Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хит Шарон: " Выбор Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Выбор любви Шарон Хит

        # Лесли Мейсон и не подозревала, чем обернется для нее случайное дорожное знакомство с двумя совершенно разными мужчинами. Красавец Дейв Рамсден - веселый и добродушный, а рядом с язвительным и ироничным Марком Дюраном так надежно и спокойно. Кого же выберет неискушенное сердце юной красавицы?..

        Шарон Хит
        Выбор любви

        Глава 1

        - Чай, пожалуйста! Просьба пройти в вагон-ресторан! - ворвался в душную атмосферу переполненных купе трубный голос проводника.
        Высвободив пышную юбку легкого платья из цепких ручонок маленького мальчика, который всю дорогу вертелся рядом с ней, Лесли Мейсон раздраженно откинула с разгоряченного лба густые золотистые пряди волос, тяжело вздохнула и поднялась. Стараясь ни на кого не наступить, девушка с трудом преодолела преграду из многочисленных ног попутчиков и начала медленный путь по узким коридорам раскачивающегося из стороны в сторону поезда.
        Лесли как раз проходила мимо купе первого класса, когда из него, словно черт из табакерки, наплевав на правила хорошего тона, выскочил невероятно высокий красавчик. Девушка автоматически замедлила шаг, и в это время поезд в очередной раз качнуло с такой силой, что она потеряла равновесие. Взмахнув руками в поисках поручня, Лесли почувствовала, как сильная рука обняла ее за талию.
        - Вы в полной безопасности, - пропел ей прямо в ухо веселый мужской голос. - Можете не сомневаться - Британская железная дорога обеспечит вам развлечение не хуже американских горок, добавьте к этому грязь, скорость и разношерстную компанию для полноты картины!
        Лесли резко повернула голову, в аквамариновых глазах заплясали задорные огоньки.
        - Извините, что отдавила вам ногу, но моей вины в этом нет.
        Когда они наконец добрались до вагона-ресторана, молодой человек, само собой разумеется, занял место напротив Лесли за столиком на двоих.
        - Нет, вы только гляньте на мои руки! - воскликнула девушка, с ужасом взирая на свои грязные ладошки. - Такое впечатление, что я трубу чистила. О нет! Что вы, ни за что не стану пачкать ваш белоснежный носовой платок! - замотала она головой, когда ее спутник произвел на свет из нагрудного кармана безупречно чистый льняной квадратик.
        Но молодой человек только покачал светловолосой головой.
        - Говорят, за всю свою жизнь нам суждено поглотить десять кило грязи. Зачем тогда беспокоиться, тем более что мои руки не лучше ваших?
        - Ни за что бы не пошла завтракать, если бы знала, как далеко этот вагон! - призналась Лесли. - Но в купе просто дышать нечем, да еще эта толкотня! Захотелось хоть на время сбежать оттуда и выпить чашечку чая. Мне так не повезло! Со мной едут целых два семейства - папаши, мамаши и пятеро детишек, которые орут так, будто их не пять, а двадцать пять! Вот я и подумала, что небольшая отлучка и освежающий напиток пойдут мне на пользу и придадут сил, ведь мне предстоит провести в их обществе как минимум еще пару часов!
        - Сомневаюсь, что вам удастся воплотить в жизнь вашу мечту о чае, - разве только поезд все же сбросит скорость. В таких условиях даже самые крепкие руки не способны удержать чашку, - засмеялся ее попутчик, взявшись за чайник.
        Лесли с улыбкой наблюдала за его манипуляциями.
        - Пожалуй, сначала погляжу, как вы с этим справитесь, потом решу, стоит ли наливать себе. Наверное, чай надо хорошенечко перемешать. Похоже, его только что заварили. О боже мой! - Ее возглас плавно перерос в смех: горячий коричневый поток хлынул из носика чайника на блюдечко, а оттуда - на скатерть.
        - Да, не говори гоп, пока не перепрыгнешь! - Молодой человек состроил забавную гримасу, размышляя над тем, что, несмотря на удушающую жару, от его спутницы, облаченной в голубое полосатое платье, веет свежестью и прохладой. Лесли осторожно налила себе в чашку молока и тщательно взболтала содержимое чайника.
        - Полагаю, вы в отпуске? Куда путь держите? - спросила она после того, как официант принес бутерброды и тосты.
        - В одно маленькое местечко под названием Пеннор-Сэндз, что в Корнуолле. Кстати, я Дейв Рамсден, работаю в судовой компании в Лондоне. Еду к друзьям. Они снимают домик на побережье. Надеюсь, удастся вволю покупаться и поплавать на лодке. Давай на «ты».
        - Я Лесли Мейсон. Родственников у меня не осталось, только дедушка. Вот к нему и еду. Мама умерла несколько месяцев тому назад, а папа еще раньше. Я медсестра, поэтому ухаживала за мамой дома, пока… пока ей не стало совсем плохо… последние несколько недель она провела в больнице. - На лицо девушки словно нажала тень. - Как бы то ни было, после того как… короче, потом я почувствовала себя настолько разбитой, что доктор посоветовал мне хорошенько отдохнуть, прежде чем снова браться за работу. Вот я и решила написать дедушке, спросить, как он посмотрит на то, что я ненадолго приду погостить у него. Кстати, его зовут Грэхем Хильярд. Может, слышал?
        - А как же! Даже книги его читал. Известный путешественник и исследователь в прошлом. Если не ошибаюсь, его недавно показывали по телевизору. Насколько я помню, он рассказывал, что работает над книгой об обычаях и верованиях диких племен, или что-то в этом духе.
        - Правда? Жаль, я не видела эту передачу! Может, тебе покажется странным, но я не виделась с ним целую вечность. Последний раз это случилось… когда же? Да, мне было лет семь-восемь, не больше.
        - Надеюсь, я не покажусь тебе слишком бестактным, - осторожно произнес Дейв после минутной паузы, - но все же, почему так давно? Ведь не мог же он все это время провести за границей.
        - Дело не в этом. Видишь ли, он не ладил с моим отцом. Мама была его единственным ребенком, любимой дочуркой, и он так и не сумел простить ее за то, что она вышла замуж против его воли. Мама старалась, как могла, сгладить конфликт - в то время дед жил в Лондоне, - именно тогда я с ним и встретилась. К несчастью, все мамины усилия пропали даром.
        По голосу и тоскливому взгляду спутницы Дейв понял, что для нее это до сих пор больная тема.
        - Не похоже, чтобы тебя ждало особое веселье! А что бабушка?
        - Она умерла много-много лет тому назад, задолго до того, как я впервые увиделась с дедом. Вот еще одна причина, по которой все пошло наперекосяк. Дедушка упорствовал, что именно брак матери разбил сердце его любимой жены. Но мне почему-то кажется, что дело в другом. Скорее всего, бабушка просто была одинокой несчастной женщиной, ведь муж постоянно пропадал за границей.
        - Ну, будем надеяться, что теперь все пойдет на лад. Кстати, где живет твой дедушка?
        - В Лоскенне, поместье «Клифф-Энд»[«Тупик у обрыва» (англ.).] . Весьма подходящее название, потому что, по словам деда, дом стоит прямо на утесе, над берегом моря.
        - Если повезет с погодой, местечко будет супер! Только не говори, что твой старик живет там в полном одиночестве.
        - Конечно, нет! У него экономка. Что ты на меня уставился? Жалеешь бедную девочку? - состроила ехидную рожицу Лесли. - Там и море рядом, и по округе можно побродить, да и с дедушкой нам есть о чем поболтать. Боюсь только, не узнаю его. Совсем не помню, как он выглядит. Так, смутный образ высокого мужчины с бородой, и все.
        - Уж не говоря о том, что за эти годы он наверняка сильно изменился. - Дейв вытащил из барсетки карту и расстелил ее на столике. - Так, давай поглядим. Вот Пеннор-Сэндз, а где Лоскенна? Да, далековато! Но все равно, я оставлю адрес Гордонов, и если тебе удастся вырваться на выходные или хотя бы на день, я уверен, они будут очень рады. Про себя я вообще молчу!
        - Как мило с твоей стороны! - от всей души поблагодарила Лесли, убирая в сумочку конверт с адресом. - Но я ничего не обещаю.
        - Только не подумай, будто я пытаюсь надавить, - покраснел Дейв. - Если хочешь, сперва напиши миссис Гордон и лично удостоверься, что она совсем не против.
        - Спасибо! Но я ни о чем таком и не думала, - с улыбкой заверила его Лесли.
        От этого предложения Лесли и в самом деле воспряла духом. Из-за длительной болезни миссис Мейсон девушка почти не общалась со сверстниками. У нее абсолютно не было времени обзавестись друзьями, и после смерти матери ей стало очень одиноко.
        - Кроме того, как знать, может, тебе потребуется защита, - подмигнул Дейв. - Вдруг дедушкина экономка не одобрит твоего появления в доме и вздумает подмешать тебе в суп яду? В детективах такое сплошь и рядом случается, знаешь ли. И если нечто подобное произойдет с тобой, тебе несомненно понадобится надежное мужское плечо!
        Последние слова Дейв произнес уже в коридоре, и Лесли рассмеялась, оглянувшись:
        - Боюсь, в этом случае я уже вряд ли успею послать сигнал SOS. Откуда же я узнаю, что следующая порция сведет меня в могилу? Но я обязательно дам тебе знать, нужна мне защита или нет.
        - Договорились! - Он дотронулся до ее плеча. - Раз в твоем купе такая давка, почему бы тебе не присоединиться ко мне? Хотя бы на время, до Экстера. Там придется делать пересадку. Большинство моих попутчиков сошли на предыдущей остановке, так что места хватит. Заодно и поболтаем.
        - Да, с удовольствием!
        Идея провести остаток пути в компании Дейва, вне всякого сомнения, казалась более привлекательной, чем возвращение к сумасшедшим семейкам с их бесноватыми отпрысками.
        Единственный пассажир в купе Дейва не проявил к ним никакого интереса - лишь мельком глянул на парочку пытливыми голубыми глазами и вновь углубился в чтение. Лесли только и заметила, что у него каштановые, с рыжим отливом волосы, мужественные черты лица.
        Время пролетело незаметно, и когда пришла пора расставаться, девушка загрустила.
        - Прощай, Лесли. Или я все же могу сказать тебе «до свидания»?
        Она высунулась из окошка, и молодой человек на мгновение крепко сжал ее ладонь.
        - Береги себя, - добавил он, - и не забывай, что тебе есть кому послать сигнал SOS.
        - Не забуду! До свидания, Дейв!
        Лесли со вздохом отошла от окна. И тут взгляд ее упал на открытую книжку, мирно лежащую на том самом месте, где недавно сидел Дейв. О боже, наверное, это он забыл роман! Лесли схватила книгу, бросилась к выходу и рывком открыла вагонную дверь. И в это самое время поезд тронулся.
        Девушку тряхнуло так, что она потеряла равновесие и неминуемо вывалилась бы из вагона, если бы рыжеволосый незнакомец не поймал ее за руку. Он втащил Лесли назад и грубо толкнул на сиденье. Потом захлопнул дверь купе и одарил ее таким взглядом, что девушка почувствовала себя глупой крошкой.
        - Вот дурочка! - накинулся на нее мужчина. - Ты же могла погибнуть! Еще и книгу мою украла!
        - Мне… мне очень жаль! - Она протянула ему роман и потерла запястье. Боль начала разливаться по руке. Да, у незнакомца железная хватка. - Я подумала, что ее Дейв забыл.
        - Так уж получилось, что это я одолжил ее парню. Но, судя по всему, он предпочел болтовню с тобой. - Мужчина ясно дал понять, что разговор закончен, вытащил из кармана трубку и с иронической улыбочкой принялся набивать ее.
        Донельзя раздосадованная и собственной глупостью, и саркастическими замечаниями пассажира, Лесли резко заметила:
        - Видно, вам плевать, что своим благородным поступком вы чуть не выдернули мне руку. И, между прочим, могли бы поинтересоваться, не буду ли я против вашей трубки.
        Мужчина уже не скрывал веселья.
        - Твой друг - если не ошибаюсь, его зовут Дейв, - так вот он дымил как паровоз. Правда, у него была сигарета. Может, у тебя специфическая аллергия на трубочный табак? Если так, то предлагаю поискать другое купе. Может, ты не заметила табличку, но здесь отделение для курящих, - кивнул он в сторону надписи.
        Демонстративно проигнорировав его замечание, Лесли поднялась и медленно выплыла в коридор. И только тогда до нее дошло, что сумочка осталась в купе. Она резко развернулась и… наткнулась на того самого мужчину, от которого только что сбежала.
        - Не думаю, что ты оставила это мне на память?
        Девушка в удивлении приподняла брови и вздернула носик, изо всех сил стараясь скрыть досаду на себя за свои глупые выходки, а заодно показать полное пренебрежение к его язвительным замечаниям.
        - Конечно, нет! Премного благодарна!
        С облегчением обнаружив, что ее прежнее пристанище опустело, Лесли поудобнее устроилась на своем месте, вытащила из сумочки расческу и пудреницу и стала приводить себя в порядок. На запястье наверняка появится огромный синяк, сморщилась девушка, нежно растирая руку. Мысль о том, что она даже не поблагодарила незнакомца, фактически спасшего ей жизнь, тоже не радовала.
        - Ну не возвращаться же теперь назад, чтобы извиниться перед ним и рассыпаться в благодарностях! - вырвалось у нее. - Кроме того, какая разница? Слава богу, мы больше не встретимся!
        И девушка выкинула из головы образ рыжеволосого незнакомца, обратившись к более привлекательной для нее мысли о приглашении Дейва, потом прикрыла глаза. Постепенно сон сморил ее. Лесли показалось, что она проспала всего пару минут, когда поезд резко остановился. Девушка мгновенно пришла в себя. Выглянув в окно, она увидела вывеску «Реверн» - ближайшая к Лоскенне станция, как написал дедушка. От Реверна до «Клифф-Энда» Лесли предстояло добираться на такси.
        Лесли впопыхах стащила с полки свои чемоданы, быстренько влезла в легкое пальтишко и выпорхнула на платформу. Смеркалось, сгущался туман. Глотнув холодного влажного воздуха, она вздрогнула.
        - Не могли бы вы вызвать для меня такси? - обратилась Лесли к престарелому носильщику. - И если вы будете столь любезны взять мои чемоданы…
        Но старик только помотал головой:
        - Надо было шустрее прыгать с поезда, милая моя. Тут всего одно такси, и оно уже занято. Хотя, если ты едешь в «Трелани-Армз», можешь попросить того джентльмена подбросить тебя.
        Лесли нахмурилась. Должно быть, он имеет в виду рыжеволосого незнакомца! Надо же, какая неудача!
        - Мне надо в Лоскенну. В «Клифф-Энд». Может, туда есть автобус?
        - Только не в такую поздноту, мисс. Придется тебе поторчать здесь, пока Джим Тремайн не вернется.
        Озябшей и уставшей Лесли показалось, что прошла целая вечность, пока наконец она вместе со своими пожитками очутилась в доисторической колымаге. Дорога в Лоскенну пролегала по крутым склонам и заняла добрых полчаса. Было уже слишком темно, чтобы насладиться видом из окна.
        Водитель притормозил на повороте и проехал между двух внушительных гранитных столбов, обозначающих ворота. Лесли нетерпеливо потянулась вперед и стала жадно высматривать встречающих. Но вокруг не было ни души. И только белые клочья тумана извивались вокруг темных кустов. Оставалось надеяться, что в самом доме ее ждет более теплый прием.
        Поскольку шофер даже не шевельнулся, чтобы помочь, девушке пришлось самой выбираться из машины и затаскивать чемоданы на просторное крыльцо. Таксист взял плату за проезд, пожелал Лесли спокойной ночи и укатил прочь. Ей подумалось, что звук мотора должен был привлечь внимание домашних. Но что-то никто не торопился открывать дверь.
        После бесплодных поисков дверного молоточка Лесли в конце концов наткнулась на старомодную веревку для колокольчика и принялась неистово терзать ее. Колокольчик печально тренькнул, звук его замер в тишине. Никто так и не появился, и Лесли решилась толкнуть дверь. И не без успеха.
        Холл освещался тусклой масляной лампой. Откуда-то из тени выплыла женская фигура и молча направилась прямо к гостье. Обутые в тапки ноги бесшумно ступали по устланному плиткой полу. Лесли мысленно не раз пыталась представить себе экономку дедушки. Ей казалось, что это должна быть веселая розовощекая селянка, которая сразу по-дружески заключит ее в свои объятия. Но… на поверку вышло, что образ этот совершенно не соответствует действительности.
        Женщина, идущая к ней, была необыкновенно высокой и толстой. Седые волосы заплетены в массивные косы и уложены вокруг головы. На тяжелом бесцветном лице красовались маленькие, ничего не выражающие серые глазки, они казались выгоревшими на фоне болезненно-желтоватой кожи.
        - Добрый вечер, - резким тоном поприветствовала ее девушка. - Я Лесли Мейсон, внучка мистера Хильярда. Он ждет меня.
        - Входите, мисс Мейсон. Я экономка, миссис Скруттон.
        Лесли пришло на ум, что голос полностью соответствует внешности женщины - глубокий, медленный, лишенный всяческих эмоций.
        - Оставьте пока свои чемоданы здесь. Мистер Хильярд в библиотеке. Вон та дверь налево.
        Лесли бросила свои пожитки и двинулась в указанном направлении, но, сделав несколько шагов, остановилась как вкопанная, с отвращением разглядывая гротескные маски на стенах. В неясном свете масляной лампы казалось, что они скалятся на гостью с необъяснимым ликованием.

«Спасибо, хоть эти рады видеть меня, - подумала девушка со свойственным ей юмором. - Наверное, дедушкины сувениры, привезенные им из заморских путешествий».
        Однако в библиотеке с высокими окнами, занавешенными красными шторами, ее ждал совсем другой прием. В необъятных размеров камине весело потрескивали дрова, стол ломился от яств.
        Грэхем Хильярд сразу отложил книгу и поднялся навстречу внучке. Он оказался высоким сухощавым мужчиной. Седеющие волосы сохранили былую пышность, загорелое скуластое лицо украшала шикарная, ухоженная борода. В темных глазах читалось неподдельное обожание и радость. Старик взял Лесли за руку и потянул поближе к огню.
        - Да, маленькая девочка сильно подросла с нашей последней встречи! - Он отстранил ее от себя, внимательно осмотрел с ног до головы, потом заключил в объятия и поцеловал в щеку. - Ну-ка. Ну-ка! Сколько мы не виделись? Должно быть, лет пятнадцать, не меньше! Да, давненько это было! - Он ласково взял девушку за подбородок. - У тебя аквамариновые глаза, прямо как у матери. - Потом добавил уже совсем другим тоном: - Ну, как добралась? Нормально? Жаль, что опустился туман, но дома у нас тепло, и не сомневаюсь, что вкусная еда быстро улучшит твое настроение. Анна!
        Экономка выросла словно из-под земли, как будто все время ждала за дверью.
        - Проводи мисс Мейсон наверх и покажи ей ее комнату, а потом мы поужинаем. Только не задерживайся, Лесли, оставь все дела на потом.
        Широкая лестница заканчивалась галереей, тянущейся по всему второму этажу. Спальня, куда привела ее миссис Скруттон, прихватив для освещения лампу из холла, оказалась довольно милой. Единственное, к чему здесь подходило определение
«старомодный», - необъятная кровать под балдахином. За решеткой небольшого камина тлели поленья, шторы были задернуты. Кроме свечей в резных деревянных подсвечниках, других осветительных приборов девушка не заметила. Решив, что настало время выразить свои чувства, Лесли проворковала:
        - Какая огромная комната! Мне всегда казалось, что свечи создают такую… такую уютную атмосферу.
        Миссис Скруттон не стала утруждать себя положительными рецензиями, просто сухо бросила:
        - Ванная там, мисс Мейсон. Надеюсь, вы не заставите моего хозяина ждать. Он и так уже запаздывает с ужином.
        Чувствуя себя глупым ребенком, которого строгая гувернантка только что поставила на место, Лесли торопливо умылась и привела себя в порядок. Сперва она никак не могла взять в толк, что же там такое шумит за окном, но вскоре сообразила, что это всего лишь бесконечный рокот морских волн, без устали накатывающих на скалистый берег.
        Еда оказалась отменной, и после довольно утомительного путешествия Лесли рьяно взялась за дело. По мере того как продуктов заметно поубавилось, Хильярд завел с гостьей непринужденную беседу.
        - Ты наверняка думаешь, что попала в кошмарное захолустье, - с улыбкой заметил он. - Надеюсь, что при свете дня твое мнение о доме и его округе изменится. В столь поздний час все старые здания и вправду выглядят мрачновато, а тут еще, как назло, туман с моря! Хочется думать, что, увидев «Клифф-Энд» при ярком солнце и хорошей погоде, и ты отнесешься к нему более благосклонно.
        Когда они, завершая ужин, взяли по чашечке кофе и уселись у камина, Лесли поняла, что не в состоянии разлепить глаза. Через час ей все же пришлось признаться, что она вот-вот рухнет без чувств, если не ляжет в кровать.
        - Конечно! - Дедушка тут же поднялся. - Мы еще успеем наговориться, моя милая. От всей души надеюсь, что ты будешь счастлива здесь.
        Тоскливые нотки в его голосе пробудили в Лесли нежные чувства к старику. Было ясно, что он ужасно сожалеет о разрыве с дочерью и старается загладить вину. Подчинившись внезапному порыву, Лесли вскочила с кресла, обняла деда и поцеловала его.
        - Не сомневаюсь, что так оно и будет! Так здорово знать, что ты не одна в этом мире, что у тебя кто-то есть.
        - Ладно, ладно! - нежно потрепал он ее по плечу. - Ну а теперь беги и выспись как следует. А я проведу несколько минут наедине со своим дневником. Перед сном я всегда подробно записываю все события дня. Это моя давняя экспедиционная привычка. Завтрак в девять, хотя я встаю спозаранку - люблю, грешным делом, прогуляться утречком по саду, если, конечно, погода позволяет. Обычно туманная ночь предвещает ясный жаркий день.
        Лесли вышла из столовой, когда большие часы у подножия лестницы пробили без четверти десять. Серебряный перезвон колокольцев растаял в тишине большого дома, и неожиданно девушка услышала невнятный шепот, доносящийся из-за двери, где, по мнению Лесли, предположительно находилась кухня. Она узнала глубокий медленный голос миссис Скруттон, но второй, мужской, отчего-то тоже показался ей знакомым. Где она могла его слышать? Лесли постояла немного, пытаясь получше прислушаться, но потом сказала себе, что это не ее дело, и отправилась наверх.
        Девушка уснула, как только голова ее коснулась подушки. Во сне она видела милое лицо Дейва. Только теперь он хитро улыбался и все повторял: «Я же говорил тебе, что она подсыплет тебе отраву в суп!»
        Лесли проснулась, как от толчка. На мгновение ей показалось, что она все еще в поезде. «Вот идиотизм! - фыркнула девушка. - Я просто маленькая дурочка…»
        И вдруг она неожиданно вспомнила, где слышала этот мужской голос. Вот почему он ей знаком! Голос принадлежал тому самому человеку, что гневно прикрикнул на нее: «Вот дурочка!» Но как ее рыжеволосый попутчик, который, по словам старого носильщика, отправился в местную гостиницу, оказался в «Клифф-Энде» и что у него общего с экономкой дедушки?
        Может, она и не вдова вовсе, а он - давно потерянный муж, вернувшийся из Австралии или еще откуда, всплыло в сонном воображении Лесли. Она взбила подушки, перевернулась на другой бок и вскоре снова мирно посапывала.

        Глава 2

        Утро выдалось на редкость чистое и светлое. Лесли немного полежала в постели, соображая, где находится. Затем сонным взглядом отправилась в медленное путешествие по комнате. Сознание постепенно вернулось к ней, и девушка резко села, припоминая события прошедшего дня.
        Маленькие часики на прикроватном столике показывали начало восьмого. В доме стояла мертвая тишина. Ее блуждающий взгляд добрался до окна, и из груди девушки невольно вырвался возглас восхищения. Шторы Лесли раздвинула еще вчера, перед тем, как лечь спать, и теперь ее словно ветром сдуло с кровати. Она босиком добежала до окошка и высунулась наружу, наслаждаясь чудесным видом.
        Прямо перед ней уютно устроился освещенный ярким солнцем сад. Изумрудные лужайки и цветочные клумбы окружал низенький забор с зеленой деревянной калиткой, в дальнем углу расположился огород. Его границы отмечала высокая стена, тянущаяся вдоль луга до самого обрыва. А дальше - бесконечный простор зеленоватого моря, покрытого белыми бурунчиками. В синем безоблачном небе с криками носились чайки. Утро оказалось настолько свежим и ярким, что вчерашнее впечатление о «Клифф-Энде» как о месте довольно угрюмом и мрачном тут же забылось.
        В дверь постучали. Девушка нехотя оторвалась от окна и обернулась. В комнату вплыла экономка с маленьким подносом в руках, на котором красовалась чашка чаю и несколько печений. На вопрос Лесли о том, встал ли дедушка и отправился ли он на прогулку, миссис Скруттон отреагировала сдержанным кивком.
        Лесли оделась и решила поискать деда. В саду его не оказалось, и девушка открыла калитку, ведущую к обрыву. Тут она и нашла его, созерцающего огромную плоскую, побитую непогодой и временем гранитную плиту, очень смахивающую на грубо вытесанный стол на четырех довольно массивных ножках. Обутая в сандалии, она мягко ступала по траве, и старик вздрогнул от неожиданности, услышав ее веселый голосок:
        - Доброе утро! Какая здесь красотища!
        - Похоже, ты неплохо выспалась, - улыбнулся он. - Надеюсь, чувствуешь себя намного лучше?
        - О да! Спасибо! А ты был прав, когда говорил, что туман предвещает хорошую погоду. Вид отсюда - просто класс!
        - Дальше - еще лучше, - взял он ее под руку. - Пойдем покажу.
        Лесли сделала несколько шагов и замерла на месте, не в силах двинуться дальше. Лужок неожиданно кончился, кусочек дерна обвалился прямо у нее из-под ног и полетел в шумящее, далеко внизу море. Но дедушка только покачал головой:
        - Не стоит бояться, если только на большой высоте у тебя не кружится голова. Ты только взгляни на это море! Гомеровский эпитет «темное, будто вино» совершенно не подходит для волн Корнуолла. Я бы назвал их изумрудно-нефритовыми.
        - Море и в самом деле великолепное, но я все-таки боюсь свалиться вниз. - Лесли не могла отвести завороженного взгляда от крутого обрыва и его мраморных стен, карабкающихся вверх, словно колоссальные бастионы древней крепости, о которую далеко внизу бьются пенные волны, вздымая вверх мириады брызг. - Если этот участок утеса твоя собственность, почему ты не обнесешь его забором или стеной?
        - Что за еретические речи! - Хотя говорил Хильярд легко и непринужденно, в голосе его проскальзывали нотки нетерпения. - И то и другое лишит нас прекрасного вида. Да и кто тут бывает, кроме меня и моих гостей? Доступ сюда только из сада. Слава богу, праздношатающихся у нас не водится. Но если кому-то все же взбредет в голову нарушить границы моей собственности и он свернет себе шею, - что ж, поделом! Пусть пеняет на себя! Конечно, может возникнуть искушение прийти сюда ночью, но только дурак или умалишенный поддастся этому. А теперь пошли я покажу тебе тропинку на мой пляж.
        Лесли двинулась следом к узкой извилистой тропинке из высеченных в скале ступенек. Через железные ворота в самом низу просматривался безупречно желтый песок, темные скалы и чистое зеленое море. Хильярд с улыбкой обернулся к внучке:
        - Ну, вот мы и пришли! Когда захочешь искупаться, спускайся сюда. А теперь давай вернемся, поглядим, готов ли наш завтрак. Надеюсь, ты не относишься к тем девицам, что воротят нос от бекона с яичницей, предпочитая начинать день со стакана апельсинового сока и малюсенькой чашечки кофе? Я смотрю, тебя надо немного подкормить, а то совсем растаешь.
        - Да уж, про диеты я никогда и не думала! Уверена, что чудный местный воздух пойдет на пользу моему аппетиту, - тараторила Лесли по пути к дому. - Как насчет книги, которую ты пишешь? Знаешь, я умею печатать, правда непрофессионально.
        - Спасибо за предложение, милая, но в этом нет нужды. Мне в любом случае не хотелось бы запирать тебя дома в компании с печатной машинкой. Пять раз в неделю по утрам ко мне приезжает девушка из Лоскенны, Мона Чаллен, она и выполняет эту работу. Боюсь, бедняжке немного скучно, поскольку речь идет в основном о ритуалах племен, которые мне посчастливилось наблюдать в дальних странах.
        - Чем же тогда мне заняться? Не хочу бездельничать с утра до вечера!
        - Это же твой отпуск, Лесли. Отдыхай, наслаждайся жизнью. А если у тебя есть склонность к садоводству и огородничеству, ты всегда сумеешь найти себе занятие. Тремеррен, наш садовник, постарел и уже не тот, что раньше, - не успевает приглядывать за всем хозяйством. Но пока стоит хорошая погода, советую выжать из нее все возможное. Купайся, загорай, гуляй…
        - Мне бы, конечно, хотелось немного повалять дурака, но гулять одной… ну, скажем так, не очень весело, особенно в незнакомой местности, где недолго и заблудиться. Вот если бы ты составил мне компанию…
        - Там увидим. Боюсь, я стал слишком ленив для таких занятий. Знаешь, - продолжил он, посерьезнев, - с тех пор, как я здесь поселился, у меня было время подумать о прошлом… и теперь я понимаю, что не имел никакого права навязывать твоей матери свою волю. Это моя вечная боль. Страшнее всего то, что исправить уже ничего нельзя. Мы прожили свои жизни чужими людьми, и в этом только моя вина, и ничья больше.
        Грусть и тоска в голосе деда тронули нежное, отзывчивое сердечко Лесли.
        - Теперь я с тобой, дедушка, и останусь здесь столько, сколько ты пожелаешь. Если, конечно, это хоть немного утешит тебя.
        - Хочешь сказать, ты не против поселиться здесь? - сразу оживился Хильярд. - А я-то боялся, что через недельку-другую ты сбежишь в Лондон. Место у нас, конечно, уединенное, но если ты останешься, это будет просто чудесно!
        Лесли напугал чрезмерный энтузиазм деда, но девушка постаралась не подать виду. Она-то просто хотела намекнуть старику, что не против провести здесь лето, и ей в голову не приходило, что он решит, будто внучка хочет остаться с ним навсегда. Но с другой стороны, и разочаровывать пожилого человека ей тоже не хотелось.
        - Поглядим, сумеем ли мы с тобой поладить, - уклончиво ответила Лесли. - Кто знает? Может, через несколько недель ты только и будешь думать о том, как бы тебе избавиться от моего общества! Кстати, я не могу и дальше называть тебя «дедушка». Это длинно и неудобно!
        - И не только! Когда ты называешь меня так, я кажусь себе древним-предревним, патриархом каким-то. Что, если нам сократить его до «деда» или «дедуля»?
        - Да, так мне больше нравится, деда. На том и остановимся.
        За завтраком Лесли заметила, что старик очень мало ест. Отдав должное поджаристому бекону и румяной колбаске, Лесли поинтересовалась, заталкивая в рот очередной кусочек тоста:
        - Надеюсь, тебе не противно смотреть, как я обжираюсь?
        - Я как раз подумал, что здорово сидеть за одним столом с молодой очаровательной леди, - с обожанием поглядел он на внучку. - Так приятно поболтать немного после всех этих бесконечных трапез в полном одиночестве.
        - Я думала, что экономка ухаживает за тобой, даже если предпочитает есть на кухне. Она уроженка Корнуолла?
        - Нет, Анна родом из Суффолка. Она вдова человека, с которым я много путешествовал. Конечно, Скруттона идеальным компаньоном не назовешь, но зато он всегда идеально приглядывал за багажом, умел из-под земли достать транспорт и все такое.
        - Ты сказал, она вдова? Что же с ним произошло?
        Этот вполне невинный вопрос вызвал весьма необычную реакцию Хильярда.
        - А, подцепил в Африке какую-то заразу и умер в местном госпитале, - набычился он. - Там кофе еще остался?
        Почувствовав, что тема неприятна деду, Лесли отстала с расспросами. После завтрака они направились в библиотеку, из которой имелся выход в оранжерею, а оттуда, в свою очередь, можно было пройти прямо в сад. У окна Лесли увидела письменный стол и на нем накрытую чехлом печатную машинку и стопку бумаг.
        - А, тут и работает твоя машинистка? В котором часу она приходит?
        - В десять. Приезжает из Лоскенны на велосипеде. - Дед обвел рукой, показывая стеллажи с книгами. - Если погода испортится, ты всегда найдешь здесь что почитать, хотя я не уверен, совпадают ли наши вкусы.
        Лесли пробежала взглядом по рядам книг. Большинство из них посвящены путешествиям, а эта тема, откровенно говоря, не слишком интересовала девушку. Но когда она добралась до третьей полки, у нее невольно вырвался восхищенный возглас и заблестели глаза:
        - О, поэзия! И авторы мои любимые! Могу я брать их, когда захочу, не спрашивая каждый раз твоего разрешения?
        - О чем речь? Конечно, можешь! Боюсь, поэзия - не моя стихия. Это книги твоей бабушки. После ее смерти вряд ли кто-то заглядывал в них.
        - Ладно, я пойду, а то еще не все вещи распаковала. Потом схожу поплаваю. Хотя, с другой стороны, наверное, мой завтрак еще не успеет перевариться.
        - Почему бы тебе в таком случае не взглянуть на сад? Надеюсь, ты извинишь меня? Надо подготовить кое-что к приходу мисс Чаллен.
        Лесли поднялась наверх, оставив деда трудиться. Она быстренько разложила по местам нехитрые пожитки, а потом решила написать заведующей городским общежитием медсестер, где у нее была комната, и попросить прислать оставшуюся одежду и немногочисленные украшения. Дело в том, что после смерти миссис Мейсон Лесли продала дом вместе с обстановкой. Девушка не в силах была справиться с одолевавшей ее грустью в стенах, где они с матерью провели столько счастливых дней. Она предпочла снимать квартиру.
        В саду обнаружилось столько укромных местечек, столько восхитительных уголков, что полчаса пролетели как один миг. Не успели часы в холле пробить десять, как Лесли услышала звук приближающегося велосипеда и, оглянувшись, увидела мисс Чаллен. Неизвестно почему, она представляла машинистку строгой барышней в очках, такой ужасно нудной простушкой с прямыми, собранными в пучок волосами. Но девушка на велосипеде оказалась приятной противоположностью.
        Черные кудрявые волосы секретарши были коротко пострижены, глаза карие, мягкие, как бархат, полные губки алели, словно розы. Красная кофточка и легкая серая юбочка идеально подчеркивали безупречность фигурки.
        Мона Чаллен не заметила Лесли и вошла в дом, не утруждаясь дерганьем за веревочку звонка. Через несколько мгновений она мелькнула в окне библиотеки, и Лесли увидела, как ее темная головка трудолюбиво склонилась над пишущей машинкой.
        Лесли спустилась вниз на пляж. Начался отлив, и море на время уступило девушке мокрую, сверкающую полоску песка. Вокруг не было ни души, только чайки составляли ей компанию. Чувствуя себя словно растворившейся в кристально чистой изумрудной воде, Лесли поняла, что невозможно желать большего. Она доплыла до буйков и повернула обратно, лениво перевернулась на спину и подставила лицо ласковым солнечным лучам.
        Через полчаса попеременного купания и солнечных ванн на влажном песке Лесли решила пройтись по берегу, по пути останавливаясь, чтобы осмотреть небольшие пещерки. Одна из них просто очаровала девушку. Пол в гроте был устлан крохотными розовыми ракушками, и вид из него открывался изумительный. Идеальное место для пикника, подумалось девушке. Можно сесть у самого входа - тогда и от ветра спрячешься, и на солнышке окажешься, и морем полюбуешься…
        Настроение Лесли резко переменилось. Какой смысл мечтать о пикниках, если никто не сможет составить ей компанию? Она и представить себе не могла, чтобы дед поддался на такую авантюру и захотел поесть на открытом воздухе, а из Анны и вовсе спутник никудышный. Всего несколько минут назад девушку радовала мысль о том, что вся эта красота находится в полном ее распоряжении. Но теперь она осознала, что уединение означает еще и одиночество.
        Вот если бы Дейв остановился в Лоскенне или хотя бы где-нибудь поблизости! Они бы нашли чем занять время и как развлечься! Лесли решила рассказать о нем дедушке и выяснить, как он отнесется к ее поездке в Пеннор-Сэндз. Может, тогда она пригласит Дейва с ответным визитом.
        Взбираясь вверх по тропинке, Лесли почувствовала небольшой голод и приятную усталость, чего не испытывала со времени болезни матери. Каждая ее клеточка дышала радостью и здоровьем. Она стянула с головы купальную шапочку, и ее блестящие волосы рассыпались по плечам мягкими спутанными волнами. Море и солнце сделали свое дело, и ее лицо, шею и плечи уже тронул розовато-бронзовый загар, а глаза на этом фоне казались невероятно яркими - утонуть можно в необычайной синеве.
        Парадная дверь стояла нараспашку, Лесли вбежала в холл, весело выкрикивая: «Деда, ты где?» Через приоткрытую дверь в столовую Лесли заметила, что он там, и понеслась к нему.
        Но на пороге девушка замерла от смущения. Завидев ее, Хильярд встал с кресла, но Лесли и предположить не могла, что он не один. Гость, человек высокий и стройный, стоял у очага, одной рукой опираясь на каминную полку. Он обернулся на звук ее голоса, и в его голубых глазах заплясали бесенята. Мужчина явно узнал девушку.
        Несколько мгновений Лесли стояла на пороге, не в силах сдвинуться с места или отвести от гостя взгляд, лишь поплотнее закутывалась в купальный халат. И тут ее, словно молния, озарила мысль! Господи, как же она выглядит со стороны: спутанные волосы, красное от солнца лицо, босые ноги в стоптанных тапках… Она уже было повернулась, чтобы поскорее удрать, но дед остановил ее словами:
        - Ты прямо как пугливая морская нимфа, моя дорогая! Не спеши, давай я тебя представлю Марку Дюрану. Это моя внучка, Лесли Мейсон. Она приехала пожить со мной и, как видишь, не теряет времени даром. Сразу полетела купаться. Лесли, мистер Дюран пообедает с нами. Сходи, пожалуйста, предупреди Анну.
        Благодаря Бога за возможность сбежать, Лесли коротко ответила на поклон Марка, пробормотала извинения и удалилась. Девушка поспешила по коридору на кухню, расстроенная. У нее даже и мысли не возникло занервничать, приближаясь к владениям строгой экономки.
        Однако там никого не оказалось, хотя приготовления к обеду шли полным ходом. На допотопной плите бурлила парочка кастрюль, выскобленный добела стол был заставлен различными мисочками и тарелочками, по кухне витали божественные ароматы. На старом кресле возле плиты свернулся клубком невероятных размеров черный котище. Лесли, любительница зверушек, сразу поспешила к животному, намереваясь погладить:
        - Привет, киска! Где твоя хозяйка? Девушка резко обернулась, заметив тучную фигуру экономки, бесшумно возникшей на пороге. Видно, услышав голос Лесли, женщина поспешила выйти из кладовки. Котик, который секунду назад, казалось, спал мертвым сном, тут же воспользовался тем, что Лесли отвлеклась. Он молниеносно вскочил, выпустил когти, схватил девушку за запястье своими мощными лапами и вонзил в ее руку острые зубки.
        - Ой! - вскрикнула Лесли, не ожидавшая подобной атаки. - Злобное создание!
        С трудом высвободившись из цепких коготков, Лесли отступила с поля боя, достала из кармана купального халата носовой платочек и приложила к руке. Рана была хоть и небольшая, но весьма глубокая и сильно кровоточила. Миссис Скруттон не выразила ни сочувствия, ни симпатии. Даже не извинилась за своего кота и помощи не предложила.
        - Если лезешь к чужому животному, готовься к неприятностям, мисс Мейсон. Вы напугали Блэки. Позвольте поинтересоваться, что вам понадобилось на моей кухне?
        - Дедушка велел передать, что наш гость останется на обед. Ваш кот - невоспитанное чудовище!
        - Хозяин ничего не имеет против, но, с другой стороны, он не шляется по кухне. Может, это послужит вам хорошим уроком, и вы последуете его примеру и станете придерживаться своей половины.
        Лесли так и подмывало ответить той же монетой, но она предпочла промолчать.
        Девушка быстро переоделась к обеду. Перспектива вновь предстать перед ироническим взглядом Марка Дюрана не радовала. Волосы ее все еще не высохли, завивались глупыми кудряшками и никак не желали слушаться хозяйку, несмотря на все ее титанические усилия и ухищрения с расческой и щеткой. В итоге Лесли сдалась, пожала плечами и сказала себе, что ей совершенно наплевать на то, как она выглядит. Повязывая пояс на розовом платье, девушка подумала: интересно, как отреагирует гость, скажи она ему, что знает о его вчерашнем визите?
        Лесли уже подходила к лестнице, когда внизу послышался веселый голосок:
        - До свидания, сэр! До свидания, мистер Дюран!
        На сегодня Мона Чаллен закончила работу и поехала домой. Лесли подождала ее ухода и только тогда спустилась. Но ее как будто что-то подтолкнуло, и она походя заметила:
        - Сегодня утром я гуляла по саду и видела мисс Чаллен. Я ее совсем не такой себе представляла. Милая девушка, вы согласны?
        Хильярд, занятый разделыванием курицы, с улыбкой глянул на внучку:
        - Это почему же моя машинистка не может быть красавицей? Не то чтобы я специально выбирал ее по внешности, она отличный работник, и это главное. А она чрезвычайно редко приходит ко мне за разъяснениями, хотя, боюсь, мои каракули идеальным почерком никак не назовешь.
        - Полагаю, в книге встречаются незнакомые слова, - встрял в разговор Дюран. - Всякие там местные названия и тому подобное. Неужели они не вызывают у нее никаких затруднений?
        - Да пока ничего такого я за ней не замечал, - пожал плечами Хильярд. - Мне необычайно повезло, что в такой маленькой деревеньке, как Лоскенна, нашлась столь компетентная и умная девушка.
        После небольшой паузы Лесли продолжила допрос:
        - Вы видели это сокровище, мистер Дюран? Каково ваше мнение?
        - Ну, сегодня утром мне впервые посчастливилось лицезреть ее, да и то всего несколько минут. Так что пока я не могу вынести окончательного вердикта. Согласен, она весьма миленькая, очаровательная малышка, в остальном нам придется положиться на мнение мистера Хильярда.

        После обеда Хильярд заискивающе глянул на внучку:
        - Лесли, милая, может, прогуляешься немного с нашим гостем, покажешь ему сад? Видите ли, мистер Дюран, после обеда я всегда впадаю в дрему, и так уж сложилось, что немного отдыхаю. Это позволяет мне набраться сил перед вечерней работой.
        - Я ни в коем случае не хочу, чтобы вы ради меня изменяли своей привычке. В любом случае мне не стоит больше задерживаться. Разрешите откланяться, сэр. - Мужчины пожали друг другу руки, и Марк обратился к Лесли: - Но если это не слишком обременит мисс Мейсон, я бы с удовольствием взглянул на ваш садик.
        Девушка со вздохом закусила губу. Отказать она не могла, но сперва не знала, о чем поговорить с гостем. Да еще в голове постоянно крутился один и тот же вопрос:
«Приходили ли вы сюда вчера вечером повидаться с миссис Скруттон?» Но вежливость и простой здравый смысл не позволяли задать его. Девушке вовсе не хотелось попасть впросак, если она и в самом деле ошиблась.
        Поэтому, когда Дюран сам завел разговор, Лесли почувствовала необычайное облегчение.
        - Надеюсь, ты простишь меня за то, что я ничего не сказал мистеру Хильярду о нашей вчерашней встрече? Возможно, следовало бы признаться, что мы уже знакомы, но… ну, видишь ли, во-первых, поначалу я просто-напросто не узнал тебя. Ты выглядела… совсем по-другому.
        - Да, знаю, - вспыхнула Лесли, - вид у меня был еще тот! Я понятия не имела, что у нас гости, иначе не стала бы так бесцеремонно врываться.
        - Ты меня неправильно поняла. Я имел в виду, что ты показалась мне такой счастливой и раскованной, не то что вчера. Я не поверил, что это та самая разъяренная молодая леди из поезда.
        Марк настолько точно подобрал слова, что Лесли просто не смогла скрыть улыбку:
        - Наверное, ты хотел сказать, идиотка, которая пыталась вывалиться из поезда, да еще твою книгу прихватила! Мне следовало поблагодарить тебя, но я была так расстроена. Ты поранил мою руку и заодно задел мою гордыню.
        - Я извиняюсь! Боюсь, у меня просто не было времени решить, как бы поделикатнее втащить тебя обратно! Синяк остался? - И прежде чем Лесли сообразила, что Марк собирается сделать, он взял ее ладошку и увидел на запястье красно-синие отметины. - Бог ты мой! Неужели это моих рук дело?!
        - Нет, конечно же! - отдернула она руку и отступила на шаг. - Это благодарность кота нашей экономки за то, что я хотела почесать его за ухом. Он казался таким мирным, но стоило дотронуться до него, и милое создание превратилось в настоящего дьявола. - И тут же добавила, хитро сощурившись: - Полагаю, ты его никогда не видел?
        Дюран, однако, не выказал ни тени смущения.
        - И не могу сказать, что жажду с ним познакомиться! - покачал он головой. - А если серьезно, мисс Мейсон, рана действительно плохая. Надо бы показаться врачу. Давай-ка я отвезу тебя прямо сейчас в деревню. Как ты на это смотришь?
        Я нанял машину, так что никаких проблем. Поехали! - добавил он, увидев сомнения девушки. - Я привезу тебя назад еще до того, как твой дед проснется.
        Лесли хотела было отказаться, хотя и знала, что в данном случае Марк действительно прав, но потом подумала, что это смахивает на ребячество. Чего дуться, ведь Дюран же извинился!
        - Спасибо. Подобный укус и вправду грозит сепсисом, если его вовремя не обработать.
        Они уселись в машину и тронулись в путь.
        - Может, я покажусь тебе слишком любопытным, - вскоре не выдержал Марк, - но, честно говоря, я никак не могу понять, как такая девушка может надолго запереть себя в столь уединенном месте? Конечно, в яркий солнечный день природа здесь кажется весьма заманчивой, но позднее, когда погода испортится, все становится не таким уж забавным. Ты молода и весьма привлекательна. Просто преступление хоронить себя в таком месте, как Лоскенна, вдали от цивилизации.
        - Очень мило с твоей стороны, что ты так заботишься обо мне. - Лесли немного рассердилась от подобного вторжения в ее личную жизнь. - Дейв - мистер Рамсден - говорил мне то же самое. Очевидно, вы оба считаете меня своего рода простушкой. Но я не настолько глупа, чтобы не понимать, что лето не может длиться вечно. У деда больше никого нет, только я, а он ведь не становится моложе. Я медсестра и смогу позаботиться о нем, если он вдруг заболеет.
        - Мотивы твои и в самом деле похвальны, - в удивлении приподнял бровь Дюран, - но я все же считаю, что ты совершаешь большую ошибку. Его экономка вполне способна приглядеть за стариком не хуже любого другого. Я бы даже сказал, она будет весьма уязвлена, попытайся ты взять на себя ее обязанности. Если я правильно разобрался в положении вещей… - Марк резко замолчал, а Лесли с ехидством уставилась на него.
        - Откуда тебе столько известно? Ты ведь пробыл в «Клифф-Энде» всего ничего, каких-то несколько часов, - бросилась она в атаку, позабыв о всяких приличиях. - Но может, ты сумел разузнать что-нибудь вчера вечером? Ты же беседовал с миссис Скруттон, не так ли?
        Марк невесело ухмыльнулся и пожал плечами:
        - По всему видно, что я нарвался на детектива-любителя. Чтобы удовлетворить твое любопытство, могу сказать: мне надо было обсудить с ней кое-какое дельце. И ее негативное отношение к тебе - одна из причин, по которой тебе не следует надолго задерживаться в этом доме. Таково мое мнение.
        Последние слова совершенно сбили Лесли с толку. Она и сама уже поняла, что экономка не одобряет ее присутствия в доме, но какое это может иметь отношение к Дюрану?
        - Даже если ей что-то и не нравится, она все равно ничего не сможет поделать, - парировала девушка. - Я родственница, а она всего-навсего служанка.
        - Однако этот факт, по ее мнению, не дает тебе никакого права занимать место хозяйки дома. - И прежде чем Лесли смогла возразить, он подрулил к обочине и указал на дом. - Приехали! Если повезет, ты застанешь доктора Ролинсона дома.
        К счастью, Лесли сопутствовала удача - доктор немедленно принял ее. Ролинсон оказался весьма приятным пожилым мужчиной. Он тщательно обследовал рану и наложил антисептическую повязку.
        - Наверняка вы знаете моего дедушку, - сказала она, ожидая, пока доктор выпишет мазь. - Мистера Хильярда из «Клифф-Энда». Я Лесли Мейсон и некоторое время поживу с ним. Так как я медсестра, может, вы сочтете нужным рассказать мне о его здоровье?
        - Я очень рад, что у него остановилась близкая родственница. По-моему, ему просто необходимо больше общения. Вы, наверное, и сами уже заметили, что человек он несколько замкнутый, не контактирует с местным населением, не водит ни с кем дружбу. Да, я знаю, что его экономка - дама весьма положительная, все может, все умеет, но между ними - пропасть. Я имею в виду, интеллектуальная. Для такой молоденькой девушки компания так себе, весьма скучная.
        Лесли уже не впервые слышала это, но она слишком хорошо относилась к деду, чтобы согласиться с доктором.
        - Так что там насчет его здоровья? - вернулась она к своему вопросу. - Дед кажется мне весьма бодрым.
        - Да, физически он абсолютно здоров, в этом плане он никогда не обращался ко мне за помощью. Но примерно месяц назад мистер Хильярд жаловался на ночные кошмары. Я порекомендовал ему легкое снотворное, но, боюсь, он меня не послушал. По какой-то необъяснимой причине у него стойкая антипатия к людям моей профессии.
        - Пожалуй, ему надо больше гулять и работать в саду, - отозвалась Лесли. - Он часами корпит над своей книгой. Может, в этом причина его кошмаров? Наверное, в своих путешествиях дедушка не раз становился свидетелем ужасных сцен, а сейчас перечитывает свои дневники и снова переживает увиденное.
        - Ладно, если будет что-то не так, дайте мне знать, - вздохнул доктор и, когда Лесли уже направилась к выходу, добавил: - Наверное, стоит упомянуть еще одну вещь. У мистера Хильярда развитая фобия смерти, как ее называют. Если не хотите расстраивать его, избегайте бесед на эту тему.
        - Да у меня самой тоже нет никакого желания затевать такие мрачные разговоры! - удивилась Лесли. - Но, наверное, большинство людей боятся смерти.
        - Большинство людей о ней просто не забываются, если только серьезно не заболеют. Как ни странно, старики вообще не беспокоятся об этом. И если слягут от какого-нибудь весьма неприятного недуга, то даже рады смерти как избавлению от физических мук. А когда они здоровы, то благодарят Бога за каждый прожитый день и совершенно не волнуются о будущем. Есть у меня одна пациентка, старушка, которой давно уже перевалило за девяносто. Так вот абсолютно уверен: этот божий одуванчик так хорошо себя чувствует только потому, то никогда не роется в прошлом и всегда строит планы «на следующий год». Но, как медсестра, вы должны понимать разницу между естественным желанием жить как можно дольше и парализующим страхом перед смертью. А в случае мистера Хильярда наблюдается именно второй вариант. От человека его возраста, да еще с таким богатым жизненным опытом, можно было бы ожидать более спокойного отношения к потустороннему миру.
        Размышления доктора Ролинсона дали немалую пищу для размышлений, и Лесли покинула его приемную в довольно подавленном настроении.
        - Ну, как? - поинтересовался Дюран. - Вижу, он перевязал тебе руку. Наверное, ты торопишься вернуться в «Клифф-Энд», а то мы могли бы немного покататься.
        - Если дед проснется, станет переживать, ведь он не знает, куда я делась. Но все равно, спасибо.
        - Может, в другой раз? Уверен, тебе не повредит немного развеяться.
        Лесли возмущенно отвернулась. Ей стало противно, что этот мужчина явно считает ее безмозглой дурочкой, которая скоро соскучится и начнет искать мужского общества.
        - Когда я решу, что настала пора развеяться, я поеду к Дейву в Пеннор-Сэндз.
        - Правда? Надеюсь, поездка тебе понравится. Видать, придется поискать себе компанию в другом месте. Может, очаровательная мисс Чаллен не откажет и прокатится со мной разок-другой. Если, конечно, у нее нет такого же рыцаря в сверкающих доспехах, готового защитить ее от диких зверей. Но мне почему-то кажется, что нет.
        Лесли проигнорировала последнее замечание и на обратном пути все время молчала. Марк Дюран говорил загадками и был совершенно невыносим, уверяла она себя, отказываясь признаться, что уже сожалеет о поспешном отказе от столь заманчивого предложения.

        Глава 3

        - Что-то интересное, милая?
        Лесли оторвалась от письма и кивнула. Девушка вся светилась от счастья. Они с дедом завтракали, когда почтальон принес разнообразные журналы и газеты для мистера Хильярда и письмецо для Лесли. Одного взгляда на штемпель хватило, чтобы понять - от Дейва. Видимо, он решил написать ей в ответ на открытку с сообщением, что она добралась до места. В письме он повторял свое приглашение и интересовался, сможет ли она выделить денек и навестить его и его друзей в Пеннор-Сэндз.
        - Да, дедуля, - ответила Лесли на вопрос Хильярда. - Это от одного молодого человека, которого я встретила в поезде. - Девушка рассказала о предложении Дейва и добавила: - Он оставил мне адрес и фамилию семьи, у кого проводит отпуск.
        - Понятно. Знаешь, если у тебя есть номер их телефона, зачем тратить время на бесконечную переписку? Не проще ли позвонить ему?
        Лесли вняла совету.
        Трубку подняла миссис Гордон. Женщина говорила с таким энтузиазмом, что сразу стало понятно - хозяйка дома целиком и полностью поддерживает эту идею.
        - Да, конечно, Дейв рассказал нам о тебе. И мы надеемся, что ты выкроишь для нас время. Боюсь, я не в курсе насчет транспорта - без машины сюда добраться нелегко, - но ты могла бы навести справки и перезвонить нам. Мы в отпуске, планов особых не строим, так что любой день подойдет. Будем с нетерпением ждать тебя, Лесли.
        - Миссис Гордон была так приветлива со мной! - поделилась она с дедом своей радостью. - Думаю сходить сегодня утром в деревню и разузнать насчет расписания автобусов и поездов.
        - Особо не обольщайся, - предупредил дедушка. - Лоскенна стоит вдали от основных путей, и могут возникнуть определенные трудности.
        Уже на пути к воротам Лесли увидела подъезжающую Мону Чаллен, с которой уже успела на днях перекинуться парой словечек. Лесли подумала, раз Мона живет в деревне, то может знать местное расписание, поэтому остановилась и помахала ей рукой:
        - Привет! Какая сегодня жара, прямо с самого утра печет! Я тебе не завидую, придется полдня провести за закрытыми дверями.
        Мона соскочила с велосипеда и тряхнула темноволосой головкой.
        - Денек и вправду жаркий, но стоит мне начать работать, я обо всем забываю. А в одиннадцать миссис Скруттон приносит мне стакан лимонаду, хотя, судя по выражению ее лица, она предпочла бы угостить меня мышьяком.
        Лесли улыбнулась. Оказывается, не только она находит экономку, мягко говоря, не очень дружелюбной.
        - Знаешь, мне иногда кажется, что она похожа на зомби, - беззаботно лопотала Мона.
        - На что? - вытаращилась на нее Лесли.
        - Извини! - пожала плечами Мона. - Ты ведь не читала книгу мистера Хильярда. К твоему сведению, зомби - это воскрешенный труп. Мерзкая идея, ничего не скажешь, но твой дед слышал про нее во время одного из своих путешествий. Надо как-нибудь спросить, не встречал ли он кого из них.
        - Не пойму, как ты можешь шутить такими вещами?! - Лесли поспешила увести разговор в другую сторону. - Кстати, не могла бы ты мне дать расписание автобусов до Реверна? Я хочу навестить одного друга из Пеннор-Сэндз и думаю, что придется ехать туда на поезде.
        - Я не интересовалась расписанием, - развела руками Мона. - На короткие расстояния я езжу на велосипеде. А если надо куда-нибудь подальше, всегда найдется охотник подбросить меня на машине. - Она задорно подмигнула Лесли. - Почему бы тебе не попробовать уговорить того шикарного мужчину из местной гостиницы, я имею в виду Марка Дюрана? Насколько я поняла, вы уже знакомы. Похоже, ему особо нечем себя занять.
        - Да, мы встречались. Но я не собираюсь просить его об этой услуге, - скривилась Лесли. - Спасибо, пойду на автобусную станцию.
        На пути в деревню девушку терзала мысль: не успела ли Мона съездить с Марком на прогулку? В памяти услужливо всплыли слова об «очаровательной мисс Чаллен».
        Лесли выяснила, что с утра из деревни отправляется автобус, который приходит в Реверн как раз к полуденному поезду до Пеннор-Сэндз. Но вот с обратной дорогой возникли серьезные проблемы. Последний автобус до Лоскенны отходил в четыре, и для Лесли, привыкшей к столичной жизни, это казалось абсурдным. Но как бы то и было, вечером больше никакого транспорта не было, а ехать к Дейву и Гордонам всего на час не имело смысла.
        Расстроенная и разочарованная, ведь она так жаждала поехать, Лесли понуро побрела назад. Что ж, по всей видимости, придется звонить миссис Гордон и сообщать, что визит просто невозможен. Девушка глубоко задумалась и не заметила приближающегося мужчину, пока тот не становился прямо перед ней и не поприветствовал. Лесли вздрогнула и подняла на его глаза. Марк.
        - Ой! Доброе утро! - кисло улыбнулась она, и когда Дюран, не спрашивая на то разрешения, увязался за ней, она почувствовала скорее досаду, чем радость.
        - У тебя проблемы, - констатировал он. - Надеюсь, ничего серьезного? Мистер Хильярд здоров?
        - Здоров! Только вот… Ну, мне хотелось ездить навестить… одного друга, а он далеко живет. Но это невозможно, потому что, если я хочу поспеть на автобус, назад надо возвращаться трехчасовым поездом, а туда я приеду только к обеду. Смешно! Придется выбросить эту идею из головы, - тяжко вздохнула Лесли.
        - Полагаю, это тот самый молодой человек, с кем ты познакомилась в поезде?
        Лесли опустила глаза. Девушку рассердило любопытство Марка, но еще больше - дразнящие нотки в его голосе.
        - Да, я надеялась снова повидать Дейва. Но не вижу ни одной причины, по которой этот факт был бы интересен вам, мистер Дюран!
        - Скажем так… мне всегда радостно наблюдать за нарождающимися романтическими отношениями, - улыбнулся Марк. - Только не надо сворачивать мне шею! - шутливо взмолился он, завидев, что девушка готова броситься на него с кулаками. - Если ты скажешь, в котором часу вернешься в Реверн, я с превеликим удовольствием встречу тебя там и доставлю в «Клифф-Энд».
        Лесли замолчала, не в силах решиться. Какими бы ни были его мотивы, он предложил реальный выход из положения. Но тут она припомнила слова Моны и официальным тоном произнесла:
        - Очень мило с твоей стороны, но мне вовсе не хочется утруждать тебя.
        - Уверяю тебя, никаких проблем! Послушай, ну что ты упираешься? Оставь свою гордыню. Смею напомнить, что ты ничего не имела против беседы с Дейвом, хотя, насколько я понял, познакомились вы только в поезде. Зачем же волноваться из-за того, что тебя подвезет человек, который вхож в дом твоего деда? О, да я тебя насквозь вижу и даже могу прочитать твои мысли! Просто ты не доверяешь мне и тебе противна сама мысль провести в компании со мной целых полчаса!
        Лесли колебалась. Хотя инсинуации Дюрана и задели ее, но в словах Марка присутствовала крупица здравого смысла. Девушка была приятно удивлена и даже польщена - оказывается, в поезде Марк Дюран не ушел с головой в чтение своей книги, а прислушивался к их с Дейвом разговору. А ей-то показалось, что он ничего вокруг не замечает!
        Поскольку Лесли молчала, Марк счел нужным продолжить:
        - Я уже говорил тебе, что взял машину напрокат. Конечно, роскошной ее можно назвать только с большой натяжкой, но зато я гарантирую, что доставлю тебя от Реверна до «Клифф-Энда» в целости и сохранности. И если ты боишься, что по пути я остановлюсь и стану приставать к тебе, можешь смело выкинуть эти мысли из головы.
        - Ни о чем подобном я и не думала! - возмутилась Лесли. Марк явно бросал ей вызов. - И поскольку мне не хочется упускать шанс повидаться в Дейвом, я с благодарностью приму твое предложение.
        Если она и рассчитывала задеть самолюбие Марка своим высказыванием, то просчиталась. Он по-деловому поинтересовался, в какое время прибывает поезд в Реверн.
        - Договорились! Значит, в следующий четверг. Надеюсь, ты хорошо проведешь время и от души повеселишься. Передавай Дейву привет, ладно?
        Девушка даже не улыбнулась в ответ, только коротко попрощалась и поспешила прочь. Никогда в жизни она не встречала человека, хоть отдаленно похожего на Дюрана, поэтому все время попадала с ним впросак и не знала, как реагировать на его высказывания.
        В четверг, как и всегда, погода стояла отменная, и Лесли отправилась в путь в прекрасном расположении духа. Но по мере того, как поезд приближался к месту назначения, ей все больше и больше становилось не по себе. Конечно, миссис Гордон довольно мило побеседовала с ней и одобрила ее поездку, но все же удобно ли вот так навязывать свое общество незнакомым людям? Несмотря на заверения Дейва, червячок сомнения поселился в душе Лесли.
        Дейв ждал ее на платформе, и его теплая радостная улыбка немного подбодрила девушку. По крайней мере, сам он был просто счастлив видеть ее.
        - Как здорово, Лесли! - Дейв без всяких церемоний взял ее под руку, и они пошли вдоль перрона. - Тебя не узнать, ты такая загорелая! Как дела? Надеюсь, твой дед - старикан что надо? Должен заметить, выглядишь ты отменно, так что и слепому понятно: обращались с тобой хорошо.
        - О да, дедуля - просто душка! Я боялась, что ему не захочется отпускать меня на целый день, но он был рад не меньше меня.
        - А экономка? Как она? Или я ошибался на ее счет? - Юноша забрал у Лесли пляжную сумку и помог ей сесть в открытую спортивную машину.
        - Она тоже ничего. - Лесли совсем не хотелось обсуждать Анну. - Это ведь… нет, этот автомобиль никак не может быть твоим, Дейв!
        - Нет, конечно. Я взял его у Росса, сына тех людей, у кого я остановился.
        - Да, кстати, - она с тревогой поглядела на своего друга, - ты уверен, что я не буду в тягость? Все же неудобно вот так взять и заявиться к абсолютно чужим людям.
        - Даже не думай! Это чудесная семья, и они ждут не дождутся встречи с тобой. Чего ты так распереживалась!
        - Ладно, будем надеяться, что ты прав. Расскажи мне про них, Дейв. Пока ты говорил только о Россе и его матери.
        - Ну, конечно же, есть еще глава семейства, отец. Заядлый рыболов, в прошлом году вышел на пенсию и теперь «без ума от лодочек», прямо как персонажи из «Ветра в ивах». Знаешь, Росс обманул мои надежды. Я-то рассчитывал на его компанию, а он увлекся одной девчонкой и теперь повсюду таскается с ней. Не подумай, это не какая-то там деревенская курочка, нет, шикарная девица! У ее предков огромный домина в Пеннор-Сэндз. Есть еще Тэмми. Милый малыш, но уж больно докучливый.
        - Ты сказал «Томми»? Младший брат?
        - Тэмми, - поправил Дейв, - производная от Тэмсин, корнуолльский вариант Томазины. Родители миссис Гордон - выходцы из этой местности.
        Лесли заинтересовалась, что значит «докучливый малыш», но спрашивать не стала. Возможно, это надоедливая кривляка-школьница, решила она сама для себя.
        Дейв продолжал весело болтать, и Лесли расслабилась. Было так приятно хохотать и разговаривать о всякой чепухе с кем-то твоего возраста. Именно теперь девушка поняла, как не хватало ей такого общения в «Клифф-Энде».
        - Я уже все распланировал, - продолжал тем временем Дейв. - Сначала пообедаем с семьей, а потом прогуляемся по побережью, я совсем недавно обнаружил маленькую тихую пещерку. Жаль, что мы не можем взять машину - похоже, Росс именно сегодня вывозит на природу свою любовь. Ну да ладно. Так вот, там мы могли бы искупаться, а миссис Гордон обещала собрать нам с собой кое-что из еды, так что устроим настоящий пикник. Правда, я еще не спросил, во сколько тебе надо возвращаться. Надеюсь, не слишком рано?
        - Поезд отправляется в четверть восьмого, - с облегчением вздохнула Лесли, поняв, что Дейв не собирается приставать к ней с расспросами, как она думает добраться из Реверна в Лоскенну.
        Дом, который Гордоны сняли на время летнего отпуска, носил романтическое название
«Сихосиз» - «Морские коньки» - и располагался на самой кромке огромного песчаного пляжа. Вот почему это тихое местечко пользовалось такой популярностью. Лесли даже вскрикнула от восторга, когда автомобиль взобрался на пригорок, а потом резко покатился вниз по узкой крутой улочке, откуда открывался великолепный вид на лазурное переливающееся море. На волнах качались лодки всех мастей и фасонов, на крошечной пристани сушились рыболовные сети. Веселенькие домики утопали в цветах, а розовые соцветия тамариска придавали картине живости и создавали неповторимый колорит.
        Джесси Гордон вышла им навстречу, едва завидев автомобиль. Высокая, стройная, очень красивая женщина с зачесанными назад волнистыми каштановыми волосами улыбнулась Лесли и протянула ей руку:
        - Я очень рада, что тебе удалось приехать к нам, Лесли, дорогая! Давай сразу отбросим все эти условности типа «мисс Мейсон» и тому подобное. Входи, освежись немного перед обедом. Все уже готово, и я от всей души надеюсь, что муж мой не задержится. А, да вот и он!
        Лесли увидела, как мужчина средних лет, в брюках, закатанных до колен, выбирается из зеленой лодки. Сопровождающая его девушка с уловом в руках легко запрыгнула на низенькую стену, отделявшую пляж от дороги, и весело побежала в их сторону. Уже по пути к дому Лесли услышала, как девчушка что-то радостно кричит Дейву.
        Вероятно, это и есть загадочная Тэмми… но она совершенно не походила на малышку из рассказов Дейва.
        Миссис Гордон проводила Лесли наверх. Когда они поднимались по лестнице, хозяйка улыбнулась гостье, обернувшись:
        - Моя дочь скоро совсем сведет парня с ума. Не дает ему ни минуты покоя. Она, как говорит молодежь, втрескалась в него по уши, и он, бедолага, не знает, как от нее отвязаться. Я искренне надеюсь, что это пройдет.
        Ну, вот мы и пришли - спальня, ванная. Как будешь готова, спускайся вниз. Ты вряд ли заблудишься. Шум в столовой обычно стоит такой, что не промахнешься, даже если захочешь!

«Вот оно что! Вот что, оказывается, имел в виду Дейв, когда говорил, что Тэмми немного докучливая. Если девочка и в самом деле так влюблена, то вряд ли обрадуется моему приезду», - подумала Лесли. Она припомнила, как в четырнадцать лет сходила с ума по молодому привлекательному кюре и чувствовала себя на седьмом небе, когда тот заглядывал к ним на огонек. Но она была не настолько глупа, чтобы выдавать свои чувства, так что о ее тайной страсти никто даже не догадывался. Вне всякого сомнения, Тэмми лишена таких условностей, она даже может с откровенностью, присущей современной молодежи, показать свое неудовольствие визитом незнакомки. По пути в столовую прежняя нервозность вернулась к Лесли.
        Росс очень походил на своего отца - светловолосый, веснушчатый и обескураживающе простой. Девушка узнала, что он изучает медицину в Лондоне. Через мгновение появилась Тэмми с подносом в руках, на котором сгрудились стаканы с ледяными напитками, и Лесли заметила, что взгляд ее сразу обратился на Дейва, рядом с которым на правах гостьи сидела она сама. Трудно было не заметить, что в честь ее приезда нарушили заведенный в доме порядок. Лесли догадалась, что в обычные дни это место занимает Тэмми. Однако девчонка не выказала своего неудовольствия и довольно мило поприветствовала путешественницу.
        Она села напротив Лесли, и по мере того, как обед подходил к концу, гостье пришлось пересмотреть свое мнение о дочери Гордонов. Тэмми вся пошла в мать - необычайно привлекательная девушка! Именно девушка - ей наверняка исполнилось шестнадцать или семнадцать. Кожа гладкая, покрытая ровным загаром, а безупречные зубки похожи на белоснежные жемчужины. Овальное личико украшали яркие, очень выразительные светло-карие глаза.
        Только после обеда Лесли уловила первые нотки неудовольствия в голосе Тэмми. Миссис Гордон ушла на кухню упаковывать заранее приготовленную провизию для пикника, Росс отправился за Гвенет. Усевшись на широком подоконнике у закрытого ставнями от солнечного света окошка, Лесли вполуха слушала отчет мистера Гордона об утреннем улове. Дейв с Тэмми бродили по саду прямо под окнами столовой, и их голоса отчетливо доносились сквозь распахнутые настежь окна.
        - Ну, малыш, чем собираешься развлечься сегодня днем?
        - Зачем спрашивать? И прекрати называть меня «малыш»! - гневно запротестовала Тэмми. - Иду с тобой, конечно!
        - О нет! Только не сегодня! Я поведу Лесли в пещеру Трелити, и у нас будет полный тет-а-тет, если, конечно, твой французский позволяет тебе понять, что это значит.
        - О, Дейв! - В голосе Тэмми появились трагические нотки, как будто этот день был последним днем мироздания. - Почему я не могу пойти с вами? Если тебе понадобится поболтать с ней наедине, я всегда могу отойти в сторонку, погулять немного или еще что. Но весь день без тебя…
        - Это вовсе не конец света, крошка моя. Через зазор в ставнях Лесли увидела, что Дейв идет к дому.
        - Отец наверняка оценит твое рвение, если ты захочешь помочь ему на рыбалке.
        - Я ему не нужна. С ним мама едет. Вот если бы можно было…
        Тэмми не успела договорить, потому что Дейв зашел в дом и оставил ее одну. В следующее мгновение он, улыбаясь, появился на пороге.
        - Если еда готова, нам лучше отправиться прямо сейчас. До пещеры почти час ходу, а в такую жару мы не можем нестись как угорелые.
        Дейв взял корзинку, и они отправились в путь по узкой тропинке, ведущей к обрыву. Лесли не могла забыть несчастную фигурку Тэмми. Когда они уходили, девчушка сидела понурившись на низкой стене ограды и лениво ковыряла песок пальцами босых ног.
        Как только дом скрылся из вида, Лесли как бы между прочим спросила:
        - А чем собирается заняться Тэмми?
        - Понятия не имею. - Дейву, судя по его тону, было наплевать. - Может, отправится в море с родителями, а может, будет носиться с местной ребятней. Тэмми всегда найдет чем заняться.
        - Она без ума от тебя. Наверное, девочка до глубины души возненавидела меня за то, что я украла тебя у нее!
        - Что за бред! - самодовольно покраснел Дейв. - Тэмми милый ребенок, только и всего. Я не охотник до малолеток!
        - По современным стандартам она совсем не тянет на ребенка. Сколько ей?
        - Семнадцать… возможно, ближе к восемнадцати. Слушай, я повел тебя на прогулку не за тем, чтобы обсуждать Тэмми. Кстати, ты больше не встречалась с тем рыжим парнем из нашего купе? Я слышал, как он говорил кондуктору, что едет в Лоскенну.
        - Да, видела пару раз, - холодно ответила Лесли. - По-моему, он остановился в местной гостинице.
        - Хм! Интересно, какая лихоманка занесла его в эти края? Больно он смахивает на тайного соглядатая из детективов. Или, наоборот, на преступника, скрывающегося от правосудия.
        Лесли было совсем не до смеха. Забавные предположения Дейва вновь пробудили в ней прежние подозрения. И она приняла решение: поскольку Дэйв дружески к ней расположен, стоит, пожалуй, рассказать ему обо всем как на духу.
        Они добрались до пещеры, поплавали, насладились великолепной стряпней миссис Гордон. Только тогда Лесли приступила к претворению в жизнь своего плана. Привалившись к нагретому солнцем валуну, девушка внезапно выдала:
        - Дейв, мне надо кое о чем поговорить с тобой. Тот человек из поезда. Его зовут Дюран, и он навещал дедушку на следующий день после моего приезда. Не знаю уж, с какой целью, спрашивать я не стала. Странно другое. Когда я в ночь приезда поднималась по лестнице к себе в спальню, то совершенно случайно услышала, как он разговаривает на кухне с экономкой.
        - Звучит и вправду странновато. Хочешь сказать, он приходил к ней до того, как навестил твоего деда, и даже не упомянул об этом?
        - Не знаю, говорил ли он об этом деду. Мне он сказал, что обсуждал с ней
«кое-какое дельце». И еще что это одна из причин, по которой мне не стоит задерживаться в «Клифф-Энде».
        - Из-за того, что она не одобряет твоего присутствия в доме? Послушай, Лесли, когда там, в поезде, я говорил тебе, что экономка станет ревновать, и всю эту чепуху насчет яда, я же просто пошутил! Да ты и сама знаешь!
        - Конечно! Но я чувствую - есть в этом что-то странное. Я не о себе беспокоюсь - о дедушке. Он такой трогательный, такой беззащитный… - Она остановилась, припомнив душераздирающие речи деда о том, как сильно он скорбит о разрыве с дочерью.
        - Разве эта женщина плохо приглядывает за ним? - поинтересовался Дейв.
        - Нет, что ты! Она великолепная кухарка, да и в доме идеальный порядок. Наверное, все дело во мне… Просто она мне не по душе, вот и все. Понимаешь, я надеялась, что дедушкина экономка окажется этакой хохотушкой, с которой можно поболтать о всяких пустяках. Но она совсем другая. Из нее слова не вытянешь. А дед все время проводит за письменным столом, так что…
        - …тебе там скучновато, - продолжил за нее Дейв. - Спорим, через недельку-другую ты будешь счастлива сбежать оттуда в Лондон!
        - Это вряд ли. Мой дед рассчитывает, что я буду жить с ним.
        - По-моему, он слишком многого от тебя хочет. Но ты ведь не пойдешь у него на поводу…
        - Вполне возможно, что я останусь. Он так рад моему приезду, и я все больше склоняюсь к мысли поселиться с ним. Просто, ну, я еще не привыкла к провинциальной жизни и не познакомилась с местными жителями.
        Дейв посерьезнел и сокрушенно покачал головой:
        - А я-то надеялся встретиться с тобой в городе! В любом случае, обещаешь написать мне, если я оставлю тебе адрес своего логова? Дашь знать, как ты там, ладно?
        - Договорились. И не надо так расстраиваться! - Лесли бросила взгляд на часы. - Не пора ли нам возвращаться? Путь неблизкий, а мне не хотелось бы опоздать на поезд.
        Дейв начал собирать вещи.
        - Если Дюран снова появится у вас дома, надо бы повнимательнее присмотреться к нему, - задумчиво проговорил он. - Слушай, у меня идея! Почему бы мне не приехать к вам в гости? Тогда бы я смог лично разобраться в том, что происходит в
«Клифф-Энде»!
        - Это было бы просто великолепно! Ты бы познакомился с дедом и, может, даже сумел бы вытянуть из Анны пару слов.
        Обратная дорога показалась намного короче. Лесли соскочила с поезда и увидела ожидающего ее Дюрана, и тотчас ее начали беспокоить смутные предчувствия. Возникло странное ощущение, что стоит этому мужчине посмотреть на нее своими пронзительными карими глазами-сканерами, как ему тут же станут известны все детали ее разговора с Дейвом. Она, затаив дыхание, ждала, когда Марк начнет расспрашивать… Но к ее огромному удивлению, Дюран не проявил любопытства. Только поинтересовался, хорошо ли она провела время. И все.
        Разглядывая исподтишка профиль Марка, Лесли подумала: правду говорят - внешность обманчива. Не будь у нее причин подозревать Дюрана, девушка бы решила, что он весьма привлекательный мужчина, хотя совсем не похож на Дейва. Худощавое лицо Марка излучало силу и уверенность, а улыбка, несомненно, очень украшала его. Что у такого человека может быть общего с Анной? Лесли бросила свои бесплодные домыслы и вздохнула. Вероятно, ее благодетель услышал и тут же повернулся к девушке:
        - Устала? Наверное, поезд шел очень медленно, а день сегодня выдался на редкость душным. Не могу сказать, что меня слишком радует возвращение в Лондон.
        - Ты уезжаешь из Лоскенны? - Лесли никак не могла понять, почему это известие так сильно расстроило ее.
        - Да, - кивнул Марк. - Но возможно, скоро вернусь. Твой друг Дейв останется в Корнуолле?
        - О нет! Сейчас он в отпуске, а работает в городе.
        - Боюсь, что после его отъезда жизнь в этом захолустье покажется тебе немного скучной. Кстати, хотел предупредить тебя… - Марк прервался на время, сосредоточившись на крутом повороте.
        Лесли напряглась. Если он собирается сказать что-то неприятное о Дейве…
        - Премного благодарна, но я не нуждаюсь ни в каких предупреждениях, хотя думаю, что вряд ли сумею остановить тебя! - резко заметила она.
        - В самую точку! - рассмеялся Марк. - Но я хотел сказать только вот что: берегись острых коготков киски из кухни. В следующий раз рана может оказаться куда хуже. Лесли расслабилась и улыбнулась:
        - Можешь не волноваться! Ни за какие коврижки больше не подойду к бессовестному созданию! Но я и подумать не могла, что кот может быть настолько злобным. Он казался таким мирным и к тому же спал.
        - Пусть это послужит тебе хорошим уроком. Нельзя судить ни о ком по внешности. Те, кого ты считаешь врагами, зачастую оказываются твоими лучшими друзьями, и наоборот. Ну, вот мы и прибыли! - сказал Марк, въезжая в ворота «Клифф-Энда». - Или подвезти тебя к самой двери?
        - О, не стоит беспокоиться! Здесь идти всего ничего, и луна светит. - Девушка поколебалась немного и, понимая, что должна хоть как-то выразить свою признательность, продолжила: - Спасибо большое, что подвез меня. И желаю счастливого пути, на случай, если мы не увидимся до вашего отъезда в Лондон, мистер Дюран.
        - Меня зовут Марк, на случай, если ты забыла, - хитро подмигнул он, облокотившись на руль. - Может, возьмешь себе за правило пользоваться этим именем в следующую нашу встречу? До свидания, мисс Мейсон!
        Марк уехал, и Лесли еще минутку постояла у ворот, глядя ему вслед. Неожиданно ей пришло в голову, что его предупреждение: «Берегись острых коготков этой киски из кухни» - могло относиться не к бедному животному, а к Анне. Но если он на короткой ноге с мрачной экономкой, зачем было говорить такое?
        Хильярд снабдил Лесли ключом, так что она смогла без лишнего шума войти в дом. Девушка заметила лучик света из-под двери библиотеки и решила, что дед все еще работает. Но прежде чем предстать перед ним, она поднялась наверх переодеться и привести себя в порядок.
        Шторы в ее спальне были не занавешены. Несколько минут Лесли постояла у окна, любуясь мягкими переливами моря в призрачном серебристом свете луны. Звенящую тишину нарушал лишь шум прибоя. Начинался прилив, волны накрыли песок и теперь мерно бились о скалы. Как хорошо, спокойно, подумала она, припомнив нескончаемый рев моторов под окнами ее маленькой городской комнатки в общежитии медсестер.
        Неожиданно ее внимание привлекло какое-то движение в саду. Лесли нахмурилась. Какая-то неясная тень мелькнула возле ступенек, ведущих к пляжу.
        Не мог же дедушка бродить в столь поздний час! Однако представить, что Анна вышла погулять по ночному саду и полюбоваться морем, было еще сложнее.
        Лесли открыла окно и высунулась наружу. Теперь она отчетливо различала фигуру, затаившуюся в тени кустов тамариска. И внезапно ее охватил приступ гнева. Да как он посмел нагло врываться в частные владения!
        - Кто там? - закричала девушка. - Убирайтесь немедленно, а не то я вызову полицию!
        Заслышав ее голос, человек шагнул вперед и поднял голову, словно никак не мог взять в толк, кто это говорит. И тут Лесли словно молнией поразило: на нее смотрело не человеческое лицо, а пятнистая маска леопарда! В желтых, словно топазы, глазах горели отблески лунного света.

        Глава 4

        Профессиональная медсестра, Лесли хорошо умела контролировать свои эмоции. Поэтому она не закричала и не свалилась в обморок. Уверяя себя в том, что это, скорее всего, просто игра света и тени (к тому времени фигура уже скрылась из вида), девушка захлопнула створки окна и спустилась вниз, решив ничего не говорить деду о столь необычном происшествии.
        При звуке ее шагов Хильярд тут же отложил бумаги в сторону и повернул к ней свое кресло на колесиках.
        - Ну, милая моя, как провела день? Только когда ты уехала, до меня дошло, что я даже не поинтересовался, как ты будешь добираться домой из Реверна. Надеюсь, ты сумела найти такси. С ними такая морока - никогда нет, когда надо.
        - Такси не было, - покачала головой Лесли. - Но мне очень повезло. Сегодня утром я столкнулась в деревне с мистером Дюраном, и он любезно предложил встретить меня на станции и подвезти домой.
        - Слава богу! Как я рад это слышать! Значит… - Легкий стук в дверь прервал Хильярда, и на пороге, как обычно, совершенно бесшумно возникла Анна.
        - Может, хоть теперь поужинаете, сэр? - бросила она, игнорируя Лесли.
        - Да, Анна, спасибо. Кофе с бутербродами, Лесли?
        Когда экономка удалилась, девушка набралась смелости:
        - Не подумай, что я сую нос не в свое дело, но зачем он приходил к тебе, деда?
        - Ну, у нас с ним оказалось много общего. Дюран тоже немало помотался по свету и только недавно вернулся в Англию. Прочитал все мои книги, вот и решил, что неплохо было бы нам встретиться. Как видишь, ничего секретного или мистического в его визите нет, моя дорогая внученька.
        - Понятно. - У Лесли вырвался вздох облегчения, но сомнения не оставили ее. Ей стало ясно, что Дюран ничего не сказал деду о своем вечернем разговоре с Анной.
        - А как там твой друг Дейв - ты вроде бы так его называла - и хозяева дома? Они милые люди?
        - Просто прелесть! - Лесли пустилась в подробное описание поездки, семьи Гордон, природу тех мест, прогулку по берегу моря, но, сама не зная почему, о Тэмми упомянула лишь вскользь. Передавая Хильярду чашку кофе, Лесли добавила: - Дейв хотел бы нанести ответный визит до отъезда из Корнуолла. Мне было бы приятно, если бы вы с ним познакомились, дедуля.
        В глазах деда появились задорные огоньки.
        - Должен заметить, что этот молодой человек ужасно быстро завоевал твою благосклонность! Насколько я понял, вы с ним впервые встретились в поезде, так ведь?
        - Да, ты прав. Мы разговорились, и он оказался приятным собеседником.
        - Милая моя, я не меньше тебя рад вашему знакомству. Однако, - посерьезнел он, - надеюсь, ты не забиваешь себе голову всякими глупостями. По-моему, летний роман - не лучшее начало для длительных отношений и счастья на всю жизнь.
        Едва скрыв улыбку, Лесли весело покачала головой:
        - Нет никакой нужды беспокоиться, деда! Я не влюблена в Дейва. - Подозревая, что старик разволновался только из-за страха, что она бросит его и помчится за молодым красавцем, внучка наклонилась и взяла его за руку. - Я же говорила, что останусь с тобой, сколько сам пожелаешь. И я не шучу.
        - Спасибо, детка моя, - заулыбался дед. - Нет, хватит, пожалуй, - сказал он, когда Лесли в очередной раз протянула ему тарелку с сандвичами. - Допью кофе и отправлюсь-ка в постель. Кстати, - как бы между прочим побранил он, - ты никого не видела… то есть никого чужого, по пути домой?
        - Нет, а почему ты спрашиваешь?
        - Да так, просто мне показалось, что я слышал чьи-то шаги за окном. Но может, это игра воображения.
        - Ну, я и в самом деле… - начала было Лесли, но оборвала себя на полуслове. К счастью, дед уже допил кофе и принялся складывать свои бумаги, поэтому не расслышал ее.
        Оставшись одна, Лесли поколебалась несколько мгновений, потом все же решила не относить поднос на кухню. Анна не раз намекала, чтобы девушка не совалась на ее территорию.
        Оказавшись в кровати, Лесли тут же провалилась в сон. Но вскоре ее разбудил какой-то необычный звук. Она резко села, лихорадочно соображая, что бы это могло быть. Где-то поблизости бормотал мужской голос, но слов, как ни старайся, не разобрать. Дед?
        Не зажигая света, Лесли отбросила одеяло и поднялась. Прямо в тапках и халате поверх ночной рубашки она прокралась по коридору и тихонечко отворила дверь его спальни. В комнате было темно, и только небольшая полоска лунного света пробивалась сквозь зашторенные окна. Дед лежал в кровати и, похоже, спал. Стараясь ступать неслышно, Лесли приблизилась к постели и увидела, что дед ворочается и так неистово поворачивает голову из стороны в сторону, как будто пытается отделаться от чего-то ужасного. Наклонившись поближе, она даже расслышала бессмысленные отрывки фраз:
        - Вернись, дурак, вернись! Но я ведь знаю, что он умер! Я не мог, не мог! Нет, только не сюда… уходи. Уходи!
        Лесли поняла, что дедушку одолевает один из тех ночных кошмаров, о которых ее предупреждал сельский доктор. Она положила ладонь на разгоряченный лоб старика.
        - Проснись, деда! - мягко, но требовательно произнесла девушка и с облегчением заметила, что слова ее подействовали успокаивающе.
        Его речь превратилась в невнятное бормотание, он перестал мотать головой. Через мгновение из груди его вырвался вздох, глаза открылись, но сперва мысли его продолжали витать где-то далеко, и он не узнал внучку в полумраке спальни.
        - Это просто сон, тебе приснился ужас, - прошептала внучка. - Я услышала твой голос и пришла поглядеть, что случилось. Все хорошо, деда. Я здесь, с тобой.
        - Приснилось, говоришь? - Он с таким неистовством схватил ее за руку, что Лесли судорожно вздохнула. - Ты уверена? Это лицо в окне! Оно было такое… - Дрожь пробежала по всему его телу. Старик тряхнул головой, словно стараясь избавиться от наваждения, отпустил руку девушки и… заговорил вполне нормальным голосом: - Извини, что напугал тебя, Лесли. И не обращай внимания на мои глупые речи. Это и в самом деле часть привидевшегося мне кошмара.
        - Знаю, знаю! Забудь об этом и спи спокойно. Может, дать тебе таблетку?
        - Фу! Не нуждаюсь я во всей той дряни, что прописал мне местный знахарь. Лучше посиди со мной, пока я не засну, ладно? Это будет гораздо лучше, чем все таблетки, вместе взятые.
        Лесли послушно присела в кресло рядом с кроватью и автоматически принялась ритмично поглаживать его лоб, проводя рукой от бровей к волосам. Это движение частенько успокаивало ее больную мать, когда та мучилась бессонницей. Через несколько мгновений дыхание деда стало ровным и глубоким, и Лесли поняла, что он заснул. Убедившись в этом, девушка поднялась и потихоньку вернулась в свою комнату.
        И только когда она присела на кровать и сбросила тапочки, ее словно током ударило: то лицо в окне… Сперва она отнесла эти слова насчет ночного кошмара, но, припомнив странного человека, которого сама недавно видела в саду, Лесли призадумалась: а игра ли это тени, отбрасываемой на его лицо листвой тамариска? Что там говорил дед насчет почудившихся ему шагов за окнами библиотеки? Если речь идет об одном и том же незваном госте, который сегодня ночью бродил вокруг их дома, может, он и впрямь успел заглянуть в окно перед тем, как дед задернул шторы?
        Но кто бы это ни был, надо удостовериться, что он не сумеет пробраться внутрь. Она снова накинула халат и влезла в тапочки, бесшумно спустилась на первый этаж и принялась тщательно осматривать запоры на дверях и окнах.
        Вернувшись в кровать, Лесли и думать забыла про сон. Она сидела и спорила сама с собой, пытаясь найти наиболее подходящий выход из создавшегося положения. Ей ужасно хотелось поделиться с дедом своими наблюдениями. Но с другой стороны, если пятна на лице действительно были всего лишь игрой света и тени, а упоминание «о лице в окне» - частью ночного бреда, она только зря напугает старика.
        Те, кого ты считаешь врагами, зачастую оказываются твоими лучшими друзьями. Почему всегда, когда Лесли хочет попросить у кого-то помощи, мысли ее обращаются к Марку, а не к Дейву, который постоянно твердил ей, чтобы она дала знать, случись что?
        Но какой смысл думать о Марке? Он же сказал, что уезжает из Лоскенны. Кроме того, Дюран все ее догадки и тревоги, скорее всего, посчитает абсурдными выдумками.
        Возможности поговорить с Моной больше не представилось, да Лесли и не слишком к этому стремилась. До того самого разговора в саду, когда она встретила машинистку по пути в деревню, Лесли надеялась, что Мона станет ей подругой, ведь они почти ровесницы. Но ехидное замечание Моны насчет Марка однозначно показало, что общего у них маловато.
        Поэтому через несколько дней, спустившись в библиотеку посмотреть в энциклопедии слово из кроссворда, который она никак не могла разгадать, Лесли лишь коротко поздоровалась с Моной и сразу направилась к книжным полкам. Наклонившись в поисках нужного тома, Лесли услышала за спиной голос машинистки:
        - Тебе что-нибудь известно об этом? Мистера Хильярда нет, а то бы я его спросила.
        Лесли выпрямилась и увидела прямо перед собой Мону с обрывком бумаги в руках. Прочитав несколько слов, накарябанных на нем, Лесли в полном недоумении вытаращила глаза:
        - Откуда это у тебя? Бессмыслица какая-то!

«Однажды ты приказал мне: „Вернись!“ Даже могила не сможет заставить меня ослушаться тебя, Повелитель».

        - Только не спрашивай меня, что это значит! - беззаботно прощебетала Мона. - Я нашла эту бумажку сегодня утром на столе. Вчера, когда я уходила, ее точно не было.
        Лесли озадаченно поглядела на записку. «Вернись». Совсем недавно она где-то слышала эти слова, только вот когда, где или хотя бы в какой ситуации?..
        - Доброе утро, мисс Чаллен! - Хильярд вошел в библиотеку незамеченным. - Извините, что меня не было, когда вы приехали. Но я все приготовил и оставил на столе. Что это у тебя, Лесли?
        - Мы не знаем, что это и как оно тут очутилось. Мисс Чаллен нашла его на письменном столе. Может, он выпал…
        Слова застряли у девушки в горле, стоило ей увидеть, как переменился ее дед. Старик стал белым, словно мел, а в глазах его плескался такой ужас, словно он только что встретился лицом к лицу со всеми чудищами мира.
        - Дедуля! - Девушка невольно протянула к нему руки. - Тебе плохо? Ты заболел? Присядь!
        Но Хильярд грубо отшвырнул ее от себя:
        - Я не болен! И нечего прыгать вокруг меня, детка! - Он смял листок и сунул его в карман. - Кстати, что тебе тут понадобилось? Ты отрываешь мисс Чаллен от работы!
        - Я… я просто вошла взять книгу. - Девушка выудила фолиант с полки и поспешно удалилась.
        Оказавшись в своей комнате, она села и попыталась трезво оценить обстановку. Что могут означать странные слова в записке и откуда вообще взялась эта бумажка? Может, Анна в курсе? Но самое странное, почему они оказали столь шокирующее воздействие на Хильярда?
        Конечно! Вот где она слышала эти слова «Вернись, вернись!». Дед произносил их вчера ночью в бреду. Девушка нахмурилась, пытаясь припомнить, что еще он бормотал, мечась по кровати.

«Похоже, что-то терзает старика, - решила Лесли. - Может, случай из прошлого? Ага, вспомнила! „Вернись, дурак!“ Но какое отношение мог иметь найденный сегодня утром клочок бумаги к стародавнему происшествию?» Таинственные слова прочно засели в голове, и Лесли повторяла их снова и снова:
        - «Однажды ты приказал мне: „Вернись!“ Даже могила не сможет заставить меня ослушаться тебя, Повелитель».
        Могила. Чья могила? Того самого человека, о ком дед с такой болью говорил: «Но я ведь знаю, что он умер!»? И имеет ли все это отношение к тому, о чем предупреждал доктор Ролинсон? «У мистера Хильярда развитая фобия смерти, как ее называют» - так, кажется, он сказал?

«Надо трезво все взвесить, - решила для себя Лесли. - Разделить факты и вымысел. Пятнистый человек, которого я видела - или думаю, что видела, - из своего окна, и дедов кошмар - вымысел. То, что поведал мне доктор Ролинсон, и записка - факты. Должно же быть разумное объяснение, как она оказалась в библиотеке…» Лесли тряхнула головой. Ничего умного в голову не шло, и она прекратила свои размышления.

«Поговорить бы мне с Марком…» Мысль появилась сама собой, и на сей раз Лесли не стала гнать ее. В этом мужчине чувствовались сила и надежность, способные развеять по ветру любые детские страхи.
        Погода внезапно переменилась. На смену голубому небу и яркому солнечному свету пришли тяжелые темные облака. Дом, казалось, нахохлился и помрачнел, и даже сад не радовал больше глаз. Настроение упало. Поднялся теплый резкий ветер, и ночью Лесли слышала, как жалобно скрипят деревья в саду и как море сердито бьется о скалы. Потом ветер внезапно прекратился, и наступило полное затишье, не предвещающее ничего хорошего. Так всегда бывает перед бурей.
        - Этот твой друг, когда он собирался приехать? - едва скрывал свое раздражение Хильярд.
        Лесли не могла взять в толк, какая муха укусила старика.
        - Он даст знать, деда. Наверное, скоро, ему ведь надо возвращаться в Лондон.
        - В общем, позвони ему и скажи, что его приезд нежелателен. Погода неподходящая, да и я не в настроении принимать гостей.
        Удивленная и разочарованная, Лесли сделала, как велел дед. Трубку подняла миссис Гордон:
        - Как странно, что ты позвонила сейчас, Лесли. Дейв как раз собирался писать тебе письмо. Пару дней назад он ходил на прогулку с Тэмми и подвернул ногу, взбираясь на очередную скалу. И теперь он скачет, словно раненый кузнечик, да и то лишь с помощью палки, бедолага!
        - Какая жалость! Передайте ему, пожалуйста, я надеюсь, что он скоро поправится. Неужели он и в Лондон не сможет вернуться, как планировал?
        - Это вряд ли. Хотя Тэмми будет на седьмом небе, если он ненадолго задержится. Она так и прыгает вокруг раненого, ни на минуту его не покидает! Облизывает увечного с ног до головы, глупое дитя. Как большинство мужчин, Дэвид благосклонно принимает ее ухаживания. Жаль, что твой дедушка тоже нездоров. Наверное, этому виной резкая перемена погоды, мы все такие вялые.
        Повесив трубку, Лесли улыбнулась сама себе. Она даже представить не могла, какой должна быть погода, чтобы Тэмми стала вялой. Наверное, девчушка от души наслаждается ролью ангела милосердия.
        Пришло время чая. Лесли спустилась в гостиную, но дедушку там не застала. В библиотеке и столовой его тоже не было. Появилась Анна с подносом в руках.
        - Ты дедушку не видела? - спросила ее Лесли. - Надеюсь, он не на улице. Того гляди, разразится ужасная буря.
        - После обеда мистер Хильярд, как обычно, поднялся к себе отдохнуть. Наверное, сейчас спустится.
        Обеспокоенная Лесли понеслась наверх. Неужели дед не слышал гонга? Или у него так разболелась голова, что он принял снотворное и теперь спит мертвым сном?
        Но спальня тоже была пуста. Вот теперь Лесли заволновалась. Она бросилась вниз. Но Анна уже вернулась на кухню, и девушке ничего не оставалось, как налить себе чаю. Однако кусок не лез ей в горло.
        Она ставила чайник на стол, когда яркая вспышка молнии чуть не ослепила ее. Лесли инстинктивно прикрыла глаза рукой, и через мгновение раздался такой чудовищный раскат грома, что казалось, будто стены вот-вот рухнут и посыплются прямо ей на голову. Девушка вздрогнула. За окном неожиданно потемнело, и через секунду хлынул дождь. Тяжелые струи принялись неистово барабанить по крыше, стеклам и водосточным трубам, и этот невероятный грохот время от времени перемежался с раскатами грома и всполохами Молнии.
        Неужели дед отправился на прогулку в такую дрянную погоду? Стоило Лесли подумать об этом, как в дверь постучали.
        Удары были очень странными - нечастыми, но весьма настойчивыми.
        Лесли побежала в холл открывать. Бушующая на дворе непогода чуть не сбила ее с ног, и она с большим трудом удержала дверь. Девушка невольно отступила на шаг, и человек, прислонившийся к косяку, тут же ввалился в холл, закрывая лицо рукой.
        Поначалу Лесли даже не узнала его. Потом, когда он плюхнулся на дубовую скамью и голова его запрокинулась назад, ее чуть не парализовало на месте - это, оказывается, был ее дед. Но старик так сильно отличался от всегда подтянутого властного мужчины, какого она знала! Ладонь его была вся в крови, по щеке тоже текла кровь, а на лбу, прямо над левым глазом, красовалась огромная рана.
        - Деда! Ты ранен…
        Однако девушка понимала, что задавать вопросы не время. Лесли немедленно позвала Анну, хотя и не была уверена, расслышит ли ее женщина за раскатами грома. Поднапрягшись, Лесли налегла на дверь и сумела-таки захлопнуть ее. Потом собралась с силами, помогла деду добраться до столовой, уложила его на диван и опрометью бросилась наверх в поисках воды и бинтов.
        Полумрак никоим образом не помог ей в этом деле, и Лесли зажгла свечу, кляня себя за то, что до сих пор не расспросила, где находится аптечка. Потеряв терпение, она выхватила из комода первый попавшийся истый носовой платок в комнате Хильярда. Резко развернувшись, Лесли чуть не налетела на Анну.
        - Что это вы тут ищете, мисс Мейсон? Что-то случилось?
        - Я бы сказала, да! - выпалила Лесли. - Дед только что вернулся, и он ранен. Вся голова в крови. Я звала тебя, звала, но…
        - Я прослежу за этим. - Анна двинулась вниз с необычайной для нее скоростью.
        Лесли вернула платок на место и последовала за экономкой. Она с огромным облегчением обнаружила, что старик успокоился, хотя говорить, по всей видимости, пока еще не мог.
        Анна появилась на пороге с подносом, а котором стояла чашка с водой, лежали вата и бинты.
        - Надо бы позвонить доктору, - обратилась к ней Лесли.
        - Боюсь, это невозможно, мисс Мейсон. Телефон не работает. Уверяю вас, я вполне способна сделать все, что нужно. Но если вы и в самом деле считаете, что так надо, придется сходить в деревню.
        Обиженная подобным тоном превосходства - ведь в подобных случаях именно Лесли, как медсестра, должна была взять на себя ответственность, - девушка сердито пробормотала:
        - Да, я так считаю! - и гордо удалилась прочь. Нарядившись в сапоги и плащ, прихватив с вешалки в холле брезентовую накидку, почти полностью скрывшую ее лицо, Лесли отправилась в путь. Раскаты грома стали более редкими и слабыми, но дождь хлестал с удвоенной силой. Она уже добралась до самых ворот, когда очередная вспышка молнии высветила впереди мужскую фигуру.
        - Все в порядке, Лесли, это всего лишь я, - успокоил ее Марк. - Куда это ты собралась в такой шторм?
        - Дедушка ранен, и я иду за доктором. - Даже в такую минуту девушка обратила внимание, что Дюран назвал ее по имени.
        - Да ты через пять минут промокнешь до костей! Я привезу его. Возвращайся назад.
        Он исчез из вида прежде, чем Лесли нашлась что ответить. Со вздохом великого облегчения она побрела к дому. Отчего-то само присутствие Марка и то, как он взял ситуацию под контроль, расслабили ее, и тревога отпустила.
        Подходя к дому, девушка заметила, что, кроме столовой, свет горел еще и в библиотеке и, что странно, свет двигался! Несмотря на проливной дождь, Лесли задержалась перед окном. Это, должно быть, Анна. Только что она делает в библиотеке? Скорее всего, ищет что-то. Но что и почему именно сейчас? Да потому, что она думает - меня не будет некоторое время. Вот почему.

«Прежде чем нестись как угорелая в деревню, надо было проверить, не солгала ли экономка насчет телефона, - сокрушенно подумала Лесли. - Вдруг она просто захотела спровадить меня из дому?»
        Когда она входила в холл, из библиотеки появилась Анна с зажженной лампой в руке.
        - Что ты там делала? - потребовала ответа Лесли. - Лучше бы за дедом приглядывала.
        - Я выполняла просьбу хозяина, - ничуть не смутилась экономка, проигнорировав резкий тон Лесли. - А вам лучше бы снять с себя все эти мокрые вещи здесь, мисс, и только потом проходить внутрь.
        - Нет нужды указывать мне, что делать! Это же и так очевидно! - вспыхнула Лесли. - Я не ребенок. Доктор Ролинсон скоро будет здесь.
        Стаскивая с себя верхнюю одежду, Лесли припомнила, что Анна держала в руках то ли книгу, то ли папку. Что это так срочно понадобилось деду?
        Не прошло и минуты, как снаружи послышался шум мотора, и Лесли пошла открывать доктору Ролинсону. Пока доктор осматривал рану, Анна молча стояла поблизости, будто ожидала подробных инструкций. Но доктор обратился не к ней, а к Лесли:
        - Как это произошло? Он весь мокрый. Почему он в такую бурю пошел на улицу без надлежащей одежды?
        - Понятия не имею. Скорее всего, он вышел до того, как начался дождь.
        - Ладно, помогите ему раздеться и лечь в кровать. - Доктор вновь повернулся к дивану. - Что случилось, мистер Хильярд? Ударились обо что-то головой?
        - Об угол… алтаря, - пробормотал Хильярд.
        Лесли ужасно удивилась, услышав подобное объяснение:
        - Это абсурд! Он сам не знает, что несет! Нет у нас никакого алтаря.
        Но к ее глубочайшему изумлению, доктор подтвердил слова деда.
        - О да! Есть! - Он поглядел на Анну. - Оставляю его на ваше попечение, миссис Скруттон.
        Поняв, что доктор не желает ничего объяснять в присутствии старика, Лесли проследовала с ним в холл. Они вышли на крыльцо, и девушка, прикрыв за собой входную дверь, попросила:
        - Прошу вас, объясните!
        - Та гранитная плита на обрыве. Это первобытный алтарь. По крайней мере, так утверждают местные археологи. Ему по меньшей мере тысяча лет.
        Лесли вытаращила глаза, не в силах поверить в услышанное, и доктор поспешил заверить:
        - Да, да! Так оно и есть. Их полно в Корнуолле. Некоторые думают, что это гробницы, но большинство уверено, что это какое-то культовое сооружение или даже место идолопоклонства.
        - Но алтарем называют место, где люди приносят жертвы, разве не так?
        - Именно так, мисс Мейсон. Есть одна история, или, если хотите, легенда, что первый владелец «Клифф-Энда» увлекался черной магией и использовал плиту для дьявольских месс, как их называют. Но с другой стороны, безграничное человеческое воображение запросто могло дорисовать картину, поскольку его нашли мертвым именно на этом месте. Сами знаете, люди любят разводить мистику вокруг совершенно обычных вещей. Вполне возможно, что бедняга просто пал жертвой сердечного приступа или инсульта. Я бы сказал, это куда более правдоподобно, чем кара небесная за богохульство.
        - Какая жуткая история! На дедушкином месте я бы уже давным-давно сковырнула эту штуковину и сбросила ее в море! - с жаром выпалила Лесли. - Я заметила на нем странные знаки. Но они какие-то непонятные, по крайней мере, для меня.
        - Ладно, мне пора. Ради бога, мисс Мейсон, только не накручивайте себя из-за несчастного случая с дедушкой и моего рассказа. Я так себе это представляю: по какой-то причине сегодня днем он отправился побродить по обрыву еще до того, как разразилась буря… Вы со мной не согласны?
        - Просто после обеда дедушка всегда отдыхает.
        - Ну, мог же он хоть раз нарушить свой режим. Наверное, в спальне было слишком душно и неприятно, ведь на улице стояла такая жарища! Дождь застал его вдали от дома. Сами знаете, как внезапно он начался - будто кран открыли. Он поспешил назад, но поскользнулся на мокрой траве и ударился головой об алтарь. Объяснение простое, но вполне приемлемое, вам так не кажется?
        - Да. Да, спасибо вам.
        Тень сомнения все же не покидала Лесли, и доктор, заметив выражение ее лица, ободряюще потрепал девушку по плечу:
        - Нет ни малейшего повода для беспокойства, мисс Мейсон. Конечно, мистер Хильярд уже далеко не мальчик, но он в отличной физической форме, и подобная рана вряд ли способна надолго выбить его из седла. А теперь лучше бы вам пойти поглядеть, как он, хотя я уверен, что миссис Скруттон уже обо всем позаботилась. Проводила его наверх и уложила в кровать. Да, ее силе можно только позавидовать!
        - Вы еще заглянете? - забеспокоилась Лесли.
        - Вряд ли. Если только вы решите, что в этом есть нужда. Вашему дедушке крупно повезло, что вы - медсестра. Вы вполне можете сами приглядеть за ним. Уверяю вас, через день-другой он уже будет на ногах.
        Вернувшись в дом, Лесли обнаружила, что в столовой никого нет, а из гостиной пропали чайные принадлежности. Она решила подняться наверх и посмотреть, лучше ли деду, но остановилась на верхней площадке. Дверь в спальню Хильярда была приоткрыта, и оттуда доносился голос Анны:
        - Уверена, что в этом доме они в полной безопасности, сэр. Уж лучше, чем доверять их незнакомцу.
        - Но, Анна, ты не осознаешь всей опасности! Если бы я рассказал тебе…
        Голос затих, словно речь требовала от старика непомерных усилий. Сработал профессиональный инстинкт, и Лесли подумала: зачем тревожить дедушку какими-то там делами именно сейчас? Она сделала пару шагов по направлению к двери, намереваясь немедленно отослать Анну, но тут экономка снова заговорила:
        - Поверьте мне, сэр, я все прекрасно понимаю. Конечно, пока юной леди ничего о них не известно, и я думаю, что и впредь стоит держать ее в неведении. Я знаю, вы хотите, чтобы она жила тут, с вами, но не стоит слишком доверять ей. Наверное, я не вправе так говорить…
        - Да, не вправе, хватит с меня! - разгневался Хильярд. - Я просто не в состоянии больше об этом спорить! Оставь это, женщина, оставь!
        Шокированная и испуганная, Лесли бесшумно спустилась вниз по лестнице. Подслушанный отрывок разговора породил в ее голове тысячи вопросов. В этом доме они в полной безопасности. Кто «они»? Доверять их незнакомцу. Какому незнакомцу? Но самыми обидными словами, которые, словно огонь, жгли ее сердце, стали: «Не стоит слишком доверять ей». Совершенно очевидно, Анна, как и предполагал Дейв, безбожно ревнует ее к деду и не одобряет ее присутствия в «Клифф-Энде». Может, она думает, что я живу с дедом только из-за того, что надеюсь получить наследство?
        Проходя через холл, Лесли заметила, как пробившийся сквозь тучи солнечный луч упал на одну из масок на стене, и кисло улыбнулась.
        Маски! - подумала она, закрывая за собой дверь гостиной. И не только на стенах. Похоже, все здесь скрываются под масками. Что так расстроило дедушку? Какие мысли прячутся за каменным выражением лица Анны?
        Глядя в окно на очистившееся от туч небо, на капельки дождя на кустах, которые последние солнечные лучики превратили в мириады сверкающих всеми цветами радуги бриллиантов, Лесли спросила себя: а Марк? Неужели он тоже просто надел дружескую маску? Как вышло, что он оказался у ворот в самую нужную минуту? Не он ли подстроил несчастный случай, произошедший с дедом?
        Однако Марк такой милый, столько раз выручал ее… Лесли втайне не то чтобы боготворила, но обожала этого человека. Но в жизни всякое случается. Нет, уверяла сама себя Лесли, это просто невероятно! Разум отказывался слушать сердце, и душу ее продолжали терзать смутные сомнения.

        Глава 5

        Хильярд не так скоро оправился от несчастного случая, как предполагал доктор. Только через два дня он окреп настолько, что смог спуститься в гостиную. И хотя Лесли безвылазно пропадала в его спальне, читая ему вслух газеты, и вообще старалась, как могла, поддержать прикованного к постели больного, она была разочарована полной индифферентностью деда. Девушка подозревала, что Анна не одобряет ее постоянного присутствия в комнате хозяина, но решила для себя, что нет ни одной причины, по которой она должна оправдывать себя или извиняться перед экономкой.
        После возвращения в Лондон Дейв прислал ей письмо. Молодой человек сокрушался из-за того, что ему так и не удалось посетить Лоскенну, и закончил свое теплое послание словами: «Надеюсь, в недалеком будущем мы встретимся вновь». Лесли оставалось только вздыхать. В ближайшее время ей не покинуть «Клифф-Энд». Да положа руку на сердце, девушка не особо к этому и стремилась, день ото дня все больше и больше убеждаясь, что нужна здесь.
        Лесли заставила себя поверить в то, что неизвестный нарушитель границ, шатавшийся по их саду, скорее всего, местный житель, который из праздного любопытства решил взглянуть на место, где в далекой древности происходили весьма драматичные события. В любом случае ее, как медсестру, гораздо больше волновала быстрая утомляемость Хильярда и его упорное нежелание чем-либо занять себя. За время медицинской практики Лесли не раз приходилось выхаживать больных с сотрясением мозга, и она знала, что иногда небольшая на вид ранка может повлечь довольно тяжкие последствия, в том числе касающиеся работы головного мозга. Ей порой казалось, что именно это с дедом и произошло. Однако ее предложение еще разок показаться доктору вызвали такую вспышку гнева, что Лесли предпочла больше об этом не упоминать.
        Девушка безмерно обрадовалась, узнав, что Марк собирается навестить Хильярда, и была ужасно разочарована, когда он так и не смог выбраться. Неужели уехал из Лоскенны не попрощавшись? Похоже, он навсегда забыл и о ней, и о ее дедушке.
        Измучившись бесплодными попытками разговорить Хильярда и вызвать его на откровенный разговор, Лесли решила воспользоваться хорошей погодой и пойти искупаться. Ночью шел проливной дождь, но утро выдалось ясное и теплое, с моря Дул освежающий бриз. По пути к дому девушка остановилась, заметив, что одна довольно крупная ветка розового куста сломана. Она решила отнести ее домой. Хотя цветы подвяли, на ветке оставалось много полураскрывшихся бутонов, они наверняка распустятся, если поставить их в воду. Наклонившись, чтобы отломить ветку, Лесли заметила прямо под кустом, на сырой земле, отпечаток подошвы и озадаченно уставилась на него.
        Недалеко от первого нашелся и второй след. Похоже, тут бродил кто-то, обутый в резиновые сапоги. Дедушка? Но сегодня утром он никуда не выходил. А если бы даже и пошел в сад, то ни за что не стал бы шастать по клумбам.

«Тот самый человек, кого я видела… или думаю, что видела. Это доказывает, что мне ничего не пригрезилось. Здесь кто-то был. Тот, кто не имеет никакого права бродить по саду. Он снова приходил».
        Конечно, нет ничего особенного в присутствии постороннего праздношатающегося, но с другой стороны, если кто-то набрался наглости снова и снова залезать на их территорию, он, вне всякого сомнения, должен быть пойман и наказан, решила Лесли. Она искала в телефонном справочнике номер полицейского участка Лоскенны, когда на пороге появился ее дед.
        - Кому это ты собралась звонить? - В его голосе отчетливо слышалось раздражение. Такое Лесли частенько замечала за ним в последнее время.
        - В полицию. Какой-то идиот шляется по нашему участку. Может, он не совсем того…
        К ее изумлению, Хильярд кинулся к ней выхватил телефонный справочник у нее из рук:
        - Да какое ты имеешь право решать, что делать? Шляется кто-то! Не городи ерунду! - Заметив, какое впечатление произвел на девушку его выпад, он продолжил более спокойно: - Даже если ты права, полиция здесь ни при чем. У нас в Лоскенне всего один констебль, да и тот слабоумный. Должно быть, ты забыла, что это мой дом, а ты здесь на правах гостьи.
        Лесли собралась было возмутиться и сказать, что она хотела как лучше, но решила промолчать. Хильярд явно был не в себе, и дальнейшие препирательства только еще больше его расстроят.
        - Что-то мне нехорошо. Совсем не могу работать, - измученным тоном произнес дед, только подтвердив подозрения Лесли. - Я послал мисс Чаллен записку, велел не приходить, пока я не дам ей знать. Постоянный стук клавиш действует мне на нервы.
        Когда пунктуальная Анна точно в срок принесла кофе с печеньем, Лесли обдумывала, как бы подвести деда к теме, которая ее волнует. Девушка ужасно переживала из-за непрекращающейся апатии старика и его полного безразличия к повседневным делам.
        - Знаешь, дедуля, а я ведь даже ни строчки не прочитала из той книги, над которой ты трудишься, - завела она разговор, отставляя в сторону пустую чашку. - Можно поглядеть на ту часть, которую мисс Чаллен уже успела напечатать?
        - Как хочешь, - не выразил особого энтузиазма Хильярд.
        Она-то надеялась, что ее предложение пробудит у него интерес или, на худой конец, дед начнет переживать и предупредит ее, чтобы не перепутала страницы.
        - Я принесу сюда несколько глав. И если что-то не пойму, спрошу у тебя, ладно?
        Выбрав наугад пару глав, Лесли вернулась в столовую и углубилась в чтение. Но книга оказалась настолько скучной, что девушка тут же пожалела о своем предложении. Однако отложить труд деда в сторону она тоже не могла, особенно после настойчивости, с какой добивалась его разрешения. Это показалось бы верхом пренебрежения к труду старика и могло окончательно выбить его из колеи. Поэтому она с упорством переворачивала страницы, в глубине души надеясь наткнуться на что-нибудь интересное. Неудивительно, что Хильярд подобным образом относится к смерти, подумалось ей. Дикари, которых он описывал в своей книге, похоже, находили в ней дьявольское наслаждение.

«В племени тенсети считается, что жертвоприношение родственника или близкого друга способно продлить жизнь, а в некоторых случаях даже и обмануть смерть. Интересно сравнить эту варварскую практику с похожими культовыми обрядами других народов. Энергия жизни, которую символизирует кровь, побеждающая саму смерть, - это элемент многих верований, прослеживающийся даже у европейских цивилизаций, однако тенсети придерживаются мнения, то если кто-то, исключая самих участников, то есть жрецов и их жертв, станет свидетелем ритуала, это сведет все усилия на нет. И все же достичь желаемого результата можно, если придать вольного или невольного свидетеля мучительной смерти. Только жестокая расправа способна искупить его вину. Поэтому я прекрасно знал, на что иду какому невероятному риску подвергаюсь, когда решил подсмотреть за кровавым жертвоприношением тенсети и даже сфотографировать его. И, насколько мне известно, я стал единственным белым человеком, которому удалось сделать это».
        Лесли, словно завороженная, не могла оторваться от текста, пока не дочитала его до конца, и только тогда, невольно содрогнувшись от ужаса, отложила листочки. Девушка взглянула на задремавшего деда. Даже думать противно, что именно этот человек стал свидетелем столь омерзительного зрелища. Хотя, судя по последнему предложению, он считал это одним из своих величайших достижений.
        Лесли потихонечку сложила странички в нужном порядке и отнесла их в библиотеку, удивляясь про себя, как это такая молодая девушка, как Мона Чаллен, способна перепечатывать подобные пассажи. Однако кто знает, решила наконец Лесли, может, она из тех людей, что работают словно автоматы, не задумываясь над смыслом фраз.
        Выходя из библиотеки, Лесли услышала, как дед зовет ее, и поспешила обратно в столовую. Девушку очень взволновала внезапно произошедшая с ним перемена - на щеках горел нездоровый румянец, пальцы нервно барабанили по ручке кресла.
        - Принеси мне выпить! - Даже голос его звучал как-то странно, и Лесли с волнением наклонилась к нему:
        - Дедушка, тебе плохо? Ты не болен?
        - Болен? - раздраженно оттолкнул он ее. - С чего ты взяла?! Просто подумал, не выпить ли мне бренди с содовой.
        - Но доктор Ролинсон говорит…
        Лесли испуганно отпрянула в сторону, когда дед неожиданно резко вскочил на ноги, оттолкнув кресло и опрокинув стоявший рядом журнальный столик.
        - К черту докторов! И если ты не способна сделать для меня даже такую малость, я позову Анну! Она сделает все, что я попрошу, и не станет задавать идиотских вопросов!
        - Извини! Конечно, я сейчас.
        Как ни странно, выпивка оказала на старика благотворное действие. Через мгновение он уже от всей души благодарил внучку, и Лесли с трудом могла поверить, что совсем недавно этот человек страшно гневался. За обедом дед спросил, есть ли у нее какие-нибудь особенные планы на вторую половину дня.
        - Хотела сходить в деревню. Надо кое-что прикупить. Если только я тебе не нужна…
        - Нет-нет! Я, как обычно, посплю немного.
        По пути в Лоскенну настроение у Лесли улучшилось. Воздух был чист, и после дождя все блестело и сияло. Она сделала покупки и уже пошла обратно, как дыхание ее участилось, а сердечко лихорадочно забилось в груди - девушка заметила Марка.
        Он стоял у крылечка ближайшего к ней домика и с кем-то разговаривал. Пока Лесли смотрела на Марка разинув рот, собеседник вышел проводить его до калитки. Точнее, собеседница - Мона Чаллен собственной персоной, в темных брючках, оранжевой рубашке, в черных волосах - лента в тон.
        Лесли стояла всего в нескольких метрах от них и, притворившись, будто рассматривает в витрине местного магазинчика различные горшочки и бутылочки, прислушалась к словам Марка:
        - Отлично! Заехать за тобой или там встретимся?
        Она не расслышала ответа Моны, но звонкий смех больно резанул по сердцу. Лесли украдкой взглянула в их сторону и увидела, что парочка стоит у ворот и девушка держит мужчину за руку, да еще с таким видом, будто имеет на него все права.
        Лесли сорвалась с места и быстро зашагала прочь, от волнения не замечая, что идет к почтовому отделению, хотя ей надо совсем в другую сторону. Вскоре она услышала, что ее кто-то догоняет. Совсем близко раздался голос Марка:
        - Погоди! Так спешишь, что не можешь уделить мне минутку?
        Лесли нехотя замедлила шаг. Отчего-то улыбнуться в ответ на его дружеское приветствие и спокойно поговорить оказалось ей не по силам. Она решила ни в коем случае не упоминать о его встрече с Моной, если только он сам не заговорит об этом.
        - Я домой иду, - нашла она довольно дурацкое оправдание, как будто он допытывался у нее, что она делает в Лоскенне.
        - Неужели? В эту сторону? - удивился Марк и, когда она вспыхнула и развернулась, добавил: - Можно мне пройтись с тобой? Знаешь, у меня такое ощущение, что ты не рада меня видеть. Это если судить по твоему тону. Видишь ли, голоса - моя специальность.
        Замечание было настолько странным и неожиданным, что Лесли раскрыла в изумлении рот:
        - То есть? Можно подумать, ты преподаешь вокал или, на худой конец, ораторское искусство. Но я на все сто уверена, что это неправда.
        - Ты абсолютно права! Думаю, твой дедушка не рассказывал тебе о цели моих заграничных путешествий.
        - Нет, даже не упоминал.
        - Ну, в двух словах этого не объяснить, да мне и не хочется загружать тебя. Помнишь профессора Хиггинса из пьесы «Моя прекрасная леди»? Как он мог многое рассказать о человеке, всего лишь послушав его речь? Я занимаюсь чем-то подобным, только в международном масштабе.
        - Боюсь, это выше моего понимания.
        - Давай объясню. Возьмем, например, разницу в говоре между местным населением Корнуолла и Ист-Энда в Лондоне. Никто не станет отрицать, что те и другие говорят по-английски. Однако я сомневаюсь, что в Лоскенне поймут кокни. В каждой области Англии свои отличия в языке, так называемые диалекты, или акценты, - назови, как хочешь. Именно этим я и занимался за границей - слушал, делал магнитофонные записи и описывал различные способы общения людей. Прости, по-моему, я заговорился. Тебе, должно быть, скучно.
        - Вовсе нет. Уверена, что это очень интересная тема. Куда это ты едешь с Моной и зачем?
        Марк печально хмыкнул:
        - То, насколько вежливо ты это произнесла, лишь подтверждает мою догадку. Ладно, давай поболтаем о чем-нибудь другом. Как там мистер Хильярд? Надеюсь, оправился после несчастного случая?
        - Боюсь, что не совсем. - И Лесли принялась рассказывать Марку о странной апатии деда, о полном его безразличии ко всему, даже к работе. Однако из любви к старику она ни словом не обмолвилась о внезапных вспышках гнева и сменах настроения - ей не хотелось сочувствия. Глядя Марку прямо в глаза, Лесли завершила свою исповедь: - Так что теперь Мона Чаллен не приходит печатать его книгу. Интересно, чем она занимается?
        - О, такая девица без дела не останется! Всегда найдет, как развлечься, - усмехнулся Марк. - Но если ты и в самом деле волнуешься за деда, почему бы тебе не заглянуть к доктору Ролинсону за советом?
        - Да, так я, пожалуй, и поступлю. Может, мне повезет и я застану его дома.
        Марк проводил ее до самых ворот и, когда она стала прощаться, неожиданно сказал:
        - Сегодня я уезжаю из Лоскенны. Береги себя. Обязательно увидимся, когда я вернусь.
        Миссис Ролинсон заверила Лесли, что доктор вернется с минуты на минуту. Пока девушка ждала его в приемной, она вновь прокрутила в голове разговор с Марком. Значит, он сегодня уезжает… с Моной? Невольно подслушанное «Заехать за тобой или там встретимся?» дает повод думать именно так.
        Неизвестно, по какой причине это пришлось Лесли не по душе. Если бы Лесли не стала свидетельницей той сцены с Моной, она обязательно выложила бы Марку все как на духу: и о незнакомце, который бродил по их владениям, и о странной реакции деда на ее решимость известить полицию.
        Но мысль о том, что Марк в близких отношениях с машинисткой, останавливала девушку.
        Ее скорбные размышления были прерваны появлением доктора Ролинсона. Однако, выслушав ее излияния, врач только сокрушенно покачал головой:
        - Извините, мисс Мейсон, но я мало что могу для вас сделать. Мистер Хильярд отвратительный пациент, он отказывается от услуг врачей, и все тут. Но я даже рад, что он на время забросил работу над книгой. Знаю, по современным стандартам человек он совсем не старый, но любой, кто долгое время провел в тропиках, рано или поздно сталкивается с определенными проблемами, которые с возрастом только усиливаются. Нет никаких сомнений в том, что воспоминания о пережитых опасностях и неприятных событиях прошлого не идут ему на пользу.
        - Но, доктор, он не только работу забросил, - возразила Лесли. - Я бы согласилась с вами, если бы он стал больше проводить времени в саду или на прогулках. Но он вообще не выходит из дому. Раньше он много читал, а теперь просто сидит, смотрит в одну точку… но не отдыхает, а напряжен, как струна, если вы понимаете, что я имею в виду. Похоже, какая-то мысль не дает ему покоя. Не хотелось бы говорить об этом, и я уверена, что это не его вина, но иногда он без причины набрасывается на меня. Ничего подобного за ним раньше не водилось, и я опасаюсь, что виной всему этот удар головой. Может, есть какое-нибудь успокоительное, которое могло бы помочь?
        - Я, конечно, могу выписать рецепт, но лекарство придется давать тайком, чтобы он ничего не заподозрил. Сумеете?
        - Постараюсь! Как вы считаете, всему виной несчастный случай или здесь что-то еще?
        - Трудно сказать. Без томографии и полного обследования ничего нельзя утверждать наверняка. Не мне вам говорить, какой будет реакция мистера Хильярда на подобное предложение!
        - Знаю! - тяжело вздохнула Лесли. - Спасибо вам, доктор! Надеюсь, таблетки ему помогут.
        Купив в аптеке лекарство, Лесли отправилась обратно в «Клифф-Энд», чувствуя себя намного лучше. Решив, что лечение стоит начать незамедлительно, вечером девушка отважно ринулась прямо на кухню, где Анна грела в маленькой кастрюльке молоко.
        - Если это для дедушки, то я сама отнесу, - заявила она.
        Лесли ожидала очередной стычки, но, к ее величайшему удивлению, экономка совершенно спокойно согласилась:
        - Хорошо, мисс. - Анна наполнила кувшинчик теплым молоком и поставила его на поднос, задумчиво добавив: - Смотрите не оступитесь на лестнице. На верхней площадке очень темно. Я-то уже привыкла.
        Лесли проходила мимо библиотеки, и вдруг слегка приоткрытая дверь бесшумно распахнулась настежь, хотя в комнате никого не было видно или слышно. Повеяло холодом, и девушка подумала, не забыл ли дед закрыть дверь в оранжерею. Но времени пойти и проверить не было, потому что молоко могло остыть и подернуться пленкой, а старика прямо-таки по-детски воротило от нее, и он вполне мог отказаться пить.
        Без приключений добравшись до самого верха, Лесли поставила поднос на маленький столик и полезла в карман за пузырьком с таблетками. Только она собралась вытряхнуть парочку на ладонь и бросить их в чашку, как снизу донесся звук захлопнувшейся двери. И в этот самый момент прямо у нее за спиной раздался голос Анны, напугав девушку. Рука у нее дрогнула, и таблетки дождем посыпались на пол.
        - Если решили дать хозяину аспирин, - экономка держала в руке зажженную свечу, но даже не сдвинулась с места, чтобы помочь Лесли подобрать пилюли, - я не рекомендую вам это делать. Ему от него плохо.
        - Это лекарство прописал доктор Ролинсон, - раздраженно бросила Лесли. - И не стоило затевать беготню со свечкой.
        Лампа на прикроватном столике в спальне Хильярда еле горела, по углам комнаты притаились зловещие тени.
        - Вот, - ласково улыбнулась Лесли. - Я принесла тебе молока. Выпей, пока не остыло.
        - Ладно, Анна, сейчас выпью.
        Лесли невольно шагнула назад. Старик ждал Анну, которая всегда приносила ему молоко, поэтому не узнал внучку в полумраке.
        - Ты уверена, что он уехал? И не вернется? - В голосе его слышался страх.
        - Конечно, - успокоила его Лесли. Она решила, что речь идет о Марке. Но зачем так волноваться о его отъезде?
        Девушка поспешила вниз, в библиотеку. Никаких признаков присутствия чужака не наблюдалось, хотя дверь в оранжерею действительно оказалась незапертой. Ночь стояла чистая, светлая. Повинуясь внезапному порыву, Лесли вышла в сад и направилась к кустам тамариска.
        Но там она и остановилась, заметив впереди мужскую фигуру. Человек стоял у гранитного алтаря спиной к ней. Снова этот нарушитель границ! - подумала девушка, и злость на то, с какой настойчивостью он появлялся в их владениях, прогнала всяческий страх. Если он еще осмелился пробраться в дом… Лесли храбро направилась к нему, желая раз и навсегда положить конец этому безобразию. Человек немного повернул голову, как будто услышал ее приближение, и у девушки вырвался из груди вздох облегчения - лучик луны блеснул на полицейском шлеме. Анна, а может, Марк наверняка предприняли меры предосторожности, позвонили местному констеблю и попросили приглядывать за «Клифф-Эндом».
        - Добрый вечер! - весело начала она. - Как я рада, что вы здесь! Тут кто-то все время шляется…
        Слова застряли у нее в горле. Обернувшееся к ней лицо вовсе не принадлежало розовощекому полицейскому из Лоскенны. Пергаментного цвета, оно больше походило на голый череп, а из-под шлема на нее уставились две черные впадины.

        Глава 6

        На мгновение даже крепкая нервная система Лесли дала сбой. Но, в конце концов, гнев взял верх над страхом, и девушка резко выкрикнула:
        - Кто вы и что вам здесь понадобилось? Вы не полицейский и не имеете никакого права…
        Но прежде чем Лесли успела закончить, человек сорвался с места и унесся во мрак ночи. Ее настоятельное «Вернитесь!» не нашло никакого отклика.
        Чокнутый или лунатик, сказала она себе. И как только он ухитрился раздобыть полицейский шлем? Судя по поведению этого чудака, можно было подумать, что кто-то решил сыграть над обитателями «Клифф-Энда» злую шутку. Но шутка вышла странная. Идиотизм, да и только! Да и лицом парень больше походил на труп, чем на живого человека.
        Вернувшись в дом, Лесли тщательно заперла дверь оранжереи и, повернувшись, неожиданно натолкнулась на деда. Он был в тапках и халате, волосы всклочены, в глазах - безумный блеск.
        - К нам забрался вор и похитил мои бриллианты! - накинулся он на Лесли. - Я услышал шум внизу и спустился поглядеть, что тут происходит, но было уже слишком поздно!
        - Бриллианты?! - Лесли сглотнула и провела ладонью по разгоряченному лбу. Бедняжке показалось, что все эти фантастические события ей снятся. Она смутно припомнила фразу из подслушанного разговора: «В этом Доме они в полной безопасности». - Я… я и не знала, что у тебя есть бриллианты. - Девушка пребывала в полном смятении.
        - Да, были! Две дюжины идеальных камушков ценою в целое состояние! Их мне дал друг из Кимберли. Но я не могу стоять здесь и болтать с тобой об этом, - оттолкнул он ее в сторону. - Вдруг я еще успею поймать вора.
        - Не глупи, дед! - Лесли крепко ухватила старика за рукав. - Ты же не одет, не говоря уж о том, что человек этот может быть опасен. - Она содрогнулась при воспоминании о зловещей фигуре. Обняв деда, внучка мягко повела его к креслу и усадила. - Лучше всего позвонить в полицию и рассказать им обо всем. Но сперва, - она вспомнила о провалах в памяти, которые теперь частенько случались у Хильярда, - давай-ка удостоверимся, что бриллианты действительно исчезли. Где ты их хранил?
        - Здесь, в моем письменном столе. Я его открыл, обшарил ящичек, в котором…
        Но он не успел договорить, потому что дверь распахнулась и в комнату вплыла Анна.
        - Не стоит так волноваться, сэр, - произнесла экономка своим обычным бесцветным тоном. - Наверное, вы забыли, но вы сами попросили вынуть их оттуда и перепрятать. Это случилось в тот самый день, когда вы ударились о камень. Так что нет ничего удивительного в том, что это вылетело у вас из головы. Я сделала, как вы велели, - положила их в книжный шкаф.
        Лесли недоуменно переводила взгляд с одного на другого. Миссис Скруттон, как всегда, была абсолютно невозмутима, и при звуке ее голоса безумный блеск постепенно исчез из глаз Хильярда.
        Анна подошла к шкафу, привычным жестом вытащила со второй полки три объемистых тома в переплетах из телячьей кожи и выудила из небольшого углубления плотно завязанный кожаный мешочек. Экономка протянула его Хильярду, и тот со вздохом необычайного облегчения ощупал содержимое.
        - Слава тебе господи! - провел он дрожащей рукой по лицу. - Как же я устал! Помоги мне дойти до постели, Анна, - добавил он, словно капризный ребенок.
        Лесли не сумела подавить вздох разочарования. Дед вел себя так, будто внучка для него - пустое место. Но девушка не могла не признать, что Анна справится с этой задачей куда лучше ее. Нужно немало сил, чтобы суметь дотащить старика вверх по лестнице.

«Вы сами попросили вынуть их оттуда и перепрятать». Выходит, у Анны есть ключик от хозяйского письменного стола. Лесли уже успела заметить, что женщина не расстается со связкой ключей. Но она подумала, что они от всевозможных кухонных шкафчиков и кладовок. Это доказывает лишь одно: в чем бы Лесли ни подозревала экономку, Хильярд ни на минуту не сомневался в ее полной преданности и кристальной честности.
        Все стихло. Дом наконец погрузился в сон. Оказавшись в постели, Лесли снова задумалась о дедушке. Вероятно, он услышал шум еще до того, как выпил молоко, а это означало: не было ни одного шанса, что лекарство попало внутрь.
        А тот человек, на которого она наткнулась у кустов тамариска… Могло ли так случиться, что он открыл дверь в оранжерею, отчего она и почувствовала порыв холодного ветра, когда проходила мимо библиотеки? И если он искал бриллианты, то откуда он мог знать, где они спрятаны? Да как он вообще узнал, что в доме есть такие ценности? И откуда у него полицейский шлем, который он, скорее всего, напялил в надежде, что если его и увидят, то не станут задавать лишних вопросов? А сам полицейский… вдруг на него напали или даже убили?
        Бесконечные вопросы роились в бедной маленькой головке, но ни на один из них не находилось более-менее вразумительного ответа. Ладно, по крайней мере, преступнику не удалось добраться до дедушкиных бриллиантов, и то слава богу!
        Утром ощущение неминуемой катастрофы отпустило Лесли. При ярком солнечном свете занятая обычными домашними хлопотами девушка с легкостью смогла на время забыть о событиях прошлой ночи. Хильярд тоже находился в прекрасном расположении духа и за завтраком даже заговорил о том, что хочет возобновить работу над книгой.
        - Осталось напечатать всего лишь одну главу. Пора отправлять плод моих трудов в издательство. Если пойдешь сегодня в деревню, может, заглянешь по пути к мисс Чаллен и скажешь, что я жду ее завтра?
        - Да, деда, конечно! - улыбнулась ему Лесли, передавая чашку кофе. - Я так рада, что твои бриллианты оказались целы. Хотя… не кажется ли тебе, что лучше было бы…
        - Целы? - прервал ее старик, прежде чем она успела закончить. - Конечно, целы! Почему ты это сказала?
        Хильярд бросил на нее подозрительный взгляд, и Лесли стало ясно, что вчерашняя сцена успела бесследно исчезнуть из его памяти.
        - Да так, не обращай внимания! - Девушка поспешила перевести разговор на другую тему и попросила объяснить, где живет Мона, хотя, по правде говоря, никакой нужды в этом не было.
        Но в Лоскенне Лесли первым делом направилась прямо в дом полицейского. Встретила ее миссис Поулван:
        - Извините, мисс, мужа нет дома. Раньше часа дня он вряд ли появится. Передать ему что-нибудь?
        - Ну, понимаете, вопрос довольно щекотливый. Мой дед, мистер Хильярд из
«Клифф-Энда», хранит у себя… ну, кое-какие ценности, а дом наш, как вам известно, стоит в некотором отдалении.
        - О да! Вот и экономка мистера Хильярда на днях звонила, просила Тома время от времени навещать старика, чтобы удостовериться, все ли в порядке. А что, кто-то беспокоит старого джентльмена?
        Лесли порядком удивилась. Значит, Анна знает, что им грозит опасность.
        - Ну, не то чтобы беспокоит… Просто вчера ночью я видела кого-то у самого обрыва, прямо возле нашего сада, и пошла поговорить с ним. Думала, это ваш муж, потому что на нем был полицейский шлем. Но оказалось, это какой-то незнакомец.

«Какое глупое объяснение, - подумала Лесли. - Наверное, женщина решит, что я совсем спятила». Однако, к ее удивлению, миссис Поулван смущенно улыбнулась:
        - Боже мой! Вот что с ним случилось! Дело было так, мисс. Том не хотел бы предавать это огласке, так что я буду вам очень признательна, если вы не станете ничего никому говорить. Видите ли, могут возникнуть проблемы с инспектором из Реверна. Том сказал, что ближе к вечеру пошел в «Клифф-Энд», и, видать, присел покурить. Конечно, это не полагается, но ведь полицейские тоже люди, так же как и все остальные. Да и не было никого вокруг… И пока он курил, снял шлем, положил его на траву рядом с собой. А когда собрался обратно и потянулся за ним, то шлема уже и след простыл! Муж боялся, что тот свалился со скалы в море. Чувствовал себя полным идиотом - это Том так говорит, - когда возвращался домой с непокрытой головой и в форме. Но к счастью, уже стемнело, да и по пути ему никто не встретился. Сходил туда спозаранку в штатском, и - верите? - вот счастье, нашел его! Похоже, шлем закатился под куст тамариска.
        Лесли нетерпеливо выслушала весьма пространное объяснение и, как только представилась возможность, вклинилась в монолог:
        - Но тот человек, которого я вчера видела… Как вы думаете, он кто?
        - Да, может, какой-то малый из деревни. Нашел шлем и нацепил его на себя, так, ради смеха. Молодежь любит позабавиться. Извините меня, мисс, там телефон звонит. Наверное, хотят оставить для Тома сообщение.

«Малый из деревни? Вот уж не думаю, - пожала плечами Лесли и побрела по улице. - Никогда не встречала деревенского парня, напоминающего восставшего из ада».
        Дверь домика «Ханисакл» отворила маленькая седовласая старушка. При упоминании имени мисс Чаллен она только покачала головой:
        - Нету ее, мисс. Уехала три дня тому назад и вещички свои прихватила. Она ведь только на время останавливалась, комнату снимала, знаете ли.
        От таких новостей сердце у Лесли словно ухнуло вниз.
        - А не знаете, случайно, куда она отправилась?
        - Извините, мисс, чего не знаю, того не знаю. Джентльмен из «Трелани-Армз» заехал за ней на машине.
        Огромным усилием воли Лесли удалось скрыть свое разочарование.
        - Но она ведь вернется. Не могли бы вы сказать, сколько времени ее не будет?
        - Вот это вряд ли! Девица заплатила и попрощалась со мной. И ни слова о том, что приедет обратно, мисс.
        Дальнейшие расспросы ни к чему бы не привели. Может, Марк просто подбросил девушку до железнодорожной станции в Реверне, уговаривала себя Лесли. Ну конечно! Так и есть! Моне пришлось уехать, и он предложил довезти ее до станции. Красотка надавила на жалость, сказала, что не представляет, как полезет с чемоданами в автобус… Вот он и решил помочь бедняжке. Лесли пыталась вычеркнуть из памяти слова Марка: «Сегодня я уезжаю из Лоскенны».
        Девушка не сумела пройти мимо «Трелани-Армз» и не заглянуть туда. Она вдруг поняла, что стоит у дверей и поворачивает ручку. В такой ранний час в баре никого не было. Только не в меру располневшая жена владельца гостиницы подметала полы.
        - Боюсь, у нас пока закрыто, - с улыбкой повернулась она к посетительнице.
        - Знаю. Просто хотела узнать, у себя ли мистер Дюран. Это тот джентльмен из Лондона…
        - О нет! Уехал три дня назад. Сказал, что доедет до Реверна на автомобиле и оставит машину на станции, чтобы Робертс-младший смог забрать ее оттуда. Это сын владельца местного гаража, мисс, а мистер Дюран арендовал у него машину, пока жил у нас.
        - А вы не знаете, куда он уехал?
        - Скорее всего, в Лондон. Но обещал вернуться. Надеюсь, так оно и будет, - тепло улыбнулась миссис Грегг. - Мистер Дюран всегда вежливый, внимательный. В наши дни такие мужчины - большая редкость.
        По пути в «Клифф-Энд» Лесли постоянно повторяла себе эти хвалебные речи. Да уж, достаточно внимателен и вежлив, чтобы сопровождать мисс Чаллен прямо до Лондона, а там… Горькие слезы наворачивались Лесли на глаза, хотя она без конца твердила себе, что это вообще не ее дело.
        - Ну, - спросил Хильярд, не успела внучка переступить порог библиотеки, - поговорила ты с мисс Чаллен?
        - Нет, не поговорила. И по весьма веской причине - она уехала из Лоскенны.
        - Хочешь сказать, воспользовалась временной приостановкой работы и решила устроить себе небольшой отпуск? И когда она вернется?
        - Похоже, никогда. Домохозяйка уверяет, что девушка забрала все свои пожитки и отправилась в Лондон.
        - Да как же так?! Надо было сразу понять, что на нее нельзя положиться. Современная молодежь такая безответственная! - взъерепенился старик. - А как же моя книга? Не думаю, что мне удастся найти в этих краях вторую толковую машинистку.
        - Да, проблема! - Дед выглядел таким подавленным и расстроенным, что Лесли, сама того не желая, предложила: - Может, я попробую? Конечно, я печатаю медленно, двумя пальцами, но я очень хочу тебе помочь.
        - Ладно, выбора-то все равно нет, - сокрушенно вздохнул Хильярд, и Лесли, ожидавшая хотя бы одного словечка благодарности, почти пожалела о своем благородном поступке. - Несколько дней назад я получил письмо из издательства. Они спрашивают, когда я смогу предоставить рукопись. Так что давай пробуй, вдруг что получится. Я положил последнюю главу возле печатной машинки, можешь приступать хоть сейчас.
        Лесли не жалела, что нашла себе занятие. Лето близилось к концу, и погода не располагала к длительным прогулкам и купанию. Однако работа была довольно трудной и нудной, а безвылазно сидеть за печатной машинкой оказалось весьма утомительно. Но были и положительные моменты - Лесли с облегчением обнаружила, что дед стряхнул с себя летаргию и справился с депрессией.
        Несколько дней спустя, когда девушка, как обычно, сидела за печатной машинкой, на пороге неожиданно появилась Анна.
        - Боюсь, мне надо отлучиться на денек-другой, мисс Мейсон. Я получила письмо от подруги, она живет в Ланстилле, в трех милях по ту сторону Реверна. Бедняжка слегла, и, пока к ней не приедет ее замужняя дочь, о ней совершенно некому позаботиться. Я сказала хозяину, и он меня понял.
        Лесли выслушала женщину со смешанным чувством. Хотя, без сомнения, было здорово на время избавиться от неодобрительного взгляда экономки, но девушку одолевала тревога - сумеет ли она в одиночку справиться с таким огромным хозяйством.
        - Насколько я понимаю, книга мистера Хильярда практически завершена, - продолжала тем временем Анна, - так что у вас найдется возможность заняться домашними делами. Если даже мисс Чаллен сдалась, а, видать, дело обстоит именно так, и вы достаточно умны, чтобы взять на себя ее обязанности, то и с моими справитесь, никуда не денетесь.
        Лесли просто кивнула, так и не решив для себя, можно ли рассматривать последние слова Анны как комплимент.
        - А как насчет кота? - припомнила она вдруг Блэки.
        - Кормите его хорошенько, и никаких проблем. Только не пытайтесь приласкать, животное этого не переносит.
        - Ни за что на свете! Когда уезжаешь? Лесли испытала настоящий шок, услышав ответ:
        - Сегодня после обеда.
        Но ведь дело-то не терпит отлагательств, напомнила она сама себе. Если ее подруга больна и одинока, не стоит удивляться подобной спешке. Анна наверняка хочет побыстрее добраться до места и помочь больной.
        После отъезда экономки на Лесли снизошло то чувство облегчения и свободы, о котором так часто пишут в романах. Девушка нашла кухню и кладовую в полном порядке, продуктов должно с лихвой хватить дня на два - на три. Когда Лесли готовила чай, Блэки слез со своего места и требовательно уставился на девушку топазового цвета глазами. Она занервничала, но тарелочка мяса и блюдечко с молоком привели кота в отличное расположение духа, и чудовище довольно заурчало.
        Хотя Анна сказала, что Хильярд понял причину ее отъезда и одобрил его, за ужином Лесли обнаружила, что дед пребывает в ужасном настроении.
        - Где Анна? - перво-наперво потребовал он.
        - Ты же знаешь, она уехала в Ланстиллу приглядывать за своей больной подругой. Она сама говорила тебе об этом сегодня утром.
        - Наглая ложь! - Он приподнялся с кресла. - Не сомневаюсь, это все твои происки! Ты даже не попыталась поладить с ней, а теперь и вовсе отослала ее прочь!
        Шокированная и обиженная несправедливыми нападками, Лесли на мгновение вышла из себя, позабыв о предосторожности:
        - Я не имею к этому никакого отношения! Если это она выдумала неправдоподобную чушь, то ей должно быть стыдно! Неужели ты считаешь, что я горю желанием взвалить на себя все хозяйство? - Вид у деда вдруг стал таким удрученным, что Лесли поспешила укротить свой пыл. - Извини меня, дедуля!
        Она встала с кресла и подошла к нему.
        - Я с радостью сделаю для тебя все, что ни пожелаешь. Обещаю, ты не станешь скучать по ней.
        Проигнорировав ее слова, Хильярд гневно отшвырнул в сторону свое кресло.
        - Не нужен мне никакой ужин. Лучше лягу пораньше.
        - Хорошо! - Наверное, после длительного перерыва работа все же измотала старика, решила она для себя. - Минут через пятнадцать я принесу тебе горячего молока.
        Лесли вздохнула. Она так старалась, готовя к ужину сырное суфле, и вот все ее усилия пошли прахом, а к утру этот шедевр кулинарии останется только выкинуть. Девушка убрала со стола и отправилась на кухню, подумав, что сначала уложит дедушку спать, а потом поест сама.
        Она подогревала молоко и вдруг услышала, как кто-то сломя голову несется вниз по лестнице. Старик ворвался в кухню, словно разъяренный лев.
        - Мои бриллианты пропали! - возопил он. - И я знаю, кто украл их! Этот мошенник Дюран! Неудивительно, что он больше на глаза не показывается. Зачем я только рассказал ему о камнях!
        У Лесли так затряслись руки, что пришлось поставить кастрюлю на стол.
        - Не стоит бросаться такими обвинениями, дедушка! Совсем недавно уже был похожий случай, или не помнишь? Ты просто забыл…
        - Ничего я не забыл! После того страха, что я пережил на днях, я решил забрать их в свою спальню. Так безопаснее. Но ты только глянь!
        Он протянул ей мешочек, и Лесли заглянула внутрь.
        - Но он же не пустой! Камни на месте, деда.
        - Вот именно, камни! - Старик раздраженно выхватил мешочек из рук внучки и высыпал его содержимое на стол.
        У Лесли глаза на лоб полезли - перед ней лежало двадцать четыре гладких галечки, все одинакового размера. Кто-то подменил бриллианты.
        - Теперь-то, надеюсь, ты мне веришь? - бушевал Хильярд. - Не стоило Анне уезжать! Этого бы никогда не случилось, не отошли ты ее прочь!
        Он тяжело навалился на стол, голова бессильно свесилась.
        - Я ее не отсылала! - Возмущению Лесли не было предела, и ее тоже обуял гнев. - Видно, ты думаешь, что Анна - чистая душа! Знаешь что, твоя экономка вполне могла прихватить бриллианты. Что-то слишком уж поспешно она сорвалась с места.
        Хильярд выпрямился, и с губ его сорвалось ругательство.
        - Да как ты смеешь говорить такое? Как у тебя только язык повернулся обвинить Анну в воровстве? Наверняка выгораживаешь своего рыжего дружка, этого мошенника! Какой же я был дурак! Зачем только рассказал ему о бриллиантах! И даже показал, считая его человеком чести. А он все это время только и думал, как бы их спереть!
        Старик замолчал, а Лесли не знала, что сказать, припомнив столь внезапный отъезд Дюрана. И вдруг глаза Хильярда потемнели, стали похожи на две щелочки, и в них сверкнуло пламя.
        - Так ты соучастница? С этим негодяем ты дружила, а Анну ненавидела! Вы разработали свой коварный план на пару! И поэтому…
        Хильярд остановился, переводя безумный взгляд с камушков на бутылочку с таблетками. Лесли в ужасе затаила дыхание, когда он схватил пузырек и уставился на этикетку.
        - Вот, значит, что! - взвился он с удвоенной силой. - Догадалась, что я исправил завещание в твою пользу! Небось успела перекинуться парой словечек с моим адвокатом, когда он приходил ко мне!
        - Да я даже не знала, что он приходил! - затараторила Лесли. - А о твоем завещании вообще никогда не думала. Поверь мне, дедушка!
        Хильярд, как глухарь на току, словно не расслышав крика души Лесли, гнул свое:
        - Решила мало-помалу отравить меня! С твоим медицинским образованием тебе это - раз плюнуть. А когда избавишься от меня, получишь мои денежки и понесешься к своему любовнику, который уже заграбастал мои бриллианты! Мне следовало бы знать, что ты вся в мать пошла: сначала сделаешь вид, что решила поселиться со мной, а потом сбежишь и бросишь меня на произвол судьбы. Но тебе не стоило так со мной поступать. Уж я позабочусь о том, чтобы твой план не сработал, помяни мое слово! А что касается этих чертовых пилюль…
        Старик размахнулся и запустил бутылочкой в каминную решетку. Послышался звон разбитого стекла, яркой радугой брызнули осколки. Лесли невольно проследила за движением его руки, а когда обернулась, деда уже и след простыл.
        На мгновение страх и ужас сковали ее. В тишине огромного дома, словно выстрел, прозвучал стук захлопнувшейся двери библиотеки, затем раздался металлический скрежет поворачиваемого в замке ключа.
        Неимоверным усилием воли Лесли постаралась взять себя в руки. Девушка нашла совок и веник, подмела осколки стекла, рассыпавшиеся таблетки и призадумалась, что же ей делать дальше. Как поступить? Инстинкт подсказывал, что ломиться в запертую дверь и просить дедушку выслушать ее совершенно бесполезно. Как бы его бешенство не обернулось настоящим насилием - ведь он считает внучку опасным и хитрым врагом. Может, позвонить доктору Ролинсону… Но Лесли тут же отбросила эту идею, вспомнив, что телефон находится в библиотеке.
        - Делать нечего, придется подождать, - сказала она вслух. - Не может же он провести там всю ночь. В последнее время настроение у него меняется, словно ветер на море. Будем надеяться, что вскоре он отопрет дверь и отправится спать. Тогда я позвоню доктору, попрошу его приехать. Вот только, боюсь, без успокоительного ему сегодня не заснуть… а таблеток больше нет. И как он додумался до такого! Как ему в голову пришло, что я способна на столь ужасные вещи!

«И не только я, - подумала Лесли. - Он и Марка подозревает, уверен, что именно он стянул его бриллианты». Но это не может быть правдой! Девушка попыталась выудить из памяти все подозрительные события последних недель. Марк без всяких объяснений покинул Лоскенну, да еще в компании Моны Чаллен. Неужели эти двое заодно? Просто невероятно! Но если Мона знала, где хранятся бриллианты, она вполне могла найти способ заставить его помочь ей. Марк дал ей этот галечник, и она подменила им бриллианты. А почему бы и нет, ведь девушка часами сидела в библиотеке в полном одиночестве…
        Сомнения терзали Лесли. Еще этот весьма подозрительный несчастный случай с дедушкой, когда Марк, словно по мановению волшебной палочки, появился несколько секунд спустя. Неужели вся забота о Лесли, предупреждения, что оставаться в поместье небезопасно, сводились к одному:
        Марк надеялся, что девушка испугается и сбежит, таким образом не станет путаться у них под ногами? И хотя сердцем она была готова броситься на защиту, разум строго расставлял факты против Дюрана.
        Лесли кое-как выплыла из раздумий и вдруг с дрожью в теле осознала, что из библиотеки не доносится ни звука. Тихонечко пробравшись по коридору в холл, девушка увидела, что из-под двери по-прежнему пробивается полоска света. Она облегченно вздохнула и решила, что пора действовать. Пережитый шок от потери драгоценностей, затем лунатический припадок запросто могли привести к непоправимым последствиям. Дедушку мог хватить удар…
        При мысли о том, как ее единственный родственник лежит на полу, беспомощный и бездыханный, а между ними - всего лишь запертая дверь, Лесли и думать забыла про всякие там глупые обиды. Она схватилась за ручку и принялась колотить кулаком по двери:
        - Дедушка! Дедушка!
        В ответ ни звука, ни движения. Лесли затаила дыхание и немного постояла, прислушиваясь к тому, что происходит внутри, но не расслышала даже дыхания. Эта мертвая тишина была даже хуже, чем самые яростные вспышки гнева.
        - Мне бы только попасть внутрь! - прошептала она.
        И тут ее осенило. Оранжерея! И как ей раньше в голову не пришло! В таком нервном состоянии дед вряд ли подумал запереть дверь в сад.
        Прихватив лампу из холла, Лесли вернулась в кухню и через черный ход вышла на улицу. Обойдя дом с тыльной стороны, она добралась до оранжереи. Дальше дело пошло легче - через застекленные стены пробивался свет, и она без труда продолжила свой путь.
        Надежда оправдалась - дверь из оранжереи в библиотеку была не заперта. Лесли храбро дернула за ручку, внутренне приготовившись к тому, что она может там увидеть. Вдруг дед лежит на полу без сознания или, скорчившись, сидит за письменным столом?
        Собравшись с духом, девушка шагнула вперед и остановилась, в изумлении глядя по сторонам. В комнате не было ни души.

        Глава 7

        Несколько мгновений Лесли в полной растерянности стояла посреди библиотеки, не в силах пошевелиться. Дедушка должен быть здесь! Может, за то время, пока она обходила дом, старик вышел из комнаты и отправился спать? Но замок был все еще заперт изнутри. Лесли повернула ключ и выглянула в холл. Там было тихо и пустынно, только раскрашенные маски скалились на девушку со стен в неясном свете лампы у нее в руках.
        И тут словно молния вспыхнула у нее в голове. У Лесли даже дыхание перехватило от такой мысли… Дед вышел в сад. Другой дороги у него не было! Такая прохладная ночь не время для прогулок пожилого человека, да еще в столь смятенном состоянии. Ветер с моря крепчал, небо заволокло черными тучами, и с минуты на минуту мог хлынуть дождь.
        Неожиданно Лесли припомнила его слова, сказанные в то солнечное утро, когда она встретила его на обрыве. Но теперь они обрели зловещее значение: «Конечно, может возникнуть искушение прийти сюда ночью, но только дурак или умалишенный поддастся ему». Умалишенный! А вдруг эта дикая сцена на кухне, когда он обвинил внучку в том, что она пыталась отравить родного деда, и оказалась той пресловутой последней каплей, которая подтолкнула его и без того воспаленный рассудок к самому краю безумия?
        Лесли сорвалась с места и опрометью кинулась через оранжерею в сад. Она надрывно кричала, зовя деда, понимая, однако, бесплодность своих усилий. Никто не смог бы расслышать ее воплей сквозь оглушительное завывание ветра и непрестанный грохот бушующего моря.
        Задыхаясь и рискуя поскользнуться в сгущающемся сумраке на мокрой траве или споткнуться о торчащий из земли корень, Лесли неслась через сад и молила только об одном - не опоздать, успеть спасти дедушку. Новый приступ страха захватил девушку, когда она подлетела к калитке в стене, протянула руку и не сумела нащупать ручку. Дверка была распахнута. Выходит, дед действительно отправился в эту сторону.
        - Деда! - позвала она опять…
        И вдруг впереди показалась темная фигура. Сердце девушки словно заплясало от радости.
        - Господи, ты жив! Вернись…
        - Лесли! - Неужели это голос Марка? - Тебе нечего здесь делать! Возвращайся! Немедленно возвращайся в дом!
        Говорил он резко, скорее приказывал, чем просил, и от его настойчивости у Лесли мурашки побежали по коже.
        - Я не могу, Марк! Не могу! Я ищу дедушку. Он где-то здесь.
        Она хотела проскочить мимо него, но Марк схватил ее за руку и силой поволок к дому. Девушка не могла высвободиться от его хватки, но не переставала возмущаться.
        - Ты не понимаешь! Иначе не стал бы волочь меня! - обессиленно бормотала Лесли, то и дело спотыкалась. - Ужасно опасно ходить по обрыву в такую темень!
        Начался дождь. Резкие порывы ветра несли целые потоки воды, смешанные с водопадом брызг с оглушительным треском разбивающихся о скалы волн.
        - Побереги дыхание, - бросил на ходу Марк, все время ускоряя шаг. Лесли приходилось бежать, чтобы поспеть за ним.
        Наконец они добрались до дома. Только тогда Марк отпустил ее руку. Лесли резко повернулась к нему, отбрасывая со лба мокрые пряди волос:
        - Марк, если ты не позволяешь мне пойти туда, может, сам поищешь дедушку? Сегодня вечером у нас… у нас вышла ужасная ссора…
        Лесли коротко описала сцену на кухне и дальнейшее поведение старика, опустив только дикие обвинения деда в ее адрес.
        - Есть от чего разволноваться, - кивнул Марк. - Я тебя прекрасно понимаю. Но согласись, искать кого-то в такую погоду - бессмысленное занятие. - Марк посмотрел на окно, и Лесли услышала, как дождь неистово колотит по стеклам. - Погляди на себя, - продолжил он более мягко, - ты вся промокла. Иди наверх и переоденься во что-нибудь сухое. Нет! - возразил он, когда она затрясла мокрой головой. - Даже не собираюсь ничего обсуждать с тобой, пока ты не переоденешься. Давай иди!
        Лесли неохотно оставила его внизу и побрела наверх. Ей пришлось признать, что Марк абсолютно прав. Искать дедушку в такой тьме, да еще в шторм, бессмысленно. Но она ужасно волновалась за старика.
        Девушка спешно сняла платье, скинула мокрые туфли и влезла в свитер и брюки. Она вытирала волосы, когда услышала голос Марка. Тот явно с кем-то разговаривал. Дедушка вернулся, он жив и здоров!
        Обмотав голову полотенцем, Лесли в одних носках подбежала к лестничной площадке, но остановилась как вкопанная у начала ступенек. Она ведь оставила Марка на кухне, но там его не оказалось. Он прошел в библиотеку и теперь полушепотом говорил с кем-то по телефону. Лесли спустилась на несколько ступенек вниз и прислушалась.
        - …не могу сказать наверняка, но мне кажется, что он мертв. Да, я пока побуду здесь.
        Услышав тихий щелчок, Лесли поняла, что разговор окончен, и, стараясь не наделать шума, кинулась обратно в свою комнату. Сердце ее готово было выскочить из груди.
«„Мне кажется, что он мертв“. Значит, Марк знал все это время! Вот почему он так настаивал, чтобы я вернулась в дом, и твердил, что искать дедушку бесполезно».
        Как он умер? Инсульт или сердечный приступ? Или из-за дождя и ветра потерял равновесие, свалился с крутого обрыва и зашибся насмерть?
        И если последнее, то было ли это падение случайностью или… Нет, нет, Марк не мог!.

        При мысли о возможной причастности Марка к смерти деда Лесли обуял ужас. Коленки подогнулись, и она рухнула на кровать. Предположения, одно другого ужасней, проносились в голове, и все они, словно мозаика, складывались в единое целое. Надо же, какой умный! Позвонил в полицию в надежде, что проявление участия и своевременный доклад снимут с него всяческие подозрения! Теперь она, словно наяву или на киноэкране, видела разыгравшуюся трагедию. Двое мужчин встретились на обрыве. Дедушка обвинил Марка в краже бриллиантов. И вот они схлестнулись на мокрой траве, да еще в такую ветреную ночь. Но какие шансы имел старик против молодого, сильного, пышущего здоровьем Марка? Один толчок… и ее дед изо всех сил старается удержаться на ногах…

«Нет! Нет! - будто кричало сердце. - Не может быть! Марк, человек, которого ты так любишь, не может оказаться убийцей…»
        - Лесли, ты где там?
        Девушка вздрогнула, услышав его голос.
        - Что-то ты долго возишься. Я варю кофе. Нам обоим не повредит выпить по чашечке.
        Девушка вскочила на ноги, стараясь не дать своему предательскому сердечку в очередной раз попасться на удочку дружеского тона. Небось у него готов для нее рассказ: мол, он понесся к обрыву, завидев стоящего там дедушку, старался помочь старику, рискуя собственной жизнью, но было уже слишком поздно… Наверное, ждет, что глупышка Лесли рассыплется в благодарностях, а сам в душе будет хохотать над доверчивой маленькой дурочкой. А что? - с горечью подумала она, ведь именно так он и назвал ее в их первую встречу. Дурочка.
        Посмотрим! Боюсь, его ждет разочарование. Лесли пробежалась расческой по волосам, влезла в туфли и пошла вниз, полностью взяв себя в руки, готовая бросить правду ему в лицо.
        Когда она вошла в кухню, Марк расставлял на столе чашки и блюдца.
        - Без твоей помощи мне не обойтись. - Он бросил на нее быстрый взгляд. - Где молоко? И куда подевалась экономка?

«На устах улыбка, а в кармане - нож». Этот полузабытый стишок услужливо всплыл в воспаленном подозрениями мозгу Лесли.
        - Анна уехала к больной подруге. Бедняжка не встает с постели, и ей требуется уход. Я принесу молоко.
        Девушка раздобыла в кладовой кувшин, налила в кастрюльку молока и поставила его на огонь, все время ощущая на себе взгляд Марка, сидящего за столом.
        - Может, хоть теперь расскажешь, что ты делал здесь ночью, - спокойно произнесла Лесли.
        - Категорически отказываюсь говорить, пока не выпьем кофе, - покачал он головой. - Случилось кое-что весьма неприятное.
        Лесли подняла на него глаза и наткнулась на ответный взгляд двух голубых насмешливых льдинок.
        - Нечего тут корчить из себя заботливость и милосердие. Мой дедушка мертв, я права?
        - Не могу утверждать наверняка, но у меня сильные подозрения, что так оно и есть. Хотел бы я знать, что произошло!
        Лесли разлила по чашкам горячее молоко, со стуком поставила кастрюлю на место и, словно разъяренная фурия, обернулась к Марку:
        - Хватит разыгрывать из себя героя! Так и скажи, что сбросил старика с обрыва, чего уж теперь! Мало тебе бриллиантов, так ты еще и жизнь решил у него украсть. Ты убил его!
        Марк вскочил на ноги, потянулся через стол и с силой ухватил Лесли за запястье.
        - Ты… так думаешь! Ты веришь, что…
        Послышался неистовый стук в дверь, и оба застыли на месте.
        - Оставайся здесь, - приказал мужчина и отпустил ее руку. - Наверное, это полиция.
        Марк ушел, хлопнув дверью, а Лесли даже не успела возмутиться. Девушка автоматически всыпала в кофе сахар и принялась размешивать его, мысленно выстраивая возможный разговор Марка с полицией. Ей даже казалось, будто она слышит его объяснения: «Я волновался за мистера Хильярда и его внучку. Поэтому вернулся из Лондона, как только смог, и сразу же направился к ним. По округе ходили слухи, что кто-то постоянно вторгается в их владения, и я кожей чувствовал, что им обоим нужна моя защита. Я решил срезать путь по саду и вдруг увидел, как кто-то бродит по самому краю обрыва. Похоже, что мистер Хильярд, но было слишком темно, да еще дождь шел, поэтому я не могу утверждать наверняка. Но прежде чем я успел добежать до места, мужчина поскользнулся и свалился вниз».
        Лесли не сомневалась, что именно так он подаст себя: бескорыстный герой, сделавший все, чтобы предотвратить трагедию, но потерпевший неудачу, хотя вины его в этом нет. И так старался, как мог. А если полиция поверит ему на слово, что тогда? «Они уйдут, а он вернется сюда и скажет, что я должна оставаться здесь, совсем одна. Он даже может… признаться мне в любви и попросить моей руки. И если это произойдет, что мне делать, как поступить? Что я смогу ответить? Ведь, несмотря ни на что, я все равно люблю его, люблю всем сердцем?!»
        Но он же убил дедушку!!! Неожиданно решение пришло само. Лесли скинула туфли, взяла их в руку и бесшумно побежала по коридору, потом мимо закрытой двери в библиотеку, из-за которой раздавались голоса. Быстрей наверх, в свою комнату, спешно покидать кое-что из вещей в небольшой чемоданчик, переобуться в сапожки, влезть в плащ, не забыть сумочку. Подхватив вещички, Лесли опрометью бросилась вниз по лестнице к входной двери и выскочила на улицу.
        Девушка возблагодарила Господа Бога за то, что в доме доктора все еще горел свет, а дверь открыл сам мистер Ролинсон:
        - Кто там? Что случилось? Мисс Мейсон! Что вы тут делаете?! Входи, девочка моя, входи!
        - Доктор, умоляю вас, не могли бы вы приютить меня на ночь? - Она поставила свой чемоданчик на пол. - Произошло нечто… нечто ужасное. Моего дедушку убили!
        - Убили! - нахмурился доктор. - Этого не может быть. Пошли в кабинет, я принесу тебе что-нибудь.
        Лесли упала в услужливо придвинутое ей кресло. Она послушно выпила из маленького стаканчика, предложенного ей доктором. В голове тут же прояснилось, и девушка почувствовала себя намного лучше.
        Ролинсон молча выслушал нежданную гостью и недоверчиво покачал головой:
        - Понимаете ли вы, какое страшное обвинение бросаете мистеру Дюрану? Должен сказать, что никаких неопровержимых доказательств у вас нет. Вполне возможно, что ваш дедушка встретил свою смерть случайно - если он вообще умер, ведь этого вы не знаете наверняка. Вы говорите, мистер Дюран сразу позвонил в полицейский участок? Уверяю вас, убийца вряд ли стал бы так поступать.
        - Но разве вы не видите? Это же лучший способ оправдать себя! И есть еще пара причин, по которым… нет, на сегодня хватит, я больше не могу! Одно я знаю наверняка - я не в состоянии вернуться в «Клифф-Энд». Не в силах оставаться там в полном одиночестве.
        - Но есть же еще экономка. И вы не будете одна…
        - Она уехала на несколько дней. Если вы не можете оставить меня у себя, пойду в гостиницу, да хоть к черту в пекло!
        - В этом нет необходимости, милая моя девочка. Оставайся, если хочешь. Я буду только рад. Сейчас позову жену.
        Лесли чуть не разрыдалась от благодарности. Вскоре появилась миссис Ролинсон. Она отнеслась с сочувствием и пониманием к бедняжке, приготовила ей горячий напиток и отвела в спальню.
        - Постарайтесь больше не думать об этом сегодня, - посоветовала она Лесли. - Утро вечера мудренее. Тогда мы и выясним, что произошло на самом деле.
        Лесли провалилась в тяжелый сон без сновидений.
        Утром она и в самом деле почувствовала, что теперь в состоянии принять любой удар судьбы. Проснулась Лесли только в начале десятого. Быстренько одевшись, девушка поспешила вниз и принялась извиняться перед миссис Ролинсон за то, что пришлось из-за нее задержать завтрак.
        - В этом нет вашей вины, мисс Мейсон. Мы добавили вам кое-что в питье, иначе вы бы не смогли нормально заснуть. Распоряжение доктора! А! - воскликнула она, завидев на пороге мужа. - Вот и он. Сейчас узнаем последние новости.
        - Рад сообщить вам, что они очень приятные.
        Лесли, вскочившая было с кресла при виде Ролинсона, плюхнулась обратно, не в силах пошевелиться и поверить, что в конце туннеля забрезжил свет.
        - Вы наверняка будете рады услышать, что дедушка ваш жив, и хотя я не могу сказать, что мистер Хильярд абсолютно здоров, но находится он в гораздо более приемлемом состоянии, чем я того ожидал.
        - Вы его видели? - чуть не задохнулась от радости Лесли.
        - Его экономка позвонила мне спозаранку, - кивнул доктор.
        - Анна? Но… как она могла? То есть… она же в Ланстилле!
        - Была там, но вернулась в поместье вчера поздно вечером. Да, она и в самом деле отправилась ухаживать за больной подругой, но оказалось, что соседка взяла все хлопоты на себя. Миссис Скруттон очень волновалась за вашего дедушку, вот и поспешила обратно.
        - Извините, но я в полной растерянности. - Лесли прижала ладонь к горячему лбу. - Я уверена, что Марк… то есть мистер Дюран… говорил полиции… я имею в виду, по телефону… что дедушка мертв, да и сам он потом повторил свои слова в моем присутствии. По крайней мере, он уверял, что дед, должно быть, свалился с обрыва, и я…
        Лесли остановилась, не желая повторять вслух чудовищное обвинение, которое бросила Марку в лицо. От этого воспоминания девушке стало дурно. Хильярд был жив, а она сказала: «Ты убил его!»
        - Нисколько не сомневаюсь, что мистер Дюран и сам подозревал худшее, потому что не нашел мистер Хильярда на обрыве. Но человек, который и в самом деле умер - кстати, по всей видимости, именно о нем он и рассказывал полиции, - совсем не ваш дедушка. Насколько я понял, это тот самый малый, кого в последнее время частенько видели в окрестностях «Клифф-Энда». Полиция считает, что парень был не в себе.
        - Хотите сказать, что его кто-то убил? - У Лесли внезапно пересохло в горле. Неужели она была недалека от истины, обвинив Марка в ужасном преступлении? - Я видела этого мужчину, - продолжила она. - У полиции есть какие-нибудь версии насчет того, кто он и кто повинен в его смерти?
        - Может, и есть, но они не намерены делиться своими предположениями с кем попало. Вы должны извинить меня, - направился он к двери, - пора начинать прием, пациенты ждут.
        После такого невероятного поворота событий у Лесли кусок в горло не лез, но хозяйка дома настояла, чтобы та хорошенько подкрепилась перед тем, как уйти.
        - Понимаю, что вам не терпится поговорить с дедушкой, - успокаивала ее миссис Ролинсон. - Хорошо себя чувствуете, моя милая, уверены? Если хотите, пойдемте вместе.
        - Благодарю вас, но я и правда в полном порядке. Большое вам спасибо за вашу доброту!
        Где же теперь Марк? - думала она по пути домой. Доктор даже не упомянул о нем. Может, полиция заподозрила его в убийстве этого человека и теперь увезла в участок на допрос?
        К безграничному удивлению Лесли, входная дверь дома стояла настежь открытой. Девушка поспешила войти, поставила на пол чемодан и застыла в растерянности.
        - Анна! Это ты? - крикнул дед.
        Говорил он твердо и громко. Подобных интонаций Лесли не слышала в его голосе уже несколько недель. Забыв обо всем на свете, девушка понеслась в библиотеку, вознося благодарность за то, что дед жив и здоров.
        - Ты где была? - вместо приветствия, строго спросил он. - Доктор Ролинсон сказал, что ты провела ночь у него. Почему ты ушла из дому? Переживала за меня?
        Увидев, что он считает это само собой разумеющимся, Лесли сочла за лучшее промолчать и ни словом не обмолвилась о предыдущей ночи. Сначала надо побеседовать с Анной, хотя подобная идея не доставляла удовольствия.
        - Я так рад, что тот парень, который болтался здесь в последнее время, перестанет докучать нам, - продолжал Хильярд тем же тоном. - По-моему, лучше уж погибнуть, чем провести остаток жизни в сумасшедшем доме. По крайней мере, я бы предпочел первое.
        - Ты знаешь, кто он?
        - Похоже, совершенно посторонний человек, - покачал головой дед. - Все это, конечно, весьма неприятно, но, слава богу, не имеет к нам никакого отношения.
        И хотя причина подобной перемены оставалась для Лесли загадкой, было совершенно очевидно, что к Хильярду вернулись его прежние сила и энергия. Похоже, безумный взгляд и припадки бешенства канули в Лету.
        Приготовившись к враждебной встрече или, в лучшем случае, к полному безразличию со стороны экономки, Лесли была крайне удивлена, услышав ласковое «доброе утро, мисс Мейсон».
        Подбодренная хорошим началом, Лесли решилась на откровенный разговор:
        - Послушай, Анна, мне надо поговорить с тобой. Я уже кое-что слышала о событиях прошлой ночи. Кое-что от доктора Ролинсона, кое-что от дедушки. Но все равно многое остается для меня загадкой. Знаю, я не слишком по-дружески к тебе относилась и теперь очень сожалею об этом. Может, забудем прошлое и попробуем начать сначала? Ты наверняка считаешь, что я заявилась сюда только с одной целью - удостовериться, что дед оставил деньги мне, и, само собой разумеется, эта идея пришлась тебе не по душе, поскольку ты столько лет служишь ему верой и правдой! Но поверь, у меня и в мыслях ничего подобного не было!
        - Вы тоже неправильно поняли меня, мисс, - покачала головой Анна. - Вовсе не поэтому я так холодно встретила вас и не одобряла вашего присутствия. Я боялась, что через недельку-другую такая жизнь встанет вам поперек горла, и вы умчитесь обратно в Лондон. Меня, конечно, не было здесь, когда ваша мать покинула дом, но время от времени хозяин рассказывал мне об этом. Бедняга так страдал, обвинял во всем только себя одного. Может, он действительно был виноват, об этом не мне судить. Но зато мне известно, какую ужасную цену заплатил он за свою ошибку. По ночам его частенько мучили кошмары, и он разговаривал во сне. И все о том, как он боится, что умрет и они снова встретятся на небесах, а дочь опять отвернется от него. У меня сердце кровью обливалось, когда я это слышала.
        У Лесли слезы навернулись на глаза, и не только из-за безмерной жалости к деду, но еще из-за обиды на свою собственную глупость. Ну почему она так поспешно внушила себе, что Анна - женщина твердая и холодная, бессердечная и даже злобная, а сама в это время ожидала со стороны экономки любви и доверия?
        - Поначалу я и правда не думала, что задержусь тут надолго, - призналась Лесли. - Но вскоре все изменилось. Я почувствовала, Что нужна дедушке. И к деньгам это не имеет ни малейшего отношения.
        - Да, я это поняла, - закивала Анна. - Ты не станешь обижать его. Но ведь однажды ты встретишь мужчину и выйдешь замуж. И когда это произойдет, я останусь с ним и, как всегда, буду заботиться о хозяине.
        - Спасибо, Анна! Но давай вернемся к прошлой ночи, - попросила Лесли. - Где ты нашла дедушку? И как так вышло, что ни я, ни… кто-нибудь другой не видели вас?
        - Ничего удивительного. - На губах экономки появилось некое подобие улыбки. - Мы прятались в пещере на берегу моря. Я услышала, что кто-то идет, и испугалась: вдруг это полиция? Начались бы всякие расспросы и неприятности, а, насколько я могла судить по состоянию хозяина, вчера вечером ему и так пришлось нелегко.
        - Расспросы и неприятности? - У Лесли округлились глаза. - Что ты этим хочешь сказать?
        - Я про того человека, который напал на него на обрыве. Человека, которого я убила. - Ни один мускул не дрогнул на ее лице, когда она добавила: - Моего мужа.

        Глава 8

        Лесли смотрела на женщину, спокойно сидящую рядом с ней, и сокрушенно качала головой. Неужто все в этом доме посходили с ума? Анна сказала: «Мой муж» - или ей послышалось?
        - Но он же умер! - не выдержала девушка. - Твой муж скончался в африканском госпитале. У дедушки есть письмо, где сообщается об этом прискорбном событии.
        - И у меня есть. Но это всего лишь ловкая мистификация, хотя в то время мы конечно же ни о чем таком даже и не подозревали. Должно быть, он заставил кого-нибудь состряпать эти письма, а подпись подделал. Похоже, он мечтал только об одном - тайком вернуться в Англию и отомстить хозяину. Ведь мой муж твердо уверен, что тот бросил его на произвол судьбы.
        Это полная чушь, хозяин самолично рассказал мне подробности того происшествия. И я не сомневаюсь в его словах. А что касается Брайана, так тот всегда слыл отпетым лжецом. Говорят, о мертвых или хорошо, или ничего, мисс, но вы даже представить себе не можете, как этот мерзавец обращался со мной. Предложил мне выйти за него замуж только потому, что другая дала ему от ворот поворот. Чтобы проучить ее - так он говорил. Наверное, тогда это предложение даже польстило мне, потому что ни один мужчина не смотрел на меня дважды - я ведь такая некрасивая, да еще толстуха. К тому же я была на двенадцать лет старше Брайана. Пришлось смириться с тем, что надо мной постоянно глумились, сравнивали с хорошенькими женщинами, упрекали за то, что я никак не могу родить ребенка, хотя за это я теперь каждый день благодарю Бога. Но поначалу мне казалось, что все образуется.
        На мгновение лицо ее исказилось, и Лесли впервые увидела, какие эмоции бушуют в несчастной душе.
        - Как же я обрадовалась, когда он уехал вместе с мистером Хильярдом, скажу я вам, - продолжила Анна, немного помолчав. - Не буду спорить, я знала, что он не упустит шанса связаться с женщиной, где бы ни находился и какого бы цвета ни была у нее кожа. Это и послужило причиной их первой крупной ссоры, его и хозяина то есть. У одной местной девушки начались неприятности из-за Брайана, и если бы не мистер Хильярд, ее отец прибил бы моего благоверного.
        - Но ты же сказала, он убежден, будто мой дедушка бросил его на произвол судьбы?
        - Это случилось гораздо позднее, мисс. Не знаю, слышали ли вы когда-нибудь о том ужасном действе, за которым они взялись подглядывать, хотя это было и не положено.
        - Прочитала в дедушкиной книге. Мне чуть дурно не сделалось! Хочешь сказать, твой муж был с ним?
        Анна кивнула:
        - Похоже, дикари заподозрили, что за ними кто-то следит, и кинулись искать…
        Мистеру Хильярду удалось скрыться, но Брайана они схватили. Даже и не знаю, что они хотели с ним сделать, наверняка что-нибудь омерзительное. Как бы то ни было, ему удалось бежать. Но к хозяину он больше не вернулся. Вместо этого сказался больным и лег в госпиталь. Не знаю, может, после всего произошедшего бедняга тронулся умом. Зациклился на том, чтобы вернуться сюда. Видите ли, Брайан хотел заставить хозяина поверить, что он мертв, а потом довести его до сумасшествия, изображая восставшего из могилы.
        - Да, ничего не скажешь, дикий план! Но как тебе удалось узнать о его намерениях?
        - Получила от него письмо - засунули под заднюю дверь, тут оно и валялось. Предупреждал меня, мол, если расскажу хозяину или полиции, то он убьет и меня, и мистера Хильярда. За себя-то я не боялась, но не могла допустить, чтобы с хозяином случилось что-то ужасное.
        - Вот откуда взялась та записка, что мы нашли в библиотеке! - воскликнула Лесли. - Наверное, это он ее подкинул, хотя я понятия не имею, как ему удалось провернуть тот трюк.
        - Что за записка? Я ничего о ней не слышала, - озадаченно поглядела на нее Анна.
        - Накарябана на клочке бумаги. Мисс Чаллен обнаружила ее на столе как-то утром. Но давай вернемся к вчерашней ночи. Ты успела переговорить со своим мужем?
        - Да я и не подозревала, что это Брайан! Я услышала шум и возню, и сердце подсказало мне - что-то не так. Я увидела, как хозяин борется с кем-то на самом краю обрыва, и до смерти перепугалась, что он может свалиться вниз. Раздумывать особо было некогда. Я просто побежала туда и что есть мочи огрела парня фонарем по башке. Он упал на гранитную плиту, и тогда… - голос её дрогнул, - я увидела, что это Брайан, хотя он сильно изменился с тех пор, как мы виделись в последний раз.
        Я не хотела, чтобы хозяин узнал, кто это такой. Потом услышала чьи-то шаги. Это конечно же был мистер Дюран, но я подумала, что полиция, поэтому подхватила хозяина и повела его вниз по ступенькам, а потом в пещеру. Он, скажу я вам, был как под наркозом и покорно плелся за мной, словно маленький ребенок Я-то хотела переждать там немного, пока все не уляжется, но потом полил дождь, да и хозяин заснул мертвым сном. А незадолго начался прилив, поэтому я решила, что лучше будет дождаться утра. К рассвету прилив пошел на убыль, и мы вернулись в дом. Слава богу, к тому времени полиция уже увезла его. Ни я, ни мистер Хильярд понятия не имели, куда вы подевались, мисс. Я так обрадовалась, когда узнала, что вы ночевали у доктора Ролинсона и с вами все в порядке.
        - Да-а-а, ты такая храбрая! - В голосе Лесли слышалось неприкрытое восхищение. - Разве тебе не было страшно, что твой… что этот мужчина мог накинуться на тебя, когда ты бросилась спасать дедушку?
        Анна поднялась и двинулась к плите.
        - Храбрая? Да я даже ни на минуту не задумалась о том, что он может сделать. Если дорогому человеку грозит опасность, ты просто бросаешься ему на выручку, и все. Без раздумий.
        Выходя из кухни, Лесли знала, что с этого самого момента будет совсем по-другому относиться к Анне. Сегодня она увидела экономку - женщину на первый взгляд простую и неприветливую - совершенно в другом свете. Кажущаяся враждебность Анны была не чем иным, как искренней заботой, тревогой, что «хозяин» снова станет незаслуженно страдать, желанием оградить его от ненужных тревог.
        Но мысли об Анне быстро вылетели у нее из головы. Марк! Его отсутствие объясняется только одной причиной - ее собственной нелепой выходкой, злобным обвинением, брошенным ему прямо в лицо в состоянии нервного срыва. Ну не смогла она сдержаться под напором эмоций, да и стычка с дедушкой сыграла не последнюю роль. Лесли содрогнулась, припомнив, какой горечью были пропитаны ее слова, и они снова и снова эхом отзывались в ее памяти. Захочет ли Марк вернуться сюда после всего этого? Увидит ли она когда-нибудь его снова?
        Девушка попыталась собрать все факты воедино и, опираясь главным образом на рассказ Анны, составила для себя картину вчерашних событий на обрыве. Марк, скорее всего, появился там через несколько минут после того, как Анна увела Хильярда вниз, в пещеру. Следовательно, перед ним предстало весьма неприглядное зрелище: мертвое тело Скруттона, лежащего с пробитой головой на древнем алтаре, словно жертва жестокого обряда. Откуда Марку было знать, что смертельный удар нанесла Анна? Он, естественно, решил, что, по всей вероятности, убийца - Хильярд, который, в свою очередь, поскользнулся на мокрой траве и убился насмерть, свалившись с обрыва на острые скалы. Именно поэтому Марк настаивал, чтобы Лесли вернулась в дом. Старался уберечь ее от ненужных волнений и хотел избавить от ужасного зрелища.
        При мысли о том, что ее любимый не причастен к убийству, Лесли воспрянула духом. Она даже начала надеяться, что и пропавшие бриллианты найдутся и не придется обвинять его в воровстве. И когда Марк придет - а он ведь непременно придет, правда? - она попросит его все объяснить, станет вымаливать у него прощение, и все недоразумения растают как дым. Все у них будет хорошо.
        В библиотеке Лесли застала дедушку, беседующего с инспектором из Реверна. Разговор, судя по всему, длился довольно долго. Только девушка появилась на пороге, инспектор поднялся и откланялся.
        В душе ее загорелась надежда, что бриллианты нашлись - может, в кармане у Скруттона. Но по выражению лица дедушки Лесли поняла, что разговор чрезвычайно его расстроил. Она догадалась, о чем пойдет речь, еще до того, как Хильярд всхлипнул:
        - Знаешь, кто напал на меня вчера ночью?
        - Узнала несколько минут назад, деда. Мне Анна сказала. Ты понятия не имел, так ведь?
        Старик удрученно покачал головой:
        - Как бы мне хотелось, чтобы все это оказалось неправдой! Уж лучше бы это был совсем чужой человек. Видишь ли, я столько лет считал, что Скруттон мертв! Хотя не скрою, в последнее время меня терзали смутные сомнения и страхи. После того случая с запиской меня начал одолевать - да, именно одолевать! - ужас, что он покинул свою могилу и вернулся в мир живых. - Хильярд будто сам с собой разговаривал, и Лесли с благоговейным трепетом слушала его исповедь. - Не тело, а его мятежный злобный дух, принявший эту форму, чтобы отомстить мне за то, что я якобы сделал с ним. Но он же не прав, совершенно не прав! Я ни за что не бросил бы его на растерзание этих дикарей, если бы имелся хоть один, пусть малюсенький шанс вырвать его из их лап!
        Легкий вздох, неясное движение в его сторону, желание выразить свое сочувствие и симпатию привлекли его внимание, и Хильярд повернулся к внучке, будто вынырнул из своих воспоминаний на поверхность реальности.
        - Я никогда не рассказывал тебе, Лесли, потому что… ну, история эта не из приятных, да я и не видел смысла копаться в прошлом.
        - Если ты говоришь о том случае, когда вы вместе наблюдали за тем… тем жертвоприношением, так Анна уже мне рассказала. Да и в твоей книге про это написано. Дедуля, я убеждена - ты ни за что на свете не бросил бы человека умирать!
        - Конечно, я мог бы сделать попытку спасти его, но времени на раздумья не оставалось, и я совершенно точно знал, что шансов у меня - ноль. Я просто разделил бы с ним его участь, вот и все.
        - Но ему все равно каким-то чудом удалось сбежать, - напомнила деду Лесли.
        - Шут его знает, как он сумел это устроить. Но подозреваю, без женщины тут не обошлось. Парень он был хоть куда плюс к тому имел подход к слабому полу. Однако, как бы жестоко это ни звучало, во всем произошедшем виноват только он один, и больше никто! Я не раз предупреждал его, что наша безопасность, и я даже сказал бы - наша жизнь, зависит от нашей неподвижности. Мы не просто должны были сидеть тихо словно мыши, мы не должны были шевелиться, совсем! Эти дикари подняли такой шум, что на щелканье затвора фотоаппарата никто не обратил никакого внимания. Я как раз фотографировал, когда увидел, что Скруттон пополз вперед. Это был один из его главных недостатков - он никогда не слушался приказов. Наверное, от этого пусть даже почти незаметного движения высокая трава закачалась. Само собой разумеется, главный страж, высматривавший малейшие изменения в окружающем мире, которые могли бы означать присутствие свидетелей, заметил это и поднял тревогу. По собственной глупости Скруттон оказался впереди меня, и они набросились на него, словно стая голодных волков. Это позволило мне быстро отступить с поля
битвы. - Хильярд помолчал немного и с тревогой поглядел внучке в глаза. - Скажи, положа руку на сердце, может, стоило попытаться прийти ему на помощь?
        - Да как я могу решать? - Лучше бы дед не спрашивал! Лесли припомнила слова Анны:
«Если дорогому человеку грозит опасность, ты просто бросаешься ему на выручку, и все. Раздумывать некогда».
        Но с другой стороны, Скруттона никак не назовешь «дорогим» для Хильярда человеком. Совершенно очевидно, что дед испытывал к нему неприязнь, потому что от него были одни неприятности, и он уже не первый раз подвергал их жизни опасности. Кроме того, если тот не выполнял приказы, то и положиться на него тоже было нельзя. Здравый смысл подсказывал: бросать на ветер свой единственный шанс на спасение, да еще когда на самом деле нет никакой надежды помочь другому, - полный идиотизм. Может, это и героический поступок, только вот героизм этот граничит с шизофренией.
        - Уверена, что ты поступил так, как считал нужным и правильным. - Лесли тщетно старалась придать голосу убедительность, надеясь, что Хильярд не станет допытываться об ее истинных чувствах.
        Старик задумчиво кивнул и сменил тему:
        - Я так надеялся, что инспектор Аллен принесет мне весть о моих бриллиантах. Ясно, что Скруттон до них не добрался, и я ума не приложу, кто… - Он остановился и провел рукой по лицу. - Ты должна простить меня, моя дорогая, но я лишь смутно припоминаю, что делал и говорил вчера вечером. В последнее время я чуть не спятил от страха и переживаний. Да, от страха! - повторил он, словно Лесли усомнилась в этом. - Никто и никогда не мог бы назвать меня трусом, по крайней мере, если речь шла о физической опасности. Но когда ты встречаешься со странными, леденящими душу явлениями, а их я немало насмотрелся в путешествиях, и постоянно проводишь время в компании людей, которые свято верят в существование злых духов, ну, хочешь не хочешь, а это сказывается и на тебе. Все началось несколько недель назад. Ужас постепенно опутывал мой мозг. Мне казалось, что зло притаилось поблизости и выжидает, подгадывая удобный момент, чтобы напасть на меня. В тот вечер я оторвался от своих записей и, взглянув в окно, увидел там нечто такое… лицо, оно смотрело на меня в упор.
        - Так ты видел его, деда! - воскликнула Лесли. - А я-то думала, что оно мне просто померещилось!
        - Неудивительно! Ты ведь про ту маску леопарда? Да, так оно и было. Существует некий дьявольский ритуал, где задействованы шкуры и маски животных. Скорее всего, Скруттону каким-то образом удалось добыть эти атрибуты, и он решил, что они придадут его появлению драматизма.
        Они все еще продолжали свою неспешную беседу, когда вошла Анна и объявила:
        - Прибыл мистер Дюран, сэр, и желает перекинуться с вами парой слов.
        Сердце Лесли сжалось от дурных предчувствий. Она поспешно отвернулась, чтобы дедушка не заметил, как кровь бросилась ей в лицо.
        Да, теперь не поговоришь о том, что ее так сильно волнует. Смешно даже думать, что ей удастся решить этот животрепещущий вопрос здесь и сейчас. И в самом деле Марк только холодно кивнул ей, и то, похоже, только потому, что этого требовала элементарная вежливость. Гость протянул Хильярду маленькую коробочку:
        - Если вы потеряли это, сэр, и волновались по поводу их сохранности, счастлив заверить вас, что с ними все в полном порядке.
        Лесли даже рот открыла и наклонилась вперед, на мгновение позабыв про свою застенчивость. Крышечка поднялась, и на свет явилась россыпь переливающихся всеми цветами радуги каменьев.
        - Но как они у вас оказались? - довольно резко спросил Хильярд.
        - Не сомневаюсь, что я попал под подозрение. Дайте мне объясниться. Полагаю, меня можно считать соучастником в деле о краже драгоценностей. Боюсь, все мои действия покажутся вам несколько поспешными. Но у меня и вправду не было выбора. Конечно, следовало сразу поставить вас в известность, но такой возможности тоже не представилось.
        - Лучше бы вам оставить свои пространные извинения и объяснить, как вы стали обладателем моих бриллиантов, - холодно прервал его Хильярд.
        - Для этого придется вернуться немного назад. Все началось в то самое утро, когда вы познакомили меня со своей машинисткой. Как вам известно, много лет я изучал фонетику и весьма преуспел в этом деле. Интонации голоса и вариации произношения завораживают меня не меньше, чем разнообразные сорта цветов - ботаника. Как только мисс Чаллен открыла рот, я уже знал, что уже слышал этот голос. Но в тот момент никак не мог сообразить, где именно и при каких обстоятельствах. И только несколько часов спустя я вспомнил - в госпитале в Квезонги, где в то время лечился ваш помощник Скруттон.
        - Вы там тоже лежали? Но тогда вы должны были видеть ее! - вытаращила глаза Лесли.
        - В том-то все и дело, - покачал головой Марк. - Глаза мои были забинтованы, потому что мне ужасно не повезло. Я имел несчастье повстречаться с фвиджи.
        Лесли открыла было рот, чтобы задать очередной вопрос, но Хильярд опередил ее и поспешил с объяснением:
        - К твоему сведению, моя дорогая, фвиджи - это африканская змея, которая плюет своей жертве ядом прямо в глаза и тем самым временно ослепляет ее. Извините, Дюран. Продолжайте, пожалуйста.
        - Мисс Чаллен - хотя стоит, наверное, заметить, что в то время я не интересовался ее именем, - часто навещала Скруттона, который лежал на соседней кровати. Он страдал от какого-то загадочного вида лихорадки, и врачи затруднялись поставить ему диагноз. Временами он впадал в бессознательное состояние и бессвязно бормотал, и все его мысли постоянно крутились вокруг одного и того же - он страстно мечтал отомстить кому-то, но имени никогда не называл, и я относил это насчет бреда. Однако в итоге у меня все же сложилась довольно цельная картина произошедшего несчастного случая. Когда меня выписали, парень все еще никак не мог прийти в себя, и я и думать о нем забыл до тех самых пор, пока вы не упомянули о нем в своем рассказе. Но так как вы уверяли, что получили свидетельство о его смерти, то и я ничего не стал говорить о нем. Зачем было ворошить прошлое и снова расстраивать вас?
        Хильярд одобрительно кивнул, но Лесли не сумела сдержаться и вклинилась в разговор:
        - Но какое это имеет отношение к дедушкиным бриллиантам? - Девушка сгорала от нетерпения узнать, что за роль отводилась в этой пьесе Моне Чаллен. - Неужели машинистка явилась сюда только за тем, чтобы украсть их?
        - Мы как раз добрались до этой части. Извините за столь длинное вступление, но должен же я объяснить, откуда знал голос Моны. Так вот, однажды утром я пришел повидаться с вами, мистер Хильярд. Никого не было видно, но французские окна оказались открытыми, и я зашел в дом, в надежде найти вас. Однако я застал Мону Чаллен. Одну. Но она не сидела за машинкой, что крайне удивило меня. Девушка стояла у книжного шкафа с маленьким мешочком в руках и была поглощена изучением его содержимого. По выражению ее лица я понял, что она не ожидала визитеров и сильно перепугалась. Я не стал задавать никаких вопросов, но Мона тут же начала сбивчиво объяснять, что наткнулась в ваших записях на непонятное слово, потому решила свериться с книгой. Но подобная отговорка показалась мне просто абсурдной. Если она не смогла разобрать слово, как бы она ухитрилась найти его в энциклопедии?
        - Да, историйка так себе, - прокомментировал Хильярд. - К тому же у нее никогда не возникало подобных проблем.
        - Я тоже припомнил ваши слова о том, что девица крайне компетентна и никогда не бегала к вам за разъяснениями. Еще она добавила, что когда достала нужный том, то за ним оказался мешочек, и ей стало любопытно, что там такое. Припомнив ее связь со Скруттоном, я решил провести небольшое расследование.
        - Вам следовало бы сразу же прийти ко мне и все рассказать, - раздраженно заметил Хильярд.
        - Я бы так и поступил. Но если вы помните, дело происходило как раз после несчастного случая с вами. Вы не выходили из своей комнаты, мисс Мейсон, как привязанная, торчала возле вас, а миссис Скруттон была то ли на кухне, то ли пошла в магазин. Поэтому-то я никого и не встретил, когда приехал к вам.
        - Да, да, ясно. И что же вы предприняли?
        - Сказал Моне, что не верю ни одному ее слову, и предложил врунье рассказать вам о ее открытии и отдать бриллианты. К моему удивлению, девушка сразу сломалась и начала умолять спасти ее. Выяснилось, что она обещала помочь Скруттону. Мона должна была приехать сюда, то есть в Лоскенну, а потом придумать какой-нибудь повод прийти в этот дом и, исходя из обстоятельств, попытаться найти бриллианты. А тут, как нарочно, подвернулось ваше объявление в газете насчет того, что вы ищете машинистку. Вот она и ухватилась за этот шанс.
        - В своей работе она - профессионал, - буркнул Хильярд.
        - Однако она ни разу не упомянула о том, откуда Скруттону вообще удалось узнать о бриллиантах, мистер Хильярд. Может, вы объясните, как такое вообще могло произойти?
        - Да Вандерхавен отдал мне их в его присутствии, вот как! Значит, мисс Чаллен должна была обнаружить место, где их прячут, а потом отрапортовать ему, если я правильно понял?
        - План был именно таков, - кивнул Марк. - Но девушка довольно долго не виделась со Скруттоном, и когда они снова встретились, парень так сильно изменился, скорее всего, из-за своей болезни, что Мона разочаровалась в нем. И не просто разочаровалась - бедняжка просто помирала от страха. Насколько я сумел уяснить ситуацию, Скруттон окончательно свихнулся, и она боялась сказать ему, что больше не желает принимать участие в его безумном плане.
        - Ох уж эти женщины! - сердито пробормотал Хильярд. - Сколько же их попало в его льстивые сети?
        - Все, чего хотела эта девица, - как можно скорее убраться в Лондон, где у нее имелись друзья. Но она впадала в оцепенение от мысли отправиться в путь одной. Мона была уверена, что Скруттон прибьет ее, как только узнает, что она решила сбежать, так и не выполнив свою часть плана. Поэтому я и подумал, что лучше всего будет доставить глупышку в Лондон. А поскольку оставлять камни там, где они находились, было небезопасно, я прихватил их с собой, заменив на подходящий по размеру галечник.
        - Мягко говоря, довольно спорное решение, - не утерпел Хильярд. - Неужели вам даже в голову не пришло, что пропажа драгоценностей нанесет мне чудовищный удар, не говоря уж о том, что вы сами становитесь подозреваемым номер один?
        - Конечно, приходило. Но признаюсь честно, я лелеял довольно глупую надежду, что вы не станете заглядывать в мешочек и таким образом не заметите пропажу. Кроме того, я предпринял некоторые меры предосторожности, а именно: попросил местного констебля приглядывать за домом на случай, если Скруттон попытается вломиться к вам. Умоляю простить меня, мистер Хильярд, но я ни на минуту не расставался с бриллиантами с того самого момента, как покинул Лоскенну. Хочу верить, что их возвращение в целости и сохранности сможет хоть как-то загладить мою вину.
        - Да уж, признаюсь вам, у меня будто гора с плеч свалилась. Наверное, мне стоит ответить откровенностью на откровенность. В тот день, когда на дворе разыгрался шторм, я почувствовал себя неважно и решил немного прогуляться в надежде, что свежий морской ветер пойдет мне на пользу. Именно тогда я впервые и заметил Скруттона. Но он находился довольно далеко, и сперва я уверял себя, что, скорее всего, обознался. Если помните, в то время я был убежден, что он умер и похоронен где-то в Африке. А когда я увидел, как тот глядит на меня в упор, я… ну, если честно, я запаниковал. Мне показалось, что злобный призрак восстал из могилы и преследует меня. Я со всех ног бросился к дому, поскользнулся на мокрой траве и ударился головой об этот чертов гранитный алтарь.
        - О, деда, милый мой, какой ужас! - схватила его за рукав Лесли. - Неудивительно, что ты так перепугался. Слава богу, он не поймал тебя! Но я все равно кое-что не понимаю. Те письма, что вы с миссис Скруттон получили из госпиталя. Кто их написал?
        Дедушка беспомощно развел руками:
        - Это загадка. Наверное, мы никогда не узнаем правду. Они казались вполне настоящими: и больничный штамп наверху, и подпись главного врача.
        - Думаю, я могу объяснить, в чем тут подвох, - сказал Марк. - Письма эти - плод труда вашей невероятно компетентной машинистки. Нашла возможность завладеть несколькими пустыми бланками, а потом оставалось только напечатать текст и подделать подпись главного врача. А так как писем от него вы никогда раньше не получали и почерка его не знали, то и не могли усомниться в их подлинности.
        - А записка? Неужели она и ее написала? - спросила Лесли и воскликнула, когда Марк кивнул в ответ: - Поразительно! Уверена, что мне не хватило бы самообладания строить из себя полную невинность! Казалось, она не меньше меня озадачена.
        - Наша милая мисс Чаллен недолгое время играла в театре, этим все и объясняется. По ней плачет большая сцена, - хмыкнул Марк.
        - Знаете, а мне все же ее немного жаль.
        Молодые люди удивленно уставились на Хильярда. А старик тем временем продолжал:
        - Мне эта девушка пришлась по душе, и каковы бы ни были ее недостатки, машинистка из нее - просто превосходная. И что бы я без нее делал! - Хильярд улыбнулся Лесли. - Хотя я и благодарен тебе за помощь, внученька, но, боюсь, замена из тебя вышла неважнецкая. Только благодаря стараниям мисс Чаллен я успел закончить книгу к сроку. Вы знаете, где она теперь, Дюран?
        Этот вопрос давно уже вертелся у Лесли на языке, и она с волнением ждала ответа Марка.
        - Я доставил ее в один дом в Сурбитоне, больше мне ничего не известно. Мона попросила меня вернуть вам бриллианты и умоляла простить ее за столь неблаговидную роль во всей этой истории.
        - Конечно! О чем речь! Я так рад, что она вовремя осознала свою ошибку, и не собираюсь отвечать вендеттой. Спасибо за то, что просветили нас, Дюран. А теперь давайте дружно забудем обо всем. Я вас провожу.
        Лесли втайне надеялась, что дедушка пригласит Марка на обед, но последние слова яснее ясного показали, что старику не терпится избавиться от человека, который вольно или невольно оказался причиной стольких волнений. Марк коротко попрощался с девушкой, и шанса поговорить наедине так и не представилось.
        Лесли удрученно подумала, что Марк в скором времени уедет из Лоскенны и у нее не будет возможности встретиться с ним опять. Теперь, когда тени прошлого исчезли навсегда и все загадки разрешились, Лесли могла бы найти покой и защиту в стенах
«Клифф-Энда». Но девушка теперь знала наверняка, что без Марка ей не обрести настоящего счастья, а ему на нее наплевать.

        Глава 9

        Лесли бережно упаковывала рукопись книги и не заметила, как в комнату вошел дедушка.
        - Думаю, лучше отвезти ее прямо в Реверн, моя дорогая. Наша почтальонша - дама неплохая и добрая душа, но уж слишком забывчивая. К тому же расписание автобусов ты прекрасно изучила.
        - Есть один в десять минут одиннадцатого. Если я на него сяду, то успею вернуться к обеду. Чем собираешься заняться сегодня утром? Надеюсь, после тревог и волнений не станешь ввязываться в новые авантюры?
        - Ну, сегодня должен прийти Тремеррен покопаться в саду. Вот я и подумал: почему бы нам не сковырнуть, наконец, этот проклятый алтарь? Пользы от него никакой, да и украшение тоже весьма сомнительное. Ой, чуть не забыл, тебе письмо! Сегодня утром принесли, - протянул он ей конверт.
        Лесли настолько ошеломило внезапное предложение деда, что она даже не взглянула на послание, а просто бросила его в сумочку, решив прочитать после.
        - Великолепная идея! - Наверное, воспоминания о зловещей роли древнего алтаря в жизни деда, а также о недавней гибели Скруттона подвигли дедушку на столь решительные меры, подумала Лесли.
        Отправив драгоценную посылку, Лесли обнаружила, что до отправления автобуса в Лоскенну у нее в запасе целый час. Она побродила по городу, заглянула в
«Серебряную ложечку» выпить чашку кофе и тут вспомнила про письмо. Почерк на конверте оказался незнакомым, отправлено из Лондона. Не могло ведь оно быть, в самом деле, от Моны! Может, написал кто-то из прежних коллег по госпиталю, где она довольно долго проработала до того, как мама окончательно слегла. Хотя совершенно непонятно, как там узнали ее теперешний адрес.
        Однако когда Лесли вскрыла конверт, удивлению ее не было предела. Послание принадлежало миссис Гордон.

«Дорогая Лесли!
        Наверное, ты удивишься моему письму. Я частенько думала о тебе с того самого дня, когда ты навестила нас в Пеннор-Сэндз. И мне захотелось узнать, как у тебя дела.
        Ты ведь помнишь нашу дочку, Тэмми? Вот я и решила, что тебе наверняка будет интересно узнать, что у них с Дэвидом Рамсденом недавно состоялась помолвка. Они объявили о ней в день восемнадцатилетия Тэмми, а именно в прошлую среду. Может, помнишь, летом я не принимала ее увлечение Дейвом всерьез, полагала, что это обыкновенная девчоночья влюбленность. Но видно, я ошибалась. После нашего возвращения домой они несколько раз встречались, и я полагаю, что эти двое по-настоящему влюблены друг в друга.
        Я действительно рада, потому что мы знакомы с Дэвидом, кажется, лет сто, не меньше. Он очень хороший молодой человек, внимательный, заботливый, и я больше чем уверена, из него получится замечательный муж. Они планируют пожениться в течение этого года. Конечно, у Тэмми с Дэвидом семь лет разницы, но, по-моему, всегда лучше, когда невеста младше жениха.
        Надеюсь, вы с дедушкой чувствуете себя хорошо. Когда соберешься приехать в Лондон, дай знать. Мне очень хочется повидаться с тобой».
        Выходит, Тэмми все же заполучила свою любовь! Как же это здорово, подумала Лесли, убирая конверт обратно в сумочку. И хотя Лесли не завидовала девушке, потому что на самом деле она никогда не питала к Дейву ничего, кроме дружеских чувств, новость о предстоящей свадьбе отчего-то только усилила захватившее ее в последнее время чувство одиночества. Она говорила сама себе, что теперь дедушка не особенно нуждается в ее присутствии, а перспектива провести остаток дней в «Клифф-Энде» не грела душу.
        Скоро зима. Воображение уже рисовало унылые картины: огромный одинокий дом мрачен и неприветлив, в саду ни одного цветочка, беспрестанный дождь хлещет в окна, темные тяжелые волны яростно кидаются на скалы. Книга закончена, и Лесли отчего-то казалось, что новую дедушка начинать не собирается. Анна великолепно ведет домашнее хозяйство и заботится о «хозяине». Будет справедливо, если он оставит экономке все свои деньги и бриллианты, решила напоследок Лесли.

«Но мне-то что делать? - вздохнула она, вышла из кафе и побрела по улице. - Медсестры всегда нарасхват, так что хватит сидеть без дела. Да, точно, прекрасная идея! Надо бы подыскать кого-то, кому нужна медсестра-компаньонка на время путешествия. Смена обстановки наверняка пойдет мне на пользу. Может, новые земли и новые знакомства помогут выбросить образ Марка из головы, хотя из сердца теперь его вряд ли удастся вычеркнуть!»
        Лесли добрела до маленькой игровой площадки. Осенним днем здесь не было ни души. До автобуса еще оставалось время, и девушка решила немного посидеть на лавочке. Она полезла в сумочку, чтобы убедиться, что квитанция на месте, ведь дедушка непременно пожелает взглянуть на нее, и вдруг услышала чьи-то шаги за спиной.
        Лесли была настолько убеждена, что человек пройдет мимо, что даже не взглянула на него, и когда звук шагов замер рядом с ней, девушка встревожилась. Оторвав взгляд от содержимого сумочки, она увидела Марка. Сердце ее радостно забилось, губы непроизвольно растянулись в глупой улыбке.
        - Ой, я так рада тебя видеть! - вырвалось у нее. - Как ты узнал, что я здесь?
        Но Марк покачал головой:
        - Я понятия не имел, что ты в городе. Просто шел в гараж за машиной и решил срезать угол.
        Девушка закусила губу. Надо же так опростоволоситься!
        - Присядь на минутку, - попросила она. - У нас так и не представилось случая поговорить.
        Марк послушно сел, и она затараторила:
        - Я должна извиниться перед тобой! Мне так жаль, так жаль, что я наговорила тогда такого! Но в голове у меня все перемешалось, как в кошмаре. И когда я услышала, как ты говоришь по телефону: «Боюсь, что он мертв», я, само собой, решила, что ты имеешь в виду дедушку.
        Марк укоризненно вздохнул, но его улыбка придала девушке сил.
        - Подслушивать - некрасиво, девочка моя. И вредно. Пусть это послужит тебе хорошим уроком. В ту ночь я думал только о том, как уберечь тебя от ужасающего зрелища, только и всего. Видишь ли, когда ты сказала мне, что ищешь деда, я решил, что именно он повинен в гибели Скруттона. Я пришел к выводу, что потом он сам поскользнулся и свалился с обрыва. Ты была взвинчена, и подобные догадки могли бы стать для тебя последней каплей.
        - Да, теперь-то я понимаю… ты заботился обо мне. И, кроме того, ты же не мог предположить, что Анна приехала раньше тебя и увела дедушку. О, Марк! Неужели у нее будут проблемы с полицией?
        - Я так не думаю. Ведь если на тебя накидывается маньяк, то суд наверняка посчитает твои действия самообороной. Ты можешь защищать и себя, и других любыми доступными средствами. Она же не собиралась убивать. Кроме того, инспектор сказал мне, что вовсе не ее удар стал причиной гибели Скруттона. Смертельной оказалась рана от падения на гранитную плиту.
        - И все равно, в каком-то смысле справедливость восторжествовала, - задумчиво произнесла Лесли. - Хочу сказать, что в древности на этом алтаре наверняка совершались человеческие жертвоприношения. И вот теперь мужчина, вознамерившийся погубить невинную душу, находит на нем свою смерть. Как же я рада, что Анна именно в это время решила вернуться в поместье!
        - Похоже, ты изменила о ней мнение, - удивленно взглянул на нее Марк. - Это потому, что она спасла твоему дедушке жизнь?
        - Я с самого начала оказалась не права насчет ее. Нельзя быть такой предвзятой. - Лесли сокрушенно покачала головой. - Анна призналась, что поначалу действительно не слишком приветливо отнеслась ко мне. Но она просто боялась, что я поживу недельку-другую и сбегу обратно в Лондон, а дедушка снова станет страдать. Вот где собака зарыта. Поэтому она и была категорически против того, чтобы я делала для него что-нибудь: он бы привык, стал от меня зависим и потом чувствовал себя покинутым.
        Они немного помолчали, и Лесли, решившись, прошептала:
        - И насчет тебя я тоже оказалась не права. Сможешь ли ты простить мне те ужасные обвинения?
        - Все прощено и забыто. - Он легонько коснулся ее руки.
        Совсем не те слова надеялась услышать Лесли. Сердце девушки готово было остановиться. Марк говорил таким тоном, словно успокаивал неразумное дитя.
        - Кстати, - спросил он, - что это ты сидишь здесь? Надеюсь, не переживаешь из-за этого пустяка?
        - Я приезжала на почту отправить дедушкину книгу. А потом до автобуса еще было время… - Она бросила взгляд на часы и как ошпаренная вскочила. - Бог ты мой! Мой автобус ушел пять минут назад!
        - Нечего расстраиваться. Я подвезу тебя. - Марк взял ее за руку и усадил обратно на скамейку. - Расскажи мне о своих планах на будущее. Теперь, когда ты спокойна насчет Анны и дедушки, наверное, захочешь вернуться в город. И кто знает, может, возобновишь дружбу с рыцарем в сверкающих доспехах?
        - С Дейвом? Нет! Прочти. - Лесли протянула Марку письмо миссис Гордон. - Я получила его сегодня утром.
        Пока Марк читал письмо, Лесли не сводила с него глаз. Она таяла от счастья сидеть рядом, видеть его, говорить с ним.
        - Понятно. - Он нахмурился и протянул ей конверт. - Девичьи грезы стали реальностью. Так ты пришла сюда погоревать о несбыточном?
        В голосе Марка сквозили насмешливые нотки, но Лесли была настолько уязвлена, что не заметила этого.
        - Не городи чепуху! - взорвалась она. - Я никогда не любила Дейва. Тэмми - милая девочка, и только слепой не заметил бы, что она обожает парня. Я так и сказала ему в тот день, когда ездила навестить его у Гордонов.
        - Но тогда он тебе не поверил, правда? Что ж, я ужасно рад, что на него снизошло прозрение. Счастья им обоим! Но ты так и не ответила на мой первый вопрос. Чем займешься, если действительно надумаешь уехать отсюда?
        - Сама не знаю. - Она потупила взгляд. - Подумываю найти место медсестры-компаньонки. Вокруг полно богатых одиноких людей, может, даже в возрасте, которые мечтают отправиться в путешествие, только не хотят ехать в одиночку.
        - А знаешь, я тут подумал, - повеселел Марк, - я мог бы помочь тебе с поисками. Есть у меня на примете кое-кто уже весьма немолодой и нуждающийся в обществе. Правда, медицинский уход пока не требуется.
        У Лесли от обиды слезы навернулись на глаза. Она не смела поднять взгляд на Марка. Ему все равно, я ему не нужна! Он готов порекомендовать ее какой-то богачке, знакомой или, может, даже дальней родственнице. Сделает для нее все, что может, и с легким сердцем вычеркнет ее из памяти.
        - Ладно… спасибо! - Лесли изо всех сил старалась говорить спокойно, но голос у нее дрожал. - Весьма многообещающее предложение. Какая-то леди из Лондона?
        - Разве я сказал «леди»? Ты меня неправильно поняла. Компаньонка требуется джентльмену. Ты же медсестра и наверняка не разделяешь пациентов по полу, так что никаких проблем!
        - Но ты только что сказал, что медицинский уход не требуется! - взвилась Лесли. - К твоему сведению, я не собираюсь скитаться по миру с мужчиной!
        - Нет? Даже если этот мужчина - я?
        Лесли взяла оторопь. Она даже задохнулась от неожиданности, а может, от счастья… Потом в глазах ее засветилась радость, лицо засияло. Увидев это, Марк схватил ее за руки.
        - Любовь моя, извини, что шел к этому окольными путями. Прости, но я должен был удостовериться, что ты больше не питаешь теплых чувств к Рамсдену. Предлагаю тебе руку и сердце, родная. Я решил сделать тебя своей женой в тот самый миг, когда втащил тебя обратно в поезд и наговорил грубостей. Просто я до смерти испугался, что ты убьешься раньше, чем я сумею поцеловать тебя. Неужели ты не догадалась?
        - Ничего не скажешь, странный способ признания в любви! - Лесли уже хохотала вместе с ним. - Конечно, я выйду за тебя. Но что за дурацкие идеи бродят в твоей голове - я насчет твоего возраста. Какой же ты «весьма немолодой»?!
        - Ну, скажем так, я далеко не Рамсден. Я же минимум лет на десять тебя старше, милая.
        - Да какая разница? Если мы сможем разделить все оставшиеся годы…
        Его поцелуй не дал ей договорить…
        Лесли очень удивилась, когда в гараже перед ее взором предстала шикарная машина. Марк открыл дверцу автомобиля и протянул ей руку.
        - Ты же знаешь, что я ездил в Лондон, - объяснил Марк, увидев ее вопросительный взгляд. - Вот и решил вернуться обратно на своей машине. Можешь смело запрыгивать внутрь, я отвезу тебя в «Клифф-Энд».
        Дома Лесли ждал еще один сюрприз. Она застала дедушку в саду. Тот убирал листву. Она впервые видела его за подобным занятием, и ей пришло в голову, что физические упражнения и свежий воздух явно на пользу старику. Выглядел он этим утром на редкость бодрым и здоровым.
        - Можно поговорить с вами, мистер Хильярд? - подошел к нему Марк. Лесли внезапно охватила паника от перспективы присутствовать при разговоре. Она тут же нашла незначительный предлог и удрала в свою комнату.
        Девушка привела себя в порядок и принялась бесцельно слоняться из угла в угол. Поправила штору, переставила вещи на туалетном столике. Она хотела заняться чем-нибудь, чтобы отвлечься от мыслей о разговоре любимого мужчины и обожаемого деда. Не обидится ли дед? Или, хуже того, не расстроится ли из-за ее предстоящего отъезда?
        - Лесли! - неожиданно позвал он, и девушка вздрогнула. - Ты где?
        Она понеслась вниз и нашла его на пороге библиотеки. Хильярд довольно улыбался. У Лесли словно камень с души свалился.
        - Все нормально, милая, - подбодрил ее Марк. - Не бойся, никто не собирается вышвыривать меня на улицу, как драный коврик.
        - Так вот, - начал Хильярд, когда они уселись в кресла, - Дюран сказал мне, что вы вознамерились пожениться. Он проявил учтивость, решив сообщить мне об этом до вашей официальной помолвки, хотя, как мы все знаем, я не могу запретить вам быть вместе, даже если бы захотел. Скажем так, Лесли, новость очень обрадовала меня, и я надеюсь, вы будете счастливы.
        - Спасибо тебе, деда, дорогой мой! Конечно, как ты сам только что сказал, я могла бы выйти за Марка и без твоего согласия - и вышла бы! - но я так рада, что ты дал нам свое благословение!
        - Полагаю, это означает, что очень скоро вы покинете наши края? - обратился он к Марку.
        - Да, как только Лесли сможет это сделать. У меня остались кое-какие дела в городе, а потом, скорее всего, я снова отправлюсь за границу, но на этот раз не один.
        Лесли счастливо вздохнула в ответ на его улыбку.
        Хильярд грустно покачал головой:
        - Завидую вам. Хотя вынужден признать, что теперь такая жизнь не для меня.
        Раздался стук в дверь, и на пороге появилась Анна:
        - Обед готов, сэр. Полагаю, мистер Дюран присоединится к вам. - Она тепло взглянула на Лесли.
        После обеда, провожая Марка до автомобиля, Лесли не удержалась:
        - Как все здорово устроилось! - радостно улыбнулась она. - Наверное, глупо, но я так этому рада! Какое счастье - знать, что все тени и страхи прошлого оставили нас в покое. Марк, тебе не показалось, что дедушка выглядит гораздо лучше?
        - Да, и в самом деле! Будто лет двадцать сбросил. Послушай, как ты думаешь, когда мы сможем уехать? Ты же не хочешь, чтобы я забирал тебя в церковь из этого мрачного места?
        Лесли поколебалась, глядя на окна большого дома. Облака растаяли, и солнечные лучи играли на серых стенах… Девушке вдруг показалось, что дом улыбается ей.
        - Не знаю почему, но он мне больше не кажется мрачным. Даже эти ужасные маски на стенах. Они просто уродливые и глупые, только и всего. И зачем только дедушка держит их здесь?! Марк, а ты не против, если мы поженимся в церкви Лоскенны? Тогда дедушка сможет повести меня к алтарю. Он же мой единственный родственник.
        Марк обнял Лесли за плечи и притянул ее к себе.
        - Мне абсолютно все равно, где мы поженимся, любимая, только бы поскорее.
        - Думаю, дедушка будет очень рад. Я действительно провела здесь счастливые денечки и не хочу показаться неблагодарной.
        - Ну, оставляю это на твое усмотрение. Но у меня тоже есть одно условие.
        - Какой ты строгий! Ты меня пугаешь! Что за условие?
        - Очень простое. Ты не станешь просить Анну быть твоей подружкой!
        Лесли залилась смехом:
        - Что за чудесная идея! Какое платье ей подойдет? Бледно-голубое в обтяжку или розовое с оборками? Нет! - уже серьезным тоном произнесла девушка. - Не стоит потешаться над бедняжкой, это нехорошо. Бедная Анна! - вздохнула Лесли, припомнив ее слова: «Ни один мужчина не обращал на меня взгляд дважды». - Она действительно хорошо относится к дедушке. А знаешь, что она ответила, когда я спросила ее, не испугалась ли она в ту ночь на обрыве? «Если дорогому человеку грозит опасность, ты просто бросаешься ему на выручку, и все. Без раздумий». Я это навсегда запомню.
        - Отлично! Кстати, ты напомнила мне кое о чем. Хватит ли у тебя смелости отправиться со мной за границу всего через несколько недель? Это путешествие могло бы стать нашим медовым месяцем. Не думаю, что мы когда-нибудь попадем в такую передрягу, как твой дед, но было бы здорово знать, что рядом - жена и она в любую минуту готова любому глотку за тебя перегрызть.
        - Опять издеваешься? - Лесли поджала губы. - Откуда мне знать, как я поведу себя, если вдруг действительно возникнет смертельная опасность? Но как бы то ни было, если я не сумею спасти тебя, то готова разделить с тобой твою участь, милый. Только любовь придает нам смелости. Думаю, Анна именно, это имела в виду.
        - Храни тебя Господь! Лучше поверим тебе на слово. Ладно, пришло время расстаться ненадолго. Завтра я заеду за тобой. Поедем в Реверн, выберешь себе кольцо для помолвки. Иди к деду, расскажи ему о наших планах.
        Они поцеловались на прощание, и Лесли, как и раньше, стояла у ворот и глядела вслед автомобилю, пока тот не скрылся из вида. Но в этот раз все по-другому, улыбнулась она сама себе. Он снова вернется, и вскоре они будут вместе. Навсегда. Девушка направилась к дому, напевая под нос веселый мотивчик.
        В холле Лесли задержалась и критически осмотрела ухмыляющиеся со стен морды. Подойдя поближе, она дотронулась до одной из них и впервые заметила, что это всего лишь грубо раскрашенные шкуры и перья, состарившиеся и выцветшие от времени.
        - Бедные уродцы! - пробормотала она. - Как мне вас жаль! Вам придется навсегда остаться здесь, а я выхожу замуж за любимого человека.
        Лесли нашла Хильярда в библиотеке.
        - Деда! - заявила она с порога. - Мы с Марком решили обвенчаться в местной церкви! Сделай мне одолжение, проведи меня к алтарю. Мне страшно этого хочется!
        Лицо старика засветилось от удовольствия.
        - Нет, правда? Милое мое дитя, ты даже не представляешь, как порадовала меня! Я так боялся, что он увезет тебя в Лондон, и вы поженитесь там. Надеюсь, вы станете навещать старика, когда у вас будет такая возможность?
        - Конечно, мы приедем! Спасибо тебе, дедуля, за все. Какое небо красивое! Пошли поглядим на море.
        Рука в руке они подошли к зеленой калитке в стене. Хильярд распахнул ее, и они встали на самом краю обрыва. Свежий прохладный бриз обдувал их лица, огромное изумрудное бескрайнее море раскинулось перед их взором.
        Через минуту Хильярд указал внучке на пустое место в нескольких метрах от них:
        - Ты видишь? Этого чудовищного камня больше нет, и теперь все тут кажется другим. Я велел Тремеррену посадить на его месте куст тамариска. Надеюсь, к вашему с мужем приезду он уже примется.
        - Прекрасная идея! - Лесли страстно сжала его руку. - Представляю себе: нежно-зеленая листва и розовые цветки танцуют на ветру. Красота!
        - А теперь, моя дорогая, пойдем-ка домой, поглядим на твой свадебный подарок.
        - Как это тебе удалось так быстро добыть его? - изумилась Лесли. - Мы же только сегодня все решили!
        Дед довольно захихикал:
        - Но подарок уже готов и ждет тебя. Двенадцать бриллиантов. Надеюсь, ты поймешь меня - остальные я оставляю Анне. Она их заслужила.
        - Да, это точно! - Лесли поглядела на сияющие камушки. - Спасибо тебе, милый дедуля! Это очень щедрый дар!

        Так «Клифф-Энд» навсегда перестал быть для Лесли домом масок и призраков. Страхи, сомнения и ужасы растаяли, словно дым на ветру, и их место прочно заняли радость, любовь и счастье.

        notes

1

«Тупик у обрыва» (англ.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к