Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Хогарт Аурелия: " Поцелуи При Луне " - читать онлайн

Сохранить .
Поцелуи при луне Аурелия Хогарт

        # Брайан Кардиган, хладнокровный и безжалостный бизнесмен, появляется в жизни Пэтти в самое трудное для нее время - дельфиний цирк, которому она отдавала все силы, на грани разорения. Брайан и слышать не желает ни о какой отсрочке долга, и Пэтти начинает ненавидеть его, ненавидеть страстно, до боли, до отчаяния. Так отчего же, стоит ему только приблизиться, ее сердце начинает биться с бешеной скоростью, дыхание перехватывает и она не может произнести ни слова? Неужели это и есть любовь? - со страхом думает Пэтти. Нет-нет, этого не может быть! Или может?..

        Аурелия Хогарт
        Поцелуи при луне

1

        - Значит, вы считаете нас с дедом людьми нечестными? - воскликнула Пэтти Хэмстон, сверля взглядом сохраняющего возмутительное спокойствие Брайана Кардигана.
        Тот пожал плечами.
        - Я этого не говорил.
        - Не все нужно произносить вслух! Ваш намек достаточно прозрачен!
        - Ничего подобного, я ни на что не намекаю. Если мне нужно что-то сказать, я просто говорю и все.
        Беседа происходила в крошечном офисе цирка «Веселый дельфин», принадлежащего Пэтти и ее деду, Теду Хэмстону. Строение чудом уцелело после пронесшегося весной урагана. К счастью, бассейн тоже почти не пострадал, хотя некоторые дельфины получили ушибы от падавших в воду предметов. Зато амфитеатр с сиденьями для зрителей разнесло вдребезги. В воздух взмыли не только сами сиденья, но и настил и даже металлический каркас, на котором держалась вся конструкция.
        Нечего и говорить, что после такого разора представления в дельфиньем цирке пришлось прекратить. Данное обстоятельство поставило Пэтти в положение, назвать которое трудным даже язык не повернулся бы. Потому что оно было ужасным. Кошмарным. Таким, о котором принято говорить - не приведи Господь!
        Фактически они с дедом Тедом оказались разорены. Денежных накоплений хватало лишь на самое необходимое. А ведь дельфинов нужно кормить каждый день!
        Словом, голова у Пэтти и без того пухла от неразрешимых проблем, а тут еще нелегкая принесла Брайана Кардигана.
        Уму непостижимо - человек сыт, весел, благополучен, доволен жизнью, но всего этого мало, больше подавай!
        Подобная мысль выводила Пэтти из себя.
        - Ну так скажите! - с вызовом произнесла она, продолжая буравить Брайана взглядом. - Изложите свои домыслы! С интересом послушаю!
        На Брайана ее тон не произвел ни малейшего впечатления. Все так же спокойно он произнес:
        - Хорошо, если вам приспичило узнать мое мнение - пожалуйста. Я не считаю вас и вашего деда людьми нечестными. Просто вы не можете устоять перед соблазном присвоить то, о чем, по-вашему, все давно забыли.
        - Присвоить?
        Брайан слегка прищурился.
        - Не хотите же вы, чтобы я сказал - украсть!
        - Что-о?!
        В случившемся далее было виновато нервное напряжение, не оставлявшее Пэтти с момента, когда над той частью Мексиканского залива, где находится Порт-Смит, пронесся ураган. Именно оно толкнуло Пэтти к Брайану, заставило схватить за грудки и тряхнуть, будто это был не крепкий молодой мужчина, а тщедушный подросток.
        Однако Пэтти даже не удивилась тому, насколько успешен оказался ее порыв, так велика была ее вспышка гнева.
        - Украсть? Да ты… ты… пошел вон отсюда!
        Пэтти толкнула Брайана в грудь, но за несколько минувших мгновений он успел опомниться, поэтому ситуация переменилась.
        Схватив Пэтти за запястья, Брайан сжал их словно клещами.
        - Полегче, золотце! Тебе со мной не справиться. Кроме того, подобными штучками ты ничего не добьешься.
        Пэтти в ярости уставилась на него, ее ноздри раздувались. Но вместе с тем она не могла не заметить ощущения, возникшего на тех участках ее рук, к которым прикасались ладони Брайана. Странным образом оно показалось ей приятным, несмотря на то что железная хватка Брайана причиняла боль!
        - Я ничего и не добиваюсь! - прошипела Пэтти, словно спеша отгородиться от неожиданного ощущения. - Просто не желаю выслушивать чушь, которую вы несете, мистер Кардиган!
        - Почему же это чушь? - усмехнулся он. Держать Пэтти ему не составляло никакого труда.
        - Потому что в ваших словах нет и намека на правду! Знаю, вы бизнесмен и, очевидно, вас нередко обманывали деловые партнеры, но нельзя же всех стричь под одну гребенку!
        - Ошибаешься, мои партнеры люди честные.
        - Мы с дедом тоже не проходимцы! Не понимаю, откуда такое предубеждение… - Пэтти дернулась. - Пусти!
        Однако Брайан не спешил выполнить просьбу. Чуть отклонившись, он окинул Пэтти взглядом.
        - Ладно, отпущу, только дай слово, что не набросишься на меня снова.
        - Очень нужно!
        С едва заметной ироничной усмешкой Брайан ослабил нажим, и Пэтти сразу же выдернула руки из его ладоней. Затем, потирая ноющие запястья, отступила назад.
        Вот какая хватка должна быть у настоящего бизнесмена! - едва ли не с завистью промелькнуло в ее мозгу.
        Следом пришло сожаление об опрометчивом поступке. Не следовало набрасываться на Брайана Кардигана. Ей не десять лет, а он не соседский мальчишка.
        И вообще, он слишком красив, чтобы его можно было рассматривать в роли соседского мальчишки даже гипотетически. Поэтому тем более следует держаться от него подальше.
        Мысленно чертыхнувшись, Пэтти спросила себя, что это на нее нашло. С какой стати она вздумала давать волю нервам?
        - Что, больно? - обронил Брайан, все это время внимательно наблюдавший за сменой выражений на ее лице. В его голосе не было и намека на сочувствие.
        Пэтти сверкнула глазами.
        - А ты как думал? Разве можно с такой силой хватать девушек за руки!
        - Что же остается делать, если девушки налетают как ураган!
        При упоминании об урагане Пэтти помрачнела.
        - Нечего языком молоть, никто не станет налетать.
        - О, что-то ты совсем не в духе! - саркастически усмехнулся Брайан. - Часом руку я тебе не сломал? Мне вроде почудился хруст. У тебя такие тонкие запястья…
        - Все цело, - буркнула она. - Это у тебя в голове хрустит.
        - Что может хрустеть в голове?
        Пэтти мрачно взглянула на него.
        - Высохшие мозги!
        Несколько мгновений оба смотрели друг на друга, затем Брайан негромко произнес:
        - Последнее слово всегда должно остаться за тобой, верно?
        В каком-то смысле это соответствовало правде, но не соглашаться же с этим красавцем!
        - Послушай, почему бы тебе не оставить меня в покое, а? Ступай по своим делам… если они у тебя есть, и не мешай мне заниматься моими.
        - Хм, по-моему, идея не очень удачная.
        - А по мне, так лучше не придумаешь, - проворчала Пэтти.
        Произнося эти слова, она отвернулась, поэтому не увидела, что Брайан двинулся к ней. И вздрогнула, когда он вновь взял ее за руки - сначала за одну, потом за другую. Но на этот раз его прикосновения были если не бережны, то очень осторожны.
        - Ну-ка дай взглянуть.
        Как ни странно, вполне возможно, что Брайан в самом деле беспокоился, не причинил ли Пэтти вреда. Впрочем, если даже так, то его волнение было обусловлено не сочувствием.
        - Боишься, что подам на тебя в суд за причинение телесных повреждений? - усмехнулась она.
        Бравада была нацелена прежде всего на саму Пэтти, потому что сейчас, когда боль прошла, на первый план выступили совсем другие ощущения. Те самые, которыми Пэтти была озадачена несколько минут назад. И в которых абсолютно не нуждалась.
        Недоставало еще в довершение ко всему втюриться в красавца Брайана Кардигана!
        Тем не менее, пока Брайан ощупывал запястья Пэтти, где-то в глубине ее желудка заклубилось нечто сладостно-томное, с трудом поддающееся определению.
        В местах прикосновений Брайана кожу словно покалывало иголочками. Она вдруг стала чрезвычайно чувствительной. Да и сама Пэтти тоже. Пальцы Брайана скользили по запястьям, а откликалось все ее тело. Самым удивительным было то, что у Пэтти проснулось желание, прежде почти не доставлявшее хлопот.
        Она и сама не знала, почему позволила Брайану ощупывать свои запястья. Давно следовало бы опустить руки, но Пэтти все стояла, словно заколдованная.
        Наконец Брайан взглянул на нее. В его синих глазах сквозила насмешка.
        - К счастью, ты не ошиблась, перелома нет. Но синяки наверняка останутся.
        Пэтти отвела взгляд, одновременно высвобождая руки.
        - Уж это верно…
        Брайан даже бровью не повел.
        - На твоем месте я бы отправился к бассейну минут на пять и погрузил руки в воду. Возможно, это помогло бы избежать появления следов на коже.
        - Хорошо, - кивнула Пэтти. - Я так и сделаю… когда ты уйдешь.
        Услышав это, Брайан на миг плотно сжал губы.
        - Наш разговор еще не окончен. Поэтому я останусь здесь до тех пор, пока мы не придем к единому мнению. Так что хватит спорить. Садись за стол, продолжим беседу.
        В душе Пэтти поднялась волна протеста. Впрочем, она постаралась скрыть свое состояние.
        - Я не спорю. Это ты пытаешься вывести меня из себя.
        - И небезуспешно, - хмыкнул Брайан.
        Вспыхнув, Пэтти сжала кулаки и едва вновь не набросилась на него, но каким-то чудом ей удалось подавить новую вспышку гнева. Здравый смысл подсказывал, что подобным способом проблему не решишь. Поэтому, собрав воедино все силы, Пэтти как можно спокойнее произнесла:
        - Хочу напомнить: это мой дельфинарий. И пока еще я в нем хозяйка.
        Строго говоря, от дельфинария - если не считать дельфинов - почти ничего не осталось, но Пэтти испытывала острую необходимость сохранить хорошую мину при плохой игре.
        Брайан взглянул на нее с интересом.
        - Ты всегда такая упрямая?
        Ну не может, чтобы не уколоть!
        Пэтти вновь сердито засопела, но и на этот раз сумела справиться с собой.
        - Я себя упрямой не считаю. Хотя, с моей точки зрения, упрямство не так уж плохо. Все зависит от ситуации.
        Брайан поднял бровь.
        - Вероятно, ты имеешь в виду упорство. Если так, готов согласиться с тобой.
        Кажется, он стремится заставить породить во мне чувство неуверенности, промелькнуло в мозгу Пэтти. Создать ощущение, будто я по сравнению с ним дитя неразумное. Но тут он просчитался. Конечно, я младше лет на пять, однако в обиду себя давать не намерена!
        - Упорство, упрямство, какая разница. Главное - результат. Разве нет?
        Брайан медленно покачал головой.
        - Способ достижения цели тоже имеет значение. Нельзя быть вспыльчивой, позволять чувствам брать верх над разумом. А ты именно так себя и ведешь. И тем самым, сама того не осознавая, даешь оппоненту преимущество.
        - Только не нужно меня учить, ладно? - прищурилась Пэтти.
        Она ненавидела себя за минуты слабости. За то, что затихала оба раза, когда Брайан прикасался к ней. За то, что раскрылась перед ним, поддалась его воздействию - вплоть до того, что даже испытала прилив чувственности.
        Вместе с тем Пэтти выводило из себя осознание того факта, что Брайан убеждает ее в необходимости соблюдать спокойствие - с чем вообще-то трудно было не согласиться, - хотя прекрасно знает, что сам же и спровоцировал у нее вспышку гнева.
        Пэтти с трудом узнавала себя. В ее груди бушевала буря эмоций. Нервы словно обнажились, в кровь влился адреналин. Примерно так Пэтти чувствовала себя, когда приходилось иметь дело с новым взрослым дельфином. В подобных ситуациях на нее обрушивался водопад эмоций, порой противоречивых. С одной стороны, множество приятных чувств, потому что дельфины - дружественно настроенные по отношению к человеку животные. Но с другой стороны, кто знает, чего ожидать от чужака? Ведь психические отклонения бывают не только у людей. И осознание данного факта вызывает если не страх, то настороженность.
        Однако к мужчине Пэтти ничего подобного сейчас испытывать не хотелось. К Брайану Кардигану особенно. Неподходящий он объект для того, чтобы им можно было заинтересоваться. А уж момент и вовсе неподходящий.
        Так что нечего обращать внимание на томление в груди.
        - Ладно, не хочешь учиться - не нужно, - усмехнулся Брайан. - Вольному воля. Лишь напомню, у нас есть нерешенный вопрос. - Он на миг умолк. - Но, кажется, я знаю, как уладить проблему. Если не желаешь расставаться с Долл…
        - Не желаю! - быстро произнесла Пэтти. - Но главное не я, а она. Потому что она очень привязалась ко мне. Повторяю: в разлуке Долл может умереть от тоски. Разве тебе станет от этого легче?
        - Нет, - коротко ответил Брайан.
        Пэтти недоверчиво покосилась на него.
        - Что я слышу, неужели ты передумал забирать Долл?!
        Поморщившись, он вздохнул.
        - Я бы с удовольствием ее забрал, но вижу, что ничего хорошего из этого не получится.
        - Так это же замечательно! - радостно блеснула глазами Пэтти. Неужели я ошиблась? - промчалось в ее мозгу. Выходит, с неприступным Брайаном Кардиганом все же можно договориться!
        - Увы, - вновь вздохнул он. - Вместо Долл мне придется довольствоваться деньгами.
        Пэтти похолодела. Температура ее настроения в одно мгновение сменилась с плюса на минус.
        - К-какими деньгами?
        Едва заметно пожав плечами, Брайан пояснил:
        - Все на свете имеет цену, в том числе и Долл. Если оставляешь ее себе, значит, отдашь мне деньги. По крайней мере, это будет честно. Никто из нас ничего не потеряет. Кроме того, твое честолюбие будет удовлетворено. После такого простого и справедливого решения проблемы никто не осмелится назвать вас с дедом нечестными людьми.
        Пэтти нервно провела языком по губам.
        - С-колько же ты хочешь за Долл?
        - Ровно столько, сколько она стоит, не больше и не меньше.
        - Э-э… понятно, но все же хотелось бы услышать конкретную сумму.
        - Думаю, ты сама прекрасно знаешь, сколько стоит такая красавица, как Долл, - спокойно ответил Брайан.
        - Я? - Пэтти зачем-то скользнула взглядом по стенам офиса. - Ну, учитывая, что Долл болела…
        Брайан пристально взглянул на Пэтти.
        - Сейчас она здорова.
        Она невольно вздохнула. Наверное, лишь ей одной было известно, каких трудов стоило исцелить Долл. Даже дед Тед всего не знал.
        - Сейчас да, но…
        Брайан прищурился.
        - Пытаешься сбить цену?
        Пэтти ответила ему хмурым взглядом.
        - Ты сам бизнесмен. Разве тебе никогда не приходилось торговаться?
        - Ну, если ты так ставишь вопрос… - усмехнулся он. - Хорошо, моя цена сорок пять тысяч долларов.
        Пэтти тут же открыла рот, чтобы возразить, но почти сразу и закрыла. Потому что Долл стоила дороже. То есть для нее Долл вообще была бесценна, но речь сейчас шла не об этом.
        И тем не менее Пэтти решила попробовать сбить цену - хотя бы для порядка, - чтобы у Брайана не возникло ложного впечатления.
        При всем том разговор она вела скорее машинально, чем преследуя какую-то конкретную цель, потому что не представляла, как станет расплачиваться: деньгами они с дедом в настоящее время не располагали. Тем более такой огромной суммой!
        - Сорок тысяч и ни центом больше, - произнесла Пэтти с твердостью, которой на самом деле не было и в помине.
        - Это уж слишком, - хмыкнул Брайан. - Я и так занизил цену.
        Пэтти пожала плечами.
        - Я свое слово сказала.
        - Вот как? - Брайан смерил ее взглядом. - Но дело в том, что не ты здесь ставишь условия. Сорок три - и точка.
        С тем же успехом он мог сказать и «пять тысяч» - Пэтти все равно не смогла бы заплатить.
        - Кроме того, - продолжил Брайан, - обещаю не забирать Финни до тех пор, пока он не перестанет нуждаться в матери.
        Пэтти ошеломленно уставилась на него.
        - Ты хочешь забрать Финни?
        - Разумеется, - невозмутимо произнес он. - Как и Долл, Финни принадлежит мне. И ты это прекрасно знаешь.
        - Но…
        Едва начав, Пэтти умолкла. Ее охватило то же жуткое чувство безысходности, как и в тот момент, когда она впервые увидела Брайана Кардигана и поняла, зачем он явился к ним из Нового Орлеана.

2

        История началась два года назад, когда Эндрю Кардиган, ныне покойный отец Брайана, обратился к Теду Хэмстону, деду Пэтти, за помощью.
        На первый взгляд может показаться странным тот факт, что миллионеру, владельцу крупного завода по производству станков для предприятий текстильной промышленности, каковым являлся Эндрю Кардиган, понадобилась помощь владельца приносящего несоизмеримо меньший доход дельфиньего цирка.
        И все же подобная ситуация оказалась возможной потому, что у Эндрю Кардигана тоже был дельфинарий. Частный. Находился он на территории виллы, которая имела выход к морю. Кроме того, Эндрю устроил у себя небольшой зоопарк, дендрарий и роскошный пруд с фонтаном и редкостной красоты японскими карасями.
        С деньгами Эндрю можно было организовать еще и не то, однако вылечить одного из его питомцев они не помогли.
        Когда Эндрю купил недавно выловленную в море самку дельфина, то сначала все было хорошо. Он не мог налюбоваться на свое приобретение. Долл - так Эндрю назвал свою новую малышку - резвилась в бассейне с другими дельфинами, весело трещала и посвистывала на своем языке. Но спустя неделю все резко переменилось. Долл перестала принимать участие в общих играх, почти ничего не ела и сутки напролет, едва шевелясь, покачивалась в воде у борта бассейна.
        Срочно вызванный ветеринар тщательно осмотрел Долл, однако ничего определенного сказать не смог. Встревоженный Эндрю разыскал врача, специализировавшегося на морских животных. Но и тот ограничился лишь осторожными предположениями. Правда, выяснил, что Долл беременна. На вопрос Эндрю, не здесь ли кроется причина ее недомоганий, специалист высказался в том духе, что, мол, обычно подобное состояние проблем не вызывает. Иными словами, со здоровьем Долл все же что-то не в порядке. Но что именно?
        Ответа так и не нашлось.
        Прежде чем уехать, специалист все же прописал Долл некоторые лекарства, в основном витамины и средства для поднятия жизненного тонуса.
        Подобной терапии служители дельфинария и придерживались в течение последующих двух недель. К сожалению, никакого более-менее заметного улучшения состояния у Долл не наступило.
        Эндрю уже начал опасаться, что скоро ей придет конец, но кто-то рассказал ему о Теде Хэмстоне, владельце дельфиньего цирка из находящегося не так уж далеко Порт-Смита. Вроде Теду Хэмстону не раз удавалось исцелять дельфинов, которые неизвестно по какой причине время от времени выбрасываются на берег Мексиканского залива. Как правило, специальная, оснащенная соответственной техникой бригада волонтеров помогает животным вернуться в родную стихию. Но к некоторым особям помощь приходит с опозданием, когда те уже находятся на грани между жизнью и смертью.
        В подобных случаях спасатели вызывают Теда Хэмстона, и тот решает, какого дельфина - или дельфинов, если тех несколько, - еще можно попробовать спасти, после чего забирает животное к себе.
        И говорят, почти не было случаев, чтобы старине Теду не удалось вернуть дельфина к жизни, сказали Эндрю Кардигану. Потому что Тед будто заклинание какое-то знает! Благодаря чему удача ему и сопутствует.
        Так и вышло, что Эндрю Кардиган отвез Долл к Теду Хэмстону. Иного выхода он не видел, разве что вернуть обессилевшую самку в море, на верную смерть.
        Время показало, что решение Эндрю было верным. Долл прожила у Теда больше года, выздоровела и произвела на свет детеныша, которому Пэтти придумала имя Финни.
        Однако, по злой иронии судьбы, заболел сам Эндрю. Так что ему стало не до Долл.
        А потом и вообще ни до чего, так как он отбыл в мир иной - который также принято называть лучшим.
        Долл осталась у Теда и Пэтти, в дельфиньем цирке. Сынишка Финни, разумеется, находился при ней.
        Так продолжалось до тех пор, пока Теду не позвонил Брайан, сын и наследник Эндрю Кардигана. Произошло это примерно за неделю до того, как над Порт-Смитом пронесся ураган. Справившись о Долл и узнав, что та выздоровела, Брайан сказал:
        - Перевожу на ваш счет деньги для перевозки Долл. Когда все будет готово, сообщите мне, я организую встречу.
        Тед ответил согласием - иначе и быть не могло, - добавив, что скорее всего займется решением данного вопроса лишь в следующем месяце, когда появится свободное время. Брайан ничего не имел против, на том и порешили.
        Мнения Пэтти никто не спрашивал, но в этом и не было необходимости, потому что ситуация вопросов не предполагала.
        Тем не менее, когда Пэтти узнала, что Долл придется вернуть в частный дельфинарий Кардиганов, ее сердце больно сжалось. Она не представляла, как переживет разлуку. Ведь за минувшее время Долл стала для нее чем-то вроде родного ребенка. Чего стоило ее выходить!
        Поэтому неудивительно, что, едва узнав о требовании Брайана Кардигана, Пэтти принялась искать способ не отдавать Долл. Хотя и понимала, что затея бессмысленна. И лишена всяческий оснований. Потому что, хотя Долл и привязалась к Пэтти всем сердцем, принадлежит она другому человеку.
        Впрочем, долго ломать голову над этой проблемой не пришлось. После урагана Пэтти поняла, что они с дедом, по сути, разорены и предыдущая жизнь как-то сразу отошла на другой план. Будто ее и не было.
        Поэтому приехавшего из Нового Орлеана Брайана Кардигана Пэтти восприняла как выходца из какого-то другого мира.

        Брайан разыскал ее возле бассейна, где она помогала кормить дельфинов ровеснику деда Теда, их давнему работнику, темнокожему Джону Бронсону.
        - Милая картина, - хмыкнул Брайан, сверху вниз глядя на сидевших у кромки воды Пэтти и Джона. - Даже несмотря на всю эту разруху. Он огляделся вокруг, затем вновь устремил взгляд на Пэтти. - Насколько я понимаю, вы и есть Пэтти, внучка Теда Хэмстона, верно?
        До этого дня Пэтти никогда не видела Брайана Кардигана, но каким-то шестым чувством угадала в нем человека, от которого следует ждать неприятностей.
        - Да, я Пэтти, - произнесла она, поднимаясь.
        Брайан усмехнулся.
        - Замечательно. В таком случае у меня к вам сразу вопрос: когда вы собираетесь отправить мне Долл? - Затем, словно спохватившись, он добавил: - Ах да, ведь вы меня не знаете… Я Брайан Кардиган.
        Пэтти вздрогнула. Затем пристальнее вгляделась в лицо возвышавшегося над ней почти на голову красавца и почувствовала себя маленькой и беззащитной. Брайан, сын покойного Эндрю Кардигана, приехал в Порт-Смит с единственной целью - забрать Долл.
        - Мы могли бы обговорить это позже… - облизнув губы, начала Пэтти, но Брайан тут же прервал ее:
        - Ваш дед давным-давно должен был организовать отправку Долл. Для этого я перевел деньги на его счет. С тех пор прошло больше месяца - и что же? Долл до сих пор здесь! - На миг умолкнув, Брайан другим тоном спросил: - Кстати, где она?
        Пэтти кивнула на бассейн, в котором сейчас находились четыре взрослых дельфина и один маленький.
        - Здесь.
        Брайан проследил за ее взглядом.
        - Которая?
        - Да вон же она, разве вы не видите? - Пэтти произнесла это и лишь затем сообразила, в чем дело. - Вы… не узнаете собственного дельфина?
        В синих глазах Брайана промелькнуло нечто похожее на смущение… Или Пэтти лишь показалось?
        - Я его давно не видел, - буркнул тот. - То есть ее, Долл. И потом, когда ее отправляли сюда, она выглядела несколько иначе.
        - Как доходяга, - мрачно кивнула Пэтти.
        Она ненавидела людей, вылавливающих дельфинов в море с целью наживы, и презирала тех, кто покупает животных, еще недавно живших на воле. И ей была известна история Долл. Поэтому она имела все основания относиться к Брайану Кардигану с предубеждением.
        - Мы пытались ее лечить, - обронил Брайан. Не оправдываясь, лишь констатируя факт.
        Пэтти смерила его взглядом.
        - У вас ничего не получилось.
        Однако Брайан остался невозмутим.
        - Вообще-то лечением занимался не я.
        - Разумеется, - усмехнулась Пэтти. - Это я сутками мокла с Долл в бассейне в первые дни после того, как ее привезли к нам!
        Но подобный выпад не произвел на Брайана особого впечатления.
        - Вам было заплачено, - пожав плечами, заметил он.
        Заплачено!
        Как будто можно оплатить любовь.
        - Ваш дед давно должен был отправить Долл ко мне, - продолжал Брайан. - Но почему-то не сделал этого.
        Пэтти невольно покосилась в ту сторону, где до урагана находился зрительский амфитеатр.
        - На то были причины.
        - О да, разумеется! - хмыкнул Брайан. - Причины находятся всегда!
        Его ледяной тон заставил Пэтти поежиться. Она даже слегка побледнела, задетая безжалостным напоминанием о неприглядной реальности.
        Потрясенная свалившейся на них с дедом бедой, Пэтти и думать забыла об отправке Долл. Да и не хотела ее никуда отправлять - но это уже другая тема.
        Сейчас она думала о том, что, наверное, следовало бы позвонить Брайану, обрисовать сложившуюся ситуацию и попросить об отсрочке отправки Долл. Скажем, до тех пор пока положение не исправится хотя бы частично. А еще лучше - пока оно не нормализуется полностью.
        Позже можно было бы связаться с Брайаном снова и попытаться еще оттянуть срок. А там, глядишь, жизнь переменится или что-нибудь произойдет… Как в той восточной поговорке - или ишак окочурится, или падишах помрет.
        Только все это следовало делать раньше, а сейчас… ох, сейчас сюда явился Брайан Кардиган собственной персоной. Подавай ему Долл - и все!
        Но сердце подсказывало Пэтти, что без нее Долл вполне может погибнуть. В отличие, к примеру, от малыша Финни. Для него центром вселенной является мама, то есть Долл. А для нее единственное близкое существо - кроме Финни, конечно, - это Пэтти. С первых же дней между ними установилась удивительная связь. Едва увидев полуживую Долл, Пэтти почувствовала, что не простит себе, если не сможет ее выходить.
        Она почти на сто процентов была уверена, что, несмотря на полный упадок сил, самка не больна, а умирает от тоски. Ее поймали в открытом море, отсекли от стаи, разлучили с дельфином, который являлся отцом малыша Финни. Потом поместили в бассейн - замкнутое пространство, к которому способен привыкнуть далеко не каждый рожденный на воле дельфин. Вот Долл и затосковала.
        Сообразив, в чем дело, Пэтти спустилась в бассейн, подплыла к Долл - которая находилась в специальном бандаже, иначе могла утонуть, ведь дельфины не рыбы, им нужен воздух, - заговорила с ней, погладила, и так началась их дружба. Правда, отношения развивались очень медленно. Сначала, пытаясь кормить Долл, Пэтти выяснила, что та ест рыбу единственной разновидности. Достать эту рыбешку было не так-то просто, потому что людям она не по вкусу и, даже если попадается в сеть, ее выбрасывают обратно в море.
        Пришлось обращаться к рыболовам-любителям, делать специальный заказ и покупать рыбу у них. В тот период у Теда и Пэтти еще не было проблем с деньгами. Дельфиний цирк регулярно давал представления, от публики отбою не было, зрительских мест всегда не хватало.
        Так понемногу, уговаривая, шепча ласковые слова, Пэтти и выкормила Долл. Хотя за это время едва сама не превратилась в дельфина, потому что приходилось проводить в воде не только дни, но и ночи - к счастью, погода позволяла.
        И после этого Брайан Кардиган еще смеет говорить «вам было заплачено»!
        Действительно, Эндрю Кардиган оплатил Теду уход за своей питомицей - точнее, сделал солидный аванс, - но большая часть этих денег ушла на саму же Долл. А позже Тед выделял для самки собственные средства.
        Пэтти подавила вздох. Хорошие были деньки! А после урагана жизнь дала трещину. Каждое утро приходится ломать голову, как накормить дельфинов. Ведь цирк не работает, следовательно, доходов никаких.
        - Итак, почему Долл до сих пор не доставлена ко мне на виллу? - холодно спросил Брайан.
        Прежде чем ответить ему, Пэтти наклонилась к корзине, взяла ставридку и бросила в пасть дежурившей у настила Долл. Та хоть и привыкла к Джону, все же предпочитала брать пищу из рук Пэтти. К счастью, сейчас Долл уже не привередничала, ела все подряд. Вторую рыбку Пэтти кинула Олафу, роскошному самцу, любимцу публики. Третью - Милли, молоденькой самке, которую в прошлом году подобрали на городском пляже с солнечными ожогами.
        Наконец Пэтти повернулась к Брайану.
        - Возможно, вам не известно… хотя это было бы странно… но над побережьем пронесся ураган и…
        - Известно. Мою виллу он почти не задел.
        Похоже, тебя вообще все ураганы обходят стороной, мрачно подумала Пэтти. Ее раздражало спокойствие Брайана Кардигана. А еще больше - его внешность. Он скорее был похож на актера, чем на владельца станкостроительного завода.
        - Что ж, хорошо уже хотя бы то, что вы об урагане знаете, - вздохнула Пэтти. - В таком случае вам известен и ответ на ваш вопрос.
        - Увы! Зачем бы я тогда спрашивал?
        Пэтти прищурилась. Прикидывается он или впрямь такой тугодум? И если верно последнее, то как же он управляет огромным производством?
        - Я здесь не нужен? - прервал ее размышления Джон. Закончив кормить дельфинов, он стоял с пустой корзиной в руке.
        - Нет-нет, спасибо, дальше я сама…
        Кивнув, Джон неспешно двинулся вокруг бассейна в подсобку, чтобы сварить себе любимый напиток - кофе.
        - Я жду, - сдержанно напомнил Брайан.
        Пэтти вздохнула.
        - Хорошо, раз вы такой непонятливый, выложу все как есть. Желаете знать, почему мы не отправили вам Долл?
        - Очень хочу.
        - Так слушайте. Причин две. Первая: после урагана мы разорились. В прямом смысле слова. У нас нет денег для того, чтобы перевезти Долл в Новый Орлеан.
        В глазах Брайана промелькнуло удивление.
        - Разорились?
        Пэтти изумленно уставилась на него.
        - Боже правый, разве вы сами не видите?! - Она обвела развалины. - Вот все, что осталось от цирка!
        Брайан тоже огляделся.
        - Ну, вижу. И что дальше?
        - Что дальше? - Пэтти не верила собственным ушам. Ее душил гнев. - По-вашему, это ничего не объясняет?
        Он слегка пожал плечами.
        - Я вижу, что здесь требуется капитальный ремонт, только и всего. Какое отношение это имеет к Долл?
        - Уму непостижимо… - пробормотала Пэтти, закатив глаза к ясному небу, голубеющему там, где до урагана находился полупрозрачный плексигласовый купол.
        - Не уходите от ответа, - невозмутимо обронил Брайан.
        Пэтти мрачно воззрилась на него.
        - Что ж, придется объяснять на пальцах. Слушайте внимательно: когда люди разоряются, это означает, что у них нет денег. В нашем случае это имеет дополнительное значение - что мы не имеем возможности перевезти к вам Долл.

3

        Повисло молчание. Брайан вновь скользнул взглядом по сторонам, полностью проигнорировав плавающих в бассейне по кругу дельфинов. Затем повернулся к Пэтти.
        - Не пытайтесь выставить меня идиотом. Мне прекрасно известно, что мой отец переводил деньги на ваши банковские счета. Часть этих средств предназначалась для оплаты услуг вашего деда, остальные - для Долл. В том числе и для ее перевозки. При чем здесь разорение, о котором вы твердите? - Брайан жестом остановил попытку Пэтти что-то произнести. - Минутку! Я еще не все сказал. Так что, даже принимая во внимание нанесенный ураганом ущерб, вы все равно должны были иметь деньги для перевозки Долл. Мой отец об этом позаботился. Впрочем, если бы он по какой-то причине не сделал этого… То есть я хочу сказать, что вы все равно способны оплатить перевозку.
        - Почему вы так думаете? - хмуро произнесла Пэтти.
        - Потому что у вас есть бизнес - дельфиний цирк, - следовательно, вы имеете какие-то сбережения. Никогда не поверю, что вы терпели убытки!
        - Верно, до урагана убытков не было, - понуро качнула головой Пэтти. - И относительно сбережений вы правы.
        - Вот видите! - торжествующе воскликнул Брайан.
        Она невесело усмехнулась.
        - Но дело в том, что практически все наши накопления мой дед вложил в реконструкцию дельфинария. В частности, здесь был возведен новый амфитеатр с удобными местами для зрителей. А также купол, состоявший из двух половин: одна накрывала амфитеатр, другая - частично - бассейн. Но, как видите, ничего этого нет. Все разметал ураган. - Пэтти вновь вздохнула. - Так и вышло, что на наших банковских счетах почти ничего не осталось. - Она на миг плотно сжала губы. - А ведь дед не сомневался, что расходы на модернизацию очень быстро окупятся…
        Повисло молчание.
        Наконец-то он сообразил, что к чему, подумала Пэтти, но в этот момент Брайан произнес:
        - Все равно вы могли перевезти Долл. У вас есть деньги моего отца.
        Пэтти прикусила губу. Деньги Эндрю Кардигана… Если от них что-то и осталось, то одни воспоминания.
        - Ошибаетесь, - сухо произнесла она. - Тех денег давно нет.
        Брайан нахмурился.
        - То есть как? Что вы хотите этим сказать?
        - Видите ли, у нашего бизнеса существует специфика: каждый день нужно кормить дельфинов. Иначе те просто погибнут. Ведь бассейн не море, в нем невозможно охотиться. А еще в бассейне необходимо регулярно менять воду, что делается с помощью насосов. Знаете, какие счета за электричество мы оплачиваем?
        - Имею представление, - холодно обронил Брайан. - Мой завод тоже потребляет электроэнергию.
        - В таком случае не понимаю, почему я должна объяснять вам элементарные вещи.
        Несколько мгновений оба смотрели друг на друга.
        - Хм, значит, вы попросту истратили деньги моего отца?
        Истратили! С тем же успехом Брайан мог сказать «растранжирили». Пэтти отвернулась.
        - У нас не было иного выхода. Мы спасали дельфинов. В том числе и Долл.
        Будто в подтверждение или в знак поддержки из бассейна донеслись трескучие рулады. Пэтти взглянула в ту сторону, и на сердце у нее потеплело: из воды выглядывали улыбающиеся физиономии дельфинов. Как известно, те улыбаются всегда, даже когда им плохо.
        Приободрившись, Пэтти повернулась к Брайану.
        - Это была первая причина, почему мы не отправили Долл на вашу виллу. Но, как уже было сказано, существует и другая причина, на мой взгляд главная.
        В глазах Брайана промелькнуло что-то похожее на интерес.
        - Слушаю.
        Собравшись с духом, Пэтти произнесла:
        - Дело в том, что я просто не могу отдать вам Долл. Без меня она погибнет.
        Словно понимая, что речь идет о ней, Долл шлепнула по воде хвостом. Полетели брызги. Несколько капель упало на лицо Брайана. Тот машинально смахнул их, недовольно покосившись на бассейн.
        Пэтти не сомневалась: он и в этот раз не сообразил, что шалит именно Долл. Для него все дельфины были на одно лицо.
        - Утверждение довольно смелое, - насмешливо обронил Брайан. - И главное, что доказать ничего нельзя.
        Пэтти ответила ему хмурым взглядом.
        - Почему же, можно сделать эксперимент: отвезти Долл к вам и проверить, оправдается ли мой прогноз.
        - А если не оправдается? - прищурился Брайан.
        - А если оправдается? - в тон ему произнесла Пэтти.
        - Что ж, тогда…
        - Тогда Долл умрет, только и всего!
        Пэтти не хотела выдавать волнение, но на последней фразе ее голос гневно зазвенел.
        - Вам-то что за дело? - сухо бросил Брайан.
        Она отбросила осторожность.
        - Такое дело, что я здесь спасаю животных! Причем, заметьте, вовсе не для того, чтобы затем гробить их собственными руками!
        - Я тоже не собираюсь никого гробить. Просто хочу получить то, что принадлежит мне.
        - Не собираетесь, но, по сути, именно это и делаете! - язвительно уточнила Пэтти, безуспешно пытаясь справиться с чувством досады.
        Ее безмерно угнетало осознание того, что Тед поспешил с модернизацией цирка. Если бы не это, ураган все равно причинил бы им ущерб, но они хотя бы имели деньги.
        Разумеется, Пэтти понимала, что обижаться не на кого. Кому предъявишь претензии? Природе? И все же успокоиться никак не могла. Ведь вся жизнь будто перевернулась с ног на голову. Само существование дельфиньего цирка оказалось под вопросом. Если не найдутся средства на восстановление, тогда все кончено. Но откуда им взяться?
        Эта мысль резала по живому. Как и тот факт, что Брайан Кардиган остался равнодушным к приведенному аргументу.
        Бездушный мерзавец! Лишь бы свое получить, а там хоть трава не расти!
        Пэтти взглянула Брайану в лицо и не увидела там ни тени сочувствия. Сплошь спокойствие, невозмутимость и довольство собой. Чихать он хотел на Долл, ему важен вопрос принципа!
        Подумав об этом, Пэтти испытала приступ ярости. Что он о себе мнит, этот Брайан Кардиган?! Думает, все должны ходить перед ним на задних лапках?
        Ну и пусть думает! - скрипнула Пэтти зубами. На меня это не производит ни малейшего впечатления. Как он только что сказал - какое вам дело? Так мне действительно нет никакого дела до его амбиций!
        - Повторяю, я хочу получить то, что принадлежит мне, - с нажимом произнес Брайан.
        Ноздри Пэтти презрительно раздулись.
        - То есть, несмотря на предупреждение, что без меня Долл может снова захиреть, вы все равно хотите ее забрать?
        - Вы правильно поняли мои намерения, - насмешливо блеснул глазами Брайан.
        - В таком случае… - Пэтти душил гнев, - я сделаю все от меня зависящее, чтобы против вас ополчились все члены общества спасателей-волонтеров, представители организации «Гринпис» и… и средства массовой информации!
        Когда Брайан услышал подобное заявление, в его взгляде впервые за время беседы отразилось легкое беспокойство.
        - С какой стати столько шума?
        - С такой! - запальчиво крикнула Пэтти. - Вы рискуете жизнью Долл, поэтому я буду с вами сражаться!
        На минутку задумавшись, Брайан неожиданно улыбнулся.
        - Когда же вам сражаться, вы должны ухаживать за дельфинами! Да и цирк нужно приводить в порядок…
        Его слова слегка остудили пыл Пэтти.
        - Ничего, ради Долл я найду время, - буркнула она. - А на восстановление цирка все равно денег нет…
        - Ну, выход есть даже из самой безнадежной на первый взгляд ситуации.
        - Не подскажете какой?
        Брайан вновь улыбнулся, на этот раз уклончиво.
        - Вы человек умный, сами придумаете.
        - А-а… понятно. Советовать все мастера. Чужую беду руками разведу, а своей ладу не дам.
        - На меня намекаете?
        Она отвела взгляд. Брайан Кардиган был так красив, что это выводило из равновесия.
        - На кого же еще…
        - А какая у меня беда?
        Пэтти невольно вновь посмотрела на него. Действительно, он ничем не напоминал человека, с которым приключилось какое-то несчастье. Даже ураган, наделавший бед на доброй половине побережья Мексиканского залива, виллу Брайана обошел стороной.
        Не дождавшись ответа, он заговорил сам:
        - Словом, не тратьте время попусту. У вас дел невпроворот, а вы, вместо того чтобы решать свои проблемы, собираетесь еще и других людей взбаламутить.
        Пэтти открыла было рот с намерением возразить, но Брайан предупреждающе поднял ладонь.
        - Так или иначе, но у вас нет оснований для того, чтобы оставить Долл у себя. Любой суд примет решение в мою пользу. Потому что закон на моей стороне. Ваш дед, Тед Хэмстон, подписал контракт, согласно которому обязывался держать у себя Долл до ее исцеления или - в худшем случае - до кончины. К счастью, наступило исцеление, поэтому Тед Хэмстон обязан вернуть Долл владельцу.
        - Которым является ваш отец, - быстро произнесла Пэтти, хватаясь за соломинку.
        Но тщетно. Брайан принадлежал к категории людей, которых, как говорится, на мякине не проведешь.
        - Являлся, - невозмутимо поправил он. - Моего отца больше нет, а его наследник я. Следовательно, Долл принадлежит кому? А? Ну-ка подумайте хорошенько!
        Разговаривает со мной как с ребенком! - раздраженно констатировала Пэтти.
        - Короче говоря, настало время вернуть Долл мне, - произнес Брайан, словно подводя под разговором черту.
        Однако Пэтти не считала беседу законченной.
        - Послушайте, давайте наконец поговорим серьезно. Почему вы так настаиваете на возврате Долл? Ну зачем вам дохлый дельфин?
        Ответ был лаконичен.
        - Ваш дед подписал контракт.
        Я будто с роботом беседую! - промелькнуло в мозгу Пэтти.
        - Мой дед… - Она подавила вздох. - Тогда он еще не знал, какая сложится ситуация. С Долл и вообще…
        Брайан прищурился, его взгляд стал ледяным.
        - Отговорки неуместны. Ваш дед прекрасно понимал, что делает.
        - А ваш отец, будь он жив, наверняка учел бы интересы Долл.
        Брайан смерил Пэтти взглядом.
        - Напрасно стараетесь, вам не удастся меня смягчить. Я далеко не всегда одобрял действия своего отца.
        - Вы говорите это сейчас, после его кончины?
        - А что? По-вашему, смерть является оправданием странностей, которые человек имел при жизни?
        - Что вы имеете в виду? - спросила Пэтти.
        - Да хотя бы случай с Долл… Столько возиться с каким-то полудохлым дельфином вместо того, чтобы просто купить другого! По-вашему, это не странность?
        Пэтти ахнула. С полудохлым дельфином!
        - Должно быть, у вас вместо сердца кусок льда.
        Брайан слегка поморщился.
        - А вы, вижу, склонны преувеличивать. И потом, откуда у вас уверенность, что после перевозки Долл обязательно погибнет?
        - Знаю, - вздохнула Пэтти. - Долл более впечатлительна, чем другие дельфины. Она может погибнуть от тоски. Если хотите знать, Долл не столько болела, сколько тосковала в неволе.
        Усмехнувшись, Брайан сунул руки в карманы.
        - Послушайте, что вы мне здесь рассказываете?! В нашем дельфинарии Долл тосковала, а в вашем излечилась от тоски? Или здесь не такое же закрытое пространство, как у нас?
        - Такое же, - кивнула Пэтти. - Только здесь есть я, а у вас меня не было.
        - Что верно, то верно. Только хотелось бы все-таки узнать, куда вы клоните.
        Она облизнула губы.
        - Видите ли, вы, скорее всего, не поверите… Я и сама еще толком не разобралась…
        Пэтти умолкла, подбирая слова, и Брайан нетерпеливо произнес:
        - Но?
        - Но… многие говорят, что я обладаю способностями экстрасенса. - Во взгляде Брайана в ту же минуту отразился скепсис, однако, несмотря на это, Пэтти продолжила: - Готова с чем-то подобным согласиться, потому что именно я исцеляю больных животных. А считается, что это делает мой дед! Не знаю, как все получается. Я просто общаюсь с больными дельфинами, и они начинают выздоравливать.
        - Ну да, ну да, - хмыкнул Брайан. - И по этой причине Долл должна находиться при вас!
        Пэтти кивнула.
        - Хотите верьте, хотите нет, но она заряжается от меня энергией.
        - Хм, энергией, говорите? - Брайан с каким-то новым интересом скользнул по Пэтти взглядом. - Что ж, если я и холоден, как вы говорите, то не настолько, чтобы остаться равнодушным к очаровательной девушке. Которая к тому же оказалась на грани разорения. Способности экстрасенса - это, конечно, чушь. Это вы только что придумали, но… Словом, ваше счастье, что первой я встретил вас, а не вашего деда.
        В улыбке Брайана присутствовало нечто, напоминавшее предвкушение хищника, следящего за потенциальной жертвой, и Пэтти заметила это, но, как ни странно, ее сердце забилось быстрее.
        Игнорируя данный факт, она сухо произнесла:
        - Это почему же?
        - У вас есть шанс уговорить меня дать вам отсрочку. Добиться, чтобы я не настаивал на немедленной отправке Долл. Конечно, я и сам с легкостью могу организовать перевозку, причем не одного, а целой стаи дельфинов, но…
        - Что? - быстро спросила Пэтти.
        - Но деньги уплачены вам, значит, проблему должны решить вы.
        Пэтти устремила на Брайана мрачный взгляд.
        - Понятно. Не ясно только, что дает вам основание думать, будто я примусь вас уговаривать?
        Неожиданно Брайан рассмеялся. И удивительным образом изменился. Его будто покинула большая часть надменности. Разошедшиеся от наружных уголков глаз тонкие морщинки сделали лицо добродушным.
        - Значит, не желаете меня о чем-либо просить?
        Даже слепой заметил бы, что Брайан в превосходной физической форме. На его груди, плечах и предплечьях бугрились мышцы, от лица трудно было отвести взгляд. И все же Пэтти постаралась не обращать на все это великолепие внимания. Она считала, что нет ничего хуже красующегося мужчины. Даже если внешность дает ему для этого основания.
        Пэтти окинула Брайана холодным взглядом. Посмотрите на этого красавца! Какая невозмутимость, какая уверенность в себе! Он даже не сомневается в том, что его сейчас начнут уговаривать…
        Пэтти скрипнула зубами. Ее распирало негодование. Человек, у которого нет ни капли сострадания к животным, собирается забрать Долл - единственно ради собственной прихоти!
        - Просить вас, я вижу, бесполезно, поэтому нет смысла этим заниматься. И тем не менее Долл я вам вернуть не могу. Отдать ее такому бессердечному человеку, как вы, было бы преступлением. Так что, хотите вы этого или нет, Долл останется здесь.
        С лица Брайана сразу исчезло добродушное выражение.
        - Не представляю, как вы это осуществите. Учитывая, что все права на Долл принадлежат мне…
        - Неправда! - воскликнула Пэтти.
        Брайан уставился на нее, не скрывая изумления.
        - То есть как? Ведь документы Долл - купчая, паспорт, экземпляр договора моего отца с вашим дедом - находятся у меня!
        - Мы говорим о разных вещах. Вы - о юридической стороне дела, я - о моральной. - Пэтти с вызовом взглянула на Брайана. - Я имею моральное право оставить Долл у себя! Если, конечно, вы понимаете, что под этим подразумевается.
        Брайан еще пристальнее взглянул на нее - на полные губы, раскрасневшееся от негодования лицо, поблескивающие карие глаза, - затем произнес совсем другим, окрасившимся бархатистыми интонациями тоном:
        - А если не понимаю, вы объясните мне?
        Брайан произносил одно, но его глаза говорили совсем другое. Нечто не относящееся к предмету беседы. Он смещал акценты, переводя разговор с бизнеса на саму Пэтти.
        По ее телу прокатилась горячая волна, разнося электризующую смесь адреналина и чувственного напряжения. В окружении Пэтти не было мужчин, подобных Брайану Кардигану, поэтому она не знала, как вести себя с ним. При этом понимала, что Брайан сознательно старается выбить ее из колеи.
        Мерзавец!
        Пэтти стало так досадно, что даже глаза защипало от подступающих слез. Ясно, что приходится иметь дело с человеком, для которого на всем белом свете существует исключительно он один. И только свои интересы он готов соблюдать. Остальным же остается лишь приспосабливаться к нему.
        Скорее всего, он даже не понимает, как можно посвятить жизнь дельфинам, проплыло в мозгу Пэтти. Как можно не спать ночами, выхаживая тех из них, кому плохо, кто болен или затосковал…
        Стоило ей подумать об этом, как она испытала прилив сил. Что ей какой-то Брайан Кардиган! Пусть пеняет на себя, если вообразил, что способен отнять Долл…
        Пэтти стиснула кулаки.
        - Не уверена, что мое объяснение вам понравится. Да и сомневаюсь в вашей способности что-либо понять. Поэтому наш разговор не имеет смысла.
        Ей удалось произнести это более или менее спокойно, не выказывая раздражения, хотя она порядком устала от препирательства с этим красавцем. Ее терпению подходил конец. Минувшей ночью дед доставил им с бабушкой Кэтти, его родной сестрой, немало хлопот. В конце концов Пэтти отправила бабушку спать - ведь та тоже в возрасте и нуждается в отдыхе, - но этот благородный жест означал лишь одно: сама она встретила утро совершенно измотанной. Поэтому неудивительно, что самоуверенность и покровительственный тон Брайана выводили ее из себя.
        - Напрасно вы сомневаетесь в моих способностях, - тонко улыбнулся тот. - Поверьте, мне не хочется грубить, но так или иначе вам придется понять, что ждать я не намерен. Долл принадлежит мне, и я ее получу. - Он взглянул на бассейн, где дельфины притихли, будто прислушиваясь к разговору. Впрочем, не исключено, что так оно и было на самом деле. - Судя по всему, ваш дельфиний цирк дышит на ладан. И если вы боитесь, что Долл погибнет у меня, то я имею еще большие основания опасаться за ее жизнь у вас.
        Пэтти похолодела, потому что в этих словах содержалась горькая правда. Но Брайан не учитывал одного обстоятельства: в крайнем случае дельфинов можно выпустить в море. Сам же он никогда не поступит так в отношении Долл, ведь за нее деньги плачены!
        С независимым видом вздернув подбородок, Пэтти посмотрела Брайану в глаза.
        - Похоже, вам нравится наносить удары ниже пояса.
        - Что вы, - негромко произнес тот, - мне даже в голову не пришло бы бить такую красивую девушку, как вы!
        Услышав это, Пэтти непроизвольно опустила взгляд, в то же время мысленно запретив себе поддаваться воздействию бархатистых интонаций голоса Брайана. Тем не менее они словно проникли ей под кожу, а потом дальше, едва ли не до костей. Хрипловатые звуки щекотали нервы, но еще сильнее действовал смысл слов. При этом Пэтти понимала, что скорее всего Брайан не собирался делать ей комплимент, а о красоте упомянул больше по привычке, ведь ему и прежде случалось беседовать с женщинами.
        Она заставила себя поднять взгляд.
        - И все-таки хочу предупредить вас еще раз: я обязательно организую общественность в защиту Долл. Здесь соберется множество людей, и всякая попытка вывезти Долл будет не только пресечена, но и освещена в прессе и на местном телевидении! - Пэтти выпалила все это скороговоркой, затем умолкла, отдуваясь, как после пробежки на стадионе. Интересно, что он на это скажет? - вертелось в ее голове.
        Однако Брайан ничего не говорил. Лишь стоял и смотрел на Пэтти, и в глазах его сквозила странная смесь презрения и восхищения. Пэтти явно удивила его.
        Сама она тем временем спрашивала себя, почему не испытывает чувства удовлетворения, не говоря уже о триумфе. Наоборот, ее вдруг охватил приступ слабости. Ведь нужно быть последней идиоткой, чтобы связываться с человеком, финансовым возможностям которого позавидовали бы и многие состоятельные люди, а не то что разорившиеся владельцы дельфиньего цирка.
        Пока Пэтти пыталась разобраться в своих чувствах, в бассейне кое-что произошло. Дельфин Олаф показал свой коронный номер: выпрыгнул из воды, сделал в воздухе сальто-мортале и изящно нырнул обратно. Брайан просто не мог не обратить на это внимания. И пока он наблюдал за Олафом, Пэтти рассматривала его самого.
        Так продолжалось до того момента, пока Брайан неожиданно не повернулся к ней, застав ее врасплох. В ту же минуту его брови удивленно взлетели. Еще через мгновение в глазах возникло насмешливое выражение.
        Ну и как вы меня находите? - будто говорил его взгляд.
        Пэтти порозовела от смущения. Даже себе самой она не призналась бы, что Брайан произвел на нее довольно сильное впечатление. Слишком хорошо она понимала, что увлекаться им опасно. Не тот он человек, чтобы можно было воспринимать его всерьез. И не та сейчас ситуация, чтобы думать о всяких глупостях.
        Пэтти резко отвернулась и стала смотреть на дельфинов, которые хоть и пересекали бассейн в разных направлениях, но тоже поглядывали на нее. И вновь сердце Пэтти сладко сжалось при виде грациозных морских красавцев.
        Мои малыши! - расчувствовалась она, на минутку забыв обо всем остальном. Ее взгляд не отрывался от дельфинов - от Долл, Финни, Олафа, Милли, Эльфа…
        - Вы очень хорошо обо всем рассказываете, но, как ни верти, распоряжаться чужой собственностью не вправе.
        Услышав голос Брайана, Пэтти вздрогнула.
        - Понимаю. Но моего деда знает вся округа, а это, согласитесь, немаловажно. Он всю жизнь держал дельфиний цирк. Временами ему приходилось туго, особенно поначалу, но он всегда выкарабкивался из сложных ситуаций.
        Брайан ничего на это не сказал, тем самым заставив Пэтти нервничать.
        Молчание затянулось. Когда Пэтти уже начало казаться, что ему не будет конца, Брайан произнес:
        - А где, собственно, ваш дед? Я надеялся застать его здесь.
        С губ Пэтти слетел невольный вздох.
        - С некоторых пор он не занимается делами.
        - Вот как? - Брайан заметно удивился. - По-моему, не самый удачный момент для удаления от бизнеса.
        - Не то слово… - вновь вздохнула Пэтти. И тут же пожалела о сказанном, потому что Брайан мгновенно ухватился за неосторожно брошенную ниточку.
        - Получается, ваш дед взвалил все проблемы на ваши плечи?
        - Это как посмотреть… Хотя можно и так сказать. Фактически сейчас все дела на мне. Поэтому, желаете вы того или нет, вам придется обсуждать проблему Долл со мной.
        - Замечательно… - протянул Брайан. И, как ни странно, в его тоне не было иронии.
        Пэтти удивленно покосилась на него. Что это он вдруг? Смягчился, что ли? Или речь все-таки идет о личной симпатии?
        От этой мысли ее бросило в жар, потом в дрожь. Одно только предположение, что Брайан способен увидеть в ней женщину, взбудоражило Пэтти сверх всякой меры.
        В отличие от многих своих сверстниц Пэтти не считала себя красавицей. Зато ей нельзя было отказать в уме и целеустремленности. Только мужчин ведь интересует другое…
        Плотно сжав губы, Пэтти сложила руки на груди - иначе Брайан заметит, как они дрожат. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы он убрался из цирка. Потому что его присутствие становилось невыносимым.
        Пэтти многое дала бы за возможность высказать Брайану все, что о нем думает, а затем навсегда вычеркнуть его из воспоминаний. Но ни к чему хорошему подобный поступок не привел бы. Наоборот, создал бы массу дополнительных проблем. Нет, тут нужна здравая рассудительность. Только она да еще, пожалуй, холодный расчет способны помочь справиться с Брайаном Кардиганом.
        И тут, будто угадав тайные желания Пэтти, Брайан бросил взгляд на свой «ролекс» и едва заметно вздохнул.
        - Меня очень забавляет наша беседа, но пора возвращаться в отель. Дела! Нужно сделать несколько важных звонков и все такое… Возможно, придется ненадолго уехать. Но я вернусь, причем очень скоро!
        Пэтти смерила его хмурым взглядом.
        - Можете не торопиться.
        - Э нет! - помахал Брайан пальцем перед ее носом. - Так просто вы от меня не отделаетесь!
        И снова Пэтти показалось, что он говорит не о проблеме возврата Долл. Или, вернее, не только об этом. А также о чем-то личном. Словно намекал, что, хоть они и совершенно разные люди, между ними возникла некая интрига.
        - Наши дела далеко не кончены, - продолжил Брайан. - Я хочу взглянуть на финансовые документы, относящиеся к деятельности вашего цирка. Возможно, у меня возникнут идеи, которые помогут…
        - Почему вы решили, что я стану показывать вам какие бы то ни было документы? - язвительно поинтересовалась Пэтти. - Это семейный бизнес, и я не обязана посвящать вас в наши дела.
        - Тем более когда им грозит крах, - усмехнулся Брайан. - А между тем своевременный совет мог бы исправить дело.
        Пэтти нахмурилась.
        - Ваш? С чего это вы решили давать мне советы?
        Он вновь неспешно скользнул по ней взглядом, задерживаясь на каждой детали фигуры. Затем посмотрел в глаза и медленно улыбнулся.
        - Скажем, из чувства сострадания. Больно наблюдать, как молодая красивая женщина в одиночку сражается с неприятностями.
        Сострадание! Пэтти подавила мрачную усмешку. Как будто ему знакомо это чувство… Нет, тут определенно скрывается то-то другое.
        - Если надеетесь умаслить меня или каким-то образом обойти, то напрасно, - сдержанно произнесла она. - У вас ничего не получится - Долл я вам не отдам.
        - Послушайте, разве вам не хочется решить дело миром? - после минутной паузы вкрадчиво обронил Брайан. - Почему обязательно нужно воевать?
        Ответ нашелся у Пэтти мгновенно.
        - А что это вы всполошились? Проиграть боитесь?
        Губы Брайана изогнулись в снисходительной усмешке.
        - Нет. Я в себе уверен.

4

        Недолгий путь до дома Пэтти преодолела на своем «бьюике» с сильно бьющимся сердцем. Ее встревожили слова, оброненные Брайаном перед уходом. Их тон не играл особой роли, но суть - другое дело. Пэтти не могла не признаться хотя бы себе самой, что Брайан прав - с точки зрения закона и правовых отношений.
        Оставив «бьюик» перед построенным еще прадедом каменным особняком - небольшим, но красивым и очень уютным, - Пэтти взбежала по ступенькам на крыльцо. Там невольно задержалась на минутку, с наслаждением втянув запах растущих под окнами кремовых роз - любимых цветов бабушки Дженни, покойной жены деда Теда. Эти кусты она посадила пять лет назад, и они до сих пор чувствовали себя превосходно. Все благодаря Теду, продолжавшему за ними ухаживать.
        Войдя в дом, Пэтти направилась на кухню.
        Бабушка Кэтти колдовала над плитой. Услышав шаги, обернулась, и Пэтти в который уже раз удивилась тому, как они с дедом похожи. Почти как двойняшки, хотя разница в возрасте у них составляла три года. Тед был старше.
        - Это ты, детка? - улыбнулась бабушка Кэтти, тыльной стороной кисти убирая с лица серебристую прядку волос, закрепленных на затылке подаренной Пэтти заколкой.
        - Я, конечно… Что новенького?
        Бабушка Кэтти накрыла кастрюлю крышкой.
        - Звонили люди, разные, справлялись о тебе.
        Пэтти отметила про себя, что бабушка Кэтти постаралась сообщить это как можно мягче. Должно быть, звонили те, кому Пэтти задолжала. Вернее, те из них, которым неизвестен номер ее мобильного телефона, потому что с другими она успела переговорить утром.
        Заметив напряженный взгляд бабушки, Пэтти поспешила согнать с лица хмурое выражение.
        - Ясно. Позже я этим людям перезвоню. Не тревожься, все будет хорошо.
        Что может быть хорошо, Пэтти и сама не знала. Ее не покидало ощущение, что проблемы наслаиваются одна на другую, вырастая в Монблан.
        Опустившись на табурет, она провела ладонью по лицу.
        - Как сегодня дед?
        Бабушка Кэтти неспешно вытерла руки полотенцем.
        - Так себе. Постоянно говорит о предстоящем представлении, прикидывает, какой номер поставить за каким и кого из дельфинов задействовать. Спрашивает, сколько билетов продали и тому подобное. Словом, все как прежде, улучшений пока никаких. - Она вздохнула. - Уж и не знаю, что ему говорить.
        Наверное, она совсем извелась, подумала Пэтти. Но я тоже не знаю, что говорить деду. И никто не знает…
        В подобные минуты Пэтти чувствовала себя беспомощной. Понимала, что бабушка Кэтти, возможно, взвалила на плечи ношу не по возрасту, но заменить ее пока никем не могла. Потому что на сиделку, ухаживающую за больными на профессиональной основе, не было денег.
        - М-да… - только и сумела произнести Пэтти.
        Тем не менее бабушка Кэтти взглянула на нее с надеждой.
        - А может, детка, все-таки придумаешь, что делать, если Тед снова начнет собираться на представление?
        Пэтти на миг устало закрыла глаза.
        - Думаю, рано или поздно придется сказать правду - что цирка больше нет и представлений тоже.
        Деду Теду было прекрасно известно об урагане, а также об ущербе, который тот причинил. Однако его мозг, поначалу приняв эту информацию, позже отверг ее. И теперь Тед снова каждый день готовился к представлению. Как будто цирк остался целехонек. Как будто продолжалась прежняя жизнь…
        - Не знаю, смогу ли я сказать ему правду. - Бабушка Кэтти чуть отвернулась и украдкой утерла глаза краем полотенца. - Боюсь, как бы Теду не стало хуже. Ведь у него в последнее время нелады с сердцем…
        Пэтти кивнула. В один день лишившись детища всей своей жизни, дед перенес сильнейший сердечный приступ. Пэтти испугалась, решив, будто это инфаркт, но врачи заверили ее, что речь идет лишь о приступе стенокардии. Но это «лишь» тоже не прошло для него бесследно. Он сильно сдал.
        - Вообще-то я даже не уверена, сможет ли дед осознать правду, - негромко произнесла Пэтти.
        Бабушка Кэтти вновь вздохнула.
        - Я тоже. У меня все чаше появляется мысль, что Тед уже никогда не станет прежним. Как по-твоему?
        Пэтти посмотрела на бабушку Кэтти, потом медленно поднялась с табурета и побрела в коридор. Что тут говорить, когда обеим ответ и так известен…

        Брайан отсутствовал два дня. Уладив свои дела, он вернулся в Порт-Смит, в тот же отель и даже в тот самый номер, в котором жил накануне.
        Пора было решать вопрос с Пэтти Хэмстон. Вернее, с Долл. Нет, все-таки с Пэтти, но относительно Долл.
        Нужно бы оставить ей эту самку, пусть тешится, думал Брайан, стоя на балконе гостиничного номера и глядя на залив. Зачем мне Долл? Мой дельфинарий не пустует. Вдруг Долл и в самом деле погибнет без своей спасительницы? Я теряю в обоих случаях, но здесь Долл хотя бы останется живой. Да и потеря не так уж велика. С другой стороны, если я дам слабину, решая эту крошечную проблемку, об этом сразу пронюхают и тогда начнутся проблемы покрупнее. Все поймут, что мою сентиментальность можно использовать, и примутся выискивать у меня слабое место, на которое можно надавить. Разумеется, не без пользы для себя…
        Вздохнув, Брайан вынул из кармана сотовый телефон и позвонил в Новый Орлеан, на свою виллу. Дома у него с недавних пор тоже появилась проблема, с которой он даже не знал, что и делать.
        Проблема касалась деда Брайана, Чарлза Кардигана - или Чарли, как он предпочитал сейчас называться. Заключалась она в том, что у старика началась вторая молодость.
        Дед Чарли был отцом Эндрю Кардигана, отца Брайана. Чудить дед Чарли начал, еще когда Эндрю был жив, но тогда это никем не воспринималось всерьез. Однако позже пришлось пересмотреть отношение к его фокусам. Обострение наступило после кончины Эндрю, которую дед Чарли воспринял довольно странно. Некоторое время погоревал, как все, а потом вроде решил, что судьба вернула его в молодость. Вернее, в те времена, когда у него еще не было ни жены, ни ребенка. Ведь и сейчас он остался без жены, которую похоронил несколько лет назад, и без ребенка, то есть без Эндрю.
        Здоровье у деда Чарли было на зависть многим, вдобавок он начал усиленно - хотя все же в рамках своего истинного возраста - заниматься спортом. При этом питался, следуя советам из разного рода спортивных справочников, а также принимал некоторые биодобавки. Его мышцы укрепились, цвет кожи улучшился, и она приобрела упругость и бархатистость.
        Добившись некоторых результатов, дед Чарли занялся своей внешностью. Отрастил волосы, вдел в ухо серебряную серьгу, съездил в салон-тату и сделал на правом плече татуировку. Носил в основном искусно разодранные джинсовые шорты, черную майку и такого же цвета бандану, которая, надо сказать, неплохо смотрелась на его длинных, посеребренных сединой кудрях.
        Все было бы еще ничего, но дед Чарли и вести себя начал соответственно воображаемому возрасту. Именно это и беспокоило Брайана больше всего.
        Конечно, если бы он мог махнуть на все рукой, его жизнь сразу упростилась бы. Он перестал бы заниматься многими текущими проблемами, в том числе и теми, что были связаны с неожиданным преображением деда Чарли. Вместо этого Брайан занялся бы тем, к чему лежала его душа.
        Однако секрет заключался в том, что больше всего Брайана тешил тот факт, что он не похож на своего мягкого, даже романтичного отца. Брайан до сих пор удивлялся, как с подобным характером Эндрю удалось не развалить бизнес. Именно осознание несхожести и подвигало Брайана на решение проблем, относящихся как к бизнесу, так и к семье.
        На звонок долго никто не отвечал, но в характере Брайана всегда присутствовала настойчивость. В конце концов терпение было вознаграждено: трубку взяли.
        - Да?
        Брайан вздохнул: это был не дед Чарли, а экономка Шерил Джонсон, разменявшая пятый десяток, чрезвычайно уверенная в себе особа.
        - Добрый день, Шерил. Дед дома?
        - А, это вы, мистер Кардиган… Какое там! С утра куда-то подался. Приоделся в джинсы и цветастую рубашку, на каждый палец надел по кольцу и был таков. А вчера его весь вечер не было, домой вернулся около полуночи. Не знаю, что он думает… Разве можно в таком возрасте подвергать себя подобным перегрузкам!
        Брайан чуть отстранил телефон от уха, потому что скороговорка Шерил била по барабанным перепонкам.
        С таким голосом ей бы солдат муштровать на плацу! - промелькнуло в его мозгу.
        - Значит, вам не известно, где Чарли находится в данный момент?
        Не успел Брайан договорить, как в ответ раздалось:
        - Откуда же мне знать? У меня хлопот полон рот! Весь дом на мне! Я не могу следить за вашим дедом! Кроме того, он запретил мне шпионить за ним. Шпионить! Слово-то какое нашел!
        Следить не может, но точно знает, как дед оделся перед уходом, отметил про себя Брайан. Сумасшедший дом!
        Он закрыл глаза и медленно вздохнул.
        - Да-да, Шерил, конечно, я понимаю, что вам некогда присматривать за Чарли, но, может быть, вы все-таки заметили, захватил ли он свой сотовый телефон?
        Брайану не хотелось терять напрасно время, вновь и вновь пытаясь связаться с дедом. В то же время ему было прекрасно известно, как тот ненавидит мобильник. Но Брайан нарочно подарил деду сотовый телефон в тайной надежде, что за ним станет легче следить. Не тут-то было! Дед Чарли где-то вычитал, что пользование мобильными телефонами очень вредно для здоровья, и наотрез отказался не только носить с собой, но даже прикасаться к «этой дряни». Правда, раза два Брайан все же заставал деда за изучением устройства, из чего сделал вывод, что какой-то интерес к подарку у того все же есть. Поэтому и спросил Шерил на всякий случай, не захватил ли дед телефон с собой.
        - Нет, мистер Кардиган, к сожалению, внимания не обратила, - ответила та. - Но, думаю, вряд ли телефон у него.
        - Вот как… - машинально произнес Брайан.
        - Да. Потому что телефон лежит на письменном столе вашего деда.
        Все-таки странная у нее логика, отметил про себя Брайан. Зачем говорить «думаю», если точно знаешь, что телефон остался на столе?
        - Так бы сразу и сказали! - не сдержавшись, заметил он.
        Шерил в долгу не осталась.
        - Что значит сразу? Некогда мне присматриваться к тому, что у кого лежит на столе!
        Ох, сумасшедший дом! - вновь промелькнуло в голове Брайана.
        Он сжал зубы, пытаясь подавить вспышку раздражения.
        - Хорошо, продолжайте заниматься своими делами. Скоро я вернусь и… - И что? Разве что-то изменится? Дед Чарли одумается и перестанет создавать проблемы? Как бы не так! - Все, до свидания. - Произнеся эти слова, Брайан нажал на кнопку и прервал связь.
        С дедом Чарли сладу не было. Впрочем, Брайан еще и не занимался им как следует. И не сможет это сделать, сидя в Порт-Смите. Нужно возвращаться в Новый Орлеан.
        А это означает, что необходимо поскорее уладить дело с Пэтти Хэмстон, добиться перевозки Долл и выбросить всю эту историю из головы.
        Приняв решение, Брайан вернулся в номер и снял трубку стационарного телефона. После третьего гудка прозвучал чуть надтреснутый, но приятный женский голос.
        - Да?
        Это не могла быть Пэтти, поэтому Брайан произнес, причем чуть резче, чем следовало бы:
        - Здравствуйте! Это Брайан Кардиган. Простите, с кем я говорю?
        У него и в мыслях не было грубить, просто вызывало досаду то, что он собирался сделать. Ему не хотелось доставлять Хэмстонам дополнительные неприятности - учитывая, что сделал с их цирком ураган, - но впустую тратить здесь время в планы тоже не входило. Он и так задержался в Порт-Смите. Давно пора вернуться домой.
        Порой приходится прибегать к жестким мерам, если хочешь чего-то добиться, промелькнуло в голове Брайана.
        - Я миссис Хэмстон, - прозвучало в трубке.
        Вероятно, жена Теда Хэмстона, подумал Брайан.
        Но в этот момент собеседница произнесла:
        - Наверное, вы хотите поговорить с Пэтти? Я ее бабушка, могу за ней сходить.
        Бабушка!
        Брайан сразу вспомнил свою бабушку, жену деда Чарли. Если бы она была жива, тот наверняка не стал бы чудить на старости лет.
        Сердце Брайана сжалось. Все-таки он любит деда и беспокоится о нем.
        - Да-да, позовите Пэтти, пожалуйста, - гораздо мягче произнес Брайан в трубку.
        Ему пришлось подождать. Наконец трубку снова взяли.
        - Да?
        Разумеется, голос Пэтти звучал моложе, чем у бабушки, и очень женственно. Брайан сразу представил себе, как она выглядела в разрушенном ураганом цирке, возле бассейна, в котором плавали дельфины, - голубенькая, заправленная в шорты футболка натянута на полной груди, стройные, позолоченные загаром ноги открыты, темные волосы рассыпаны по плечам, на нежных губах отсутствует даже намек на помаду. Карие глаза холодны, но выдают внутреннее пламя…
        - Пэтти? - произнес Брайан.
        В следующее мгновение он усмехнулся, потому что в трубке послышался тревожный вздох: Пэтти его узнала.
        - Это вы…
        - Именно. Пора встретиться и решить наконец нашу проблему.

5

        Они встретились в тот же день. Когда Пэтти приехала в цирк, Брайан уже находился в офисе. Тогда-то и произошла стычка, во время которой Брайан обвинил деда Пэтти и ее саму в желании присвоить чужое, а та чуть не порвала на нем рубашку.
        Затем Пэтти услышала, что Брайан готов оставить Долл в цирке, но взамен хочет получить деньги. А также крошку Финни, детеныша Долл.
        Пэтти сказала, что денег у них с дедом нет. Что еще могла она сказать, зная неприглядную истину?
        Брайан как будто хотел возразить, но в эту минуту зазвонил его мобильник. Коротко переговорив с кем-то, Брайан повернулся к Пэтти.
        - Радуйся, у вас есть еще одна небольшая отсрочка. Мне снова придется уехать. Вернее, вылететь по делам в Нью-Йорк. Но потом я вернусь. Советую это учесть. На досуге подумайте с дедом, как станете расплачиваться за Долл.
        - Мы не… - начала было Пэтти, однако Брайан уже быстро шагал к выходу.
        Спустя три дня ситуация повторилась в точности, но с единственным отличием: в этот раз Брайан не позвонил, а явился в цирк без предупреждения.
        Пэтти заметила его через заново застекленное окно офиса, когда, подъехав к цирку, захлопывала дверцу автомобиля.
        Сегодня она прибыла на пикапе, в кузове которого находились пластиковые ящики с рыбой для дельфинов. Помощник Джон сразу же принялся выгружать их, а Пэтти со странным ощущением образовавшейся в желудке пустоты поспешила в офис.
        Войдя, увидела, что, склонившись над столом, Брайан просматривает бухгалтерскую книгу, где были перечислены понесенные дельфиньим цирком убытки и проставлены соответствующие цифры.
        Пэтти невольно вздохнула. Ей до сих пор не удавалось без содрогания вспоминать тот жуткий ураган. В цифрах же это выглядело полной катастрофой.
        Тем не менее Пэтти не хотелось показывать свои чувства Брайану.
        - Нашел что-то интересное? - с вызовом произнесла она.
        После произошедшей здесь стычки они не сговариваясь перешли на «ты». Впрочем, ничего особенного Пэтти в этом не усматривала. Брайан был всего лет на пять старше нее, просто выглядел очень солидно, как настоящий бизнесмен.
        Тот прищелкнул языком.
        - Все даже хуже, чем я думал!
        - О чем я все время и толкую, - хмуро буркнула Пэтти. - Ураган нас не пощадил.
        - Вижу, вы вложили в модернизацию цирка немало денег, - заметил Брайан.
        Пэтти бросила взгляд сквозь окно на жалкие остатки амфитеатра для зрителей.
        - И все новшества исчезли в считанные минуты…
        - Из-за чего цирк практически перестал функционировать, верно?
        - Мы больше не даем представлений, - мрачно кивнула Пэтти.
        - Но вам нужны доходы!
        - Не то слово, - буркнула Пэтти.
        - Значит, нужно что-то предпринимать. А вы с дедом, похоже, даже не шевелитесь!
        Неужели я еще должна оправдываться перед ним? - промчалось в мозгу Пэтти.
        От этой мысли ей стало дурно.
        - Как у вас раньше было с посещаемостью? - спросил Брайан.
        - Замечательно! - Пэтти невольно улыбнулась, вспомнив прежние времена. - Наш цирк пользовался большой популярностью. На представлениях не было свободных мест.
        Брайан подошел к окну, оглядел разрушенный амфитеатр, бассейн, где Джон уже начал кормить дельфинов.
        - М-да… Вам необходим хороший управляющий, вот что я скажу!
        - Сейчас управляющий я.
        - В самом деле? - Брайан усмехнулся. - Что ж, значит, в этом и беда.
        Сердце Пэтти болезненно сжалось. Как просто все объясняется! Выходит, во всем виновата она?
        Душа ее наполнилась горечью. Едва ли не впервые в жизни она пожалела, что с детских лет влюбилась в дельфинов. После слов Брайана ей вдруг захотелось забыть обо всем: о дельфинах, цирке, представлениях… Эх, бросить бы все и уйти! Начать другую жизнь…
        Но что тогда станет с дельфинами?
        Тут она заметила, что, отвернувшись от окна, Брайан принялся рассматривать ее саму, причем так же придирчиво, как территорию цирка. Его взгляд будто проникал под кожу, забираясь внутрь, в самые сокровенные уголки.
        Пэтти непроизвольно поежилась, потому что этот взгляд почти ощущался физически. Чувство было не из приятных, потому что подразумевало некую близость. Но Пэтти вовсе не желала никакой близости с Брайаном Кардиганом! Ни сейчас, ни в будущем…
        - Не знаю, что ты имеешь в виду, - сухо произнесла она, в то же время борясь с участившимся сердцебиением. - Я делаю все возможное для того, чтобы цирк выжил. Мой дед отошел от бизнеса, поэтому все дела на мне. Я управляю цирком, принимаю решения, обо всем забочусь и прочее. Но вся проблема в отсутствии средств. Можно быть распрекрасным управляющим и иметь нулевые результаты из-за недостатка финансов! - Она с вызовом взглянула на Брайана. - Вообще-то не понимаю, к чему весь этот разговор. Тебе не нравится, что бизнесом управляет женщина?
        Брайан пожал плечами.
        - Против этого я ничего не имею. Наоборот, иной раз мне даже нравится сотрудничать с женщинами. Кого я не люблю, так это тупиц. Речь в данном случае не о тебе, - добавил он, заметив, как взлетели ресницы Пэтти. - По-моему, у тебя хватит ума понять, что я не из тех, кого можно водить за нос.
        Хвастун! - подумала Пэтти.
        Позерство Брайана раздражало ее. Но, как ни странно, одновременно и восхищало. Ясно, что Брайан более опытный и уверенный в себе спорщик. Пэтти чувствовала, что проигрывает ему.
        И тут, впервые за все время, она испугалась, что не выстоит против Брайана Кардигана.
        И что тогда? Что случится с Долл? С Финни, которого Брайан тоже грозится забрать? Ведь если Долл погибнет от тоски, Финни тоже не выживет…
        Пэтти так ярко представила себе двух дельфинов - большого и маленького, - безжизненно покачивающихся в бассейне, что к ее глазам подступили слезы.
        Нет, она хоть наизнанку вывернется, но раздобудет деньги для выкупа Долл!
        С трудом проглотив образовавшийся в горле комок, Пэтти произнесла срывающимся голосом:
        - Я и не собираюсь водить тебя за нос. Хочешь получить за Долл деньги - хорошо. Но я просто не в состоянии выплатить сорок три тысячи долларов сразу.
        Брайан пристально взглянул на нее.
        - Значит, ты все-таки решила заплатить?
        Пэтти отвернулась.
        - Отдать Долл я не могу.
        - Отдать не можешь, заплатить не можешь… Что же ты предлагаешь?
        - Мне нужна рассрочка.
        - А-а… - разочарованно протянул Брайан.
        Пэтти прямо взглянула на него.
        - Да. Я бы хотела разработать план выплат.
        - Послушай… - начал было Брайан, но Пэтти решительно прервала его.
        - Нет, это ты послушай! Дай мне хотя бы год, и я…
        - Год! - Брайан уставился на нее так, будто она вдруг выхватила пистолет или сделала что-нибудь еще в этом же роде.
        Однако Пэтти ответила ему прямым взглядом.
        - Думаю, года мне хватит.
        Ей почудилось, что Брайан чуть смягчился, но если это и произошло на самом деле, то продолжалось всего мгновение. В следующую минуту он покачал головой.
        - Ну нет! Год? Чтобы за это время пронеслась еще парочка ураганов? Извини, но на это я пойти не могу. Твое предложение меня не устраивает.
        У Пэтти внезапно сжалось горло, дышать стало так трудно, словно из офиса улетучился весь воздух.
        - Не можешь пойти или не хочешь?
        Брайан слегка пожал плечами.
        - Понимай как знаешь. А вообще-то и то и другое.
        Кажется, он попросту презирает нас с дедом, подумала Пэтти, скользя взглядом по его надменной физиономии и искривленным губам.
        И все-таки даже неприятное выражение не портило лица Брайана. Он был чертовски красив! Рядом с ним Пэтти чувствовала себя не в своей тарелке. Как Золушка в затрапезном платье рядом с Принцем. Вдобавок ей приходилось противостоять воздействию, которое Брайан - сознательно или нет - оказывал на нее.
        - Но… должны же быть какие-то причины? - едва слышно произнесла она.
        - Разумеется, они есть, - усмехнулся Брайан. - Видишь ли, так дела не ведут…
        - Брось! Я тоже не позволю водить себя за нос. Не ты один такой умный! Мне прекрасно известно, что рассрочка очень часто используется. Это называется
«реструктуризация долга»!
        - Я не о том, - отмахнулся Брайан. - Мы говорим о разных вещах. К примеру, мне прекрасно известно, что стоит только сделать исключение одному, как сразу появляется масса желающих получить поблажку. Но я не хочу создавать прецедент. Оглянуться не успеешь, как бизнес даст трещину. А зачем же мне это?
        С губ Пэтти внезапно слетел хоть и тихий, но явно надрывный звук, ставший неожиданностью даже для нее самой. Ведь не собирается же она расплакаться перед Брайаном Кардиганом? И вообще, разве можно настолько не владеть собой?!
        Резко отвернувшись, Пэтти шагнула к окну и устремила взгляд на сгрудившихся у края бассейна дельфинов - в том месте, где находился с корзиной рыбы Джон.
        Упершись ладонями в подоконник, Пэтти стиснула зубы, словно это способно было помочь преодолеть приступ паники.
        Не может быть, чтобы не нашлось выхода! - вертелось в ее голове. Еще не конец, переговоры продолжаются. И Долл пока на месте, вон с каким аппетитом уплетает рыбу. И малыш Финни радом с ней. Так что все пока не так плохо, как может показаться на первый взгляд.
        Спустя минуту-другую панику удалось преодолеть, однако на смену ей пришел гнев. Ну что за человек этот Брайан Кардиган! Бездушный чурбан!
        - Ваш отец никогда не поступил бы так с Долл! - хрипловато воскликнула Пэтти, вновь повернувшись к Брайану. Да и со мной тоже, хотелось ей добавить, но она лишь прикусила губу.
        Откуда ей было знать, что в эту минуту Брайан подумал примерно то же самое.
        Уж это верно! - проплыло в его голове. Мой отец еще и приплатил бы, только бы
«бедняжка» Долл ни в чем не нуждалась. Это вместо того чтобы попросту обзавестись здоровым дельфином.
        Но как бы ни были жестоки мысли Брайана, в глубине души он понемногу начинал понимать отца. Потому что сам неожиданно испытал прилив сочувствия к Пэтти Хэмстон. Он видел, как белеют пальцы, которые она то и дело нервно сплетает. Как темнеют выразительные карие глаза. Как сжимаются ее губы, словно она боится обронить что-то опрометчивое, о чем потом будет сожалеть. Чувств своих показывать не хочет, но и скрыть не в состоянии.
        Это все отец виноват, с досадой подумал Брайан. Заварил кашу с дельфиньей самкой, а расхлебывать приходится мне!
        Он подавил вздох, испытывая в эту минуту какое-то брезгливое отношение к самому себе - за приступ сентиментальности, поддаваться которой настоящему мужчине не пристало. Кроме того, его обуревала досада по поводу бессмысленно потраченного здесь, в Порт-Смите, времени.
        Направляясь сюда, Брайан предполагал быстренько решить проблему возврата Долл. Ему давно пора было двигаться вперед, бизнес то и дело требовал внимания, но… оказалось, что не все так просто.
        Брайан потер сзади шею, где свело от напряжения мышцы. У него не существовало никаких обязательств перед Хэмстонами, поэтому он не считал, что должен проявлять к ним снисхождение, но Пэтти спутала все карты. Но отнюдь не ее карие глаза, темные шелковистые волосы и врожденное изящество послужили причиной того, что Брайан начал понемногу склоняться к мысли о пересмотре изначальных планов. В этом смысле гораздо большее влияние на него оказало мужество Пэтти. И преданность дельфинам.
        Брайан не смог остаться равнодушным к тому, с каким обожанием Пэтти смотрит на своих резвящихся в бассейне питомцев. Он мог бы поклясться, что в эти минуты в ее глазах возникает сияние. Чувствовалось, что Пэтти предана своему делу. Как Брайан своему. Потому-то он и задумался, не преступно ли заставлять Пэтти страдать из-за того, что она не может с ходу выложить требуемую сумму за Долл? Ведь они с дедом оказались разоренными не по собственной вине, а вследствие разгула природной стихии.
        Ну раскис! - внезапно промчалось в голове Брайана. Рассуждаешь, как слюнтяй!
        Он вздрогнул. Ситуация запутывалась все больше, но он не мог игнорировать собственную совесть.
        Вот они отцовские гены! - мрачно подумал он. Если бы мой отец не был таким романтиком, он значительно дальше продвинулся бы в бизнесе. Давно перешагнул бы миллионный рубеж и стал миллиардером…
        - Ладно, не волнуйся, - произнес Брайан с кривой усмешкой, явно делая над собой усилие. - Возможно, найдем какой-нибудь выход из положения.
        - Какой? - без всякой надежды обронила Пэтти. - Ведь ты не откажешься от идеи получить за Долл деньги…
        Брайан качнул головой.
        - Нет.
        - Тогда о каком выходе может идти речь?
        - Ну… - Брайан огляделся по сторонам. - Просмотрим еще раз бумаги, возможно там что-нибудь и найдется…

6

        Он двинулся мимо Пэтти к столу, но нечаянно задел ее плечом и сразу почувствовал, как она замерла. В ту же минуту и он сам испытал прилив внутреннего тепла. Это его озадачило. Разумеется, он не собирался дотрагиваться до Пэтти и никак не ожидал, что в момент соприкосновения возникнет реакция сродни электрическому разряду.
        Приблизившись к столу, Брайан полистал расходно-приходную книгу, затем повернулся к Пэтти… и увидел, что она наблюдает за ним с каким-то странным выражением в глазах.
        Наверняка она тоже что-то ощутила! - пронеслось в голове Брайана. Скорее всего, мы почувствовали одно и то же.
        - Что может обнаружиться в бумагах? - Голос Пэтти едва заметно дрожал от волнения, в глазах возникла настороженность.
        Что ж, у нее есть все основания не доверять мне, подумал Брайан.
        Уж ему-то было прекрасно известно, какие мотивы им движут - совсем не невинные! Себя он обманывать не мог, тем более отчетливо осознавая, что желает эту девушку.
        - Ну, если, по-твоему, в бумагах ничего нет, то… - Брайан поскреб в затылке. - А в компьютере ты держишь документы?
        - Конечно.
        - Так давай взглянем на них вместе. Авось повезет. - Брайан машинально посмотрел на плафон под потолком. - Электричество здесь есть?
        - Недавно подача возобновилась.
        - Замечательно. Приступим!
        Пэтти провела языком по губам.
        - Когда?
        - Прямо сейчас, - удивленно произнес Брайан. - Или ты куда-то уходишь?
        - Нет, но…
        - А если нет, значит, включай компьютер!

        Очень скоро Пэтти пожалела, что Брайан вызвался искать выход из ситуации вместе с ней. Уж лучше бы она занялась этим в одиночку. Потому что сидеть плечом к плечу с Брайаном было невыносимо. Тем более что время от времени приходилось соприкасаться то локтями, то бедрами. Не далее как через пять минут у Пэтти от нервного напряжения начали дрожать руки и разболелась голова.
        Что со мной? - вертелось в мозгу Пэтти. Не могла же я влюбиться?!
        В какой-то момент, не в силах больше терпеть это мучение, она встала из-за стола и двинулась к окну, выходящему на бассейн.
        Брайан проводил ее удивленным взглядом.
        - Куда ты?
        - Никуда, - выдавила Пэтти. - Хочу посмотреть, как там мои дельфины.
        - Они не все твои, - напомнил ей Брайан.
        Пэтти стояла к нему спиной, но уловила в его тоне усмешку. Отвечать не стала. Зачем, когда и так все ясно…
        - И не станут твоими, если мы не продолжим наши занятия, - многозначительно добавил Брайан. - Иди сюда.
        Нет!
        С другой стороны, как откажешься?
        Пэтти прерывисто вздохнула и поплелась обратно. Стены офиса плыли у нее перед глазами, нервы были напряжены до предела, и вообще она чувствовала себя отвратительно. К этому моменту ей стало абсолютно ясно: общение с Брайаном до добра не доведет. Он внушает неуверенность в себе - совершенно несвойственное ей чувство.
        - Не желаешь прерваться? - спросила она через полчаса. - Глоток свежего воздуха не повредит нам обоим.
        Пэтти произносила это, блуждая глазами по стенам, но Брайан все-таки поймал ее взгляд. Некоторое время они смотрели друг на друга. Что Брайан увидел, Пэтти не знала, но стремилась скрыть как можно больше. И без того уже, можно сказать, выдала себя с головой.
        - Лучше продолжим, - наконец медленно произнес Брайан. - Чем скорее покончим с проблемами, тем быстрее я смогу уехать обратно в Новый Орлеан.
        Ох, скорее бы! - подумала Пэтти со вздохом.
        - А свежий воздух можно впустить, открыв окно, - добавил Брайан.
        - Да, конечно. - Пэтти механически взялась за оконную ручку.
        - Помочь? - спросил Брайан.
        Она даже не обернулась.
        - Благодарю.
        Спустя еще полчаса Брайан откинулся на спинку простого деревянного стула.
        - М-да, картина неутешительная… Вот мне интересно, как вы с дедом собирались поступить с Долл? Я имею в виду, если не планировали возвращать ее нам, то неужели никому из вас не приходило в голову, что придется отдавать деньги? А, Пэтти?
        Она вздрогнула. Брайан еще ни разу не называл ее по имени, и вот наконец это произошло. Мало того, в его голосе прозвучали бархатистые нотки.
        Но лучше бы ему этого не делать, потому что Пэтти сразу стало не по себе. Даже еще в большей степени, чем прежде. Голос Брайана будто скользнул по ее обнаженным, звенящим от напряжения нервам - ощущение не из тех, которые хочется испытывать вновь и вновь.
        Что же это такое? - думала Пэтти. Откуда вдруг взялось?
        Как этот красавец сумел добиться того, что я чувствую себя рядом с ним такой беззащитной? И такой растерянной?
        Действительно, ей очень трудно было собраться с мыслями.
        - Эй! - Брайан усмехнулся. - К кому я обращаюсь?
        - Что? Ах да… Не знаю. До урагана мы с дедом как-то не думали, что с Долл возникнут проблемы. Тем более что твой отец еще был жив. Ураган же перевернул все наше существование, после него голова просто пухла от мыслей, но вертелись они не вокруг Долл.
        - Не думали, что возникнут проблемы… - медленно повторил Брайан. Остальное он, похоже, пропустил мимо ушей. - Тебе не кажется это странным?
        Пэтти покосилась на него.
        - Не кажется. Если бы наш цирк функционировал, проблем с Долл не возникло бы. Потому что мы имели бы деньги. Но если нет цирка, то нет и денег. В этом основная проблема, а не в Долл… и в том, что мы не думали о ее обратной доставке.
        - Логично, - тихо обронил Брайан.
        Что-то в тоне, которым было произнесено это слово, заставило Пэтти затаить дыхание. Повернувшись к Брайану, она замерла, завороженная его внимательным взглядом.
        Он продолжал смотреть на нее, и она вдруг поняла, что у него не синие глаза, как ей показалось поначалу, а голубые. Но из-за интенсивности взгляда они выглядели более темными.
        Какие красивые у него глаза, подумала Пэтти будто в полузабытьи. Впрочем, как и он сам…
        На нее накатывали одна за одной волны тепла. Очень скоро ее лицо запылало, пересохшие губы приоткрылись. Пэтти непроизвольно провела по ним языком, и Брайан проследил за ее действием.
        В следующую минуту он негромко констатировал:
        - Вы очень уверены в себе.
        - Не без того. - Во рту Пэтти было суше, чем в аравийских песках. Язык казался шершавым, голос скрипел. - Приходится быть уверенной, когда бизнес на плечах. - Она вновь облизнула губы. - Я люблю наш цирк. А еще больше - дельфинов. Если мне не удастся возобновить представления, не знаю, как стану жить дальше.
        - Зачем же так мрачно?
        Вновь услышав голос Брайана, Пэтти почувствовала, как по спине побежали мурашки. Этот человек очень сильно действовал на нее. И в то же время будто старался настроить на нужный ему лад. А может, приручить, как сама она приручала дельфинов.
        Не очень-то все это нравилось Пэтти, однако она не знала, что тут можно предпринять. В конце концов она просто встала из-за стола.
        - Не знаю. Мне во что бы то ни стало нужно найти способ восстановить цирк.
        На последнем слове Пэтти замерла, потому что Брайан задержал ее, взяв за руку. Затем тоже поднялся.
        - Не думаю, что тебе удастся поднять цирк в одиночку. Да еще имея долг за Долл. То есть сорок три тысячи, конечно, деньги не такие уж большие, только не в данной ситуации. Не спорю, ты человек сильный, но если твой дед отошел от дел… - Он покачал головой. - Даже мне было бы трудно одному восстанавливать такое предприятие, как дельфиний цирк. Уже сейчас ты вертишься как белка в колесе, а дальше что?
        Все это Брайан произнес, не отпуская руки Пэтти. И даже больше того - слегка поглаживая тыльную часть ладони большим пальцем.
        Пэтти молча слушала и таяла от прикосновений Брайана. Тепло его ладони растекалось по всему телу, пробуждая к жизни каждую клеточку. Щеки ее пылали. Брайан говорил, а она смотрела на его губы, подбородок, щеки с тенью успевших слегка отрасти после утреннего бритья волосков…
        Когда Брайан умолк, Пэтти прерывисто вздохнула и отвернулась.
        - Слышишь меня?
        Она вновь посмотрела на него и вдруг - вспышка безумия! - ей так захотелось прильнуть к его губам, узнать, как он целуется, почувствовать, как в нем разгорается пламя…
        - Пэтти?
        Голос Брайана стал ниже, в нем появились хриплые нотки, и Пэтти застыла не мигая, испуганная, очарованная…
        Брайан легонько потянул ее к себе. Неужели догадался, о чем она думает?
        Пэтти не противилась и, кажется, совсем забыла о необходимости дышать. Преодолевая головокружение, она пыталась вспомнить, когда последний раз испытывала нечто подобное. И испытывала ли вообще. Может быть, и нет, учитывая интенсивность охвативших ее чувств.
        Ей всего лишь хотелось поцеловаться с Брайаном - но как сильно! Наверное, еще никогда она так страстно не желала прильнуть к губам мужчины.
        А он - само искушение! - уже медленно склонялся над ее лицом.
        Именно эта медлительность и помогла Пэтти протрезветь. Брайан еще только собирался прикоснуться к ее губам, а к ней уже вернулось самообладание.
        Разве настоящие бизнесмены целуются друг с другом? Хм, возможно, подобное и случается, но совсем иначе! И не о таких поцелуях идет речь.
        Что это на меня нашло? - промчалось в мозгу Пэтти. Помешательство какое-то…
        Резко отстранившись, она на ослабевших ногах отошла подальше, к окну. Внизу, в бассейне, скользили по поверхности воды солнечные блики. А насытившиеся дельфины словно дремали. Олаф, Милли и Эльф сгрудились в кучу, Долл и Финни держались немного особняком - малыш под боком у мамы.
        Немного понаблюдав за ними - что было сродни сеансу психотерапии, - Пэтти повернулась к Брайану и произнесла, избегая смотреть ему в глаза:
        - Ну, убедился, что в финансовых документах нашего цирка нет никакой зацепки, которая помогла бы мне рассчитаться с тобой за Долл?
        Произнося это, она отметила про себя, что ее голос звучит слабее, чем обычно.
        Брайан стоял там же, где минуту назад находились они оба, и внимательно наблюдал за Пэтти.
        - Я бы так не сказал.
        Пэтти удивленно вскинула ресницы, сразу же наткнувшись на взгляд Брайана.
        На миг у нее возникло ощущение, будто ее швырнули на оголенные электрические провода. Следом накатила волна мелкой нервной дрожи.
        - В самом деле? - Пэтти произнесла это лишь бы не молчать. В действительности ее беспокоили не столько выводы Брайана, сколько собственные странные ощущения.
        - Мне не все понятно со страховкой, - пояснил он. - Судя по документам, ваш цирк застрахован, причем на крупную сумму, но я не заметил каких-либо свидетельств того, что она вам выплачена. Или ты просто не внесла ее в приходную графу?
        Пэтти вздохнула. Если бы все было так просто…
        - Дело не в этом.
        Брайан подождал немного, однако продолжения не последовало. Тогда он произнес:
        - Расскажи-ка мне о том урагане.
        Вот это да! - промелькнуло в мозгу Пэтти. Похоже на допрос!
        - Зачем? - хмуро обронила она.
        - Хочу выяснить некоторые подробности.
        - Но все это тебя совершенно не касается. Не понимаю, что ты ищешь…
        - Расскажи, а потом я объясню.
        Она качнула головой.
        - Нет.
        - Нет? - Брайан сунул руки в карманы. - Но если ты не станешь сотрудничать со мной, я ничем не смогу вам помочь.
        Что такое? Уж не снисходительность ли прозвучала в его тоне?
        Пэтти встрепенулась.
        - Только не нужно на меня давить! Я, конечно, понимаю, что тебе доставляет удовольствие осознание собственной власти, но управлять мною у тебя не получится. Я не собираюсь становиться перед тобой на задние лапки! И нечего так покровительственно разговаривать со мной!
        Во взгляде Брайана промелькнуло удивление.
        - Ох, вскипела! Да я совсем не потому спрашиваю об урагане.
        Пэтти недоверчиво взглянула на него.
        - Почему же?
        - Суда по документам, ваша страховка должна составлять порядка двухсот тысяч долларов. Из этой суммы вы могли бы абсолютно безболезненно уплатить мне сорок три тысячи за Долл, а на оставшиеся деньги построить новый амфитеатр со зрительскими местами.
        Двести тысяч долларов. Пэтти невесело усмехнулась.
        - Имея такие деньги, я бы не ломала каждый день голову над тем, чем кормить наших дельфинов.
        - Что значит «имея»? Куда же ты их дела? Неужели истратила?
        С губ Пэтти слетел очередной вздох.
        - Если бы истратила, то ты увидел бы здесь не развалины, а обновленный цирк.
        - Почему же я его не вижу?
        - Потому что не выплатили нам никаких двухсот тысяч. Мы вообще не получили ни цента.
        Брайан нахмурился.
        - То есть как? Этого не может быть. Вас обманула ваша страховая фирма?
        Услышав эти слова, Пэтти задумалась.
        - Может, и обманула. Хотя…
        - Что?
        Она качнула головой.
        - Нет, не думаю.
        - Но должно же быть какое-то объяснение! - нетерпеливо воскликнул Брайан.
        - Оно есть. Страховая компания утверждает, что наш случай по всем меркам подпадает под понятие «форс-мажор».
        - Так просто?
        Пэтти пожала плечами.
        - Они говорят, что не могут возмещать ущерб, нанесенный бурями, ураганами, наводнениями и прочими природными катаклизмами. И потом, не мы одни пострадали в результате того, что над Порт-Смитом пронесся ураган. Здесь, если ты успел заметить, у доброй половины домов крыши зияют прорехами.
        Внимательно выслушав Пэтти, Брайан задумчиво поскреб в макушке.
        - Что-то тут не так. Хотя бы что-то вам должны были заплатить.
        - Я тоже так думаю. Но когда я обратилась в страховую фирму, меня вдруг начали обвинять едва ли не во всех смертных грехах. Главным, по их мнению, является то, что я преувеличиваю наши потери.
        Брайан еще больше нахмурился.
        - У страховой фирмы должны быть свои эксперты по оценке ущерба.
        - Да, эти люди приходили. - Неожиданно с губ Пэтти слетел нервный смешок. - Когда я увидела составленный ими отчет, у меня сложилось впечатление, что благодаря урагану мы приобрели, а не потеряли!
        - Даже так?
        Пэтти махнула рукой.
        - Я быстро поняла, что справедливости не добьюсь.
        - И оставила это дело?
        - А что мне еще оставалось?
        - Но существуют суды, ведь можно было как-то попытаться…
        - Можно, - вздохнула Пэтти. - Если есть деньги, то можно все. У меня их не было. Собственно, нет и сейчас. Зато есть множество проблем, главная из которых - кормление дельфинов.
        - Но я и хочу забрать у тебя двоих, сняв тем самым хотя бы часть ноши с твоих хрупких плеч! - Брайан и впрямь скользнул взглядом по плечам Пэтти.
        Однако она лишь плотно сжала губы.
        - Нет. Сколько можно объяснять, Долл не перенесет разлуки со мной и…
        - Это ты как экстрасенс говоришь? - усмехнулся Брайан.
        Пэтти мрачно воззрилась на него. Разумеется, он не принимает ее слова всерьез. Не верит, что дельфин способен так сильно привязаться к человеку. А человек к дельфину. Для него Олаф, Милли, Эльф, Долл и Финни всего лишь бессловесные животные. Зачем с ними считаться?
        Глядя на Брайана, Пэтти думала о том, что до конца жизни не забудет тот день, когда над городом бушевал ураган. Пик пришелся на раннее утро. Более кошмарной картины Пэтти видеть не доводилось. Они с Тедом выскочили из дому с намерением ехать в цирк, но ветер был такой силы, что сбивал с ног, валил деревья и таскал автомобили по асфальту. Пэтти с дедом стало ясно, что до цирка они не доберутся. Счастье, что там находился Джон. Он прыгнул в бассейн к перепуганным дельфинам и находился с ними все время, пока стихия хотя бы немного не улеглась. А на них валились поднятые в воздух обломки навеса и амфитеатра. Просто чудо, что все остались целы - и Джон, и дельфины. Приехавшим при первой же возможности Пэтти и Теду открылась жуткая истина: цирка больше нет.

7

        Пэтти отвернулась, пряча глаза, которые защипало от слез. Ее горло стиснулось от горя, которым даже не с кем было поделиться. Разве что с бабушкой Кэтти, но ту тоже приходилось щадить.
        - Что ты отворачиваешься, разве мы не можем хотя бы обсудить этот вопрос? Ведь на самом деле все очень просто: ты возвращаешь мне Долл и автоматически избавляешься от необходимости платить за нее!
        Сделав над собой усилие, Пэтти с усмешкой взглянула на Брайана.
        - Как будто я этого не понимаю…
        - Если понимаешь, у нас тем более есть предмет для обсуждения. - Брайан прошелся по офису, потом остановился у окна и стал смотреть на бассейн.
        С того места, где стояла Пэтти, тоже было видно, что там происходит: как обычно в это время дня Джон начал занятия с отдохнувшими после кормежки дельфинами.
        В этом заключался особый смысл. Ведь дельфины артисты цирка. Если они не потеряют форму, останется надежда, пусть слабая, на возобновление представлений.
        Несколько минут Брайан наблюдал за дельфиньими фокусами, потом вдруг издал изумленный возглас.
        Если бы Пэтти сама не любовалась сейчас дельфинами, все равно ей не нужно было бы объяснять, что тот увидел. В этом месте представления публика всегда так реагировала, потому что Олаф и Милли показывали свой коронный номер. Шли от противоположных бортов на хвостах, поднявшись почти в полный рост, в середине бассейна подпрыгивали и ныряли, чтобы, хорошенько разогнавшись под водой, через минуту синхронно вынырнуть в той же точке, взлетев в воздух лицом друг к другу.
        - Нравится? - спросила Пэтти, когда Брайан оглянулся с сияющим взглядом.
        - Блеск! - воскликнул тот. - Никогда такого не видел. - Он вновь устремил взгляд на бассейн. - Это Долл?
        - Нет, это Милли и Олаф.
        - Да? - В голосе Брайана прозвучало разочарование. - А наши дельфины такого не умеют. Мой отец их не научил.
        Пэтти приблизилась к нему и остановилась сбоку.
        - Он не ставил перед собой такой цели. К тому же вряд ли смог бы добиться подобных результатов самостоятельно. Тут нужен опытный дрессировщик. А еще время и терпение.
        Они постояли молча, наблюдая за дельфинами, потом Брайан спросил:
        - Как думаешь, если ты посвятишь меня, хотя бы частично, в премудрости дрессуры, смогу я научить чему-то подобному своих питомцев?
        - Вряд ли, - не задумываясь ответила Пэтти. - Это дело не одного дня и дилетанту не под силу. К тому же номер, который ты только что видел, исполняют только Милли и Олаф. Знаешь почему?
        - Почему? - с искренним интересом спросил Брайан.
        - Ты не поверишь - потому что это им нравится!
        Они снова помолчали. Исподтишка поглядывая на Брайана, Пэтти с удивлением подумала о том, что он, оказывается, способен испытывать человеческие чувства.
        Спустя несколько минут произошло нечто неожиданное: Брайан предложил еще один способ выхода из сложной ситуации. Но какой!
        - А знаешь что? - вдруг повернулся он к Пэтти. - Давай я оставлю тебе Долл, но взамен возьму эту самку.
        В первую минуту она даже не поняла.
        - Милли?
        Брайан улыбнулся.
        - Именно!
        - Но… зачем она тебе? - заморгала Пэтти.
        Он кивнул на бассейн.
        - Хочу, чтобы и в моем дельфинарии так было!
        Пэтти нахмурилась.
        - Чтобы дельфины показывали этот номер? Но в одиночку Милли работать не станет, тем более что номер парный. У них с Олафом нечто вроде романа, поэтому они сами начали эти прыжки, нам осталось лишь придать им форму циркового выступления. Нет, - покачала она головой, - твоя идея никуда не годится.
        - А по-моему, мысль стоящая! - возразил Брайан, все больше разгораясь. - Сама же только что сказала, выдрессировать я никого не смогу, зато обменять одну самку на другую в состоянии!
        Пэтти не на шутку встревожилась.
        - Да говорю же, номер парный, в одиночку Милли его показывать не станет!
        - Ты уверена?
        - Готова поклясться чем угодно!
        - Хм, ясно… - На красивых губах Брайана медленно образовалась улыбка. - В таком случае мне остается только одно: купить у тебя Олафа!
        - Ку… - Не договорив, Пэтти так и осталась с разинутым от изумления ртом.
        - Да-да, ты не ослышалась - купить. Заплачу за него столько же, сколько ты должна мне за Долл, и эти деньги можно будет пустить на восстановление цирка!
        Пэтти будто лишилась дара речи. Предложение Брайана действительно было выходом из положения, но какой ценой! Фактически речь шла о невозможном - об обмене друзей на деньги. С точки зрения Пэтти, подобный поступок следовало назвать не иначе как подлым.
        С другой стороны, если взглянуть на вещи трезво, ничего иного и не остается, как только согласиться на предлагаемый Брайаном вариант. Потому что так решаются сразу все проблемы.
        Не успела Пэтти подумать об этом, как на нее нахлынула волна тоски. Она стояла, нервно сплетя пальцы, и ее сердце билось медленно, будто отмеряя секунды. В груди неуклонно нарастало напряжение, пока не возникло ощущение, что та вот-вот разлетится на части.
        Пэтти многое потеряла в жизни. Ее отец, сын деда Теда, погиб в море, когда ей было четыре года. Мать, по сути, бросила Пэтти, когда ей едва исполнилось шесть, - удрала из дома свекра и свекрови с каким-то коммивояжером. Дальнейшие ее следы затерялись.
        Недавние потери тоже были велики. Они с дедом Тедом практически лишились бизнеса. Сам дед, не вынеся внезапного краха, утратил разум - как ни прискорбно это признавать, пора наконец сказать себе правду.
        И вот сейчас Пэтти предстоит лишиться двух дельфинов, Олафа и Милли, которые давно стали для нее чем-то вроде членов семьи.
        Разве можно продать Олафа? Полная чушь!
        С другой стороны, речь идет о спасении всего дельфиньего цирка - семейного бизнеса. Если рассматривать проблему под этим углом, возникает другой вопрос: можно ли не продавать Олафа? Тем более что покупатель всего один, других предложений пока не поступало…
        Пэтти стиснула кулаки так, что ногти впились в ладони. Как жаль, что решение приходится принимать самой, ведь дед Тед сейчас не советчик!
        Но о сумме, которую назвал Брайан, не может быть и речи. Если уж продавать Олафа, то за настоящую цену!
        - Ты прекрасно понимаешь, что я в безвыходном положении, - сказала Пэтти, глядя на дельфинов в бассейне. - Но сорок три тысячи за Олафа - это смешная цена.
        Брайан пристально взглянул на нее.
        - Ты согласилась, что Долл стоит именно столько.
        - Правильно. Только сравнивать Долл с Олафом все равно что подающего надежды абитуриента с гарвардским профессором. Олаф цирковой дельфин, готовый артист, а Долл мы ничему не обучали. Ей было не до того - сначала болезнь, потом рождение Финни…
        Брайан на миг задумался.
        - Значит, в принципе ты согласна с моим предложением?
        - Нет, - понуро качнула Пэтти головой. - Не согласна. Но у меня, похоже, нет иного выхода.
        По лицу Брайана скользнула удовлетворенная улыбка.
        - Хорошо, сколько же ты хочешь за Олафа?
        - Вдвое больше.
        Произнося эти слова, Пэтти втайне надеялась, что сумма отпугнет Брайана и ее любимые дельфины останутся с ней. Правда, тогда платить должна будет она и цирк останется без реконструкции…
        Ох, что же выбрать?
        Пэтти раздирали противоречивые чувства…
        - Вдвое - это восемьдесят шесть, - подсчитал Брайан. - Что ж, я принимаю твои доводы и готов уплатить эти деньги.
        Пэтти покосилась на него.
        - Тебе так сильно хочется иметь у себя цирковых дельфинов?
        - Представь себе! - развел тот руками. - После того что я здесь увидел…
        Пэтти вздохнула.
        - Это еще не вся сумма. - Что ты имеешь в виду? - нахмурился Брайан.
        - Видишь ли, восемьдесят шесть тысяч за Олафа цена более-менее приемлемая… хотя для меня он бесценен.
        Брайан поморщился.
        - Охотно верю, но давай без лирики, ладно?
        - Да, конечно… - С губ Пэтти вновь слетел вздох. - Так вот, если вопрос с Олафом можно считать улаженным, то с Милли существует проблема.
        - Что, Милли тоже не сможет без тебя жить?
        Тон Брайана был преисполнен сарказма, однако Пэтти оставила это без внимания.
        - Милли сможет. Потому что рядом с ней будет находиться Олаф. Но дело в том, что ты предлагаешь неравноценный обмен. Ведь Милли тоже артистка цирка, а ты хочешь обменять ее на Долл, которая таковой не является.
        - То есть ты передумала? Не хочешь меняться?
        - Вопрос не в том, хочу я или нет. Разумеется, не хочу! Но обстоятельства таковы, что приходится идти на обмен. Если уж ты так загорелся, так и быть уступлю тебе, отдам Милли, но с доплатой.
        - Та-ак! - протянул Брайан, как-то по-новому взглянув на Пэтти. - Похоже, ты не настолько проста, как кажешься!
        Она пожала плечами.
        - Я знаю, чего стоит Милли. И сколько в нее вложено сил. Не говоря уже о деньгах… И потом мне придется брать других дельфинов, приручать, воспитывать, обучать… и еще неизвестно, что из этого получится.
        - Почему неизвестно?
        - Потому что они, как и люди, не все одинаково талантливы. Боюсь, что второй раз создать номер, который показывают Олаф и Милли, не получится.
        Брайан едва заметно улыбнулся.
        - Ладно, называй цену.
        На минутку задумавшись, Пэтти сказала:
        - Милли стоит дороже Олафа.
        - Ах даже так?
        - Конечно. Самки дороже самцов. Дешевле чем за сто тысяч я Милли не продам.
        Брайан даже присвистнул.
        - Сто тысяч! Не крутовато ли?
        - Это нижняя планка. На моем месте многие запросили бы больше.
        - Интересно было бы узнать почему?
        - Даже странно, что приходится объяснять, - усмехнулась Пэтти. - Ну, во-первых, как я только что сказала, Милли цирковая артистка. Во-вторых, она самка, следовательно, способна принести детеныша, что ценно само по себе. А в-третьих, ее детеныш может иметь врожденные артистические наклонности.
        Брайан улыбнулся.
        - Когда вырастет, тоже станет артистом?
        - Только если у него будет хороший дрессировщик.
        - И, говоришь, у Милли с Олафом роман? Означает ли это, что появления детеныша можно ожидать в скором времени?
        Пэтти машинально взглянула на бассейн.
        - По-моему, Милли пока не беременна, но как знать…
        - Выходит, ты не исключаешь подобной возможности.
        - Разумеется, нет.
        Глаза Брайан блеснули.
        - Иными словами, вполне может оказаться, что вместо двух дельфинов я приобретаю трех?
        - Э-э… да, - осторожно произнесла Пэтти. - Но продаю я двух, так что в случае чего претензии не ко мне.
        - Это понятно, - пробормотал Брайан, думая о чем-то. - Значит, сто минус сорок три будет пятьдесят семь… и еще восемьдесят шесть. Итого сто сорок три тысячи.
        - Пятьдесят семь - это за что? - сморщила Пэтти лоб.
        - За Милли. Ведь я беру ее вместо Долл, которая стоит сорок три тысячи. Следовательно, доплата составляет пятьдесят семь тысяч. Или ты с этим не согласна?
        - Нет-нет, все правильно. Я как-то не сообразила…
        Но Брайан продолжил, не слушая ее:
        - Сто сорок три тысячи за трех дельфинов… Неплохо, учитывая, что в свое время мой отец заплатил за Долл… Кхм, впрочем, тебе эти детали знать не обязательно.
        Ясное дело! - усмехнулась про себя Пэтти. Наверняка его отец выложил за Долл побольше чем сорок три тысячи. Но тогда, парень, возникает вопрос: почему ты пошел мне навстречу, когда назначал за Долл выкуп?
        Она подозрительно покосилась на Брайана. Не похож он на человека, склонного к благотворительности.
        Брайан тоже посмотрел на нее.
        - Что ж, по рукам?
        - С одним условием, - быстро произнесла Пэтти.
        - Что еще? - усмехнулся он.
        - Финни останется с Долл как минимум до следующего лета! - выпалила она.
        Услышав это, Брайан сунул руки в карманы и качнулся с пятки на носки и обратно. Затем восхищенно протянул:
        - Ну ты и нахалка!
        - Ведь ты сам обещал оставить малыша с Долл, если я выплачу тебе компенсацию, - напомнила Пэтти.
        Он задумался.
        - Обещал?
        - Конечно! У меня память хорошая.
        - М-да?
        - Как ты не понимаешь, Финни нужна мать!
        - А мне нужен Финни! - немедленно последовало возражение.
        Пэтти видела, что Брайан просто потешается, а на самом деле этот вопрос не является для него принципиальным, но все равно возмущенно воскликнула:
        - Как можно быть таким бессердечным! Просто ни в какие рамки не укладывается! Ты не можешь отнять ребенка у матери, это бесчеловечно!
        Она умолкла, сердито сопя, и Брайан тоже некоторое время не произносил ни слова, лишь разглядывал ее. Потом обронил негромко:
        - Ты такая красивая, когда сердишься…
        Пэтти вспыхнула. И данное обстоятельство смутило ее еще больше - ведь Брайан прекрасно видел, что с ней происходит. Окончательно сконфузившись, она пробормотала:
        - Напрасно стараешься, лесть тебе не поможет, я от своего не отступлюсь.
        Брайан еще немного помолчал, нарочно затягивая паузу, затем медленно произнес:
        - Хорошо, пусть так… И что, ты согласна подписать письменный договор?
        - Разумеется. Как же иначе? Сделка есть сделка.
        В глазах Брайана вспыхнули насмешливые огоньки.
        - Ну да, ну да. Но одну сделку вы с дедом уже нарушили.
        Однако в этом вопросе Пэтти не собиралась тушеваться.
        - У нас возникли непредвиденные обстоятельства. И потом, никто не знал, что Долл будет так сильно от меня зависеть. Кроме того, если бы был жив твой отец, он не стал бы действовать во вред дельфину…
        Пэтти собиралась добавить что-то еще, но Брайан поднял ладони.
        - Все-все! Довольно! Сколько можно говорить об одном и том же! Лучше скажи, где здесь у вас нотариальная контора? Нужно подготовить документы для сделки.
        - Знаешь, где центральная площадь? - спросила Пэтти.
        - Да. Там стоит отель, в котором я остановился.
        - «Гранд-Юнион»?
        - Точно.
        - А нотариальная контора находится справа, если стать лицом к входу в гостиницу.
        - Понятно. Значит, встретимся там. Когда тебе удобно?
        - Если можно, утром. С кормлением дельфинов Джон справится сам, а я подъеду к нотариусу. И привезу все необходимые документы.
        По крайней мере появятся деньги на восстановление цирка, а Финни еще некоторое время проведет с Долл, промелькнуло в мозгу Пэтти.
        Приняв окончательное решение, она странным образом успокоилась. Подобного умиротворенного состояния у нее не бывало с момента, когда над Порт-Смитом пронесся ураган. Вероятно, вся загадка заключалась во внезапном осознании того, что жизнь в конце концов наладится. Цирк будет восстановлен, новые артисты подготовлены - в том числе и Долл, - и представления продолжатся. Появятся доходы, а там, как знать, не появится ли возможность поправить здоровье Теда?
        Кстати, дед наверняка высказался бы против решения Пэтти, но все делалось ради его же блага. И, конечно, ради сохранения цирка - это в первую очередь.
        Она взглянула на Брайана.
        - В девять тебя устроит?
        - Вполне. Буду ждать у входа в нотариальную контору.

8

        Офис они покинули вместе. Пэтти нужно было завезти домой лекарство для деда, которое попросила купить бабушка Кэтти, а Брайану сегодня больше нечего было делать в цирке.
        Он попросил подвезти его и подождал, пока Пэтти переговорит с Джоном. Когда она вернулась, открыл перед ней дверцу ее же синего пикапа. Спустя минуту-другую, устроившись на переднем пассажирском сиденье, он обронил:
        - Вижу, синяки на твоих запястьях все-таки остались.
        А Пэтти и забыла об этом.
        Скользнув взглядом по своим рукам, она вздохнула.
        - Очень глупо было с моей стороны набрасываться на тебя. Никогда бы этого не сделала, если бы нервы не были так взвинчены. - Она повернула ключ зажигания и двинула пикап с места.
        - Ладно, забудем, - сказал Брайан. - Если, конечно, ты не держишь на меня обиды за то, что я так сильно схватил тебя.
        - Не держу. Сама виновата, нужно быть сдержаннее.
        Некоторое время они ехали молча, хотя несколько раз Пэтти казалось, что Брайан посматривает на нее, будто собираясь что-то сказать. Наконец он в самом деле произнес:
        - Вчера я встретил бывшего однокурсника, который, женившись, поселился у вас в Порт-Смите. Он приглашает меня на празднование тридцать пятой годовщины брака его тестя и тещи, которое намечено на нынешний вечер. Говорит, соберется полгорода.
        Пэтти пробормотала что-то маловразумительное, толком не понимая, зачем Брайан ей это говорит.
        И словно прочтя ее мысли, он добавил:
        - Не хочешь отправиться туда со мной?
        На миг оторвавшись от дороги, Пэтти бросила на него взгляд.
        - Фамилия тестя случайно не Рейд?
        - Э-э… вроде того.
        - Джереми Рейд?
        - Кажется.
        - А твоего приятеля зовут Кевин Стэмм?
        Брайан удивленно уставился на нее.
        - Ты его знаешь?
        Она едва заметно усмехнулась.
        - Порт-Смит город небольшой, здесь многие друг друга знают. К тому же сейчас конец июля.
        - И что?
        - В это время наш нынешний мэр обычно устраивает праздник - своеобразная традиция.
        - Не понимаю, при чем здесь ваш мэр?
        Пэтти вновь взглянула на Брайана.
        - Да ведь Джереми Рейд и есть мэр Порт-Смита! А Кевин Стэмм - зять Джереми Рейда. Как видишь, все просто.
        - Действительно.
        - Праздновать очередную годовщину свадьбы Джереми Рейд начал задолго до того, как его выбрали мэром первый раз, и наверняка продолжит позже, когда эту должность займет кто-нибудь другой.
        - Понятно. Но ты не ответила на мой вопрос.
        - Пойду ли с тобой на устраиваемый мэром прием?
        - Да.
        Пэтти немного помолчала.
        - Видишь ли, в прежние годы мой дед всегда получал приглашение на устраиваемый Джереми Рейдом и его супругой праздник, а сейчас мы ничего не получили.
        - Вот как? Этому есть причина?
        - Думаю, она кроется в том, что моему деду нездоровится, - вздохнула Пэтти. Ей не хотелось обсуждать эту тему, но так уж повернулся разговор, что она вынуждена была сказать правду. - Джереми Рейду это известно, поэтому он и не прислал приглашения.
        - Возможно, не хотел расстраивать твоего деда? Ведь присутствовать на празднике тот, скорее всего, не сможет?
        Пэтти представила себе деда Теда, в его нынешнем состоянии собирающимся на прием к мэру, и ей стало не по себе. Достаточно и того, что дед каждый день готовится давать представление в цирке!
        - Нет, не сможет, - коротко произнесла она.
        Брайан внимательно посмотрел на нее.
        - Но ты-то сможешь?
        Пальцы Пэтти непроизвольно сжались на баранке.
        - Мне тоже приглашений не поступало.
        - Ничего подобного, я лично пригласил тебя минуту назад!
        - Верно, - усмехнулась она. - Но твое имя не Джереми Рейд.
        Брайан расплылся в улыбке.
        - И я очень доволен данным обстоятельством. Мне больше по душе собственное имя.
        - Охотно верю, - кивнула Пэтти. - Но ты не можешь приглашать меня на праздник, который устраивает Джереми Рейд.
        - А вот тут ты ошибаешься! - победно блеснул взором Брайан. - Кевин, мой бывший однокурсник, сказал, что я могу прийти с дамой. А даму - уж поверь - я всегда выбираю сам. - Он на миг умолк, словно подумав о чем-то, затем хохотнул. - Недоставало еще, чтобы даму выбирал мне ваш мэр!
        Пэтти промолчала - что тут скажешь?
        Зато Брайан заговорил вновь:
        - Так что на праздник приглашаю тебя я, а не Джереми Рейд. Пойдешь?
        Зачем это ему? - подумала Пэтти. Однако Брайан ждал ответа, поэтому она с неохотой произнесла:
        - Не знаю… Не думаю. Точнее, нет, не пойду.
        Но он не спешил принять отказ.
        - Почему?
        - У меня сейчас не то настроение, чтобы веселиться на каких-либо торжествах. Да и сам праздник я считаю не очень-то уместным в условиях, когда треть города пострадала от урагана.
        Казалось, ее слова заставили Брайана по-новому взглянуть на ситуацию. Во всяком случае, он задумался.
        - Хм, действительно. Поступок для мэра странноватый - на глазах у всех устраивать торжество, когда у многих горожан проблем невпроворот! Правда, насколько я понял, речь идет о традиции?
        - Да, праздник устраивается каждый год. Но…
        - Но в настоящий момент он несколько неуместен, - подхватил Брайан. - Тем не менее прием состоится, а о моральной стороне дела пусть заботится сам мэр. От тебя требуется лишь согласиться отправиться со мной на это мероприятие.
        - Не могу.
        - Мэр может, а ты нет?
        Пэтти поморщилась.
        - Пусть так, но все равно эта затея кажется мне сомнительной.
        - А ты просто не думай об этом. Уверен, так поступит большинство приглашенных. Соглашайся!
        Мельком взглянув на улыбающегося Брайана, Пэтти подумала, что еще никогда не встречала более уверенного в себе человека.
        - Говорю же, не могу. Мне вообще не нравятся подобные приемы. Вся эта местная знать, жены наших ведущих бизнесменов в шикарных нарядах, бессмысленные разговоры, неискренние улыбки… Брр! - Ее передернуло от отвращения. - Нет, все это не по мне.
        Выслушав ее, Брайан невозмутимо произнес:
        - Вижу, ты не из тех, кого принято называть модницами.
        Брови Пэтти удивленно поползли вверх. К чему эти разговоры? Ведь с первого взгляда ясно, что она не валяется часами на диване, листая модные журналы. Забота о цирке не оставляет для этого времени. Порой ей некогда заниматься необходимым, не то что тряпками, тем более дорогими. Самая привычная одежка для нее - шорты, футболка да купальник. Или красивый купальник, если говорить о выступлениях с дельфинами перед публикой. Удобство и практичность - вот критерии, согласно которым Пэтти подбирает для себя вещи.
        - Уж это верно, модницей меня не назовешь.
        Она думала, что на этом разговор и закончится, но Брайан вдруг легонько коснулся ее щеки тыльной стороной пальцев.
        Это подействовало на нее таким образом, что она едва не потеряла контроль над пикапом. Тот вильнул, но, к счастью, ей быстро удалось его выровнять.
        - Спокойнее! - рассмеялся Брайан. - Я всего лишь хотел сказать, что тебе нет нужды разряжаться в пух и прах. Твоя красота говорит сама за себя. Уверен, многие оборачиваются тебе вслед, даже если ты одета так же просто, как сейчас.
        Пэтти казалось, что пальцы Брайана оставили на ее щеке отметину, потому что прикосновение, пусть короткое, будто обожгло кожу. Стиснув зубы, Пэтти бегло взглянула на Брайана.
        - Это тебе следует быть осторожнее с человеком, который сидит за баранкой. Ведь я могла врезаться во встречный автомобиль!
        - Но я ничего особенного не сделал, - продолжая улыбаться, возразил он.
        - Да, наверное. Просто твой жест был неожиданным! И вообще, я не нуждаюсь в комплиментах. - Особенно в твоих, хотелось добавить Пэтти, но она не сказала этого, потому что в глубине души осознавала ложность подобного утверждения. На самом деле слова Брайана будто прокатились по ее венам сладкой волной.
        Он улыбнулся шире.
        - Возможно, насчет комплиментов ты и права, но относительно неожиданности моего жеста… По-моему, после того что между нами произошло сегодня в твоем офисе, он вполне закономерен.
        Пэтти бросило в жар.
        После того что произошло между нами в офисе…
        Она делает вид, будто ничего не было, а Брайан, оказывается, все помнит!
        От этой мысли и без того розовые щеки Пэтти покраснели еще больше. И все на глазах Брайана!
        - Я… не знаю, о чем ты, - пробормотала она.
        Брайан лукаво прищурился.
        - Неужели?
        - Да! Своими разговорами ты отвлекаешь меня от дороги!
        - Хорошо, умолкаю. Только скажи, что согласна пойти со мной к мэру на торжество.
        Пэтти повернулась к нему - благо минуту назад пришлось остановиться на красный свет - и встретилась с взглядом удивительно красивых голубых глаз. В ту же минуту ее сердце на миг остановилось.
        Ощущение было не из разряда приятных, поэтому Пэтти поневоле задумалась: а что же будет, если она впрямь согласится отправиться на праздник, где большую часть вечера придется находиться рядом с Брайаном? Не получится ли так, что в какой-то момент она просто потеряет сознание от избытка ощущений? Или взорвется от распирающих ее изнутри желаний. Причем абсолютно неуместных, потому что они направлены на Брайана Кардигана.
        Уже сейчас ей безумно хотелось, чтобы он повторил то, что сделал несколько минут назад, - вновь прикоснулся к ней. Она понимала, что не должна испытывать подобных желаний, но ничего не могла с собой поделать.
        Ей очень нравились ощущения, возникавшие, когда Брайан дотрагивался до нее. Все начиналось с легкого покалывания кожи, потом возникало напряжение в мышцах, которое исчезало через несколько мгновений после того, как по жилам разливалось тепло.
        Эти непривычные явления будоражили Пэтти. В каком-то смысле они стали событием в ее нынешней жизни - монотонной, полной забот и тревог. Волнений тоже хватало, но совсем иного рода. Назвать их радостными не решился бы никто…
        Кое-как справившись с собой, Пэтти решительно произнесла:
        - Нет. Прости, но принять приглашение не смогу. Дела… и вообще…
        - А «вообще» - это что?
        - Много всякого. - Увидев, что на светофоре загорелся зеленый свет, Пэтти двинула пикап вперед. - Ближе к вечеру я обычно сменяю бабушку Кэтти, которая в мое отсутствие ухаживает за дедом. Так что, когда у нашего мэра начнется праздник, я буду занята.
        - Вот как… - В тоне Брайана сквозило разочарование. Затем он на миг задумался. - Это та бабушка, которая отвечала мне по телефону?
        Пэтти кивнула.
        - Выходит, она не живет с вами? - после некоторой паузы произнес Брайан.
        - Это родная сестра моего деда, у нее свой дом. К нам она приходит по утрам и остается до тех пор, пока я не вернусь из цирка.
        Брайан все еще продолжал о чем-то думать.
        - А не могла бы бабушка Кэтти один вечерок провести у вас в качестве исключения? В этом случае ты могла бы немного развеяться.
        Пэтти прикусила губу. О чем он говорит?! Развеяться в его обществе? Да ее нервы весь вечер будут натянуты как струны, и она устанет больше, чем если бы дала кряду пять представлений с дельфинами!
        - Да, наверное, могла бы, - сдержанно ответила она. - Но мне совестно обращаться к бабушке Кэтти с подобной просьбой. Бабушка сама в возрасте и нуждается в отдыхе.
        - Значит, ничего не получится?
        Глядя на дорогу, Пэтти качнула головой.
        - Нет.
        - Жаль, - вздохнул Брайан. - Что ж, тогда и я никуда не пойду.
        Пэтти бегло взглянула на него.
        - Зачем же так. Сходи, у мэра бывает весело, тем более тебя приглашали.
        - Не сомневаюсь, что ваш мэр дока по части организации семейных тожеств, - усмехнулся Брайан. - Но одному мне на том празднике делать нечего.
        - Ну обратись к своему однокурснику, Кевину Стэмму, пусть найдет какую-нибудь девушку, которая составит тебе компанию на приеме. Или пусть жена Кевина Стэмма пригласит специально для тебя кого-нибудь из своих подружек.
        Собственная идея показалась Пэтти удачной, однако Брайан покачал головой.
        - Если тебя со мной не будет, вся затея теряет смысл. Мне интересна ты, а не какие-то другие девушки, подруги жены Кевина Стэмма, супруга мэра или даже он сам!
        Слушая эти слова и глядя в лицо Брайана, Пэтти едва не сделала глупость. Потому что ей так хотелось сказать «да»! Как здорово было бы появиться у мэра на празднике под руку с этим красавцем. Наверное, в смокинге он неотразим…
        А сама-то ты в чем отправишься на прием? В лучшем цирковом купальнике?
        Пэтти замерла, пораженная этой мыслью. Она так редко куда-либо выходила, что у нее не было необходимости обзаводиться вечерними нарядами. Впрочем, именно это Пэтти только что и сказала Брайану. Просто сама во всей полноте осознала лишь сейчас.
        Она прерывисто вздохнула и попыталась проглотить внезапно образовавшийся в горле ком. Пора было высаживать Брайана, пока она не наломала дров. Не бухнула: «Скажи еще что-нибудь, твои слова как музыка, слушая их, я чувствую себя королевой!».
        А еще так хочется узнать, как Брайан целуется…
        Выбрав подходящий участок, Пэтти притормозила у кромки тротуара.
        - Что такое? - удивленно взглянул на нее Брайан.
        - Приехали. Мне скоро сворачивать, а ты отсюда быстро доберешься до своей гостиницы. По этой улице прямо, потом налево, ярдов пятьдесят - и площадь.
        Голос Пэтти звучал хрипло. Сердце громко стучало, а глаза почему-то были на мокром месте. Ей самой это казалось странным - ведь ничего особенного не случилось. Наоборот, дела улаживались самым замечательным образом. Милли с Олафом принесут ей деньги и тем самым помогут избавиться от последствий урагана, цирк возродится, и жизнь потечет дальше…
        - Понятно, - тихо произнес Брайан. Затем протянул руку и убрал с лица Пэтти волосы. - Значит, жду тебя завтра у нотариальной конторы.
        Она вновь на миг замерла, пронзенная невыразимо сладостным ощущением, потом прерывисто вздохнула.
        - Да.
        Брайан как будто хотел сказать еще что-то, но в конце концов просто открыл дверцу пикапа и ступил на асфальт.
        - До завтра, - обронила Пэтти. Ей казалось, что будет неправильно, если они расстанутся молча.
        Брайан кивнул.
        - Буду ждать.
        Затем захлопнул дверцу и зашагал по тротуару в сторону центральной городской площади.
        С минуту Пэтти сидела, глядя ему вслед. В какой-то момент ее сердце сжалось, как будто им больше никогда не суждено было встретиться.

9

        Ведя пикап домой, Пэтти думала о том, что у них с Брайаном нет будущего. Завтра они подпишут бумаги, заключат договор - и все, конец. Брайан уедет, а она останется в Порт-Смите. С деньгами и возможностью восстановить цирк, но одна, без Брайана.
        Остановившись перед домом, Пэтти еще некоторое время уныло сидела за баранкой. К настоящему времени ей стало абсолютно понятно, что она в очередной раз влюбилась. Разов этих было всего три, причем один относился к десятилетнему возрасту. И вот, похоже, наступил четвертый, в сто раз хуже прежних - ведь сейчас Пэтти влюбилась по уши, не успев даже как следует сообразить, что происходит.
        Ее ладони заныли, и только тогда она поняла, что чересчур сильно сжимает баранку. Но разве это боль! Слабая тень того, что будет, если она уступит Брайану, завертит с ним роман, а потом останется в одиночестве, чтобы оплакивать черепки своего короткого счастья.
        Не нужно мне никаких романов, мрачно подумала Пэтти. Ни к чему это. Надо держаться от Брайана на расстоянии. И вообще, разве нет у меня других проблем?
        С этой мыслью Пэтти покинула пикап и побрела к дому.

        Дед Тед и до болезни не особенно любил, когда кто-то задерживался в его комнате, а сейчас еще больше укрепился в своей привычке - ведь ему все время приходилось готовиться к предстоящему выступлению. Поэтому Кэтти хоть и присматривала за ним, но незаметно, и чаще всего ее можно было застать на кухне.
        Так было и в этот раз.
        - Ну как он? - спросила Пэтти, выкладывая из пакета на стол купленное еще утром лекарство.
        - Все то же, - вздохнула Кэтти. - После завтрака принялся готовиться к представлению.
        Пэтти тоже вздохнула, но не тяжело, как можно было ожидать, а с некоторым облегчением. Правда, к данной ситуации оно не имело никакого отношения. Просто, оказавшись в привычной домашней обстановке, Пэтти немного отвлеклась от мыслей о Брайане и с ее души будто камень свалился. Ну, или обломок камня.
        Бабушка Кэтти неожиданно улыбнулась.
        - Пришлось схитрить.
        Пэтти удивленно взглянула на нее.
        - Каким образом?
        - Я сказала Теду, что сегодня понедельник. И это подействовало.
        Моргнув раз, другой, Пэтти просияла.
        - Гениально! Как это я сама не додумалась!
        По понедельникам в цирке представлений не давали. С некоторой натяжкой его можно было назвать выходным днем. Дельфины по понедельникам отдыхали, но Пэтти и Джон кормили их и ухаживали за ними как обычно. Дед Тед в последние два года по понедельникам тоже оставался дома и шутил по этому поводу, что окончательно сравнялся с дельфинами.
        После урагана он шутить перестал, а потом его рассудок помутился.
        - Значит, ты сказала деду, что сегодня понедельник, а он что? - спросила Пэтти, спеша узнать подробности.
        - Поскреб в затылке, пробормотал что-то о склерозе, затем отправился на террасу читать газету.
        Это только так называлось - читать. На самом деле дед просто устраивался в тенечке в плетеном кресле, раскладывал на коленях потертую, едва ли не прошлогоднюю газету и погружался в дрему. Правда, так бывало лишь в те дни, когда его не беспокоило сердце.
        - После ланча Тед ушел к себе, и с тех пор я к нему не заглядывала, - добавила Кэтти. - Только слушала под дверью, что он делает.
        - Значит, пока все спокойно? - спросила Пэтти.
        Бабушка Кэтти удовлетворенно кивнула.
        - Сегодня - на удивление.
        - Возможно, завтра стоит повторить эксперимент?
        - Я склоняюсь к той же мысли. Завтра у нас тоже будет понедельник.
        Пэтти прикусила губу.
        - А вдруг дед догадается, что мы его обманываем?
        - Вряд ли. Сегодня у него не возникло ни тени сомнений. - Бабушка Кэтти вздохнула. - Мне самой не нравится его обманывать, но ты бы видела, как быстро он успокоился, поняв, что никуда собираться не надо!
        - Если все так просто, - задумчиво произнесла Пэтти, - то, возможно, это выход.
        - Радоваться рано, но будем надеяться. Я оладий напекла, хочешь?
        - Еще бы! А джема не осталось?
        Кэтти открыла дверцу холодильника.
        - Земляничный кончился еще на прошлой неделе. Но есть абрикосовый.
        - Замечательно!
        Вымыв руки здесь же, под кухонным краном, Пэтти устроилась за столом перед тарелкой еще горячих, румяных оладий. Пока она ела, бабушка Кэтти перетирала полотенцем вымытые тарелки и пересказывала услышанные по радио новости.
        Пэтти старалась сосредоточиться на ее словах, но мысли то и дело сворачивали в сторону. Брайан пробудил в ее душе чувства, с которыми никак не удавалось справиться.
        - Я продаю двух дельфинов - Олафа и Милли, - сказала она, когда бабушка Кэтти умолкла. - Брайан Кардиган покупает их за сто сорок три тысячи долларов.
        Кэтти всплеснула руками.
        - Сто сорок три тысячи! Но ведь это…
        - Куча денег, - улыбнулась Пэтти.
        - А этой суммы хватит на восстановление разрушенного амфитеатра со зрительскими местами?
        - С лихвой! И еще останется на…
        Однако договорить Пэтти не успела.
        - Постой! - вдруг озабоченно произнесла Кэтти. - Ты сказала, продаешь Олафа?
        - Увы… - вздохнула Пэтти. - Как подумаю, что придется с ним расстаться, сердце разрывается.
        - Но ты не можешь его продать! - испуганно воскликнула бабушка Кэтти.
        Пэтти мрачно кивнула.
        - Не могу, но продаю. Завтра утром подпишу бумаги у нотариуса и…
        - Нет!
        - Ох, я сама этого не хочу, - вздохнула Пэтти. - Но, продав Олафа и Милли, я смогу решить практически все проблемы цирка.
        - Ты не понимаешь! - вновь настойчиво произнесла бабушка Кэтти. - Ты можешь продать Милли, но не Олафа.
        - Я, можно сказать, практически сделала это.
        - И все-таки придется искать другой выход из положения.
        Пэтти пожала плечами.
        - Какой? Если бы нам выплатили страховку, тогда о продаже дельфинов не было бы и речи, но дела, как тебе известно, обстоят иначе, поэтому говорить об этом бессмысленно.
        - Я бы на твоем месте была настойчивее. А вдруг все-таки выплатят?
        - Ты же знаешь, они все сваливают на форс-мажор. И потом, пока я добьюсь правды, мы умрем с голоду. Нет, я не отказываюсь от борьбы со страховой компанией, но займусь этим позже. А пока на полученные за Олафа и Милли деньги проведу реконструкцию зрительского амфитеатра. Потом возобновлю представления. Правда, сначала придется сделать из Долл артистку, но, думаю, с этим проблем не возникнет. Она девчонка сообразительная.
        Бабушка Кэтти опустила голову.
        - Какой ужас!
        - Не расстраивайся, могло быть и хуже. И потом, выбора нет. Если я не воспользуюсь предложением Брайана купить у нас Олафа и Милли, наш бизнес очень скоро пойдет по ветру. И тогда придется расстаться не с двумя, а со всеми дельфинами сразу - просто выпустить их в море, чтобы не сидели на скудной диете. Ведь кормить их я не смогу.
        - Детка, ты никак меня не поймешь, - вздохнула Кэтти. - Продать Олафа нельзя. У тебя нет на то прав.
        Пэтти удивленно подняла бровь.
        - Ты что-то путаешь. Вот Долл и малыша Финни я действительно не могла бы продать, потому что в данный момент они принадлежат не мне. Но относительно Олафа и Милли я решила твердо, как ни прискорбно это осознавать.
        - А нельзя вместо Олафа отдать Эльфа?
        В глазах Пэтти отразилось недоумение.
        - Эльфа? Но… зачем? Почему я должна отдавать одного дельфина вместо другого?
        Бабушка Кэтти отвела взгляд.
        - Сначала скажи, возможно это или нет?
        - Ну… наверное, возможно, ведь Брайан Кардиган, так сказать, не знает дельфинов в лицо, - все еще с удивлением протянула Пэтти. - По-моему, он вообще в них не разбирается, просто ему понравилось, как…
        - Вот! - перебила ее бабушка Кэтти. - Значит, так и нужно сделать - подменить Олафа Эльфом. У них даже имена похожие, не исключено, что Эльф станет отзываться на кличку Олаф.
        Пэтти задумалась.
        - Вполне допускаю, что, очутившись в непривычной обстановке, среди незнакомых дельфинов и людей, Эльф отзовется на кличку Олаф - тем более что это имя ему хорошо знакомо, он слышит его каждый день, - только я по-прежнему не понимаю, для чего нужен подобный обмен. - Пэтти попыталась поймать взгляд Кэтти, но та упорно отводила глаза в сторону. В конце концов Пэтти встревожилась. - Что такое? Я что-то пропустила?
        С бледных губ Кэтти слетел вздох.
        - Даже не знаю, как сказать. Наверное, нужно было сообщить раньше, но я тебя пожалела. В последнее время столько всего навалилось на твои плечи…
        - Кэтти, ты меня пугаешь! - воскликнула Пэтти, уже не на шутку забеспокоившись. - Признавайся, в чем дело!
        Пожевав губами, бабушка Кэтти с явной неохотой произнесла:
        - Тут такое дело… Тед занял некоторую сумму денег у Рэнди Брэдсона, но не просто так, а под залог. Срок займа - месяц. Если Тед не вернет деньги, то должен будет отдать Рэнди Брэдсону…
        - Олафа?! - внезапно онемевшими губами произнесла Пэтти.
        Кэтти быстро взглянула на нее.
        - Ты все знаешь?
        Пэтти ответила лишь спустя несколько мгновений. Ей требовалось время, чтобы освоиться с новой информацией и собраться с мыслями. Затем она качнула головой.
        - Нет, просто, пока ты рассказывала, я все поняла. Рэнди Брэдсон давно уговаривает деда продать ему Олафа. Догадываюсь, у Рэнди есть на нашего дельфина выгодный покупатель. Скорее всего, это дельфиний цирк в Галвестоне. - Помолчав еще немного, Пэтти осторожно спросила: - И много дед занял?
        - Точно не скажу. Но, как сама думаешь, откуда берутся деньги на рыбу для дельфинов?
        - Я снимаю их с нашего общего с дедом счета, - негромко ответила Пэтти.
        - Разве в какой-то момент ты не заметила, что денег стало больше?
        Пэтти ковырнула вилкой последнюю оладью и отодвинула тарелку.
        - Я подумала, что дед перевел их со своего личного счета на общий.
        - Ох, не было чего переводить. Поэтому дед и подписал договор с Рэнди Брэдсоном.
        - Договор?! - вскрикнула Пэтти. - Значит, все оформлено официально? Но как?! Когда?! Ведь дед никуда не выходит!
        Кэтти повесила посудное полотенце на крючок.
        - Дед позвонил Рэнди Брэдсону, и вскоре тот заехал к нам, привезя с собой нотариуса.
        - Но… - Едва начав, Пэтти умолкла и провела ладонью по лицу. - Но дед не может подписывать документы, ведь он сейчас… не в себе. Будучи в здравом рассудке, дед никогда не заключил бы договор на таких кабальных условиях. Месяц! - Пэтти вновь с беспокойством взглянула на Кэтти. - Когда истекает срок?
        Та лишь шмыгнула носом.
        Пэтти похолодела.
        - Что, уже истек?!
        Переведя взгляд на окно, Кэтти медленно произнесла:
        - Рэнди Брэдсон может потребовать Олафа в любой момент.
        - А я собираюсь завтра подписывать договор с Брайаном Кардиганом… - прошептала Пэтти.
        В одну минуту она вдруг словно спустилась с небес на землю. Только что впереди маячила перспектива восстановления цирка, возобновления представлений, продолжения привычной жизни, но в одну минуту выстроенная в воображении конструкция рухнула. Все вернулось в прежнюю плоскость, на горизонте замаячили те же вопросы: как выплатить обговоренную сумму за Долл, как восстановить цирк и где раздобыть денег на рыбу для дельфинов…
        - Теперь понимаешь, почему я спросила, нельзя ли подменить Олафа?
        Погруженная в мрачные размышления, Пэтти вздрогнула, услышав голос Кэтти.
        - Подменить… Легко сказать… Во-первых, это обман, а во-вторых… - она вздохнула, - не имеет смысла. Ведь Брайан Кардиган приобретает Олафа и Милли не просто так. Его привел в восторг цирковой номер, который те показывают. Если бы не это, вряд ли Брайану пришло бы в голову покупать у меня дельфинов.
        - Но ты сама сказала, что Брайан Кардиган не способен отличить одного дельфина от другого, - негромко напомнила ей Кэтти. - Наверное, он не отличит Олафа даже от Милли, не то что от Эльфа…
        Однако Пэтти мрачно покачала головой.
        - Говорю же, Брайан покупает Олафа и Милли только из-за номера, который те показывают. Эльф не умеет того, что делают эти двое. Точнее, наверняка умеет, но не показывает. И именно потому Брайан сразу увидит подмену. Так что все это бессмысленно. Брайану нужны Олаф и Милли, причем только в паре, другой вариант исключается.
        Немного помолчав, Кэтти вновь шмыгнула носом.
        - Тогда… не знаю, что и делать… В жизни своей не попадала в такую сложную ситуацию!
        На кухне воцарилась тишина. Кэтти вздыхала так горестно, что в конце концов Пэтти стало ее жалко. Старушка принимала все так близко к сердцу. А ведь все эти проблемы, если уж на то пошло, не имеют к ней особого отношения. У нее своя жизнь, сейчас она могла бы спокойно отдыхать у себя дома, но вместо этого ухаживает за своим больным братом, переживает, пытается помочь советом…
        Пэтти встала со стула, шагнула к Кэтти и порывисто обняла ее.
        - Не тревожься, все будет хорошо, я что-нибудь обязательно придумаю!

10

        - Что-нибудь обязательно придумаю… - бормотала Пэтти, бредя по коридору. - Что-нибудь обязательно придумаю…
        Подойдя к комнате деда, она остановилась и прислушалась. Когда у старика возникли проблемы с сердцем, он переселился сюда из своей, находящейся на втором этаже спальни, чтобы не подниматься всякий раз по лестнице.
        Из-за двери не доносилось ни звука, возможно дед спал. Подождав еще немножко, Пэтти осторожно приоткрыла дверь, заглянула в комнату… и вздрогнула, будто наткнувшись на взгляд деда.
        Тот сидел в кресле, обращенном к телевизору, но смотрел прямо на дверь, словно ожидая чего-то, как хищник в засаде. Увидев Пэтти, он заметно расслабился.
        - А, это ты, детка. Я уж думал, снова Кэтти. Не поверишь, с тех пор как она к нам зачастила, целыми днями только тем и занимается, что за мной шпионит! Как надсмотрщик в богадельне, ей-богу. Но я пока при своем уме, нечего за мной подглядывать!
        Пэтти переступила порог.
        - Конечно, дедушка, кто же спорит. Да Кэтти и не шпионит. Просто беспокоится, все ли у тебя в порядке. Однако тревожить не хочет, вот и подходит время от времени к двери, думает, если нужно чего, ты ее окликнешь.
        Пока она говорила, дед думал о чем-то ему одному известном. В последнее время подобное случалось с ним часто. Он с трудом сосредотачивался и быстро терял нить разговора. Единственное, о чем он мог говорить, - это цирк, дельфины, представления. Внешне же словно выцвел: побледнел, поседел, потускнел взглядом, в движениях стал медлительным, в речах бессвязным.
        Правда, сегодня дед выглядел более бодрым, чем обычно. Возможно потому, что гениальная находка Кэтти - объявить нынешний день понедельником - избавила его от необходимости готовиться к цирковому представлению.
        Оглядевшись, Пэтти увидела, что телевизор выключен. Значит, дед просто дремал в кресле, но, услышав в коридоре шаги, уставился на дверь.
        В другое время Пэтти не стала бы утруждать деда разговорами, но сейчас она была слишком потрясена новостью, которую сообщила ей Кэтти. Нет, возмущена! Потому что Рэнди Брэдсон поступил с дедом нечестно. Ведь видел - дед не осознает, что делает. И потом срок в один месяц для возврата денег - при нынешнем положении цирка! - это просто нереально. Но Рэнди Брэдсон сознательно заключил подобную сделку, значит, здесь присутствует некий умысел. По мнению Пэтти, преступный.
        Подумать только, что в свое время Рэнди Брэдсон пытался ухаживать за ней!
        Или его и тогда больше интересовал Олаф, чем Пэтти?
        А может, не только Олаф, но и весь цирк?
        Эта мысль посетила Пэтти впервые, заставив внутренне сжаться. В те времена у нее была опора - дед Тед. Но сейчас дед сам нуждался в защите. И защитить его могла только Пэтти, потому что бабушка Кэтти в подобных делах не в счет.
        - Дедушка, сколько денег ты занял у Рэнди Брэдсона? - отчетливо спросила Пэтти.
        Дед поднял голову.
        - Занял? - В его глазах было отсутствующее выражение.
        Пэтти прикусила губу. Похоже, дед успел забыть о сделке с Рэнди Брэдсоном. Конечно, можно обратиться в банк и заказать распечатку данных о произведенных по счетам операциях, но это требует времени. Ведь в банк нужно ехать. А дед находится здесь.
        Пока он не утратил интереса к разговору, Пэтти произнесла:
        - Ты занял деньги у Рэнди Брэдсона, помнишь?
        Дед окинул ее насмешливым взглядом.
        - Детка, не нужно разговаривать со мной, как со слабоумным маразматиком. У меня сдало сердце, но не голова.
        Как всегда в подобные моменты Пэтти не нашлась с ответом и пока думала, что сказать, дед продолжил:
        - У Рэнди Брэдсона, говоришь? Напомни мне, кто это, тогда я тебе отвечу.
        Подумать только, он спрашивал о человеке, которого знал много лет подряд!
        Пэтти подавила грустный вздох.
        - Рэнди Брэдсон… как бы тебе сказать… Ну, он такой высокий, чернявый, с тонкими усиками.
        Дед потер лоб пальцами.
        - А чем он занимается?
        Этот вопрос вновь озадачил Пэтти. Рэнди Брэдсон чем только не занимался, в двух словах и не объяснишь.
        - Как тебе сказать… В основном перепродает что только можно, а иногда одалживает деньги под проценты или под залог… как в случае с тобой. Какую сумму ты взял взаймы у Рэнди Брэдсона? - Пэтти пристально следила за реакцией деда, пытаясь понять, уловил он суть дела или нет, однако так ничего толком и не поняла.
        Вдобавок спустя минуту дед как ни в чем не бывало спросил:
        - У Рэнди Брэдсона?
        Похоже, разговор, пошел по кругу, промелькнуло в мозгу Пэтти. Ничего я не добьюсь.
        Но, к ее удивлению, дед тут же произнес:
        - Десять тысяч.
        - Десять! - ахнула Пэтти.
        Дед вновь потер лоб.
        - Или… двадцать?
        На этот раз Пэтти лишь молча взглянула на него.
        Немного подумав, дед кивнул.
        - Нет, десять.
        - Ох, дедушка… - горестно вздохнула Пэтти.
        Дед бросил на нее удивленный взгляд.
        - Это чтобы было на что покупать рыбу для дельфинов.
        - Понятно, - пробормотала она. Потом, не удержавшись, добавила: - Теперь придется отдать Олафа.
        - Отдать Олафа? - недоуменно повторил дед. - Кому?
        - Рэнди Брэдсону.
        Повисла пауза, по истечении которой дед произнес:
        - Кто такой Рэнди Брэдсон?
        Пэтти на миг закрыла глаза. Затем шагнула к деду и, на секунду прижавшись щекой к его щеке, обронила:
        - Так, один человек, не обращай внимания. Лучше скажи, как сегодня твое сердце?
        Дед похлопал ее по руке.
        - Пошаливает, детка, но ты не расстраивайся, все будет хорошо.
        - Тебе что-нибудь нужно?
        - Пока ничего, детка. Хотя, пожалуй, включи телевизор.

        Машинально поднявшись по лестнице и войдя в свою комнату, Пэтти с минуту стояла на месте, потом спросила себя, зачем, собственно, пришла сюда. Делать ей здесь было нечего, но ноги почему-то сами принесли ее наверх.
        Голова Пэтти гудела от мыслей. Известие о том, что Олаф фактически принадлежит Рэнди Брэдсону, не просто выбило ее из колеи, а подкосило под корень. Едва забрезжившая на горизонте надежда на чудесное избавление от вороха проблем рухнула в одно мгновение. И вновь вырос частокол вопросов.
        Брайан не откажется от покупки Олафа и Милли, уж слишком те ему понравились. Но даже если бы отказался, как расплатиться с ним за Долл? Подменять Олафа Эльфом, как советует бабушка Кэтти, во-первых, нечестно, а во-вторых, бессмысленно. Эльф не станет показывать цирковой номер, который Олаф исполняет в паре с Милли. Таким образом, Брайан отпадает - обращаться к нему с какими-либо новыми пропозициями бесполезно. Да и где эти новые пропозиции? Ау! Покажите их!
        Значит, остается Рэнди Брэдсон, сказала себе Пэтти. Делать нечего, придется ехать к нему.
        Придя к подобному заключению, она помрачнела еще больше. Общаться с Рэнди Брэдсоном ей хотелось меньше всего. Он был из тех, кого за глаза называют
«скользкий тип». Держал в Порт-Смите антикварный салон, но интересы его распространялись гораздо шире. Он занимался всем, что могло принести деньги.
        Пэтти вздохнула. Мысль о том, что придется встречаться с Рэнди Брэдсоном, была ей ненавистна. Вместе с тем она понимала, что никуда от этого свидания не денешься. Придется ехать, причем прямо сейчас, потому что утром предстоит подписание договора с Брайаном у нотариуса. К тому времени все вопросы должны быть решены. Точнее, один вопрос, имеющий прямое отношение к Олафу.
        Кроме того, сегодня Пэтти еще должна была вернуться в цирк, чтобы вместе с Джоном принять участие в текущих делах. Нельзя же сваливать все на него одного…
        Бросив взгляд на наручные часы, Пэтти как была, в шортах и футболке, покинула свою комнату, быстро спустилась по лестнице и направилась на кухню - предупредить бабушку Кэтти, что уезжает. Затем выбежала из дому, прыгнула все в тот же пикап, на котором ездила сегодня полдня, и двинулась в город.

        Антикварный салон Рэнди Брэдсона находился в историческом квартале, в тупике, ответвлявшемся от Санрайз-авеню, главной улицы, которая делила город на две почти равные части, одним концом упираясь в набережную.
        Притормозив у высокого бордюра и выпрыгнув на отполированные до блеска камни старинной мостовой, Пэтти стремительно зашагала к антикварному салону, но перед самым входом вдруг остановилась. Ей впервые пришло в голову, что для подобного визита, пожалуй, следовало бы переодеться. Взглянув на дверь, представлявшую собой цельный пласт затемненного стекла, она увидела свое отражение - шорты, голые ноги, простые сандалии, тесноватая футболка, растрепанные волосы. Вид что надо…
        Тем не менее отступать было поздно - раз уж приехала, нужно идти. Да и неизвестно еще, на месте ли Рэнди Брэдсон. Не исключено, что его придется искать по всему городу.

        Рэнди Брэдсон оказался на месте.
        - Шеф у себя в кабинете, - сказала элегантная продавщица, окинув Пэтти взглядом с головы до ног. Затем с сомнением добавила: - Только не знаю, примет ли он вас…
        - А вы скажите, что его хочет видеть Пэтти Хэмстон.
        Голубые глаза девицы насмешливо вспыхнули, губы изогнулись в ироничной усмешке.
        - Думаете, это подействует?
        - Вы передайте мистеру Брэдсону мои слова, а там видно будет.
        - Ну… хорошо. Подождите здесь. - Обменявшись многозначительным взглядом с другой продавщицей, девушка исчезла в коридорчике, ведущем куда-то в недра здания.
        Пэтти осталась на месте. Машинально оглядываясь по сторонам, она заметила, что другая продавщица не сводит с нее глаз.
        Опасается, как бы я чего не стибрила, догадалась Пэтти. Наверное, мой вид кажется ей подозрительным. Впрочем, понятно, вряд ли кто-то из их покупателей приходит сюда в шортах.
        Однако долго раздумывать над этим вопросом не пришлось. Тишину салона нарушил звук быстрых шагов, и через мгновение из коридорчика показался Рэнди Брэдсон собственной персоной - в дорогом летнем костюме, изысканном галстуке, аккуратно причесанный и как будто даже напомаженный. За ним семенила элегантная продавщица.
        - О, кто к нам пожаловал! - воскликнул он, устремив взгляд на Пэтти. - Глазам своим не верю… Неужели Пэтти Хэмстон? Какими судьбами?
        Краем глаза Пэтти заметила, что остававшаяся в салоне продавщица, на миг повернувшись к Рэнди Брэдсону, тут же вновь посмотрела на нее. На этот раз удивленно. Вероятно, далеко не каждого посетителя ее шеф встречает лично. Что же ты за птица? - читалось в глазах девушки.
        - Здравствуйте, - сдержанно произнесла Пэтти, глядя прямо Брэдсону в лицо. - Пожалуйста, уделите мне несколько минут. Есть разговор.
        - О, разумеется, дорогая моя! - воскликнул тот. - Прошу ко мне! - Приблизившись, он взял Пэтти под локоток и увлек в коридор.
        Обе продавщицы, стоя бок о бок, смотрели им вслед.

11

        Приведя Пэтти в кабинет, Рэнди Брэдсон усадил ее в необъятное кожаное кресло и тут же направился к бару. Пэтти отметила про себя, что он подчеркнуто не замечает ее простецкого внешнего вида.
        Открыв дверцу бара, Брэдсон повернулся к Пэтти.
        - Выпьешь чего-нибудь? Бокал вина? У меня есть кьянти…
        Она качнула головой.
        - Спасибо, не нужно.
        - Бренди с содовой?
        - Нет-нет.
        - Мартини?
        - Благодарю, но…
        - Виски со льдом и лимоном?
        Пэтти вздохнула.
        - Спиртное в такую жару…
        - Ах да! - спохватился Брэдсон. - В таком случае могу предложить минеральную воду.
        Вновь качнув головой, Пэтти нетерпеливо пошевелилась в кресле.
        - Воды тоже не нужно. Послушайте, Рэнди, я не для того пришла, чтобы… кхм… Словом, у меня не так уж много времени, поэтому, если не возражаете, перейдем к делу.
        Рэнди Брэдсон побарабанил пальцами по дверце бара, затем захлопнул ее и повернулся к Пэтти.
        - Дорогая, я уже столько раз просил не называть меня на «вы», а ты все продолжаешь!
        - Но… - начала было Пэтти, однако он жестом остановил ее.
        - Ничего не хочу слышать. Пока не скажешь «ты», ни о чем не стану разговаривать.
        Вообще-то Пэтти было безразлично, как называть этого щеголя, тем более сейчас, когда ей стало известно о его свинском поступке по отношению к деду Теду.
        - Хорошо, пусть будет как ты хочешь, - слегка пожав плечами, произнесла она.
        Рэнди Брэдсон расплылся в довольной улыбке.
        - Наконец-то! Давно бы так… А то все ломаешься, держишь меня на расстоянии, все тебе разница в возрасте мешает. Обидно, ей-богу… Можно подумать, я старик. Всего лет на восемь старше тебя! - Глаза Брэдсона блеснули. - А знаешь что? Давай все-таки выпьем по случаю перемены в наших отношениях!
        Он снова потянулся к дверце бара, но Пэтти решительно пресекла его намерение.
        - Нет! Я хочу говорить с тобой на трезвую голову.
        Брэдсон смерил ее насмешливым взглядом.
        - Боже правый, что же это за разговор такой?! Признаться, ты меня заинтриговала.
        - Ты меня тоже, - буркнула Пэтти, нарочно нажимая на слово «ты» - дескать, просил, получай!
        Правая бровь Рэнди Брэдсона удивленно поползла вверх.
        - Я? Что такое? Ты так говоришь, будто я чем-то провинился.
        Точно такое невинно-озадаченное выражение Пэтти видела на его лице в прошлом году, когда он попытался ее поцеловать, но получил отпор.
        - Брось, не прикидывайся, сам все прекрасно знаешь, - буркнула она, не сумев скрыть презрения.
        Брэдсон прижал к груди ладонь.
        - Клянусь, даже не догадываюсь, о чем идет речь.
        И этого человека я собираюсь уговорить совершить благородный поступок - отказаться от заключенного с дедом договора! - с горечью подумала Пэтти.
        - А по-моему, ты прекрасно все понимаешь.
        - Да говорю же - ни малейшей догадки!
        Ясное дело, врать ты горазд, прокатилось в мозгу Пэтти.
        - Ладно, так и быть, напомню, тем более что из-за этого я и приехала в твой салон. Речь идет о договоре, который ты заключил с моим дедом.
        Рэнди Брэдсон поморщился.
        - Фу, какая проза. Я-то думал, ты появилась здесь ради меня. Когда услышал, что ты хочешь меня видеть, мое сердце так и запело от радости. В кои-то веки в наших краях показалась Пэтти Хэмстон! Я был уверен, что это неспроста, что как-то связано с предложением, которое я сделал тебе еще в прошлом году…
        - Довольно, Рэнди! - нетерпеливо воскликнула Пэтти. Она впервые назвала Рэнди Брэдсона по имени, но даже не заметила этого.
        Зато он вновь расплылся в улыбке. Правда, ничего не сказал. Возможно, побоялся спугнуть удачу.
        - Так вот, - продолжила Пэтти, используя минутную паузу, чтобы повернуть беседу в нужное русло. - Я приехала для переговоров. Надеюсь, ты пойдешь мне навстречу.
        Она еще не успела договорить, а Рэнди уже широко раскинул руки.
        - Разумеется, дорогая! Все, что окажется в моих силах. Ведь ты знаешь, как я к тебе отношусь.
        Пэтти понравились эти слова, но в то же время она прекрасно осознавала, что радушие Рэнди показное, а сам жест не имеет никакого значения. Порт-Смит городок небольшой, и многим здесь была известна железная хватка Рэнди Брэдсона. Уж если что к нему попало, он наизнанку вывернется, но своего не упустит.
        - Конечно, знаю, - произнесла Пэтти, стараясь сохранить хотя бы внешнее спокойствие.
        На самом деле внутри у нее все кипело от негодования.
        Все знакомые если не спешили на помощь, то во всяком случае сочувствовали им с дедом. Все, кроме одного - Рэнди Брэдсона, который, как собака зубами, ухватился за шанс поживиться за их счет. Сейчас Пэтти ясно видела: мало того что он пытается извлечь пользу из их бедственного положения, но, похоже, вознамерился без особых усилий повести под венец девицу, на которую давно положил глаз.
        - Итак, мне стало известно, что ты одолжил моему деду несколько тысяч долларов, что конечно же очень любезно с твоей стороны…
        - Несколько - это десять, - машинально уточнил Рэнди. Затем изобразил улыбку. - В настоящий момент твой дед уже ничего мне не должен.
        Пэтти быстро взглянула на него.
        - Ничего?
        Возможно, дед чего-то недоговаривает или просто забыл? - подумала она. И в ее душе вновь затеплилась надежда - в который раз за последние сутки.
        - Но как это возможно? Ведь с того дня, когда пронесся ураган, у нас нет никаких финансовых поступлений. Даже не представляю, как деду удалось вернуть тебе долг.
        Рэнди Брэдсон пожал плечами.
        - Он и не возвращал.
        - Нет? Как же тогда ты говоришь, что…
        - Очень просто. Срок заключенного нами контракта истек, и десять тысяч долларов автоматически превратились в плату за принадлежащего твоему деду дельфина.
        Услышав ответ, Пэтти мгновенно помрачнела. Надежда ее угасла.
        - Ах вот что ты имеешь в виду… - Пэтти опустила взгляд, но ненадолго, всего на несколько мгновений. Затем, скрипнув зубами, вскинула ресницы. - Маленькое уточнение: о каком именно дельфине идет речь?
        Рэнди Брэдсон тонко улыбнулся.
        - Разве ты не знаешь?
        Пэтти тоже заставила себя растянуть губы в улыбку.
        - Увы, могу только догадываться. Меня при подписании договора не было, а бумаг мне никто не показывал.
        - Дед не дал тебе взглянуть на свой экземпляр договора?
        - Нет.
        - Странно, - протянул Рэнди Брэдсон. - У него должен был сохраниться один экземпляр.
        - Странно? - Пэтти утратила остатки самообладания. Прищурившись, она смерила Рэнди Брэдсона презрительным взглядом. - А почему это тебя удивляет? Разве ты не видел, в каком состоянии находится сейчас мой дед?
        Другой на месте Рэнди Брэдсона, наверное, вспыхнул бы под испепеляющим взглядом Пэтти, однако он даже бровью не повел.
        - А что? Он сам мне позвонил, я никакой инициативы не проявлял.
        Зато сразу ухватился за возможность нагреть руки на чужом несчастье, мрачно усмехнулась про себя Пэтти.
        - Ладно, оставим это. Лучше ответь, какой из наших дельфинов указан в договоре.
        У нее еще оставалась слабая надежда, что бабушка Кэтти напутала и речь идет вовсе не об Олафе. Ведь дед удивился, узнав, что Олафа придется отдать. Правда, на деда сейчас особо полагаться не приходится…
        - В договоре указан Олаф, - спокойно произнес Рэнди Брэдсон.
        Вот и все, предельно ясно и конкретно.
        Пэтти взволнованно облизнула губы. Начинался второй этап переговоров.
        - Насколько я понимаю, ты считаешь, что Олаф должен перейти к тебе… - начала она.
        Но Рэнди Брэдсон тут же внес уточнение:
        - Не считаю, а согласно условиям заключенного между мной и твоим дедом договора.
        - Который на самом деле недействителен.
        Брэдсон уставился на Пэтти.
        - Почему? Все сделано как положено, договор заверен нотариусом, так что в его действительности можешь не сомневаться.
        Интересно, сколько ты заплатил нотариусу, чтобы тот «не заметил» явного умственного расстройства моего деда? - подумала Пэтти, наблюдая за Брэдсоном.
        - Ошибаешься, у меня есть все основания сомневаться в правомерности договора, - сухо обронила она спустя минуту.
        Рэнди сразу насторожился. Однако заговорил нарочито небрежным тоном:
        - Прости, что-то я не улавливаю твоей мысли.
        Пэтти кивнула.
        - Охотно верю. Ладно, объясню. Видишь ли, подобные документы должны быть подписаны владельцем животного, в данном случае дельфина.
        - О, разумеется! - Рэнди заметно повеселел. - Что и было выполнено: подпись поставил твой дед.
        Однако Пэтти покачала головой.
        - Этого мало.
        Ох как приятно было увидеть выражение беспокойства, скользнувшее по самодовольной физиономии Рэнди! Казалось, у него даже опустились кончики тоненьких франтоватых усиков и поблекла ультрамодная бороденка под нижней губой.
        - Мало?
        Не сдержавшись, Пэтти медленно улыбнулась.
        - Жаль тебя разочаровывать, но кроме деда владельцем дельфинов являюсь также и я. Равно как и цирка. Иными словами, мы с дедом совладельцы всего имущества, включая животных. - Тут Пэтти слегка нахмурилась, подумав, что договор, который она собирается заключить с Брайаном, тоже должен подписать дед. Следовательно, ей придется, во-первых, соответственным образом подготовить деда, а во-вторых, позаботиться о том, чтобы в их дом вновь приехал нотариус.
        Иду стопами Рэнди! - промелькнуло в ее мозгу.
        Она понимала, что правильнее всего было бы оформить опекунство над дедом, чтобы не возникало разного рода юридических казусов, но для этого требуется время, а действовать приходится быстро.
        И потом, дед не станет оспаривать подписанные мною документы, подумала Пэтти, а, кроме него, сделать это некому. Не стану же я сама поднимать шум по данному поводу. Бабушка Кэтти не в счет, она в наши с дедом дела не лезет…
        - Совладельцы? - озадаченно произнес Рэнди.
        Пэтти кивнула.
        - И уже давно. По сути, мы с дедом партнеры, ведь у нас общий бизнес.
        - Хм… - Рэнди задумался. Спустя минуту-другую он пристально взглянул на Пэтти. - А для чего ты мне все это говоришь?
        Она уклончиво усмехнулась.
        - Ты должен знать, что не имеешь на Олафа никаких прав. Заключенный с моим дедом договор не имеет юридической силы.
        - Ах вот как?! - сердито блеснул глазами Рэнди. - Не имеет?
        - Жаль тебя разочаровывать, но дело обстоит именно так.
        Рэнди чуть подался вперед.
        - Это мне жаль тебя разочаровывать, дорогая! Потому что я не намерен выбрасывать на ветер десять тысяч долларов!
        Наверняка он ожидал, что Пэтти смутится или растеряется, но с ее губ слетел смешок.
        - На ветер? Кто это говорит! Как будто ты не знаешь, что Олаф стоит гораздо больше десяти тысяч!
        Рэнди на миг плотно сжал губы.
        - Это если его продавать. Но я…
        Он умолк, явно подыскивая приемлемый ответ, но Пэтти не стала ждать.
        - Но ты - что? Оставишь Олафа себе? Зачем? У тебя даже нет подходящего бассейна. И вообще, для чего тебе дельфин… Ни секунды не сомневаюсь, что ты хотел выгодно его продать.
        - Вообще-то это не твое дело, дорогая моя, - сдержанно заметил Рэнди.
        Пэтти кивнула.
        - Верно, тут и обсуждать нечего. Олаф принадлежит нам с дедом - и точка.
        - Вот как? - Рэнди насмешливо прищурился. - Если бы было нечего обсуждать, милая моя, ты бы не сидела сейчас в моем кабинете.
        - А где ты хочешь решить этот вопрос? В суде? Ты прекрасно знаешь, что решение будет вынесено в мою пользу.
        - Как сказать, дорогая, как сказать. Ведь кроме Олафа в деле фигурируют еще и десять тысяч долларов. Каким-то образом я должен получить их обратно.
        - Ты их получишь. Подожди немного - и все твои денежки до последнего цента вернутся к тебе.
        Рэнди сунул руки в карманы.
        - Почему я должен ждать? Мне проще продать Олафа.
        - И выгоднее, - вновь усмехнулась Пэтти.
        - Да. Я этого и не скрываю. Никто не заставит меня разбрасывать деньги направо-налево…
        - Но суд признает акт купли-продажи недействительным, - спокойно возразила Пэтти. - И тогда Олафа придется вернуть. Нужна тебе вся эта суета?
        Несколько мгновений Рэнди смотрел на нее, что-то прикидывая в уме.
        - Все это блеф, дорогая моя. Ты не пойдешь в суд.
        - Не пойду? - Пэтти изо всех сил изображала невозмутимость. - Интересно, что дает тебе основания для подобных утверждений?
        Рэнди скользнул взглядом по ее обнаженным ногам.
        - Соображения здравого смысла, золотце. Судебная тяжба требует денег. Адвокаты бесплатно не работают. Но если ты не можешь вернуть деньги мне, то вряд ли окажешься в состоянии оплатить судебные издержки.
        Спорить с этим не имело смысла, каждое слово попадало точно в цель.
        - Именно поэтому я и приехала сюда, - вздохнула Пэтти. - Хотела все спокойно обговорить. Кстати, ты ошибаешься. Повторяю: я уплачу долг, только немного подожди. Если согласишься, получишь свои деньги обратно. Если же нет, я все-таки подам иск. И тогда весь город узнает о том, как ты пытался поживиться за счет потерявшего разум старика. От тебя отвернутся клиенты, твой бизнес захиреет и…
        - Только не нужно меня пугать, дорогая моя! - с прохладцей произнес Рэнди. - Насколько мне известно, твой дед пока официально не признан недееспособным.
        - Да, но…
        - Подожди, я еще не все сказал. Ты должна уяснить, что твои разговоры о суде для меня полная чушь. Я во все это не верю. Но… - Рэнди поднял палец, - возможно, я все-таки пойду тебе навстречу.
        Пэтти облегченно перевела дух. Сработало!
        - С одним условием, - добавил Рэнди.

12

        Услышав про условие, Пэтти мгновенно насторожилась. Похоже, радоваться пока рано.
        - С каким?
        - Ты должна как-то продемонстрировать, что наши отношения изменились в лучшую сторону.
        - Но… - Пэтти вовремя захлопнула рот, потому что на языке у нее вертелось: «Но мое отношение к тебе осталось прежним!». Однако она осознавала, что сейчас не время для подобных признаний.
        - Иначе ничего не получится, - сказал Рэнди. - У меня есть собственные интересы, и я намерен их защищать.
        Пэтти провела языком по губам.
        - Каким образом?
        Глядя прямо ей в глаза, Рэнди произнес:
        - Всеми доступными способами. Дьявол, кажется, я попалась на крючок! - промчалось в мозгу Пэтти.
        Стараясь не стушеваться под взглядом Рэнди, она в очередной раз изобразила улыбку.
        - Не назовешь ли хотя бы один из этих способов?
        Она ожидала, что Рэнди как минимум задумается, однако он ответил сразу, будто только того и ждал:
        - Сегодня у нашего мэра праздник, я в числе приглашенных. Отправишься туда со мной?
        Пэтти не поверила собственным ушам. Сговорились они, что ли? Сначала Брайан, теперь Рэнди.
        - Нам приглашения не присылали.
        - Не имеет значения, - качнул Рэнди головой. - Тебя приглашаю я.
        Где-то я уже это слышала, усмехнулась про себя Пэтти.
        - Но я не собиралась никуда идти. У меня дел полно, ну и вообще…
        - Ничего, подождут твои дела. Если пойдешь со мной сегодня вечером к мэру, обещаю пересмотреть свои взгляды на заключенный с твоим дедом договор.
        Пэтти прикусила губу. Рэнди был сама уверенность. Похоже, ни секунды не сомневался, что на этот раз Пэтти попалась. Просто смотрел на нее и ждал, пока она согласится.
        Наверное, его сейчас так и распирает от чувства собственного могущества! - промелькнуло в ее мозгу. Как же, удалось заманить птичку в клетку, теперь не вырвется. Самое досадное то, что все это соответствует действительности…
        - А тебе не кажется, что ты поступаешь нечестно, оказывая на меня давление в подобной ситуации? - негромко произнесла она.
        Рэнди расплылся в улыбке.
        - Я был бы последним дураком, если бы не воспользовался представившимся шансом. И потом, у меня иной взгляд на вещи. По-моему, это ты ведешь себя несправедливо по отношению ко мне. Ведь прекрасно знаешь, что я к тебе неравнодушен.
        Пэтти отвела взгляд.
        - Это еще не повод для того, чтобы ты меня шантажировал.
        - Минуточку, - поднял Рэнди ладонь. - Давай поговорим как взрослые люди. Ты хочешь от меня уступок, верно? Тогда почему отказываешь мне в подобном желании? Думаю, это вполне справедливо: ты получаешь что-то от меня, а я в свою очередь - от тебя.
        На что это он намекает? - с беспокойством подумала Пэтти.
        - Нет-нет! - рассмеялся Рэнди, заметив появившееся на ее лице тревожное выражение. - Я и в мыслях не держу того, о чем ты подумала. Секс по принуждению? Не в моем вкусе. Мне нужно, чтобы ты меня с охотой обнимала.
        Вот еще! - фыркнула про себя Пэтти. Затем как можно серьезнее произнесла:
        - Приятно осознавать, что имеешь дело с джентльменом.
        Рэнди довольно улыбнулся - ему явно понравилось услышанное.
        - Уверяю, дорогая, я тебя не разочарую. Ты не пожалеешь, что внесла в наши отношения капельку тепла. Надеюсь, в скором времени между нами разгорится настоящее пламя страсти!
        Боже правый, что он несет? - подумала Пэтти. Сколько пафоса! Можно подумать, он в самом деле в меня влюблен…
        Она не поверила бы в это и на долю секунды. Не тот Рэнди Брэдсон человек, чтобы взять и просто так, без всякой выгоды, влюбиться.
        - Рэнди, я… - Пэтти начала говорить, еще не зная, что скажет, поэтому сразу же и умолкла. Нужных слов не находилось.
        - Да, дорогая? - В его голосе появились бархатистые нотки.
        Пэтти это совершенно не понравилось. Похоже, он неправильно расценил ее намерения.
        - Я хотела сказать… очень любезно с твоей стороны, что идешь мне навстречу, но… Словом, я предпочла бы расставить все точки над «i» с целью избежать в дальнейшем недоразумений. Ты должен знать, что я в тебя не влюблена и поэтому не смогу стать твоей женой.
        Хладнокровию Рэнди мог бы позавидовать любой. Пэтти ожидала, что он по крайней мере растеряется, но вместо этого он снисходительно улыбнулся.
        - Глупости, дорогая! В меня невозможно не… кхм… То есть я хотел сказать, что когда мы сойдемся поближе, тогда неизбежно появятся и чувства.
        Пэтти захлопала ресницами. Самоуверенность Рэнди выбивала ее из колеи.
        - Неизбежно? Не знаю. Хорошо, если так, потому что, повторяю, без любви я замуж не выйду.
        - Да-да, я понял. Но, дорогая, дай же мне возможность понравиться тебе! Некоторое время мы должны встречаться, иначе ничего не получится. Прямо сегодня вечером и начнем - с приема, который устраивает мэр. Отправимся на торжество вдвоем. Пусть все узнают, что мы теперь вместе!
        Пэтти слушала его и думала о том, в какую двусмысленную историю угодила. Не далее как сегодня, только немного раньше, она отказалась идти к мэру на праздник с Брайаном, сейчас должна будет отправиться туда с Рэнди.
        Представляю, что подумает Брайан, увидев меня с другим! - с замиранием сердца подумала Пэтти. Но выбора у меня нет. Только так я смогу уговорить Рэнди уладить дело миром. И потом, Брайан говорил, что один на прием не пойдет.
        Она взглянула на Рэнди.
        - Небольшое уточнение: правильно ли я поняла, что, если отправлюсь с тобой на прием к мэру, ты согласишься дать мне небольшую отсрочку с выплатой долга?
        Рэнди вновь посмотрел на обнаженные ноги Пэтти, и глаза его вспыхнули.
        - Да!
        - В таком случае я согласна, - быстро произнесла она.

        - По-моему, именно то, что надо, - сказала Элли Джонсон, сотрудница салона, предоставляющего вещи напрокат. Ее имя было указано на прикрепленной к блузке бирке.
        Пэтти завернула в этот салон по пути домой, потому что не смогла придумать иного способа принарядиться для предстоящего торжества у мэра.
        Сейчас она вглядывалась в собственное отражение и не узнавала себя. Замысловатое шелковое платье цвета электрик, изящные туфли в тон, нитка жемчуга на шее, серебряные серьги с жемчужинами.
        - Думаю, волосы стоит поднять, - добавила Элли Джонсон, оценивающе оглядывая Пэтти. - Заколка у вас найдется или подобрать какую-нибудь из нашей коллекции?
        - Найдется, - машинально кивнула Пэтти. Но потом представила, как будет смотреться с шикарным нарядом простецкая пластмассовая заколка, и добавила: - Хотя… наверное, все-таки лучше подыскать что-то подходящее. Такое… - она пошевелила в воздухе пальцами, одновременно рассматривая платье в зеркале, - ну, вы понимаете. Сможете?
        Элли Джонсон снисходительно улыбнулась.
        - Наше правило гласит: «Любая прихоть клиента должна быть удовлетворена». Иногда мы даже специально покупаем какую-то вещь, если она действительно необходима. В конечном итоге это окупается. Подождите минутку, проверю наши закрома. - Она вышла и через некоторое время вернулась с изысканной заколкой. - Взгляните, украшена натуральным речным жемчугом. С небольшой натяжкой составит комплект с бусами и серьгами.
        Пэтти повертела красивую вещицу. Еще бы, с ее собственной пластмассовой заколкой никакого сравнения!
        - Можно попробовать?
        - Разумеется. Для того я ее и принесла. Давайте-ка помогу… - Элли Джонсон завернула волосы Пэтти в изящный узел и закрепила на затылке. Затем придирчиво оглядела результат, немного подумала и высвободила небольшую прядку слева, чтобы та обрамляла лицо. - Так лучше.
        Пэтти медленно улыбнулась.
        - Действительно…
        Ей очень понравился этот новый образ, несмотря на всю его непривычность и торжественность: Глядя со стороны, можно было подумать, что отражающаяся в зеркале девушка принадлежит к состоятельной семье, числится в невестах с таким приданым, о котором можно только мечтать, и за ней ухлестывают все как один холостяки из местного бомонда.
        Пэтти подавила вздох. Дела обстояли совершенно иначе… хотя один холостяк сегодня вновь замаячил на горизонте. К сожалению, именно тот, с которым ей меньше всего хотелось общаться.
        По спине Пэтти побежали мурашки. Однако как ловко Рэнди Брэдсон втянул ее в свою игру! Не задумывал ли он нечто подобное с самого начала, когда еще только заключал договор с дедом Тедом?
        Вполне возможно. От Рэнди Брэдсона можно ожидать чего угодно.
        Ох, только бы на празднике мэра не появился Брайан Кардиган! - думала Пэтти, снимая в примерочной платье, чтобы отдать Элли Джонсон.
        Та тщательно упаковала все отобранные вещи и вручила Пэтти, которая взамен протянула кредитную карточку. Пора было расплатиться за прокат.
        Спустя минуту Пэтти вышла с пакетом на улицу и направилась к своему пикапу.

13

        Ее надежды не оправдались - Брайан Кардиган все-таки явился на праздник. Она заметила его почти сразу же, как только Рэнди Брэдсон ввел ее, придерживая под руку, в наполненный музыкой и гостями зал загородного ресторана, который мэр Джереми Рейд всегда арендовал для проведения приемов по поводу очередной годовщины брака со своей обожаемой супругой Сюзан.
        К ресторану Пэтти и Рэнди Брэдсон приехали по отдельности.
        Разумеется, Рэнди предпочел бы привезти Пэтти на своем автомобиле, однако та наотрез отказалась: не хотела оказаться в зависимом положении. Мало ли что может произойти. Вдруг ей захочется уехать, не дожидаясь окончания праздника, не просить же тогда Рэнди, чтобы отвез обратно в город. Нет уж, лучше иметь под рукой собственный транспорт.
        Так и вышло, что Пэтти подкатила к загородному ресторану на своем «бьюике».
        Заведение называлось «Сад желаний» и действительно утопало в зелени. Здесь было множество укромных уголков - беседок и просто скамеек, - где посетители могли уединиться, если их утомила обстановка общего зала.
        Выйдя из «бьюика», Пэтти увидела, что Рэнди уже ожидает ее, небрежно облокотившись о капот своего шикарного «линкольна».
        - Вот и ты, дорогая! - воскликнул он, устремляясь навстречу. - Замечательно выглядишь!
        Пэтти пришлось применить массу изобретательности, чтобы уклониться от приветственного поцелуя, который Рэнди намеревался запечатлеть на ее щеке.
        - Прости, я немного опоздала, - сдержанно произнесла она, первой направляясь ко входу в ресторан.
        Рэнди осталось лишь поспешить за ней и взять под локоток.
        Пока они шли по ярко освещенной невысокими фонарями дорожке, Рэнди с воодушевлением произнес:
        - Так приятно видеть тебя в платье! Да еще в таком красивом… Мне бы хотелось, чтобы ты чаще так одевалась. Каждый день!
        Пэтти едва заметно усмехнулась. Интересно, как бы она смотрелась в подобном наряде у бассейна, где резвятся дельфины? Где столько брызг, что платье промокло бы в считанные минуты!
        - Знаешь, о чем я думаю, глядя сейчас на тебя? - вновь заговорил Рэнди. - Ты такая красивая, что… что ради тебя я в лепешку расшибусь!
        - Благодарю, - негромко обронила Пэтти.
        Воображение уже рисовало ей то, что останется от Рэнди после того, как он разобьется в лепешку, и это зрелище не вызывало у нее удовольствия. Скорее наоборот.
        Тем временем Рэнди чуть крепче сжал ее локоть.
        - Не нужно меня благодарить, дорогая. Я сгораю от желания сделать тебя счастливой!
        Это был прозрачный намек на совместную жизнь. На брак и все, что ему сопутствует.
        Пэтти не сомневалась, что сегодня обязательно зайдет об этом разговор, только не думала, что Рэнди начнет с места карьер.
        - Хорошо, но пока мы просто войдем в ресторан, ладно?

        И они вошли.
        Пэтти думала, что, увидев ее с Рэнди Брэдсоном, многие из гостей мэра удивятся, начнут переглядываться. Однако она ошиблась - у большинства дам просто глаза на лоб полезли. И было от чего: весь Порт-Смит знал, что в прошлом году Пэтти отвергла предложение Рэнди. А тут вдруг эти двое появляются вместе! Вдобавок Пэтти в таком непривычном виде. Интрига…
        Стараясь не обращать внимания на произведенный фурор, Пэтти скользнула взглядом по залу, ища того, чье присутствие здесь было бы совершенно неуместно… и в то же время так желанно…
        Кто это там, у колонны, стоит вполоборота? Неужели он?
        Сердце Пэтти ускоренно забилось, и она даже не сразу осознала, что к ней обращается Рэнди.
        - Дорогая, ты слишком напряжена. Тебе следует немного выпить.
        Она не спускала глаз с силуэта у колонны.
        - Да, пожалуй.
        - Чего тебе хочется? Вина? Шампанского?
        - Э-э… чего-нибудь…
        - Хорошо, сейчас, - сказал Рэнди. Затем после некоторой паузы добавил: - Куда запропастились все официанты? Странно, неужели никто не разносит напитки? Дорогая, придется оставить тебя на несколько минут. Схожу поищу стол, где разливают спиртное. Не возражаешь?
        - Нет-нет. Ступай. Подожду тебя здесь. - Можешь не возвращаться! Разумеется, этих слов Пэтти вслух не произнесла.
        После того как Рэнди удалился, она переместилась ближе к стене, где в нише стояла мраморная женская фигура. Отсюда можно было лучше рассмотреть зал.
        Вскоре у Пэтти зарябило в глазах от множества разноцветных дамских нарядов и черных смокингов. Большинство присутствующих были ей известны, но попадались и незнакомые лица.
        В конце концов она вновь бросила взгляд в направлении колонны, у которой заметила человека, очень похожего на Брайана. В ту же минуту ее сердце сладко замерло, потому что это и был он!
        Высокий, стройный, широкий в плечах, сильный, уверенный в себе.
        Брайан Кардиган.
        Как можно было не узнать его сразу?
        В тот момент, когда Пэтти посмотрела на Брайана, он повернулся и медленно двинулся по залу, скользя взглядом по лицам присутствующих.
        Спустя минуту он заметил Пэтти.
        Возможно, просто почувствовал, что за ним наблюдают, потому что совершенно неожиданно повернул голову и посмотрел прямо туда, где стояла Пэтти.
        Стоит ли говорить, что у нее перехватило дыхание?
        Не сводя с Пэтти глаз, Брайан двинулся вперед. Его взгляд словно обволакивал ее, закутывал в кокон, но в то же время изучал каждую деталь, начиная с уложенных в элегантную прическу волос и заканчивая туфлями на шпильках. Казалось, Брайан обладает способностью видеть сквозь одежду и ему прекрасно известно, что бюстгальтер на Пэтти отсутствует - декольте белья не предполагало.
        Сама она тоже не могла отвести глаз от приближающегося Брайана. Желудок ее сначала судорожно сжался, но потом наполнился приятным теплом, которое вскоре разлилось по всему телу, пробуждая к жизни каждую клеточку, окрашивая кожу румянцем, словно распирая изнутри грудь и клубясь где-то в интимной глубине, между бедер…
        Пэтти машинально провела языком по пересохшим губам. Она не могла припомнить случая, когда бы испытала такой мощный отклик организма. И на что? Всего лишь на мужской взгляд!
        Брайан все шел, а Пэтти стояла, не в силах двинуться с места. Просто стояла и ждала. Все кончилось тем, чем и должно было - Брайан приблизился к ней.
        Остановившись, он еще некоторое время продолжал молча рассматривать ее.
        Почувствовав, что еще немного - и она вскипит от странной смеси негодования и смущения, Пэтти хрипловато произнесла:
        - Ничего не хочешь сказать?
        Брайан медленно улыбнулся.
        - Ждешь чего-то конкретного?
        - Нет, но… хотелось бы узнать, что у тебя на уме.
        - Вот как?
        Пэтти отвела взгляд.
        - Возможно, тебе все равно, но на твоем месте я все же кое-чем поинтересовалась бы.
        Протянув руку, Брайан убрал с лица Пэтти прядку, которую она выпустила из закрепленного на затылке узла - точь-в-точь как это сделала с ее волосами Элли Джонсон, сотрудница проката, стремясь придать ей больше романтичности. После жеста Брайана Пэтти поневоле задалась вопросом, не для того ли девушки проделывают со своими волосами всякие фокусы, чтобы у мужчин возникло желание прикоснуться к ним.
        - Чем же, по-твоему, мне следует поинтересоваться? - негромко обронил Брайан.
        - Ведь ты пригласил меня на этот праздник, я отказалась, но все-таки пришла с другим, - так же тихо произнесла Пэтти, глядя не на него, а куда-то в заполненный гостями зал.
        Повисла пауза. Бросив взгляд на Брайана, Пэтти с удивлением увидела, что он помрачнел.
        - С другим? А я уж было подумал…
        И тут Пэтти все поняла: похоже, Брайан вообразил, что она решила сделать ему сюрприз, явившись на праздник без предупреждения.
        Ну вот дурочка, сама себя выдала, промелькнуло в мозгу Пэтти. Стоило ли признаваться, что пришла сюда не одна? С другой стороны, очень скоро все и так выяснилось бы…
        - Что ж, не скрою, неприятно осознавать, что твой выбор пал не на меня, - вздохнул Брайан. - Но ничего не поделаешь, никто не застрахован от поражений.
        Глядя на него, вздохнула и Пэтти.
        - При чем здесь это… Нет, дело в другом.
        Брайан пристально взглянул на нее.
        - Возможно, ты влюблена?
        Она вздрогнула. Именно эта мысль посетила ее днем, в пикапе, который она остановила перед собственным домом, предварительно подбросив Брайана из цирка в город. Тогда-то ее мозг и озарился внезапной догадкой, что она влюбилась самым неожиданным и катастрофическим образом. В Брайана.
        Но недоставало еще, чтобы он об этом догадался! И без того между ними слишком много всего произошло сегодня.
        В горле Пэтти будто образовался ком, щеки вспыхнули.
        - Что за фантазии, ни в кого я не влюблена…
        В глазах Брайана промелькнуло удивление. Вероятно, он заметил перемену в ее лице.
        - Что тут особенного, не понимаю? Влюбленность самое естественное состояние для девушки.
        - Нет! - испуганно воскликнула Пэтти. И тут же подумала: боже, что я так кричу…
        Брайан еще внимательнее вгляделся в ее лицо.
        - Тогда… кхм… у меня еще остается надежда на твою благосклонность.
        Нет-нет, только не это! - проплыло в мозгу Пэтти. Я сейчас растаю под его взглядом.
        Пора было что-то срочно предпринять, пока ее состояние не стало слишком очевидным. Хватаясь за соломинку, она пролепетала:
        - Не забывай, я здесь не одна.
        - С кем же? - спросил Брайан уже совсем другим, светским тоном.
        У нее упало сердце. Все-таки придется рассказать о Рэнди.
        - С кем? Э-э… ну… с Рэнди Брэдсоном.
        Брайан неожиданно рассмеялся, запрокинув голову. Настроение его почему-то вдруг улучшилось.
        - Прости, но я понятия не имею, кто такой Рэнди Брэдсон! Не забывай, я не принадлежу к числу старожилов вашего городка.
        - Ах да… - Пэтти в самом деле упустила данный факт из виду. - Как бы тебе объяснить… Рэнди Брэдсон… ну, скажем, это друг нашей семьи.
        В глазах Брайана вспыхнули насмешливые искорки.
        - Друг… Хм, значит, ты пришла сюда с другом!
        Пэтти слегка растерялась.
        - Да. А что?
        - Ведь это в корне меняет дело! А не скажешь ли, почему ты предпочла отправиться на этот праздник с другом, а не со мной?
        Пэтти вновь почувствовала, что краснеет.
        - Я не… - ей пришлось сделать паузу, чтобы облизнуть губы, сухие как песок, - не предпочла. У меня не было выбора.
        Глаза Брайана блеснули.
        - Разговор с каждой минутой становится все интереснее! Что же это за ситуация такая, когда у девушки нет выбора и она идет на прием с другом? Лично у меня возникает вопрос: а друг ли это на самом деле?
        - Почему Рэнди не может быть другом? - пробормотала Пэтти, отводя взгляд.
        Брайан чуть отклонился и вновь оглядел ее с головы до ног, медленно, не скрывая интереса.
        - У такой очаровательной девушки не может быть друзей…
        Пэтти резко подняла голову.
        - Что за чушь!
        - Ты не дослушала, - спокойно заметил Брайан. - Не может быть друзей среди мужчин. Я бы еще мог поверить в обратное, если бы ты была, прости на слове, уродиной. Но, к счастью, это не так. Даже просто смотреть на тебя и то приятно, не говоря уже о… - Он умолк на полуслове, глядя прямо на Пэтти. Его глаза мерцали, в них сквозило нескрываемое желание. И еще обещание чего-то очень близкого к неземному блаженству.
        Пэтти читала во взгляде Брайана, как в открытой книге. И одновременно ей будто слышался горячий шепот - как я хочу скользнуть ладонью к тебе за вырез платья, ощутить упругость твоей груди, подхватить, сжать, смять, упиться блаженством…
        Ее охватил трепет. Но в то же время она почувствовала, что еще минута - и она выдаст себя с головой.
        - Все верно, ты угадал, - услышала Пэтти собственный голос. - Рэнди смотрит на меня не как на друга. Хотя для меня он… - Тут ей поневоле пришлось замолчать, потому что ее горло сжалось от обиды. Почему такая несправедливость - она должна ходить на подобные мероприятия с Рэнди, к которому не испытывает даже уважения, в то время как есть совсем другой человек, с которым ей хотелось бы не только куда-нибудь отправиться, но и… В этом месте, сделав над собой усилие, Пэтти оборвала поток мыслей, потому что они свернули в опасном направлении.
        - Кажется, я понимаю, в чем дело, - задумчиво произнес Брайан. - Этот твой друг… Рэнди или как его там… словом, этот парень чего-то добивается от тебя, верно?
        Пэтти отвернулась.
        - Почему ты так думаешь?
        - Да ты сама только что сказала, что вынуждена была прийти сюда с этим Рэнди! А еще добавила, что ни в кого не влюблена. Этих двух утверждений достаточно для того, чтобы можно было сделать некоторые выводы. Но есть кое-что еще.
        Пэтти все еще продолжала бороться с разгоревшимся в ней пламенем чувственности.
        - Еще? - отрывисто произнесла она. - Что же?
        - Видишь ли, после того как мы с тобой расстались сегодня днем, я позвонил Кевину, своему бывшему однокурснику, а ныне зятю вашего мэра, и навел некоторые справки.
        Пэтти быстро взглянула на него.
        - О чем?

14

        Брайан тонко улыбнулся.
        - Скорее о ком. О тебе.
        - В самом деле? Но обо мне и так всем все известно, не понимаю, зачем надо было выспрашивать…
        - Всем, кроме меня. Ты постоянно забываешь, что я не проживаю в Порт-Смите.
        Пэтти слегка покачала головой - мол, действительно, забывчивость имеет место. Затем натянуто усмехнулась.
        - Ну и что тебе удалось выяснить?
        - Кевин говорит, что в прошлом году кто-то сделал тебе предложение, но ты отказала. Это правда?
        - Да, - неохотно обронила она.
        Брайан легонько взял ее за подбородок и заставил поднять лицо.
        - Это был Рэнди?
        Она вновь отвернулась.
        - Да.
        - Хм… Тем не менее сегодня ты пришла сюда с ним. - Брайан нахмурился. - Означает ли это, что предложение все-таки принято?
        Ресницы Пэтти взлетели.
        - Нет! Ни за что! Я никогда не стану женой Рэнди Брэдсона!
        - Та-ак… - протянул Брайан. - Вот подсказывает мне сердце - что-то здесь нечисто! Признавайся, в чем дело? Почему Рэнди имеет на тебя такое влияние?
        Машинально сплетя пальцы, Пэтти подумала о том, что меньше всего хотела бы обсуждать этот предмет с Брайаном. Но, как видно, объяснений не избежать.
        - Влияние тут ни при чем. Просто между Рэнди и моим дедом существует одно небольшое дельце, которое мне хотелось бы уладить миром. Поэтому и пришлось пойти Рэнди навстречу и согласиться отправиться с ним на этот праздник.
        - То есть он вынудил тебя сделать это, - констатировал Брайан. - Попахивает шантажом. А все же что это за дельце, можно узнать?
        С губ Пэтти слетел вздох.
        - Вообще-то не хотелось тебе говорить, но речь идет об Олафе.
        Она вкратце рассказала историю займа дедом денег под залог, в роли которого выступал дельфин Олаф. А также о том, что срок возврата долга вышел.
        - Та-ак, - вновь протянул Брайан, внимательно выслушав ее. - Кое-что проясняется. Одного не пойму: почему этим делом занялась ты, а не дед, который, собственно, и занимал деньги?
        Пэтти бросила на него взгляд из-под ресниц.
        - Возможно, ты забыл… кажется, я говорила… дед сейчас болеет.
        - Ну да, ну да, - задумчиво пробормотал Брайан. - Поэтому все дела на тебе.
        Пэтти слегка развела руками.
        - Увы.
        - Хотя, - продолжил Брайан, - дед мог бы позвонить Рэнди, пригласить к себе для разговора и…
        - Нет, не мог бы. Он… э-э… не в том состоянии, чтобы разговаривать о делах.
        Брайан вновь нахмурился.
        - Неужели все так плохо?
        Пэтти лишь молча отвела взгляд.
        - А Рэнди, насколько я понимаю, пытается ловить рыбку в мутной воде, - медленно произнес Брайан. Затем скользнул взглядом по залу. - Он где-то здесь? Покажи мне его.
        - Зачем? - с беспокойством спросила Пэтти.
        Он усмехнулся.
        - Не волнуйся, просто хочу взглянуть на этого парня.
        - Ну вон он, возле стола с напитками, что-то говорит официанту, видишь?
        - Да. Хм, похоже, этот Рэнди намного старше тебя!
        - На несколько лет.
        - И ты бы вышла за него замуж? - насмешливо сверкнул глазами Брайан.
        Пэтти хмуро взглянула на него.
        - Я отказалась, помнишь?
        - Но согласилась прийти сюда с ним.
        Она скрипнула зубами.
        - Вообще-то это не твое дело!
        - Тише, на нас обращают внимание. - Брайан снова окинул взглядом ее изысканно уложенные шелковистые волосы, красивые плечи, угадывающуюся под платьем тонкую талию, стройные бедра. - Та такая красивая, когда сердишься…
        - Оставь меня в покое!
        - Не оставлю. Потанцуем?
        Пэтти выпрямилась, негодующе глядя на него.
        - Не хочу!
        Он усмехнулся.
        - Хочешь. Это написано в твоих глазах. Так что чем разговаривать, давай лучше потанцуем.
        - Если мне захочется танцевать, я сделаю это с тем, с кем пришла сюда.
        - С Рэнди?
        - Да!
        Пэтти надеялась, что после этого Брайан оставит ее в покое, но все вышло иначе. Он неожиданно рассмеялся, запрокинув голову, блеснул белыми зубами и внезапно стал таким желанным…
        И пока Пэтти растерянно смотрела на него, находившиеся поблизости гости мэра уставились на них обоих.
        Спустя несколько мгновений Брайан посмотрел прямо Пэтти в глаза.
        - Рассказывай сказки кому-нибудь другому - тому же Рэнди, например, - а меня тебе обмануть не удастся. Из нас двоих ты считаешь себя экстрасенсом, но я тоже способен кое-что чувствовать. Потому и говорю: тебе хочется потанцевать со мной. Хотя бы разок!
        В тоне Брайана не было ни тени сомнений, и, возможно, поэтому Пэтти покрылась гусиной кожей. Всю ее сотрясала мелкая дрожь, грудь будто отяжелела, соски отвердели и уперлись в лиф платья.
        Она смотрела в синие глаза Брайана, и ей казалось, что их заволокло золотистой дымкой. В этом тумане роились искорки, сквозь которые пробивалось выражение, в котором любой угадал бы желание.
        Брайан хочет тебя, дорогуша! - констатировал кто-то, сидевший в подсознании Пэтти.
        Когда этот голос проник в мозг Пэтти, ее сердцебиение замедлилось, губы приоткрылись, как у человека, которому вдруг стало трудно дышать.
        Брайан пристально наблюдал за ней. Заметив перемену в выражении лица, шагнул ближе, медленно поднял руку и провел тыльной стороной ладони по щеке Пэтти.
        Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не потереться о руку Брайана. Зато взгляд слушаться отказался и прикипел к его губам.
        И вновь в голове Пэтти возникла та же мысль, что и днем: а интересно было бы узнать, как он целуется…
        - Прости, что заставил ждать, дорогая, - вдруг раздалось рядом. - Вот твое вино, держи.
        Рэнди!
        Дьявол, как некстати.
        Неохотно выплыв из вязкого сладостного марева, Пэтти взяла бокал. Брайан тем временем немного отодвинулся.
        - Даме можно было бы предложить и мартини, - негромко слетело с его губ.
        - Простите? - взглянул на него Рэнди.
        - Нет-нет, ничего, - насмешливо обронил тот. - Это я к тому, что даме, как правило, предлагают лучшее.
        Не ожидавший ничего подобного Рэнди растерянно взглянул на Пэтти.
        - Ты предпочла бы мартини, дорогая?
        Пэтти покосилась на Брайана, пытаясь понять, что у него на уме. Меньше всего ей хотелось, чтобы посреди этого праздника вспыхнул скандал.
        - По правде говоря, мне все равно. Вполне сойдет и вино.
        - Да? А то смотри, я могу сходить за мартини. Если бы знал заранее, принес бы сразу.
        - Нет-нет, не нужно, - повторила Пэтти, краем глаза продолжая наблюдать за Брайаном, на губах которого блуждала ироничная усмешка. - Все в порядке, не беспокойся.
        - Что ж, тогда представь меня своему знакомому, надо же знать, с кем я говорю.
        Пэтти помедлила. В ее планы не входило знакомить Брайана с Рэнди, но, видно, ничего не поделаешь. Вздохнув, она сдержанно произнесла:
        - Брайан Кардиган - Рэнди Брэдсон.
        - Очень приятно, - насмешливо произнес Брайан, делая нажим на первом слове.
        Рэнди прищурился.
        - Я тоже… очень рад.
        Почувствовав внезапно возникшее в воздухе напряжение, Пэтти повернулась к Рэнди.
        - Знаешь, мне вдруг так захотелось потанцевать, здесь такая приятная музыка.
        - Э-э… да? - отстраненно откликнулся Рэнди, продолжая смотреть на Брайана. Затем прислушался. - Хм, действительно. Что ж, если ты так хочешь, дорогая, я к твоим услугам!
        Хочешь - слишком сильно сказано, промелькнуло в мозгу Пэтти, которая изначально намеревалась избегать любых более-менее близких контактов с Рэнди. Однако сейчас скорее предпочитала танцевать с Рэнди, чем продолжать общаться с Брайаном.
        - Желаю приятно провести время, - произнесла она, многозначительно глядя на Брайана, однако перемещаясь поближе к Рэнди.
        Брайан вновь усмехнулся.
        - Спасибо, но я не прощаюсь. Еще увидимся.
        На миг плотно сжав губы, Пэтти повернулась и первой двинулась в ту сторону, где под перекрещивающимися в воздухе гирляндами кружили в танце пары. Вскоре она почувствовала, как Рэнди взял ее под руку.
        Оба по-прежнему держали бокалы. Пэтти оглянулась по сторонам, ища, куда бы поставить свой, и Рэнди заметил ее взгляд.
        - Подожди! Давай сначала выпьем за что-нибудь.
        Это предложение было Пэтти безразлично, гораздо больше ее волновал взгляд Брайана, который она чувствовала спиной.
        - Ну… давай. За что?
        - За начало.
        Пэтти вскинула на него взгляд.
        - Чего?
        Расплывшись в улыбке, Рэнди произнес:
        - Нашего замечательного совместного будущего!
        Услышав эти слова, Пэтти почувствовала себя как зверек, за которым захлопнулась дверца ловушки. События сегодня разворачивались совсем не так, как она себе представляла. Видно, все же не следовало приходить сюда с Рэнди. Он расценивает это как свою победу и всеми силами старается перевести общение из области чисто деловых отношений в плоскость личных.
        - О, как раз кстати! - обронила Пэтти.
        Но фраза эта относилась совсем не к предложению Рэнди. Дело в том, что Пэтти заметила проходившего мимо официанта, чем и воспользовалась, чтобы поставить бокал на находившийся в руках того полупустой поднос.
        Официант вопросительно посмотрел на Рэнди, но тот качнул головой - мол, ступай себе дальше. Затем с упреком взглянул на Пэтти.
        - Зачем ты отдала бокал, мы только собрались выпить!
        - Прости, нет настроения, - уклончиво улыбнулась она. - И не будет, пока не верну тебе долг. Но уж потом выпьем обязательно. - Когда я перестану от тебя зависеть, мысленно добавила она.
        - Дорогая, снова ты о делах! - поморщился Рэнди. - И охота же портить такой замечательный вечер.
        Пэтти искусно изобразила удивление.
        - Что значит портить? Я только из-за дел и приехала сюда. Мы договорились, что ты немного подождешь с выплатой денег, взамен я пообещала отправиться с тобой на этот прием - и вот я здесь. Слово свое сдержала. - Пэтти бросила взгляд поверх плеча Рэнди. - О, легок на помине! К нам идут мэр с женой… нет, она остановилась поболтать с гостями. А мэр точно идет сюда.
        Рэнди обернулся в тот самый момент, когда мэр, Джереми Рейд, произнес:
        - Пэтти, Рэнди, добрый вечер! Рад вас видеть.
        - Здравствуйте, мистер Рейд, - сказала Пэтти. - Поздравляю вас и вашу супругу с праздником!
        - Присоединяюсь, - поддержал Рэнди.
        - Благодарю, дорогие мои. Спасибо, что пришли.
        Рэнди вежливо улыбнулся.
        - Спасибо, что пригласили!
        Мэр поднял ладони - дескать, не стоит благодарности.
        - Надеюсь, вам здесь нравится?
        - О, все замечательно! - воскликнул Рэнди. - Вы устроили чудесный прием.
        - Все великолепно, - добавила Пэтти.
        Мэр повернулся к ней.
        - А как дела у вас? - В его глазах промелькнуло странное выражение.
        О, Пэтти прекрасно понимала, чем оно вызвано.
        - Спасибо, дедушке сейчас лучше. - Она готова была спорить на что угодно, что дальше мэр расспрашивать не станет. Так оно и вышло. Тот взглянул на Рэнди.
        - Хотел спросить тебя кое о чем, отойдем в сторонку, ладно?
        Рэнди не нужно было упрашивать. Как же, мэр человек полезный.
        - Разумеется. Прости, дорогая, я ненадолго оставлю тебя.
        - Да-да, конечно. - Уходи, только того и жду!
        Мэр и Рэнди удалились на некоторое расстояние, и Пэтти осталась одна.
        Что я здесь делаю? - вертелось в ее голове.

15

        - Твоему ухажеру следовало бы уделять тебе больше внимания.
        Брайан!
        Пэтти обернулась.
        - Какая неожиданность! Это ты? Какими судьбами?
        Он покачал головой.
        - Ирония здесь неуместна. Ведь я предупредил, что мы еще увидимся. И вообще… если бы ты приехала сюда со мной, то не скучала бы в одиночестве.
        - Что ж, так уж получилось. К тому же все мужчины умеют красиво рассказывать, а на самом деле…
        - Брось, - хмыкнул Брайан. - Не стриги всех под одну гребенку. Я тебя никогда не обманывал.
        Пэтти повела бровью.
        - Возможно, просто не успел?
        - Нет, - произнес Брайан совершенно серьезно, глядя прямо ей в глаза. - Я не имею привычки обманывать женщин, особенно тех, кто мне нравится. То есть в данном случае тебя.
        Пэтти зарделась.
        - Не хочешь ли ты сказать…
        - Уже сказал, минуту назад. И повторю вновь - ты мне нравишься. Очень. - Брайан потер пальцами лоб. - Даже самому странно.
        Звуки его голоса не просто проникли в уши Пэтти, а, казалось, сразу влились в кровь, чтобы затем сладкой отравой разлиться по всему организму.
        - Бедняжка, тяжело тебе приходится у нас в Порт-Смите, - обронила она, с трудом преодолевая приступ слабости. Ее кожа пылала, и с этим ничего нельзя было поделать.
        Брайан усмехнулся.
        - Ничего, как-нибудь справлюсь. Чем крепче орешек, тем больше хочется его разгрызть. - Шагнув вперед, он властно обнял Пэтти за талию. - Потанцуем?
        Его ладонь обжигала, но Пэтти задрожала, будто от холода.
        - А как же Рэнди? Ему не понравится, что я танцую с тобой.
        В синих глазах Брайана вспыхнули огоньки.
        - В самом деле? Хм, а кто он такой, этот Рэнди?
        Услышав это, Пэтти издала нервный смешок. Затем, заметив удивленный взгляд Брайана, пояснила:
        - Ты говоришь, как мой дед. Сегодня днем он тоже только и делал, что спрашивал, кто такой Рэнди Брэдсон.
        Брайан поднял бровь.
        - Твой дед не помнит человека, у которого занимал деньги? Хотя… у твоего деда, наверное, склероз?
        С губ Пэтти слетел невольный вздох.
        - Что-то вроде того.
        - М-да, беда со стариками. Мой дед тоже не подарок. Вдруг начал чудить на старости лет, ведет себя как мальчишка, никакого сладу. Только успевай следить, как бы чего не выкинул. - Брайан умолк и как-то по-новому взглянул на Пэтти. - Интересно получается. Похоже, у нас много общего. У тебя проблемы с дедом и у меня… - Повисла пауза, затем Брайан улыбнулся. - Но мы отвлеклись. Давай же танцевать!
        - А как же Рэнди? - пролепетала Пэтти, хватаясь за остатки здравого смысла.
        - При чем здесь он? Я танцую с тобой, а не с ним!
        Пэтти почувствовала, как ладонь Брайана скользнула по ее спине вниз, остановившись чуть ниже талии. Этот жест показался ей таким интимным, что она застыла, не в состоянии ни говорить, ни думать, ни даже дышать. Прикосновение Брайана ошеломило ее. Казалось, все это происходит не наяву и, если бы кто-то ущипнул Пэтти, она бы проснулась.
        И в этой зыбкой реальности Пэтти вдруг обрела какую-то особенную чувствительность. Даже как будто стала лучше понимать себя саму. Ей внезапно захотелось стать смелой, порывистой, спонтанной, делать то, на что прежде не решилась бы.
        Как жаль, что вокруг полно народу!
        - По-моему, вы чересчур самонадеянны, мистер Кардиган, - отрывисто произнесла она, косясь по сторонам.
        - Еще раз услышу, как ты говоришь «мистер», и пеняй на себя!
        Пэтти машинально облизнула губы.
        - О, угрозы. И что же будет?
        - Увидишь, - усмехнулся он.
        - А все-таки? Хотелось бы знать, что меня ожидает.
        - Хорошо, скажу. Я поцелую тебя прямо здесь, посреди зала, на глазах у всех!
        Пэтти вспыхнула.
        - Ты не посмеешь!
        Лучше бы она этого не говорила. Ее слова спровоцировали Брайана на исполнение своего обещания.
        Глядя прямо Пэтти в глаза, он наклонился и коснулся губами ее щеки. Затем шепнул, обжигая ухо дыханием:
        - Ты ни о чем не пожалеешь…
        Если бы на месте Брайана находился кто-то другой, Пэтти просто оттолкнула бы его. Но с ним все было иначе. Она почувствовала себя обезоруженной. Прикосновение дыхания Брайана повергло ее в состояние сладостного транса.
        Все, что было вокруг - гости мэра, он сам, его супруга, Рэнди Брэдсон, разноцветные фонарики, гирлянды, музыка, - в один миг будто исчезло. Остались только они - Пэтти и Брайан. Пэтти смотрела в его синие глаза и чувствовала, что еще немного - и она попросту утонет в их манящей глубине.
        Ну почему он так красив?! - вертелось в ее мозгу. От его лица невозможно оторвать глаз, а губы… Ох, наказание.
        Себя Пэтти обманывать не могла, ей безумно хотелось вновь ощутить прикосновение губ Брайана.
        Она догадывалась, что Брайан видит это желание в ее взгляде, но не знала, что он тоже жаждет поцелуя. Еще с того дня, когда между ними произошла стычка в маленьком офисе дельфиньего цирка.
        Неожиданно Брайан плотно прижал Пэтти к себе, склонился над ней и прильнул к ее губам. В ту же минуту обоих будто захлестнула жаркая волна. Еще через мгновение охватил трепет.
        Поцелуй был слаще меда. Сама того не осознавая, Пэтти доверчиво прильнула к Брайану, почти идеально совпав с изгибами его тела.
        А Брайан… Целуя Пэтти, он абсолютно забыл, где они находятся. Наслаждение было слишком велико, чтобы осталась возможность для раздумий о подобных деталях.
        И лишь почувствовав, что прилив страсти грозит приобрести вполне зримые и видимые присутствующим очертания, Брайан заставил себя оторваться от губ Пэтти.
        Только тогда он во всей полноте осознал, насколько был близок к окончательной потере контроля над ситуацией.
        Глаза Пэтти словно затянуло маревом. Поцелуй околдовал ее, разослал по телу пламенные импульсы желания, взбудоражил кровь, наполнил мозг чувственной дымкой, которая никак не желала развеиваться…
        Что со мной? - с беспокойством подумала Пэтти. Неужели это я только что целовалась с Брайаном на глазах всей местной публики?
        Она подняла голову, посмотрела на Брайана, но, прежде чем успела что-то сказать, услышала знакомый голос:
        - Послушайте, это переходит всякие границы! Дама пришла со мной!
        Рэнди!
        И, похоже, видел поцелуй. Недаром так раскраснелся, того и гляди лопнет от злости.
        - Что не мешает мне ее целовать. - Это Брайан - сама невозмутимость и уверенность в себе.
        - Ай! - воскликнула Пэтти, потому что Рэнди неожиданно схватил ее за руку, дернув к себе.
        - Спокойно, дорогая, сейчас я все улажу! - заявил тот. - Ваше поведение возмутительно, мистер Кардиган. Убирайтесь отсюда, пока…
        Брайан поправил галстук-бабочку.
        - Пока что?
        Его спокойствие подействовало на Рэнди не лучшим образом.
        - Пока вас не выставили! - взвизгнул он, теряя самообладание.
        - Кричать не стоит, - все так же хладнокровно заметил Брайан. - Вы здесь такой же гость, как и я. Так что не вам меня выгонять. - Он улыбнулся Пэтти. - И потом, чем дальше, тем этот праздник становится все более приятным. Зачем же мне убираться?
        - В таком случае это сделаем мы! Идем, дорогая.
        - Минуточку! По-моему, пора кое-что прояснить. Пэтти немного задолжала вам, верно?
        - Брайан! - испуганно воскликнула она. - Прошу тебя! Не обсуждать же это здесь…
        - Почему бы и нет? Иногда стоит совместить приятное с полезным. Насколько я понимаю, твой спутник… э-э, мистер Брэдсон… именно этим и занимается. Крутит роман с красивой девушкой и одновременно пытается поживиться за ее счет!
        - Брайан! - ахнула Пэтти.
        Рэнди же переменился в лице.
        - Вы… вы… много себе позволяете! - крикнул он, незаметно взглянув по сторонам. - Какое вам дело до нас с Пэтти! К вашему сведению, я помогаю ей и ее деду!
        Брайан презрительно усмехнулся.
        - Могу себе вообразить.
        - Что за тон? Если хотите знать, я в каком-то смысле совершаю акт благотворительности…
        - Надеясь в дальнейшем неплохо нагреть руки, - кивнул Брайан.
        Рэнди скрипнул зубами.
        - Это не более чем ваши фантазии! Речь идет единственно о моей доброй воле!
        - А также о немалой выгоде. Уверен, как человек деловой, вы не упустите своего шанса.
        Рэнди вновь крепко сжал руку Пэтти.
        - Я не собираюсь стоять здесь и выслушивать всю эту галиматью. Идем, дорогая!
        Однако она выдернула руку из его ладони.
        - Нет уж, с тобой я никуда не пойду.
        - Ах так?! Понятно. Вижу, вы неплохо поладили. Надо же, стоило отлучиться всего на пять минут, как ты… - Рэнди умолк, гневно сопя. - Что ж, выбор сделан, теперь пеняй на себя. - Он вновь на мгновение замолчал. - Хотя… могу дать тебе последний шанс. Если уйдешь сейчас со мной, все будет хорошо. Если останешься здесь, то я завтра же пришлю за Олафом!
        Пэтти быстро взглянула на Брайана, и тот едва заметно кивнул. Тогда она произнесла:
        - Не трудись, завтра утром я верну тебе долг.
        - Это ты не трудись! - прошипел Рэнди. - Денег я у тебя не приму.
        Пэтти призвала в помощь себе всю свою выдержку.
        - Почему, можно узнать?
        - Потому что срок выплаты долга истек! Так что Олаф сейчас принадлежит мне!
        - И за него можно выручить гораздо больше, чем вы дали взаймы, верно? - с прищуром обронил Брайан.
        Рэнди метнул в него злобный взгляд.
        - Вижу, вы в курсе некоторых моих дел. Только вот незадача - к вам все это не имеет никакого отношения.
        - Ошибаетесь. С некоторых пор имеет. Но сам я не собираюсь заниматься делами, которые вы ведете с Пэтти и ее дедом. Для этого у меня есть адвокат. - Брайан повернулся к Пэтти. - Надеюсь, не станешь возражать?
        Глядя на него во все глаза, она пробормотала нечто невразумительное. В последнее время мало кто спешил взвалить на себя груз ее забот, поэтому слова Брайана казались ей чудом.
        - Ваш адвокат напрасно потратит время, - раздраженно бросил Рэнди. - Сделка чиста, придраться не к чему.
        Брайан пожал плечами.
        - Вот это он и выяснит.
        Смерив его взглядом, Рэнди ехидно спросил:
        - Почему это вы вдруг воспылали интересом к этому делу?
        - Потому же, что и вы, - все так же невозмутимо парировал Брайан. Всем своим видом он показывал, что от принятого только что решения не отступит.
        Пэтти наблюдала за ними, затаив дыхание. И понимала, что победа останется за Брайаном.
        - Господа, прошу вас! - вдруг раздался рядом взволнованный женский голос.
        Обернувшись, Пэтти увидела Сюзан, супругу мэра. В глазах той сквозила мольба - ей безумно не хотелось, чтобы на празднике вспыхнул скандал. Прочие гости тоже поглядывали на Рэнди, Брайана и Пэтти с неодобрением.
        Сообразив, что больше ему здесь делать нечего, Рэнди первым повернулся и двинулся в сторону выхода.
        После того как он растворился среди гостей, Пэтти тоже отошла в сторонку, к стене.
        Брайан последовал за ней.
        - Так и не удалось нам потанцевать, - с едва заметной улыбкой оборонил он, глядя на вновь закружившиеся под музыку пары. - Или все же присоединимся к ним?
        Пэтти вздохнула.
        - Как-нибудь в другой раз, настроение пропало.
        Он вынужден был с этим согласиться, добавив:
        - Что ж, тогда идем искать такси.
        - Зачем? - Задавая этот короткий вопрос, Пэтти подняла на Брайана взгляд и сразу же опустила. Ей как-то страшновато было смотреть на него после того, что между ними произошло. Воспоминания о поцелуе еще не утратили свежести.
        - Надо же на чем-то добраться до города. Я приехал сюда на такси, а тебя привез Рэнди, верно?
        Пэтти с улыбкой покачала головой.
        - Я предусмотрительнее, чем ты думаешь. Будто заранее знала, что все так получится, и настояла на том, что приеду сюда на собственном автомобиле.
        - Хм, значит, у тебя нет проблем. А у меня…
        - У тебя тоже, - негромко заметила Пэтти. - Разумеется, я отвезу тебя в город.
        - Правда? - Очень просто и естественно Брайан погладил ее по щеке. - Благодарю.
        В то же мгновение сердце Пэтти сладко замерло, а где-то в глубине тела вновь проснулось желание.
        - Очень любезно с твоей стороны, - тихо добавил Брайан.
        И у Пэтти пересохло во рту. Голос Брайана действовал на нее едва ли не сильнее, чем прикосновения.
        - Ни… кхе-кхе… ничего особенного. Не стоит благодарности.

16

        Ей казалось, что, когда они покинут ресторан, будет лучше. Но она ошиблась, стало еще хуже. Ведь они очутились в салоне «бьюика» наедине.
        - Пристегни ремень, - сказала Пэтти, на секунду повернувшись к Брайану, прежде чем взяться за ключ зажигания… и замерла.
        Глаза Брайана потемнели от наплыва чувств, но в их глубине мерцал огонь желания.
        Наверное, и я сейчас выгляжу точно так же, проплыло в мозгу Пэтти. Потому что испытываю то же самое.
        Ей безумно хотелось придвинуться к Брайану, прильнуть как можно плотнее и прижаться щекой к груди. А еще лучше - губами к горлу, повыше воротничка белой рубашки, где бьется жилочка…
        Но если бы Пэтти поддалась своим желаниям, трудно сказать, чем бы все кончилось. Ведь здесь не было сдерживающего фактора, роль которого в ресторане играли гости.
        Пэтти заставила себя повернуть ключ зажигания, и двигатель ожил. Однако дальше ничего не произошло - она осталась неподвижна.
        Давно пора было тронуть автомобиль с места, но Пэтти все думала о том, как сказочно приятно было бы сейчас погрузить пальцы в волосы Брайана и прильнуть к его губам. А уж дальше он знал бы, что делать, ведь целоваться умеет как никто другой.
        Только хватит ли им одного поцелуя, вот в чем вопрос…
        Плотно сжав губы, Пэтти включила фары и через минуту вырулила на трассу. Нужно было как-то избавиться от этого странного наваждения. Пребывание наедине с Брайаном было для нее слишком сильным испытанием.

        Свернув на улицу, ведущую к их дому, Пэтти увидела деда. Она узнала его сразу, как только свет фар выхватил из темноты знакомый силуэт в темно-бордовом шелковом халате - ее же подарке, сделанном в прошлом году, когда у них еще все было хорошо.
        Пэтти ударила по тормозам.
        - Что случилось?! - с тревогой воскликнул Брайан.
        - Дедушка!
        Брайан проследил за ее взглядом.
        - Что? Мистер Хэмстон? Но как он здесь оказался… в такое время?!
        Пэтти распахнула дверцу и выскочила из машины.
        - Дедушка, куда ты?
        Заслоняясь рукой от света, дед поднял взгляд, и в первое мгновение Пэтти показалось, что он не узнает ее. В то же время она услышала за спиной шаги приближающегося Брайана.
        Дьявол, ей меньше всего хотелось, чтобы тот увидел деда в таком состоянии!
        - Дедушка, зачем ты вышел из дому? Ночь на дворе!
        - Требуется помощь? - подал голос Брайан.
        Оставив вопрос без внимания, Пэтти слегка тряхнула деда за плечо.
        - Дедушка, это я, Пэтти.
        - Кто? - вяло произнес тот.
        Она всплеснула руками.
        - Боже мой! Взгляни же на меня! Это я, Пэтти, твоя внучка.
        - А, Пэтти. Знаю.
        Она прикусила губу.
        - Дедушка, поедем домой! Давай-ка помогу тебе сесть в автомобиль.
        Она взяла деда под руку, и Брайан сразу сделал то же самое с другой стороны. Дед поначалу покорно двинулся с ними к «бьюику», но вдруг остановился.
        - Нет! Я должен идти.
        - Куда, дедушка?!
        - К дельфинам. Они там одни, мало ли что, испугаются, станут нервничать, а завтра в цирке представление…
        Пэтти поймала удивленный взгляд Брайана, но ее сейчас больше волновал дед.
        - Дельфины не одни, с ними Джон. И потом, представления не будет, потому что завтра понедельник.
        - Завтра не… - начал было Брайан, однако Пэтти не дала ему договорить.
        - Завтра понедельник, - с нажимом произнесла она. - День, когда в нашем цирке не бывает представлений.
        - Ах да, конечно же завтра понедельник, - быстро сориентировавшись, подхватил Брайан. - Как я мог забыть!
        Дед сморщил лоб.
        - Понедельник?
        - Да, дедушка. Тебе вовсе не надо идти в цирк, тем более сейчас, ночью. Поедем домой, ладно?
        В конце концов дед дал себя уговорить, и Пэтти с Брайаном привезли его домой.
        Позже, уложив деда в постель, Пэтти и Брайан вновь вышли во двор. Стоя на крыльце, Брайан осторожно произнес:
        - Я даже не догадывался, что дела мистера Хэмстона так плохи. Теперь ясно, почему все заботы лежат на твоих плечах.
        Пэтти лишь тихонько вздохнула.
        - Но чего я абсолютно не понимаю, так это как Рэнди мог заключить сделку с человеком, находящимся в таком состоянии?! Ведь нужно быть последним подлецом, чтобы воспользоваться подобной ситуацией.
        - Да, - вновь вздохнула Пэтти. - Рэнди не из тех, кто упустит возможность заработать, и для него все способы хороши.
        Брайан кивнул.
        - Только что я в этом убедился. Что ж, повадки Рэнди облегчают задачу моему адвокату. Налицо явно незаконная сделка.
        Однако Пэтти покачала головой.
        - Я не могу воспользоваться услугами твоего адвоката.
        - Но в одиночку тебе трудно будет сражаться с Рэнди, к тому же имея столько забот. Не глупи, я пришлю адвоката, который в два счета решит твои проблемы.
        Предложение звучало так заманчиво, но…
        - Нет, - сказала Пэтти. - Услуги адвоката необходимо оплачивать, а для этого нужны деньги.
        - Ведь ты завтра их получишь, - напомнил ей Брайан. - Подпишем у нотариуса договор и сразу отправимся в банк, где я переведу деньги на твой счет. Так что…
        С губ Пэтти слетел вздох.
        - Эти деньги нужны мне для другого.
        - Но… - начал было Брайан и умолк в задумчивости.
        После некоторой паузы Пэтти сказала:
        - Садись в автомобиль, я отвезу тебя в гостиницу.

        Они вновь оказались в салоне «бьюика». За окошками потянулись улочки ночного Порт-Смита, но сейчас все было иначе. Чувственная напряженность хотя и не исчезла совсем, но в значительной мере ослабла.
        Брайан по-прежнему хранил задумчивое молчание. Пэтти тоже ничего не говорила. Так они сидели еще некоторое время после того, как Пэтти остановила «бьюик» перед входом в отель. Затем Брайан негромко обронил:
        - Ладно, пойду. Спасибо, что подбросила.
        Он наклонился было к Пэтти с явным намерением поцеловать на прощание, но она, не глядя на него, слегка отклонила голову.
        - Спокойной ночи.
        - Хм… тебе тоже приятных снов. - Покинув автомобиль и захлопнув дверцу, Брайан наклонился к окошку. - Завтра жду тебя у нотариуса.
        - Приеду.

        Спала Пэтти плохо, но, на удивление, утром встала свежая как огурчик. Ведь предстояла встреча с Брайаном!
        Эта мысль придавала сил, хотя и омрачалась осознанием того, что после подписания договора Брайан, скорее всего, покинет Порт-Смит.
        А может, оно и к лучшему, думала Пэтти. Брайан ворвался в мою жизнь как ураган, разрушивший наш цирк. Как бы и мне, подобно деду, не потерять голову после подобного потрясения.
        Они встретились в назначенный час. Пэтти прибыла со всеми необходимыми документами, поэтому подписание договора не заняло много времени. Правда, Пэтти пришлось съездить домой и попросить деда расписаться на бумагах. Затем она быстренько вернулась обратно. Операция заняла минут пятнадцать, не больше.
        Из нотариальной конторы Брайан вышел владельцем двух дельфинов - Олафа и Милли. А Пэтти с дедом стали богаче на сто сорок три тысячи долларов.
        - У меня есть предложение, - сказал Брайан, когда с формальностями было покончено. - Если не хочешь тратить деньги на адвоката, я… сам выплачу ему гонорар.
        Пэтти вскинула на него удивленный взгляд, спустя мгновение ставший настороженным. Вероятно, другая на ее месте обрадовалась бы, что проблема так замечательно решилась. Однако Пэтти сразу же начали мучить сомнения. В частности, возникло подозрение, что благородный жест Брайана каким-то образом связан с вчерашними поцелуями. Для нее подобный вариант был неприемлем.
        - Это невозможно, - сдержанно произнесла она. - Спасибо, но… я не могу принять такой подарок.
        - Не можешь? - пробормотал Брайан. И вдруг его глаза блеснули. - Знаешь, кажется, я нашел выход! Все дело в том, что ты не хочешь принимать от меня помощь просто так, бесплатно, верно?
        Пэтти слегка порозовела, хотя сама не могла бы сказать, что ее так смутило.
        - Допустим.
        - Вот! Тогда давай сделаем так: ты примешь помощь от меня, а взамен поможешь мне.
        - Каким образом? - осторожно спросила Пэтти.
        - Вылечишь мою антилопу.
        Она захлопала ресницами.
        - Я?!
        Брайан смерил ее насмешливым взглядом.
        - Кто из нас экстрасенс?
        - А, ты это имеешь в виду. Но до сих пор я лечила только дельфинов. Не знаю, получится ли…
        - Получится, - уверенно произнес Брайан. - Иначе я не смогу тебе помочь и Рэнди слопает тебя с потрохами.
        Пэтти задумалась. На первый взгляд предложение выглядело вполне приемлемым, но все-таки что-то мешало принять его сразу.
        - Хм, если ты так ставишь вопрос…
        - Именно так! - нетерпеливо произнес Брайан. - Согласна?
        - Ну, можно попробовать. Только не слишком ли рискованно везти сюда больную антилопу?
        Он пожал плечами.
        - Я и не собираюсь это делать. Зачем? Гораздо проще тебе приехать в мое поместье.
        - Мне?!
        - Конечно. Как правило, врачи выезжают к пациентам, а не наоборот. - Брайан прищурился. - Или ты чего-то боишься?
        Пэтти поспешно качнула головой.
        - Тогда не чего-то, а кого-то, - негромко произнес Брайан, вглядываясь в ее лицо. - Меня?
        Она замерла, спрашивая себя, неужели ее чувства настолько прозрачны.
        - Почему я должна тебя бояться?
        - Вот и я задаю себе тот же вопрос, - произнес Брайан с вкрадчивыми бархатистыми нотками в голосе. - И не нахожу ответа.
        По спине Пэтти побежали мурашки. Глядя в синие глаза Брайана, она видела в них нечто такое, о чем не говорилось вслух. Что-то очень похожее на обещание. И это пугало ее больше всего.
        - Ответа нет, потому что я тебя не боюсь, - с едва заметной дрожью в голосе произнесла она.
        - Очень хорошо. Значит, приедешь ко мне. Вернее, к моей антилопе.
        - Но я не могу надолго оставить деда! - воскликнула Пэтти с беспокойством. - И Долл тоже. Она очень плохо воспримет мое отсутствие. Даже хуже, чем дед.
        Тот, скорее всего, даже ничего не заметит.
        - Ну, за дедом присмотрит твоя бабушка, а Долл… - Брайан поскреб в затылке. - Дня три она без тебя продержится?
        - Думаю, да.
        Брайан кивнул.
        - Я слышал, хорошему экстрасенсу хватает нескольких минут, чтобы вылечить больного. А уж за три дня ты много чего успеешь сделать.
        - Несколько минут - это для определения причины недуга, - поправила его Пэтти. - Лечение может оказаться более длительным.
        - Не беспокойся, - усмехнулся Брайан, - что-нибудь придумаем. Главное, приезжай, а там видно будет…

        И она приехала.
        Но сначала дождалась присланного Брайаном адвоката, передала ему необходимые документы и десять тысяч долларов для возврата долга Рэнди. Затем рассказала, как того найти, и выбросила эту историю из головы.
        Несколько дней у Пэтти ушло на то, чтобы уладить дела, связанные с домом и цирком. Деда она оставила на попечении бабушки Кэтти, которая просто расцвела, узнав, как замечательно все устроилось. За дельфинами присматривал Джон.
        И вот наконец настал момент, когда, предварительно связавшись с Брайаном по мобильному телефону, Пэтти отправилась в Новый Орлеан. А точнее, на принадлежавшую Брайану виллу.
        Что творилось у нее на душе - трудно описать. Но еще сложнее выразить словами, что она пережила за считанные дни разлуки с Брайаном. Что передумала. И сколько слез выплакала в подушку.
        Хотя, с другой стороны, ничего особенного в этом не было. Нечто подобное происходит со всякой влюбленной девушкой.
        Разумеется, Пэтти не могла не возлагать на свой визит определенных надежд. Общение с Брайаном в Порт-Смите давало ей для этого все основания. Правда, и сомнений было предостаточно, но, как всякий человек, Пэтти надеялась на лучшее.
        Каково же было ее разочарование, когда она увидела, как сильно реальность отличается от нарисованных в воображении картин.
        Все началось с того, что в Новом Орлеане Пэтти встретил не Брайан, а какой-то странный молодящийся старик в драных джинсовых шортах, с татуировкой на правом плече, серьгой в ухе и черной бандане на длинных седых кудрях. Пэтти сама подошла к нему, выйдя из рейсового автобуса, потому что он держал табличку с ее именем.
        Увидев Пэтти, старик расплылся в улыбке.
        - Привет, малышка! Так это ты будешь лечить нашу антилопу? Экстрасенс? - Он скептически хмыкнул. - Не очень-то я верю в эти новомодные штучки, но, если поможешь нашей Лоупи, буду очень признателен.
        - А где Брайан? - Пэтти недоуменно оглядывалась по сторонам. У нее еще оставалась надежда, что тот где-то здесь.
        - Брайан в настоящий момент в отъезде. Дела! Встретить тебя поручил мне.
        - А вы кто? - осторожно спросила Пэтти.
        Тот вновь широко улыбнулся.
        - Дед Брайана. Можешь называть меня Чарли. Ну, прыгай на борт, прокачу с ветерком!
        Он кивнул куда-то налево, и Пэтти увидела открытый «лендровер», при одном взгляде на который в воображении возникли картины африканских саванн.
        - Что ж, если так, то… поедем.

        Звонить Брайану Пэтти не стала. Если он не предупредил ее о своем отъезде, значит, не счел нужным. И потом, если у него дела, не стоит ему мешать.
        Подавив чувство досады, Пэтти принялась за то, ради чего и приехала на роскошную виллу Брайана.
        С антилопой Лоупи ей пришлось нелегко, ведь до сих пор она имела дело лишь с дельфинами. Но в конце концов Пэтти удалось понять, что антилопа страдает от болезни крови - как выяснилось, этого диагноза не ставил никто из ветеринаров, ранее осматривавших животное. Дальше началось лечение.
        Брайан же все не появлялся. Правда, звонил Пэтти на мобильный телефон. Жаль только, что разговоры сводились в основном к вопросу организации перевозки Олафа и Милли из Порт-Смита на виллу.
        А ты что думала, дорогуша? - то и дело звучал в мозгу Пэтти чей-то ехидный голосок. Нафантазировала себе невесть чего и тешишься. Пора взглянуть на вещи трезво: из вас двоих влюблена только ты!
        Отведенное для визита время пролетело незаметно.
        На третий день, вечером, находясь в отведенной ей уютной спальне, Пэтти укладывала свои вещи в дорожную сумку, готовясь к отъезду, как вдруг из коридора донесся звук быстрых шагов. В следующую минуту распахнулась дверь и на пороге возник Брайан.
        - Пэтти!
        Она так и застыла с блузкой в руке.
        - Пэтти… - Брайан шагнул вперед, сжал ее плечи и начал наклоняться к лицу.
        Но она решительно высвободилась и отодвинулась.
        - Не нужно. Я сюда не для того приехала, чтобы обниматься с тобой.
        В глазах Брайана промелькнуло удивление, но он тут же улыбнулся.
        - А я именно для того - чтобы обниматься! Ведь мы давно не виделись, поэтому вполне естественно, что…
        Пэтти стиснула зубы, изо всех сил сохраняя спокойствие, хотя ее сердце билось как сумасшедшее.
        - Ты слишком самоуверен. И все же тебе придется понять, что приключений я не ищу, даже с тобой. Тем более с тобой!
        Брайан прищурился. Было заметно, что ничего подобного он не ожидал.
        - Почему это ты так меня выделяешь из числа других, можно узнать?
        - Можно. Потому что ты мне совершенно неинтересен.
        Он тонко улыбнулся.
        - Ах вот оно что… Но я легко могу доказать, что ты грешишь против истины.
        Пэтти прерывисто вздохнула.
        - Хочу предупредить - просто во избежание недоразумений, что ты не должен воспринимать мои слова как вызов. Я не имела в виду ничего подобного, только констатировала факт и все. У нас с тобой уговор: ты предоставляешь мне адвоката, я взамен лечу твою антилопу. И на этом конец.
        - Значит, так?
        - Да.
        В синих глазах Брайана вспыхнули огоньки.
        - Странно, почему же меня не покидает ощущение, что ты не прочь поцеловаться со мной? - тихо обронил он.
        Потом вдруг вновь шагнул к Пэтти, взял за плечи и придвинул спиной к стене. Затем прижался к ней вплотную всем телом.
        Пэтти ахнула от неожиданности. Ее мгновенно бросило в дрожь, хотя прикосновения Брайана обжигали.
        - Что такое? - хрипловато произнес он. - Хочешь что-то сказать? Возможно, попросить, чтобы я тебя поцеловал?
        Грудь Пэтти была прижата к его мускулистому торсу - ощущение одновременно приятное и мучительное.
        - Не дождешься.
        - Понимаю, любому трудно признать себя побежденным, - усмехнулся Брайан. И вновь сделал нечто неожиданное - легонько потерся о Пэтти всем телом.
        Ей показалось, что она сейчас взорвется от напряжения. И от удовольствия тоже. Ее губы сами собой приоткрылись, и с них слетел беспомощный вздох.
        - Я не… - пролепетала Пэтти, толком даже не зная, что сказать, однако Брайан перебил ее.
        - Я хочу тебя! И ты это прекрасно знаешь. А я знаю, что ты хочешь меня.
        Пэтти пылала. Еще никогда она не была такой разгоряченной.
        - Ошибаешься, я тебя не… хочу.
        Глядя прямо ей в глаза, Брайан медленно улыбнулся.
        - Просто ты не желаешь признаться в этом даже себе самой.
        Пэтти отвела взгляд.
        - Это правда, я тебя не хочу. Но гормоны…
        - А, гормоны! Значит, твой организм мудрее тебя.
        - Мудрее? - Она помрачнела. - Хочешь меня оскорбить?
        Брайан медленно покачал головой.
        - Нет. Просто хочу.
        - А я нет!
        Это была откровенная ложь, потому что даже косточки Пэтти таяли сейчас, когда она находилась в объятиях Брайана. В действительности Пэтти так жаждала его, что боялась потерять сознание.
        Но Брайан понимал, в каком она состоянии. Чувствовал жар ее тела, видел выражение глаз, слышал бешеное сердцебиение.
        Его синие глаза стали почти черными, он с улыбкой качнул головой, а потом неожиданно прильнул к губам Пэтти.
        Ощутив властность этого поцелуя, она едва устояла на ногах. Ее коленки ослабели, а мозг будто заволокло плотной горячей мглой.
        В следующую минуту язык Брайана встретился с языком Пэтти, и это волшебное ощущение породило в ее теле еще более бурную вспышку желания. Издав сдавленный стон, Пэтти сама прильнула к Брайану. Ее чувства настолько обострились, что она в самом деле едва не упала в обморок от удовольствия, когда Брайан скользнул ладонью под нижний край надетой на нее футболки и легонько сжал грудь.
        Но это было лишь начало, потому что спустя некоторое время Брайан сдвинул вниз чашечку лифчика и нашел сосок…
        Пэтти показалось, что в нее ударила молния. Она сдавленно вскрикнула, изогнулась… и стала страстно отвечать на поцелуй.
        В какой-то момент обоим не хватило воздуха, и они разомкнули губы.
        Пэтти дышала, как после пробежки. Тело ее отяжелело, в его глубине мерно пульсировало желание. Однако долго прислушиваться к себе Брайан ей не дал - принялся покрывать поцелуями лицо, горло, шею. И она, зажмурившись, понеслась куда-то, увлекаемая новым потоком ощущений. Которые были довольно противоречивы. В них одновременно присутствовали африканская жара и арктический холод, горечь полыни и сладость меда, буйство урагана и нежность дыхания весны…
        Неужели желание может быть таким сильным?
        Пэтти обнимала Брайана, упиваясь ощущением его большого сильного тела. Она вся трепетала. Наверное, если бы Брайан отпустил ее, она не устояла бы на ногах.
        Внезапно он поднял голову и прошептал, опаляя Пэтти взглядом:
        - Готов поверить, что ты экстрасенс. Или просто колдунья, не знаю. Уверен только в одном: ты что-то сделала со мной. Свела с ума. Даже сейчас, когда я обнимаю тебя, мне все равно этого мало!
        С этими словами он подхватил Пэтти на руки, сделал два шага, уложил на кровать и сразу принялся раздевать. Затем быстро сбросил одежду сам. Спустя несколько минут они сплелись в жарких объятиях…

        Проснувшись утром, Пэтти не обнаружила Брайана в постели.
        Позже выяснилось, что и в доме его нет. Экономка Ширли Джонсон сообщила Пэтти, что Брайан вновь уехал куда-то по делам, вроде бы на несколько дней.
        - Мне ничего не просил передать? - растерянно спросила Пэтти.
        Ширли Джонсон развела руками.
        Даже записки не оставил! - подумала Пэтти. И в ее сердце заклубилась обида.
        Вот и все. Приключение кончилось. Пора возвращаться домой.

        Эпилог

        - Джон! Эй, слышишь меня? Пожалуйста, подойди сюда! - крикнула Пэтти, на минутку оторвавшись от изучения накладной. - Прими у ребят стройматериалы, ладно? - Она кивнула на ожидавших у грузовика крепких парней. - И проверь по этой бумажке соответствие наименований и количества заказанного.
        - Хорошо, но тогда тебе придется закончить кормежку дельфинов, - вытирая руки тряпкой, сказал Джон. - Олаф сегодня плохо ест. Думаю, чувствует, что скоро предстоит разлука.
        Пэтти нахмурилась.
        - А Милли?
        - О, Милли как всегда - уплетает за двоих!
        - Возможно, так и есть, - пробормотала Пэтти. - По-моему, у нее будет малыш. Я сомневалась, но сейчас почти уверена в этом.
        Олафа и Милли пора было отправлять Брайану. Отведенный для этого срок истекал. Собственно, Пэтти давно могла бы выполнить свою часть договора, но все оттягивала момент разлуки. Все-таки ей больно было расставаться со своими питомцами. Они были для нее как дети.
        С этими грустными мыслями она подошла к бассейну и взяла оставленное Джоном пластмассовое ведро, где было еще много рыбы.
        - Ну, продолжим, мои дорогие. Олаф, лови рыбку! Скумбрия, твоя любимая.
        Мгновение - и, описав в воздухе дугу, рыбешка исчезла в улыбающейся пасти Олафа.
        - Молодчина! Как я тебя люблю, если бы только знал!
        - Вот бы мне кто-нибудь такое сказал, - негромко раздалось рядом.
        Этот голос Пэтти узнала бы, даже находясь в бессознательном состоянии. Но никак не ожидала его услышать.
        Она вздрогнула так сильно, что уронила ведро. Ударившись о дощатый настил, оно подпрыгнуло, свалилось в бассейн, и дельфины немедленно устроили свалку, выхватывая из воды рыбешку.
        - Ты?!
        Секунду-другую Брайан всматривался в слегка осунувшееся лицо Пэтти, затем едва заметно улыбнулся.
        - Я. А тебе показалось, что перед тобой привидение?
        Пэтти откинула назад прядь волос - тыльной стороной ладони, потому что ее пальцы были перемазаны рыбой.
        - Нет, но… я как-то не ожидала тебя сегодня. Вернее, совсем не ожидала, - быстро поправилась она. - Ты… решил сам проследить за отправкой Олафа и Милли?
        Брайан посмотрел на сгрудившихся у края бассейна дельфинов.
        - Нет, я заглянул сюда по другому поводу.
        - Вот как?
        - Да. Я кое-что оставил здесь.
        Пэтти удивленно вскинула бровь.
        - Где, в нашем цирке?
        Он кивнул.
        - Можно сказать и так.
        - Но… - Пэтти машинально огляделась, словно ища пропажу, - я ничего такого не находила. Что это?
        Брайан посмотрел прямо ей в глаза.
        - Мое сердце.
        - Твое… - не договорив, Пэтти застыла с открытым ртом.
        При виде появившегося на ее лице изумленного выражения Брайан улыбнулся, но потом абсолютно серьезно произнес:
        - Я виноват перед тобой. В прошлый раз уехал, не попрощавшись, не сказав ни слова. Так глупо. Знаешь почему? Я испугался. Со мной еще никогда такого не было. Я никогда и никого так не любил, как тебя. Это что-то… не знаю… наваждение. Не ем, не сплю, только о тебе и думаю. - У него вырвался взволнованный вздох. - Словом, в конце концов я кое до чего додумался. И если ты меня простишь… - Брайан сунул руку в карман светлых летних брюк, извлек синюю бархатную коробочку и двинулся к Пэтти. - Если сможешь понять причины моего бегства… - Он открыл крышечку, под которой что-то сверкнуло на солнце. - Если ответишь мне согласием… то я уже больше никогда с тобой не расстанусь.
        - Осторожно! - крикнула Пэтти.
        Но было поздно: Брайан наступил на край не приколоченной гвоздями доски - у Джона все не доходили до нее руки - и противоположный ее конец взмыл в воздух. В то же мгновение Брайан рухнул в воду.
        - Ай! - только и вырвалось у него вместе с полетевшими в разные стороны брызгами. После чего он скрылся из виду.
        - Брайан!
        Недолго думая, Пэтти ласточкой нырнула в бассейн - прямо в шортах, майке и сандалиях.
        Брайан барахтался у самого дна. Совместными усилиями Пэтти и дельфины вытолкнули его на поверхность.
        Первое, что он сделал, это жадно глотнул воздух.
        - Дьявол… Еще и холодный душ!
        - Не правда, вода теплая, - без тени иронии возразила Пэтти. - Ты как, в порядке?
        Брайан смахнул с лица воду.
        - Видишь, на плаву держусь. Что? Почему ты улыбаешься?
        Глаза Пэтти действительно лукаво поблескивали.
        - Это Милли тебя поддерживает, чтобы ты не захлебнулся. Спасает.
        - Милли? - Брайан растерянно оглянулся. - Ох, спасибо, малышка, что бы я без тебя делал. Без всех вас. - Он вновь посмотрел на Пэтти. - Надо же, все испортил. Хотел просить тебя стать моей женой - и вот, пожалуйста, даже кольцо потерял!
        Пэтти покосилась вправо, туда, где из воды только что показалась дельфинья физиономия.
        - Оно уже нашлось. Взгляни!
        Повернув голову, Брайан увидел в зубах дельфина промокшую насквозь синюю бархатную коробочку.
        - Не может быть! Ну, парень, ты молодец!
        - Это девочка, - весело поправила Пэтти. Ее голос счастливо звенел.
        - Девочка? Кто же?
        - Долл! А рядом с ней малыш Финни. - Пэтти рассмеялась, чуть запрокинув голову. - Не представляю, как можно не узнать дельфина в лицо!
        - Ну… кхм… надеюсь научиться этому под твоим руководством. Только сначала мы должны стать мужем и женой. Ты… как на это смотришь?
        Казалось, Пэтти задумалась. Они с Брайаном висели в воде, делая движения, помогавшие оставаться на плаву. Правда, Брайана дополнительно поддерживал сменивший Милли Олаф.
        - Вообще-то следовало бы тебя проучить, - медленно начала она, - но… я не могу. Это выше моих сил. Я так тебя люблю…
        Лицо Брайана словно осветилось изнутри.
        - Значит, ты…
        - Согласна!
        - Спасибо, - выдохнул Брайан. Затем вновь взглянул на Долл. - Э-э… можно?
        - Бери, она не кусается.
        - Нет?
        - Смелее!
        Брайан осторожно взял из зубов Долл коробочку, кое-как извлек кольцо.
        - Скорей давай палец, пока я снова не пошел ко дну.
        Пэтти со смехом протянула руку.
        - Не волнуйся, в такой компании ты никогда не утонешь!
        Кольцо без труда скользнуло на мокрый палец.
        - Все! - облегченно вздохнул Брайан. - Хотя нет, что это я… Ведь нужно поцеловать невесту! Иди ко мне, солнышко…
        - Плыву, дорогой.
        На самом деле Пэтти просто влетела в объятия Брайана, потому что ее нечаянно толкнул подплывший сзади Эльф.
        - Ты мое счастье! - сказал Брайан, прежде чем прильнуть к ее губам.
        Милли, Эльф, Долл и малыш Финни с любопытством наблюдали за происходящим, словно пытаясь понять, что эти двое делают. Олаф же добросовестно подстраховывал Брайана в продолжение всего поцелуя…
        - Ох, ну и заморочил ты мне голову! - сказала Пэтти, отстранившись от Брайана. - Я даже забыла спросить, как там Лоупи.
        - Кто?
        - Боже правый, ты забыл, как зовут твою антилопу?
        Брайан провел мокрой ладонью по мокрому же лицу.
        - Забудешь тут… кхм… Спасибо, с Лоупи все в порядке. Она выздоравливает. Прочие тоже живы и здоровы. Дед Чарли обзавелся подружкой. А относительно твоего деда я договорился с одним хорошим врачом. Надеюсь, тот ему поможет. Этим вопросом займемся сразу после свадьбы. Только все-таки нельзя ли сначала каким-то образом выбраться из этого бассейна? Я чувствую себя… мокрым!

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к