тут лошадь грубо оттолкнули, и Энтони опустился рядом с ней на одно колено.
        — С ней все в порядке?  — услышала она вопрос Джима Паттерсона.
        Сильные пальцы Энтони удивительно нежно и методично исследовали ее руки и ноги. Стефани машинально отметила, что он слегка побледнел, но его ответ Джиму прозвучал холодно и спокойно.
        — Ничего не сломано. Думаю, она просто ударилась о землю.
        — Со мной все в порядке,  — сказала она едва слышно, пытаясь встать.
        — Спокойнее,  — приказал Энтони, поддерживая ее за плечи.
        Стефани была рада его помощи, потому что, когда она вставала, голова все еще кружилась.
        Затем она шагнула к лошади и нежно погладила ее бархатный нос.
        — Все в порядке, Бо. Это была моя ошибка,  — прошептала она, беря поводья из рук Джима.  — Я потеряла равновесие, не так ли, мальчик? Он не задел преграду?
        Джим отрицательно покачал головой.
        — Нет, он обскакал ее. Стефани, ты уверена, что не сильно ударилась?
        — Да. Ну-ка, подсади меня!
        — Эй, не собираешься ли ты…
        — Я думаю о Бо, Джим. Мне надо сделать с ним несколько прыжков, иначе он подумает, что мое падение  — это его вина.
        Она решительно посмотрела на Паттерсона. Энтони не говорил ничего, но она каждой клеточкой своего тела ощущала его присутствие позади себя.
        Джим снова покачал головой, но помог ей сесть в седло.
        Ее слегка пошатывало после падения, спина болела, но Стефани знала, что нельзя терять время  — надо выездить сегодня еще трех лошадей. Ей было бы намного легче, если бы Энтони здесь не было. Но она знала, что он наблюдает за ней, и ей понадобилась вся сила воли, чтобы перестать нервничать, ощущая на себе его взгляд.
        У Энтони Стивенса были лошади, но ни одну из них он не держал в этой конюшне. Значит, он приехал сюда только потому, что кто-то, должно быть Томас, сказал ему, где она. Вероятно, таким образом, он собирался вести с ней свою игру в кошки-мышки  — неожиданно появляться, чтобы напоминать о своих намерениях. Как бороться с такой тактикой? Ей было трудно сосредоточиться на работе. Ее мысли были заняты им, а глаза постоянно искали его.
        И хотя одет он был так, чтобы не выделяться  — черный кожаный пиджак, светло-голубая рубашка и джинсы, она, как и тогда, десять лет тому назад, видела в нем мужчину, который выглядел для нее значительнее, чем сама жизнь.
        Стефани постаралась выкинуть все это из головы, по меньшей мере, в настоящий момент, и сконцентрироваться на лошади, готовя ее к прыжкам. Мягко подбадривая Бо, она направила его к трем низким преградам, которые он великолепно преодолел на всем скаку. Он был в превосходной форме. Когда она наконец подъехала к конюшне, ворота для нее открыл Энтони.
        — Где Джим?  — не глядя на него, спросила она.
        — У него была назначена деловая встреча,  — сказал Энтони, как обычно, спокойно.  — Он попросил меня передать вам, что двух других лошадей выгуливать сегодня не нужно.
        Стефани кивнула. Соскочив с лошади, она привязала ее и расседлала.
        Она знала, что Энтони последовал за ней и сейчас, прислонясь к открытым дверям конюшни, наблюдает, хотя сама она старалась не смотреть в его сторону. Прежняя настороженность и испуг вернулись к ней. Здесь среди лошадей и людей, которые занимались ими, она обычно расслаблялась и чувствовала себя уверенной. Эта работа была крупным достижением в ее жизни. Если она потеряет ее, то никогда не оправится от такого удара.
        А он мог легко лишить ее этой работы. Своей насмешливостью, умышленно жалящими улыбками, своим презрением. Она не ожидала, что Энтони приедет сюда, тем более так скоро после вчерашнего, и его присутствие смущало ее.
        — Паттерсон сказал, что вы уже несколько месяцев тренируете здесь лошадей,  — внезапно сказал Энтони.
        — Это так.
        — Почему?
        Стефани сняла шлем, перчатки, отложила их в сторону, затем выбрала щетку и начала чистить гнедого жеребца.
        — Почему тренирую? Потому что только это я и умею хорошо делать. А что вы здесь делаете, Энтони?
        — Приехал вернуть изумруды,  — сказал он.
        Стефани повернулась так, что лошадь оказалась между ними.
        — Только не мне. Я их продала, вы купили, теперь они ваши.
        — Жест защиты, милая?  — спросил он.
        В его голосе почти не было насмешки, но это вряд ли меняло смысл вопроса. Не было ли это частью его плана? Получал ли он какое-то удовольствие от ее отказов, даже если и не верил ни одному сказанному ею слову?
        Колебание Стефани было коротким. Прошлой ночью она решила никогда больше не играть никакой роли, хотя и чувствовала себя очень уязвимой в его присутствии.
        — Ничего подобного. Ожерелье мне больше не принадлежит. Точка.
        — А если вы получите его в подарок?  — Его голос стал более насмешливым.
        — Нет. Не от вас. А теперь, если не возражаете, я должна работать.
        Наступило долгое молчание, затем неожиданно он сказал:
        — Не прогоняйте меня, Стефани.
        Ее охватила тревога: несмотря на просительный тон, в его голосе был явно ощутим гнев. Она почувствовала смутное удивление от того, что он внешне выказал владевшие им чувства, чего никогда не бывало раньше. Перед ней был человек, резко отличающийся от того мужчины, которого она помнила, ей следовало быть крайне осторожной с ним. У нее было странное ощущение, что с того момента, как он коснулся ее прошлой ночью, он так и не смог полностью овладеть собой  — будто какая-то дамба дала трещину, а давление бурлящей воды расширяет эту трещину. Поврежденная дамба была опасной.
        Так же, как и мужчина, не полностью владеющий собой.
        Она снова сделала паузу и на этот раз повернулась лицом к Энтони. Она твердо встретила его тяжелый взгляд, ее голос был спокойным, она сознательно избегала всего, что могло бы прозвучать как вызов или провокация.
        — Извините, что я проявляю настойчивость, но будет лучше, если вы уйдете. Мне предстоит большая работа. Работа, за которую мне платят.
        — А вам нужны деньги?  — спросил он.
        Его бесстрастные черты ничуть не смягчились, да Стефани и не ожидала этого.
        — Да, мне они нужны. Мне больше нечего продать.
        Жалея о том, что у нее вырвалось последнее горькое замечание, она отвернулась.
        Энтони молчал, пока она продолжала чистить Бо, и только когда она отложила щетки в сторону, наконец, заговорил.
        — Насколько плохо обстоят дела?
        Она не собиралась рассказывать ему об этом, поэтому проигнорировала вопрос.
        — Вам лучше держаться подальше,  — предупредила она его, отводя Бо в стойло.  — Мой следующий ученик не джентльмен.
        Она не оглянулась, чтобы посмотреть, последовал ли Энтони ее совету. Следующая ее лошадь была полной противоположностью спокойному Бо. Конюхи называли ее не иначе как «этот чертов дьявол». Вороной скакун ненавидел все живое, за исключением Стефани, которую просто не любил.
        — Вы с ума сошли,  — услышала она взволнованный голос Энтони.  — Эта лошадь убьет вас.
        — Она еще не убила ни одного своего тренера.
        — Вы сомневаетесь в такой возможности?
        — Нет, не сомневаюсь.
        — Ее следовало бы укротить.
        — Вероятно. Вы не возражаете, если мы прервем беседу? Если я ее не оседлаю, она вырвется.
        Энтони был вынужден замолчать, хотя ему страшно хотелось громко выругаться. Если Стефани выглядела хрупкой рядом с гнедым жеребцом, то с вороным она смотрелась и вовсе ребенком, и очень нежным вдобавок. Одним движением злобное животное могло убить ее.
        Глаза скакуна уставились на Энтони, и в них появилась почти осязаемая ярость.
        Энтони похолодел при мысли, что находится слишком далеко от Стефани и не сможет ей помочь, если что-либо случится. Он чувствовал себя беспомощным, а это ему совсем не нравилось. Ему не нравилось ничего из того, что он увидел и узнал, прибыв сюда пару часов назад. Сперва Паттерсон, потом внезапное падение и теперь эта дикая лошадь.
        Энтони знал репутацию Джима Паттерсона. Его никогда не удавалось одурачить, если дело касалось людей. Хладнокровный бизнесмен, ненавидевший притворство, он говорил о Стефани с воодушевлением. И не только по поводу ее умения обращаться с лошадьми. Его явно мучило то, что она слишком много работает, не думая о еде, что всегда готова взять лошадей, от которых отказываются другие тренеры, что в ее глазах чувствуется постоянное напряжение.
        Энтони слушал его с возрастающим замешательством. Он говорил себе, что Паттерсон мог обмануться в Стефани, но уверенности в этом у него не было. В конце концов, она была здесь, выполняя довольно-таки грязную работу, требовавшую физической силы, выдержки, значительного умения и бесконечного терпения. Едва ли подобная работа подходила для избалованного оранжерейного цветка, каким он считал ее. Особенно учитывая то, и Энтони это чертовски хорошо знал, что Джеймс никогда бы не разрешил ей заняться подобным делом.
        Его представление о ней рушилось. Когда же Энтони вспомнил, как больно сжалось его сердце, когда она вылетела из седла, это чувство пришлось ему не по нутру. Облегчение после того, как выяснилось, что с ней все в порядке, было смешано с удивлением: она обвинила в падении саму себя и, не тратя времени на болтовню с Паттерсоном, снова села в седло.
        Теперь же в нескольких шагах от него она удерживала смертельно опасное животное, которое девяносто девять из ста тренеров не взяли бы ни за какие деньги. А она действовала так успешно, что лошадь заметно расслабилась, успокоилась, стала управляемой.
        Десять лет назад Энтони, обманутый и брошенный, считал, что полностью раскусил ее. Тогда, казалось, он был прав. Его убеждение было рождено не только болью и горечью, оно основывалось на фактах, как они виделись ему. Теперь… теперь он не был так уверен. И ему была ненавистна эта неуверенность.
        Если он был не прав, значит, было что-то не известное ему, связанное с ней и мотивами, по которым она сбежала от него, чтобы выйти замуж за другого. И если это не жадность, то что тогда? Любовь? Она обнаружила, что любит Льюиса Харди? Брак продолжался недолго, и родственники Льюиса прозрачно намекали друзьям и знакомым, что он, как глупый мальчишка, неверно судил о Стефани, но им удалось уладить семейную проблему.
        Ложь, чтобы спасти семейную честь? Не искала ли развода сама Стефани, торопясь выбраться из затруднительного положения и не прося ни о чем, кроме свободы?
        Энтони не привык чувствовать себя неуверенным, это угнетало его. Желая узнать, насколько верно его суждение о ней, он обнаружил, что анализирует каждый нюанс ее голоса и каждое мимолетное выражение лица.
        Он преднамеренно задевал ее, она оборонялась без язвительности или холодности. Ее глаза все еще были непроницаемы, но, как и Паттерсон, он заметил в них напряжение. Сегодня в ней вообще не было высокомерия, способного довести его до белого каления. Она была подавленной, но не угрюмой, безразличной, но не вызывающей. Он подумал, что, возможно, она проявляет осторожность по отношению к нему, хотя это и не сказывается внешне, и если ее беспокоит его обещание взять то, что ему принадлежит по праву, то ничто не указывало на это.
        Наблюдая теперь за ней, Энтони признался себе, что сбит с толку, потому что она кажется не такой, какой он ее считал. Его мыслям и ощущениям не хватало ясности. Единственное, в чем он был абсолютно уверен, так это в том, что он хотел ее и намеревался овладеть ею.
        Даже если она все-таки была жадной маленькой сукой.

        Мужчина ничем не отличался от других владельцев лошадей, бывших в тот день на ферме. Он переходил от одной тренировочной дорожки к другой, внимательно наблюдая за лошадьми, с которыми работали. Каждый, увидевший его, предположил бы, что он из здешних.
        Стефани, вероятно, тоже не заметила бы в нем ничего необычного, если бы даже и увидела его. Но все ее внимание было сконцентрировано на вороном жеребце и на попытках не замечать присутствия Энтони. Энтони слишком пристально смотрел на нее, чтобы заметить, что за ними обоими следят, иначе он бы насторожился. Десять лет погони за редкостями в труднодоступных районах мира развили у Энтони острое чувство потенциальной опасности.
        На этот раз, однако, он не почувствовал угрозы.
        Мужчина продолжал ненавязчиво следить за ними, двигаясь по всей территории, чтобы не оставаться слишком долго на одном месте. Он видел, как Стефани поскакала на черной лошади на тренировочное поле, и его взгляд скользнул по Энтони, который стоял у ограды. Уделив Энтони несколько минут, он затем посмотрел на часы и заторопился к стоянке машин.
        Чтобы позвонить, он воспользовался телефоном в своей машине. Как только его соединили, он сказал:
        — Может возникнуть проблема.
        — Какая?
        — У нее посетитель  — не думаю, что он пришел, чтобы посмотреть на лошадей.
        — Так что? С ее внешними данными было бы немного странным, если бы мужчины игнорировали ее.
        Человек в автомобиле сделал легкую гримасу.
        — Между этими двумя и речи не может быть о взаимных чувствах, поверьте мне. Смертельные враги и те более приветливы друг с другом.
        — Что вы хотите этим сказать?
        — Ее посетитель  — Энтони Стивенс.
        Наступило долгое молчание, потом послышалось приглушенное ругательство.
        Мужчина в автомобиле кивнул самому себе.
        — Да. Из того, что я слышал, он не из тех, кто позволит женщине одурачить себя, но он отправится хоть к черту на кулички, а не только в Европу, чтобы раздобыть новую приятную безделушку для своей коллекции.
        — Вы думаете, он знает о распятии?
        — Я могу сказать только то, что видел сам. Вчера поздно вечером он пришел в дом Стерлингов, а когда вышел оттуда, я не хотел бы попасться ему на дороге. Он был вне себя. Здесь он уже несколько часов. Он и девушка много друг с другом не разговаривают, но он смотрит на нее, как ястреб. Что вы сами об этом думаете?
        — Не знаю, но не считаю, что мы можем рисковать. Было бы гораздо легче и безопаснее для нас позволить ей разыскать распятие и привезти его сюда, но если Стивенс знает, куда она отправляется, это может все осложнить.
        — Это преуменьшение,  — пробормотал мужчина в автомобиле.  — Вы, как и я, хорошо знаете его хватку. Если он доберется до бумаг Стерлинга, вам останется лишь послать распятию прощальный поцелуй. Еще хуже, если она не позволит ему ознакомиться с бумагами, и он решит следовать за ней. Тогда мы не сможем подобраться к распятию достаточно близко, чтобы захватить его.
        — Это звучит немного пугающе, Фрэнк.
        Насмешка не произвела на Фрэнка никакого впечатления, он просто сказал:
        — Я рассчитывал сам вмешаться в борьбу, но вы заплатили мне недостаточно для того, чтобы я связывался со Стивенсом. Мне известно, что он умеет за себя постоять и становится слегка раздражительным, когда пытаешься у него что-либо увести из-под носа.
        — Принимая это во внимание, он доберется до распятия раньше нас.
        — Вы меняете план?
        — Я не хочу рисковать. Нам нужны бумаги Стирлиига. Сможете забраться в дом и достать их?
        — Пара пустяков, я говорил вам об этом раньше. Но даже если мы сможем вычислить, где находится распятие, его чертовски трудно будет вывезти из страны. У девушки есть разрешение, а у нас нет.
        — Вы зря беспокоитесь, Фрэнк. Мы добудем распятие. Это потребует больше времени и усилий, но мы добудем его.
        — А как с девушкой? Если бумаги пропадут, она будет знать, что кто-то еще интересуется распятием.
        — Стефани Стирлинг,  — сказал презрительно его наниматель,  — не представляет для нас угрозы. И Стивенс также, если мы попадем на место раньше его. Только добудьте бумаги, Фрэнк. Сегодня ночью.
        — Будет сделано,  — ответил тот, затем добавил  — Но думаю, что для большей безопасности я устрою все так, чтобы это выглядело, как обычное ограбление.
        — Делайте, как считаете нужным. Можете вы еще понаблюдать за этими двумя?
        Фрэнк нахмурился и посмотрел сквозь ветровое стекло.
        — Как сказать. Если Стивенс будет продолжать глядеть на нее, как сейчас, сомневаюсь, что он меня заметит, но если он обернется, я буду как на ладони.
        — Останьтесь там, если сможете. Если нет, возвращайтесь сюда. Она отправится прямо домой после окончания работы, не так ли?
        — Да, как обычно. И по вечерам она не выходит из дома. Стыд и срам, если вы меня об этом спросите.
        — Я вас не спрашиваю.
        — Верно.
        — Созвонимся позже.
        — Верно,  — повторил Фрэнк и положил трубку.
        Он посидел в автомобиле еще несколько минут, морщась и ощущая растущее беспокойство. Ему не нравились лихие парни, а Энтони Стивенс был явно из таких. И хотя его босс был невысокого мнения о Стефани Стирлинг, Фрэнк видел, как леди управляется с лошадьми и людьми, и подумал, что под хрупкой внешностью скрываются сообразительность и стальная воля.
        Он начал сожалеть, что взялся за эту работу.

        — Уже два,  — сказал Энтони, когда Стефани наконец поставила чёрного скакуна в конюшню.  — У вас был второй завтрак?
        Стефани автоматически взглянула на часы и направилась к другому стойлу.
        — Я не голодна.
        Энтони сделал два быстрых шага и, поймав ее за руку, повернул лицом к себе.
        — По словам Паттерсона, вы здесь с семи утра, и я не видел, чтобы у вас был перерыв в течение последних пяти часов.
        Остро ощущая прикосновение его руки к своей и свою собственную усталость, Стефани обнаружила, что ей трудно сохранить свой голос твердым и спокойным. Но она попыталась.
        — У меня не было перерыва, потому что он мне не нужен.
        — Вы лжете по привычке или просто хотите, чтобы я пожалел вас?  — ядовито спросил он.
        Она вырвалась от него, желая убежать, но осталась. Не обращая внимания на язвительность его тона, она сказала с достоинством:
        — Мне надо выездить сегодня еще одну лошадь. Вы позволите мне продолжить работу?
        — Ответьте на мой вопрос,  — приказал он, с силой сжав ей плечи, чем снова вызвал прекратившуюся было боль после падения.
        Она почувствовала, что теряет контроль над собой. В течение всего времени, пока он находился здесь, ее самообладание постепенно таяло, и сейчас от него остался лишь тонкий наружный слой. Он говорил очень мало, но она чувствовала на себе его взгляд, в ее уме звучали невысказанные насмешки, она ожидала, когда он начнет причинять ей боль своими словами.
        Ожидание было хуже всего. Сегодня она не находила удовольствия в работе с лошадьми, не радовалась успехам, не ощущала триумфа от того, что справляется с трудной работой. Она чувствовала боль во всем теле, необычную усталость, и нервы ее были так напряжены, что она боялась, что может разразиться слезами в любой момент.
        Но только не перед ним. Пожалуйста, Господи, только не перед ним!
        Как можно тверже, она сказала:
        — Я не лгу, Энтони. Я не голодна и не хочу делать перерыв. Сейчас я выведу из стойла Корсара и оседлаю его. Пожалуйста, уйдите, чтобы я могла выполнить свою работу.
        Его брови нахмурились, а глаза с такой остротой впились в нее, что она почти ощутила, как они режут ее.
        — Лошадь может подождать,  — сказал он довольно грубо.  — Возможно, вы не хотите в этом признаться, но вам сейчас будет трудно сесть в седло.
        В его замечании Стефани услышала не заботу, а критику, и это с легкостью разрушило то, что еще оставалось от ее самоконтроля.
        — Пожалуйста,  — пробормотала она, ненавидя себя за дрожь в голосе.  — Вы имеете право мстить мне, по крайней мере, с вашей точки зрения, но только не так, пожалуйста.
        — О чем вы говорите?  — требовательно произнес Энтони, еще больше хмурясь.
        — Мне нужны работа, лошади, люди здесь… Без этого я не смогу сделать остальное. Это не так много, вы можете мне позволить иметь это, не правда ли? Вы не должны губить все, я не сделала…
        — Стефани, вы сегодня завтракали?
        Она нахмурилась.
        — Я не голодна. Уйдите, пожалуйста…
        Энтони выругался, затем обнял ее твердой рукой и вывел из конюшни. Он проделал все так быстро, что только после того, как он посадил ее на заднее сиденье своего спортивного автомобиля, Стефани была в состоянии запротестовать.
        — Я не могу уехать сейчас. Я должна…
        — Помолчите,  — грубо сказал Энтони и рванул машину с места.
        Она подумала, что ей лучше вести себя тихо. Двенадцать лет она считала его чрезвычайно спокойным, даже бесчувственным человеком и теперь удивлялась, как могла так ошибаться. Безусловно, были какие-то признаки того, что его спокойствие обманчиво. Почему она не видела этого? Неужели яркий темперамент Льюиса сделал ее слепой ко всему?
        Она еще думала об этом, когда Энтони остановил машину недалеко от маленького ресторанчика. Он вышел, открыл ей дверцу и взял за руку, помогая выйти из машины.
        — Я не одета,  — запротестовала она.
        — А, по-моему, одеты.
        Его голос был снова обманчиво спокоен.
        — Я имею в виду, что не одета должным образом,  — попыталась объяснить она.  — В отличие от вас. На мне одежда для верховой езды, не…
        Стефани резко оборвала себя, наконец прислушавшись к своему внутреннему голосу, который велел ей заткнуться до того, как она выкажет себя полной дурочкой.
        Она не сказала ни слова, пока хозяйка вела их к столику в конце почти пустого зала, и она не знала, что Энтони заказал для них, пока перед ней не поставили стакан молока. Она поморщилась.
        — Выпейте это,  — сказал он спокойно.
        Стефани никогда не любила приказы, вероятно, потому, что ее отец был снисходительным человеком, но сейчас инстинкт подсказал ей, что безопаснее будет подчиниться. Она взяла стакан и начала пить маленькими глотками, пристально глядя на Энтони.
        Когда она допила молоко, легкое головокружение прошло, и она с запозданием поняла, что то, что она пропустила завтрак, плохо повлияло на нее. Утром она не поела, а вечером накануне почти не притронулась к ужину  — не удивительно, что она чувствовала себя плохо.
        Он, вероятно, подумал, что она притворяется, чтобы вызвать его сочувствие. Она не могла понять его взгляда, поэтому отвела глаза и уставилась на полированную поверхность стола, пытаясь побороть свое смущение.
        — Лучше?  — спросил он.
        Она кивнула.
        — Спасибо. Извините, что я вела себя так глупо.
        — Все в порядке. Но вы сказали кое-что, что должны объяснить мне.
        — Я не думаю…
        — Не теперь,  — прервал он ее.  — После того, как мы поедим.
        У нее не было сил протестовать. Она молча сидела и ждала, пока принесут еду. Позднее ей трудно было вспомнить, что она ела. Она все еще не чувствовала голода, а ела просто потому, что Энтони считал, что ей это необходимо.
        Когда они кончили обедать, официантка предложила десерт, от которого они отказались, и попросили кофе. Увидев, как хорошенькая блондинка-официантка улыбнулась Энтони, Стефани расстроилась из-за того, что была одета в поношенный и пыльный костюм для верховой езды. Все прошедшие годы ей хотелось быть такой же высокой и светловолосой, как он, и иметь золотисто-карие глаза вместо своих неопределенно серых.
        — Сейчас,  — сказал он, когда официантка нехотя отошла от их столика,  — я думаю, нам надо кое-что обсудить.
        Стефани слегка покачала головой.
        — Что бы я ни сказала на ферме, это не представляет никакой важности. Вы были правы. Мне надо было сделать перерыв и что-нибудь поесть.
        Он не обратил на ее слова никакого внимания.
        — Вы сказали, что вам необходима работа, иначе вы не сможете сделать все остальное. Что вы подразумевали под этим, Стефани?
        Она пообещала себе не лгать ему, не притворяться перед ним, но не хотела, чтобы он узнал, как плохо обстоят дела.
        — То, с чем необходимо справиться,  — болезнь отца. Заботиться о нем. Вот и все.
        — Финансовые проблемы?
        — Ничего такого, что мне не по силам,  — сказала она упрямо.
        Его глаза слегка сузились, но вместо того, чтобы настаивать, он предложил:
        — Вы сказали, что я имею право мстить вам. И что-то о том, что я могу все погубить. Что вы имели в виду на этот раз?
        Стефани вынудила себя пожать плечами.
        — Вы дали мне достаточно ясно понять вчера вечером, что вы… намерены сравнять счет. Я только… прошу вас не насмехаться надо мной и не принижать мою работу.
        Ее взгляд не поднимался от чашки с кофе.
        — Я знаю, вы, возможно, посчитаете это смешным или банальным, но я… наслаждаюсь работой с лошадьми, она хорошо мне дается. Единственный раз в моей жизни я почувствовала… Ну, пустяки.
        — Я никогда не говорил, что это смешно или банально.
        Она снова пожала плечами.
        — Когда вы появились сегодня утром, я все время ожидала, что вы скажете что-либо подобное.
        — Потому что я жажду мести?
        — Это нетрудно представить себе. Я не могу… не могу бороться с вами словами, Энтони, вы слишком хорошо умеете использовать их. Я поняла это прошлой ночью.

        4

        — Я действую вам на нервы?  — спросил он.
        — Разве вы не стараетесь сделать это?
        Он молчал, она внезапно подняла на него глаза.
        — Может быть, я заслужила это, может быть, я заслужила все, что вы говорили мне…
        — А вы сами не знаете, заслужили или нет?  — спросил он с легкой насмешкой в голосе.
        Стефани покачала головой.
        — Это неважно. Единственное, что имеет сейчас для меня значение, это распятие, и если вы намереваетесь помешать мне…
        — Подождите минутку,  — прервал он ее, нахмурясь.  — Вы что, всерьез планируете найти распятие?
        — Я знаю, вы думаете, что это глупая шутка, но я не обманываю вас. Мой отец верил, что распятие существует, когда никто другой не верил в это, и я не собираюсь позволить ему умереть без того, чтобы он не узнал, что был нрав.
        — Вы не знаете, прав ли он. И даже если допустить существование распятия, специалисты считают его поиски безнадежным занятием. Ради Бога, Стефани, подумайте хоть минуту. Даже если бы у вас была чертовски малая надежда на то, что вы его найдете,  — а ее у вас нет,  — каким образом вы вывезете его из страны? Если вы не знаете, реликвии подобного рода рассматриваются как национальное достояние.
        Она мягко рассмеялась, но в ее смехе не было радости.
        — Я не так глупа, как вы думаете. У меня есть разрешение от властей привезти распятие сюда, чтобы на него мог посмотреть папа. Как только я найду распятие, мне дадут и сопровождающего, чтобы с реликвией ничего не случилось. Не имеет значения, что вы думаете, но я не намерена прикарманить эту вещь.
        Энтони нахмурился еще больше, его взгляд стал очень напряженным.
        — Что вы сказали властям?
        Стефани гадала, что могло его так встревожить, и, пожав плечами, ответила:
        — Сказала, что разобралась в бумагах отца и думаю, что у меня есть верный шанс найти распятие. Старый друг папы сотрудничает там с правительством, и он поручился за меня. Как и вы, они не верят в успех, но согласны оказать содействие в случае удачи.
        Через минуту Энтони спросил:
        — Когда вы уезжаете?
        Она попыталась разобраться в своих ощущениях. Ненавидел ли он ее так, что готов был отправиться за распятием сам или же отнять его у нее просто из желания сделать наперекор? Если же он найдет сокровище сам, это, конечно, позолотит его и без того всемирно известную репутацию, а такой успех может значить гораздо больше, чем само распятие. И взять верх над ней было бы определенным видом мести.
        Она не знала, в какую игру он намеревался играть. Он дал слово, что заставит ее полностью покориться себе. Но уже сегодня он казался иным  — менее деспотичным, менее определенным в своих злых намерениях. Он был даже добр к ней. Изменились ли его мотивы или он просто играет в более изощренную, но от этого не менее губительную игру кошки с мышкой?
        — Я уезжаю в понедельник,  — наконец сказала она.
        — И ваш знакомый знает это?
        К чему он ведет?
        — Конечно, знает.
        — Это неудачный ход, Стефани.
        Мгновенно он стал абсолютно серьезным.
        — Специалисты могли смеяться над Джеймсом, но я знаю дюжину коллекционеров, которые только и ждут, чтобы кто-нибудь нашел распятие, и ни один из них не остановится ни перед чем, даже перед убийством, чтобы заполучить его.
        Эта мысль не приходила ей в голову, и она гадала, уж не пытается ли он напугать ее, чтобы убрать с дороги. Хотя… в этой области он был знатоком, и это могло быть искренним предупреждением. Перейдя на беспечный тон, она сказала:
        — Даже если эти коллекционеры и могли что-то услышать о том, когда я отправляюсь, сомневаюсь, что они верят в мои способности больше, чем вы.
        После долгой паузы он сказал:
        — Это терзает вас, не так ли?
        Стефани отодвинула пустую чашку и откинулась назад, улыбаясь.
        — Если вы почувствуете триумф, слыша это, то да. Я полагаю, что никому не нравится, когда тебя считают глупой или бесталанной.
        Казалось, Энтони колебался, затем внезапно перегнулся через стол и схватил ее за руку.
        — Зачем вам распятие, Стефани?  — спросил он напряженным голосом.
        Она попыталась вырвать руку, но он только крепче сжал ее. Его прикосновение смущало, и она ответила на вопрос автоматически, пытаясь справиться с откликом своего тела на его прикосновение.
        — Для папы. Это единственное, что я могу сделать для него до того, как он умрет, и я должна… Пожалуйста, оставьте меня в покое.
        Выражение его глаз беспокоило, как будто он прислушивался к какому-то далекому звуку, но когда его глаза снова сфокусировались на ее лице, они были почти сердитыми.
        — Черт вас побери,  — сказал он.
        Стефани нервно откинула со лба прядь волос и сложила руки на коленях.
        Стараясь, чтобы ее голос был твердым, она сказала:
        — Мне пора возвращаться. Лошадей кормят в шесть, а мне надо до этого поработать с Корсаром.
        — На сегодня с вас хватит.
        Это был не приказ, а голая констатация факта, и до того, как она успела возразить, он продолжил ровным голосом:
        — Сегодня пятница. Если вы всерьез намереваетесь в понедельник отправиться в Европу, вам надо отдохнуть, Стефани. Будьте разумны.
        Он был прав. Она кивнула.
        — Не отвезете ли вы меня обратно, на ферму, пожалуйста. Мне надо забрать мой автомобиль.
        Энтони, казалось, не был удивлен ее сговорчивостью.
        — Прекрасно. Затем я поеду за вами до вашего дома. Мне бы хотелось повидать Джеймса.
        — Нет! Он… не видится ни с кем,  — пробормотала она.
        Энтони ничего не произнес в ответ до тех пор, пока они не сели в автомобиль и не поехали на ферму. Наконец он спокойно сказал:
        — Еще одна ложь, чтобы не допустить меня к нему?
        — Я не лгу,  — ответила она, гадая, поверит ли он в это когда-нибудь.  — Папа не хочет, чтобы кто-либо его видел, понимаете? Он очень похудел и ослаб, удар повлиял на его речь. Ему была бы ненавистна сама мысль, что кто-то увидит его таким. Особенно вы. Он очень высокого мнения о вас.
        Бросив на нее быстрый взгляд, Энтони сказал:
        — Вы говорили ему, что я приходил к вам вчера вечером?
        — Нет.
        — Знает ли он, что вы отправляетесь за распятием?
        — Да, знает, но…
        Энтони снова взглянул на нее.
        — Но?
        — Нет, ничего. Он знает, вот и все.
        Она не собиралась сообщать Энтони, что пару недель назад у ее отца появилась навязчивая идея, что ей потребуется помощь при розысках распятия, и такую помощь может ей оказать Энтони. «С его помощью,  — сказал он,  — ты, безусловно, найдешь распятие».
        — Вы не можете ехать одна,  — сказал Энтони.
        Она слегка вздрогнула.
        — Что? Конечно, могу. Я бывала в Европе раньше.
        — Это не довод, Стефани. Вы слушали, когда я говорил о тех коллекционерах? Вы можете нарваться на крупные неприятности.
        — Я могу сама о себе позаботиться,  — сказала она упрямо, хотя и не была в этом уверена.
        — Вы умеете обращаться с оружием?
        От такого прямого вопроса дрожь пробежала по ее спине.
        — Если вы пытаетесь напугать меня…
        На этот раз его взгляд выражал нетерпение и что-то еще, что она не могла распознать.
        — Я молю Бога, чтобы так и случилось. Вам следовало бы испугаться. Это распятие стоит миллионы. Есть люди, которые готовы убить даже черта и за гораздо меньшую сумму.
        Стефани не хотела думать об этом: в конце концов, что могла она сделать, кроме как проявлять осторожность? Но сказанное им возбудило в ней любопытство:
        — Это звучит как совет бывалого человека. Вас что же, пытались убить, когда вы собирали свою коллекцию?
        — Раз или два,  — ответил он с тем же нетерпением в голосе.  — Стефани…
        — Я не могу представить вас в ситуациях, где надо применить насилие,  — сказала она.  — Вы всегда такой хладнокровный и спокойный… Я имею в виду, что знала, что вы отправлялись в самые отдаленные места в поисках редкостей, но мне никогда и в голову не приходило, что вы брали с собой оружие. А вы брали?
        — Да, довольно часто. И, опережая ваш вопрос, отвечу, что должен был использовать его несколько раз.
        Стефани решительно смотрела сквозь ветровое стекло, едва сдерживаясь, чтобы не задрожать от резкости его голоса.
        — Извините, что спросила. Я знаю, ваша жизнь меня не касается.
        Хладнокровный и спокойный, подумал Энтони. Куда же девались эти его качества? Он глубоко вздохнул:
        — Нет, это вы меня извините. Я не хотел обрывать вас, но мое прошлое сейчас неважно. Предмет разговора  — ваше непосредственное будущее. Вы должны воспринимать мои слова серьезно, Стефани. Некоторые люди, собирающие редкости, очень опасны. Они не останавливаются ни перед чем, чтобы добыть то, что хотят. Вы будете далеко от дома, в незнакомой обстановке, и вы не знаете других игроков. Вам могут причинить вред.
        — Если вы пытаетесь поколебать мою уверенность в своих силах,  — сказала она слегка дрожащим голосом,  — примите мои поздравления  — вы с этим успешно справились.
        Энтони приглушенно выругался и резко свернул автомобиль с дороги в нескольких ярдах от въезда на ферму. Он заглушил мотор и повернулся к ней, стараясь быть сдержанным.
        — Мы, кажется, видим лишь самое худшее в мотивах поступков друг друга, не правда ли?
        Она пожала плечами и настороженно посмотрела на него.
        — Черт побери, Стефани. Я знаю, о чем говорю.
        — Да, вы, вероятно, правы, и я рискую головой.
        Она коротко вздохнула.
        — Но это ничего не меняет. Я отправлюсь за распятием, что бы вы ни сказали мне. Так почему бы вам не согласиться с этим?
        — Потому что ваша затея обречена на провал. Вам следует быть с Джеймсом в его последние дни, а не гоняться за журавлем в небе.
        Она замерла на минуту, потом сказала мягко:
        — Большое спасибо. Добавьте еще и чувство вины напоследок. Вы в самом деле умеете воткнуть нож в рану поглубже, не так ли?
        Энтони посмотрел на ее побледневшее лицо, увидел, как от беспокойства на какой-то миг потемнели ее глаза, и в первый раз не задал себе вопрос, правильно ли он понял ее чувства. Ее преследовал страх, страх, что отец умрет, пока она в далекой стране будет гоняться за миражом.
        — Господи, извините меня,  — пробормотал он, обнимая ее за плечи, чтобы успокоить.  — Я не имел в виду… Стефани, я не старался причинить вам боль.
        — Безусловно.
        Она слегка пожала плечами, как будто для того, чтобы сбросить его руки, затем сказала:
        — Отпустите меня, я выйду. Вам не надо ехать к конюшням.
        Последние двадцать четыре часа выбили Энтони из колеи. Снова впустив в свою жизнь Стефани, Стирлинг, он открыл для себя ящик Пандоры с мучительными, неразрешимыми проблемами, с которыми был не в состоянии разобраться. Прошлой ночью он полагал, что просто возьмет то, что принадлежало ему,  — ее! И то, что он заставит ее полностью покориться себе, удовлетворит его, но сегодня до него дошло, что не все так просто.
        Он был зол, обеспокоен, расстроен, и разговор с ней только ухудшил положение. Их обоюдное недоверие заставило их обоих подозревать самое худшее независимо от того, что было ими сказано.
        — Черт побери, Стефани…
        Ненавидя ее невозмутимо спокойный внешний вид, он внезапно притянул ее к себе и прикоснулся к ее рту своими губами.
        Стефани хотела остаться неподвижной и не отвечать ему, хотя бы ради спасения своей гордости. Но не смогла. При первом же прикосновении его теплых губ легкое головокружение от удовольствия охватило ее с удивительной силой, и руки, которые она подняла, чтобы оттолкнуть его, вместо этого вцепились в отвороты его пиджака. Все ее мысли отошли на задний план, затопленные физическими и эмоциональными ощущениями такой силы, что они граничили с болью. Как будто он открыл в ней какую-то дверь, которую она захлопнула давным-давно, и освободил дикий шторм ее чувств, которые она никогда не была в состоянии контролировать. Ничего не имело значения, кроме него и того, что он заставлял ее чувствовать, ничего на свете. Каждый нерв и каждая клеточка ее тела ожили и требовали его так, что это было похоже на безумие.
        Позднее она гадала, чем бы все кончилось, если бы их не прервали. Но громкий сигнал автомобиля отбросил их в разные стороны, как смутившихся подростков, и Стефани обнаружила, что изумленно смотрит сквозь ветровое стекло на отъезжающий автомобиль и смеющиеся лица, смотрящие в их направлении.
        Энтони выругался хриплым голосом, затем тронул машину. Он не сказал ни слова, пока не подогнал автомобиль прямо к конюшням. Когда он заговорил, голос его был слегка напряженным.
        — По меньшей мере, есть одно, из-за чего мы не сражаемся.
        Стефани уже поставила одну ногу на землю, когда он поймал ее за руку.
        — Признай это, Стефани.
        Ее дыхание и сердцебиение только-только начали приходить в норму, она все еще была охвачена лихорадочным возбуждением и не хотела ничего говорить, потому что знала: голос выдаст ее. Но она также знала, что он заставит ее произнести то, что хочет^;^ услышать. Не глядя на него, она промолвила:
        — Да.
        — Это лишь вопрос времени. Ты знаешь это?
        — Да,  — тихо повторила она.
        Его пальцы сжали ее запястье, затем внезапно отпустили. Она вышла из автомобиля и закрыла дверцу, затем твердым шагом направилась к конюшне, где оставила шлем и перчатки. Она не оглянулась, даже когда услышала, как сердито взревел отъезжающий спортивный автомобиль.
        Внутри конюшни Стефани прислонилась к двери и закрыла глаза. Впервые она поняла, почему ощущала себя нервной и испуганной вблизи него все эти годы. Потому что в глубине души она знала правду, которую только сейчас признал ее ум, и понимание не сделало этот факт менее пугающим.
        Она теряла себя, едва он прикасался к ней, мгновенно становилась его, и у нее не было желания спасать себя. Впервые взглянув в его глаза, она была связана с ним, принадлежала ему на самом низшем, почти примитивном уровне своего существа. Вероятно, она так отчаянно влюбилась в него, потому что была очень юной, или, может быть, это случилось, потому что должно было случиться. По той или иной причине, но она знала, что принадлежит ему. Так все просто. Так ужасающе просто.
        Она знала это и десять лет тому назад, хотя его сдержанность удержала ее тогда от полной потери контроля над собой. Находясь с ним, она готова была отдать ему все, о чем бы он ни попросил, больше, чем он бы попросил, даже собственную душу. Но тогда ее ум восстал против этого, и она подсознательно почувствовала, что, отдавшись ему, полностью погубит себя, если он сам добровольно не поступит так же.
        Она не верила, что он способен на такое. Такой хладнокровный и спокойный, такой сдержанный, казалось, что она не затрагивала глубокого его чувства, и неосознанный ужас от того, что она пропадет навеки в случае его охлаждения, побудил ее отказаться от него. И она убежала к другому мужчине, мужчине, который ничего не требовал от нее, за исключением того, что она была фокусом его бурного увлечения.
        Теперь она не могла убежать. Стефани знала это. Потому что на этот раз он намеревался обладать ею. Он не рисковал ничем, даже своей гордостью, и подобная неуязвимость делала его безжалостным. Она знала, что он может быть безжалостным, и знала, что не может бороться с ним. Как он сказал, это был только вопрос времени.

        Когда Томас разбудил ее рано утром в субботу с новостью, что дом ограбили, ей стало смешно. Ограбили? В доме не оставалось ничего стоящего, кроме копий бесценных оригиналов. Неужели грабитель не сообразил этого?
        — Что он взял?  — спросила она Томаса, когда они шли по коридору к лестнице.
        Педантичным тоном Томас ответил:
        — Все, что мог унести, сказал бы я. Включая содержимое сейфа вашего отца.
        Стефани остановилась у лестницы и посмотрела на него, ее легкая ирония исчезла.
        — Вы имеете в виду бумаги? Копии, которые я сделала со всех бумаг, папы?
        — Да.
        Она почувствовала легкий озноб.
        — Как открыт сейф?
        — Профессионально,  — ответил Томас без всякого выражения.
        — А система безопасности?
        — Не было ни единого сигнала тревоги, но система функционирует. Я не знаю, как грабителю это удалось.
        Хотя установка системы безопасности стоила дорого, плата за ее функционирование была небольшой, и Стефани не была вынуждена отключить ее. Ее отец однажды сказал, что ни одна система безопасности не дает стопроцентной гарантии, и, если грабитель очень захочет забраться в дом, он заберется, но и страховые компании и владельцы дома, имея такие системы, спят спокойнее, думая, что их ценности находятся под защитой.
        Теперь она знала, что питала иллюзии.
        Но даже это беспокоило ее меньше, чем тот факт, что забрали бумаги. Грабители, уносящие произведения искусства и опустошающие ящики со столовым серебром, редко тратят время на бумаги, не представляющие на первый взгляд никакой ценности. Акции и ценные бумаги  — это одно, но рукописи, рисунки и карты  — совсем другое.
        Стефани не могла не вспомнить предостережение Энтони, и несколькими минутами позже, стоя с Томасом в кабинете отца и глядя на профессионально открытый сейф, она почувствовала уверенность: кто-то вломился в дом прошлой ночью с одной-единственной целью  — завладеть бумагами. Хорошо еще, что оригиналы хранятся в банке, а вторая пачка копий лежит внизу в ее спальне.
        Стефани вздрогнула, в первый раз серьезно подумав, не рискует ли она большим, чем просто неудачей, отправляясь на поиски сокровища.
        — Кто-то хочет опередить меня.
        — Кто-то опасный, мисс Стефани. Некоторые коллекционеры не останавливаются ни перед чем, чтобы получить то, что они желают. У вас нет опыта в общении с такими людьми.
        — Томас, не начинайте, пожалуйста. Я уже достаточно наслушалась от Энтони. Этот вор не изменит ничего в моих планах, кроме того, что я тронусь в путь быстрее. Пусть я потерплю неудачу, но я не хочу провести остаток моей жизни, сожалея о том, что даже не попыталась найти распятие.
        — Распятие не стоит того, чтобы из-за него умирать. Ваш отец никогда не простит себе, если что-либо случится.
        — Ничего не случится.
        — Я знаю вас, мисс Стефани. Знаю, какое значение имеет распятие для вас. И верю, что вы его найдете там, где оно лежит все эти годы, или же в руках кого-то, кто попадет туда первым. Но я также полагаю, что это будет нелегко и опасно. Я не хочу, чтобы вы забывали, что значите для вашего отца больше, чем что-либо еще в мире. Он первый послал бы это распятие к черту, лишь бы вы не пострадали.
        Для Томаса это была длинная речь, и Стефани мало что могла возразить. Она просто кивнула и сказала:
        — Я знаю это, поверьте мне. Не беспокойтесь, я буду осторожна.
        Поскольку его лицо оставалось таким же невыразительным, как обычно, она не была уверена, что он поверил в ее обещание.
        — Вы уезжаете сегодня?
        — Если смогу достать билет на самолет в Париж.
        — А что с мистером Стивенсом?  — спросил Томас.
        — Он не участвует в этой игре.
        Через минуту Томас произнес:
        — Вы можете позволить себе гордость?
        Его вопрос нельзя было проигнорировать, и Стефани вынудила себя улыбнуться.
        — Нет. Но это не только гордость. То, что я сделала ему, непростительно, и у него нет причин хотеть помочь мне теперь. У него множество причин хотеть обидеть меня, я не позволю ему использовать распятие как оружие.
        — А он может так поступить?
        Стефани слегка пожала плечами, потому что не была в этом уверена, затем сказала:
        — Мне лучше попробовать заказать билет и закончить сборы. Если папа спросит обо мне, скажите, что позже я поднимусь к нему, чтобы проститься.
        — Хорошо.
        Стефани повезло  — она заказала билет на дневной рейс.
        Со сборами пришлось поторопиться, но, по крайней мере, спешка отвлекла ее от мыслей об Энтони и о том, что кто-то еще мог отправиться за распятием.
        Около полудня она зашла в спальню отца. На прощание с ним у нее осталось меньше времени, чем ей хотелось бы, особенно если учесть его хрупкое здоровье, и ее мучило чувство вины, что она оставляет его на несколько дней или недель одного.
        Она села на стул около его постели и кивком отпустила сиделку. Стефани несколько минут молча глядела на дремлющего отца.
        Внезапно его глаза открылись, пристально посмотрели на нее и постепенно прояснились.
        — Привет, принцесса,  — прошептал он.
        — Привет, папа,  — улыбнулась она ему.  — Томас уже сказал тебе? Я уезжаю в Париж.
        Его серые глаза засияли.
        — Ты едешь… за распятием?
        Она кивнула, взяла его руку и приложила к своей щеке.
        — Папа! Веди себя хорошо, ладно? Слушайся Томаса и сиделку. Я вернусь домой как можно быстрее.
        Его взгляд, снова затуманившийся, скользнул по комнате, затем вернулся к ее лицу.
        — Да,  — пробормотал он.  — Да. Будь осторожна. Распятие не то, что ты думаешь. Нечто другое. Не записывай. Скажи Энтони: «Его спрятали внутри, как часы…»
        Его глаза тяжело закрылись, он заснул.
        Она не поняла, что он имел в виду, и не могла тратить время на обдумывание этого. Она наклонилась, нежно поцеловала отца в щеку и вышла из комнаты.
        Сидя в самолете и глядя в иллюминатор на серые волны Атлантического океана далеко внизу, она думала, не пытался ли ее отец сказать ей нечто крайне важное. У нее было неприятное ощущение, что она что-то пропустила в его словах. Но что?
        Она чувствовала себя сейчас слишком усталой, чтобы разрешить эту задачу. Расстояние между нею и отцом все увеличивалось, как между нею и Энтони. Что он подумает, когда обнаружит, что она уехала? Что сделает? Она не знала. Она жалела, что его нет рядом, и ненавидела себя за это. Она казалась себе очень одинокой.

        Энтони провел все субботнее утро на телефоне. Он давно обнаружил, что, имея достаточно нервов, связей, настойчивости и денег, можно добыть любую информацию в любой час дня или ночи.
        Благоразумие полетело к черту. На этот раз он не намекал с осторожностью, а откровенно раскапывал факты. К полудню он знал, что Джеймс Стирлинг сделал серию неудачных вложений до того, как его хватил удар; чтобы ликвидировать потери, невыгодно продал недвижимое имущество и заложил дом. У него была куча долгов и незастрахованные медицинские счета.
        Все это легло на плечи Стефани.
        Она продала свой шикарный автомобиль, купив себе более дешевый, своих лошадей и драгоценности. Туда же ушло и фамильное серебро. Предметы из коллекции Джеймса распродавались медленно, с явной неохотой, так же, как и антикварная мебель.
        Энтони свирепел все больше от каждого обнаруженного им факта. Женщина, которой он ее считал, существовала только в его воображении.
        Та женщина не приняла бы на себя груз долгов своего отца тихо и без жалоб. Она не вела бы дел с кредиторами, не пошла бы на требующую физического труда работу, чтобы платить за содержание дома. И она, безусловно, не ушла бы так незаметно со сцены светского общества, в котором выросла, когда брак с богатым мужчиной мог бы стать решением финансовых проблем.
        Энтони спрашивал ее, насколько плохо обстоят их дела, но она уклонилась от ответа. Гордость Стирлингов? Вероятно. Но, может быть, этот задранный вверх подбородок, который так злил Энтони, выражал не столько высокомерие, сколько браваду. Кем была она на самом деле? Что скрывалось за ее показной смелостью? И как ему удастся обнаружить правду, если он собственными словами и действиями убедил ее, что желает ей только зла?

        5

        Частные школы, которые посещала Стефани, предлагали для изучения многие иностранные языки. Она выбрала испанский. К несчастью, она была во Франции, и шофер такси не говорил ни на английском, ни на испанском.
        Она начала уже сомневаться, удастся ли ей вообще выехать из аэропорта Орли сегодня вечером, когда глубокий мужской голос позади нес произнес несколько фраз по-французски. Шофер такси мгновенно взял сумки, стоявшие у ее ног на тротуаре, и стал укладывать их в багажник.
        Стефани обернулась, чувствуя себя до абсурдности растерянной.
        — Снова убегаете от меня?  — мягко спросил ее Энтони.
        Он стоял в двух шагах от нее, одетый в черные брюки, черный кожаный пиджак и белую рубашку, расстегнутую у горла, и казался ей еще более значительным, чем обычно. Он внезапно появился здесь, как будто перенесенный какой-то сверхъестественной силой. Она предполагала, что он находится на расстоянии сотен миль, и не была готова встретиться с ним лицом к лицу. Еще не готова. Он лишил ее равновесия, и она заговорила, не подозревая, что интонациями выражает больше чувств, чем ей хотелось бы.
        — Нет, я не убегала от вас. Я не хотела делать этого снова.
        Его глаза сузились, но Стефани удалось взять себя в руки и добавить:
        — Зачем вы покинули Америку?
        — Я полетел за вами.
        — Тогда как…  — Стефани поняла раньше, чем окончила свой вопрос, и ответила сама себе:  — «Конкорд».
        Энтони кивнул, затем шагнул к ней, когда шофер открыл им дверцу.
        — Садитесь, Стефани.
        Она мгновенно послушалась, сама удивляясь своей покорности.
        — Куда,  — сказала она наконец,  — вы меня везете?
        — В отель. Завтра днем мы летим в Австрию.
        Стефани глубоко вздохнула и попыталась сохранить твердость в голосе.
        — Вы за золотом или за славой?
        Теперь был его черед задержать дыхание, и его голос зазвучал так, как если бы терпение давалось ему с трудом.
        — Ни то ни другое. Видите ли, Стефани, хотите вы это признать или нет, но вы рискуете головой. На черном рынке редкостей товаров становится с каждым днем все меньше. Игроки в этой игре ломают шеи так же легко, как и преступают законы. Ставки очень высоки.
        Память об ограблении прошлой ночью была еще очень свежей, и Стефани было трудно протестовать. Однако она не хотела, чтобы он знал, что кто-то еще охотится за распятием, поэтому попыталась возразить:
        — Вы говорите так, как будто я послала объявление в газету о своих намерениях. Я совсем не так беспечна и не так глупа, как вам кажется. И друг папы не сказал об этом никому, я в этом уверена.
        — А как в отношении властей, к которым вы обращались? Их друзей и сотрудников? Секретарей, которые печатали бумаги, и их друзей? Стефани, шансы на то, что новость попала в плохие руки, невысоки, но они существуют. Подобное случалось в прошлом. Предполагаю, что, по меньшей мере, хотя бы один коллекционер знает, что вы отправляетесь за распятием.
        Стефани молча смотрела на него несколько минут, затем наконец сказала:
        — Хорошо. Вероятно, вы правы. Догадываюсь, что было бы наивным, с моей стороны, думать иначе. Но это не ваша проблема. Я не просила вашей помощи, или вашего покровительства, или… чего-либо еще.
        — Почему нет?  — В его голосе слышалась легкая насмешка.  — Меня считают очень хорошим игроком.
        Она бросила на него недоверчивый взгляд.
        — Это глупый вопрос. Я могу быть не очень сообразительной, но у меня достаточно ума, чтобы не просить о помощи акулу, когда вхожу в воду.
        — Черт побери,  — пробормотал Энтони.  — Предполагаю, что я это заслужил.
        Слова легко слетели с его губ, но в них слышался какой-то подтекст.
        Она настороженно посмотрела на него. Ей хотелось яснее разглядеть выражение его лица, но она не была уверена в том, что это ей помогло бы.
        — В какую игру вы теперь играете, Энтони?
        Во время перелета у него было достаточно времени, чтобы подумать, как убедить Стефани, что его отношение к ней изменилось. После того, что он наговорил ей, он сомневался, что она поверит такому внезапному превращению, кроме того, он еще не был уверен в своих чувствах к ней, внутри его было еще слишком много горечи и гнева.
        Его единственный план действия состоял в том, чтобы помочь ей найти распятие. Во-первых, потому что он не хотел оставлять ее одну лицом к лицу с опасностями и, во-вторых, потому что во время поисков он мог бы найти ответы на свои вопросы. Однако он не ожидал, что это будет легко.
        — Я не играю с вами ни в какую игру, Стефани,  — ответил он через минуту.  — На тот случай, если вы забыли: Джеймс и я были очень близки. Я хотел бы увидеть его мечту в его руках так же, как и вы. Что бы еще ни было между нами  — ну, это может подождать.
        Он удивился про себя: сможет ли он подождать? Или будет ли?
        — Вы говорили это… только вопрос времени,  — сказала она медленно.  — Вы заставили меня признать это.
        — Это и есть вопрос времени. Но у нас его гораздо больше, чем у Джеймса. Думаю, я смогу помочь вам найти распятие. И в любом случае пригожусь, если возникнут неприятности.
        — И я должна довериться вам? Тут много вопросов, как вы думаете?
        Взглянув на нее, Энтони сказал:
        — Может быть, и так. Честно говоря, я не могу привести вескую причину, по которой вам следовало бы доверять мне, за исключением того, что вы нуждаетесь в помощи, и я лучше всех могу оказать ее.
        Стефани хотела бы обвинить его в тщеславии, но она знала, что лучшего помощника, чем он, не найти. У него были не только обширные познания в области истории искусства и собирания редкостей, он также был известен своей интуицией. И еще он бегло говорил на дюжине иностранных языков и знал в лицо большинство коллекционеров и дельцов черного рынка, которые могли представлять потенциальную угрозу.
        Инстинкты говорили ей, что она может доверять ему, но сейчас она не доверяла своим инстинктам. Только не тогда, когда дело касалось его.
        — Не продолжайте свою борьбу со мной,  — сказал он мягко, глядя на нее с таким напряжением, что она не могла не ощутить этого.
        Через мгновение Стефани сказала:
        — Приведет ли моя борьба к чему-либо хорошему?
        — Нет. Только потеря времени и энергии.  — Внезапно он, взяв за руку, легко сжал ее пальцы.  — Опасная потеря. Вы не можете себе позволить это, Стефани, тем более тогда, когда вы ищете распятие. В данную минуту я для вас самый лучший союзник, какого вы можете иметь.
        Она это слишком хорошо понимала, и действительно у нее не было выбора. Если она скажет «нет», он может последовать за ней или же доберется до места назначения раньше ее. Лучше держать его в поле зрения.
        Кроме того, призналась она себе самой, ей хотелось, чтобы он был рядом. Не только потому, что он представлял собой потенциальную опасность, и даже не для того, чтобы помогать в поисках распятия, а потому что… Она не позволила себе закончить мысль и постаралась освободить руку, но его сильные пальцы сжали ее еще крепче.
        — Знаю, вам трудно поверить мне,  — сказал он ровным голосом.  — Знаю, что сам дал вам повод для этого. Если это поможет, могу дать слово, что не хочу распятия или чести его нахождения. Это все, что я могу сделать, Стефани.
        Она хотела спросить: «А вы можете дать слово, что не обидите меня?» Но не спросила.
        Она была рада, что он был здесь, с ней. Не имело значения почему. Не имело значения до тех пор, пока он не возьмет то, что, как он считал, принадлежало ему, и не вычеркнет ее из своей жизни. Тогда это будет иметь значение. Когда он ее оставит, тогда она и должна будет думать «почему».
        Осторожно подбирая слова, Стефани сказала:
        — Найти распятие  — это имеет для меня первостепенное значение. Обещайте, пожалуйста, обещайте мне, что вы не помешаете мне в этом. Ради моего папы.
        Его рука удивительно нежно сжала ее пальцы.
        — Обещаю. Даю вам слово, что не сделаю ничего, что сможет помешать вам, Стефани. И помогу всем, чем могу.
        Она не знала, поверила ли ему, но не пыталась больше вырвать у него свою руку. У нее было ощущение, что она сожгла мосты позади себя и от этого почувствовала странное облегчение.
        Энтони не отпустил ее руки, даже когда они приехали в отель. Задержавшись у стойки, он что-то коротко сказал клерку по-французски. Стефани понятия не имела, что именно он сказал, но лицо клерка осветилось улыбкой. Энтони повел ее к лифту, сказал что-то швейцару, который нес ее сумки, и тот тоже улыбнулся. Затем Энтони взглянул на Стефани и объяснил ей, что всегда останавливается в этом отеле, когда приезжает в Париж, и что служащие хорошо знают его.
        Он взял руководство на себя. Странно, но у Стефани не было желания протестовать. Несколько минут она даже наслаждалась чувством того, что о ней проявляют заботу. Она не отдавала себе отчет в том, как хотелось ей этого последние несколько месяцев, когда столько хлопот и треволнений легло на ее плечи.
        Энтони отпер дверь их номера и ввел ее внутрь. Она мягко высвободила свою руку и оглядела элегантную гостиную. В номере имелись две спальни. В одну из них по знаку Энтони швейцар внес ее вещи, затем, получив чаевые, он исчез.
        — Я удивлена, что вы заказали номер с двумя спальнями,  — сказала она с легким вызовом.
        Энтони снял пиджак и бросил его на спинку стула, слегка улыбнувшись.
        — Я мог бы сказать, что только этот номер и был свободен.
        — Могли бы. И это было бы правдой?
        — Нет. Стефани, сейчас приоритет имеет распятие.
        Она согласно кивнула, но не могла не гадать, не забавляется ли он, играя с ней.
        — Когда мы вылетаем завтра?
        — В два. Самый ранний рейс, на который я мог достать билеты.
        Стефани еще не перевела часы, и не имело значения, который сейчас час по местному времени, она устала, и ей требовался отдых.
        — Вы ели что-нибудь в самолете?
        Легкая гримаса скривила ее губы.
        — Я ненавижу есть в самолете. Я не голодна.
        — Послушать вас, вы никогда не голодны. Но я голоден и закажу ужин, а затем вы можете спать хоть до позднего утра.
        — Прекрасно. Только не заказывайте улиток, если вы их сами не любите.
        — Не буду. А что еще вы избегаете?
        — Алкоголь.  — Она помедлила в дверях своей спальни и слабо улыбнулась.  — Я  — аллергик, не выношу даже лекарство, если в нем содержится хоть капля алкоголя.
        Энтони был поражен.
        — Я не знал об этом. Как же вы реагируете, если на столе есть спиртное?
        — Стараюсь отодвинуть его как можно дальше и побыстрее. Меня от него тошнит.
        Он кивнул в знак понимания, глядя, как она закрывает за собой дверь в спальню. Он был более чем обеспокоен ее внешним видом. Зная теперь, что ей пришлось пережить за последние месяцы, он едва ли был удивлен тем, что перелет через океан заставил ее побледнеть. Болезнь отца оказалась страшным ударом для нее, тем не менее, она выстояла и проявила большую силу воли и решимость.
        В ней говорила гордость Стирлингов? Или в глубине ее скрывались внутренние ресурсы, о которых никто не подозревал? Она была смелой, а ее кажущаяся хрупкость  — обманчивой, это он уже знал. Несколько дней назад заставить ее потерять контроль над собой доставило Энтони жестокое удовольствие. Теперь даже мысль об этом была ему противна. Конечно, он хотел знать, о чем она думает, но не хотел, чтобы она сломалась.
        Он будет заботиться о ней. Его влечение к ней только увеличилось за последние дни, но дикая потребность превратилась в нечто менее резкое, но более волнующее и притягательное.
        Она не окажет ему сопротивления, он знал это. Она хотела его. Но… не хотела хотеть его, и он также знал это. Она горела в его руках от изумительной страсти, о которой он раньше даже не имел представления, но не принадлежала ему душой. Уверенность в этом более, чем что-либо другое, была повинна в его колебаниях. Она бы уступила ему потому, что ее тело не принадлежало ей, но он хотел большего. Не только ее физического отклика, он хотел обладать всем: ее гордостью, ее силой, секретами того, как хорошо ей удавалось владеть собой, ее чувствами, о которых он мог только догадываться.
        Остановившись у двери в ее спальню, он прислушался к шуму воды и представил ее под душем. Он вспомнил мягкие изгибы ее тела, нежный шелк волос в своих пальцах, то, как ее тело прижималось к нему, а глаза туманились от удовольствия, когда он целовал ее.
        Звук воды внезапно прекратился. Энтони отскочил от закрытой двери к окну.
        — Господи!  — прошептал он, невидяще глядя в темноту.
        Приход официанта отвлек его, и, когда Стефани вошла в гостиную, он полностью овладел собой.
        Теперь она не выглядела измотанной, но казалась очень юной и необычайно хрупкой.
        Энтони никогда в жизни не испытывал побуждения защищать какую-либо женщину, кроме Стефани, и никогда его желание обладать женщиной не было таким сильным, он хотел заниматься с ней любовью до тех пор, пока они не будут утомлены так, что не смогут двигаться.
        Уж не теряет ли он рассудок?  — удивился про себя Энтони.
        Сев за стол напротив нее, он попытался думать о чем-либо отвлеченном. В конце концов, первой заговорила Стефани:
        — Полагаю, вы хотели бы увидеть папины бумаги.
        Он поколебался, затем сказал:
        — Думаю, что мог бы оказать вам большую помощь, если бы видел их. Но решать вам, Стефани.
        Она бросила на него мимолетный взгляд.
        — Оригиналы хранятся в банке. Я сделала копии со всего, даже с нескольких записок, нацарапанных на обрывках бумаги.
        — Это значит «да» или «нет»?  — с кривой улыбкой спросил Энтони.
        — Да.  — На этот раз она твердо встретила его взгляд.  — Мне также любопытно узнать, обнаружите ли вы то, что и я. В конце концов, может быть, я не права. Может быть, вы сможете убедить меня, что это погоня за журавлем в небе.
        — У вас есть сомнения?  — спросил он с любопытством, потому что она казалась ему такой уверенной.
        — Нет. Но что я знаю, в конце концов? Вы  — знаток, а я даже не талантливый любитель.
        Энтони помолчал несколько минут, наблюдая за тем, как она ест, затем спокойно проговорил:
        — Я сказал кое-что, что вам нелегко простить, не правда ли?
        Она взглянула на него явно удивленная и на мгновение сбитая с толку.
        — Я не саркастичная, если вы это имеете в виду. У меня нет соответствующего образования. Я окончила колледж и получила степень, но по истории, а не по археологии. Отец же не старался учить меня, а я не старалась учиться у него.
        — Тем не менее, я был груб с вами. Извините меня.
        — Звучит так, будто вы изменили свое мнение обо мне. Что к этому привело?
        — Сегодня утром я выяснил, как обстоят дела на самом деле.
        — Выяснили что?
        — Что Джеймс разорился перед болезнью. И что вам пришлось иметь дело с результатами этого последние шесть месяцев.
        — Это не ваше дело,  — сказала она, подняв подбородок.
        — Вы должны были сказать мне.
        — Зачем? Чтобы дать вам еще один шанс назвать меня лгуньей или же обвинить в том, что я пытаюсь вызвать у вас сочувствие? Нет, спасибо. Кроме того, это вас не касается.
        Вспомнив, как он безжалостно обрушился на нее, побуждаемый своим язвительным гневом в первый вечер, Энтони едва ли мог обвинить ее в том, что она считала, что первой его реакцией было бы недоверие или нечто еще более худшее. Фактически так бы оно и было. Сказать ему было нечего.
        — Вы хотите посмотреть бумаги сегодня вечером?  — спросила она, когда они кончили завтракать.
        — Да.
        Стефани встала и прошла в свою комнату, оставив Энтони одного. Он расхаживал по гостиной со все большим, беспокойством. Он явно не справился с ситуацией и знал это. Он хотел извиниться за то, как вел себя в первый вечер. Но она дала ему понять, что он ступил на опасную почву. Снова гордость Стирлингов? Или ее собственная гордость и решимость нести свою ношу на своих плечах? Какой бы ни была причина, она не хотела говорить с ним о проблемах своего отца или своих собственных, И хотя это было понятно, его взволновало, что есть вещи, о которых она не желала говорить ему, и уголки ее жизни, скрытые от него.
        Он говорил себе, что снова вошел в ее жизнь всего несколько дней назад и вел себя, как ублюдок, поэтому не мог ожидать, что дорожка к ней окажется ровной. Но терпение, которое так легко давалось ему, было теперь вне пределов досягаемости. Его пожирал как эмоциональный, так и физический голод, делал его более уязвимым, чем когда-либо в жизни, побуждая его схватить и крепко держать ее. До того, как он потеряет ее снова. Он чувствовал странное холодное стеснение в груди. Это был страх, страх повторить ту же ошибку, которую он, должно быть, совершил десять лет назад, ошибку, разлучившую их.
        — Вот бумаги.
        Она вошла в гостиную, бросила толстый конверт на кофейный столик, затем тотчас же направилась к двери.
        Энтони сделал несколько быстрых шагов и преградил ей дорогу, его руки опустились на ее плечи.
        — Стефани, я был не прав по отношению к вам, извините. Я хочу, чтобы вы знали это.
        — Хорошо.
        Она не подняла на него глаз. Ее голос был едва слышным.
        Одна лишь мысль о ней почти лишала его контроля над собой, а прикосновение  — разума. Даже сквозь плотную ткань халата он ощущал ее теплую плоть. Ее волосы пахли солнечным светом, а кожа выглядела такой шелковистой, что он почувствовал непреодолимое желание прикоснуться к ней. Его рука бездумно скользнула под ее черные волосы, к шее.
        — Я заставил вас ненавидеть меня?
        В его голосе слышалось напряжение. Она посмотрела на него своими громадными глазами, их серый туман сбивал с толку и заставлял нервничать.
        — Я не ненавижу вас… но… я вас не понимаю.
        Его большой палец стал ритмично поглаживать ее щеку. Он мысленно видел перед собой девушку, какой она была много лет назад,  — прелестную, милую, со смущением и грацией согласившуюся взять на себя роль хозяйки дома. Что он сделал тогда, чтобы оттолкнуть ее? Он не знал, не смел спросить, но он хотел ее так сильно, что едва мог что-либо соображать. В его голосе отразилось смятение, когда он сказал:
        — Я не настолько сложен.
        — Напротив. Вы так сильно изменились с того вечера, когда пришли в наш дом, что я не знаю, что думать и чему верить. Кто вы? Что вы хотите от меня, Энтони?
        У него не было ответа, по крайней мере, такого, который мог бы все объяснить ей… или ему самому. Кроме одного  — он боялся ее потерять. В этом единственном он был уверен.
        Он наклонил голову и прикоснулся к ее губам своими, его рука соскользнула с ее плеча на спину, и он прижал ее к себе. Страстное желание, резкое и сильное, как удар, пронзило его. Губы неистово прильнули к ее, пока его язык не вошел в ее жаркий рот. Она задрожала, ее нежное тело приникло к нему, а руки обвились вокруг его талии. Она издала нежный приглушенный стон наслаждения.
        Но, несмотря на то, что желание мучило его, Энтони не намеревался поддаваться ему. Он слишком хорошо осознавал ее измотанность и настороженность, чтобы не понимать: время выбрано неудачно. Однако ее отклик, мгновенный и полный, подверг такому испытанию его выдержку, что он не был уверен, сможет ли остановиться. Его потребность в ней была почти непереносимой, он ощутил сладостную боль во всем теле и почти громко застонал. Ее губы были такими сладкими и нежными, и так хорошо было чувствовать ее тело крепко прижатым к своему!
        Он хотел бы отнести ее в спальню и, положив на мягкую постель, накрыть ее стройное тело своим. Он хотел ласкать ее обнаженные груди руками, нежно прикасаться губами к соскам и трогать их языком, как бы пробуя на вкус. Он хотел почувствовать, как ее атласные ноги обовьются вокруг него, когда он вонзит в ее нежный жар свою ноющую плоть.
        Он хотел, чтобы она принадлежала ему. Внезапно осознав, что если он сейчас же не остановится, то будет уже не в состоянии это сделать, Энтони оторвал свой рот от ее губ. Он прижимал ее к себе, стараясь не причинить ей боль, пока изо всех сил боролся с собой, стремясь унять охвативший его порыв. Он совсем не был уверен, что сможет это сделать. Его сердце бешено билось в груди, каждый прерывистый вздох, как огнем, опалял горло, а мускулы от напряжения свело судорогой.
        Прошло несколько долгих минут, прежде чем он смог ослабить объятие, в которое было заключено ее трепещущее тело. Ее руки опустились, и она посмотрела на него широко раскрытыми изумленными глазами, губы ее слегка припухли и покраснели. На ее лице появился нежный румянец. Желание и сознание того, что именно он зажег этот жар, почти заставили его забыть свои добрые намерения.
        Наконец ему удалось справиться с собой.
        — Иди спать, милая,  — сказал он хриплым голосом.  — Увидимся утром.
        Он с усилием разжал руки и отошел к окну.
        — Энтони?
        Ее голос тоже был хриплым. Он обернулся и взглянул на нее, пока она, колеблясь, стояла на пороге своей спальни.
        — Иди спать,  — повторил он, на этот раз более нормальным голосом.
        Она болезненно сглотнула.
        — Почему? Яне сказала бы «нет».
        Признание далось ей с трудом.
        — Но ты и не сказала бы «да».
        Стефани в замешательстве покачала головой.
        — Яне остановила бы тебя.
        — Знаю. Но это не одно и то же.
        Ему удалось выдавить улыбку.
        — Иди отдыхать. Завтра у нас будет трудный день.
        Через минуту она повернулась и вошла в свою спальню, мягко прикрыв за собой дверь.
        Энтони посмотрел в сторону своей комнаты, зная наверняка, что будет не в состоянии спать. К счастью, ему и не требовался длительный отдых. Его взгляд упал на конверт с бумагами Джеймса. По крайней мере, он сможет занять свой ум и, возможно, даже отвлечется от присутствия Стефани в соседней комнате.
        Во всем его теле ощущалась тупая ноющая боль, и когда он двинулся в сторону телефона, то смог сделать это очень медленно. Ему удалось обуздать свое желание, неистовство которого ослабело, но не исчезло совсем. Господи, он ждал ее двенадцать лет и не знал, как долго ему еще удастся выдержать. И тем не менее он не мог задать вопрос, годы преследовавший его, вопрос, ответ на который он жаждал услышать. Почему? Почему она сбежала от него, чтобы выйти замуж за другого?
        Он заказал по телефону кофе. Ему предстояло провести длинную ночь.
        Очень длинную ночь.

        Перед тем как лечь в постель, Стефани позвонила домой, чтобы сообщить Томасу, что она благополучно добралась до Парижа и что ее теперь сопровождает Энтони.
        — Он приходил к нам,  — сказал Томас своим обычным голосом.  — Расстроенный, но не сердитый. Он догадался, что вы улетели в Париж.
        — Он добрался сюда раньше меня. На «Конкорде».
        — Он сможет вам помочь.
        — Похоже на это,  — вздохнула Стефани.  — В любом случае я позвоню вам завтра.
        Повесив трубку, она забралась в постель и мгновенно уснула. Проспав более восьми часов, она проснулась в незнакомой комнате. Затем вспомнила  — она в Париже в отеле, и Энтони также здесь.
        В ее доме Энтони был жестоким и агрессивным, пообещав овладеть ею и поработить ее. На следующий день на ферме  — сначала холодным, затем слегка насмешливым, после сердитым, но не таким, как до этого. Он говорил с пей, не испытывая желания разорвать ее на куски. Прошлой ночью  — осторожным и бережным, ей показалось, что он пытался перевести их отношения в иное русло. Он даже извинился за то, что неправильно судил о ней. И когда он держал ее в своих объятиях и жадно целовал, когда она полностью была в его власти, то отпустил ее. Не сказать «нет» не значило, по его словам, сказать «да».
        Стефани посмотрела на дверь в гостиную, гадая, какой человек встретит ее там. Он сбивал с толку. Действительно ли его мнение о ней изменилось? Или же он все еще жаждал мести? Она не знала.
        И, кроме того, было еще распятие. Согласится ли он с ее выводами? Надо сообщить об украденных бумагах. Теперь ему необходимо знать об этом.
        Она открыла дверь и вошла в гостиную. По телевизору передавали программу новостей. Энтони сидел на кушетке. Перед ним на подушках и кофейном столике были разложены бумаги и большая карта.
        — Доброе утро,  — сказал он.
        — Едва ли,  — улыбнулась она.  — Не думала, что встану так поздно.
        — Пустяки.
        Он кивнул в направлении накрытого стола.
        — Кофе еще горячий, есть фрукты и булочки. Если вы хотите что-либо более существенное…
        — Нет, этого достаточно.
        Завтракая, она искоса поглядывала на него. У нее было такое чувство, что он вообще не ложился, и взгляд на нетронутую постель в его комнате убедил ее в этом. Его светлые волосы были еще влажными после недавно принятого душа, он переоделся в джинсы и темный свитер. Медленно и методично он изучал бумаги, которые держал в руках.
        Стефани не могла догадаться, о чем он думает. Она кончила завтракать и подвинула свой стул поближе к нему. Энтони взглянул на нее без всякого выражения, затем сложил бумаги аккуратной стопкой на кофейном столике.
        — Ну?  — сказала она, наконец, не в состоянии выдержать больше ни минуты.
        Его холодные глаза медленно потеплели, на губах показалась улыбка.
        — Вы  — дочь своего отца,  — сказал он мягко.

        6

        Она почувствовала облегчение.
        — Думаете, я права?
        — Думаю, вы проделали чертовски трудную работу. Как вам удалось вычислить место назначения?
        — Долгое время у меня ничего не выходило. Месяц я мучилась над этими бумагами и не получила ничего, кроме головной боли. Поскольку многие эксперты считали, что распятия не существует и никогда не существовало, папа большую часть своего исследования посвятил тому, чтобы доказать, что Максимилиан I приказал изготовить его в 1446 году, когда он устроил брак своего сына с дочерью короля Испании. Я решила допустить, что он прав, и убрала все материалы до 1618 года, когда распятие предположительно исчезло.
        Энтони внимательно слушал ее, удивляясь, как уверенно и с каким знанием дела она говорит. Она могла не учиться у Джеймса, но явно взяла от него больше, чем подозревала.
        — Итак, вы оставили в стороне приблизительно четвертую часть его записок.
        — Правильно. Я начала с момента восстания протестантов в Богемии в 1618 году. Есть свидетельство современника  — донесение одного священника в Рим, в котором упоминается, что протестанты похитили распятие, которое отец считал принадлежащим Габсбургам. В этом я не увидела смысла. Зачем им было нужно это? Они боролись за свои права, а распятие является также и протестантским символом.
        Я предположила, не возникло ли у кого-либо мысли спрятать распятие в каком-либо безопасном месте и заявить, что его украли, ради личной выгоды. Или же, чтобы раздуть огонь вражды. Протестанты многократно отрицали кражу, но обвинения Габсбургов имели больше веса. Кроме того, свидетельство священника  — единственное, в котором упоминается, что именно украли.
        Насколько Энтони помнил, такая теория никогда не выдвигалась никем из так называемых экспертов и показывала со стороны Стефани понимание человеческой натуры, удивительное в женщине, прожившей под крылышком отца большую часть своей жизни.
        — Итак, вы сфокусировали свой интерес на священнике?
        — Да. И то, как он упомянул о краже в донесении Риму, было похоже на официальное признание, что события вышли из-под контроля и что необходимо что-то быстро предпринять. Кроме того, чувствовалось, что писавший донесение испытывает самодовольство, как будто ему известно то, что не знает больше никто.
        Джеймс Стерлинг не обладал такой интуицией, но его дочь выказала явную способность читать между строк.
        Она продолжила деловым тоном.
        — Я тщательнее изучила донесение и обнаружила, что его послали из Инсбрука. Это далеко от Богемии и тех мест, где искали распятие раньше.
        — Исследователи, признававшие существование распятия и факт его похищения, искали в районах, близких к Богемии  — фамильной резиденции Габсбургов, где и произошло восстание,  — медленно сказал Энтони.  — Очень хорошо, Стефани. А потом?
        Она моментально сконфузилась, как если бы похвала смутила ее.
        — Ну, у меня возникли сомнения, что идея похищения принадлежала священнику или же что он мог добраться до распятия, даже если бы захотел украсть его. Так что, по крайней мере, имелся кто-то еще, кто привез распятие в Инсбрук и спрятал его. Сопоставляя данные донесения с письмами и дневниками, собранными папой за многие годы, я обнаружила, что один из Габсбургов — Курт  — навещал в Инсбруке свою возлюбленную в то самое время, когда там находился священник. Он написал полдюжины писем своему другу, а поскольку друг состоял в родстве, по меньшей мере, с тремя королевскими семьями, эти письма остались целы и хранятся в одном из венских музеев. Папа снял с них копии, но не увидел в них ничего, касающегося распятия. К счастью, он перевел их, и таким образом я обнаружила некоторые факты.
        Энтони посмотрел на стопку листов перед собой и сказал:
        — То есть поездка Курта в горы со своим другом.
        Стефани кивнула.
        — Письма очень подробны, не правда ли? На первый взгляд многие детали кажутся излишними, но когда я изучила письма с той точки зрения, что Курт и его друг, вероятно священник, искали место, где спрятать реликвию, все встало на свои места. Курт просит своего адресата сохранить письма, что поразило меня, пока я не подумала, что он хочет использовать их в качестве памятки на случай, если забудет, где спрятал крест.
        — Если распятие скрыли лишь на время, то почему оно так и не всплыло снова?  — недоверчиво спросил Энтони.
        — Думаю, Курт не намеревался возвращать его остальным членам семьи,  — сухо сказала Стефани.  — Он принадлежал к младшей ветви Габсбургов и, судя по его письмам, был ужасно честолюбив. Он несколько раз предпринимал попытки добиться большего влияния внутри семьи, но без успеха. Вероятно, он взял распятие в Инсбрук, планируя сохранить его для своих собственных нужд в будущем. Он хитростью добился помощи священника, чтобы спрятать реликвию и сообщить о краже в Рим.
        — Но распятие так и кануло в небытие. О нем не упоминается в дальнейшем ни в письмах, ни в дневниках. Вероятно, с ним что-то случилось?  — предположил Энтони.
        — Мне также был любопытен этот факт, и я обнаружила ответ в одной из книг папы о Габсбургах. Оказалось, что возлюбленная Курта заболела через месяц или около того, как он написал последнее письмо, и он ухаживал за ней. Она выжила, а вот он схватил лихорадку и умер. Священник же так никогда и не вернулся в Рим. Вскоре после того, как он отправил донесение, он упал и сломал себе шею. Мне хотелось бы думать, что Курт не имел к этому падению никакого отношения, но кто знает?
        — Как вы обнаружили сведения о священнике?
        — Ну, мне было любопытно. Я связалась с университетом в Инсбруке, и, к счастью, у них нашлись свидетельства современников.
        — Стефани, я никогда больше не буду сомневаться в вашей сообразительности.
        Она дрожала от его оскорблений, но оказалось, что его комплименты действуют на нее еще сильнее. Она не знала, что и сказать, глядя в его внезапно потеплевшие глаза.
        Почти наобум она сказала:
        — Так… вы думаете, у нас имеется шанс обнаружить распятие?
        — Я бы отправился за ним, имея и меньше сведений, чем вам удалось собрать.
        Внезапно вспомнив о воровстве, Стефани рассказала Энтони о краже бумаг и своих предположениях.
        Лицо Энтони стало замкнутым, глаза посуровели.
        — Обычный вор не стал бы обременять себя рукописями. Вы правы, кто-то забрался в дом именно из-за записок.
        — Это еще не самое худшее. Мои расчеты лежали на столе. Вор не взял их, но если он их заметил… Вы вычислили, где может быть распятие, за несколько часов, потому что знали, что речь идет об окрестностях Инсбрука. Если он также это знает, то может опередить нас.
        — Почему вы не сказали мне этого раньше, Стефани?  — мягко упрекнул ее Энтони.
        — Это не имело значения, если бы вы, просмотрев заметки, сказали бы, что я не права.
        — Нет, я имею в виду, почему вы не сказали мне, когда это случилось?
        Затем он странно рассмеялся и тряхнул головой.
        — Не обращайте внимания. Это был глупый вопрос. Вы не пришли бы ко мне, даже если бы я был вашей последней надеждой не попасть в ад.
        Она с удивлением поняла, что он злится сам на себя, потому что его поведение в первый вечер заставило ее твердо решить не просить его о помощи. Если бы она поступила иначе, и он согласился, они были бы сейчас в Австрии. Был ли Энтони зол на то, что они могли лишиться распятия частично по его вине?
        — Извините, Стефани,  — сказал он.
        — Я, по всей видимости, не попросила бы вас помочь независимо ни от чего,  — сказала она, затем медленно добавила:  — Единственное, что имеет сейчас значение, это то, что какой-то коллекционер или делец заплатил вору-профессионалу, чтобы тот добыл бумаги, и сейчас также отправился на поиски распятия.
        Энтони глубоко вздохнул:
        — Теперь он или они, возможно, уже в Инсбруке.
        — Хотела бы я знать, кто это,  — прошептала Стефани,  — и как они обнаружили…
        Резко поднявшись на ноги, Энтони подошел к телефону и стал звонить. Он говорил по-французски, и она не поняла о чем. Когда он повесил трубку, то выглядел удовлетворенным.
        Взглянув на Стефани, он коротко сказал:
        — Вы готовы ехать?
        Она кивнула.
        — Я нанял самолет.

        Он действительно нанял самолет. Он был прав, говоря, что ей не найти лучшего союзника, чем он.
        Когда самолет поднялся в воздух, она сказала первое, что пришло ей в голову:
        — Таможенные чиновники в Орли, без сомнения, знают вас.
        — Как и большинство таможенников в Европе.
        Он отстегнул ремень и подошел к бару в передней части самолета.
        — Хотите что-либо выпить? Здесь множество фруктовых соков.
        — Апельсиновый, пожалуйста.
        Она наблюдала за ним, думая о его лаконичном ответе. В последние десять лет она слышала или читала об удивительных находках, сделанных Энтони, его столкновениях с дельцами черного рынка и сделках с другими коллекционерами по поводу различных редкостей и произведений искусства. Таможенные чиновники во всем мире, вероятно, знали его в лицо, и большинство из них, судя по отношению французов, без сомнения, уважали.
        Энтони вручил ей стакан с соком и сел рядом. Она пила маленькими глотками, а затем вернулась к прерванной теме разговора.
        — Таможенники в Орли были очень дружелюбны. Они все такие?
        Энтони повернулся к ней, его рука лежала на спинке сиденья в опасной близости от ее плеча.
        — Нет, не все. Большинство из них доверяет мне. Они знают меня много лет и могут быть уверены, что я не везу контрабанду и не пытаюсь вывезти что-либо незаконно из страны.
        Он не мог оторвать от нее глаз. Она больше не была бледной, как прошлой ночью, ее серые глаза были ясными, взгляд твердым, и Энтони захотелось прикоснуться к ней. Она, казалось, не отдавала себе отчета в том, какое действие оказывала на него. И, несмотря на ее мгновенный страстный отклик прошлой ночью, если она и чувствовала сейчас побуждение броситься в его объятия, то умело скрывала это. Расстроенный, он мысленно одернул себя  — уж не теряет ли он на самом деле рассудок?
        Она продолжала беседу в той же непринужденной манере.
        — Вы не одобряете черный рынок, не так ли?
        Он вынудил себя сосредоточиться.
        — Когда речь идет о предметах искусства, нет.
        С любопытством взглянув на него, она спросила:
        — Я слышала, вы попадали в самые дикие местности. И поскольку вы свободно въезжаете и выезжаете из некоторых стран, не было ли у вас когда-либо искушения…
        — У меня хорошая репутация, и не имело смысла портить ее. Но несколько раз в прошлом я помогал при транспортировке медикаментов. Никакого оружия и ничего такого, что тамошнее правительство могло бы рассматривать как контрабанду.
        Это не удивило Стефани, хотя она подумала, что это поразило бы некоторых людей, знавших его. У нее было ощущение, что даже те, кто считали, что знают его хорошо, на самом деле не подозревали, чем он занимался.
        Слегка улыбнувшись, она сказала:
        — И совсем не нервничали при этом?
        — Очень нервничал.
        Он ответил ей улыбкой на улыбку.
        — Вы рисковали, вас могли бросить в какую-нибудь тюрьму на всю оставшуюся жизнь.
        — Такая возможность заставила меня пережить несколько неприятных моментов,  — признался он, продолжая улыбаться.  — Но было и чувство триумфа, когда это удалось. Подумайте о поисках Джеймсом распятия. Труд всей жизни и многократные разочарования, но он бы не отказался от этого ни за что на свете.
        Снова распятие, подумала Стефани.
        — Вы тратите столько времени и энергии, не говоря уже о деньгах, чтобы мы добрались до нужного места как можно быстрее.  — Она пыталась придерживаться выбранного ей легкого тона.
        — Это вас беспокоит?  — спросил Энтони.
        Да, все это ее беспокоило, но она старалась не думать об этом. Теперь у нее не было выбора.
        — Мне не нравится быть должницей. Даже ради папы…
        — Стефани, речь не идет о долге.
        Его голос заметно погрубел.
        — И я не заставлю за это платить, если вы об этом думаете.
        У нее появилось почти болезненное побуждение извиниться, но она не могла подобрать нужные слова. Вместо этого, глядя на содержимое стакана так, как будто в нем находились все ответы на секреты Вселенной, она сказала:
        — Вы, правда, делаете это ради папы?
        Энтони взял из ее рук стакан и поставил на столик. Затем его длинные пальцы нежно, но твердо приподняли ее лицо, что заставило Стефани взглянуть на него.
        — Я хочу, чтобы Джеймс увидел распятие.
        Его голос был низким, немного хриплым, выражение лица  — сосредоточенным.
        — Но если бы вы так чертовски не хотели найти его, меня бы здесь не было.
        — Вы сказали…
        — Я знаю, что я сказал. Я думал, вы будете против, если поймете, что я хочу помочь именно вам, или же увидите в моем стремлении только плохие намерения. Поэтому я и сказал, что это ради Джеймса.
        Стефани пристально посмотрела в его глаза, все еще сомневаясь, но сердце ее забилось быстрее, все ее чувства ожили. У нее мелькнула мысль, что они подошли в некотором роде к поворотному пункту в отношениях. Он сказал, что был с ней не ради ее отца, а ради нее самой. И ей было решать, поверить ли ему или нет.
        — Тогда как я узнаю, что долга не будет?  — прошептала она.
        Его глаза были цвета дымчатого топаза, и из них исходил жар, янтарный жар, от которого что-то таяло внутри нее.
        — Речь идет не о долге, Стефани. Я хочу быть с вами. Неужели в это так трудно поверить? Просто хочу быть с вами.
        Ей нелегко было согласиться с ним, но его настойчивость и ее собственное молчаливое томление сделали для нее невозможным высказать это. Она должна была поверить ему, и, если это было ошибкой и ей придется заплатить за доверие, она заплатит.
        — Я догадываюсь, мне придется поверить,  — прошептала она.  — Но… вы сбиваете меня с толку.
        — Разве?
        Он снова улыбался, и его руки легли ей на шею, большой палец стал медленно гладить ее щеку.
        Она вздрогнула от его прикосновения, но эта легкая ласка заставила ее закрыть глаза и чуть ли не замурлыкать от удовольствия. Было почти невозможно собраться с мыслями, но она попыталась.
        — Прошлой ночью…
        — Прошлой ночью вы были утомлены,  — прошептал он,  — и не доверяли мне. А я хочу, чтобы вы мне верили. Хочу, чтобы вы поверили в то, что мы созданы друг для друга.
        Его низкий голос оказывал на нее почти гипнотическое воздействие и был таким же чувственно волнующим, как и его прикосновение. И Стефани подумала, не похоже ли ее нынешнее состояние на ощущения тонущего человека. Но то, во что она погружалась, было бархатное и теплое, и у нее не было абсолютно никакого желания спасаться. Когда его настойчивые губы прикоснулись к ней, она ощутила, как ее захлестнула волна чистого чувственного блаженства. Он был настолько нежен и требователен одновременно, что вызвал у нее теперь уже знакомый, но все еще удивительный взрыв желания, подобно электрическому разряду, пронзившему ее тело, и ее руки поднялись, чтобы обвить его шею.
        Он прижимал ее к себе так сильно, как только это было возможно, но и этого казалось ей недостаточно. Пристяжной ремень мешал ей, и ноющая пустота внутри нее казалась мучительной. Она чувствовала, что его руки, как огнем, обжигают ее сквозь свитер, ощущала его мускулистую грудь. Его густые волосы в ее пальцах были, как шелк.
        Он целовал ее, как если бы умирал от жажды по ней, сила его страсти ошеломляла, и это неистовое желание пробудило в ней ответное чувство, которое она никогда не испытывала прежде. Стефани и вообразить не могла ничего подобного, сила ее ощущений была такова, что если бы она могла сказать что-либо, то сказала бы «да», потому что хотела его каждым нервом своего тела.
        Наконец он оторвался от нее с явной неохотой, хрипло бормоча ее имя, но тут она услышала скрипучий голос, объявлявший, что они приближаются к аэропорту. Смысл слов дошел до ее сознания, но она могла только смотреть на напряженное лицо Энтони с беспомощным страстным желанием.
        Он снова поцеловал ее, на этот раз быстро, и нежно взял ее руки в свои. Его потемневшие глаза были прикованы к ее лицу.
        — Если бы мы не были на высоте двадцати тысяч футов… я бы на этот раз не остановился. Я ждал двенадцать лет. И не думаю, что смогу ждать дольше.
        Двенадцать лет? Ее поразила цифра. Все ее тело было наполнено пульсирующей болью, и она не пыталась скрыть то, что чувствовала.
        — Я не хочу ждать,  — прошептала она.
        Его глаза загорелись ярче, в них словно внезапно вспыхнуло пламя.
        — Не говорите так, если не убеждены в этом.
        Его голос стал еще более хриплым, он задыхался.
        К своему удивлению, Стефани успокоилась. Она была полна предвкушения будущего блаженства. Она принадлежала ему, бороться против этого было все равно, что выступать против сил природы, она никогда бы не выиграла битву.
        — Я не хочу ждать,  — повторила она упрямо.
        Энтони наклонился, чтобы снова поцеловать ее, жар его губ опалил ее. Затем подняв голову, он пробормотал:
        — Черт побери! Придется потратить несколько часов, пока мы выясним все необходимое, и надо это сделать сегодня.
        Она медленно улыбнулась, понимая, с какой неохотой он говорит это.
        — Распятие  — прежде всего. Вы сами так сказали.
        Его рот скривился.
        — Я и так принудил вас сделать ужасную глупость. Не хочу допускать другую ошибку.
        — Энтони, не ваша вина, если кто-то добрался сюда раньше нас. Я не могла просить вас о помощи не потому, что вы что-то сказали или сделали, а из-за того, что сделала я. Десять лет назад.
        — Мы еще поговорим об этом,  — сказал он, его руки крепче сжали ее.
        Стефани кивнула, затем отвела глаза в сторону.
        — Да, но не сейчас.
        Ему не понравилось то, как она посмотрела в сторону, и настороженность, внезапно появившаяся в ее глазах. Она не отдалялась от него, но между ними возник^:^ барьер, которого не было несколько минут назад. Это обеспокоило его. Он был теперь убежден, что ее слова и ее ответное чувство были искренними. Почему же она не смеет сказать ему о причинах, по которым вышла замуж за другого? Были ли эти причины так болезненны, что даже сейчас она не могла вынести упоминания о них?

        В аэропорту Энтони взял такси и сказал шоферу, куда их везти,  — его немецкий язык был таким же беглым, как и французский. Стефани он объяснил, что выбрал гостиницу поближе к горам, где они надеются отыскать распятие.
        — Вы были здесь раньше?  — спросила она.
        — Несколько раз. У меня, по меньшей мере, могут быть здесь два источника информации.
        — Инсбрук  — большой город,  — прокомментировала она, глядя в окно такси.
        — Да, но круг людей, интересующихся предметами древности, относительно невелик, даже в мировом масштабе. Большинство из нас знает друг друга по имени или в лицо. Кроме того, любой желающий отыскать что-либо в горах, включая нас, нуждается в определенных припасах и экипировке, которые не нужны простым туристам, и это будет сигналом для людей определенного сорта, которые сразу сообразят, в чем дело.
        Стефани крайне удивилась.
        — Вы имеете в виду, что если бы я приехала сюда одна и, не задав ни одного вопроса кому-либо, наняла бы лошадь и купила все необходимое, то…
        — По меньшей мере, двое из известных мне здесь людей узнали бы об этом в течение часа. И как только было бы упомянуто ваше имя  — что произошло бы достаточно быстро,  — дюжина или около того людей во всей Европе догадались бы о ваших намерениях.
        — Я и не знала, что так много людей знают об одержимости папы,  — изумленно промямлила она.
        — Он не делал из этого секрета в течение последних пятидесяти лет,  — напомнил ей Энтони.  — Даже те коллекционеры, которые не верили в существование распятия, были бы заинтересованы. Чем призрачнее надежда на существование какого-либо предмета, тем больше его стоимость для знатоков.
        Стефани больше ничего не сказала, потому что они подъехали к гостинице. Это было прекрасное старое здание в стиле Возрождения, овеянное духом Старого Света, которое мгновенно очаровало ее.
        — Я заказал номер,  — сказал он с хрипотцой в голосе,  — наши вещи отнесут туда.
        Она кивнула, затем указала на маленький прилавок с сувенирами в холле.
        — Я посмотрю, есть ли у них путеводитель и подробная карта местности.
        Он с неохотой отпустил ее руку, преследуемый страхом, что, если он не будет держать ее, она исчезнет из его жизни. Это был понятный ему страх, основанный на прошлых ошибках. Но боязнь потерять ее стала такой сильной, что становилась похожей на предчувствие грозящей им опасности.
        Через минуту к Энтони вернулось его хладнокровие. Предчувствие? Или годы опыта предупреждают его? Кто-то вломился в дом Стефани и украл записки ее отца. Это указывало как на спешку, так и на презрение к закону, не говоря уже о неразборчивости в средствах. Что, если поиски распятия приведут к какому-либо столкновению? Закончится ли призрачная история реликвии, как и многие другие, актом насилия и смерти?
        Опасность была не только умозрительной, признался себе Энтони, ее следовало ожидать наяву. Он знал, что надо быть готовым ко всему.
        Ко всему, за исключением потери Стефани.
        Внезапно легкая дрожь пробежала по его телу. Он был хорошо известен коллекционерам и дельцам черного рынка. Случайно ли кража произошла сразу же после того, как он снова появился в жизни Стефани?

        7

        Сначала Энтони повел ее пообедать, а затем они прошлись пешком по городу.
        Стефани была настолько очарована готическими зданиями в старой части города, что не сразу поняла, что Энтони уже начал собирать информацию о распятии и их соперниках. По дороге он не только знакомил ее то с одной, то с другой достопримечательностью, но и успел также переговорить кое с кем.
        — Вы сказали, что у вас здесь всего лишь пара контактов,  — заметила она, когда они стояли перед зданием музея, которое было раньше герцогским дворцом.
        Энтони быстро ответил:
        — Они направили меня к другим людям.
        — Что вы обнаружили?
        — Пока ничего. Ответы на мои вопросы я получу завтра.
        — Я читала множество детективных романов и ожидала, что ваши знакомые окажутся темными личностями. Последний же мужчина, с которым вы говорили, был похож на обычного уличного торговца.
        — Он и есть обычный уличный торговец. Люди, работающие на улицах, знают многое из того, что происходит вокруг них. Кроме того, зять этого человека держит конюшню, где можно нанять лошадей для поездки в горы.
        Это было похоже на сеть, подумала она, паутину связей между людьми, каждый из которых обладал определенной информацией. Энтони явно был своим в этом мире.
        — Таким образом вы работаете?  — спросила она с любопытством.  — Задаете вопросы до тех пор, пока они не распространятся, как рябь по воде?
        — Хорошее сравнение,  — ответил он.  — Я поступаю так не всегда. Но если попадаю в ситуацию, в которой больше вопросов, чем ответов, подобный метод работы является эффективным. Люди, к которым я обращаюсь, могут не знать что-либо полезное для меня, но они направят меня к тем, кто поможет.
        — Почему они помогают вам? Из-за денег?
        — Иногда, но чаще они оказывают мне ответную услугу, это более ценно, чем деньги.
        Стефани думала об этом, пока они неторопливо бродили по городу. Продолжая показывать ей памятные места, он переговорил еще с тремя людьми в такой же небрежной манере, что и раньше. Насколько она могла сообразить, не зная немецкого, двое дали отрицательные ответы, а один, казалось, сомневался.
        Она не попросила Энтони подтвердить ее впечатления, потому что, хотя и неохотно, призналась себе, что отныне доверяет ему.
        Он был в родной стихии, и она могла признать это теперь, не умаляя свои достоинства. Она больше не чувствовала себя неуверенной, не испытывала благоговейного страха по отношению к нему. Она уважала его знания и способности и находила их достойными восхищения, а не пугающими.
        Насколько по-разному воспринимаешь все через десять лет.
        Было и еще кое-что: Стефани отчаянно влюбилась в Энтони, как это бывает у подростков, затем, охваченная сильнейшей паникой, сбежала от него спустя два года и поняла, едва он снова появился в ее жизни несколько дней назад, что все это время подсознательно ждала, когда он предъявит претензии на то, что принадлежало ему.
        Хотя она и не спросила его, но была уверена, что на этот раз их ждет номер с одной спальней. С момента ее приезда в Париж он взял на себя руководство их действиями, и после того, что произошло в самолете, у нее не было сомнений в том, что сегодня вечером он будет в ее постели.
        Было трудно думать о чем-либо, кроме предстоящей ночи, хотя она и старалась. Одна ее часть была наполнена ожиданием, которого она никогда не знала раньше, сердце у нее билось неровно, дыхание замирало при воспоминаниях об их недавних поцелуях и объятиях. Но каждый раз, когда она взглядывала на высокого мужчину рядом с собой, ее охватывала тревога.
        Она не знала, каковы намерения Энтони: залечить старые раны, избавиться от воспоминаний о ней или же положить начало каким-то новым отношениям между ними?
        Стефани никогда особо не ценила Льюиса или брак с ним, развод принес ей боль только в том плане, что она поняла, какой дурой была, согласившись выйти за него замуж. Но ей никогда не удастся сказать Энтони «прощай» так же безболезненно, как Харди, она хорошо это знала.
        — Устала?  — спросил Энтони.
        Она взглянула на него и, заметив заботу в его глазах, немедленно забыла то, о чем думала.
        — Не гляди на меня так,  — прошептал он.  — Мы на людях.
        Это оказалось до нелепости трудно. Теперь он держал ее за руку. Ей нравилось это.
        — Я не устала,  — наконец выдавила Стефани.
        Он глубоко вздохнул, с видимым усилием оторвал от нее свой взгляд и сказал:
        — Вечереет. Я знаю хороший ресторан рядом с гостиницей. Почему бы нам не перекусить там?
        Еще недавно его почти бесстрастный голос заставил бы ее поверить в его безразличие, непроницаемость красивого лица заставила бы нервничать. Теперь она понимала, что то, что она видела и слышала, было проявлением контроля над эмоциями, которые обуревали его.
        Каким любовником он будет? Нежным? Грубым и настойчивым? Порывистым или медлительным? Внимательным или эгоистичным? Она знала, что он должен был быть искусным в любви. С тех пор как он повзрослел, женщины гонялись за ним, и последние десять лет в свете циркулировало множество историй о прекрасных дамах, которые устремлялись за ним в разные уголки мира.
        Стефани внезапно возненавидела всех этих женщин. Возникшее чувство было таким сильным и примитивным, так жгло ее изнутри, что она едва могла это выносить. Ревность. То, что она испытывала, было ревностью к каждой женщине, которую он держал в своих объятиях.
        Он, должно быть, почувствовал напряжение в ее взгляде, потому что голос его изменился, и он прошептал:
        — Стефани, что с тобой?
        Она тряхнула головой, отгоняя мысли.
        — Все прекрасно. Давай поужинаем.
        Ужин был замечательный, хотя прошел в молчании. Затем они покинули ресторан и так же молча дошли до гостиницы. В холле Энтони остановился и вручил ей ключ.
        — Номер на втором этаже,  — сказал он.
        Стефани посмотрела на ключ, потом на него.
        — Звучит как «увидимся позже»,  — заметила она немного сухо.
        С неохотой в голосе он сказал:
        — К несчастью, так оно и есть. Мне необходимо встретиться еще с несколькими людьми, которые могут помочь нам, но они будут говорить только со мной одним. Я вернусь через несколько часов.
        — Понимаю,  — пробормотала она.
        Энтони провел рукой по ее щеке.
        — Я не хочу уходить,  — сказал он немного грубовато.
        Сбитая с толку силой своего разочарования, Стефани, сделав над собой усилие, посмотрела ему в глаза, немного успокоилась и даже улыбнулась в ответ.
        — Я это также понимаю,  — мягко сказала она.
        Он наклонил голову и коротко поцеловал ее.
        — Когда все будет позади, и мы покажем распятие Джеймсу,  — сказал он,  — я увезу тебя в Уэльс.
        — Уэльс? А что в Уэльсе?
        — Замок. Со рвом и подъемным мостом. Он выдерживал нападения завоевателей несколько столетий назад. Там достаточно уединенно, и мы вдвоем отдохнем там немного, никуда не торопясь.
        Он снова ее поцеловал так же коротко, как и до этого.
        — Окажи мне любезность и оставайся в номере, пока меня не будет, хорошо?
        — Хорошо,  — удивленно согласилась она.
        Только некоторое время спустя, уже в номере, она поняла, почему он так говорил.
        Он предупреждал ее не однажды, что, отправившись за распятием, она вступила в опасный мир, где действуют свои правила и ставки достаточно высоки, вплоть до насилия.
        Она теперь поняла, что весь день он был необыкновенно насторожен. Вот почему она чувствовала в нем некоторую рассеянность, и он на улице ни на шаг не отпускал ее от себя.
        Стефани не знала: ожидал ли он неприятностей или просто проявлял бдительность, но было ясно, что Энтони был готов ко всему, что бы ни случилось.
        Она вошла в спальню и включила свет. Королевских размеров постель была уже приготовлена к ночи, покрывала приглашающе откинуты. При виде этого у нее сладостно и одновременно тревожно заныло сердце.
        Раздался телефонный звонок, звонили Энтони. Она записала сообщение и положила его на ночной столик. Кто-то по имени Гаррет сказал, что если они будут нужны Энтони, то они в Мадриде. Они? Кто ни? Друзья или по крайней мере союзники, так это звучало.
        Сидя на краю постели, она позвонила Томасу. Своим невыразительным, как всегда, голосом он сообщил, что ее отец чувствует себя нормально и беспокоится о каком-то журнале, который надо было бы увидеть Стефани.
        — Томас, не волнуя папу, попытайтесь выяснить, что он имеет в виду, хорошо? Если есть какой-то журнал, попытайтесь найти его.
        — Я посмотрю, что смогу сделать.
        — Спасибо.
        Томас был кладезем информации, особенно когда речь шла о людях, с которыми Джеймс Стирлинг общался в течение своей жизни, и Стефани решила, слегка поколебавшись, спросить:
        — Томас? У Энтони есть замок?
        После минутного молчания раздался спокойный голос дворецкого:
        — В Уэльсе, я полагаю.
        — О!
        Что еще она могла сказать в ответ. Как бы она реагировала в восемнадцать лет, обнаружив, что у ее принца есть самый настоящий замок? Господи, Боже мой…
        — Я просто полюбопытствовала. Постараюсь позвонить завтра, но большую часть дня мы проведем в горах, поэтому не беспокойтесь, если не услышите меня.
        — Будьте осторожны.
        В ее смехе была легкая дрожь.
        — Энтони охраняет меня. До свидания, Томас.
        Она приняла душ, вымыла и высушила волосы, затем надела шелковую лавандового цвета ночную рубашку и пеньюар. Потом заказала фруктовый сок и села перед телевизором.
        Где-то около девяти она обнаружила, что внимательно смотрит на свои руки. Ее ногти были длинными и превосходно отполированными. Она тщательно ухаживала за ними, несмотря на грубую работу с лошадьми. У ее матери были прекрасные руки. Но Энтони, как она сейчас вспомнила, сказал в первый вечер, что ее руки никогда не знали никакой работы.
        Нахмурившись, она решительно достала маникюрный набор и коротко остригла ногти. Вероятно, завтра ей придется копать землю лопатой или делать что-либо подобное, и длинные ногти будут ей помехой. Безусловно, она сделала это не из-за слов Энтони!
        Время шло, и ее начала мучить неопределенность. Где Энтони? Все ли с ним в порядке? Она бросила его десять лет назад, почему она решила, что сможет приручить его снова? Он был таким жестоким и бессердечным в первый вечер, человек не может столь сильно измениться за такое короткое время. Удовлетворит ли она его как любовница? Стефани нервничала, теряя контроль над собой. Она влюбилась в него снова, несмотря на то, что натворила десять лет тому назад.

        Когда Энтони вошел и закрыл за собой дверь, первое, что он увидел, заставило его забыть обо всем, кроме нее. Она повернулась в его сторону, пышные оборки ее пеньюара обвились вокруг тела, шелковый материал переливался при движении. Черные волосы рассыпались по плечам, а ее широко открытые серые глаза смотрели на него с сильным смущением, которое он мог так же хорошо чувствовать, как и видеть.
        Она судорожно вздохнула.
        — Вы обнаружили что-нибудь?
        — Нет, но есть верный шанс, что мы узнаем что-то утром.
        Стефани подошла к окну.
        — Я позвонила домой. Томас сказал, что отец упоминает о каком-то журнале.  — Она попыталась унять дрожь в голосе.  — Не знаю, важно ли это, но Томас пообещал попытаться выяснить все у папы.
        — Стефани.
        Она почувствовала еще большее напряжение, граничащее с паникой. Она оказалась не готова, она никогда не сумеет приручить его, он был слишком значительной личностью. Слова замерли у нее в горле, когда Она обнаружила, как близко от нее он находится и что ей некуда отступать.
        Энтони не дал ей опомниться  — сжал в объятиях, наклонил голову и прижался своими губами к ее губам. Поцелуй подействовал на нее, как ожог.
        Она слабо запротестовала, но когда он слегка отстранился, неохотно открыла глаза. Она принадлежала ему.
        — Я оставлял тебя одну слишком долго,  — прошептал он.
        Одна его рука легла ей на спину, чтобы прижать ее еще теснее. Топазовый жар в его глазах усилился, на подбородке нервно дернулся мускул.
        — Может быть, это и была ошибка, которую я сделал раньше.
        — Ошибка?
        Она едва могла соображать от возбуждения.
        — Мне нужно было бы игнорировать правила.
        Его губы скользнули по ее лицу, и, когда ее голова беспомощно откинулась назад, он начал целовать нежную кожу ее шеи.
        — Мне не следовало давать тебе время думать.
        Стефани не хотела думать, она хотела только чувствовать. Ее тело пылало, сердце билось как сумасшедшее, казалось, она не сможет дышать.
        Энтони издал хриплый стон и снова поцеловал ее, сила его желания была очевидна. Она ухватилась за него не в состоянии держаться на ногах.
        Продолжая целовать ее, он нежно разжал судорожную хватку ее рук и понес в спальню. Она едва сознавала, что происходит. Пеньюар был сброшен на пол. Ее руки цеплялись за него, пока он лихорадочно стаскивал с себя свитер.
        Под свитером не было рубашки, и, когда ее руки наткнулись на его обнаженную кожу, она застонала от удовольствия. Ее ищущие пальцы впились в твердые мускулы его спины, его тело было гладким и горячим, и ей нравилось, как он реагирует на ее прикосновения. И то, как он сам ласкает ее. Она чувствовала, как его губы двигаются вниз по ее шее, чувствовала его искусный язык на своей коже.
        — Так приятно касаться тебя,  — хрипло бормотал он, пока его сильные пальцы терзали сквозь нежный шелк ее упругую плоть.
        Стефани уперлась ладонями ему в грудь. В отличие от большинства блондинов золотистые волоски покрывали эту широкую грудь, они были густыми и такими мягкими на ощупь, что вызывали у нее эротические ощущения. Ее собственные груди набухли, соски затвердели, и Стефани внезапно охватило дикое желание сбросить ночную рубашку и прижаться к нему.
        Затем она ощутила настойчивые руки на своих обнаженных ягодицах, кожа ладоней была слегка грубой, и взрыв чувственного удовольствия заставил ее задохнуться. Она не могла больше вынести: ощущения были такими острыми, что походили на горько-сладкую боль.
        Он поднял голову и посмотрел на нее, ласковые руки все еще скользили по ее атласной коже. Он жаждал ее так сильно, что медленные ласки были пыткой для него, но это была пытка, которую ему необходимо было вытерпеть. Десять лет она преследовала его в снах, воспоминания о ней хранились где-то в подсознании, потому что, проснувшись, он был слишком ожесточен, чтобы признать их, и прикосновение к ней было ему так же необходимо, как каждый удар собственного сердца.
        Она была здесь, в его объятиях, ее серые с поволокой глаза были полуприкрыты в истоме, прелестное лицо смягчилось, она хотела его, и реальность была сладостнее сна. Он хотел продлить это состояние независимо от того, чего это ему стоило. Он хотел исследовать все ее тело, насытиться им. Более того, он хотел доставить удовольствие ей и выковать узы, которые связали бы их навеки до того, как наступит утро и всевозможные проблемы ворвутся в их жизнь.
        — Я так хочу тебя,  — сказал он задыхаясь.
        — Да,  — прошептала она, ее глаза были устремлены на него.  — Пожалуйста.
        Он снова и снова целовал ее губы, чувствуя, как ее руки беспрестанно двигаются по его груди. И когда она в очередной раз со слепой страстью ответила на его поцелуй, желание, горячее и всепоглощающее, стремительно возникло внутри него. Что хотел его ум, того не могло выдержать его тело.
        Он сорвал с нее ночную рубашку и отшвырнул в сторону, затем поднял ее одним движением и положил на постель. С неохотой прекратив ласкать ее, он быстро сбросил с себя остатки одежды, не в силах оторвать глаз от нее. Она была ослепительно прекрасной, с превосходной фигурой, ее груди были удивительно округлыми и твердыми, талия тонкой, бедра изогнутыми. Он всегда думал, как она хороша одетая, но обнаженная она была великолепна. Ее черные волосы рассыпались по подушке блестящим темным облаком вокруг ее лица, она глядела на него бездонными серыми глазами, в которых, он знал, может утонуть. Обнаженный, он медленно опустился рядом с ней, пытаясь овладеть собой. Его желание граничило с неистовством, и хрупкость ее тела живо напоминала ему, как легко он может причинить ей боль. Он поцеловал ее долгим поцелуем, наслаждаясь сладостью ее рта, и ее руки обвились вокруг его шеи.
        Когда его губы оставили ее, она издала слабый звук. Этот звук был подобен нежному горловому мурлыканью от наслаждения. Он оперся на локоть, его губы обрушились на нежную кожу ее лица, шеи, затем спустились ниже, к груди. Он медленно обхватил одну ее набухшую грудь, ритмично поглаживал ее сосок большим пальцем руки, в то время как его губы сомкнулись над другим.
        Стефани задохнулась и вздрогнула. Она подумала, что достигла того чувственного предела, какой может вынести. Горячее, сладостное напряжение мучительно охватило ее. Когда же его рука двинулась вниз по ее трепещущему животу и его пальцы начали нежное исследование между ее ног, она снова вздрогнула и застонала. Кровь запульсировала во всем теле при его прикосновении, и она ощутила, как внутри нее опять возникает паническое чувство.
        — Энтони… я не могу…
        Он поднял голову, его горящие глаза пристально смотрели на нее, и в них она увидела его обнаженную душу  — в это мгновение она поняла, что Энтони способен на глубокие чувства, о которых она не подозревала.
        — Пожалуйста,  — прошептала она, смутно подозревая, что умоляет не только окончить эту медленную пытку, но о чем-то гораздо более неуловимом.
        Не переставая целовать ее, он перемещал свой вес до тех пор, пока не оказался на ней. Его мощное тело было больше, крепче и сильнее ее, и его лихорадочное желание было примитивным мужским требованием, которое повелительно взывало к ее женскому естеству. Она не могла ему ни в чем отказать. Ее глаза не отрывались от него, и дыхание замерло в груди, пока ее тело медленно принимало его. Это мгновение показалось ей вечностью, и на какой-то миг ее женское начало было шокировано вторжением. Но затем, слившись с ней, он, казалось, стал ее частью, заполнил пустоту, о которой она не подозревала, и заставил ее почувствовать в первый раз в жизни блаженное совершенство соединения с другим существом.
        Одинокая слезинка выскользнула из уголка ее глаза, и она судорожно вздохнула, ощутив, как он пульсирует глубоко внутри нее, и снова желание бешено закружилось в ней. Его глаза горели, его рот был твердым и властным. Он был тяжелым, чудесно тяжелым. Затем он начал двигаться.
        «Я люблю тебя». Она не произнесла эти слова вслух, по крайней мере, не думала, что произнесла, но она слышала, как они звучат в ее голове, пока тело полностью вышло из-под ее власти. У нее не осталось четких воспоминаний от их первого соития, за исключением шокирующей уверенности в том, что ее влечение к нему настолько всеохватывающе, что ничего уже не имеет никакого значения для нее.
        Она была по-девичьи неопытной в искусстве давать и получать наслаждение, но с Энтони то ли ее инстинкты, то ли ее любовь к нему делали эти знания ненужными. Ее тело само отвечало ему, и она была не в состоянии контролировать или умерить свое неистовое желание. Когда он заявил свои права на нее, его собственная неистовая жажда обладания в некоторой степени высвободила ее чувства. Она едва слышала издаваемые им стоны и осознавала, как ее тело извивается под ним. Она ощущала лишь безумное напряжение, бешеное стремление достичь чего-то недостижимого. Она не чувствовала, что плачет, отчаянно жмется к нему и умоляет его голосом, который сама не признала бы за свой собственный.
        Наконец напряжение стало непереносимым и окончилось взрывом, от которого пошли многочисленные волны пульсирующего экстаза. Жар омыл и поглотил ее.

        8

        — Ты плакала?  — спросил он.
        Стефани почувствовала, что он приподнялся на локтях и смотрит на нее, но не открыла глаз. Ее руки все еще обвивали его шею, ноги были переплетены с его. Она чувствовала себя истощенной, почти бестелесной и не знала, сможет ли посмотреть ему в глаза. Она теряла голову в его объятиях, и это приводило ее в замешательство. Даже больше того, пугало. Никогда ничего подобного не происходило с ней раньше, и она боялась, не сделала ли она что-то неправильно. Даже несмотря на то что ощущения ее были изумительно чудесными…
        — Милая, я не сделал тебе больно?
        Тогда она взглянула на него, пораженная как вопросом, так и взволнованным тоном его низкого голоса. Она не знала, что его глаза могут быть такими нежными. Сердце у нее замерло, и она должна была прочистить горло, прежде чем сказать:
        — Нет, ты не причинил мне боли.
        Он откинул прядь волос с ее виска и ласково погладил там ее нежную кожу.
        — Ты плакала,  — сказал он снова.
        Если бы она только плакала, подумала Стефани. Она не помнила, сколько раз умоляла его, но краска бросилась ей в лицо, и она отвела глаза.
        — Я не знала, что мои чувства проявятся таким образом,  — должна была признаться она, чтобы успокоить его.  — Должно быть, поэтому я и плакала.
        Энтони, казалось, колебался, на его лице промелькнуло выражение нерешительности. Затем он нежно поцеловал ее.
        — Я знаю, о чем ты думала, когда я вернулся, но я не мог ждать. Ведь я уже так долго ждал. Даже теперь… я не хочу оставлять тебя.
        Она сфокусировала взгляд на его подбородке, не в состоянии посмотреть ему в глаза. Свет лампы был ярким, и они лежали поверх покрывала, их обнаженные тела были переплетены. Она не испытывала физического дискомфорта, но… воспоминания о недавних диких мольбах и неистовой пылкой страсти совершенно смутили ее.
        Ее собственное поведение было для нее тем более ошеломляющим, что оно невероятно отличалось от того, что было у нее с Льюисом. Он был одержим ею в течение первых месяцев их брака, он был нежен с ней и стремился доставить как можно больше удовольствия, даже если первым достигал чувственного удовлетворения. Но с Льюисом она никогда не теряла над собой контроль и никогда не испытывала в постели чего-то большего, чем слабое удовольствие. На этот раз ощущения были такими острыми, что граничили с безумием. Она отдавалась ему, как по требованию древнего инстинкта, всецело и с необыкновенной пылкостью. Правда, она любила Энтони так, как никого до сих пор, и Льюиса в том числе. Но осознание этого не уменьшало ее беспокойства. Безумная несдержанность заставляла ее чувствовать себя крайне беспомощной.
        Нежные руки ласково легли на ее лицо. Она задержала дыхание и посмотрела в глаза Энтони.
        Они слегка сузились и были так затуманены, что она не могла догадаться, о чем он думает.
        И когда Энтони заговорил, его голос был низким, почти грубым, каким-то требовательным:
        — Ты пытаешься спрятаться от меня. Яне позволю тебе этого, Стефани. Что случилось? Что не так?
        Она не хотела отвечать, но отказывать ему в чем-либо было свыше ее сил, и она не могла даже отвести глаза в сторону, потому его взгляд не разрешал ей этого.
        — Я не могла… себя сдержать,  — прошептала она.
        Энтони видел, как горит от смущения ее лицо, а глаза полны беспокойства и неуверенности. Вот почему она казалась такой далекой от него, несмотря на их физическую близость, она переживала из-за интенсивности своего отклика.
        Он понял, что так оно и есть, и испытал чувство триумфа, зная теперь наверняка, что ни один другой мужчина не вызвал огня ее страсти. Но у него не было намерения позволить ей сдерживать себя. Он хотел уверить ее в том, что, что бы она ни чувствовала в его объятиях, что бы ни сказала или ни сделала, ничто не могло быть неправильным.
        Он поцеловал ее в уголок дрожащих губ, и по движению его тела она почувствовала его возобновившееся желание.
        — Ты знаешь, что ты со мной сделала?  — прошептал он.  — Ты свела меня с ума. Я люблю ощущения от прикосновения к твоему нежному и теплому телу и то, что наши тела так совершенно подходят друг другу. Я люблю твою страсть, твой неистовый, сладостный отклик на мои прикосновения.
        Стефани ощутила его губы на своей шее и закрыла глаза, пока изумительное наслаждение начало волной подниматься внутри нее. Ее дыхание участилось, она пришла в лихорадочное возбуждение и, забыв о своем утомлении, подняла ноги и обвила ими его бедра, ее руки безостановочно скользили по напряженным мускулам его спины и плеч.
        Он поднял голову, чтобы посмотреть на нее.
        — Взгляни на меня,  — прошептал он, когда ее глаза изумленно открылись.
        Его голос стал глуше и напряженнее, каждый нерв его тела кричал от удовольствия.
        — Той ночью в твоем доме… ты выглядела такой холодной, такой далекой. Бесчувственной. Это свело меня с ума. Я хотел увидеть тебя такой, как сейчас, обнаженной и горящей от страсти. Я хотел, чтобы ты сходила с ума, как схожу я, когда мои руки прикасаются к тебе. Ты такая прекрасная.
        Стефани слегка постанывала, ее тело инстинктивно извивалось под ним, ногти впивались ему в спину. Отчаянные мольбы и бессвязные звуки слетали с ее губ.
        Его руки гладили ее, пока ее разгоряченное тело обольщало его. Его голос побуждал ее к полной раскрепощенности, он хрипло бормотал откровенные сексуальные признания. Безостановочные движения Стефани свидетельствовали о страстном желании, которое невозможно было отрицать, и которому невозможно было сопротивляться.
        Энтони застонал и запустил свои пальцы в ее густые волосы, требовательно целуя ее, его размеренные ласковые движения сменились внезапно более сильными толчками. Он чувствовал, что готов взорваться, он ничего не осознавал, кроме все сокрушающего огня и женщины, обвившейся вокруг его напряженного тела, побуждающей его удовлетворить ее неистовое желание. Он входил в нее снова и снова, едва слыша ее нежные стоны и свои собственные хриплые вскрикивания. И если бы он знал, что завершение акта будет означать его собственную смерть, он не захотел  — не мог бы остановиться. Она снова плакала  — он почувствовал вкус ее слез, и завершение любовной схватки заставило его содрогнуться с такой силой, которая совершенно опустошила его. Последующие часы Стефани не думала ни о чем. Она уснула в его объятиях, даже не почувствовав, как он потом накрыл ее и выключил свет. Она проснулась в темноте, его руки и губы оживили ее тело, и она отдалась ему, даже не пытаясь противостоять. Если она не кричала вслух о своей любви, то это только потому, что она была убеждена, что он не хотел бы этого.

        Проснувшись во второй раз, Стефани еще до того, как открыла глаза, осознала, что она одна, и поняла, что, если он оставил ее, она не перенесет этого. Когда она все-таки открыла глаза, то увидела, что он стоит у окна. Его лицо было замкнутым, но Стефани теперь знала, что его замкнутость лишь маска. Он был обеспокоен чем-то, что заставило его подняться еще до рассвета. Живое воспоминание о нем как о любовнике глубоко запечатлелось в ее уме и теле. Он сказал, что она узнает, что значит быть порабощенной кем-то, теперь она это знала. Если такова была его цель, он мог чувствовать себя удовлетворенным, ее желание к нему было подобно гибельной страсти, неизлечимому безумию.
        Если он хотел обидеть ее, более подходящего случая не нашлось бы. Несколько слов или холодное «до свидания», и она была бы уничтожена.
        Не в силах притворяться, она села в постели, обняв ноги руками.
        Он не повернул головы, но догадался, что она не спит. Когда он заговорил, его голос был мягким.
        — Почему, Стефани?
        Она промолчала, не уверенная, что поняла вопрос.
        — Почему ты вышла за него замуж?
        На это было нелегко ответить, но, по крайней мере, это было не «до свидания». Она глубоко вздохнула.
        — Потому что боялась.
        Он повернул голову, его удивление было очевидным.
        — Боялась меня?
        — Тебя. Себя. Многого. Я думаю, что знала даже тогда…
        — Что?
        Она колебалась, она не могла заставить себя произнести: «Знала, что пропала, знала, что принадлежу тебе».
        Вместо этого она сказала другую часть правды:
        — Знала, что не могу сравниться с тобой. Что я… неровня тебе.
        — О чем ты говоришь?
        Он пересек комнату и присел на край постели.
        — Каким образом неровня?
        — Я притворялась не такой, какой была на самом деле. Притворялась уверенной в себе, сильной…
        — Стефани…
        Она прервала его.
        — Когда ты первый раз пришел в наш дом, мне было шестнадцать, а ты уже был широко известен. Папа и другие люди восторженно говорили о тебе, твоих исследованиях, твоих находках в опасных, экзотических местах, твоем необыкновенном инстинкте. Ты показался мне более значительным, чем сама жизнь. В тебе было все, что я хотела бы иметь сама. Элегантность. Уверенность в себе. Ум. Ты был всегда спокойный, сдержанный… Необыкновенный. Я никогда не смогла бы стать такой.
        — Поэтому ты и поступила так?
        — Частично, да. Я не знала, что ты увидел во мне. Не понимала ни тебя, ни себя, и это пугало меня.
        — А Харди?  — В голосе Энтони появилась резкая нота.  — Но почему именно он, Стефани?
        Она беспомощно тряхнула головой.
        — Тогда это казалось ясным. В нем не было сложности. Он весь был как на ладони, без секретов и загадок. Он казался мне более надежным.
        — Ты не любила его.
        Это был не вопрос, но, тем не менее, в его интонации слышалась вопросительная нота.
        — Нет, но я думала, что смогу научиться любить его. Он… ничего не ждал от меня, Энтони. Я не знала, что ты видишь во мне, и боялась, что ты не найдешь того, чего хочешь. А он хотел любить меня такой, какой я была, и я подумала, что лучше быть любимой без всяких сложностей.
        Он минуту помолчал, затем спросил ровным голосом:
        — Что случилось потом?
        — Если бы я была старше и умнее, то поняла бы, что такая любовь не может продолжаться долго и что мужчина, не обладающий глубиной чувств, способен лишь на мимолетные увлечения. Льюис был похож на ребенка с новой игрушкой. Он был увлечен мною, но не мог любить меня вечно. Он не мог любить меня даже долго.
        — Кто попросил о разводе?
        Она удивилась вопросу, но честно ответила на него.
        — Я. Я была не столько обижена, сколько унижена своей собственной глупостью, когда узнала о его неверности. Между нами не было крупных ссор, я просто сказала, что ухожу.
        — Он не оспорил развод?
        — Он едва заметил его, так был увлечен новой игрушкой, которую пытался увести у одного мужа. Это поглощало все его внимание.
        Она глубоко вздохнула, стараясь, чтобы ее голос был твердым.
        — Мне жаль, что я руководствовалась эгоистичными побуждениями. Но я не хотела обидеть тебя, Энтони. Я только боялась.
        После долгого молчания он сказал:
        — Ты боялась меня настолько, что не могла сказать мне ничего из этого.
        Беспокоясь, что он неправильно понимает ее, она сказала:
        — Я не только боялась тебя, я благоговела перед тобой, но не чувствовала, что близка тебе.
        — Тогда почему же, во имя Бога, ты сказала «да», когда я попросил тебя выйти за меня замуж?  — потребовал он с неожиданным напором.
        — Потому что была влюблена в тебя.
        — Что?!
        — Энтони, я не ожидала, что ты поймешь. Я и сама не понимаю. Я тогда была чертовски смущена твоим предложением. Я бредила тобой, как маленькая глупая девочка, в течение двух лет. Ты был героем моих мечтаний. Я понятия не имела, что ты хотел жениться на мне, до тех пор, пока ты не сказал этого. Потом я не знала, почему ты хотел меня.
        — Я сказал, что люблю тебя,  — ответил он грубо.
        — Да, но… я не поверила этому. Не могла, хотя и хотела. Ты был всегда такой спокойный, вежливый, внимательный. Иногда я ловила на себе твой взгляд, но ты казался бесстрастным. Мои же чувства были неистовыми, но я никогда не замечала ничего подобного в тебе.
        Он молчал.
        Стефани глубоко вздохнула.
        — Я сказала «да», потому что твое предложение было подобно осуществившейся мечте, и только позднее я начала сомневаться в реальности своей мечты. Я была уверена, что тебе нужна жена такая же уверенная в себе и искушенная в житейских делах, как ты, а я не была такой. Я думала, что одурачила тебя, что ты поверил, что я такая, какой притворяюсь. И мне было страшно вообразить, что будет, когда откроется правда.
        — Какая правда?  — потребовал Энтони почти резко.
        Она почувствовала вдруг сильную усталость, и комната показалась ей холоднее, чем несколько минут назад.
        — Я  — настоящая. Всегда смущенная, неуверенная, испуганная. Как женщина, я не могла равняться с таким мужчиной, как ты, и знала это.
        Он внезапно рванулся и схватил ее, и до того, как она могла сказать хоть слово, она обнаружила, что лежит на спине в постели, и Энтони склонился над ней.
        — Просто для справки,  — сказал он взволнованным голосом,  — я не из золота, Стефани. Я не принц из волшебной сказки, и я чертовски уверен в том, что не являюсь более значительным, чем сама жизнь. Я такой же мужчина, как и все.
        — Энтони…
        — Это ты была одурачена,  — продолжал он тем же взволнованным, безжалостным голосом.  — В том, что касалось меня и тебя. Маска, которую ты носила, была почти прозрачной  — любой видел сквозь нее, включая меня, робость, неуверенность, иногда страх. Но в тебе было что-то нежное, грациозное, ты была изысканно вежливой. Все видели также и это. Стефани, почему, ты думаешь, я обращался с тобой так бережно? Почему я разыгрывал из себя чертова джентльмена вместо того, чтобы схватить и унести тебя на плече, как мне хотелось. Если бы я считал тебя уверенной в себе светской женщиной, которую ты так старательно из себя разыгрывала, я бы женился на тебе сразу, едва ты встала со школьной скамьи, вместо того чтобы ждать более двух долгих лет, чтобы сделать тебе предложение.
        Пристально глядя на него, она могла лишь вымолвить:
        — Я не знала, что ты хотел жениться на мне еще тогда.
        — Я решил жениться на тебе в первый же раз, как увидел. Но ты была слишком юной, поэтому я ждал. Я старался быть терпеливым, не ошеломлять тебя. Ты была, как пугливая маленькая птичка, такая красивая и милая и такая хрупкая, что я почти боялся прикасаться к тебе.
        Она бессознательно подняла руку к его лицу, чувствуя его крайнее напряжение, и ее сердце забилось и заныло. Если его чувства были так сильны тогда, может быть, у нее есть шанс. Но он заговорил прежде, чем она смогла закончить свою мысль, и надежда ее умерла в безмолвной агонии внутри нее.
        — Когда Джеймс пригласил меня прийти к нему, я предчувствовал что-то недоброе,  — проговорил он, и голос его стал суровым, как и лицо.  — Я никогда не видел его таким расстроенным. Он сказал, что многого не знает. Все, что он сообщил мне, это то, что ты уехала, сбежала с Льюисом Харди. Он отдал мне кольцо, которое я подарил тебе, и я хотел швырнуть это чертово кольцо на пол, хотел помчаться за тобой, вырвать тебя у Харди и унести куда-либо.
        Он внезапно рассмеялся странным резким смехом.
        — Конечно, я не сделал этого. Это было бы нецивилизованно. Я спокойно ответил Джеймсу, что надеюсь, что ты будешь счастлива, и ушел. И уехал из страны как можно дальше, потому что знал, если увижу тебя с его кольцом на пальце, то не смогу больше вести себя достойным образом. Я не возвращался до тех пор, пока не решил, что смогу. Стефани, когда мы увиделись снова?
        — Через два года.
        — Через двадцать шесть месяцев. На открытии галереи. Ты была уже разведена. Ты была с Джеймсом, и он первый заговорил со мной.
        Стефани прикусила нижнюю губу так сильно, что почувствовала вкус крови.
        — Извини,  — сказала она почти слышно.
        — Ты думаешь, это поможет?
        Его голос стал внезапно спокойнее, в нем не было такой резкости, как раньше.
        — Наверное, ничего из того, что я могу сказать, не поможет. Слишком поздно.
        — Разве?
        Он наклонил голову и коснулся ее легким поцелуем.
        — Это помогает. Сознание того, что я могу заставить тебя хотеть меня. Сознание того, что тот другой никогда не пробуждал в тебе огня, что ты  — моя. Ведь ты моя, не так ли, милая?
        Она отрицала бы это, если бы могла. Да и какое это имело значение, в конце концов. Она уже отдала ему всю себя, почему бы не признать это вслух.
        — Да,  — мягко подтвердила она.
        Его руки крепче сжали ее, и его рот стал требовательным от желания, пока он целовал ее. Стефани прильнула к нему, но даже когда ее тело неистово отвечало на его страсть, она с болью осознавала, что душой и телом отдалась человеку, который никогда не полюбит ее снова, потому что уже любил ее раньше.
        Некоторое время спустя, когда она лежала, тесно прижавшись к нему, почти истощенная от удовольствия, она прошептала:
        — Энтони?
        — Да?
        — Ты сказал, что я была одурачена тобой. Что ты имел в виду?
        Его руки сильнее обвились вокруг нее.
        — Мы все носим маски. Спи, милая. Нам придется вставать через несколько часов.
        Стефани закрыла глаза. Она больше не боялась, что Энтони будет жесток к ней, несмотря на то, что теперь она прекрасно знала, какую сильную боль причинила ему. Но ей было ясно, что он хочет от нее только страсти. Теперь она принадлежала ему, и это некоторым образом помогало уменьшить его горечь.
        Вероятно, она была обязана по отношению к нему поступить таким образом, чего бы это ей ни стоило. В любом случае не она уйдет на этот раз. Она любила его слишком сильно, чтобы самой покончить с их отношениями. Ей казалось, что она не переживет разрыва, если он бросит ее. Лучше не думать об этом. Будь что будет.
        Ее сон был глубоким и без сновидений, проснулась она от поцелуя. Она открыла глаза и улыбнулась, увидев его сидящим на краю постели. Ее смущение ночью было забыто. Он убедил ее, что ему нравятся ее пылкие ласки.
        — Доброе утро,  — сказал он улыбаясь.
        Стефани поняла, что он уже давно на ногах.
        Он был одет в джинсы и свитер, свежевыбрит, и его волосы были влажными от душа.
        — Доброе утро,  — прошептала она, потягиваясь в постели и слегка морщась.
        Внимательный взгляд Энтони не пропустил ничего, и его улыбка исчезла.
        — Я был слишком груб?
        — Нет, конечно, нет. Я просто не привыкла…
        На ее щеках появился нежный румянец. Он еще раз внимательно посмотрел на нее и ласково поцеловал.
        — Почему бы тебе не принять горячий душ, пока я закажу завтрак,  — сказал он.  — Это поможет.
        Стефани откинула покрывала и встала. Она так старалась не смущаться от того, что он видит ее обнаженной, что вздрогнула, когда внезапно рука Энтони с силой сжала ее кисть.
        — Что это, черт возьми.
        Его голос был таким резким, что сначала она не могла понять, что он имеет в виду. Потом, когда его пальцы нежно коснулись ее спины, она вспомнила.
        — Это от падения с лошади,  — объяснила она.  — Уже не больно.
        Хватка на ее кисти ослабела, и он наклонил голову, чтобы поцеловать ее голое плечо, и быстро вышел из спальни.
        Синяки на ее спине живо напомнили ему, какой хрупкой она была, как легко было причинить ей боль. Она держалась только благодаря силе воли, но в последние несколько месяцев ей пришлось пережить столько стрессов, что она была сейчас крайне уязвима. Стефани рисковала собой, пытаясь претворить в жизнь мечту своего отца. Неудача могла погубить ее. Поиски были связаны с риском, у них был опасный соперник, но она не сдалась бы без борьбы, и, хотя доверяла ему, он не думал, что она позволит ему продолжить поиски одному.
        Энтони минуту поколебался, бросил короткий взгляд на часы и потянулся к телефону. Он еще раз взглянул на сообщение, оставленное для него на столе, и стал звонить в Мадрид. С легким нетерпением он ожидал, когда его соединят, потому что не хотел, чтобы Стефани слышала разговор. На другом конце провода сняли трубку, и раздраженный мужской голос на испанском спросил, какого черта ему нужно.
        — Помощи,  — мягко ответил Энтони.
        — О, это ты,  — агрессивный тон Кейта Гаррета заметно смягчился, хотя и звучал еще, как у медведя, налетевшего на острую палку.  — Ты случайно не знаешь сумасшедшего шейха, желающего совершить самоубийство и имеющего страсть к рыжим девицам?
        — Думаю, знаю одного или двух,  — пробормотал от души позабавленный Энтони.  — А ты готов продать ее?
        — Продать, черт побери, да я готов подарить ее.
        Поскольку, по крайней мере, один шейх, которого Энтони знал, уже пытался выкрасть леди, о которой шла речь, несколько лет назад и едва остался жив, когда Кейт слегка расстроился по этому поводу, Энтони не поверил в угрозу. А когда услышал смех Лиз, ему стало ясно, что это шутка.
        Эта пара была широко известна среди людей, интересующихся предметами старины. Энтони хорошо их знал и безоговорочно доверял обоим.
        Лиз вырвала у мужа трубку.
        — Привет, Энтони. Не обращай внимания, он ворчит, потому что его вчера стукнула копытом ослица.
        — Я думал, он умеет обращаться с ними,  — прокомментировал Энтони.
        — Следовало бы,  — взревел Кэйт,  — поскольку я женат на одной из них.
        Нисколько не обидевшись, Лиз просто сказала:
        — Но эта принадлежала врагу. Тем не менее, мы достигли нашей цели  — отыскали кинжал и передали его в Мадридский музей.
        — Есть какие-либо новости о распятии?  — спросил Кейт, успокаиваясь.
        — Да, новости есть,  — сказал Энтони.  — И плохие. Один из моих людей утверждает, что Чак Говард отправился вчера на рассвете в горы.

        9

        — Говард?
        Кейт пробормотал что-то о предках вышеназванного мистера, от чего последний пришел бы в ярость.
        — Если он действует так быстро,  — сказала Лиз,  — то, должно быть, уже нашел распятие.
        — Еще хуже,  — добавил Кейт,  — он наверняка знает, что ты только на шаг отстаешь от него.
        — Хотя я решил отправиться на поиски распятия совсем недавно,  — сказал Энтони, уверенный, что слова Кейта  — это более чем предположение.
        У него не было теперь сомнений, что его визит к Стирлингам побудил Говарда выкрасть бумаги Джеймса и помчаться в Европу не теряя времени. Говард ожидал, что его будут преследовать.
        Зачастую враги знают тебя намного лучше, чем самые хорошие друзья.
        Стараясь говорить твердо, Энтони продолжил:
        — Я не могу дать ему время расслабиться и допустить ошибку. Я должен перейти в наступление, а это значит найти его до того, как он пересечет границу.
        — Тогда о'кэй,  — сказал Кейт оживленно,  — мы свяжемся с нашими информаторами и посмотрим, что можем сделать. Ублюдок не стал невидимым. Где-нибудь он должен будет появиться.
        — Ты уезжаешь или остаешься в Инсбруке?  — спросила Лиз.
        — Мы останемся здесь, чтобы подняться в горы и увериться, что он нашел то, что искал.
        Лиз не спросила, кто это «мы».
        — Тогда хорошо. Созвонимся сегодня вечером.
        Когда Энтони повесил трубку, что-то заставило его обернуться: в дверях стояла Стефани, и она была очень бледной.
        — Все хорошо,  — сказал он невольно и поднялся на ноги.
        — Разве?  — Стефани выглядела потрясенной.
        Прежде чем он мог ответить, раздался стук в дверь, извещающий о том, что принесли завтрак, и Энтони пришлось заняться им. К тому времени, когда официант ушел, Стефани явно овладела собой. Она не была уже такой бледной, и ей даже удалось выдавить из себя улыбку.
        — Даже зная, что кто-то еще отправился на поиски распятия,  — пробормотала она,  — я продолжала думать, что он где-то далеко. Глупо, правда?
        Он нежно положил свои руки ей на плечи и усадил за стол.
        — Нет, не глупо. Были все основания считать, что мы доберемся первыми.
        Она налила им обоим кофе.
        — Я не думаю, что услышала все. Ты знаешь того, кто прибыл первым? Его имя, я имею в виду?
        Энтони рассказал, ей, с кем он говорил по телефону и почему, и лишь упомянул имя Говарда, не вдаваясь в подробности.
        — Говард держится настороже и старается не попадаться никому на глаза. Но он должен будет вернуться назад в Штаты. Первым делом ему нужно будет выехать из Австрии, потому что он предполагает, что мы поднимем тревогу, а это значит, что все пограничники будут начеку и половина Интерпола кинется по его следам.
        — А мы поднимем тревогу?
        — У меня есть друзья в Интерполе, которые поверят мне на слово, но они не смогут действовать против него без доказательств. Он нелегко впадает в панику, и повышенное внимание заставит его затаиться, так что у нас будет время добраться до него. Думаю, нам следует выяснить, каким путем он отправится, и тогда уже решать, что делать дальше. Он не полетит через Атлантику из-за таможни и проверок в аэропорту. В Инсбруке он тоже не наймет самолет. Здесь их немного, и за ним можно было бы легко проследить.
        Стефани слушала его как зачарованная.
        — Он не поедет в Вену,  — размышлял Энтони вслух.  — Пытаться выбраться из столицы Австрии с национальным сокровищем безрассудно, а если он повернет на Восток, то путь домой будет слишком длинным. Дорога через Германию сейчас очень оживленная, и я бы не рискнул по ней отправиться. Швейцария  — возможно, но сомнительно. Самый надежный путь через Италию к Средиземному морю. Перейти границу не составит большого труда и, добравшись до побережья, можно найти множество судов, на которых легко выйти в море, минуя таможню. А затем нужно выбрать надежный порт где-нибудь в стороне, откуда контрабандисты доставят тебя куда угодно за хорошую цену.
        Стефани почувствовала, что у нее открывается рот, затем торопливо пробормотала.
        — Слава Богу, что ты не совершаешь преступления.
        Энтони посмотрел на нее и слегка улыбнулся.
        — Можно многое узнать о своих противниках и их методах за десять лет,  — сказал он сухо.
        — Он враг, не так ли? Я имею в виду Говарда. То, как ты говоришь о нем, доказывает, что ты его хорошо знаешь.
        — Я знаю его,  — сказал он.
        — Он… опасен?  — спросила она медленно.
        Настолько опасен, что я не хочу, чтобы ты близко подходила к нему, подумал Энтони. Вслух же сказал:
        — Стефани, ты не согласилась бы вернуться в Штаты или подождать здесь и позволить мне отыскать распятие… для тебя?
        Он увидел пламя в ее глазах, но выдержал ее взгляд.
        — Нет,  — сказала она.
        — Я не хочу, чтобы тебе причинили какой-либо вред.
        Она заколебалась, ей было трудно отказать ему в чем бы то ни было, но она должна была отказать. Не потому, что ей самой хотелось отыскать распятие. Когда она вошла в комнату и услышала часть его разговора по телефону, у нее появилось странное предчувствие, что если она не будет рядом, то с ним случится что-то ужасное.
        — Нет,  — сказала она твердо,  — я отправлюсь с тобой.
        — Потому что не доверяешь мне?  — Его голос сейчас был напряженным, а лицо неподвижным.
        — Я доверяю тебе.
        Это было правдой, она могла это признать.
        — Я знаю, если ты достанешь распятие, то привезешь его мне. Только…  — Она не могла рассказать ему о своих предчувствиях, это было бессмысленно.  — Я должна быть с тобой. Пожалуйста, Энтони, это очень важно для меня.
        Он знал, что обманом или силой может удержать ее. Но после долгого молчания Энтони пробормотал проклятие и отвел глаза в сторону. Она поняла, что выиграла.
        — Разве Говард так опасен?  — спросила она.
        Энтони сказал ровным голосом:
        — Ему нет дела ни до чего на свете, кроме своей коллекции. Им руководит холодная беспринципная жадность. У него полно денег, но вещи, которые он хочет, нельзя купить, поэтому он достает их, кому бы они ни принадлежали, и любым путем. Ему наплевать на все, кроме собственных ненасытных желаний, и он совершенно бездушен.
        Энтони поколебался, затем добавил:
        — Однажды он перерезал горло женщине.
        Стефани была так потрясена, что долгое время не могла ничего сказать. Тошнота подступила ей к горлу, и она должна была несколько раз сглотнуть, прежде чем смогла говорить.
        — Его… его не наказали за это?
        — Не так, как он заслуживал.
        В его суровом тоне было что-то такое, что заставило сердце Стефани содрогнуться. Какой же силой воли он должен был обладать, чтобы под внешней невозмутимостью скрывать подобные воспоминания.
        — Как это случилось?  — спросила она.
        — Это было в Центральной Америке несколько лет назад в разгар одной из тамошних революций. Говард отправился туда за золотым идолом, который украли для него из музея. Я был… был как раз там. Наши дороги случайно пересеклись. Позднее мне удалось выяснить, что вор не захотел расстаться с идолом, хотя Говард и заплатил ему за кражу. Говард схватил жену вора и приставил нож ей к горлу. Мужчина немедленно отдал ему сокровище, но Говард тем не менее убил ее. Завязалась схватка. Говард был ранен, но ему удалось скрыться. Правительства в стране не было, и если вор и заявил об убийстве, то никому не было до этого дела.
        Стефани подумала, что одному человеку все-таки было до этого дело. Он помнил о жестоком, бессмысленном убийстве.
        Энтони поглядел на нее. Глаза его потемнели, голос стал таким низким, как будто исходил из глубины груди.
        — Распятие не стоит жизни, Стефани. Джеймс первым сказал бы это.
        Она с трудом выговорила:
        — Знаю.
        — Мы обхитрим Говарда, если сможем, но не будем подходить к нему близко. Как только у нас появятся серьезные улики, мы сообщим местным властям и Интерполу и позволим им схватить его.
        Стефани кивнула.
        — Да. Хорошо.
        — О'кэй. Мне надо сделать несколько звонков, а потом мы отправимся в горы, чтобы убедиться, что Говард получил то, за чем приехал.
        Стефани согласилась с этим и, пока он звонил, допивала остывший кофе и думала обо всем, что он ей рассказал. Теперь она знала, почему осталась с ним, потому что любила его и инстинктивно чувствовала, что в ее присутствии он будет в безопасности.
        Один Энтони, не колеблясь, отправился бы за Говардом не только из-за распятия, но и из-за той жестоко убитой женщины и, вероятно, других, о которых он не рассказал ей. Один Энтони схватился бы со злом, рискуя своей жизнью. Но он не станет подвергать опасности ее жизнь. Пока она с ним, он, оберегая ее, будет соблюдать осторожность и не приблизится к Говарду.

        Они обнаружили пещеру в горах во второй половине дня. Камень от входа был недавно отвален.
        Энтони минуту изучал темное отверстие, затем сказал:
        — Ты подождешь меня немного, хорошо?
        Она кивнула. Отцепив от пояса электрический фонарик, он исчез во мраке пещеры. Он появился через пять минут и взял ее за руку.
        — Я не думал, что у него было достаточно времени, чтобы подстроить какую-нибудь неприятность, но никогда не мешает убедиться, что путь безопасен.
        — Неприятность… ты имеешь в виду ловушку?
        Как только слова слетели с ее губ, Стефани вспомнила, что он предупреждал ее, какими опасными могут оказаться их поиски.
        — Не вздумай проделать подобное еще раз!
        Энтони с удивлением посмотрел на нее.
        — Что проделать?
        — Просто так войти, если знаешь, что там может быть ловушка.
        — Беспокоишься о моей шкуре?  — слегка улыбнулся он.
        Стефани почувствовала, что краснеет, но посмотрела ему в глаза и очень твердо сказала:
        — Да.
        Он снова улыбнулся ей.
        — Милая, я занимаюсь этим добрую половину моей жизни. Вероятно, я изучил все виды ловушек, которые ставят, чтобы защитить ценности, от ловушек, которые ставили инженеры фараонов в их гробницах до последних технологических новинок. Я никогда не бываю неосмотрительным.
        Это успокоило ее, но только немного. Да, он знал, что делает, она не сомневалась в этом. Но она чувствовала глубину его отвращения к Говарду, и у нее было ощущение, что их ненависть взаимна. Если Говард знает, кто идет за ним по пятам…
        Она резко спросила:
        — Он знает? Знает, что ты преследуешь его?
        Энтони поколебался, затем сказал:
        — Вероятно.
        Он нежно взял ее за руку и, освещая дорогу электрическим фонариком, повел в пещеру.
        Проход резко свернул налево и уткнулся в стену. В электрическом свете они увидели статую мужчины в полный человеческий рост. В руках у статуи была шкатулка без крышки из того же серого материала, что и сама фигура. Она была пустой.
        — Шкатулка того же размера, что и деревянный ящичек, в котором Габсбурги предположительно хранили распятие,  — обратила внимание Стефани.  — Все, что должен был сделать Говард, это вытащить ящичек и унести его с собой.
        — Невероятно, причем здесь статуя?  — размышлял вслух Энтони.  — Курт мог оставить ящичек прямо на полу.
        Стефани внимательно всмотрелась в лицо статуи и нахмурилась.
        — Вероятно, из-за тщеславия. Это Курт. В книгах о Габсбургах есть его портрет. Лицо статуи похоже на него вплоть до маленького шрама над левой бровью, но все-таки что-то здесь не так.
        — Портреты не всегда бывают точными,  — напомнил ей Энтони.  — Каждый художник по-своему видит портретируемого.
        И все-таки что-то здесь было не так, что-то важное, что ей необходимо было вспомнить.
        — Стефани?
        Энтони быстро подошел к ней и, взяв на руки, вынес из пещеры.
        На ярком свете она заморгала, приходя в себя.
        — Сделай глубокий вдох,  — потребовал он.
        Она послушалась, медленно и глубоко вздохнула, головокружение прошло.
        — Тебе лучше?
        — Намного лучше, спасибо.
        — В пещере, видимо, было скопление вредных газов. Говард отвалил камень от входа совсем недавно, поэтому она не успела проветриться. Если у нас будет время, мы еще вернемся сюда, когда отравленный воздух из пещеры выйдет. Готов держать пари, что статую отправят в музей, как только власти узнают о ней.
        Стефани случайно посмотрела на руку Энтони, которая лежала на ее бедре, и мысли о статуе исчезли у нее из головы.
        Он держал ее ногу жестом собственника. Ее тело мгновенно вспомнило безумства прошлой ночи, и она подняла на него взор, полный страстного желания.
        Топазовые глаза Энтони полыхнули ответным жаром. Его рука начала гладить ее бедро.
        — Подожди, дай нам только спуститься с этой чертовой горы.
        Энтони шел первым. Это было не очень опасно, но он видел по ее глазам, что она нервничает. Стефани боялась высоты. И спуск с горы стал еще одним испытанием ее храбрости. Но Энтони знал, что у нее достаточно силы воли, чтобы подавить свой страх.
        Когда-то он верил, что, овладев ею, успокоится. Как он ошибался! Он хотел ее все неистовее. Желание в нем росло, подобно приливу. Ей стоило только взглянуть на него вот так, как сейчас, и он терял голову от желания. Сегодня его ум был занят потенциальной опасностью, исходящей от Говарда, его собственной решимостью добыть распятие для Стефани и удивительными, выбившими его из колеи признаниями, которые она сделала ночью. Но он не мог размышлять трезво, когда дело касалось ее, и больше всего жалел о том, что они не могут просто побыть вдвоем.
        Он с трудом оставил ее в постели одну сегодня утром. Ему хотелось остаться с ней, разбудить ее медлительными ласками, зажечь в ее теле огонь любви своими прикосновениями, чтобы глаза ее загорелись. Глядя на нее, свернувшуюся клубочком, он чувствовал очарование, желание и боль в груди. Она была хрупкой, испытывала сомнения в себе, но сила ее страсти была удивительной. И она сумела во второй раз так ранить его сердце, что он едва мог думать о чем-либо, кроме нее.
        Она покорно согласилась принадлежать ему. Принадлежать ему… Что это значит? Стефани влюбилась в него однажды  — он верил этому  — и убежала от него в смятении к другому мужчине, которого не любила, но с которым чувствовала себя в большей безопасности. Это было десять лет назад. Теперь все было по-другому. И если уверенности в себе у нее не прибавилось, она не была больше школьницей, мечтающей о принце, и не чувствовала себя настороженной в его присутствии.
        Но любовь? Она не говорила о ней. И он подумал, что если бы она любила его, то сказала бы прошлой ночью, ибо это была ночь откровений. А вдруг он сам и Льюис Харди излечили ее от желания любить кого бы то ни было? Один из них прятал свои чувства настолько совершенно, что она считала его бездушным, в то время как неистовая буря страстей другого не продлилась дольше медового месяца:
        Вероятно, Стефани увлекла лишь физическая сторона любви.
        Что касается собственных чувств, Энтони избегал копаться в них. Она была у него в крови, да и его страстное желание ее казалось сильнее с каждой минутой, но он не мог забыть, что пережил, когда Джеймс вручил ему кольцо и сказал, что его невеста изменила ему с другим. Это было подобно удару ножа по открытой ране  — боль была такой ужасной, что понадобились месяцы, чтобы уменьшить ее остроту. Он ии за что не хотел ощутить подобное снова, не хотел, чтобы потеря любимой стала таким потрясением.
        Тем не менее, он нуждался в ней, в ее губах, отвечающих на его поцелуи, в медлительных улыбках, чувственных взглядах, сладкой страсти.
        Теперь, держа свою руку на ее бедре и помогая ей спускаться, он наблюдал за ее гибкими движениями, и каждый мускул его тела медленно напрягался.
        Спуск занял бы на пару часов меньше, чем им потребовалось, чтобы добраться до пещеры, но это был больший срок, чем он мог выдержать. Как только они ступили на твердую почву, его сердце забилось, дыхание стало прерывистым, он положил обе руки на ее бедра. Стефани отступила на шаг, но он немедленно притянул ее к себе.
        — Энтони…  — начала было она, затем замолкла, почувствовав, что он прижался к ней сзади.
        Его руки обвились вокруг ее груди, губами он откинул ее волосы и прильнул поцелуем к шее.
        — Я хочу тебя,  — пробормотал он охрипшим, задыхающимся голосом.
        Ноги Стефани ослабели. Даже сквозь плотную ткань джинсов она чувствовала его возбуждение. Руки, сжимавшие ее грудь, слегка дрожали, почти грубые от сильного желания.
        Когда он сказал, что надо подождать, пока они не спустятся с горы, она предположила, что он имеет в виду возвращение в отель. Если бы ей в голову и пришла мысль о том, каково заниматься с ним любовью под открытым небом,  — а такая мысль даже не приходила,  — она мгновенно отбросила бы ее, как нелепую: разве мог такой сдержанный, элегантный мужчина, как Энтони, настолько быть захвачен чувством, чтобы наплевать на приличия и комфорт постели в уединенной уютной спальне. Она сама бы пришла в ужас от такой мысли, если бы ей дали минуту подумать.
        Но он не дал ей ни минуты. Его руки и рот соблазняли ее, неистовое желание было таким сильным и неудержимым, что в ней мгновенно вспыхнул ответный огонь. Она задыхалась, охваченная всепоглощающей страстью. И ей не было дела до того, где они находились. Она едва поняла, что ее подняли в воздух и несут на руках, потому что его губы прильнули к ней в неистовом поцелуе. Если бы он положил ее прямо на острые выступы скалы, она бы не запротестовала.
        Но он отнес ее на площадку, где росли высокие деревья, там положил на густую зеленую траву и начал срывать с нее одежду.
        Если бы она была в состоянии думать, то ожидала бы, что он снимет лишь необходимую часть одежды. Но Энтони хотел, чтобы их тела были полностью обнажены.
        Стефани не почувствовала легкой прохлады горного воздуха. Летнее солнце нагрело землю под ней, его жаркое тело накрыло ее. Она была такой же неистовой и безрассудной, как он, извивалась под ним, крепко обхватив его шею своими руками и обвив ногами его бедра. Огонь молниеносно распространился по ее венам, опаляя ее, и она застонала, когда почувствовала, как его напряженная плоть глубоко погружается в ее тело.
        То ли это было воздействием древней земли под ними и широкого неба над их головами, то ли в них проснулись первобытные инстинкты, но их акт любви был быстрым и немного грубым, их тела слились друг с другом в почти безмолвном экстазе, старом, как горы, возвышавшиеся над ними.
        Стефани была настолько утомлена, что не могла двинуться. Она лежала на мягкой траве. Энтони был тяжелым, но ее тело, казалось, превосходно приспособилось выносить его тяжесть без напряжения или дискомфорта, и на этот раз ее чувственные ощущения не вызвали в ней ни робости, ни смущения. Она даже не думала о том, что они лежат обнаженными на освещенной солнцем лужайке, до которой мог добраться какой-нибудь любопытный турист.
        Его рот скользнул по ее шее, а затем он поднял голову и посмотрел на нее. В его потемневших глазах было выражение, которое она никогда не видела раньше,  — в них было почти благоговение.
        — Стефани,  — прошептал он и очень нежно поцеловал.
        Стефани чувствовала себя блаженно счастливой. Она ни о чем не думала, кроме настоящего, и в этом настоящем не существовало ни проблем, ни сомнений, ни вопросов.
        Она потерлась лицом о его теплую шею и улыбнулась ему.
        — Нам лучше двигаться отсюда,  — сказала она,  — или у тебя будет солнечный ожог на очень чувствительном месте.

        10

        Всю обратную дорогу Стефани улыбалась. Она ничего не могла поделать с собой, и, когда бы ее взгляд ни встречался с Энтони, он улыбался ей в ответ.
        Впервые в жизни она была совершенно спокойна в его обществе. Обещание, которое он видел в ней много лет назад, теперь воплотилось в жизнь: красота, грация, ум, юмор, сила, которую она не осознавала, и глубина страсти, о которой он никогда не подозревал.
        Его инстинкт только подтверждал то, что ему говорили другие его чувства: он любил ее, любил все эти двенадцать лет.
        Ему следовало бы понять, что его заставило вернуться в ее жизнь неясное подозрение, что она попала в беду. Он действовал почти интуитивно и пошел к ней, несмотря на то, что произошло между ними когда-то. Потрясение от осознания того, что он все еще хотел ее, было таким сильным, что он начал искать оправдания и лгать себе, чтобы не смотреть правде в глаза.
        Не любовь, а похоть. Вот и все, что влечет его к ней. Он не может любить ее, потому что она жадная беспринципная искательница кладов. Он был дураком, доверившись ей, и не позволит одурачить себя во второй раз. Кроме того, он не может полюбить ее снова  — он слишком хорошо выучил преподнесенный ему урок и не будет таким уязвимым, чтобы у нее была возможность погубить его.
        Ложь. Все ложь. Это была любовь, это всегда была только любовь. Он лгал себе, потому что можно привыкнуть даже к боли, которая становится такой знакомой, что ее почти перестанешь замечать. Но теперь Стефани была здесь, с ним, и чувство к ней переполняло все его существо. На этот раз корни любви вросли в него так глубоко, что вырвать их можно было только с сердцем.
        Это было ужасно  — любить так сильно и знать наверняка, что его жизнь без нее будет адом. Она любила его когда-то, когда была девочкой, благоговеющей перед мужчиной, который ей казался значительнее самой жизни. Теперь она видела его и с худшей стороны, знала его гнев, озлобленность, жестокость, знала, каким неумолимым он может быть.
        Способна ли она любить такого порывистого и небезупречного человека? Он боялся спросить. Они вместе такое короткое время, и столько всего случилось! Все, что ему оставалось, это любить ее и стараться быть терпеливым.
        Он взглянул на нее и почувствовал, что на этот раз ему не удастся остаться цивилизованным человеком, если она снова покинет его. Он убьет мужчину, который осмелится похитить ее у него. А если не будет другого мужчины, если она сама бросит его, он отправится за ней и проведет остаток своей жизни возле нее.
        — Энтони, с тобой все в порядке?  — спросила она с беспокойством.
        Легко было улыбнуться ей, несмотря на свои дикие мысли.
        — Обгорел на солнце и вымотан до предела.
        — Вымотан до предела? Что-то не заметила этого.
        — Заметишь сегодня ночью,  — прошептал он, наслаждаясь тем, как слегка расширились ее глаза, и на губах заиграла ответная улыбка.
        — Мы проведем ночь в отеле?
        — Это зависит от Говарда.
        Он не хотел этого, он желал, чтобы этот опасный человек находился на другом конце света, а еще лучше в аду, где ему было самое место. Где бы он и был, зло подумал Энтони, если бы он сам прицелился получше.
        Сама Стефани была настроена невероятно оптимистично. Пока она с Энтони, он будет в безопасности, и она верила, что, в конечном счете, они получат то, что ищут. Она была также уверена, что ее отец не умрет до их триумфального возвращения.
        Задумавшись, она сказала:
        — Хотела бы я знать, что меня так беспокоит в статуе. Как будто слышишь мелодию песни, слова которой знаешь, но не можешь вспомнить.
        — Ты вспомнишь?
        — Думаю, да.
        Когда они добрались до города, этот вопрос уже вылетел у нее из головы. Войдя в номер, они услышали какой-то шум на веранде, похожий на рев раненого медведя, сопровождаемый быстрой женской воркотней.
        — Господи, что это такое?  — пробормотала она, испуганно схватив Энтони за руку.
        Он наклонил голову, прислушиваясь, затем улыбнулся и сжал ее руку.
        — У меня такое чувство, что они появились.
        — Кто?
        — Кейт и Лиз Гарреты.
        — Твои друзья из Мадрида? Шум такой, как будто они собираются убить друг друга.
        — Они так шумят уже много лет.
        Энтони вывел Стефани на веранду. Там было трое. Мужчина и женщина ссорились, их спутник сидел на стуле, глядя на них с ленивым интересом.
        Все внимание Стефани было направлено на ссорящихся. Мужчина был такого же роста, как Энтони, но шире в плечах. У него были лохматые черные волосы, и его зеленые глаза, казалось, метали молнии. Стефани призналась себе, что никогда не видела более экзотического вида мужчину. Женщина, стоявшая напротив, была стройной, рыжеволосой и потрясающе красивой.
        Энтони подвел ее к сидящему мужчине, который немедленно встал.
        — Не обращайте на них внимания,  — сказал он.  — Они скоро выдохнутся.
        Стефани была представлена Полу Норману и усажена за стол между ним и Энтони
        — Интерпол?  — спросила она.
        — За мои грехи, да.
        Его улыбка была очаровательной, а голос  — низким и приятным.
        — Ты случайно здесь?  — спросил Энтони.  — Или тебя притащили на хвосте эти двое?
        — Я приехал с ними,  — ответил Пол.  — Мы работали вместе в Мадриде по одному делу о контрабанде. Они рассказали мне о распятии, а поскольку мое обычное поле действия  — Италия, мы подумали, что я могу быть полезен тебе.
        Энтони приподнял бровь.
        — У него есть подтверждение, что Говард пересек границу с Италией?
        — Нет, еще нет.  — Пол пожал плечами.  — Но он думает, как и ты, что цель Говарда  — Италия.
        Стефани была так заинтересована разговором, что не заметила, как шум резко прекратился. Она обернулась и увидела, что Гарреты смотрят друг на друга в полном молчании. Затем рыжеволосая поднялась на цыпочки и поцеловала своего хмурого мужа. Он ответил на ее поцелуй.
        Стефани поняла, что Гарреты глубоко и верно любят друг друга.
        Кейт повернулся к Энтони.
        — Мы ждем сообщений сегодня вечером. И поскольку Инсбрук ближе к месту действия, мы решили отправиться сюда.
        — Надеюсь, все обойдется без насилия,  — сказал им Энтони.
        Пол в упор посмотрел на Энтони и спокойно проговорил:
        — Последние пять лет ты не упускал случая встретиться с Говардом. И три раза, о которых я знаю, ему приходилось несладко. Ты ждешь, что на этот раз будет по-другому?
        Энтони сказал несколько сурово:
        — Думаю, ты не совсем понимаешь, зачем ты здесь. Ты что, явился присматривать за мной?
        — Я здесь просто по дороге в Милан,  — ответил Пол невозмутимо.  — Сделал остановку, чтобы навестить старого друга. Ты ответишь на вопрос или нет?
        — На этот раз я охочусь не за Говардом,  — сказал Энтони.  — Только за распятием.
        — Откуда ему это знать?  — заметил Пол резко.  — До этого ты всегда шел за ним по пятам. В последний раз он был чертовски близок к тому, чтобы быть убитым тобой…
        Ничего не выражавший взгляд Энтони встретился со взглядом Стефани, затем он повернулся к Полу.
        — Незачем вспоминать, это прошлая история.
        — Но он ее не забыл, Энтони. Я был там, помнишь? И видел его лицо. Ненависть слишком мягкое слово для того чувства, которое он испытывает к тебе, и ты не можешь ожидать…
        Агент Интерпола резко оборвал себя, когда приблизился официант и что-то сказал Энтони по-немецки.
        Тот кивнул официанту, затем посмотрел па Стефани:
        — Мне звонят, может быть, есть новости о распятии.
        — Я подожду здесь,  — сказала она спокойно. Она молчала до тех пор, пока Энтони не ушел,
        затем обратилась к Полу.
        — Почему Говард так ненавидит Энтони?
        Пол слегка нахмурился, но Лиз сказала с уверенностью:
        — Думаю, она имеет право знать.
        — Тогда пусть он и рассказывает,  — отпарировал Пол Норман.
        — Он не захочет. Ты же знаешь это.
        Ясные глаза Стефани твердо посмотрели на Пола.
        — Энтони отправился за распятием из-за меня,  — сказала она. В этом утверждении был целый мир эмоций.
        После небольшого раздумья Пол шумно вздохнул.
        — Несколько лет назад нам сообщили, что золотой идол, украденный из музея в Мехико, вот-вот будет передан из рук в руки в Центральной Америке. Энтони тогда находился по своим делам в Колумбии. Мы связались с ним и неофициально попросили выяснить личность покупателя.
        — Почему его?  — спросила Стефани, догадываясь об ответе, но желая, чтобы его подтвердили.
        — Потому что он знал самые отдаленные уголки в мире, как свои пять пальцев, и мог беспрепятственно приезжать туда и выезжать из таких мест, куда у нас не было шансов попасть. Мы не в первый раз просили его оказать нам подобную любезность. Он сотрудничает с нами время от времени много лет.
        Она кивнула.
        — Итак, он поехал в Центральную Америку?
        Что еще Энтони опустил в своем коротком рассказе, подумала Стефани.
        — Да, поехал. Тогда там был настоящий ад  — разгар революции, и иностранцы рассматривались как хорошая мишень обеими сторонами.
        Приятный голос Пола стал безличным, таким голосом говорят люди, когда хотят уберечь свои разум от слишком тяжелых воспоминаний.
        — Ходили слухи о каком-то безумном коллекционере. Все, что мы хотели, это узнать его имя. Задачей Энтони было наблюдать за передачей идола и, если он сможет, опознать покупателя. Ему удалось установить место встречи, кто его знает как, и присутствовать при ней. Разумеется, скрытно, не на виду. Когда прибыл Говард, вор потребовал больше денег или же пригрозил оставить идола у себя. Говард схватил женщину, которая была с похитителем, и стал угрожать ей ножом. Вор пошел на попятную, но Говард все равно убил ее. Она была беременна.
        Стефани задохнулась и на миг закрыла глаза. Энтони не упомянул об этом. И внезапно ей захотелось узнать, приходит ли ему в голову, что она, может быть, уже носит его ребенка. Они оба не пользовались никакими противозачаточными средствами, несмотря на то, что у них было время обдумать и обсудить это. Она не сказала ничего, потому что поняла только сейчас, что хочет от него ребенка. Его молчание было нехарактерным для такого ответственного человека, каким он ей казался, и она пыталась угадать причины этого. Но у нее не было времени на раздумья, ей необходимо было сосредоточиться на рассказе Пола.
        Он поколебался минуту, смущенный силой эмоций, отразившихся на ее лице, затем продолжил:
        — Энтони тогда не знал Говарда и не мог поверить, что тот и в самом деле убьет женщину. Когда это произошло, он обвинил себя, что не смог остановить Говарда. Почти немедленно после убийства Говард бросился бежать, но Энтони успел выстрелить. Учитывая местность и расстояние, было замечательным, что он не промахнулся. К несчастью, рана оказалась несмертельной. Энтони кинулся по его следам, но в царившем тогда хаосе потерял его через пару дней. Прочистив горло, Стефани спросила:
        — Говард ненавидит Энтони, потому что тот подстрелил его?
        — Тогда он не знал, кто ранил его,  — сказал Пол.  — Но с тех пор, как только Говард покидает Штаты, где считается законопослушным гражданином и честным налогоплательщиком, Энтони отправляется за ним следом. Мы долго не могли арестовать Говарда, потому что у нас не было серьезных улик против него, а Энтони не хладнокровный убийца, хотя Бог знает, как ему хочется убить Говарда. Он держит его под прицелом. Если Говард отправляется за чем-либо, Энтони добирается туда первым. Если у него есть хоть один шанс разрушить планы Говарда, он делает это. Он поднимает всех, кого может, и у Говарда начинает земля гореть под ногами за пределами Штатов  — и он знает теперь, кого ему винить за все. Несколько месяцев назад дело дошло, наконец, до критической точки. Сотрудничая с нами, Энтони помог нам организовать арест Говарда. Не знаю, что не сработало. Произошла потасовка, кто-то нажал на курок, Говард сбежал, но на этот раз он был… обезображен. Конечно, он обвиняет Энтони. Последнее, что мы слышали, это его обещание заставить Энтони поплатиться за все.
        — И вы не могли бы задержать его на этом основании? Вы не можете остановить его?  — в неистовстве воскликнула Стефани.
        — Угрозы не являются нарушением закона. А что касается Интерпола, Говард не сделал ничего, за что мы могли бы его арестовать.
        Стефани посмотрела на него минуту, потом проговорила:
        — Жаль.
        Глаза Пола потеряли свой металлический блеск, и он слегка улыбнулся.
        — Мне тоже жаль.
        Лиз посмотрела на них обоих, потом сказала мягко:
        — Как только Энтони сказал, о ком идет речь, мы схватили Нормана и ринулись сюда. Пол недавно рассказал нам эту историю, и мы поняли, что может произойти беда. Но, похоже, на этот раз Энтони собирается остаться в стороне.
        В словах был молчаливый вопрос, и Стефани, взглянув на рыжеволосую женщину, кивнула.
        — Из-за меня. Я не позволю ему ехать без меня, а он не захочет, чтобы я оказалась вблизи Говарда.
        Лиз улыбнулась ей.
        — Мне это кажется веской причиной.
        — И мне,  — четко проговорил Пол.  — Фактически я уже решил, что если Говард попытается пересечь границу с Италией, я брошу его в тюрьму в тот же момент, как он ступит ногой на итальянскую землю.
        Опустившись на стул рядом со Стефани, Энтони спокойно сказал:
        — Хотел бы я посмотреть, как ты это сделаешь.
        Он расстелил на столе карту, некоторое время изучал ее, затем указал точку на австрийско-итальянской границе.
        — Как только что сообщил пограничник, который всегда откровенен со мной, Говард пересек границу с Италией вот в этом месте сегодня около полудня. Думаю, он уже на полпути к Милану.
        Пол посмотрел на Энтони из-под густых бровей.
        — Тебе не пришло в голову поднять тревогу сразу же, как только ты узнал, что это Говард, чтобы мы могли схватить его.
        — Мне это пришло в голову,  — ответил Энтони,  — но пока он не покинул Австрию с распятием, против него не было обвинений. Этим путем он вывез украденное сокровище в другую страну. Если повезет, ты сможешь на этот раз арестовать его.
        Стефани почувствовала, как Пол внезапно расслабился, и поняла, что до этого момента он еще не был полностью уверен, что Энтони на самом деле предоставит захват грабителя властям.
        — Я буду занят весь день,  — сказал агент Интерпола.  — Полдюжины моих людей размещены между австрийской границей и Миланом, и еще несколько прикрывают морское побережье. Каждый полицейский в Италии предупрежден, как и австрийские власти, которые, между прочим, кусают себе локти и рвут на себе волосы.
        Энтони посмотрел на него.
        — Ты понимаешь, что у нас нет абсолютно никаких доказательств, что Говард украл распятие. Стефани и я нашли в потайном месте пустую шкатулку, в которой, вероятно, оно лежало, но все остальное базируется на домыслах.
        — Да, знаю, иногда мне самому страшно. Но я решил рискнуть работой и пенсией.
        — Если будешь безработным,  — сказал Кейт,  — я могу нанять тебя в качестве помощника на ранчо. Чистить конюшни или что-либо в этом роде.
        — Буду иметь в виду,  — вежливо ответил ему Пол.

        Поздно ночью, свернувшись клубочком рядом с Энтони в постели, Стефани прошептала:
        — Я думала, ты будешь протестовать, когда Кейт и Лиз решили лететь в Милан завтра утром.
        Он потерся подбородком о ее мягкие волосы.
        — Не думаю, что Говард отправится через Милан. Кейт просто хочет отвлечь Лиз до того, как она почувствует нетерпение и решит отправиться на поиски распятия сама.
        — А она может?
        — Безусловно.
        — А Кейт не хочет, чтобы она это сделала?
        — Он не хочет, чтобы Лиз приближалась к этому человеку. Как и ты, она не позволит ему остаться одному.
        Энтони помолчал минуту, затем спросил:
        — Пол рассказал тебе, не так ли?
        — Да.
        Она чувствовала биение его сердца у себя под рукой, и мурашки побежали у нее по коже, когда она подумала, как легко и безжалостно люди могут лишить друг друга жизни.
        — Почему ты не рассказал мне сам?
        Его руки крепче обняли ее.
        — Потому что не хотел, чтобы ты смотрела на меня и знала, что я запросто могу убить человека.
        Не колеблясь, Стефани сказала:
        — Ты не убийца; я знаю это.
        — Я мог бы убить Говарда.
        — Да. Но не с легкостью и не хладнокровно.
        Энтони касался шелковистой кожи, ощущая живое тепло ее тела, и думал, что, если бы Говард каким-то образом стал угрожать ей, убить его было бы для него самым легким делом. Он гадал, осознавала ли Стефани, что в любом современном мужчине живут дикие инстинкты, не укрощенные за два миллиона лет эволюции.
        Ни один мужчина не бывает цивилизованным, когда любит женщину. Как только печать любви отмечает его сердце, глаза любимой со страстью глядят на него, а тело принимает его  — в нем пробуждаются инстинкты пещерного человека. Она  — его, чтобы он ее защищал, и ласкал, и принадлежал ей душой и телом.
        Энтони хотел сказать ей это, хотел сказать, что любит ее. Разговор о Говарде напомнил ему, насколько он уязвим, когда дело касается ее. Подобно вору, который мгновенно отдал золото и стал умолять сохранить жизнь своей жене и нерожденному ребенку, он знал, если нож будет приставлен к горлу Стефани, он сделает что угодно. Все что угодно.
        Он нуждался в том, чтобы привязать ее к себе всеми словами, которые может сказать мужчина, всеми надеждами, обещаниями, мечтами, всей нежностью и болью, которые приходят вместе с любовью, заботами и жизнью.
        Она теснее прижалась к нему, и он почувствовал ее мягкий живот, прижавшийся к его бедру. Жизнь, подумал он, и внезапно внутри него возникло странное ощущение, состоявшее из томления и тревоги. А если его ребенок растет внутри ее нежного тела?.. Это было возможно, он знал. Они могли быть уже связаны самым примитивным и самым надежным способом, который только мог существовать. Крошечные частички их самих слились, чтобы сформировать новую жизнь.
        Энтони приподнялся и поцеловал ее. Она ответила на ласку так же мгновенно, как отвечала на страсть любимого, ее губы прильнули к его, руки поднялись, чтобы нежно погладить дорогое лицо. Сердце Энтони стучало, и он знал, что голос его кажется слишком резким, когда он заговорил, но, не справившись с эмоциями, сказал:
        — Я только что понял… ты можешь быть беременной.
        Стефани затихла, ее руки замерли на его щеках, и в сумраке комнаты темное сияние ее глаз не говорило ему ничего.
        — Да, могу.  — Она коротко вздохнула, не совсем нервно, но с некоторой настороженностью, и добавила:  — Фактически, сейчас самое подходящее время. Или неподходящее. Зависит от того, что ты чувствуешь по этому поводу. Столь многое произошло так быстро, и… это было не умышленно, Энтони.
        Он склонил свою голову и целовал ее, пока ее руки снова не обвились вокруг его шеи, и напряжение не покинуло ее тело. И потом, почти не прерывая поцелуев, он прошептал:
        — Мы поженимся, как только вернемся в Штаты.
        Она опять напряглась.
        — Потому что я могу быть беременной?
        — Нет. Потому что мы принадлежим друг другу. Потому что я люблю тебя так сильно, что наполовину лишился ума.
        Она молчала, и он пережил несколько секунд мучительной агонии, пока не услышал ответа.
        — Я не смела надеяться, что ты сможешь полюбить меня снова после того, что я сделала тебе, и я не думала, что ты хотел бы, чтобы я любила тебя… но я люблю. Я люблю тебя, Энтони, я так люблю тебя…
        Он расслабился, неистовое удовлетворение наполнило его. Он сжал ее в своих объятиях, зарыв лицо в мягкий изгиб ее шеи.
        — Я говорил, что мне не следует торопить тебя,  — сказал он хрипло.  — На твою долю выпало много испытаний, и я выказал себя сначала таким мерзавцем, что не мог ожидать, что ты доверишься мне. Но я страстно хотел удержать тебя, потому что так боялся потерять снова. Господи, милая, я любил тебя все эти двенадцать лет.
        Она была права, подумала Стефани в счастливом изумлении, когда его голодный рот и настойчивые руки оживили ее тело. Теперь у нее не было сомнений в его чувствах. В нем не было ни холодности, ни бесстрастности, ни отчужденности.
        Он любил ее так неистово и нежно, что она почувствовала боль в горле. Его мощное тело содрогалось от силы страсти, и блеск его глаз был виден даже в темноте. Он прикасался к ней так, как будто она была чем-то необыкновенно ценным и отчаянно желанным, его руки дрожали, его голос прерывался, когда он шептал слова любви.
        Как всегда это был неистовый и почти дикий акт, но на этот раз открыто выраженная любовь сделала его более глубоким и полным.
        Она не отпустила его после, обвившись вокруг его тела своими руками и ногами. Ей казалось чудом, что он мог любить ее, и она чуть не умирала от страха, боясь, что только вообразила это.
        Энтони нежно прикоснулся губами к ее векам и, почувствовав легкий привкус соли, прошептал:
        — Ты опять плачешь?
        — Я не могу сдержаться,  — призналась она.  — Это беспокоит тебя?
        — Немножко. Я чертовски испугался первый раз, думал, что сделал тебе больно.
        — Мои чувства настолько обострены, когда ты любишь меня, что это почти пугает.
        — Они обострены не только у тебя,  — сказал он, продолжая целовать ее.  — Скрывая свои чувства в прошлом, я сделал ошибку, которую никогда не повторю.
        Она не сомневалась в этом. Лежа в постели рядом с ним, пока сон наконец не одолел их, она не сомневалась ни в чем.
        Ночью ей снились страшные сны. В них Энтони держал ее за руку и говорил слова любви, в то время как другой далекий голос повторял: «Картина и статуя  — я создала и то и другое, ты не помнишь? Но годы спустя, когда я стала старой, он ушел. Ты должна вспомнить, это важно. Я  — англичанка, а не австрийка. Это тоже важно».
        Кто-то держал ее за другую руку и тянул прочь от Энтони. Она пристально посмотрела и увидела циферблат часов с громадными изогнутыми цифрами и кривыми стрелками. Она хотела повнимательнее разглядеть, потому что у нее было чувство, что она должна что-то о них знать. Но тот, другой, стал выворачивать ей руку, стараясь оттащить прочь от любимого, и хватка, которой держали ее, была холодной и жесткой.
        Затем она услышала сильный и чистый голос отца, такой, каким он был до болезни: «За часами, принцесса. Посмотри за часами».
        Стефани удалось вырвать руку, и она повернулась к Энтони, желая сказать ему, что она знает теперь, что она вспомнила все…
        Но он целовал ее с такой теплотой и нежностью, что она снова забыла…

        11

        Стефани что-то прошептала и открыла глаза. В комнате было светло, и Энтони склонился над ней.
        — Ты можешь еще поспать, милая,  — прошептал он.
        Она взглянула на него, моментально проснувшись и почувствовав, что ее сердце настолько переполнено, что все, что она может, это сказать:
        — Я люблю тебя.
        Он снова поцеловал ее, и нежность, которой осветилось его лицо, необыкновенно тронула ее.
        — Я тоже люблю тебя.
        Она слышала любовь в его голосе ночью, чувствовала ее в его прикосновениях и видела теперь при свете дня. У нее появилась уверенность, что он никогда больше не будет скрывать от нее свои чувства.
        Когда он выпрямился, она поняла, что он отправляется на встречу с кем-то.
        — Ты уходишь?
        Его рот слегка скривился.
        — Не потому, что хочу, поверь мне. Позвонил Пол, черт его побери. Он хочет встретиться со мной внизу.
        Она ощутила беспокойство, проблемы напоминали о себе, даже в счастье.
        — Что-нибудь случилось?
        Энтони покачал головой.
        — Он ждет, что его люди свяжутся с ним в ближайший час. Мне следует быть там, чтобы узнать последние новости.
        — Я не слышала телефон,  — заметила она и взглянула на часы на ночном столике.  — Я тоже могла бы пойти с тобой.
        — Тебе следует отдохнуть,  — сказал он ей.
        — Я совсем не чувствую усталости. Кроме того, я хочу позавтракать с тобой.  — Она улыбнулась ему.  — Почему бы тебе не встретиться с Полом, а я присоединюсь к вам после того, как приму душ.
        Ему крайне не хотелось оставлять ее даже на пару часов, мысль об этом была почти непереносимой, но он был полон решимости никогда больше не видеть, как от утомления болезненно бледнеет ее нежное лицо, как это было в Париже. Он полагал, что несколько дополнительных часов сна принесут ей пользу, в его намерения вообще не входило будить ее. Но ее глаза сияли таким довольством и любовью, что надо было обладать гораздо более суровым сердцем и более сильной волей, чем его, чтобы отказать.
        — Хорошо. Мы будем на террасе. Не торопись, Полу надо выпить по крайней мере полкофейника, прежде чем он станет разумным человеком.
        Ее довольный смешок сопровождал его при выходе из комнаты, и он улыбался сам себе совершенно неосознанно, когда покинул номер и стал спускаться вниз. Проснувшись на рассвете, он наблюдал за тем, как она спит, и чувствовал себя невероятно счастливым. Он думал об утренних часах, которые ждали их в будущем, когда он будет просыпаться рядом с ней, чувствуя ее теплое тело, и ему было чертовски приятно.
        Он прошел через тихий ранним утром холл и вышел на террасу, рассеянно подумав, что воздух еще прохладный, и когда Стефани присоединится к ним, они позавтракают внутри здания.
        Пол сидел за одним из столиков с кофейником и телефоном перед собой. Он хмуро посмотрел на Энтони и кислым тоном сказал:
        — Терпеть не могу людей, которые так бодро выглядят ни свет ни заря.
        Энтони сел и налил себе чашку кофе.
        — Рассвело уже пару часов назад, дружище. Ты сидишь здесь на холоде, чтобы не заснуть?
        — Вроде этого,  — согласился Пол, прикрывая ладонью широкий зевок.
        Зная, что Пол уже несколько недель недосыпал и не имел возможности отдохнуть после расследования, которое проводил в Мадриде, Энтони просто сказал:
        — Если это твоя первая чашка кофе, выпей следующую. У тебя слипаются глаза.
        — Уже выпил три с четвертью,  — пробормотал Пол, наливая себе еще кофе.  — Но глаза все-таки слипаются. У меня было два телефонных разговора ночью,  — добавил он ворчливо.
        Энтони почувствовал, что его охватывает волнение.
        — Ты не сказал мне об этом. Случилось что-либо неприятное?
        — Черт побери, если бы я знал.
        С поднятым воротником черной кожаной куртки, обрамлявшим его суровое лицо, и с нахмуренными густыми бровями Пол походил больше на бандита, чем на агента международной полицейской организации.
        — Один из моих парней знает границу, как свои пять пальцев, и ему кажется, что здесь что-то не так. Он говорит, что место, в котором Говард предположительно пересек границу, слишком уж на виду. Никто не выберет его, если есть более легкий путь, а такой есть, но несколько восточнее. Я велел ему выяснить, удачно ли Говард пересек границу.
        — Ну и?..
        — Он отправился. Я еще ничего от него не слышал.
        — А что за второй телефонный разговор?
        — От полицейского по эту сторону границы. Он сказал, что не уверен, следовало ли ему звонить мне посреди ночи, но некоторые обстоятельства внушили ему беспокойство. Он остановил вчера машину за превышение скорости  — до того, как вышел бюллетень о Говарде,  — выписал шоферу штраф и забыл об этом, пока не увидел бюллетень и не сообразил, что шофером, превысившим скорость, был Говард.
        — Итак,  — Энтони внимательно посмотрел на друга,  — Говард торопился.
        — Да. Ужасно торопился, как сказал полицейский, но не проскочить с контрабандой через границу. Он направлялся в Инсбрук.
        Энтони нахмурился.
        — Полицейский, должно быть, ошибся.
        — Я так не думаю. Я узнал его по голосу, хотя еще не отошел ото сна. Очень старательный и дотошный тип и патрулирует эти дороги много лет. Он также превосходно описал Говарда, вплоть до шрамов на его лице.
        — В какое время это случилось?  — медленно спросил Энтони.
        — Одиннадцать тридцать утра,  — ответил Пол.  — Полицейский указал мне точное место, и я отметил его на карте. Это совсем не та дорога, по которой Говард должен был пересечь границу в полдень, согласно данным твоего информатора. Не могли ли твоего человека подкупить, чтобы он дал неверные сведения?
        — Не думаю, но не знаю наверняка.
        — В таком случае лучше предположить, что прав полицейский. Говард был еще в Австрии в одиннадцать тридцать вчера утром и направлялся в сторону Инсбрука.
        — В этом нет смысла,  — возразил Энтони.  — Ему надо было бы лечь на дно на некоторое время, а не болтаться по стране.
        — Может быть, он хотел выехать, но у него возникли какие-то неприятности. Или, может быть, он проделал все это ради того, чтобы мы думали, что он уехал.
        Поразмыслив минуту, Энтони сказал:
        — Он обычно держит при себе наемного убийцу. Предполагаю, он мог послать его через границу в надежде, что мы пойдем по ложному следу. Но возвращаться в Инсбрук… зачем ему это?
        — Я могу усмотреть только одну причину,  — сказал Пол ровным голосом.
        Энтони отрицательно покачал головой.
        — Он не вернется из-за меня. Только не с распятием в руках.
        — Ты уверен в этом?
        — Насколько я знаю, Говард никогда не будет рисковать чем-либо столь ценным для себя, как распятие, ради мести. Не имеет значения, как сильно он ненавидит меня. И он не доверит наемнику транспортировку распятия через границу. Это означает, что реликвия еще у него. Таково мое мнение. Итак, вопрос в том, куда этот ублюдок умчался?
        Энтони замолчал, почувствовав зуд между лопаток. Он узнал это ощущение. Если нельзя определить точное местонахождение противника или, по крайней мере, направление, где его искать, нельзя быть уверенным, что он не приблизится сзади и не ударит в спину. Говард мог быть где угодно.
        Рассеянно он сказал:
        — Кейт и Лиз улетели?
        — Да. Один из моих людей связался с ними около полуночи, после того как ты и Стефани ушли в свой номер, но у них не было никаких сведений.
        — Итак, подождем,  — сказал Энтони.

        Отдельные фрагменты сна мелькали перед глазами Стефани, пока она стояла под душем, но не складывались в цельную картину. Что-то о статуе, картине и часах.
        Пожав плечами, она решила забыть обо всем на текущий момент. Она вытерлась и оделась, думая о предстоящей ночи. Как ни странно, она не очень сожалела о двенадцати прошедших годах. Она была тогда слишком юной для него, слишком незрелой, чтобы понять его, слишком робкой, чтобы любить его так, как она желала. Если бы он женился на ней тогда, она могла бы никогда не приобрести уверенности в себе, и он мог бы оказаться связанным с женщиной, которая была бы ослеплена внешним блеском золота, вместо того чтобы замечать подлинные качества этого металла.
        Теперь все стало на свои места. За несколько коротких дней изменилась вся ее жизнь. Несмотря на беспокойство о состоянии отца, она никогда не была счастливее, и будущее представлялось чудесным.
        Напевая, она вошла в спальню, чтобы надеть туфли, и холодный ужас, который она никогда не испытывала ранее, охватил все ее существо, и судорожный вздох слетел с ее губ.
        — Не делайте глупостей,  — тихо сказал он. С первого взгляда, он выглядел, как обычный человек. Чуть выше среднего роста, с чрезвычайно широкими плечами, и в том, как он стоял, проявлялась свойственная ему грация и живость движений. Одет он был небрежно. Но все подобие нормальности кончалось у его шеи. Правая сторона его лица была покрыта страшными шрамами, правый глаз отсутствовал, а левый был бесцветен и холоден, как лед.
        Стефани с трудом оторвала взгляд от обезображенного лица и взглянула на пистолет в его руке. Он был направлен ей прямо в грудь. Она никогда не думала, что замрет на месте, охваченная ужасом, глядя на смертоносное оружие и зная наверняка, что мужчина, держащий ее та мушке, способен убить ее так же легко, как какую-либо надоедливую муху.
        — Что вы хотите?  — прошептала она.
        Холодная усмешка скривила его губы.
        — Вы знаете, кто я?
        — Вы… вы… Говард.
        Он насмешливо поклонился, но пистолет в его руке не дрогнул.
        — Полагаю, что этот ублюдок Стивенс рассказал вам… Ну, не имеет значения. Я хочу то, за чем вы сюда приехали, мисс Стирлинг. Распятие.
        Ее удивление было так велико, что пересилило страх.
        — Распятие? Но вы забрали его первым.
        Говард усмехнулся. Он вынул из-за спины левую руку.
        — Я забрал вот это.
        Стефани минуту слепо смотрела на него, видя только распятие размером двенадцать на восемь дюймов. Оно было похоже на золотое и украшено тускло-коричневыми камешками. Но камней было слишком много, и отсутствовал рубин в центре. Откуда-то к ней пришла мысль, что оно фальшивое, и Стефани согласилась с ней. Это было не распятие Габсбургов, это было не то, что описывал ей отец.
        — Я так торопился, что едва взглянул на него,  — сказал Говард.  — Затем присмотрелся. Это проклятая фальшивка.
        С бешеной злостью он швырнул его через комнату, и оно, ударившись о стену, разлетелось на куски.
        — Я хочу настоящее, и вы приведете меня к нему.
        Она вздрогнула, когда он бросил распятие, и посмотрела на него в совершенном изумлении, когда до нее дошел смысл его требования.
        — Привести вас к нему? Я думала, оно в пещере. Все, что я знала, это место, где его могли спрятать, но не знаю, где оно на самом деле.
        — Вы должны знать,  — сказал он, его тон был теперь более благовоспитанным.  — У вас имеется оригинал записок Стерлинга. У меня же только копии. Вы что-то сохранили только для себя, не так ли? Нечто такое, что объясняет, почему там оказалось фальшивое распятие вместо настоящего. Вы знаете, как найти подлинник, не правда ли?
        — Нет, я…
        Она оборвала себя на полуслове, когда настойчивый внутренний голос напомнил ей, что что-то должно быть ей известно, но вот что? Ее лицо, должно быть, выдало ее, потому что холодный бесцветный глаз сузился.
        — Я так и думал.
        Он поднял пистолет и будничным тоном сказал.
        — Скажи мне, или я убью тебя.
        Что бы она ни знала, Стефани была уверена в одном: Говард убьет ее, как убил ту, другую женщину, лишь только перестанет нуждаться в ней. Без колебаний и без жалости.
        Единственной надеждой для нее было тянуть время, оставаться в живых достаточно долго для того, чтобы попытаться сбежать, или достаточно долго для того, чтобы Энтони сообразил, что что-то случилось…
        Нет. Она не хотела, чтобы Энтони безрассудно бросился на выручку. Он говорил, что никогда не проявлял беспечность, но угроза ее жизни заставит его забыть обо всем. Ему будет наплевать на собственную безопасность. Он сделает что угодно, чтобы вырвать ее живой у Говарда, и если придется предложить себя в качестве мишени, он так и сделает.
        Эта мысль была для нее непереносима. Воспоминание о том, как Говард убил другую женщину несколько лет назад, все еще преследовало Энтони. Что будет, если на его глазах произойдет нечто подобное, на этот раз с женщиной, которую он любит?
        Стефани поглядела на Говарда, и хотя ужас почти парализовал ее, другое чувство победило его. Она не позволит этому животному причинить Энтони боль. И она не станет еще одной беспомощной жертвой его жадности. Должен быть выход, и она найдет его.
        — Скажи мне!  — грубо прорычал Говард.
        Прошло только несколько секунд, а ее ум уже заработал с ясностью, которую отчаяние придало ему. Время, ей нужно время. Прочистив горло, она сказала:
        — Я не знаю, где распятие, но, может быть, смогу определить, где оно. Что-то в статуе насторожило меня, когда… когда я глядела на нее. Не знаю, что именно, но думаю, что если увижу статую снова, то вспомню.
        — Ты лжешь.
        Его палец на курке напрягся. Стефани с усилием заставила свой голос не дрожать.
        — Не кажется ли вам, что если бы я нашла распятие или знала наверняка, где оно, то тут же его забрала бы и сразу же вернулась домой? Я отправилась за распятием из-за моего отца, а он умирает. У меня не так много времени.
        Он нахмурился, обдумывая ее слова, и это сделало его лицо еще более отвратительным.
        — В записках было что-то, что я не заметил, или ты просто тянешь время?  — потребовал он ответа.
        — Папа вспомнил про один журнал. Совсем недавно. И еще я сама отыскала несколько книг. Есть что-то о статуе, что я не могу вспомнить. Мне нужно посмотреть на нее.
        На это уйдет два часа и, вероятно, еще часа три потребуется на то, чтобы добраться до пещеры, подумала она. Они должны будут поехать верхом, одна лошадь не выдержит их обоих  — придется взять две. Это, по крайней мере, предполагает хоть какое-то расстояние между ними. Она не знала, какое преимущество это даст ей, но была полна решимости рискнуть.
        — Хорошо,  — сказал Говард, улыбаясь так, что тошнота подступила ей к горлу.  — Мы поедем, к пещере вдвоем. Я не сторонник компаний. Итак, вы напишете записку своему любовнику на случай, если он сообразит, что вы уехали. Напишите ему что-либо такое, чему он поверит.
        На краю стола стоял телефон, рядом с ним лежала записная книжка и ручка. Стефани посмотрела на них, потом беспомощно взглянула на Говарда. Ей в голову не приходила ни одна разумная причина, по которой она могла бы покинуть гостиницу без Энтони.
        Говард нетерпеливо сказал:
        — Напишите, что вышли купить подарок для вашего отца. И будьте убедительны.
        Она медленно и осторожно вырвала листок из блокнота и написала коротенькую записку, ощущая безжалостно направленный на нее пистолет. Говард велел ей положить записку на столик, затем приказал отойти на шаг и прочитал записку сам.
        — Трогательно,  — насмешливо произнес он.
        Она, должно быть, простыми словами и без ненужного пафоса выразила свои чувства к Энтони. Глядя на Говарда, она поняла, по меньшей мере, часть того, что испытывал Энтони к этому человеку, потому что первый раз в жизни ощутила крайнее отвращение. Это было ужасное чувство.
        — Слушайте внимательно,  — сказал Говард ровным голосом.  — Мы спустимся по лестнице и выйдем через боковую дверь на улицу. Там меня ждет машина, которую вы поведете к конюшне. Если вы скажете хоть слово или знаком покажете кому-либо, что в, беде, я убью вас. Понятно?
        — Да.
        Она не вспомнила о кусках фальшивого распятия, лежащих на полу, пока они не прошли мимо него, ей ничего не оставалось делать, как подчиниться.
        Зазвонил телефон. С Пола мгновенно слетел сон, и он быстро схватил трубку. Он и Энтони молча пили кофе уже около часа, ожидая каких-либо новостей. Они оба были привычны к подобному ожиданию  — любой, посмотревший на них, предположил бы, что они просто любуются видом города.
        Пол поприветствовал кого-то, затем прислушался, его глаза сузились, пристально глядя на лицо Энтони. Сначала взгляд его был непроницаемым, затем постепенно глаза стали холодновато-серого цвета отшлифованной стали. Повесив трубку несколькими минутами позже, он нахмурился.
        — Ну?  — Голос Энтони был почти неестественно спокоен.
        — Только что около Милана задержали мужчину, который предположительно пересек вчера границу,  — сообщил Пол.
        — У него на лице все еще были фальшивые шрамы, и повязка на глаз торчала из кармана. В компьютере есть на него данные. Большей частью пустяки: кражи со взломом и подделка документов.
        — Что еще?  — спросил Энтони.
        Пол грубо выругался.
        — Он сказал, не по доброй воле, конечно, что Говард был уже на полпути к границе, когда внимательно вгляделся в распятие… и обезумел.
        — Почему?
        — Говард сказал, это была подделка. Он, казалось, был чертовски уверен в этом.
        Энтони внимательно посмотрел на друга, его ум работал с необыкновенной медлительностью. Подделка? Но это не имело смысла. Если только кто-то не обнаружил давным-давно пещеру и не украл настоящее распятие. Но зачем брать на себя хлопоты и заменять подделкой настоящее распятие.
        — Не понимаю,  — сказал Пол.  — Не было никакой причины прятать подделку, особенно с такими предосторожностями и так надежно, как ты рассказал.
        Холодок пробежал по телу Энтони, когда в голову пришла одна мысль, и голос прозвучал глухо даже для его собственных ушей, когда он сказал:
        — Но это не объясняет, зачем Говард вернулся сюда. Он знает, что в пещере не было ловушки  — он добрался туда первым. Он нашел фальшивое распятие там, где следовало находиться настоящему, которое спрятали несколько столетий назад. Я бы на его месте стал бы подозревать, что настоящее находится где-то рядом.
        Пол кивнул головой и нахмурился.
        — Итак, этот одержимый ублюдок послал через границу своего наемника, чтобы выиграть время, и вернулся сюда, чтобы осмотреть все повнимательнее. И должен был обнаружить, что ты сейчас здесь…
        Резко оборвав свою речь, Пол заметил, что в лице Энтони нет ни кровинки.
        — Не я,  — сказал Энтони;  — Не я вырос, слушая рассказы Джеймса Стирлинга.
        Пол отшвырнул стул и ринулся за Энтони в здание. Он выхватил из кобуры под мышкой пистолет и ожесточенно выругался. Они оба пропустили его. Энтони сказал, что Говард не вернется в Инсбрук с распятием в руках, но он вернулся, и им следовало быть настороже. Они должны были почувствовать, что что-то не так. Если Говард был чем-то одержим, то шел на все, даже на попытку проскользнуть за спиной своего заклятого врага к единственному человеку, который слышал, возможно, больше, чем понимал, о местонахождении реликвии.
        Они взлетели по лестнице, и добежали до номера не более чем через пару минут после того, как покинули террасу. Энтони открыл дверь своим ключом и выкрикнул имя Стефани хриплым голосом. Никакого ответа. Он вошел в спальню  — постель была пуста, покрывала смяты. Слабая влажность воздуха и аромат парфюмерии указывали на то, что у нее было время принять душ. Энтони ринулся в ванную, но она была пуста, как и остальная часть номера.
        — Энтони!
        Он быстро прошел в гостиную, страх, казалось, поразил его насмерть. Пол протянул ему записку, он взял ее и прочел короткое сообщение. Его сердце сжалось при виде трех последних слов, напомнив ему о том, как их произносил ее мягкий голос.
        — Что ты думаешь?  — спросил Пол.
        — Нет. Она не ушла бы по своей собственной воле. Он увел ее.
        Пол вынужден был отвернуться, чтобы не видеть отчаяния в глазах друга. Он знал Энтони Стивенса долгое время, видел его в разных ситуациях, многие из которых были крайне опасными. Знал его насмешливым, злым до бешенства, обаятельным, усталым до изнеможения, смертельно спокойным, чопорным. Но он всегда владел собой, скрывая истинные эмоции. До нынешнего дня он никогда не видел его обнаженной души, не видел, чтобы его, душил такой ужас, который может чувствовать только мужчина, любящий женщину.
        Чак Говард был смертельно опасным противником. И он сделал единственную вещь, способную разрушить нежелание Энтони убивать. У Пола не было никаких сомнений в этом.
        Он оглядел комнату, пытаясь сосредоточиться. Конечно, пещера, судя по описанию Энтони, была чертовски удобным местом для любого рода столкновений. Неожиданно его внимание привлекли предметы, лежащие на полу. Он быстро пересек комнату и поднял один из них.
        — Посмотри на это.
        Через мгновение Энтони вертел в руках обломок распятия. Его руки обладали стальной хваткой, но когда он заговорил, голос прозвучал тихо.
        — Подделка, я в этом уверен.
        Пол с беспокойством вглядывался в лицо друга, понимая, что тихий голос имеет своим источником не выдержку, а парализующую хватку эмоций. Это было лишь вопросом времени, когда они взорвутся с такой силой, что Энтони забудет обо всем, кроме желания убить похитителя.
        Господи, оставь ей жизнь!  — подумал Пол.
        Он заставил себя говорить спокойным голосом.
        — Они обогнали нас, вероятно, на час. Подумай, Энтони. Есть ли какой-нибудь путь, которым мы можем добраться туда раньше их? На вертолет нет времени, даже если мы и найдем площадку рядом с пещерой, где сможем приземлиться. Путь на лошадях единственный?
        Энтони медленно кивнул, затем, положив кусок распятия на стол, двинулся к двери.
        — Единственный, но я знаю один более короткий.
        Не сразу до Пола дошел смысл услышанного, но через час он понял. Они взяли лошадей и винтовку, которую владелец конюшни вручил Энтони мгновенно, едва он выразил просьбу, и отправились в горы. Энтони ехал быстро, и Пол, менее опытный в верховой езде, прилагал все усилия, чтобы не отстать от него. Он думал, что справится, пока лошадь впереди не начала самоубийственный подъем по горной тропинке. Когда Пол понял, что намеревается сделать Энтони, он не стал тратить ни сил, ни энергии, чтобы отговорить своего друга. Он был слишком занят тем, чтобы не слететь в пропасть.
        Единственный путь к пещере шел, извиваясь, среди высоких пиков и узких пропастей. Ни один человек в здравом уме не выбрал бы этот путь. Но Энтони не был в здравом уме в данный момент.

        Как только они оставили Инсбрук позади себя, Стефани поняла, в чем ее преимущество. Она только не знала, как им воспользоваться.
        Говард был плохим наездником. Он заставил ее ехать впереди и держал пистолет постоянно направленным на нее, но она видела достаточно, чтобы сообразить, что наездник из него никудышный. Он был в состоянии уверенно держаться в седле при обычных условиях, но не на пересеченной местности. И как только они начали взбираться по извилистой горной тропинке, за спиной девушки раздались сдавленные проклятия.
        Стефани никогда так не ценила свою собственную сноровку, как сейчас. Она позволила телу расслабиться, в то время как ее ум отчаянно работал. Пистолет Говарда больше не был приставлен к ее спине. Его палец на курке не был так сильно напряжен, как в начале. Она не знала многого об огнестрельном оружии, но полагала, что это дает ей дополнительную долю секунды до того, как он может выстрелить.
        Слишком мало!
        Может быть, стоит испугать его лошадь? Неопытный всадник может не удержаться при внезапном движении лошади и выронить пистолет или, по крайней мере, схватиться за луку седла, теряя драгоценные секунды. Или же его лошадь понесет, и у него не будет возможности метко прицелиться на всем скаку.
        Она прикусила до крови нижнюю губу, пока они взбирались все дальше и дальше в горы, все ближе и ближе к пещере. Стефани старалась держать плечи поникшими и выглядеть как можно более подавленной, чтобы он не заподозрил ее планы. Она старалась также не думать об Энтони, потому что ей становилось неимоверно больно, когда она представляла, что может больше никогда не увидеть его.
        Пещера. Нужно начать действовать до того, как они войдут в нее. Как только Говард почувствует землю под ногами, шансы уйти от него будут равны нулю. И мысль о том, чтобы войти спиной к нему в то темное тесное место, была ужасающей, словно это была ее собственная могила.
        Не надо думать об этом.
        План, ей был нужен план. Она достаточно легко могла испугать его лошадь и верила, что справится со своей. Но ей надо было быстро оторваться от него. Очень-очень быстро. Осматриваясь вокруг, не поворачивая головы, она пыталась вспомнить, той ли дорогой ехали они с Энтони вчера. Казалось, что той.
        Если это так, то до того как они доберутся до пещеры, им встретится множество препятствий в виде больших валунов и сваленных деревьев, и если даже Говард усидит на лошади, он не сможет метко стрелять в подобной обстановке.

        Лежа на скале над входом в пещеру, Энтони держал наготове винтовку, поджидая всадников. Его ум был полностью сконцентрирован только па точном попадании в цель. Он даже не отдавал себе отчета в том, что рядом с ним находится еще один человек.
        — У тебя может и не быть второго шанса,  — сказал Пол.
        Энтони едва услышал его, но ответил:
        — Знаю.
        — Ты помнишь, как он обращается с заложниками… Не позволяй ему прикасаться к ней.
        — Нет. Я не позволю ему этого.  — Голос Энтони был ледяным.
        Пол едва отдышался. Этот подъем будет преследовать его в кошмарах многие годы. Он до сих пор не мог прийти в себя от изумления, что они живы.
        Внимание Энтони, казалось, было направлено только на то, чтобы добраться сюда, но, как только они слезли с лошадей, он бросил поводья Полу и сказал:
        — Выгуляй их.
        Пол Норман не был человеком легко подчиняющимся приказам, но не стал протестовать, даже если бы у него хватило дыхания. Он успокоил взмыленных животных, пробормотал им какие-то ласковые слова, поглядывая время от времени наверх, чтобы убедиться, что Энтони еще здесь, в ожидании своей цели.
        Когда лошади немного отдохнули, Пол привязал их в маленькой рощице, как можно дальше от пещеры, и присоединился к Энтони.
        — Есть ли какие-то признаки их приближения?  — рискнул спросить он, не уверенный, что Энтони ответит на его вопрос, потому что напряжение, охватившее его друга, было видно невооруженным глазом.
        — Еще нет,  — ответил тот, пристально глядя вниз.
        Пол очень хорошо знал, что не может позволить Энтони делать то, что он собирался. Но есть ситуации, когда лучше действовать, повинуясь инстинкту и велению сердца, а не инструкциям.
        Кроме того, Энтони был лучшим стрелком, чем он.
        — Смотри, там.
        Напряжение, в его голосе усилилось, но в нем чувствовалось и облегчение, потому что Стефани была жива. Всадники были слишком далеко, чтобы можно было разглядеть выражение их лиц.
        Палец Энтони, лежавший на спусковом крючке винтовки, побелел от напряжения. Из-за извилистой тропы Говард был плохой мишенью. Стефани, ехавшая впереди, часто заслоняла его.
        Очень тихо Пол сказал:
        — Как только он будет хорошо виден, стреляй.
        Энтони не ответил. Он был полностью сосредоточен и, не мигая, следил за приближающимися всадниками.
        Затем события стали развиваться очень быстро. Лошадь Стефани неожиданно развернулась и взвилась на дыбы, задев копытами лошадь Говарда, которая тут же отпрянула в сторону. Говард не выронил пистолет, но использовал ту же руку, чтобы уцепиться за луку седла, в то время как другой попытался удержать поводья.
        Не колеблясь, Стефани повернула свою лошадь так круто, что та сделала полный оборот, и вонзила шпоры в бока удивленного животного. Лошадь рванулась вперед. Стефани пригнулась к ее шее, пытаясь стать как можно меньшей мишенью, пока не доберется до ближайших деревьев.
        В другой ситуации это могло бы сработать, но ярость Говарда была такой же сильной, как желание Стефани спастись. С неожиданной для него сноровкой он остановил лошадь и мгновенно поднял пистолет.
        Грохот винтовки на секунду опередил трескучий звук пистолетного выстрела.

        12

        Выстрел сверху прозвучал для Стефани, как в тумане, но звук пистолетного выстрела за ее спиной был ближе и громче, и она знала, что не отъехала еще достаточно далеко, чтобы быть в безопасности. Что-то дернуло ее за свитер, и она инстинктивно отклонилась в противоположную сторону, но до того, как она могла сообразить, что же случилось, ее лошадь попала передними ногами в узкую рытвину, которую должна была бы преодолеть без всяких трудностей.
        С диким ржанием испуганный конь рванулся вперед. Было бы самоубийством оставаться сидеть на взбесившейся лошади. Стефани вынула ноги из стремян и выпустила из рук поводья, позволив лошади сбросить себя с седла. К своему удивлению, она приземлилась на ноги.
        Все случилось так быстро, что эхо пистолетного выстрела едва успело замереть, и все инстинкты Стефани призывали ее бежать. Тем не менее, она не удержалась, чтобы не оглянуться через плечо, и то, что она увидела, настолько ее поразило, что она застыла на месте как вкопанная.
        Лошадь Говарда без седока рысью трусила по дороге, по которой они сюда приехали. Поводья ее волочились по земле. Мужчина со шрамами неподвижно лежал поверх большого валуна, его пистолет валялся рядом.
        Она едва успела удивиться, как какой-то звук заставил ее обернуться  — с безрассудной скоростью Энтони спускался по скалистому откосу, держа в одной руке винтовку. Она побежала ему навстречу.
        Энтони не помнил, как отбросил винтовку, едва только достиг Стефани. Он оторвал ее от земли, крепко прижал к себе и уткнулся лицом в нежную шею, хриплым прерывистым голосом снова и снова шепча ее имя.
        Стефани вцепилась в него так же крепко, как он в нее, ее руки обвились вокруг его шеи, она едва могла говорить:
        — Я люблю тебя,  — произнесла она единственные слова, которые имели значение для них.
        — Господи, Стефани, я думал, что потерял тебя,  — простонал он.  — Я был в ужасе, когда узнал, что ты у него в руках.
        Он, должно быть, застрелил Говарда, дошло до нее. Добрался сюда раньше их  — как ему это удалось?  — и ждал на вершине холма. Она вспомнила теперь дополнительный звук, который услышала в тот момент, когда Говард выстрелил из пистолета. У нее не было сомнения, что человек со шрамами мертв, и единственным ее ощущением по поводу этого было чувство облегчения.
        — Я люблю тебя,  — прошептал Энтони, подняв голову, чтобы почти грубо поцеловать ее.
        — Он думал, что я приведу его к распятию, а я просто тянула время и надеялась, что смогу убежать. Я не знала, что ты здесь…
        Он снова ее поцеловал, затем опустил на землю. Слабая улыбка скривила его губы, хотя лицо было еще бледным и напряженным.
        — Ты хорошо сделала, оторвавшись от него и дав мне возможность выстрелить.
        — Я не собиралась позволить ему выиграть,  — сказала она.  — Он и так уже причинил тебе много страданий.
        — Если бы он обидел тебя…
        Энтони прижал ее к себе. Потерять ее десять лет назад было адски мучительно для него, но это было ничто по сравнению с безумным ужасом, испытанным им, когда он узнал, что она находится в руках человека, который может убить ее.
        Из них двоих, прошедших испытания последних нескольких часов, Стефани была в лучшей форме. Она улыбалась ему, немного бледная, но спокойная. Господи, как она рисковала, пытаясь сбежать от Говарда, проявив при этом храбрость и стальную выдержку! Она была далеко не беспомощной и, несмотря на свою хрупкость, не ждала спасения ни от кого, кроме себя самой.
        И еще она любила, любила всей душой. В ее решимости защитить Энтони от опасности было столько любви, что она не думала о своей жизни.
        Пол приблизился к ним и утвердительно кивнул в ответ на вопросительный взгляд Энтони.
        — Как вы добрались сюда раньше нас?  — спросила Стефани, держа обеими руками Энтони за талию и внимательно глядя на него.
        Пол фыркнул до того, как Энтони успел открыть рот.
        — Напомните мне, чтобы я ответил на этот вопрос подробно, когда у вас будет несколько свободных часов. Не имеет значения когда  — уж эту поездку я не забуду, даже если проживу сотню лет.
        — Что вы имеете в виду?  — изумилась она.
        Пол посмотрел на своего друга, который слегка нахмурился, затем сказал немного сухо:
        — Мы прошли вон по той горе.
        — По…  — Стефани посмотрела на гору, затем на Энтони.  — Вы прошли по той горе?
        — Полагаю, что да,  — сказал Энтони, даже не оборачиваясь. Честно говоря, он не помнил, как добрался сюда.
        — Вы могли бы погибнуть!
        — Нет,  — сказал он.  — Только не тогда, когда тебе нужна была моя помощь.
        Стефани несколько минут смотрела на него, затем спрятала свое лицо на его груди. Она крепко прижалась к нему, чувствуя, как его щека нежно трется о ее висок. Она хотела сказать: «Ты не можешь так сильно любить меня!»  — но знала, что он любил именно так, и это чудо заставило ее онеметь.
        Пол, несколькими минутами раньше отправившийся за лошадьми, вернулся, размышляя, как он объяснит все это своему начальнику, поэтому, когда заговорил, тон его голоса был немного кислым и ворчливым.
        — Поскольку лошадь Говарда убежала, и мы не можем взять тело с собой, я предлагаю выехать в город прямо сейчас, чтобы я смог прислать сюда кого-либо до того, как стемнеет.
        Стефани в задумчивости повернула к нему голову.
        — Мне надо взглянуть на статую,  — пробормотала она.  — Что-то беспокоит меня в ней, и поскольку он не нашел настоящего распятия…
        Энтони покачал головой.
        — Мы вернемся сюда завтра, если захочешь.
        Она согласилась с этим частично из-за того, что ей не хватило бы духу карабкаться на скалу после того, что случилось сегодня. Наступила реакция: она дрожала и больше всего на свете хотела остаться с Энтони вдвоем в спокойной обстановке. Ее лошадь не получила никаких повреждений, но поскольку две другие лошади были измотаны, они спускались с горы очень медленно. Хозяин конюшни принял короткое объяснение Пола, что винтовку, которую тот держал в руках, вернут ему позже.
        — У тебя будут неприятности по поводу этого?  — спросил Энтони друга, когда они вошли в гостиницу.
        Агент Интерпола улыбнулся.
        — Ничего такого, с чем бы я не справился. Конечно, было бы намного легче, если бы вы отыскали настоящее распятие.
        Стефани твердо взглянула на него.
        — Могут быть какие-то обвинения против Энтони?
        — Нет. Я свидетель, что Говард пытался убить вас. Не беспокойтесь, никто не будет тратить время на то, чтобы оплакивать его.
        Он снова взглянул на Энтони.
        — Я приму меры, чтобы сегодня вас избавили от любых объяснений.
        — Ценю твой такт,  — сказал Энтони.  — Я отведу Стефани в номер, и, если кто-либо постучится в дверь до завтрашнего утра, ему лучше иметь чертовски серьезную причину для этого.
        Его голос звучал шутливо, но Пол знал, что наверняка нe побеспокоит их сегодня. Он не такой дурак.
        Энтони хотел окружить Стефани заботой. Была середина дня, а она еще ничего не ела, и, кроме того, он знал, что, несмотря на ее внешнее спокойствие, она потрясена до глубины души.
        — Почему бы тебе не переодеться, пока не принесут еду,  — предложил он, когда привел ее в их номер.
        Она встала на цыпочки, чтобы поцеловать его, и улыбнулась.
        — Думаю, я приму сначала душ… Смою с себя грязь.
        Внезапная мысль, пришедшая в голову Энтони, заставила его крепко сжать ее пальцы. Он слишком хорошо знал беспринципность Говарда, чтобы не исключать любую возможность.
        — Милая, он не обидел тебя?
        — Нет, он даже не прикоснулся ко мне. Со мной все хорошо.
        Она освободила свою руку и пошла в спальню, чтобы раздеться перед душем.
        Он заказал обед и заглянул к ней, не желая ни на минуту выпускать ее из виду.
        Стефани сняла свитер и держала его в руках, с изумлением глядя на него. Он видел, как она медленно просунула свой тонкий пальчик сквозь дырку, проделанную пулей.
        — Мой Бог!  — выдохнул Энтони.
        Она быстро обернулась, прикрыв дырку рукой.
        — И все-таки он промахнулся, хотя я и была на волосок от гибели.
        Энтони неистово заключил ее в свои объятия. И хотя, говорил он себе, она в целости и сохранности, но свидетельство того, насколько близка была к гибели, было для него подобно ножевой ране. Он обнимал ее, прикасался к ее телу, ощущая его реальность и удивительную силу ее страсти. Как всегда, ее губы прильнули к его губам, руки обвились вокруг его шеи, пока она все теснее прижималась к нему.
        Пробитый пулей свитер упал на пол и вскоре был завален другой одеждой, последовавшей за ним…

        — Я растолстею, если ты будешь так раскармливать меня,  — заметила Стефани двумя часами позже, сидя за столом с Энтони.
        — Ты ешь, как птичка,  — ответил он ей.
        Она засмеялась, но все же отодвинулась от стола и поднялась, чтобы взять в руки обломок фальшивого распятия. Потеря распятия была для нее болезненными разочарованием. Она ничего не говорила об этом, но Энтони знал ее теперь достаточно хорошо, чтобы читать в глазах.
        — Что-то беспокоит тебя по поводу распятия?
        — Да, как и статуя, но я не знаю что. Мне кажется, я должна что-то вспомнить.
        Она помедлила, вертя обломок в руках, затем сказала:
        — Зачем было прятать подделку?
        — Да, это не имело смысла.
        Энтони мог бы еще что-нибудь добавить, но зазвонил телефон, и он снял трубку. Ответив по-немецки, он затем перешел на английский:
        — Она здесь, Томас. Все в порядке?
        Услышав ответ, он через минуту передал трубку Стефани, и она испытала чувство облегчения, когда услышала, что отцу лучше и его доктор настроен оптимистично.
        — Ваш отец больше не упоминал об этом, но я нашел журнал, мисс Стефани,  — сказал Томас.
        — Я полагаю, он на немецком,  — съехидничала она.
        — Нет, на английском.
        Она ощутила охватившее ее напряжение.
        — Что в журнале, Томас?
        — Дневники одной леди по имени Тереса Гарланд. Записи относятся к 1648-1650 годам. У меня еще не было возможности все прочитать, но я могу сказать, что, по крайней мере, в эти годы она жила в Инсбруке.
        Гарланд. Тереса Гарланд. Знакомое имя.
        — О… она была любовницей Курта. И она…
        Глядя на Энтони, Стефани внезапно вспомнила.
        — Она нарисовала его портрет. Томас, как только найдете время, начните читать дневник, пожалуйста.
        — На что мне обратить внимание?  — спросил он.
        — Нет ли там чего-либо о распятии. Она знала о нем, знала, что Курт спрятал его. Должна была знать. Сообщите мне, если обнаружите что-либо.
        — Хорошо.
        Стефани повесила трубку и, нахмурившись, села на кушетку. Она положила обломки фальшивого распятия на кофейный столик и внимательно смотрела на них. Когда Энтони сел рядом, она рассказала ему о находке Томаса, повторив, что именно Тереса Гарланд написала портрет Курта.
        — Я никогда не слышал о женщинах-художницах, живших в то время,  — медленно прокомментировал Энтони.
        — Я тоже. Интересно, почему это застряло у меня в голове? Она нарисовала его портрет, может, она же сделала и статую?
        — Ты уверена?
        — Когда мы были в пещере, ты сказал что-то о том, что разные художники по-разному видят портретируемых. Я же подумала, что статуя  — настоящая копия портрета. Разные художники никогда не могли бы сделать статую и портрет настолько похожими.
        Энтони кивнул.
        — О'кэй, ты меня убедила. И что это значит?
        — Надеюсь, ты сам сможешь ответить на свой вопрос. Тереса нарисовала портрет около 1650 года. Дневник, который нашел Томас, она вела в 1648-1650 годах. Но это было много лет спустя после смерти Курта.
        — Ты думаешь, что дневник может нам чем-то помочь, что Джеймс прочитал его и нашел в записках Тересы Гарланд какое-то упоминание о распятии?
        Стефани на минуту затихла.
        — Подожди минуту. Перед моим отъездом папа говорил что-то, что я не поняла, подумала, что он бредит, и не обратила на это внимания.
        — Что он сказал?
        Она закрыла глаза и сосредоточилась.
        — Что-то о… распятии. Что-то о том, что его спрятали… как часы.
        Ее глаза широко распахнулись, и она взглянула на Энтони.
        — Часы? Какие часы?
        У Стефани снова возникло то странное чувство, что она раньше знала песню, которую сейчас не могла вспомнить, только теперь мелодия звучала громче, и слова становились на свои места.
        — Энтони, он знал, что мы найдем фальшивку. Он знал, что это будет подделка. Как у нас дома. Папа приказал сделать два сейфа: один настоящий, а другой, чтобы обмануть воров.
        — А настоящий находится за часами,  — сообразил Энтони.  — Но почему Курт принял на себя такие хлопоты? Одной пещеры вполне хватало для того, чтобы спрятать распятие.
        Ее ум быстро заработал, просчитывая возможные варианты.
        — Предположим, Курт оставил шкатулку с настоящим распятием в пещере и сказал Тересе о том, где спрятал его.
        — В этом больше смысла,  — согласился Энтони, глядя на нее.  — Поскольку он планировал позже забрать его, он бы не стал тратить время на маскарад.
        — Правильно. Но затем был убит священник, а сам Курт умер после того, как выходил Тересу. Она была единственной оставшейся в живых из тех, кто знал, где спрятано распятие.
        Энтони медленно кивнул.
        — Было бы глупо воспользоваться им, поскольку оно было краденым.
        — И она могла не хотеть, чтобы кто-либо еще знал наверняка, что Курт украл его. Каким бы он ни был, ясно, что он был предан ей. Она, безусловно, любила его, это видно по портрету. Ее беспокоила мысль о распятии, просто лежавшем в пещере. Оно принадлежало Габсбургам и, в конечном счете, должно было вернуться к ним. Но она не могла вынести, что Курта заклеймят как вора, по крайней мере, не тогда, когда она была еще жива.
        Энтони, который обнаружил множество подобных трагических историй во время поисков древностей в течение многих лет, нашел этот рассказ вполне правдоподобным и даже не лишенным трогательности.
        — Хотел бы я знать, кто помог ей доставить туда статую?  — сказал он.  — Джеймс сказал, что они ее спрятали, не так ли?
        Стефани кивнула.
        — Я помню это очень смутно. Это должен был быть кто-то, кому она доверяла. Не знаю, зачем она придумала трюк с фальшивым распятием. Чтобы отвести глаза случайному вору, если он найдет пещеру?
        — Весьма вероятно. Может быть, мы найдем ответ в ее дневнике?
        Внезапно Стефани испытала потрясение. Распятие! Неуловимая реликвия, которую ее отец искал всю свою жизнь  — они нашли ее! Ее отец, Энтони и она сама  — каждый из них внес свой вклад, они вычислили нахождение бесценного предмета, изготовленного почти пять столетий тому назад.
        Она внимательно посмотрела на свои ладони и пробормотала:
        — За часами. За подделкой, короче говоря.
        — В статуе,  — сказал Энтони.
        Стефани нервно засмеялась и взглянула на него загоревшимися глазами.
        — Мы нашли ее, Энтони, мы нашли ее!
        — Ты нашла ее. Ты и Джеймс.
        Он не сомневался, что распятие будет там, где оно ждало их уже несколько столетий.
        — Папа сделал большую часть работы, но если бы ты не был со мной, этого никогда бы не произошло.
        Ее нежное лицо изменилось, и она подняла руку, чтобы прикоснуться к его щеке.
        — Я люблю тебя.
        — Я тоже люблю тебя, милая,  — сказал он, прижимая ее к своему сердцу.

        Австрийские власти были очень довольны, когда на следующий день Энтони и Стефани вернулись из своей последней поездки в горы с распятием из литого золота, усыпанным рубинами и бриллиантами. Распятием Габсбургов.
        Поскольку Стефани уже имела разрешение вывезти распятие в Штаты, чтобы показать отцу, она и Энтони смогли покинуть страну день спустя. Власти решили пока не объявлять публично о находке, чтобы не вызвать переполоха среди коллекционеров или средств массовой информации.
        Неделю спустя после того, как Стефани Стерлинг вылетела из Штатов, несчастная, одинокая, испытывающая тревогу, напряжение и беспокойство, она вошла в спальню своего отца, неся в руках тяжелый деревянный ящичек. Энтони шел за ней.
        — Папа,  — позвала она тихо.  — Мы хотим кое-что показать тебе.

        Прошло два месяца с тех пор, как она и Энтони покинули Инсбрук, и шесть недель со дня их тихой свадьбы. Ее отец присутствовал на церемонии бракосочетания, хотя и в инвалидном кресле. То, что он держал в своих руках мечту всей жизни  — распятие Габсбургов,  — сделало для его здоровья гораздо больше, чем все медикаменты, и, хотя он был еще слаб, врачи были уверены в улучшении его здоровья.
        Джеймс Стерлинг преодолевал болезнь для того, чтобы увидеть распятие. Отныне у него появилась новая цель в жизни  — взять на руки своего первого внука. А может быть, и не одного.
        Стефани хотела иметь четырех детей, по меньшей мере, Энтони  — двух. И Джеймс посоветовал им остановиться на среднем арифметическом. Но Стефани была полна решимости настоять на своем, и, казалось, Энтони не особенно возражал против ее упрямства.

        Однажды, когда теплым осенним днем Стефани стояла у каменного парапета замка, сзади к ней неслышно подошел Энтони и, обняв, поцеловал в шею.
        — Тебе не следовало бы приходить сюда одной, тем более что я говорил тебе, что добрая половина этих камней осыпается.
        — Я была осторожна,  — сказала она безмятежно.  — Кроме того, мне необходим свежий воздух.
        Энтони крепко обнял ее, затем его рука скользнула по ее еще плоскому животу.
        — Как она поживает?
        Стефани склонила голову набок и насмешливо улыбнулась ему.
        — Она? Ты убежден, что это девочка, не так ли?
        — Абсолютно.
        — Что заставляет тебя быть таким уверенным?
        — Интуиция.
        — Гм-м. Ну, тогда она поживает прекрасно. На нее произвел большое впечатление этот замок. С настоящим рвом и подъемным мостом. Она вырастет избалованной  — наша маленькая принцесса.
        Энтони рассмеялся.
        — Я серьезно,  — сказала Стефани.  — Разве есть еще на свете мужчина, который может сравниться с ее отцом?
        — Но во всем мире нет и женщины, которая могла бы быть прекраснее, чем ее мать.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к