Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хингл Метси: " Принцесса И Телохранитель " - читать онлайн

Сохранить .
Принцесса и телохранитель Метси Хингл

        # Какой-то тип преследует Клеа, донимая ее непристойными угрозами в письмах, по телефону… За дело берется частный сыщик Райан, но слишком уж его внимание поглощено подопечной, в которую он влюблен.

        Метси Хингл
        Принцесса и телохранитель

        ПРОЛОГ

        Нет, все-таки она ненавидит свадьбы, решила Клеа Менсон. Она с тоской разглядывала букет белых роз и лилий, который свалился ей в руки, можно сказать, прямо с неба, когда невеста по традиции подкинула цветы вверх, чтобы кто-то из желающих поймал их. Клеа с досадой взглянула на Райана Фицпатрика. Если бы он не отвлек ее, она ни за что не схватила бы этот чертов букет.
        - О, Клеа! Тебе быть следующей невестой!
        - Приложу все силы, чтобы ею не стать, - пробормотала она в ответ на восторженный крик новобрачной, своей подруги Гейл. Клеа не собиралась замуж. Никогда.
        - Ты еще передумаешь, когда встретишь своего суженого. Я думала точно так же, пока не встретила моего Ларри, - заверила ее невеста и растворилась в толпе гостей.
        Почувствовав, что ее наконец оставили в покое, Клеа взглянула на часы и нахмурилась. Господи, сколько еще будет продолжаться этот ужасный праздник? Вспомнив о свадьбах двух своих сестер, Клеа чуть не застонала. Если только память ее не подводит, нужно оставаться здесь по крайней мере до тех пор, пока новобрачные не уедут. Она перевела взгляд на жениха и невесту. Они, похоже, не торопились.
        Смирившись с предстоящим ожиданием, Клеа начала разглядывать гостей. Большинство - сослуживцы из туристического агентства. Не удивительно. В Чикаго ни у жениха, ни у невесты нет родственников. А владельцы агентства настояли на том, чтобы устроить прием в честь их свадьбы.
        Взгляд Клеа, рассеянно скользивший по гостям, споткнулся на Райане Фицпатрике.
        Даже одетый в стандартный костюм шафера, он выделялся из толпы, и не только высоким ростом. Надо признать, Райан - роскошный мужчина. Четкие, точеные черты лица, глубокие голубые глаза и насмешливая улыбка. Напоминает падшего ангела. Его темные густые волосы, волнами спадавшие на воротник рубашки, вызывали у Клеа желание пробежать пальцами по шелковистым прядям. При этой мысли ее пальцы невольно стиснули букет. Как будто что-то почувствовав, Райан поднял на нее глаза и сверкнул неотразимой улыбкой.
        - Будь прокляты мужчины! - прошептала Клеа, пытаясь унять волнение. Круто повернувшись, она налетела прямо на Сиана Фицпатрика.
        - Ох, прости!
        - Не за что. Можешь влетать мне в объятия, когда только пожелаешь, - милостиво разрешил Сиан и перевел взгляд на букет в ее руках. - Я собирался пригласить тебя потанцевать. Но что скажешь, если вместо этого мы просто поженимся? Прямо сейчас, а?
        - Не слушай его, - улыбнулся Майкл Фицпатрик, отодвигая своего младшего брата в сторону. - Лучше выходи за меня. Я гораздо лучше.
        Клеа засмеялась, качая головой. Напряжение ее испарилось. Расслабившись, она слушала, как братья препираются, кому из них она достанется в жены. Братья Фицпатрик приходились племянниками владельцам фирмы «Мир путешествий», и их часто можно было там встретить. Они знали всех и каждого. Для женского персонала каждый из братьев был пределом мечтаний. Но Клеа старалась поддерживать с ними ровные дружеские отношения. Жаль только, что это не относится также и к Райану, третьему брату. Райан волновал ее воображение так, как давно уже не удавалось ни одному мужчине.
        - Клеа, скажи моему туповатому братцу, что он попусту теряет время, - настойчиво просил Сиан.
        - Вы оба попусту теряете время, - прозвучал позади них баритон Райана. - Клеа не собирается замуж за таких клоунов, как вы, ребята. Она выйдет только за меня.
        Клеа повернулась, как ужаленная. В висках застучала кровь. А в его глазах скакали озорные искорки, на пальце он вертел подвязку невесты. На губах играла улыбка.
        - За тебя замуж? - с возмущением переспросила Клеа. - Я…
        - Не можешь больше ждать. Да, дорогая, я знаю. И чувствую то же самое.
        Но прежде, чем ей удалось произнести хоть слово протеста, он крепко обнял ее и поцеловал в губы.

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Я хочу получить дело Клеа Менсон, - твердо сказал Райан. Скрестив руки на груди, он смотрел на своего брата Майкла поверх стола. Он приготовился к битве.
        Майкл отключил телефон, закончив разговор с тетей. Затем откинулся на спинку кресла.
        - Никакого «дела» не существует, брат. Райан постарался заглушить гнев, который рос в нем с той минуты, когда позвонила тетя Мэгги и сказала им, что какой-то псих преследует Клеа.
        - Может быть, я здесь новичок и пока не знаю, как работают частные детективы. Но как бывший полицейский могу сказать, что если какой-то извращенец посылает Клеа любовные письма и звонит по телефону, то пора забеспокоиться.
        - Именно это я и пытался сказать тете Мэгги, - ответил Майкл. В строгой белой рубашке с классическим галстуком он был больше похож на преуспевающего адвоката, чем на детектива. - Мы - специалисты по безопасности, Рай, а не телохранители.
        - Ты хочешь сказать, что когда псих беспокоит менеджера из «Мира путешествий», то это не требует внимания здешней службы безопасности?
        - Мы оба знаем, что это не наше дело. Это дело полиции. Именно поэтому я не хотел даже браться за него.
        - Но ты же согласился, - заметил Райан. Майкл ухмыльнулся.
        - Вспомни, когда в последний раз тебе удавалось возражать тетушке Мэгги? - Не дожидаясь ответа, он добавил: - Да еще когда ты сидишь рядом и соглашаешься со всем, что она говорит.
        - Я думаю, она права. Клеа нужна защита. - Брат фыркнул, но Райан не обратил внимания. - Ну же, Майкл. Ты слышал, что сказала тетя Мэгги. Это длится уже пару месяцев, а копы так ничего и не предприняли. Именно поэтому мы нужны ей. Ты и сам так думаешь, иначе не дал бы тетушке уговорить себя. И раз уж ты согласился на эту работу, то тебе нужен кто-то, кто присмотрит за Клеа. Например, я.
        - Мне кажется, что ты и так уже глаз с нес не спускаешь. - Майкл положил ручку на стол и посмотрел Райану прямо в глаза. - Не удивлюсь, если именно она была причиной, по которой ты решил уйти из полиции и перебраться к нам с Сианом в агентство.
        Догадка Майкла близка к истине, молча признал Райан. Клеа сыграла определенную роль в том, что он решил вернуться домой. Но, как младший из братьев, он давно усвоил простую истину: нельзя давать им ни малейшего повода для насмешек.
        - Причины, по которым я вернулся домой, тут ни при чем. Дело в безопасности Клеа. Я хочу проследить, чтобы с ней ничего не случилось. Все равно кто-то должен взять на себя эту работу.
        - Эта, как ты выразился, «работа» будет проще, только если мы скажем Клеа, что намерены держать ее под наблюдением.
        - Согласен. Но поскольку она отказалась, по словам тети Мэгги, от такого предложения, придется защищать ее так, чтобы она ничего не знала.
        Кто знает, что может случиться за это время? - подумал Райан, и улыбка тронула его губы.
        Он вспомнил, как встретил ее в первый раз полгода назад. Он тогда зашел в туристическое агентство навестить дядю с тетей. Пока он ждал в приемной, ему довелось любоваться пикантным зрелищем: женщина склонялась над ящиком, стоя к нему спиной. Длинные стройные ноги, упругие ягодицы, обтянутые юбкой…
        А потом она повернулась, и… ее взгляд буквально обжег его. Словно в Райана попала молния. Эти зеленые бездонные кошачьи глаза сразили его. Конечно, он далеко не первый, кто пал ее жертвой. Мужчины, подумалось тогда Райану, не могут смотреть на Клеа равнодушно. Но тут было кое-что еще. Какое-то очарование сквозило в каждом ее движении. В том, как она легко и грациозно порхала по офису, как разговаривала с молодой женщиной с ребенком, стараясь найти самую лучшую путевку на их небольшие деньги. В общем, Клеа задела в душе Райана какие-то самые чувствительные струны.
        Он не ожидал от себя такой реакции. Ему неоднократно доводилось слышать рассказы братьев о божественной Клеа. Но амбициозные женщины, делающие карьеру, никогда его не привлекали. Райану нравился другой тип: мягкие, хрупкие и трогательные домашние хозяйки, которые рады-радешеньки выйти замуж и нарожать кучу детишек. Так что он и представить себе не мог, что влюбится в деловую женщину. И уж точно не думал, что она тоже окажется к нему неравнодушна.
        - …а, кроме того, ты в агентстве всего несколько недель. Этого совсем недостаточно, чтобы вникнуть в суть дела.
        Райан очнулся и понял, что уже давно не слушает Майкла.
        - Прости, я отвлекся. На чем мы остановились?
        - Я сказал, что следить за человеком, который тебя знает, - трудная задача. У Сиана и меня гораздо больше опыта в таких делах. Так что будет лучше, если этим займется один из нас.
        - Ни за что. - Райан резко поднялся. - Я думаю, двенадцать лет службы в полиции - это достаточный опыт. Из них восемь лет я отработал в отделе убийств. Так что не вешай мне лапшу на уши. Не говори, что вы с Сианом старше и опытнее. Все, за это дело берусь я.
        - Какое дело? - поинтересовался Сиан, входя в комнату. Он выглядел так, будто только что проснулся и выбрался из постели. Скорее всего, из постели какой-нибудь женщины, предположил Райан. Сиан выглядел сонным, но довольным. Подсев к Майклу на краешек стола, он поднес к губам дымящуюся кружку. Судя по запаху, в ней был кофе.
        - Дело Клеа Менсон, - ответил Майкл. Сиан опустил чашку, глаза его заблестели.
        - Клеа Великолепная - наша клиентка?
        - Не совсем, - ответил ему Майкл. - Какой-то парень посылает ей любовные письма. Прошлой ночью он позвонил ей. Из того, что она услышала, можно заключить, что его манеры оставляют желать лучшего.
        Сиан расправил плечи и отставил кружку в сторону.
        - Ну, только попадись он мне в руки…
        - Тебе придется встать в очередь, - огорчил его Райан.
        - Никто из вас не сделает в его сторону ни шага. Этого парня должны поймать полицейские, - заявил Майкл. - А пока они его будут искать, тетушка Мэгги хочет, чтобы кто-то из «Фицпатрик секьюрити» присмотрел за Клеа.
        - И этот кто-то буду я, - твердо заявил Райан.
        - Эй, подождите-ка минутку! Почему это ты? Я хочу участвовать в забаве, - возразил Сиан. - Кроме того, Клеа ко мне неравнодушна. Вы же видели, как она смотрела на меня на свадебном приеме. Женщины от меня без ума. Да и я не отказался бы составить ей компанию. Я - тот человек, Майкл, который тебе нужен. Не беспокойся, уж я о ней позабочусь.
        - Черта с два! - процедил Райан. - Если кто-то и будет заботиться о Клеа, так это я.
        Сиан буквально задохнулся от возмущения.
        - Прости, братец, но эта леди не проявляет к тебе никакого интереса.
        - Знаешь, а ведь Сиан прав, - сказал Майкл, не в силах скрыть улыбку. - Глядя на Клеа, когда ты поцеловал ее на свадьбе, я бы не сказал, что она питает к тебе нежные чувства.
        - Это мы еще посмотрим, - ответил ему Райан. Конечно, Клеа едва ответила на его поцелуй, но какая-то искра между ними проскочила.
        - Скорее всего, ты просто не унаследовал фамильную черту Фицпатриков - неотразимое очарование, братишка, - уколол его Сиан. - В то время как я…
        - Вообще его не унаследовал, - парировал Райан. - Майкл, отдай мне это дело. Мы же договорились, что я буду равноправным партнером в агентстве. Я уже больше месяца здесь работаю, а все, что ты мне доверил, - это разобрать кучу старых бумажек.
        Майкл вздохнул.
        - Рай, тебе нужно отдохнуть. Я слышал, что перед самым уходом из полиции тебе досталось тяжелейшее дело. И ты с ним справился.
        - Мне не нужен отдых. Я уже давно перестал быть полицейским. - Райан старался делать свою работу как можно лучше, но устал от системы, которая пускала все труды прахом. Его ребята из кожи вон лезли, чтобы поймать преступников, а после они выходили на свободу, потому что имели ловких адвокатов. - Решено. Я беру дело Клеа. - Он встал и, пресекая всяческие возражения, решительно направился к двери.
        - Рай, подожди-ка, - успел окликнуть его Майкл.
        Райан недовольно остановился.
        - Что еще?
        - Может оказаться, что тип, беспокоящий Клеа, безобиден. Обычно так и бывает. Если же нет, то Клеа в реальной опасности. Возможно, он не ограничится письмами и телефонными звонками. Рядом с ней должен оказаться человек, который полностью занят только ее безопасностью. В ответ Райан хмыкнул:
        - Ты думаешь, я не справлюсь?
        - Пока я вижу, что ты заглядываешься на Клеа. - Едва Райан начал протестовать, Майкл поднял руку. - Мы оба знаем, что личная привязанность к клиенту мешает в работе. Ты можешь отвлечься, замечтаться, а пострадает прежде всего Клеа. Я не хочу, чтобы с ней что-то случилось.
        - Я этого не допущу. И не собираюсь витать в облаках.
        - Эй, да ладно тебе, Майкл, - вставил свое слово Сиан. - У Клеа хороший вкус. Зачем ей заниматься этим парнем, когда у нее есть я? Ставлю сто баксов, что эта леди снова даст Райану от ворот поворот.
        - Как хочешь, - сказал ему Райан. - Только давай взглянем на твои деньги.
        Сиан полез в карман за бумажником и, вынув две бумажки по пятьдесят долларов, бросил их на стол.
        - А ты как, Майкл? Хочешь принять участие?
        - Честно говоря, хочу. - Майкл выписал чек на сто долларов и положил его на стол. - Ставлю на Сиана. Видимо, Клеа тебя не только отбреет, но и разорит.
        Райан бросил в общую кучу свою сотню.
        - Через шесть месяцев я надену на пальчик Клеа обручальное кольцо и заберу все.
        По спине Клеа бегали мурашки. Она не могла отделаться от ощущения, что за ней следят. То и дело щелкая замком сумочки, Клеа напряженно вглядывалась в лица прохожих. Но это были просто люди из толпы. И никто из них, кажется, ею не интересовался.
        Это все нервы, решила она наконец. Последствия многочасовой работы и бессонницы. Вообще-то ей давно уже пора быть дома и спать. Но вместо этого Клеа Менсон торчала на углу людной чикагской улицы в ожидании, когда же откроются двери театра. Не надо было соглашаться на приглашение Донателли. Но уже поздно: она согласилась и на посещение театра, и на ужин в ресторане. Господи, если бы не этот последний телефонный звонок…
        Клеа вздрогнула, вспоминая неприятный шепчущий голос: «Ты сегодня была так хороша… Мне понравилось твое красное платье. Хотелось бы увидеть тебя прямо сейчас. Мне нужно видеть тебя. Я хочу провести с тобой ночь. Я хочу…»
        Прекрати, одернула себя Клеа, борясь с паникой. При одном воспоминании о письмах, о том противном голосе, во всех гнусных подробностях сообщавшем, что он хочет с ней сделать, Клеа хотелось сжаться в комок. Нет, никто за ней не следит. Она просто устала, вымоталась. Нервы. Слишком долго она находилась в напряжении. Впрочем, кто не забеспокоится при подобных обстоятельствах?
        Да еще эта странная встреча с Райаном Фицпатриком в ресторане… Она нахмурилась, когда поняла, что вот уже третий раз за эту неделю встречается с ним. Каждый раз будто случайно. И все началось с того дня на свадьбе.
        Свадьба. Клеа крепко зажмурила глаза. Она каждый раз вздрагивала, вспоминая его возмутительное поведение на приеме. И, что еще хуже, собственное постыдное поведение. Ведь она не сразу оттолкнула его. На какое-то мгновение их поцелуй был взаимным. Она вспомнила, как трудно было сопротивляться теплу, исходившему от его рук. Как его губы дразнили се… И не важно, что она только на мгновение поддалась чувственности. Никто, кажется, даже ничего не заметил. Но вот Райан уж точно заметил. Она увидела это в его голубых бездонных глазах, когда вырывалась из объятий. И еще это было заметно по его довольной улыбке.
        Как же она могла так сглупить? Ведь ей хорошо известен этот тип мужчин: легкомысленные и обаятельные, они кружат девушкам головы своими медовыми речами и пустыми обещаниями. Да, она знала таких мужчин и не имела никакого желания близко с ними сходиться. Клеа прошла длинный и болезненный путь, прежде чем убедилась, какую цену приходится платить за отношения с таким мужчиной. Доказательство тому - шрамы на сердце. Она никогда не будет иметь с Райаном ничего общего.
        Клеа насторожилась, вновь почувствовав затылком чей-то взгляд. Нервно обхватив себя руками, она медленно повернулась и огляделась.
        Вокруг обычные люди, ждущие, как и она, открытия театра.
        Взгляд ее задержался на темноволосом мужчине, проходящем мимо. Он вдруг показался ей знакомым. А потом он повернулся и посмотрел прямо на нес. На мгновение их глаза встретились.
        Райан? Кто-то прошел рядом, заслонив его. А через секунду на том месте уже никого не было.
        Если даже это был Райан, что из того? Он детектив и, по-видимому, чем-то занят. Работает над очередным делом.
        - Наконец-то. Кажется, собираются открывать, - заметила одна из стоящих рядом женщин.
        Выбросив Райана из головы, Клеа начала просачиваться через плотную толпу к дверям театра. Снова пожалев, что приняла приглашение четы Донателли, она подумала, что не видела Мэгги и Джеймса с тех пор, как они вместе вышли из ресторана. Наверное, они сейчас где-то в толпе у двери, ждут се и остальных, решила Клеа. Из се прически неожиданно выпала шпилька, и она убрала се в карман, дюйм за дюймом продвигаясь к дверям вместе с остальными.
        И вдруг она почувствовала на шее чье-то горячее дыхание. По спине пробежала дрожь. С неистово бьющимся сердцем она попыталась обернуться, но толпа потащила се вперед.
        - Я весь вечер ждал момента, чтобы прикоснуться к тебе.
        Страх сжал ей горло, и она замерла, парализованная ужасом при звуке знакомого голоса. Клеа снова попыталась обернуться, но обнаружила, что находится в ловушке. Тела стоящих рядом людей так плотно сжимали се, что оставалось лишь продвигаться вперед, к входу в театр. Клеа запаниковала.
        - Пожалуйста, мне нужно пройти, - взмолилась она и толкнула стоявшего перед ней мужчину, надеясь протиснуться.
        - Тебе придется соблюдать очередь, сестричка, - невежливо ответил кто-то из толпы.
        - Вы не понимаете, мне надо…
        - Ты никуда от меня не денешься, я не позволю тебе.
        Когда преследователь начал нашептывать ей на ухо, что он собирается с ней сделать, кровь застыла у нее в жилах. Голос был все тот же: свистящий, неприятный. Она стала вырываться из толпы, но тут се обняли сзади чьи-то руки, сжали грудь.
        Клеа закричала, и ее собственный крик отдался звоном в ушах. Отчаяние и ужас пронзили се. Она извивалась, но мужские руки прижимали ее локти к бокам, не давая освободиться. Поняв, что сопротивляться бесполезно и ее попытки вырваться ни к чему не приведут, Клеа замерла и позволила толпе нести ее вперед. Ее окружало море чужих лиц.
        - Кто вы? - взвизгнула она, и ей ужасно не понравились прозвучавшие в голосе истерические нотки. - Зачем преследуете меня?
        - На кого вы так кричите? - спросил пожилой джентльмен.
        Клеа заметила, как в свете фонаря блеснула абсолютно седая голова.
        - Кто-то… кто-то только что наговорил мне гадостей. - Клеа не смогла признаться, что это чудовище еще и обнимало ее.
        - Ну, во всяком случае, это был не я. - Старик посмотрел на Клеа как на ненормальную.
        - Значит, кто-то другой, - настойчиво сказала Клеа. Люди начали на нее поглядывать. - Вы должны были видеть его. Мужчину. Он стоял прямо за мной.
        Стоявшая рядом пара переглянулась.
        - Извините, мы никого не заметили. В такой толпе вообще трудно кого-то разглядеть. - Мужчина обнял прижимавшуюся к нему женщину: - Пойдем, Джози. Мы же хотим увидеть спектакль.
        - Но подождите…
        - Клеа! - К ней проталкивался Райан. - Что случилось?
        Увидев его, она почувствовала невыразимое облегчение.
        - Тут был мужчина. Он…
        - Все хорошо, - сказал Райан, обнимая се. Он успокаивающе погладил ее по спине, а потом медленно вывел из толпы на улицу.
        - Клеа! Райан! - к ним спешила Маргарет Донателли. - Что здесь происходит?
        Клеа поспешно высвободилась из объятий Райана.
        - Он здесь, Маргарет. В театре.
        - Кто?
        - Тот… тот человек, что посылал мне письма и звонил по телефону.
        - Что случилось? - спросил Джеймс Донателли, присоединяясь к ним. - Я покупал программку и потерял из виду Мэгги.
        - Бедная Клеа перепугалась насмерть. Человек, который посылал ей письма, пришел сегодня сюда.
        - Где он?
        - Убежал, когда я закричала, - объяснила Клеа.
        - Боже мой! - воскликнул Джеймс.
        - Ты видела его лицо? - спокойно спросил Райан, не сводя с нее глаз. Его взгляд был сосредоточенным. Никакого намека на флирт. Именно так он выглядел, когда был полицейским, решила Клеа, вспомнив о его предыдущей работе. Гроза преступников. Серьезный, сосредоточенный Райан Фицпатрик был даже более опасен и привлекателен, чем в ипостаси дамского угодника. - Ты успела рассмотреть его лицо? - повторил Райан.
        - Нет. Он подошел ко мне сзади, а в толпе была такая давка… Я не могла обернуться. Только слушала.
        - Ты сумеешь опознать его голос? - спросил он. Его глаза сузились, черты лица заострились. Неожиданно он напомнил Клеа волка на охоте.
        - Нет. Он… все время шептал.
        - Что он сказал?
        Она обхватила ладонями плечи, стараясь унять дрожь.
        - Он говорил о том… что хочет со мной сделать. - Голос Клеа дрогнул. Нет, она ни за что не сможет повторить это. Только не Райану.
        - Довольно вопросов, - прервал их Джеймс. - Ты что, не видишь, Клеа расстроена.
        - Все нормально. Я уверена, Райан хочет помочь. - Взяв себя в руки, Клеа расправила плечи. - Если вы не против, я, пожалуй, пропущу спектакль. Сейчас я хочу домой.
        - Ты должна позвонить в полицию, - сказал ей Райан.
        - Так я и сделаю. Как только приеду домой.
        - Нет, надо позвонить сейчас, пока след еще свежий. Вот, можешь позвонить по моему сотовому.
        Клеа отмахнулась.
        - Я сказала, что позвоню, как только доберусь до дома.
        - Я тебя отвезу. Ты можешь позвонить из моей машины. - Райан взял ее под локоть.
        Клеа покачнулась, почувствовав, что ей трудно устоять на высоких каблуках. Она ощущала себя совершенно разбитой.
        - А как же твое дело? - спросила она.
        - Мое дело?
        - Ну, то, над которым ты работаешь. Ведь ты не просто так стоял сейчас на улице, да? Ты ведешь какое-то расследование?
        Райан помолчал, глядя то на нес, то на тетушку.
        - На сегодня я уже закончил. Так что могу отвезти тебя домой. Заодно проверю твою квартиру. Надо убедиться, что все замки и охранная система в исправном состоянии.
        Клеа сглотнула. Она как-то не подумала, что тот человек может ждать се дома. Но, с другой стороны, также не ожидала, что он подкараулит се сегодня у театра.
        - Боже, да ты вся дрожишь как осиновый лист, - заметила Мэгги. - Ты сегодня не в том настроении, чтобы оставаться дома одна. Поедешь к нам, с Джеймсом и со мной.
        - Тетя Мэгги, не беспокойтесь. Я прослежу, чтобы она спокойно добралась домой. Кроме того, ей все равно нужно будет позвонить в полицию.
        - Полиции придется подождать. Пока они еще ничего для нее не сделали. - Мэгги повернулась к мужу. - Ты сможешь разобраться с Тейлорами без меня?
        - Я принесу им наши извинения. Возьми машину, а я доберусь на такси. - Джеймс поцеловал жену. - Приеду, как только освобожусь. Райан, будь добр, проводи их до машины.
        - С удовольствием.
        Мэгги обняла Клеа за плечи и повела к машине. Позади них, не отставая ни на шаг, шел Райан, разговаривая с кем-то по сотовому.
        - Вот приедем домой, я тут же приготовлю тебе горячую ванну, а потом…
        - Тетя Мэгги… - прервал ее Райан. Его голос прозвучал напряженно. - Я позвонил в полицию. Они пришлют к Клеа своих людей, чтобы поговорить с ней.
        - Тогда тебе придется перезвонить им и сказать, чтобы они ехали ко мне домой. Потому что Клеа будет там. - Мэгги усадила девушку на заднее сиденье и села рядом с ней.
        Райан просунул голову внутрь:
        - Ты что, собираешься вести машину с заднего сиденья?
        Мэгги потрепала Райана по щеке, как ребенка.
        - Нет, мой дорогой мальчик. Ты отвезешь нас домой, а потом вернешься за своим дядей.
        - Я - специалист по безопасности, а не шофер, - попытался спорить Райан, но все же сел за руль и завел двигатель.
        - Но ты еще и мой племянник, Райан Фицпатрик. И должен помнить, что пока и ты, и твое агентство оплачиваются из моего кармана.
        Клеа спросила в изумлении:
        - А разве «Фицпатрик секьюрити» работает на вас?
        Мэгги скорчила гримасу.
        - Да, но, глядя на поведение Райана, я уже начинаю думать, что зря трачу свои деньги.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Мне не нужны никакие детективы, специалисты по безопасности, или как там они еще себя называют, - убеждала Клеа тетушку Мэгги несколько часов спустя.
        - Но ведь с тобой буду работать я. Пользуйся моментом, - сказал ей Райан, стоя на другом конце гостиной. Чем заработал еще один испепеляющий взгляд. Клеа обернулась настоящей фурией, когда поняла, что она и есть то самое «дело», которым занимался Райан. И с тех пор никак не могла успокоиться.
        - Незачем было нанимать его, не поговорив со мной.
        - Но надо же было что-то сделать, - возразила Мэгги.
        - Я уже… - Клеа перевела дыхание. - Я уже делаю кое-что. Например, связалась с полицией.
        - И чего добилась твоя полиция? - возмущенно спросила Мэгги. - Я скажу тебе. Ничего.
        - Она совершенно права, - поддержал жену Джеймс. - Кажется, чикагская полиция мало продвинулась в этом деле.
        - И ты, Клеа, не будешь в безопасности, пока этого сумасшедшего не поймают и не посадят за решетку, - вставила Мэгги. - Единственный способ хоть как-то тебя обезопасить - это нанять профессионала, который будет с тобой постоянно. Того, кто знает, как выследить преступника.
        - Мэгги, я благодарна тебе, что ты пытаешься помочь. Но уже того, что полицейские постоянно суют нос в мою жизнь, мне вполне хватает. Я не хочу, чтобы рядом со мной был еще кто-то, постоянно путающийся под ногами и следящий за каждым моим шагом.
        Взгляд, который при этом Клеа бросила на Райана, заставил бы большинство мужчин содрогнуться. К счастью, он не был чувствителен к перепадам ее настроения: от равнодушия до обжигающего холода. Райан-то знал, что под коркой изо льда скрывается кипящая лава.
        Клеа взяла чашку кофе, но тут же поставила обратно на стол, так и не притронувшись.
        - Мне жаль, что вы напрасно потратили время, мистер Фицпатрик. Но мне не нужны услуги вашего агентства.
        Значит, он уже снова стал для нес мистером Фицпатриком.
        - Не стоит извиняться, принцесса. Я получил достаточную компенсацию за потраченное время.
        Райан подошел к кушетке, на которой сидела Клеа. В платье для коктейля и жемчугах она выглядела холодной и неприступной светской красавицей. И все же было видно, что ей стоит немалого труда держать себя в руках. Она все еще нервничала и задрожала бы до самых кончиков своих маленьких пальчиков, если бы хоть на минуту ослабила самоконтроль.
        Взяв со столика домашнее печенье, Райан незаметно окинул се пристальным взглядом.
        - Кроме того, - сказал он, снова потянувшись за печеньем, - в таком времяпрепровождении были свои приятные стороны. - Встретив зеленый огонь, вспыхнувший в ее глазах, он довольно улыбнулся. Как и следовало ожидать, раздражение пересилило страх. - Замечательное печенье.
        - Спасибо, дорогой, - ответила ему тетушка Мэгги.
        Он кивнул, не отрывая взгляда от Клеа.
        - Так что ты решила? Отвезти тебя домой или останешься здесь на ночь?
        - Может быть, я что-то не так поняла, но, по-моему, ты больше не мой телохранитель.
        Доев очередное печенье, Райан отряхнул руки.
        - Нет, ты вес поняла правильно. Вот только приказы здесь отдаешь не ты. Командует парадом тетя Мэгги. Это она меня наняла.
        Руки Клеа сжались в кулаки, но голос оставался на удивление спокойным:
        - Ладно, тогда я тебя освобождаю от этой работы. Считайте, что вы уволены, мистер Фицпатрик.
        Райан снисходительно улыбнулся.
        - Боюсь, так не получится, принцесса. Раз ты меня не нанимала, то и уволить не можешь.
        - Мэгги, я была бы вам очень благодарна, если бы вы объяснили своему племяннику, что его «работа», или как он там называет слежку за мной, закончена.
        - Райан, ты будешь присматривать за Клеа, пока… пока этот тип не окажется за решеткой.
        - Есть, мэм!
        - Мэгги! - воскликнула Клеа.
        Несмотря на хрупкую внешность, Маргарет Фицпатрик Донателли себе на уме и всегда добьется, чего хочет, констатировал про себя Райан, откровенно веселясь. С Клеа Менсон же совершенно другая история. Она говорит, что думает, не заботясь о последствиях. И по выражению ее лица всегда можно сказать, что происходит у нее в голове. Кажется, даже руки у нее не могут спокойно лежать на месте. Сейчас Клеа снова взяла чашку с остывшим кофе, поднесла к губам, но, так и не попробовав, снова опустила. Клеа была сильной, целеустремленной женщиной, привыкшей полагаться только на себя. Райану пришлось усвоить это с первого дня знакомства. Но он уже начал подозревать, что на самом деле она вовсе не такая уж несгибаемая, как сама привыкла думать. При этой мысли ему захотелось подойти к ней, обнять и пообещать, что все будет хорошо. Он позаботится о ее безопасности. Но если последовать этому порыву, то можно заработать чувствительный пинок или удар под ребра.
        - Хватит спорить, Клеа. Будь здесь твои родные, они бы настояли на том, чтобы тебя взяли под защиту. Но так как ты совсем одна в этом городе, то наше дело - позаботиться о тебе. Ты можешь остаться в моем доме…
        - Мэгги, я не могу. И не хочу, чтобы он отвозил меня домой.
        - Я понимаю. Но пока полиция не отыщет этого человека, Райан будет отвечать за твою безопасность.
        Клеа тяжело вздохнула и повернулась к дяде Райана.
        - Джеймс, пожалуйста, поговорите со своей женой. Скажите ей, что это не обязательно.
        Но Джеймс только покачал головой:
        - Есть лишь одна вещь, которую я усвоил за тридцать лет, что женат на Мэгги. Если уж она что-то решила, бесполезно пытаться отговорить се от этого. Кроме того, она права, Клеа. Мы не хотим, чтобы с тобой что-то случилось.
        - Перестань, принцесса. Разве рядом со мной так уж плохо?
        Клеа в сомнении выгнула бровь, как-то умудряясь выглядеть одновременно и суровой и милой. И взглянула на него свысока, хотя Райан стоял, а она сидела.
        - Ты же не хочешь, чтобы я ответила то, что думаю, правда?
        - Ой! - Со своими огромными зелеными глазищами и гривой густых черных волос, обрамлявших прелестное личико, девушка напоминала Райану котенка. С очень острыми коготками. - Мне кажется, что мое самолюбие не вынесет твоего ответа. Так что лучше оставь его пока при себе.
        - Мудрое решение.
        Райан присел на подлокотник дивана и уловил легкий аромат ее духов. Розы… и что-то еще, экзотическое и нежное. В точности, как она сама. Интересно, такая ли мягкая се кожа на ощупь, как на вид. Поняв, что его мысли приняли опасное направление, Райан заставил себя вернуться к насущным проблемам. Надо найти этого ненормального почитателя Клеа.
        - У меня есть еще пара вопросов, на которые желательно получить ответы.
        Глаза Клеа сузились.
        - Какие еще вопросы?
        - Да так, обычная рутина, связанная со звонками и письмами, которые ты получала.
        - Я уже рассказала все полиции.
        - Да, знаю. Но я тоже хочу это услышать.
        - Зачем?
        - Затем, что мне нужно как можно больше информации об этом типе. Чем больше я буду о нем знать, тем больше вероятность, что поймаю его. А я собираюсь его поймать, Клеа. И мне будет намного легче, если ты расскажешь все, что знаешь.
        Теперь, когда напряжение немного отпустило се, Райан заметил на лице Клеа усталость.
        - Ладно, - сказала она слабым голосом. - Что ты хочешь знать?
        Сидя пятнадцатью минутами позже в тишине дядиного кабинета, Райан все еще не выяснил ничего такого, за что можно было бы зацепиться. Расстроенный, он провел рукой по волосам.
        - А как насчет твоих парней?
        - Я встречаюсь с мужчинами, мистер Фицпатрик. А не с парнями.
        - Не мистер Фицпатрик, а Райан, - поправил он се. - Так что насчет твоих мужчин? Ты сейчас с кем-то встречаешься?
        Клеа хмыкнула, чувствуя себя неудобно.
        - А это действительно имеет отношение к делу?
        - Все имеет отношение к делу. Так ты назовешь мне их имена?
        - Сейчас я ни с кем не встречаюсь.
        И сели все пойдет так, как планировал Райан, в ближайшее время у нее не будет возможности встречаться ни с кем, кроме него.
        - А что насчет последнего парня… то есть мужчины?
        - Что ты хочешь о нем знать?
        - Для начала его имя.
        - Андрей.
        Райан записал имя в блокнот и подождал продолжения. Когда его не последовало, он поднял глаза.
        - Это что, фамилия?
        - Нет, его фамилия Девидсон. Андрей Девидсон.
        - Когда ты видела его в последний раз? Клеа помолчала.
        - Довольно давно.
        - Пожалуйста, поточнее. «Давно» - это слишком расплывчато.
        - Два года назад, - добавила она едва слышно.
        - Два года? - переспросил он, пытаясь заглянуть ей в глаза. - И ты хочешь, чтобы я поверил, что ты два года ни с кем не встречалась?
        - Мне плевать, веришь ты или нет. Ты задал мне вопрос, я ответила. Если тебе не нравится ответ, это твои проблемы. Другого у меня нет.
        - Я не сказал, что ответ мне не нравится. Но мы же договорились быть честными. У тебя есть зеркало. И не мне говорить тебе, что ты очень привлекательная женщина. Ты и без меня это прекрасно знаешь. Это значит, что ты либо врешь мне, либо все мужчины в городе ослепли.
        - Молодец. Ты знаешь толк в комплиментах, Фицпатрик.
        Райан решил не обращать внимания на сарказм.
        - Я говорю то, что вижу. Так что? Ты лжешь или мужчины ослепли?
        - Ни то, ни другое. Я не заинтересована в таких отношениях, и они тоже.
        Райан замолчал, озадаченный ее словами.
        - Как же так получилось, что за два года ты ни разу ни с кем не встречалась?
        - Потому что я этого не хотела. Тебе понятно? - Клеа грустно усмехнулась. - Послушай, «Мир путешествий» и его успех занимают в моей жизни главное место. Прибыли поднялись за последние полгода едва ли не вдвое. Это значит, что и работы стало вдвое больше. - Выгнув бровь, она поспешно добавила: - Я, конечно, не хочу сказать, что это только моя заслуга. Все хорошо потрудились. Но последняя программа - целиком мое детище. Я добилась успеха.
        - Ты проводишь все свое время, составляя программы туров?
        - Я провожу много времени, занимаясь именно этим. А также пакетом дополнительных услуг. А также внедрением новых технологий. Например, созданием компьютерной базы данных тех клиентов, которые смогут купить самые дорогие туры. Кроме того, в мои обязанности входит прием на службу новых агентов и их ознакомление с новым оборудованием. Так что, как видишь, мне приходится посвящать «Миру путешествий» большую часть своего времени. А это значит, что у меня не так уж много его остается на мужчин.
        - Да уж, это точно. Ты когда-нибудь слышала поговорку: делу время, потехе час? - спросил Райан, довольный и одновременно обеспокоенный тем, что Клеа ведет жизнь классического трудоголика.
        - Я не сказала, что совсем не развлекалась последние два года. Я только сказала, что не заводила серьезных романов.
        - А ты можешь объяснить мне разницу?
        - Это значит, что я могу пойти к друзьям на ужин, сходить на балет, спектакль, благотворительный прием. Одна или с мужчиной. Но при этом никаких серьезных отношений между нами не будет.
        - А как насчет физической близости? Задав этот вопрос, Райан ожидал, что Клеа сейчас взорвется. От нее уже сыпались искры.
        - Я не собираюсь отвечать на этот вопрос. Но она уже ответила. У нее нет любовника, заключил он. И остался очень доволен своей проницательностью.
        - Кто же тогда эти мужчины, с которыми ты ходишь на обеды, балеты и приемы?
        - Друзья.
        Райан вздохнул. Получить от нее информацию будет непросто. Придется тянуть каждое слово клещами.
        - Имена, принцесса. Мне нужны имена. Неважно, кто они тебе или что о тебе думают. Каждый из тех, с кем ты встречалась или вообще когда-либо знакомилась, может оказаться человеком, которого мы ищем.
        Ее руки снова сжались в кулаки, и она зло взглянула на него.
        - Патрик Эванс, Дональд Марксон, Генри Петере. И прекрати называть меня принцессой!
        - Кто-то еще?
        - Твой дядя. Он сопровождал меня на благотворительный вечер. Агентство собиралось организовать какой-то бесплатный круиз. Твоя тетя была в отъезде, и мне пришлось пойти с ним. Это было около двух месяцев назад.
        Райан старательно добавил своего дядю в список.
        - Ты что, действительно записываешь Джеймса? - Клеа в ярости вскочила на ноги. - Ты совсем с ума сошел. Уж не думаешь ли ты, что твой дядя стал бы звонить мне и шептать всякие гадости?!
        - Ты не поверишь, на что способен мужчина, когда обнаруживает, что одержим какой-нибудь женщиной.
        Па самом деле его самого немного беспокоило то, что после поцелуя на свадьбе, когда он понял, какой огонь скрывается за обычной холодностью Клеа, он и сам легко мог понять ее преследователя. Его тоже почти сводило с ума желание сблизиться с ней.
        Райан успел поймать ее за руку, прежде чем она вылетела из комнаты.
        - Я только пытаюсь выяснить, кто из этих парней мог влюбиться в тебя, а потом спятить, когда ты ему отказала.
        - Я никому не отказывала.
        - Но ты же отказала мне, - напомнил он. Клеа моргнула.
        - Я… это совсем другое.
        - Почему? Я не делаю секрета из того, что ты мне нравишься. Я целовал тебя, даже предлагал руку и сердце.
        - Но не всерьез же…
        - Откуда ты знаешь? - Райан все еще держал ее за руку, чувствуя учащенный пульс под мягкой нежной кожей.
        - Потому, что… это неправда, - сказала она, еще раз демонстрируя невероятную женскую логику. - Мужчин вроде тебя брак не интересует.
        - А что, если интересует? - Повинуясь невольному порыву, он медленно склонялся над ней, пока его губы не оказались в каком-то миллиметре от ее губ. - Если я скажу тебе, что хочу тебя с первого раза, как увидел? Если я там же и тогда же решил, что мы будем вместе? Если я думаю о том, что рано или поздно дело кончится свадьбой и полудюжиной детишек?
        На лице Клеа отразился настоящий шок.
        - Я скажу, что ты действительно сошел с ума. И что ничего такого не будет. - Она с силой толкнула его в грудь.
        Райан неохотно отпустил ее и провел рукой по лицу. Она права. Он действительно сошел с ума. Только сумасшедший мог подумать, что женщина, два года избегавшая каких бы то ни было отношений с мужчинами, вдруг с восторгом кинется ему на шею, стоит ему признаться в своих чувствах. И, ради всего святого, зачем он завел этот разговор о женитьбе и детях?
        - Если ты закончил с этим допросом, то можно я поеду домой?
        - Ладно. Прервемся до завтра. - Райан взял блокнот и ручку и засунул их в задний карман джинсов. - Завтра утром закончим.
        Клеа ничего не сказала, даже не подняла на него глаза. И, хотя она вполне спокойно вышла из кабинета, Райан никак не мог отделаться от впечатления, что она убегает в ужасе не от своего психа-воздыхателя, а от него.
        Клеа закрыла за собой дверь кабинета и, прислонясь к стене, задумалась, пытаясь подавить чувства, которые вызвал в ней Райан. Ей не нравилось ощущать все это: страх, желание, притяжение. Уже давно она не испытывала такого страстного влечения. И ей совершенно не хотелось испытывать его. Особенно по отношению к Райану. Особенно сейчас. Призрак старой боли, который уже стал тускнеть, вновь напомнил о том, как она потеряла часть себя. И все потому, что выбрала не того человека.
        Ей пришлось много поработать, прежде чем удалось собрать свою жизнь заново. И она не позволит этому бездумному влечению к Райану Фицпатрику снова разбить свое сердце.
        - Ну как, вы с Райаном закончили? - спросила Мэгги, когда Клеа вошла в гостиную минутой позже.
        - Да.
        - Пока что да, - уточнил Райан, появляясь у нее за спиной.
        Не «пока что», а навсегда. Почувствовав себя лучше от этой мысли, Клеа почти спокойно прошла к Мэгги, которая как раз ставила на чистый отполированный стол кофейник со свежим кофе.
        - Я очень ценю вашу заботу, Мэгги. И благодарна вам, вам обоим. - Клеа взглянула на Джеймса. - Мне жаль, что вы сегодня пропустили из-за меня спектакль.
        - Это ничего. У тебя были причины испугаться, - мягко успокоила ее Мэгги.
        - Я рад, что мы там оказались, - добавил Джеймс.
        - И я тоже, - ответила она, вспоминая, как напугал ее тот человек в толпе. А еще она вспомнила, как обрадовалась, когда увидела Райана. Он шел к ней через толпу, и в его глазах пылала решительность.
        Взглянув на Райана, Клеа вздрогнула, потому что он опять смотрел на нее. В его глазах снова пылал огонь, только теперь совсем другого свойства. Огонь желания. Она не могла ошибиться, потому что в ней самой в ответ на его взгляд вспыхнуло точно такое же чувство. Клеа поспешно отвела глаза.
        - Уже поздно. Мне пора домой.
        - Ты уверена, что не хочешь остаться у нас на ночь? - спросила Мэгги.
        - Спасибо, но мне очень хочется домой. - Она подошла к столику у двери и взяла свою сумочку.
        - Знаешь, а остаться у друзей или же ненадолго уехать, пока полиция не поймает этого парня, - неплохая идея, - вмешался Райан. Он уже начинал поглядывать на новую порцию печенья, которое поставила на стол его тетя.
        - Вообще-то нам самим следовало предложить тебе это, - сказала Мэгги. - Может быть, ты захочешь навестить одну из своих сестер или пригласить их к себе.
        Идея была больше чем соблазнительной. Но Лорелей и Дезри обе вышли замуж, и Лорелей ждала ребенка. Нельзя втягивать их в эту историю.
        - Нет, - с сожалением ответила Клеа. Она вдруг почувствовала себя ужасно одинокой. - Мне сейчас не нужен отпуск. Не хочу, чтобы какой-то негодяй заставлял меня убегать и прятаться.
        - Есть разница между бегством и разумной предосторожностью.
        - Я достаточно разумна, чтобы не бегать от какого-то придурка, которому доставляет удовольствие меня пугать. Иначе я проиграю, а он победит. А я не люблю проигрывать.
        Она слишком много сил вложила в свою программу, чтобы уезжать тогда, когда эта программа только начала приносить плоды. Точно так же она приложила много усилий, чтобы наладить свою жизнь, собрав заново разбитые кусочки, и вот сейчас ей грозила опасность снова разбить свое сердце, влюбившись в Райана.
        - Но ведь он не ограничился письмами и телефонными звонками, - напомнил ей Райан.
        Клеа почувствовала, как покрывается холодным потом при воспоминании о том, что произошло сегодня у театра. Но ей удалось взять себя в руки.
        - Спасибо за напоминание. Но если ты уверен, что сможешь защитить меня, значит, ничего страшного уже не случится.
        - Не беспокойся. Я найду его, - заверил Райан. Прозвучавший в ее словах сарказм ничуть не задел его.
        - Уж надеюсь. - Она поцеловала Джеймса и Мэгги. - Еще раз спасибо за все.
        - Знаешь, я ведь тоже принимал некоторое участие, - заметил Райан, но, по-видимому, на поцелуй всерьез не рассчитывал. Он пожал дяде руку и чмокнул тетушку Мэгги в щеку. - Я буду на связи.
        Клеа вышла на улицу и поняла, что заметно похолодало. Но в воздухе стало теплее, как только позади нее на ступенях появился Райан.
        - Замерзла? - спросил он, глядя, как она передернула плечами.
        - Немного, - призналась Клеа, ища ключи и одновременно стараясь сохранять дистанцию между собой и Райаном.
        - Давай я помогу, - предложил он.
        - Нет, я сама справлюсь, - ответила Клеа и тут же уронила ключи на асфальт.
        Райан поднял их, отключил сигнализацию и открыл дверцу.
        Клеа села за руль и протянула руку:
        - Мои ключи.
        Он наклонился и заглянул в машину. Их головы едва не соприкасались. Райан вставил ключ в замок зажигания и повернул его. Двигатель ее новенького седана завелся, но Райан, похоже, не собирался вылезать из машины.
        В маленьком пространстве салона он оказался слишком близко. Клеа, еще минуту назад дрожавшая от холода, подумала, что сейчас ей стало слишком жарко.
        - Ты еще чего-то хочешь?
        На его губах появилась ленивая улыбка.
        - Да, вообще-то хочу.
        Клеа вздохнула с подчеркнутой досадой.
        - Я устала, Фицпатрик. Почему бы тебе не избавить меня от своего навязчивого присутствия? Я хочу домой.
        - Какая ты несговорчивая, принцесса, - ответил он. - Видишь эту машину, припаркованную прямо перед тобой?
        Клеа заметила кабриолет цвета спелых красных яблок, который едва не касался ее машины бампером.
        - Да, вижу.
        - Это моя, - гордо сказал Райан.
        Какая ирония, подумала Клеа. Он запер ее в машине, своими широкими плечами практически заполнив все пространство. Точно так же его машина заперла ее на стоянке, не давая выехать на дорогу.
        - Поздравляю, - ответила она сухо. - Надеюсь, вы с ней будете счастливы.
        - Я не знаю, к чему ты это сказала, но мне нравится, когда ты делаешь такое умное лицо, - сказал он, не отрывая взгляда от ее губ.
        Его хищные голодные глаза заставили пульс Клеа перейти на третью космическую скорость. Она отвела взгляд.
        - В нашей беседе есть какой-то смысл? - спросила она с нескрываемым сарказмом. - На тот случай, если ты не заметил, уже действительно поздно. И я хотела бы попасть домой, а это трудно сделать, когда твое лицо заслоняет мне ветровое стекло.
        - Смысл нашей беседы в том, чтобы ты уяснила: я поеду прямо за тобой. И хотел бы, чтобы ты не теряла меня из виду.
        Клеа взглянула на него в изумлении.
        - Да, и еще кое-что. Не пугайся, когда увидишь у своего дома припаркованный черный джип. Я позвонил Сиану, он привезет мне смену одежды и бритву, - сказал Райан, убирая голову из машины, и зашагал к своему кабриолету.
        Заглушив двигатель, Клеа отстегнула ремень и кинулась за ним.
        - Стой, Фицпатрик. А ну вернись! Что ты там говорил насчет Сиана и смены одежды? Зачем это ему приезжать ко мне домой? Да еще с твоей одеждой и бритвой?
        Райан повернулся и посмотрел на нес с дьявольской улыбкой.
        - Мне-то они вряд ли понадобятся, но я думал, ты будешь настаивать. Если хочешь, я позвоню Сиану и скажу, что одежду можно не привозить.
        Разъяренная его наглостью и злясь на себя за беспомощность, Клеа схватила Райана за руку.
        - Не заставляй меня упрашивать тебя, Фицпатрик.
        - В чем проблема, принцесса? - безмятежно осведомился он, и его ласковый шепот прошелся по ее нервам, словно пальцы по струнам.
        Осенняя луна, маленькая и круглая, сияла с темного неба как начищенная монета. Ее серебристый свет заливал все вокруг, освещая лицо Райана с темной прядкой волос, упавшей на лоб. Было так светло, что даже без фонаря Клеа различала темные ямочки на щеках и подбородке. Высокие, четко очерченные скулы, упрямый подбородок. На мужественном красивом лице светилась привлекательная улыбка. От него пахнет зимними дождями и хвойным лесом, решила Клеа и почувствовала, как в ней снова поднимается жаркая волна желания.
        Внезапно осознав, как близко они стоят, она выпустила его руку.
        - Я передумала относительно охраны. Что бы там ни говорили Мэгги и Джеймс, ты мне не нужен.
        - Ты в этом уверена?
        - Абсолютно, - ответила она. Достаточно уже того, что в присутствии этого мужчины се гормоны сходят с ума. Последнее, что ей сейчас нужно, это чтобы он вторгся в се дом… да что там - в ее жизнь.
        Райан протянул руку и заправил прядку волос ей за ухо. От этого интимного жеста она на мгновение перестала дышать. Как будто почувствовав ее реакцию, он улыбнулся уже знакомой улыбкой.
        - Это плохо. Я имею в виду: плохо, что я тебе не нужен. Наше соседство было бы гораздо приятнее. Я хочу сказать, мы же будем делить с тобой одну комнату.
        - Делить одну комнату? - тупо повторила Клеа. - Мы не можем жить в одной комнате.
        - Еще как можем. Потому что с этого момента, принцесса, куда ты, туда и я. Такая уж работа у телохранителя.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Телохранителя!
        - Так точно, - согласился Райан.
        Клеа круто повернулась и пошла к своей машине.
        - Ни за что, - выпалила она, чем напомнила Райану его пятилетнего крестного сына.
        Черт! - подумал он. Клеа была так возмущена и расстроена, что Райану стало почти жаль ее. Но только почти. А этого совсем недостаточно, чтобы оставить се беззащитной на растерзание злобному психу.
        - Боюсь, у тебя нет выбора.
        - Ошибаешься, - она презрительно фыркнула, - у меня есть выбор. - От гнева ее глаза метали зеленые искры. - Мне никто не нужен. И уж тем более телохранитель.
        - Наоборот, именно я-то тебе и нужен. Ты просто слишком упрямая, чтобы это признать. - Райан обнял ее за плечи. - Проснись, Клеа. - Его голос был серьезен и суров. Надо было, чтобы она почувствовала опасность. - Я оказался слишком далеко от тебя сегодня вечером только потому, что не хотел видеть твои затравленные глаза. Теперь я понимаю, что ошибся. Это не игра. Ты в опасности. Или забыла?
        - Поверь мне, так просто этого не забыть. - Она резко повернулась к нему, едва не столкнувшись нос к носу. - Не проходит и минуты, чтобы я не вспоминала. Каждый раз, когда звонит телефон или почтальон приносит почту, я вздрагиваю. Так что не смей стоять здесь и разглагольствовать, будто я не принимаю происходящего всерьез. Потому что это не так.
        - Тогда прекрати спорить и позволь мне заняться своей работой. В конце концов, мне за это платят деньги, - парировал Райан.
        - За что именно? За то, чтобы ты лез мне под юбку?
        Райан вспыхнул, зная, что это отчасти правда.
        - Я не делаю секрета из того факта, что хочу тебя. Но это - личное, и мы с тобой еще решим данный вопрос, когда все закончится. Не беспокойся, на мою работу это никак не повлияет.
        - Замечательно. Можешь прямо сейчас отправиться на поиски злодея, а не изображать телохранителя при слабой беспомощной женщине.
        Господи, как же она упряма, подумал Райан. Его терпение уже начало таять.
        - Значит, ты сможешь сама о себе позаботиться, я так понял?
        - Ты абсолютно прав. Смогу. Райан снова поймал ее за руку.
        - И как же ты планируешь это сделать? Поставишь на двери и окна новые замки? Постараешься больше не оказываться в толпе? - Он не дал ей ответить. - Собираешься подозревать всех и каждого, кто окажется рядом? Проверять списки пассажиров, на тот случай, если он полетит с тобой в самолете? И заранее узнавать, кто сядет позади тебя в театре? А может быть, требовать у метрдотеля ресторана, чтобы он подробно рассказал о каждом, кто сидит за соседним столиком? Или…
        - Прекрати! - закричала Клеа, вырывая руку. - Ты хочешь напугать меня еще больше?
        - Ты чертовски права, я пытаюсь напугать тебя. Потому что тебе должно быть страшно, - произнес Райан таким голосом, что ему невозможно было не подчиниться. Любой из его отдела сделал бы так, как он скажет. Но только не Клеа.
        Нет, эта леди даже не дрогнула.
        - Это не игрушки, Клеа, - Райан уже начал терять надежду до нее достучаться. - Я сталкивался с такими психами и раньше. Его больному воображению теперь недостаточно писем и звонков. Он хочет более острых ощущений. И, поверь мне, не остановится ни перед чем, чтобы получить их. Не успокоится, пока не доберется до тебя. Единственный способ вправить ему мозги - это добраться до него первым.
        Надо было дать ей передышку. Хорошо уже то, что Клеа не разрыдалась, не ударилась в истерику, как на ее месте поступили бы большинство женщин. Но, хотя и не показывала этого, испугалась. Райан видел страх в ее глазах. И все же голос ее оставался ровным, когда она медленно произнесла:
        - Назови мне хотя бы одну причину, почему я должна верить, что ты найдешь его, когда даже полиция не смогла.
        - Я назову тебе целых три. Первая, - сказал он, загибая указательный палец. - В отличие от копов, у меня только одна задача, на которой я могу полностью сосредоточиться. Вторая. - Он загнул средний палец. - Твоим делом занимаются опытные люди, но я лучше. У меня двенадцатилетний опыт, и, можешь мне поверить, я был хорош в своей работе. И третья, - закончил он, загибая безымянный палец, - полиции нет никакого дела, что с тобой случится. Мне же твоя судьба глубоко небезразлична. Потому что, как только все это закончится, мы с тобой обязательно попробуем сойтись поближе.
        - Насчет этого смехотворного заявления я даже не буду с тобой спорить.
        Райан смотрел, как Клеа нервным жестом заправляет завиток волос за ухо и оглядывает его уже несколько неуверенно. Жест слишком уж женский, совсем на нее непохожий. У Клеа, которую он знал, были роскошные черные волосы, зеленые глаза и острый язычок. Она всегда напоминала ему игривого и немного заносчивого котенка, который играет, то выпуская, то пряча коготки. И даже сейчас она не потеряла своего немного высокомерного очарования.
        - Хорошо, - согласилась она угрюмо. - Кажется, у меня действительно нет выбора. Если только я хочу положить конец этому кошмару. Короче, я согласна, чтобы у меня был телохранитель. Но на моих условиях.
        - На каких именно?
        - Я сама плачу «Фицпатрик секьюрити». Не Мэгги, не Джеймс.
        - Принято.
        Глядя, как легко он согласился, Клеа сощурила глаза.
        - Да, кстати, во сколько обойдется мне телохранитель?
        - Триста пятьдесят в день, плюс накладные расходы.
        - Чистый грабеж.
        - Это еще со скидкой, как для члена семьи. Обычно мы берем пятьсот.
        Клеа едва не задохнулась.
        - Я, пожалуй, воспользуюсь скидкой.
        - Ладно. Что еще?
        - Я хочу, чтобы этим занимался Сиан или Майкл. Но не ты.
        Райан ухмыльнулся.
        - Извини, принцесса. Не пойдет.
        - Но…
        - Даже если бы я согласился, а я ни за что не соглашусь, мои братья по горло завалены другими делами. Так что тебе придется довольствоваться мной.
        - Вот именно, довольствоваться, - пробормотала она.
        - Да ладно тебе. Если ты дашь мне шанс, то поймешь, что я очень милый парень. Хочешь, покажу рекомендательные письма? - поддразнил он ее.
        - От кого? От легиона твоих подружек?
        - Легиона? - повторил Райан, забавляясь. - Ты преувеличиваешь мои успехи у женского пола. Кроме того, ты - единственная женщина, которая меня интересует, - заметил он, проводя кончиком пальца по ее нежной щеке. - Только ты.
        В тот же момент ее глаза цвета молодой листвы потемнели. Райан успел заметить, как на шее забилась жилка. А потом она отвела его руку.
        - Забудь об этом, Фицпатрик. Я не куплюсь на твои штучки.
        - А я и не знал, что продаю что-то, - сказал он, ведя ее назад к машине.
        Она хихикнула, и этот смешок совсем не подобал леди. Райан открыл для нее дверцу машины.
        - Продаешь, только пока не слишком успешно, - заявила Клеа, садясь в машину и пристегивая ремень.
        - Да? - улыбнулся он, изображая святую наивность. Положив руку на крышу, он с восхищением наблюдал, как ремень безопасности прижал ее блузку, четко обозначив грудь.
        - Да, - передразнила она. Он наклонился к ней.
        - И что именно я продаю?
        - Сладкие обещания.
        Райан едва не застонал, удивляясь, как он ее терпит. И все же каждый раз, когда он оказывался ближе чем в пяти шагах от этой женщины, его охватывало волнение. Вот и сейчас ему нестерпимо хотелось прижать ее к себе и никогда не отпускать.
        - Не знаю, как ты, а я не прочь выполнить все обещания, которые тебе давал. Я готов, если только ты к этому готова.
        Клеа замерла. Будь она кошкой, ее шерсть поднялась бы дыбом до последнего волоска, подумал Райан.
        - Не надо испытывать на мне действие твоей обворожительной улыбки, Райан, - тихо произнесла она. - Я уже говорила, меня это не интересует.
        Он протянул руку и провел кончиком пальца по ее шее, глядя, как на лице Клеа появляется удивление. Глаза приобрели оттенок листьев магнолии, губы раскрылись. Райану отчаянно захотелось снова ощутить их вкус, почувствовать жар, скрывающийся за внешней холодностью.
        - Давай проверим, - прошептал он у ее губ. Взгляд Клеа оторвался от его рта. Теперь она смотрела прямо ему в глаза. Если бы не болезненное желание, терзавшее тело, он бы рассмеялся наполовину испуганному, наполовину возбужденному выражению ее лица. Она толкнула его в плечо, и он отступил.
        - Я уверена, - сказала она и сердито взглянула на него.
        - И ты никогда не смягчишься, хотя бы чуть-чуть? - спросил он, желая еще раз увидеть в се глазах этот обжигающий холод.
        - Я не шучу, - твердо сказала Клеа. - А сейчас отойди с дороги.
        Райан едва успел отпрыгнуть, когда она надавила на газ и вырулила на дорогу.
        - О господи, да разве я на чем-то настаиваю? - закричал он вслед и, сев в свой кабриолет, помчался за ней.
        Он проскочил на желтый свет и едва успел повернуть за угол за белым седаном. На его губах играла улыбка.
        - Ты задала мне работу, принцесса, - проговорил он, делая следующий рискованный поворот. - Но не беспокойся. Я все равно поймаю тебя.
        Ох, ты просто классическая идиотка, Клеа Менсон.
        - Первоклассная непуганая идиотка, - пробормотала она, останавливая машину перед домом и открывая багажник, чтобы достать свой кейс. Она так спешила на ужин в ресторан, что не успела оставить его дома.

«Как я могла позволить Райану поцеловать себя? - думала Клеа. И тут же поправилась: - Позволила? Как будто он спрашивал разрешения».
        Она вынула непримечательный серый кейс и направилась к подъезду.
        Нет, не надо лгать себе. Каждый раз, когда он появляется поблизости, ее тело начинает изнывать от желания…
        Злая на себя, она рассеянно забрала почту и, сунув ее в карман, стала подниматься по ступенькам. Может быть, это все гормональные сдвиги, ведь ей уже перевалило за тридцать?
        Правильно, теперь вполне можно снять с себя всю ответственность за любой фортель и все свалить на гормоны. Почему же тогда на протяжении вот уже шести лет ни один мужчина не влиял на эти самые гормоны? И вот появился Райан - и все ее тело горит огнем.
        Может быть, потому, что мужчины, с которыми она встречалась, и отдаленно не напоминали Райана Фицпатрика. Никто из них не был так напорист, страстен, полон огня и чертовски самоуверен. Они были джентльмены. Вежливые и безукоризненно воспитанные, но при этом невыносимо скучные. Никто из них не воспламенил в ней ни капли ответного чувства. От их взглядов кровь не бежала по жилам быстрее, как от взгляда Райана. Ей никогда так сильно, до боли, не хотелось ощутить их поцелуй, почувствовать смелое прикосновение к ее телу. Они не соблазняли ее, не заставляли желать большего.
        А Райан заставлял. Он восхищал се своей дикой мужской силой, хотя она уже давно поклялась, что больше ни один мужчина не обретет над ней власти.
        Клеа вздохнула. Не стоит обманывать себя. Это больше, чем просто влечение. Ее тянет к нему телом и душой, и она ужасно боится этого притяжения. Было бы не так страшно, если бы влечение к Райану было чисто физическим.
        Ладно, ей нравится, как он на нее смотрит. И его сильная фигура викинга, и голубые глаза, за которые не жалко умереть…
        Уже этого вполне достаточно, чтобы находить его привлекательным. Плюс красивое лицо с классическими, правильными чертами. Но только весь его образ, вес вместе заставляло се страдать от сдерживаемой страсти. Его беспечный шарм и пылкость, то, как он легко шел по жизни, наслаждаясь каждым мгновением. Его преданность семье. И желание покровительствовать и защищать тоже можно считать достоинствами.
        Этот человек даже любит детей, признала Клеа, вспоминая, как он буквально очаровал всех женщин в офисе своим обращением с ребенком. Маленькая девочка радостно улыбалась, когда он поднял се на руки и затанцевал с ней по комнате. Он был так добр и ласков, так осторожен с ней…
        Клеа прижала руку к груди, силясь унять боль. Будь ты проклят, Райан Фицпатрик. За то, что ты заставляешь меня влюбляться в тебя. Что я желаю невозможного, подумала она. С визгом тормозов в переулок въехала машина, и Клеа поспешно отперла дверь в свою квартиру и вошла внутрь, стараясь выкинуть мысли о Райане из головы. Поставив кейс на пол, она включила свет и пробежалась глазами по предметам, которые делали эту квартиру ее домом. Яркий ковер и красивый камин в глубине комнаты. Репродукция Моне с водяными лилиями на дальней стене. Небольшая хрустальная ваза с такими же лилиями, сделанными из шелка - подарок от сестер на день рождения. Сейчас ваза стояла на полированном кофейном столике.
        Положив сумочку, она вошла в свою комнату, словно сошедшую с картинки в журнале. Она сама сделала се такой. Клеа провела пальцем по мягкой поверхности кушетки. Пастельная обивка, ручная работа. Она буквально влюбилась в эту кушетку около года назад и потратила месячную зарплату, чтобы приобрести ее.
        У нее есть все, что нужно, сказала себе Клеа. Ее дом по-настоящему прекрасен. Ничего лишнего, ни одна вещь не валяется, все на своем месте. Никаких грязных мужских носков или спортивных журналов, раскиданных по полу. Не дай бог здесь появиться этим ужасным сигарам, которые, как заметила Клеа, Райан курил на свадьбе. Комната тут же ими пропахнет, а пепел может попасть на ковер! Какое счастье, что здесь никогда не будет самого Райана, который спорил бы с ней и указывал, что ей делать, а чего не делать. Все просто замечательно. Точно так, как должно быть. Она хочет, чтобы так все и оставалось.
        Вот только почему ей вдруг показалось, что в доме пусто?
        - Если вдруг ты решишь оставить туристический бизнес, тебе надо будет попробовать принять участие в пробеге Индия-500.
        Клеа едва не подпрыгнула на месте, когда раздался голос Райана. Она обернулась и увидела, что он стоит в дверях. Ее сердце уже просто не могло забиться быстрее. В своей оксфордской рубашке, синих джинсах, с длинными волосами, он должен был выглядеть как бродяга, совершенно неуместный в ее элегантной гостиной. Но почему-то не выглядел. Наоборот - выглядел потрясающе привлекательным, впрочем, как и всегда.
        - Тебя родители не учили стучаться?
        - Дверь была открыта, - сказал он без обычного сарказма. - Послушай, кто учил тебя водить машину? Сам дьявол?
        - Нет, отец.
        - А он случайно не упоминал об ограничениях скорости и о том, что надо сбавлять газ на поворотах?
        Клеа вздернула подбородок.
        - Мой отец был превосходным учителем, - сказала она, прекрасно зная, что ехала недопустимо быстро.
        - Уверен, так и было. Но скажи мне, пожалуйста, не поседел ли бедный старик, пока учил тебя водить? Или он просто сдался и пустил твое обучение на самотек? - Не дожидаясь приглашения, Райан пружинистой походкой вошел в комнату, словно к себе домой.
        - Могу тебе сказать, что ни я, ни одна из моих сестер ни разу не получали ни штрафа, ни даже предупреждения. А между тем папа учил нас всех, - гордо заметила Клеа.
        - Сестры? - Райан выгнул бровь. - Тетушка Мэгги упоминала о чем-то таком. Я и не знал, что у тебя есть сестры. - Он обошел комнату, изучая картины, провел^пальцем по корешку се любимого сборника Йейтса, лежащего на столе.
        - Не стоит так удивляться, - сказала Клеа, чувствуя себя неуверенно. Она не привыкла, чтобы по се дому расхаживали, трогали ее вещи, наблюдали за ней.
        Райан поднял взгляд от хрустальной лягушки, которую рассматривал. Его взгляд скользнул по ней, словно ласкающая рука, и ей захотелось избавиться от этого нелепого ощущения.
        - А я действительно удивлен. У меня сложилось стойкое впечатление, что ты единственный ребенок в семье.
        - Значит, ты неправильно меня оценил. У меня две сестры.
        Подойдя к каминной полке, он взял фотографию, где они с сестрами были вместе. Любимый снимок Клеа. Они тогда всей семьей праздновали ее первую серьезную работу после колледжа. Сама Клеа чувствовала себя так, будто поднялась на Эльбрус. Она гордилась тем, что получила работу в одном из самых крупных чикагских туристических агентств.
        - Это они?
        - Да. - Внезапно Клеа нестерпимо захотелось, чтобы он ушел. Она забрала фотографию из его рук и вернула ее на полку. Но, как всегда, не смогла удержаться от соблазна и с нежностью провела по фотографии кончиками пальцев. Тогда она была так молода и уверена в себе… Будущее виделось ей в розовом цвете. Она верила, что все пойдет именно так, как ей хочется. Вот только в ее планы никак не входило влюбляться в Эрика Рамсея. Эта любовь все обратила в руины. Но Клеа сумела начать свою жизнь заново. И у нее все получилось, напомнила она себе. И даже Райан не сможет сбить се с толку.
        - Они очень миленькие.
        - Обе уже вышли замуж, - сказала она, не подумав. Просто замечательно! Именно то, что нужно было Райану. В его глазах тут же заплясали озорные огоньки. Наверняка ему кажется, что Клеа им завидует. - Я только хотела сказать, что знакомиться с ними тебе бесполезно.
        По его лицу скользнула улыбка.
        - Это не страшно. Ты - единственная из сестер Менсон, которая меня интересует.
        Клеа недовольно сдвинула брови:
        - Ладно. Теперь ты убедился, что с моей квартирой все в порядке, так что можешь уходить.
        Она прошла через комнату и открыла дверь. К ее несказанному облегчению, Райан последовал за ней без возражений. Отлично, сейчас он уйдет. А ей нужно побыть одной, чтобы продумать способ защиты от Райана. И от той волшебной алхимической реакции, которая начинается, стоит им оказаться вместе.
        Райан остановился перед дверью и медленно закрыл ее. Но, вместо того чтобы поцеловать Клеа, как она ожидала, он встал на колени и принялся изучать замок.
        - Что ты делаешь?
        - По-моему, это очевидно, - ответил он, закрывая и снова открывая защелку. - Проверяю твои замки.
        - Незачем. Все в полном порядке.
        - Конечно, - согласился он, продолжая внимательно осматривать запоры. Поставив замок на стопор, он попробовал открыть его, покачивая головой и насвистывая. Так делают многие мужчины, когда копаются в механических приспособлениях, в которых, как они уверены, слабые женские умишки не в силах разобраться. Наконец он поднялся со скорбным лицом, как доктор, которому предстоит сообщить больному плохую новость. - Какая охранная система у тебя стоит?
        - Я не… у меня нет никакой охранной системы.
        Последовал еще один скорбный взгляд.
        - А как насчет службы безопасности, охраняющей территорию?
        - Да нет здесь никакой службы безопасности, - нетерпеливо объяснила ему Клеа. Но Райан уже повернулся к ней спиной и стал внимательно изучать задвижки на окнах.
        Снова покачав головой, он поцокал языком.
        Этот звук, как выяснилось, раздражал Клеа. Когда он начал подниматься по лестнице на второй этаж, в спальню, она решила, что с нее достаточно.
        - Ну все, хватит, - твердо сказала она, останавливая его. - Куда это ты собрался?
        - Проверяю твою квартиру на предмет безопасности. Вернее, на предмет полного ее отсутствия, - ответил он с утрированной озабоченностью, старательно пряча улыбку.
        - Я чувствую себя дома в полнейшей безопасности.
        - Принцесса, ты с таким же успехом могла бы находиться в чистом поле.
        Клеа моргнула.
        - Должен тебе сказать, что замок на двери - на последнем издыхании, - хмыкнул Райан. - Даже пятилетний ребенок откроет его без особого труда.
        - У меня в округе нет пятилетних взломщиков, - парировала Клеа. - Ладно. Если ты уйдешь, я, так и быть, соглашусь купить новый замок. Завтра.
        Она потянула его за руку, готовая, если потребуется, дотащить до самой двери. Но Райан не сдвинулся ни на миллиметр. Наверное, он весит около тонны и целиком состоит из гранита, решила Клеа. Зато вполне можно указать ему на дверь. И она, промаршировав через холл, распахнула ее настежь и ледяным тоном заявила:
        - Я хочу, чтобы ты ушел. Сейчас же. Райан уже не пытался спрятать улыбку.
        - Но нам надо поговорить, принцесса. - Не сводя с нее глаз, он направился к ней.
        - Я уже устала от пустых разговоров, - сообщила Клеа.
        По мере его приближения ее сердце билось все быстрее. Он подошел так близко, что можно было различить темные крапинки в его глазах и отливающую серебром прядь волос. Клеа инстинктивно отступила. Это было ошибкой, подумала она, когда поняла, что упирается спиной в дверь и Райан стоит прямо перед ней, отрезав путь к бегству. Он поднял руку и оперся о дверь. Клеа чувствовала исходящий от него аромат осенней ночи и мокрого ветра. На один сумасшедший миг ей показалось, что она сможет коснуться этого ветра, ощутить его вкус на губах.
        - Я серьезно, Фицпатрик. Уходи.
        Но он склонился над ней еще ниже. Сердце Клеа остановилось. Она замерла, одновременно боясь и всем сердцем желая поцелуя.
        На губах Райана снова появилась дьявольская улыбка.
        - Тогда мне придется тебя разочаровать. Потому что я никуда не пойду. Я останусь с тобой на ночь.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Исключено. - Клеа упрямо вздернула подбородок и проскользнула под его рукой.
        - Будь же благоразумной, Клеа. Я - твой телохранитель…
        - А мне плевать, будь ты даже король Англии. Можешь сопровождать меня, когда я буду выходить из дома. Но в его стенах у меня есть право на личную жизнь. Так что будь добр, охраняй меня на расстоянии.
        - Наверное, мне придется объяснить тебе, что значит «телохранитель», - буркнул Райан. Его терпение, конечно, велико, но не безгранично. - Это такой человек, который защищает твое тело, твою личность, твою жизнь. Обычно это удается делать, когда охраняемая персона находится в пределах досягаемости. Если ты закричишь, я должен услышать.
        - Это твои проблемы, Фицпатрик. Не мои. Ты хотел получить эту работу? Ты ее получил. Теперь тебе придется выполнять се. Но ты здесь не останешься.
        Райан чуть не взорвался.
        - А что, если твой воздыхатель заявится сюда? Решит, так сказать, нанести визит. Что тогда, принцесса? Как я буду тебя защищать, находясь в лучшем случае на улице, а в худшем - в двадцати милях отсюда?
        Он увидел, как с лица Клеа схлынула кровь. Значит, такая тактика оказалась правильной. Если уж его личное обаяние и разумные доводы не помогли, остается только одно. Напугать ее до смерти.
        - Он не придет сюда, - сказала она, впрочем, без особой уверенности. Голос ее уже дрожал. - Здесь его могут увидеть и опознать.
        И все же ей было понятно, что он может прийти сюда. По очень простой причине: если уж рискнул подойти к ней у театра, то вполне может рискнуть еще раз. Конечно, это риск, так ведь и выигрыш в случае удачи его ждет куда больший… Эта мысль беспокоила и Райана, заставляя давить на Клеа больше, чем хотелось бы. За сегодняшний вечер ситуация резко изменилась к худшему. Правда, лучше не делиться с ней своими подозрениями. Сейчас она его стараниями очень напугана.
        - Возможно, ты права, - протянул он, хотя ни на минуту не верил в это.
        - Конечно, права, - сказала она, и в ее браваде также не было ничего правдивого.
        - Да, - кивнул Райан, - думаю, после того крика, что ты испустила у театра, этот негодяй убежал и спрятался в свою нору. У тебя отличные легкие, принцесса.
        Она улыбнулась.
        - Значит, ты думаешь, он не придет сюда?
        - Может быть, и нет, - ответил Райан, надеясь, что это не ложь. - Но просто чтобы в этом удостовериться, мне придется остаться здесь на ночь. - Он предостерегающе поднял руку. - На улице, в своей машине. Ладно?
        Она кивнула.
        Райан провел ладонью по ее щеке.
        - Поверь мне. Я не дам ему еще раз тебя напугать.
        - Я верю тебе, - прошептала Клеа.
        Ему отчаянно захотелось сжать ее в объятьях, приникнуть к губам, но тут вспомнилось предупреждение Майкла:

«Личная привязанность к клиенту мешает в деле. Ты можешь отвлечься, замечтаться. И если это случится, то пострадает прежде всего Клеа».
        Майкл прав. Нельзя отвлекаться. Потом, когда все уладится, у него еще будет время разобраться в своих чувствах.
        А сейчас… сейчас ничего не оставалось, как только заняться своим делом. Чувствуя, что справился с собой, Райан окинул взглядом комнату. Кушетка, за которой стоит Клеа, сойдет, но ему гораздо больше приглянулось большое удобное кресло в углу рядом с ней.
        - В котором часу ты встаешь утром? Глаза Клеа сузились.
        - Послушай, Фицпатрик, если ты собираешься постучать в мою дверь с утра пораньше, то, клянусь, я…
        - Успокойся, принцесса, - усмехнулся Райан. - Конечно, идея крайне заманчивая, но, поверь, у меня есть и другие дела, кроме того, чтобы нарушать твой утренний сон. Просто я хотел бы завтра утром, не теряя времени, приступить к делу.
        Клеа нахмурилась.
        - К какому делу?
        - Для начала мне нужен перечень всех мужчин, с которыми ты познакомилась или встречалась за… скажем, последние полгода.
        - Зачем?
        - Чтобы выделить как можно больше подозреваемых. Мне нужен подробный список, Клеа.
        - Что, прямо сейчас?
        - Чем скорее, тем лучше. Хочешь подождать до утра? Ладно. Но имена мне нужны в любом случае.
        - Ты хоть понимаешь, сколько их будет? Я ведь работаю в туристическом агентстве, не забыл? Большинство клиентов - мужчины.
        - Тогда укажи сначала всех, с кем общаешься постоянно. Всех… - Он замолчал, заметив, что Клеа смотрит на него как на помешанного. - Тебе, скорее всего, придется записать их.
        Но она только странно улыбнулась, а потом подошла к кейсу и открыла его. Кейс оказался портативным компьютером. Она включила его и начала что-то печатать с приличной скоростью. Пальцы бегали по миниатюрной клавиатуре, практически не останавливаясь. Глядя на них, Райан не мог удержаться от мысли, как это будет, если се длинные нежные пальчики пробегутся по его коже.
        - Что-нибудь еще?
        Райан смутился и опустил взгляд на заметки, которые делал в блокноте.
        - Мне нужен твой ежедневник, желательно со всеми расписанными встречами за последние полгода. А также график намеченных встреч на следующий месяц.
        Она нажала еще несколько клавиш.
        - Это все?
        - Да, еще письма. Я должен на них взглянуть.
        - Сейчас?
        - Если не возражаешь, то да, - с мягкой улыбкой сказал он.
        - Господи, а почему я должна возражать? - спросила она, стараясь не показать своего нежелания отдавать ему злополучные письма. - Кроме того, еще только полночь, а мне надо быть завтра в офисе аж к восьми утра. То есть я смогу поспать целых шесть с половиной часов.
        - Куча времени. Хочешь, я утром принесу тебе в постель кофе и горячие булочки? - Райан, сев в кресло, вытянул ноги и скрестил руки за головой.
        - Пожалуйста, чувствуй себя как дома, - сказала Клеа, не скрывая сарказма.
        - Спасибо, я и так не тушуюсь.
        Райан отстраненно наблюдал за тем, как она исчезла в одной из комнат. Затем встал, подошел к столу и оглядел маленький компьютер. Изящный и очень современный. Точно как его хозяйка, решил Райан, попутно отмстив, что Клеа напечатала еще и список дел на завтра, озаглавленный «НАДО СДЕЛАТЬ».
        - А вот и я, - сказала она и бросила на стол пачку писем. - Наслаждайся.
        Сомневаясь, что это ему удастся, Райан изучил один из конвертов. Адрес был напечатан на машинке. Он не думал, что этот парень оставил какие-нибудь отпечатки, но все равно вынул из конверта письмо осторожно, кончиками пальцев. Не успел он пробежать глазами первый абзац, как почувствовал во рту противный привкус. Решив, что дочитает позже, в одиночестве, он положил письмо обратно в конверт и сунул в папку вместе с отпечатанными Клеа листами.
        - И что, они все такие же мерзкие? - спросил он.
        - Нет. Первое было куда более приличным. Кажется, последняя партия - самые худшие.

«И самые извращенные», - добавил про себя Райан, но не стал делиться с Клеа своими впечатлениями.
        - Я буду просматривать почту в машине. Ты не одна, запомнила? А теперь закрой за мной дверь. И убедись, что замок повернут до упора, - сказал он, направляясь к двери.
        - Слушаюсь, сэр. - Она отсалютовала ему, но в голосе не было ни капли уважения. - Ты здорово умеешь отдавать приказы.
        - А ты не любишь их исполнять, - весело ответил Райан.
        - Ты прав, не люблю.
        - Что ж, принцесса, пока мы не поймаем твоего воздыхателя, тебе придется проявлять смирение.
        Ей это совсем не понравилось. Знакомым жестом она вздернула подбородок.
        - Не дави на меня, Фицпатрик. Я не люблю, когда на меня давят.
        - А я не люблю капризных примадонн, которые сами себе вредят.
        - Да что ты! А я не люблю детективов-мачо, которые думают, что могут командовать Женщинами. У меня для тебя новость, приятель. Ты слишком много себе позволяешь, и вот что я тебе скажу, - она ткнула его указательным пальцем в грудь, - ты не единственный частный детектив в этом городе.
        - Это что, угроза, принцесса?
        - Это предупреждение, Фицпатрик. - Она опустила руку. - А сейчас, когда мы поняли друг друга и имеем полный список взаимных требований, тебе пора идти. Уже поздно, я хочу спать. - И Клеа, в который раз за этот день, распахнула перед ним дверь.
        Но Райан снова захлопнул ее.
        - Есть еще одна важная вещь, - парировал он, пододвигаясь к ней, пока она не уперлась спиной в дверь.
        - Какая? - спросила она едва слышным шепотом, чувствуя, как от его близости закипает кровь.
        - Вот эта.
        Их губы соприкоснулись. Он целовал ее жарко, неистово. Голод копился в нем месяцами и вот наконец нашел выход. С того самого дня на свадьбе, когда он впервые вкусил свежесть ее губ, Райану не терпелось повторить тот мимолетный поцелуй.
        Рот Клеа сам собой приоткрылся. Губы ее оказались еще нежнее, вкус их еще слаще, чем помнил Райан. Казалось, он никогда не насытится ею. Когда их языки сплелись, он застонал. Он тонул, тонул, погружаясь все глубже и глубже в пучину ненасытной страсти. «Надо остановится, прямо сейчас, иначе будет поздно», - приказал себе Райан.
        И тут, к счастью, начал подавать сигналы его пейджер. Райан взглянул на черную коробочку, пристегнутую к поясу. Он нажал на кнопку, и на дисплее высветилось сообщение. Красным цветом вспыхнули цифры 9-1-1. Это был срочный вызов из агентства. Райан тяжело вздохнул. Каждая мышца тела ныла от напряжения.
        - Я должен ехать.
        - Что такое? Что случилось?
        - Нет времени объяснять. Просто запри дверь и ложись спать. Увидимся утром.
        Райан уехал. Только после того, как он позвонил и коротко сообщил ей, что все в порядке, она наконец последовала его совету и легла спать. Впрочем, сон ее был беспокоен. То и дело кошмары, связанные с тем, что произошло в театре, перемежались сладкими грезами о том, как хорошо ощущать себя защищенной в сильных руках Райана.
        И каждый раз, когда Клеа просыпалась, чувствуя себя одинокой и несчастной, она выглядывала в окно. Он был там, в машине, сидел или прогуливался вокруг. Пару раз у Клеа возникало желание пойти и сказать ему, чтобы он ехал домой. Но что-то удерживало ее. Впрочем, он бы все равно не уехал.
        И вот ее желание исполнилось. Выглянув в очередной раз, Клеа увидела светловолосого мужчину, который стоял у черного седана, занявшего место знакомого кабриолета. Ее вдруг охватило странное ощущение пустоты. Опустив край занавески, Клеа начала одеваться.
        Наверное, следовало бы радоваться, что он уехал и не придется встречаться с ним этим утром, подумала Клеа. Она стояла перед зеркалом, приводя в порядок волосы и вспоминая тот дикий, необузданный порыв, что захватил ее целиком, когда она целовалась с ним.
        В тот момент она забыла обо всем. Обо всех обещаниях, что себе давала.
        Смущенная этими эротическими мыслями, она нахмурилась.
        - В моей жизни нет места такой страсти, - сказала она своему отражению. - И нет места для Райана, - напомнила она себе строго.
        Зазвонил дверной звонок, прерывая ее размышления. Подхватив со спинки стула жакет, Клеа мельком взглянула в зеркало и заметила, что на броши сломался замочек. Пока она старалась найти другую, снова раздался звонок.
        - Уже иду! - закричала она, на бегу пристегивая брошь. - Иду! - повторила она, когда звонок еще раз нетерпеливо тренькнул. Вприпрыжку сбежав по ступеням, она поспешила через холл, чтобы встретить телохранителя, которого, наверное, прислал Райан. Улыбнувшись, Клеа открыла дверь.
        - Черт, Клеа! Ты даже не спросила, кто там.
        Улыбка сползла с ее лица. На крыльце стоял Райан, держа два бумажных пакета и глядя на нее так свирепо, что Клеа помимо воли испугалась.
        - Что толку в замках, глазках и цепочках, если ты будешь с радостной улыбкой открывать дверь любому, кто захочет войти. Куда это годится?
        - И тебе доброе утро, - сказала Клеа. оглядывая его с головы до ног. На Райане были черные джинсы, свитер и ботинки. Волосы, очевидно после душа, слегка влажные. Это просто преступление против женского пола, что ему удается так хорошо выглядеть с утра. Да еще и не прилагая никаких усилий.
        Он пробормотал что-то, отдаленно похожее на приветствие, и ворвался в квартиру. Клеа только ощутила, что он пахнет мылом, ветром и лесом, когда он пролетел мимо нее, как ураган.
        - Куда это ты направился? - поинтересовалась она, хотя и видела, что Райан прошел прямо в кухню. - И вообще, что ты здесь делаешь?
        Но Райан успел скрыться за дверью, и Клеа ничего не оставалось, как последовать за ним.
        Райан уже разгружал свои пакеты. Достал бумажные стаканчики, термос, открыл его, и по кухне поплыл запах свежего горячего кофе. Протягивая один стакан Клеа, он сказал:
        - Вот, принес тебе кофе и горячие булочки, как обещал.
        - Но я думала… Я хочу знать, почему ты приехал сам, а не прислал замену.
        - Какую замену?
        - Того мужчину, который сейчас наблюдает за домом с другой стороны улицы, - сказала она.
        Райан открыл один из шкафчиков, достал тарелки и выложил на них пончики и булочки.
        - Ты имеешь в виду Джейка?
        Клеа почувствовала, что голодна как волк. Она села за стол и попыталась забыть о том, сколько лишних калорий сейчас съест.
        - Такой блондин с широкими плечами?
        - Да, это Джейк, - кивнул Райан, садясь на белый березовый стул рядом с ней. Он положил перед ней две булочки, а на свою тарелку аж шесть глазированных пончиков. - Он не телохранитель. Просто подменил меня на часок, пока я ездил переодеться, принять душ и купить нам завтрак.
        - А ты знаешь, что этот твой завтрак просто ужасен? Начинать день с такой плотной еды вредно для здоровья. Кусочек дыни или половинка грейпфрута, стакан сока, наконец, куда полезнее.
        Райан тем временем покончил со вторым пончиком и потянулся за третьим.
        - Возможно, если бы я был птицей. Но я - нормальный человек.
        Да уж, на птицу Райан никак не похож, согласилась Клеа, глядя, как он тянется уже за четвертым пончиком. Он на сто процентов здоровый и опасный мужчина, самец.
        - Наверняка ты решил, что, если будешь ходить по магазинам, я начну готовить для тебя? - спросила она с легкой усмешкой.
        - Нет. Я уже заметил вчера, что твоя плита, похоже, не часто используется. Так что настроился взять стряпню на себя. Кто знает, может, ты вообще готовить не умеешь.
        - Умница, почти что Шерлок Холмс. Потому что я действительно редко готовлю. - Кулинария была любимым занятием ее сестры Дезри. А Клеа всю жизнь была занята карьерой. И мечтала когда-нибудь создать собственную компанию.
        Райан сделал паузу и отпил еще глоток кофе.
        - Как спалось?
        - Хорошо, - солгала она.
        - Значит, ты лунатик, иначе почему тогда периодически выглядывала в окно спальни?
        Клеа вспыхнула.
        - По правде, никак не могла заснуть. А вот зачем ты всю ночь смотрел на мое окно, понять не могу.
        Улыбку будто смыло с его лица.
        Только теперь Клеа заметила тени у него под глазами. Аппетит почему-то пропал. Что-то не так.
        - В чем дело?
        Видя, что Райан колеблется, Клеа почувствовала, что ей не понравятся его слова.
        - Он был здесь прошлой ночью, - сказал Райан тихо.
        Клеа сразу поняла, о ком он говорит. Ее снова охватил страх.
        - Тот звонок на пейджер, что я получил, был от моего напарника. Он принес мне кое-что из вещей и увидел, как в твои окна заглядывает какой-то человек.
        - Он попытался схватить его? Хотя бы увидел, кто это был?
        Райан покачал головой.
        - Этот парень заметил моего напарника и сбежал. Было слишком темно, чтобы разглядеть его. Мне жаль, Клеа.
        Не в силах сидеть на месте, она встала.
        - Может, это была всего лишь игра света… или ребенок, играющий в шпиона.
        - Это был не ребенок, Клеа, и не обман зрения. Это был он.
        - Всего лишь догадки! - Она нервно вертела кольцо на пальце. - Ты же сам говорил, что он вряд ли придет сюда.
        Райан тоже поднялся и сжал се пальцы в своих ладонях. Крепко сжал.
        - Я сказал то, что ты хотела услышать. Потому что ты была в ужасе, а я не могу видеть в твоих глазах это затравленное выражение. Не надо было тебе лгать.
        Теперь уже Клеа охватила настоящая паника.
        - Он ведь не остановится, пока не доберется до меня, да? - Она ненавидела себя за свой страх, но не могла превозмочь его. - И когда найдет меня, то заставит делать вес эти ужасные вещи, о которых писал в письмах, и тогда…
        - Нет! - Райан тряхнул се за плечи. - Он ничего с тобой не сделает. Ты слышишь меня, Клеа? Я не позволю ему тебя обидеть. - Он притянул ее к себе, и она спрятала лицо у него на груди. - Клянусь, я не позволю ему причинить тебе вред, - тихо сказал он, гладя ее по голове.
        На какой-то миг Клеа поверила ему, забыв, что поклялась себе никогда не расслабляться, не показывать свою слабость и зависимость от мужчины. Она позволила себе доверчиво прильнуть к Райану, ища в кольце его сильных рук безопасность и защиту.
        А потом что-то в ней дрогнуло. Клеа вдруг почувствовала, как бьется его сердце прямо под ее пальцами. Как напряжены под свитером стальные мускулы. В ней тут же вспыхнуло уже знакомое волнение, веки потяжелели, дыхание стало глубоким и неровным.
        Ей вдруг показалось, что на кухне невыносимо жарко. В теле медленно рождалась сладкая, тянущая боль. Она подняла голову и заглянула в его невероятно голубые глаза. Это была большая ошибка: между ними словно пробежала искра. Ей захотелось подставить ему губы для поцелуя, но вместо этого она только погладила его по щеке и прошептала:
        - Райан…
        Он прикрыл глаза и прильнул к ее губам. На них еще оставался вкус земляничного джема и кофе с молоком. Его руки погладили ее по волосам, а затем он обнял ее, скорее грубо, чем нежно. Но это совсем не оттолкнуло Клеа. Она сама себе удивлялась. Она, которая всегда гордилась тем, с каким спокойствием и уверенностью управляет своей жизнью, сейчас шагнула в бурную реку и поплыла по течению, зная, что впереди ее ждут только пороги и водопады. После их поцелуя прошлой ночью она должна была помнить о том, каким опасным и неуправляемым может быть это плавание. Но, похоже, у нее были проблемы с навигацией, ее постоянно выносило на Райана, и она вновь и вновь тонула с головой. Хотя разум говорил ей: держись от него подальше. На мгновение он оставил ее губы, и Клеа судорожно вдохнула - только чтобы снова лишиться дыхания, когда он коснулся языком ее уха, а затем шеи. Но и руки его тоже не оставались безучастными. Легко пробежав по ее лицу, они скользнули по спине и задержались на ягодицах. Он подхватил ее и поднял, прижимая к своему телу.
        А потом его губы снова накрыли ей рот, и по всему ее телу прокатилась волна щекочущего удовольствия. Даже сквозь рубашку она чувствовала, как горяча его кожа. Его язык скользнул ей в рот и затеял игру с ее языком. Тем временем Райан уже занимался пуговицами ее жакета. Взгляд его пронзительных голубых глаз одновременно восхищал ее и пугал. Клеа чувствовала, что ее сносит к грохочущему водопаду, и он все ближе, все ближе… Она закрыла глаза, как только пальцы Райана справились с последней пуговицей, и теперь ее защищала только тонкая шелковая блузка. Он уже стягивал с нее жакет, когда…
        Когда Клеа вскрикнула и отшатнулась. При этом она наткнулась на стол, и с него полетели на пол тарелки.
        Райан вздрогнул как от выстрела.
        - Ты что? Я сделал тебе больно? - Его голос был хриплым, дыхание сбилось. В глазах боролись желание и замешательство.
        - Да… нет, - пробормотала Клеа. Она покраснела, внезапно придя в себя. Но тело ее еще пело, как струна, которой коснулись руки музыканта. Она обхватила себя руками, потирая плечо. - Это все брошь… расстегнулась и впилась мне в плечо, - объяснила она.
        Райан расстегнул несколько верхних пуговиц на блузке и внимательно осмотрел плечо. Наконец, убедившись, что ничего страшного не произошло, запахнул на ней жакет, прислонился лбом к ее голове и вздохнул:
        - Знаешь, принцесса, твои поцелуи дурно на меня влияют. Я прямо голову теряю.
        Впрочем, и сама Клеа чувствовала себя так, словно потеряла голову. Если бы не булавка, она, без всякого сомнения, и не подумала бы останавливать Райана, пожелай тот заняться с ней любовью. Более того, с радостью упала бы в его объятья. Никогда еще, даже с Эриком, она настолько не забывалась.
        Райан взглянул ей в глаза. И грустно улыбнулся.
        - Господи, как же после этого поцелуя мне удастся держать руки подальше от тебя? Я имею в виду, пока не закончу это дело.
        Клеа почувствовала, что краснеет еще гуще. Она совсем забыла, зачем здесь Райан. Напоминание подействовало на нее как холодный душ. Она тут же отошла подальше, поправляя жакет и юбку.
        - Мне кажется, тебе придется попытаться.
        Райан вздохнул.
        - Сделаю все, что в моих силах. Но, должен тебе сказать, это будет нелегко.
        - За те деньги, что я тебе плачу, можешь и постараться.
        Он шутливо отсалютовал ей.
        - Я буду думать об этом всякий раз, когда мне захочется сорвать с тебя одежду и заняться любовью.
        Они оба знали, что это уже почти произошло.
        - Вот и отлично, - сказала Клеа, но внешнее спокойствие давалось ей с большим трудом.
        - Ну что ж, теперь остался только один вопрос. Но, я уверен, мы решим его легко и просто, - сказал Райан, и на его губах появилась озорная улыбка.
        Клеа насторожилась.
        - Ты о чем?
        - Надо придумать мне легенду.
        - Какую легенду?
        - Чтобы объяснить твоим друзьям и сотрудникам, почему мы с тобой все время вместе.
        Об этом Клеа как-то не подумала. Да уж, нелегко иметь личного телохранителя. Придется как-то совмещать его с повседневной жизнью. Понадобится правдоподобное объяснение постоянного присутствия Райана у нее на работе, дома, да вообще везде. Нельзя же, в самом деле, поведать всему свету, что ее пугает и преследует какой-то маньяк. Даже себе Клеа не хотела признаваться в том, как она перепугана и нервничает. И уж подавно не стала бы говорить об этом сотрудникам и тем более клиентам фирмы.
        Нет, не нужны ей такие проблемы с телохранителем. Надо сказать ему. Только не сейчас. Она еще не оправилась от пережитого страха, когда Райан сказал ей, что этот человек ночью заглядывал в окно ее дома. Может, все-таки попросить одну из сестер приехать? Ей нельзя оставаться одной, это ясно.
        Но ее сестер здесь нет. Зато есть Райан.
        И только страх заставил ее сказать:
        - Думаю, у тебя уже есть предложение на этот счет.
        - Конечно, - беззаботно ответил он. Чувствуя себя под его взглядом, как кролик перед удавом, она спросила:
        - И какое же?
        - Очевидное. Я - твой любовник.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Что?!
        Клеа взглянула на него так, будто Райан сошел с ума. И, наверное, это правда, признал Райан. Иначе как объяснить, что всякий раз стремление успокоить Клеа мгновенно оборачивается для них бурной вспышкой страсти?
        Впрочем, сошел он с ума или нет, но то воплощение ночных кошмаров, что стояло у окна Клеа прошлой ночью, было так же реально, как сам Райан. Сигнал напарника послужил еще одним предупреждением: нельзя терять бдительность. Если бы вчера ночью он не думал столько о Клеа, то, может быть, поймал бы того психа. Именно об этом предупреждал его Майкл.
        Нельзя допустить, чтобы это произошло снова, сказал себе Райан. Нельзя позволять чувству, растущему в душе, влиять на его работу.
        - По-моему, это единственное достоверное объяснение, которому поверит большинство людей. Просто и изящно.
        - Ни за что, - отчеканила она.
        Какой противный ответ, подумал Райан, хмурясь. Но, похоже, се любимый.
        - Тебе лучше побыстрее свыкнуться с этой идеей.
        - Но это чистый абсурд. - Она нервно одернула жакет. - Никто не поверит, будто мы любовники.
        - Интересно, почему?
        - Потому что ты… - Она наконец оставила в покос жакет и взглянула ему прямо в глаза. - Потому что ты не в моем вкусе.
        Райану захотелось подойти к ней и доказать, что это не так, но он только поглубже засунул руки в карманы.
        - Для меня было бы большим удовольствием прямо сейчас показать тебе, кто в твоем вкусе, а кто нет, но у нас нет времени. Как только мы уладим это последнее разногласие, то поспешим по делам. - В ожидании ответа Райан начал подбирать осколки разбитых тарелок.
        На несколько минут между ними повисло напряженное молчание. А потом он услышал, как ее каблучки куда-то процокали. Хлопнула дверь кладовки.
        - Ты можешь назваться дворником, - предложила, вернувшись, Клеа и протянула ему веник.
        - Здорово. - Он смел осколки в совок и выкинул их в ведро, которое услужливо подставила Клеа. Разобравшись с посудой, Райан помыл руки. - Еще идеи будут? - Клеа ничего не ответила, и он сказал: - Тогда придется изображать влюбленных голубков.
        - Нет! - Ее зеленые глаза вспыхнули. - Ты ведь профессионал. Придумай что-нибудь другое.
        На се хорошеньком личике отражались смущение и упрямство. Райану захотелось поцеловать эти сложенные бантиком губки. Но он только взял полотенце и принялся вытирать руки.
        - За прошлую ночь я перебрал дюжину легенд. И отверг их все. Сойти за твоего любовника - только это сработает.
        - Ох, по-моему, тебе просто это нравится, - сказала она, краснея, но теперь уже от возмущения.
        Райан ухмыльнулся.
        - Не могу сказать, что мне противна такая перспектива.
        - А вот мне противна, - заявила Клеа. - Скажи, что ты мой брат… или кузен… или новый агент.
        Он бросил полотенце на стол и поймал ее за руку. До этого Клеа беспокойно расхаживала по кухне.
        - Перестань мучить свое воображение, - сказал он, сильнее сжимая се руку, когда она попыталась вырваться. - Подумай как следует! Все в агентстве знакомы с семейством Донателли и не поверят, что я твой брат или кузен. И почти столько же людей знают, что я работаю с братьями в детективном агентстве. Так что мой внезапный приход в туристический бизнес тоже никого не обманет. Кроме того, это не объясняет, почему мы с тобой вместе вне офиса.
        - Но я все равно не хочу, чтобы все думали, что мы любовники.
        Красивая и старомодная, подумал Райан и понял, что ему нравятся обе эти черты.
        - Тогда скажи, что мы помолвлены. - Помолвлены?!
        - Конечно. Все, кто был тогда на свадьбе, слышали мое предложение. Конечно, они слышали и твой ответ, но… Кроме того, ты поймала букет, а я - подвязку невесты. Все с удовольствием проглотят такую легенду. Конечно, я не верю в подобные приметы, все это чепуха, но многие верят. Мы скажем, что часто встречались последний месяц и влюбились. Я снова сделал тебе предложение, и ты его приняла.
        - Эта идея даже хуже, чем предыдущая.
        - Спасибо, - сказал Райан, получая еще один удар по самолюбию. - Веришь или нет, но есть женщины, которые не считают помолвку со мной плохой идеей.
        Клеа высвободила руку.
        - Тогда тебе лучше попросить одну из этих женщин представиться твоей невестой вместо меня.
        Этого Райан уже не выдержал. Он зарычал и тряхнул ее за плечи.
        - Когда ты прекратишь меня злить? Пора просыпаться, спящая красавица. Ты в настоящей опасности. И я тебе нужен.
        - Ты мне не нужен. Мне вообще не нужны мужчины.
        Едва она произнесла эти слова, в голове у Райана прозвучал сигнал тревоги. Ладно, решил он, с этим мы разберемся как-нибудь позднее.
        - Вот тут ты ошибаешься. Я нужен тебе. - Когда Клеа снова попыталась вырваться, он только крепче сжал ее плечи. - Я нужен тебе, чтобы найти того психа.
        Но она лишь гордо вздернула подбородок. Глаза вспыхивали на побледневшем лице.
        - Боюсь, ты все неправильно понял. Ты мне не нужен. Я найду для этой работы кого-нибудь еще. Ты уволен.
        - Как хочешь, - резко сказал Райан и отпустил ее. Злой на себя, что допустил эту вспышку, и на Клеа за то, что она се вызвала, он отошел к окну. Солнышко едва пробивалось сквозь тучи, чтобы ненадолго осветить жалкий клочок травы, который назывался газоном. Ее газоном. Здесь даже не хватит места, чтобы играл ребенок, решил он. И сам удивился направлению своих мыслей. Все вокруг было прекрасно и старомодно, в точности как сама Клеа. Может быть, он не в се вкусе, но и она тоже не принадлежит к тому типу женщин, которые обычно ему нравились. Тогда почему, черт возьми, ему так не хочется уходить отсюда? Ведь она еще сама побежит за ним и попросит вернуться.
        - Я выпишу тебе чек, если хочешь. Райан обернулся, и будь он проклят, если его сердце не замерло при взгляде на се лицо.
        - Не беспокойся. Я пришлю счет по почте. Может быть, это и к лучшему. Он слишком близко к сердцу воспринимал ситуацию. Слишком близко. Его предложение Клеа выйти за него замуж было шуткой, но только наполовину. Сексуальное желание не было для него чем-то новым. Но та смесь желаний и чувств, которую он испытывал к ней на протяжении последних дней, определенно была необычной. Райану не давало это покоя. Ему нужно время, чтобы в себе разобраться. Пусть кто-нибудь другой позаботится о се безопасности. Тем временем он проведет свое собственное расследование и тоже будет присматривать за ней на всякий случай.
        - Я пришлю человека, чтобы он дежурил у твоего дома и офиса, пока ты не найдешь мне замену.
        - Спасибо, но это не обязательно.
        То, как она спокойно отпустила его, неожиданно показалось Райану очень обидным.
        - Как скажешь.
        И, не оглядываясь, он вышел из кухни и захлопнул за собой дверь.
        Зазвонил телефон, и он услышал, как Клеа произнесла свое обычное:
        - Слушаю.
        Он остановился, говоря себе, что надо уходить сейчас, не раздумывая, пока еще можно. Но не ушел. Только прислушался.
        - Прекратите! Вы слышите, прекратите! Пожалуйста, оставьте меня в покое!
        Крик Клеа врезался в его сознание как нож. Вернувшись, он пинком распахнул дверь на кухню.
        Она сидела за столом, закрыв лицо руками, и беспомощно всхлипывала. Не раздумывая больше ни минуты, Райан опустился рядом с ней на колени и прошептал:
        - Все хорошо. Я с тобой Клеа.
        Клеа резко вскинула голову и уставилась на него расширенными глазами:
        - Мне казалось, ты ушел.
        - Передумал. К тому же мне гораздо легче смириться с твоим острым язычком, чем попасть в опалу к тетушке Мэгги. Если она узнает, что я бросил тебя, она меня убьет. Сдавайся, принцесса. Ты останешься со мной.
        И Клеа послушно обняла его.
        - Это был он. Это был он! - воскликнула она. - Он спрашивал, почему я закричала вчера вечером. Он сказал, что… что…
        Что-то перевернулось в нем, когда Клеа прильнула к нему и разрыдалась.
        - Мне страшно, Райан. Я боюсь.
        - Я знаю, детка. Знаю. Но все будет хорошо. Он не доберется до тебя. Я обещаю.
        Следующие несколько минут ему пришлось шептать ей всякую успокаивающую чепуху. Наконец, когда слезы иссякли, она подняла голову.
        - Ну как? Теперь тебе лучше? - спросил он мягко.
        - Да.
        Райан помог ей встать.
        - Спасибо, - сказала Клеа и пригладила ладонями смятую юбку. - Я, должно быть, выгляжу чудовищно.
        Райан склонил голову, будто в задумчивости.
        - Да, настоящее чудище.
        - Ну спасибо, - отозвалась Клеа со смехом.
        - Пожалуйста. Ты еще собираешься в офис или мне позвонить и сказать им, что тебя сегодня не будет?
        - Нет, я поеду в офис, - сказала она, стирая с лица последние слезы. - Мне только нужно несколько минут, чтобы привести себя в порядок.
        Несмотря на бодрый тон, в глазах Клеа застыл страх, и этот страх жег Райана, словно раскаленное железо.
        - Не спеши. Пока ты занимаешься собой, я узнаю, можно ли устроить прослушивание твоей телефонной линии.
        И он поспешно отвернулся, опасаясь, что снова обнимет се.
        - Райан… Я все еще думаю, что это плохая идея. И сомневаюсь, что мы кого-то обманем, но, пожалуй, надо использовать твою легенду.
        - Которую из них?
        - Ты можешь смеяться, но я бы предпочла сказать всем, что мы помолвлены, - сказала она и выпорхнула из комнаты. А Райан так и остался сидеть с открытым ртом.
        Но Клеа ошиблась относительно реакции знакомых на их историю. Не возникло никаких проблем с недоверием, и вскоре уже разнесся слух об их помолвке. И никто даже не удивился. Даже тетушка Мэгги, посвященная в их план, похоже, вскоре забыла, что это всего лишь прикрытие. И Клеа не могла ее винить. Иногда, когда Райан смотрел на нее, обнимал за талию или целовал се на правах жениха, она сама едва ли не верила в эту ложь. И, что самое худшее, какая-то часть се даже желала, чтобы это было правдой.
        Клеа откинулась на спинку кресла и вздохнула. Если бы в ней была хоть капля здравого смысла, она никогда бы не попалась на такую уловку. Потому что это именно уловка. Конечно, она не сомневалась, что Райан находит се физически привлекательной. Точно так же, как и она его. Вот только Клеа никогда не позволит себе опуститься до случайной связи. Для нее секс прочно связан с любовью, с настоящим чувством. А насколько ей известно, ни один из братьев Фицпатрик не знает, что это такое. Она не винила их, ведь женщины всегда вились вокруг них, словно пчелы.
        Правда, Райан, похоже, интересуется только ею. Эта мысль льстила Клеа.
        Интересно, как бы это было, если бы Райан действительно любил меня? - подумала Клеа и улыбнулась. Замечательно, волшебно, сказочно прекрасно.
        И, к сожалению, невозможно, добавил внутренний голос. Улыбка сползла с се губ. Любить Райана Фицпатрика, как и надеяться, что он любит се, - большая ошибка. Для них обоих.
        - Клеа, я только что услышала новость, - воскликнула ее подруга и помощница Гейл, влетая в офис. - Просто не могу поверить!
        - Чему именно, миссис Гренджер?
        Молодая женщина улыбнулась, прислушиваясь к звуку своей новой фамилии. Хотя прошло уже более двух месяцев, се лицо еще светилось безоблачным счастьем новобрачной.
        - Я говорю о твоей помолвке. Я и не знала, что ты встречаешься с Райаном.
        - Мы старались не афишировать свои отношения, - объяснила Клеа, ерзая на сиденье. Надо надеяться, потом ей простят вынужденный обман.
        - Похоже, вам это прекрасно удалось. Никто даже не подозревал.
        - Как прошел ваш медовый месяц? Вы же ездили в «Особенный круиз для молодоженов», да? - спросила Клеа, стараясь переменить тему.
        - Просто фантастика! - воскликнула Гейл, присаживаясь на краешек стола. - Но об этом мы еще успеем поговорить. Сейчас я хочу узнать все подробности. Когда он сделал тебе предложение? Вы уже купили кольца?
        - Нет. Кольца пока не покупали. - Клеа, смущенная таким поворотом, начала перебирать бумаги.
        - Ничего, купите их позже. Райан кажется мне собственником. Всем старается показать, что ты принадлежишь ему. Помнишь мою свадьбу? - Гейл чуть не всплакнула от умиления. - Приметы сбываются. Ты тогда поймала букет, а Райан - мою подвязку. Все знают, что женщина, поймавшая букет невесты, будет следующей невестой. То же самое с молодым человеком, поймавшим подвязку. И вот вы помолвлены. Я никогда не слышала истории романтичнее, если, конечно, не считать нашего с Ларри знакомства.
        Возможно, будь все по-настоящему, это и было бы романтично, подумала Клеа. Но их помолвка - лишь выдумка. И, уж конечно, они не влюблены друг в друга.
        - Ах, Клеа, он такой красавец. И так мил.
        - Да, ты права.
        Клеа покосилась на открытую дверь кабинета, за которой Райан разговаривал с секретаршей и несколькими агентами. Нет слов, самый роскошный мужчина во всем агентстве.
        Даже в своих потрепанных джинсах, свитере и старых ботинках. Вот только жаль, что он не может расстаться со своей ужасной ирландской ухмылкой.
        Ребенок секретарши, маленькая девочка, которая пришла с бабушкой навестить маму, уже удобно устроилась на руках у Райана. Клеа смотрела, как он поднял се к самому потолку, чтобы она смогла достать свой воздушный шарик. Еще одно очарованное им создание, подумала она. Ничего удивительного. Перед его внешностью голливудской звезды женщинам трудно устоять.
        Девочка тем временем обняла Райана и поцеловала в щеку. Горло Клеа сжалось. Он будет хорошим отцом, подумала она, а женщина, которая станет его женой, будет очень счастлива.
        - Ты, наверное, довольна, что Райан проводит с тобой столько времени, - сказала Гейл.
        - Ну, вообще-то он здесь не совсем для того, чтобы проводить время со мной. Донателли решили, что нам понадобится новая система безопасности после того, как мы завезли новое компьютерное оборудование.
        - Да, я слышала. Хорошая идея, - согласилась Гейл. - Хотела бы я, чтобы мы с Ларри тоже могли вес время быть вместе.
        Что-то в ее голосе привлекло внимание Клеа.
        - Гейл, у вас все хорошо? Подруга пожала плечами.
        - Ничего такого, чего нельзя исправить. Клеа почувствовала себя виноватой.
        - Прости, Гейл. Вы только-только поженились, а я сутками держу тебя на работе. Этот новый проект… Да еще и отсылаю тебя в недельную командировку. Не могу поверить, что я такая эгоистка.
        - Не надо извиняться. Дело не в моей работе, а в работе Ларри.
        - Но ведь у него собственное дело. Гейл нахмурилась.
        - Вот именно. Он вынужден сам всем заниматься, поэтому постоянно пропадает неизвестно где. Неделю назад у него была какая-то работа с важным клиентом. У того полетела вся система, и Ларри пришел домой далеко за полночь. И даже не позвонил.
        Клеа сжала руку подруги.
        - Мне жаль.
        Ей действительно было жаль. Гейл влюбилась в Ларри Гренджера с первого взгляда. В тот же день, когда он впервые пришел в «Мир путешествий», чтобы предложить им новую компьютерную систему. К тому времени, как было установлено все оборудование и система заработала, он уже примелькался в офисе и окончательно завладел ее сердцем. Приятный тихий человек, он почти сразу сделал Гейл предложение, и вскоре состоялась их свадьба. Клеа было больно услышать, что у этой пары появились проблемы.
        - Я могу тебе чем-нибудь помочь? Может быть, возьмешь несколько отгулов? Поедете с Ларри на восточное побережье, а заодно проверишь один из курортов, которые вполне можно использовать для нашего проекта.
        - Ты правда отправишь меня на восточное побережье?
        - Конечно. Обсуди с Ларри вечером и позвони мне. - Это было самое меньшее, что Клеа могла для них сделать. Она еще обговорит это с Мэгги и Джеймсом. Если у них возникнут возражения, она просто сама оплатит стоимость их поездки.
        - О, Клеа. - Гейл обняла ее так крепко, что Клеа едва не задохнулась. - Ты самая замечательная начальница на свете. Я тебя просто обожаю.
        - Эй, это была моя реплика.
        Клеа подняла глаза и увидела, что Райан стоит в двери ее кабинета, лукаво улыбаясь. Гейл засмеялась.
        - Это должно быть больше, чем репликой, - сказал она. - Твоя невеста - особенная женщина.
        - Я знаю. Потому и хочу на ней жениться, - сказал Райан уже без улыбки. Казалось, он говорил это совершенно серьезно, даже исчез шутливый, дразнящий тон, которого Клеа ожидала.
        И будь она проклята, если не почувствовала, что ее сердце сейчас выпрыгнет из груди. Его взгляд заставлял верить, что он говорит правду.
        - Должна предупредить тебя: уж лучше тебе сделать мою начальницу счастливой. - Гейл погрозила ему пальцем. - Иначе будешь иметь дело со мной. Понял?
        - Я уже весь дрожу от страха, - сказал Райан, откровенно забавляясь ее горячностью. - Не беспокойся, я сделаю Клеа счастливой. По крайней мере приложу все усилия.
        Да, он из тех мужчин, которые способны сделать женщину счастливой, подумала Клеа. Но только это будет какая-то другая женщина, напомнила она себе. Не она.
        - Как считаешь, дорогая, твоя грозная дуэнья не станет возражать, если я украду тебя на остаток дня?
        - Нет проблем, - тут же согласилась Гейл.
        - У меня на сегодня запланировано много дел, - покачала головой Клеа. Ей меньше всего хотелось лишний раз уединяться с Райаном.
        - Ничего такого, с чем бы я не справилась сама, - возразила Гейл. - Я проверила твое расписание по дороге из аэропорта. У тебя не запланировано на сегодня никаких совещаний и неотложных встреч.
        Райан обошел стол, склонился к Клеа и, чмокнув се в губы, прошептал на ухо:
        - Что ты такое говоришь? Ты мне нужна для дела.
        - Какого еще дела? - так же тихо спросила она, краснея. Его шепот в самое ухо действовал на нес не лучшим образом.
        - Мы поедем покупать тебе кольцо.
        Клеа едва не задохнулась. Гейл поспешила удалиться, одарив се игривым взглядом. Клеа показалось, что весь офис обернулся и с интересом смотрит на них с Райаном. Колени се подогнулись, и она опустилась на краешек стола.
        - Райан, мне кажется, нам надо обсудить это. Наедине.
        - Как скажешь, дорогая, но придется поговорить на ходу. Я уже назначил встречу с ювелиром.
        Пятнадцать минут спустя Райан едва ли не силой затащил ее в дверь одного из элегантных ювелирных магазинов.
        - Это смешно! - возмущалась Клеа, уже входя в холл. - Мне не нужно никакое кольцо!
        Она закрыла глаза и взмолилась: «Господи, пускай все это окажется дурным сном».
        Но, видимо, Бог был занят другими делами и не услышал ее молитвы.
        - Райан! Райан, идите сюда.
        Сердце Клеа екнуло при виде высокой роскошной брюнетки в униформе охраны, которая стояла рядом с кассой и махала им рукой.
        Глаза Райана посветлели.
        - Молли!
        Позабыв про Клеа, он бросился к брюнетке, подхватил ее на руки и закружил. Она смеялась тем особенным томным грудным смехом, который большинству женщин никогда не удастся воспроизвести. Райан наконец отпустил ее и смачно поцеловал в губы.
        - Ты чудесно выглядишь.
        Да уж, что есть, то есть, подумала Клеа. Она чувствовала себя прошлогодним платьем, позабытым на вешалке в пыльном шкафу. Райан и брюнетка в его объятиях смотрелись просто прекрасно. Отличная пара. Женщина была высокой, почти как Райан. Стройная фигура, черные как смоль волосы, пышные формы… При виде такой романтичной картины у Клеа заболело в груди.
        - Спасибо, - ответила Молли, и на ее высоких скулах появился едва заметный персиковый румянец. - Ты и сам неплохо выглядишь.
        - Что ты здесь делаешь?
        - Работаю в охране магазина.
        - Тоже ушла из полиции? - спросил Райан. Молли хмыкнула.
        - Ты еще спроси, летают ли слоны. Ушла и подыскиваю себе новую работу.
        Райан присвистнул.»
        - Ух ты! Впечатляет. А где твой отец? Я должен с ним встретиться.
        - Да, он говорил мне, - с улыбкой кивнула Молли и перевела взгляд на Клеа. - Может, представишь меня этой храброй женщине, что не боится выйти за тебя замуж?
        - Ты хочешь сказать, счастливице? - поправил се Райан.
        Молли хохотнула.
        - Я сказала именно то, что хотела. Храброй. Определенно храброй, - повторила она и протянула Клеа руку. - Привет, я Молли Фицпатрик.
        Клеа пожала ей руку. Час от часу не легче. Неужели это его бывшая жена? Но нет, Райан не стал бы рассказывать ей о помолвке, если бы они с Молли когда-то были женаты.
        - Вы сказали, ваша фамилия Фицпатрик?
        - Да. Райан мой кузен.
        Вздохнув с облегчением, Клеа в свою очередь представилась:
        - Клеа Менсон.
        - Да, я знаю, - улыбнулась Молли. - Вся семья мне уже прожужжала о вас уши.
        Клеа удивленно взглянула на нес, а потом на Райана:
        - Вся семья? Тот потупился.
        - Наша семья - сплошные сплетники. Раскинула свои агентурные щупальца по всей стране. И возглавляет агентуру моя мать. А уж моя маленькая прыткая кузина, конечно, в курсе всех событий.
        - Не обращай на него внимания, Клеа. Райан никогда не любил больших кланов.
        - Ты имеешь в виду наше бурлящее и надоедливое семейство? - фыркнул Райан.
        Молли сморщила носик.
        - Да, все мы довольно близки и болеем друг за друга. Ты даже не представляешь, Клеа, как удивились наши родственники, когда узнали о вашей помолвке.
        - Должна признать, она была довольно внезапной, - сказала Клеа. Ей не понравилось, что Райан включил в их игру всю семью.
        - Но как здорово! Ваша помолвка - гвоздь сезона.
        - Ты говоришь так, будто никто в вашей семье никогда не был помолвлен, - удивилась Клеа.
        - То есть ты ничего не знаешь?
        Клеа насторожилась. Почему-то ей казалось, что сейчас она услышит историю, которая ее не обрадует.
        - О чем?
        - Что Райан и его братья - единственные мальчики в этом поколении семьи Фицпатрик. В прошлом поколении рождались одни девочки. Исключение составил только дядя Хиган, отец Райана, Сиана, Майкла и Коннора. Они теперь почитаются единственными продолжателями рода. - Молли сделала недовольное лицо. - Вообще-то это нечестно. Ведь не мужчины рожают детей, а женщины. В любом случае мой дорогой кузен Райан - первый из братьев Фицпатрик, который попался.
        - Попался? - повторила Клеа. С каждой секундой она чувствовала себя все неуютней.
        - Ну, ты меня поняла. Женится. Мы уже начали думать, что это счастливое событие никогда не произойдет. - Молли обняла Клеа за плечи, словно та была ее старинной подругой. - Моя бедная тетя Изабель, мать этих оболтусов, многие годы возносила молитвы, чтобы се мальчики женились и подарили ей внуков. Хотя бы один. Она говорила, что уже почти перестала надеяться. И вот ты появляешься из ниоткуда, словно Господь наконец услышал ее молитвы. Так-то, дорогая моя будущая кузина.
        - Вообще-то до этого еще далеко. Я хочу сказать, Райан и я, мы…
        - Молли, Клеа пытается сказать, что до появления внуков еще пройдет какое-то время. У нес еще даже нет кольца, и мы пока не назначили день свадьбы. Даже не обсуждали этот вопрос.
        - Райан прав, - кивнула Клеа.
        Молли загадочно улыбнулась. В ее глазах запрыгали озорные чертики, которые Клеа уже не раз видела при общении с братьями Фицпатрик. Она забеспокоилась.
        - Что ж, кузен, - многозначительно протянула Молли, - на твоем месте я бы не затягивала со свадьбой. Мама Райана уже вовсю вяжет кофточки и пинетки, - пояснила она, поворачиваясь к Клеа.

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        - Замечательная вещица, - заявил Морган Фицпатрик, когда Райан надевал кольцо на пальчик Клеа.
        Райан залюбовался маленькой нежной рукой, на которой сверкало золотое колечко с бриллиантом. Это кольцо передавалось в семье Фицпатрик от невесты к невесте вот уже четыре поколения. В ярком освещении ювелирного магазина оно переливалось и играло.
        - Можно подумать, что оно создано для тебя, - сказал Райан, чувствуя в груди странную теплоту. Он не планировал дарить Клеа кольцо как часть прикрытия придуманной ими легенды. Он вообще не планировал его дарить. Но когда о помолвке узнала мать… Она и так едва не растерзала его за скрытность. А потом велела отдать кольцо дяде Моргану, чтобы тот почистил его и обновил, после чего Райану предстояло преподнести его невесте по всем правилам семьи Фицпатрик. И он сдался, хоть и страшился последствий. Но отступать было уже поздно. Надо держаться выбранной линии поведения, пока не будет пойман преследователь Клеа. Но сейчас, глядя на кольцо на ее пальце, он чувствовал удовлетворение. Неожиданно ему захотелось, чтобы помолвка .была настоящей и чтобы Клеа стала его женой.
        - Райан, нам уже пора. У меня действительно полно работы.
        Он взглянул ей в лицо, и паника в ее широко раскрытых зеленых глазах подействовала на него, как удар под ребра. Очевидно, его крамольные мечты Клеа совсем не разделяла.
        - Спасибо, дядя Морган. Нам правда пора. - Выдавив улыбку, Райан пожал дяде руку.
        - Счастья вам. Вся семья уже давно ждет, когда же один из наших мальчиков женится. Мы все молились, чтобы род Фицпатриков продолжался. Но сейчас, - ювелир ободряюще улыбнулся Клеа, - семья может спать спокойно. Ты выбрал себе прекрасную девушку, Райан.
        - Я тоже так думаю, - сказал тот, чувствуя угрызения совести, и неловко переступил с ноги на ногу. - Ну, мы пойдем, пора. Передайте от меня привет тете Лиз.
        - Конечно, мой мальчик. - Морган Фицпатрик проводил их до дверей и на прощание бережно обнял Клеа. - Добро пожаловать в семью.
        - Спасибо, мистер Фицпатрик, - сказала Клеа, чувствуя себя так же неловко, как и Райан.
        - Теперь я для тебя дядя Морган, - поправил он се. - Теперь мы - одна семья.
        - Дядя Морган, - повторила она, бросая на Райана растерянный взгляд. «Уведи меня отсюда», - молила она.
        Снова поблагодарив дядю, Райан махнул рукой кузине Молли и, взяв Клеа за руку, повернулся к выходу.
        - До скорого свидания, - сказал им вслед дядя Морган. - Мы с тетей Элизабет еще увидим вас на вечеринке в честь вашей помолвки.
        Клеа замерла.
        - Вечеринка?
        - Да. - Дядя Морган улыбнулся, и вокруг его глаз разошлось множество морщинок. - Изабель решила устроить ради такого случая прием. Она что, вам еще не сказала?
        - Конечно, сказала. Увидимся там, - уверил его Райан и потащил Клеа к выходу. Он надеялся сообщить ей эту новость позже. Когда она немного успокоится и привыкнет к мысли, что он подарил ей кольцо. Но вот теперь все эти события свалились на нее сразу, и, видимо, Клеа сейчас в ярости. Ему не удалось подготовить почву. Но теперь уже ничего не поделаешь.
        - Что еще за вечеринка? О чем он говорил? - сразу же за дверью потребовала ответа Клеа.
        - Это была идея моей матери. Она хочет, чтобы вся семья познакомилась с тобой. - Рука Клеа сжалась в его руке, и Райан обреченно вздохнул. Сейчас последует взрыв. - Я собирался сказать тебе позже, но, как видишь, просто не успел. Я, конечно, старался се отговорить, но моя мама решила твердо. Самое большее, что мне удалось, - это заставить ее отложить вечеринку на пару недель. Она уже накрахмалила скатерти, прежде чем позвонить мне.
        Клеа остановилась и посмотрела на Райана так, словно у него внезапно выросло две головы.
        - Ты что, совсем с ума сошел?
        - Да я уже и сам не уверен, - начал Райан растерянно, сознавая, что битвы не избежать. Набравшись решимости, он выпалил последнюю новость: - А еще мы приглашены на воскресный обед к моим родителям.
        Клеа снова остановилась, и на этот раз уже не было никаких сомнений, что в Райане она видит какое-то чудовище.
        - Пожалуйста, - прошептала она, - скажи мне, что ты пошутил. И что все это - только дурной сон.
        - Боюсь, что нет.
        На секунду Райану показалось, что она сейчас заплачет, и его сердце сжалось от чувства вины. Ему захотелось обнять ее, успокоить, чтобы тревога ушла из этих огромных глаз, кажущихся еще больше на побледневшем лице.
        Но он боялся, что стоит ему коснуться ее, и он потеряет последнюю частицу своего сердца. Эта мысль удержала его. Он никогда еще не отдавал себя ни одной женщине, и ему не нравилось, что Клеа делает его таким уязвимым.
        - Ты должен отменить обед, - потребовала она, и ее голос поднялся едва ли не до крика. - Я не могу пойти. И не пойду. Ни на эту вечеринку в честь помолвки, ни на обед к твоим родителям. Плохо уже то, что я согласилась притвориться, что мы помолвлены. - Она посмотрела на кольцо так, будто это ядовитая змея. - Я отказываюсь превращать этот… этот балаган в семейное торжество.
        - Остынь, - сказал ей Райан, несколько ошарашенный се отпором. Он поймал ее за руку и держал так, пока Клеа не успокоилась. А потом что-то случилось. Между ними снова проскочила искра. Райан почувствовал это в том, как дрогнула се рука, в напряженной позе, в том, как она взглянула на него. - А что, если все будет по-настоящему, Клеа? - спросил он. Слова вылетели сами, совершенно неожиданно.
        - Но это же неправда.
        - Будет правдой, если мы захотим.
        Клеа судорожно вздохнула и высвободила руку, посмотрев на него так, словно он собрался ее укусить.
        - Так будет даже хуже.
        И пошла от него прочь по улице.
        Она шла так быстро, что, казалось, еще немного - и побежит. Пораженный, Райан замер на месте, глядя ей вслед. Наверное, она в ужасе от его слов. Не было другого объяснения панике, исказившей ее черты.
        Сердце его разрывалось от боли, будто в него вонзили нож. Он и раньше увлекался женщинами, раз или два получал отказы, но это как-то не особенно задевало его. Но сейчас все по-другому. Может быть, потому, что Клеа не похожа на остальных женщин. Ладно, она покорила его, и он признавал этот факт. С первого раза, когда ее увидел. С каждым днем Клеа становилась для него все желаннее.
        Но в его чувствах к ней была не только физическая сторона. Ему хотелось заботиться о ней. Каким-то странным образом она проникла в его сердце и обосновалась там. Стала для него очень важной и нужной. И это открытие пугало его до глубины души. Что ему теперь, черт побери, делать? Особенно когда даже сама идея о настоящей помолвке заставляет Клеа бежать от него так, словно за ней гонится дьявол?
        Но за болью пришла злость. Что она о себе возомнила? Думает, он теперь подожмет хвост и спрячется в одиночку переживать свой позор? Нет, не на того напала. Он не будет сносить ее капризы, как те прилизанные парни, которых она, кажется, предпочитает. Если она так думает, то не знает Райана Фицпатрика.
        И он поспешил за удаляющейся фигурой вниз по улице. Клеа уже стояла у раскрытой дверцы такси, когда Райан подбежал и схватил се за талию.
        - Можете ехать, - сказал он водителю.
        - Нет, подождите!
        Водитель колебался, и Райан пояснил:
        - Все в порядке. Она моя невеста. Мы немного повздорили, но вы же знаете: милые бранятся, только тешатся. Я прослежу, чтобы она добралась домой без приключений.
        - Это неправда. Он лжет! Мы не помолвлены! Но таксист уже отъезжал, оглядывая окрестности в поисках нового клиента.
        Райан выпустил ее.
        - Это было очень глупо с твоей стороны, - заметил он.
        Клеа зарычала, частью от обиды, частью от злости. Круто повернувшись, она замахнулась, чтобы дать ему пощечину…
        Райан поймал се руку, и тогда она взмахнула второй рукой. Ему удалось перехватить и се. Проклятье, дернул его черт связаться с этой дикой кошкой, которая все время норовит опробовать на нем свои когти.
        В следующую секунду она для разнообразия пнула его в голень. Райан выругался. Ее темперамент уравновешивался его собственным.
        - Лучше не зли меня, принцесса, - предупредил он. В нем все еще клокотала злоба при мысли, что могло случиться с этой сумасбродкой из-за ее же собственной глупости. Вдруг маньяк ждал бы се дома, а она вернулась бы туда одна, без Райана?
        Наверное, что-то в выражении его лица заставило Клеа угомониться.
        - Ты делаешь мне больно, - пожаловалась она, перестав вырываться.
        Райан ослабил хватку.
        - Пойдем. Я сам отвезу тебя домой. Он подтолкнул ее в спину, но она упрямо продолжала стоять на месте. - Ты сама пойдешь к машине или мне отнести тебя?
        - Ты не посмеешь.
        - Ты права, - сказал он и сделал движение, будто хочет уйти, а сам обхватил се поперек талии и закинул на плечо, как мешок. - Это была большая ошибка, принцесса, - сказал он и шлепнул ее по ягодицам, когда она начала брыкаться. - Я из тех, кто никогда не упустит случая ответить на вызов.
        - Ты уволен! - завопила Клеа, но он продолжал как ни в чем не бывало нести ее на плече.
        Отсалютовав остолбеневшим прохожим, которые смотрели на них с открытыми ртами, Райан открыл дверцу машины и погрузил свою ношу на пассажирское сиденье.
        - Усаживайся.
        - Я сказала, что ты уволен!
        - Ты сейчас не в себе, так что я лучше притворюсь, что не слышал тебя.
        Клеа фыркнула.
        - Я в здравом уме и увольняю тебя прямо сейчас. С этого самого момента.
        Но Райан заблокировал дверцу, когда она попыталась выскочить из машины.
        - Если бы ты была в здравом уме, то никогда не села бы в машину к незнакомцу, который запросто мог оказаться тем парнем, который тебя преследует.
        Эти слова подействовали на нее как пощечина. Клеа едва не задохнулась.
        - Это был не незнакомец, а обычный водитель такси.
        - Он мог украсть такси.
        По правде говоря, ей просто не пришло в голову в чем-то усомниться. Она думала только о том, как сбежать от Райана. Сбежать от той боли, которая сжимала ее сердце, словно чья-то безжалостная рука. Когда он предложил ей считать помолвку настоящей…
        - Клеа, этот парень достаточно умен, чтобы использовать самую обычную писчую бумагу для своих писем и отправлять их из разных почтовых отделений. Он не дает нам никаких зацепок. Так почему ты думаешь, что он не сможет раздобыть такси? Этот человек знает, куда ты ходишь, во что одеваешься, с кем бываешь. Что заставляет тебя думать, будто он не знает, что мы с тобой сегодня ездили в ювелирный магазин?
        Клеа прижала руки к груди, чтобы унять дрожь.
        - Он не мог знать. Я и сама до последнего момента не знала, что приеду сюда.
        - Но все остальные знали.
        - Откуда? Я…
        - Можешь смело считать, что вся моя семья была в курсе. Это значит, что дядя Джеймс и тетя Мэгги тоже знали. Не говоря уже о твоей ассистентке Гейл.
        - А это в свою очередь значит, что знал весь офис, - добавила Клеа задумчиво. Единственным недостатком Гейл была излишняя разговорчивость. И когда она была чем-то обрадована или взволнована, то спешила поделиться этим с каждым встречным. С работниками офиса, с доброй половиной клиентов… По тому, как она была восхищена их помолвкой, можно было понять, что удержать в себе такую новость Гейл не сумеет. Каждый, кто с ней столкнется, будет знать, что Клеа поехала с Райаном за кольцом.
        - Вот именно, - угрюмо произнес Райан. - И если твой поклонник знал, что мы придем сюда, то мог стать свидетелем нашей маленькой ссоры. Ведь мог же? Он увидел, как ты сорвалась с места, и решил, что сегодня ты приедешь домой одна. А он вполне может подождать тебя там.
        - Прекрати! - Прошло четыре дня с последнего звонка. Ей хотелось верить, что вес закончилось. И вот теперь Райан стремительно разбивает се хрупкую надежду. - Ты хочешь внушить мне, что за этими гнусными письмами и звонками стоит кто-то, кого я знаю.
        - Интуиция мне подсказывает, что это так.
        - Значит, твоя интуиция ошибается. Это кто-то незнакомый. Никто из тех, с кем я общаюсь, не способен на такое.
        - Мало ли на что может пойти мужчина, чтобы заполучить желанную женщину. Например, если бы я решил, что ты - та, которая мне нужна, я бы не остановился ни перед чем.
        Клеа во все глаза уставилась на Райана. Сейчас на его губах не было знакомой улыбки. В голубых глазах не было веселых искорок. Взгляд приобрел тяжесть, в голосе слышались стальные нотки, все лицо казалось вырезанным из камня. Клеа не могла избавиться от ощущения, что получила предупреждение. Она нервно передернула плечами.
        - Ты только хочешь напугать меня, - сказала она, но как-то неуверенно. Губы се вдруг пересохли.
        - Ты права, хочу, - сказал он, и резкость этого ответа заставила се забеспокоиться еще сильнее. Четко выговаривая каждое слово, Райан продолжил: - Я хочу, чтобы ты как следует испугалась. Так испугалась, чтобы больше не устраивала таких вот побегов. Достаточно испугалась, чтобы наконец поверить мне, когда я говорю, что сделаю все для твоей безопасности.
        - Я верю тебе, - призналась Клеа. Потому что так оно и было. Она физически ощущала себя в безопасности рядом с ним. Конечно, с эмоциями была совсем другая история. Клеа думала об этом, пока Райан обходил машину и садился за руль. Как можно чувствовать себя в безопасности рядом с человеком, который вызывает в ней настоящий пожар? Который заставляет се хотеть невозможного - всегда быть с ним?
        На мгновение в салоне повисла тишина. Наконец Райан повернулся к ней.
        - Прости, если я был с тобой груб, - сказал он, и в его голосе снова появилась нежность.

«Нет, не делай этого со мной. Не говори так», - мысленно молила она, потому что, если он будет так нежен и мил, она не сможет на него злиться. А без злости у нее не будет ни единого шанса сопротивляться ему. Но Райан не услышал се молчаливой просьбы и легко коснулся рукой ее щеки. Клеа понадобилась вся сила воли, чтобы не поцеловать его ладонь.
        - Мне не больше, чем тебе, нравится ложь, Клеа. Но у нас не остается выбора. Придется хранить нашу тайну.
        - А нельзя рассказать правду хотя бы твоим родным?
        - Нет, - сказал он твердо. - Чем меньше людей знают правду, тем лучше.
        Честно сказать, Райан выглядел так, словно ему хотелось как можно быстрее избавиться от нее. И нельзя винить его, сказала себе Клеа.
        - Могу тебя утешить. Рано или поздно этот парень сделает ошибку. И когда он ее сделает, я буду с тобой и поймаю его. Как только это случится, мы сможем больше никогда не встречаться.
        Так и будет. Когда все кончится, Райан исчезнет из се жизни. Найдет женщину, достойную носить это кольцо. Женщину, которая заслуживает его любви. И это будет совсем другая женщина. Чувствуя себя несчастной, Клеа смотрела в окно на городские огни и пыталась не обращать внимания на то, как щемит сердце.
        Тишина между ними ширилась и заполняла пространство, сгущая воздух, как июльский зной. Такая же тяжелая и душная.
        - И долго ты еще планируешь на меня дуться? - Его вопрос отвлек Клеа от горьких раздумий.
        - А я и не дуюсь, - ответила она. - Просто не согласна с тем, что приходится лгать твоей семье. Не понимаю, почему мы не можем сказать им правду. Ты же не подозреваешь никого из них?
        - Пока не поймаю того психа, я буду подозревать всех и каждого.
        Клеа шокированно уставилась на него.
        - Включая свою собственную семью?
        - На данном этапе я никого не могу исключить. Мои братья знают тебя, вы часто встречаетесь. Точно так же, как с моим дядей Джеймсом.
        - Это абсурд, ты сам знаешь.
        - Почему? Все они мужчины. А ты - привлекательная женщина.
        - Но ведь Сиан и Майкл… они мне как братья. А твой дядя Джеймс - почти второй отец.
        - Но Майкл и Сиан - не твои братья. А дядя Джеймс - не твой отец, - хмуро заметил Райан. - Они мужчины, - добавил он, останавливая машину перед ее домом. - Мои братья постоянно заходят в агентство. А мой дядя вообще работает с тобой. Он в курсе всего, что ты делаешь, где бываешь.
        А он ведь говорит серьезно, внезапно поняла Клеа. Ей стало нехорошо при мысли, что Сиан, или Майкл, или Джеймс могут быть ответственны за письма и телефонные звонки.
        - Точно так же, как и десятки других сотрудников в офисе.
        - Именно поэтому надо внести их всех в список подозреваемых.
        - Ладно, но ты можешь спокойно вычеркнуть своих братьев из списка. Вокруг них и так полно женщин. Они не страдают от отсутствия женского внимания. Им нет нужды заниматься такими гнусными делами.
        - А дядя Джеймс?
        - На тот случай, если ты забыл, напоминаю: твой дядя - женатый человек. И очень любит свою жену.
        - Да, но его жена - крайне занятая женщина. Особенно сейчас, когда начинает открывать новые рынки. Кстати, дядя часто звонит тебе. Даже когда ты дома, а не в офисе.
        - Конечно, Джеймс звонит мне. А почему бы и нет? Я работаю с ним.
        - Так он поэтому прислал тебе розы на прошлой неделе? Вчера он пригласил тебя на ланч. Зачем? Обсуждать деловые вопросы? Тогда почему он отменил его, когда я напросился пойти с вами?
        Клеа почувствовала, что сейчас разозлится.
        - Я даже не стану отвечать на твои вопросы. Она не собиралась рассказывать ему, что Джеймс боится, не встречается ли Мэгги с кем-то еще. И хотел посоветоваться с Клеа.
        Они уже подъехали к ее дому, и она решила выйти из машины, но Райан поймал се за запястье.
        - Я все равно скажу тебе, что думаю. Я думаю, что мой дядя отлично подходит на роль твоего преследователя.
        - Я не намерена выслушивать твои больные фантазии. - Она высвободила руку и поскорей отстегнула ремень безопасности, который внезапно показался ей тугим, как смирительная рубашка.
        - Мне кажется, мой дядя одержим тобой.
        - Ты ошибаешься! - И хотя се руки тряслись от гнева, ей все же удалось расстегнуть ремень.
        - Не думаю. Видишь ли, я хорошо знаю, каково это: обнимать тебя, целовать в щеку и не позволять себе большего. Я знаю, каково лежать всю ночь с открытыми глазами, не спать и думать о тебе. Сходить с ума от желания. Такое неутоленное чувство даже самого сильного человека может подвигнуть на сумасшедшие поступки. А мой дядя Джеймс - не из сильных людей. Десять лет назад он едва не спился, и…
        - Прекрати сейчас же. Ты не имеешь права говорить мне такие вещи о Джеймсе.
        - У меня есть такое право. Моя работа - сделать так, чтобы с тобой ничего не случилось. А для этого ты должна знать, кому можно доверять, а кому нельзя.
        - По твоим словам выходит, что я могу доверять только тебе. Так? - спросила Клеа, раздраженная тем, что он бросает тень на людей, которых она любит. И все для того, чтобы ей некому было довериться, кроме него самого.
        - Почти так, - невозмутимо ответил Райан. Его ответ вызвал в ней новую вспышку негодования.
        - Тогда ты просчитался, Фицпатрик. Потому что я доверяла и буду доверять Джеймсу. Я не знаю, что случилось с ним десять лет назад, и знать не хочу. Я только знаю, что он мой друг и никогда не причинит мне никакого вреда. Тем более не сделает того, в чем ты его подозреваешь.
        Захлопнув дверцу машины, она пошла к дому. Только бы оказаться подальше от Райана, от всех его домыслов, от всех тех противоречивых чувств, что он в ней будит.
        - Клеа, постой!
        Она услышала его окрик, но не остановилась и начала подниматься по ступенькам.
        - Позволь мне войти первым и проверить дом, - сказал Райан, догоняя ее.
        - Не нужно ничего проверять. Убирайся отсюда со всеми своими гнусными подозрениями.
        Сердитым жестом откинув с лица волосы, она нашарила в сумочке ключи и дрожащими пальцами попыталась вставить их в замочную скважину.
        - Черт тебя побери, Клеа! Я сказал, что войду первым!
        - Нет, - сказала она и наконец открыла дверь. - Мне не нужно…
        Ее сердце остановилось. Она заметила под вазой на столе конверт.
        - Что там? Клеа, что такое? - насторожился Райан. Обойдя ее, он вошел в комнату и посмотрел на конверт, на котором было выведено се имя. Какой знакомый почерк…
        Клеа услышала странный животный крик, который постепенно переходил в истеричный визг. И только когда визг смолк, Клеа поняла, что кричала она сама.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Внутри у Райана что-то сжалось, когда он услышал, как кричит Клеа. Словно испуганный, раненый зверек. Повернувшись к ней, он сжал ее лицо ладонями.
        - Клеа, ты слышишь меня? Вес хорошо. Я здесь.
        Она вцепилась в него так крепко, что, казалось, ногти порвут рубашку и вонзятся ему в плечи. Он обнял ее дрожащее тело и прижал к себе, оглядывая тем временем комнату. Полицейский в нем говорил, что они в доме одни, но он все равно чутко прислушивался к звукам, исходящим из других комнат и с улицы. Ничего. Только письмо на столе. Он почувствовал неприятное жжение внутри, когда вспомнил о содержании остальных посланий. И не сомневался, что это не содержит ничего особенно оригинального.
        Проходили долгие минуты. Клеа снова вздрогнула, и Райан ждал очередного приступа истерики. Но она перестала даже всхлипывать. Подождав еще немного, он сказал:
        - Мне надо проверить остальные комнаты. Ты сможешь побыть здесь одна?
        Ее головка приподнялась с его плеча, и он услышал тихое «да».
        Райан мягко отодвинул се от себя, но она никак не могла отпустить его. Пальцы намертво вцепились в его одежду. Он взял се за подбородок и поднял лицо, чтобы оценить се состояние. Клеа была бледна, как привидение, но слез не было, и, кажется, она уже начала приходить в себя.
        Ему не хотелось оставлять се ни на секунду, но что делать?
        - Меня не будет только пару минут. Ничего здесь не трогай. Поняла?
        Она снова кивнула и на этот раз отпустила его. Райан расстегнул кобуру, вынул пистолет и, сняв его с предохранителя, осторожно заглянул в холл.
        Пятью минутами позже, проверив все помещения, он спрятал пистолет и вернулся к Клеа. Она сидела на краешке своей модной кушетки, маленькая хрупкая фигурка в костюме из лимонного шелка. В свете лампы ее обычно кремовая кожа казалась белее мела. Глаза, прозрачные зеленые глаза, один взгляд которых мог заморозить мужчину или заставить его сгорать в огне желаний, теперь были полны слез.
        Почувствовав его присутствие, Клеа подняла голову.
        - Все в порядке, - успокоил ее Райан и заметил, как немного расправились се плечи. - Могу сказать тебе, что, судя по всему, он не ходил никуда дальше этой комнаты. Я еще проверю тут кое-что, а потом попробую получить отпечатки пальцев.
        - Если ты получишь его отпечатки, то сможешь выяснить, кто он, - оживилась Клеа, и Райану стало больно, что он не в состоянии позволить ей даже такой маленькой надежды.
        - К сожалению, я должен быть с тобой честен, принцесса. Я сомневаюсь, что найду отпечатки. До сего момента этот парень вел себя очень умно. Единственная его промашка - это когда он схватил тебя тогда у театра. И даже тогда ему удалось сбежать, да еще так, что никто не заметил. Сомневаюсь, что он был настолько беспечен, чтобы вламываться сюда без перчаток. Скорее всего, вошел, оставил письмо и тут же вышел.
        - Письмо. Я должна его прочитать.
        - Не обязательно. - Райан аккуратно взял конверт и, вынув письмо, начал читать, иногда морщась от омерзения. - Практически то же самое, что и в остальных, - сказал он и сунул его обратно в конверт. Честно говоря, оно было еще хуже остальных. Общий тон еще настойчивее, требовательнее. Фантазия еще извращеннее.
        Клеа задрожала, и Райан в ту же секунду оказался рядом с ней.
        - Что такое?
        - Я просто подумала о том, что случилось бы, если бы ты меня не остановил. Если бы я взяла такси и приехала домой раньше… одна. Он мог ждать меня здесь. Сидеть и ждать, когда я вернусь.
        Этого тоже нельзя исключать, понял Райан и пожалел, что не поставил здесь круглосуточную охрану.
        - Тогда бы ему пришлось встретиться с нами обоими. Я ни за что не буду отпускать тебя одну.
        Их глаза встретились.
        - Мне страшно, Райан. Действительно страшно.
        - Я знаю, детка. Знаю. - Он сжал ее холодные пальчики. - Ты храбрая.
        И даже больше, чем храбрая. Большинство женщин все еще бились бы в истерике. Но только не его Клеа. Она была сделана из другого, более прочного материала. Вот только сейчас она казалась хрупкой и уязвимой.
        - Он собирается добраться до меня, да? И только вопрос времени, когда это ему удастся.
        Отчаяние и покорность в ее голосе терзали сердце Райана. За прошедшие три недели у него не собралось никакой существенной информации: огромный список подозреваемых, пачка писем и распечатка телефонных разговоров. Но все ниточки никуда не вели. Может быть, он слишком занят своими чувствами? И пропустил какую-то деталь, ключ ко всему происходящему?
        - Я знаю, что расстроена из-за нашей фиктивной помолвки и часто тебе грубила. Но, несмотря на все нелестные слова, которые ты от меня слышал, я верю, что ты делаешь все, чтобы помочь мне.
        Вот только всего, что он делал, было недостаточно. Ее преследователь до сих пор бродил на свободе, возможно планируя следующий шаг. Райан не знал, каким может быть этот шаг, но, судя по сегодняшнему письму, он должен вскоре последовать.
        - Я благодарен тебе за доверие, но, если ты решишь нанять кого-то еще, я пойму. Вообще-то это может оказаться неплохой идеей. Я мог бы поговорить с Майклом, если хочешь.
        - Ты бросаешь меня, Фицпатрик? После того как душу из меня вытряс, чтобы я наняла именно тебя?
        - Нет. Дело в том, что я не слишком хорошо выполняю мою часть сделки.
        - Насколько я заметила, ты се выполняешь. Если уж ты не сможешь поймать этого маньяка, то никто не сможет.
        Райан порывисто сжал ее руки.
        - Я остановлю его, Клеа.
        - Не надо убеждать меня. Я уже сказала, что верю тебе.
        Стоило ей это сказать чуть тверже, как с его плеч словно свалилась многотонная тяжесть. Он вздохнул свободнее.
        - Ты посидишь одна, пока я выйду на улицу, осмотрю все вокруг дома и кое-кому позвоню?
        - Конечно. Я в порядке. - Она опустила глаза на их сплетенные пальцы и смущенно высвободила руки. - Извини, что я так на тебя напустилась. Сейчас мне самой стало многое понятно. Вот уже два раза я бросилась к тебе в объятия, умирая от страха. Первый раз у театра, и вот теперь снова.
        - Я не в обиде.
        - Да, хорошо… - Она поднялась и начала ходить по комнате, бессознательно крутя на пальце кольцо. - А вполне мог бы. Я не слишком-то хотела с тобой сотрудничать. И если бы послушала тебя и установила сигнализацию, как ты предлагал, ничего такого бы не случилось.
        Райан вздохнул.
        - Не надо лишних сожалений, ладно? Не трави себе душу. Я ведь мог настоять на установке системы сигнализации, но не сделал этого.
        А между тем стоило это сделать. Даже необходимо. Если бы только он больше думал о своей работе и меньше о любви.
        Эта мысль поразила его. Да, он влюблен в Клеа. И любовь его глубока, как Большой Каньон, тверда, как скала. О такой говорят: «пока смерть не разлучит нас». Это открытие потрясло Райана до глубины души. До этого момента он еще надеялся, что со временем остынет. И сможет уйти от нее, когда захочет. Конечно, ему было бы немного грустно. Но теперь… Он лишь обманывал себя. Сейчас он осознал, что, если они расстанутся, ему будет не просто грустно. Он умрет от тоски по ней.
        Райан провел рукой по волосам и встал. Черт, да он весь дрожит. Колени больше похожи на желе. Ему не было так плохо с тех пор, как он впервые на дежурстве попытался задержать торговца наркотиками и тот направил на него пистолет. Впрочем, вспоминая тот момент, Райан признал, что тогда он дрожал намного меньше.
        - Я распоряжусь, чтобы сигнализацию установили завтра утром, - примирительно сказала Клеа.
        Зазвонил телефон.
        - Это, наверное, Майкл. Я переслал ему на пейджер свой номер, чтобы он мне перезвонил, - сказал Райан, поднимая трубку. Продиктовав брату список всего, что нужно будет сделать, он позвонил и оставил сообщение полицейскому, который занимался делом Клеа. Закончив со звонками, он обошел дом по периметру и вернулся.
        Клеа все так же ходила по комнате и задумчиво вертела на пальце кольцо, но тут же опустила руки, заметив его взгляд. На лбу обозначилась маленькая морщинка.
        Райану вдруг захотелось разгладить эту морщинку пальцами.
        - Все еще нервничаешь? Постарайся расслабиться. Я сказал Майклу, чтобы он прислал к твоему дому круглосуточную охрану. Первая смена прибудет где-то через час.
        - Но это будет стоить…
        - Цена не имеет значения. Позволь мне самому об этом позаботиться. - Если все пойдет, как он планирует, то преследователь Клеа очень быстро попадет в ловушку. - Да, и еще одно. Я думаю, что теперь должен оставаться с тобой в доме.
        - Зачем? Ты думаешь, он еще сюда вернется? Райану не хотелось ее пугать, но и лгать тоже не хотелось.
        - Может быть. И если вернется, то, возможно, его отпугнет внешняя охрана. Но если он каким-то образом проскользнет мимо них, я хочу быть с тобой рядом. Если не возражаешь, я займу кушетку.
        - Нет, не стоит. Ты можешь расположиться в гостевой комнате.
        Райан кивнул, радуясь, что так легко одолел это препятствие.
        - Я жду, когда позвонит инспектор Делани. Надо сообщить ему о том, что произошло сегодня. А потом мне бы хотелось поговорить с твоими соседями. Вдруг кто-то из них видел или слышал что-нибудь подозрительное.
        - Могу дать тебе список, - предложила она, но тут телефон зазвонил во второй раз.
        К тому времени, как Райан положил трубку, у Клеа уже был готов аккуратно напечатанный список имен.
        - Тейты живут через улицу, но сейчас они в Бостоне, навещают своего внука. Эли Симпсон живет слева, но она стюардесса и редко бывает дома. Я не уверена, что ты ее застанешь. Мерфи живут справа. Это молодожены. Лучше всего начать с них.
        - Спасибо, - сказал Райан, складывая листок бумаги и засовывая его в карман. - Я скоро вернусь. А ты постарайся ничего не трогать, пока я не сниму отпечатки.
        Клеа проводила его до двери.
        - Я могу еще чем-нибудь помочь?
        По тому, как она все еще без остановки крутила кольцо на пальце, Райан понял, что ей не удалось успокоиться. Надо се чем-то занять. На ум пришла одна мысль, но он поспешно прогнал ее. Клеа покусает его, если он предложит ей такое.
        - Дай мне работу. Любую, - настаивала она, словно прочитав его мысли. - Хочешь, я сама пойду и поговорю с соседями?
        Райану было приятно видеть, что страх, сковывающий ее, прошел.
        - Принцесса, я ни минуты не сомневаюсь, что ты проделаешь всю мою работу и работу полиции в два счета. Но ты, увы, наняла меня. Подозреваю, и копы не поделятся с тобой своими обязанностями.
        Клеа нахмурилась.
        - Так что же мне делать?
        - Что ж, есть только одно дело, которым ты могла бы заняться. Конечно, если хочешь, - сказал он, заранее втягивая голову в плечи в ожидании ее реакции.
        - Какое?
        - Как насчет приготовления обеда? Лично я умираю с голоду.
        Она моргнула в недоумении.
        - Ты серьезно хочешь, чтобы я приготовила обед? - переспросила она так, словно ей сделали неприличное предложение.
        - Ничего особенного. Просто бутерброды, какой-нибудь суп. Все сгодится.
        - Бутерброды, суп, - повторила Клеа, будто сомневалась в значении этих слов.
        Решив, что пора смываться, Райан быстро чмокнул ее в щеку.
        - Удиви меня, - сказал он и поспешно вышел.
        Готовить обед для мужчины? У Клеа не было намерений когда-либо этим заниматься. На нес давят. Мысли се смешались. Но потом прибытие полиции, суета, которую затеяли вокруг нес Сиан и Майкл, слишком заняли ее, чтобы сосредоточиться на том факте, что в ее доме кто-то поселится. Когда они с Райаном остались одни, Клеа вытащила из кейса документы и с головой окунулась в работу. Но это не помогло. Даже помокнув некоторое время в ванне, она ничуть не расслабилась.
        Но теперь се мысли занимал не преследующий ее псих, а Райан. Впрочем, не все так плохо. По крайней мере в его присутствии она чувствует себя в безопасности. Безопасность, подумала Клеа с отвращением. Раньше ей не нужен был мужчина, чтобы чувствовать себя в безопасности.
        Но с Райаном все было как-то иначе. Когда бы он ни взглянул на нее, в его взгляде сквозила такая теплота… и одновременно это был взгляд собственника. Странным образом именно последнее успокаивало Клеа. И это новое чувство подвигло ее на решительный шаг. Клеа отправилась на кухню.
        - Ты что, не собираешься есть пиццу? - спросил Райан, вооружившись ножом и вилкой и с восторгом взирая на шедевр Клеа.
        Клеа только сморщила нос и отпила еще глоток земляничного чая.
        - Нет. Поверить не могу, что ты будешь се есть.
        - С удовольствием, несмотря на подгоревшую корку. Это же первая еда, которую ты мне приготовила.
        - Если тебе повезет, она же последняя. Он с опаской откусил кусок.
        - Знаешь, вполне съедобно.
        Клеа протянула руку и потрогала его лоб.
        - Так, жара нет. Странно, может, у тебя не все в порядке со вкусовыми рецепторами? Пицца получилась отвратительная, Райан. Даже я это понимаю.
        - Ты слишком к себе строга, - сказал он, отламывая следующий кусок.
        - Я честно призналась тебе, что не умею готовить. - Она могла отлично управлять агентством. Но в домашнем хозяйстве была абсолютной бездарью. - Сама не знаю, что толкнуло меня на приготовление пиццы. Но рецепт на упаковке показался совсем простым.
        - Знаешь, в следующий раз не пытайся его улучшить. Добавление кардамона было смелым экспериментом.
        - В следующий раз, когда ты захочешь пиццу, позволь мне просто позвонить, чтобы ее доставили на дом.
        - Как хочешь. Но, по-моему, ты можешь стать замечательной поварихой. Ты умная. Организованная. У тебя есть хватка. Как у питбуля.
        - Спасибо.
        - Я только хотел сказать, что ты не из тех женщин, которых легко напугать. Если я раньше еще сомневался, то теперь знаю это наверняка.
        - Фицпатрик, по-моему, пицца как-то повлияла на твои мозги. Сегодня вечером я билась в истерике, помнишь?
        - Да, ты боялась. Пару минут. Да и кто бы не испугался? Но ты не поддалась своему страху, как сделали бы большинство людей. Ты встречаешь опасность лицом к лицу.
        Он был почти прав, если не учитывать, что ей и близко не хотелось встречаться лицом к лицу с опасностью, исходящей от Райана. Клеа посмотрела на кольцо у себя на пальце, вспоминая его предложение считать их помолвку настоящей. Ей так хотелось принять его предложение! Но она боялась. Боялась той боли, что обязательно придет, когда Райан покинет ее. Однажды она уже пережила подобную потерю, которая едва не погубила ее. Что-то подсказывало Клеа, что если она проиграет с Райаном, то ей уже никогда не оправиться.
        - Я тебе искренне благодарна за признание моих талантов. Но в будущем я планирую заниматься только бизнесом, а домашний фронт работ оставить своим сестрам.
        Он был разочарован. Клеа поняла это по его взгляду, и сама удивилась, как это ее расстроило. В молчании он доел последние два куска пиццы, выпил кофе, а потом встал.
        - Раз уж ты готовила, я помою посуду.
        - Это честно.
        Но ей все равно пришлось ему помочь. Через несколько минут стол был чист, тарелки помыты и убраны в шкаф.
        После того, как Райан переговорил с прибывшим охранником, Клеа проводила его в гостевую комнату.
        Она торопливо показала ему, где взять простыни, полотенца, мыло.
        - Думаю, ты найдешь здесь все, что тебе понадобится, - сказала она и повернулась, собираясь уйти.
        Но Райан взял ее за руку, и Клеа замерла на месте. Стояла как зачарованная, когда он склонился к ней и коснулся губами ее губ. Нежно и трепетно, словно крылышко бабочки. От этой мимолетной ласки веки ее сами собой опустились. Клеа раскрыла губы, и его язык скользнул меж них, сплелся с ее языком, затеяв чарующий медленный танец. Вес ее чувства обострились. Его губы хранили вкус кофе, одиночества и ожидания. И его одиночество отзывалось внутри нес, резонировало с ее собственным одиночеством, с надеждами и желаниями, которые она, казалось, похоронила много лет назад и поклялась никогда больше не оживлять. И все же не устояла перед затопившей се волной. Она чувствовала, как под ее пальцами бьется его сердце, как страстно прижимается к ней его сильное твердое тело. Опасность. Он слишком опасен, сказала она себе и отпрянула.
        Их сбивчивое дыхание раздавалось в тишине комнаты. Сердце Клеа все еще неслось вскачь, как молодая лошадь. Она медленно открыла глаза и, как только зрение прояснилось, увидела перед собой его лицо.
        - Сколько ты еще собираешься заставлять нас ждать, Клеа? - спросил он, и голос его был хриплым.
        - Райан, пожалуйста, не надо. Я уже говорила тебе, что не хочу с тобой никаких личных отношений. - Клеа повернулась и направилась к двери.
        Райан поймал ее за руку.
        - Я предлагаю тебе гораздо больше, чем личные отношения, - напомнил он ей.
        - Мы оба знаем, что в нас говорят только гормоны.
        - Нет, это не только секс. Я хочу провести с тобой всю жизнь. Я…
        Но она коснулась его губ кончиками пальцев.
        - Пожалуйста, Райан. Не надо.
        - Почему?
        - Потому что ты не знаешь меня. Я не та женщина, которая тебе нужна, Райан. И никогда не смогу ею стать.
        - Ты единственная женщина, которая мне нужна. Я люблю тебя и думаю, что ты тоже любишь меня.
        Клеа на мгновение крепко зажмурила глаза, чувствуя, что ее сердце сейчас разорвется пополам. Помоги ей небо, она действительно любит его. Слишком сильно, чтобы позволить ему прожить жизнь с женщиной, которая будет ему женой лишь наполовину. Он заслуживает большего. Заслуживает счастья. Открыв глаза, она глубоко вздохнула и сказала как можно тверже:
        - Ты ошибся, Райан. Меня тянет к тебе физически, да. Но это все.
        - Ты лжешь, - сказал он резко. Лицо его потемнело.
        Клеа пожала плечами.
        - Можешь верить мне или нет, но это не изменит истины. Ты не входишь в мои планы. Главное для меня - это сделать «Мир путешествий» самой преуспевающей фирмой. Когда-нибудь я выкуплю его у Мэгги и Джеймса и превращу в лучшее туристическое агентство в Чикаго.
        - А как же личная жизнь? Твой бизнес доставит тебе полное удовлетворение? Будет утешать тебя, согревать холодными ночами, заменит тебе детей?
        Клеа проглотила комок в горле, усилием воли сдержала слезы и посмотрела прямо в глаза Райана.
        - Турагентство - это все, чего я хочу. Боль-е мне ничего не нужно, - солгала она. - Если и после этого ты не захочешь выполнять для меня работу, скажи мне сейчас. И я найду кого-то другого, - сказала она, от боли становясь жестокой. Райан отступил, как будто она ударила его.
        - Не беспокойся, принцесса. Я сделаю свою работу.
        Он повернулся и вышел, а Клеа осталась стоять, обхватив себя руками. Ей казалось, что она вырвала кусок собственного сердца и отдала его Райану.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Прошел уже час, но Райан не мог уснуть. Не удивительно, сказал он себе, откидывая одеяло и садясь на постели. Когда он немного остыл и подумал, то понял, что Клеа всего лишь разыграла перед ним спектакль. Конечно, она лгала ему. В этом Райан был уверен. Единственный вопрос, на который ему предстояло ответить: зачем она лгала? Зачем хотела, чтобы он поверил, будто она - холодная и расчетливая акула бизнеса? Несмотря на все, что она сказала, Райан чувствовал, что он небезразличен Клеа. Так почему она продолжает упрямо отталкивать его от себя?
        Райан взглянул на часы, стоявшие на прикроватном столике. Уже почти три часа. Он встал и выглянул в окно. Небо было абсолютно черным, луна скрылась за темным облаком. До утра еще остается несколько часов. Но все равно поспать ему сегодня уже не удастся. Стоило закрыть глаза, как его одолевали мысли о Клеа.
        И тут он сделал глупость. Не надо было заходить в ее спальню. Но он слышал, как она ворочалась на кровати, что-то бормотала во сне. Так что он подошел и приоткрыл дверь, чтобы убедиться, все ли с ней в порядке.
        Да, это большая ошибка, признал Райан, проводя рукой по лицу. Клеа лежала, разметавшись на большой широкой кровати, и он едва не опустился перед ней на колени. На Клеа было что-то белое, шелковое и прозрачное, а главное - невыносимо соблазнительное. Он желал ее. Впрочем, в этом не было ничего нового.
        Но в тот момент в нем говорило не только вожделение. Ему хотелось не просто секса, но любви. Раствориться в ней, и пусть она растворится в нем. Узнать все ее тайны, открыть для себя эту удивительную женщину, обрести ее раз и навсегда. Чтобы впереди у них была целая жизнь, которую они проведут вместе. И пусть в ней будут все эти чудесные и замечательные вещи, которые дает семья: белые кружевные салфетки и платежи по закладной, пеленки и подтяжки. Пусть в его жизни будут все радости и головная боль, которые и составляют брак. То, то заставляет двух людей жить вместе.
        Райан вернулся к себе, продолжая думать о ней, такой нежной и прекрасной, лежавшей в соседней комнате. Он глубоко вздохнул, когда тело отозвалось на его мысли, причиняя ему новые мучения. Лучше уж думать о чем-нибудь другом. Может быть, еще раз принять холодный душ?
        Помаявшись несколько минут, Райан встал, оделся и вышел проверить охрану, караулившую дом с улицы.
        Через пятнадцать минут он вернулся довольный. Ребята все держат под контролем. Едва он успел открыть дверь, как услышал телефонный звонок. Райан пробежал через комнату, надеясь, что успеет поднять трубку раньше, чем проснется Клеа. Но опоздал.
        - Ты получила мое письмо? - раздался в трубке свистящий шепот. Райану почудилось в нем что-то знакомое.
        - Прекратите! Зачем вы пугаете меня? Зачем звоните? И посылаете эти ужасные письма?
        Судя по голосу, Клеа снова была в панике. Райан осторожно положил трубку и побежал наверх в ее спальню.
        - Пожалуйста, оставьте меня в покое! Райан вырвал трубку из ее пальцев.
        - Я не могу. Разве ты не видишь, я не могу, - настойчиво произнес мужчина, а затем продолжил: - Я люблю тебя. Я очень тебя люблю.
        - Но леди не любит тебя, приятель. Райан услышал тяжелое дыхание.
        - Нет! Это неправда! Она любит меня.
        - Ошибаешься. Она любит меня. И собирается выйти за меня замуж.
        Крик бессильной злобы сменился потоком ругательств. На секунду Райану вновь показалось, что еще чуть-чуть, и он узнает этот голос. Но тут зазвучали короткие гудки.
        Райан нажал на рычаг и стал ждать, пока его человек выйдет на связь.
        - Вы успели его засечь?
        - Еще один телефон-автомат. На этот раз в аэропорту.
        Опять неудача. Скорее всего, никто не заметил звонившего, и ниточка снова оборвалась.
        - Все равно проверьте, - распорядился Райан и, положив трубку, взглянул на Клеа. В мягком свете лампы ее хрупкая фигурка, закутанная в ворох шелковых простыней, казалась нереальной, словно мираж. Она сидела посередине кровати, обхватив руками колени, склонив голову и спрятав лицо.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Нормально, - сказала она, но по голосу было ясно, что она плачет. - Все будет хорошо. Мне просто нужно пару минут побыть одной.
        Но он не мог оставить ее одну. Сердце его сжалось. Что он за телохранитель, если не может избавить ее от этого ужаса! Каким же самоуверенным болваном оказался он, когда думал, что ему удастся одновременно держать под контролем свои чувства и защищать Клеа! Вместо этого он потерял объективность и в конечном счете подвел ее. Упустил что-то важное. Что-то, что мог бы заметить, если бы не думал только о ней. И сейчас Клеа расплачивается за его неудачу.
        Не в силах больше терпеть ее тихие всхлипы, Райан присел на кровать и обнял Клеа.
        - Все будет хорошо.
        Она прижалась к нему и обхватила его руками, а он только поглаживал ее и шептал что-то успокаивающее. Неизвестно, сколько времени они просидели так, пока Клеа не выплакала все слезы. Когда поток наконец иссяк, он оторвал ее от себя и взял за подбородок. Ее глаза все еще были мокрыми. Круглые капли стекали по щекам и подбородку. Достав из кармана платок, он вытер их.
        - Тебе лучше?
        - Да, спасибо.
        - Хочешь, я принесу тебе попить? Молока? Горячего чая? Чего-нибудь, что поможет тебе заснуть.
        - Я не хочу пить.
        - Тогда я, наверное, должен оставить тебя в покое. Уверен, на завтра у тебя запланирована куча дел, так что отдыхай.
        - Я не хочу спать. И думать о работе тоже не хочу, - пробормотала она, ловя его взгляд.
        Воздух между ними наполнился вибрацией.
        - А чего же ты хочешь, Клеа?
        - Тебя.
        Сердце Райана оглушительно забилось. Он с трудом сглотнул.
        - Я тоже хочу тебя, прямо сейчас. Так, что трудно дышать. Но мне это не нравится. Сейчас ты напугана и уязвима. И будет нечестно, если я воспользуюсь этим.
        - Я не школьница, Райан. И знаю, что делаю, чего хочу. А хочу я только тебя. - Она провела руками по его груди. - Давай займемся любовью, Райан. Люби меня и заставь забыть обо всех телефонных звонках, обо всех гнусных письмах. Люби меня, пока я не забуду обо всем, кроме тебя.
        Она^ потянулась к его губам. Это был медленный, сладостный поцелуй. Он будил голод. Будил страсть. Секунду, даже долю секунды Райан еще сдерживал себя невероятным усилием воли.
        Но когда она провела по его губам своим влажным розовым язычком, он потерял самообладание. Каждый нерв словно пронзило током. Он все быстрее погружался в сладкое забытье. Его руки запутались в ее волосах, и он притянул ее к себе. Ближе, еще ближе. Еще…
        Ему удалось освободить губы только для того, чтобы вдохнуть воздух и попытаться остановить это безумие.
        - Люби меня, - прошептала она.
        Пусть здравый смысл летит к черту, решил Райан и склонил голову, чтобы снова ощутить вкус ее губ. Один поцелуй следовал за другим. Он может целовать ее часами, подумал Райан. Всю жизнь.
        Клеа на секунду отстранилась.
        - Обними меня крепче, Райан. Пожалуйста. Ей не пришлось просить дважды. Под его руками она была нежной, как шелк, сладкой, как грех. Ее тихие вздохи медленно, но верно сводили его с ума. Ему хотелось любить ее быстро и страстно, а потом медленно и нежно.
        И он снова начал целовать ее. Клеа попыталась разом расстегнуть его рубашку, и пуговицы покатились по полу. Глядя на него замутненными желанием глазами, она попросила:
        - Я хочу чувствовать твое тело.
        Ее губы припали к его груди. Райан едва не задохнулся. Он сорвал с себя рубашку, и ее руки стали ласкать его грудь и плечи, продвигаясь к ремню на джинсах. Расстегнув его, она принялась возиться с молнией.
        Райан со стоном стянул с нее последнюю шелковую преграду. У него перехватило дыхание при виде ее обнаженного тела. Полные, крепкие груди с розовыми сосками, которые тут же затвердели под прикосновением мужских пальцев.
        Она выгнулась навстречу его ласкам.
        Освободившись от джинсов, Райан притянул Клеа к себе и снова поцеловал. Это было почти невыносимо. Ее теплое нежное тело прижималось к его сильной мускулистой плоти. Он был опьянен и почти потерял последние остатки самоконтроля. Оставив ее губы, Райан стал осыпать поцелуями подбородок, шею, провел языком вокруг каждого соска, похожего на цветочный бутон…
        Где-то залаяла собака. Включилось радио. Ее гортанный стон. В ушах Райана стучала кровь. Он целовал ее, срывая с губ тихие звуки.
        Ее пальчики нашли его разгоряченную плоть и сомкнулись вокруг нее. Райан застонал.
        - Я хочу почувствовать тебя внутри, - сказала она.
        Именно там ему и хотелось быть. Он отбросил простыни и раздвинул се бедра. В нем еще оставалось достаточно благоразумия, чтобы вспомнить о предохранении. Наклонившись, он поднял джинсы и нашел в кармане презервативы.
        - Давай я помогу тебе, - попросила Клеа.
        Все его тело содрогнулось, когда ее нежные пальчики занялись делом. А потом Райан понял, что больше не в состоянии ждать ни секунды. Он едва мог дышать, так сильно было охватившее его нетерпение. Одним мощным толчком он вошел в нее.
        Клеа выдохнула его имя, и Райан замер, опасаясь, что причинил ей боль. Но она выгнула спину, ногти впились в его плечи, и все тело подалось вперед, помогая ему соединиться с ней еще полнее.
        Райан старался доставить ей удовольствие, сдерживая себя. Он ждал, наблюдая за ее лицом, пока не последовал первый оргазм. Он ждал, когда с ее губ снова сорвется его имя.
        - Райан! - крикнула она, и ее тело затрепетало в его руках, выгибаясь.
        Тогда он позволил себе снова завладеть ее губами, продолжая проникать в нее все быстрее, сильнее и глубже. И только когда ее тело снова задрожало, он позволил себе присоединиться к ее вспышке наслаждения и в последний момент прошептал:
        - Я люблю тебя.
        Клеа проснулась от звуков льющейся воды и голоса Райана, который распевал в душе.
        Она натянула на себя одеяло и поняла, что у нее болит все тело. Даже те места, о существовании которых она до этого и не подозревала.
        На мгновение Клеа прикрыла глаза и вспомнила подробности сумасшедшей, страстной ночи, которую провела в объятьях Райана. Она думала, что знает, чего ожидать от секса. Конечно, ведь Клеа уже не была юной девственницей без какого-либо сексуального опыта. Но то, что она вынесла из общения с Эриком Рамсеем, не подготовило ее к занятиям любовью с Райаном. В их единении не было места скромности и мягкости. Он был груб и требователен. Точно так же, как и она. Клеа съежилась, вспомнив, с какой необузданной жадностью принимала его ласки и отвечала ему.
        И он сказал тогда, что любит ее.
        - Немного поздно для сожалений, да? Клеа открыла глаза и посмотрела в сторону ванной. Райан стоял в двери, на бедрах повязано полотенце. Волосы еще мокрые после душа.
        - Кто сказал, что я сожалею?
        - А разве нет? - спросил он, прищурившись. - Нет. - У нее не было сожалений. Какой смысл? Кроме того, как она могла сожалеть о том, что испытала самый восхитительный сексуальный опыт в своей жизни? - Ты сам сказал, мы оба - взрослые люди. И если хотим завести роман, то это только наше с тобой дело.
        - Роман. Ты считаешь, что то, что произошло с нами, подпадает под это определение?
        - Ты так не считаешь? Райан подошел к постели.
        - Нет, - сказал он, откидывая покрывало и пожирая ее глазами. - Слово «роман» даже близко не подходит к тому то, что произошло между нами. И тому, что за этим последует.
        Сердце Клеа начало работать с перебоями, когда он снял полотенце и присоединился к ней в постели. Райан лег на нее, придавив своим весом, но тут же приподнялся на локте и посмотрел на Клеа. Она снова хочет его, поняла она, когда ее тело начало наливаться жаром. Ей хотелось того дикого, сумасшедшего чувства свободного падения, которое она испытывала, когда он был внутри нее.
        - Я не собираюсь с тобой спорить.
        - Что ж, и это тоже нас объединяет, - заметил он, устраиваясь на ней удобнее. - Я тоже не хочу спорить.
        Ее охватило предчувствие новых наслаждений, когда он склонил голову и поцеловал ее губы, затем шею, грудь.
        - Тогда не будем. Давай просто радоваться этому…
        Ее тело начало извиваться под ним, когда Райан принялся покусывать ей грудь. Его губы сомкнулись над одним соском, потом над другим…
        - Чему «этому»? - пробормотал он, одновременно спускаясь вниз, целуя живот, а потом и бедра.
        - Той магии, что существует между нами, - удалось ответить ей, пока его губы не дошли до самого укромного уголка ее тела и язык не проник во влажные глубины. Тут уж она потеряла способность произнести хоть слово.
        Когда она достигла пика и вскрикнула, Райан поймал ее руки и крепко сжал в своих.
        - Ладно, принцесса. Пусть пока будет по-твоему, - прошептал он, снова продвигаясь вверх и ложась на нее. - Но предупреждаю, у меня есть твердое намерение никогда тебя больше не отпускать.
        Прежде чем она успела произнести хотя бы слово протеста, он вошел в нее, и слова оказались не нужны.
        - …вернуть Клеа на землю.
        При звуке своего имени Клеа вздрогнула.
        - Прости, Гейл, ты что-то сказала? Гейл рассмеялась.
        - Господи, что ты с ней сотворил? Или это все последствия любви?
        - Наверное, - сказал Райан, глядя, как розовеют щеки Клеа. Он проводил с ней по семь дней и ночей в неделю. Засыпал и просыпался в ее постели. Занимался с ней любовью, пытался показать ей, как сильно се любит. И все же ни на йоту не продвинулся в том, чтобы убедить Клеа, что между ними нечто большее, чем секс. Он обещал себе дать ей время, подождать, пока закончится расследование, но у него не хватало терпения. Когда же она признается, что любит его по-настоящему? Сам он любил ее и хотел жениться на ней. Прожить с ней всю свою жизнь. Но помимо того времени, что они проводили в постели, Клеа оставалась к нему безучастной и равнодушной, лишь по необходимости играя роль счастливой невесты. А тем временем его семье уже не терпелось выпить шампанского на вечеринке в честь их помолвки. Пока ему еще удавалось кормить их обещаниями. Но вот от приглашения на крестины одного из кузенов Донателли с восточного побережья отвертеться не удалось. Большой праздник планировалось устроить в винодельческом поместье, принадлежащем семье. И все жаждали познакомиться с Клеа.
        - Очень смешно, - насупилась Клеа. - А сейчас повтори, пожалуйста, что ты хотела сказать, - повернулась она к своей помощнице.
        - Я спросила, хочешь ли ты, чтобы я назначила для тебя несколько встреч с потенциальными клиентами, пока ты будешь на крестинах в Напа-Вэлли в эти выходные.
        - В эти выходные? - переспросила Клеа.
        - Да, - ответила Гейл. - Это записано в твоем ежедневнике. И раз уж Шарлота Дон Леви сама позвонила нам и попросила оценить ее долю в «Рамсей тревел», то я думала, что ты захочешь провести разведку. Я знаю, что ты всегда хотела прибрать к рукам «Рамсей тревел» и для этого захватить долю Дон Леви. Может быть, тебе выпал шанс.
        - Да, сделай все, что считаешь нужным. Когда Гейл ушла, Райан закрыл за ней дверь. В нем разгорался гнев. Он знал упомянутое агентство и его владельца. Его охватила ревность, когда он припомнил давние события, связанные с именем Эрика Рамсея. Шесть лет назад Клеа была влюблена в него.
        - Мы едем в Калифорнию на крестины, а не для того, чтобы заниматься бизнесом.
        - А я и не думала отрывать тебя от семьи, Райан. Ты можешь и не ездить со мной. Я проведу переговоры самостоятельно.
        Но ее реплика только усилила раздражение и злость. Он хлопнул ладонью по столу.
        - Давай кое-что проясним, принцесса. Насколько я знаю, мы помолвлены. Это значит, что моя семья - это также и твоя семья.
        - Райан, я же включила в свой план поездку с тобой на эти крестины, - возразила она. - Но я должна вести бизнес. Просто потому, что у нас с тобой роман…
        - Не смей при мне произносить это слово. Мы оба знаем, что между нами не только секс. - Она не стала спорить, и он продолжал уже более мягко: - Если ты хочешь задержаться в Калифорнии на пару лишних дней, чтобы провести свои переговоры, нет возражений. Я просто не могу смириться с мыслью, что ты хочешь нос к носу столкнуться со своим прежним любовником, чтобы свести с ним счеты. Меня это бесит.
        Клеа задохнулась. Ее лицо побледнело.
        - Я… я не думала, что тебе известно о моих отношениях с ним. Как ты узнал?
        - Раскопал, когда составлял круг возможных подозреваемых.
        - Ты никогда не упоминал об этом.
        - Не было повода. Да и потом я вычеркнул его из списка. Последняя жена Рамсея выгнала его за интрижку с няней их детей, и он эти полгода провел во Франции.
        - Бедная женщина.
        - Я бы не стал ее жалеть. Скорее всего, она отберет у него значительную долю в агентстве.
        - Для нее это будет выгодное приобретение, - сказала Клеа. На ее щеки вернулся румянец. - Наверное, мне еще рано перекупать долю Дон Леви в агентстве Рамсея.
        - Тебе решать. - Но ревность все еще терзала его. - Почему ты выглядела как призрак, когда я упомянул его?
        - Притормози, Фицпатрик. Просто мне стыдно вспоминать, какой я была молодой и глупой, когда попалась на его удочку.
        - Ты была почти ребенком, - успокоил ее Райан. - Он старше, умнее и, насколько я слышал, еще и не любит лишних беспокойств.
        - Да, не любит. Даже не побеспокоился объяснить мне, когда говорил, будто расстался со своей женой, что она всего лишь уехала с дочерью в тур по Европе.
        - Какой подлец!
        - И когда я узнала… когда пришла к нему и потребовала объяснений, он не стал ничего отрицать. Тогда я ушла из агентства, со своей любимой работы, и начала все сначала.
        Райан обошел вокруг стола и обнял ее.
        - Хочешь, я помогу тебе наказать его?
        - Нет. Но все равно спасибо.
        - В любое время, - сказал он, срывая с ее губ поцелуй.
        - Хм. Извините.
        Райан поднял глаза на вошедшего дядю Джеймса, заметив при этом, что тот очень расстроен и взволнован.
        - Что-то случилось, дядя Джеймс? Тот нервно провел рукой по волосам.
        - Простите, что прерываю. Но мне нужно поговорить с Клеа. Желательно наедине. Всего несколько минут.
        - Конечно, дядя Джеймс. Райан уже уходит, правда?
        Райан заколебался. Это уже не первый раз, когда Джеймс уединяется с Клеа для какой-то таинственной беседы. Более того, беседы становились все чаще и чаще. А когда он спрашивал у Клеа, о чем они говорят, она отмахивалась. Мол, чисто деловые разговоры.
        - Хорошо, ухожу, хотя и не хотелось бы. - И он поцеловал ее в губы с видом собственника.
        Закрывая за собой дверь, он поймал на дядином лице тоскливое выражение и почувствовал, что все внутри него сжалось. Этот человек брал его с собой на бейсбол, учил менять крючки и выбирать леску… А потом тот же человек ударился в многомесячный запой, когда его бросила жена. Он преследовал ее, и его пришлось арестовать. К тому времени дядя Джеймс совершенно опустился, но после ареста заставил себя пройти программу реабилитации и вернулся к нормальной жизни.
        Его дядя справился со своей проблемой и в награду получил тетю Мэгги назад. Но что, если у него новое обострение? И что, если причиной послужила Клеа?

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Это милое создание - моя будущая невестка. Она выйдет замуж за моего Райана, - гордо объявляла Изабель Фицпатрик, представляя Клеа очередному члену семейства на приеме в честь крестин.
        Клеа чувствовала себя обманщицей, улыбаясь и принимая знаки внимания. В глубине души она знала, что их с Райаном помолвка никогда не станет настоящей.
        - Когда свадьба? - поинтересовался один из кузенов Райана.
        - А сколько еще осталось до того момента, как на свет появится первый маленький Фицпатрик?
        Клеа в замешательстве посмотрела на тетю Сару, старейшую представительницу семейства Донателли.
        - Я… мы с Райаном еще не обсуждали это.
        - Что ж, насколько я знаю своего племянника, у вас будет полный дом детей, - заявила тетя Сара, и все дружно засмеялись.
        - Прошу простить меня, дамы, - сказал Райан, материализуясь за спиной Клеа. - Не возражаете, если я украду свою невесту и потанцую с ней?
        Он подхватил ее и повел на танцевальную площадку. Когда музыка стихла, Райан вывел ее на веранду.
        - Спасибо, - сказала она, закутываясь в аметистово-синий шарф, который прикрывал обнаженные плечи.
        - Не за что. Сейчас тебе лучше?
        - Что, мое состояние было так очевидно? Он ухмыльнулся, вспоминая, как обступили ее Фицпатрики.
        - Ты выглядела так, словно готова провалиться сквозь землю.
        - Мне кажется, на сегодня мне уже хватит общения с семьей.
        - Что ж, это понятно. - Райан взял с подноса проходящего мимо официанта пару бокалов с вином и протянул один ей. - За клан!
        - За клан, - согласилась Клеа и отпила глоток. Вино было очень приятным, скорее всего «каберне совиньон». Похоже, длительной выдержки.
        - Думаю, ты отлично справляешься. Вся семья в тебя влюблена.
        - Которая из двух? - шутливо уточнила она. Огромный дом был заполнен многочисленными Донателли и Фицпатриками. Люди выплескивались из комнат на веранду.
        Райан облокотился на перила.
        - Да, нас немало. Клеа поцокала языком.
        - Это мягко сказано. Он ухмыльнулся.
        - Ты права. Здесь собрались обе семьи практически в полном составе. Но я надеюсь, ты все же хорошо проводишь время среди нас.
        - Да, конечно, - заверила его Клеа и внезапно почувствовала, как по ее спине пробежали мурашки.
        - Что такое? - проницательно спросил Райан. Клеа плотнее запахнула шарф, словно от чего-то защищаясь.
        - Не знаю. У меня возникло странное чувство, будто за мной наблюдают.
        - Может быть, так и есть. Что, впрочем, не удивительно. Ты ведь самая красивая женщина здесь, - сказал Райан и обнял Клеа за плечи, но ее не обманул его веселый тон. Глаза Райана внимательно шарили по деревьям и кустам, растущим вокруг дома.
        - Привет, Рай! Тебя ищет папа, - позвал его Сиан, выглядывая на веранду. Райан заколебался.
        - Иди, со мной все будет в порядке, - заверила его Клеа. - Я просто постою здесь еще немного.
        Он быстро поцеловал ее в губы.
        - Я ненадолго.
        - Ага, наконец-то ты одна.
        Клеа едва не подпрыгнула, услышав за спиной голос Сиана. Она выдавила улыбку.
        - Я бы не сказала, что совсем уж одна, - возразила Клеа, глядя на людей, которые гуляли по веранде.
        Сиан сверкнул своей улыбкой, способной разбивать женские сердца.
        - Да, уединиться здесь трудно, - сказал он, протягивая ей новый бокал «каберне совиньон». - Похоже, ты о чем-то задумалась. Все в порядке? Я знаю, что для тебя события развиваются очень стремительно. Эта твоя помолвка с Райаном… Тебе, наверное, тяжело.
        - Да, тяжело, - ответила Клеа, жалея, что Райан заставил ее сохранить все в секрете даже от его братьев. - Но ничего, справлюсь.
        И тут она снова почувствовала, что за ней наблюдают, и невольно вздрогнула.
        - Кого-то ищешь? - спросил Сиан, заметив, как она нервно оглядывается.
        - Нет. Никого. Просто у меня такое странное чувство, что кто-то не спускает с меня глаз.
        - Ты хочешь сказать, кто-то еще помимо меня, моих братьев и всех остальных людей в доме?
        Клеа улыбнулась.
        - Ты говоришь в точности как Райан. Скажи, всем женщинам нравятся знаменитые комплименты Фицпатриков?
        Сиан взглянул на нее обиженно и приложил руку к груди.
        - Дорогая, мой младший братишка не показал тебе и малой части нашего легендарного шарма. Хочешь, я сделаю ему внушение?
        - Хочу, - сказала Клеа, довольная тем, что удалось хоть немного отвлечься от леденящего душу чужого взгляда.
        - Ах, наконец-то музыка, под которую можно танцевать, - сказал Сиан, когда оркестр начал играть «Дании Бой». Забрав у Клеа бокал, он отставил его в сторону и уже пригласил ее на танец, когда Райан хлопнул его по плечу.
        - Убери от нее руки. Хочешь потанцевать, найди себе другую девушку. Эта - моя.
        Сиан с отвращением взглянул на него и искательно повернулся к Клеа. Не встретив у нее поддержки, он, тяжело вздохнув, с сожалением отпустил ее руку.
        - Вот видишь, моя дорогая, братишка совсем лишен какого бы то ни было очарования.
        - Посмотри на нее еще раз, и я заставлю тебя проглотить все свои белые зубы. Нечем будет дамам улыбаться, - пригрозил Райан.
        Сиан скорчил гримасу.
        - Никакого шарма, да еще и характер скверный. Послушай, ты уверена, что хочешь за него замуж? Может быть, передумаешь и выйдешь за меня? Пока еще не поздно.
        Райан молча шагнул к нему, и Клеа едва успела встать между ними.
        - Я благодарна тебе за предложение, Сиан, - сказала она мягко, прижимая к себе Райана. - Но я, пожалуй, останусь с Райаном. Пойдем, милый. Потанцуем.
        - Так, значит, ты хочешь остаться со мной, Клеа? - спросил он, пока она тащила его к центру веранды.
        О, как ей хотелось остаться с ним… Она приложила палец к его губам и прошептала:
        - Если бы я могла остановить время, то выбрала бы этот момент, когда у меня есть все, чего я хочу. Когда я счастлива. Сейчас. В твоих объятиях. Я могла бы провести так вечность.
        Глаза Райана блеснули в ответ таким жарким, голодным взглядом, что у Клеа перехватило дыхание.
        Из открытых окон доносился звон бокалов, хлопали пробки от шампанского. Кто-то взвизгнул. Послышался смех. Но все звуки словно отдалились, когда Райан прижал ее к себе.
        Она приложила руку к его груди и почувствовала, как бьется сердце. Они медленно кружились в танце, и Клеа ощущала прикосновение его бедер. А музыка все играла, и блюзовые мотивы с романтичным саксофоном сменялись зажигательными ритмами, которые попадали в такт биению ее сердца. В ней все сильнее разгоралось желание.
        - Я хочу тебя, - сказал Райан, и его глаза потемнели.
        - Я тоже хочу тебя.
        Ей не пришлось ничего больше говорить. Схватив Клеа за руку, Райан стремительно повел ее к выходу, на ходу прощаясь с родственниками, которые даже не успевали ему ответить. Не обращая внимания на провожавшие их изумленные взгляды, они буквально сбежали по лестнице и устремились к серебристому кабриолету, взятому напрокат.
        Клеа приподняла длинную юбку и забралась внутрь. Ее пальцы дрожали, когда она накинула на голову шелковый шарф. Она уже потянулась, чтобы пристегнуть ремень, но тут Райан взял ее лицо в ладони и поцеловал. Поцелуй был легок и нежен, полон ожидания и предвкушения. Отпустив ее, Райан прошептал:
        - Я люблю тебя.
        Милю за милей они ехали в молчании, машина летела стрелой по обсаженной деревьями дороге. Над ними раскинулось безбрежное небо, ветер обдувал ее кожу, оставляя на лице и губах холодные осенние поцелуи. Концы шарфа танцевали за ее плечами.
        Райан свернул на грунтовую дорогу, которая проходила прямо через бесконечные виноградники. Длинные зеленые лозы склонялись под грузом тяжелых спелых кистей. Она не спросила его, куда они едут. Ей было все равно. Все равно куда, лишь бы с ним.
        К тому времени, когда он остановил машину у большого пруда, воздух между ними уже звенел от напряжения и в их сердцах все громче и настойчивей раздавалась песня желания. Захватив с заднего сиденья одеяло, Райан взял ее за руку и повел к небольшой купе деревьев.
        Пиджак и галстук он оставил в машине. На нем была белая рубашка, очерчивающая широкие плечи. Расстегнутый ворот так и притягивал ее взгляд к бронзовой загорелой коже. Он расстелил одеяло, сел на него и протянул ей руку.
        - Иди ко мне, Клеа. Займемся любовью.
        В его глазах, серебристо-голубых, потемневших от любви и желания, отражалась неуверенность. Согласится ли она? Но Клеа и сама дрожала от желания. Взяв его руку, она опустилась рядом на колени.
        Райан притронулся к ней так осторожно, как если бы она была сделана из драгоценного хрусталя. Медленно размотал шарф, обнажая плечи.
        - Ты такая красивая, - сказал он, лаская ее лицо ладонями, целуя веки, брови, щеки и подбородок. Эти легкие поцелуи необычайно возбуждали ее.
        Клеа знала, что он может быть нежным. Но сейчас ей не нужна была нежность. Она не хотела медлить - в ней горела яростная необходимость прижаться к его телу, ощутить его внутри себя. Она привлекла Райана к себе, и дыхание их смешалось.
        - Целуй меня.
        Со стоном Райан впился в ее губы. Руки скользили по се телу, даря безумные ласки. Неожиданно он прервал поцелуй и стал медленно расстегивать ее платье, покрывая обнажавшееся тело поцелуями. Вскоре ее платье присоединилось к его ботинкам на траве. Пока он сам расстегивал рубашку, на этот раз решив не терять всех пуговиц, она занималась ремнем и молнией на брюках.
        На минуту он оставил ее, чтобы стянуть с себя брюки, и тут же вернулся, не забыв достать из кармана очередную упаковку презервативов. Клеа затрепетала, когда он снял ее шелковые трусики и стал ласкать ее руками, губами и языком. Снова и снова возносилась она на вершину блаженства. И когда уже думала, что больше не способна испытать что-либо еще более прекрасное, он вошел в нее, и они понеслись, сливаясь в сладостном крещендо, куда-то прямо в темное ночное небо. Чувствуя, что сейчас его сердце разорвется от невыносимого счастья, он прошептал:
        - Я люблю тебя.
        - Поверить не могу, - сказала ему Клеа, два дня спустя лежа с ним на смятых простынях. - Ни разу в жизни я не пропускала деловых встреч. Бедняжка Гейл. Через что ей пришлось пройти, устраивая для меня это посещение! Что они там в офисе подумают, узнав, что я даже не явилась?
        - Подумают, что у тебя на уме появилось что-то кроме работы. Для разнообразия.
        Райан отложил телефонную трубку, обнял ее и привлек к себе, наслаждаясь ощущением гладкого обнаженного тела.
        Клеа резко села, обернув простыню вокруг груди.
        - Я тут вспомнила… Что о нас подумали твои родственники, когда мы так внезапно умчались с праздника? А потом еще поселились в этом мотеле, отменили назначенную встречу…
        Райан приподнялся на локте.
        - Скорее всего, подумали, что мы не можем тратить время на такую чепуху, как деловые встречи, когда у нас есть гораздо более важное занятие. И знаешь что? - спросил он, стягивая с нее простыню, чтобы увидеть обнаженную грудь. - Они правы.
        По ее щекам растекся румянец. Райан коснулся рукой ее самого чувствительного места и ощутил, как оно влажно и горячо.
        - Нет, не так, - улыбнулась она. - Я хочу чувствовать тебя внутри, будь со мной.
        Ее руки пробежали по его груди, спустились ниже и наконец сомкнулись вокруг его горячей плоти.
        Райан застонал. Он привычно потянулся к пакетику на столе рядом с кроватью, но едва не потерял над собой контроль, когда Клеа настояла на том, что сама наденет ему презерватив. А потом она опустилась на него и начала двигаться. Сначала медленно, но Райан положил руки ей на бедра, управляя движениями, и вскоре она уже не сопротивлялась наступлению кульминации. Он вошел в нее глубоко, так глубоко, что, казалось, даже их души слились воедино.
        И тут Райан почувствовал: что-то произошло. Он понял, что порвался презерватив, но было уже слишком поздно.
        - Ты в порядке? - спросил он, когда Клеа, выйдя из ванной, вернулась к нему в постель, и тут же заключил ее в объятия. - Скажи, что любишь меня.
        - Я люблю тебя, - прошептала она. Райан вздохнул с облегчением.
        - Я уже начинал беспокоиться, что ты никогда этого не скажешь, - проговорил он. - Я люблю тебя. И хочу провести с тобой всю жизнь.
        Он так обрадовался ее признанию, что не заметил, как она промолчала.
        - Я должен тебе признаться. Когда сегодня порвался презерватив, мне захотелось, чтобы ты забеременела. Тогда нам пришлось бы пожениться.
        - Сейчас уже никому не «приходится» жениться только потому, что женщина забеременела, - ответила Клеа.
        - Да, но мы с тобой точно бы поженились. Я знаю, ты хотела бы иметь детей не меньше меня.
        - Райан…
        Он пробежал пальцами по ее животу, и ему представилось, что у нее внутри растет его ребенок.
        - Знаешь что, Клеа Менсон, я собираюсь завести с тобой множество детей. Может быть, ты уже беременна первым из них.
        Клеа резко оттолкнула его руку и, выбравшись из постели, завернулась в халат и присела на краешек кровати спиной к Райану.
        - Поверь мне, я не беременна.
        - Может быть, пока нет, - сказал он, сбитый с толку ее реакцией.
        - И никогда не буду, - бесцветным голосом продолжала она. - Прости, Райан. Но я не смогу подарить тебе детей. И никогда не выйду за тебя замуж. Я никогда не обещала тебе ничего подобного.
        Райан почувствовал себя так, будто его ударили. Он встал, взял ее за руки и заставил подняться.
        - Может, объяснишься?
        - Все очень просто. Замужество и дети не входят в мои планы.
        Ее слова вонзились ему в сердце как раскаленные стрелы. Он сжал ее пальцы и пристально посмотрел на нее. Темные волосы еще были спутаны его руками, нежная кожа хранила отметины его зубов, губы были розовыми и влажными от его поцелуев.
        - И ты ждешь, что я поверю в это после всего, что было между нами? После того, как ты сказала, что любишь меня?
        - Мы занимались сексом, Райан, и я поддалась минутной слабости.
        Райан нахмурился.
        - Мы занимались любовью. Любовью, черт тебя побери, а не сексом. И ты ни за что не убедишь меня, что ничего ко мне не чувствуешь. После того, с какой нежностью и страстью ты это делала, после того, что сказала мне… нет.
        Ее глаза наполнились слезами, и она попыталась вырваться.
        - Пожалуйста, Райан. Ты должен отпустить меня.
        - Никогда, - ответил он. - В чем дело? Что не так? - спросил он, глядя на се лицо, искаженное болью. - Скажи мне. Что бы это ни было, мы вместе сможем справиться с любой бедой. Все уладится.
        Клеа покачала головой.
        - Это нельзя уладить, Райан. Ни ты, ни я ничего не сможем сделать. Никто не сможет. - По се щекам потекли слезы, и сердце Райана едва не разорвалось на части. - Я не могу выйти за тебя замуж, Райан. Именно потому, что слишком люблю тебя.
        - Принцесса, мне кажется, это не та причина, по которой нельзя выйти замуж, - попытался он пошутить, но, взглянув на ее искаженное лицо, понял, что шутки неуместны.
        - Это самая большая причина. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы отнять у тебя шанс иметь то, чего ты хочешь больше всего в жизни. Настоящую жену. Детей. Семью.
        - Клеа, я…
        - Ты уже знаешь о моем романе шестилетней давности с Эриком Рамсеем, - тихо продолжала она. - Но упустил одну деталь. В результате этой связи я забеременела. Я пошла к Эрику, чтобы сказать о ребенке, и тогда узнала, что он все еще женат. Он сказал мне, что наша связь для него была забавой, интрижкой. Что у него есть жена и он не собирается разводиться с ней, чтобы жениться на мне. А потом написал на клочке бумаги имя и адрес, дал мне денег и выпроводил из дома, напоследок посоветовав пойти и сделать аборт.
        - Ублюдок! - Руки Райана сжались в кулаки. - Я чувствовала себя полной дурой, и мне было ужасно стыдно, - прошептала Клеа, вытирая слезы.
        - Тебе нечего было стыдиться. - Райан обнял ее, чувствуя ее боль как свою. - Ты сделала то, что считала правильным.
        Клеа вырвалась и с вызовом посмотрела ему в лицо.
        - Я не сделала аборт. Я никогда бы не смогла этого сделать. У меня… потом у меня случился выкидыш. И… - она помолчала, собираясь с духом, - развились осложнения. Теперь я никогда… Я никогда не смогу иметь детей.
        На секунду Райан почувствовал себя так, словно земля ушла у него из-под ног. Он всегда любил детей и надеялся, что у него самого когда-нибудь будет их целая куча. И вот теперь получается, что не будет. Ему вдруг показалось, что его обманули. Но это чувство быстро прошло. Он посмотрел на Клеа и понял, что это не имеет значения. До тех пор, пока у него есть она.
        - Ты думаешь, для меня это важно?
        - Райан, ты что, не слышал, что я сказала? Я никогда не смогу иметь от тебя детей.
        - Idea, милая моя, я понял. Признаюсь, я люблю детей. И хотел бы, чтобы их был полный дом. Но я вполне смогу прожить и без детей. А вот без тебя точно прожить не смогу.
        - А как насчет твоей семьи? Для них это тоже не будет иметь значения? Они надеются, что ты продолжишь род, что будет новое поколение Фицпатриков.
        - Это уже их проблемы, а не наши с тобой. Кроме того, у меня еще есть два брата, которые вполне смогут этим заняться.
        - Ладно, пускай сейчас для тебя это не важно. А что будет потом? Ты уверен, что в будущем не будешь тосковать по возможности увидеть, как растут и взрослеют твои дети? Как у них рождаются свои дети, твои внуки? Как в них живет часть тебя?
        - Клеа, ты говоришь чушь. Мне кажется, что человечество в целом вряд ли пострадает, если мы не добавим свои гены в процесс воспроизведения жизни на земле. Поверь, не все так плохо. Есть множество детей, оставшихся без родителей. Мы сможем усыновить несколько. Тот факт, что эти дети не рождены тобой, не сделает их менее любимыми.
        Райан повернул к себе ее заплаканное лицо.
        - Но даже если ты не захочешь усыновить детей, я соглашусь с тобой. Для меня жизнь имеет смысл, только пока ты со мной. И нужна мне лишь ты. А со всем остальным миром мы как-нибудь справимся.
        - А если ты ошибаешься? И однажды возненавидишь меня за то, что я лишила тебя семьи? Что тогда?
        Райан покачал головой, пытаясь найти слова, чтобы убедить ее.
        - Этого никогда не произойдет. Верь мне, Клеа. Выходи за меня замуж.
        - Я не могу пойти на такой риск.
        Ее упрямство уже начинало его злить.
        - Ну и что теперь? Как ты себе видишь наше будущее? - спросил он.
        - Мы можем оставаться любовниками.
        - Мне этого недостаточно.
        - Больше мне нечего тебе предложить.
        В груди Райана родилась боль, от которой он едва не упал на колени. Только гордость удержала его на ногах.
        - Тогда, мне, нет смысла здесь задерживаться.
        Его охватила ярость, в груди словно свернулся тугой болезненный комок. Он позвонил в гараж и распорядился пригнать его машину. Потом в аэропорт, заказал билеты до Чикаго на сегодняшний рейс.
        Положив телефонную трубку, Райан повернулся к Клеа.
        - Собирайся. Самолет улетает через три часа. Когда я вернусь, то вплотную займусь поисками психа, который тебя преследует, и постараюсь закрыть это дело как можно скорее. А потом мы с тобой расстанемся.
        И, может быть, сказал себе Райан, войдя в душ и захлопнув за собой дверь, это будет не так больно, как ему кажется.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        А дома се ждало письмо. У Клеа внутри все сжалось, когда она увидела конверт со знакомым почерком, все так же подсунутый под вазу на столе. Паника тут же потеснила усталость и апатию. Заставив себя оставаться внешне спокойной, она положила на стол ключи и сумочку.
        - Ах он сукин сын… - сказал Райан, тоже заметив письмо. - Хотел бы я знать, как ему удалось пролезть сюда через охранную систему и моих ребят внизу.
        Клеа ожидала, что он аккуратно вскроет конверт и кончиками пальцев достанет письмо, как уже делал в прошлый раз. Но на этот раз Райан не стал церемониться. Разорвав конверт, он пробежал глазами пару страниц.
        Клеа воспользовалась моментом, чтобы насмотреться на него, пока он еще был с ней рядом. Райан выглядит таким же опустошенным, какой чувствует себя она сама, решила Клеа, замечая под глазами темные тени и морщинки вокруг рта. Его губы кривила невеселая усмешка, скорее похожая на оскал.
        Райан поднял глаза, в которых горела ярость, и скомкал письмо.
        - Я вернусь через несколько минут, - сказал он и вихрем пронесся мимо нее к выходу.
        - Райан, постой. - Она едва успела поймать его за руку. От се прикосновения он замер. На лице застыло холодное выражение. С их последнего разговора он не произнес почти ни слова. Хранил ледяное молчание все время, пока они ждали в аэропорту, и весь полет из Сан-Франциско. Клеа уронила руку.
        - Что было в письме? - спросила она, боясь услышать ответ.
        - Обычная чушь.
        - Может быть, мне стоит прочесть его, - сказала она и потянулась к смятым листам.
        - Нет!
        Его ответ был так тверд и резок, что се зазнобило.
        - Почему? - Она вгляделась в его лицо, но оно было непроницаемым. - Что там такого, о чем мне лучше не знать?
        - Хорошо, скажу. Он был в Напа-Вэлли. На мгновение ее сердце остановилось.
        - Я хочу прочитать письмо, Райан.
        - Ладно, тебе виднее. - Он вложил ей в руку смятые листки.
        Дрожащими пальцами Клеа расправила их на столе и, пробежав глазами, почувствовала, как от лица отливает кровь.
        Райан нахмурился и, взяв се за руку, повел к кушетке.
        - Садись, - скомандовал он. Клеа послушно села и опустила голову, зажав руки между коленями. Райан принес ей стакан бренди. - Выпей.
        Бренди обожгло ей горло, как жидкий огонь, и она закашлялась.
        - Все, я не могу больше.
        - Ладно, этого достаточно. По крайней мере хоть не будешь выглядеть привидением.
        Клеа потянулась за подушкой и крепко прижала ее к себе. Ей нужно было за что-нибудь держаться. Конечно, было бы лучше обнять сейчас Райана.
        - Он знал, что я поеду на крестины к твоему кузену. Он следил за нами все время.
        - Да. Надо было послушать тебя, когда ты говорила, что чувствуешь чей-то взгляд. Если бы я не витал в облаках и не мечтал о нашем светлом будущем, то мог бы поймать его. - Голос его сорвался. - Жди здесь, пока я осмотрю дом.
        Закрыв глаза, Клеа прислушивалась к тому, как Райан перемещается по комнатам. Ей было больно. Больно смотреть на него. Больно за себя. За все, что могло между ними случиться, но никогда не произойдет. Даже сознание того, что ее сумасшедший преследователь сумел пробраться в дом, минуя охрану и сигнализацию, не могло вытеснить ее боль.
        - Все чисто. Никаких следов взлома. Ты уверена, что ни у кого нет ключа от твоего дома?
        Клеа открыла глаза, и ее мучения лишь усилились при взгляде на него.
        - Ключ я давала только тебе.
        - А как насчет запасного?
        - В офисе есть один. Но я держу его в ящике стола.
        - А у кого есть ключ от ящика?
        - Ни у кого… - Клеа запнулась.
        - Что?
        - Дубликаты ключей есть в специальном сейфе. Все пронумерованы и подписаны на случай непредвиденных обстоятельств.
        - Кто имеет доступ к сейфу? - спросил Райан.
        - Я, как главный менеджер. И еще Мэгги и Джеймс как владельцы. - Она взглянула на него, уже зная, куда он клонит. И это ей не нравилось.
        - Мой дядя Джеймс был в Напа-Вэлли вместе с тобой. И выглядел довольно несчастным.
        Клеа вскочила на ноги.
        - Он скучал по тете Мэгги и был расстроен, что она не смогла поехать с ним.
        - Но, болтая с тобой на вечеринке, он уже не был так расстроен.
        - Райан, прекрати. - Все их разговоры с Джеймсом были только о Мэгги. О том, что он боится потерять свою жену. Джеймс просил у нес помощи и совета и взял с нее клятву не рассказывать об этом никому. - Я благодарна тебе за заботу, но ты ошибаешься насчет Джеймса. - Клеа вздернула подбородок и попыталась обойти его, но Райан заступил ей дорогу. Его голубые глаза сделались почти черными от ярости.
        - Конечно, твоя слепая преданность моему дяде очень трогательна, но глупа. Это… - он потряс письмом, - это могло быть написано только одержимым человеком. И этот человек не остановится, пока не достанет тебя.
        - Тогда занимайся тем, за что я тебе плачу. Останови его, - заявила она, находясь на грани истерики. Еще чуть-чуть, и усталость и страдания заставят ее сломаться.
        Райан стиснул зубы.
        - Я должен уйти на пару часов. Ты как, посидишь одна?
        - Иди. Я немного отдохну, а потом поеду в офис.
        - Ладно. - Он легко коснулся губами ее губ. - Джек дежурит на улице, а я скоро вернусь и отвезу тебя на работу. Подожди меня дома, никуда не выходи. Поняла?
        - Поняла.
        Черт, подумал Райан, постучав кулаком в дверь офиса. Только что оборвалась очередная ниточка.
        Он проверил список пассажиров на рейс из Сан-Франциско, ища другие знакомые имена, кроме его дяди и Клеа. И обнаружил имя Эрика Рамсея. Тот летал туда за день до того, как отправились они с Клеа. Кроме того, на него было зарезервировано место в одной из гостиниц в Напа-Вэлли. Но он, как выяснилось, занимался делами Дон Леви и отчасти был занят своей молоденькой секретаршей. Райан нашел се имя в списке пассажиров. Имя Рамсея пришлось вычеркнуть.
        Таким образом, в списке осталось трое подозреваемых. Молодой Филипп, только что со школьной скамьи, которого Клеа взяла на работу шесть месяцев назад. И он тогда же в нес влюбился. Работая в туристическом агентстве, он легко мог купить билет до Калифорнии на другое имя и не засветиться в списке пассажиров.
        Ларри. Он обвел имя компьютерного гения, который продал агентству новую систему и устанавливал ее, бывая в «Мире путешествий» чуть ли не каждый день. У него было достаточно шансов заглядеться на Клеа, прежде чем отдать предпочтение ее хорошенькой помощнице. Не в первый раз мужчина женится на одной женщине, чтобы быть поближе к другой. Его жена работала в агентстве, а значит, он был в курсе всех дел и перемещений се начальницы. К тому же у него был доступ к компьютерам, через которые тоже легко можно получать информацию. Он подчеркнул имя Ларри. Тот летал в Вегас. А Вегас совсем недалеко от Напа-Вэлли. Он мог зафрахтовать частный самолет или взять в аренду машину. Гейл упоминала, что Ларри работал над большой компьютерной системой для казино, но это могло оказаться прикрытием. Райан сделал себе пометку в блокноте и набрал номер Клеа. Когда заговорил автоответчик, у него вспотели ладони. Он позвонил Джеку Делани:
        - Клеа не подходит к телефону. С ней все в порядке?
        - Когда она уходила, я ничего примечательного не заметил.
        Его сердце екнуло.
        - Клеа ушла? Когда?
        - Около полутора часов назад, со своей помощницей. Симпатичная блондинка, назвалась Гейл. Просила передать вам, что они будут в офисе.
        - Спасибо. - Райан опустил трубку. Когда-нибудь он убьет эту женщину.
        - Честно говоря, Райан, я не понимаю, что тебя так расстроило, - сказала Клеа, когда он недобро взглянул на нее через стол.
        - Слова «подожди меня» не кажутся тебе знакомыми?
        - Я уже объяснила тебе, что сегодня днем сломался один из компьютеров. Гейл позвонила мне, потому что не могла дозвониться до Мэгги или Джеймса. Ларри был уже в пути, и нужен был кто-то, чтобы впустить его и запереть за ним дверь, когда он уйдет.
        Райан ударил кулаком по столу и наклонился к ней, сверкая глазами.
        - Тогда почему бы Гейл самой не подождать Ларри? Он ведь ее муж.
        Клеа вздохнула и принялась терпеливо объяснять:
        - Она могла бы, но сегодня у нее экзамен по биологии в университете.
        - Кто-нибудь другой мог подождать его здесь. Нам нужно поговорить, Клеа. О моем дяде. О Джеймсе.
        На столе зазвонил телефон, и Клеа подняла трубку:
        - Клеа Менсон слушает.
        - А я уже начал думать, что ты никогда не вернешься, - прошептала трубка, и Клеа едва не выронила ее. - Ты была так прекрасна, когда танцевала в лунном свете. Я представлял, что это я танцую с тобой, обнимаю тебя, занимаюсь с тобой любовью вместо него.
        Ее изменившееся лицо, должно быть, все подсказало Райану, потому что он в одно мгновение оказался рядом с ней и принялся выкидывать все из ящика стола. На пол полетели папки и документы. Его пальцы нашли и извлекли телефонный провод. Из стопки карточек он достал маленькую белую коробочку. Клеа вспомнила, что это определитель номера. Райан давно настоял на его установке.
        Он взглянул на дисплей. На его лице отразилась такая злость, что по телу Клеа прошел озноб.
        - Скоро ты станешь моей, Клеа, - продолжал тем временем призрачный голос в трубке. - И тогда…
        - Нет! - закричала она, сжимаясь в комок при воспоминании о том, что он обещал с ней сделать.
        Райан вырвал у нее трубку:
        - Игра окончена, дядя Джеймс. Я знаю… Но линия была мертва.
        - Нет, - сказала она, вставая из-за стола. - Это был не Джеймс. Это не мог быть он.
        - Ты ошибаешься, Клеа. На определителе высветился его номер и имя.
        - Твой прибор ошибается. Джеймс никогда не стал бы так со мной поступать.
        Райан схватил ее за плечи, повернул к столу и заставил взглянуть на дисплей.
        - Читай, Клеа, читай. Здесь написано «Джеймс Донателли» и стоит его номер. Мне очень жаль. - Он сунул коробочку обратно в ящик стола. - Ведь этот человек - мой дядя. Я любил его больше жизни. Неужели мне самому бы не хотелось, чтобы это оказался кто-то другой?
        - Мне плевать, что ты скажешь, - упрямо ответила Клеа. - Должно быть другое объяснение.
        - Тогда давай поедем и выясним на месте. - Он снял с вешалки ее жакет и протянул ей. - Мы едем к нему домой.
        - Нет, - уперлась Клеа. - Я не поеду возводить напраслину на человека, которого люблю и уважаю, которым восхищаюсь.
        - Ладно. Тогда я сам поеду туда после того, как отвезу тебя домой.
        - Но я не могу уйти сейчас. Мне надо подождать, пока Ларри не приедет починить компьютер. - И, словно в подтверждение ее слов, в дверь постучали. - Это, наверное, он.
        Набрав код для отключения охранной системы, она открыла дверь.
        - Привет. Извини, что так поздно. Я приехал, как только смог.
        - Спасибо, Ларри. Это мне придется извиняться. Заставила тебя все бросить и примчаться сюда вечером.
        - Привет, Гренджер.
        - Райан, - Ларри пожал протянутую ему руку.
        Клеа не смогла удержаться от сравнения. Рослый Райан, такой уверенный в себе и красивый, совершенно затмевал невзрачного Ларри. Жиденькие волосы Ларри были связаны в хвостик. Он представлял собой типичный экземпляр компьютерного гения.
        Снова обратившись к Клеа, Ларри произнес:
        - Гейл сказала, что машина начала выплевывать билеты назад, а потом совсем зависла.
        - Да, мы попробовали ее перезагрузить, но она, по-моему, умерла окончательно.
        - Не беспокойся. Я починю ее. Клеа, ты же знаешь, я никогда еще тебя не подводил. - Он подошел к главному терминалу, разложил инструменты и открыл его. - Давай поглядим на это прелестное создание и найдем, в чем тут проблема.
        - Ты наш спаситель, Ларри, - сказала Клеа. - Я знаю, Гейл считает, что ей очень с тобой повезло. Но я думаю, что «Миру путешествий» повезло не меньше.
        - А по-моему, все как раз наоборот, - ответил Ларри. - Это мне несказанно повезло найти работу в «Мире путешествий». Здесь осуществились все мои мечты.
        - Из того, что я слышала, можно заключить, что наше агентство - лишь незначительная часть твоего бизнеса. У тебя уже множество клиентов.
        - Ты права. Я обслуживаю десяток компаний, но вы всегда будете для меня чем-то особенным, - сказал он, снимая крышку с корпуса компьютера, и заметил: - Я слышал, вы только что вернулись с виноградников Донателли. Хорошо провели время?
        - Да, просто прекрасно, - ответила Клеа.
        - Наверное, вина там замечательные, - мечтательно произнес Ларри, работая отверткой.
        - Да, но я не хотела бы там жить. Имея свой винный погреб, нетрудно пристраститься. Да и нелегко, наверное, выбирать.
        Ларри разложил на столе ящички со всевозможными деталями.
        - Но ведь ты предпочитаешь «каберне совиньон» девяносто пятого года.
        - Да, точно, - признала Клеа, удивленная тем, что он знает, какое вино она пила на празднике у Донателли. - Откуда ты знаешь?
        - Наверное, мистер Донателли упомянул в разговоре. - Ларри взглянул на большую плату с массой торчащих деталей. - Да, похоже, это займет больше времени, чем я думал.
        - Сколько? - спросил Райан. Ларри почесал в затылке.
        - Трудно сказать. Я могу найти неисправность сразу же, а могу через пару часов. Не лучше ли подождать до завтра?
        - Нет, - ответила Клеа. - Мы должны отпечатать билеты и путеводители завтра с утра. Пожалуйста, Ларри, продолжай работу. Если тебе что-то понадобится, я буду в своем кабинете.
        Райан последовал за ней в кабинет и закрыл дверь.
        - Не упоминай о своих подозрениях насчет Джеймса, пока здесь Ларри, - предупредила она. - Иногда и стены имеют уши. А я бы не хотела, чтобы такие слухи расползлись.
        - Ладно, - согласился Райан. - Но когда Ларри закончит, я отвезу тебя домой, а сам поеду к дяде и задам ему несколько вопросов. А потом мы с тобой сядем и поговорим.
        Снова зазвонил телефон, и Клеа вздрогнула. Райан схватил трубку.
        - Слушаю.
        Послышались короткие гудки. На дисплее определителя снова высветились номер и имя дяди Джеймса.
        - Ну все, надо ехать туда, - сказал Райан, бросая трубку. - Пошли, Клеа.
        - Нет!
        В дверь кабинета постучали, и заглянул Ларри.
        - Простите, что прерываю, но мне надо съездить домой за запасными деталями.
        - Сколько времени тебе нужно? - спросил Райан.
        - Около двадцати минут, чтобы добраться до дома и назад. И потом еще около часа, чтобы починить компьютер.
        - Отлично, Ларри. Иди, - ответила Клеа. Но спустя двадцать пять минут Ларри еще не вернулся. Райан мерил шагами кабинет, посматривая на часы.
        - Райан, ради Бога, почему бы тебе не поговорить с Джеймсом наедине?
        - Я не оставлю тебя здесь совсем одну. Надо выяснить, не смогут ли приехать Сиан или Майкл.
        К тому времени, как он в третий раз повесил трубку и пробормотал что-то насчет
«дураков» и «несносных братьев», Клеа поняла, что ему не удалось до них дозвониться.
        - Райан, пожалуйста, уходи. Мне… мне нужно немного побыть наедине и подумать.
        - Я не оставлю тебя одну, - упрямо повторил он.
        - Я и не буду одна. С минуты на минуту вернется Ларри. - Она подтолкнула Райана к двери.
        - Ладно, я поеду один. Закрой за мной дверь и включи сигнализацию.
        Он притянул ее к себе и поцеловал, медленно и нежно, пока голова Клеа не закружилась.
        - Я люблю тебя, - прошептал он, отпуская ее. Клеа закрыла за ним дверь и активизировала сигнализацию.
        Затем долго смотрела ему вслед, пока огни фар не растворились в ночи.
        Внезапно озноб пробежал по ее телу. Ей показалось, что из темноты за стеклом на нее смотрят чьи-то глаза. И этот взгляд был недобрым.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Райан, мальчик мой, какой сюрприз. Заходи, - сказал Джеймс Донателли, открывая дверь. - Клеа с тобой?
        - Она в офисе «Мира путешествий».
        - Так поздно? Что она там делает? - спросил Джеймс, проходя в гостиную. - Я думал, сейчас, когда вы помолвлены, эта девочка перестанет проводить все свое время в офисе.
        - Там возникла проблема с компьютерной системой, и ей пришлось подождать, пока придет сотрудник и все отремонтирует.
        - Ларри Гренджер, я знаю.
        - Да, - сказал Райан, отметив про себя, что его дядя в отличном настроении. На нем был элегантный черный костюм, новый галстук, пышные серебристые волосы аккуратно зачесаны. В общем-то он выглядел как обычно, но в походке появилась легкость, в глазах блеск, чего Райан давно за ним не замечал.
        - Присядь, сынок. К сожалению, я могу уделить тебе всего несколько минут. На этот вечер у меня особенные планы.
        Райан почувствовал ярость при мысли, что его «особенные» планы могут включать больные фантазии с участием Клеа.
        - Так что тебя ко мне привело?
        - Телефонный звонок. Ты ведь звонил сегодня вечером Клеа?
        Дядя Джеймс удивленно поднял брови.
        - Я не звонил сегодня Клеа. - Нет?
        - Нет, - ответил Джеймс, глядя Райану прямо в глаза. - Я не разговаривал с ней с тех пор, как мы были в Напа-Вэлли три дня назад. Правда, я оставлял для нее пару сообщений на автоответчике, но она мне еще не перезванивала. Именно поэтому я так удивился, когда увидел тебя сегодня. Я даже не знал, что вы уже вернулись из Калифорнии.
        - Мы вернулись сегодня утром. Но ты же и сам это знаешь, не так ли? Ты узнал это, когда Клеа ответила вечером на твой звонок.
        Седые брови Джеймса нахмурились.
        - Ты что это выдумываешь?
        - Я знаю, кто звонил Клеа. И думаю, что это ты посылал ей письма и приставал к ней тогда у театра.
        - Ты с ума сошел! Эта девочка мне как дочь.
        - Не отпирайся, дядя Джеймс. На этот раз ты попался. Ты знал, что Клеа отказалась установить определитель номера, так что позвонил не из автомата, а прямо из дома. Но определитель все же был установлен. И когда ты звонил ей сегодня вечером, твое имя и номер высветились на дисплее.
        - Мне плевать, что там говорит твой определитель. А вот я говорю тебе, что не звонил Клеа! Как ты мог подумать, что я способен на такие вещи?
        - Может быть, я подумал так потому, что ты влюблен в нее, черт тебя побери.
        - Влюблен? - повторил дядя Джеймс, глядя на Райана так, будто это он сошел с ума. - Вот что я скажу тебе, сынок. Мы с Клеа дружим и вместе работаем. Да, ты прав, я люблю ее. Но не в том смысле, который ты вкладываешь в это слово. Единственная женщина, которую я люблю и всегда любил, - это моя жена.
        Черт, он говорил так разумно и уверенно. Райану очень хотелось ему верить. Но тут он вспомнил бледное лицо Клеа, когда она подняла трубку и услышала свистящий шепот…
        - Но ведь в последнее время твоя жена не часто бывает дома. Так, дядя Джеймс?
        Джеймс сжал кулаки.
        - Что-то я не понимаю твоего повышенного интереса к нашей личной жизни. Тебя это не касается, Райан.
        - Нет, касается. Я не позволю тебе причинять Клеа страдания.
        На лице Джеймса отразился настоящий шок.
        - Я никогда не сделаю ничего, что повредит Клеа. Я уже говорил тебе, что люблю ее как дочь.
        - Тогда как ты объяснишь, что твои имя и номер были на определителе? И к чему вес эти настойчивые звонки и личные разговоры с Клеа?
        - Я не могу объяснить, что случилось с твоим определителем, но могу поклясться, что не говорил с Клеа по телефону. Что же до моих с ней разговоров, то ты правильно заметил, в последнее время у меня были причины советоваться с Клеа, - признался дядя Джеймс. - Я боялся, что снова теряю Мэгги, что она меня больше не любит. Она так увлеклась своим новым бизнесом, что в ее жизни совсем не осталось места для меня. И тогда я обратился к Клеа за советом. Попросил ее помочь мне вернуть жену.
        - Но чем тебе могла помочь Клеа?
        - Они с Мэгги - близкие подруги. Мэгги уважает ее. Я хотел, чтобы она поговорила с ней обо мне, узнала, что думает Мэгги.
        - И ей это удалось?
        - Нет. - На губах Джеймса заиграла таинственная улыбка. - Она сказала, чтобы я сам это сделал. Рассказал бы Мэгги о своих чувствах. - Лицо Джеймса просветлело. Он довольно улыбнулся. - И я полетел в Нью-Йорк, где тогда была Мэгги. И выложил ей все. Вот так прямо все и рассказал. Сказал, что люблю ее, что не могу жить без нее. Что хочу, чтобы моя жена ко мне вернулась, и не уеду, пока она не поедет со мной домой.
        Райан ухмыльнулся все еще с легким недоверием.
        - Кажется, ты своего добился.
        - Ты прав. Сегодня вечером мы с ней отправляемся в ресторан и будем танцевать всю ночь. А потом вернемся домой и будем наслаждаться жизнью. Я сказал всем в офисе, чтобы нас не ждали до понедельника.
        - Мои поздравления, - сказал Райан, чувствуя огромное облегчение. Он протянул руку. - Дядя Джеймс, мне жаль, что я тебя подозревал. Мне не хотелось верить, что это ты, но я не мог позволить, чтобы с Клеа что-то случилось. Для меня нет в мире ничего более ценного, чем она.
        - Я знаю, сынок. И мне тоже хотелось бы узнать, как мое имя и номер оказались на твоем определителе.
        - Да, - ответил Райан и только сейчас понял, что означает невиновность его дяди. Это значит, что настоящий маньяк до сих пор на свободе, а Клеа осталась совсем одна. Под ненадежной защитой Ларри. - Утром я проконсультируюсь со специалистом по электронике, как этому парню удалось такое устроить.
        Джеймс проводил Райана до двери.
        - Тебе не нужно ждать до утра. Спроси у Ларри Гренджера. Думаю, он сможет тебе объяснить.
        - Гренджер? Но он же мастер по компьютерам. А здесь совсем другое электронное оборудование.
        - А ты все же спроси его. У этого парня есть второе образование - как раз инженера-электронщика. Прежде чем заняться компьютерами, он работал в НАСА. Разрабатывал какие-то электронные штучки для космических программ.
        Сердце Райана почти остановилось.
        - Ты в этом уверен? Он разбирается в электронике?
        - Конечно. Настоящий мастер. На прошлой неделе у меня сломались сразу и телефон, и телевизор в кабинете. Я позвонил Гейл, но она никого не нашла и обратилась к мужу. Ларри пришел на следующий день, починил все в два счета и даже денег с меня не взял. Только попросил бутылку «каберне совиньон» из виноградников Донателли.
        Райан нахмурился.
        - Я не знал, что Гренджер разбирается еще и в винах.
        - Я сам удивился. Он сказал, что Клеа говорила, как ей нравится это вино, и он хочет его попробовать.
        Начиная что-то понимать, Райан вспомнил сегодняшний разговор между ними.
        - А я думал, это ты сказал ему о «каберне».
        - Я? Да я не видел Ларри с прошлой недели. И тут до Райана наконец дошло.
        - Господи! Да это он! Это Ларри преследует Клеа. А сейчас она с ним одна!
        - Боже мой!
        Райан помчался к машине, дядя Джеймс выбежал за ним.
        - Позвони в полицию и скажи им, чтобы ехали к офису «Мира путешествий», - скомандовал Райан. Его машина сорвалась с места и вылетела на дорогу. Он надавил на педаль газа и одной рукой набрал номер Клеа.
        Ответь. Пожалуйста, ответь. Но ее телефон молчал. Райан набрал номер брата. Сиан поднял трубку на втором гудке.
        - Слушает рай для одиноких женщин.
        - Сиан, это Райан. Найди Майкла и сейчас же отправляйтесь в «Мир путешествий»! Это Ларри Гренджер стоит за письмами и телефонными звонками. И сейчас он там с Клеа.
        Клеа потерла руками плечи, не в силах избавиться от неприятного чувства с тех пор, как ушел Райан. Наверное, просто перенервничала. Куда же запропастился Ларри?
        Поколебавшись несколько минут, Клеа подняла трубку и позвонила.
        - Алло, - прозвучал хриплый и невнятный ответ.
        - Гейл? Гейл, это ты?
        - Клеа, - слабым голосом произнесла ее помощница, всхлипнув.
        - Гейл, дорогая, ты в порядке? - Да.
        Не похоже. Кажется, Гейл плакала.
        - Я позвонила узнать, приезжал ли Ларри домой. Он уехал около получаса назад, чтобы взять какие-то запчасти для компьютера, и все еще не вернулся.
        - Он… его здесь нет. Он ушел несколько минут назад.
        - Хорошо. Значит, скоро будет. Как прошел твой экзамен по биологии?
        - Нормально, - ответила Гейл едва ли не шепотом.
        - Гейл, ты уверена, что все в порядке?
        - Я просто не очень хорошо себя чувствую. Клеа, я…
        - Да?
        - Спокойной ночи.
        В трубке загудели сигналы отбоя. Удивленная и озадаченная, Клеа покачала головой и дала себе обещание устроить Гейл выходной. Потом взяла из стопки верхнюю папку и погрузилась в работу.
        Углубившись в составление графиков полетов, Клеа едва не подпрыгнула, когда в дверь постучали.
        - Ну, наконец-то, - сказал она, взяла ключи и направилась к двери, ожидая увидеть Райана.
        Но ей помахал рукой Ларри. Вздохнув от разочарования, она деактивировала сигнализацию и открыла дверь.
        - Вот это да, какие большие у тебя запчасти, - улыбнулась она, увидев в руках у Ларри большую сумку.
        - Теперь уже немного осталось. Я скоро закончу, - объяснил Ларри, и глаза его сверкнули. - Гейл сказала, ты мне звонила.
        - Да, я хотела узнать, почему ты задержался, - ответила она, снова запирая дверь и включая охранную систему. - Но Гейл сказала, что ты уже ушел.
        - Я знаю, - кивнул Ларри. - Она позвонила мне на сотовый.
        Он направился к главному терминалу, и в его походке чувствовалось какое-то напряжение, словно он весь был сжат как пружина.
        - Райан еще не приходил?
        - Нет, но скоро вернется. - Клеа хотела спросить о болезни Гейл, но не стала. - Я буду в кабинете. Скажи мне, когда все закончишь и соберешься уходить, и я тебя выпущу.
        - Обязательно, - ответил Ларри, поднимая голову от разложенных на столе плат и странно улыбаясь. - Я не задержу тебя надолго.
        Клеа замерла, ее насторожила эта улыбка. Ларри копался в компьютере, его пальцы порхали в корпусе, как смычок скрипача по скрипке Страдивари. На губах блуждала все та же странная улыбка, от которой ей стало неуютно. Сказав себе, что у нее разыгралось воображение, Клеа вернулась в кабинет.
        Несколько минут спустя, уже сидя за столом, она отложила папку и потерла затекшую шею. И вдруг застыла. Ей снова показалось, что на нее смотрят. Она подняла голову.
        - Господи, Ларри, как ты меня напугал, - сказала она, прижимая руку к груди. Сердце билось быстро-быстро. - Ты закончил? - спросила она, глядя на объемистую сумку у него в руках.
        - Не совсем. - Войдя в кабинет, он закрыл за собой дверь и запер ее.
        У Клеа внутри все сжалось.
        - Тогда не лучше ли отложить ремонт до завтрашнего дня? Билеты могут подождать, - сказала она. - Уже действительно поздно, и я знаю, что Гейл себя плохо чувствует. Тебе лучше пойти домой.
        - Я не могу ждать до завтра. Я и так уже слишком долго тебя ждал, - прошептал он.
        Кровь застыла у нее в жилах. При звуке его шепота она вся покрылась мурашками. Ужас сковал ее.
        - Ты должен идти домой к Гейл, Ларри, - сказала она, сжимая пальцами подлокотник кресла. - Ты нужен Гейл. Она больна.
        - Мне пришлось сделать ей больно. Я не хотел, но мне пришлось, - сказал он. И, открыв сумку, вынул два бокала и бутылку «каберне совиньон» девяносто пятого года из виноградников Донателли.
        - Что… что ты сделал с Гейл, Ларри? Что ты с ней сделал?
        Он разлил вино по бокалам.
        - Она узнала о нас с тобой. Когда я вернулся домой за вином, она копалась в моих вещах. Нашла черновики писем, которые я тебе писал, и очень расстроилась. Она не понимает, что мы любим друг друга. И пригрозила, что позвонит Фицпатрику, чтобы он попытался помешать нашей сегодняшней встрече.
        Клеа сглотнула, борясь с захлестывающей ее паникой.
        - Ларри, скажи мне, что случилось с Гейл.
        - У нее болела голова, и я дал ей снотворное. - Он протянул Клеа бокал с вином. - Бери, - настойчиво произнес он своим ужасным шепотом. - Это же твое любимое. Я достал его специально для тебя.
        - Ларри, я волнуюсь за Гейл, - сказала Клеа, дрожащими руками принимая у него бокал. - Мне кажется, нам надо пойти и проверить, что с ней.
        В глазах Ларри промелькнула злость.
        - Я же сказал, она спит. Не хочу больше говорить о Гейл. Я женился на ней, только чтобы сделать тебе приятно. Мне показалось, ты хотела, чтобы я сделал это. Она так и не поняла, что я не люблю ее. Я всегда любил только тебя. - Он пододвинулся ближе, провел пальцем по ее щеке. Клеа вздрогнула. - Я всегда буду любить тебя. Давай выпьем. За нас.
        Он звякнул бокалом о ее бокал и выпил.
        - Почему ты не пьешь? - спросил он подозрительно.
        Клеа поднесла бокал к губам, притворившись, что пьет. Райан, о Райан. Где же ты?
        - Не нравится? Но это же твое любимое!
        - Да, - солгала она и заставила себя отпить глоток.
        - Ты такая красивая, - сказал он, касаясь ее лица. Она едва не отпрянула, но Ларри, кажется, не заметил. - Я смотрел на тебя тогда на веранде. Ты выглядела как танцующий ангел. Я хотел потанцевать с тобой. И едва не подошел к тебе. - Клеа закрыла глаза, представив, как он следил за ней. - Пойдем, - сказал Ларри, забирая у нее бокал и ставя его на стол. - Потанцуй сейчас со мной.
        - Но ведь музыки нет, - сказала она, содрогаясь, когда он взял ее за руку и вывел из-за стола.
        - Нет, есть. Разве ты не слышишь? Это наша песня.
        - Наша песня? - повторила Клеа, сжимаясь от ужаса, когда он обнял ее за талию и принялся вальсировать по комнате.
        - Та, что играла, когда мы с тобой пили вечером кофе. После кино. Помнишь?
        - Да, - ответила она, почувствовав себя нехорошо при одном только воспоминании о том вечере. Все началось вполне невинно. Они с Гейл пошли в кино и на выходе из кинотеатра встретили Ларри. Клеа пригласила их обоих выпить кофе, зная, что Гейл влюблена в него. Ни тогда, ни потом Клеа даже не подозревала о его настоящих чувствах. Она съежилась от страха, а Ларри тем временем кружил и кружил ее по комнате под музыку, слышную ему одному.
        - Какая же ты красивая, - повторил он. - И с этого дня мы с тобой навсегда будем вместе.

«Он сумасшедший и хочет убить меня», - пронеслось в голове у Клеа.
        Сердце сжималось от страха. Но она решила не сдаваться. Нет! Она не позволит этому психу украсть у нее будущее. Только не сейчас, когда они с Райаном нашли друг друга. Клеа закрыла глаза.

«Думай, Клеа, думай! Должен же быть какой-то выход».
        Вдруг Ларри перестал танцевать. Продолжая двигаться по инерции, Клеа едва не упала. Широко распахнув глаза, она с ужасом ожидала, что теперь станет делать Ларри.
        - У меня для тебя еще один подарок. - Он извлек из кармана пиджака красный шелковый шарф и накинул на шею Клеа. - Мне нравится, когда ты носишь красное.
        - Спасибо. Он красивый, - сказала она, надеясь, что Ларри не услышит дрожи в ее голосе. И не поймет, как она боится. Глядя на их отражение в зеркале, Клеа лихорадочно скользила взглядом по комнате в поисках оружия. Что-нибудь. Хоть что-нибудь. Она остановилась на тяжелом хрустальном пресс-папье. Послышался визг тормозов.
        - Это, должно быть, Райан, - сказала она.
        - Нет, - резко сказал Ларри. Он поймал концы ее шарфа и намотал их на руку.
        - Ты порвешь шарф, Ларри, - заметила Клеа, борясь с ужасом. - Мне будет очень жаль, если с ним что-нибудь случится, ведь это твой подарок. И он такой красивый.
        Ларри колебался, несколько смущенный. А потом она услышала, как подъехали еще машины. Хлопнула дверца. Разбилось стекло. - Клеа!
        - Райан! Райан, я здесь!
        - Нет! - закричал Ларри. Глаза его горели ненавистью и безумием. - Ты все еще хочешь его. Ты предала меня!
        И он еще сильнее стиснул в руке шарф, так что тот затянулся у Клеа на шее.
        Она извивалась у него в руках, царапала его до крови, пытаясь вырваться и перевести дыхание.
        - Клеа! - снова позвал се Райан. Что-то тяжелое ударилось в дверь. - Отпусти ее, Гренд-жср! Отпусти ее!
        У Клеа потемнело в глазах. Она чувствовала, как мутится в голове, и отчаянно боролась за жизнь.
        - Клеа!
        Райан. Она должна жить ради Райана. Даже чувствуя, как ускользает сознание, она продолжала шарить рукой по столу в поисках хрустального пресс-папье.
        - Ты моя. Моя, - сказал Ларри, затягивая шарф все туже. - Если ты не будешь моей, то и его тоже не будешь.
        Клеа лихорадочно ощупывала стол, столкнула папки. Цепляясь за обрывки сознания, она почувствовала под рукой холодный тяжелый кристалл. Сомкнув на нем пальцы, она подумала о Райане и о той жизни, которая им предстоит. Вложив в один удар всю свою силу, Клеа опустила тяжелое пресс-папье Ларри на голову.
        Он вскрикнул. Давление на ее горло ослабело, когда он выпустил шарф и схватился за голову. По волосам текла кровь. Глядя на свои окровавленные руки, а потом на Клеа, Ларри отступил на шаг, а потом снова двинулся к ней.
        В эту минуту дверь слетела с петель, в комнату ворвался Райан. Зарычав, он кинулся на Ларри и оттащил его от Клеа. Потом ударил. Снова и снова.
        Судорожно вдохнув воздух, она опустилась на колени. Комната вокруг нес бешено вращалась, словно карусель. Перед ней возникли сразу три Райана. Двое из них держали третьего, который рвался к Ларри. А потом она узнала голоса.
        - Рай! Рай, отпусти его, - говорил Сиан.
        - Прекрати, Райан. Он и так без сознания, - сказал Майкл. - Ты лучше займись Клеа.
        Услышав ее имя, Райан словно очнулся. Оглядевшись, он увидел, что Клеа лежит на полу.
        Он подбежал к ней, опустился на колени и обнял. Осторожно ощупал голову, волосы, как будто боялся, что она не настоящая и сейчас исчезнет. Его лицо было бледным, глаза расширены, в них стоял страх. Страх за нее. Комната начала темнеть и расплываться, как и лицо Райана.
        - Клеа. Говори со мной. Скажи что-нибудь. О, боже. Я не могу потерять тебя. Я люблю тебя.
        Ее глаза открылись. Борясь с подступающей темнотой, она протянула руку и дотронулась до его лица.
        - Я…
        - Что? Что ты хочешь сказать?
        Клеа собрала все свои силы, чувствуя, что сползает в тяжелое забытье.
        - Я люблю тебя, - удалось ей прошептать. - Но ты уволен.
        А потом она провалилась в бездонный черный колодец.

        Под дождем из розовых лепестков Райан сжал руку Клеа. Они сбежали вниз по ступенькам церкви к белому лимузину, который ждал их, чтобы увезти на свадебный прием.
        С той ужасной ночи прошло уже два месяца. Гейл почти совсем оправилась от огромной дозы снотворного, которую ее заставил принять Ларри. А самого Ларри, надо надеяться, они еще долго не увидят. Клеа наконец поверила, что для Райана ее бесплодие не важно. У них уже была назначена встреча в отделе опекунства, как только они вернутся из свадебного путешествия. И, что самое главное, Клеа наконец-то стала его женой.
        - Ты готова, миссис Фицпатрик? - спросил Райан, когда они остановились перед лимузином.
        - Готова.
        - Эй, подождите! - Майкл поймал его в последнюю минуту. - Не так быстро, братишка. Сиан и я не забыли о нашем споре. Ты выиграл.
        - Каком споре? - спросила Клеа, окинув недоверчивым взглядом всех троих.
        - Потом, парни. Пошли, Клеа. Гости уже ждут нас на приеме.
        - И ты даже не хочешь получить свои двести баксов? Ты их честно заработал, - невинно осведомился Сиан. - Хотя я все еще не понимаю, почему она предпочла тебя.
        - Я заберу их позже, - рявкнул Райан, открывая дверцу лимузина.
        Клеа захлопнула дверцу и строго взглянула на него.
        - Не так быстро, Фицпатрик. Какой еще спор?
        - Просто небольшой спор о легендарном обаянии Фицпатриков, - ответил Райан, испепеляя взглядом смеющихся братьев.
        - Легендарном? - переспросила она.
        - Конечно. Хочешь, я тебе его продемонстрирую? - предложил он, усаживая Клеа на заднее сиденье лимузина. Теперь у него впереди для этого было много времени.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к